Russischer Angriff: другие произведения.

Мы - Николай Кровавый!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.17*371  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасти Россию? А ее нужно спасать?
      

Aj
  
  
  

Мы - Николай Кровавый!

  
  
 []
  
  

Пролог

  
  
  Романовых в России всегда было много и имена им чаще всего давали самые обыкновенные. Не знаю почему, но назвали меня родители Николаем. И отчество у меня самое обыкновенное - Александрович. Вы только не подумайте, будто у меня папа с мамой были монархисты. Как раз наоборот. Тем не менее, будучи полным тезкой последнего русского царя, я частенько становился объектом дружеских шуток и подначек. В школе надо мной шутили сравнительно редко, в училище чаще, в академии почти каждую неделю. Меня это нисколько не задевало. Кстати и прозвище, что дали мне в казарме прилипло ко мне намертво и перекочевало вместе со мной в войска. А прозвали меня Николаем Третьим. Но даже в обычном разговоре его долго произносить, а потому мое прозвище частенько сокращали, звали просто Третьим. Это кстати послужило источником новых шуток и приколов. Чему удивляться? В армии нельзя быть слишком серьезным.
  Служба моя шла ни шатко ни валко, если не считать длительных командировок в те места, о прохождении службы в которых не всегда упоминают в официальных документах. Временами там было опасно. Иногда очень опасно. Но чаще всего муторно и скучно. Иногда даже противно.
  Но всему приходит конец. Отслужив свой календарный четвертак, я ушел в запас. Выше подполковника мне подняться не удалось, но меня это нисколько не расстраивало. Здоровье мое к тому времени было уже расшатано, а семья моя была на грани отчаяния. И виною этому был жилищный вопрос, который мне так и не удалось решить за время службы. Последним моим пристанищем стал родительский дом, который еще во времена моего детства был предназначен к сносу, но так и не был снесен. Поселившись в нем, я готовился дожить в нем остаток своей жизни, даже не мечтая о том, что получится улучшить свои жилищные условия. Это были уже "лихие девяностые", в стране творилось сами знаете что, а городским властям было плевать на всех нас и наши нужды. Ближе к концу века, меня "обрадовали" наши врачи. Впрочем, то что жить мне осталось недолго, я и сам догадывался. Денег на дорогую операцию, которую как правило нужно делать за границей, я выпрашивать не стал. Сколько проживу, столько проживу, а ходить с протянутой рукой не стану! Но дожить свой век в относительном спокойствии у меня не вышло.
  В один из паршивых дней, меня удостоили визитом странные люди и сделали мне вполне странное предложение: стать участником физического эксперимента, который будет проводиться в одном из филиалов НПО "Тахион". Меня честно предупредили о возможном летальном исходе. Правда и цену назвали приемлемую: двухэтажный коттедж со всеми бытовыми удобствами и приусадебным участком аж в двенадцать соток.
  
  - Согласитесь Николай Александрович с тем, что вы мало что теряете. Лечиться вам смысла нет, так что долго вы все равно не протянете. А так, вы быстро решаете свою проблему и со спокойной совестью отходите в мир иной. Кстати, это не обязательно будет смерть. Вполне возможно, что вы сумеете обрести новую жизнь.
  - Подробней про мир иной можно?
  - Только после того, как вы подпишите договор и переселитесь в жилой городок нашего НПО.
  - А моя семья?
  - Будет вас время от времени навещать. Прежде чем вы примете участие в эксперименте, предстоит пройти курс специальной подготовки.
  
  В конце концов, я дал на это свое согласие, ибо терять мне все равно было нечего. Быть обузой семье до конца жизни своей мне не хотелось. Те, кто делал мне предложение, слово свое держали. Поэтому после того, как мы справили новоселье, я попрощался с семьей и отбыл на машине "Скорой помощи" в лечебницу НПО "Тахион". Что представляла собой эта лечебница? Да обычный лазарет, правда комфортабельный и хорошо оснащенный. Персонал лазарета дело свое неплохо знал и к тому же был вежлив и предупредителен. Лечение? Честно говоря, лечить меня никто не собирался. Просто поддерживали мое тело в бодром состоянии. Помимо медицинских процедур были занятия, которые поглощали большую часть времени. Но прежде занятий, состоялась беседа между мной и Павлом Андреевичем, который курировал исполнительную часть проекта.
  
  - Когда мы вам говорили о возможности начать жизнь заново, то не могли сразу сказать всего, - с этих слов мой куратор приступил к объяснению сути готовящегося эксперимента, - возможность такая теоретически существует, правда дальнейшая ваша жизнь пройдет не в своем теле.
  - Перенос сознания?
  - Вы правильно догадались дорогой Николай Александрович! Именно перенос сознания в тело реципиента. Правда, должен вас предупредить, что реципиент находится не в нашем времени.
  - Создание параллельной реальности?
  - Ее самой! Рад ясности вашего разума! - мой собеседник неподдельно обрадовался, - мне и раньше вас нахваливали, а сейчас я и сам вижу, что вы тот, кто нам нужен.
  - Личность реципиента?
  Вместо ответа, куратор протянул мне лист бумаги с напечатанным на ней текстом. Взяв его, я прочел следующее:
  
  "Божиею поспе́шествующею милостию Николай Вторы́й, император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; царь Казанский, царь Астраханский, царь Польский, царь Сибирский, царь Херсонеса Таврического, царь Грузинский; государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; государь и великий князь Новагорода низовския земли́, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея Северныя страны́ повелитель; и государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли́ и области Арменския; Черкасских и Горских князей и иных наследный государь и обладатель, государь Туркестанский; наследник Норвежский, герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая".
  
  Так, понятно, что совсем непонятно. Что же вы ребята задумали? Лучше спросить об этом сразу:
  
  - Цель и задача этого " переселения душ", если только все пройдет удачно?
  - Николай Александрович, я надеюсь, что вы патриот своей страны?
  - Можете в этом не сомневаться.
  - Так неужели, вам как патриоту не захочется избавить наш народ от ужасов большевистского рабства? Вы сами видите, как мы живем. А ведь могли быть воистину великой державой, которую сейчас бы населяло порядка пятисот миллионов людей...
  
  Дальнейшее я слушал внимательно, потому что сработала привычка с серьезным и внимательным видом выслушивать любой бред. А Павел Андреевич нес именно бред. Причем не свой. Зачем ему нужно повторять перестроечные штампы? Так человека к заданию не готовят. Эмоциональная накачка тут неуместна. Ладно, слушаем дальше. А дальше куратор пустился в описании чудес той России, которую мы все потеряли. Тем временем, продолжая автоматически запоминать эту малоинформативную речь, я начал задавать себе самые простые вопросы и тут же отвечать на них. Ответы меня не порадовали. Вывод был простой: все что я слышу сейчас и услышу в дальнейшем - вранье. Почему? А судите сами.
  Первое вранье состоит в том, что проводится эксперимент. Ну не делаются так подобные дела! Откуда у ученых уверенность в том, что я попаду в нужное место и в заранее заданное время? Но если уверены в этом, значит до этого "потренировались на кошках". Только тогда, когда нужный результат получается неоднократно, когда причины возможных неудач выявлены и устранены, только тогда можно планировать подобные "переселения душ". Скорее всего, стадия эксперимента завершена, нужные технологии отработаны и пошел рутинный производственный процесс.
  Второе вранье состоит в том, что я пойду туда один. Такого просто не может быть! Проверено неоднократно на подопытных странах "третьего мира". Чтобы повлиять на политику самой захудалой африканской страны, приходится задействовать немалые ресурсы. В поте лица трудятся дипломаты и торгаши, шпионы и военные советники, банкиры и производственники... И тем не менее не всегда у них выходит желаемый результат. Одиночка, даже облеченный высшей властью, без такой поддержки ничего изменить не сможет. Тоже проверено неоднократно, в разных странах и в разные времена. Значит должна быть группа поддержки. А про нее куратор ни слова не говорит. Наверняка она есть, а может быть уже заслана. Вот только взаимодействовать она будет не со мной.
  Третье вранье. Такие эксперименты обходятся дорого, а те, кто распоряжается деньгами, идеалистами не бывают. Раз вложились, значит у них есть свой интерес. Создание параллельной реальности? Да нет, для затейников это средство достижения цели, а не сама цель. Они явно ожидают некую выгоду из всего этого. Допустить того, чтобы исполнитель своим своеволием сломал им всю игру они не могут. Значит в этой игре будут задействованы и контролеры вместе с ликвидаторами.
  Четвертое вранье. Это о том, что мне поручена главная задача. Ерунда! Будь это так, мне бы не врали. Могли не все сказать, но врать не стали бы. Похоже, что меня хотят использовать втемную для отвлечения внимания от главной части операции. Фигура обреченная на размен.
  Впрочем, отказываться от своего слова я не стану. Пусть игроки ведут свою игру, а я постараюсь продержаться на доске как можно дольше. А там, кто его знает? Царское место - это мощный административный ресурс. Если дурака не валять, то любой размен можно обернуть в свою пользу. В общем, делаем вид что верим обещаниям, а сами планируем свои ходы. Надеюсь, что все у меня выйдет. А на что-нибудь иное мне надеяться все равно не приходится. Здоровья моего на долгую жизнь в нашем мире не хватит. Значит постараемся пожить в мире ином. По возможности долго и счастливо.
  А сперва вникнем в то, каким мой полный тезка парнем был.
  Мне предстояло перенестись в тело реципиента накануне его бракосочетания. А оно состоялось 14 (26) ноября 1894 года. К этому нужно было основательно подготовиться.
  
  - Мы вас конечно можем заслать и без предварительной подготовки, - серьезно и без ненужной клоунады говорил мне Павел Андреевич, - но тогда отсутствие памяти о том, что вы должны были прекрасно помнить, объяснить можно только амнезией. В это конечно поверят, но тогда царем вам не быть. Беспамятный правитель никому не нужен. Принудить вас отказаться от престола в пользу одного из братьев, царское окружение сумеет. А дальше вас ждет монастырь, откуда вы до самой смерти не выйдете.
  
  Такие вещи я прекрасно понимал и потому к предоставленным мне сведениям отнесся с наибольшей серьезностью. Я заучивал имеющиеся материалы на тех людей, с которыми цесаревич был знаком. Список этих людей был внушительный. Для того, чтобы эта информация уместилась в моей голове, применялись самые передовые методы обучения. В общем, гипноз, обучение во сне, "двадцать пятый кадр", растормаживание сознания с помощью хитрых препаратов... И это только сведения о знакомых наследнику людях.
  Изучая его жизнь до коронации, я начал понимать вещи, о которых раньше не задумывался. Взять хотя бы факт, что в раннем детстве воспитателем Николая и его братьев был живший в России англичанин Карл Осипович Хис. Что меня тут насторожило? То что воспитание русского мальчишки доверили иностранному педагогу. Вряд ли Хис был шпионом или агентом влияния. Вот только правила о кулике, который хвалит родное болото никто не отменял. Одно дело, когда ребенок вырастает на сказках Арины Родионовны. Но какие сказки дворянским детям рассказывали иностранные гувернеры и гувернантки? Митрофанушки, считавшие своим любимым отечеством Францию, это не вымысел. Из таких вот и вырастали люди, презиравшие свой народ. А ведь Карл Осипович свое грязное дело сделал. Выросший Ники проявил полнейшее равнодушие к судьбам не только простых людей, но даже и правящего класса. И никуда все это не делось в дальнейшем. Детки современной мне верхушки учатся в зарубежных школах. Их учат любить Запад и равнодушно относиться к России.
  Ладно, но ведь помимо англичанина, воспитателем Ники был еще военный человек. Ознакомился с данными на него и тяжко вздохнул. Воспитатель вовсе не произвел впечатления барабанной шкуры. Шестьдесят лет в строю и ни дня в бою. Да и в строю - понятие чисто условное. Вся предыдущая служба прошла в военно-учебных заведениях, да на учительской стезе. Педагог в генеральских эполетах. Чему он мог научить ветеранов Кавказа, Крыма, Балкан да Туркестана? Излишний вопрос. Поэтому учил он неискушенных юношей да молодых людей. Вот на этой стезе он и стал генералом от инфантерии. Паркетным генералом.
  Так, а что у нас с получением образования? Вообще-то неплохо. Намного лучше чем у Петра Первого и Екатерины Второй. Как известно, Петру в плане образованности не повезло - к семнадцати годам получено было только начальное образование. Ну а Екатерина имела неполное среднее.
  Мне, чтобы соответствовать оригиналу, впихнули все, чему Ники только учили. Список внушал почтение. Николай получил домашнее образование в рамках большого гимназического курса; Затем по специально написанной программе, соединявшей курс государственного и экономического отделений юридического факультета университета с курсом Академии Генерального штаба. Учебные занятия велись в течение 13 лет: Первые восемь лет были посвящены предметам расширенного гимназического курса, где особое внимание уделялось изучению политической истории, русской литературы, английского, немецкого и французского языков последующие пять лет посвящались изучению военного дела, юридических и экономических наук, необходимых для государственного деятеля.
  Лекции читались учёными с мировыми именами: Н. Н. Бекетовым, Н. Н. Обручевым, Ц. А. Кюи, М. И. Драгомировым, Н. Х. Бунге, К. П. Победоносцевым и другими.
  Тут между нами имелось различия. В меня эти знания впихивали современные мне люди и они же проверяли качество усвоения пройденного материала. А вот Ники никто не экзаменовал, поэтому что он из лекций понял, а что нет, не знали и сами учившие его. В любом случае, люди старались как могли. Ну а то, что учеба пошла не впрок... Ладно, не будем язвить. Посмотрим, как я сам вместо него управлюсь.
  Так а что у нас со службой в армии? Честно говоря, не впечатлило. Первые два года Николай служил младшим офицером в рядах Преображенского полка. Два летних сезона он проходил службу в рядах лейб-гвардии гусарского полка эскадронным командиром, а затем лагерный сбор в рядах артиллерии. Маловат стаж! То что его переводили из полка в полк, это еще можно понять. Батюшка заботился о том, чтобы сынуля совсем уж идиотом в военных вопросах не был. Но придворные полки! Не думаю, что служить там было легко. Наверняка там была не только "золотая молодежь". Вот только как требовать с наследника престола настоящей службы? Он ведь на службе частенько не бывает по уважительным причинам: участвует в заседаниях Государственного Совета и Кабинета министров. Это его приучают страной править. То есть, как военный он практически никто. Тем не менее 6 (18) августа 1892 года был произведён в полковники. А это уже подхалимаж неприкрытый! Да и нарушение устоявшегося военного порядка. Сопляка, ни разу в жизни не командовавшего полком, производят в полковники! Думаю, что настоящим полковникам было весьма обидно. А тут и партикулярным чиновникам щелчок по носу: новоиспеченный полковник по предложению министра путей сообщения С. Ю. Витте, в 1892 году для приобретения опыта в государственных делах был назначен председателем комитета по постройке Транссибирской железной дороги. Понятно, что к реальному руководству Ники так никто и не подпустил. Все руководство осуществляли сведущие и опытные в таких делах люди. Дело наследника - смотреть и учиться. Учился? Да вы что? "Он еще маленький!" Какие там заседания и совещания? Сел на крейсер и совершил туристическое путешествие вокруг "шарика". Ясно, что этот оболтус на председательское кресло смотрел как на синекуру. Понимающему человеку это уже говорит о том, что и на трон он будет смотреть как на синекуру. Кстати, тогда это прекрасно понимали. "Сидеть на троне способен, править - нет!" Но если понимали, то зачем тогда позволили ему занять этот трон? Ничтожества на троне долго держатся только в одном случае - если это устраивает их окружение. В противном случае, группа идейных монархистов наносит удар табакеркой по бестолковой голове. Но не наносили. И даже берегли Ники. Кто только не погиб от руки террористов, но царя сберегли. Для Ревтрибунала правда. И ни одна сволочь по нему слез не лила тогда. Сдох Охрим, ну и хрен с ним!
  Что все это значило для меня? А то, что бороться придется не с революционерами, а с собственным окружением. На первом этапе правления без этого не обойтись. Вот только как к этому отнесутся затейники? О своих сомнениях я намекнул в разговоре с куратором. На этот раз он не бредил.
  
  - Николай Александрович, вы обратили внимание на список расстрелянных в Ипатьевском доме? Он вам ни о чем не говорит?
  - Наверное там убиты те, кто был дорог царю, - начал я, но Павел Андреевич меня сразу перебил:
  - Вот только не стоит рассуждать о нежных чувствах этого урода! Не было их! Ни к стране, ни к народу, ни к соратникам, ни к близким своим. Плевать ему было на всех, кроме себя любимого. Если бы Россия, ее народы, товарищи и братья с детьми для него хоть что-то значили, он бы боролся за них, а не плыл по течению.
  - Вы о списке начали...
  - В руках революционеров была вся царская родня. Вместе их не держали. Например, большинство великих князей держали под арестом в Крыму. Те же самые большевики не допустили расправы над "крымскими страдальцами". Охрана заботилась об этих страдальцах не только при Советах, но и при кайзеровской оккупации Крыма. А затем аккуратно передала из белым. А за какие заслуги? Почему в расход не пустили?
  - Видимо, у великих князей действительно были заслуги перед революцией. И немалые.
  - Николай Александрович, уж вы должны понимать, что невольные услуги, для политика ничего не стоят. Грохнули бы и их, но почему-то берегли.
  - Агентура на будущее?
  - Опять мимо! Какая агентура, если во время войны они почти открыто сотрудничали с Гитлером? Деньги! За ними стоят огромные деньги. Вас не удивляет, что спустя век, эти уроды не бедствуют? На что они интересно живут?
  
  Интересный тогда вышел у нас разговор. Оказывается, что копаясь в грязном белье Дома Романовых, много чего любопытного можно найти. А вывод был простым: большевики сохранили жизнь ворью. Причем такому, в сравнении с которым наш Чубайс выглядит белым и пушистым. Это ворье не только породило революционеров. Оно их старательно оберегало. Оно и готовило эту революцию. Геннадий Никанорыч, помощник Павла Андреевича, высказался насчет истинных мотивов этого клана:
  
  - Царское место - место особое. Недаром оно считалось святым. Оно может сильно изменить человека, который его занимает. Для аристократии относиться к своей стране и своему народу как к дойной корове - естественное состояние. Народного возмущения она не очень то и боится. Любой, даже самый серьезный бунт, давится силами двух дивизий. Ей страшно организованное противодействие. А противодействие это бывает разным. Это либо революционная организация, либо царская власть. Можно держать на троне марионеток, но кто сказал что это гарантия? Иван Грозный сперва тоже выглядел игрушкой в чужих руках. А что было потом? Да и Анна Иоанновна вначале казалась безобидной. Зато все соратники Петра, привыкшие путать государственную шерсть с личной, хреново закончили. Высшая аристократия эти уроки запомнила хорошо. Недаром ее ненависть к Ивану Грозному и Анне Иоанновне не слабеет, сколько бы веков не прошло. Не могли они не понимать, что рано или поздно, но за них возьмутся и отвечать придется по высшему счету. Потому и стремились этого не допустить.
  - Но разве революционеры тут предпочтительней?
  - Предпочтительней. Ворью удобней республика и демократия. Революционеры, грызущиеся между собой за власть, рано или поздно попадают под контроль олигархов. Прикормить их несложно. Ну а настоящие радикалы, в условиях плюрализма мало на что способны. Ну и чтобы раскачаться, им нужны десятилетия времени и немалая финансовая поддержка. А вот с монархией шутки плохи. В стране, где подавляющее большинство население являются монархистами, волевой и хитрый самодержец очень быстро найдет себе соратников.
  - И все-таки, с революционерами они ошиблись.
  - Не со всеми. Они просто не учли, что раскачивать лодку могут не только они.
  
  Со всем этим я не согласился. Если клану Романовых сильно мешала именно самодержавная монархия, то так долго они тянуть не стали бы. Армию и флот они неплохо контролировали. Могли бы по примеру братьев Орловых сотворить любой переворот в течении года. А там устанавливай любые порядки. Хоть конституционную монархию, хоть буржуазную республику. Именно так я и заявил Никанорычу. А тот мне в ответ о том, что не все так просто. Романовы мол хотели резвиться не только в самой России. Им нужно было еще на международной арене остаться своими.
  
  - Не забывайте Николай, что даже для дворцовых переворотов требовалось получить согласие великих держав. Елизавета Петровна пришла к власти с помощью французов и шведов, а Екатерина Вторая составила заговор на английские деньги, как впрочем и Александр Первый.
  
  Честно говоря, не убедили они меня. Слишком все сложно. Но вот то, что воду мутила верхушка, а революционеры у нее сперва были на подхвате, с этим я согласен. Если посмотреть внимательно на правление Николашки, то можно заметить, что его лично дискредитировали как могли. Ходынка, Кровавое воскресение, Ленский расстрел... Этих происшествий можно было избежать. Если конечно не устроить их нарочно. С этим полностью были согласны и мои кураторы. Они про такие вещи подумали заранее и в курс моей подготовки ввели не только изучение деталей жизни реципиента.
  
  

1. Начало

  
  И все-таки я ошибался насчет того, что процесс переноса сознания в прошлое производился с заданной точностью. Не знаю, как там обстояло дело до меня, но именно со мной вышла промашка. Накануне заброса меня ознакомили со списком рекомендованных к исполнению мероприятий. Первым пунктом значилось расстройство брака с Алисой Гессенской. Кураторы считали, что это не будет представлять для меня особой сложности. Ведь родители Ники были против такой женитьбы. Цесаревичу достаточно было не настаивать на своем и пресловутой Аликс пришлось бы искать себе другого мужа. Увы! Суровая реальность состояла в том, что я пришел в себя как раз в постели для новобрачных, причем в тот момент, когда мой реципиент уже закончил делать свое молодецкое дело. Так что обмануть судьбу не вышло. Думаете, что меня это расстроило? Как раз нет! В случившемся был не только отрицательный, но и положительный момент. Как раз последний я и решил использовать. Что я имею в виду? Про это позже. А пока я наслаждался медовым месяцем, который изрядно был подпорчен необходимостью присутствовать на панихидах и прочих траурных мероприятиях. Все-таки время для свадьбы было выбрано не совсем удачно. И чего это юноша торопился? У него уже не спросишь, ибо даже остатков прежнего сознания во вместилище разума не осталось. Хорошо хоть не уничтожены ранее имевшиеся рефлексы.
  Но не одной личной жизнью пришлось заниматься на первых порах. Как раз в этот момент подходила к завершению война между Японией и Империей Цин. Лично я не сомневался в победе именно японцев. Да впрочем одиноким в своем мнении я не был. Вот только результаты войны мало кого устраивали, особенно тогда, когда воюющие стороны подписали мирный договор. По этому самому Симонсекскому договору японцы хапнули Тайвань и Ляодунский полуостров. Ну и в Корее имели сильное влияние. Прочим державам такая прыть не понравилась и Японию решили окоротить. Ставший недавно министром иностранных дел князь Алексей Борисович Лобанов-Ростовский в один из дней доложил мне о том, что им достигнуто предварительное согласие с германским и французским коллегами о совместном оказании давления на Японию.
  
  - Я так понимаю, что вы хотите отобрать у японцев Ляодунский полуостров?
  - Да, ваше величество, вы все верно поняли.
  - Алексей Борисович! Не советую вам вообще в этом деле принимать участие.
  - Но ведь Симонсекский договор ...
  - Задевает интересы России? Какие именно интересы? Неужели вся Россия мечтает о Ляодунском полуострове? Или это интересы отдельных персон? Если да, то я хочу знать имена этих персон!
  
  Будучи опытным дипломатом, князь легко ушел от ответа. А я не настаивал на нем. Я прекрасно понимал, что МИД отсебятину не порет. Наверняка заинтересованные в таком решении японской проблемы люди, растолковали моему министру про все ожидаемые от этого демарша выгоды. Вот пусть эти люди и проявят себя. Ждать пришлось недолго. В тот же вечер меня навести один из дядюшек. Тот самый "Семь пудов августейшего мяса" - Алексей Александрович. Мы мило поговорили о необходимости для нашего флота иметь на Тихом Океане незамерзающий порт.
  
  - Дядя! Я заранее знаю те доводы, что приведут наши моряки о важности владения таким портом, каким является Люйшунь. Меня в их доводах устраивает все, кроме одного - Люйшунь совершенно не годится на роль главной базы нашего Тихоокеанского флота.
  
  Про несуществующий еще Тихоокеанский флот я оговорился не просто так. Ишь как заблестели глазенки у этого борова! Еще бы! Такая шикарная кормушка для любителя дарить колье зарубежным шлюхам! Удавил бы эту сволочь! Вот только придется его еще какое-то время терпеть. В свое время, когда проигравший Риму Ганнибал пытался навести в Карфагене должный порядок, он столкнулся с той же самой проблемой что и я. Со всевластием олигархов. В окружении Ганнибала хватало решительных людей, готовых учинить революцию и разом решить все назревшие вопросы. Но Ганнибал поступил иначе. "Нельзя начинать с того, чем следует заканчивать". И он был прав. Рубить головы негодяям дело нужное и я бы сказал - богоугодное. Но только тогда, когда тебе есть кем эту сволочь заменить. Ганнибалу тогда не повезло. За карфагенским олигархатом стоял Рим. А Рим в ту пору управлялся весьма проницательными и энергичными людьми. Позволить своему злейшему врагу восстановить мощь Карфагена, они не могли. И потому поломали ему всю игру. Я же надеюсь быть более удачливым в своих начинаниях. Стоило считаться с тем, что в данный момент эта августейшая сволочь была моей опорой. Ненадежной, но все-таки опорой. Рано ему еще рубить голову. Поэтому я терпеливо ему все объясняю. О том, что хотя Япония сама по себе слаба, но за ее спиной стоит недружественная нам Британия. Что японские армия и флот в данный момент не более, чем часть британских вооруженных сил. Уже поэтому ссора с японцами чревата. Не прямо сейчас, а в будущем. А будущее имеет обыкновение когда-нибудь наступать.
  Думаете. Что я его убедил? Нисколечко! Да и как можно убедить сущего Митрофанушку, которого одна мысль о возможности провести год вдали от Парижа заставила бы его подать в отставку? А ведь он был не одинок. Следом за ним меня навестила целая свора подобных Митрофанушек и всем им очень хотелось поставить на место "этих макак". И плевать им было на то, что в будущем мы жестоко поплатимся за подобную прыть. Они про то даже не думали. Как они мне напоминали известных мне по прежней службе африканских политиков второй половины 20 века! Хотя зачем оскорблять таким сравнением негров?
  
   "В характере большинства из великих князей были признаки дегенерации, и у многих умственные способности настолько ограничены, что если бы им пришлось вести борьбу за существование как простым смертным, то они бы её не выдержали. Эти непригодные для дела великие князья, подстрекаемые окружающими их людьми или женами, присваивали себе право вмешиваться в дела правительства и управления, а в особенности - армии".
  
  И вот с такими людьми мне придется иметь дело долгие годы! А ведь они не успокоились. В ход была пущена "тяжелая артиллерия": французский и германский посланники. Спорить с этими людьми было еще тяжелей. Особенно с французом. Граф де Монтебелло был очень не прост. Наивысшим приоритетом для его деятельности было продвижение идеи франко-русского союза. И он действовал на этом поприще весьма успешно. Ради достижения результата в ход шло все, включая обояние его супруги. И он сумел вместе с супругой очаровать петербургский высший свет. Графа и графиню не просто любили, а обожали. И вот за это обожание Россия в случае нужды должна выставить от 700 до 800 тысяч солдат. Мне это совершенно не нравилось. Хотя бы потому, что знал историю двадцатого века. Чтобы противостоять Германии, потребуется на порядок больше войск. Которые нужно еще суметь вооружить. А с этим было совсем плохо. Сейчас мы не могли выпускать даже не очень сложные "трехлинейки". Пришлось идти на поклон к французам. Именно по этой причине мне было трудно послать "лягушатника" на три великих русских буквы. А нужно. Ибо таскать каштаны для них из огня я не нанимался.
  Тут было все просто. Чтобы давить на Японию, нужно иметь достаточные военные силы и плацдармы для размещения этих сил. А с этим, что у Германии. Что у Франции дела обстояли неважно. Посылать крупные контингенты вокруг света - дорого. Так же дорого их вытащить назад, когда будет исчерпан беспокоивший их вопрос. Поэтому два непримиримых врага возлагали свои надежды на Россию. И не просто возлагали. Не дожидаясь приказов сверху, мой Начальник Главного Штаба уже затеял мобилизацию войск Приамурского военного округа. Пришлось вмешаться.
  
  - Николай Николаевич! У нас так принято, играть по поводу и без повода в мобилизацию?
  - Ваше императорское величество!
  - Выслушайте до конца! Сейчас я с вами говорю не как монарх с поданным, а как военный человек с военным человеком. Надеюсь, что вы понимаете простую вещь: любая мобилизация при неуступчивости противника может перерасти в войну. И как это вы собираетесь снабжать воюющую армию, имея незаконченный Сибирский путь? На какое количество войск вы рассчитываете?
  
  Это были весьма неудобные вопросы для человека, возглавлявшего Главный штаб. Честно сказать, что он просто пошел на поводу у одной из придворных клик, Обручев не решился и начал нести сущую ерунду про то, что успехи японских войск хоронят наши планы по укреплению российского влияния в Северо-Восточном Китае. Что если "этим обнаглевшим макакам не дать укорот", то наш флот не получит в свое распоряжение незамерзающую базу на Тихом Океане. Далась им эта незамерзающая база! Балтийский флот который век без нее обходится.
  
  - И все-таки Николай Николаевич, я хочу слышать слова военного человека, а не представителя одной из придворных партий. Тем более, что занимая столь важный пост, вы должны мне предоставить не общие пожелания, а конкретные планы возможной кампании. Они у вас есть?
  
  Оказалось, что они пока еще в стадии разработки. Ну что же, я конечно окончил не причислен к корпусу офицеров Генерального Штаба, но знаний у меня хватает. Вот сейчас и будем этого старого болвана тыкать мордой в грязь!
  
  - Итак, Николай Николаевич, раз вы мне ничего не можете доказать, то доказывать вам буду я. В настоящий момент японцы имеют под ружьем армию в триста тысяч человек. 240-250 тысяч человек на территории Азиатского материка а остальные войска в метрополии. Этому вы собрались противопоставить войска Приамурского округа численностью 41.7 тысяч человек. Вас не пугает такое соотношение сил?
  
  Вопрос конечно был риторический. Ответить на него Обручев не решился и только неопределенно мотнул головой. А я продолжал говорить о том, что может немедленно дать округу мобилизация при непостроенном еще Сибирском пути. Всего было два источника пополнения войск округа личным составом. Первый - перевозка войск на пароходах из Одессы во Владивосток. Именно так и везли к месту службы новобранцев из Европейской части России. За год удавалось перевезти таким образом не более чем 4609 человек. Эту цифру Обручев должен был учитывать в своих планах и расчетах. Правда, во время ведения боевых действий рассчитывать пополнять войска таким способом не стоит. Вторым источником была Сибирь. Енисейская, Иркутская, Томская. Тобольская и забайкальские губернии в 1888 году давали в войска округа аж 4090 новобранцев. Конечно, по мобилизации их будет больше, но и это не спасает положения. Пока в регионе не было железной дороги, сибирских новобранцев доставляли в Приамурский военный округ зимой на крестьянских подводах, а летом по суше - на крестьянских повозках, и по воде - на плотах, баржах и пароходах. Время в пути от мест жительства новобранцев до места их службы составляло, как правило, 5-6 месяцев. Это подтверждает рапорт командира Сибирского флотского экипажа, направленный в Главный штаб. В 1885 г. новобранцы добирались до Приамурского в.о. из Каинского округа - 169 дней; из Бийского - 170, из Кузнецкого - 171, из Мариинского, Тарского, Томского, Тюкалинского - 173, а из Ишимского - 175 дней. Таким образом, сибирские новобранцы добирались к месту службы на Дальний Восток почти полгода. За последние годы мало что изменилось к лучшему. Вот эти сведения я и вывалил на Обручева.
  Придя в себя, он пытался меня убедить в том, что для войны с "желтолицыми макаками" хватит и имеющихся войск. Ну не могут дикари воевать на равных с европейской армией! Впрочем, тут и воевать не потребуется. Достаточно лишь продемонстрировать готовые к бою войска.
  
  - Демонстрация говорите? Вы не помните, кто говорил о том, что одними демонстрациями войны не выигрываются? Впрочем, это неважно. И насчет дикарей вы заблуждаетесь. Турки точно такие же дикари что и японцы. Вся разница между ними в том, что Турция ныне в упадке, а Япония на подъеме. Если мне не изменяет память, именно вы планировали войну с турками в царствование моего деда. И что? Война эта была легкой?
  
  В общем, загнал я в пот и в краску своего генерала. Ушел он от меня так, как будто я его выпорол. Были кроме него и другие ходатаи по французским и германским делам. Но я стоял на своем: нужно продолжать политику моего покойного папеньки. Миру-мир и никаких гвоздей! Устояв против такого дружного напора, я стал ждать результата. Он не замедлил сказаться. Не смотря на протесты Франции и Германии, Япония отказалась пересматривать Симонсекский договор. В данный момент их флот начал обживать Люйшунь. Правда при японской власти название города писалось теми же иероглифами "Люйшунь", но читались они теперь по-японски -Рёдзюн.
  Что от этого выиграла Россия? Исчез маячивший доселе соблазн в виде владения незамерзающей гаванью. Да и целесообразность постройки КВЖД оказалась под вопросом. В нашей истории это строительство сорвало заселение Приамурья, зато стимулировало переселение китайцев в Маньчжурию. Темпы переселения тогда выросли в 30 раз!
  А вот японцы, сами того не подозревая, получили неслабую головную боль на будущее. Китай, хоть и находится ныне в жалком состоянии, но мириться с потерей того, что он считает своим - никогда не будет.
   Японцы будут дальше безвозвратно вбухивать деньги в Корею и Маньчжурию.
   Как раз то, на что тогда нас Берлин и толкал.
   При победе в РЯВ- на Дальнем Востоке сейчас говорили бы по китайски.
   И все- без исключения - колониальные страны в Китае пролетели.
   России как раз повезло - успела оттяпать и удержать далекое маньчжурское захолустье: Владивосток и Приморье, в 1860-х.
  
  Надеюсь, что теперь Русско-японской войны не будет, хотя кто за это поручится? Стоит помнить и про те фокусы, что творила "Безобразовская клика". Но до того нужно еще дожить. Так или иначе, первый зигзаг в сторону от известной мне линии развития произошел. Теперь осталось ждать реакции моего окружения и неизвестных мне "смотрящих", засланных сюда из конца двадцатого века.
  Этот мой первый в начале царствования успех даром мне не прошел. Первой начала мне выносить мозги не кто иной как моя maman - вдовствующая императрица Мария Федоровна. Честно говоря, мне было непонятно, когда и каким образом она сумела приобрести такое влияние на ход государственных дел? А вот приобрела и извольте с ней считаться! Думаете, что она была недовольна тем, что ее Ники отказался от Порт-Артура? А вот ничуть! Предметом ее недовольства был мой отказ пойти навстречу пожеланиям такой милой для многих Франции. Правда, сперва я в это не верил и пытался понять те истинные мотивы, которые ей на самом деле двигали. С ужасом и удивлением я понял, что никаких мотивов высшего порядка у нее не было. Со мной разговаривала не вдовствующая императрица, а ограниченная вдовствующая мещанка из глубокого захолустья. И логика ее была сугубо мещанской: Какой позор! Ее сын посмел в чем то отказать таким прелестным людям как граф и графиня Монтебелло! И все это произошло лишь потому, что ему наверняка эти гадостные мысли нашептала мерзкая невестка!
  Вслед за maman за меня взялись дядюшки. Они упрекали меня совсем иными словами, но и их упреки скорее приличествовали мухосранскому мещанину, углядевшему в заграничной поездке заваленные тремя сотнями сортов колбасы и двумя сотнями сортов майонеза витрины супермаркета. Доводов, которые следовало слышать от государственных мужей, я так и не услышал. А потому мы расстались изрядно друг другом недовольными. Но что Симонсекский договор? Мне заодно припомнили мою первую публичную речь, что я произнес в январе 1895 года в Николаевском зале Зимнего дворца пред депутациями дворянства, земств и городов, прибывших 'для выражения их величествам верноподданнических чувств и принесения поздравления с бракосочетанием'. Мне конечно эту речь заранее приготовили, но произнес я совсем иные слова.
  
  "Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала самодержавия и народного самоуправления так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный дед".
  
  Я изменил в речи всего несколько слов и это придало иной смысл моему выступлению. Совсем не такой, который в нашей реальности вложил мой предшественник. Речь 17 января вселила надежды интеллигенции на возможность конституционных преобразований сверху. Зачем я это сделал? А затем, что либеральная интеллигенция была не менее опасным врагом, чем правящая верхушка. Дарить ей конституцию я конечно не собирался. Толку в ней? Англия например прекрасно обходилась без нее. И ничего, цела покуда. Вместо конституции, я собирался одарить общество иными благами, более полезными, нежели мало что значащая бумажка. Понять бы только правильно, что и в какой момент нужно делать.
  Не успел я прийти в себя от родственных упреков, как на меня свалилась еще одна неожиданность: пришло письмо от брата Георгия. Братец мой жил себе в Абастумани Тифлиской губернии и совершенно в тот момент не лез ни в какую политику. Причина этому была проста: Георгий долго и тяжко болел туберкулезом. Числясь формально моим наследником, брат не имел ни сил, ни желания покидать свое последнее, как он думал, прибежище. Он просто рассчитывал прожить сколько бог ему жизни пошлет и тихо, без скандалов отойти в мир иной. Но тут в его судьбу вмешался совсем не слепой случай. В своем письме Георгий сообщал мне о неком чудесном докторе Карле Ивановиче, который взялся лечить безнадежно больного наследника. И что самое интересное - толк от этого лечения был. Брат теперь себя чувствует очень неплохо и как только Карл Иванович позволит, то совершит вместе с матерью поездку к нашим датским родственникам. И конечно же он обязательно навестит дорогих его сердцу Ники и Аликс.
  Вот так и образовался еще один зигзаг на пути развития. И был этот зигзаг результатом намеренного воздействия. Почему я так думаю? Одна только фраза из письма Георгия о том, что милейший Карл Иванович до встречи с ним, долгое время работал в некой частной клинике, которая имела забавное название: "Тахион".
  Итак, я изначально был прав. За мной осуществляют пригляд. И если я не оправдаю возлагаемых на меня надежд, то замена мне уже есть. Вряд ли "Тахион" посвятил брата-цесаревича в какие-либо свои тайны. Как вариант - они могут выдать себя либо за оккультное общество, имеющее некие благородные цели, либо за масонскую ложу невероятного градуса крепости, либо за подпольную партию. Но это если брат настойчиво интересовался личностью целителя. Хотя вряд ли. Карл Иванович наверняка не только хороший врач. Он и психолог видимо неплохой, раз смог вызвать у молодого парня доверие. Хотя, подход к брату мог быть разным. Не удивлюсь, если окажется, что прежде Карла у Георгия побывала некая Клара.
  И не случайно Георгию произнесли такое странное для нынешних времен название фирмы. Я вот все гадал: каким таким путем предполагаемые засланцы со мной свяжутся, если в этом будет нужда? Ни примет, ни паролей, ни явок. И это стоит учитывать, что не всякое письмо от неизвестного полиции человека до меня дойдет. А они решили проблему связи весьма просто. Брата моя родня уже списала со счетов и пригляд за ним был слабым, если вообще был. И это оказалось неплохой щелочкой для того, чтобы ловкий человек сумел ей воспользоваться.
  Чуть позже пришло второе письмо от Георгия. Самой важной частью этого письма были сведения о том, что доктор Карл и его ассистентка Вера, намерены основать в Крыму свою клинику. Расписывая в восторженных тонах чудесные душевные качества Карла Ивановича и Веры, Георгий сообщил о них кое-какие сведения. Карл Иванович помимо того, что был душевным человеком (а кто бы сомневался), был весьма сведущ и в фармакологии. Кроме того он много путешествовал по разным экзотическим странам и потому кроме европейской медицины, неплохо осведомлен о тех методах лечения, которые в ходу у целителей разных народов.
  Не промолчал он и о загадочной Вере. По его словам, ассистентка Карла Ивановича - это весьма симпатичная молодая азиатка, к тому же дочь настоящего тунгусского шамана. Имеет подготовку фельдшера и какое то время работала в одной из лечебниц Французского Индокитая, где и познакомилась с Карлом Ивановичем. И конечно же неплохо говорит по-французски. Впрочем и языки тамошних народов ей тоже известны. Ничуть не сомневаюсь, что сообщенные Георгию сведения - не более чем легенда.
  Ну что же, нужный для связи пароль эта парочка произнесла не просто так. Значит у них возникла нужда в моей помощи. Поможем, раз это нужно. А заодно и постараемся вытянуть из них сколь возможно сведений о дальнейших намерениях. Кто его знает, на что эти лекари способны и каковы их истинные намерения? Лично я таю надежду на то, что мне удастся их использовать в своих целях. Проблема создания своей команды уже назрела и перезрела. К тому же, у меня неизбежно возникнут проблемы личного плана. Вдруг эти ребята сумеют нам с Аликс чем-нибудь помочь? Это всяко лучше, чем надеяться на помощь разного рода шарлатанов да сомнительных старцев. А уж контакты с врачами из респектабельной клиники (наверняка она таковой и будет), не вызовет в глазах окружения никакого удивления.
  Правда, есть еще одна проблема. Упомянутая в письме Вера. Похоже, что братец к ней привязался. А вот это не одобрит ни маменька, ни семейство, ни прочее светское общество. Ныне конечно не как во времена Людовика Пятнадцатого. Это тому французская аристократия не могла простить того, что он в качестве фаворитки выбрал не дворянку, а мещанку. Сейчас и не такое прощают. Простое увлечение подругой незнатного лекаря общество еще простит. Зато оно не простит мещанке того влияния, которое она неизбежно приобретет при дворе. Как говорится: "чужие здесь не ходят". Поэтому будет лучше, если брат эту экзотичную даму будет держать от себя на приличном расстоянии. Тем более, что maman наверняка уже строит планы насчет устройства семейной жизни Георгия.
  
  

2. Страсти по Окинаве и не только по ней

  
  Не успели утихнуть страсти по поводу результатов недавно прошедшей Японо-китайской войны, как наш МИД буквально начали осаждать японский и китайский посланники.
  
  - Алексей Борисович, а что им от нас нужно? - спросил я испросившего у меня срочную аудиенцию князя Лобанова-Ростовского.
  - От прямого ответа оба посла уклоняются, но понять их нужды можно, по тем намекам, которые исходят от их помощников.
  - И на что они намекают?
  - Империя Цин желает, чтобы мы предоставили ей займ на весьма кругленькую сумму.
  
  Вот этого как раз я делать не собирался. То что маньчжурам нужны деньги на выплату контрибуции победителю, я знал и так. Но знал я и то, что эти деньги у японцев пойдут на увеличение численности вооруженных сил. Естественно, что нам это невыгодно. А получить свои деньги от Китая обратно в указанные сроки у нас вряд ли выйдет. Нет ребята, договаривайтесь с какими-нибудь Ротшильдами!
  
  - Отвечайте Алексей Борисович так: Россия сама сейчас испытывает трудности с финасами и быть в данный момент кредитором не может. Это кстати правда. Что еще они хотят?
  - Судя по всему, они хотят нам предложить заключить оборонительный союз.
  
  Это меня тоже совсем не устраивало. В нашем варианте истории такой союз как раз и был заключен. Вот только толку от него не было ни для Китая, ни для нас. Впрочем, что винить Китай, если мы сами поступили с ним по-свински? Когда Германия нагло влезла на Шаньдунь, то никакой защиты китайцы от нас не дождались. Более того, мы у них под шумок отхватили Порт-Артур. Соответственно и китайцы много позже пальцем не пошевелили для того, чтобы помочь нам хоть чем то во время Русско-японской войны, хотя боевые действия шли на его территории.
  
  - Знаете князь, передайте послу, только не в официальном порядке, что в данный момент заключение такого союза будет преждевременным. Вы ведь знаете о содержании моего разговора с Обручевым? Вот так и сообщите им, что пока не построен Транссиб, мы будем лишены возможности взять на себя подобные обязательства. Зато потом - непременно поможем. Что с японцами?
  
  А с японцами дела обстояли еще интересней. Они собирались нам предложить принять участие в совместном проекте. Угадайте в каком? Оказывается они хотят с нами на паях построить ту самую КВЖД и ЮМЖД, о которых так страстно мечтал наш министр финансов! Более того, они были даже согласны на колею нашей российской ширины! С чего бы это? А уж их предложение о совместной эксплуатации - это нечто. Такие щедрые предложения японцы просто так не делают. Скорее всего тут кроется какой то подвох. А князь продолжал говорить и про более удивительные вещи. Оказывается, зная нашу нужду в незамерзающей гавани для флота, они готовы предоставить нам территорию на Окинаве для устройства там военно-морской базы.
  Так Николай, такая щедрость весьма подозрительна. Ну не свойственна она сынам Страны восходящего солнца! Пообещав князю подумать над содержанием его доклада, я взял обыкновенную географическую карту и расстелил ее на своем рабочем столе.
  Итак, японцы получили то, о чем мечтали: выход на материк. Он им прежде всего нужен для обеспечения своей растущей промышленности дешевым сырьем. Оно в Маньчжурии есть. Но вот беда: являясь заповедной землей маньчжурской династии, она слабо заселена и практически не развита. Конечно, японцы сумеют создать там индустриальную базу. Захватывая новые земли, они всегда вкладывались в их развитие. В моем времени они создавали промышленность в Корее и на Тайване. У них сейчас есть подходящий для руководства подобными программами человек - некий доктор Гото. Справились на Тайване, осилят и Маньчжурию. Правда не сейчас. Сейчас Япония стеснена в средствах. Но ведь не просто так они предлагают нам совместное участие? А что говорит карта? Легкими линиями наношу по памяти на нее линии КВЖД и ЮМЖД. Получается интересная картина. Вместе с рекой Сунгари они образовали крест, разделивший территорию на четыре части. Неплохая транспортная основа для дальнейшего развития этого региона выходит. Как только она будет готова, освоение территории особых трудностей не составит.
  Кроме того, японцы получают шикарную возможность действовать по внутренним операционным линиям против нас. Конечно, их сфера влияния сейчас ограничена Южной Манчжурией, но поставить под военный контроль северную часть региона для них будет нетрудно. То есть, они получают плацдарм для нападения на нас в будущем. И не только на нас. Китаю тоже может достаться. Вопрос: нам это нужно? Откажемся мы от сотрудничества или согласимся на него, японцы один черт не откажутся от этих планов. Просто позже их осуществят. Но они рассчитывают на то, что мы ни в коем разе не откажемся. И даже подсовывают нам приманку: территорию под базу на Окинаве. Последнее мне совершенно не нравится. Перечитывая бумаги, оставленные мне Алексеем Борисовичем для более внимательного ознакомления, я наткнулся на упоминание о том, что моряки рекомендуют согласиться на японское предложение. Так, а от кого идет это согласие? От морского министра? А дядюшка? Тоже согласен? Как меня бесит их привычка без меня, меня же и женить! С этим явно нужно что то делать! Ну, с дядюшкой полная ясность, он в деловом отношении не очень серьёзен и всегда полагается на мнение управляющего морским министерством Николая Матвеевича Чихачева. Беда в том, что и сам Чихачев, обладавший массой несомненных достоинств, военным человеком по сути дела не был. В чисто военных вопросах он полагался на мнение своего секретаря. Секретарем же был полковник по Адмиралтейству Обручев, брат начальника Главного Штаба. Да, дожились господа адмиралы! Российским флотом командует вместо них полковник! И зачем они мне тогда нужны? Все! Решено! Терпеть такого безобразия больше не стану! Теперь понятно, как наш флот дошел до Цусимы. Им секретари руководили, с которых нельзя ничего спросить, ведь они только советовали! Хватит миндальничать! А то почуяли волю. Завтра господа мои хорошие вы поймете, что рано расслабились. Вы должны у меня усвоить одно: как расслабился, так тебя и того... Ну понятно, что я имел в виду.
  Решено - сделано! На следующий день срочно вызванные великий князь Алексей Александрович да адмирал Чихачев имели бледный вид и макаронную походку. Таким взбешенным они меня никогда не видели. Того, что я при этом был спокоен как удав, оба виновника даже не поняли. Спасибо родной Советской Армии! Именно там я научился сколь угодно долго и убедительно петь матерные арии. Досталось им за все: и за самовольство, и за подверженность дурным соблазнам, и за неумение смотреть дальше собственного ... понятно чего. А главное - за нежелание как следует подумать. Доведя их до нужной кондиции, я сделал вид что успокоился и продолжил разнос в спокойной форме.
  
  - Не стоит бездумно соглашаться на то, что вам предлагают лукавые чужеземцы. Я понимаю вас господа, вы давно мечтаете об обретении незамерзающей гавани на Тихом Океане. Но ведь стоит правильно оценить то, что вам предлагают. Смотрю, что вы так ничего и не поняли? Объясняю вам то, что должны были объяснить мне вы! Прежде всего разберемся с местоположением главной базы флота. Одно из правил, которое обязательно следует соблюдать при выборе места базирования флота - ее всегда следует располагать на своей территории. Прочие базы можно располагать где угодно и на практике так часто поступают. Но колыбель флота - это святое! Она должна быть только своей. Арендовать территорию у иностранного государства под размещение главной базы флота, чревато по многим причинам. Любое государство, даже союзное, не очень лояльно относится к пребыванию чужих вооруженных сил на своей территории. Рано или поздно оно может просто не продлить договор об аренде. И у тебя будет два выхода: либо убраться туда, откуда пришел, либо захватить эту территорию силой.
  - Но Владивосток...
  - Господин адмирал! - прервал я Чихачева, - я знаю, что море там в зимнее время замерзает, как и в Финском заливе между прочим. Хотите иметь круглогодичную навигацию? Стройте ледокольные корабли! Их нет еще в мире? Значит, мы будем первыми! Не умеем строить сами? Значит, будем заказывать их у англичан.
  - Ваше императорское величество, но ведь Окинава...
  - Во время войны будет легко отрезана от России. Вместе с базирующейся там эскадрой. И что будете делать? Пойдете на прорыв? Куда? В зимнее время Владивосток из за этих самых льдов будет для вас недоступен.
  Итогом разговора был мой приказ, запрещающий даже думать о заграничных базах. Мы не Англия, которая держит базы по всему Земному шару. И она тем не менее главную базу своего флота все равно предпочла оборудовать на территории метрополии.
  Отпустив эти грешные души для размышления и покаяния, я сразу вслед за ними принял начальника Главного штаба Обручева. Распекать его я не собирался. Наоборот, я был с ним приветлив и предупредителен.
  
  - Николай Николаевич! У меня к вам будет одно важное дело. Мне для одной задуманной тайной операции требуется толковый офицер. Требование к нему у меня будут следующие: он должен прекрасно знать Китай и китайский язык. Естественно, что он должен быть храбр, инициативен и не просто сообразителен, а еще и хитер.
  - Ваше императорское величество, мне легче будет исполнить ваше желание, если я буду знать, чем предстоит заниматься этому офицеру.
  - Подготовкой мятежа. Большего я пока сказать вам не смогу. Впрочем, по результатам его миссии, мы вместе наметим те потребные действия, которые приведут нас к успеху. А пока, я и сам не знаю, выйдет ли из моей задумки толк или придется ее оставить.
  
  Спустя четыре дня, нужный мне офицер был найден. Им оказался есаул Забайкальского казачьего войска Доржожаб Дансаранов, бурят по происхождению и буддист по вероисповеданию. В разговоре с ним выяснилось, что он неоднократно бывал на территории Империи Цин, сопровождая то дипломатическую почту, то осуществляя охрану православных миссий, то участвуя в военно-географических экспедициях. При этом он прекрасно знал китайский и маньчжурский языки и имел множество знакомых как среди маньчжуров, так и среди китайцев.
  В общем, побеседовав с ним некоторое время, я составил о нем благоприятное мнение: именно этот человек мне и нужен для того дела, что мной было задумано. А задумано мной была война с японцами. Чужими руками естественно. Про то, как ведут себя японцы на чужой территории, если уверены в собственной безнаказанности, могли поведать несчастные жители Люйшуня. Вряд ли японцы за столь краткий срок изменили свое отношение к местному населению на захваченных территориях. Пройдет немного времени и китайцы их станут ненавидеть лютой ненавистью. Впрочем, не только японцев. Европейцев будут ненавидеть точно так же. К чему это приведет? К восстанию ихэтуаней. В моем времени ихэтуани весьма долго воевали как против собственного правительства, так и против европейских держав. Целых три года! Конечно, несмотря на то, что для подавления этого восстания было задействовано сравнительно немного сил, война эта легкой все равно не была. В этом времени Россия не влезла пока что в Китай, а значит есть возможность избежать тех людских жертв и материальных потерь, что были в моем времени. Зато появится возможность направить гнев восставших туда, куда нам и нужно. Вот для установления контактов с руководителями тайных обществ, я и направлял в Китай Дансаранова. Согласятся ли ихэтуани сотрудничать с нами - бог весть. Но если согласятся, то можно хотя бы часть этого движения не только взять под свое тайное покровительство, но и придать некоторую осмысленность их операциям. Коль есаул будет удачлив, то можно на своей территории подготовить кадры для восстания. Время для этого еще есть. Обучить за два года отобранных заранее людей мы успеваем. В итоге, я хочу, чтобы в японцы столкнулись не с беспорядочными толпами кое-как вооруженных фанатиков, а имели дело с хорошо организованными и прилично обученными партизанами. Проблему с вооружением партизан я тоже хотел решить весьма просто. Сейчас с вооружения нашей армии будут сниматься устаревшие стрелковые системы. Повстанцам на первое время его хватит. Чтобы до японцев не сразу дошло, что за всеми этими неприятностями стоим мы, большая часть винтовок будет направляться не прямо повстанцам, а на склады цинской армии в счет потребного империи займа. Уж захватить эти склады повстанцы точно смогут. И посмотрим, насколько сумеет преуспеть армия микадо в борьбе с повстанцами.
  Если бы я знал заранее о том, к чему это все приведет, то я бы пожалуй удвоил свои усилия на этом поприще. А ведь временами казалось, что моя авантюра ни к чему хорошему не приведет. Что лучше бы я следовал тем же самым путем, каким следовал ранее мой реципиент. И ведь поводов для сомнений в своей правоте хватало.
  Для меня например стал неприятным сюрпризом факт того, что в какой бы тайне не принимались решения, даже важнейшие, спустя короткое время эти секреты становятся известны всем любопытным Варварам. Так случилось и с моей маньчжурской затеей. Нет, есаул Дансаранов на вражеские разведки не работал и болтуном не был. Но своему непосредственному начальнику о целях командировки доложил. Потому что обязан был доложить. А начальник, не связанный обещанием хранить тайны, обсудил услышанное в кругу сослуживцев. А там понеслось! В свое время знаменитый Перельман в своей "Занимательной математике", писал о скорости распространения слухов. Согласно его расчетам, в городе с населением в 50 тысяч человек, любая новость будет известна всем горожанам в течении 15 минут. Без всякого телефона или радио. Так и у нас. Не успеешь поставить задачу, как про задуманное знает весь белый свет. И что с этим делать? На дворе капитализм. А это царство людей с торгашеской моралью. А наше общество по-прежнему живет в твердом убеждении, что "благородный человек не станет поступать неблагородно". Станет! Еще как! Я в этом убедился тогда, когда Лобанов-Ростовский принес мне последние известия о происходящем в Китае. Все-таки Россия управляется кем то свыше, иначе она давно бы сгинула. Подумайте сами, мой министр иностранных дел узнает о важнейших решениях кайзера не из собственных источников, а из сообщения германского посла! Ознакомившись с этим сообщением, я не знал, как выразить все обуревавшие в тот момент меня чувства. Никогда не стоит считать себя самым умным. Германия еще не враждует с Британией, но уже соперничает с ней в экономической сфере. Для меня не было секретом, что немцы нацелились на Шаньдун. И конечно их больше устроила ситуация, когда буквально под боком расположилась Россия, а не британский контрагент. Именно немцем больше всего не устраивало присутствие японцев на Ляодуне. А потому, при первых же дошедших до кайзера сведений о том, что русские затевают какую то подозрительную возню с китайскими смутьянами, кайзер решил присоединиться к нашему банкету. Действовали немцы с похвальной быстротой. Мой эмиссар еще до Китая не успел добраться, а испросивший срочной аудиенции Вильгельм фон Вердер уже принес мне для приватного ознакомления интересный документ: "Оперативные соображения по Ляодунскому полуострову". Именно так он и назывался. Помимо весьма основательного обзора сложившейся в Северо-Восточном Китае ситуации, следовали и практические предложения. Немцы предлагали нам совместно с ними организовать мятеже-войну. Именно так они и назвали планируемое мероприятие. В рамках этого еще сырого плана, они предлагали нам совместно подготовить кадры для инсургентов. Прикрытием наших действий должна послужить просьба Цинского правительства об оказании помощи в реорганизации китайской армии. Так что никаких подпольных лагерей! Подготовка так называемых резервистов должна осуществляться открыто в специально организованных лагерях нашими и немецкими инструкторами. Точно так же открыто будут осуществляться и поставки устаревшего вооружения. И всю эту бражку немцы предлагали именовать Резервной Армией. Название вроде бы неплохое. Как раз в немецком духе. Но когда начнется заваруха, его лучше сменить на что-нибудь более понятное и привлекательное для простого китайца. Разве плохо будет звучать: Народно-Освободительная Армия Китая? Любому крестьянину понятно, кто это такие и что они хотят. Да и отделить эту армию от правительственных войск совершенно не лишне. Правда, тут важно, чтобы у этой самой армии имелось собственное политическое руководство. А с этим дела обстоят неважно. В Китае сейчас моден национализм. А это не совсем хорошо. Поднять народ на борьбу националисты сумеют. Но все это быстро выльется в обыкновенные погромы и такие зверства, что созданное с нашей помощью движение быстро выродится и так же быстро будет подавлено. Тут нужна альтернативная идеология. Жаль, что КПК еще не создана. А хотя, что мне мешает ее создать? Марксизм сейчас моден не только у нас. Дееспособной партии за оставшееся до заварушки время конечно не создать. Но если рассчитывать на организацию длительной борьбы, то наличие организованных марксистов, пусть и с китайским душком, предпочтительно. Как ни крути, но Китай - это сосед. А соседей желательно иметь понимающих. С узколобыми националистами долго сотрудничать не выйдет. Так что? Начинаем работать в этом направлении? В России сейчас марксизм не под запретом и изучают его многие. Правда Министерство Внутренних Дел уже ставит вопрос о преследовании за пропаганду марксистского учения, но я пока что в раздумьях. Ведь сумели же немцы неплохо прикормить своих любителей социальной справедливости. Да и в прочих европейских странах похожее вышло. А вдруг и у нас получится? Хотя, с такими исполнителями, каких мы имеем, надеяться на успех сложно. В работе полиции сплошной "лубок". Сплошное "тащить и не пущать". Прогресс в этом деле конечно наметился. Вот только вербовка провокаторов скорее укрепит революционные организации, а не ослабит. Я помню о том, что того же Азефа использовали не столько против революционеров, сколько для разборок внутри элиты. И к чему это привело тогда? Восемнадцать тысяч "слуг режима" отправили на тот свет, ради собственных карьерных соображений. А в итоге мой реципиент потерял последнюю опору в чиновничьей среде. Место убитых заняли люди иного склада. Вот и с этим нужно что-то делать. Но про это я подумаю позже. А пока стоит поручить кому то организовать среди живущих в России китайцев изучение основ марксизма.
  Дав "добро" на сотрудничество с эмиссарами кайзера, я решил заняться наведением порядка в деле хранения секретов. Для начала собрал на совещание всех руководителей силовых ведомств и произнес перед ними речь.
  
  - Господа! Мы стоим на пороге нового, двадцатого века. Как правило, с наступлением нового века приходят новые порядки в обществе. Век на век не похож. Мораль людская меняется и почему то не в лучшую сторону. Мы еще будем с сожалением вспоминать о благородных обычаях девятнадцатого века. Уверяю вас - двадцатый век будет веком господства купчишек и их морали. А она проста: не обманешь - не продашь. Купец - это не рыцарь, слову которого можно верить. Ради получения барыша купец сумеет притворится честным и порядочным человеком. Но и благородное сословие во всем мире меняется не в лучшую сторону. Оно все больше и больше воспринимает торгашеский дух. И этого падения нравов к сожалению не остановить. Можно только постоянной борьбой с обманом и предательством предотвращать возможный вред.
  К чему я это вам говорю? А к тому, что человек, пораженный торгашеством на чужие секреты смотрит как на товар, годный к продаже. Честное слово - это уже недостаточная гарантия. А ведь нам приходится скрывать от врагов свои планы и намерения. И очень бывает обидно, когда тщательно составленные планы становятся известны нашим недругам. И ведь это не изменники выдают наши тайны, а самые обыкновенные болтуны. Считаю, что пора им укоротить слишком длинные языки.
  
  Ну а дальше я высказал предложение по исправлению ситуации. Суть его состояла в учреждении Особой цензуры, которая будет обеспечивать соблюдения режима секретности. В общем, ничего нового для меня в этом не было. Каждое ведомство создает свою Особую цензуру, которая и будет бороться с утечкой секретных сведений. Поручать эту работу полиции я не хотел по многим причинам. Основных было две. Во-первых, к особистам из тех же жандармов будут негативно относиться сослуживцы. Во-вторых, особист должен быть профессионалом в том деле, которым занимаются его коллеги. А как иначе он определит, что нужно скрывать, а чего нет?
  Ну и вопрос о карательных мерах. Одними увещеваниями должный режим хранения тайн не установишь. Всякий идиот, решивший, что болтать при посторонних можно о чем угодно, должен быть жестоко наказан.
  
  - Следует в этом деле учиться у японцев. Они лишнего не болтают. У них за такие вольности сразу голову рубят.
  
  Про рубку голов я конечно выдумал, хотя кто его знает? Может и рубят. Правда казнить каждого болтуна у нас - остаться совсем без людей. Поэтому на первых порах будем действовать мягче. Сболтнул лишнее - немедленное отстранение от исполнения служебных обязанностей. Тоже весьма сильное средство воздействия. Ну а там, в зависимости от размера ущерба. От простого увольнения до каторжных сроков. Общество конечно будет этим возмущено, но со временем привыкнет и станет воспринимать это как должное. В любом случае работа шпионов будет затруднена.
  Кстати, о них родимых. Как раз с ними борьба и не ведется, хотя у тех же англичан шпионаж неплохо развит. Причина такого пассивности к деятельности шпионов - нравы и порядки, царящие в обществе нынешнего времени. Конечно, пойманного на горячем лазутчика могли тут же и повесить. Но только в военное время. Существующие сейчас правила и обычаи это допускали. Но наказывать за шпионаж в мирное время было невозможно. Это воспринималось как полнейшая аморальность в отношении любопытствующих людей. Прими подобный закон и общество воспримет это как грубый произвол властей. Невзирая на нанесенный государству ущерб. Благодаря таким порядкам, шпионы чувствовали себя в полнейшей безопасности и даже не всегда скрывали свою деятельность. Ведь пока государство не в состоянии войны, его даже задержать не имели права. Не сказать, что с этим совсем не боролись. Боролись конечно, но эта борьба была уделом отдельных энтузиастов. Весьма изобретательных кстати. В частности, обезвреживали они вражеских агентов весьма оригинально - просто их спаивали. Иногда удавалось хорошенько дискредитировать лазутчиков, втянув их в какую-нибудь дурную историю. Но вообще, толку от этой кустарщины было мало. Требовалась нормальная контрразведка с достаточными полномочиями и возможностями. А этого в силу царящих здесь предрассудков сразу не сделать. Ждать, когда общество прозреет и одобрит ее создание? Придется. Но бездействовать тоже нельзя. Как раз органы Особой Цензуры и послужат зародышевым ядром дееспособной спецслужбы.
  
  

3. Крымские откровения

  
  - Милый! Ты знаешь как сладок для меня стал русский язык после того, как ты пришел ко мне на вторую ночь после свадьбы? - Аликс смотрела на меня как кошка, которая насладилась вкусной сметаной, но до конца еще не насытилась ею, - не обижайся пожалуста на меня, но в первую нашу ночь я совсем не поняла: что хорошего люди находят в таких отношениях?
  - А потом?
  - Потом было совсем иначе. Мне не подобрать для этого слова. Но после второй ночи я перестала верить в те сплетни, что распространяли про тебя и эту самую... Ты наверное знаешь, про кого все говорили.
  
  Да уж! Про несравненную Матильду много кто и чего говорил. Только это было до меня и потому я не считаю себя чем либо обязанным этой женщине. Но вот чем хороша Матильда, так это своей практичностью. Перестав иметь отношения со мной, она быстро нашла для себя нового благодетеля. Поговаривают, что благодетелей гораздо больше, но мне это уже совсем не интересно, потому что я не на шутку увлекся той самой Аликс, которую никто кроме меня не переваривает. Глупцы! Будь ее желание, она смогла бы повторить судьбу Екатерины Второй, а мой реципиент был бы зарезан вилкой. Но не стала она этого делать. Дура баба, хоть и немка!
  Может быть потому ее высший свет и не любил? Она ведь родилась не в том веке. Родись она вовремя, нашелся бы тот лихой гвардейский офицер, что смог бы проложить ей путь к величию. Но таких нынче нет. А я - дитя иного века.
  
  - Ники! Я подумала сейчас о том, что такие люди как ты, уместны будут лет через сто. Ты слишком рано рожден. Не обижайся. Это комплимент.
  - Так сильно заметно?
  - Кому как не мне это видеть? Когда над тобой не довлеет этикет, ты становишься совсем иным. Такое трудно объяснить, но я постараюсь. Тебе это стоит знать. Ты как будто не сын своих родителей. Ты иной. Наверное кто то это уже понял, но пока держит своё мнение при себе.
  
  Вот такие у меня с Аликс бывают беседы. Честно говоря, меня иногда так и подмывает раскрыться перед ней полностью, рассказать всю правду о себе. Не решаюсь. Сдерживаю своё желание как могу. Кто его знает, что взбредет ей после этого в голову? Хорошая она баба, но умных баб на свете не бывает. Либо хорошие, либо плохие. Но не умные. Хоть и трудно их обмануть.
  
  - Больше всего на тебя похож Карл Иванович, да еще его Вера.
  
  Нет ребята, бабу точно не обмануть! Чем они там чувствуют, я не скажу, но что чувствуют - это точно. Насчет Карла Ивановича и его Веры, она в самую точку угодила. Сильно они отличаются от здешних людей. Видимо, советского воспитания не скроешь. Впрочем, я и сам это понял после первой же встречи с ними.
  Как и положено порядочному человеку, я сразу в своем письме поблагодарил Карла Ивановича за исцеление брата и выразил надежду, что удастся поблагодарить его лично, если он не откажется нанести мне визит во время моего летнего отдыха в Крыму. Кроме того я дал согласие на открытие им клиники в любом месте Российской Империи, которое будет для этих целей подходящим. Вместе с формальным разрешением доктору был отослан и чек с пожертвованием на сие богоугодное дело. И вот, этим летом на отдыхе нам действительно удалось встретиться и приватно побеседовать. Карл Иванович оказался крепким с виду молодым мужчиной тридцати примерно лет. Несмотря на свои немецкие корни, он выглядел как типичный русак. В прошлой своей жизни он был уроженцем Казахстана и конечно же врачом. Судя по всему - хорошим врачом. Потому и заслан сюда. Чем его соблазнили, о том он не распространялся. Зато его ассистентка Вера была более откровенной. По счету прежних лет она была лет на тридцать старше доктора, а по нынешней жизни ей было не более двадцати лет. Выглядела она в новом для нее облике очень даже привлекательно и о том, что доктор давно с ней живет как с супругой, можно было догадаться сразу.
  
  = Была я совсем уже дряхлой, - начала рассказ о своих приключениях Вера, - родни у меня к тому времени уже не было. Кому нужна была я? Только мазурикам. Да и то, потому что была у меня жилплощадь в "сталинке".
  
  Вот на эту жилплощадь и "клюнули" на свою беду некие "малиновые пиджаки". Ну а коль бабка помирать не собиралась, то решили ей в этом деле слегка помочь. Пришли, позвонили в дверь, а она сдуру ее открыла. Ну а дальше - пытались ей отраву в рот засунуть. Только баба Вера оказалась совсем не проста. Как-никак войну прошла и в разных переплетах бывала. Бывшая военфельдшер разведбатальона горно-стрелковаой бригады не оплошала. Вырвалась из рук лихоимцев и добежала до кухни, схватила кухонный нож, а уж куда следует бить, ей объяснять было не нужно. В общем, одного зарезала, а второй сам сбежал. А дальше пришла в милицию с добровольной явкой. Вот там ей и сказали: не жить вам больше гражданочка! Тоже самое ей говорили и в следственном изоляторе. Впрочем, повезло ей. Прежде бандитов до нее добрался "Тахион", который очень нуждался в таких вот бедолагах. Терять ей было нечего и она дала свое согласие на участие в эксперименте.
  Как я и догадывался, "Тахион" действительно сперва "тренировался на кошках". А потому баба Вера и была такой вот подопытной "кошкой". Переселяли ее считай что наугад. И угодила она в тело девки-эвенкийки, которой расплатились за долги с купцами-якутами. Только Вера не захотела дурной судьбы. Выбрала момент и порешила приказчика, когда тот вздумал ее бабой сделать. Как потом выжила, лучше не вспоминать.
  
  - Как могла, так и добралась я до Благовещенска. А там и Карла Ивановича сумела найти и опознать. С той поры и держимся вместе.
  
  И нужно сказать, не просто держались вместе. Они и работали вместе. Первым заданием Карла Ивановича и Веры было излечение наследника престола и моего брата Георгия. Сделать это, не имея ничего кроме знаний было на первый взгляд нереально. И тем не менее не все так было безнадежно. Веру, как человека с почти абсолютной памятью, подготовили к миссии основательно.
  
  - Она у меня даже не энциклопедия, а ходячая библиотека справочной литературы. Без нее у меня никогда бы не вышло создать антибиотик, используя при этом возможности девятнадцатого века.
  
  А путь к антибиотику оказался долгим и нелегким. Сперва молодой доктор с юной служанкой добрался до Владивостока и они сели на пароход, отправляющийся в Одессу. В Сайгоне они сошли на берег и началась их совместная жизнь в Кохинхинской глуши. Врачу требовалось подтвердить свою квалификацию и заработать так необходимую ему рекомендацию.
  
  - Я ведь в той жизни работал в педиатрии, а ее в настоящее время совсем не существует. Поэтому пришлось заняться самой общей врачебной практикой, показывая свое мастерство на солдатах колониальных войск да их семьях.
  
  Поработав два года в Кохинхине, молодая парочка с рекомендательными письмами перебралась во Францию, поближе к необходимым им лабораториям. Потом они перебрались в Россию, поближе к больному Георгию. Ну как поближе? Тамбовская губерния конечно далеко от Кавказа, но ведь не сразу туда стоило ехать. В Тамбовской губернии доктор и поработал в обычной земской больнице.
  
  - В таком месте лучше всего работать людям с очень крепкими нервами. А лучше вообще туда не лезть. Больных тьма-тьмущая и с пустяками они не приходят. В этом времени для простого люда болезнь - не мелкий случай, а настоящая личная трагедия. Нынешняя медицина зачастую просто не в состоянии помочь людям. А потому смертность в деревнях ужасная. Конечно, хорошие врачи есть всегда, но их совсем мало. И тех лекарств, которыми мы привыкли пользоваться, тоже еще нет. Но самое ужасное состоит даже не в равнодушии и бездействии властей. Власти то как раз хоть и через пень-колоду, но заботу проявляют. Ужас в том, что сам народ уже не боится смерти. Даже смерть близких людей мало кем воспринимается в качестве трагедии. Понимаете Николай Александрович, люди не говорят что человек умер. Они говорят: "Отмучился!" Нет, вы не можете представить себе такой жизни, когда смерть для людей является избавлением от мучений. Уверяю вас, такой народ смертью не запугать. Придет ведь время и люди сами пойдут грудью на пулеметы. И жалеть того, кого сочли врагом они не станут. Жаль что наша интеллигенция это плохо понимает, если только вообще понимает! А ведь это их будут рвать на части озверевшее мужичье!
  
  Разошедшийся ни на шутку доктор выплескивал мне все, что накопилось и наболело. А выплескивал он много чего. Для человека, родившегося и выросшего при Советской власти, здесь много чего казалось диким и ужасным. Народ выживает а не живет. Выживает разными способами. Битва за урожай здесь не просто пафосное выражение. Это в самом деле битва. И в битвах этих гибнет множество людей. Особенно велика смертность в страдную пору, когда от величайшего напряжения умирают прямо в поле ничем и никогда не болевшие мужики. И это становится большим горем, нежели смерть ребенка. Детей можно и новых нарожать, а без мужика-кормильца считай жизнь закончена. Точно так же воспринимается и гибель коровы или тяглового скота. Ведь они тоже являются средством выживания. После этого либо вешаться, либо нищенствовать, либо идти в кабалу к мироеду.
  
  - Знаете, нас вот учили в советское время про классовую борьбу. А ведь в Гражданскую ее считай и не было. Брат шел на брата, а сын на отца. И это не просто слова. Это следствия той патриархальщины, о которых так любят петь люди несведущие. А патриархальщина Николай Александрович бывает разной. Вы в курсе, что в деревнях процветает педофилия? Нет? А зря, поинтересуйтесь этим вопросом. Батрак - только формально человек вольный. А на деле он так повязан кулацкой кабалой, что вынужден мириться с тем, что наниматель огуливает его несовершеннолетнюю дочь. Да кого на деревне этим удивишь? Церковь лишь недавно запретила жениться на двенадцатилетних девицах. Вот только вы знаете, как у нас исполняются законы. Я например последствия такого исполнения в своей больничке видел постоянно. Приходят бабы беременные и нередко этим бабам меньше четырнадцати! А она уже третьим беременна! И был бы с этого толк! Русская женщина ныне как свиноматка. Раз двадцать родит, а выживут при этом шестеро. И ведь не всякое дите для нее в радость. Вы хоть слышали что-нибудь про снохачество?
  
  Слышал ли? Смешной вопрос. То, что с таким пылом рассказывает мне Карл Иванович, я наблюдал воочию в своей первой жизни. Только это было не в Союзе, а в Мозамбике. Там тоже благополучие людское зависело от крепости семей. И семьи действительно были крепкими. Настолько крепкими, что иные главы семей этим беззастенчиво пользовались. Пользовались женами своих сыновей как наложницами. Сыновья про то конечно знали, но терпели. Потому что порвать с семьей - считай что жизнь закончить. В одиночку свое хозяйство на ноги не поставить. Так что ныне в России тот же самый Мозамбик. Вот потому и была наша Гражданская столь кровавой. Люди ведь десятилетиями копили и скрывали свою злобу друг на друга. На тех же помещиках мужик только размялся. А дальше пошло сведение счетов с постылой родней да обнаглевшим от безнаказанности соседом. Ну и другие причины конечно были, чем больше шла война, тем быстрей копились взаимные претензии. Так что полыхнуло бы все и без большевиков. Вопрос только: можно ли этих ужасов избежать? Доктор в этом сильно сомневался.
  
  - Я вам Николай Александрович скажу как врач: терапия, тут не поможет. Только хирургия! Военно-полевая хирургия! Иначе тело зачахнет и заживо сгниет!
  - И как вы себе это представляете?
  - А вот тут я вам не советчик. Вы у Ильича нашего спросите о том. Уж он точно знает все рецепты.
  
  Да, выплеснул на меня он негатив. Впрочем, болтать на эту тему можно долго и безрезультатно. Я лучше о деле его спрошу. Какие планы на будущее он строит? Оказалось, что дальше он собирается действовать по ранее утвержденному плану. А согласно этого плана, здесь, в Крыму он должен построить комфортабельную и хорошо оснащенную лечебницу, предназначенную для лечения совсем не простых людей. И лечить этих людей будет самыми что ни на есть передовыми методами конца двадцатого столетия. Со средствами на строительство и оснащение он нужды не испытывает. Нужное для его дела количество денег будет приходить от неких анонимных жертвователей. Лекарственные препараты и оборудование? Оказывается эти анонимы и про это не забыли. Кроме Карла Ивановича и Веры, на этом направлении работают и другие засланцы. Тоже специалисты, но другого профиля. Как раз они и займутся строительством фармацевтических фабрик и завода по производству медицинского оборудования. С этими людьми у него контакты конечно есть, но чисто по делу. Но о планах и намерениях пославших нас хозяев, ни доктор, ни эти люди, понятия не имеют. Каждый выполняет свою часть общей задачи и мало что знает про общую стратегию.
  А ведь все логично! Наверняка эти пресловутые "Неизвестные Отцы" сейчас пребывают в телах молодых людей. Но молодость - это еще не гарантия здоровья. А они наверняка собираются тут жить долго и без досадных проблем типа туберкулеза. Поэтому они и позаботились о том, чтобы в их распоряжении была ультрасовременная лечебница и неизвестные в этом мире лекарства. Значит у меня есть шанс выйти на них, а возможно и ухватить их накрепко за вымя, зажать их причиндалы в тисках, да обстоятельно с ними побеседовать о делах наших скорбных. Конечно, не всякий пациент клиники будет из Неизвестных Отцов. Скорее всего они будут одними из посетителей. Но тут есть шанс разобраться, кто есть кто с помощью системы постоянного наблюдения. Понятно, что свою службу безопасности они не забудут организовать, но ведь и у меня есть такие возможности. Значит, нужно найти подходящего человека, который сумеет организовать слежку. Полиции это поручать не стоит. Тут скорее стоит рассчитывать на хороших частных детективов. На первых порах. А там и до организации постоянной конторы можно дойти.
  А вопрос о создании нужной мне службы не просто назрел. Он даже перезрел. Не скажу, что я пренебрег собственной безопасностью, но как говорится: не сразу Москва строилась. Меня еще на стадии подготовки к заброске в этот мир, ознакомили со списком подходящих для руководства службой собственной безопасности людьми. В данный момент в моем распоряжении были два перспективных офицера. Это подпоручик Александр Мартынов и поручик Аркадий Кошко. Большого толка от них в данный момент ожидать не стоило. Они еще только присматривались и принюхивались к новой для них обстановке, но и не сказать, что совсем ничего не делали.
  - Мне господа офицеры кажется, что идеалом образцового охранника является хорошо воспитанный пес. Ведь псу плевать на знатность и эполеты окружающих его людей. Это им просто не принимается в расчет при выполнении своего собачьего долга. И потому ему все-равно кого рвать на части, буде хозяину это потребуется. А еще пес сам, не спрашивая мнения хозяина, способен определить угрозу и самостоятельно начать действия по ее устранению. Я хочу, чтобы вы и выбранные вами люди были именно псами, но с человеческими мозгами.
  
  В числе важнейших дел, порученных моим креатурам, была ревизия существующей на данный момент охраны, которая досталась мне в наследство от покойного родителя. Ее предстояло тихонечко перетрясти и переподчинить уже тем, кому я лично доверяю. А я нынешней охране, как и полиции, совершенно не доверяю. Все указывает на то, что охрана и полиция подчиняется явно не мне.
  На это я обратил внимание еще во время изучения биографии реципиента. Взять хотя бы историю с арестом в марте 1917 года царской семьи. Для охраны ее безопасность приоритетна. И нормальной охране плевать на чины и звания тех, кто вздумает ей отдавать распоряжения. А что на деле? Приехавший в Петроград с одним лишь адъютантом Лавр Георгиевич Корнилов прямо с вокзала отправился брать под арест царскую семью! И охрана подчинилась его приказам! А кто он такой? Охрана ему вообще не подчинена. Но раз исполнили его приказы, значит были в сговоре с революционерами.
  Полиция я доверял еще меньше. Оснований для недоверия было сколько угодно. Взять хотя бы знаменитую "царскую охоту" на моего деда. Она ведь у народовольцев сперва не задалась. Неудач и провалов у них было столько, что выследить да повязать голубчиков еще на стадии подготовки, сумел бы даже обычный участковый мент из моего времени. Но не переловили. О чем это говорит? Либо полиция совсем не умела работать, либо она заигралась с революционерами в какие-то непонятные игры, либо ее притормаживал кто-то очень влиятельный.
  Столь же показательна и история с Александром Ульяновым. На первый взгляд кажется, что полиция сработала образцово - предотвратила готовящееся покушение. Только жандармы предотвратили террористический акт по чистой удаче. Террористы настолько пренебрегали правилами конспирации, что спокойно и открыто обсуждали свои дела при посторонних людях. Более того, они целых два дня свободно по Невскому проспекту с бомбами ходили. И ни одна полицейская сволочь даже не дернулась хотя те кто вел наблюдение за поднадзорными, ясно определили, что в одежде подозреваемых спрятаны некие тяжелые предметы. Но еще интересней было то, как арестовывали руководителя этой организации - Петра Шевырева. А он накануне уехал на юг, вроде как в Ялту, лечиться от чахотки. В Харьков (где жили его родители) и Ялту полетели телеграммы: немедленно арестовать как опасного государственного преступника. Начальник Харьковского губернского жандармского управления ответил, что Шевырев, наверное, в Крыму, однако "в Ялте нет жандармского офицера, поэтому телеграфировал в Симферополь". Несколько дней Шевырева искали, наконец, 7 марта арестовали.
  Вот так! В городе, в котором расположена моя летняя резиденция - нет жандармского офицера и арестовать государственного преступника просто некому! А что, нельзя поручить задержание городской полиции? Да при таких порядках, революционеры быстро поймут, что Ялта является более подходящим местом для покушений, нежели Петербург!
  Конечно, сейчас в террор идут совершенно неподготовленные для такой деятельности люди, потому и действуют слишком примитивно и предсказуемо. Но пройдет совсем немного времени и все поменяется. А полиция по-прежнему будет не на должной высоте. По той же группе Шевырева она не доработала. Шестерых повесили, а самых опасных считай что проморгали. Например некий С.А. Никонов. Сейчас он работает у известного французского невролога, профессора Пьера Мари в госпитале Бисетр. Готовится к защите диссертации. А ведь именно он изначально готовил покушение на моего отца. Ему тогда повезло. Ничего не знавшая о покушении полиция арестовала его и еще полтора десятка человек по совершенно иному делу. Поэтому "Террористическая фракция" и сменила состав своего руководства. Но ведь в ходе дознания и были получены агентурные сведения о том, что Никонов должен был принять участие в покушении на императора. И был он в тот момент в полной нашей власти. Недоработали, не довели дело до конца. А ведь к 1905 году у этого светила медицины будет на счету уже три десятка осуществленных терактов!
  Но он сам по себе что? А вот Азеф сумел поставить дело террора на должную высоту. Работая одновременно на революцию и на полицию, он сделал то, о чем мечтал казненный Александр Ульянов. Тот ведь так и заявлял, что не верит в террор, зато верит в систематический террор. Вот Азеф его и организует.
  Но революционный террор - это одна из угроз. При должном отношению к делу, полиция сможет с ним справиться. Но ведь есть и другие люди, которые скоро очень захотят моей смерти. Я имею в виду клан Романовых и их прихлебателей. Для полиции это считай неприкасаемый контингент. И если будет заговор, то она его либо проморгает, либо примкнет к нему, либо останется в стороне. Но не станет его предотвращать. Судьба Петра Третьего как бы намекает. Там ведь полиция знала о заговоре в гвардии практически все. Но боялась лезть в такие игры, а потому и бездействовала.
  Не меньшую загадку, которую следовало разгадать, представляли для меня и Неизвестные Отцы. Вряд ли моя полиция способна мне в этом деле помочь. Поэтому, после беседы с Карлом Ивановичем и Верой, я вызвал подпоручика Мартынова и дал ему следующее задание:
  
  - Александр Павлович! Вот вам новое задание. Скоро в окрестностях Ялты появится частная лечебница доктора Мюллера Карла Ивановича. Пациентами этой лечебницы будут очень непростые люди. Скорее всего они будут пребывать сюда инкогнито. Я хочу, чтобы вы организовали постоянное негласное наблюдение за этими пациентами. Обращаю ваше внимание на то, что работать требуется крайне деликатно. Вы должны знать правду о каждом посетителе. Предупреждаю: У доктора Мюллера будет собственная служба безопасности, способная отследить ваш интерес. Так что пусть ваши люди будут предельно осторожны и внимательны.
  - Ваше императорское величество, вы подозреваете кого-то из посетителей в подготовке покушения на вас?
  - Эти люди, дорогой Александр Павлович, если и покушаются, то не на царей, а на целые страны. Вот потому подобных голубчиков нужно выявить и держать под неусыпным наблюдением.
  
  А Аркадию Францевичу я задал иное направление работы. Его делом стало наблюдение за шашнями членов правящего дома. При этом, я открытым текстом ему объяснил, что хотя и вынужден относиться к своим дорогим родственникам с видимым почтением, но доверия у меня к ним нет. А потому надежный пригляд за ними требуется. И конечно же знать про их жизнь следует все. Особенно о том, что принято таить от чужих глаз и ушей.
  Не успел я дать задание своим сыщикам, как ко мне пристала с разговорами Аликс. И говорила она на этот раз не о любви, а о политике. Причем, внешней политике. Супругу очень интересовал вопрос о Черноморских проливах. Правда ли, что скоро будет война с Турцией? Она от фрейлин узнала, что скоро Константинополь будет освобожден от османов.
  Ну что за люди? Ничего не могут сохранить в тайне! В июне накануне нашего отъезда на Юг, состоялось совещание, рассмотревшее ход выполнения программы строительства Черноморского флота, на котором было заявлено о готовности к занятию Верхнего Босфора 35-тысячным российским десантом. А буквально на днях в Петербурге было собрано "Особое совещание" в составе министров: военного, морского, иностранных дел, посла в Турции А. И. Нелидова, а также высших военных чинов. Что они там решали, я прекрасно знал, хотя никаких отчетов еще не получал. А обсуждали они как раз Проливы. Причем мои министры считали, что уже достигнута "полная военная готовность, необходимая для захвата Константинополя".
  Как раз там и было сказано, что: "Взяв Босфор, Россия выполнит одну из своих исторических задач, станет хозяином Балканского полуострова, будет держать под постоянным ударом Англию, и ей нечего будет бояться со стороны Черного моря. Затем все свои военные силы она сможет тогда сосредоточить на западной границе и на Дальнем Востоке, чтобы утвердить своё господство над Тихим океаном".
  Тут не знаешь над чем плакать. Мне еще ничего официально не докладывали, а фрейлины супруги уже все знают в мельчайших подробностях. Кто еще кроме них в курсе самых тайных планов моего правительства, я даже не хочу гадать. Но с привычкой болтать не думая о последствиях, побороться можно. Но что мне делать со стремлением во чтобы то ни стало развязать Мировую войну? Это какая то болезнь! Ведь понимают гады, что без последствий не обойтись. Что Англия мгновенно создаст нам проблемы в Туркестане и на Дальнем Востоке. Причем в тот момент, когда у нас еще нет современной транспортной связи с этими краями. У нас и с ней не получается нормально воевать, а уж без нее и подавно не выйдет ничего кроме конфуза. Да и насчет успешности десанта я сомневаюсь. Эту операцию готовят аж с 1878 года. И что? В 1915 году вдруг выяснилось, что все эти планы ни к черту не годятся. Нужна совсем иная подготовка. А сейчас, когда армия не имеет современной винтовки и полевой артиллерии? Нет ребята, воли я вам поубавлю. Для начала "Семь пудов" получит свою порцию вазелина. Пусть умерит пыл своих подчиненных. И наверняка ведь умерит. После того, как я его с Чихачевым отдрючил, он на меня стал смотреть как матрос на боцмана. Так что не совсем он безнадежен. Но вот с Аликс тоже стоит поговорить.
  Растолковать супруге некоторые вещи стоит хотя бы потому, что почитатели бредовых, но популярных в обществе идей есть и при дворе. И они не упустят возможности воздействовать на меня через супругу. И как бы хороша она не была, но баба есть баба, проесть плешь сумеет. Все эти славянские, армянские и прочие восточные вопросы, Россия пытается решить со времен воцарения первых Романовых. Более или менее успешно все это решалось при Екатерине Второй. Успешно потому, что польза от этих войн была. Страна не просто росла, но и обогащалась и усиливалась. А потом как отрезало! Сколько раз наша армия переходила Дунай и даже доходила до Царьграда? Но Царьград и ныне у турок. И дальше у них будет. Сколько раз Россия воевала то за братьев-славян, то за братьев-христиан? Но болгарские, румынские и югославские дивизии воевали на нашей стороне лишь при Сталине. Да и то, потому что он принудил их к этому. А сколько вложено средств в развитие этих стран? Болгарский крестьянин и сейчас зажиточней русского, но ни одна из балканских стран так и не вложилась в экономику России. А почему так произошло?
  
