Динозавров, Горностаев : другие произведения.

Полупроводник

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новая версия. Полностью изменена концовка.

  
  ПОЛУПРОВОДНИК
  
  
  
  'Полупроводник - это проводник, который
   проводит только в одну сторону. Или выборочно'.
  (Из лекции по электронике).
  
  Больно-то как! И дышать нечем. Мир погрузился в тьму, исчезли звуки. Сердце, содрогнувшись в последний раз, замерло. Всё? Неужели всё? Глупо... Последние всхлипы угасающего сознания.
   Эрнст Кудимов, давний приятель еще по институту и коллега по работе, говаривал:
  - Гоша! Настоящий мужик должен умереть от пули или на бабе.
  Кстати, напророчествовал сам себе: оказался 'настоящим мужиком'. Поймал случайную пулю, выпущенную из ружья придурком-охотником; тому померещилось, будто в кустах возится медведь. Эрик угодил на линию выстрела.
  И Гоше ведь накаркал судьбу приятель - бабник, бард-поэт, бродяга Эрик. С Георгием судьба сыграла ту еще шутку: сердце отключилось в самый неподходящий момент. Впрочем, разве бывают подходящие для смерти моменты? Но умереть в чужой квартире, на диване, в объятиях замужней женщины - нужно редкостное 'везение'.
  Он мертв. То есть умерло его тленное тело, раскинувшее теперь безвольные руки подобно большой тряпичной кукле. Над трупом склонилась женщина в незастегнутом халатике на голое тело, трясет вываливающимися грудями и производит дурацкие манипуляции, пологая, что делает искусственное дыхание. Георгий наблюдает эту картину со стороны потолка и хочет крикнуть женщине, пусть прекратит: его там уже нет! Но сделать этого не может. Он стал ДРУГИМ.
  Георгий обнаружил способность перемещаться в любом направлении, не затрачивая усилий, словно гонимая ветром пылинка. И при этом свободно проходить любые препятствия. Он вынырнул из квартиры, заскользил по крышам, вслед заходящему солнцу, упиваясь великолепной легкостью полета. Внизу мелькали дома, улицы, ночные фонари, вереницы машин, мигающие или желто бдящие светофоры. Навстречу волнами накатывали подкрашенные косыми солнечными лучами облака. Город закончился, начались лесопосадки, поля, дачные квадратики. Потом стало неуютно одному в сумеречном небе, и Георгий двинулся обратно. Темнело. Летун пронзал стены, заглядывал в залитые ярким светом залы ресторанов и затемненные, но цветастые помещения казино, мельтешащие разноцветными вспышками ночные клубы и мигающе-белые дискотеки. Повсюду были люди - его же никто не замечал. Георгий понял: тут ему не место.
   Возле дома, который недавно покинул, Георгий обнаружил машину-'труповозку' и санитаров выносящих из подъезда накрытое простынею тело. Его любимое тело!
  - Что, жалко? - услышал он сзади. Обернулся.
  Обращавшийся к нему - по виду мужчина лет пятидесяти - парил над землей всего в метре от Георгия.
  - Ты кто?
  - Я? - пожатие плечами. - Так, никто. Такой же неприкаянный, как ты. А третьего дня был человеком. Борис,- представился мужчина, - бывший предприниматель. Бизнесмен, короче.
  - Ты... умер? - спросил Георгий.
  Тут же спохватился:
   - Ну, да, конечно... Георгий. Очень приятно. А я, вот, только сегодня...
  - Вижу. Давай за мной.
  Георгию было все равно, и он последовал за новым знакомым, даже не поинтересовавшись, куда они направляются.
  - Отчего умер? - спросил Борис.
  - Сердце. У меня год назад был микроинфаркт, и вот опять,... - Георгий вздохнул.- Я, понимаешь,... сексом занимался,... когда это случилось.
  Георгию было не то чтоб стыдно, - в его теперешнем состоянии нет места таким понятиям, - а, как-то, несподручно. Хотелось поделиться с кем-нибудь свом несчастьем, но выглядеть более-менее пристойно.
  - С женой? - уточнил Борис.
  Георгий помялся. Как ни крути, ситуация довольно щекотливая. Его внезапная смерть должно быть сильно осложнила жизнь нескольким людям, прежде всего той женщине, да и своей репутации нанесен серьезный ущерб. Непоправимый. Хотя, все это осталось там, в мире живых. Теперь он другой. Он не может лгать. Просто не может и все.
  - Нет, - сообщил Георгий,- с чужой женой.
  - Плохо, - констатировал Борис. Несколько минут летели над городом молча.
  - А с тобой что случилось, Борис?
  - Со мной-то? Автомобильная авария... По-дурацки получилось. Дернуло за руль сесть! Отвык совсем - личный шофер у меня... А тут выпивши, и со своей поругался... - Борис махнул рукой и не разговаривал уже до конца пути.
  Они прибыли на крышу высотного здания в районе новостроек на юго-западе города. Там уже находились несколько неприкаянных душ, которые или плавно парили в воздухе, или расположились прямо на бетонной поверхности. Никто не обратил внимания на вновь прибывших. Борис выбрал место возле вентиляционной трубы, где обретались уже трое. Георгий опустился рядом с ним на крышу, огляделся. Справа от него сидел в позе индийского йога субъект кавказской наружности, бородатый, с бритой головой - прямо-таки иллюстрация к телерепортажу о террористах. Напротив полулежало существо, при жизни бывшее девушкой не старше семнадцати лет с бесконечно огромными, исполненными неземной печали глазами. Тут же обходил трубу, словно не находя места, худой жилистый тип неопределенного возраста.
  - Леонид, - указав на него, сказал Борис.- Был криминальным авторитетом, вором в законе, а умер жалкой смертью - от СПИДа, в тюремной больнице. Правда, там до конца думали, что пневмония.
  Бывший 'авторитет' приблизился к ним. Присел.
  - Суки позорные, - ни к кому конкретно не обращаясь, прохрипел Леонид.
  - А говорят - горбатого могила исправляет! - наигранно-весело воскликнул Борис. - Тебя, Леонид, похоже, не исправила. Симптомы СПИДа у тебя по-прежнему налицо, как и замашки урки. И чего ты все маешься? Что тебе неймется? Никак смириться не можешь, что не погиб, подобающей вору смертью, во время очередной разборки, а сдох, как шелудивая собака?
