Coviello: другие произведения.

Том 2. Мир, в котором нет места для тебя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.40*6  Ваша оценка:

  Пролог
  Идеальный мир? Да, некоторые именно так и называли существующую систему, бразды правления которой удерживал Совет Восьми. Однако, так считали лишь те, кто фанатично верил в новую власть. Еще были живы те, кто участвовал в кровопролитной войне. Четвертая Мировая Война Шиноби, которая получила название Войны Демонов, была, возможно, самой страшной среди всех. Ни одна страна не осталась в стороне, вовлечены были все. Хаос, жертвы которого исчислялись тысячами, десятками тысяч. И это были не только битвы шиноби, как таковые. Потери понесло и мирное население стран. Жестокая и безрассудная, так бы могли сказать те, кому не повезло её пережить.
  Почему война Демонов, спросите вы? После того, как Пейн, Ками-сама страны Дождя, исчез из организации, носящую и по сей день название Акацуки, власть в ней перешла к другим, не менее опасным личностям. Их мотивы разнились, но цель стала общей. Восемь шиноби, силы которых боялись, а их самих, чаще всего, презирали. Джинчурики. Организация Акацуки разрослась в удивительно краткие сроки. Кто или что было этому причиной, до сих пор остается загадкой. Так или иначе, это была уже не кучка, пускай и сильных, шиноби отступников. Вне поля зрения Каге и Дайме выросла самая настоящая армия, которая впоследствии оказалась настолько мощной, что смогла разгромить объединенные силы пяти великих стран. Это произошло через шесть месяцев, после смерти джинчурики Девятихвостого Демона-Лиса. Узумаки Наруто, которого считали сильнейшим все, кто хотя бы раз встречал его на своем жизненном пути, умер от рук Акацуки, и с этого момента начались изменения во всем мире. Именно его смерть стала поводом для начала борьбы, борьбы за биджу. Но никто не учел, что кое-кто уже был готов взять ситуацию в свои руки. Кьюби исчез, и на данный момент существовало лишь восемь хвостатых, которые были в лапах организации. Кто-то говорил, что Лис утерян навсегда, кто-то считал, что он может появиться где угодно в любой момент, и лишь единицы надеялись, что девятому джинчурики каким-то чудесным образом удалось выжить...
  Правительства пяти великих стран были либо уничтожены, либо распущены, некоторым удалось остаться на своих должностях, но они не имели никакого влияния на положения вещей. Началась новая эра мира шиноби. Джинчурики разрушили не только баланс великих держав, но и всю систему. Земли некогда разных стран были объединены, границы стерты. Во главе построенной империи встали её создатели. Совет Восьми - новый высший орган власти, его составили джинчурики. Среди них не было главного, во всех решениях они считали друг друга равными. Однако, некоторым было известно о том, что Совет Восьми не так идеален, как казалось со стороны. Был еще один человек, который определенно имел влияние на этом собрании. Но он всегда оставался в тени. Те, кто каким-либо образом узнавали о его существовании недолго оставались в мире живых.
  Долго ли могла продолжаться эта "идиллия"? Никто не знал на это ответ. Но вскоре по империи распространился слух, что вернулся тот, кого похоронили пять лет назад. Где он был все это время? Зачем вернулся и сам ли, никто не мог сказать, но его появление сулило большие перемены.
  
  Глава 1
  Остров Кика, некогда принадлежавший территории Морской страны.
  Этот небольшой остров можно было отнести к тем местам, про которые забыла империя. После смены власти и объединения всех государств, множество таких мелких островов стали никому не нужными. Здесь нельзя было уже встретить обычного рыбака, которых, пару лет назад, было множество. Воры и убийцы, проститутки и насильники - весь этот сброд и был основным населением.
  День был в полном разгаре, а на улицах уже можно было увидеть "ночных бабочек", ведь в этом месте дневной свет не опалял им крылья. Подворотни и закоулки облюбовали пьяницы, которые, раздобыв явно незаконным способом деньги, сразу спускали все в барах на выпивку. Те, кто говорят, что при новой власти преступность свелась к нулю, правы лишь отчасти, самой маленькой части. Возможно, в столицах так и случилось, но это не коснулось богом забытых мест, подобных этому. Можно сказать, в большинстве своем, покинув цивилизацию, все отбросы общества сконцентрировались на окраине этого "идеального мира".
  В одном из баров, которых в этом месте было немало, заседала шумная компания. Удачно выполнив какое-то задание, хотя какое задания? Обычный разбой, убив при этом пару человек, смогли украсть не слишком крупную сумму денег, а теперь эти бумажки, омоченные в крови, обеспечат их выпивкой и женщинами. Их было около десяти, не считая девушек, которые скрашивали общество подвыпивших мужчин. То от одного, то от другого слышалась история о том, какими они были великими и сильными, и о том, что в прошлом они были известными шиноби, просто им приходиться скрываться в таком месте. Все бы и ничего, если бы их разговоры не прокомментировал сидящий в дальнем темном углу человек. Он сидел так, что тень скрывала его лицо, свет открывал взгляду лишь черную рубашку и руки на столе, в которых он держал чашку с жидкостью, над поверхностью которой клубился пар, скорее всего чаем.
  - Шиноби? Посмотрите на себя. Вы ничтожества, крысы, которым приходиться копошиться в дерьме, поскольку на большее они не способны... - его голос был тихим, но все равно в нем слышалась властность и безразличие к тому, о чем он говорит. - Кучка мусора, которые отправив на тот свет парочку невинных людей, считают это великим достижением, почти подвигом.
  - Я что-то не расслышал. Это ты нам говоришь, ублюдок? - пошатываясь, поднялся самый рослый из компании. Возможно, он был главным, а может, находясь в компании, решил, что ему нечего бояться.
  - Ого, вы ещё и глухие, - говоривший показал свое лицо на свет. Серые волосы, черная повязка, которая скрывала глаза, но самыми выделяющимися были едва заметные полоски на щеках, - Мне вас почти жалко...
  - Думаешь, если слепой, то тебе может все сойти с рук? - не унимался все тот же мужчина. Его одернули за руку, и он перевел свой взгляд на женщину, которая сидела рядом с ним.
  - Да не лезь ты к этому проходимцу. Он же для вас не угроза. Давай лучше выпьем, и ты ещё расскажешь нам историю.
  - Повезло тебе, слепой болван. Скажи ей спасибо, - усаживаясь за стол и беря в руку пиалу с саке, сказал здоровяк. Стоило ему поднести жидкость ко рту, как седоволосый опять заговорил:
  - Повезло, говоришь? То, что я ослеп, не убавляет веса моих слов и моей уверенности в них.
  - Вижу, ты не знаешь, когда вовремя остановиться. Выйдем на свежий воздух? Или тут тебя разделать?
  Парень поднялся из-за стола и направился к компании. Когда он подошел, в свете ламп его удалось нормально рассмотреть. Ростом он был чуть ниже двух метров, одет весь в черное. На вскидку, ему можно было дать лет двадцать.
  - Щенок ряженый, - фыркнул здоровяк и тоже поднялся из-за стола. За ним поднялись и все остальные мужчины, но выражения лица парня так и не менялось, словно, он сейчас шел не драться с пьяным отморозком, а прогуливаться по парку. Выйдя на задний двор, они встали друг напротив друга.
  - А ты неплохо ориентируешься, для слепого конечно, - усмехнулся здоровяк. - Я дам тебе фору. Бей куда хочешь.
  Не стоило ему это говорить, хотя, его судьба уже была предопределена, когда он решил обратить внимание на слепца. Седовласый схватил одной рукой его горло, и на мгновение его ладонь вспыхнула красным.
  - Чикушо*, - продержав пару секунд, он откинул мужчину в сторону. Все его друзья, открыв рты, смотрели на то, как легко был брошен самый сильный из них, но то, что случилось дальше, вызвало на их лицах ужас. Человек забился в конвульсиях, а через пару секунд, его кожа покрылась волдырями и изо рта, носа, ушей и глаз потекла багровая жидкость. Парень, посмотрев в сторону поверженного, словно мог видеть сквозь ткань повязки, перевел свой взгляд на оставшихся людей и медленно двинулся в их сторону.
  Через минуту все было кончено. По двору были разбросаны оторванные конечности людей, куски мяса, некоторые погибли быстро, некоторые ещё мучились в агонии. Седовласый оставил в живых лишь одного, самого маленького и слабого из десяти мужчин. Сейчас он стоял над ним и смотрел на его жалкие потуги спасти свою никчемную жизнь. Подняв его за шиворот и встряхнув, слепой заговорил:
  - Я оставил тебя жизнь, чтобы ты распространил слух о том, что вернулся Фубуки,- глаза бедолаги раскрылись ещё шире. Это прозвище пять лет назад прогремело на весь преступный мир, и было тяжело найти бандита, который не слышал о монстре Фубуки, который расправлялся со своими врагами ужасным способом. - Расскажи всем, о том, что здесь сегодня произошло, и это лишь вступление. А теперь беги, спасай свою жалкую жизнь, - он бросил мужчину на землю, и тот, не на секунду не задерживаясь, бросился прочь что было мочи. Парень усмехнулся и пропал во вспышке пламени.
  Через пару часов, по всему острову прогремела новость о жестокой расправе. Кто-то поверил, кто-то нет, но факт остался фактом, в этот день, неизвестный человек с повязкой на глазах буквально разорвал на части девять здоровых мужчин, и лишь один из них остался в живых, только лишь по воле убийцы.
  * * *
  Седовласый долго сидел на берегу моря и вглядываясь в ту сторону, где, насколько он знал, располагался материк, который теперь носил название Тэно*. Это название казалось ему странным и неуместным, но его дал Совет Восьми, желая отметить важность того, что они сделали для этого мира, и никто не смел оспорить их выбор.
  - Это не ты ли тот Фубуки, о котором гудит весь остров? - услышал он позади себя женский голос. Бросив взгляд через плечо, он увидел брюнетку в зеленой майке и черных штанах. Правая половина её тела была покрыта бинтами.
  - С такими ранами, наверно, нелегко приходится? - пропуская мимо ушей вопрос девушки, спросил парень.
  - Я вполне здорова, - улыбнулась она, - Просто есть некоторые вещи, которые не стоит выставлять на всеобщее обозрение. А ты не такой уж и слепой, как говорят. Эта повязка тоже что-то скрывает ото всех?
  - Возможно... - протянул Фубуки.
  Девушка присела рядом с ним.
  - Так значит, это все-таки ты?
  - И что если так? - он повернул голову в её сторону, - Пришла просить о помощи? Я не занимаюсь благотворительностью.
  - Нет, ничего подобного. Просто на этот пляж никто кроме меня не приходит. А увидев тебя, я вспомнила то, что слышала в городе...
  Фубуки ничего не ответил, внимательно изучая девушку. Внезапно он нахмурился.
  - Причина, по которой люди сюда не приходят, это ты? - девушка удивленно уставилась на него, - Я видел домик неподалеку отсюда, и вряд ли его хозяин любит уродовать собственное жилище. Похоже, кто-то кого-то сильно не любит.
  - Так и есть... но это последствия моего выбора.
  - Выбора? То есть, ты хотела, чтобы тебя ненавидели?
  - Не то что бы...
  - И ты считаешь свое решение правильным? - усмехнулся парень. Девушка глубоко вздохнула и хотела было что-то сказать, но, похоже, передумала, - В жизни существует бесконечное число путей и способов, но нельзя сказать, что какой-то один из них единственно верный.
  - Ты считаешь, что какой бы выбор не был сделан, он, так или иначе, ошибочен? - девушка склонила голову на бок, с интересом глядя на него.
  - Нет. Недостаточно просто сделать выбор, ты сама должна превратить свой выбор в правильный, - он поднялся на ноги и отошел на шаг, повернувшись лицом к девушке, - Когда-то давно меня ненавидели и призирали, я думал, что смогу это исправить, но это лишь причинило мне еще больше страданий, и я ушел, покинул то место. Потом мне повезло, я нашел друзей, хороших друзей. Я сделал свой выбор и не жалею о нем, ведь он мой собственный, путь который я проложил сам. Для меня он - тот самый, единственно верный. Подумай над этим, возможно есть место, где ты не будешь одинока...
  Брюнетка удивленно посмотрела на незнакомца. Потом она перевела взгляд на море и вздохнула:
  - Кто же ты такой...
  - Некоторые вещи не следует знать, как бы не хотелось.
  - Забавно, - снова улыбнулась она, - Судя по тому, что рассказывают люди, ты демон воплоти. Но ты мне таким не кажешься. Такие слова не может произнести бездушное существо.
  - И зная то, что обо мне говорят, ты не побоялась ко мне приблизиться?
  - Мне нечего терять, - пожала плечами девушка. Фубуки удрученно вздохнул, затем повернулся в сторону моря.
  - Возможно я и демон, кто знает, но, так или иначе, у меня свои принципы и правила, от которых я не отступлю. Кстати, тебе есть что терять. Ты все еще жива, цени это...
  * * *
  Темное помещение, в центре которого находился прямоугольный стол. С каждой стороны сидело по четыре человека. Долгое время царила тишина, пока, наконец, её не нарушил голос одного из заседавших.
  - Уже все ознакомились с вестями? - послышалось с правой стороны стола.
  - Да. Где-то на острове, который принадлежал Морской стране, был небольшой всплеск чакры... чакры Девятихвостого, - сказал, судя по голосу, мужчина с левой стороны.
  - Думаете, он все-таки возродился?
  - Пять лет... - заговорил человек, который сидел в центре стола. - Я ждал пять лет его возвращения. Стоит отправить туда кого-то, чтобы проверить.
  - Вы сомневаетесь, что это Кьюби?
  - А уже есть неопровержимые доказательства? - осведомился выступавший, - Если бы Кьюби возродился, об этом бы стало известно везде и практически сразу. Стихийному бедствию, как Девятихвостый, трудно остаться незамеченным. Меня уже долгое время терзали сомнения насчет гибели джинчурики Лиса. Думаю, это появление было неспроста. Самым разумным будет послать туда Саске, он последний дрался с Кьюби.
  - Но...
  - В нем больше нет нужды. Кабуто получил все данные, которые имели хоть какую-то ценность. В случае, если Саске погибнет... тоже ничего страшного. Это лишь подтвердит нашу догадку.
  
  Сноски:
  Чикушо - Кипящая кровь
  
  
  Глава 2
  Легкий ветерок потрепал темные волосы юноши, затем скользнул по борту небольшого корабля и помчал дальше по водной глади. Саске слегка скривился, почувствовал на лице соленые брызги и, поставив ногу на нос суденышка, взглянул вниз. Сегодня погода была благосклонна к путешествию по морю, поэтому кораблик рассекал едва заметные волны, словно нож масло.
  "Подумать только, как будто, кроме меня, им некого было послать на этот чертов остров, - вздохнул про себя Учиха, - Что за срочность?"
  Солнце было уже значительно выше, чем когда они отчалили. Это означало, что до острова Кика было уже рукой подать. Но чем ближе они продвигались к цели, тем крепло сомнение по поводу всего, что происходило. Что-то было не так. Слишком быстро его сплавили на эту миссию, словно Совет чего-то боится. Но почему именно Саске?
   Он слегка повернул голову и покосился на девушку, чьи русые волосы, подобно волнам, колыхал ветер. Она, не обращая внимания на него, всматривалась куда-то вдаль. Черные одежды, которые она постоянно носила, раздражали его, напоминая об учителе этой девушки. Он фыркнул и опять повернулся в сторону моря.
  "Ещё и эта сука... Почему из всех людей, мне в напарники дали именно её? Мадара заплатит мне за это. Почему он оставил её в живых тогда? Будь она хоть тысячу раз первоклассным шиноби-сенсором, она - ученица Наруто, - тут на лице Учихи появилась злорадная ухмылка. - Хотя, на таких заданиях никто не застрахован".
  На горизонте показалась тонкая полоска суши, небольшой островок, про который уже давно забыл Совет Восьми. Учиха с презрением смотрел на этот клочок земли, ведь он знал, что из себя представляет эта точка на карте.
  Прошел почти час перед тем, как корабль, наконец, подошел к пирсу, вернее, к тому, что когда-то было пирсом. С судна сошли единственные его пассажиры: девушка и юноша. Как только они покинули палубу, владелец судна коротко махнул им рукой на прощание и отдал швартовые.
  - Почему он отчалил? - поинтересовалась девушка у своего спутника.
  - Ты же ещё ни разу не бывала на таких вот островах? - холодно поинтересовался Саске. Девушка отрицательно покачала головой, - Просто в таких местах не существует понятия о морали. Тут скопились отбросы общества, которые ценят деньги гораздо больше человеческой жизни. В твоих же интересах не отставать от меня, - девушка кивнула, положив ладонь на рукоять катаны, которая покоилась в темно-синих ножнах. - Ты что-нибудь чувствуешь?
  - Это место словно пропитано злобой. Мне не по себе...
  - Я задал вполне конкретный вопрос, - оборвал её Саске, - Что-нибудь особенное? Выделяющееся?
  - Нет, ничего такого, - помедлив, ответила девушка.
  "Сомнений быть не может, это его чакра... чакра Кьюби. Но почему Тоби-сан запретил говорить об этом Саске?" - девушка посмотрела вслед брюнету, который быстрым шагом направился в сторону поселения, не дожидаясь её. Немного подумав, она двинулась за ним.
  * * *
  Седовласый мужчина сидел на пороге дома, облокотившись спиной о дверной косяк. История, которую поведала ему девушка, которую он встретил на берегу моря, была удивительна, печальна и даже немного страшна, но только для обычных людей. На Фубуки же она не произвела большого впечатления. Как он и предполагал, несмотря на то, что на острове жили преступники, они не решались сунуться в это место. Слух о том, что здесь живет монстр, прозванный Каймой, отпугивал местных.
  От мыслей его отвлек голос Исариби, седовласый поднялся и зашел в хижину.
  - Садись, суп уже готов, - улыбнувшись, произнесла девушка. Когда он опустился на стул, она поставили перед ним тарелку с ароматным блюдом.
  - Спасибо, - коротко отозвался парень и принялся за обед. Они сидели молча. Исариби с какой-то странной, немного мечтательной улыбкой смотрела не него. Неожиданно она посерьезнела и задала мучавший её все это время вопрос:
  - Самиель, скажи честно, что здесь делаешь? Наверняка ты здесь не просто потому, что погулять захотелось.
  - Я жду, - получила она короткий ответ. Фубуки подумал и добавил - Жду, пока сюда прибудет кто-нибудь из столицы.
  - Что? - девушка удивленно захлопала ресницами. Затем немного отодвинулась от стола, побледнев, - Только не говори, что ты... ты работаешь на правительство?
  - А что, если и так? - немного погодя, усмехнулся парень. Губы Исариби искривились в животном оскале и она, зашипев, взмахнула рукой. Тарелка Фубуки со звоном разбилась о стену, а то, что в ней оставалось, оказалось на полу.
  - Ублюдок! Пес Совета! - седовласый устало посмотрел на девушку, готовую кинуться на него и разорвать голыми руками, вздохнул и поднялся.
  - А все было неплохо. Мы даже почти поладили.
  - Я ненавижу эту власть, лишь те, кто живет в достатке, довольны положением дел. И если ты работаешь на правительство, то убирайся из моего дома!
  Самиель ничего не сказал, лишь усмехнулся, затем развернулся и вышел из хижины, направляясь в сторону леса. А девушка так осталась стоять на пороге, смотря ему в спину.
  - Я ошибалась в тебе, Самиель. То, что о тебе говорят - это правда, - седоволосый остановился и посмотрел на неё через плечо.
  - Мне все равно, что обо мне говорят, - на его лице появился хищный оскал. - У меня своя голова на плечах, и правдой я считаю лишь то, до чего докопаюсь сам. А ты, если так уж хочешь, верь людям и дальше...
  * * *
  Саске вновь огляделся. В этом самом дворике было совершено чудовищное убийство. Девять человек умерли в мгновение ока. Хотя здесь уже пытались прибраться, следы побоища не сумели убрать до конца. Учиха повернулся к человеку, который был хозяином заведения, из которого вышел десяток смертников и их палач.
  - Как долго это длилось?
  - Да, точно не сказать. Минута, может, немногим больше. Никогда не думал, чтобы можно так искалечить людей. Он ведь их буквально на части разодрал. Это же какая сила, - угрюмо отозвался хозяин бара.
  - Вижу, ты не слишком-то и беспокоишься.
  - Ну, я к этому Фубуки даже приближаться не собираюсь. А смерти... тут такое часто случается, пускай и не такие жестокие.
  - Что-нибудь обнаружила, Мичи? - обратился брюнет к девушке. Она открыла глаза и как-то странно посмотрела на него.
  - Здесь еще остался небольшой след чакры, но я в силах его проследить. Отсюда след идет на юго-запад, - Учиха задумчиво посмотрел в указанную сторону, - Похоже, там и произошел всплеск чакры, тоже не слишком сильный, но достаточный, чтобы мы смогли его зафиксировать.
  - И что находиться в той стороне? - обратился он к хозяину таверни.
  - Не знаю, правда это или нет, но говорят, что там живет монстр, которого называют Кайма.
  - Кайма? - нахмурился Саске. Он помнил это имя. Похоже, ему второй раз придется встретиться с ней, - Пойдем, Мичи. Нам надо кое с кем встретиться, - девушка слегка растерянно кивнула и направилась за Учихой. Он протянул хозяину бара несколько купюр и направился к выходу из дворика. Здесь им уже нечего было искать.
  Долго идти не пришлось. Буквально через пятнадцать минут они вышли на берег моря. Пробежавшись взглядом по пляжу, Учиха обратил внимание на домик, который находился в паре сотен метров от них. Подойдя к нему, Саске увидел брюнетку, правую половину тела которой скрывали бинты.
  - Ну, привет, Исариби, - усмехнулся Учиха. Девушка вздрогнула, словно была поглощена мыслями о чем-то и не заметила их, и изумленно посмотрела на пришедших.
  - Ты... - побледнела он, но тут же захрипела и попыталась высвободиться от стальной хватки Саске, который сдавил ладонью её горло.
  - У меня есть пара вопросов, тебя не затруднит дать на них ответ? - он встряхнул её и с силой припечатал к стене. Исариби вскрикнула и из уголков её губ потекли багровые струйки.
  - По-твоему, это нормально? - поинтересовалась Мичи.
  - Твое мнение меня не интересует, поэтому заглохни. Я знаком с этой тварью. Она - эксперимент Орочимару. Итак, Исариби, не встречала ли ты здесь седоволосого парня, который зовет себя Фубуки? - девушка отвела взгляд в сторону, стиснув зубы, - Ну, не хочешь по-хорошему, - он разжал ладонь, и как только кончики пальцев её ног коснулись пола, колено Учихи со страшной силой врезалось ей в живот.
  Спустя несколько минут беспрерывных побоев, Исариби лежала на земле, вся в ссадинах и синяках. Она до сих пор не произнесла и слова, хотя, в таком состоянии, наверно, уже просто не могла, но брюнет и не собирался останавливаться. Он сгреб её волосы в ладонь и рывком заставил поднять голову, девушка едва слышно вскрикнула. Как только её взгляд прояснился, Саске усмехнулся и произнес:
  - Шаринган, - глаза Учихи поменяли свой окрас на красный, а вокруг зрачка начали вращаться три метки, похожие на запятые. Он мог сделать все сразу, но почему-то мучения девушки доставляли ему удовольствие.
  Через пару минут, он узнал все, что хотела скрыть Исариби. Саске схватил её за шиворот и бросил на порог дома. Едва живая девушка хрипела, еле слышно постанывая. Она даже не смотрела на них. Её взгляд был прикован к чему-то сверху. Саске вздрогнул, увидев седоволосого парня, который, облокотившись об дверной косяк, стоял над тяжело дышащей Исариби. Лицо незнакомца освещала улыбка, в которой была толика издевки. Учиха стоял, не понимая, как он не заметил этого странного типа.
  - Ты неплохо держалась. Почему сразу не рассказала ему обо мне? - поинтересовался он у девушки. Та с трудом повернула голову в его стороны и слабо улыбнувшись, ответила:
  - Я сама не знаю... кхе... не смогла почему-то, - она закашлялась, и из её рта вырвался сгусток крови. - Лучше уходи... кхе-кхе... ты с ним не справишься, - но, несмотря на предупреждение, улыбка Самиеля лишь стала шире. Он повернулся в сторону брюнета, и хотя повязка скрывала его глаза, Саске ощутил на себе его взгляд.
  - Я дам тебе шанс, нет у меня настроения марать руки о всякий мусор, - произнес Учиха.
  - Я не чувствую его чакры. Такого не бывает, даже у обычных людей она есть, хоть и немного. Он её скрывает, - сказала Мичи.
  - Ого, неужели это Учиха Саске собственной персоной? - наигранно удивленно произнес Фубуки. - А эта милая девушка, ученица, извиняюсь, единственная ученица джинчурики Девятихвостого?
  - Кто ты такой? - нахмурился брюнет, - Это секретная информация, - в его глазах блеснул шаринган.
  - Какой сюрприз, а я тут на днях в газете вычитал ваш маленький секрет. Ну, если сказать, так себе, - издевательским тоном произнес Фубуки, - Саске, ты все такой же высокомерный. Дашь мне шанс? Вот это благородство! Я на такое не способен, - седоволосый усмехнулся и в буквальном смысле исчез. В этот же миг, грудь Саске обожгло болью от страшного удара, который откинул его на несколько метров. Рука Мичи метнулась к катане, но так и не достигла её. Удар под дых погасил огонек её сознания.
  Саске поднялся. В его глазах уже горел Вечный Мангекю. Искать седоволосого не пришлось, он стоял в десяти метрах от брюнета.
  - Кто ты такой? - повторил он вопрос, при этом доставая катану, и пропуская по ней электричество.
  - Я - Фубуки.
  - Он умер пять лет назад, ты думаешь, я поверю в эту чушь?
  - Неужели я так изменился, Саске? - услышал брюнет позади себя. Клон перед ним с хлопком превратился в облачко дыма. Учиха не успел среагировать, мощный удар под колени лишил его равновесия. Самиель с силой надавил ему на плечо, заставляя опуститься на колени, после чего резким движением схватил за волосы и приставил к шее кунай, - Клоны, перемещения с мизерным количеством чакры, думай, Саске, напрягай извилины, - тело Учихи покрыли электрические разряды, которые становились сильнее с каждой секундой. Но Фубуки оказался быстрее. Он с силой пнул Учиху в спину, тем самым покинув зону действия техники.
  - Это не можешь быть ты! Я убил тебя! Аматерасу! - на седоволосого понеслось черное пламя, но как только оно его коснулась, он опять с хлопком превратился в дым.
  - Нет, Саске, мне хватило одного раза, - появляясь сбоку, сказал Самиель. Он схватил брюнета за голову и с размаху впечатал Учиху лицом в песок. - Ну, что, нравиться? А ведь всегда кому-то приходиться жрать дерьмо, зачастую чужое, верно? Сегодня эта честь уготована тебе, - вокруг Учихи начал появляться скелет, но седоволосый выхватил из подсумка кунай и воткнул ему в плечо, тем самым прервав технику.
  Фубуки поднял брюнета за шиворот и ударом ноги отправил к ближайшему дереву. Не успел Саске упасть на землю, как седовласый поймал его за шею и прижал к стволу.
  - Вижу, ты не понимаешь, почему не сработал Сусано? - глаза Учихи расширились. - Кунай в твоей спине нарушает поток чакры в теле, - Фубуки с усмешкой взглядом указал Саске на оружие, - Ты просто не в состоянии сейчас управлять своей чакрой. Следовательно, не можешь применять свои техники.
  - Как... ты выжил? - прохрипел Саске.
  - Ну, Пейн оказался не так уж плох. Он снабдил меня техникой, которой владеет Зецу. Идеальный клон, правда, переделанный так, чтобы Мадара не смог отличить меня от копии, - Самиель хохотнул и свободной рукой рывком сдернул повязку, скрывавшую его глаза.
  Взгляд Саске встретился с багровыми, словно налитыми кровью глаза и звериными зрачками. Глаза Кьюби. Но правый окаймляли шесть кругов, таков был риннеган Фубуки.
  - Пять лет... долгие пять лет я ждал. А знаешь, чего я ждал? Один человек однажды сказал мне, что самое важное для охотника, это уметь выждать, пока добыча успокоиться и перестанет суетиться. Я следил за этим миром со стороны. Саске, тогда, пять лет назад, тебя можно было назвать охотником, но после того, как я "умер", ты же уже не пытался преумножить свою силу. Ты потерял меня, жертву, которую ты на самом деле ценил больше всего остального. А потеряв свою жертву, такой охотник как ты, понял, что ему навряд ли найдется равный. И теперь ты стал жертвой, ты успокоился, Саске, а я нет. И не успокоюсь никогда, - Фубуки сконцентрировал чакру в левой руке и нанес удар в грудь, отчего у брюнета изо рта вырвался сгусток багровой жидкости. После он вырвал катану Саске, которую тот так и не выпустил из рук. - Помниться, ей ты меня к дереву пригвоздил. Зуб за зуб, ублюдок, - по клинку пробежала красная чакра и после того, как Самиель сделал замах, клинок вошел точно в солнечное сплетение. Конец меча вышел с другой стороны дерева, а лицо брюнета застыло в немом крике. - Это, наверно, чертовски больно, да? Но ничего, обойдусь без рассказа о твоих впечатлениях, - его рука потянулась к глазам Учихи.
  Через минуту все было кончено. Обмякшее тело Саске висело на катане, словно тряпичная кукла. В метре от него стоял седоволосый, жонглирующий одной рукой небольшой баночкой, в которую отправились два глаза с застывшими в них навсегда Вечным Мангекю.
  - Человек, который пошел на поводу у мести, умер никому не нужным, - отрешенно произнес Самиель, в очередной раз поймав сосуд и вновь подкинув его в воздух, - Никто не будет жалеть о твоей смерти, никто не вспомнит тебя. Все так, как я тебе и говорил в Долине Завершения. Ты предал всех, от всего отрекся, и, в конечном счете, остался один. Твоему существованию нет цены, потому что оно пусто, - он направился к дому, возле которого до сих пор лежали две девушки.
  Исариби услышала, как кто-то присел рядом с ней. Она почувствовала, как чья-то ладонь легла под её голову и приподняла её. Она уже приготовилась увидеть ужасные красные глаза Учихи Саске, приготовилась к новой порции боли, но...
  - Ты... но как? - с трудом произнесла она, все ещё не веря в то, что видела перед собой.
  - Судьба странная штука. Рассказать кому - не поверят. Какой-то неудачник одолел наследника великого клана, - спокойно произнес Фубуки.
  - Что?..
  - Так любил говорить мой погибший друг, - горько усмехнулся парень, пожав плечами.
  Он занес Исариби в дом, после чего вышел обратно на улицу и подошел к Мичи. Девушка начала приходить в себя только через минут десять. Как только она открыла глаза, то увидела седоволосого, который рассматривал её катану, сидя на песке.
  - Отдай! - вскрикнула Мичи. - Не смей прикасаться к ней! Такой как ты, этого не достоин!
  - Нет, а чем ты мне можешь угрожать? - рассмеялся Фубуки, вскинув бровь, - Сильные всегда делают то, что хотят, а удел слабых подчиняться сильным. За примером далеко ходить не надо. Учиха Саске, который переоценил свои силы и поплатился за это своей жизнью, - он указал на деревья, которые находились в десятке метров от них. Конечно, не заметить мертвеца в белоснежных одеяниях на фоне стволов, было невозможно.
  - Он... мертв? - прерываясь, спросила девушка.
  - Я, по-моему, недвусмысленно об этом упомянул? - усмехнулся Фубуки, вкладывая клинок обратно в ножны.
  - А... - вздрогнула Мичи, - Меня... ты тоже убьешь?
  - Ну зачем же так сразу? - расхохотался седовласый, - Ты мне еще нужна. По моему сценарию, ты должна поднять шумиху в верхах. Расскажешь, мол, так и так, есть человек, который убил Учиху Саске. Ну, вообщем, придумай что-нибудь поубедительней, побольше белил на лицо, чтобы все видели, как ты напугана и все такое.
  - Почему ты думаешь, что я сделаю это?
  - Ты же тоже хочешь увидеть удивление на их лицах, испуг в их глазах. Ты ведь ненавидишь Совет Восьми... и их лидера, - усмехнулся седоволосый.
  - Откуда?..
  - Я много чего знаю, девочка.
  - Кто же ты такой?
  - Как-нибудь расскажу на досуге, - ухмыльнулся Фубуки, - Только вот сейчас не время тебе отдыхать.
  - Это ещё почему?- возмутилась Мичи, но больше она ничего не смогла сказать, так как парень схватил её за горло и поднял на уровень своего лица.
  - Ты не в том положении, чтобы так со мной разговаривать. Не испытывай мое терпение, - прошептал он на ухо, после чего отпустил задыхающуюся девушку.
  Она поднялась и поплелась в сторону порта, но остановилась, когда услышала голос Фубуки.
  - Ты забыла катану. - протягивая клинок, произнес он. Затем, помедлив, добавил - Не хочу забирать подарок.
  - И это знаешь, - вздохнула Мичи, забирая дорогою для неё вещь. - Хорошо, я помогу тебе, и надеюсь, что все это будет не зря.
  - Посмотрим, - напоследок бросил он, после чего скрылся в доме.
  Девушка шла по направлению к пристани, чтобы побыстрей покинуть это проклятое место. Тело Учихи она так и оставила на пляже, ведь единственное, что представляло в нем ценность, были глаза, но их забрал седоволосый.
  - "Кто же ты такой... Фубуки? Прозвище Наруто-сенсея и всплеск чакры Кьюби, но этот человек совсем не похож на него и в нем я даже чакры не чувствовала, хотя у сенсея её было очень много. Значит вывод только один: это не он. Это просто не может быть он. Этот седоволосый лишь использует чужое прозвище. Он каким-то образом имитирует силу Наруто-сенсея. То, что он смог убить Учиху, это не шутка, прямая угроза и просьба рассказать все Совету... лишний повод для их беспокойства? Что-то назревает..." - эти мысли, не прекращая, крутились в голове Мичи. Она тяжело вздохнула, ведь придется остановиться здесь на ночь. Корабль прибывают сюда только утром, и стоит в порту Кики максимум полчаса, а если пассажиров не будет, то уйдет сразу.
  Решив не забивать себе голову вопросами, девушка сняла номер гостинице, показавшейся ей самой приличной. Завтра будет сложный день, ведь Совет должен был узнать о том, что в мире появился сильный шиноби.
  * * *
  Время уже приближалось к ночи. Самиель сидел на уступе, с которого открывался хороший вид на закат, свесив ноги с обрыва. Сзади послышались шаги, но он не обернулся, зная кто к нему пришел.
  - Встретился со старыми знакомыми? - поинтересовался незнакомец.
  - Не ожидал, что Мадара сразу пошлет именно их.
  - Ты убил их?
  - Нет, только Саске. Аки отпустил.
  - Я думал, что она первая в твоем черном списке, - усмехнулся мужчина. Он подошел поближе и присел рядом с Фубуки.
  - Аки должна сыграть свою роль, её время пока не настало. Пусть еще погуляет немного. Ты узнал, то, что меня было нужно?
  - Да. Шиноби, которые не подчинились Мадаре и выжили в войне, сейчас скрываются в стране Демонов, при дворце жрицы.
  - Как образно. Мадара ведь у нас Небесами заправляет. А почему именно там?
  - Это единственная страна, которая до сих пор принадлежит сама себе. Я не знаю всего, но слышал что-то связанное с пророчеством и тем, что это сможет сделать лишь жрица. Верховная жрица Шион заключила договор с Совет Восьми, и те отказались от посягательств на земли страны Демонов, но, как ты понимаешь, они обязаны расплачиваться с Тэно за свою самостоятельность.
  - Ясно, значит следующий пункт - страна Демонов. С Небес прямиком в Ад. Может, там я найду свое счастье? - расхохотался Фубуки, - Ладно, шучу, ты, давай, отправляйся в страну Дождя и расшевели своих людей.
  - Что-то у тебя в последнее время настроение хорошее.
  - Рад своему третьему рождению. И ещё, разберись с телом Саске.
  - Хорошо. Удачи тебе там. Думаю, тебя не встретят с улыбками на лицах, - поднимаясь, произнес незнакомец.
  - Будем надеяться на лучшее, Нагато.
  
  
  Глава 3
  Страна Демонов - единственная страна, которой удалось сохранить свою независимость, после того, как власть над миром шиноби перешла в руки Совета Восьми. Маленький островок свободы, окруженный океаном под названием Тэно. Независимость имела свою цену, но, несмотря на это, страна Демонов не бедствовала. К тому же, она имела не только официальные источники доходов. Эта страна была единственным местом, где существовали взгляды, шедшие в разрез с порядками Тэно. Шиноби Ивы, Кумо, Суны, Кири и Конохи, избежавшие гибели в войне и травли после её окончания, забыв свои прошлые конфликты и разногласия, встали под одно знамя. Хотя, в числе заговорщиков были не только шиноби, но и обычные люди, не согласные со сложившимся в Тэно порядком вещей.
  Не покорившиеся Совету, они начали вести подпольную войну, нанося мгновенный удар и скрываясь, чтобы не вызвать ни единого подозрения на страну Демонов, ведь если они потеряют эту территорию, и без того хрупкая надежда растает. Они вынуждены были выжидать момента, чтобы провести атаку "наверняка". Так продолжалось уже пять лет, и сколько продлиться эта игра в кошки-мышки, никто не знал, были лишь надежда и память о прошлом. Именно эти две вещи помогали людям продолжать борьбу, не сдаваться на милость Совета Восьми.
  
  Страна Демонов, учебный полигон при дворце Верховной жрицы Шион.
  
  Разбившись на пары по просторной выровненной площадке, подростки, в возрасте от девяти до одиннадцати лет, тренировались, оттачивая азы тайдзюцу. Дети-шиноби, будущее страны Демонов, а возможно и всего мира. Сейчас они были молоды и неопытны, но под четким руководством своих преподавателей, они с каждым днем становились сильнее, пускай совсем чуть-чуть. Пройдет несколько лет, и они станут не просто названными, а достойными наследниками боевых искусств шиноби.
  Хатаке Какаши задумчиво почесал затылок, наблюдая за студентами из тени фруктового дерева, на окраине полигона. И снова все возвращалось на круги своя. Сейчас все было относительно устойчиво и спокойно. Но придет время и полученные за годы учебы навыки, безусловно, пригодятся этим детям. Хотя, это и было их долгом - передавать свой опыт и умения будущему поколению, Какаши это нисколько не радовало. Причиной этому была война, унесшая жизни многих его друзей. Даже своих собственных учеников он потерял, хоть это случилось еще в мирное время, но от этого лучше не становилось. Однако, несмотря на все его неприятие, фактом оставалось то, что это еще не конец. И чем обернуться их действия против Тэно, он не мог предсказать.
  Он коротко вздохнул и перевел взгляд на пожелтелые страницы книги, которую перечитывал уже несколько десятков раз, уже скорее из привычки, чем из интереса. Она почему-то помогала ему выбросить из головы все неприятные мысли и успокоится. Саске... предатель, теперь работает на Совет. Бедняжка Сакура погибла от рук своего товарища, Наруто. А последний был убит Саске. Какую же прекрасную команду он смог обучить... Все они были сильны, но что теперь?
  Краем глаза он заметил направившихся в его сторону группу подростков и едва заметным движением поправил маску, которую носил и по сей день. Единственное, что сильно изменилось в его лице - это повязка, скрывающая правый глаз шиноби. На ней больше не было протектора с символом Скрытого Листа. Теперь это была просто полоска темной ткани.
  - Какаши-сенсей, вы так и будете здесь сидеть? Может, наконец, научите нас чему-нибудь новенькому? Например, пользоваться чакрой? - заканючил брюнет в светлых одеяниях. Ребята, стоявшие за его спиной, активно закивали.
  - Имейте терпение. То, что вы делаете, лишь вам же на пользу. Чтобы идти дальше, у вас должна иметься основа. Чакра - это объединение духовной и физической энергии. Чтобы контролировать обе составляющие, вы должны тренировать свое тело и дух, разве не понимаете? Лишь в равновесии может существовать шиноби. Если сильная земля, тянись к небесам, а если сильные небеса, стремись к земле, так говорил Третий Хокаге, - немного устало проговорил Хатаке. Он обвел задумчивым взглядом учеников, в ожидании их реакции.
  - Мы должны... - робко начала светловолосая девочка, - Если у нас сильное тело, мы должны развивать свой ум, а если мы умны, то должны развивать свое тело?
  - Именно так, Етсу, - улыбнулся под маской Какаши, одобряюще кивнув девочке, - Сейчас, вы растете. Контроль чакры не слишком сложная вещь, но требует соответствующего развития. И пока вы его не получите, смысла учить вас этому нет. Это просто не принесет никакой пользы, лишь осложнит ваше обучение. Так что лучше продолжайте тренироваться. Скоро меня заменит Хару-сан, - произнес Хатаке, захлопывая книгу. Некоторые его ученики вздрогнули, услышав имя мастера холодного оружия страны Демонов.
  - Может, хотя бы покажите что-нибудь? - не унимался брюнет, - Ведь мы никогда не видели техник шиноби, лишь слышали про них на лекциях.
  Какаши пристально посмотрел на парня и, удрученно вздохнув, поднялся.
  - Хочешь технику? Кинь в меня кунай.
  - Что?! - изумился брюнет, - Но, сенсей, это же опасно!
  - Успокойся, все нормально. Я покажу несложную технику. Все что от тебя требуется - метнуть в меня кунай, - Хатаке засунул в карманы руки, наклонив голову немного вбок, наблюдая за юношей. Парень помедлил ещё пару секунд, хмуро глядя на сенсея и, наконец, собрав волю в кулак, бросил оружие в своего учителя. Он и испугаться не успел, как раздался хлопок, и Какаши исчез в облаке дыма. На землю с глухим ударом упало небольшое полено, из которого торчал кунай, - Видишь, ничего страшного, - дети изумленно уставились на Хатаке, который как ни в чем не бывало стоял за их спинами, - Это называется техникой замены, про которую вы читали в учебниках. Я удовлетворил ваше любопытство?
  - Ничего себе! - завистливо прошептал брюнет, переводя взгляд с полена на учителя, - А когда вы нас научите?
  - Я же сказал, наберитесь терпения, - слегка раздраженно ответил Какаши, проведя рукой по волосам, - Сейчас использовать чакру без разрешения правительства запрещено. С этим тоже приходится считаться. Но, когда придет время, я и другие учителя обучат вас техникам.
  - Но всего лишь обманный трюк! - недоуменно произнес парень.
  - Ты ещё мало видел, Ичиро. Ты прав, это - всего лишь трюк, но когда-нибудь он может спасти тебе жизнь. Это одна из простейших техник, но есть и гораздо более сильные. Некоторые шиноби умели исполнять техники, способные разрушать целые города... - Хатаке запнулся. В его голове промелькнула картина уничтоженной Пейном Конохи.
  - Какаши-сенсей, а есть ли шиноби, которые могут в одиночку справиться с Советом?- поинтересовалась Етсу. Все дети тут же замолкли, в ожидании ответа.
  - Это далеко не простой вопрос, - усмехнулся Какаши, - Думаю, такие шиноби есть. Но... - Хатаке тяжело вздохнул, - Совет Восьми - это сильные шиноби, особенно вместе. Сомневаюсь, что кто-то способен даже держаться с ними на равных, когда они в полном составе. Ведь по отдельности они никогда не появляются... - тут он замолчал, поняв, что слишком увлекся. Он взглянул на своих учеников и улыбнулся, - В любом случае, мы обязательно защитим вас. Даже если столкнемся со всем Советом! - лица детей осветили улыбки, а в их глазах отразилось восхищение. Какаши присел на корточки и поднял вверх указательный палец - Хотите стать такими же сильными... нет, сильнее, чем мы, ваши учителя? Тогда вам следует тренироваться!
  Ребята рассмеялись, но не стали спорить и двинулись обратно к полигону, активно обсуждая слова сенсея и технику, которую продемонстрировал Хатаке. Какаши некоторое время смотрел им вслед, затем повернулся к пареньку, который так и остался стоять на месте. - Почему ты не пошел со всеми, Ичиро? - спокойно поинтересовался Хатаке, усаживаясь обратно под дерево и открывая книгу, - Тебя что-то беспокоит?
  - Вы... - сжав зубы, произнес юноша, - Скажите, действительно ли есть кто-то, кто может противостоять Совету? Или вы просто сказали это...
  - Ты сомневаешься в нас? - серьезным тоном спросил Какаши, но не стал дожидаться ответа, - Если случиться что-то плохое, мы все будем защищать вас до тех пор, пока нас не станет.
  - Есть ли хоть один человек, которому по силам сражаться с ними?! - прошипел Ичиро, глядя на своего учителя. В глазах паренька мелькнула ненависть, - Кто-то, кто может убить их?
  Хатаке внимательно смотрел на своего ученика, раздумывая над ответом. Наконец, он произнес:
  - Пять лет назад жил один человек, которого опасались, не побоюсь этого сказать, все, кто хоть раз о нем слышал. Возможно, и сейчас есть такие, хотя так просто их не отыскать. Они умеют держаться в тени, - перед внутренним взором Какаши проплывали воспоминания о веселом мальчишке, чьи непослушные светлые волосы и широкая улыбка, всегда напоминали о его отце. Таким был его собственный ученик, пока... Хатаке мог лишь догадываться, что с ним случилось в заключении. Собственная деревня стала для него тюрьмой. Нет, он понимал, насколько мог измениться Узумаки после такого обращения, но ему, учителю Наруто, было горько вспоминать это.
  - И где же этот человек сейчас? Поджал хвост и перебежал на сторону Совета? - прошипел Ичиро. Хатаке удостоил его холодным взглядом, который заставил брюнета оцепенеть. Издевательская усмешка быстро сползла с его лица.
  - Он умер, был убит своим другом, - глаза Ичиро расширились от изумления, - И он никогда не любил подчиняться. Он был шиноби Конохи, хоть и не до конца, и поверь мне, никогда бы не стал прихвостнем Совета. В этом я уверен, - Какаши поднялся и отошел чуть в сторону, - Я вижу по твоим глазам, что мир шиноби уже частично показал тебе, каков он на самом деле. Не стану скрывать, он полон жестокости. Но если ты не хочешь, чтобы пострадали дорогие тебе люди, ты должен стать сильнее. Понимаешь, о чем я говорю?
  Ичиро стоял, уронив голову на грудь. По его щеке скользнула слеза.
  - Да, сенсей.
  - Тогда не теряй времени. Его очень часто не хватает...
  * * *
  Ветер трепал серые волосы юноши, стоявшего на холме, в отдалении от крупного города, центральным зданием которого был искусно выстроенный дворец. Он сделал несколько шагов вперед, чтобы получше разглядеть открывшуюся перед ним картину. Великолепный дворец, которому мог позавидовать любой из наместников Совета Восьми, принадлежал не больше не меньше самой Верховной жрице страны Демонов, чье имя было известно здесь каждому, от мала до велика - Шион. Весь город можно было разделить на районы, которые окольцовывали главное здание. Ближе всего ко дворцу жили солдаты, которые стояли на страже города, вместе со своими семьями. За домами воинов, располагались жилища мирных жителей и торговцев. Так же было несколько крупных рыночных площадей, которые гудели в любой день недели, от толпы торгующегося народа. Этому городу было дано имя Кадо*(врата), и он полностью его оправдывал. Если некоторые Дайме строили для себя крепости, то Кадо сам по себе был крепостью. Дворец жрицы от внешнего мира отделяли две высокие каменные стены, первая очерчивала границы города, вторая находилась уже внутри, каждую из которых тщательно охраняли. Поэтому проникнуть во дворец Кадо, было далеко не простой задачей. Для обычного человека.
  Парень провел рукой по волосам и усмехнулся, исчезнув в огненной вспышке. Появился он в одном из проулков за второй стеной города, неподалеку от дворца. Он скользнул в тень деревьев, которых вокруг было предостаточно, заметив вдалеке силуэты стражников. Парень обогнул дворец и, оказавшись по другую сторону от главного входа, с легкостью перепрыгнул через двухметровую ограду. Оглядевшись по сторонам, он самодовольно ухмыльнулся, поскольку кроме него во дворе не было не души. Подойдя к стене здания, он быстрым шагом пошел вдоль неё. Недолго думая, он зашел в первую дверь, которая попалась ему на пути. Седовласый оказался на кухне.
  - Повезло, - парень двинулся к другой двери, выбранной наугад. Выйдя в коридор, он несколько секунд размышлял, куда ему повернуть, затем все же пошел направо. Но стоило седовласому повернуть, как он чуть не врезался в одного из двух стражников, которые мгновение назад спокойно стояли на своих местах. В его грудь уперлось острие меча, - Вот блин, говорили мне, что лучше ходить налево...
  - Кто ты такой, и что здесь делаешь? - сухо произнес стоящий перед ним солдат. Второй уже стоял сбоку от парня, держа свое копье наготове.
  - Ох, я, знаете ли, заблудился немного, - натянуто улыбнулся парень. Он почувствовал, как стражник слегка надавил на меч, давая понять, что водить их за нос у него не выйдет, - Ладно-ладно, не хотите - не верьте. В общем, я кое-кого ищу.
  * * *
  
