Абибуллаева Эльвина Рефатовна: другие произведения.

Цена жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я хочу жить, пожалуйста! - слезы без конца лились с ее глаз. Жизнь девушки была в руках Слендермена. Теперь он ее хозяин, а она всего лишь жертва, игрушка в руках Великого Палочника - не больше.

Глава 1. Черная полоса.

  
   Часто люди видят то, что хотят увидеть. Никогда не смотрят вглубь ситуации, оставаясь лишь на поверхности. Так дело обстояло и с семнадцатилетней Меллисой Янг. Ее одноклассники видели образ той девочки-отличницы, которую любят все учителя: всегда выделяли ее, ставили выше других, делали поблажки. И никто никогда не замечал стараний девушки; как она добивалась всего сама. Соседи завидовали семье Янг, ведь такое золотое чадо стоит еще поискать. Она была тихим, спокойным ребенком, всегда слушала родителей и не подводила их. За семнадцать лет жизни девушка ни разу их не огорчила. Никто также не разглядел того, что за последние годы она изменилась - только родители.
  
   Вот чего нельзя было изменить в Меллисе, так это ее застенчивости и неуверенности, хоть девушка и была одной из лучших танцовщиц дабке. На самом деле Мелиссе было трудно, но она не подавала виду. Всегда очень переживала за свои оценки, занимаясь до поздней ночи. Так же, чтобы войти в список лучших танцовщиц, девушка приложила много усилий. Ее огорчало, что одноклассники презирают ее из зависти, но она заполняла эту пустоту своими увлечениями, которые придавали сил для дальнейшей борьбы. Янг нравилась жизнь, она любила ее, ведь была тем еще оптимистом и знала, что все лучшее ждет ее впереди. Многие девушки ее возраста находились в состоянии депрессии из-за пустяков, но только не Мелисса, которая старалась не отчаиваться из-за неразделенной любви или еще какой-нибудь глупости.
  
   Сегодняшний день обещал быть захватывающим: скоро выпускной, а после учебы она отправляется за новым платьем. Еще немного понежившись в кровати, девушка радостно вскочила и принялась за привычные ежедневные процедуры. Утреннее весеннее солнце дружелюбно освещало комнату Янг, когда она уже надевала школьную форму. Белая рубашка подчеркивала стройную талию, а не сильно короткая красная клетчатая юбка выделяла стройные ноги молодой особы, так же дополнением ко всему был галстук под стать юбке. Мать девочки сегодня спешила в больницу, поэтому дома ее уже не было. В последнее время она стала себя плохо чувствовать, любящий муж настоял, чтобы женщина обратилась к врачу. И вот сегодня она, наконец, решилась. Мелисса не сильно придала этому значение, ее мысли были заняты лишь выпускным платьем, и это грело ей душу. Мало того она собиралась за покупкой не одна, а с парнем с танцев. Арс за последние годы стал ее лучшим другом, причем единственным, ведь у девушки нет друзей. При мысли, что она будет выходить перед представителем мужского пола в различных платьях, ее щеки становились пунцовыми. Раздумья Янг прервал телефонный звонок - это был Арс.
  
  - Доброе утро, Лиса, - девушка уже привыкла, что парень ее так называет. Хитрец нашел способ сократить имя.
  
  - Доброе, Арс, - весело отозвалась девушка.
  
  - Звонил учитель танцев, планы поменялись, поэтому концерт сегодня, а не завтра, представляешь? - было заметно, что парень немного переживает.
  
  - Вот это новости, даже не знаю - радоваться или нет.
  
  - Не беспокойся, успеем мы сходить за твоим платьем.
  
  - Уверен? - волнительно поинтересовалась девушка, ведь она так долго ждала этого момента.
  
  - Обещаю, - по голосу было понятно, что парень улыбается.
  
  - Ну, смотри, дело на тебе, - радостно произнесла она.
  
   На этом ребята попрощались. День обещал быть насыщенным. Возможно даже отличным, если бы не одно "но", о котором Мелисса узнает позже.
  
   Уроки проходили как обычно, а несколько пятерок в свою очередь сделали настроение еще лучше. Так же похвала учителя по алгебре не могла не радовать, ибо этот предмет давался девушке тяжело.
  
   На последнем уроке у Янг появилось какое-то странное ощущение, и оно пугало. Обстановка в классе была напряженной. Одноклассники часто на нее смотрели и о чем-то перешептывались между собой. Ее одноклассник Чарльз не сводил с нее глаз, от чего мурашки бегали по всему телу. Он всегда ее пугал, но сейчас сердце вовсе ушло в пятки. Тут еще сообщение о том, что Арс немного задержится, совсем не радовало. Наконец-то прозвенел звонок; словно гора обрушилась с плеч, и Янг облегченно вздохнула. Она уже поспешила собраться, но чья-то сильная рука схватила ее за плечо, и сзади кто-то процедил сквозь стиснутые зубы:
  
  - Не спеши.
  
   Сердце забилось словно бешеное. Что Чарльзу нужно было от нее? Как только учитель ушел, одноклассники начали окружать. Взволнованно сглотнув, девушка ожидала дальнейших действий. Мелисса была не из пугливых, к тому же от этих людей можно было ожидать всего. Но почему-то именно сейчас страх настолько окутал, что даже собственное тело казалось ей чужим. Мэри - яростный враг девушки - подошла первая к ней вплотную, пару секунд посмотрев в напуганные глаза Мелиссы, она размахнулась и со всей силы дала пощечину несчастной, от чего та не удержалась и упала бы, если бы не Чарльз, который стоял рядом. Он схватил руки Мелиссы и связал своим галстуком.
  
   Вы спросите, почему Янг ничего не пыталась делать? Почему не кричала? Не пыталась звать на помощь? Или хотя бы убежать? Все было элементарно, как дважды два. Одноклассники специально подобрали такой день и класс, где в такое время, после того как уходит учитель алгебры, в этом крыле никого не остается. К тому же пятнадцать человек против одного. Преимущества были не на стороне нашей героини. Однако девушка была храброй, стиснув зубы, она старалась сдержаться и не плакать. Не хватало того, чтобы ее посчитали слабой, пусть бьют и унижают сколько угодно, она вытерпит.
  
   Мелисса и в правду думала, что сможет продержаться, но рука Чарльза, спустившаяся вниз, собиралась поднять ее юбку; это выбило девушку из колеи. Она попыталась закричать, но тщетно. Сильная рука парня зажала ей рот. Блондинка прошла в центр, так чтобы ее слышали абсолютно все.
  
  - Если кто-то вздумает жалеть эту тварь, попрошу задуматься. Именно она рассказала учительнице английского языка, о том, что мы списывали контрольную. Все еще думаете, что в ней есть что-то хорошее? Давайте накажем стукачку, нужно поставить ее на место, - хищная улыбка Мэри не предвещала ничего хорошего.
  
   Зелено-карие глаза Янг были раскрыты от ужаса. Такое наглое вранье. Ей было обидно, ведь она сама слышала на прошлой неделе, как Мэри рассказывала учительнице о том, что все в классе списывали. И почему Мелисса не рассказала никому об этом? Ах да, ей бы никто не поверил.
  
   Тем не менее, Чарльз не думал останавливаться, его рука опускалась к внутренней стороне бедра. Больше не выдержав, девушка плотно стиснула зубы - знала, что сейчас будет очень больно. Набравшись смелости, она со всей силы размахнулась головой назад и ударила Чарльза, от неожиданности парень отпустил девушку. Жаль Мелисса не думала, что это будет настолько больно. В глазах потемнело, а голова шла кругом. Разозлившаяся Мэри сразу подбежала к девушке и уже хотела ударить ее, как дикий крик Янг разразился по всему классу. Он настолько был нечеловеческим, что одноклассники испугались, а некоторые поспешили уйти с места происшествия. Темная кровь тонкой струйкой пошла из носа пострадавшей. Внутри происходили ужасные вещи. Помехи из старого нерабочего телевизора в ее голове становились все громче. И еще эта ужасно сдавливающая боль. В глазах потемнело, не вытерпев, девушка упала на пол, больно ударившись, потеряла сознание. В классе оставались Мэри и Чарльз, увидев такую устрашающую картину, они тоже убежали. Если это дойдет до директора, то их отчислят. Только сейчас они осознали, насколько их действия были глупы.
  
   Пролежав несколько часов на полу, девушка наконец-то очнулась. Прошло столько времени, а никто не попытался ей помочь. Ни одна душа ее не искала. В этот момент весь прежний оптимистический настрой Мелиссы вмиг улетучился. Ей стало так обидно от всего этого. За что они так с ней? Ведь она никогда ничего плохого не делала. За что жизнь так несправедлива? Она старалась никогда не жаловаться на свою судьбу и все принимала. Но проигнорировать сегодняшнее она не могла.
  
   Голова еще немного болела и кружилась, но, в общем, Янг была цела. Ей было страшно подумать, что бы было, если бы не это ее состояние. От нахлынувших мыслей ее передернуло, девушка попыталась их отогнать. Медленно поднявшись на ноги, Мелисса взглянула на телефон: уже вечер. Черт, а она даже не заметила, что в классе не так светло. Пятнадцать пропущенных от Арса. "Где же ты был, когда я так нуждалась в тебе, " - горько подумала девушка. Выключив телефон, Мелисса пошла домой. Она осознавала, что если пропустит концерт, то это будет ее крахом. Но она сейчас совсем не в состоянии улыбаться и танцевать. Ей хотелось побыть одной; хорошо, что сегодня пятница и завтра не придется видеть одноклассников. Тяжелые мысли настолько завлекли Мелиссу, что она даже не обратила внимания, как быстро вернулась домой. Войдя, она услышала, что родители ругаются, странно, на них это не похоже. Тихими шагами девушка дошла до кухни и стала слушать, что будет дальше, прерывать ссору не хотелось, да и ее вид оставлял желать лучшего. Сейчас начались бы расспросы, а она хотела в данный момент лишь одного - тишины.
  
  - Как ты не понимаешь Виктор?! Это конец, ничего нельзя изменить, - Лизи Янг тяжело дышала.
  
   Мелисса уже хотела подниматься в свою комнату, но услышав такую фразу, напряглась и остановилась. Чего нельзя изменить? Придется уже дослушивать дальше, раз начала.
  
  - Дорогая, в тебе говорит отчаяние от такой новости, но мы справимся. Вот увидишь, все будет как раньше, - голос отца так же был взволнован, но пытался звучать бодро.
  
  - Виктор, как ты глуп! Врачи сказали, что мне осталось жить максимум полгода. Рак быстро прогрессирует. Ох, бедная наша девочка, лишь бы успеть увидеть ее выпускной и поступление, как она будет без меня? - дальше женщина уже не могла говорить, эмоции ее переполняли, и она дала им волю.
  
   Мелиссу словно ударили по голове чем-то тяжелым. Она не могла поверить своим ушам. Девушка не заметила, как горячие слезы стали прокладывать дорожку на ее щеках. Воздух вокруг стал настолько плотным, что было невозможно вдохнуть, а на грудную клетку словно наступили ногой. Она сделает вид, что ничего не знает. Даже в этой ситуации она хотела быть сильной. Ей необходимо было прогуляться. Выбежав на улицу, Янг остановила первую ехавшую маршрутку и села в нее. Не важно куда ехать - главное ехать.
  
   Проехав минут двадцать, девушка все так же ощущала нехватку воздуха. Поэтому вышла на следующей остановке, которая оказалась недалеко от леса. Любой другой человек испугался бы. Но Мелиссе нужен был воздух, иначе она сейчас задохнется. Подумав, что свежий и чистый лесной воздух поможет, она смело направилась в лес. "Ну, а что тут такого? - Подумала Янг, - я же не буду вглубь заходить".
  
   Солнце уже почти скрылось из виду. Сумерки опускались на землю. Воздух стал прохладнее. Надо было хоть переодеться, но когда? Мелиссу охватило такое отчаяние, что было не до всех этих мелочей. Ей так было необходимо кому-то сейчас выговориться, но, увы, она была одна. Одна со своими бедами и проблемами, никому не нужная. Пройдя немного, девушка села под высокое дерево, обхватив себя за колени. Ей нравился этот лес: высокие хвойные деревья, чистый воздух - очень полезно для здоровья. Только странно, что здесь настолько тихо, что слышно собственное дыхание. Мелисса любила природу. В детстве она каждую неделю выезжала с родителями на пикник в лес. От таких воспоминаний девушку снова охватила слабость. Она дала волю своим чувствам и расплакалась, ведь даже боялась допустить мысль, что самого родного и близкого человека может не стать.
  
   Потеряв счет времени, Янг заметила, что уже совсем стемнело - плохо, с собой даже фонарика нет. Пока не поздно, надо ехать домой, мама будет переживать, а ей сейчас необходимы лишь позитивные эмоции. Собравшись с мыслями, Мелисса уже хотела встать, как услышала, что где-то недалеко треснула ветка. Словно кто-то пробежался. Сердце вновь забилось быстрее. Еще не хватало наткнуться на волков. Надо бы поспешить. Осмотрев округу, она не заметила каких-то признаков жизни, возможно, это плоды разыгравшегося воображения. Ведь день, правда, выдался ужасным. К тому же хорошо приложилась головой.
  
   Отряхнув юбку, девушка целеустремленно прошла вперед, ведь точно помнила, откуда пришла. Она уже почти видела дорогу, как шорох сзади заставил обернуться. Странно, никого. Надо будет сходить к врачу. Уже всякое слышится, ведь дураку ясно, что в этом лесу ни души. Но то, что она увидела дальше, повергло в шок и напугало: дорога, которую она только что видела - исчезла. Да! Вот так просто отвлеклась, повернулась, а ее уже нет. Чудеса, да и только! Обреченно вздохнув, девушка села опять под ближайшее дерево. А что еще делать? Вокруг хоть глаз выколи, из-за высоких деревьев даже свет луны не проходит. Придется ночь провести тут. А с первыми лучами солнца нужно вернуться домой. Идея была безумной, но другого выхода не было.
  
  "Ну, а что может случиться всего за ночь, тут спокойно и тихо, и это не чаща леса, в конце концов".
  
   Надо только позвонить маме и что-то выдумать в оправдание ее отсутствия. Включив телефон, девушка поняла, что связи нет. Круто. Она уже начинала злиться. Только она могла попасть в такую нелепую ситуацию. Но сдаваться рано. Оставив рюкзак около древа, Мелисса полезла на него, благо ствол был удобным хоть каким-то гладким. "Впервые встречаю такое, интересно, какие тут растут деревья? Надо будет потом узнать, что это за лес".
  
  - Так, одна палочка, отлично, - послышавшиеся гудки обрадовали.
  
  - Алло, Мелисса, ты где? Мы с папой уже волнуемся, ты на время смотрела? - услышав голос мамы, на глаза девушки навернулись слезы, но она попыталась сдержать себя.
  
  - Мамочка, тут такое дело... У нас сегодня концерт по дабке, но еще не начался, какие-то проблемы, поэтому придется переночевать в нашей каморке, не переживай, утром сразу вернусь.
  
  - Ох, доченька, будь осторожна, береги себя, мы очень переживаем, удачи на концерте.
  
  - Спасибо, мам, не переживай. Люблю тебя, - грустно произнесла девушка.
   Как только мама положила трубку, девушка разрыдалась. Ну, это просто несправедливо, в это даже не верится, почему это происходит именно с ее семьей? Мысли Мелиссы прервались тем, что ее рука нащупала что-то мягкое. От этого по спине пробежались неприятные мурашки. Что мягкого может быть на дереве?! Посветив телефоном, девушка вскрикнула и, не удержавшись, упала.
  
  

Глава 2. Может быть есть еще шанс?

  
   Что вы знаете о боли? Какая она бывает? Колющая, режущая, пронизывающая, ноющая, пульсирующая. Она может свести с ума, довести до шокового состояния. Что человек испытывает, когда слышит все эти характеристики? Отвечу вам: абсолютно ничего. Пока на своей шкуре не испытаешь, не поймешь. Но, к счастью, нашей героине не пришлось пережить ничего из перечисленного. К счастью ли?
  
   Крик застыл в горле. Девушка повисла, словно в воздухе. Лишь придя в себя, она поняла, что ее талию обхватывает что-то холодное и слизкое. До земли еще оставалось приличное расстояние, и если сейчас ее отпустят, то явно все закончится плачевно. Мелисса, набравшись смелости, открыла глаза, предстоящая картина пугала до потери пульса. Белый лик смотрел на нее, хотя как он мог смотреть, если глаз не было? Просто округлое белое полотно. Девушка еще не могла понять, что происходит, и что она видит перед собой. Наконец, существо опустило ее на землю, и она могла теперь полностью его разглядеть. Высокое, не человеческого роста, худощавое туловище было в черном костюме, напоминающий похоронный. Конечности были удлинены настолько, что это вызывало отвращение. Пальцы напоминали паучьи лапки, а фаланги заканчивались острыми когтями. За спиной тощего был словно клубок змей, которые беспокойно вились за ним, если прислушаться, казалось, они издают шипение, только голов у этих змей не было. Мелисса открыла рот в немом вопросе, но так и не сумела ничего произнести. Страх сковал ее. Она не верила в то, что видела. 'Да точно, скорее всего, это сон, а я еще лежу на полу в классе, где меня бросили,' - думала девушка. Но резкая боль в голове ее отрезвила. И снова эти помехи. На глаза навернулись слезы, она не понимала что происходит. Не выдержав больше, девчонка развернулась и стала бежать, что есть мочи. Убежав на безопасное расстояние, она набралась смелости, чтобы обернуться. Ее охватил шок, существа там не было, как и того дерева, на которое она взбиралась. Или там и в помине не было никакого дерева, а она забралась на тощего? От таких мыслей ее замутило. Но долго раздумывать не пришлось. Ее талию обхватил один вектор и откинул на приличное расстояние, от чего девушка упала еще и проехалась спиной по земле. Кожа на ней содралась и появилась жгучее чувство на пораженных местах, это заставило вскрикнуть бедную. Мелисса не успела опомниться, как конечность Палочника схватила ее за шею и, слегка сжав, бросила о ближайшее дерево. Несчастная хорошо ударилась головой, от чего у нее выступила кровь на лбу, а твердая кора оставила царапины на щеке. Девушка сползла по стволу, опустившись на дрожащие ноги, голова кружилась, и она не могла понять, где сейчас существо. Время длилось бесконечно, она потеряла ему счет. Она чувствовала, что сейчас должно что-то произойти, уж больно ей не нравилось это затишье. Но ничего так и не происходило, а Палочник словно растворился: его нигде не было. Мелисса вновь засомневалась в трезвости своего разума, если бы не пульсирующая боль в области лба, она подумала бы, что просто бредит, и все ей мерещится после полученной травмы.
  
   Долго решаясь на это, Лиса поднялась на ноги, картина леса все еще была не четкой после удара, но все казалось спокойным. Она сделала несколько шагов - ничего не изменилось. Она просто не могла поверить в то, что произошло. Это ведь не фильм ужасов, того что она видела - нет, оно не существует - успокаивала себя девушка. За спиной хрустнула ветка, от чего сердце начало быстрее сокращаться. Холодный, липкий пот стал покрывать спину. Оборачиваться не хотелось. 'Боже, за что мне это?' - стала спрашивать сама у себя Мелисса. Взяв волю в кулак, она стала бежать. Сучьи деревьев больно хлестали по лицу, хоть девушка и пыталась руками их убирать, но не успевала, слишком многое стояло на кону, медлить было нельзя. Луна слабо освещала путь, но хоть появилась, и то была радость. Лиса не успела ничего понять, как что-то защелкнулось на ее ноге, и невыносимая боль пронзила конечность, от чего вырвался нечеловеческий крик. Горячие слезы покатились из ее глаз. Страх, что ее услышит то существо, исчез, и она кричала до тех пор, пока ее голос не сорвался и не охрип. Только она могла попасться в медвежий капкан. 'Ну откуда в нашем лесу медведи? Зачем их тут расставили? Еще такой громадный, руки бы оторвала тому, кто это сделал,' - выла девушка. Ей казалось, что капкан проткнул и сломал кость, но в таком состоянии она не могла знать наверняка. Из-за обильного кровотечения ловушка стала скользкой и выскальзывала из рук, как теперь она снимет ее. Шорох заставил повернуть голову и посмотреть на источник звука: рядом возвышался Палочник. Но разве Мелиссе сейчас было до него дело? Она уже даже не испугалась, боль в ноге убивала, и она будет даже рада, если он ее добьет и облегчит ее страдания.
  
   - Давай же, сделай это! - хрипло, но громко произнесла девушка.
  
   Но существо осталось неподвижным. Минуты казались часами. Мелиссу стал бить озноб. Если она занесет инфекцию в рану, это точно конец. Невольно мысли вернулись к ее мечте, стать профессиональной танцовщицей дабке, теперь, видимо, этому не бывать. А вдруг она останется инвалидом? От таких мыслей вовсе поплохело. Губы задрожали, а лицо стало вовсе бледным. Она умоляющим взглядом уставилась на Палочника, пусть лучше окончит ее мучения, это было сверх ее сил. Она уже без боязни смотрела на него.
  
   - Чего ты медлишь?! Убей меня! Ну же! Ты ведь для этого гонялся за мной! - переходила на крик Мелисса.
  
   Перед глазами все плыло. Силы покидали ее хрупкое тело. Больше Палочник не бездействовал, одним резким движением, он вытащил ногу девушки из капкана, откинув ловушку подальше. Боль еще раз пронзила конечность, а затем стала затихать, Мелисса всхлипнула. Теперь страх перед существом стал возвращаться. Было чувство, что взглядом он испепеляет свою жертву. Тонкая конечность схватила ее за горло. Воздух стал в меньших количествах проникать в легкие, но до конца доступ он не перекрывал, словно думая: убить или нет. Слендермен вглядывался в испуганное лицо девушки. Перед его глазами появился образ: такие же зелено-карие глаза, лишь они смотрели всегда с азартом. С волнистыми волосами, достигающими поясницы, цвета обсидиана: такими же черными и блестящими. Те же черты лица, только в них было больше грациозности и игривости, да и формы были пышнее и округлее. Встряхнув головой, словно убирая ненужные мысли, он смотрел в эти глаза, в которых кроме испуга ничего не отражалось. Жалкое зрелище. А жалость вызывала в нем лишь гнев. Разозлившись от того, что ему привиделось из-за этой девчушки, он без какого-либо сострадания отбросил легкое тело жертвы на несколько метров, словно она нашкодливый котенок, только в отличии от него у нее не было 9 жизней. Девушка уже не чувствовала соприкосновения с землей, как вообще больше ничего, темнота окутала ее крепкими объятиями.
  
   Вдохнув воздух в легкие, Мелисса резко открыла глаза, не понимая, жива она или уже мертва. Пострадавшая конечность дала о себе знать, уже хорошо, значит, жива - выдохнула девушка. Не понимая где находится, она хотела привстать, но головокружение обездвижило ее. Знала она точно одно: что лежит на большой кровати. Осмотреться она не успела, как в дверном проеме появился он, тот самый, который сделал все это с ней. Без слов и вопросов он подошел к ней. В руке существо держало какой-то черный пузырек.
  
   - Открой рот, - командным тоном произнес он, впервые заговорив с ней. Его голос был низкий и хриплый, напоминая бас.
  
   Мелисса хотела было задать вопрос, но Палочник был слишком нетерпелив, больно сжав челюсть пострадавшей, он заставил ее открыть рот, после чего вылил в него жидкость из пузырька, которая обожгла горло и прошлась по пищеводу, достигнув желудка, вкус был ужасным - горьким с кислинкой. Ей уже расхотелось спрашивать, что это было. Пелена стала застилать глаза, и она провалилась в объятия Морфея. Девушка не знала, сколько времени она проспала, но, когда очнулась, ее охватывала бодрость. Забыв о ноге, Лиса спрыгнула с кровати, и начала осматривать комнату, в которой находилась, но вспомнив о трагедии, она посмотрела на конечность и была ошарашена: на ней не было ни одной царапины. Не поверив своим глазам, она наспех сделала несколько движений из танца и заплакала от радости, но, испугавшись, что это сон, ущипнула себя; убедившись, что все реально, она продолжила танцевать, ведь когда еще сможет?
  
   Тем временем Слендермен наблюдал за счастливой девушкой, она успешно выполняла движения неизвестного ему танца. Его охватывала ярость, он хотел свернуть ей голову и оторвать все конечности, но воспоминания грузом опускались на него. Они были так похожи, только у этой глупышки волосы были каштановые и не опускались ниже плеч, да и слишком худая. Но лицо... Палочник сжал руку в кулак, от чего острые когти прорезали кожу, и выступила тонкая струя крови. Ему во многом стоит разобраться, а пока что стоит терпеть и не поддаваться соблазну. Он любил мучить людей, этих жалких существ, которых вечно презирал.
  
   Радость девушки долго не продлилась, появившийся Палочник напугал ее, от чего она вскрикнула, но убегать не стала.
  
   - Как тебя зовут? - бархатный голос распространился по помещению.
  
   - Мелисса, - робко произнесла она, хоть и не понимала, зачем он интересуется таким, но поняла одно, что он не любит ждать, поэтому лучше сразу отвечать.
  
   - Мелисса? - ей показалось, что он хохотнул, но лицо не изобразило никаких эмоций, поэтому она не была уверена. - Тебя бы еще чабрецом назвали.
  
   Она пропустила сказанную колкость мимо ушей, хотя его слова болезненно укольнули в самое сердце, одноклассники вечно смеялись над ее именем, теперь еще это существо.
  
   Осмелев, она решила узнать его имя. Но он опередил вопрос девушки, представившись сам:
  
   - Я Слендермен, но тебе стоит звать меня Хозяином.
  
   Лиса опешила от такого, но, не зная, чего следует ожидать от Палочника, молчала.
  
   - Если хочешь прожить немного дольше положенного, будь послушной и делай все, что я скажу; если попытаешься сбежать - очень пожалеешь.
  
   Пугающая интонация заставила дрожать.
  
   - Как скажете, - покорно ответила она, опустив глаза вниз.
  
   И снова перед глазами возникла картина: черноволосая хохотнула: 'Как скажете,' - и наигранно опустилась в реверансе, хотя на самом деле насмехалась над ним. Ярость вновь охватывала Палочника. Он уже хотел было уходить, как застыл, обернувшись к Мелиссе, которая так и не подняла глаз, буравя пол. Он слышал, как учащенно бьется ее сердце, и представил, какое удовольствие он получил бы, вырвав его из груди и сжав в своей руке.
  
   - Еще кое-что, - сказал он, привлекая напуганный взгляд девушки.
  
   Всего в два шага, и он оказался возле нее. Развернув ее к себе спиной, он разорвал ее рубашку, от чего Мелисса вспыхнула, кровь прилипла к щекам, а стыд поглотил вовсе.
  
   - Что вы делаете? - пыталась вырваться она.
  
   - Стой спокойно, - его тон пугал, коленки предательски задрожали.
  
   Почувствовав на плече надрез, она вскрикнула и попыталась снова освободиться от мучителя. Тем временем надрез углублялся и расширялся, словно Палочник что-то вырисовывал. Мелиссу сковал ужас, ведь скоро выпускной, а платье она хотела с открытой спиной, хоть и стеснялась, а теперь как она наденет теперь что-то такое? Она больше не могла сдерживать рыданий. Сле ндермен, закончив дело, удовлетворенно оценивал свою работу. Крупная буква 'S' красовалась от плеча девушки до лопатки.
  
   - Эта метка будет всем говорить о том, кто твой Хозяин, и тебе не стоит этого забывать, - сказав это, Слендер покинул комнату, оставив разбитую девушку одну.
  
   Мелисса, не выдержав, упала на колени, уперевшись руками в ножку кровати, проклиная все на свете.
  
  

Глава 3. Позор.

  
   Обессилевшая девушка приподнялась на дрожащих ногах, мысли грузом давили на нее. Что теперь будет? Что ей делать? Как там родители? В комнате темнело, почти ничего не было видно. Интересно, сколько же она просидела на холодном полу в таком состоянии? Плечо отзывалось тупой болью, но уже не такой сильной, как раньше. Сил не было даже передвигать ноги, нащупав одеяло на кровати, она решила лечь спать. Мелисса была уверена, что не заснет, ведь ей не до этого, столько проблем вокруг, а самое главное - всепоглощающий страх сковывал внутренности девушки, когда она думала о том существе. Но стоило только голове коснуться подушки, как Янг провалилась в мир сновидений. Благо, несчастную не мучили кошмары. Когда она проснулась, в комнате было уже светло, спала Лиса на удивление хорошо, но все равно чувствовала себя разбитой, словно ее тело пропустили через мясорубку.
  
   Вставать вовсе не хотелось, к тому же состояние было странным, мягкая ткань лифчика неприятно натирала набухшую грудь и соски. Низ живота отдавал ноющей болью. А между ног было липко и горячо, словно... 'О нет! Какое число? Да ведь рано еще!'. Мелисса резко приподнялась и со страхом стала отодвигать одеяло, от увиденного слезы отчаяния навернулись на глаза. Как ее организм мог сыграть с ней в такую злую шутку? Месячные пришли раньше времени, наверное, из-за переживаний. От страха тело стало пробивать крупной дрожью. Что Палочник теперь сделает с ней? Она замарала кровать и одеяло. Сглотнув комок в горле, девушка стала думать, что же ей делать. В таком виде даже никуда не пойдешь. Рубашка порвана, юбка тоже испачкана кровью. Нет, Слендермен точно не должен видеть ее в таком виде. Сильнее закутавшись в одеяло, Мелисса продолжала лежать, считая минуты до своей гибели. 'Ведь, рано или поздно, Палочник объявится в комнате. Лучше поздно'.
  
   Девушке казалось, что время тянется неумолимо долго, словно издевается над ней. Ведь с каждой минутой ожидания, страх все больше завладевал бедной. Она знала, что Хозяин появится, но когда дверь распахнулась, она вскрикнула от неожиданности и нахлынувшего дикого страха.
  
   Палочник с удивлением смотрел на свою жертву, не понимая ее реакции. 'Вчера и то была смелее', - он хмыкнул своим мыслям. Пройдя несколько шагов, он почуял запах свежей крови. 'Странно кровь от раны должна была еще давно свернуться'. Теперь Слендермен целенаправленно шел к девушке, чтобы осмотреть свое творение на ее плече. Увидев, что Хозяин надвигается на нее, Мелисса вжалась в кровать, и руками закрыла лицо, моля простить ее и не убивать. Это еще больше удивило мужчину, ведь вроде вчера он все разъяснил этой глупой человеческой особи. Когда он схватился за одеяло, он не сразу смог откинуть его, девушка со всей силой вцепилась в него и не хотела отпускать, будто это спасательный канат, и если она отпустит одеяло, ей придет конец. В итоге победа была на стороне сильнейшего представителя. Лиса всхлипнула и зажмурила глаза. Палочник непонимающим взглядом стал рассматривать кровь на простыне и одеяле. Ран он больше ей не оставлял, да и внутренним кровотечением это быть не могло, ведь он напоил ее исцеляющим зельем. Тонкие, но сильные пальцы сжали подбородок девушки, заставляя смотреть на него.
  
   - Что это? - его тон был таким ледяным, что заставлял дрожать.
  
   Неужели это существо не знает о таком? Как она объяснит, расскажет? Щеки покрылись румянцем от смущения. Пальцы сильнее сдавливали челюсть, требуя ответа. Прочистив горло, девушка начала говорить от страха, ведь Палочник как никогда сейчас вселял чувство ужаса.
  
   - Это менструация, природное явление, бывает раз в месяц у представителей женского пола, - быстро проговорив это, ее лицо вовсе покраснело, а глаза застенчиво устремились в пол.
  
   Рука Слендермена отпустила девушку, он сдержался, чтобы не ударить себя по лбу, ведь как можно забыть об этом? Ах да, точно, он очень длительное время ни с кем не контактировал, а сразу всех убивал. Пока голова была занята мыслями, что же с этим делать, он заметил, что крови на простыне стало больше. Его чувства настолько были обострены, что он даже чувствовал, как она медленно и неторопливо вытекает. Теперь он испытывал жуткое чувство голода. От его взгляда Мелисса вздрогнула и поспешила прикрыться одеялом. Но было поздно - уж сильно это привлекло внимание существа. Выхватив одеяло, он отбросил его на пол, а кистью провел по внутренней стороне бедра, казалось, что все внутри у него дрожит, вдохнув дурманящий аромат крови, он принялся слизывать ее с пальцев. Если сейчас он позволит взять желанию вверх над рассудком, то он никогда не узнает ответ на давно мучивший его вопрос, а такой подарок судьбы, как эта девчонка, нельзя упускать. Он вылетел из комнаты, как ошпаренный, и целеустремленно направился в лес, чтобы утолить голод первой встречной жертвой.
  
   Первые минуты после ухода Палочника девушка не могла пошевелиться от шока. То, что сейчас сделал Слендермен, пробирало до самих костей. Он слизывал ее менструальную кровь, словно это чарующий эликсир. А этот взгляд... Лиса встряхнула головой, словно прогоняя образ, стоящий перед глазами. Ей казалось, что он ее съест, а вначале высосет всю кровь. Девушка не знала, что ей делать. Сбежать она не могла, боялась, да и куда? Она не знает дороги, лишь наткнется на разъяренного Хозяина. От представленной картины Лиса вздрогнула, прогнав глупые мысли из головы. Но они, как назло, лишь приходили и приходили, новые и все более устрашающие. А если он придет и убьет ее? Слезы навернулись на глаза, нет, она не боялась смерти, она боялась, что не увидит родителей перед смертью, а это самое страшное, что может случиться. Мелисса потеряла счет времени, но когда послышались тяжелые шаги за дверью, инстинкт самосохранения сработал сам по себе, и она не осознавая, что делает, спряталась под кроватью.
  
   Слендермен переступил порог комнаты, не увидев, девушки, ярость стала охватывать его, он уже представлял, что сделает с ней, когда поймает беглянку. Вот только ощущение, что она никуда не убегала, не давало ему сорваться и искать ее. Новая свежая кровь на его пиджаке, не давала ему возможности почуять чертовку. Но страх, который она посылала мощными волнами, притянул внимание к кровати. На ней пусто. Хм, а вот под ней.
  
   Мелисса не успела опомниться, когда ее схватили за ногу и вытащили из-под убежища, бросив на кровать.
  
   - Вы, правда, люди такие глупые? Или пытаетесь ими казаться? Думаешь, если спрячешься от меня как жалкий щенок под кроватью, я тебя не найду? - его тон переходил на шипение, от чего девушке вовсе становилось жутко.
  
   Не испытывая больше терпения существа, Лиса утерла слезы и начала говорить дрожащим голосом:
  
   - Простите Хозяин, я больше так не буду, само вышло, даже не знаю как, я не собиралась от вас прятаться, - последние слова прозвучали слишком тихо.
  
   То, как его назвала девушка, смирило пыл Слендера, ему льстило, что жертва осознала, кто он, а кто она. Теперь ему просто хотелось наказать ее, но жалкий вид игрушки заставил оставить это на потом.
  
   - Я принес кое-что, - в руке существа была упаковка тампонов.
  
   Глаза Мелиссы расширились от удивления. Но тут же во взгляде отразилась грусть, у нее еще не было парня, и она боялась использовать такое, и обходилась прокладками, но откуда же это знать Палочнику.
  
   Рука все еще была протянута в ожидании. От чего Лисе стало страшно, надо как можно скорее объясниться, пока Хозяин не разозлился, но, как назло, слова, застрявшие в горле комком, подводили ее. Благо Слендермен был не глуп, и заметил, что в поведении девушки что-то не то.
  
   - Что не так? Ты таким не пользуешься?
  
   Последний вопрос принес облегчение Янг, сама она не осмелилась бы это сказать. Робко кивнув головой, девушка боялась посмотреть на Палочника. Неожиданная реакция заставила ее вздрогнуть, существо смяло упаковку в руке и выбросило в край комнаты. 'Лишь бы и мне туда не полететь', - подумалось Лисе.
  
   - Проклятый болван, сказал же купить то, что применяют девушки при таких делах. Хорошо, что я свернул ему голову, - последние слова звучали жутко.
  
   Приступ боли в животе заставил свернуться Янг калачиком, сегодня точно не ее день. Юбка непроизвольно задралась, демонстрируя Слендермену бедро перепачканное кровью. Существо еле себя сдерживало. Если он сейчас не решит эту проблему, девушка сильно пострадает. Векторы за спиной стали неконтролируемыми, один схватился за юбку без того напуганной девчушки, а другой обвил руки, чтобы те не мешались, казалось и сам Палочник теряет контроль, руки раздвинули хрупкие ноги жертвы. Длинный коготь отодвинул промокший край нижнего белья, пройдясь от лобка до самого сокровенного места, собирая кровь, а затем приблизив к себе, слизывая такую дурманящую его жидкость. Тем временем Мелисса от страха боялась даже пошевелиться, но слезы заливали ее глаза. Обратив на это внимание, Слендер словно вырвался из-под чар, векторы резко отпустили девушку, а сам он отошел от нее как можно дальше. Испуганные глаза блуждали по телу мучителя. Хотя пока что вреда он ей так и не причинил.
  
   - Я тебе сделаю подарок. Сейчас беги куда хочешь, захочешь - домой, захочешь - скройся где-нибудь. Целую неделю я не буду тебя тревожить. Но ровно в этот день новой недели, ты должна будешь прийти в лес. Вздумаешь ослушаться или обмануть меня - мало не покажется. Ты еще не знаешь, что такое настоящая боль и страдания, я тебе их устрою. Ты поняла меня?
  
   Мелисса не верила своим ушам. Он отпустит ее? Вот так? Пускай хоть на неделю, но это лучше, чем находиться рядом с ним в вечном страхе, да еще в такой момент, когда он себя еле контролирует. Девушка кивнула головой.
  
   Рискнув, Палочник подошел к своей игрушке. Взяв ее больно за волосы, он приблизился максимально близко к ее уху, насколько это было возможным.
  
   - Не забывай, кому ты принадлежишь! - в этот момент рука прошлась по плечу, где осталась его метка. И не советую рассказывать кому-либо обо мне и случившемся, - на этих словах он весело хмыкнул.
  
   Когда Слендермен отстранился, девушка чуть не упала. Но увидев, что он пропускает ее к выходу, в ней словно проснулись новые силы. От радости Лиса побежала, как можно быстрее, позабыв о своем внешнем виде. Лишь добежав до середины леса, она позволила себе отдышаться и идти шагом. В этот раз найти дорогу было не проблемным. Значит, это были чары Хозяина, поэтому она не смогла найти тогда тропу. Выйдя на трассу, Янг обнаружила, что все это время она шла с телефоном в руке. Озадаченно осмотрев его, Лиса не могла понять, откуда он взялся, и когда Палочник успел его ей отдать. Но раздумывать было некогда: во-первых, неделя это очень мало для проведения времени с родными людьми, а во-вторых, стоять в таком виде на трассе было опасно. Позвонить родителям она не могла, возникло бы много вопросов, к тому же нельзя, чтобы мама беспокоилась, а так она еще сможет объясниться. Набрав Арса, девушка стала ждать ответа с замиранием сердца. Долго ждать не пришлось: беспокойный голос сразу ответил после третьего гудка.
  
   - Лиса! Боже, где ты пропала? Я уже с ума сошел, твои родители беспокоятся, но мне пришлось им солгать, что ты у подруги по танцам. Я узнал, о том, что случилось с тобой, и понял, что ты хотела побыть одна. Как ты?
  
   Столько нужных слов, Мелисса уже не сдерживала рыданий. Ах, Арс, если бы он был тогда там, возможно, она и не оказалась бы в такой ситуации. Но сейчас девушка, наконец, смогла позабыть о Палочнике, словно ничего не было, и история продолжалась с того момента, когда она очнулась на полу в классе.
  
   - Приезжай, пожалуйста, я не знаю, где я точно, отследи меня по телефону. Отвечу на все вопросы при встрече, - девушка говорила быстро и не хотела медлить, очень уж она боялась, что может связь оборваться, или вдруг существо решит одуматься.
  
   - Хорошо, уже еду, ни о чем не беспокойся. Лис? - как-то загадочно протянул ее товарищ.
  
   - Мм?
  
   - Мне очень жаль, что меня тогда не было с тобой, я ни за что не позволил бы тебя обидеть, прости, пожалуйста, если сможешь.
  
   - Я не обижаюсь на тебя, главное приезжай поскорее, и считай, что все забыто.
  
   Почему-то девушке казалось, что парень улыбается, хоть она не могла этого видеть, но чувствовала. Нажав кнопку завершения вызова, Мелисса стала ждать своего временного спасителя.
  
  

Глава 4. Пожертвование.

  
   Девушка уже не знала, какой по счету наворачивала круг на обочине дороги, казалось, нервы сейчас сдадут, и она сойдет с ума, прошло всего 40 минут, а по ощущениям складывалось впечатление, что два часа. 'В чем проблема? Арс не может найти меня? Неужели меня так далеко занесло? А может быть, он передумал? Или ему навредили, и он лежит где-то мертвым?' - от таких мыслей Мелиссе вовсе стало тошно. Солнце потихоньку прощалось, собираясь ко сну, еще чуть-чуть и оно скроется за горизонтом. Зубы выплясывали ритм зажигательной лезгинки, настолько Лисе было холодно, а менструальной крови становилось все больше и больше, ей вовсе не хотелось предстать перед парнем в таком виде. Но разве был другой выход? Обреченно вздохнув, Лиса услышала шум подъезжающей машины, а следом увидела и источник звука. Серый хаммер притормозил возле девушки, оповещая, что спаситель явился на помощь. Обеспокоенный юноша подбежал к Янг, снимая на ходу куртку и поспешно набрасывая ее на плечи озябшей девушке.
  
   - Лиса, я так переживал! Прости, если меня не было слишком долго, я выехал сразу после звонка, но было сложно сразу тебя отследить, - волнительным голосом затараторил юноша.
  
   - Спасибо, что приехал, - попыталась выдавить из себя улыбку девушка, настолько вымотанной она была.
  
   Казалось, что лишь сейчас Арс заметил внешний вид своей подруги, его глаза округлились, а лицо застыло в немом ужасе.
  
   - Господи Лис! Что с тобой случилось? Тебя изнасиловали? - парень сдерживался, чтобы не переходить на крик и не накалять обстановку, он ведь и подумать не мог, что с девушкой могли сделать что-то ужасное.
  
   - Что? Нет! Как тебе могло прийти такое в голову? - Мелисса была ошарашена вопросом товарища.
  
   - Твоя рубашка порвана, а юбка и ноги вовсе в крови, - казалось, что юноша сейчас лишиться сознания, настолько он выглядел дурно от предстоящей картины.
  
   Девушка робко опустила свою руку на мускулистое плечо Арса и нежно ее погладила, успокаивая.
  
   - Пожалуйста, давай я отвечу на все твои вопросы потом, беспокоиться не о чем, мне ничего плохого не сделали, - Мелисса проговорила это настолько спокойным тоном, что сама поверила в то, что ничего ужасного с ней не случилось.
  
   - Хорошо, как скажешь. Садись скорее в машину, а то заболеешь, и так дрожишь вся, - парень заботливо улыбнулся, хоть на душе кошки скребли.
  
   В машине девушке удалось согреться, вернулась чувствительность к пальцам ног: теперь они неприятно пощипывали. Парень ехал на такой бешеной скорости, что сердце Янг грозилось проломить грудную клетку. Она хотела попросить ехать медленнее, но сама ужасно хотела уехать подальше от этого проклятого места, поэтому промолчала. Мысли то и дело возвращались к существу, он предупредил Мелиссу, чтобы она никому не рассказывала о нем, но она не знала какую историю придумать, для Арса. Лишь когда показался дом юноши, на душе у девушки стало спокойнее. Мама парня была писательницей, поэтому закрылась в библиотеке и была занята написанием своего очередного романа, а отец все еще был на работе. Поэтому пара незамеченной прошла в комнату юноши, лишние вопросы сейчас ни к чему.
  
