Russischer Angriff: другие произведения.

На Второй Пунической

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто нам доктор?

Aj
  

На Второй Пуннической...

  
  Это продолжение очерка "Желание убивать врага". А пишу я его потому, что война с Ганнибалом, имела много схожего с нашей Великой Отечественной. Неудачное для римлян начало войны, крах представлений о том, что воевать римляне будут исключительно на чужой территории и малой кровью. Дефицит хороших военачальников вначале войны ... Да много можно найти совпадений. Позора тоже хватало. Но и тут историки, разбирая причины неудач, все сводят к полководческим или политическим ошибкам. А это не совсем правильно. Не стоит забывать того, что римский народ и его союзники, не были бесправным быдлом. Народ этот, умел не только подчиняться своим властям. Если была нужда, он строил и равнял эти власти. Уже это показывает нам, что роль самого народа в то время была огромной, от него очень много зависело как в мирное время, так и на войне. И уж если война шла не так, как хотелось, то была в этом вина не только полководцев и политиков, но и самих рядовых граждан.
  
  

ТОПОР ДЛЯ ДЕМОКРАТИИ.

  
  Четкого разделения военных и гражданских магистратур, в то время не было. Считалось, что любое должностное лицо, должно быть сведуще и в военном деле. Так как все руководящие должности в государстве были выборными, то и полководцы выбирались народом. Страшного в этом я ничего не вижу, тем более, что по римским законам, человек не прошедший военных магистратур, не мог занимать гражданских магистратур. Так что все кандидаты в консулы и преторы, имели за плечами солидный военный стаж и даже опыт войн. Страшное здесь другое - опыт боевых действий еще не гарантия, что из конкретного человека получится хороший полководец. Позже, Фридрих Великий, шутил, что в его армии, наибольшее число пройденных военных компаний, числится за обозным ослом.
  Тем не менее, менять порядок назначения на высшие военные должности никто не стал, несмотря на войну. Ловкие политиканы этим всегда пользовались, а уж манипулировать народом они умели!
  
  "Помните еще и о том, что мы всякий год меняем главнокомандующих, а у противника командующий постоянный, несменяемый, ему не надо тревожиться, что год идет к концу и он не успеет завершить начатое. На чьей же стороне преимущества? Судите сами"
  
  Максим Фабий, произнесший эти слова, был совершенно прав: при такой кадровой политике, даже дельный полководец, вынужден думать не о том, как разгромить врага, а о том, как не потерять популярность среди граждан. Он лично испытал это на себе. Назначенный диктатором, он выбрал такой способ войны, который историки сочли правильным, а современники возмутительным. Способ Фабия не только мешал Ганнибалу снабжать свои войска самым необходимым, но и разорял самих римлян страшней, чем это сделал бы враг. Естественно, они были настолько недовольны, что ограничили власть диктатора, уравняв его права с правами заместителя. То есть, народ мог ударить по рукам своему спасителю.
  Да ладно это! Но ведь не всякий выбранный на сходке полководец был компетентным:
  
  "Теперь поглядите, каких консулов хотите поставить вы. Марк Эмилий Регилл - жрец Квирина, ему нельзя отлучаться из Рима на долгий срок. Тит Отацилий мне свойственник, муж моей племянницы, но общая выгода, общее благо важнее семейного согласия, и я выскажу тебе, Тит Отацилий, все, что думаю. В этом году ты управлял флотом. Твоей задачею было охранять берега Италии, тревожить берега Африки и, прежде всего, не пропускать к Ганнибалу подкреплений из Карфагена. Выполнил ли ты хоть одно из этих заданий? Нет? Так можем ли мы доверить тебе дело, куда более важное и трудное? Ты сам, первый, должен просить, Тит Отацилий, чтобы тебе не взваливали на плечи бремя, явно для тебя непосильное!"
  
