Абанов: другие произведения.

Город Эйч

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А здесь я попробовал свое перо в стиле коротких новелл. Помогала писать сестра, возможен эдакий перепад стилей, впрочем не боги горшки обжигают. Новеллы объединены одним городом, городом в котором возможно все, этакий Вавилон, перекресток Вселенной. Надеюсь не слишком вычурно получилось. Ну... мы старались )


Сборник новелл

  

"ГОРОД Н"

Охота на Снарка

  
   Жара плавила мозги и сводила с ума. Одинокая собака, обалдевшая от жары , задрала ногу возле пожарного гидранта, высунула язык, выдавила из себя струйку мочи и поплелась к выходу из двора. Морж сидел возле подъезда в тени высокого платана, надвинув широкополую шляпу на глаза. Из подъезда выскочила девочка лет десяти и показала Моржу язык. К груди девочка прижимала большого плюшевого мишку с одним оторванным глазом, она перехватила его поудобнее и вприпрыжку поскакала дальше. Жара была ей нипочем. Ни ей, ни другим детям, носящимся по двору и занимающимися своими, детскими делами. Следом за девочкой из подъезда вышел маленький пузатый мужчина, он остановился, вытер платком потеющую лысину, натянул на нее смешную панамку и взглянул на Моржа. Морж промолчал. Человек поджал губы и зашагал в ту же сторону, что и девочка. Морж пожал плечами и отхлебнул немного из бутылки, которую он поставил возле своей ноги. Вкуса он не почувствовал, было слишком жарко для вкуса. Он поставил бутылку на место и задремал. Жара просто убивала его.
   Чуть позже во двор приехала полиция. Жара донимала всех, и поэтому воротники синей формы была расстегнуты, рукава закатаны, но, несмотря на это, подмышками у патрульных расплывались темные пятна.
   - Эй! - сказал тот, что повыше, обращаясь к задремавшему в тенечке Моржу: - Ты кто такой? Документы есть? - Морж в ответ только вяло пожал плечами - ну откуда у человека, присевшего выпить пива в тенечке в полдень, документы? Патрульный так же вяло махнул рукой - ему и самому не хотелось проверять документы, стоять тут, задавать вопросы, ведь ежу понятно, что человек, так расслабленно валяющийся в тени не может быть преступником. Может быть алкоголиком. А алкоголиков в полицейском участке хватало и без Моржа. Патрульный для порядка погрозил Моржу пальцем, указав на откупоренную бутылку пива - дескать, пьем посреди дня и не скрываем, что пиво, в ответ на это Морж тут же одним глотком прикончил ее, чтобы сразу ликвидировать предмет дискуссии. Патрульный только плюнул с досады.
   - Че мы сюда вообще приехали, а, Дэк? - спросил тот, что пониже, тщательно пережевывая жвачку: - А?
   - Рыжий сказал сюда приехать, вот мы и приехали. У него чутье, - ответил тот, что повыше, меняя свое положение так, чтобы встать в тень. На капоте полицейской машины можно было жарить яичницу.
   - Чутье... - повторил тот, что пониже, оглядывая двор: - да я дыры спокойнее не видал, даже когда на городском кладбище дежурил. У Рыжего паранойя, ему везде или Грендель, или Снарк из Синдиката мерещится. А?
   - Говорят, Снарк на охоту вышел. - Ответил тот, что повыше, приставив руку ко лбу и в свою очередь оглядывая двор: - Может, пойдешь, помойку осмотришь?
   - Че? - тот, что пониже возмущенно сплюнул на зашипевший асфальт: - В такую жару? Да у тебя совсем голова съехала. Давай, я сам доложу. - Он решительно нагнулся внутрь машины и выпрямился, держа в руках микрофон со шнуром, уходящим внутрь салона.
   - Говорит экипаж семь-два. Мы на месте. Тут все чисто. Прием. - Некоторое время слышался шум помех, потом сквозь них пробился далекий голос:
   - Фрейзер, Дювалье! Вы там мне голову не морочьте! Осмотреть все тщательно! И помойку не забудьте, как в прошлый раз!
   - Да, сэр, - низенький кинул микрофон на сиденье и тихо ругнулся.
   - А я тебе говорил - иди на помойку, - сказал его напарник.
   - С чего это я?
   - С того, что в прошлый раз был я.
   - А, черт... - и низенький поплелся к помойке. Тот, что повыше, прислонился спиной к дереву и заложил большие пальцы рук за ремень. Низенький скрылся за белой, густо покрытой белилами стенкой, ограждающей помойку от остального двора. Вышел он через минуту, что-то бормоча себе под нос.
   - Ну? - спросил тот, что повыше.
   - Не видать нам с тобой повышения, Дэк, - ответил низенький: - Опять Рыжий банк сорвал. Труп в помойке. Вызывай подкрепление.
   - Черт. - В два скачка высокий оказался у машины и забубнил в микрофон: - говорит офицер Дювалье, у нас тут ситуация двадцать-двадцать. Что? Как? - он поворачивается к низенькому, тот кивает головой:
   - Пулевое в голову. Точно в лоб. Мелкокалиберное оружие.
   - Ситуация двадцать-двадцать, дробь семь. Нужно подкрепление. Прием.
  
   Через двадцать минут тихий дворик заполоняют толпы людей, изнывающих от жары, но исполняющих свой долг со рвением истинных профессионалов. Фотосъемка места происшествия, снятие отпечатков пальцев с мусорных бачков, тщательный перебор всего содержимого помойки, опрос свидетелей, операция "Перехват", в надежде, что Снарк не ушел далеко. Всем этим оркестром экспертов и офицеров дирижировал детектив с огненной - рыжей шевелюрой и с крупными веснушками по всему лицу. Он мягко, но настойчиво пытался добиться вразумительного ответа от игравших во дворе детей, рычал и тряс за грудки не вяжущего лыка Моржа, хватался за голову и матерился, когда Дювалье нес какую-то чушь про "пузатого в панамке" - "Правда, босс, мы во двор залетаем, а он навстречу вперевалочку, и глазки узенькие бегают. Странный тип", - рыжий только сплюнул, от души пнул мусорный бачок и сел на скамейку - покурить. К детективу подошел мужчина в дорогом синем костюме. Он, казалось, совершенно не обращал внимания на жару.
   - Детектив Виктор Честный? - наклонил голову мужчина. Судя по его виду, он прекрасно знал, кто перед ним. Детектив только поморщился, раскуривая сигарету.
   - Вы опять упустили его? Я же сказал вас, что Синдикат нанял нового Снарка, а вы допустили, чтобы тот убрал Банкира, - мужчина посмотрел в ту сторону, где на машину "Скорой помощи" грузили тело, накрытое простыней. Рыжий поднял голову и задумчиво посмотрел на мужчину.
   - Я же вам говорил, детектив...
   - Послушайте, Барабанов, - сказал детектив: - Откуда вы все это знаете, а? Снарк убивает людей из совета попечителей города. Вам явно что-то известно. Может, вы связаны с Синдикатом?
   - Вы не слушаете меня, капитан, - мужчина поднял голову и пошевелил тростью какую-то пылинку на асфальте: - Вы мешаете нам найти его. Не мешайте. Перестаньте совать мне палки в колеса. Отпустите Бобра, не ищите Браконьера. И я обещаю, что мы поймаем Снарка. Сами.
   - Им было предъявлено обвинение по ношению оружия без разрешения, - упрямо сказал детектив: - эти типы ходили по городу с автоматическими винтовками и гранатами.
   - Вы хотите поймать Снарка, не так ли, детектив? - спросил мужчина: - вы не сможете сделать это вашими силами. А он будет убивать еще и еще. Не думаю, что мэр будет в восторге. Говорят, - он понизил голос и наклонился вперед: - что в списке Снарка значится и его имя.
   - Это, мой город, черт возьми! - сказал детектив: - и если вы думаете, что я дам вам развернуть на его улицах бойню, то вы сильно ошибаетесь, капитан Барабанов.
   - Как знаете, детектив, - мужчина качнул тростью: - будет жалко, если городу придется выплачивать пособия заплаканным вдовам, - он замолк. Детектив сморщился.
   - Никаких переговоров с преступниками... - начал было он, но кто-то положил ему руку на плечо и Честный прикусил язык.
   - Шеф полиции Комов. - сказал Барабанов, глядя на подошедшего.
   - Барабанщик. У тебя неприятности со своими бывшими хозяевами?
   - Это временные трудности.
   - Хорошо, - сказал Комов: - сколько вам нужно времени, чтобы сделать это?
   - Двадцать четыре часа.
   - Я не буду вам мешать, Барабанов, и выпущу вашего человека, но все должно быть в рамках закона. Никаких случайных жертв. Никаких разборок в людных местах. Никаких шальных пуль.
   - Заметано, шеф. Мои ребята сделают все в лучшем виде. Просто не путайтесь под ногами и дайте нам дышать спокойно. - мужчина вопросительно поднял брови, дождался утвердительного кивка и ушел. Комов долго смотрел ему вслед.
   - Вы в самом деле дадите ему творить черт знает что, сэр? - спросил Виктор Честный: - ведь они...
   Шеф покачал головой:
   - Нет. Просто теперь они все соберутся в одном месте. А значит Снарку не понадобится искать их по всему городу. И значит - гражданские не пострадают. Они ли убьют Снарка, Снарк ли их - городу все польза. А ты лучше делами своими занимайся, Виктор. Вон, эксперты идут.
  
  
   Вечером, когда жара стала спадать и на город упала спасительная тень сумерек, в переулке, недалеко от того места, где нашли труп, остановился микроавтобус. Через минуту туда же подъехал мощный джип, скрипнул тормозами шикарный гоночный автомобиль, потом прогрохотал тяжелый мотоцикл. Все были в сборе. Капитан Барабанов, известный в сфере влияния Синдиката как Барабанщик, удовлетворенно осмотрелся. Из микроавтобуса вышел невероятно худой человек, с головы до ног затянутый в кожу. Его пояс обвивал патронташ, а на левом бедре висел обрез двуствольного ружья крупного калибра, Браконьер очень любил это оружие за его эффективность. Хлопнула дверца джипа - Бакалавр, одетый в строгий деловой костюм, лишь едва заметно топорщившийся под мышками, выдавая два мощных десятимиллиметровых пистолета. Из гоночной машины появился небрежно одетый хлыщ с подведенными усиками и напомаженными волосами, в руке он держал обрубок бильярдного кия, а из голенища длинных сапог торчала рукоятка ножа. На руль мотоцикла оперся волосатыми ручищами Бобер. Его ботинки на толстой подошве уверено стояли на асфальте, шлем был сдвинут набок. Укороченная автоматическая винтовка армейского образца была приторочена к мотоциклу сзади.
   - Все здесь, - сухо сказал Барабанщик. В сгущающихся сумерках лица прибывших были странно искажены, и на мгновение почудилось, что под их кожей ясно проступили кости черепа.
   Только на мгновенье.
   - Вы все знаете, что в городе появился Снарк. - сказал барабанщик. Никто не сказал ни слова, только Бобер переглянулся с Браконьером и издал горловой звук, словно закашлялся.
   - Опять - сказал Барабанщик. Бильярдный Маркер крутанул в руке кий и скривил лицо в нелепой улыбке.
   - Он послан за нами. И мы убьем его. Как и в прошлый раз. Иначе он убьет нас. Это всем ясно? - снова молчание.
   - Он убил Банкира сегодня днем. Булочник предупреждал нас, что если это будет Буджум... - на этот раз все оживились. По лицу Бобра скользнула улыбка, Браконьер нахмурился, а Бакалавр поправил кобуру пистолета. Бильярдный Маркер присвистнул.
   - У нас есть двадцать четыре часа на все про все. Комов дал нам отмашку на это время. Следующие сутки полицейские патрули не будут замечать ваши идиотские рожи и стволы за вашими спинами. Надо действовать быстро. - Барабанщик осмотрелся и вздохнул: - ему нужны мы, поэтому нам нет нужды искать его. Он сам найдет нас.
   - Засада, - сказал Браконьер. Барабанщик кивнул. Они подняли головы и посмотрели на возвышающееся над ними здание крупного универмага.
   - Как мы дадим ему знать, что мы здесь? - спросил Бакалавр.
   - Я позаботился об этом, - усмехнулся Барабанщик, указав на световое рекламное табло, что располагалось на фасаде универмага. Оно на секунду мигнуло, и надпись "Сатана Инкорпорейтед. Купля-продажа. Земельные участки оптом и в розницу" исчезла и вместо нее появилась другая надпись. Некоторое время все молча изучали ее. Потом Бобер усмехнулся и сказал:
   - Ну, на это он точно клюнет.
  
   Они выломали дверь универмага и быстро исследовали внутренние помещения.
   - Значит так, - сказал Барабанщик: - я сяду в комнате охраны, там пульт слежения. По всему универмагу разбросанно около ста пятидесяти камер. Возьмите рации и старайтесь держаться в поле зрения камер. Маркер и Бобер - патрулируйте первый этаж. Бакалавр - будь рядом со мной. И... - он посмотрел на Браконьера. Браконьер кивнул. Он знал, что делать.
   - Почему ты думаешь, что Снарк придет? - спросил Бакалавр, доставая из-под мышки тяжелый пистолет. Маркер и Бобер вышли из помещения.
   - Потому что он тщеславен. Он мог бы убить Банкира, и мы бы не узнали об этом. Но он специально оставляет тело на виду. Он хочет нас напугать. Он хочет, чтобы мы дрожали от страха, чтобы не знали куда спрятаться.
   - Что ты еще про него знаешь?
   - Его никто и никогда не видел. При встрече один на один он всегда стреляет первым. Помнишь Булочника, Браконьер? Быстрее его не было никого во всем Синдикате. Но Снарк успел первым. Он всегда успевает первым, даже в тех случаях, когда его ждут трое или четверо бойцов с автоматами.
   - Ну, я думаю, что это был не Снарк. Это был Буджум. И потом - своей первой цели он достиг. Он уже запугал нас, - сказал Браконьер, включая камеры наблюдения: - ведь мы уже прячемся от него, верно?
   - Мы охотимся на него, - твердо сказал Барабанщик: - и прекрати говорить глупости. Камеры показали Бобра и Маркера, идущих вдоль по коридору. Браконьер промолчал. Он знал, что грань между охотником и жертвой всегда очень тонка, особенно если ты охотишься на опасную дичь. Он достал свой обрез, переломил стволы, потом нашарил патроны на поясе и, не торопясь, словно бы смакуя каждое движение, втолкнул патроны в стволы. Тумс, тумс... щелк - патронник закрылся. Браконьер подвесил обрез в специальную петлю под мышкой, так, что теперь он мог мгновенно открыть огонь из него.
   - Больше ничего не возьмешь? - спросил Барабанщик. Браконьер покачал головой. Бобер очень любил оружие и сейчас он таскал с собой целый арсенал, но Браконьер знал, что надежнее всего то оружие, к которому ты уже привык и которое тебя не подведет. И потом - вряд ли ему придется сделать больше чем один, максимум два выстрела. Если он промахнется в первый раз, то никто не даст ему второго шанса. Не в этот раз. Он встал и подошел к двери. Взявшись за ручку, он повернулся и сказал:
   - Слушай, а может, нужно было в Синдикате остаться, а? Я слышал, Банкир затеял все из-за какой-то девки. Японки что ли. Не могу поверить, что это дерьмо из-за шлюхи! Если бы Снарк не завалил его, я бы сам выпустил ему кишки!
   - Что толку об этом сейчас говорить? - ответил Барабанщик: - сейчас нужно Снарка убивать.
   - Если мы его сегодня завалим - значит, жить сто лет будем, - сказал Бакалавр, напряженно следящий за камерами.
   - Внимание! - ожила рация на столе: - это Маркер. По-моему мы нашли его. Склад, помещение Д-12.
   - Переключай камеру! - крикнул Барабанщик: - быстрее!
   - Я - туда! - Браконьер исчез. Бакалавр переключил камеру на крупный план и уже разглядывал складское помещение.
  
  
   Бобер поднял автоматическую винтовку стволом вверх и кивнул Маркеру, который держал в руках две гранаты.
   - Сразу за углом. На счет три. Раз. - Маркер поднес гранаты ко рту и выдрал из них кольца зубами.
   - Два. - кольца упали на пол, Маркер отвел руки назад, готовясь к броску.
   - Три. - и за угол полетели гранаты. Бобер проследил взглядом полет двух круглых, почти игрушечных шариков зеленого цвета, с выбитой на боках маркировкой "РГ 11 СР", прижался спиной к стене и заткнул уши. Взрыв!
   - Вперед! - Бобер вбегает в складское помещение Д-12, сея перед собой смерть и разрушение. Его винтовка выплевывает свинец и огонь, он навскидку поражает еще шевелящиеся тени у дальней стены. Следом идет Маркер, он держит в каждой руке по револьверу, и грохот их выстрелов вторит очередям автомата Бобра. Бобер припадает на колено и меняет магазин в автомате. Пустой падает на пол, на его место встает новый, и снова раздаются выстрелы. Маркер перезаряжает револьверы. Наконец наступает тишина.
   - Что тут у вас? - в дверях появляется Браконьер. Его руки расслаблено висят вдоль туловища, никакого оружия в них нет. Бобер знает, что его страшный обрез сейчас висит в петле под правой подмышкой, скрытый плащом. Стоит Браконьеру только подумать...
   - Все! - говорит Бобер: - Мы уделали этого гребучего Снарка! Не такой уж он и крутой. - он плюет на пол. Браконьер подходит ближе и изучает трупы, потом качает головой.
   - Это не Снарк.
   - Почем ты знаешь? Ты что, его видел?
   - Его никто не видел. Но Снарк всегда ходит один. А их тут... - Браконьер окидывает взглядом помещение: - четыре человека.
   - Стоять! - окрик как плеть хлещет по ушам, Бобер поворачивается и видит, как откуда-то из-за ящиков убегает человек. Маркер уже поднял руку. Это он кричал, но его не услышали. Банг! Банг! Человек падает на пол. Бобер и Браконьер подбегают к нему, держа оружие наизготовку.
   - Говори, кто тебя послал? - спрашивает Браконьер.
   - Врача! - кричит тот, корчась на полу: - вы же мне печенку прострелили, фараоны хреновы. Я же сейчас сдохну!
   - Говори кто тебя послал... - Браконьер достает из-за голенища нож и подносит его к лицу человека. Его глаза расширяются.
   - Так вы не полицейские...
   - Мы не полицейские. Кто тебя послал?
   - Никто, это мы сами. Ну, то есть Тони сказал, что в универмаге можно нехило бабок поднять, вот мы и влезли, а Тони на шухере стоял. Вызовите врача, а то я сдохну здесь. Сил терпеть нет, так больно. - говорит человек. Ему больно говорить, но выбора нет.
   - Это просто какие-то шестерки. - говорит Браконьер, поднимаясь: - решили магазин бомбануть, умники.
   - Врача! Пожалуйста!
   - Вот черт! А я думал, что Снарка завалил.
   - Снарка так легко, брат, не завалишь.
   - Я же сказал все, что вы хотели узнать! Вызовите мне врача! Пожалуйста!
   - Тогда надо вернуться на место. Маркер! Пошли назад!
   - Иду!
   - Врача ... Эй, ты что?! Я никому ничего не скажу, честно...
   - БАНГ! БАНГ! БАНГ!
   - Ты чего делаешь, Бобер?
   - Да заколебал этот придурок, врача ему видите ли...
   - Ладно. Теперь-то ему врач точно не нужен. Все, собираемся и идем назад.
  
   Дверь в помещение охраны медленно открылась. Барабанщик повернулся к двери и уже хотел сказать, все, что он думает об этих идиотах, устроивших погром в складском помещении, но слова застыли у него на языке, когда он увидел ствол пистолета с глушителем. Понимание озарило его лицо.
   - Так вот почему ты всегда побеждаешь... - сказал он почти задумчиво, разглядывая лицо того, кто держал пистолет. Ствол выплюнул свинец и Барабанщик осел на пол с аккуратной дырочкой в середине лба. Бакалавр вскочил, вскидывая пистолет, но пуля раздробила ему кисть. Пистолет упал на пол.
   - Послушай. - обратился Бакалавр к Снарку: - послушай, у меня есть деньги. Все, что мы с Банкиром когда-то взяли у Синдиката. С процентами. Я могу выписать вексель. Прямо сейчас. Это большие деньги. Очень большие... - он попытался вытащить из кармана бумажник, заливая кровью все вокруг. Достав, наконец, чековую книжку он принялся было выписывать чек, но его правая рука...
   - Кость раздроблена. Твоей подписи не поверят в банке. - сказал Снарк, поднимая ствол: - И потом - ты же видишь меня. Я не смогу его обналичить.
   - Нет! Я могу по-другому.... У меня есть...
   - Банг! - пистолет дернулся в руке Снарка и наступила тишина.
  
  
   - Ни хрена себе. - прошептал Бобер, стоя посреди помещения охраны. На полу лежали два тела.
   - Этот гребаный Снарк прошел сквозь нас как нож сквозь масло. Он просто вошел сюда и сделал три выстрела. Поверить не могу. А эти двое так ничего и не смогли сделать. - он пнул лежащего Бакалавра: - они, что, заснули тут?
   - Он стоял здесь. - сказал Браконьер, становясь на колено и обследуя пол.
   - Вот и гильзы. Двадцать второй калибр. Надо быть чертовски уверенным в себе сукиным сыном, чтоб использовать двадцать второй. - рука Браконьера коснулась пола в том месте, где стоял Снарк.
   - Он стоял здесь и стрелял. Первым делом он хлопнул Барабанщика. Раз. Потом вскочил Бакалавр. Два. В руку. Потом Снарк подошел. И выстрелил в третий раз. Но почему он подошел? - Браконьер перевернул тело Бакалавра и поднял чековую книжку.
   - Вот почему. Бакалавр пытался откупиться.
   - Урод! - Бобер от души пнул тело Бакалавра.
   - Успокойся. Ему уже ничто не повредит. Нам надо думать, как его поймать. А где Маркер?
   - Что? - Бобер повернулся и выругался, обнаружив, что Маркера и в самом деле не было рядом. Он метнулся к пульту и включил громкую связь.
   - Маркер! Твою мать, ты где, сукин сын?!
  
  
   Бильярдный Маркер ходил вдоль стеллажей с киями, и на его лице бродила мечтательная улыбка. Он искал себе подходящий. Не для игры. Для дела. Наконец он остановился напротив одного и, немного подумав, развинтил его на две части, свинтил, хмыкнул. Подошел к столу и расставил шары. Три шара. Белый биток, красный под номером пять - это был он сам и черный с восьмеркой - это был Снарк. Маркер достал из кармана мел и натер себе место на кисти, между указательным и большим пальцами, потом натер кончик кия. Наконец кий лег на руку и легко заскользил по коже. Вперед. И назад. Слегка, чуть-чуть. Удар будет потом. Кий замер в миллиметре от белого битка, сейчас он ударит и Снарк залетит в лузу. Вдруг Маркер отпустил кий и стремительно развернулся, его руки, словно птицы, продолжая движение, вырвали пистолет из кобуры. Никто не смог бы подкрасться к нему сзади, этот трюк он делал тысячу раз, он знал это, он заманивал Снарка своей спиной, и теперь...
   - Какого черта?! - выдохнул Маркер, так и не выстрелив. Палец замер на спусковом крючке, ведь Маркер, как и любой бывалый человек, знал одну непреложную истину - никогда не стреляй, если ты не опознал цель. Если ты палишь во все стороны, то попросту рискуешь подстрелить кого-то из своих. И выдать себя. Поэтому палец Маркера не нажал на курок.
   - Банг! - тупой звук выстрела из пистолета двадцать второго калибра с глушителем: - Дзинь-дзинь-дзинь. - покатилась по полу гильза.
   - Черт! - с ненавистью сказал Маркер, упав на колено, его рука пыталась поднять пистолет, ставший вдруг неожиданно тяжелым для него: - Это подлый трюк, черт возьми... - снова раздался выстрел из двадцать второго, и гильза запрыгала по полу, останавливаясь. У самого выхода Снарк повернулся к мертвому Маркеру и сказал в пространство:
   - Это не трюк. Я с этим живу.
  
  
   - Я думаю, что он мертв. - сказал Бобер. Браконьер только кивнул в ответ.
   - Вопрос в том, что мы будем делать с его телом? - Бобер потер подбородок: - я никогда не был особым поклонником всех этих погребальных церемоний и поэтому не вижу в этом смысла. - он наклонился над телом Маркера и добавил: - чистое попадание, точно в лоб. А первая пуля в руку. Как обычно.
   - Оставь ты его в покое. - поморщился Браконьер, видя, как Бобер деловито обхлопывает карманы Маркера.
   - Ты знаешь, мне всегда его зажигалка нравилась, такая, с орлом... и я подумал, раз ему уже все равно не понадобится... - Бобер наклонился, чтобы перевернуть тело и в этот момент Браконьер услышал щелчок. Откуда-то из-под тела вылетела небольшая латунная скоба. Чека от гранаты.
   - Господи ты боже мой... - успел прошептать Браконьер, прежде чем взрыв разбросал их в разные стороны.
   Когда Браконьер наконец очнулся, то сперва не понял где он. Его оглушило и звуки пропали, слились в один безудержный не то свист, не то вой. Он пошевелил руками, потом ногами, стиснул зубы от пронзившей тело боли в спине, попытался встать. Упал. Встал снова, держась за стену. Ноги скользили, пару раз он едва не споткнулся на каких-то мокрых кусках. Он знал, что это то, что осталось от Маркера и Бобра. Браконьер стиснул зубы и поднял обрез. Он остался один. Браконьер засмеялся и пошел вперед. Ему нужно было убить Снарка, и он это сделает. Кто такие Барабанщик, Бакалавр и Бобер? Дилетанты. Он, Браконьер сделает свое дело. Нужно только помещение с одним выходом. Отдел игрушек. Войдя в отдел Браконьер едва не пристрелил первого же попавшегося плюшевого медведя - нервы были уже на взводе. Он устроился в мягком кресле, уронив руки на колени и сев сразу за зеркальной колонной напротив входа. Снарк не увидит его. А он увидит Снарка. Тянулись минуты.
   - Где же ты, паскуда... - говорил сам с собою Браконьер, говорил тихо, чтобы Снарк его не услышал: - где же ты. - и его пальцы скользили по мокрому от крови цевью обреза.
   - Кто бы ты ни был, приходи сюда и я вышибу из тебя мозги, грязный ублюдок. - говорил он, а его ботинки наполнялись кровью. Кровь сбегала вниз, и руки его тяжелели. Как и веки. Браконьер пытался открыть глаза, но веки стали неожиданно тяжелыми, и он потерял сознание. Когда он очнулся, за окнами было уже светло.
   - Уже день, - мелькнуло в голове Браконьера: - я продержался всю ночь, сейчас откроются двери и войдут уборщики, а потом и продавцы. А потом... это же детский отдел, да? Сюда прибегут дети. А я тут в кровище. Нельзя лежать тут, надо сваливать... - он оперся рукой о кресло и начал вставать. Что-то шевельнулось в углу и он поднял дробовик. Девочка. Лет десяти- двенадцати, большие глаза и красивое красное платье.
   - Кхм. - откашлялся он, опуская дробовик: - магазин еще закрыт, девочка. Ты пришла выбрать куклу? - и тут он увидел, что вторая рука девочки была спрятана за спиной. Его горло выдало хрип, рука вздернула дробовик, но он не успел.
   - Банг! - в руке у девочки вспыхнул огненный цветок, и пустотелая пуля двадцать второго калибра раздробила пальцы его руки. Обрез упал на пол.
   - Вот почему ты всегда побеждаешь... - сказал Браконьер: - ты же не маленькая девочка, правда? - лицо девочки на секунду дрогнуло:
   - Нет. Я просто не расту дальше.
   - Карлица. - выдохнул Браконьер. Все стало на свои места.
   - Лилипутка. - поправила его девочка, поднимая пистолет.
   - Наш Снарк - Буджум... - сказал Браконьер, улыбаясь тому, что узнал самую охраняемую тайну Синдиката. Он еще улыбался, когда палец девочки нажал на курок.
  
  
   Рано утром, когда всеподавляющая жара еще не властвовала над городом, из издания большого универмага, из двери прямо под надписью "Купальные кабинки Барабанщика и Компании", вышла маленькая девочка с большим плющевым мишкой и, весело подпрыгивая, заспешила по своим делам. Возле мусорного бака она остановилась и принялась копаться в животе у игрушки. Вдруг из тени, образованной баком вышел пузатый дяденька. По-доброму щуря глаза, он скользнул взглядом по красному платью и голым коленкам с легкими ссадинами.
   - Привет! Шоколадка - угощайся, - мягкий голос, совсем не страшный.
   Дядя подмигивает и протягивает пухлую ладонь, на ней - шоколадный батончик.
   - "Шоколад", - прочитала вслух девочка. И подняла глаза на доброго, совсем не страшного дядю.
   - Ага. Ням-ням! Пойдешь со мной, дам еще.
   Девочка прищурила глаза.
   - А мороженое?
   - Сколько хочешь! - Дядя протянул к ней руки.
   - Не люблю мороженое, - вздохнула она, вынимая из живота мишки Тедди пистолет двадцать второго калибра.
   Ранним утром в городе всегда тихо, и отзвук выстрела звонким эхом прокатился по ближайшим улицам.
  