  - Понимаешь Аликс, между русским народом и православными народами Балкан, никакой вражды нет. Более того, между нашими народами существует устойчивая приязнь. Вот это и сбивает с толку наших мечтателей. Они никак не поймут, что у этих народов есть свои правители и знать. И какими бы эти люди не были, но они в делах руководствуются не чувствами, а меркантильным интересом. Осуждать их за это глупо, ибо на них лежит тяжкий груз ответственности за свой народ. Поэтому они будут поступать так как выгодно им, а не нам. И строя свои отношения с нами, они в первую очередь смотрят на то, что мы можем им дать. А дать им мы можем многое, но не все. В первую голову им нужна наша военная сила. Она у нас есть. Славянским народам нужна наша культура, ибо без связи с ней они потеряют собственную. Им нужна наша помощь в делах веры, чтобы устоять перед врагами-иноверцами. И это все, что они могут от нас получить. Но ведь есть еще экономика. Вот тут и начинаются провалы. То, что мы производим, у них и самих достаточно. Зато то, в чем они нуждаются, мы сами покупаем у других. Мы не можем вложиться в развитие их промышленности, мы не можем продать им сложных промышленных изделий. Зато все это есть у англичан, французов или немцев. Вот потому, получив из наших рук свободу, они более тянутся к странам европейским и конечно же больше от них зависят.
  
  Я уже говорил слова Ганнибала про то, что никогда не стоит начинать с того, чем нужно заканчивать. С завоеваниями дела обстоят точно так же. Не толку от завоеваний, если военная экспансия не подкреплена хозяйственной. Это еще римляне в свое время продемонстрировали. Ведь почему завоевания времен Екатерины Великой оказались столь прочны? Да потому, что завоеванную Тавриду и Новороссия, Россия сумела освоить в хозяйственном отношении.
  Зато с Кавказом вышло хуже. Осваивать мы его конечно осваиваем, но на сегодняшний день это нищий край. Ну а на экономическое освоение Балкан у нас средств как не было, так и нет. А значит лезть туда рановато. Такая экспансия разорит народ и развалит саму Россию. А друзей сделает врагами. Вот поэтому я и не хочу сейчас решать подобные проблемы с помощью завоеваний. Точно так же у меня и с Манчжурией. Я не отказался от нее окончательно, но прежде чем мы туда влезем, нужно создать себе индустриальную опору на месте. Вот когда за спиной наступающей армии будут близко расположенные промышленные гиганты, да распаханные земли, тогда и нужно будет ставить вопрос о Стране Желтороссии. А пока только экономическая экспансия внутри страны. А она будет трудной. В силу слабой развитости страны, внутренний ее рынок не очень емкий и к тому же уже частично захвачен иностранцами. Нарастить внутренний рынок да выбить к чертям собачьим иностранные компании из стратегически важных отраслей, та еще задача. На войны имеющихся ресурсов не хватит. Только на подрывную работу. А мы в этом вопросе не очень сильны.
  
  - Наши мечтатели забыли истину о том, что политика - это искусство воевать чужими армиями и расплачиваться за это чужими деньгами.
  - Ники, а где про это написано?
  - В "Квентине Дорварде" моя любовь, именно там.
  Под самый конец нашего семейного отдыха, в ходе которого совсем отдыхать не пришлось, поступил доклад от Мартынова о том, что началось строительство клиники для важных персон.
  
  - Карл Иванович пока что никакими делами не занят. Вместе с сожительницей своею снимают домик недалеко от моря и либо читают книги, либо прогуливаются вместе. Стройкой сейчас управляет приехавший из Швейцарии приказчик. Судя по всему, это тамошний жид. Зовут его Вальдемар Бланк.
  
  Я чуть ли не поперхнулся, услышав это имя. На краткое мгновение я представил себе Владимира Ильича в каске и с пачкой чертежей в руках. Впрочем, можно не напрягаться. Наш Ильич вот-вот создаст свой 'Союз борьбы' и в ноябре организует забастовку на фабрике Торнтона. У него сейчас на курорты нет ни времени ни денег. Ну а Бланк - это довольно распространенная фамилия среди швейцарских евреев. Так что этот Бланк вполне может оказаться настоящим Вальдемаром. Почему бы и нет?
  
  

4. Погром! Еще погром!

  
  В этот год я не начал никаких экономических или социальных преобразований. И дело было не в том, что мне требовалось время на адаптацию в этом мире. Пустое! С той же Тройственной Интервенцией я как раз не тянул. Причина моей низкой активности банальна - бюджет. До ноября 1894 года я не обладал такой властью, чтобы по своему разумении творить с ним все, что душе угодно. Поэтому государственный бюджет на 1895 год составлялся без моего участия. Обретя власть, я не стал менять то, что люди запланировали. Чревато. Больше навредишь, чем улучшишь. Ломать ведь не строить. А потому никаких облегчений народу этот год не принес. С облегчением я собирался своих поданных поздравить в следующем году. В частности, в качестве подарка от меня, в день коронации собирался отменить выкупные платежи. По поводу этих платежей у меня был нелегкий разговор с Витте. Тот всячески меня убеждал в том, что без них никак не обойтись.
  
  - Сергей Юльевич! Надеюсь что вы как кандидат наук в области математики, умеете производить простейшие вычисления? - получив в ответ непонимающий взгляд моего министра, я продолжил:
  - Вы должны помнить и знать о том, как Франция 1871 году выплачивала контрибуцию Германии в размере пяти миллиардов франков. Тогда французское правительство, чтобы быстрей избавиться от этой обузы, призвало граждан проявить патриотизм: напрячься и разом выплатить проклятым бошам эту сумму. Французы напряглись и выплатили в течении пары лет весь этот долг. А сильно они напрягались? Не очень. Это не задержало развития их страны и не разорило граждан.
  
  
  Сергей Юльевич пока что не понял, к чему это я клоню, а я продолжал о том, что сравнимая с этим долгом сумма - это сумма выкупных платежей, которые обязаны были произвести наши крестьяне к 1906 году: порядка 1,6 млрд рублей. Много это или мало? Сейчас рубль относится к франку как 1 : 2.75. То есть, речь идет о сумме 4.4 млрд франков, которая выплачивается в течении 45 лет! И были эти платежи неподъемными для русских крестьян.
  
  - Вот и сравните: французы легко раскошеливаются в час нужды, платят по паре миллиардов франков в год и это их не разоряет. А русские мужики с трудом способны наскрести в среднем менее 100 млн франков в год и при этом массово разоряются! Учтите, что население России значительно больше населения Франции.
  
  
  Витте слушал меня с неподдельным интересом. Похоже, что мой простенький сравнительный анализ понравился так и не ставшему профессором бывшему математику. А я продолжал озвучивать результаты собственных размышлений. Правда, нашлось у потенциального графа и весьма резонное возражение:
  
  - Ваше императорское величество! Смею вам доложить о том, что эти платежи не могут быть для народа столь разорительными. Поступления в казну по этому пункту составляют всего пятнадцать с половиной миллионов рублей в год. Для нашего государства это немного. С одной стороны это стоимость хорошего броненосца, а с другой стороны всего лишь 1.5% расходной части государственного бюджета. Эта сумма не может быть разорительной для народа.
  - Но коль они вызывают особое недовольство, значит эти выплаты оскорбительны. Не спешите возражать! Ради чего все это затевалось? Формально они должны были дать помещику тот капитал, который он вложит в развитие страны. А сколько денег пришлось на одну дворянскую душу? По данным 10-й ревизии 1859-1860 годов, в России было 103,2 тыс. помещиков. В течении сорока пяти лет они получат в итоге 900 миллионов рублей в виде выкупных платежей. С виду, сумма это огромная, а на деле это составит 193 с половиной рубля на каждую помещичью семью в год.. Толку ему с этих денег! Какие тут вложения в хозяйство страны? Один раз в карты поиграть!
  
  
   Но ведь помимо помещиков с выкупной операции имело доход и правительство! За 45 лет в моем времени получено 700 миллионов рублей. Но почему тогда выкупные платежи вызывали такой ажиотаж в обществе? Такое могло быть только в одном случае: кто-то путает государственную шерсть с личной. Если эта сумма идет в чей-то личный карман, а общество про то прекрасно знает или догадывается, то тогда понятно и недовольство этими весьма невеликими в масштабах страны платежами. И стоило пачкать репутацию самодержавие из-за такой мелочи? Видимо правящий дом Романовых вообще плевал на недовольство поданных, когда дело касалось его личного кармана. Ведь что такое пятнадцать миллионов рублей в глазах некоторых великих князей? Пустяк! Для "Семи пудов августейшего мяса" это стоимость разового подарка французской проститутке. А то, что для общества такие вещи крайне оскорбительны.
  Все это я вывалил на Витте весьма откровенно.
  
  -Ваше императорское величество! Но даже эта статья дохода должна быть чем то компенсирована!
  - Для этого я и вызвал вас. Нам предстоит сверстать бюджет на 1896 год. При этом мы должны понять, каким мы образом сумеем увеличить его доходную часть, не разоряя при этом наших подданных. Скорее всего, нам сначала придется пересмотреть расходную его часть. Главная статья экономии - уменьшить траты на внешнеполитическую деятельность.
  - Многие министры будут протестовать.
  - Ничего, пусть протестуют! Я им подскажу, каким образом можно добиться поставленных целей при меньших затратах. И эта экономия средств не будет означать снижения нашей активности. Кое-какие идеи у меня есть. Но я рассчитываю на вас в другом плане. Мне до конца года нужен промышленно-финансовый план развития России на период 1896 - 1901 года. Составление этого плана - на вас. Основные направления развития, я задам директивно. Ваше дело - правильно все рассчитать по средствам и срокам. Нужны для этого сведущие люди - привлекайте. Россия пока что богата на людей.
  
  Говоря Сергею Юльевичу эти слова, я имел в виду создание в перспективе Государственного Комитета Планирования - Госплана. И нужно сказать, Витте сходу оценил все выгоды и преференции моего предложения. Он с обычной для него расторопностью начал формировать необходимую для этого рабочую группу, а я вернулся к работе над своими "Ялтинскими тезисами". Так я обозвал свои проекты речей, которые скоро придется произносить перед самыми разными людьми. И пока я работал, мне доложили о том, что указанный в особом списке есаул Дансаранов испрашивает срочной аудиенции. Я бросил все дела и принял его немедленно.
  Явившийся на доклад Дансаранов довольным не выглядел. Причина простая - большинство лидеров тайных обществ, с которыми удалось установить контакт, отнеслись к предложению сотрудничать с российскими эмиссарами без энтузиазма и ответы их были уклончивыми. В общем, ни "да", ни "нет". Единственным успехом было согласие некого "дядюшки Хо". Правда, по словам офицера, "дядюшка Хо" обладает малым влиянием и производит впечатление не борца за идею, а человека охочего до денег. Судя по всему, он эти деньги уже зарабатывает банальным грабежом и если дать ему оружие, то он просто расширит масштаб грабежей. Для него мятеж - это просто удобное время, когда можно неплохо поживиться, прикрываясь красивыми лозунгами.
  Эх есаул! Да ты сам не понимаешь, какой ты умница. А тупишь ты сейчас лишь потому, что прежде тебе подобными делами заниматься не приходилось. Ведь этот "дядюшка Хо" со своей бандой - сущий клад в нашей ситуации. Ведь пока упертые фанатики будут почем зря губить людей в прямых столкновениях с регулярными войсками европейцев, этот пройдоха будет бить японцев в спину и уходить не подставляясь под ответные удары. Возможно его рано или поздно поймают. Но он за это время столько крови им попортит! Как раз то, что нам и нужно. Да пусть он только начнет! Воевать за одни только деньги он будет не очень долго. Будучи лучше обеспечен для войны, он при своей изворотливости неизбежно будет и более успешен. К такому люди всегда потянутся. Но тогда неизбежно качественное изменение его "политики". При увеличении размаха дел, неизбежно возрастет его значимость в местных раскладах. А значит поменяется и его отношение к происходящему. Ему захочется иметь больше влияния на ход дел. Я на такие вещи насмотрелся. В Африке многие политики начинали как бандиты. А потом становились известными лидерами. Ладно! Подбодрим человека.
  
  - Есаул! Что вам говорит такая фраза - операции особого рода?
  
  Дансаранов с ответом не промедлил:
  
  - Я Ваше императорское величество смею предполагать, что это такой способ ведения войны, за который свои открыто не хвалят, а враги непременно повесят.
  - Насколько по-вашему допустим такой способ ведения войны?
  - Соединение хитрости и дерзости на войне допустимо до тех пор, пока все это не переходит в подлость.
  
  Вот это ответ! Сразу видно, что не чистоплюй, но в слишком грязные игры играть не станет. То что мне и нужно для задуманного дела. В общем, пусть он и руководит ведением специальных операций на территории Маньчжурии. Сперва пусть в ранге военного советника готовит отряды "дядюшки Хо", а затем будет таким же советником, но при штабе этого пройдохи.
  
  - А сколько хочет за свои услуги этот бандит и сколько людей он сможет собрать вокруг себя?
  - Он ваше императорское величество просит миллион ланов серебра и обещает привести восемь тысяч бойцов.
  
  Дороговато конечно, но ведь эту сумму можно выложить не сразу, а частями. А восемь тысяч бойцов - это для Китая немного, но ведь при должном обучении они будут стоить ста тысяч того необученного "мяса", которое и составит большую часть "войска" ихэтуаней. Так что дела обстоят даже лучше, чем думает мой есаул. А потому, пусть формирует команду военных инструкторов, готовит каналы связи и снабжения, да потихоньку берет в оборот этого дядюшку. Побеседовав со своим эмиссаром еще немного, я понял, что тот имеет достаточно верные соображения по тому, чем предстоит заниматься. Все-таки, не смотря на молодость, он много чего знал и умел. И нужные связи среди китайских чиновников, торговцев, бандитов, помогут ему в деле организации НОАК этого мира.
  Правда, с бандитскими замашками лидера не созданной еще армии нужно что-то делать. В принципе, большевики моего мира с помощью толковых комиссаров умели делать из вчерашних уголовников достаточно приличных людей. Тот же Котовский здорово поменялся. Но чтобы так поступать, нужна идеология и команда носителей этой идеологии. Кое-что в этом направлении уже сделано. Сейчас в Москве, под опекой местного охранного отделения действовал кружок из проживающих в России китайцев, которым секретные сотрудники полиции преподавали основы марксизма. Удивляться этому не стоило. Самые лучшие в России знатоки марксизма как раз служили под руководством Сергея Васильевича Зубатова, талантами которого так и не сумели как следует воспользоваться в моем мире. Кружок этот я тоже рассматривал в качестве зародышевого ядра задуманного мной Международной школы политических работников. Под этим безобидным названием планировалось создать кузницу военных комиссаров для повстанческих армий угнетенных народов. А пока мы тренировались на китайцах. Малый размер группы меня не смущал. Для создания Китайской Коммунистической Партии, этого числа людей хватало. Коммунистические идеи в моем мире неплохо прижились в Поднебесной. Думаю, что и в этом мире им самое там место. Долго корпеть над творческим наследием бородатой парочки будущим политработникам было не нужно. Все равно в моем времени первые китайские марксисты задолго до Мао Цзедуна сделали вывод о том, что для Китая все это подходит лишь частично. Ну а раз так, то портить юношам из китайских прачечных мозги не будем. Усвоение основного материала много времени не займет. Гораздо больше будет проку, если они сумеют внедрить эти идеи в массы. Подумал ли я над этим? Что это за партия, если у нее нет своего печатного органа? У моих коммунистов он скоро появится. Честно сказать, я пока не подобрал название для газеты. Собственно говоря, сперва я хотел назвать ее "Правдой" (真相). Но знатоки языка меня уверили в том, что это слово в китайском языке имеет не те оттенки, к которым привык русский человек. Поэтому мне посоветовали в качестве названия взять слово 正义 - "Справедливость". Но это пока терпит. Газета - это для китайской интеллигенции. А вот что будет читать китайский крестьянин? И опять я пользуюсь творческим наследием "Великого Кормчего". Наши "студенты" помимо прочего, заняты составлением текстов для кратких цитатников. Правда, печатать все это в официальных типографиях - чревато. Но и бог с ним. У моих комиссаров будет своя походная типография, персонал которой сейчас проходит производственную практику в Москве. А китайским марксистам заодно первое задание: создать пролетарский костяк своей партии из рабочих полевой типографии. Вы спросите, а как же военное дело? Будет и оно. Полгода учебы - самое то для комиссара. Ну а дальше пусть учатся и закаляются в ходе национально-освободительной войны.
  С Китаем пока что ясно и процесс явно пошел. Но ведь создать неприятности японцам можем не только мы. Главное было суметь сделать так, чтобы японцы в эти неприятности сами вляпались. Тут я возлагал большие надежды на Испано-американскую войну. Проблема была лишь в исполнителях задуманного мной. Делая ставку на подрывные операции, я не обошел своим вниманием и старые добрые политические интриги. А вот плести их - это удел дипломатов. Поэтому образование в нашем МИДе Службы Операций Особого Рода, было насущной потребностью. Вот эта служба и должна будет толкнуть японцев на участие в Испано-американской войне. На стороне американцев конечно.
   При аккуратной работе, можно систематически сливать японцам информацию о том, что конфликт между испанцами и американцами неизбежен и если подсуетиться, то можно без больших трудностей прихватить кое-что из испанского наследства. Ну например Каролинские острова, Марианские острова, Архипелаг Палау, остров Гуам. В моем мире, эти территории кроме Гуама, после войны у испанцев выкупили немцы. В 1914 году японцы захватили их у немцев и им за это ничего не было. Мир признал этот захват. Зачем японцам эти земли? Вообще-то они их активно заселяли и переселенцы в основном занимались выращиванием сахарного тростника. Думаю, что захватить под шумок эти земли значительно раньше, японцы не откажутся. Что это мне даст? Ссору японцев с немцами. Немцы давно на эти острова облизывались, а им такой облом! За такое свинство, кайзеру можно и активней способствовать развитию антияпонской борьбы в Китае! Но и с американцами у японцев должны возникнуть трения. Остров Гуам. Он нужен был Америке тогда и продолжает быть таковым весь двадцатый век. Возможно американцы рыкнут и японцы оставят этот остров им. Затевать из-за него войну они не станут. Но неприятный осадочек на душе останется.
  Честно говоря, немедленного возникновения вражды между Америкой и Японией я не ожидал. Тут я рассчитывал на другое. Легкий захват островов в океане добавит бодрости прежде всего руководству японского флота. А у этого руководства был свой взгляд на решение "сырьевого вопроса", совершенно отличный от взглядов "армейской фракции". Приблизившись к колониальным владениям голландцев и португальцев, "флотская фракция" начнет испытывать нестерпимый зуд от открывшихся им новых вариантов. Оно ведь может счесть, что захват Восточного Тимора у Португалии будет сравнительно несложной задачей и улучшит перспективы на будущее.
  Но для того, чтобы плести подобные кружева, нужно подобрать в нашем МИДе соответствующую команду. Впрочем, скоро придется менять министра иностранных дел, вот тогда и преобразуем слегка это ведомство. Пора освежить этим господам застоявшуюся кровь. Вот с операции "Сливной бачок" мы и начнем реформы в этом министерстве. Но дальневосточное направления сейчас у нас мало кто воспринимает как важное. Большинство наших Митрофанушек даже не понимает: зачем нам нужно цепляться за эти "бедные и малонаселенные места". Зато на Черноморские проливы облизываются так, будто слаще их и места на свете нет. А меня такие настроения весьма тревожат. Вот только переубедить любителей прибивать щиты на ворота во вредности этой затеи, вряд ли выйдет. Поэтому придется им как псам кинуть эту кость. Пусть ее гложут. Захватывать Босфор и Дарданеллы придется, но делать это будет вовсе не наша армия. Наша армия придет в самый нужный момент. Когда победители турок приступят к дележу пирога. Или когда истощив силы турок вместе со своими, будут не в силах нанести последний удар по врагу.
  
  

5. Кровавый визит

  
  Возвращаясь с летнего отдыха в Петербург, я решил провести несколько дней в Москве. Причем не для того, чтобы любоваться на местные красоты, а обсудить в узком кругу, да с нужными людьми ряд дел, которые нежелательно обсуждать открыто.
  Первая беседа была с моим дядюшкой Сергеем Александровичем. Касалась она организации предстоящей в следующем году коронации. Зная, чем она закончилась в моем времени, я решил не пускать такое важное дело на самотек и организовать все иначе. И в этом я сперва не нашел понимания ни у дядюшки, ни у московского обер-полицмейстера Власовского.
  
  - Ваше императорское величество! Московская полиция сейчас одна из лучших в мире! - уверял меня Власовский, - я ручаюсь за то, что бунта и безобразий она не допустит! Конечно, кабацкие драки будут, да и поножовщину нельзя исключать. Чернь есть чернь. Но это не скажется на проведении праздника.
  - Александр Александрович! Кажется в царствовании моего отца, у вас уже была одна давка? При раздачи милостыни.
  - Пустое Ники! - встал на сторону своего подчиненного дядюшка, - там всего-то погибло около десятка человек...
  
  Всего то! Я понимаю, что у людей нашего круга давно уже принято относиться пренебрежительно к "черни". Уверенность в том, что взамен погибших русские бабы новых нарожают - у представителей верхушки незыблема. Вот только я сам родом из народа и мне такое отношение к людям претит. Да и знаю я четко: безнаказанными эти смерти не будут. Мы не в Британии живем, где королеве Виктории любое злодейство сходит с рук. В 1883 году в Сандерленде при раздаче подарков детям в концертном зале "Виктория-холл" погибли 183 ребёнка. Ребёнка! В моем понимании, от детской крови никому не получится отмыться. Но оказывается, что в этой старой доброй Англии работают самые лучшие в мире прачки. И они прекрасно справились со своей работой. Белье бабушки всей Европы осталось чистым. Но это что. Была у англичан своя Ходынка, которая по числу жертв сойдет и за две.
  В 1887 году, на торжествах в честь 50-летия правления королевы Виктории в Лондоне, по свидетельству герцога Эдинбургского) в массовой давке "было 2500 человек убитых и несколько тысяч раненых...".
  И ничего бабушке Вике за это не было. Ее популярность в народе ничуть не пострадала. Зато мне такое не светит. Случись трагедия - визг будет на весь мир и помнить о случившемся будут веками. Когда в одной стране о подобных вещах стараются либо молчать, либо говорить о них сдержано, а в другой стране старательно раздувают скандал, поневоле поверишь в то, что допущенная властями глупость была вовсе не глупостью, а спланированной акцией.
  Дядюшку, хоть он и был мне лично неприятен, я в подобном не подозревал. Да и ближайшее его окружение вряд ли замешано в организации предстоящего скандала. А вот с информационным освещением событий могли плотненько поработать заранее. Те же англичане это прекрасно умеют делать. Вот потому и нужно перестраховаться.
  Самая главная неприятность произошла во время раздачи подарков на Ходынском поле. Поэтому вручение подарков организуем иначе. Я даю задание Сергею Александровичу о подготовке списков на вручение царских подарков.
  
  - Швырять гостинцы в толпу - это гарантия того, что давка состоится. Люди даже за копеечкой кинутся и будут насмерть давить друг-друга. Уж лучше поручить почтальонам разнести все это по адресам.
  - Ники! В Москве не хватит для этого почтальонов.
  - Дядя! Но ведь в Москве есть какая то общественность? Подключайте к делу ее! Пусть трудится, а не только болтает! Ну а чтобы почтальонов и общественников не грабили лихие люди, это уже забота полиции. Надеюсь, что она справится с этим. Кстати, предупредите лихих людей, что за свои "подвиги" в день коронации, виновные не отделаются обычными наказаниями. Подобные безобразия я буду считать личным оскорблением. Тут они даже о Сахалине могут не мечтать. Колыма и только Колыма!
  
  Сообщение о том, что на какой то там Колыме я готовлю ужасы страшнее сахалинских, вызвало удивление у присутствующих. Они еще не знали о том, что моя канцелярия готовит проект ликвидации Сахалинской каторги. А делать это было нужно. И чем раньше, тем лучше. Потому что терять нам Сахалин нельзя ни в коем случае. А чтобы защитить его, придется ликвидировать каторгу. Почему так? Да потому, что в этом вопросе изначально была допущена ошибка. Наши столичные умники решили, что его можно заселить таким же манером, каким англичане заселяли Австралию. Про то, что в Австралию англичане везли не уголовный сброд, а провинившихся тружеников, никому в голову даже не пришло. Естественно, завезя не тех людей, получили совсем иной результат. Сейчас на острове живет 28 тысяч человек из которых три четверти являются каторжным элементом. А это не тот люд, который захочет пустить на этой земле корни. Тем более, что на 1000 мужчин приходилось всего 372 женщины. Какой тут семейный очаг? Разве что содомитский! При первом же потрясении люди сбегут оттуда. Позже это подтвердилось самым печальным образом. После Русско-японской в связи с захватом Японией южной части Сахалина на севере острова остались только 6,5 тыс. человек, а на юге - всего 200 подданных Российской империи. В это время 76 поселений из 133 вообще были покинуты жителями. И это из 46 тысяч человек, проживавших на острове в тот момент!
  И ведь был шанс закрепиться основательно на этой земле, да так, что любой супостат умылся бы кровью, но ничего не добился. Ведь если для нашей "передовой" общественности Русско-японская война была войной "за дрова", то для сахалинцев она стала войной за свое Отечество.
  Каждый десятый житель острова (все боеспособное население) это осознал и выступил на защиту своей земли с оружием в руках. Не имея крепостей и современного оружия, не обладая нужным для этого опытом, они тем не менее сумели создать японцам проблемы. Для того чтобы с ними справиться, японцам пришлось задействовать сорок кораблей и четырнадцать тысяч опытных вояк. И война на Сахалине была не такой как в Маньчжурии. Там японцы были вынуждены вести себя прилично. Но вот на Сахалине они сумели показать себя во всей красе. Мало кто из сахалинских партизан сумел выжить. В плен никого японцы тогда не брали. Но ведь все могло сложиться иначе, если бы в распоряжении властей была кадровая основа из частей регулярной армии и ополчение, вооруженное самым современным оружием. Но почему так не поступили?
  Причина этому была самая идиотская. Кураторы мне объясняли, что строить укрепления и держать боевые части в каторжных краях запрещалось тогдашним международным правом. Если так - то цари, согласившиеся устроить каторгу на пограничных землях - идиоты! Но коль нарушать ратифицированные соглашения нельзя, значит нужно убрать эту каторгу куда подальше. А взамен - населять остров нормальными людьми.
  Служащие моей канцелярии уже внесли кое-какие предложения. Из разорившихся казаков предполагалось создать два казачьих отдела в Поронайской и Сусанайской долинах. Климат там неплохой. Конечно, переселенные туда казаки хлеба не вырастят, но овощеводство и животноводство развить смогут. А заодно по мобилизации выставят два пеших казачьих горно-стрелковых батальона и две горно-артиллерийские батареи. Пренебрегать обычными мужиками тоже не стоит, да и куда без русского мужика. Мужикам тоже придется придумывать льготы. Ну и как вариант - вербовка рабочей силы из Кореи. Много конечно людей не поедет, но тысяч на двадцать человек рассчитывать будет можно. Если конечно обеспечить их работой. На корейцев в этом деле у меня особые надежды. Прежде всего потому, что это очень работящий народ. Нет такой работы, с которой бы они не справились. В этом плане они тем же японцам дадут фору. Им сейчас поднять голову мешает та безнадега, что сложилась в их стране. Уживутся ли они с русскими? Не беспокойтесь! Их менталитет вполне совместим с нашим. Будут ли они благонадежными поданными? Уверен что будут. Во всяком случае японцам они не друзья. И если над ними не издеваться, то за благодетеля-царя и новое Отечество они станут сражаться не хуже наших людей. "Желтая угроза"? Этими сказками кормите столичных краснобаев, а я слава богу не расист. Да и с чего мне им быть? Борьба за чистоту крови вообще вещь вредная. Доказано опытным путем европейскими аристократами. Там, где на этом зациклились, рано или поздно начнут сестер родных огуливать. Да что говорить - та же Аликс в этом плане является для меня предметом печали и тревог.
  Отдельным пунктом программы был отчет Сергея Васильевича Зубатова о работе нелегальных курсов по изучению марксисткой науки китайскими курсантами.
  
  - Ваше императорское величество! Я конечно как смог так и наладил работу этого кружка, но я не совсем понимаю, зачем мы этим занимаемся? Считая своим долгом борьбу с революцией, я зачем то готовлю революционеров...
  - Сергей Васильевич, дорогой вы мой! Имеем перед глазами Британию, Францию и Швейцарию, которые не допускают у себя никаких революций и при этом почему то дают убежище разного рода бунтовщикам и смутьянам из других стран. Как вы думаете, зачем они это делают?
  - Я понял ваше величество! Значит мы...
  - Тоже боремся с собственными революционерами, не забывая при этом подкармливать смутьянов для наших соперников. И кстати, как обстоят дела с сыском внутри китайской группы?
  - Еженедельно я получаю пять отчетов о происшедшем от всех пяти учащихся.
  
  Ну до чего приятно работать с таким человеком! Даже не зная конечной цели этого странного направления работы, он смог поставить под наш контроль деятельность будущей КПК! Толковый он человек. Да не просто толковый. Гений политического сыска! Именно благодаря его усилиям, Московское охранное отделение добилось значительных успехов в борьбе с революционным движением. Кураторы мне говорили, что в эти времена, в революционных кругах Москву стали считать гнездом "провокации", а имя Зубатова произносить с ненавистью. Заниматься в Москве революционной работой считалось безнадёжным делом. Но знал я и о том, что в целом МВД Российской империи было воистину сборищем дуболомов, у которых нет своего Урфина Джюса. То что на фоне всеобщей серости и некомпетентности блистал московский уголовный сыск и подавал огромные надежды местный политический сыск, картины не меняло. Набравшее огромный вес МВД стало слишком неповоротливым. И менять в нем нужно было слишком многое. Того же Зубатова в моем времени элементарно сожрал болван-министр Плеве, искавший не способы исправления бед, а некий центр вселенского зла, уничтожив который можно решить все проблемы. Мак Сим Каммерер недоделанный!
  Но вот я, зная об этом, такого не допущу. Пора отделять политический сыск от уголовного. Московское охранное отделение и станет основателем нового министерства. Министерства Государственной Безопасности. И заниматься оно будет у меня не только традиционными для таких ведомств делами. Чтобы до конца понять, что способен измыслить этот необычный человек, я приложил тьму усилий для того, чтобы вызвать его на откровенность. Это удалось И я услышал такое!
  
  - Современное государство и не только наше, черпая для своих целей то богатство, что создано всем обществом, практически ничего не дает обществу взамен.
  - Погодите Сергей Васильевич, а как же безопасность? Разве его не государство обеспечивает.
  - Безопасность от внешнего врага оно конечно обеспечивает, но не всегда удачно. А внутреннюю безопасность? Я имею в виду не только защиту от преступников. Людей убивает в огромных количествах голод и распространение заразы. А государство даже не сильно этим обеспокоено. А ведь есть еще экономическое ограбление, с которым государство не знает как бороться. А еще есть прогресс, который с каждым годом усложняет нашу жизнь и мы не знаем, с какими страхами встретимся завтра. А государство как таковое, созданное для обслуживания интересов правящего класса, бессильно перед таким широким кругом проблем. Выход один: бороться со всеми этими трудностями государство должно совместно с обществом. Господа социалисты это прекрасно понимают, хотя и сильно лукавят. Они мечтают уничтожить само государство, но не понимают, что одно только общество не решит всех проблем. Нужна совместная работа общества и государства. Поэтому в грядущем веке процветать смогут только социально-ориентированные государства.
  
  Услышав такое, я едва не поперхнулся. Услышать от человека 19 века такое определение! А Зубатов тем временем продолжал. Он говорил о том, что нельзя вместе с водой выплескивать и младенца. За социалистами, как за общественным движением огромное будущее. Ведь их учение - это учение про улучшение жизни общества. А улучшив жизнь общества, можно значительно усилить и само государство.
  
  - Сергей Васильевич, разве вы республиканец?
  - Нет Ваше величество, я был и остаюсь убежденным монархистом.
  - Тогда как сочетать монархизм с тем, что вы мне изложили?
  
  Оказалось, что в представлении Зубатова, все это прекрасно сочетается. Республиканское правление - это удобная форма правления прежде всего для "денежных мешков". Допусти его и народ лишится возможности самостоятельно решать свои насущные дела. А значит при наличии формальных вольностей, он не сможет в полной мере ими воспользоваться. Задавать тон будет тот, у кого достаточная для этого сумма денег. Конституционную монархию Зубатов за монархию не держал. Это просто еще одна, более лицемерная форма республики. Монархия должна быть только самодержавной!
  
  - Обратите внимание ваше величество на то, что в Древней Греции народ был менее ущемлен при полновластных тиранах, нежели при правлении демократов. Именно при демократах народ терял всяческое политическое значение. Так и в России. Чем суровей правитель, тем больше у народа возможностей "сбросить очередного Ивашку с колокольни".
  
  И вот, по мысли этого человека, для проведения в жизнь нужных социальных преобразований, во главе не только государства, но и общества должен быть монарх. Это прежде всего позволит избежать стране гибельной анархии, неизбежной при всяком бунте.
  
  - То есть, по вашей мысли революцию делать нужно? И делать это должен царь-социалист?
  - Вы верно все поняли ваше величество. Наши революционные фантазеры совершенно не понимают, что такое революция, в которой принимает участие весь народ. Тем не менее, один неглупый анархист будучи со мной предельно откровенен, выразился грубо, но точно: "Революция - это когда графа ставят к стенке, а графиню в позу прачки!" Поэтому, чтобы такого не было, революцию нужно делать "сверху", опираясь на те возможности, что дает правителю формальная власть.
  - Даже царь не всевластен. Я не господь-бог. То общество, про которое вы мне говорите, оно не едино. И есть возможность того, что самая влиятельная часть нашего общества однажды решит, что царь какой-то ненастоящий. Вы про это подумали?
  
  Оказалось, что подумал. Есть мысли по поводу организации действенной народной поддержки усилиям царя-революционера. К сожалению в Российской империи деятельность политических партий под запретом. Революционеров это конечно бесит, но деятельность их не останавливает. Они вовсю трудятся над созданием подпольных партий и в один прекрасный день у них это выйдет. А что кроме полиции может противопоставить этому наше государство? Ведь монархистам тоже запрещено легально действовать. А разреши это и подобное будет выбиваться подобным. Ведь часть идей можно и перенять. Создать движение социал-монархистов совсем не трудно. У монархии появится весьма действенный политический инструмент
  Да уж! Силен человек! Насколько мне известно, через год он без всякой моей подсказки придет к идее организации легальных рабочих союзов. Не будем ему подсказывать преждевременно. А вот насчет партии - это весьма умно. С ее помощью можно создать себе неслабую опору на местном политическом Олимпе. Меня ведь угробить совсем нетрудно. Но что ты сделаешь с массовым (если все получится) движением организованных монархистов, выступающих за установление в стране социальной справедливости? Страшней социал-монархистов будут только большевики.
  Интересно, сработает ли это? Ведь при удачной реализации этой идеи, я получу огромную поддержку среди политически активной части образованного общества. Создать теоретический фундамент для нового движения несложно. Кое-что из трудов Владимира Ильича в памяти осталось. Так что с популярной в народе идеологией проблем возникнуть не должно. Но не стоит складывать яйца в одну корзину. Коль не выгорит этот вариант - выпускаем Ильича! Правда, в скором времени тому придется пройти через "предвариловку" и Шушенское. Но это ему не повредит нисколечко. В революционной среде, как и среди урок: чем больше у человека "ходок", тем лучше складывается его партийная карьера.
  Вы спросите, почему я ставлю на Ильича? А потому, что ни монархисты, ни кадеты с октябристами, ни эсеры с меньшевиками в моем времени не сумели удержаться у власти. Даже когда были при власти. А вот большевики это сделать сумели, хотя им никто больше десяти дней изначально не давал. Суметь что либо сделать для страны может лишь тот, кто сумел удержаться у власти. А это если не я, то большевики однозначно.
  Расставшись до поры до времени с Зубатовым, я засобирался в дорогу. Меня ждала северная столица. Готовый к немедленному отправлению царский поезд уже стоял в амбаркадере Николаевского вокзала, а я с Аликс и со своей свитой, провожаемый великим князем Сергеем Александровичем и приближенными к его особе лицами, готов был пройти на посадку. Помимо нас в амбаркадере хватало и пассажиров на иные рейсы, да и просто праздных зевак. Не успел я подумать про то, что подобное благодушие в вопросах безопасности многим будет стоить дорого, как из толпы зевак внезапно возникло четверо жандармов и решительно направились в нашу сторону. Первая мысль: случилось что то важное, раз они так спешат. Вторая мысль: странные какие-то жандармы. Больше я ничего подумать не успел. Внезапно выхватив револьверы, липовые жандармы открыли по нам огонь. Наработанные рефлексы сработали безукоризненно: я быстро упал на бок и перекатился в сторону уходя с линии огня. Рука рефлекторно потянулась к револьверу. А между тем раздались крики и женский визг. Не успел я визготовиться к стрельбе по нападавшим, как на меня кто-то упал и по мундиру моему щедро разлилась чужая кровь. Тем временем, нападавшие выпустив по барабану, развернулись и бросились бежать в сторону толпы зевак. Опомнившаяся охрана не решилась открыть стрельбу из боязни задеть оцепеневших от неожиданности пассажиров и просто бросилась в погоню за террористами.
  А те, выхватив на бегу по второму револьверу, с криком "Разойдись!" произвели пару выстрелов в воздух. Видя, что оцепеневшая толпа не реагирует ни на крики ни на выстрелы, беглецы без всякого колебания открыли огонь на поражение. Это было ошибкой с их стороны. Что бы там не говорили про людей этого времени, но чмошников среди них было меньше, чем в более поздние времена. Сперва люди действительно раздались в стороны, освобождая им дорогу, Но стоило злоумышленникам ворваться в образовавшийся проход, как находившиеся в толпе мужчины, одновременно, словно стая волков рванула к ним. Пара выстрелов, произведенных в толпу только добавила ей ярости. Так же по-волчьи, люди вцепились в беглецов и начали их рвать на части. Голыми руками. В такой давке пистолетом не отобьешься.
  Тем временем я скинул с себя упавший на меня труп молодой женщины и начал вставать.
  
  - Ваше императорское величество! На вас кровь! Вы ранены? - очнулась вдруг моя свита.
  - Пустое! Это чужая кровь! Да не стойте столбами! Срочно врачей сюда!
  
  Ну что это за бестолочи?
  
  - Охрана! Вызвать врача! Оказать помощь раненым! Доложить о потерях!
  
  Ну сколько должно состояться покушений на царствующих особ, чтобы охрана моя научилась действовать четко и осмысленно? Риторический вопрос. Охраны у меня считай нет. Все эти гвардейские подразделения, лейб-конвой и даже жандармы - не более чем парадное оформление. Так, а это кто бежит с саквояжем? Рука со "Смит-Вессоном" дернулась в направлении бегущего ко мне статского и остановилась. Слава богу! Хоть лейб-медик у меня толковый.
  
  - Не меня! Я цел. Сперва раненых! И вызовите кто-нибудь еще врачей!
  - Ваше величество! Разрешите доложить! - обратился подошедший ко мне Кошко.
  - Докладывайте Аркадий Францевич!
  - Злоумышленниками убиты адъютант великого князя Сергея Александровича, несколько женщин из свиты ее величества. Тяжело ранены сам великий князь и ее величество. Несколько человек легко ранены.
  
  Черт побери! Великого князя с его "голубеньким" адъютантом прибить право стоило. Но Аликс! У ней и так здоровье не очень. Постоянные головные боли. Временами слабость в ногах.
  
  - И еще ваше величество, злодеи покушались вовсе не на вас. Вы слишком удобно стояли. Если бы они хотели вас убить, они бы это сделали в первую очередь. Но они рвались к ее величеству и его высочеству.
  
  А вот это что-то новенькое! Кошко прав. Между мной и нападавшими в тот момент никого больше не было. Самая удобная для них мишень. Но ведь они действительно стреляли вовсе не в меня. И кто же это мог быть? Я не про нападавших. Я про тех, кто это все заказал. Варианта два. Либо кто-то из родственников подсуетился, либо "Неизвестные отцы" решили избавить меня от одиозных личностей.
  
  - Аркадий Францевич! Вызывайте Мартынова, свяжитесь с Зубатовым и начинайте расследование. Самый насущный для меня вопрос: кто заказчик покушения?
  
  Возвращение в Петербург пришлось отложить, ибо в данный момент Москва и Московский военный округ обезглавлены. Следует остаться на подстраховке, на случай иных осложнений. Да и Аликс сейчас везти нет смысла. И нужно что-то делать с охраной. Народу в ней много, а подходящих людей нет.
  Эту ночь я провел в официальной резиденции великого князя. Сидя в его кабинете, я принимал поступавшие мне доклады и пытался разгадать свалившиеся на меня загадки. Прежде всего: кто это мог все организовать? Нападавших к сожалению уже не спросишь - забиты толпой насмерть. Причем, Кошко уже обратил внимание на то, что у всех четверых причиной смерти был удар в висок тупым предметом. Значит в толпе были ликвидаторы, сумевшие сработать под шумок. Нынешние революционеры так не поступают. Не их стиль. Кто-то из великих князей? Вдовствующая императрица? Сомнительно. Им просто нет резона убивать что великого князя, что мою супругу. Почему так думаю? Потому что в моем времени и Сергея Александровича убили много позже, и супругу мою терпели до самого 1917 года. Иностранные спецслужбы? Отпадают по тем же самым причинам. Значит "Неизвестные Отцы". Видимо решили таким образом избавить меня от тех, кто меня дискредитировал, а заодно от больного потомства. Зря вы так ребята. Кто там и с чем родится - бабка надвое сказала. Болезни, обусловленные дурной генетикой - процесс вероятностный. Наследник мог родиться и здоровым. У той же сучки-Виктории, британской королевы, мужское потомство вовсе не страдает гемофилией. Современная мне английская королева родила вполне себе здоровых мальчиков. Да и у внуков ее таких проблем нет.
  Утром поступил доклад о том, что Сергей Александрович скончался от полученных ран и о том, что состояние Аликс пока неустойчиво. Операцию ей сделали, пули извлекли, но за жизнь ее врачи пока что не ручаются. А в по Москве тем временем поползли дурные слухи. Мол полячишки да жиды в который раз решили извести царя. Откуда они взяли про жидов и поляков? Да бог его знает. Фантазия у народа весьма богатая. Тем более, что три года назад покойник основательно чистил Первопрестольную от еврейских нелегалов. Версия о еврейской мести народу московскому дикой вовсе не покажется. Могут и погромы начать. А посему, обер-полицмейстер получил от меня приказ об усилении полицейской службы, а штаб Московского военного округа приказ о выделении в распоряжении полиции достаточного числа воинских команд. А еще пришлось распорядиться о достойных похоронах погибших на вокзале зевак.
  Как ни крути, но все это выбивает меня из графика. Обязательное присутствие на траурных мероприятиях, забота об Аликс и вдове Сергея Александровича, назначение нового генерал-губернатора... А тут еще вскорости и вся великокняжеская свора нахлынет. В общем, частью намеченных ранее мероприятий придется руководить из Москвы.
  В середине дня, у меня испросил аудиенции лейб-медик и сообщил, что хотя ее величество и будет жить, но иметь от нее детей не выйдет. Не самая поганая новость за сегодняшний день.
  
  

6. Назначен "Козел Отпущения"!

  
  
  Я провожу намеченное на осень так называемое "Особое совещание", на котором присутствует высшее военное и дипломатическое руководство страны. Ну и конечно же посол России в Турции Александр Иванович Нелидов - ярый сторонник раздела на части Османской империи, фанатичный приверженец идеи захвата Черноморских проливов и франкофил.
  Был сторонником раздела Османской империи; его заветной идеей был захват проливов (Босфор и Дарданеллы). На Московском совещании обсуждают составленный по его инициативе план Босфорской десантной операции.
  Согласно этого плана, в операции по захвату Босфора должны были участвовать эскадренные броненосцы "Синоп", "Чесма", "Екатерина II", "Двенадцать Апостолов", "Георгий Победоносец" и "Три Святителя", крейсер "Память Меркурия", канонерская лодка "Терец", минные заградители "Буг" и "Дунай", минные крейсеры "Гридень" и "Казарский", а также десять миноносцев и тридцать малых миноносок. Командующим операцией планируется назначить вице-адмирала Н. В. Копытова, а . командиром сводного десантного корпуса генерал-лейтенанта В. фон Штока. Численность войск "первого рейса" - 33 750 человек с 64 полевыми и 48 тяжелыми орудиями из "особого запаса".
  В целях дезинформации операцию планировалось замаскировать под большие учения, включающие переброску войск на Кавказ, при этом эскадра на пути к Кавказу должна была бы неожиданно повернуть на Босфор. Предусматривалось также введение информационной блокады: "В назначенный момент внезапно прерываются все телеграфные провода Черноморского побережья с Европой". Эскадра в ночное время должна была войти в Босфор и, пройдя до Буюк-Дере , стать на якорь в тылу турецких береговых батарей. В это время Нелидов должен был предъявить турецким властям ультиматум: немедленно передать России районы на обоих берегах Босфора под угрозой применения силы. Возможное сопротивление турецких войск предполагалось подавить быстро. После чего русское командование должно было за 72 часа после начала высадки укрепить вход в пролив со стороны Мраморного моря. На берегах Босфора должны были быть установлены тяжелые орудия "особого запаса", а "Буг" и "Дунай" должны были выставить поперек пролива заграждения в три ряда мин (всего 825 штук), кроме того, планировалось на обоих берегах пролива скрытно установить торпедные аппараты.
  Во время учебы в академии, наши преподаватели всячески предостерегали нас от авантюр. Ведь что такое авантюра в военном деле? Это такие планы, которые вполне выполнимы, но возможность неудачи в них изначально не предусмотрена. В общем: пан или пропал! Обсуждаемый сейчас план Босфорской десантной операции в случае успешного осуществления, позволял нам рассчитывать на улучшение собственного положения в регионе. Зато в случае провала... В общем, это будет не чисто военный провал. Все гораздо хуже. Россия огребёт такие проблемы, что мне Ипатьевским домом тогда не отделаться. Поэтому у меня душа не лежала ко всем этим потугам. В принципе, я решил похоронить эти планы всерьез и надолго. Только как это сделать так, чтобы наши мечтатели сами отказались от их осуществления и не сбивали с толку других людей?
  Слушая внимательно рассуждения собравшихся прожектеров и их подпевал, я одновременно пытался оценить возможную осуществимость даже такой авантюры. И вдруг меня осенило: десанта в обозримом будущем не будет! Я конечно про операции подобного рода имею лишь теоретическое представление. Профиль моей прежней деятельности был совершенно иным. Но ведь я знаю и то, о чем собравшиеся совершенно не догадываются.
  Итак, когда в России проводились крупные десантные операции? На памяти только десант на берега Швеции во времена Петра Первого. Швеция в ту пору была противником не менее серьезным чем турки. И тем не менее русская армия, при минимальном содействии флота сумела высадиться в коренных шведских землях и перебить там всю посуду. Численность десанта - 26 тысяч человек. Чуть позже - так и не состоявшийся десант нашей армии осуществлявшийся без всякой поддержки флота. До Швеции чуток не добрались, потому что встретили в море шведскую эскадру. В итоге, армия разгромила шведов при Гренгаме, а победу присудили Балтийскому флоту, которого там и близко не было.
  Что дальше? А дальше ни подобных десантов, ни крупных войсковых перевозок морем, за более чем полтора века мы не производили, а следовательно не имеем даже того опыта в таких делах, который был у сподвижников Петра. Что было дальше? В начале русско-турецкой войны 1806-1812 года морским министром адмиралом Чичаговым был разработан план захвата Константинополя и Босфорского пролива путём десантной операции. План предусматривал прорыв Черноморского флота через Босфор и высадку десанта в количестве 15-20 тысяч человек. Однако, в ходе изучения состояния Черноморского флота оказалось, что он не в состоянии выполнить такую грандиозную задачу, а потому от реализации этого плана отказались. То есть, повторить петровские десанты спустя сто лет, имея более лучшие корабли и хорошо обученных моряков мы были не в состоянии. Спустя еще полста лет, адмирал Нахимов, считавший, что только превентивный захват русским флотом Босфора может нарушить планы складывающейся антироссийской коалиции. Но и тут не смогли осуществить переброску к Босфору двух дивизий. Начиная с 1879 года тоже бредят десантами. Бредят и готовятся. Еще в июне меня уверяли в том, что достигнута необходимая готовность для высадки 35-тысячного десантного корпуса.
  То, что для этой операции назначены недостаточные силы, мне ясно с самого начала. В 1915 году англичане имевшие богатый в сравнении с нами опыт в таких делах, задействовали в Дарданельской операции порядка 600 тысяч войск. И не добились успеха. Не думаю, что десант в районе Босфора обойдется нам дешевле Дарданельского десанта. Да и готовность осуществить эту операцию у меня вызывает сомнения. Причем обоснованные.
  Все дело в одном эпизоде Первой Балканской войны из моего времени. Тогда возник удобный момент для осуществления вековых чаяний наших безумных мечтателей. После разгрома основных сил турецкой армии, наступавшие болгарские войска уперлись в Чаталджинскую укрепленную линию, одолеть которую сходу были не в состоянии и после неудачных попыток ее прорвать, вынуждены были прекратить наступление. Линия этабыла построена ещё до Русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Тянулась она вдоль восточного берега реки Карасу от Чёрного до Мраморного моря. Глубина морей в этих местах была такова, что непосредственно к берегу могли подходить военные суда и вести обстрел противника. Из-за этого линию невозможно было обойти. В этот момент Россия планировала вмешаться в конфликт и послать на берега Босфора 5 тысяч русских миротворцев для защиты христианского населения Стамбула. Но это не было осуществлено, в том числе поскольку для одновременной перевозки всего отряда не хватало судов! То есть, даже для перевозки столь малого отряда не было никакой технической возможности. А ведь это малая часть планировавшихся для нынешнего десанта сил. Ну а дальше - больше. Первая Мировая показала, что Черноморский флот не в состоянии высаживать десанты потребной численности.
  И как это все понимать? Разрабатываются и уточняются планы, идут доклады с мест о состоянии дел на текущий момент. Согласно этим докладам уже сейчас можно приступать к осуществлению вековой мечты всех российских идиотов, но как доходит до дела, сразу оказывается, что даже переброска усиленного пехотного полка являет собой нерешаемую проблему. Чем же вы господа все эти годы на самом деле занимались? А сейчас мы все это и узнаем.
  
  - Итак господа, вы не подскажете мне, когда следует публиковать манифест о начале войны за возвращение христианских святынь?
  
  Господи, что тут началось! Только что строившие наполеоновские планы генералы и адмиралы, начали вести себя как юная гимназистка перед дефлорацией. Дружно, будто сговорились заранее, они начали меня уговаривать не спешить с манифестом. Ведь еще ничего в достаточной мере не готово и рассчитывать на успех преждевременно. Вот это мне и нужно было услышать!
  
  - Я не понимаю вас господа. В течении шестнадцати лет велась подготовка. Тратились на неё немалые материальные средства, должностные лица периодически отчитывались о степени готовности, а в итоге ничего не готово? То есть, налицо обман! И куда потрачены выделенные средства? Можете не отвечать Николай Матвеевич - остановил я дернувшегося было Чихачева, - вы явно не в состоянии дать ответ не посоветовавшись со своим секретарем. Вот только наверное и он постесняется дать ответ о том, куда пошли на самом деле средства из казны.
  
  Давно меня одолевало желание устроить нашему флоту погром, почище жуковского. И вот настал удобный для этого момент. Нет, рубить с плеча я не стану. Я всего-лишь зашлю в это ведомство команду очень въедливых ревизоров, о формировании которой мне уже доложил Витте. Ну а чтобы их воспринимали серьезно...
  
  - Дядя, - обратился я к "Семи пудам августейшего мяса", - это ведь и вас обманывали. Надеюсь, что комиссия под вашим руководством установит истину о том, на что потрачены выделенные средства. Надеюсь на то, что ваше участие будет способствовать честной работе комиссии.
  
  И дядюшка согласился! А куда он теперь денется с подводной лодки? Ревизоры будут носом землю рыть в поисках злоупотреблений. А кто ищет - тот всегда что-нибудь находит. Тут важны не столько результаты поисков, сколько то, что в акте ревизии будет стоять ваша подпись. А ведь придется все это подписывать. Представляю, как "рада" будет этому моя родня. И ведь я тут не причем. Я только сомнения выразил. А негодяй-дядя проявил неуместное в таких делах усердие.
  Присутствовавшие на совещании прочие флотские чины так просто не сдались. Словно заранее сговорившись, они пытались отговорить меня от столь опрометчивого по их мнению решения, как обычная финансовая ревизия, проводимая чинами не их ведомства. Они уверяли меня, что люди, не имеющие представления о порядках, принятых на флоте, много чего поймут неправильно и в результате их непомерного усердия будут обесчещены достойнейшие люди, которые верой и правдой служат своему государю, а заодно и Отечеству. Армейские чины сидели в данный момент тихо. Они уже сообразили, что их государь обнаружил у водоплавающих что то ужасное. Причем такое, что могут и головы полететь. Вступаться за моряков в этой ситуации у них желания не было. Коль моряки провинились в чем то, то пусть за свои упущения и держат ответ!
  
  - Ну дядя, набрали вы служить во флот! Ни нырять ни плавать! Кстати, как у вас с этим делом дела обстоят? Плавать хоть умеете?
  
  Оказалось, что умение плавать не является обязательным для военного моряка. Это что то с чем то! В морском бою, как и во всяком, потери возможны. В том числе и в корабельном составе. Покидать гибнущий корабль приходится по-всякому. И не обязательно в шлюпке. И вот представьте себе, что человек, на подготовку которого затрачено много больше чем на сухопутчика сил, времени и средств, тонет не сумев вплавь добраться до шлюпки. Спасательный круг? А в суматохе он всегда будет под рукой? А ведь мог бы еще служить человек и приносить людям пользу.
  
  - В общем так господа, пустые споры отставить! Своего решения я менять не буду. Но зато дополню: одновременно с ревизией, будет произведена комплексная проверка боевой подготовки Черноморского флота.
  
  Прервав совещание, я сообщил остальным, что окончательное решение проблемы проливов откладывается на неопределенный срок. Отпустив участников совещания, я взялся за чтение той корреспонденции, что относилась к моему "Маньчжурскому проекту". Итак. Что мы на сегодняшний день имеем? Письмо от германского посла. От имени своего императора просит меня разрешить продажу десяти тысяч винтовок Бердана и полутора миллионов патронов к ним для нужд Резервной Армии в Китае. Кроме этого немцы хотят у нас купить для тех же нужд 24 горных орудия калибром 2.5 дюйма и 12 тысяч снарядов к ним. Пожалуй немцы правы: снабжать будущих повстанцев следует снимаемыми с вооружения системами. От этих пушек армия отказывается. Правда, моряки наши наоборот ее любят. Десантная пушка Барановского мало чем отличается от горной. Правда, в 1907 году моряки все-таки снимут ее с вооружения. Ну хрен с ней с этой пушкой! Партизанам она придется в самый раз, а мы в ближайшее время перейдем на более совершенные системы.
  Следующим было письмо от Дансаранова. Он уже вовсю работал с людьми "Дядюшки Хо" и сумел уменьшить аппетиты этого бандита. Сейчас есаул помимо прочего доложил о состоявшейся встрече с офицерами германской военной миссии, которую возглавлял майор Густав фон Бредов. Мне это имя ни о чем не говорило, но мой агент не поленился перечислить фамилии и прочих офицеров миссии. И среди незнакомых мне фамилий мелькнула одна знакомая. И какая! Обер-лейтенант Пауль фон Леттов-Форбек! Сейчас эта фамилия никому кроме меня ни о чем не говорит. А ведь в Африке его вспоминали и в 80-х годах двадцатого века. Причем вспоминали негры. С огромным уважением вспоминали. Да и как не помнить этого человека, который в 1914 году плюнув на приказы, идущие из Берлина, буквально из ничего создал партизанскую армию, вооружил ее и целых четыре года защищал территорию Германской Восточной Африки от многократно превосходящих его армий англичан, бельгийцев и португальцев. Он бы и дольше воевал. Вот только Германия капитулировала и наступил мир. Пришлось прекратить боевые действия. Пожалуй это самая лучшая новость за последнее время. Нужно добиваться того, чтобы сей человек служил офицером связи в штабе Дансаранова. Конечно, когда начнется заваруха и немцы оценят этого человека по достоинству, то отзовут его. Но тогда мы пришлем им подходящего офицера связи. Наличие этого человека в районе предстоящего мятежа, открывает перед нами кучу таких возможностей, о которых не смели и мечтать. Впрочем, своего есаула я в ответной шифровке ориентирую на этот счет.
  А это от кого? Понятно! Штабс-капитан Смирнов докладывает о том, что арестованный пограничниками перекупщик Шломо Губерман дал свое согласие на участие в операции особого рода. Вообще то, по этому Шломо давно плакали каторжные работы. Но теперь, вместо каторги его ожидает Китай. Чем он займется там? Тем же чем и всегда: скупкой, доставкой и продажей контрабандного товара. Только это уже будет иметь гораздо больший размах и намного прибыльней для него лично. Это не женские панталоны через границу таскать. Тут будет все серьезней.
  Эту операцию я затеял после того, как однажды вспомнил про тот вред, который нанесли нашей промышленности пункты приема металлолома. Вот и в Китае я решил этот трюк провести. Ихэтуани, следуя своей идиотской философии, имели милую привычку ломать все, что создано европейцами. В мое время они таким образом уничтожили только что построенную КВЖД. Сейчас мы там ничего не строим, но ломать право не стоит. Почему бы им все это аккуратно не разобрать да не снести в скупку? Люди Губермана конечно не дадут за те же рельсы настоящей цены, но как говорится: птичка по зернышку клюет. Полевым командирам вполне хватит на жизнь. Да и крестьянин китайский не откажется немного подзаработать. Куда это все девать? Так ведь мы все это по-дешевке и купим. Ведь должен же я где то найти рельсы для того, чтобы строить железную дорогу на Сахалине, да развивать местную ж/д сеть в Приморье, да Приамурье. Стрелочное хозяйство тоже пойдет. Как и медный провод с телеграфных столбов. Да и кое что из станционного хозяйства недурно приобрести. Я не крохоборничаю, я просто хочу нанести противнику и геополитическим соперникам максимальный ущерб и при этом окупить часть понесенных затрат.
  Не знаю, сколько продержится Губерман в местах, где сильно влияние знаменитых Триад. Может быть его сожрут, а может быть он проявит нужную изворотливость и выживет. Главное - этот бизнес трудно будет прикрыть. Пребывающие в нищете китайцы, могут так разойтись, что и не заметят, как век угля и пара плавно перерастет в каменный век.
  Переходим к донесению нашего посла из Кореи. Он сообщает, что ее величество королева Мин попросила убежище в нашем посольстве. Вместе с ней проследовал и ее сын. Прекрасно конечно, но что с этим делать дальше? Если собственные поданные не в состоянии ее защитить от японцев, то чем смогу помочь ей я? Даже не знаю, что тут придумать. Иметь Корею союзником стоит. Но как туда влезть? Японское влияние там велико и продолжает расти. Но дело не только в Японии. Американцы с британцами тоже не обрадуются нашим успехам на этом полуострове. Им станет не до Кореи лишь тогда, когда они займутся чем то более важным для себя. Думай Коля! Думай1
  Так ничего и не придумав, я отложил все дела до утра и пошел спать. А утром ко мне явилась моя maman и начала проедать мне плешь в отношении Аликс. Она мне напоминала о долге перед страной и династией, о необходимости иметь потомство. Как мне это надоело все выслушивать! Ведь помимо нее мне проедают плешь еще дяди со своими женами. Да и прочие родственники не отстают от них. Я прекрасно знаю, что мою Аликс здесь мало кто любит. А тут подвернулся такой роскошный повод от нее избавиться. Уверен, что церковь наша православная скоро тоже подключится к этому хору мальчиков-зайчиков и девочек-припевочек.
  
  - Maman! Я все ваши доводы выучил наизусть и они мне не кажутся серьезными.
  - Но Ники!
  - Выслушайте меня! Слово монарха - золотое слово. Я не могу себе позволить отказаться даже от простого обещания. А тут все серьезней. Ведь я клялся ей в любви и повторил свою клятву перед богом. Перед Богом! Вы понимаете, что все это значит? Смею ли я нарушить такую клятву?
  - Церковь согласна освободить тебя от этой клятвы и устроить вам развод. Речь идет о государственной необходимости. Аликс все поймет и простит тебя, Я уже говорила с ней.
  - Церковь говорите? А бог тоже меня освободит от клятв? И не трогайте пожалуйста Аликс. Она сейчас в таком угнетенном состоянии, что убедить ее можно в чем угодно, о чем она после будет жалеть. А теперь о государственной необходимости. Помимо того что я император, я еще и первейший солдат нашей империи. Смеет ли солдат бросать в беде слабых и беспомощных? Достойно ли отрекаться от товарища лишь потому, что он ранен врагами? Я не стану являть собой дурной пример для нашего войска. А теперь maman поговорим о выгодах. Мы живем совсем не в те времена, когда заключение династического брака влияло на политику держав.
  
  Дальше я говорил уже холодным и спокойным тоном. Говорил о том, что степень родства монархов давно не влияет на отношения между государствами. Мы не состоим в родстве с правящим домом Сиама, но отношения между нашими странами ровные. Зато то, что сама maman является родной сестрой жены британского наследника, не делает отношения между Россией и Британией дружескими. Скорее наоборот. Британская королева Виктория является бабушкой практически всем европейским монархам. Но разве это устранило вражду и соперничество между европейскими странами? Вывод: классический династический брак себя исчерпал. Потерял свое прежнее значение. Требование равнородства? Помилуйте! Разве мы считаем турецкого султана простолюдином или бастардом на том основании, что его матерью была незнатная женщина? То же самое относится и к корейской королеве Мин. Она хоть и из знатного рода, но не из рода монархов. Но что говорить про экзотику? Начиная с Ивана Грозного, русские цари не женились на принцессах. Мать Петра Первого - капитанская дочка. Императрица Елизавета Петровна - дочь простой прачки. Разве это мешало тем же Романовым быть настоящими царями?
  
  - Остается вопрос с наследником престола, - заметила вдовствующая императрица.
  - Наследник есть и давно таковым объявлен. Георгий излечился от недуга и его остается только женить. Александр Благословенный ведь тоже умер бездетным. Разве мой прадед не наследовал ему?
  - Надеюсь, что ты не предложишь ему жениться на прачке? И кстати, зачем ты ставишь своего дядю в неудобное положение?
  
  Понятно! Родня уже забеспокоилась. Придется смириться господа Романовы-Гольштейны. Дядя сам виноват в том, что запустил подшефное свое хозяйство. Я конечно могу и сам разобраться с виновными. Но почему я обязан убирать чужое дерьмо? В более пристойных выражениях я это матери и объяснил.
  
  - К тому же, меня возмутил факт, что самые важные решения в его ведомстве принимает даже не министр, а какой то полковник. Это дурно со всех сторон. Если такому потакать, то завтра вместо правящего дома, страной станет управлять кучка "черных полковников". Разве можно с этим мириться? Так что объясните всем, что великий князь Алексей Александрович просто отбывает давно заслуженную епитимью.
  
  

7. Такая вот политика!

  
  Когда я еще учился в училище, то приходилось изучать общественные дисциплины . целых три года. Как мы к ним относились? Да наплевательски. Логика наша была простой: раз в армии есть замполиты, то пусть они и морочат голову нашему войску. Ну а наше дело: научить солдата убивать супостата. Уже в войсках я понял, что предел умений большинства политработников: приколоть "Боевой листок" канцелярскими кнопками к танковой броне во время учений. А вообще, замполиты были нужны, но не в том виде, в котором мы их видели. Вряд ли какой замполит смог победить в диспуте с попом, который в духовном училище изучал те же самые предметы, что и курсант военно-политического училища. Генерал Деникин в своих воспоминаниях писал, что царского офицера на митинге мог заткнуть любой полуграмотный краснобай. Положив руку на сердце, скажу о том, что советский офицер в этом плане недалеко ушел от царского. И это не взирая на то, что Гоголя от Гегеля мы прекрасно отличали, а Бабеля с Бебелем не путали. И хотя ту же философию нам преподавали, но чем отличается материализм от эмпириокритицизма в нас так и не вдолбили. Что делать, если мы руководствовались здравым смыслом: пусть идеалисты изучают материализм, а мы как реалисты будем изучать материально-техническую часть.
  Правду сказать, кое что из общественных дисциплин за мои мозги зацепилось. В частности то, что внешняя политика есть продолжение внутренней. До поры до времени я так и считал. Теперь, когда столкнулся с реальной политикой, я понял что Ильич нам врал. Нет, для Европы и Америки это правило справедливо. Но в той России, которую некоторые господа умудрились потерять, это не действует. Почему? А потому, что при обсуждении насущных дел я часто слышал: "А что подумают в Париже?" И то же самое про Лондон и Берлин. Сперва это просто резало слух, а затем пришло осознание: я живу в оккупированной чужаками стране и являюсь по сути своей не более, чем гауляйтером. Почему? Да потому что правителю независимой страны намного важней, что по этому поводу думают жители деревни Гадюкино. На мнение чужих народов ему либо плевать, либо эти сукины дети становятся в очередь за русским мужиком. Но ведь наша образованная часть общества этого не понимает! Французские модные панталоны им дороже родной редьки с квасом. Но ведь я повидал мир в том времени. Знаете, когда я стал по-настоящему гордиться своей страной? Когда в Нигерии малолетние негритяночки приставали к нам с криком: "Руссо! Джага-джага!" И отдавались эти правоверные мусульманки за электрический чайник или утюг. Тут дело не в похоти или голом расчете. Нас эти задорные девчонки тогда воспринимали как полубогов, переспать с которыми вовсе не грех, а благо.
  А здесь я сам чувствую себя не более, чем вождем белых негров, которые полностью зависят от милости белого господина. А ведь если разобраться, то сразу поймешь, что низкопоклонство перед Западом опасно для жизни. Моего реципиента вместе с семьей убили не какие-то там англичане. Его убивали русские люди! То, что они были жидами и латышами, дела не меняет. Это тоже мои поданные и расходиться с ними во мнениях опасно. Эту мысль я постарался довести до сознания тех экономистов, которых мне подобрал Витте для разработки промфинплана Первой пятилетки.
  
  - Господа! Вынужден сообщить вам горькую весть: мы живем с вами в стране, которую нагло захватывают чужеземцы. Захватывают они ее не с помощью оружия, а с помощью обычных бухгалтерских счетов. Было бы намного проще сразиться с супостатом в открытом бою. Но нам его пока что не предлагают и не предложат. Мы в положении негров, которые вышли на бой с копьями против англичан, вооруженных ружьями и пушками. Негр в таком раскладе смеет надеяться только на ближний бой. Но ему ближнего боя не видать, потому как нынешние пушки стреляют уже за горизонт. Хозяйство нашей страны - это негр с копьем. Хозяйство передовой европейской страны - это армия, вооруженная ружьями и пушками. Но даже если негр купит ружье, то и это не даст ему победу. Чтобы победить, негр должен построить оружейную фабрику.
  Именно такая задача и стоит перед Россией. У нас есть современные фабрики. Но они в большинстве не наши. На той же фабрике Торнтона царят возмутительные для русского человека порядки. Русский человек там чувствует себя хуже, чем негр на хлопковой плантации. Его не просто эксплуатируют. Его еще всячески унижают! Там неподдельно измываются над его русским чувством. Вы спросите меня: почему не пресекается столь возмутительное поведение? Почему какой то английский купчишка держит в рабстве русских людей? Да не где-нибудь, а в столице империи! Отвечаю: братья Торнтоны - британские поданные. Начни их притеснять - будешь иметь дело с Британией. А гадить англичанка умеет. И так везде и повсюду. Самые современные производства в России зависят от иностранного капитала. А чужой капитал - это чужой гарнизон на нашей земле.
  Терпеть такое положение долго невозможно. Я вас собрал для того, чтобы освободить родную нам страну от власти чужаков. И вы должны стать штабом той армии, которая будет освобождать нашу страну от чужеземного ига. Для этого нужно развить собственное производство. Мы должны покончить с той позорной зависимостью, когда благополучие поданных зависит от количества проданного за рубеж хлеба. Позор этот состоит в том, что мы отнимаем хлеб у голодного народа.
  Возьмите Францию. Она выращивает хлеба на треть больше чем Россия. А съедает больше чем выращивает. За счет кого француз сыт? За счет голодного русского мужика! Это мерзко, но это так. Торговля хлебом с Европой - это война с помощью копья, против армии вооруженной ружьями. Что нужно сделать, чтобы исправить положение? Стать по-настоящему великой страной. Кто сможет стать владыкой мира? У кого есть достаточно сырья, энергии и оружия. Все, что сверх этого тоже желательно, но эта троица основа основ.
  
  Вот с этой моей пылкой речи и начал будущий Госплан свою работу над планом Первой пятилетки. Основная ее задача была в том, чтобы заменить хоть частично хлебный экспорт сырьевым. Сырья в России хватает. Но оно по большей части лежит под спудом. Дурное это дело торговать сырьем, но сейчас у меня нет иного выхода. Налоговое бремя на деревню таково, что никаким расселением народа на новые земли, никаким переделом земли коренную проблему народного достатка не решишь. Можно заселить и распахать новые земли, можно сколь угодно совершенствовать хозяйство, но загранице и нашим городам нужен дешевый хлеб. А значит крестьянин при любых реформах будет беден. Меня это не устраивает. В идеале, крестьянину нужно платить за хлеб дороже, чем он стоит на самом деле, а потребителю продавать по убыточной цене. Во всем мире со временем к этому и пришли. Но тогда нужно за счет чего то покрывать плановые убытки. Сейчас это возможно только за счет продажи сырья. Тоже опасный путь. Но без развитого сырьевого сектора невозможно развивать и обрабатывающую промышленность. Так что труды наши даром не пройдут.
  И вот промфинплан на 1896-1901 годы наконец то готов. Сомневаюсь я, что этот план будет полностью выполнен. Все-таки мои плановики еще "зеленые". Ничего! Со временем наберутся опыта.
  Это я так думал от слишком большого ума. А на деле: "Гладко было на бумаге..." Стоило мне утвердить пятилетний план и раздать его по ведомствам для исполнения, как я практически немедленно был выпорот собственными министрами на экстренном заседании всего моего Кабинета. Выпорот - это конечно в переносном смысле. Нет, выставлять своего царя полным идиотом министры не стали. Просто на роль царской задницы ими был назначен Витте, чьи люди и составили сей злополучный план. Попытки Сергея Юльевича перевести стрелки на меня, собравшимися были просто проигнорированы. Упреки и язвительные замечания посыпались со всех сторон. Особенно усердствовал Николай Матвеевич Чихачев. Понять адмирала можно. Наверняка ему сейчас пишут жалобы на действия засланных на Черное море ревизоров. Судя по тем докладам, которые я получаю, ревизоры уже нашли хорошенькую зацепку. Что-либо поделать с этими проверяльщиками командование Черноморского флота не может, ведь они действуют под прикрытием мощной туши моего генерал-адмирала. Сам великий князь с бумажками не возится. Потому что мало что понимает в этих делах. Все, что от него в данный момент требовалось, так это наслаждаться местными винами и подписывать те акты, которые готовили ревизоры.
  Теперь для Чихачева наш Витте стал врагом персональным. А раз так, то стесняться нечего. Сперва адмирал возмутился тем, что ему сократили ассигнование на строительство новых броненосцев. Но тут за Витте вступился я:
  
  - Не стоит возмущаться Николай Матвеевич. Решение о приостановке строительства броненосцев принимал я. И у меня на то есть веские основания. Еще никто не применял их в бою. Наверняка при проектировании были допущены ошибки, которые обнаружит только война. Мы конечно сейчас воевать не собираемся, но у меня есть сведения из источника, раскрывать который я не буду, что Северо-Американские Штаты намерены отвоевать у испанцев их колонии. Как вы понимаете, такая война будет вестись и на суше, и на море. Вот тогда и выяснится, что делается правильно, а что неправильно. А выяснив - вернемся к нашим баранам, избежав тех ошибок, которые могли быть допущены по незнанию. И не стоит переживать по поводу возможного отставания. У вас будут время и возможности подготовиться как следует. И к тому же, наше кораблестроение за это время обретет новые возможности. Пока же - ничего крупнее крейсера мы строить не будем.
  
  Спорить со мной по этому вопросу Чихачев не стал, а сменил тактику. Я как то не учел, что являясь плохим военным, Николай Матвеевич был прекрасным хозяйственным руководителем. Получив отлуп по первому пункту, он перешел к анализу самого плана. Он буквально на пальцах объяснил собравшимся, что весь этот план составлен настолько небрежно, что руководствоваться им совершенно невозможно, а значит он никогда не будет выполнен даже частично. Своими обоснованными замечаниями, он направил обсуждение вопроса в нужную сторону. Стоило ему начать, как к нему присоединились остальные министры. А я слушал их и понимал простую вещь: рано ты Коля влез в это дело. В сравнении с этими людьми, ты просто глупый в некоторых вещах юноша. И вот сейчас эти люди вежливо тебе объясняют те вещи, о которых ты не догадывался. И чем дальше шло совещание, тем больше до меня доходило, что я едва не повел страну к катастрофе. А Витте тем временем "включил дурака" и старательно уходил от ответов на самые неприятные для него вопросы. В общем, причина столь дурной для меня ситуации - передоверился я этой бестии. А этот жук, вместе со своими людьми, просто красиво оформил мои хотелки. Хоть стреляйся, хоть вешайся! И что делать? А вот это мне тоже объяснили. Отказываться от самой идеи перспективного планирования никто не стал, но план пятилетки посоветовали срочно, пока есть время, переделать. И ни в коем случае не поручать это делать министерству финансов. Работать над планом нужно всем. В общем, утерся я и согласился и на переделку плана, и на новый состав рабочей группы. И рано мне списывать в отставку Чихачева. Морское Ведомство без него прекрасно обойдется, а вот стройки Первой пятилетки - навряд ли. При всех своих недостатках, он обладал несомненными достоинствами: умел и любил работать.
  А тем временем меня начали осаждать послы великих держав. Всех их очень волновал "Восточный вопрос". Дело в том, что недавно произошло резкое обострение отношений между Великобританией и Османской империей, связанное с резнёй армян. Мне предлагалось принять участие в совместной разработке проекта реформ в Османской империи, Звучало конечно красиво, но от такой чести отказался. Англичане предлагали мне ни что иное, как силой сместить султана Абдул-Гамида и надавить на его преемника, чтобы турки согласились сохранить Египет за Англией. Каким образом это можно сделать а взамен получить некие уступки по вопросу о Проливах.
  Если правильно перевести их песни на русский язык, то выходило следующее: Россия должна силой навязать Турции придуманные в Европах реформы. А как тут обойдешься без армии? Это война господа хорошие! И воевать нам предлагают за то, чтобы Турция стала сильней и благополучней, а Англия смогла утвердиться в Египте! Вот за это нам обещают некие уступки в вопросе о Проливах. Я сразу понял, что говоря про уступки, англичане вовсе не имеют в виду постоянную дислокацию нашего гарнизона в зоне Проливов.
  Французы тоже пели английские арии, но со своим акцентом. Они тоже намекали на то, что России пора на деле доказать свою любовь к галльскому петушку и вступить в бой с турками. Ради чего? Обеспечить "гарантии нейтрализации Суэцкого канала", и за расширение полномочий Управления Оттоманского долга. В целом, это было стремление установления над Турцией международного контроля, "господству над Турцией вшестером". С этим даже наши "ястребы" были не согласны.
  
  - Ваше императорское величество! Но ведь имея такой антитурецкий комплот, великие державы могут добиться своего без всякой войны! Причем тут Россия? Наши войска в таком случае лишние! - высказал очевидную для всех мысль Нелидов.
  - Вы правы Александр Иванович. Наши армии и флот тут лишние. Если конечно не стоит такая цель, как истощение их сил. И заметьте одну закономерность: Сейчас Европа поет песни про бедных армян. В 1876 году пелись такие-же песни про бедных славян. А чем заканчиваются подобные арии? Последним куплетом будут слова о бедных турках.
  - Ники! А тебе не приходила в голову идея о том, что вместо разговоров с европейцами про "крестовый поход" на Царьград, стоит попробовать поговорить с султаном о совместной защите Проливов против тех же англичан? - подал идею брат Георгий, - ведь тогда можно и гарнизоны разместить, и о режиме судоходства договориться. Нам ведь больше и не нужно.
  
  А ведь в этом что-то есть!
  Если вспомнить нашу раннюю историю, то можно найти варианты решения острых проблем мирными способами. Возьмите хотя бы походы русских князей на Царьград. Приплыли, высадились, щит на ворота приколотили и уплыли восвояси. И как то забывают о том, что безнаказанно такие вещи не проходили. За каждый прибитый щит Византия мстила набегом степняков. То есть, гадила, как ныне гадит англичанка. А бывало, что и флот в дело пускала и жгла русские корабли "греческим огнем". И армия ее без дела не сидела. Так и бодались. А потом все поменялось. Крещение Руси тут не при чем. Это был лишь завершающий акт. Главное было в том, что стороны подписали приемлемое торговое соглашение. И как отрезало! Враз наша знать потеряла интерес к военным авантюрам. Тогда, как и сейчас, торговать хотел не весь народ, а верхушка. И пошла торговля! Для этого даже не потребовалось воевать за Северное Причерноморье да заводить военно-морской флот.
  Так и сейчас. Не крестьянин повезет в Испанию картошку на продажу. Проливы по большому счету нужны небольшой кучке людей. Правда, после Крымской войны в обществе сильны опасения, что при любом обострении международной обстановки, в Черном море окажется чей то сильный флот и корабли с десантом. Такое мнение со счета не сбросишь. Но если здраво рассуждать, то даже в этом случае ситуация для России не катастрофическая. Ведь какую задачу решали интервенты в 1855-56 годах? Всего лишь препятствовали нашей международной морской торговле. И на Балтике они по сути дела творили то же самое. И на Белом море. И на Тихом океане. Цель интервенции - заблокировав торговые пути, уменьшить тем самым прибыли правящего класса и вызвать его недовольство. Ну а там терпящие разорение господа дворяне сами устроят государю императору конец правления и капитуляцию. Как в 1801 году.
  Замысел был неплох, но чтобы он сработал, пришлось загубить под Севастополем огромное по тем меркам число войск. Уже поэтому я не верю в то, что десантная армия сможет осуществить глубокое вторжение на наши территории. А с появлением пулемета, но отсутствием подходящего инструмента прорыва фронта, из того же Крыма можно устроить вторые Дарданеллы.
  Договориться с турками о совместном сопротивлении чужому военному проникновению? Вообще-то это возможно. Но только не сейчас. Мы совершим ошибку, если влезем в эти проливы сейчас. Не те люди сейчас в Стамбуле у власти. Красивая идея, но не своевременная. Но я от нее не откажусь. Сейчас в МИДе у меня заработал "Сливной бачок", который уже кормит японцев достоверными сведениями про ближайшие американские планы в отношении Испании. Какова реакция японцев? Пока никакая. Но работу эту мы все-равно продолжим. Но видимо настало время нашему "Сливному бачку" заняться турками. С ними работать придется намного тоньше. Любителей модернизировать страну по европейскому образцу там хватает. Подсунуть им качественно сработанную "дезу" о коварных планах англо-французских империалистов сам бог велел. Да тут и врать особо не придется. Просто напомнить турецким патриотам, чем закончились игры с англичанами, которых пустили на Кипр и в Египет. Причем, бить нужно не только точечно но и по площадям. Как бы здесь пригодился бойкий тюркоязычный шелкопёр типа нашего незабвенного Резуна! Чтоб турки и думать забыли пускать козла в огород. То есть, чужой флот в Черное море. Ну а помочь им заминировать не только Дарданеллы, но при нужде и все Эгейское море... Соблазнительно, ох как соблазнительно!
  Приказав Лобанову-Ростовскому тянуть в этом вопросе кота за хвост и не строить на счет Турции больших иллюзий, я вернулся к вопросам внутренней политики. Чтобы ее успешно вести, в моем распоряжении должна быть прочная власть. Надеяться на то, что мне ее помогут сохранить охрана и спецслужбы - глупо. Они не более, чем последняя линия защиты. А потому строим вынесенную вперед новую линию обороны. Она называется "общественная поддержка". Вообще, попытки создания промонархических общественных организаций были и раньше. Та же "Священная дружина", которая законспирировалась настолько от властей, что о ее реальных делах ничего не было известно даже членам этой самой дружины. Организация эта считалась черносотенной, но антисемитизмом себя не прославила. Да и как тут прославишься, если член "Священной дружины" С.Ю. Витте кормится с рук Ротшильдов? Какой из него погромщик? И остальные дружинники таковы. А чтобы было еще смешней: финансирование "Священной дружины" осуществлялось представителями еврейского капитала - крупными банкирскими домами Поляковых и Гинзбургов, сахарозаводчиком Ионой Зайцевым и другими еврейскими предпринимателями. А уж название издававшейся подпольно газеты и того хлеще - "Правда"!
  А вообще, изначально это было затеей моего папеньки, но им же и похеренной, как только он понял, что толку от этого сборища беспринципных карьеристов нет. Зато лично для них толк был. Руководителями "Священной дружины" были граф Павел Петрович Шувалов, министр двора и уделов граф И. И. Воронцов-Дашков, князь А. Г. Щербатов, генерал Р. А. Фадеев, С. Ю. Витте, П. П. Демидов, Б. В. Штюрмер. Также предположительно, в организацию входили: министр внутренних дел Н. П. Игнатьев, министр государственных имуществ М. Н. Островский, обер-прокурор синода К. П. Победоносцев, великие князья Владимир и Алексей. Руководство "Дружиной" состояло исключительно из представителей высшей аристократии. В Самарском отделе Священной дружины начал свою карьеру П. А. Столыпин. Какие личности! Но более всего меня убили сведения о численном составе этой пародии на масонскую ложу. Имела многочисленную русскую и заграничную агентуру (количество членов Дружины составляло 729 человек, добровольных помощников - 14672).
  Ребята! Да с таким количеством народа, если конечно он делом займется, вычистить революционеров можно в течении одной ночи! Почему не сделали? Ведь им ставилась моим папенькой именно такая задача: охрана особы императора и борьба с революционным движением. Все эти сведения я узнал только здесь, когда ознакомился с архивом покойного папеньки. Мне еще тогда пришла в голову мысль о том, что если организация вместо конкретной работы, занималась ее имитацией, значит произошел перехват управления ей. И кто там перехватил, не суть дела важно. Могли кстати и Ротшильды с потрохами ее купить, раз они евреями изначально не брезговали. А на днях мне пришла в голову совсем шальная мысль: а кто сказал, что она распущена? "Дружина" могла разделиться на фракции. Кто-то из ее членов разочаровался и отошел от дел. Кто-то умер или даже спился. Но большинство этих людей живы и по сей день. Иметь такое количество рядовых исполнителей - дорогого стоит. От такого ни один интриган не откажется. Тот же великий князь Владимир Александрович - дородный любитель эстетично выпить и закусить. Это на его совести мутная история с Кровавым Воскресением.
  Вспомнив про Кровавое Воскресение, я забеспокоился еще больше. Смотрите сами: в моем времени генерал-губернатором Москвы и командующим Московским Округом был Сергей Александрович. И именно у него произошло резонансное происшествие - Ходынка. Генерал-губернатором Петербурга и командующим Петербургским военным округом, а заодно и гвардией, является Владимир Александрович. И при нем тоже произошла знатная подстава. Причем такая, что в народе рухнула вера в доброго царя. Случайные совпадения? Как сказать. Мой реципиент как раз Владимира Александровича очень боялся. Дядю Сережу уже черти в аду допрашивают. "Семь пудов" в Крыму грехи замаливает, ну а этот дядя Вова еще при деле. Боюсь, что в этом времени и по его душу явятся мальчики с "пушками" и патронов жалеть не станут. Кстати, сыщики мои так ничего не накопали. Оборваны ниточки! И если это дело рук "Неизвестных Отцов", то могут и повторить. А мне это совсем не нужно. Все-таки Романовы не идиоты. Одно убийство, второе... Могут и на меня подумать. А коль решат, что я пошел путем Ивана Грозного и начал "людишек перебирать", то могут и меры принять. Им такой монарх совсем ни к чему. Уж лучше при республике быть титулованными рантье. Сынуля его так и попытался сделать в феврале 1917 года. Но избавляться от князеньки нужно. Да так, чтобы его и без моего участия общество сожрало. Как это сделать? Есть одна мысль у меня. Возникла она тогда, когда мой брат Георгий, поставленный на место погибшего дядюшки править Москвой, начал ликвидацию расплодившихся там гей-клубов. Под этим я понимаю великосветские салоны, где проводили время местные секс-меньшевики. Ликвидировал он их благодаря тому, что московские люмпены, в точном соответствии с учением Маркса "были склонны продавать свои услуги властям".
  Правду сказать, в этом плане Северная столица если и отличалась от Москвы, то только в худшую сторону. Даже в моей семейке есть семеро гомосексуалистов. Директор канцелярии МИДа Ламсдорф - тоже секс-меньшевизму подвержен. Но еще хуже ситуация в гвардии. Я ведь почему перестал гостить в офицерском собрании Преображенского полка? Да брезгую я. Мой реципиент относился к извращенцам в погонах спокойно и гвардейские офицеры частенько составляли ему компанию.
  
  "Позорному пороку предавались и многие известные люди Петербурга, актёры, писатели, музыканты, великие князья. Имена их были у всех на устах, многие афишировали свой образ жизни. <...> Курьёзно было и то, что пороком страдали не все полки гвардии. В то время, например, когда преображенцы предавались ему, вместе со своим командиром, чуть ли не поголовно, лейб-гусары отличались естественностию в своих привязанностях".
  
  А чем плохи гомосексуалисты? Тем, что это легкий объект для шантажа и вербовки. Мне такого счастья не нужно. Напустить на преображенцев что ли комиссию из Святейшего Синода? Ну а там скандал: куда командующий гвардией смотрит? Затем оказать психологическое воздействие: типа освистывания в театре и битья стекол. У Георгия в Москве это вполне получилось. Дальше - добровольная отставка и вольная жизнь в Париже с его ресторанами. Конфисковать наворованное не выйдет, но зато меньше воровства будет.
  Но ведь не люмпенов для этого нанимать? Эти ребята сегодня с тобой, а завтра с тем, кто заплатит. Вот потому мне и нужен союз идейных людей, с высокими моральными устоями. И он вскорости был образован. Зубатов, носившийся со своей идеей социально-ориентированного государства, сперва образовал ядро будущей партии из своих секретных сотрудников. Им он и объяснил предстоящую задачу.
  
  - Господа! По роду своей деятельности вы знаете, какой разрушительной силой обладают социалистические идеи. И они сейчас пользуются популярностью среди революционной интеллигенции. Пока что дело в большинстве случаев, дальше досужей болтовни не идет. Но попытки распространения их среди мастеровых уже начались. Вы знаете, что мы боремся с этими попытками. Но наш государь в беседе со мной, верно заметил, что идеи - это не более чем оружие. А оружие исправно стреляет в любых руках. И неважно, кем является стрелок: монархистом или социалистом. Главное - умение пользоваться оружием. А ещё государь скептически отнесся к попыткам противостоять этим разрушительным идеям. Он вообще этот путь считает неверным. "Не можешь предотвратить - возглавь!" - это его слова! Именно в этом и состоит ваша задача: выбить из рук противника его оружие!
  