   С позволения товарища девушка поспешно закрылась в ванной, снимая испорченную одежду и направляя на себя поток горячей воды, которая вмиг принесла облегчение, смыв всю грязь и кровь с себя, довольная Мелисса стала одеваться. Арс позаботился приготовить, для подруги временную одежду, джинсы парня ей были велики, но сидели не плохо, даже наоборот как-то модно, а слегка свободная рубашка, выглядела сексуально - ей сразу вспомнились слова преподавателя истории о том, что девушки в мужских рубашках выглядят сексуально. Это вызвало у Мелиссы застенчивый смешок: их учитель был забавным стариком, как что-то скажет - всех засмущает, но говорил он всегда правду. Собрав волосы в высокий пучок, девушка вышла к хозяину дома с улыбкой на лице.
  
   - Все хорошо? - в отличии от подруги, парень выглядел обеспокоенным, он все еще ждал объяснений.
  
   - Да, спасибо, ты мне очень помог, я думаю, мне стоит уже пойти домой, родители, наверное, с ума сходят.
  
   - А я? - с обидой в голосе проговорил он.
  
   Мелисса удивленно посмотрела на парня. Черные глаза посмотрели на девушку с какой-то болью.
  
   - Я так переживал, зачем ты выключила телефон? Куда ушла? Я прикрыл тебя перед твоими родителями, но сам не мог даже сомкнуть глаз от переживаний, а в каком виде я нашел тебя? И после всего ты ведешь себя так спокойно, словно ничего не было, - Арс был многословен, что совсем не было на него похожим.
  
   Подойдя к девушке и взяв ее за руки, он посмотрел в ее зелено-карие глаза с просьбой посвятить его, наконец, в случившееся. Укол совести пожирал Мелиссу изнутри. Что ему сказать?
  
   - Арс, я не знаю, как это рассказать, - девушка разлучила их руки и повернулась к нему спиной.
  
   Парень не мог позволить, чтобы его вот так просто оставили без ответа. Он положил руку на правое плечо девушки и сжал его, от чего Лиса вскрикнула и отстранилась, слезы выступили на ее глазах, метка Хозяина дала о себе знать, отдаваясь пульсирующей болью.
  
   Арс со страхом смотрел на подругу и не понимал реакции Мелиссы, но сомнения, которые закрались в душе, заставили сделать следующие действия: парень медленно подошел к девушке, расстегнув первые пуговицы рубашки, он спустил край правого плечика. Увиденное повергло его в шок: большая 'S' от плеча до лопатки красовалась на спине. Словно проснувшись, Лиса оттолкнула парня от себя и вернула ткань на место.
  
   - С ума сошел, что ты делаешь? - перешла она крик.
  
   - Лиса, что это? Я требую объяснений! Это свежая рана, она выглядит воспаленной ее нужно обработать.
  
   Девушка понимала, что парень прав, ей вовсе стало неловко из-за этой ситуации, к тому же она была так одинока в случившемся, на свой страх и риск Янг все рассказала другу, надеясь на его понимание, и что он не сочтет ее больной.
  
   На несколько минут у Арса пропал дар речи и он не знал что сказать. Мысли гулом кружились в голове, слишком много ему было известно. Нельзя дать понять Мелиссе, что он что-то знает. Во время опомнившийся парень попытался взять себя в руки.
  
   - Лис, прости, ты уверена, что это было, как ты выразилась, существо? Может быть, это просто был высокий маньяк, а ты из-за последнего стресса приняла все не так, как было на самом деле? - парень старался звучать убедительно.
  
   Мелиссе стало обидно, что ее друг ей не верит. Возможно, он действительно прав, но как объяснить метку на плече? И что ей делать через неделю? Она ведь даже не сможет скрыться от него.
  
   - Не знаю Арс, все так сложно, надеюсь, ты не считаешь меня сумасшедшей?
  
   - Все люди немного безумны, так что, если и считаю, то в этом нет ничего ужасного, - юноша попытался перевести все в шутку.
  
   Немного посмеявшись, парень предложил подвезти девушку домой. Теперь у нее была самая главная задача - придумать историю для родителей. Подождав пока Янг укроется за дверями дома, Арс нажал на газ и поспешил домой. У него предстоял серьезный разговор с мамой.
  
   Мелисса пыталась не шуметь, вслушиваясь в тишину, она подумала, что родители спят, от чего ей стало грустно. Внезапно включился свет, не привыкшие к нему глаза отозвались резью, пришлось сощуриться. Лизи Янг смотрела на дочь строгим взглядом.
  
   - Я жду ваших объяснений, юная леди, наказание будет зависеть от рассказа.
  
   От такого тона у девушки перехватило дыхание, она еще никогда не видела маму такой. Непрошеные слезы выступила на глазах.
  
   - Даже не знаю с чего начать, - устало выдохнув, младшая Янг села на диван.
  
   - Арс рассказывал всякие истории, выгораживая тебя.
  
   Мелиссе стало вовсе страшно, что в ее выдуманную историю никто не поверит, ведь она толком не знала, что им рассказал парень, поэтому девушка решила рассказать правду, упуская кое-какие детали.
  
   - После случая в классе, мне захотелось побыть одной, я пошла в лес и заблудилась, а когда нашла выход - сразу позвонила Арсу и попросила забрать меня, прости, я не хотела беспокоить вас с отцом, - поникшим голосом сказала Лиса.
  
   - Какая ты глупая! Ты не представляешь, как мы переживали, ты же сказала, что ты на концерте, ты нас обманула! Безрассудная, а если бы в лесу с тобой что-то случилось? Не задумывалась? - мама выглядела усталой, от чего сердце девушки сжалось. Ну вот, своими поступками она ее доконает, расплакавшись, она обняла мать, прося прощения за свои детские проказы.
  
   Лизи Янг не могла долго сердиться, видя состояние дочери.
  
   - Ты все равно будешь наказана, неделю без интернета! - попыталась сказать она строгим голосом.
  
   - Ну, ма-ам, - протянула Мелисса.
  
   - Никаких ну мам, это еще самое легкое наказание, я в твоем возрасте больше творила безумств, так что тебе повезло, меня вечно наказывали домашним арестом, - у обоих это вызвало смех.
  
   - Будешь чай? - весело спросила женщина.
  
   - Только если он с твоим отменным пирогом.
  
   В обнимку барышни пошли на кухню опустошать запасы еды.
  
   Тем временем обеспокоенный юноша уже добрался до дому. Постучав, он стал дожидаться ответа, мама его научила хорошим манерам: без стука входить было запрещено - это могло нарушить покой писательницы.
  
   - Войдите, - прозвучал тонкий, но властный женский голос.
  
   Арс вошел в большой зал библиотеки, запах старых книг ударил в ноздри, и парень еле сдержался, чтобы не чихнуть. Он никогда не понимал, почему она пишет свои романы именно здесь, ведь тут темно, а это уж точно не способствует написанию, но спорить с этой женщиной было бесполезно. Увидев в конце зала фигуру матери, он направился к ней.
  
   - Они встретились, - сказал, как отрезал юноша.
  
   - Кто? - непонимающее метнулись на него изумрудные глаза.
  
   - Слендермен и Мелисса.
  
   На лице брюнетки прочитался испуг.
  
   - Не может быть, - прошептала она.
  
   Утреннее солнце сегодня светило по-особенному тепло. Лиса довольно потянулась в своей кровати: так приятно просыпаться дома, сегодня ее самочувствие было на много лучше. Метка на плече стала меньше болеть, возможно, вчерашняя обработка способствовала этому. Весело вскочив с кровати, девушка стала одеваться: черные джинсы и серый свитшот отлично подходили для встречи с Арсом, ей хотелось поскорее встретиться с другом, ведь и повод был - отдать его вещи. Наспех позавтракав хлопьями, Лиса взяла машину отца, решив, что он не заметит. Мама сказала, что он взял отпуск, и теперь их утро наступает в обед, так что времени у девушки было уйма. И права она получила только в этом году, так что надо больше ездить и практиковаться. Включив арабскую песню Али Аль Дека - 'Саба альхер Сурия', Мелисса тронулась в путь, подпевая любимому певцу. Затормозив неподалеку от дома друга, она вначале решила ему позвонить и узнать, чем занят парень, а потом устроить сюрприз своим приездом, к тому же ей все хотелось застать загадочную маму товарища. Ей никогда не удавалось увидеть ее даже на фотографии, а жаль: после прочтения книги о Родине Арса - Сирии - ее интерес к писательнице возрос. Увидев парня на крыльце дома, Лиса улыбнулась, слушая гудки мобильного и ожидая ответа.
  
   - Доброе утро, Лиса, - как обычно весело отозвался парень.
  
   - Доброе, не отвлекаю? - поинтересовалась девушка.
  
   - Я на репетиции танцев, поэтому немного занят.
  
   Мелисса ошарашенно уставилась на друга, ведь вот он стоит у дома и разговаривает с ней, зачем он лжет ей? Она не могла понять.
  
   - Ладно, тогда не буду отвлекать, - пожелав удачи, Янг отключилась.
  
   Арс сел в машину и отъехал от дома. Конечно, то, что собиралась сделать девушка, выглядело плохо, но если этого не сделать, она не сможет больше ему доверять, потому что он никогда не обманывал ее, а тут... Или быть может и раньше врал? Чтобы ответить на все вопросы, требовалось слежка.
  
   Мелисса ехала медленно, соблюдая приличную дистанцию, чтобы парень ее не заметил. К тому же успех делу придавало то, что он не знал, как выглядит машина ее отца. Проехав несколько метров, Лисе стало дурно: она догадывалась, куда едет юноша, но не понимала зачем. Тем временем трасса становилась все пустыннее, а количество деревьев, мелькающих на фоне, возрастало. Машина Арса неожиданно затормозила, девушка отъехала немного назад, боясь, что друг ее заметит. Парень остановился примерно в том месте, где вчера ее забрал. 'Надо же и место запомнил', - удивлению Янг не было придела, она и то смутно все помнила. Арс направился в сторону леса и скрылся из виду, от чего у девушки поползли мурашки по спине. Преодолев накативший страх, она выбралась из автомобиля и последовала за юношей в надежде, что не потеряла его. Когда девушка прошла в чащу леса, ей показалось, что сердце остановилось: настолько ей было страшно. Второй встречи с Палочником она не переживет, к тому же Арс теперь все знает, и из-за нее могут пострадать невинные люди. Парня нигде не было видно, отчаяние накатывало с новой силой. Услышав голос товарища, она побежала на место, откуда он доносился.
  
   - Положи нож! - Арс говорил обеспокоенно, поза его была напряжена.
  
   Мелисса не сразу поняла, что происходит, и с кем говорит юноша. И лишь сейчас она обратила внимание на человека, стоявшего довольно далеко от него с ножом в руках. Лицо скрывал капюшон, только длинные черные волосы выглядывали из-под него. Манера держаться и одежда подсказывали, что это представитель мужского пола. На белой толстовке красовались следы засохшей крови, от ее вида Лисе стало дурно, нервно сглотнув, она продолжила наблюдать за тем, что будет дальше. Но когда незнакомец стал бежать на Арса с поднятым ножом, Янг, не осознавая свои действия, бросилась к юноше, загораживая его собой. Только острый нож, торчащий из ее живота, вернул девушку к реальности. Серый свитшот в момент стал окрашиваться темно-алой кровью, боль застилала рассудок, вскрикнув, Мелисса упала на колени, судорожно глотая воздух.
  
   - Какого х*я? - чужак явно был недоволен предстоящей картине. - Откуда ты взялась с*ка?! Ты все испортила, - грубый голос обладателя не переставал сыпать ругательства. Подойдя к девушке, он собрался изъять свой драгоценный инструмент, чтобы наказать нарушительницу покоя маньяка, но услышав басистый голос, остановился как вкопанный.
  
   - Еще один шаг к ней, и ты можешь прощаться с жизнью.
  
  

Глава 5. Игрушка.

  
   Рассудок был затуманен, девушка плохо соображала, не понимая того, что происходило. Отдаленные фразы долетали до ее ушей, но мозг отказывался их разбирать. Жгучая боль распирала внутренности, казалось, она распространялась выше живота. Ощущение было, словно легкие закинули в кипящую воду - настолько все горело. Каждый последующий вдох давался с трудом, кислорода жутко не хватало, перед глазами мелькали картины недавней жизни. Соленый вкус во рту дал понять Лисе, что рот наполнен кровью. Казалось бы, что сейчас она должна испугаться, ведь ее жизнь заканчивается, но вместо этого на душе стало спокойно, как никогда.
  
   Поток мыслей закончился, на бледном лице образовалась слабая мечтательная улыбка, перед глазами предстало море: голубое-голубое, в дали вода отдавала бирюзой, оно было спокойным и манящим, словно звало к себе. Девушка шла по теплому песку, который приятно ласкал кожу стоп. Вот их уже касалась прохладная водица, сделав несколько смелых шагов она погружалась в объятия моря. Когда оно достигло уровня шеи, вода сменила цвет на буро-синий, а чуть дальше была черной, словно смола. Теперь, вместо чувство смирения и облегчения, Мелисса испытала страх, позвать на помощь не удалось, она стала захлебываться. Поток жидкости стал проникать внутрь, наполняя истерзанные легкие, хотелось кричать, выть, но все звуки были подавлены, затухая в горле. Казалось, будто кто-то схватил ее за ноги и тянул вниз, что-то слизкое и противное не пускало. Мрак затянул рассудок юной девушки, полностью погрузив в себя.
  
   Палочник облегченно вздохнул, когда жертва перестала метаться по траве. Удивлению существа не было предела. С виду такая хрупкая девчушка показала себя достаточно сильной, брыкаясь и не давая влить в себя исцеляющий эликсир. Или правду говорят ученые, что в бессознательном состоянии организм человека способен на необъяснимые вещи. А ведь время было ограниченно даже не по минутам, а по секундам, и медленные действия точно привели бы к смерти. Благо, он во время успел и не дал покинуть его игрушке этот мир. Это случится лишь тогда, когда он позволит, а в его ближайшие планы смерть шатенки не входило.
  
   Мальчишка, которого явно знала Мелисса, сбежал в сей же момент, стоило ему появиться, даже не подбежал к подруге, не показал переживаний. Неужели его так напугал Палочник? Или ему было все равно на эту глупышку. Испорченный свитшот острым ножом открывал место раны, показывая, что живот постепенно затягивается. Давний недруг Слендермена грозно пожирал его глазами. Джефф-Убийца - славный маньяк-убийца, но не настолько сильный, как Палочник. Боялся сильнейшего противника, однако, иногда имел наглость заявиться на его территорию. И если тот ему мешал, приходил в гнев, забывая, что завяжись бой, победа будет на стороне Тонкого.
  
   - Если помнишь, у нас был договор, - задумчиво проговорил басистый голос, не удостоив маньяка взглядом, устремляя взор к лежащей девушке.
  
   Такая беззащитная, но сильная духом. Ничего, он сломает ее, подчинит.
  
   - Был, и если я убью кого-то на твоей территории, то должен жертву взамен, которая удовлетворит тебя, но ты мне помешал! - прошипел Джефф.
  
   - Верно, потому что ты посягнул на мою собственность, - не менее грозно проговорил Тощий.
  
   - Да сдалась мне эта сука! Я хотел поиграть с парнем, уже видел свой нож в его глотке, как она мне помешала, - сдержался юноша, чтобы не пнуть лежащую рядом в бессознательном состоянии игрушку Палочника.
  
   - Теперь ты мне должен того парня. Больно мне он показался знакомым и странным, - развернулся наконец-то Слендермен к собеседнику.
  
   - С х*я ли я тебе его должен? - разгневался убийца, не стесняясь в выражениях, - ты мне не дал добить эту тварь! Поэтому я тебе ничего не должен! - бледное лицо Джеффа побагревало от распирающего недовольства и злобы.
  
   - Ты хочешь объявить мне войну? - спокойным тоном поинтересовался Хозяин леса.
  
   В глазах юноши пробежали испуг и сомнения. Промолчав пару минут он выдал:
   - Нет, не хочу.
  
   - Вот и славно! Найди мне того парня и можешь быть свободным. И еще кое-что - если я увижу, что без моего ведома пытаешься хозяйничать в моем лесу, тебе не поздоровится, - длинный вектор схватил Джеффа за ногу и поднял ввысь встряхнув так, что у того закатились глаза, но он не растерялся и, выхватив своего преданного друга, полоснул щупальце Палочника.
  
   Тот зашипел, ударив маньяка лицом об дерево и отбросив от себя подальше. Маньяк встал, пошатнувшись. Он попытался удержаться на ногах, вытирая без того замаранной толстовкой разбитый нос, откуда хлестала кровь.
  
   - Ты мне нос сломал, урод! - как змея начал шипеть юноша.
  
   - В воспитательных целях.
  
   - И все из-за какой-то бл*ди? У тебя таких жертв будет тысячи, что у тебя за интерес к ней, а? - маньяк пытался понять давнего знакомого, которому никогда не было жалко жертв для него, к тому же он потом находил не менее достойные замены и все оставались довольными.
  
   Такие вопросы выводили Слендермена из себя, но он старался сохранить безмятежный вид:
  
   - Не выдумывай, она не ценна мне, придет время и я дам поиграть с ней.
  
   - Не переходи рамки дозволенного, - холодно проговорил тот. - А теперь ступай - у тебя есть задание, не оплошай.
  
   Поняв, что беседа завершена, маньяк быстро скрылся за ближайшими деревьями. Глупую девушку явно следовало наказать, она ослушалась своего Хозяина, натворив столько дел. Но дать поразвлечься Джеффу с ней он пока не мог. Чувство эгоизма не могло позволить отдать ее ему, пока он сам не наиграется вдоволь, а зная какие развлечения у маньяка, в сохранности Палочник ее не получит.
  
   Рой мыслей не давал покоя существу, он видел с какой отверженностью она бросилась на нож, защищая того загадочного парня, который явно был ей дорог. Неужели брат? Но он разузнал про нее, она единственный ребенок в семье. Парень? Возлюбленный юноша не бросил бы в такой ситуации свою девушку. Безответная любовь? Возможно, но не похоже.
  
   Слендермен почуял их еще на полосе, когда она ехала за товарищем, следя за ним. Что-то тут было не чисто, внутреннее чувство никогда его не подводило. Подхватив векторами легкое тело девушки, он пошел в особняк ожидать восстановление игрушки, чтобы во всем разобраться и, не дай бог, она попытается солгать ему, наказания точно не избежит, а в этот раз он будет очень жесток.
  
   Очнувшись, Мелисса поняла, что все еще жива. Стены комнаты показались знакомыми, и рассудок вмиг стал восстанавливать картины произошедшего, словно пазл. Отчаяние накатило новой волной - лучше бы она умерла. Мысли устремились к Арсу. Она не знала, что с ним случилось, и от страха боялась даже думать о плохом. Пальцы нащупали плоский живот без изъянов, словно раны и не было, и все было сном, но девушка сильно помнит ту режущую боль ножа, чтобы поверить в неправдивость ситуации. Значит, Хозяин спас ее, и тот властный голос принадлежал ему. Зачем он это сделал? Что ему было нужно от нее? Девушка не понимала, чем привлекла внимание этого существа, почему он не убил ее? Зачем спасает? Мучает? Хотя пока еще не мучает - стыдно жаловаться - поникнув, Лиса решила прекратить поток мыслей.
  
   Словно почувствовав, что жертва в сознании, Палочник незамедлительно появился в ее комнате. Покрасневшие и безрадостные глаза устремились к нему, в них не было страха, что удивило Тощего. Ничего, он заставит дрожать ее от этого ужасного чувства и не заниматься самодеятельностью.
  
   - Итак, - начал он тоном не терпящим обмана, - я жду объяснений, учую ложь пеняй на себя.
  
   Нервно сглотнув, Мелисса отвернулась, сжавшись в клубочек, словно стена станет ее спасением. Вот и сглазила тем, что он ее не мучает, но что он хочет услышать, девушка пока слабо понимала.
  
   - Что вы хотите именно услышать? - почти что шепотом спросила девчонка.
  
   Наконец-то Палочник почувствовал блаженное чувство страха, которое подпитывало его.
  
   - Что ты делала в лесу, в тот момент, когда должна была быть дома и наслаждаться последними днями безмятежной жизни? - пока что без пугающей интонацией спрашивал он.
  
   Лиса замешкалась, не зная, что ответить. Слендермен заметил это, схватив вектором девушку за руку, он выдернул ее из кровати, от чего она упала с нее, больно ударившись коленями о бетонный пол. Вскрикнув, шатенка не успела даже их потереть, как Хозяин схватил ее за подборок и заставил смотреть на свое устрашающее лицо.
  
   - Я что сказал? - властно задал вопрос он.
  
   Захныкав, девушка все таки попыталась погладить ноющие коленки. Боль мешала сосредоточиться, поэтому Палочнику пришлось ее отпустить.
  
   - Мне пришлось туда поехать, - начала девушка, но замолкла.
  
   Длинные черные ресницы дрогнули, удерживая не прошенные слезы, она не могла выдать Арса. Видя, что просто так игрушка не сдастся и будет строить героиню, ему пришлось ее подтолкнуть.
  
   - Кто этот парень, которого ты так яро хотела спасти?
  
   Нервно дернув плечами, Мелисса понимала, что долго Хозяин не будет играть в добряка и нужно прекращать играть с его терпением.
  
   - Мой друг, - с трудом выдавила она из себя, прикусив нижнюю губу.
  
   - Малоинформативный ответ. Что он делал в моем лесу?
  
   - Я не знаю, честно! - сдержав всхлип, девушка продолжила. - Хотела узнать, но не удалось.
  
   Обхватив талию жертвы вектором, он поднес ее лицо близко к своему, заставив смотреть прямо в область глаз, если бы они у него были.
  
  - Рассказывай все и без утайки, иначе не поздоровиться.
  
   Второй вектор схватил низ свитшота и начал приподнимать его, скользя по ровной спине, от чего на ней выступили мурашки. Девушка хотела бы возразить, начать вырываться, но смущение сковало все ее движения, и она стыдливо опустила взор вниз, оценивая высоту от пола, если ее вздумают вот так взять и отпустить на него. Встряхнув ее, он дал ей опомниться, напоминая, что ждет от нее ответа. Тем временем вектор успешно оказался у лифчика, скользя по его краям, направляясь к застежке.
  
   - Нет, пожалуйста, не надо! Я все расскажу, только не делайте этого! - затараторила Янг, как только опомнилась и осознала, что Хозяин мог сделать.
  
   Вектора замерли, выжидая ответа. Сглотнув слюну, Мелисса решилась начать рассказать. Зная мощь своего Хозяина, он мог уже все знать о Арсе и, возможно, хотел проверить ее на преданность. Мысленно попросив прощения у друга за предательство, она начала рассказ.
  
   - Арс - мой друг. Мы знакомы не так давно, всего два года. Познакомились на танцах и подружились. Я много о нем не знаю, только то, что он беженец из Сирии, - остановилась девушка, не зная, что еще такого она может поведать.
  
   - А родители? ты знаешь их? - любопытствовал дальше Палочник.
  
   - Только с его слов. Отец работает в полиции, я мало об этом знаю. А мать пишет книги.
  
   Было похоже на правду.
   - А что случилось после того, как ты выбралась из леса?
  
   Этого вопроса и боялась Лиса. Она нарушила слово Хозяина, он велел никому не рассказывать о нем, а она разболтала все Арсу.
  
   - Я позвонила ему и попросила меня забрать. Он отвез меня домой и все, - виновато опустила глаза вниз шатенка.
  
   - Если не умеешь врать, не советую браться, - с сочувствием произнес он.
  
   Кисть Палочника коснулась лица девушки, опускаясь ниже. Несколькими векторами он без затруднения снял свитшот с Янг, откинув его в край комнаты. Теперь она предстала перед ним в кружевном черном лифчике, который скрывал маленькую, аккуратную грудь.
  
   - Я тебя предупреждал, - острый коготь процарапал не сильно лицо, но вся мощь отразилась на худом плече Лисы.
  
   Он разрезал кожу, словно в руке у него был нож, продолжал углубляться, словно хотел дойти до кости. Острая боль пронзила конечность, и Мелисса закричала как безумная, едва не теряя рассудок от боли. Даже удар ножа казался пустяком по сравнению с этим.
  
   - Пожалуйста, не надо, умоляю! - заверещала девушка, судорожно дергая ногами в воздухе. - Я солгала! Простите! Прошу вас, дайте мне второй шанс, я исправлюсь! - соленые слезы заливали покрасневшее лицо игрушки.
  
   Довольно улыбнувшись, он приостановил экзекуцию, давая понять, что готов ее выслушать, но если что-то будет не так и в этот раз, то пощады уже не стоит ждать. Взахлеб Мелисса рассказала все, что произошло накануне и без утайки: о том что в том состоянии не понимала, что делает и все поведала другу, но он не придал значения ее словам и о том, что утром сказал, что уже на танцах, а сам поехал в сторону леса, и так девушка оказалась там.
  
   - Тебе он нравится? - не с того и ни с чего сменил он резко тему и задал вопрос личного характера, чем обескуражил Лису.
  
   - Ну... - она замялась, пытаясь понять, что чувствует к Арсу.
  
   Да, он ей нравился, но чувства эти точно не были любовными, скорее дружескими, родственными, но не больше.
  
   - Если честно, то он мне, как брат, - щеки залились пунцовой краской, из-за чего Хозяин ухмыльнулся, и ей стоило лишь догадываться, удовлетворил его услышанный ответ или нет.
  
   Бросив ее на кровать, а не на пол, Палочник приблизился к ней, нависая сверху.
  
   - Ты все равно заслужила наказание, за прошлые проделки, за обман, и за нарушение моего приказа.
  
   Наплевав на боль в руке Мелисса спустилась с кровати на пол вставая на колени, уткнувшись головой в штанину Хозяина.
  
   - Умоляю вас Господин, - назвала она его по-новому, от чего, если бы у него были бы губы, он расплылся бы улыбкой до ушей. - Дайте мне второй шанс, я исправлюсь, прошу вас, не надо, - не выдержав больше нагрузки, девушка захныкала в ткань брюк Палочника.
  
   Рука Слендермена нежно коснулась раненной щеки. Поднимаясь к голове и поглаживая ее, словно она была домашним питомцем, он запустил пальцы в густые и красивые волосы игрушки, начав их перебирать. Табун мурашек пробежал по коже Лисы. От таких действий, не зная чего ожидать от непредсказуемого Хозяина, она крепче прижалась к его ноге, словно прося пощады и защиты. Сунув вторую руку в карман, Тощий достал заветный пузырек и, приподняв голову пострадавшей, дал ей испить нужного зелья для заживления новых ран, нанесенных им самим для воспитательных целей.
  
   - Умничка, но имей ввиду - еще одно разочарование, и одним этим не обойдется. Ты еще не знаешь, что я могу с тобой сделать.
  
   Услышав это, Янг почувствовала дурноту, и точно потеряла бы сознание, если бы рука Палочника заботливо не придерживало ее голову.
  
  

Глава 6. Прошлое.

  
   Брюнетка нервно мерила шагами комнату, мысли вихрем кружились в голове. Арс с волнением наблюдал за матерью, выжидая какого-нибудь ответа. Изабель подумать не могла, что Слендермен находится так близко, она давно перестала следить за ним, оборвав все связи, чтобы и он не выследил женщину. К тому же он нашел ее Ахиллесову пяту, но, к счастью, пока об этом не знал.
  
   - Что будем делать? - юноша решил нарушить давящую тишину.
  
   Женщина судорожно взлохматила короткие, накрученные волосы, едва доходившие до шеи:
  
   - Не знаю, Арс, не знаю.
  
   - Надо вызволить Лису.
  
   - Как ты не понимаешь, что нам нельзя попадаться ему на глаза? Я уверена, что за тобой он уже кого-то послал. Если он поймет, что в этом замешана я - мы больше не увидим белого дня, - в изумрудных глазах отразился испуг, которого он никогда не видел прежде в очах этой уверенной, самодостаточной женщины.
  
   Изабель задумалась, ведь прошло столько веков, неужели он ее помнит? Она хмыкнула своим мыслям - еще как помнит, при этом жажда его мести не затухает. Усевшись за свой любимый рабочий стол, брюнетка стала погружаться в те дни, словно это было вчера. Перед глазами возникла их первая встреча, когда хулиганы украли у девушки кошель с золотом, в котором были последние деньги на хлеб голодающим братьям и сестрам, а высокий, худой юноша, достаточно быстро бегавший, смог вернуть украденное обладательнице, за что она была благодарна спасителю. Так и завязалось общение со странным парнишкой. Зеленоглазая нахмурила лоб, пытаясь вспомнить, почему же его считали не таким, как всех.
  
   Мальчишка обладал необычным даром. Он мог донести мысли с помощью телепатии, никто его не понимал, окружающие отворачивались от него, как от прокаженного, и только она единственная не испугалась, а продолжала дружить с ним, ведь у нее самой были некие секреты. Но веселая дружба продлилась не долго. Плохие люди прознали о его даре и серьезно заинтересовались Слендером, но парень доверял только ей. Поэтому они вышли на девушку, пригрозив, что если она не приведет его к ним добровольно, то ее бабушку-ведьму вместе со всей семьей сожгут на костре. Изабель понятия не имела, откуда они прознали о тайне ее семьи, потому у нее не было другого выхода. Она согласилась на все условия и делала то, что от нее требовали. Как оказалось, с доверием парня пришлось долго работать, так как дружбы было мало, чтобы он мог полностью верить девушке. Изабель пришлось притвориться влюбленной. А Слендермен, напротив, любил всей душой брюнетку.
  
   Женщине стало тоскливо от старых воспоминаний, словно плохо зажитые раны - они стали кровоточить по новой. Тем страшным людям было мало игры в чувства, они заставили переспать ее с ним, чтобы закрепить доверие парня и власть над ним. Она никогда не понимала, почему нельзя было все сделать проще, зачем понадобился этот сложный план. Но женщина помнила, что после этого дела, чуть не сорвала все, потому что не хотела видеть несколько дней юношу, за что была жестоко избита. Тогда ее юные мечты и фантазии разбились вдребезги. Девушка хотела испытать тайного дела только с возлюбленным после свадьбы. По сей день помнилось, как не хотелось этого делать, как в слезах целуя его губы, она врала, что это от любви, а он, дурак, не мог даже понять, как было ей страшно и противно, ведь она не любила Слендера, относясь как к другу. Но как оказалось, самое худшее ожидалось впереди. Над Изабель тоже захотели провести опыт - он был успешным, она обрела молодость, но это не означало бессмертие, и так тайна семьи грозилась быстрее стать известной, девушка подвергала близких опасностям.
  
   Но ее бабушка была достаточно сильной ведьмой, и они провели очень сложный ритуал, в которым Бель обрела бессмертие. Так как ее первым мужчиной был Слендермен, только он мог завершить ее бесконечную жизнь. Каждый промежуток времени рождалась девушка, похожая на Изабель, и с помощью двойника он должен будет провести специальный ритуал, и только тогда для женщины настанет конец. Физические увечья не смогут убить ее. Только магия. На тот момент девчонка была спокойна, так как не могла предположить, что Слендер пожелает ее смерти.
  
   Но когда спустя время произошла их встреча, брюнетка чуть не лишилась чувств, увидев, во что его превратили эти сумасшедшие. Он стал чудовищем, монстром. По началу в его душе были капли человечности, но когда он попросил руки девушки, она разозлилась, ведь как она, красавица, могла быть с ним? Душа юноши была разбита, он согласился на все опыты ради нее, ради их любви. И лишь тогда Изабель смогла признаться в том, что никогда его не любила и играла с его чувствами. Палочник возненавидел ее, но не смог убить сразу, так как чувства в душе еще не угасли, но он дал обещание, что если когда нибудь ее найдет, то это будет последним днем ее жизни. Тогда и была в нем убита последняя капля чего-то хорошего.
  
   Спустя годы юноша никак не мог смириться с обликом и жизнью чудовища, а страшные опыты, которые над ним ставились, он все стерпел. И ради чего? Все было обманом, ненависть в его сердце росла. С каждым днем он все больше хотел найти Изабель и заставить ее расплатиться. Но как бы тщательно он не искал, он не смог этого сделать ни через года, ни через века. И лишь сейчас, когда женщина смогла обрести покой, избавиться от паранойи, найти свою настоящую любовь, родить сына и создать настоящую семью, о которой мечтала, она узнала, что Арс познакомился с девушкой, которая похожа на нее. Женщина сразу поняла, что речь идет о двойнике, ей пришлось поделиться всем с сыном, и, не смотря на юный возраст, он все понял и поддерживал мать. Но с тех пор ее душа уже не была на месте, и не зря, так как Слендермен оказался тоже неподалеку, к тому же, нашел девушку.
  
   - Ох Арс, неужели я не заслуживаю счастья? - грустно промолвила брюнетка.
  
   - Почему ты так думаешь? - парню было не приятно видеть маму такой подавленной.
  
   - На протяжении стольких веков я не могла обрести желаемого, и лишь когда обрела, могу лишиться всего.
  
   Юноша подошел к измученной женщине и обнял ее.
  
   - Ты ничего не лишишься, вот увидишь мы что-нибудь придумаем, - немного помолчав, он решил задать волнующий его вопрос - Что будет, если мы убьем Лису?
  
   - Я не знаю, бабушка почти сразу покинула этот мир после ритуала, она лишь сказала, что когда двойник умирает своей смертью, предназначенной судьбой, рождается новый и круг повторяется. А моя жизнь завершится лишь, если Слендермен постарается, - устало выдохнула она, сказав это.
  
   - Если ты прикажешь мне избавиться от нее, я в миг это сделаю, - поцеловав теплые руки матери, он стал выжидать ответа.
  
   - Скажи мне, она девственница? - опешив от такого вопроса, парень замешкался, щеки налились краской, а глаза забегали по сторонам.
  
   - Арс, ты чего засмущался? - женщина развеселилась реакции сына и мелодично засмеялась.
  
   - Не ожидал такого вопроса, - шумно вздохнув, юноша продолжил. - Полагаю, что да.
  
   - Полагаешь? - удивленного взмахнув бровями, Изабель продолжила буравить его взглядом.
  
   - Мы никогда не говорили на такие темы, я только знаю, что она никогда ни с кем не встречалась, и у нее строгие моральные принципы.
  
   - Слендермен ни в коем случае не должен лишить ее невинности, - посерьезнела в лице мать Арса.
  
   Парню стало дурно от представившийся картины.
  
   - Это возможно?
  
   - Более чем, ритуал состоит из этого элемента.
  
   - В чем заключается обряд? - любопытство закралось в душу юноши.
  
   - Тебе этого знать не надо, милый мой, - ласково улыбнулась женщина.
  
   Несколько дней подряд Лиса боялась выйти из комнаты. Девушка не хотела натыкаться на Палочника, ведь обычно встреча с ним не сулила ничего хорошего. Но после того случая он словно позабыл о ней. Не заходил и не появлялся. Мелисса даже не знала, в доме он или нет. Но страх перед Хозяином не позволял выйти и проверить, хоть дверь была не заперта. Пока за эти два дня организм совсем не ослаб из-за отсутствия пищи. Слендермен даже не позаботился о том, что девушке нужно питаться, а может вовсе позабыл об этом.
  
   Благо, было дополнительно встроенное помещение, служившей ванной комнатой, воду приходилось пить из умывальника. Мелисса боязно приоткрыла дверь в коридоре - ни души. На свой страх и риск она медленными шагами направились к лестнице, полагая, что кухню стоит искать на первом этаже. Старые ступени жалобно заскрипели, от чего сердцебиение Янг ускорилось. На последней острый гвоздь зацепил край джинсов, отчего девушка не успела сориентироваться и упала, содрав кожу на лодыжке, откуда проступила бордовая кровь.
  
   Указательным пальцем вытерев жидкость, она поднесла его к губам и облизала. Брови Лисы нахмурились, зачем сейчас она попробовала свою кровь? Правду говорят, с кем поведешься, от того и наберешься, еще не хватало уподобиться Палочнику. Встряхнув головой, словно прогоняя лишние мысли, девушка поднялась на ноги и наугад пошагала в первую комнату. Уже положив руку на ручку двери, она была оставлена вектором на своей талии. Нервно сглотнув Лиса обернулась. Хозяин величаво возвышался над ней, сложив руки на груди. На белом лике ни грамма эмоций. Как знать, о чем он думает? Зол ли?
  
   - Что ты тут потеряла? - ровным тоном поинтересовался он.
  
   - Я искала кухню, - опустила девушка взор вниз, чувствуя себя неловко из-за вектора на талии, который не думал пока ее выпускать.
  
   - Я и забыл, придется сходить в магазин, у меня в доме ничего нет, - Палочник правда запамятовал о том, что людям нужно питаться, эти дни он думал только о странном друге его игрушки, который жутко кого-то ему напоминал и дальше продолжал бы думать, если бы не почувствовал слабый аромат крови у лестницы.
  
   Когда страх немного снизился, Мелисса только сейчас задумалась о том, как с ней говорил Тонкий, ведь рта у него не было, его слова были мыслями в ее голове. "Телепатия!" - внезапно поняла она, ошарашенно взглянув на него.
  
   - Чего? - недовольно спросил Слендер.
  
   - Вы владеете телепатией? - в голове звучали искренние нотки удивления, что рассмешило Палочника.
  
   - Только сейчас это поняла? - хриплый смех разливался по особняку. - Девочка, я и не только это могу, - посерьезнел в конце он.
  
   У Лисы пропало желание интересоваться, чем еще владеет ее Хозяин, он и так до жути ее пугал. Внезапно Палочник сильно прижал к себе девчушку, отчего та вскрикнула не понимая, что происходит, но, открыв глаза, она обнаружила, что они находятся уже не в особняке, а на окраине леса, где неподалеку находился сельский небольшой магазин.
  
   - Вот и моя вторая способность, - сказав это он отпустил девушку, - у тебя есть 10 минут, если вовремя не управишься, приду по твою душу.
  
   Прикусив губу шатенка замешкалась:
  
   - У меня нет денег.
  
   Тонкий запустил руку в карман достав несколько купюр:
  
   - Я не очень разбираюсь в деньгах, но надеюсь этой суммы хватит.
  
   Приняв протянутые наличные, Лиса побежала в сторону магазина, предупреждать о побеге не было смысла, она и так все понимала.
  
   Слендермен смотрел в след убегающей девушке и не мог понять почему все таки оставил ее в живых, правда ли он хотел разобраться в этой истории? Нужно ли было ему это? Его боль только затихла спустя долгое время, а теперь снова разбушевалась. Почему эта девочка так похожа на Изабель? Сам он никогда не узнает ответа на этот вопрос. А искушение было велико, он не мог спокойно находиться рядом с ней, хотелось свернуть ей шею, вырвать пульсирующее сердце, переломать все кости, заставить ее кричать что есть мочи, высосать всю кровь, посмотреть в глаза, наполненные страхом в предсмертной агонии, услышать последний вздох, но хотел ли он всего этого именно от Мелиссы? Нет, он хотел видеть мучения той, которая обманула его, влюбила в себя, притворилась возлюбленной, играя с его чувствами, а затем предала ради собственной выгоды.
  
   Почему он не убил ее тогда? Почему послушал зов сердца? Должна ли ничего непонимающая и незнающая девочка страдать из-за той лживой, подлой женщины? Все люди должны страдать, и она не исключение, но нет, он должен сдержаться, шатенка ему нужна живой, чтобы разгадать тайну их схожести, возможно, таким образом удастся выйти на след Изабель и осуществить давнюю мечту. Внезапно мужчину осенило. Кабадатх, вот кто ему сможет помочь.
  
  

Глава 7. Ключ.

  
   Старая штукатурка кусками облазила со стен сельского магазина - ремонт в этом здании давно не проводился.
  
   - Добрый день, - поприветствовала девушку продавщица, пожилая женщина с прядями седых волос, глаза ее были выцветшими и усталыми, но излучали доброту и спокойствие.
  
   - Здравствуйте, - немного помялась Мелисса.
  
  - Давно в нашем магазине не было новых лиц, вы, наверное, приезжая? - полюбопытствовала ларечница.
  
   Шатенке стало неловко от лишних вопросов, но что-то ответить нужно было.
  
   - Да, я проездом, - выдавила она из себя улыбку.
  
   - Чего желаете? - перешла к делу женщина.
  
   Лиса начала перечислять продукты, которыми быстро можно было насытить желудок. Так же подумав о ближайших днях, она назвала несколько овощей, из которых собиралась приготовить легкий бульон. Вовремя занывший живот припомнил о женской проблеме, напоминая, что ей нужно еще кое-что купить.
  
   - И есть ли у вас еще прокладки? - спросила это девушка все равно со смущением, ну почему она стесняется обычных вещей?
  
   - Все есть милочка, - понимающее улыбнулась продавщица.
  
   Мелиссе все больше и больше нравилась эта добрая тетушка, поэтому нужно было спешить. Не хватало того, чтобы Хозяин заявился сюда и навредил ей. Расплатившись, Янг поспешила покинуть магазин с двумя пакетами в руке. Слендермен так же стоял на месте, не покидая его.
  
   - Я уже забеспокоился, - хмыкнул Палочник.
  
   - Я не собираюсь сбегать, - поникла девушка, ведь даже если попытается ничего не выйдет.
  
   Телепортировавшись в особняк, Тонкий провел девчонку на кухню. Комната была довольно просторной, газовая плита располагалась под небольшим окном, стол занимал приличное место - явно не для трапезы двух-трех людей. Открыв холодильник, Лиса ужаснулась, здесь было бы мало описания "мышь повесилась". Слой паутины обволакивал стенки и полки.
  
   - Его уже не включали многие годы, - поспешил пояснить Хозяин.
  
   - Он вообще работает? - шатенке становилось все грустнее от надвигавшихся перспектив.
  
   - Нужно проверить, - вытянув шнур, он засунул его в расположенную рядом розетку.
  
   Лампочка загорелась, и холодильник зажужжал, словно проснулся от древнего сна. Облегченно выдохнув, Лиса взяла расположенную тряпку за плитой и, намочив ее под струями прохладной водицы, принялась протирать стол, а затем и стенки домашнего ледяного товарища. Поместив все продукты в него, она оставила только хлеб и колбасу. Сделав бутерброд, девушка принялась за его поедание. Все это время Палочник молча наблюдал за своей игрушкой. Ему вспомнилось время, когда он помогал Изабель готовить обед для семьи, как же это было давно. Злость начала охватывать его, из-за чего векторы за его спиной выступили и начали беспокойное движение, что привлекло внимание Мелиссы. Она уже понимала, что просто так векторы Хозяина не появляются.
  
   - Что-то случилось? - набралась смелости задать вопрос Лиса.
  
   - Вспомнил кое-что, - ледяным тоном проговорил он, от чего девушка подавилась и закашляла.
  
   Желание что-то еще спрашивать пропало. Палочник, ощутив неконтролируемый голод, направился в чащу леса, больше оставаться рядом с девчонкой он не мог, иначе не сможет себя остановить.
  
   Доев, Янг принялась за готовку самого простого супа, чтобы было, что поесть вечером. Время шло, а Хозяина все не было, ее пугало такое непредсказуемое поведение, мало ли что еще ему взбредет в голову. Делать было больше нечего, поэтому Лиса поднялась в свою комнату. Не успела она еще на нее лечь, как в дверном проеме появился Тонкий. Мурашки пробежали от макушки головы до кончиков пальцев ног. Слендермен был измазан свежей кровью, неприятный запах вызвал приступ тошноты, но шатенка смогла себя сдержать.
  