  
  

Несущий свет

   Тьма и зло непобедимы - несите свет.
   Будда
  
   - Все-таки она сдохнет, - сказал старый Эмилио.
   Рони сидел рядом с ним, вытянув ноги и отдыхая. Минутка передышки. Можно поговорить со старым придурком о том о сем.
   - Вовсе нет, - лениво ответил ему Рони. Они смотрели на старую суку, лежащую под деревом. Ее правая передняя лапа была изломана под странным углом и почернела. Если хорошенько приглядеться, можно было увидеть белые личинки мух в ране. Сука лежала и монотонно скулила, вытягивая одну и ту же тоскливую ноту.
   - Она не может протянуть долго, - сказал Эмилио. - А тебе бы лучше заняться своим делом.
   - Я и так занимаюсь своим делом, - ответил Рони, протягивая Эмилио конверт: - распишись.
   - Что это? - спросил старик.
   - Не знаю, - пожал плечами Рони: - я не читаю чужие письма.
   - Это судебная повестка, - сказал Эмилио: - они снова хотят вызвать меня в суд.
   - Распишись. Иначе я не вручу ее тебе.
   - Ну и пусть. Плевал я на судебные повестки. Передай Карлосу, что он может поцеловать меня в жопу. Да, прямо в мою черную, немытую жопу, - с удовольствием повторил Эмилио, зажмуриваясь и потягивая дым из своей трубки. Рони вздохнул и спрятал конверт в сумку. Он уже устал говорить, что не знает никакого Карлоса. Этот конверт он носил старку Эмилио вот уже два года. За это время он протерся и засалился. Старик не принимал конверт, и Рони относил его обратно на почту.
   - Наверное я ее пристрелю, - сказал Эмилио, посасывая трубку: - не дело смотреть, как тварь господня мучается.
   - Это собака-то тварь господня? - спросил Рони, положив конверт обратно в сумку - старик все равно не возьмет его.
   - Господь ее создал - значит она господня тварь.
   - Господь и свиней создал. - ответил Рони, садясь рядом с ним и вытягивая из кармана пачку "Лаки Страйк" с ярко-красным пятном. Он закурил и выпустив дым, протянул ноги вперед. Старик Эмилио пожал плечами.
   - Свиньи - грязные животные. И они- не дело рук божьих. Ты же не думаешь, что господь прикасался к ним своими руками, а? - ответил Эмилио.
   - Ну, ладно, они не божьи твари, но кто-то же их создал? - прищурился Рони. Его ноги гудели - за день он исходил немало миль и сейчас наслаждался, дав им отдых.
   - Свиней? Думаю их создал дьявол. Ну или они шатались туда-сюда по земле сами по себе и никто их не создавал. Охота кому с ними возиться.
   - То есть они были еще тогда, когда никого не было? Свиньи - самые древние животные на свете? - спросил Рони. Старый Эмилио встал и сверкнул глазами. Потом он зашел в свой дом, а вышел с потертым, видавшим виды дробовиком.
   - Что ты за человек, Рони, вечно всякую ерунду молотишь. - сказал старик с досадой, прижимая приклад к щеке. Грохнул выстрел и собака под деревом затихла навсегда.
   - Ты бы лучше делом своим занимался и людей в покое оставил. - добавил он, садясь и укладывая дробовик на колени. Ствол ружья оказался направлен прямо в живот Рони. Рони подвинулся в сторону.
   - Ну ладно. - сказал Рони: - я пошел. Завтра опять зайду, старая перечница.
   - Валяй, валяй, прихвостень у Карлоса. - сказал старик ему вслед.
   - Ну-ну... - Рони уже завел свой "Стардекс", который прислонил к стене дома и ловко вспрыгнул в седло. У него были еще дела. Два пухлых конверта и одно извещение с открыткой - в заведение Бэт, что на перекрестке. Тяжелый синий пакет от "Экспресс-Мэйл" Иванову, сорок пять заказных писем руководителю компании "Сатана Инкорпорейтед", герметично закрытый контейнер в местное отделение морга и пачка собачьих вафель старушке Моб. Всего дел на полчаса, не больше. Рони хорошо знал свой район и с удовольствием работал в нем. Первым делом он заскочил к Иванову, затем в заведение Бэт, где ему налили чашку горячего кофе и Мартина, грудастая официантка ласково потрепала его по щеке (спасибо за открытку, у нас дома праздник урожая, они все целуются прямо на улицах, вот так - она показала как, вогнав Рони в краску и вызвав веселый смех у девиц Бэт). На перекрестке Десятой и Розенкрац он остановился, пережидая, пока светофор скажет ему свое зеленое "можно". Кто-то плюхнулся сзади на его сиденье и крепко схватился за плечи.
   - Эй! - возмутился Рони, оборачиваясь - что за ...
   - Езжай! - крикнула неожиданная пассажирка ему прямо в ухо - Езжай, езжай! - в этот момент светофор все-таки сказал свое зеленое "можно" и Рони тронулся с места, справедливо рассудив, что разобраться со странной девушкой он сможет и на той стороне Розенкрац, а иначе придется стоять в пробке снова выжидая светофора, да и водитель красной тойоты прямо за ним уже настойчиво просигналил свое "двигайся же наконец парень!".
   - Только не останавливайся! - крикнула пассажирка, когда они поехали - я тебе заплачу! Мне нужно на Портовую семьдесят два! Срочно! - и она сунула за пазуху Рони две бумажки по сто кредитов.
   - Портовая семьдесят два? - спросил Рони, выжимая рукоятку газа. Двести кредитов! Почти месячная зарплата! Черт, он отвезет ее на Портовую, он отвезет ее куда угодно, мало ли какие причуды бывают у молодых богачек, а деньги он упускать не может. В зеркальце он увидел как красная тойота повернула в сторону, а за ними бегут четверо людей в черных костюмах, но движение на Десятой и Розенкрац завертело их в своем вихре и вот они уже скрылись из виду. Рони поддал газу и ловко перестроился с полосы на полосу. Портовая? На обратном пути он успеет завезти посылку старушке Моб.
   - Можно быстрее? - спросила пассажирка. Рони немного поколебался прежде чем ответить. С одной стороны Маргарет он всегда отвечал что быстро только кошки трахаются, но с другой стороны - это же не Маргарет. Наверняка обучалась во всяких там колледжах и тому подобное, и поди обидится, если он, Рони скажет ей про кошек.
   - Нет, мисси. Это же мотороллер. - сказал Рони, подумав.
   - Хорошо. Давай... следующие ее слова Рони не услышал, потому что в них на огромной скорости направилась громада грузовика-дальнобойщика "Манхетенн". Рони крутанул руль, бросая мотороллер поперек дороги и прибавляя газу, чтобы убраться с пути этой махины. Сотня тонн полированного металла и раскаленной резины пронеслись мимо, дохнув на Рони своим смрадным дыханием. Он даже не успел испугаться, просто руки сами сделали свое дело, прибавляя газ и унося их оттуда. В зеркальце он увидел, как грузовик разворачивается поперек дороги и из под его колес ветер рвет белый дым раскалившихся покрышек.
   - Так. - сказал он сам себе, поворачивая в переулок.
   - Это Портовая? - спросила его пассажирка, когда они остановились.
   - Нет. Это улица Северная. Извините, мисси. - он полез за пазуху и достал оттуда свернутые бумажки - но я не смогу вам помочь. - сказал он. Рони умел думать и смотреть, чтобы там не говорил старый Эмилио. И он понимал, что кто-то очень не хочет чтобы мисси добралась до Портовой семьдесят два.
   - Мне нельзя останавливаться. Мне нужно попасть на Портовую семьдесят два до полудня.
   - У вас еще валом времени, мисси. А мне нужно развозить почту. - насчет времени Рони покривил душой, времени было в обрез. Но это было его время. И он не собирается, черт возьми...
   - Банг! - в переулке хлопнул выстрел и над головой Рони осыпалась штукатурка. Двое в черных костюмах! Пассажирка взмахнула рукой и один из них упал на спину, схватившись за горло. Рони дал газу, втайне надеясь, что та упадет с седла, но она держалась как влитая. Еще два выстрела прозвучали им вслед, пока они не вылетели из переулка на предельной скорости, которую только мог развить мотор "Стардекса".
   - Да что же это делается! - заорал Рони.
   - Жми на полную! На Портовую!
   - Хрена!
   - Дурак я же и для тебя стараюсь! Ты же верующий, верно?! Крестик я видела!
   - Ну и что?!
   - А то, что Добро и Зло должны выяснить свои отношения сегодня на Портовой семьдесят два! И если одна из сторон не придет вовремя, то победит другая. Поэтому они и не хотят позволить мне... - она прервалась на секунду, когда мотороллер вспрыгнул на бетонный бортик.
   - Что ты мне мозги пудришь! Битва Добра со Злом! Бог и Дъявол! Ты еще скажи, что ты Иисуса видела! - проорал Рони, останавливаясь и соскакивая с седла, чтобы наконец посмотреть в глаза этой "чокнутой побрекитос". Он встретился глазами со своей пассажиркой и ругательства застряли у него в горле.
   - Видела. - просто ответила девушка и Рони вдруг поверил. Действительно видела. Вот этими самыми глазами.
   - И... и как он? - в горле у Рони вдруг пересохло и он судорожно сглотнул - ну, то есть...
   - Нормально. Почти пришел в себя.
   - А...
   - Ты пойми, это не первая битва, это уже в который раз, но всегда побеждали мы, всегда-всегда. - говорила девушка, смотря ему прямо в глаза - нам никак нельзя сейчас проиграть, Рони, весь этот мир, все что есть сейчас, это все может в одночасье пропасть, ты же не хочешь этого, верно?
   - Ну...
   - Думай скорей, идиот!
   - Аа, Санта-Мария, матерь божья! - сказал Рони, вспрыгивая в седло - Держись крепче!
   - Держусь... - мотороллер поскакал по брусчатке мостовой. До Портовой путь неблизкий, но если срезать, если поехать через косые переулки с натянутым над ними выстиранным бельем, через мокрые от выплеснутых помой закоулки, по пахнущим рыбой и морем деревянным мосткам, прокинутым над самыми безнадежными местами - тогда можно успеть! И никто на свете не знал этот город и этот район так хорошо как Рони, и никто не умел так как он пронестись лавируя между столиками с пиноколадой и холодным мороженым, не сбив ни одного стула и не уронив ни одной салфетки! И вот, наконец все его умение понадобилось. Сзади снова появилась черная машина, но на этот раз у нее не было шансов, на этот раз Рони знал, что ему надо делать.
   И ровно в одиннадцать пятьдесят восемь мотороллер влетел на территорию заброшенного склада, что по Портовой семьдесят два. Девушка соскочила на землю и выпрямилась, приветствуя фигуру, идущую к ним из глубины склада.
   - Я успела. - сказала она.
   - Я вижу. - ответил ей голос.
   - Спасибо, за то, что подвез, Рони... но мне нужно заняться кое-какими делами... - сказала она, скидывая куртку и поднимая над головой длинное узкое лезвие.
   - Подожди нас снаружи. - и над ее противником также взвилась в воздух стальная лента клинка. Рони пулей вылетел из помещения и уселся снаружи. Двери с грохотом захлопнулись и стало тихо. Прошло почти полчаса и он уже начал жалеть, что не вытащил из багажника мотороллера посылку старушке Моб (как раз успел бы донести!), с другой стороны, если сейчас Зло победит, то все пойдет прахом и можно будет не нести посылку все равно, поэтому он мог позволить себе сидеть тут, раскинув ноги в стороны.
   Потом двери раскрылись и оттуда вышла девушка. Лезвия у нее больше не было. Она села рядом с Рони и попросила закурить. Рони дал ей свои "Лаки Страйк" и она откинулась назад и выпустила дым вверх.
   - У тебя кровь идет. - сказал Рони.
   - Пустяки. - ответила та, затягиваясь.
   - Ну, что? - спросил Рони через некоторое время - мы победили?
   - Ага. - кивнула девушка - еще как победили. Я эту суку на десять тысяч маленьких... - она наклонилась вперед и ее вырвало.
   - Эй, ну ладно. - Рони приобнял ее за плечи, чувствуя что она дрожит крупной дрожью - все теперь хорошо и наш мир останется таким, какой он есть. Ведь Добро победило...
   - Что? - девушка отстранилась и посмотрела ему в глаза - Я же сказала - МЫ победили. И все останется как есть. Как и было все это время, Рони. МЫ всегда побеждали, Рони. С чего ты взял, что победило Добро?
   - Но...
   - Посмотри на этот мир, дурачок. Разве в мире, где победило Добро было бы столько боли? - девушка встала и улыбнулась ему сверху вниз.
   - Но ты сказала, что если бы победило Добро, то этот мир исчез бы...
   - Что такое милосердие? Пристрелить загнанную тварь, Рони... - в ее руке появилось узкое лезвие и красная полоса разверзлась перед Рони...
  
  
   - Все-таки она сдохнет. - сказал старый Эмилио. Рони сидел рядом с ним, вытянув ноги и отдыхая. Минутка передышки. Можно поговорить со старым придурком о том и о сем.
   - Вовсе нет. - лениво ответил ему Рони. Они смотрели на старую суку, лежащую под деревом. Ее правая передняя лапа была изломана под странным углом и почернела. Если хорошенько приглядеться, можно было увидеть белые личинки мух в ране. Сука лежала и монотонно скулила, вытягивая одну и ту же тоскливую ноту.
   - Она не может вытянуть долго. - сказал Эмилио: - и тебе бы лучше заняться своим делом.
   - Я и так занимаюсь своим делом. - ответил Рони, протягивая Эмилио конверт: - распишись.
   - Что это? - спросил старик.
   - Не знаю. - пожал плечами Рони: - я не читаю чужие письма.
   - Это судебная повестка. - сказал Эмилио: - они снова хотят вызвать меня в суд.
   - Распишись. Иначе я не вручу ее тебе.
   - Ну и пусть. Плевал я на судебные повестки. Передай Карлосу, что он может поцеловать меня в жопу. Да, прямо в мою черную, немытую жопу. - с удовольствием повторил Эмилио, зажмуриваясь и потягивая дым из своей трубки. Рони вздохнул и спрятал конверт в сумку. Он уже устал говорить, что не знает никакого Карлоса. Этот конверт он носил старку Эмилио вот уже два года. За это время он протерся и засалился. Старик не принимал конверт, и Рони относил его обратно на почту.
   - Наверное я ее пристрелю. - сказал Эмилио, посасывая трубку: - не дело смотреть, как тварь господня мучается.
   - Не нам решать, жить ей или нет. - ответил ему Рони, вставая - лучше присмотри в доме дощечку, я ей лапу примотаю, да в ветеринарную клинику свожу.
   - Ты думаешь? - прищурился старик Эмилио.
   - Конечно, перец ты старый. Вот на тебя самого без слез не взглянешь, а пристрелить себя из милосердия ты не дашь. Что же ты за других решаешь, а?
   - Что же... наверное ты прав. И жизнь у меня одно расстройство, и спина ноет, и Карлос со своими прихвостнями достал, но это моя жизнь и это моя боль. Пойду принесу тебе дощечку. - старик скрылся в доме, а когда появился, то помог Рони примотать ногу у собаки.
   - Что, письмо так и не возьмешь? - спросил Рони, уже уезжая.
   - Нет. Не дело традиции нарушать, сынок. Да и потом - если возьму, то ты уже завтра ко мне не приедешь, верно? - старик улыбнулся и помахал рукой на прощанье.
   А дробовик с потертым прикладом так и остался в доме.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Крупная рыба.

   На окраине города, там, где стояли старые уродливые здания, давным-давно приговоренные мэрией к сносу, в одном из таких зданий жил-был Морж. Здесь было дно города и те, кого жизнь, тщательно прожевав между коренными все-таки выплевывала - они приволакивали свои несчастья и тела сюда. Здесь никто не спрашивал ни о чем, здесь все были равнодушны к бедам и горестям.
   Они слетались как мухи на мед только в случае нечаянной радости - редкого зверя в трущобах. И их глаза горели, когда они смаковали подробности и ненавидели везунчика. Везунчика, как правило, находили потом где-нибудь в канаве, а то и он сам, не выдержав этих взглядов со всех сторон, вешался в дешевом гостиничном номере после ночи с одной из девочек Бэт.
   Бэт только головой качала. "Не в коня корм" - говорила она, поводя широкими плечами, она говорила, что уж если бы ей выпало что-то подобное, то вот она бы ... и вообще удачу нужно ловить за хвост. В свое время она была, да, вы не поверите, кем она была. Танцевала на сцене лучших театров, и однажды к ней даже подошел тот самый режиссер и сделал предложение... - что за предложение, Бэт никогда не рассказывала. Она вдруг оглядывалась и видела тупые равнодушные лица окружающих ее людей, вздыхала и шла в свой номер, где выпивала почти полную бутылку абсента, после чего ее рвало всю ночь в заботливо подставленный девочками тазик. А на следующее утро она снова стояла за стойкой, оглядывая свои владения.
   Морж частенько заходил к ней, у них были общие дела, кроме того, она приводила его в восхищение своим странным ароматом властности. Он называл ее Королевой Червей и смеялся над своей двусмысленностью. Девочки Бэт обижались. Однажды одна даже залепила Моржу пощечину. Бэт, конечно, заставила дуреху извиниться, да только Моржу это было все равно. Он и не обиделся. Он знал, что у девочек есть причины не любить его. Да только было поздно. Да, было уже поздно.
   Все дело в том, что Морж обладал талантом. Многие люди обладают талантами. Одни умеют играть на скрипке, другие умеют вышивать крестиком и петь в церковном хоре. Морж умел находить упавших на дно города. Маленьких, недавно оказавшихся на улице, симпатичных устриц. Они запирались в свои раковинки, в свои внутренние хрупкие мирки и многие из них погибали в переулках - кто от передозировки наркотиков, кого-то находил Грендель, а кто-то и сам погибал - от отчаянья. Но самых симпатичных и самых удачливых находил Морж. Он чувствовал их по запаху. Запах отчаянья. И глаза...
   Морж знал свое дело. Он начинал издалека, осторожно, чтобы не вспугнуть добычу. Он знал свое дело. Плотник всегда смеялся над ним. Плотник делал все проще и быстрее. И вообще Плотник был деловым человеком. А Морж начинал издалека. Он знал - тем, кто отчаялся не нужен хлеб. Не нужен ночлег или деньги. Им нужна надежда. И он давал им ее. А потом он отводил их к Бэт. Морж имел все основания гордиться собой, ведь в заведении Бэт всегда было чисто и уютно и, во всяком случае, это было лучше, чем улица. Грендель продолжал выходить на охоту, и полиция тут была бессильна - только время от времени то там, то здесь находили его жертвы. Поэтому и еще потому, что Бэт в обмен на новеньких давала ему пять сотен - Морж имел все основания гордиться собой.
   - Смотри, - говорил он Плотнику, вернувшись от Бэт: - Я опять заработал деньги.
   - Хорошо, - отвечал Плотник: - Иди и купи чего-нибудь выпить, - и Морж шел и покупал, а потом они с Плотником до утра сидели в синеватом дыму пьяного угара. Под утро Морж начинал плакать и жалеть всех подряд, а Плотник только мрачнел с каждой выпитой рюмкой.
   - Подумать только, - всхлипывал Морж, не донеся до рта вилку с нанизанным на нее соленым огурцом: - Эта девочка мне доверилась, а я продал ее в публичный дом! Какая же я все-таки сволочь... - и он опускал вилку и грустно смотрел на нее. Плотник молчал.
   - Как ты думаешь, дружище - спрашивал Морж через час: - они будут меня ненавидеть, а? Ведь я спас их от Гренделя, и спас их от улицы.
   - Я ведь делаю это не ради денег, - разглагольствовал он спустя еще час: - Я ведь делаю всем добро. Я - добрый человек, дружище. Вот, посмотри - он откладывал вилку и начинал загибать свои толстые как сосиски пальцы: - Девочку с улицы вытащил? Вытащил. Можно сказать - спас человеческую жизнь. Это раз. Бэт довольна, что у нее новенькая, значит, и ей добро сделал. Это два. И ты, тебе, вон выпить купил, правда? Тоже добро. Значит, кругом я творю добро! - и он ронял голову на стол.
   Плотник к тому времени уже похрапывал стойким сном завзятого алкоголика. А утром Морж умывался, одевал те из вещей, что еще не успели сноситься до дыр, и шел в город. На промысел. Он зашел к Бэт и пропустил рюмочку-другую, потом зашел к Осе Циммерману и попытался выторговать у него вставную челюсть за две сотни, но плюнул и решил обойтись старой. Ося только глаза прищурил вслед. День решительно не задавался и Морж уже было решил идти и сыграть с дружками в пульку, как вдруг на углу Пятой и Портовой он почувствовал ЕЕ.
   О, в жизни каждого рыбака бывают мгновения, когда он мечтает поймать СВОЮ рыбу. Очень большую. Практически кита. Самую лучшую. На легкую удочку и червя. Вершину своей карьеры, ту, после которой можно поставить удочки в угол и насмешливо улыбаться в ответ на рыбацкие небылицы с разведенными в стороны руками и прихлопыванием по колену. Да, в жизни каждого рыбака есть такие мгновения. Но не каждому удается воочию увидеть свою мечту. Ту самую рыбину. Тот самый золотой миг удачи. Поэтому Морж замер. Он остановился, не в силах поверить самому себе, все его тело трепетало, как у хорошей охотничьей собаки, а ноздри втягивали воздух. Глаза пробегали вверх и вниз по ее телу, а он все еще не мог себе поверить.
   О, это была поистине настоящая добыча. Она шла сквозь ряды чернорабочих, торговок, пьяниц и ворюг так, словно несла знамя. Она шла и люди расступались перед ней, так, чтобы потом сомкнуть ряды за ее спиной и завистливо зашипеть вслед. А она шла вперед, и только Морж мог заметить отчаянье, наполнявшее ее глаза, сквозившее в том, как она упрямо сжала губы в линию, как она отмахнулась от какого-то уличного приставалы, как она поправила свои волосы и дотронулась до распятия, висевшего у нее на груди.
   В эти мгновения Морж пережил целый калейдоскоп чувств. Он знал, что это идет его добыча. Азарт, нетерпение, но в тоже время и волнение, тревога. Он боялся, боялся неизвестно чего, так как не боялся в самый первый раз. Вдруг она исчезнет, пропадет, растает в воздухе как мираж, ведь это не может быть правдой.
   А она тем временем почти уже пропала из виду, и Морж припустил за ней вслед, по пути опрокинув какой-то лоточек с фруктами и сбив с ног прохожего. Она скрылась за поворотом, и Морж испугался, что он потерял ее навсегда. Он влетел в переулок, ловя ртом воздух. Его сердце колотилось так, словно он снова стал пятнадцатилетним пареньком, ждущим первого "да". Переулок был пуст. Морж выругался и прислонился к стене. Зачем он ждал так долго, почему не бросился за ней сразу, теперь Грендель найдет ее, почему-то Морж был уверен, что уж кого-кого, а ее Грендель найдет сразу. Морж прислушался. Морж плюнул. Морж пошел домой.
   "Напьюсь", - подумал он. Напьюсь ко всем чертям. Ни хрена не получается сегодня вечером. Потом пойду домой и спрошу у Плотника, почему это жизнь такая сволочная штуковина. Он шел и чувствовал, как черное отчаянье наполняет его душу. Он одинокий и ни на что не годный сукин сын, да. И он пошел и напился. И долго рассказывал Плотнику про Нее. Плотник молчал. Он был умным человеком и понимал, что пока Морж не выговорится - его не остановишь. Потом, уже за полночь, Морж упал лицом в салат, а Плотник пошел на улицу - прогуляться, захватив с собой крепкую трость из дуба - на всякий случай.
   Утром, когда Морж проснулся, первым делом он увидел начищенные ботинки Плотника. Плотник курил и дым поднимался вверх. Увидев, что Морж проснулся, он затянулся еще раз и сказал:
   - Доброе утро, дружище...
   - Здорово. - Морж икнул и попытался сесть. Со второй попытки у него это получилось.
   - Что будешь делать сегодня?
   - Не знаю. Скорее всего, пойду и повешусь. Я уже ни на что не годен, - Морж наклонился и попытался блевануть в таз, который Плотник ловко подопнул ему под ноги.
   - У меня есть к тебе просьба. Сходи-ка на угол Десятой и Розенкрац. Забери мои ботинки из ремонта. У меня сегодня весь день занят, не в службу, а как обычно, а?
   - А... а чего сам-то?
   - Заодно проветришься. - Плотник кинул на стол смятую десятку: - и опохмелишься. Ко мне сегодня Иванов придет.
   - Иванов? Черт. Ладно. - Морж встал и пошел в ванную - плеснуть себе в лицо холодной водой. Через пятнадцать минут он уже брел по Десятой и глазел на окружающий мир. Вдруг...
   Да! Это была она! Морж разом забыл про ботинки Плотника и десятку в кармане и головную боль и тяжелое похмелье словно улетучилось у него из головы. Морж пристроился к ней и пустил в ход весь свой богатый арсенал, и через некоторое время они уже шли по улице вместе. Вечером Морж пришел домой не один и Плотник удивленно присвистнул, пропуская ее в квартиру. Они прошли на кухню и Морж предложил дивный тост, а потом Плотник сходил в магазинчик за вином и фруктами и все было просто прекрасно. И только потом, в тесной спаленке, Морж, обнимая ее гибкое тело, с пронзительной ясностью понял, что эта женщина - вершина его карьеры. Больше он уже никогда не сможет быть мужчиной и ходить по улицам города с поднятой головой. Ему нужно решать все. И прямо сейчас. Но ведь, если он предложит ей выйти за него замуж... - он оглядывал свою жизнь и все, что в ней и качал головой. Нет. Она пошла с ним, потому что он дал ей Надежду, только потому, а в его, Моржа жизни нет места надежде. И... она уйдет и от него через несколько дней, а потом, потом обязательно окажется на улице и попадет в лапы Гренделю... он всхлипнул и заснул с твердым намерением отвести ее завтра к Бэт. И, да, он же так и не принес ботинки Плотнику...
  
   Когда Морж уснул, переполненный впечатлениями как мальчик - попкорном на третьем сеансе в кино, она встала и накинула на себя халат. На кухне сидел Плотник и задумчиво следил, как дым поднимается вверх. Она села рядом с ним и налила себе выпить. Плотник спросил ее:
   - Он заснул? - она только плечом повела. Плотник потянулся в карман брюк и вынул оттуда смятые бумажки. Положил их на стол и подтолкнул к ней. Она накрыла их своей ладонью.
   - Как всегда?
   - Да. Он не предлагал тебе...
   - Нет. Думаю, он никогда не решится. Завтра он отведет меня к Бэт. Как всегда.
   - Если он отведет тебя - проработай там недельку. Потом он забудет тебя. Он всегда забывает, - сказал Плотник. Она кивнула и выпила залпом. Уходя в спальню, к сопящему на диване Моржу она повернулась и сказала:
   - Черт, хотела бы я знать, - он когда-нибудь предложит?
   - А что ты ему ответишь? - вопросом на вопрос ответил Плотник.
   Она замолчала и тихо ушла, прикрыв за собой дверь.
  
  

Тюльпаны в нашей жизни.

   Сонтано вышел из поезда и, щелкнув серебряным портсигаром, сразу же закурил. Он не хотел дышать воздухом этого города. Не хотел здесь есть, не хотел пользоваться туалетами. Единственное чего он хотел, это закончить работу, как можно быстрее (желательно до того как проголодается, или схватит живот) и сесть на поезд в обратном направлении.
   Сонтано знал такие городки. Стоячая вода. Здесь ничего не происходило, здесь время похоже на кисель, а жизнь по вкусу точь-в-точь кусок картона. Здесь добро и зло настолько измельчали, что подменяют друг друга. Он хорошо знал такие городки. Он родился в подобном, и приложил все усилия, чтобы вырваться из болота. Тем более Сонтано считал несправедливым, что его опять занесло в Тьмутаракань, хоть и ненадолго, но все же!
   Ведь он уже давно не сопливый щенок! Да, конечно, он начинал с самого низа - делал грязную работу, был курьером, мальчиком на побегушках, но, Святая Мария, как давно это было! Об этих днях не вспоминают даже злопыхатели, а их у Сонтано более, чем достаточно и память у всех отменная.
   Много-много хороших сытых лет он - господин Сонтано. Он работает головой, а не ногами. Он думает, а исполняют - другие. Он живет в большом городе и старается не выезжать из него. Но в этот раз позвонил сам Папа. Папа пожаловался на своего нерадивого племянника, сообщил, что тот опять набедокурил, и попросил помощи в одном очень щекотливом деле. А когда Папа тебя просит, ты не спрашиваешь об оплате, ты благодаришь за доверие. Вот из-за того, что кое-кто плохо поработал мозгами, Сонтано приходится бегать ножками.
   Сонтано хмуро оглядел вокзал. "Санта Мария!" - он выбросил окурок прямо на перрон и направился к выходу, на ходу закуривая снова. Казалось, даже ботинки из крокодиловой кожи брезгливо морщатся, соприкасаясь со здешним асфальтом.
  