  Вот так! Любой ловкий демагог, имел шанс на избрание в консулы даже во время войны.
  Впрочем, Максим Фабий не только болтает, он еще и действует. Он пока еще консул и выборами руководить ему. Ну и что, что народ уже проголосовал? Он приказывает тут же, не сходя с места, хорошенько подумать и провести перевыборы. Слава богам, с дисциплиной у римлян был полный порядок. Приказ начали выполнять. Но нашлись и недовольные:
  
  "Тит Отацилий истошно вопил, что Фабий сам метит в консулы еще на один срок..."
  
  Ну, такой оборот Фабий предусмотрел, что при этом делать, он тоже знал. Консул обладал огромной властью над своими гражданами. Сопровождавшие его ликторы, несли с собой действенные инструменты этой власти: розги и топор. Это не просто символ. Стоило консулу отдать приказ, как фасции развязывались и ликторы либо пороли виновного, либо рубили ему голову. Правда, на территории города, топор приходилось вынимать. Казнить кого-либо в самом Риме, консул не имел права, только выпороть. Но ведь Марсово поле расположено за городом! Прибыв на выборы, консул нарочно не стал заходить в город, а значит сохранил консульские полномочия в полном объеме! Кто-то с ним не согласен? "Ребята! Уймите дурака!"
  
  "...к нему подошли консульские ликторы и молча показали ему свои связки прутьев с топорами".
  
  Вы все поняли? Нет? А Тит Оталиций понял все: топорики то у ликторов при себе! И молчание его с толку не сбило: "Еще раз вякнешь - сразу секир-башка сделаем! Прямо тут, на виду у голосующих избирателей!" Заткнулся демагог и не стал мешать проведению свободных и демократических выборов.
  
  Как видите, под влиянием агитации, народ мог принимать как правильные, так и гибельные решения. И любое из этих решений приходилось выполнять. Не сумей Фабий убедить избирателей, они бы и на этот год избрали бы причину очередного поражения. И навряд ли тогда помогли консулу уходящего года, топоры его телохранителей.
  Но не стоит все сводить к промахам избирателей. Поле боя - это место, где экзамен на профессиональную пригодность держат не только командиры, но и все без исключения солдаты. Армия у тогдашнего Рима была народной, значит битва - это экзамен для всего народа. А как римляне сдавали эти экзамены?
  
  

ПРОВАЛ НА ЭКЗАМЕНАХ.

  
  Как мы знаем, накануне сражения при Каннах, римляне терпели поражения от Ганнибала везде и всюду. Канны - это просто самое крупное из поражений. Почти все историки считают причиной разгрома при Каннах, полководческие ошибки. А были ли они? Лично я считаю, что римляне при тех раскладах могли победить. Почему? Объясню!
  Начну с того, что сам Ганнибал решился на это сражение не от хорошей жизни. Римляне не позволили создать ему крепкий тыл для своей армии. Возникли проблемы со снабжением. Все это могло привести к тому, что армия захватчика могла превратиться в плохо управляемую банду, которая рано или поздно начала бы разбегаться. Ганнибал потерял бы надежные войска. А без крепкой дисциплины, о победах мечтать не стоит. Так что, тщательно все взвесив, Ганнибал решил, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца.
  А римляне? Римляне стремились поскорей закончить войну, ибо затягивание конфликта их разоряло. Так что не сдуру они решились на сражение. Они тоже все как следует прикинули.
  Теперь поговорим о боевых порядках накануне сражения. Лучшие свои части Ганнибал поставил на флангах, а центр отдал менее боеспособным частям. Потом эта схема "слабый центр - сильные фланги" станет классической. Но здесь заложен не только успех, но и огромный риск. Если фланги противника отразят нанесенный контрудар, то тогда твой центр может не устоять и рухнуть, а противник разгромит твою армию по частям. Ганнибал это понимал, но на риск пошел сознательно. В качестве меры подстраховки от неудачи, он сам взял на себя руководство боем в центре. А фланги, там он был не нужен. Если центр не рухнет, то на флангах и без него обойдутся. А почему он решил рискнуть? Да потому, что он тщательно и всесторонне изучил своего противника. И когда римляне построились для боя, то глянув на их боевые порядки, он понял: победа возможна! А что он такое увидел?
  Любой любитель истории Древнего Рима, может самостоятельно описать стандартное построение римского легиона. И он же растолкует всем, что при Каннах римляне отошли от канонов и неправильно построились для боя. А я задам вопрос: А почему они так поступили? Ответ, что они были идиотами не пройдет. Построение в 70 шеренг - это слишком глубокое построение, ведь применить свое оружие по врагу могу только первые 3-4 шеренги. Остальные только напор на врага создают. Так поступают тогда, когда не имеют достаточного числа хорошо обученных солдат или значительная часть солдат плохо вооружена. А римляне уже потеряли немало хорошо обученных солдат, да и проблемы с вооружением были. Так что, ничего кроме тупого "навала", на военном совете, который происходил перед сражением, римские военачальники предложить не могли. Не самая худшая тактика, тем более, что она отвечала сложившимся условиям.
  Как мы знаем, в ходе сражения, римляне продавили центр противника и тут же получили удары на флангах, а затем и в тыл. Было ли это фатальным? Нет! Центр карфагенской армии готов был к тому времени рухнуть:
  