  Леонид не ответил, только тяжело вздохнул.
  - Вот Рамазан,- продолжил Борис, кивая в сторону кавказца, - умер, как и положено джигиту джихада: за идеалы ислама, за веру... - застрелили спецназовцы.
  - Каждый мусульманин, погибший на войне с неверными, сразу оказывается в раю! - воскликнул Рамазан, и тут же добавил, печально.- Так я думал.
  Молодых одалисок и фонтанов, действительно, не просматривалось.
  - Вас, дураков, обманывали, - жестко произнес бывший предприниматель. - Ты устраивал взрывы, убивал ни в чем не повинных людей. Теперь, вместо рая, придется тебе отправляться прямиком в ад!
  - Я никого не убил!
  - Думаешь, зачтется? Ты был с ними, ты - соучастник. А это,- Борис указал на печальную девушку, - Лидия. Совершила самый тяжкий грех - суицид. Выбросилась с двенадцатого этажа, из своей квартиры. Каково, а? Ей жить бы, да жить.... Все мы - грешники неприкаянные. Для всех дорога в рай закрыта.
  - Борис, - заинтересовался Георгий, - Откуда ты точно знаешь, что мы не попадем в рай?
  - Батенька мой! - схватился за голову Борис. - Это же все знают! Хотя, ты еще новичок.... Ну, ладно, просвещу тебя. Ты был при жизни атеистом?
  Георгий кивнул неуверенно:
  - Вообще-то я крещеный,... христианин... Но,... не верил в загробную жизнь, пока не убедился лично.
  - Общая беда. Синдром апостола Фомы - не поверю, пока не проверю! - с издевкой произнес бизнесмен. - И я, грешный, не верил... Зато теперь знаю - рай есть! Не только для праведников - таких вообще не бывает. Но..., как бы объяснить... Во-первых, в раю есть несколько отделений: для мусульман - с пышными гуриями, такое, для христиан - свое, ну... и так далее. Ад тоже имеется, правда не такой, каким мы его привыкли представлять: с огнем и вечно горящими грешниками... Чепуха конечно. Как можем мы, бесплотные, гореть в огне! Настоящий ад, он ближе представлениям древних греков: царство Аида - там нет ни света, ни радости, а только вечное забвение. Ад и есть - место забвения.
  - Тогда, как же рай!? - воскликнул Георгий. - Зачем им там гурии, ведь они бесплотные!?
  - Для духовного общения, - объяснил Борис. - Рай, голубчик ты мой, не совсем то, что мы думали. Собственно говоря, здесь присутствует, если можно так выразиться, терминологическая путаница: одним и тем же словом называют и некогда существовавший на земле Эдемский сад и теперешнее место временного пребывания Спасенных.
  'Чего он витийствует? - размышлял Георгий.- Неужели трудно объяснить без этих словесных выкрутасов? Удивительно, оказывается и после смерти некоторых не оставляет мелкое тщеславие, стремление произвести впечатление на собеседника'.
  Бизнесмен-краснобай, тем временем, продолжил:
  - Все, кто спасется, будут пребывать в нынешнем 'раю' до той поры пока Создатель не восстановит на земле истинный Рай! Те же, кто попадет в Ад, лишаются надежды на Спасение. И всех нас,- он обвел руками, - увы, ожидает та же участь.
  По крыше гулял ветер. Звезды, словно далекие фонари, тускло светили в прогалинах между облаками. С дюжину неприкаянных душ изнывали от страха перед грядущим, пребывая на кровле недавно построенного, но незаселенного дома. Почему выбрано такое странное место в качестве последнего приюта? Никто не смог бы ответить на этот вопрос вразумительно. Как объяснил Борис Георгию - их участь должна была решиться в период между девятым и сороковым днями после смерти. Только теперь ему стал понятен смысл обряда поминовения усопших на девятый и сороковой дни. Георгий, желая побыть в одиночестве, уселся на краю крыши, свесив ноги, но уединение нарушила Лидия, бесцеремонно пристроившись рядом.
  - Тебя как зовут? - спросила она.
  - Жора, - ответил горе-любовник. - А ты - Лидия?
  - Да. Умер сегодня?
  Георгий кивнул. Лидия поинтересовалась причиной его смерти - пришлось рассказать, хотя ему было очень неловко перед девушкой.
  - А я руки на себя наложила,- горестно поведала Лидия. - Узнала случайно: я не родная дочь, подкидыш. Да еще с парнем своим поссорилась, вот и... Дура набитая, да?
  - Я тебе не судья,- ответил Георгий. Некоторое время они молчали, затем Георгий спросил:
  - Лидия, откуда Борис все знает? Про рай и ад?
  - Проныра он. При жизни большущими деньгами ворочал, ну и остался пронырой после смерти. Всех расспрашивает, вынюхивает - собирает информацию.
  - Для чего?
  - Хочет в рай попасть. Каким-нибудь хитрым путем.
  Георгий задумался.
  - Вряд ли у него что-то получится. Похоже, мы за наши грехи в ад попадем.
   Лидия всхлипнула.
  - Я не хочу в ад! - вырвалось у Георгия.
  Девушка наклонилась и прошептала ему на ухо:
  - Я кажется знаю, кто может нам помочь!
  - Кто?
  - Проводник.
  Георгий недоверчиво посмотрел на Лидию.
  - Кто такой Проводник?
  - Точно не знаю.... Но слышала, что он помогает некоторым..., может провести в рай.
  'Сказки,- подумал Георгий. - Они, хоть и бывшие, но люди. И им присущи чисто человеческие слабости, в том числе вера в личность, способную решить любую проблему. Это не удивительно - когда не остается надежды, люди уповают на мифические силы...'. В слух он спросил:
  - А где мы его найдем, этого Проводника?
  - Может быть, Борис что-то знает? Только,... он не скажет. Борис просто так ничего делать не будет.
  Лидия наморщила лоб. Опять зашептала в ухо Георгия:
  - Нужно как-то заинтересовать Бориса! Ты скажи, что тебе известно кое-что о Проводнике, может он клюнет!
  - Как же я ему это скажу, ведь я не могу говорить неправду.
  - Тебе и не придется обманывать! Я расскажу все, что знаю - ты будешь владеть информацией, нужной Борису.
  - А почему ты сама с ним не потолкуешь?
  -Потому что он запросто обведет меня вокруг пальца - выудит все и... привет! Я слабая, доверчивая девушка, а ты мужчина, как-никак...
  
