Атта Николай: другие произведения.

Сокровищница тайн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Что позволено Юпитеру и не позволено быку?"; почему "У королев не бывает ног"; на самом деле, зачем "по улицам слона водили"; "львиная доля" - это сколько?; как "выбивают дурь" и "зарывают талант в землю"; что такое "переполох" и кто такой "человек нашего круга"; и многое-многое другое...

-- Николай Владимиров (Атта Николай)
-- Сокровищница тайн,
Серия: "Аналекты"

Сокровищница тайн.

У слов память длиннее, чем у людей...
(с) Кир Булычёв.

Краткое предуведомление для дотошного читателя.



         Все мы в детстве читали и слышали знаменитую басню Ивана Андреевича Крылова: "Слон и Моська":

        По улицам слона водили,
        Как видно напоказ.
        Известно, что слоны
        В диковинку у нас...

         И никто при этом не задумывался: а зачем на самом деле по улицам водили слона? Не случайно же и не вдруг знаменитый баснописец выбрал именно такой сюжет.
         Или взять не менее знаменитое выражение: "попасть впросак". Ясно, что с кем-то произошла некая, весьма неприятная неприятность - но что он такое, этот самый "просак", и как в него попадают? 
         А вот ещё одно выражение: "львиная доля". Читаем в газете: "львиная доля выделенных на реализацию проекта средств осела в карманах у чиновников". Дело, что называется, житейское - знаменитый, не вполне психически здоровый король Людвиг II (25.08.1845 - 13.06.1886) из династии баварских Виттельсбахов построил не менее знаменитый замок Нойшванштайн. Ныне этот замок, чьё название переводится, как "Новый Лебединый Камень", любят изображать на открытках, календарях и на иллюстрациях к сказке про Золушку. Замок обошёлся Его Величеству в шесть миллионов золотых марок (48 000 000 евро), из которых непосредственно на строительство ушло только три миллиона - остальные три королевские министры, по-хорошему договорившись с главным архитектором и подрядчиками, честно поделили между собой. "Обуть" живущего в мире фантазий короля, прячущегося от министров и подданных за экраном из живых цветов, сам бог велел - но почему большая часть чего-то там называется "львиной долей"?
         И почему слово "обуть" мы так часто употребляем в значении: "обмануть"?
         А что такое "филькина грамота"?
         И кто такая "сирота казанская"? 
         Почему "орёл мух не ловит", а "победителей не судят"? 
         Как "ходят под мухой" и "остаются с носом"?
         И что такое "тайна за семью печатями"?
         Обо всём об этом, и о многом другом рассказывает наша книга...

Часть первая. Античный мир.


         Что позволено Юпитеру, не позволено быку.
         "Quod licet Jovi, non licet bovi".
         Древнеримская поговорка, в основе которой - древнегреческий миф о том, как верховный бог Зевс, превратившись в быка, украл в Финикии девушку (не то царевну, не то нимфу), по имени Европа - среди бела дня забросил красавицу на спину и, проскакав вместе с ней по морским волнам, увёз на остров Крит. Древнегреческие боги, и нравственность с правами человека - вещи, между собой мало совместимые.
         Территория Средиземноморья в своё время была колонизирована греками, а затем завоёвана римлянами. Римляне охотно учили греческий - мало того, что древние греки были культурнейшей нацией, так ещё в каждом городе, в каждой стране, куда с войной или миром приходили римские легионы, обязательно были люди, говорящие на греческом языке. Первый перевод Библии - книг Ветхого завета, поскольку Нового ещё не было, знаменитая Септуагинта (что буквально означает "Перевод Семидесяти") был сделан в третьем веке до Рождества Христова именно на греческий.
         Греческая надпись на знаменитом Розетском камне позволила Франсуа Шампольону расшифровать египетские иероглифы. 
         Словом, обе культуры, обе традиции - римская и греческая, сильно переплелись. Собственную серебряную монету - динарий, весом около четырёх грамм, римляне чеканили под афинскую драхму. Молились они каждые своим богам - но со временем римский Юпитер стал походить на греческого Зевса, римский Феб - на греческого Апполона, а римская Венера - на греческую Афродиту.
         "Что позволено Юпитеру (Зевсу), (принявшему облик быка), не позволено (настоящему, природному) быку". И физически невозможно - проскакать через море, и незачем - красть девушек. То есть, "что позволено власть предержащему, не позволено рядовому гражданину".


         Околпачить

         ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ:
         Античные рабовладельцы, римляне в том числе, испытывали чувство вины перед рабами. Поэтому раз в году рабам устраивали праздник - накрывали богатый стол, с выпивкой, с закуской, со всем, что полагается. Ни дать, ни взять - корпоратив в крупной компании. Чем богаче хозяин - тем пышнее стол, причём хозяевам полагалось самим за этим столом прислуживать.
         В Древнем Риме ежегодные праздники рабов праздновали 25-го декабря - в день, когда совершались мистерии в честь бога Сатурна (у греков - Хроноса), отца всех богов, владыки времени, покровителя урожая, а потому назывались Сатурналии. В этот день рабам надевали белые колпаки - в знак того, что раб хотя бы на один день свободен от рабства и угнетения.
         Но раб, даже в белом колпаке, остаётся рабом. Сегодня в его честь накрыт стол, сам хозяин решет ему мясо и подносит чарочку - а завтра тот же хозяин пинком под зад, плетью поперёк спины: "А ну, за работу, быдло!" (что в переводе с польского означает "скот"). Так колпак, не обязательно белый, стал символом фальшивой свободы, фальшивого богатства и фальшивого благополучия.
         ЗАМЕЧАНИЕ 1: в гладиаторы шли не рабы, как это принято считать, а свободные граждане, подобно нынешним спортсменам или звёздам шоу-бизнеса, подписавшие срочный контакт. Этот контракт можно было выкупить, заплатив работодателю неустойку. Хитрость в том, что в античном мире любая работа по найму, не на себя, а на чужого дядю, считалась рабством. Рабом считался библейский Иаков-Израиль, работавший на тестя Лавана. Зато выступать на арене, лично участвуя в гладиаторских боях, было не зазорно даже римскому императору Коммоду. Шальные деньги, как в нынешнем спорте или шоу-бизнесе, популярность, да и экзальтированные дамочки - не только старые, но молодые и красивые, крутых парней с арены страсть, как любят...
         ЗАМЕЧАНИЕ 2: под Сатурналии - праздники рабов, маскировали свои собрания первые христиане, не без основания считавшиеся в Риме "пятой колонной". Разве можно врагов прощать и кротко за них молиться? Врагов бить надо. Поэтому Рождество Христово мы сегодня празднуем 25 декабря.

         ВЕРСИЯ ВТОРАЯ:
         Невольным "автором" выражения стал мифический фригийский царь Мидас, правивший в центральных областях современной Турции незадолго до Троянской войны и обладавший даже не царским, а божественным даром попадать в разного рода неприятные неприятности. 
         Когда он был мальчиком, к нему в рот заползли муравьи, и сложили там пшеничные зёрна, украденные с царских складов. 
         Когда он стал царём, то упросил бога Диониса сделать так, чтобы всё, к чему он прикасается, превращалось в золото. (Полевой синтезатор "Мидас" в самой знаменитой повести братьев Стругацких - это именно отсюда). В итоге превратил в золотую статую собственную дочь, и едва не погиб от голода и жажды сам, потому как еда и питьё тоже превращались в золото. 
         Избавившись от "золотого прикосновения" раскритиковал бога Диониса за то, что тот слишком тихо играет на флейте. Разгневанный бог превратил его уши в ослиные. Столь не идущее царю украшение Мидас прятал под высоким колпаком с загнутым кончиком, которых с тех пор и называется "фригийским". Фригийцы своим царём гордились - дурак конечно, но наш дурак.
         Фригийские шлемы-колпаки носили так же воины Александра Македонского.  
        