  "Только теперь опомнились римляне, опьяненные погоней. Победа их оказалась бесполезной, и, оставив в покое ошалевших от страха, галлов и испанцев, они принимают новый бой"
  
  Как видите, победа была близка. Бой в окружении? Он был не так страшен, как обычно представляют. Что должны были сделать римляне?
  Продолжать наступление! Еще рывок, и галлы с испанцами побегут!
  Что в тылу, что на флангах, сложные перестроения для парирования удара противника не требовались. И даже полководцу вмешиваться нет нужды. Просто отдать простейшие команды, "до которых в иное время додумался бы каждый, а в данный момент только ты". Кто должен эти команды отдать? Находящиеся на местах младшие командиры. Каждый своему подразделению. Они их отдали? Да конечно отдали, ведь это не бином Ньютона какой-нибудь, а простенькие строевые команды: "Налево!", "Направо!", "Кругом!"
  Выполнять эти команды учат новобранца с первого дня службы.
  Эти команды выполнили? Выполнили, но не все. Часть воинов Рима просто драпануло. А сколько было беглецов? Больше, чем напавших на них врагов. Аж целых 32 тысячи человек! Вот вам показатель надежности личного состава! Ты умирай, А я буду жить! Но и это еще не было фатальным. 54 тысячи человек никуда не бежало. Римские командиры сумели организовать круговую оборону. И оставшихся было столько же, сколько врагов. Правда, приходилось им несладко. При слишком глубоком построении, применить свое оружие по врагу, мог только каждый десятый. И не было свободы маневра, чтобы развернуться и атаковать врага всей силой. Но они держались и тем самым сковали силы врага. Они держались не только из упрямства. Была еще надежда, что помощь придет и все будет чудесно. Думаю, что именно так думал Эмилий Павел, возглавивший бой в окружении. И Варрон покинул их не потому, что трус, а потому, что рассчитывал остановить беглецов и вернуть их в бой.
  Римляне не были идеальными людьми. Им приходилось и раньше убегать от врага. Но добежав до лагеря, они могли с новой силой обрушиться на преследователей и вырвать победу из его рук. При Каннах все этому способствовало: Ганнибалу, ведущему тяжелый бой с окруженными, было не до преследования бегущих. Все, что требовалось сделать, это выполнить команды командиров - остановиться, построиться и атаковать врага в спину. Повторяю, противник этому помешать никак не мог. Удар 32 тысяч солдат в спину пуннийцам, мог радикально изменить обстановку на поле боя. Вот только команды командиров никто не выполнял. Бегство продолжилось. Причем одни удрали совсем (14 тысяч человек), а другие (18 тысяч человек) добежали до лагерных укреплений. Последнее важно. У римлян был полезный для войны инстинкт: в своем лагере, они не боялись никого и ничего. Еще была возможность опомниться и ударить по врагу. Как показывает пример Ганнибала, 18 тысяч человек хватало, чтобы изменить обстановку в свою пользу. Вот только римская доблесть погибала в окружении, а римская трусость сидела и ничего не делала. А командиры? Они что делали? Увы! Командиры впали в апатию. Тем не менее, кое кто опомнился, правда уже тогда, когда было поздно думать о победе.
  