  Стенограмму совещания Зубатов мне переслал. Из нее следовало, что после краткого вступления начался деловой инструктаж. Первой задачей "инициативной группы" было привлечение к работе идейных монархистов из того списка, который был заранее составлен. И конечно же провести учредительный съезд. Самим агентам не рекомендовалось избираться на руководящие посты. Только чисто техническая работа. Но текст программы партии утвердить на съезде нужно обязательно. Ну а дальше - работа среди трудового народа. Так как нынешнее законодательство не позволяет создавать легальные партии, то подпольная работа - то что сейчас нужно.
  
  - Учтите господа, ваша работа не понравится многим. Конфликты с властями отныне для вас будут обычным явлением. Аресты, тюрьмы, ссылки - этого не избежать. Но именно это и создаст вам авторитет в народе. Бичуя язвы нашего общества, не бойтесь таких последствий! Со временем это окупится тем доверием, которое вы приобретете в массах. Люди должны твердо знать то, что социал-монархисты являются прежде всего народными заступниками и не боятся жертвовать собой ради народа.
  
  Организуя эту партию, я предостерег Зубатова от скатывания в национализм. Надо быть выше этого и сотрудничать с людьми, не деля их на эллинов и иудеев. Правда и им не позволять создавать свои национальные фракции. Либо ты патриот всей России, либо чеши в свою синагогу! Не рекомендовал я Зубатову ориентироваться только на православие.
  
  - Сергей Васильевич, - объяснял я ему, - нашей стране честно служат не только православные христиане. Хватает верных слуг и среди лютеран. А буряты с калмыками? Мне их не упрекнуть в неверности. Так же верны престолу и касимовские татары. Даже среди иудеев можно найти подходящих людей. Согласен, что подходить нужно с разбором, но привлечь на свою сторону людей дельных и верных стоит.
  
  Создавая партию монархистов, я не забывал и про республиканцев. Взять например большевиков. Ну разве они плохи? Это сейчас Ульянов-Ленин борется за счастье трудового народа, а потому ссылки ему не избежать. Но вот в моем времени он в этой самой ссылке изменил свое отношение к делу. Все силы свои отдал на создание собственной партии. А чем эта партия занималась до 1917 года? Как она боролась за народное счастье? Изучая заново перед заброской историю большевизма, я обратил внимание на то, что до Февраля большевики как то не особо и отличились в борьбе с режимом. Крестьянские бунты они вообще не возглавляли. Забастовки? Было такое, но здесь их легко переигрывали меньшевики. Терроризм? Это к эсерам и анархистам. Восстания в войсках? Тоже не они. Зато постоянное шельмование уклонистов внутри социалистического движения - на постоянной основе. В общем, если разбираться, то Ильич со своей партией въехал в революцию на чужой волне. И даже Октябрь не совсем его. Без участия левых эсеров и анархистов большевикам успех не светил. Гражданская война? А кто такие белые? По большей части меньшевики с эсерами, слегка разбавленные кадетами . А монархистов там было не много. Отдельной песней был Коминтерн. Он ведь руками иностранных революционеров дестабилизировал Запад! Вы только представьте себе: слабая разрушенная страна имеет мощный рычаг воздействия на внутреннюю политику великих держав. Как ни хорош был Сталин, но он этот инструмент использовать должным образом не сумел. Да и всякие Троцкие-Бухарины, своим желанием порулить Мировой Революцией только вред нанесли хорошей затее.
  Уже во время подготовки к переселению я понял всю гениальность этого человека. Он воевал чужими армиями, а своей лишь закреплял достигнутый успех. А поняв это, я решил действовать похожим образом.
  
  

8. Началось!

  
  Когда я свои хотелки оформлял в виде плана пятилетки, я не учел того, что на дворе вовсе не социализм и даже в привычной для меня области деятельности все делается не так, как в СССР. После того, как старшие "товарищи" раскритиковали мои фантазии, план пришлось переделывать.
  И начали они с финансирования. Часть проектов конечно финансировалось прежним порядком - через казну, но этих средств на все не хватало. Пришлось по предложению Витте планировать участие частного капитала. Напланировали! Мне потом на пальцах объяснили, в какую кабалу полезла бы страна, если бы прошел "вариант Витте". Картина вырисовывалась мрачная. После этого мне объяснили, как на самом деле все это надо делать.
  Итак, как и в варианте Витте, для привлечения частного капитала, был образован Акционерный Русско-Азиатский банк. 10 декабря по местному стилю, мне предоставили на утверждение его устав. Читаю и выпадаю в осадок: если вариант Витте так плох, то чем лучше этот? Местопребывание правления банка и управляющих директоров было определено в Санкт-Петербурге, здесь же должны были проводиться общие собрания акционеров. Местопребывание главной конторы банка было определено в Шанхае. Учредители банка были указаны в уставе в следующем порядке:
  Ухтомский Эспер Эсперович, князь
  Рене-Брис - член правления Лионского кредита
  Гольдштанд Иван Леонтьевич, статский советник
  Готтингер, Рудольф; барон - президент французского банка "Готтингер и Ко"
  Денорманди, Эрнест - президент французского банка "Индокитай"
  Нетцлин, Эдуард - директор Парижского и Нидерландского банка
  Ротштейн, Адольф - директор Санкт-Петербургского международного коммерческого банка
  Штерн, Яков - учредитель и директор Парижского и Нидерландского банка
  
  Сплошные черти нерусские! Кроме князя Ухтомского. Да и тот, судя по имени-отчеству тоже не совсем русский. И как при таком составе правления поручиться за сохранность своего бумажника?
  
  - Господа! А где наш купец? Неужели ему места не нашлось?
  
  Оказалось, что надеяться на нашего купца трудно. Если дело пойдет, то он вложится. А так, рисковать не станет. Поэтому без иностранцев не обойтись. И что делать? Меня начали успокаивать и посоветовали внимательней почитать Устав. А устав оказался нетипичным.
  Согласно параграфа нумер один, основным предметом его деятельности было производство торговых операций в странах Восточной Азии. Складочный капитал банка согласно четвертого параграфа устава, первоначально определялся в 6 миллионов рублей золотом и распределялся на 48 тысяч акций по 125 рублей каждая. А вот дальше начиналось совсем интересно: Согласно параграфа 41 владелец 25 акций имел на собрании акционеров 1 голос, владелец 75 акций - 2, 150 акций - 3, 250 - 4, свыше 250 акций каждые 100 акций давали право на один голос. При этом ни одно лицо, даже при наличии доверенностей, не могло иметь более 20 голосов. Таким образом, крупные французские акционеры, оплатившие более 61 % начального акционерного капитала, не имеют большинства голосов на общем собрании и не могут не только обеспечивать принятия правлением банка нужных им решений, но даже не имели возможности блокировать решения правления.
  Все равно доверия нет. Но раз уж без этих жуликов совсем не обойтись, то пригляд за ними нужен. Как и за своими. Мне помимо списка учредителей не нравились две вещи: Доля участия иностранного капитала слишком высока.61% участия - это грабеж! Ну не станут эти ребята оставлять прибыль в России. Обязательно вывезут. И не верю я, что получат эти деньги именно французы. Рюриковичи с Романовыми и прочими Ольденбургами охулки на руку точно не положат. Ну не верю я в то, что они такие простофили, когда дело касается их кармана! Без их ведома и согласия такие деньги за границу не вывезти! Подтверждение этому я получил во время беседы с князем Ухтомским.
  Снисходительно улыбаясь, Эспер Эсперович объяснинил молодому недоумку, то есть мне, что вывезенной прибылью данные господа без нашего ведома распорядиться не смогут. Просто потому, что основными вкладчиками их банков являются не кто-нибудь, а члены правящего дома Романовых. А все эти мусью не более чем управляющие нашими капиталами. Удивляться этому не стоит. Так поступают все европейские монархи. Знаменитые Ротшиды, это не более чем приказчики при Габсбургах, Гогенцолернах, Саксен-Кобургах, Неаполитанских, испанских и французских Бурбонах, Бонапартах, Браганца, Глюксбургов и так далее. Что таковы порядки во всей Европе: барин гуляет - приказчик ведет дела. И то, что барина лишила поместья одна из революций - значения не имеет. Деньги на счете все-равно остались. Так что без участия этих господ лучше дел не затевать. Остальные ничем не лучше.
  Слушая эти объяснения, я еле сдерживался от того, чтобы не начать крушить всё вокруг себя. А еще тосковал по отсутствию подходящего пулемета. Гады! Плачет по вам Ипатьевский дом и команда чекистов! Ведь это что выходит? С помощью французских пособников, Романовы вывозят полученную в России прибыль за границу, потом дают России ее же деньги в долг и выплаты по долгу снова вывозят. Так вот какие "французские" вкладчики требовали у Ельцина выплатить царские долги! Получается, что даже в конце 20 века Романовы продолжают грабить мою страну! И становится понятным, почему ельцинская власть начала привечать отставного великого князя. Да тут не семейство Романовых, а кагал Гольштейнов! Мне уже не кажется забавным предложение моей Аликс о том, чтобы династия поменяла свою фамилию. Мол все равно от Романовых мало что осталось. Гольштейн-Готорпы - это точное соответствие истине. Только и Аликс не права. Нет уже не настоящих Романовых по крови и Гольштейн-Готорпских по духу. Нет ни русских ни немецких правителей. А есть жидовское племя Гольштейнов. И вот в это кубло судьба занесла самозванца из будущего: советского подполковника Николая Александровича Романова. Впрочем, я как раз не поддельный Романов. И в отличии от Гольштейнов еще не скурвился. Не знаю, как сложится тут моя судьба, может и сожрут меня прежде срока. Но пока жив, я постараюсь извести под корень ваше козлиное племя. Пусть даже меня за компанию с вами к стенке прислонят, но счастливой эмиграции вам не видать! Не долже преступник получить то, ради чего совершал преступление!
  Правда с Уставом Русско-Азиатского банка нужно что то делать. Банк ведь не более, чем кредитное учреждение. Поэтому работать с ним придется по-любому. Нужен только контроль. И я потребовал, чтобы я, моя супруга, наследник престола со своей несуществующей еще супругой получили по двадцать голосов на каждого.
  
  - Не ваше императорское величество! - возопил князь Ухтомский, - если так поступить, то доля прибыли у учредителей банка будет меньше той, на которую они рассчитывали!
  - Не стоит волноваться князь! Ни я, ни моя семья не рассчитываем на получение дополнительной коммерческой прибыли. Согласитесь, что хозяину Земли Русской не стоит лезть в карман купца лично. Но будучи хозяином этой самой земли, я не могу пускать такие дела на самотек, а потому должен иметь возможность вовремя вмешаться.
  - Но тут достаточно вашего указа!
  - Как раз этого я делать не хочу. Указ - это слишком серьезный документ, чтобы издавать его по мелким поводам. Зачем? Проще мне высказать свое мнение на заседании правления. Без лишней бумажной волокиты.
  
  А еще указы являются компроматом на подписавшего их. Нет уж, лучше келейно да в форме устных пожеланий. А вообще, ещё лучше иметь более подходящее кредитное учреждение. Отложив подписание Устава на завтра, я отпустил князя и занялся чтением текущей корреспонденции. И тут меня ожидал сюрприз. Воистину: вспомни гуано - вот и оно!
  Среди присланных писем было послание от руководства фирмы с интересным названием: "Red Star". Руководство этой фирмы просило дозволение принять участие в кредитовании перспективных проектов в рамках реализации Первого пятилетнего плана. Но это было не единственным предложением неизвестных мне дельцов. Они просили дозволить им на концессионной основе позволить им организовать добычу угля в бассейне Вилюя на реке Далдын, что является притоком реки Мархын. Также они претендовали получить в концессию месторождения медных руд в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Причем фирма уверяла меня, что подходящий для таких работ опыт она приобрела, добывая медные руды в бассейне реки Юкон, что находится в Северной Америке!
  На первый взгляд это писал больной человек. Какие такие угольные пласты на Вилюе? Что за медь в Восточной Сибири и на Юконе? Вот только я не здесь родился. Ребята эти знают про якутские алмазы и крупные месторождения золота! А еще они тихонько работают на том самом Клондайке и вовсе не с медью! И разве трудно догадаться, кто они такие? Тем более, что в конце письма они уверяют, что их дочерняя фирма уже работает в России, вкладывая средства в развитие "передовых медицинских технологий и в фармацевтические предприятия, готовя выпуск невиданных в мире лекарств". И название этой дочерней фирмы для меня говорящее: "Тахион".
  Вот значит как! Ну что же, нужно принять их представителя Глориана Хаммера. Посмотрим: каков ты северный олень?
  Но прежде я принял Степана Осиповича Макарова. На этого человека я хотел возложить особую задачу. То, чем он занимался до сей поры, было конечно делом нужным, но поручить его исполнять можно было любому адмиралу. Благо их в Российском Императорском флоте значительно больше чем в британском Королевском флоте. И не то, чтобы наши адмиралы были так же хороши как британские. Как раз нет. Поручить командовать Средиземноморской эскадрой я смело мог любому носителю "орлов", потому что в ближайшие сто лет этой эскадре вряд ли доведется воевать. Плохой адмирал ее уже не испортит, а хорошие мне нужны в иных местах. Макаров мне был нужен и как отличный моряк, и как энергичный организатор, и как талантливый ученый и инженер.
  
  - Степан Осипович! - обратился я к нему, предварительно разрешив присесть и угостив его чаем, - разговор у нас с вами будет не совсем долгий, но надеюсь что душевный. Поэтому располагайтесь как вам удобно, угощайтесь чаем, а если продрогли, то я распоряжусь насчет коньяка.
  
  Что мне в Степане Осиповиче понравилось, так это отсутствие робости перед любым начальством. Жеманиться он не стал и честно сказал, что продрог. А раз так, то распоряжение насчет коньяка последовало. И потребляя изделие французских виноделов, мы приступили к делу.
  
  - Наверное вы Степан Осипович слышали мнение сидящих под Шпицем о том, что я неблагосклонно отношусь к нашему флоту, - получив в ответ утвердительный кивок, я продолжил:
  - Все это не более, чем заблуждения людей неосведомленных. Я неблагосклонен к тем безобразиям, которые выявила на Черноморском флоте комиссия нашего генерал-адмирала. Вы только представьте себе: кучка казнокрадов сумела сорвать стоящую перед черноморцами ту важнейшую задачу, к выполнению которой они готовились целых шестнадцать лет! Но не будем о грустном. Скажу по секрету: Балтийский флот меня тревожит не меньше. Просто до него еще руки не дошли. А про то, что творится на Тихом Океане я даже боюсь думать. Уж там, подальше от столицы, лихоимцам больше раздолья. Ну а теперь поговорим о вашей задаче.
  
  Поручая человеку большое дело, я счел правильным раскрыть свои замыслы наиболее полно. Итак: Россия, как держава континентальная вполне может обходиться без флота и при этом не пропасть. Доказано её историей. Причем неоднократно. Было время, когда флота у нас совсем не было. Было время, когда Черноморский флот уничтожали полностью перья дипломатов, а Балтийский флот загонялся в Маркизову лужу, где толку от него не было. Я уже не говорю о той ситуации, когда достаточное количество пехотных дивизий, захвативших все порты на побережье, уничтожают флот без всяких морских битв. Это чуть ли не случилось у нас в 1941 году и случилось у немцев в 1945 году. Казалось бы: без флота мы спокойно можем прожить. Но не всё так просто.
  
  - Я смотрю на флот как на средство глобального воздействия. В отличии от армии, которая является средством регионального воздействия, флот способен наносить удары в любой точке Земного Шара. В идеале конечно. Но это осуществимо, если флот является океанским. А такого флота у нас нет. В силу географических причин, я смотрю на Балтийский флот как на непомерно раздутую Практическую эскадру, а на Черноморский флот как на слишком большую флотилию.
  
  Дальше я обратил внимание собеседника на то ненормальное положение, которое сложилось у нас в стране. Там, где имеется выход в океаны, у нас нет приличных военно-морских сил. Зато в балтийской и черноморской лужах, у нас кораблей как грязи. Но стоит начаться войне и эти корабли могут простоять без дела, потому что сильная морская держава им не даст выйти на океанский простор.
  Значение Тихого океана со временем возрастет, а значит свои интересы в этом регионе мы должны защитить. Именно там это удобней делать с помощью флота. Но вот беда: условий для содержания там крупных военно-морских соединений у нас нет. Я не только имею в виду отсутствие условий для базирования. Мы имеем в европейской части России неплохие судостроительные мощности, но в случае войны они ничем помочь тихоокеанским морякам не смогут. У нас нет на Востоке артиллерийских заводов, нет производства боеприпасов, силовых установок и той же взрывчатки. Ремонтные мощности практически отсутствуют. Можно много перечислять того, чего у нас нет. Уже поэтому, нагнав туда корабли, мы не сможем во время войны их активно использовать. Любая поломка - корабля считай что нет, хотя боя не было и враг еще не начинал стрельбы. Значит, не построив промышленность на Дальнем Востоке, мы рискуем его потерять по недостатку сил на море, даже если нагоним туда корабли всех наших флотов.
  
  - Вот с этого конца я и решил взяться за дело. Развивать окраины страны. Обычно мы это делали двигаясь из коренных российских земель с запада на восток. Так будет и сейчас. Мы пойдем вдоль Великого Сибирского пути в направлении океана. Но не только так. Второй путь - движение от Владивостока вдоль Уссурийского участка железной дороги и дальше вдоль Амура. С востока на запад. К сожалению, таким способом к месту не всё можно доставить. Крупногабаритные грузы железная дорога не осилит. Нужны морские перевозки. К счастью, они возможны. И нет нужды идти вокруг света. Вы догадались о каком пути я говорю?
  - Ваше величество имеет в виду Арктику! - уверенно заявил Макаров.
  - Правильно Степан Осипович! Именно их я и имею в виду. В критической ситуации - это единственный путь, на котором у эскадры идущей на Восток, на всем пути будет рядом родной берег.
  - Пройти там непросто, - у адмирала восторженно заблестели глаза.
  - Значит поход по этому маршруту нужно суметь сделать обыденной вещью, совсем не героической. И это дело я поручаю вам.
  - Готов хоть сейчас ваше императорское величество!
  
  Пришлось осадить порыв моряка, объяснив ему, что речь идет не о разовом походе, а о напряженной работе сроком не менее десяти лет. Расстелив на столе карту, я начал ставить задачу:
  
  - Для выполнения этой задачи, образуется Заполярное наместничество, во главе которого будете вы. Кроме того вам потребуется значительная самостоятельность в принятии решений, поэтому вы наделяетесь теми же правами, которые имеет наш морской министр. В территорию наместничества входит все российское побережье Ледовитого океана включая имеющиеся в нем острова. Территориальные границы наместничества будут указаны в том плане работ, который вам завтра доставят на дом. Там обозначен ваш бюджет, но я плохо верю в то, что его на все хватит. Значит нужно будет изыскивать дополнительные возможности на месте. В течении десяти лет вы должны построить вдоль Северного Морского пути необходимые порты и угольные станции, оборудовать маршрут в навигационном отношении. В общем, сделать возможным сквозное плавание в течении одной навигации.
  
  Я говорил о том, что потребные для этого корабли придется заказывать за границей. Не стоит смущаться этим. Раз нужно, значит нужно. Но стоит иметь в виду, что в план заложено строительство современной судостроительной базы в Северодвинске. Это тоже предмет заботы наместника. Поставки необходимого? Пока морем вокруг Скандинавского полуострова, но со временем к Архангельску и Кольскому заливу будут подведены железные дороги. Где взять людей? Тяжелый вопрос. Кого то соблазнят вербовщики, кого то отправят по приказу. Но этого не хватит. Нужные для работы кадры готовьте на месте. Средства на организацию потребных учебных заведений будут выделены. И еще: я понимаю, что Арктику нужно долго и подробно изучать. Поэтому в плане работ был раздел посвященный развитию региональных научных учреждений. Но самое главное я приберег напоследок.
  
  - Выполнив эти работы, вы получите дополнительное задание. Смотрите на карту: вам не кажется, что из Мурмана мы можем грозить не только шведу? Вы тоже так считаете? Чудесно! Значит вы понимаете, что любимые вами быстроходные крейсера-рейдеры, для действий на коммуникациях в Атлантике должны базироваться именно здесь? Браво адмирал! Вы уже догадались, что здесь у нас возникнет? И опять вы правы: флот Северного Ледовитого Океана! Не сразу, но он у нас будет!
  
  Степан Осипович покинул меня в прекраснейшем расположении духа. А я наконец сумел встретиться с Глорианом Хаммером.
   Когда он явился в назначенное ему время, я сразу понял, что к "Неизвестным Отцам" он имеет такое же отношение, как и доктор Карл Иванович со своей подругой. Глориан был не из нашего мира и являлся всего лишь одним из ответственных сотрудников компании "Red Star". И основной целью его визита являлось передача конфиденциального послания. Ну а помимо этого - устно ознакомить с предыдущей деятельностью компании, в которой он работал уже порядка пяти лет. По его словам, правление компании - обычные дельцы. На первый взгляд. Необычным в них было феноменальное чутье на возможность получить хорошую прибыль. Впрочем, Хаммер в эти дела не лез. У него были иные задачи. Главнейшей из них - организация работ на золотых приисках. Нет, горным инженером он не является. Его дело - рабочая сила и снабжение всем необходимым. Ну и взаимодействие с местной администрацией. Первым и пока единственным проектом, в котором он себя проявил - добыча золота на Аляске.
  
  - А разве там есть золото? - спросил я чисто для порядка.
  
  Вообще то, "золотая лихорадка" в моем времени возникла позже. А тут как то странно: золото добывают, а ажиотаж отсутствует. Понятно, что "отцы" имели точную информацию насчет того, что и где находится. Вот только как они умудрились так сработать?
  
  - Золото там есть, - ответил Хаммер, правда его не так много. Самые крупные месторождения: в районе Нома и Фэрбэнкса. Это на территории самой Аляски. Менее богатым было месторождение в районе Клондайка. Это уже британская территория.
  
  То, что работы по добыче золота не привлекли к себе внимания, имеет свое объяснение. Фирма изначально взаимодействовала с канадскими властями и добытое золото сбывалось королевскому казначейству. Правда, от услуг старателей из числа белых людей пришлось отказаться. Основная часть работы выполнена завезенными туда китайцами. Почему китайцы не разбежались и не оповестили весь мир о идущей там добыче? Все просто: за ними приглядывала вооруженная охрана из поданных Её Величества.
  Короче говоря, фирма купила нужные участки земли, а Хаммер обустроил несколько самых настоящих концлагерей и организовал снабжение приисков рабочей силой. Сейчас правда китайцы там не работают. Слухи о приисках уже разошлись и вольные старатели туда наверняка рванут. Но фирма не покинет этих мест. Раз земельные участки куплены, значит с них нужно получить прибыль! Хаммер эту прибыль уже заранее обеспечил. Старатели будут платить за все! За еду и за одежду, не считая инструмента. Они отдадут добытое ими золото! А кому продаст золото фирма: британскому или американскому казначейству, значения не имеет. Первые пять десятков тонн золота, добытые за пять предыдущих лет - это событие мирового масштаба. Правда. не все это понимают. Я не знал о том, что за сто лет на Аляске сумели добыть не более чем четыре сотни тонн золота. А Хаммер про это уже знал.
  
  - Мы удачно сняли сливки и получили прибыль. Продав британскому казначейству металл за фунты стерлингов. Теперь будем продавать металл американскому казначейству, но за менее выгодную цену. Но это потому, что британское казначейство потеряло интетес к золотодобыче в тех местах.
  
  Сообщение Хаммера стоило переварить. Итак. В САСШ свирепствует кризис. Эта страна, как и мы, стремится соответствовать международным стандартам в области финансов. А сейчас в моде золотой фунт стерлинг, франк, марка, крона... В общем рубль с долларом туда же пошли. У нас ведь тоже сейчас проходит денежная реформа. Внедряется золотой рубль. Правда. к моему удивлению, у населения нет доверия к золотой монете. Её приходится силой навязывать людям. Оказывается, кредитный рубль популярней золотого. А все из за отказа от серебра. А в Америке та же петрушка, только круче нашей. Народ привык к биметаллическому обеспечению доллара и не верит в доллар золотой. В общем, это выше моего понимания. Но в САСШ кризис, вызванный введением золотого обеспечения доллара! Как совместить неприязнь к золотой монете и жажду ее иметь? Трудно понять и логику барыг, и логику американского фермера, которому нужен доллар серебряный. но не нужен доллар золотой! И у наших хлеботорговцев аналогичная логика. Долой рубль золотой! Да здравствует рубль серебряный и "деревянный"! В общем, не смотря на отвращение народа к золоту, только оно его и сможет выручить!
  
  - Это произошло бы. Ваше императорское величество, - уверяет меня Хаммер, - если бы мы не сняли сливки. Все, на что может рассчитывать Америка, так это на три тонны в год. Слишком мало, для того чтобы решить свои проблемы.
  - А Британия?
  - А Британия Ваше Величество сейчас сыта.
  
  И что из этого следует? Мне докладывают о крахе пяти сотен американских банков. Видимо процесс этот продолжится. В том времени золото Аляски Америку выручило. Его немного. За сто лет добыто треть годовой прибыли компании "Майкрософт". Сущий мизер! Но и этот мизер оказывается выручил Америку тогда. А сейчас, благодаря "помощи" попаданцев, будут добыты сущие крохи. И что Америке делать в этой ситуации? То, что она делала всегда: затевать войну! я даже знаю с кем.
  Ладно, почитаем послание. О чем таком пишут "Неизвестные Отцы"? А пишут они о делах сугубо коммерческих. Хотят они приобрести в концессию известные им месторождения "меди" в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Кроме того им очень хочется организовать пассажирские и грузовые перевозки в бассейне Амура. Тут они замахиваются как бы не на монополию.
  Ребята хотят стричь шерсть с нашего купца. Будет дорога и телеграф - купец и без всяких понуканий куда угодно пойдет. А тут пристани и порты в бассейне Амура. Это же прекрасная транспортная магистраль, созданная самим господом богом! Конечно, речной транспорт там есть, но ведь этого мало! Если в него хорошо вложиться, то мы не только усовершенствуем собственную логистику. По той же Сунгари уже есть судоходство. Те же японцы и китайцы нуждаются в доставке товаров и грузов. Так нужно занимать эту нишу! В общем, ремонтно-эксплутационные базы в Хабаровске и Благовещенске - то что доктор прописал. И нашим планом они предусмотрены. Правда, теперь, когда есть некие господа, готовые в это вложить честно уворованные деньги, то появляется возможность экономить казенные средства.
  А ведь это еще не все их желания. Николаевск-на-Амуре их тоже привлек. Сейчас этот город пребывает в упадке благодаря тому, что роль главного дальневосточного порта перешла к Владивостоку, а роль областного центра к Хабаровску. Население там сейчас едва за тысячу человек. Имевшийся на месте завод по ремонту и сборке кораблей совсем зачах. С трудом подготовленные кадры судостроителей потеряны для завода и города. Но не все так плохо. Открытые недавно золотые месторождения уже влекут туда народ. Так что силком никого загонять не придется. Золотодобытчикам нужен только водный транспорт. Есть также интерес к освоению рыбных промыслов. Все это требует судов весьма небольшого водоизмещения, а значит судостроение нужно возрождать. Оно и для войны пригодится. Не только боевые корабли. Те же буксиры да самоходные баржи. Рыбные промыслы - это еще производство бочкотары, что влечет за собой развитие лесопереработки. А ведь и шпалопропитку можно наладить. В общем, этот город имеет шансы стать вторым по значению портом Дальнего Востока. Интерес у частника есть. Нужно только построить судостроительный завод и приличные портовые сооружения.
  И тут тоже, как нельзя кстати, подворачивается богатенький Буратино, готовый вместо нас вложиться в развитие транспорта! С одной стороны это чудесно. Вкладывать в это дело казенные средства можно. Но стоит понимать, что коррупция не дремлет. Уворовать часть средств у нас смогут. Поэтому частная инициатива выглядит предпочтительней. Воровать у самого себя не станешь. Так и не будут воровать. Но кто сказал, что и они не уворуют у государства нашего? Вот и гадаю я: от кого меньше ущерб? От родного российского казнокрада на государственной службе, или от частника, который своего тоже не упустит? Как бы наше население не потеряло последние штаны от таких предпринимателей.
  
  - Мистер Хаммер! Скажите мне: где вы наберете потребных для ваших дел работников?
  
  Хаммер ответил весьма обстоятельно. Оказывается, фирма широко использует вольный найм, но гораздо больше толку от использования принудительного труда. Ведь почему компания успешно и без ненужной шумихи работала на Аляске? Да потому, что использовало труд китайских преступников!
  
  - Мы ваше императорское величество избавили правительство Китая от необходимости содержать за государственный счет преступников. Более того, правительство получило небольшую прибыль, избавившись с нашей помощью от людей, которые им не приносят ни малейшей пользы. Это разумно. Именно так Британия избавлялась от своих преступников. Их просто вывезли в Австралию и продали на определенный срок частным лицам.
  
  Оказывается мои "благодетели" учли британский опыт и вместо вольных старателей сделали ставку на труд заключенных. Правда, меня всегда уверяли в том, что труд раба неэффективен. О чем я и заявил мистеру Хаммеру. Хаммер посмотрел на меня так, как смотрит "белый господина" на тупого негритянского вождя. А потом стал опровергать мои уверения о неэффективности невольников.
  
  - Все дело в научном подходе к решению возникшей проблемы. Наш британский ученый-зоолог, мистер Лавр Берия, разработал методику рационального использования отбросов общества. На Аляске я как раз этим и руководствовался. И это прекрасно работает ваше величество.
  
  А дальше Глориан со знанием дела рассказал мне о том, как это работает. Вывезенные на чужбину китайские невольники вовсе не чувствовали себя несчастными. Во-первых, их стали лучше кормить и одевать. И хотя вместо принятой в тех краях меховой одежды, их одевали в более дешевые ватные куртки и брюки, они вовсе не мерзли. Кстати, прекрасная рабочая одежда. Хаммер ее оценил по достоинству. Дисциплину поддерживали точно такие же преступники, но уже из белых людей. В общем, все как у нас в более поздние времена. Только на коммерческой основе. Правда, были и отличия. Британская наука не рекомендовала держать людей в таком состоянии более пяти лет. Это максимальный срок, в течении которого раб способен работать лишь за еду и одежду. По истечении пяти лет нужно менять его статус. Именно так фирма и поступила. Отбывшие свой "пятерик" китайцы вовсе не рвались назад в Поднебесную под палки чиновников. Их вполне устраивала Северная Америка. Поэтому переход на систему пожизненного найма прошел легко и безболезненно.
  Прервав восхваления прелести рабства, я спросил собеседника о том, как решался на месте половой вопрос. Оказывается решался. В каждом "рабочем лагере" был свой бордель, который посещали только передовики производства. В соответствии с разработками британских ученых, персонал борделя состоял из выкупленных у государства преступниц. Профессиональных воровок ни в коем случае туда не брали. В большинстве своем это были женщины, совершившие бытовые преступления. Правда, к ним подход был иной. В первоначальном статусе они пребывали не больше года. А потом переводились на пожизненный найм. Нет ваше величество, работницы эти не из китаянок. Две трети работниц борделя - молодые еврейки. Ну а прочие - представители иных рас и народов.
  По уверению собеседника, система гибкого подхода к текущему статусу грешника, исключила бунты и неповиновения. Исключения из правил конечно были, находились и недовольные, и бунтари, но эту проблему легко решала вооруженная охрана.
  
  - Мистер Хаммер, - опять прервал я рассказчика, - присутствие китайских преступников на территории Российской Империи для меня нежелательно. Боюсь, что общество этого тоже не поймет. Мы все-таки живем не в Америке.
  - Ваше величество! Об этом речь не идет! Зачем завозить китайцев, если у вас хватает своих преступников? И вы их не используете должным образом! Вы тратите огромнейшие средства, завозя их в свою Сибирь, где некоторые из них вообще не работают, а получают во время отбывания ссылки государственный пенсион. И что в итоге? Вместо наказания - курорт! Таким способом вы людей не исправите. И даже не сможете их сделать постоянными жителями. Мои наниматели считают, что государственная система исполнения наказаний в принципе не эффективна и убыточна. Наши британские методы намного лучше и применимы где угодно! Уверяю вас, мы не станем тратиться на содержания полиции. Преступника будет заставлять работать сам преступник!
  
  Понятно. Сомневаюсь, что "британский ученый Лавр Берия" существует на самом деле. Это у "краснозвездных" мошенников шутка юмора такая. Правда кое что мне в их подходе нравится. Как ни крути, а без ГУЛАГа мы вряд ли обойдемся. Двести тысяч человек, ежегодно отбывающих наказание - это серьезно. А еще что-то нужно делать с босячеством. И с еврейским криминалом. "Неизвестные Отцы" предлагают просто и без затей утилизовать этот человеческий материал. Хреново то, что гнобить людей будут они, а дурная слава достанется мне. Хотя, это все лучше, чем просто вешать бунтовщиков. Нет человека - нет проблем? Так и толку от трупа нет. И ещё: как бы эти господа не подстроили мне что-нибудь типа Ленского расстрела. А они смогут. За триста процентов прибыли люди еще не то творят. А они нацелились на многое.
  Изучая их послание, я понял многое про них. Вряд ли они сразу в этом мире были богатыми. Скорее всего, располагая нужной информацией из будущего, они первый свой миллион заработали, играя на бирже. Правда, долго так богатеть ни у кого не выйдет и Ротшильдами при всей их ловкости и знаниях им таким манером не стать. В мире финансов самые лучшие делянки уже заняты и всячески охраняются от наглых чужаков. Подозрительно удачливых игроков быстро отслеживают, а потом разоряют. "Отцы" это прекрасно понимают и переходят ко второму этапу: уводят из под носа других самые перспективные месторождения золота, о существовании которых ещё никто здесь не знает. Но так тоже долго не продержишься. Успешных бизнесменов и здесь быстро выявляют и начинают отслеживать их сделки. Приобрести в собственность нужный участок земли по дешёвой цене уже не дадут. Сейчас им нужно начинать третий этап: приобретать солидную "крышу" и выходить уже на более серьезный уровень. А с этим проблемы. Кого попало государство не "крышует". Тут тоже давно все поделено. Да и разные есть государства. Гватемала тоже им является. Нет, им для должного размаха нужно не слабое такое государство, где правительство достаточно сильно, а отечественный капитал слаб. Судите сами: толку превращать президента САСШ в своего ставленника, если в стране полно сильных "акул бизнеса"? Президенты приходят и уходят, а влиятельные "акулы" остаются. Значит им более всего подходит страна с несменяемым диктаторским режимом. И богатая ресурсами при этом. Так что выбор России - это логичный для них ход. Судя по тому, что они отразили в своем послании, их целью является эксплуатация богатств Восточной Сибири и Дальнего Востока. И при этом им нужна сила для того, чтобы никто посторонний в их кормушку не влез.
  Понятно господа, для чего вы мне еще там мозги морочили.
  
  

9. Легендарный китайский герой

  
  Когда я затеял подготовку в Китае партизанской войны, я многое представлял себе тогда иначе, нежели сейчас. Решив, что в качестве противовеса влиянию "дядюшки Хо", лучшим образом подойдут комиссары, я взял их подготовку под свой личный контроль. Этот процесс я представлял себе таким образом: человек пять наиболее смышленых кандидатов на курсах политграмоты получат представление о марксизме. Потом их полгодика погоняют наши унтеры, а дальше: вручаем кожаную куртку и такую же фуражку с красной звездой, маузер с шашкой и вперед воевать за Народный Китай!
  На деле все вышло не так. Начну с того, что я дал задание Обручеву, подобрать мне несколько офицеров, владеющих китайским языком и умеющих воспитывать личный состав без оскорблений и рукоприкладства. При этом я прекрасно понимал, что мне сбагрят тех, от кого и так искали случай избавиться. Так оно и вышло. Отдали мне не самых лучших. Правда, такими они числились у своего прежнего командования. Ну не вписывались они в окружающую их среду! Никак не вписывались. Зато на Китайском полигоне они проявили себя выше всяких похвал.
  Как только они уяснили, что предстоит делать, так сразу взялись за дело с тем тщанием и старанием, какое обычно проявляет человек, углядевший очень интересную работу. А раз работа человеку кажется интересной, то он и подходит к ней творчески. Первое, что сделали эти офицеры - предложили готовить не пятерых человек, а сразу целую роту. Чтобы можно было отобрать лучших.
  В их предложении был резон. Пятерым курсантам мы можем дать теоретические знания, но этого мало. Чтобы понять на что способен взвод, нужно в этом взводе служить. Ну а если набрать роту, то курсанты поймут как действует рота. Кроме того, кандидатам нужна реальная командная практика. Поэтому я согласился на набор роты. Целый месяц шла вербовка добровольцев среди китайских гастарбайтеров. Желающих было не очень много и хотя роту удалось сформировать, но возраст набранных курсантов был разный: от восемнадцати лет до сорока. Впрочем это не помеха. Встал вопрос об унтер-офицерах. Все-таки именно они занимались воспитанием и обучением солдат. Ставший командиром роты капитан Баранкин, предложил набрать для этой работы тех унтеров, которым предстоит уволиться в запас. И это тоже я счел разумным. Ведь уходящие в запас унтер-офицеры, это опытнейшие волчары, умевшие подобно папе Карло сделать из любой чурки настоящего человека.
  Ну а дальше, учитывая, что в нашем распоряжении есть два года времени, я пришел к выводу, что можно дать китайцам более основательную военную подготовку. Какие там ускоренные курсы? Программа полноценного юнкерского училища! Правда, с поправкой на китайскую специфику. И тут мне поступили еще предложения: дать курсантам неплохое гуманитарное образование. Пришлось расширять преподавательский состав.
  Теперь помимо изучения марксизма, курсанты проходили легкий курс естественно-научных дисциплин. Ну и в добавление к этому - занятия по каллиграфии. Последнее, как мне объяснил учитель каллиграфии Лю, в условиях Китая весьма важное умение, способствующее росту авторитета. Ну и кроме марксизма - изучение китайской классики: Конфуций, Сунь-Цзы, Лао-Цзы и прочие философы. Завершался гуманитарный курс сдачей такого же самого экзамена, что сдают перед вступлением в должность все китайские чиновники. Смысл? Простой! В стране, чьи жители способны ценить красоту иероглифа - хороший каллиграф будет иметь немалый авторитет, как человек культурный и образованный. Ну и знание классики обязательно. Без этого в правящем классе комиссаров никто всерьез воспринимать не станет
  И вот, спустя время, я еду инспектировать Китайский полигон. Или как он официально назван: "Учебный центр имени Ли Си-цына". Не стоит смеяться или воспринимать это как стёб попаданца. Тут все серьезно. Шутку про Ли Си-цына здесь никто не знает. Но китайца это имя говорит о многом. Особенно, если его написать китайским письмом:
  "Ли" (是否) - царского рода
  "Си" (乙) - высокое служение
  "Цинь" (秦) - древнее императорское титулование
  На учителя Лю это произвело огромное впечатление. Странно, но наши офицеры ничего тут не поняли и считали что Ли Си-цын является просто знаменитым китайцем. Эх ребята! А ведь будь моя воля, я бы этому самому несуществующему Ли Си-цыну поставил бы два памятника. Один в Москве, а другой в Пекине. Много их было тех, кто прославил это имя.
  Перенесемся в 1937 год, в Гоминьдановский Китай. В Китае есть свой идеал "благородного мужа" - конфуцианский. Но столетие упадка, дает о себе знать. Разложение коснулось всех слоев общества. На фоне наблюдаемого скотства, пресмыкательства и продажности, в древние идеалы людям уже не верится. А просто слова, их давно не убеждают. И вот, в 1937 году, в Китай, воюющий с Японией, прибывают советские летчики. Это обычные деревенские парни из России, очень молодые. Мало кому исполнилось 25 лет, большинство еще моложе. На фоне европейских волонтеров выглядят несолидно. А через два дня, китайцы их увидели в деле.
  
   "Сравнения говорили сами за себя, и китайские авиаторы сразу прониклись уважением, если не сказать почтением, и к нашим летчикам, и к нашим боевым машинам. Что касается китайского командования авиагруппы, то оно поневоле сделало свои выводы: советские добровольцы первыми поднимались в воздух, первыми бросались в атаку, в то время как другие летчики - иностранные волонтеры - всегда приходили "к шапочному разбору".
  
  Но не только это произвело на китайцев впечатление:
  
  "А когда китайский крестьянин в солдатской форме, который главным образом и вел войну с Японией, увидел, что существуют офицеры, которые не бьют солдат, не покупают наложниц, не торгуют солдатским рисом, не трясутся при виде доллара, не любят ни японцев, ни англичан и ничего не боятся, - в его столетней борьбе за свободу Китая появилась надежда".
  
  Вы можете смеяться, но такое поведение полностью соответствовало конфуцианским канонам о "благородном муже".
  
   "Отношение к русским добровольцам у простых китайских солдат и до того было какое-то восторженное. Так смотрят на волшебников из детских сказок. Для забитого, часто неграмотного, полуголодного китайского солдата мы были как свет в окошке. Для простых китайцев было трудно поверить, что может быть офицер, который не ворует солдатский рис, который воюет за Китай, а не за деньги, который не бьёт солдат палкой, самосовершенствуется в военном деле, отдаёт осмысленные приказы, думает о том, как солдат сможет их исполнить. Офицер, который не проводит ночь в публичном доме за пьянкой, а пытается планировать боевые действия с наименьшими потерями. Кто не разворовывает солдатское жалование. Не продаёт военные тайны японцам..."
  
   А ведь это предмет особой гордости. Не случайно, могилы наших парней, погибших и похороненных на китайской земле, всегда ухожены. Даже вражда между нашими странами, не повлияла на отношение властей и народа, к памяти о погибших героях. Еще бы, они смогли убедить многих, и не в книжных спорах, что благородные мужи реально существуют.
  Эх ребята! Как мне вас не хватает. Вы ведь еще даже не родились. Здешние вас заменить в полной мере не смогут. Они неплохие офицеры и душевные люди. Но до вас им расти и расти. Ведь многих вещей, которые вам понятны, они ни за что не поймут. Воспитание хромает. Как бы мне это объяснить? Да хотя бы так: когда я готовился, мне показывали различные фотографии моего реципиента. Вот он в Японии. Фотография, где он сидит в повозке, которую тянет рикша. Морда лица не выражает никакого смущения. То, что в повозку запряжен человек, ему кажется правильным и естественным. Рикше кстати тоже ничего тут не кажется странным. Дети своей эпохи. А вот Ли Си-цыны так не поступят! Пойдут пешком, если иного транспорта нет, но использовать человека вместо скота - для них это стыдно и недостойно звания советского человека. Да что там говорить. Из ничего такие люди не появятся. Их нужно готовить. И в совершенно ином обществе. Здешнее общество на это не способно. Я же по мере сил стараюсь в одиночку заменить их.
  Собираясь с инспекцией, я шифровкой предупредил капитана Баранкина, чтобы он не устраивал мне пышных церемоний. Что присутствовать я буду под именем полковника Романова. Тем не менее, капитан не мог совершенно игнорировать требования устава. Встречу мне все-таки устроили. Как инспектору. Ну я и повел себя как инспектор. То есть произвел комплексную проверку состояния дел и несения службы на полигоне. Что показала проверка? Честно говоря я остался не совсем доволен ее результатами. Только виду не показал. За несколько месяцев конечно китайцы мало чему научились, но если продолжать в прежнем духе, то через два года они будут выучены заметно лучше, чем наша пехота. Виной тому излишнее усердие моих офицеров. Творческие личности, мать твою за ногу! И что делать? Приказать учить хуже? Да не дело это. Уж лучше не качество обучения снижать, а готовить инструкторский состав для нашей армии. В обычных боевых частях эти инструктора будут явно неуместны. Старый привычный подход к обучению солдата не даст им проявить свои умения. Тут нужно что-то отдельное. Учебные части? Пожалуй да! Но это нужно полностью менять систему боевой подготовки войск. Не отдавать первоначальное обучение на произвол командиров боевых частей. Значит - учебные дивизии? Хорошо бы. Хотя бы потому, что и подготовка по единым стандартам и никаких там "Я так вижу!" Да и качество подготовки вырастет. Но первых инструкторов для учебных частей придется готовить здесь.
  А у меня насчет Китайского полигона есть и другие планы. Корея. Вот еще один объект приложения сил. Сейчас королева Мин вместе с сыном пытается править из нашего посольства, где ей предоставлено убежище и защита. Получается плохо. Но покидать стены плосольства слишком опасно. Отставной японский генерал Миура Горо со своими "наемными мечами" только этого и ждет. У Миуры Горо есть поддержка среди местной жандармерии и в тех воинских частях, где корейских солдат обучали японские инструктора. Надеяться на дворцовую охрану не стоит. Она слишком слаба. Вывод? Нужно готовить людей для королевы Мин.Качественно готовить. Даже лучше, чем китайцев. Потому что задача у этого отряда будет совсем иной.
  
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  
  А вообще, насчет Кореи у меня имеются вполне определенные планы. Сейчас нашего влияния на обстановку в этой стране практически не чувствуется. И это невзирая на симпатии к нашей стране со стороны королевы Мин. Только одной этой симпатии мало. Все дело в том, что в распоряжении королевы нет сколь-нибудь надежной силы. Лишь искусство интриги позволяет ей еще держаться на плаву. Но долго хватит её умения лавировать между различными соперничающими группировками? Тем более, что давно мечтавшие об аннексии этого полуострова японцы, имеют неплохое влияние и в корейской армии, и в местной жандармерии. И что мы сможем этому противопоставить? Наше посольство в Сеуле находится под постоянным присмотром как самих японцев, так и прояпонски настроенной местной полиции. Любое действие наших дипломатов легко отслеживается людьми Миуры Горо. Тем не менее, постоянная связь с посольством имеется и кое-какие мысли по выходу из этой ситуации у наших дипломатов есть. В последней по времени шифровке, меня просветили насчет того, что простые крестьяне Кореи редко участвовали в войнах, оставляя это дело на откуп профессиональной регулярной армии. Однако во время Имджинской войны с Японией силы регулярной армии оказались значительно слабее. Поэтому правительство повсюду призывало создавать отряды ополчения и противостоять захватчикам в тылу. Такие отряды получили название Ыйбён - "Армия Справедливости". В принципе, чтобы их создать вновь, достаточно указа королевы. Проблема лишь в позиции корейских крестьян. В стране, где средняя продолжительность жизни составляет 22 года, немного найдется желающих защищать существующую власть. Конечно, когда японцы покажут свое истинное лицо, то покорными корейцы не будут. Но в данный момент корейцы больше ненавидят собственное правительство. И не сказать ведь, что тихо ненавидят. В начавшееся в 1893-94 гг. революционном движении, во главе которого стояли представители движение Тонхак, много кто принял участие, не только крестьяне. Само учение Тонхак , или по-русски "Восточное учение", было весьма примечательным. Сторонники Тонхака проповедовали о равенстве всех людей на земле и праве каждого быть счастливым. Именно духовные руководители Тонхак, выходцы из корейского дворянства, и возглавили это крестьянское движение. Ну чем оно плохо? Немного людям подсказать и считай готовая компартия! Даже навязывать ничего не нужно. Только поздно я явился в этот мир. Сейчас это движение подавлено маньчжурской армией, а окончательное подавление между делом сделала японская армия. Жаль, право жаль! Было бы здорово, если бы в разгар восстания ихэтуаней, японскими тылами занялся Ыйбён под руководством тех же марксистов-тонхаков. Только что зря мечтать? Новое народное сопротивление возникнет лишь через десять лет. В моем времени новый Ыйбён самовозродился без всяких королевских указов, но при поддержке Российской Империи. И ведь простым бунтом с партизанщиной дело не ограничилось. Потерпевшие поражение повстанцы ушли в основном в Россию, да остались у нас навсегда. Хорошие ли это были поданные? Судите сами: часть из них стали уссурийскими казаками и разделили с войском дальнейшую его судьбу. Но большая часть корейцев во время Гражданской поддержали красных. Стоило появиться иностранным интервентам, как корейцы пошли партизанить, защищая свое новое Отечество от старого врага. Кое-кто потом служил уже в РККА.
  Как я уже сказал, сейчас рассчитывать ни мне, ни королеве Мин на широкую народную поддержку не стоит. Но это не значит, что нужно плюнуть на все это и пустить всё на самотёк. Успех способствует приуготовленным. Вот и будем его готовить. Главное, что сами корейцы не против нужных их стране преобразований. Значит будем тратить время и силы, готовя им кадры для рывка вперед. Будем на Китайском полигоне готовить командные и политические кадры для новой корейской армии. Будем готовить гражданских специалистов для народного хозяйства этой страны. Зачем мне это нужно? А вы на карту посмотрите. Сильная и союзная нам Корея, способна неплохо прикрыть тот же Владивосток со стороны суши. Это сейчас её армия ведет себя пассивно, не защищая даже собственную территорию от иностранного вторжения. А мы преобразуем ее. Чтобы в случае японского вторжения, захватчика встретили и приветили. Чтобы во время войны наши корабли могли рассчитывать на гавани Корейского полуострова.
  Но не только военная надобность заставляет меня возиться с этой страной. Уголь, свинец, вольфрам, цинк, графит, магний, железо, медь, золото, пирит, соль, плавиковый шпат и много чего другого. У меня уже есть договорённость с "Неизвестными отцами" насчет добычи сырья на Корейском полуострове. Нет, добывать будем не мы. Пусть работает корейский купец. 'Отцы' согласны его кредитовать, Но добытое сырье должно идти нам и ни в коем случае не идти японцам. Или идти, но по конской цене. Это конечно чревато для нас. В моем времени поводом для стрельбы послужила обычная рубка леса на севере полуострова. Но тут все будет иначе. Почему? А вот она моя подстраховка! Прям сейчас марширует по "линейке"!
  Рота китайских курсантов, ведомая фельдфебелем Нечипоруком, с песней шла на занятия.
  
  
  Облака проплывают, как снег холодны,
  Гости к югу летят в милый отческий край.
  Если мы не дойдем до Великой стены,
  Значит, мы недостаточно любим Китай.
  
  Любо-дорого смотреть на них! Особенно на их форму. Шапки-ушанки с пятиконечной красной звездой, ватные куртки и брюки. Обуты в яловые сапоги. И поют весело да бодро, почти без акцента. И если не обращать внимания на то, что лица их раскосы, то прям как в Советскую Армию вернулся. На вас ребята у меня вся надежда. Я надеюсь на то, что вы сумеете обуздать крестьянскую стихию да бандитскую вольницу. Что под вашим руководством люди не будут гибнуть почем зря.
  
  Отсчитали по пальцам мы тысячу ли,
  Дует ветер восточный в полотна знамен.
  И несем мы веревки, шагая в пыли,
  Чтобы ими был связан бумажный дракон.
  
  Песню эту для них подобрал именно я. Поют они ее конечно на русском языке, но думаю, что со временем найдется у них талантливый хлопец, который переложит ее на родной для них ханьский язык. Пусть она вдохновляет их на подвиги. Тем более, что она им очень нравится.
  
  Перевалы, дожди, - ты привала не жди.
  Шаг чекань за спиной, человечества треть.
  Ведь недаром, конечно, нас учат вожди,
  Что великое счастье - В БОРЬБЕ умереть.
  
  А вот тут я внес изменения в оригинальный текст. Оно правильно: незачем издеваться над святой идеей! Нельзя этим ребятам сомневаться в собственной правоте. Не будет сомнений - придет успех. Не будет сомнений - значит они будут за идею и скудный паек выполнять то, что им прикажут. И не только выполнять, но и остальных вести за собой на верную смерть.
  
  НЕ УКРЫТЬСЯ ВРАГАМ ОТ НАРОДНОЙ ГРОЗЫ.
  Надоела соха - карабины хватай!
  Если мы не дойдем ДО ВЕЛИКОЙ ЯНЦЗЫ,
  Значит, мы недостаточно любим Китай.
  
  И тут внесено изменение. Потому что здешним китайцам не понять: зачем им топать до далекой Москвы? Да и дурные мысли не стоит им в головы закладывать. Пусть мечтают дойти до Янцзы. А пока они до нее идут, я под шумок обделаю свои дела в Корее.
  Рота прошла мимо , так и не заметив меня, стоящего вместе с конем за зимними ёлками. Вскочив в седло, я продолжил свою утреннюю прогулку, продолжая размышлять о своем. А думал я не только о делах на Дальнем Востоке. Свои российские проблемы тоже не давали мне покоя. Ну например, проблемы нашего студенчества. И снова вспоминаю дело Александра Ульянова. За него и его сестру подавал прошение их родственник - кандидат Университета Матвей Песковский. Между тем, заверения родственника Песковского, что Саша и Аня Ульяновы - хорошие и примерные молодые люди, были на тот момент ну совсем неуместны. Слова Песковского о том, что Ульянов - очень дельный начинающий ученый, в документе подчеркнуты синим карандашом, а на полях Дурново приписал: "Для приготовления динамита!" В Департаменте Полиции уже успели выяснить, что делал бомбы именно этот толковый студент. А сестра его, "барышня совершенно чуждая всего того, что может шокировать девушку", была в курсе, и ее это, видимо, как ни странно, ничуть не шокировало. Видимо, девушку этой эпохи могло шокировать нечто, касающееся отношений полов, а вот динамит - ничуть. Что в нем такого неприличного?
  Какой-то странный мирок, в котором студентам вроде как и заняться больше нечем, кроме как бомбами. И ведь эти люди не были тупыми неудачниками, которые с большого горя занялись террором. Для них террор был отнюдь не единственным способом самовыражения. Тот же Александр Ульянов входил в научно-литературное общество при университете, о его возможностях как ученого говорит не только завоеванная им золотая медаль, которую он использовал весьма своеобразно: на вырученные от продажи медали деньги за границу бежал его ближайший друг Орест Говорухин, ставший в Болгарии первым профессором русской литературы Софийского университета. Человек, с которым Александр Ульянов изготовлял бомбу, Иосиф Лукашевич, впоследствии профессор химии в Вильно после освобождения.
  
   В записной книжке Александра Ульянова был найден адрес человека, на квартире которого изготовлял бомбы в Петербурге. И чей вы думаете адрес? Бронислава Пилсудского, брата будущего "Начальника Польского государства!" Кстати, брат будущего маршала Польши станет впоследствии очень знаменитым этнографом на Дальнем Востоке в начале 20-го века.
  Всего одна группа, но какая показательная! Будущие ученые, занимаются террором. И это только начало. Их будет таких много. Но дело не только в них. Террористы нуждаются в общественной поддержке, моральной и материальной. Им необходима питательная среда. В Российской империи конца 19 столетия такая среда, охотно и щедро питавшая и революционеров вообще, и их террористическое крыло в частности, имелась.
  И толку плодить университеты, если они воспитывают не столько нужных стране специалистов, сколько её врагов? Я нисколько на этот счет не заблуждаюсь. Год новой жизни в этом мире, убедил меня в том, что большая часть населения Российской империи её ненавидят. Ненавидят не только национальные меньшинства. Россию давно ненавидит правящая верхушка и интеллигенция. Но самое страшное было то, что её начал ненавидеть простой народ. А вы как думали, люди от большой любви к своей стране начали идти к братоубийству? Как раз от ненависти. И если ничего не менять, то от ненависти до любви будет вовсе не один шаг. Менять старые порядки я обязательно буду и начну прямо после Рождества. Первые изменения ощутят на себе именно студенты со своими профессорами.
  
  

10. Перед Рождеством

  
  Сенсация! Случилась невероятная вещь: на великого князя Алексея Александровича было совершено покушение! Правда неудачное, если не считать того, что взрывом убиты случайные люди. Зато дядюшка даже царапины не получил. Честно говоря, я был очень удивлен. Потому что на революционеров это было совсем не похоже. Почему? Да потому что стиль не пропьешь! Как и здравый смысл, если он есть. В моем времени на "Семь пудов" покушения не совершались и не готовились. Потому что как раз революционерам дядя совсем не мешал. Он им был даже полезен. "Неизвестные отцы" тоже к этому не могут иметь отношения, потому что их отношение к этому борову полностью должно совпадать с моим: дядя делает полезную для нас работу. Так зачем его устранять? Кому он мог помешать? Правду сказать, полиция схватила бомбометателя. Им оказался некий Самуил Гринблат, уроженец Житомира. Спустя неделю была выловлена вся группа террористов.
  
  - Ваше императорское величество, - докладывал мне Кошко, - странная шайка. С виду настоящие революционеры, а копнули глубже - наняты уголовниками.
  
  Час от часу не легче! В это время все должно быть совсем наоборот. Обычно революционные организации используют в своих целях уголовный элемент. Но чтобы вот так! Хотя, отличный повод для начала репрессий! Понукаемое мной, следствие выявляло все новых и новых фигурантов "Дела о покушении на высочайшую особу". К Рождеству вся цепочка от заказчиков до рядовых исполнителей Аркадием Францевичем была пройдена. И получалось, что прокуратуре предстоит объединить два дела в одно: "Дело о покушении" и "Дело о хищениях казенных средств". Террор оказался чисто криминальным. В итоге я принял решение провести судебный процесс сразу после Рождественских праздников.
  
  - Николай Валерианович, - наставлял я генерал-прокурора Муравьева, - не следует представлять обвиняемых как борцов с существующими порядками. В выдвинутом против них обвинении нужно подчеркнуть, что их судят за воровство и убийство невинных людей.
  
  В общем, версия происходящего была такова: группа казнокрадов своим воровством сорвала подготовку Черноморского флота к возможной войне. Пытаясь замести следы, это ворье наняло убийц, дабы устранить возглавлявшего следствие по делу о хищениях великого князя. В результате покушения погибли и были ранены совсем непричастные к этим делам люди.
  Зная о том, что революционеры будут чувствовать неуютно в компании с казнокрадами, спекулянтами и 'мокрушниками, я предполагал, что наверняка они будут делать громкие заявления о борьбе с самодержавием. Пусть делают! Не стоит им затыкать рот! Просто в подконтрольной правительству прессе появятся язвительные заметки о том, что эти господа ради достижения успеха не брезгуют потакать воровству НАРОДНОГО достояния, а чтобы замести следы воровства, не брезгуют убийствами.
  Ну а дальше. Виновных ждал приговор суда. И пойдут эти голубчики Север топтать. Степану Осиповичу всякие люди сгодятся. Нет, убийцу мы конечно повесим, но прочих ждет арестантская рота и напряженная трудовая деятельность на свежем воздухе Заполярья. А из дяди можно даже сделать героя. Смотрите люди добрые: вот он бесстрашный борец с коррупцией! Ну а потом дядюшку ждет Балтийский флот. Там тоже есть что расследовать. Правда, глядя на то, что творилось у черноморцев, балтийцы на всякий случай провели внутреннее расследование и кое-кто из причастных подал в отставку. Наивные! Моя ревизионная комиссия уже неплохо набила руку и конечно же найдет кандидатов для арестантских рот. Меня сейчас иное тревожит: как избавиться от "золотого рубля". Весной, толком не разобравшись в сути проблемы, я дал "зеленый свет" финансовой реформе. То, что с ней что-то не так, я понял к концу лета. Ведь народ в большинстве своем без восторга ее воспринял. Ну не хотели люди иметь дело с золотым рублем! Их больше "деревянный" устраивал. Но в чем тут дело, мне было непонятно. Прозрение наступило, когда в мои руки попал первый номер газеты "Правда". Это не та "Правда", которую выпускал Ильич после 1912 года. У меня это был печатный орган социал-монархистов. Или как официально они назывались: Народно-Монархический Союз. И вот один из виднейших деятелей этой партии, Сергей Фёдорович Шарапов критиковал в своей статье саму идею золотой валюты.
  Он выделял три главные функции государственной денежной системы: счетчика народного труда; "организатора и направителя" народного труда; защитника государства от соседей-конкурентов и "хищной международной биржи". Золотое обращение, по мнению Шарапова, не обеспечивало выполнения этих функций, и он предложил провести ликвидацию золотой валюты, и ввести "абсолютные деньги", которые должны были находиться в распоряжении центрального государственного учреждения, регулирующего денежное обращение. При этом государство должно было выпускать только необходимое количество денежных знаков, а денежная единица должна представлять некоторую постоянную, совершенно отвлеченную меру ценностей (бумажный рубль). Шарапов считал, что введение золотой валюты пагубно еще и тем, что лишило земледельцев оборотного капитала, т.к. при наличии бумажных денег всегда можно прибегнуть к эмиссии, а после возвращения кредита изъять бумажные деньги из обращения. Резко отрицательно отнесся Шарапов и к предпринятому Витте привлечению иностранных капиталов в Россию, утверждая, что эти капиталы не работают на отечественную экономику, оставляя основную часть доходов от производства в руках иностранцев.
   Что-то я начал понимать. Судя по всему, советский "деревянный" рубль вырос из шараповской шинели. И ведь работала эта система долго и исправно. Значит долой свободную конвертируемость рубля? Ведь если вери ть Шарапову, то золотой рубль удобен лишь тем, кто имеет дело с заграницей. Государству таких дел никак не избежать. Но ведь государственные закупки можно смело золотом оплачивать. Вопрос лишь в деятельности частных лиц. Та же неудачная игра на бирже может вызвать отток финансовых средств из страны. А это кризис господа хорошие. И преодолевают кризис нынче с помощью "маленькой победоносной войны". Вот уж подставил меня Витте и Ко так подставил! Уже не первый раз. Так нужен ли мне такой "умник"?
  Впрочем, сейчас сожрать Витте найдется кому. Моряков ведь "копали" его люди? Ну так всего дел - пусть дядюшка Алексей Александрович уже в компании флотских ревизоров проверит пограничные войска на предмет коррупции. И коль ему долго предстоит разбираться с чужими хищениями, то можно и должность его обозначить. Чем плоха такая: председатель Чрезвычайной Комиссии по борьбе с хищениями и злоупотреблениями? Впрочем, комиссию эту можно даже назвать Всероссийской. Чувствую, занесет меня с моими фантазиями весьма далеко. Ладно, это заботы нового года. Мне еще с интеллигенцией нашей нужно разобраться. А с ней разбираться придется основательно. Ведь наши мудрецы, рассуждая о переселении безземельных крестьян в Сибирь, как то не подумали про то, что одними крестьянами населять восточные земли не стоит. Вот возьмите меня. Я ведь уроженец как раз Дальнего Востока. И что я наблюдал? Растем мы такие чудесные и хорошие и однажды вырастаем. А дальше вопрос: куда податься? Школа закончена на "хорошо" и "отлично" и я такой не единственный. Нужно учиться дальше. А где? На всю область только один ВУЗ - Педагогический институт. И что, всем в учителя идти? А если я хочу стать врачом? Это в соседнюю область. А кто-то хочет идти в ядерную физику. Это в Новосибирск. Нефтехимики? Ближайшие были в Тюмени. А кто-то выбирает Уральский политех. Находились и такие, кто уезжал аж во Львов. И много нас назад, на малую родину вернулось? Вот и пошли насмарку все усилия по заселению. Кое-как народ загнали к чёрту на кулички, а дети переселенцев все равно слиняли оттуда. И все от того, что по выбранной специальности дома нет работы. Вот потому, вместе с крестьянином на Восток должен идти не только пролетарий, но и инженер с ученым. Кроме заводов и пашни, нужны институты! А этих последних попробуй загони. Пробовали по-всякому: и кнутом, и пряником. Только выходит как всегда. И опять анекдот: 90% вулканов в нашей стране находятся на Камчатке и Курилах. А где обитают вулканологи? Правильно! В Москве! Там им самое место! А на Камчатку можно и студента с аспирантом заслать. И то, только на летний сезон. И это в развитом СССР! Там люди хотя бы только в Европейскую часть страны бежали. А здесь всё значительно хуже. Тут же бегут за границу!
  Удивляться этому не стоит Мы плодим учёных и инженеров. Причем талантливых ученых и инженеров. Но сразу возникает вопрос: а зачем они нам нужны? Ведь мы их не можем обеспечить работой! Кто является основным потребителем труда этих людей? Наукоемкие производства! Или хотя бы просто производство. С которым у нас дела обстоят плохо. Дали молодому балбесу образование, а что он с ним будет делать? Именно это я и объясняю брату своему брату Георгию, приехавшему ко мне в гости на Рождество:
  
  - Заводы, лаборатории, конструкторские бюро... Их нет ещё. Значит нет работы для людей, которых мы зачем то учили годами. Генералы без армии, моряки без кораблей, солдаты без оружия... Прямо бери и создавай полки из одних офицеров! Георгий это отлично понимает:
  
   "В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало, вторые беспомощны, потому что их слишком много" - цитирует он явно не свои мысли.
  - Кто это сказал? - спрашиваю я его.
  - Василий Ключевский! Ники! Неужели не читал?
  - Жорж! Я может быть и читал его, да только не запомнил.
  
  Я не ною. Я принимаю нужные меры. Стараюсь исправить ту ненормальную ситуацию, когда русские люди вынуждены работать на чужого заграничного дядю. Вы ещё не поняли? Тогда объясняю.
  Любое новое дело обязательно произрастает на почве старых достижений. Вот изобретет скоро Зворыкин свой телевизор. Вопрос: кто его будет производить? Ведь наладить производство телевизоров можно лишь там, где существует производство радиотехники. А с этим у нас что? А ничего! Мы можем сколько угодно гордиться нашим Поповым, но производить радиостанции первым начал Марконни. Почему? А что было в распоряжении Попова, кроме маленькой физической лаборатории? Где развитое производство электротехники, на базе которой возникло производство уже радиотехники? Нет его! Поэтому Доливо-Добровольский работает не у нас, а там, где это все есть: в Германии. А почему у нас нет развитого производства электротехники? Да потому что оно базируется на развитой металлургии и металлообработке. Последнее у нас есть, но в весьма отсталом виде. Что уж говорить, если провода мы вынуждены покупать за границей.
  И вот в этих условиях, что делать талантливым людям, способным делать открытия и изобретения? У них два выхода: либо патентовать свои изобретения, либо эмигрировать туда, где есть условия для творческой работы. Что в лоб, что по лбу. В любом случае мы обогащаем не себя.
  Вернемся к нашим высоким технологиям. Чтобы не терять зря людей, я ими озаботился. Пока что сборочное производство с поставкой комплектующих от заграничных фирм. Ну например, уже основано "Российское Акционерное Общество Оптического и Механического Производств". Если не поняли, то в моем мире это знаменитое ЛОМО. До ЛОМО моему детищу как до Пекина раком. На деле сейчас только произведен набор учащихся в ремесленное и техническое училища. Производственные цеха еще предстоит построить. А потом приступить к сборке на месте сложных оптико-механических систем. По всем расчетам получается, что на налаживание собственного полного цикла производства, у нас уйдет лет десять. Но если совсем ничего не делать, то так и будем зависеть от милости иностранцев.
  И это только один пример. С Нового года начнут работу предусмотренные планом развития новые конструкторские бюро. Например КБ "Пульс". Это для наших отечественных Поповых и Марконни. Конструирование и создание современных средств связи. Это будет не просто контора, где люди работают за кульманами. Будет у "Пульса" и своя научно-исследовательская база, и свое опытное производство, и даже профильные учебные заведения.
  Точно так же я подошел и к нуждам артиллеристов. Правда здесь ситуация была иной. Орудийное производство в России существовало чуть ли не с 15 века. Так что производственная база у нас была. Но господа! Где отечественные КБ? Последняя по времени артиллерийская система, принятая на вооружение - орудия Барановского. А теперь на конкурсы идут сплошные орудия Круппа, Шнейдера, Крезо, Виккерса... и прочей нечисти. А где свои разработки? Этот вопрос я и задал "вызванному на ковёр" начальнику ГАУ генерал-лейтенанту Барсову. Ответ о том, что наши отечественные инженеры не смогли освоить конструирование современных артиллерийских систем, меня не устроил. Александр Андреевич мне не врал, так оно и было. Отечественная конструкторская мысль была представлена одиночками. А что может одиночка в современных условиях? Подать идею да оформить ее в виде чертежа. А выдать полноценную рабочую документацию - это не к нему. Сумеет наверное, но потратит столько времени, что орудие успеет морально устареть ещё до готовности рабочей документации.
  
  - Александр Андреевич! Зависеть от милости вероятного противника мы не можем. Поэтому не позднее первого декабря текущего года я жду от вас должным образом оформленные соображения относительно организации Центрального Артиллерийского Конструкторского Бюро и Военно-Механического Института, где будут готовиться инженерные кадры для оружейного производства.
  
  Барсов взял под козырёк и в назначенный срок представил мне эти соображения. Ознакомившись с ними, я чуть ли не покрыл матом генерала. Причина этому была такая: в докладе тщательно расписывалось, почему приказание его императорского величества невозможно исполнить. Основное препятствие состояло в том, что набрать должное количество преподавателей и инженеров, имеющих опыт конструирования орудий неоткуда.
  
  - А Артиллерийская Академия и Михайловское училище?
  - Ваше величество! Имеющихся там преподавателей нельзя перемещать по службе.
  - Почему вы так считаете?
  
  И я услышал песню о том, каковы эти люди прекрасны, уникальны и незаменимы. Убери даже часть из них и оба прекраснейших учебных заведения придут в упадок. Александр Андреевич чувствовал мое неудовольствие, но тем не менее стоял на своем: этих людей нельзя брать, потому что они уникальны и незаменимы, а новых на их место взять неоткуда.
  Я слушал его и думал: "И это слова военного человека? Вот что делает с нашим братом долгий мир: сами разлагаются и армию при этом разлагают".
  Мой начальник ГАУ не был паркетным генералом изначально. Повоевал изрядно. Три войны прошел и на всех трех сумел отличиться. Но сейчас он меня совершенно не устраивает. И не только он. Мой генералитет, в своей основной массе состоит из таких же как он. Как и принято было в эти времена, у каждого из них была одна война в начале офицерской службы и ещё одна под закат службы. И назначали на должность их не просто так, а учитывая их боевые отличия. Вот с таким генералитетом Россия и шла навстречу войнам двадцатого века! Тому же Барсову сейчас 72 года! Для генерала новых войн - беспомощная дряхлость, даже если физически он еще крепок. Ум становится дряхлым. Не думаю, что в молодости он стал бы кого уверять о том, что его окружают незаменимые люди. Незаменимых нет! Есть не замененные! На войне это прекрасно видно. Люди выбывают по смерти, ранениям или болезням, но армия от этого не рушится. На место выбывших немедленно становится иной человек. Пример полковника Скалозуба, который именно так и рос в чинах - обычное на войне дело. Но и в гражданской сфере происходит то же самое. Все мы смертны и потому должны заранее подготовить себе смену. Тот же купец должен со временем передать дело наследнику. Мир науки? И здесь незаменимых нет. Смерть Лейбница не привела к исчезновению точных наук. И смерть Ньютона не явилась концом для физики. Так по любым наукам: корифеи приходят и уходят, а наука движется вперед. Потому что на смену умершим приходят их ученики. Которых подготовили заранее. Для чего начальнику нужен заместитель? Чтобы начальник не боялся надолго в сортире застрять. А если верить Барсову, то в артиллерийском ведомстве никто не почесался насчет подготовки смены. Ну раз так, то применяем сущий произвол: берем списки выпускников, оканчивающих эти заведения по высшему разряду и назначаем их преподавателями в Военмех, да конструкторами в ЦКБ. Скажите, что в этом разе войска недополучат лучших из лучших? А толку от их службы на местах? В военном деле сейчас все меняется. В той же артиллерии появляются новые, передовые методы ее применения на поле боя. Но эти методы офицер не сможет применить на практике, если в его распоряжении устаревшая материальная часть. А откуда её взять?
  Артиллерийское ведомство ведёт дело к тому, что русская конструкторская школа к 1914 году так и не зародится. Мы будем уповать на иностранные фирмы, в распоряжении которых не только заводы, но и коллективы конструкторов. Нет ребята, я такого не допущу! Раз не хотите двигать дело сами, значит его двинет молодёжь. Конечно, на первых порах она не составит конкуренции даже вам. Но это на первых порах. Как только пойдут успехи, вы зашевелитесь! Тем более, что и я вас буду шевелить.
  Но разговор с Барсовым меня лишний раз убедил в том, что пора снижать предельный возраст для службы. Генералитет нужно омолаживать. Не сделаю этого я - значит за меня это сделает либо война, либо революция.
  А вот с Макаровым работать было интересней. Ему сейчас нет и пятидесяти Он бодр, энергичен и полон идей. Его не смутила громадность стоящей перед ним задачи. Только задора добавила. Он пока что не подозревает о том, что эта задача не выполнима в указанные сроки. Ну и что? Вряд ли он охладеет к порученному делу, когда это поймет. Наоборот, постарается оставить после себя максимально больший задел на будущее.
  
  - Смотрите Степан Осипович, согласно плана, в районе Николо-Карельского монастыря вам предстоит заложить город, обозначенный на карте как Северодвинск. Первостепенные объекты строительства: порт и судостроительный завод. В этом же месте будет образовано конструкторское бюро именуемое "Яхонт". Это будет необычное КБ. Помимо вольнонаемных сотрудников, в нем будут трудиться те сосланные смутьяны, имеющие подходящее нам техническое образование. Последнее вас не смущает?
  - Нисколько ваше императорское величество.
  - Отлично! Кстати, на строительство города мы будем присылать и каторжников. Но это к слову. Так вот, надеюсь, что со строительством завода мы получим возможность строить ледоколы и суда ледового класса.
  
  А про себя добавил: "А со временем и атомные подводные лодки".
  
  - Теперь смотрим Кольский полуостров. Летом вы должны приступить к строительству Екатерининской гавани. Место там хорошее, вам как моряку оно понравится. За три года вы должны построить пристань, соединённой со складскими помещениями, пожарным обозом, бассейном пресной воды, элетростанцией и железной дорогой. О последней: группа инженера путей сообщения Риппаса уже закончила изыскания трассы будущей железной дороги на участке Кандалакша-Кола.
  
  Но пожалуй самым приятным известием для адмирала явилось мое решение о строительстве ледоколов Выделение денег на это произошло на два года раньше, чем это было в мое время. .И комиссия во главе с вице-адмиралом С. О. Макаровым немедленно приступила к разработке технических условий. В составе комиссии были Д. И. Менделеев, инженеры Н. И. Янковский, Р. И. Рунеберг, Ф. Я. Поречкин, адмирал Ф. Ф. Врангель и другие.
  Выдача техзадания - это все, на что мы были в тот момент способны. Осилить разработку проекта - это пока не к нам. Ничего! Заработает "Яхонт", значит будем сами все делать! А пока что кланяемся англичанам. Другое отличие от моего времени состоит в том, что фирме Armstrong Whitworth заказано не одно, а сразу четыре судна: "Ермак", "Дежнев", "Атласов" и "Хабаров".
  Макаров меня предупредил о том, что дело это новое, мало кому знакомое и ошибки в проектировании неизбежны. Может все-таки лучше обойтись одним судном?
  Да понимаю я это, но всё равно решения своего не изменил. Потому что помнил о том, что для самой Арктики "Ермак" не очень то и подошел. Но стоило ему появиться, как ему нашлось много работы на той же Балтике. Нарасхват был! А ведь кроме Балтики есть еще дальневосточные моря, да и в Белом море ледокол лишним не будет. Вот и пусть моряки учатся осуществлять проводку во льдах, сразу в четырех местах. Ничего мы от этого не теряем, особенно если учесть, что послужат эти суда нам не менее полувека.
  Но не одними государственными заботами жив государь. Есть у него и семейные дела. А они тоже важны для меня. Мне не нравится настроение Аликс. От полученных во время покушения ран её вылечили. Но вот душевная травма! Не знаю даже, что с этим делать. Потеря возможности иметь детей, сильно ударила по моей супруге. А тут еще родственники мои со своими песнями о долге и необходимости принесения себя в жертву. И ведь хорошо поют! Аликс мне уже несколько раз говорила о том, что не станет на меня обижаться, если я с ней разведусь. Долго я не мог её успокоить и заставить выбросить дурные мысли из головы. Я использовал для этого все методы убеждения, которые считал правильными. Даже самые приятные для любящей меня женщины. Ничего не действовало! Мысль о том, что по её вине (!) я лишен буду иметь наследника, постоянно преследовала эту неплохую в общем то женщину. И однажды, когда супруга в очередной раз начала лить в постели слезы, я не выдержал и резким тоном сказал:
  
  - Хватит! Чем слезы лить, лучше сходи по малой нужде! Все меньше влаги в теле будет!
  
  Так я с ней ещё не разговаривал никогда. И такая манера разговора вызвала новый поток слез. Она уже не тихо плакала, а рыдала навзрыд. Вскочив с кровати, я забегал взад-вперед, пытаясь что-нибудь придумать. В голову ничего не лезло. Черт! С таким настроением она быстро разведет вокруг себя разного рода шарлатанов-утешителей. К чему это приведёт, я прекрасно знаю. Оно мне нужно? Сменить что ли ей всю прислугу? Та ведь тоже шепчет своё? А что, это мысль! Подобрать ей таких людей, которые от жизни немало потерпели, но бодрости не утратили. Разве мало калеченных войнами вояк, которые не смотря на увечья, не скатились в нищенство? Маресьевы были во все времена. Да что мужики? Я и баб таких знаю. Взять например Ариадну Ивановну Казей. Брат её подорвал себя гранатой, чтобы не даться врагу живым. А она не хуже брата. Тоже партизанила и хлебнула лиха. Когда её бросил посреди зимнего леса на произвол судьбы тот человек, которому она доверяла, то юная тогда ещё Ада выжила и выкарабкалась. Только ноги поморозила сильно. И пришлось ей ноги ампутировать. Двуручной пилой и со стаканом самогона вместо анестезии. Выдержала! А после войны, та сволочь, что бросила её, убегала от нее во всю прыть. А она гналась за ним. На протезах! Откуда я это знаю? Довелось общаться с нею и какое-то время мы переписывались. Правда, она к тому времени была уже зрелою пятидесятилетнею женщиной.
  Вот с кем Аликс нужно общаться! Да уж, мысли приходят просто замечательные: инвалидная команда как средство избавления от депрессии!
  Ладно, попробую ещё раз поговорить с ней, но сперва успокою. Стакан воды - самое то для прекращения истерики. Не поможет - будем лечить стаканом водки! Помогло. Теперь обнять её и можно начинать душевный разговор.
  
  - Аликс! Я сейчас ни кто иной, как комендант изнуренной осадой и штурмами крепости. А ты мой помощник. Не сладив с гарнизоном крепости, враги решили нашептываниями склонить тебя к отдаче приказа о капитуляции. Что ты ответишь этим шептунам?
  
  Я говорю с ней на родном для нее немецком языке. Ей так проще воспринимать те истины, которые я хочу до неё довести. И это оказалось удачной мыслью. В глазах отразилось внимание к моей речи, понимание приводимых мною аналогий и решимость поступить правильно. Но главное - в ней засело убеждение, что всякого рода шептуны и жалельщики, это либо враги, либо агенты врага. Чудесно!
  
  - Так каков будет твой ответ шептунам?
  - Нихт капитулирен! - ответила супруга решительным тоном на языке своих предков, а потом добавила по русски, - сперва им ответить, а потом их повесить!
  - Правильно лапушка! Только для начала нам нужно дожить до коронации, а вешать будем потом! Но вешать будем обязательно!
  
  

11. Промышленная война

  
  Ну наконец то дожили до коронации! Зная, что произошло в моем времени в эти дни, я заранее нервничал. И хотя все уверяли о том, что не допустят чрезвычайных происшествий, способных омрачить этот праздник, веры этим словам у меня не было. Подготовку к торжествам я на самотёк пускать не стал. Вмешивался во всё что мог и как мог, испытывая при этом досаду насчет потраченного на всякую ерунду времени и сил. К сожалению уменьшить пышность и размах тожеств я не мог. Это был вопрос государственного престижа и меня никто не поймет, если попытаюсь экономить время и расходы. Взять хотя бы сроки празднования. Целых двадцать дней! Это же сколько здоровья людям нужно, чтобы столько времени пить! И понятно, что дела при этом станут, ведь гулять будет не только Москва, но и вся страна! Хорошо что подобное происходит раз в жизни. А отвлечения войск? Был сформирован коронационный отряд в числе 82 батальонов, 36 эскадронов, 9 сотен и 28 батарей - под главным начальством великого князя Владимира Александровича, при котором был образован особый штаб с правами Главного Штаба во главе с генерал-лейтенантом Н. И. Бобриковым. Любят здесь проводить парады! Куда уж нашему празднованию Дня Победы! Даже представить себе боюсь, какую жизнь устроили этим войскам отцы-командиры. Ведь известно, что для солдата праздник, что для кобылы свадьба: Голова в цветах, а задница в мыле. И так все двадцать дней! А сократить продолжительность торжеств не вышло. Не поймут! Моё окружение было недовольно уже тем, как я организовал раздачу памятных подарков населению. Тот вариант, который был осуществлён в моём времени, я категорически отверг. Потому что знал, чем он чреват. Мои опасения никто из окружающих не разделял и пришлось проявить достаточно упорства, чтобы всё вышло по-моему. Как я уже говорил, памятные подарки на этот раз разносили почтальоны. Поэтому давки не было. Ходынки избежать удалось. И это радовало. Конечно, совсем избежать происшествий не удалось, но кабацкие драки между подвыпившими москвичами и гостями Первопрестольной - дело по сути своей обыкновенное. Что запомнилось мне о самой главной церемонии? Честно говоря немного.
  Великий, торжественный, но тяжкий для Аликс, maman и меня, день. Накануне пришлось принять целую армию свит наехавших принцев. С восьми часов утра все были на ногах, а наше шествие тронулось только в половине десятого. Погода стояла к счастью дивная. Красное Крыльцо представляло сияющий вид. Все это произошло в Успенском соборе, хотя и кажется настоящим сном. Вернулись к себе в половину второго. В три часа вторично пошли тем же шествием в Грановитую палату к трапезе. В четыре часа все окончилось вполне благополучно и я вполне потом отдохнул. В девять вечера пошли на верхний балкон, откуда Аликс зажгла электрическую иллюминацию на Иване Великом и затем последовательно осветились башни и стены Кремля, а также противоположная набережная и Замоскворечье. Легли спать в тот день рано.
  Если Москва меня порадовала отсутствием дурных происшествий, то Питер преподнес сюрприз, да ещё какой! Начались события, позже названные социал-демократами 'Промышленной войной'.
  
  "На Петровской и Спасской фабриках (они же Максвелл) стачки начались в корпусе мюльщиков, где мальчики первыми бросили работу. Ткацкую остановили подручные, дав знать в паровое отделение, чтобы остановили машины. Узнав об этом, управляющий сказал, что он давно этого ждал. Пришёл пристав и просил рабочих обходиться без буйств; он-де давно служит в Шлиссельбургском участке, и никогда у него никаких беспорядков не бывало. Рабочие заявили, что всё будет спокойно, если только не будет полиции. Вскоре приехал окружной фабричный инспектор вместе с участковым, и оба прошли прямо в контору. Рабочим было предложено выбрать человек пять, которые изложили бы их желания. Начали было выбирать, но раздались голоса, что выбирать совсем не надо. Пусть инспектор сам выйдет и разговаривает со всеми. Оба инспектора вышли. Окружной строго обратился к рабочим, но получив несколько резких ответов, он изменил тон и начал уговаривать рабочих приняться за работу. Он указывал им, что их образ действий по закону считается уголовным преступлением. Тем не менее, рабочие наотрез отказались приняться за работу и заявили свои требования: 10 1/2 часов рабочий день, увеличение расценок и уничтожение произвольных штрафов. Участковый фабричный инспектор на это заявил им, что проект о сокращении рабочего дня до 10 1/2 часов уже у государя.
  - Когда же этот проект будет подписан? - спросили рабочие.
  - Года через два.
  - Ну, так мы лучше сейчас забастуем, - ответили на это рабочие.
  - Всё равно, голод скоро заставит вас снова приняться за работу, - заметил инспектор.
  - Помирать на мостовой будем, а работать на прежних условиях не пойдём! - раздалось в ответ со всех сторон.
  На другой день фабричной администрацией было вывешено объявление, приглашающее всех желающих работать явиться в понедельник к 6 часам утра на работу. Явились только немногие, но и те были задержаны толпой, поджидавшей их у фабричных ворот"."
  
  Это было только цветочки. Как водится, ягодки тоже проклюнулись. К бастующим присоединились работники прочих заводов и фабрик Петербурга. Придя в себя, власти начали "наводить порядок". По распоряжению градоначальника, генерала Николая Клейгельса, рабочие кварталы стали запружать отрядами казаков, жандармов и даже пехоты. Так, Новочеркасский полк поставили около фабрики Торнтона, где забастовка проходила в ноябре 1895 года. Отряды городовых (человек по 100) селились в близлежащих трактирах, где они жили, ели и пили на счёт фабрикантов, которые их пригласили, чтобы иметь их всегда наготове. По рабочим кварталам шныряли шпики, собирая информацию и выявляя "буйных".
  
  "По опустевшим улицам рабочих районов передвигались отряды жандармов и казаков. Петербург казался на военном положении. Можно было бы подумать, что на улицах его совершается революция. Да и действительно революция совершалась, но только не на улицах Петербурга, а в головах петербургских рабочих"."
  
  Градоначальник Петербурга пытался увещевать рабочих, взывая к их верноподданническим чувствам:
  
  - Царю надо возвращаться домой, а здесь - бунт! Успокойтесь!
  
   Но увещевания не помогали. Тогда власти заговорили на языке репрессий, чтобы запугать забастовщиков, сломить их волю. Начались повальные обыски (обыскивали целыми домами) и повальные аресты. В тюрьмах и полицейских участках места быстро кончились. Тогда арестованных рабочих стали сажать в манеж. Рабочих высылали из Петербурга в родные деревни. Порой рабочих силою принуждали идти на работу.
  
   "Конные жандармы, напавши на толпу рабочих на улице, гнали её по направлению к фабрике и загоняли во двор... Околоточные и городовые, в сопровождении дворников, по утрам врывались в квартиры, стаскивали рабочих с постелей, полураздетых женщин отрывали от детей и тащили на фабрики. Рабочие прятались, куда могли: на чердаки, в отхожие места. Происходили душераздирающие сцены..."
  
  "Безобразие полиции восстало перед рабочими во всей наготе. Около 5 часов утра во двор дома номер 12 по Воронежской улице, где помещается около 3/4 всех рабочих Кожевниковской фабрики, пригнали массу жандармов и полицейских с дворниками. Околоточные, в сопровождении городовых и дворников, стали ходить по квартирам и таскали с постели. Раздетых женщин брали с постели от мужей. Таким образом полицейские разбудили и выгнали из дома большую половину его жильцов"."
  