   - Мне нужно будет отлучиться на некоторое время, ты останешься с Джеффом, только так я буду уверен, что ты не сбежишь, - пробасил он.
  
   Мелисса нервно вздрогнула при упоминании того психопата, мысль о том, что ей придется провести с ним некоторое время казалось безумием.
  
   - Хозяин, неужели нет никого другого? Или хотите, свяжите меня, пожалуйста, только не оставляйте меня с ним, - казалось, еще чуть-чуть и она расплачется.
  
   - Не беспокойся, он тебя не тронет.
  
   Эти слова не утешали девушку, осмелев, шатенка подбежала и схватила Тонкого за запястье, только сейчас она заметила, что и вся его кисть была в крови, но отдергивать руку было бы глупо, и это могло еще больше разозлить существо.
  
   - Прошу вас, - первая слеза скатилась по щеке.
  
   Слендермен не удержался и вытер ее:
  
   - Веди себя хорошо и все будет нормально, я скоро вернусь.
  
   Отступив от игрушки, он позвал Джеффа. Послышался бег по лестнице, и вот уже в считанные секунды парень нарисовался в ее комнате.
  
   - Джефф, я тебя обо всем предупредил, и тебя, Мелисса, - впервые назвал он девушку по имени, от чего у нее округлилась глаза от удивления.
  
   Сказав это, Палочник телепортировался, оставляя ребят одних.
  
   - Ну что детка, теперь ты в моей власти, - хищная улыбка красовалась на разрезанном лице маньяка.
  
   Слендермен пытался настроиться на частоты Кабадатха, только так чувством существа могли найти друг друга и связаться. Для поисков старшего безликого пришлось потрудиться, но вот он, мощный импульс, который пробирает все внутренности. Телепортировавшись в последний раз, Тонкий оказался в доме Кабадатха. Безликий сидел в большем кожаном кресле, словно уже ждал его, ни капли не удивившись его неожиданному появлению.
  
   - Какие лица! Спустя столько лет, я думал ты уже позабыл о старике, - захохотал мужчина.
  
   - Не забыл, но не было цели для встреч.
  
   - А ты не изменился Сленди, всегда ищешь только выгоду, - эта кличка разозлила Палочника, но он старался сохранить спокойствие.
  
   - И что тебя привело на этот раз ко мне? - длинный серый плащ скрывал даже ноги безликого, оставляя только белое лицо.
  
   - Изабель, - процедил он.
  
   - Охох, та куколка, я думал эта история уже забыта, - Старший не терял сноровки и всегда много шутил.
  
   - Я тоже так думал, пока не встретил девушку, похожую на нее. Уверен, ты знаешь больше, чем я, ведь ты первый, над кем поставили эти опыты, - бровные дуги Кабадатха нахмурились.
  
   - Может и знаю, Сленди, но какой мне от этого толк?
  
   Вектора выступили за спиной Палочника и нервно зашелестели:
  
   - Перестань меня так называть, ты же знаешь, как мне это не нравится.
  
   - А раньше нравилось. Ты вспомни, как она вечно тебя звала так, - расхохотался по новому безликий.
  
   - Это было раньше. Так что, расскажешь мне что-то, или я зря пришел? - сложив руки на груди, он стал выжидать ответа.
  
   - Присаживайся, расскажу, ведь ты мне всегда был, как сын, как вспомню каким потерянным и раздавленным я тебя нашел - просто жуть, - если бы безликие не были давно знакомы, можно было подумать, что Кабадатх насмехается над ним, но на самом деле у него были глубокие чувства, которые он не любил показывать.
  
   Палочник расположился на небольшом диване напротив хозяина дома.
  
   - Девушка, которую ты встретил - ключ. Надеюсь, она еще жива?
  
   - Ключ? - Слендермен напрягся, не понимая чего ожидать от этого рассказа.
  
   - Верно, к смерти Изабель, с помощью этой девушки ты сможешь ее убить, - спокойно проговорил тот, словно речь шла о какой-нибудь поездке.
  
   Мужчина не ожидал, что ответ, который он так долго искал, был уже в его руках:
  
   - И что нужно сделать просто убить эту девушку?
  
   - Не знаю, кто тебя считает умным, но они явно ошибаются, - Старший снова рассмеялся.
  
   Тонкий правда чувствовал себя глупцом возле Персиваля.
  
   - Если бы все было так просто, твоя Изабель давно бы умерла.
  
   - А она еще жива? - Слендеру все таки не верилось в это, он столько веков желал ее смерти, но думал, что за это время она давно отправилась на тот свет, а он зря мечтает.
  
   - Живее других, поверь, - подмигнул мужчина.
  
   - Ты с ней виделся? - беспокойство в душе Палочника нарастало.
  
   - Давно еще, ничуть не изменилась, такая же красавица, - улыбался безликий.
  
   - И ты ничего мне не сказал?! - сорвался он на крик.
  
   - Тише, тише, я не хотел тебе причинять новую боль, посмотри сейчас на себя - ты снова становишься жалким, разве это подобает тебе?
  
   Острые когти прорезали бледную кожу существа, настолько сильно он сжал руку в кулак, алые капли крови скатывались на черные брюки.
  
   - Прости, не хотел обидеть, вернемся к волнующему тебя вопросу, - Кабадатх чувствовал себя неловко, иногда он не замечал того, как перегибает палку.
  
   - Как убить Изабель с помощью Мелиссы? - буря разрасталась в душе Тонкого с каждой новой секундой.
  
   - Нужно провести определенный ритуал, ее можно убить только с помощью магии.
  
   Слендермену становилось досадно, почему ради одной смерти нужно проводить целый обряд и столько заморочек, вместо того чтобы просто вырвать сердце из груди обидчицы?
  
   - И как его провести?
  
   - Этого я уже не знаю, друг мой, знаю только то, что его описание есть в одной книге, которую нужно поискать в одном из миров, - пожал плечами безликий, не зная, чем еще помочь.
  
   - А что, если я просто сверну Мелиссе шею?
  
   - Убьешь девушку, родится другой двойник, и так по кругу.
  
   - То есть она не первая? - удивлению Палочника не было предела, целый механизм, но больше всего ему не нравилось, что сильно много чувств он стал ощущать в последнее время.
  
   - Не первая и не последняя, - иронизировал Старший.
  
   - Последняя, поверь, - прошипел он.
  
   - Тогда тебе полагается знать еще кое-что: девушка должна быть девственницей, иначе ритуал будет иметь абсолютно другую схему, а ту книгу, в которой это описывается, ты точно не найдешь, - Кабадатху пришлось утаить то, что второй метод он прекрасно знал, но он был жестоким даже для него.
  
   - Кому-то может быть еще известно о этой книге? - Тонкий шумно выдохнул, как все сложно.
  
   - Я полагаю, что что-то может быть известно Бену, он ведь хранитель всей информации. Как ты вообще нашел эту девушку? - полюбопытствовал он.
  
   Палочнику вспомнилось, как один раз, думая о Изабель, он увидел размытые картины класса и девушку, похожую на Бель. Вначале, ему показалось, что это и есть она, но пробравшись в ее голову, он понял, что это совершенно другая личность, так еще вышло, что он спас ее от одноклассников, ведь ее нечеловеческий крик испугал их, который вырвался из-за вмешательства существа. Каково же было его удивление, когда в тот же день он встретил ее в своем лесу, словно призвал девчонку, после этого он не имел права оставлять ее в покое.
  
   - В лес ко мне забрела, - наконец-то ответил Тонкий на вопрос.
  
   Беспокойство закралось в душу Сдендермена, предпоследние слова Кабадатха не давали покоя, а ведь он оставил свою игрушку с Джеффом.
  
   Мелисса считала каждую секунду, с нетерпением ожидая возвращения Хозяина, чтобы покинуть общество маньяка. Парень не скучал, найдя себе развлечение, замахиваясь на девушку ножом и наслаждаясь эмоциями, которые она излучает.
  
   - Хватит уже! - не выдержала больше Янг.
  
   Глаза юноши округлились и он присвистнул - а цыпочка с характером.
  
   - Посмотрела бы я на твой характер, если бы я каждую минуту на тебе ножом замахивалась, - сорвалась она на крик.
  
   - Спасибо скажи Слендеру, если бы не он, я бы не замахивался, а всаживал его тебе в глотку, тупая с*ка.
  
   Девушку задели такие грубые слова, подавив слезы, она не выдержала и, схватив подушку, ударила маньяка:
  
   - Не смей со мной так разговаривать, я тебе не подружка.
  
   Самолюбие Джеффа было ущемлено, никто в жизни не пытался даже что-то ответить ему, а тут какая-та девка бьет его, злость закипала в нем. Выхватив подушку, он дал пощечину шатенке, та не удержавшись на ногах упала на диван.
  
   - Знаешь, Слендермен предупредил меня о том, чтобы я не наносил тебе увечья, а о том, могу ли я тебя тр*хнуть, ничего не сказал, - схватив Лису за волосы, он притянул ее к своему изуродованному лицу.
  
   Озноб прошиб тело девушки, слова комом застряли в горле, она попыталась вырваться. Бесполезно, парень был сильнее нее.
  
   - Таких с*к, как ты, надо наказывать, - ударил он еще раз девушку, - как мило, наконец-то то я увидел, как ты плачешь.
  
   - Да что я тебе сделала, отпусти меня! - Мелисса еще раз попыталась высвободиться, но тщетно, рука маньяка крепко сжимала ее волосы, от беспомощности слез становилось больше.
  
   Толкнув шатенку на диван, он навалился сверху, руки уперлись ему в грудь, он схватил их и выкрутил, чем вызвал крик жертвы.
  
   - Советую не сопротивляться, - оскалившись, он принялся за застежку ее джинсов.
  
   Слендермен, как чувствовал беду, во время появился, застав неприятную картину. Вектором он обхватил ногу юноши и стянул с Мелиссы, ударив головой того об высокий потолок, из-за чего на нем остались следы крови, которая выступила из головы Вудса, а старая известка хлопьями посыпалась на черные волосы. В этот раз трюк с ножом осуществить не получилось, Палочник вторым щупальцем отобрал оружие, пырнув его же игрушкой в ногу.
  
   Джефф пронзительно закричал:
  
   - С*ка, ты за это ответишь, - грозился он девушке.
  
  - Ты переходишь все границы, что ты себе позволяешь? - в тоне Тонкого было столько стали, что маньяк впервые по-настоящему испугался.
  
   - Слендер, неужели ты не видишь, что из-за этой твари мы уже не впервые ссоримся, - попытался улыбнуться он.
  
   - Нет, мы ссоримся, потому что вместо мозгов у тебя каша, я предупреждал тебя, что никакие увечья она не должна получать? - Палочник еще раз ударил того головой об потолок.
  
   Глаза парня закатились, из носа потекла струйка крови.
  
   - Хозяин, прошу Вас, не надо, - зареванная девушка подбежала к Слендермену, ее сердце сжималось от такой картины, она не могла больше смотреть на это.
  
   - Сучка, даже не старайся, - переведя затуманенный взгляд на мужчину, он продолжил, - никакие увечья я ей наносить не собирался, просто получили бы оба немного удовольствия.
  
   - Идиот, - утомившись от этих разборок, он отбросил его в дальний угол комнаты, парень ударился спиной о стенку и съехал на пол пачкая его кровью.
  
   - Еще раз прикоснешься к моей игрушке, я разорву тебя на части, - устало выдохнув, он перевел взгляд на девушку.
  
   Мелисса дрожала, как осиновый листочек который словно сейчас сорвет осенний ветер и закружит в пляске. Затравленно посмотрев на Хозяина, она дала волю своим чувством и зарыдала, что есть мочи. Наплевав на все, девушка обняла Палочника, прижавшись к нему, боясь что если она разомкнет руки, ее снова обидят. Мужчина почувствовал себя неловко, в последний раз он обнимал кого-то много веков назад, и это было ему не свойственно, но в данный момент он не решался отнять глупышку, понимая что человеческая сущность требует утешения, и не важно, что и он был ее мучителем.
  
   - Спасибо, - дрожащим голосом пролепетала она.
  
  

Глава 8. Встреча.

  
   Намазав руки кремом, Изабель стала дожидаться мужа с работы, развалившись на кровати. Последние события сильно измотали женщину, наконец-то она найдет утешение в своей второй половинке. Хамид не заставил себя долго ждать, как и обещал, он вернулся пораньше, чтобы семейная пара наконец-то могла провести время вместе. Приоткрыв дверь, он взглянул на свою прекрасную жену, наслаждаясь ее красотой. "И все таки, как мне повезло" - пронеслось в голове мужчины.
  
   - Душа моя, ты вернулся? - радостная улыбка прорисовалась на губах женщины.
  
   Вскочив, она подбежала к супругу и заключила его в объятиях. Хамид приподнял ее и закружил, чем вызвал веселый визг.
  
   - Я так скучала, - поцеловала она его в щетинистую щеку.
  
   - А как я скучал, ласточка моя! - радость переполняла мужчину, наконец-то выдался вечер, который они смогут спокойно провести.
  
   - Я в душ, - нехотя разомкнув руки на талии супруги, он выпустил ее из объятий, но лишь для того, чтобы поскорее в них вернуться.
  
   Подмигнув, он скрылся за дверью ванной комнаты. Изабель с нетерпением стала дожидаться лучика своей жизни. Хамид не заставил себя долго ждать, капли воды после принятого душа сексуально скатывались по накаченной груди, белое полотенце скрывало важную часть супруга, чем вызывало легкое возбуждение, упругая попа выделялась и приковывала взор, хоть ему исполнилось уже 45 лет, он выглядел достаточно молодо и привлекательно. Черные очи игриво блеснули, такой взгляд будоражил Бель, и она чувствовала себя снова юной и невинной.
  
   Зеленоглазая вплотную притиснулась к Хамиду, взъерошивая его черные волосы с проредью седых волос, которые ни в коем случае не портили его, а лишь украшали. Больше не выдержав, мужчина впился страстным поцелуем в губы супруги. Изабель довольно промычала ему в уста, тугой узел завязывался в низу живота, невысокий рост позволил женщине закинуть ноги на крепкие бедра араба, тем самым увлекая за собой на просторную кровать, скидывая по пути лишние одеяния. Горячие поцелуи от мочки уха до самого сокровенного места заставляли вздрагивать и дрожать Изабель от наслаждения.
  
   Невольно в этот момент вспомнился ее первый раз со Слендером, который был много веков назад, от чего тошнота подкатила к горлу: каким все было тогда неумелым и омерзительным. После этого она многие годы не могла завязать отношений с мужчинами, да и чего кривить душой, настоящей женщиной она смогла себя почувствовать только рядом с Хамидом, только он смог излечить ее психологическую травму. Глаза цвета ночи посмотрели на жену с лукавством, этот взгляд пробирал до самой души, заставив в миг все ненужные мысли улетучиться с головы. Отдаваясь сладкой неге этого вечера, пара пришла к разрядке, обессиленные и счастливые они продолжили лежать на кровати, не желая портить атмосферу волшебства.
  
   Виктóр Янг нервно расхаживал по кабинету. Уже прошло 5 дней с момента пропажи единственной дочери Мелиссы. Полиция нашла его машину на трассе у леса, но куда могла подеваться девушка, они могли лишь предполагать, прочесав чащу сотрудники закона не смогли найти никаких зацепок. Поиски продолжались, но уже сейчас мужчина понимал, что вряд ли это дело увенчается успехом. Ходили слухи, что в этом лесу пропадает много людей, и никто не мог их найти, а если и находили, то остатки человеческого тела, словно их растерзал какой-то зверь. Представив такие картины Виктóру стало плохо. Схватившись за слабое сердце, он присел, думая, что же можно предпринять в данной ситуации. Завидев непогашенный свет в комнате, где большую часть проводит свое время супруг, Лизи с волнением зашла в кабинет. Усталые зелено-карие глаза с тоской посмотрели на жену. Выдохнув, он подошел к ней и приобнял женщину. Ослабленная супруга задрожала, предчувствуя, что поток слез вот-вот хлынет из глаз.
  
   - О нашей девочке все еще нет известий? - с надеждой в голосе спросила Лизи, каждый раз задавая один и тот же вопрос, она ожидала услышать какое-то утешение.
  
   - К сожалению, нет, - боль так и отражалась в голосе Виктóра.
  
   Мужчина понимал, что сейчас нужно быть вдвойне сильнее, но страх за состояние супруги и жизнь дочери так и скашивал его. Женщина заметно скинула в весе, острые скулы прорезывались на лице, делая его суровее и придавая несколько лишних лет, ключицы сильно выпирали, от чего складывалось впечатление, что еще немного и тонкая кожа разорвется, выпуская кости на свет. Весь вид Янг напоминал скелет, так болезнь изводила человека. Когда-то густые и пышные волосы, поредели став сухими и ломкими, а каштановый цвет потускнел превратившись в серый. Лизи понимала, что очень скоро ей придется побриться налысо, уж не хотелось дожидаться периода, когда последняя шевелюра выпадет сама, но раньше она не могла вызвать подозрений у дочери, а что теперь? Она пропала, и полиция не может ничего сказать. Не выдержав больше, женщина поддалась чувствам, и горькие слезы стали скатываться по впалым щекам. Виктóр попробовал утешить супругу, но сам был настолько подавлен, что проронил несколько слезинок.
  
   - Уже почти утро, ложись спать, тебе нужно отдыхать, - с заботой произнес муж.
  
   - А ты? Вспомни, когда ты в последний раз спал за эти дни, - переживания о супруге не давало женщине полностью размякнуть.
  
   - Дождусь семи утра. Взял номер отца Арса, он работает в полиции, может, сможет что-то сделать, все таки майор как ни как.
  
   - Я подожду с тобой, - нежно улыбнувшись, Виктóр обнял жену покрепче.
  
   Рассвет не заставил себя долго ждать, первые лучи прокрались в незашторенное окно, принося с собой надежды на новый день. Взяв мобильный телефон, мужчина еще раз посмотрел на экран, раздумывая, правильно ли он поступает, сможет ли тот чем-то помочь? Получив одобрительный кивок Лизи, он нажал на кнопку вызова, ожидая ответа, ладони вспотели от волнения, а сердцебиение ускорилось. "Надо бы начать прием препаратов, поддерживающих сердечную деятельность", - пронеслось в голове мужчины.
  
   Спустя 5 гудков, на том конце ему ответили сонным голосом:
  
   - Алло, да?
  
   Прочистив горло Виктóр заговорил:
  
   - Доброе утро, простите, если разбудил. Это майор Хамид?
  
   - Да, а с кем я разговариваю?
  
   - Я Виктор Янг, отец Мелиссы, подруги вашего сына Арса, - нервно перекинув ногу на ногу, он стал выжидать ответа.
  
   - А, да, да, здравствуйте, что-то случилось? - теперь по голосу было понятно, что сон отпустил мужчину.
  
   - Моя дочь, пропала пять дней назад, полиция ничего толком не говорит, да и такое ощущение, что вряд ли делает что-то действенное, прошу вас, окажите мне помощь, мы с женой сходим с ума, поймите меня, как отец, - печальные мысли снова прокрались в голову Виктóра.
  
   - Не переживайте, я сделаю все, что в моих силах. Где ее видели в последний раз?
  
   - Мою машину, на которой она уехала в то злополучное утро, обнаружили на трассе леса Канаяки и больше ничего, - выдохнул он.
  
   - Наслышан об этом месте, лично возьмусь за это дело, мы прочешем лес настолько, насколько это будет возможным, я позвоню, если будут известия.
  
   - Большое спасибо вам, - волнение мужчины немного унялось.
  
   - Пока не за что, удачного дня, - попрощавшись, Виктóр поцеловал в щеку заснувшую супругу, накрыв пледом.
  
   Мелисса все еще не могла отойти от шокового состояния. Вчерашнее событие ужасно напугало девушку, она в мыслях боялась представить себе такое, а это чуть ли не произошло наяву. Если бы не Слендермен, то не известно, что сейчас было бы с ней. Она не хотела из-за этого признавать Хозяина героем, или каким-то добряком, но тем не менее, своей сохраненной честью она была обязана именно ему. Девушка надеялась, что после этого не увидит больше Джеффа, но гарантировать этого никто не мог.
  
   Полюбовавшись рассветом через окно, на душе становилось тоскливо, так хотелось выйти и почувствовать теплоту солнечных лучей на своей коже. Словно завороженная, наплевав на все запреты, Лиса распахнула окно, вдыхая утреннюю свежесть. Лес так и манил к себе, девушка уселась на подоконник, спустив ноги наружу, подумав еще раз, она решилась спрыгнуть. Покружив словно в легком танце, она уселась на влажную траву, наслаждаясь таким спокойным и прекрасным утром. Да, рассвет в лесу правда чудесен. Капли росы, переливались под лучами еще неяркого, сонного солнца.
  
   Идиллия девушки нарушилась, когда она открыла глаза, предстоящая картина вызывала немой крик. Палочник шел из леса, перепачканный свежей кровью с головы до пят, ей и раньше приходилось видеть Хозяина с охоты, но такого количества красной субстанции ей до этого утра не приходилось лицезреть, такое ощущение, что он принимал ванны с кровью. Что же он делал? Знать ответа на этот вопрос ей точно не хотелось. Судорожно дернувшись, Лиса не знала, как лучше поступить: остаться на месте, или забежать в дом.
  
   Увидев свою игрушку, Слендермен был явно не доволен, сейчас после охоты - он все еще был голоден, не чувствуя удовлетворения, не смотря на количество жертв. Векторы выступили за спиной, суетливо зашевелившись. Сейчас он слабо себя контролировал - он хотел есть. Он не мог понять, почему же не смог насытиться, что было не так? Но почувствовав сладкий запах страха Мелиссы, стал понимать, уже сейчас она его понемногу подпитывала, но ему было мало.
  
   - Беги, - скомандовал он.
  
   Брови девушки нахмурились и она не знала, что делать, чего ожидать, но инстинкт самосохранения сработал, когда Палочник стал приближаться к ней. Сорвавшись, Лиса побежала в сторону леса, находившегося за домом, а не откуда пришел Хозяин. Ей все казалось, что если она обернется, то увидит за спиной Слендермена. Непрошеные слезы навернулись на глаза. Ну за что это ей? Неужели ни один день не может пройти без проблем. Почему именно она?
  
   На 10-й минуте бега, девушка была уже вся вымотана, ноги едва ее слушались, то и дело подкашиваясь, тем самым замедляя ее действия. Переборов страх, она все таки обернулась назад. Там никого не было. Немного успокоившись, Лиса собралась бежать дальше, но повернув голову, врезалась в Палочника. Обреченно посмотрев на него, она попыталась убежать, но вектора сковали ее запястья, не позволяя сорваться с места. Проведя острым когтем по нежной коже щеки, Хозяин больше пока ничего не делал. Казалось еще немного, и сердце проломит грудную клетку, настолько бешено оно билось.
  
   Не зная, чего ожидать, Мелисса закрыла глаза, лучше так, хоть не так страшно. Солоноватый запах крови проникал в ноздри девушки, что вызывало сокращение желудка, но она пыталась подавить в себе рвотные позывы. Что-то липкое и слизкое на ее руке заставило распахнуть глаза. Она вскрикнула Палочник водил длинным черным языком по ее запястью. Попытка вырваться не увенчалась успехом, она лишь больше вызывала желания сотворить какие-то запретные деяния. Вектора сильнее сковали руки, казалось еще немного, и он сломает их.
  
   - Хозяин прошу вас, пустите, мне больно! - захныкала она, закусив губу.
  
   - Это еще не больно, - сказав эти слова на области, где у безликого должен быть рот, прорезалась пасть с острыми клыками, которые он направил к запястью девушки, немедля прокусывая кожу, наслаждаясь вкусом ее крови.
  
   Безумный крик вырвался с губ Мелиссы, а рыдания усилились. Найдя в себе новые силы, она попыталась вырваться. Но вектора так же туго держали ее руки, однако ноги были свободными. Она пнула Палочника, но казалось, что он этого даже не заметил, наслаждаясь моментом.
  
   - Пожалуйста, хватит, я больше не могу! - он не слышал ее криков, продолжая пить такую желанную кровь, представляя, что расправляется с Изабель.
  
   Лишь, когда девушка потеряла сознание от боли и обмякла в его руках, он сумел себя остановить. Вытерев рот рукавом запачканного без того пиджака, он подхватил шатенку на руки, засмотревшись на ее побледневшие губы, он зачем-то, не понимая сам, провел языком по ним: "Вот бы узнать вкус каждой части своей игрушки". Хотелось видеть ее мучения, а больше всего - съесть. Таким сытым и довольным он себя давно не чувствовал. А может, наплевать на весь ритуал и желание смерти Изабель, и попросту удовлетворить свою потребность? Встряхнув головой, он прогнал такие глупые мысли. Нельзя - эта девочка единственный его шанс.
  
   Изабель едва не сошла с ума, когда узнала, что Хамид по делу пропавшей Мелиссы Янг отправился в тот самый лес, где обитал Слендермен. Уже было десять вечера, а его все еще не было. Безумные мысли лезли в голову, атакуя несчастную, словно рой злых ос. Девять раз она ему звонила и все безуспешно - он не брал трубку. Наплевав на свою безопасность, она не могла больше сидеть сложа руки и ждать.
  
   Оставив записку сыну на столе, что поехала к подруге, она села в машину и направилась в тот проклятый лес. Она даже боялась допустить мысли, что с ее возлюбленным может что-то случиться. "Лучше умру я, чем он. О Аллах, пожалуйста лишь бы с ним ничего не случилось", - начала она молиться Богу мужа, хотя не могла припомнить, чтобы она когда либо вообще молилась, но ради Хамида, она была готова пойти на все, лишь бы это помогло. Вытерев проступившие слезы, женщина стала следить за дорогой, ведь она уже подъезжала, но не знала, где именно стоит выйти, время летело быстро в раздумьях. Но почему все происходит именно сейчас, за что такое наказание?
  
   Притормозив, она стала вглядываться в темноту леса. Послушав интуицию, брюнетка взяла фонарь и направилась туда, куда подсказывала душа. Что она хочет найти или увидеть, Изабель не понимала, но почему-то сердце так и подсказывало идти сюда. Она набрала еще два раза Хамида, но снова гудки и никакого ответа. Спрятав телефон в карман строгих синих брюк, она шла глубже в лес. В спешке она даже позабыла переобуться: снять каблуки и одеть удобную обувь. Рыхлая почва замедляла движения и вызывала быструю утомляемость.
  
   Спустя пять минут ходьбы, ей уже казалось, что она пробежала марафон. Лишь сейчас женщина поняла свою глупость. На трассе не было больше никаких машин, соответственно, полицейский патруль и ее муж тут не могли быть. Воздержавшись, чтобы не ударить себя по лбу, она направилась в сторону выхода, благо помнила откуда пришла. Шум сзади заставил Изабель обернуться, отчаяние в перемешку с гневом отразились на ее прекрасном лице. Пред ней стоял Слендермен - будь он проклят. Даже показалось, Палочник выглядит не менее растерянным, чем она.
  
   - Изабель? - ему не верилось, в то что он видит.
  
   Бывшая возлюбленная стояла перед ним живая, невредимая такая же красивая, как тогда. Волосы ее были теперь короткими и завитыми, едва доходившими до шеи, но все такими же черными - цвета обсидиана. Вместо пышных платьев под то время, на ней был строгий костюм, состоявший из белой блузки, синего пиджака и такого же цвета брюк.
  
   - Ну привет, Сленди, - безэмоционально ответила она.
  
  

Глава 9. "Подарок".

  
   Женщина не сводила глаз с белого лика Палочника, ожидая дальнейших действий. На ее побледневшем лице сохранялась маска безразличия, хоть на душе кошки скребли. Сделав три незаметных медленных вдоха и выдоха, Изабель стала притоптывать ногой, чтобы унять нервное напряжение и не показывать истинных чувств. Было непонятным, что чувствует Тонкий, и какие у него мысли в голове. Словно проснувшись от древнего сна, мужчина начал приближаться к бывшей возлюбленной.
  
   - Не подходи, оставайся на месте, - вытянула руку брюнетка в предупредительном жесте, тем самым неосознанно демонстрируя обручальное кольцо.
  
   Палочник замер, не сделав больше и шага. Лишь шевелящиеся за спиной вектора выдавали истинное состояние Слендермена.
  
   - Вижу, твоя жизнь хорошо сложилось, - казалось, обида прозвучала в его голосе, но точно женщина знать не могла, так как в последний раз разговаривала с ним много веков назад.
  
   - Не жалуюсь. Твоя не сильно удалась, как вижу, - захотела пристыдить его зеленоглазая.
  
   Вид существа оставлял желать лучшего, черный пиджак был пропитан запекшейся кровью, особенно в глаза бросались пятна бордовой субстанции вокруг лица, где должен был быть рот Тощего. Слендермену, правда, стало неловко, что встреча произошла именно в таких обстоятельствах, он всегда представлял ее по-другому, и точно не был готов к ней сейчас. Каждый раз думая о Изабель, он сразу представлял, что сворачивает ей шею, заставляя молить ее о пощаде, но сейчас было ощущение, что ноги приросли к земле, окутанные тяжелой цепью.
  
   - Не без твоего участия, - наконец нашлось, что ответить.
  
   - Хочешь во всем обвинить меня? - попыталась она выдавить из себя улыбку.
  
   - А ты думаешь твоей вины нет? - последовал встречный вопрос.
  
   - Отвечать вопросом на вопрос не хорошо, тебя не учили манерам Сленди? - язвительно подметила женщина.
  
   - Почему ты так поступила со мной? - внезапно даже для себя решил задать он самый волнующий его вопрос.
  
   Хмыкнув, Изабель встала к нему полубоком, чтобы скрыть свое лицо. Палочник, осмелев, сделал несколько шагов подойдя ближе к женщине, протянув длинную конечность к ее лицу, он взял тонкими пальцами ее подбородок и заставил посмотреть себе в район, где должны быть глаза. Застывшие слезы образовались в очах брюнетки.
  
   - Я тебя ненавижу, - голос дрогнул, тем самым нарушая образ безпристрастной женщины.
  
   Слендермен резко отстранился, словно ужаленный. Снова эти слова. Такое было впечатление, что у него дежавю. Опять его отталкивают, опять с ним так поступают. Сжав пальцы в кулак, он повернулся к Изабель спиной.
  
   - Я знаю, как тебя убить, - сухо произнес мужчина.
  
   - Неужели? - попыталась унять дрожь в голосе брюнетка.
  
   - Больше тебе ничего не поможет, - словно зачитывая приговор, говорил Палочник.
  
   - Да пошел ты! - гневно бросила женщина и уже собралась уходить, но следующие слова заставили замереть.
  
   - Интересно, как ты переживешь потерю сына? - Палочник пытался нащупать болевые точки обидчицы.
  
   Сердце вновь стало ускоренно биться, но Изабель была не так глупа, она знала, что каждый стук органа ощущал и Слендер, он даже слышал как кровь бежит по кровеносным сосудом женщины. Быстро повторив дыхательные движения, которые унимали сердцебиение, брюнетка развернулась к Палочнику с наигранной улыбкой на губах.
  
   - Ты не поумнел за это время, Сленди. Уверен, что его жизнь мне ценна? - хмыкнув, Бель продолжила. - Такой же глупец, как ты. Так хочешь расправиться с ним, могу завтра тебе привести, - выразительные глаза игриво блестели.
  
   Внезапно Палочник почувствовал жалость к этому парню. Неужели он такая же жертва этой женщины, как сам Тонкий? Или она лжет? Как узнать наверняка, что это не игра, тем не менее пока это сработало, мужчине перехотелось убивать его, пока он не узнает наверняка.
  
   - Уходи, - процедил безликий.
  
   Изабель и самой не хотелось больше делить с ним пространство, она поспешила покинуть лес. Выбраться оказалось не так уж сложно, видимо, способности Слендермена правда способны запутывать разум людей. Внезапно откуда-то на небе появилась ясная луна, которая освещала аккуратную тропу. Каким все было странным, ведь она точно помнила, что когда заходила в Канаяки, небо было заволочено тучами, а ходьбе мешали мелкие кустарники.
  
   Забравшись в машину, женщина не сразу смогла завести ее, дрожавшие пальцы не хотели слушаться. Брюнетка попыталась взять себя в руки, ведь рядом все еще мог находиться Тонкий или даже следить за ней. Лишь въехав в город, она почувствовала облегчение. Забежав в круглосуточный магазин, она купила ментоловые сигареты "Vogue". Усевшись на лавочку неподалеку, женщина взглянула на звездное небо сделав первую затяжку, табачный дым приятно окутал легкие. Да, давно ей не хватало этого ощущения, старая вредная привычка не могла до конца отпустить зеленоглазую, и в критические моменты она всегда срывалась. Почувствовал моментальное облегчение, Изабель смогла унять подкатившие рыдания, ведь она так испугалась, больше всего за свою семью, за сына, который теперь точно под угрозой, так же он мог навредить ей, нанести увечья, но даже не ударил. Брюнетка была уверена, что при первой же встрече он ее размажет по стенке. Раздумья прервал телефонный звонок, на экране высветилось имя любимого мужчины. На душе вмиг потеплело.
  
   - Алло, - волнительно произнесла Бель.
  
   - Ласточка моя, когда ты вернешься? Скажи подруге, пусть отпускает тебя уже домой, - казалось, еще чуть-чуть и мужчина замурлычет.
  
   Пухлые губы расплылись в нежной улыбке:
  
   - Уже лечу.
  
   Докурив сигаретку, она с сожалением выкинула бычок в рядом стоящую урну. Дорога не заняла много времени и спустя двадцать минут, она уже снимала тяжелые каблуки с уставших ног. На встречу сразу вышел супруг в фартуке.
  
   - Твой любимый яблочный пирог почти готов, - поцеловав жену в щечку, он пошел обратно на кухню, чтобы не пропустить время приготовления.
  
   - Когда ты только все успеваешь? - помыв руки, Изабель уселась за стол, любуясь своей половинкой.
  
   - Для тебя, милая, все успею, - черные глаза взглянули с азартом.
  
   - Я переживала, звонила тебе, - попыталась выяснить она самое главное.
  
   - Прости, телефон оставил в машине, наш патруль нашел один женский труп в лесу, и мы впопыхах собрались, захватив только рацию.
  
   Нервно сглотнув женщина напряглась услышав о трупе:
  
   - И кто это? Выяснили?
  
   - Точно не пропавшая Янг. Они уже ездили на опознание - это не она, затем они мне оставили ее фотографию. Кстати, девушка показалась мне похожей на тебя, было бы интересно увидеть ее в жизни, - от этих слов тело покрылось мурашками, а по спине пробежал холодок.
  
   - На молоденьких потянуло? - решила перевести все в шутку женщина.
  
   Приятный, негромкий смех Хамида грел душу. Снова поцеловав супругу, он принялся вытаскивать горячий, вкусно пахнущий пирог из духовки.
  
   - Чур, разрезать будешь ты, я не могу так красиво, как ты, - похвала смутила Изабель.
  
   - Ласточка, где твое обручальное кольцо? -взяв ножик в руки, она не сразу заметила то что бросилось арабу в глаза.
  
   Нервно глотнув, женщина уставилась на безымянный палец правой руки. Быстро опомнившись, она улыбнулась:
  
   - Оно потускнело, я сдала на чистку, завтра сказали, что смогу забрать, - солгала она самым примитивным вариантом.
  
   Взяв кусочек блюда, Хамид наконец ответил:
  
   - Хорошо сделала, надо бы и мое сдать, - семейная пара принялась за трапезу.
  
   Крупная дрожь била девушку. Свернувшись калачиком, она словно искала защиты, заглушая в себе рыдания. Укус на запястье отзывался тупой, ноющей болью. Как только Лиса очнулась, она сразу же порвала край джинсов и перевязала рану, как смогла. Кровь не сразу сворачивалась, и при любом движении рука кровоточила по новой. Сколько же она ее потеряла?
  
   Шатенка чувствовала слабость и головокружение - в этот раз Палочник не дал ей исцеляющего эликсира. Поняв, что больше так не может, она шокировала своим решением саму себя. Она сбежит, пусть он ее убьет, но больше терпеть это она не будет, попросту не выдержит. Приподнявшись, кареглазая почувствовала что комната плывет перед глазами, но Мелисса не собиралась сдаваться. Стиснув здоровую руку в кулак, девушка поднялась на ноги, пошатываясь. Ухватившись за край кровати, она попыталась привыкнуть к такому состоянию. Другой прекрасной возможности не будет. Подойдя к все еще распахнутому окну, она оперлась о подоконник, пытаясь закинуть на него слабые ноги. Как же жестоко Лиса расплатилась за то, что просто вышла подышать воздухом, влага образовалась у края глаз. "Ну нет, только не сейчас", - твердо решила девушка и вытерла едва проступившие слезы.
  
   Преодолев препятствие, она оказалась за стенами дома, теперь пути назад нет, только бежать и пусть будет что будет. Высокие, густые ветви деревьев скрывали небо, и темнота окутывала все пространство. Мелиссе пришлось бежать вслепую, как беспомощному котенку, но благо, дальше стала виднеться луна, и дальнейший путь проходил более успешно. Периодически сильная слабость охватывала девушку, и ей приходилось останавливаться у ствола дерева, чтобы перевести дыхание и подождать, когда картина леса станет четче и перестанет рябить в глазах.
  
   Она потеряла счет времени, казалось, оно длилось бесконечно, что даже пугало. Первые лучи утреннего солнца пытались пробиться сквозь заволакивающие, словно паучьи сети, ветви. Рассвет лишь заставил Лису еще больше дрожать, все было таким подозрительным - до сих пор ее пропажу не обнаружили и никто за ней не гнался. "А если это все игра? И на самом деле Палочник следит за мной и ждет момента, чтобы более жестоко наказать," - страшные мысли вихрем кружились в голове шатенки, даже вспомнились строки украинского поэта Тараса Шевченко "Думи мої, думи мої, Лихо мені з вами!".
  
   Сглотнув давящий ком в горле, Мелисса не поверила своим глазам - трасса находилась буквально в двадцати шагах от нее. Будто открылось второе дыхание, как бывает у спортсменов, которые бегут эстафету и, кажется, что вот-вот уже все, и они сдадутся, но стоит им увидеть финишную прямую, как это чудесное явление заставляет проснуться каким-то внутренним силам, словно они были всегда, но в резерве. И вот она, победа! Лиса не могла поверить, что стоит на прямой асфальтированной дороге и уже не в лесу. Долго радость девушки не продлилась, она не заметила ехавшую машину, которая не успела сразу притормозить и не сильно ударила ее в худой бок. Еле стоявшая на ногах девчонка сразу упала. Испуганная женщина выбежала из автомобиля.
  
   - Вы в порядке? - обеспокоенный голос приближался.
  
   Шатенка приподнялась и взглянув на виновницу застыла, как каменная статуя. Изабель сразу поняла, кто перед ней. Новое беспокойство закралось в душе.
  
   - Наконец-то мы встретились, Мелисса, - отчеканила она имя девушки.
  
   - Вы знаете, как меня зовут? - брови Лисы нахмурились.
  
   - Более чем, ключ, - сверкнув глазами, она указала на машину, - садись, нам есть о чем поговорить.
  
   Янг ничего не понимала, но знала что все ответы получит вскоре. Больше всего ее пугала их схожесть и то, что эта женщина так спокойно отреагировала, к тому же, как ей показалось, знает ее. Дорога не была долгой, а удаленное расстояние от леса лишь успокаивало несчастную. Тем временем Изабель подумала о деле, за которым ехала, но случившаяся ситуация заставила забыться на время. Она была уверена, что потеряла кольцо в лесу, возможно, обронила по дороге, стоило обыскать место, но, видимо, теперь не судьба. Что же она скажет Хамиду? Как купит новое? Ведь их обручалки были особенные, с надписями. Шумно выдохнув, она взглянула на девочку.
  
   - Что с твоим свитшотом? - указала она на разрез от ножа в области живота.
  
   - Несчастный случай, - тихо ответила та.
  
   - Слендер? - услышав знакомое имя, девушка с ужасом в очах уставилась на странницу.
  
   - Остановите, пожалуйста, машину, - Лиса попыталась отстегнуть ремень безопасности, но рука женщина сжала ее плечо.
  
   - Успокойся, тебе нечего бояться, я все объясню. Давай только сначала заедем в магазин - не могу смотреть на твой вид.
  
   Уняв дрожь в коленках, девушка стала ожидать дальнейших действий, но вся остальная дорога прошла в тишине. Припарковавшись возле небольшого магазина одежды, представительницы женского пола вышли из машины. Глаза Янг разбегались от выбора и красоты ассортимента. Заметив это, Изабель решила, что будет уместным сказать, чтобы девочка не переживала, и она все оплатит. В душу запало синее, просторное платье, напоминающее внешним видом сарафан. Грудь в нем отчетливо выделялась, а подол наоборот был просторным, длина обнажала колени, на которых красовались уже пожелтевшие синяки, радовало только то, что волосяной покров на ногах все еще отсутствовал, благодаря удачной, недавней депиляции.
  
   - Благодарю, думаю, хватит и этого наряда, больше покупать нет смысла. Если вы знаете это существо, то понимаете, что мои одеяния долго не будут целыми, - с грустью произнесла Лиса.
  
   Кивнув, брюнетка расплатилась наличными и, взяв за руку, повела кареглазую на выход.
  
   - Думаю, будет лучше, если наш разговор пройдет в отеле, к тому же ты сможешь помыться и привести себя в порядок.
  
   Все это настораживало девушку, но мысль о горячем душе радовала, такая перспектива была и в доме Палочника, но там она попросту боялась это сделать. Потратив полчаса на путь к гостинице, они приехали, и, пока незнакомка бронировала номер, Лиса села на кожаный диван, наконец расслабившись. Самочувствие стало улучшаться.
  
   Номер был просторным, солнце проникало в достаточном количестве, что приподнимало настроение. Искупавшись, кареглазая вышла довольная в новом платье.
  
   - Теперь поговорим, - привлекла к себе внимание брюнетка.
  
   Мелисса опустилась на большую кровать напротив женщины, показывая видом, что готова ее выслушать. Рассказав все без утайки, кроме того, что Арс ее сын, Изабель стала выжидать ответа девушки. В душе Янг все перевернулось, она явно не ожидала такой истории и вообще не подумала бы, что Хозяин такой жестокий из-за опыта. Представить его добрым, хорошим парнем было затруднительным.
  
   - Но ты можешь спастись, - затянув паузу, зеленоглазая продолжила, - если ты готова выслушать такое я расскажу.
  
   Какая та ложная надежда образовалась в груди.
  
   - Это возможно? - неуверенность в голосе выдавало сомнение.
  
   - Если ты справишься, то, конечно, да, - мягкая улыбка женщины почему-то не вызывала доверия, от нее, наоборот, закололо в сердце.
  
   Налив себе стакан минеральной воды, она пригубила, решаясь на разговор, ведь Изабель понимала какую реакцию скорее всего получит.
  
   - Если ты сможешь влюбить в себя Слендермена, то чары спадут и он не сможет тебя убить, тем более провести ритуал.
  
   На лице Лисы отразился ужас:
  
   - Как это - влюбить?
  
   - В этом, увы, я не помощник, но ты хорошая девушка, думаю, сможешь пробудить в нем глубокие чувства, если вы переспите, это даже закрепит результат, - понимая, что ставит несчастную в то же положение, в котором была когда-то она.
  
   Ей стало неприятно, но ничего не сделаешь, это было решено магией, а не волей людей. Слезы отчаяния покатились из зелено-карих глаз. Нервно себя ущипнув, Янг поняла, что это не сон.
  