  * * *
  
  Лунный свет подчеркивал призрачность существ, собравшихся на крыше. 'Мы нематериальны,- размышлял Георгий, - живые не могут нас видеть. Но мы можем общаться друг с другом. Мы - подобие компьютерных программ. Нет, не самих программ, а геймовских героев. Те тоже живут своей виртуальной жизнью; дружат, воюют друг с другом; но их существование эфемерно, для живых они присутствуют лишь в воображении. Быть может и мы - чья-то фантазия? Нет, нет... 'Мыслю, следовательно, существую!' Декарт, кажется... Мое сознание сейчас отделено от тела, но оно 'живое'... Фу, ты... Совсем запутался'.
  Фигура Бориса почти слилась с трубой, чернеющей на фоне неба. Предприниматель сидел в позе роденовского 'Мыслителя', подперев рукой подбородок. Георгий опустился рядом.
  - Борис, расскажи, как происходит отбор... Ну, кого в рай, кого в ад. Что-то вроде суда?
  - Скоро сам все узнаешь, на собственном опыте,- буркнул Борис. - Не знаю досконально.... В общих чертах это выглядит так. Для нас, умерших, существуют особые пункты, вроде таможен. Кажется, их называют 'мытарствами'. Падшие Ангелы - Демоны исполняют там роль мытарей-таможенников...
  - Мытари - сборщики налогов, - возразил Георгий.
  - Хм, знаток,- недовольно бросил предприниматель. - Правильно. Вот они и собирают налоги - в виде душ грешников и отправляют их в ад.
  - Я думал ОН сам решает, кого куда направить.
  - Думал, думал! Мало ли, кто чего думал.
  - И что, никак нельзя обойти эти 'мытарства'?
  Борис пристально посмотрел ему в глаза.
  - Темнишь чего-то, Жорж. Не пойму - куда клонишь?! Говори прямо!
  'У него хитростью ничего не добьешься',- подумал Георгий, и решил спросить напрямик:
  - Ты слышал о Проводнике?
  Борис, похоже, ожидал именно этого вопроса.
  - А ты откуда о нем знаешь? От Лидии?
  Проницательность Бориса поражала. Георгий понял - с ним нужно играть в открытую.
  - Лидия сказала, что Проводник как-то связан с компьютерами.
  - Чепуха,- отмахнулся Борис.- Какие компьютеры! Они появились совсем недавно, а проводники были всегда...- Он осекся и замолчал, очевидно, поняв, что проговорился.
  - Борис, - насел на него Георгий, - ты что-то знаешь! Поделись, вместе нам легче будет найти Проводника!
  Некоторое время предприниматель молчал - видимо колебался.
  - Хорошо, но сначала расскажи, что тебе наболтала девчонка.
  Георгию понадобилось немного времени, чтобы передать информацию, полученную от Лидии. По ее словам выходило, что Проводник - это один из умерших, но каким-то образом задержавшийся на Земле, что он якобы способен проникать в компьютерные сети и,... вот, собственно, и все. Борис с явным скепсисом прокомментировал услышанное:
  - В 19 веке, когда в моде было электричество, Проводника объявили бы гуляющим в электропроводке. В начале 20-го он, пожалуй, был бы привязан к радиоволнам, а сейчас, разумеется - компьютеры и Интернет! Я вообще не уверен в существовании Проводника. Возможно, это просто миф.
  - Ты же сказал, что проводники были всегда!
  - Я имел в виду, что слухи о них имеют древнее происхождение. Интересовался в свое время вопросами о загробной жизни, литературу читал... Ты, кстати, кто по специальности?
  - Геолог.
  - Понятно. Физику только в школе изучал?
  - В основном, да. В университете, правда, был краткий курс... А к чему это ты?
  Борис продолжил:
  - К тому, что я электронщик в прошлом. Бизнес начинал с поставок программного обеспечения на персоналки, так что в компьютерах разбираюсь получше,... впрочем, это не важно. Давай попробуем найти вашего Проводника - все же шанс, какой-никакой. Значит так...
  