  Мичи прикусила губу, выдавая свое беспокойство. Она стояла перед дверью, ведущей в зал Совета. В голове девушки до сих пор мелькали воспоминания последних дней. Особенно часто ей вспоминался тот странный шиноби, убивший её компаньона. Светло-серые волосы и повязка на глазах. Она никак не могла дать ответа, кто же он такой. Но не приходилось сомневаться - он силен, крайне силен. Да её сознания донесся голос, раздавшийся из-за дверей, и она, замешкавшись на мгновение, вошла внутрь.
  В помещении царил полумрак, в котором единственным источником света были восемь свечей, стоявшие на протяжении длинного прямоугольного стола. По обе его стороны расположилось по четыре человека, члены Совета Восьми собственной персоной. У противоположенного от входа в окончании стола восседал мужчина, чье лицо всегда скрывала оранжевая спиральная маска.
  - Неужели Саске заплутал на обратном пути? - с нескрываемой издевкой, поинтересовался Тоби. Он слегка подался вперед, так что отблеск свечей отразился на поверхности кроваво-красного зрачка шиноби.
  - Нет, - девушка склонила голову, приветствуя верхушку мирового правительства, - Саске не дожил до этого момента.
  Она ожидала от членов Совета хоть какой-то реакции на заявление о том, что погиб один из сильнейших шиноби, находившихся под их руководством, однако, таковой не последовало. Они не удостоили её даже взгляда, продолжая хранить молчание. Похоже, ей предстоял разговор один на один, с самим главой Совета.
  - Печально, что мы потеряли Саске. Но он не стоит жалости. Тот, кто не в силах справиться с врагами Совета Восьми не заслуживает быть его сторонником. Похоже, он слишком расслабился и растерял свои навыки. В итоге, он оказался бесполезен, - Тоби поставил на стол локти, и, скрестив в замок пальцы, уперся в них подбородком. - Скажи мне, кто тот человек, который убил Саске? Тебе известно его имя?
  - До того, как Саске умер, мы узнали, что местные называют его Фубуки, - последние слово девушка сказала немного неуверенно, - Больше нам ничего выяснить не удалось. В момент, когда Саске сражался с Фубуки, я была без сознания.
  - Понятно, - медленно протянул Тоби. Несколько минут, в течении которых Мадара пристально вглядывался в её лицо, в зале царила тишина. Наконец, он продолжил, - Что ты скажешь по поводу задания, которое я дал тебе лично?
  - Несомненно, это была чакра Кьюби. Я ощутила её, как только спустилась с корабля. В том месте, где было совершено убийство девяти человек, так же присутствовала чакра Лиса. Но тот человек, который убил Учиху, умело скрывал чакру, хотя я и не знаю как. Даже я не смогла почувствовать её. Даже когда я пришла в себя, чувствовались лишь остатки чакры Саске, - голос Мичи был полон напряжения, хоть она и не лгала. Девушка понимала, что вряд ли такие результаты устроят Тоби.
  - Возможно, все действительно так, как ты говоришь. Но мне интересно, почему в таком случае Саске мертв, а ты - нет? - хмуро поинтересовался Тоби. Голос Мадары заставил девушку вздрогнуть. В сердце Мичи зародился безотчетный страх, - Может, он попросил тебя что-нибудь передать? Что-то мне не вериться, что тебя оставили в живых по доброте душевной.
  Девушка похолодела. Тоби видел её насквозь, и говорил уверенно, будто видел все собственными глазами, словно был там, вместе с ней и Саске. Мужчина поднялся из-за стола, и неспешным шагом направился к ней. Она застыла на месте, не в силах пошевелиться. Мичи знала, что бежать бесполезно, но как же ей не нравилась, когда этот человек в маске был так близко.
  - Что ты видела, Аки, расскажи мне, - несмотря на то, что лицо Тоби скрывала маска, девушка почувствовала, как он улыбается, - Ты ведь знаешь, что я могу узнать о тебе все, даже если ты этого не захочешь, - сделав еще один шаг, он оказался вплотную к ней. Глава Совета поднес руку к её лицу, и плавным движением отвел за ушко девушки выбившуюся прядь русых волос, - Ну так что? Я жду, девочка моя.
  - Я... я правда больше ничего не знаю, - голос Мичи дрогнул, когда она вновь ощутила ужасающую мощь, которая исходила от этого человека. Пальцы Тоби легли на её подбородочек. Мадара заставил её посмотреть вверх. Взгляд девушки встретился с его Шаринганом.
  Через пару секунд все было кончено. Обессилевшая Мичи, потеряв сознание, осела на пол. Тоби прищелкнул пальцами, и через мгновение в комнату вошли двое стражников, до этого стоявших у дверей в зал Совета.
  - Девчонку в её комнату и не выпускать, к ней тоже никого подпускать, - охранники подхватили тело Мичи и скрылись за дверью, а глава Совета не спеша прошел обратно во главу стола.
  В комнате царила тишина. Тоби, опустившись на свое место, откинул голову назад и тяжело вздохнул. Он снова и снова прокручивал в голове воспоминания Мичи. Лишь подозрения, на которые нельзя было опереться. Никакого доказательства, что джинчурики Кьюби жив. Человек, который использовал его прозвище? Искусно скрывал чакру? Это не аргумент. В мире ещё не перевелись шиноби, которые умеют делать это очень хорошо. Ничего, что бы дало четкий ответ по поводу личности этого Фубуки.
  - Она действительно ничего не знает, - тихо произнес он, - Вообще ничего. Только догадки. Но тот всплеск чакры явно был не случаен. Интересно получается, - протянул Тоби. - Мне это нравиться. Гаара, Нии, Кисаме, Роуши, Хан, Утаката, Фуу, Кира Би, думаю, вам пора приступить к вашим заданиям. Будьте поосторожнее с этого момента, действуйте только в паре. Составы групп остаются прежними. На сегодня все, можете идти, - поставил точку в этом заседании глава Совета. Восемь джинчурики поднялись, и, коротко поклонившись, покинули помещение, оставляя Мадару в одиночестве.
  - Кто же пытается скрыться под этим прозвищем? - задумчиво произнес он, обращаясь к самому себе, поскольку в зале кроме него уже не было ни души, - Фубуки... не думаю, что ты на нашей стороне.
   * * *
  Какаши спускался по лестнице вниз, в подвальные помещения дворца. Несколько минут назад ему доложили о том, что в здание проник посторонний, но был задержан без особых сложностей. По причине этого, пришлось перенести совещание на более позднее время, поскольку подобное произошло впервые, и это нельзя было оставлять без внимания. Кто-то проник во дворец Верховной жрицы и это насторожило всех его обитателей.
  Он прошел по коридору вслед за встретившим его стражником и остановился напротив камеры. В ней сидел на стуле задержанный человек. Его глаза скрывала черная повязка, но как только Хатаке оказался в поле зрения, заключенный поднял голову и повернул её в сторону шиноби. Какаши пристально оглядел седовласого юношу. Руки преступника были заведены назад и закованы с кандалы.
  - Вы что-нибудь узнали у него? - спокойно поинтересовался он у одного из охранников, которых приставили к заключенному.
  - Он сказал, что будет разговаривать только с вами, Какаши-сан.
  - Неужели? - слегка удивился Хатаке, вновь посмотрев в лицо узника. У него появилось чувство, что они раньше встречались, - Что ж, я здесь. Что тебе нужно?
  - Я буду разговаривать только с тобой, - усмехнулся узник, - Прикажи им уйти.
  "Этот голос...", - Какаши вздрогнув, почувствовав нечто странное, затем все же кивнул охране, давая понять, что все в порядке. Стражники, поклонившись, удалились, - Итак?
  - Похоже, не ты один пришел меня проведать, - хмыкнул седовласый, кивнув куда-то в сторону.
  Хатаке посмотрел направо и увидел чуть поодаль трех людей, которые направлялись к ним. Впереди шла женщина с длинными светлыми волосами, каскадом спадавшими на её плечи, одетая в превосходное белоснежное кимоно, которое было украшено золотой и серебряной вышивкой. Увидев её глаза, многие могли ошибочно предположить, что она принадлежит к роду Хьюга. Верховная жрица Шион. Именно эта женщина поддерживала повстанцев, и являлась одним из неофициальных лидеров. Чуть позади неё шли двое. Справа женщина с огненно-рыжими волосами, которые поражали своей длинной, практически достигая её колен. Она была известна, как Пятая Мизукаге - Теруми Мэй. На ней было короткое темно-синие платье, которое было лишено изысков, однако не скрывало, а подчеркивало выдающиеся формы красавицы. Слева шел высокий мужчина с длинными белыми волосами, забранными в высокий хвост. Его одежда мало чем изменилась за последние пять лет, поэтому в нем легко можно было узнать одного из легендарных санинов.
  Они остановились возле Какаши, и, обменявшись приветствиями, повернулись к заключенному.
  - Так значит, ко мне во дворец проник слепой юнец? - удивленно вскинув бровь, поинтересовалась Шион.
  - Не стоит делать поспешные выводы, - задумчиво протянул Джирайя, пристальным взглядом изучая пленника, - О нем что-нибудь известно? - обратился он к Хатаке.
  - Ничего... - пожал плечами Какаши, - Каким-то образом прошел во дворец, его поймали. Говорит, будет разговаривать только со мной.
  - Только глупец может считать, что сможет безнаказанно проникнуть в это место, - улыбнулась Мей.
  - Только глупцы могут верить в то, что Совет слеп и не знает, что здесь происходит, - с явной издевкой и удовольствием парировал узник, согнав самодовольную ухмылку с лица женщины, - Вы думаете, они не видят дальше собственного носа, но, смею вас разочаровать, это не так.
  - Прикуси язык, выскочка, - прошипела Мэй, но Джирая жестом остановил её.
  - На твоем месте, я бы больше беспокоился о собственной шкуре, - холодно произнес санин, - Тем более, если ты работаешь на Совет Восьми, - последние слова, пропитанные презрением, мужчина буквально выплюнул.
  - Ты сказал, что хочешь говорить, так говори, - спокойно заметил Какаши, - Все равно в этом помещении даже шиноби не сможет ничего сделать. Чакра здесь бесполезна.
  - Кто знает, кто знает... - усмехнулся седовласый.
  - Мы не собираемся шутить с тобой. У нас просто нет на это времени, да и смысла я в этом не вижу. Ты сам попался, совершил ошибку. И, к тому же, ты слишком много знаешь. Так что либо рассказывай сам, зачем явился, либо нам придется это выяснить самостоятельно, - усмехнулась Мэй, - Лично мне по нраву последний вариант.
  - Меня прямо будоражит, когда такая привлекательной женщина произносит подобные слова. Лично мне по нраву твоя грудь, самый что ни на есть отличный размер, - совершенно серьезно заявил парень, затем напустил на себя жалобный вид, - Неужели вы собираетесь пытать бедного несчастного слепца, который случайно забрел во дворец.
  - Ага, совершенно случайно. Не только в Кадо, но и во дворец, - добавил Какаши.
  - Воду в ступе толочь не самое приятное занятие, - наконец, вмешался Джирайя, видя, как закипают леди, - Я думаю, что им могут заняться наши люди. Раз он не хочет говорить так, то придется применить силу.
  - Ничего себе, - голос узника стал неожиданно серьезным, - Уже не такой белый и пушистый, да, Джирая?
  Санин нахмурился, затем повернулся к жрице и бывшей Мизукаге.
  - Боюсь, здесь больше нет ничего интересного. Думаю, вам стоит заняться своими делами. Я лично займусь им, - холодно произнес мужчина.
  - О как! - едва слышно усмехнулся пленник.
  - Хорошо, оставляю его на вас. Мэй-сан?
  - Да, я тоже пойду пожалуй, Шион-химе, - обе женщины направились по коридору к лестнице, - Уж постарайтесь унять этого языкастого мальчишку, - бросила на последок Мизукаге. Когда они скрылись из виду, Какаши вновь посмотрел на узника:
  - Ну что, так и будешь шутки шутить?
  - Думаю, достаточно, - пожал плечами седовласый. Хатаке и Джирая увидели, как он напрягся.
  - Это бесполез...
  Послышался звон и на пол упал обломок наручников, выкованных из чакропоглощающего металла. Парень поднялся и, не обращая внимания на остолбеневших шиноби, резким движением ударил по стене рукой, на которой остались оковы. Металлический браслет разлетелся вдребезги. Парень, как ни в чем не бывало, просунул руку между прутьев и, рывком сорвав замок, открыл дверь камеры.
  -Да кто ты такой?! - изумился санин.
  - Тот, кто хочет с вами поговорить, - усмехнулся седовласый, поместив руки в карманы штанов. Он стоял напротив двоих мужчин в совершенно расслабленной позе, ничем не выказывая и толики беспокойства.
  - Тебя послал Совет? - медленно произнес Какаши, мысленно готовясь отразить атаку.
  - Шутить изволите? - рассмеялся парень, - Совету не требуются переговоры. Узнай они, что вы затеваете, снесли бы ваш драгоценный Кадо к чертовой бабушке и не стали бы заморачиваться по вашему поводу.
  - Ты действительно пришел сюда поговорить? - напряженно произнес Джирая.
  - Я бы тоже здесь камня на камня не оставил, если бы захотел, - усмехнулся парень, - Черт, это так забавно!
  - Что ты имеешь в виду? - поинтересовался Джирайя, внимательно вглядываясь в лицо седовласого.
  - Вы ведете тайную борьбу с Советом Восьми, вставляете им палки в колеса, подножки ставите, не заставляйте меня перечислять все ваши мелкие пакости. Но я знаю, что ваша настоящая цель, не шестерки, а их главарь, - с насмешкой произнес седовласый, - Убив его, можно одним махом расправиться со всем, что произошло.
  - Кто ты? - хмуро спросил Джирайя, - Ты действительно многое знаешь. Ты силен. Но на чьей ты все-таки стороне?
  - На своей, и только на своей, - усмехнулся седоволосый расстегивая пуговицы черной рубашки, - Я никому не подчиняюсь. А кто я, это вы уж мне скажите,- парень снял рубашку и закинул себе на плечо, - Ну, есть версии?
  Джирая похолодел. То, что торс юноши покрывало множество шрамов, его не так впечатлило, как иероглифы, прокрывавшие кожу седовласого. Какаши изумленно смотрел на парня, затем все же перевел взгляд на санина.
  - Что это такое, Джирайя-сама? - произнес Хатаке, его голос буквально звенел от напряжения, - Вы знаете его?
  - Эти символы... - ошеломленно выдохнул санин.
  - Что?..
  - Похоже, ты не забыл их, Джирая, - усмехнулся седовласый.
  - О чем это он? - изумился Какаши
  - Эти символы... - вздохнул санин, - Эти печати на его теле... они принадлежат Узумаки.
  
  
  Глава 4. Хентай
  - Узумаки? - брови Какаши поползли вверх. Он недоверчиво вглядывался в черты лица седовласого. Они были ему знакомы, но откуда? Хатаке перевел взгляд на Джирайю, ожидая объяснений.
  - Откуда они на тебе? - в голосе саннина чувствовалось напряжение. Да, ошибки быть не могло, это были печати, которые ему когда-то показывала Кушина. Но все, кто знал про эту технику, унесли её секрет с собой в могилу. Все записи про неё были сожжены... или не все?
  Парень не спеша надел рубашку, после чего озадаченно посмотрел в сторону собеседников. Стоило ли просто рассказать им всю правду сразу или же продолжить игру в допрос? Если он выложит все, они могут и не поверить. Люди, пережившие войну, не так уж склонны принимать слова на веру, седовласый об этом знал.
  - Неужели у тебя нет ни единой догадки? - разведя руками, спросил юноша. Джирайя отвел взгляд в сторону. Зачем все эти загадки? Печати Узумаки... как этот парень смог их заполучить? И почему он считает, что он знает его? Он нахмурился, и снова посмотрел на парня. В его позе не было ни намека на напряжение. Даже находясь на недружелюбной территории, он был уверен в себе. И Джирайя понимал, что эта самоуверенность не лишена оснований. Саннин перевел взгляд на Какаши, который напряженно наблюдал за диалогом.
  - Я не желаю гадать, кто ты есть, если ты сам можешь все это сказать. Ты проник сюда, с намереньем поговорить с Какаши. Затем сказал, что остались именно те, кого бы ты хотел видеть. Я знаю, кому принадлежат эти печати, но также знаю, что все, кто мог бы их исполнить, давно отправились в мир иной. Ты хотел говорить с нами? Так говори, а не блуждай вокруг да около, - наконец произнес Джирайя, почувствовав, что чем дольше он пытается разгадать загадку, тем больше запутывается. Губы седовласого медленно растянулись в ухмылке. Он плавным движением коснулся своей повязки и приподнял её вверх так, чтобы оказался виден его правый глаз. Этот аргумент был явно весомее всех возможных слов. Какаши, ровно как и Джирайя, оцепенели. Хатаке узнал легендарное додзюцу даже в столь измененном виде. Но для Джирайи это значило гораздо большее. Да, можно было подделать внешность, возможно, даже печати на теле, но не додзюцу, и уж тем более, не кроваво-красные глаза, которые помнили все защитники Конохи после нападения Девятихвостого Демона-лиса Кьюби.
  - Еще подсказки нужны? Ах, да, это была последняя, - ухмылка Самиеля стала еще шире. Джирайя ошеломленно смотрел на седовласого, до сих пор отказываясь верить в реальность происходящего. Наруто был мертв, он знал это, но собственные глаза не обманывали его.
  - Невозможно... - дрогнувшим голосом произнес Какаши, наконец поняв, где он видел это лицо. Как же он мог его забыть? Перед ними стоял тот, кого похоронили пять лет назад.
  - Наруто?.. - резко выдохнул Джирая, решившись произнести это имя вслух. По его щеке скользнула слеза. Он медленно подошел к парню и, слегка замешкавшись, все еще не веря в происходящее, положил руки на плечи юноши. Затем обнял его, прижав к себе, - Ты жив Наруто, жив... - голос саннина дрожал, но он не знал почему. В нем смешались радость и горе, которое все еще жило в сердце.
  - Ну, старик... когда-то это действительно было моё имя, - голос седовласого был по-прежнему спокоен. Он сделал шаг назад, высвобождаясь из объятий Джираи, - Но тот, которому оно принадлежало по праву, умер восемь лет назад.
  - Не могу поверить... - Хатаке удрученно вздохнув, проведя рукой по лицу. Внезапно он замер, затем одним движением поднял повязку, закрывающую его второй глаз. Самиель усмехнулся, увидев шаринган Какаши. Вот уж действительно давно он его не видел. То, что увидел Хатаке, привело его в полнейшую растерянность. Он раз за разом осматривал стоящего перед ним парня с головы до ног, пытаясь понять, не сошел ли он с ума, - Что это такое? Это же невозможно... Как тело может быть просто заполнено чакрой? Полностью...
  - Ты превратил свое тело сосуд для неё, я прав? - Джирайя вздохнул. Седовласый пришел сюда по делу и их отношение к нему его ничуть не интересовало. Саннин в бессилии сжал кулак, но тут же расслабился. Да в каких облаках он витает?
  - Верно, - усмехнулся Самиель, взглянув на старого учителя, - У тебя хорошая память, Джирая. Однако, есть вещи, которые следует хранить в секрете от нежелательных зрителей. Понимаешь к чему я? Абсолютно все, что вы знаете обо мне, должно уйти с вами в могилу. А как, и насколько быстро вы туда отправитесь, зависит только от вашего благоразумия. Дважды я не повторяю.
  - Однако, так или иначе, нам есть о чем поговорить, Наруто, - Джирайя явно был разочарован, услышав подобные слова.
  - Я знаю. Но, думаю, стоит переместиться в место более располагающее к разговорам. Все же, тюремные камеры меня ни капли не вдохновляют.
  Саннин кивнул и жестом показал Наруто следовать за собой. Какаши пошел следом за ними, погруженный в раздумья. Все произошедшее не очень укладывалось в голове, но факт был фактом. Перед ним шел его ученик, тот самый Узумаки Наруто. Хотя, уже совсем не тот. Этот человек был силен, хладнокровен и опасен... Даже для собственных учителей, которые вырастили в нем шиноби.
  * * *
  Вторжение постороннего во дворец Кадо было не самым обычным делом. Как только об этом стало известно, охрану усилили в несколько раз, опасаясь, что у нарушителя имеются сообщники. Поскольку существовала довольно большая возможность, что проникший во дворец был связан с Советом, заставило всех, кто был связан с заговором, насторожиться. Прошло уже около получаса с того момента, как женщины покинули Джирайю и Какаши наедине с узником, и им ничего не оставалось, кроме как дожидаться товарищей.
  Шион и Мэй сидели в хорошо освещаемой комнате, которая была явно не самой большой среди тех, в которых побывала и имела в распоряжении жрица. Однако, это место как нельзя лучше подходила для их целей. Источником света служила люстра, свет которой падал на одну из стен, открывая взору всех входящих вид на огромную, детальную карту Тэно. В центре стоял круглый стол, вокруг него были расставлены пять кожаных кресел, два из которых заняли женщины.
  - Мэй, - нарушила тишину Шион, - думаешь, Совет начал свои действия против нас?
  - Я не уверена, но тот парень в чем-то прав, - немного подумав, медленно начала рыжеволосая, - Мадара и так слишком долго закрывал глаза на наши действия. Возможно, ему надоела эта игра.
  - О чем ты? - изумилась жрица, - О какой игре ты говоришь?
  - Ну, ты же не настолько глупа, чтобы не осознавать, что все происходящее достаточно давно превратилось именно в игру, - грустно усмехнулась Мизукаге. Женщина вздохнула и посмотрела на подругу, - Страна Демонов - единственное место, где есть шанс объединиться тем, кто не желает находиться под его властью. Это очевидно, - Мей нахмурилась, затем продолжила, - И удобно, когда основные силы противника скапливаются на одной территории. Было бы труднее вылавливать каждого на собственной.
   - Да, - кивнула Шион, - Причин для заключения договора, как таковых не было, кроме того бреда, что они наплели мне про Морё, - жрица задумалась. - Он использует нас. Но зачем? Неужели он считает, что никто не представляет для него угрозы?
  А действительно, зачем? Мэй откинулась в кресле, обдумывая вопрос жрицы. Она часто думала над этим, и смогла найти лишь одно объяснение такому поведению Мадары.
  - Без нас, ему было бы скучно, - усмехнулась Мизукаге. Её слова заставили Шион вздрогнуть.
  - Скучно? Столько людей погибло за последние пять лет в схватках между повстанцами и солдатами Совета, и все это ради того, что бы один человек не заскучал? - глаза жрицы были преисполнены негодования, отвращения и презрения.
  - Мадара - дитя войн, как и многие. Он шиноби, а не политик. А настоящий воин не может существовать без противника. И роль его противника отведена нам его собственными руками, - несколько растерянно пояснила Мэй, - Похоже, он ждет, пока мы решимся напасть на него. Может, он просто хочет подтвердить свою мощь, самоутвердиться. Ведь если страна Демонов падет, вряд ли кто-то сможет его остановить. Ну... ближайшие несколько десятилетий точно.
  - Звучит ужасно правдоподобно, - вздохнула светловолосая женщина.
  - Что есть, то есть, Шион-химе. Простой человек не в силах понять воинов. Да, для вас это настоящее горе, но для шиноби, война - вполне закономерная вещь, для некоторых, желанная. Так или иначе, мы выросли и существуем ради того, чтобы сражаться. Это похоже на животный инстинкт. Да, это ужасно, но на самом деле никто не может ничего с этим сделать. Рано или поздно, каждый шиноби находит свое на поле битвы.
  - Да, действительно, такого мне не понять, - Шион прикрыла глаза и устало вздохнула. Все, что сказала Мэй, было не лишено логики, да и сама жрица понимала, что она права. Однако, такое отношение к войне не укладывалось в голове.
  За дверью послышались шаги. Вскоре дверь приоткрылась, и в свет лампы вышел Джирайя, следом за которым вошел Какаши. Оба молча сели в два свободных кресла. Они явно были чем-то подавлены.
  - Что, неужели, что все так плохо? - поинтересовалась Мэй. Саннин никак не отреагировал на её реплику, внимательно смотря в глаза Мизукаге, - Только не говорите, что что-то произошло.
  - Он проник сюда для того, чтобы заключить союз, - наконец произнес он. Женщины, услышав это, вздрогнули. Они ожидали чего угодно, но не этого. По выражению лиц Какаши и отшельника, Мэй поняла, что они абсолютно серьезно относятся ко всему происходящему.
  - Это что, шутка? Зачем Совету союз? - вскочив со своего места, задала вопрос Шион.
  - Совету? Вообще, с чего вы взяли, что этот человек с ним связан? - поинтересовался Джирайя. Саннин тяжело вздохнул, взглянув на жрицу. Сначала он тоже думал, что парень - лазутчик Совета.
  - Джирайя-сан, вы можете все объяснить? - вмешалась Мизукаге.
  - Конечно может, - усмехнулся знакомый голос. Все повернулись в сторону пятого кресла, которое до этого момента пустовало. Седовласый едко усмехнулся, наблюдая крайнюю степень изумления и возмущения на лицах дам, - Но, думаю, я и сам могу обо всем рассказать. Хотя нет, кое-что придется все же сохранить в тайне, но это вас не касается.
  - Что? Как? - ошеломленно выдохнула Мэй, глядя то на саннина, то на наглого юношу, - Почему он здесь и жив?!
  - Ну, - улыбнулся Самиель, - На твоем месте, я бы гораздо тщательней выбирал слова, кто знает, как я могу отреагировать?
  - Не забывай, зачем ты здесь, На... - запнулся саннин. Тут он понял, что парень был прав, это имя не следовало знать больше никому, даже людям, с которыми провел бок о бок больше четырех лет. Он покосился на Мизукаге, которая вскочила со своего места.
  - Как это понимать, Джирайя?! - вскрикнула женщина, забыв о таком понятии, как самообладание. В её руках блеснул кунай, а от неё начала исходить слабая голубая дымка.
  - Успокойся, Мэй, - на мгновение иероглифы под рубашкой вспыхнули красным светом, парень поднялся и протянул руку в её сторону. Она хотела было отбить её в сторону, но внезапно от него начала исходить такая мощь, что тело Мизукаге отказалось повиноваться. Она медленно опустилась обратно в кресло, раскрыв от изумления рот. Седовласый слегка наклонился вперед и, коснувшись кончиками пальцев её подбородка, вернул нижнюю челюсть в изначальное положение, - Я не собираюсь с кем-то спорить. У меня просто напросто нет на это времени, - парень усмехнулся, почему, она не поняла, ведь повязка скрывала его взгляд, - Но знаешь, мне действительно по нраву твои сестрички.
   Остальные трое присутствующих чувствовали себя ничуть не лучше. Шион не выдержала давления чакры и потеряла сознание. Какаши чуть не последовал вслед за ней, но все же удержался, поскольку седовласый в мгновения скрыл свою мощь.
  - Демон... - прошипела Мэй, тяжело дыша, глядя на повязку юноши. Она побледнела, а на лбу выступила испарина.
  - Фубуки, - совершенно серьезно поправил её Самиель.
  - Что ты делаешь? Такой всплеск чакры за километры будет замечен шиноби-сенсорами, - хрипло произнес Какаши.
  - Нет такого сенсора, который смог бы почувствовать даже такую силу сквозь мой барьер, - усмехнулся седовласый, возвращаясь на свое место. Он оттолкнулся, отодвинув кресло от стола, затем, ничуть не стесняясь, по-хозяйски забросил ноги на столешницу. - Установить его - пара пустяшных печатей. А вот вы забываете, к какому клану я принадлежу.
  "Быстро... Слишком быстро. Я практически не увидел печатей", - Джирайя по-прежнему сидел прямо, как ни в чем не бывало. Хотя он никогда не испытывал ничего подобного, саннин все-таки оказался способен выдержать её давление.
  - Думаю, мне больше не придется утруждать себя, чтобы показать вам вашу глупость, Мэй, - холодно произнес Самиэль, откинувшись в кресле. Женщина лишь скрипнула зубами, но все же кивнула, давая понять, что больше не собирается делать резких движений. Парень перевел взгляд на Шион и удрученно вздохнул, прикрыв повязку на глазах ладонью, - Ох, а она, насколько я понимаю, тут главная?! Какое разочарование...
  Несколько минут спустя, Шион, наконец, пришла в себя. Она несколько раз удивленно моргнула, вспоминая, что произошло, затем бросила яростный взгляд на седовласого, явно намереваясь что-то сказать, но прикосновение Джирайи к её ладони заставило её вздрогнуть и обернуться в его сторону. Саннин покачал головой, давая понять, что её чувства сейчас не к месту. Девушка сначала нахмурилась, затем резко выдохнула и, опустившись обратно в кресло, скрестила руки на груди, всем своим видом демонстрируя презрение к происходящему. Седовласый слегка повернул голову в её сторону и, убедившись, что она уже полностью пришла в себя, одобрительно кивнул:
  - Итак, господа, как уже было сказано, я пришел сюда, чтобы заключить союз. Думаю, наши интересы схожи. Я, как и вы, ничуть не симпатизирую Совету Восьми и их правлению, а если говорить конкретно, их настоящему предводителю.
  - Я уже нечему не удивляюсь. Ты хорошо осведомлен обо всем, что происходит. Да еще и эта жуткая чакра... Ты и вправду тот, о ком я думаю? - поинтересовалась Мэй. Она поставила локти на стол и уперлась в переплетенные пальцы своим подбородочком. Её взгляд был холоден, однако теперь в нем присутствовал плохо скрываемый интерес. Она, наконец, начала догадываться, кто почтил их своим присутствием. Да, возможно, она встречалась с ним лишь единожды, но этого ей оказалось достаточно, чтобы запомнить мощь чакры Кьюби на всю жизнь.
  - Возможно, - усмехнулся седовласый. - Однако вернемся к моему вопросу, что вы думаете?
  - О чем вы вообще? Мэй, ты знаешь его? - возмутилась жрица, не понимая, о чем идет речь. Да почему они вообще разговаривают с этим ужасным типом? Девушка окинула взглядом собравшихся. Похоже, лишь она не знала этого странного гостя, да и знала ли она его вообще?
  - Ну, - протянула рыжеволосая, - Я с ним лично не знакома, но наслышана. Джирайя-сан, думаю, разумно будет принять предложение этого наглеца. Как бы он себя ни вел, нельзя упускать такой шанс, особенно в наше время, - саннин усмехнулся на пару с седовласым. Какаши же по-прежнему напряженно следил за ходом разговора. Ему, собственно, нечего было сказать. Ситуация была не из простых, да и не из приятных, в принципе.
  - Действительно разумно, Мэй. На самом деле, я мог бы обойтись и без вашей помощи. Однако, если уж есть возможность облегчить задачу, почему бы этим не воспользоваться? К тому же, вы же не хотите отсиживаться в сторонке в то время, когда это начнется? - Самиель довольно оскалился. Эти люди слишком много вложили в эту борьбу, чтобы сейчас все бросить. Они многое потеряли, чтобы забыть об этом. Именно сейчас у них появился шанс, чтобы исполнить свои желания и мечты. И он был этим шансом. Поэтому-то, Самиель и пришел сюда, на это он и расчитывал.
  - Начнется что? - настороженно спросила Шион, явно не желая верить в собственную догадку.
  - Война, - пожал плечами юноша, словно это было в порядке вещей, - Очередная война за власть над этим миром.
  - Ты хочешь, чтобы мы отвлекли внимание Совета, чтобы ты смог подобраться к Мадаре без лишних помех, не так ли? - внезапно подал голос Хатаке. Джирайя бросил на него растерянный взгляд. Саннин сам думал о чем-то вроде этого. Действительно, мощь Девятихвостого как-то странно подействовала на него, напомнив, что он не так силен, как хотелось бы. Все они были в разы слабее седовласого. Вот она, реальность! Они, вынашивающие планы свержения Учихи Мадары, не годились ни на что большее, кроме как быть приманкой для его прихвостней. Однако, если Наруто сможет обезглавить Совет Восьми, почему бы и нет? Роль, может и не первая, но ничуть не менее важная. Ведь если седовласому придется сражаться с джинчурики, его шансы на победу в бою с Мадарой резко уменьшатся.
  - Все именно так, как ты сказал, Какаши. Развязав войну, вы привлечете внимание Восьми, ведь они уже давно ждут этого. И Мадара тоже. Так дайте им это, а я получу возможность в поднятой суматохе добраться до этой сволочи, - Самиель на мгновение задумался, затем все же добавил, - И можете не волноваться, после того, как с ним будет покончено, я больше не буду мозолить вам глаза. Мне не нужна ни власть, ни деньги. Дальше все будет зависеть от вас самих, а я вернусь к своему существованию в тени.
  - Да кто ты такой, черт возьми? Сражаться с Мадарой? Этот человек, если верить тому, что мне о нем известно, опаснее всего Совета Восьми, а ты говоришь так, будто уже победил! - не выдержала Шион, с вызовом глядя на седовласого, - Чушь какая-то...
  - Шион, если говорить об успехе, то учтите, что я наемник, по сути дела, - усмехнулся Самиель, - И я не провалил ни одного заказа на убийство, - тут он поймал на себе подозрительный взгляд Джирайи и повернул голову в его сторону, - Что-то не так?
  - Ты напомнил о том, что ты наемник не просто так, не так ли? - нахмурился саннин, - Значит ли это, что твоя помощь чего-то стоит? Ведь если речь идет о таком... Какова будет цена?
  - Почему же? В такой ситуации моя помощь бесценна! - хохотнул седовласый, - Но я получу то, что хочу, когда умрет Учиха Мадара. Это все, что мне необходимо. Но, - он усмехнулся, - Если уж ты об этом упомянул, то не могли бы вы не разглашать моего имени? Я думаю, вы и сами бы не стали этого делать, но все же...
  - Я вообще ничего не понимаю... - вздохнула Шион, - Приходит какой-то юнец, проникает в мой дворец, и в течение часа из узника становиться нашим союзником, который говорит о победе над Мадарой, с такой же легкостью, как я отдаю приказы своим служанкам.
  - Принцесса, разве для тебя мнение этих людей - пустое место? - Самиель жестом указал на Какаши, Джирайю и Мэй. Жрица напряженно всматривалась в его лицо, пытаясь понять, к чему он клонит, - Если ты изъявишь желание, я думаю, они не откажутся поведать тебе, кто я такой. Я не против. К тому же тогда, возможно, исчезнут все лишние вопросы, которые у тебя имеются на данный момент.
  -Ты когда-нибудь проявляешь хоть каплю уважения к окружающим? - презрительно фыркнула жрица, - Будь моя воля, тебе бы уже давно отрезали твой поганый язык.
  - Но твоя воля меня ни капли не волнует, с какого перепугу я тебя уважать должен? - удивленно пожал плечами Самиель, - По сравнению с моей силой, ты - ничто. И твое будущее меня не касается. Нас связывает только одна цель. Вот и все, - парень явно получал удовольствие, откровенно издеваясь над верховной жрицей. Ведь ему действительно не составляло труда размазать её по полу. Через несколько секунд он посерьезнел и повернулся в сторону остальных, - Так или иначе, я все сказал. Решение остается за вами, все равно потребуется время, чтобы все подготовить. Но, если позволите, перед уходом, я хотел бы переговорить с Джираей с глазу на глаз, - саннин, немного подумав, кивнул. Он сам думал о том, как бы поговорить с бывшим учеником без посторонних. Все же, у него было предостаточно вопросов к седовласому. Какаши поднялся и направился к выходу, понимая, что сейчас нет смысла противодействовать Наруто. Они услышали все, что им причиталось.
  - Джирая... - хотела было воспротивиться Мэй, но отшельник жестом остановил её.
  - Не стоит. Прошу вас, позвольте нам продолжить наедине.
  - Обещаю, я ему не отдамся, - усмехнулся Самиель, - Я не могу изменить вам, Мей-чан, женщине с такими потрясающими...
  - Я поняла, - раздраженно прервала его Мэй, поняв, что указывать на абсолютное отсутствие стыда и чувства меры этому парню было бесполезно. Однако, чего скрывать, ей даже немного понравилось такое внимание к своим прелестям. Хотя, одновременно с этим, ей было стыдно и обидно, - Ладно, делать нечего.
  Мэй поднялась и, бросив еще один недружелюбный взгляд на седовласого, последовала за Хатаке. Шион, не проронив ни слова, тоже удалилась. Да, эти женщины имели более высокое и привилегированное положение, нежели Джирайя, но они ценили его как опытного шиноби и человека. Он был хорошим товарищем, поэтому они прислушивались к его словам. Даже в такой непростой ситуации.
  Отшельник хмуро смотрел на своего крестника, понимая, что им предстоит не самый простой разговор.
  - Наруто, - слегка помедлив, начал Джирайя, - печати на твоем теле, они же не предназначены для живых людей. Я прав?
  - Да. Мне пришлось их применить, так как печати Минато больше не существует, - без колебаний отозвался Самиель. Эти слова заставили саннина вздрогнуть.
  - Как... почему тогда... каким образом ты остался в живых? - ошарашено выпалил он.
  - На все есть причины, Джирайя. И причина, по которой я появился именно сейчас, это то, что мне осталось жить пару лет, - глаза отшельника расширились, - Такова цена этой проклятой силы. Три года назад, печать Четвертого исчезла. В то время, лис уже был "овощем", и контролировать его не составляло труда. Но как только ограничения спали, его безграничный запас чакры начал изливаться наружу. Другого выхода не было, именно поэтому мне пришлось превратить свое тело в сосуд, чтобы не погибнуть раньше времени. Но, я лишь оттянул свою кончину. Эта сила сжигает мое тело изнутри. Моя гибель лишь вопрос времени. Точнее, как я уже сказал, ближайших лет.
  - Это ужасно... - ошеломленно выдохнул саннин. Он понимал, что шанс на выживание при таких условиях крайне мал, и уже то, что его крестнику удалось протянуть три года без печати, сдерживая в себе всю мощь Девятихвостого, было достойно восхищения, ведь, как не крути, он был человеком. Теперь все становилось на свои места. Похоже, пять лет назад, Наруто просто инсценировал свою смерть, получив возможность скрыться со сцены и набраться сил. И сейчас, он, наконец, решился сделать свой ход. Однако, одна вещь все же не давала саннину покоя, - Ты не сказал, что хочешь взамен. Я хорошо тебя знаю, и уверен, что тебе что-то нужно. Как бы не было горько это признавать, мне не вериться в твою самоотверженность.
  Седовласый ухмыльнулся. Джирайя попал в яблочко. Он отлично понимал, что справиться с Мадарой он, скорее всего, сможет, но цена будет немалой.
  - Джирая... это моя личная просьба к тебе, а не ультиматум. Наверное, ты единственный, кого я могу назвать близким мне человеком, другим не нужно знать об этом, - несколько секунд седовласый молчал, затем все же продолжил, - Я хочу, чтобы ты позаботился про одного человека. В этом я не могу довериться своим соратникам, лишь тебе и твоим друзьям.
  - А что если мне не удастся пережить грядущие битвы? - поинтересовался Джирайя, всматриваясь в лицо крестника.
  - Уж ты-то их точно переживешь, в этом я абсолютно уверен, - улыбнулся Самиэль, - Ну, что думаешь?
  - Ты считаешь, что я могу тебе отказать? - печально усмехнулся саннин.
  - Хорошо, тогда послушай меня внимательно.
  Рассказ седовласого длился около пятнадцати минут. Он говорил неторопливо, не упуская важных для него деталей. Когда Самиель, наконец, закончил, Джирайя пристально всматривался в его лицо. Саннин воздохнул и, прикрыв глаза, еще раз прокрутил в голове все то, что рассказал ему седоволосый. Через некоторое время, отшельник откинулся в кресле и вновь тяжко вздохнул.
  - То, что ты рассказал, это действительно правда? - неуверенно спросил он.
  - Думаешь, я бы стал так шутить? - ответил вопросом на вопрос Самиель. Саннин спросил об этом лишь потому, что ему самому не верилось в такое. Он и так чувствовал, что парень не лжет.
  - Хорошо, я сделаю все, что только смогу, чтобы помочь тебе с этим. Скажи мне, что случилось с твоими глазами?
  - Ну, в этом нет ничего особенного, - седовласый одним движением снял повязку, открывая взору отшельника два кроваво-красных глаза со звериным зрачком, - Меня переполняет чакра Лиса, поэтому и глаза мои изменились навсегда. Повязка просто скрывает их от постороннего взгляда.
  - Почему не использовать хенге?
  - Мои глаза без труда видят сквозь ткань этой повязки. Более того, иногда полезно, что к тебе относятся несерьезно, принимая за слепого. И ещё, - Самиель прикрыл глаза и глубоко вздохнул, - я хотел узнать. Цунаде, она...
  - Да, - вздохнул мужчина, - Где-то через год, после того, как ты "умер".
  - Но какие у неё были мотивы?
  - Я не знаю, Наруто, не знаю...
  - Ладно, оставим это, - кивнул седовласый, поднимаясь и надевая повязку.
  - Куда ты сейчас?
  - Несколько дней я буду в Кадо, - бросил через плечо Самиэль, направляясь к выходу, - Надо осмотреться. Думаю, никто не будет против? Потом займусь своими делами.
  * * *
  Страна Земли, город Кита*(север). Спустя несколько часов, после разговора Джирайи и Самиеля.
  Город Кита, самый северный город, который находился практически у самой границы Тэно. По сравнению с другими территориями Совета Восьми, климат здесь был существенно более холодным. Нередко здесь проходили отряды солдат, которые патрулировали границы. Здесь можно было найти два-три игорных дома и примерно столько же борделей, которые были предназначены для солдат, желающих расслабиться после тяжелого дня, и провести вечер в компании друзей, развлекаясь с женщинами.
  Но главной особенностью этого города были не заведения подобного характера, а богатые природные ресурсы. Именно они были главным источниками дохода города, поэтому здесь постоянно присутствовал крупный отряд шиноби, которому было доверена охрана города.
  В один из баров, расположенных на окраине Киты, зашел человек в черном плаще. Его лицо было скрыто капюшоном. Он несколько раз притопнул сапогами, отряхивая с них налипший снег, затем окинул взглядом помещение, словно ища кого-то. Его взгляд остановился на седовласом парне, который сидел в отдаленном углу заведения, неспешно попивая горячий напиток, над поверхностью которого витал клубящийся пар.
  Вошедший подошел к барной стойке, и, заказав себе горячего чаю, направился прямиком к парню, которого часто называли слепцом.
  Самиель молча кивнул головой, продолжая потягивать горячий напиток. Вошедший хотел снять капюшон, но его жестом остановил седовласый.
  - Надеюсь, в мое отсутствие, с тобой все было хорошо, Изанами?
  - Мне не пришлось бы прятаться, если бы ты выбрал другое место, - послышался недовольный голос девушки. Она поправила капюшон, и опустилась на стул напротив юноши.
  - Самый верный способ скрыть что-то, это спрятать на самом видном месте, - спокойно отозвался Самиель.
  - Говоришь так, будто я вещь, - хмыкнула Изанами. Она сделала глоток теплого мятного чая, который ей поднесли буквально пару секунд назад, и в мгновение ока почувствовала, как тело наполнилось приятным теплом.
  - О чем это ты говоришь? - невинно поинтересовался седоволосый. - Если бы ты была для меня важнее какой-либо вещи, тебя бы сейчас не было. В таком случае, все бы закончилось в тот же день, в который и началось.
  - Хорошо, я поняла, - устало вздохнула девушка, и, отпив чаю, продолжила, - Что-нибудь насчет Джираи прояснилось?
  - Да, он согласился. Я перенесу тебя к Кадо, но на расстояние от города, туда ты дойдешь сама, я не могу идти с тобой. Тебя встретят и проведут во дворец, и там уже Джирайя о тебе позаботится.
  - Когда отправляемся? - задала наиболее интересующий её вопрос Изанами. Ей уже осточертела эта отвратительная мерзлая погода, но больше всего её раздражало то, что ей приходилось скрываться.
  - Ты спешишь? Может, сначала заскочим к тебе?
  - Конечно, сначала придется зайти ко мне, болван.
  - Изанами, я, конечно, многое тебе позволяю, но всему есть придел. Услышу ещё одну такую реплику, накажу, - серьезно заявил Самиель.
  - Накажешь? Что, опять изнасилуешь? - прыснула женщина. Она поднялась и хотела уйти, но седоволосый схватил её за запястье. Между ними повисло напряженное молчание. Самиель просто не знал, что ей ответить. Он немного ослабил хватку, и, дернувшись, женщина вырвалась из его захвата. Изанами выбежала на улицу, и побежала по направлению к своему дому, на ходу вытирая выступившие у неё слезы.
  Седовласый откинулся на стуле. Он тяжело вздохнул и, хотя другие не видели из-за повязки, прикрыл веки. Перед глазами тут же появились образы двухлетний давности. Тяжелые для него воспоминания, ведь в тот момент им овладели темные эмоции. Два года назад, он показал свою истинную, темную сущность, не скрытую за холодным рассудком.
  * * *
  Два года назад. Страна Молний, город Санго*(коралл).
  Курортный город Санго, который находился на берегу моря. Город был не большой, но зато очень красив. Каждая улица, каждый дворик были усажены экзотическими деревьями и кустарниками. Морской воздух вместе с ароматами всех этих растений творил чудеса. Сюда часто приезжали чиновники из столицы, а так же крупных и мелких провинций, чтобы насладится природой сполна. Но это место славилось не только своей красотой, так же, здесь находились знаменитые горячие источники, чья минеральная вода считалась целебной. Часто, именно она была причиной, по которой в город съезжались богачи со всех концов Тэно.
  Несмотря на то, что время близилось к восьми часам вечера, было достаточно светло. По одной из улочек шли два человека, оба в походных плащах. Несмотря на теплую погоду, один из путников был в капюшоне, что было немного подозрительно. Вторым же был юноша с седыми волосами и черной повязкой на глазах. Его походка была быстрой и уверенной.
  - Прекрати это, - послышался голос от человека, лицо которого было скрыто от людских взглядов. Седоволосый немного приподнял брови, бросив через плечо взгляд на своего товарища. - Не притворяйся, что не понимаешь, о чем я говорю.
  - Да ладно тебе, - перекинув взгляд на проходящую мимо него девушку, отозвался "слепой", - У меня уже полгода не было женщины, а ты еще пытаешься меня в чем-то упрекнуть.
  - Ты мог бы вести себя менее вызывающе, - буркнул его спутник из-под капюшона.
  - Мне показать, что значит вести себя вызывающе? - оскалился седовласый.
  - Не стоит. Может, лучше перекусим? - поспешил сменить тему собеседник, в который раз напоминая себе, что с Самиелем нужно быть аккуратнее.
  - Ты что-то сказал? - провожая голодным взглядом плавно покачивающуюся попку симпатичной девушки, поинтересовался "слепой", - Вот это да... вот это красотища. Огонь-баба!
  - Ты меня слушаешь, инвалид? - в голосе говорившего послышалась насмешка. Да, ему нравилось изредка называть Самиеля подобным образом, но тот никогда не отвечал ему, понимая, что подобное обращение может уверить окружающих в его слепоте.
  -А, ну... - седовласый, наконец, оторвался от созерцания прекрасного и посмотрел на товарища, - Да, почему бы и нет.
  Пройдя несколько кварталов, они завернули в бар, который носил довольно своеобразное название Юме*(мечта). В помещении находилось от силы шесть человек, которые даже внимание не обратили на вошедших. Заказав себе бутылку саке и по порции рамена, они сели в отдаленный угол зала, чтобы не привлекать внимания. Все время до того, как им принесли заказ, они провели в молчании, внимательно изучая окружение и людей, которые находились в заведении. Осторожность никогда не была лишней, особенно для таких людей, как эти двое.
  - Завтра надо уходить отсюда. Если есть желание развлечься, то советую не затягивать. Могу посоветовать пару отличных мест, - обратился к седовласому его спутник. Он стянул с себя капюшон, открывая взгляду свои красные волосы. Его правый глаз был закрыт, но в левом находилось легендарное додзюцу - Риннеган. Сейчас ему не требовалось скрывать свою внешность с помощью хенге, в этом месте никто не представлял для них угрозы, кроме того, ни один из присутствующих не удостоил их и взгляда.
  - Нет, - усмехнулся седовласый, разливая саке по пиалам, - У меня нет желания связываться с какой-нибудь шлюхой, - красноволосый мог поклясться, что в этот момент в голосе его спутника мелькнуло безумие, - Хочу попробовать кое-что другое.
  - Даже спрашивать не хочу, что ты задумал. Делай, что хочешь, - оторвавшись от своих мыслей, ответил носитель додзюцу, - Только не привлекай к себе внимания.
  Товарищи пролили в себя горючую жидкость и принялись за еду. Через пару минут они закончили, но вставать не спешили.
  - Завтра, в семь утра будь за городом в западной части, - последнее, что сказал обладатель риннегана напоследок, после чего они поднялись и, выйдя из бара, разошлись в разные стороны.
  