   -- Мистер Смит! Здравствуйте. Меня зовут Ричард Сонтано, я работаю на салон флористики в Аттике.
   -- Доброе утро, мистер Сонтано. Чем мы можем вам помочь?
   -- Насколько я знаю, сегодня утром вам должны доставить тюльпаны. Пятнадцать ящиков, да? Я хотел бы купить их все.
   -- Мистер Сонтано, вы правы, именно пятнадцать ящиков. Но их доставили вчера, и сегодня утром, не более часа назад всю партию раскидали по магазинам города. А сегодня мы получили гладиолусы. Пятнадцать ящиков. Они как раз на складе, и мы мигом приготовим все бумаги!
   -- Мистер Смит, простите, я не понял. Так у вас есть тюльпаны?
   -- Нет, тюльпанов, к сожалению, нет, но гладиолусы...
   -- Сегодня утром должна была прийти партия тюльпанов. Пятнадцать ящиков!
   -- Тюльпаны были вчера. А сегодня есть гладиолусы. Пятнадцать ящиков.
   -- Подождите, а как же тюльпаны?
   -- Их развезли по торговым точкам. Цветочные магазины, рынки, цветочные отделы в супермаркетах... Вы следите за мыслью, мистер Сонтано?
   -- Вы хотите сказать, они теперь не в ящиках?
   -- Именно так.
   -- То есть все тюльпаны теперь по отдельности?
   -- Совершенно верно. Большими или меньшими партиями доставлены в магазины розничной продажи.
   -- И их уже покупают?!
   -- Мы очень надеемся. В этот раз тюльпаны исключительно хороши! Так что насчет гладиолусов, мистер Сонтано? Мистер Сонтано?!
   Смит некоторое время смотрел на дверь, которая захлопнулась за выбежавшем без прощания посетителем.
   -- Очевидно, гладиолусы ему не нужны, -- сделал вывод Смит. Жаль. Придется опять сплавить их по дешевке в Ситибург. А ведь был шанс!
   Он нажал кнопку на коммутаторе: -- Машенька, гладиолусы не распаковываем. Я попробую договориться с госпожой Кузнецовой, так что готовь их к отправке. Да, Машенька, передай Альберту, что, если он еще раз закажет нам гладиолусы, я закопаю его вместе с этими гребанными цветами на местной свалке!
  
   Сонтано выбежал на улицу и стал лихорадочно соображать. Черт, поначалу непредвиденные обстоятельства выбили его из колеи, но Сонтано не был бы собой, если бы не мог реагировать быстро как кобра. Итак, каким-то образом цветы пришли раньше и теперь они в магазинах. План практически не изменился - выкупить все цветы и как можно быстрее, пока до них не добрались местные любители гербариев! Сонтано простонал: возможно, прямо в этот момент какой-нибудь кретин-провинциал покупает именно тот цветок в подарок своей бабушке!
   На другой стороне улице остановился синий фургончик, Сонтано видел, как его водитель подошел к лотку купить хот-дог. Отлично!
  
   -- Мне нужен ваш фургон на день. Конечно же, с шофером.
   Грузный водитель в засаленной футболке даже не прервал трапезу.
   -- Пятьсот зеленных.
   -- Зовите меня Тревор, сэр, -- недоеденный хот-дог полетел в урну, Тревор вытер руки и протянул ладонь Сонтано.
   -- Роберт Сонтано.
   -- Показать вам город, мистер Сонтано?
   -- Мне необходимо посетить все цветочные магазины этого города. Все рынки и любые другие места, где продаются цветы. Надеюсь таких мест немного.
   -- Это парадоксальный город, сэр. Вы удивитесь, но у нас три специализированных цветочных салона, цветочные ряды в пяти рынках, цветочный отдел есть в каждом большом магазине, ну и прибавьте к этому бабушек с лотками на каждом углу.
   Сонтано откинулся на сиденье и прикрыл глаза. Тревер завел мотор. Не открывая глаз Сонтано, сказал:
   -- Сейчас едем в самый крупный салон. По дороге останавливаемся у всех больших магазинов и бабушек с лотками.
  
   -- Ой, сынок, такая большая денежка с утра! Где ж я тебе сдачу найду, милай? Вот возьми еще роз - все бери! Фиалку в горшке возьми, а?
   -- Только тюльпаны. Сдачу оставь себе, мать.
   Старушка всплеснула руками, запричитала и все-таки сунула ему горшок с фиалкой. Фиалки Сонтано выкинул в урну, предварительно убедившись, что старушка не видит. А вот десяток красных, нераскрывшихся тюльпанов жгли руки. Может это в одном из них?! Может ему повезло - он ведь везучий сукин сын! Надо проверить. Всего лишь раскрыть бутоны... Но Сонтано видел, как с любопытством поглядывает на него Тревер.
   Он положил цветы на колени и сохранял спокойствие. У него накопилась уже охапка, когда они подъехали к салону цветов "Эдельвейс". Оттуда Сонтано вынес ящик и погрузил его в фургон.
   -- Тревер, теперь далее по списку - остальные салоны, рынки и прочее. Я буду ехать в фургоне. Останавливайся у каждой бабушки.
   В фургоне Сонтано услышал, как хлопнула дверь водителя, а затем заурчал мотор. В то же мгновение он лихорадочно стал ощупывать бутоны. Но как бы Сонтано не спешил, в его движениях не было суеты: он брал цветок, тщательно проверял его, раскрывал бутон, затем откладывал в сторону. Пока ничего. Зеро.
   Машина остановилась. Новая партия тюльпанов. Сонтано принялся за работу. Цветок-раскрыть-пусто-отложить-цветок-раскрыть-пусто-отложить...
   Он вспомнил свой разговор с Дэни, племянником Папы.
  
   -- Какого хрена, Дэни?! Эта цацка стоила слишком дорого, чтобы отпустить ее гулять по стране!
   -- А как бы ты поступил? Они обложили меня со всех сторон как... как булка сосиску! - Дени потряс хот-догом.
   Сонтано поморщился, он терпеть не мог идиотские сравнения, почти также как фаст-фуд.
   -- Они вот-вот должны были меня взять, и мне попались эти тюльпаны. Груз прошел таможню, и одна коробка была распакована. Вот я и сунул камешек прямо в бутон! А затем наблюдал в сторонке, как их упаковали и погрузили без проблем.
   Дэни улыбался, его щеки румянились. Похоже, он гордился своей находчивостью - ай да Дени!
   -- Меня взяли через пять минут. Обыскали с пристрастием: жопа до сих пор болит, - этот хренов коп залез туда с головой! Но я был чист, и как только меня отпустили, я навел справки о грузе. Мы знаем, где и когда он будет. Всего-то делов - выкупить пятнадцать ящиков тюльпанов. Я хотел сам заняться, но Папа отчего-то решил позвонить тебе.
   -- Ты уже "назанимался", Дэни.
   -- А как бы ты поступил?! Они...
   -- Я никогда не позволял обложить себя. Как сосиску.
  
   Цветок-раскрыть-пусто-отложить-цветок-раскрыть-пусто-отложить... Фургон забит до самого верха, а бриллиант в тридцать карат так и не найден. Сонтано прислонился спиной к кузову и закурил. Фургон стоял на грязной окраинной улице перед местным борделем.
   -- Все, мистер, я гарантирую, в этом городе нет ни одного чертова тюльпана не принадлежащего вам. Как насчет оплаты? - Тревер курил рядом.
   Сонтано молча полез в карман. Затем также молча смотрел на две сотенные бумажки оставшиеся в бумажнике.
   -- Ты чеки принимаешь?
   -- Твою мать! - Тревер со злостью выхватил из его пальцев две сотни. Нырнул в фургон и выкинул от туда все тюльпаны прямо на землю. В следующую секунду взревел мотор и синий фургон скрылся за поворотом.
   Сонтано достал сотовый и набрал номер.
   -- Алло. Сонтано?! Как дела?
   -- Дени, я проверил цветы, камешка нет. Где Папа?
   -- Как нет?! Я сунул его прямо в бутон! В самый верхний бутон на стебле, ты же знаешь, у тюльпанов верхние бутоны обычно даже не раскрываются. Проверь еще раз!
   Некоторое время Сонтано молчал в трубку. Затем, прикрыв глаза, ответил:
   -- Дени, у тюльпанов всего один бутон на стебле. То, о чем ты говоришь, называется гладиолусы. Я перезвоню Папе.
   Сонтано отключил сотовый. Немного потоптался на разбросанных тюльпанах, наклонился и поднял охапку красных цветов.
   -- Рики?! Рики, ты нашел меня!!
   Сонтано поднял голову. Женщина, стоящая на балконе борделя, была слишком ярко накрашена и слишком открыто одета для своего возраста и размеров. Округлые руки, большая грудь и чудесные, потрясающие глаза...
   -- Бет?
  
   -- У тебя чудесные потрясающие глаза, -- Рики Сонтано убрал каштановый локон упавший ей на лицо. Горячее тело девушки все еще льнуло к нему.
   -- Рики, ты ведь не бросишь меня после этого? Ты мой первый мужчина...
   -- И ты у меня первая, Бет, ты это знаешь. И я не оставлю тебя.
   -- Но я уезжаю, Рики! Отец нашел работу в другом городе. Мы все равно расстанемся!
   Бет уткнулась ему в плечо, Рики прижал девушку к себе и пообещал:
   -- Я найду тебя, Бет, где бы ты ни была. Я найду тебя, и мы будем вместе.
  
   Спустя более двадцати лет с того обещания Сонтано вновь смотрит в глаза своей первой женщине. И он понимает, что она видит его, стоящим под ее балконом в россыпи цветов с огромным букетом тюльпанов в руке.
   -- Рики, это ты?
   -- Я ведь обещал, что найду тебя, Бет.
   Рики Сонтано становится на одно колено и протягивает тюльпаны вверх.
   -- Беатрис, ты станешь моей женой?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Кое-что о зомби.

   Галя плакала. Кусала губы и пыталась остановить набегающие слезы, но не получалось. Руки были заняты, и она вытирала, насколько могла, мокрые щеки плечом. Она знала, что его это раздражает. Галя старалась потише шмыгать носом, но все равно чувствовала, что каждый раз он напрягается, и на его лице вздуваются желваки.
   Несмотря на пелену застилающую глаза, Галя ловко управлялась со сковородой и двумя кастрюлями, кипящими на плите. Необходимая сноровка, выработанная годами.
   Галя снова шмыгнула.
   - Бога ради, не напускай соплей в мой обед! - Питер в раздражении смял и откинул газету.
   - Извини, я... я стараюсь...
   Она подала на стол гуляш с ароматной подливой и картофельным пюре. Питер накинулся на еду, огромными кусками откусывая хлеб. Галя не ела.
   - Но Питер, столько денег! Где я их возьму? Ты забрал все, что было, когда уезжал, потом я много раз высылала тебе деньги. Помнишь? Ты ведь уезжал заработать денег, а выходит теперь мы в еще больших долгах!
   - Я занимаюсь бизнесом, - он сказал так, будто это все объясняло. - Мне нужно сто пятьдесят тысяч. Я закрою долги и смогу повести игру. На этот раз по-настоящему Большую игру! Достань мне деньги.
   - "По-настоящему Большую игру"! Питер, ты говорил это столько раз! - Галя, уже не сдерживаясь, ревела навзрыд - Мы еще не рассчитались по старым долгам, а ты хочешь, чтобы я заняла снова! Питер, пожалуйста, не надо! Я ведь все знаю, я знаю, да! - ее тонкий дрожащий голос срывался.
   Она просила, увещевала, она пыталась объяснить, разжалобить, даже попробовала возмутиться. Последнее получилось у нее жалко.
   - Да, Тревер все мне рассказал! Ты ведь пил там, целый месяц просто пил! А я отправляла тебе все деньги, что смогла заработать!
   Галя чувствовала, что волны истерики накрывают ее с головой, она уже не могла остановиться.
   Питер отложил вилку и рукой сгреб картофельное пюре с тарелки, затем метко без размаха бросил жирную массу в лицо Гале.
   - Выйди из-за стола. Вернешься, когда перестанешь строить из себя дуру, - Питер вытер руку салфеткой, взял вилку и продолжил обед.
   Мигом притихшая Галя сидела с широко открытыми глазами, горячая подлива текла по ее лицу, капая на юбку. Словно робот она встала и на деревянных ногах пошла в ванную.
   - Сто пятьдесят тысяч, - донеслось в след, - Достань мне их сегодня.
  
   Галя переоделась и кое-как напудрила покрасневшее лицо. Стараясь не греметь ключами, закрыла входную дверь.
   - Добрый день, Галина Петровна.
   Ключи выпали из рук и звонко упали на каменный пол подъезда. Галя быстро оглянулась.
   - Ох, Ипполит Матвеевич, как вы меня напугали!
   - Прошу прощения, я не нарочно. На работу?
   Ипполит Матвеевич, высокий худощавый мужчина, в помятом коричневом костюме и развязно спущенном галстуке, наклонился и поднял ключи. Он жил в соседней квартире, и всегда ходил в костюмах, всегда они были помяты, а галстуки всегда спущены. Скорее всего, он любил выпить, но Галя ни разу не видела его пьяным или с похмелья. И все-таки она готова была биться об заклад, что их сосед и зеленый змий близкие знакомые. Даже друзья. Наверное, потому, что он ей очень нравился. А влюблялась она, как показал опыт, исключительно в алкоголиков.
   - Питер приехал, да?
   Галя вздрогнула:
   - А как... мм... Откуда вы знаете?
   Ипполит Матвеевич кивнул на лестничную площадку. На полу были набросаны окурки, цинично игнорировавшие, стоящую здесь же жестяную урну с красной надписью: "ДЛЯ ОКУРКОВ".
   - Ох, простите. Я говорила ему... да, разговаривала с ним. Он пообещал, он...мм... Ему было приятно, что вы сделали эту урну для него. Да. - Галя торопливо вынула из сумочки салфетку, собрала разбросанные бычки и бросила их в жестянку.
   - Хорошо, я рад. И это замечательно, что мы с вами столкнулись, я как раз возвращался домой и хотел зайти к вам, а тут вы из дверей...
   Ипполит Матвеевич улыбался, подавая ей ключи, но Галя заметила, как внимательно он смотрит на нее. Конечно, замечая следы истерики и ожога на лице.
   - Ипполит Матвеевич, мне ужасно стыдно, но я не смогу отдать вам долг сегодня. Обещаю, что скоро. Нам должны дать аванс, и я сразу...
   - Что вы, что вы! - сосед замахал на нее длинными руками, - Бог с вами, Галина Петровна! Не за долгом я к вам, а с просьбой. Глядишь, и я вам должен буду.
   Галя улыбнулась. Совсем чуть-чуть, еле дрогнув уголками губ, но сосед заметил и радостно заулыбался в ответ.
   - Я слышал, что у вас есть старая печатная машинка. Это правда?
   - Да, но зачем вам этот раритет?
   - Ой, да мне он незачем! Но вот один мой друг пишет проект... Ради Бога, не спрашивайте, какой - я сам ни черта понять в нем не могу! Знаю лишь, что вот это должно быть отпечатано на машинке и чтобы все точь-в-точь, слово в слово.
   Ипполит Матвеевич вынул из внутреннего кармана, смятые листы, попытался хоть немного разгладить их и протянул Гале.
   - Белиберда какая-то!
   - Вот-вот, именно так я и сказал ему. Но он ответил, что я ничего не понимаю в тонкой материи псионографики. Псионографика! Вы знаете, что это такое?
   Галя отрицательно покачала головой.
   - Вот и я не знаю. Но друг есть друг. Он спросил, есть ли у меня на примете кто-нибудь, кто может набрать это на печатной машинке. Я вспомнил о вас. Для такой опытной машинистки это раз плюнуть. К тому же и печатная машинка у вас есть!
   - А когда это нужно?
   - Завтра утром и нужно! Ой, только не отказывайтесь! Я понимаю, так условия не ставятся, но мой друг очень рассеянный и тянет все до последнего. Галина Петровна выручите меня. Тогда и долг ваш зачтется, и за работу хорошо заплатим. Ну как?
   Ипполит Матвеевич вопросительно поднял брови и неуверенно улыбнулся.
   - Никакой дополнительной платы не надо, - Галя аккуратно сложила листы вчетверо и положила в сумку.
   - Спасибо, Галина Петровна! Выручили, ей Богу, выручили! Так я завтра в десять зайду?
   - Заходите, ... Ой, нет! - улыбка исчезла с лица Гали, она вспомнила про Питера: - Лучше я сама вам занесу. В десять.
   - Вот и хорошо. Еще раз спасибо. Удачного дня!
   - Вам тоже, - Галя стала спускаться по лестнице. Она была уже этажом ниже, когда ее окликнул сосед.
   - Галина Петровна, только не забудьте - очень точно! - Ипполит Матвеевич свесился с перил: - Слово в слово!
  
  
   Когда Галя вернулась, Питер уже спал. Облегченно вздохнув, она тихо-тихо помылась в ванной, затем вытащила из кладовой большой старый чехол, в котором много лет хранила мамину печатную машинку. Почему уж не выкинула и не сдала старьевщику, а возит за собой из одной съемной квартирки в другую, сама не знает. Ну вот, пригодилась же. пожала плечами она, и покрепче ухватившись обеими руками за ручку, поволокла ее в кухню.
   Плотно закрыв дверь, чтобы, не дай Бог, не разбудить Питера, вынула из чехла и водрузила машинку на стол. Пыли на ней почти не было, однако Галя все равно пробежалась по ней тряпкой. Удовлетворенно хмыкнув, зарядила ленту с краской. Обошла целую кучу магазинов, чтобы найти ленту для печатной машинки! На нее смотрели как на динозавра.
   Ну, вот все готово. Галя села, вставила и закрепила лист.

Сара кворум пилум кто?

  
   Конечно, дорогая, это тебе не клавиатура компьютера, надо сильнее давить на клавиши, помнишь? Галя смотрела на первую попытку в раздумьях. Можно ведь вернуть каретку и отпечатать сверху второй раз, но, может, им нужен безупречный вариант? Галя вынула лист и смяла его. Закрепляя другой, отметила: дубль два.
  

Сара кворум пилум кто?

Берта тридцать супер тремс!

Яна ....

   Господи, кому это нужно? Фигня, какая-то.
  

Яна чтобы ты бы жон.

Сара кворум пилум жон?

   Стоп, дорогая, будь внимательна. Здесь восклицательный, а не вопрос. И, кстати, "тыбы" точно без пробела? "Ты бы", "тыбы жон"... Здесь без пробела, и, скорее всего, смысла в этих словах искать не стоит. Окей, поехали дальше. Дубль три.
  

Сара кворум пилум кто?

Берта тридцать супер тремс!

Яна чтобы тыбы жон.

Сара кворум пилум жон!

  
   Са-ра кво-рум пи-лум оп! Галя улыбалась, сама того не замечая. Ее взгляд остекленел. Я-на что-бы ты-бы жон! Язык вылез изо рта и облизал губы.

Берта тридцать супер кто.

Яна чтобы тыбы тремс?

Сара кворум пилум тремс.

Берта тридцать супер жон?

  
   - "Са-ра кво-рум пи-лум кто?" А вот и правда: кто? - Галя отчетливо произнесла это вслух, но ее взгляд был прикован к листку..
   Саракворумпилумкто?бертатридцатьсупертремс!яначтобытыбыжон.саракворумпилумжон!бертатридцатьсуперкто.яначтобытыбытремс?саракворумпилумтремс.бертатридцатьсупержон?яначтобытыбыкто! - слова вылетали пулеметной очередью.
   Лист давно закончился и выпал из машинки, Галя этого не заметила, продолжая вколачивать слова в резину каретки: Саракворумпилумкто?бертатридцатьсупертремс!яначтобытыбыжон.саракворумпилумжон!бертатридцатьсуперкто...
   Галя очнулась. Она стояла возле стола, сжимая в руке кухонный нож. В ее глазах мелькнуло удивление. Затем она посмотрела на стол и пишущую машинку. Ах да, нож нужен, чтобы кое-что подправить-починить. Конечно, это же очевидно, яначтобытыбыжон!
  
   Ипполит Матвеевич остановился во дворе. Возле подъезда стояли две полицейские машины. В одну из них сажали его соседку Галину Ивановну. Он заметил, что на ней были наручники, но его больше поразил ее взгляд - чистый и прямой. Она увидела его и улыбнулась. Широко, красиво, как не улыбалась никогда на его памяти. Он кивнул ей и приподнял шляпу, но она уже скрылась в машине. Ипполит Матвеевич подошел ближе. Возле машины чесали языками двое молодых копов.
   - Семнадцать ножевых ранений! Твою мать, его живот превратился в фарш!
   - Я чуть свой завтрак не вернул. Господи, никаких гамбургеров на обед!
   - А ведь какая милая женщина. На твою Катьку чем-то похожа...
   - Да пошел ты!
   - А чё я сказал-то?
   В этот момент из подъезда вышел третий полицейский. Огненно-рыжие волосы и веснушки делали его намного моложе своих лет, но он сурово глянул на трепачей, и те вытянулись в струнку.
   - Фрейзер, Дювалье, выньте пальцы из задниц, и примитесь за работу. Наверху экспертам нужна помощь.
  
  
   - Какой-то ты все-таки вот такой вот... - Морж поболтал в воздухе толстыми пальцами, пытаясь выразить мысль. Он все еще крутил пятерней и морщил лоб, когда Плотник не выдержал и сунул ему в руку бутылку:
   - Я ведь тоже добрый, Морж! Налей-ка еще по одной.
   - Ты убил его, потому что он гадил в твоем подъезде.
   - Вовсе нет! И я не убивал его. Это его жена, - Плотник вздохнул: - Замечательная женщина!
   - Нет, это ты! Ты ведь подсунул ей эти... это... ну то, что выворачивает мозги. Ты сделал из нее зомби!
   - Это он делал из нее зомби, а я ее освободил, - Плотник опрокинул в себя стопку и стукнул ею по столу: - И нечего было гадить в моем подъезде!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Кожа

  
   Любовь.
   Она знает об этом все.
   Историю, теорию, практику. Правила и исключения.
   Все ходы и выходы, все потайные норы.
   Или нет?
   Конечно, да!
   Любовь - это ее работа. Нет, не правильное слово. ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ.
  
   Глубокая затяжка. Она чуть щурит глаза, выпуская дым. Черная прядь упала на лицо. Безымянным пальцем убирает ее за ухо, - средний и указательный зажимают сигарету.
   - Я бросил курить.
   Это Он.
   - Хочешь, я тоже брошу?
   Молчание. Наконец:
   - Нет. Я не хочу изменять тебя.
   Она давится смехом и сигаретным дымом.
   Не хочет изменять ее! Три тысячи лет не изменили ее ни на йоту! Два дня с Ним заставили забыть, кто она есть.
   - Мне пора.
   Он встает, собирает разбросанную одежду. Она рассматривает Его тело. Такое же, как у всех них. У миллиона до Него. И не такое. Может все дело в запахе?
   - Останься.
   Она откидывает простыню и выгибается на постели. Брошенный в пепельнице окурок, исходит дымком.
   Он закрывает глаза и стонет сквозь сжатые зубы:
   - Не делай так, пожалуйста!
   - Я красива?
   - Дурацкий вопрос.
   - Я только такие и задаю.
   Он стоит молча, сжимая в руках одежду и зажмурившись. Потом, все также не открывая глаз:
   - Ты - очаровательна. От слова "чары".
   Он пытается одеться вслепую. Она встряхивает блестящими черными волосами, прикрывает простыней маленькую грудь.
   - Эрик, я люблю тебя.
   Он перестает прыгать на одной ноге и опускается в кресло, как есть - наполовину натянув брюки.
   - Я - тоже, - глубокий вздох: - Я тоже люблю тебя.
   Глаза в глаза.
   - Я буду твоей. Ты будешь моим?
   Долгое молчание.
   - Не могу...
   Слезы. Она видит в его глазах свои слезы. Ее глаза сухи.
   - Моя жена... Не могу!
   Она плотнее заматывается в простыню, снова закуривает:
   - Трус...
   Ее голос тих и задумчив.
   - Три тысячи лет. Миллионы мужчин. Я! ПОЛЮБИЛА! ТРУСА!
   Запрокинув голову, Она начинает смеяться.
   Горечь этого смеха разъедает стены. Ему кажется, что они стали зыбкими и вот-вот растают как марево. Он захлопывает дверь и несется вниз по лестнице, но Ее хохот гремит даже в машине, перекрывая мощность магнитолы.
  
   - Алло?
   - Он - трус!
   Молчание. Потом:
   - Он - слаб. Но это не вина его, это - беда его.
   - Он - дерьмо! И не стоит даже клочка моей шерсти!
   Пауза. Потом утвердительно:
   - Но ты готова снять кожу ради него.
   - Да. Книга у тебя?
   - Много книг. Есть очень интересные экземпляры.
   - Ты знаешь, о какой я.
   - Зов предков, а?
   - Буду через пять минут.
   - Четыре ноги быстрее двух.
  
   Ольга смотрела на красную дверь. Там, где должен быть номер - черный иероглиф. Девушка вытащила клочок бумажки с адресом - все правильно, Великая и Могучая Рэй, Повелительница Зелий, живет за этой дверью.
   "А я-то что здесь делаю?"
   Ольга еще раз посмотрела на иероглиф, подняла руку, чтобы постучать, но, вздрогнув, остановилась. Смяла бумажку с адресом, резко развернулась и сделала шаг прочь. В ту же секунду дверь отворилась.
   - Если любишь его - заходи.
   Голос звучал из глубины квартиры, но казалось, шепнул ей на ухо.
   Ольга разулась у порога, как ее предупреждали, огляделась. Тончайшие ткани свисали с потолка. Все - ярко-красные. Великое множество самых разных светильников, но, - удивительно, - они совсем не разгоняли полумрак. А полумрак источал запах трав - свежий и терпкий.
   В дальней комнате на циновке сидела японка в традиционном образе: кимоно (ярко-красное), выбеленное лицо, высокая прическа, ярче, чем кимоно - губы. Ольга опустилась на подушку, напротив нее.
  
   Она с интересом рассматривала вошедшую. Светло-русые волосы, серые глаза, большая грудь. Ольга Парфенова. Его жена.
   Ради этой женщины полгода назад Она стала "Рэй - Повелительницей зелий". Полгода древнего Искусства, полгода терпеливого ожидания. Тысячи приворотных средств, сотни эликсиров молодости, неисчислимое количество афродизиаков и ровно 101 зелье мужской силы. Она принимала людей, Она помогала всем. Она ждала эту женщину.
   И сейчас Ей не нужно слушать сбивчивую речь пришедшей. Она знала, что той нужно. Она знала больше.
   Красивыми отточенными движениями Она готовит зелье. Беспокоится (совсем чуть-чуть) о выборе. Искусство всегда оставляет выбор.
  
   - Я хочу вернуть его любовь! Я готова на все...
   Ольга зачарованно следит за руками Великой и Могучей Рэй, они танцуют над пиалами. Травы, лепестки, порошки летят в кипяток, подчиняясь таинственному ритму. По комнате разлился сладкий запах.
   - Красная - твое счастье рядом с ним. Синяя - его счастье рядом с тобой.
   Ольга вздрогнула, выходя из транса. На низеньком столике перед ней стояли две тончайшие фарфоровые чашки. Красная и синяя. Оля нахмурилась, - это ей что-то напоминало. Фильм?
   "Reload" - прозвучало в голове.
   - Что? - вслух спросила девушка.
   Японка внимательно посмотрела на нее и повторила:
   - Красная - твое счастье рядом с ним. Синяя - его счастье рядом с тобой.
   - Я поняла-поняла, - Ольга встряхнула головой, отгоняя сомнения, - Это легко. Я и так счастлива с ним.
   Она протянула руку и в два глотка опустошила синюю чашку. Великая и Могучая Рэй облегченно вздохнула и, достав сигарету, закурила. Ольга шокировано уставилась на нее. Повелительница зелий улыбнулась, запрокинула голову и выпустила струйку дыма в потолок. Огромный парик упал с головы. Рассыпалось черное каре. Белое лицо, обрамленное черными прядями, выглядело страшной маской.
   Ольга хотела встать, уйти, но вместо этого тело стало заваливаться набок. На языке стоял сладковатый привкус. Японка подмигнула ей:
   - Правильный выбор. Он будет счастлив.
   И свет померк.
  
   Докурив сигарету, Она встала. Неторопливо разделась донага. Переступив через одежду, нагнулась над телом. Раздался треск - сначала нож в ее руке срезал ткань...
  