        

         Львиная доля.
         Выражение, "автором" которого стал древнегреческий поэт-баснописец Эзоп, живший в шестом столетии до Рождества Христова. Оригинальные басни Эзопа до нас не дошли - мы знаем их лишь в пересказах древнегреческих, древнеримских и средневековых авторов. 
         Пошли как-то звери на охоту. А когда дело дошло до дележа добычи, вышел вперёд лев и заявил, что: 
         четверть всего добытого является его законной долей;
         ещё четверть принадлежит ему же, как царю зверей;
         ещё четверть ему просто необходима для прокормления львицы и её львят;
         что до оставшейся, последней, четвёртой четверти - что же, любой из зверей вправе поспорить с ним за неё...
         Словом, как писал живший совсем в другую эпоху британский поэт Редьярд Киплинг (30.12.1865 - 18.01.1936): "на все вопросы - один лишь ответ: у нас есть "максим", а у вас его нет...".
         На самом деле лев - самое трусливое и беспомощное животное на свете. "Царя зверей" он получил не за храбрость и иные достоинства, а исключительно за роскошную гриву. Внешние данные оценили не только люди - в львиных прайдах царит самый настоящий матриархат. Две или три девочки-львицы выбирают себе мальчика-льва покрасивее, то есть, с гривой попышнее, и заботятся о нём - охотятся, львят от него рожают...


         Сиракузы, Афины, Пасаргады...
         Задумывались вы когда-нибудь над тем, почему столь многие античные города называются во множественном числе?
         Сиракузы на Сицилии, в древние времена славившиеся своей кухней, а в наши дни памятные тем, что именно в Сиракузах жил знаменитый Архимед.
         Афины - старейшая на Земле демократия.
         Сузы, Пасаргады - древние столицы персидских царей из династии Ахеменидов. 
         Загадка объясняется просто - на самом деле это названия не городов, а живших в этих городах племён. Разумеется, сейчас мы говорим: "Россия", а не "Русские", "Америка", а не "Американцы", "Франция", а не "Французы". Зато в прежние времена существовал путь "из варяг в греки", а не из Скандинавии в Византию. 
         Но неужели тогдашние народы были настолько малочисленны, что каждый занимал только один город? 
         Дело в том, что всякий античный город - даже самый крупный, с населением в триста-четыреста, а то и семьсот тысяч жителей произошёл от маленького родоплеменного поселения осёдлых земледельцев. Окружённая частоколом деревенька, вокруг которой - возделанные поля. В каждой такой деревне обязательно был "форум" - сельский сход, "сенат" - совет старейшин, и вождь, выбираемый или пожизненно - "царь" или на определённый срок - "магистрат". Вождей могло быть и двое - так в Риме было два избираемых на год консула, а в Спарте - два избираемых пожизненно царя. 
         В случае войны с соседями все мужчины племени собирались в вооружённый отряд - "милицию".
         Полноправным гражданином такого города-государства считался только владелец средств производства - земельного участка, кузнечной или ткацкой мастерской. Работа по найму ставила одного члена племени в зависимое положение от другого - поэтому в античном городе нанять работника нельзя было ни за какие деньги. Даже в поздние имперские времена делами римских императоров заведовали их вольноотпущенники. Отсюда вполне естественный выход - рабство. При этом считалось, что свободного человека нельзя сделать рабом. Свободный, коль скоро он действительно свободен, предпочтёт почётную смерть в бою, с оружием в руках любому рабству, даже с перспективной побега или возможностью выслужить свободу у хозяина. 
         В то же время каждый член племени, помимо воинской, нёс и трудовую повинность. Если нужно было возвести новую стену вокруг города, новый храм в честь городского бога-покровителя, или прокопать оросительный канал, все горожане - даже богатые и знатные, выходили на работы. Факт, отражённый даже в Библии, в книге Неемии. При этом, если возводился храм в честь городского бога-покровителя, ставить на работы вместо себя рабов-заместителей было нельзя - ведь это могло оскорбить бога.
         Но помимо городов, названных по имени проживавшего в них племени, существовали в древности города, носившие и собственные имена. Вавилон (на самом деле "Вавили" - Врата Бога), Рим (Рома), Карфаген, Византий... Впрочем, и эти города тоже начинались с маленького родоплеменного поселения.

Часть вторая. Средневековье и зарубежная Европа.


         У королев не бывает ног...
         До того, как "король-солнце" построил Версаль, самый пышный и вычурный этикет существовал в Испании.
         Королева Мария-Луиза (12.03.1661 - 16.02.1689), жена короля Карла II (06.11.1661 - 01.11.1700), прогуливалась верхом. Лошадь понесла, королеву выбило из седла и проволокло по земле - нога запуталась в стремени. Два свитских офицера с риском для жизни спасли Её Величество. После чего, вскочив на коней, во весь опор понеслись к французской границе. Ведь им грозила, ни много, ни мало, смертная казнь за то, что они касались тела королевы.
         Другой испанский король, Филипп III (14.04.1578 - 31.03.1621) промозглым зимним вечером (какие бывают даже в солнечной Испании), грелся у камина. На скорую руку сложенный, не протопленный и не прокалённый как следует, камин коптил и дымил - Его Величество потерял сознание. Пока бегали за тем из грандов, который, согласно этикету, имел право прикасаться к августейшей особе и двигать королевское кресло, Его Величество получил серьёзные ожоги, от которых вскоре скончался.
         Молоденькую принцессу Марианну Австрийскую (23.12.1634 - 16.05.1696) выдавали замуж за родного дядю, испанского короля Филиппа IV (08.04.1605 - 17.09.1665). У Габсбургов кровнородственные браки были в порядке вещей - из-за чего они успешно сходили с ума, вырождались и ныне почти полностью вымерли. Путь невесты лежал из Вены в Мадрид, через добрую половину Европы. И в каждом городе, где останавливался королевский кортеж, юную невесту - а ей и было-то всего-навсего пятнадцать лет, ждала пышная встреча, с долгими речами, с обязательными дорогими подарками...
         Во французском городе Леоне - тогдашней столице моды, будущей королеве преподнесли дюжину пар шёлковых чулок. Выступил мэр с речью - для вас, Ваше Высочество, для ваших прекрасных ног... И тут вышел вперёд пожилой седовласый королевский мажордом: "Месье мэр запомните: у испанской королевы нет ног...".
         Его Превосходительство имел в виду, что испанская королева - существо возвышенное, занебесное, а потому у неё не может быть такой пошлой части тела, как ноги. Но наивная австрийская принцесса решила, что по приезде в Испанию ноги ей отрубят - и при всём честном народе хлопнулась в обморок. Очень неловко получилось...

         Я из тебя дурь выбью...
         Как лечили психические заболевания в средние века? Правильно - никак. Но психически больные, относящиеся к категории "буйных" могут быть опасны для окружающих? Ещё как могут, поэтому психически больных людей содержали не дома, а в подвалах монастырей.
         Смирительную рубашку тоже ещё не изобрели, тем более, что стоила одежда дорого - поэтому несчастных попросту заковывали в кандалы. А лучшим средством для удержания их в повиновении считались плеть и палка. И не раз случалось так, что после особенно хорошего удара, либо из-за вызванного побоями стресса к психическому больному возвращался здравый рассудок. Так же в наши дни психически больных лечат электрошоком.
         Хотя, может быть, всё гораздо проще. У Александра Мелентьевича Волкова (того самого, который написал "Волшебник изумрудного города") есть исторический роман "Два брата". Герой этого романа, желающий выучиться грамоте толстый, сильный и глупый купеческий сынок просит взявшегося его учить приятеля, стрелецкого сына, которого мог бы побить одной левой: "А ты меня секи!"
                 
         Мальчик для битья.
         В разговоре с начальством: "Я вам не мальчик для битья". В разговоре с приятелем после упомянутого разговора с начальством: "Нашли себе, понимаешь, мальчика для битья".
         В средние века и в новое время дворянин и офицер обязательно ходил при оружии - мече или шпаге. В Российской Империи кадет - школьник, ученик старших классов, перед тем, как выйти на улицу, вешал на пояс штык в ножнах. Юнкер - курсант военного училища ходил при шашке, а студент университета носил треуголку и шпагу. Так было не только в России - немецкие и австрийские студенты тоже ходили при шпагах.
         Но меч, шпага, шашка и штык в ножнах - не просто свидетельство высокого общественного положения. Это - холодное оружие, которое владелец имеет полное право пустить в ход. Отто Скорцени, лейб-диверсанту Гитлера и отчаянному хвастуну расцарапали физиономию шпагой во время одной из студенческих дуэлей.
         Из чего следует - дворянин или офицер ни при каких обстоятельствах не может быть битым. Более того - дворянин или офицер, позволивший себя ударить, перестаёт быть дворянином или офицером.
         В те же средние века вернейшее средство научить чему-либо как ребёнка, так и взрослого - порка. Родители секут детей, офицеры секут солдат, цеховые мастера секут учеников... Не случайно герой Волкова просит приятеля, которого при иных обстоятельствах побил бы одной левой: "А ты меня секи!".
         Но юного дворянина нельзя пороть. Тем более, нельзя пороть не успевающего в латыни или в фехтовании юного королевского сына. Поэтому заводили специального слугу, которого пороли вместо него. А поскольку королевский сын - ещё мальчик, для порки тоже заводили мальчика. "Пажа для порки". Или в просторечии, "мальчика для битья"...