  Седовласый около часа блуждал по улицам Санго, разглядывая повстречавшихся на его пути особ женского пола, казавшихся ему хоть капельку привлекательными. Сегодня он не хотел быть покупателем. Какое-то странное чувство посетило его. Ему захотелось стать охотником, да, именно так. Чтобы женщина была не просто игрушкой в его руках, а настоящей жертвой. Однако, пока ни одна не смогла его заинтересовать. Он словно искал что-то особенное, необычное.
  Внезапно, он остановился. Впереди шла красивая брюнетка, ростом немного ниже его самого. Позади неё шла свита из четырех служанок. Девушке можно было дать от силы девятнадцать-двадцать лет. На ней было прекрасное белое шелковое кимоно, но даже одежда не могла скрыть всю прелесть выдающихся форм этой девушки. Невольно седовласый даже залюбовался незнакомкой. Внезапно, в его сознании возник образ красотки с иссиня-черными волосами, приятным личиком и серебристыми глазами. Он вздрогнул и судорожно выдохнул.
  - Хината, - пересохшими губами, прошептал Самиэль. Да, это было то, что он искал. Эта девушка выделялась среди других. Седовласый облизнулся, на его лице появилась хищный оскал. Он понял, что, наконец, нашел достойную жертву. Парень неуверенной походкой направился к ней и, не дойдя до цели пять-шесть шагов, споткнулся, охнул и растянулся на земле, ощутимо ударившись лицом. Он застонал и начал неуклюже пониматься.
  - Госпожа, можно? - изумленно выдохнула одна из служанок, заметив беднягу. Величавая девушка бросила презрительный взгляд в сторону слепца и медленно кивнула.
  - Ох, спасибо вам, - служанка подскочила к седовласому и помогла подняться, - Что-то мне не очень хорошо, но я в порядке.
  - Почему ты один? - удивилась молоденькая горничная.
  - У меня никого не осталось. Приходиться как-то жить, - горько усмехнулся парень, - Но все же встречаются еще хорошие люди, вроде вас. Примите мою благодарность.
  - Мне она ни к чему. Ты всего лишь грязный бродяга, - фыркнула темноволосая девушка и, посмотрев на свою служанку, добавила, - Пошевеливайся.
  - Да, госпожа, - слегка поклонилась горничная и поспешила за своей хозяйкой.
  - Вот тут ты ошибаешься, - тихонько усмехнулся седовласый, когда процессия удалилась. Силуэт слепца смазался и, спустя мгновение, он исчез, - Я лично отблагодарю тебя.
  
  Брюнетка с наслаждением погрузилась в горячую воду неглубокого каменного бассейна. На неё тут же накатила волна приятного тепла, которое разливалось по всему телу. О, да... Эти источники действительно расслабляли. Девушка потянулась руками к верху, после чего взяла с подноса, который стоял возле неё, апельсинной сок.
  Служанки уже ушли, оставив её в одиночестве. Это заведение с горячими источниками было одним из лучших в Санго, поэтому волноваться о том, что её побеспокоят, а уж тем более будут подглядывать, девушке не требовалось.
  Откуда-то со стороны раздался едва различимый всплеск. Девушка бросила удивленный взгляд туда, где, по её мнению, находился источник звука, но за завесой пара, поднимавшегося над водой, она ничего не могла разглядеть. Внезапно в белесой пелене появилась тень, очертания которой очень быстро стали четкими.
  - Вы не возражаете, если я присоединюсь? - с насмешкой в голосе произнес неожиданный гость. Девушка вздрогнула и оглянулась на дверь купальни. Бежать было недалеко, если что случиться. Она вновь посмотрела в сторону нарушителя и оцепенела. Тот самый парень, с черной повязкой на глаза, остановился неподалеку от неё. Она словно чувствовала, как он рассматривает её, хотя это было невозможно. Он же был слеп. Однако он держался гораздо уверенней.
  - Ты?.. - глаза брюнетки расширились от изумления. Девушка хотела было закричать, но её взгляд скользнул с его лица вниз и крик превратился в изумленный вздох. Стройное, натренированное тело, которое покрывали литые мышцы, было украшено шрамами и лентами незнакомых ей символов, которые составляли причудливый рисунок. Юноша явно был не из обычных людей, - Как ты посмел ворваться сюда?! - девушка вспомнила, что на ней нет ничего из одежды, и постаралась прикрыть свои прелести руками, - Да ты знаешь, кто я такая? Я прикажу солдатам казнить тебя!
  - Ух, как страшно-то, - ухмыльнулся "слепой", сделав несколько шагов к ней, - Похоже, ты не слишком напугана.
  - А должна? - едко усмехнулась девушка, - Незрячего мужчину, который ничего мне не сделает, если сюда придут мои воины?
  - Вот тут ты права, только они не придут, - седовласый злобно оскалился, - Никто тебя не услышит и не увидит, ведь окружающие видят лишь созданную мной иллюзию, в которой ты преспокойно наслаждаешься своим одиночеством.
  - Ну ты и фантазер, - хохотнула девушка, затем повернулась в сторону здания, - Охрана! - брюнетка напряженно смотрела на двери, из которых должны были появиться солдаты. Однако, никто не спешил ей на помощь. Все было по-прежнему тихо. Тут за дверью мелькнула тень, которую она сразу узнала, - Каташи, сюда! - но её телохранитель прошел мимо, ни на секунду не остановившись. Девушка ошеломленно посмотрела на седовласого, в её глазах мелькнуло отчаяние.
  - Ну что, теперь не так спокойна? - рассмеялся парень, направляясь к девушке, которая вскочила и хотела было броситься наутек. Не успела она и шагу ступить, как её талию обхватили сильные руки. Парень притянул её к себе, прижав спиной к своей груди, и с наслаждением зарылся носом в её темные волосы, вдохнув душистый аромат.
  - Отпусти! - вскрикнула девушка, всеми силами пытаясь избавиться от его объятий. Она все еще надеялась, что кто-нибудь придет ей на помощь. Седовласый недовольно скривился и, выпустив из рук, толкнул её так, что темноволосая красавица, взвизгнув, с плеском упала в воду.
  - Ну что ты шумишь понапрасну? - парень склонился к ней и, схватив за плечо, резким движением поставил на ноги, - Это бесполезно, никто тебе не поможет.
  - Да как ты смеешь прикасаться ко мне?! - закричала она и удостоила его звонкой пощечины.
  Самиель зарычал и, развернув к себе спиной, пихнул на деревянное покрытие, расположенное по границе бассейна источника. Раньше, чем она успела среагировать, он схватил её руки и, заломив их за спину, обхватил одной ладонью не хуже любого металлического наручника. Его свободная рука легла на её голову, придавив к дощатой поверхности.
  - Отпусти меня, ублюдок!
  - Думаю, ты просто не знаешь, с кем разговариваешь, - он наклонился так близко, что его дыхание обожгло её кожу, - Сейчас мы с тобой развлечемся, - не нужно было быть гением, чтобы понять, что имелось в виду. Брюнетка вскрикнула, начав извиваться, но её потуги вырваться из плена сильных рук шиноби не увенчались успехом.
  - Хватит! - рыкнул седовласый, сдавив её голову так, что девушка захрипела. По её щекам брызнули слезы, - Лучше бы тебе не рыпаться. Получай удовольствие, как я, и не делай глупостей.
  Девушка обмякла, чувствуя свое бессилие. Из её глаз без остановки текли слезы. Парень, наконец, ослабил хватку и более осторожным движением перевернул её на спину. Девушка повернула голову на бок, поскольку была не в силах смотреть на него. Её длинные черные волосы, разметались по земле. У неё были большие фиолетовые глаза, острый носик и пухлые губы. В голове парня билась лишь одна мысль: "Как же она похожа на неё!". Седовласый опустил взгляд ниже и его ухмылка стала еще шире. У девушки были большая округлая грудь с аккуратными розовыми сосками, которые так и манили к себе. Ниже: плоский животик и тонкая стройная талия, что не могло не нравиться мужчине. Ещё ниже: аккуратненько выбритый лобок, на которым был оставлен лишь маленький треугольник черных волосиков. На мгновение в его сознание вновь ворвался образ Хинаты, заместив лежащую перед ним девушку. Неужели у него все ещё были чувства к этой Хьюге? Или это просто был плод его воображения? Самиель не знал. Сейчас у него была лишь одна цель: утолить свое желание.
  Он перехватил правой рукой, две маленькие ручки девушки, а левой, не спеша, начала опускаться вниз, к лону брюнетки. Два пальца аккуратно проникни в девушку, и седовласый медленно начал двигать ими.
  - Пожалуйста, отпусти меня, - взмолилась брюнетка, однако, с её губ непроизвольно сорвался стон, когда седовласый сделал немного резковатое движение внутри неё. Она вся пылала от стыда, на щеках не просыхали ручейки слез. Седовласый почувствовал, как увлажнилась её киска и, усмехнувшись, вынул пальцы из девушки. Он отпустил её руки и, обхватив за талию, притянул к себе, впившись в её сочные губы. Но безответный поцелуй не принес ему ровным счетом никакого наслаждения.
  Седоволосый уже был готов продолжать, но его останавливала лишь одна вещь: девушка совсем не сопротивлялась, и ему это не нравилось. Он прижался к девушке, высвободив одну руку, обхватил ладонью свой детородный орган и начал водить головкой по внутренней стороне бедер жертвы.
  Долго реакции ждать не пришлось, девушка вздрогнула и через несколько секунд начала отчаянно пытаться отпихнуть его от себя.
  - Ублюдок! Не трогай меня! - она упиралась в его плечи, пыталась пнуть, но парень стоял слишком близко и слишком сильно прижимал её к себе. Поняв, что все без толку, девушка впилась коготками в его лицо. Он охнул и отпрянул от неё. Пальцы темноволосой бедняжки зацепились за повязку на его глазах, и та слетела с головы седовласого. В этот момент она оцепенела от ужаса. На неё смотрели два глаза со звериным зрачком, ярко-красные, словно налитые кровью.
  - Ну, теперь держись, - оскалился Самиель, делая шаг в её сторону. Девушка взвизгнула и вновь попыталась убежать, но парень стальной хваткой впился в её запястья.
  -Н... не-е-т, не приближайся ко мне! Кто-нибудь, помогите! - бесполезный крик о помощи разнесся в воздухе и погасился защитным барьером, установленным Самиелем. Этим, брюнетка лишь раззадоривала зверя внутри юноши.
  Парень обхватил ладонями её бедра и подтянул к себе. Девушка все ещё принимала отчаянные попытки отбиться от него, но шанса на это у неё с самого начала не было. Она жертва, а он охотник. Седовласый наотмашь ударил её по лицу, отчего она вскрикнула и замерла.
  Рывком седовласый вошел в неё во всю длину своего немаленького члена. По площадке прокатился крик брюнетки, от которого огонь, внутри Самиеля, вспыхнул с новой силой. По его телу прокатилась волна наслаждения, которая заставила его двигаться внутри неё, с каждой секундой наращивая темп. Его настолько поглотило желание, что он даже не заметил, как по бедрам девушки побежали кровавые струйки.
  Он впился губами в розовый сосок, удерживая бедра девушки правой рукой, не прекращая при этом движений тазом, а другой зажал между средним и безымянным пальцами левой. Он остервенело посасывал и покусывал розовый холмик соска, что порождало стоны девушки, непроизвольно срывавшиеся с её губ.
  Она уже не могла сопротивляться, полностью отдавая свое тело в распоряжение седоволосого. Мало того, она испытывала к самой себе отвращение и ненависть, поскольку насильник, может и не желая этого, приносил её телу удовольствие. И она чувствовала, как природа лишает её сил бороться, заставляя полностью отдаться в руки насильнику. Её сердце едва не останавливалось от переполнивших её чувств. Боль, горечь, омерзительное сладострастие, разлившееся по телу.
  - Ну же! Я хочу услышать твой сладкий голос! - его глаза безумно горели красным пламенем. Он на мгновение остановился, после чего закинул себе на плече её ножку. Замахнувшись рукой, парень шлепнул её по шикарной попке, от чего на нежной коже проступил красный отпечаток. - Ну же! Не разочаровывай меня, - увидев, что девушка никак не реагирует на это, он вынул своего дружка и перевернул её на живот. Не успела она и подумать об отдыхе, как в её киску снова ворвался член седовласого. Брюнетка вскрикнула, чем вызвала улыбку на устах парня. Немного подумав, он схватил её за волосы, заставляя выгнуть спину, подобно кошке. Девушка опять застонала, ведь седовласый делал это отнюдь не нежно. С каждым новым толчком, он дергал её волосы в свою сторону, что заставляло девушку вскрикивать каждый раз.
  Так продолжалось около пяти минут, пока, наконец-то, по площадке не разнесся приглушенный рык седовласого. Самиель не собирался вынимать своего дружка и завершил начатое прямо в девушку. По её телу прошла сладостная судорога, а из легких вырвался крик отчаяния.
  - Вот видишь, не только мне приятно, - усмехнулся парень. Девушка никак на это не отреагировала, чем вызвала на лице седоволосого недовольство, - Пару минут назад ты была более многословна. Я же знаю, что тебе это нравиться, - его указательный палец на сантиметр вошел в анус брюнетки. Она охнула и повернула в его сторону свою голову.
  - Не смей этого делать! Прошу тебя, умоляю! - сквозь слезы прошептала девушка, срывающимся голосом, но парня это нисколько не убедило. Его палец погрузился ещё глубже, после чего он его вынул. Но этим дело не ограничилось. В следующий момент в попку девушки вошли уже два пальца, расширяя узенькое колечко.
  - А теперь расслабься, и, возможно, мы получим удовольствие вдвоем, - он подтянул девушку поближе к себе, и, пристроившись, начал погружение. Медленно, не спеша вошла головка. В анусе брюнетки отдало резкой, сильной болью, от чего она напряглась, тем самым мешая седоволосому, - Я же сказал - расслабься! - он шлепнул её по заднице ладонью и, наконец, почувствовал то, чего так сильно хотел. Девушка расслабилась настолько, насколько могла в данный момент. Самиель не стал терять времени и погрузил член ещё глубже, и, немного подождав, рывком вошел полностью. Девушка отчаянно завопила, дрожа всем телом, но седовласый крепко держал её, не давая слезть со своего инструмента.
  Парень ухмыльнулся и начал уверенно двигать своим агрегатом в анусе брюнетки. От этих быстрых движений её раз за разом накрывала все новая и новая волна боли, но кричать сил уже не было. Она лишь тихонько стонала и бессвязно мычала. Он опять сгреб её волосы в ладонь и потянул на себя, но в этот раз он делал это не так сильно. Девушка лишь приподняла голову. Её взгляд помутился, она уже толком ничего не понимала.
  Сколько продолжались эти скачки, она не знала. Но седоволосый, наконец, остановился и вынул своей агрегат из попки брюнетки. С её губ сорвался облегченный вздох, но её ждало новое испытание. Самиель снова вошел в лоно девушки во всю длину, отчего та оглушительно взвизгнула. Не задумываясь, он начал быстро наращивать темп, а брюнетка, зажмурившись, протестующе мычала и стонала, изредка всхлипывая. Он ударил девушку на ягодице, потом ещё раз. Громче! Единственное, что ему сейчас хотел, так это того, чтобы её крики были как можно громче. Он вышел из киски и опять всадил в анус брюнетки, но та уже была на пределе. Она уже тяжело дышала и в ответ на его действие лишь захрипела, продолжая всхлипывать.
  Рывок, ещё один, последний, и вот наконец-то по телу пробежала долгожданная волна экстаза. Он вынул свой член, и его семя брызнуло на спину красотки. Он отошел от неё и присел на ступеньки, которые находились под водой.
  - Было здорово, не находишь? - усмехнулся он, но ответом ему были лишь всхлипы и прерывистое дыхание. Он поднял свой взор к небу и облегченно вздохнул. Да, эту ночь он запомнит надолго, так же, как и девушка, которая лежала в метре от него.
  Брюнетка медленно сползла в воду, наконец осознав, что кошмар закончился. Её взгляд был пуст. В голове девушки не было ни единой мысли.
  - Ну, чего же ты опять замолчала? Не волнуйся, не стоит относиться ко всему слишком серьезно, - в его голосе мелькнула издевка. Все это он говорил осознано, понимая, что сегодня эта девушка получила психическую травму. Сегодня, он впервые за долгое время показал свое настоящее обличие, в котором он не знал ни жалости, ни сострадания.
  Седоволосый выбрался из воды и поднял свои вещи. Одевшись, он кинул взгляд на брюнетку, которая до сих пор находил в прострации. Он вновь оскалился, и, вынув из кармана парочку купюр, положил их на поднос.
  - Ты была неподражаема. Такой актерский талант нельзя зарывать в землю, - усмехнулся седовласый. Брюнетка подняла на него взгляд, но уже исчез, так же легко, как и появился.
  Девушка так и сидела в воде не в силах пошевелиться. Наконец, она поднялась и, взяв в руки мыло, начала остервенело втирать его в свое тело, словно пытаясь уничтожить следы унижения. Но через несколько секунд она в отчаянии упала на колени и зарыдала. Она была бессильна. Всего лишь игрушка в его руках. Да как она сможет жить с таким позором?!
  * * *
  Неприятные воспоминания обрывались на этом моменте. Самиель тяжело вздохнул. Да, то, что он сделал, было ужасно, даже по его собственным меркам. Он не пытался оправдаться тем, что в тот момент верх взяла его темная, гораздо более опасная сущность, которую он когда-то принял, чтобы вернуться к жизни.
  Оставив на столе несколько монет, он направился к выходу из заведения. Сейчас нужно было забрать Изанами. Даже зная, что девушка ненавидит его, он не мог её бросить на произвол судьбы. Тем более зная, что скоро начнется новая война.
  Встряхнув свой плащ, седоволосый накинул на капюшон.
  "Может, я все же должен извиниться? - в который раз он уже задавался одним и тем же вопросом. И в очередной раз спрашивал, - Чего стоят мои извинения для неё?"
  
  
  Глава 5
  Седовласый уже долгое время сидел на крыше здания, которые находилось недалеко от дворца жрицы. Сейчас на нем не было повязки, которая скрывала от людей демонические глаза. Его взгляд был прикован к саду, а точнее к человеку, который там гулял с младенцем на руках. Брюнетка, которая постоянно улыбалась и строила рожицы маленькому ребенку. Он ещё никогда не видел такую радость на лице Изанами. Возможно, именно поэтому, он не хотел нарушить эту идиллию своим присутствием, предпочитая остаться незамеченным.
  Глаза Самиеля остановились на мальчике с блондинистой головой. Он так был похож на своего отца, единственным отличием была то, что у ребенка не было странных полосок на щеках.
  - Ма-ма, - ребенок потянулся к лицу брюнетки, но не достал, поэтому схватил её за локон, а она, в свою очередь, улыбнулась сыну и немного подкинула его воздух, после чего пространство залил звонкий смех мальчика.
  - "Как много я упустил... Интересно, это его первые шаги? - седовласый внимательно следил за тем, как девушка поставила ребенка на землю и он не спеша пошел. - О чем я думаю? Естественно, что это не так. Мама... его первое слово? Скорее всего, ведь Изанами была с ним намного дольше, чем непутевый отец, - неуверенный шаг перерос в легкий бег, когда ребенок увидел кошку, которая залезла в сад Шион. - И все, что я могу, это наблюдать издалека. В любой другой ситуации, я бы так не делал, но не в этой. Меня что-то останавливает, не дает подойти к ним... ощутить их радость, - внезапно ребенок остановился как вкопанный. Он посмотрел по сторонам и, наконец, повернул голову в сторону Самиеля. Два взгляда встретились. Голубые и багровые глаза.
  - "Он... почувствовал меня? - седовласый внимательно всматривался в глаза блондина, который бросил на него свой взор. Эти вытянутые зрачки, словно звериные, передались и ему, и это совсем не красило годовалого ребенка.
  Изанами подбежала к мальчику и окликнула его, но малыш никак не отреагировал на это, внимательно смотря куда-то за ограду. Она проследила его взгляд, но в том месте, куда он смотрел, ничего не было.
  Седовласый появился на другой крыше, смотря, как брюнетка, взяв ребенка на руки, пошла обратно во дворец. За те два дня, что она здесь была, Джирайя познакомил её со многими людьми, в том числе и с Шион. Жрица не сразу поняла, что делает незнакомка с ребенком в её дворце, но после разговора с отшельником, она поприветствовала Изанами и приняла её как дорогого гостя.
  Большего ему не требовалось. Главное, что теперь брюнетка находилась в безопасном месте, которое было под защитой нескольких тысяч воинов. Достав из кармана черную ткань, он повязал её обратно на глаза, и как только брюнетка скрылась в здании, он исчез в вспышке пламени.
  * * *
  Снова небольшая комната, которая освещалось люстрой. За столом, сидя в кожаных креслах, находились четыре человека. Им опять пришлось собраться здесь, ведь события двух последних дней заставили их зашевелиться.
  - Надеюсь, сегодня не будет это странного типа?! - нарушила тишину Шион. Саннин кинул на неё удивленный взгляд, но промолчал.
  Мэй подалась вперед. В ней вызывал интерес этот... Самиель. За последние два дня, она видела его всего три раза, хотя Джирайя сказал, что он пробудет здесь пару дней. Именно поэтому, Мэй тоже интересовал вопрос Шион, но она хотела обратного.
  - Ему нет нужды здесь находиться, - наконец ответил Джирайя, видя недовольно жрицы и нетерпение Мизукаге. - Его не интересуют наши дела. Так, ладно. Забудем пока про него. У нас есть дела поважнее.
  - Связаны ли они с тем, что войска Совета начали действовать? - поинтересовалась Мэй.
  - Они зашевелились после смерти Учихи Саске. Но думаю, что это не основной повод. Возможно, Мадара наконец-то понял, что пора заканчивать эту затянувшуюся войну... или решил, что будет опасно, если убийца Саске будет с нами, - произнес Какаши. Да, у каждого в этой комнате были свои источники, но это упрощало всем задачу, когда каждый был осведомлен происходившим в империи.
  - Убийца?.. - переспросила Шион, хотя понимала о ком идет речь. Она хотела как можно больше узнать про наемника, который посетил их.
  - Вы прекрасно понимаете, о ком говорит Какаши, Шион-химе. Ведь уже попытались найти все возможное о нашем госте, - улыбнулась Мэй.
  - Я ничего не смогла найти, - фыркнула жрица, - Такое чувство, что он родился взрослым. Ни откуда он родом, ни какой другой личной информации. Только прозвище Фубуки, и то, что он был очень известен пять лет назад. И... - вдруг её глаза расширились.
  - Да. Тем, кто убил Фубуки, был никто иной, как Учиха Саске, - высказал догадку Шион, Джирайя.
  - Но... но... это абсурд! Как такое может быть? Как человек, которого убили пять лет назад, мог стоять здесь позавчера? Я точно уверена, что вы знаете его, но не хотите говорить об этом прямо, - Шион посмотрела на каждого присутствующего по очереди, но это не произвело должного впечатления.
  - Мы отошли от темы, Шион-химе, - высказался за молчащих, Какаши. Хотя Самиель разрешил рассказать про себя жрице, но эти трое не спешили этого делать. Ведь одного лишнего слова могло хватить для того, чтобы потерять расположение столь важного шиноби.
  Шион нахмурилась, понимая, что ей, скорее всего, не удастся что-нибудь узнать. Своим молчанием, трое её соратников давали понять, что Самиель не тот человек, о котором можно болтать налево и направо. Наконец жрица удрученно вздохнула и откинулась в кресле.
  - И так, все настроились? - Джирайя внимательно осмотрел всех и после не долгого перерыва продолжил, - Как вы и сказали, войска Совета зашевелились, и это спустя четыре года, после первого восстания, - в комнате повисло напряженное молчание. Все они помнили неудачное первое восстание, в котором потеряли много своих друзей и хороших воинов.
  - Не стоит вспоминать те времена, - тихо произнес Какаши.
  - Если вы не можете забыть тех, кто умер, то порадуйте их тем, что продолжаете жить, - добавил отшельник. Эта фраза заставила всех встрепенуться. Да, саннин всегда знал, что сказать в такие моменты. И этот раз не был исключением. - От наших шпионов мы узнали, что, практически все, войска в Тэно начали стягиваться к столице. Это может означать только одно: Мадара собирается нанести решающий удар.
  - Но с чем это связано? - изумилась Шион. - Четыре года прошло после того, как подавили восстание. Если бы они хотели, то моей страны уже не существовало. Почему именно сейчас, Мадара решил нанести по нам удар?
  - Потому что... - Джирайя сомневался, стоит ли ему это говорить, - потому что... появился тот, благодаря кому, нас ещё не искоренили.
  - Что?.. Это связано с тем всплеском чакры Кьюби?
  - Да. Смерть Учихи Саске, всплеск йокай Девятихвостого - все это связано, - сомнения отошли на задний план. Жрица была одной из лидеров восстания, и имела полное право на обладание этой информацией. - Столько лет мы продержались лишь потому, что план Мадары не был завершен. Ему не хватало последнего элемента, который он утерял пять лет назад. И именно сейчас, спустя столько времени, вернулся тот, про кого многие забыли.
  - Вы же не хотите сказать... - удивлению Шион не было предела. Наконец она поняла, что имел в виду саннин, - что человек, который проник сюда два дня назад, это Наруто Узумаки - джинчурики Кьюби, который был приговорен к смерти около восьми лет назад?!
  - В этом деле много лжи, Шион-химе, - наконец-то заговорил Какаши. Он кинул взгляд на Джирайю, и после его одобрительного кивка, продолжил, - Он не был казнен, а лишь посажен в тюрьму. Но спустя три года, ему удалось бежать из Конохи. Именно с этим и был связан Совет пяти Каге. Было решено оставить в неведении все страны. На него начали охоту пять великих стран, но он бесследно исчез. А спустя девять месяцев, поползли слухи о молодом наемнике, которому дали прозвище...
  - Фубуки, - закончила за него Шион. - Теперь понятно, почему про него нет информации.
  - Надеюсь, вы понимаете, что это не должно уйти дальше этих стен, Шион-химе? - заговорила Мэй. - Его личность должна быть засекречена, ибо он наш козырь в этой войне.
  - Но если это так, разве мы не должны защищать его, как и Восьмихвостого?
  - Защищать? - поинтересовался Джирайя, - Лучше вам не произносить этого в его присутствии. Он сильнее всех в этой комнате. Я говорю вам это, потому что пять лет назад, он был уже сильнее меня.
  - Я думаю, нам стоит закончить, мы и так слишком отошли от темы, - вмешался Хатаке, понимая, что той информации, что они сказали, достаточно для жрицы, - Нужно предупредить другие базы об этом. Они, скорее всего, уже знают о мобилизации войск Совета, но перестраховать лишним не будет, - высказал свои мысли он. Джирайя одобрительно кивнул, а за ним и Мэй.
  - Нам стоит укрепить оборону города, ведь мы считаемся центром ополчения, и думаю, основной удар будет нанесен по нам, - предложила Шион.
  - На сбор всех войск Совета уйдет не менее недели. За это время мы должны подготовиться. На этом все, совещание закончено, - поднимаясь, сказал Джирайя. Женщины направились к выходу, отшельник хотел последовать за ними, но его за локоть остановил Хатаке.
  - Джирайя-сама, вы думаете, это связано с Наруто?
  - Я думаю, что Мадара неуверен в том, что это был Кьюби. Ты же знаешь, что были случаи, когда пытались сымитировать силу Лиса. Если бы он был уверен, что это Наруто, то у нас не было бы недели на подготовку, - Какаши кивнул, соглашаясь с догадками саннина и они последовали к выходу.
  * * *
  Мичи уже два дня сидела в своей комнате. После тяжелого пробуждения ей объяснили, что она находится под арестом. Это заявление ничуть не удивило девушку, ведь она это предвидела ещё тогда на острове, когда соглашалась на предложения Фубуки. Даже спустя двое суток, голова отдавала слабой болью, напоминая девушке, что в его голове копался владелец шарингана.
  Мичи легла на кровать и уставилась в потолок. В его голове витали разные мысли, но больше всего, она обдумывала ту встречу на Кике. Этот человек... Фубуки, никак не хотел покидать её сознания.
  - "Кто же он?.. О человеке с такой силой, мы должны были знать. Но я нигде не встречала упоминаний о нем. Его чакру я не ощущала, его движения были бесшумны. В битве с Саске, он практически не использовал чакру, я бы её почувствовала после своего пробуждения. Но убить мастера шарингана, который овладел его высшей формой, одним тайдзюцу? Это просто не вероятно, - она перевернулась на живот и уперлась лицом в подушку. - Что было после того, как я очнулась? Саске прибит своей катаной к дереву, его глаза отсутствуют. Мангекю - высшая форма шарингана, очень редкая вещь. Естественно, что Фубуки их забрал. Он очень хорошо осведомлен, и думать, что он не знал про эти глаза - глупо, - Мичи опять перевернулась на спину, разглядывая белый потолок, - После этого, он забрал мою катану... Катана! - девушка вскочила с кровати и схватила вещь, которая досталась ей от первого учителя. Она нажала на небольшую кнопку, которая находилась снизу рукояти. Послышался слабый щелчок и, убрав крышку, девушка увидела клочок бумаги, который находился в потайном отделении.
  - "Невозможно! Он знал даже об этом?! Неужели..." - она вытащила бумажку и быстро её развернула.
  "Надеюсь, ты это читаешь до того, как тебе в голову залезет Учиха?! Ты уже должна была выполнить свою работу и, скорей всего, сейчас взаперти. Но это не самое страшное. Скоро начнется битва, которая станет решающей, и я хотел бы, чтобы ты не пыталась бежать от Мадары. Возможно... нет, ты наверняка уже догадалась, кто я на самом деле. Думаю, сейчас ты ревешь, как обычно это делала раньше. Мне так много хочется сказать тебе, но я не могу это написать на бумаге. Ты должна запомнить то, что я написал: не пытайся убежать, оставайся в том месте, где ты находишься. Я знаю, Мадара держал тебя очень близко к себе, и думаю, что он не стал бы кидать тебя в тюрьму.
  Дождись меня, я приду за тобой. Верь мне. Я закрыл глаза на то, что ты когда-то поддалась своим чувствам, чем и воспользовался Учиха. Я не держу на тебя зла. Ты одна из людей, которые мне дороже собственной жизни. Хотя, наверно, ты единственная такая. Я спасу тебе, как и раньше, моя маленькая Аки". - Девушка остолбенела. Она покачнулась и, сделав пару шагов назад, упала на кровать. Из её глаз полились слезы, на которые она не обращала внимания. Это был он. Человек, который ей стал самым близким, после гибели родителей. Демон, который был заботливее многих людей. Он был первым и единственным, которого она полюбила как брата... или больше чем брата?
  Сердце девушки сжалось, когда она опять прочитала его слова. Он простил её, он не держал на неё зла. Он заботился про неё так же, как и в то время, когда они путешествовали вместе. В голове сами по себе всплыли образы прошлых лет, когда она была маленьким ребенком, про которого заботился опасный наемник.
  
  Около пяти лет назад. Страна Рисовых Полей, город Горуфу(поле).
  По дороге не спеша шел яркий блондин, который был одет в черную рубашку и штаны. Его правый глаз закрывала повязка, из-под которой можно было заметить тонкую полоску от шрама. На поясе у него висела катана в темно-синих ножнах. За ним бежала русоволосая девочка, которой можно было дать десяти-двенадцати лет. Она было одета в ярко-красное свободное платье, которое не стесняло движений, позволяя ребенку бегать и скакать вокруг парня.
  В очередной раз пробежав перед носом парня, он не выдержал и схватил её за сумку, которая висела на спине девочки, после чего поднял на уровень своих глаз.
  - Аки, успокойся. У меня уже голова болит от твоих мельканий, - русоволосая улыбнулась и закивала головой, после чего была опять поставлена на землю. Она поравнялась с блондином, и они легким шагом зашли в город.
  Ничем непримечательный городишка, которых было полно в этой стране. После смерти человека, который заправлял этой страной и наводил на неё ужас, этот клочок земли стал идеальным местом для бродяг, бандитов и прочих отбросов общества. Больше никто не опасался того, что тебя могли выкрасть посреди белого дня для экспериментов. Но смерть змеиного саннина не означало то, что эта страна станет безопаснее. В каждом городе можно было наткнуться на воров и убийц, которые искали чем поживиться.
  Если парень не так выделялся среди серых толп, то девочка в красном платье привлекала к себе внимания разной швали. Они зашли в не большой бар, для того, что перекусить после дороги.
  - Две тарелки рамена, - он перевел взгляд на Аки, - ещё что-нибудь будешь?
  Русоволосая сделала смешную рожицу, старательно изображая мыслительный процесс. Это вызвало слабую улыбку на устах блондина. Он достал из кармана толстый кошелек, не стесняясь жадных и завистливых взглядов со стороны посетителей, и положил на стол пару купюр. Наруто уже хорошо знал девченку и понимал, что она делает это лишь для того, чтобы повеселить Узумаки. Быстро поев, они покинули помещение. У Фубуки были здесь дела, которые он должен был решить в скором времени.
  
  За всем этим внимательно следили два человека, которые по чистой случайности оказались в одном заведении с блондином. Их внимание привлек внушительный запас денег парня и его юный, и такой обманчивый, вид неопытного юнца.
  - Что думаешь, Арата? - поинтересовался тихим голосом брюнет у своего друга. Тот немного потер подбородок, после чего его губы растянулись в ухмылке.
  - Сосунок, который хочет казаться крутым. Это будет, как забрать конфету у ребенка. Не будем нападать в открытую, украдем девченку и запросим выкуп. Так мы вытрясем из него больше денег, а после этого убьем обоих и дело с концом, - ответил светлый шатен, своим хрипловатым голосом. - Боссу это обязательно понравится. Возможно, нас даже повысят, - на этом они поднялись, и, оставив пару монет на столе, направились за недавно вышедшими путниками.
  
  Найдя среднюю по стоимости гостиницу, Наруто снял комнату на двоих. Этого можно было и не делать, ведь его дело не должно было занять и часа, но он не хотел брать с собой Аки, и уж тем более оставлять её на улице одну.
  Комната ничем особым не выделялась. Две кровати, посредине которых, возле стенки, стояла тумбочка. Возле противоположной стены находился небольшой шкаф. Ванной комнаты здесь не было. Она была общей и располагалась в конце коридора.
  - На вот, почитаешь, пока меня не будет, - блондин достал из подсумка свиток и передал его в руки девочки. Она пару секунд покрутила его, после чего в ней заиграл интерес.
  - А что здесь, Нару-нии-чан?
  - Черт, сколько раз тебе повторять? Называй меня просто по имени. У меня прямо мурашки по коже, когда так говоришь. Прочитай его и сама все поймешь.
  - Ну, Нару-нии... - парень нахмурился при этом, - Наруто, что в этом свитке?
  - Надоедливая девченка!
  - Ну Наруто-о-о, - заканючила девочка, повиснув на руке Узумаки. Этой атаки, он выдержать не мог.
  - Интересная информация про сенсоров и их способности, - удрученно вздохнув, ответил молодой наемник, - Меня не будет час, максимум два.
  
  Двое мужчин стояли напротив двери в гостиничную комнату. За небольшую плату, они смогли узнать, в каком номере поселился молодой парень с девочкой. И вот, дождавшись, пока блондин уйдет, они начали действовать.
  - "Кто это ещё пришел? Неужели Нару-нии-чан, что-то забыл?" Сейчас открою, - без тени сомнения Аки открыла дверь, думая, что это вернулся её сенсей. Но какого было её удивление, когда вместо Узумаки, она увидела двух незнакомых мужчин, которые совсем не вызывали доверия.
  Всего пара секунд и возле лица девочки оказалась рука брюнета, в которой он держал платок. В нос Аки ударил резкий запах и её сознание помутнилось, а ещё через секунду, оно и вовсе покинуло маленькое тело. Арата приготовил мешок, в который они засунули девочку. После этого он достал из кармана клочок бумаги и кинул его на кровать. Свою часть работы они выполнили, теперь им оставалось дождаться "легких" денег, как думали два бандита на протяжении всей слежки.
  
  Встреча с нанимателем затянулась не на час, а на целых пять. Её пришлось перенести из-за появившихся проблем у заказчика. Наруто не спеша шел обратно в гостинцу. Больше здесь его ничего не держало, и, забрав Аки, он бы направился в страну Воды, где ему нужно было найти объект задания.
  Блондин купил немного еды, так как знал, что девочка в любом случаи захочет поесть, ведь он запретил ей покидать комнату, а просидеть пять часов без еды - это очень проблематично, особенно для растущего организма.
  Зайдя в гостиницу, ему сразу бросился в глаза мужчина, который сдавал комнаты. Он почему-то очень сильно нервничал и постоянно вытирал выступавший у него на лице пот. Наруто это сразу не понравилось, и он прибавил шагу. В комнате царил полумрак, так как на улице уже темнело. Неприятная тишина, которую Узумаки успел позабыть за то время, что русоволосая была с ним. Аки не было, и теперь он понял, почему хозяин заведения так нервничал. Он бросил взгляд на кровать и увидел записку:
  "Твоя девченка теперь заложница. Если хочешь, чтобы она осталась в полном здравии, то ты должен принести в заведение, которое называется "Хеби но Какурега"(логово змея), двадцать миллионов рё. Если не сделаешь этого до завтрашнего дня, то получишь девченку по частям".
  
  Хару даже понять не успел, как его шею сдавила сильная рука блондина. Узумаки с силой ударил мужчину спиной об стену. Сейчас у него была не лучшее настроение. Украли его ученицу, и он не собирался это так оставлять.
  - Кто это сделал? - прошипел Узумаки. Хару испуганно бегал глазами по лицу юнца, но больше всего его напугал удлинившийся зрачок и постепенно краснеющий глаз.
  - Я... я... я не знаю!
  - Лживый ублюдок! - он отпустил шею бедняги, но в следующую секунду правая руку хозяина гостиницы была заломлена за спину. - Лучше тебе говорить, если не хочешь здохнуть в мучениях.
  - Я не могу! Они убьют меня! - закричал Хару, когда услышал хруст собственных костей.
  - Ты даже не представляешь, что я сделаю с тобой, - губы блондина растянулись в ухмылке. Он держал мужчину за запястье, поэтому пальцы были направлены к Узумаки. Фубуки взялся за указательный и выгнул его. Раздался хруст, а за ним и крик владельца руки. Потом последовал средний и безымянный пальцы. Один за одним, блондин ломал их, пока пальцы не закончились на правой руке. После этого, Наруто заломил руку ещё сильнее, отчего та жалобно захрустела. - Вот мы и закончили с правой, перейдем к левой, - ухмылка переросла в оскал, и это не сулило мужчине ничего хорошего.
  - Стой! Стой, я все скажу, только прекрати это! - его жалкие потуги спасти свою шкуру остановили Фубуки. Он отпустил руку бедолаги и толкнул его ногой в спину. Хару болезненно поморщился от резкой боли в спине, но сейчас, его больше волновала своя жизнь.
  - Одного из них зовут Арата. Это светлый шатен. Его можно легко узнать из-за двух шрамов, что пересекают лицо. Второго зовут Торио. Он брюнет, всегда крутится вокруг Араты, - весь ответ хозяина гостиницы сопровождался тяжелым дыханием и слабыми стонами от боли в руке.
  - Где их можно найти и где находится заведение "Хеби но Какурега"?
  - Хах... там и можно. Это заведение принадлежит их боссу - Рафу. Редкостный ублюдок. Ты найдешь это логово в северной части города. Его ты не пропустишь.
  - Ясно. Ну, я, пожалуй, пойду, - Наруто направился к выходу из гостиницы, но его остановил тихий голос Хару:
  - Парень... лучше поторопись. Твоя девочка в опасности. Рафу - педофил, поэтому, чем дольше ты будешь тянуть, тем больше шансов, что она пострадает, - Наруто не обернулся и не остановился, он засунул руку в карман и достал оттуда монету, которой можно было оплатить пару дней в такой гостинице.
  - Спасибо, - монета полетела и, сверкнув в воздухе, упала рядом с мужчиной. Он внимательно посмотрел на кусок металла, который был раскален до красна и прожигал деревянный пол. Хару перевел взгляд на вход, но там уже никого не было.
  
  Долго искать не пришлось. Все, как и сказал хозяин гостиницы: это место было трудно пропустить. Двухэтажный особняк, который, на первый взгляд, мог показаться самым большим на этой улице. Над входом висела вывеска, название которой было указано в бумажке. Узумаки не стал тратить время на изучение постройки, ему не давали покоя слова, которые напоследок сказал мужчина. На входе его встретил амбал под два метра ростов. Тупая гора мышц, это первое, что пришло в голову блондину. Без тени сомнения, он сразу направился к нему.
  - Пацан, тебе вход запрещен, - усмехнулся мужик, - сосункам вроде тебя, играющим в воинов, давно пора баиньки.
  - Сосунок? У меня есть предложение, - улыбнулся Наруто и поманил указательным пальцем к себе. Амбал наклонил голову и тогда Узумаки прошептал ему на ухо, - Хочешь, я затолкаю твои слова обратно в глотку?
  - Ты... - закончить ему не дал кулак, который врезался в нос. Узумаки вложил немало чакры в удар, но для его запасов, это было не так уж и много. Двухметровая туша снесла дверь и влетела в бар, в котором сидело около двадцати человек. Гул тут же прекратился и все уставились на мертвое тело амбала, которому проломили череп.
  - Что это, черт возьми, такое?! - вскочив со своего места, проорал седоволосый мужчина. - Кто посмел?
  - Ох, я, наверно, помешал вам? - послышался насмешливый голос из прохода. Двадцать пар глаз устремились к блондину, который вытирал тряпкой кровь с кулака. - Просто ваш охранник не хотел меня пропускать.
  - Арата, это тот пацан, - заговорил брюнет. Наруто сразу отыскал его глазами, и, как и сказал хозяин гостиницы, рядом с ним стоял светлый шатен, у которого на лице было два шрама.
  - Принес деньги, пацан? - усмехнулся Арата, хотя в нем уже зарождался страх. Только что этот парень отделал Каташи, а он был не из робкого десятка. Да притом, он сделал это практически сразу, ибо звуков драки не было.
  - Я не собираюсь здесь болтать с вами. Скажите где девочка и, возможно, умрете быстро и безболезненно.
  - Арата, видимо, он решил нас попугать. Думаю, стоит переломать ему все кости и бросить подыхать, - предложил все тот же седовласый, - А девочка все равно боссу понравилась, поэтому ею ещё попользуются.
  Зал залил смех двадцать глоток, но у Наруто это не вызвало никаких чувств. Этим они вынесли себе приговор, он никого не собирался жалеть. Его рука лягла на рукоять катаны и по телу пробежала легкая дрожь от предчувствия веселья.
  Первым перестал смеяться мужчина, который находился ближе всего к блондину. Его глаза испугано расширились, когда он посмотрел в багровый глаз с вертикальным зрачком. Но не успел он даже обделаться от страха, как его голова отделилась от тела. Фонтан крови ударил вверх, обливая липкой жидкостью рядом стоящих.
  - Ну, что, повеселимся? - на лице Фубуки появился оскал и от него начала исходить синяя дымка, - Лучше вам нападать всем, ибо шансов у вас и так нет.
  
  Пять минут спустя все было кончено. По всему залу валялись трупы людей, хотя эти обрубки было тяжело назвать людьми. Единственным выжившим, но это ненадолго, был Арата, но его состояние было критическим. Разбитое лицо и отсутствие левой руки приносило ему много боли.
  - Где девочка, ублюдок? - Наруто с силой встряхнул мужчину, от чего тот закашлялся кровью.
  - Хех... наверно развлекается с боссом, - его губ коснулась ухмылка, но она быстро слетела, когда блондин сжал обрубок своей рукой. В ладони Узумаки появился сгусток чакры Кьюби и он приложил её к тому месте, где был ровный срез на левой руке мученика. По залу разнесся крик Араты, но он быстро перерос в хрип. Мужчина просто сорвал голос, не в силах терпеть адскую боль.
  - Подвал... она в подвале, - это были его последние слова, после чего, его лицо встретилось со стеной.
  
  Наруто шел не спеша, прислушиваясь к каждому звуку, пока, наконец, он не услышал плач ребенка. Пройдя ещё пару дверей, он прислушался. Да, звук шел именно отсюда. Ударом ноги он вышиб дверь, но картина, которая перед ним открылась, вызвала у него гнев. Аки лежала на кровати полностью раздетая, а её руки были привязаны к спинке постели. Не её теле были синяки и ссадины, следы недавних побоев. Видимо, ублюдок любил помучать своих жертв. Сам Рафу лежал рядом с девочкой, тоже раздетый. Наруто кинул взгляд на стол и увидел белые дорожки, которые остались после героина. Так же на столе стояла бутылка саке. Блондин подошел к своей ученице, которая тихо всхлипывала. Похоже, что она не до конца воспринимала происходящее. Он отвязал её руки и укутал в простыню. Следов крови не было, видимо этот червь отрубился от принятого, и не успел насладиться юным телом.
  Наруто хотел было уже уйти, но замер на месте. Он кинул косой взгляд на Рафу, после чего положил Аки в кресло.
  - Любишь развлекаться с детьми, да? - поинтересовался он у босса банды. Тот что-то невнятно пробурчал и перевернулся на бок. Ударом ноги, Наруто скинул его с кровати, после чего педофил зашевелился и попытался подняться, но у него все ещё не было сил. Тогда блондин перевернул Рафу на спину, и каблук его сапога уперся между ног главаря банды. Боль в пахе заставила быстро очнуться мужчину. Он мутным взглядом осмотрелся и остановил свой взор на парне, который возвышался над ним.
  - Ты кто такой, засранец? Умереть захотел? Хотя, ты себе и так уже могилу выкопал, - прохрипел педофил. Наруто взял с тумбочки кляп, который там явно не случайно оказался, и засунул его в рот мужчине. После этого, он сильнее надавил на яйца, от чего те издали неприятный звук, а лицо их владельца исказилось в гримасе боли. Фубуки сделал то, что хотел. Сегодня в мире стало на одного кастрата больше.
  