   - Нет, нет, ни за что, - подняла она вверх указательный палец.
  
   Взяв ее за руку Изабель притянула шатенку к себе.
  
   - Ты просто подумай, хочешь ли ты быть игрушкой или игроком, выбор за тобой.
  
   Вырвав свою кисть, Мелисса приподнялась на ноги:
  
   - А если я пересплю с другим парнем до ритуала, что произойдет?
  
   - Слендер просто убьет тебя, так как больше ты ему не будешь полезной, и будет ожидать рождение нового двойника, а ты сгниешь в могиле, - без пугающей интонации ответила на вопрос брюнетка.
  
   - Все равно я никогда не поступлю с ним так, как вы, я не буду играть с чьими-то чувствами, чтобы спасти себя, - сказав это, Лиса покинула номер отеля, не намереваясь больше находится здесь.
  
   - А ты глупее, чем я полагала, - произнесла Бель в пустоту.
  
   Разъяренный Палочник уже приготовил наказание для беглянки, осталось лишь найти ее. Сосредотачиваясь на импульсах, он пытался выйти на частоту девушки. Тем временем, метка на спине Лисы стала жутко гореть, внезапная головная боль обездвижила шатенку. Помехи из старого нерабочего телевизора стали звучать в ушах, оглушая. Схватившись за голову, Мелисса упала на колени. "Если ты не придешь в лес, в течении десяти минут, то очень пожалеешь, время пошло" - прозвучал угрожающее голос в голове. Прикусив губу, Янг понимала, что не успеет добраться за такое время. Мысль о дальнейшем побеге была вовсе безумной, но страх перед Хозяином возрастал, теперь он точно ее не пощадит.
  
   Черные ресницы задрожали, удерживая поток горьких слез, которые придется еще не раз пролить. Остановив на свой страх и риск попутку, она попросила подкинуть ее до главной трассы, где уже начинался лес. Семейная пара пожилого возраста без возражений согласилась помочь бедной девушке, которая сказала, что у нее украли кошелек. Поездка заняла по подсчетам Мелиссы полчаса. Мысленно прощаясь со здоровыми конечностями, она уже представляла, что ее ожидает.
  
   Поблагодарив добрых людей за помощь, Лиса устремилась в сторону Канаяки, дрожа всем телом. Слендермен ждал ее, сложа руки на груди под большим и толстым деревом. Завидев нарушительницу вдали, он подошел к ней и прижал к себе, для телепортации. Оказавшись в особняке, Палочник ухмыльнулся, слыша какой бешеный ритм отбивает сердце его игрушки.
  
   - У меня для тебя есть подарок, - самым что ни на есть милым и добрым голосом произнес Хозяин, заставляя табун мурашек циркулировать по всему телу.
  
   Пройдя в соседнюю комнату, он принес с собой мешок среднего размера, который был странно окрашен, к тому же что-то темное стекало с него. Нахмурившись, девушка уставилась на Тонкого. Развязав его, он высыпал содержимое под ноги Лисы. Увидев останки человеческого тела, она не смогла удержать рвотные позывы, выворачивая содержимое желудка. Внимание привлекло до боли знакомые волосы на голове, которая была отделена от туловища, подойдя ближе и взглянув на лицо, девушка закричала нечеловеческим голосом, падая на колени.
  
   - Мама!! Господи, не-е-ет! - рыдания охватили хрупкое тело Янг.
  
  

Глава 10. Договор.

  
   Горло саднило от длительного крика, крупные слезы градом катились из глаз несчастной, все еще не верившей в произошедшее. Сдержав новый рвотный позыв, Лиса подползла к голове мамы. Широко распахнутые, застывшие глаза смотрели с ужасом. Собственное тело казалось девушке невыносимо тяжелым, кислорода жутко не хватало, из-за чего дыхание участилось. Коснувшись ледяной щеки матери, девушка зарыдала с новой силой. На пальцах остались следы родной крови, ее снова замутило. Голова была чугунной, мысли окружали Мелиссу, как стая стервятников, которые готовы пожирать все на своем пути.
  
   Поднявшись на дрожавшие ноги, шатенка пошатнулась. Боль в груди разрывала на части, у нее отобрали самого близкого человека. Давящий ком в горле не давал проглотить давно скопившуюся во рту слюну. Ей срочно нужно было заглушить это раздирающее чувство. Больше не раздумывая, Янг сорвалась и побежала на кухню, запах солоной крови ощущался всюду, казалось, он впитался в саму девушку.
  
   Открыв кухонный шкаф, она достала нож. Не раздумывая, Лиса вогнала его себе в ногу. Кинжальная, жгучая боль окутала конечность, а пронзительный крик наполнил помещение. Образовавшийся в дверном проеме Палочник застыл от увиденной картины. Тем временем, казалось, что девчонка обезумела, она вытащила оружие из области бедра, и вогнала в соседнюю ногу, с открытой раны тут же стала вытекать темная, бордовая кровь. Но даже это не могло заглушить проклятую душевную боль. Холодный липкий пот покрывал тело, мелкий озноб стал бить несчастную.
  
   Слендермен не знал, как реагировать. Вовсе не такой реакции он ожидал. Когда Мелисса с мучительным стоном вытащила нож и попыталась дальше себя покалечить, он вмешался, вырвав холодное оружие вектором. Слабость стала охватывать, израненные ноги уже подкашивались. Тонкий попытался схватить девушку за руку, но безумный крик остановил его:
  
   - Не прикасайся! - столько ненависти во взгляде он еще никогда не видел.
  
   Собравшись с силами она плюнула ему в безликое лицо:
  
   - Будь ты проклят, убийца, - яд так и обволакивал каждое сказанное слово.
  
   - Я и так проклят, - гробовым голосом произнес он.
  
   Силы стали покидать хрупкое тело девушки, она потеряла много крови, невыносимая физическая боль добивала, конечности сводило судорогой и складывалось впечатление, что каждая мышца подрагивает. Переборов травматический шок, Лиса решилась сделать то, что давно хотела - оттолкнувшись от стола, который служил ей опорой, она посыпала живот Палочника ударами маленьких кулачков. В другой ситуации это развеселило бы Слендермена, но не сейчас. Не контролируя себя, он дал оглушительную пощечину шатенке, от чего та не удержалась и, падая, ударилась виском об угол шкафчика, теряя сознание.
  
   Пробуждение не было приятным, голова ужасно болела, слабость все еще не покидала тело девушки. Вспомнив картины недавних событий, на глазах образовались новые слезы. Осмотрев свои ноги, Лиса поняла, что пока она была без сознания Палочник дал ей исцеляющего эликсира. Ей не хотелось, чтобы ее спасали, она хотела умереть, у нее отобрали самого драгоценного человека - смысл жизни.
  
   Вставать с кровати вовсе не было никакого желания, как и ко всему остальному. Равнодушие окутало Мелиссу, теперь ей было все равно, что будет дальше и что с ней сделают. Повернувшись на бок, она уставилась в то злополучное окно, из-за которого все и началось. Спустя несколько часов рыдания лишь усиливались, душа девушку, глаза налились свинцом - настолько тяжелыми они казались. Когда дверь в комнату отворилась, она даже не дрогнула.
  
   - Может, хотя бы обернешься? - произнеслось совсем близко.
  
   Раньше бы Лиса испугалась бы, а сердце начало бы ускоренно биться, но не сейчас, ей было абсолютно все равно. Игнорирование злило Тонкого. Протянув кисть к лицу девушки, он схватил ее за подборок, заставляя посмотреть на себя. Эти глаза... в них не было больше радости, наивности, самой жизни, они были стеклянными, в них потух последний жизненный огонек, казалось, что даже радужка изменила свой цвет, став тусклее.
  
   - Так и будешь лежать, как овощ? - ледяной тон Хозяина должен бы напугать шатенку, но не в этот раз.
  
   Мелисса отвернулась от него, словно его здесь не было, и говорили не с ней. Схватив вектором за руку, он притянул Лису к себе пытаясь вселить в нее страх или хотя бы пробудить какие-нибудь эмоции, но сердце девушки даже не ускорило сердцебиение, абсолютное равнодушие и только. Палочника это выводило из себя. Голова Янг дернулась от пощечины, в ушах зазвенело, но и это не напугало ее. Она повисла в руках Тонкого, словно тряпичка кукла, уставившись куда-то за его спину мертвыми глазами. Процедив что-то неразборчивое, он откинул девушку на кровать, поспешив удалиться из комнаты. Лиса так и осталась лежать в таком положении, не пытаясь принять удобную позу, так как душевно она отсутствовала и была далеко в мире, где ее мать была жива, и они вместе весело обсуждали обычную повседневную ерунду. Лишь скатившаяся слеза по щеке говорила о том, что какая та жизнь еще присутствует в ней.
  
   Временем ранее.
  
   Эту ночь Лизи Янг никак не могла заснуть, плохое предчувствие не покидало женщину. Даже рядом спящий супруг не мог вселить чувство спокойствия. Время близилось уже к утру, а сон все так и не приходил. Ворочаясь еще длительное время, она не смогла больше так лежать, потому как первые едва заметные лучи солнца стали проникать в комнату, озаряя ее своим светом, Лизи поднялась с кровати, запахнув халат покрепче. Она поежилась от какого-то странного чувства холода. Спустившись на кухню, женщина налила себе стакан минеральной воды, поднося его к губам.
  
   Она обернулась и выронила емкость из рук зажав рот рукой, чтобы не закричать, звук разбивающейся посуды наполнил помещение. Перед ней стояло непонятное существо, похожее на человека, но в то же время которым им не являлось. Протерев глаза, ей показалось, что все это мерещится из-за болезни или отсутствия нормального сна и отдыха. Но оно никуда не исчезло, вселяя ужас и шокируя напуганную Лизи. Дернувшись в сторону дверей, она попыталась убежать, но Палочник словно ожил, вектор схватил женщину за волосы, дергая на себя, от чего та вскрикнула и зашипела. Чтобы не вызвать переполох в доме, Слендермен телепортировался вместе с жертвой в свой особняк.
   Откинув мать беглянки подальше от себя, он стал изучать ее. Теперь понятно, от кого она унаследовала такие каштановые волосы, а в общем Палочник про себя отметил, что они не сильно похожи. Даже черты лица, сжав кулаки, Слендермен согласился с тем, что было бы правдоподобнее, если бы матерью Мелиссы оказалась Изабель. Его игрушка нарушила правила, ослушалась его и сильно за это пожалеет. Янг с ужасом наблюдала за этим существом, боясь пошевелиться, но давящая тишина еще больше пугала женщину, заставляя дрожать.
  
   - Кто вы? - наконец решила подать голос она.
  
   - Этого вам знать не обязательно, - звучный бас наполнил комнату, вселяя все больше ужаса.
  
   - Зачем я тут? - дрожь в голосе выдавал страх.
  
   - За это можете поблагодарить вашу дочь.
  
   Не поверив своим ушам, Лизи уставилась на Палочника с непониманием. "Неужели?" - подумала она.
  
   - Мелисса у вас? - тревога звучала в каждом произнесенном слове.
  
   - Если бы, она была у меня, вы бы мне не понадобились, - спокойно отозвался Слендермен, хотя внутри все кипело от злости.
  
   - Зачем она вам? - переживания за своего ребенка не покидали женщину.
  
   - Я думаю, это не должно вас волновать, лучше задумайтесь над тем, что если ваша дочь натворит глупостей. За ее ошибки будете расплачиваться вы.
  
   Табун мурашек пробежал от макушки до кончиков пальцев на ногах, все еще казалось, что это какой-то ужасный сон. "Как в этом мире может существовать нечто подобное? Разве не бывает такое лишь в фильмах?" И самый главный волновавший ее вопрос - неужели все это время ее дочь была в руках этого монстра? Тяжелые мысли не давали покоя.
  
   Слендермен сосредоточился на импульсах, которые может издавать Мелисса, но какого его удивление было, когда он почувствовал Изабель, ярость охватило его. Они были вместе. Это было последней каплей. Посмотрев ненавистным взглядом на съежившуюся мать своей игрушки, он позволил векторам подчиниться гневу. Те подхватили истощенное тело женщины и подкинули его в вверх, крик боли раздался по комнате, когда Лизи упала на пол, слабые кости, проступившие из тонкой кожи, заныли. Передав сообщение Мелиссе с помощью телепатии, он пытался сдерживать себя, ведь всего десять минут, и только по истечению этого времени он может себе позволить все, что пожелает.
  
   Напуганная Янг тем временем отползла в дальний угол комнаты, боясь даже пошевелиться, она понимала, что ее жизнь обречена. Самое болезненное то, что возможно она так и не увидит свою девочку перед смертью.
  
   - У тебя осталось восемь минут, если за это время твоя дочь не явится, то твоей жизни будет конец, можешь начинать молиться или что вы там, люди, делаете? - издевательским тоном проговорил Палочник.
  
   Слендермен понимал, что за это время Мелисса не успеет появиться здесь, но это будет ей уроком до конца ее дней. Нельзя нарушать установленные правила, мало того, связываться с врагами своего Хозяина. Это предательство, а такое не прощается, лишь карается смертью, так как убить девчонку он не может, то жизнью расплатится ее мать.
  
   Забившись в угол, словно тот станет ее спасением, женщина отсчитывала секунды до своего конца, молиться не получалось из-за страха, мысли никак не могли собраться в единую кучу. Сердце отбивало ритм бешеной лезгинки.
  
   - Время вышло, - только и произнес Палочник, надвигаясь на запуганную жертву.
  
   Слезы отчаяния и страха наполнили испуганные глаза женщины. Схватив Лизи за горло, он стал душить временную игрушку, постепенно ослабляя хватку, давая кислороду проникнуть в легкие.
  
   - Пожалуйста, - пыталась что-то сказать Янг, но все завершалось хрипом вырывавшимся из горла.
  
   Ударив головой ее о стену, он наблюдал за мучениями жертвы, ему нравилось чувствовать этот страх перед смертью, наблюдать как закатываются глаза, раздается крик и как учащенно бьется сердце. На затылке Лизи в миг образовалась шишка, ведь подкожно-жировой слой почти отсутствовал, оставляя лишь тонкую кожу, скрывающую содержимое черепа.
  
   Отбросив ее в дальний край комнаты, он медленно подошел к женщине, наступая тяжелой ногой на спину и придавливая ее к полу. Стон боли окутывал особняк, послышался хруст костей. Янг истошно кричала, срывая голос, теперь она могла лишь хрипеть.
  
   Но это только начало экзекуции, хотя позвоночник жертвы уже был переломан, и она не могла пошевелить нижними конечностями. Вектор схватил ступню шатенки и со всей силой потянул на себя, при этом нога все еще придавливала ее к полу. Лизи завывала от боли, царапая паркет ногтями, от чего обломки деревянного покрытия забиваются под фаланги, вгоняя занозы, что только прибавляет мучения. Тем временем ахиллесово сухожилие разрывается с неприятным звуком, пропуская малоберцовую кость наружу. Из-за повреждения спинного мозга в пояснично-крестцовом отделе, женщина не чувствовала боли, но глаза не успевают просохнуть, слезы отчаяния водопадом стекали с глаз.
  
   Проделав тоже самое и со второй ногой, он довольно отбросил конечности, наблюдая как кровь вишневого цвета покрывает пол, брызги достигают и его лица и он удовлетворенно слизывает их, раскрывая свою пасть. Приподняв тряпичное тело Янг напротив себя, он вонзился острыми, как бритва клыками, в глотку шатенки, прокусывая ее насквозь. Приятная, теплая, терпко-солоноватая жидкость заполнила рот Палочника. Он даже пропустил момент, когда Лизи потеряла сознание.
  
   Вгрызаясь в трахею, Слендер сломал шейный позвоночник, помогая себе рукой, и откинул безжизненную голову женщины подальше от себя. Лишь сейчас он заметил, что попутно вектора пронзили все органы жертвы насквозь: сердце, желудок, легкие. Палочник это пропустил, довольствуясь не тем. От чего остается легкая неудовлетворенность, но вспоминая, что ждет его дальше, он облизнул длинным черным языком свою пасть и принялся собирать разбросанные части туловища матери Мелиссы в мешок.
  
   Уже неделю Слендермен не мог ничего поделать с Лисой, благо периодически удавалось насильно заставлять ее есть, чтобы она не покинула этот мир раньше положенного времени, и то лишь это были маленькие порции блюд, что никак не могло насытить человека в обычном состоянии. Девушка абсолютно потеряла смысл жизни, закрывшись в себе. Без того худая, она потеряла еще больше веса.
  
   Предполагая, что в таком состоянии Янг никуда не сбежит, он решил отлучиться, чтобы наведаться в гости к Бену и наконец-то заняться делом, которое волновало его больше всего - смерть Изабель. Долго выискивать юношу не пришлось, телепортировавшись в деревянную хижину, ему подумалось, что чувства его обманул, и здесь никого нет, но покашливание в дальнем углу комнаты между стеллажами книг привлекли внимание Палочника. Светловолосый парень увлеченно изучал какую-то статью, но заметив давнего приятеля, закрыл источник информации, направляя взор красных глаз на Слендермена.
  
   - Здравствуй, Утопленник, - поприветствовал он с уважением с виду молодого, но довольно умного юношу.
  
   - Приветствую, Слендер, - учтиво склонив голову, Бен пристально стал наблюдать за ним.
  
   - Мне нужна твоя помощь, я надеюсь, ты мне не откажешь?
  
   - Если я смогу помочь тебе, то конечно, - улыбнулся парень, но что-то хищное все равно просматривалось в нем, не смотря на безобидный вид.
  
   - Нужно одну книгу раздобыть, говорят, там описывается ритуал, который поможет мне убить Изабель.
  
   Брови Хаббарда нахмурились. Он помнил ту женщину и всегда сохранял нейтралитет в их отношениях, даже помог пару веков назад спрятать ту самую книгу, но этого знать Палочнику не надо, к тому же он был обязан ему жизнью и отказать не смог бы.
  
   - Да-да, та самая книга.... припоминаю, - озорная улыбка нарисовалась на его лице.
  
   - Где мне ее найти?
  
   - В мире потерь, но ты же знаешь, что туда не попадешь, - спокойный голосом проговорил он.
  
   Тяжело вздохнув, Слендермен присел на рядом стоящий стул:
  
   - И как мне быть? Мне нужна она.
  
   - В этом мире может путешествовать лишь человек, - откинув лезущую челку в глаза, Бенджамин продолжил сверлить взглядом Тонкого.
  
   - Ключ может это сделать? - Слендер впервые выглядел озадаченным.
  
   - Естественно, но имей ввиду, что вернуться она должна оттуда живая, иначе попрощайся с ритуалом.
  
   Немного помедлив, парень решил задать волнующий его вопрос:
  
   - Ты уверен, что хочешь провести его и добиться смерти Изабель?
  
   Шумно выдохнув, Палочник поднялся на ноги:
  
   - Прошу тебя, не начинай, спасибо за направление.
  
   Попрощавшись с давним приятелем, Слендермен вернулся в свой особняк. Решив, что стоит как-то поговорить с Мелиссой, он заглянул в ее комнату. Девушка сидела на кровати, обхватив колени руками и покачиваясь из стороны в сторону, шепча что-то себе губами. Взгляд был таким же пустым и отсутствующим.
  
   - Нам нужно поговорить.
  
   Не получив ответа, Палочник продолжил:
  
   - Хочешь немного пожить нормально?
  
   Он был уверен, что заинтересует девушку, но она так же сидела равнодушно, словно его тут не было.
  
   - Неужели ты не хочешь закончить школу и провести выпускной? - решил он задеть самую важную проблему игрушки.
  
   - Не хочу, - шепотом произнесла Лиса.
  
   - А жить хочешь?
  
   Слендермен стал терять самообладание. Больше всего на свете он не любил, когда его игнорируют, но с этой девушкой ничего не помогало, он пытался ее бить, но она даже не издавала звука.
  
   - А ты не думала о отце?
  
   Кажется, он нащупал какую-то нужную точку, так как шатенка наконец-то посмотрела на него, казалось, что в ее глазах что-то загорелось, ожило.
  
   - Давай заключим договор, ради твоего папы, ты же хотела бы провести время с ним? - манипулирование удачно получалось.
  
   Мелисса подалась немного вперед, показывая, что готова выслушать его.
  
   - Мне нужно, чтобы ты раздобыла одну книгу, это будет нелегкой задачей, потому я тебе даю время отдохнуть, но после ты должна будешь мне помочь.
  
   Сжав подол платья, девушка обдумывала предложение убийцы матери.
  
   - А если я откажусь? - повысила немного голос шатенка.
  
   - Твой отец умрет, - пожал плечами Тонкий.
  
   Страх потерять еще одного близкого человека сковал девушку.
  
   - Шантаж? - ненавистно процедила она.
  
   - Почему же? Он сейчас пытается покончить с собой, и если ты примешь мое условие, то успеешь его спасти.
  
   Зелено-карие очи загорелись блеском, жизнь проснулась в них. Даже если она не хочет жить, она обязана ради папы. как она могла позабыть о нем, а ведь он очень нуждается в ней.
  
   - Я согласна, - твердо ответила она.
  
   - Тогда тебе стоит поторопиться, у тебя буквально пару минут.
  
   Слезы навернулись на глаза, она снова может потерять драгоценного человека - во второй раз девушка этого не переживет.
  
  

Глава 11. Смелость.

  
   Давящий шум в ушах усиливался, Лиса заглянула в лицо Безликому, но никаких следов эмоций на нем не было. Она понимала, что своим ходом доберется до дома нескоро и не успеет спасти отца, ей была необходима помощь Палочника.
  
   - Поможешь? - в вопросе звучали нотки презрения.
  
   - Смотрю, никаких манер у тебя не осталось, - надбровная дуга приподнялась, после чего мужчина хмыкнул.
  
   - Я жду ответа, - девушка оставалась непреклонной.
  
   - Когда ты успела набраться столько смелости, а, девочка? - Слендермен угрожающее нависнул над шатенкой.
  
   - В тот день, когда ты безжалостно припадал мне урок, - ненавистно выплюнула она слова в приблизившееся лицо Тонкого.
  
   Устав от бессмысленной словесной перепалки, Палочник схватил девушку за локоть и прижал к себе, телепортировавшись в дом Мелиссы. Глаза Лисы расширились от ужаса представшей картины. Виктóр Янг безжизненно висел в петле.
  
   Пронзительный крик наполнил кухню:
  
   - Папа-а-а! Господи!
  
   Оттолкнув от себя Слендера, шатенка подбежала к шкафчику. Открыв его, она достала разделочный нож для мяса. Подставив табуретку, девушка перерезала толстую веревку, освободив тело отца, но не удержав его. Оно с грохотом упало на пол. Закусив нижнюю губу, Мелисса присела возле папы. Соленые слезы скатывались с потускневших глаз. Пульс отсутствовал на периферии.
  
   - Я его потеряла, - по интонации было не ясным, было ли это вопросом или утверждением.
  
   - Его еще можно спасти, - решил вмешаться Тонкий.
  
   - Правда? - ошеломленный вид девушки показывал, что она уже потеряла последнюю надежду на спасение близкого человека.
  
   В другом случае Слендермен не стал бы спасать жалкого человека, но если его игрушка потеряет и отца, то вовсе лишится смысла жизни и уже ничем не поможет ему, а она еще нужна Тощему.
  
   Зелено-карие глаза наполнились болью. С трудом ей приходилось осилить себя, чтобы попросить помощи:
  
   - Что мне нужно сделать? Помоги, пожалуйста, - девушка старалась произнести фразу ровно, без всхлипов.
  
   Кисть Палочника схватила ее за подбородок, заставив смотреть в свое лико:
  
   - Ты будешь послушной девочкой?
  
   Мелисса взглянула на него испепеляющим взглядом, не произнося и слова. Пальцы разомкнулись, освобождая округлое лицо девчонки. Развернувшись, мужчина собрался уходить. Страх усиливался в сердце шатенки.
  
   - Постой, я буду, буду! Только помоги его вернуть к жизни, не оставляй без отца, - голос задрожал в конце, срываясь на всхлип.
  
   - То-то же, - высокомерный вид существа вызывал отвращение, от чего Лисе хотелось скривить лицо.
  
   - Нужно вколоть адреналин внутрисердечно, прошло не так много времени, это вернет его к жизни.
  
   Коленки Мелиссы задрожали от воспоминаний. В доме точно должен был быть этот гормон. Сорвавшись, девушка побежала в кабинет отца. Открытие нескольких тумбочек подряд было безуспешным, на шатенку все больше накатывало отчаяние - там не было нужного вещества. От слез изображение было размытым, от чего она не сразу заметила надпись "адреналин 1:1000".
  
   - Ура! Нашла! Что делать дальше? - обернувшись, Лиса ожидала дальнейших указаний Хозяина.
  
   - Найди шприц 10 см, набери в него 9 мл изотонического раствора хлорида натрия, и 1 мл адреналина и идем за мной.
   Указания казались понятными. Облегченно вздохнув, Лиса потянулась за шприцем. Дрожь в руках выдавало переживания кареглазой, ведь она понимала, что времени очень мало и нужно спешить. Набрав нужного количества физраствора и гормона, девушка последовала за Палочником.
  
   - Шприц хоть умеешь держать правильно? - хмыкнув спросил мужчина.
  
   - А ты все умеешь я смотрю, да?
  
   - Не дерзи, - повысил он голос, от чего Мелисса прикусила язык.
  
   И лишь сейчас она поняла, к чему был задан вопрос. Нижняя губа задрожала, боясь спросить самое волнующее.
  
   - Я должна буду делать все это?
  
   - Не я же, - ответ выбил воздух из легких девушки.
  
   Нервно сглотнув шатенка стала ожидать указаний существа.
  
   - Обхвати цилиндр четырьмя пальцами, а мизинец размести на канюле.
  
   Проследив за действиями Мелиссы, Тонкий одобрительно кивнул:
  
   - Да, вот так, теперь найди промежуток между четвертым и пятым межреберьем.
  
   - Как я это сделаю? - такое указание выбило Лису из колеи.
  
   - Легко, отсчитывай, затем расположи два пальца от мечевидного отростка, в это место и будешь колоть.
  
   Отложив шприц, девушка расстегнула рубашку отца, взору предстало исхудавшее тело мужчины, откуда легко виднелись ребра, и найти нужные не составляло труда.
  
   - Теперь, медленно введи это, - спокойный тон Хозяина придавал уверенности шатенке.
  
   Набрав воздуха в легкие, Лиса приступила к делу и стала вводить иглу в нужный промежуток межреберья. Заметное сопротивление со стороны миокарда не давало спокойно продвинуть шприц глубже, однако, буквально спустя секунду игла стала погружаться без усилий с ощущением провала. Мелисса уже собралась вколоть лекарственное вещество, однако возглас Палочника остановил ее.
  
   - Потяни поршень, дура.
  
   Вытерев пот со лба тыльной стороной ладони, она сделала указанное, в поршне показалась темная венозная кровь.
  
   - Ты попала в правый желудочек, значит все верно, теперь вводи.
  
   Проделав процедуру, Лиса вынула иглу и стала ожидать изменения состояния отца.
  
   - Это ведь сработает, да? - волнение звучало в каждом произнесенном слове.
  
   - Все зависит от везения твоего отца, - равнодушный тон существа стал выводить девушку из себя.
  
   Приподнявшись на ноги, она вскочила на табуретку и подпрыгнула, чтобы дотянуться до бессовестного лика Тонкого. Дав звонкую пощечину существу, Мелисса приземлилась на пол. Слендермен прикоснулся к пылающей щеке, которая до этого была ледяной.
  
   - Ты за это ответишь!
  
   Пугающий тон пробирал до самих костей, но шумный вздох отца привлек внимание обоих. Девушка подбежала к отцу схватив его за руку, туманные глаза Янга смотрели на нее с непониманием.
  
   - Я в раю?
  
   Такой вопрос вызвал новый поток слез с глаз шатенки.
  
   - Нет, папа, ты живой, - погладив его по щеке, она прислонилась и поцеловала его лоб.
  
   - Доченька, я и не надеялся тебя увидеть.
  
   - Зачем ты сделал это, отец? - такой вопрос болезненно кольнул мужчину, ему стало стыдно за свою слабость.
  
   - Прости меня, старика, - он приобнял дочку, все еще не веря, что видит ее в живых.
  
   - Погоди, я сейчас вернусь.
  
   Побежав к Слендеру, девушка схватила его за руку и быстро вывела из кухни, чтобы папа не увидел его.
  
   - Наш договор вступает в силу, теперь исчезни, я не хочу тебя видеть до положенного срока.
  
   - Я смотрю, ты стала слишком смелой Мелисса, - насмешка в голосе пугала кареглазую, но та не подавала виду.
  
   - Все благодаря тебе, - решила не сдерживать себя в высказываниях она.
  
   - Ты знаешь, что по окончанию срока вернешься ко мне и очень пожалеешь за такое свое поведение и за острый язык, - холод в голосе вызвал неприятные мурашки по всему телу.
  
   - Что будет, то будет, - равнодушно ответила Лиса и поспешила вернуться в отцу.
  
   Тот медленно пытался приподняться на ноги.
  
   - Стой, я помогу тебе.
  
   Девушка подбежала к отцу, позволив тому опереться на нее.
  
   - Нужно поехать в больницу, чтобы тебя осмотрели, и узнать, не угрожает ли ничего твоему здоровью, - переживания за состояние близкого человека не давали покоя.
  
   - Со мной все хорошо, лучше не стоит, - попытался возразить мужчина, но жуткая, ощутимая боль в горле не давала полностью спокойствия.
  
   - Даже не спорь, я чуть тебя не потеряла, ты меня так напугал, - одинокая слеза скатилась по щеке девушки.
  
   - Прости меня, я не должен был так поступать, - сожалеющий вид отца вызывал еще больше болезненных ощущений у кареглазой.
  
   - Тебе не за что извиняться, я все понимаю, смерть мамы сломила тебя, - почти шепотом произнесла она.
  
   - Ты.. ты знаешь? - в глазах Виктóра читался испуг.
  
   - Знаю, - с грустью промолвила шатенка. - Но главное, что ты жив, и мы теперь вместе, - приобняв отца, сказала Лиса.
  
   - Где ты была все это время? Мы сходили с ума.
  
   - Папочка, давай я тебя сейчас отвезу в больницу и после отвечу на все твои вопросы, - попыталась весело ответить она.
  
   - Хорошо, и в правду чувствую себя дурно, заодно поделишься тем, когда успела узнать о том, как колоть адреналин в сердце, - подмигивание отца вызвало искренний смех у обоих.
  
   Мелисса помогла дойти Виктóру до автомобиля. Пристегнув ремень безопасности себе и отцу, она двинулась в путь. Дорога выдалась недолгой, и в скором времени двери больницы встретили семейство Янгов. Врач тут же принял мужчину на прием. Тем временем Лиса наконец могла присесть и собраться с мыслями. Она понимала, сколько ей стоит догнать по учебе, но самое главное было не это. Перед ней стояла более важная цель - заставить жить отца и себя. Гибель мамы сильно ударила по обоим, но самое главное, что этот кошмар не закончился, а лишь приостановился на время, словно дает передышку, набраться сил. Но хочет ли этого девушка? Всей душой хочется кричать: "Не-е-ет!". Хочется, чтобы все прекратилось раз и навсегда, чтобы это ужасное существо, которое сломало жизнь ее семье, исчезло, чтобы казалось все кошмарным сном, а после пробуждения все будет хорошо, как раньше. Как избавиться от Слендермена? Почему именно она родилась похожей на Изабель? Сможет ли она что-то сделать? Столько вопросов, не имеющих ответа.
  
   Грустно вздохнув, Лиса посмотрела на часы, начиная переживать о том, что отца долго осматривают. Но тут же вышедший из кабинета доктор принес облегчение.
  
   - Мисс Янг, - поприветствовал ее молодой светловолосый мужчина.
  
   Увидев растерянность девушки, врач поспешил представиться:
  
   - Зовите меня Джошем, я не настолько старше вас, чтобы фамильярничать, - добрая улыбка успокаивала шатенку.
  
   - Как мой отец?
  
   - Так как у него больное сердце, не совсем ясно, как пережитое еще может отразиться на здоровье, потому мы рекомендуем положить его в больницу на несколько дней, чтобы детально обследовать и понаблюдать за состоянием, - в больших голубых глазах отражалось полнейшее спокойствие, что придавало уверенности девушке.
  
   - Спасибо вам, Джош, - улыбнулась Лиса в ответ.
  
   - Что же, тогда будем готовить документы для госпитализации.
  
   Немного посмотрев на девушку, мужчина вдруг решился спросить:
  
   - Можно попросить ваш номер телефона?
  
  

Глава 12. Зародившаяся жизнь.

  
   Растерянность отразилась на лице девушки.
  
   - Мой номер телефона? - немного заикающимся голосом спросила Лиса.
  
   - Да, вдруг что-то пригодится, я должен знать, как можно сразу связаться с вами, - нашел уместный повод мужчина, чтобы скрыть свой подлинный интерес.
  
   Нарастающее волнение вмиг стихло, и на душе стало спокойнее. Такая нелепая ситуация даже немного рассмешила Мелиссу, ведь в голову сразу стали закрадываться не те мысли. Дав свои контактные данные, Янг поспешила удалиться к отцу.
  
   Викто́р тем временем уже расположился в подготовленной палате. Комната была просторной и свободной. Обычно стены больницы давят на пациентов и оттуда хочется бежать. Но здесь было спокойно, наоборот такая обстановка дарила умиротворение. Большое окно пропускало достаточное количества света, и на душе появлялась маленькая радость. Залюбовавшись пейзажем за пределами стационара, мужчина не сразу заметил, как в помещение вошла Лиса.
  
   - Мелисса! - Янг бросился в объятия дочери, не скрывая радостных чувств, словно не он только несколько минут назад был с ней.
  
   - Папа, почему ты на ногах? А ну быстро в кровать, - попыталась изобразить строгую медсестру девчонка, но это лишь вызвало смех у обоих.
  
   Воспользовавшись помощью родной кровинушки, мужчина дошел до постели и лег в нее. Девушка заботливо укрыла его одеялом и присела рядом. Они оба чувствовали, как нуждаются друг в друге.
  
   - Теперь ты мне все расскажешь? - решительный вид отца показывал, что он готов начать беседу и выслушать ответы на волнующие его вопросы.
  
   - Может, подождем результата обследований? Я переживаю за твое сердце, - Лиса очень беспокоилась за состояние родного человека, из-за чего пыталась оттянуть разговор как можно на потом.
  
   - Мое здоровье и не такое выдержит, так что не морочь голову отцу, я слушаю, - попытался пошутить мужчина.
  
   - Даже не знаю, с чего начать, - тяжело выдохнула девушка.
  
   - Где ты была все это время? - решил задать Викто́р вопрос напрямую.
  
   Мелисса немного замешкалась, придумывая ответ, но ничего лучше выдумать не смогла потому сказала первое, что пришло в голову:
  
   - Мне стыдно признаваться в этом, но я заблудилась в лесу и не могла найти выход, - первые слезы совести скатились по раскрасневшимся щекам шатенки.
  
   - Ну-ну, доченька не плачь, лучше услышать это, чем что-то другое, - он вытер влагу с глаз дочери, прижав ее к себе.
  
   - Если бы не я, мама была бы жива, - захныкала Лиса, не сумев сдержать себя, хотя внутри себя корила тем, что заставляла страдать больного отца своим нытьем.
  
   - Я сам не понимаю, как все это произошло, но главное, что теперь мы вместе и никогда не разлучимся, - пытался он успокоить ее, поглаживая девушку по отросшим волосам.
  
   Такие слова больно кольнули сердце Мелиссы, ведь она понимала, что спустя время придется покинуть отца вновь. Что будет делать мужчина тогда, она боялась представить, но а сейчас нужно наслаждаться теми моментами, которые они имеют.
  
   - А теперь, не хочешь рассказать мне про адреналин? - хитрая улыбка нарисовалась на лице Янга.
  
   - Я читала твои книги по врачебному делу, - солгала девушка уже не впервые отцу.
  
   - Ты еще не думала, на кого будешь поступать? - затронул он неприятную тему для дочери, от чего та невольно сморщила носик.
  
   - Еще нет, - сказала Лиса и поникла.
  
   Она понимала, что теперь отец серьезнее возьмется за это дело, ведь его мечтой было, чтобы девушка поступила на врача, продолжив то, чего не смог сделать сам он в молодости. Теория казалось ему сильно скучной, из-за чего он не стал завершать учебу, а пошел работать фельдшером на скорой. Ему это нравилось, и большего он не хотел. У самой же Мелиссы желания сильно отличались, она хотела пойти на журналиста или востоковеда, но точно никогда, не захотела бы связывать свою жизнь с медициной.
  
   Заметив погрустневший вид дочери Викто́р решил не продолжать эту тему.
  
   - Ты тоже сильно устала, отправляйся домой и отдохни, как следует, послезавтра на учебу.
  
   - Я не хочу оставлять тебя одного, - крепче обняла девчонка отца.
  
   - Завтра еще увидимся, не беспокойся обо мне.
  
   Поцеловав Мелиссу в щеку, мужчина поторопил ее, понимая, что ей нужно поесть, прийти в себя, подготовиться к тяжелым будням, а она сидит здесь, расстраиваясь и теряя больше сил. Душой он чувствовал, что она что-то недоговаривает, но пока что настаивать на правде не стал, ведь рано или поздно он все узнает.
  
   Бросив ключи на стол, Лиса, на ходу разуваясь, подошла к домашнему телефону, чтобы заказать пиццу - желания готовить не было никакого. Тяжелые мысли, как тучи, предвещающие грозу, сгустились над головой. Теперь она была потерянной и одинокой в своих проблемах, как справиться с ними, она не знала. Невольно она подумала о единственном своем друге Арсе, но сейчас девушка не была готова к разговору с ним.
  
   Курьер не заставил долго ждать, и вскоре горячая, вкусно пахнущая еда лежала перед ней. Однако аппетит так и не разыгрался, и почему-то мысль о пище сейчас вызывала лишь тошноту. Какая-та апатия и заторможенность грузом давила на хрупкие плечи Мелиссы. Посмотрев на календарь, Янг только больше поникла. Через неделю учеба закончится, так что за этот короткий промежуток времени ей придется догнать все упущенное, а потом еще успешно сдать экзамены, а там уже и к выпускному подготовиться. Хоть время не было поздним, усталость накатывала с новой силой, и шатенка решила немного поспать, отодвинув пиццу, так и не прикоснувшись к ней.
  
   Сон быстро окутал девушку. Однако никакой бодрости он ей не подарил, лишь мучения и страшные кошмары, в котором стеклянные, безжизненные глаза матери пожирали ее взглядом. Мелисса очнулась с криком, холодный липкий пот покрывал каждый участок тела. Не раздумывая, девчонка вскочила и побежала в душ. Однако смена то холодной, то горячей воды никак не помог отойти от ужасного кошмара. Мелкий озноб стал бить исхудавшее тело Янг.
  
   Царапая кожу на лице и руках, девушка зарыдала, что есть мочи, не сумев больше сдерживать в себе то отчаяние, которое накатывалось на нее. На щеках и запястьях образовались яркие тонкие полоски, с которых проступила алая кровь, кожа болезненно воспалилась, неприятно защипав. Неделю она копила в себе все бушующие эмоции, пряча их в маленький коробок, не давая им вырваться на волю. И лишь сейчас, оставшись наедине сама с собой, она выплеснула все, что так долго держала в себе. В животе завязался неприятный узел, хотелось кричать до хрипоты в голосе, в ушах стоял громкий гул, словно демоны устроили свой адский пир, разрывая ее личность в клочья, разделяя ее на две части До и После.
  
   Казалось, что девушка сходит с ума. Она боялась, что Слендермен нарушит договор и ворвется в ее жизнь раньше времени, отнимет у нее единственного близкого человека и снова будет издеваться над ней. Вспоминать то, как он избивал, ее было невыносимым. Тонкий явно верил, что причинение боли сможет вернуть ее в реальность, однако она не издавала ни звука, глотая горькие слезы про себя, не понимая, как вытерпела все тогда. Ей надоело быть игрушкой в руках Великого Палочника, но что делать, как выбраться из этой ситуации она не знала.
  
   Надев домашние лосины с оленями и просторную тунику с котом, Лиса решила заварить себе чая с бергамотом. Собрав длинные волосы в неряшливый пучок, шатенка стала дожидаться закипания чайника, как приговора. Тот не заставил себя долго ждать, и вскоре приятно пахнущий напиток тепло согревал прозябшую девчонку. Однако стоило только поднести кружку к губам, как тошнота вновь подкатила к горлу, и она побежала в сторону ванной комнаты, роняя емкость на пол, которая вмиг разбилась вдребезги.
  
   Опустошив и так полунаполненный желудок, Лиса села в угол ванной, поджав коленки к груди, тяжело дыша и глухо завыв от безысходности. Ужас охватывал ее с новой силой. В голове все стоял образ Тонкого. Она и представить не могла, как только провела столько времени с ним, храня спокойствие, ведь сейчас лишь мысль о нем вызывала безумный страх от которого хотелось выть. В стенах этого дома одна она точно сойдет с ума, добивая себя паранойей. Разозлившись на свою слабость, она вскочила на ноги и посмотрела на себя в зеркало. Жалкое зрелище, Янг стало противно смотреть на себя. Умывшись, она снова уставилась на свое отражение, капли прохладной водицы скатывались с подбородка на одежду, пожелтевшие синяки виднелись на открытых участках тела.
  
   - Если тебе нужна моя девственность, то так и знай - ты ее не получишь Слендермен, твои планы не осуществятся, - сказала сама себе девушка, со злостью сжав кулаки.
  
   От размышлений ее прервал телефонный звонок на кухне. Вздрогнув, Лиса пошагала туда, чтобы посмотреть, кто же нарушил ее покой. Номер был неизвестен. Сглотнув образовавшуюся слюну, шатенка все таки решилась ответить.
  
   - Добрый вечер, Мелисса Янг, - доброжелательно отозвался мужской голос, в котором она сразу определила лечащего врача папы.
  
   - Добрый, - пробубнила кареглазая, встревожившись за состояние отца, ведь Джош говорил, что наберет, если что понадобится, неужели что-то произошло.
  
   - Извините, если беспокою вас.
  
   - Нет, нет, все нормально, что-то случилось? - нотки волнения проскакивали в словах Мелиссы.
  
   - Все хорошо, я звоню не по делу. Простите мне мою наглость, но вечер хороший, хотел пригласить вас прогуляться, если вы не заняты.
  
   В другом случае девушка разозлилась бы и отказала. Но сейчас ее состояние граничило с безумием и ей нужно было срочно отвлечься, а с незнакомым человеком это было даже проще сделать.
  
   - Да можно было бы, - решила не ломаться она.
  
   - Тогда вышлите мне адрес по смс, я заеду за вами.
  
  
   Уже больше недели Изабель чувствовала легкое недомогание. Свалив такое состояние на нервы, она собралась на прогулку, чтобы немного развеяться. Так как погода радовала теплом, брюнетка надела летний топик и узкие джинсы. Привыкшие ноги к каблукам не обошлись и в этот раз без них. Весенний воздух воодушевил. Сев в машину Бель включила восточную музыку - ей нравилась культура супруга. Арабским женщина владела почти в полную меру, потому подпевать Сааду Ламжарреду не составило труда.
  
   Когда за окнами автомобиля промелькнули кроны деревьев, ей стало не по себе. Увлеченная своими мыслями Изабель не сразу поняла, как успела выехать на трассу, которая ведет к лесу. Словно кто-то одурманил ее разум. Резко затормозив, зеленоглазая попыталась развернуть машину, однако та не хотела сдвигаться с места. Выругавшись, она вышла с авто, грозно хлопнув дверцами. Шина была пробита толстым шипом. Табун мурашек пробежался по спине. Слишком много несчастий стало наваливаться на ее плечи, все началось из-за этого переезда. "Эх, если бы можно было остаться в родной Сирии... Эта война испортила жизнь многим людям", - грустно подумала брюнетка.
  