  Но стачка продолжалась. Рабочие, чтобы обсудить создавшееся положение и наметить план действий, собирались в полях. Однажды они провели совещание на берегу Финского залива, лёжа в камышах. Когда власти от шпиков узнали об этом, они поставили на взморье городовых. И те не позволяли катавшейся публике выходить на берег, заявляя, что это запрещено градоначальником с целью пресечения сексуальных оргий.
  Про всё это мне доложили весьма оперативно обычным порядком, да и моя собственная служба безопасности не сплоховала. Как ни мала была её сеть информаторов, но они сработали четко: и события отследили, и информировали своевременно. К тому моменту, когда я вернулся в Северную столицу, стачка стала общегородской и подавить её ещё не удалось. Честно говоря, я не сразу поверил в то, что она возникла стихийно. Уж больно вовремя все это произошло. Но я был не прав. Забастовка застала врасплох не только власти, но и так называемое "прогрессивное общество". И оно свою растерянность скрыло под маской равнодушия. "Русское общество" не проявило особого сочувствия забастовщикам. Даже передовые его элементы отнеслись к этой действительно величественной стачке довольно равнодушно.
  Полиция докладывала про активное участие социал-демократической интеллигенции в забастовочном движении. Ленинский "Союз борьбы" выпускал и распространял среди рабочих во время забастовки по три-четыре прокламации в день. В среде забастовщиков действовали и другие активистские группы - народовольческого толка. И тем не менее забастовка возникла стихийно. Рабочие пришли к идее забастовки потому, что устали мириться с несправедливостью, а не потому, что их подстрекали к прекращению работы "злонамеренные личности" со стороны.
  Лично я всей душой был на стороне рабочего люда и давно про себя решил, что просто так я эти дела не оставлю. Раз народ не вытерпел и стал буянить - значит кто-то должен за это ответить. И этот кто-то не должен легко отделаться. Тем более, что такие происшествия являются прекрасным поводом для устройства чистки. В "верхах" конечно. И если в истории с казнокрадством на Черноморском флоте, я еще не мог поступить слишком радикально, то теперь ситуация изменилась. До 14 мая этого года я был царём не совсем полноценным. Как бы ВРИО царя. Правящая верхушка до этой даты ещё имела возможности всё переиграть и тихо отстранить меня от власти. Но сейчас, когда все необходимые формальности соблюдены, сделать "тихий переворот" не выйдет. Став в глазах всей страны помазанником божьим, я получил полное право творить как жесточайший произвол, так и божественную справедливость. Пренебрегать этими возможностями я не хотел. Кто будет на этот раз козлом отпущения, мне было ясно изначально. Конечно же генерал-губернатор Петербурга и командующий войсками Петербургского округа и гвардейским корпусом.
  Я на этого эстетствующего гурмана давно имел некоторые виды. Только повод подыскивал посолидней. Одно время я хотел назначить его ответственным за распространившуюся в Преображенском полку повальную педерастию. Мне для расправы над великим князем Владимиром Александровичем только публичного скандала не хватало. Но теперь в этом нет нужды. Поведение вверенных его командованию войск в отношении собственного народа - хуже всякой гомосятины. Хотя за неё он тоже будет держать ответ.Жаль конечно, что публично да в официальном порядке дядюшку не накажешь. И законы не позволяют, и правила игры нарушать чревато. Но это не значит, что я ничего не смогу сделать. "Разбор полётов" с дальнейшей выволочкой можно устроить и в узком кругу. и естественно постараться, чтобы слухи об этом распространились широко и с большими подробностями. А там дядюшка пусть делает что хочет. Либо стреляется от свалившегося на него позора, либо уезжает навечно в Ниццу, но в политике его больше не будет.
  Разбор полетов с одновременным наказанием непричастных состоялся в моей загородной резиденции в Царском Селе. Собрались все мои взрослые прямые родственники: дяди, maman, брат Георгий и конечно же Аликс. Супруга моя, впервые присутствовавшая на подобном семейном совещании, немного нервничала. Дядя Алексей тоже был не совсем спокоен, зато дядя Володя выглядел беззаботно. Слишком беззаботно. Самый младший из братьев моего отца - дядя Павел, вид имел весьма надменный, но беспокойство в его взгляде всё-таки присутствовало. Спокойней всех выглядела maman. Вот уж кто совершенно ничего не опасался. Ну что же, приступим! И я приступил. Спокойным и выдержанным тоном начал расспрашивать Владимира Александровича о том, как он докатился до жизни такой? Стоило ему покинуть столицу, как в ней начались беспорядки. Ответ дядюшки был именно таким, каким я его и предполагал. Он ссылался на то, что был в это время в Москве и командовал коронационным отрядом. Дел по горло, до порядка в столице руки не дошли, да и невозможное это дело - управлять Петербургом из Москвы. На этом я его прервал:
  
  - Невозможно говорите управлять Петербургом из Москвы? А как это цари управляют всей Россией? Или вы дядя не из рода царей? Я ведь тоже в Москве в это время был, но у меня Россия не бунтовала. Почему в ваше отсутствие происходит всякая ерунда?
  - Николя! Но ведь я действительно не мог за всем проследить! Тем более, что за порядок в столице отвечал градоначальник.
  - Который привык действовать так, как вы дядя его приучили. Кстати, кто мне объяснит, почему войска и полиция подавляют возмущение мастеровых?
  
  Этот вопрос я задал специально и как мне на него ответят, прекрасно знал. И присутствующие меня не подвели. Все, кроме Аликс и Георгия, начали объяснять мне, что стачка - уголовно наказуемое деяние и потому власть обязана прекратить её любыми средствами...
  
  - Я это прекрасно и так знаю! Я только не могу понять, какой дурак сочиняет такие нелепые законы? С каких это пор, спор между хозяином и работником стал считаться злоумышленным деянием? На рынке люди тоже спорят о ценах, так что, потащим весь базар в участок?
  - Но ведь хозяйство наше терпит при этом ущерб - вклинился в разговор Павел Александрович.
  - Дядя Павел! Какой ущерб? Двадцать дней шли коронационные торжества. Вся страна ходила бездельная и пьяная. Вот где ущерб! Эти мастеровые вообще имели право все эти дни не работать и пить за наше здоровье! А ваши держиморды что творят?
  
  Дальше, не давая дяде Володе сказать хоть слово, я продолжил макать его мордой в дерьмо, говоря о том, что закон законом, но нужно и голову вместе с совестью иметь. Что у нас для того и учреждена самодержавная монархия, чтобы правитель с помощью произвола прекращал действие дурных правил и законов. А законы эти бывают весьма дурны. Взять те же стачки. Господа фабриканты прекрасно устроились. Чуть что не так - требуют войск с полицией, ссоря при этом мастеровых с властями. А не пора ли эти гнилые порядки прекратить? Если мастеровой не бьет хозяина по мордасам, не устраивает погром, то какое нам дело до того, что он не поделил с хозяином? Пусть спорят и договариваются сами!
  Как это ни странно, но изменить дурные правила согласились все. Впрочем, их дурость была очевидна. Покончив с этим пунктом, я перешел к другому. К поведению войск и полиции.
  
  - Вот полюбуйтесь, что пишут наши нигилисты о поведении подчиненных нашего дяди Вальдемара, - начал я, демонстрируя собравшимся двенадцатый номер газеты "Правда".
  
  "Правдой" меня на постоянной основе обеспечивал Зубатов. Центральный орган социал-монархистов в самом начале статей на острые темы не размещал. Сперва номера заполнялись материалом теоретического характера и потому газета выглядела слишком умеренной. Пришлось сделать замечание и положение исправилось. В этом номере материал был не просто острый. Он был убойный настолько, что не жалко было пересажать всю редакцию газеты вместе с Центральным Комитетом партии. И их посадят! Не всех, но многих. Зачем я это сделаю? А у людей должен быть соответствующий авторитет. Именно ради завоевания авторитета, партийный актив социал-монархистов сейчас и трудится в поте лица, добывая и распространяя шокирующие публику сведения.
  
  - Вы слушайте дядя, слушайте! Не стесняйтесь! Поздно стесняться! Это ведь ваши люди ночами вышибали двери в бараках и выгоняли на улицу полуодетых людей. Какое тут христианское благочестие? Не дав женщинам одеться и успокоить детей, хватаете кого ни попадя!
  - Ники! Так может быть всё это выдумано? Это ведь смутьяны пишут.
  - Аликс! Смутьяны никогда не станут выдумывать о событиях, которые происходили на глазах у множества людей! Так что им верить можно.
  
  Я продолжил перечислять указанные в газете факты, поглядывая на дядю Володю так, будто это он лично, вместе с полицейскими, по ночам тайно хоронил на Троицком поле, забитых насмерть людей, а днем на этом поле устраивал народные гуляния. Будто он вместе с казаками, посланными на разгон забастовщиков, под шумок грабил прохожих и насиловал в сторонке пригожих женщин и девиц. Видно было, что дядюшка к такому обращению не привык. Видимо его никогда в жизни не драло зверски начальство. Потому он растерялся и не знал что делать и как ответить. Да и моральной поддержки со стороны присутствующих он не получил. Аликс и maman смотрели на него возмущенными взглядами. Дядя Алексей тихо злорадствовал, а дядя Павел вместе с моим братом смотрели на Володю с презрением.
  
  - Между прочим дядя, вашим сатрапам есть чем заняться. Вы в курсе, что на Неве в районе Рыбацкого, у вас пираты грабят идущие по реке пароходы и баржи? Ах. вам про то не донесли? Какое упущение! Ну я думаю, вы его исправите. Причем, немедленно. И непременно лично! А вы как думали, за вас царь будет все прибирать? Нет дорогой дядя, у меня не так: сам нагадил, сам за собой и прибери! Дядя Алексей именно этим сейчас и занят!
  - Ники! Как ты можешь так говорить?
  - Извините maman, больше в присутствии женщин упоминать merde не стану.
  - Ники!
  
  А дальше пошел подробнейший инструктаж по уборке дерьма. Дядя Володя обязан был немедленно, через столичные газеты объявить о намерении прекратить беспорядки и судить зачинщиков оных. А зачинщиками он объявит самих фабрикантов, которые по своей жадности, глупости или злому умыслу вызвали возмущение во дни всенародных торжеств. И судить их будут именно как зачинщиков. Что с ними сделают, меня не волнует, но в любом случае они обязаны выдать работникам деньги за коронационные дни и даже пятьдесят процентов заработной платы за время стачки. А чего они ждали? Устройство смуты в такие дни? За это можно и на каторгу загреметь. Кроме того им следует оплатить рабочим за лишние минуты, которые ежедневно, перед началом и по окончанию рабочего дня, они тратили на запуск и остановку машин. Должна быть прекращена практика чистки машин в нерабочее время и улучшена питьевая вода. Ну а с остальными проблемами можно позже разобраться.
  По действиям полиции и войск. Дядюшке предстоит лично объяснить воинским начальникам и полицейским чинам, что встревать в спор между работником и работодателем о размере оплаты и условий труда - не их дело. Кроме того, стоит лично разобраться с творимыми безобразиями. Каким образом? Все просто дядя! Своим распоряжением формируете военно-полевые суды и пусть они судят насильников и мародеров в погонах. Да и беспредельщикам из полиции будет полезно предстать перед судом. Вешать их конечно же стоило, но к сожалению у нас плохо прикрыта китайская граница. Вот туда голубчиков и закатать.
  Доверив наведение революционного порядка в Северной столице дяде Володе, я тем не менее полностью от этого дела не отстранялся. Тоже принял участие, но как бы из-за широкой дядиной спины. Аликс правда не поняла: зачем я так поступаю? О чем и спросила меня, когда мы остались одни.
  
  - Понимаешь Аликс, дядюшка наш, как и прочие его братья, не привыкли трудиться. Их манера жизни: иметь власть, удовольствия, награды, почести и при этом не испачкать рук грязной работой. Мол есть для этого подчиненные, они все за меня и сделают. А подчиненныен тоже не дураки. У ленивого хозяина и работники ленивые. Вот и тонет их хозяйства в грязи и нечистотах. Можно конечно найти старательных людей, которые очистят двор от грязи, но зачем их наказывать грязной и неприятной работой? Мой принцип ты уже знаешь: грязь убирает сам грязнуля. Думаю, что трудовая терапия - это что поможет попасть в рай дядюшке Вальдемару.
  - Ники. Я понимаю твой благородный порыв. Но ведь дядю Вальдемара много кто возненавидит.
  - Эти самые "много кто" - дрянные люди. А ненавистью всякой дряни стоит гордиться. И когда он наконец предстанет перед строгим взором настоятеля обители святого Ипатия, ему будет что сказать в свой неизбежный час.
  
  Аликс недоумённо посмотрела на меня и спросила:
  
  - Что это за обитель такая?
  - Это сокровенное предание дома Романовых. Я тебе его как-нибудь потом поведаю.
  
  Итак, дядюшка приступил к чистке Авгиевых конюшен, подталкиваемый к активным действиям сотрудниками моей личной канцелярии. А шевелиться ему пришлось. Прежде чем затевать какие-либо реформы, я целый год наводил порядок в своем рабочем аппарате. Всякий служитель моей канцелярии, проявивший неисполнительность или нерасторопность в деле, получал перевод по службе в Заполярное Наместничество к Макарову. Грустная шутка о том, что человека отправили "Куда Макаров телят не гонял", уже была рождена местными остряками. Поэтому работали теперь людишки и за страх, а иногда и за совесть.
  Назначенная в помощь Владимиру Александровичу следственная комиссия развернулась вовсю. Первыми под молотки попали фабриканты. Вот чего они не ожидали, так это того, что им будут шить "политику". А "политика" - дело особое и следствие по таким делам ведется совсем иначе.
  Полиция имела право проводить по таким делам обыски и аресты, без согласования с судебной властью, выносить политические преступления на суды военных трибуналов - с применением ими наказаний, установленных для военного времени.
  Это не я такое придумал, это царь-освободитель Александр Второй такое сотворил в рамках затеянной им судебной реформы. А обвинялись господа предприниматели чуть ли не государственной измене. Именно так им и объяснили. А как еще воспринимать факт принуждения трудового люда к работе, когда вся страна пьет за здоровье монарха? По-всякому конечно, но можно и так истолковать. А уж подстрекательство к бунту и неповиновению властям - это господа совсем нехорошо! Говорите, что даже в мыслях такого не держали? Ну это вы бросьте! Мысли к делу не пришьёшь, а потому мы судим по делам. А дела ваши говорят про то, что вы подталкивали своих работников к возмущению. И это не все господа хорошие. У нас есть сведения о том, что вы приплачивали работникам полиции за разгон возмущений. Что в этом плохого? Так ведь полиция - учреждение казённое и платить её служителям имеет право только казна. А вы платили им мимо казны, развращая тем самым государевых людей.
  Следует заметить, что выбивать показания из подследственных, дореволюционная полиция умела мастерски. Обычно она это делала весьма грубо, особенно если понимала, что арестованному жаловаться некому. Фабриканты были публикой непростой, а потому мордобойных приемов на них не отрабатывали, обходились грубым шантажом. Зачастую хватало одной только угрозы судить военно-полевым судом. Там как известно адвокаты и присяжные не присутствуют, процедура суда сильно упрощенная, а члены суда понятия не имеют о законах Российской Империи. Да и приговоры такого суда не очень разнообразны: расстрел, повешенье, порка шомполами. Почему то деловых людей больше казни пугала порка шомполами. В общем, довольно быстро они ломались и давали те показания, которые были нужны полиции.
  А в их отсутствии, на фабриках работала созданная правительством комиссия из фабричных инспекторов и градоначальника для исследования причин забастовок. Фабричным инспекторам было поручено составить описание фабрик и условий работы. И эти описания, несмотря на сдержанность их авторов, привели министра финансов Сергея Витте в негодование. Он раскритиковал фабричных инспекторов за то, что они могли допустить существование таких вопиющих безобразий. Своё неудовольствие он выразил и самим фабрикантам, а с некоторых их них взял письменное обещание устранить выявленные нарушения. И это при том, что ранее, 15 июня он выступил с заявлением, что "правительству одинаково дороги как дела фабрикантов, так и рабочих".
  Но не обделил великий князь своим вниманием и полицию с казаками. Понукаемый мною, он назначил расследование случаев бесчинств над мирным населением столицы. Жалоб от пострадавших и так хватало, а когда произвели раскопки Тайных захоронений на Троицком поле, поплохело многим. В частности - Победоносцеву.
  
  - Я не понимаю, почему наша церковь смотрит сквозь пальцы на творимые под самым ее носом безобразия! - распекал я обер-прокурора, - это ведь скандал! Со смертями будем разбираться отдельно. Но ведь погибших христиан похоронили тайком, без соблюдения положенных обрядов! Да еще глумятся над ними, устраивая пляски на их могилах! А церковь наша либо молчит, либо покрывает преступления! Я спрашиваю вас: почему никто не слышит вашей оценки событий! Почему никого не отлучают от церкви?
  
  Раскачать церковь мне так и не удалось. Зато военные дознаватели меня не подвели. Насильники, мародёры, убийцы... были выявлены быстро и отданы под суд. Военно-полевой суд любое дело рассматривал в течении 24 часов. Приговоры разнообразием не отличались. Быть подвергнутым порке шомполами никому не было суждено. Либо расстрел, либо виселица. Вот тут я и вмешался. Не потому, что мне было жалко этих уродов, а потому что много земель в державе не заселено. Казакам вместо расстрела вышло помилование и перевод в Уссурийское казачье войско. Не думайте, что это поблажка. В эту пору уссурийским казакам жизнь мёдом не казалась. Из всех казачьих войск, оно было самым малочисленным. А еще самым бедным. Уссурийское войско было постоянным финансовым банкротом. Причина тому проста: казакам не хватало времени на ведение хозяйства. Нехватка времени была вызвана борьбой с расплодившимися в приграничье хунхузов. Оружие они носили не для красования перед публикой. И были они от такой жизни свирепы, а атаманы их суровы. Вот к ним я и отправлю любителей насилия и мародерства. Пусть там удаль свою показывают! Там им быстро мозги вправят. И прочим будет наука. Пусть пугают друг-друга рекой Уссури.
  Как отнесся к этому народ? А народ перестал бастовать и стал ждать перемен к лучшему. И они последовали. Зато моего дядю ненавидеть стали многие. Того гляди кого с бомбой по его душу пришлют. Он это понял и поставил вопрос о чистке Северной столицы от ненадежного элемента.
  
  - Николя! Ты меня упрекаешь все время примером Москвы. Но ведь там и полиция совсем не та, что в Петербурге. Если бы наше охранное отделение было подобно московскому... - уговаривал меня Владимир Александрович.
  
  Ну почему не порадеть о родном человеке, а заодно и о себе? Я и порадел. Взял, да высочайшим повелением убрал у полиции функцию политического сыска. А вместо "охранки" учредил отдельное ведомство с Зубатовым во главе, дав ему право лично отобрать подходящих для сыскной работы людей. Правда, сделать из бывшей "охранки" Министерство Государственной Безопасности мне не удалось. Против были все мои министры. В какой то мере они были правы. Новая "контора" на министерство не тянула и не скоро потянет. А потому, Совет Министров настаивал на придании новой "конторе" более скромного статуса.
  
  - Ваше императорское величество, - выразил общее мнение Витте, - не то что на министерство, даже на департамент не тянет. Скорее на простой комитет. Поэтому и называть его следует правильно: Комитет Государственной Безопасности. Естественно, что состоять он должен при Совете Министров.
  
  Чудны дела твои господи! КГБ родилось в этом мире! И не я его так назвал. Само название меня не очень волновало. Мне нужна была служба, навсегда порвавшая с традициями МВД и способная на большее, нежели обычная полиция этого времени. И то, что во главе её станет человек незаурядный, меня только радовало.
  
  - Сергей Васильевич, поздравляю вас с назначением на самостоятельную должность и желаю вам всяческих успехов на этом поприще! Но предупреждаю сразу: одной только борьбой с внутренними врагами дело не ограничится. С внешними врагами вам тоже предстоит иметь дело. Я имею в виду не только военный шпионаж. Промышленный нам наносит не меньше вреда. Вот вам сведения о некоторых персонах, собранные детективами из моей службы безопасности, - с этими словами я вручил Зубатову тоненькую папку с установочными данными на некоторых иностранцев, чьё присутствие на территории России мне представлялось нежелательным. Незачем было гадить нашему уважаемому Дмитрию Ивановичу Менделееву! Зря они этим занялись.
  Французский инженер Мессена, не кто иной, как эксперт Охтинского порохового завода. Чтобы приняли его технологии производства пироксилина, добился от также заинтересованных производителей признания идентичности последнего пироколлодийному - Д. И. Менделеева. Ну, любители ставить палки в колеса отечественной науки, скоро отправятся туда, куда Макаров еще телят не гонял, а вот французишке не повезёт еще больше. Потому что его посадят на иглу. Я не шучу. Так оно и будет. Я уже говорил о проблемах борьбы со шпионажем. Посадить иностранца "ни за что" в мирное время - это международный скандал. К тому же, из тюрьмы рано или поздно выходят или бегут. Нет ребята, тюрьма - это роскошь! А вот разрушить личность шпиона, сделать его никому не нужным - это гораздо лучше. Кое-что в этом направлении делалось и до меня. Отдельные энтузиасты просто спаивали вражеских шпионов, превращая их в хронических алкоголиков. Мысль эта верная и применять сей метод там, где можно будет обойтись без скандала, мы будем, но не в качестве разовых акций, а на систематической основе. Применяя для этого новые, прогрессивные технологии. Например, заменив водку наркотиками. Для того я и заказываю у "Неизвестных отцов" сильно-действующие наркотики, неизвестные в этом мире.
  Вторым человеком, на которого обрушится мой гнев, станет некий John Baptiste Bernadou. Чем он примечателен? Младший лейтенант ВМФ САСШ "по совместительству" сотрудник ONI (Office of Naval Intelligence - Управление военно-морской разведки). Этот негодяй уже трется возле нашего Дмитрия Ивановича. Нехорошо однако! И вот так сказать во избежание, его тоже пора сажать на иглу. Пусть полетает! Хотя бы в своих приятных грёзах.
  
  

12. Менделеевский комитет

  
  На самого Дмитрия Ивановича Менделеева я имел особые виды. Еще на стадии подготовки я задумывался о прогрессорской деятельности. Кураторы конечно мне дали списочек добрых дел и перспективных людей, но предупредили о том, что заниматься ерундой право не стоит.
  
  - Вы Николай Александрович уже подобным занимались, - убеждал меня научный консультант Борис Самуилович, - а Мозамбике и Нигерии вы обеспечивали деятельность советских прогрессоров. За этими прогрессорами стояла неслабая держава и были эти прогрессоры многочисленны. Годы работы - а где результат? Негры даже с пальмы слезли неохотно.
  - Думаете, что тамошняя Россия - страна диких обезьян?
  - Истинно так! Чтобы развиваться, нужно прежде всего иметь желание. А там пока гром не грянет, мужик не перекрестится. А чиновники привыкли "ждать третьего указу". А вся страна шевелится лишь тогда, когда её клюнет в задницу святой покровитель Всея Руси - жареный петух.
  
  В общем Борис Самуилович не советовал мне в одиночку заниматься тем, с чем не справились десятки тысяч людей, работавших в составе крепких организаций. И я с ним согласился. Тем более, вспомнился один забавный случай. Одного знатного оленевода власти решили наградить. Чем наградить? Автомобилем "Волга". И наградили. Доставили новенькую "Волгу" вертолетом прямо к его чуму и сгрузили. Ну а дальше эта машина годами гнила возле чума, ибо подарив машину, власти забыли подарить чукче дороги для нее. Прогрессорство - это попытка подарить пещерному человеку автомобиль. Ездить он конечно научится, но заниматься дорожным строительством, развитием автосервиса, производством ГСМ он не будет. Зачем? Ведь все потребное ему сделает "белый господина"!
  Поэтому насчет прогресса, я решил так: умных и талантливых людей вокруг меня будет много. Заставлять их работать не нужно. Они сами этого хотят. Не ниггеры чай! Им только нужно создать подходящие условия.
  Сложней дела будут с массовым потребителем научных достижений. Если потребителю ничего в жизни не нужно, то предпочтет любимого во всех смыслах ишака стальному коню. Лишь нужда заставит его менять отношение к прогрессу. Вот эту нужду и нужно суметь породить.
  Вопрос о стимулировании труда талантливых ученых и изобретателей меня давно занимал. В принципе, все упиралось в деньги. Вернее в их отсутствие у подходящих для моих целей людей. Тот же Рудольф Дизель потерпел фиаско из-за того, что оказался плохим дельцом и не сумел развить собственное производство. Но почему бы не помочь таким людям? Деньги? С ними у меня проблема. С одной стороны я весьма богат, а с другой стороны богатство это уходит на всякого рода ерунду. Особенно меня поразили расходы связанные с моей коронацией. Эти бы расходы, да на технический прогресс пустить! Тем более, что сейчас эпохальные открытия и изобретения не требуют таких вложений средств, какие потребуются через три десятка лет. Именно сейчас в науку вкладываться выгодней всего. Причем не во всякую науку, а в первую очередь в прикладную. То, что делает наша Академия Наук, сущий мизер в сравнении с потребным. Да и разным она занимается. Открытие очередного астероида или определение состава атмосферы на Венере ничего не дает для развития страны. По-идее такие исследования и финансировать не стоит. Пусть на этом зарабатывают себе славу европейские учёные. Лично я отношусь к таким открытиям так же как и Эдисон: какой мне с этого будет толк? Американцы именно так и относились, делая упор на развитие прикладных наук и лишь много позже они уделили должное внимание наукам фундаментальным.
  Итак, правитель нищей страны, то есть я, хочет получить от отечественной науки многое. Поэтому решил вложиться именно в прикладные исследования. Правда, государственное финансирование в чистом виде мне не подходит. Как быть? Чтобы решить этот вопрос, я пригласил себе в гости Дмитрия Ивановича Менделеева. Именно в гости. А чтобы разговор был более свободный, я принял решение угостить учёного шашлычком с коньячком. Причем шашлыки испеку собственноручно. Ну может же царь хоть иногда почудачить! Почему бы не выбрать в качестве одного из хобби именно кулинарию. Шашлычки испечь, ушицу сварить, пельмешки лепить всей семьёй... Ну а царице сам бог велел уметь печь пироги. В общем, посидели мы с Дмитрием Ивановичем душевно. Тот, будучи мужиком неглупым, понимал, что приглашён он не просто лясы точит. Поэтому не стеснялся, принятых в светском обществе церемоний не придерживался и терпеливо ждал момента, когда я заведу разговор о главном. Я для начала и завел разговор о тринитротолуоле.
  
  - Вы о противогрибковом лекарстве? Пока что его выпускают одни немцы.
  - А в качестве взрывчатого вещества он каков?
  
  Дмитрий Иванович немного подумал и ответил, что в роли взрывчатки может служить любое органическое вещество. Правда большинство этих веществ инертны и нуждаются в инициирующем заряде. Или в особой обработке некоторыми веществами. Что касается тринитротолуола, то его в качестве взрывчатки никто не применяет и вопрос этот даже не исследован.
  Вот тут я и начал настоящий разговор. Я начал химику петь песни о химии. Смешно? Да как сказать. Смотря что о химии говорить. А я говорил про то, что страна, не имеющая ничего кроме угля и соли, на деле может иметь всё. Немцы это всему миру уже доказали. Я говорил о том, что мы, живя в России, буквально ходим по дорогам, вымощенными самородками, но подбираем при этом песчинки. Менделеев сперва отнесся к моим речам с чуть заметной снисходительностью, но потом, когда я заявил о том, что верю в возможность производить из обыкновенного картофеля каучук, его взгляд изменился. Он начал слушать меня предельно внимательно. А я завел разговор о лесохимии, почти слово в слово повторяя слова бригадира лесорубов из фильма "Девчата". Точно так же я пересказывал содержание рекламного мультика хрущевских времен, где расхваливались возможности кукурузы, как сырья для синтеза разнообразной органики. Это все было присказкой. Сказка началась тогда, когда я предложил Дмитрию Ивановичу возглавить некий комитет, который будет финансировать перспективные разработки наших учёных. Менделеев однако не спешил проявлять огромную радость от того, что окажется во главе кассы с деньгами.
  
  - Ваше величество, но почему я? Почему не Академия Наук? Меня как учёного возмущает сама возможность игнорирования её в таком важном деле, как проведение исследований.
  - Дмитрий Иванович! Академия Наук есть не только у нас. У англичан, немцев, французов такое учреждение тоже есть. А теперь оцените состояние науки в этих странах и состояние науки именно у нас. А еще практическую отдачу от науки у них и у нас. Вам не кажется, что сравнение будет не в нашу пользу?
  - Тем не менее ваше величество, отстранять нашу Академию Наук от проведения исследований не стоит.
  - А её никто и не отстраняет. Более того, её даже не ущемляют в финансовом отношении. Пусть эти почтенные люди продолжают делить молекулы на атомы, давыясняют: есть ли жизнь на Марсе? Мы просто облегчим им жизнь, освободив их от необходимости вести прикладные исследования. Зато комитет, возглавляемый вами имея известную самостоятельность, сможет сосредоточиться на работах нужных нашему народному хозяйству. Но это часть его забот. Будет и общественная составляющая его деятельности.
  
  Я исходил из того, что учёные прекрасно друг о друге всё знают. Кто на что способен, чем занят в данный момент и есть ли смысл привлечь его к тем или иным исследованиям. Кроме того, стоит учитывать совместимость характеров. А творческие личности в большинстве своем существа очень капризные. Советский опыт говорил о том, что даже два крупных специалиста в одной конторе - это перебор. Сведи их вместе, и вместо продуктивной работы начнутся склоки. Выход из этого положения был найден троякий: либо под каждого корифея создавать отдельную контору, либо надолго их вместе не сводить, либо всех загонять в "шарагу".
  На первый вариант у меня не было столько денег, сколько пришлось бы истратить в реальности. В свое время Сталин пытался идти таким путем. Показательна история развития авиации. Расплодили множество конкурирующих между собой КБ. Каждому гению по КБ! Но обеспечить эти конторы потребным числом инженерно-технических работников не сумели.
  
  Яковлев потом писал в своих мемуарах, что в одной только фирме В. Мессершмитта было занято больше инженеров, чем во всех авиационных КБ Советского Союза! Так, уже в конце 1933 года, за два года до первого вылета "Bf-109", на фирме Мессершмитта было 524 сотрудника. В конце 1943 года их было уже более 2 тысяч человек. А в четырех ведущих авиационных КБ СССР (Поликарпова, Ильюшина, Архангельского, Сухого) по состоянию на 1 января 1940 года было 825 сотруднико. Всего же в составе 17 КБ числилось 1267 конструкторов, этого не хватит для укомплектования кадрами одного крупного авиационного ОКБ. Естественно, что не хватало на всех и производственных мощностей.
   Авиационных заводов в конце 30-х годов в СССР было много. По меньшей мере 20, и их число стремительно росло по мере строительства "заводов-дублеров" на востоке страны. Но за громким названием - "авиазавод" и загадочным номером могло скрываться что угодно. Так, первый из принятых на вооружение ВВС РККА самолетов Яковлева - учебный "УТ-2" - был изготовлен на "Заводе номер 115" в Москве. "Завод номер 115" - это кроватная мастерская, расположенная в одноэтажном здании на Лениградском шоссе в Москве. Причем самолет и кровати делались одновременно. Потом самолет "УТ-2" передали для серийного выпуска на "Завод номер 47". Завод номер 47 - это авиаремонтные мастерские в Ленинграде. Истребитель "И-26" (будущий "Як-1") сделали на "Заводе номер 115 (в кроватной мастерской), а для серийного выпуска его должны были передать на "Завод номер 301". "Завод номер 301" - это мебельная фабрика в Химках. Фактически же производство "Як-1" было развернуто на "Заводе номер 292" - это завод "Саркомбайн" (завод сельхозмашиностроения в Саратове)".
  
  А у меня с этим обстояли дела намного хуже, чем у Сталина. Тот правда после того, как между конструкторами началась самая настоящая война без соблюдения джентльменских правил, за финансирование, кадры и производственные мощности, часть смутьянов загнал в "шараги". Гении за решеткой - это мгновенно дало прекрасный результат. Не потому, что конструктора боялись чекистов. Просто прекратилась борьба амбиций и в условиях строгого режима да отсутствия привычных вольностей, люди вдруг сумели ужиться друг с другом. А дальше последовал положительный эффект от запредельной концентрации талантов в одном рабочем бараке. Мне такой путь вполне подходил, но применять его повсеместно я не собирался. "Шарага" - это для тех, кто совмещает науку с революционной борьбой. Такие в это время были. Например Глеб Максимилианович Кржижановский. Сейчас он сидит за решеткой по делу о "Союзе борьбы" и предстоит ему путь не в Восточную Сибирь, а к Макарову на Север. В одну из первых "шараг". Здесь так никто ещё не поступал. Пойманных революционеров обычно отправляли в ссылку под весьма слабенький надзор со стороны полиции. А там они занимались всем, чем только хотели. Теперь не так. Образованный человек должен приносить пользу своей стране! Это мой принцип. Поэтому и Владимиру Ильичу вместе с Надеждой Константиновной предстоит в ссылке работа сельскими учителями при окладе 240 рублей на человека в год. Это чуть больше зарплаты землекопа. Не разбогатеешь конечно, но и в нищету не впадешь. Поэтому пусть учат детишек грамоте. А в свободное от работы время занимаются своим любимым делом.
  Ну а второй вариант - сводить вместе крупных специалистов лишь на короткий срок. Сейчас он мне подходит больше.
  
  - Вам известно такое слово "грант"? - спрашиваю я гостя. В ответ Менделеев отрицательно покачал головой.
  - Грант - это безвозмездная субсидия на проведение научных или других исследований, опытно-конструкторских работ, на обучение, лечение и другие цели с последующим отчётом об их использовании. Своего рода меценатство.
  - То есть, распоряжаясь достаточной суммой, можно вести те исследования, интересны как ученым так и ведомствам?
  - Правильно Дмитрий Иванович! Правильно!
  - Но зачем создавать еще одно общество? Есть Русского Физико-Химическое Общество, которое имеет свое печатное издание в виде журнала. Ежегодно в этом журнале печатается от 20 до 40 статей по физике и это не считая статьи про химию. Именно в этом журнале я опубликовал немало своих статей. Кроме того, это общество объединяет не только петербургских ученых, но и учёных всей России.
  - Чудесно Дмитрий Иванович! Чудесно! Но мне это совсем не подходит. Скажите на милость, чем вы заняты в этом самом обществе? Я конечно понимаю, что вы там говорите о серьезных вещах, которые не всегда моему разумению доступны. Но ведь это всё, на что вы там способны: обмен сведениями и новостями. Это полезно конечно, но что дальше? У этих обществ есть только возможность болтать с пользой или без пользы. Возможностью решать проблемы они не обладают!
  
  Разговаривая таким образом, я подкинул березовые полешки в построенный по моему эскизу кирпичный мангал и ополоснув в тазике с водой руки, начал нанизывать на деревянные шампуры куски мяса. Блин! Пороть вас всех некому! Царь подобно бедному горцу пользуется ивовыми ветками, вместо того, чтобы пользоваться изделиями из нержавеющей стали! Где прогресс господа учёные? Толку от вашей гениальности! Ведь на самом деле вас в бедности не держат, но вместо работающих научных коллективов, вы создаёте научные тусовки. Покончив с нанизыванием мяса, я вернулся к нашему разговору:
  
  - Всем хороши эти ваши общества, но передать им ведение большого дела я не могу. Просто потому, что там уже сложились неподходящие для дела порядки. Знаете, я приготовил для вас один из номеров газеты "Правда". Не читаете? Напрасно! Газета сия конечно запрещенная и выпускается нелегально, но нужно отдать господам социал-монархистам должное - дельные вещи они зачастую пишут. Вот вы и почитайте статью про то, как дурят вас иностранцы. Вы ведь открыто обсуждаете в своих обществах то, на чём иностранец может получить триста процентов прибыли. А как сказал один англичанин, за такую норму прибыли и родную мать зарезать не грех. Там кстати и про то, как грабят лично вас, присваивая ваши научные достижения. Причем в этом замешаны люди, далекие от науки, но близкие к деловым кругам. Я помолчу про аморальность воровства. Но ведь у вас и воровать ничего не нужно. Вы сами, откровенной болтовней в своих обществах, отдаете ворам результаты своего тяжкого труда, а потом удивляетесь тому, что страна наша, при наличии природных богатств и талантливого, трудолюбивого народа, живёт очень бедно. Я думаю, что от этого нужно уходить.
  
  Мы говорили еще долго, умяв при этом немало мяса и выпив немало коньяка. Как ни странно, но ни Дмитрий Иванович, ни я особо сильно не пострадали и остались в трезвом разуме. Нужно сказать, мои красноречие и обходительность не пропали даром. Менделеев согласился возглавить задуманную мной организацию. Правда, его всё тянуло привлечь к руководству этим комитетом множество своих приятелей. Я не возражал. Коллегиальность, столь распространенная в мире науки не всегда вредна. Особенно если ей умело пользоваться. Да и мозговой штурм лучше производить всей компанией. Но при этом счел нужным предупредить:
  
  - Как человек военный, я не против совещаний, но спрашивать буду только с одного. В серьезном деле умным должен быть кто-то один. Считайте, что вы назначены мною быть самым умным.
  
   А вообще, беседа наша получилась весьма интересной. Дмитрий Иванович был человеком не замкнутым и говорить мог не только о науке. Но возраст есть возраст. Если я мог сидеть у мангала всю ночь и сохранить ясность ума, то ученый такого позволить себе не мог. Пони мая, что человек сейчас в таком возрасте, когда любое нарушение привычного режима дня чревато для здоровья, я проводил его до вызванного моим ординарцем экипажа и прощаясь, просил не забывать ко мне дорогу и время от времени навещать. Что делать? Коньяк и мне слегка ударил в голову, поэтому я упустил из виду, что запросто Менделеев мог зайти к подполковнику Советской Армии Романову. Зато к полковник у Российской Императорской армии, не всякого фельдмаршала просто так пустят.
  На следующий день я разбирался с "алюминиевым вопросом" Год назад, при разработке плана Первой пятилетки, я приказал подготовить мне по этому вопросу доклад. Его подготовили. Чтение этого доклада не способствовало улучшению настроения. Что мы имели с гуся? А имели то, что производство алюминия началось в 1855 году и в настоящий момент во всем мире произведено аж 200 тонн этого металла. В России вроде бы и занялись этим вопросом. В 1885 году, вблизи Троицко-Сергиевой лавры, промышленником А. А. Нововейским основан первый в России алюминиевый завод. Производство алюминия осуществлялось химическим способом, по методу Сент-Клер Девиля. Таким образом, Россия стала пусть и формально третьей в мире страной производящей алюминий. Сырьём для производства служила глина, доставляемая из Черниговской губернии. Завод просуществовал до 1889 года, не выдержав конкуренции с иностранными поставщиками алюминия. И это всё. До 1928 года в России не произведут ни грамма "крылатого металла". Почему так? Ведь скоро начнется "алюминевый бум" и к 1913 году в мире произведут 78 тысяч тонн этого металла. В чём дело? Разве нет известных месторождений сырья? Так ещё в 1882 году в русских газетах писали о том, что в Тихвинском уезде Череповецкой губернии найдены бокситы. Как не странно, но Геологический комитет призванный осуществлять "систематическое исследование геологического строения России" оставил эти сведения без внимания. Более того, чиновники из комитета заявили - "В России бокситы не обнаружены".
  Убью студента! Да что это за уроды такие? На словах все ах какие патриоты, а как доходит до дела, ты сразу выясняется, что патриотизм действительно присутствует. Французский, немецкий, английский... Но только не русский! И что мне с этим делать? Как исправлять людей? Всех геологов ставить к стенке, да обучать новые кадры с нуля? Вообще то рубить с плеча не стоит. Нужно дать задание Зубатову, чтобы тот докопался до истинных причин и по возможности придумал, как исправить эту ситуацию. Он ведь человек думающий. Как ловко он решил вопрос с рабочим движением!
  В этом году Московским отделением Госбезопасности была ликвидирована одна из социал-демократических организаций - "Московский рабочий союз". Союз был объединением социал-демократических кружков, созданных в результате пропаганды среди рабочих. Допрашивая арестованных по этому делу, Сергей Васильевич столкнулся с необычным явлением. Все арестованные делились на две категории: интеллигентов-революционеров и рабочих. Интеллигенты хорошо сознавали, за что привлечены к ответственности, тогда как рабочие не могли понять, в чём состоит их вина. Рабочие упорно не видели политического характера своих деяний. Хотя революционеры внушали им, что они добьются решения своих экономических проблем только на путях социальной революции. Таким образом они рассчитывали привлечь на свою сторону городской пролетариат, который в их руках превращался в могучую революционную армию
  Осознав опасность социал-демократии, Зубатов понял, что борьба с ней одними репрессивными мерами обречена на неудачу. Чтобы обессилить социал-демократию, необходимо вырвать из её рук главную силу - рабочую массу. А для этого необходимо, чтобы сама власть встала на сторону рабочих в их борьбе за свои экономические нужды. Немедленно Зубатовым была составлена докладная записка, в которой он предлагал программу мер для улучшения положения рабочих. С моей стороны инициатива Зубатова встретила понимание, и ему было дано добро на проведение занятий с рабочими. Тогда же Зубатов приступил к разъяснительной работе. Во время допросов он объяснял рабочим, что правительство не является их врагом, что рабочие и при монархическом строе могут добиться удовлетворения своих интересов. Для этого необходимо понять разницу между рабочим и революционным движением: в первом случае целью является копейка, во втором - идеологическая теория. Проповедь Зубатова имела успех: убеждённые им рабочие повели пропаганду в рабочей среде и вскоре подали ходатайство о создании рабочего общества. Правда, я объяснил своему Председателю КГБ, что светиться бывшей охранке в этом деле не стоит. Сейчас, когда мы очистили обе столицы от социал-демократов, самое время проявить себя социал-монархистам и занять опустевшую на время нишу. Пусть рабочие союзы организуют именно они, а не полиция.
  Вот и в отношении нашего чиновничества я надеюсь на Зубатова. Вдруг эту проблему можно решить без грубого произвола? Хотя вряд ли. Но вернемся к нашим баранам. Судя по содержанию доклада, сырьё для производства алюминия на территории царской России имелось. Я лично это прекрасно знаю, но оказывается и в это время месторождения бокситов известно давно.
  
  Возможно, не было научной базы, технологии или ученых способных её разработать? Оказывается и тут полный порядок.
  
  В 1865 году Николай Николаевич Бекетов защищает диссертацию, посвященную вытеснению разных металлов из их солей. Там он приходит к выводу о том, что алюминий вытесняется из криолита магнием. В России его работы остались невостребованными, зато спустя 20 с лишним лет процесс восстановления алюминия, разработанный русским химиком, был внедрен в Германии и во Франции.
  В 1882 году в "Горном журнале" публикуется статья "Новый способ добывания алюминия", описывающая способ получения алюминия из криолита, где в качестве восстановителя использовалась железная стружка.
  В 1883 году в журнале "Техник" публикуется статья описывающая возможность получения алюминия при помощи электролиза.
  В 1895 году инженер-химик Пеняков Д. А. патентует сульфатный способ переработки бокситов, н заменяя дорогую щелочь или соду на более дешевый сульфат натрия.
  Значит как сырьевая, так и научная база для производства алюминия в России имелась.. А может в настоящий момент потребности в алюминии нет совсем? Но как быть с этим?
  
  "Для нас вопрос о введении в армии алюминиевой фляжки имеет существенное значение. Наш солдат снабжен деревянной водоносной баклагой образца 1882 года представляющей бочкообразный сосуд с двумя жестяными обручами, скрепленными перемычками. Для непосредственного принятия воды баклага имеет овальную втулку. К сожалению, практика указала на неудовлетворительность такой системы. На опытах в 9-м саперном батальоне, в котором испытывалась сравнительная пригодность состоящего ныне снаряжения, деревянная баклага ныне принятого образца оказалась негодной. Вода в ней быстро портилась, принимала затхлый запах (передававшийся самой баклаге), который нельзя было устранить даже повторным промыванием баклаги.
  
  Как на случай применения алюминия в военном деле можно указать также на употребление этого металла для изготовления подков. Такие подковы испытывались в Финском драгунском полку. Для опытов было взято несколько лошадей, подкованных на одну ногу - переднюю или заднюю - алюминиевой подковой. По истечении шести недель оказалось, что алюминиевая подкова выдержала носку и нисколько не износилась более, а скорее менее железных.
  Имея в виду возможную легкость алюминиевой подковы, в особенности при езде на быстрых аллюрах, а также желательность облегчить ношу лошади и обоза в походе при большом количестве запасных подков, можно предсказать в будущем введение алюминия в общее употребление для ковки лошадей в кавалерии".
  
  Значит фляги и подковы. Негусто, хотя в качестве лёгкой разминки сойдет.. Но эти люди хотя бы осознают необходимость в производстве алюминия. Поэтому я требовал включить в план пятилетки задачу по производству пяти сотен тонн отечественного алюминия. Сейчас это выглядит грандиозной задачей, но спустя пять лет все поймут, что это сущий мизер. Нужно больше. Много больше. И не только на фляги и подковы. При возникновении предложения, возникнет и спрос. Сперва у армии. Судя по всему завтра будет сильный ливень. Какое это имеет отношение к делу? Смотря к какому. Завтра я хочу понять, на примере лучших частей нашей армии, на что они вообще способны. Какова им настоящая цена на войне.
  
  

13. Скандальный марш

  
  Проблемой любого разведчика-нелегала является его чужеродность для той среды, в которой ему приходится находиться. Среда эта его либо всячески отталкивает, либо переделывает под себя. В первом случае его ждет провал, во втором случае он перестаёт давать нужный результат. Как бы тщательно меня ни готовили, но натуру мою не поменяли. И она выпирает наружу. Я - пришелец из другого времени и отношение к этому самому времени у меня иное. Попав во времена, когда важнейшие преобразования обсуждались и готовились не менее четверти века, а потом тщательно обдуманные изменения столь же неспешно претворялись в жизнь, я уподобился гонщику "Формулы - 1", которому предстоит продолжать гонку не на стремительной машине, а на медлительных волах. Моё отношение ко времени заметно отличается от такого же отношения у местных. Я ещё не пролил ничьей крови, а меня уже начинают звать Николаем Кровавым. За что так? А за отношение к чиновничьей волоките. Отдав приказ, замечаешь, что его никто не спешит выполнять. Одно из основных правил здешних чиновников: "Ждать третьего указу!" То есть, не спеши выполнять приказание, сперва подожди, когда его отменят. А там и нужда шевелиться пропадет. Меня это бесит. Настолько бесит, что я начинаю вмешиваться. Нет, я не устраивал диких и безобразных сцен. Просто сообщал волокитчику, что он переводится на новое место службы, где его научат ценить время. Пока что это коснулось чиновников не очень крупного ранга. Отправленные продолжать свою службу в Заполярное наместничество уже писали слёзные письма родным о том, как на новом месте всё сложно.
  Те, кто чином постарше и знают за собой грехи, уже начинают чувствовать, что очередь может и до них дойти. Кое-кто из них уже подал в отставку, кто-то постарался перевестись в другое ведомство, подальше от меня. Их место занимали новые люди, довольные быстрым карьерным ростом. К сожалению они тоже являлись кандидатами на вылет.
  Я начинаю лучше понимать Петра Первого, который жил в стремительном для старой знати темпе. Особенно его поменяла поездка за границу. Восприняв новый для себя и России темп жизни, он внутренне изменился так, что русские люди заподозрили подмену.
  Чувствую, что скоро и меня придворная молва превратит в Антихриста. Тем более, что как ни старайся, а чем-нибудь себя выдашь. Среди придворных и гвардейского офицерства хватает людей помнивших Ники-прежнего. Сейчас произошедшие со мной изменения объясняют внезапно свалившейся огромной властью и пережитым год назад покушением. Но могут и прийти к выводу, что царь какой-то не настоящий. Похоже, что Аликс давно об этом догадывается. Были с моей стороны странные для её взгляда поступки. Поступки, невинные с моей точки зрения, но сильно шокировавшие именно её. Но она молчала, никому не говоря о своих подозрениях. А еще потому, что начала меня бояться. Всё изменило покушение на неё и на дядю. Придя потихоньку в себя, она увидела совсем иного Ники. Того самого, который не бросил её в беде, не отрёкся от нее и разделил с ней её горе. Правда, тут я едва не переборщил и супруга едва не впала в глубокую депрессию. Хорошо, что вовремя спохватился и занялся лечением её душевных травм. Метод лечения был прост - работа и строгий спрос за результат этой работы. Фактически она стала моей секретаршей. А что делать? Мне ведь нужен надёжный человек, которому я могу доверить то, что не доверишь иным людям. Так пусть этим человеком будет моя жена. Тем более, что похожий опыт у меня в прошлой жизни был. Моя прежняя несравненная супруга не просто так каталась со мной сперва по гарнизонам, а затем по африканским странам. Прапорщик Советской Армии Романова совмещала работу в строевом отделе нашего управления с обязанностями переводчика. А чем ещё заняться учительнице английского языка в странах, где нет советских школ? Служба - это было то, что вносило некоторый смысл в её существование. За английским языком последовал французский и португальский. Потом дело дошло и до местных языков. Скучать Моей второй половине тогда не пришлось. А значит и мысли дурные в голову не лезли.
  Александре Фёдоровне тоже предстояло прожить жизнь интересную и насыщенную событиями. Раз так, то пусть будет не праздным зрителем, а занятым человеком. Аликс это поняла и приняла и продолжала держать свои подозрения при себе.
  А я решил не стесняться и раз не получается скрыть свою натуру, то выставить её напоказ всем и сказать, что так всегда и было. Сейчас мне предстояло провести некоторые изменения в армии. Тихо, осторожно и деликатно этого не сделать. Раз так, то буду тыкать носом своих генералов в накопившееся за годы дерьмо.
  
  - Товарищи курсанты! В войсках вам предстоит пережить множество плановых и внезапных проверок. Те из вас, кто сумеет достигнуть высокой должности, будут сами эти проверки организовывать. И тут нужно понимать, с какой целью вы все это затеваете.
  
  Проводивший с нами занятия полковник Голубинский - ветеран Великой Отечественной войны. Именно на войне он свой боевой прошел путь начав с должности командира сапёрного взвода и закончив начальником штаба инженерно-штурмовой бригады. То, что он из настоящих, из боевых, можно судить по пяти нашивкам за ранения, которые "украшают" его повседневную форму. А нашивки эти в глазах людей понимающих, стоят высших наград. Да они и сами своего рода награда. Причем такая, которой никто тебя не лишит.
  
  - Самый главный порок таких проверок в том, что обнаружив недостатки и отразив их в акте проверки, вы губите карьеру командира проверяемой части или подразделения. А он не всегда в этом виноват. Все это понимают и стараются не портить судьбу неплохому человеку. Подобная снисходительность опасна.
  
  Мы слушаем полковника очень внимательно, пытаясь понять, куда он клонит. А клонит он в очень интересную сторону.
  
  - Главная цель учений - выявить имеющиеся недостатки в боевой подготовке, определение способа исправления оных и отработка в поле новых приемов вооруженной борьбы. Но самое главное - выявление недостатков. Чем больше их выявят учения, тем меньше их обнаружит война. Это понимают все. И поступают строго наоборот. Потому, что выявленный недостаток - это "минус" командиру. Но еще хуже, когда учения и манёвры проводят в присутствии иностранных делегаций.
  
  У меня как раз сейчас такие маневры и происходят. Не только сейчас, а ежегодно каждое лето. Знаменитые Красносельские маневры.
  Красное Село давно превратилось в летнюю воинскую столицу Российской Империи. Это гигантский военно-учебный комплекс, общей площадью около 210 км², протянувшийся от Скачек до деревни Виллози. И достаточно уютный комплекс. Солдаты конечно жили в палатках, зато господа офицеры - в хороших деревянных благоустроенных домах, выкрашенных в цвет, присвоенный полку. Позже и палаточный лагерь заменили на деревянный.
  Не находите, что учения эти вовсе не приближены к боевой обстановке?
  А ведь в них участвовали десятки тысяч человек, а бывало, что численность задействованных в учениях войск достигала ста двадцати тысяч человек. Лагерные сборы проходили в два этапа: первый с начала мая до середины июля, когда войска занимались строевой подготовкой и стрельбами; второй с середины июля три-четыре недели тактической подготовки, которая завершалась манёврами. В Красном Селе приняло участие в манёврах практически все высшее военное командование России того времени. Кроме учений и парадов, в Красном Селе проводились и другие воинские мероприятия, такие как заседания Совета обороны, Высшей аттестационной комиссии или производство юнкеров в офицеры.
  Обыкновенно императорская семья переезжала ранней весной в Царское Село и жила там до конца мая. Затем царь, а за ним и весь двор отбывали на войсковые манёвры в Красное Село. В Красное Село наносили визиты главы государств, известные военачальники, посещали деятели науки и культуры. Для приёма посланников были построены отдельные дома. С 1850-х гг. Красное Село становится также популярным дачным местом, в первую очередь для семей офицеров.
  Кто бы мне сказал: как можно проводить боевые стрельбы в местах, где постоянно торчат дачники? Правильно! То же самое артиллерийское наступление в таком месте не отработаешь. А еще высокопоставленные визитёры из-за рубежа: монархи и президенты. Того и гляди, что в случае промаха Второй Рейх потеряет своего обожаемого кайзера или осиротеет Французская республика. Тут уж кому и как повезёт. Поэтому учения эти проводились с такими ограничениями, что выродились в гигантскую показуху.
  
  - Тут военным наступает на чувствительные места высшее политическое руководство страны. Вам просто не позволят показать иностранным гостям, что в нашей армии имеются крупные недостатки. Поэтому вас заставят организовать красочный спектакль, не имеющий отношения к настоящей учебе и не отражающий достигнутый уровень боевой готовности. Самое паршивое в этом то, что руководство само начинает принимать красочный "балет" за объективную реальность. А еще хуже то, что показуха как зараза распространяется сверху донизу. Получаем показушную армию. А потом война всем этим отличникам ставит "двойки".
  
  Вспоминая поучения Голубинского, я долго думал о том, каким образом вытравить показушность в армии. Не только показушность. С ложными представлениями о том, как нужно воевать, тоже нужно что то делать. Дело не в устаревшем оружии. Имеющимся сейчас оружием вполне успешно будут останавливать Вермахт в 1941 году. И остановят. Даже пушки Барановского, которые уже сейчас считаются устаревшими, еще в 1942 году будут успешно применяться в обороне. Дело в принятой здесь тактике и организации. А она не соответствует техническим возможностям не самого совершенного оружия. Казалось бы, чего проще? Ты не только носитель более передовых взглядов, но еще и носитель неограниченной власти. Прикажи только, подчиненные сразу забегают и всё сделают должным образом. А вот не выйдет так. Армия - организация инертная. Она не станет отказываться от тех методов ведения боя, которые ещё вчера прекрасно работали. Поэтому она просаботирует дурацкие с её точки зрения приказы. Можно расстрелять всех генералов и заменить их новыми. Но ведь всю армию до последнего рядового не расстреляешь! Только война всему этому собранию вооруженных людей сможет доказать твою правоту. Так выходит всегда. Командиры РККА про тактику штурмовых групп знали ещё до войны. Эту тактику успешно применяли "ударники" Керенского в Первую Мировую и инженерный Осназ Сталина на войне с финнами. Знали, но войска ей не обучали. Пока не умылись кровью в бесплодных атаках. Лишь через кровь и позор до людей доходит, что пора все менять и меняться самому.
  Кровь лить пожалуй не стоит, а вот позора ребята вы хлебнете с избытком. Мне нужна была только дождливая неделя. Все остальное я подготовил заранее. И вот когда хлынул не просто ливень, а ещё с грозой, я отдал команду поднять по тревоге Переображенский, Семеновский и Измайловский полки и часть гвардейской артиллерии. Поднятым по тревоге полкам была поставлена задача: выйти на рубеж реки Луга и продолжить маневры уже в том районе. Командирам полков были вручены пакеты с описанием маршрута. Каждому полку был придан слушатель Академии Генерального штаба в качестве колонновожатого. Вместе с войсками отправился весь штаб Гвардии с великим князем Владимиром Александровичем. Естественно, что и я не отставал от прочих. Посмотрим ребята, как вы управитесь с этим простеньким с виду заданием.
  Каждый полк шел своим маршрутом, который был обозначен в выданном командирам задании. В приказе было требование о скрытности выдвижения. Что это такое и как это организовать, гвардейцы вряд ли знали и потому, когда дождь слегка утих, пытались маршировать при мне под музыку полкового оркестра. Получалось это плохо, ибо дороги быстро раскисли и попытки держать строгое равнение провалились. Чтобы не смущать людей, я вместе со свитой ускакал вперед. Между тем погода вновь испортилась.
  
  - Ваше императорское величество, разве стоит проводить марши в такую погоду? - задал вопрос один из прикрепленных ко мне слушателей Академии Генштаба.
  - Только в такую и стоит.
  
  Честно говоря, вопрос этот меня удивил. В Российской армии во время войны частенько совершали марши в сложных метеоусловиях. Хотя в мирное время это не практиковалось. Впрочем, как раз это исправить нетрудно. Тем более в гвардии. Я ведь дождя ждал не просто так. В качестве примера для подражания мною была взята организация боевой учебы в Первой Московской пролетарской дивизии РККА. Каждый год она в Ворошиловских лагерях совершала выходы по тревоге именно в ненастную погоду. И умудрялась при этом выдерживать заданный нормативами темп движения. А ведь эта дивизия была из придворных.
  Между тем, войска прошагав десяток верст, полки остановились на первый, короткий привал. Вид у личного состава был уже не щеголеватый, но бодрости люди еще не теряли. После приведения себя в порядок, полки построились. И тут обнаружилась неприятная для командиров вещь: часть офицеров отсутствует в строю. Когда располагались на привал, они были. Ну в кустики отошли по нужде. А вот сейчас их нет. Попытку организовать поиск пропавших пресек я:
  
  - Семеро одного не ждут! Продолжайте марш! С пропавшими разберетесь после учений.
  
  Лично меня эта пропажа не беспокоила. Потому что знал о том, что ничего плохого с этими офицерами не произошло. Просто люди отошли в кустики и там их похитила вражеская разведка. А разве она есть? Ребята! Мне ведь нужно тренировать курсантов Учебного Центра имени товарища Ли Си-цына! Я им и предоставил такую возможность. Сейчас они под руководством инструкторов из кубанских пластунов, ведут разведывательный поиск и учатся брать 'языков'. А гвардейцам первый "минус". Плохо организовано охранение.
  Тем временем неприятные сюрпризы продолжались. Какие то сволочи сумели свежесрезанными деревцами замаскировать развилки дорог и колонны свернули не туда, куда нужно. Спустя краткое время колонновожатые заподозрили неладное и развернули полки назад. Можете представить себе, как их честили.
  
  - Я господа сам был удивлен. Обычно дорога есть, а на карте она не обозначена. А тут всё наоборот: на карте обозначена, но куда то исчезла.
  
  Это был не единственный трюк с изменением ландшафта. В этот день я лишний раз убедился в том, что фантазия людская как правило неистощима. Вряд ли все это придумки самих китайских курсантов. А вот их инструктора вполне могли так озоровать.
  Тем временем до гвардейцев дошло, что с ними играет в прятки хитрый и изобретательный противник. Вроде бы пора реагировать. Не реагируют должным образом, если не считать реплик типа "Поймаю - убью!" Печально. Это по вам ребятки еще не стреляют. Только озоруют. А вам второй минус: ведение разведки должно быть непрерывным. Не только в бою. На марше и отдыхе о ней забывать не след. Как и про организацию охранения. А с этим улучшений не видно. Конечно, расположившись на ночлег, гвардейцы выставили караулы. Но толку от них было мало. Потому что слепое следование уставам ещё никому пользы не приносило. Устав требует творческого подхода в любом деле. А с этим у нас плохо. Совсем плохо. Утро это прекрасно показало. На построение не явилось два десятка офицеров, включая командира Преображенского полка. Но хуже всего было то, что кто-то угнал часть пасшихся лошадей. А в Измайловском полку в добавление ко всему угнали батальонную кухню. Позор да и только! А затем возник скандал, когда адъютант Владимира Александровича сообщил мне о том, что продолжать движение невозможно, ибо среди угнанных лошадей были не обозные или верховые, а артиллерийские.
  
  - В чём трудности господа? Коль пролюбили лошадок, то либо находите их где хотите, либо впрягаете своих растяп и тащите их как марсельские добровольцы тащили от Марселя до Парижа. С песнями. Впрочем, "Марсельезу" разрешаю не исполнять.
  - Но ваше императорское величество... Люди измучены. Марш очень трудный... Так можно и людей погубить...
  
   - Мать твою ети раз по девяти
  бабку в спину, деда в плешь,
  а тебе, бляжьему сыну,
  сунуть в задницу дубину
  и потихоньку вынимать,
  чтобы мог ты понимать,
  как шпандорят твою мать...
  
  Это не выдержал уже я и применил один из тех малых загибов, которыми любил сдабривать свою речь Петр Великий.
  
  - Вы кажется не поняли, что попали не в сказку! Над вами посмеются солдаты Суворова, которые в таких же условиях проходили по восемьдесят вёрст за двадцать с лишним часов! Думаете, они лошадей в пути не теряли? Дохли лошади! А пушки все-равно поспевали к бою! Каким образом? Пердячим паром через Альпы тащили! Сдыхал в походе каждый десятый, сердце у людей не выдерживало. Но никто не скулил. Зато враги выли от ужаса! Думаете, что людям полковника Лисицына которые вас имеют во все щели, легче чем вам?
  - Николя! - вмешался в разговор дядя Вальдемар, - здесь все-таки люди из приличного общества. Ваши выражения, ваш тон...
  - Дядюшка, военному человеку не стоит краснеть от непристойных выражений. Всё-таки не институтки какие. А если они падают в обморок при слове "жопа", то это исправимо. Значит будут на занятиях учить наизусть все петровские загибы. Чтобы привыкли... Впрочем, кончаем декаданс. Мой приказ для растяп прост: поступить, как поступали воины Суворова. Или проявить смекалку. Но бросать орудия на дороге я никому не позволю. Впереди нас ждет бой.
  
  Отведя душу, я стал наблюдать, как будут развиваться дальнейшие события. И готовился пресекать возможное неповиновение всяческими способами, включая расправу на месте. Делать этого не пришлось. Я просто не принял во внимание тот гвардейский гонор, которым пронизан был весь личный сосмтав гвардии от рядового солдата, до полкового командира. То что в гвардии нет полковника с фамилией Лисицын, офицерам было прекрасно известно. Значит, решили они, их дрючит "серая пехотная скотинка". Придя к такому мнению, они преобразились. Чтобы гвардия проигрывала быдлу? Ни в коем разе! Впрочем, раньше их очнулись унтер-офицеры, сообразившие, что ничем хорошим для них дело не кончится. Царь приехал и уехал, а их благородия останутся. И уж эти благородия найдут на ком отоспаться. Такая перспектива их не устраивала и они начали шевелить мозгами, внося как бы невзначай предложения по исправлению ситуации. Впрочем, оставшиеся в строю офицеры тоже перестали считать ворон. Быстро вспомнили, зачем министр Ванновский учредил в полках штатные команды охотников. Марш продолжился, но организован он был уже иначе. Теперь штатная охотничья команда прочесывала местность впереди полковой колонны, а сформированные из добровольцев батальонные команды составили боковое охранение. Той команде, что поймает хоть одного "вражину", обещана была денежная премия по империалу на брата, а тому, кто лично схватит супостата, обещали отпустить на побывку к родне. Это дало нужный эффект. Ворон больше никто не считал. Работать диверсантам в таких условиях стало невозможно. На отдыхе тоже не расслаблялись. Частые посты, патрули и даже секреты, сделали свое дело. Китайские курсанты не попались лишь потому, что маскироваться на местности гвардия еще не умела. Впрочем, принятые меры уже ничего не могли дать: через делегата связи я передал "людям полковника Лисицына" команду "Отбой учениям!" Зато для гвардейцев ничего еще не закончилось.
  
  - Николя! Зачем ты это все устроил? Какой смысл был в том, чтобы выставить гвардию в дурном свете?
  - Дядя! Все офицеры гвардии наверняка учили историю. Должны помнить, чем для римлян оборачивалась беспечность и пренебрежение разведкой и охранением. То же Тразименское озеро, тот же Тевтобургский лес... Целые армии погибали.
  - Сейчас так не воюют.
  - Вы уверены? А чем был Аустерлиц? Тогда Бонапарт устроил не столько правильную битву, сколько грандиозную засаду. Наша армия, пренебрегшая разведкой и охранением слишком поздно обнаружила изготовившегося к бою врага. В воспоминаниях генерала Ермолова про то достаточно написано. Взять Крымскую войну. В битве у Черной речки наши застали врага со спущенными штанами. Нам это не помогло, но шансы на то, что англичане сплохуют - были. Ничего не изменилось. А возьми армию Наполеона в 1812 году? На нее нападали так же, как нападали сегодня на нашу гвардию. В один прекрасный момент с нами могут сыграть в подобные игры. Только масштабы поражений будут не чета античным. А я не хочу терять целые полки по глупой беспечности. Поэтому я приказываю, объяснить господам офицерам то, что объяснил сейчас вам я. Хотя нет, я этот цирк на паровой тяге устроил, я все и объясню.
  
  Наш скандальный марш закончился там, где десять лет спустя в моем времени был основан Лужский артиллерийский полигон. Но сейчас все это произойдет намного раньше. Как я и обещал дяде, сразу после окончания марша я выступил перед офицерами гвардии.
  
  - Господа офицеры! Благодаря вам и вашим подчиненным, была проделана значительная работа по выявлению существующих недостатков в боевой подготовке нашей армии. Пусть вас не смущают те конфузы, которые приключились с вами в начале похода. Понять причины великих поражений - дорогого стоит. Следует помнить, что победы Петра Великого родились из осмысления причин "Нарвской конфузии". Не скрою, меня сперва огорчила та беспомощность, что показала гвардия в начале пути, но меня восхитила и та быстрота, с которой вы приступили к исправлению существующих недостатков.
  
  Дальше я сообщил собранию то, что говорил накануне дяде. Больше всего офицеров обрадовало то, что ломать чью то судьбу из-за отдельных промахов и неудач я не стану. Я говорил им о том, что учеба есть учеба и ошибки в ней неизбежны, что не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Главное - какие выводы сделаны из неудач. И сделаны ли они вообще.
  
  - Сейчас вам предстоит еще одна трудная задача: проверить, насколько действенны современные методы ведения боя. Пусть вас не расстраивают возможные неудачи во время учения. Причины неудач будут проанализированы и новые, более действенные способы ведения сражения будут обязательно найдены. У меня к вам будет одна просьба: ничему не удивляться и не смущаться. Возможно, что кому то из вас придут в голову оригинальные идеи. Комиссия из преподавателей и слушателей Академии Генерального штаба готова их немедленно рассмотреть.
  
  Итак, полкам гвардии предстояло атаковать заранее укрепленный рубеж. Линия обороны условного "противника" была построена согласно реалиям еще не случившейся Первой Мировой войны. Правда, некоторые послабления я все-таки допустил. Не все полевые сооружения были замаскированы. Это было сделано специально. К тому же, планом учений предварительная артиллерийская подготовка не предусматривалась. По плану, гвардия должна была атаковать сходу. Начали!
  Боже мой! Мне свое войско стало заранее жалко. Оно изготовилось для чисто штыкового удара. Каждый полк вышел на рубеж перехода в атаку построившись в двенадцать цепей. Рассыпной строй... Больно на это смотреть. Одно название что рассыпной. Между стрелками интервал в один метр. Да ребята, тут и пулемета не нужно. Достаточно беглого огня из магазинных винтовок. Трехлинейка не самая скорострельная из них, но 53 выстрела в минуту - такой рекорд в РККА был. Достаточно половины этого темпа стрельбы, чтобы густо усеять поле боя трупами атакующих. Но сейчас не стреляют и роты идут бодро по пояс в траве. А дальше наступление замедлилось. Первая цепь наткнулась на проволочное заграждение шириной в четыре нитки. Оно вроде бы и невысокое, ниже верхушек травы, но преодолеть его у гвардейцев не вышло. А на первую цепь уже накатила вторая и тоже запнулась. И третья уже на подходе. Скопилась достаточно густая толпа. И тут грянуло! Разом по скоплению людей ударило шесть орудийных батарей. Трупов конечно не было, ибо стрельба велась холостыми зарядами. Но что будет людьми в реальном бою, поняли все.
  
  - Отбой атаке! Полкам вернуться на исходную позицию!
  
  Первый в этот день разбор полетов. Предложения о способе преодоления проволочных заграждений вполне разумны. Предлагается заготовить заранее штурмовые мостики из досок. Прекрасно! Выполняйте. Вот только не забывайте про то, что впереди окопавшийся противник. В настоящем бою он будет вести огонь не только из орудий. Ружейный огонь тоже будет иметь место.
  Это совсем не смутило моих вояк. Запросили разрешения на организацию артиллерийской подготовки. Ну что же, тут вас тоже ждут сюрпризы. Приказав артиллерийским расчетам "противника" покинуть позиции, я дал гвардейским артиллеристам "добро" на открытие огня. Постреляли. А теперь смотрим на результаты вашей стрельбы. В сопровождении внушительной свиты я посещаю позиции. С первого взгляда понятно, что стрельба велась безрезультатно. Дело в том, что в окопах и землянках вместо людей находились сейчас крепко привязанные овцы.
  
  - Ну что господа, сегодня у нас на обед будет баранина?
  
  Какая там баранина? Если какой баран и помер, то разве что от страха. Огонь артиллерии никого не убил. С тех же землянок только срезана земля на перекрытиях.
  
  - Обращаю ваше внимание господа артиллеристы на то, что подобное уже было при осаде Плевны. Турки, укрывшиеся от огня полевой артиллерии в таких землянках, практически не пострадали. Причина этому надеюсь ясна?
  
   Артиллеристам прекрасно известна причина неэффективности огня полевой артиллерии. При настильном огне иного результата и не будет. Тогда, под Плевной, справиться с задачей могли орудия, способные вести навесным огнем. Такие были. Но это были осадные орудия. Вести из них стрельбу по мелким укрытиям тогда сочли неразумным и дорогим занятием. И вот уже прошло двадцать лет, а ничего не поменялось.
  Окопам тоже был нанесен минимальный ущерб. В основном кое где снаряды разрушили напольный бруствер. А находящимся на дне окопов баранам никакого вреда не причинили. Если не считать, что кое-кого из них "кондратий хватил". Ну а проволочным заграждениям и вовсе вреда не причинили. Правда, снарядов было изначально маловато, но все-равно, рушить огнем проволочные заграждения никто не догадался. Как не догадался и подавить обнаружившие себя батареи.
  
  - Ну что же, учения потому и учения, что на них люди учатся. Сейчас вам подвезут ещё снаряды и начнем заново.
  
  

14. Лаборатория войны

  
  Снаряды подвезти - дело не одной минуты. Пока гвардейская артиллерия готовится, продолжаю занятия с гвардейской пехотой. Итак ребята, что вы такого придумали? А придумали гвардейцы щитки, наскоро сплетенные из ивовых веток. Правда, их изготовление было тоже делом не одной минуты, да и выглядели они как всякий скородел, не внушительно. Но что есть, тем и воюйте! В ход учений я внес одно изменение: одна рота от каждого полка засела в окопах и приготовилась отражать атаку своих однополчан. Когда трубачи подали сигнал к атаке, Полки в прежнем боевом порядке пошли в атаку, а засевшие в окопах роты начали отражать её своим огнём. Но это не всё. Во второй линии окопов засели преподаватели военных академий вместе со слушателями. У них сейчас своя забота: хронометраж атаки. Подсчет числа залпов и времени, затраченного на ведения боя. С нашей профессурой у меня тоже накануне был тяжелый разговор. Начался он с того, что я запросил у них "Справочник расчета боевых потерь", при этом прекрасно зная, что такового в природе не существует. Получив вполне ожидаемый ответ, я "искренне" возмутился:
  
  - Господа! Я думал, что у нас есть военная наука. Оказалось, что её нет совсем. Только не стоит говорить мне про то, что во всем мире никто не догадался ничего подобного сделать! Я правлю Россией, а не всем миром! И мне как русскому правителю нет дела до отсталых взглядов belles putes françaises en uniforme militaire. Мне нужны подтвержденные практикой результаты ваших теоретических расчетов! И вообще господа, вы кажется считаетесь учёными? Даже учёные степени имеете? Прекрасно! Значит, вы должны уметь мерить, взвешивать и анализировать. Добро пожаловать на полигоны! Отныне там ваши лаборатории! Кстати, не забудьте прихватить с собой слушателей. Вам ведь нужны лаборанты? Пусть они ими и будут! Берите пример с Александра Гумбольта! Его студенты не в лекционных аудиториях штаны протирали, а помогали ему в лабораториях. В итоге немцы имеют самую передовую в мире науку!
  
  Сейчас эти почтенные люди с хронометрами в руках производили необходимые замеры, а помогающие им слушатели записывали данные натурных наблюдений. Другая группа исследователей в погонах должна была провести экспресс-анализ элементов учебных атак. Зачем я это заставил их делать? Честно говоря, я не рассчитывал на то, что справочные данные, рожденные таким образом, будут отражать суровую реальность. Тут иное. Зная о возросших темпах и плотностях огня, мои представители военной науки не выдают никаких рекомендаций по применению новых тактических приемов. Поэтому я заставил их вести наблюдения и разрабатывать методы предварительного расчёта ожидаемых потерь. Я знаю, что даже те значения, которые они получат, заставят их не ждать новой войны, а готовиться к ней настоящим образом. Впрочем, кое-чего я уже добился. Экспресс-анализ первой атаки привел их в изумление. Ожидаемые потери явно зашкаливали. И это без ружейного огня, без огня пулеметов и противопехотных мин. Всего лишь огонь дульнозарядных орудий и барьер в виде колючей проволоки.
  И вот после сигнала труб полки двинулись в атаку. На этот раз впереди цепей бегут команды со штурмовыми мостиками в руках. Ну нельзя же так явно! По вам ведь ведется ответный оружейный огонь! И команды унтер-офицеров, требующие сосредотачивать огонь именно на "несунах", я прекрасно слышу. Добежали. Похоже, что вы считаете, что одного мостка на атакующий взвод вам хватит? Я в этом не уверен. Тем более, что сидящие в обороне стрелки уже поняли ваш замысел. Форсирование проволочных заграждений у вас ещё не отработано. Никакой чёткости действий и опять вы скучились. Прекрасные групповые цели для артиллерии! На батареях это прекрасно поняли и опять открыли огонь. Вас пока что "убивают" только на бумаге, но понимать то вы должны! Пока не понимают! Хоть и неуклюже, но перебегают по мосткам и готовы стремительным броском ворваться в первую траншею. Не выйдет! Если перед колючкой трава уже вытоптана тысячами ног, то позади неё она ещё не тронута. А значит, вы не видите второго препятствия на своём пути. Шагов пятьдесят бега и вы влетаете в спиральное заграждение! Малозаметные препятствия - до этого здесь ещё никто не додумался. Про них знаю только я. А потому специально заказал его у немцев, не объясняя при этом, для чего и зачем мне понадобились мотки тонкой стальной проволоки.
  
  - Мне кажется, что сегодня на "отлично" воюют только сапёры.
  
  Услышавший эту фразу, командир сапёров расплывается в улыбке. Мой комплимент ему доставляет истинное наслаждение. Да он не только царской похвале рад. Видно, что он и его офицеры уже оценили результаты не совсем понятной работы, которую пришлось выполнить по моему приказу.
  
  - Ваше императорское величество! Это здорово! Это новое слово в сапёрном деле!
  - Увы подполковник! Здесь нет ничего нового. Всё это с успехом применяли американцы во время своей Гражданской войны.
  
  Преодолевать линию МЗП гвардейцы не умеют. А потому растерянно топчутся на месте.
  
  - Передайте: "Атаке отбой!" Всем вернуться на исходные позиции!
  
  А вот и артиллеристы наконец то пополнили боезапас. Удалив с оборонительных позиций людей, я даю "добро" на начало артподготовки. Стреляли долго и старательно, почти до сумерек. В итоге, убили пяток овец. Убитые овцы пошли в котёл "богам войны", за проявленную старательность. А профессора тем временем выдали первый результат по потерям. Если верить им, то две трети личного состава атакующих полков полегло на подступах к первой траншее. При этом ротные опорные пункты представляли собой две линии траншей. А ведь позади них была вторая линия траншей.
  
  - Ваше величество! Но ведь такого просто не может быть!
  - Вы сами это считали. Неужели вы не верите своим расчетам?
  
  Профессор жмётся и мнётся как барышня. Ему не верится в то, что война из красивого, хоть и жестокого состязания может представлять собой безобразную бойню. Но ведь собственным глазам он должен верить! Он конечно верит им, но в голове у него с трудом укладывается факт того, что тоненькая проволочка способна таким образом изменить привычный для него мир. И это он ещё не всё видел. В шоке и командиры тех стрелков, что вели огонь из окопов:
  
  - Господа! Это было похоже на расстрел толпы каких-нибудь диких зулусов! Если бы не стрельба холостыми патронами, то мы бы увидели горы трупов. С такой дистанции невозможно промазать!
  
  Целую неделю длились мучения на Луге. Результат? Кое-какие выводы сделаны были. Совсем неутешительные. И артиллерия по мнению участников учений оказалась ни на что не годной, и с тактикой пехоты нужно что-то делать. В обороне все работает прекрасно, но как следует наступать - никому не ясно. Правда, кое-какие предложения технического плана все-таки поступили. По проделыванию проходов в проволочных заграждениях их было целых два: обеспечить пехотные подразделения ножницами для резки проволоки и с помощью взрывчатки проделывать проходы.
  Зашевелили мозгами и артиллеристы. В частности мне на рассмотрение поступил эскиз некоего "противотраншейного орудия". Что это за зверь такой? Смотрим эскиз. Итак, на основе орудий системы Барановского, предлагают вести навесной огонь по траншеям артиллерийскими гранатами. Стволы калибра 63 и 87 мм. По замыслу у ребят вышло нечто вроде миномета, только на колесах. Уже неплохо! "Легкие противотраншейные мортиры" - именно так обозвали свои придумки прожектеры, представляли собой системы на жестком (без противооткатных устройств) лафете с колесным ходом, построенную по схеме мнимого треугольника. Заряжание по их мысли производилось с казённой части, для чего был применен качающийся ствол, который в момент заряжания приводился в горизонтальное положение. После открывания затвора на полуоси клина ствола навешивался лоток, на который расчет укладывал снаряд и вручную досылал её в канал ствола. После того как снаряд был дослан в ствол, производилось запирание ствола возвратом его в рабочее положение.
  
  - Мысль хорошая господа. Но вот нарезы в стволе явно лишние. Да и сам снаряд по моей мысли может выглядеть иначе. И зачем казнозарядная схема? С дульным заряжанием будет все намного проще.
  
  Говоря это, я рисую нечто вроде миномета Брандта-Стокса. Ну и примерное устройство мины к нему. Закончив делать наброски, я подвожу окончательный итог:
  
  - У меня есть правило: "Инициатива наказуема исполнением!" В общем, кто придумал, тот и исполняет. Мне кажется, что вашим дальнейшим местом службы будет Центральное Артиллерийское Конструкторское Бюро. Его толком ещё нет. Но ведь с чего то нужно начинать? Думаю, что вы не откажитесь быть в числе отцов-основателей этого заведения.
  
  То, что необходимость миномета осознана несколькими энтузиастами, не может не радовать. Пусть ребятки потрудятся на благо Отечества. А уж оно в моем лице их старание оценит как следует. Но артиллеристы как всем известно, народ умный. Гораздо больше меня удивил поручик Ржевский. Здесь такой был. И именно такой, каким описан в известных мне анекдотах - пьяница, бабник, пошляк и грубиян. Вот уж не думал, что жизнь настолько анекдотична.
  Здешний поручик Ржевский служил не в гусарах, а в Семеновском полку. Долгая служба ему явно не светила, ибо выходки его этому не способствовали. Правда ему повезло в том плане, что рапорта о происшествиях в гвардии обычно попадали мне на рабочий стол. И вот в одном из рапортов была описана очередная возмутительная выходка этого офицера.
  Поручик Сергей Семёнович Ржевский "безобразничал напропалую", зачастую весьма пошло и шутки его часто шокировали дворянское общество.
  
  "Однажды на маскарад Ржевский оделся печкой. В трубу просунул голову, внизу печи сделал отверстия для ног. Разделся донага и голым влез в печку, которая была картонная. Спереди был затоп, сзади отдушник. Кругом обоих закрытых пока отверстий были крупные надписи: "Не открывайте печку, в ней угар". В маскараде держали все себя очень вольно, а такая надпись поощряла всех открыть печку и в неё посмотреть. Всякий видел голые члены мужчины, спереди и сзади. Одни плевали, другие хохотали, но весь зал зашумел и стали собираться толпы. Сергей Семёнович только этого и хотел. Явившийся гвардейский патруль с триумфом его вывел прочь".
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  Услышать сколь-нибудь дельное предложение от такого офицера я не рассчитывал. Собственно говоря, из гвардии он до сих пор не вылетел лишь благодаря моей снисходительности и заступничеству. Зачем я так поступил? Да ради фамилии, так много мне напоминающей. И вот этот самый разгильдяй подал не одно, а целых два предложения. Первое состояло в том, что по его мнению в каждом полку стоило иметь по одной роте егерей-самокатчиков, которые передвигаясь на самокатах, будут успевать захватывать укрепленные позиции до того, как их успеют занять войска противника. Кроме того, по мысли Ржевского, команды самокатчиков могут проводить глубокие рейды при этом обходясь казне дешевле кавалерийской разведки.
  Вообще то над этим предложением стоило подумать.. Беда была лишь в том, что заметного производства велосипедов в России не было. Укомплектовать велосипедами даже одну роту - та ещё задача. Правда, кое-что в этом направлении меняется. По плану пятилетки строится Подшипниковый завод, а "Неизвестные отцы" в Забайкалье затеяли строительство завода, производящего электро-газосварочное оборудование.
  Второе предложение Ржевского было таково, что я чуть со стула не свалился, когда читал его. Суть его была в том, что поручику не понравился марш под проливным дождем и необходимостью справлять нужду с оружием в руках. Всего этого можно избежать, уверял он, если внедрить в обиход паровой транспорт для перевозки войск по грунтовым дорогам. В принесенном мне на рассмотрение альбоме, были мастерски выполненные в аксонометрии эскизы некого транспортного средства, которое Ржевский считал подходящим для совершения марша в любую погоду. Что-то типа парового автомобиля с достаточно вместительным полуприцепом. Ржевский уверял, что разместив личный состав и обозы на грузовой платформе, тот же Семеновский полк мог совершать марши со скоростью 5-7 вёрст в час и за двадцать часов непрерывного марша достигнуть рубежа реки Луга, избежав встреч с вражескими засадами.
  "Блин-компот! Воистину, Россия - родина слонов! Гудериан доморощенный! Как только ему эта мысль в голову пришла?"
  Вызванный на ковер, Сергей Семёнович честно доложил, что мысли это не его, а его брата: Михаила Семёновича Ржевского. И работает его братец не где-нибудь, а в "Первом обществе подъездных железных путей России", у самого Болеслава Антоновича Яловецкого.
  А вот фамилия последнего мне прекрасно знакома. Военный инженер. Ныне в отставке и занялся коммерцией в компании таких же отставников. Автор одной из модификаций систем Декавиля и Дольберга. Его отрывать от затеянного им дела пожалуй не след, а вот с братцем поручика стоит поговорить.
  
  - Сергей Семёнович! Самокатной роты вам дать не могу. Паромобильной роты вам тоже пока не видать. Но брата своего мне представьте.
  
  Создавать механизированные части я не рассчитывал. Но обозы - это дело святое и стоящее. Ради этого есть смысл развивать паровой колёсный транспорт. Я знаю, что скоро будет создан вполне приличный автомобиль, но ведь и паровики не скоро со сцены сойдут. И даже замени их автомобилем, польза от них все равно будет. Ведь что такое тот же паровоз? Котельная на колесах! И они долго работали в этой роли именно там, где не было нужды в капитальных строениях. А чем паровой автомобиль хуже паровоза? Кое в чем он лучше.
  Пока я разбирался с поступившими предложениями, из Маньчжурии прибыл для доклада есаул Дансаранов. И был его доклад таков, что многое менял в моих планах. Дело в том, что совместная работа с германскими офицерами из так называемой Резервной Армии, оказалась делом настолько непростым, что помимо основных боевых частей обе миссии занялись формированием специальных частей и подразделений. В частности - разведки. И разведка эта выдала неплохой результат. Все, что делали японцы на территории Южной Маньчжурии, довольно быстро становилось известно Дансаранову.
  А заняты сейчас японцы были строительством порта в районе рыбацкого поселка Циннива и военно-морской базы в Люйшуне. Закончены проектно-изыскательские работы вдоль трассы ЮМЖД и полным ходом идет её строительство. При этом военный контроль со стороны японцев явно недостаточный. На всю Южную Маньчжурию они выделили всего одну дивизию. Все это даёт возможность проводить китайцам более дерзкие и масштабные операции.
  
  - Вы что-то задумали особенное?
  
  Оказывается - да, задумали. Вместе с Леттовым-Форбеком задумана операция по захвату Люйшуня и разгрому его гарнизона. По уверению есаула - это выполнимый план. База слабо укреплена со стороны суши и потому при обеспечении внезапности удара, цель будет достигнута. Ведь кроме людей "Дядюшки Хо", можно рассчитывать на поддержку тех китайских работников, что привлечены японцами для выполнения строительных работ и в качестве грузчиков в порту. Все это не просто слова. Разработанный опытным штабным работником план, представлен мне в виде прекрасно оформленных документов.
  
  - Доржожаб Алдарович! Вы это сами разрабатывали?
  - Это работа обер-лейтенанта Леттова-Форбека, ваше императорское величество. Моё участие ограничилось лишь организацией разведки войск противника и местности, да обучением войск.
  - Всего лишь? Вы скромничаете есаул. Немец конечно вам достался непростой и у него можно многому научиться, но и вы молодец. Карту делали ваши офицеры?
  
  Оказывается, действительно, вычерченная на смоченной керосином бумаге карта - копия оригинала, что вычерчивали наши "географы в мундирах". Конечно, эти кроки выполнены путём глазомерной съёмки, но это не умаляет мастерства исполнителей. Уж я в таких делах очень даже понимаю.
  А Дансаранов тем временем продолжает доклад. Он уже давно понял мой замысел и приложил много усилий для того, чтобы он стал осуществимым. Во исполнение замысла, он уже заложил в подходящих местах тайные партизанские базы. На берегах Сунгари оборудованы невидимые со стороны реки спуски к берегу. Это он готовится ко второй фазе войны. А первая фаза - открытые боевые действия.
  
  - Захвата Люйшуня и разгрома своих гарнизонов японцы нам не простят. Экспедиционные силы на материк они обязательно отправят. На заключительном этапе первой фазы войны, мной предусмотрена предельно упорная оборона Люйшуня и Циннива. Это вернее всего заставит японцев не ограничиваться парою дивизий, а задействовать не менее трех корпусов.
  
  Предусмотрев такой ответ со стороны противника, есаул просит заранее расширить масштабы подготовки кадров в учебном центре имени товарища Ли Си-цина. Бандиты "дядюшки Хо" не очень подходящий для такой войны контингент. Гораздо надежней китайский крестьянин. Сейчас это конечно даже не пушечное мясо. Это навоз под ногами. Нужной боеспособности такое войско достигнет под руководством хорошо подготовленных китайских комиссаров. И желательно, чтобы процесс их обучения не прекращался. Кроме того, нужна еще одна сила. Полностью лояльная нашим военным советникам и способная вести маневренную войну. В качестве такой силы неплохо подойдут монголы.
  
  - Просто так никто из монголов на эту войну не пойдёт. Но в качестве наёмников воевать многие из них согласятся.
  
  Да уж! Опять деньги! Где их только взять? Но искать их придется. Каждый монгольский, китайский или корейский солдат позволяет нам задействовать меньшее количество войск для защиты восточных рубежей. И сколько бы денег в подготовку туземных войск я не вложил, это обойдется дешевле, нежели содержание войск собственных. Англичане не дадут соврать.
  
  - Доржожаб Алдарович! Что я могу вам на это сказать? Вас можно только поздравить с чином войскового старшины!
  
  Выслушав положенный по уставу ответ, я спросил новоиспечённого войскового старшину, есть ли у него ещё предложения и пожелания? Оказывается есть. Его интересовал "корейский вопрос". Дело в том, что на территории Империи Цин проживает некоторое число корейцев. Корейцев конечно китайские проблемы особенно не волнуют, но если начнется восстание, то им придется думать о собственной безопасности. А помочь им в этом вопросе кроме нас некому.
  
  - Я допустил самовольство со своей стороны, когда начал вести переговоры с их набольшими. Разговор у нас шел об организации сельского ополчения и поставках оружия для него. Прошу утвердить моё решение!
  - Утверждаю!
  