  * * *
  
  Это был обычный кабинет врача: выбеленные стены, стандартная мебель, специфический лекарственный запах. Под стать помещению и его хозяин - мужчина в мятом белом халате с медицинским молоточком в руках. Перед врачом сидел парень лет двадцати пяти, очень худой, прямо-таки изможденный: видимо хлебнул лиха. На столе у врача лежала раскрытая медицинская карта, исписанная корявым, как у всякого нормального доктора, почерком.
  '...не реагирует. В окружающей обстановке ориентируется с трудом. Не может назвать своего имени, места и даты рождения, места проживания, профессии. Не помнит, что с ним произошло. По словам больного, он 'очнулся' три дня назад в зале ожидания вокзала, и не мог понять, кто он и как оказался там. На него обратили внимание сотрудники милиции и доставили сначала в отделение, а затем в приемный покой городской психиатрической больницы...'.
  Георгий и Борис уже несколько минут находились в кабинете, наблюдая как врач несложными манипуляциями пытается ввести пациента в состояние гипнотического транса.
  - Идеальный случай. Другого такого не представиться,- наставлял предприниматель Георгия. - Как только он заснет, сразу влезай в его тело! Сознание парня заблокировано. Шоком, должно быть. Сразу же начинай 'обживаться' в новой оболочке: делай дыхательные движения в такт его дыхания, ощути биение сердца, смотри его глазами и слушай! Главное - слушай! Как только начнешь слышать его ушами - значит, ты подменил сознание и можешь управлять его телом. Долго ты там не продержишься, максимум пять - десять минут. На первый раз достаточно. Врач будет, наверное, задавать вопросы - отвечай, не раздумывая все, что взбредет в голову. Они это спишут на невменяемое состояние парня.
  В психиатрическую клинику их привели поиски Проводника. Борис выдвинул свою теорию, согласно которой Проводник для пребывания на земле пользуется телами людей, чье сознание по какой-либо причине 'отключено'. При этом, полагал Борис, он вряд ли выберет человека, прикованного к постели, скажем, находящегося в коме. Уже здесь, в больнице, ему пришла в голову идея самим попробовать проделать то же самое. Георгий, по замыслу предпринимателя, должен был 'влезть' в тело потерявшего память парня, а сам Борис, 'снаружи' будет давать ему указания.
  - Он заснул! - командным голосом произнес Борис. - Давай!
  'Начальник долбанный, - раздраженно подумал Георгий. - В войнушку решил поиграть - первый пошел, второй пошел. Сам бы и влезал в шкуру этого беспамятного! Так нет - ему командовать надо, снаружи!'. Препираться было некогда, и он скользнул прямо в неподвижно сидящего на стуле человека.
  Темно. И как-то тесно, что ли. Дыши! Попади в ритм его дыхания! Смотри, слушай.... Кажется, получается!
  Сначала он увидел свет сквозь полуприкрытые веки. Открыл глаза полностью и встретился взглядом с доктором.
  - Как вас зовут?
  Он слышит! Получилось! Нужно отвечать.
  - Борис.- Георгий назвал первое пришедшее на ум имя.
  - Борис? Вас зовут Борис?
  - Не помню.
  - Где вы живете?
  - Не помню.
  - Жорж, - услышал он откуда-то со стороны. Это Борис. - У тебя получилось! Не напрягайся, не волнуйся, говори ему все что попало...
  Врач продолжал задавать вопросы. Георгий отвечал, большей частью невпопад, но это не имело значения - что возьмешь с потерявшего память. Ему было неуютно в чужой оболочке, словно в одежде не по размеру. Чужое сознание присутствовало где-то рядом, закутанное непроницаемым покровом - результат перенесенного человеком несчастья. Георгий ощущал себя захватчиком, незаконно вторгшимся на чужую территорию. Зачем они это затеяли!? Убираться нужно отсюда...
  Доктор, видимо убедившись, что толку от больного не добьется, прекратил опрос и вывел парня из транса. Георгий ощутил как бы толчок - человек пробудился. Но сознание парня оставалось угнетенным, запертым в плотную 'скорлупу'. Георгий по-прежнему контролировал тело несчастного.
  - Георг,- подал голос Борис, - не торопись, попробуй продержаться в нем еще минут пять.
  'Зачем? Бедняге и так досталось, - Георгию было жаль парня. - Может попробовать помочь ему? Как-нибудь 'расколоть скорлупу', освободить сознание...'.
  В кабинет заглянула молоденькая сестричка и прощебетала:
  - Виктор Николаевич, вас вызывает к себе Главный.
  - У меня больной, - раздраженно ответил доктор. И тут же добавил: - Хорошо, сейчас приду.
  Он убрал со стола все бумаги, сложил в ящик и запер на ключ. Окинул быстрым взглядом кабинет, сказал пациенту:
  - Посидите пока здесь.
  Врач вышел, щелкнув дверным замком.
  - Жорж! Не покидай его! - крикнул Борис. - Попробуй двигать руками.
  - Зачем?
  - Делай, что тебе говорят!!
  Георгий подчинился. Попробовал поднять одну руку, другую - получилось.
  - Вставай!
  Он медленно поднялся со стула, осторожно повернулся - тело его слушалось!
  - Компьютер! Включи компьютер!
  На столе врача находился старенький 'писюк' с пятнадцатидюймовым монитором.
  - Борис, зачем!? Сейчас врач вернется!
  - Успеешь. Такой шанс! Комп у них явно к локальной сети подключен. Найдем их базу данных.
  Комп 'разогревался' медленно, садистски испытывая терпение двух неприкаянных. Высветилась заставка рабочего стола.
  - Жми крайнюю иконку в верхнем ряду, - скомандовал Борис.
  Георгий, не раздумывая, выполнял его указания. Борис ориентировался в компьютере, как в своем собственном. Открывались 'папки' с различными списками. Борис мгновенно просматривал их и командовал:
  - Не то! Дальше!
  На одном списке он задержался. Георгий действовал как автомат, щелкая кнопками мыши.
  - Кликни левой!
  Георгий жал на левую кнопку.
  - Крути колесико! Стоп! Дальше! Еще! Стоп! Еще!
  Список казался бесконечным. Как можно выловить в этом море нужные им сведения? Бориса, похоже, это не смущало. Он задерживался на каждом столбце считанные секунды и командовал:
  - Дальше!
  Вдруг он крикнул:
  - Все! Выключай! Быстро на место!
  Георгий выполнил команду, вернулся на стул, и в ту же секунду вылетел стрелой из чужого тела на волю. Уже со стороны он увидел - 'писюк' не торопится отключаться, а ручка двери медленно поворачивается и... Комп погас за мгновение до того как в кабинет вошел врач. Они успели!
  