   Эрик вошел в дом. Как всегда в последнее время, он выпил после работы и хотел только одного - лечь спать. Услышав, шум на кухне крикнул:
   - Оль, я не буду ужинать. Устал.
   - Любимый?
   Его жена вышла в зал, и Эрик застыл в одном ботинке. Ее домашнее платье было укорочено и подвязано игривым передничком. Русые волосы аккуратно подобраны, лишь одна легкая прядь струилась по шее. Свежая кожа с нежным румянцем, и удивленно распахнутые серые глаза.
   Ольга. Жена. Но что-то... Что?
   - Оля?
   - Оля-Оля, - она улыбнулась: - Поужинай, любимый, я очень старалась.
   Потом понизила голос:
   - Ну а если тебе не понравится, сможешь наказать меня. В спальне...
   - Я ... ммм... Хорошо.
   Ольга подошла и чмокнула его в щеку. Отпрянула, сморщив носик:
   - Ты закурил снова?
   - Еще полгода назад! Ты что, Оль?
   - О, не обращай внимание. - Она пошла в кухню - Я накрываю.
   Его взгляд упал на пепельницу случайно.
   - Окурок!
   - Что? - она оглянулась через плечо.
   - Ты закурила?!
   Немного помолчав, она улыбнулась:
   - Хочешь, брошу?
  
  
  
  
  
  

Лист в лесу

  
   Сегодня праздник! На пустыре, на том самом пустыре, что за трактиром Бэт и баскетбольной площадкой, возвели парусиновый шатер цирка! С утра стар и млад толкались в очереди к вагончику с надписью "касса", где толстуха с усталыми глазами продавала билеты на представления и аттракционы. "Русские горки", "Сокровища фараонов", "Дракула против Кинг Конга", да мало ли что еще. Виктор Честный не очень любил цирк и аттракционы. В глубине души он все еще полагал, что обманывать людей - плохо, даже если люди сами платят за то, чтобы их обманули. Поэтому он очень серьезно объяснил Саше, что чудес они сегодня не увидят и что Кинг-Конг это просто переодетый вышибала из "Санта-Плюски", уволенный позавчера, а исчезающий газовый платок на самом деле у фокусника за пазухой. Саша внимательно выслушала его и кивнула головой.
   - Я все поняла, пап. Чудес не бывает.
   - Ну, на самом деле может и бывают, но уж точно не в цирке. - ответил Виктор Честный, детектив третьего класса, припоминая, как один раз в него выпустили почти всю обойму из "магнума" в упор, чуть ли не упираясь стволом в живот, а на нем не осталось ни одной царапины. Вот это точно было чудо.
   - Я все поняла, пап. А теперь, можно мы пойдем в цирк?
   - Ладно... Но...
   - Никакого попкорна и вести себя тихо.
   - И...
   - В девять ноль-ноль баиньки. Угу.
   - Хорошо. - и они пошли в цирк. Цирк встретил их запахом свежих опилок, горячего попкорна, и чего-то резкого, шибающего в нос словно выстрел пробки из бутылки с искристым вином... Все было, так, как и должно было быть - слоны исправно вставали на задние лапы, львы послушно разевали пасти, кося взглядом на дрессировщика с всклокоченной шевелюрой, норовящего засунуть им свою голову между резцами и коренными, два клоуна падали и обливали друг друга фальшивыми слезами из припрятанных в кармане резиновых груш. Были тут и воздушные гимнастки в таких маленьких серебристых платьицах, что даже в заведении у Бэт никто не носил подобных. Они бесстрашно кидались вниз головой с головокружительной высоты, подхватывая друг друга у самой земли и снова взмывали вверх, а коротенькие юбочки на них развивались словно флаги победы над земным притяжением. В черном плаще с рассыпанными по нему бриллиантами (это просто стразы, доченька. Ну, стекло... ) и в высокой шапке, больше похожей на китайскую пагоду на арену вышел фокусник. Он извлекал из шляпы кроликов, угадывал в каком ряду лежит колода карт, распиливал пополам свою ассистентку, девушку с ослепительной улыбкой (нет, доченька, ей не больно, это просто фокус.), превращал ее в тигра и обращал бумажные платки в стаю голубей. Саша хлопала в ладоши и смеялась. А потом жонглер с горящими глазами жонглировал булавами и включенными бензопилами, а в перерыве метал ножи в ассистентку, ту самую девушку, которую распиливал фокусник. На какой-то момент Рудольфу даже показалось, что нож воткнулся девушке прямо в глотку и он затаил дыхание, ожидая что она свесит голову вниз и тогда ему придется встать и потянуть из кармана служебное удостоверение, но девушка снова улыбнулась своей ослепительной улыбкой и детектив только головой покачал - вот ведь искусники, циркачи чертовы, дурят наш народ. Гвоздем программы был конечно же сам граф Дракула, долговязый тип в черном плаще с красным подбоем и здоровенными клыками во рту, его борьба с Кинг-Конгом вылилась в десятиминутное шоу с могучими ударами и падениями, напоминающими американский рестлинг. Потом, после представления, они пошли кататься на аттракционах и Рудольф даже выиграл Саше розового плюшевого слоненка, набив в тире сорок очков. Саша покаталась на "Русских горках", на карусели и на огромной центрифуге, пока у нее не закружилась голова. Потом они прошли вдоль клеток с выставленными животными и Саша удивленно ахала и округляла глаза.
   - Пойдем к клоунам?
   - Они уже закончили выступление, дорогая.
   - Пап! Ну, пожалуйста! Ну разок взглянем... тебе же можно?
   - Хорошо. А кто тебе больше понравился из клоунов?
   - Мне больше граф Дракула понравился. - ответила Саша: - он такой клевый.
   - Он не клоун, доченька. Он просто артист.
   - Папа!
   - Понятно. Ладно, мы пойдем и подарим ему цветы. Но в девять ноль-ноль...
   - Баиньки. Да, папа.
  
   - Здравствуйте! - они откинули полог и шагнули в гримерку "графа Дракулы". Здесь был порядочный беспорядок, но это Виктора не удивило. Творческие люди, артисты, он понимал, хотя и не принимал этого. Удивили его то, что артист вздрогнул, когда они вошли. Виктор служил в полиции не первый десяток лет и он хорошо знал, когда вздрагивают подобным образом. Он улыбнулся и протянул графу букет цветов, стараясь встать так, чтобы прикрыть Сашеньку своим телом.
   - Э, здравствуйте. - сказал "граф" хорошо поставленным баритоном.
   - Мы решили спросить у вас автограф. Моя дочь была просто в восторге. - сказал Виктор, отдав букет артисту. Теперь у того была занята по крайней мере одна рука. Но что он скрывает тут, в этом фургоне?
   - Да, конечно. Нет проблем. - "граф" быстро расписался на своей фотографии и протянул ее Сашеньке: - бери.
   - А вы и вправду убили Кинг-Конга? - спросила Сашенька, получив фотографию.
   - Нет, конечно. - улыбнулся тот и Виктор увидел клыки в рту. Еще не разгримировался, подумал он, почти полчаса прошло, а он еще не снял свои пластиковые клыки...
   - А вы правда пьете кровь?
   - Ну, только по праздникам. - "граф" подмигнул Виктору.
   - А это что? - Сашенька указала на стол. Стакан с красной жидкостью.
   - Сегодня - томатный сок. Но обещаю, что в следующий раз я буду пить кровь. Прошу меня извинить, но я жутко занят...
   - Спасибо за фото. До свидания. - серьезно сказала Саша и они вышли из фургончика.
   - Слушай, доча. - сказал Виктор, едва они подъехали к дому: - мне нужно отлучится и...
   - Ты же говорил, что сегодня у тебя выходной!
   - Да, но есть одно дело. Я скоро вернусь. Передай маме, что я на работе, ладно?
   - Ладно. - Сашенька дунула вверх, отбрасывая в сторону непослушный локон: - только не давай себя пристрелить, ладно, папка?
   - Обещаю. - он проследил, как она вбежала в дом, развернул машину и вдавил газ.
   Через двадцать минут он уже стоял возле фургончика. Он достал из кармана служебное удостоверение и свой старый "Смит-энд-Вессон". "Граф" явно что-то скрывал. Так вздрагивают только преступники. Только те, кто боится возмездия. Или...
   Он толкнул дверь и вошел. Никого не было. На столе стоял пустой стакан. Виктор быстро обыскал все вокруг. Ничего необычного, вот только в мусорном пакете лежала пустая полиэтиленовая колба с маркировкой "Городская больница номер два. Кровь для переливания, группа АБ". Он взял стакан и понюхал его. Это был не томатный сок. Виктор хорошо знал этот запах. Слишком хорошо. Запах свежей, запекающейся крови.
   - Так-так. - раздался голос сзади. Виктор обернулся.
   - Полиция. - сказал он: - ваши документы.
   - Что? Ах документы... - "граф" пожал плечами: - документы я потерял. Лет двести-триста назад. И боюсь, что они были бы недействительны, ведь того государства, что выдало мне их давно не существует.
   - Что вы прячете здесь? - спросил Виктор, облизнув губы. Что-то было не так. Не так до такой степени, что у него даже волоски на шее встали дыбом, словно у Фила.
   - Ничего не прячу.
   - А это? - Виктор кивнул на полиэтиленовую бутылку из-под крови.
   - А это... мне нужно как-то питаться, молодой человек. Вот вы принадлежите к стражам правосудия в этом городе и неужели вы бы предпочли, чтобы перегрызал глотки вашим гражданам? Уверен что нет. А так это просто бизнес. Я покупаю их в больнице, больница платит донорам. Все довольны.
   - Но ты... ты не можешь быть... - Виктор заглянул в глаза графа и осекся. Именно сейчас ему нужно было надавить на курок пистолета, но он не мог пошевелить и пальцем. Эти глаза...
   - Да... пожалуй ты можешь быть. - сказал он, опустив пистолет. Что-то говорило ему, что пистолет бесполезен.
   - Но почему здесь? Почему- цирк? - спросил он, чувствуя приближение своей смерти.
   - Где умный человек прячет лист? В лесу. Где умный человек прячет камень? На морском берегу. А где умный человек спрятал бы монстра? - спросил граф, приближаясь.
   - В цирке... - прошептал Виктор Честный детектив третьего класса, чувствуя, как у него холодеют губы: - в парке аттракционов, среди других монстров...
   - Теперь ты знаешь это. - сказал граф, остановившись: - так почему бы тебе не оставить меня в покое?
   - Ты отпускаешь меня? Но я...
   - Что? Ты выдашь меня властям? - усмехнулся граф. Они помолчали.
   - Да. Это будет выглядеть глупо. - признал Виктор. Он представил, как врывается в кабинет к Комову и уверяет того, что в цирке выступает вампир. Чудовище. Людоед. И восемь тысяч инопланетных захватчиков с бластерами. Его даже слушать не станут.
   - Но ты уверен, что ты никогда не...
   - Нет. Я не убиваю никого. Вот уже лет пятьдесят. Или восемьдесят. Я пью кровь из пластиковых бутылок. В конце концов так проще.
   - Хм... да. Ну тогда я пошел. - Виктор спрятал пистолет и удостоверение и весь как-то сгорбился: - и можете не беспокоится... граф. Я не выдам вас. Это все равно, что сказать, что у тебя была встреча с марсианами.
   - Как? - улыбнулся граф: - ты их не разу не видел? Могу познакомить. Они в соседнем павильоне.
  
   Когда он пришел домой Сашенька уже лежала в постели. Но не спала. И Виктор стал читать ей сказку на ночь. В книжке были и сказочные принцессы и злые колдунью и страшные драконы и доблестные герои. В общем в книжке было все.
   - А скажи, пап. - спросилаСашенька, после того, как книжка была прочтена и отложена в сторону а Виктор наклонился поцеловать дочку в лобик перед сном: - скажи, это все неправда?
   - Да кто его знает доченька, - честно ответил детектив третьего класса Виктор Честный: - кто ж его теперь разберет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Мотивация воина

  
  
   Микки стоял на углу Пятой и Портовой.
   У него в кармане было пять тысяч кредиток, а на скуле пламенел свежий синяк. Его костюм был выглажен и отутюжен, а в начищенные ботинки можно было легко глядеться как в зеркало, на безымянном пальце сияли десять каратов, но на душе скребли здоровенные кошки. Напротив, через улицу, наклейщик афиш сдирал с тумбы большой плакат с его портретом, превращая его в бумажные лоскуты.
   Микки плюнул себе под ноги и потащился в кабак.
   - Эй, да это же Микки! - сказал кто-то ему вслед.
   - Здорово ты облажался, парень. - добавили сзади. Микки только зубами скрипнул.
   - Какого черта. - сказал он, когда в его бокале плескалось виски на четыре пальца, а рядом уже сидела какая-то смазливая девица: - стоит тебе один раз проиграть и все сразу запоминают только это. - он выпил и налил снова. Девица смеялась, а потом пришел еще кто-то и Микки выпил за его приход. Этот кто-то сказал, что Микки просто лег, там, на ринге, и что он, на него ни цента не поставит, и Микки провел ему кросс правой в челюсть, а потом долго пинал ногами. Их разняли и опять налили. И снова он выпил. А много позже он потерял счет тому, сколько ему налили и сколько он выпил. А очнулся, когда прижался лбом к холодной поверхности зеркала в туалетной комнате.
   - Вы думаете, что я упал. - сказал Микки своему отражению: - но вы ошибаетесь. Я встану. У меня связи. И вы... - в зеркале отразилась чья-то сутулая фигура и Микки обернулся.
   - Пако недоволен. - сказала сутулая фигура: - ты не вернул деньги.
   - А, это ты. - буркнул Микки: - да верну я их. Потом.
   - Сейчас. - в руке у сутулого появилась короткая дубинка и Микки успел бы уйти под удар, а потом снизу в челюсть, и в печень, в солнечной сплетение и снова в челюсть, но дьявольская сила виски замедлила его движения и он увидел только стремительно приближающийся узор, выложенный кафельной плиткой на полу.
  
   - Извините, вы в порядке? - сказала девушка, наклонившись над ним.
   - А разве не видно. - сказал Микки: - я в полном, мать его, порядке... - он выругался и девушка вздрогнула.
   - Я, черт меня раздери в самом полном порядке - сказал Микки, пытаясь встать. Его белый костюм превратился в лохмотья, голова раскалывалась на части, а безымянный палец, откуда Сутулый содрал перстень с десятью каратами, опух и посинел.
   - Иначе чего я делаю посреди ночи в этой канаве... - злобно сказал Микки, наконец сев. Ему нужно было выпить и срочно.
   - Я все-таки помогу вам. - сказала девушка: - вы же на ногах не держитесь.
   - Ну просто Святая Мария! - сказал Микки. Он был зол и все еще пьян: - а ты чего здесь делаешь в такое время?
   - Я работаю. - сказала девушка. Рико по-новому окинул взглядом ее фигуру. Короткая юбочка, легкая курточка, несмотря на то, что на улице прохладно, капроновые колготки и яркая помада.
   - Ясно. - сказал Микки: - хороший конец карьеры. Я валяюсь в канаве на краю дороги с проституткой. - девушка вздрогнула при слове "проститутка", но ничего не сказала.
   - А ты наверно новенькая, а? - сказал Микки, которого вдруг немного отпустило: - недавно, да? Ясно. Слушай, постой-ка... - он принялся обхлопывать себя по карманам. Сутулый забрал не все деньги. Он оставил ему пару сотен - добрый самаритянин...
   - Слушай, как тебя зовут? Зара? Нет? Впрочем неважно. Где тут у вас есть ближайший кабак? Мне срочно нужно пропустить рюмочку-другую. Иначе я с ума сойду. Я заплачу... пять кредиток, сойдет?
   - Это вон туда, там бар, называется "Толстяк Мо". Я провожу вас, сами не найдете. - девушка взяла его под руку, не так, чтобы повиснуть на ней, как это делали другие, а скорее поддерживая.
   Когда они перешагнули через порог "толстяка Мо", Микки протянул ей пятерку.
   - Вот. Спасибо.
   - Не за что. Будьте осторожны. У нас район такой... всякое бывает. - сказала девушка аккуратно складывая купюру и пряча ее в карман. Микки окинул взглядом помещение. Бар был абсолютно пуст. За стойкой дремал бармен, невероятно толстый мужчина с неприятным шрамом через все лицо.
   - До свиданья. - сказала девушка.
   - Постой. - вдруг сказал Микки. Его язык стал жить самостоятельной жизнью, выговаривая слова, и проталкивая их сквозь непослушное горло: - может быть останешься? Посидим.
   - Я не знаю... - растерянно сказала девушка.
   - Послушай, я заплачу за час. Просто посиди рядом, а?
   - Конечно... я просто...
   - Садись. - Микки сел сам и хлопнул ладонью по стулу рядом: - сейчас принесу выпить. И поесть. И ... ах, да, деньги... вот.
  
   В меню у "Толстяка Мо" сегодня были только гамбургеры и люля-кебабы, подозрительного вида мясные колбаски, поджаренные над электрическим грилем. И водка.
   - Не сезон. Или все выпили. - сказал Микки, раскладывая перед Томоко люля-кебабы: - осталось только это.
   - Здесь всегда одно и то же. - ответила та.
   - Ну, за твое здоровье. - сказал Микки, опрокидывая первую рюмку.
   - Знаешь... - сказал он чуть позже: - вчера я проиграл бой. В девятом раунде. Слег вчистую. Случайность... понимаешь... - и он объяснил ей, что этому слабаку Уоллесу просто повезло, что он, Микки Ханникенен, был не в форме, потому, что всю ночь мотался по кабакам а под утро спал на огромной кровати с шелковым балдахином сразу с тремя девицами. И что если бы он не поскользнулся, он сделал бы его как лежачего, что бой шел как надо и даже тренер, даже он говорил - "Миколаус, мальчик, он же твой, сделай его, и все будет как надо, только сделай, только не промажь, у него же такая правая, он из твоей печенки фарш сделает, не подставляйся, мальчик, держи дистанцию, а вот хук у тебя как надо, здорово ты его достал, еще пару раз туда и он будет руки вверх поднимать, тут-то его под апперкот и выведешь...". И все шло как надо и сам Уоллес стал шататься и пропускать явные удары, но тут Микки поскользнулся и упал на колено, а этот проклятый Уоллес, ударил сверху. Конечно их развели, конечно Уоллесу сделали замечание, но его правая уже взболтала мозги Микки как яичницу. Еще два удара и все. И все. Контракта с мировой ассоциацией бокса не будет. Мировой славы и миллионов - тоже. А он должен Пако, потому что опять ставил на Зеленую молнию, а Зеленая молния сломала себе ногу на втором заезде и все призы взял Угольник, вороной под седьмым номером, а деньги ушли в трубу и теперь ему не хватит даже на то, чтобы заплатить закладные за красную "Феррари" и пятикомнатную квартиру в центре Сити. И даже тренер, этот упрямый старик сказал: - "Микки, мой мальчик, тебе не хватает мотивации. За что ты бьешься? Ты вялый как вареная рыба. Мотивация, мальчик мой, ты должен хотеть победы всем сердцем." А он, Микки знает, что ему хватает мотивации, он бьется за особняк на берегу моря, за гонорары и восхищенные крики толпы, он не проиграет, вот увидишь, крошка, он еще встанет на вершине... тут он посмотрел ей в глаза, запнулся и выпил еще.
   - Ты чего не ешь, а? - спросил он, указывая на люля-кебабы: - невкусно?
   - Я... не голодна.
   - Понятно. - Микки еще раз окинул ее взглядом и почувствовал, что хочет ее. Всю. И сейчас.
   - Слушай, может мы могли бы пройти в гостиницу? - предложил он.
   - Почему нет? - она пожала плечами: - все равно ты уже заплатил. Это твой час. Только вот в гостиницу не надо, это дорого. Пойдем ко мне, здесь недалеко.
   - Давай к тебе. - согласился Микки, вставая.
   - Извини. - сказала Зара: - можно я заберу это с собой? - она кивнула на недоеденные кебабы и бургер: - все равно выкинут, а ты уже заплатил...
   - Забирай.
  
   Они шли и шли. Фонари попадались все реже, а трещины на асфальте все чаще. Пакеты с мусором, нарочито брошенные посреди улицы, надписи яркими красками поперек старых кирпичных стен, разбитые стекла и устойчивый запах мочи в подъезде. Тусклая лампочка едва освещала номер на двери, облезшая краска чешуей сползала с деревянного косяка.
   - Холодно, - сказал Микки, протиснувшись в дверь вслед за Зарой. Пустая маленькая квартирка, голые стены, кушетка, небольшая тумбочка и бумажная перегородка с нарисованными на ней журавлями.
   - У нас отопление выключили. - извиняющимся тоном сказала Зара: - но я печь поставила, вот тут, в углу. Просто дров нет. Извини, я сейчас. - она исчезла за перегородкой. Микки осмотрелся и сел на старый табурет. Что он здесь делает? По всему выходило, что дела у Томоко шли из рук вон плохо. Микки не любил проблемы. По крайней мере он не любил проблемы у тех девушек, с которыми он проводил время. У него и своих проблем хватает, подумал он, может быть уйти отсюда к черту? Но всплывшая в памяти фигурка Зары и то, что он уже заплатил деньги удержало его. Да, он, Микки Ханникенен - добрый человек, но если его, Микки разводят на деньги, то он может сказать - без шансов, приятель. И сейчас он уйдет отсюда и ноги его здесь больше не будет, но не раньше, чем эта красотка даст ему все, за что он уже заплатил. Верно.
   - Извини, я заставила тебя ждать. - сказала Зара, появившись из-за перегородки. Она подошла к нему и положила руки на плечи. Микки прижал ее к себе. Черт, подумал он, она меня с ума сводит, вот ради этого и стоит жить, стоит бороться, стоит все это... Какой-то шорох за перегородкой заставил его обернуться.
   - Что это? - спросил он, насторожившись. В голове пронеслись тревожные мысли, в этом районе нет ничего невозможного, там может быть здоровенный громила с обрезком трубы в кулаке, и пока девушка-приманка отвлекает внимание, он огреет его по голове, ограбит и бросит где-нибудь в гетто, или это ревнивый муж с пистолетом в руке, а то и сутенер или...
   - Это... ничего, не обращай внимания. - сказала Зара, обнимая его. Микки оттолкнул ее, Зара отлетела на кушетку, а он был уже на ногах. Он подскочил к перегородке и рывком отдернул ее, готовый дорого продать свою жизнь. И замер. За перегородкой, на маленьком матрасе, постеленном прямо на полу, сидела маленькая девочка, закутанная в одеяло. Девочка ела люля-кебабы, сжимая их в кулачках, на ее щеках застыли две белые полоски от высохших слез.
   - Что за ... - начал было Микки. И заткнулся. Девочка подняла на него глаза и вздрогнула, словно ожидая удара.
   - Извини. - сказала Зара за спиной: - обычно она ведет себя тихо. Просто ты купил очень вкусные кебабы. Вообще-то ей молоко нужно, без молока она кашляет, но я потом схожу, куплю, ты же дал мне денег. Не обращай внимания, просто закрой перегородку, она не будет нам мешать.
   - Это твоя дочь? - спросил Микки охрипшим голосом.
   - Да. - сказала Зара. Микки закрыл перегородку, подошел к кушетке и сел на нее, уронив голову на руки. Зара обняла его.
   - Постой. - сказал Микки: - я не могу... так.
   - Я...я могу вернуть тебе деньги. - с трудом сказала Зара: - только...
   - Нет, не надо. - сказал Микки, вставая: - я скоро приду.
  
   Через пять минут он уже шел по улице твердым шагом.
   Через двадцать он остановил такси.
   Через час он вошел в дверь "Золотого Льва", самого престижного ночного клуба в городе. Сперва он подошел к Моне-младшему, продувному еврею, который зарабатывал на всем, на что только можно было делать ставки или заключать пари.
   - Послушай, Моня. - сказал он, наклоняясь к нему: - какие ставки я могу сделать... - тут он понизил голос и никто из рядом стоящих не услышал, что он сказал.
   Потом он отдал Моне остаток денег и золотые часы. И направился к дверям в чилл-аут походкой человека, наконец обретшего смысл в этой жизни.
   Двое громил в пиджаках и галстуках, которые смотрелись на них, как седло со стременами на дойной корове, заступили ему дорогу.
   - Эй, ты куда? - спросил один из них, тот что слева.
   - К Уоллесу.
   - Мистер Уоллес занят. Иди, погуляй. - сказал тот, что справа. Тра-ля-ля и Тру-ля-ля. Близнецы-переростки, не отягощенные интеллектом и сомнениями.
   - Да какого черта... - сказал Микки себе под нос и ввинтил свой кулак в челюсть Тра-ля-ля. Тотчас присел и над головой у него пронесся хук Тру-ля-ля. Сильно. Мощно. Глупо. Микки отправил второго близнеца в нокаут. Потом была золотая дверь. Вернее - позолоченная. Ее Микки открыл одним пинком.
   - Уоллес! - крикнул он: - Уоллес!
   - Кто назвал мое имя? - раздался голос и сквозь расступившуюся толпу полуобнаженных девушек, и молодых развязных парней в смокингах, вышел сам чемпион.
   - А... это ты. - сказал Уоллес, разглядывая Микки: - никак тебя сюда волоком доставили, а?
   - Уоллес... - сказал Микки подходя к нему. Тотчас появилась охрана, они набросились на него со всех сторон и сразу. Ему скрутили руки и повалили на пол.
   - Уоллес! - крикнул Микки, пока его тащили вниз по лестнице. Гости вышли вслед за охраной, они лелеяли в руках свои бокалы с мартини и улыбались, предвкушая зрелище.
   - Уоллес! Ты что, боишься меня? Поговорим как мужчина с мужчиной!
   - Стойте! - сказал чемпион, подняв руку: - этот задохлик хочет поговорить со мной. Отпустите его.
   - Но, сэр...
   - Я сказал отпустите. Это мой гость. - Микки отпустили. Чемпион подошел ближе.
   - Что тебе нужно, Микки? Ты проиграл честно.
   - Я знаю. - с трудом сглотнул Микки: - я знаю, Уоллес. Просто мне нужны деньги, а я сейчас на мели...
   - Интересно. - пророкотал Уоллес: - с чего это ты решил, что я занимаюсь благотворительностью?
   - Благотворительностью? Это я занимался благотворительностью, когда сдал бой тебе, ты старый орангутанг! - выкрикнул Микки. В толпе приглашенных зашептались. Уоллес побагровел.
   - Ты не сдавал бой! Я просто побил тебя.
   - Да что ты говоришь? Тогда может повторишь свой подвиг? - Микки стянул с плеч грязный пиджак и бросил его под ноги, повертел головой разминаясь.
   - Ну? Если ты действительно сильнее меня - так сделай это еще один раз. Побей меня. Иначе все поймут, что бой был подставным!
   - Я не собираюсь драться с тобой здесь. - сказал Уоллес: - присылай своего агента, Ханникенен и мы поговорим об этом. Я не дерусь бесплатно.
   - Хорошо. Все слышали это? - крикнул Рико, поворачиваясь к толпе: - он все делает за деньги. Продажный боксер! - он выкрикнул это еще раз, а когда обернулся, то первое, что он увидел был кулак Уоллеса. Чемпион не выдержал.
   - Хороший удар. - сказал Микки, тряся головой: - правда подлый. Так что, потанцуем? - он поднял кулаки и двинулся к центру воображаемого ринга прямо посреди шикарного танцпола "Золотого Льва".
  
   Через два часа он лежал на столе в операционной "скорой помощи" и молоденькая медсестра зашивала ему порванную губу, он же прижимал к груди пакет с молоком, а карманы оттягивали деньги, полученные от Мони-младшего. За соседним столом сидел пожилой доктор и заполнял его медицинскую карточку.
   - Мда, молодой человек... - сказал он: - сотрясение мозга, треснули два ребра, губа порвана, бровь рассечена...
   - Видели бы вы того парня. - прохрипел Микки, криво улыбнувшись порванной губой. Медсестра шикнула на него.
   - Видел. Уоллеса привезли к нам на десять минут раньше. Он в реанимации. И что вы не поделили, а?
   - Я поставил на этот бой. - объяснил Микки: - тридцать к одному. Доктор, пошлите кого-нибудь купить дров и отослать пакет молока, по одному адресу, а? Очень нужно.
   - Деньги... слава... популярность... - покачал седой головой доктор: - и вы готовы калечиться из-за этого?
   - Нет, не из-за этого. - сказал Микки, который наконец обрел свою мотивацию: - драться нужно только за что-то действительно стоящее...
   - И за что же вы дрались сегодня? - иронически поднял бровь доктор.
   - За молоко, доктор. - серьезно ответил Микки: - за молоко.
  
  
  
  

Горы.

   Было уже за полночь, когда Иванов сквозь сизый сигаретный дым увидел свою гору. Он не поперхнулся, не остолбенел, у него не перехватило дыхание, и сердце билось все также ровно. Просто пришло осознание, что это - ТА САМАЯ гора.
   "Гора" сидела очень ровно на высоком стуле за барной стойкой. Сапоги на небольшой шпильке опушенные мехом, высоко закатанные джинсы, полоска голой поясницы, обтягивающая кофточка. Стройная шея, черное каре. Волос блестел как атлас.
   "Гора" оказалась японкой, совсем худенькой с маленькой грудью. Она пила коктейль и болтала с барменом. Часто обнажались в улыбке влажные белые зубы.
   Неторопливо допив скотч, Иванов встал.
  