  Молодец какой! Я ломаю голову над тем, как создать для королевы Мин хоть какую то надёжную вооружённую силу. Причем так, чтобы преждевременно не рассориться с японцами. А выход оказывается лежит на поверхности! Ведь тот самый Ыйбён можно сформировать на китайской территории, замаскировав его под сельскую самооборону. Инструкторов для Ыйбёна мы сейчас готовим все на том же Китайском полигоне. В удобный для нас момент мы с помощью этой самой Армии Справедливости произведем в Корее государственный переворот в пользу королевы Мин. Она конечно и так умудряется править, но резня среди придворных клик снимет существенные препятствия для проведения в стране прогрессивных реформ. Япония? Японии будет не до этого. Помимо войны в Китае, её ждёт не менее увлекательная война на Филиппинах. Мой "сливной бачок" всё-таки сработал так, как нужно. Американцам нужна маленькая победоносная война. Но они пока что колеблются. Испанское королевство сильным государством не назовешь, но как ни крути - это европейская страна. А с европейской страной связываться американцам немного страшновато. Конечно, часть боевой работы за них сделают кубинские да филиппинские повстанцы, но все равно до конца в успехе не все уверены. И тут японцы с предложением слегка помочь! Японцы пока что не надеются получить хоть часть филиппинской земли. Но на другие тихоокеанские владения Испании уже облизываются. Вот чего я не учёл, так это желания японцев попробовать свои силы в борьбе с одной из европейских армий. Для них это очень важно. Поэтому кроме легкого захвата незащищенных островов, они согласны потаскать для американцев каштаны из огня. И самое интересное состоит в том, что это желание и армейской, и флотской "фракций".
  Хреново, что я рассчитывал на меньшую удачу. А ведь здорово было бы, если бы они там завязли надолго. Только как это сделать?
  
  

15. Drang nach Osten

  
  Дяде Алексею "везёт" как утопленнику. Опять покушение на него и опять неудачное. Произошло оно во время его визита в Привислинский край, где работала одна из его комиссий, проводившая ревизию в пограничных войсках. Покушавшийся сумел скрыться с места преступления, но спустя три дня его нашла и задержала местная полиция. Вот тут всё и началось! Задержанный террорист оказался евреем. Меня этот факт нисколько не удивил. Пограничные войска в ту пору представляли собой войсковое прикрытие между таможенными пунктами и основной их задачей являлась борьба с контрабандой. А контрабандой в основном занималась еврейская беднота. При этом, в обе стороны границы перемещались не только товары. Людей тоже вывозили. Размах контрабандного промысла был воистину огромен. Целые деревни и местечки на западной границе с него жили. И пресечь поток товаров не удавалось. Одна из причин этому - коррупция в пограничных войсках. Факт этот не особенно и скрывался. Не были секретом и большие в сравнении с армейцами доходы пограничников. Даже рядовой солдат уходил в запас вполне обеспеченным человеком. А уж про офицеров я помалкиваю. Они никогда не бедствовали.
  И вот в эту благодать влез смой дядюшка. Если бы он просто ограничился отдачей под трибунал нескольких пойманных за руку человек, то никаких особых последствий для местных жителей это не имело бы. Но дядя вошел в раж настолько, что пустил ко дну налаженный бизнес "уважаемых" людей. Разрушения бизнеса не прощают и на такие действия смотрят как на повод для стрельбы. И стрелют, без всякой жалости и колебаний. Но ведь и ответ бывает не менее жестоким. В данном случае он был слишком жестоким. Я не про мою реакцию. Я про реакцию населения Привислинского края. Оно вдруг воспылало любовью к монархии и устроило еврейские погромы. То, что ни о каком патриотизме речи быть не могло, всем было ясно с самого начала. Просто сосед сводил счеты с соседом, присваивая под шумок и его добро. Ну а чиновники таким же образом под шумок, заметали следы.
  Распоряжаться о прекращении безобразий мне даже не пришлось. Дядюшка распорядился лично. В итоге, на восток и на север отправились вагоны, плотно набитые как евреями, так и их гонителями. Всей этой публике предстоял тяжкий труд либо на великих стройках царизма, либо на благо компании "Red Star". Таким вот образом люди внесли свою лепту в заселение пустующих земель.
  Честно говоря, мне такой способ заселения совсем не нравился. Почему? А потому, что это не дело, когда людей пугают Сибирью. Сибирь ведь не только место ссылки. Люди туда за волей бежали! Как раз про это все борцы с режимом предпочитают молчать. Поэтому я не хочу, чтобы людей и дальше продолжали пугать неведомыми ужасами. Народ должен усвоить, что Сибирь, Дальний Восток, Крайний Север - это страны, где сильный и смелый человек может изменить свою жизнь к лучшему. Внушить эту мысль пока что получалось не очень. Но я старался. И в этом меня поддерживала Аликс.
  
  - Ники! В России все делается неправильно, - уверяла меня она, - если мы будем приглашать в Сибирь одних только крестьян, то они никуда не поедут. Человек просто подумает: "Почему зовут туда одного мужика? Если там так хорошо, как это мне говорят власти, то почему тогда туда не едут наши дворяне?"
  - Предлагаешь дворян туда отправить? Как декабристов?
  - Ни в коем случае, - возражала мне благоверная, - дворяне и прочая культурная публика должны переселяться туда добровольно. А для этого они должны знать, что едут в благоустроенный край. Они должны иметь возможность посещать театры и библиотеки, заниматься наукой, их дети должны учиться в гимназиях и университетах!
  - Аликс! Но что они будут есть, если рядом не будет мужика?
  
  В том, что мужик обязательно прибежит с хлебом и булкой на продажу, Аликс была уверена.
  
  - Ники! Это не бедные люди! А раз у них есть деньги, то русский мужик захочет их заработать. А для этого он должен жить на своей земле и растить хлеб!
  
  Логика в её словах была. Поэтому в озвученном ей направлении мною немало делалось. Например - в том же Томске открылся Политихнический институт. И это не единственное учебное заведение подобного рода. Владивосток, Хабаровск, Благовещенск, Чита, Иркутск... Вдоль всего Великого Сибирского пути. Я ведь помню о тех людях, для которых занятие наукой является смыслом жизни и постарался, чтобы при этих ВУЗах обязательно была первоклассная исследовательская база. Много лучше той, что имелась у столичных институтов. Я не надеялся на то, что прославленные учёные всего мира слетятся туда как мухи на мёд. Я надеялся на молодёжь, которой скучно и тяжко жить под стариками. Пусть всякий имеет возможность попробовать свои силы на новом месте.
  
  - Не забывай о развлечениях - занудствовала Аликс, - пока народ наш тёмен и неграмотен, важнейшими из искусств у нас будут цирк и синематограф!
  
  Когда она это произнесла, я чуть с ног не свалился. Тот, кто в моем времени произнёс эти слова, сейчас готовится к переселению в Шушенское. Это же надо! Неужели не только у дураков мысли сходятся?
  
  - Аликс! Цирк это хорошо, но людям нужна и обычная пища.
  - Так в чем дело? Надо её им дать! Ники! Затевая большое дело нельзя жадничать. Я думаю, что тридцать десятин земли на каждого переселенца мы сможем выделить.
  - Думаешь, что они справятся с таким наделом?
  - Не знаю, но ведь им можно и помочь! Если переселенцу заранее построят дом и двор, если ему расчистят землю от леса и камней, то он захочет вести хозяйство на этой земле. А ещё нам нужны колхозы, о которых так хорошо пишут в газете "Правда". Я уверена, что колхоз - это то, что нужно небогатому крестьянину!
  
  Необходимость колхозов Аликс доказывала просто: примерами из истории Древнего Рима. По её уверениям, римского крестьянина подкосила необходимость часто и надолго уходить на войну. А ведь воевал не только глава семьи. Взрослых сыновей тоже ставили в строй. А сейчас, когда призыв в армию становится всеобщим, то разорение единоличных хозяйств во время войны следует ожидать.
  
  - Богатых римлян выручали рабы, но ведь мы не можем каждому мужику дать необходимое число рабов! Хотя я лично буду не против, если кавказские, еврейские и польские смутьяны будут отданы в рабство нашим землепашцам.
  - Ты думаешь..
  - Да Ники! Да! Смутьяны должны работать. Много работать. А не только стрелять в женщин. Но ты ведь хочешь их употребить в других местах! Наш мужик при этом не должен страдать. Он должен знать, что когда он уйдёт на войну, его земля будет вспахана, а дети будут сытыми и хорошо одетыми. А это возможно лишь при фабричной обработке земли. Совместной обработке!
  
  Собственно говоря, колхозы я уже начал в Сибири создавать. Правда, это были совсем не те колхозы, что я помню по СССР. К тому же я не собирался проводить сплошную коллективизацию.
  Началось всё с того, что во время коронации мною были приняты некоторые законы. Конечно, в качестве первого подарка народу был высочайший указ об отмене выкупных платежей. Подобное решение от меня ждали и потому огромного народного ликования не было. Но следующий указ, называемый "О народном самоуправлении в сельской местности" был с подвохом. На первый взгляд, это уступка либералам, давно мечтавших о демократии. Правда, ребята-демократы ещё не понимали того, насколько демократия может быть жестокой. Ничего, скоро поймут! Согласно этого указа вводились полноценные властные институты на селе. Нового в этом ничего не было. Народ и раньше избирал себе старост и решал свои дела на сельских сходках. Новым здесь было наделение сельского схода судебной властью. Сход выбирал народных судей и судебных заседателей, которые решали чисто внутренние проблемы. Но был в этом указе пункт, благодаря которому уже многим стало дурно. Народный суд получил право рассматривать дела и выносить приговоры по ряду тяжких преступлений: убийства, изнасилования, потравы, ското-конокрадство и прочие безобразия, отравляющие жизнь простому народу. А поступать с уличенными в этих преступлениях народ мог "согласно тем народным обычаям, которые приняты в местах постоянного проживания". То есть, если конокрада принято было забивать насмерть, то так тому и быть! Самосуд? Он самый! И не надо морщиться и уверять меня что это нецивилизованно. С моей точки зрения, нецивилизованно воровать, убивать, насиловать. Право народа на вынесение приговора любой степени суровости - это его естественное право. Правда, я предусмотрел одно ограничение: если преступник успел сдаться полиции, то он уже неподсуден народному суду. Думаете, что это потачка преступнику? Отнюдь! Моя благоверная правильно заметила насчет необходимости иметь рабов. Вот как раз из лиходеев, избежавших народной расправы и искавших защиту у полиции, начали формироваться так называемые "целинные рабочие отряды". Формировались они по принципам, которые в своей методичке изложил мифический британский ученый-зоолог. Там было все: рабочие бригады, охрана и передвижной бордель для передовиков производства. "Целинные отряды" имели задачу подготовки местности для переселения в Сибирь малоземельных и безземельных крестьян. Они расчищали будущие пашни от леса, делали дороги, заготавливали лес для строительства. В общем, самую тяжелую и неблагодарную работу. Срок пребывания в "целинниках" - не более пяти лет. Держать там людей больший срок не рекомендовал британский зоолог.
  После "целинников" на расчищенное место приезжали обычные рабочие артели и строили Церковь, школу, правление, фельдшерско-акушерский пункт, хозяйственные постройки и конечно же жильё. Вот как раз из приехавших на заработки шабашников и вербовались работники колхоза. Председателем был назначенный государством управленец, вместе с которым на новое место приезжали представители сельской интеллигенции: агроном, зоотехник, счетовод, фельдшер, народный учитель... Все эти люди, как и поселившиеся на новом месте крестьяне, имели равный земельный пай, который нельзя было продать, но можно было передать по наследству. Чтобы хозяйство стало на ноги и не загнулось под тяжестью налогов, я решил поступить так же, как поступали великие князья Владимирские в 14 веке. Первые пять лет - никаких налогов переселенец не платит. Следующая пятилетка - половинный налог. Ну а третья пятилетка - поживём-увидим! Кто его знает, какие налоги спустя столько лет окажутся уместными? Колхоз - это не повсеместно. Те люди, которые смогут вести единоличное хозяйство, мной тоже не забыты. Для них и предусмотрена возможность вести чисто хуторское хозяйство. Им тоже подготавливают земли под заселение. Как правило наделяют землей хуторян с таким расчетом, чтобы им можно было быстро добраться до колхозного села. По сути дела, колхозное село, которое сразу закладывается как передовое хозяйство, должно стать еще для хуторян очагом цивилизованной жизни. А где ещё купцу заниматься торговлей, как не на селе? Именно там крестьянин и может купить то, без чего не обойтись в справном хозяйстве. Или заказать. Да и о кредите можно будет договориться.
  На Восток переселяются не только крестьяне, да дворяне с интеллигенцией. Про казаков тоже забывать не след. Особенно донских. Этих вообще трудно с места было сдвинуть. Ещё не так уж давно, во время войн на Кавказе, они всячески саботировали указы о переселении на близкую для них Кубанскую линию. Дело иногда даже доходило до мятежей. Балованы эти казаки настолько, что даже разорившиеся не хотят поправить свои дела, переселившись на Восток. И не помогает ничего! С восточных казачьих войск мною сняты обременительные для простого казака расходы. Отныне формой, строевым конём и холодным оружием его бесплатно обеспечивало государство. При этом, коня он сохранял даже после ухода в запас. Не обязательно в своем хозяйстве. Строевые кони отныне содержались за казённый счет при станицах.
  И все равно добровольно мало кто шёл на Восток. Пришлось принуждать. Амурское и Уссурийское казачьи войска уже начали пополняться штрафниками, пойманными на бесчинствах. Ну а чтобы не было дурного перекоса, штрафников разбавляли теми дембелями, которые согласны были перейти в казачье сословие. Особое предпочтение отдавалось тем, кто проходил службу в Отдельном Корпусе пограничной стражи. Но их и переселять не требовалось. Они уже в нужном месте проходили службу. Их требовалось лишь наделить землёй и помочь стать на ноги.
  Если Уссурийское и Амурское казачьи войска уже приобретали славу штрафных войск, то образованное в этом году Тихоокеанское казачье войско - разговор особый. Сперва на Восток поехали добровольцы из Уральского войска. Именно они и стали тем костяком, из которого образован Сахалинский и Камчатский отделы нового войска. В добавление к ним туда же отправились инструктора-добровольцы из Кубанского войска. И это не случайно. Края это не хлебные, хотя овощи растут неплохо. Основное богатство состоит в рыбных промыслах. Вот ими и займутся уральцы. Ну а коль местность в основном горно-таёжная, то опыт кубанских пластунов будет востребован. Ну а основное наполнение войск - привычные к морю дембеля Сибирской флотилии. И вся эта сборная солянка одарена мною рыбными промыслами. И не только промыслами. У войска будут свои пристани, свои рыболовецкие суда, сетепошивочные и бочарные мастерские и естественно всяческие налоговые льготы. И кредиты на льготных условиях. Делаю я это для того, чтобы в случае нужды, на том же Сахалине врага встретили не только ополченцы-партизаны, но и хорошо выученные воинские части.
  Не всё идёт гладко. Помимо организованных переселенцев, на Восток рвануло и множество "диких" переселенцев. Они едут на свой страх и риск, не расчитывая на чью-либо помощь. И это добавило бардака да безобразий. Как я к этому отношусь? Да в общем то спокойно. Это не самая большая моя проблема. Проблемой стал конфликт между "Неизвестными отцами" и Горацием Гинсбургом со товарищи. Этот Гинсбург мне ещё в моём времени не понравился. Не потому, что морда жидовская, а потому что бизнес у него был очень тухлый. Начал разбираться с его делишками практически сразу, как сформировал собственную службу безопасности. А недавно к этому делу подключилась и служба Зубатова. Судите сами. Папаша Гинцбурга в свое время прославился тем, что героически спаивал защитников Севастополя за их же деньги. Причем продолжал спаивать до самой последней минуты обороны города, оставив юг города и унеся кассу, одним из последних, "чуть ли не одновременно с комендантом гарнизона".
  Случай сам по себе не выдающийся. Во всяком случае не такой, за который обычный в общем то шинкарь может претендовать на почести и награды. Тем не менее, этот жидовин высоко взлетел. Настолько высоко, что влез в большую политику. Не просто влез, а почему то стал пользоваться авторитетом в тех кругах, куда евреям изначально был вход заказан. Он активно отстаивал в высших государственных установлениях России интересы евреев. Пролоббировал принятие следующих высочайше утверждённых законов:
  - О предоставлении евреям - купцам 1-й гильдии и евреям - иностранным подданным права жительства и торговли вне черты постоянной оседлости евреев (1859).
  - О мерах к облегчению евреям перехода из земледельческого сословия в другие (1865)
  - О дозволении евреям механикам, винокурам, пивоварам и вообще мастерам и ремесленникам проживать повсеместно в империи (1865)
  По инициативе Евзеля Гинцбурга правительство разрешило построить первую синагогу в Петербурге (Большую Хоральную Синагогу), еврейскую общину которой он возглавлял. В 1863 году учредил Общество для распространения просвещения между евреями в России и почти полностью его субсидировал.
  В общем, как ни крути, но чем-то Александр Освободитель и его близкие были сильно обязаны этому человеку. Настолько сильно, что закрыли глаза на то, как осуществлялось снабжение русской армии во время Русско-турецкой войны. А оно было отдано на откуп еврейским дельцам. Тот же Шлиман неслабо поживился на поставках гнилья.
  При том же Петре Первом, такие фокусы даром не проходили. Это Алексашка Меньшиков отделывался битой мордой за своё воровство. Прочие страдали сильнее. А уж у еврея вообще не было тогда шансов выжить. Но то при Петре. Ныне не так.И очень подозрительным оказалось появление этого прохвоста в бассейне реки Лена. Пока его там не было, край этот неплохо развивался. Вместо пионеров-одиночек c кайлами и шлиховыми лотками на прииски пришли купцы, принесшие с собой новые технологии золотодобычи.
  В 1861 году на приисках начала действовать первая в районе конная железная дорога, а в 1865 году там уже действовала узкоколейка. К 1896 году была построена первая в бассейне Лены гидроэлектростанция мощностью в 300 кВт, от которой к прииску была проложена первая в России линия электропередач напряжением 10 кВ. Благодаря использованию новейших технологий бодайбинские (Ленские) прииски стали одними из лучших в мире
  И тут появился Гинцбург и всё опошлил. В 1873 году он скупил долги купцов-золотопромышленников и потребовал их немедленной оплаты. В итоге "Ленское золотопромышленное товарищество" ("Лензото") перешло в собственность Гинцбургов и их компаньонов. Папаша вскорости откинул копыта, но дело его продолжил сын Гораций, умудрившийся купить к тому времени баронский титул. Прииски продолжали нести убытки, а Гораций Гинцбург продолжал скупать участки добычи. Четыре года назад его уже можно было банкротить, но он держался на плаву. И не чудом божьим, а стараниями великокняжеской мафии. Именно этот административный ресурс позволял ему получать прибыль из собственных убытков. А если учесть, что Гинцбурги до сих пор содержали якобы распущенную "Священную дружину"? Опасная тварь этот Гораций! Просто так к нему не подступишься. Даже с моими немалыми возможностями. И как раз в это время Гинцбургом занялись "Неизвестные отцы".
  Основательно устроившиеся аж в самом Якутске дельцы из будущего, слишком резких движений делать не собирались. Начинать свою деятельность в России с конфликтов было для них нежелательно. Тем более, что в той же Америке на них уже начинали косо поглядывать. Всё дело было в том, что вспыхнувшая недавно "золотая лихорадка" практически ничего американцам не дала. Мало того, что компания сумела хапнуть самую лёгкую добычу, оставив старателям частично истощённые месторождения, так она и это, огромными трудами добытое золото забирало в обмен на то же продовольствие. Но и выменянное ей золото не всегда шло в САСШ. Большая его часть была куплена властями Канады. И это имело последствия для американской экономики. Страна и так переживала очередной кризис, а тут еще вместо золота получила "мыльный пузырь"!
  Перебравшиеся в Якутию мошенники, собирались и здесь заняться золотодобычей и кредитованием частного предпринимательства. Про золотые месторождения они знали много больше местных и потому рассчитывали с помощью имеющейся информации и моего покровительства, спокойно хозяйничать в этом регионе. Правда, начали они вовсе не с золота, а с нефрита. Его оказывается очень даже много в Бурятии. Камень, считавшийся у нас обычным поделочным материалом, в Китае стоил дороже золота. Чем "отцы" и воспользовались, наладив добычу нефрита и обменивая его у китайцев на серебро. И оно хлынуло в Россию в заметных количествах.
  Вот этот успех и привлек внимание Гинцбурга. Решив, что "Red Star" достойна его внимания, он занялся привычным для него рейдерством. А вот не на тех напал! Эти ребята в такие игры тоже умели играть и как бы не лучше его. Какие они там начали устраивать друг другу подлянки в чисто финансовой сфере, мне трудно сказать, ибо эта грызня велась вовсе не на показ. Судя по всему, "отцы" в технике таких дел разбирались лучше местных банкиров и поэтому Гораций пустил в ход "тяжёлую артиллерию" - союзный ему административный ресурс. А он был немаленьким. Прежде всего, с ним союзничало МВД. Именно по рекомендации МВД производился набор рабочей силы на прииски "Лензолота". Кроме МВД Гинцбург мог рассчитывать и на бывшую "охранку", а ныне КГБ. Дело в том, что окончательного разрыва "конторы" Зубатова с полицией ещё не произошло, а потому даже я мог в меньшей степени рассчитывать на эту службу, нежели этот шустрый еврей. Еще одним ресурсом Гинцбурга был Государственный банк вместе со всем Министерством финансов. А тут уже была моя оплошность. В самом начале царствования, я опрометчиво дал согласие на введение золотого рубля, а теперь вынужден кусать локти. Чтобы поддерживать курс рубля, отныне требовалось то самое золото, обеспечивать которым взялся Гораций. Беда в том, что добытое золото вместе с ассигнациями начинало уплывать за границу. И во многом это происходило благодаря стараниям наших отечественных дельцов. Остановить этот процесс было можно, но только ценой конфликта со всей правящей верхушкой Российской Империи. А чтобы идти на этот конфликт, имеющихся у меня сил было недостаточно. Сам себя загнал в такую ситуацию, когда нормально решить гнилые вопросы можно только с помощью революции. До меня начала доходить простая истина: введением золотого рубля, я сделал революцию неизбежной. Вопрос только в том, кто возьмёт революционный процесс под свой контроль? Либо это делают повязанные с великими князьями банкиры, либо это делаю я. Поэтому, когда "отцы" обратились ко мне за помощью и поддержкой, я отбросил всяческие колебания и принял решение по разработке и проведению операции "Кровавое воскресенье". Сил у меня для этого было мало, но зато это были целиком и полностью мои силы. Вернее одна из сил. И называлась она просто и скромно: Десятое Главное Управление Генерального Штаба. Генерального штаба у меня еще нет, но "десятка" уже существует. А кем еще являются мои советники в Китае и Корее, да инструктора Китайского полигона? Той самой "десяткой" в более совершенном аналоге которой довелось служить мне. И как полностью подконтрольная мне боевая сила она весьма неплоха. Разве китайские коммунисты не обязались бороться с врагами трудового народа? Да это их прямая обязанность! Так что пора коммунистам заняться красным террором! А то несправедливо как то выходит, террористы пошли какие то странные. Совершают покушение на монархов и министров, а про банкиров совсем забыли! А ведь упущение это, дорогие любители Маркса и Энгельса. От банкиров идет всё зло! И ведь недаром такой человек как генерал Ермолов уверял, что прекратить идущую в его времена войну на Кавказе можно двумя способами: либо уничтожением кавказских горцев, либо уничтожением десятка лондонских евреев. Вот уж не знаю, с какого перепуга Николай Первый пожалел евреев и не пожалел горцев. Речь ведь шла вовсе не о скромных часовщиках да гранильщиках алмазов. Ну ничего, мы эту ошибку исправим! Вот только списочек нужно составить. И операцию прикрытия подготовить. Должен же мир узнать, какие враги рода человеческого прикончили этих прекрасных людей.
  Что я с этого буду иметь кроме трупов? Вопрос конечно интересный. Честно говоря, мне нужен сейчас контроль над финансовыми операциями всего клана Романовых. Ну не хочу я, чтобы эта семейка немало нагадившая своей стране, осталась живой и богатой! Но контроль над этими операциями возможен лишь после установления контроля над теми банками, что обслуживают интересы клана. В этом плане "отцы" в роли моих приказчиков меня устраивают. Хотя бы потому, что создавая свою финансовую империю, они рассчитывают на Россию как на свою силовую базу. Вот и пусть подминают всё под себя. А если они попробуют выйти из под моего контроля? Ну что же, сами будут виноваты в том, что у китайских трудящихся в нужный момент не дрогнула рука.
  На деле оказалось, что насчет китайских трудящихся я немного заблуждался. Нет, они не отказывались от ликвидации Гинцбурга. Более того, они готовы были осуществить его похищение, судить на заседании Революционного трибунала и использовать его на стрельбище в качестве бегущей мишени. Возражение с их стороны вызвал масштаб карательной акции. Избранный председателем КПК курсант Ли Сяо-лун, изложил свои соображения по этому поводу на бумаге. На довольно приличном французском языке. Удивляться этому не стоит. Товарищ Ли - курсант второго набора, это не рекрут из работников китайской прачечной. Он что называется из культурной семьи и за плечами у него Сорбонна.
  В своей докладной на имя "полковника Романова", товарищ Ли писал о том, что Гораций Гинцбург в Китае никому не известен, а потому его казнь не даст нужного агитационного и воспитательного эффекта. А между тем несчастный Китай грабят более известные личности. Одни только Ротшильды чего стоят! Вот этими хищниками и желательно плотно заняться! Это сразу поднимет в народе авторитет КПК и вдохновит китайский пролетариат на беспощадную борьбу с мировым злом. Впрочем, если "негодяй Гинцбург" так важен наставникам, то можно предварительно потренироваться и на нём. Но этими делами должны заниматься специально обученные люди, ибо кому попало такое важное дело не поручишь. Поэтому ЦК КПК ходатайствует об организации специальной структуры, которая займётся революционным террором. Предварительное название этой организации - "Красная Стража".
  Дальше в докладной шли вполне конкретные предложения по организации этой самой "Красной Стражи". Чувствуется, что товарищу Ли Сяо-луну в течении прожитых им сорока лет, много чем пришлось в жизни заниматься. Уж больно чётко и толково он всё расписал.
  А вообще, меня грызли на этот счёт немалые сомнения. Организация международного терроризма - палка о двух концах. Пока ты контролируешь этот процесс, он приносит немалую пользу. Вот только террористы могут со временем начать собственные игры. И момент обретения ими самостоятельности или смены заказчика всегда неожидан для кураторов.
  Что-то ещё не давало мне покоя. Вернее вполне определённое словосочетание: та самая Красная Стража. На французском языке это выглядело так: Garde rouge. А как это звучит на китайском? Вызвав переводчика, я задал ему этот вопрос. Полученный ответ вогнал меня в шок. Ну ты и сволочь товарищ Ли! Маоист наш недоделанный!
  
  

16. Обратный отсчёт начат!

  
  В 1897 году планировалась перепись населения по всей стране. Так было в моём времени, так произошло и в этом. Зато индустриализация страны здесь начата на десять лет раньше. Мой реципиент решился на этот шаг лишь в 1907 году, после скандальных результатов войны с Японией и подавления революции. И вроде бы успехи у него на этом поприще были неплохие, но пробежать за оставшиеся шесть лет накопившееся отставание он не смог. Да и не планировал. Модернизацию армии и флота он хотел закончить к 1921 году, а народное хозяйство страны планировали привести в порядок вообще к 1931 году. При этом, отказываться от грабежа собственной страны правящая верхушка совсем не собиралась. Вот потому и пошла в 1917 году страна под откос.
  То, что я насущными вопросами занялся раньше на целое десятилетие, не отменяло самой угрозы революции. Она была просто неизбежна. Я не уверен в том, что у меня выйдет продержаться дольше, чем продержался настоящий Николай Второй. Вы спросите, а почему я все таки барахтаюсь на поверхности могучей реки Истории и пытаюсь плыть против течения? Ответ прост: если не получается предотвратить катаклизм, значит нужно постараться сделать так, чтобы он протекал в иных условиях. Получится - значит страна понесет меньшие потери. Тут у меня расчёты простые и немудрящие. Сама по себе революция - это ещё не катастрофа. Катастрофой её делает контрреволюция. Именно она вызывает гражданскую войну. И тут есть одна закономерность: чем более развита страна, тем меньше озверения проявляется во время таких войн. Не верите? А вы возьмите революции в Венгрии, Германии и Финляндии. Там тоже были "красные" и "белые". И тоже эти страны не миновали фазу гражданской войны. Но война эта была кратковременной, а уровень зверства не сравним с тем, что был тогда в России. Да и последствия этих войн не такие, какие были у нас. Ни миллионных смертей, ни массовой эмиграции. Да и разрухи не было. Последнее - тоже мной учитывается. В нашей Гражданской войне полегло четыре миллиона человек. Это результат боевых действий и террора. Но вот от эпидемий потери больше - порядка семи миллионов человек. Для меня это значит одно: развитая медицина способна предотвратить эти смерти. Да пусть хотя бы половина из этих семи миллионов не умрёт, это уже даёт смысл моим телодвижениям.
  А потери во время Первой Мировой? Более совершенные приёмы вооруженной борьбы, да лучшая оснащённость армии способна уменьшить потери. Но тут я рассчитываю на другое. Предотвратить эту войну у меня не выйдет, но вступить в неё как можно позже - почему бы нет? А ещё лучше поступить так, как поступила Америка: торговала со всеми воюющими до тех пор, пока у этих ребят не кончился золотой запас. И только тогда она вступила в войну. В самом конце. Правда, чтобы поступить так, как поступила Америка, нам нужно совершить рывок. Чтобы было что предложить воюющим сторонам, кроме продовольствия. И пусть белые люди убивают белых людей в индустриальном количестве! Чем больше убьют - тем меньше будет желания нападать на Россию. Я готов им даже платить за самоистребление. С каких шишей? А с таких! "Неизвестные отцы" - это тоже оружие. Да еще какое! Ведь чем они сейчас заняты? Они создают один из мировых финансовых центров. А страну, располагающую таким центром очень трудно изолировать от внешнего мира. Пусть обанкротившиеся европейцы берут у моих поданных деньги в долг! Во время большой войны на это быстрее решаются. Зато слово "царские долги" будут означать долги царю, а не долги царя! А если кто против, то устроить непонятливым финансовый кризис и революцию, всегда будет можно. Так что берегу я своих "отцов" и всячески им буду помогать.
  Эх! Мечты-мечты! Вас бы ещё осуществить! Хотя, первые успехи уже есть. Полубанкрот Савва Мамонтов, получив кредит от "Неизвестных отцов", взял подряд на строительство железной дороги до Архангельска. Кроме того, ему уже навязывают строительство дороги на Мурман. А на самом Кольском полуострове развернулся Макаров. Впрочем, на месте ему не сидится. Фирма Armstrong Whitworth вот-вот достроит "Ермака". А на подходе ещё три ледокола! Тут стоит похвалить англичан. Управляются они с работой быстро и при этом достаточно качественно. То, что при проектировании кораблей они допустят ошибки, нас не особенно волнует. Дело новое и потому ошибки и промахи неизбежны. Впрочем, насчёт дальнейших заказов нам пока что неясно. В идеале, к началу века должен заработать завод в Северодвинске. Именно на нём мы собираемся строить суда ледового класса. Ну а со временем и кое-что иное.
  Заселение Сибири тоже началось, но успехи на этом поприще пока что скромные. Зато с Дальним Востоком дела обстоят лучше. Но этому способствует то обстоятельство, что Владивосток давно имеет статус "порто-франко". Причем теперь это обстоятельство не единственное. Строительство "Дальзавода" много кого привлекло в эти края.
   А ещё, как это не странно, к делу подключился еврейский криминал. Вездесущие зухеры, быстро сообразили, что заниматься привычным делом безопасней именно там. Что государство еще долго будет закрывать глаза на их фокусы, если они совместят свой бизнес с общественной пользой. И понеслось! Из Одессы в направлении Владивостока пришлось пустить дополнительный рейс. Это корпорация "Цви Мигдаль" принялась вывозить несчастных дщерей Израиля на Дальний Восток. Впрочем, на этот раз девиц никто не обманывал. В контрактах, заключённых ими, чётко прописывалось: три года работы по "жёлтому билету" и забудь про проклятую "черту оседлости"! Перед тобой девушка будет открыт весь мир. Бесплатное образование в Еврейском Высшем Училище в поселке Тихонькая на берегу Амура. Там даже своя синагога недавно построена. Гарантированная работа по специальности. Вступление в брак по собственному выбору! Там много молодых мужчин барышня! Очень много! И они охотно закроют глаза на ваше прошлое. Отлучение от синагоги? Забудьте про синагогу девушка! На берегу Амура вы станете свободной и сами выберете, кому молиться и молиться ли вообще. В крайнем случае, у "Цви Мигдаль" есть собственные синагоги, от которых вас точно не отлучат!
  Но что там еврейки и их несчастная судьба! Меня собственно говоря она не трогала. И ничего фантастического в случившемся не было. Жизнь их народ сам себе устроил такую, что работа в борделе стала для их девушек одним из путей на волю, подальше от замшелых порядков, принятых в кагале. А девкам, как и прочим, хотелось свободы и семейного счастья. Вот такие дуры и ловились на посулы ловких молодчиков. Те действовали цинично и просто.
  Свое начало эта эпопея берет в 1870-х годах, когда толпы эмигрантов устремлялись в Новый Свет, и те, кому в силу различных обстоятельств не удавалось попасть в Соединенные Штаты, направлялись в Аргентину.
  Экономика этой страны развивалась в те годы не менее стремительно, чем экономика США, повсюду требовались рабочие руки, и местные власти всячески поощряли иммиграцию из Европы. За 1870-80 гг. население Аргентины выросло на 150%, но большинство новоприбывших составляли искавшие счастья молодые крепкие мужчины, а потому не стоит удивляться и тому, что в эти же годы мужское население страны по численности в 10 раз превосходило женское.
  Такой жуткий дисбаланс просто не мог не породить в стране индустрию проституции, сулившей тем, кто ей занимался, буквально золотые горы, заправлять этой индустрией стали евреи, прибывшие из Европы. В Аргентине их называли руфианос, что в переводе с испанского означает сразу и "сутенер", и "хулиган" и "подонок".
  Так как местных женщин для создаваемых ими публичных домов не хватало, то "руфианос" решили набирать их за границей, причем именно среди евреек их собственной родины, то есть Российской империи и Восточной Европы.
  Это было гнусное время для евреев, когда, с одной стороны, по многим городам и весям России уже прокатились еврейские погромы, а с другой во многих еврейских местечках была поистине ужасающая бедность. Куда-нибудь пристроить дочерей, выдать их удачно замуж в безопасное место - об этом мечтал каждый глава еврейского семейства. И этим же беззастенчиво пользовались приезжавшие из Аргентины торговцы живым товаром.
  Первый способ вербовки назывался "ловля на живца". В еврейском местечке появлялся богатый, очаровательный молодой человек, не скрывавший, что он прибыл из далекой Аргентины в поисках невесты. И вот уже осуществлено сватовство, даже сыграна свадьба, отец дал за дочерью подарок и ее провожают на пароход - в Аргентину, к новой счастливой жизни, где нет ни голода, ни ужасов погромов...
  Второй способ: набор еврейских девушек "в горничные в богатые американские еврейские семьи". Полное содержание плюс пара долларов в неделю, дающие возможность скопить на приданное и затем выйти замуж за хорошего еврейского парня. Такой вербовкой занималась в местечках обычно какая-нибудь женщина, на самом деле точно знавшая, что суждено тем, кому она вручает билет на пароход - в Аргентину...
  Был и третий вариант, при котором еврейским девушкам честно объяснялось, для чего они нужны в Аргентине. И желающие, как это ни грустно признать, находились. В основном, по принципу "хуже, чем здесь не будет". Но было, безусловно, хуже. Кошмар для набранных девушек, большинство из которых было в возрасте 13-17 лет, начинался еще на пароходе. В течение всего времени плавания их избивали и насиловали, чтобы полностью сломить их волю и превратить в "коров" - запуганных, готовых выполнить любую волю хозяев животных. Вербовщики не боялись ничего - по обе стороны океана все представители таможенных служб были куплены ими с потрохами и смотрели сквозь пальцы на все, что они творят.
  Проблема была еще в том, что помимо молодых евреек, зухеры не брезговали и славянками. Множество молодых полячек, украинок и белорусок вербовалось ими якобы на сезонные работы в Европу. Ну поля там прополоть, на молочной ферме навоз грести, за свиньями ухаживать. Наивные дурочки всегда находились и велись на посулы. А дальше с ними происходило то же самое, что и с еврейками.
  Сейчас однако зухерам-руфианос стало работать намного трудней. После того погрома, что устроил дядя Алексей в западных губерниях, многие из них угодили туда, куда Макаров телят не гонял, а оставшимися занялся Отдел социальных технологий из "конторы" Зубатова. Этих ребят предупредили сразу: вербовочная деятельность у нас не запрещена, но вербовать людей нужно туда, где требуются они государству. В частности - на Дальний Восток и Крайний Север. Создавайте легальные вербовочные конторы, набирайте не только шлюх, но и рабочую силу. Слова вам никто не скажет. Не обязательно вербовать одних женщин. Мужчины там тоже нужны ибо работа там предстоит хоть и тяжкая, зато несложная и денежная - лесорубом, землекопом, батраком в колхозе...
  Что удивительно, ради того, чтобы навсегда порвать с "чертой оседлости" немало евреев согласилось на эти условия! Худо-бедно, а три десятка тысяч молодых парней рвануло в окрестности будущего Биробиджана как нахлыстанные. На что они рассчитывали, я не знаю. Для меня важней было другое. Решив, что "жиды без выгоды не пошевелятся, но раз они поехали, значит там хорошо", в гораздо больших количествах в том направлении рвануло славян. По сути дела, каждый завербованный еврей, тянул за собой на восточные земли десять-пятнадцать славян.
  
  А мне стоило подумать о наследнике. Тем более, что моральный террор со стороны родных и близких по поводу развода и вступления в новый брак, не ослабевал. Меня вполне устраивал в качестве наследника брат Георгий. Но у Георгий был ещё не женат. А пора бы уже! Но дело в том, что предлагаемые в качестве невест принцессы, не нравились ему и не устраивали меня. Чтобы покончить с этим вопросом раз и навсегда, я хорошенько подготовился и собрал ближайшую родню на семейный совет.
  
  - Как известно, королеву Викторию зовут "бабушкой всей Европы". И вы знаете, почему это так. Но у этого родства есть изъян - её величество является носителем опасной болезни, которая передается через женщин мужскому потомству.
  - Николя! Говорить о женских болезнях публично, это дурной тон! - вспылила моя maman, - тем более, репутация её величества находится на должной высоте и ни о каких порочащих её связей нам не известно.
  - Вообще то maman, я веду речь не о позоре, а о несчастье. Мне недавно стали известны некоторые подробности личной жизни покойного Сергея Александровича. Я был поражен тому несчастью, что выпало на его долю. Впрочем, в этих бумагах о его трагедии сказано все.
  
  Я выложил на всеобщее обозрение папку с сфабрикованными по моему заказу документами. Бояться тщательной экспертизы сейчас не стоило. Над письмами и прочими бумагами трудились лучшие "липачи" России, которых только сумели найти пошедшие навстречу моей просьбе "Неизвестные отцы". Из этих бумаг следовало, что вскоре после женитьбы, дядя Серёжа получил письмо от одного из английских врачей, который наблюдал за состоянием здоровья молодой Елизаветы Фёдоровны, когда она жила и воспитывалась у своей бабушки, королевы Виктории в Осборн-хаусе. Врач этот писал о том, что молодая супруга великого князя является носителем и переносчиком опасной для мужского потомства болезни - гемофилии. Искать этого врача и о чём-то его расспрашивать сейчас было бы проблематично. Буквально восемнадцать дней назад этот почтенный человек скончался от брюшного тифа. Необычная причина смерти для мирного времени. Но чего только в жизни не бывает?
  А дальше, из черновика письма покойного Сергея Александровича, к своему живому еще царственному брату, потрясённая родня узнала о том, что дядя скрыл эти сведения не только от нас, но и от своей супруги. Он принял решение воздержаться от близости со своей супругой, подыскав для этого наиболее уважительную причину. Изменять жене с другими женщинами он посчитал низостью. А потому стал избегать женского общества.
  
  - Но мне твой отец ничего про это не говорил! - удивленно произнесла Мария Фёдоровна.
  - Maman! Отец, как благородный человек не мог делиться такими тайнами даже с близкими ему людьми. Не стал бы этого делать и я, если бы меня не принудили к этому важные обстоятельства.
  - Ники, но ведь она моя родная сестра! - воскликнула ошеломлённая такой новостью Аликс, - и получается, что могла и я...
  - Нет Аликс! Нет! - не моргнув глазом соврал ей я, - тот врач о тебе не писал ничего.
  - Значит поэтому наш бедный Серж... - начал было дядя Владимир, но его резко прервала maman.
  - Про ЭТО не стоит даже рассуждать. Нужно думать о том, чтобы Жорж не попал в такую же историю.
  - Это легко сделать, если вспомнить о том, по каким обычаям первые Романовы вступали в брак, - я начал гнуть свою линию.
  
  Историю рода Романовых здесь знали все. Поэтому объяснять присутствующим, что не всегда цари женились на принцессах, было излишне. Тем не менее, мысль о том, чтобы наследник престола женился на ком попало, не укладывалась в головах присутствующих. Маменька естественно была против такого гнусного вольнодумства. Дядя Алексей тоже был против возврата к истокам:
  
  - Правящий дом не может осквернять себя браками с неравнородными, - заявил он.
  - В таком случае, этот правящий дом можно смело исключать из списка правящих домов Европы, - насмешливо отвечал Георгий, - вы только подумайте, на ком женились наши предки! На боярских дочерях! Я сомневаюсь, что Король-Солнце мог позволить себе такую вольность, как женитьба на обыкновенной баронессе. Алексей Тишайший вторым браком был женат на бедной дворянке. Петр Великий женился на обычной обозной прачке, а его прижитая вне брака дочь стала императрицей ...
  - Жорж! Я не ожидала от тебя подобных высказываний! - вспылила maman, - безнравственно принижать свой род до уровня простолюдинов!
  
  Но больше всех возмущался дядя Вальдемар. Мол опираться на сведения, которые сообщила некая "клистирная трубка" - человек явно низкого происхождения и столь же низких моральных принципов, благородным людям не пристало. В какой то момент он немного переиграл и мне вдруг многое стало ясно. Дядя заявил, что родственные браки с европейскими монархами - ключ к участию в наиболее выгодных финансовых операциях мирового масштаба. Причем дело идёт о таких суммах прибыли, к которым чужаков точно не подпустят. Вот оно что! Дело в деньгах оказывается!
  Дальше я продолжал слушать спор краем уха, а заодно складывать рисунок из отдельных фрагментов доступной мне информации. Итак, ещё до заброски сюда, мои кураторы говорили про то, что за Романовыми стояли огромные деньги. Не за всеми. Лично я в данный момент богат. Первый среди помещиков на Руси по общей площади земельных угодий. Но по деньгам это не так. Покойный Альфред Нобель был богаче меня. Да и расстрелянные члены царской семьи, выдающимся богатством не отличались. Но вот те Романовы, что эмигрировали... Стоп! Тут тоже не всё ясно. Вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, тоже не владела особыми богатствами. В эмиграции она не бедствовала конечно, но лишилась многого. В частности, современная мне английская королева частенько носит те украшения, которые принадлежали когда то maman. Как они ей достались? Очень просто: англичане банально ограбили maman!
  Но это не всё. Стоит вспомнить, как обхаживали у нас внука дяди Володи: Владимира Кирилловича во время его первого визита в тогда ещё СССР. И было непонятно мне, что в нём было такого? Папашу его. Кирилла Владимировича, мой реципиент вычеркнул из списков правящего дома. В отместку, он принял участие в свержении династии. Потом в эмиграции Кирилл Владимирович провозгласил себя царем. С точки зрения династического права, он в тот момент был никто и звать его никак. Но ведь будущие комсомольские олигархи не просто так обхаживали наследника "царя Кирюхи".
  Значит деньги. Большие деньги. Причем такие, что их хватало на содержание партии Адольфа Гитлера! Пожалуй "царь Кирюха" был первым, кто сделал ставку на Бесноватого. А откуда столько денег у него взялось? Конечно, что-то наверняка осталось в наследство от отца... Чёрт возьми! Неужели "царь Кирюха" сумел провести рейдерский захват активов, принадлежащих прочим Романовым? Но ведь это невозможно без помощи англичан! Значит, получил он эту помощь. А за какие заслуги?
  Так, а посмотрим на сидящего сейчас рядом со мной его папочку - великого князя Владимира Александровича. Что-то он мне ещё больше стал не нравиться. Вспоминаем, чем он так меня раздражает. На первый взгляд, этот эстетстующий гурман не отличается особым умом. Но только на первый взгляд. Но если вспомнить, сколь много странностей происходило там, где был этот ценитель здоровой и вкусной пищи...
  Итак, "Ходынка" моего времени. Пока не появился в Москве этот тип, то ничего в ней скандального не происходило. Дядя Сережа, его помощники и все его службы поддерживали в городе неплохой порядок. Но вот появляется дядя Вова и командует коронационным отрядом. Отряд велик. Одной пехоты только 82 батальона. Считай - общевойсковая армия. И она тут не только для красоты, но и для поддержания порядка. На короткий миг, вся военная власть в Москве сосредоточена в руках великого князя Владимира Александровича. И что, трудно было выделить треть сил для обеспечения порядка на Ходынском поле? Коню понятно, что 1800 полицейских не в состоянии контролировать поведение полумиллионной толпы. Вот она первая странность! А я не обратил на это внимание.
  "Промышленная война" в Петербурге. Почему то в Москве ничего подобного не было. Конечно, Зубатов в Москве повывел революционеров. Но в них ли только дело? В Питере революционеры были поставлены перед фактом. Общегородскую забастовку они не готовили и даже не планировали. На первый взгляд, она возникла стихийно. А так ли это? С чего это вдруг, 30 тысяч человек одновременно решили бастовать? Если их не агитировали революционеры, то кто их тогда подбил? При этом дядя тут не при чем, а власти творят что хотят и даже не спешат информировать о происходящем своего начальника. Но ведь такого не бывает! Вторая странность.
  "Кровавое воскресенье". И тут много странного. Ведь его было нетрудно предотвратить. Достаточно было оповестить людей, что царя в Зимнем дворце нет, что он отъехал в Царское Село. Можно было предложить рабочим выбрать представителей для подачи царю петиции. Возможное проникновение террористов? Так у царя охрана есть. Обыскать членов делегации - чего проще? Да много чего можно было сделать, не доводя до пролития крови. Но ведь кому то понадобилось, чтобы войска расстреляли манифестацию МОНАРХИСТОВ! А кто еще мог идти с иконами, хоругвями и прошением об улучшении своего положения? После Событий 9 января 1905 года оппозиция объявила Сергея Александровича и его брата Владимира Александровича главными виновниками применения военной силы. Во дворце Сергея Александровича в Петербурге были выбиты окна. Боевая организация партии эсеров вынесла ему смертный приговор. Но почему только дяде Сереже, который в то время правил в Москве? А дядя Вова, который отвечал за все происходящее в Питере, легко отделался. Именно он отдал распоряжение своему подчинённому, командиру 1-го гвардейского корпуса князю С. И. Васильчикову, применить военную силу против рабочих. Но ему почему то стекла никто не бил, а эсеры смертного приговора не выносили. Третья странность.
  Слишком много совпадений. А если совпадений больше двух... В общем, подписал ты дядя Вова приговор не только себе, но и потомству своему! В отличии от эсеров, я тебя миловать не стану. Правда, убивать тебя тоже не стану, но это не значит, что тебе от этого будет легче. Сейчас заниматься твоей ликвидацией, значит объединить против себя всю вашу кодлу. К тому же, убийства не помогут мне взять контроль над вашими финансами. Поэтому я пойду иным путем. Вы сами себя сожрёте! С моей помощью конечно. Но мало того, вы мне за это еще деньгами заплатите. Своими деньгами. А я сумею правильно ими распорядиться.
  
  

17. Мобилизация сил

  
   Девятнадцатый век был веком воистину великих людей и великих идей. И временем огромных заблуждений. Этими заблуждениями и был порождён своеобразный пацифизм того времени. Но пацифисты эти были разными. Одних привлекала идея всеобщего вооружения народа. По этим понималось не что иное, как армии призывного типа. Привычного для меня типа. Эти мыслители считали, что миллионы граждан, призванных под знамёна, не позволят себя отправить на захват чужих территорий, а потому сделают захватнические войны невозможными. Именно этот тип пацифистов и мечтал о многомиллионных армиях и протестовал против любых попыток сохранить армии профессиональные. Другие считали, что невозможно уничтожить войны, не устранив социально-экономические причины их порождающие. Устрани всяческое социальное и экономическое неравенство в обществе и войны исчезнут сами собой. Третий тип пацифистов был еще забавней и представлен в основном учёными и изобретателями. Они считали, что если создать оружие, способное в течении короткого промежутка времени уничтожить огромное количество людей, что сделает войны бессмысленными. Бред? Этим людям так не казалось и они упорно изобретали убойные вещи, стараясь довести их до немыслимого совершенства. Гатлинг работал над скорострельными системами, Нобель над взрывчатыми веществами и отвоёвывал рынок сбыта для фирмы "Бофорс", ну а русский учёный Филиппов, над лазером. Это не бред. Гениальность Филиппова признавал не кто иной, как Менделеев. И даже ставил его выше себя. И вот этот пацифист и гуманист, мечтал создать оружие, которым прямо из Петербурга будет можно к чертям собачьим спалить Константинополь. А коль такое оружие появится, так и войнам конец настанет!
  
   "Всю жизнь я мечтал об изобретении, которое сделало бы войны почти невозможными. Как это ни удивительно, но на днях мною сделано открытие, практическая разработка которого фактически упразднит войну. Речь идет об изобретенном мною способе электрической передачи на расстояние волны взрыва, причем, судя по примененному методу, передача эта возможна и на расстояние тысяч километров, так что, сделав взрыв в Петербурге, можно будет передать его действие в Константинополь. Способ изумительно прост и дешев. Но при таком ведении войны на расстояниях, мною указанных, война фактически становится безумием и должна быть упразднена. Подробности я опубликую осенью в мемуарах Академии наук. Опыты замедляются необычайною опасностью применяемых веществ, частью весьма взрывчатых, а частью крайне ядовитых".
  
   Филиппов, судя по сохранившимся в моем времени отрывочным сведениям, видимо, создал химический лазер на основе нитрида трихлора Cl3N - очень взрывчатой жидкости. Капелька Cl3N, падая на доску толщиной 7 см, взрывается, пробивая ее насквозь. При этом в больших количествах выделяется лучистая энергия. По словам очевидцев и документам департамента полиции, опасавшегося, что Филиппов взорвет на расстоянии Зимний дворец, в созданный им аппарат входили большая колба с посеребренным дном и катушка Румфорда, что-то напоминающее телефонный аппарат с большим кристаллом хлорида натрия NaCl. Видели толстые доски, прожженные, будто кто-то их проткнул раскаленным гвоздем. На одной из них сохранилась надпись "10 шагов". Кто-то видел, как из окна кабинета Филиппова вылетал слабо мерцающий луч, и затем загорались деревянные строения, предназначенные к сносу. Считают, что Филиппов взрывал пары Cl3N, которые вспыхивают красно-оранжевым пламенем (источником лучистой энергии вспышки служат возбужденные молекулы хлора). О том, что изобретение Филиппова - не выдумка, писал и Менделеев.
  
   Правда, Филиппов не хочет сотрудничать в данный момент с государством. Ну и бог с ним. Не верю я, что у него может выйти что-либо грандиозное, Но почему бы не подыграть этому человеку? Может выйти так, как говорят даосисты: рассчитываешь на один результат, а приходишь к совершенно иному. Именно поэтому в распоряжении Михаила Михайловича сейчас прекрасно оборудованная лаборатория и "вечный грант" на проведение исследований по любой теме. А заодно и негласный надзор. Нет, я не боюсь того, что гений наш убежит за кордон. Просто защитить нужно человека от разного рода злоумышленников.
   Я вовсе не пацифист и в возможность жизни без войн не верю. Я знаю, что впереди у нас самые ужасные в истории человечества войны. И масштабы убийств будут такие, что посрамят самые радужные прогнозы пацифистов. И я готовлю страну не к миру, а к войне. А раз так - приоритет тому, что помогает воевать. Производство оружия - отдельная песня. Меня не меньше заботят возможности гражданского сектора экономики. Когда грянет Большая война, мне нужно кормить и одевать десятимиллионную армию. Никто про это ещё не думает, кроме меня. Когда я на совещании в Экономическом отделении Мобилизационного управления Главного штаба заявил о том, что этой армии понадобится в течении четырех лет сто миллионов пар одних только ботинок, то вогнал этим заявлением своих офицеров в шок. Придя в себя, они начали уверять, что его императорское величество кем-то введено в заблуждение. Такие армии просто невозможны! С цифрами на руках, мне начали доказывать, что даже богатая Британия не сможет содержать такую армию более четырех месяцев! А дальше последует крах всей британской экономики! Они ссылались на мнения зарубежных авторитетов, доказывая, что в нынешние времена войны не могут быть столь напряжёнными и столь продолжительными.
   Авторитеты! Конечно, конечно! Нет пророка в своем отечестве. Большой Германский Генеральный штаб рассчитывает, что семи сотен тысяч дойче-зольдатн хватит, чтобы в течении одного летнего сезона раскатать лягушатников в тонкий блин. А Россию тем временем сумеют сдержать 35 австро-венгерских и двенадцать германских дивизий.
   Французы же считали, что семи сотен русских солдат хватит, чтобы поставить Центральные державы на грань военной катастрофы. Главное, чтобы русские не боялись применять французский Elan! То есть, чаще применять скипидар при атаке.
   В какой-то мере мои Клаузевицы были правы. Сейчас действительно невозможны ни такие армии, ни такое мобилизационное напряжение. Ни одна из великих держав на такое сейчас не способна. Зато через пятнадцать лет это будет вполне возможно. Но кто думает о том, как изменится наша жизнь через столько лет? Впрочем, ждать осталось не так долго. Я это знаю и хочу быть готовым к любым неприятностям.
  
   - Господа! Не хочу даже спорить на эту тему. Для меня вопрос стоит очень просто: Россия должна заранее произвести сто миллионов пар обуви военного образца. Чтобы вам не казалось, что это приведет к устройству гигантского количества складов, напоминаю о том, что 65% нашего населения обуты в лапти. Пока у нас мирное время, недавно образованный мной 'Военторг' будет продавать эту обувь тем, кто пожелает её приобрести. Мне кажется, что мастеровые и крестьяне не откажутся носить добротную обувь армейского образца.
   - Но столько сапог...
   - Ботинок, полковник! Только ботинок! Армия только сейчас будет щеголять в сапогах. Во время войны солдат будет носить более дешёвые ботинки.
  
   Я настаивал на этом, помня про то, что резервисты - публика своеобразная. "Линкор пропью, но флот не опозорю!" И во время Первой Мировой войны, направляемое на фронт маршевое пополнение успешно меняло обувь и форму на деревенский самогон. К фронту иной раз доводили целые батальоны босых и в одном исподнем солдат. Зато в тылу все щеголяли в солдатских ботинках.
  И потому я кредитую развитие лёгкой промышленности. Я не зацикливаюсь на одних солдатских ботинках. Если фабрикант хочет выпускать модельную обувь - ради бога, выпускай! Я требую лишь одного: когда настанет "День М" - начинай обувать армию! А ещё меня интересует нижнее бельё для солдата. В мирное время ты можешь шить кружевные женские панталоны, но в военное время я потребую с тебя мужские кальсоны. И так по всем позициям. Шанцевый инструмент установленного образца - что может быть проще? Но именно его не хватало нашей армии после начала войны. А ведь все это можно выпускать и успешно реализовывать в мирное время. Суметь выпустить много дешёвой обуви - значит лишить крестьянских детей босоногого детства и уничтожить Россию Лапотную! Я понимаю простую вещь: имеющегося в Российской Империи поголовья скота может не хватить для решения этой задачи. В моём времени эту задачу решили разработкой и внедрением в обувное производство искусственных материалов. Так и здесь по-другому не выйдет, Менделеевскую премию тому, кто создаст кирзу!
  
  - Ваше императорское величество! Но если армии достанется малая часть производимого имущества, то зачем Военному Министерству проявлять об этом заботу?
  - Господа! Будучи офицерами генерального штаба, вы одновременно являетесь представителями органа военной диктатуры. Не только в собственных глазах. Деловые люди это тоже должны ясно понимать. И чем раньше они это поймут, тем успешней будут вести свои дела. Мне важна готовность нашей промышленности, немедленно, по свистку переходить на снабжение отмобилизованной армии всем необходимым для войны. А чего и сколько необходимо, они узнать могут только у вас!
  
  Не забываю и про высокие технологии. Хотя высокими их называть смешно. Планируя выпуск алюминия, я вовсе не собирался его немедленно пустить на строительство летательных аппаратов. До этого мы ещё не доросли. Но вот наладить выпуск солдатских котелков, фляжек, кружек и ложек - дело нужное уже сейчас. И опять расчет: нужное солдату, наверняка захочет иметь в своем хозяйстве и штатский человек.
  Всё это должен производить частный сектор, дрессировка которого мной уже начата. А началась она после прекращения беспорядков в столице, вызванных "Промышленной войной". Объявив, что виновные в беспорядках являются сами фабриканты, я одними словами тогда не ограничился. Сперва полиция загребла этих господ в кутузку. Там, испытав на себе грубость обращения как со стороны нижних чинов полиции, так и сидящих вместе с ними представителей подонков общества, горе-дельцы много над чем подумали. После этого они попали к вежливым ребятам из "конторы" Зубатова, которые им и объяснили как нужно вести свои дела. А как их стоит вести? То, что объясняли фабрикантам чины из Отдела Социальных Технологий, было необычным для этого времени, но широко применялось во времена Сталина. Про это мне перед заброской в прошлое рассказали мои наставники:
  
  "Если вы считаете, что большевики прогнали капиталистов всех и сразу, то вы ошибаетесь. Не всех, и не сразу, и не всегда прогоняли. Иногда просили остаться. "Красногвардейская атака на капитал" (ленинское определение) привела к тому, что порядка 65% частных промышленных предприятий перешла в общественную собственность, что доставило немалый геморрой советскому правительству. В.И. Ленин, даже уговаривал рабочих сбавить обороты. Во-первых, часть предприятий принадлежала иностранным собственникам, и ссориться с ними, было некстати. Эти предприятия сдали в концессию и позже выкупили. Во-вторых, не все капиталисты были против Советской власти. Странного в этом ничего нет. Согласившись на то, что придется терпеть на своем предприятии партком и профком, владельцы фабрик получили две выгоды: отсутствие забастовок и гарантированный сбыт производимой продукции. Правда, пришлось согласиться с некоторыми ограничениями. В основном, они касались того, как владельцы распоряжаются полученной прибылью. Тем не менее, это не вызывало у советских буржуев раздражения. Просто это были люди, любящие свое дело. По оговоренным заранее нормативам, они вкладывали в развитие производства и социальные льготы большую часть прибыли. Да, они не могли потратить свои капиталы на чрезмерную роскошь, проигрывать в Монако крупные суммы денег, вывозить капиталы за рубеж. Но людям их склада это было не нужно. У них было хорошее жилье, они отдыхали в Крыму и на Кавказе, их семьи хорошо одевались и питались. Что еще нужно разумному человеку? А куда эти предприятия подевались? Да нет в этом секрета. Схема экспроприации была проста. Владельцу фабрики спускают план выпуска продукции, вдвое превышающий возможности предприятия. Обалдевший хозяин начинает протестовать. Происходит диалог следующего порядка:
  
  -Послушайте, моя фабрика никогда не сможет выполнить этот план! Это за пределами сил человеческих!
  -Проводите модернизацию предприятия, увеличивайте мощности, что хотите, делайте, но план выполнить Вы обязаны! Не справитесь, назначим государственного директора.
  -Но позвольте, у меня нет таких средств на реконструкцию!
  - Да что Вы как маленький! Нет денег - берите кредит!
  -И кто мне его даст?
  -Мы Вам дадим милейший Иван Иваныч! Но если Вам будет помогать Рокфеллер, то можете обойтись и без нас.
  
  Итак, берется кредит. Проводится реконструкция. Все дела идут успешно, только ведь долги то надо отдавать! А государство этого и не требует! Вернее, выплаты по кредитам производишь, но подозрительно маленькие. В чем подвох? А в том, что фабрикой владеют на паях Иван Иваныч и государство. Правда, в процесс повседневного управления предприятия никто не лезет, но теперь Иван Иваныч распоряжается только половиной прибыли. Новая пятилетка - новый план, такой же нереальный. Опять навязанный кредит и уменьшенная доля участия. Но все законно и справедливо, в абсолютной величине получаемой прибыли, владелец ничего не теряет, а масштаб деятельности увеличивается. В принципе, по такой схеме после войны работали японцы. Все крупные предприятия, в частной собственности находятся формально, а на деле, они должны государству как земля колхозу. Поэтому пикнуть против диктата государства капиталисты не смеют. Если ты прислушался к рекомендациям японского Госплана, то будут тебе и льготные кредиты, и переподготовка за государственный счет персонала и много чего вкусного. Ослушаешься - обанкротят. Официально - капитализм, а на деле - оголтелый сталинизм. Все отличие, что у нас такой подход применили к немногим лояльным, а в Японии повсеместно и ко всем ведущим фирмам. Причем японцы никогда не скрывали, что всему учились у товарища Сталина. А вот у Чубайса они учиться не хотят. Коммунисты недобитые!
  А теперь на закуску. Прочитайте Николай Александрович еще раз мемуары авиаконструктора Яковлева. Чем он руководил до 1939 года? Вот этапы становления его фирмы. Сначала инициативная группа желающих летать на самолетах школьников. А так как приобрести самолет трудно, решили сделать его сами. И дело пошло. Растет себе фирма потихоньку и работает во всевозрастающих масштабах. Вот и госзаказ получили. Правда крышует их Осоавиахим, но в управление фирмой никто не лезет. Очень похоже на становление фирмы Вилли Мессершмита. То есть, были в СССР и частное авиастроительное предприятие, и частное авиационное КБ. И никто Яковлева не раскулачивал. Он сам согласился на то, что карьера государственного служащего более перспективна, чем руководство бывшей кроватной мастерской. Вот и махнул не глядя!"
  
  Вот по такой схеме я и начал работать с частниками. Пока что с немногими и только теми, кто провинился перед монархом, но это только начало процесса. Впрочем, энтузиасты мной тоже не обижены.
  Брат поручика Ржевского с большим трудом сумел уволиться из фирмы Яловецкого. Отпускать его явно не хотели, но после визита моих эмиссаров - пришлось. Отныне он работает в КБ при Александровском заводе. Задача Михаила Семёновича - создание тягача с паровым двигателем. Паровые колёсники давно уже не диковинка и даже широко распространены. В той же Англии поля вспахивают порядка двух тысяч тракторов с паровым двигателем. Мне же сейчас нужны не столько трактора, сколько тягачи для артиллерии и полуприцепов. Тут я смело могу рассчитывать на успех. В России достаточно сильная конструкторская школа среди именно паровозников. Она и дальше будет блистать и даже станет одной из лучших в мире. Правда, возникли разногласия по применяемому топливу. В принципе, паровой двигатель всеяден. Дрова, уголь, торф или нефтепродукты - он "кушает" всё перечисленное и не давится. Но против применения в качестве топлива продуктов переработки нефти активно протестует Дмитрий Иванович Менделеев:
  
  - Ваше величество! Сжигать нефть - это всё-равно, что использовать в качестве топлива ассигнации.
  - И где по вашему должна применяться нефть?
  
  В ответ я услышал целую лекцию о том, сколько много хороших материалов можно получить перерабатывая нефть по специальным технологиям. Мне, привыкшему к обилию пластмассы, доводы Дмитрия Ивановича не кажутся бредовыми. Да и пластмассы уже известны. Те же изопрен и целлулоид применяются уже достаточно давно. Но получают их вовсе не из нефти. Впрочем, у использования нефти в качестве топлива есть и другие противники.
  Я не мешаю их спорам. Жизнь всё-равно расставит всё по местам в нужном ей порядке. Да она уже начинает ставить. Взять автомобили. Посетив с Аликс в мае 1896 года Нижегородскую выставку, я увидел на ней первый русский автомобиль! Причем, целиком сделанный в России! Вышло не хуже, чем у Даймлера- ибн - Бенца. Честно говоря, меня это поразило. Я плююсь с тупизны местных военных. Они эту тупизну постоянно демонстрируют всей просвещенной публике. Но с другой стороны, почему то технические новинки в России разрабатывают именно отставные вояки. И это не какие-тог там безумные изобретатели, способные лишь на создание чертежа придуманного им устройства. Яловецкий или Яковлев - это успешные в своем деле предприниматели, не чуждые к тому же патриотизма. Взять например Яковлева. Евгений Александрович патриот до мозга костей. У моей свиты его патриотизм вызвал недоумение, а подчас и саркастические усмешки. Но ведь Яковлева есть за что уважать! Этот отставной лейтенант флота не ноет о том, что в России всё плохо и ничего нельзя сделать. Он делает! Из того что есть под рукой! Он сам организует производство. И вот результат: в 1893 году на Всемирной Колумбовой выставке в Чикаго уже красовались двигатели внутреннего сгорания на жидком топливе, построенные на "Первом русском заводе газовых и керосиновых двигателей". На своем заводе он использовал только отечественные сырье и материалы, хотя не всегда это получалось. Так он вынужден был покупать уголь и кокс из Англии. Он пресекает попытки нерусских занять должность управителя заводом и инженера-технолога... Словом, он всеми силами старался оправдать наименование завода: "Первый русский". Отступал от своего правила Яковлев лишь в одном - продаже своих двигателей не только на внутреннем рынке, но и за границу. Этим он хотел возвеличить Россию и показать, что она может производить двигатели лучше, чем в Европе, и в этом он добился успеха.Вот только со здоровьем у него проблемы. Но это поправимо. Я не разорюсь, если стану оплачивать Евгению Александровичу курсы лечения в клинике доктора Мюллера. Царь я или не царь? В конце концов ради меня можно придумать систему скидок!
  Не менее примечателен соратник Яковлева - Пётр Александрович Фрезе. Он не из военных, но тоже отставник. Статские чиновники в этом плане ничуть не лучше моих военных. Тоже умеют создавать невыносимые условия службы для людей талантливых. Поэтому Фрезе, выйдя в отставку, организовал своё дело - фабрику конных экипажей. Кузов первого русского автомобиля создан как раз на его фабрике.
  Конечно, сейчас автомобиль - это не более чем баловство. Особенно легковой. Но за ними будущее! Поэтому я выделил время для беседы с этими замечательными людьми. Я говорю с ними о том, что начатое дело преступно бросать в начале пути. Вряд ли сейчас автомобиль будет востребован в России.
  
  - Сейчас вы господа создали не средство передвижения, а предмет роскоши, толку от которого нет. Но есть в России две беды: дураки и дороги. Первых я намерен давить с помощью современной дорожной техники, а вот с дорогами даже не знаю что и придумать. Поэтому нашей армии нужно транспортное средство, пригодное для любых дорог. А роскошные экипажи я смогу приобрести и за границей. Их много не нужно. Но вот скоростной транспорт с высокой проходимостью - это можно и поддержать. Кроме того, мне не нравится то, что мы выливаем на землю самое настоящее золото.
  Вылитое на землю золото - это я про бензин, который тут считается отходами производства. В первую очередь я рассчитываю на понимание со стороны Яковлева. И тот понял меня с полуслова! Никому не нужные отходы, владельцы нефтяных компаний продадут по смешной цене! Много дешевле керосина! Поэтому бензиновый двигатель обойдется в эксплуатации дешевле, чем двигатели конкурентов. А я продолжаю делать этим людям делать гнусные намеки насчет того, что есть на свете только один груз, который нуждается в срочной доставке - люди. Если господа фабриканты сумеют создать надежный и проходимый экипаж с мягким ходом, для вывоза из зоны боевых действий раненых, то военный заказ им будет обеспечен. Кроме того, есть проблема городского транспорта. Гужевой транспорт в условиях большого города обречён на вымирание. Проблема в уборке навоза с улиц. С каждым годом убирать улицы от этого ценного органического удобрения становится все трудней. По прогнозам знающих людей, если ничего не менять, то улицы Петербурга будут покрыты слоем этого "добра" толщиной в полтора аршина. Можно конечно заменить конные экипажи электрическим транспортом, Но это дело сложное и не всегда уместное. Автомобиль эту проблему может лучше решить. Поэтому автобусы и грузовики способные перевезти сто пудов груза - это то, что спасет самодержавие от барахтанья в натуральном Merde.
  Вообще, гражданский сектор экономики - это огромные деньги, общая сумма которых в разы превосходит государственный бюджет. Проблема лишь в том, что деньги эти утекают за рубеж и больше работают в пользу наших европейских "друзей". Не сказать, что этого не понимают окружающие меня люди. Они не только понимают. Часть их даже действует, стремясь что-то улучшить в этой жизни. И вот как раз с этими людьми у меня не меньшие расхождения во взглядах на развитие страны, нежели с мракобесами и компрадорами. С теми же генералами моими у меня не всегда есть понимание. Самое большое недоумение у них возникло, когда я запланировал построить в Симбирске завод по производству патрона 7,65×25 мм Борхардт образца 1893 года, с расчетом выпускать в дальнейшем 7,63×25 мм Маузер. Более того, я на этом заводе планирую выпускать патрон 8×57 I с переходом на 7,92×57 мм Маузер. Это решение повергло руководство ГАУ в ступор. Оно не могло понять: зачем нужно такое разнообразие в выпускаемых боеприпасах. Мне говорили о преимуществе принятых на вооружение рантовых патронах перед безрантовыми, но я стоял на своём. Чтобы успокоить их, я заявил, что выпуск этих патронов является моим личным, чисто коммерческим особым проектом. Такой ответ вызвал ещё большее недоумение, как и моё решение закрепить особое патронное производство в ведение Министерства двора. Решение на первый взгляд действительно странное. Объёмы выпускаемой продукции планировались не очень большие. И даже затей я вооружение армии немецкими стрелковыми системами, выпускаемых боеприпасов всё-равно не хватит даже для нужд мирного времени. И наверное они ещё больше удивились бы, если бы узнали про то, что я намерен выпускать и оружие под этот патрон. Не сразу, а примерно во второй пятилетке.
  А действительно, для чего я это затеял? Ответ простой: я хочу, чтобы происходящие в мире войны обогащали Россию. Конечно, на локальных войнах будет трудно нажиться. Там желающих продать производимое в мирное время оружие будет столько, что не протолкнешься. Но всё-равно место под солнцем приобрести можно. У меня большие надежды на Мировую войну и тот кризис вооружения и снаряжения, который у всех возникнет в начале этой войны. Разве плохо продавать той же Германии или Австро-Венгрии немецкий же патрон и подходящие под него стрелковые системы? Да и производимое мной снаряжение немцам будет весьма кстати. Я уже не говорю о сырье и продовольствии. В условиях английской морской блокады, немцам будет выгодней принимать вагоны с грузами из России, нежели рисковать пароходами, вывозя такую же продукцию из Америки. Думаете, что это усилит немцев? Смотря против кого. Усилить их, чтобы они истощили Францию и Англию - дорогого стоит. А что потом? А потом, может последовать "удар в спину" о котором в моём мире так любили болтать господа национал-социалисты. Ну а то, что этот удар нанесут не евреи, а русские - на конечный результат не влияет. Проблемы с Англией и Францией? А что они смогут поделать, если мне и им будет что предложить? Конечно, когда Антанта поймет смысл затеянной мной игры, она может проплатить заговор против меня. Хрен с ним, пусть затевают. Но как говорят сами англичане, "важны не намерения, которые легко меняются, важны возможности, которые так просто не изменишь". Ну свергнут они меня! А дальше что? Если есть возможность вести прибыльный бизнес, этой возможностью обязательно будут пользоваться те, кто придет к власти. А ведь я тем же англичанам могу и другую пакость учинить. Патроны для "маузера" - это ерунда! А как быть с тем, что появятся подходящие подводные лодки, с которыми ещё никто не умеет бороться. А когда наконец научатся, то поймут, насколько дорого обходится противолодочная оборона именно для островной державы. А то, что эти корабли могут прекрасно использовать немцы, мы скромно помолчим. Опасность для морской торговли? А для чей? Мы не имеем настолько мощного торгового флота, уничтожение которого подорвёт нашу экономику. Вы ещё не поняли мой замысел? Да ведь его не сложно понять.
   Нужно просто знать, кто был мной выбран в качестве идеала для подражания. А подражать я стараюсь великому князю Ивану III Васильевичу. А Васильевичем он назван за крайнюю подлость в отношении соседей своих.
  Иван III был своеобразным человеком. Спустя четыре века, его личность вызывала откровенную ненависть у Карла Маркса. Даже большую, чем личность его внука - Ивана Грозного. Иван III, это политик, умеющий отлично подготавливать и осуществлять задуманные планы. Но прежде всего - это зверь. Обаятельный и страшный. И достаточно подлый. Он никогда не говорил: "Иду на Вы!" Не тот это был человек. Сперва идет тщательная проработка планов. Обдумывается каждая мелочь. Он не полководец, поэтому риск у него не в чести. Любой противник для него силен и грозен. Поэтому в составе плана, обязательно предусматриваются мероприятия по предварительному ослаблению противника и усилению своих позиций. Это стратегия непрямых действий в чистом виде. Не любит правитель вести затяжные кровопролитные войны. Война вообще должна идти без сражений. Значит, прежде чем выйти на поединок, врага надо предварительно накормить ядом. Но и отравленный, больной противник ему все равно страшен. Значит нужно найти того, кто ему нанесет сильный удар до того, как ты вступишь в бой. Вот такая манера вести дела, очень сильно не нравилась Карлу Марксу. А что в этом такого? Англичане и американцы именно так и стараются делать. Но ведь это русские! Кто им разрешил так себя вести? Безобразие и посрамление либеральной расовой теории!
  Именно так, Иван III и боролся со своими врагами. То поет сладким соловушкой, то змеей заползет за пазуху, то мурлычет подобно домашнему коту, а сам все норовит яду подсыпать, жилы подрезать. Он терпеливо выслушивает брань спесивых болванов, он заискивает перед ними, лебезит, чуть ли не унижается, но дело свое делает. И лишь в последний момент, когда уже поздно что-либо менять, ошеломленный враг видит перед собой насмешливую рожу матерого зверя, наносящего всего один удар, но удар этот - добивающий. Вот так он и подмял соседей. Он их не бил. Он их просто добивал. Правда, была у него слабость. Когда все уже готово для того, чтобы добить врага, его охватывали нешуточные сомнения. А не окончится ли все неудачей? Сколько раз, он был готов отказаться от победы, которую сам же тщательно и подготовил. Может быть и пошли бы его планы псу под хвост, но в момент сомнений и терзаний, в момент позорного малодушия, рядом всегда оказывался верный человек, который мог придать ему решимости действовать так, как сам же и задумал. Чаще всего, этим человеком была супруга. Преподнесли католики ему подарок, да еще на свою голову. И венцом его трудов, стала сильная держава, возникшая внезапно. Совсем неожиданно для соседей. А сколько за этим стояло трудов!
  
  
18. Глобальные планы
  
  Наконец то, благодаря "неизвестным отцам", я получил в своё распоряжение радиосвязь! Понятно, что она не столь совершенна, как в конце 20 века, но тем не менее, она действует. При этом, приоритет Александра Степановича Попова в этом деле не подвергается сомнению. Дело в том, что вопросам сохранения здоровья и созданию системы надежной связи, "Неизвестные отцы" уделили особое внимание. Сразу, после первых своих успехов на финансовом поприще, они создали дочернее предприятие, названное ими "Тахион". И собрали они в этот самый "Тахион" много кого. В том числе и Попова. Конечно, без помощи радиоинженера из будущего, успехи Александра Степановича были бы намного скромней, но зато никакой Маркони ему теперь не конкурент. Оказывается, Александр Степанович теперь имеет в своём распоряжении не только прекрасную лабораторию, но и небольшую "Электротехническую фабрику".
  Сумев наладить производство радиостанций, "Неизвестные" позаботились прежде всего о себе. Окопавшись в Якутске, они наладили радиосвязь со своими филиалами на Аляске, Хабаровске и Чите. А теперь вот и до меня руки добрались. Решив укорениться в сущей глухомани, недосягаемой для любого интервента, а иногда и для российской власти, они нуждались в тесном взаимодействии со мной. Ради чего и прибыл их представитель, с которым я сейчас приватно беседую, приурочив эту беседу к ежедневной конной прогулке.
  Мой собеседник выглядит весьма представительно. Двухметрового роста голубоглазый блондин. И силушкой к тому же не обижен. В седле держится уверенно. Но это и не удивительно. Это сейчас "господин Йоган Вайс" выглядит истинным арийцм. А в той жизни он был самым натуральным казахом. Впрочем, непростым казахом. Абдулхаир Тулегенович Еркинбеев, как и я, служил в Советской Армии. Как и я, он скорее всего патриот Империи, а не своего отдельно взятого ханства. Правда, служили мы в разных войсках. У Абдулхаира за плечами Алма-Атинское общевойсковое училище. Служба в "мусульманском батальоне" Спецназа ГРУ академия имени М.В. Фрунзе и дальнейшая служба в Дальневосточном округе. Почему не выбрал в качестве места службы родной Казахстан? Ведь имел такое право! Было оно у нацменов.
  
  - Я Николай Александрович просто не хотел повторить судьбу Баурджана Момыш-улы. Его ведь поедом ели именно земляки. Это потом, когда он умер, его именем козыряли вчерашние недоброжелатели. А при жизни они его не переваривали и гадили ему как могли. С моим нравом мне проще жить среди русских.
  - А имечко нынешнее?
  - А! Это прикол у меня такой. И кстати не только у меня. Известный вам доктор Мюллер - такой же немец, как и я.
  
  У "Неизвестных отцов" Абдулхаир исполняет обязанности консультанта по военным вопросам. Поэтому его и прислали вместе со связистами, чтобы обсудить со мною именно военные вопросы. Беседа у нас была достаточно доверительной. Я честно ему сказал про то, что в предстоящих войнах конца девятнадцатого - начала двадцатого века, основную роль я отвожу своей "десятке". И я не ограничусь войной в Китае. Корея мне тоже интересна. Более того, я хочу её превратить в своего союзника. Достаточно сильного, чтобы отстаивать свою независимость и дополнять мою военную мощь. На "Китайском полигоне" я уже готовлю офицеров для корейской армии. А в открытом недавно мореходном училище во Владивостоке- военных моряков для корейского флота. Будущие матросы этого флота сейчас проходят службу на кораблях Амурской и Сибирской флотилий.
  
  - Это неплохое решение, соглашается со мной "господин Вайс" - буду отныне его именно так называть, - тем более, что наша фирма сейчас начинает политику поддержки отдельных корейских купцов. Мы рассчитываем для начала создать на этом полуострове современную сырьевую промышленность и транспортную инфраструктуру. Согласитесь Николай Александрович, лояльность корейской элиты должна основываться на материальной основе. В принципе, через пять лет можно будет рассчитывать на союзную нам армию, численностью в 16 батальонов. Это немного конечно, но ведь это только начало процесса. Главное - чтобы у нас эти пять лет были.
  
  По грядущей войне между Испанией и САСШ он высказался иначе.
  
  - Лезть самим на Филиппины? Не вижу смысла. Пусть японцы таскают каштаны из огня для американцев. И почему вы упускаете из виду Карибский бассейн?
  - Нет у меня там никаких зацепок, - честно признался я, - да и ради чего мне туда лезть? Преждевременно светиться я тоже не хочу.
  - А не нужно светиться самому. У вас для этого есть кайзер.
  - А кайзеру какой смысл?
  
  Оказывается, как раз кайзеру и есть смысл в поддержке Испании. Если смотреть в будущее, то иметь дееспособного союзника на Пиренейском полуострове очень полезно. Даже пассивный фронт на франко-испанской границе - большая подмога войскам кайзера. А угроза Гибралтару? А выход на марокканский рынок для германских текстильщиков? Кайзеру вовсе не нужно делать все самому. Достаточно усилить испанский флот немногими кораблями. Ну и береговую оборону тоже слегка модернизировать. Замечательно, если кайзер для этого скупит по дешевой цене часть хлама из российских арсеналов.
  На моё возражение о том, что такой кунштюк может и не получиться, эмиссар ответил, что у САСШ скоро возникнут проблемы и помимо испанских. Например в Китае, куда им придётся посылать свои войска на борьбу с ихэтуанями. А ещё в самый неподходящий момент придётся что-то делать с британцами.
  
  - Я сейчас готовлю свою операцию. Те охранники, которыми командовал Глориан Хаммер, сейчас проходят особую подготовку в лагерях на Аляске. В самый неподходящий для американцев момент, они произведут захват той части бассейна реки Юкон, что принадлежит британской короне. А захватив и пустив кровь канадской полиции, они провозгласят независимое государство, размахивая при этом звёздно-полосатым флагом. Британцы давно опасаются подобных действий со стороны Америки. Тут главное - выбрать правильный срок начала операции.
  
  Лихо вы ребята закручиваете. Правда, в Третью англо-американскую войну я не верю. Вряд ли она возникнет. Скорее всего, кузены решат все вопросы мирным путём. Правда, воевать с Испанией в этих условиях янки будут с оглядкой на лайми. А лайми сейчас озабочены ситуацией в Африке. Кстати, лезть в Африку "Йоган Вайс" тоже не советует. И тайком гадить англичанам он тоже считает дурным делом.
  
  - В нашем мире англичанам во время войны с бурами кто только не гадил. Толку от этого не было. Захват бурских республик покрыл все издержки. Англичане просто купили лояльность буров и обрели нового союзника. А тот же кайзер возможного союзника потерял.
  - У вас есть конкретные предложения?
  
  Оказывается есть. Гость предложил совместно с кайзером приложить все усилия, чтобы погасить конфликт между англичанами и бурами. По его мнению, это принесет в перспективе намного больший ущерб Британии. Тут всё просто и понятно, если смотреть в будущее. Во время Первой Мировой войны, Леттов-Форбек сумел создать англичанам проблемы в Восточной Африке. Но воевали с ним англичане чужими руками. В том числе руками буров. А если вспомнить захват Германской Юго-Западной Африки? Её ведь тоже буры захватили.
  Но всё меняется, если конфликт законсервировать до поры до времени. И тогда вместе с германскими колониальными войсками против англичан воевать будут буры. А это уже совсем иная война. Британцам потребуется не стотысячная армия, а полумиллионная как минимум И это в разгар мясорубки в Европе!
  
  - Это конечно прекрасно, но тогда англичан сейчас нужно сильно занять где-нибудь в другом месте.
  - Поэтому Николай Александрович, вернемся к нашему Китаю. Вам не кажется, что вы мелко плаваете, создавая фронт против одних японцев? А ведь можно организовать небольшую мировую войну на этой территории. Чтобы стран семь-восемь увязли в ней. Не забывайте о том, что для европейской страны отправить одну дивизию на Дальний Восток - всё-равно что снарядить для войны в Европе целую армию.
  
  Мне эти замыслы и комбинации и нравились? и не нравились одновременно. Нравились тем, что англичанам с американцами будет какое-то время не до нас. Да и японцам придется набраться терпения и отложить свои планы в отношении Дальнего Востока на потом. А не нравилось то, что даже у британцев для таких игр недостаточно ресурсов. Что говорить про Россию? И я задаюсь вопросом: а есть ли у моих союзных покровителей запасной план на случай возможной неудачи? Кто сказал, что тот же Вилли поведется на наши посулы?
  
  - Господин Вайс! Осуществление ваших замыслов безусловно улучшит положение России, но если нас постигнет неудача, то на нас ополчится весьма неслабый союз государств. Британцы быстро поймут, кто им больше всего гадит. А поняв, они прежде всего займутся нейтрализацией самой главной угрозы, отложив прочие дела на потом. Мы можем оказаться в изоляции. Что ни говори, но сколачивать коалиции островитяне наловчились здорово.
  - И ваше предложение...
  - Урезать осетра. Я не могу поспевать всюду. И у меня нет настолько эффективного аппарата управления, чтобы проследить за исполнением всех этих авантюр. Я и так вынужден сдерживать порывы своих придворных "ястребов", которые давят на меня всячески, требуя немедленного исполнения своих необеспеченных ничем планов. А тут ещё и вы со своими планами. Чем то придётся пожертвовать. Давайте вернёмся к этому разговору через неделю.
  -Что изменится за эту неделю?
  - Немцы захватят Циндао. Вот тогда я и смогу с Вилли поговорить про испанские и иные дела.
  
  Немцы уже вели переговоры с китайцами об аренде Циндао. То, что они будут успешными, никто не сомневался. Именно поэтому параллельно шли переговоры с британцами, которым вдруг срочно потребовался Вейхайвей. Я намеревался посмотреть на то, что из этого получится. Получилось совсем не то, чего я ожидал. Я как-то не учел того влияния, которое начал оказывать на события в мире мой "сливной бачок". "Сливным бачком" я назвал учреждённое мной Управление Информации при МИД. Официально такого управления не было, а на деле это была исправно работающая конспиративная организация, в которой служили те, кто относился в основном к очень мелким чинам Министерства Иностранных дел. Ослепительной карьеры в этом насквозь аристократическом министерстве они сделать никак не могли. Дотянуть до коллежского асессора - предел мечтаний многих из них. Теперь же у них все сложилось иначе. Являясь тайными сотрудниками Управления Информации, они имели не только прибавку к основному жалованию, но и более радужные карьерные перспективы. Основной их задачей было распространение выгодной мне информации или дезинформации.
  На испанском направлении "сливной бачок" работал уже достаточно давно и до сего дня его единственным успехом были японско-американские переговоры о совместной войне с Испанским королевством. Испанцам мы тоже сливали качественную информацию, но никакой реакции от них не дождались. И вот наконец произошло чудо: испанцы проснулись! А проснувшись, они кинулись за помощью не к кому-нибудь, а к французам и немцам! Что у них из этого выйдет - бог весть, но похоже что игры в одни ворота не будет. Тут правда, кроме меня приложили свои усилия и мои союзники-покровители. Связавшись с солидными французскими и германскими новостными агентствами, они помогли им внедрить некоторые технологические инновации, которые упростили процесс публикации фотографий, что позволило газетам публиковать больше иллюстраций и меньше текста. В качестве платы за сотрудничество, "Неизвестные" добились разрешения публиковать в избранных ими газетах, собранный независимым журналистом Витторио Резуном материал о событиях на Кубе. Серия репортажей, названная автором "Кубинский таран", повествовал о ходе так называемой борьбы кубинского народа за независимость. В своих статьях В. Резун уверял, что никакой освободительной войны на деле нет, а есть захват чужой собственности кубинскими бандитами, состоящими на службе у американского капитала. С большими подробностями он описал те зверства, что творились подчиненными Максимо Гомеса в отношении иностранных владельцев плантаций сахарного тростника. Особого освещения подверглась деятельность тайных эмиссаров из САСШ, которые на деле оказались точно такими же наёмниками, как и кубинские "повстанцы". Но самый смак был в том, что Резун писал о планах американцев по вытеснению из Вест-Индии англичан, голландцев и французов!
  
  "Куба - это только начало процесса!" - пугал он европейских буржуа, - "Планы американских империалистов намного шире! Сегодня Испания, а завтра весь мир! И везде американский империализм будет действовать руками продажных "революционеров", готовя почву для захвата рынков сбыта своих товаров. Цель американцев - вытеснить европейский капитал отовсюду. Сейчас это выглядит смешно и не серьезно. Но это начало процесса господа! И если излишне благодушествовать, то завтра будет поздно что-либо делать!"
  