  Сейчас. Комната Мичи
  Этого она не могла забыть. Это был первый и единственный раз, когда Наруто допустил подобное. Все, что произошло в этот день, он сам ей поведал, даже не смотря на то, что Аки не просила этого. Мичи не понимала, зачем блондин это сделал. Возможно, он хотел показать ей, что в этом есть и её вина. Но так же нельзя было исключать то, что таким образом он пытался объяснить ей, что она важна для него, и он готов пойти на многое ради неё.
  Слезы больше не текли из глаз. Она опять могла рассчитывать на своего учителя. Он простил её, он заботился про неё также, как и во времена их совместного путешествия. В её сердце поселилась надежда... надежда на светлое будущее.
  * * *
  Самиель с интересом наблюдал за тренировкой на полигоне внутри дворца жрицы. Сейчас у детей вел урок мужчина, которого звали Хару. Пару раз седовласый слышал о нем, но видеть в действии не доводилось. Мастер холодного оружие сейчас объяснял плюсы и минусы того или иного оружия и это, судя по лицам детей, им очень нравилось, ведь чаще всего, Хару проводил изнуряющие тренировки.
  Самиель сидел на крыше здания, чтобы не привлекать к себе внимания детей, а их сенсей был предупрежден о том, что во дворце жрицы появился нежданный гость. Сзади послышались легкие шаги, и, бросив взгляд через плечо, седоволосый увидел Какаши, который, как и в старые добрые времена, читал книгу эротического содержания.
  - Интересуешься молодым поколением, Наруто? - Хатаке стал рядом с ним и, убрав книгу в подсумок, тоже стал наблюдать за лекцией.
  - Можно и так сказать. Должен же я знать, как выглядит наше будущее, - усмехнувшись, ответил Самиель.
  - С чего бы это ты так заговорил? - разглядывая своего бывшего ученика, поинтересовался Хатаке. Наруто почесал голову и призадумался.
  - Мне кажется или те дети показывают на тебя? - Какаши улыбнулся под маской. Сменил тему, видимо, бывшему Хокаге было не суждено рассчитывать на откровение седовласого. Он посмотрел вниз. И вправду, черноволосый паренек, которого звали Ичиро, указывал на него рукой и что-то говорил своим друзьям.
  - Знаешь, недавно мне задал вопрос один из этих учеников: "Есть ли хоть один человек, которому по силам сражаться с Советом?". Это был неожиданный вопрос, но в моей памяти сразу всплыл твой образ. Таких, как ты, больше нет, Наруто. Ты наша надежда, хотя эти дети и не догадываются про это. Возможно, ты ненавидишь нас, но я верю, что именно ты принесешь мир на эту землю.
  - Ненависть? Не неси чепухи, во мне нет ненависти к вам, я не хочу мстить. Я не такой балван, как Саске, чтобы идти на поводу у своих чувств. Говоришь, я ваша надежда? Возможно и так, но спасти этот мир была моей судьбой с рождения. Тупое пророчество, бремя которого приходится нести мне.
  - То самое, про которое говорил Джирайя-сама? - седовласый кивнул, - А я думал, что это все выдумка.
  - Поговорил бы ты с жабой, которая предсказала это пророчество Джирайе, был бы другого мнения.
  - Не знал, что ты подписывал договор с жабами.
  - Я и не подписывал. Я попросил Джирайю, что он призвал меня на Мебёку, - Хатаке хотел ещё что-то спросить, но его жестом остановил Самиель, - Иди, тебя уже ждут внизу.
  Спустится вниз Какаши не дал человек, который появился справа от него.
  - Что-то случилось?
  - Какаши-сан, - мужчина встал на одно колено, - недалеко от входа в город замечено два человека.
  - И что? Нужно докладывать про двух путников лично мне? - хмуро спросил Хатаке, внимательно изучая мимику лица стоящего перед ним человека.
  - Понимаете... на этих двоих плащи Акацуки, - губы Самиеля растянулись в ухмылке, - Предположительно, это двое членов Совета Восьми.
  - Что значит, предположительно? Вы не можете точно узнать?!
  - Все, кого мы посылали, не вернулись. Единственная информация, что мы имеем, так это то, что на них плащи Акацуки.
  - Проклятие! Сообщи Джирайе-сама и Мэй-сан об этом, а мы направимся к вратам, - мужчина поклонился и быстро удалился с крыши. Хатаке перевел взгляд на седовласого, и ему в глаза сразу бросил усмешка на лице Самиеля, - Вижу, тебя это забавляет.
  - Нет. Я просто чувствую, что сегодня будет необычайно весело.
  
  
  Глава 6
  - Что вам удалось узнать? - спросил Какаши, смотря со стены в лес, в котором находились нарушители.
  - Полчаса назад группа из пяти человек наткнулась на двух людей, которые были одеты в плащи с красными облаками. Четыре были убиты, а последнему удалось бежать, но он умер от отравления йокай, предположительно она принадлежит Хачиби или Некомате, - отрапортировал солдат в красных доспехах. - Стычка произошла где-то в километре от города, в юго-западной стороне.
  - То, что ваш солдат выжил, это не везение. Они специально его отпустили, чтобы он предупредил вас, - заговорил Самиель, приподнимая повязку над правым глазом и осматривая им местность. В том направлении, что указал солдат, он увидел два очага чакры, знакомой чакры.
  - Ты что-то видишь? - поинтересовался Какаши у седовласого.
  - Да. Знакомая йокай. Это Хачиби, - усмехнулся парень, пряча риннеган.
  - Откуда ты узнал это? - спросил все тот же солдат. - И почему ты решил, что они хотели, чтобы про них знали?
  - Откуда я знаю? - пожал плечами Самиель. - Вот пойду и спрошу у них. - Хлопок, и он уже стоит внизу перед воротами. Седовласый кинул взгляд на стену и увидел удивление лица людей, которые взирали на него сверху. Его губы растянулись в ухмылке, и он направился вглубь леса.
  - Что это за дурак, Какаши-сан? - взволновано спросил солдат у Хатаке. Тот спрятал глаз рукой и потер пальцами виски.
  - Единственный человек, который может в одиночку сражаться с Советом, - по голосу Какаши можно было понять, что он улыбается.
  * * *
  Солнце слегка пробивалось сквозь густые зеленые кроны, и все вокруг было в бледных золотистых бликах. Самиель не прятался в тень, уверенно шагая по направлению, в котором он видел два очага чакры. Ровная и широкая дорожка уводила его все дальше в дремучий лес.
  Прошло минут десять, и он, наконец, вышел на небольшую полянку. Вокруг выложенного камнем кострового места квадратом лежали поленья. На них, друг напротив друга, сидели два человека. Спиной к Самиелю сидел рослый мужчина. На виду была лишь его голова со смуглой кожей и белыми волосами. Рядом с ним лежали восемь катан. Напротив него сидел молодой парень. Его красные волосы свободно развивались на ветру, а на лбу красовался иероглиф, который он сам себе поставил в детстве. Круги под глазами дополняли образ. Оба этих человека были знакомы Самиелю.
  - Би-сан, у нас гости, - заговорил безэмоциональным голосом красноволосый. - Я его ещё не встречал.
  - Ты же не думал, что можешь запомнить все лица, Гаара, - отсутствие рифмы и серьезность голоса, удивила седоволосого. Не таким он запомнил человека, который учил его когда-то искусству владения меча. Мавр повернул голову назад, внимательно осматривая седовласого. - Ты кто такой?
  - Зовите меня Самиель, - от его взора не скрылось то, что песок, который покрывал всю поляну, начал шевелится у него под ногами. В мгновение ока из песка вырвались щупальца, которые обвили тело седовласого, полностью укутывая его. Би перевел взгляд на своего спутника, который руками манипулировал землей.
  - Песчаный гроб, - песок сдавил со всех сторон Самиеля. На лице Гаары застыло легкое удивление, ведь он ожидал услышать крик боли и увидеть, как его песок окрасится в багровый цвет. Мавр указал пальцем ему за спину, и, повернув голову, красноволосый увидел целого и невредимого слепца. - Вижу, повязка лишь украшает твою голову.
  - Ты очень интересный кадр, Самиель. Сколько ты потратил чакры на это перемещение? Я практически не почувствовал её, - губы Би растянулись в слабой улыбке.
  - Да... вы сильно изменились с нашей последней встречи, - покачав головой, произнес седовласый.
  - Разве мы знакомы? - поинтересовался мавр, - Я бы тебя точно запомнил.
  - Дам тебе небольшую наводку: когда-то давно, мы поклялись друг другу, что сразимся за титул сильнейшего мастера владения катаной, а также, раз и навсегда узнаем, кто же все-таки сильнейший джинчурики, - услышав эти слова, Киллер Би удивленно уставился на парня. Да, когда-то, много лет назад, он давал такую клятву блондинистому пареньку, который подавал большие надежды.
  - Вы знаете его, Би-сан? - поинтересовался Гаара. Он не боялся повернуться спиной к седовласому, ведь уже давно не боялся смерти. Этот врожденный инстинкт, который был присущий всем живым существам, просто исчез за не надобностью.
  - Если я не ошибаюсь, то ты тоже с ним хорошо знаком. Ты ведь Наруто? - красноволосый перевел взгляд за спину. Что-то знакомое, что-то родное было в чертах лица слепца, но не столько, чтобы его можно было сразу же узнать. Но за годы совместных выполнений миссий, Гаара полностью начал доверять словам джинчурики Восьмихвостого.
  Самиель ожидал хоть какого-то проявления чувств, но Гаара даже бровью не повел, услышав имя своего давнего знакомого. Тоже самое происходило и с Би. Оба этих человека вели себя так, будто их не удивляло то, что перед ними стоит парень, который умер пять лет назад.
  - А я посмотрю, вы оба не больно удивлены тем, кто я, - усмехнулся седовласый. Он снял с себя повязку, показывая свои глаза. Сейчас нельзя было играться, эти противники были не того уровня, чтобы чувствовать себя расслабленно в их присутствии. Самиель заметил движение руки Би, и в тот же момент ему пришлось пригнуться, чтобы сохранить свою голову на плечах. Мавр хотел нанести удар коленом в лицо, но так и не достиг цели. Седовласый руками заблокировал колено, после чего быстрым движением схватил Восьмихвостого за запястье руки, в которой находилась катана. Крутанувшись вокруг своей оси, он швырнул Би в ближайшее дерево. Швырок был сильным, поэтому первое дерево не остановило полет мавра.
  Риннеган заметил движение песка с боку, который принимал образ пик. Опять применив перемещение, седовласый оказался в том месте, откуда все началось.
  - Ты стал намного сильнее, - поднимаясь и отряхиваясь, произнес Киллер Би. Он не спеша подошел к красноволосому и остановился возле него, - Если одолеешь нас, то так и быть, я тебе кое-что расскажу.
  - У меня складывается чувство, что вы именно меня и ждали, - доставая из подсумка свиток, сказал Самиель. Подав в печать немного чакры, он распечатал из свитка катану, которая была в красных ножнах. Её рукоять была в черном переплете. - И если мне нужно убить вас, то не думайте, что это меня остановит, - он внимательно следил за тем, как Би подошел к полену и взял ещё одну катану. - Что это? Неужели ты думаешь, что я все тот же пацан, которого ты не воспринимал всерьез?
  - Мне хватит и этого, - усмехнулся Киллер. - И если сможешь убить меня, я поведаю тебе часть информации.
  - Позабыли страх смерти? Тогда я напомню вам, что это такое, - доставая из ножен клинок, произнес седовласый. Катана переливалась разными цветами, но больше всего выделялся ярко-красный отблеск.
  - Новое оружие? - поинтересовался Би. Он посильнее сжал рукояти, готовясь в любой момент напасть.
  - Оказалось, что у лидера Узумаки была не одна катана, - Самиель вставил клинок в землю, и его руки затанцевали причудливый танец. - Райтон: Столб света!
  От парня начал исходить свет, который залил всю поляну, и видеть нормально мог только один человек. Силуэт седовласого пропал, и он появился позади мавра, намериваясь нанести смертельный удар. Но какого же было его удивление, когда его выход заблокировали две катаны Би.
  - Не думал же ты, что я попадусь на технику из собственного арсенала?! - в этот момент начал действовать Гаара. Пара пасов рукам, и на Самиеля несется волна песка, намереваясь схватить его, но быстро ушел с линии атаки, отскакивая в сторону.
  - Я бы на твоем месте смотрел под ноги, - послышался насмешливый голос мавра. Седовласый кинул взгляд себе на ноги, которые были схвачены песком. Но не это привлекало внимание, а то, что в песке были взрывные печати.
  * * *
  Джирайя и Мэй только сейчас добрались до стены, на которой уже собралось пару десятков шиноби и простых солдат. Они сразу же направились к Какаши, который раздавал приказы. Рядом с ним стояла брюнеткаи, которая постоянно что-то спрашивала у него. Одета она была в просторные темно-зеленые штаны, а сверху серая майка, поверх которой был черный жилет.
  - Здравствуй, Хана, - поприветствовал девушку Джирайя, она быстро повернулась и поклонилась. - Какаши, докладывай.
  - К нам пожаловали члены Совета, - пожал плечами Хатаке.
  - Я так понимаю, что туда направился Он? - поинтересовалась Мэй. - И именно поэтому я не увидела шиноби, которые должны готовится к атаке.
  - На всякий случай, отряд уже сформирован, но думаю, что если начнется бой, то там смогут выжить только монстры вроде них, - ответил Какаши.
  Все это время Хана удивленно переводила глазами с одного человека на другого. Про кого они говорили? Этот "он" направился туда сам, не дожидаясь специального отряда?!
  - Какаши-сан, Мэй-сан, про кого вы говорите? Кто туда направился? - Мэй хотела было что-то сказать, но её одернул Джирайя и прошептал на ухо:
  - Он убил её брата, поэтому ей лучше не знать, - женщина понимающе кивнула и внимательно посмотрела на брюнетку, которая ожидала ответа.
  - Личность этого человека засекречена, Хана, поэтому мы не можем тебе рассказать, - ответил за рыжеволосую Какаши. Девушка удивленно на него посмотрела, но промолчала, хотя в её голове зарождались новые вопросы.
  - Все, что нам остается, так это ждать,- задумчиво произнес Джирайя.
  Внимание всех, кто находился на стене, привлек взрыв, который раздался с той стороны, куда направился седовласый. Пыль поднялась вверх, но она склубилась под чем-то прозрачным, и начала оседать обратно на землю.
  - Барьер? - удивленно прошептал Какаши.
  - Совсем не чувствую чакры... Он не хочет, чтобы битву засекли, - высказал свою догадку Джирайя.
  - Что же там происходит?.. - произнесла Хана. Её взгляд был приковал к столбу пыли, а в голове витали разные мысли, насчет того, кто мог бы драться в одиночку с членами Совета.
  * * *
  Пыль уляглась и пред двумя членами Совета предстал изменившийся седовласый, хотя на данный момент, он таковым не являлся. Взрыв разорвал одежду, и от неё остались лишь ошметки. На руках заметно отросли когти, а во рту удлинились клыки, которые теперь выпирали из-под верхней губы. Волосы отросли и приобрели рыжий цвет. От всего тела Самиеля исходила красная дымка.
  - Быстро же я перешел на второй уровень, - задумчиво произнес рыжеволосый, осматривая свои метаморфозы, - Давно я не использовал его.
  - Судя по тому, что ты пережил взрыв, твое тело окрепло, - высказал свои догадки мавр. - И...
  - Нет, - оборвал его Гаара. - Его тело не окрепло, оно...
  - Регенерировало, - усмехнулся Самиель.
  - Кьюби хорошо о тебе заботится, - произнес Би. Его тело начала покрывать бурлящая жидкость, которая за пару секунд стала покровом с одним хвостом.
  - Всего один? - удивился рыжеволосый. - Я думал, что с бессмертными телами, вам не страшна йокай.
  - Так-то оно так, но биджу всегда хочет захватить разум, а мне не сильно хочется, чтобы Хачиби обрел такое тело.
  Взгляд Самиеля скользнул по Гааре, который до сих пор не выражал никаких эмоций.
  - Тогда он...
  - Во мне нет биджу, Наруто, - ответил на его немой вопрос красноволосый, - И мой разум не подчинен Шикаку.
  - Все интересней и интересней. Куда же Мадара дел Шикаку?
  - Это не твое дело, Самиель, - грубо бросил Киллер Би, - сейчас у нас бой, а не дружеская беседа, поэтому продолжим.
  - Здесь ты прав, с тобой не поспоришь,- руки рыжеволосого опять замелькали и, вздохнув в грудь побольше воздуха, он мысленно произнес: "Фуутон: Испепеляющее дыхание Кьюби!". В сторону двух членов Акацуки понеслась сильная струя горячего воздуха, которая нагревалась с каждой секундой. Деревья позади вспыхнули, как спички, а песок на земле, от высокой температуры начал плавится.
  Би и Гаара не спешили убегать, им не стоило беспокоиться про раны, которые мгновенно заживут. Но красноволосый слишком сильно расслабился, позабыв про недостаток своего песка. Кожа на его тела тоже начала таять, стекая вниз.
  - Его песок - это его слабость перед огнем, - прекратив действие техники, произнес Самиель. - Хотя не каждый шиноби может вложить достаточно много чакры, чтобы сделать огонь нужной температуры, - добавил он, смотря, как мавр обрастал кожей, которая появлялась из воздуха. Гаара сделал шаг, после чего замер не в силах ступить дальше. - Это задержит его, но думаю, что ненадолго.
  - Почему ты думаешь, что я его не разобью? - поинтересовался Би.
  - Потому что ты, как и я, хочешь закончить наш затянувшийся бой, - ответил рыжеволосый. Они начали не спеша отходить от Гаары, ступая осторожно, смотря при этом в глаза противника. Когда они отошли где-то на тридцать метров, оба замерли и стали в стойки. Самиель пригнул колени, поворачиваясь боком. Обе руки покоились на рукояти, а сама катана находилась рядом с лицом параллельно земле. Именно так его обучал Киллер Би. Воин не должен показывать свое тело полностью, чтобы не указывать врагу уязвимые места. Мавр повернул одну катану так, чтобы лезвие было параллельно руке. Его стояка особо ничем не изменилась, он только немного согнул колени, готовясь в любой момент бросится в атаку.
  Подумал сильный ветер, который заставил деревья согнуться, и, срывая с них листья, закружился вокруг двух шиноби, которые только и ждали сигнала, любого намека, чтобы броситься в бой. Ветер стих, а листья, которые он оторвал от кроны, начали оседать на землю, и как только последний из них коснулся почвы, силуэт Би смазался. В эту же секунду рыжеволосому пришлось блокировать удары мавра, которые посыпались с огромной скоростью. Он не наносил их с разных сторон, Киллер вращал своим телом, а его руки постоянно наносили удары сверху, не давая возможности своему противнику на ответную атаку.
  В последнюю секунду риннеган заметил смену положение катаны в правой руке мавра. Теперь клинок несся не кромкой меча, а своим острым концом, намереваясь насадить рыжеволосого, как на шампур. Резкий уход влево и катана вошла не в плоть, а в землю. Не теряя и секунды, Самиель крутанулся, намереваясь разрубить своего противника, но тот ловко отпрыгнул назад, отделываясь лишь разрезанным плащом.
  Они опять замерли, и после короткой паузы, начали медленно шагать по кругу на равном расстоянии друг от друга. Рыжеволосый опять занес катану параллельно земле, выжидая момента для атаки. Мавр сосредоточено наблюдал за ним, не желая пропустить и малейшего движения. Теперь он держал катаны нормально, чтобы быстро отвести выпад или просто заблокировать удар Самиеля.
  Этот бой был основан исключительно на мечах, ни о каких техниках не могло быть и речи. Ещё пару шагов, после чего оба джинчурики замерли. Самиель дернулся, и начал атаковать в лобовую.
  "На что он надеется, атакую в лоб?" - усмехнулся своим мыслям Би, но его глаза широко расширились, когда рыжеволосый начал падать вниз.
  "Предать телу максимальное ускорение, чтобы нанести мгновенную, смертельную атаку!"
  Лишь на первый взгляд могло показать, что Самиель падает. Он лишь подался вперед, и максимально приблизился к земле, чтобы ускорить свое тело. В полуметре от мавра, он сделал замах катаной, в следствии чего, Би отсекло руку. Хотя эта атака его обескуражила, но все же он смог уклониться, отделываясь лишь своей рукой. Но разве для его тела, это такая проблема?
  - Что это была за атака? - ошеломленно произнес Би.
  - Не думал же ты, что я не развивался в плане оружия? - усмехнулся Самиель, останавливаясь в пяти метрах от мавра и с интересом глядя на то, как отрастает конечность мавра. - К твоим урокам я добавлял свои личные разработки. Эту технику я назвал Хиноде*(Восход). А теперь, будь добр, рассказывай.
  - Ты не уби... - закончить ему не дал тот факт, что на его плаще появилась полоса от разреза. Она шла от бедра и до груди. - Когда?..
  - Атака была настолько быстра, что ты даже не заметил того, что получил смертельное ранение. Думал, что увернулся, но ты сильно ошибся, и вместе с рукой, потерял жизнь. Хотя для тебя это не так страшно. А теперь наш уговор: смерть в обмен на информацию.
  - Ха-ха-ха, ну что же, сам поставил условие. Это секретное задание, которое нам поручили в столице. Кроме меня и Гаары, больше никого нет, - ответил Киллер Би, снимая с себя разрезанный плащ, который только мешал его движениям. Из покрова показался ещё один хвост, и это означало то, что мавр собирался браться за дело всерьез.
  - Что за задание и кто его дал? Мадара?
  - Пока хватит. Остальное узнаешь потом.
  - Второй раунд? - усмехнулся Самиель, принимая стойку.
  - Я хочу насладиться этим боем.
  
  Это была завораживающая битва, нет, это был танец, танец, который приносил смерть. Это был бой мастеров, которые не один год оттачивали свое мастерство. Каждое движение идеально, лишено любого изъяна. Ученик и учитель. Два человека, которые уже давно должны были быть мертвы, но до сих пор сотрясали этот мир своей силой. Их нельзя было прировнять к обычным шиноби, они просто не поддавались понятию этого слова. Их сила не знала границ, ибо их даже людьми назвать было нельзя. Оба сильны, быстры, умны. Каждое столкновение их клинков выбивало сотни искр, и сотрясало землю. Два воина, которые выходили за рамки человеческого понимания.
  Самиель понесся на Киллера, обходя его сбоку, но это не могло укрыться от глаз мечника с многолетним опытом. Он отвел выпад рыжеволосого в левую сторону, а его правая рука с катаной понеслась к плечу парня, намериваясь отсечь левую руку. Быстрый уход вправо и клинок рассекает воздух. Самиель попытался провести подсечку, но Би подпрыгнул, в попытки избежать падения.
  - " В воздухе нельзя уклониться", - пронеслась мысль в голове парня, и он крутанулся сильней, после чего оттолкнулся от земли. Расстояние было слишком кротким, чтобы направить катану в тело мавра, поэтому в солнечное сплетение ударил кулак, который был заряжен чакрой, а если учесть, что сила Самиеля возросла на втором уровне, то удар вышел очень мощным. Киллер проехал пару метров, оставляя ров от ног на земле. Удар был очень ощутимым, но от фатального состояния его спас покров, который поглотил часть атаки. Рыжеволосый сильнее сжал рукоять катаны. Ему сейчас было не до боли в руке, которая регенерировала после соприкосновения с чакрой Хачиби.
  На размышления не было времени, ведь каждая доля секунды могла сыграть свою роль, поэтому оба противника опять закружились в причудливом танце, пытаясь найти слабое место в защите своего оппонента и нанести туда удар.
  Бой продолжался уже пятнадцать минут, и даже такой зверь, как Самиель, с его неимоверной выносливостью, начинал уставать, хотя он и слабо это ощущал. Но такая вещь, как усталость, совсем не волновала Киллера Би. После очередной стычки, они отпрыгнули друг от друга, выжидая момента, чтобы в мгновение ока бросится в атаку.
  - "По нему и не скажешь, что деремся уже минут пятнадцать, - подумал рыжеволосый, внимательно следя за своим оппонентом. - Если так и дальше продолжиться, то я просто выдохнусь и он добьет меня... Хотя о чем я думаю? Он бессмертен, сколько бы раз я его не убил, он восстановится опять", - он замер на месте, осознавая, что затягивать бой будет бессмысленно.
  - Что такое? - удивился Киллер Би, - Неужели ты уже предался отчаянию?
  - Сколько мы ещё сможем продолжать? Час, два? Я-то не такой живучий, как ты, - усмехнулся Самиель, - тем более, скоро к нам присоединиться наш общий друг.
   - И что ты предлагаешь? - поинтересовался Би, наблюдая за тем, как рыжеволосый вскинул голову вверх, смотря на облака.
  - Как бы я хотел быть облаком... Избавится от всех своих проблем и просто лететь по небу, наблюдая за людьми, - прошептал себе под нос парень, он перевел взгляд на Би, который с интересом наблюдал за ним. - Ничего, просто хотел все обдумать.
  - Ну и как?
  - Пора с этим заканчивать, - от него ударила волна красной чакры, которая выжигала землю, но до мавра она не дошла. Земля пошла трещинами на расстоянии в пару метров от него. Киллер почувствовал ужасное давление чакрой, даже не смотря на то, что сам являлся джинчурики и сейчас находился в покрове. Рыжие волосы поднялись вверх и начали колыхаться на ветру, а завершали образ глаза, которые стали светится от поступающей в них чакры. Не произвольно у Би появились ещё два хвоста из йокай.
  - "Давно... очень давно я уже не испытывал это чувство. Внутри зарождается тревога, и разум будто кричит мне бежать подальше от этого монстра, - подумал мавр. Сейчас, впервые за много лет, он почувствовал страх перед человеком, который превосходил его по силам. Вот она - мощь Кьюби, сильнейшего из биджу. - И если подумать, то это не предел его возможностей. Думаю, он способен обращаться в Лиса".
  Самиель сделал шаг, и землю под его ногами будто разорвало. В этот же момент, он просто исчез из видимости советника. Секунда, нет, даже доля секунды, и Би получил удар в спину. В этот раз сила удара была в два, а то и три раза сильнее, и он кубарем полетел по земле. Мавр сразу же вскочил, осматриваясь, но рыжеволосого нигде не было видно.
  - "Это было перемещение, но уже без печатей. В этой форме, в нем полностью пробуждается кровь Намикадзе, - от мыслей его отвлек свист, который издавала катана разрезающая воздух. Осматриваться не было времени, поэтому он пригнулся, пропуская над головой лезвие. Не успел Киллер даже голову повернуть, как в неё врезалось колено Самиеля, опять заставляя Би катится кубарем. - Покров спасает меня от переломов, но надолго ли?".
  Самиель определился с последней атакой, которая должна была стать финальной. Ему нужна была информация, и он намеривался заполучить её любой ценой, а сбежать всегда будет время. Он появился спереди Киллера и понесся на него, но в этот раз медленнее. Мавр приготовился к защите, но он опять удивился, смотря на то, что делает рыжеволосый. Он оттолкнулся от земли, и в воздухе начал закручиваться с большой скоростью. Сейчас парень напоминал сверло, которое было готово снести все на своем пути. Времени на отступление не было, поэтому Би скрестил свои катаны перед грудью. Острый конец клинка Самиеля точно попал в пересечение, которое сделал Киллер, выбивая при этом множество искр. Советник хотел уже перевести удар в землю и нанести удар в спину парня, но случилось непредвиденное. Послышался треск металла, после чего оба клинка мавра сломались, пропуская вперед конец катаны рыжеволосого.
  Время будто застыло. Парень уже не крутился, а твердо стоял на ногах. В глазах Би застыло удивление, которое быстро прошло. Его взгляд упал на грудь, которую теперь "украшала" катана Самиеля.
  - Ты победил, - как-то облегченно улыбнулся Киллер Би. Он вздохнул полной грудью, словно действительно собирался умирать. - Сюда нас послал Кабуто, и нашей целью был риннеган. Твой риннеган, Наруто, - парень не проявлял никаких эмоций, слушая это, - Этот змей знает, что ты жив, он знал это ещё до начала войны, но ничего не сказал Мадаре. Он ведет свою игру, из которой хочет выйти хотя бы не победителям, но с трофеями.
  - И что теперь? - грубо спросил Самиель, ожидая атаки от мавра, но этого не последовало. Его улыбка стала лишь шире.
  - Это конец, Наруто, - на лице парня отразилось непонимание, - Кабуто властен над нашими телами, но не над чувствами. Мою душу больше не держит клятва, которую мы когда-то давали друг другу, - кожа на его теле стала тлеть и опадать. - Ты победил меня, теперь ты сильнейший, - вслед за кожей, в пыль начало превращаться и тело. - Девочка... Мичи... она во дворце Мадары... она ждала тебя... она верила в тебя... Спаси свой свет, Наруто! - из последних сил произнес Киллер Би, после чего его тело окончательно рассыпалось. Рыжеволосый кинул взгляд на прах джинчурики, в котором осталась одежда, пара поломанных катан и кунай со странной печатью, которая была привязана к кольцу на рукояти.
  "Видимо с её помощью, он подчиняет себе волю мертвых", - Самиель скривился от своих мыслей. Использовать мертвых для своих целей - это ниже достоинства любого воина. Но для такой змеи, как Орочимару или его верного пса - Кабуто, это обыденно и нормально. Парень подобрал клинки, после чего направился к Гааре, который все также был скован своим песком.
  Не долго думая, рыжеволосый ударил кулаком по застывшему человеку, отчего тот разлетелся вдребезги, а уже через пару секунд вновь начал образовываться из воздуха. Он сразу же сделал пас руками, чтобы песок атаковал Самиеля, но этого не произошло.
  - Чтобы снова добыть свое оружие, тебе придется перемолоть землю под ногами, - произнес парень, садясь на поленья, располагаясь лицом к красноволосому. - Но я не дам тебе этого сделать.
  - Где Би-сан? - поинтересовался Гаара, но сразу догадался, что случилось, увидев две сломанные катаны. - Он...
  - Надеюсь, он попал в более приятное место, чем это, - горько усмехнулся рыжеволосый. - А что ты, Гаара? Хочешь продолжить бой?
  - Конечно нет, - вздохнул бывший джинчурики, - но приказ Кабуто пульсирует у меня в голове, заставляя подчиняться.
  - Посмотри кем ты стал, Гаара, - тихо сказал Самиель, смотря в глаза своего друга, - Когда-то мы с тобой договорились, что больше никому не будем подчиняться. Что нашу судьбу никто не посмеет решать за нас. А сейчас... ты превратился в куклу, которая выполняет любой приказ.
  - Думаешь, у меня был выбор? - зашипел красноволосый, - Думаешь, я получал удовольствие, когда воевал против своей же деревни, против своих родственников и друзей?.. У меня не было выбора.
  - Выбор штука такая, - усмехнулся рыжий, - Сегодня его нет, а завтра он есть.
  - И что это значит? - поинтересовался Гаара.
  - Вспомни тех, кого ты любил, вспомни то, за что боролся всю жизнь. Ты жил ради всего этого, и умер, защищая дорогое тебе. И сейчас ты говоришь, что у тебя нет выбора?! - в голосе парня появились нотки ярости, - Ты сделал свой выбор, когда решил защитить своих друзей от смерти. Это был твой выбор и никого другого. Если бы ты захотел, то сопротивлялся воле Кабуто. Ты бы не дал ему использовать тебя, как игрушку.
  - Что ты можешь знать, о том, что мне пришлось пережить? - зарычал Гаара, - Ты, человек, которой отрекся от всего и от всех!
  - Я знаю то, что тот Гаара, которого я знал, никогда бы не сдался раньше времени, а пошел бы до конца, вырывая свою свободу! - глаза красноволосого расширились от удивления. - А сейчас предо мной пустышка, которая пляшет под дудку кукловода.
  - Если ты не знал, то это всего лишь оболочка для души, - горько усмехнулся Гаара.
  - Главное не то, что снаружи, а то, что внутри, Гаара. Твоя душа сильна, и если ты захочешь, то избавишься от узд Кабуто. Вспомни все, ради чего ты жил, и задумайся над тем, чего ты хочешь: быть марионеткой в руках этого ублюдка или защитить дорогих для тебя людей?
  - Защитить, - прошептал Гаара.
  - Что? - громко переспросил Самиель.
  - Я хочу защитить дорогим мне людей! - крикнул во все горло красноволосый, сам себе удивляясь. Он уже давно не повышал голос, да вообще, проявлял столько экспрессии. Он увидел ухмылку на лице рыжего и его внимания привлек тот момент, что с рук стала отрываться кожа. - Что это?
  - Ты освободился, Гаара. Перед "смертью", Киллер мне сказал, что Кабуто властен только над вашими телами, а управлять эмоциями ему не под силу. Твоя душа жаждет защищать, поэтому её не смогут сдержать узы подчинения.
  - Неужели все кончено? - спросил у него Гаара, не веря в то, что он теперь сможет уйти на покой, - Неужели этот проклятый сон закончиться?
  - Да, друг мой, - вздохнул Самиель, смотря на то, как начал рассыпаться красноволосый. - Ты сделал свой выбор, выбор свободного человека.
  Гаара улыбнулся, и перевел взгляд на небо. - "Такое прекрасное и мирное... как я хочу оказать там, рядом с вами, Темари... Канкуро... Матсури... прошу, подождите ещё немного".
  - Спасибо... брат, - это были последние слова бывшего Казекаге Селения Песка, после чего его тело полностью обратилось в прах. Подул сильный ветер, который закружил на поляне, поднимая в воздух листья и то, что осталось от Гаары Пустынного.
  - Вы оба прожили достойную жизнь, и должны были уйти на покой ещё пять лет назад, - тихо произнес Самиель. Его волосы опять стали серыми, клыки и когти пропали. - Но эти ублюдки решили ещё помучать вас. Клянусь, я отомщу им, и никто больше не потревожит ваш сон, - парень поднялся с бревна и, подобрав оставшиеся катаны, направился обратно к воротам Кадо. Он не хотел применять перемещение, сейчас седовласый хотел пройтись пешком, обдумывая то, что ему удалось узнать сегодня.
  * * *
  Темное помещение, которое освещалось только четырьмя свечками, стоящими на столе. За ним восседали семь человек, хотя мест было на девятерых. В темноте блеснул шаринган, внимательно всматриваясь в каждого члена Совета.
  - Где Киллер Би и Гаара? - задал наиболее интересующий вопрос истинный лидер Тэно. Но ответом ему была тишина, которая могла угнетать многих, но только не этих людей. - Все языки проглотили?
  - Их нигде нет, - наконец-то падал голос синекожий мужчина. Его маленькие, но нагоняющие ужас на врагов, глаза впились в шаринган Учихи. - Они пропали ещё вчера, но охрана не видела их.
  - Что значит пропали, Кисаме? Не могли же они без ведома уйти? Или могли... Вы видели Кабуто?
  - Тоже пропал, - отозвался мечник, - Неужели...
  - Пропали два джинчурики, пропал человек, который может ими управлять. Все вырисовывается в истинном свете.
  - Что прикажете делать, Мадара-сама? - поинтересовался Кисаме.
  - Джинчурики - основная сила моей армии. Нет смысла искать Би и Гаару, нужно отыскать Кабуто, но я займусь этим лично. Ваша задача: это напасть на Кадо, перед этим устраняя их базы. Все, можете идти, - шесть человек встали из-за стола и, поклонившись, покинули комнату, оставляя Мадару самого.
  Его руки потянулись к затылку, и он стянул с себя оранжевую маску. Во мраке было тяжело разглядеть лицо, но можно было заметить шрамы, которые на нем были. Мадара устало потер виски, пытаясь прогнать неприятные мысли, которые так и норовили затуманить его разум.
  - Кабуто... змей, решил начать играть в свою игру? - прошептала Учиха. - Думаешь, я позволю тебе? Это я дергаю за ниточки, а не ты.
  * * *
  На стене уже собралась приличная толпа людей, которые с трепетом ждали развязки. Один воин против двух членов Совета, с которыми один на один была практически невозможно справиться. Это не могло не вызывать восхищение перед человеком, который отважился выступить против таких противников. После взрыва, который сотряс землю, никаких звуков битвы не было слышно, лишь десяток человек знали о том, что место боя было накрыто барьером.
  Шаринган Какаши заметил движение в тени деревьев и уже приготовился к худшему, но на свет солнца вышел седовласый парень в обрывках одежды, который нес за спиной сверток с катанами. Многие изумленно смотрели на смельчака, шепча о том, что это не вероятно. Другие с подозрением взирали на него, ожидая подвоха во всем этом. И лишь трое людей знали точно, что сегодня Совет Восьми сократился на два места.
  Парень прошел ещё пару метров, после чего его силуэт смазался и он уже стоял рядом с Джирайей. Саннин с интересом смотрел на него, особенно в глаза бросался шрам, который был оставлен ожогом, а если учесть, что ожог был на всю левую руку, то попал седовласый в совсем необычный пожар.
  - Что там произошло? - напряженно спросил Какаши.
  - Там были Шикаку и Хачиби, больше они нас не побеспокоят, - коротко бросил парень, смотря в ту сторону, откуда совсем недавно пришел.
  - Ты что-то узнал? - поинтересовался Джирайя. Седовласый повернул голову в его сторону, и отшельник сразу понял, что у парня гадко на душе. Не сложно было догадаться, что там произошло что-то, что так подействовало на Самиеля. Оба джинчурики, оба его друга, которые разделили такую же судьбу, как и он. И так получилось, что они встретились уже никак друзья, а как враги. - Самиель, я понимаю...
  - Ты не понимаешь! - отрезал седовласый, - И не поймешь того, что я чувствую, - он замолчал, поняв, что слишком резко отреагировал на слова Джирайи. - Мне нечего не удалось узнать, сразу же завязался бой.
  - Джирайя-сама, да он же врет. Я это чую! - вскрикнула Хана, намериваясь подойти к парню и взять его за шиворот, точнее за то, что от него осталось. Её ходьбу остановил саннин, который преградил путь своей рукой. Он посмотрел на неё и покачал головой, давая понять, чтобы она не лезла.
  - Они прожили достойную жизнь, и погибли, как подобает воинам. Мы потратили все время не на разговоры, а на бой, - поворачиваясь и идя к лестнице, бросил Самиель.
  - Они убили множество наших людей! Они монстры, которым нет места в этом мире! - зарычала Хана. В эту же секунду её тело задрожало от страха, а колени подогнулись, аналогичное чувство почувствовали и другие люди, которые находились на стене.
  - Закрой свой рот, женщина, иначе это сделаю я. Ты никого не знала из них, поэтому не должна открывать рот и говорить нечто подобное в их сторону... - на тело опустилась приятная легкость и Хана вздохнула с облегчением. Она пару минут смотрела в спину седовласого, после чего перевела взгляд на отшельника.
  - Почему он так ведет себя? Разве он не на нашей стороне?
  - Нет, он просто человек, который заинтересован в том же, что и мы. Ни больше, ни меньше, - ответил саннин. Он обвел взглядом всех собравшихся и, кашлянув себе в кулак, крикнул:
  - У всех есть свои обязанности, поэтому идите и делайте их. С остальным мы сами разберемся.
  - Джирайя-сан, думаю нужно послать туда группу, - предложила Мэй. Отшельник кивнул и двинулся прочь со стены. У него тоже были обязанности, которые нужно было выполнить.
  
  
  Глава 7
  Амегакуре но Сато. Хотя это название уже давно было стерто с карт, да и не было в нем нужды, ведь человек, нет, Бог этого места больше не лил на землю дождь.
  Война внутри страны давно была подавлена войсками Тэно. Люди вновь зажили "мирно", ведь это было единственным, что они могли сделать ради того, чтобы их, и без того потрепанную войнами, страну не стерли с лица земли.
  За всей этой жизнью наблюдал человек, лицо которого было скрыто капюшоном. Он сидел на языке, показанный головой, которая была выбита в самом высоком здании в Амегакуре. Отсюда открывался вид на много миль во все стороны. Подумал ветер, и подол капюшона откинулся назад, открывая вид на красные волосы мужчины, которые достигали ему до лопаток. Правый его глаз был закрыт, а вот в левом горело легендарное додзюцу - Риннеган.
  Позади него послышались шаги, но не стал поворачиваться, ибо все равно знал, кто к нему пришел. Незнакомец не стал доходить до места, куда падал свет солнца, а остался в тени. Сейчас можно было разглядеть только его контур.
  - Долго ты сюда добирался, - послышался голос красноволосого, - Были проблемы?
  - Ты сам прекрасно знаешь, где я был, - послышался слегка шипящий голос незнакомца.
  - Знаю, но не понимаю, зачем тебе это было нужно? - в ответ послышался тихий смешок.
  - Чтобы усыпить его бдительность. Я хотел, чтобы он поверил в то, что я могу так легко потерять контроль над своими куклами, Пейн.
  - "Пейн?.. Давно меня так не называли". Все идет так, как и планировали? - задал наиболее интересующий его вопрос Нагато.
  - Да, - зашипел незнакомец, - Скоро Мадара придет за мной, но он даже не подозревает о сюрпризе, который я для него оставил.
  - Значит, все-таки ты сделал это? - но ответом ему была тишина. - Скажи, - заговорил Нагато спустя пару минут, - зачем тебе моя помощь, если ты и так можешь захватить его.
  - А разве это не весело, когда люди предают друг друга? - усмехнулся незнакомец. - Ты идешь за своей целью, и неважно кто встанет у тебя на пути: твой соратник или любимая девушка, - на последнюю фразу он сделал особое восклицание.
  Пейн прикрыл глаз и вздохнул. Смог бы он пожертвовать Конан ради мечты Яхико, которая стала его личной? Он не знал на это ответа, но в словах змея была правда. Он был готов убрать любого, кто встанет у него на пути.
  - Даже если я попытаюсь его поймать, он всегда сможет скрыться от меня благодаря крови своих предком. Именно поэтому мы и заключили сделку. Так ты ещё и преподнес мне сверхурочные. Тело Саске послужит хорошим материалом для моих исследований. И так, когда я узнаю его маленький секрет?
  - Когда я буду уверен, что ты сделал все, о чем мы договаривались, - получил он мгновенный ответ.
  - Что ж, я буду ждать, - незнакомец направился к двери, оставляя Нагато одного.
  * * *
  Мадара направлялся в лабораторию, в которой постоянно работал Кабуто. Сейчас нужно было найти любую зацепку, по которой можно было бы найти этого змея.
  Да, Учиха знал с самого начала их сотрудничества, что Кабуто так или иначе предаст его ради своих целей, но он никогда не мог с уверенностью сказать, когда это произойдет. И сейчас, в момент, когда намечается новая война, он дает погибнуть двум джинчурики. Заменить их будет не проблема, но чтобы тело освоились с чакрой демона, нужно как минимум пару месяцев. Не говоря уже про то, что носители практически не будут уметь управлять этой силой.
  - "Хорошо, что я подстраховался, иначе сейчас потерял бы двух биджу", - лихорадочно подумал Мадара, заходя в лабораторию.
  Здесь была полнейшая разруха, в принципе, как и думал Учиха. Все, что было нужно Кабуто, он забрал с собой, а остальное уничтожил. Но это не значило, что ученый мог уйти не оставив своих следов.
  Брюнет начал перебирать вещи, парой просто откидывая их за ненадобностью. Так прошло минут десять, но он так и не нашел ничего стоящего, лишь разбитые колбы и разные отчеты, которые не привлекали его внимания. Но вот, его внимание привлекла папка, которая была не сожжена или разорвана. Он не спеша подошел к ней, и подобрал с пола. Стерев порошок, который покрывал поверхность бумаги, он увидел лишь надпись: "Дело Љ10", после чего открыл папку, но тут его ждал сюрприз.
  От его шарингана не скрылось то, что с поверхности первого листа поднялось прозрачное испарение. В нос ударил резкий запах этого вещества, и Мадара сразу же задержал дыхание и отошел от того места. Он не придал этому значения, ведь здесь везде были забросаны разные препараты. Его взгляд пробежался по листу бумаги, на котором оказалась личная информация бывшего лидера Акацуки - Пейне.
  - "Пейн? Зачем ему эта информация? Ведь Нагато пропал пять лет назад... или же Кабуто что-то узнал и скрыл от меня?" - Учиха закрыл папку и направился к выходу. Он знал, куда мог направится этот змей, и сейчас Мадара хотел попасть туда как можно скорей. В его голове крутилось только одно слово: "Амегакуре".
  * * *
  Самиель облюбовал хорошее место под деревом. Его взгляд был прикован к детям, которые оттачивали свои навыки в метании кунаев и сюрикенов. Эти дети будущее этого мира, и парень прекрасно понимал это. Даже такой как он, думал в первую очередь о том, как обеспечить этим юным созданиям нормальное будущее, в котором они не будут знать войн. Или же такие мысли посещали его лишь из-за того, что у него самого был наследник? Седовласый не знал точного ответа на этот вопрос.
  Сейчас его голова была погружена в раздумья насчет встречи с бывшими друзьями, и той информацией, что ему удалось узнать от них. Слова насчет того, что Кабуто знал все это время про существование джинчурики Кьюби, не давали парню покоя. Откуда и как он мог узнать? По тому телу, что он подбросил Мадаре? Нет, этот вариант сразу отпадал. Тело было слишком изуродовано демонической чакрой, и найти хоть какие-то доказательства было практически не возможно.
  От мыслей его отвлек Какаши, который присел рядом на корточки, вчитываясь видимым глазом в пожелтевшие страницы. Он перевернул страницу, и лишь после этого заговорил:
  - Почему бы тебе не научить их чему-нибудь? - поинтересовался он, на мгновения отрывая взгляд от книжки.
  - А как же твое любимое "Йо"? - ответил вопросом на вопрос седовласый.
  - Ну, я подумал, что ты заметил меня за долго до того, как я показался на глаза, - почесывая затылок, ответил Хатаке. Он ещё раз оторвался от страницы, чтобы посмотреть на своего бывшего ученика, который опять перевел взгляд на детей. - Так что скажешь?
  - Учить? Чему может научить детей такой как я?
  - Ты такой же человек, как и они, и ты далеко не слабый шиноби. Я уверен, что тебе есть что рассказать или показать им.
  - Какаши, - его голос приобрел былую прохладу, - моя сила предназначена только для того, чтобы разрушать. И даже я понимаю, что учить такому детей не имеет смысла.
  - Куда же подевался тут мальчишка, которого я знал? - Хатаке тяжело вздохнул и захлопнул книжку, после чего засунул её в подсумок.
  - К чему все эти вопросы, Какаши? Если хочешь что-то спросить, спрашивай напрямую, а не ищи темы для разговора.
  
  - Что это за человек рядом с Какаши-сенсеем? - поинтересовался черноволосый паренек у своих друзей, которые, также как и он, с интересом смотрели на незнакомца.
  - Я слышал, это он участвовал в недавней битве против Акацуки, - заговорил паренек, которого звали Ичиро. - Мой отец говорил мне про это.
  - Лучше не связывайтесь с ним, - послышался голос их сенсея из-за спин, - Это не тот человек, к которому можно просто подойти и поговорить.
  - Хару-сенсей, вы знаете его? - поинтересовалась светловолосая девочка.
  - Не больше, чем вы, - получила она короткий ответ.
  - Но он последнее время постоянно приходит сюда и наблюдает за нашими тренировками, - заговорил Ичиро, - И с ним общается Джирайя-сама и Какаши-сенсей, а они не стали этого делать, если бы он был опасен.
  - Я лишь знаю, что они давние друзья, - пожал плечами мастер холодного оружия. После этого он развернулся и направился прочь с полигона. - Урок закончен, ждите Какаши-сана.
  - Ну, как насчет того, чтобы подойти к ним? - заговорческим тоном произнес черноволосый паренек.
  - Но Хару-сенсей сказал нам, чтобы мы не делали этого, - тихо заговорила светловолосая девочка.
  - Етсу, он сказал ЛУЧШЕ нам с ним не связываться.
  - Н... да... но... я не знаю, - вздохнула она.
  - С тобой все ясно. Ну а вы? Тоже струсили?
  