   Стэн стоял, зажмурившись и высунув язык, - пушистые хлопья снега падали на его щеки, нос, а некоторые угождали прямо в дышащий паром рот.
   -- Стэн!!
   Кто-то со свистом и гиканьем вылетел из-за угла.
   "Егор!" - Стэн радостно распахнул глаза. Рот, однако, так и остался открытым, а челюсть свесилась еще больше, когда он увидел, ЧТО тащит за собой на веревке Егор.
   Нет, не санки, а СУПЕР-ПУПЕР САНИ! Самые классные сани, которые Стэну приходилось видеть за все свои десять лет! Егор стоял подбоченясь, позволяя другу как следует рассмотреть сокровище.
   -- Разрази меня гром! - это любимая фраза Стэна из книжки про пиратов, приберегаемая специально для подобных случаев.
   -- А то! - Егор медленно обошел сани, стряхивая с них снег: -- Дядька сделал. Мы на них свободно вдвоем поместимся.
   -- Да тут даже вчетвером не тесно будет! Мировой у тебя дядька, Егорка!
   Стэн аж прыгал от радости, и Егор, скинув свою напускную важность, счастливо расхохотался.Тут на него налетел Стэн и повалил друга в сугроб. Захлебываясь от смеха, они катались по снегу, тузя друг друга в толстые пуховые куртки.
  
   Эллис. Ее звали Эллис, на американский манер. "Я буду звать тебя Фудзи" - решил про себя Иванов: - "Моя Фудзи".
   Фудзи повела себя странно: легко пошла на контакт, а потом вдруг потеряла к нему интерес. И сердце действительно екнуло, когда она долго не появлялась из туалета.
  
  
   --Нет, для таких саней нужна действительно Гора! А что там в Вишневом саду - так, кочки для девчонок.
   -- Тогда, может, на реку?
   -- Нет вдвоем там скучно... А если на гору, которая за церковью?
   -- Марии Магдалены? Блин, далековато...
   -- Фигня! - Егор уже вскочил: - До вечера времени - хренова куча!
   -- Точно - хренова куча! - Стэну ужасно понравилось сильное словцо: - Ну просто охрененная кучища! Ай да!
   Схватив сани, они побежали.
  
   Когда подошли к подножью, снег уже перестал падать. Вокруг звенела ослепительная тишина. Гора казалась волшебной, и уже не было сомнений, что только на ней можно опробовать супер-сани.
  
   Но она вернулась. Положила руку на его ладонь и посмотрела прямо в глаза. В следующее мгновение уже он целовал эти глаза, эти ресницы, эти брови в номере наверху. Словно хрустальную положил ее на кровать и, раздевая, застыл. Лихорадочное нетерпение, предвкушение... и страх переворачивали его душу.
  
   На вершине стояли, затаив дыхание, склон уходил далеко вниз, и туда в бесконечность уходили их следы. Сердца тяжело бились в грудных клетках и, непонятно почему, в горле стоял ком.
   -- Обычно люди лезут на горы, чтобы достичь вершины, а мы - чтобы спуститься...- сказал Егор и улыбнулся. Его охватило возбуждение.
   Мальчишки сели на сани, покрепче ухватились друг за друга и стали отталкиваться ногами. Сани двигались к краю неохотно, а потом будто ухнули в яму.
   -- Ааааааааааа!!! - они кричали, но не слышали себя. Звук не успевал и оставался позади. А на них несся бесконечно белый склон. Они врезались, влетали в ставший плотным и колючим воздух, обдирая об него лицо. И кричали, кричали... Казалось вместе с криком вылетают их сердца, а души трепещут в животах, как мотыльки.
   Слезы, брызнувшие из глаз, не текли вниз, их размазывало по вискам, они убегали за уши.
   Через много жизней сани, скрипнув, остановились. Друзья упали на снег и молча лежали, уставившись в серое небо.
  
   Она притянула его, и вихрь плоти засосал их. В ушах гудело, он чувствовал, что кричал, но не слышал себя. Словно в тумане видел вздымающиеся над собой груди.
   Слезы стекали из уголков глаз к вискам, и крик все еще звенел в комнате. Фудзи уснула мгновенно. Иванов долго пялил невидящий взгляд в потолок. Покачиваясь, встал, пошел в туалет. Помочился, а потом стоял над унитазом, держа в руках мягкий, опавший член.
  
   -- Эй, Егор, а сани?
   -- Оставь их. Они больше не понадобятся.
  
   Он никогда не катался на санях с тех пор. Зачем?
   Иванов вернулся в спальню. Нащупав в темноте одеяло, лег рядом с посапывающей Фудзи. Подумал, что будет лежать без сна до рассвета, и тут же провалился в черное глухое забытье.
  
  
  
  

Эпилог.

   Мальчишки возвращались в сумерках. Без саней.
   -- Стэн?
   -- Да?
   -- Интересно, а что чувствовала гора?

Принц и Принцесса

  
   Он следил за ней тысячью глаз. Ночью и днем. Круглосуточно. Когда он спал, за ней продолжали следить бесстрастные зрачки его глаз, записывающих на пленку каждое ее движение, каждый вздох, каждый шорох в тиши ее спальни. Он был повсюду, но она не ощущала его. Нет, иногда она...
  
  
   Таня оглянулась назад и нахмурилась.
   - Эй, ну ты чего? - спросила у нее Лапочка, остановившись и топнув ножкой: - мы же опоздаем!
   - Да, так... - рассеяно ответила Таня, проводя взглядом по фейерверку уличной рекламы: - ничего. Показалось...
   - И что тебе все время кажется что-то? Ты, наверное, припадочная? У меня тетка с отцовской стороны, Галей звать, так та тоже бывало остановится посреди улицы и стоит, смотрит, как трава на газоне растет. Так потом она своего мужа сто раз ножом в живот ударила, вот, - сказала Лапочка с какой-то непонятной гордостью. То ли за тетку, то ли за количество ударов.
   - Не может быть, - покачала головой Таня, позволяя Лапочке увлечь себя за ней.
   - Что не может быть?
   - Сто раз. Сказки...
   - Ну может и не сто, - погрустнела Лапочка: - только он все равно помер. Да туда ему и дорога, он ее давно доводил. Водку пил, деньги из дома таскал. Один раз на Иванова накричал. Чуть не подрался с ним.
   - Стой, не тащи ты меня так, у меня каблуки отлетят! Чего ты несешься, как лошадь?
   - Если из-за тебя, Танька, мы сейчас опоздаем, то я с тобой не знаю что сделаю! - прокричала Лапочка.
   - Дался тебе этот концерт!
   - Вот и дался! Там же Рики Монтано выступает. Вот возьмет и заметит, какая я, Лапочка замечательная девушка. И увезет меня в свой замок на берегу... эээ, какого-нибудь моря.
   - Ага, он спит и видит...
   - Сарказм - это бессилие юмора, дорогая моя. Его импотенция... - с важным видом сказала Лапочка. Они не выдержали и прыснули. Постовой на углу улицы только головой покрутил им вслед, а подружки вбежали в холл концертного зала, умирая от хохота.
  
   Скопление народа не смущало его. Он знал, где она находится, что она говорит и с какой частотой бьется ее сердце. Если было бы нужно, то он с закрытыми глазами мог бы нарисовать контуры ее рта, или рассказать ее ночные страхи или мечты.
  
   - Привет! Это Таня, она моя подруга! - сказала Лапочка. Они сидели в кафе напротив зала, где только что закончился концерт.
   - Таня! А это Наоми. - мулатка сверкнула ослепительной улыбкой и пожала Танину руку.
   - Наоми, ты представляешь, Таня билеты на этот концерт нашла. Нет, не на улице. Дома, на туалетном столике. Да, нет, правда. Может это поклонник какой подбросил?
   - На твоем месте я бы завела себе пистолет и плотнее запирала окна. - сказала мулатка: - сейчас этот тип подбросил билеты, а завтра подбросит бомбу.
   - Ты мыслишь негативно, Наоми. А вдруг это сам Рики Монтано сделал? - сказала Лапочка, забирая свои бесплатные коктейли со стойки бара: - может у него любовь к нашей Тане, а?
   - Милочка. - сказала мулатка, наклоняясь к Тане: - не слушайте Лапочку и вообще старайтесь держаться подальше от ее безудержного оптимизма. Заляпает с ног до головы. А у Рики одних только любовниц целый самолет.
   - Думаю, что не целый самолет. Наверняка там осталось местечко-другое. - Лапочка поболтала свой коктейль и спросила:
   - Наоми, а где твой прошлый хахаль, этот, как его... Лизун, Лизатор...
   - Листат. Я послала его подальше. Этот ублюдок не смог даже купить мне цветов.
   - Да?
   - Ты же знаешь, я люблю тюльпаны, и он это знал. Да все это знают. Но прийти на мой день рождения с гладиолусами... и при этом врать про то, что все тюльпаны в городе скупил какой-то сумасшедший. Знаешь, да черт с ними с цветами. Ложь, вот то, что я в мужчинах не приемлю. А у тебя как?
   - Дай-ка подумать. - Лапочка задрала голову вверх и что-то стала прикидывать на пальцах: - Мортимер уехал в Южную Америку, он ищет там древние склады инков, Рокотов сломал себе ногу на каких-то там испытаниях и сейчас валяется в военном госпитале, Сакеда жутко занят... судя по всему я одинока.
   - Тань, а ты что, свой коктейль не пьешь? - спросила Лапочка, когда они перестали смеяться.
   - Да пью я, пью... - Таня отпила из бокала и почти тотчас почувствовала себя дурно.
   - Тань... ты чего, а? - обеспокоено спросила Лапочка, заглядывая ей в глаза.
   - Я... извините, девочки, мне выйти надо. - Таня прижала платок ко рту и направилась в сторону уборной.
  
   Нужно только выбрать момент. Точку соприкосновения. Момент влияния. В этот момент он чувствовал себя почти богом. Он мог ... ну, не все, но многое. Вот она эта точка, за этой дверью. Все должно случиться сейчас!
  
   - Какого черта? - вежливо поинтересовался Рик Монтано, Принц Гитары и Золотой Голос Юго-Востока у своего менеджера, взяв того за грудки.
   - Извини, Рики. - сказал тот, пытаясь развести руками: - слушай, я не виноват. Потерпи немного. Чуть-чуть.
   - Чуть-чуть - это сколько? Вячеслав, я твое чуть-чуть...
   - Сколько? Ну, часа два... максимум три, но ты не беспокойся Рики, все будет в лучшем виде.
   - Вот как. Всего-то. - Рик прищурился на белый циферблат часов, вмонтированных в стену: - Потерпеть два часа. Да я лопну на хрен. Во мне этого чертова пива литров пять уже наверно.
   - Рики, Рики, мальчик мой, не расстраивайся, вот у меня бутылочка есть, ты можешь сделать пи-пи сюда, а Жорик выкинет.
   - Ну уж нет. Я пойду в туалет.
   - Рики, тебе нельзя там появляться! Там же поклонники, они же тебя на лоскуты порвут, на сувениры пустят!
   - Успокойся, я видел кафе напротив, пойду, загляну туда, заодно и опростаюсь. Эй, Жорик, тебе чего купить?
   - Ээ, спасибо, босс, ничего не надо... - замотал головой Жорик.
   - Ну ладно. - Рик отпустил менеджера, разгладил тому лацканы пиджака и, сняв с него шляпу нахлобучил себе на голову.
   - Теперь-то меня точно не узнают, а?
  
  
  
   Войдя в кафе Рик огляделся. Ничего достопримечательного. Пластиковая стойка, вентиляторы наверху едва вращаются, несколько столиков заняты, но большинство свободны, бармен наливает кому-то пиво, при этом рассказывая официантке что-то смешное, та смеется и в шутку бьет его полотенцем по плечу. На вопрос насчет уборной она не переставая смеяться машет рукой вглубь зала и Рик идет туда, повинуясь этому взмаху. На двери нарисован полустертый силуэт, Рик изучает его, пытаясь понять, мужской это силуэт или женский. Но физиология берет свое и он, плюнув на условности входит внутрь. И замирает в удивлении. У стенки туалета он видит двоих в черном. То есть абсолютно в черном. С ног и до головы. И девушку...
   - Эй! - кричит Рик, прежде чем голос его благоразумия велит ему заткнуться и убираться отсюда, вызвать полицию, девять-один-один, специалистов по переговорам или на худой конец своего менеджера: - Эй, а ну-ка отпустите ее!
   - Да ну? - говорит один из черных поворачиваясь. В его руке блестит сталь. Рик не может отделаться от ощущения, что это он уже где-то видел, словно бы он проживает все по второму разу, словно бы камера, которой снимают его жизнь, жизнь Рики Монтано, эта камера отъезжает назад и он летит по темному тоннелю, а где-то далеко-далеко к нему подходит парень в черной рубахе, играя лезвием ножа.
   - Ха! - выкрикивает Рик, стряхивая с себя оцепенение, и наугад бьет черного ногой, так, как это делают в фильмах. К обоюдному удивлению нога попадает в цель и нож вылетает из руки в сторону. Черный бросается в атаку, его кулак летит в голову, но Рик пригибается и принимает удар плечом. Ответный ход - головой в переносицу, когда-то, когда он выступал в подвалах и кабаках, этот удар частенько выручал его и сохранял гитару.
  
   И сейчас главное - контроль, он не мог позволить всему идти как заблагорассудится. Конечно, что-то пошло не так, как он рассчитывал, но его глаза по прежнему следили за ней, его приборы передавали на экраны частоту пульса, кислотность слюны, уровень адреналина в крови...
  
   - Эй, мисс, с вами все в порядке? - спросил Рик, склоняясь над лежащей девушкой. Симпатичная мордашка, подумал Рик, и лежит она так... как-то...
   - Эй, мисс... вот и хорошо. Говорить можешь?
   - Я... что происходит? - она проследила за его взглядом и торопливо одернула юбку, скрывая точеные коленки.
   - Да ничего особенного, в общем-то. Кто-то пытался тебя похитить, ну, знаешь, такие парни в черном. А потом прибыла кавалерия... - Рик дурашливо просвистел сигнал "в атаку".
   - Да? Спасибо... черт, ничего не помню. Голова просто раскалывается. Где моя сумочка?
   - Не знаю. - Рик встал и задумчиво окинул взглядом поле сражения: - не видел. Там было что-нибудь ценное?
   - Да кроме билетов на этого дурацкого Рики Монтано ничего особенного. Хотя тушь жалко.
   - Дурацкого?
   - Слащавого типа в серебристых обтягивающих штанах. Помогите мне встать. Спасибо.
   - Не за что. - Рик подумал, что ему пора делать свои дела и отваливать, неровен час дамочка его узнает и тогда... нет, немного приключений только на пользу, но все уже кончилось и он, конечно был бы не прочь затащить эту красотку в постель, но он знал этот тип. Она не ляжет с ним просто так, а если ляжет, то это будет раз и навсегда. Для нее. Это не девушка из группы поддержки, для которой переспать - что сигарету выкурить. Черт, да Рик и сам относился к сексу так же - легко и спокойно. Если хочется, то почему бы и нет? А люди вроде нее всегда вызывали у него смутную неприязнь. Или тем, что говорили ему "нет", или тем, что знали что-то, что он не знал. Или не хотел знать. Какого черта, сейчас он скажет "не за что, мисс" и пойдет своей дорогой, вот только надо поссать, а то он совсем забыл о том, что может лопнуть...
   Сзади хлопнула дверь и чей-то голос рявкнул в самое ухо:
   - Полиция! Держите руки так, чтобы я мог их видеть, мистер!
   - Эй, в чем дело?
   - Руки, я сказал! И вы тоже мисс.
   - Но...
   - Не шевелится! У меня палец на курке так и чешется. Фрэйзер, надень на них браслеты. - на запястьях Рики защелкиваются металлические кольца наручников.
   - Эй, у меня есть адвокат! И вы...
   - Правильно, мистер. Вы имеете право на адвоката. И все такое прочее. Фрэйзер, дай-ка ему по почкам, чтобы не выкобенивался.
   - Только не... Охх...
   - То-то же. У тебя ублюдка только одно право - сесть лет на двадцать. Вместе со своей подельницей.
   - Да я ее в первый раз вижу!
   - Карлос, не морочь мне голову. Мы про тебя все знаем.
   - Извините, офицер, но я тоже вижу этого типа в первый раз.
   - И вы тоже мисс. В участке разберемся.
   - Нет, ну какой бред, а?
   - Еще по почкам захотел?
   - Все-все, я уже иду.
  
  
   Глаза следили за ними, когда они шли по коридору, когда они вышли на улицу и сели в патрульную машину. Давление, пульс, адреналин... слова... фразы...
  
   - Вы что-то сделали? - шепотом спросил Рик у девушки, пока они ждали в коридоре полицейского управления.
   - Нет. А вы?
   - Тоже нет. Ну, то есть я дал разочек тем типам, что пытались вас похитить, но в остальном... - он пожал плечами: - и даже не пытался вас изнасиловать. Хотя сама по себе мысль ничего...
   - Вот как? Я сразу поняла, что вы маньяк. - сказала она. Рик вспылил было, но вовремя понял, что она шутит. Он улыбнулся и откинулся на деревянную спинку скамьи.
   - Только по четвергам. В остальное время я вполне вменяем и могу самостоятельно завязывать шнурки.
   - Кстати, меня зовут Татьяна. - она протянула ему свою узкую сухую ладошку. Он взял ее, осторожно пожал.
   - А я Рик.
   - И чем ты занимаешься, когда не спасаешь девушек в туалетах?
   - В промежутках я играю на гитаре.
   - Музыкант значит? Весело. А что ты в женском туалете делал, маньяк?
   - Да это мужской туалет!
   - Вот и нет!
   - Да там на двери был силуэт! Мужик в шляпе!
   - Там была надпись! Женский туалет!
   - Да ну и черт с ним. - плюнул Рик: - какая в конце концов разница. Ошибся значит. Слушай, ты не знаешь, когда они придут?
   - Кто? А, полиция... нет, я тут в первый раз.
   - Черт, я же лопну... - сказал Рики и посмотрел на руки. Они были прикованы к друг другу наручниками, причем цепочка была пропущена под подлокотником скамьи. Когда Рик поднял руку, подлокотник поднялся вместе с цепочкой. Рик поднял бровь и наклонился к своей собеседнице.
   - Слушайте, Татьяна... я обычно не беспокою девушек подобными просьбами, но мы с вами связаны одной цепью... - он продемонстрировал цепь наручников.
   - Что-то мне это не нравиться... - сказала Таня.
   - Мне нужно в туалет.
   - А ты не можешь... ну потерпеть?
   - Я уже терпел. И поэтому пришел в это чертово кафе.
   - Очень интересно. И как ты себе это представляешь? Учти, я не собираюсь держать тебя за ...
   - Да я и не прошу. Просто встать рядом и отвернись. Пошли!
   - Эй, а это не будет считаться побегом из-под стражи? - спросила Таня: - они же оставили нас здесь и...
   - Два аргумента - первое, мы же не уходим на улицу, мы сходим в туалет внутри полицейского участка. То есть мы не сбегаем из-под стражи. И второе - ты действительно хочешь быть прикованной к парню, который только что обоссался? - он посмотрел прямо в глаза Татьяне и наклонил голову набок. Таня приняла решение мгновенно:
   - Но только быстро!
   - Да ладно тебе, что может произойти за две минуты?
  
   Он нажал на кнопку и база данных полицейского управления дополнилась двумя новыми досье. Марта Тоскани, и Карлос Мортэнд. Особо опасные. Вооружены.
  
  
   - Фрэйзер! Дебил! Ты оставил их одних?
   - Но они были прикованы Виктор...
   - К чему они были прикованы?
   - Ээ, к друг другу...
   - О... - детектив Виктор Честный издал стон и уронил голову на руки. Наступило молчание. Виктор поднял голову и оглядел присутствующих.
   - Ну? - сказал он: - Ну?
   - Да, босс? - спросил напарник Фрэйзера, толстяк Дювалье.
   - Ну и что вы должны делать теперь, умники? - почти ласково спросил Виктор. Полицейских вымело из кабинета Честного словно вихрем, а он снова открыл файл компьютерной базы данных.
  
   - Ты скоро? - спросила Таня, пытаясь смотреть в одну точку.
   - Да погоди... чего-то не получается. - сказал Рик: - ты меня с толку сбиваешь.
   - Давай скорей, думаешь мне приятно стоять тут и... эй, не дергай мою руку!
   - Извини. Я ... гм. Ну ладно.
   - Сосредоточься. И не отвлекайся.
   - ...
   - Руки вверх! Стоять!
   - Черт! Не... - Рик понял, что не успеет сказать " не поднимай руки, дура!", потому что девушка рефлекторно рванула руки вверх, а ведь они прикованы к друг другу и скользкий пол...
  
   - Вот теперь-то нас точно посадят. - сказала Таня, глядя на то, как Рики встает с пола. Патрульный остался лежать на полу.
   - Это случайность. Ты рванула мою руку и я упал.
   - Ты мог бы падать в другую сторону.
   - Я не могу падать в произвольные стороны. Куда упал туда упал. - огрызнулся Рик. Хлопнула дверь. В туалет вошел Фрэйзер, увидев лежащего патрульного он поднял голову и его зрачки расширились. Он рванул пистолет из кобуры, Таня попыталась поднять руки вверх и объяснить, что они сдаются, что это просто случайность и что Рику просто очень нужно было в туалет, но этот чертов Рик пытался застегнуть ширинку и она подняла только одну руку, да еще так, словно пыталась что-то бросить в офицера... Грохнул выстрел! Пуля разбила зеркало за спиной Рика и тот понял, что следующим выстрелом Фрэйзер наверняка его угробит. Рик бросился прямо на него, хватая руку с оружием и роняя на пол.
  
   Не всегда все идет по плану, но именно на этот случай у вас есть запасные планы. И планы, включающие провал одних планов, быть может даже планов планов самих планов. Это неважно. Мы сами делаем нашу судьбу.
  
   - И что нам теперь делать? - спросила Таня, тяжело дыша. Они только что выбежали из здания полицейского участка, накинув на сковывающие их наручники куртку Рика. Со стороны казалось, что это просто идет влюбленная парочка, что они просто не могут друг без друга. И, разумеется держат друг друга за руки.
   - Не знаю. Знаю только что не надо делать. Ни в коем случае нельзя показываться полицейским на глаза. Они нас хлопнут без суда и следствия. О! Я придумал! Надо найти моего адвоката. Он придумает что делать.
   - У тебя правда есть адвокат?
   - Да, есть.
   - Хорошо.
  
   Через двадцать минут они добрались до места. Рик открыл верь в свою комнату и позвал:
   - Жорик! Слава! - тишина. Рик зашел в комнату, увлекая за собой Таню. В комнате было тесновато. Жорик и Слава валялись на полу, связанные по рукам и ногам, причем менеджер сквозь кляп промычал что-то нецензурное. Над ними стояли двое в черном. Те самые. В руках у них были пистолеты. Рик попытался было шагнуть назад, но Таня внезапно застыла на месте. Сзади стоял нее еще один черный.
   - Что здесь происходит, черт вас всех дери? - спросил Рик, оглядываясь.
   - У нас длинные руки, господин Монтано. - сказал один из черных: - вы думали, что можете спрятать принцессу от нас? Нет, у вас не получится возродить монархию в нашем демократическом обществе, проклятый империалист!
   - Принцессу?
   - У тебя не выйдет! Но пассаран! На нашей стороне - сила освобожденного пролетариата! Ребята - огонь! - черный взмахнул рукой и Рик шагнул вперед, защищая Таню. Но выстрелов не последовало.
   - В чем дело, камрады? - поинтересовался черный у своих.
   - Ээ, мы, что должны стрелять в них?
   - Конечно! Это же акт возмездия за нашу страну!
   - Слушай, но она всего лишь девчонка и ...
   - Это девчонка? Нет, это куколка! Пока она принцесса, но стоит ей короноваться и из куколки вылезет отвратительный червь монархии!
   - Из куколок обычно вылезают бабочки, Сани - поправил его другой черный, пониже и потолще.
   - Идиот! Я же говорил - никаких имен! Я - товарищ Один, это товарищ Два, ты товарищ Три!
   - А Левка? Товарищ Четыре?
   - Левка в машине сидит! Я тебя сейчас сам убью!
   - Эй, один момент. Тайм-аут. - сказал Рик, успокаиваясь: - о чем вообще речь?
   Черные переглянулись, а потом главный безнадежно махнул рукой.
   - Я что-то слышала про принцессу. - добавила Таня.
   - Наша далекая родина в опасности, а мы сидим тут и разводим дискуссии с классовыми врагами! - сказал черный и поднял глаза вверх. Потом вздохнул и опустил голову.
   - Видите ли, дело в том, что ваша мама, Клавдия Иннокентьевна переехала в этот город в возрасте пяти лет вместе со своими родителями и...
   - Я знаю эту историю! - кивнула Таня.
   - Да ну? - прищурился черный: - может и дальше расскажешь?
   - Но я просто...
   - ВНИМАНИЕ! ВЫ ОКРУЖЕНЫ! ВЫХОДИТЕ С ПОДНЯТЫМИ РУКАМИ!
   - Копы!
   - Полиция!
   - Приспешники империализма!
   - МАРТА ТОСКАНИ! КАРЛОС МОРТЭНД! МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ВЫ ТАМ!
   - Это они нас?
   - А вы оказывается популярные люди. - сказал черный, осторожно выглядывая сквозь щелочку жалюзи: - здесь только полиции два взвода. Да еще и штурмовики пожаловали. Точно, это спецназ.
   - Погоди, Сани, то есть товарищ Один. Но как они могут быть Мартой и Карлосом, когда мы знаем, что они - Рики Монтано и принцесса?
   - Вот ты, придурок, ты же товарищ Три, верно?
   - Ну...
   - Ну, так у тебя и другое имя есть, верно?
   - Конечно! Я же Энди Монсерт!
   - Идиот... - тихо простонал черный, сползая на пол: - ты бы еще паспорт им показал.
   - У меня нет. Я его дома оставил, ты же говорил...
   - У ВАС ЕСТЬ ТРИ МИНУТЫ! ПОТОМ МЫ ШТУРМУЕМ ЗДАНИЕ!
   - Тебя и правда зовут Марта? - спросил Рик у Тани, та замотала головой и в свою очередь задала вопрос:
   - А ты не Карлос?
   - Нет. Я Рик Монтано. Вон мой плакат на стенке.
   - Ух! Вот черт. А я и не заметила! Ну, то есть сходство было, но чтобы так... - Таня отступила на шаг и оглядела его с ног до головы: - а ты меньше, чем я думала. Ну, ростом.
   - Это на плакатах меня снизу снимают. - поморщился Рик.
   - Слушай, а можно автограф? Девчонки от зависти помрут, когда узнают...
   - Да ты и сама - принцесса.
   - Да какая я принцесса...
   - Обычная. - буркнул от окна черный: - Арубийская принцесса. Есть такое государство, Аруба называется, вот ты его даже не знаешь, а там люди хотят монархию восстанавливать и ищут угнетателей на свою голову... идиоты. Надо было тебя сразу хлопнуть. А все этот...
   - А че я, Сани? Я же говорю - раз надо, значит надо. Ну, давай я хлопну...
   - Уже поздно. Внизу копов дивизия! Хочешь в камеру лет на двадцать? - сказал черный: - Ну почему никогда ничего не идет как надо, а?
   - ОСТАЛОСЬ ДВЕ МИНУТЫ!
   - Сдались бы вы, а? - тоскливо сказал черный: - а то они здание штурмовать будут. Гранатами закидают, светошумовыми. И слезогонкой. А потом по почкам прикладами, я эту братию знаю...
   - Да мы не делали ничего! - вспылила Таня.
   - Это ты судье рассказывать будешь, мы же ничего не говорим... - сказал черный: - просто если штурмовать будут, то у меня на слезогонку аллергия. И почки слабые. Могу и ласты завернуть.
   - Да, а меня Мария в восемь на углу ждать будет, мы с ней в кино пойти хотели. - загрустил товарищ Три.
   - Вот. А у него свидание. Хотя я этому кретину сто раз говорил, чтобы он не смел за моей сестрой ухаживать. - товарищ Один погрозил товарищу Три кулаком: - мне только племянников идиотов не хватало.
   - МММ... - промычал что-то Славик с пола. Рик наклонился и вынул у него изо рта кляп.
   - Что?
   - У меня тоже аллергия Рики, мальчик мой. И сердце слабое. Сдался бы ты, а? А я тебе адвокатов найму...
   - Да не делал я ничего...
   - Говорил я тебе - пописай в бутылку, пусть Жорик выкинет, ну неужели Жорик не выкинул бы, вот, видишь, Жорик кивает, он бы вынес. Не послушался тогда, послушайся сейчас, сдайся и...
   - Ладно-ладно, мы сдадимся, вот только...
   - БАНГ!
   - Ложись!
   - На пол, быстро!
   - Что это было? - спросила Таня, лежа на полу. Черный приподнял голову и огляделся.
   - Это снайпер. Нет, сдаться вам не светит. Похоже огонь ведут на поражение.
   - Нас всех убьют... - загрустил менеджер Рика.
   - А вот и нет! Надо взять заложников! - сказал черный: - Рик! Таня! Да снимите вы эти браслеты!
   - Мы не можем. - сказала Таня.
   - Боже, чему вас только в школах учат. Вот. - товарищ Один разогнул канцелярскую скрепку и почти мгновенно открыл наручники.
   - И берите заложников. Вы стрелять умеете? Я дам вам парабеллум.
   - Что?
   - У нас это единственный выход. Ни вам ни нам в полицию неохота. А вас она как преступников уже знает. Берете нас в заложники и выезжаете из города. За городом расстаемся полюбовно.
   - Ага, а за городом вы меня застрелите. - сказала Таня.
   - Не застрелим. Только пообещай, что не будешь претендовать на трон государства Аруба.
   - А вообще, где это государство? И какой его валовой национальный продукт за текущее полугодие? - вежливо поинтересовалась Таня. Товарищ Один только за голову схватился.
   - ПОСЛЕДНЯЯ МИНУТА! КАРЛОС! МАРТА! ВЫХОДИТЕ С ПОДНЯТЫМИ РУКАМИ!
   - Какой валовой национальный продукт?! Да нас всех сейчас перестреляют!
   - Вот! Вот! Я же говорил! Из нее уже угнетатель лезет!
   - Ничего из меня не лезет. Мне просто любопытно.
   - Таня! Брось ты это государство. - увещевал ее Рик: - да оно наверняка с булавочную головку и на карте не видать.
   - Ишь ты! Чужое государство обозвать - делать нечего! Пусть маленькое, но мое.
   - Таня!!
   - Что?!
   - Если ты откажешься от трона, я назначу тебя моим менеджером. Это большие деньги.
   - Рик, мальчик мой, как ты можешь?
   - Помолчи, Слава.
   - Нет, я не хочу быть менеджером.
   - Хорошо, сказал Рик, чувствуя, как внутри у него что-то переворачивается: - тогда может быть ты станешь моей женой?
   - Что?!
   - Рики, мальчик мой...
   - Соглашайся, дура! - это товарищ Один. Таня окинула быстрым взглядом Рика и открыла было рот...
   - БАНГ! БАНГ! - на пол полетела штукатурка, поднялась пыль.
   - Хорошо! Я согласна! - прокричала Таня, зажимая уши.
   - ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! - проорал голос в мегафон, но Рик уже подтащил к окну товарища Один и приставил к его голове пистолет. Постаравшись сделать больно.
   - Эй! А ну все пошли вон! А то я пристрелю этого парня!
   - СПОКОЙНО! НЕ ДЕЛАЙТЕ НИЧЕГО! МЫ ОТЗЫВАЕМ ШТУРМОВУЮ КОМАНДУ! ЧТО ВЫ ХОТИТЕ? - сказал голос. По подразделениям полицейского спецназа пронесся щепоток "ситуация с заложниками. Отбой штурма"
   - Так, ну во-первых транспорт и зеленую улицу. Во-вторых...
  