         Тонкая красная линия. 
         25 октября 1854 года. Идёт Крымская Война. Англичане, вместе с французами осаждают Севастополь. Главная их база и порт находится в захваченной Балаклаве, от которой к осаждённому Севастополю протянута железная дорога. 
         Не надо быть военным гением, чтобы не сообразить очевидную вещь - если удастся отбить Балаклаву, англо-французы из осаждающих превратятся в осаждённых, у которых не останется иного выхода, кроме бесславной сдачи.   
         Балаклаву прикрывает 93-ий пехотный полк шотландских горцев, под командованием генерал-майора сэра Колина Кемпбелла. Красные мундиры, клетчатые юбки, пледы, высокие медвежьи шапки - "англичанка" во всей красе. Балаклаву атакуют 1-й Уральский казачий полк под командой подполковника Хорошихина и три сотни из состава 53-го Донского казачьего полка под командой полковника Александрова. 
         Казаки - ребята столь же умелые, сколь и бесстрашные. Много позже, в Первую Мировую Войну австрийское командование издаст специальное распоряжение - с казаками не связываться, вступать в бой только при пятикратном превосходстве.
         Сэр Колин, понимая, что дело дрянь, развернул свой полк в две шеренги против обычных, предписанных уставом четырёх, распорядившись: "Приказа к отходу не будет, парни! Вы должны умереть, где стоите!..".
         Казаки несколько раз налетали, покрутившись, помахав шашками, получив в ответ несколько залпов, сделанных к счастью, с дальнего расстояния - и атаковать не решились. Подполковник Хорошихин и полковник Александров - это не генерал Роберт Ли, чтобы переть в лоб, кладя людей почём зря. Правда, и Балаклаву "англичанке" удалось отстоять. После того, как на фланге замаячила тяжёлая конница генерала Скарлетта, казаки и вовсе отступили.     
         Выражение придумал корреспондент "Таймс" Уильям Рассел, при событии не присутствовавший и знавший о нём с чужих слов. В своей заметке он назвал 93-й пехотный "тонкой красной полоской, ощетинившейся сталью". Окончательно в обиход его ввёл американский писатель Джеймс Джойс (06.11.1921 - 09.05.1977), в 1962 году опубликовавший роман "Тонкая красная линия" об американских солдатах, сражающихся за Гуадалканал в годы Второй Мировой Войны. А само выражение стало символом британского мужества и выдержки.

Часть третья. Старая Московия.


         Сирота казанская.
         Это выражение вошло в русский язык после взятия Казани Иваном Грозным (25.08.1530 - 28.03.1584) во время Третьего Казанского похода (23 августа - 2 октября 1552 года). Желая выслужиться перед московским царём, казанские мурзы наперебой убеждали его в своей лояльности. Давили они, по подмеченной ими старой русской традиции, главным образом, на жалость: "родичей злой Ядыгар-Мухаммед казнил, а сам я наг и бос, сир и убог...". Особенно они напирали на своё сиротство - в те времена семья, сильный и влиятельный клан значил очень многое. На что Иван Грозный, посмеиваясь, отвечал: "Ну что, сирота казанская! Пожаловать тебя, или как?" Так и вошло в обиход: "сирота казанская" - о нарочито прибедняющемся человеке.
         (Ядыгар-Мухаммед хан (1522 - 1565), татарский правитель и главнокомандующий осаждённой Казани, сын астраханского хана Касима, потомок Чингисхана. Уцелел во время штурма, сдался в плен, а год спустя крестился, под именем Симеона Касаевича.)
         Самое интересное то, что Иван Грозный мог раз и навсегда снять татарскую угрозу с русских, украинских и польских земель. Новое, недавно получившее независимость русское государство с юга и востока окружали три осколка Золотой Орды: Казанское, Астраханское и Крымское ханства. Иван Грозный захватил Казань (в ходе трёх походов 1547 - 1552 годов) и Астрахань (в ходе двух походов 1554 - 1556 годов), но не тронул Крым, а вместо этого устроил кровавый погром (опричнину) в собственной стране. А между тем возможность захватить и Крым у него была...
         Летом 1572 года (когда опричнина доживала последние дни, а сожжённая Москва оправлялась после нападения на неё татар годом ранее) в русские пределы вторглась очередная татарско-турецкая орда численностью в сто двадцать тысяч сабель. В пятидесяти километрах от Москвы, между Подольском и Серпуховым, у села Молоди в ходе кровопролитного пятидневного сражения (29 июля - 2 августа 1572 года) татар встретило и наголову разбило собранное с бору по сосенке русское полувойско - полуополчение (в строй ставили всех, кого могли) под командованием князя Михаила Ивановича Воротынского (1510 или 1519 -1573). Хан Девлет I Гирей (1512 - 1577) потерял в этом сражении сына, внука и зятя. Набеги татар прекратились на целых двадцать лет (некому стало участвовать). О том, чтобы ходить непосредственно на Москву, татары больше не помышляли.
         Однако набеги татар на Русь, Украину и Польшу, с грабежами, пожарами и уводом пленников будут продолжаться ещё целых двести лет - вплоть до походов Миниха, Румянцева и Суворова.

         Филькина грамота.
         Ещё один подарок русской словесности от царя и великого князя московского и всея Руси Ивана IV Грозного, за жестокость и многочисленные преступления прозванного Васильевичем.
         Жил да был в московском царстве-государстве молодой человек, по имени Фёдор Степанович Колычев (11.02.1507 - 23.12.1569). Отец у него был боярин из старинного и богатого рода - и сам Фёдор Степанович тоже должен был стать боярином, воеводой или государственным мужем, если бы не предпочёл служение богу. В 30 лет в одежде простолюдина он ушёл из дома, чтобы через год постригся в монахи Соловецкого монастыря под именем Филиппа.
         После восьми лет жизни в монастыре, в 1548 году соловецкий игумен Алексий сложил с себя сан, назвав своим преемником Филиппа. Ещё через восемнадцать лет, 20 июля 1566 года соловецкому игумену Филиппу было предложено принять сан Митрополита Московского и Всея Руси. Каковым он и стал, под именем Филиппа II.
         Как раз в это время царь Иван Грозный учреждал на Руси опричнину (1565 - 1572), которой новоизбранный Митрополит Московский и Всея Руси решительно воспротивился. Он даже поставил условием принятия митрополичьего сана уничтожение опричнины. Его уговаривали смягчиться все, включая самого царя, Ивана Грозного - и уговорили.
         Став митрополитом, Филипп II, бывший Фёдор Степанович Колычев писал обосновавшемуся в Александровской слободе царю длинные, многостраничные обличительные письма: "В самых неверных, языческих Царствах есть закон и правда, есть милосердие к людям - а в России нет их! Достояние и жизнь граждан не имеют защиты. Везде грабежи, везде убийства и совершаются именем Царским!"
         Ивану Грозному он попросту надоел. Получив очередное пространное послание типа: "В сем виде, в сем одеянии странном не узнаю Царя Православного; не узнаю и в делах Царства..." царь в гневе швырял его на пол со словами: "опять филькина грамота", под громкий хохот опричников. Так и вошло в обиход это выражение - "филькина грамота", пустая, ничего не значащая бумага.
         Ну, а закончилось всё скверно - митрополита Филиппа обвинили в колдовстве, лишили сана, сослали в отдалённый монастырь в Твери... В декабре 1569 года царь послал к нему Малюту Скуратова, просить благословения на предстоящий опричный погром Новногода. Как легко догадаться, Филипп благословить опричный погром Новгорода отказался, и Малюта его попросту придушил. А потом нагло заявил братии, что опальный митрополит угорел от плохо прочищенного дымохода.