  * * *
  - Как ты думаешь, ему можно помочь?
  - Кому?
  - Тому парню, который память потерял.
  Борис усмехнулся.
  - Тебе своих забот мало? О деле думай!
  Они 'прогуливались' по скверу - скользили, не спеша, по воздуху над цветочными клумбами. Идея Бориса - 'побыть на природе'.
  - Жалко человека,- виновато ответил Георгий. - Мне кажется, я мог бы...
  - Давай все бросим и займемся благотворительностью! Милый мой! Забыл, что они живые, а ты умер? И не пытайся соваться в их дела - ничего хорошего из этого не выйдет.
  - Ладно.
  - Без ладно прохладно! - проворчал Борис.- Теперь о деле. Я запомнил данные на пять человек, возможно среди них отыщется тот, кто нам нужен. Удивляешься? У меня, братец ты мой, память фотографическая, мог бы в разведке работать... Ну, так вот. Четверо находятся в Москве, в институте Сербского, а один здесь. Предлагаю разделиться: я отправлюсь в столицу, попробую там разузнать, что и как, а ты займешься местным клиентом. Годится? Запоминай данные на 'клиента': возраст около 30, выше среднего роста, темноволосый, темноглазый, отзывается на имя Виктор, о себе не помнит ничего. Устойчивая амнезия - более трех лет... Удобное 'убежище' для Проводника. Сразу на контакт с ним не иди. Понаблюдай. И, вообще, без самодеятельности, пожалуйста.
  Георгий досадливо поморщился. Этот краснобай на самом деле вообразил себя начальником. Борис еще долго инструктировал его, словно шпиона готовил к заброске в чужую страну. Пожелал удачи.
  - Давай Георг, не подкачай. Я отправляюсь в Москву, жди новостей.
  - До столицы своим ходом доберешься?
  - Не, так долго. Полечу рейсовым самолетом, с комфортом, ха-ха! Удобство нашего нынешнего состояния - можно любым транспортом пользоваться, и никаких билетов не требуется.
  Георгий отправился в больницу. 'Психушка' напоминала тюрьму: трехметровый забор, охранник у входа, решетки на окнах и забита 'под завязку'. Георгий и вообразить не мог, сколько в их городе душевнобольных. Молодые и пожилые, мужчины и женщины, тихие и буйные... Попробуй отыщи среди них нужного!
  Он 'прошелся' по палатам. Увидел давешнего беспамятного парня. Тот сидел на койке, зажав голову в ладони. Георгий вновь испытал острую жалость к бедняге, но, памятуя о предупреждении Бориса, не стал задерживаться, продолжил поиски. Темноглазый брюнет, под метр девяносто ростом, на вид лет тридцати обнаружился в одноместной палате, стоящим у окна. Резко обернулся, когда Георгий 'вплыл' в комнату. Человек не мог видеть бесплотную душу, но тот, похоже, увидел. В его глазах отразилось удивление, а затем... радость!
  - Гошка!? Ты!
  Георгий молчал, растерянный. Откуда он его знает?!
  - Это же я - Эрик.
  - Эрик? Какой Эрик?
  - Какой-какой... Кудимов!
  Что за чертовщина! Эрик погиб в,... в общем, года четыре тому... Да и не похож этот на него совсем.
  - Не смотри ты так... Сейчас.
  Человек лег на койку и закрыл глаза. Перед изумленным Георгием из его тела появился Кудимов, его покойный приятель. Собственной персоной. Нисколько не изменившийся..., ах да, разве мог он измениться, будучи бесплотным!
  - И ты, Брут,- горестно промолвил Эрик. - Как же так, а? Ведь тебе еще пятидесяти нет.
  - Дурной пример, - ответил Георгий. - Помнишь, ты говорил, про 'настоящих' мужиков. Видать, мы с тобой настоящие! Ты от пули умер, а я,... стыдно сказать, на бабе.
  - Иди ты! От, это да! Я же так... для красного словца. Не горюй! Достойная смерть.
  - Ты считаешь? Мне теперь в ад...
  - Хм. Может еще обойдется. А, чего тебе в больнице понадобилось?
  - А тебе?
  Эрик молчал. Все это вдруг показалось Георгию жутко подозрительным. Почему его приятель здесь, а не... в раю или аду. Прячется в теле потерявшего память... Значит,... значит, он и есть Проводник?!
  - Эрик, ты ведь умер... года четыре назад!
  - Слушай старик, давай начистоту! Чего ты здесь искал? Вернее, кого?
  - Хорошо. Давай. Только ответь - ты Проводник?
  - Значит, ищешь Проводника? - Приятель криво ухмыльнулся.- Тогда ты попал по адресу. Я - Проводник! Теперь колись старина, как на меня вышел.
  Георгий подробно рассказал об их, с Борисом, поисках. Эрик нахмурился
  - Как, говоришь, зовут твоего предпринимателя? Борис?... В Москву, значит, подался, в институт Сербского? Ну, ну...
  - Эрик, твоя очередь.
  - Да,- рассеяно произнес приятель. - Знаешь, странно все это. Наша встреча.... Так, о чем ты спрашивал? Как я стал проводником? Расскажу. Когда получил пулю и оказался 'по эту сторону', то понял: я готовый для ада объект. Нагрешил,... ну ты знаешь! Раскаиваться поздно - готовлюсь проходить 'мытарства'. Ты в курсе? Там демоны, что твоя таможня. Почему демоны? Все просто, старик. Этим миром правит Зло, ну, или как мы это называем - Дьявол. Он и есть воплощенное зло. Но он не один, их сонмища! Они всюду! Их цель - лишить надежды на Спасение как можно большее число людей. Вот и я, в ту пору, вижу - плохи мои дела. И быть бы мне в вечном забвении, если б не Проводник. Я тогда сторонился всех, искал уединения. Встретил Его. 'Ты кто по профессии?', - спрашивает. 'Вообще-то геолог, - отвечаю, - но в душе - поэт, автор нескольких песен, одной книги стихов и все такое....'. Он обрадовался. 'Мой клиент, - говорит. - Я, было дело, провел в рай Владимира Высоцкого, а еще раньше - Есенина!'. Проводник, как и всякий, нарушающий таможенные правила рискует страшно, только в 'мытарстве', в отличие от земной таможни, с демоном не договоришься, взяткой не откупишься.... В тот раз обошлось. Но он продолжал,... у нас это называется Странствования. Почти все, особенно в первые годы пребывания Там, время от времени посещают Землю: тянет на родных поглядеть, да и так.... С очередной 'ходки' он не вернулся. Теперь Проводник - я.
  - Демоны тебя пропускают? А как же твои грехи?
  - Для них я 'чистый' - обитатель рая, все старые прегрешения списаны. Вот если с 'контрабандой' попадусь, то.... Слушай, Гош, ты где сейчас обитаешь?
  Георгий объяснил.
  - Значит так. Возвращайся на крышу и сообщи своим: есть надежда пройти 'мытарства'. Давай, отправляйся, а я здесь кое-какие дела закончу.
  