  "Из большего лагеря в меньший явился гонец. - Враги изнурены битвою, - сказал он, - а теперь еще пьют и пируют на радостях, так что ночью, вернее всего, крепко уснут. Вы сможете перейти к нам, и мы все вместе уйдем в Канусий.
  Одни отвечали решительным отказом - почему, в самом деле, они должны рисковать своею жизнью? Пусть лучше люди из большого лагеря рискуют своей и пробираются к ним! - другим самый план нравился, но принять его не хватало мужества. Тогда вышел вперед военный трибун Публий Семпрбний Тудитан и произнес короткую гневную речь:
  - Вы что же, предпочитаете попасться в лапы самого жестокого и самого алчного из врагов, чтобы он назначил цены за ваши головы - за римского гражданина столько-то, за союзника поменьше? Не может этого быть - ведь вы все-таки сограждане консула Луция Эмилия, который достойную смерть предпочел позорной жизни, сограждане стольких храбрецов, которые полегли вокруг консула! Пока враги не закрыли нам дорогу наглухо, размечем тех, кто толпится у наших ворот, размечем их и пробьемся! Следуйте за мною все, кто желает спасения себе и Риму!
  Те, кто откликнулся на его призыв, построились плотной колонною, обнажили мечи и ворвались в самую гущу неприятеля. Справа показались нумидийцы и полетели дротики, но римляне и тут не остановились: они только переложили щиты из левой руки в правую. Так около шестисот человек достигнули большего лагеря, а оттуда, соединившись с товарищами, невредимо добрались до Канусия".
  
  
  Такие вот пирожки! Во времена Великой Отечественной Войны, таких людей лечили радикально. Да так лечили, что до сих пор некоторые ноют; Мол невиновных ни в чем солдат, зверский режим жестоко наказывал. Я описал здесь случаи, говорящие о том, что главной причиной поражения, была вовсе не гениальность Ганнибала или дурость римских полководцев. Невыполнение приказов, трусость и малодушие - вот основные причины разгрома. А разве это ненаказуемо? Наказуемо, ибо право народа на свободную жизнь, стоит выше права отдельной личности на жизнь и свободу. В 1941 году, это прекрасно понимали и не пищали, когда к ним применяли жестокие меры наказания:
  
  " А приказ двести двадцать семь просто-напросто смотрел правде в глаза. Ничего сверх того, что сами видели, он не принес. Но поставил вопрос ребром: остановиться или погибнуть. Если так и дальше пойдет, пропала Россия!
  Странное дело, но, когда читали тот жестокий приказ, он. Синцов, испытывал радость. Радовался и когда слушал про заградотряды, которые будут расстреливать бегущих, хотя хорошо знал, что это прямо относится к нему, что, если он побежит, ему первому пулю в лоб. И когда про штрафные батальоны слушал, тоже радовался, что они будут, хотя знал: это ему там с сорванными петлицами оправдываться кровью, если отступит без приказа и попадет под трибунал.
  Сами испытывали потребность остановиться и навести порядок. Потому и готовы были одобрить душой любые крутые меры, пусть даже и на собственной крови".
  
  Можно сколько угодно возмущаться жестокостью Сталина, но ситуацию, когда обстановку на поле боя определяют не командиры, а паникеры, терпеть никто не собирался.
  