         Остаться с носом
         Здесь имеется в виду не тот нос, которым дышат, (и который, сбежав от майора Ковалёва, переоделся генералом и собрался ехать в Санкт-Петербург), а тот нос, который носят (однокоренные слова - "носить", "ноша") - подношение, взятка чиновнику.
         Стародавняя западно-европейская, в том числе и русская цивилизация держалась, что называется, на честном слове:
         Два купца могут разыграть в орлянку девушку-бесприданницу - но проигравший держался от неё в стороне, даже если девушка сама обращалась к нему за помощью. "Что же вам мешает? - Честное купеческое слово".
         После Варфоломеевской ночи (23 августа 1572 года) Франция надолго стала страной-изгоем, чем-то вроде европейской Северной Кореи. Никто не хотел иметь дела с правительством и государем, которые сначала приглашают гостей на свадьбу королевской сестры, Маргариты де Валуа (14.05.1553 -  27.03.1615), а потом их режут.
         Советских школьников искренне возмущал поступок Герасима, утопившего Му-му - что мешало ему уйти от барыни вместе с собакой? Так и так его поступок попадал под статью в тогдашнем уголовном кодексе. Что значит: слово дал? Дал бы, да и обманул, проблема...
         В числе прочих держали слово и тогдашние чиновники. Взятки брали - как то чиновникам от века и положено, но взятое обязательно отрабатывали. В тогдашнем обществе - что в блестящем Санкт-Петербурге, что в купеческой Москве, что в захолустном Волче-Щученске все друг друга знали - железных дорог нет, путешествия занимают дни и недели... Чиновнику, про которого известно, что он берёт, но не отрабатывает, больше не понесут - а ведь чиновнику нужно не только обеспечить себя, но и делиться с тем, кто его назначил на должность.

         "Если в деле участвуют многие лица, и каждое из них предлагает свою благодарность, возьмите от того, кто даст больше, прочих же с гневом и шумом проводите за дверь. Или в подобном случае возьмите с двоих: во-первых, с того, кто даст больше, а во-вторых, с того, на чьей стороне, по-видимому, справедливость. Тогда уже дело надобно кончать так, чтобы они оба остались равно удовлетворёнными, хотя бы между ими двумя возникла новая тяжба...
         Если, приняв залог благодарности, вы не сумеете исполнить требование просителя и дело окончится не в его пользу, возвратите давшему всё взятое в целости и сохранности. Этим способом вы отстраните от себя многие неприятности...".

         Так писал Эраст Петрович Перцов (29.11.1804 - 29.07.1873), современник и знакомец А.С.Пушкина и сам талантливый поэт, в своём сатирическом сочинении "Искусство брать взятки". 

         Не следует так же забывать, что тогдашние деньги - золотые, серебряные и медные монеты весили немало. А сами взятки нередко давались не деньгами, а натурой - вспомним гоголевских купцов, "кланяющихся" сукном и сахаром. Судья Аммос Фёдорович Ляпкин-Тяпкин и вовсе похвалялся, что берёт взятки борзыми щенками...
         И вот, представьте просителя, который приходит к чиновнику "с носом" - с залогом благодарности, в просторечии называемый взяткой. А чиновник, получивший либо от неправой стороны больше, либо соответствующее распоряжение от начальства, "с гневом и шумом" провожает его за дверь. Вот и приходится бедному просителю "с носом" - то есть, с ношей, с несостоявшейся взяткой возвращаться обратно...


         Попасть впросак.
         Просак - механическое устройство для плетения канатов. Канаты свиваются из отдельных верёвок, которые переплетаются между собой не бы как, а особым, хитрым манером - так, чтобы не расплелись. Потому и устройство для их плетения представляет собой сложный механизм из отдельных планок, блоков, расчалок, направляющих, между которыми протянуты отдельные нити. Если какой-нибудь из блоков вдруг заедало, либо обрывалась одна из нитей, подмастерью приходилось лезть прямо в эту паутину - делать ремонт. Залезть-то туда просто - а вот выбраться обратно, ничего не оборвав, не сломав, не обрезав - задача наисложнейшая. Так и пошло: попасть впросак - оказаться в сложнейшей ситуации, из которой нет выхода. 
         Во времена Павла I обиженный на строгого императора гвардейский офицер, Сергей Никифорович Марин (28.01.1776 - 21.02.1813) даже сочинил сатирические стихи на тему:
        

         Ахти, ахти, ахти! Попался я впросак,
         Из хвата-егеря я сделался пруссак.
         И каску променяв на шляпу треугольну,
         Веду теперь я жизнь и скучну и невольну.
         Заместо, чтоб идти иль в клаб, иль в машкерад,
         Готов всегда бежать к дворцу на вахтпарад.

         В общем, сильно обиделся офицер на то, что Его Императорское Величество от него службы требует.

Часть четвёртая. Россия, которую мы потеряли.


         Без царя в голове.
         Как все мы знаем, главным образом из романа "красного графа" и талантливого писателя Алексея Толстого (10.01.1883 - 23.12.1945) "Пётр I" (опубликован в 1934 году), у молодого Петра Великого в юности была большая любовь - Анна Монс (Анна-Маргерита Монс, 26.01.1672 - 15.08.1714). Рассказывают так же, (прижизненных портретов, к сожалению, не сохранилось), что была эта Анна-Маргерита сказочной красавицей. Молодой Пётр так её любил, что по возвращении из Великого Посольства в 1698 году отправил законную жену, Евдокию Лопухину (09.08.1672 - 07.09.1731) в монастырь, а сам открыто зажил со "свет-Аннушкой" одним домом. И уже почти собрался на ней жениться.
         Как все мы знаем, главным образом из того же романа Алексея Толстого, в жизни Анны Монс помимо "как бы мужа" Петра был ещё и любовник - саксонский посланник Франц Кёнигсек. Причём если Петра "свет-Аннушка" всего лишь терпела (с огромным трудом, поскольку терпеть Петра Великого, с его непредсказуемостью и постоянными пьянками - та ещё задача), то Кёнигсека любила, причём очень похоже, искренне и по-настоящему. Писала ему пылкие письма, подарила медальон со своим портретом и прядью волос... Как и положено обманутому мужу, Пётр I о любовнике жены узнал последним.
         Но всё же узнал. Одиннадцатого апреля 1704 года в отвоёванном у шведов Шлиссельбурге (бывшая новгородская крепость "Орешек", основана в 1323 году, захвачена шведами во время смуты в 1613 году и переименована в "Нётеборг" - "Орех-город"), не то во время пьянки по случаю окончания ремонта яхты, не то просто осматривая укрепления, и пребывая при этом в нетрезвом виде, Кёнигсек упал в Неву и утонул. Пётр I на всякий случай приказал немедленно изъять все находящиеся при саксонском посланнике бумаги. Время военное, Саксония - союзник России в войне со Швецией, дипломатическая переписка вполне может содержать военную и дипломатическую тайну. И обнаружил, что помимо военной и дипломатической тайны, бумаги саксонского посланника содержат и тайну любовную.
         По возвращении в Москву у Петра со "свет-Аннушкой" состоялся весьма серьёзный разговор. "Свет-Аннушка" понимала, что отрицать сам факт измены глупо - все улики у Петра на руках. А потому принимается слёзно рыдать, объясняя, что это была несчастливая случайность, маленький, ничего не значащий эпизод, как бы помрачнение рассудка... А на самом деле, "Пьетья, люблью только тебья...". Пётр послушал-послушал, да и бросил: "Чтобы любить царя, нужно иметь царя в голове...".

         Ходить под мухой...
         Часто говорят: "быть под мухой", но это не правильно - на самом деле именно: "ходить под мухой". Ещё одно крылатое выражение, подаренное России Петром I.
         Началось всё с того, что вернувшись из первой поездки в Европу, и желая приохотить Россию к культуре и традициям - в том числе и к традиции культурного пития, Петр I издал указ: в кабаках каждому посетителю наливать первую чарку бесплатно. Надеялся, что выпив первую чарку, посетитель закажет себе и приятелям выпивку с соответствующей закуской, после чего они чинно сядут за стол, посидят, поговорят... Наивный - русский мужик приходит в кабак для того, чтобы банально надраться. Услышав про "первую чарку бесплатно", посетитель будет приходить, выпивать упомянутую "первую чарку" и тут же уходить, ничего не заказав.
         Но и нарушать царский указ никак нельзя - хотя бы по той причине, что собственником всех питейных учреждений в России является лично царь. Откупщики-целовальники находят выход - заказывают множество крошечных, в полтора напёрстка, чарок, сразу же прозванных в народе "мухами". Эти чарки они и предлагают посетителю бесплатно. Царь либо ничего не имеет против "мух", либо попросту про них не знает. А посетители начинают перемещаться по кабаку, то уходя к дверям, то возвращаясь к стойке. В кабацком шуме и гаме, в постоянной сутолоке уследить за всеми невозможно - поэтому при везении некоторым удаётся вдрызг нарезаться бесплатными "мухами". На кабацком жаргоне тех лет это как раз и называлось: "пройти под мухой".