  * * *
  Прибежище грешников выглядело 'обезлюдевшим'. Георгий застал на крыше лишь двоих неприкаянных.
  - Где остальные?- спросил он бывшего уркагана.
  - Поплыли голуби, как дерьмо в проруби, - угрюмо пошутил Леонид. - Срока у них вышли. В 'мытарстве' теперь чалятся.
  'Ни какой он не вор в законе, - подумал Георгий, - выражается как дешевый блатняшка'. Лидия улыбнулась приветливо и жалобно.
  - На девятый день все уходят в 'мытарства', - перевела она с блатного на 'человеческий' язык. - Ты нашел Его?
  - Нашел! Теперь у нас есть надежда.
  Лидия просияла, а Леонид постарался изобразить на лице полнейшее безразличие: мне, типа, до фени, где срок мотать, однако навострил уши, не пропуская ни одного слова. Георгий кратко объяснил, что к чему.
  К вечеру появился Эрик. Подал Георгию знак: его не 'раскрывать'. Отозвал приятеля в сторону.
  - Гоша, у нас проблемы! Ваш так называемый бизнесмен Борис - агент демонов.
  Изумлению Георгия не было предела.
  - Удивляешься? - продолжил Эрик. - Я сразу это понял, как только услышал про Москву. Старик, наивная ты душа - не могут умершие разгуливать, где вздумается! Привязаны к пункту последнего упокоения. Ты сам пробовал покинуть город? Ну, и как?
  Георгий кивнул, соглашаясь; вспомнил странное чувство одиночества, возникшее во время полета над пригородом. Оказывается - это город не отпускал его. Значит, Борис солгал! Значит он не из числа неприкаянных! Вот гад!
  - Что же теперь делать!?
  - Не паникуй! Придумаем, как его нейтрализовать. Для начала сделаем так...
  
  * * *
  
  Совещание происходило глубокой ночью, что, впрочем, не имело ни какого значения: удел неприкаянных - постоянное бодрствование. Пестрая подобралась компания: бизнесмен, ворюга, сентиментальная девушка, поэт и горе-любовник. Слово держал Проводник.
  - Все мы попадем в 'мытарство' в разные сроки. Это даже лучше - меньше подозрений вызовем. Времени там будет достаточно: с девятого по сороковой дни. В 'мытарстве', как на пограничном переходе Чоп в начале девяностых - вавилонское столпотворение - грешников набивается, что сельдей в бочке. Очередь больше, чем за водкой при Горбачеве. Так вот. Вести себя спокойно, не дергаться, стараться не привлекать внимания. Не пытаться самим что-либо предпринимать. Ждать моих указаний. Все. Вопросы? ...
  Первым ушел в 'мытарство' Леонид, через три дня Лидия, сразу за ней - Борис. Эрик, оставшись тет-а-тет с Георгием, сказал:
  - Извини старик, не могу раскрыть тебе всех деталей - специфика работы Проводника. В двух словах. У демонов на каждого жителя нашей планеты заведен специальный кондуит - нечто вроде досье. Все, совершенное при жизни, зафиксировано. Думаю излишне объяснять: если грехи превышают определенную планку, человек автоматически становится 'не выездным'. Демоны, занимаясь очередным клиентом, смотрят его досье и выносят решение: пропустить или задержать. Весь фокус в том, что я забираю часть твоих грехов на себя. Демоны не вникают, если сходится общий баланс. Сначала пойдешь ты, с 'облегченным' кондуитом; я - за тобой. Несколько твоих провинностей, занесенных в мое досье, лимит не перекроют, и они не станут интересоваться, когда я успел нагрешить. Теперь о Борисе...
  - Подожди, Эрик! Как же Лидия? Ее грехи ты не сможешь взять на себя - будет явный перебор!
  - Лидию я бы не смог провести в любом случае. Самоубийство перевешивает всё.
  - Зачем же ты ее обнадежил!? И Леонида?
  - Блатняка пожалел? - Тон Эрика стал жестким.- Гоша, я рискую. Ты знаешь чем. Ради тебя - готов. Не только потому, что мы приятели. Ты не настолько плох, чтобы отправляться в ад. Но, помогать преступнику - извини! Девчонку жалко. Тут уж ничего не поделаешь. Зачем я их посвятил в свои планы? Чтобы запутать Бориса! Его цель не просто выявить Проводника, а разобраться в 'механизме', понять, как я это делаю. Вот что я придумал. Сначала у нас идут Леонид и Лидия. Их задерживают. Как в этом случае поведет себя Борис? Он-то не знает: блатной и девчонка попались, потому что у меня 'не сработало' или я сделал это специально. Раскрываться он не станет, будет ждать моих 'инструкций'. Не беспокойся, тут я сумею запудрить ему мозги. Борис решает, что дело сделано, но полной уверенности у него нет. Что он предпримет? Скорее всего, продолжит играть роль грешника .... Вот так. А дальше? Увидишь.
  