  Какаши молча смотрел на седовласого. Ему нечего было сказать в ответ ему, и все, что он мог, так просто безмолвно лицезреть своего бывшего ученика.
  - Почему ты замолчал? Ты же сам завязал этот разговор.
  - О, к нам гости, - указывая в сторону, произнес Хатаке.
  - "Прохвост", - губы Самиеля расплылись в ухмылке, и он посмотрел в ту сторону, куда показывал Какаши. Дети уже почти подошли к ним, и замерли на расстоянии в пару метров. Вперед вышел брюнет и, застыв в полуметре от Самиеля, замялся. Пару секунд покрутив ногой землю, он повернул голову назад, смотря на своих друзей. Те лишь закивали и начали показывать ему большой палец.
  - Здравствуйте, - медленно протягивая правую руку, пролепетал он, - Меня зовут Ичиро.
  - Какаши, это ты их надоумил? - поворачивая голову в сторону Хатаке, поинтересовался седовласый.
  - Что ты! Просто у них сейчас занятия со мной, вот они и подошли, - даже маска не могла скрыть улыбку Хатаке. Седой что-то прошептал и поднялся. Он был практически в два раза больше парня, и тому пришлось поднять голову вверх, чтобы разглядеть лицо.
  - Самиель, - он пожал руку, видимо, самому смелому из детей. - Я больше не задерживаю вашего учителя, поэтому можете начинать мучить его, - он развернулся, и хотел было уйти, но ему на плече легла рука Хатаке. Парень дернулся, но его плечо лишь сильнее сжали пальцы бывшего Хокаге. - Ты забываешься, Какаши, - тихо, но с угрозой прошептал седовласый.
  - Останься, - в такт ему ответил Хатаке, - даже они слышали о том, как ты сражался против Совета. Если бы не это, то они не подошли к тебе.
  - И что мне с того? Я не собираюсь потакать их желаниям.
  - Это моя просьба, как твоего друга и бывшего сенсея.
  - Друг... - прыснул парень и повернулся к детям, которые с непонимание на них смотрели. - Вы что-то хотели?
  - Ну... это... мы... - замямлил Ичиро.
  - Вообщем, вы хотите знать, кто я такой? - поинтересовался парень, на что получил кивки от всех учеников Какаши, - Я старый друг ваше сенсея.
  - Это ведь вы дрались против Совета недавно? - робко поинтересовалась светловолосая девочка. Парень повернул голову к Какаши, который пожал плечами, и лишь произнес: "Они интересуется всеми значимыми событиями".
  - Етсу, верно? - девочка удивленно открыла глаза и кивнула, - Допустим.
  - Вы же победили их? - задала вопрос девочка.
  - Могу лишь сказать, что вы их больше не увидите... возможно, - его губы тронула усмешка, которая не понравилась детям.
  - Вы можете сражаться с ними на равных? - задал наиболее интересующий вопрос Ичиро. Он растерянно переводил взгляд с Самиеля на Какаши. У него даже во рту пересохло от волнения.
  - Ну, раз я все ещё стою перед вами, значит могу.
  - Какого это, лишать жизни кого-то, вроде них? - ухмылка мгновенно спала с лица, и единственное, что удержало седовласого от того, чтобы не ударить паренька, было осознание того, что это всего лишь глупый ребенок. Он развернулся и направился прочь, но остановился рядом с Какаши.
  - Хорошо воспитай их, Какаши. Они наша будущая опора и должны понимать, что некоторые вещи лучше не спрашивать, - он сделал ещё пару шагов, после чего исчез в вспышке пламени. Дети удивленно захлопали глазами и с вопрос в них посмотрели на Хатаке.
  - Пространственное перемещение... техника наивысшего уровня сложности, - пролепетала Етсу, чем вызвала ещё большее замешательство детей.
  * * *
  Джирайя сейчас находился в главном зале дворца. За одним с ним столом, сидели ещё одиннадцать человек. Слева и справа по пять, а центре этого собрания находилась жрица и статный, хорошо сложенный мужчина. Его черные волосы спадали ему на плечи, а карие глаза изучали все лица, хотя и хорошо знакомые. Это был Дайме страны Демонов, который прибыл в Кадо в связи с последними событиями. Санин и Мэй находились ближе всего к Шион, а рядом с правителем сидели его личные советники.
  В зале повисла напряженная тишина. Сегодня обсуждалась больная тема для всех. Каждый из присутствующих ещё помнил войну минувших лет, унесшую жизни многих хороших людей.
  - Вы понимаете всю серьезность ситуации? - поинтересовался Дайме у Шион. Женщина прикрыла глаза и прикинула все варианты ответов. После этого, она посмотрела на Джирайю и на Мэй, которые молча слушали все, что говорили жрица и правитель страны.
  - Конечно, Кенсиро-сан. Мы готовы принять бой, ибо мы последний оплот, который борется за свободу.
  - А что насчет других баз?
  - Все они предупреждены и тоже готовятся. Мы не можем с уверенностью сказать, куда будет направлен удар врага, - жрица вздохнула, явно показывая свое бессилие в данной ситуации.
  - Армия Совета не настолько мала, чтобы не знать, куда будет направлен удар. Я уже молчу за шпионов, которые находились в отрядах войск.
  - Все были убиты, либо затаились на время чистки, - ответила Шион, - Лидер... всего этого хорошо позаботился о том, чтобы не было утечек информации. Тем более, армия начала стягиваться к столице пять дней назад, а территория Тэно не такая уж и маленькая, и она может напасть в любой момент не большим отрядом.
  - Небольшим отрядом? Это так сейчас называют тысячу, а то и больше солдат? - поинтересовался Кенсиро, внимательно смотря в глаза жрицы. Она отвела взгляд в сторону, не зная, что ответить.
  - Это как раз и есть небольшой отряд, Кенсиро-сан, - заговорил Джирайя, - Если на нас обрушится вся мощь армии Совета, то мы не продержимся и дня. Но! Они понимают, что у нас есть резервы, которые замкнут в кольцо их войско, если они нападут всеми силами. Поэтому я считаю, что, скорей всего, на нас нападет максимум пару тысяч солдат, остальные займутся нашими базами в разных странах.
  - Вы так говорите, Джирайя-сан, как будто у вас есть козырь в этой войне, - сузив глаза, спросил Дайме.
  - У нас есть человек, который должен будет обезглавить армию... и Совет, - с усмешкой на устах, ответил санин.
  - И кто же этот войн, про которого я не слышал, и даже не видел такого под вашим руководством?
  - Это потому, что я никому не подчиняюсь, - из-за высокой спинки стула жрицы вышел седоволосый парень, глаза которого скрывала черная повязка.
  - Кто этот человек? - хмуро спросил Кенсиро, готовясь в любой момент отдать приказ своим людям напасть.
  - Собственно тот, о ком я только что говорил, - отозвался отшельник.
  - Слепой?
  - Этот слепой проник сюда, и ваши люди не проявили даже малейшей активности, ибо не заметили его, - уверенно произнесла Шион, поддерживая слова санина.
  - Я так понимаю, это он герой недавних дней? - сказал Дайме, с интересом изучая незнакомца. - Это его называют убийцей демонов? - Самиель не выдавал свои эмоции, даже не смотря на то, что это прозвище вызывало у него отвращение.
  - Именно, - ответил за парня отшельник. Даже сквозь ту маску безразличия, Джирайя чувствовал напряжение, которое исходило от седовласого.
  Дверь в зал буквально снесли с петель. В комнату влетел мужчина лет тридцать на вид. На нем были стандартные красные доспехи, как и у всех солдат жрицы.
  - Срочное сообщение... - глубоко вздохнув, он осмотрел тяжелым взглядом всех людей, - ...Две базы, в стране Ветра и Молнии, были стерты с лица земли.
  - Как? - прошептал Джирайя, смотря перед собой.
  - Что с двумя остальными? - крикнула Мэй.
  - Ничего не известно. Мы получили эти сообщения буквально пять минут назад от самих же баз.
  - Самиель... прошу, отправляйся в страну Воды, я дам координаты, - палец санина засветился голубым пламенем и он выжег на столе четыре двухзначных числа.
  - Почему именно эта? - поинтересовался седовласый.
  - Я хочу спасти хотя бы этих людей, - получил он короткий ответ.
  - Ну, что же, - Самиель хлопнул в ладоши и потер ими, - Они сделали свой ход, теперь наша очередь. Игра... началась, - он отошел от спинки стула и пропал в вспышке пламени.
  * * *
  За полчаса до этого. Страна Воды, в пяти километрах от города Мизууми*
  Высокий брюнет спокойно шагал по туннелю в три метра высотой и полтора шириной. Его волосы были завязаны на затылки в хвост, а заглянув в карие глаза, можно было понять, что парень находится в задумчивости. На нем были черные штаны, которые не стесняли его движение, черная кофта, поверх которой, неизменный зеленый жилет.
  Спустя пару минут, он вышел к выходу с подземной базы, где сейчас усиленно работали шиноби с чарой земли. Их задача заключалась в том, что вырыть ров вокруг базы, после чего расставить там ловушки, и уже потом замаскировать его. На расстоянии в сто метров от входа, другие шиноби проверяли и ставили новые ловушки.
  - Канае, все готово? - поинтересовался он у русого мужчины, который являлся капитаном данного отряда.
  - Почти, Шикамару-сан, - ответил мужчина. Он сложил ещё пару печатей, и ров перед ним стал шире и глубже, - Парни, не жалейте чакры, они должны буду умереть быстрее, чем смогут выбежать оттуда.
  - Сколько раз просил, не стоит так меня называть, - буркнул брюнет, прикрывая глаза от солнца.
  - А как я должен обращаться к старшему по званию? - поинтересовался Канае. Шикамару вздохнул, и направился обратно вглубь базы. Ему нужно было разработать стратегии атаки и обороны в том числе. Сейчас так хотелось впустить в себя струю сигаретного дыма, но обещание, которое он дал умирающей девушке, не позволяло ему этого.
  Базу сотряс сильный взрыв. Шикамару ещё не успел уйти далеко, поэтому его отбросило ударной волной вглубь коридора. Поднявшись на ватных ногах, так как голова сильно гудела, он направился обратно, надеясь на то, что это взорвалась взрывная печать, а не дзюцу врага. Ели-ели дойдя за пару минут тот промежуток, что проходил от силы за полминуты, Шикамару увидел разруху. Близь лежащие деревья были повалены или сожжены, кто-то кричал о помощи, кто мучился в агонии. Взрыв не нанес особых повреждений базе, но ощутимо встряхнул её.
  - Что случилось? - подойдя к ближайшему человеку, которого он увидел через пелену дыма, спросил Шикамару. Шиноби указал куда-то в цент, после чего потерял сознание.
  Подул сильный ветер, разгоняю пыль в разные стороны, и пред Нара показался человек, которого он хотел увидеть меньше всего. Седьмой Советник - Утаката. Его черные волосы развивались на ветру, ровно также, как и синее кимано, которое открывало вид на оголенную грудь. Он стоят в центре воронке, которая осталось после взрыва, и Шикамару не сомневался в том, что это дело рук джинчурики. К нему подбежал Канае и ещё пять человек, которые успели использовать защитные техники и остались невредимыми.
  - Что произошло? - напряженно спросил брюнет.
  - Он появился неожиданно, и взорвал свой пузырь. Мы не ожидали такой мощи, но все же перестраховались, - ответил Канае. Он беглым взглядом пробежался по лесу, смотря, не остались ли там людей. Но никого не было ни слышно, ни видно. - Думаю, что те, кто был в лесу, больше не вернутся.
  - Черт, как мы могли проворонить его? - выругался брюнет. - Сколько людей у нас ещё осталось?
  - Я уже отослал послание, и сейчас сюда подойдут первый, третий и четвертый отряды.
  - И того с нами, девяносто семь шиноби ранга джонин, - подвел итог Шикамару. - Какие шансы, что кто-то мог выжить за пределами базы?
  - Маловероятно. Даже если они успели применить защитные техники, их, скорее всего, добили те, кто пришел с джинчурики, - зло процедил Канае, смотря на спокойно стоящего советника.
  Спустя пять минут, из леса начали выходить войны в белых доспехах. Впереди шли обычные солдаты, и лишь позади них шагали шиноби. - Сколько же их?
  - Сомневаюсь, что много, - ответил Нара, внимательно обдумывая теперешнее их положение, - Скорее всего, они также напали и на другие базы, но все равно остается Кадо, поэтому основной удар будет нанесен туда. Тут меньше тысячи солдат, а шиноби, возможно, даже меньше, чем у нас. Но, не забываем про ловушки. Кого-то, но они должны были потерять.
  - Но он, - прошептал Канае, указывая на Утакату, - заменяется десяток шиноби, если не сотню. И пример тому прошлая война.
  - Думаешь, я не понимаю? Все слишком быстро произошло... мы не готовы. Если бы у нас была неделя, их было бы намного больше, но и к нам прибыло бы подкрепление из Кадо, - позади послышался топот ног, и на свет солнца выбежали ещё три отряда первоклассных шиноби, - а вот и подкрепление.
  - Долго ли мы продержимся? - в голосе Канае зазвучала сталь. Он был готов к смерти, но хотел умерить лишь тогда, когда смог бы унести с собой достаточно жизней.
  - Минут двадцать - тридцать, и это если учесть то, что джинчурики решит не бомбить нас, и своих подчиненных, техниками, - невесело усмехнулся Шикамару.
  Враги зажали их в кольцо, и надежда на спасение тлела быстрее, чем нить в свече. Надеяться было не на кого, за полчаса, даже час, сюда никто бы не успел добраться. Нара в очередной раз чертыхнулся, проклиная себя за то, что согласился управлять базой в стране Воды.
  - Мне было приятно с вами работать, - повернувшись спиной к своим людям, произнес Нара, - Надеюсь, мы успеем показать им, что значит свободные люди, - он хотел отдать приказ, приготовится к атаке, но в нескольких метрах перед ним исказилось пространство. В том месте появился человек в черных одеждах, что показалось Шикамару чем-то знакомым, и именно поэтому, он не стал атаковать пришельца. - Ты ещё кто такой?
  - Подкрепление, - послышался насмешливый голос незнакомца.
  
  Сноски:
  Мизууми* - Озеро
  
  
  Глава 8. Часть 1
  Всю свою жизнь...ради кого я прожил? Всю свою жизнь... кого я должен был защищать? Почему смерть всегда следовала за мной по пятам?.. Я несу бремя судьбы на своих плечах, мое кровавое прошлое перечеркнуло мою юность. Моя участь - смерть. Но принять её, лишь мое решение. Я всегда хотел узнать каково это! Сражаться за надежду, а не за свою жизнь!
  
  - Подкрепление, - послышался насмешливый голос незнакомца.
  Шикамару удивленно уставился ему в спину, в принципе, как и другие члены базы.
  - "Этот голос... нет, этого не может быть!" - глаза брюнета расширились. Он тяжело задышал и припал на одно колено: "Фуутон: Испепеляющее дыхание Кьюби", эта техника била в голове подобно молоту, но сильнее пульсировала мысль о человеке, который её произносил. Шикамару опять уперся взглядом в спину незнакомца, все ещё не веря в свои догадки. - Это не можешь быть ты...
  - Ого, ты быстро догадался, Шикамару. И это только по голосу, - седовласый повернул голову, чтобы увидеть выражение лица брюнета. Да, оно было таким, как и думал. Лицо парня побледнело, и имело отсутствующий вид, но его глаза говорила за него. В них пылал огонь ненависти к человеку, который стоял перед ним. Самиель опять повернулся к советнику, не желая больше смотреть на брюнета. - Я не собираюсь просить у тебя прощения, Шикамару, но и не буду сдерживаться, если ты нападешь на меня.
  - Кто ты, черт возьми, такой? - в голосе Канае зазвучало напряжение, ибо ему совсем не понравился диалог незнакомца с начальником базы.
  - По-моему, я уже сказал это.
  - Какое к черту подкрепление? Как ты смог добраться сюда, и... почему ты сам?
  - Прямиком из Кадо, по просьбе Джирайи.
  Враги начали замыкать кольцо и уплотнять его, с каждым шагом приближаясь к повстанцам. Самиель обвел глазами всех врагов, и в это же мгновение земля треснула под ним от давления чакры. Все присутствующие почувствовали этот всплеск и замерли. Лишь один человек сохранял самообладание.
  - Прекрасно. Такая ужасная чакра, Кьюби, - произнес Утаката, хлопая в ладоши. Он выдул из своей трубки не большой пузырь, который не спеша полетел к седовласому. Самиель вытянул руку, которую окутал тонкий слой красной чакры, и как только пузырь коснулся ладони, он сжал её в кулак, тем самым взрывая его. Любому другому шиноби, в лучшем случае, оторвало бы руку, но не джинчурики Кьюби.
  - Кьюби?.. - пролепетал Канае.
  - Ну, я предпочитаю имя Самиель, - усмехнулся седовласый. - Зачем так трезвонить об этом, а, Утаката? - поинтересовался он у советника.
  - Надо же знать этим войнам, с кем они имеют дело, - в такт голосу парня, ответил брюнет.
  - Не понял, - в голосе седовласого зазвучала сталь.
  - Извини, Кьюби, но свою задачу я выполнил, - лоскуты кожи начали слетать с его лица.
  - Так значит это правда, и Кабуто начал играть отдельно?
  - Ему больше нет нужды поддерживать в нас жизнь, ибо после того, как мы "умрем", биджу вернется в Гедо Мазо.
  - Значит, Тоби подстраховался... Хотя, этого и следовало ожидать от этого Учихи, - уже шепотом добавил Самиель. - Все джинчурики исчезнут?
  - Все, кроме Кисаме, - ответил Утаката, точнее то, что от него оставалось.
  - И последнее: Почему ты все рассказал мне?
  - "Если встретите Кьюби, расскажите ему все, что он спросит", так сказал Кабуто. И ещё он добавил: "Если он хочет застать целой девчонку, то пусть поторопится".
  - Ублюдок, - прошипел седовласый, смотря на то, как ветер поднял в воздух прах Утакаты.
  - Что... все это значит? - спросил Шикамару, сдерживая в себе чувства, которые рвались наружу. Но холодный и расчетливый ум понимал, что шансов против этого монстра у него нет. Их не было, даже если бы он приказал всем своим людям напасть на него.
  - Шикамару, у кого из нас мозги работают лучше? - поворачиваясь к войскам Совета спиной, поинтересовался Самиель. Солдаты в белых доспехах начали потихоньку отступать назад, их примеру последовали и шиноби, ведь единственный человек, который поддерживал в них уверенность, испустил дух.
  - Кабуто бросил Тоби в самый важный момент. И поэтому ему больше нет смысла поддерживать жизнь в советниках. Сейчас, скорее всего, в рядах войск Тэно появится паника, ведь самый сильный их отряд исчез с лица земли. Остался только Кисаме, который не являлся живым мертвецом, - пролепетал Шикамару. - Но какую игру начал Кабуто?
  - Думаю, он до сих пор продолжает свою погоню за бессмертием, и что-то узнал, когда прислуживал Тоби, - почесав затылок, изрек свои мысли Самиель.
  - Вы не забыли про них?! - указывая на солдат, спросил Канае.
  - Они лишились своего командира, и их уверенность в победе, как ветром сдуло, - усмехнулся седовласый. - А уйти отсюда они и так не смогут, - он достал свиток и распечатал оттуда катану в красных ножнах. В подтверждение его слов со всех сторон начали доноситься крики солдат.
   - Что ты сделал? - удивленно спросил Шикамару.
  - Барьер, через который никто из них не сможет пройти, ибо снять его можно только снаружи, ну или просто отменить технику, - мгновенно его и след простыл, а справа послышались ещё более громкие крики. Вслед за выкриками солдат послышались взрывы от огненных техник, а через пару секунд после этого, перед Нара опять появился седовласый. С его катаны капала кровь, а левый рукав рубашки горел. - Хах, совершенно не жалеют своих, сволочи, - отрывая рукав и открывая вид на страшный шрам, усмехнулся Самиель, - а вы не стойте столбом. Работайте, работайте! Тут на всех хватит, - он воткнул катану в землю и его руки замелькали в причудливом танце, - Катон: Дыхание огненного дракона, - набрав побольше воздуха в грудь, с его уст сорвался стремительный поток пламени, в которой он вложил немало чакры. Ближайшие самураи вспыхнули словно спички. Они были обычными войнами, а не шиноби, поэтому закрыться от огня не могли. Живые факелы начали разносить панику по и так напуганным рядам воинов. Но не все солдаты в белых доспехах потеряли самообладание. Убивая горящих людей, они облегчали их участь, но так же не позволяли распространять пламя. Именно ими решил заняться Самиель, взяв в руки свою катану.
  
  Вражеские шиноби пытались пробиться сквозь барьер, используя при этом разные техники, но их ждало фиаско. Барьер был очень мощным, и причиной тому были четыре печати, которые были развешены на деревьях так, чтобы образовывать прямоугольник. Недолго тратя свою чакру, шиноби Тэно поняли, что снять барьер можно только двумя способами: либо убрать печати снаружи, либо убить создателя техники. Поэтому сразу ринулись к центру сражения, ведь несложно было догадаться, кого нужно было убить...
  
  Очередной самурай упал на землю, хватаясь за обрубок ноги. Его крик перемешался со звуками боя. Привычка калечить врагов, а не убивать сразу, появилась у седовласого ещё в те времена, когда он был наемником.
  Воины в белых доспехах расступились, давая пройти восьми шиноби. Трое из них сразу сорвались с места, начиная атаковать в рукопашную, что, несомненно, было более разумно, чем пытаться попасть в седовласого техникой. Самый первый из тройки, который попытался напасть на Самиеля, чуть не поплатился за это головой, и лишь опыт спас его от клинка. Второй, пользуясь тем, что джинчурики отвлечен, напал сзади, целясь правой ногой в голову. Его конечность напоролась на острие катаны, которую парень подставил как блок, а в следующую секунду нога попала в жесткий захват. Самиель крутанулся, отгоняя таких способом тех, кто успел к нему подобраться, после чего швырнул человека в ряды самураев.
  Первый шиноби не спал и мгновенно нанес несколько ударов по корпусу. Седовласый получил пару ощутимых ударов по ребрам, а вслед за ним последовал сильный удар ногой в подбородок, от которого парня подбросило в воздухе. И только сейчас, когда он был в полете, показался третий участник боя. В его руке светился сгусток чакры, издавая при этом оглушительный звук, и это смутно напоминало Самиелю технику Какаши. Решив не проверять на себе её действия, он применил перемещение, но и тут его ждал сюрприз.
  Пятеро оставшихся шиноби не спали, поэтому появился седовласый уже не на твердой земле. Его начало медленно засасывать, а вместе с этим он услышал два голоса, которые смешались в одну разрушительную технику. На него неслась струя пламени, которая была усилена ветром, и это не сулило много хорошего.
  - "Эх, давно я этого не делал. Но, как говорится, повторение - мать учения", - губы парня расплылись в ухмылке. Он выставил руки вперед и едва слышно прошептал: - Шинра Тенсей, - в следующий миг с его ладоней сорвался поток красной чакры, который создал перед ним что-то наподобие купола. Поток огня врезался в эту невидимую преграду и закончил свое движение.
  Остатки техники развеялись, открывая вниманию шиноби картину, которую они совсем не ждали. В том месте, где не так давно тонул седовласый, была лишь выжженная земля. Надежда на то, что от парня просто ничего не осталась, исчезла с криком мужчины, который, по мнению Самиеля, применял технику земли. Из его груди вышло лезвие катаны джинчурики, и крик перешел в предсмертную хрипоту. Шиноби, который стоял в паре метров от него умер от того, что его верхнюю часть тела расплющила чакро-рука. Медленно вынимая клинок из груди, при этом издавая неприятный хлюпающий звук, седовласый осмотрел тех, кто остался. Два контактника только и ждали момента, чтобы набросится на него, а трое оставшихся уже держали руки наготове, чтобы в любую секунду применить свой элемент. Парень оскалился, когда земля под ногами контактников треснула и оттуда показались две руки. Черноволосый мужчина перевел взгляд вниз, и увидел, как из земли вырвалась точная копия джинчурики. Его напарник тоже покосился на это, за что оба сразу же поплатились. Самиель мгновенно оказался рядом с мужчинами, которые на мгновение отвлеклись на его клона. Взмах катаны и удар кулаком в грудь, который был заряжен чакрой. Ребра блондина захрустели и, судя по всему, были сломаны, а черноволосый упал на колени, после чего половина его головы медленно съехала и упала на землю. С ними было покончено, поэтому Самиель мгновенно переместился на десять метров от них, и через секунду в то место ударил сильной поток огня. Седоволосый моментально повернулся и сложил печати, - Фуутон: Ветер пыли, - из груди парня вырвался сильной поток ветра, который ни столько наносил урон, сколько позволял ослепить врага. С земли поднялась вся грязь и пыль, закрывая обзор шиноби и самураям.
  Первым на землю упал шиноби, который использовал элемент огня. Он потерял голову, в буквальном смысле. Брюнет, который использовал стихию ветра, быстро сообразил, что в ближнем бою, да ещё и с такой видимостью, у них нет шансов, поэтому мгновенно сложил печати, - Фуутон: Вращение ветра, - его технику за пару секунд разогнала всю пыль, открывая обзор, но седовласого нигде не было. - "Если его нигде нет, то остается только...", - взгляд упал землю, которая треснула под ногами. Оттуда вырвалась красная чакро-лапа, а рядом с его напарником происходила подобная ситуация. В метрах пяти от них, как будто из воздуха, появился Самиель, который стоял на одном колене и держал свои руки по запястье в земле.
  - Гендзюцу. Я, конечно, не мастер, но тоже кое-что умею, - усмехнулся парень и достал из земли руки, которые были окутаны красной субстанцией. Вслед за руками, из земли вырвалась и демоническая чакра. Седовласый немного развел руками, а потом резко сомкнул их. Два шиноби ударились друг о друга, теряя при этом сознания. Терпеть обжигающую чакру и получать такие сильные удары они больше не могли. Но Самиель был не из тех людей, которые не добивают противников. Он поднял руки над головой, после чего упустил их к земле. Послышался хрип и звук поломанных костей. Больше эти шиноби не поднимутся. Седовласый осмотрелся вокруг, оценивая ситуацию. Воины, под руководством Шикамару, справлялись со своими обязанностями. Большее количество шиноби находилось с их фланга, поэтому там шли ожесточенные бои на техниках. Но как сказал Нара - вражеских ниндзя было меньше на несколько десятков, поэтому победа была на стороне повстанцев.
  Самиель окинул взглядом то место, где он дрался. Выжженная земля, корчащиеся в агонии самураи, крики умирающих. Он втянул столь сладостный для него воздух полной грудью. Запах крови и гари. Запах сражения, который он успел позабыть за последние года. Даже повидавшие много чего самураи не решались напасть на него, любующегося бойней. Губы растянулись в ухмылке, обнажая выросшие клыки, когда сквозь ряды самураев опять вышли шиноби. Позади него, проскочив мимо людей Шикамару, выбежало четыре человека.
  - Война... - сладостно протянул Самиель. - Разве не прекрасный день для того, чтобы умереть? - поинтересовался он у ниндзя, которые окружили его, но все равно держали дистанцию в десяток метров.
  - Сегодня умрешь ты! - выкрикнул какой-то беловолосый паренек, которому было столько же лет, сколько и джинчурики, а возможно и ещё меньше.
  - Мое время ещё не настало, - от него во все стороны ударил поток красной чакры, который врезался в ряды шиноби, после чего пропал, но отвлекшиеся на это воины поплатились одним из своих. Седовласый уже стоял рядом с говорившим пареньком, а конец его катаны выходил у него из спины, - а ваше - да!
  * * *
  Прошло чуть меньше двух часов, а все уже было кончено. Повсюду валялись трупы людей, большая часть которых была одета в белые доспехи. Не один из них не выжил, а если и выжил, то сейчас корчился в предсмертной агонии. Самиель даже немного удивился тому, как жестоко повстанцы расправлялись с обычными самураями. Ни намека на пощаду. Убивали всех. Хотя, это было вполне очевидно, ведь эти люди пережили войну, и много кого на ней потеряли, поэтому в их сердцах не было жалости для тех, кто был в рядах Тэно.
  Седовласый сидел на небольшом уступе, который образовался возле входа на базу. В нескольких метрах от него расположились выжившие повстанцы. Из девяносто семи шиноби остались сорок три, и девять тяжело раненых. Все они были вымотаны боем, поэтому сейчас пытались отдохнуть, а некоторые даже уснуть, что было не позволительно, ведь они не могли знать, вдруг есть ещё подкрепление?
  Шикамару, держа в зубах сигарету, но не подкуривая её, перевязывал глубокую рану на ноге, которую он получил от одно из самураев, который воспользовался неподвижностью начальника базы. Самиель окинул себя оценивающим взглядом и хмыкнул. На нем остались лохмотья, которые мало что закрывали, но лучше что-то, чем ничего.
  Нара прикрыл глаза и откинулся на спину. Его подчиненные начали о чем-то разговаривать, но он не вникал в суть их разговоров. Сейчас его волновало лишь одно. Он слегка покосился на седоволосого, который был буквально в паре шагов от него.
  - Наруто, - его голос слегка дрожал и был тих, но тот, кого назвали Наруто, повернул голову в сторону брюнета, - я всегда хотел узнать у тебя...
  - Что именно? - в голосе парня прорезался интерес.
  - В тот день... - не нужно было быть гением, чтобы понять, о каком дне идет речь, - в тот день, ты убил их специально, чтобы утолить свою ненависть?
  - Этот вопрос я задавал себе много лет, Шикамару, - грустная улыбка коснулась его губ, - но я так и не знал на него ответ. Да, несомненно, смерти некоторых я желал, но даже так... Я жалею, что в тот день не сдержал себя. Каждый из них мог стать первоклассным шиноби, но я прервал их путь, когда мне вскружила голову сила демона. Я не хочу оправдываться, Шикамару, и я не прошу твоего прощения. Ты можешь ненавидеть меня, но я уже привык к этому.
  - Ясно, - как-то облегченно вздохнул Нара. Теперь, по крайней мере, он знал, что тот Наруто не желал смерти его и своих друзей, даже если и бывших. Брюнет даже думать не хотел о том, что седовласый соврал.
  - Шикамару, - Нара перевел свой взгляд с неба на Самиеля, - почему вы дрались не в полную силу? Даже после того, как лишились Неджи, я же видел, что вы поддавались, как будто надеясь на что-то. Не было ни тактики, ни ловушек - ничего.
  - Мы все ещё хотели вернуть тебя мирным путем... Каждый из нас верил в это, - спустя пару минут, тихо ответил Шикамару. - И в тот день Неджи выжил, - в этот момент брюнет мог поклясться, что под повязкой у Наруто округлились глаза. - И, возможно, у тебя ещё будет возможность с ним встретиться.
  - Хах, они же в любом случае будут брать участие в набеге на Кадо, - усмехнулся Самиль. - Мне вот только интересно, что с...
  - После того, как она узнала про то, что ты сделал, она на пару месяцев замкнулось в себе. Никто не видел её, кроме членов клана, конечно. Ей не давали миссий, но через четыре месяца она наконец-то покинула поместье и начала упорно тренироваться. Да, её упорству мог позавидовать даже Ли, - при упоминании погибшего друга, лицо седовласого потемнело, что не скрылось от глаз Нара. - А сейчас... сейчас я не знаю, что с ней произошло. Они буквально вначале войны примкнули к... Тоби, и я видел её только раз, в небольшой стычке.
  - Ясно, - Самиель поднялся и потянулся, разминая затекшие мышцы. - Тебе есть, кого оставить за главного?
  - Канае! - брюнет приподнялся и уселся на пятую точку. К нему через пару секунд подскочил русоволосый мужчина, который до сих пор с подозрением поглядывал на седоволосого, чем вызывал усмешку на его лице. - Остаешься за главного. Как только отдохнете, сразу же отправляйтесь в Кадо.
  - А как же вы?
  - А мы, - он перевел взгляд на Наруто и после легкого кивка продолжил, - отправимся вперед.
  - Я захвачу раненых, чтобы вам было легче передвигаться, - произнес Самиель, чем вызвал недоверчивый взгляд Канае.
  - И каким образом? - едко спросил он. - У тебя совсем не осталось чакры после этого боя, и переместится на такое расстояние, ещё и с девятью людьми... ты же не всесилен, в конце-то концов!
  - Господи, Шикамару, я думал, у тебя работают более разумные люди, - вздохнул седоволосый. - Забыл, что сказал Утаката? Я джинчурики, и для меня не проблема такая вещь, как чакра. А то, каким образом я туда доберусь, должно волновать тебя в последнюю очередь.
  - Шикамару-сан, я бы не стал ему доверять, - нагнувшись к уху Нара, прошептал Канае. - Мало ли, что у него на уме.
  - Проблематично... Канае, оставь свое недоверие для кого-то другого. Несите сюда раненых.
  Как только принесли девять шиноби, которые лежали на импровизированных носилках, Самиель выпустил чакру, которая образовала вокруг них подобие сферы. Пространство замелькало вокруг них, и все одиннадцать человек исчезли.
  - Черт подери, Канае, что это за жуткий тип? - поинтересовался у русоволосого блондин, который подошел к нему буквально через пару секунд после того, как седовласый применил технику перемещения. - Чтобы добраться из Кадо сюда, использую перемещение, нужно быть нечеловечески сильным, но в это я ещё могу поверить. Но чтобы переместить с собой ещё десять людей, и это после двух часового боя... На такое человек не способен. Этот джинчурики... он намного опаснее советников.
  - Опаснее... - протянул Канае. - Он не ручное животное, коими являлись советники, он зверь, который сам решает, что для него лучше. Именно поэтому он опаснее.
  - Но звери водятся стаями, а он... - блондин не закончил, его оборвал русый.
  - Даже среди них есть одиночки. Изгои, которые копят силы в одиночестве.
  * * *
  Тоби быстро шагал по темному коридору. Времени было чертовски мало, поэтому он пытался уложится в сроки как можно быстрее. Завернув ещё за один поворот, он прошел пару метров, после чего открыл дверь, которая была справа от него.
  Комната хорошо освещалась большой люстрой под потолком. Посреди неё стоял круглый стол, на котором лежала карта Тэно. Возле стола стоял Кисаме в форме Акацуки, а в паре метров от него - ещё четыре человека в черных одеждах. Лицо каждого из них скрывала маска, и лишь один выделялся среди остальных огромным мечом, который в мире шиноби был известен под именем - Обезглавливатель.
  - Все готово, Кисаме? - задал с ходу вопрос Мадара.
  - Да, Мадара-сама. Жду только вашего приказа для начала действий, - ответил Хошикаге, отрываясь от карты. Тоби склонился над столом, изучая её содержимое. На ней было выделено четыре небольших круга, которые были зачеркнуты, и один большой. Маленькие находились на территориях стран Воды, Ветра, Молнии и Чая. Не сложно было догадаться о том, что это были базы повстанцев, которые больше не существовали, ну или были очень ослаблены. Это не волновало Учиху. Большим и жирным кругом был выделен один единственный город, который носил название Кадо.
  - Мадара-сама, - Кисаме слегка поежился, когда в него уперся шаринган, который так и источал злость, - я не сомневаюсь в нашей победе, но... без джинчурики это будет очень сложно. Вы уверены, что не собираетесь участвовать?
  - Пять лет назад вы отлично справлялись руководствуясь лишь моими приказами, так в чем сейчас проблема? - голос Учихи был холоден, а в прищурином глазе явно читалось раздражение.
  - Вы правы, - быстро исправился Хошикаге.
  - Вот и славно. Войска уже пересекли границу страны Демонов? - поинтересовался Тоби.
  - Да, как я и сказал, жду только вашего приказа, чтобы продолжить движение.
  - Что же... Пора закончить эту затянувшуюся войну. Иди, Кисаме. И помни: я доверяю тебе, поэтому не подведи меня.
  - Благодарю, Мадара-сама, - слегка склонил голову синекожий, после чего с хлопком исчез.
  - Клон, - послышался чей-то хриплый голос со стороны стены. Через секунду оттуда показался зеленый панцирь, внутри которого находилась черно-белая голова. Зецу внимательно осмотрел всех присутствующих своими желтыми глазами, после чего обратился к Учихе. - Какие будут для меня приказы?
  - Останешься тут. Если сюда заявиться Он, а это непременно произойдет, то ты должен будешь сразу же сообщить мне.
  - Все идет так, как вы и задумали? - поинтересовалась белая сторона.
  - Именно. Он сам идет в ловушку, хотя и не полностью подготовленную, но это лишь дело времени. Думаю, он даже подозревает об этом, но ничего не может поделать. У него нет выбора, девчонка его единственная слабость.
  - Что-то я сомневаюсь, что он поведется на это, - фыркнула черная сторона.
  - Возможно ты и прав, Зецу, но он к ней привязан и это факт. Наруто-кун это подтвердил, когда оставил ей жизнь на Кике.
  - Просто использовал, - не унималась черная сторона, - чтобы ввести нас в заблуждение.
  - О, нет, мой дорогой шпион, - по голосу можно было понять, что Мадара улыбается под своей маской. - Он не из тех людей, которые все исполняют через левые руки. Это я понял ещё в те времена, когда начал следить за ним после первой попытки захватить. Я даже посодействовал тому, чтобы его посадили в клетку, желая увидеть, как измениться его характер и взгляд на этот прогнивший мир. И он не разочаровал меня. Я увидел в нем себя. Такого же амбициозного и жаждущего силы. Но даже после всего, что он пережил, после того, как понял, что люди - это всего лишь мусор, который готов предать в любой момент, он не стал их использовать в достижении своих целей. Это его натура, которая досталась ему от предков.
  - Позвольте поинтересоваться... Откуда такой интерес к его персоне? - задала вопрос белая сторона.
  - Кто знает, Зецу, кто знает... Возможно потому, что он напомнил мне себя, а может и то, что я увидел нем качество, которое встречал лишь единожды. В своем заклятом враге и близком друге - Хошираме.
  - Это какое же? - поинтересовался шпион.
  - Ладно, мы слишком отвлеклись от темы, - пропуская мимо ушей вопрос, Тоби повернул голову к четверке воинов. - Девчонка за вами. Если он объявиться, устройте ему радушный прием. И так, приступим к финальной части, - произнес Мадара, закручиваясь в пространственной воронке. Недолго думая, его примеру последовал и Зецу, погружаясь в стену. А четверка сразу же после приказа Учихи пропала из комнаты.
  * * *
  Уже на протяжении двух часов, в зале заседаний, в дворце жрицы, витала напряженная атмосфера. Поступила окончательная информация о том, что три базы подверглись нападению и все уже были уничтожены. Обнадеживало лишь одно, - базы в стране Ветра и Чая были готовы к такому, поэтому часть шиноби смогла выйти из окружения и скрыться от погони, о чем они сразу же сообщили в Кадо. Но из страны Воды до сих пор не приходило сообщений, и это не давало покоя Джирайи.
  Его пальцы были сложены в замок, а на них сверху упирался могучий лоб санина. По лицу стекали капельки пота, которые падали на стол. Его голова буквально разрывалась от вопросов и переживаний. Но самое сильное чувство, которое мучило Джирайю, была неизвестность. Неизвестность того, что произошло и должно будет произойти. Нет, он знал, что битвы не избежать, но не знал, какой исход у неё будет.
  Уже было решено отдать приказ для подготовки обороны города, ведь если базы подверглись нападению, то и главный удар не за горами.
  - Утомительно, - прошептал тихо Джирайя. На него покосилась жрица, которой ещё не доводилось видеть своего советника таким угнетенным. Он сильно переживал, и это хорошо было видно по нему.
  - Не стоит так волноваться, Джирайя-сан, - улыбнулась ему Шион, когда тот перевел свой взгляд на неё. - Я уверена, что все будет хорошо.
  - Как бы мне хотелось в это верить, - отрешенно произнес санин.
  - Что с вами, Джирайя-сан? - возмутилась Мэй. - Вы один из лидеров, и вы не должны показывать свои слабости подчиненным.
  - Лидер... - грустно усмехнулся отшельник. - Каждого начальника баз я подбирал лично, и отлично знал всех их. Они верили мне, а теперь они мертвы.
  - Они отдали свои жизни за людей, которые им их доверили. Они выполняли свой долг и знали, на что идут, когда вы назначали их. В первую очередь это был их выбор, и лишь потом ваш, - Шион внимательно всматривалась в лицо Джирайи. - К тому же из страны Воды мы ещё не получали никаких подтверждений... и туда направился он.
  - Он тоже не всесилен, и... - закончить ему не дала Мэй, которая ударила кулаком по столу и рывком поднялась со своего места. Этими действия она привлекла к себе внимание всех находящихся в зале.
  - Посмотри на себя, Джирайя! - прошипела женщина, забывая про субординацию. - У нас на носу война, а ты ведешь себя как тряпка. Да, все они верили тебе, но не забывай о том, что в Кадо тебе верит каждый житель. Все ровняются на твою силу, а если ты покажешь им свои слабости, они потеряют надежную опору. Даже в том, кого так недавно расхваливал, ты потерял уверенность?
  Джирайя удивленно на неё уставился, в принципе, как и каждый в этом зале. Посмотрев на неё ещё пару секунд, он опять опустил свой взгляд на стол.
  - Ты права, что-то я сильно раскис.
  Дверь в зал отварилась, и в неё опять вошел солдат в красных доспехах, который оповещал данный совет всеми входящими новостями. Его лицо скрывал шлем, поэтому никому не удалось разглядеть слабой улыбки на губах.
  - Сообщение из страны Воды, - медленно произнес он.
  - Ну, не томи! - крикнула Мэй, явно раздраженная таким поведением.
  - База в безопасности. Есть потери в виде сорока пяти человек и девяти тяжелораненых. И...
  - Что и? - уже не выдержав, поднялся Джирайя и пристально посмотрел на солдата, которого от такого взгляда пробил пот.
  - И... Шикамару-сан здесь. С ним раненые, они уже под присмотром врачей, - он поклонился и поспешно покинул зал, оставляя всех обдумывать полученную информацию.
  - Ваш человек оказался не так плох, Джирайя-сан, - произнес Дайме. - Я зря в нем сомневался.
  - Если он за что-то берется, то обязательно это выполнит... по крайней мере так было раньше, - ответил санин, выходя из-за стола, - если вы не против, то я покину вас? - он кивнул Мэй, давая понять, чтобы она последовала за ним. Женщина без лишних слов поднялась и направилась к выходу, предварительно извинившись. Как только дверь захлопнулась, заговорила Шион:
  - Кенсиро-сан, я считаю, что вам пора покинуть мой дворец, ведь если данные не врут, то...
  - Я останусь здесь и помогу, чем смогу. Если наша армия проиграет, то страна станет принадлежать Тэно, и в моей должности уже не будет никакой необходимости, - жрица не стала спорить, так как слова Дайме были не лишены смысла.
  * * *
  Джирайя добрался до лазарета буквально за пару минут. Хотя они и не бежали, Мэй едва поспевала за ним.
  Сразу бросились в глаза десять коек, которые были заняты шиноби. Санин облегченно вздохнул, когда увидел, что воины не были сильно искалечены.
  - Джирайя-сама, - к нему сразу же подошел доктор, который был главным в данную смену, - Самиель-сан отказался принимать медицинскую помощь, - отшельник кинул взгляд на седовласого, который раскинулся на кровати рядом с койкой Шикамару, которому обрабатывали ногу.
  - Ничего страшно. На нем, как на собаке, - улыбнулся в ответ санин и доктор не стал это оспаривать, ведь он действительно не заметил ранений на теле парня, кроме страшного шрама на левой руке.
  - А я уже вас заждался, - усмехнулся Самиель, перевернувшись на спину и положив руки под голову.
  - Мы не разделяем твое веселье, - фыркнула Мэй в ответ.
  - А зря, - послышалось уже у неё над ухом. Она повернула голову, чтобы увидеть довольное лицо седовласого. В следующее мгновение его руки легли на талию, и он прижал её к себе, а его губы вплотную приблизились к уху рыжеволосой. - Разве тебя не заводит этот запах пота и крови? - томно прошептал Самиель.
  - Это у тебя свиток в штанах или ты так рад меня видеть? - улыбнулась Мэй.
  "Да, самообладания ей не занимать". Хочешь посмотреть?
  - Воздержусь, - слегка развернувшись, она ослабила замок из рук на талии, после чего взяла его руку за запястье и, крутанувшись, оказалась у седовласого за спиной, заламывая конечность, а в следующее мгновение парень почувствовал холод стали у своей шеи.
  - Ну-ну, откуда столько враждебности? Я же всего лишь пошутил... - слегка повернув голову, произнес Самиель, - ...а может и нет, - сталь сильнее прижалась к коже и по ней потекла струйка крови.
  - Хватит, Мэй, - приказал санин, наблюдавший за этой сценой с таким же интересом, как и все остальные присутствующие. Каждый знал о характере бывшей Мизукаге и её отношение к мужчинам, хотя и не всем. Она нехотя убрал кунай от горла, но все же оставила лезвием тонкую полосу на шее, как бы в знак напоминания о том, в какой щекотливой ситуации оказался парень, после чего отпустила его руку и отступила.
  - Рад видеть тебя, Шикамару, - обратился отшельник к брюнету после того, как Мэй перестала кидать в Самиеля гневные взгляды.
  - Ага, - лениво ответил Нара, закидывая руки за голову и прикрывая глаза. - У меня есть парочка вопросов, но, думаю, вряд ли мне поведают ответы на них.
  - Правильно думаешь, - получил он короткий ответ от санина. - Не стоит объяснять, что нас ждет в ближайшее сутки?
  - Я уже догадался, - приоткрывая один глаз, произнес Шикамару, - когда мне нужно быть у вас?
  - Как только тебя залатают, сразу же найди меня.
  - Проблематично... - вздохнул брюнет, взглянув на то, что медик уже почти залечил его рану.
  - Времени на отдых нет, Шикамару, - голос санина мгновенно стал серьезным. - Враг уже у нашего порога. По данным патрулей, армия Тэно уже пересекла границу. Поэтому медлить нельзя. Мы должны как можно скорее разработать план.
  - Понял я, понял.
  Джирайя перевел взгляд на седовласого, который опять нацепил свою безразличную маску. Но санин не был бы его крестным, если бы не заметил, что парень усиленно думает над чем-то, и это вряд ли связано с войском Тэно.
  - Поставьте его на ноги как можно скорее, - обратился он к медику, и тот, на секунду отвлекшись, посмотрел на отшельника и кивнул, - вот и славно, - он направился к выходу, а за ним последовала Мэй, - Самиель, ты идешь? - остановившись, поинтересовался Джирайя.
  - Мог бы сразу сказать, что там Шикамару, и что он нужен тебе, - подойдя поближе, произнес седовласый. - Ты выбрал базу, которую тебе было выгоднее спасти.
  - Я не...
  - Джирайя, я не виню тебя.
  - Ты не понимаешь...
  - Не понимаю того, что ты хотел спасти человека, который намного нужнее и важнее обычных шиноби? Не мне тебя осуждать. Ты делаешь то, что будет лучше для вашей победы. Тем более, когда у вас появились такие шансы на неё, - усмехнувшись, сказал Самиель.
  - О чем ты?
  - Джинчурики выбыли из игры. Между Кабуто и Мадарой появились разногласия.
  - Это хорошая весть, - спустя минуту, произнес санин, обдумав все сказанное.
  - Несомненно, хорошая, - загадочно улыбнулся седовласый, чем вызвал подозрительный взгляд Джираи, но отшельник не стал зацикливаться на этом.
  - Это облегчает задачу, но все равно остается многотысячная армия, которая стоит на границе, и которая может в любую минуту начать движение, если уже не начала.
  - Армия ваша забота. Моя - её обезглавливание, - он прошел ещё пару шагов, после чего исчез в огне.
  * * *
  Солнце ярко освещало поляну, которая находилась посреди леса. Отовсюду доносилось пение птиц, и это добавляло природе лишь красочности.
  На самом краю этого голого участка леса находилась хижина, которая была скрыта в тени деревьев. Слабый луч солнца пробился сквозь крону зеленых листьев, падая на порог дома и освещая его обитателя. Им оказался мужчина средних лет, с черными волосами, которые спадали ему на плечи. На нем была одета зеленая рубаха и просторные серые штаны. Брюнет сидел неподвижно в позе лотоса, и казалось, что он сейчас находится в прострации, ничего не замечает вокруг себя. Его спокойное лицо и закрытые глаза дополняли образ отрешенного от мира человека.
  Так прошло пару минут, после чего он взял с пола трубку, в которой ещё тлел табак. Мужчина втянул в себя дым и выпустил белую струю, все также оставаясь неподвижным. Казалось, что даже встревоженные птицы, которые перестали петь свою песню, не могут заставить его встрепенутся и открыть глаза. Он лишь слегка поморщился, когда услышал голос нарушителя спокойствия лесных жителей:
  - Приветствую вас, - произнес седовласый юноша, который остановился в паре метров от него. Самиель слегка поклонился, показывая свое уважение, ведь знал, что даже с закрытыми глазами, брюнет не оставит все его движения без внимания.
  - И тебе привет, Наруто-кун, - спокойно ответил мужчина, опять выпуская дым из легких. - С какими вестями пришел ты?
  - Узнать, все ли идет так, как задумано, - в такт голосу брюнета, сказал парень. - И узнать, могу ли я уже начинать?
  - Мадара скоро будет в Амегакуре, и найдет то, что ищет... - задумавшись, прошептал брюнет.
  - Не без вашей прихоти, - усмехнулся Наруто.
  - Что же, с тобой нельзя не согласится, - слабая улыбка озарила лицо мужчины, и он потянул трубку, раскаляя странно пахнущий табак. - Можешь не беспокоится, - я найду, чем занять... Тоби. Ступай. У тебя ещё есть время в запасе.
  - Что-то вы больно веселы. Не подскажете, как и мне поднять настрой перед таким событием?
  - Все дело в траве, из которой я делаю табак. Очень хорошая вещь, а главное - качественная, - усмехнулся брюнет, выпуская облако дыма.
  - Ох... - вздохнул седовласый и отошел на пару шагов назад, - не разделяю я вашего веселья.
  - Поживешь с мое, и для тебя тоже такие вещи будут казаться праздником. К тому же, ты сам все это затеял.
  - В который раз утверждаюсь, что вы совсем не такой, как мне рассказывали, - пролепетал Наруто, после чего начал исчезать, сгорая, словно бумага.
  - Время идет, люди меняются, я не исключение, - получил он мгновенный ответ. - Не буду говорить прощай... До встречи, Наруто-кун.
  - Хотелось бы верить, что встретимся когда-нибудь, - ответил седовласый, после чего окончательно догорел и пропал.
  Брюнет посидел ещё пару минут на месте, докуривая трубку. Он так и не открыл глаза, даже когда поднялся и направился в хижину. Загадочный собеседник Самиеля остановился лишь тогда, когда тьма внутри комнаты полностью скрыла его. В темноте блеснул красный глаз, который имел причудливый рисунок вместо зрачка.
  - В тебе, как ни в ком другом, горит Дух Огня, Дитя Пророчества. Но ты слишком юн, чтобы полностью скинуть на себя такое бремя...
  * * *
  - Джирайя-сама, все ловушки активированы, все отряды готовы, - отрапортировал отшельнику солдат, смотря на него сквозь щели в шлеме. Санин внимательно посмотрел парню в зеленые глаза и увидел там то, что хотел. Решимость. Он похлопал солдата по плечу и добродушно улыбнулся:
  - Ступай, парень, - поклонившись, зеленоглазый вышел из оружейной, в которой на данный момент находился санин. Джирайя потуже завязал шнуровки, которые удерживали щитки на руках и ногах, после чего проверил свои подсумки на наличие снаряжения. Сейчас на нем была одета черная водолазка, поверх который был накинут зеленый жилет с множеством карманов для свитков, и черные свободные штаны.
  - В твои годы лучше сидеть в зале заседаний, с Дайме и Химе, - послышался насмешливый голос позади него. Санин слегка повернул голову, чтобы рассмотреть нарушительницу его спокойствия. Мэй стояла рядом со шкавчиком с оружием, и облокачивалась на него плечом. Его одежда мало чем отличалась от его, лишь два кинжала, которые находились в ножнах у неё за спиной параллельно телу, отличали их.
  - Я ещё в отличной форме, Мэй, - усмехнулся отшельник, изучая аппетитные формы женщины, - тем более моя помощь будет более нужной на поле боя, чем в зале с чиновниками.
  - Я не вправе тебе перечить, - она отвесила шутливый поклон, чем вызвала смех мужчины. Не долго думая, рыжеволосая поддержала его и тоже начала смеяться.
  Всю эту идиллию нарушил Шикамару, который незаметно вошел, но после непродолжительно наблюдения кашлянул в кулак, привлекая к себе внимания. Держа в зубах сенбон, брюнет подошел к столу, который стоял в углу комнаты, и передвинул его в середину, после чего положил на него карту, которая до этого момента покоилась у него подмышкой.
  - Ну, начальники, приступим? - поинтересовался Нара.
  - Начинай, - произнес санин, подходя к столу.
  - Первое, и самое главное, нужно вывести женщин, детей и стариков.
  - Это уже организовано, - ответила Мэй.
  - Что же, хорошо, - на пару секунд брюнет задумался, после чего продолжил. - Беря в расчет то, что произошло недавно, армия Тэно очень сильно ослабла, - он развернул карту и начал активно рисовать на ней стрелки синим маркером. - С северо-востока* к нам идут наши шиноби, но за ними идет погоня. С востока* к нам идут люди с моей базы, - синий цвет был отброшен в сторону и взят красный, - юго-восток* - по большей мере вражеские шиноби, наших выживших нет. И, наконец, юго-запад*. Самый большой вражеский отряд. Я не знаю, почему именно туда был нанесен один из сильнейших ударов... И, - Нара вывел самую большую красную стрелку, конец которой указывал на Кадо, - основная армия, численность которой, по нашим донесениям, около двух тысяч шиноби и три с половиной - четыре тысячи обычных воинов. Особой опасности для шиноби они не несут, но их количество говорит само за себя. Мясо, которое будет послано вперед для того, чтобы ослабить нас.
  - У нас почти в два раза меньше шиноби, - начал Джирайя, - с солдатами та же ситуация. У меня только одна идея, как нам одолеть такое количество людей...
  - И это... - продолжила Мэй.
  - Впустить их в городе, где будет не так много пространства для маневра, где количество не будет играть роли, и где нашим людям будет легче ориентироваться. - Закончил Нара. - Шанс того, что в бой первыми пойдут самураи около шестидесяти - семидесяти процентов, поэтому я предлагаю взять этот план как основной.
  - А как начет шиноби? - поинтересовалась Мэй. - Даже если первыми пойдут самураи, мы нападем на них, чтобы раздавить в узком пространстве, но, как-никак, наша ловушка может сыграть с нами же плохую шутку, и нас прижмут к стене.
  - Именно поэтому бой примут только солдаты, а за воротами начнется битва между шиноби. Для большинства наших людей нужно пространство для техник, поэтому мы не сможешь принять участие в стенах Кадо.
  - Звучит все легко, но как ты себе это представляешь? Мы не сможешь обойти армию Тэно, нас засекут сенсоры, - прокомментировал план Шикамару отшельник. Рыжеволосая внимательно посмотрела на брюнета, ожидая услышать его ответ.
  - Все просто до безобразия. Нас укроет барьером Самиель, - усмехнулся Нара, - после чего мы скроемся за иллюзией.
  - Какого... ты хотя бы себе представляешь, сколько сил уйдет на это?! - выдохнул санин. Он сам был хорош в барьерных техниках, и понимал, что укрыть территорию, на которой будет находиться больше тысячи человек, практически не возможно в одиночку. Даже для джинчурики.
  - Я уже говорил с ним, и он сказал, что справится.
  - Даже если он справится, то тот всплеск чакры, который произведет техника, будет очень заметен на многие километры, - прокомментировала план Мэй.
  - Конечно, они почувствуют чакру Кьюби, но задумайтесь о том, какая паника пройдет по рядам солдат, узнай они, что против них будет драться джинчурики. Как говорится: Если ты испугался, то ты уже проиграл.
  - Вы все это придумали при встречи? - изумилась рыжеволосая
  - Нельзя было терять время, поэтому я начал думать над планом ещё во время сражения, - протянул Шикамару. Он взял в руки синий маркер и нарисовал круг приблизительно в километре на востоке от Кадо. - Здесь мы устроим засаду. Самиель укроет нас барьером, а наши мастера применят иллюзию под ним. Так барьер не будет пропускать чакру, и вероятность того, что его смогут обнаружить сенсоры очень мала.
  - Ты думаешь, что все получится? - спросил Джирайя, глядя в черные глаза Нара.
  - У нас просто нет выбора. Практически со всех сторон к нам приближаются войска Тэно, - вздохнул Шикамару. - Останемся внутри, и нас зажмут в ловушку.
  - А как насчет юго-запада и юго-востока? - поинтересовалась Мэй. - Они ударят нам с фланга и в спину.
  - По донесениям, которые мы получили от нескольких выживших, с юго-востока движется максимум три сотни самураев и полсотни шиноби. Пусть уж лучше они насеет удар нам в спину, чем тысяча людей с юго-запада.
  - Получается, что Кадо станет основным местом сражения. Если на город нападут с юго-запада, у наших солдат не будет шансов против шиноби, - продолжила рыжеволосая.
  - Я об этом тоже сразу подумал, но Самиель сказал, что их остановят или хотя бы задержат его люди.
  - Тогда к чему было все это придумывать? Мы смогли бы принять бой под стенами города, - изумилась она.
  - Я не доверяю ему, и он это понимает, поэтому согласился с моим планом.
  - Что же... Если нас не обнаружат, то мы получим эффект неожиданности, и сможем унести много жизней обескураженных воинов, - подвел итог санин, - так и поступим. Осталось лишь дождаться Самиеля. Он не говорил тебе, когда вернется?
  - Сказал, что ему нужно встретится со своим человеком, - ответил брюнет. Сенбон, который до этого был у него в зубах, был брошен точно в центр красного круга, находившегося перед Кадо.
  - Ладно, нам нужно поведать план капитанам отрядов. Приступим! - Джирайя хлопнул в ладоши и направился к выходу.
  * * *
  Бывшая территория страны Огня. В двухсот километрах от места расположения крепости Тенко но Широ*
  Подул сильный ветер, который поднял с земли опавшие листья, и закружил их в воздухе. Седовласый провел рукой по волосам, которые тоже попали под действия ветряных потоков. Он стоял в метре от каменной плиты, на которой было вырезано два иероглифа столь родных сердцу Самиеля.
  - Давно я здесь не был, - наконец нарушил он тишину, приседая на землю и облокачиваясь спиной о стол дерева. Сейчас он находился в месте, в котором последний раз видел своего единственного родственника... месте, с которым связано множество воспоминаний. - А зачем я собственно сюда пришел? - легкая улыбка коснулась его губ, - ну вот, пять лет тут не был и даже не знаю, что сказать... - его рука потянулась к правому глазу. Сейчас, полученный много лет назад, шрам начал болеть. И это происходила всегда, когда парень приходил в это место. Возможно, именно поэтому, чувствую боль вины за то, что произошло с его сенсеем, он боялся приходить сюда.
  - "Страх... Как монстр вроде меня может боятся? - пронеслось в голове седовласого. - Или этот страх прошел со мной всю мою жизнь, зародившись во мне ещё во времена твоей смерти?" Я не знаю... - наконец-то вздохнул Самиель. - Ты, наверно, испытываешь ко мне отвращение за то, что я выбрал такой путь... Путь тьмы. Но я решил исправить все свои ошибки, заплатив за них. Я решил подарить им то, что ты подарил мне когда-то. Надежду, - прошептал седовласый, - надежду на светлое будущее, которые они все заслуживают. Будущее без войн ради силы...
  Он поднялся, вытирая мокрую дорожку, которую оставила пробежавшая слеза. Его сердце как никогда было заполнено решимостью. Самиель подошел поближе к каменной плите и присел перед ней на колено, положа руку на камень.
  - Прости меня, Араси. Прости за все. Я бы хотел попасть к тебе, но думаю, что этому не дано случится, - парень поднялся и отошел, после чего загорелся языками пламени.
  * * *
  Изанами быстро собирала вещи, чтобы вскоре покинуть Кадо. Весь о том, что минимум через пару часов на город будет совершено нападения, расползлась между людьми быстро. Всем женщинам, детям и старикам было приказано собрать самое необходимое, и направится к центру города, чтобы укрыться в подземном убежище.
  - Не волнуйся, Такеши, я думаю, что все будет хорошо, - обратилась она к блондинистому ребенку, который ползал на четвереньках по полу. Брюнетка улыбнулась и подняла его, усаживая на кровать. Вещи были собраны, и теперь ей оставалось ждать солдата, который должен будет проводить её в убежище.
  От мыслей её отвлек шум, который раздался позади. Она обернулась, думая, что это пришел проводник, но уперлась лицом в грудь мужчине.
  - Какого?.. - её взгляд скользнул верх, после чего она изумленно открыла глаза, - Ты? Зачем ты пришел? - прошипела Изанами, отталкивая Самиеля от себя.
  Седовласый провел рукой по груди, куда только что ударила брюнетка, после чего опять подошел к ней. Она хотела ударить по лицу, но её рука была легко остановлена.
  - Я здесь не для того, чтобы смотреть на твою истерику. Прошу, дай мне минуту, - парень отпустил руку девушки и отошел на шаг. Она пару секунд всматривалась в его лицо, после чего кивнула и дала ему подойти к кровати, на которой сидел ребенок.
  - Ну, привет, Такеши, - улыбнулся седовласый, приседая перед своим сыном. - Ты, наверно, даже не понимаешь меня... да что там, даже не знаешь, кто я такой, но все же, - его рука скользнула в карман, и он достал оттуда кристалл, который переливался от синего цвета до светло зеленого. - Когда-то я выиграл его у одной женщины, которая не поверила в мои слова. Тогда она посмеялась надо мной и назвала глупым мальчишкой с не менее глупой мечтой, но я доказал ей, что она была неправа... - он повесил кристалл на шею ребенку, и тот сразу же схватил его своей маленькой ручкой, внимательно изучая и пробуя на вкус. - Я верю, Такеши, что ты станешь великим шиноби и достигнешь своей мечты, какой бы она не была... а я подготовлю для тебя опору, чтобы тебе было легче её исполнить. Это все, что может дать тебе твой непутевый отец, - Самиель поднялся и направился к выходу из комнаты.
  Изанами не могла скрыть своего изумления, но все же переборола немоту, когда седовласый уже покидал её временное жилище.
  - Ты никогда ничего мне не рассказывал, - начала она, привлекая к себе внимание. Парень остановился в дверном проходе, желая услышать её, - но скажи хотя бы сейчас. Что ты собираешься сделать?
  - Избавить вас от тьмы, - насмешливый тон Самиеля заставил её нахмуриться.
  - Каким образом?
  - Я собираюсь уничтожить монстров, которые служат причиной для войн уже многие годы, а после... я избавлю мир от последнего из них, - дверь захлопнулась и Изанами услышала ровные удаляющиеся шаги.
  