         Победителей не судят.
         А это выражение подарила России просвещённая государыня Екатерина II (02.05.1729 - 17.11.1796), не без помощи русского полководца Александра Васильевича Суворова (24.11.1730 - 18.05.1800).
         Во время русско-турецкой войны 1768 - 1774 годов командующий Первой Армией, фельдмаршал П.А.Румянцев (15.01.1725 - 19.12.1796) поручил мало кому в ту пору известному генерал-майору А.В.Суворову произвести диверсию на турецких коммуникациях близь крепости Туртукай. При этом самому Суворову были даны весьма чёткие инструкции:
         1) нарушать неприятельские коммуникации в районе, контролируемом упомянутой крепостью;
         2) воспрепятствовать засевшему в крепости неприятелю нарушать наши коммуникации;
         3) ни в коем случае не штурмовать саму крепость.
         Последний пункт инструкции объясняется тем, что гарнизон Туртукая насчитывает четыре тысячи человек с артиллерией. Под началом Суворова всего тысяча человек - решившись на штурм, людей попусту положишь, но ничего не добьёшься. За год до того у самого Суворова был похожий случай - Вавельский замок в Кракове, занятый повстанцами шляхетской Барской конфедерации, (названной так не потому, что в неё входили баре, а потому, что она сформировалась в польском городе Бар) сдался ему лишь после второго штурма.
         Но Суворов - это Суворов, у него любой марш - форсированный. Обычно о приближении неприятельской армии предупреждают или слухи, или беженцы, или собственные конные разъезды. Но Суворов движется быстрее слухов и беженцев, а конные разъезды перехватывает - и появляется у стен Туртукая в тот момент, когда его не ждут. Будучи опытным полевым командиром - и с Фридрихом успел повоевать во время Мировой Семилетней Войны, и со шляхетской Барской конфедерацией в Польше, и одновременно столь же опытным тыловиком - такое вот необычное сочетание, Суворов по известным ему признакам понимает, что в крепости его не ждут. И командует атаку.
         И происходит почти то, чего так опасался Румянцев - Суворов и в самом деле кладёт на валах крепости пятую часть своего отряда - двести человек из тысячи. Именно что "почти" - потому что у турок, которых было в четыре раза больше: кто бежал - бежал, кто убит - убит. Суворов шлёт Румянцеву победную реляцию в стихах: "Слава богу, слава вам - Туртукай взят и я там".
         Тогдашний армейский порядок и устав был весьма суров - причём не только к "чинам", но и к "их благородиям". За нарушение прямого приказа Суворова обязаны расстрелять. Но Александр Васильевич к тому времени - уже генерал, пусть и самого низкого ранга, а потому бумага о разжаловании и отдании под суд попадает на стол к Её Величеству - так это полагалось.
         Екатерина II - даром что дама умная, в свободное от любовников и дел государственных время писавшая повести и пьесы, в делах военных не разбирается совершенно. Она видит, что собираются судить генерала, выигравшего сражение и захватившего крепость. А потому накладывает резолюцию: ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ СУДЯТ.
         Впереди у Александра Васильевича будет окончание русско-турецкой войны. И самый конец войны с Пугачёвым. И ещё одна русско-турецкая война, во время которой он возьмёт штурмом неприступную турецкую крепость Измаил. И ещё одна война с польскими повстанцами. И победный поход в Италию. И переход через Альпы, из Италии в Швейцарию. Два графских титула - Российский и Имперский (Австрийский), один княжеский, высший военный чин - генералиссимуса, титул гранда и наследного принца Сардинского королевства, поставивший Александра Васильевича в один ряд с европейскими монархами. Все тогдашние российские ордена и семь иностранных... За свою жизнь Александр Васильевич даст шестьдесят больших и малых сражений - столько же, сколько и Наполеон, но в отличие от коронованного корсиканца, ни разу не будет битым.
         Да, а Туртукай, лучше укреплённый, с более сильным гарнизоном, Александру Васильевичу пришлось брать вторично. 
                 
         Помирать - так с музыкой.
         Обращение с огнестрельным оружием "времён очаковских и покоренья Крыма" требовало особой сноровки.
         Начнём с того, что огнестрельное оружие тех времён - однозарядное. Поэтому стрелков в поле должно быть много.
         Выйти на линию огня стрелки должны были одновременно - поэтому наступать приходится строем. Для того, чтобы обеспечить высокую плотность огня строй стрелков тоже должен быть плотным.
         Оружие тех времён было ещё и дульнозарядным, порох засыпается в ствол под действием силы тяжести. Перезарядить такое ружьё из положения "лёжа" нельзя.
         Поэтому в те времена воевать можно было только только так: правильными рядами, в три шеренги, с развевающимися знамёнами, неторопливым, "гусиным" шагом наступаем на неприятеля. Стреляем залпами - один выстрел в восемь секунд, эффект - чисто пулемётный, потому как неприятеля буквально выкашивает.  
         Однако война - это такое занятие, когда не только ты стреляешь, но и по тебе стреляют, порой весьма метко. Выиграть эту игру может тот из двух противников, у которого нервы окажутся крепче. Атакуя в сомкнутых рядах похожее линейное построение, солдаты не могут не понимать - они идут на верную смерть. Именно поэтому всегда вместе с ними был военный оркестр. Музыка, чей ритм совпадал с шагом пехоты, помогала ровнее держать строй, а заодно и вселяла чувство уверенности - даже в самом жарком бою ты не один. Так и возникло выражение: "помирать - так с музыкой". А слово "марш" - музыкальное произведение, и "маршировать" - шагать строем, имеют один корень.

Часть пятая. Казачество.


         Ползти по-пластунски.
         Слова из известнейшей песни "последний бой" - "мы пол Европы по-пластунски пропахали...".
         Пластуны - казачья пехота, набиравшаяся из бедных казаков, у которых не хватало средств, чтобы снарядиться в поход "со всей справой" - на собственном коне с полным вооружением.
         В Российской Империи в три года казачонка в первый раз сажали на коня, в семь лет давали в руки шашку - рубить водичку, а в восемь учили стрелять из ружья. Даже бедный, не имеющий денег на покупку коня казак - боец от бога, знающий, как вести себя по обе стороны от мушки и не привыкший теряться в сложной жизненной ситуации. В Российской Империи казачество играло ту же роль, какую в позднем СССР и в современной России играют Воздушно-Десантные Войска. И побаивался тогдашний обыватель казаков так же, как нынешний побаивается десантников.
         Ползти по-пластунски - подкрадываться к цели незаметно, как это делают казаки-пластуны.

         Переполох, переполошить, всполошиться.
         Ещё один подарок, сделанный русскому языку, русской традиции и культуре донскими казаками.
         "Переполох" - это искажённое "Сполох", старинный казачий сигнал общей тревоги, аналог "Mayday" в американской авиации. Известие о войне или о неприятельском набеге, приказ отправляться в поход.
         Увидев скачущего по дороге или через поля казачонка с пылающим факелом или красным флагом в руках, всякий взрослый военнообязанный казак, чем бы он в данным момент не занимался, был обязан:
         1) немедленно оставить свои занятия;
         2) нарядить старшего из сыновей, не достигших призывного возраста, с таким же факелом или красным флагом, объехать соседей;
         3) оседлать коня, и в полной форме, при оружии, отправиться в станицу, в известную ему точку общего сбора.
         Поскольку, как это обычно бывает, объявлялся "сполох" всегда в самый неподходящий момент, в казачьих станицах поднимался самый настоящий "переполох".
                 
         Человек нашего круга.
         Круг - казачье общее собрание. Намереваясь обсудить тот или иной важный вопрос, казаки выходили на площадь, (которая у них тоже называлась "майдан"), становились в круг (все точки которого, а значит и все входящие в него казаки равны), выносили в центр икону... Желающий выступать выходил в круг, кланялся иконе и всем присутствующим, снимал шапку, клал её на землю, и начинал говорить. По казачьему обычаю, никто из присутствующих не прерывал говорящего - но любой мог высказать своё отношение и к речи и произносившему её возгласом: "любо" или "не любо". Частенько услышавший особо громкое "не любо" казак сам хватал шапку и опрометью бежал прочь.
         Существовали круги хуторские, станичные, окружные, войсковые, полковые и походные. И если в круге, образованном казаками одного полка или одной станицы случайно или намеренно оказывался казак другого полка или другой станицы, ему могли когда мягко, а когда и жёстко намекнуть: "Вы не нашего круга...".
         Казачий круг, как и многое другое, был запрещён указом Петра I после восстания Кондратия Булавина в 1707 году. Возрождён он был только после февраля 1917 года, когда стало ясно, что прежней Российской Империи, как и вассальной присяги Его Императорскому Высочеству (верховным атаманом казачьих войск России считался не царь, а старший царский сын, наследник-цесаревич) больше нет, и надо решать, как жить дальше.
         Казачий круг подарил России и ещё одно знаменитое выражение: не любо - не слушай.