   Далеко за городом, там, где кончаются кварталы и начинаются бесконечные пустыри, там, в одном овраге прямо под дорогой лежали двое. И глядели на звезды.
   - Слушай, а ты правда на мне женишься? - спросила она.
   - Конечно. Думаю, после случившегося я уже просто обязан. Ведь ты лишилась своего королевства.
   - И не думай! Просто теперь ты должен мне королевство.
   - Ладно.
   - И оно должно быть большим.
   - Ладно.
   - И...
   - Ладно.
   - Хорошо.
  
   Он отключил все камеры и приборы и сладко потянулся. Теперь в них не было нужды. Теперь она сама справится.
   - Эй, Морж! - окликнул его Плотник с дивана.
   - Что?
   - Думаешь это у них надолго?
   - Наверное. Рику нужна была не просто девушка с улицы, а что-то особенное, вот он и получил принцессу. А Таня получила просто хорошего парня. - Морж открыл бутылку с пивом и отпил один долгий, тягучий глоток. Наступило молчание. А потом Плотник спросил:
   - А вообще есть такое государство - Аруба?
   - Не знаю. Наверное есть. Все где-нибудь есть. - Морж снова отпил глоток из бутылки и прищелкнул языком: - даже Санта-Клаус где-то есть. И где-то далеко на севере он сидит на своей заднице, пока я делаю за него его чертову работу.
   - Морж!
   - Угу?
   - Хорошая работа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Тест.

  
   Она стояла и смотрела на мраморную статую, стараясь смотреть его глазами. Аполлон. Какой-то там. Ренессанс. Галереи музея с кучками туристов и няньками-экскурсоводами ее уже изрядно утомили. Она обошла статую и внимательно осмотрела мраморные ягодицы. Нет, определенно она этого не понимала.
  
   - Говорят древние в таких случаях ходили по галереям, где стояли статуи их героев и богов, они впитывали красоту и мужество....
  
   А вот она ничего не видела в этом белом куске мрамора - ни красоты, ни мужества. Миша-Майкл-Михаил - он был красивее. Был. Она вынула из кармана сигарету и закурила, пуская дым вверх и пытаясь успокоится.
   - Девушка! Как вам не стыдно! - возмутилась какая-то старушка: - Это же музей.
   - Насрать, - ответила она. Старушка потеряла дар речи и засеменила куда-то вбок. Немного погодя в поле ее зрения возник охранник с револьвером на боку.
   - Мисс? - спросил он.
   - Что? - она знала чего ему. Чтобы она погасила эту чертову сигарету. Внутри уже начинало нарастать чувство противоречия. Скользнуть ближе, легким шагом, вызвать у него легкую оторопь разрезом и без того короткой юбки, усыпить, обволочь... и коротко без замаха - локтем в переносицу. Так, чтобы он упал на колени и подавился кровью, хлынувшей из разбитых хрящей. Или коленом в пах. И каблуком наступить на ладонь, что будет лежать на полу. И... нет. Это будет некрасиво. Она снова попыталась посмотреть его глазами. И медленно выдохнула воздух.
   - Извините, - она погасила сигарету, отправив ее в ближайшую урну.
   - Ээ, ничего, мисс, - охранник улыбнулся ей. Она улыбнулась в ответ. И вышла из галереи. Охранник долго смотрел ей вслед.
   У входа стоял ее мускулистый жеребец фирмы "Ямаха" кроваво-красного цвета и мощностью в двести лошадиных сил. Она приостановилась и полюбовалась его стремительными линиями. Это была красота. Вот это она понимала. Сила и мощь чувствовались под стальной шкурой этого зверя. Она погладила его кончиками пальцев. Потом села в седло и выжала газ до упора. Мотоцикл взревел и унесся прочь. Улицы мелькали перед ней, ветер вырывал волосы из-под шлема, а она неслась, играя со смертью, азартно выигрывая у нее километры. Центр города с его музеями, галереями и театрами мелькнул и истаял. Вместо него возникли кварталы гетто с кинотеатрами и фаст-фудом, пивными барами и уродливыми граффити на стенах.
  
   - Красота бывает разной. Вот ты, например, любишь свои ножи. Ведь это тоже красиво. Красота лезвия. Красота опасности. Хочешь я прочту тебе стихотворение про твой нож? Это же наваха, верно? Испанский нож. Вот, слушай -
  
   В токе враждующей крови, над котловиной лесной
   Нож альбасетской работы засеребрился блесной.
  
   Красиво, верно?
  
   Она не помнит, что она ему ответила в тот раз. Не помнит. Прошло уже довольно много времени, а в гетто человека забывают на следующий же день. С глаз долой...
   Она остановилась перед покосившимся зданием пивного бала и легко спрыгнула с седла. Сидящие перед баром молодые - зеленая поросль уличных банд, проводили ее взглядом. Но никто ничего не сказал ни про ее ноги, ни про желание пойти и развлечься в ближайшем мотеле. Здесь ее знали.
  
   - Привет, Робин.
   - O-la, chikita! Как жила все это время, девочка? - приветствовал ее толстый Робин, владелец бара.
   - So-so. Скучала по тебе, старый хрен. - она позволила ему облапить талию и поцеловать себя в щечку. Старый Робин давно уже не ходит по chikita, он делает это просто из вежливости.
   - Будешь виски? Или тебе текилы?
   - Si. - кивнула она: - и не жмоться, наливай полную. - Робин налил ей желтоватой текилы и покачал головой, когда она вынула смятую бумажку.
   - Оставь свои dineros при себе, chica. Мне просто нравиться, когда ты заходишь ко мне.
   - Ты добряк, hombre. Смотри, вылетишь в трубу. Слушай, ты не видел Джабба?
   - Они оба вон в той кабинке. - кивнул Робин, помрачнев лицом: - и лучше бы им забрать своих amigos и пить свою текилу в другом месте, chica. Но их деньги - такие же деньги, как и у других, а мне нужно чем-то оплачивать аренду, si.
   - Gracias... - она допила свою текилу и прошла в кабинку. Джабба был тут. Старший.
   - А... - лениво сказал он: - Ты все-таки пришла. Располагайся. Выпей чего-нибудь. Этот старый пердун Робин достал откуда-то сносный виски.
   - Плевать. Где мои деньги, урод?
   - Эй, не горячись, chica. Dineros крутятся и зарабатывают новые пиастры. Мы же выплачиваем тебе проценты, э?
   - Да насрать. Гони мне деньги.
   - Эй, не гони волну, подруга! Ты же сама хотела...
   - Деньги.
   - Так дела не делаются, seniora. Это же не магазин нижнего белья и ... Эй, эй, убери свою чертову наваху! Проклятая девка, совсем с ума сошла!
   - Вот как?
   - Santa Maria! Только не... О, да отдадим мы тебе твои паршивые деньги!
   - Крошка, отпусти моего братца, - сказал кто-то сзади. Младший Джабб вернулся из туалета, из-за его плеча выглядывала молоденькая девчушка с соседней улицы. Она делала круглые глаза и восторженно впитывала все происходящее. В руке у младшего был пистолет.
   - Сейчас я сделаю ему вторую улыбку во все горло. - сказала она, подбираясь, как кошка перед прыжком.
   - Остынь, подруга. Мы вернем тебе твои деньги. Просто оставь моего брата в покое. Его яйца все еще нужны нашему роду. У его жены был выкидыш в прошлые выходные.
   - Вернете мне деньги?
   - Si. Мы удачно поставили в прошлый четверг. Да и вообще дела идут ... понемногу. - младший суеверно сплюнул через плечо, едва не попав в свою подругу.
   - Хорошо. - она убрала наваху и села.
   - Старший.
   - Да? - Джабба-старший потирал горло и с ненавистью смотрел на нее.
   - Отдай ей ее деньги.
   - Но...
   - Просто отдай их. - младший спрятал пистолет под пиджак и ослепительно улыбнулся.
   - О, Иезус Христе... - проворчал тот, достав из-под стола старый кожаный кейс.
   - На, держи свои dineros, ты, del putas...
   - Придержи язык, пока я его не отрезала нахрен. - посоветовала она, пряча деньги.
   - И, chica. - сказал младший ей в спину, когда она уже уходила.
   - Si?
   - Они не дадут тебе уйти, крошка. Это же банда Пако.
   - Я сама разберусь со своими проблемами, hombre. - она вышла, а младший еще долго смотрел ей вслед, пока наконец его подруга не надула губки.
   - Что ты в этой выдре нашел? Тощая, злая... puta... тебе нужно было ее пристрелить.
   - Да что ты говоришь, - взъярился вдруг младший: - а ну-ка пошла бегом к мамочке! Дура, читать не умеешь, а туда же...
   - Ах ты...
   - Pronto!
   - Ну и пойду! - она хлопнула дверью, а младший сел и налил себе виски. Не везет ему с бабами.
  
   Дома уже все было упаковано. Почти все. Все, кроме ее коллекции ножей. Она прошлась вдоль стеллажа, поглаживая рукоятки. Малайский крис, знаменитый кукрис из Непала, стилет восемнадцатого века с бронзовой фигуркой ангела на навершии рукояти, близнецы-саи, китайские парные бабочки... она сложила их и перевязала упаковочной бумагой. Себе оставила свою любимую наваху и вакидзаси. Теперь осталось только одно, последнее дело.
  
   - Надо впитывать красоту бытия всем телом, всей душой... я бы посоветовал вам, синьора, на это время покинуть наш город и уехать куда-нибудь, где есть свежий воздух, вода и ветер. Наслаждаться жизнью, конечно храня умеренность во всем... - врач протер свои очки и изменил позу.
   - Хотя обычно меня об этом не спрашивают, но... если есть такая возможность.
  
   Возможность была. Правда, очень маленькая. Она постучалась в дверь и видеокамеры, зажужжали, наводя свои подслеповатые глазки.
   - Это я, - сказала она в домофон. Замок щелкнул, и она прошла внутрь. Коридором, коридором, темными переходами. Вот, наконец, зал. Днем здесь пусто. Блестят голым металлом шесты, на которых ночью повисают танцовщицы, прогибаясь и вытягивая, стулья сложены вверх ножками на столы, где-то едва слышно урчит вентилятор. Только у одного столика нет сложенных стульев - там сидят двое. Один толстый и низенький и второй - неприметный худощавый тип.
   - Привет, Пако. - сказала она, остановившись. Толстый кивнул.
   - Я принесла тебе деньги. - она вынула пачки и положила их на стол, между пепельницей и золоченым портсигаром.
   - Мы в расчете, Пако. - сказала она.
   - Садись, - сказал толстяк, ткнув пальцем в стул напротив. Она села.
   - Что это значит? - спросил он, взяв пачку денег со стола.
   - Это деньги за последний раз. И взносы на два года вперед. Я хочу уехать.
   - Угу.
   - Ненадолго. Может на год. Но я же заплатила взносы, верно?
   - Неверно.
   - Черт, Пако, я всего лишь... - она замолчала, когда он поднял руку.
   - Слушай сюда, девочка... - сказал толстяк и его лицо скривилось. Она испугалась, что смотрит на это лицо его глазами и отвела взгляд в сторону, чтобы он не видел этого. Некрасиво. Уродливо. Не нужно смотреть.
   - Два момента. Во-первых - никто и никогда от нас не уходит. Это же принципы организации, девочка. Мы не Синдикат, но и у нас есть свои принципы. И во-вторых - ты должна нам намного больше. Но я, старый добрый Пако могу пойти тебе навстречу, верно я говорю, Клерк? - его сосед кивнул головой.
   - Так вот. - Пако собрал пачки со стола и спрятал их в карманы пиджака: - если ты крошка, хочешь свалить - сваливай. Я тебя особенно прикрывать, конечно, не буду. Но я смогу сказать тем, кто наверху - он задрал голову и кивнул всеми своими подбородками: - что ты умерла где-нибудь в сточной канаве...
   - Правда? Спасибо, Пако...
   - Но за это тебе крошка придется заплатить... - толстяк хохотнул и расстегнул ремень на брюках. Его сосед изобразил заинтересованность на лице. Она поняла - ее не отпустят. Даже если она сейчас... о чем она думает, ведь она сейчас смотрит и его глазами, а это не просто некрасиво, это безобразно.
   - Конечно, Пако. - сказала она, расстегивая молнию на юбке, снизу.
   - Иди сюда, крошка... - сказал толстяк. Она шагнула вперед и почти нежно взяв его за голову, резко опустила вниз, выбросив колено навстречу. Удар снес толстяка со стула он рухнул на пол, схватившись за разбитый нос. Но главная опасность не здесь. Главная опасность это Клерк, который вскочил на ноги и потянулся внутрь пиджака, за пистолетом. Но на этой дистанции у него не было шансов. Нож альбасетской работы засеребрился блесной...
  
   Немного погодя она стояла над ними, сжимая в руке наваху и успокаивая дыхание. Она вытерла лезвие и задумалась. Конечно, то, что они лежат здесь, вот так - это некрасиво. Но то, как она полосанула по горлу Клерка, свинчиваясь и уходя с линии огня - это было вполне. Она наклонилась и забрала у толстяка свои деньги, заодно машинально очистив и его бумажник. Но что-то словно толкнуло ее изнутри. Она подумала, разжала руки и бросила деньги в окровавленное лицо Пако. Так будет красивее. А она теперь должна искать красоту. Или делать ее сама. Она вышла наружу и достала сигарету. Подумав, сломала ее и выбросила. Потом достала пачку и тоже отправила в урну. Вместе с зажигалкой. Какая-то белая бумажка выпала из ее кармана, пока она садилась на мотоцикл.
  
   - Две полоски?
   - Это значит, что у нас будет ребенок, Миша-Майкл. Черт, до чего же не вовремя.
   - Дети не бывают не вовремя. Дети всегда вовремя.
   - Но что мне делать теперь?
   - Думать о нем. Бросить курить. Уйти от твоего босса. Наслаждаться жизнью. Видеть красивые вещи и слышать красивую музыку, ведь теперь вас двое. Наслаждайся красотой, любимая и у нас будет самый красивый ребенок на свете.
  
   Когда ее мотоцикл выскользнул за город и свернул на проселочную дорогу, она задумалась, а стоило ли перерезать глотку и самому Пако? Потом кивнула - стоило.
   Во-первых, этот сукин сын не успокоился бы, пока не нашел ее, а во-вторых это было красиво. Ведь теперь она должна думать о ребенке. О том, чтобы он родился красивым. Она сама не заметила, как слезы потекли по ее лицу...
  
   Миша-Майкл... я отплатила за твою смерть. И дам твоему ребенку жизнь. Что еще тебе от меня надо, чертов ублюдок? Убирайся прочь из моего сердца, не рви меня на части. Или нет - не уходи. Никогда. Просто будь там. И черт с ней, с болью.

Фил.

   Фил и Честный
  
   В 87-м полицейском участке стояла суматоха. Вообще-то здесь всегда была суматоха, но сегодня не так, как обычно - сегодня здесь предвкушали удачу.
   - Анна, ты слышала? Фил видел Гренделя!
   - Наконец-то мы прищучим ублюдка!
   - Этому сукину сыну слишком долго везло. Я надеюсь, его расстреляют.
   - Молодчина, Фил!
   - Жаль, что таких, как он нельзя казнить дважды.
   - Он и первого раза избежит. Признают психически больным и отправят на лечение.
   - Неужели Бог допустить это?
   - Не знаю, как Бог, а законы страны...
   - Начать с того, что Он допустил его существование.
   - Вот поэтому я - атеист. Я верю в Фила!
   - Ага, Фил, дай пять!
   Полицейские толпились около меня. Трепали по голове, протягивали руки. Большинство из них я хорошо знал, особенно патрульных. Сейчас все они улыбались, много говорили, махали руками. Было в этом воодушевлении, что-то истерическое. В улыбках - напряжение, глубоко в глазах - страх. Отражение того страха, который окутывает город.
   После захода солнца, люди не выходят из домов. Запирают окна и двери. С головой прячутся под одеяло. Но Грендель всегда находит свою жертву. Сколько их уже? Десятка два, наверное. Потом то, что от них остается обнаруживают в мусорных баках. Обычно это немного. На том, что раньше было шестнадцатилетней ученицей гимназии, обнаружили укусы. Даже скорее "откусы". Еще более черный страх охватил город: это чудовище! оно пожирает людей! полиция бессильна!
   И никаких следов, никаких свидетелей. До этого утра.
   Я чувствовал, почему нервничают полицейские. Они бояться упустить шанс, бояться ошибиться и дать Гренделю уйти. Но не меньше они бояться обнаружить монстра, посмотреть ему в глаза, сразиться с ним.
   Слишком много страха.
   Меня опять кто-то похлопывал по голове, когда в участок вошел Честный.
   Виктор Честный, детектив, он же - Рыжий, он же заноза в заднице у всех: у преступников, у чиновников, у ГСБшников, у самих полицейских. Слишком хорош в работе, чтобы его убрали и слишком неудобен, чтобы не пытались. Он словно куст репейника - просто делает свое дело, но при этом всех цепляет!
   Предвидя то, что сейчас произойдет, я поерзал на стуле и положил голову на стол. Честный смотрел на столпотворение.
   - Что здесь происходит?
   - Сэр, Фил видел Гренделя!
   Это Дювалье.
   - У нас есть свидетель.
   А это Фрейзер. Естественно. У остальных хватило ума промолчать.
   Честный повернулся ко мне:
   - Ты видел его, Фил?
   - Ну, если быть точным...
   - Он может его опознать!
   Опять Дювалье, кто же еще? Честный даже не посмотрел на него.
   - Это правда? Ты сможешь узнать Гренделя?
   - Да, - в этом я был абсолютно уверен.
   Честный обернулся к полицейским:
   - Я правильно понимаю, что вы схватили Гренделя, и он сейчас в камере?
   Замешательство. Удивленное переглядывание.
   - Гм... Нет, сэр.
   - Тогда какого черта здесь делают патрульные? Фрейзер, Дювалье, Чанг, Аткинсон! Чтобы через пять минут я услышал ваши доклады с участков! Мы не поймаем Гренделя собираясь толпами в участках и похлопывая друг друга по плечам!
   Так что я говорил о занозах? Ладно, без комментариев.
   Честный повернулся к Анне:
   - Собески, наведите порядок в участке. Какие детективы на связи? Хейз здесь?
   - Был утром. Сказал, что вернется к одиннадцати. Позвонить ему?
   - Пусть срочно едет в участок.
   Честный посмотрел на меня. Я смотрел на него.
   - Фил.
   - Сэр.
   Он немного пожевал губу, раздумывая. Потом сообщил Анне:
   - Мы будем в комнате для допроса.
   Я воспринял это как приглашение. Спрыгнул со стула и поплелся за ним. Он подождал пока я зайду в комнату и закрыл дверь. В комнате стояли стол и два стула. Честный посмотрел на стул, потом на меня.
   - Слушай, я действительно не знаю стоит ли предлагать, но, если хочешь, можешь сесть на стул.
   - Да, только вы сядьте напротив.
   Я устроился на стуле. Честный пожал плечами и тоже сел. Наши глаза оказались на одном уровне. Честный понимающе кивнул. Достал пачку сигарет, вытащил одну. Чиркнул зажигалкой, но посмотрел на меня и не стал закуривать. Немного подержал огонек горящим, потом убрал сигареты и зажигалку в карман.
   - Спасибо, сэр, это действительно неприятно.
   - Итак, ты его не видел?
   - Нет, сэр.
   - Как ты можешь его опознать?
   - Я почуял его, сэр.
   Честный вздохнул и устало потер лицо.
   - Ты понимаешь свое положение, Фил?
   - Да, сэр, на сегодняшний день я - единственный свидетель...
   - Твою мать! - (я вздрогнул и взъерошился, когда Честный ударил кулаком по столу): - Никакой ты, к чертям, не свидетель! Фил, ты - собака!
   Я вздохнул.
   - Мне уйти?
   - Нет! Черт... Рассказывай.
   Я не стал рассказывать все. Пришлось бы начинать с лисы, но, кажется сегодня, Честный не обрадуется историям про оборотней.
  
   Фил и лиса.
  
   Полная луна. Она тревожит. Промучившись пол-ночи, я выбрался из своего сарая на заднем дворе церкви и отправился бродить по улицам.
   Меня зовут Фил. Я - пес. Вероятно, моими предками были кавказские овчарки, но с тех пор генеалогия заметно подпортилась разношерстными (каламбурчик, а?) представителями улиц. Видимо кто-то из них имел незаурядные способности к языкам. Иначе, чем объяснить то, что я - говорящий пес?
   Бесцельно пройдя несколько улиц, пометив бесчисленное количество
   углов-столбов-гидрантов, я решил пойти к Скрипачу. Он живет в канализации. Его скрипка умеет выть на луну, как настоящий волк.
   Ее я почуял на перекрестке улицы Орхидей и 7-ой Парковой. Острый запах самки сбил с ног. Минуту я стоял ошалелый, мотая головой. Я оглох и ослеп, я не чувствовал земли под ногами. От меня остался только нюх. Хотя нет, - помимо носа от всего моего тела остался еще член.
   Запах принадлежал не суке, но самке. САМКЕ. Такого желания я не чувствовал никогда! Я рванулся по следу. Спустя многие удары сердца впереди мелькнул пушистый хвост. Лиса! Я зарычал и прибавил скорость.
   Лиса оглянулась, ее глаза сверкнули отражением фонарей, а потом она юркнула в проход между домами. Я оскалился - на самом деле там был тупик, и она уже никуда от меня не денется! Меня заносит на повороте, я влетаю в тупик и столбенею.
   Лисы нет. Возле мусорного контейнера у кирпичной стены стоит худенькая японка. Черные блестящие волосы падают на лицо. Она закуривает, в глазах пляшет смех и огонь зажигалки.
   Я обалдело сажусь на задние лапы. Она проходит мимо меня к выходу. На секунду останавливается:
   - Тоже мне - охотник на лис! - и щелкает меня по носу.
   У меня отваливается челюсть, а она уходит по улице, красиво играя бедрами. И мне не надо видеть ее хвоста. Я чую ее запах. Тот самый.
  
   Фил и Грендель
  
   Не знаю почему я пошел к мусорному контейнеру. Возможно, мне хотелось почуять волшебство, которое здесь происходило. Но учуял я...
   Его можно определить, как Смерть. Не трупный запах, не запах разложения. Смерть.
   Меня пробрало до позвоночника. Хвост нырнул между ног, прикрывая мигом скукожившиеся гениталии, шерсть встала дыбом. В долю секунды я понял, - до оборотня здесь был Грендель. Гораздо больше времени мне понадобилось, чтобы осознать, что я могу его найти. Не хочу. Но могу.
   Я пошел по следу. Не летел, как в прошлый раз, а плелся, прижимая уши к голове и щеря зубы. Но я дошел до конца.
  