   Поток не понятно откуда взявшегося сильного ветра растрепал волосы. Убрав выступившие пряди за уши, женщина невольно устремила взор в гущу деревьев. Прокляв себя за этот поступок, Изабель уже хотела отвернуться, однако Слендермен поманил ее рукой к себе. Встреча явно была неслучайной. Дрожащими руками она поставила автомобиль на сигнализацию и медленными шагами направилась в сторону Тонкого. Ей хотелось бежать от него, как можно дальше, но увы - это не возможно, машина ее подвела, а своими ногами она далеко не убежит. В первый раз он ее просто отпустил, сейчас явно все просто так не завершится.
  
   - Какие люди к нам пожаловали! - радушно раскрыл руки Палочник, изображая, будто встретил давнего товарища, которого не видел долгое время.
  
   - И вам не хворать, - огрызнулась женщина.
  
   - Твой язык слишком острый, но в этот раз я подготовился к нашей встрече.
  
   - Так и знала, что это твоих рук дело, ублюдок, - ненависть разрасталась в душе брюнетки.
  
   - Тише, - приставил тонкий, как паучья лапка указательный палец к месту, где должны быть губы существа.
  
   - Чего ты хочешь от меня, Сленди? Убить меня сейчас ты все равно не сможешь, мы оба это прекрасно знаем, а разговаривать нам не о чем, - злостно выплюнула она эти слова.
  
   - Убить может и не смогу, а вот заставить тебя немного поплатиться, еще как могу.
  
   Сказав это, вектором он мигом схватил зеленоглазую за ногу, от чего та, потеряв равновесие упала на землю. Воспользовавшись растерянностью женщины, он стал тянуть ее к себе.
  
   - Отпусти меня, больной психопат! - попыталась вырваться Изабель, однако все было безуспешным.
  
   Другие вектора схватили несчастную за руки, скручивая их за спину. Теперь она была вплотную прижата к нему спиной. Бешеный ритм сердцебиения передавал испуг мужчине, что его только больше раззадоривало.
  
   - Ты оказалась не такой храброй, как хотела казаться, Изабель, - отчеканил он ее имя загробным голосом.
  
   - Отпусти меня, и я покажу тебе храбрость! - гневно кричала женщина, пытаясь освободиться.
  
   - Брось! Ты ведь знаешь, что это бесполезно, - шепот прошелся у самого уха зеленоглазой, от чего неприятные мурашки забегали по позвоночнику.
  
   Холодная рука приподняла топ, опускаясь на плоский живот брюнетки. Погладив его, он рассмеялся словно безумец.
  
   - А это все больше забавляет. В тебе зарождается новая жизнь.
  
   Услышанное, словно молоток, ударило по голове. Ноги подкосились и она упала бы, если бы не удерживающие ее вектора.
  
   - Что ты теперь намерена делать, а, Изабель? Как спасешься? - насмешка в голосе Слендера лишь усиливалась.
  
   Тем временем непрошеные слезы выступили из глаз женщины.
  
  
  

Глава 13. Жестокость.

  
   Обезумевший ветер трепал короткие волосы Изабель, на грудную клетку словно наступили увесистой ногой, дыхание отчетливо поделилось на прерывистые вдохи и выдохи. Слова Палочника ошарашили ее. Как такое возможно?
  
   - Ты лжешь! - яростно выкрикнула брюнетка, показывая свою слабость.
  
   Хриплый смех заполнил просторы леса.
  
   - Ты можешь сама в этом убедиться, - спокойный, ровный тон Тонкого еще больше выводил из себя женщину.
  
   - Больной ублюдок! Зачем ты меня заманил сюда? - казалось, что зеленоглазая, правда, теряет контроль над собой.
  
   - Мы не закончили в прошлый раз, - отчеканил Слендермен.
  
   - И чего ты желаешь? - шипя, произнесла Изабель.
  
   - Возможно, тебя, - выдохнул совсем близко у ее уха Безликий.
  
   Табун мелких мурашек покрыл бледную кожу женщины, омерзение вызывало легкую тошноту. Такого ответа она явно не ожидала.
  
   - Что ты несешь? - обволакивая каждое слово ядом, спросила брюнетка.
  
   Тонкая кисть Палочника, рисуя узоры вокруг пупка, медленно стала подниматься выше, останавливаясь возле пышного бюста, словно раздумывая. Сильная хватка за левую грудь вызвала крик неожиданности и возмущения.
  
   - С ума сошел? Что ты делаешь? - попыталась вырваться зеленоглазая.
  
   Слендермен игнорировал выкрикивания и брыкания женщины, лишь продолжая начатое с большей силой. Правда ли он хотел Изабель? Палочник не знал. Ему чуждо такое уже на протяжении многих веков. Ему больше приносило удовольствия убивать и причинять боль жалким людям. Невольно мысли устремились к ритуалу и к той девчонке. Тонкому было неприятно думать о важной составляющей обряда. Он мог издеваться над Мелиссой, хотел даже убить, но не в коем случае сотворить такое. Мало того, что она его не интересовала как особь женского пола, так девчушка была еще слишком юной для него. Безликий относился к ней как к шкодливому ребенку.
  
   Что же делать с брюнеткой мужчина не знал. Хотел ли он ее в физическом плане? Скорее, нет. Да, она до сих пор привлекала его, как старая любовь, но ему было противно такое после того, как он почувствовал в ней новую жизнь. Но напугать ее и впитать в себя этот вкус блаженного страха Палочник хотел. Черные, как ноябрьская ночь, и слизкие, как сотни улиток, вектора прошлись по ногам Изабель, останавливаясь на бедрах, крепко обхватывая их.
  
   - Отпусти меня! Ты пожалеешь еще! - женщина пыталась скрыть безумный страх за маской грозности.
  
   - Пожалел я уже давно, в тот день, когда отпустил тебя и не убил, - холодная, как рука мертвеца, кисть схватила зеленоглазую за тонкую шею и начала душить.
  
   Отрывки неразборчивых, хриплых слов вылетали из горла, но Слендермен не мог их разобрать и не особо пытался. Когда изумрудные глаза начали закатываться, он отпустил брюнетку, отшвырнув подальше от себя, словно тряпичную куклу.
  
   - Хочешь сыграть в игру, а, Изабель?
  
   Хватаясь за саднящее горло, женщина обезумевшими глазами воззрилась на Безликого.
  
   - Можешь не отвечать, думаю, ты согласна. Даю тебе 24 часа, для того, чтобы ты покинула эти края. Если я найду тебя, то вырву ребенка с твоего чрева.
  
   Не веря своим ушам, Бель замотала головой.
  
   - В этом есть какой-то подвох, Сленди, - осипшим голосом произнесла она.
  
   - Лишь в том, что за это время ты должна спрятаться очень надежно. В любом случае, когда я произведу ритуал, ты умрешь, даже если будешь на другом конце света.
  
   В голове у женщины нашлись бы сотни ответов и фраз, адресованных этому существу, но сейчас страх за будущее ребенка остановил ее. Стиснув зубы, брюнетка лишь молча кивнула и поспешила удалиться, как можно подальше отсюда. Палочник с интересом наблюдал за тем, как растоптал Изабель. Довольный полученным страхом, он мог спокойно взяться за другие дела. Ведь больше всего он хотел испытать именно его, так как все чувства, которые он ощущал от нее, лишь добивали Тонкого, не давая покоя.
  
  
   Сумерки сгустились на улице, тени деревьев за окном медленно раскачивались под такт не сильного ветра, наводя атмосферу легкого ужаса. Шум подъехавшей машины и свет ярких фар извещал хозяйку особняка, что гость подъехал. Накинув на себя джинсовую куртку, Лиса вышла из дома, заперев дверь на ключ. Серебристый "ферарри" в темноте напоминал белого коня, который приехал спасать принцессу из кошмара. Лишь был ли за ним принц или отрицательный герой, никто знать не мог.
  
   Мужчина за рулем поспешил выйти из машины и открыть дверцу автомобиля, помогая девушке сесть в салон.
  
   - Благодарю, - тихо произнесла шатенка.
  
   - Куда желаете поехать? - вежливо поинтересовался блондин.
  
   - Пусть выбор будет за вами, - выдавила из себя улыбку Янг.
  
   В глаза Джошу сразу бросились яркие полоски царапин на лице девушки, но спросить сразу о них на прямую он не мог. Но волнение за состояние кареглазой вынуждало узнать.
  
   - Ваше лицо... простите за бестактность, что-то произошло?
  
   Мелисса резко дернулась, словно совсем позабыла о том, до чего довела себя во время истерики. Коснувшись воспаленной кожи подушечками пальцев, она посмотрела в глаза собеседнику.
  
   - Кошка, - только и выдавила из себя девушка.
  
   Скоро врать станет стилем жизни Янг. Отругав себя за это, она больно закусила нижнюю губу - солоноватый привкус во рту вернул Лису в реальность.
  
   - Предлагаю отведать пироженного, здесь за углом есть отменный кафетерий, - решил не задавать лишних вопросов Джош, уходя от этой темы.
  
   На такое расстояние можно было пройтись и пешком, но мужчина был слишком усталым после работы для этого. Дорога не заняла больше пяти минут. Заняв столик у окна, Мелисса стала дожидаться, когда врач принесет купленные пирожные.
  
   - А вот и мы, - улыбнувшись, мужчина уселся за стол.
  
   Две маленькие, аккуратные, расписные тарелочки украшали аппетитные, итальянские тирамису. Горячий чай с имбирем прекрасно дополнял атмосферу еще прохладного вечера. Почему-то рядом с доктором Лиса чувствовала умиротворение и покой. Десерт не вызвал привычной тошноты, и организм благоприятно принял пищу. Поедание сладкого прошло за гробовым молчанием, которое иногда нарушалось прихлебыванием чая.
  
   - Желаете отправиться домой, или еще прогуляться? - спросил Джош, вытирая салфеткой тонкие губы.
  
   - Пожалуй, стоит уже возвращаться, спасибо за приятный вечер, - сказала правду впервые за долго время девушка.
  
   - Вы завтра придете навестить отца?
  
   - Обязательно, - уголки губ дрогнули в легкой улыбке.
  
   - Тогда увидимся в больнице, это, конечно, не самое приятное место, для встречи, но что поделать, - пожал плечами врач.
  
   - Надеюсь, мой папа скорее пойдет на поправку, и я смогу забрать его домой.
  
   - О поверьте, Викто́р Янг сильный человек.
  
   Удивление проскочило на лице шатенки.
  
   - Вы знали моего отца прежде?
  
   - До того, как устроиться в больницу, я работал с ним на скорой, - сложив руки домиком, мужчина стал наблюдать за реакцией Мелиссы.
  
   - К сожалению, он никогда не рассказывал о сотрудниках, - неловкость окутала юную девчушку.
  
   - Думаю, все еще впереди, - подмигнув, доктор поспешил помочь девушке одеть куртку.
  
   Усталость накатила на Лису, стоило ей только перешагнуть порог дома. Рядом с Джошем было так спокойно, но сейчас же легкая тревога проникла в ее душу. За ночь Янг еще два раза вскакивала с постели с криком. Слендермен приходил в ее сны, не давая покоя. После этого шатенка бежала во все комнаты, осматривая дом, чтобы убедиться, что она одна. Горькие слезы застилали ее потускневшие глаза каждый раз. С нетерпением дождавшись утра, кареглазая решилась сделать то, что отложила вчера. Взяв мобильный телефон в руки, она дрожащими руками набрала номер Арса и стала выслушивать мучительные гудки. Когда на том конце ответили, Мелиссе показалось, что целая гора сошла с ее плеч.
  
   - Алло, - неуверенно протянула она.
  
   - Лиса!
  
  
   Сняв с себя тяжелые каблуки, брюнетка заперлась в ванной, держа положительный тест на беременность в руках, который купила по дороге и сделала в ближайшем кафетерии.
  
   - Проклятие! - ненавистно выкрикнула она.
  
   Открыв шкафчик с лекарственными препаратами, женщина дрожащими руками схватила упаковку гормональных противозачаточных, в которой оставалось несколько лишних таблеток, что свидетельствовало о том, что она попросту забыла их принять. Глухо завыв, Изабель схватилась руками за короткие волосы и осела на крышку унитаза. Из-за этой ситуации со Слендерменом, она забыла принять контрацептивы по расписанию, вот и произошла осечка.
  
   Отчаяние накатывалось на несчастную с новой силой. Вытащив из сумочки любимые ментоловые сигареты, она, не думая, подожгла одну и закурила, выпуская табачный дым в ванную комнату, не обращая на это никакого внимания. Сейчас все мысли устремились к дальнейшей судьбе ее семьи. Палочник уже во второй раз портит ее жизнь. Как она его ненавидела. Получив счастье за столько веков, женщина снова могла его упустить. Первая мысль, которая пришла в ее голову, была об аборте. Но могла ли она это сделать? Изабель никогда не задумывалась о втором ребенке, ей хватало одного сына Арса, которого она любила всей душой. Да и с ее прошлым было бы опасным заводить больше. Но раз так вышло, может ли брюнетка добровольно избавиться от плода их любви с Хамидом? Рожать этого ребенка было вовсе безумной идеей. Слендермен обязательно найдет ее и не упустит возможности, чтобы навредить ей. Увлеченная мыслями, Бель не сразу заметила, как докурила сигаретку до фильтра, и та стала болезненно обжигать чувствительные пальцы. Схватившись за пачку, она потянулась за второй, но мысль о крохе остановила ее и вразумила. Выбросив "Vogue" в урну, брюнетка положила ладонь на еще плоский живот, поглаживая и мысленно прося прощения за свою вредную привычку, на которую сорвалась, не думая.
  
   Стук в дверь нарушил уединение Изабель.
  
   - Ласточка, ты уже дома? - ласковый голос мужа заставил еще больше загрустить.
  
   Поднявшись на ноги, она впустила его в ванную. Удивленные черные глаза устремились на поникшее лицо супруги.
  
   - Что за запах здесь? Ты курила, милая? - в последних словах звучали нотки недовольствия.
  
   - Немного, - опустила она голову, от чего сердце Хамида сжалось.
  
   - Что случилось? - взяв жену за руки, он притянул ее к себе, целуя в макушку.
  
   Пока брюнетка решалась на дальнейшую беседу, взгляд мужа устремился к положительному тесту на раковине.
  
   - Солнце, ты беременна? - в его голосе звучало удивление, смешанное с радостью, от чего на глазах у Бель образовались слезы.
  
   - Не от тебя, - сама не понимая, как вырвалась с ее уст первое, что пришло в голову.
  
   Несколько минут араб провел в ступоре, осознавая услышанное.
  
   - Как не от меня? - наконец-то ожив, смог он задать вопрос.
  
   - Прости, я изменила тебе.
  
   От такого вранья у самой женщины разрывалось сердце. Обидеть такого мужчину, как Хамид, было самым низким делом, но другого выхода у нее попросту не было. Слендермен 100% будет искать отца ребенка, а значит, и любовь Изабель, которую безжалостно убьет, причиняя тем самым невыносимую боль ей. Потому ей нужно будет с ним развестись и уехать, тогда у него будет шанс на спасение. Да, вот так она готова пожертвовать своей любовью к человеку, лишь бы спасти ему жизнь. Нельзя, чтобы Палочник понял, что слабое ее место - муж.
  
   Не выдержав тяжелого взгляда очей супруга, брюнетка встала к нему спиной, разглядывая кафель, словно в комнате лишь находиться одна. Она должна быть сильной и довести дело до конца, но рыдания так и спешили вырваться с ее груди. Хамид не мог поверить словам супруги, ведь они так любили друг друга, о такой любви стоило только мечтать. Неужели ей понадобился другой мужчина? Все это не укладывалось в голове араба, его мужская гордость и самооценка была растоптана этими красивыми ножками любимой женщины. Как он будет без нее? Ведь она наполнила его жизнь смыслом, подарила замечательного сына, украсила жизнь. Пока Изабель стояла к нему спиной, он позволил себе пролить несколько слез, которые так пытался удержать, но боль в груди становилась все более невыносимой.
  
   - Ласточка, каждый в жизни может оступиться, ничего страшного, ты же любишь меня. Я знаю, я готов вырастить этого ребенка, как своего, ведь самое главное - наша любовь.
  
   Хамид сам не понимал, что говорит, и каким жалким сейчас выглядит, но он настолько полюбил эту женщину, что был готов закрыть глаза и сделать все необходимое, чтобы ее не отпускать.
  
   После такой фразы брюнетка еще больше возненавидела Слендермена. Из-за него ей приходится так поступать, лишь бы спасти своего супруга, который в ней души не чает и на все готов ради нее. Вытерев слезы, она обернулась к мужу, решаясь принять удар этих чарующих очей на себя.
  
   - Ничего не выйдет, Хамид, я хочу развода и собираюсь уехать.
  
   Поспешив выйти из ванной, Изабель замерла на пороге, словно что-то обдумывая. Чтобы у араба не возникло желания искать ее и уговаривать вернуться, она решила добить его последней фразой.
  
   - Арс останется с тобой, мне не нужен твой сын.
  
   Заперевшись в комнате, брюнетка позволила себе зарыдать. Впервые она пожалела о том, что бессмертна, ведь именно сейчас ей хотелось умереть от боли, которую причинила самому любимому человеку.
  
  
  

Глава 14. Выпускной.

  
   Казалось, что сейчас сердце девушки проломит грудную клетку - настолько бешено оно билось. Приятное тепло обволакивало душу Мелиссы, ей так не хватало этого родного голоса, настолько Арс казался близким. Его мелодичный голос заставлял дрожать и покрываться каждый участок мурашками.
  
   - Уже и не ожидал тебя услышать, я так рад, что ты жива, - решил продолжить играть роль ничего не ведающего парень, хотя на самом деле знал, где все это время была подруга, и что с ней творилось.
  
   - Мне так много нужно тебе рассказать, приезжай скорее, пожалуйста, - голос Лисы сейчас звучал настолько жалобно, что невольно сердце юноши болезненно сжалось.
  
   Испытывая большую неловкость перед Янг, за то, что сейчас не сможет ей помочь, брюнет замолчал, обдумывая, какие слова нужно подобрать:
  
   - Прости, Лис, у меня не получится к тебе приехать в ближайшие дни. Мои родители разводятся, и я должен находиться тут.
  
   По спине пробежался неприятный холодок, шатенка почувствовала себя совсем одинокой. Легкая паника разрасталась в груди, крепко прорастая корнями в каждый орган. До нее даже не сразу дошло понимание ситуации, в которой оказался ее друг.
  
   - Разводятся? - одно слово, а какое значение в себе оно несло.
  
   - Мне сейчас тяжело об этом говорить. При встрече обсудим ладно? - грустный настрой Арса передался и самой девушке.
  
   - Понимаю... Держись, - не зная, как подбодрить товарища, проговорила карезглазая.
  
   - Соболезную, у тебя трагедия хуже моей, так что настоящая поддержка нужна тебе. Прости, что не могу сейчас быть с тобой.
  
   Мелисса еще больше поникла после слов Арса, ведь даже в такой ситуации он больше думает о других, чем о самом себе.
  
   - Ничего страшного, не переживай обо мне, - попыталась весело ответить она.
  
   Попрощавшись с другом, Лиса стала собираться в больницу, хоть было еще рано - больше в стенах этого дома она находиться не могла. По пути девушка решила пройтись по весеннему парку. Утренняя роса красиво переливалась под лучами еще не яркого солнышка, на листьях молодой, свежей травы. Бутоны многих цветов еще не проснулись, находясь в спячке, они не спешили распускаться под мелодичное пение жаворонков. Невольно шатенке показалось, что все хорошо, и все произошедшее кажется ей просто страшным сном. Но кровоточащие душевные раны выдирали Янг из иллюзий и умиротворяющей атмосферы.
  
   Путь в больницу не был долгим, и вскоре Мелисса была уже в объятиях родного человека. Забавные истории из детства и шутки отца позволили девчонке забыться. И она была бы рада просидеть так до самого позднего вечера, однако медсестра после обеда попросила девушку пойти домой отдохнуть и не нагружать Викто́ра Янга после такого сотрясения. С грустью шатенка попрощалась с папой, пообещав навестить его завтра после школы.
  
   Выйдя из палаты, Лиса уже хотела поддаться чувствам и расплакаться, однако мягкое прикосновение к руке заставило ее вздрогнуть и отвлечься от мыслей.
  
   - Вы себя хорошо чувствуете? - Джош внимательно наблюдал за реакцией дочери своего пациента.
  
   - Немного не очень, - честно призналась она.
  
   - Не переживайте, еще пару дней и вы сможете забрать отца домой, - такие слова немного приободрили девушку, и она выдавила из себя улыбку.
  
   - Спасибо вам.
  
   - Не за что. Надеюсь, вчерашний вечер помог вам немного забыться. Я считаю, что после такого горя нельзя замыкаться в себе, потому если вы не будете против, мы можем и сегодня прогуляться.
  
   Сапфировые глаза с нежностью смотрели на шатенку. Лишь сейчас Мелисса поняла, что ей не хватает черных, пронзительных очей Арса, по которым она безумно соскучилась. Вежливо отказавшись, Янг поспешила покинуть стены больницы. Дома на нее накатила новая волна тоски, но собирания к новому учебному дню помогли немного отвлечься, к тому же нужно было нагнать упущенное.
  
   Незаметно подкрался вечер, и девчонка сама не поняла, как заснула за учебником по алгебре. Мучительные уравнения и графики функций утомили школьницу. Впервые ее не беспокоили кошмары, и она неплохо поспала, не считая затекшей шеи и ног, ведь спать в такой позе - настоящее издевательство.
  
   Надев привычную школьную форму, Лиса сделала два хвоста - такие девочке делала мама в детстве. Ей хотелось снова себя почувствовать, как в те времена. И чтобы мир вокруг был вновь таким невинным и прекрасным, без всякого зла и насилия. Страх пожирал девушку изнутри всю дорогу к школе, ведь она не знала, как поведут себя одноклассники, что скажут или сделают? В данный момент травля с их стороны ее пугала, так как она была слаба и сейчас точно не вынесла бы колких речей в свой адрес, или, того хуже, насмешек в сторону семейства. Однако к великому удивлению они вели себя равнодушно и спокойно, словно вовсе не заметили ее появления. Никто даже не подошел к ней, чтобы спросить, где она пропадала все это время, словно она невидимка. Но это не могло не порадовать Янг. Лишь учителя задавали типичные вопросы, на которые у нее уже имелся одинаковый для всех ответ, после чего от нее отставали.
  
   Пол месяца для шатенки прошли серо, без каких либо впечатлений, все дни были как один. Догнав упущенную программу, она успешно сдала экзамены, оставались считанные дни до выпускного. Весь этот промежуток времени девушка только и делала, что училась и проводила время за учебниками. Отец теперь был с ней дома, помогая в тех предметах, которые она плохо знала. С Арсом встретиться так и не получилось, парень неохотно брал трубку, и разговоры долго не длились. По его голосу было слышно, что он впал в депрессию. Однако на выпускной он обещал организовать ей сюрприз.
  
   Этот волшебный день подкрался неожиданно быстро. Каждая девушка мечтает выглядеть, по-особенному красиво, как принцесса из волшебной сказки. Но увы, желания Лисы отличались от типичных. Даже платье она выбрала себе необычное. Ярко-алое в пол, не сильно облегающее тонкую талию, но при этом никаких глубоких вырезов не было, верх полностью был закрыт, прикрывая плечи и спину. Волосы шатенка решила завить - роскошные локоны струились по аккуратной спинке наряда. Кровавая помада покрывала маленькие, тонкие губы кареглазой. Раньше она бы в жизни не стала бы наряжаться или красить такой вызывающий цвет, однако на сегодняшний вечер у нее были особенные планы, потому такой образ ей был необходим. Для такого Мелисса даже прикупила комплект черного, кружевного белья.
  
   Из-за лишних раздумий и долгой подготовки Янг опаздывала на торжественную часть, потому решила сразу ехать в ресторан. Арс так же обещал, что подъедет туда. Отец отказался ехать с ней, аргументируя тем, что молодежи мешать не хочет, а тряхнуть стариной он не готов, вызвав тем самым громкий, жизнерадостный смех дочери. Поцеловав мужчину в щеку, она села в такси, волнительно перебирая платье тонкими пальцами. Ведь то, что она собирается сделать, кардинально изменит ее жизнь или возможно даже погубит. Тем не менее, Слендермен держал свое обещание и за этот период ни разу не появился, из-за чего складывалось ложное ощущение, что возможно все было фальшивым, ненастоящим, и она сможет продолжать жить спокойно после выпускного, но увы отрезвляющая реальность и оставшаяся метка на лопатке говорила об обратном, что это лишь затишье перед бурей.
  
   Когда девушка зашла в зал ресторана, она поняла, что умудрилась опоздать даже сюда. Все одноклассники уже были здесь и танцевали под какую-то незамысловатую музыку. Глазами она отыскала Арса и направилась к нему. Араб был одет в классический черный костюм, который сливался с цветом его волос и глаз. Сейчас он и в правду выглядел дьяволом, такой красивый и соблазнительный. Лицо парня вытянулось в удивлении, когда он увидел перед собой подругу, такой он ее еще никогда не видел. Она не была похожа на ту девчонку, которую он знал. То ли шатенка правда изменилась, то ли такой образ делал ее другой.
  
   - Ты прекрасна, - прошептал он у самого ее уха.
  
   - Спасибо, - нежный румянец покрыл ее щеки.
  
   - И так, готова к сюрпризу? - игривый блеск пробежал в его чарующих глазах.
  
   - Да, - как ребенок, ожидающий чуда ответила она.
  
   Парень подбежал к диджею и начал, что-то ему говорить. Внезапно клубная музыка, сменилась звучанием зурны и дарбуке. Ритм T D - T k T - D - T k T - T k* непроизвольно заставлял девушку делать движения. Она не представляла, как будет танцевать на каблуках, ведь по сути никогда их не носила, но зажигательная мелодия не могла заставить стоять на месте. Араб, оказавшийся рядом, схватил ее за руку, и теперь они вместе могли танцевать дабке. Да, это, правда, заставляло забыть обо всем и отключить разум. Шаги сменялись прыжками, притоптываниями ногами, которые сопровождались движениями плечами. В правой руке Арс держал четки, что говорило о том, что он главный и ведет. Под такт дарбуке Лиса нагнулась к полу. Хлопнув ладошкой по кафелю, она медленно, игриво стала возвращаться в исходное положение, дергая плечом. Некоторые одноклассники, раззадорившись от такого зрелища, тоже попытались повторить движения дабке. Вскоре образовался круг ребят, и танец стал выглядеть полноценным. Когда все совсем выдохлись, диджей решился сменить песню, чтобы выпускники могли отдохнуть и прийти в себя. Одноклассники звучно зааплодировали Арсу и Мелиссе, что девушка немного засмущалась.
  
   Мэри с Чарльзом подозвали танцовщицу к себе, от чего все внутренности сжались, образуя тугой комок. Попросив брюнета подождать ее, она подошла к ребятам. Блондинка нервно перебирала пальцами - было видно, что она нервничает. Одноклассник же стоял с непроницаемым лицом. Прочистив горло, голубоглазая решила начать речь:
  
   - Мелисса, прости нас за то, что мы с тобой сделали в тот день. Это было глупостью, которая вышла из под контроля. Я приревновала Чарльза к тебе. Но теперь, когда мы стали с ним встречаться, я поняла свою ошибку, - слова девушки, казалось, прозвучали искренне.
  
   - Да, извини нас за все обиды. Мы не хотим, чтобы ты всю жизнь держала на нас зло, потому, надеюсь, забудешь наши глупости - по-другому их не назовешь, - опустив голову, добавил блондин.
  
   На душе Лисы стало теплее после этих извинений. Ей не верилось, что у таких людей есть совесть, или что она проснулась, но тем не менее, после этого вечера она их больше не увидит, так что, правда, держать зло не имело смысла. Так же они могли и не просить прощения.
  
   - Не ожидала такого. Я не сержусь, ребят, очень приятно, что вы все осознали, - милая улыбка нарисовалась на круглом лице.
  
   Обсудив поступление и дальнейшие планы на жизнь, шатенка поспешила покинуть одноклассников и вернуться к Арсу.
  
   Присев за стол, на котроом было много фруктов, всяких блюд и море алкоголя, Янг решила взяться за главную часть своего плана, без которого ей трудно было бы на такое решиться - напиться. Потянувшись к бутылке с вином, она налила себе полный бокал и сделала большой глоток. Жидкость с непривычки обожгла горло, от чего Лиса закашлялась, ведь кареглазая до этого никогда такое не пила, но это ее не остановило. Брови парня поднялись вверх, но ничего говорить он не стал, и сам бы был не прочь выпить из-за нервов, но важное дело после выпускного не давало ему это сделать. Когда голова девушки немного закружилась, она поняла, что не стоило сразу за раз выпивать так много. В зале заиграла медленная музыка.
  
   - Разрешишь пригласить тебя на танец? - протянув руку подруге, он стал ждать ответа.
  
   - Да, - вложив свою ладонь, Лиса поднялась из-за стола.
  
   Несмотря на тусклый свет, парень отчетливо сейчас мог заметить различия между девушкой и мамой. У Мелиссы были каштановые волосы, а у мамы черные, как ночь. Хоть глаза у обеих были каре-зелеными, на самом деле у Янг они отдавали больше карим, а у матери зеленым. Даже губы у шатенки были тонкими, а у Изабель пухлыми, и это лишь начало отличий. Подруга была высокой, лишь на пол головы ниже юноши, а мать была намного ниже, к тому же, у нее были округлые формы, а Лиса была худой, как тростинка.
  
   Сравнения прервало прикосновение губ выпускницы. Парень хотел отстраниться от неожиданности, но тонкие руки девушки схватили его за волосы и притянули к себе. Поцелуй был таким невинным и нежным, словно она боялась спугнуть парня. Араб не знал, как себя вести такого он не ожидал. Тем временем кареглазая стала углублять поцелуй. От таких чувств у нее кружилась голова. Если бы не выпитое вино, она никогда бы не решилась на такое, к тому же самая сложная задача впереди. Но алкоголь полностью расслабил ее, и сейчас она ничего не боялась. А уста Арса казались такими манящими, словно сладкий нектар, которого она не может напиться. Тугой узел завязался в низу живота, а ноги стали подкашиваться. Если бы не поддерживание друга, она давно упала бы. Внезапно метка на плече стала гореть диким жаром, но она пыталась игнорировать эту боль, продолжая целовать губы парня.
  
   - Я хочу тебя, - выдавила из себя смущенная девушка, тихо захихикав.
  
   - Лис, ты пьяна. Давай, я отвезу тебя домой, - попытался отстраниться юноша, понимая, что она ничего сейчас не соображает.
  
   - Нет, нет, мы должны это сделать, пожалуйста, - лишь сейчас Арс понял, для чего все это хотела сделать Мелисса.
  
   - В тебе говорит алкоголь, давай, поехали, - тем временем близость такой красивой девушки дурно влияло на араба, хоть головой он все прекрасно понимал, гормоны творили свои дела.
  
   - Ну Арсик, давай переспим, - не успел парень отцепить пальцы от своих волос, как шатенка уже схватилась за воротник его пиджака.
  
   Острая боль пронзила голову выпускницы, среди помехов из старого нерабочего телевизора послышался недовольный бас:
  
   - Если ты сейчас не прекратишь свое хулиганство, то сильно пожалеешь об этом!
  
   В другой ситуации Лиса испугалась бы, но сейчас под действием спиртного она была очень смелой, и такое вторжение в ее план лишь разозлило ее. Мысленно послав Палочника, девушка вновь накрыла губы Арса своими, прижимая его крепче к себе.
  
   - Давай уйдем отсюда, - прервав поцелуй, попросила кареглазая.
  
   Поддавшись минутной страсти, юноша согласился и поспешил увести подругу. Оказавшись в машине, парень потянулся за ремнем безопасности, но рука шатенки остановила его.
  
   - Не будем тратить времени, можно и в машине, - страх, что Тонкий мог появиться в любой момент и прервать задуманное, заставлял сильно нервничать, потому ни одной минуты терять нельзя было.
  
   Однако Янг никогда не могла подумать, что совершить такое окажется настолько трудным. Видимо, пока они прошлись по свежему воздуху, алкоголь немного выветрился и теперь девушке стало тяжелее, но чарующие глаза брюнета манили к себе. Теперь она могла признаться в том, что он симпатичен ей. Взявшись за края пиджака, Лиса начала его стягивать с араба. Чтобы подруга не увидела лишнего, Арсу пришлось подыграть девчонке. Сильные руки прижали хрупкое тело Мелиссы к себе. Он прекрасно понимал, что переспать с ней будет фатальной ошибкой, к тому же было видно, что она это делает из-за вынужденности, а на самом деле не хочет.
  
   Схватив рукоятку ножа, он незаметно положил себе его на колени. Парень долго думал насчет этого, не зная, как лучше поступить. Совесть мучила его, ведь они были хорошими друзьями, к тому же, ему было обидно, что девчонка так ему доверяет. Но другого выхода не было. Во что бы то не стало, он попытается отсрочить смерть матери, даже такой ценой. Надеялся, что последствия не будут ужасными - ведь никто не знал, что будет, если убить двойника раньше положенного времени. Пока Янг увлеченно целовала его губы, юноша вытащил холодное оружие из чехла, готовясь нанести удар. Одну деталь Арс не учел. Рука Лисы потянулась к ремню на брюках, напоровшись на острие лезвия. Обжигающая боль пронзила кисть руки шатенки. Та в непонимании уставилась на окровавленную руку и орудие друга, пронзительно закричав.
  
  
  

Глава 15. Растоптанная.

  
   Мелисса с ужасом рассматривала раненную кисть, из которой медленной струйкой стекала бордовая кровь на алое платье, пропитывая его. Здоровой рукой она схватилась за ручку дверцы, но попытка выбраться из автомобиля была остановлена приложенным лезвием ножа к тонкой шее.
  
   - Лис, не делай резких движений, я не хочу причинить тебе боли, - напряженно проговорил брюнет.
  
   - Да? Поэтому ты решил меня убить?! - сорвалась на крик перепуганная девушка.
  
  - Я этого не хочу, но другого выхода нет, - как-то обреченно произнес парень.
  
   - Что ты говоришь, Господи, Арс, я не понимаю тебя? Что происходит? - попытка отодвинуться от холодного оружия не увенчалась успехом, друг схватил подругу за здоровую кисть и ближе притянул к себе.
  
   На душе кошки скребли своими длинными, острыми коготочками. Эти невинные зелено-карие глаза смотрели с непониманием, беспомощностью и обреченностью. Как же больно осознавать свой подлый поступок, предательство. Ведь он все это делает ради матери, но почему-то легче от этого не стало. Лишь минуту назад она рьяно целовала его губы, а теперь ему приходится держать нож у ее горла. Сможет ли он довести дело до конца и убить девчонку? Простит ли себе этот поступок? Тем более нельзя оставлять ее без объяснения. Встряхнув головой, Арс все же принял решение рассказать правду.
  
   - Я сын Изабель, - глухо сказав это, он убрал холодное оружие, заметив, что на бледной коже образовалась яркая полоска, с которой проступили мелкие капли темной крови.
  
   Глаза шатенки расширились, губы задрожали, не в силах что либо произнести.
  
   - Ты... ты... не может быть, - схватившись за волосы, кареглазая помотала головой.
  
   Мелисса не понимала, почему все было так связано между собой. Как человек, которого она знала столько времени, которому доверяла, который являлся единственным ее другом, оказался сыном той женщины? Из глаз проступили две слезинки, образуя дорожки на щеках, медленно скатываясь с подбородка.
  
   - Прости, я до последнего думал над этим и не хотел, но надо чем-то жертвовать, - виновато уставился парень на нож.
  
   - Блять, а ты меня спросил, хочу ли я быть жертвой? Желаю ли участвовать во всем этом? - ярость поглощала Лису. - Ненавижу тебя, всех вас! - не обращая внимания на боль в руке, она крепко сжала пальцы в кулаки и стала наносить небольшие удары по груди араба.
  
   Как же она была прекрасна в гневе. Лишь сейчас парень понял, что девушка тоже была ему не безразлична при чем давно, но он тщательно пытался закопать все чувства глубоко в душе, не выпуская их на свободу. На минуту позабыв о том, что должен был сделать, Арс перехватил руки Лисы, тем самым останавливая побои. Шатенка замерла, и их взгляды встретились, секунду посмотрев в уставшие глаза подруги, он впился жадным поцелуем в ее тонкие губы. Напряженная фигура Мелиссы напоминала натянутую тетеву, которая вот-вот больно ударит, но вместе этого ее тело обмякло в его объятиях. Томно простонав брюнету в уста, Янг поспешила прекратить лобызания. Яркий румянец покрывал щеки партнерши, что вызвало смущенную улыбку на лице араба.
  
   Было не ясно, что испытывает кареглазая. С одной стороны она испытывала симпатию, граничившую с влюбленностью, а с другой - боль за предательство. Так же смешанные чувства были и у парня, он не знал, как дальше действовать. В салоне наступила гробовая тишина, которая только нарушалась дыханием молодых людей. Но эта атмосфера была испорчена сильным ударом по капоту машины. Девушка резко подскочила, не понимая, что происходит, пытаясь успокоить бешеное сердцебиение. Брюнет поспешил включить фары, чтобы разобраться в происходящем. Перед ними возвышался Палочник, за его спиной разбушевавшиеся вектора как будто танцевали какой-то ритмичный танец, настолько быстрыми были их движения.
  
   - Слендермен! - В панике закричала Лиса. - Жми на газ, чего смотришь?!
  
   Арс словно вышел из под гипноза и поспешил завести автомобиль.
  
   - Быстрее, быстрее, - торопила его перепуганная, побледневшая подруга.
  
   Парень и сам понимал, что эта встреча не закончится ничем хорошим. Хотелось ударить себя по лицу, ведь как можно было упустить этот фактор? На ней же его метка. Глухо завыв, брюнет поспешил отъехать назад, на ходу разворачивая машину.
  
   - Далеко не убежите, - раздался гробовой голос на всю округу.
  
   Нервно сглотнув, Мелисса начала молиться, больше ей ничего не оставалось делать. Она даже больше переживала за друга, чем за себя. Обернувшись назад, девушка облегченно выдохнула - на дороге не было видно преследовавшего Слендера. Однако спокойствие на душе не продлилось долго. На их пути стоял Тонкий, величаво возвышаясь.
  
   - Но как?! Он ведь только был в другой стороне! - глаза араба в ужасе смотрели на существо впереди.
  
   - Это его способность, телепортация, - обреченно проговорила Лиса.
  
   Тем временем машина все быстрее приближалась к Палочнику. А водитель не реагировал, словно находился не здесь.
  
   - Арс! Ты что заснул? Сворачивай! - закричала шатенка, хватаясь за руль.
  
   Шины издали громкий рев, автомобиль резко завернул на обочину, съезжая с трассы на бешеной скорости. Из-за резкого уклона Хаммер перевернулся несколько раз, пока не был остановлен большим, мощным стволом дерева. Осколки стекол наполнили салон, больно впиваясь в кожу.
  
   - Как больно-о-о, - прокашлялась шатенка, в глазах потемнело, а в ушах был громкий гул.
  
   Попытка пошевелиться не увенчалась успехом, ноги были придавлены сидением, а тело словно накачали свинцом. Распахнув глаза, Мелисса не сразу поняла, что видит. Проморгавшись, она обнаружила, что находится в положении вниз головой.
  
   - Арс, А-а-рс, кха, кха, - позвала она парня, но он не откликался.
  
   Дышать становилось все тяжелее. Посмотрев на друга, она увидела, что он без сознания. Кровь вытекала из носа, скатываясь на веки и черные волосы араба. Так же присмотревшись, она увидела рану на голове товарища, который скорее всего был нанесен осколком в тот момент, когда разбились стекла.
  
   - Господи! Арс, ради Бога, открой глаза! - захныкала шатенка, страх охватывал всю душу девушки, ведь она даже не могла понять, жив ли он.
  
   Состояние кареглазой тем временем стало ухудшаться, находиться в такой позе было крайне тяжело. Адреналин в крове снижался, из-за чего чувствительность к ощущениям повышалась. Кровь приливала к головному мозгу, от чего лицо Лисы покраснело, принимая вид розового помидора. Вены на шее набухли, выпирая при каждом тяжелом вдохе. Кажется еще чуть-чуть, и она задохнется. Янг чувствовала мелкие ранения на лице и руках, благо, остальные участки тела были скрыты под одеждой.
  
   Мелисса даже вскрикнуть не успела, когда черный вектор схватил ее за талию, другими приподнимая кресло, чтобы освободить ноги ключа. Придавленное платье резко задралось вверх, обнажая худые бедра шатенки. Легкий визг вырвался из горла, но Тонкий не придал этому значения, вытащив ее из горы железа. Он бросил кареглазую на пожухшую траву. Девчонка тут же поспешила оправить подол - если бы в данный момент она могла покраснеть еще больше, то непременно это сделала бы.
  
   Развернувшись в сторону машины, Слендермен направился к водительскому сидению, из-за чего сердце Лисы стала бешено стучать, спеша проломить грудную клетку. Все внутренности сжались, когда она увидела обмякшее тело в тонких руках Палочника. Ее друг не подавал никаких признаков жизни. Белое лико посмотрело в сторону игрушки, и в этот момент склизкий вектор проткнул тело парня, тем самым вызвав гримасу ужаса и безумный крик, который вырвался с губ Мелиссы.
  
   - Не-е-е-ет, Арс! - лес наполнился громкими рыданиями.
  
   Девушка затряслась от увиденного, она все еще не могла осознать происходящее. Откинув брюнета куда-то в сторону скученных, высоких деревьев, Тонкий медленно стал приближаться к шатенке. И лишь сейчас кареглазая поняла, что с того момента в машине они находились не в центре города, где проходил выпускной, а в лесу.
  
   - Сволочь! Мразь! - истерика завладела Янг.
  
   Звучная пощечина прекратила поток бранных слов.
  
   - Теперь ты ответишь за все свои проступки, - грозно проговорил Палочник, приближаясь к лицу Мелиссы.
  
   Злость закипала в груди. Схватив жменьку песка с камушками здоровой рукой, девушка бросила все в белое лико. От неожиданности Слендер выпрямился и громко зашипел. Пользуясь моментом, Лиса поднялась на ослабшие, дрожавшие ноги и стала бежать, что есть мочи. Не привыкшие конечности к туфлям замедляли бег, да и каблуки постоянно проваливались в сырую почву, на который опустился туман. Из-за того, что платье было облегающим, было трудно постоянно держать подол. Казалось, в легких совсем не осталось воздуха, а страх порождал невнимательность. Кудрявые локоны лезли в глаза, тем самым мешая разглядеть путь впереди. Пока она одной рукой пыталась убрать пряди за уши, вторая не удержала весь наряд. Наступив на край, шатенка споткнулась и упала, сдирая запястья в кровь.
  
   Не успела Янг пошевелиться, как на спину опустилась увесистая нога Тонкого, придавливая девчонку к земле. В голове Слендермена пробежал уже подобный отрывок картины, когда он убивал мать девочки. Казалось, что еще чуть-чуть, и он раздавит ее, как надоедливого клопа. Лиса прогнулась максимально в поясничном отделе, настолько это было возможным, однако облегчение это не принесло. В этот раз монстр просто все так не оставит, он проучит ее. Захныкав, девушка попыталась пошевелить ногами, платье неудачно задралось, обнажая белоснежные икры, что привлекло внимания Палочника.
  