Часть шестая. Все мы немножечко лошади.


         Врёт, как сивый мерин. (Бред сивой кобылы...)
         Лошади серыми не рождаются. Рождаются белые жеребята, которые по прошествии некоторого время или остаются белыми, или темнеют.
         А ещё лошади, как и люди, седеют с возрастом. В прежние времена, когда ещё не было разного рода хитрых красителей, заезжие прохиндеи запросто могли "впарить" какому-нибудь деревенскому деду Щукарю старую и больную, поседевшую от времени лошадь, выдав её за молодую и здоровую, но сивой масти.
         А настоящие сивые лошади ничуть не хуже прочих.
                     
         Не видать ни зги... (Ни зги не видно...)
         В русской конной запряжке "зга" - самая верхняя часть "дуги", дугообразного амортизатора, устанавливаемого между оглоблями. Именно к "зге" подвешивают колокольчик сладкозвучный, дар Валдая, который, как известно, упоительно звенит. "Ни зги не видно" - то есть стоит такая тьма, (или такой туман), что не видать даже верхушки дуги над лошадиными ушами.
                         
         Aллюр три креста.
         До появления телефонов, а тем более радио, все распоряжения в армии доставлялись конными гонцами.
         Вручая кавалеристу-посыльному запечатанный пакет, помимо имени адресата и его подразделения, командир-отправитель или его начальник штаба указывал на нём время отправления в часах и минутах и ставил указание, с какой скоростью донесение или приказ следует доставить.
         Один крестик (+) означал, что посыльный, мог не особо торопясь ехать к месту назначения. Два крестика (++) означали, что неплохо было бы поторопиться. Три крестика (+++) - на шенкелях, на шпорах, хоть коня насмерть загони, хоть сам умри, но доставь вчера.
         Поэтому в русской армии быстрая скачка носила неофициальное название "аллюр три креста". Позже это выражение вошло в русский язык - в значениях: "скакать во весь опор" и "выполнить распоряжение начальства с максимальной быстротой".

Часть седьмая. Приключения в мире денег.


         Богат, как Крёз...
         Крёз (595 - 546 годы до Рождества Христова) - правитель Лидийской империи, занимавшей северо-восток полуострова Малая Азия, на территории современной Турецкой республики. Бедным он, понятное дело, не был - но в древнем мире хватало властителей и частных лиц, бывших куда богаче.
         Так египетские фараоны добывали массу золота в соседней стране Нуб - современной Нубии (слово "Нуб" по-древнеегипетски как раз и означает "золото"). Золотом покрывали полы и стены храмов, верхушки пирамид и пилонов, древки паланкинов и копий, щиты воинов - а когда в Египте начиналось очередное смутное время, всё это нещадно грабилось. В гробнице Тутанхамона археолог Говард Картер в 1922 году нашёл тонну с четвертью золота.
         Киликийские пираты (Киликия - область на юге современной Турции, как раз рядом с империей Крёза), нападавшие на римские прибрежные города, из шика покрывали лопасти вёсел на своих серебром кораблях.
         Когда в Древнем Риме случился очередной, бог весть какой по счёту конфликт с варварами на северной границе, Гай Марий (157 - 13.01.86 года до Рождества Христова), не только полководец, но и олигарх, повёл на них армию, которую снарядил и вооружил на свои кровные. Ждать, пока сенат прозаседает и проголосует, было слишком долго.
         Из собственного кармана оплачивал войну с Римом и знаменитый Ганнибал (247 -183 годы до Рождества Христова). В 237 году до Рождества Христова папа Ганнибала, Гальмикар по прозвищу "барка", что в переводе с пунийского означает "молния", высадился в Испании и за десять лет завоевал её. Распоряжался на завоёванной территории не Карфагенский сенат, а сам завоеватель-Гальмикар. Помимо всего прочего, в его распоряжении оказались и богатейшие испанские серебряные рудники.
         А сенатор Дидий Юлиан (133 - 193 годы после Рождества Христова) 28 марта 193 года после Рождества Христова в ходе аукциона и вовсе купил у взбунтовавшихся преторианцев всю Римскую Империю.
         Словом, Крёз был богат - но не богаче иных царей и олигархов древности. Если его богатство и вошло в поговорку, то совсем по другой причине. Именно этот лидийский царь из рода Мермнадов, в шестом веке до Рождества Христова изобрёл деньги. 
         В древности абсолютно вся торговля была меновой. Зерно меняли на вино, вино на ткани и притирания, драгоценное оружие на рабов, а рабами воины-ассирийцы после удачного похода расплачивались за выпивку в тавернах. Тем не менее, идея некоего универсального товара, посредством которого можно было бы измерять стоимость всех прочих товаров и услуг, что называется, витала в воздухе. Фарли Моуэт (12.05.1921  06.05.2014 ) в своей книге "Следы на снегу", (издательство "Мысль", 1985) пишет о бытовавшем среди канадских индейцев выражении: "один бобр другими видами меха". То есть, стоимость шкурок ондатры или песца, оружия или одежды, лодки или вигвама, той или иной услуги оценивалась в бобровых шкурках.
         Но удобнее всего, в качестве всеобщей меры было использовать золото и серебро - высокая стоимость при небольшом объёме. Первыми, в качестве средства платежа золото и серебро стали использовать финикийцы, которых римляне называли "пунами", а библия "хананеями". К неудобству, финикийские слитки были слишком большими, чтобы носить их в кошельке. Кроме того, финикийские слитки отличались как по весу, так и по пробе (чистоте металла).
         Вот Крёз и придумал: сравнительно небольшие слитки строго определённого веса (в один статер - примерно девять грамм, были так же слитки в одну вторую, одну третью и одну шестую статера), строго определённой пробы (99% для золота, 98% для серебра), и на каждом - царская печать, лев рычащий на быка: подлинность удостоверяю.
         Для сравнения: нормальный вес золотой или серебряной монеты - четыре-пять грамм, хотя возможны варианты. Четыре грамма весила афинская драхма, пять грамм - введённый Наполеоном во Франции жерминальский франк. Стандартное содержание драгоценного металла в монете - 90%, хотя здесь тоже возможны варианты.
         Новинка пришлась ко двору. Более того, упомянутые золотые и серебряные слитки впервые начинают принимать не по весу и по пробе, а по номиналу. Одновременно с этим появились и первые фальшивомонетчики, опиливавшие слитки. Со временем, для борьбы с ними печати станут ставить с двух сторон, тем самым сплющивая слитки, постепенно превращая их в хорошо знакомые нам монеты. Причём монеты будут не только круглые, но и овальные (в Японии) и квадратные, и прямоугольные со скруглёнными углами, с дыркой посередине (не для того, чтобы носить на шее, а для того, чтобы нанизывать в связки, вместо кошельков). В Швеции в XVII в ходу были медные бруски со штампами монетного двора по углам. А в греческом городе Ольвия, находившемся на северном побережье Чёрного моря (не путайте с современной Одессой, хотя Ольвия находилась неподалёку) будут чеканить монеты в виде фигурки дельфина.
         Вот только Крёз этого уже не увидит...
         В те времена в иранских горах, неподалёку от Персидского залива жил, был и партизанил пастух и справедливый разбойник Артрадат (593 год до Рождества Христова - 530 год до Рождества Христова). Сам ли он назвал себя царевичем Кешьяртой (Киром) из царского дома Ахеменидов, законным наследником персидского престола (дело Емельяна Пугачёва и Лжедмитрия I живёт и побеждает), или, спасённый мидийским вельможей Гарпагом, и в самом деле был таковым - история умалчивает. Персия в те времена была завоёвана мидийцами, и мидийскому царю Астиагу не нужны были Ахемениды, как возможные претенденты на престол.
         Как бы не обстояло дело в действительности, Гарпагу пришлось удостоверить личность Кира. Узнав об этом, мидийский царь Астиаг приказал схватить десятилетнего сына Гарпага, убить, изрубить на мелкие куски, сварить из этих кусков суп, и накормил этим супом самого Гарпага. Нравы в те времена были незатейливо-жестокие.
         А Артрадат, чья личность к тому времени уже была удостоверена Гарпагом, поднял национально-освободительное восстание, победил. Затем, исходя из принципа: лучший способ обороны - наши танки в неприятельской столице, завоевал и самих мидийцев. Незаметно для себя увлёкся - покорил несколько соседних стран: Парфию, Армению, Гирканию, Элам... И в 547 году до Рождества Христова объявился на границах Лидии.
         Крёза, (олигарха, финансового реформатора, философа, но не полководца) подобное соседство совсем не обрадовало. Кем бы на самом деле ни был персидский царь Кир (впредь будем называть его так), начинал он именно как разбойник, пусть и справедливый, и до сих пор не мог забыть прежние замашки. На всякий случай Крёз послал спросить Дельфийского оракула: если я начну войну с персами, чем она закончится? Оракул ответил: если ты начнёшь войну с персами, погибнет великое царство. Крёз прикинул  - со всеми завоеваниями новообразованная Персия больше, богаче и населённее его Лидии, а потому слова "великое царство", следует отнести именно к ней. И, со спокойным сердцем объявил Киру войну.
         И с треском её проиграл. Завоёванную Лидию Кир оккупировал, разделив на сатрапии, куда назначил наместников-сатрапов, а самого Крёза (опять же, не из жестокости, а чтобы всяким прочим впредь неповадно было - а то удумали, войну объявлять) приказал заживо сжечь на костре.
         И тут Крёз Кира удивил. Когда его привязывали цепями к обложенному дровами столбу, Крёз взял и оглушительно расхохотался.
         Кешьярта-Кир, он же справедливый разбойник Артрадат, за свою царско-разбойничью карьеру повидал всякое. Видел он, как могучие воины валяются в пыли, умоляя хоть в рабстве, но сохранить им жизнь. Видел он, и как плюют на палачей, встречая смерть с презрительным достоинством. Но чтобы хохотать на костре... Удивлённый Кир приказал остановить казнь и спросил Крёза, что это значит...
          Я воображал себя счастливейшим из смертных, - объяснил Киру Крёз. - Я был несметно богат, и все мои желания исполнялись немедленно. Я так же смеялся, когда афинский архонт Солон (640 год до Рождества Христова - 559 год до Рождества Христова) предупредил меня, что моя жизнь ещё не прожита, а в будущем может случиться всякое. А вышло, как и предсказывал этот греческий мудрец - был царём, правил, а теперь, сам видишь, моя жизнь заканчивается на костре.
          Так может случиться и с тобой, царь, - продолжал Крёз. - Сегодня ты казнишь меня, а завтра... Кто знает, что может случиться с тобой завтра? Кстати, твои воины грабят мою бывшую столицу, Сарды. Сарды теперь твои - а значит, твои воины уничтожают твоё же имущество...". Удивлённый Кир отменил казнь и приказал остановить грабежи. И много лет после того помилованный Крёз прожил в столице Кира, в городе Пасаргады, почётным пленником во дворце Кира, служа сначала ему, а потом его старшему сыну, полусумасшедшему Камбизу.
          На самого Кира встреча и доверительная беседа с Крёзом на костре произвела сильное впечатление. Захватив в 539 году до Рождества Христова в результате военной хитрости Вавилон, Кир запретил воинам его грабить. А когда вавилонские евреи подали петицию, прося позволения вернуться в Землю Обетованную, Кир наложил на неё резолюцию: разрешаю. Так закончилось восьмидесятилетнее еврейское Вавилонское Пленение.
         Предсказание Крёза сбудется летом 530 года до Рождества Христова. Собираясь идти на Египет, Кир решил сначала предпринять большой карательный поход против кочевых племён Ирана и Средней Азии, обнаглевших до последней степени. В прежние, разбойничьи времена атаман Артрадат сам бы охотно поучаствовал в чём-нибудь подобном - но теперь известия о нападениях кочевников на города и сатрапии брали Его Величество "хшатию хшатий" Кешьярту-Кира, что говорится, за живое.
          Не ожидая подвоха, Кир выступил в поход во главе верной, закалённой в боях армии - и на берегах Дона, в землях, которым спустя тысячелетия предстояло стать Областью Всевеликого Войска Донского, пал смертью храбрых в сражении с объединившимися племенами массагетов и дахов. Царица массагетов Томирис, мстя за смерть сына, приказала найти на поле боя тело убитого персидского царя - а когда тело нашли, лично окунала царскую "морду лица" в заполненный кровью винный мех, приговаривая: "Пей, мерзавец! Пей! Именно этот напиток тебе больше всего по вкусу!..".
         Впрочем, после она позволила пленным знатным персам вернуться на родину, забрав с собой тело царя. Кир был похоронен в своей столице Пасаргады, в мавзолее, внешне похожим на Вавилонскую башню (а нам его мавзолей показался бы похожим на мавзолей Ленина). На фронтоне мавзолея была сделала надпись: "Здесь погребён Кир, основатель персидской державы. Человек! Я знаю, что однажды ты придёшь. Оставь мне немного земли на этом свете...".
         Однако вернёмся к Крёзу. Если среди царей и олигархов древнего мира он был всего лишь "богачом средней руки", то с чего вдруг его стали считать самым богатым человеком на свете? Да так, что его богатство вошло в поговорку? Да всего-навсего, из-за изобретённых им денег.
          На что человек ставит своё клеймо? На принадлежащее ему имущество. Клеймят скот, клеймят рабов, ставят межевые камни на полях, размечают столбами с гербом государственные границы... И вдруг некто наводнил малоазийские рынки золотыми и серебряными слитками со своей печатью. Естественно, тогдашний обыватель, крестьянин и ремесленник, воин и купец простодушно вообразил, что упомянутые золотые и серебряные слитки - его, Крёза, собственность... 