  А римляне? А римляне в этом плане были намного круче Сталина. Тот, несмотря на сложившиеся о нем мнение, чаще миловал, нежели карал. А В Риме миловали редко. Особенно своих. Как бы не было сильно их горе, но понять, что в бою погибали настоящие граждане своего государства, а бежали и сдавались в плен презренные вырожденцы, все прекрасно поняли. Беглецов в строй вернули, но сражаться с врагом долго не дозволяли, ибо ненадежны. А когда их, все осознавших и раскаявшихся в содеяном пустили в бой, запретили награждать за подвиги. Потому, что за исправление вины перед Родиной, не награждают. Смыл позор и хватит с тебя!
  А те, кто сдался в плен - это вообще жесть! У нас ноют о том, что всех военнопленных Сталин посадил в лагеря. И этому верят. А это неправда. Пленные были двух типов: "попал в плен, находясь в беспомощном состоянии" (ранен, контужен, искалечен...) и "попал в плен, проявив трусость и малодушие" (на теле ни ран, ни ожогов, ни следов переломов...). Первых, после разбирательства, оставляли в покое. Вторых - два года лагерей.
  
  Так вот, под Каннами были пленные как раз второго типа. И два года лагерей им никто давать не собирался. Их даже запретили выкупать из плена. А почему?
  
  "- Если бы посланцы только просили за себя и за своих товарищей, и ничего более, я был бы краток: я призвал бы вас крепко держаться обычая наших предков и еще раз подать пример строгости, столь необходимой в делах войны. Но они чуть ли не похваляются тем, что сдались в плен, и потому, господа сенаторы, мой долг - открыть вам всю правду о них. Когда должно было стоять в строю и сражаться, они бежали в лагерь, но и за лагерным валом обнаружили не больше мужества, чем в строю. Разве враг осаждал их долго и упорно, разве вышли все припасы, притупились мечи, иссякла сила в руках - разве так было дело? Нет! Враг подступил к лагерю с восходом, и не прошло и часа, как все было кончено.
  Как бы я хотел, чтобы рядом со мною стоял сейчас Публий Семпроний Тудитан, лучший свидетель вашей низости и малодушия! Он звал вас взяться за оружие и следовать за ним - и вы не послушались, зато немного спустя послушались Ганнибала, который приказал вам сдать лагерь и сложить оружие. И ведь не к славе звал вас Семпроний, не к подвигу, а к спасению; и было вас много, а врагов мало - и все-таки вам не достало отваги. Смеете ли вы после этого вообще произносить слово "храбрость"?
  Тосковать по отечеству надо, пока оно есть у тебя, пока ты его гражданин, пока ты свободен. А теперь - поздно: вы больше не римские граждане, вы рабы карфагенян! Вы не нужны отечеству! Выкупать вас так же нелепо и несправедливо, как выдать Ганнибалу тех ваших товарищей, которые вырвались из лагеря и сами вернули себя родине!"
  
  
  Именно так и объяснил все и всем Тит Манлий Торкват. А ведь он прав: Какую ценность для страны представляет солдат, который не выполняет приказы командиров, но охотно выполняет приказы врагов? Какие там два года лагерей? Пожизненное рабство - вот наказание за это! А что делать? Если народ болен, его нужно лечить. И лечили. Иногда до смерти.
  
  
  

ТЕ - КТО ВСЕ ПОНЯЛ.

  
  Итак, для победы над врагом, нужен прежде всего народ, здоровый в моральном плане. Это осознали не только в столице, но и на местах. Был определен эталон здоровья - равняться на героев. Были и те, на кого стоило равняться. Именно они вылечили народ от тяжкого недуга.
  Вот пример такого лечения. На седьмой год войны, были разгромлены сразу две римские армии в Испании. Лучшие полегли в боях, погибли и полководцы, да и опытный командный состав был изрядно выбит. Причем настолько выбит, что командующего остатками войск пришлось выбирать на солдатской сходке. Находясь в тяжелой, почти безнадежной обстановке, солдаты приуныли. Сильный враг был близко и в счастливый исход уже никто не верил:
  
  "...солдаты увидели сигнал к битве, поднятый новым командующим над своею палаткой, их точно подменили. Они вспомнили Сципионов, вспомнили, с какими силами и с какими вождями выходили, бывало, в сражение, - и зарыдали, и бились головою о столбы и колья, и простирали руки к небесам, и проклинали богов, и падали ничком на землю, и каждый, захлебываясь слезами, называл имя своего командующего".
  