  - Наконец-то, - разведя руками, произнес Шикамару, глядя на приближающегося Самиеля. Сейчас они находились на стене под воротами Кадо.
  - Мэй направилась с вашими людьми? - поинтересовался седовласый.
  - Да, - коротко ответил Джирайя, - нам тоже нужно поспешить, ведь они ушли с полчаса назад.
  - Куда? - все, что спросил Самиель. Нара достал карту и указал на синий круг в километре от ворот. После недавнего боя с советниками, седовласый изучил территорию вокруг Кадо, поэтому ему не составило труда переместиться точно к армии, ожидавшей только их.
  Войны сплотились как можно сильнее, готовясь к тому, что их накроют техникой.
  - Барьер не будет пропускать чакру, - начал Самиель, складывая печати, - но если кто-то покинет его, то техника сразу же развеется, - от него начала исходить красная дымка. Волосы отросли и окрасились в рыжий цвет, - это связано с её масштабностью. - Из его тела вырвалось облако красной чакры, от которой у некоторых перехватило дыхание, но оно сразу же направилось к рукам, после чего была сложена последняя печать. Красная волна прошла по прозрачной поверхности, исчезая в самом конце барьера. - Звук тоже не будет выходить. Запомните одно: нельзя покидать барьер, так же, как и заходить в него.
  - Теперь ты направляешься в его логово? - поинтересовался Джирайя. Его не покидало странное, тревожное чувство, что сегодня произойдет что-то невероятное, что войдет в историю этого мира. Нет, это не их битва, это нечто другое, не менее значащее.
  - Прощай, Джирайя, - проигнорировав вопрос санина, произнес седовласый. Его тело стало медленно сгорать, словно он специально хотел задержаться здесь. - Прошу, позаботься о Изанами и Такеши, - губы растянулись в широкой улыбке. Улыбке из детства Узумаки Наруто. Санин широко раскрыл глаза, смотря на эту картину. Он начал что-то кричать, но Самиель уже не слышал голос своего крестного.
  - Он... прощался? - тихо переспросил Нара, растерянно смотря в то место, где недавно стоял седоволосый.
  - Что же ты задумал... Наруто? - пересохшими губами спросил Джирайя.
  
  
  Глава 8. Часть 2
  Бывшая территория страны Дождя
  Ветер напускал на воду легкую рябь, но, не смотря на это, водная гладь оставалась ровной и спокойной. Её тревожили лишь два человека в белых плащах, которые неспешно ступали, образуя каждым своим шагом волны.
  Недалеко от них исказилось пространство, закручиваясь в спираль, а через секунду там появился брюнет в оранжевой маске. На нем был одет плащ, расцветку которого знали в любой части мира. Красные облака.
  Двое прекратили свое движение, следя за новоприбывшим. Их молчание могло продолжаться долго, если бы эту немую сцену не разрядил шипящий звук, который доносился из пасти ползучей твари, вылезшей из-под плаща Кабуто.
  - Вас было не просто найти, - наконец-то нарушая тишину, произнес брюнет, сверкая своим доудзюцу. Его бывшие подопечные не спускали с него глаз, чтобы не пропустить действий Тоби. - Зачем было прятаться, если в конечном итоге выползли сами? - продолжил он, но буквально через пару секунд интонация его голоса стала насмешливой. - Неужели тянули время для Наруто-куна?
  Нагато проигнорировал вопрос Учихи. Взгляд Ками-сама страны Дождя метнулся в сторону Кабуто, и тот без слов понял, чего от него хотят. Руки змея замелькали в печатях, и когда последняя из них была сложена, Мадара схватился за живот, согнувшись пополам.
  * * *
  Бывшая территория страны Огня. Крепость Тэнко но Широ*
  Самиель тихо пробирался по крепости, которую для себя построил Совет Восьми, хотя, здесь в любом случае не обошлось без решения истинного правителя Тэно.
  Место, которое некогда называлось великой скрытой деревней, было сначала полностью стерто с лица земли, после чего на её руинах возвели Тэнко но Широ. Она занимала ту же территорию, что и Коноха, а также была обведена тридцатиметровой стеной, на которую было потрачено немало дней и нервов мастеров земляной стихии. За ограждением все место было отведено под крепость. Да, здание было просто огромным, его можно было назвать даже дворцом, но жилой комплекс был не так уж и велик, ведь проживали здесь всего несколько десятков людей. Большая часть здания была отведена для складов и тренировочных площадок, которые были укрыты барьерами, где джинчурики могли спокойно оттачивать свои навыки.
  За стеной располагался армейский городок. По другому назвать место, где жила армия совета, было нельзя. Это место делилось на два района: для шиноби и для солдат. Зачем было делать это, многим было не ясно, но так приказал совет, а оспаривать их приказ никто не осмеливался.
  Здесь можно было встретить только мужчин. Закон запрещал воинам жить с семьями в данном месте, да и вообще, привести женщину - означало навести на себя ужасное наказание за непослушание. Как не крути, а с дисциплиной в армии Тэно было все в порядке. Поэтому встретить тут представительницу прекрасного пола было равносильно победе в лотерею. Все это не обходило стороной и шиноби, которые были выше по званию, чем обычные солдаты.
  С катаны все ещё капала свежая кровь незадачливого охранника, которого, к его не счастью, поставили охранять один из входов в крепость. Практически полное отсутствие солдат не удивляло Самиеля. Он не был настолько наивным, чтобы поверить в свою удачу. Впереди его ожидали, и то, что там будут сильные противники не вызывало сомнения.
  Его дыхание было ровным и практически бесшумным. Движениям могла бы позавидовать кошка, а глаза, скрытые тканью, изучали каждый кусочек коридора. Седовласый никоим образом не хотел выдавать себя раньше времени. Единственным плюсом было то, что перед смертью охранник был очень сговорчив и поделился с Самиелем интересной информацией о строении крепости, и месте расположений интересующих его комнат, а известие о практически полном отсутствии охраны и ловушек лишь указывали на то, что Мадара уготовил сюрприз для своего гостя.
  В очередной раз завернув, седовласый вышел на лестницу, которая вела на третий этаж. Этаж, который его больше всего интересовал. Поднявшись, бывший джинчурики выглянул из-за угла, осматривая коридор. По словам охранника, здесь должен был находиться зал заседаний и комнаты людей, которые были приближены к совету. Возле двери, что находилась в конце коридора, стояли двое солдат в белых доспехах. Не трудно было догадаться, что за помещение они охраняют. Самиель метнулся к ним, и так как здесь было довольно темно, все, что увидели охранники, была лишь кнопа седых волос.
  Тот, что стоял справа от седовласого, умер, захлебываясь своей кровью, текущеё из пробитой глотки. Второй же получил сильный удар под дых, от которого в его глазах помутнело. Когда взгляд прояснился, он увидел седовласого слепца, который вытягивал из шеи его напарника катану, выпуская при этом огромное количество крови. Резким движением руки он стряхнул с клинка багровую жидкость, и присел рядом с только что очнувшимся солдатом. Тот растерянно смотрел на него сквозь щели в шлеме и пытался что-то произнести, но из его горла вырывались лишь членораздельные звуки. Руки седовласого потянулись к голове охранника, и тот уже приготовился к тому, что ему свернут шею, но никакой боли не последовало. Он почувствовал, как с него снимают шлем и через пару секунд открыл свои синие глаза.
  Выжившим оказался молодой на вид парень с приятной внешностью. Пряди блондинистых волос спадали на лицо, закрывая правый глаз. Прямой нос, ровные линии губ, слегка загорелая кожа, - все это делала его очень привлекательным для женского пола. Ну, кто не мечтает про голубоглазого блондина, пронеслась мысль в голове Самиеля, которая вызвала слабую усмешку на его устах.
  - Кто кроме вас ещё на третьем этаже? - задал первый вопрос он, внимательно смотря в расширенные глаза парня.
  - Я... я... н-н-е... - начал мямлить блондин, пытаясь собраться с мыслями.
  - "Если здесь есть шиноби, а они тут есть, хотя и умело скрываются, то вряд ли он про них знает. Нет смысла спрашивать его об этом". Где комната девочки, что подчинялась Совету? - парень ещё удивленнее на него уставился, явно не понимая, о чем идет речь. - Где комната Мичи Аоки?
  - В к-к-он-н-нце ко-коридора, - опять промямлил блондин. Правая рука Самиеля легла ему на затылок, и он притянул его лицо к своему.
  - Отвечай внятно, иначе мне придется заставить тебя это делать, - прошептал седовласый, но в голосе слышались нотки нарастающей ярости. Парень быстро закивал головой и продолжил:
  - Она в той части коридора, - он указал рукой в сторону, - её дверь предпоследняя справа.
  - Где девушка сейчас?
  - Под арестом. Ей запрещено покидать комнату, но охрану оттуда убрали.
  - По-моему, я задал вполне внятный вопрос, - оттянув назад за волосы голову блондина, прошептал ему на ухо Самиель, - неужели так сложно отвечать на такие легкие вопросы?
  - Она внутри. Спит... наверно, - седовласый отпустил шевелюру и поднялся, повернувшись боком к солдату. - Прошу... пощади меня. У меня больная мать в городке не далеко отсюда. Она не выживет сама.
  - Ты обрек себя на гибель тогда, когда одел эту форму, - катана блеснула в темноте, рассекая воздух. Блондин схватился за разрезанное горло, пытаясь задержать кровь, но у него мало что получилось. Тело начало слабеть, а в глазах потемнело.
  - За... что? - прохрипел последние в своей жизни слова юный солдат. Самиель покосился на него, но недолго думаю, пошел дальше.
   - Ты встал у меня на пути. Ничего личного, - пройдя пару шагов, произнес седовласый. Он приблизился к двери, прислушиваясь к звукам за ней.
  - "Тихо", - пронеслась мысль в его голове, и парень слегка толкнул дверь, приоткрывая её. Не заметив ничего подозрительного, он мелькнул во внутрь.
  Ничем не примечательная комнатка. Светло-зеленые обои с несложным рисунком на них, письменный стол, шкаф и кровать с тумбочкой. Здесь не было даже окна, все освещалось лампой. В противоположной стене была дверь, которая, явно, вела в ванную комнату. Медленно подойдя к кровати, на которой, под одеялом, лежал человек, Самиель коснулся рукой плеча, после чего сдернул этот постельный элемент. Под ним оказалась русоволосая девчонка, одетая в белую пижаму. Она мгновенно перевернулась с боку на спину, смотря в лицо седовласого.
  - Ну, привет... - её безэмоциональное лицо удивило парня, - Кьюби! - губы Мичи растянулись в оскале, что не понравилось Самиелю. Он мгновенно отскочил от неё, но было уже поздно. Девушка слегка засветилась, после чего взорвалась, разнося всю мебель в щепки, и заполняю комнату дымом.
  Все улеглось, открываю вид на седовласого, которого впечатало в стену, но поспешно выпущенный покров снизил весь урон. Но он даже очухаться не успел, как почувствовал опасность, и лишь отменная реакция позволила ему защитится от огромного меча, прикрываясь катаной. Человек в черной маске держал меч одной рукой, как будто эта громадина весила не больше клинка Самиеля. Ему не составило труда узнать данное орудие, которое раньше славилось в Кири. Да и бывший обладатель был знаком парню не понаслышке.
  - Если хочешь увидеть девчонку, то следуй за мной, - человек направился к тем остаткам, что раньше назвались дверью, и окончательно вынес их ударом ноги. После чего завернул и не спеша пошел по коридору. Седовласый слегка опешил от подобного, но быстро собрался с собой. Такое самоуверенное поведение объяснялось лишь одним - перед ним был клон.
  - Если я не ошибаюсь, тебя зовут Суйгецу? - спустя минуту поинтересовался Самиель. Клон, не останавливаясь ни на секунду, продолжил свой путь. Свернув налево, мечник вышел к большой двери.
  - "Мы вернулись на первой этаж, я в этом уверен, после чего спустились ниже, поэтому это может быть только один из полигонов. Там им будет легче действовать".
  - Да, - повернувшись, неожиданно произнес клон.
  -Интересно будет посмотреть на то, как ты управляешься с этим мечем, - усмехнулся седовласый, открывая дверь. Мечник уже превратился в воду, и сейчас на его месте была лишь лужа.
  Полигон был огромен. Метров двести-двести пятьдесят в длину и сто в ширину. Это место было создано специально для того, чтобы джинчурики могли разойтись не на шутку. Полигон освещался прожекторами, которые весели на стенах через каждые метров тридцать друг от друга. Седовласого интересовал интерьер, поэтому он сразу же направился вперед, изучая местность. Пока он не заметил никаких ловушек.
  - "Пока", - неожиданно всплыла мысль в его голове. Он уже прошел метров сорок, приближаясь к тройке людей, одной из которых была Мичи.
  - Стой! - холодно произнес человек, который стоял позади Аоки и держал у её шеи кунай.
  - "Женщина? И этот голос... я точно его где-то слышал". Так-так-так. Это случаем не про вас ходят слухи между повстанцами?.. Как же они говори? - потирая подбородок, протянул Самиель. - Вестники... нет! Посланники демонов? - ответом на его вопросы было молчание. Седовласый издал смешок, но прекратил его, когда опять услышал знакомый голос:
  - И вот на эту суку ты меня променял? - голос понял свою интонацию с невозмутимого на шипящий. - Ради неё ты...
  - Кто ты такая, чтобы мне говорить об этом?
  -Кто я такая? Не думала, что буду так легко забыта, - теперь её голос стал насмешливым. - Может мне сделать её калекой, как Неджи, или спалить заживо, как Кибу? Хотя, лучше я дам её на растерзание солдатам. Они-то точно обеспечат девушку должным вниманием. Ты так не считаешь, Наруто... кун?
  - Не может быть... - осознание того, кто перед ним стоит, заставило Самиеля содрогнуться и отойти на пару шагов назад. - ...Хината?
  * * *
  Сейчас практически каждый защитник Кадо старался не издавать звуков, наблюдая за тем, как в ста метрах от них идут самураи. У многих пересохло в горле от мысли о том, что их заметят, и эффект неожиданности будет потерян, да и шанс выйти победителем тоже. Хотя у каждого, кто находился близко к Джирайе, и видел его серьезное лицо, сердце наполнялось решимостью идти до конца.
  - Обратной дороги нет, - неожиданно заговорил отшельник. - Мы сами выбрали этот путь и теперь должны сделать последний рывок, чтобы завершить его, - его рука скользнула в один из карманов на жилете, и он вынул оттуда вещь, которая сейчас не имела никакой цены или значения. Она лишь придавала уверенности и вселяла надежду в бывалых шиноби. На солнце блеснул потрескавшийся протектор Скрытой деревни Листа, который был прикреплен к черной повязке. Быстрое движение рук и этот важный элемент жизни шиноби был повязан на лоб. - Все, кто имеет символ своей деревни, повяжите его на видное место, чтобы мы не спутали друг друга в предстоящем бое, и чтобы при их виде они вспомнили, с кем имеют дело!
  По рядам пополз едва различимый шепот, в котором неслись слова санина от человека к человеку. Возможно, они были слегка изменены, но смысл оставался прежним: Каждый, у кого имелся протектор, потянулся за ним, чтобы повязать на голову. Эта вещь говорила о том, что человек принадлежит к старой системе скрытых деревень, которую так тщательно строили их предки. Неважно, откуда ты был, не важно, что за разногласия были между ними когда-то. Их всех объединял один путь и одна цель.
  Со стороны только что прошедших самураев послышались взрывы и отчаянные крики людей. Все это говорило о том, что ловушки делали свое дело. Прошло уже около двадцати минут, и в том месте, где недавно прошли самураи, начали появляться новые воины, в которых легко было узнать шиноби Тэно. Черная, тонкая броня говорила о том, что эти люди были на звание выше, чем простые солдаты. Она имела малый вес и высокую прочность, но самая главная способность заключалась в том, что чакра плохо проникала сквозь тонкий слой металла, защищая своих владельцев от слабых техник, но это было и минусом для ниндзя, которым для дзюцу было нужно выпускать всем телом чакру.
  Они шагали не спеша, давая время самураям убрать с пути как можно больше ловушек. Возможно, кто-то из шиноби и был против такого растрачивания живых ресурсов, но их идеи не совпадали с Советом Восьми, а точнее с тем, кто стоял над ними. Мадаре было абсолютно плевать на тех, кто не мог принести ему выгоду, поэтому самураи были всего лишь пешками, которыми было не жалко пожертвовать. Послышались очередные взрывы и шиноби, который шел чуть впереди всех, поднял вверх руку с сжатым кулаком, приказывая остановится. За ним последовали и другим капитаны отрядов, останавливая своих людей. Джирайя прикусил губу, смотря на то, где решили прервать движения воины. Первые ряды были буквально вровень с барьером, а самые крайнее шиноби находились в десятке метров от него. Нападать сейчас - означало поражение.
  В середине первого строя солдаты разошлись, пропуская рослого мужчину с синей кожей, который нес у себя за спиной огромный меч, замотанный в бинты. Его тело скрывал плащ, вызывающий у любого повстанца гнев и отвращение. Кисаме вышел вперед и замер, прислушиваясь к окружающей среде. Его рука легла на рукоять Самехады, после чего чешуйки быстро задвигались, чувствуя чакру хозяина. Так продолжалось пару секунд, пока он не вытянул руку с мечом перед собой, направляя конец клинка в сторону Кадо. Все затаили дыхание, словно ожидая чего-то. Самехада "заурчала" сильнее, почувствовав чакру более опасную и смертоносную, нежели своего обладателя, о чем сразу узнал Кисаме. Он повернул голову в сторону барьера и прошел туда пару метров, прислушиваясь к своим ощущениям.
  - Он произвел всплеск чакры здесь, - наконец-то произнес мечник.
  - Но почему именно здесь, Кисаме-сан? - поинтересовался шиноби, который до этого шел впереди всех. Капитан главного ударного отряда - Гин. - Это было предупреждение?
  - Откуда мне знать? - раздраженно ответил джинчурики. - Думаю, хотели нас припугнуть, ведь Кьюби сейчас здесь нет.
  - Откуда...
  - Не важно. Главное, что нет помехи, - ответил Кисаме. Он ещё раз покосился в то место, откуда наиболее сильно чувствовалась чакра Девятихвостого. "Зачем он это сделал? Черт! Никогда мне не нравился этот пацан с его непредсказуемостью". Ладно, медленно продолжайте движение. Думаю, что большую часть ловушек уже обезвредили самураи.
  Джирайя внимательно следил за движениями армии. Он посмотрел на Какаши, который не спускал глаз с Кисаме. Хатаке до сих пор не смог усмирить свой гнев, при виде третьего советника. Возможно, в нем и не горел огонь мести, но если бы у бывшего Шестого был список тех, кого он хотел видеть мертвым, то Кисаме занял бы там почетное первое место.
  - Жди, Какаши, у тебя будет возможность с ним поквитаться, - положив руку на плече Хатаке, изрек санин.
  - Каждый раз, смотря на него, я вспоминаю Гая, который пожертвовал собой ради меня. Я никогда не смогу простить его смерть, - прошептал Хатаке, пытаясь скрыть свою нарастающую ярость.
  - Гнев не лучший помощник в бою, особенно, когда твой противник такого уровня, - Какаши кивнул, но продолжил пилить взглядом своего главного врага. Отшельник повернулся к Мэй, которая стояла слева от него. Наклонившись ближе к ней, санин прошептал: - Он сразу ринется за ним. Прошу, Мэй, помоги ему. Я верю в Какаши, но это не тот противник, которого можно легко одолеть.
  - Хорошо, Джирайя-сан.
  Армия Тэно начала медленно движение. Кто-то запрыгивал на деревья, кто-то продолжал движение по земле, но самое главное, что они наконец-то начали открывать свою спину для удара. Джирайя поднял руку, чтобы воины приготовились для атаки, но неожиданно она повисла плетью. Это не скрылось от взглядов тех, кто стоял ближе всего к нему.
  - Что такое, Джирайя-сан? - взволновано спросила Мэй. Ей больше всего не хотелось, чтобы сейчас что-то произошло с санином. Она проследила взгляд отшельника, и быстро нашла причину такого состояния. - Неужели это она?!
  - Цунаде... - прошептал Джирайя. Его взгляд был прикован к блондинке, которая шла во главе шиноби-медиков. Этот отряд шел не в самом конце, как обычно это делалось, а в середине строя. - Но... но... почему?
  - Это война, Джирайя-сан, - спокойно объяснил Хатаке, который тоже поймал взглядом блондинку. - Она присоединилась к нему ещё в самом начале, а причины так и остались нам неизвестны. Так что соберитесь с силами. Мы сейчас враги, и не исключено, что вы встретить лицом к лицу.
  - Ты прав, Какаши. Приготовится! - в голос санина вернулась уверенность. - По моей команде начинаем атаку, - его приказ сразу же распространился между воинами. И вот, спустя пару минут, последний строй прошел мимо них. - Давайте окажем им достойную встречу!
  * * *
  Девушка сняла с себя маску, показывая Самиелю самодовольную ухмылку. Он внимательно всматривался в столько знакомые черты лица, которые не поменялись даже спустя столько лет. Те же большие серебристые глаза, темные волосы, слегка бледная кожа, и манящие красные губы, которые он долго вспоминал после их поцелуя. Все эти мысли сейчас роились в голове седоволосого, но лишь одна из них пульсировала сильнее: Почему она, девушка, которая всегда призирала убийства и жестокость, стала одной из ручных собак Мадары, выполняя грязную работу?
  - Хината... - прошептал Самиель. - Почему ты выбрала такую участь?
  - Это было сложно, - начала она, - Мне пришлось убить в себе всю ту робость и неуверенность, чтобы стать тем, кем я сейчас являюсь. - В голосе зазвучал холод. Она сильнее надавила на кунай, надрезая кожу на шее Мичи, от чего седовласый слегка подался вперед. - Узы... Я всегда думала, что они делают людей сильнее, но я была не права. Узы обременяют человека, делая его слабея. Теперь я понимаю Саске и знаю, почему он был так силен. Но ты все равно оказался сильнее. Ему даже не помог Мангекё. Но я знаю то, чего он не знал. Эта девчонка твоя единственная слабость. Увидев её кровь, ты готов безрассудно броситься в бой. Сильнейший, которому всегда было плевать на всех, переживает за бесполезную сучку.
  - Сейчас ты напоминаешь мне Гаару на экзамене. Помнишь? - Самиель слегка улыбнулся, вспоминая своего старого друга. Ножны от катаны были отброшены в сторону, а сам клинок направлен на брюнетку. - Он проиграл мне дважды: первый раз я переубедил его, во второй заставил успокоиться навсегда. Тебе такого шанса не дам.
  - Ох, я польщена. Ты хочешь меня этим напугать?
  - Нет. Просто когда начнется бой, не рассчитывай на нашу былую дружбу.
  - Ну, тогда, чтобы у тебя был стимул, - она убрала кунай от шеи Мичи и отступила на полшага, но в эту же секунду в воздухе замелькала правая рука Хинаты. Аоки вскрикнула и начала оседать на землю, но её подхватил третий участник этой встречи. Суйгецу с силой отбросил девушку в сторону. Она пролетела с десяток метров, после чего встретилась спиной с деревом, которые росли тут по не понятным причинам. Как бы Самиелю сейчас не хотелось броситься к своей ученице, он все равно оставался на месте. - Я заблокировала тенкецу вокруг её сердца, но другим наоборот усилила поток. Когда выбитые тенкецу восстановятся, к её сердцу хлынет столько чакры, что его просто разорвет. Думаю, у тебя есть полчаса, максимум час. Сможешь одолеть нас, я все исправлю. Нет - твои узы разорвутся.
  Как только она закончила говорить, мечник сорвался с места. Темная одежда хорошо позволяла ему сливаться с окружающей средой, поэтому движения Суйгецу было трудно увидеть. Обезглавливатель обрушился сверху на Самиеля, но вместо того, чтобы разрубить седовласого, он врезался в землю. Даже при плохой видимости доудзюцу обеспечивало хороший обзор. Уйдя влево от атаки мечем, джинчурики попытался нанести удар кулаком в лицо, но мечник на удивление быстро прикрылся своим оружием. Краем глаза парень заметил, что силуэт Хинаты пропал, - это заставило его моментально разорвать расстояние, но как только он вылетел за пределы тропы, на которой до этого стоял, седовласый почувствовал, что зацепил ногой леску, до этого скрытую от глаз.
  - "Ловушка! - Самиель начал судорожно искать источник опасности, но такого не нашлось. - Черт! Неужели... - мощный удар в грудь откинул его до ближайшего дерева. Седовласый припал на одно колено, сплевывая кровь, - обманка, чтобы сбить меня с толку", - он уперся взглядом в двух шиноби, которые появились не далеко от него.
  - В следующий раз я ударю не тупой стороной, - хмыкнул Суйгецу, опираясь на Обезглавливатель.
  - И этот тот, кто убил двух советников и Саске? Ничтожество! - прошипела брюнетка. - Неужели мысль о том, что может пострадать эта шлюшка, настолько затмила твой разум, что ты не хочешь использовать свою силу?
  - Что ты! Просто переживаю за вас, ведь если я покажу всю свою мощь, то у вас поджилки затрясутся, - усмехнулся седовласый, выпрямляясь и разминая шею.
  - Хах? Ублюдок, ты заплатишь за свою гордыню. Лучше покажи все, на что способен, иначе Кьюби будут доставать из куска мяса, - Суйгецу снял свою маску, показывая хищный оскал.
  "Нужно перевести бой подальше от Мичи, полигон это позволяет, но эти ловушки..." Хотите драться на полную катушку? - Самиель воткнул катану в землю, после чего начал не спеша снимать с себя рубашку, обнажая тело и открывая вид на сеть иероглифов, которые брали свое начало у шеи, покрывали оба плеча и шли по груди вниз, заканчиваясь на торсе. - Я дам вам такую возможность! - знаки засветились красным светом, после чего "ожили", начиная стягиваться к центру живота.
  "Что за черт?! - смотря бьякуганом на метаморфозы седовласого, ужаснулась Хината. - Его тело... это же сосуд какой-то, а татуировка что-то вроде замка, прячущего всю эту силу", - она взирала на законченный рисунок, который образовался на животе джинчурики. Сейчас он имел вид спирали, вокруг которой, по краю, шли девять иероглифов. Сила, злость, ярость, гнев, безумие, кровожадность, ненависть, бессердечность, ужас. Слова, что характеризировали всю ту мощь, что удерживал в себе бывший джинчурики. Рисунок испускал зловещее свечение, но через пару секунд оно начало угасать, оставляя после себя черную дымящуюся татуировку. - Суйгецу не играй с ним... Не знаю, что сейчас будет, но он изменился. - Слова были излишни. Мечник и без её предупреждения чувствовал мощь, которую демонстрировал седовласый. Мощь чакры Короля биджу.
  - Сила, - от тела Самиеля начала исходить красная дымка, а на татуировке засветилась первый иероглиф. - Молитесь о том, чтобы вы уже были мертвы, когда дело дойдет до безумия, ведь тогда у вас будет возможность познакомиться с темной частью моего сознания.
  - Какая ужасная чакра, и это только ты снял первый блок?! - восхищенно произнес Суйгецу. Он перехватил меч поудобнее, чтобы в любую секунду бросится в атаку. Седовласый оскалился, обнажая выросшие клыки, после чего взял в руку катану. Он слегка взмахнул ей в сторону от себя, после чего повторил процедуру, но уже более быстро. С секунду ничего не происходило, но после на земле появилась длинная борозда. - Быстро и мощно, теперь я вижу, что ты мог составить конкуренцию Би-сану.
  - Он не показал и половины своей настоящей мощи. А теперь, - он пропал из виду двух шиноби, и лишь бьякуган позволил Хинате вовремя среагировать на атаку со спины. Она мгновенно применила Вихрь, не давая Самиелю приблизиться, - я покажу вам силу, которую проклинают и боятся.
  * * *
  Мадара припал на одно колено, тяжело дыша и сверля шаринганом своих бывших подопечных. Губы змея расплылись в самодовольной ухмылке, когда он увидел последствия своей работы. Он перевел свой взгляд на Нагато, который внимательно следил за тем, что происходило с Учихой.
  - А теперь моя награда, - прошипел Кабуто. Он протянул руку, но наткнулся на холодный взгляд бывшего Пейна.
  - Ты и вправду думал, что я вот так сразу тебе поверю?
  - Проверь, если хочешь, вряд ли у него сейчас будут силы сопротивляться, - носитель ринегана кинул ещё раз взгляд на брюнета в оранжевой маске, после чего сорвался с места, и в мгновение ока оказался рядом с ним. Быстрый взмах ногой встретил слабый блок, который успел выставить Учиха, после чего он покатился кубарем по воде. - Я же говорил, мой яд ослабит его настолько сильно, что он даже не сможет применять свою феноменальную технику перемещения.
  - Хватит играть на публику, Мадара, - хмыкнул красноволосый, отпрыгивая назад к Кабуто. Послышался смешок, и Учиха уверенно выровнялся, поправляя плащ. В отверстии на маске можно было отчетливо увидеть сузившийся глаз брюнета.
  - Догадался все-таки, - хохотнул Тоби.
  - Господи, не строй из себя клоуна, здесь все свои, - впервые улыбнувшись, произнес Нагато. - Я не поверил в эту затею с самого начала. Не тот ты человек, чтобы попасться на такую уловку.
  "Я отчетливо чувствую силу ринегана, - пронеслась мысль в голове брюнета. - Но что-то не так...", - он кинул взгляд на Кабуто, который начал медленно отступать назад. Последователь Орочимару явно чувствовал, как тут накаляется атмосфера. Он мог бы попробовать драться против Пейна или Мадара по отдельности, но сразу с двумя было слишком.
  Из рукава выскользнул свиток, и Кабуто мгновенно развернул его в воздухе, на ходу складывая печати, но закончить их так и не успел. Его горло крепко сжали пальцы Нагато.
  - Обратный призыв? - посмотрев на печати в тонущем свитке, поинтересовался красноволосый. - Что, жареным запахло, шакал?
  - Ч-что это значит?.. - прохрипел змей. Из-под его плаща метнулась белая змея, угрожающе шипя и обнажив клыки, но её голова встретилась с лезвием куная. Змей сдавленно рыкнул, явно почувствовав боль своего питомца. - Ублюдок!
  - Ничего личного, я просто выполняю свою часть уговора. Правда, заключенного не с тобой, - заговорил Нагато. Он покосился на брюнета, который наблюдал за происходящим и пытался понять, спектакль ли это. - Ни ты, ни Мадара не должны покинуть это место.
  "Мои силы... они покидают меня. Что это за техника?" Ты... предал меня! - зашипел Кабуто, пытаясь разорвать хватку на шее, но руки безвольно повисли вдоль тела.
  - А ты и вправду думал, что я так просто сдам тебе Наруто? - губы Пейна тронула язвительная ухмылка, после чего перевел взгляд на Учиху. - Не советую применять технику Намикадзе, а то моя победа будет слишком легкой.
  "Неужели все это время они водили нас за нос? Неужели это я угодил в ловушку Кьюби, а не он в мою? Но... оставлять такое задание на Нагато слишком опрометчиво. В прошлый раз он ничего не смог сделать мне". В последнем нашем бою ты сбежал, что теперь изменилось? - поинтересовался Мадара, но слова выходца Аме он не стал проверять. Пока.
  - Подходи, я покажу тебе разницу! - лицо приобрело серьезность, которая не была присуща красноволосому.
  "Этот взгляд... последний раз я видел такой у девятихвостого мальчишки. Такой насмешливый и в то же время серьезный, взгляд, который вечно преследовал меня в юности..."
  * * *
  - Эта броня меня доконает, - прошептал Джирайя, всаживая кунай в шею очередного вражеского шиноби. На его лицо брызнула кровь, но он не обратил на это внимания, быстро концентрируя в руке синюю сферу и посылая в полет атакующего со спины человека. Неудачливый шиноби снес собой ещё парочку врагов.
  Эффект неожиданности... Да, они его получили, но все же унесли не так много жизней, как хотели. Единственным утешением было то, что одна из техник, которую скомбинировали повстанцы, зацепила медиков. На это и был расчет: соединить несколько стихий, чтобы нанести сильный урон тылу врага, поэтому никто не посылал техники по отдельности... по крайней мере в начале. А сейчас со всех сторон слышали выкрики шиноби, их отчаянные стоны и зов о помощи.
  Джирайя позволил себе слегка покоситься на своего подопечного, которому в плечо и ногу попали кунаи, и тот сейчас проклинал каждого воина Тэно. Саннин отвлекся лишь на мгновение, чем сразу же и воспользовался воин в черных доспехах, но он так и не успел нанести удар, упав на землю обезглавленный кинжалами Мэй. Она крутанулась вокруг своей оси, отгоняя врагов, после чего метнулась к одну из них, всадив под ребра оба лезвия. Так и оставив их в теле жертвы, Темури начала складывать печати.
  - Футтон: Паровое дыхание, - женщина набрала в легкие воздуха, после чего выдохнула струю белого пара в близь стоящих врагов. Сначала ничего не происходило, но через пару секунд один из воинов Тэно схватился на лицо, кожа на котором начала стекать подобно воску. Опасная техника, которая оплавляет все, к чему прикоснется.
  - Я так посмотрю, мужчины прямо тают от твоего внимания, - прижавшись к ней спиной, хохотнул Джирайя. Женщина улыбнулась, переводя дыхание. Она позволила себе небольшую передышку, так как враги не спешили приближаться к остаткам пара. Мэй нагнулась, вытаскивая из трупа свои кинжалы. Она прокрутила их в руках, и опять ринулась в бой. Что не говори, но эта была опасная персона, которая вызывала у мужчин восхищение и страх. Джирайя вздохнул и сложил печати, после чего выдохнул огненный шар.
  