         Не зарывайте таланты в землю.
         Талант - древнегреческая мера, только не веса, а объёма - содержимое древнегреческой амфоры среднего размера. Амфорами, а значит талантами можно мерить всё, что угодно - песок, воду, зерно... Но гораздо чаще в древнем мире амфорами мерили драгоценные металлы - серебро и золото.
         Афинская драхма - серебряная монета с изображением совы, весом в четыре с половиной грамма. Одну драхму можно было обменять на шестьдесят четыре мелкие медные монетки - лепты. Сто драхм составляли мину, шестьдесят мин - один талант, содержимое амфоры. Не трудно подсчитать, что в одной амфоре помещалось шесть тысяч драхм.
         Где хранили деньги до изобретения банков, чековых книжек и кредитных карточек? Правильно, в земле. Причём закапывать удобнее всего прямо в амфоре - она керамическая, не сгниёт и не рассыплется. То есть, владелец в самом прямом смысле слова зарывает талант в землю.
         Притчу о зарытых в земле талантах однажды рассказал ученикам Иисус Христос. Но, поскольку царство Христово не совсем от мира сего, в данном случае под талантами следовало понимать не только и не столько материальные ценности, но и ум, умения, навыки...


         Первый блин - комом.
         Здесь имеются в виду не те блины, которые едят, а те блины, которыми платят - фальшивые монеты. В те времена, когда ещё не умели делать красивый гурт (ребро монеты), тем более гурт с насечкой, монеты представляли собой неровные лепёшечки. На уголовном жаргоне - "блинчики". А самого фальшивомонетчика близкие к криминальным кругам люди называли "блинопёком".
         На самом деле изготовить фальшивую монету не просто, а очень просто. Иногда для этой цели использовались разного рода хитрые сплавы меди, свинца и железа. А иногда - настоящее золото и серебро...
         Дело в том, что до второй половины XIX века горнозаводчик в Российской Империи имел привилегию перед землевладельцем - "бергпривелегию". Желающий заняться добычей и переработкой полезных ископаемых мог на законном основании отнять землю - всё равно, крестьянский надел или дворянское поместье у того, кто таковой добычей не занимался. А что до добычи драгоценных металлов, то она и вовсе была монополией государства. Приводило это, как легко догадаться, не к прибыли, а к одним лишь убыткам - землевладельцы и первопроходцы скрывали обнаруженные месторождения, не желая связываться. Так скрыла наличие золота на Аляске добывавшая там меха "Русско-Американская Компания" - и в результате саму Аляску, после истребления пушного зверя, продали американцам по цене два цента за акр, как абсолютно бесперспективную территорию.
         Начиная со второй половины XIX века царское правительство возьмётся за ум. Всякий, кем бы он ни был, мог явиться в любой банк - в том числе и частный, и обменять золотой песок и самородки на деньги, за вычетом взимаемого государством налога и расходов на дальнейшую перечеканку, не отвечая на пошлые вопросы об имени, фамилии и месте добычи. Единственная претензия, которую могли предъявить банковские служащие - к качеству промывки.
         Тем не менее, и в просвещённые времена Екатерины II Великой, и во времена Алексея Михайловича Тишайшего находились отчаянные головы, на свой страх и риск добывавшие золото и серебро. Поскольку продать его нельзя, у отчаянных голов оставался один выход - самим перечеканить добытый металл в монеты. Фальшивые - поскольку их выпустил не государственный монетный двор, а подпольная частная лавочка, но при этом полновесные и вполне платежеспособные. Рассказывают, что у богатейших олигархов Демидовых, чьи горные и оружейные заводы располагались на Урале, имелся собственный секретный серебряный прииск и подпольный монетный двор, располагавшийся в подвалах Невьянской башни...
         Ну, и какие поначалу получались монетки, отчеканенные не имеющими сноровки и промышленного оборудования любителями? Правильно, плохие получались. Вот и пошло выражение: "первый блин - комом".