   Векторами он разорвал низ платья, образовав разрез до ягодиц. Щеки шатенки вмиг стали пунцовыми. Холодная кисть прошлась по бедрам кареглазой, вызвав тем самым ее визг.
  
   - Что Вы делаете? Прекратите! - слезы градом покатились из глаз, размазывая нанесенную тушь.
  
   - О, теперь снова на Вы! Как быстро я вернул свой статус. Ты же ведь так этого хотела, что не так? - бархатным голосом проговорил он, разворачивая Мелиссу к себе.
  
   Все слова застряли комом в горле, от ужаса и возмущения она не могла даже ответить. Лишь отрицательно мотать головой из стороны в сторону. Наслаждаясь страхом, который образовывался в душе девушки, исходил приятным ароматом. Палочник поднял Лису на уровне своего лика. Присмотрев широкий ствол дерева, Слендер пригвоздил кареглазую к нему своим телом. Сквозь тонкое одеяние, Янг почувствовала дикий холод, который исходил от его кожи. Еще никогда они не были так близки. Вся обстановка еще больше пугала ее. "Но нет, ведь он не посмеет, моя девственность нужна для ритуала" - проносились мысли в голове. Но действия мужчины говорили о других намерениях. Из-за роста и разницы в телосложении, ноги Мелиссы не полностью обхватывали бедра Тонкого.
  
   Всепоглощающий ужас охватил кареглазую.
  
   - Помогите! - закричала на весь лес девчонка, чем только вызвала приглушенный смех Хозяина.
  
   Острый коготь провел тонкую полоску на щеке девушки, из которой проступили капли крови. Кисть остановилась на шее. Минутку помедлив, Тонкий двумя руками схватился за платье и без какой-либо жалости стал тянуть его в стороны. Ткань, не выдержав напора, порвалась, обнажая аккуратную грудь в черном кружевном лифчике. Отбросив остатки наряда в сторону, Слендермен прошелся взглядом по обнаженному телу его игрушки, словно оценивая. Из-за непрекращающихся слез, Лиса слабо видела перед собой то, что происходит. Да и вообще, желала бы ничего не видеть и здесь не находиться. Сейчас она была готова все отдать, чтобы вернуть время назад и сто раз подумать о своем поступке.
  
   - Пожалуйста, не надо, - захлебываясь рыданиями, произнесла шатенка.
  
   В ответ он дотронулся до лямки бюстгальтера, стягивая ее вниз. Девушка тут же ухватилась за нее, за что получила по руке. Вдохнув аромат волнистых, каштановых волос, Палочник зарылся лицом в пряди. Раскрыв пасть, в которой показались острые зубы и длинный язык, он укусил ее за шею. Пронзительный крик сорвался с уст Мелиссы. Бордовая субстанция стала вытекать из раны. Крупная дрожь била кареглазую, но на этом мучения не заканчивались. Притянув немного девчонку к себе, он освободил место для рук, чтобы расстегнуть лифчик. Белье в миг предательски покинуло тело обладательницы. Маленькая грудь первого размера предстала перед взором Тонкого. Щеки Лисы еще больше заалели, она поспешила прикрыться, но вектора вмиг помешали этому, заведя руки за голову. Другой щупалец обвил внутреннюю сторону бедра, поглаживая ткань трусиков. Кареглазая поспешила свести ноги - настолько все было мерзким для нее - но бедра Слендера мешали этому.
  
   Сжав грудь шатенки, мужчина стал наблюдать за реакцией ключа, словно ему было мало унижения, он хотел полностью растоптать девчушку. Янг трясло от ужаса, словно у нее эпилептический припадок. Слезы продолжали идти без остановки. Она закрыла глаза, надеясь что это поможет избавить ее от этого ужаса. Покусанные губы побледнели и задрожали.
  
   - Открой глаза, - скомандовал он.
  
   Реакции не последовало. Это лишь взбесило Палочника. Он схватил двумя пальцами розовый, аккуратный сосок и потянул на себя, причиняя боль девушке, грозясь оторвать его. Крик не успел сорваться с горла Лисы. Ее уста были накрыты ртом Слендермена. Черный слизкий язык проник в рот игрушки, на что она сильнее замотала головой, пытаясь прекратить это. Омерзительные чувства охватили каждую клеточку организма. Найдя в себе силы, она вцепилась в ворот пиджака и оттолкнула мужчину от себя.
  
   - Меня сейчас стошнит! - произнеся это, Мелисса не успела остановиться и содержимое желудка оказалось на одеянии Хозяина.
  
   Ярость отразилась в глазах девушки, из-за чего даже показалось, что они сменили цвет, став темнее. Не обращая внимания на порез, она дала сильную оплеуху Тонкому. Безликий прошипел. Схватив кисть шатенки, он стал сильно ее сжимать, пока не послышался хруст сломанных костей и дикий крик ключа.
  
   - Я тебя предупреждал, - сказав это, он отодвинулся от Янг и та кубарем упала на сырую землю, больно ударяясь спиной, попутно царапая ее о неровный ствол дерева.
  
   Раны сразу же защипали, но на фоне прокушенной шеи и сломанной руки эта боль была просто наслаждением. Сейчас она ожидала самого наихудшего. Сплошная боль истощала, ее было невыносимо стерпеть. Казалось, что слез уже не осталось. Стыд поглощал, но даже прикрыться ей сейчас было тяжело из-за поломанной кисти. Когда Слендер стал снимать с себя пиджак, Лиса зашлась в крике, поджимая колени к себе.
  
   - Закрой рот! Хватит кричать! На, прикройся! - сказав это он с отвращением бросил в ее сторону одежду, отвернувшись от девушки, будто ничего и не было.
  
   - Надеюсь, ты запомнишь навсегда этот урок, и в следующий раз хорошо подумаешь, прежде чем что-то сделать.
  
   Удовлетворение заполняло душу Безликого - такого страха от девчонки он еще никогда не получал. Таким сытым Тонкий давно себя не чувствовал. Он растоптал игрушку, поставил ее на место, показав кем она является на самом деле.
  
   ***
  
   Жаркое солнце палило. Горячий воздух обжигал ноздри брюнетки. Черный багги ехал по пустыне с разгоном 200 км/ч. Увидев неподалеку высокие, каменные, серые стены, зеленоглазая убавила скорость, затормозив у больших ворот с проволокой. Худые ноги на шпильках опустились на раскаленный песок. Дуновение обжигающего ветра чуть не сорвало панамку с головы женщины, которую она вовремя придержала.
  
   - Ну здравствуйте, борцы с паранормальным, - проговорила ликующе Изабель.
  
  
  

Глава 16. Неожиданности.

  
   Седовласый мужчина лет шестидесяти пил ароматный, черный чай с имбирем. Чаепитие было любимым его занятием, которому он тщательно уделял внимание. Подданные знали, что тревожить Арнольда Хостера в это время не стоит. Однако визит пожаловавшей женщины являлся срочным делом. Парень двадцати лет, набравшись смелости, постучал в плотные двери из красного дерева. Нервно перебирая пальцами, он дожидался ответа.
  
   Грубый, слегка хрипловатый голос раздался из кабинета:
  
   - Да-да.
  
   Вошедший из-за переживаний сильно ссутулился, что со стороны казалось, будто он поклонился мужчине. Отложив чашечку любимого напитка, Арнольд всем видом показал, что готов внимательно выслушать.
  
   - К нашим воротам пожаловала одна дамочка, говорит, что у нее есть важное дело, - волнительно произнес юноша.
  
   Хостер, устало выдохнув, вновь потянулся к чаю.
  
   - Это не такое срочное дело, чтобы отвлекать меня в такое время. Ты же знаешь, что к нам толпами жалуют люди. Однако, - отхлебав пару глотков, он продолжил, - ничего полезного они не приносят, неся какой-то бред.
  
   - Да, сэр, вы правы, но эта женщина утверждает, что видела Слендермена, - поникнув, сказал парень.
  
   На минутку мужчина замер, внимательно вглядываясь в лазурные глаза подданного.
  
   - Не может быть, - хрипло прошептал он. - Пригласите ее ко мне сейчас же.
  
   - Сию минуту, - кивнув, юноша поспешил удалиться.
  
   Хостер стал вдумываться в каждое произнесенное слово. Вдруг это очередной обман? Уже на протяжение сорока лет он пытался найти это существо. Однако натыкался только на его следы и не больше. Поиски и месть стали смыслом жизни Арнольда с тех времен, когда Тонкий убил все его семейство в лесу. Мать, отца, маленькую, невинную сестренку и его молодую невесту, которая в скором временем должна была стать его супругой и спутницей жизни. И всего этого мужчина лишился в один миг. Он ни на секунду не забывал ту злосчастную поездку в лес. Чудом выжив, Хостер поклялся себе, что найдет и убьет Слендермена. Но вначале проведет его через все круги ада, которые только существуют в воображении. В ушах до сих пор стоял крик возлюбленной, наполненный болью и отчаянием.
  
   Воспоминания причиняли невыносимую боль, крепкие пальцы от злости впились в подлокотники кресла. Вся его жизнь - большая борьба. Это сейчас он главный боец против паранормального, а раньше был никчемным мальчишкой без гроша в кармане. Он прошел длинный путь, пока не наткнулся на эту организацию, а со временем вовсе стал руководителем, заработав небывалое уважение.
  
   Нерешительный стук в двери прервал поток мыслей. Получив одобрение, брюнетка вошла в уютный кабинет, наполненный солнечным светом из небольшого пластикового окна напротив стола.
  
   - Здравствуйте, - приветливо поздоровалась женщина.
  
   - Добро пожаловать, - дружелюбно ответил Арнольд.
  
   - Ваши люди наверное уже сообщили, с чем я пожаловала, - решив не тянуть кота за причастное место, Изабель перешла сразу к делу.
  
   - А вы догадливая, - ироническая улыбка прорисовалась на его губах.
  
   Все еще обдумывая появление чужеземной красотки, Хостер не мог знать, лукавит ли она.
  
   - И где же вам пришлось повидать Слендермена?
  
   - Вы так сразу хотите узнать все, - игриво произнесла брюнетка.
  
   Она одарила мужчину ослепительной улыбкой, но ее тон моментально сменился, став непреклонно серьезным.
  
   - Откуда я могу знать, что вы серьезная организация, и правда ли вы знаете, как бороться с этим существом?
  
   - Оттуда же, отколь я могу знать, что вы действительно встречали это существо и не обманываете меня, - той же манерой ответил мужчина.
  
   Хмыкнув, Изабель присела в кресло возле стола без приглашения.
  
   - В данный момент вы можете его найти в лесу Канаяки. Если не верите, проверьте, уверена это в ваших силах.
  
   Арнольд и правда слышал о массовых исчезновениях людей в этой местности, однако полиция говорила о том, что там завелся гризли. Конечно, никто не захочет сеять панику средь людей. Как же раньше он не свел все это?
  
   - Мы обязательно прочешем этот лес, - жестко произнес Хостер.
  
   - Вы мне верите? - изогнув бровь, спросила брюнетка.
  
   - Слишком много фактов, чтобы не доверять, но проверить стоит. Вы правы - мы можем это сделать.
  
   Довольная искра промелькнула в изумрудных глазах, которую мужчина не заметил. Женщина была наслышана об этой организации и боялась, что ей не поверят и не возьмутся за дело, но теперь ее душа была спокойна.
  
   ***
  
   Накинув пиджак Слендермена, Лиса попыталась подняться на ноги. Все тело ломило, боль отражалась в каждом участке организма, отчего приходилось стискивать зубы, чтобы сдержать крик. В данный момент девушка могла порадоваться, что он обладает способностью телепортации, сил идти просто не было. Оказавшись в особняке, Тонкий поспешил за лечебным пузырьком.
  
   Демонстрируя его в руке, мужчина решил вначале узнать, усвоила ли урок его игрушка. Припугивание сработало эффективно - Мелисса затравлено смотрела на него.
  
   - И так, я надеюсь, ты теперь будешь послушной девочкой? - властно спросил он.
  
   В ответ шатенка лишь нервно закивала головой. Белые кости торчащие из поврежденной кожи кисти выглядели омерзительно, а запах крови вызывал тошноту. Но не у Палочника, он еле себя сдерживал, чтобы вновь не напасть и не причинить вреда ключу. Бросив эликсир на худощавые коленки девушки, Безликий поспешил покинуть комнату, дабы не сорваться.
  
   Опустошив пузырек, Лиса откинулась на спинку дивана, ожидая эффекта, который не заставил долго ждать. Однако она бы никогда не подумала, что в сознании исцеление бывает настолько болезненным. Ее словно заново собирали по частям. Мелисса чувствовала, как кости встают на свое место, а кожа затягивается, покрывая раны. Слезы нахлынули новой волной - девчонка вскрикнула, не вынося этой пытки.
  
   Когда в комнате стало тихо, Слендермен вернулся, пройдясь взглядом по телу ключа. Никаких следов травм.
  
   - Юную леди не учили словам благодарности? - недовольным голосом спросил Тонкий.
  
   Страх перед Хозяином улетучился с болью, а на смену ему пришел гнев.
  
   - За что? За то, что покалечил меня? Да, большое спасибо! - чуть ли не выкрикнула девушка, поражаясь своей резко нахлынувшей храбрости.
  
   - Кого-то жизнь ничему не учит, - сказав это, Палочник схватил грубиянку за волосы и несильно швырнул ее головой об стену.
  
   Пульсирующая боль охватила череп шатенки, от чего она глухо завыла. Сдерживая слезы, она ненавидящим взглядом уставилась на Безликого.
  
   - Мне вот интересно, будешь ли дальше такой смелой, если я заберу свой пиджак? - с насмешкой поинтересовался он.
  
   Перед глазами вспылили картины недавних событий. Нервно сглотнув, девушка поникла, понимая всю глупость своего поведения. Ощупав небольшую шишку у виска, она шмыгнула носиком.
  
   - Не надо его забирать, пожалуйста.
  
   - И так, ты помнишь условия нашего договора?
  
   Внутренности Лисы сжались в тугой узел. Каждый раз когда она думала об этой части, то пыталась отложить его на потом, так как он наводил на нее ужас.
  
   - Могу я перед этим попрощаться с отцом? Не хочу снова пропадать без вести, - с волнением спросила девчонка.
  
   - Если бы ты была послушной - то да, но ты сильно провинилась и это будет твоим наказанием, - без жалости ответил Тонкий.
  
   Тяжело вздохнув, Мелисса приподнялась на ноги.
  
   - И когда я должна буду отправиться в этот мир?
  
   - Сейчас, - спокойным тоном произнес Безликий.
  
   На лице девушки отразился ужас, а коленки предательски задрожали. Такого ответа она явно не ожидала.
  
   - Сейчас? - переспросила шатенка, надеясь на то, что ослышалась.
  
   - Именно, - сказал он, как отрезал.
  
   - Может, завтра, - попыталась получить отсрочку карезглазая.
  
   - Нет, не зли меня.
  
   - Мне нужна одежда, - жалобно указала она на важный фактор.
  
   - Джефф скоро принесет.
  
   По голове словно ударили чем-то тяжелым, а в ушах нарастал давящий гул.
  
   - К-кто? - заикаясь, спросила она.
  
   - И еще он будет отличной компанией с тобой в мире Потерь, - торжественно озвучил Палочник самое главное.
  
   Ноги предательски подкосились и девушка упала на рядом стоящий диван. Взяв волю в кулак, Мелисса поднялась и подбежала к Слендермену, падая перед ним на колени, хватаясь за ледяную кисть.
  
   - Пожалуйста, умоляю! Только не он! Вы забыли, чем закончилась предыдущая история? - заливаясь слезами, вопила шатенка.
  
   Наклонившись к уху Лисы, он зашептал, от чего табун мурашек покрыл каждый участок тела.
   - Я не забыл и то, что ты сотворила, потому, если такое снова придет тебе в голову, то он отымеет тебя ножом, поняла?
  
   Судорожно вздохнув воздуха, которого категорически не хватало, Янг закивала головой, боясь произнести хоть слово.
  
   - Умничка, - выдернув руку из хватки ключа, он величественно смотрел на нее сверху вниз.
  
   - А теперь, будь добра, застегни пиджак, не провоцируй его напрасно и он будет сдержан, - складывалось впечатление, что издевательствам Слендера не было конца.
  
   Румянец покрыл щеки девушки, кажется, кошмар только начинался. В этот раз Тонкий не придет на помощь, как и никто другой, ведь в мире Потерь будет только он - маньяк-убийца, и она - снова жалкая игрушка.
  
   Из-за нагнетающих мыслей Лиса не заметила, как Безликий отлучался и теперь держал что-то в руке.
  
   - Это карта, - протянул он завернутый рулон Мелиссе.
  
   Та, словно проснувшись от глубокого сна, резко вытянула ладонь и дрожащими руками стала разворачивать ее. Непонимающим взглядом кареглазая прошлась по ней.
  
   - И для чего она?
  
   - По ней ты отыщешь книгу, которая нужна мне. Видишь эту башню? - Когтисые, тонкие пальцы провели путь по нарисованным тропам к большому, вытянутому зданию. - Под ней есть пещера, там и она.
  
   - Как все сложно, а если я ее не найду? - со страхом спросила шатенка.
  
   - Тогда ты можешь потом не найти отца, - пожал плечами Тонкий.
  
   - Это шантаж! Ты не посмеешь, - выкрикнула она.
  
   - Ты снова забываешься, с кем разговариваешь! - повысил голос Слендер, от чего его тон становился еще более угрожающим.
  
   - Ой, голубки, у вас разборки? Простите, не хотел нарушать идиллию, - жизнерадостный Джефф красовался у входа.
  
   - Вудс, - прошипел Палочник.
  
   - Ой все, понял я, не до шуток, - поднял руки вверх с пакетом парень.
  
   Бросив его в сторону Лисы, он не мог не вставить свой комментарий.
  
   - Новая одежда, красотка, хотя без нее ты намного лучше, - безумная улыбка маньяка вызывала отвращение у девушки.
  
   - Ладно, переодевайся, мы будем ждать в гостиной.
  
   С лестницы шатенка еще могла слышать обрывки фраз.
  
   - Ну что, рассказывай, успел ее шпильнуть? - насмехающийся тенор принадлежал Джеффу.
  
   - Болван, - басом ответил ему Слендер.
  
   Мелисса понимала, что самое ужасное ее ждет впереди.
  
  
  

Глава 17. Мир Потерь.

  
   Присев на карточки, Лиса пыталась унять бешеное сердцебиение. Поняв, что времени категорически мало, она принялась разворачивать упаковку с одеждой. Волна омерзения накрыла девушку, ведь минуту ранее пакета касались грязные, окровавленные руки маньяка. Синяя кофта была велика, из-за чего мешком висела не ней, а белые джинсы наоборот казались малыми.
  
   Мелисса попыталась нагнуться и сесть в них:
  
   - Вроде треска ткани не слышно, - промолвила она зачем-то вслух.
  
   Оглядев комнату в последний раз, словно прощаясь со всем, шатенка поспешила спуститься к своему мучителю. Тем временем Слендер величаво восседал на диване, закинув длинные, тонкие ноги на бежевое кресло.
  
   - Готова? - словно насмехаясь, спросил он.
  
   - Да, - неуверенно пронесла каразглазая, а в голове проносилось "Нет".
  
   Из кухни донесся недовольный голос Вудса:
  
   - Блин, у тебя что совсем ничего нет пожрать? На кой тебе эта девка, если твой холодильник пуст?
  
   - Джефф! - прошипел Палочник, его туловище напомнило натянутую тетиву - видимо, на столько его раздражал давний знакомый.
  
   Безликий медленно поднялся на ноги и подошел максимально близко к девушке. Взяв шатенку за длинные волосы, он заставил смотреть ее в свое непроницаемое лико.
  
   - Будь послушной, следуй всем правилам и не натвори глупостей, ты поняла меня? - угрожающий тон вызывал дрожь в коленках.
  
   Сглотнув слюну, Мелисса поспешила дать ответ:
  
   - Поняла.
  
   - Ну, что ж, тогда нам нужно поспешить, - отстранившись, сказал Тонкий.
  
   Джеффри, шумно выдохнув, вышел в гостиную, держа в руках рюкзак.
  
   - Держи, - выкрикнул он и бросил его в сторону Янг.
  
   Та, не ожидавшая такого хода событий, не успела вытянуть руки вперед, и груз прилетел ей прямо в голову, от чего она пошатнулась и упала на одно колено. Громко зашипев, Лиса принялась потирать больное место, не посмев вымолвить ничего в ответ. Палочнику наскучил этот театр. Взяв векторами ребят, он телепортировался в нужную точку. От быстрой перемены местности перед глазами девушки зарябило.
  
   - И так, пока месяц ты занималась ерундой, я позаботился обо всем, - достав что-то из кармана, он поманил тонким пальцем игрушку к себе.
  
   Неприятно засосало под ложечкой, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, Янг маленькими шажками стала приближаться к Слендермену. В узкой ладони существа россыпью находился зеленоватый порошок. Кареглазая непонимающее уставилась на него.
  
   - С помощью этого ты сможешь увидеть портал, благодаря которому отправишься в мир Потерь, - растягивая каждое слово, объяснил Безликий.
  
   С опаской взглянув на странные крупинки, Мелисса не знала чего следует ожидать.
  
   - Ну, что, сама вдохнешь или помочь? - с издевкой задал он вопрос.
  
   - Сама, - дрожь в голосе выдавал страх.
  
   Наклонившись к его ладони, она втянула порошок в себя. В ноздрях неприятно защипало, а в переносице появилась распирающая боль. Во рту образовался горьковатый вкус, который распространялся по горлу, чем вызвал навязчивый кашель.
  
   - Теперь твоя очередь, - обратился Тонкий к наблюдавшему с интересом за всем Вудсу.
  
   Проделав то же самое, Джефф стал дожидаться реакции, однако его сильный организм ответил лишь першением в носу. Откашлявшись, Лиса взглянула в пространство между двумя деревьями. Выпучив глаза, она не верила в то что видела. Темно бордовый портал словно манил к себе.
  
   - Охуеть! - возглас маньяка дал понять, что шатенка видит это не одна.
  
   - Как такое возможно? - задала она вопрос Палочнику.
  
   - Мир - большая загадка для людей, - ухмылясь, ответил он.
  
   - И что теперь? - от волнения в горле у девушки пересохло.
  
   - Ступай и добудь мне книгу, иначе пожалеешь о том, что появилась на этом свете, - сказав это, Тонкий положил кисть на плечо ключу, больно сжав его.
  
   - Ай, мне больно, - прошипела кареглазая.
  
   - Ты еще не знаешь, что такое настоящая боль, - прошептал Тонкий у самого уха Янг.
  
   Толчок в спину говорил о том, что стоит идти. Страх пожирал истерзанную душу Мелиссы. Помолившись в последний раз, она встала напротив портала. Тот, словно смерч, тянул к себе, противостоять становилось тяжелее. Накинув рюкзак на спину, шатенка приготавилась к прыжку, однако неожиданно ее за руку схватил Джефф. Недоразумение отразилась у нее на лице, а брезгливость требовала выдернуть свою ладонь из лап маньяка.
  
   - Это для того, чтобы мы не потерялись, не смотри на меня с таким тупым выражением, - раздраженно бросил Вудс.
  
   Неохотно кивнув парню, девушка прыгнула в сердце вертящегося портала.
  
   Голову словно пытались раздавить чугунным, большим молотом, настолько была распирающей боль. Перед глазами мелькали различные краски от светло-желтого, завершая черным, как мгла. Казалось, что этому всему не будет конца. Тело выкручивало и поднимало то вверх, то вниз. Почти такие же ощущения испытывал юноша, лишь болезненные чувства были притуплены. Наконец, совершив последний круг, ребят выбросило в какое-то пространство. Лиса упала на колени, согнувшись в три погибели. Желудок разбушевался ни на шутку, казалась еще немного, и ее снова вывернет. Солоный привкус уже образовывался в гортани, неприятно поднимаясь вверх.
  
   Смех парня привлек внимание девушки:
  
   - Ты бледная, как поганка.
  
   Зайдя за спину Мелиссы, он стал копаться в рюкзаке, который дал ей. Страх на долю секунды завладел ею, ведь маньяк находился слишком близко к ней, а Слендера поблизи нет.
  
   - Держи, может станет легче, - в руках у него была бутылка минеральной воды.
  
   - Откуда все это? - поинтересовалась шатенка.
  
   - Ну я собирал все, что может пригодится, а самое главное - еду, - улыбаясь своей омерзительной улыбкой, ответил парень.
  
   Отпив пару глотков, кареглазая почувствовала себя лучше, тошнота постепенно отступала. Лишь сейчас она могла оглядеться вокруг. Картина, воззрившаяся глазу, вызывала немой крик. Гора обглоданных костей окружала их. На чьей-то гнившей руке она стояла. Закричав, Лиса отпрыгнула в сторону, но, споткнувшись об человеческий, раздавленный череп, она едва не упала, если бы не рука Вудса, придержавшая ее.
  
   - Девка, ты совсем рехнулась? Приди в себя наконец, - тупая, по его мнению, игрушка Слендера вызывала прилив гнева у Алана, и он еле себя сдерживал, чтобы не ударить ее.
  
   - Откуда здесь все эти трупы? - дрожавшим голосом спросила она, кончиками пальцев удерживая Джеффа за края рукавов замаранной толстовки.
  
   - А ты что думала? В сказку попала? Или что здесь цветочки растут да птички поют? Название ни о чем тебе не говорило? - срываясь на крик, стал задавать вопросы он.
  
   Перемены настроения маньяка пугали девушку, ведь только он предлагал ей воду, казавшись добрым, а уже сейчас кричит на нее. Отступив назад, шатенка заглянула в светлые глаза, прикрытые челкой.
  
   - Хорошо, хорошо, где карта? Нам нужно идти, - суетливо произнесла она.
  
   Засунув руку в глубокий карман толстовки, он протянул Мелиссе сверток.
  
   - Я как-то давно был здесь и знаю некие места по памяти, тем более твой куринный мозг вряд ли может правильно пользоваться путеводителями, - хриплый смех Джеффри и оскорбления в свой адрес вызывали раздражения у шатенки, однако дерзить ему она не стала.
  
   И только когда эмоции, переполнившие из-за смены пространства, улеглись, Лиса почувствовала ужасный смрад, который стал наполнять ее ноздри, проникая в легкие. Как же раньше она его не заметила? Казалось, гнилостный запах лишь усиливался, достигая своего апогея. Тошнота вновь стала подкатывать к горлу, и вода тут явно не сможет унять ее. Издав истошный звук, кареглазая согнулась пополам, чтобы выплеснуть содержимое желудка.
  
   - Прости, но держать тебе волосы я не стану.
  
   Девушке сейчас явно было не до остроумной шутки маньяка. А его это наоборот забавляло, да и омерзения картина не вызывала. Ведь он привык, что перед смертью всех его жертв либо рвало, либо они невольно испражнялись. Да и запах, стоявший вокруг, ни капли не был ему противен. Скорее наоборот, словно аромат драгоценного парфюма.
  
   Отпив еще немного воды, кареглазая спрятала ее в рюкзак, заботясь об экономии. Легче не становилось, и казалось, что еще чуть чуть, и ее снова вырвет.
  
   - Да и слабенькая ты, вообще не понимаю, нафига ты сдалась Слендеру, ведь он.. - философия Алана далеко не зашла, какой-то странный звук привлек его внимание.
  
   - Что он? - Лиса не поняла, почему он резко замолк на половине фразы.
  
   - Заткнись! - шикнул Вудс на нее.
  
   Какие-то чавкающие звуки доносились теперь и до ее ушей. Схватившись за руку Джеффа уже без отвращения, Мелисса вплотную встала к нему, руководствуясь едким страхом.
  
   - Откуда эти звуки? - шепотом задала вопрос она.
  
   - Если ты не прикусишь языка, то мы не узнаем, - нервно ответил он.
  
   Какой-то новый запах ударил в ноздри, смешиваясь с гнилью. Он будто усиливался откуда-то со стороны. Янг вспомнились детские рассказы матери о том, что, если почуешь удушливый запах серы, стоит обернуться назад, ведь это характерный признак появления беса. Тогда это все было просто выдумками, чтобы попугать детей. Но сейчас все казалось не абсурдным, ведь она чувствовала именно этот смрад, а оборачиваться не хотелось.
  
   - Джефф, здесь что-то есть, - голос срывался на дрожь, нахлынувшую из-за пожирающего страха.
  
   - Да ладно? Как твой куринный мозг додумался до этого? - сарказм так и лился с уст парня.
  
   Как на зло, темнело. Сумерки опускались на землю, чересчур быстро. Звук ползания по трупам приближался, но он был странным, смешанным. Нельзя было сосредоточиться и понять, откуда он доносится. Что-то липкое и холодное коснулось ее ноги, плотно обхватывая. Безумный крик вырвался с ее губ. Когда вторая, такая же конечность схватила другую ногу, девушка уже не сдерживала слез. Ее резко потянули в сторону, из-за чего она не удержалась и упала на спину. Все было таким неожиданным, что шатенка не успела ничего сделать.
  
   Перед глазами плыло, но она отчетливо успела увидеть то, что стояло перед ней. Существо схожее на осьминога с множествами щупалец. Пасть наполняли острые клыки, с которых стекали капли бордовой крови. Черные, узкие зрачки словно смотрели в душу кареглазой.
  
   Когда ее стали тянуть к себе Лиса зашлась в крике:
  
   - Джефф! Помоги мне, пожалуйста!
  
   Тем временем, с его стороны слышались звуки борьбы, видимо, парень времени зря не терял и пытался ее спасти. Однако существо было сильнее двух человеческих особей. Повернув голову в бок, сквозь пелену слез Янг увидела, как два отростка обвили талию маньяка, сжимая его, как игрушку. Но казалось, это лишь раззадоривало Вудса, и он с безумной улыбкой кромсал щупальца, получая наслаждение. Казалось, что существу это не мешало, и он продолжал тянуть девушку к себе. Рыдания охватили Мелиссу, и она уже была готова сдаться и отдаться смерти в объятия.
  
   - Дура, в рюкзаке есть еще один нож, возьми его, хватит лежать и изображать из себя великую мученицу! - фраза Алана словно открыла второе дыхание, ведь руки у нее были свободны.
  
   Схватившись за лямку рюкзака, девчонка попыталась снять его с плеча. Пришлось сделать несколько попыток прежде, чем это вышло. Перекинув его себе на живот, она стала копошиться в поисках орудия. Существо, видимо, было не из отряда глупых, и третьим отростком схватилось за рюкзак. Благо, он был закреплен на втором плече Лисы.
  
   - Блин, да где же этот чертов нож? - ответом ей следовал укол острием, на пальцах просочилась вишневая кровь.
  
   - Только этого не хватало, - прохныкала она.
  
   - Неженка, хватит ныть, режь его щупальца, - тем временем удача была на стороне маньяка, и он уже стоял на земле и накидывался на другие отростки.
  
   Такое приходилось делать впервые, отвращение поселилось в ее душе, но другого выхода не было, если хотелось выжить. Зажмурившись, она воткнула нож в конечность существа. Тот издал какой-то странный звук и отпустил ее одну ногу. Сейчас все внимание "осьминог" переключал на активного Джеффа. Извлекая орудие с хлюпающим звуком, она стала резать щупальце, будто мясо. Желтая слизь покрыла ее руки, и холодное оружие становилось тяжелее удерживать. На удивление, Мелисса быстро справилась с этим. Вудс подбежал к шатенке, схватив ее за руку.
  
   - Бежим! С ним бесполезно бороться, мы не доберемся до его слабой точки, а отростки отрастают по новой.
  
   Шум давил на уши, казалось, сердце вот вот выскочит из груди. Пара настолько быстро бежала, что даже не поняла, как пространство резко сменилось. Теперь вокруг них лежал белоснежный снег. А морозный ветер трепал волосы. Холод пробирал до костей. Никто не додумался одеться потеплее.
  
   - Да, такого я не предвидел, - пожав плечами, произнес Джеффри.
  
   - Смотри, там какая-та хижина! Побежали туда, иначе мы тут окоченеем, - сказав это, Лиса ринулась бежать.
  
   - Стой, тут что-то не так! - прокричал Алан, однако его слова не достигли ушей Янг, ведь та с криком провалилась под замерзший лед.
  
   Ледяная вода стала проникать в рот, нос и уши шатенки, грузом давя на легкие. Та не успела даже сделать последний вдох, темнота полностью окутала девушку.
  
  
  

Глава 18. Угроза.

   На несколько секунд парень растерялся и не знал, что делать. Если бы не долг перед Слендером, он бы даже пальцем не пошевелил ради этой глупой девчонки. Прыгать в воду за ней было бы безумием. Обойдя потихоньку место провала, Джефф на цыпочках подошел с другой стороны, где, по его мнению, лед был толще. В проруби виднелись потемневшие волосы девушки. Другого выхода не было - схватившись за них, он потянул Мелиссу наверх. Благо, усилий это не составило. Рискнув, он схватил ее под руки и выволок на припай. Кожа шатенки была синей, как у медузы. В области щек и губ цвет был темнее, с фиолетовыми переливами. Вздутые вены отчетливо проступали на тонкой шее. Даже минуты не прошло, как Алан бросился спасать несчастье, однако, она успела быстро наглотаться воды. Видимо, о том, что можно было бы задержать дыхание и избежать такого, глупышка не знала. Как она его раздражала! Пусть только придет в себя, он ей покажет, как создавать проблемы.
  
   Разжав кулаки от гнева, Вудс принялся за меры по оказанию первой помощи. Естественно, делать искусственное дыхание с разрезанными щеками было бы насмешкой над юношей. Потому, не теряясь, он взял неподвижное тело Лисы и перевернул на живот, положив на колено своей полусогнутой ноги. Руками он сильно сжал нижнюю часть груди девушки и начал активно надавливать. Внезапно на его губах образовалась ухмылка, ему представилось, как бы отреагировала девушка будь в сознании на такие действия.
  
   - Давай, дрянь, я не дам тебе так легко умереть, - начал кричать маньяк, усиливая свои действия, пока не услышал прерывистый кашель.
  
   Извергнув воду из легких, Янг, обессиленная, скатилась с колена парня, уткнувшись лбом в кору толстого льда. Только Джефф хотел начать отчитывать шатенку, как та зашлась в громких рыданиях, которые охватили ее дрожавшее от холода тело.
  
   - Блять, и что с тобой делать? - задал сам себе вопрос Вудс. - Идти хоть сможешь?
  
   В ответ Мелисса лишь сильнее начала кашлять, словно пыталась выплюнуть свои легкие. Однажды она уже испытывала чувство утопления, когда находилась на грани жизни и смерти, благодаря Джеффри. Но то было только ощущением, а здесь кареглазая тонула по-настоящему. Слезы так и катились градом из ее отчаявшихся глаз. Ведь если бы не парень, ее уже не было бы в живых. Он спас ей жизнь.
  
   - Было так страшно, - внезапно, даже для себя, она зачем-то пролепетала вслух.
  
   На что Алан лишь фыркнул.
  
   - Столько проблем с тобой, - сказав это, он взял окоченевшую Лису на руки.
  
   От нее веяло холодом, от чего маньяк сам стал подмерзать. Увидев не вдалеке небольшую нору, он решил пойти туда, ведь идти сейчас куда-то с замерзавшей в его руках девушкой было бы глупостью. Он спас ее от утопления, но может не спасти от обморожения. Конечно, можно было бы немного пробежаться и поискать, когда пространство сменится на теплое, но неизвестно, какие опасности поджидают там, к тому же стояла ночь. Благо, парень хорошо видел в темноте, и это не было ему помехой.
  
   Забравшись в нору, Вудс аккуратно уложил шатенку на землю. Здесь ветер был недостижим, из-за чего температура воздуха не была такой холодной.
  
   - Нужно разжечь костер, пойду поищу какие нибудь ветки, лежи тут и не смей никуда бежать, - по состоянию карезглазой, которая находилась чуть ли не в безсознательном состоянии, он понял, что последние слова были лишними.
  
   Порыскав в округе, юноша наконец нашел то, что так долго искал. Ведь даже в тундре растут какие-то кустарники.
  
   - Блин, я словно девушка, которая ищет папоротник на Ивана Купала, - с этими словами он вошел в берлогу, сложив полувлажные прутики в горку.
  
   Озноб бил тело шатенки, а зубы стучали в такт зажигательного танца. Периодически Мелисса открывала глаза, срываясь на навязчивый кашель, а затем снова закрывала. Сняв мокрый рюкзак со спины Лисы, Джефф принялся искать спички.
  
   - Хорошо, что он у меня непромокаемый, а то дал бы тебе по шее, - бросил раздраженно маньяк.
  
   Удача была на стороне Вудса, и костер удалось развести с первого раза.
  
   - Так, теперь нужно заняться тобой, - с этими словами он принялся тормошить Янг.
  
   Та лишь издала невнятный звук, так как сил говорить почти не было.
  
   - Сама разденешься или мне помочь? - поиздеваться в этот раз не выйдет, из-за чего Алану стала даже грустно.
  
   Девчонка с трудом приоткрыла карие глаза, со страхом взглянув на изурудованное лицо парня.
  
   - Прости, что? - пространство было каким-то размытым, и она не могла понять, где реальность, а где наваждение.
  
   - Ты собираешься дальше мерзнуть в мокрой одежде? - поведение девушки его сильно раздражало, и, если бы не эта беспомощность, он бы давно ей хорошо вмазал.
  
   Не дожидаясь ответа, он принялся снимать кофту с шатенки. Мелисса лишь сделала вялую попытку предотвратить это, но у нее ничего не вышло. Перед глазами всплыла картина того дня, когда Джефф пытался изнасиловать ее. От чего она зашлась в крике, сил хватило лишь на слабый удар, который пришелся по рукам маньяка.
  
   - Пожалуйста, не надо, не трогай меня, отпусти, - шептала Лиса пересохшими губами.
  
   Не выдержав больше этого цирка, он впился крепкими пальцами в худые плечи кареглазой и сильно встряхнул ее. Взгляд Янг внезапно стал ясным и остановился на его белоснежной коже.
  
   - Сними эту одежду, сейчас же, - рявкнул Вудс.
  
   Осозновая, что юноша прав, она взялась дрожавшими от холода и страха руками и принялась стягивать кофту через голову, оставаясь в черном, кружевном лифчике.
  
  - Его тоже сними, - указал на женскую деталь гардероба Алан.
  
   Щеки Мелиссы в миг налились краской, став пунцовыми на фоне побледневшего лица. Еще ни одному мужчине не приходилось видеть ее голой, кроме Палочника, но его в счет она не брала. А сейчас Янг добровольно должна была предстать в таком виде перед человеком, который потенциально был опасным для нее.
  
   - Помочь? - хищно улыбнулся парень.
  
  - Отвернись, пожалуйста, - заикаясь, произнесла она просьбу.
  
   Цокнув языком, Вудсу пришлось выполнить, то о чем просили. Не хватало еще самому соблазниться и сорваться, ведь чертовка была хороша и в его вкусе. Тем временем Джеффри принялся снимать толстовку, с которой он практически никогда не расставался. Он даже полагал, что она приносит ему удачу - своеобразный талисман. Лиса наблюдала за действиями маньяка с большими от ужаса глазами.
  
   - Что ты делаешь? - решилась задать вопрос перепуганная шатенка.
  
   - А ты собираешься сидеть голой и провоцировать меня или что? - сказав это, он бросил в ее сторону любимую вещь.
  
   Сам Джефф тем временем оставался в голубой футболке. Конечно было прохладно, но терпимо, к тому же костер придавал тепла.
  
   - Остальное тоже снимай, иначе все бесмысленно, - решил предупредить Алан, полагаясь на то, что стеснение девушки не позволит ничего больше сделать, если ей не сказать об этом.
  
   Неуверенно схватившись за застежку молнии, она резким движением стянула джинсы и нижнее белье, краснее от одного факта, что в норе находится не одна. Приносило облегчение то, что толстовка Вудса была велика и скрывала бедра. Обернувшись, маньяк отметил, что его одежда идет шатенке. Худые, хрупкие ноги привлекательно выглядывали, маня Алана торчащими коленками. Присвистнув, Джеффри подошел вплотную к дрожавшей девушке, зарываясь пальцами в мокрых волосах шатенки, которые казались от влаги черными, как ночное небо. Откинув пряди за спину, он втянул ноздрями аромат ее все еще посиневший кожи.
  
   - Если бы не запрет Слендера, - прошептал он в шею Мелиссы, водя носом по пульсирующей венке, из-за чего мурашки усыпали каждый милиметр участка тела кареглазой.
  
   Казалось, что сердце перестало биться, и кровь больше не циркулировала по сосудам. Что если маньяк не остановится? Не сдержится? Не придумав ничего умнее, девушка сказала первое, что пришло в голову:
  
   - От толствовки веет запахом крови.
  
   Напуганные карие глаза беспомощно и с опаской заглянули в его светлые. Почувствовав напряжение в восставшей плоти, он выругался в голове: "Проклятая девка".
  
   - Ну простите, неженка, носите, что есть, а раз не устраивает - снимай и сиди в чем мать родила, - срываясь на крик, ответил ей Алан, отступая назад.
  
   От перемены настроения парня, Лиса вздрогнула, вжав голову в плечи. Как бы ей хотелось сейчас стать невидимой, испариться.
  
   - Не стой, разложи вещи вокруг костра, чтобы к утру высохли, - произнес внезапно Джеффри, потирая переносицу.
  
   Последовав указаниям Вудса, шатенка почувствовала, что зубы уже не дрожат от холода, и она немного согрелась, хоть все еще было зябко. Присев около потрескивающего огня, Янг вытянула тонкие руки, согревая замерзшие конечности.
  
   - Почему ты спас меня? - неожиданно произнесла она вопрос в слух, который крутился грузом в голове.
  
   - Сама как думаешь? - ответил юноша вопросом на вопрос.
  
   - Слендер, - вздохнула шатенка, произнеся до боли отвратное имя.
  
   Джеффри кивнул, ничего больше не говоря, присаживаясь рядом.
  
   - Мне до сих пор интересно, что ты сделала такого, что он оставил тебя в живых и так печется о тебе, - подкидывая прутья в огонь, парень стал дожидаться какого нибудь ответа со стороны девушки.
  
   - Я не могу рассказать тебе, - поникшим голосом сказала она.
  
   Неловкое молчание повисло между парой, которое первой решила нарушить Лиса.
  
   - Джефф? - видеть спокойным маньяка приходилось впервые, из-за чего карезглазая невольно засмотрелась на него.
  
   - М? - протянул он.
  
   - В этот мир может попасть только человек, но ты.. - не зная как завершить фразу, шатенка замолкла.
  
   Поняв к чему она клонит, Вудс решил ответить:
  
   - А я и есть человек.
  
   Черные брови удивленно поднялись вверх, а рот приоткрылся в немом вопросе.
  
   - Я не хочу об этом говорить, - глухо выдавил брюнет.
  
   Мелисса понимающе кивнула - это немного ее шокировало. Она бы в жизни не поверила, что парень с выжженными веками и разрезанным ртом может быть человеческой особью. Это загнало ее в тупик своих мыслей.
  
   - Джефф, - снова позвала кареглазая его.
  
   - Что понравилось мое имя? - усмехнулся маньяк.
  
   Проигнориров вопрос, она решилась задать свой, который так ее волновал:
  
   - Ты знаешь, что за книга, которую мы должны добыть?
  
   Ответом служил хриплый смех, прозвучавший с уст Алана.
  
   - Что? - непонимающе уставилась Лиса на него.
  