  - Райкири! - даже черная броня не спасла шиноби. Какаши вынул окровавленную руку из тела, и поспешно пригнулся, пропуская над головой катану. Он отпрыгнул назад, чтобы разорвать расстояние и достал из подсумка кунай. Воин с катаной опять начала атаку, прицелившись кончиком лезвия в грудь, но Хатаке отклонил клинок в сторону и нанес удар в челюсть, после чего сделал подсечку, и воткнул кунай в горло ещё не упавшему на землю человеку. Седоволосый окинул взглядом ближайших шиноби в поисках новой цели, но ему пришлось отвлечься от своего занятие. По земле прошла волна, подбрасывая не среагировавших воинов в воздух.
  "Цунаде вступила в бой", - ощутимый удар в грудь заставил его оторваться от своих мыслей. Какаши прокатился по земле, но быстро поднялся на ноги, осматривая своего врага. Им оказался молодой на вид паренек с русыми волосами, которые сейчас слиплись из-за крови, скорее чужой, чем собственной. На лице блуждала слабая улыбка, а из-под полу прикрытых век на Хатаке смотрели карие глаза. Молодой воин был как будто в трансе, и не замечал ничего вокруг себя, но это было лишь иллюзией, на которую велись многие шиноби, словно мотыльки на огонь. Так и сейчас, решив, что парень отвлекся, один из повстанцев, голову которого украшал протектор с символом Ивы, попытался ударить его ногой в голову, но русый за секунду до удара пригнулся и нанес быстрый удар по левой опорной ноге. Кости жалобно затрещали, и бывший воин Камня упал на землю с раздробленным коленом, сотрясая воздух своим жуткими воплями.
  "Рука на долю секунды почернела... Значит, Земля", - Какаши поднялся, попутно увернувшись от кунаев, которые намеривались вкусить его плоти.
  - Какаши-сан, всегда хотел с вами познакомиться, - заговорил парень, начиная приближаться, переступаю через трупы. Хатаке на мгновение вздрогнул, отмечая то, что русый шел ровно и не спеша, не обращая внимание на ад, который окружал его.
  "Такое чувство, будто он невидимый... Нет! Его будто окружает барьер, который никого не подпускает", - готовясь к атаке, подумал седовласый. - Я знаю тебя. Ты - Гин, самый молодой командир главного ударного отряда за эти пять лет.
  - Я польщен. Вы правы, мне пришлось убить предыдущего, чтобы занять это место, - Гин замер в нескольких метрах. Какаши тяжело вздохнул, проклиная свое положение. Год назад он впервые услышал про парня, который взялся из ниоткуда возле крепости Тэнко но Широ, просил у Совета боя за звание командира и, на удивление всех, победил. По всей армии прокатилась волна о семнадцатилетнем парне, который быстро и без эмоций убил Ичиро - в то время занимающего пост лидера ударного отряда. Шпионы не смогли узнать кто он такой и откуда родом, лишь то, что Гин использовал неизвестный стиль тайдзюцу и стихию земли.
  - Гений-псих, только этого мне не хватало, - вздохнул Хатаке, слегка приседая, чтобы сделать резкий бросок вперед и атаковать парня. Но такого не потребовалось. По бокам от него буквально в полуметре пронеслись два серых вихря, которые намеривались разорвать русого в клочья, но тот моментально ушел с линии атаки, делая сальто назад. Вихри развернулись, попутно снеся парочку шиноби в черных доспехах, и приземлились рядом с седоволосым.
  - Какаши-сан, для вас есть более сложный противник, - Хана кивнула в сторону, и Какаши увидел не так далеко огромный чешуйчатый меч, который мгновенно опустился вниз, но тут же поднялся в верх, подбрасывая в воздух двух повстанцев. Вслед за этим последовала техника воды, которая смысла немало людей. Хатаке коротко кивнул и бросился в ту строну, на бегу уходя от вражеских атак. Гин хотел последовать за ним, но прямо перед его лицом пролетели несколько сюрикенов. Он повернул голову и увидел брюнета, в руках которого покоились два ножа-костета, издающие слабые голубые блики.
  - Нет так быстро, парень. Мы твои противники, - холодно произнес Шикамару, поудобнее перехватывая рукояти.
  - Надолго вы меня не задержите, - руки Гина приобрели черный цвет, и он сорвался с места в сторону Шикамару.
  
  "Мадара был прав: их судьба предрешена даже без остальных джинчурики", - Кисаме замахнулся своим исполинским мечом, разрывая пополам стоящего перед ним человека. Кровь и куски тела полетели в сторону, забрызгивая близь стоящих людей, которые в ужасе попятились назад, смотря на действия третьего советника. Хошигаки метнулся за ними, намериваясь проделать тоже, что и пару секунд назад, но ему пришлось прервать атаку, закрываясь своим орудием от кунаев. Он всего на мгновение закрыл себе обзор с правой стороны, как тут же послышался неприятный скрежет, напоминающий крик нескольких десятков, а то и сотен птиц. Из грудной клетки вырвалась рука, которая искрилась молниями, орошая землю кровью. Какаши мгновенно вынул руку и отпрыгнул назад, чтобы не стать жертвой Самехады.
  - И все-таки незаменимая техника, - протянул Кисаме, смотря на дыру в груди повстанца, который стал предметом замены. - Ну, и как ощущение от того, что убил своего подчиненного? - усмехнулся он, занеся меч для удара. Хатаке сделал перекат в сторону и метнул пару сюрикенов, которые с легкостью были остановлены. - Жалкие атаки, Какаши, нет смысла тянуть этот бой.
  - Твоя правда, - Хошигаки почувствовал опасность, и тут же повернулся назад, закрываясь от струи пара Самехадой. Хатаке тут же оказался возле него и всадил два куная под ребра, но вместо трупа советника на землю упало тело одного из шиноби Тэно. Кисаме оказался уже в десятке метров от этого места, срывая с себя плащ, который с каждой секундой все больше и больше тлел, превращая ткань в пепел.
  - Маленькая сучка, - прошипел синекожий, впиваясь взглядом в Мэй, которая только сейчас закончила с очередным захватчиком, распоров ему глотку. - Лучше бы Забуза выпустил тебе кишки ещё в Академии.
  - Лучше бы Ягура четвертовал тебя за твои бесчинства, - парировала она, складывая печати. Мысленно произнеся название техники, Темури выплюнула три сгустка красного цвета. И опять меч Кисаме спас его.
  "Проклятая кислота, - чертыхнулся Хошигаки, смотря на то, как чешуйки быстро зашевелились, пытаясь по скорее избавится от опасной жидкости. - Как Ягура мог сохранить её силу в тайне, даже находясь под контролем Мадары? - он скривился, когда ощутил боль, передаваемую вместе с чакрой от Самехады. - Время игр закончилось". - Кисаме закрыл глаза, взывая к силе, которая была запечатана в нем, и уже спустя секунду его тело стало покрываться синей чакрой. Сзади из покрова показался один хвост. Самехада довольно заурчала, когда почувствовала сильную чакру, источаемую своим хозяином, и даже не вооруженным взглядом можно было заметить то, что она увеличилась где-то в полтора раза. Советник сделал шаг и чакра биджу, подобно струям воды, потекла по нему вниз, оставляя небольшую лужицу на земле.
  "Черт, где носит Сая и Юкимару? Неужели даже такое простое задание выполнить не могут? - Какаши прислушался к своим ощущениям, проверяя, сколько чакры осталось. - Ещё три Райкири и я упаду без сил, если Шаринган не доконает меня до этого времени. Использовать Мангекю на поле боя рискованно и опрометчиво". Где вы, черт вас подери? - прошипел Хатаке в рацию, которая крепилась у него на ухе, но в ответ он услышал только репение.
  - Вас не забавляет ситуация? - усмехнулся Кисаме, медленно начиная двигаться вперед. - Идет война, здесь несколько тысяч шиноби, а в нашу стычку никто не решается вмешиваться. Мы словно на маленьком островке посреди океана.
  - Что за чушь?.. Видно биджу окончательно затуманил твой разум, - Мэй оглянулась по сторонам, и все оказалось именно так, как и сказал советник - воины обтекали их, не вмешиваясь в схватку шиноби, уровень которых был равен некогда почтенному титулу Каге. Хошигаки начал атаку, попутно выпустив водяное ядро, и пока противники были отвлечены техникой, занес свой меч для удара, но Мэй и Какаши быстро ушли в разные стороны, поэтому Кисаме рассек воздух. Седоволосый быстро сложил печати и представил себе землю, которая становится жидкой, после чего в прямом смысле вонзил свои руки по запястье в сухую почву. Советник не сразу понял, что земля под ногами стала слишком мягкой. Он посмотрел вниз и увидел, что ступни уже были затянуты в грязь. Ни теряя и секунды, Какаши вытащил руки, и земля моментально приобрела былую плотность. Его взгляд метнулся к Мэй, которая уже заканчивала складывать печати.
  - Суйтон: Водоворот, - руки застыли в знаке концентрации, а спустя секунду земля задрожала, и из неё вырвалось несколько фонтанов воды, которые сразу же направилась к замедленному советнику, закручиваясь вокруг него и закрывая от внешнего мира плотным слоем.
  - Использовать суйтон против джинчурики Санби? Ты глупее, чем кажешься, Мэй, - из водоворота послышался хохот, после чего из стены воды показалась Самехада, которая начала впитывать чакру из техники.
  - Быстрее! - Темури сконцентрировалась сильнее, посылая в технику больше жизненно необходимой энергии для шиноби. Какаши уже держал в руке сгусток электричества, который с каждой секундой становился все сильнее и неуправляемее. Ноги слегка согнулись в коленях, и Копирующий оттолкнулся от земли, придавая себе максимальное ускорение. Выпрямленная рука была точно направлена в то месте, где предположительно должна была находиться грудь советника.
  - Райкири! - вода упала вниз, открывая вид на Кисаме, который стоял спиной к Хатаке, но даже то, что он услышал голос седоволосого не давало ему времени на защиту. Все, что смог сделать Хошигаки - это попытаться выгнутся так, чтобы техника не задела его, но опыт бывшего Хокаге и шаринган не оставляли шансов на это. В воздух полетели капли крови, но даже раненый Кисаме не потерял самообладание. Левая рука джинчурики обрушилась на спину пролетающего сбоку седовласого, отправляя его на встречу с землей, а после Хатаке получил удар по ребрам правой ногой, которую советник успел вытянуть из земли. Какаши полетел кубарем несколько метров, но быстро остановился, смотря на припавшего на одно колено и держащегося за рваную рану на боку Кисаме. Сейчас была идеальная возможность добить его, но нужна была небольшая передышка, ведь судя по ощущениям, пара ребер была сломана. Копирующий перевел взгляд на Мэй, но она тоже была не в лучшем состоянии, - даже за столь короткое время, Самехада изрядно иссушила запас её чакры.
  - Убью! - рыкнул советник, начиная медленно подниматься. Боль в боку заставила скривиться Хошигаки, но даже она не остановила его. Опираясь на свой меч, он все-таки выровнялся, после чего бросил взгляд на рану, которая сильно кровоточила, но все же начала слегка затягиваться с помощью чакры демона. - Похоже, придется использовать это... - он опять закрыл глаза и сконцентрировался. Чешуя Самехады начала двигаться с огромной скоростью, будто предвкушая что-то грандиозное, и спустя небольшой промежуток времени, Кисаме прижал к груди меч и что-то начал шептать. То, что произошло дальше, трудно поддается описанию: острые, как бритва, чешуйки начали рвать кожу, с каждой секундой все больше погружаясь в тело советника. Какаши внимательно следил шаринганом за тем, что происходило с джинчурики.
  - Его меч, это паразит, который питается чакрой?.. - изумленно выдохнул Копирующий. Мэй явно забыла упомянуть о такой специфической вещи. Нет, Хатаке знал, что Самехада поглощает чакру, передавая её своему владельцу, но он никогда не думал, что это орудие имеет свой разум. Это паразит, который принял форму меча. И сейчас он сливался с Хошигаки, в этом не было сомнения. - И с этой тварью сражался Би? - его взгляду престало чудовище, которых он ещё не видел. Острые черты лица, уже намного больше принадлежащие акуле, чем человеку. Абсолютно черные глаза, удлинившиеся зубы, и в том, что их было несколько рядов, Какаши не сомневался. Кожа поменяла свой окрас с синего на темно-серый, а на торсе появилось белое пятно, которое доходило до подбородка. Так же удлинились пальцы, на которых отрасли когти, сейчас больше похожие на небольшие лезвия. И в довершение ко всему появился хвост, на конце которого был костяной нарост.
  Черные глаза опять скользнули к ране, которая уже практически затянулась. На лице появился оскал, который открывал вид на ряд острых треугольных зубов.
  - Это ваш конец, - прохрипел Кисаме. Сначала он начал двигаться к Хатаке, который ещё продолжал лежать на земле с широко открытыми глазами, но через секунду его силуэт смазался и шея Мэй попала в стальную хватку. - Сначала я вырву твое сердце! - советник выпрямил ладонь левой руки и слегка отогнул её назад, прицелившись в грудь. Ещё секунда, и его обещание воплотилось бы в жизнь, но произошло то, чего он явно не ждал - пространство вокруг его тела закрутилось в воронку. Хошигаки даже понять ничего не успел, как до него донесся слабый голос Хатаке.
  - Отправляйся в ад, мразь... - пространство стянулось сильнее к центру, говоря о том, что техника сейчас исполнится. Кисаме быстро отпрыгнул назад, но не успел вовремя убрать руку, которая удерживала горло Темури. Его рев сотряс воздух, а на землю, под ноги рыжеволосой, упала кисть руки.
  - Какаши... - выдохнула Мэй, смотря на кровавую дорожку под левым глазом, которую после себя оставила техника Мангекё, - ...спасибо. - Копирующий кивнул, и начал не спеша подниматься. Сейчас нельзя было поддаваться усталости, которая накатила на него после использования силы, подаренной другом детства. Он просто не мог себе позволить отдых. Главное цель - убить третьего советника. Неважно, что будет потом, важно лишь победа, шансы на которую стремительно взлетят после гибели Кисаме.
  - Какаши-сан, мы над вами. Готовы приступать, - донесся до Хатаке голос из наушника. Он поднял голову и увидел в небе птицу, которая кружила над полем боя.
  - Черт, вы как всегда вовремя, - тихо ругнулся седоволосый, следя за орущим джинчурики. - Быстрее!
  - Мы тоже были зан... - начал Сай, но моментально замолчал, когда его оборвал бывшего Хокаге:
  - Быстрее, иначе я сам перережу вам глотки! - в ответ была тишина, которая прекратилась со словом "Есть".
  "Сконцентрировать всю чакру в правой руке, придать форму, удержать её и, в конце концов, провести атаку", - повторил фразу Хатаке, которую когда говорил своему ученику. Кисаме снова вернулся в строй, - даже без конечности он оставался опасным противником. Он метнул яростный взгляд на седоволосого, который сейчас концентрировал свою личную технику, но в этот раз она была больше, чем обычно.
  - Решил вложить все в последний удар? - усмехнулся Хошигаки. - Тебе никогда не попасть по мне своей техникой. Все твои иллюзии насчет победы развеяться тогда, когда я увернусь и убью тебя.
  - Сегодня день... - воздух заполнил неприятный треск электричества, - когда иллюзии... - Райкири засветилось ярким светом, ослепляя каждого, кто смотрел на неё. В небо ударил синий поток чакры, на который обратили внимания все без исключения, но лишь один человек начал движения, не отвлекаясь ни на что. Десять метров, пять, один, Какаши заносит руку для удара. Он видит, как Кисаме хочет увернуться, но широко распахивает глаза, когда понимает, что не может двигаться. Рука попадает в грудь, прорываясь сквозь покров, разрывая плоть и ломая кости, попадает в сердце, но не останавливается, а идет дальше. Сгусток энергии начинает угасать, выйдя из спины советника, но гул от него ещё витает в воздухе. - Становятся явью! - Хошигаке открыл рот в немом крике, прекрасно слыша последние слова седоволосого. Хатаке вынул окровавленную руку, и толкнул мертвое тело на землю. Он отомстил за павшего друга, он выполнил свой долг. Теперь все было в руках повстанцев. Копирующий упал на колени, смотря куда-то перед собой. - Сай... забирайте меня... - веки стали свинцовыми и начали закрываться. Сил сражаться больше не было.
  Шиноби, которые до этого не вмешивались в схватку, ринулись на беззащитного Какаши, но встретили преграду в виде Мэй. Она выпустила в нападавших струю кислоты, после чего достала свои кинжалы и начала орудовать ими. Птица, которая до этого парила в небе, начала спускаться к голому участку, где происходила битва советника и двух бывших Каге. Сай быстро спрыгнул и подхватил тело бывшего Хокаге. Он посмотрел на Темури, и та кивнула в ответ, давая понять, что продолжит бой. Брюнет, ни медля и секунды, оказался на своем творении и взлетел в небо, чтобы никто не успел попасть в него техникой или холодным оружием.
  - Куда теперь, Сай? - поинтересовался парень, которому на вид было лет двадцать. Его длинные светло-русые волосы доходили почти до пояса, а в фиолетовых глазах читалась усталость, ведь минуту назад он в очередной раз использовал свою силу и подчинил волю Санби.
  - К медикам, - ответил выходец Корня, осматривая поле боя своими черными глазами в поисках раненых.
  - А как же Мэй-сан?
  - Она сама о себе позаботится, - фальшиво улыбнулся Сай, приказывая рисованной птице приземляться.
  
  "Юкимару сыграл свою роль. Значит Кисаме мертв", - смотря на остатки синего света, подумал Джирайя. Не так давно он почувствовал небольшое землетрясение, и сейчас направлялся к его эпицентру, надеясь встретить друга детства. Одежда на нем уже успела изрядно измазаться грязью вперемешку с кровью, но это не замедляло его на пути к своей цели. На землю упал очередной шиноби Тэно, который попытался навязать бой отшельнику. В след за ним напал второй, но наткнулся на колючий щит. Не успев ничего понять, рука воина попала в тиски, и саннин потянул его на себя, нанося удар коленом в грудь. Как только солдат согнулся от нехватки воздуха в легких, его затылок познакомился с лезвием куная.
  И вот, наконец, в метрах двадцати от себя он заметил ту, кого искал. Цунаде гордо возвышалась над полем боя, стоя на не большом земляном наросте. Её светло-карие глаза всматривались вдаль, выискивая раненых. Вокруг неё по большей мере были союзники в черной броне, и лишь изредка попадались единицы, которые пробивались к ней, пытаясь нанести вред лучшему медику своего времени. Сенжу остановила свой взгляд на Джирайи, заставляя его замереть на месте. Сил, чтобы сделать шаг вперед, не было. Время вокруг него будто остановилось, а краски потеряли свою яркость. Лишь одни человек привлекал его внимание. Сильный ветер заиграл с её длинными волосами, что заставило саннина встрепенуться. Веки опустились всего лишь на мгновение, а к лицу уже неслась изящная ручка, имеющая нечеловеческую силу.
  Сколько десятков метров он пролетел? Десять, двадцать, а может он уже вообще умер, и сейчас за ним придет шинигами? Нет, просто сильный гул в голове мешал сконцентрироваться на женщине, которая держала его за грудки. Оторвать мужчину от земли ей не позволял низкий рост, по сравнению со своим бывшим напарником, но Джирайя все равно не стоял на ногах. Повстанцы попытался напасть, но маленькое землетрясения, вызванное ударом ноги, отогнало всех желающих пустить кровь Цунаде.
  Удар коленом в бок, потом кулаком по лицу, но все они не пропитаны чакрой. Взгляд отшельника прояснился и наткнулся на нежные карие глаза, в которых всегда горел огонь решимости. Но сейчас его не было, как и в те траурные моменты, когда умерли её возлюбленный и младший брат.
  - Цунаде... - тихий, едва различимый на поле боя звук, сорвался с губ саннина. - Почему?..
  Она опять бьет по лицу, будто пытаясь скрыть то, что все слышит, но следующий её удар попадает в широкую ладонь Джирайи. Второй рукой он с силой бьет в солнечное сплетение, заставляя Сенжу выдохнуть из легких воздух. У женщины на пару секунд потемнело в глазах, но этого хватило отшельнику, чтобы завершить дзюцу вызова, после чего он с силой прижал блондинку к себе. Маленькая красная жаба, появившись из дыма, не теряя времени, проглотила обоих и опять исчезла с хлопком.
  Вокруг темнота, но это не пугает Цунаде. Она чувствует тепло, которое исходит от бывшего друга, она ощущает его горячее дыхание у себя на коже. Её спокойствие вызывает легкое непонимание у Джирайи, но времени на объятия нет. В глаза вновь бьет яркий солнечный свет, и Сенжу мгновенно принимает боевую стойку.
  "Где я?" - первый вопрос, который приходит в голову. Вокруг живописная природа, освежающий и чистый воздух, никаких следов бойни, на которой они пару секунд назад были. Быстро развернувшись, она увидела недалеко от себя отшельника.
  - Добро пожаловать на Мёбоку! - произнес Джирайя.
  * * *
  Оранжевая маска треснула, осколками падая в воду, и открывая вид на лицо Мадары, которое он скрывал много лет. Молодое и красивое, совсем не тронутое годами. Тонкие линии губ, острые черты лица и бледная кожа, - внешность, которая была присуща всем представителям клана Учиха. В правой глазнице горел шаринган, который обосновался там навечно, а левое око было украшено страшным шрамом, будто дикое животное вцепилось своими острыми когтями в лицо, но это было напоминание о битве в Долине Завершения.
  - Время не тронуло тебя, Мадара, - задумался Нагато, внимательно изучая каждую черточку лица.
  "Все-таки я догадывался, что он остался жив, хотя это и не возможно, но я живое тому опровержение. Но как?.." - брюнет прикрыл рукой шрам на лице, вспоминая события восьмидесятилетней давности. - Почему ты ещё жив?
  - Этот вопрос я хотел задать и тебе, - нахмурился красноволосый. Он никогда не считал Мадару дураком. "Для воина с его опытом не составит труда запомнить стиль боя противника и воссоздать его даже спустя годы. Да и глаза играют не последнюю роль".
  - Думаю, это не столь важно. Главное, что два заклятых врага и лучших друга снова увиделись.
  - Не нужно этих сентиментальностей, Мадара. Наша дружба в прошлом, - волосы стали меня свой окрас на черный, а кожа облетела подобно опавшим листьям, открывая вид на истинное обличие "Нагато".
  - А ты тоже не сильно изменился... Хоширама, - Кабуто, который сравнительно недавно смог восстановить свое состояние, изумленно распахнул глаза. Тихое "Кай!" подтвердило то, что все это было не иллюзией Учихи. Перед ним предстал человек, который стал легендой ещё при жизни. Основатель системы деревень, первый Каге сильнейшей из них. Шиноби, который мог контролировать всех биджу без исключения - Хоширама Сенжу, носитель древесного генома.
  "Значит, он выкачивал из меня не чакру, как мне показалось, а жизненную энергию, как бы абсурдно это не звучало. В исторических записях говорилось о том, что он мог забирать жизнь так же легко, как и давать её. Именно поэтому Орочимару-сама так старательно пытался воссоздать этот каккегенкай. Господи, где же его нашел этот ублюдок Наруто?!"
  - Вижу, мой глаз хорошо прижился у тебя, - слегка улыбнулся Учиха. - Хотя это и не удивительно, ведь...
  - К чему все эти разговоры? Я не тороплю тебя, можешь спокойно обмозговать всю ситуацию, как раньше, - прервал его Хоширама. Он перевел взгляд доудзюцу на Якуши, который стоял в оцепенении, не в силах сделать и шаг. Весь план стремительно рушился, подобно маски Мадары. Изначально змей хотел получить информацию о Кьюби и его слабостях, но после появилось желание избавиться от двух сильных врагов, и оно затуманило разум ученого. Нагато, какой бы силой он не обладал, никогда бы не смог одолеть даже ослабленного Учиху, но...
  "Но... меня поймал на удочку Наруто, которому в этом помог непонятно откуда взявшийся Первый Хокаге. Нано-жуки, которыми я научился управлять из свитков, украденных Орочимару-сама, были с легкостью обнаружены шаринганом ещё в лаборатории, где я их и оставил в качестве ловушки, зная, что первый туда войдет Мадара. Я не был наивен и рассчитывал, что он обнаружит их, поэтому подготовился к битве на стороне Нагато... Но здесь вместо него Сенжу, мать его, Хоширама, и это не Эдо Тэнсей. У меня сейчас только один шанс на спасение", - Кабуто мгновенно оказался рядом с Учихой. - Враг моего врага мой друг?
  - Здесь ты как никогда прав, змеёнышь, - хмыкнул Мадара. - Но не думай, что я оставлю твое предательство безнаказанным.
  - Решим все потом, сейчас у нас проблема по важнее, - кивая в сторону Сенжу, нервно улыбнулся Якуши.
  - Это ещё слабо сказано, - вздохнул правитель Тэно. Он на пару секунд задумался, прислушиваясь к своим ощущениям и проверяя их по новой. Наконец он тихо выругался, устало потирая виски. - Можешь не скрывать Его, я же чувствую источаемую тобой силу.
  - Это ведь то, что ты всегда так жаждал? Сила Учихи, Сенжу и Мудреца вместе, - правое веко медленно поднялось, открывая на общее обозрение сильнейшее из существующих доудзюцу - Ринеган.
  - Это Наруто тебе его отдал или ты забрал его у Нагато?
  - Можешь не беспокоится, истинный носитель ещё цел и невредим.
  - И где же тогда он?
  - Юго-запад*, - усмехнулся Хоширама, принимая боевую стойку, которую использовал всю свою длинную жизнь.
  - Значит, битва за Кадо уже проиграна, но мне нужен был только Кьюби, чего я и добился. Осталось только убрать тебя с дороги и забрать то, что принадлежит мне, - шаринган метнулся в сторону белокожего. - Вспомни все, чему научился у Орочимару, ведь в другом случае мы пойдем на корм рыбам.
  * * *
  "Итак, их было четверо. Один уже корчится в агонии и скоро умрет от болевого шока. Остались самые сильные", - кровоточащие раны вновь затянулись под действием демонической чакры, но внешний вид не показывал, как йокай сжигало тело изнутри. От одежды остались одни ошметки, - результат взрыва одной из ловушек, которая оказалась настоящей. Лишь повязка на глазах уверенно держалась на месте. Но и противники выглядели не лучше: Хината только что закончила перевязывать глубокую рану на правой руке. Все её тело покрывали небольшие ссадины, которые оставили после себя ветряные лезвие, разбившиеся о поспешно сделанный Небесный вихрь. Левый глаз был сейчас непригоден из-за кровоточащей брови, что уменьшало радиус действия её доудзюцу. Суйгецу выглядел лучше только благодаря своей уникальной способности, приобретенной в лабораториях змеиного санина. Но все же весь его внешний вид словно кричал о недостатке влаги и чакры. И, наконец, третий участник этой группы убийц. Низкий брюнет с детским лицом, возможно даже ребенок, но внешность, как знал Самиель, часто бывает обманчива. Этот коротышка хорошо уклонялся практически от всех атак, а так же успевал контратаковать. И все благодаря уникальным глазам.
  Шаринган горел своим злобным пламенем, а три запятые в небольшие промежутки времени кружились по кругу с дикой скоростью, в попытке наложить гендзюцу. Бесполезное действие, но малыш не унывал и пробовал снова и снова.
  "Он похож на Саске, - спонтанная мысль, которая появилась после тщательного напряжения мозга. - В нем несомненно течет кровь Учиха, но ему на вид лет десять. Он физически не может быть его сыном".
  - Не напрягайся ты так, - вздохнул Суйгецу. - Он, - тыкая пальцем в брюнета, - результат эксперимента Кабуто. Жалко только, что этот паренек единственный столь же сильный, как и Саске. Все остальные погибли при испытаниях.
  - Уж если начал говорить, то может расскажешь, кто был вот этот... ах, уже мертвый, - хохотнул Самиель. Водяной бросил презрительный взгляд в сторону только что погибшего шиноби в маске. Сейчас в его глазах читалось столько отвращения, словно он смотрел не на человека, а на мусор. Что же, другого от выходца Кровавого Тумана и не ожидалось. Они всегда уважали только силу.
  - Наруто, думаю, тебе известно, что это бой на выносливость, а не на силу. Твоя чакра и так убивает тебя, а сейчас ты только ускоряешь процесс, - внесла свою лепту Хината, осматривая бьякуганом тело друга детства. Своими словами она удивила только Суйгецу, а малыш хорошо скрывал свои эмоции за каменной гримасой. Губы седовласого растянулись в животном оскале, а на животе стала издавать слабые блики кандзи "Гнев". Новый всплеск чакры накрыл полигон, взрывая почву под ногами бывшего джинчурики.
  - Думаешь, я не знаю об этом, сука?! Думаешь, меня не накрывает каждый день волна отчаяния от осознания скорой гибели?! Но сам я не уйду. Умри, тварь! - Хьюга только успела подумать о защите, а катане Самиеля уже оставались считанные сантиметры до её груди. Клинок издал сотни искр, врезаясь в невидимую преграду, а носитель демонической силы наткнулся на новые глаза клона Учихи.
  - Сусано...
  - Мангекё! - зарычал седовласый, отскакивая назад.
  - Забыл упомянуть об этом, - едко улыбнулся Суйгецу. - Сначала всех клонов заставили привязаться друг к другу, а потом драться насмерть. В драках один на один только трое смогли пробудить полностью шаринган, после чего они убили своих выживших "братьев" ради Мангекё. Дальше ты и сам понимаешь, да?
  - Нет смысла разговаривать с этим животным, Суйгецу-сан, - наконец-то подал голос клон. Холодный и безразличный. Мадара приобрел истинное оружие для убийства. - Сейчас он поддается своему гневу.
  - Тогда заканчивай с ним, - махнул рукой мечник.
  - Простите, но на него нельзя наложить иллюзию, - покачала головой копия Саске. - Придется слегка подпортить сосуд! - впервые в голосе брюнета проскользнули нотки радости. Наслаждение от битвы это то, что всегда находилось у Учих в крови.
  - Псих пробирочный, - хмыкнул парень, готовясь отразить атаку. Нет, ждать действий противника это не тактика седовласого, но его распирало сильное любопытство. На что способен этот ребенок с дарованной ему силой.
  - Аматерасу! - черное пламя понеслось на Самиеля, но это не та техника, которая могла его легко зацепить. Уж слишком хороший урок преподал ему пять лет назад... Саске.
  "Значит, память владельца ДНК не передалась клону, иначе бы он знал, что на меня это не подействует. Или же её специально заблокировал Кабуто, чтобы этот пацан не узнал лишнего. Ну же, малыш, не разочаруй меня".
  Суйнецу и Хината решили пока отступить, чтобы случайно не попасть под техники Мангекё. У них был только один план - ждать. Даже если клон не сможет одолеть носителя Кьюби, он изрядно измотает его.
  А в это время незаконнорожденный Учиха заканчивал свои небезуспешные попытки. Но как только он закончил, стало ясно, что он отделял участок земли, которому в виде ограды служило Аматерасу. Малыш моргнул, прекращая подавать чакру в глаз, и в эту же секунду прекратило появляться новое пламя.
  - Отсутствие крови говорит о том, что твои глаза на уровень выше обычного Мангекё. Ну и как это, убивать собственных братьев? - Самиель прищелкнул зубами на последнем слове, показывая клыки.
  - Они мне не братья! Но все так прекрасно кричали, когда я их резал. А то выражения лица, которое у них оставалось после смерти, заставляет мою кровь бурлить, - мечтательно протянул мини-Саске, облизывая губы. - Но это все не то. Они все были слабаками, и после них тоже. Зато теперь у меня есть достойный противник, на котором я могу испытать всю свою силу.
  - Ну-ну, - слегка нагнулся седовласый, хлопая в ладоши, - малыш, иди сюда, я поиграю с тобой немного. - Наруто довольно усмехнулся, увидев, как задергалась бровь коротышки.
  - Ублюдок! - прошипел клон. Он начал выделять чакру всем телом, которая незамедлительно принялась обволакивать его, принимая образ доспеха. - Ну, как тебе такое?
  - Уменьшенная копия Сусано? А тебя неплохо надрессировали. Иди я дам тебе конфетку, - это было последней каплей. Брюнет сорвался с места, выхватывая из появившихся на поясе ножен полупрозрачную катану. Молниеносная атака, практически не видимая для обычного человека, обрушилась на Самиеля сверху, заставляя землю под его ногами треснуть и продавиться на пару сантиметров. Встретившиеся клинки издавали неприятный скрежет, но это быстро прекратилось. Катана Учихи на мгновение растворилась, после чего появилась вновь, но рефлексы спасли седовласого. Кончик лезвия оставил лишь царапину на лице. Черная ткань медленно опала на землю, открывая обозрению ребенка глаза носителя чакры Кьюби.
  Две шестиконечные звезды на красном фоне, лучи которых на конце был загнуты вправо, впились в растерянное лицо клона. Всего лишь потерянная секунда, но это именно то, что нужно для смертельной атаки. Голову Учихи объяло черное пламя, а в грудь врезалась красная сфера. Маленькое тело закрутилось с бешеной скоростью, и остановилось лишь тогда, когда встретило камень на своем пути.
  Чакровый доспех пропал, а пламя незамедлительно потухло после приказа Самиеля. Сусано поглотило большую часть урона, но все же не всю. Клон встал на четвереньки, а из его горла вырвался кровавый поток, - малая плата за прямое попадание расенгана в исполнении Наруто.
  - Это все? - гневно рыкнул седовласый, появившись рядом с брюнетом. Он схватил его за волосы, поднимая голову и смотря точно в глаза. - Я спросил, это все?
  Копия Саске что-то прошептала, но не более. Бывший джинчурики фыркнул, отпуская волосы. Ребенок есть ребенок, и ему свойственно гордится чем-то уникальным, чем-то, чего нет у других людей. Хотя, можно ли "это" назвать человеком? Всего лишь пародия, удачный эксперимент Кабуто. Самиель устало прикрыл глаза, думая над этим.
  - И кто из нас животное? Ты, выращенный в клетке или я, рожденный с клеймом демона? Живи... Саске, если сможешь. Сейчас я не хочу марать руки о такой мусор, как ты, - седовласый развернулся, посылая чакру к глазам. Это было не его Аматерасу, но это не значит, что он не мог потушить пламя. А в это время клон, собрав всю волю в кулак, опираясь на руки, начал подниматься.
  - Мусор... я... человек... - мангекё уперся в спину Наруто, а Учиха ослабевшим голосом прошептал последнее слово:
  - Камуи...
  Секунда, а может даже доля секунды, время, которое было нужно на то, чтобы ощутить затылком опасность, но техника брюнета оказалась быстрее. Намного быстрее, чем в исполнение Какаши. Слабая усмешка появилась на губах мини-Саске, когда он увидел оторванную конечность своего оппонента. Ручная собака в последний раз показала свои зубы.
  Катана точно попала в хребет, разрезая его пополам. Для верности, седоволосый провернул клинок, принося ребенку адскую боль, последнюю в его жизни.
  "Это хреново, - осматривая обрубок левой руки, подумал Самиель, - я не почувствовал боли. Чакра Кьюби уже практически полностью поразила нервы, а это значит, что ещё немного, и моя кровь начнет бурлить и испаряться, а органы превратятся в сушки. Мда, кто заказывал высушенного представителя двух вымерших кланов?", - черный огонь, который загораживал путь, уже полностью потух. В ту же секунды Обезглавливатель попытался разрубить седоволосого пополам, но успел срезать только немного волос с макушки.
  - Как ты уже достал, - прошипел Суйгецу, чувствуя, что обе его ноги были отрезаны катаной. Как только он упал на землю, его насквозь пробил клинок Самиеля в районе груди. - Ну и что дальше?
  - Я внимательно следил за всем происходящем на Совете Каге, - слабый разряд прошел по лезвию, заставляя дернутся водяного. - Понимаешь, о чем я?
  - Твою ма... - договорить ему не дал сильный разряд электричества. Изо рта вырвался поток светло-серой жидкости, которая, по видимому, заменяла кровь этому шиноби. Мечник был обезврежен, осталась только Она.
  Хината не стала нападать со спины, как попытался сделать её напарник. Честь. Да, именно честь, которая есть у каждого члена клана Хьюга, не позволила ей ударить в спину. Она провела рукой по лицу, вытирая запекшуюся кровь, которая только мешала ей. Сейчас нужно было выложится на полную... Хотя, есть ли в этом смысл? Трое шиноби, которые были не слабее её, пали от руки седовласого. Даже без одной руки, даже без своих техник, даже умирая от собственной силы, он все равно продолжал оставаться одним из опаснейших людей мира!
  - Сколько у неё осталось?
  "Но, даже зная свое положение, ты все равно переживаешь за эту девчонку", - тяжелый вздох вырвался из груди Хинаты, а сердце отдало тупой болью. Сейчас её переполняли чувства. Можно изменить себя, можно отказаться от прошлого, но чувства навсегда останутся. "Как больно... так это и есть ревность? Будь ты проклят, Узумаки Наруто!"
  - Сколько, Хината?
  - Не знаю, - честно ответила она. - Все зависит от человека и от того, насколько разработаны каналы чакры. Кому-то нужно несколько минут, чтобы вправить выбитые тенкетсу, а кому-то несколько дней.
  - То есть она уже может быть мертва? - злость отчетливо послышалась в голосе Самиеля, после чего начал медленно идти к брюнетке.
  - Ты можешь пойти и узнать это, - девушка тоже начала идти своему врагу на встречу. Они остановились, когда друг до друга оставалось всего лишь несколько метров. Молчание угнетает, но никто не знал, что можно сказать. Хината внимательно смотрела в лицо парня, которого знала много лет назад. Оно практически не изменилось, лишь выражение стало грубее и серьезнее.
  - Ты всегда был моим, Наруто, а те слова, что ты сказал возле Конохи, лишь сбили меня с пути. Ты ведь специально сделал это?
  - После того, что я сделал, ты никогда не смогла бы простить меня. Боль - это последнее, что я хотел причинить тебе. Но...
  - Ты не ожидал меня увидеть тут, - слегка улыбнулась Хьюга. Она сделала ещё пару шагов, практически вплотную приближаясь к седовласому. - Можно?
  - Не забывай, мы все ещё враги, Хи... - договорить ему не дали её губы. Быстрый поцелуй, заставляющий сердце биться с бешеной скоростью. Хината посмотрела в красные глаза, и не смогла удержать чувства, которые рвались наружу. По щекам побежали слезы.
  - Прости меня, - тихо произнес Наруто, вытирая мокрую дорожку с её лица. - Прости за все, что я сделал тебе, - он оттолкнул девушку и отпрыгнул назад. - Мы должны закончить то, что начали.
  - Я покажу тебе всю свою силу, - брюнетка услышала смешок со стороны парня.
  - Прости... - снова произнес он, но в этот раз звук шел со всех сторон, будто она находилась в маленьком закрытом пространстве. Самиель растворился в воздухе. Нет, это было не техника перемещения, у Хинаты было достаточно опыта, чтобы понять, что это было гендзюцу. В такой важный момент она забыла о проклятых глазах, с которыми имело дело на протяжении нескольких лет.
  - Дура, - насмешливый голос раздался у самого уха. Хьюга быстро развернулась, но сзади никого не было. - Дура! - опять рядом, но смысла поворачиваться нет.
  - Кай!
  - Ты издеваешься? - седовласый появился в нескольких метрах от неё. - Это не то гендзюцу, которое можно так легко развеять.
  - Ты никогда не был силен в иллюзиях, нужно было попытаться, - нервно усмехнулась Хината, оценивая свое положение. "Все это было спектаклем?.. Черт!" - она мысленно выругалась, заметя, что пятый иероглиф на печати издавал слабые оранжевые блики, - это свидетельствовало о том, что с чакры уже был снят ещё один блок.
  - Судя по выражению твоего лица, ты уже заметила? - поинтересовался Наруто, но ответа он не получил, хотя он ему был и не нужен. - Я и есть та темная часть сознания, о которой ранее упоминалось.
  - Ты решил перестраховаться и использовать ещё больше силы против меня?
  - Не будь о себе такого высокого мнения! - рыкнул седовласый, которого явно задели слова девушки. - Обычно, Наруто скрывает свои чувства... сдерживает меня. Я сейчас тут только потому, что он не может убить тебя, а мне это доставит удовольствие. Сегодня не плохой день для смерти, правда? - его силуэт опять распался туман, но в эту же секунду брюнетка почувствовала, как в спину ей уперлась катана. Ещё мгновение, и она уже видела клинок, который выходил из её живота.
  "Успокойся... это всего лишь иллюзия..." - девушка осознавала, что все это не правда, но мозг сам по себе посылал сигналы о жуткой боли, от которой Хината сжала зубы и закрыла глаза, пытаясь представить что-то, заставить сознание отвлечься.
  - Ты и вправду так думаешь? - усмехнулся Самиель у её уха.
  Брюнетка встрепенулась и открыла глаза, чтобы увидеть картинку из своего прошлого. Она, ещё совсем ребенок, проходила экзамен чунина со своим новым напарником, который успел стать больше чем другом. Это был третий день второго этапа, Хьюга точно помнила это. В этот день она впервые увидела всю силу своего товарища, который защищал её от двух команд Облака, ведь именно эта деревня до сих пор точила зуб на сильнейший клан Конохи.
  Хината посмотрела в ту сторону, где стояла она сама и блондин в белой куртке и черных штанах, правда сейчас одежда была сильно запачкана в грязи и крови, - как чужой, так и своей, что сочилась из нескольких ран. Он уронил катану в синих ножнах на землю, и медленно поднес правую руку к лицу девушки, после чего провел пальцами по её щеке, заставляя покраснеть.
  - Я всегда буду тебя защищать, - широко улыбнулся он. - Я никогда не сделаю тебе больно и не позволю это делать кому-то другому, - парень наклонился ближе, а Хината зажмурила глаза, ожидая поцелуя, но вместо этого Наруто положил голову на её плечо. - Прости, не в этот раз, - прошептал он на последок и вырубился, падая на землю.
  - Правда забавно? - хохотнул Самиель, появляясь рядом.
  - Нет, - сухо ответила брюнетка, прикусив губу в попытке сдержать слезы. - Зачем ты это делаешь?
  - Ну, я только воспроизвожу те воспоминания, которые были в голове Наруто. Меня просто забавляют его мысли, а тебе, как погляжу, причиняют боль, - девушка бросила на него яростный взгляд, - да-да, я знаю, что ублюдок.
  - Что ты такое? Почему Наруто разрешает тебе пользоваться своим телом?
  - Я часть сознания Кьюби, что несет в себе его чакра. Я та часть, что отвечает за подчинение сознания джинчурики. Я бы мог показать ещё много чего, но у меня есть только три минуты, после чего меня подавят и загонят обратно в печать, - щелчок пальцами, и Хината снова оказалась на мрачном тренировочном полигоне. Теперь это была реальность, она была уверена в этом на сто процентов.
  - Три минуты значит, - прошептала брюнетка, осматривая своего оппонента, - думаю, этого времени хватит.
  * * *
  Мебёку завораживал своей красотой и красочностью. Куда бы не был брошен взгляд, везде можно было наткнуться на животное или диковинное растение, о котором раньше даже не слышал. Но все это было не важно двум людям, которые уже несколько минут стояли друг напротив друга. Напряженная атмосфера, что возникла между ними, отпугивала любое животное и птицу, которые, живя в этом месте, могли ощущать силу и опасность испускаемую шиноби.
  Растерянность во взгляде Цунаде исчезла практически сразу, после чего её холодные карие глаза быстро пробежались по окружающей местности, запоминая детали, которые смогут пригодиться в бою.
  - Я только могла представлять, как выглядит это место, - наконец заговорила женщина, видя, что отшельник не собирается нападать. Пока. - Такое чувство, что меня переполняет сила.
  - Здесь большая концентрация природной энергии, ведь в этом месте её открыли, - поведал немного истории Джирайя.
  - Но мы здесь не для того, чтобы обсуждать достижения жаб.
  - Я и не собирался пытаться тебя переубеждать.
  - А раньше все было по-другому, - усмехнулась Сенжу, медленно доставая из подсумка на ноге кунай.
  - Просто я поменял свои взгляды, потому что понял, что многих людей нельзя переубедить. Каким бы идеальным не был мир, всегда будут те, кто предаст, убьет или будет мстить. Это натура человека и её нельзя изменить. Мы, шиноби, понимаем только силу.
  - Никогда не думала, что услышу от тебя такое.
  - Никогда не думал, что нам придется драться друг против друга.
  - Как ты и сказал, это наша натура - предавать.
  - Но что Он предложил тебя за это? - с горечью произнес мужчина, смотря в карие глаза своей собеседницы. Выражение лица блондинки не изменилось, а следующая фраза была сказана ею таким безразличным тоном, будто у неё спросил время незнакомец:
  - Ничего. Это было моим желанием, потому что мне надоели Воля Огня, Коноха и... ты!
  От изумления Джирайя даже сделал пару шагов назад, не в силах что-то ответить. Из головы вылетели все мысли кроме одной: "Почему?", а после появилось жгучее желание напиться до потери сознания, чтобы все это забыть.
  - Правда глаза колит, да, друг мой? - лицо отшельника исказилось в гримасе гнева, непроизвольно вокруг глаз появилась красная пигментация.
  - О, так ты можешь это делать без...
  - После всего, - оборвал её мужчина, - у тебя повернулся язык назвать меня другом? Я до конца не мог понять, почему ты встала на сторону Мадары, но теперь... - нос, до этого нормальный, сейчас стал раза в два больше и покрылся пупырышками. - Думаю, ты помнишь, что это такое, хотя и видела всего пару раз.
  - Уродливая форма, которую ты не любишь. Сегодня умрет последний отшельник Мёбоку! - Цунаде ударила кулаком по земле, и ты пошла трещинами, выкидывая вверх тонны грунта. Теперь удар ногой с разворота по валуну, который буквально вырвало из земли. Он не разлетелся на куски, а полетел в сторону Джирайи. Санин не стал мудрить и просто оттолкнулся от земли, пропуская под собой камень. Женщина пропала из виду всего лишь на мгновение, но уже успела сложить печати, и выдохнуть огненный шар.
  "Колючий щит!" - мысленно выкрикнул отшельник название техники. Волосы отросли и окутали его полностью, напоминая защиту ежа. Огонь объял шиноби, но через секунду он вылетел оттуда прямо на Сенжу. Цунаде сделала замену с ближайшим поленом, коих было много в этом лесу. Шипи разорвали в клочья несчастное дерево, после чего волосы вернулись в нормальное состояние. Джирайя быстро осмотрелся, но нигде не видел противницу. С левой стороны из кроны дерева полетел десяток кунаев, но все они встряли в земляную стену, что успела вырасти по воле санина.
  Цунаде после атаки сразу поменяло место. Она двигалась быстро и бесшумно, обходя стену сбоку. Отшельник все ещё был за ней, но в этот раз Сенжу не стала нападать такой примитивной атакой, которая все равно не сработает.
  "Что я знаю об этом режиме? Тело укрепляется и становится сильнее и, самое главное, для сбора энергии нужно быть не подвижным. Нельзя давать ему время для подпитки!" - она начала складывать печати, но не закончила их из-за звука сзади. Цунаде не успела среагировать, и спину обожгло сильной болью. Её вынесло обратно на поляну, где она уже не увидела своего оппонента возле стены. Сейчас там был только дымок, оставленный теневым клоном.
  - Ты не знала о том, что я чувствую чакру, когда впитываю природную энергию, - произнес Джирайя, как только приземлился рядом с ней. Он нанес удар по ребрам, откидывая женщину на пару метров. Сенжу успела подняться, чтобы заблокировать кулак мужчины, но второй врезался ей в живот. Во рту появился привкус металла, а следом за этим из уголка губ потекла струйка крови. Хотя Цунаде уже начала себя лечить, боль от столь сильных ударов не спешила утихать. Она сплюнула в лицо отшельника, и когда тот попытался вытереть её кровь, медик нанесла быстрый удар ногой в голову, при этом зарядив конечность чакрой. Санина отнесло на добрый десяток метров, к ближайшему дереву, но он моментально поднялся.
  - Крепкий, - прокомментировала Сенжу. - Обычно у тебя что-то ломалось после таких ударов, - попытка навязать разговор была направлена лишь на то, чтобы хватило времени на исцеление. Джирайя сложил печати призыва и на его плечах появились две маленькие жабы в плащах.
  - Это же... - начало земноводное с белой бородкой.
  - Мне нужно ваше гендзюцу, Фукасаку-сенсей, Фуу-сан, - в былые времена старая жаба ударила бы глупого ученика по голове палкой, за то, что он перебивает её, но сейчас были другие обстоятельства.
  "Что он задумал?" - Цунаде чувствовала себя лучше благодаря своим медицинским техникам, но до конца излечится за пару минут не возможно, не потратив на это колоссальное количество чакры, а это было недопустимо в бою с столь грозным противником.
  Две жабы сложили одновременно одинаковые печати и начали что-то шептать. Постепенно их голос становился громче, но все же разобрать слова было невозможно. Медику это не понравилось, поэтому её пальцы затанцевали.
  "Дотон: Живое погребение!" - земля под ногами санина стала жижей, которая немедленно стала поглощать его, но он опять произвел призыв, и под ним появилась синяя жаба размерами с двухэтажный дом. Засосать существо таких размеров техника не могла, поэтому сразу после этого лягушка была отправлена домой, а оставленный после неё дым укрыл от глаз Сенжу Джирайю.
  Из дымки вырвалось огромное дерево, которое понеслось на Цунаде, но та просто разнесла его на куски ударом ноги. Оставаться на открытом месте было слишком опасно, поэтому она попыталась скрыться в лесу, хотя и знала о сенсорских способностях оппонента. Отшельник появился в нескольких метрах от неё, и женщина сразу бросила в него несколько кунаев с взрывными печатями. Раздался взрыв, и медик краем глаза увидела щепки оставленные поленом. Санин теперь оказался впереди неё, пытаясь завязать рукопашный бой, но Сенжу резко сменила направление бега.
  - Долго ты собираешься убегать, Цунаде? - крикнул Джирайя, и от его глаз не скрылось, что противник снизил свою скорость. - Не ты ли сказала о моей сегодняшней смерти? - жабы на его плечах продолжали говорить непонятным языком, но бывшая Хокаге мгновенно забыла про них. Она развернулась и глубоко вздохнула.
  "Сконцентрироваться на печати и высвободить семьдесят процентов запасов", - от небольшого ромба на лбу поползли замысловатые линии, которые пару секунд светились фиолетовым светом. После этого отшельник почувствовал огромный прилив сил у медика. Её длинные волосы поднялись вверх из-за мощи и концентрации чакры, ровно так же, как и камни под ногами. Женщина понеслась на санина, целясь кулаком в лицо, но этот удар рассек пустоту. Следующий был нацелен в торс, но так же не достиг цели. Джирайя просто отошел в сторону, пропуская мимо колено, но сразу же за это поплатился. Цунаде повернула стопу и слегка оттолкнулась опорной ногой от земли, чтобы закрутится в воздухе. Последний удар её комбинации попал точно в скулу мужчины и отбросил его далеко в сторону. Если бы не сендзюцу, то отшельнику пришлось попрощаться со своей нижней челюстью, которую наверняка оторвало бы от головы. А так пара зубов, что были выплюнуты вместе с кровью, стали небольшой платой за отличное тайдзюцу Сенжу. Последние из троицы встретились взглядами и замерли, ожидая момент для рывка. Ветер колыхнул кроны деревьев и согнал с них птиц, что сверху наблюдали за схваткой двух легендарных шиноби. Солнце, только что озарявшее поле битвы, скрылось за тучами. Именно это явление стало точкой отсчета.
  Мгновение. Бывшие друзья сорвались с места. Ещё секунда. В руке Джирайя уже крутится синяя сфера, которая, подпитываясь природной энергией, становилась больше, а кулак Цунаде объяло пламя концентрированной чакры. Их разделяет всего пара метров, а руки отведены для удара.
  Вспышка! Именно она озарила всю поляну в момент столкновения шиноби. Яркий белый свет быстро распространился по местности, но он так же быстро пропал, уступая свое место сильному взрыву, что поднял в воздух столб пыли.
  Джирайя поднялся на ноги не сразу, потому что все тело болело. Всю одежду по пояс разорвало взрывом, а правая рука была в крови, но он чувствовал, что кости целы, а поверхностные раны начнут затягиваться через несколько минут. На лицо отшельника упала первая капля дождя, что собрался над головой. За ней последовало еще пару капель, и вскоре начался ливень, который помог опустить на землю пыль. Взгляд санина нашел своего противника почти сразу. Цунаде была не в лучшем состоянии, судя по тому, что некогда яркая блондинка стала седой. Не нужно было иметь зоркое зрение, чтобы заметить раздробленную по локоть руку. Чакра защитила её, но не настолько, чтобы избежать сильных повреждений.
  Мужчина начал медленно идти вперед, желая закончить эту схватку.
  - Техника Минато... никогда не думала, что она сможет нанести мне такой урон, - харкая кровью, произнесла Цунаде. Ей не нужно было осматривать свое тело, Сенжу и так знала каждую царапину, что получила. - И что сделали те жабы?
  - Будь на моем месте Наруто, то твоя жизнь уже была бы закончена, - мрачно ответил Джирайя, осматривая то, что осталось от руки медика. - Они перед столкновением наложили гендзюцу, из-за этого ты не смогла сконцентрироваться и ударить в полную силу. И даже не думай себя лечить. Я не позволю.
  - Чтобы вырастить новую конечность, мне уже не хватит чакры, да и жизни в принципе, - женщина попыталась подняться, но у неё ничего не вышло. - Ну вот, сама встать не могу. У меня такого не было даже после самого сильного похмелья.
  - Я до сих пор не могу поверить тебе, - от глаз отшельника не скрылось то, что на лице Цунаде появились морщины.
  - Посмотри мне в глаза и попытайся там найти ответ, - улыбнулась Сенжу. Она прикрыла веки и открыла спустя несколько секунд, чтобы показать своему старому другу.
  Джирайя обомлел. Столько лет он мучил себя вопросами, а ответ был так прост... и жесток. Санин упал на колени, и только дождь скрыл то, как по его щекам побежали слезы.
  - Ему нужен был сильный медик, чтобы помогать в экспериментах подопечному Орочимару...
  - А рассказать ты не могла из-за печати подчинения. - Мужчина закрыл рот рукой, чтобы сдержать крик отчаяния.
  - Нам нужно закончить то, что мы начали. Ведь у любого представления должен быть конец? - Цунаде уже залечила себя настолько, насколько могла. Из молодой красавицы она превратилась в старушку, коей и являлась. Чакры хватало только на то, чтобы подняться и сделать последний рывок. Джирайя так и не сдвинулся с места, а продолжил смотреть на свою подругу детства. - Не делай такое лицо. Это будет не плохим сюжетом для книги. Прощай... - рука засветилась остатками чакры. Она занесла её для последнего удара.
  - История Саннинов, - прошептал отшельник. Его веки опустились, а когда он вновь открыл глаза, то Сенжу уже лежала на земле бездыханным телом.
  Санин стер кровь с руки и медленно начал складывать печати призыва. Из дымки вновь показались две маленькие лягушки, которые не так давно использовали гендзюцу.
  - Цунаде была сильной женщиной, кто бы мог подумать, что она станет рабом его сил? - Фукасаку внимательно смотрел на исчезающий шаринган в глазах мертвой Цунаде.
  - Прошу, позаботьтесь о теле. У меня нет времени её хоронить.
  - Хорошо, Джирайя-чан, - старая жаба сложила своей лапкой знак концентрации, и отшельник с хлопком покинул пределы Мебёку. - Жаль дурака. Сначала он винил себя в том, что она ушла, а теперь будет корить за её смерть.
  - Этот мир жесток, мой дорогой муж. Она предала, пусть и не по своей воле, а он исполнил свой долг. Жизнь шиноби - это путь, который каждый выбирает сам, даже не смотря на то, что парой на этом пути есть место только для страдания.
  * * *
  Раскаты грома осветили землю, что стала темной от черных грозовых туч. Вода на озере вокруг Амэ взбушевалась, чувствуя странное даже для этого места неистовство природы. Огромные волны, достигавшие порой нескольких метров, обрушились на стены скрытого селения. Но природа была не единственным источником этого стихийного бедствия. Два человека, что почти восемьдесят лет назад сотрясали мир своей огромной мощью, вновь схлестнулись в схватке за будущие этого мира. Третьего же участника можно было бы назвать просто наблюдателем. Он лишь изредка пытался внести свою лепту в эту схватку, но это имело не большой успех.
  Хоширама Сенжу, более известный как Первый Хокаге, отскочил от своего оппонента на добрый десяток метров. Обе его руки поднялись в направлении Мадары и лишь два тихих слова сорвались с губ.
  - Шинра Тенсей, - по воде прошла рябь, после чего огромная волна поднялась вверх, намериваясь снести все на свое пути.
  - Катон: Огненная лавина, - Учиха быстро мотнул головой справа налево, выдыхая полосу огня, что спустя секунду оправдала название техники. Две стихии схлестнулись в жестокой схватке, уничтожая друг друга и поднимая в небо облако пара.
  - Ты все так же силен, - как только рассеялись последствия столкновения, произнес Сенжу. - Огонь такой мощности всего лишь тремя печатями. Годы прибавляют только опыта, да, друг мой?
  - Взаимно. Освоить техники риннигана за такой короткий срок мог только ты. А время... кроме опыта, оно ещё дает нам новые цели.
  - В этом ты как никто прав, - согласился Первый. Его взгляд пал на Кабуто, что старательно пытался что-то обдумать. - Интересно.
  "Если не прибьют случайно, то потом кто-то из них все равно убьет меня. Нужно тратить меньше сил, чтобы попытаться справиться с ослабевшим победителем... если, конечно, кто-нибудь из этих монстров вообще выдохнется. Выбора нет, придется использовать ту технику", - Якуши вытащил из внутреннего кармана свиток и быстро развернул его, надкусывая палец. Полоса крови активизировала печать, и та засветилась тусклым светом. В эту же секунду из-под воды начали подниматься пузыри воздуха, и вскоре в темной воде появилось три силуэта.
  - Прекрати! Идио... - Мадара не успел закончить, так как его за ноги схватили толстые корни деревьев, что утащили брюнета под воду.
  - Он не помешает нам где-то минуту, - Хоширама с не скрываемым интересом смотрел на действия Кабуто. - Какая у тебя занимательная техника.
  - С её помощью, я могу и без этого Учихи потягаться с тобой. Получи и распишись - Эдо Тенсей! - перед змеем из воды вырвалось три каменных гроба. Все крышки мгновенно упали и пошли ко дну, открывая вид на содержимое. Первым человеком оказался молодой парень, почти мальчишка, с алыми волосами. Втором был рослый мужчина с длинными темными волосами. Все его тело было сшито по частям при помощи черных нитей. Третьим оказался брюнет очень сильно похожий на Учиху.
  - Знаешь, почему Мадара приказал остановиться? - как бы невзначай поинтересовался Сенжу.
  - Плевать. С этими куклами, моя боевая мощь возрастает в разы, - Кабуто уже приготовился установить подчиняющиеся печати в головы призванных людей, как Хоширама пропал из виду, появляясь сзади. Он с легкостью заломил руку ученого за спину и обхватил его горло своей.
  - Потому что именно я научил этой технике своего брата.
  - Т-то есть ты...
  - Создатель нечестивого воскрешения и знаю все аспекты этой техники, - Первый освободил шею Якуши и выхватил освободившейся рукой кунай. - Считай, что это наказание за использование киндзюцу.
  Отчаянный вопль медика вспугнул птиц, что прятались на деревьях от дождя в нескольких сотнях метров от сражения. Последователь Орочимару упал на колени, жадно хватая воздух ртом, и старательно пытаясь остановить кровотечение.
  - Она станет отличным кормом для рыб, - Сенжу бросил отрезанную руку в воду и та плавно начала тонуть. - А теперь, - восемь быстрых печатей и гробы с людьми обратно скрылись во мраке озера, - покойтесь с миром.
  В эту же секунду не далеко от них в воздух поднялся столб воды, из которого показался мокрый и злой Мадара.
  - Будь ты проклят со своим мокутоном! - его шаринган приобрел причудливый рисунок, что говорило о высвобождении второго уровня этого доудзюцу.
  - Вода - это жизнь. Ты же должен был знать, что я использую это свойство для своих техник.
  - Проклятый идиот! - рявкнул Мадара на Кабуто, что с завороженным видом всматривался в тьму водоема. - Мало того, что без одной руки теперь он мусор, так ещё и от потери крови у него начались галлюцинации. С Тобирамой ты поступил почти так же.
  - Да, я сломал ему обе руки, зато это был его первый и последний призыв душ, но что-то мы заболтались, - Хоширама за секунду сложил двадцать одну печать, как подсказывал шаринган Учихе, и он знал, что это будет за техника. - Мокутон: Сотворение леса!
  Из воды начали один за другим вырываться ростки, которые за секунды становились длиннее и толще, переплетаясь друг с другом и образуя густой лес. Теперь противники пропали из виду друг друга, но один из них был в своей стихии, а другой должен был опасаться каждого шороха.
  - Оставайся здесь, Кабуто, ты должен до конца досмотреть наш затянувшейся спектакль, - Хоширама врос в дерево, будто был с ним одним целым, пропадая из виду.
  