   Я замолчал. Молчал и Честный. Потом он встал, подошел к двери.
   - Анна!
   - Сэр?
   - В контейнере что-нибудь нашли?
   - Только куклу, но...
   Честный не стал дослушивать, захлопнув дверь, повернулся ко мне:
   - Где он?
   - 3-тья Парковая, дом 5.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ДОЛГ

  
  
  
   - Привет, браток. Ты немного задолжал... - сказал Рейнеке.
   - Э... это ты, Лис... - хозяин заведения, маленький толстый и бледный человечек начал суетливо вытирать руки передником.
   - Сиди. - Рейнеке отправил его на стул легким толчком руки. Все шло бы как обычно, если бы не одно "но". Сегодня Большой Босс отправил с ним стажера. Учиться. Набираться опыта. "Ты же у нас лучший, Лис, так сказать гордость и слава. Выбери кого-нибудь из наших, готовь подрастающую смену." Рейнеке поморщился.
   - Я... я просто ... у меня сейчас нет средств и ... - начал было хозяин и осекся, глядя куда-то за спину Рейнеке.
   - Ты, что, не понял, обезьяна... - сказали откуда-то из-за спины: - гони монету, если не хочешь, чтобы твои мозги разбрызгало по всей стене и...
   - Спрячь пистолет, малыш. - сказал Рейнеке.
   - Но Лис...
   - Я сказал - убери пушку, придурок. - с нажимом повторил Рейнеке. Стажер опустил руку с девятимиллиметровой "Береттой".
   - Прошу нас извинить. - сказал Рейнеке хозяину: - мы сейчас. - он взял стажера под локоть, мягко, почти ласково отвел в сторону.
   - Первое. Я говорю - ты слушаешь. Не перебиваешь. Не корчишь страшные рожи. Не размахиваешь своей карманной гаубицей. Ясно? Я спрашиваю, тебе понятно? Хорошо. Второе. Двигаешься и разговариваешь только когда я тебе разрешу. В другое время ты должен напоминать мне восковую фигуру из музея мадам Тюссо. Ясно? Хорошо. И еще - я для тебя "мистер Рейнеке", сопляк. Повтори. Хорошо. - Рейнеке снова повернулся к хозяину:
   - Прошу прощения, небольшие внутренние разногласия. Так о чем это я?
   - Лис...
   - Ах, да. Ты должен нам четыреста тысяч пятьсот кредитов. С процентами и страховкой этой будет пятьсот сорок две тысячи.
   - Но, Лис...
   - Знаю. У тебя нет такой суммы наличных. А помещение ты снимаешь. И товар взял под реализацию. - Рейнеке сел на стул, открыл пачку "Герцеговина Флор", щелкнул серебряной зажигалкой, стилизованной под дракона и пустил клуб дыма к потолку.
   - Давай-ка сюда свои бухгалтерские книги.
   - Бухгалтерские книги?
   - Да. И налей чего-нибудь выпить - мы будем сидеть долго. - Рейнеке жестом пригласил сесть и стажера, который видимо решил вести себя паинькой.
   - Так. - сказал Рейнеке через час с небольшим. В помещении стоял дым трубой, хозяин уже в третий раз приносил им выпить крепкого кофе (никакого алкоголя на работе малыш!) и сам стал похож на человека, силком загнанного в финскую баню, его лысина блестела крупными каплями пота, а кожа стала багрово-красной.
   - Так. - повторил Рейнеке: - вот оно. Ты видишь, малыш? Вот тут... - он показал стажеру подчеркнутые строки.
   - Что?
   - Вот. - терпеливо повторил Рейнеке: - это ясно видно. Тут все написано, малыш. Не прикидывайся тупее, чем ты есть.
   - Извините, мистер Рейнеке. Я не вижу... - сказал стажер, переминаясь с ноги на ногу. Было видно, что он очень хочет понять.
   - Хорошо. Давай разберем ситуацию на пальцах. Этот парень купил бизнес, взяв кредит у Синдиката. Так? Так. Далее - он не справился с бизнесом и не в состоянии выплатить ни сумму основного долга, ни проценты. Так? Так. Что бы ты сделал в такой ситуации, малыш? Не тянись за своей гаубицей, сынок, пойми простую вещь, если прострелишь ему голову, то денег не вернешь. Надо разобраться почему это произошло. А в книгах все видно как на ладони. Начиная с мая доход заведения падает в три раза. Почему? Помолчи. - Рейнеке машет рукой на хозяина, открывшего было рот: - малыш должен догадаться сам.
   - Эээ, мистер Рейнеке...
   - Я напомню. Что произошло в мае? Черт, ты же местный, должен знать. Наконец достроили этот огромный кондоминимум через дорогу. Огромный жилой комплекс.
   - Да, я помню, Ли... мистер Рейнеке, но каким образом это связано с его бизнесом?
   - Очень просто. Когда этот парень покупал бизнес, строительство еще шло, понимаешь? Через дорогу отсюда работало две сотни мужчин и женщин. Тяжелой физической работой. И все они обедали здесь. А в мае строительство кончилось. И прибыль упала... - Рейнеке смотрит на хозяина, тот подавленно кивает головой, мол так и есть.
   - Жители окрестных домов как правило не ходят в кафе пообедать, здесь не такой район, они готовят дома, а когда хотят развлечься, то едут в центр. Вдобавок в новом кондо есть и свой бар, и даже ресторан. И тот, кто продавал бизнес знал об этом. Поэтому, когда наш паренек пришел покупать бизнес и проверил бухгалтерские книги за последние несколько месяцев, то по всему выходило, что его ждет большая прибыль, ведь в то время еще шло строительство. Вот только он не задался вопросом - если бывший хозяин реально рассчитывал на такие доходы и в дальнейшем, зачем он тогда продает заведение. Думаю, что бывший хозяин придумал какую-нибудь байку насчет того, что ни в жизнь бы не продал такой хороший бизнес, но срочно надо ехать в Сибирь, на раскопки мамонтов, или в Париж на похороны любимой бабушки...
   - В Лондон. - буркнул хозяин: - этот сукин сын сказал, что он едет в Лондон. Наследство получать...
   - Тоже неплохо придумано. - кивает головой Рейнеке: - а когда строительство кончилось и ребята в синих комбинезонах собрали свои инструменты, то заведение опустело. Равно как и банковский счет.
   - Так и было... - говорит хозяин и опускает голову на руки: - а у меня дети и жена и...
   - Ладно. Теперь мы выяснили, почему. - Рейнеке выпустил струю дыма и задумчиво проследил ее путь под самый потолок.
   - Теперь нужно думать - как, малыш. - Рейнеке встал, погасил сигарету и повернулся к хозяину: - я приду к тебе на неделе. Не закрывайся. Не убегай. Делай что я скажу. И тогда все будет хорошо. Ты меня понял? - он дождался утвердительного кивка хозяина и направился к выходу, махнув рукой своему стажеру. Они вышли из заведения и направились к ближайшему кафе. Стажер шел, как в воду опущенный.
   - Не переживай, малыш. - сказал Рейнеке, садясь за столик: - сначала всегда сложно все запомнить. А потом... - он не закончил фразы. За их столик присела невероятно красивая девушка в белом платье и с маленькой красной сумочкой.
   - Лис! А я-то думала, что ты забыл о последней выплате. - сказала она, улыбаясь.
   - Нет, сестренка, старый Рейнеке никогда ничего не забывает. Ты задолжала. - сказал Рейнеке, улыбнувшись ей в ответ.
   - Вот. - девушка вынула из сумки пачку банкнот, перетянутых цветной резиночкой для волос и пододвинула к нему. Рейнеке вспушил банкноты ловким движением пальцев и покачал головой.
   - Здесь слишком много.
   - И ничего не много. Это последняя выплата и я прибавила все проценты по первому долгу! - сказала девушка, продолжая улыбаться.
   - Мы же договорились, что я не буду брать с тебя проценты по основной сумме...
   - Но теперь я могу себе это позволить. Лис, ну пожалуйста...
   - Хорошо. - Рейнеке забрал пачку и покачал головой: - ну что с тобой сделаешь, малышка, ты как всегда транжиришь деньги. Я тебе сотню раз говорил - никаких расходов...
   - "кроме необходимых!" - закончила за него девушка и засмеялась: - спасибо тебе, Лис! Я выучила свой урок. Теперь больше никогда не буду брать деньги в долг. Но просто мой бизнес позволяет мне делать маленькие подарки своим друзьям. Благодаря тебе.
   - Я просто сделал свое дело. - пожал плечами Рейнеке: - иначе я никогда бы не забрал эти деньги.
   - Да, конечно. - девушка вдруг бросилась ему на шею и принялась целовать.
   - Эй! Хватит! Ты что делаешь?!
   - Давно пообещала себе, что расцелую тебя, как только отдам весь долг. - объяснила она, садясь на место: - еще раз спасибо. Да, а кто это с тобой?
   - Стажер. Мне уже пора на пенсию
   - Шутишь? Никто кроме тебя не сможет делать это. Знаете... - обратилась она к стажеру: - он ведь меня из петли вытащил...
   - Ты все равно бы не повесилась. У тебя не было мыла. - напомнил Рейнеке.
   - Да-да он так и сказал. А потом повел меня в магазин за мылом. Я была должна Синдикату двести тысяч и проценты жгли меня каждый день. Поэтому пошла за ним молча - будь что будет... думала он меня убьет, все лучше чем самой в петлю... - она криво улыбнулась и погрозила Рейнеке пальцем: - а этот сукин кот устроил меня на работу! И написал мне план. Бизнес-план. Я следовала его плану в течении всего этого времени, и вот теперь у меня есть собственная парикмахерская, а за углом... понимаешь, сюда просто не проедешь, Лис, я хотела похвастаться, но пришлось оставить его за углом. Мой новенький белый "Мерседес". - девушка еще раз улыбнулась: - поэтому эти проценты - самая малость, чем я могу тебя отблагодарить. Знаешь, Лис... если ты когда-нибудь решишь завязать... или просто тебе будет одиноко ночью... знай, что у тебя в этом городе есть место, где тебе всегда будут рады.
   - Спасибо. - Рейнеке кивнул головой: - я... запомню это. Слушай, ты знаешь заведение на углу Портовой? Там, где недавно построили новый кондо?
   - А, этот, похожий на большой стеклянный куб? Знаю-знаю.
   - Так вот, у хозяина этого заведения проблемы. Ты сможешь мне помочь с этим? Нужно только открыть филиал твоего салончика красоты на втором этаже и сделать скидки тем твоим клиенткам, кто покрасивее, помоложе и будет обслуживаться в новом месте. Тебе это будет выгодно, аренды брать не будут.
   - Хм-м... - протянула девушка: - аренды? Опять темнишь, старый Лис? Ладно, сделаю. Отправлю Мелиссу и Галю. По правде говоря мой салон стал уже тесноват и не вмешает всех желающих.
   - Оправь и Наоми с Лапочкой. Это будет приманка.
   - Я поняла, что ты задумал. - восторженно захлопала в ладоши девушка: - поняла!
   - Вот и хорошо. Сделай это завтра же, ладно?
   - Ладно. Но тогда и ты подумай о моем предложении, Лис.
   - Подумаю.
   - Хорошо. - она встала и ушла, поцеловав Рейнеке и махнув рукой стажеру на прощанье. Рейнеке заказал себе бокал светлого легкого и повернулся к стажеру.
   - Допивай свое пиво. А что касается бара, что напротив кондо? Теперь туда будут ходить цыпочки со всей округи, чтобы поправить себе прическу на втором этаже. А ждать своей очереди они будут на первом этаже. Что это значит, малыш?
   - ?
   - Не будь таким тупым, малыш, тебе не идет. Это значит, что в этом баре, за прозрачными стеклами будут роится красотки, глядя на которых придут и парни из кондо, что напротив. Правило номер один для здорового жеребца идущего кадрить девочек гласит...
   - Да?
   - Никогда не гадь там, где живешь. Проще говоря ни один нормальный мужик не станет крутить романы в месте своего обитания, с соседками по этажу и все такое. Вероятность обострения отношений, "брачная" фобия, в конце концов многие из тех, кто ходит в бары для холостяков женаты.
   - А Робертс...
   - Малыш, брось. Я сказал - ни один нормальный мужчина. Ненормальные сюда не относятся. Итак - мы делаем вывод, что мужики из кондо не будут флиртовать внутри самого кондо. Нужно просто предоставить им такое место. Этот бар - идеальное место, но в нем нет цыпочек. Понятно?
   - Понятно... - протянул стажер: - а теперь, когда вы откроете там салон красоты...
   - Не просто салон, малыш. Он будет - а - высокопрофессиональным, бэ - места там будет мало и вэ - будут большие скидки. О чем это говорит?
   - Если будет мало места, то девушки, пришедшие в этот салон будут ждать своей очереди в баре. Высокопрофессиональный - значит там будут крутые девчонки. А скидки чтобы привлечь аудиторию?
   - Хм. Ну, насчет тесноты ты понял верно. А скидки и район этого бара будут влиять на контингент посетительниц. В дорогие салоны в самом центре города ходят старые грымзы с большими кошельками. Молодые девчонки имеют меньше средств и менее консервативны в выборе места. И если для грымз скидка - скорее оскорбление ее платежеспособности, а не престижный район означает, что она сюда скорее всего не приедет, то молодые наоборот ищут такие возможности. Таким образом этот бар не превратится в богадельню. Внизу за столиками будут сидеть молоденькие, обеспокоенные своей внешностью девчонки. Осталось сделать последний штрих.
   - ?
   - Сделать стеклянные стены.
   - Понятно... это что-то вроде бесплатной рекламы, да, мистер Рейнеке? Ведь все эти девочки будут сидеть за своими столиками и в своих мини-юбках...
   - Молодец, малыш, теперь ты понял. Да, все мужики этого района будут у нас. А следом придут и их цыпочки, которые захотят своими глазами убедиться в том, что они не крутят романы на стороне. Придется брать плату за вход и установить эдакий фэйс-контрол, чтобы не допустить сюда горилл и олигофренов, отпугивающих клиентов.
   - То есть все мужчины этого района будут просто драться за возможность посидеть в этом баре, который...
   - Который через некоторое время превратиться в элитный клуб. - закончил мысль Рейнеке. Он откинулся на спинку стула и улыбнулся. Они расплатились и пошли дальше. Следующий на очереди - клуб "Мэрелин".
   - Вот что, малыш.
   - Да, мистер Рейнеке?
   - Я сам поговорю с хозяином. Сегодня там голубая вечерника - если ты понимаешь о чем я. Лучше бы нам не входить вдвоем - примут за парочку.
   - О. Вот как. Конечно. Я - гетеросексуал.
   - Да конечно. Подожди меня в курильной. Сразу направо от барной стойки. Там дверь.
   Через двадцать минут Рейнеке открыл дверь курильной комнаты клуба "Мэрелин".
   - Эй! Малыш ты что? Провалился? - в ответ тишина.
   - Да что за... - в спину Рейнеке уперся ствол. "Беретта". 9 миллиметров. 16 патронов в магазине. Чертов стажер!
   - Приехал Лис. Гони сюда свою пушку. - голос стажера изменился. Теперь это уверенный в себе голос.
   - Что? Какого... - Рейнеке медленно повернулся и поднял брови.
   - Гони пушку, если не хочешь поймать маслину, Лис. И я не шучу, черт меня дери. У меня аж палец на курке дергается от нетерпения. Давай...
   - Хм. Хорошо, но ты делаешь ошибку малыш. - сказал Рейнеке, медленно вытаскивая из-за пояса пистолет.
   - Ни хрена себе гаубица. - присвистнул стажер: - "Пустынный Орел" 50-й калибр. А говорили что Лис ходит без пушки. Боишься значит... раз такую гаубицу таскаешь. Бросай его.
   - Может все таки объяснишь в чем дело? - спросил Рейнеке, бросив пистолет на пол.
   - В тебе, пройдоха. Ты давно не нравишься боссам, твои методы слишком мягкие и есть сведения что ты укрываешь должников.
   - Что с того? - пожал плечами Рейнеке: - Боссы всегда получают свою долю.
   - Это вопрос репутации Лис. Ты делаешь из Синдиката посмешище, люди перестают бояться нас. Они начинают позволять себе... многое. Дон Сидо убит, ты знаешь. Из такой вот... - стажер кивнул на пистолет Рейнеке: - пушки. Мне поручили проверить как ты ведешь дела, Лис. И кое-кому наверху очень не понравиться то, что они услышат. А теперь руки за голову и лицом к стене. - он взмахнул пистолетом и Рейнеке молча повернулся к стене. Стажер подобрал с земли пистолет Лиса и засунул его за пояс.
   - А теперь топай вперед. Мы пойдем к боссу.
   - Мы так и пойдем? - поднял брови Рейнеке.
   - Именно. Я наслышан о твоих трюках, Лис, поэтому мы так и пойдем. - стажер держал пистолет ровно и уверенно.
   - Хм. Я то буду вести себя естественно. - улыбнулся Рейнеке: - а ты не боишься конвоировать меня через эту толпу? Я могу сбежать, прикрывшись посетителями.
   - Нет. - усмехнулся стажер: - Я специально выбрал этот момент. Весь день мы были в людных местах а после этого клуба ты бы ушел. Нет, я выбрал это место. Главное - забрать твою пушку. А потом - я не буду проходить через толпу. Как только они увидят пушку - они убегут. Это же педики. У них нет оружия. Они приперлись сюда получать удовольствие... и им не нужны проблемы. Иди давай. - он ткнул Рейнеке в поясницу пистолетом. Они вышли через дверь курительной комнаты. Стажер вел Рейнеке, не скрывая оружия, демонстративно вытянув руку. Музыка внезапно смолкла. Лица всех вдруг повернулись к ним. Стажер сглотнул. Их было так много...
   - Что то не похоже чтобы они испугались. - сказал Рейнеке.
   - Заткнись. - сказал стажер и левой рукой вынул пистолет Рейнеке из-за пояса. "Пустынный Орел" уставился в зал.
   - А ну валите отсюда педики! - крикнул стажер. Но на лицах почему то нет страха. Что-то есть на этих лицах но это не страх. Это... это больше похоже на торжество хищников, к которым пришла их добыча. По залу будто пронеслась волна. Щелчки. Лязг. Шорох. Звуки издаваемые, когда кто-то выхватывает оружие из кобуры. Звуки издаваемые затвором, когда патрон скользит в ствол. Звуки, которые получаются, когда большой палец снимает оружие с предохранителя. Много оружия. Стажер замер. Буквально у каждого человека в этом зале оказался ствол. И каждый ствол в этом зале был нацелен на него.
   - Прощай малыш. - сказал Рейнеке. Стажер повернул было к нему голову, чтобы что-то сказать, но Лис мгновенно упал вниз. Так быстро, что палец стажера невольно дернулся. Выстрел!
   Лицо стажера исказилось, когда он понял что он наделал. Сотня с лишним пальцев на курках дернулась в ответ.
   ГРОХОТ! Сотня с лишним стволов изрыгнули огонь!
   То, что осталось от тела стажера рухнуло на пол.
  
  
   - Вы уверены что не пострадали, сэр? - это говорит сидящий напротив него полицейский.
   - Нет, спасибо, отделался легким испугом. Кто был этот сумасшедший? - спрашивает Рейнеке, морщась от легкой боли в предплечье.
   - Не знаю. - пожимает плечами тот: - если вы в порядке то ответьте на пару вопросов и потом мы доставим вас домой.
   - Конечно. - говорит Рейнеке: - я - законопослушный гражданин.
   - Это просто здорово. Обещаю что все будет быстро, чистая формальность, знаете ли. - беседа и впрямь была недолгой. Следователь спросил имя и фамилию, просмотрел документы, спросил что Рейнеке видел. Спросил не знает ли Рейнеке напавшего - тот только покачал головой - откуда? Потом следователь проводил Рейнеке до выхода из участка.
   - Ну, что, Дэк? - спросил у следователя его коллега, коротышка в голубой рубашке без рукавов: - узнал кто был этот придурок с двумя пистолетами?
   - Нет. Этот человек его видел в первый раз. Но кое-что мы теперь знаем.
   - Что "Пустынный Орел" в его левой руке тот самый из которого застрелили так называемого дона Сидо.
   - И что он полный придурок.
   - Ну да. - усмехнулся коротышка: - только полный придурок будет пытаться ограбить клуб, когда там происходит ежегодная встреча выпускников полицейской академии. Черт, да там почти все копы нашего города сидели.
   - И у каждого был ствол. - кивнул следователь: - парня прямо на клочки разорвало.
   - Чертовы психованные маньяки. - сплюнул коротышка: - испортил нам вечеринку.
   - Зато два дела сразу закрыли. - сказал следователь: - и в общем то было даже весело.
   - Да. Видел бы ты его рожу, когда он понял, куда попал... - усмехнулся коротышка: - бедняге не повезло.
   - Сколько раз тебе говорить? Нет везения и невезения. Есть закономерность. Судьба, если хочешь. - сказал следователь и закурил.
  
  
   Длинные гудки.
   - Сэр?
   - Лис?
   - При всем моем уважении сэр - вам надо лучше подбирать кадры. Этот урод попытался ограбить клуб. Размахивая пистолетами.
   - Мы уже знаем, Лис.
   - Что теперь, сэр?
   - Работай как и раньше, Лис. Мы повышаем твои проценты. И если что - у тебя есть право попросить должок.
   - Да, сэр. - короткие гудки.
  
  
   - Ты уверен?
   - В чем?
   - Как то все слишком гладко. Это вызывает подозрения. Мы посылаем человека проверить Лиса, а того внезапно пристреливают, да еще у него оказывается пистолет из которого убили дона Сидо. Может это подстава?
   - Знаешь, даже если допустить, что Рейнеке все это подстроил, и каким-то образом загипнотизировал парня так, что тот набросился на толпу копов с оружием...
   - Мда...
   - И кроме того у меня есть еще одно основание полагать что все именно так как и сказал Лис.
   - Какое же?
   - Лис НИКОГДА не носит оружия.
  
  
   - Привет браток. Ты задолжал. - сказал Рейнеке.
   - Привет Лис. Спасибо тебе за все. Вот твои деньги. - хозяин клуба вынул из-под стойки картонную коробку с надписью "деньги для Лиса". Коробка была обклеена забавными наклейками с сердечками и розочками.
   - Все идет нормально?
   - Просто отлично. С тех пор как по твоему совету я перестал делать эти голубые вечеринки и у меня стали проводить корпоративные вечера. Мэрия, пожарные, строители, даже полиция! Не поверишь что тут позавчера было!
   - Поверю. - вздохнул Рейнеке, положив деньги во внутренний карман: - Поверю. Ты лучше налей-ка мне виски. На четыре пальца.
   - Лис! Ты же НИКОГДА не пьешь на работе.
   - ИНОГДА я нарушаю свои правила. - сказал Рейнеке-Лис и подмигнул хозяину.
  
  
  
  
  

Любовники

   Нагруженная пакетами Виктория вылетела на дорогу:
   - Такси!
   Визг тормозов, чей-то испуганный крик, и она успевает отскочить. Бампер красной тойоты разминулся с ее бедром на сантиметр.
   - Гребаный козел! Теперь что, права и слепым выдают?!
   Сердце бешено колотилось, пакеты рассыпались по тротуару.
   - Какого черта?! - из тойоты выскочил высокий мужчина в солнечных очках, - Дамочка, смотреть надо куда идете!
   - Протри очки, лихач! - Вика собирала пакеты.
   - Виктория?!
   Она подняла голову. Водитель снял очки и улыбался.
   - Ха! - Вика рассмеялась, - Ты?! Боже, сто лет не виделись! Алан, ты - водитель-убийца! А говорил, что водишь с девяти лет!
   - Я прекрасно водил машину уже в девять, а ты до сих пор бестолково переходишь дорогу!
   - Алан!
   - Вика!
   Они стояли улыбаясь и разглядывая друг друга. Потом смотрели друг другу в глаза, все так же молча и улыбаясь. Потом заговорили. Одновременно.
   - Сколько же это...
   - Ой, как давно...
   - Не узнал сразу...
   - ... такой же большой!
   - Как ты?
   - А ты? Где...
   Алан рассмеялся:
   - Стой! Нам есть о чем поговорить.
   - Да, действительно, надо бы встретиться, может поужинать... - Виктория стала судорожно прикидывать, когда выкроить время.
   - Э, нет! - Алан взял ее сумки. - Поехали со мной прямо сейчас!
   - Куда?!
   - Немного физического труда на свежем воздухе я тебе обещаю!
   - Секс в кустах Центрального Парка?! - Вика расхохоталась, - Этим меня не соблазнишь!
   Он уже закидывал пакеты в машину.
   - Генеральная уборка летнего домика. Соглашайся, - он подмигнул, - такого уикенда тебе больше никто не предложит!
   Виктория, улыбаясь, смотрела на мужчину из прошлого. Придется сделать пару звонков, отменить встречи...
   - Я с тобой, детка! - Она села в машину.
   - Отлично, детка! - Он нажал на газ.
  
   - Как Элизабет?
   - Все хорошо. Мы поженились два года назад.
   - Поздравляю! Ты все-таки сумел.
   - Да, наша с тобой связь была испытанием. Зато теперь я - образцово-показательный муж. А ты? Ты ведь тогда рассталась со своим мужчиной.
   - Рассталась, но вовсе не из-за тебя, не обольщайся!
   - Еще как из-за меня! Я помню, твой телефонный звонок.
   Вика закатила глаза:
   - Все-то ты помнишь! В любом случае, все сложилось как нельзя лучше. У меня прекрасные отношения, подумываем о ребенке.
   - Так ты замужем?
   - Пока нет, но все очень серьезно, - она показала кольцо.
   Белое золото и прозрачный, как слеза камень. Алан присвистнул. Вика улыбнулась.
   - Мужчина моей мечты. Добрый, нежный, внимательный... миллионер!
   - Правда, миллионер?
   - Ага.
   - Тебе повезло.
   - Ему повезло! У него же есть я!
   Алан рассмеялся:
   - Все такая же скромница!
   Тойота остановилась перед светофором. Алан повернулся и легонько сжал ее плечо:
   - Ух, Вика, мне чертовски приятно видеть тебя!
   - Взаимно, я... Ой, смотри!
   - Что? Эй, уже зеленый, что эти двое на мопеде застряли?!
   Алан просигналил, "давай, парень, двигай!".
   - Эта девушка! Она запрыгнула на мотороллер к парню, когда он стоял на перекрестке. Ты видел? Да это ведь Рони, наш почтальон!
   Виктория вытянула шею, прослеживая взглядом за парочкой на мотороллере. Они поехали прямо по Розенкранц, а Алан свернул на Сосновую.
   - Не думаю, что девушка причинит почтальону вред. Может она просто спешит спасти мир?
   - Ага, торопится на битву Добра со Злом, и наш бравый почтальон оказался замешанным в дела вселенской важности!
   - И если он не успеет, наступит конец света.
   - Беги, Рони, беги!
   - Десять баксов на почтальона! Рони, я верю в тебя!
   Они посмотрели друг на друга и расхохотались.
  
   Красная тойота припарковалась возле аккуратненького деревенского домика. Ничего общего с загородными коттеджами, именно добротный бревенчатый дом.
   - Ну, конец света или нет, а генеральной уборки это не отменяет!
   Алан открыл багажник.
   - Я возьму инструменты, а ты - продукты. Два пакета на заднем сиденье.
   - Что это здесь? Красное вино?
   - Если освободишь террасу от палой листвы - ароматный глинтвейн в награду!
   - Алан, с каких это пор ты готовишь глинтвейн?!
   - Ты не представляешь, сколько появляется свободного времени, когда отказываешься от адюльтеров!
   - Вышиваешь крестиком?
   - Ха-ха.
  
   Вика стояла на террасе, вдыхала лесной воздух и открыто рассматривала лоснящийся от пота торс Алана. Он рубил дрова на заднем дворе. Метла в ее руках уже сделала свое дело и возле ступенек высилась аккуратная кучка палой листвы, веток и песка, накопившихся за зиму.
   - Эй, детка, я требую свой глинтвейн!
   Алан помахал ей рукой, набрал дров и пошел к дому.
   - Будет. А еще огонь в камине и потрясающий ужин... если ты его приготовишь!
   - Ни за что! Я - гость, ты - хозяин, ты - хозяин, я - гость, ферштейн?
   - Что ж, баранина с луком шалот тебя устроит?
   - Ого! Так все сложно с личной жизнью?!
   - Я - примерный муж. Законный секс три раза в неделю.
   Алан исчез в глубине дома. Вика хмыкнула ему вслед:
   - Звучит так же заманчиво, как общественные работы в неоплачиваемый отпуск.
   - Ничего ты не понимаешь, распутная женщина! - донеслось из комнат.
   - Ха-ха!
   Алан снова вышел на террасу. Уже в футболке. Он поднял голову и посмотрел на два железных кольца вбитых в потолок. Вика проследила за его взглядом. Он повернулся к ней. Вика:
   - Думаешь, пора?
   Алан внимательно посмотрел на голубое весеннее небо, вдохнул запах жимолости, послюнил палец и проверил направление ветра.
   - Думаю, можно! - и он направился к гаражу.
   Вика смотрела, как Алан крепил качели.
   - Ты ведь так и не вернул мне эту книгу. Я подозреваю, что нарочно!
   - Да.
   - "Да, не вернул", или "да, нарочно"?
   - Просто, да.
  
   Огонь в камине рождает причудливые видения, глинтвейн горячит кровь и румянит щеки. Разговор о былом уютно укутывает мозг, а клетчатый плед - тело. Вике всегда было легко с Аланом, как и четыре года назад они говорили на одном языке и смеялись в унисон.
   Вика проснулась. В комнате она была одна, из окна лился яркий свет - судя по всему уже около одиннадцати. Распахнулась дверь, широкий силуэт Алана темнел в прямоугольнике светлой двери.
   - Доброе утро!
   - Ух!
   - Да уж, глинтвейн - сильная штука.
   Вика оглядела себя:
   - Полностью одета. Мы не...
   - Нет.
   Алан подошел ближе, он улыбался:
   - А что?
   Вика подмигнула ему:
   - Я поспорила с собой на двадцать долларов, - наиграно вздохнула. - Проиграла себе двадцатку!
   Алан долго и молча смотрел на нее. Потом вытащил из кармана двадцать долларов и положил на стол.
   - Ты выиграла.
   Наклонившись, он поцеловал ее.
  
   Спустя час, они лежали улыбаясь и разглядывая друг друга. Потом смотрели друг другу в глаза, все так же молча и улыбаясь. Потом заговорили. Одновременно.
   - Я разведусь...
   - Я верну кольцо...
  
  
  
  
  
  

Персиковая косточка

  
   Один брат медитировал, представляя себя косточкой от персика. И вот однажды он не вышел к обеду. И на другой день тоже. Когда братья пришли к нему в келью то увидели, что между его старых деревянных сандалий лежит персиковая косточка.
  
   - По-моему ерунда какая-то, - рука отложила в сторону книгу в потертой обложке и легла на подлокотник роскошного кресла. Другая рука неторопливо вынула сигару изо рта и стряхнула пепел прямо на ботинки стоящего напротив.
   - Да, дон Сидо.
   - И это то, из-за чего погиб этот человек? Из-за книжки с какими-то идиотскими сказками? - пухлая рука с двумя крупными перстнями неодобрительно качнулась из стороны в сторону. Человек стоящий перед доном только склонил голову. Он знал, что ничего хорошего это ему не сулит.
   - Ты меня разочаровал, Браконьер.
   - Но, дон Сидо... - Браконьер попытался возразить, сказать, что ошибки нет и это именно та книга, которая... Рука снова поднялась в воздух и повисла тишина. Рука небрежно махнула пальцами от себя. Браконьер поклонился и вышел.
   - Чушь какая-то... - пробормотал дон Сидо, снова раскрывая книгу - белиберда... медитация на образы... что за ... - он перевернул страницу и уставился на силуэт собаки, нарисованный на черном фоне кроваво-красным.
  