  Не сказать, что "Кубинский таран" настолько впечатлил серьёзных политиков, что они поверили всему, что в нем изложил неизвестный никому журналист. Но ведь кое-какие факты действительно подтвердились! Были и расправы повстанцев над французскими гражданами, которые приобретали в собственность плантации сахарного тростника, да основывали производства по его переработке, Были и американские экспедиции с оружием и добровольцами на этот остров. Целых шестьдесят экспедиций. И про то, что ели и пили кубинские повстанцы из американских рук - тоже все знали.
  Именно поэтому французы и начали требовать от своего правительства принятия должных мер. Тут ещё повлиял скандал, возникший в связи с "делом Дрейфуса". К американским делам он никак не относился. Но это в глазах людей несведущих. Дело в том, что во Франции сейчас стал модным антисемитизм, а Витторио Резун весьма подробно описал козни еврейских дельцов и их подлую роль в испано-американских отношениях.
  Так или иначе, когда испанцы обратились за содействием к французам, их просьбы о помощи были восприняты благосклонно. Позже, до меня дошла информация о том, что французы согласились оказать помощь испанцам, поставляя уголь для испанского флота и помогая приобрести подходящие суда для ведения крейсерской войны. Но самый весомый их вклад - артиллерийские системы и снаряды к орудиям.
  Не остались в стороне и немцы, которые почувствовали, что богатства им притекут не только из Китая. Филиппины - вот на что они начали облизываться. Закрепиться там - дело по мнению германской верхушки весьма выгодное. Вот потому в Берлине и приняли решение о направлении на край света своего отряда боевых кораблей. Но и испанцам от германских щедрот должно было перепасть не так уж и мало. Не знаю, успеют ли они существенно усилить испанскую оборону на этих островах, но наверняка у американцев легкой прогулки не выйдет.
  Я в эти дела лезть открыто не собирался, о чем и сообщил "Йогану Вайсу":
  
  Я герр Йоган, в этот замес не полезу. У меня на подобные авантюры просто нет денег. Тем более, что желающих туда влезть уже хватает.
  - И что вы Николай Александрович предлагаете вместо этого?
  - Не предлагаю, а уже делаю. Ключ к успеху - Китай. Считаю полезным синхронизировать две войны: с Испанией и в Китае. Китай, как ни крути, сейчас является главным призом для заинтересованных сторон. Его ценность даже больше, чем у Индии. Все прекрасно помнят про то, что Индия - лучшая из жемчужин британской короны. И все мечтают о "китайской жемчужине". Этим нужно пользоваться.
  - И какой ожидается приз?
  - Моим главным призом в этой гонке должна стать Корея. Сильное и независимое Корейское королевство. Естественно, союзное Российской Империи.
  - И это всё?
  - Это только начало. В перспективе я ожидаю распад Китая на уделы. Тут тоже есть чем поживиться. Лезть в коренные китайские земли глупо. Пусть этим Европа развлекается. Мне достаточно "пояса безопасности" из Синцзяна, Тувы, Монголии и Маньчжурии. Причем никаких русских войск кроме "десятки" там быть не должно. Купцы - ради бога! Те пусть туда лезут.
  - И при этом вы отправили туда своих китайцев?
  
  Действительно, первая рота китайских курсантов уже отправилась в путь, чтобы к началу событий быть на месте и начать подгребать под влияние КПК армию "дядюшки Хо" Вместе с ними туда отправился недоучившийся "Председатель Ли".
  То, что Абдулхаир Тулегенович имел в своём распоряжении радиостанцию, скорее всего коротковолновую, я прекрасно знал. Собственная служба безопасности довольно быстро нашла в окрестностях столицы и салон-вагоны, выполняющие роль штаб-квартиры Еркинбеева, и дала описание мачт непонятного филерам назначения. Зато понятно было мне, что это за сооружения. Но вот о том, что вместе с Еркинбеевым прибыл один из "Неизвестных", мои безопасники ещё не знали, да и знать не могли. А между тем, сей господин, захотел встретиться со мной лично и передал это предложение через своего советника.
  "Неизвестный" выглядел подтянутым и ловким мужчиною лет тридцати. Представился Василием Ивановичем и уверял меня в том, что это его настоящие имя и отчество. Правда, фамилию свою он называть не стал. Он тоже хотел со мной обсудить вопроса глобальной политики, той её части, что не относится к военной области.
  
  - Василий Иванович! Прежде чем что-то обсуждать с вами, мне хотелось бы больше знать о вашей компании и тех целях, которые она перед собой ставит, - я сразу взял быка за рога.
  - Вообще-то Николай Александрович, во многих знаниях - многие печали. Вам точно нужно про нас всё знать? - ироничным тоном спросил меня гость.
  - Всё не обязательно, но о целях вашего пребывания в этом мире - желательно. Благодаря вашей компании, на мне сейчас ответственность за всю страну. Я должен иметь представление о том, до какого поворота вам и этой стране по пути и где наши дороги разойдутся. Тем более, без моей помощи вам не обойтись.
  - Вы в этом уверены?
  - Не просто уверен. Я это твёрдо знаю. Сейчас у вас в сравнении с аборигенами тьма преимуществ: знание событий, накопленный поколениями опыт, передовые технологии в разных сферах человеческой деятельности... Но это временное преимущество. События уже начинают идти неизвестным нам путём, опыт приобретают и наши противники, а новые для этого мира знания спустя небольшой промежуток времени станут общедоступны. И настанет момент, когда все ваши козыри не сработают как нужно. Наверняка вы об этом подумали. Иначе не затевали бы операции с моим внедрением сюда. Я - ваш основной козырь. В крайнем случае козырем может быть мой преемник. Что с ним, что со мной, придется плотно работать. Лично я не хочу это делать вслепую и принимать решения исходя из ошибочных посылок.
  
  Гость довольно долго собирался с мыслями, прежде чем мне дать ответ. Я терпеливо ждал, когда он соблаговолит мне ответить. Сейчас я был если не на коне, то рядом с конем, а вот у них положение уже осложнилось. Мир начал сопротивляться их действиям. Решать свои проблемы исключительно собственными силами они скоро не смогут. Им нужен властный и силовой ресурс, равный такому же ресурсу, который имелся у меня. Не скажу, что у меня он бесконечный. Но за два с половиной года я много сделал для укрепления собственной власти. Свергнуть меня и заменить кем то другим, пока ещё можно. Но на это уйдёт много времени. Свергнуть моего реципиента получилось лишь спустя двадцать лет. "Неизвестным" тратить столько времени на замену правителя крайне невыгодно. Придется пожертвовать чем-то важным. А жизнь человеческая весьма коротка. Да и удобные для осуществления их планов обстоятельства могут не возникнуть.
  
  - Хорошо, Николай Александрович, - наконец то начал гость, - я раскрою вам цель и смысл наших действий. Не думаю, что они вызовут у вас протест. Но вам придется продолжать оказывать нам всемерную поддержку. Без этого ничего не выйдет ни у нас, ни у вас.
  
  А дальше гость изложил суть замысла своей компании. Начал он с вопроса:
  
  - Как вы думаете, почему ни у большевиков, ни у нацистов не получилось переделать наш мир по своим лекалам? И те, и другие потерпели фиаско. Гитлер раньше, а коммунисты позже. И это не смотря на то, что они имели в своём распоряжении более эффективные государственные системы, нежели их противники?
  
  Вопрос был из разряда риторических и я не стал на него отвечать. Да гость и не ждал от меня ответа. Он решил сам ответить на этот вопрос. Итак, по мысли "Неизвестных Отцов", что Третий Рейх, что Красный Третий Рим, были наболее удачными моделями государственного устройства, которые позволяли почти на равных противостоять всему остальному миру. Причем коммунистический СССР был даже более удачной моделью, нежели фашисткая Германия. СССР и продержался дольше, нежели Рейх, и контролировал почти треть Земной суши. Более того, советская экономика по большому счёту оказалась самой эффективной из всех, известных человечеству. Почему он так думает? А потому, что Россия, Казахстан и Белоруссия умудрялись не только дотировать прочие убыточные республики, но и содержали Мировую систему социализма, и тьму отсталых стран.
  
  - Когда сто семьдесят миллионов человек кормят два миллиарда дармоедов, да еще умудряются идти по пути прогресса, говорить про неэффективность выбранного пути развития вряд ли стоит.
  - Вы не забывайте Василий Иванович про то, какой ценой мы этого добились. Россия жила хуже тех, кого содержала. При этом дармоеды хотели жить "как в Европе", но категорически не хотели напрягаться.
  - Потому что их не напрягали. Да и жить Россия могла в разы лучше, даже если бы продолжала их кормить, - возразил Василий Иванович.
  - Что же по-вашему нам не хватало?
  - Мы торговали сырьем и промышленными изделиями. А нужно было торговать деньгами. Не Поняли ещё? Тогда прочтите на досуге Владимира Ильича Ленина. Он как раз сейчас начнет писать на эту тему. И он объяснил нам идиотам про то, что финансовый капитал рано или поздно подомнёт под себя и торговый, и промышленный. Кто рулит глобальной финансовой системой, у того рано или поздно в кармане окажется весь мир, с его армиями и флотами, газетами, заводами и пароходами. Возьмите в качестве примера Америку нашего родного мира...
  
  По словам моего собеседника, Америка - это страна которая зарабатывает деньги. Это основное. Все остальное подчинено главной цели. Страна-босс, которая и сама зарабатывает, и другим работу дает. Стоит это понять, как сразу понимаешь, чем для Америки являются остальные страны. В частности, Китай нашего мира - это типичный наемный работник, то есть страна второго сорта. Китай конечно ищет свой шанс, только он его никогда не найдет. Соответственно есть и страны-лузеры, чья судьба - жить на подачки и голосовать за Америку. Почему так? Да потому, что заработать самостоятельно на приличную жизнь эти страны никогда не сумеют. Так они сами себя настроили.Тот же СССР не имел никаких шансов на победу в "холодной войне".
  
  Я из чистого упрямства не согласился с таким утверждением. Попытался опровергнуть этот тезис. Василий Иванович начал объяснять суть моих заблуждений буквально на пальцах. Для него всё было просто. Все страны мечтают быстро разбогатеть и зажить счастливо и богато. Но быстро богатеют только игроки в казино. Вот и несут туда свои деньги (ресурсы). Кому-то везет и он действительно богатеет, но это ненадолго. А большинство проигрывают. По настоящему выигрывает только владелец казино. Разумный человек понимает, что выиграть у заведения невозможно по определению.
  
  Так с чем можно сравнить Америку? Мой гость сравнил ее с большим казино. Почему? Вспомните Николай Александрович сводки мировых новостей из нашего времени! О чем нам в последние годы сообщали ежедневно? В основном про игры с деньгами! Именно с результатом этих игр обозреватели связывали причины возникновения драк в различных уголках Земли. А где происходят основные игры с деньгами? В двух местах - в Америке и Европе. А как называется то место, где люди пытаются играть и сорвать куш? Правильно - казино. Конечно, играют на деньги и в других местах Земли, но эти места можно сравнить разве что с игровыми притонами, где все игры идут по-мелкому. Таких мест осталось совсем немного. В большинстве своем, все местные банки, это не более, чем игровой автомат, установленный хозяевами казино возле вашего дома.
   Уже поэтому, Америку можно считать Страной Дураков. Это не потому, что в ней дураки живут. Дураки к ней тянутся, как тянется игроман к игровому автомату. В итоге, он ничего не выигрывает. Многие, кто любит сравнивать уровень жизни американцев с уровнем жизни в своей стране, не понимают простой вещи: население Америки - это персонал казино. А персонал доходом не обижен. Все посторонние - это посетители, которые мечтают играми поправить свои дела.
  Стоит понять, что Россию наши либералы Страной Дураков назвали совершенно незаслуженно. Дураки в нее не едут. Дуракам Америка нужна. И толку с того, что СССР мог разрушить американский игорный дом? Сил у него на это хватало, но что бы он стал делать с посетителями этого дома? Они давно уже подсели на игры. Они без них уже не могут жить. Возникло бы новое казино и все пошло бы по кругу. Как вариант, СССР мог сам стать этим казино и морочить голову всему миру. Но разорить Страну Дураков в конкурентной борьбе - этого он никогда бы не сумел. Зал игровых автоматов для Лас-Вегаса - не конкурент!
  Сейчас по мнению Василия Ивановича, сложилась ситуация, когда за право быть Страной Дураков, начнется борьба во всем мире. Конкуренты обязательно сцепятся между собой. И выиграет тот, чья страна станет мировым финансовым центром. В том мире, выиграла Америка. В этом - всё может сложиться иначе.
  
  - То есть, вы хотите сделать из России Страну Дураков, а весь мир теми дураками, которые понесут свою денежку в ваши закрома. Я правильно вас понял?
  - Да! Вы всё поняли правильно.
  - А значит моя роль в этих раскладах - обеспечить вашей бражке силовую крышу?
  - И это правильно! Потому мы вас и поставили на должность самодержца.
  
  Привычка слушать внимательно всё, что говорит собеседник, сработала и на этот раз. Василий Иванович видел перед собой собеседника, на лице которого не отразилось ни единой критической мысли. А они у меня были. И первая из них: "Сущая авантюра!"
  Либо эти ребята мне сейчас скармливают дезинформацию, либо у них головокружение от успехов. Ведь каковы их успехи? Ну сумели облапошить биржевых спекулянтов. Нехорошее начало! Их взяли на заметку. Конечно, шаг этот у них был вынужденным и хорошо, что вовремя слиняли в Клондайкскую глушь. Авантюра с золотом Клондайка у них прошла замечательно. Но рассматривать её как успешную диверсию против Америки я бы не стал. Судя по всему, Америку в нашем времени выручило не золото, которого было до смешного мало, а умелая реклама. Конечно, сейчас у американцев добавилось проблем. Но это всего лишь небольшая заминка. Справятся они с этими проблемами. Не в первый раз. Да и не с одного золота богатеет страна. Взять ту же Англию. У неё заметные месторождения золота появились тогда, когда она уже была богатой страной. То же и с Америкой.
  Но вот "Неизвестные", засветившиеся второй раз, скоро неизвестными быть перестанут. Наверняка за ними уже приглядывают. Если так и дальше пойдет, то бежать из России им скоро будет некуда. Для меня это хорошо, а для них - не очень. Что ещё у вас за душой есть? Операции с нефритом? Ничего не скажу, ловко это вы придумали, но зато с ленским золотом у вас дела идут со скрипом. Гинцбург для вас оказался не по зубам. У меня содействия запросили! О чём это говорит? Сдуваются ребята! Если без меня с Гинцбургом не справляетесь, то что уж говорить про Ротшильдов да Рокфеллеров? Слабоваты вы против них! И опять бежите ко мне: мол помоги нам жида пархатого одолеть! Правда, надувать при этом щёки вы не забываете. Впрочем, мне ваши игры сейчас даже выгодны. Главное, чтобы вы меня ненароком в войнушку какую не втянули. Мне от вас сейчас больше всего нужны кредиты в нужные мне отрасли развития народного хозяйства. Хотя, если вы сумеете сунуться со своими кредитами за пределы России - тоже неплохо. Поэтому, я с вами пока что дружу и делаю вид, что не понимаю того, что положение ваше сейчас шаткое. Помогу вам стать на ноги. Потому, что в одном вы правы: кроме армии и производства, нам нужны финансы. Вот вы и займётесь ими. И не только ими. А для начала, поможете мне одолеть клан Владимира Александровича.
  
  - Василий Иванович, давайте вернемся к нашим баранам. Вам мешает работать Гинцбург. Я им займусь. Но мне нужна с вашей стороны чисто техническая помощь: специалисты и препараты для медикаментозных методов допроса.
  - То есть вы урегулируете возникшие между им и нами разногласия?
  - Можете не сомневаться, Так оно и будет. К концу года можете про него забыть. Куда он денется и что будет с его наследниками - это мои заботы. Второе: мне понадобится информация по полезным ископаемым в Намибии. Уверен, что она у вас есть.
  - Все-таки решили залезть в Африку?
  - Я как раз туда не лезу, зато кузену Вилли - давно пора.
  - Будет и третье пожелание?
  - Будет! И не последнее. Мне нужна действующая на севере Китая торговая компания, типа Ост-Индской. Понимаю, что вам нужно посоветоваться с компаньонами, поэтому готов подождать с ответом.
  
  

19. Учимся побеждать

  
  Хорошенько подумав, я решил не отстранять от дел своего морского министра Чихачева. Хоть он и давал мне неоднократно поводы для неудовольствия. Причина такого решения была проста: хуже не будет. Правда, учитывая его немалый возраст, дал ему в товарищи министра вице-адмирала Фёдора Карловича Авелана с сохранением за последним должности начальника Главного Морского Штаба. Нужно сказать, что решение это было не из лучших. Но более молодых флотоводцев предстояло ещё вырастить. Зато в ГМШ появилось Оперативное Управление, начальствовать в котором я поставил контр-адмирала Фёдора Васильевича Дубасова. Собственно говоря, я из этого управления собирался вырастить полноценный Морской Генеральный Штаб. Учитывая энергичность и распорядительность Фёдора Васильевича, я надеялся получить в итоге нормальный орган управления.
  
  - Фёдор Васильевич! Сейчас мы ожидаем результатов сражений на море в возможной войне между Испанским королевством и Американской республикой. Поэтому, мною было приостановлено строительство эскадренных броненосцев. Мы должны понять, что мы не так делали в этом направлении. И только потом, учтя ошибки и промахи американцев с испанцами, вернемся к нашим баранам.
  - Значит мне, ваше императорское величество предстоит планировать крейсерскую войну?
  
  Ответить на этот вопрос мне было нелегко. Просто потому, что я не знал верного решения. Крейсерская война - это война по подрыву и уничтожению вражеской морской торговли. А тут было много чего неясного. Самый большой опыт в этом деле, в моём времени был у немцев. Именно они чаще всего проводили рейдерские операции как в Атлантике, так и в водах иных океанов. А зачем?
  
  "В чем был смысл проведения крупномасштабных операций в Атлантике силами тяжелых артиллерийских кораблей? Я ведь знаю, что основные потери трансатлантическим перевозкам нанесли немецкие подводные лодки. Так зачем было привлекать к этой работе надводных тяжеловесов? Ведь все, без исключения, такие корабли Кригсмарине, начиная от легких крейсеров и кончая линкорами типа "Бисмарк", по замыслу Редера и его единомышленников, проектировались и строились именно в расчете на проведение таких рейдов. Их участие в эскадренных сражениях в предвоенных планах ОКМ даже не рассматривалось. Ответ кроется, естественно, в опыте Первой мировой войны, конкретно в опыте ее последнего года - 1918-го. Именно в 1918 году британское Адмиралтейство, преодолев яростное сопротивление судовладельцев, ввело-таки на трансатлантических трассах систему движения торговых судов в конвоях. Да-да, вы не ослышались - упорствовали в нежелании принимать систему конвоев именно судовладельцы! Это было им невыгодно по двум причинам сразу: во-первых, снижался оборот тоннажа, суда меньше ходили по морю, а значит, снижались и прибыли хозяев судов; во-вторых, как ни кощунственно это звучит, снижался риск... потерять судно, а значит, получить очень немаленькую страховку! Гибель экипажей при этом пароходчиков не колыхала абсолютно, как, собственно, и всегда. Это капитализм, господа. С переходом к системе конвоирования потери транспортов от воздействия кайзеровских подводных лодок резко упали. Во-первых, подводная лодка первой половины ХХ века - очень плохое средство поиска. У нее очень низкий мостик, и, как следствие, очень узкий горизонт. Лодка даже в надводном положении тихоходна, что резко сужает обследуемое ею в единицу времени пространство. Поэтому, когда суда стали сводиться в конвои, число объектов в море снизилось в десятки раз, и вероятность встречи лодок с ними - тоже! А во-вторых, охраняемый боевыми кораблями конвой - объект, в отличие от одиночного транспорта, весьма зубастый. Его и атаковать труднее, и нарваться на сдачу можно запросто. А уж когда английский Комитет по разработке средств обнаружения подводных лодок - знаменитый ASDIC - разработал гидролокатор, позволяющий выполнять поиск лодки под водой, ситуация для подводников еще более осложнилась. Поэтому перед немецким флотом стояла сверхзадача: сломать систему конвоев! Заставить англичан слать суда через Атлантику россыпью, чтобы сделать их максимально подверженными ударам подводных лодок и дальней авиации! И сделать это можно только одним способом - напасть на конвой силами мощных надводных кораблей, сметая с дороги силы эскорта, если таковые будут, и подвергнуть конвой полному истреблению. Помимо тяжелых потерь в судах и грузах, такое побоище очень даже может привести к полной дискредитации идеи конвойного судоходства. И вот тогда уж "кондоры" Геринга и особенно подводники Деница порезвятся на славу! Вот и вся суть атлантических рейдов больших германских кораблей. Подчеркну еще раз: они имели смысл лишь при последовательной и целеустремленной, невзирая ни на какие препятствия, охоте на крупные конвои с их безусловным и поголовным истреблением".
  
  Всего этого я сказать Дубасову просто не мог. Да и ситуация у немцев была иная, не говоря уже о том, что выбор оружия у них был более богатым. Ведь помимо тяжелых артиллерийских кораблей над выполнением задачи трудились и авиаторы, и подводники. И все напрасно! Не помогло это немцам! Думаете, что это от недостатка сил? Хватало у них сил! В военном деле дважды-два не всегда равно четырём. Может иногда и сотне равняться. Если за тобой инициатива нападения, то простоявший всю войну в гавани "Тирпиц" обязательно отвлечет на себя два английских линкора. Не считая прочих средств. А чуть ли не полторы тысячи подводных лодок, которые немцы успели наклепать во время войны? На противолодочную оборону тратится в разы больше сил и средств, нежели на сами лодки. Но мне незачем рассчитывать на такое обилие средств вооруженной борьбы. Сейчас это из области фантастики. Да и не помогло это немцам. Я ответил Дубасову совсем иначе:
  
  - Если вы Фёдор Васильевич говорите о борьбе с английской морской торговлей, то лучшим средством борьбы с нею я считаю крупный десант на Британские острова. Но это сейчас для нас недостижимо. Вы прекрасно знаете почему.
  
  Я нисколько не бредил. Англичане именно такого варианта событий боялись нешуточно. Когда Гохзеефлоте превратился в сильного и опасного для британцев зверя, то они опасались именно десанта на свои острова. Все прочие варианты войны на море их вовсе не пугали. И уж подрыв их морской торговли был для них хоть и неприятной вещью, но принудить их таким способом к капитуляции оказалось невозможно. Но это не значит, что они готовы мириться с чужим разбоем на морях. А мне сейчас с Англией враждовать не с руки. А больше крейсерскую войну затевать не с кем.
  
  - Судите сами Фёдор Васильевич: если для большинства стран морская торговля является одним из источников наживы, то для Англии это не совсем так. Для нее морская торговля, не только источник наживы, она еще и источник существования целой нации. Это Америка может жить за счет своих ресурсов, а у Британии все привозное. Именно поэтому, англичане более нервно реагируют на изменения ситуации на морях. Они очень внимательно следят за развитием чужих флотов. И в первую очередь они обращают свое внимание на выдающиеся характеристики чужих кораблей. Стоит нам начать строить корабли с большой автономностью плавания и прочими характеристиками, подходящими для крейсерской войны? А зачем ещё нам рейдеры? Вы уверяете, что для "подрыва вражеской торговли". А чью торговлю мы собрались рушить? И где? В Черном и Балтийском морях? Но там не нужна большая автономность плавания. Я могу уверять британцев в чем угодно. Англичане верят не намерениям, которые легко меняются, а ВОЗМОЖНОСТЯМ, которые быстро не поменяешь. Поэтому крейсерскую войну против Альбиона планируют сейчас одни тупицы.
  Почему тупицы? Тут нужно понять простую вещь. В морской торговле задействованы многие страны. Если топят британский корабль, везущий каучук в Бремен, то расстроены не только дельцы в Лондоне. В Бразилии тоже кто-то погорел на этом. И кайзер от этого тоже радости не испытывает. А в результате, к британским дивизиям добавляются бразильские и немецкие дивизии. А если топят американский пароход с грузом пшеницы для англичан? Тут уж и американский флот начнет охранять британскую торговлю, а заодно рушить нашу. Так что океанские рейдеры - это не сейчас и не для нас. Нам сейчас намного интересней работа флота, которая производится в интересах армии. А это совсем иные операции.
  - Значит про океаны стоит забыть?
  - Забывать не стоит. Особенно про Ледовитый и Тихий. Но там мы пока что работаем на перспективу. И начинаем действовать от обороны своих морских рубежей.
  - Но тогда, ваше величество, нам всё равно потребуются броненосцы.
  - Они у вас будут. Но не сейчас. Сейчас работаем от обороны!
  
  Но самое главное новшество, внедрённое мною в этом году на флоте - Разведывательный Отдел флота, состоящий на данный момент из Информационно-аналитического отделения, Отделения агентурной разведки и Отделения операций особого рода. Именно сейчас, когда у меня благодаря "Неизвестным", появилась нормальная радиосвязь и даже отечественное производство радиостанций, я мог рассчитывать на более быстрое отслеживание обстановки на морях. Ради этого я затеял переделку подходящих судов в научно-исследовательские корабли. Корабли эти будут иметь двойное подчинение - Гидрографическому управлению флота и Оперативному управлению ГМШ. Надеюсь на то, что моряки не заплутают в двух ведомственных соснах и сумеют согласовать выполнение экипажами этих кораблей заданий двух заказчиков. Информационная составляющая войны: разведка, связь и аналитика, были слабым местом нашего флота. О чём я и высказал Дубасову.
  
  - Надеюсь Фёдор Васильевич, что вашими стараниями мы исправим этот недостаток.
  
  А ведь это не все проблемы, которые предстояло решить. Толку строить и содержать боевые корабли, если их могут легко потерять из-за некомпетентности командного состава корабля. Эти мысли у меня возникли во время визитов на корабли Балтийского флота. В составе моей свиты был один из консультантов "Неизвестных", представленный мне как Алексей Фёдорович, капитан второго ранга, Выпускник ТОВВМУ. При нас было проведено ряд показательных учений, которые можно было отнести к борьбе за живучесть корабля. Я разбираюсь в корабельных делах столько же, сколько и любой посторонний человек, но ведь Алексей Фёдорович имеет познания в подобных делах. Естественно, что это были знания и опыт иной эпохи. И вот нам показывают, как организована борьба за живучесть.
  Она, по мнению консультанта, не выдерживает никакой критики. К его удивлению оказалось, что борьба за живучесть и подготовка к ней экипажа, дело старшего офицера.
  
  - Что можно сказать по этому поводу? - высказался он, - низовое звено в порядке. Весь рядовой состав подготовлен вполне удовлетворительно. Знают куда бежать, где искать топоры, багры, ведра, кто их начальник аварийной партии и так далее. Но! К моему сожалению и недоумению на матросах всё и заканчивается. Уже начальники этих партий знают ровно столько же сколько и их подчиненные, а это уже не есть хорошо.
  
  Не выдержала моя душа такого безобразия! Матом я конечно господ офицеров не крыл. Просто собрал их в кают-компании и с моего разрешения Алексей Фёдорович начал задавать вопросы. Разные. Например:
  
  - В помещение попал вражеский снаряд. Разворотил несколько трубопроводов, порвал часть проводов. Что это за трубопроводы и провода и что вы в первую очередь скомандуете чинить?
  
  Господа офицеры дружно впали в ступор. А он им дальше:
  
  - А ведь вдумайтесь, может, оказался перебиты сигнальный провод из боевой рубки в машинное отделение и провод освещения гальюна. Как вы думаете в бою имело бы значение что из них будет восстановлено первым? Идем дальше. Обращаю внимание на крайнюю скудность аварийного инструмента. Все те же топоры, брезент да аварийный лес. Опять задаю вопрос:
  
  - Как вы вообще собирались чинить поврежденные трубопроводы и провода? Где ваши приспособления? Как собираетесь пробоины заделывать? Где готовые пластыри? Где мягкая проволока которой можно трубопровод клетневать? Где просто гвозди чтоб аварийный лес крепить? Где бугели-заглушки? Вы все решили в герои податься? Тушками своими пробоины заделывать собираетесь? И вы идете туда, где вполне возможно полыхает пожар, где хотя бы на лицах марлевые повязки? Задохнесь же быстро!
  
   Полное непонимание вместо ответов. И похоже, что я понял гостя лучше, нежели моряки. А гость поясняет, что существует огромное количество приспособлений для устранения типовых повреждений, как-то пробоины, разрывы, обрывы и прочее. Это бугеля различных видов, раздвижные упоры, пластыри. Чтобы в аварийной ситуации не терять время на выстругивание из бревна какого-нибудь чопика. И не затыкать пробоины паропроводов матрасом прижимая его собственной грудью.
  Ну и перехождит к самому главному замеченному им недостатку. А именно: как таковая, борьба за живучесть в масштабах корабля не ведется. Непонятно даже кто ею руководит. Общего замысла и цели нет. Ну, старший офицер рассылает отдельные аварийные партии, но что, он абсолютный специалист в корабельных устройствах? А есть ли у него возможность хотя бы оценивать аварийную обстановку? Нет! Он совместно с командиром бой ведет. И о чем здесь говорить? И получается, что том виде, в каком она есть, борьба за живучесть представляет собой набор разрозненных попыток устранить всёвозрастающий вал повреждений. Отсутствует анализ аварийной обстановки, прогноз дальнейших действий, парирование возрастающих угроз.
  Господа офицеры в полном обалдении от этих речей. А вопросы гостя так и остались без ответов. И что делать? Натравить на это сборище водоплавающих моего дядюшку! В конце концов - флот это его епархия. Вот пусть не только ворьё гоняет, но и порядок образцовый наводит в своём хозяйстве. А чтобы ему очки не втирали, стоит ему в помощь подобрать кого-нибудь из соратников Макарова.
  Зато с армией у меня дела шли гораздо лучше. Вернее не со всей армией, а пока только с гвардией и военной профессурой. Последние чётко уяснили мою мысль о том, что настоящая наука - это прежде всего цифры. Вот они и насчитали! На нынешних Красносельских маневрах тщательно отрабатывались их рекомендации на тактико-строевых занятиях. Что скажу? Плотности боевых порядков были уменьшены вдвое, но на мой взгляд боевые порядки всё-равно были избыточно плотными. Почему так? Видимо господа профессора продолжали верить в эффективность сабельных атак кавалерии против готовой к бою пехоты. А я знал о том, что кавалерия ещё послужит, но о лихих сабельных атаках можно больше не мечтать. Ближайшее будущее кавалеристов - быть заменителем мотопехоты. Я помню про то, что для действий механизированных войск годится только 22% территории нашей страны. А значит, конникам скоро предстоит освоить драгунские повадки. Как этого добиться? Можно конечно просто приказать. Только в России не стоит уповать на силу приказа. Если наш человек уверен, что приказ идиотский, то и выполнит он его идиотским способом. Гораздо лучше в этой ситуации поставить его в такое положение, когда он сам поймёт: жить как прежде не выйдет!
  Чем мне не нравились Красносельские маневры, так это обилием иностранных военных делегаций. Особенно французских. Те изгалялись над нами во всю. За нашей спиной конечно. Но ведь имеющий уши да услышит! Кое чего я слышал, хотя и виду про то не подавал.
  Я не грешу на ту французскую армию, что была в этом времени. Нормальная армия! Её можно уважать хотя бы за то, что спустя полтора десятка лет, французские вояки без тени сомнения пойдут на немецкие пулеметы. В синих мундирах и красных штанах. В плотных боевых порядках. Это у них при защите Вердена скажут умирающие от голода и жажды люди: "Умрём, но из крепости не уйдём!" Есть за что уважать их нынешнюю армию! Но не лощеных особей, которые явились нас учить жизни. Так и хочется воскликнуть: "Мусью! Не учите русских, как нам нужно жить в России! Мы здесь живём уже больше тысячи лет. Живём и даже радуемся жизни там, где вы загнётесь без всяких пуль! Дался вам этот ваш "Элан"! Чего только вы на него молитесь? Считаете, что нам его не хватает? Так отойдите в ближайшие кусты и эланируйте друг с другом сколько душе вашей приятно будет"!
  Молчу. Потому что не стоит обращать внимание на их глупые реплики за спиной. Мне сейчас важней настроение моей гвардии. А оно в разных полках разное. Преображенцы, семёноцы и измайловцы с нетерпением поглядывают на небо. Им надоело показушное занудство и хочется показать себя в деле. Они знают, что впереди тяжелый марш, но он им уже не кажется ужасным. Они к нему весь год готовились и хотят показать мне, что стыдиться за них не придётся. Зато Егерский, Московский, Гренадерский и Атаманский полки молят бога, чтобы погода была ясной. До них давно дошли слухи о "Лужском мучении".
  Но вот и подходящая для случая погода! Дождь льёт как из ведра и видимо зарядил не на один день! Вперед ребята! На этот раз вас ждут не подчинённые "полковника Лисицына", а сводный пеший казачий батальон из донских, кубанских, терских и уральских казаков. И ребята пошли по указанным в приказе маршрутам. Что я скажу про этот марш? Я им остался доволен. Казакам пешего батальона была поставлена задача: сорвать или замедлить марш. Им запрещалось лишь нападать на меня и часовых, поставленных у знамён и денежных ящиков. Что из этого вышло? Преображенцы, семёновцы и измайловцы на этот раз были на высоте. Образцовая организация разведки и охранение на марше да на отдыхе, дали положительный результат. Полки до Лужского полигона дошли без потерь и задержек. Зато сводному батальону не повезло. Три десятка казаков было взято гвардейцами в "плен". Но это от неопытности. Зато их товарищи отоспались на прочих полках. Там потери в офицерском составе были даже больше, чем во время прошлогодней "конфузии". А сколько коней угнали у атаманцев! Да, мастерства не пропить! Голытьба грабит зажиточных! Про голытьбу вовсе не стёб. В пешие казачьи подразделения призваны разорившиеся казаки. Те, кого станичники уже и казаками считать перестали. Ну и получили в ответ классовую ненависть. Наверняка, для "пешцев" угон коней у "брата-казака" - дело принципа. Но наибольший позор достался конвою ЕИВ. Что тут говорить? Совсем люди нюх потеряли! Решили что учения не про них. Забыли о том, что они не дворцовая прислуга, а боевая часть, обязанная не терять бдительности на войне. Потеряли часть коней и личного состава! Братцы! Кто кого охраняет? Вы меня или я вас? Вы что думаете, раз вы при моей особе, то вас никто не тронет? Ещё как тронут! Я для супостата первейшая цель. Забыли про то?
  Ничего этого я им не говорю. Они и сами всё прекрасно понимают и ждут наказания. Будет вам наказание! Отправлять вас в станицы и аулы с позором я не стану. Будете дальше служить. Но тот, кто не сделает нужных выводов из случившегося - не обессудьте. Пусть вас в родной сторонушке ваши старики вразумят!
  Но вот и полигон. Учёба продолжается. Снова оборонительный рубеж, одолеть который в прошлый раз гвардейцы не сумели. Сумеют ли на этот раз? Сомневаюсь. Одно хорошо: в трёх полках уже поняли мой подход. Выявить ошибки в боевой подготовке. Там уже знают, что за неудачи наказывать не будут. Зато за дельную мысль обязательно похвалят. Те офицеры, кому это пришлось не по нраву, либо уволились со службы, либо перевелись в армейские полки. Как и прежде, вместе с гвардией предстоит впахивать преподавателям военно-учебных заведений. С ними у меня разговор был особый. Ещё когда готовился план учений, я их предупредил:
  
  - Надеюсь от вас услышать дельные мысли.
  
  Не услышал. Подготовленный ими план учений пришлось забраковать.
  
  - Господа! Я не вижу движения вперед. Не вижу военной мысли. Способы прорыва оборонительных позиций противника вы предлагаете прежние. С небольшими изменениями, но прежние. А ведь всё придумано до нас.
  Ставим себя на место обороняющихся. Окопы и проволока - это хорошо, но спасением не является. Придуманные вами полковые сапёрные команды эту проблему решают самостоятельно. Огонь артиллерийскими гранатами тут тоже сработает. На что тогда может рассчитывать обороняющаяся сторона? Только на мощный ответный огонь по атакующим. В условиях численного превосходства противника, как говорил фельдмаршал Румянцев: "Только огонь служит защитою храбрецам!"
  Теперь про организацию нападения. Есть три метода. Согласно Вобану - нужно предварительно разрушить укрепления противника артиллерийским огнем. Господ артиллеристов прошу рассчитать, какова будет потребность в боеприпасах.
  Есть второй метод. Наполеон старался артиллерийским огнем нанести неприемлемые потери живой силе противника. Даже тогда это не всегда срабатывало. А о действенности артиллерийского огня по живой силе противника, сидящей в окопах, вы знаете по опыту предыдущих учений.
  Третий метод - метод генералиссимуса Суворова, который он применил при штурме Измаила. Не стремясь разрушить укрепления турок и нанести им потери в живой силе огнём одной артиллерии, он поставил задачу: подавить огонь противника. Подави огонь и ты без помех сойдешься с врагом лицом к лицу. Это сработало! Причём огонь противника давила не только артиллерия, но и команды егерей. То есть - пехота. Думаю, что стоит отработать именно этот метод прорыва укреплений противника. Таким образом - огонь на подавление! Сперва выиграть огневой бой и лишь потом ближний!
  
  С артиллеристами у меня был отдельный разговор.
  Первые несколько дней гвардейцы только и делали, что стреляли. Согласно плану учений, стрельба велась в движении, начиная с дистанции в две тысячи шагов. Мишени изображающие солдат противника. были расставлены с теми же интервалами, что предписывали для пехоты действующие уставы. Стреляли поротно, сперва по ростовым мишеням, затем по грудным. Результаты стрельб оценивали слушатели Академии Генштаба, собирая статистику попаданий на разных дистанциях боя. Как только статистика была получена и обработана, начался второй этап "мучений". На этот раз, подразделения Атаманского полка начали мучить пехоту кавалерийскими атаками. Конечно, казаки - это ещё не вся кавалерия, но для той задачи, которую я поставил им, они вполне годились. А задача была такова: найти способ успешной атаки в конном строю пехотных подразделений, идущих маршем или построенных в боевом порядке. Атаковать разрешалось с любого направления и используя любые складки местности. Итак, кавалерия атаковала, пехота вела по ней огонь холостыми патронами, а господа профессора, используя данные боевых стрельб, определяли потери кавалеристов.
  
  -Следует определить, при каком соотношении сил, сабельная атака пехоты окажется успешной.
  
  Говоря так, я прекрасно знал, что успеха казакам не видать. Внезапные кавалерийские атаки - это против слабого и деморализованного противника. Но одолеть никуда не бегущую пехоту - редкий случай на войне. И дёшево он не обходится. Мне было важно, чтобы местные дошли до этого своим умом. А сделав нужные выводы, изменили плотности боевых построений именно пехоты. До тех пор, пока пехота боится кавалерийских атак, она будет стремиться к плотным построениям и следовательно, она будет нести неоправданные ничем потери от пулемётного огня.
  Результат меня порадовал. Зато господ учёных удивил. А чему удивляться? Сами считали и получали один и тот же результат: нанести сабельный удар по пехоте, сумеет лишь слишком малая часть атакующих кавалеристов. И то, если у оставшихся в живых, будет желание продолжать атаку. Остальные будут выбиты из седла на сближении. Войдя в азарт, гвардейцы перепробовали все возможные варианты. Получалось, что при существующих плотностях огня, кавалерийский полк гарантированно гибнет в столкновении с пехотной ротой. Если конечно рота эта не дрогнула.
  Следует отдать должное казачьим офицерам. Стоило опубликовать результаты экспериментов, как последовала реакция: сперва возмущение. Потом включились мозги. Не желая преждевременно хоронить свой род войск, они предлагали свои варианты. Помимо явной глупости, были и дельные. Например, предлагалось перед атакой наносить мощный огневой удар силами конной артиллерии и тем самым расстроить и проредить пехотные цепи. Такой приём был не нов. Он применялся ещё при Петре Первом. А потом вдруг появился поручик Ржевский и всё опошлил. За каким бесом он взял на время учений краткий отпуск, про то лучше спрашивать его полкового командира. Зато появился он в разгар одной из учебных атак атаманцев на семёновцев, не на чём нибудь, а на проходящем испытание тягаче с паровым двигателем. Тягач тянул за собой полуприцеп, в который был загружен пулемет "максим". Тот самый, который имел лафет типа орудийного. Ржевский был "навеселе" и увидев, что творится на поле учебного боя, он приказал остановить тягач, скомандовал пулеметному расчёту "К бою"' и отодвинув наводчика, сам встал за пулемёт. Развернул его в сторону атаманцев и задрав повыше ствол, дал очередь в небо. Все настолько обалдели от случившегося, что самовольно прервали занятия. И то дело: поручик стрелял отнюдь не холостыми.
  
  - Этого клоуна под арест! Расчёт пулемёта тоже!
  
  "Клоуна" конечно немедленно арестовали, но его пьяная выходка, должна была быть осмыслена правильно. Только кому сейчас без подсказки со стороны нужные мысли придут? Я потребовал от преподавателей посчитать возможные потери казаков при длительной стрельбе по ним из пулемёта. Результат превзошёл самые смелые ожидания.
  
  - Этого не может быть!
  - Господа! Вы кажется сами посчитали.
  - Ваше величество, но это голая теория, не подтвержденная практикой!
  - Англичане уже ваши выводы подтвердили на практике четыре года назад. Было такое у африканских дикарей королевство: Ндебеле. Его завоевал английский отряд числом в 700 человек. При отряде этом было всего пять пулеметов, которыми за короткий срок уничтожили полторы тысячи дикарей из четырех тысяч, пошедших в атаку. Месяц спустя, в другом сражении пулеметы уничтожили две с половиной тысяч негров из тех шести тысяч, что атаковали англичан. Это практика! Так что в ваших расчетах нет ошибки. Вы правильно всё посчитали.
  
  Я понимаю этих людей. Годами они учили слушателей одному, а потом благодаря пьяной выходке записного пошляка, вдруг выясняется, что давно уже учат неправильно. В прошлом войны выигрывали натиском, мастерством и храбростью офицеров и солдат, но теперь выходит, что красота сражений уходит в прошлое и заменяется чисто мясницкой работой. Им трудно с этим смириться. За моей спиной раздаются голоса о том, что неплохо было бы запретить это палаческое изобретение. Увы господа, но это уже невозможно! В ваш мир проник очередной дьявол. И поверьте мне, не самый ужасный из возможных. Пьер Кюри и Мария Склодовская уже встретились с Анри Беккерелем и вот-вот они начнут изучать свойства урановых соединений.
  Да и у меня в одной из шараг люди начали заниматься похожими исследованиями. Но тут было одно важное различие. Мои исследователи были ознакомлены с правилами безопасности при работе с радиактивными материалами. А вот с французами подобной информацией я запретил делиться. Пускай страдают! Вон, лабораторные журналы Склодовской и в конце 20 века считаются опасными для здоровья. Да и сама Мария была совсем неосторожна. Постоянно таскала с собой ёмкость с радием. Поближе так сказать к сердцу. Ну да бог с ней с французско-польскими гениями! У меня сейчас иные заботы: что с кавалерией делать? А то кавалеристы начали испытывать нешуточные опасения по поводу своей дальнейшей судьбы. Особенно сильное возмущение результаты учебных атак вызвали у великого князя Николая Николаевича. Видимо кто-то ему напел про то, что я собрался упразднить этот род войск за ненадобностью. Являясь генерал-инспектором кавалерии, он решил отстоять жизнь своего рода войск. И на следующий день после выходки Ржевского, дядя явился меня отговаривать от столь дурной затеи. Как будто я действительнол способен сотворить подобную глупость!
  Тем не менее, прежде чем сообщать о своём решении, я решил его внимательно выслушать. Для чего? А интересно мне стало: какие аргументы в пользу своего рода войск он мне выложит. И дядя не подвёл. Полководцем он конечно не был, но не был и профаном в военном деле. Да и жалобщики видимо много чего ему насоветовали.
  Итак, дядюшка скрепя сердце признал, что возросшая огневая мощь пехоты умаляет кавалерию как ударную силу. Таранить ей боевые порядки противника прямыми атаками уже не получится. Поэтому тяжелую кавалерию стоит отменить, переформировав её полки в драгунские. Правда, прежние названия за полками стоит оставить, сделав их почётными наименованиями. Но вот с прочими кавалерийскими частями по его мнению спешить не стоит. Во-первых, никто кроме кавалерии неспособен провести глубокую разведку. Даже у Богдана Хмельницкого казаки и крымские татары вели разведку на глубину 90 вёрст. Вспомнил дядя и о действиях на коммуникациях противника и о диверсионных рейдах. С этой работой хорошо справятся казаки и гусары.
  
  - Значит рейдовые и диверсионные действия? Согласен! Что ещё?
  
  По его мнению, в условиях маневренной войны никто не сможет быстрее драгунов оказаться в том месте, где противник сделал неожиданный и сильный выпад своими войсками.
  
  - Понятно! Проще говоря, подвижный резерв. Вроде бы всё.
  
  Оказалось, что не всё. Я забыл о том, что у вероятного противника тоже хватает кавалерии, которая сможет выполнять те же задачи, что и наша. Бороться с подвижными соединениями, лучше всего могут точно такие же подвижные соединения. А значит, кавалерийские сшибки, бои и даже целые сражения неизбежны. А с этой работой лучше всего справятся уланы.
  
  - Значит, ничего не менять?
  
  Оказывается, менять стоит, но не слишком много. По словам дяди, сейчас русская кавалерия хорошо подготовлена для выполнения перечисленных задач. Необходимую для этого переподготовку офицерских кадров давно уже проводят в Офицерской кавалерийской школе. Все престарелые командиры, все толстопузые и находящиеся в плохой физической форме офицеры уже уволены со службы. Остались одни орлы! Они крепкие, бодрые, выносливые, ловкие и быстро соображают. И даже офицеры генерального штаба, проходящие службу в кавалерийских частях, соответствуют тем жестким требованиям, что существуют в этом виде оружия.
  Вообще то, это было правдой. Российскую кавалерию этого времени смело можно было сравнивать с советскими ВДВ. И неизвестно, кто из этих ребят круче. А вообще, хорошо уже то, что сами кавалеристы согласились с тем, что в современных условиях атаковать пехоту в конном строю - дурное решение. Что это весьма быстро поймут все воюющие стороны и следовательно, пехота может смело плюнуть на мнимую опасность. Правда, кое-что кавалеристы взяли на заметку и подали предложение об оснащении кавалерийских полков батареями легких орудий и пулеметными батареями! Совсем чудесно!
  Когда их соображения были доведены до господ профессоров, те с большими сомнениями и колебаниями предложили уменьшить плотность пехотных боевых порядков всего в полтора раза, хотя по их же расчетам выходило, что можно смело увеличивать дистанцию менжду стрелками в пехотной цепи аж в два с половиной раза! Но это уже прогресс. Ещё бы от слишком глубокого эшелонирования отказались.
  Покончив с делами кавалерийскими, мы вернулись к делам пехотным. Предстояло научиться рвать оборону противника. А с этим пока что было не всё слава богу.
  Учения с прорывом обороны противника тоже начинались с организации стрельб. На этот раз артиллерийских. Причем, как и в прошлый раз, начали с "заготовки баранины" - так уже окрестили в гвардейской артиллерии стрельбу по позициям, где сидящую в укрытиях и окопах пехоту заменили овцами. Преподаватели и слушатели Артиллерийской академии оценивали потери рогатого "противника" в живой силе. По условиям учений, разрешалось применять только полевую артиллерию. Результаты стрельб тщательно фиксировались и анализировались. Создавались таблицы, по которым также будут определять возможный уровень потерь в разных ситуациях боя. Правда я сам, да и преподаватели со слушателями наверное, понимали простую вещь: изменятся методы вооруженной борьбы - всё придется считать заново. Может быть кто это и считал напрасным трудом, но только не я. Мне главное было другое: занятые длительное время замерами, натурными наблюдениями, вычислениями, будущие штабные офицеры неизбежно приобретут полезную привычку: просчитывать цену того или иного решения строевых командиров. Правда, преподаватели уже начинали ворчать, что проводимые ими на полигоне опыты, уменьшают общее время занятий со слушателями в аудиториях. В принципе, они правы, поэтому я легко согласился на увеличение срока обучения в академиях. Более того, в этом году начнутся занятия в Москве, на открытых недавно Общевойсковых академических курсах. Статус у них конечно ниже, чем у той же АГШ, но дело это всё-равно нужное.
  Покончив с "заготовкой баранины", артиллеристы приступили к отработке иных задач: разрушение укреплений "противника", борьбой с подходящими резервами и контрбатарейной борьбой. Последние два пункта программы требовали умения стрелять с закрытых позиций. Ничего нового в этом для артиллеристов не было. Стрельба с закрытых позиций применялась уже в Крымской войне , когда из-за гористого рельефа местности и порохового задымления стало невозможно прямое наблюдение целей. Тогда это были простые голосовые команды от наблюдателей к артиллеристам - "взять левее", "недолёт" и т. п. Впоследствии развитие этого метода стрельбы строилось на активном привлечении математики для совершенствования методик наблюдения и расчётов. Новым было только привлечение к разведке целей и корректировки огня Первого воздухоплавательного отряда под командованием капитана Кованько Александра Матвеевича. Ну и кроме того впервые для передачи команд корректировщика использовался телефон.
  Не скажу, что всё это мгновенно улучшило результаты стрельб. Пользоваться новинками нужно привыкнуть. Да и совершенство средств наблюдения и связи тоже оставляло желать лучшего. И всё-таки положительный результат был. Например, было определено потребное количество артиллерийских стволов, необходимое для полного подавления обороны противника на участке прорыва. Полученный путем вычислений по таблицам возможных потерь результат, никого не порадовал. Получалось, что на участке прорыва шириной в пять вёрст, требовалось задействовать не менее шести с половиной сотен стволов артиллерии и при этом она должна работать несколько суток.
  
  - Совсем как на Бородинском поле! Только времени больше! - с досадою говорили артиллеристы.
  - Да господа, - вмешался в их споры я, - похоже, что вы увлеклись совсем не тем и отклонились от выполнения поставленной задачи.
  
  Получив в ответ недоуменные взгляды, я объяснил более подробно. Многодневная артподготовка - это способ выдать свой замысел. Противник легко поймет, где мы собираемся рвать оборону. И подтянет заранее туда резервы. Если учесть, что мы не имеем возможности поражать цели на всей тактической глубине, то в разгар штурма, к противнику быстро подойдут свежие силы. А ведь задача ставилась точно такая же, какую ставил А.В. Суворов перед штурмом Измаила: не дать врагу вести ответный огонь по штурмующим.
  
  - В идеале можно не увлекаться полным разрушением укреплений и заграждений - с этим прекрасно справятся и сапёры. Не обязательно полностью уничтожать живую силу противника - это невозможно сделать силами одной артиллерии. Главное - не дать противнику вести полноценный огневой бой. Если не дать врагу высунуться из укрытий, то сблизившаяся с противником пехота сумеет самостоятельно его добить или пленить, - объяснял я "богам войны".
  
  И "боги" шевелили мозгами. И кое-что у них выходило.
  
  - Ваше величество! Если поставить себе такую цель, то можно перекидной стрельбой воспрепятствовать подходу резервов противника к месту схватки. Мы просто поставим на его пути сплошной заградительный огонь.
  - Точно сможете!
  - Так точно! Сумеем! Если получим необходимые для этого средства!
  - Говорите¸ что вам для этого нужно! Если только эти вещи существуют на свете, всем обеспечу.
  
  Оказалось, что все необходимое, кроме современных орудий уже существует. Угломеры созданы. Артиллерийские панорамы немецкой фирмы "Герц" уже существуют, правда в небольшом количестве. Кроме того, артиллеристам потребовались аэростаты для корректировки стрельбы. По их мнению, батарея с аэростатом стоит трех батарей без него.
  
  - Это что, каждой батарее придать воздухоплавотелей?
  
  Нет, этого никто не требовал. И даже в штате бригады воздухоплаватели будут лишними. Достаточно иметь их в распоряжении командования корпуса или армии. Но и тут стоит подчинять воздухоплавотельный отряд не кому угодно, а именно артиллеристам.
  
  - Нахождение столь ценного средства ведения разведки и управления стрельбой, совершенно напрасно причислили по инженерному ведомству. Это прекрасно понятно по тому, как скверно накануне сидящие в корзине аэростата сапёры корректировали стрельбу. Артиллерийские офицеры с этим справятся намного лучше! - уверяли меня.
  - Погодите господа! - прервал я их пылкие речи, - но ведь и другим родам войск требуется подобное средство разведки и наблюдения.
  - Пусть тогда капитан Кованько либо увеличивает вместимость корзины аэростата, либо каждый род войск заказывает их исключительно для своих нужд, - не сдавались вошедшие в раж профессора академии и гвардейские артиллеристы.
  
  Помимо воздушных средств, артиллеристам захотелось иметь телефонную связь на каждой батарее. Только наличие телефона, уверяли они, придаёт смысл всем этим нововведениям. Иначе никак. Те телеграфные роты, которые есть в настоящий момент, совершенно им не подходят. Во-первых, они заняты обеспечением электрической связи на уровне дивизия - корпус - армия, а во-вторых, аппаратура, состоящая на вооружении этих рот, слишком громоздка и потому для полевой артиллерии бесполезна. Вот телефон - это да! Он достаточно компактен.
  Немало споров возникло и по потребным калибрам для дивизионной артиллерии. Тут единого мнения не было. Калибр в 2,5 дюйма все сочли неподходящим. Спор возник по поводу трех дюймов и 87 мм. Лично мне больше нравился второй вариант, но высказывать своего мнения я не стал. А участники совещания к единому мнению так и не пришли. Точно так же не сложилось единого мнения по поводу созданных на скорую руку опытных образцов "противотраншейных мортир". К сожалению, создать классический миномёт у наших Кулибиных не вышло. Да и не скоро выйдет. Вышедшие из артиллерийских мастерских образцы, напоминали собой уменьшенную копию советского 160 мм миномёта образца 1943 года. Весьма приблизительную копию. Калибр 63 мм был решительно всеми забракован. А вот 87 мм система нашла как своих горячих сторонников, так и не менее решительных противников. Впрочем, то что первый блин вышел со многими комками, не отрицали даже сторонники этого оружия. И что делать? Распорядился доработать систему до приемлемого состояния.
  А впереди предстояли споры с пехотой. Им ведь тоже предстояло открыть для себя много нового.
  Пехотные учения проводились в двух местах. Преображенцы и семёновцы отрабатывали ещё прошлогоднюю задачу по взлому полосы укреплений противника. А вот измайловцы должны были провести оборонительный бой. Начали они с того, что своими силами оборудовали полковой район обороны, состоящий из батальонных районов обороны. Те в свою очередь состояли из ротных опорных пунктов. Построенная по моему плану полевая оборона полка, была густо насыщена ходами сообщения и имелись отсечные позиции. Для чего все это делалось, измайловцы на первых порах до конца не поняли и потому во время работы воздух был насыщен не только кислородом, но и отборным матом. Рядовые материли начальство втихомолку, зато унтер-офицеры и ротные фельдфебели орали как при отдаче боевых команд, подгоняя руганью самых нерадивых. От них не отставали офицеры ротного звена управления, которые устраивали разнос своим унтерам. Изредка слышался мат командиров батальонов и даже командира полка. Раньше, еще год назад, за гвардейцами такого не наблюдалось. Зато в этом году... В общем, моя прошлогодняя фраза: "А если они падают в обморок при слове "жопа", то это исправимо. Значит будут на занятиях учить наизусть все петровские загибы. Чтобы привыкли...", - была воспринята как приказ.
  У господ офицеров сработала привычка, которая в свое время бесила моего здешнего родителя: из каждой фразы, сказанной царём, творить высочайшее повеление. Вот и на этот раз сотворили! Ради этого офицеры где-то раздобыли списки петровскийх загибов - больших, средних и малых. Нижние чины всю зиму разучивали их так, как принято в армии: чтобы от зубов отскакивало. Но и офицеры не сильно отставали от своих подчиненных. Решив, что раз великий император не чурался этих выражений, то и им стыдно их не употреблять по делу. В этом даже увидели некий гвардейский шик.
  Итак, подготовив полковой район обороны, правда без минных полей и невзрывных заграждений, измайловцы приготовились упорно защищать этот рубеж от условного противника. А противником их были Егерский, Гренадерский и Московский полки. Те бодро добежали до первой траншеи, а дальше пошло веселье, да такое, что наблюдавшие за побоищем члены комиссии только диву давались. Весь смысл этого учения был в отработке боя в траншее.
  Так вот, весьма быстро все пришли к выводу, что численное преимущество атакующим скорей мешало, нежели помогало. Ворвавшись в первую траншею, атакующие быстро увязли в замысловатых лабиринтах опорных пунктов. Зигзагообразные ходы сообщения мешали атакующим эффективно применять огнестрельное оружие. Только штыковой бой! А с ним возникли проблемы. Теснота окопов не давала организовать действенный напор. За каждым поворотом могла ждать выставленная измайловцами переносная рогатка. Тех, кто пытался выскочить на бруствер и обойти "противника", посредники немедленно объявляли убитым. Ибо со второй линии траншей по таким смельчакам велся ружейный огонь. В общем, спустя короткое время, измайловцы начали понимать свои преимущества. Развитая и хорошо знакомая система ходов сообщения, позволяла им скрытно и безопасно осуществлять переброску подкреплений к любому участку фронта полка. И они этим воспользовались, сумев выкинуть противника из занятых было траншей.
  А дальше, с перерывами на сон, отдых и приемы пищи, ат акующие пытались в течении недели решить ту задачу, с которой не справились в первый день. Ничего хорошего у них не выщло. Измайловцы в глубине своей обороны чувствовали себя как рыба в воде и уверенно отбивали атаки "противника" своими контратаками. Побитых и травмированных при таких занятиях было много. Причем со стороны атакующих - впятеро больше, чем со стороны обороняющихся.
  
  - Это показатель господа! Даже умение вести рукопашный бой не помогает атакующим. А теперь подготовьте свои предложения по улучшению ситуации.
  
  И предложения последовали. Во-первых, атакующие пришли к выводу, что для боя в глубине вражеского опорного пункта потребуются сапёры со взрывчаткой, чтобы устранять быстровозводимые инженерные заграждения. Во-вторых, возникла надобность в гранатном бое. Проще выкурить противника из-за поворота траншеи парочкой гранат, нежели выбивать его оттуда штыковым боем. В третьих, возникли сомнения в необходимости вооружать первую линию стрелков обычными винтовками. В тесноте окопов уместней казался короткий карабин. Не забыли господа офицеры и себя любимых. Сетуя на неудобства имеющегося обмундирования, они заговорили о необходимости заменить длиннополую шинель коротким бушлатом вроде того, что есть у моряков. Да и ходить в ближний бой с фуражкой на голове им показалось не очень удобно. Пожалуй лучше будет вместо неё носить на голове либо кожаный, либо металлический шлем. Вызвала нарекания и офицерская сабля. Ротному и батальонному звену участия в ближнем бою не избежать. А оружие для этого не совсем подходящее. Патроны в револьвере кончаются быстро, а перезарядить его не всегда есть время. В чистом поле выручает сабля. Но не в траншее. Видимо уместней заменить саблю более коротким штурмовым тесаком наподобие артиллерийского. Саблю можно оставить как принадлежность парадной формы, а тесак - именно для боя.
  Были предложения и от измайловцев. По их уверениям, будь в их распоряжении проволочные заграждения да пулеметы с легкими орудиями, они бы всю толпу атакующих положили бы еще во время сближения.
  Так, с проволокой все ясно. А вот с орудиями и пулеметами подробней пожалуйста! Оказалось, что нужна измайловцам самая малость: батарея орудий типа горных и пулеметная батарея. Правда, нашлись среди предложений и вовсе фантастические. Четыре пулеметные установки на полк - этого мало, уверяли они. А вот если на едином лафете разместить четыре пулемётных ствола, то тогда вообще всё будет чудесно.
  
  - Господа! Значит что выходит? Сапёрная команда, команда охотников, артиллерийская батарея, пулемётная батарея... Значит стоит увеличивать численность личного состава в полках?
  - Ваше величество! Ни в коем случае! Учения показали, что четыре роты в батальоне - это лишнее! Нам не нужно ведь выстраивать каре! Хватит трёх рот. А вместо четвертых - команды артиллеристов, пулемётчиков, гренадёров, сапёров, охотников, стрелков-бекасников...
  - Погодите! Кто такие бекасники?
  - Особо меткие стрелки ваше величество.
  
  Ёлки зелёные! Воистину, склероз - болезнь века! Как я мог про это забыть! Бекасник - на английском звучит как снайпер! Только где я вам столько оптики найду?
  А в другом месте, семёновцы и преображенцы решали ту же самую задачу, но в усложнённом виде. Несмотря на полученный в прошлом году опыт, дело у них шло не лучше, чем у "новичков". Раз за разом атаки гвардейской пехоты не достигали поставленной цели. Большинство присутствующих уже поняло, в чём тут дело. Пока работала артиллерия, "противник" пережидал её огонь в укрытиях. Как раз в это время полковые сапёрные команды проделывали проходы в проволочных заграждениях, а пехота сосредотачивалась для удара, стараясь подойти как можно ближе к "противнику". Затем следовало прекращение огня артиллерии. Огонь этот изображался сапёрами, подрывом заранее установленных зарядов. Как только прекращались взрывы шашек, "противник" покидал укрытия и встречал атакующих плотным огнем. А дальше посредники насчитывали атакующим неприемлемые потери. Иногда гвардейцы успевали ворваться в окопы. Но это делу совсем не помогало. "Противник" перебрасывал подкрепления и запечатывал прорыв.
  В общем, вывод господ офицеров был такой же., что и у соседей: без собственных средств подавления огня противника, пехота обречена нести огромные потери. Поэтому и тут я услышал практически те же самые предложения по совершенствованию структуры боевых подразделений.
  Значит, с тем, что полки и батальоны должны перестать быть однородными структурами, согласны практически все. Более того, самые дерзкие стали уверять, что повышать ударные возможности пехоты нужно не увеличением количества личного состава, а наращиванием огневой мощи:
  
  - Господа! Судите сами: новомодные пулемёты обладают большой скорострельностью, что одно такое орудие легко заменит взвод стрелков, - уверяли они.
  
  Скептики тоже за словом в карман не лезли и говорили о том, что больно громоздка такая машинка и уязвима для огня противника. Те же стрелки-бекасники легко выбьют на дальней дистанции пулемётные расчёты. Да и поднос боеприпасов под огнём - дело непростое.
  Споры, споры, споры... Многие уже привыкли к моей манере поиска истины. Я разрешаю спорить о деле в моём присутствии. И даже ввёл в оборот выражение: "мозговой штурм". К этому привыкли быстро и вовсю пользуются. Я лишь слежу за тем, чтобы споры не заходили слишком далеко. Какие то истины из этих споров рождаются. Впрочем, никаких Америк люди не открывают. Опыт последней войны с турками осмысливался задолго до моих "Лужских мучений". Самое интересное состоит в том, что правильные выводы делались и тогда. Вот только сделать вывод - это одно. А внедрить новацию в жизнь - это совсем иное. Не спешат с этим. Да и не всё сразу получается. Взять например меня. Я говорил уже о том, что живу совсем не в том ритме, что хроноаборигены. Всю жизнь я сам себе казался человеком неспешным или ПО-СТЕПЕННЫМ. Но вот местные считают меня человеком слишком стремительным. Только всё-равно приходится сдерживать свою прыть. Я ведь как планировал поступить? Отработать в этом году новую тактику на полигоне. За зиму мои "академики" родят новые боевые наставления по тактике. А начиная с 1898 года начать внедрять её повсеместно. И планы наполеоновские выстроил. И какие планы!
  Я планировал разделить гвардию на части. Из гвардейских частей выделяю подразделения, которые остаются на Лужском полигоне и образую из них Лужскую учебную дивизию лейб-гвардии ЕИВ. Понятно, зачем такая дивизия мне понадобилась. Прочие подразделения гвардейских частей пребывают в постоянном месте дислокации и в летний период выходят на учебу в Красное Село да на Лужский полигон.
  Для офицеров гвардии у меня была отдельная придумка. Дело в том, что начиная с 1898 года должны произойти изменения в системе боевой подготовки войск. То, что отработано на Лужском полигоне, должно быть внедрено в войсках повсеместно. Поэтому, части офицеров гвардии придется ехать в военные округа и там, в составе территориальной инспекции Военного министерства внедрять новые наработки в жизнь. Конечно, проходить службу в составе этих инспекций они будут не очень долго - не более года. А потом на их место приезжает сменщик, а они снова служат в столице.
  И все это накрылось медным тазом! Рановато я это задумал. Потому что этих ребят нужно ещё учить и учить. Потому что их подготовка сейчас ниже всякой критики. В чистом поле, да командуя однородными по своему составу подразделениями, они весьма неплохи. Но уже траншейный бой показал, что наладить взаимодействие между однородными подразделениями в бою они не сумеют должным образом. Тут происходило то же самое, что бывает и при штурме населенных пунктов. Стоит полку войти в город, как он превращается из полка в набор даже не батальонов, а рот и взводов. В таких случаях резко возрастает роль младших командиров. А они у нас не столько организаторы боя, сколько муштрователи. Ротные командиры ещё более-менее справляются, но батальонное звено управления уже откровенно слабое. Про полковое я тоже ничего хорошего не скажу.
  А теперь, когда в составе полков и батальонов появятся специальные подразделения, управление боем возрастет значительно. Как раз к этому люди не готовы. И что делать? Понятно, что придется организовать систему переподготовки офицеров батальонного и полкового звена управления. Только как это всё воспримут? Хотя, чего тут гадать? Кавалеристы ведь уже провели подобную работу! Николай Николаевич - младший совершенно прав: кавалерия у нас сейчас в удовлетворительном состоянии. А всего то: организовали Офицерскую школу и пропускают через неё всех кавалерийских и казачьих офицеров. И ведь избавились от балласта! Так почему подобное с пехотой не сотворить? Прямо здесь, на полигоне, организовать школу переподготовки пехотных командиров, да пропустить через неё всех полковых да батальонных командиров. Сделать из этой школы образцовую "шкуродёрню"... Решено! Так и сделаем!
  
  

20. Испано-китайский дебют

  
  Позже, Владимир Ильич Ленин назовёт эти войны империалистическими и озвучит главную цель этих войн: борьба за передел мира. А пока что шла последняя подготовка к этим войнам. С моей стороны наибольшую активность в этом деле проявляла недавно организованная разведывательная служба флота. Спешно снаряжённые гидрографические корабли: "Витус Бериг", "Крузенштерн" "Беллинсгаузен" и "Михайло Ломоносов" разошлись по предполагаемым местам боевых действий. Снаряженные помимо всего прочего новенькими радиостанциями, они должны были не только оперативно освещать обстановку на море. Были у них и другие задания помимо научных и визуальной разведки.
  Не менее напряженно заработал и мой "сливной бачок", стремясь воздействовать на обстановку в мире, в выгодном для России направлении. Тут мне помогал один из кадров "неизвестных отцов" - выпускник Львовского Военно-политического училища. Причем работал он аж за двоих. В испанских, французских и германских газетах он размещал свои разоблачительные статьи на тему предстоящего конфликта, подписываясь псевдонимом "Витторио Резун". Время от времени он размещал статьи от имени своего виртуального оппонента - Лео Бронштейна. Нужно сказать, писал он лихо и убедительно. Читатели газет, в зависимости от пристрастий уже разделились на резунистов и бронштейнианцев и спорили между собой не менее жарко, нежели их виртуальные любимцы. Дело временами доходило до самых настоящих дуэлей. Ну а публика попроще оставалась верна простонародному мордобою.
  Если судить по содержанию статей, то складывалось впечатление, что Витторио Резун выступает с происпанских позиций, а Бронштейн с проамериканских. Хотя на самом деле это был один и тот же человек. Вся эта шумиха была выгодна больше европейским странам, которые начали всячески усиливать испанские вооруженные силы, опутывая заодно саму Испанию долгами. Франция и Германия сбывали испанцам ещё годное для войны старьё. В основном минное и артиллерийское вооружение, да уголь. Я бы тоже присоединился к этой компании, но мне чётко было сказано: не суетись!
  Но про корабли тоже никто не забывал. Причём, в этом деле удалось принять участие и мне. В частности, на французские деньги были закуплены для испанцев оставшиеся еще в списках флота подводные лодки Джевецкого. Честно говоря, моряки с радостью избавились от них, ибо никакого толка от этих "бакенов" не видели. Да и я честно говоря тоже. Впрочем, французы тоже идиотами не были и рассчитывали не столько на боевое, сколько на психологическое воздействие. Использовать эти подводные велосипеды предлагалось весьма оригинально. Учитывая опыт Русско-турецкой войны, ими оснащались два испанских вспомогательных крейсера. Неся на борту по четыре таких "велосипеда", эти крейсера доставляли подлодки в район проведения боевой операции, а дальше - в соответствии с первоначальной задумкой изобретателя должна следовать минная атака вражеского корабля. Бедные испанские моряки!
  Но этим дело не ограничилось. Проживающий в Париже Джевецкий был всегда богат на идеи. В прошлом году он пытался всучить французам одну из своих гениальных идей: водобронный миноносец. К моему сожалению, французские моряки идиотами не были и вежливо послали Стефана Карловича на три великих русских буквы. И тогда он прибежал со своими чертежами к нашим морякам. Те заинтересовались подобным новшеством. Наибольший интерес проявил к этому проекту вице-адмирал Иван Михайлович Диков, возглавлявший Морской Технический Комитет и состоящий в давней дружбе с Джевецким.
  Что я могу сказать на свой непросвещённый взгляд об этом проекте? На первый взгляд, идея выглядела стоящей. Джевецкий прежде всего указал на серьезные недостатки подводных лодок этого времени: ограниченный район плавания, относительно малый ход, трудность управления под водой и, наконец, "угнетенное нравственное состояние команды" при подводном плавании. Хорошо зная эти обстоятельства и учитывая необходимость сближения миноносца с атакуемым судном на дистанцию 500-600 м, И.М. Диков, будучи еще главным инспектором минного дела, в свое время искал выход в "полуподводных судах". Эту идею и воплотил Стефан Карлович в предложенном проекте.И вот что вышло у Джевецкого:
  Конструктивной особенностью "водобронного миноносца" являлись три палубы: главная (водонепроницаемая) и над нею - две легких, промежуток между которыми заполнялся пробкой. Все механизмы размещались в трюме, под главной палубой, а дымовые трубы, сходные и вентиляционные шахты прикрывались броней. Пространство над главной палубой при "обыкновенном" плавании отводилось под жилье для офицеров и команды, а при "водобронном", т. е. в бою и при атаке, заполнялось водой, а миноносец погружался по нижнюю из двух верхних палуб. Таким образом все жизненные части корабля прикрывались "водяной бронею" - слоем воды в 1,8-2 м, т. е. становились неуязвимыми для артиллерии атакуемого корабля. Запас плавучести при этом обеспечивался пробкой. Водобронный миноносец, следовательно, обладал почти всеми преимуществами подводной лодки и лишался основных ее недостатков. Весьма существенным преимуществом проекта считалась возможность применить обыкновенный паровой двигатель, причем скорость при "водобронном плавании" по расчетам Джевецкого снижалась всего на 20-25% по сравнению с обычным.
  При длине между перпендикулярами 46,8, наибольшей ширине 5,06, осадке при обычном плавании (с килем) 3,40 м водоизмещение корабля не превышало 300 т, а высота надводного борта - 2,4 м. При "водобронном плавании" осадка увеличивалась почти на 2 м, водоизмещение на 25 т, а надводный борт возвышался над водой только на 0,45 м. Расчетная "сила машин" составляла 4500 л.с., а скорость хода 25 и 20 уз для "обычного" и "водобронного" плавания соответственно. Предполагаемое вооружение - четыре минных (торпедных) аппарата и 47-мм пушка Гочкиса.
  Трюм под главной палубой, бимсам которой была придана значительная погибь (для лучшего сопротивления давлению воды в погруженном состоянии), разделялся водонепроницаемыми переборками на десять отделений: дифферентное, мокрой провизии, боевое (с компасом, штурвалом, приводом к минным аппаратам), два котельных (четыре котла системы Дю-Тампля с нефтяным отоплением суммарной производительностью 40 т/ч и вспомогательными механизмами), турбинное (турбины Парсонса), топливное (30 т мазута), рулевое (паровая рулевая машина, динамо-машина, багаж и койки команды), патронный погреб и ахтерпик. Под всеми отделениями, кроме котельных, находились цистерны для водяного балласта. Толщина броневой защиты 25 мм, объем пробки - 60 м³. Над плоской верхней палубой возвышались две броневые рубки (над выходами из 3-го и 8-го отделений), дымовые трубы, раструбы вентиляторов и выдвижные тумбы для прожекторов. Над носовой рубкой размещался ходовой мостик со штурвалом, компасом и машинным телеграфом, а на крыше кормовой - 47-мм орудие.
  В начале "маневра затопления" в трюм убирались все вещи из жилых помещений и принимали 25 тонн балластной воды. Затем ее закачивали в межпалубное пространство, и начиналось "водобронное плавание". Для всплытия водяной балласт удаляли двумя водоотливными турбинами производительностью по 600 т/ч. Джевецкий признавал слабость вооружения своего миноносца по сравнению с "дестройерами" (истребителями миноносцев), но не считал возможным значительно увеличить водоизмещение ради усиления артиллерии.
  В общем, просветили меня по самое "не могу!". А просветившись, я сделал из этого свои выводы.
  
  - Иван Михайлович! Нельзя останавливаться на половине пути! Какой такой миноносец? Миноносец - это вчерашний день! России нужен водобронный крейсер! Срочно озадачить этим нашу "корабелку"! Я о том самом филиале нашего Политехнического говорю, если вы не поняли. Пусть творят! Две-две с половиною тысячи тонн водоизмещения, шесть пятидюймовок, столько же минных аппаратов и ход под 20 узлов!
  
  Диков на меня посмотрел весьма странно. И тогда я его поспешил успокоить.
  
  - Нам всё равно нужно конструировать и энерго-силовое оборудование, и корабельную артиллерию и прочие корабельные потроха. Вот пусть ребятки и займутся этим делом. А в какой корабль мы это всё впихнём, про то можно и помолчать.
  
  Молчать правда я не стал. Наоборот. согласовав с французами то, о чём следовало кричать на весь мир, я выложил во французской газете сообщение о том. Что водобронные миноносцы - это не фантазия, а суровая реальность.
  Не к ночи помянутый Лео Бронштейн разместил в газете "L'Aurore" статью. В ней он сообщил о постройке двух водобронных миноносцев, фирмой "Форж э шантье де ля Медитерранэ" (в Ля Сэн близ Тулона), руководство которой, по его словам, признало проект вполне осуществимым, предложив использовать турбины системы Рато, увеличить водоизмещение и усилить вооружение.
  Все это было не более чем блеф, но американцы забеспокоились и подняли вселенский вопль про то, что мирному торговому судоходству отныне угрожают испанские пираты!
  Но не одним блефом я старался воздействовать на события. Про диверсии я тоже не забывал. Летом прошлого года мы проводили на задание группу диверсантов, которых возглавили прапорщики по Адмиралтейству Бондарев и Скорин. Задачей их группы была организация поджогов на угольных и вещевых складах. Естественно, что делать это они должны были не собственноручно.
  
  - Вам господа предстоит подряжать на эту работу местную сволочь. Ни в коем случае не занимайтесь диверсиями сами! Хотя в Америке и нет контрразведки, но хорошие детективы у них найдутся. Причем, не столько в полиции, сколько на службе частных лиц. Поэтому правила конспирации стоит соблюдать неукоснительно.
  
  Вербуя наёмную сволочь, офицеры должны были действовать под вымышленными именами. Бондарев, в совершенстве освоивший оксфордское произношение, должен был представляться людям как Джеймс Бонд, а Скорин, у которого с произношением были проблемы, получил иной псевдоним: Отто Скорцени. Стоит ли говорить, что псевдонимы эти дал им я?
  А вообще, эта группа была не основной. Потому и театральщина в её работе. Я прекрасно понимал, что много завербованные ими исполнители сделать не успеют. После первых же операций, американцы быстро отловят исполнителей. А затем начнут ловить и Джеймса Бонда вместе с Отто Скорцени. Пусть ловят! А заодно и выясняют отношения с немцами и англичанами.
  Настоящие диверсанты будут работать иначе. В минных мастерских уже научились маскировать зажигательные и взрывные устройства под кусок угля. Именно такие "сюрпризы" и будут подкидывать американцам специально подготовленные ребята. Тихо и молча. Без всякой театральщины.
  А события тем временем шли по знакомому мне сценарию. В январе 1898 года во время беспорядков в Гаване Вашингтон решил отправить броненосец "Мэн" в Гавану для того, чтобы показать беспокойство США и защитить американских граждан. Чем этот вояж закончится, я прекрасно знал. Как и "неизвестные отцы". Поэтому Витторио Резун уже подготовил разоблачительную статью для европейских газет. И американцы нас не подвели. В строгом соответствии с известной мне реальностью, "Мэн" был взорван неизвестно кем. И как водится, американцы сразу назначили виновного. Правда, на этот раз это были не просто испанцы, а испанские подводные лодки. Прекрасно! Плевать на то, что эти лодки на Кубу еще не завезли! Главное - шумиху поднять.
  В принципе, шум про ужасные подводные лодки был нам выгоден. Ну не станут американцы опровергать собственную выдумку! Кроме того, говорить подчиненным, что "про испанскую подводную лодку мы сами придумали, а на деле всё было совсем не так", они тоже не станут. А значит, американские моряки будут ждать атаки из под воды. Что они придумают, бог его знает, но действовать их флот станет с оглядкой. Именно поэтому я задробил разоблачение американской провокации и попросил французов с испанцами не выступать с опровержениями.
  Испанию сейчас старательно обхаживали аж три неслабых державы. Немцы своей заботой рассчитывали приобрести союзника. Французы старались этого не допустить и купить как минимум нейтралитет своего южного соседа. Ну а я хотел просто создать американцам новые проблемы. Именно поэтому я начал кампанию по примирению враждующих сторон. Только не подумайте, что мне нужен был мир. Просто бороться за мир можно по-разному. Например, ввести в зону конфликта миротворцев..На роль миротворцев прекрасно подойдут и французы, и немцы. Да и нам стоит принять участие в этом деле. Смысл миротворческой деятельности был прост: обеспечить испанские войска на Кубе всем необходимым для войны. В качестве образца для подражания, я взял действия западных 'миротворцев' во время войны между франкистами и республиканцами. Те тоже блокировали испанское побережье. Причем, блокировали так, что франкисты получали все необходимое. Да и республиканцы не сильно от этой блокады страдали. Нужно сказать, что своего я почти добился. В Париже и в Берлине приняли решение о посылке в Гавану и Манилу своих эскадр. Чудесно! Осталось только оформить этот самый Миротворческий союз юридически и наладить поток контрабанды через свою зону ответственности. Правда, платить за это в конечном итоге будут испанцы, а наживаться американцы. Мы ведь будем снабжать Кубу американскими товарами. Переговоры с американскими контрагентами по этому поводу мои люди уже ведут. Под шумок, я готовился к занятию совсем иных территорий. Степан Осипович уже получил задание по устройству на Шпицбергене научной станции и заодно таможенного пункта.
  
  В отличии от американцев, японцы шума не поднимали. Они просто готовились к войне. И участие Японии в предстоящей войне много чего меняло в планах американцев. Они рассматривали действия против Филиппин как второстепенное направление по сравнению с главной задачей по захвату испанских владений в Вест-Индии. Первоначально планировали обойтись одной Азиатской эскадрой которой командовал коммодор Дж. Дьюи. В состав этой эскадры включалось четыре бронепалубных крейсера (водоизмещение от 3 до 6 тыс. тонн), две мореходных канонерские лодки крейсерского типа и три вспомогательных судна. Сил вроде бы и достаточно, но американцы всё равно испытывали сомнения насчет успеха своего предприятия. Дело в том, что американские корабли имели высокую скорость, сильную артиллерию, но слабую броневую защиту. Такими они были потому, что изначально предназначались, прежде всего, для подрыва вражеской морской торговли.
  Второй трудностью была большая удаленность американцев от собственных баз на тихоокеанском побережье. Это порождало трудности в обслуживании и снабжении боеприпасами. В случае получения судами серьёзных повреждений, у них могли возникнуть серьёзные проблемы с ремонтом.
   В связи с этим нападение одними крейсерами на вражеский флот, находящийся в защищенной гавани, представлялся американцам крайне рискованным делом.. Конечно, Дьюи, имевший сведения о состоянии испанских сил на Филиппинах, был готов выполнить приказ о немедленной атаке Манилы, но более высокое начальство решило иначе. Дело в том, что разгром испанской эскадры ничего еще не решал. Любая победа флота лишь тогда приносит пользу, если сразу за ней следует высадка десанта. Причем в количестве, достаточном для выигрыша сражения на суше. Как раз этой возможности у американцев в тот момент не было. Зато она была у японцев. А раз так, то зачем брать все риски на себя, когда для этого есть услужливые "макаки"? Поэтому эскадра Дьюи должна была лишь явиться на войну и подстраховать японцев, если у них что-то пойдет не так.
  "Всё не так" пошло с самого начала. Японцы, подобно американцам тоже озаботились созданием повода для войны. Ради этого они подставили собственное судно, перевозившее грузы для филиппинских революционеров. При задержании этого судна испанцами, японский экипаж оказал яростное сопротивление абордажной партии. Естественно, что японцы сочли это подходящим поводом для объявления войны Испанскому королевству. Причем объявление войны состоялось даже раньше, чем в нашем времени. А американцы в этот момент еще были в состоянии мира с Испанией и неожиданная прыть их союзника чуть ли не спутала им все карты: эскадра Дьюи не успевала явиться на войну.
  
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  Зато японцы явились на войну очень быстро. Сражение в Манильской бухте в моём мире и в этом, протекали по-разному.
  Формально испанцы располагали на Филиппинах 12 военными кораблями, значительную часть которых составляли небоеспособные суда. На деле контр-адмирал Монтехо мог использовать в бою лишь 6 крейсеров и 1 канонерскую лодку. Два испанских корабля с водоизмещением в 3 тыс. тонн считались "крейсерами 1-го ранга", четыре остальных (1000-1100 т.) - "крейсерами 2-го ранга". Фактически эти "крейсера" являлись обычными канонерками. Общее водоизмещение испанской флотилии на Филиппинах составляло 11,7 тыс. т., корабельная артиллерия насчитывала 31 орудие среднего калибра (не более 160-мм)
   Подготовка испанцев к сражению заключалась, прежде всего, в усилении береговой обороны, в чем им помогли немцы, поставлявшие им орудия старых систем. Этими орудиями были вооружены спешно построенные земляные укрепления на островах у входа в Манильскую бухту. Готовилось затопление на фарватерах старых судов и установка минных заграждений. Было решено соорудить укрепления и в бухте Субик, куда первоначально предполагалось перебазировать эскадру. В дополнение к артиллерии, французы завезли четыре подводные лодки Джевецкого с ограниченным запасом мин. Лодки эти предназначались для вооружения ими вспомогательного крейсера "Толедо", который ещё должен был прийти. По большому счету все это осталось благими пожеланиями, потому что японцы, понимавшие цену времени, явились раньше и внезапно. И в превосходящих силах.
  Японскую эскадру возглавлял вице-адмирал Х. Того. А помогал ему в этом деле Х. Камимура, за плечами которых был опыт сражения японо-китайской войны. В составе эскадры были в основном легкие крейсера, в количестве восемь штук: "Ёсино" ("Иосино"), "Такачихо", "Нанива" , "Мацусима" (флагман), "Тиёда" ("Чиода"), "Ицукусима" и "Хасидатэ". Дополняли этот отряд три канонерских лодки.
  Командовавший испанской флотилией контр-адмирал Патрисио Монтехо, не считал свою эскадру обреченной и думал о мерах по уменьшению потерь. Испанские корабли подготовили к бою. Их выкрасили в маскирующий серый цвет, сняли с мачт рангоут и разложили на палубах брустверы из мешков с песком для защиты от осколков снарядов. Состоявшийся бой между японцами и испанцами окончился победой японцев. Испанцы потеряли в этом бою все свои корабли, не сумев нанести японцам больших потерь. После сражения, японцы заняли Кавите, ставшую их базой на Филиппинах. Затем они высадились и на острове Коррихидор, оставленный испанцами без боя, и уничтожили находившиеся там береговые батареи, которые держали под контролем выход из Манильской бухты. Все эти задачи были выполнены силами корабельных команд. Но захватить Манилу пока что не выходило. Сил десантных партий на это явно не хватало. Впрочем, в отличии от американцев, японцы имели возможность высадить крупный десант. И они начали его высаживать.
  Трудно было переоценить то психологическое значение битвы в Манильской бухте, которое она имела для японцев. Блестящая победа всего лишь через неделю после объявления войны воодушевила их и придала уверенность в быстром успехе всей военной кампании. Японский флот впервые разгромил в эскадренном сражении флот одной из европейских держав! Осталось только что-то сделать с испанской армией. А вот тут возникли проблемы. Каролинские и Марианские острова с архипелагом Паллау и островом Гуам японцы заняли не встретив сопротивления со стороны испанцев. Высадку десанта в окрестностях Манилы они тоже сумели осуществить. Но захватить Манилу с налёта у них не вышло. Пришлось приступить к её осаде. И тут у них начались неприятности. Сперва в Манильскую бухту зашел американский бронепалубник "Олимпия" с коммодором Дьюи на борту. Дьюи был очень недоволен тем, что "эти макаки" лишили его возможности отличиться. Успех японцев делал его эскадру совершенно ненужной. Потому он и принял решение просто явиться на войну и проследить за действиями союзника. И это при том, что война Америке была ещё не объявлена. А дальше, произошла трагедия. На ярко освещенную "Олимпию" вышла в атаку испанская подводная лодка. Ошибка испанцев, атаковавших корабль нейтральной на тот момент страны, в общем то понятна. Проблема опознания всегда существовала. Вот и спутали ребята. А незачем "нейтралу" лезть в зону боевых действий! Атака была успешной. "Олимпия" получила такие повреждения, с которыми экипаж не смог справиться и корабль затонул. Испанцы, хоть и с большим трудом, но уйти сумели.
  Эта атака, послужила законным поводом для объявления Америкой войны Испании. Но был и другой эффект. Те же японцы точно знали о том, что эта подлодка у испанцев не единственная. И раз испанцы сумели успешно атаковать, значит следует ждать и других атак. Меры безопасности были приняты и атаки второй и третьей лодок японских транспортов привела лишь к гибели лодок и экипажей Но неудача не остановила испанцев. Последовала ещё одна атака японского транспорта. И она была успешной. На большее у них просто не хватило мин и оставшиеся в строю две подводные лодки были приведены в состояние непригодности своими экипажами. Честно говоря, я не ожидал от них подобных успехов. На большее грешно было рассчитывать. Вряд ли атаки в Вест-Индии, куда наконец французы завезли четыре лодки с экипажами, будут иметь хоть какой-нибудь успех. Противник больше зевать не будет, а значит рассчитывать можно лишь на психологическое воздействие.
   Спустя месяц, японцы взяли штурмом Манилу и вся военно-морская деятельность испанцев на Тихом океане прекратилась. Гарнизоны сухопутных войск на Филиппинах остались без транспортной связи с внешним миром и вопрос о полном захвате архипелага был лишь вопросом времени и наличием согласия между союзниками.
  А вот со взаимным согласием как раз и возникли проблемы. Как известно, аппетит приходит во время еды. Не избежали этого и японцы. Когда они давали согласие на таскание каштанов из огня для американцев, они считали, что война с европейской державой для них будет значительно трудней, нежели это оказалось на деле. Поняв, что союз с Америкой они заключили в общем то зря и что намного лучше было бы не связывать себя никакими договорённостями, японцы начали искать варианты такого выхода из войны, который позволил бы им довольствоваться не жалкими крохами в виде островов Микронезии. Острова Лусон им казались более достойной добычей. Тем более, что они сумели их захватить без всякой американской помощи. На остальные территории Филиппин японцы не претендовали, прекрасно понимая, что такую добычу им сейчас не переварить. При этом они сознавали, что более удобного момента для выхода из ставшего невыгодным союза, у них не будет.
  Удобство состояло в том, что на данный момент японцы имели локальное военное превосходство над американцами. Большая и лучшая часть американского флота в данный момент была сосредоточена в Вест-Индии. Там же была и большая часть американской армии. Единственной реальной силой была Азиатская эскадра коммодора Дьюи, собранная в Гонконге. Но отсутсвие поблизости собственных ремонтных баз и баз материального снабжения умаляло её ценность. К тому же американцы уже потеряли крейсер "Олимпия". Ну а контингентов сухопутных войск у Америки в этих краях совсем не было.
  И все-таки, не смотря на благоприятствующие им обстоятельства, японцы решили подстраховаться. Их послы обратились к правительствам Англии. Франции, Германии и России с просьбой стать посредниками при заключении мирного договора с Испанским королевством. Так что пока американцы только начинали воевать, японцы уже стремились к миру. К заключению скорейшего мира их подталкивали и события, происходящие в Китае.
  А в Китае началось восстание ихэтуаней. Оно началось не именно в эти дни. Первые столкновения с иностранными войсками начались ещё в ноябре 1897 года. Но это были еще разрозненные инциденты. Зато в мае 1898 года полыхнуло, так полыхнуло! Причем по всему Северному Китаю. Проблемы возникли разом у всех западных держав, но наибольшие - у Японии. Числившаяся правительственными войсками Резервная Армия вдруг вышла из повиновения Циньскому правительству и атаковала японские посты и гарнизоны вдоль всей недавно построенной Южно-Маньчжурской железной дороги. В половине случаев эти нападения были японцами успешно отбиты. Но в половине случаев они оказались удачными. Пытаясь восстановить положение, японцы отправили на борьбу с повстанцами имеющиеся на материке резервы. В результате этого гарнизон Люйшуня был ослаблен. И немедленно последовал удар по Люйшуню войсками "дядюшки Хо", которые теперь назывались Народно-Освободительной Армией Китая.
  Обустраиваясь в Люйшуне, японцы неплохо укрепили его со стороны моря, но со стороны суши ничего, кроме разоруженных старых китайских укреплений не было. Этот фактор, а ещё и внезапность нападения и определило успех операции НОАК. Ворвавшись в город, китайцы припомнили японцам всё то "хорошее" что видели от них в последние годы. Нужно отдать должное мужеству, что проявили остатки гарнизона и прочие поданные микадо - в плен никто не сдавался и пощады у повстанцев не просил. Как только китайцам удалось справиться с организованным сопротивлением, так сразу рухнула всякая дисциплина в их войсках. Начались грабежи, насилия, зверские расправы над ранеными и беспомощными. Причем, не только над японцами. Жертвой китайцев становился всякий, в ком определили иностранца. Двое суток продолжалась кровавая вакханалия и лишь на утро третьего дня, комиссары с огромным трудом сумели восстановить дисциплину в войсках. На четвертый день войска НОАК начали покидать город, а вместе с ними и работавшие в Люйшуне китайцы. Все они прекрасно понимали: этого японцы ни за что не простят. Ни испытанного позора, ни сотворённых зверств.
  И японцы среагировали вполне ожидаемо. К отправке на континент срочно готовились две дивизии Японской Императорской Армии. А в Париже начались переговоры с Испанией о мире. Как бы японцы не хорохорились, но положение у них было не очень хорошее. Формально они располагали достаточным количеством войск. Вот только собрать вместе эти войска было непросто. На Тайване уже три года шла партизанская война местного населения против японцев. В свете осложнения отношений с Америкой, приходилось держать крупную группировку в метрополии. Две дивизии пришлось держать на Лусоне и отдельные контингенты в Микронезии. Причем, на Филиппинах им противостояли не только испанские гарнизоны, но и повстанческие отряды Эмилио Агинальдо, уже успевшего провозгласить Филиппинскую республику. В общем, свободных войск было мало и потому две дивизии для Южной Маньчжурии - это были все свободные войска, которыми Япония располагала без объявления мобилизации резервистов.
  Понимавшие суть японских проблем и не желавшие усиления позиций Америки на Тихом океане, европейские державы способствовали быстрейшему заключению мира между Японией и Испанией.
  Согласно заключенным в Париже соглашениям, Япония, Испания, Англия, Франция и Германия признавали Лусон - территорией, находящейся под протекторатом Японской империи, а острова Микронезии её колониями. Прочие части Филиппин признавались подмандатными территориями европейских держав. Мандат на Висайские острова получила Испания и Франция (совместное управление), а Минданао достался Германии и Испании на тех же условиях. Америка, попавшая в столь сложное положение, оставила это дело без последствий и решила выжать всё возможное из ситуации, сложившейся в Вест-Индии. Вопрос с Филиппинами она отложила до более подходящего случая, не забывая однако оказывать помощь повстанцам Эмилио Агинальдо.
  Начиная с этого момента, наша военная миссия переместилась на территорию, населенную монгольскими племенами и продолжила свою деятельность в другом направлении. Оставаться на в Маньчжурии нашей миссии было просто опасно. Точно также поступили и немцы. Только переместились они не в Монголию, а на свою ВМБ на Шаньдуне. Дансаранов получил задание заняться формированием и подготовкой конных полков из монгольских наёмников и передать "корейские дела" совсем иным людям.
  Тем временем, японцы начали высаживаться в полуразрушенном и основательно разграбленном Люйшуне, а НОАК готовилась к новым боям с ними. Учитывая, что сейчас японцам будет не до Кореи, наша военная миссия при посольстве в Сеуле приступила к подготовке государственного переворота в этой стране. Произвести его было уже несложно, ибо сидящая в русском посольстве королева Мин тоже не сидела без дела и сумела с нашей помощью обрести поддержку в значительной части корейского общества. А за рекой Ялуцзян было сфомировано зародышевое ядро корейской Армии Справедливости. "Неизвестные отцы" тоже не сидели без дела. Созданные ими дочерние компании готовы были приступить к модернизации корейской экономики. Правда, сомнения насчёт того, что на Корейском полуострове получится обойтись без большой крови, меня всё-таки одолевали. Но как ни крути, начинать когда то было нужно. И вот, в конце июня 1898 года я наконец то решился. Вторгшиеся из Маньчжурии отряды Ыйбёна устроили в Сеуле резню среди прояпонски настроенных поданных и освободили королеву Мин вместе с её супругом и сыном из вынужденного заточения в нашем посольстве. Спустя неделю после переворота, ван Коджон провозгласил образование нового государства - Корейской империи. О признании нового государства первыми заявили мы. Спустя сутки, то же самое сделали немцы. Остальные пока что раздумывали. Да и не до Кореи всем было. События в Китае и в Вест-Индии отодвинули корейские дела даже не на второй, а на третий план.
  