   - Секретные дела со Слендером проворачиваете вы. С чего же ты взяла, что я могу что-то знать? Мое дело лишь сопровождать тебя, чтобы ты не напоролась на неприятности, но, видимо, они очень любят тебя, если мы сейчас сидим здесь, выжидая, когда твоя одежда высохнет, и ты придешь в себя, - проворчал Вудс, что вызвало непроизвольную улыбку девушки.
  
   Но умиротворение длилось недолго - навязчивый кашель снова одолел шатенку, из-за чего слезы брызнули из глаз. Горло нещадно драло, видимо, простуды не избежать.
  
   - Да-а-а, хилая ты, - подметил маньяк и схватился за рюкзак, с которого достал парочку бутербродов. - Полагаю, подкрепиться не мешало бы.
  
   Перекусив, Джеффа стало клонить в сон, к тому же завтрашний день обещал быть сложным, главное, чтобы девчонка продержалась до конца и не заболела. Та, тем временем, ерзала на сухой земле, пытаясь устроиться по удобнее, но все равно ей было холодно. Устав возиться с ходячим несчастьем, Вудс лег на бок спиной к ней. Мелиссу снова стал бить озноб, а горло саднило, еда лишь на мгновение отвлекла девушку, но сейчас она снова чувствовала себя плохо.
  
   Долго решаясь, она все таки подала голос:
  
   - Джефф... мне холодно, - сказав это, она зажмурилась стыдясь своей фразы.
  
   - Твою мать, - выругался Вудс сквозь стиснутые зубы и развернулся к шатенке, притягивая ее к себе.
  
   Та охнула, не ожидая таких действий со стороны маньяка. Однако в его объятиях ей стало теплее, сердце все еще колотилась, грозясь проломить грудную клетку, ведь кто знает, чего следует ожидать от человека, у которого настроения меняется со скоростью ветра.
  
   - Если я тебя изнасилую ночью, пинай на себя, - произнес Джеффри, сладко позевывая.
  
   Не найдясь, что ответить Лиса промолчала, надеясь, что это очередная шутка юноши. Хотя прошлые события едким страхом поселяли чувство тревоги в душу без того напуганной девушки.
  
   Морозный ветер не кстати стал задувать в неглубокую нору, облизывая оголенные голени кареглазой. Прикрыться было нечем, потому другого выхода она не видела. Взглянув на умиротворенное, но в тоже время наводящий страх лицо Алана, Мелисса решилась втиснуть свои конечности между икр парня, тем самым сплетая их ноги воедино. Почувствовав, что так стало намного теплее, шатенку тоже стала охватывать сонливость. Прислушиваюсь к равномерному дыханию Вудса, карезглазая уснула.
  
   ***
  
  
   Арнольд Хостер нервно расхаживал в своем кабинете, ожидая приглашения. Наконец услышав стук в двери он облегченно вздохнул. Получив разрешение войти, на пороге образовался юноша, волнительно перебирая пальцами:
  
   - Все готово.
  
   - Отлично, - улыбаясь во все тридцать два зуба, ответил мужчина.
  
   Пройдя длинные коридоры, они наконец дошли до секретного бункера.
  
   - Открывай скорее, - возбужденно произнес главарь борцов с Паранормальным.
  
   Тяжелая, металлическая дверь со скрипом пропустила людей вперед. Потирая руками, Арнольд с неистовостью устремил взгляд на черную ткань, которая скрывала под собой кое-что важное.
  
   - Ну же, покажите мне ее, - в горле пересохло от волнения.
  
   Несколько ребят окружили нечто и на раз-два-три сорвали тряпку, представляя взору аппарат, над которым трудилась его команда многие годы. Подойдя вплотную, он осторожно, словно боясь что-то повредить, отпустил широкую ладонь на гладкую поверхность прибора.
  
   - Он очень мощный, даю гарантию, что в этот раз удастся найти Слендермена и обезвредить его, - сказал рядом стоявший парень в очках, держа в руках небольшую папку.
  
   - Я так долго ждал этого момента, - томно прошептал Хостер.
  
   - Тут все наблюдения и инструкции, - передав бумаги, молодой мужчина отступил назад.
  
   Обойдя аппарат, он восторженным голосом произнес:
  
   - Идеально!
  
  - Желаете дать ему имя? - поинтересовался ученый.
  
   - Угроза, - не отрывая глаз от поблескивающей поверхности, ответил мужчина.
  
  
  

Глава 19. Победа.

  
   Последние тлеющие угольки в золе мерцали красным цветом. Морозный воздух, ворвавшийся в маленькую нору, неприятно пощипывал оголенную кожу. Потерев руки, парень потянулся. Тело затекло из-за неудобной позы. Девчонка всю ночь ластилась к нему, мешая спать прерывистым бормотанием сквозь полураскрытые, бледные губы. Вероятно, у нее был жар. Приподнявшись, он подкинул пару сухих веток в потухавший костер. Пламя ярко вспыхнуло, озаряя темноту всполохами света. Выпутавшись из хватки шатенки, он встал. Порыв ледяного ветра поприветствовал маньяка, выглянувшего из укромного местечка. Светало. Нужно было собираться в путь.
  
   Подойдя к Мелиссе, он хотел разбудить ее пинком. Но занося ногу для удара, передумал, видя, как дрожит девушка. Как же это его злило. Из-за беспомощности этой глупышки брюнет должен смягчать свои действия. А Джефф к этому не привык.
  
   Присев на карточки, Вудс аккуратно похлопал по плечу Янг. Та, дернувшись словно от удара, распахнула затуманенные глаза.
  
   - С добрым утром, - съязвил он.
  
   Прочистив горло Лиса тоже ответила ему:
  
   - Доброе.
  
   - Нужно собираться, времени в обрез, в этом мире нельзя долго находиться, - потянувшись за рюкзаком, юноша достал оттуда бутерброды и сунул один в руку кареглазой.
  
   " Сейчас бы горячего чаю" - подумалось Мелиссе, осматривавшей свои ноги, которые покрылись гусиной кожей из-за холода.
  
   Еда не лезла в горло. Аппетита не было, а из-за болезненных глотательных движений вовсе хотелось отбросить хлеб с колбосой и сыром.
  
   - О чем задумалась? - задал вопрос грубым тоном Алан.
  
   - О том, как я продержусь до конца, - ответила шатенка тихим, хрипловатым голосом.
  
   - Меньше думай, быстрее ешь. И так из-за тебя столько времени потеряли, - раздраженно бросил парень.
  
   Как бы девушка не старалась, она не смогла осилить весь бутерброд, оставляя половину недоеденной. На что маньяк лишь фыркнул. Ощупав одежду, Янг немного обрадовалась кофта была сухой с нижнем бельем, а джинсы слегка влажными - этого следовало ожидать из-за плотной ткани. Попросив Джеффа отвернуться, Лиса переоделась, протягивая тому теплую толстовку.
  
   - Спасибо, - щеки немного поалели из-за смущения.
  
   Юноша, бросив презрительный взгляд, ничего не ответил. Из-за чего шатенка почувствовала еще большую неловкость. Естественно, в одежде Вудса было теплее, ведь ее намного тоньше, потому становилось зябко.
  
   - Я готова, - пролепетала она.
  
   - Скажи мне, девочка, твои щеки настолько красные из-за стыда или температуры, - прищурившись, Алан стал приближаться к кареглазой.
  
   Неожидав такого внимания, Мелисса вскрикнула, когда убийца протянул руку к ее лбу, чем вызвала его смех.
  
   - Да ты горишь, - по интонации брюнета было не ясным, издевается ли он или это было констатацией факта.
  
   Однако девушка правда чувствовала себя плохо, но лекарств и времени отлеживаться не было.
  
   - Ничего страшного, я смогу идти, - выдавила она из себя.
  
   - Это да, а если придется бежать? Или на нас нападут, снова все на мне? - недовольно цокнул языком маньяк.
  
   Лиса не нашлась, что ответить, и лишь неуверенно пожала плечами.
  
   - Ладно, хрен с тобой, почему это должно меня волновать? Я не твоя мамочка, топай, - подтолкнув кареглазую к выходу, произнес Вудс.
  
   - Эй, - окликнул он ее. - Лови, - в этот раз шатенка сумела словить рюкзак.
  
   - Молодец, - присвистнул Джеффри. - Хоть чему-то учишься.
  
   Ночная метель стихла, сделав уровень снега выше. Ноги проваливались по колено, из-за чего джинсы промокли моментально у обоих. Обувь, не подходящая для такой погоды, вскоре начала хлюпать. Периодически из-за высоких гор налетал сильный порывистый ветер, который сбивал и без того слабую девушку с ног. Парень помогал приподняться Мелиссе и не позволял долго пролежать в сугробах. Хотя та иногда странно себя вела, словно в бреду, прося оставить ее или дать полежать хоть минутку. На что Алан готов был уже начать распускать руки. Как она не понимает, что так вовсе окоченеет, и они не дойдут до цели? Иней, образовавшийся на волосах, создавал вид седых волос у путников.
  
   - Блять, я устал, мы прошли совсем ничего, а я уже вымотался, - с этими словами он развернул карту.
  
   Пробежавшись быстрым взглядом по маршруту, его лицо растянулось в еще более безумной улыбке. Лицо Джеффа и так было безобразным до ужаса, но когда он смеялся или улыбался наводил еще больше жути.
  
   - Если мы сейчас свернем налево и пройдем еще чуть-чуть, то пространство должно смениться.
  
   - И что нас будет ожидать там? - со страхом в голосе задала вопрос шатенка.
  
   - А черт его знает, здесь об этом не написано, - пожал плечами маньяк.
  
   - Но ты же сам хвастался, что был здесь и без путеводителя справишься, - внезапно непонятно откуда взявшаяся дерзость так и лезла с уст Мелиссы.
  
   Глаза парня потемнели от гнева:
  
   - Тебе жить надоело?
  
   Вытащив нож из кармана толстовки, он угрожающее стал надвигаться на кареглазую. Страх, пробравшийся в душу девушки, заставил отпрыгнуть ее в сторону.
  
   - Знаешь, почему я согласился пойти с тобой в эту жопу? - зашипел как змей Алан.
  
   - Почему? - вопрос был пропитан тревогой.
  
   - Слендер сказал, что после успешно выполненной задачи и кое-каких дел с твоей участью, отдаст тебя мне, - после сказанных слов брюнет демонстративно облизнулся.
  
   Из-за такого зрелища Янг замутило. Она не верила своим ушам. Шок парализовал все тело. Но приближение парня оживило ее. Адреналин мощным потоком побежал по венам, что заставило сорваться Лису и бежать. Не обращая внимание на ломоту во всем теле, промокшую обувь, замерзшие конечности, обжигавшее пощипывание ступней снегом шатенка бежала без оглядки. Внезапно в глазах потемнело. Почувствовав странную дрожь и волну вдоль позвоночника, Мелисса поняла, что пространство сменилось.
  
   Высокие деревья возвышались над головой, медленно покачиваясь под такт теплого ветра. Слышалось пение птиц. Зеленая трава украшала лужайки. Обстановка так и дарила душе покой и умиротворение, и можно было подумать, что ты находишься уже дома, если бы не странные цветы, растущие здесь, которые в обычном мире вряд ли увидишь. Они имели зубы. Кареглазой хотелось громко рассмеяться. Ведь такие она видела в мультфильмах, и, если бы ей сказали, что она в каком-то Мире Потерь встретит их, девушка покрутила бы пальцем у виска. Как все раньше было невинным и простым. Облегчение долго не длилось - тут сразу же оказался Джефф.
  
   - Мы не закончили! - выкрикнул он.
  
   Гнев просыпался в душе шатенки - как можно с ней обращаться словно она вещь? Почему кто-то может распоряжаться ее судьбой и решать все за нее? "Будь проклят этот Слендермен" - пронеслось в голове.
  
   - А я закончила! - взяв рядом лежавшие камушки, кареглазая бросила их в сторону Вудса и ринулась в бег.
  
   - Дрянь! - кричал юноша, потирая покрасневшие глаза.
  
   Навязчивый кашель мешал девушке, а медлить было нельзя, иначе маньяк ее нагонит. Однако "спасение" пришло оттуда, откуда его не ждали. Мелисса не успела ничего понять, как провалилась куда-то под землю, больно ударяясь головой. В глазах потемнело, а в ушах стоял тяжелый гул. Лишь придя немного в себя, она почувствовала невыносимую боль в ноге. Конечность была выгнута в неестественной позе.
  
   - Черт, - выругалась Лиса сквозь стиснутые зубы.
  
   Из-за нависшего над отверстием Алана песок посыпался на голову Янг.
  
   - Круто, - заулыбался маньяк. - Видимо, ты попала в чью-то замаскированную ловушку.
  
   - И для чего она, умник? - снова слетевшая колкость с губ не была остановлена шатенкой.
  
   - Если я спущусь, ты пожалеешь о своих словах, сука, хотя, думаю тебя сожрут раньше, - съехидничал Джефф.
  
   - Здесь высоко, ты не доберешься до меня, - показав язык, сказала кареглазая.
  
   - Моему члену покажешь это, - схватившись за оговоренное место, засмеялся как безумец брюнет.
  
   - Псих, - процедила Мелисса.
  
   Капли пота, образовавшиеся на лбу из-за боли, стекали на лицо. Взяв волю в кулак, Лиса попыталась приподняться, но с криком повалилась на лопатки.
  
   - Видимо, у тебя перелом, так тебе и надо, дрянь, - достав сложенную карту из кармана, он пробежался по ней и присвистнул. - Ты, кстати, в той пещере, где находится книга.
  
   - Отлично, - гневно выкрикнула девушка, корчась от боли.
  
   Благодаря свету над головой участок был освещен, а дальше хоть глаз выколи.
  
   - И как я ее отыщу? Здесь темно, - пожаловалась Янг.
  
   - Тупица, в рюкзаке есть фонарь, - нервно бросил Вудс.
  
   Достав источник света, шатенка осветила пещеру, осматривая ее многочисленные сталактиты, угрожающе возвышающиеся над ней и дальше. Опасностей для жизни было много.
  
   - Пойдешь прямо - наткнешься на книгу, - добавил Алан важную информацию.
  
   Кареглазая понимала, что долго прохлаждаться здесь она не могла, ведь неизвестно, что здесь водится, к тому же источник возвращения в мир людей был рядом. Шорохи со стороны привлекли ее внимание. Посветив туда, шатенка ничего не заметила, но это ужасно ей не нравилось.
  
   - Ты долго будешь там валяться? - задал вопрос скучающим тоном Джеффри.
  
   - А ты не хочешь спуститься и помочь? - ответила Мелисса вопросом на вопрос.
  
  - Боюсь, если я это сделаю, то ты сильно пожалеешь.
  
   Нервно сглотнув, Лиса прищурилась:
  
   - Да пошел ты!
  
   Вторая попытка приподняться так же была ликвидирована мощным потоком боли, но в этот раз ей удалость сесть. Из-за неаккуратного взмаха руки фонарик укатился в сторону. Нащупывая его рукой, девушка коснулась чего-то мягкого и волосатого. Но когда взглянула туда, ничего такого не увидела. Поток мурашек образовался от макушки до кончиков пальцев ног. Прерывисто дыша, кареглазая стала беспокойно оглядываться по сторонам. Пока нечто лохматое не прыгнуло ей на колени. Безумный крик вырвался с ее горла.
  
   - Что это было? - задала вопрос она Джеффу, но его наверху не было.
  
   Паника роем ос разрасталась в ее душе. Шипение со стороны доносилось до ушей. Сердце бешено билось, разгоняя кровь по венам. Испуг отразился в глазах, когда существо вновь прыгнуло на нее. Не осознавая того, что делает, Мелисса вскочила на ноги и прихрамывая начала бежать. Рефлексы все делали за нее. Лишь в промежутках, когда она сильно опиралась на больную конечность, боль разносилась волной по телу, а на глазах образовывалась пелена слез. Но сдаваться было нельзя. Иначе Лиса может стать чьим-то завтраком.
  
   Добежав до какого-то маленького, укромного местечка, девушка притаилась там за небольшим сталагмитом. Пытаясь заглушить в себе настигавшую истерику. Сдерживая крик боли и страха, она зажала себе рот рукой, прикусывая указательный палец. Вспомнив о не выключенном фонарике, шатенка уже спешила это сделать, если бы ее взгляд не привлек алтарь, на котором возвышалась книга в черном, кожаном переплете.
  
   Скинув рюкзак с плеча, кареглазая достала оттуда запасной нож на случай нападения. Совершая нагрузку лишь на здоровую ногу, Янг сделала серию прыжков, добравшись до цели, ради которой ее сюда и послали. Пальцы коснулись обложки, покрытой мелкими узорами. Любопытство, закравшееся в душе, требовало открыть книгу и узнать, что в ней ценного для Слендера. Однако визг сзади заставил ее обернуться. Окровавленный Джефф стоял на входе, а на его нож был нанизан труп существа, напоминавший какого-то недоразвитого йети.
  
   - Прям в сердце, - довольный, как мартовский кот, произнес Вудс.
  
   Хмыкнув, Мелисса поспешила спрятать чтиво.
  
   - И что теперь? - с вызовом посмотрела она на него.
  
   Алан подошел поближе, достав белый, маленький мешочек.
  
   - Нужно вдохнуть порошок, чтобы увидеть портал и возвращаться.
  
   Вспомнив, что пришлось испытать в прошлый раз, шатенка поморщилась. Вдохнув зеленые крупинки, кареглазая зажмурилась в ожидании реакции. Однако в этот раз, кроме чихания, ничего ужасного не произошло. Увидев за спиной маньяка портал, Лиса указала брюнету.
  
   - Мне кажется или он закрывается? - задумчиво произнесла в слух девушка.
  
   - Блять, не кажется! - прокричал парень.
  
   Янг, припрыгивая, пыталась добраться до него, как можно скорее. Схожее существо на предыдущее перекрыло ребятам путь. Джеффри, не раздумывая, кинулся на него с ножом. У этой твари были когти, которыми она наносила неглубокие раны Вудсу. Между тем девушка была почти у входа в портал. Так как он уменьшался с каждой секундой, ей пришлось пригнуться. Расправившись с паранормальным явлением, юноша ринулся в бег, но споткнувшись растянулся на земле.
  
   - Блять! Помоги мне, - прохрипел Джефф.
  
   - Как я тебе помогу? - удивленно вскинув брови, спросила Мелисса.
  
   - Дай мне руку, и мы вместе перенесемся, - протягивая ладонь сказал он.
  
   Вход к тому моменту все сужался и сужался. На ноги парня тем временем кинулось еще одно существо и стало тянуть его к себе.
  
   - Сука, чего стоишь? - крикнул Алан.
  
   Допрыгнув до брюнета, Лиса уставилась в бесцветные, стеклянные глаза.
  
   - Думаю, без тебя мне будет лучше, - с этими словами она воткнула нож в протянутую руку.
  
   Крик боли разнесся по пещере.
  
   - Дрянь, ты сильно пожалеешь об этом! - угрозы так и сыпались с уст Джеффри.
  
   - С волками жить - по-волчьи выть, - как-то разочарованно пролепетала девушка.
  
   - Что? - убийца был в полном недоумении, однако успел со всей силы пнуть тварь и немного замедлить его действия.
  
   - Ах да, тебе не понять, ведь твой мозг с размером в горошину, - хмыкнула кареглазая, одаряя противника ослепительной улыбкой.
  
   - Я выбью тебе все зубы за такую дерзость, - грозился Джефф.
  
   - Мечтать не вредно, - с этими словами Лиса, преодолевая боль, в последний раз бросилась в портал, который после этого бесследно исчез.
  
  
  

Глава 20. Проигрыш.

Светловолосая юная девчонка бежала с малышом на руках. Пронизывающий ветер проникал под промокший, легкий сарафан. Летняя гроза не должна быть такой ужасающей. Но почему-то в этом темном лесу все было не так. Воздух был тяжелым, холодным. Если сделать глубокий вдох, складывалась ощущение, что чьи-то ледяные руки хватались за легкие, остужая их. Из-за бега дыхание стало сбивчивым, прерывистым.
  
   Прокашлявшись, юная особа оглянулась по сторонам. Было чувство, что за ней наблюдают. Она ощущала этот взгляд на своей продрогшей коже. Ребенок стал ворочаться в руках, потирая маленькими кулачками сонные глазки. Широко зевнув, он посмотрел внимательно в голубые глаза. Скорчившись в гримасе, мальчик заплакал.
  
   - Тише, тише, милый, - прошептала блондинка, заворачивая его поплотнее в одеяло.
  
   Девушка должна быть храброй, ради сына, на себя ей уже было плевать. Хрустнувшая позади ветка привлекла внимание. Сил для дальнейшего бега не осталось. Не оборачиваясь, она пошагала вперед. Из-за дождя трава стала скользкой, один неаккуратный шаг, и девчонка едва не упала, с трудом удержавшись на ногах. Гремевший гром был единственным нарушителем гробовой тишины. Не смотря на тревожную обстановку, малыш прислонился к груди матери и сладко засопел. Возможно, такое поведение мальчика было из-за выпитого молока, в котором содержался алкоголь, употребленной юной особой на пикнике.
  
   Слендермен внимательно наблюдал за происходящей картиной на его полянке "игр". Пока он не вмешивался, наслаждаясь страхом, подпитывавшим существо. Поведение девчонки его забавляло - храбрится. Хмыкнув, Тонкий решил пустить в ход вектора, слишком уж ему наскучило данное представление.
  
   Когда что-то склизкое коснулось лодыжек девушки, та не стала сдерживаться и закричала как бешеная, рванув в бег. Адреналин придал сил, и теперь она бежала, как настоящая спортсменка, перепрыгивая на ходу препятствия. Ребенок из-за испуга зашелся в громком плаче, что нервировало Палочника. Его всегда выводил детский плач. Он закладывал уши, проникая глубоко внутрь. Скрипнув острыми зубами, Безликий телепортировался, оказавшись перед беглянкой. От неожиданности она не успела затормозить и угодила прямиком в смертельные объятия.
  
   Внезапно образовавшееся из ниоткуда существо до ужаса напугало девчонку, от страха ей не удалось даже вскрикнуть. Холодный пот выступил на коже, смешиваясь с каплями моросящего дождика. Собственные руки показались блондинке чужими, словно голубоглазой пришили конечности какой-то куклы. Она даже не сразу поняла, что малыша держит оно - неизвестный без лица.
  
   - Верни мне моего сына! - страх моментально улетучился, сменившись гневом, что лишь позабавило Слендера.
  
   - Уверена, что хочешь этого? - насмехаясь, спросил он.
  
   Заданный вопрос выбил девушку из колеи, от чего юная особа непонимающим взглядом уставилась на него.
  
   - Я слышал, как ты на пикнике говорила своим друзьям, что мечтаешь, чтобы он умер, и ты смогла бы продолжить жизнь без лишнего груза, - схватив ребенка за ножки, Тонкий потряс телом прям перед лицом матери.
  
   Пухлое лицо мальчугана моментально стало красным как помидор, из-за пронзительного плача дыхание прерывалось на кашель.
  
   - Это было под воздействием алкоголя, - попыталась оправдаться белобрысая, не понимая почему ведет беседы с существом, вместо того чтобы убежать.
  
   - Как тебя зовут? - поинтересовался Палочник, игнорируя крики ребенка и цвет щек, к которым прилипла кровь из-за вынужденного положения.
  
   - Эмма, - неуверенно ответила девушка, не понимая для чего ему эта информация.
  
   - Итак, Э-м-м-а, - растягивая по буквам имя, словно смакуя, протянул Безликий. - Думаю, так будет лучше, не благодари.
  
   С этими словами он швырнул малыша в ближайшее дерево. Подняв затихшее тело с сырой земли, он повторил процедуру до тех пор, пока не стал виднеться череп мальчика. Отбросив истерзанный труп, Слендер уставился на шокированную мать.
  
   - Чудовище, - прошептала блондинка, не веря собственным глазам.
  
   Наклонившись к жертве, он рассмеялся в побледневшее лицо. Отойдя словно от гипноза, голубоглазая бросилась в бег, однако не успела сделать и пяти шагов, как черные вектора схватили ее туловище и притянули к себе, заставляя смотреть в белое лико.
  
   - Сколько тебе лет? - продолжил задавать вопросы Тонкий, словно они находились в обыденной ситуации, а не посреди ужасающего леса.
  
   - Пятнадцать, - заикающимся голосом ответила она.
  
   В голове непроизвольно всплыла Мелисса. Ей было семнадцать, но в ее мыслях явно не было детей и замужества. Иногда он мог просмотреть, что творится в голове у человека, но с шатенкой было по-другому. Палочник мог лишь почувствовать долю того, о чем думала его игрушка. И самое главное - для нее было ни что другое, как учеба. Это поражало Слендера.
  
   А у этой блондинки лишь гуляния на уме. К таким Безликий испытывал отвращение. Чего она добилась, родив ребенка в таком раннем возрасте? Как же люди глупы! В этом он убеждался с каждым разом все больше и больше. Стало даже неприятно, что ему придется так поступить с умной девушкой. Разозлившись на себя за такие мысли, Безликий сжал горло голубоглазой. Почему в такой момент в его голове всплыла Янг? Она такая же жалкая, как и все остальные, и даже правильное поведение не делают ее особенной.
  
   В легких блондинки к тому времени почти не осталось воздуха. Отбросив девчонку, он стал наблюдать за ее действиями. Та зашлась в громком, мучительном кашле, жадно глотая воздух ртом, тонкими пальцами ощупывая то место, где недавно была сильная рука Тощего. Это и привлекло его внимание. Внезапное желание вызвало хищную улыбку. Прорезавшаяся пасть напугала голубоглазую до полусмерти. Пискнув, она стала отползать от монстра, пока не уперлась спиной в ствол крупного дерева.
  
   - Мне интересно, какая ты на вкус, - обманчиво ласковый тон не предвещал ничего хорошего.
  
   Схватив девчонку за лодыжку, он подтащил ее к себе, рывком поднимая на ноги. Взяв указательный палец, Палочник поднес его к своим губам, наблюдая за ужасом, проскользнувшим в больших, голубых глазах. Понимая, что существо задумало, она стала брыкаться, пытаясь вырвать конечность.
  
   - Не надо, умоляю! - на последних буквах Эмма взорвалась безумным криком, вырывающимся из груди, жгучая, пульсирующая боль пронзила руку.
  
   Фаланга с противным хрустом оказалась между острых зубов Слендермена. Вишневая, теплая кровь образовалась во рту довольного существа.
  
   - Хочешь попробовать? - не дав девчонке опомниться, вектором он больно сдавил ее челюсть и в приоткрывшейся рот засунул отгрызенный палец.
  
   Из-за открывшегося кровотечения, запястье девушки стала скользким, благодаря чему ей удалось вырвать покалеченную конечность. Солоный вкус вызывал тошноту, но поддаваться слабости было нельзя. Собравшись с силами, блондинка побежала по пути выплюнув фалангу, не осознавая того, что Тонкий не кинулся за ней лишь потому, что забавлялся. Куда бы она не побежала, все равно попадет к нему.
  
   ***
  
   Портал выбросил девушку на открытую поляну посредине леса. Отдышавшись, шатенка стала приходить в себя от произошедшего ужаса. Словно все было наваждением. Она до сих пор не понимала откуда набралась храбрости с маньяком. Но лишь одна мысль о том, что когда-нибудь может попасть под власть Джеффа, заставляло ее съежиться от дикого ужаса. Навязчивые мысли о секретном чтиве отвлекли Мелиссу от поврежденной ноги. К тому же пока она сидела и не шевелила ей, то боли не было.
  
   Достав книгу из рюкзака, Лиса, затаив дыхание, открыла первые страницы, пробегаясь глазами по строчкам. Чем дальше кареглазая читала, тем больше ее начинало трясти. Не выдержав правды, Янг захлопнула источник важной информации и отбросила его в сторону, не сдерживая образовавшихся слез.
  
   Чьи-то безумные крики привлекли внимание и заставили насторожиться. Они доносились откуда-то слева, приближаясь. Сердце замерло, пропустив несколько ударов.
  
   - Помогите, пожалуйста! Кто-нибудь! - зов был женский.
  
   Девушка невольно напряглась, ведь спастись со сломанной ногой она не сможет. К тому же, из-за провала под лед, самочувствие было ужасным. Внезапно из-за деревьев показалась окровавленная блондинка. Словно не веря тому, что видит кого-то живого, она ринулась к Мелиссе с надеждой на помощь.
  
   - Прошу вас! - добежав к сидящей шатенке, она упала на колени.
  
   - Что случилось? - только и смогла выдавить из себя перепуганная внешним видом кареглазая.
  
   Лицо голубоглазой напоминало сплошной ужас: сломанный нос, выбитые зубы, рассеченная бровь и багровеющий глаз. Но особое внимание привлекла рука беглянки, на которой не хватало указательного пальца, а с раны все еще сочилась бордовая кровь.
  
   - Нужно остановить кровотечение, - произнесла Лиса, не зная, за что браться в первую очередь.
  
   - Спасите меня, пожалуйста! - всхлипывая, продолжала бормотать юная особа.
  
   - Что с вами случилось? - разрывая рукав кофты для материала, спросила Янг.
  
   - Если я скажу, вы сочтете меня безумной, - поднимая перепуганные глаза, ответила она.
  
   Хмыкнув про себя шатенка отметила, что если бы рассказала кому-то то, что приходилось видеть, то ее давно бы закрыли в психиатрической больнице.
  
   - Человек без лица, - только и успела пискнуть белобрысая, прежде чем Слендермен оказался возле нее и, рукой проломив грудную клетку, достал окровавленное, пульсирующее сердце.
  
   Ошарашенная девушка с ужасом в глазах уставилась на Хозяина. И как же раньше в ее голову не пришла мысль о том, чьих рук может быть это дело.
  
   - Не ожидал встретить тебя при таких обстоятельствах, - вытирая перепачканные руки, с которых стекала кровь, об пиджак произнес Палочник.
  
   - А я надеялась спасти ее, - нервно сглотнув, отозвалась шатенка.
  
   - Добыла книгу? - перешел к самому главному Тонкий, не желая тратить время на глупости.
  
   - Да, - незаметно подмяв под себя чтиво, ответила она.
  
   Протянув когтистую ладонь, Слендер ожидал того, за чем послал игрушку.
  
   - Сначала эликсир, - набравшись храбрости, решила поторговаться Лиса.
  
   - Зачем? - одно слово, а сколько недовольства в голосе.
  
   - Я сломала ногу из-за этого задания, - опустив глаза вниз, она стала дожидаться каких-либо действий со стороны Хозяина.
  
   Но тот, лишь хмыкнув, протянул зелье ключу. Взяв пузырек, Мелисса с неуверенностью посмотрела на непроницаемое лико Палочника, а затем сделала несколько глотков. "Неужели он постоянно носит его с собой?" - проскользнул вопрос в голове. Пронзающая боль моментально охватило ногу девушки, заставляя ту вскрикнуть и начать корчиться. Но затем все сменилось прохладой и облегчением. Спокойствия не было лишь на душе. Встав, шатенка с тревогой покрутила книгу в руках.
  
   - Ты ведь знал, что они не причинят мне вреда в пещере, да? - одинокая слеза скатилась по раскрасневшейся щеке.
  
   Слендермену не понравился вопрос игрушки, к тому же, она снова наплевала на учтивости.
  
   - Знал, - спокойным тоном ответил он.
  
   Широко распахнутые глаза с болью смотрели на него:
  
   - Потому они меня не преследовали и не причиняли вреда, как Джеффу?
  
   - Да, их обязанность тебя охранять, но ты испугалась и не успела этого понять, - так же безэмоционально продолжал Тонкий.
  
   - Черт, какая же я дура! - прокричала Мелисса, давясь рыданиями, лишь сейчас поняв, насколько простуженным звучит ее голос.
  
   - Ты заглядывала в книгу? - поинтересовался он напрямую.
  
   - Я знаю о ритуале! Ты - чудовище! - прокричала кареглазая, слезы без конца лились с покрасневших глаз.
  
   Как же было противным осозновать, что ее жизнь зависит от рук Слендермена. Ведь он Хозяин, а она всего лишь жертва, игрушка в руках Великого Палочника - не больше.
  
   Тонкий молча наблюдал за реакцией шатенки, давая время прийти в себя. Та, схватившись за страницы чтива, попыталась разорвать их, однако лишь порезала руку. Из маленькой раны просочилась тонкая струйка крови. Зашипев, она отбросила книгу от себя. Не дожидаясь того, что с ней сделает существо, она ринулась в бег, не оглядываясь назад. Из-за произошедшей ситуации Безликий даже не заметил, что за ним ведется слежка. Попытка телепортироваться вслед за девушкой обвенчалась поражением. Это озадачило Тощего. Ничего не понимая, он попытался сделать шаг, однако и этого у него не получилось.
  
   - Беспопощный Слендермен, как мило, - произнес чей-то голос совсем близко.
  
   - Ты понимаешь, жалкий человечишка, что играешь со смертью? - в каждом сказанном слове звучала нескрываемая угроза.
  
   - Я думаю, что пришел твой конец, - потирая руки, обошел его Хостер.
  
   - Что делать со сбежавший девчонкой? - задал вопрос мужчине солдат.
  
   - Пусть пока бежит, потом с ней разберемся, - повернувшись к давнему врагу, он продолжил. - Ты помнишь меня?
  
   - Нет смысла запоминать тех, кто скоро ляжет в могилу, - холодно бросил Тонкий.
  
   - Это спорный вопрос, - взяв оружие, напоминавший с виду бластер, он стрельнул в голову Безликого, тот, покачнувшись, медленно рухнул на сырую землю.
  
   ***
  
   Ноги переплетались между собой, и сил бежать вовсе не оставалось. Паранойя охватывала девушку, всюду мерещился внезапно появляющийся Слендер. Из-за навязчивых мыслей шатенка даже не заметила острую ветку, которая зацепила ее щеку, глубоко царапая и впиваясь в кожу, под которой показалось розовое мясо, моментально скрывшееся под потоком темной крови. Попытка отцепить ветвь не увенчалось успехом. Лишь с третьего раза ей удалось освободить свое лицо. Невероятная боль прожигала поврежденное место, отдавая в правый глаз.
  
   Сделав несколько спутанных шагов с закрытыми очами, она не сразу поняла, что вышла на трассу. Сигнал ехавшей на большой скорости машины отрезвил ее. Однако полученный шок словно сковал ноги цепями. Острая боль пронзила худой бок Мелиссы. Кареглазая даже не успела опомниться, как оказалась на капоте автомобиля. Кофта зацепилась за передний бампер, и, несмотря на то, что Лиса скатилась на асфальт, быстрая лада протащила бессознательное тело девушки с собой, превращая тело Янг в кровавое месиво.
  
  
  

Глава 21. Испорченная красота.

  
   Морозный воздух проникал через открытую форточку, щипая румяные щеки молодой девушки. Статный мужчина подошел к возлюбленной с шалью в руках. Накинув их на хрупкие плечи, он приобнял невесту. Аромат крепкого, горячего кофе наполнял комнату.
  
  - Ты уже выбрала свадебное платье? - поинтересовался он.
  
   Задумавшись на долю секунды, и взглянув на ночной город, готовящийся ко сну, она ответила тихим голосом:
  
   - Почти.
  
   ***
  
   Солдат борцов с паранормальным должен был забрать грузовик, который они запрятали недалеко от трассы. В случае провалившейся миссии это было бы их шансом на спасение. Отодвинув густые кусты, он обнаружил машину в целости и невредимости.
  
   Какой-то звук сбоку привлек внимание парня. Устремив взгляд на дорогу, юноша обнаружил неподвижное, окровавленное тело. Не раздумывая и секунды он рванул туда. Хоть лицо девушки было покрыто кровоподтеками и появляющимися гематомами, Арчи смог разглядеть в ней ту девчонку, сбежавшую от Слендермена. Просто так решиться на дальнейшие действия без указаний Хостера он не мог.
  
   Набрав руководителя, Терр стал дожидаться ответа. Долгие гудки прервались хрипловатым голосом Арнольда:
  
   - Да.
  
   - Простите, но тут на трассе та самая девушка, которая была с Тонким человеком, ее сбила машина, что с ней делать? - волнительно затараторил солдат, второй рукой пытаясь нащупать пульс.
  
   - Вот так подарок судьбы, - рассмеялся мужчина. - Я сейчас подойду к тебе, ожидай.
  
   Жизнь покидала шатенку, и если не поторопиться, она навсегда простится с этим миром, Арчи это понимал. Он лишь недавно в этой команде и еще не привык к смертям и бесчеловечности. Спокойно дожидаться Хостера юноша не мог, наворачивая круги вокруг тела. Благо, руководитель долго не заставил себя ждать.
  
  - Она умирает! - эмоционально воскликнул Терр.
  
   - Возможно, это к лучшему, нужно спрятать труп, - с равнодушием произнес мужчина.
  
   - Но как же? Девушка так молода, нельзя позволить ей умереть, - разочарование охватило парня, ведь он так восхищался Арнольдом.
  
   - Ее жизнь принесет нам много проблем, а так убивать даже не придется. Это судьба, не иначе, - наклонившись к Мелиссе, он схватил ее за холодную руку.
  
   - Я наслышан о ваших способностях и знаю, что вы могли бы вколоть ей сыворотку, которая стерла бы память. Тогда она ничего не вспомнила бы и не помешала бы нам, - юноша попытался договориться за незнакомку.
  
   - А ты смышленный парнишка, - хрипло рассмеялся седовласый.
  
   - Может, дадим ей шанс? - с надеждой в глазах взглянул он на свой идеал подражания.
  
   - Ладно, уговорил. И все потому, что у меня хорошее настроение, - потянувшись в задний карман солдатских брюк, он достал ампулу с синим раствором.
  
   Нажатие на маленькую боковую кнопку удивило солдата - на конце появилась тонкая, длинная игла. Такого Арчи еще не видел. Нащупав сонную артерию, на которой почти не было пульсации, Арнольд вколол в нее сыворотку. Тут же достав похожую ампулу, он проделал то же самое, лишь жидкость в ней была красная. Терр не выдержал и поинтересовался, для чего была вторая инъекция.
  
   Смерив любопытного мальчишку строгим взглядом, он все таки ответил на волнующий его вопрос:
  
   - Это замедлит ее смерть, и девушку успеют доставить в больницу. Вызывай скорую, надеюсь, я об этом не пожалею. Больше нам здесь находиться нет смысла.
  
   ***
  
   Джош проводил свой выходной на даче, раскачиваясь в просторном гамаке. Тяжелые рабочие будни выматывали его. Иногда ему хотелось бросить медицину и найти занятие по душе, но, к сожалению, такую ответственную работу оставить он не мог. Сделав пару глотков апельсинового джуса, мужчина подумал, что жизнь не так уже плоха, лишь одинока. Ему давно стоило завести семью. Тревожная семейка постоянно спрашивала о личной жизни. Однажды даже попытались сосватать ему соседскую девушку.
  
   Воспоминания вызвали легкую улыбку на устах. "Да уж, было время," - вздохнув, он взглянул на небо. Еле заметные перистые облака, что ни есть хорошо. Веря школьной географии, светловолосый помнил, что это знаменовало похолодание.
  
   Симфония Моцарта прервала раздумья. Голубоглазый еще бы наслаждался любимой мелодией, который поставил на телефонный звонок, но понимал, что просто так в выходной ему звонить не будут. Удивление проскочило на его лице, когда он взглянул на экран. Джош давно не общался с Виктóром Янгом.
  
   - Добрый день, - ответил блондин приветливо.
  
  - Здравствуй, - тревожный голос на том конце сразу не понравился мужчине, значит, он был прав и напрасно в выходной его не потревожат.
  
   - Что-то случилось? - перешел сразу к делу доктор.
  
   - Мою Лису нашли, она сейчас в больнице в очень тяжелом состоянии. Прошу тебя, приезжай, - при упоминании имени, так тревожащей его, девушки он вскочил на ноги, едва не упав.
  
  - Я немедленно выезжаю, - не говоря больше ни слова, светловолосый побежал к гаражу.
  
   Достав ключ зажигания, мужчина завел автомобиль. Машина с ревем выехала на ровную, асфальтированную дорогу. Поток мыслей в голове превратился в кашу. Каждый раз думая о Мелиссе, блондин заходил в тупик. Девушка без вести пропадала уже во второй раз, и сейчас находится в больнице. Что-то здесь было не так. С виду было бы трудно подумать, что Янг гуляет где-то с друзьями, ведь, не сказав ничего отцу, она так не поступила бы. Шатенка была настоящей загадкой для Джоша. Сразу вспоминались ее полосы на щеках в тот единственный вечер, когда им удалось встретиться.
  
   Хорошо общавшийся с отцом кареглазой, блондин прекрасно знал, что кошки у них нет. Но девушка этого знать не могла, потому и солгала. Встряхнув головой, голубоглазый надавил на газ.
  
   Виктóр нервно расхаживал перед дверями реанимационной. Сейчас в соседней комнате за жизнь боролась его единственная дочь, его кровинушка, которую он не смог уберечь. В этот раз мужчина не позволит дочери уйти в объятия смерти. Куда она пропала после выпускного? Ведь обещала больше не покидать его.
  
   По началу Янг даже перестал лелеять надежду на то, что снова увидит свою девочку. Но сегодняшний день изменил все. Однако ошибок, как в прошлый раз, не допускал и теперь даже не допускал и мысли о суициде. Теперь, чтобы не потерять ребенка, если будет необходимым, он будет каждую секунду проводить с ней. Понадобится если, даже будет ночевать в ее комнате, лишь бы девушка больше никуда не пропала. Ведь единственный и последний смысл его жизни - Мелисса. Она - это все, что осталось у него от возлюбленной женщины.
  
   Джош большими быстрыми шагами приближался к мистеру Янг. Обеспокоенный вид мужчины лишь придавал негативные эмоции. Заметив блондина, Виктóр остановился и выпрямился.
  
   - Как я рад видеть тебя, - стоило обнять голубоглазого, как на душе Янга сразу стало спокойно.
  
   Он доверял ему и знал на практике, что парень отличный специалист и сможет помочь его дочери. Теперь она в надежных руках. Да и Джош был ему не чужим, почти как родной сын.
  
   - Не переживайте, мы спасем ее, - сжав плечо мужчины, светловолосый поспешил в ординаторскую, чтобы привести себя в подобающий врачу вид.
  
   Лишь в реанимационной блондин понял, что состояние Мелиссы действительно критическое. Перелом ребер, руки, ноги, плюс ко всему, не ясно откуда взявшаяся пневмония. "Как же ее так угораздило?" - задавался вопросом доктор. Опытные врачи приняли все усилия, однако состояние пациентки оставалось крайне тяжелым. Сейчас девушка находилась в коме. И стоило лишь предполагать, когда она вернется в нормальное состояние. И вернется ли вообще?
  
   Услышанное поразило Виктóра. Острая боль пронзила грудь мужчины. И если бы не своевременная помощь специалистов, ему пришлось бы худо. Слабое сердце с каждым днем давало знать о себе. К тому же частые переживания точно не приведут к хорошему.
  
   - Не доводите себя до такого. Когда Лиса очнется, Вы ей понадобитесь здоровым, - попытался приободрить его Джош.
  
   - Ты думаешь, она придет в себя? - Янг задал вопрос, который боялся спрашивать.
  
   - Мы очень надеемся на это, к тому же, проводятся все необходимые мероприятия. Несмотря на ее состояние, мы пытается вылечить пневмонию и занимаемся заживлением переломов. Возможно, даже хорошо, что сейчас она не в себе, ведь неизвестно, как перенесла бы, - блондин понимал, что сейчас пытается успокоить не только отца девушки, но и себя, ведь какое-то странное чувство охватывало его, когда он думал о ней.
  