   - Где дон Сидо, ублюдки?
   - Не знаем, дон Анто... он все время был тут и ...
   - Да что ты говоришь?! - взбешенный дон Анто приблизил свое лицо к говорящему и схватил его за воротник - Да на хрена нам такая охрана, если мимо тебя не только вытащили дона Сидо, но еще и подкинули какую-то блохастую дворнягу?! - палец дона Анто ткнул в скулящего пса, который запутался в теплом халате дона Сидо.
   - У вас есть час, вы слышите, один час на то, чтобы найти дона Сидо, где бы он сейчас не был! Если не найдете, я на вас Снарка натравлю! Ясно?!
   - Да, дон.
   - И выкиньте эту собаку отсюда!
   - Да, дон.
   - Обо всем приходится думать самому... - проворчал дон Анто, опускаясь в кресло и потирая переносицу большим и указательным пальцами. Как не вовремя пропал этот Сидо! Теперь придется срочно переизбирать нового дона, придется менять всю пирамиду сверху донизу, а ведь у него есть только сорок человек пехоты и три лейтенанта, если начнется война, то придется туго, Снарк воевать не пойдет, он своенравен и ... тут что-то потянуло его за штанину. Он опустил взгляд и увидел пса, который пытался вытащить его из кресла.
   - Я же сказал - уберите отсюда эту чертову псину.
   - Да, дон. - собаку вышвырнули наружу и ее визг затих где-то внизу. Что-то мешало дону сидеть. Когда он встал, то увидел книгу в потертой обложке. Дон Анто раскрыл ее.
   - Что за глупые сказки... - проворчал он, перевертывая страницу. В глаза бросилось кроваво-красное изображение крысы на черном фоне.
   Он заворожено уставился на него.
   Крыса повернула голову.
  
   Далеко за городом, на пустыре между двумя районами остановился микроавтобус с надписью "Санитарная служба города". Из него вышел мужчина, волоча за собой на поводке упирающуюся собаку. Он привязал ее к металлическому штырю, торчащему из груди пустыря словно пика, а потом сел перед ней на корточки. Они долго смотрели друг другу в глаза и собака рычала от бессильной злости. Потом человек встал и вынул из-под сиденья дробовик. Собака заскулила.
  
   - Пришла пора расплачиваться, дон... - сказал человек и вскинул ружье. Прогремел выстрел. Человек подошел и плюнул на то, что осталось от головы дворняги. Сверху закапал теплый дождь.
  
   - Это ведь твоя работа? - спросил Морж у Плотника одним теплым весенним утром. По городу бегали мальчишки с пачками газет и извещали о том, что Синдикат лишился главы, а на столе стояли выпитые бутылки из-под дешевого пива.
   - Нет.
   - Нет?
   - Не моя. Только книга. А это все санитар. - Плотник прищурился на яркий солнечный свет и оглушительно чихнул.
   - Санитар?
   - Ну да. Дон не слишком хорошо обошелся с его семьей когда-то... Вот он и решил отомстить. И потом - это же его работа. Отлавливать собак. И убивать бешеных.
   - Убивать бешеных собак... - усмехнулся Морж, откидываясь на спинку стула.
   - Он просто сделал свою работу, дружище. - Плотник налил себе выпить и покачал головой - и никогда еще он не был так доволен своей работой.
   - В этом городе еще полно бешеных псов, - заметил Морж.
   - Крыс. Лягушек. Тараканов.... паразитов. - кивнул Плотник.
   - Обожаю, когда люди занимаются любимым делом. - сказал Морж и поковырял пальцем в ухе. Внимательно посмотрел на вынутый палец и добавил: - А что, может еще по одной?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Теплая вещь

   Утренняя чашка кофе как всегда помогла ему.
   Что-то неясное, чуть слышное, что-то приснившееся или пригрезившееся в утренней дремоте растаяло как дым.
   Пух!
   И нет.
   Он помыл чашку, посмотрел на свою фотографию в рамке над столом - утренний бриз, солнце, море и он. Почему-то на этой фотографии он стоял, сместившись влево, словно рядом с ним кто-то должен был стоять, кто-то, кого он обнимал, кто-то, кто просто стоял бы рядом. Он хмыкнул глядя на фото. Утренние фантазии холостяка. Просто он отошел в сторону, чтобы в объектив поместилось и море. И волны. И все. Сердце защемило. Он покрутил головой, удивляясь. У него никогда не было такого чувства, так почему же... черт, это же просто сон, просто мавь... как там у Шекспира? Он открыл шкафчик и стал одеваться, мурлыча себе под нос.
   Просто сны... и я не ошибался в них ни разу. - он повернулся в зеркалу и улыбнулся: - О, это королевы Мэв проказы...
   По ночам она на шестерне пылинок цугом ездит... - он натянул штаны и принялся за ботинки: - вдоль по носам у нас...
   - Она пересекает мозг влюбленных... - кобура, пистолет, запасная обойма:
   - Которым снится нежность... - проверить затвор, магазин в рукоять, щелчок...
   - Усы судей, которым снятся взятки... с разбега бросится за воротник солдату которому приснятся... - нож плавно входит в ножны на щиколотке: - сражения, испанские ножи...
   - Под нею стонут девушки во сне заранее готовясь к материнству... - теперь любимый свитер, часы, перчатки... внизу уже стоит автомобиль, уже трезвонит тревожной трелью служебный телефон.
   - Все это - Мэв! - он протянул руку и поднял телефонную трубку. День начался.
  
  
   - Третья Парковая, дом два, - сказал Алекс, ныряя в машину. Видения и сны полностью растаяли в коричневой жиже кофеина.
   - Понял, шеф. - Перкинс протянул руку в боевой перчатке под панель приборов и щелкнул языком, сделав вид, что включил счетчик. Тяжелый бронированный автомобиль рванул с места, блеснув глянцевым отблеском на гербе полицейского управления города.
   - Внимание! - сказал Алекс, повернувшись внутрь салона: - Это просто проверка сведений. Обычный обыск. Попросили нас, потому что есть одно нехорошее подозрение... В общем так - официально это приказ полицейского департамента, поэтому никакого тяжелого оружия и автоматических винтовок. Однако, несмотря ни на что держите ушки на макушке. Все делать внимательно и без суеты. Ясно? - шестеро мужчин в унисон кивнули головами.
   - Особенно касается тебя, Блажек. Никакого гранатомета. И никакой пальбы по площади!
   - Это огонь на подавление, сэр. - буркнул капрал Блажек, отставляя в сторону свое любимое оружие.
   - Вот-вот. Никакого огня на подавление. Это, черт возьми не армейская операция и не эсбэшная. Это просто полицейская акция. Понятно? - Алекс еще раз дождался дружного кивка и наконец повернулся в кресле.
   - Извините, шеф. - сказал Перкинс: - можно задать вопрос, сэр?
   - Валяй.
   - У вас свитер под бронежилетом, сэр, непохоже, что он стандартный.
   - Да, это мой старый свитер. Он у меня еще с ... черт, даже и не помню, с каких времен.
   - А... понимаю. Вот как у моей бабушки была трубка, сэр, так вы не поверите...
   - Перкинс, помолчи...
   - Хорошо босс. - Перкинс обиженно замолчал. Алекс смотрел на приближающийся особняк с ветхим крыльцом, место назначения. Ребята высыпали из бронированного фургона, рассыпаясь по двойкам и поднимая оружие. Охота началась.
  
   Спустя полчаса Алекс сидел на ветхом крыльце и курил сигарету. Дым поднимался вверх синими кольцами, а он следил за ними, пока они не пропадали в синеве неба. Перед ним остановилась полицейская машина оттуда вышел детектив Виктор Честный, откуда-то сбоку выпрыгнул здоровенный пес и сел рядом, наклонив лобастую голову.
   - Инспектор. - сказал Алекс, вынув сигарету из рта: - Вовремя. Мои ребятки только что уехали к вам в участок. Увезли этого клоуна.
   - Что вы обнаружили? - спросил Виктор. Собака внимательно наблюдала за ними.
   - Ничего. Зеро. Ноль. Дырку от бублика. От мертвого осла уши.
   - Совсем?
   - Совсем. Вы думали, что он Грендель, так? Он псих, это правда. Пальнул с перепугу. Но это конституционное право наших граждан - палить во все, что нарушает границы их частной собственности. А ордера у нас не было, так что любой судья его оправдает и выпустит. - Алекс затянулся и выпустил новые кольца дыма.
   - У тебя есть потери?
   - Нет. Если не считать моего старого свитера. Ты представляешь, картечь разорвала все на хрен. А на мне - ну хоть бы царапина.
   - В рубашке родился. Черт! Мне бы хотя бы зацепочку.
   - Извини, Виктор. Ни наркотиков, ни порнографии, ни незарегистрированного оружия. - Алекс покачал головой.
   - Вот черт, - сказал детектив третьего класса Честный. И взглянул на собаку. Собака отвела взгляд в сторону.
   - Свитер жалко, - сказал Алекс в пространство: - я к нему уже привык.
  
   Ночью по улицам города мелькает тень. Тень скользит по переулкам, тень возникает и исчезает, и только в пятне лунного света можно увидеть вытянутую мордочку молодой лисицы. Вот она опустила голову и принялась что-то разнюхивать в лунном свете. Прямо перед ней, на пыльной мостовой высветилась линия, покрытая значками и рунами. Лисица попятилась. Она знала эти знаки. И если бы она была здравомыслящей лисицей, то давно взяла бы ноги в руки и рванула отсюда так быстро, как только могла. Но любопытство, извечное лисье любопытство...
   Она взяла след и потрусила вдоль линии, помахивая своим пышным хвостом. Вскоре она увидела женщину, женщину, которая стояла на коленях и плакала, спрятав лицо в своих ладонях. Она стояла у самой линии, линия светилась и гудела от напряжения. Лисица припала к земле и попятилась.
   - Прошу прощения, - сказала она, прижимаясь нижней челюстью к мостовой: - что нарушила ваше уединение, Повелительница Мэв. Я сейчас же уйду.
   - Не... не уходи, - сказала женщина, всхлипывая: - постой, сестра. Мне так плохо сегодня.
   - Хорошо, - сказала лисица: - я побуду с вами, столько, сколько вы захотите. - она осторожно подошла к ней и уселась рядом.
   - Спасибо, - сказала женщина. Она вытерла слезы и села прямо.
   - Сегодня полная луна. - сказала лиса: - ночь вашей силы. Не дело проливать слезы в такую ночь. И если у вас есть враги, то это они должны плакать в такие ночи...
   - У меня нет врагов, сестра. Просто так устроен свет.
   - Прошу извинить мне мое любопытство, Повелительница, вы можете прогнать глупую лисицу взашей, но что за история заставляет вас сидеть на пыльной мостовой и выть подобно волку в полнолуние?
   - Это старая история, сестра. Старая как мир, - сказала женщина и посмотрела за линию: - просто я здесь, а мое сердце - там. За этой линией.
   - Это же линия Абсолютной защиты, Повелительница? - сказала лиса: - я видела такую очень давно.
   - Да. Она предназначена только для одного существа - для меня. Кто угодно может подойти к нему, обнять, погладить по щеке, просто быть рядом! Кто угодно! Даже кошка может сидеть у него на коленях! - женщина снова заплакала. Лисица промолчала. Она знала, когда можно говорить, а когда нет.
   - Только не я, - повторила женщина: - но почему я - это я?! Я бы хотела быть тобой, сестра, мне не нужна вся моя сила, я готова уйти в изгнание, лишь бы только быть с ним. Ведь я обещала ему. И он поверил мне... Чума на оба ваши дома! - крикнула она в черное небо над ними.
   - Я - это я и от этого проклятия мне не избавиться, - сказала она, склонив голову. Лиса промолчала.
   - Знаешь, а ведь и было-то всего три месяца. Три месяца счастья. Коротких, как день и длинных как год. И я сказала, что буду с ним всегда, я могла бы выполнить обещание, сестра, ты же знаешь.
   - Да, я знаю, Повелительница, - кивнула лисица.
   - Если бы не это...
   - Но почему вы не можете быть вместе, Повелительница? Кто может приказывать вам? Кто обладает такой силой? Разве не вы сами...
   - Мироздание, сестра. Он - Уроборос.
   - Уроборос?! - в памяти лисицы вспыхнуло видение конца света и оскаленные клыки чудовища, пожирающего этот мир: - Он - Червь Конца Света?
   - Да. То есть, нет. Вернее будет сказать, что мы с ним - освобождаем это чудовище. Когда мы вместе... - женщина всхлипнула. Лиса попятилась назад.
   - Когда вы вместе, то вы рвете цепи Уробороса... тогда понятно все это. - она кивнула на линию Абсолютной защиты: - если вы пробудете вместе еще некоторое время, то исчезнет даже понятие времени. И весь мир.
   - Да. - кивнула женщина: - да, так и есть. Иногда я жалею, что не могу сойти с ума. Мне было бы намного легче. Почему из всех мужчин вселенной именно он? Почему из всех богинь поднебесной именно я? Почему?
   - Вы спрашивали у Самого, Повелительница?
   - Да, я спрашивала сестра. Я спрашивала, - наступило молчание.
   - Мне было позволено только облегчить его участь. Хотя я думаю, что небо просто боится нашей любви. Ведь перед взаимной любовью не устоит даже эта линия... - женщина кивнула на линию и прокляла ее такими словами, что лисица поежилась.
   - Мне было позволено стереть у него память обо мне. Всю память, сестра. Я забрала фотографии, вернее стерла себя с этих фотографий, где мы вместе, письма, открытки, все! И он теперь не помнит меня. И... если бы ты знала, сестра, как мне плохо от этого... - она уткнула голову в ладони. Из темноты позади нее выступила ослепительно красивая девушка в красном платье. Она склонилась над плачущей и обняла ее за плечи. Лисица переступила с лапы на лапу, чувствуя себя неловко.
   - Ты снова здесь, - сказала девушка: - снова здесь.
   - Да, - ответила та: - и где мне быть, как не тут?
   - Перестань мучить себя сестра. На свете столько мужчин.
   - Для меня есть только один.
   - Перестань плакать. Ну же. Он и не помнит тебя. Ты стерла у него память и... что это? Ты принесла ему этот свитер?
   - Я сама связала его. Руками. Это же просто свитер, Скольд. На нем нет моего имени, ни моей фотографии. Это просто теплая вещь. Вещь, которая будет согревать его в холодное время. И я только хотела отдать его ему.
   - Ты снова нарушаешь правила, сестра, - девушка села рядом с ней и утешающее погладила по спине: - Ты всегда была такой. Но сегодня ночь твоей силы и ты знаешь, где ты должна быть и что ты должна делать. Жрецы сделали жертвоприношение и ждут твоей милости, духи земли и ветра ждут твоего взгляда и одобрения.... Ты же знаешь, сестра.
   - Скольд...
   - Мэв... - они встали с земли, и тут девушка в красном обратила внимание на лисицу.
   - Это же кицунэ. Вынюхиваешь? - в сжатом кулаке блеснула молния. Лисица попятилась.
   - Постой! Не надо, - женщина удержала свою сестру за руку: - она просто была рядом, когда мне было плохо.
   - Кицунэ... - сказала девушка пренебрежительно, но руку опустила.
   - Иди сюда, сестрица лиса, - сказала женщина, становясь на корточки и протягивая руку. Лиса подошла поближе и принюхалась.
   - Передай ему вот это, - женщина протянула лисице сверток: - здесь свитер. Теплый. И если тебе будет что-нибудь нужно...
   - Да, - сказала лиса, вспомнив запах Гренделя и полуночную погоню псов: - здесь есть один человек. Плохой человек. Это он разорвал твой свитер сегодня. Полиция не возьмет его, потому у людей свои правила и он знает как играть по ним. А ты...
   - Хорошо, - женщина опустила вниз руку и указательным пальцем начертила две руны прямо на мостовой. Руны вспыхнули и засияли зеленым светом, угасая.
   - Завтра он встретит свою смерть, сестрица лиса, от руки того, кто навсегда остался в детстве. Вон там. - лисица повернула голову в сторону мусорного контейнера и кивнула головой.
   - Благодарю тебя, о Повелительница. Я выполню твое поручение.
  
  
  
   - Доброе утро, Перкинс!
   - Доброе утро, шеф! О, вы снова починили свой свитер!
   - Да не то чтобы починил, Перкинс. Просто нашел новый в шкафу, на полке.
   - Наверное просто забыли, что купили его. Такое бывает. Или девушка ваша вам купила.
   - У меня нет девушки.
   - Ну да, босс, конечно. Вон у вас волос рыжий на плече остался, так я и поверю, что у вас девушки нет. Вы-то брюнет...
   - Перкинс, помолчи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Разговор за третьим столиком

   Катарина Дэвис (Большая Катарина - так звали ее все знакомые) натирала чашки и с любопытством рассматривала мужчину за третьим столиком. Красивый, темноволосый невысокий. Он был смугл, черты лица имели какую-то азиатчину. Однако с полной уверенностью определить его предков: негры ли, японцы или китайцы было невозможно. Одет неброско, но Катарина прекрасно видит, что один его мягкий свитер стоит половины всех "Райских кущ". Имеется в виду ее кафе "Райские кущи", разумеется. Мужчина пьет третий кофе без молока и сахара и неотрывно смотрит на дверь. Он смотрит только на дверь все это время, поэтому Катарина, не стесняясь, пялится на него, все равно он не замечает ничего вокруг.
   Конечно, не местный, готова поспорить, - иностранец! Помимо загадочной расовой принадлежности, было что-то странное в нем самом. Его жесты мимика, взгляд - все выдавало в нем чужого. Насколько чужого, хотела бы она знать.
   Дверь звякнула колокольчиками. И мужчина поднялся навстречу вошедшей молодой женщине. Она была одета строго и элегантно. Увидев на ней шляпку с вуалью, Катарина фыркнула. Эта особа вообще из другой реальности!
  
   - Лиля! Привет! Мне нравится твой новый серый взгляд.
   - Алекс! - под паутиной вуали влажно блеснули глаза: - Ты не изменился.
   - Что может изменить меня теперь?
   - Да, в этом мире уже ничего!
   Он улыбнулся так весело, что его глаза засияли:
   - Я соскучился, Лиля.
   - Я тоже, Алекс.
   Они подошли к столику, мужчина отодвинул ей стул. Катарина шикнула на Марику, собравшуюся принять заказ, и направилась к третьему столику сама. Больно уж хотелось рассмотреть чудную парочку поближе.
   - Чего изволите?
   К ее досаде, молодая женщина листала меню, наклонив голову, поэтому Катарина могла наблюдать лишь пучок каштановых волос, заколотых простой деревянной шпилькой. Она удивленно воззрилась на деревянную палочку, так не сочетающуюся с дорогим и безупречным образом молодой женщины. Вдруг посетительница подняла голову и посмотрела прямо в глаза Катарине.
   - "Райские кущи"?
   - Да, мэм. Мой покойный муж придумал. Уже пять лет как он на самом деле там, - Катарина скорбно поджала губы, не забывая отметить приятные черты лица, цветные линзы в глазах и исключительную бледность кожи посетительницы.
   Молодая женщина ободряюще кивнула, ее глаза выражали сочувствие, и Катарина заметила, что, несмотря на серые линзы, они чуть отливают краснотой.
   Да она альбинос!
   Катарина чуть не выпалила это вслух, хорошо, что собеседница уже не смотрела на нее. Она повернулась к своему кавалеру:
   - "Райские кущи"! Мне всегда нравилось твое чувство юмора, Алекс! Надеюсь, нас не выгонят отсюда, как предыдущих?
   - Не заказывай яблок, и все обойдется, - он тоже улыбался.
   Женщина засмеялась и, захлопнув меню, обратилась к Катарине:
   - Я голодна, несите все самое вкусное. Только никаких яблок, пожалуйста!
   Катарина посмотрела на мужчину.
   - Все самое вкусное для дамы. Мне же - кусок мяса. Просто целый кусок мяса.
   - Это называется бифштекс, сэр.
   - Да, конечно, я знаю. И бутылку красного сухого вина.
   Катарина чиркнула в блокноте и поплыла распоряжаться на кухню. Ну и забавная парочка! Абсолютно разные внешне, они были похожи друг на друга тем, что отличны от всех остальных. Однако, в чем именно это отличие, хозяйка "Райских кущ" сказать не могла.
   Большая Катарина не любила загадки. Она была любопытна, но чисто житейским любопытством. Мистика не для нее. В мире Катарины Дэвис все объяснимо и рационально. Конечно, она хочет знать, кто с кем спит, где прячется этот ублюдок Грендель (О, у нее есть несколько версий! И если бы полиция удосужилась поинтересоваться... Но нет, копы в этом городе не способны найти даже пистон засунутый им в трусы!), ну и еще изредка ее занимает вопрос, к кому сегодня зайдет Иванов. Все же "необъяснимые явления" и "парадоксальные загадки" могут не беспокоиться, - Большой Катарине до них дела нет.
   Так вот над этой парочкой будто витало облако "нерациональности" и "необъяснимости". Катарина раздумывала над этим, когда появилась Марика:
   - Там Фил пришел, говорит, дождь будет.
   - Скажи Сильверу, чтобы дал ему мяса. Только свежего, от замороженного у него зубы ноют, он мне в прошлый раз жаловался... Хотя, ладно, я сама выйду, перекинусь с ним парой слов. А ты обслужи третий столик.
  
   - Ты выбрал этот городок... - Лиля посмотрела в окно, оглядела зал.
   Четыре столика в кафе было занято: высокий брюнет и русоволосая девушка только пришли и делали заказ; за столиком у окна вели оживленную беседу два подвыпивших типа (один - в помятом костюме-тройке, а второй чуть ли не в телогрейке); напротив - рыжеволосый папа угощал мороженым не по возрасту серьезную дочку.
   - ...почему? Я добиралась сюда двумя самолетами и поездом.
   - Жаль, что мы не можем летать, да?
   - Ты так захотел.
   - Поэтому есть самолеты.
   Она сострила рожицу в ответ.
   Они помолчали. И вдруг спросили одновременно:
   - Ты скучаешь?
   Он улыбнулся, она откинулась на спинку стула:
   - Отвечай первым ты!
   - Хорошо. Ты спрашиваешь, скучаю ли я по миру, где дети подчиняются приказам? Скучаю ли я по войне, в которой мы заведомо должны были проиграть? Нашими игрушками были машины-монстры. Наши матери умерли, чтобы дать им жизни, а родной отец каждый день посылал меня на смерть... Нет, я не скучаю.
   - А я да.
   - Лиля, на самом деле ты не скучаешь. Это просто ностальгия по твоему детству. По нам, какими мы тогда были. Ты была ребенком...
   - Я ведь смогла родить, а ты - зачать.
   Казалось, он немного смутился, затем бросил взгляд за окно и ответил:
   - Да, чудесное дитя.
   - Чудесное? Ты хоть иногда смотришь вечерние новости?
   - Вспомни новости из нашего детства.
   Она замолчала, подошла официантка и стал выставлять заказ.
   - Ты просила вкусное, а тебе принесли все меню по списку!
   - Ну, какой хозяин признается, что в его меню есть что-то невкусное? И я буду есть с удовольствием, ведь платишь-то ты!
   Она с аппетитом приступила к трапезе.
   - А вот ты изменилась, - сказал он.
   - Мм?
   - Ты улыбаешься, смеешься, хорошо ешь. Этот мир для тебя.
   Она покачала головой:
   - Нет, это я для него. Так же как и ты, папочка.
   - По крайней мере, у тебя есть еще дети. Настоящие дети. А у меня только это, - он развел руками вокруг.
   - Все дети этой планеты - твои дети, Алекс.
   Он промолчал.
   - Мы с Дэвидом решили завести третьего.
   - Ты прирожденная мать.
   - Скорее, у меня на роду было написано стать матерью.
   - Как дела у Дэвида?
   - Его повысили. Он хочет купить нам новый дом.
   Глотнув вина, она посмотрела прямо в глаза мужчине:
   - Говорит, я кричу по ночам.
   Алекс отвел взгляд.
   - Это наше прошлое...
   - Нет, это не прошлое. Ночью я чувствую боль своего ребенка. Каждую смерть, каждый взрыв.
   Лицо молодой женщины застыло. Алекс вздрогнул: Лилит вернулась. Он вспомнил ее красные глаза и белые волосы; он вспомнил ее холодное "Так точно!"; вспомнил, что машина, в которой она сидела, казалась человечнее ее самой.
   Лилит, девочка-солдат с бесстрастным лицом и бесстрашным взглядом. В ее сердце был долг, в голове - приказ. Она убивала и была готова умереть. Она стала матерью.
   Но тут взгляд женщины потеплел, губы дрогнули в улыбке, лицо ожило:
   - Алекс, а помнишь мушмулу?
   - Лиля, сколько можно вспоминать об этом?
   - Ты ненавидел мушмулу и сделал так, что в этом мире ее нет. Это так... так по-детски!
   - Но я ведь и был ребенком! И ты тоже ненавидела мушмулу. Ее все ненавидели, а нас пичкали ею каждое утро. Бррр!
   Он сел на стуле прямо, вытянул вперед руку и торжественно провозгласил:
   - Дети этого мира избавлены от мушмулы!
   - На ее место пришли овсянка и шпинат.
   - Свято место...-Алекс вздохнул: - Но, согласись, мушмула в сто раз хуже овсянки!
   - А Хелене она нравилась.
   - Хелена всегда была сумасшедшей, ты же знаешь.
   - Я ведь видела ее. Около полугода назад.
   Алекс уставился на нее. Он был напряжен, но молчал. Лиля понимала, почему он так испытывающе с надеждой смотрит в ее лицо. Она сама так же трепетно вглядывалась в лицо Хелене на той идиотской вечеринке в Нью-Йорке, куда притащил ее Дэвид.
   - Она теперь известная журналистка. И все такая же сумасшедшая.
   Алекс молча не сводил с нее глаз. Лиля ковыряла десерт маленькой ложечкой.
   - Ты помнишь, как она спасла нас в том пекле под Катаром? Господи, а как она все время кричала на тебя!
   Алекс пошевелился:
   - Лиля...
   - Нет. - сказала она с внезапно затвердевшим лицом: - нет. Она не помнит ничего. Думаю это был сознательный выбор, Алекс... она столько всего пережила... но все же жалко. Что мы одни тут. - Лиля отвернула лицо в сторону.
   Алекс опустил плечи и откинулся на спинку. Грустно посмотрел на Лилю.
   - Мы не одни. У них другая жизнь, это правда. Но они живут, и это ты им дала такую возможность.
   Лиля повернулась к нему, в глазах стояли слезы.
   - Она ненавидела меня, помнишь?
   - Она всех ненавидела. Я был между вами, как между молотом и наковальней.
   - А теперь мы так мило болтали с ней, окруженные светским обществом с коктейлями в руках.
   - Мы и делали все ради этого.
   - Но все-таки она осталась собой. Когда какой-то кретин сказал ей что-то о ее последней работе, она кинула в него вилку! Представляешь? Вилка воткнулась в дверь в двух сантиметрах от его лица.
   - Хелена осталась Хеленой. Хотя... прежняя она не промахнулась бы...
   Они помолчали. Лиля ковырялась в десерте. Официантка принесла кофе и оставила счет.
   - Лиля, посмотри на ту пару. На нее. Ты видишь?
   - Угу. Заметила.
   - Он идет в туалет. Извини меня.
   - Брось, Алекс. Им хорошо.
   - Я скоро вернусь.
  
   Шум спускаемой воды. Эрик подошел вымыть руки. Рядом, уже вытирая их бумажным полотенцем, стоял молодой азиат.
   - Эрик Ласаль?
   - Мы знакомы?
   - Я знаю вас. Зовите меня Алекс.
   - Очень приятно, Алекс.
   - Постойте, - азиат задержал его руку. - Девушка с вами...
   - Это моя жена Ольга. - Эрик насторожился.
   - Эрик, вы должны знать...
   - Стойте! - Эрик резко вырвал руку и сделал жест, будто пытаясь закрыть странному японцу рот. Его сердце бешено колотилось в груди. Азиат пугал его. Наверное, тем, что Эрик поверил бы ему на слово безоговорочно.
   - Я стану счастливее, узнав это?
  
   Он вернулся за столик. На вопросительный взгляд Лили покачал головой и улыбнулся:
   - Просто пописал.
   Она закатила глаза.
   - Ну, все же, Алекс, почему этот город? Я приглашала тебя в самые прекрасные места мира! Мы могли бы встретиться где угодно. А это...это не город, а какая-то помойка. Помойка мира.
   - Нет, не помойка. Это пуп мира.
   - Что?
   - Не знаю, но мне кажется, именно здесь была обрезана пуповина этого мира. Страшный город, прекрасный город. Такой же, как все и совсем не такой. Он на краю.
   - Бред.
   - Да, наверное. Пошли.
  
   Молодая пара вышла из кафе. На крыльце они остановились. Через дорогу напротив сидел большой серый пес.
   - Лилит, Алекс, приветствую вас, - он почтительно наклонил голову.
   - Фил, говорящий пес, здравствуй.
   - Будет дождь.
   - Да, часа через три. Но он будет теплым.
   Дорогу перебежала девочка лет восьми и заскакала по классикам на тротуаре. В правой руке девочка крепко сжимала плюшевого медвежонка.
   Алекс посмотрел ей вслед:
   - Она вся в тебя.
   - Да, я тоже никогда не промахивалась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   59
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"