  * * *
  
  'Мытарство', в представлениях Георгия, не походило, разумеется, на таможенный терминал Шереметьего-2 или ему подобный, но увиденное потрясало. Невероятных размеров зал со сводчатым потолком и узкими стрельчатыми окнами, из которых в помещение проникали лучи мертвенно-белого, как на картинах Иеронима Босха, света, вместил несколько тысяч ожидающих очереди душ. Зал оканчивался массивными двустворчатыми дверями - настоящими Вратами в Неизвестность. Неприкаянные по одному входили туда. Что ждало их?
  Георгий стоял, прижавшись к стене, подавленный мрачной обстановкой. Занятый тревожными мыслями, он не заметил, как подошла Лидия.
  - Жора, наконец-то!
  Голос девушки вывел его из оцепенения. Лидия изо всех сил старалась выглядеть спокойной, но выходило у нее плохо.
  - Я извелась тут! Когда же это все закончится!? Как ты думаешь, у нас получится? Мы пройдем?
  Георгий опустил глаза. Маленькая дурочка! Кому ты нужна? Кто заберет твой тяжкий грех? Скверно ощущать себя предателем....
  Эрик смотрелся молодцом. Привык, должно быть.
  - Гошка, не волнуйся. Все будет тип-топ!
  Похлопал приятеля по плечу.
  - Бориса не видел? Хорошо бы нам не выпускать его из поля зрения. Пойду!
  Деловым стал Эрик. Не узнать. Профессионал. Проводник!
  Борис тоже не выглядел озабоченным. Сдержанно поприветствовал Георгия и скрылся в дальнем углу зала. Георгий не стал выслеживать его - заметит, все поймет, сорвет им 'операцию'.
  Не сможет, гад! Назло ему пройду! Всё путем будет.... Всё? А девчонка? Как хреново....
  Он разыскал Эрика.
  - Слушай, неужели ничего нельзя сделать?
  - Ты о чем, старик?
  - О Лидии.
  - Гоша, тебе не кажется, что влюбленный в бесплотную тень, выглядит... э-э, не умно? Особенно перед лицом Вечности! Впрочем, ты и при жизни был, в сущности, донкихотом. Не майся дурью!
  - При чем здесь любовь... - Георгий замялся. - Понимаешь..., я не могу так! Непорядочно это! Вечно терзаться потом.... Перекинь ее грех на меня!
  Лицо Эрика закаменело.
  - Не шути такими вещами, Георгий! Еще раз заикнешься на эту тему - я так и сделаю! И еще: в раю, старик, все счастливы. Такого понятия, как 'терзания' там просто нет.
  Они провожали Леонида. Обошлось, конечно, без объятий и напутствий. Даже стояли все в разных местах зала. Леонид прошел к дверям, не глядя по сторонам. Растерянный. Виноватый. Бравада слетела с него, как шелуха - здесь Высший суд, и срок дадут... вечный! Перед дверями оглянулся, поискал глазами 'своих', не нашел в толпе, махнул, неопределенно, рукой. Все!
  Когда уходила Лидия, сердце Георгия сжалось в комок. Он отвернулся - не смог смотреть ей в лицо.
  Борис шел уверенно, с игривой улыбкой на губах. Не боится, паразит! А чего ему бояться-то!? Проходя мимо Георгия, кивнул. Без ехидства, без злобы посмотрел в глаза и, опять улыбнулся. По-доброму.
  Георгия проводил до дверей Эрик. Не побоялся навлечь на себя подозрение. Настоящий друг!
  - Кланяйся от меня Борису! И девчонке с ворюгой!
  Георгий смотрел на него, не понимая.
  - Прости, старик. Я против тебя ничего не имел. Работа такая....
  Как же так! Эрик. Друг. Сколько выпито вместе, какие велись задушевные беседы.... Не Борис, а он оказался тем самым агентом! И ничего уже не поправить. Поздно!
  