   С таким настроением ничего не добьешься. К счастью для Рима, выбранный на сходке командир Луций Марций, был человеком отважным, решительным и неплохим воспитателем войск. Чем-то он напоминает Баурджана Момыш-улы из более поздней эпохи. И лекарство от страха, он нашел похожее: Убей врага и страх сбежит от тебя. А враг был уже близко и лечиться от страха предстояло немедленно:
  
  "Тут печаль внезапно сменилась гневом, солдаты схватили оружие, вылетели в ворота и как безумные набросились на противника. Пунийцы подходили беспечно, не держа строя, и были поражены, откуда взялось столько врагов после полного почти истребления римского войска, откуда у побежденных такая храбрость и уверенность в себе, откуда новый полководец, откуда самый лагерь, наконец. В испуге и растерянности они сперва попятились, а потом под бешеным натиском римлян показали спину. Погоня могла бы стать роковой и для бегущих, но все же скорее - для преследователей, и Марций поспешно дал сигнал к отступлению. Воины так распалились, что командующему пришлось вмешаться первые ряды и силою заворачивать своих людей назад.
  Римляне возвратились в лагерь с неутоленною жаждой крови и убийства".
  
  Подействовало! Страх исчез, но это неубедительно ни для врага, ни для своих, ведь это стечение счастливых обстоятельств, а не результат правильного планирования. И своих подчиненных, и врага, убедит не успех в удачной стычке, а победа в правильно организованной битве. А для этого войску нужна хорошая исполнительность сверху донизу. А времени нет. Нужно действовать немедленно, пока враг не опомнился. Марцию пока что приходится действовать уговорами, но ведь хороший командир всегда найдет нужные слова:
  
  "-Вчера вы были храбры по собственному почину, завтра я намерен испытать вашу храбрость в деле, задуманном мною.
  
  В итоге, враг был разбит по частям, причем на завершающем этапе операции, войско врага дрогнуло, когда увидело, что римляне явились в бой со щитами забрызганными кровью:
  
  "...схватка завязалась жестокая. Она кончилась бы не так скоро, но в руках у врагов пунийцы увидели забрызганные кровью щиты и с ужасом догадались, что произошло, и обратились в бегство"
  
  Таким вот образом, Марций и излечил свое войско от страшных пороков - страха перед врагом и недисциплинированностью. Он не только сохранил для Рима важный в стратегическом отношении плацдарм в Испании. Он вручил прибывшему с подкреплениями Сципиону надежный и исправный инструмент для дальнейшего ведения войны: храброе и дисциплинированное войско, уверенное в своем превосходстве над врагом.
  
  Но и другие полководцы не сидели без дела. Проходило время и перед Ганнибалом стояла армия, готовая к выполнению задач любой сложности. Но изменилась не только армия. Изменился сам римский народ. На двенадцатый год войны, это было проявлено во всей красе.
  
  Итак, ситуация осложнилась. Ганнибал засел на юге Италии и ждет, когда с севера явится с солидной армией его брат. Силы врагов разделены, но разделены и войска римлян. Более того, оба консула ненавидят друг друга. Один консул Гай Клавдий Нерон, сторожит Ганнибала в Апулии, другой - Марк Ливий, ждет Гасдрубала на Севере. И дождался. В этой ситуации, Гай Клавдий переступив через вражду, решился на смелый шаг - послать на север часть своей армии, пока Ганнибал ничего не подозревает. Отобрав семь тысяч лучших воинов из своей армии, он лично повел их на север:
  
  "- Мы идем на верную победу, - сказал он. - Когда пунийцы услышат, что против них оба консула - а услышат они об этом лишь в боевом строю, не раньше, можете не сомневаться! - они пропали! Сражения решает дух бойцов, дух же склоняют к надежде или к отчаянию обстоятельства и слухи, сами по себе часто ничего не стоящие. А слава почти вся целиком достанется нам: последнее усилие, последняя подмога всегда кажутся людям самыми важными, решающими. Да вы уже и теперь видите, с каким восторгом и изумлением на нас глядят".
  