Часть восьмая. Тюрьма центральная, казённый дом.


         За семью печатями.
         Тайна за семью печатями.
         В разные времена во многих странах - особенно часто после проигранных войн или успешных вражеских нашествий, в изобилии появлялись "справедливые разбойники", грабящие богатых, чтобы помочь бедным, "лесные молодцы", и прочие "неуловимые мстители".
         Как движение сопротивления против французских, а после поражения Наполеона, против австрийских оккупантов начиналась знаменитая итальянская мафия. Собственно, "мафия" в буквальном переводе и означает:

        Morte
        Alla
        Francia
        Italia
        Anela
         "Смерть Франции, да здарвствует Италия".
         Движением сопротивления против "чёртовых янки" на проигравшем Юге был печально знаменитый "Куклос-Клан" - масонская ложа, члены которой носили белые балахоны и колпаки, выдавая себя за призраков погибших солдат-южан. Обычно говорят "Ку-Клукс-Клан", и считается, что никакого осмысленного значения это слово не имеет - дескать, такой звук издаёт передёргиваемый затвор магазинной винтовки. В действительности же организация называлась "Куклос-Клан", что в переводе означает "Клан-Круг". Движение заглохло в семидесятых годах XIX века, когда закончилась "реконструкция Юга", из южных штатов были выведены оккупационные войска и администрация, а сами штаты переданы под управление жителей. Снова оно возродилось в двадцатых годах ХХ века как чисто расистское. 
         "Ирландская Республиканская Армия" (сокращённо "ИРА"), ставящая целью изгнание англичан из Альстера, и "Тигры освобождения Тамил-Илама" на Шри-Ланке, мечтающие о создании национального тамильского государства, воюют до сих пор.
         Германии и Италии в историческом плане не повезло чисто случайно. Во Франции, в Англии, в Испании - словом, везде имелся верховный властелин - король. Знать и аристократы с презрением говорили, что король - всего лишь первый среди равных. Всё это не мешало королям рано или поздно создатель централизованное регулярное государство с "жёсткой вертикалью власти". Упомянутая власть не могла не быть тиранической, но королевским подданным она несла законность и порядок.
         А основатель Священной Римской Империи Оттон I вздумал усидеть сразу на двух стульях - в упомянутую империю он включил такие разные страны, как Германия и северная Италия. (Помимо них в Священную Римскую Империю в разные годы будут входить Чехия, и Бельгия с Голландией). И в итоге не смог усидеть ни на одном. Если в южной Италии возникнет централизованное государство с абсолютной просвещённой монархией - Королевство Обеих Сицилий, то Германии и северной Италии до второй половины XIX века жить раздробленными. В разделённые на части страны будут не раз и не два вторгаться иностранные армии, да и местные феодалы с не меньшей охотой станут резаться между собой. 
         В такой стране просто не может не возникнуть общество тайных мстителей. 
         Оно и возникло, в VII - IX веке. Называлось оно "Vehme" (Феме), изначально ставя целью борьбу с христианской верой, за истинные германские, стародавние языческие ценности. Это не помешало распространению христианства - к X веку все немцы, включая и членов "Vehme" будут крещёными. Но безобразия в разделённой на княжества стране творились такие, что без работы члены "Vehme" всё равно не остались.
         Но как известно, немцы во всём любят порядок. У них даже есть такая поговорка: "Ordnung muss sein" - "Порядок должен быть". Не стало исключением и "Vehme" - возможно, единственное из обществ тайных мстителей, не просто обвинявшее и выносившее смертные приговоры, но и дававшее жертве шанс оправдаться.
         В XI - XV любой житель Германии - простой ли обыватель, рыцарь или священник, а то и могущественный феодал, правитель собственного княжества мог обнаружить у себя дома - или в спальне на ночном столике, или прибитую к дверям или воротам составленную по всем правилам, подписанную и скреплённую печатями повестку. Такого-то числа такого-то месяца, в такой-то час вам надлежит явиться, одному и без оружия, в такое-то уединённое место. На перекрёсток двух дорог, на заброшенную мельницу, к старому, известному всей округе дубу. Если вызванный являлся, к нему подходили сзади, связывали руки за спиной, завязывали глаза - и спустя какое-то время он обнаруживал в себя в комнате с заколоченными окнами, в пещере или в подвале. Темнота, пламя свечей или факелов, за столом - семь судей "Vehme" в плащах с капюшонами, с лицами, которые закрывают маски. Всё вместе это назвалось "Vehmgericht" - суд "Vehme".
         "Михель из Майнца! - зачитывал обвинение старший из судей "Vehme". - Вы обвиняетесь в том, что сознательно скупали хлеб во время голода..."
         "Фрау Урсула! Вы обвиняетесь в том, что написали ложный донос на свою соседку Эрику, обвинив её в колдовстве...".
         "Рыцарь Рудольф фон Патберг! Вы обвиняетесь в том, что убивали купцов, разбойничая на дорогах...".
         "Господин герцог Мекленбургский! Вы обвиняетесь в том, что учинили резню над мирными жителями сдавшегося вам города...".
         Вот и спорь, доказывай! Можно даже вызвать свидетелей, которые получат такую же повестку. Но абы кого на суд "Vehme" не позовут, поэтому "Vehmgericht", как правило, заканчивался смертным приговором, который приводили в исполнение тут же, на месте, и очень редко - изгнанием. Обезглавленный труп казнённого вешали на видном месте, на проезжей дороге, на высоком дереве - и тут же в ствол втыкали кинжал с пятью буквами на рукоятке: "SSSCC". О том, что означают эти буквы, историки спорят до сих пор.
         А что будет, если вызванный на суд "Vehme" возьмёт, да и не явится? Граф Вильгельм Брауншвейгский, могущественный феодал и личный друг императора, проигнорировав составленный и подписанный по всем правилам вызов в "Vehmgericht", с тех пор передвигался только в сопровождении вооружённой охраны. Какое-то время это спасало - но однажды в дороге графу приспичило. Всего на несколько минут граф остался один в кустиках - а встревоженные охранники обнаружили его, истекающего кровью, успев увидеть и медленно удаляющегося незнакомца в чёрном. Преследовать его никто не решился - "Vehme" объявляло вне закона не только обвинённого или приговорённого преступника, но и всякого, кто вздумал бы ему помогать.
         История общества закончилась в XVI веке, во время Тридцатилетней войны, когда несчастную Германию терзали многочисленные иностранные армии - да так, что в одних областях население сократилось на треть, в других - на две трети. "Vehme" пытались бороться известным им способом - то есть, вызывая наиболее ретивых вражеских военачальников повестками на тайный суд. Но озверевшие ландскнехты Тилли и Валенштайна резали всех подряд, не разбирая, кто перед ними - член тайного общества или обычный немец. Так что очень скоро обвинять, судить и выносить смертные приговоры стало просто некому.
                 Ну, а почему "за семью печатями"? По стародавней, ещё до христианской немецкой традиции, в суде не двенадцать, а только семь присяжных. Соответственно, и судей "Vehmgericht" тоже семеро. Ни прокурора, ни адвоката на таких судах не полагалось - обвиняли сами судьи, оправдывался подсудимый. Повестку, вызов в тайный суд тоже подписывали сами судьи - все семеро, причём каждый обязательно прикладывал свою печать. Так и пошло: "тайна за семью печатями".
(с) Atta, Москва, 23.11.2019


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"