  

21. Конец века

  
  Не знаю, почему так вышло, но революционеры считают моё царствование временем небывалого террора. Особенно 1897-98 года. А что такого особенного происходило в это время? Согласен, что мой закон о самоуправлении в сельской местности сократил жизнь много кому. Предки "дорогого россиянина" так и не смогли оставить в этой жизни потомства. А незачем было злить народ! Про "дорогого россиянина" я помянул не просто так. Перед заброской, я просил моих кураторов ознакомить меня с биографией его предков. Не высказав никакого удивления и прекрасно понимая, зачем мне это понадобилось, они ознакомили меня с объективкой предков этого типа. Знакомство с объективкой только укрепило меня во мнении, что даже отдельно взятому селу будет сильное облегчение, если жизнь этого рода вовремя прервется. Правда, трудиться самому не пришлось. Жизнь всё сама расставила по местам.
  Ещё большее удивление вызвала у меня судьба Сосо Джугашвили. Сперва Тифлисская семинария его приучила к марксизму.
  
  "... Другое дело - духовная семинария, где я учился тогда. Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма..."
  
  Но недолго Сосо был марксистом. Большинство грузинских марксистов стояло на позициях "легального марксизма" и склонялось к национализму. Это претило сыну осетина и грузинки, которому всячески давали знать, что он к "высшей расе" имеет опосредованное отношение. В итоге, юный Сосо потянулся к более толерантным русским вольнодумцам. Итог его общения с русскими людьми оказал ошеломляющее действие прежде всего на меня.
  
  - Сергей Васильевич, Вы ничего не путаете? - переспросил я Зубатова.
  - Ваше императорское величество, эти сведения очень точны: заинтересовавший вас Иосиф Джугашвили. действительно состоит сейчас в тифлисской группе "Народно-монархического Союза" и его вот-вот исключат из семинарии за занятия "политикой".
  
  Вот вам бабушка и Юрьев день! Это что получается? Юноша порвал с марксизмом и стал государственником? И кто продолжит дело Владимира Ильича? И что вообще с этим делать? С одной стороны, социал-монархистам не хватало радикальности. Теперь у них есть человек, который сумеет придать их партии боевой настрой. С другой стороны, они могут не оценить этого человека должным образом. И останется Коба деятелем провинциального масштаба.
  
  - Сергей Васильевич! На этого юношу срочно нужно завести уголовное дело. Стоп! Я не точно выразился. Обвиняйте его в незаконной политической деятельности! Судим нормальным образом и приговариваем к ссылке туда, где "Макаров телят не гонял". Метеостанция на Шпицбергене - самое место для такого деятеля!
  
  Прекрасно понимавший, что у меня по некоторым людям есть сведения из недоступных ему источников, Зубатов не стал высказывать по этому поводу своего удивления. Он лишь уточнил: что дальше делать с этим "чудесным грузином"?
  
  - По отбытии ссылки - учеба за казенный счет. Выясните пожалуйста, к каким областям знаний у этого юноши лежит душа.
  - Ваше величество! По госпоже Крупской...
  - Не стоит препятствовать её личному счастью. Удовлетворите её прошение!
  
  Итак, пути Ильича и "чудесного грузина" отныне разные. Но это и неплохо. Джугашвили и без Ильича не пропадёт, а Ильич и без грузина обойтись сумеет.
  Но я о зверских репрессиях не договорил. Следующей по значимости категорией репрессированных были воры рецидивисты. В отношении их я рассуждал просто: дешевле закопать преступника в землю, нежели кормить его, одевать и охранять. И всё это за счет общества! Помнится, как в моём времени ворьё обнесло квартиру моего сослуживца. Тот только что успел получить эту квартиру и начал завозить в неё свои вещи. Самым ценным имуществом был новенький мебельный гарнитур, купленный в ГДР. Человек даже не успел его распаковать. Вот его в отсутствии хозяина и умыкнули под видом грузчиков из мебельного магазина ворьё. Воров милиция нашла быстро, А украденного найти не смогла. Конечно, воры сели в тюрьму, но это не радовало пострадавшего.
  
  - На кой хрен они мне нужны в тюрьме? - возмущался он, - их ведь нужно кормить там за наш счёт! И ментов, что их охраняют кормить нужно! А оно мне надо? Пусть они гуляют на свободе, но обязательно возместят мне ущерб!
  
  Ага! Размечтался! За время отбытия срока, с ворья удержали в его пользу аж целых 65 рублей! Большего они оказывается не заработали. А отсидев назначенный судом срок, стали свободными от всяких обязательств людьми. А ведь гарнитур стоил тысяч пять! К чёрту такое правосудие! Вор должен не в тюрьме сидеть, а на суку висеть! Правда, я учёл, что есть такие, которые оступились по молодости да глупости своей. Таких по суду сажали. Но если человек взялся за старое - виселица однозначно! Так что больше одной "ходки" скоро ни у кого не будет.
  Правда, были с этим делом и сложности. Две трети повешенных оказались евреями! Именно это почему то начало возмущать и нашу передовую общественность, и зарубежную. Да окститесь вы! Я ведь не вешаю тех евреев, которые заняты честным трудом. "Черту оседлости" конечно не отменили, но ведь туда и не загоняют тех, кто трудится за пределами её. Вон сколько ихнего брата в Сибирь рвануло! И ведь не люмпены какие. Люди повысили свой образовательный уровень и рвутся работать в устроенных мной "шарагах". Пять лет в "шараге" - забудь про эту проклятую "оседлость"! Нет образования - срочная служба в армии тоже годится. И ведь не сказать, что это не нашло понимания среди трудовой еврейской молодёжи. Так что не нужно мне о горькой еврейской судьбе сказки рассказывать. Каждый человек - кузнец своему счастью.
  Следующий по значимости шаг - посадка революционеров. Москва была от них очищена ещё раньше. С образованием КГБ, наступила очередь и Питера. В отличии от своего батюшки, я не держу попусту людей в ссылках да по тюрьмам. Душа обязана трудиться! Кто-то угодил в "шараги". Ну а кто-то работает на селе народным учителем. А метеостанции в Заполярье? Люди ведь и на них нужны. Не бесплатно они там торчат. Оплата по существующим на воле расценкам. Да и не так всё ужасно, как рисуется в листовках подпольщиков. Работая в "шараге", человек может даже ученую степень заработать. И публиковать свои труды в научной периодике. Кстати, выяснилось, что в 'шарагах' вольней дышится творческому человеку, нежели в легальных научных учреждениях. Многие студенты-выпускники стараются туда устроиться работать.
  Со студентами я разбирался отдельно. С чего они бунтуют? Да от безделья и инфантильности! А ещё потому, что быть вечным студентом выгодно. Иные пребывали в студенческом звании чуть ли не до сорока лет! Формально, у нас хватает людей, получающих образование по нужным специальностям. А по факту имеем людей, которые вроде бы учатся, но никак не выучиться не могут. Зато отсрочки от призыва в армию имеют. И службой никакой не озабочены. Даже в частных фирмах. И кому такие нужны? Может лучше будет, если вместо богатеньких бездельников станем учить "кухаркиных детей"?
  Одну из мер по преодолению этой беды, подсказала мне Аликс. Мер этих было две: снятие запрета со студентов на женитьбу и узаконить поступление девушек на учёбу в высшие учебные заведения. Не знаю, зачем ввели запрет на женитьбу? В советское время женатый студент намного серьёзней относился к учёбе. И уж если брал "академку", то лишь потому, что нужно было семью кормить. Да и в военных училищах не запрещали курсантам жениться. И никто не опасался, что женатый курсант будет в учёбе от холостых отставать. Наоборот! Командование прекрасно знало о том, что "женатики" намного ответственней относятся и к учёбе, и к службе. И "залётов" у них много меньше, чем у холостых. А уж если есть дети... Тут вообще отдельная песня. Не мешали они нам.
  Все эти изменения в существующих порядках я преподнес студентам аккурат на Татьянин день. Консерваторы из Святейшего Синода сразу встали на дыбы.
  
  - Ваше императорское величество! Но ведь это приведет к росту безнравственности среди молодых людей!
  
  Чего? Это с каких пор, вступление в законный брак стало безнравственным деянием? Посмотрите господа на крестьян! Они рано женятся. Но ведь мы не считаем это развратом. Почему тогда такие же отношения между образованными людьми вы числите развратом? Совместное обучение? Что вам не нравится? Юноши и девушки в гостях друг у друга частенько сидят за одним столом. Почему это нельзя делать в учебной аудитории? И учтите, присутствие девушек, наверняка дисциплинирует юношей. Стыдно быть "вечным студентом", когда поступившая вместе с тобой в институт девушка успешно его закончила.
  Но то высшее образование. Простому народу оно конечно было не заказано, но большинство детей рабочих и крестьян выбирало всё-таки техникумы. Там и учиться было не так обременительно, до и стипендии студентам платились. Небольшие конечно, но семье студента всё легче было. На "технари" у меня был особый расчет. Они ведь в практическом плане дают достаточно знаний для тех, кому судьба работать на низовых должностях. И про ПТУ я не забыл. Мало их пока что. Но ведь дорог почин.
  Если вышеперечисленные проблемы решались довольно сносно, то с производством была полнейшая задница. Особых успехов в сравнении с моим временем я не наблюдал. Конечно, и заводы строились, и транспортная система развивалась, и даже конструкторские бюро что-то делали. Вот только особого эффекта я от своих усилий не чувствовал. Впрочем, удивляться этому не стоит. В начале пути всегда так. Делаешь много, а до результата ещё далеко. И чтобы его получить, нужно всего лишь не бросать начатое. Но именно это меня и уговаривают сделать. А я не сдаюсь, несмотря на то, что уже ясно видно, что план первой пятилетки выполнен не будет. Почему? А так спланировали! Да и с исполнителями есть проблемы. Наказывать за неисполнение? Наказываю, хотя не до смерти. Потому что других людей у меня нет и не будет. И долго еще предстоит обходиться теми, что есть. А вообще, хоть что-то к лучшему изменилось? Только одно: народ слегка приободрился. Как ни крути, но индустриализация вытягивает людей из деревни. Это не решает всех проблем, но бунтовать стали реже.
  В том, что реже бунтуют, моя заслуга все-таки есть. Я ведь не просто так ввёл закон о самоуправлении в сельской местности. Учитывая что накопились не только проблемы, но и претензии людей друг к другу, я позволил им 'стравить пар', вымещая злобу на разного рода преступниках. К тому же, по многим вопросам исчезла нужда просить разрешение у начальства. Вы на себя примерьте: много ли радости доставляет хождение по начальникам? Тем более, по таким вопросам, которые ты и сам способен решить, если только запреты снять. В общем, чем меньше человек видит начальство, тем реже портится его настроение. Добавило народу оптимизма и моя борьба с казнокрадами. Но тут всё предсказуемо: народу всегда нравится, когда сажать или казнить начинают начальство. Неважно за что, главное - сажают!
  Жить стало уже веселей. А как насчет "лучше"? Пока не очень. У рабочего класса житьё действительно немного улучшилось. После "Промышленной войны", фабриканты опасаются шутить и с народом, и с государством. Потому как велено им отныне в случае забастовки не к государству за помощью бежать, а разбираться с фабрично-заводскими союзами. При этом, все знают, что эти самые союзы "крышует" КГБ. Правда, фабрикантам тоже бросили кость: разрешили создание Союза Работодателей, который и представляет их интересы.
  Создание Союза Работодателей ударило по многим. В числе пострадавших был и Гораций Гинцбург. Это раньше он официально был ходатаем за угнетённых евреев. Что давало ему немалую власть и влияние среди соплеменников. Зато теперь он таковым быть перестал. И не просто перестал. Он оказывается за ходатайство деньги с евреев брал и немалые притом. Узнав про это, я прилюдно заявил:
  
  - В России может быть только один император - Всероссийский. И только он имеет право требовать с поданных налоги! Законами нашими и обычаями, император всея евреев не предусмотрен. И если господин Гинцбург возомнил себя таковым, да еще обложил моих поданных налогами, то разбираться с ним стоит как с самозванцем и вымогателем.
  
  Понимая, что любое из моих слов, услужливые чиновники легко превратят в высочайшее повеление, Гораций не стал дожидаться уголовного разбирательства и прихватив семью, сбежал в Англию. Ну а его делишками занялась следственная комиссия. Дотянуться до всех денег Гинцбурга было невозможно. Но я такую задачу и не ставил. Мне гораздо важней было выйти на след якобы распущенной "Священной Дружины". Гинцбург как раз много чего мог рассказать про её дальнейшую судьбу. Подозревал я, что наверняка она продолжала существовать. Тот же великий князь Владимир Александрович мог по прежнему пользоваться её немалыми возможностями. Не случайно ведь мой реципиент боялся именно этого дядюшку. И потому, после бегства банкира, я занялся кланом великого князя Владимира Александровича и конкурентом "Неизвестных отцов" - Гинцбургом. С ликвидацией последнего я решил не торопиться. Мне от него нужна была информация о финансовых делах дяди Володи и всего клана Владимировичей. Заодно я начал готовиться к экспроприации экспроприаторов. Метод экспроприации был далеко не оригинален - хипес. Его во все времена весьма успешно применяли знаменитые куртизанки. Так почему бы и нам не попробовать сыграть на этом поле? Только кому это поручить? Такие операции должны проходить под контролем спецслужб. А с ними у меня до недавнего времени были проблемы. Контора Зубатова - это прекрасные ребята, но страдающие излишним чистоплюйством. Привлекать их к операциям такого рода? Лучше кого другого. Этими "другими" были сотрудники недавно образованных Особых отделов.
  История образования особых отделов была такова. Сперва в ведомствах появилась Особая цензура. Большой эффективности я от неё не ожидал. И оказался прав. Не станет цензор идти поперёк собственного начальства. И всё же толк от работы цензоров был. Болтать о делах при посторонних стали меньше. А потом я вывел особую цензуру из подчинения министерств и ведомств и подчинил её Особому Отделу КГБ. Вот тут и началось веселье. В отличии от выходцев из охранки, особисты имели родословную попроще, а потому чрезмерной щепетильностью не страдали. Конечно, Зубатову они предоставляли добытую информацию, но при этом гораздо больше информации поставляли моей службе безопасности. И вот настал момент, когда от банальной слежки и "стука", они должны перейти к более серьёзным делам. Но для тёмных дел им нужны были специалисты особого профиля. Приказ на то, чтобы они активно использовали для планируемых операций отбросы общества, мною был дан. Интригу против дяди Володи я затеял долгую. И начать её решил с дискредитации его сыновей.
  Ответственным исполнителем в этой операции должна была стать некая Рахиль Израилевна Гринблат: хипесница с солидным стажем. Сама она была уже достаточна стара и потаскана, а потому на роль приманки совсем не годилась. Но вот её племянницы! Там было на что посмотреть. Например Сара Моисеевна Дупельштейн. То, что эта самая Сара была еврейкой, меня не смущало. Девушка довольно охотно согласилась креститься по православному обряду и стать Серафимой Михайловной Каменской. Именно под таким именем она выехала за границу и поступила учиться в Сорбонский университет. Ну а дальше ей предстояло "случайно" встретить Кирилла Владимировича и руководствуясь указаниями тётушки - охмурить его. Причем, охмурить так, что Кирюха потерял голову и не спросив разрешения на брак, и женился на бывшей Саре. После чего предстояло всему миру узнать о происхождении Серафимы Каменской - Дупельштейн.
  Конечно, женитьба на девушке, крещёной в православие, преступлением не является. Отныне, с согласия всей семьи Романовых, это не запрещено даже наследнику престола. Формально Кирилл ничего не нарушит. Но ведь помимо закона есть и негласные правила. По этим правилам, жениться на еврейке, купившей дворянский титул у правителя одной из балканских стран - члену правящего дома не комильфо. Тут даже родной отец за Кирюху не станет вступаться. Ну а дальше, лишение титула и увольнение со службы. Плюс, запрет на проживание в России. Развод? Никакого развода! Что бог соединил, то только он разъединить и сможет. Разве не слыхали? Вот и я противник разводов среди православных.
  А дальше, Сарочка Дупельштейн займется на пару со своей тётушкой обыкновенным хипесом. То есть, выманит у бедного Кирюхи все деньги. Не для себя конечно, а для любезного Отечества. А себе совсем немного. Двадцать процентов. Общие дети? Пусть будут. Но дворянский титул у нас через жену не передается.
  Примерно таким же образом предстояло поступить и с прочими сыновьями Владимира Александровича. Причем, заманить их в "медовый капкан" труда не составит. Бориса так и тянуло на разведенных купчих, а Андрей неровно дышал к Матильде Кшесинской. Та же Кшесинская была вполне умелой хипесницей и очень благоразумной женщиной.
  Вся эта интрига закончилась даже толком не начавшись. Мадемуазель Дупельштейн-Каменская с новенькими документами уехала во Францию и поступила там в университет. Ну а "царь Кирюха" после начала Испано-американской войны был назначен начальником военно-морского отдела штаба командующего Миротворческого отряда крейсеров в Карибском море Должность эта была чистой воды синекурой и потому Кирюха служебными обязанностями фактически не занимался. Отличился в основном пьянством и хамством по отношению к офицерам отряда. Впрочем, отряда как такового еще не было, потому что собрать его сразу у нас не вышло. Техническое состояние назначенных в экспедицию крейсеров не позволяло произвести одновременных выход всем отрядом и потому на театр военных действий крейсера выходили порознь, по мере готовности.
  Вот как раз на крейсере "Владимир Мономах", и отправился на ловлю счастья и чинов Кирюха. Предполагалось, что по окончанию боевых действий, отряд по пути на Родину нанесет визит вежливости французам, где наш герой и встретит своё счастье в виде мадемуазель Дупельштейн-Каменской.. Но человек предполагает, а бог располагает.
  Мы не учли того, что для защиты своего атлантического побережья американское командование сформировало "летучую эскадру" под командованием коммодора Шлея. И вот её корабли впервые отправились в дальний дозор. И вроде бы не назовешь американцев плохими моряками, но встретив в ночное время на пути следования "Мономаха", они не сумели его опознать и приняли его за испанский крейсер. А приняв за таковой, атаковали без всякого предупреждения. Бой начался за два часа до рассвета и шел при свете прожекторов. Впрочем, на "Монамахе" прожектора были выведены из строя сразу и потому вести успешную стрельбу у экипажа крейсера не вышло. Американцы стреляли гораздо лучше. К тому моменту, когда начало светать и американцы сумели разглядеть на мачте крейсера Андреевский флаг, наш крейсер представлял собой жалкое зрелище. После столь неравного боя чудом было, что он оставался на плаву и мог дать ход. Досталось конечно и американцам, их вспомогательный крейсер (вооружённая яхта) "Глочестер" тоже еле держался на плаву.
  Итак, определив национальную принадлежность атакованного ими корабля, американцы пришли в ужас и прекратили бой. Прекратив бой, они подали сигнал о вызове на переговоры и прислали своего парламентера. Предложение, переданное парламентером было таковым: Коммодор Шлей извиняется за досадный инцидент и предлагает экипажу крейсера сопровождение в один из американских портов, где он сможет произвести ремонт корабля, а раненые будут размещены на излечение.
  Ответ командира "Владимира Мономаха", капитана первого ранга князя Ухтомского был таков:
  
  - Следование под конвоем чужого флага, в порт державы открывшей боевые действия против Российской империи, считаю следованием в плен. Мой ответ: "Нет!"
  
  И "Мономах" продолжил следовать своим курсом дальше. Каким чудом он сумел дойти до Гаваны, можно только гадать. Но дошел. И сообщил по телеграфу о происшедшем. В числе прочих сведений - сообщение про гибель от полученных в бою ран великого князя Кирилла Владимировича.
  Честно скажу: никакой радости его гибель мне не принесла. Да, она случилась весьма кстати, но ведь не он один погиб в том бою. К тому же, хоть и был покойничек скотом изрядным, но воинская смерть искупает многие его грехи. Да и принадлежность погибшего к правящему дому не позволяло оставлять это дело просто так.
  
  - Российской Империи совсем не нужна война с Американской Республикой, - наставлял я наших дипломатов, - но и оставлять без должного наказания действия подчиненных коммодора Шлея я тоже считаю недопустимым. Поэтому, чтобы исчерпать инцидент, я требую, чтобы виновных судил суд. Требовать выдачи американских моряков нашему суду я не стану. Достаточно того, если с этим делом разберется третья сторона и определит величину требуемого возмещения.
  
  Третья сторона - это Британская империя. Отношения с ней у нас в тот момент оставляли желать лучшего, но всё-таки доверять суду поданных королевы Виктории стоило. Тем более, что судьями предстояло стать не только им. Членами Чрезвычайного Международного Морского Трибунала стали так же представители Франции и Германии. Вся эта троица понимала толк в бюрократии и на выработку устава трибунала у них ушёл целый месяц. А затем состоялось заседание трибунала в Нассау на Багамских островах. Обвиняемыми были коммодор Шлей и его офицеры. Обвинителем - князь Ухтомский. Что это нам дало? Многое. Вынужденные являться на суд для дачи показаний, американские офицеры тем самым лишались возможности исполнять свои служебные обязанности. Непрерывное управление американской эскадрой сделалось невозможным. Кампания 1898 года оказалась сорванной. Не только таким образом. Были и другие причины срыва кампании.
  Кроме того, в кубинские порты наконец то вошли корабли миротворческих сил Франции, Германии и России. Объявленная американцами блокада острова так и не состоялась. Опасения новых инцидентов заставило американцев уменьшить активность на море. Тем временем, французы с немцами продолжали оказывать помощь испанцам. Вряд ли это им радикально поможет, но "маленькой победоносной войны" у янки уже не вышло.
  Где то к ноябрю 1898 года, трибунал в Нассау вынес свой вердикт о виновности американской стороны. В качестве возмещения, американцев обязали за свой счёт построить для России новый крейсер взамен поврежденного и выплачивать пожизненную пенсию семьям погибших и искалеченных. На большее рассчитывать было сложно. Ну а экипажу "Мономаха" готовилась торжественная встреча. В газетах уже неплохо был описан во всех подробностях этот неравный бой. Вот бы ещё песню кто сочинил про него! Может самому подсказать? А что:
  
  "Врагу не сдается лихой "Мономах"!
  Пощады никто не желает!"
  
  Тоже неплохо звучит. А несчастной Саре Дупельштейн мы вскоре найдём нового жениха.
  Интересно было то, как оценивали сами американцы то, что творилось во время этой войны. Доклады дипломатов и чтение американской прессы говорили о многом. Эта война с самого начала пошла не так, как американцы рассчитывали. В Вашингтоне начали поговаривать о том, что президентство Мак-Кинли ничем не лучше президентства Квивленда. Основания для таких разговоров были. Затевая эту войну, американцы были уверены в том, что осложнений на дипломатическом фронте у них не будет. А они возникли. Союз с Японией ничего хорошего не принёс Америке. И ведь знали, что эти "макаки" не более, чем контрагенты британцев! Уже поэтому не стоило идти с ними на союз. Так нет же! Этот чёртов Мак-Кинли решил подстраховаться! И что из этого вышло? Британцы оказались в своём репертуаре. Благосклонно кивали, а сами втихомолку начали гадить!
  Подозревать британцев в нечестной игре американцы имели все основания. Не так давно полиция задержала банду поджигателей, состоящую из недавних иммигрантов. То, что задержанные поголовно оказались уроженцами Италии, никого с толку не сбило. Руководил "макаронниками" вовсе не итальянец. Арестованные самой Мадонной клянутся, что скрывшийся от полиции главарь был британцем! Да и как им не поверить, если у всех преступников оказались при себе золотые соверены, которыми их наниматель Джеймс Бонд расплачивался за произведенные поджоги! Кому не известен стиль британских агентов? Именно они расплачиваются с местными за услуги не чем иным, как золотом! "Лягушатники" с "колбасниками" тоже гадят изрядно. Правда, не столь масштабно как британцы. Немцы вовсю снабжают испанцев углем и орудиями Круппа, а французы помогли испанцам займами и снарядили два носителя подводных лодок.
  Вообще, американские моряки до войны скептически оценивали возможности подводных лодок. Тем более, что именно Америка имела опыт боевого применения таких кораблей. Но жизнь показала иное: именно подводные лодки утопили броненосец "Мэн" (так считали непосвященные в истинные обстоятельства дела люди) и крейсер "Олимпию". Один носитель испанцы считай потеряли. Но в строю остался еще один: вспомогательный крейсер "Гидальго", который за короткое время успел испортить американцам немало крови. Те подводные лодки, что нес на борту крейсер, не пытались атаковать корабли. Зато выставлять по ночам мины возле Ки-Уэст они наловчились здорово. На одной из таких мин уже подорвался динамитный крейсер "Везувий". Больше потерь нет, ибо выставленные мины довольно легко обнаруживаются и обезвреживаются. Но опасность подрыва приходится учитывать.
  После таких сюрпризов, американцы гораздо серьёзней отнеслись к сведениям о том, что французы заказали Джевецкому разработку более совершенной подлодки. Согласно сообщениям морского агента, новая подлодка будет приводиться в движение не педалями, а электромотором. И вооружена она будет торпедой, хотя минные постановки тоже будет способна производить. Да и к сведениям о постройке во Франции водобронных миноносцев, перестали относиться скептически. Профессионалы по прежнему не видели от них пользы в эскадренном сражении, но как показал опыт войны, внезапные ночные атаки - это реальность. Даже "подводные велосипеды" Джевецкого могут быть опасны. А ведь они тихоходны и имеют смешной радиус действия. А уж полупогруженный в воду миноносец... Не случайно русские затеяли разработку целого водобронного минного крейсера.
  Теперь без новой войны не выйдет получить угольных станций в западной части Тихого Океана. А без этого рассчитывать на укрепление своих позиций в Китае не стоит. Немаловажный вопрос - дешевый каучук для американской промышленности. И его в ближайшее время не будет. В испанские владения на Тихом Океане теперь не сунешься.
  Но не смотря на преследующие их неудачи, американцы от продолжения войны не отказались. И если вопрос с Филиппинами они отложили на будущее, то от захвата испанских владений в Вест-Индии они не отказались. Высадка на Кубу планировалась ими на весну 1899 года. А пока, даже блокада толком не вышла. Да и как она выйдет, если корабли ведущих европейских держав обложили Кубу со всех сторон и контрабанда под их прикрытием идёт полным ходом?
  Кстати, испанцев французы смогли отговорить от посылки эскадры в Вест-Индию. Испанские моряки и сами понимали, что толку от этого нет. Что их собирались туда посылать лишь для успокоения общественности. Ну а теперь, когда дурное решение отменили, они и вовсе вздохнули с облегчением.
  А Китае в это время было очень весело! Переброшенные в Южную Маньчжурию японские войска под командованием Ояма Ивао, вместе уцелевшими гарнизонами на ЮМЖД, образовали Вторую армию, которую в нашей прессе именовали Квантунской. Заняв разрушенный Люйшунь, Ояма оставил в нем гарнизон численностью в одну бригаду, а с остальными частями двинулся на север вдоль ЮМЖД, деблокируя осажденные НОАК гарнизоны. Конечно, китайцы имели значительное превосходство в силах, но это им не очень и помогало. Первая фаза японского наступления привела к восстановлению ими контроля вдоль всей ЮМЖД. А вот на дальнейшие активные операции у Оямы сил уже не было. В Метрополии в это время вовсю шел призыв резервистов и формирование новых частей для войны в Маньчжурии. Это дало возможность НОАК оправиться от поражений и даже нарастить численность войск. С оружием у китайцев тоже проблем не было. Мы исправно опустошали свои арсеналы, поставляя еще годное для войны старьё. Главной проблемой НОАК, была кадровая проблема. Хорошо показавшие себя комиссары, были каплей в китайском море. Три четверти первого выпуска полегло в боях с японцами. В помощь им был направлен второй выпуск. Нужно отметить, что идея с комиссарами оказалась удачной. Обладая неплохой чисто военной подготовкой, они неплохо управляли боем. Неплохо - это по китайским меркам. Но были с ними и проблемы. По мере наполнения НОАК крестьянским элементом, влияние комиссаров на умы бойцов росло. И это не нравилось ни "дядюшке Хо", ни его бандитам. Судя по тем докладам, что исходили от Дансаранова, в армии назревал раскол.
  А у Корейской Империи тем временем появился свой военно-морской флот. Переданные из состава Сибирской флотилии канонерская лодка "Бобр", минный крейсер "Гайдамак" и миноносцы "Сунгари" и "Уссури", составили основу корейских ВМС. Проблему с экипажами этих кораблей весьма оригинально решили "неизвестные отцы": они состояли из китайских наёмников!
  
  - Не удивляйтесь этому Николай Александрович, - убеждал меня накануне принятия решения присланный "неизвестными" их морской консультант, капитан второго ранга Александр Фёдорович Бойко, - у китайцев после разгрома их флота, часть военных моряков осталось не у дел. Уверяю вас, подготовка экипажей китайского флота была на том же уровне, что и у японцев.
  - Но почему тогда китайцы проиграли сражение?
  - А кто сказал, что они его проиграли? Сражение длилось целых пять часов и прекратилось из-за недостатка снарядов у обеих сторон. Китайская эскадра выполнила поставленную перед ней оперативную задачу - не допустила уничтожения японцами охраняемых транспортных судов. Да и отступление японского флота формально давало победу в сражении адмиралу Дин Жучану. Тактически он не проиграл. Проигрыш был в стратегическом плане. Но это вопрос не к экипажам, а к высшему командному составу китайского флота.
  
  Ладно, убедил он меня. Тем не менее, опасения насчет дурных последствий такого решения у меня оставались. Имеющихся на корейской службе китайцев слишком мало, чтобы они представляли собой силу, но их достаточно, чтобы учинить какую-нибудь провокацию в отношении Японии. Да и не нужно мне восстановление китайского влияния в этой стране. Со временем, служить на этом флоте начнут свои кадры, подготовку которых мы уже начали, но подстраховаться стоит. А потому Дубасов получил от меня указание о подборе наших молодых морских офицеров для службы в корейских ВМС в качестве инструкторов и советников.
  Но советники хорошо, а заключённые контракты ещё лучше привяжут страну к нашей империи. Исходя из моих пожеланий, "неизвестные" приступили к работе в этом направлении. Они конечно не могут тягаться с Ротшильдами, да Рокфеллерами, но кое-какие возможности у них уже есть. Проявились они ещё в противостоянии с Гинцбургом. Тот в своё время довел до банкротства немало наших купцов. "Неизвестные отцы" не оставили несчастных своим вниманием и пригрели их у себя. Принцип покровительства был прост. Перспективному с их точки зрения купцу предлагалось организовать и возглавить то или иное дело. И если он давал своё согласие, то организованная им компания получала от "неизвестных" кредит на льготных условиях. Решение в принципе неплохое. Зачем заниматься всем самим, если есть подходящие для этой цели люди. В результате таких действий постепенно образовывалась многопрофильная корпорация, командные высоты в которой контролировали совместно мы. Да-да! Я тоже был при делах и мои представители выполняли в той корпорации контрольные функции.
  Точно такой же подход был применен и в отношении перспективных для нас корейских купцов. Правда, с последними всё проходило на уровне "купи-продай", но переход к более полезным для нас делам уже намечался. В частности, именно в Корее был построен металлургический завод, который будет перерабатывать поставляемый ихэтуанями металлолом. Завод формально корейский, но принадлежит он Шломо Губерману, который и организует по всему Китаю скупку металлолома. Нам в принципе так удобней, нежели везти металлолом на свою территорию. И кстати, китайцы с энтузиазмом откликнулись на призывы людей Шломо, ковать деньги не отходя от кассы. Правительство конечно противодействует этому как может. Головы стражники тоже рубят не отходя от кассы, но это не останавливает местных подражателей чеховского героя, того самого, который гайки с рельсов скручивал. В этом плане китайцы подошли более основательно. Исчезать в ночное время стали не только рельсы и телеграфные провода. Мы как то не учли, что древесина тоже является товаром. А китайцы учли. Потому растаскивать стали и шпалы, да и телеграфные столбы аккуратно выкапывать. Вот тут и пошел вой на весь Китай от пострадавших. Возопили в основном иностранные компании, требуя от правительства принятия радикальных мер. Меры оно конечно принимало, причем очень радикальные, но это только подливало масло в огонь народного восстания. Ихэтуани, объявившие вселенским злом не только европейцев, но и их достижения, начали защищать народ от правительственных репрессий. Страна постепенно скатывалась в пучину кровавой гражданской войны. А в перспективе её ожидала и крупномасштабная интервенция.
  
  

22. Пока всем не до нас

  
  - Поймите нас правильно Николай александрович, Россия нам нужна не меньше, чем вам, - убеждал меня Василий Иванович, - и нужна она нам не только в качестве дойной коровы. Мы эту корову намерены не только доить, но и вкусно кормить. И это не просто слова. Да, мы вывозим за рубеж золото и нефрит. Наши "дочки" торгуют лесом, мехами и рыбой. Всё это так, но ведь и есть обратный процесс!
  
  Что верно, то верно. Обратный процесс есть. Например, эти ребята уже наладили выпуск лекарств, неизвестных в этом мире. А ещё производят качественные медицинские инструменты и оборудование. И это не всё, на что они оказались способны. Они уже производят сварочное оборудование на своих забайкальских заводиках. Образец такого оборудования недавно предоставлен мне. Честно говоря, я ожидал от них чего то более привычного для моего взгляда. Но учитывая положение с электрофикацией страны... В общем, созданный с подачи моих союзников сварочный аппарат компактным не назовёшь. Но это извинительно. Главное было в том, что он неплохо работал. Правда, в комплекте к минимальной партии сварочных трансформаторов прилагалась передвижная тепловая электростанция мощностью порядка 100 кВт. На мой непросвещенный взгляд, судостроителям такое вполне подойдёт. Да и не только им. А ведь это не всё. Оборудование для газовой сварки и резки эти ребята тоже начали выпускать.
  Не менее ценной услугой для нас было то, что "неизвестные" взялись за радиофикацию. Честно говоря, поставляли они хоть и более совершенные радиостанции нежели фирма Маркони, но пока что в единичных количествах. Но Василий Иванович меня уверял в том, что это начало процесса. Что если государство обеспечит их казённым заказом, то они вполне смогут лет через пять выбить конкурентов с российского рынка. А для этого им нужен сущий пустяк: казённый подряд на строительство и оборудование узлов связи при штабах военных округов, флотов и флотилий.
  
  - Вообще, Николай Александрович, приходится вносить коррективы в ранее разработанные планы. Например, варианты с инвестициями в Корею нами не предусматривались. Но вот ваша политика... В общем, пришлось пересматривать планы. Уж больно хорошие перспективы открываются.
  - Если не секрет, где ещё открылись для вас перспективы?
  - Не секрет. Монголия тоже обещает многое. Конечно, торговля кожами и шерстью не наш профиль, но ваша ставка на выпуск продукции двойного назначения - это солидные деньги. Поэтому мы и приняли решение о выделении кредитов тем, кто желает там открыть своё дело.
  - Хорошо, а что вы думаете насчёт Маньчжурии?
  - А с Маньчжурией дела плохи. Тот бедлам, который с вашей подачи сейчас там творится, вовсе не способствует даже простому возврату вложенных средств, не говоря уже о получении прибыли. Так что пусть японцы там пыжатся. Нам туда лезть ещё рано.
  
  Тут я с ним был очень даже согласен. Председатель Ли и Дядюшка Хо - это наши "сукины дети", но помимо них есть и другие, для которых мы не указ. И которые доставляют нам заметные неприятности. Они ведь не только на своей территории шалят. На нашу тоже нападают. И именно потому я дал приказ забайкальским, амурским и уссурийским казакам не стесняться и совершать ответные рейды на сопредельную территорию. Точно такое же задание получил и Дансаранов, благо, что в его распоряжении теперь есть значительный контингент монгольских наёмников - целых три конных полка. Пусть ребята наберутся боевого опыта! Он им пригодится, когда Империя Цин начнет распадаться на части.
  Был ещё один эффект от внесённых нами изменений. Участие японцев в испано-американской войне изменило баланс сил на Тихом Океане. Американцы оказались в проигрыше, зато японцы, немцы и французы отхватили солидные куски от испанского наследства. Конечно, немцы и французы формально не захватывали испанских территорий. Они только защищали их от чужих захватов. Но германский и французский капитал уже начал цепляться за эти земли. В результате, те же немцы внесли изменения в свои планы. Чтобы защищать свои зоны влияния, они начали формировать так называемую Восточно-Азиатскую эскадру. В этом году они и так собирались вступать в гонку морских вооружений, но после новых приобретений они решили делать это более активно. Поэтому Восточно-Азиатскую эскадру планировали делать более мощной, нежели в моём времени. Вряд ли это понравится французам. Наверняка и они усилят свою активность в этом уголке Земного Шара. А мне это было на руку. Строя флот, немцы меньше вложат средств в армию. Кстати об армии. Перебрасывать её на край света ради защиты удалённых земель немцы не стали. Дорого очень. Они поступили иначе. Каким то образом им удалось удержать подготовленные германскими инструкторами части Резервной Армии от участия в движении ихэтуаней. Эта часть армии была разделена на две пехотные дивизии: Шаньдунскую дивизию и дивизию "Минданао". Первая должна была дополнять немецкий гарнизон в Циндао, а вторую перебросили на Филиппины. Дёшево и сердито!
  А кайзеру я сделал ещё один "подарок" - карту месторождений полезных ископаемых в Германской Юго-Западной Африки. Мне это ничего не стоило. Это "неизвестные отцы" пошли навстречу моим пожеланиям. Но видели бы вы реакцию тевтонов! Они не знали, верить мне или нет? Понятно, что в будущую Намибию рванули их геологи, для проверки полученных от меня сведений, но ведь понимал Вилли, что не стану я его в таком деле врать. Поэтому переговоры с ним насчет судьбы Трансвааля и Республики Оранжевой реки привели к нужному мне результату. Бурские республики были признаны Россией и Германией! И даже начали с нами переговоры о переходе под протекторат одной из признавших их держав. Переговоры об установлении протектората я вёл чисто "для галочки". Зато немцы на полном серьёзе. Мне возиться с этим протекторатом было не с руки, а вот создать англичанам проблему на будущее стоило. Союз бурских республик и Германии - это возможность более масштабной войны на Юге Африки. В моей истории буры доставили англичанам много проблем. А если к бурскому ополчению добавить германские колониальные части? Да в большем. чем в наше время количестве? Да такого командира, как Леттов-Форбек? Сколько сил потребуется англичанам, чтобы справиться с этой проблемой? А ведь силы их не беспредельны!
  В общем, немцы сейчас больше бредят морем, хотя и про сушу не забывают. А мне тоже следует подумать о флоте. А с ним нужно ещё разбираться: зачем он нам вообще нужен? Впрочем, консультант "неизвестных" мне кое-что подсказывает. В частности, что опыт японо-китайской и японо-испанской войн мои адмиралы наверняка неверно истолкуют.
  
  - В битвах при Ялу и в Манильской бухте бой шел на дистанциях порядка 20 кабельтовых, - растолковывал мне Александр Фёдорович, - поэтому хорошо показала себя артиллерия среднего калибра. А раз так, то иметь её на тех же броненосцах ваши ребята не откажутся ни за что. А ведь это заблуждение. В возможной Русско-Японской войне от этой артиллерии толку будет мало, ведь изменятся дистанции боя. Но тем, кто под "шпицем", сейчас этого не доказать. Они верят фактам и только фактам. А факты опровергают наше мнение.
  - Так что нам делать?
  - Давайте Николай Александрович плясать от печки - от артиллерии и торпед. Боевой корабль - это прежде всего платформа для орудий и торпед. Стоит определиться с тем, какие средства поражения имеют нормальную перспективу.
  
  Начав с артиллерии, Александр Фёдорович предложил определиться для начала с самым крупным калибром.
  
  - Орудия калибром 12 дюймов - это верхний предел. Практика нашего времени показала, что их вполне хватало для решения стоящих перед флотом задач. Возиться с более крупными калибрами предоставим англосаксам, да тевтонам с французами и японцами. Пусть тренируются! Им это полезно.
  
  Я напомнил гостю про то, что были у нас орудия и в 14 и в 16 дюймов. Не убедил.
  
  - А сколько мы их произвели и где применили? Стоит ли тратить силы и средства на то, чтобы лет так через тридцать создать приемлемые образцы, потом лет через десять осилить производство единичных экземпляров, а потом избавиться от них, ибо наступит ракетно-ядерная эпоха, а прежде неё скажет своё слово авиация?
  
   Убедил чертяка! Итак, 12 дюймов - верхний предел. А что еще кроме них? А кроме них гость Бойко считал полезным разработку и производство орудий калибра в четыре, пять и восемь дюймов. С десятью дюймами он советовал не связываться, а с одиннадцатью только в том случае, если двенадцатидюймовки будут не сильно лучше. Про более малые калибры - отдельный разговор.
  
  - Теперь про торпеды. Моду вооружать ими буквально все корабли, включая эскадренные броненосцы, следует пресечь на корню. Причин этому несколько. Нанести торпедный удар на дистанциях артиллерийского боя у ваших Нельсонов не выйдет, а подойти ближе - расстреляют артиллерией ко всем чертям.
  - Но как тогда быть с миноносцами?
  - Миноносцы нужны, но и они провести успешную торпедную атаку сумеют либо в ночное время, либо по кораблю с выбитой артиллерией. Но про них отдельная песня. Мы о больших кораблях пока что ведем речь. Так вот, этим кораблям торпедное вооружение нужно как зайцу "стоп-сигнал". Оно занимает достаточно много места и отказ от него только пойдет на пользу. Честно говоря, я советовал бы избавиться вам от заложенных до вашего прихода броненосцев. Сейчас это сделать совсем не поздно.
  
  Легко сказать! А как это сделать? Когда меня готовили к заброске, меня насчет флота особо не просвещали. Попав сюда, я не особо вникал в то, что творилось у водоплавающих до того момента, пока они не стали меня агитировать за десант на Босфор. А когда обратил внимание на флотские дела, было уже поздно. Взять Балтийский флот. Одних только броненосцев береговой обороны в списках флота числилось двадцать три штуки! А ещё десяток эскадренных броненосцев разной степени готовности. Слушая Александра Федоровича, я приходил к выводу, что являюсь собственником огромного количества плавающего металлолома. И это я ещё в 1895 году притормозил судостроительную программу. А то к началу дредноутной гонки у меня на Балтике могло скопиться аж сорок два корабля, которые относились к броненосцам! Про прочие корабли я и речи не виду. А ведь есть ещё Черноморский флот, который хоть и заметно меньшей численности, но металлолома в нём тоже хватает. Про Сибирскую флотилию я молчу, ибо она пока ещё маленькая, а Каспийская - совсем мелкая.
  Ужас нашего положения был не только в уже потраченных средствах. Главное - люди, которые служили на этом металлоломе. И дело не столько в том, что их нужно было кормить и одевать. С этим как раз справляемся. Плохо то, что они являются носителями быстро устаревающих знаний, практических навыков и представлений о морской войне. Нет ребята, мне такой хоккей не нужен! Погром флота, подобный тому, который устроил в моём времени дорогой Никита Сергеевич, назрел и перезрел! И возглавит этот процесс дядя Алексей! Ну а Александр Федорович побудет при его персоне в качестве консультанта. Откровенное старьё разберем на металл, а более современные корабли постараемся продать. Кому продавать? Вообще-то найти покупателей можно. Корея конечно не потянет, но ей можно просто подарить немного крейсеров и даже броненосцев. Есть ещё Сиам, которому наверняка такие корабли не помешают. Есть Испания, потерявшая свои корабли на Тихом океане, есть разного рода Греции, Болгарии, Румынии...
  А вот что взамен?
  
  - А это Николай Александрович зависит от тех задач, которые будут стоять перед моряками.
  
  Ну что же, задачу я поставлю. Пусть люди не сомневаются. Работы им хватит! При этом, уничтожая существующий флот, мы создадим более современный.
  Итак, начнем с Севера. Макаров уже вовсю там развернулся. Открыть сквозное движение по Северному морскому пути у него явно не выйдет не в этой, не в следующей пятилетке, но и помимо этого работы хватает. Когда Мамонтов дотянет дорогу до Мурмана, потребуется дать нормальную нагрузку и дороге и строящемуся торговому порту. А это в первую очередь торговые суда. Но суда эти мы будем строить по особому проекту, который уже разрабатывается. Проектом предусмотрена возможность вооружения этих судов. В мирное время, они совершают обычные коммерческие рейсы. В военное в общем то тоже. Дело в том, что Мурман и его флот - это для Первой Мировой войны. Нет, я не собираюсь заниматься рейдерскими операциями в Северной Атлантике. Я даже хочу избежать вступления России в эту войну. Понимаю. Что так не выйдет, всё-равно втянут в неё! Но одно дело, если ты вступил в войну в 1914 году, а совсем другое - в 1917 году. Вот до момента вступления, мне потребуется обеспечивать воюющих тем, в чём они нуждаются. Не один я буду этим занят. Про Америку я молчу. Но кроме неё торговать с воюющими странами будут Голландия, Дания, Швеция... А чем Россия хуже? То, что на морях будет опасно, это к ворожке не ходи. Вот потому и следует предусмотреть для 'торгашей' возможность постоять за себя. С крейсером и линкором им по-любому не сладить, но отбиться от миноносца, вспомогательного крейсера, уйти от подводной лодки - это обязательно нужно. Кроме того, следует учесть, что даже в мирное время есть необходимость бороться с контрабандой и браконьерами. А для этого Макарову уже сейчас понадобятся специальные корабли. Которые в военное время можно будет привлечь для проводки конвоев.
  
  - Специальные корабли для проводки конвоев, насколько я понял, это сторожевики?
  - Именно так Александр Фёдорович!
  - Тогда вопрос: под каким флагом во время войны будут ходить ваши "торгаши"? Под военным или коммерческим? Флагом нейтральной страны или флагом воюющей страны?
  
  Ответ на этот вопрос меня не затруднил. Я объяснил Бойко, что при Морском Министерстве мною будет скоро создана государственная корпорация "Морвоенторг". Именно она будет в мирное время осуществлять коммерческие перевозки но строго под коммерческим флагом. В военное время, даже если мы будем нейтральными, суда "Морвоенторга" будут обязательно вооружены и нести они будут Андреевский флаг. А кто сказал, что военный корабль нельзя использовать для доставки коммерческих грузов? Топить "нейтрала", несущего военный флаг, подводники поостерегутся. Да и досматривать корабль, под флагом ВМФ никто не имеет права.
  
  - Ну что же, могу посоветовать вооружать эти пароходы парою четырехдюймовок и парою 37 - миллиметровок. Отбиться от всплывшей подводной лодки - этого хватит. Да и легким силам противника не поздоровиться может, особенно когда будет введена система конвоев. Ну а если "сотки" вас не устраивают, то можно вместо них поставить 120 мм скорострелки. Сторожевики - это отдельная песня. Я советую тут ничего выдающегося не затевать. Строите кораблики водоизмещением тонн этак восемьсот. Бронировать их или нет - это на ваше усмотрение. Макаров точно будет против. Силовую установку ему нужно не слишком мудрёную. Парочку паровых машин, но обязательно на нефти. Это все-таки Север и чем раньше там перейдут на мазут, тем лучше. Гнаться за выдающейся скоростью тоже не стоит. 25 узлов - сторожевику за глаза и за уши хватит. Вооружение тоже годится скромное. Парочка "соток" и столько же тридцатисемимиллиметровок. На браконьеров это достаточно. Подводной лодке тоже. Да и чтобы по зубам эсминцу дать, тоже годится. Конечно, как корабль ПЛО он не очень. Потому что возможностями для поиска и уничтожения подводных лодок он не обладает, но со временем и этот вопрос можно решить. Вот только что вы будете делать, если на конвой нападут "большие дяди" типа крейсера?
  - А тут всё просто. Разорять страну строительством линкоров я не планирую. Поэтому, годных для эскадренного боя кораблей я на Севере держать не стану. Чтобы англичанам спокойней спалось. Грузы из Мурмана и Архангельска пойдут в основном им, да французам. Хотят их получить - пусть дают своё охранение. Не дадут - я ради них тратить жизни своих моряков не стану.
  - Ладно, с Севером все ясно и совет я вам дал. А что вы собираетесь делать на Балтике?
  - Тоже торговать, но только с немцами.
  
  Я не шутил. Влезать в войну с немцами я совсем не собирался. Во всяком случае сразу. Правда, сейчас я был связан соглашением от 27 августа 1892 года - военной конвенцией. Согласно этому соглашению Франция обязывалась выставить 1 млн 300 тыс. солдат, а Россия - от 700 до 800 тысяч. И опять скажу: это ничем не обоснованный оптимизм. На самом деле Антанте понадобится 45 миллионов солдат, для того чтобы одолеть 26 миллионов солдат противника. В конвенции подчеркивалось, что в случае военных действий эти силы должны будут быстро и целиком подтянуты к границам с Германией, так чтобы ей пришлось вести войну сразу на востоке и на западе. Причём, стороны обязывались оказывать взаимную помощь в случае нападения Германии или Австро-Венгрии на Россию или Италии и Германии на Францию. Обратите внимание: про оказание помощи со стороны Франции. В том случае, если на Россию нападёт Италия, Германия или Австро-Венгрия, речи совсем не идёт. Зачем мой батюшка ратифицировал такой идиотский договор? Да затем, что загнал он Россию в задницу. В первую очередь финансовую. Ну и дипломатическая изоляция была вполне реальной. Чем французы и воспользовались. А теперь я расхлёбываю последствия правления этих врагов народа. И если избавиться от финансовой зависимости у меня есть надежда, то с идиотским договором не так всё просто. Пока есть зависимость от французского капитала, заключённое соглашение просто так не денонсируешь. И что делать? Кажется я нашёл выход из этой ситуации. Дело в том, что конвенция сохраняла свою силу до тех пор, пока будет существовать Тройственный союз. Так в чём же дело? Нет Тройственного союза - не будет и Антанты? И опять скажу: не так всё просто. Идея реванша - это не более, чем агитационный трюк. На деле, французам нужна Германия, существующая в раздробленном виде. А еще им нужна Австрия. Тоже не единая. И Турция им очень нужна. В виде мелкого государства в горах Малой Азии. Но на эти хотелки им не хватит собственных солдат. Наших солдат кстати тоже не хватит. Но мне на это плевать. А вот немцы плевать боятся. Но я им предлагаю такой вариант: они официально распускают свой Тройственный союз. Это даёт мне формальный повод для выхода из франко-русского союза. Ну а дальше, вновь заключайте союзы с кем только захотите. С Россией тоже возможен союз. Вернее договорённость о дружественном нейтралитете. А немцы в нём будут нуждаться. Потому. Что кроме французов есть ещё британцы. А Британия перед лицом угрозы германской гегемонии уже вынуждена оставить традиционную политику "блестящей изоляции" и переходить к политике блокирования против самой сильной державы континента. Особенно важными стимулами к такому выбору являлись германская военно-морская программа и колониальные притязания Германии. В Германии, в свою очередь, такой поворот событий уже объявлен "окружением" и послужил поводом для новых военных приготовлений, позиционируемых как сугубо оборонительные.
  Задуманный мной выход из союза с Францией, не мог быть осуществлён одним-единственным соглашением. Немцы доверчивостью не страдают. Их придется много и долго убеждать в том, что в моём предложении нет никакого подвоха. Но я не спешу. Такой резкий поворот я планирую осуществить где то к 1904 году. Как раз после подписания англо-французского соглашения. И пусть эти ребята ищут себе союзников в другом ауле. Америка, с её стомиллионным населением вполне способна послать на Западный фронт целых четыре миллиона солдат. Да и англо-французы не бедные на людей. При нужде мобилизовать в армию смогут миллионов двенадцать народа. И это не всё. Два с половиной миллиона солдат британских доминионов, да полтора миллиона солдат из французских колоний - вполне реально. А если приплюсовать прочую мелочь, то равенство по живой силе с будущим германским Четвертным союзом вполне достигается и без участия России.
  Вот поэтому я и напрягаю свой "сливной бачок", не доверяя своим дипломатам. Готовлю серию мелких войн, главным последствием которых будет формирование двух взаимно враждебных союзов. Такие подробности "неизвестным отцам" знать пока что не стоит. Придёт время - сами всё поймут без моих подсказок. А пока я Александру Фёдоровичу сообщаю то, что ему достаточно для выдачи рекомендаций: на Балтике мы торгуем с Германией и готовимся к ведению оборонительных операций на морском театре ведения боевых действий. Океанский флот в Балтийском море мне совсем не нужен.
  
  -Значит торговать с Германией задумали? Дело конечно нужное, вот только не боитесь, что немцы осуществят свой "План Шлиффена" и Россия останется в одиночестве против всего Четвертного союза?
  - Нет Александр Фёдорович, не боюсь! Потому что Франция и на этот раз будет спасена.
  
  Продумывая возможный сценарий будущей войны, я понял одну вещь: стиль не пропьёшь! А значит, немцы всегда будут пытаться выигрывать войну в течении одной кампании. Коль так, то положенный в основу решения шаблон заранее известен. Где бы и какими силами они не наносили свой удар, в основу решения будет положен принцип постоянного опережения действий противника. То есть, воевать они будут по-часам. А это есть авантюра. Потому, что в случае неудачи, все запасные варианты для них печальные. Стоит вовремя притормозить немецкое наступление в важном для них месте, как судьбу кампании внезапно решит дивизия парижских таксистов. А после этого воюющие стороны ожидают годы тупой мясорубки с неясным исходом. Осталось только заранее найти страну, которая притормозит блицкриг имени Мольтке-младшего. Искать эту страну долго не пришлось. А найдя её на карте, я даже заранее её полюбил. Хорошая страна! Даром, что маленькая. Зато по мобилизации способна выставить на пути немцев тысяч триста хорошо вооруженных бойцов. Да не в чистом поле, а за стенами укреплений. Им разве что насчет оборонительной тактики кое-что подсказать. Верден то можно и у них устроить. А там упомянутые мной парижские таксисты дело сделают! Но то дела сухопутные. А мы про море.
  
  - Собственно говоря, эскадренные сражения на Балтике нам в любом случае противопоказаны. Поэтому работать от обороны придётся в любом случае. То есть, бой на минно-артиллерийской позиции. Таких позиций будет три: у входов в Ботнический, Финский и Рижский заливы. Одними лёгкими силами здесь не обойдёшься. Все три отряда кораблей должны быть хорошо сбалансированными, но дредноуты в их составе - это лишнее. Я бы предложил сделать ставку на броненосцы.
  - От которых я стремлюсь избавиться?
  - Правильно делаете Николай Александрович, что избавляетесь. Но я веду речь о другом. Сейчас у вас начал работать Густав Тринклер, да и Нобель в этом деле неплох. Конечно, оба сперва должны потренироваться на кошках, сразу у них всё не выйдет. Впрочем, время у вас есть. Но зато, когда все вопросы будут решены, в итоге могут получиться шесть прекрасных броненосцев береговой обороны типа финского "Вани-Мани".
  - Подробней можно?
  
  По словам Бойко, ничего выдающегося в этих кораблях на первый взгляд не будет. Главное, чтобы при их проектировании были учтены специфические условия, в которых должны были действовать создаваемые корабли. Так, для работы во льдах Финского залива корпуса броненосцев следует надлежаще подкрепить, а их обводам придать ледокольные формы. Для обеспечения высокой маневренности кораблей в условиях сильно изрезанного шхерами побережья вместо традиционных паросиловых установок стоит применить дизель-генераторы, которые запитают гребные электромоторы. Это позволит в широком диапазоне менять направление и скорость хода без изменения режима работы дизелей. Вооружение - четыре двенадцатидюймовки в двух башнях плюс восемь противоминных "соток" или "стодвадцаток". И на перспективу не помешают тридцатисемимиллиметровки.. Скорость хода - узлов 15-17 ему вполне хватит. Правда, брони ему стоит дать побольше, нежели было у "Вани-Мани". Водоизмещение такого чуда выскочит тонн этак до 8000.
  
  - Вообще то, большинство флотов уже отказывается от кораблей такого типа. Ведь идея класса броненосцев береговой обороны основывалась на том, что для атаки побережья, крупный мореходный броненосец противника будет вынужден войти в прибрежные воды, где меньший броненосец береговой обороны сможет сражаться с ним на равных. Но увеличение радиуса действия артиллерии уже сейчас позволяет обстреливать такие площадные цели как порты и морские базы с дистанции 15-20 километров. Для эффективного противостояния неприятелю, броненосцу береговой обороны пришлось бы выйти за пределы прибрежных вод и сражаться в открытом море, где он более не имеет преимуществ.
  - И зачем мне тогда вообще такое чудо?
  - Не скажите Николай Александрович! Это чудо вам в самый раз. Основными противниками сил береговой обороны окажутся не дредноуты, а лёгкие торпедные корабли и катера, авиация и подводные лодки. Дредноутам и линейным крейсерам в шхерах или на просторах Маркизовой лужи делать практически нечего. Между тем вероятна ожесточенная борьба за каждый квадратный метр водной поверхности тесного Балтийского моря. Так что эти кораблики будут весьма ценными. Британцы ведь тоже пришли к похожим решениям,когда им понадобилось вести артиллерийские дуэли на мелководье. Да и наши в 1915-16 годах тоже готовились строить по сути дела мониторы.
  
  
 []
  
 []
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  - Хорошо Александр Фёдорович, построили мы шесть мониторов. Но ведь флоту нужны не только они?
  - Не только мониторы. Отсиживаться за минными заграждениями не стоит. Флот должен быть активен. Поэтому для набеговых операций крейсера нам понадобятся. Причём не те, что сейчас строят. Что-то типа "Рюрика- II. Да не в единственном экземпляре, а штук шесть. А для их поддержки столько же лёгких крейсеров. Блин! Поговорить бы с Бубновым! Он такие игрушечки создаст!
  - А что мешает вам поговорить с ним?
  - Отсутствие надлежащего статуса. Я ведь Николай Александрович нанимателям нужен на всякий случай. А так, дела настоящего мне у них нет. Стыдно сказать, но только встретившись с вами, я наконец то хоть чем-то занялся.
  
  А вот это непорядок! Держать и дальше такого человека без дела - дурное расточительство! Следует поговорить с Василием Ивановичем насчет дальнейшей судьбы их людей. Ведь Абдулхаир Тулегенович тоже работой сильно не загружен. А у меня непонятно, кого во главе 'десятки' ставить. А уж Александр Фёдорович в роли помощника Дубасова... Правда, как его представить нашим морякам?
  
  

23. Дела сугубо внутренние

  
  Аббревиатура ОБС в этом времени никому ещё не знакома. А между тем, это весьма ценный источник информации. "Волос долог, а ум короток" - это не о женской глупости. Это о том, что женщины не склонны загадывать вдаль и потому они никогда не строят далеко идущих планов. Но есть у женщин одно из несомненных достоинств: внимание к мелочам. В силу этого природного свойства, они очень наблюдательны. В своё время меня восхитил один эпизод из нашего фильма про приключения Шерлока Холмса. Проверяя наблюдательность доктора Ватсона, Холмс опросил и квартирную хозяйку. Оказалось, что она подметила не меньше чем сам Холмс и правильные выводы из замеченного сделала.
  То, что это свойственно практически всем женщинам, я давно уже не сомневаюсь. Что деревенские кумушки, что фрейлины её императорского величества, подмечают буквально всё, что происходит у них на глазах и скрыть что либо от их внимания очень трудно. Именно поэтому моя Аликс, по моей же просьбе ведёт так называемый "Архив ОБС". Все сплетни она туда не записывает, а только то, что считает полезным для меня. Ну а вечером от неё идёт непосредственный доклад про всё, что по её мнению поможет мне в управлении страной. Но помимо полезной информации, от неё исходили и советы.
  
  - Ники! Меня тревожит и возмущает то, что пока ты стремишься сделать что-то полезное для России, другие люди сводят на нет плоды твоих усилий.
  - У тебя есть что-то конкретное?
  - Да милый! Есть и весьма немало! Всего лишь разговоры наших придворных дам о разных женских пустяках. Главное - о каких пустяках идёт речь!
  
  Достав тетрадку, моя благоверная мне такое выложила! На первый взгляд, обычная бабья дурь: кто и что одел, да где приобрёл. Но не всё так просто. Аликс привела информацию по каждой упомянутой в записях персоне и это позволяло сделать вполне серьёзные выводы. В основном речь шла о любовницах больших артиллерийских начальников. Они делали своим пассиям очень дорогие подарки. Аликс даже примерную стоимость этих подарков привела. Когда я узнал итоговую сумму, я едва не запел в присутствии жены продолжительную матерную арию. Но сдержался и переспросил:
  
  - Аликс! Это действительно так?
  - Ники! Я считать умею! - слегка надула губки супруга, - двадцать пять миллионов рублей, это только про то, о чем я услышала. На деле наверное больше.
  
  Да, хороши дела! Я кручусь как могу, стараюсь экономить, а получается, что чем крупнее бюджет, тем больше воруют! И артиллеристы оказывается воруют не меньше флотских. Правда, на флоте казнокрадов слегка повывели, но надолго ли это? А пример с ГАУ вопиющий. Суть в том, что я затеял переснаряжение старых снарядов новыми взрывчатыми веществами. Произвожу замену чёрного пороха и пироксилина на меленит и тротил. Артиллерийский комитет ГАУ согласился на переснаряжение и начал его саботировать. Получил на закупку тротила у германской фирмы "Карбонит" потребную сумму и продолжил втихую производство пироксилина для новых снарядов. Точно так же просаботировали и моё распоряжение о начале собственного производства тринитротолуола. Цена вопроса составляла порядка двух с половиной миллионов рублей, которые куда то испарились. Зато та же Кшесинская приобрела украшения на сумму два миллиона рублей. Точно такая же проблема возникла и при переходе с производством снарядных корпусов. Великие и малые воры как могли выгадывали в свою пользу. Производство снарядов приносило им огромную прибыль. Их продолжали делать из обыкновенного чугуна, проводя по бумагам как изделия из стали. Чугун заметно дешевле стали, но и взрывчатки в снаряде из него размещается в полтора раза меньше. В общем, "рубили бабло" на приписках и пересортице. Всё это я узнал не из официальных источников, а из "Архива ОБС" своей жены.
  
  - Ники, прежде чем делать что либо для своей страны, нужно предварительно навести порядок у себя, - проедала мне плешь Аликс.
  
  А то я сам этого не знаю! Просто не выходит ухватиться за всё и сразу. Правда, сейчас у меня появилась возможность плотно заняться делами Военного ведомства. Не устраивавший меня Обручев получил отставку и коротает остаток жизни в своём французском поместье. Ну а Ванновского недавно сменил Александр Фёдорович Редигер. И это только самое начало процесса. То, что я узнал от Аликс, это конечно важно и поздравить казнокрадов "С Новым 1937годом" я не откажусь, но есть у меня и другие причины для энергичной встряски всего и вся.
  В начале царствования меня встревожила не на шутку самовольная мобилизация войск Приамурского округа, о которой распорядился Обручев. Оказалось, что это не разовая вольность и такое решение вправе принять самостоятельно военный министр. Более того, будучи военным министром, Ванновский отменял и мои письменные приказы по войскам. За что и получил отставку. Но он ушёл, а прежние порядки ещё не поменялись. Взять ту же мобилизацию. Согласно секретному франко-русскому договору, я обязан её начать одновременно с началом мобилизации французской армии. В моём времени, реципиент в 1914 году пытался увильнуть от исполнения этого обязательства. Я его понимаю. Мобилизация армии в такой стране как Россия, не оставляет Германии иного выбора, как объявить России войну. Это хорошо понимал даже Гришка Распутин, который старался всячески препятствовать такому шагу. А результат? Вместо царя приказ о мобилизации отдал военный министр Сухомлинов! О чём это говорит? Да о том, что собственной армией реципиент не управлял! Вместо него это делали французы.
  Поэтому, назначая Редигера на пост военного министра, я его предупредил:
  
  - Александр Фёдорович, уясните пожалуйста: никакие международные обязательства, принятые Россией на себя, не могут иметь приоритет перед текущими моими высочайшими повелениями. В первую очередь это касается такого вопроса как мобилизация. Решение о мобилизации - это важнейший политический вопрос. И решать этот вопрос могу только я. Любые вольности на этом поприще я буду не только пресекать. Кара за такое самовольство тоже последует.
  
  Не меньшие проблемы доставляла и полиция. Нужно сказать, что в настоящий момент МВД было самым влиятельным из министерств. Соперничать с ним могло только Министерство Финансов. Благодаря реформам зверски убиенного "Царя-Освободителя", да его сына Миротворца, в начале моего царствования была самая настоящая полицейская диктатура. Вникнув в состояние дел, я был поражен: людей вешают за несовершенные преступления, а за одни только намерения. А как доказать эти намерения? Дурной вопрос! Как будто вы не знаете, как такие дела делаются. Например, следствие по делу 193 народников (процесс 193-х по делу хождения в народ) тянулось почти 5 лет (с 1873 по 1878), и в течение следствия они подвергались избиениям (чего, например, при Николае I не было ни по делу декабристов, ни по делу петрашевцев). Власти держали арестованных годами в тюрьме без суда и следствия и подвергали их издевательствам перед создаваемыми огромными судебными процессами. Ладно, не только в России полиция так безобразничала. Этим нас не удивишь давно. Есть люди, которые считают это нормальным. Но во всех странах, полицию не ставят выше суда. Опасное это дело. Даже у большевиков "контру" судили не чекисты, а Ревтрибунал. А как у нас с этим дело обстояло? Вообще то, до судебной реформы суд был выше полиции. Но после реформы, полиция возомнила о себе столько, что и суд для нее не указ. За "политику" судили без участия присяжных. Тем не менее оправдательные приговоры выносились по этим делам. И что? Полиции плевать на это! Человека признанного невинным, подвергали преследованиям в административном порядке. А потом, дальше - больше. Власти и полиция получили право отправлять в ссылку любое показавшееся подозрительным лицо, проводить обыски и аресты, без согласования с судебной властью, выносить политические преступления на суды военных трибуналов - с применением ими наказаний, установленных для военного времени. И чего тут тогда ныть про сталинские "тройки" да Особое совещание? Вот откуда зараза пошла! Но вот чего у Сталина не было, так это того, что исполнительная власть плевала на судебную. А у нас везде и всюду.
  Создав КГБ, я несколько уменьшил полномочия полиции, но творимые ей безобразия продолжали возмущать людей. Проблема была не столько в самих служащих МВД, сколько в существующих законах. А уж в нарушении законов я не мог упрекнуть своего министра Ивана Логгиновича Горемыкина. Тот как раз всячески боролся с проявлением беззакония среди своих подчиненных. Многие полицейские, не выдержавшие испытания властью, отправились служить на китайскую границу. Но пока официально действовали старые правила, бороться с полицейским произволом было бесполезно. Меры я принимал. Новые законы уже разрабатывались, а пока суть да дело, полиция начала жить и служить по "Сборнику высочайших повелений", где отражен был новый подход к делу полицейской расправы. Сборник этот постоянно дополнялся и со временем должен был принять окончательный вид. Производимые перемены не очень нравились самим полицейским, но протестовать или саботировать их становилось опасным. Особые отделы в самом МВД и КГБ Зубатова шуток не шутили. Особистов сами полицейские реально боялись и ненавидели, а подчиненных Зубатова считали отщепенцами и белоручками. Особые насмешки у полиции вызвал Отдел Социальных Технологий, который и занимался в основном борьбой с революционным движением.
  Об этой борьбе стоит рассказать подробней. После того, как я Зубатову озвучил один из принципов такой борьбы: "Не можешь предотвратить - возглавь!", - тот рьяно взялся применять этот принцип в повседневной работе с вольнодумцами. Впрочем, озвученное мною, было и так его внутренним убеждением. Потому он и взялся так рьяно за рабочие союзы, лишая тем самым революционеров основной социальной базы. На очереди стоял вопрос о легальной политической деятельности.
  
  - Право Сергей Валерьевич, бессмысленно запрещать людям то, чего они страстно жаждут. Всё равно они займутся своим любимым делом, только делать это будут тайно, - убеждал я своего председателя КГБ, - возьмите к примеру марксизм, это ведь очень лукавое учение. Но ведь популярное! А раз так, значит этим нужно пользоваться. Почему бы не предложить господину Плеханову преподавать марксистскую теорию в стенах Петербургского университета?
  
  Внося такое предложение, я прекрасно знал, какие из этого будут последствия. Одно дело, когда идет свободное обсуждение проблем марксизма в революционных кружках. Там слово корифея не может быть истиной в последней инстанции. У рядовых революционеров может быть иное мнение и рот им не заткнешь. И совсем другое дело, когда студент Владимир Ильич Ульянов станет сдавать экзамен по марксизму Георгию Валентиновичу Плеханову. Тут уже не поспоришь. За расхождение во мнениях можно и "неуд2 получить! Тут я представил себе картину: приходит Ильич домой и говорит Надежде Константиновне: "Опять "двойка"! Естественно, что по марксизму. И поставил её недорезанный начетник Плеханов. Или ревизионист Струве.
  Но то Ильич. Он впрочем для пользы дела может и стерпеть обиду. А представьте себе аполитичного студента, который учится ради получения знаний по выбранной специальности. Ему это Марксово учение нужно как зайцу "стоп-сигнал". А тут его силою заставляют учить непонятно что. Да он возненавидит этот самый марксизм и пророков его лютой ненавистью. Более того, он пожалуй в погромщики запишется. Даже Ильич может пересмотреть своё отношение к этому предмету. Хотя не факт. Сейчас он учительствует в Шушенском и пишет "Развитие капитализма в России". Мысль о том, что при добротном написании эту вещь можно использовать как диссертацию, ему донесут. А там защита диссертации при кафедре марксизма Петербургского университета, учёная степень и партийная работа. Последнее уже предопределено. В отличии от моего времени, полиция не стала мешать проведению Первого съезда РСДРП в Минске. Честно сказать, состав делегатов съезда меня не впечатлил. Собралась какая то шелупонь, о которой я совсем ничего не знал. Треть собравшихся - представители Бунда. В общем собрались ребята, выпили, закусили и придумали название новой партии. После этого перегрызлись между собой и разбежались. Ни на что серьезное их больше не хватило. Как я и предполагал, ничего без Ильича у этих ребят не выйдет. Жаль! Мне сейчас очень нужна партия большевиков. Зачем она мне понадобилась? А для разгрома либералов. Последние конечно за пистолеты и бомбы не хватаются, рабочих к забастовкам не призывают, на баррикады народ не зовут, но Империю в моём времени сокрушили именно они. Да и Гражданскую войну затеяли именно они, а не коммунисты. Причем, пока белые с красными дрались, либералы сидели в стороне. Победили красные - им и горя мало. Пошли красным служить да им же и гадить. Правда, теперь им такой воли не будет. Драть их будут как сукиных котов. Ильич слева, Коба справа, а я сверху.
  Кстати, в эмиграцию этим товарищам подаваться не придется. Потому что в тот момент, когда кончится их ссылка, я своим манифестом разрешу легальную деятельность тех политических партий, которые соответствуют озвученным в манифесте требованиям. А РСДРП и НМС этим требованиям вполне будут соответствовать. Зато эсерам с анархистами придется как и прежде сидеть в подполье. А незачем терроризмом баловаться! Во всяком случае без моей на это санкции. Зато международным терроризмом - сколько угодно. Вы только подумайте господа революционеры, вам ведь работы непочатый край! Всякого рода Ротшильды, Рокфеллеры, Морганы, Шиффы, Варбурги, Рабиновичи всякие... Финансовых воротил мирового масштаба как собак не резанных! И все они угнетатели трудового народа. И чего вы на министров да королей с президентами кидаетесь? Лишнее это, да и ненужное. Убитого министра да короля всегда есть кому заменить. А вот банкира так просто не заменишь. Потому как частная собственность не велит деньги Шиффа отдавать Моргану.
  В общем, решил я наших нигилистов поставить перед выбором: либо они ведут борьбу с настоящими врагами трудового народа, либо на свет божий вытаскивается информация про шашни их вождей с этими самыми врагами. Нашей молодежи полезно знать, кому на самом деле прислуживают их кумиры.
  Готовя легализацию политической деятельности ряда партий, я предостерег Сергея Васильевича от некоторых шагов.
  
  - Есть в этом деле один щекотливый момент: национально-религиозные партии. Им не в коем случае нельзя потакать.
  - Но ваше величество, ведь они уже существуют!
  - Вот поэтому с ними и нужно бороться. Никаких еврейских, армянских, финских или польских партий. Заниматься политикой позволено лишь поданным российского монарха, а не тем, кто всячески цепляется за своё инородство!
  
  Видя, что Сергей Валерьевич меня не понимает, я пустился в подробные объяснения. Начал с того, что любая империя - это объединение под одним скипетром разных народов. Что для императора все народы равны и уважаемы. В общем, деление на эллинов и иудеев в империи не должно быть. Это не значит, что мы будем навязывать всем народам свой язык и свою веру. Это в первую очередь означает отсутствие дискриминации везде и во всём. А с этим у нас дела обстоят неважно.
  
  - Возьмём для примера русских социалистов. В их кружках каждой твари по паре. И если татарин с иудеем захотят вступить в этот кружок, то отказа им в этом не будет. А теперь берем господ сионистов. Как русскому человеку вступить в их секту, не переставая при этом быть русским и православным? Не выйдет! Евреи ему сразу укажут на то, что он рылом не вышел. А ведь это несправедливо! Это дискриминация по национально-религиозному признаку. А вот если в секте будет пропорционально представлены все народы России, то такой сионизм можно было бы и разрешить. Представляете? Русские, грузины, немцы, самоеды, каракалпаки... Христиане, мусульмане, буддисты... И все они ведут борьбу за депортацию евреев на историческую родину. Поближе к их родным святыням, родным нивам, пашням, рудникам. Вот такой сионизм можно и разрешить! А что имеем на деле? Возьмем еврейских социалистов. Мне думается, что социализм - понятие интернациональное. Он не может быть еврейским, китайским или шведским. Либо ты социалист, либо ты еврей. Это касается не только евреев. Вы напрасно не обращаете внимание на такое возмутительное явление как национал-социализм. На мой взгляд, национал-социализм, это не более чем синагога рядящаяся под социалистическое движение. Не только еврейская. Грузинская, финская, католическая, мусульманская, но по сути своей синагога. Все эти борцы за якобы социализм, в первую очередь решают свои национальные вопросы, но так как английские и американские банкиры финансируют только социалистические партии, то наши националы прикидываются социалистами. Это не более чем притворство, имеющее целью решить вопросы финансирования своей партии. Случись смута и эти господа отбросят социалистическую фразеологию и начнут резать всех, кто говорит не на их языке и молится не так как они. В общем, разрешая национал-социализм, мы усиливаем синагогу.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  Итак, как поступать с революционными партиями, стратегия была мне известна. Одних прикормить, другим создать невыносимые условия для работы, третьим устроить разгром. С этим Зубатов справится. Но ведь задачей госбезопасности является не только борьба с внутренним врагом. Внешний враг, представленный разного рода шпионами, тоже не дремал. Зато дрыхла наша доблестная полиция. Этим нужно было что-то делать. Ведь опыта борьбы со шпионами у бывшей охранки совсем не было. У меня впрочем тоже. Поговорив на эту тему с Сергеем Валерьевичем, я понял, что даже от него успехов на этом поприще ждать не стоит. Не тот опыт и не та специализация. Всё, что он смог предложить: начать с организации службы негласного наблюдения за подозрительными иностранцами.
  
  - Сергей Валерьевич! Враг ведь тоже не дурак. Ну выловите вы всех мелких шавок, которые толком работать не умеют. А дальше что? На воле останутся те, кто чтит наши законы и под удар не подставится. Да тот же английский посол! Он не станет сам совать нос туда, где мы храним секреты. Он для этого наймёт либо местную сволоту, готовую за копейку в церкви воздух испортить, либо просто воспользуется легкомыслием наших людей, которые склонны болтать про всё на свете, с кем попало. Вы уж берите для начала под своё крыло Особую Цензуру. Дадим ей нужные для работы полномочия, чтобы она покончила с болтовней на служебные темы вне службы. Кстати, за разглашение военной и государственной тайны теперь полагается два года лишения свободы. И это независимо от занимаемой должности и положения в обществе. Кроме того, после отбытия срока этому человеку запрещена государственная служба. И вообще, займитесь организацией службы внешней контрразведки. Подсказать в этом плане я вам ничего не смогу, но ведь мы не единственные в России умные люди! Разберутся со временем ваши люди, как нужно бороться со шпионажем.
  
  А вообще, внутри страны проблем было очень много. Самый поганый вопрос - крестьянский. А вернее кажущаяся нехватка земли. Как раз в последнее я не верил. Судите сами: до отмены крепостного права жалоб на нехватку земли не было. Всем её хватало. Отменили крепостничество - сразу пошли разговоры о малоземелье. Я конечно понимаю, что от четверти до трети земли у крестьян отняли в пользу помещиков, что население России растет... И как тут быть? С революционерами всё ясно. Эти ребята планируют вернуть землю крестьянам. Проблема в том, что получив назад отнятую у него землю, крестьянин сытым не будет. При такой урожайности как сейчас, он ни себя, ни страну не прокормит. А дальше будет только хуже. И если ничего не делать, то питательная база для гражданской войны сохранится.
  В отличии от революционеров, мои министры предлагают организовать переселение крестьян на новые земли. Не только в Сибирь и Кипчакскую степь. На маньчжурские земли они давно засматривались. Ярым сторонником завоевания Маньчжурии был ни кто иной как известный мне Александр Михайлович Безобразов. В 1896 году Безобразов составил обширную записку, в которой предсказывал неизбежность войны Японии с Россией. Указывая на агрессивную политику Японии в Корее и Маньчжурии, Безобразов предлагал создать в Маньчжурии, по границе с Кореей, вдоль реки Ялу, особые заслоны, под видом коммерческих предприятий, напоминающих по организации британские Chartered companies, и таким образом произвести постепенное мирное завоевание Кореи. Этот проект был встречен сочувственно, в осуществлении его видели не только дальнейшее развитие политических задач России на Дальнем Востоке, но и материальные выгоды, Потому Безобразов нашел не только нравственную, но и денежную поддержку. Однако вовлечь в это предприятие казну Безобразову не удалось. В лице министра финансов Витте он встретил убежденного противника, полагавшего, что участие в этом деле казны придаст ему нежелательное политическое значение. Я лично тоже считал, что захватывать Корею и Маньчжурию нет нужды. Тем не менее, сторонники образования так называемой Желтороссии не успокоились. Вокруг Безобразова к началу этого года объединились великий князь Алексей Михайлович, контр-адмирал А.М. Абаза, предприниматель В.М. Вонлярский, крупные помещики Н.П. Балашов, М.В. Родзянко, князь И.И. Воронцов, граф Ф.Ф. Сумароков-Эльстон и В.К. Плеве. И вся эта бражка начала усиленно мне выносить мозги. Особенно старался великий князь Александр Михайлович, известный как Сандро.
  
  - Ники! Маньчжурия способна разместить порядка 30 миллионов переселенцев из коренных земель России. Это снимет то напряжение в обществе, которое растет с каждым днем. - убеждал меня Сандро.
  - Сандро! Твои советчики всё рассчитали? Каким образом вы собираетесь переселить и устроить на месте 30 миллионов мужиков? Мне бы за десяток лет суметь переселить на новые земли вдоль Великого Сибирского пути пять миллионов людей! И то дело идет со скрипом.
  
  Но Сандро моё возражение не убедило:
  
  - Трудности лишь потому, что в Сибири тяжёлые земли и суровый климат. Вот потому мужик и едет туда неохотно. Да и обустроить его на месте стоит дорого. Зато в Маньчжурию, на плодородные земли да с прекрасным климатом...
  - Тем более не поедет. Я не говорю про то, что сейчас там идет война. Я даже не говорю про то, что со строительством ЮМЖД, темпы переселения китайцев на эти земли выросли в 30 раз. Дело не в этом. Просто я знаю, что скажет наш мужик, когда вы его будете туда заманивать. "Если там всё так чудесно, то почему туда не переселяются наши братья дворяне? Вот когда они туда начнут переселение, тогда и мы подумаем!"
  
  Я ничего не выдумывал. Именно такой ответ был дан в моём времени чиновникам, когда они при Столыпине агитировали мужика к переселению на восток. А добровольно дворяне туда массово не поедут. Ибо от Харбина до Ниццы ой как далеко!
  Гораздо большее значение я придавал переселению в Сибирь избытка населения. Следовало как можно плотнее заселить огромные просторы восточней Урала, чтобы возле богатых месторождений было достаточное количество рабочей силы. А переселение шло очень трудно. За первые два года удалось организовать лишь две сотни колхозов. Не больше выйдет и в этом году. Главная проблема - нехватка квалифицированных кадров для руководства ими. Я ведь задумал колхозы в качестве хозяйств. Ведущих обработку земли передовыми методами. И вот как раз нехватка образованных специалистов тормозило всё дело. А получать в итоге тьму "Сто лет без урожая" совсем не хотелось. Меры конечно принимались. В дополнение к существующим институтам, создавались сельскохозяйственные техникумы. Но пока они выучат нужное число специалистов! Не лучше обстояли дела и с колхозниками. Нет, работать в колхозе народ не отказывался. Наоборот, охотно приезжали на заработки. Но ведь на сезонные работы, а не на постоянное жительство. Конечно, ту заботу, что была проявлена об устройстве переселенцев на новом месте, люди оценили, но большого доверия к новому делу не испытывали, предпочитая сезон отбатрачить, да вернуться в родные места! На колхоз смотрели как на коллективного помещика. Правда без злобы. Скорее с иронией.
  Хорошенько подумав. Я решил не отчаиваться и продолжать начатое. Рано или поздно, люди сообразят, что в голодные да тяжкие года лучше в колхозе работать, чем в родной деревне голодать. Ну а про то, что в колхозах не голодают, до народа постепенно доходит.
  Немного успешней шло формирование хуторских хозяйств, что располагались вокруг колхозов. Этим единоличникам также силами целинных отрядов очищались под пашни земли, строились жильё и хозяйственные постройки, оказывалось вспомоществование тягловой силой, инвентарём и семенами, да давались точно такие же налоговые льготы, как и колхозам. Собственно говоря, сотня хуторов вокруг одного колхоза образовывалось без проблем. Колхоз для хутора был основным, а зачастую единственным покупателем выращенного зерна. Всё это было каплей в море и не очень улучшало положения на селе. Но мой Министр Земледелия Алексей Сергеевич Ермолов просил меня не терять надежды.
  