  Это был огромный риск и для успеха задуманного нужны были воины выносливые, крепкие духом и исполнительные. Именно таких он и отобрал. Во время марша, он получил солидное пополнение для своего отряда - 11 тысяч крепких и ладных мужчин. Стоп! А эти откуда взялись? После понесенных потерь, римляне уже давно призывают в строй юношей, не достигших совершеннолетия. Только это не подросший молодняк. Это люди, прекрасно знакомые с римскими боевыми порядками, умеющие правильно действовать в строю, знающие уставные команды и понимающие подаваемые сигналы. Других просто нет смысла брать, ведь для серьезного боя, нужны готовые воины, а не кое-как обученная молодежь. Секрета в этом нет - это дезертиры, разбежавшиеся по домам. Понятно и странное распоряжение Марка Ливия когда он размещал подкрепление по палаткам своих воинов: "Вы уж там ребята потеснитесь и не обижайте прибывших. И дедовщиной с ними по ночам тоже не занимайтесь пожалуйста!" Где это видано, чтобы солдат не радовался пришедшим на помощь товарищам. Тут и без всякого приказа и потеснятся, и накормят и даже 100 грамм нальют. Так ведь честные воины знают, кто к ним пришел! Вот и приходится предотвращать эксцессы. Да и у Марка Ливия к этим ребятам доверия нет - поставил их в битве там, где нет возможности войти в боевое соприкосновение с врагом. Без вас справимся, уроды! Стойте и демонстрируйте возросшую численность армии! Вот вся ваша задача.
  Обидно? Досадно? А что с ними еще делать?
  Но тогда вопрос: почему сбежавшие от войны, вдруг добровольно на нее отправились? А времена изменились. Пригревшие их в своей постели римские Матрены и Лукерьи, прекрасно знали, что если явится к ним орда - грабеж и насилия им обеспечены. И хрен этот чертов приймак сможет их защитить, если его не загнать в армию. И загнали! Подозреваю, что поленом.
  Но ведь с приймаками пришли и настоящие бойцы. Именно они и задавали нужный тон:
  
  "Клавдию наскучило стоять без дела, он крикнул своим солдатам:
  - Для чего же мы так спешили, для чего летели сломя голову? - и с этим криком начал карабкаться прямо вверх, по склону холма.
  Но круча была неодолимая, римляне скатились обратно и тогда Клавдий, боясь, что здесь им так и не удастся скрестить оружие с неприятелем, взял несколько когорт, провел их позади римского строя и неожиданно не только для врагов, но и для своих ударил Гасдрубалу во фланг. Не успели враги сообразить, что происходит, как Клавдий был у них уже в тылу. Теперь испанцев и лигурийцев разили отовсюду сразу, и бойня постепенно подбиралась к галлам".
  
  Вот так и приходит победа! И слагаемыми ее являются не только талант полководца, не только способности командира, но и доблесть солдата. А еще выдающиеся качества самого народа. Бывает, что народ подцепляет опасную хворь и перестает давать нужный человеческий материал для своей армии. Тогда исход ясен - вместо того, чтобы жить своими порядками, он будет жить по чужим законам и обычаям или исчезнет совсем.
  Римляне, опасно заболевшие накануне войны, нашли в себе силы для преодоления недуга. Зато Карфаген, совершить подобное не сумел и потому, рухнула не только эта могучая прежде держава, но и народ исчез с лица Земли.
  
  Мораль: Кто нам доктор?
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) иван "Мир после: Начало"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"