  "Ненавижу эту способность: создавать живое там, где его и быть не должно. Даже представить сложно, сколько чакры он потратил на такой густой лес, который берет свое начало с тридцати метровой глубины, - Мадара осмотрелся, пытаясь заметить шаринганом странные движения чакры в деревьях. Он знал эту технику и её преимущества. - Проблема в том, что я понятия не имею о слабости этого дзюцу. Сжечь все Аматерасу? Не поможет - по деревьям, пусть и слабо, течет чакра. Новые ростки появятся в считанные секунды. Остается только довериться своему инстинкту". - Учиха закрыл глаз и прислушался. Раскаты грома, крики птиц в сотнях метрах, даже какой-то шепот из уст Кабуто донесся до уха Мадары.
  - Ты можешь дезориентировать противника, но не обмануть его чувства! - брюнет отпрыгнул в сторону, а на его место приземлилось тяжелое бревно. - Как грубо.
  - Ты и не девушка, чтобы с тобой церемонится, - Хоширама появился сверху, выставив руки перед собой. От них пошла невидимая для обычного глаза волна. Она встретила такую же прозрачную преграду. - Вижу, ты не хочешь играться.
  - Слишком многое поставлено на кон, так что не обессудь... Аматерасу! - черное пламя понеслось на Сенжу, сжигая все на своем пути. Деревья, как и думал Мадара, не сильно страдали из-за огня.
  - Мокутон: Древесный щит, - из ствола, на которым стоял Первый, начали вырываться толстые ветки, переплетаясь в купол. Техника Учихи мгновенно объяло сооружение, за секунды сжигая его, но внутри уже не было Хоширамы.
  "Сусано защити меня, но зная ег... - шаринган расширился, с ужасом наблюдая за тем, что происходило внизу, на поверхности озера. Из воды вырвалась струя, что с легкостью разрывала на своем пути древесину. Поток врезался в защитную технику Мадары и призрачный гигант отступил на шаг, сдерживая мощь жидкости. - Господи, сколько силы он вложил в это?!" - со всех сторон понеслись ещё семь таких же атак. Сусано буквально сдавило прессом в несколько десятков тонн, намереваясь разорвать его. Учиха почувствовал, как чакра хлынула из него на поддержания защиты, но долго так продолжаться не могло. Он подпрыгнул, развеивая технику и открывая свой второй глаз, в котором горел ещё один шаринган.
  - Ты не одолеешь меня снова! - взревел Мадара, рисунок нового доудзюцу тоже изменился, становясь идентичным правому. - Камуи!
  Огромный участок леса пропал, исчезая в пространственной воронке. Куда попадали предметы или люди, которых поглотила эта техника, не знал никто, хотя и обладателей такого опасного дзюцу было мало, чтобы ответить на такой сложный вопрос. Учиха приземлился на ветку, осматривая все вокруг. Надеяться на то, что Сенжу попал в этот пространственный водоворот, было не нужно. Надежда - это то чувство, что Мадара давно похоронил в себе, считая его уделом слабых.
  - Скажи мне, почему ты выбрал его? Почему не захотел присоединиться ко мне? - устало произнес мужчина, убирая мангекю. Его глаза вновь стали черными, как и много лет назад, когда он в последний раз выключал свое доудзюцу.
  - Я ответил тебе ещё тогда, в Долине Завершения, - Хоширама вышел из-за дерева, что находилось не далеко от Учихи. Сенжу одним прыжком сократил дистанцию, чтобы сделать перерыв на разговор, который был необходим обоим шиноби.
  - В тебе течет кровь завоевателя. Ты всегда будешь жаждать силы и разрушений. Это твоя природа, и в этом весь ты. А я люблю мир, каким бы уродливым он не был. Я всегда буду вставать у тебя на пути, поэтому все закончиться сегодня... Если не ошибаюсь, именно такими были твои слова? - Мадара прикрыл глаза рукой и засмеялся. - Оба наших клана произошли от одного человека, но в нас течет такая разная кровь. Разве не смешно?
  - Так устроены люди: кто-то должен защищать, а кто-то отбирать. Когда-то мы с тобой сделали свой выбор, и именно с того момента наши пути разнились.
  - От меня отвернулись все, кого я знал и любил. Выбор... у меня его не было! - рыкнул Учиха, активно жестикулируя руками. - Ты понимаешь, что такое выбирать один единственный вариант, даже если он приносит только боль?!
  - В жизни существует бесконечное число путей и способов, но нельзя сказать, что какой-то один из них единственно верный. Так сказал человек, который подарил мне вторую жизнь. Я спросил у него первое, что пришло в голову: "Тогда, какой бы выбор не был сделан, он будет ошибочен?".
  - Недостаточно просто сделать выбор, нужно ещё превратить его в правильный, - ответил на вопрос Хоширамы Мадара. Он нахмурился, пытаясь понять, к чему клонит Сенжу. - Это похоже на бред... Что ты пытаешься сейчас сделать? Переубедить меня, чтобы я бросил дело почти всех моих лет?
  - Нет, я пытаюсь сказать, что для меня слова Хидеаши Намикадзе стали жизненным советом, а для тебя пустым звуком умирающего старика.
  - Его смерть подарила мне жизнь, чтобы я смог продолжить свой путь и дать этому грязному миру новую жизнь, - Мадара снова активировал мангекю, чувствуя, что их душевный разговор подходит к своему концу.
  - Каким образом? - Хоширама не спешно начал складывать печати, но замер на последней.
  - Ввести всех людей в вечное Цукиеми! - тело Учихи распалось на воронов, что полетели в разные стороны, а сам владелец гендзюцу появился сзади Сенжу, перерезая ему горло кунаем. Земляной клон превратился в кучу грязи, и в эту же секунду из ветки, на которой стоял Мадара, вырвались толстые деревянные путы, охватившие его.
  - Тебе не получиться превратить мир в кукольный домик, пока есть такие люди как я и Наруто, - теперь уже Хоширама приставил сталь к сонной артерии своего противника.
  - Мое гендзюцу это тебе не рядовые техники, - прошептал Учиха на ухо. Тело, что удерживал Первый, распалось на черные перья.
  - А мой ринниган это прекрасно видит, - Мадара пырнул Сенжу в хребет, убивая уже древесного клона, который отличался более высокой выносливостью. Он успел помучаться перед тем, как закончить свое существование. - Давай, загляни в будущие при помощи шарингана, и узнай, кто сегодня будет победителем.
  - Не нужно быть пророком, чтобы ответить на столь легкий вопрос, - пальцы замелькали с такой скоростью, что даже доудзюцу не поспевало за ними уследить. - Катон: Оживший огонь.
  Техника ранга S, которую не могли порой освоить даже мастера этого яростного элемента. Огненная чакра хлынула из Мадары в разные стороны, сжигая все, к чему касалась. Удивительная техника, которую не нужно было выдыхать, как большинство других. Только высочайший контроль чакры позволял вытворять подобное с этой дикой стихией. За секунды та часть леса, что не пострадала после Камуи, обратилась в пожарище, и даже вода не могла погасить этот огонь, который по силе уступал разве что Аматерасу.
  Опыт, полученный из прошлых битв, и смесь доудзюцу помогли избежать Хошираме смертоносную технику, но все же пара ожогов виднелась из-под обгоревшей коричневой брони, что не так давно скрывалась под плащом.
  Мадара был похож на демона, совсем недавно сошедшего со страниц страшилки. Огонь не трогал своего создателя, обтекая его, словно вода, обтекающая камень. Вся фигура правителя Тэно укрылась мраком и только вечный мангекю светился своим зловещим красным светом, призывая слабых испытывать отчаяние и страх, а сильных - уважение и трепет от желания сразится против шарингана, созданного по легендам именно выходцем преисподней.
  - Эффектно, - прокомментировал Сенжу данную картину. Последний раз он видел такое в Долине Завершения, и это зрелище снова вызывало у него восхищения. Перед ним будто стоял сам бог войны, выжигавший все на своем пути к победе, - но не достаточно. Мокутон: Погребение.
  Ростки вновь окружили Учиху, но тот словно не замечал их. Они начали окутывать его, пока совсем не скрыли от глаз, но только техника хотела утащить свою жертву под воду, обратно в землю, как все ещё горевший огонь накинулся на дерево, освобождая временного пленника от пут.
  - Этот бой... со стороны он может показаться ужасным, но мы-то понимаем, что все проходит прямолинейно и скучно. В Долине Завершения интерес подогревал Кьюби, но он, к сожалению, сейчас принадлежит не мне, - заговорил Мадара. Удар молнии осветил его лицо, на котором красовалась слабая улыбка.
  - Все биджу принадлежат только Рикудо. Он создал их, и только мудрец имеет право распоряжаться ими, - ответил Сенжу.
  - А как же мы? Наследники человека, что обрел силу бога? Разве сила подчинять хвостатых не опьяняет? Разве она, подобна шепоту на ухо, не заставляет желать большего? - Учиха разве руки в стороны, указывая на что-то невидимое глазу человека.
  - Что ты хочешь? - тихо, но с угрозой, спросил Хоширама. Ему показалось, что перед ним сейчас стоит актер, который жаждет оваций после удачного выступления.
  - Присоединяйся ко мне! И вместе мы создадим идеальный мир.
  - Фальшивку при помощи Цукиеми? - хмыкнул Сенжу.
  - Нет, как и тогда, во время вражды наших кланов, мы создадим мир подобно Конохи. Наш кровавый, но все же крепкий союз вновь обретет жизнь.
  Слова искусителя. Таким талантом владели не многие Учихи. Так же, как шаринган вводит человеческий мозг в гендзюцу, это не хуже может делать умелый язык. И когда доудзюцу не помогает, на помощь приходит второе оружие.
  - Твои речи так заманчивы. Мир, союз, дружба... а как же Наруто и те, кого ты обрек на муки? Те, кто по твоей вине испытали боль от потери близких? Те, чьи жизни забрала твоя рука? Как быть с ними? - Хоширама горько усмехнулся, в очередной раз разочаровываясь в человеке, что когда-то звался его другом.
  - Лес рубят - щепки летят. Жертвы были неизбежны, и ты как никто должен это понимать. "Это мой шанс!" - Мадара сорвался с места, видя, что Сенжу отвлекся, размышляя над услышанными словами. Он меньше чем за секунду преодолел то расстояние, что разделяло их. Его рука с легкостью пробила грудь Первого Хокаге, выходя из спины. - Дотон: Окаменение, - прошептал Учиха название техники, что заставила обрести твердость камня его кожу.
  - Кхе... Ты как всегда... используешь любой момент для... кхе-кхе... атаки, но... ты попался... Это подарок от Араси, - Мадара дернулся, поняв главный подвох - не было крови, что должна была сейчас хлестать ручьем. Он захотел вырвать руку из плоти, что стала деревянной, но не смог этого сделать. Мало того, что конечность сдавило, так ещё и клон обхватил Учиху за плечи, прижимая к себе.
  "Когда он успел?.." - задал сам себе вопрос Мадара, но так и не успел на него ответить. Из клона вылезли штыки, что пробили тело носителя мангекю. - Снова проигр... - договорить он не смог, так как сознание покинуло его.
  Техника Хоширамы развеялась, и тело начало падать в воду, но его подхватил Сенжу. Он кинул взгляд на умиротворенное лицо Учихи, а потом перевел глаза на пожарище, что начинало угасать.
  "Я не чувствую Кабуто, но это не значит, что он умер. Добить его? - вопрос поставил Первого в тупик, но ответ нашелся почти сразу. - Пусть живет, если сможет".
  Владелец мокутона медленно направился прочь от Амэ, даже не соизволив посмотреть на стены, где столпились люди, которые стали свидетелями столкновения легенд. Первый Хокаге выполнил свою часть плана. Он смог задержать... друга или врага? Загадка, на которую так и не был дан ответ.
  - Теперь все в твоих руках, Наруто, - Хоширама посмотрел в ту сторону, где только что в небо поднялась стая птиц. Его ноша растворилась в воздухе, будто её никогда и не было, - потому что его сила уже не та, что была раньше.
  * * *
  Выиграть? Плохая цель для человека, который имеет лишь призрачные надежды на победу. Но кто сказал, что нельзя попытаться сразиться против противника, сила которого выходит за рамки обычного, да и не обычного шиноби?
  Вера в себя, воля к победе - это именно те качества, что нужны в такой схватке. Техники не имеют ту ценность, ту важность, что и раньше. Они лишь отбирают драгоценное время, необходимое для того, чтобы заметить и оценить все движения врага.
  Сейчас поток чакры в теле Хинаты имел огромную, не обычную скорость. Хьюга разгоняла энергию, чтобы придать себе силу, ловкость и реакцию. Обычному шиноби могло показаться, что девушка хочет использовать Скрытый Лотос, но шаринган её противника прекрасно все видел, - Небесные Врата Хинаты были не тронуты. Наследница великого клана использовала аналог техники Цунаде. Она накапливала чакру в одной точке, чтобы использовать её в критической ситуации, подобно этой. Хотя этот метод и не имеет целительных свойств, он помогает использовать человеческое тело почти на сто процентов, и не дает тех последствий, что Скрытый Лотос. Это тонкая работа с чакрой, которую никто другой кроме Хьюга сделать не может.
  - Сделала акцент на скорость? - блеснув шаринганом, поинтересовался... а кто именно? Кьюби или Наруто? Хината не стала забивать себе голову по этому поводу, игнорируя вопрос противника. - Ну же, малышка, у нас так мало времени на общение. Давай насладимся этими минутами по полной!
  Уцелевшая рука Самиеля врезалась в землю, оставляя в ней не глубокую выемку, но в этом месте уже никого не было. Девушка, благодаря бьякугану и ускоренной реакции, отошла в сторону. Её рука засветилась чакрой, и она мгновенно нанесла удар по ребрам, откидывая седовласого на несколько метров. Из его рта вырвался кровавый кашель, но это действие было направленно лишь на то, чтобы ввести в заблуждение. Хьюга вновь приблизилась, желая нанести ещё один, не менее смертельный удар, но её рука была перехвачена буквально в считанных сантиметрах от кожи.
  - Резвая, но... - демон ударил по ногам, лишая девушку опоры. Она начала падать, но так и не успела коснуться земли. Ещё один мощный пинок настиг её живот, откидывая довольно далеко от седовласого, - ...это не так быстро, как ты думаешь!
  "Несомненно, его сила и скорость возросли, и сейчас превосходят мою по всем параметрам. Ко всему ещё и шаринган, - отличный помощник в тайдзюцу. Отсутствие одной руки облегчает мне задачу, но не так сильно, как хотелось бы", - Хината сгруппировалась и приземлилась ноги, сразу же уходя в сторону, чтобы не стать мишенью для мощных атак. Её серебристые глаза метнулись к врагу, но его уже не было на месте. С помощью своего уникального обзора местности Хьюга моментально нашла Самиеля и легким касанием отвела оставшеюся руку противника в сторону. Колено седовласого метнулась к ребрам девушки, но было остановлено изящным кулачком, который был заряжен чакрой. Ногу носителя Кьюби отдернуло назад, и если бы не укрепленное годами тело, то кости были бы раздробленными на мелкие кусочки.
  Мимолетная замешка дала время на атаку Хьюга и она воспользовалась им:
  - Касание Небес! - выкрикнула Хината и её руки замелькали с огромной скоростью, нанося удары в разные части торса парня. Говорить количество касаний не было смысла, ведь использующий мог выбрать нужное число в зависимости от силы противника. Первые несколько выпадов биджу пытался блокировать, но потом прекратил, понимая, что одной рукой это сделать не возможно. Он чувствовал, как чужая энергия проникает в тело, желая нарушить поток чакры и нанести сильный вред органам. Ещё один удар тремя пальцами в грудь чуть ниже плеча и завершила Хината эту комбинацию сильной атакой ладонью в солнечное сплетение. Седовласого откинуло назад на несколько метров. Его тело, будто тряпочная кукла, покатилось по земле и вскоре замерло в неестественной позе. Девушка чувствовала, что нужно не прекращая бить, пока противник не испустит дух, но что-то останавливало её. Внутри появилось тревожное чувство за человека, которого когда-то она любила, и которого сейчас могла убить. Руки Хьюга повисли вдоль тела, а на глаза начали наворачиваться слезы. Его нужно было прикончить, но сердце отказывалось это принимать. Наследница великого клана начала медленно приближаться к телу, желая...
  - Ха... Хе-хе-хе... Аха-ха-ха-ха! - голос разбил в дребезги картину тишины, что нависла над полем боя на несколько секунд. Хината замерла, с ужасом смотря на то, как не спеша, но все же легко, начал подниматься Наруто. - Твой стиль просто великолепен! Какая мощь, какая скорость! Но тебе стоило не прекращать свою атаку, хотя, я бы все равно не умер. Нет у тебя той силы, что сможет отправить меня на тот свет. Монстра может убить только другой монстр, человеку же это не под силу, поэтому сейчас я завершу этот жалкий спектакль и если успею, - хищный взгляд метнулся к Мичи, что так и лежала без сознания. Кьюби оскалился, представляя реакцию на лице своего тюремщика, когда он увидит обезображенное тело дорогой ученицы, - помучаю маленькую сучку.
  - Катон, - мышцы Хинаты напряглись, готовые в любой момент работать на своем пределе. Биджу редко исполняли техники шиноби, но когда это происходило... бедствия не избежать. Демоны не жалеют чакры на дзюцу, уничтожая всех и вся на своем пути, - Пепельное дыхание!
  С губ Самиеля сорвалась густая серая струя, что мгновенно образовало облако огромного диаметра. Хьюга знала действия этой техники, поэтому попыталась покинуть её пределы, но как только дернулась в сторону, поняла, что движения даются с трудом.
  "Проклятье! Такая плотность чакры, что она замедляет меня. Нужно прорезать себе путь, иначе я сгорю к чертям". Касание Небес: Защитный вариант! - на кончиках пальцев появилось мягкое голубое свечение, после чего руки девушки замелькали с ошеломляющей скоростью, создавая перед ней щит, сотканный из нитей чакры. Делать подобную технику, полностью концентрируясь на ней, и бежать - очень нелегко, но это было необходимо для спасения своей жизни.
  "Тебе не убежать, малышка, сейчас я прожарю тебя как следует!" - удлинившиеся зубы Кьюби клацнули, обрывая струю, и в эту же секунду произошел сильный взрыв, который заставил содрогнуться всю крепость Тэнко но Широ. Занавес из пыли скрыл от глаз огромную часть полигона, а остатки чакры не позволяли биджу увидеть Хьюга с помощью шарингана. Он был уверен, что если не убил свою противницу, то сильно ранил. Красные глаза метались из стороны в строну, пытаясь заметить хоть какое-то движение, но все было тщетно. - Все-таки померла, а у меня осталось секунд двадцать. Более чем достаточно, - демон повернулся в сторону Мичи и уже хотел двинуться к ней, но его спину и пресс обожгло сильной болью. Шаринган скользнул вниз, чтобы увидеть окровавленную ладошку Хинаты, которая прошла тело насквозь. Кьюби бросил взгляд через плечо, и его глазам предстала обладательница бьякугана. Правую часть тела покрывали страшные ожоги, которые тянулись от бедра до лица. Одежда сильно пострадала и практически спадала с некогда прекрасного тела красавицы, открывая вид на нежную, белую кожу не тронутую огнем. Она упала на колени и на её губах появилась слабая улыбка:
  - Достала... - тело начало заваливаться, но не смогло упасть из-за руки, что удерживалась в ране.
  - Ахгр! - Кьюби припал на одно колено, вынимая из себя конечность девчонки, посмевшей подкрасться к нему со спины незамеченной. Он захотел размозжить её голову и закончить бой, но тут почувствовал то, что так не желал чувствовать. Тюремщик его чакры начал действовать, вновь подчиняя разум себе. - Нет... ещё... Не сейчас! - отчаянный крик пронзил пространство и затих так же неожиданно, как и появился. Веки опустились, а когда поднялись, в глазах Самиеля пропало безумие, уступая место решимости и холоду.
  - Прости, что не смог лично с тобой сразиться, - седовласый посмотрел на сквозную рану, что затягивалась на глазах. Его взгляд метнулся к лицу Хинаты, - ты сильно развила клановую технику.
  - С-спасибо, - с трудом выговаривая, ответила девушка. Она закрыла глаза, воображая себе, что сейчас не умирает от ожогов, а отдыхает после трудного дня. - Всегда думала, что смерть - это больно.
  - Я умирал уже два раза для этого мира, и для людей, которые меня знали, - тихо произнес Самиель. - Больно только твоим родным. Скажу это со знанием дела, - он слегка усмехнулся, чтобы разбавить этот трагический момент.
  - Наверно, ты прав, - Хьюга повернула голову и посмотрела на своего врага. - Наруто... эта девушка, она...
  - Тише, я все уже сам понял.
  - Ясно... - Хината уставилась в мангекю, пытаясь там что-то увидеть, но в этих глазах не было места для любви, сожаления или другого нежного чувства. В них только горел огонь разрушения. - Мне нечего тебе сказать спустя столько лет, поэтому просто уходи.
  - Хината...
  - Уходи! - девушка из последних сил толкнула Самиеля в грудь. - Спасай девчонку, спасай этот мир! Делай то, зачем сюда пришел, а не трепись с полудохлой куноичи!
  Наруто опешил от таких слов. Той Хинаты уже давно не было, и сейчас парень убедился в этом. Он поднялся и направился к Мичи, чтобы забрать её к Гедо Мазо. Его ученица все ещё была без сознания, хотя он уже знал, что техника Хьюга не нанесла ей вреда. Седовласый не стал останавливаться, чтобы в последний раз посмотреть на свою противницу. Он покинул полигон, оставляя её в одиночестве.
  - Все закончиться здесь, - из глаз потекли слезы, а уцелевшая рука сложила печать концентрации. - Кац!
  По залу всему залу послышалось шипение от сотен взрывных печатей, и последнее, что услышала девушка перед первым взрывом, был крик Суйгецу.
  
  Взгляду предстала огромная статуя, на руках которой были цепи. Семь из девяти глаз были открыты, и если Наруто знал причину закрытого одного из них, то про второй должен был сейчас узнать точно из уст Мичи.
  - Я не хотел в это верить, даже попытался отрицать, но факты говорят за себя. Это ты? - джинчурики не повернулся к своей ученице, что успела прийти в сознание. Он уже знал её ответ, но все же хотел услышать.
  - Тоби сделал так, чтобы перестраховаться. Я... не буду просить пощады, потому что заслуживаю смерти от твоих рук, - Мичи провела тыльной стороной ладони по лицу, чтобы вытереть слезы, что предательски начали литься из глаз. - Как только жизнь покинет меня, Однохвостый вернется в статую. Так что...
  - Прошу, ответь только одно, - оборвал её Самиель, - все это стоило такой цены? Стоило ради своей мести становиться его орудием?
  - Да! - без промедления ответила девушка. - И если бы у меня была возможность в прошлое, я бы все равно поступила так же.
  - Тогда, - седовласый замолчал на мгновения, после чего оказался впритык к девочке, что стала для него больше, чем просто ученица. Он сильно прижал её к себе, передавая через этот жест все те чувства, что были в нем, - я сделаю все быстро.
  - Сделай то, что должен, - парень отстранился и быстрым движением нанес удар катаной, что с легкостью пробила себе дорогу к сердцу через плоть. Временный носитель Шукаку не почувствовала боли, только лишь то, что силы, запечатанные в ней, покидает тело.
  Мичи сейчас видела только глаза, из которых ей на лицо падали слезы. Она улыбнулась, одними губами произнося последнее в своей жизни слово. Шаринган хорошо все увидел, и это принесло ещё больше боли.
  - Прости, - повторил он за девушкой. Наруто поднялся и направился к статуе. - Сейчас ты, проклятая тварь, отправишься туда, откуда пришел в этот мир!
  Чакра разлетелась во все стороны, вырывая землю кусками. Самиель выпустил неимоверное количество йокай, которое, без сомнения, сделает эту землю бесплодной, а её отпечаток будет чувствоваться ещё не один год. Девятый глаза Гедо Мазо приподнялся, чувствуя силу того, кто должен был быть запечатан внутри него. Джинчурики на мгновение показалось, что рот Еретика слегка растянулся в ухмылке, а руки, закованные в кандалы, потянулись к источнику столь желанной чакры.
  - Да, ты помнишь эту технику... - сознание Наруто посетили воспоминания.
  
  Год назад. Бывшая территория страны Молнии
  На пороге деревянного дома сидело два человека. Один был молодой яркий блондин с черной повязкой на глазах, а другой черноволосый мужчина с трубкой в руках.
  - Вы выбрали не плохое место для убежища. Сюда мало кто может добраться даже из коренных жителей, - парень посмотрел на то, как брюнет втянул в себя табачный дым.
  - Что за взгляд, Наруто-кун?
  - Глядя на вас невольно вспоминаю Третьего Хокаге. У него была такая же вредная привычка.
  - Да, малыш Сарутоби начал курить после смерти своей первой жены. Даже я не смог его заставить бросить трубку, - мужчина стряхнул пепел на землю и забил новый табак, после чего вновь подкурил. - Но давай вернемся к нашим делам.
  - Хорошо. Я много думал над тем, что вы мне рассказали и над историей клана моего отца. Пока не наткнулся на библиотеку Узумаки в стране Водоворота. Вы знаете историю про Дзюби?
  - Да, у нас эта легенда переходила от лидера к лидеру. Не многие были посвящены в историю про нашего предка - Рикудо. Дзюби был зверем, который пытался уничтожить все живое, но он был остановлен Мудрецом. Рикудо стал первым джинчурики.
  - Поставлю вопрос по-другому: Вы знаете, как существо, обладающее подобной мощью, появилось тут? Откуда взялся Десятихвостый?! - Наруто на секунду замолчал, после чего продолжил. - Самиель Намикадзе никогда не покидал Рикудо, как гласит легенда клана Намикадзе. Он использовал его ринниган, чтобы открыть дверь...
  - Дверь?.. - Хаширама округлил глаза и приоткрыл рот. Даже он, прожив почти сто лет и будучи главой Сенжу, не знал этого.
  - Дзюби не принадлежит нашему миру, он проник сюда через проход, который открылся при помощи техники, что создал Самиель, и мощной чакры Мудреца!
  - Ты можешь как-то подтвердить свои слова?
  - Я отыскал это дзюцу. Запретная пространственно-временная техника, у которой нет название, и все записи о которой я уничтожил, чтобы кто-нибудь не повторил ошибки Самиеля.
  - Ты хочешь использовать её, даже не зная последствий?
  - В лучшем случае Гедо Мазо и запечатанные в нем биджу исчезнут, в худшем - сюда проникнет что-нибудь ещё.
  - Что будет с тобой?
  - Вы же понимаете, что я последую за хвостатыми. Нельзя оставлять Кьюби тут, потому что после моей смерти он вернет себе разум.
  - Ты уверен, что хочешь этого? Пожертвовать собой ради мира, который принес тебе только боль.
  - Я сделаю это не ради мира, а ради людей, которые живут в нем и дороги мне. Разве это огромная плата, жизнь живого мертвеца, за то будущее, которое я смогу им подарить?
  
  Наруто встряхнул головой, чтобы вернуться в реальность. Здесь и сейчас наступит конец плану Мадаре, и монстру, которого он хотел воскресить.
  - Рикудо не смог забросить твое тело так высоко и сделать из него луну, но он смог превратить тебя в камень и забрать всю силу... Дзюби. В этом мире нет места для тебя, поэтому возвращайся туда, где и надлежит быть монстру! - печати начали складываться одна за другой, не спеша, чтобы не нарушить концентрацию и последовательность, ведь последствия могли быть непредсказуемыми. Седовласый бросил взгляд на Мичи и увидел улыбку, что застыла на её устах.
  "Ради вас..."
  Вспышка красного света залила помещение, и этот свет уничтожал все на своем пути. Всю крепость Тенко но Широ поглотил кроваво-красный шар. В эту секунду все шиноби в мире ощутили огромный всплеск чакры и затаили дыхания, прекращая все, что они делали мгновения назад. Шар продержался ещё несколько секунд, после чего сжался до крошечных размеров, и... взорвался. Взрывная волна уничтожила все в радиусе нескольких десятков километров, но на этом она не прекратила свое движения. Каждый человек в мире посмотрел в небо, по которому прошла красная вспышка, эпицентром которой стала некогда великая деревня Коноха.
  В исторических данных этому явлению припишут конец войны. Не зная причины, шиноби, что некогда беспрекословно подчинялись Совету Восьми, бросали свое оружие и снимали черную броню.
  - Он сделал это, - прошептал Шикамару, подкуривая обломок сигареты. Он кинул взгляд на молодого парня, что лежал в нескольких метрах от него. Тело Гина было покрыто множеством сквозных ран, а так же следами от укусов. - Он сделал это!
  Слова Нара разлетелись по всей поляне, вырывая людей из задумчивости. Послышался ещё радостный крик, а за ним другой, пока все пространство не поглотил шум тысяч людей.
  Мэй устало упала на землю, смотря на небо, что вновь приобрело свой голубой цвет. Она перевела взгляд в сторону и увидела, как вражеские шиноби один за другим начали сдаваться, принимая свое поражение.
  - Наконец-то, - одними губами произнесла она и закрыла глаза, наслаждаясь спокойствием. - Спасибо тебе, Наруто Узумаки.
  
  - Все закончилось, - сказала Конан, смотря в спину своего возлюбленного. Нагато покосился своим единственным глазом на женщину и улыбнулся.
  - Да, он сделал то, что не смог я и Джирайя-сан. Теперь мир должен обрести покой.
  - Но что будет с нами? Куда нам теперь идти?
  - Вернемся в Амэ. Это наш дом, как-никак.
  
  Мадара упал на колени, безжизненно смотря перед собой. Вся его жизнь только что была разрушена. Все то, что он делал, чтобы достичь своей цели, потеряла свою важность. Он ударил кулаком по земле, оставляя в ней выемку.
  - Если бы мне не пришлось использовать Изанаги, я бы успел... - эти слова единственное, что сорвалось с его губ. Учиха упал лицом в пыль, будто все тело парализовало. Его жизнь потеряла всякий смысл, и все те жертвы, что он принес - тоже.
  - Не время лежать, Мадара-сан, ведь мы живы, а это самое главное. У нас ещё столько дел, - шипящий голос заставил повернуть голову одного из основателей Конохи. В глазах Учихи отразилось довольное лицо Кабуто.
  * * *
  Спустя несколько дней после битвы. Крепость жрицы Шион, город Кадо
  Сегодня в Кадо было как никогда людно. Шиноби и обычные люди, даже те, кто лежали в госпиталях, праздновали великую победу. Лишь десяток людей сейчас сидели в зале заседаний главной жрицы. Праздник праздником, но эти люди должны были заняться тем, чем всегда занимаются после войны. Территориями, что остались без своего владельца.
  - Страна демонов должна получить большую часть земель! - крикнул, поднимаясь из-за стола, бывший Дайме выше упомянутой страны. - Потому что все пять лет именно тут был центр ополчения, и мы заслуживаем щедрой платы.
  - Платы? Вы не заслужили и своей земли, не говоря уже о чужой, - хмыкнул Джирайя.
  - И что же тогда предлагает Великий жабий отшельник? - язвительно поинтересовался бывший Дайме страны Птиц, что прибыл как можно быстрее в Кадо, как и другие бывшие правители.
  - Мы вновь поделим всю территорию на пять стран, а правителей для них выберут сами люди, а не такие алчные шакалы, как вы.
  - Да как ты...
  - Да вот так! - заткнула Мэй Дайме страны Воды. - Даже не надейтесь, вы не займете вновь свои посты, уж мы-то за этим проследим. Системы скрытых деревень вновь возродиться для баланса сил в мире, и эти силы возглавят новые правителя, которые не будут жаждать увеличения территорий.
  - Люди - это стадо. Кто кинет им косточку, за тем они и пойдут. Думаете, вы сможете повлиять на это? - поинтересовался Дайме страны Чая.
  - Вас тут собрали только для того, чтобы вы услышали вышесказанные мной и Мэй слова. После этой войны мы, шиноби, не позволим вновь ей разгореться, - ответил Джирайя, вставая из-за стола. - Теперь вы можете поехать к себе домой и распространить наши слова, а проследят за этим наши люди, что будут к вам приставлены.
  - Скоро мы решим, как будет разделена новая территория на пять частей. И весь мир сразу узнает об этом, - поставил точку в этом разговоре Шион.
  На этих словах был завершен малый совет. Через месяц было решено, как поделят новые территории, а ещё через неделю выбрали правителей для них. Их стали называть Каге, а не Дайме, потому что люди решили, что только те, кто понимает весь хаос войны, может стать лидером, который будет заботиться о своих подопечных, а не о своем обогащении и власти. В мир пришла новая эра, в которой правили шиноби, а не знатные рода в своих шикарных замках.
  В этой эре почитали многих героев, что посвятили всего себя для победы в войне против Совета Восьми. Их было много, но все же память об одном из них теплилась лишь в немногих сердцах. Его имени не было в учебниках истории, в честь него не называли города, да и мало кто знал о том подвиге, что он совершил. Таково было его личное желание. Умереть безызвестным... умереть окончательно и навсегда для этого мира, чтобы подарить ему спокойствие. Умереть, как истинный шиноби.
  * * *
  - ...Эта война закончилась в мгновения ока, за несколько часов. Даже поверить трудно, что она длилась пять долгих лет, за которые погибло много хороших людей, - Джирайя оборвал свой рассказ на печальной, но правдивой ноте. В его глазах блеснула влага, но так и не показалась в виде слез. За свою долгую жизнь мужчина пролил их достаточно.
  - И... он... сделал так много для вас после всего? - поинтересовался мальчик сл светлыми волосами. Его странный звериный зрачок сузился, внимательно смотря на рассказчика.
  - Его сердце стало черствым, но оно было большим. Даже не смотря на то, что люди сделали с ним за столь короткую жизнь, он смог пойти на такую жертву.
  - Ясно... - парень опустил голову, сверля взглядом плитку на полу. - Старик, у меня есть просьба к тебе.
  - Да, и какая же? - искренне удивился Джирайя. Мальчишка поднялся и направился к выходу из комнаты.
  - Я хочу посетить место его гибели. Говорят, что там даже спустя десять лет земля полностью вымершая, и не имеет растительности на многие километры вокруг.
  - Что есть, то есть. Тот взрыв нанес сильный удар природе, но это не так страшно если учесть, что он уничтожил причину всех войн, - старик улыбнулся, растягивая морщины вокруг рта. - Так и быть, тебе давно пора было побывать там.
  Парень покинул комнату после этих слов, хлопнув дверью. Ему было на чем подумать после услышанного рассказа, и придумать новые вопросы.
  - Он развит не по годам, - отшельник схватился за кунай, что всегда покоился у него на столе, и дернулся к окну, на подоконнике которого сидел незнакомец в черном плаще с глубоким капюшоном.
  - Кто ты такой?! - прошипел седоволосый, готовясь напасть в любую секунду.
  - Не враг я тебе, хотя и другом назвать тяжело. Вот, - он кинул свиток в руки Джирайи, - это его наследство от непутевого отца.
  - Что?..
  - Наруто хотел, чтобы сын унаследовал все, что он имел при жизни. В свитке все написано, - незнакомец уже собрался уходить, но его остановили слова санина.
  - Почему ты уверен, что я выполню его просьбу? Я ведь могу все забрать себе.
  - Потому что в этом случае мне придется вернутся, - мужчина повернулся и отшельник увидел два легендарных доудзюцу в глазах, что заставило его опешить. Тень нырнула в окно и исчезла в ночи, а старик так и остался стоять на месте, думая над тем, что он только что увидел. Его сознание посетила тревога, и он решил немедленно сообщить о своих опасениях ближайшим соратникам.
   Почти Хеппи энд)))
Оценка: 8.40*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"