  - Не стоит в таком деле как земледелие ждать быстрых результатов. Наш мужик мало поворотлив и недоверчив. Но не глуп. Как только он увидит, что дело это стоящее, так сразу возьмётся его исполнять.
  - Вы уверены в этом Алексей Сергеевич?
  - Более чем. По мере накопления числа передовых хозяйств, произойдут качественные изменения в земледелии. Пахать сохой как прадеды, люди не станут. Более того, я уверен в том, что даже без участия государства, люди захотят построить колхозы в своих родных местах. В том, что батраки сейчас не задерживаются в колхозе, есть и положительный момент. Люди с их слов узнают о том, как на самом деле там идут дела. И верить землякам они будут больше, чем начальственной агитации.
  
  Пожалуй, верить словам Ермолова стоило. Как считал в моём времени историк И. И. Воронов: "А. С. Ермолов оказался наиболее компетентным и, вероятно, наименее влиятельным министром за всю историю существования Министерства земледелия".
  Насчет компетентности я уже не сомневаюсь. Зато насчет влиятельности строго наоборот. В распоряжении министра много чего находится. Те же самые целинные отряды вместе с их борделями и охранниками - это как раз его хозяйство.
  Кстати, насчёт борделей! Я ведь разговор с Зубатовым о сионизме затеял после того, как получил донос от Горемыкина. Министр внутренних дел писал о шашнях, которые Зубатов затеял с еврейскими революционерами. Тот конечно получил от меня замечание, но откуда ветер подул, прекрасно понял. И вот, в один прекрасный день, Зубатов донёс мне о том, что в деле с евреями наше МВД совсем мышей не ловит. В частности, молодые еврейки, получали в полиции "желтый билет" и прикрываясь им поступали в учебные заведения вне "черты оседлости".
  Странно! Я ведь разрешил совместное обучение парней с девушками в ВУЗах Российской Империи! Оказалось, что разрешив одно, я не разрешил другое. Проживание за этой самой чертой евреям разрешалось лишь после того, как он отработает положенный срок на Дальнем Востоке или в целинном отряде. Вот только я не учел того, что "желтый билет" выдаваемый в полиции - это по сути своей пропуск для легального проживания в недозволенных местах. Чем хитрые "дщери Израиля" и воспользовались. Пришлось серьёзно побеседовать с Горемыкиным.
  
  - Иван Логгинович! Непорядок в вашем департаменте! Порок это конечно порок, но это ещё и источник прибыли для нашей казны. Но ведь эти враги Христовы что выдумали! Прикрылись "желтым билетом" и не занимаются разрешенным полицией промыслом! А ведь это убыток казне! Всякая девица, записавшаяся в блудницы должна приносить нам прибыль. А на деле что? Они игнорируют свои формальные обязанности. Вот результаты обязательного осмотра их врачами: большинство этих обманщиц так и не познали мужчин! Безобразие! Я понимаю, что виновных в этом вы выявите и примерно накажете. Но наказывать нужно не только ваших сотрудников. Мошенницы тоже достойны наказания. Поэтому прошу вас, но прошу всего один раз: выявить подобных обманщиц и в административном порядке выслать их для работы в передвижные бордели целинных отрядов. Это будет им засчитано в качестве искупления вины за обман государства. Ну а после отбытия срока, пожалуйста на станцию Тихонькая. Там для иудеек специально организованы высшие женские курсы. Учись - не хочу.
  
  Ну а Алексею Сергеевичу. которому я подчинил целинные отряды, я сказал следующее:
  
  - Вам следует нормировать труд своих работников в такой деликатной сфере как обеспечение нормальной половой жизни наших каторжников. Пожалуй следует перенять передовой опыт в этом деле у просвещённых мореплавателей. Мне предоставили интересную инструкцию, которая написана британским зоологом Лавром Берия. Сей почтенный джентльмен вывел нормы производительности для работниц борделей. Шестьсот клиентов в месяц! Думаю, что мы вполне можем принять это число за основу. Предупреждаю: нормы научно обоснованы и неоднократно проверены на практике.
  
  

Вставочка по "Еврейскому вопросу"

  
  - Добрый день Мария Вульфовна! - поздоровался с приведенной в кабинет Вильбушевич некто, одетый в статское.
  - Вы уж извините меня за то, что с вами так неделикатно поступили, но иначе вас, господ революционеров в наши кабинеты не приведешь. А вообще, это не допрос. Это обычная беседа, после которой вас просто отпустят. И я советую вам внимательно выслушать всё, что мною будет тут сказано.
  Ко многому была готова Маня, увидев этого непонятного типа, представившегося Василием Ивановичем, но никак не ожидала, что вместо допроса, этот человек начнет читать ей... стихи. Пушкин, Лермонтов, модный тогда Надсон. Барышню поразило, что этот деятель знаком с сочинением венского журналиста Теодора Герцля "Еврейское государство", вышедшим в свет незадолго до их встречи.
  - На сегодняшний день, - заметил он, - сионизм выглядит гораздо привлекательнее революции.
  
   Собеседник настаивал на том, что любые организации, поставившие целью свержение путем террора законного правительства, в своей основе преступны и несут вред в первую очередь тем, ради кого они и начали свою борьбу.
  
  - Вы можете в с этим моим утверждением не согласиться, но лишь потому, что не задумывались о последствиях своих действий. А они таковы: революции, о которой вы лично мечтаете, России не избежать. В этом я твёрдо уверен. Общество наше жаждет перемен к лучшему, но мало кто представляет себе, к каким последствиям приведут РЕЗКИЕ перемены.
  Вы революционеры, являетесь сторонниками радикальных методов. Ради воплощения в жизнь своей мечты, вы обязательно начнете ломать всё старое и по вашему мнению совершенно вредное и непригодное. В том числе и охранительные механизмы нашей державы. Неизбежно возникнет хаос, которым будет уничтожена нормальная и спокойная жизнь во всей стране. Для обывателя это означает нескончаемый и кровавый кошмар, ибо позволено будет всё и всем. Зачем людям долго и упорно работать, если можно убить соседа и забрать его имущество целиком? И не только имущество. Можно и его пригожих дочерей взять для личного употребления. Догадываетесь какого? И защитить людей будет некому, ибо полицию вы разгоните, а создать новые охранительные службы мгновенно у вас не выйдет. Вот тогда у миллионов людей возникнет вопрос: "Кто виноват в этом кошмаре?"
  - Вы хотите вину вашего режима переложить на нас? - перебила хозяина кабинета Маня, - так у вас это и не выйдет. Народ давно стонет под вашим игом и пойдет за нами до конца. Невзирая на временные трудности. Ведь впереди людей ждёт светлое будущее...
  - Барышня, прошу вас, не говорить мне про это будущее. В отличии от вас я не так молод и наивен. Я повидал жизнь с разных сторон и лучше знаю людей и тот самый народ, который вы обожествляете. А потому ясно представляю себе последствия того, что затеяли вы и ваши друзья. Я знаю, что кроме таких вот молодых и чистых душой идеалистов, к революции примкнут и те, кто умеет "ловить удачный момент". Люди это циничные и практичные и больше думают о личном благе, нежели об общей пользе. Они прекрасно знают о том. что громадные состояния можно создать как при рождении новой цивилизации, так и при крушении старой. История Франции и Американского Юга тому свидетельство. Так вот, будучи более практичными и опытными в делах нежели романтики революции, они быстро вас оттеснят от дел и начнут творить свои делишки. А еще вылезет из нор всякого рода деклассированная сволота, которой мало чего в жизни нужно, но ловить удобный момент и она умеет. Ей много не нужно: ограбил, выпил, повалял чистенькую девицу, а там как сложится. Может и убьют его за это, но желаемое он успевает получить: жил коротко, да погулял весело. Таких будет много. А еще будут рано осиротевшие дети. Голодные и обозленные, никому не нужные. Кто из них вырастет? Цветы жизни или ядовитые сорняки? Жизнь ведь их искалечена. Но вы про то не думаете. Вам мировые проблемы глаза застят. А маленького человека будут волновать его маленькие, по вашим конечно меркам, беды. Рано или поздно он задаст два великих русских вопроса: "Кто виноват?" и "Что делать?"
  Нас уже в этих бедах не обвинить. Мы свергнуты и либо мертвы, либо в бегах. Что делать? - революция ведь уже произошла, а жизнь никак не наладится. Ответ на этот вопрос найдут. Обязательно найдут. И будет этот ответ простым. Догадываетесь, каким он будет?
  - Опять во всём виноваты мы?
  - Правильно барышня! Во всём виноваты вы - евреи! И это не я скажу. Это скажет маленький человек, жизнь которого сломана и потому несчастна. Да не просто несчастна, а ужасна. И вы его не переубедите. Наоборот, говорить про то, что евреи замечательные люди, будет бесполезно, ибо он верить будет не вашим словам, а своим глазам. Судите сами: в революционных организациях и кружках доля евреев невероятно высока. И это бросается в глаза. Стоит победить революции, как все эти люди станут революционным начальством. Которое неопытно в делах управления и вместо порядка разведёт бардак. Со всеми последствиями, которые я вам описал. Вот тогда обыватель наш и поймёт: кто является причиной его бед. А подсказать его, кого нужно бить, а кого наоборот спасать - дело несложное.
  - То есть. Вы готовите нам погромы?
  - Нам нет в этом нужды. Они сами возникнут, после того, как народ до отрыжки насмотрится на фокусы революционного начальства, которое "в кожаной тужурке и бант на груди" да в большинстве своём картавое. И тогда за мечтания и деяния господ Троцких ответят его родственники Бронштейны. И кто их защитит? Вооруженная сила у вас какая-никакая будет. Но везде ли она поспеет? Карать погромщиков? Так это их ещё больше убедит в том, что революционная власть и власть жидовская - синонимы. И полыхнет война внутренняя по всей Руси. И не останется на ней вашего семени, ибо изведут его под корень.
  - Зачем вы мне это всё рассказываете?
  - Чтобы не допустить такого развития событий и кровавых последствий именно для вашего народа.
  - Почему именно мне?
  А потому Мария Вульфовна, что верим в ваши таланты. Вы девушка весьма умная и зажигательная. За вами люди пойдут. Дело лишь за указанием верного направления. Вот смотрите на эту карту. Что вы на ней видите? Не нужно сомневаться! Это то, что вам обещано Богом и то, куда вас приходится загонять силой.
  
  

 []
  Земля, обещанная евреям Богом.

  
   -Какое это имеет отношение ко мне и моим товарищам?
  - Самое что ни на есть прямое, - ответил Мане Василий Иванович, - вам евреям пора понять простую вещь: радение за чужой для вас народ добром для вас не кончится. Вы здесь чужие и мы вас на свою землю не звали. Со своими бедами и проблемами мы разберемся без вас. А вот вам стоит разобраться со своими проблемами. И главная из них - отсутствие земли, которую вы можете назвать своей.
  
  А потом Василий Иванович озвучил суть своего предложения. Он предлагал Мане бросить к чертям собачьим радеть за чужих для неё людей. Есть более интересные для её народа варианты. В частности, осуществить его вековую мечту об обретении своей страны. А обретя её, можно устроить на ней какие угодно порядки. Антисемитизма там точно не будет. То что часть еврейских деятелей уже занимается переселением евреев на историческую родину, Василию Ивановичу известно. Вот только он считает, что сионисты взялись за это дело совершенно неправильно.
  
  - Судите сами: что они предлагают переселенцам? Заниматься сельским хозяйством? Так для этого нужно отобрать у тамошних арабов эту самую землю и источники пресной воды. А они все наперечёт и их не хватает тем, кто там уже давно живет. Если так делать, то вместо европейского антисемитизма сионисты породят исламский антисемитизм. Всё начнется заново. Да и скажите на милость, всем ли евреям интересно ковыряться в земле? Если бы это было так, то в том же Приамурье, возле станции Тихонькая, между реками Бира и Биджан, хватает пригодных для этого земель. При должной обработке эти земли способны прокормить всех евреев Российской Империи. Так ведь не проявляете вы интереса к землепашеству! И где гарантия, что этот интерес возникнет при переселении в Палестину?
  
  Взамен этого, собеседник предложил иной путь развития. По его словам, очерченные на карте места богаты нефтью. А нефть в 20-м веке приобретет огромное значение. Добыча и транспортировка нефти намного выгодней, нежели ковыряние в земле. Именно нефть может послужить основлой экономического благополучия населения будущего Израиля. Месторождения этой самой нефти его фирме известны и нужные участки земли приобретены в собственность. Дело за малым: организовать добычу, транспортировку и сбыт. А для этого много чего нужно. В первую очередь квалифицированные специалисты. Вот как раз в их подготовку и обустройство на месте "Ред Стар оф Бэнк", который и представляет в настоящий момент собеседник, готов вложить свои средства. Для этого в Иерусалиме открываются Высшие технические курсы, где еврейская молодёжь, независимо от половой принадлежности сможет получить должное образование по многим специальностям. И без всякой дискриминации по национальному признаку, ибо курсы эти создаются в основном для евреев.
  Получив ценную специальность, выпускники вместе с дипломом получают пай в "Народной Еврейской Нефтяной Компании" и едут трудиться на одно из месторождений. Впрочем, не обязательно работать только на месторождениях. Можно быть моряком на танкере или работником нефтяного терминала... Да хоть учительницей в школе или непотребной девкой в борделе. Свою долю прибыли имеет каждый живущий в Палестине еврей. Правда "Ред Стар оф Бэнк" тоже её будет иметь. Но это и справедливо. Всё-таки в дело будут вложены его деньги.
  Именно таким образом будет заложена экономическая база нового государства на землях, которые ныне принадлежат Турции. Остаётся вопрос обретения независимости. Но и он вполне решаем.
  
  Разговаривая с Вильбушевич, Василий Иванович вспоминал иной разговор, состоявший три месяца назад с самим Романовым. Тогда они начали обсуждать вовсе не еврейский. А "нефтяной вопрос". Пришельцы из будущего как раз готовились к добыче нефти на Сахалине и нацеливались на Ромашкинское месторождение. В ходе беседы Романов спросил собеседника о планах насчет ближневосточной нефти. Оказалось, что подобных планов не было. Потому что рискованно было лезть туда, куда нацелились великие державы: Британия, Франция и Германия. Николай Александрович с этим не согласился:
  
  - Раз туда лезет такое множество игроков, то стоит и нам принять участие в этой игре. Посмотрите вот на эту карту: на ней, по моей заявке, чинуши из Святейшего Синода нанесли границы некого образования и уверяют, что это и есть самая настоящая Палестина. Расположена она весьма удобно. В перспективе, через эту территорию может производиться транспортировка по трубам нефти из Ирана, Ирака, Аравии. Да и внутри этой территории тоже нефть имеется. И транспортировка этой нефти к европейскому потребителю обойдется на 40 процентов дешевле, чем танкерами через Суэц. Конечно, всю ближневосточную нефть вам не потянуть, но сирийские месторождения поднять вполне реально.
  - Зачем нам лезть туда, где тебя сожрут вместе с трусами?
  - Есть смысл! Есть, дорогой Василий Иванович! Вы ведь не лезете в самые закрома. Там другие пусть толпятся. Вы просто сидите на транзите и немного на добыче и стрижете с этого купоны.
  
  Установление контроля над очерченной территорией Романов предлагал осуществить в несколько этапов. Сперва покупаются нужные земельные участки, а затем туда завозится рабочая сила. И не абы какая, а еврейская! Сейчас для этого очень удобный момент: Теодор Герцль возглавил мировой сионизм и пытается договориться с великими державами о депортации евреев в Палестину. Правда, по мнению Романова, он плохо продумал стратегию переселения. Сельско-хозяйственные кибуцы - дурная затея. Этим заранее закладывается конфликт с местным населением, ибо ничейных пахотных земель там нет с античных времен. Отнимать такую землю - дурная затея. Евреи это прекрасно понимают и потому не клюнут на такую приманку. Да и какой гешефт с ковыряния в земле? Еврей лучше на перепродаже заработает. Зато нефтяные кибуцы - это стимул. Нефть сейчас стоит недорого, зато добывать её легче, нежели растить хлеб. А после того, как европейским флотам она потребуется в качестве топлива, на неё и цена вырастет. Так что "народные еврейские компании" по добыче, переработке, транспортировке и продаже нефти - способны мотивировать российских евреев на исход в Палестину.
  
  - Значит хотите подарить им Израиль? Но зачем евреям столько земли? Они ведь её не сумеют заселить, даже если их со всего мира туда согнать?
  
  Оказывается, Романов так решил не случайно. На большой территории, евреи вынуждены будут образовать изолированные анклавы посреди арабских земель. Уже это заставит их не конфликтовать с местным населением. Ведь удержать кормные места на первых порах им будет трудно. Но несмотря на свой природный сволочизм, они сумеют избежать ненужных конфликтов. Правда, свою самооборону им всё-равно создавать придется. По прикидкам Романова, лет за двенадцать евреи накопят достаточно сил для того, чтобы поставить вопрос о создании независимого Арабо-еврейского государства.
  
  - Именно арабо-еврейского. Ибо чисто еврейского в этих условиях не выйдет. Понятно, что тянуть одеяло враги Христовы все-равно будут на себя, но не так нагло, как они это делали в наше время.
  
  Вторым этапом, являлось арабо-еврейское восстание против османского владычества, имеющее целью создание своего независимого государства.
  
  - Лет через двенадцать-пятнадцать, Османскую Империю начнет рвать на часть свора хищников. И это будет самым благоприятным временем для обретения свободы еврейским народом. Имея опору на этих землях, можно и армию туда ввести. Не какую попало, а еврейскую армию. Думаете, что это не реально? Отнюдь!
  
  Собственно говоря, начинать создавать эту армию можно уже сейчас. На туркменских землях создается учебный полигон, на котором проходят военную подготовку призванные на воинскую службу евреи. Причем, не все сплошняком, а те, кто дал согласие на переселение в Палестину. Вот из них и следует образовать Закаспийскую Туземную дивизию. Подготовку личного состава будут вести офицеры запаса из Германии. Но обязательно из соплеменников российских евреев. Общее руководство процессом обучения осуществит "десятка". Прошедшие срочную службу призывники, отправляются на поселение в Палестину и работают в "нефтянке". На месте остаётся кадровое ядро - офицерский и сержантский состав. В тот момент, когда Турцию начнут терзать балканские страны и Италия, возглавляемая сионистами Организация Освобождения Палестины заключит союзный договор с Итальянским королевством и бывшая Закаспийская Туземная дивизия, а на момент восстания - Армия Обороны Израиля, десантируется в Хайфе и поддерживает восстание еврейских поселенцев. Вполне выполнимый план, особенно если учесть, что в 1912 году турков успешно били не какие-нибудь великие державы, а балканская мелочь.
  
  - Кто бы только евреев сумел уговорить?
  - Есть такой человек! Правда, она девица. Зато по уверению Зубатова весьма зажигательная. Уж она сумеет поднять евреев в поход ради счастливой жизни. Ну а я со своей стороны постараюсь сделать жизнь их невыносимой. Чтобы решались быстрей.
  - И всё-таки Николай Александрович, зачем вам эта возня?
  - Удалить из России еврейскую "пехоту". Без нее революционерам придется тяжко. Уменьшить число вражеской агентуры в в стране. И наконец, удалить их из зоны массового уничтожения в будущем. Все-таки они люди, хоть и не самые лучшие по моему мнению. Пусть живут.
  
  
  

24. Первая Империалистическая

  
  То, что Русско-Японской войны совсем не будет, мне стало ясно в конце 1898 года. А не будет её прежде сего потому. Что японцам сейчас не до нас. Партизанские войны на Тайване, Лусоне и в Маньчжурии связывали значительные контингенты их войск. Поэтому армии было сейчас не до подготовке войны с Россией. Примерно такое же отношение было и со стороны флотского руководства. Появление в водах дальневосточных морей современных французских и германских кораблей, предстоящее восстановление испанской флотилии и неизбежное усиление англичан с американцами, породило столько забот, что и японскому флоту тоже сейчас было не до России. А уж зарождающийся корейский флот они и вовсе в расчет не принимали.
  
  - Вот вам и ответ на ваш вопрос: чем займётся будущий наш Тихоокеанский флот? - говорил я Бойко, - тем же, чем и Северный с Балтийским: международной морской торговлей. А потому, строим наши "контрабандные крейсера" в возможно большем количестве. Немецкие, французские и испанские с японскими гарнизонами нужно будет снабжать. Тут мы конечно бледно выглядим даже в сравнении с китайцами, но свою долю пирога ухватить сможем.
  - А кто будет всё это строить?
  - Так ваши наниматели уже вложились в судостроение на Дальнем Востоке, значит им и контролировать исполнение вашего заказа. Если конечно вы Александр Фёдорович согласитесь принять моё предложение.
  
  В данный момент речь шла о том, чтобы Александр Фёдорович получил официальный статус в системе Российского Императорского флота. С его нанимателями этот вопрос был уже согласован. Оставалось лишь получить согласие самого засланца. Нет, присваивать Бойко воинский чин и вводить его в круг моих адмиралов я не собирался. Слишком подозрительным выглядело появление целого капитана первого ранга, возникшего из ниоткуда. Никакая "легенда" не выдержала бы самой элементарной проверки. В первую очередь: за какие заслуги ему столь высокий чин? Поэтому решили поступить иначе. По разработанной "легенде" Александр Фёдорович являлся не более чем моряком торгового флота, затем сотрудником швейцарской торговой фирмы, а в настоящий момент приглашен возглавить "Морвоенторг". Соответственно, ему присваивался чисто гражданский чин статского советника, что само по себе немало. Необходимость приглашения иностранца на русскую службу решили объяснить необходимостью сотрудничества со швейцарским правительством в деле организации швейцарского торгового флота и нашего "Морвоенторга".
  Тут необходимо пояснить одну вещь. Швейцария давно испытывала нужду в собственном торговом флоте. Ведь начиная с 17 века банковское и торговое дело оказалось в непосредственной зависимости от морских путей. В данный момент правительство Швейцарской Конфедерации осаждают просьбами о создании национального торгового флота швейцарские же торговые компании, многие из которых владеют собственными кораблями, вынужденными ходить под иностранными флагами. Швейцарское правительство предприняло подобные попытки, но они не нашли понимания у большинства морских держав. Обращались они и к моему покойному "отцу" - Александру Третьему. И тоже не нашли понимания. Зато со мной договориться сумели. В начале своего царствования я дал принципиальное согласие на то, чтобы швейцарские корабли использовали российские морские порты в качестве портов приписки. Но это не означало, что корабли под этим флагом немедленно появились в наших портах. Отнюдь. Трудностей юридического плана вполне хватало. Самая первая - кто будет осуществлять защиту торговых судов страны, не имеющей выхода к морю? В общем, переговоры длились долго и шли трудно. Самое главное условие для этого сотрудничества: все швейцарские торговые суда должны строиться на наших судостроительных заводах, с трудом прошло. Да и то, благодаря тому, что больше никто не шел им навстречу.
  Итак, на днях было подписано официальное соглашение о базировании швейцарского торгового флота в наших портах. Кроме того, подписано соглашение об инвестициях в наше судостроение. Остался открытым вопрос о финансировании строительства военных кораблей. Варианта тут было два: либо защиту швейцарской морской торговли осуществляем мы и тогда частичное финансирование наших военных кораблей берут на себя швейцарцы, либо они строят собственные ВМС (на наших заводах естественно) и в качестве пунктов базирования используют наши ВМБ. Оба варианта имели как достоинства так и недостатки, а потому наши партнёры решили не решать поспешно и отложили решение этого вопроса ещё на год.
  Вот под эту марку я и принимал на службу "бывшего швейцарского поданного" Александра Фёдоровича Бойко.
  Зато с нашим "Иоганом Вайсом" больших проблем не возникло. "Десятка" была чисто моей затеей и к Военному Министерству относилась формально. Поэтому Абдулхаир Тулегенович без всяких препятствий со стороны возглавил полулегальное Управление Международного военного сотрудничества, в том же чине, что и Александр Фёдорович. Пока военспецы из будущего входили в курс дела, я знакомился с новинками авиационной техники. Стоит уточнить, что новинками имеющиеся образцы были лишь для этого времени. Итак, Василий Иванович предоставил в моё распоряжение двухместный биплан с экипажем и заодно конструктора этого чуда техники: Потапова Олега Петровича.
  То, что эти прохиндеи перетащили в прошлое авиационного инженера, я подозревал и ранее. Такое решение было вполне ожидаемым. Надёжная связь - естественная потребность. С радиосвязью они дело наладили, а транспортная связь была столь же им необходима, как и беспроводная. Теперь мои подозрения подтвердились. "Неизвестные" затеяли возню с самолётами еще в 1895 году, когда перебрались в Северную Америку. Правда прихваченный ими Олег Петрович на выдающегося конструктора совсем не тянул, но обладал именно таким опытом и знаниями, которые и требовались ему в этом времени. А опыт Олега Петровича был своеобразный. Научили его летать в аэроклубе ДОСААФ. Ну и летал он именно на поршневых самолётах: Як-18, Як-50, Як- 52. А заодно закончил МАИ, что очень выручило его, когда он по состоянию здоровья был отстранён от лётной работы. Дальше - работа в авиационных мастерских всё того же ДОСААФ. А потом, вербовка 'неизвестными' и жизнь в новом для него мире.
  
  - Вот тогда я и начал строить нашу этажерку. Причём, строить её пришлось в Америке.
  
  Главной проблемой самозваного конструктора было отсутствие подходящего движка. Но решилась эта проблема просто: сотрудничество с британским инженером, работавшим ранее в фирме Фредерика Симмса. Ну а изготовление получившегося у него изделия - в одной из мелких американских механических мастерских, персонал которой ныне работает в Иркутске. Двигатель вышел так себе. Авиационным его назвать трудно. Во всяком случае выполнять на аэроплане с таким двигателем фигуры высшего пилотажа, Олег Петрович не рекомендует. Тем не менее, самолёт этот летал. И даже имел приличную дальность полёта. Всего удалось осилить строительство десятка двухместных машин, а дальше "неизвестные" решили, что заниматься авиастроением им не стоит и передали Потапова с его командой мне. Я не стал отказываться от столь щедрого подарка и передал Потапова с его командой в распоряжение капитана Кованько. Так что хоть и мизерные, но ВВС у меня появились. Правда и возможности их были столь же мизерные. Но мне спешить пока некуда. Да и более срочные дела требовали моего неустанного внимания. А дела эти были непростыми. Мои действия по уклонению от участия в разграблении Китая, привели к началу новой войны между японцами и китайцами. Вначале эта война была совсем уж локальной. Успех НОАК в деле захвата Люйшуня никого в мире не впечатлил. Кроме самих китайцев. Вернув себе назад разграбленный китайцами город, японцы повели наступление на север, вдоль трассы наполовину разрушенной ЮМЖД. К осени, войска Ояма Ивао деблокировали все осажденные китайцами гарнизоны и готовились к весенней компании 1899 года. Так как наличных войск Ояме не хватало, то из метрополии на континент началась переброска призванных под знамёна резервистов. Качество этих войск было так себе. Но нести гарнизонную службу они были способны. Главное было то, что от этой службы высвобождались кадровые части. Поэтому к весне в распоряжении Оямы могли оказаться внушительные для такого ТВД силы: две пехотные дивизии, три пехотные бригады и множество более мелких подразделений. Дивизии - это для полевых сражений, а бригады - для военного контроля территории вдоль ЮМЖД, которую срочно восстанавливали. Помимо подготовки полевых сражений с НОАК, японцы не забывали и про оборону. Ляошунь теперь укреплялся с суши и вряд ли у китайцев получится его вновь захватить. Кроме того, вдоль ЮМЖД по совету англичан японцы построили блокгаузы и пустили по восстановленным участкам ж/д блиндированные поезда.
  И это были не все новости из Маньчжурии. Осенью 1898 года, в районы с компактным проживанием корейского населения, по распоряжению королевы Мин, были введены части Корейской Императорской Армии. Японцы, которым было в тот момент не до корейцев, никаких протестов не выразили. Протестовало лишь цинское правительство.
  Готовились к весенней схватке и войска НОАК. И Дядюшка Хо, и Председатель Ли обратили серьёзное внимание на рост собственных рядов. Конечно, Люйшуньская операция способствовала росту популярности в обществе НОАК и приток добровольцев был постоянным. Но помимо этого были и другие источники роста. В течении осени и зимы, оба лидера планировали подчинить себе изолированные гарнизоны правительственных войск и подмять под себя "диких" ихэтуаней. Сделать это было тем проще, что последние уже начали нести поражения от наших казаков и монголов Дансаранова. Ну а цинское правительство уже не знало, что ему делать в этой ситуации. Маньчжурия для Китая была фактически потеряна и порядок там поддерживало сразу несколько хозяев: Корейская армия на Юго-Востоке Маньчжурии, японская - вдоль ЮМЖД, цинские войска в нескольких населенных пунктах Северной Маньчжурии, а на остальной территории хозяйничала НОАК. Удачным ходом лидеров НОАК было решение об образовании на подконтрольной территории Особого района и проведении прогрессивных реформ. Тут уж отличился Председатель Ли. Помимо типовых буржуазно-демократических реформ, он сделал главное: заявил о том, что передаст имеющиеся земли в безвозмездное пользование тем, кто её сумеет обработать. И сердце китайского крестьянина дрогнуло. Поверив обещанному, в Маньчжурию начали переселяться те, кто надеялся на лучшую жизнь. Такой шаг китайских коммунистов был понятен: иметь в качестве базы для ведения войны слабо заселённую местность всегда нежелательно. К тому же, этим они надеялись обрести некоторую хозяйственную независимость. Ради этого они на всех углах кричали о том, что будут защищать крестьянина и от произвола правительственных чиновников, и от бесчинств японских войск.
  Дядюшка Хо и Председатель Ли были совершенно разными людьми. Первый из них был как политик не очень силен. Зато Ли Сяо-лун оказался выше всяких похвал. Я это окончательно понял после того, когда в Гонконге вдруг началось восстание местного населения против англичан. Причиной для восстания послужили те репрессии, которые начал губернатор против местных "злоумышленников". Англичане конечно принимали жесткие меры против расхитителей капиталистической собственности. В октябре 1898 года, по распоряжению сэра Уилсона Блэка, состоялось публичная казнь пойманных с поличным "злоумышленников". А спустя три дня, губернатор погиб в результате террористического акта, который провели хунвейбины Председателя Ли. Они же и призвали местный люд к восстанию против власти "западных варваров". Войска и полиция, сразу подавить бунт не сумели. В городе началась резня.
  Но ещё удивительней была та операция, что хунвейбины провели в самом Лондоне. Самих хунвейбинов в британской столице было мало - всего один человек. Это был отставной минный офицер цинского флота, уволенный со службы после потери правой руки в сражении при Ялу. Именно он сумел организовать так называемый "Динамитный Заговор" и исполнить тем самым заветную мечту Председателя КПК: Династия британских Ротшильдов прекратила своё существование, взлетев на небеса вместе с заминированным особняком. Выполнили эту работу нанятые отставником ирландцы. Они же и разбросали по Лондону листовки, в которых сообщалось о том, что ответственность за покушение берет на себя "Красная Стража Сянгана". Нужно отдать должное профессионализму лондонской полиции - ирландские подрывники были пойманы весьма быстро. Допросив их, следователи узнали, что смерть Ротшильдов является лишь началом процесса. Что "Однорукий Дракон Сянгана", так и не пойманный до сих пор, готовит ещё одно покушение. На этот раз на королеву Викторию. Оставлять безнаказанной подобную наглость Британия не имела права. Было принято решение о направлении в Китай значительных контингентов британских войск. Королевским указом, командовать всеми британскими силами в Китае, был назначен командующий Китайской станцией вице-адмирал Эдвард Сеймур
  Честно говоря, я к покушению на британских Ротшильдов не имел никакого отношения. А устраивать покушение на Викторию считал ненужной затеей. Старушка и так скоро помрёт. В чём была выгода для китайцев - тоже непонятно. На них сейчас обрушится вся мощь европейских государств.
  Спустя короткое время мне пришла шифровка от председателя Ли, в которой он объяснял "полковнику Романову" смысл своих действий. Оказывается, он считает, что локальное восстание в одной из китайских земель не приведет к освобождению Поднебесной от иноземного угнетения. Победоносным будет только всекитайское восстание. Чтобы его вызвать, необходимы сильные репрессии против китайского народа. Уничтожение британских Ротшильдов - это более чем веская причина для организации масштабной карательной операции. И чем сильней будут зверствовать каратели, тем большим будет гнев китайского народа.
  Вторым резоном в пользу такого покушения, мой респондент считал необходимость в создании хаоса в мире финансов. Оставшиеся без хозяина капиталы, постараются прибрать к рукам французские и австрийские Ротшильды, что совсем не устроит британцев. Поэтому, противоречия между ведущими капиталистическими странами обострятся настолько, что вероятность возникновения мировой войны, которую предсказывали основоположники марксизма, будет велика. А занятым войною хищникам станет не до Китая.
  Третьим резоном в пользу своих действий он считал ослабление Японии. До сего момента Японию кредитовали в основном британские Ротшильды и частично американские банкиры. Но с Америкой японцы поссорились, а капиталы Ротшильдов могут найти совсем иное применение. Поэтому, развитие Японии может сильно притормозиться, а это отрицательно скажется на её боевой мощи.
  Прав мой респондент или нет - время покажет. Но вот то, что беспощадный китайский бунт не скоро подавят, видно невооруженным взглядом. Мой МИД осаждают послы европейских стран, умоляя вмешаться в китайские дела вооруженной силой. Мне их настойчивость понятна. Только три страны могут сейчас выделить для подавления восстания ихэтуаней крупные силы: Россия, Япония и Корея. Прочим странам придется перебрасывать свои войска вокруг света. Что влетит в хорошую копеечку. В несколько лучшем положении находятся британцы. Они сейчас готовят переброску австралийских, новозеландских и индийских войск. Но и это достаточно дорого для них. А что говорить о Португалии, у которой возникли проблемы в Макао? Вот меня и пытаются склонить к участию в этой войне. А я в свою очередь уверяю просителей о том, что Россия и так участвует в ней. В качестве доказательства я показываю дипломатам копии докладов командующего Приамурского округа о рейдах на сопредельную территорию наших казаков.
  Благодаря деятельности "злоумышленников", которые аккуратно снимали с телеграфных столбов провода, а затем столь же аккуратно выкапывавших и сами столбы, новости из Китая приходили с опозданием. Немного улучшилось положение после того, когда я распорядился о направлении в Гонконг одного из двух гидрографических кораблей, которые имела в своём составе Сибирская флотилия. Это улучшило положение со связью, ибо военные "гидрографы" имели на своём корабле не только квалифицированных переводчиков с восточных языков, но и коротковолновую радиостанцию, способную при нужде обеспечить прямую связь с Оперативным Управлением Моргенштаба. Поэтому я раньше прочих правителей получал сведения о том, что творится в Китае. А там творилось доселе небывалое.
  Подавив бунт городских низов в Гонконге, вице-адмирал Сэймур во главе десятитысячной карательной армии решил "навести порядок" в окрестностях Гонконга и Макао. На его беду, правительство Цыси сослало командовать войсками провинции Гуандун толкового генерала. Звали этого генерала Не Шичэн. И имел этот генерал ту же самую задачу, что и англичане - подавление бунта местного населения.
  . В целом, Не Шичэн не отличался стремлением к участию в политических интригах, по своим взглядам он был консерватором. Но сейчас Не Шичэн оказался в двусмысленном положении. С одной стороны, командуя провинциальными войсками, он охранял интересы династии и готов был решительно преследовать мятежников, нанося им существенные потери. Но давление антииностранной группировки в правительстве империи Цин заставляло его не проявлять большой активности. С другой стороны, он, как патриот своей страны, не мог смириться с прямой агрессией британцев, Будучи направлен для охраны железных дорог в провинции от нападений мятежников-ихэтуаней, Не Шичэн был вынужден войти этими мятежниками в соглашение и вступить в бой с карателями. Столкновение между британцами и китайцами произошло в окрестностях горы Байюньшань, что находится на территории города Кантона. В распоряжении Не Шичэна было 12 тысяч солдат китайской армии. Уже в окрестностях Кантона, к нему присоединились отряды повстанцев, которые возглавлялись местными анархистами. В общей сложности Гуандунский корпус располагал 50 тысячами человек живой силы сомнительной боеспособности. Войска британцев тоже были далеко не первосортными и численно уступали противнику раз в пять. Тем не менее, этого хватало для победы над плохо организованной и ещё хуже вооружённой сборной солянкой. Исход сражения при Байюньшне определили способности Не Шичэна. Формально, сражение закончилось ничейным результатом. По докладу Сэймура британцы в ходе этого сражения потеряли 117 человек убитыми и 409 ранеными. Китайцы же одними убитыми потеряли около пяти тысяч человек. Так это или нет, но британцы почему то вернулись в Гонконг потеряв при возвращении большую часть обоза, а разбитые по британским реляциям китайцы, организовали сухопутную блокаду Гонконга.
  В Пекине действия Гуандунского корпуса сочли победой и вместо выговора за самовольные действия, генералу-победителю было высказано благоволение. Императорский двор к этому времени раскололся на две части. Консерваторы, которых возглавляла императрица-регентша Цыси, начали заигрывать с ихэтуанями. Нужно сказать, что гнева повстанцев сторонники Цыси боялись больше, нежели неудовольствия европейских держав. Зная про это, я поручил нашим дипломатам в Пекине организовать исход православных христиан Северного Китая в районы, которые контролировала НОАК. Этим я надеялся уберечь поверивших нам людей от неминуемой расправы.
  Вторую группировку возглавлял формальный правитель Империи Цин - император Гуансюй. Этот молодой человек только что провалил затеянные им реформы целью которых было преобразовать империю по образцу японской революции Мэйдзи. Сейчас этот император жил под домашним арестом в пекинском Запретном городе. Указом вдовствующей императрицы он был объявлен недостойным сана. Однако европейские державы продолжали признавать его царствующим государем. Именно по этой причине сторонники Цыси стремились избавиться от Гуансюя.
  Так или иначе, но успех Не Шичэна пришелся очень кстати и был непомерно раздут. Более того, он подвигнул Цыси к оказанию открытой поддержки повстанцев. В начале 1899 года она уже без всякого стеснения поддерживала бунтовщиков:
  
   - Пусть каждый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков от грязных рук чужеземцев. Донесём эти слова до всех и каждого в наших владениях.
  
  Это были не просто слова. Выполняя её приказ, Бэйянская правительственная армия пропустила отряды ихэтуаней в провинцию Чжили. Где повстанцы и занялись своим любимым делом: уничтожать европейцев и китайских христиан. Естественно, что должна была последовать реакция со стороны европейских держав. Она и последовала. Началась переброска британских, португальских, французских и германских войск в Китай. К весне британцы собирались перебросить в Китай не менее 30 тысяч солдат. Пять тысяч солдат планировали иметь в Макао португальцы. Десяток тысяч - французы. Немцы и австрийцы - по тысяче человек. Но наибольшие надежды европейцы возлагали на японские войска, которые уже были сосредоточены в нужном месте и в достаточном количестве. Надавив на японцев, англичане своего добились. Теперь Квантунскую армию вместо боёв с НОАК, ждало наступление на Пекин, с целью снятия блокады Посольского квартала, которую установили отряды повстанцев.
  Итак, Оставив в покое НОАК, японские кадровые дивизии начали наступление в направлении китайской столицы. Как раз оно и послужило поводом для того, чтобы к ихэтуаням присоединились китайские войска, которыми был убит советник японского посольства Сугияма. Тем временем, в кипящей страстями столице, артиллерия повстанцев открыла огонь по дипломатическим посольствам европейских государств. В ходе обстрела погиб германский посол Клеменс фон Кеттелер Понимая, что такого ей не простят, Цыси пошла до конца и добилась объявления войны всем участвующим в интервенции государствам.
  Война набирала свои обороты. 1899 год обещал быть жарким. Что там сложится и как, было не очень ясно. Но вот то, что англичанам сейчас не до войны с бурами, я прекрасно понял. И американцы начинали терять интерес к войне с испанцами. И если в Китае процесс кровопролитие набирал обороты, то в Вест-Индии он прекратился, толком не начавшись. Боевые столкновения в этом регионе практически отсутствовали. Говорить о потерях было тоже смешно. Откуда им взяться, если испанская и американская армии так и не соприкоснулись в бою, а с кубинскими повстанцами вела переговоры Международная Миротворческая миссия? Не явилась в Карибское море и испанская эскадра. Поэтому к моей досаде, показательного сражения между американским и испанским флотами не произошло. Испанская эскадра по прежнему пребывала в метрополии и устраняла с помощью немцев и французов выявленные недостатки. А американский флот больше ремонтировался, чем ходил в море. Это не шутка. Тайные диверсии офицеров нашего флота наносили не столько существенный, сколько досадный ущерб американцам. Разошедшиеся не на шутку Скорин и Бондарев организовали немало удачных поджогов на флотских базах. Завербованных ими поджигателей из местных жителей, портовая полиция весьма оперативно вычисляла и вылавливала. Но на смену пойманным, всегда находились новые любители английского золота. И тогда американские газеты сообщали о новых пожарах на угольных и вещевых складах. А один раз возник пожар на пароходе, вставшего под разгрузку с грузом чилийской селитры. Можете себе представить, насколько повезло американцам, что пожар был потушен в самом начале.
  Но страдали не только береговые объекты и коммерческие грузы. Досталось и боевым кораблям. Броненосец "Орегон" и крейсер "Бруклин" вынуждены встать на ремонт машин после того, как в их топках рванули замаскированные под куски угля мины. Но и это не всё. Помимо ущерба, связанного с ведением боевых действий, были сообщения судоходных кампаний о гибели судов на выставленных испанцами минах. Вот последнее было наглой ложью судовладельцев, которые рассчитывали на получение страховки взамен утопленных старых "корыт". В моём времени частные судовладельцы и не такое проворачивали. Во время Первой мировой они быстро пришли к выводу, что терять корабли с грузом не менее выгодно, чем доставлять груз в порт назначения в целости и сохранности. Именно поэтому британское адмиралтейство слишком поздно сумело ввести систему конвоев. Здесь творили то же самое, только в меньших масштабах. Нашлись и такие прохиндеи, которые нагло уверяли о том, что были атакованы в море испанским водобронным миноносцем. Который существовал лишь в замысле месье Джевецкого, да в богатой фантазии мошенников. Ложь эту конечно разоблачили, но дело своё она сделала: цены за перевозку военных грузов начали расти. Это не было критичным для правительства САСШ. Вот только всё равно пришлось мириться с испанцами. Причем, не по своей воле.
  Ближе к апрелю 1899 года, Сергей Юльевич Витте доложил мне о существовании некого "Плана Ротшильда". Это был план не покойных британских Ротшильдов, а продолжающих здравствовать французских Ротшильдов. Согласно этого плана, Испанию уговаривают предоставить Кубе и Пуэрто-Рико автономию. Боевые действия с повстанцами прекращаются и на замирённых территориях проводятся демократические выборы в местные Кортесы. Именно эти самые Кортесы совместно с испанскими представителями вырабатывают местную конституцию, которая утверждается испанским монархом в качестве основного закона для Кубы и Пуэрто-Рико. В дальнейшем над этими территориями устанавливается совместная опека со стороны участвующих в мирном процессе стран. Кубу совместно опекают Испания и Франция, причем французы получат крейсерскую станцию в Гуантанамо, а Пуэрто-Рико будет под совместной опекой Испании и Германии. Немцы тоже получают там право на строительство крейсерской станции. Ну а России Ротшильды предлагают иной подарок: установление совместной русско-австрийской опеки над Гавайским Королевством! И это при том, что законную королеву Гавайев ещё нужно было как то вытащить из лап американских властей! А ведь кроме законной правительницы, королевы Лилиуокалани, есть ещё одна претендентка на Гавайский трон - принцесса Виктория Каиулани, которая в настоящий момент проходит курс лечения в клинике доктора Мюллера.
   Вот на кой хрен мне эти Гавайи? Да еще австрийцев мне навязывают! Да и как забрать эти острова, если лояльного к нам и даже к австрийцам населения там нет? Да и американцы давно окопались на них и выгонять их оттуда у нас нет возможностей.
  Оказалось, что всё на свете возможно, если за дело берутся Ротшильды. С кем и как они договаривались, мне это неизвестно, но на условия мира американцы вдруг согласились. Подозрительно легко согласились. Каждый получил то, что и было им обещано, Кроме России. Нет, если бы не мой отказ, то гавайские пляжи вполне могли стать нашими. Вот только не нравился мне ни этот подарок, ни американская уступчивость. Был в этом какой то подвох. И хотя Безобразовская клика всячески меня уговаривала не отказываться от таких прекрасных земель, я не стал идти у них на поводу. Что-то подсказывало мне, что меня крупно надули. А если ухвачусь за Гавайские острова, то поимею ещё большие неприятности. Нет уж, пусть лучше почтенный Франц-Иосиф единолично опекает тамошнее население!
  Предчувствие крупного провала меня не покидало весьма долго, до самого сентября 1899 года. В начале этого месяца, президент САСШ Мак-Кинли был смертельно ранен американским анархистом Леоном Франком Чолгошем. То, что это не простая выходка фанатика-одиночки, я заподозрил сразу. Похоже, что истинные хозяева страны решили избавиться от человека, который не оправдал их доверия. Павшего сменил на боевом посту вице-президент Гаррет Хобарт. После того, как я ознакомился с содержанием его послания к Конгрессу САСШ, то понял простую вещь: мною совершена крупная ошибка. В своем стремлении побольше нагадить потенциальному мировому гегемону и сделать его слабей, я перегнул палку. Неудачная война с Испанией вовсе не ослабила Америку и не пошатнула позиции экспансионистов. Наоборот, унизительные для страны результаты войны, породили жажду реванша. Учитывая, что привычка к нытью американцам не свойственна, следовало в скором времени ожидать от них какой-нибудь гадости. Как только они увидят возможность отыграться, они ей немедленно воспользуются. И ждать их ответного хода предстоит недолго. В конце 1900 года состоятся выборы нового президента. И уже им будет выбрана новая стратегия.
  Как потом выяснилось, я ошибался и в этом. Американцы действовали намного быстрей и решительней.
  
  

25. Выбор подходящего оружия

  
  Наблюдаемая мной трогательная солидарность европейских держав во время подавления восстания ихэтуаней - это ненадолго. Так как волнующие европейских заправил вопросы одним только убийством китайцев не решаются, то окончательное решение колониального вопроса произойдет в форме массового истребления самих европейцев. Происходить это истребление будет на территории Европы. Открытым остаётся только вопрос со сроками начала мировой бойни. Не факт, что она начнется в те же дни, что и в нашем времени. Всё может произойти и раньше. Или позже. Лично мне не хочется присутствовать на этом празднике смерти. Но видимо придётся. Так или иначе, но готовым нужно быть к разным вариантам развития событий. Возможен и самый худший вариант. Причем, он наиболее вероятен. Почему? Да потому что наша правящая верхушка не самостоятельна в своих действиях. Как бы я не упирался, но всегда может найтись какой-нибудь Сухомлинов, который самовольно запустит механизм открытой мобилизации. И толку его после этого стрелять? Дело то будет уже сделано. Можно конечно вычистить всю нынешнюю верхушку начисто. Люди, которые этим с удовольствием займутся, в буквальном смысле толпами по улицам бегают. Вот только и революционеры наши не самостоятельны. Они кормятся из того же корыта, что и наша правящая верхушка. Уничтожать в буквальном смысле нужно и тех и других. Вот только могильщиков нужно успеть вырастить. Да создать нужное для той войны оружие. А с этим сейчас проблемы. Я не только о железках. Люди сами по себе, это тоже оружие. В данный момент безнадёжно устаревшее. У меня в армии и на флоте полно людей, мнящих себя Наполеонами. Но стоит поставить вопрос намного серьёзней, как наши Наполеоны оказываются в лучшем случае Мак-Магонами.
  Придя к выводу, что генералитет мой давно нуждается в чистке, я призадумался о том, как это сделать наиболее безболезненно для армии. Ведь в большинстве своём, мои генералы имеют неплохой послужной список. Практически все они прошли через войну, а некоторые даже через две или три. Они имеют честно заслуженные боевые награды и что более уважаемо в моих глазах - боевые ранения. Гнать их как паршивых псов, будет несправедливо. Но удалять их нужно. Ведь в качестве оружия они морально устарели. До меня, для старых служак создавали синекуру. Но мне это не подходит, ибо такой подход разлагает армию. Платить людям за почётное безделье? Не хочу! После долгих размышлений, появилась идея создания "Военторга". Не такого, который знаком мне по советским временам. Созданный мною "Военторг" образца конца 19 века - это корпорация, являющаяся придатком Мобилизационного Управления. Вот там самое место для выходящих в тираж вояк. Чем занимается "Военторг"? Прежде всего, через него осуществляются закупки всего необходимого для армии. Но это не просто закупка. Это еще и система военной приёмки, которая осуществляет входящий контроль качества поставляемых изделий.
  Вторая функция - реализация изделий военного назначения населению. Тут нужно пояснять более подробно. Когда я ставил задачу по производству ста миллионов пар армейских ботинок, я примерно представлял, откуда я возьму сырьё для обувной промышленности. В Туркестане, на Северном Кавказе, Забайкалье и других местах, хватает народов, которые занимаются скотоводством. А это не только баранина и говядина. Это еще кожи, шерсть и овчина. Как раз то, что нужно мне для производства кожаной и валеной обуви, полушубков и постовых тулупов, меховых шапок, шерстяного обмундирования и предметов амуниции. Все это можно получить путем торговли. А что взамен? Мои кочевые поданные нуждаются вовсе не в каких то там сложных изделиях. Простенький и дешевенький ширпотреб их вполне устраивает. Обыкновенные казаны, самовары, сковороды, ножи и топоры, конская сбруя... А еще ткани и та же обувь. И не только это. Учитывая, что образ жизни у них кочевой, они не откажутся и от хорошего походного снаряжения. А заодно, испытают его в деле. А ведь это не всё. Наша армия нуждается в строевых и артиллерийских лошадях. Кому как не этим людям можно поручить выведение и выращивания коней нужных пород. Не всем конечно такое поручишь, но ведь наверняка есть у них люди, способные справиться с армейским заказом. В этом нет ничего необычного. Это Петр Великий мечтал торговать с Европой. А я мечтаю, подобно англичанам, торговать с отсталыми народами. Именно так англичане богатели и продолжают богатеть.
  Но заботят меня не только кочевые народы. Оседлые могут дать ещё больше. Но опять таки - нужен госзаказ. Я его обеспечиваю. Ведь не только обувь нужна солдату. Форму тоже кто-то должен шить. Моим распоряжением армию уже переодевают в обмундирование защитного цвета. Казалось бы: одеть-обуть миллион человек - это мизер. Большого роста производства на этом не достичь. Не спешите с выводами. Новое трудовое законодательство требует, чтобы работодатели бесплатно снабжали своих работников добротной спецодеждой и обувью. Какой именно? Дурной вопрос! Конечно военного образца. Ну а то, что она не защитного цвета, делу не мешает. Там, где шьют гимнастерки для солдат, по тем же образцам шьют рабочую одежду. Только красители применяют другого цвета. В случае войны - производство перестраивать не нужно. Только красители поменять. А в мирное время, производство живет и за счет госзаказа, и за счёт заказов частных лиц.
  Обмундирование - это не всё. Русский солдат наконец то стал спать на простынях и укрываться одеялом. Он получает теперь алюминиевую ложку и жестяную кружку, алюминиевые котелок и флягу. И эти предметы через систему "Военторга" разрешено реализовывать населению.
  Изменилось и пищевое довольствие. По примеру европейских армий, в состав пайка вошла рыба и чай с сахаром. А ведь сколько воплей было о том, что это невероятно дорого! Но ничего, я нашел, на чем можно экономить.
  Вот на эту военно-торговую деятельность я и сплавлял старых генералов. Как правило, большинство их было неплохими администраторами и хозяйственниками, поэтому о принятом решении жалеть не пришлось.
  Новых генералов предстояло ещё вырастить из тех поручиков да капитанов, которыми я располагал в настоящий момент. А с ними была проблема. Если материальное положение генералитета было таким же, как у их европейских коллег, а полковники наши даже превосходили в этом плане полковников европейских армий, то с младшим офицерским составом было все непросто. За последние 20 лет он основательно обнищал в прямом смысле этого слова. По словам Ванновского, даже кабацкий сиделец имел доход больше офицерского. Именно нищета способствовала тому, что только треть офицеров было женатыми людьми. Прочим содержать семью было не подъёмно. Позволить себе женитьбу можно было только после выхода в отставку. Но и женам офицеров стоило посочувствовать. Как правило, они сами происходили из небогатых семей и дополнительными доходами в виде поместий похвастаться не могли. Тоска и беспросветность! Не просто так Куприн писал свой "Поединок". И как тут требовать с человека полностью отдавать себя тяжкой службе, если избавление от неё принесёт ему заметное улучшение материального положения? Вот потому я и изыскивал средства на повышение жалования младшим офицерам. Повышения выходили мизерными, но зато каждый год. Ободрило ли это людей? Пока непонятно. А вот ропот насчет неподъёмных требований возник. Был он результатом принятого мной решения о образовании "Лужской шкуродёрни". Начиная с 1898 года, невозможно было выйти на батальонный уровень командования, не пройдя через неё. А ведь и полковое звено прогоняли через "шкуродёрню".
  Но всё это вопросы организационного плана. Но был не менее сложный вопрос о вооружении армии новыми стрелковыми и артиллерийскими системами.
  Тут все зависит от взглядов на то, какой будет грядущая война. Именно о ней я и веду разговор с братом Георгием. Дело в том, что начиная с этого года, ему предстоит возглавить Генеральный Штаб. Которого кстати ещё нет. Есть Главный штаб. Который является чисто административным органом, а не органом управления ведением боевых действий. Почему Георгий? А мне сейчас некого ставить на этот пост. В предыдущие года Георгий неплохо показал себя на посту Московского генерал-губернатора. Так как он является наследником престола, а мир скатывается в сторону большой бойни, то получить необходимый опыт военного строительства и управления войсками, наследнику будет полезно. Все-таки он заочно прошел курс АГШ и учился не абы как. Ну а что ему непонятно, так на то я есть. Вот я ему и объясняю некоторые вещи.
  
  - Сейчас в моде концепция маневренной войны. Не потому, что это наиболее правильный способ ведения войны, а потому, что он менее затратный. Победа достигается не мощью огня, а в основном стремительным движением войск, с целью быстрейшего захвата у врага необходимых для войны ресурсов. Это в идеале. На самом деле тут тоже стрелять придется. Но стрельба стрельбе рознь. Если ты прочно удерживаешь в руках инициативу, то ты всегда и во всем опережаешь противника. А значит, он нигде не успевает создать прочной обороны. Для преодоления его сопротивления, тебе не нужны ни большие калибры, ни огромные обозы с боеприпасами, ни гигантские мобилизационные запасы. Французы так вообще на это уповают. Элан и только элан! Именно он решит все твои проблемы!
  Эта идея нравится и правительствам всех стран. Не только французам. Все хотят воевать быстро и дёшево, малой кровью и не на своей территории. Поэтому, везде принята стратегия сокрушения, а о стратегии истощения даже думать запрещено. Ибо это слишком дорого! А значит - богомерзкая ересь!
  - Как то необычно ты всё это излагаешь, - задумчиво промолвил Георгий, - Но ведь раз ты так говоришь. значит считаешь это неправильным?
  - Именно так Жорж! Банкиры не читают Клаузевица. А он предупреждал, что невозможно сокрушить силы противника одним-единственным, даже очень сильным ударом. На этом погорел Наполеон. Вовсе не частные ошибки явились причиной его поражения. Даже если бы он выиграл все сражения, то всё равно он проиграл бы саму войну. Потому что она стала затяжной. Он конечно после каждой победной кампании заключал мир, но долго такой мир не длился и всё начиналось заново. Его подловили на стремлении всё решить одним единственным ударом.
  - Ники! А как же пруссаки? Садовая, Седан и Мец.
  - Так всё кончилось для них чудесно лишь потому, что у австрийцев не выдержали нервы, а у французов случилась Коммуна. Но в той же Франции им всю игру испортил Леон Гамбета со своей перманентной мобилизацией. Не будь Коммуны, французы закидали бы тевтонов трупами, но войну бы закончили в Берлине. Именно действия Гамбеты заставили встревожиться Мольтке. Для длительной войны у немцев тогда ресурсов не было. А у французов они были.
  
  А тут ещё мой "Бельгийский проект", о котором не всякому расскажешь. Георгию я доверял и потому посвятил его в часть этого плана.
  
  - Смотри сюда Жорж! - говорил я ему, расстилая на столе карту. - Я исхожу из того, что война между тевтонами и французами рано или поздно начнётся. То, что нам известно о германской армии, говорит о том, что сидеть и ждать французского удара она не будет. Вопрос только в одном: каким образом немцы постараются победить? Подозреваю, что повторять Седан они не станут. Понимают ведь, что французы многому со времён последней войны научились и готовы встретить немцев должным образом. Хоть французы и не уделяют вопросам обороны должного внимания, но остановить наступление немцев на линии своих крепостей они сумеют. Немцам это тоже понимают. А ещё все прекрасно понимают, что провал наступления чреват затяжной войной. К которой никто не готов. Которая разорительна, а потому про неё военным и думать запрещено. А раз так, то немцы попробуют перехитрить французов.
  
  И я вкратце обрисовал Георгию известный мне "План Шлиффена". Внимательно меня выслушав, Георгий однако заметил, что нарушение нейтралитета Бельгии чревато вступлением в войну Британии. Ведь именно Британия является гарантом нейтралитета этой страны.
  
  - Тем не менее Жорж, немцы рискнут. Других вариантов закончить войну в краткие сроки у них просто нет.
  - Есть Швейцария.
  - Она им не подходит по условиям местности. Бельгия предпочтительней.
  
  Георгий призадумался ненадолго, а потом заявил, что по его мнению, бельгийцам эта война совсем не нужна, поэтому им проще сразу капитулировать, а не спасать Францию. Как вариант - выступить на стороне немцев, просто пропустив их войска через свою территорию и снабжая их в дальнейшем всем необходимым. Участие в боевых действиях самой бельгийской армии при таком варианте необязательно.
  
  - Жорж! Ты не учитываешь одного: деньги дороже людей. Поэтому бельгийцы будут плакать сперва о деньгах, а уже потом о людях. Так что при вторжении немцев, они будут воевать из одной только боязни быть ограбленными.
  - Ники, но ведь если бельгийцы заранее подготовятся, то немцы могут отказаться от этого плана.
  - Могут. Поэтому бельгийцы должны быть сильны, но со стороны это не должно быть видно.
  - Брат! Но зачем тебе такие игры?
  - А затем, что я хочу вести войны чужими армиями и платить за них чужими деньгами. И я не понимаю, зачем гибнуть русскому солдату, если это прекрасно сможет сделать бельгийский солдат.
  - Но ведь это будет подло в отношении ничем не повинных бельгийцев!
  - А спасать французов за счет русского народа не подло? Какой смысл нам в этом? Отдыхать в Ницце, принадлежащей немцам можно будет ничуть не хуже, чем в Ницце французской. От перемены хозяев, шлюхи хуже не бывают! Вот и пусть за этих шлюх погибает кто угодно. А русский солдат если и будет погибать, то лишь за родную Дуньку.
  
  Итак, в чём суть моего "Бельгийского проекта"? А в том, что бельгийцы должны обрести новые возможности для эффективного сопротивления чужеземному вторжению. Причем, этот эффект должен не просчитываться заранее.
  Взять такой вопрос, как осада крепостей. Немцы к сокрушению крепостей прекрасно подготовятся. Их осадная артиллерия наверняка будет лучшей в мире. Вот только хорошо она себя покажет в одном случае: если осажденным нечем ответить. Осадная артиллерия во всём мире рассчитана на безнаказанный расстрел, а не ведение артиллерийской дуэли. Вести артиллерийские дуэли бельгийцы вряд ли сумеют. Но это и не обязательно делать. Исходим из того, что осадные орудия плохо подходят для борьбы с авиацией. А с зенитным прикрытием войск и объектов дела у всех армий мира обстоят неважно. В этих условиях, полк самолётов, аналогичных ПО-2, способен помножить на ноль орудия самых страшных калибров. Авиация к тому времени будет достаточно совершенна для того, чтобы выполнять похожие задачи. При мощности мотора в 125 лошадиных сил, обычная этажерка сможет поднять в воздух 450 кг полезного груза. Проверено на практике во время Варшавского восстания в 1944 году. А 450 кг авиабомб - это в полтора раза больше, чем поднимал в воздух Ил-2. Точность удара? Лучше чем у Ю-87. Прицельные приспособления? Обычная прорезь в плоскости с нанесенными на ней рисками. И бомби ты супостата круглосуточно! До 13 боевых вылетов в течении ночи! Тоже проверено на практике. Не только осадные орудия. Позиции полевой артиллерии тоже можно обработать. А ещё круглые сутки кошмарить вражескую пехоту, сбрасывая бомбы на огонёк сигареты. И всё это проверено на практике. Моя забота не в том, чтобы у бельгийцев оказалось нужное число самолётов. Завести авиацию они и без меня заведут. Главное - освоить боевое применение "этажерок". Стоит подумать, под каким соусом преподать им необходимые уроки. Спортивные состязания какие-нибудь выдумать? Типа, галантные летуны кидают букет цветов прекрасным дамам? Или доставка почтового отправления прямо в руки? Ладно. Время есть, что-нибудь придумаем. Тем более, что есть у меня для немцев и друге сюрпризы. Вы ребята фирму Нагана уже списали со счетов. А вот я нет. Пока ещё живы братья Наганы, я использую этот фактор на все 500%! Каким образом? Весьма простым!
  Чтобы понять моё отношение к Наганам, следует понять моё отношение к Бельгии. За что я люблю Бельгию? За то, что она не является великой державой. Но при этом является хорошо развитой страной. Примерно такое же отношение у меня к Швейцарии. Ведь не просто так я разрешил швейцарским кампаниям иметь свой торговый флот. Взамен я от них много чего получу чудесного. Например, прекрасную швейцарскую оптику. Я прекрасно знаю, что "Карл Цейс Йена" у всех на слуху. Это действительно короли в своём деле. Но "Лейка" тоже неплохая фирма. Так почему бы ей не открыть филиал своей фирмы где-нибудь в Свердловске. Ой! Простите господа! Я как то забыл, что Уральский Оптико-механический завод внезапно переместится из Свердловска в Екатеринбург.
  А швейцарские часы? Почему бы их не производить где-нибудь в Чистополе? Назвать их можно иначе. Например "Воинские" или "Офицерские". Главное, что со временем имеем точные механические системы отечественного производства. И подготовленные с помощью швейцарцев рабочие кадры. Как ни крути, но производство наручных часов - вещь полезная. Изначально они создавались исключительно для женщин и офицеров. Но если для баб это удобный и прикольный аксессуар, то для офицера - важный инструмент для работы на войне. Именно часы, наряду с картой, телефоном и биноклем являются главным его оружием.
  Вот и братья Наганы. Кто это такие? По сути дела, это неудачники, которым сильно не повезло. Возиться с винтовкой Нагана наша армия не захотела. С револьвером того же имени тоже случилась засада. На вооружение принят, но не производится. Обходимся пока что "смит-вессонами". В общем, задумались ребята о прекращении производства оружия и о начале выпуска автомобилей. А мне это надо? Совсем не нужно. У ребят есть не только собственные мозги. У них к этим мозгам есть еще и фабрика с квалифицированным персоналом. Так пусть продолжают работать над оружейной темой! И не только в Бельгии. В Коврове тоже можно хорошо поработать. На совместной конечно основе. Почему они? А потому, что они не гиганты и диктовать свои условия долго не сумеют. Им чтобы выйти на приличный уровень нужен крупный заказ. Так он и будет. От меня. Эту тему я обговариваю с Потаповым и "Иоганом Вайсом".
  
  - Николай Александрович, - рассуждал Потапов, - я понимаю, что авиация должна притормозить немецкий блицкриг. Но ведь наличие на складе у бельгийцев авиабомб, немцы отследят заранее.
  - А это как подать. Производитель будет знать, что эти бомбы заказали русские для своих дирижаблей.
  - У нас будут дирижабли?
  - Конечно будут! Немного. В год будем строить по дирижаблю. Сперва мягкие. Потом полужесткие. До жестких наверное не успеем дойти.
  - Стоп! - вмешивается в разговор "Иоган Вайс", - а зачем они нужны? Полтора десятка дирижаблей погоды не сделают.
  - А это как смотреть. Вести аэрофотосъёмку местности - топографы и разведчики это весьма оценят. Ну и где-нибудь в глухом безлюдном месте они будут бомбить учебные цели. Моим Тотлебенам, Величко и Карбышевым нужно оценить воздействие свободно падающих бомб на здешние фортеции. А оно отличается от воздействия артиллерийских снарядов. Пятидесятикилограммовая бомба - аналог шестидюймового снаряда, а перекрытия и козырьки крушит как десятидюймовый снаряд. А ведь есть ещё "сотки". Так что дирижабли показываем, а аэропланы в этой роли не светим. Главное - мои фортификаторы придут к выводу о ненужности крепостей. Ну а тевтонам сюрприз в самый неподходящий момент.
  
  Для того. чтобы это было, мне предстоит организовать хитрую фирму. Я даже название придумал ей: "РосБельАвиапочта". Зарегистрируем её на территории бельгии и заключим с ней контракт на почтовые перевозки. От бельгийцев - зиц-председатель Фунт с верной секретаршей и бухгалтером. Ну и летуны конечно. Прочее - от нас. А причем тут фирма Нагана? А при том. Она заживет новой жизнью. Головные предприятия, совсем небольшие - на территории Бельгии, а филиалы, в разы крупнее головных фабрик - это на территории нашей империи. Фирма стане многопрофильной. Запчасти для самолётов, авиабомбы, да и оружейную тему оставлять не след. Разве плохо получить заказ на разработку пулемёта? А с пулемётами у меня всё сложно. Мои генералы правильно определили назначение "максима": оружие чисто оборонительное и непригодное для маневренной войны. То, что пулеметную батарею выгодно иметь в обороне - ясно всем. А в качестве оружия для маневренной войны его сочли непригодным. Слишком дорогая и громоздкая вещица. Так я и без них это знаю. Самый главный козырь "максима" - это оружие бесконечной стрельбы. Теоретически конечно. Но и практика недалека от теории. Пока есть в кожухе вода, ствол не перегреется. В нашем времени "максим" давно уже не является оружием пехоты. Но в УРах его будут использовать очень долго даже в 21 веке. Так что крепостной вариант "максима" получил одобрение. А вот полевой вариант... Сомнения грызли не только моих генералов, но и меня самого. Альтернативой "максиму" мог стать пулемет Мадсена. Мои кавалеристы просто настаивают на том, чтобы именно его приняли на вооружение. Да и мне он тоже нравится. Но с ним не так всё просто. Как раз с нашим патроном он не очень хорошо работает. Не только с патроном. Наш солдат пулемёту Мадсена тоже не подходит. В общем, это оружие не для сиволапых. Сейчас, пока в моём распоряжении кадровая армия, выучить работать с этой машинкой можно любую деревенщину. Времени на это хватает. Но стоит вручить этот пулемет мобилизованному крестьянину - жди проблем. А у меня и помимо этого проблем немало.
  Поэтому простой в освоении и производстве ручной пулемет - это то, что нужно товарищу Сухову против Чёрного Абдулы. Так почему бы этим не заняться Нагану совместно с нами? Быстро нужный нам результат у него конечно не получится, но слишком быстро и не нужно. Мне нужно не только насыщение своей армии достаточным количеством ручных пулеметов. Мне ещё нужна высокая насыщенность этим оружием бельгийской пехоты. Причем, насыщение пехотных порядков ручниками должно произойти в самый последний момент. А как это сделать? По щучьему велению это не выйдет. Заранее готовиться? Конечно заранее! Но и немца еще нужно с толку сбить. На что смотрит любая разведка, когда оценивает армию будущего противника? На текущее состояние дел и на официально принятые к исполнению планы развития вооруженных сил. Но есть у меня то, о чем здешние разведчики думать совсем не будут. За мной стоит опыт мобилизации двух мировых войн. Это я буду учитывать то, что здесь учитывать ещё не научились. Потом конечно научатся, но это будет потом.
  Итак, что будет видеть германская разведка? Много чего, но наличие ручных пулемётов в каждом пехотном отделении бельгийской армии она не увидит. Потому, что их нет и не планируется иметь. А вот их наличие на заводском складе фабрики Нагана в Льеже, они если и увидят, то не учтут. Потому что это "русский заказ". Совсем не для бельгийской армии. Вот только в отчаянной ситуации бельгийцам будет плевать на священную частную собственность. Расхватают они эти пулемёты и создадут такой плотный огонь, что германской пехоте придется несладко. А кстати, почему только пулемёты? Кое-какое инженерное имущество тоже придётся кстати. Тут только стоит хорошо спланировать номенклатуру изделий, количество их и сроки выпуска. Вот тогда вся эта "неучтёнка" и сработает как нужно мне. Немцев это не остановит. Но притормозить получится. Потом немцы справятся с этой проблемой, но дорогое для них время они потеряют. Вместо войны до "осеннего листопада" они получат длительную мясорубку наподобие Вердена. И уж точно им будет в этот момент не до России. У них как и у всех, возникнут проблемы с теми же патронами.
  Ох уж эти патроны! Можно увидеть связь между финансовыми и производственными возможностями и планами быстротечной маневренной войны, которую исповедовали все европейские армии. Предполагалось вести боевые действия заранее созданными запасами при условии пополнения их продукцией имевшихся патронных заводов. При таком подходе ни одна страна просто не должна была выдержать долгой войны. Длительность ее так и определяли - от двух до шести месяцев, в худшем случае - год. Согласно последним подсчётам, ожидаемый расход составлял 50 миллионов патронов в месяц. И то, мои генералы считали эту цифру завышенной раза в три. У меня на этот счёт было иное мнение. Для шести месяцев маневренной войны этого может и хватить. Проблемы начнутся тогда, когда армии исчерпают свои наступательные возможности и противник сумеет создать устойчивую оборону. Вот тогда и начнется воистину веселая жизнь! Расход одних только винтовочных патронов сразу увеличится раз в семь. Но это мне известно. Но ведь не сошлёшься на свои особые источники информации в разговоре с тем же Жоржем! Приходится делать тупую рожу и отдавать приказы, в разумности которых у исполнителей имеются сомненья.
  
  

26. Хорошего будет много!

  
  "Неизвестные отцы" для американцев перестали быть неизвестными. А как тут сохранишь инкогнито, если увёл из под самого носа американских финансистов двести миллионов долларов? Таких парней в тайге не спрячешь. Про двести миллионов мне доложила моя собственная служба безопасности. Да Горацию Гинцбургу с его жалкими двадцатью миллионами до этих ребят далеко.
  А американцы тем временем побыв какое то время в расстроенных чувствах, решили поправить своё положение. Разработав новый план действий, они немедленно приступили к его исполнению, выйдя на контакт не с кем-нибудь, а с моими покровителями. Об этом меня проинформировал Василий Иванович.
  
  - Сейчас в Петербурге находится некий Чарльз Фэрбэнкс. Кто такой? Пока что сенатор. Но возможен вариант, что скоро станет вице-президентом.
  - И какие такие личные дела появились у сенатора в нашей столице?
  - Дела его не назовешь личными. Сплошь и рядом казённые. А поручено ему через меня довести до вашего величества некое весьма интересное предложение, - начал рассказывать "неизвестный".
  
  То, что я услышал, не лезло ни в какие ворота: американцы надеялись заключить с нами союз, направленный против Японии! Причем, в том варианте, в котором они его задумывали, речь шла вовсе не о кратковременном соглашении. Какое там кратковременное? Соглашения такого рода действуют десятилетиями и просто так их не расторгнешь.
  
  - Они сейчас стремятся улучшить свои позиции в северной части Тихого океана. Сделать это посредством войны с Испанией у них не вышло. Только хуже себе сделали. Поэтому и делают ставку на союз с Россией.
  - Мы должны им таскать каштаны из огня?
  - Я бы так не сказал. Им в первую очередь нужны в качестве базы Гавайские острова. Но после того, как их оттуда пнули, они согласны умерить свои аппетиты и ограничиться одним только островом Оаху. На остальную территорию Гавайского королевства они претендовать не станут.
  
  В принципе, вполне разумно. И я понял, почему американцы подбивают клинья именно ко мне. Мой отказ от получения мандата они восприняли как отказ идти на конфронтацию с Америкой. Это им понравилось. С другой стороны, наличие на островах австрийского гарнизона создавало им некоторые трудности. Впрочем, способ решения проблемы они нашли. Вернув по требованию европейских держав трон королеве Лилиуокалани, они начали её подбивать на борьбу за полную независимость Гавайского королевства от европейских держав. Правда, была одна проблема: законная наследница престола принцесса Виктория Каюлани, сейчас поправляла своё пошатнувшееся здоровье в Крыму. В клинике доктора Мюллера. То есть была целиком и полностью в нашей власти. Американцев это конечно слегка беспокоило, но с другой стороны, это можно было использовать к своей выгоде. Каким образом? Подобрать принцессе подходящего мужа. Официально её женихом был принц Давид Кавананакоа, который приходился ей кузеном по материнской линии. Но он не устраивал американцев, поскольку они подозревали в нём британского агента. Их больше устроил бы в качестве принца-консорта мой брат Михаил, не имеющий никакого влияния в гавайском обществе.
  
  - Погодите Василий Иванович! Тут что-то не то. Допустим моя семья даст своё согласие на подобный альянс и Виктория Каюлани, приняв православие станет какой-нибудь Лукерьей Николаевной, превратившись заодно в великую княжну Дома Романовых. Вот только кто сказал, что у Михаила Романова не будет всяческой поддержки со стороны России? Они ведь должны это понимать. Почему бы им не сделать подобного предложения Габсбургам? У тех точно нет возможности отстаивать свои интересы в этом регионе.
  - А потому и не хотят с Габсбургами иметь дело, что понимают - за Габсбургами стоят Гогенцолерны. А Германия сейчас сильно укрепилась на Тихом океане. Её Восточно-Азиатская эскадра в данный момент сильней американского флота на Тихом Океане. Зато Россия по их мнению никогда не будет слишком сильной для того, чтобы мешать Америке. При этом, Россия достаточно сильна, чтобы в союзе с Америкой бороться за свои интересы в этом регионе.
  
  Итак, возведение на гавайский престол подходящей династии - это только первый шаг. Следующим шагом должно стать образование военного союза на постоянной основе. Фэрбенкс огласил список желательных для Америки союзников. По его мысли, в состав Организации Северотихоокеанского договора должны входить Америка, Россия, Корея и Гавайи. Причем, чтобы преждевременно не дразнить гусей, американцы окажут королевству помощь в создании собственного флота. Нет, новейших кораблей они гавайцам строить не станут, но сплавить им часть своего старья согласны. Впрочем, не только своего, но и нашего.
  
  - А что получит взамен Россия? Кроме нового геморроя.
  
  Оказывается, что Василий Иванович оговорил и этот вопрос. Поскольку заиметь базу в Пирл-Харборе американцам в ближайшее время не светит, они не против, чтобы там была база гавайского флота и нашего Морвоенторга. И чтобы американские корабли имели право использовать эту базу в качестве промежуточного пункта на пути к Китаю.
  В отношении Кореи дела обстояли ещё интересней. Вкладываться в её развитие американцы согласны, если правительство королевы Мин согласится войти в планируемый союз. Фэрбэнкс понимает, что склонить Корею к этому союзу без поддержки России не выйдет, а потому в качестве вкусных плюшек нам предлагают инвестиции в развитие наших дальневосточных портов. Если выйдет договориться по всем пунктам, то в случае конфронтации с Японией, противостоять ей на море будет не слабая Сибирская флотилия, а объединённый флот стран Договора.
  
  - Это мне понятно, но Василий Иванович, я не верю в благотворительность. Что они на самом деле хотят?
  - А хотят они, Николай Александрович Китай. Не весь конечно, а лучшую его часть. Северные, менее развитые территории Китая, которые примыкают к нашим границам, они согласны считать зоной нашего влияния. Но остальная территория - это американский бизнес.
  - А чего им так важен Китай? Там же нищета живет.
  
  Оказалось, что видимая всем нищета населения, не означает бедности самой страны. Китай богат. Тут следует сравнивать ВВП. У Англии и Франции он соответственно равен 184 и 117 миллиардов долларов в ценах 1990 года. ВВП России составляет 154 миллиарда долларов. У здешней Индии он равен 170 миллиардов долларов. То Индия богаче таких стран как Россия или Германия! Не случайно англичане ревниво относятся к попыткам кого-либо закрепиться рядом с Индией. Там есть что грабить. Вот они и нервничают. Но гораздо больше можно награбить в Китае. Его ВВП составляет аж 220 миллиардов долларов. Вот ему и не дают покоя. Потому там сейчас и идет война с европейскими державами. Раньше американцы тоже были не прочь пограбить Китай. Но сейчас планы пересмотрены. Вместо наглого грабежа предлагается аккуратная стрижка. А раз так, то от участия в интервенции Америка оказалась. Более того, она собирается оказать поддержку китайцам. Но не всем китайцам. Потому что единый Китай им не нужен.
  
  - Так он Василий Иванович и так не един сейчас. Вы в курсе того, что там сейчас творится?
  
  Василий Иванович конечно был в курсе последних событий, хотя новости из Поднебесной доходили с большим опоздание. Япония как всегда отличилась. Буквально месяц назад, японскими войсками после ожесточённых боёв был взят Пекин и деблокирован Посольский квартал. Императрица Цыси накануне штурма покинула императорский дворец и бежала из Пекина. За императрицей Пекин покинули все части китайской армии.
  Одновременно объединенная эскадра союзников под флагом Адмирала Сеймура взяла штурмом форты Дагу. Правда, благодаря работе хунвейбинов председателя Ли, остатки китайского флота не приняли участия в битве, а заранее ушли в Корею и там интернировались И кому эти корабли достанутся после войны, никакой ясности не было. И не было её потому, что совершенно непонятно стало: кто на самом деле правит Китаем? Вдовствующая императрица Цыси, бежав в Маньчжурию, прихватила с собой младшего брата императора Гуансюя Цзайфэня и его невесту. Сам Гуансюй был взят в плен японцами. Правда, японцы держали его в плену не более суток, по истечении которых победители его вновь возвели на престол.
  Гуансюй и до этого числился законным императором. Правда правила за него вдовствующая императрица. Теперь же, освободившись от её опеки, он попал в зависимость от японцев. Чем те немедленно и воспользовались. Поэтому в данный момент в Пекине правил японский ставленник, чья власть не выходила за пределы Чжили. Как только это стало известно, начался сущий бардак. Легитимность этого правителя сразу подвергли сомнению многие. В первую очередь сами ихетуани. Не спешили его признавать и европейцы. Ну а про саму Цыси и говорить нечего. Правда и у неё возникли проблемы. Её нового ставленника Цзаофеня готовы были признать в Маньчжурии, Монголии, в Туве, но уже южнее Великой стены его по-прежнему никто всерьёз не воспринимал. Правители провинций пока что выжидали. Зато китайские генералы начали действовать. Особенно отличились генералы из клики Ма. Глава клики Ма Фусян плюнул на войну с внешним врагом и начал подминать под себя провинцию Ганьсу. Не менее чудные дела творились южнее Янцзы. Именно там американцы собирались творить своё черное дело.
  
  ПРОДА
  
  Наиболее подходящей для охмурения фигурой, янки сочли генерала Не Шичена. Он их устраивал со всех сторон. Будучи талантливым полководцем, он был весьма слабым политиком. А значит, им можно управлять. Поэтому через представителей китайской диаспоры в самой Америке начали мостить к нему мосты. Ради этого была срочно создана корпорация "Чжонгуа да лиминь", через которую Вашингтон собирался обделывать свои делишки в Китае. Хотя в правлении корпорации заседали одни китайцы, финансовые средства были американские.
  Предполагалось, что снабжаемый американским оружием Не Шичен сможет быстро стать самым влиятельным из местных генералов и подомнет под себя всех остальных. Сделав это, он наведёт приемлемый порядок в южных провинциях и обеспечит комфортные условия для американских бизнесменов. А если ему удастся выгнать оттуда европейцев то будет совсем хорошо.
  Север Китая по их мнению, должен быть зоной хаоса и продолжать сковывать силы европейских держав. Ради этого американцы согласны и там подкармливать китайцев. Но уже не так щедро. Ну а инородческие окраины Империи Цин их вовсе не интересовали.
  Получив всю эту информацию, я призадумался. Участие России в тихоокеанском подобии НАТО имело свои плюсы и минусы. С одной стороны американская поддержка дорого стоит. Тем более, что планируется не временный ситуативный союз, а длительное стратегическое партнёрство, от которого будет сложно отказаться после того, как оно возникнет.
  В первую очередь это значит, что в конфликте с Японией Россия не будет одинока. Да и японцы с британцами призадумаются. И пока американцам нужны промежуточные базы на пути в Китай, они не станут нам гадить исподтишка. Но с другой стороны, их трудно будет выгнать оттуда, где они хоть краешком зацепились.
  А велики ли в этом деле наши преференции? Того, что я хотел, удалось достичь без всякой помощи со стороны Америки. Прежде всего, удалось повысить безопасность восточных территорий за значительно меньшую цену, чем это было в моём времени. Сергей Юльевич Витте стоном стонет, что на подкормку китайских инсургентов мы тратим аж целых 50 миллионов рублей в год! И это он считает разорением? Знал бы он, во что обойдётся война с Японией! А обошлась она России в 2.3 миллиарда рублей. И это выложить пришлось в течении 18 месяцев. Зато сейчас, за пятьдесят миллионов в год, я могу воевать с японцами целых 46 лет. Чужими руками. Нет, я понимаю, что со временем придётся тратить и больше. Но выгода всё-равно огромная. Как я уже говорил, туземные армии обходятся намного дешевле. А японцы сейчас много где увязли. На Филиппинах началась партизанская война. На Тайване она там идёт уже пятый год. Да притом такая, что в Токио на высшем уровне поднимался вопрос о продаже Тайваня французам. Мол выгоды от этой территории никакой, зато убытков не счесть. В Чжили тоже не все так просто. Остатки Беянской армии и ихэтуани готовятся отвоевать Пекин обратно. И потому две дивизии не могут никак вернуться в Маньчжурию. Приходится перебрасывать резервы из метрополии. В общем, сейчас японцам совсем не до нас. Кстати, европейцы похоже тоже надолго застряли в Китае. В данный момент войск европейских стран там немного, но переброски их продолжаются. Проблема в том, что содержать даже такую группировку весьма сложно. Одна дивизия, ведущая боевые действия в Китае обходятся им как три дивизии на европейском континенте. И чем глубже они там увязнут, тем меньше вероятности того, что полыхнёт в Европе. В общем, долгосрочный союз с Америкой мне в данный момент не очень то и нужен. Но посылать её на три великих буквы я тоже не стану.
  
  - Василий Иванович! Давайте сделаем так: вы обрадуете это чучело тем, что у нас нет на юге Китая никаких интересов. Поэтому мешать американцам делать там свой бизнес мы не будем.
  - А насчет союза?
  - Объясните ему, что Россия к нему ещё не готова.
  - Я бы не стал отказываться от него. Все-таки противостоять японцам, которых поддерживают англичане...
  - На это у нас сил хватит. В случае нужды, мы просто перемелем японскую армию. Даже в схватке один на один. У японцев проблема с обученными резервами и финансами. Год войны и им некого будет послать в бой. Разве что необученное "мясо". Так что американская помощь нам не требуется.
  - Это на суше, а на море?
  - А что на море? Пусть себе господствуют. Что это им даст? Высадят десанты? Ну высадили. А дальше что? Бьются лбом об Владивостокскую крепость имея китайцев с монголами и корейцев в тылу? Пусть бьются. Вот только и этого не будет. Война в Китае - это надолго. И парой дивизий они у меня не отделаются. Вы просто не учитываете, что сейчас в Китае идёт народная война.
  
  Был ещё один момент, из-за которого я не хотел идти на создание Тихоокеанского НАТО. Американцы, влезая в Китай, обязательно нарвутся на противодействие Европы. При этом расклад будет такой: у европейских держав рядом с Китаем есть колонии. То есть базы снабжения. А американцам нужно тащиться аж от Калифорнии. А потому они обязательно втянут союзников в свои авантюры. Хотя бы в форме предоставления промежуточных баз снабжения. И что мы получим? Конфликт с европейцами. Причем не только на Тихом океане. Создать басмачей в Туркестане англичане всегда сумеют. Да и на Кавказе станет очень напряженно. Нет, мне такой хоккей не нужен. Так что позволяем американцам творить в коренных китайских землях всё, что им угодно, а сами занимаемся северными землями Империи Цин. Их кстати сейчас целых две и даже три. А нам все и не нужны.
  И тут весьма кстати пришли две шифровки. Одна из Сеула, а вторая из Маньчжурии. Наш посол в Корее Павлов сообщал о последних махинациях королевы Мин. Эта пройдошистая баба внезапно вспомнила о том, что Корея является вассалом Империи Цин. Правда, она промолчала про то, кого из императоров она считает своим сюзереном. Тем не менее, это позволило ей включить интернированные китайские корабли вместе с экипажами в состав своего флота. Четыре новейших миноносца германской постройки и два бронепалубных крейсера британской постройки, имеющие неплохо обученные экипажи, значительно усилили королевский флот. Но Мин на этом не остановилась. Блокируя поставки всего необходимого в крепость Хунчунь, она с помощью голода и взятки китайскому коменданту, добилась своего. Крепость была оставлена китайским гарнизоном и занята отрядом корейской самообороны. Что это ей дало? Контроль над теми землями Китая, что населены в основном корейцами. А у нас в перспективе появилось дополнительное прикрытие Владивостока со стороны суши. Как к этому отнеслись сами китайцы? А никак. Им сейчас не до флота и не до какой то там пограничной крепости. Других проблем хватает.
  Вторая шифровка была от Дансаранова. Он докладывал про успешное завершение эвакуации китайских православных христиан. Эти бедолаги едва не погибли в самом начале восстания. Да и в пути всякого натерпелись. А потому, у них на своих соплеменников вырос хороший такой зуб. Лидер их, отец Митрофан Цзи через моего эмиссара передает нижайшую просьбу: чтобы Россия взяла этих людей под своё покровительство и помогла им защитить себя от "ярости языческой". Сейчас, в данный момент, пользуясь отсутствием в Китае твёрдой власти, христиане селятся вдоль китайского берега Амура. Поближе к России. Отец Митрофан просит лишь о помощи оружием и присылке "достойных пастырей", ибо прежние покинули "стадо Христово" на произвол судьбы. Это он про наших миссионеров пишет. Которые спаслись сами, но не позаботились о спасении своих братьев во Христе.
  Что же, хорошим людям стоит и помочь. Оружием обеспечим. Средства на обзаведение хозяйством дадим. Даже школы можно помочь организовать. Овчинка эта стоит выделки. Деваться беженцам некуда. Назад им пути нет. Людям, которые в моём времени предпочитали отказу от веры мученическую смерть, доверять можно. А нам прикрыть границу "христианским поясом" будет весьма кстати. Вот только как с попами быть? Там нужны люди особого склада. Которые жизнь свою отдадут, но бежать от врага не станут. Такие в России конечно есть, вот только попробуй найди их среди морально сгнивших служителей. Наверное стоит кликнуть добровольцев. Такие найдутся. А если им обещать что весьма вероятна мученическая смерть за веру, то поедут туда хоть и немногие, зато те, от кого польза будет.
  Этими мыслями я поделился с обер-прокурором Синода Победоносцевым. В итоге вышел скандал. Да ещё какой!
  
  

Оценка: 5.17*371  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Обрученные зверем 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Офисные записки. КьязаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаСнежный тайфун. Александр МихайловскийНа грани. Настасья КарпинскаяТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Тайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарВ объятиях змея. Адика Олефир��Застрявшие во времени��. Анетта Политова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"