  * * *
  Тук, тук, тук... Похоже на стук метронома. Скрытое от взора устройство отсчитывало... Что? Здесь у времени иной масштаб. Он, бывший когда-то человеком, мужчиной по имени Георгий, любивший женщин и любимый ими, сейчас просто ничтожная песчинка, нет, молекула, даже атом, в общем, элементарная частица, перед лицом Вечности. Он пребывал в помещении без окон - мрачном склепе, напоминающем средневековые камеры пыток. Не телесные мучения, как в обычном застенке, предстояли ему, но душевные муки. Решалась его участь. А, впрочем, все предрешено: он - грешник, попавшийся на неудачной попытке проникнуть в Рай, преступник, которому может быть вынесен только один приговор - Вечное Забвение. Где-то рядом ждали своего часа Борис и Лидия, а Леонид, вроде бы, уже отправился 'по этапу'.
  Тяжелая дверь отворилась бесшумно. На пороге стоял Эрик. Доволен, наверное, сволочь, разоблачил 'контру', пришел теперь поиздеваться...
  - Гоша, не держи на меня зла.
  - Иуда!
  Эрик покачал головой.
  - Дурак ты Гошка. Считаешь меня предателем? Ну и зря. Я же говорил, это моя работа, разоблачать Проводников. Во всем должен быть порядок. Они его нарушают. Пытаются нарушить...
  - Слушай, - перебил бывшего приятеля Георгий, - а как ты вообще попал на такую работенку? Заложил того, кто провел тебя в Рай?
  Эрик поморщился, но продолжил спокойно:
  - Нет, ты не дурак. Беру слова обратно. Ладно, раз уж ты такой сообразительный, обойдемся без вступления... Меньше слов - больше дела. Я к тебе с деловым предложением. Будешь работать на НАС? - Кудимов выделил интонацией последнее слово.
  - На ВАС? Понятно... А на каких условиях? Мне нужно сдать Бориса, так что ли?
  Кудимов, неожиданно, разразился звонким детским смехом, так хорошо знакомым Георгию. В бытность молодым, симпатичным, донжуанистым мужчиной, сердцеед Эрик, гроза провинциальных Джульетт, умел разоружить своим заразительным хохотом самую неприступную, подозрительную, убежденную, что 'все мужики - кобели' и что 'у них одно на уме', недотрогу.
  - Нет, Гошка, ты неисправим! То ворюгу ему, видите ли, жалко, то дуреху, сиганувшую из окна..., теперь этого... проныру. Очнись старик! Ты больше НЕ ЧЕЛОВЕК, понимаешь! Тут ДРУГОЙ мир! 'Благородство', 'честность', 'предательство'... Здесь нет места этим понятиям! Ты не можешь никого ни предать, ни выдать, как и спасти не сможешь, изображая святость. Кстати, насчет Бориса не беспокойся: от тебя не требуется никаких 'разоблачений', выкинь, вообще, его из головы... Теперь о деле. Мне нужен толковый помощник. Здесь ты получишь отсрочку... 'исполнения приговора'. Более того, МЫ можем вернуть тебя на Землю. На время.
  - Как, я воскресну!!
  Эрик ухмыльнулся и буркнул:
  - Тоже мне, Мессия нашелся... Нет старик, ЭТО не в нашей компетенции.
  - А, понял. Я должен буду занять чужое тело?
  - Не обязательно, можешь и свое. Удивлен? Попробую объяснить. Мы можем отправить тебя в относительно недалекое прошлое. В так называемую 'точку бифуркации'; слыхал про такую, нет? Говоря по-простому, это когда человек как 'Витязь на распутье': направо пойдешь - коня потеряешь, налево... не помню уже,... ну ты понял, да? Чаще всего люди и не подозревают, что находятся на этой точке и от того, какую они изберут 'дорогу' зависит их судьба. Вот ты, например, мог не поехать на хату к этой, своей, бл..ёшке и не спровоцировал бы сердечный приступ...
  - То есть, я могу все изменить? Не умереть!?
  - Эх, кабы так! Понимаешь, старик, от судьбы не уйдешь. Сколько тебе отпущено, столько и будешь... небо коптить. Да, ты можешь выбрать 'альтернативный вариант' и, тем самым отсрочить конец, но на очень короткое, по земным меркам, время. Ну, не умрешь ты от инфаркта, а попадешь, скажем, под машину...
  - Хорошенькая перспектива! Уж лучше инфаркт.
  - Ты думаешь? Впрочем, дело вкуса. Но я не понял: ты согласен?
  - Да, - вырвалось у Георгия,- только...
  - Молодец, - перебил приятеля Эрик. - Я знал, что ты согласишься, даже поручился за тебя...
  - Не пойму только, зачем ВАМ отправлять меня в прошлое. Ну, пробуду я там несколько часов, пока не попаду под трамвай... Не успею ведь сделать ничего.
  - Ошибаешься, друг мой! Время - очень относительное понятие. Для нас оно не такое, как для живых. Мы можем сжимать его или растягивать... Да, ты и сам, наверное, заметил. Но, это все детали. Главное - ты теперь НАШ!
  Георгий кивнул, соглашаясь. Поинтересовался:
  - Расписку не надо давать? Или клятву, какую?
  Эрик радостно осклабился:
  - Потом, дорогой. Формальности позже. Испытаем тебя в деле, сначала...
  
  * * *
   Опять светило солнце, дробясь в зеркальном окне на радужные осколки. Вино в двух высоких бокалах пламенело кроваво-красными сгустками. Женщина, сидящая напротив Георгия, положила правую руку ему на запястье. На безымянном пальце у нее блеснуло обручальное кольцо.
  - Поедем ко мне? - томно прошептала женщина.
  Георгий осторожно высвободил руку.
  - Сегодня не могу, извини...
  Он посмотрел на часы: где-то сейчас одна, в своей и, в то же время, чужой квартире, готовится свести счеты с жизнью семнадцатилетняя девушка. В его силах уберечь ее от рокового шага, открыть дорогу в Рай. И пусть провалится Кудимов ко всем чертям! Он должен найти ее. Он должен успеть...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"