   На протяжении целого месяца Виктóр и Джош наблюдали за состоянием Мелиссы, ожидая, что чудо наступит на следующий день, но радостной вести так и не было. Иногда девчонка словно реагировала на происходящее вокруг, и мужчины с замиранием сердца ожидали, что она проснется, но, увы, крепкий сон так и не выпускал жертву из своих объятий. Однако доктор понимал, что шатенка может их слышать, поэтому, чтобы развеять ее одиночество, он уже создал традицию каждый вечер читать ей сказки.
  
   "Принц целует мертвую красавицу, прерывая тем самым ее вечный сон", - читал блондин в слух. Задумавшись, он произнес:
  
   - Вот бы так было в жизни, - всматриваясь в бледное, осунувшееся лицо девушки с исчезающими синяками, блондин нахмурился.
  
   Несмотря на кому, Лиса выглядела привлекательно, и, если бы поцелуй смог ее пробудить, он бы непременно это сделал. Отложив книжку, мужчина встал на ноги и приблизился к пациентке. Сухие, тонкие губы манили к себе. Долго решаясь, Джош наклонился к Янг.
  
   Резко распахнувшиеся зелено-карие глаза напугали доктора. Не ожидая такого, он отскочил в сторону, споткнувшись об рядом стоящий стул. Лишь в сказках все романтично и мило, но в жизни это чертовски пугающе. О чем он думал, когда намеревался совершить такое? От страха и растерянности светловолосый даже не сумел обрадоваться.
  
   - Ли-с-с-а, - заикаясь, произнес он.
  
   Девушка растерянно осмотрела палату и себя, не понимая где находится.
  
   - Где я? - из-за длительного молчания голос Мелиссы был хриплым и режущим слух.
  
   - В больнице, - ответил доктор.
  
   Информация не укладывалась в голове, все было настолько спутанным.
  
   - Как это? - попытка приподняться обвенчалась неудачей, ужасная слабость охватывала все тело.
  
   - Ты попала в аварию, неужели не помнишь? - подойдя поближе, мужчина заглянул в непонимающие глаза девушки.
  
   - Не может быть... Я только помню, что говорила по телефону с другом, и мы собирались сходить за платьем для выпускного, - гипс на левой руке привлек внимание шатенки, и растерянность сменилось ужасом.
  
   - Видимо, это посттравматическая амнезия, твой организм перенес большой шок.
  
   - Неужели это все правда? - успевшая осмотреть всю себя, Лиса заплакала.
  
   Лишь сейчас она поняла, что чувствует боль во всем теле.
  
   - Не переживай, все страшное позади. Пневмония успешно излечена, а переломы практически зажили, ты провела месяц в коме, - пытался спокойным тоном говорить блондин, чтобы не напугать еще больше пациентку.
  
   - В коме? - округлившиеся глаза уставились на него. - А вы кто?
  
   Разочарование охватило мужчину. Он понимал что девушка, не помнит его из-за амнезии, но он столько всего проделал для нее.
  
   - Я сообщу твоему отцу о том, что ты пришла в себя, он обрадуется, - мягко улыбнувшись, скрывая печаль, Джош оставил Мелиссу одну, проигнорировав заданный вопрос.
  
   Все еще ошарашенная, Янг ничего не понимала, как такое могло произойти? Не в силах просто так лежать и ждать, она попыталась встать. Но капельница в руке задержала ее. Фыркнув, шатенка попыталась вытащить ее резким движением из вены вместе с катетером. Жгучая боль ощутимо пронеслась от кончиков пальцев охватывая всю кисть. Слезы обожгли разгоряченные щеки. В фильмах больные всегда проделывали этот трюк, и кареглазая подумать не могла, что в жизни это настолько больно и не просто. Находясь под состоянием шока, девушка, наплевав на гигиену, зажала ранку палатной сорочкой. Слабые ноги подкосились, и Лиса чуть не упала, но успела ухватиться за прикроватную тумбочку. Головокружение обездвижило ее.
  
   Подождав пару секунд, кареглазая повторила попытку снова, теперь опираясь на стену. Медленно передвигая дрожащими ногами, она дошла до уборной. Безумно хотелось умыться, почувствовать прохладную водицу на пылающей коже. Открыв кран, Мелисса набрала воду в бледные, с синяками, руки, исколотые частой сменой венозного катетера. Умывшись, шатенка непроизвольно взглянула в зеркало, совсем позабыв о своем внешнем виде и зашлась в крике.
  
   Ужасный, бордовый шрам украшал правую щеку. Он до безобразия портил ее прекрасное личико. Не веря своим глазам, она со всей силы потерла их. Однако картинка никуда не ушла. Коснувшись дрожащими кончиками пальцев поврежденного места, шатенка скривилась. Слезы застилали очи, однако забыть этот ужас кареглазая не могла.
  
  - Я уродка! - плакала и кричала обессиленная Янг.
  
   Сжав кулаки, она набросилась на зеркало, стуча по нему, желая, чтобы все было страшным сном. Стекло, не выдержав напора, разбилось, вонзаясь в руки Лисы. Ярость и отчаяние настолько охватили девушку, что та даже не чувствовала боли от порезов. Мелисса настолько сейчас возненавидела себя, что представляла, будто бьет себя.
  
   Услышав крики и звуки битого стекла, Джош ворвался в палату. Не обнаружив на кровати шатенку, он забежал в туалет, откуда раздавались звуки. Увидев страшную картину, мужчина попытался оттащить девушку от раковины. Та тряслась и сжималась в его руках, пытаясь вырваться. Голубоглазый понимал, что виной всему он сам. Ведь из-за расстроенных чувств блондин не подумал о пациентке и оставил ее одну, чего ни в коем случае нельзя было делать. Лишь после нескольких минут, когда Лиса вовсе выбилась из сил, она обмякла в руках доктора.
  
  
  

Глава 22. Обещание.

  
   Девушка, как тряпичка кукла, повисла на сильных, мужских руках. Подняв легкое, слабое тело, доктор донес пациентку до кровати, аккуратно уложив ее. Он понимал, что послужило причиной такого отчаяния. Всматриваясь в круглолицее лицо, мужчина отметил для себя, что даже со шрамом шатенка выглядит превосходно. Но ведь юной особе, переживающей за свою красоту, разве объяснишь это?
  
   Внимание привлекли кровоточащие ладошки Мелиссы. Мелкие осколки зеркала вонзились в бледную кожу. Тяжело вздохнув, Джош пошел за необходимым инструментарием. Проделав несложную процедуру, блондин прочистил раны Янг. Обработав повреждения антисептиком, голубоглазый туго забинтовал руки Лисы.
  
   Тишина в палате была нарушена скрипом двери, в которую вошел взволнованный отец дочери. Как только он услышал о том, что его кровинушка пришла в себя, он моментально приехал в больницу.
  
   - Как она? - Викто́р задал вопрос встревоженным голосом, ему не очень нравилось то, что его дочь снова лежит, как мертвая, не подавая никаких признаков жизни.
  
   - Пока без сознания из-за нервного срыва. Стоило только мне покинуть палату, чтобы позвонить вам, как неугомонная девчонка сразу пошла в ванную, где увидела шрам на лице, - доктор виновато опустил голову вниз, понимая, что эта ситуация полностью на его совести.
  
   Шатен уставился удивленным взглядом на лицо младшей Янг, словно впервые видел увечье.
  
   - Ты знаешь, а я ведь совсем позабыл об этом, смирился, привык, но не подумал о том, как она это воспримет, - для мужчины она всегда была красивой, несмотря ни на что.
  
   - Есть еще одна проблема, о которой вы должны знать, - переживания заставляли Джоша нервно перебирать пальцами.
  
   - Какая? - Викто́р уставился в голубые очи врача, внимательно слушая его.
  
   - Она не помнит многих вещей, точнее, ничего после дня, когда собиралась идти за выпускным платьем, - блондин заметил, как расширились глаза Янга от ужаса, потому поспешил добавить. - Не переживайте, я уверен, со временем память вернется к ней.
  
   Схватив рядом стоящий стульчик, он подвинул его к себе. Усевшись, мужчина облизнул пересохшие губы, подбирая правильные слова:
  
   - Дело в том, что Мелисса тяжело перенесла смерть матери, и я не представляю, как сейчас она отреагирует на все это, мне страшно.
  
   Доктор понимал отца девушки, потерять самого близкого человека в таком раннем возрасте ужасно. Часто такие события сильно влияют на психику и будущее человека.
  
   - Вы хотите скрыть это?
  
   - Если бы я мог... Я не смогу ей соврать, к тому же, до какой поры будет продолжаться эта ложь? А если память не скоро вернется к ней? - от переживаний шатен учащенно задышал, словно ему не хватало кислорода.
  
   - Тогда лучше рассказать ей правду. В любом случае, пока мы в больнице, то сможем принять какие-то меры, чтобы помочь ей справиться с этим.
  
   - Так и поступим, - печальные глаза устремились на исхудавшую фигуру дочери.
  
   Джош никуда не отходил, дожидаясь пробуждения Мелиссы с бывшим коллегой за разговорами о былых временах.
  
   В начале девушка услышала голоса, а затем распахнула глаза. Радость окутала сердце шатенки, когда она увидела в палате отца.
  
   - Папа! - вместо окрика с горла вырвался слабый хрип, сквозь который вышло желаемое слово.
  
   Мужчина тут же поднялся на ноги и подошел к постели дочери. Взяв холодные руки кареглазой в свои, Викто́р крепко сжал их, боясь, что если отпустит, то дочь снова покинет его.
  
   - Я так боялся, что этот момент никогда не наступит, - прошептал он.
  
   - Я не знаю, что сказать, я ничего не помню, - пелена слез образовалась на черных ресницах.
  
   - Даже не смей плакать, - шатен вытер набежавшие слезинки подушечками больших пальцев.
  
   - Хорошо, постараюсь, - Мелисса выдавила из себя подобие улыбки. - А где мама?
  
   Сердце мистера Янг пропустило несколько ударов.
  
   - Доченька, - погладив кареглазую по слегка засаленным волосам, он продолжил. - Очень плохо, что ты потеряла память и не помнишь, того что пережила.
  
   Скатившаяся слеза оборвала речь мужчины - он должен быть сильным, а не показывать свою слабость, но не сдержался.
  
   - Папа, почему ты плачешь? - насупилась девушка.
  
   - Твоя мать умерла два месяца назад, - дрожащие руки Лисы освободились от крепкой хватки.
  
   - Что?
  
   Давящий шум в ушах нарастал, глаза стали плохо видеть из-за потока слез, которые, казалось, не собирались останавливаться. Комната шла кругом. Несмотря на то, что Мелисса находилась на кровати, она чувствовала, будто проваливается в какую-то бездну, которая неумолимо тащит за собой к самому дну. Ей казалось, что ее окатили ледяной водой, сильный озноб бил кареглазую. А недостаток кислорода не давал сделать и глоточек воздуха. Словно выброшенная на берег рыба, она то открывала, то закрывала рот без возможности произнести хоть слово.
  
   - Лиса, - оклик отца вывел шатенку из транса.
  
   Девушка подняла перебинтованную ладонь, останавливая Викто́ра, не желая больше ничего слышать.
  
   - Ты мне врешь! - внезапная вспышка ярости обожгла нутро.
  
   - Я понимаю, тебе тяжело это воспринять, - Янг попытался успокоить дочь, однако та даже не позволила прикоснуться к себе.
  
   - Где моя мама? Позовите ее! Почему она не приходит ко мне? - голос сипел, словно в горле встал ком.
  
   - Мелисса, успокойся, пожалуйста, - Джош слегка дотронулся до напряженного плеча пациентки.
  
   Лиса ударила руку доктора, испепеляя ненавистным взглядом.
  
  - Не прикасайся ко мне!
  
   - Доченька, послушай меня, - Викто́р обхватил лицо шатенки своими руками, заставляя посмотреть в свои глаза.
  
   - Она не могла умереть, понимаешь? Не могла! Мама очень хотела увидеть мой выпускной, - капелька алой крови образовалась на искусанной нижней губе, которую девушка кусала из-за нервов.
  
   - Твой выпускной уже прошел, милая. Хоть она и не успела побывать на нем, - слова давались с большим трудом мистеру Янг, он не знал, как справится с дочерью, когда не мог помочь даже себе.
  
   - Я не верю в это, моя мать жива, жива! - залепетала девчонка как в бреду.
  
   Внезапно для мужчин Мелисса вскочила с кровати и попыталась убежать, однако руки врача остановили шатенку, прижимая к себе.
  
   - Тише, тише, все хорошо, - сумбурно шептал блондин.
  
   Кареглазая начала брыкаться, пытаясь вырваться, но мужчина был явно сильнее. Возненавидев себя за собственную слабость, Лиса, не долго думая, впилась зубами в мускулистое плечо доктора.
  
   - Ай, - прошипел он.
  
   - Пусти меня! Я хочу домой к маме! Зачем вы меня здесь держите?! - девушка кричала, давясь рыданиями.
  
   - Будьте добры, позовите медсестер. Я один не справлюсь с ней, - фраза была адресована растерявшемуся Викто́ру.
  
   Он не ожидал, что банальная правда так повлияет на дочь, иначе предпочел бы молчать. Заметив, что отец собирается покинуть палату, девушка с еще большей силой начала вырываться, пытаясь лягнуть голубоглазого.
  
   - Папа! Папочка! Ты куда? Не оставляй меня с ним одну! П-а-п-а! - голос осип из-за сильного напряжения голосовых связок, новый возглас прервался приступом сухого кашля, который словно хотел разодрать грудную клетку Мелиссы.
  
   Душераздирающие крики родной дочери не могли оставить шатена равнодушным, потому он обернулся, чтобы хоть как-то объяснить происходящее:
  
   - Не переживай милая, я сейчас вернусь. Ты в надежных руках, тебе не о чем беспокоиться, - не выдержав больше такой картины, мужчина быстро покинул палату в поисках медицинских сестер.
  
   Опухшие от слез, зелено-карие глаза уставились со страхом в обеспокоенное лицо доктора. Мужчине было больно от того, что приходилось быть свидетелем такой ситуации.
  
   - Почему вы меня не пускаете домой? Отпустите меня, пожалуйста, - жалостливый голос понравившейся ему девушки, словно острое лезвие, ранил душу врача.
  
   - Ты не до конца вылечилась. Как только твоей жизни не будет больше ничего угрожать, ты отправишься домой, - попытался он успокоить пациентку.
  
   - В пустые стены без материнский заботы, - слезы градом покатились из глаз девушки.
  
   Было ощущение, будто веки налились свинцом - настолько тяжелыми они казались, что хотелось закрыть их и больше не открывать. Лиса никак не могла поверить в происходящее, ведь только, казалось, вчера она говорила с матерью о выборе платья на выпускной вечер. Все словно сговорились против нее и пытались ее обмануть. Но что если это правда? В это не хотелось верить, как она будет без матери - самого близкого человека?
  
   Руки опустились, и жизнь окрасилась в краски серого цвета, хотелось задушить в себе эту раздирающую боль. Большое окно напротив кровати привлекло внимание шатенки. Посмотрев в непонимающие глаза мужчины, кареглазая сделала вид, что смирилась с услышанной новостью.
  
   Заприметив на прикроватной тумбочке, на которой стоял граненый стакан, Мелисса незаметно для Джоша потянулась за ним. Мужчина не сразу понял, к чему был образовавшийся оскал на губах пациентки. Лишь когда сильная, пульсирующая боль охватила правый висок, блондин понял, что произошло. Однако темнота, образовавшаяся в глазах, заставила доктора отпустить вырывающееся тело Янг и покачнуться в сторону, завалившись на кровать. Стакан благо не разбился, однако мощный удар послужил образованию гематомы.
  
   Кареглазая времени зря не теряла. Словно позабыв о недавней слабости после комы, в ней проснулось второе дыхание, как у спортсменов после длительной пробежки. Не испытывая ни капли сожаления к скорчавшемуся мужчине за спиной, она лишь ощущала невыносимою боль в груди, которая душила ее. Девушка хотела поскорее отправиться к матери на небеса. Для нее вся жизнь оборвалась в тот миг, когда она услышала страшное известие. Открыв окно, шатенка уставились вниз. Высоко, даже очень, было сложным определить на глаз какой примерно этаж, но было достаточным для того, чтобы разбиться в лепешку. К счастью Мелиссы, сеток на окнах не было. Словно судьба сама помогала ей совершить задуманное.
  
   Вздохнув, Янг ступила босыми ногами на подоконник, возвышаясь над городом. С высоты люди внизу напоминали маленьких муравьев, которые так суетливо бегали туда-сюда. Каждый был занят своими хлопотами. Интересно, как они отреагируют, если сверху сейчас приземлится ее тело? Представленная картина вызвала смешок. Теплый ветер растрепал потускневшие волосы пациентки. Последние минуты жизни - как это волнительно. Расправив руки, словно крылья, девушка была уже готова попрощаться с жизнью и мучениями, окунаясь в нечто новое и неизвестное.
  
   Шатенка сделала несколько маленьких шагов, приближаясь к краю подоконника - все таки было немного страшно. Будет ли ей больно? Или она не успеет ничего почувствовать? Что будет после смерти? Куда она попадет? Так много вопросов, и ни единого ответа. Ноги уже оторвались от пластиковой поверхности, однако чья-то крепкая хватка на ноге потянула ее рывком назад. "Проклятый доктор", - пронеслось в голове кареглазой. Она совсем позабыла о нем. Лишь сильная боль в подбородке отрезвила ее, возвращая в реальность. Наваждение как рукой сняло. Девушка осознала происходящее, уже лежа на полу, придавленная мужским телом.
  
   - Идиотка, - процедил он, тяжело дыша.
  
   Мелисса лишь непонимающее смотрела в голубые глаза, глотая собственную, солоную кровь, которая образовалась во рту из-за удара. Мужчина смотрел на окровавленные губы с сожалением. Он был так напуган, что когда дернул девушку на себя, не рассчитал силы и не подумал, что она может удариться подбородком об край подоконника. Однако сейчас его это мало заботило, главное то, что Лиса была жива.
  
   - Зубы хоть целы? - улыбнувшись, спросил он.
  
   Дрожащие пальцы коснулись края опухших, влажных губ, не решаясь проверить это. Из-за сильного шока боль еще так сильно не ощущалась. Ей хватило того, что ее лицо было изуродовано, не хватало еще остаться в таком возрасте и без зубов.
  
   - Зачем ты это сделал?
  
   - Ты молода и должна жить, нельзя быть такой эгоисткой, - цокнул языком доктор.
  
   - Я не эгоистка! - возмутилась девушка, упираясь руками во вздымающуюся мужскую грудь.
  
   - Да? А как называется то, что ты не подумала об отце, и собралась оставить его одного в этом мире, без последнего смысла жизни в виде тебя?
  
   Укол совести болезненно кольнул сердце шатенки, ведь, правда, о папе она вовсе не подумала. Жгучие дорожки слез покатились из глаз. Лишь когда шок стал отходить, Мелисса осознала, что до сих пор лежит на полу под телом врача, который боялся ее отпустить - вдруг снова удумает наделать глупостей.
  
   - Эм... Может, вы уже слезете с меня, - бледные щеки в миг заалели, сообщая о смущении.
  
   - Обещаешь больше не поступать так и включить голову? - лишь получив одобрительный кивок, Джош перекатился на спину, освобождая тело пациентки.
  
   Да, таких случаев в его практике еще не было. Адреналин после этого просто зашкаливал. Лишь сейчас блондин мог позволить себе расхохотаться. Эта девчонка явно была безумной, и теперь он без сомнения знал, что она крепко поселилась в его сердце и просто так оттуда не уйдет.
  
   - Что? - Лиса не понимала, что вызвало смех голубоглазого.
  
   - Хороший у тебя удар, - мужчина потер больное место.
  
   - Прости, - только и смогла выдавить из себя терзаемая совестью шатенка.
  
   Когда в палату вошел Викто́р в сопровождении двух медсестер, его лицо застыло в маске шока. Давний коллега и дочь лежали на полу, смотря в потолок, тяжело дыша. Прошло всего две минуты, а он пропустил что-то страшное.
  
   - О, как хорошо, что вы появились. Вколите ей успокаивающего, а то я устал с ней возиться, и окажите мне помощь, - с этими словами врач медленно поднялся на ноги.
  
   ***
  
   На окраине города погода всегда прохладнее, чем в центре. Хорошо закутавшись в теплую шаль, Ханна натаскала воды из колодца. Растопив печь для приготовления обеда, девушка принялась чистить картошку. Шаги за спиной заставили ее отвлечься.
  
   - Зачем ты встал? - беспокойство отразилось на ее лице.
  
   Подбежав к парню, юная особа схватила его под руку, помогая дойти до стула.
  
   - Надоело мне лежать вечно, как овощу, в постели, - пожаловался брюнет, скривив лицо.
  
   - А что если раны снова начнут кровоточить, ты не подумал? - девушка недовольно зацокала языком.
  
   - Милая девица, - схватив ее за руки, он продолжил, - ты же понимаешь, что я не могу вечно оставаться здесь, спасибо за помощь. Но рано ли поздно мне придется покинуть это место и найти свою мать.
  
   Серые глаза померкли от таких слов. Да, он не раз об этом говорил, но Ханна так привязалась к юноше, что теперь не представляла жизни без него.
  
   - Понимаю, но, тем не менее, еще рано, ты не окреп, - попыталась отсрочить она время.
  
   - Как бы не было, через неделю я думаю уйти. Слишком долго я тут нахожусь без известия о моей семье.
  
   Крупные слезинки покатились по щекам, которые парень тут же утер.
  
   - Прошу тебя, не плачь. Я даю слово, что как только все уладится, я найду тебя и не оставлю одну.
  
   - Обещаешь? - сердце девушки замерло, пропуская удары.
  
   - Обещаю, - ответил брюнет, приобняв знахарку.
  
  
  

Глава 23. Воспоминания.

  
   Казалось, что тот день был самым счастливым в жизни юноши, если бы он мог предположить, что одна встреча сломает всю дальнейшую жизнь. Благодаря ужасной ситуации он смог познакомиться с той, которая покорила его сердце. Парень помнил встревоженные зеленые глаза, взъерошенные, длинные, черные волосы и искреннюю улыбку на пухлых губах, которая демонстрировала аккуратные, белые зубы. Но притянуло внимание к этой девушке, которой он вернул кошель, совершенно другое. Молодой человек, не подумав, обратился к ней с помощью телепатии, и вместо привычного ужаса на лице отразилась смущенность, смешанная с любопытством. Она единственная, кто не убежал с криком: "Чудовище! Посланник дьявола!".
  
   Оказалось, что юная особа живет неподалеку от него. Их встречи стали каждодневными. Беседы до рассвета были пропитаны озорным смехом. Брюнетка просила его не говорить, а общаться с помощью дара. Ведь это его уникальность, особенность, и чураться этого не стоит. Ведь у каждого человека есть своя отличительная черта. И после этого юноша больше не чувствовал себя неполноценным. Нашлась та, которая приняла его таким, какой он есть.
  
   Каждую ночь он благодарил Бога за эту девушку.
  
   А лучше бы проклинал...
  
   Не прошло и недели, как парень понял, что за чувства испытывает к ней. Вначале они его пугали, но, продолжая общение, он понимал, что бояться не стоит. Он верил в то, что все взаимно. Доказательством служил тот поцелуй под раскат грома. Словно та гроза пыталась о чем-то предупредить его, если бы он знал..
  
   Однажды она заговорила о том, что было бы прекрасным жить вечно, чтобы их любовь не могла разлучить даже сама смерть. Тогда юноша рассмеялся, но сам всерьез задумался над этим. Ведь он понимал, что их связь не будет длиться долго. Такие разговоры стали все более частыми, как и собственные мысли. Как-то девушка рассказала о том, что слышала что такое возможно, и какие-то ученые могут сделать такое. Парень долго думал, но сказать внятного ответа не мог. С одной стороны, хотелось жить вечно и не расставаться с юной особой, а с другой - он не был готов к этому. Конечно, парнишка любил ее, но не был уверен, настолько ли сильна любовь с ее стороны.
  
   Одним поздним вечером она доказала и это. О том, что задумала брюнетка, молодой человек догадался не сразу. Только когда девушка скинула с него рубаху. Переживания заставляли дрожать его, как девчонку, а зеленоглазая, напротив, выглядела смелой. Лишь когда он осмелел и начал действовать, в ответ расшнуровывая платье, парень заметил ее слезы. Юноша развернул к себе возлюбленную, спрашивая о том, что он сделал не так, ведь минуту назад она выглядела счастливой и серьезно настроенной. Бель, утерев сырость на щеках, сказала, что это от счастья, ведь она так давно мечтала об этом моменте и боялась, что он не наступит.
  
   И он поверил.
  
   Лучше бы не верил..
  
   Он аккуратно целовал дрожавшие пухлые губы, проникая языком в влажный приоткрытый ротик. Пройдясь по твердому небу, их языки сплелись воедино в очень неприличном поцелуе. В то время, если бы какой-то парочке вздумалось так поцеловаться при людях, их не думая казнили бы. Поглаживая ровную спину, юноша мягко уложил возлюбленную на жесткий матрац, нависая сверху. Было видно, как нервничает девушка, потому парень не спешил перейти к процессу, пытаясь расслабить ее. Поцелуи становились все настойчивее и переходили ниже. Взору предстало два небольших холмика. Розовые горошины вызывающее возвышались, прося уделить им внимания, что молодой человек незамедлительно сделал втягивая ореолу.
  
   Тихий стон сорвался с ее губ. Он принял это за возбуждение, которое так ожидал. Нерешительность и периодические всхлипы брюнетки тормозили его. Потому перед тем, как продолжить, он решил поинтересоваться, правда ли девушка желает этого. Ответом служил кивок. Ладонь накрыла курчявый лобок, опускаясь ниже к сокровенному месту. Она была сухой, что расстроило юношу. Но в голову пришла спасительная мысль. Он не знал, откуда взялась такая фантазия в его голове, но давно мечтал это сделать, не нарушая невинности. Поцеловав впалый живот зеленоглазой, парень спустился ниже, проводя языкам по складкам, скрывающие самое чувствительное место.
  
   Казалось, что от запретных и ранее неизвестных действий, возлюбленная расслабилась, давая полный доступ к желанному. Лишь периодически низ ее живота напрягался, и юноша думал, что это из-за приятных ощущений. Тем временем, мужское достоинство болезненно теснилось в грубой материи, просясь наружу. Освободив орган от препятствия, он заметил испуганный взгляд зеленых очей, которые моментально смутили без того взволнованного юношу. Молодой человек уже хотел остановиться, схватившись за скинутое белье, однако хриплое: "Продолжай" помешало ему. Направленный фаллос встретила девичья плева, которая свидетельствовала о том, что он первый. Рывком юноша проник в разгоряченное лоно, в котором было ужасно тесно. Стенки влагалища туго обхватывали эрогированный орган немалых размеров.
  
   Крик боли наполнил маленькую комнатку, освещенную одной единственной свечой. Из расширенных глаз градом покатились слезы. Тонкие руки хватались за края простыни, сминая их. Алая струя крови скатилась по белоснежным ягодицам, окрашивая постель. Парень понимал, что виновником мучений возлюбленной был он сам, и хотел закончить это дело. Однако возбуждение и проснувшиеся инстинкты сделали все за него сами. Медленные движения сменились на более резкие и быстрые. Молодой человек не узнавал себя в тот момент и не понимал. От переполнивших чувств он прокусил нижнюю губу брюнетки, которая моментально припухла. Слизывая проступившую кровь, парень понимал, что вкуснее напитка он не ведал.
  
   Сам того не понимая, как он излился внутрь девушки, завершая пытку. Ничего приятнее юноша не испытывал никогда. По опухшим глазам любимой он понял, что для нее не все было радужным. Возможно, она даже успела пожалеть. Какая-та боль сковала сердце, и слезы покатились из глаз парня. Со словами извинений он сгреб брюнетку в тесные объятия, зарываясь в приятно пахнущие длинные волосы. Нежная рука погладила его по голове, утешая. Ничего отвратительнее молодой человек не ощущал, ведь сейчас он должен был ее успокаивать, а не она.
  
   Сославшись на боязнь быть замеченной родителями, зеленоглазая поспешила спровадить юношу, лишь перед этим выпила отвар из трав, чтобы не понести от него. Конечно, он хотел бы иметь детей от столь прекрасной уже женщины, но здравый разум говорил, что в данный момент это невозможно и многое испортит, потому ничего не сказал Бель. В надежде поскорее увидеть девушку завтра, он поспешил уйти.
  
   Знал бы он, как долго и надрывно плакала она в ту ночь. И лишь кровавое пятно на простыне свидетельствовало о произошедшем, долго напоминая ей о грешном деле, которое она не спешила затереть, скрывая в деревянном сундуке на замке.
  
   На следующий день юноше так и не удалось встретиться с возлюбленной. И через день тоже. Та ссылалась на плохое самочувствие и не выходила к нему, не давая даже заглянуть к ней. Но голос предательски дрожал, и он мог догадаться из-за чего все. Но не догадался...
  
   День их встречи должен был быть самым радостным для парня, но вид девушки, которую он не видел всего четыре дня, до ужаса напугал его. Синяки на руках, разбитые губы, припухший глаз. На вопросы брюнетка отвечала с трудом, но после утомительных опросов созналась, что это сделали родители, которые прознали о их запретных деяниях. Она расплакалась и упала на колени, хватаясь за ткань штанов молодого человека. Зеленоглазая говорила, что они грозились убить ее и что она хочет быть навеки лишь его.
  
   И он, влюбленный дурак, поверил ей.
  
   Лучше бы не верил..
  
   Поведав о какой-то группе запретных ученых, что они могут сделать жизнь вечной, девушка начала уговаривать согласиться на опыт ради их будущего. Ведь казалось, что еще одно избиение, и ее душа покинет сей мир. Страх сковал молодого человека, но совесть и чувства к брюнетке преодолили это.
  
   И он согласился.
  
   Лучше бы не соглашался.
  
   Стены мрачного здания холодно поприветствовали его. Моросящий дождь словно не зря замедлял их путь. Молодой человек слышал биение собственного сердца, но вернуться назад и оставить девушку одну после случившегося парень не мог. Он забрал ее девичество и теперь в ответе за юную особу. А дальше все, как в тумане. Точнее, юноша сам не хотел вспоминать всего дальнейшего, оставляя за занавесью подсознания.
  
   Только последняя встреча с возлюбленной никак не могла забыться, постоянно отравляя его. Он помнил блеск безумия в любимых изумрудных глазах, надменный вид и высокомерную усмешку, когда предложил стать его супругой. Она лгала ему все время о своей любви, ради его согласия на опыт. Каким он был глупцом. Поверил в любовь, в настоящие чувства, а его просто использовали. Лишь приторное "Сленди" пеплом чувствовалось на губах и сладким шепотом стояло в ушах.
  
   Он помнил.
  
   Лучше бы забыл.
  
   Воспоминания грузом давили на Палочника. Конечности затекли от неестественной позы. Крепкие оковы не давали сделать лишних движений. Невидимый барьер, как шар, окружал его, не давая выбраться. Его облучали пять раз в день, что отбирало все силы и способности, иначе Слендер давно бы телепортировался отсюда. Или вспорол бы горло каждому в этом здании. Сколько он уже пробыл здесь? Ответа на этот вопрос Тонкий не знал. Каждый день, как один. Все без изменений похожи друг на друга, как под копирку.
  
   Потому больше ничего не оставалось, как вспоминать прошлое, чтобы почувствовать себя хоть немного в сознании. Когда он успел стать таким слабым и беспомощным? Как его смогли одурачить и поймать в ловушку? Что случилось с его ключом для ритуала? Лишь злость и чувство мести придавали силу. Он заставит поплатиться Изабель за весь обман и боль, которую пришлось пережить.
  
   Ведь мужчина мог жениться, обзавестись семьей, вырастить детей и умереть спокойно в тихой беззаботной старости. Но вместо этого его обрекли на вечное существование и бесконечные страдания в виде кровожадного монстра. Хотелось ли сейчас такой жизни? Нет. У него больше нет сердца и человеческих чувств. Лишь безразличие и ненависть. Спустя века Безликий получил многие ответы на свои вопросы, которые тогда узнать не мог.
  
   Впервые за проведенное время здесь сегодняшний день смог выделиться. Его навестил сам главарь борцов с паранормальным. Седовласый внимательно осмотрел Тонкого.
  
   - Ты жалко выглядишь, - издевка проскочила в его тоне.
  
   - Освободи меня, и мы это проверим, - ответил Слендер охрипшим голосом, он уже и не помнил сколько не разговаривал, а телепатия как и все его способности пропали.
  
   - Я думал, тебя будет трудно разговорить, - мужчина решился подойти ближе, всматриваясь в безликое лицо.
  
   - Зато я думаю, тебя будет не трудно убить, - попытка пошевелить руками обвенчалась неудачей.
  
   - Плохо ты относишься к своему отцу, мой мальчик, - насмешливым голоском произнес он.
  
   - Что ты несешь жалкий человек? - гнев закипал, и Тонкому хотелось свернуть голову мерзкому старикашке.
  
   - Я тебя породил, я тебя и убью, слыхал такую фразочку? - поправив края пиджака, Хостер стал дожидаться ответа.
  
   Палочник все не понимал, к чему клонит безумец.
  
  - Не узнаешь меня? Хотя, возможно, тебе было так плохо, что ты особо и не запомнил меня, - белоснежные зубы напоминали больше оскал, чем улыбку.
  
   - Говори нормально или оставь меня одного! Я устал слушать глупую человеческую болтовню, лучше сидеть дальше в тишине.
  
   - Конечно, спустя века я изменился, мой мальчик. Ты - мое творение! Жалко, что не признал создателя, - скривившись, произнес Арнольд то, что давно хотел сказать.
  
   Если бы у Слендермена были глаза, он бы выпучил их от удивления.
  
   - Ты.. - зашипел Безликий, жалея, что сейчас он слаб и не может ничего сделать.
  
   Но настанет день, когда оковы спадут, и тогда Тонкий никого не пощадит.
  
  
  

Глава 24. Все имеет конец.

  
   Мелисса лежала на просторной кровати, уставившись в потолок. За последние шесть месяцев ее жизнь сильно изменилась. Она помнила выписку из больницы и как еще месяц приходила в себя, пытаясь свыкнуться с мыслью, что в ее жизни остался лишь один единственный родной человек. Однако время подарило ей еще одного. Вскоре Джош станет ее мужем. "Уже завтра!" - словно тиканье часов проносилось в голове. Девушка никак не могла понять, как за такой короткий срок может все измениться. К большему огорчению шатенки память к ней так и не вернулась.
  
   Янг корила себя за то, что не помнит смерть матери и то, как уехал ее единственный друг. Кареглазая с ухмылкой вспомнила, как на мероприятии, посвященному дабке, встретила отца Арса. Казалось, что тогда сердце выскочит из груди. Они были как две капли воды. Лишь мужчина был более статный. Грусть охватила душу Лисы, и та повернулась на бок, свернувшись калачиком. Хамид сказал ей, что она очень похожа на его бывшую супругу. Мелиссе стало любопытно: неужели есть хоть кто-то схожий на нее внешне? Наверняка араб преувеличивал, как любят делать это мужчины.
  
   Девушка не могла сказать, что полюбила Джоша. Постоянно смотря в голубые глаза жениха, она видела черные, как ночь, очи Арса. Однако Мелисса понимала, что ее отец уже не молод, и с ним может в любой момент что-то случиться, а его желанием было, чтобы с дочерью остался человек, которому можно доверять. Который станет опорой, не подведет, не бросит. Проведя тонкими пальцами по шраму, шатенка понимала, что раз после такого доктор ее не оставил, то его чувства настоящие.
  
   Чего не скажешь о ее. Но сделанного не воротишь. Время было поздним, а сон все не шел. Закрывая веки всего лишь на секунду, она тут же распахивала их, осматривая комнату, которую освещал ночник. Что-то было не таким, как обычно. Возможно, так влияла предсвадебная обстановка. Точно сказать было сложно. Проворочавшись до самого утра, невеста так и не смогла сомкнуть глаз.
  
   Веселые гости, радостный отец, счастливый жених, ЗАГС. Все прошло, как в тумане. Лишь когда обручальное кольцо оказалось на безымянном пальце, девушка вернулась в реальность. Закрепив брак поцелуем, пара вышла на улицу под громкие поздравления близких. Пышное белоснежное платье приходилось придерживать при ходьбе, чтобы не наступить. Корсет выгодно выделял фигуру шатенки, а искусная прическа дополняла образ.
  
   Впереди ожидало не менее занимательное дело - свадебная фотосессия. Пара долго обдумывала какое же место выбрать. Хотелось чего-то необычного и красивого. Выбор пал на лес. Высокие заснеженные деревья служили бы идеальным фоном для фотографий. Что может быть прекраснее?
  
   Хоть на улице стоял февраль месяц, девушке было не холодно. Белый полушубок прекрасно согревал и дополнял красивое свадебное платье. Машина медленно ехала по замерзшей дороге, стараясь не ускоряться на крутых поворотах. В поездку отправились лишь молодожены и фотограф.
  
   Снег заскрипел под серебристыми неприметными сапожками невесты. Опираясь на протянутую руку супруга, девушка прошла немного вглубь леса. Канаяки встретил гостей гробовой тишиной. Воздух казался каким-то другим: тяжелым, мертвым, давящим на легкие. Не раздавалось ни пение птиц, ни хруста замерших веток под лапами мимо пробежавшей лисицы, ни звука перелетевший птицы с ветки на ветку - ровным счетом, ничего. Все казалось таким странным и подозрительным.
  
   Находясь под впечатлениям, Мелисса не обратила внимания на сугроб, в который провалилась ее нога, и девушка едва не упала, если бы не во время среагировавший мужчина. Секундная боль пронзила правый висок. Какое-то знакомое ощущение охватило ее. Перед глазами мелькнула картина, в которой она провалилась под лед, и какой-то черноволосый юноша с обезображенным лицом спас шатенку. Встряхнув головой, Лиса посмотрела по сторонам: "Нет, бред какой-то! Я никогда не оказывалась в ледяной воде, скорее всего, отрывок из какого-то сна, который я успела забыть". Несмотря на успокаивающие мысли, сердце замедляться не собиралось.
  
   ***
  
   Днем ранее
  
   Тонкий давно потерял счет времени. Однако, казалось, что облучение не оказывало такого эффекта, как прежде. Ночью, когда слежка была не такая активная, как днем, он попытался пошевелить конечностями. Раньше его движения были какими-то слабыми, но сейчас он мог даже провести рукой по невидимому панцирю, окружавшего его. Видя состояние существа, солдаты решились снять с него оковы, ограничивая лишь барьером, который не выпускал Слендермена.
  
   После признания Хостера, что он - его создатель, Безликий видел его еще один раз. Мужчина сообщил, что держит его лишь для нового опыта, к которому он готовится. Но больше Палочник этого не допустит. Сделает все возможное и невозможное, но поставит старого безумца на место. Что-то этой ночью придавало ему сил. Легкое волнение охватывало его, ведь он боялся, что задуманное не получится. Но рискнув, он попытался телепортироваться.
  
   Какое же было удивление, когда Тонкий оказался за барьером. Больше его ничего не останавливало. Вектора, как стая бушующих змей, тут же образовались за спиной. Да! Как же ему этого не хватало. Снова почувствовать себя сильным и непобедимым. Однако, громкая сирена завыла в корпусе, оповещая борцов с Паранормальным о том, что опасность оказалась на свободе. Пятеро солдат мигом оказались тут с широко выпученными глазами, явно не ожидавшие такой картины.
  
   Заряженные бластеры были направлены на Безликого. Однако, еще зеленые парнишки, которые оставались на ночную смену, не знали как действовать, особенно, когда существо не шевелилось. Никто не мог знать наверняка, приманка ли это или возможно он случайно оказался здесь, но все еще слаб. Слендер ощущал приятный аромат безумного страха, который моментально подпитал его.
  
   Шевеление векторов вызвало моментальную реакцию, и выстрелы пришлись по пустой стене, так как Тонкий моментально телепортировался, оказавшись сзади ребят. Схватив ближайшего парня, он моментально свернул ему шею, а бластер с силой швырнул в железную дверь. Тот разлетелся на несколько кусков.
  
   - Да-а... Слабенькая у вас аппаратура, - с насмешкой прокомментировал он свое действие, оставшись довольным.
  
   Одновременно проткнув двух юношей векторами, он отбросил их в дальний угол комнаты. Двое остальных с криком побросали оружие и попытались убежать. Однако длинные руки ухватили их за шиворот. Голод просил свежей теплой крови. Раскрывшаяся пасть прокусила шею светловолосого паренька с веснушками на лице. Безумные крики завершились лишь тогда, когда голова слетела с плеч с противным звуком, приземляясь на белый кафель, окрашивая его в бордовый цвет.
  
   Рыжеволосый солдат от страха проглотил язык и даже не мог вымолвить и слова, лишь нервно мотая головой из стороны в сторону. Наиграться Слендермен еще успеет, потому, не тратя силы на развлечения, проткнул грудную клетку юноши, обхватывая бьющийся орган, и вырывая его из груди. Вишневая кровь моментально залила темно-зеленую форму. Несколько капель попали на черный пиджак Тонкого, впитываясь в него.
  
   Запах свежей крови наполнял легкие существа, дразня. Хотелось найти лишь один объект всех бед. Вспоминая запах Хостера, он попытался настроиться на его частоты. Мужчина находился в своем кабинете в левом крыле. Довольно далековато отсюда, возможно, поэтому он не слышал звука сирены и криков бойцов. Телепортировавшись туда, он обнаружил пустую комнату.
  
   Но он чувствовал, что несколько секунд его враг был здесь! Не мог же он улетучиться. И почему именно сейчас?
  
   - Думаешь меня одурачить? - голос за спиной заставил обернуться.
  
   Довольный Арнольд стоял в коридоре, заведя руки за спину. На его лице не было ни грамма испуга.
  
   - К сожалению, я только узнал, что среди наших завелась крыса, которая хотела освободить тебя, надеясь на сотрудничество, забавно, не правда ли? - больше сдерживаться Тонкий не мог, однако, сделав несколько шагов, столкнулся с невидимым барьером, который не подпускал его к Хостеру.
  
   Скрипнув зубами, мужчина продолжил:
  
   - Знакомое чувство, а, Сленди? Ты жалок.
  
   Теперь Палочник понимал, почему Хостер выглядит так непринужденно. Но его больше заботило, что же безумец задумал касательно него.
  
   - Ты не сможешь бесконечно находиться тут, рано ли поздно ты останешься без защиты, и я оторву твою головку, - Безликий пытался скрыть бушующую ярость за маской спокойствия, однако это у него выходило не очень хорошо.
  
   - Я бы посоветовал тебе побеспокоиться о твоей игрушке, если ты конечно не забыл о ней, - неискренняя улыбка образовалась на лице старика.
  
   Моментально в голове образовалась фигура девушки. Ее напуганные до ужаса зелено-карие глаза, в которых плавало отчаяние. Такая хрупкая и невинная, которую хотелось сломать окончательно. Что этот человек может знать о ключе?
  
   - Что ты с ней сделал? - небольшое беспокойство закралось в его душу, ведь вся мечта существования находилась под угрозой.
  
   - Я ничего, а вот ее жених что-то да сделает после брачной ночи, - игривый блеск промелькнул в выцветвших глазах.
  
   Услышанное пробудило всю накопившуюся злость. Теперь Тонкий чувствовал безумный голод, который хотелось немедленно утолить, а перед этим разорвать Хостера на мелкие кусочки и разбросать остатки тела по лесу. Сжав пальцы в кулаки, Безликий начал наносить многочисленные удары по невидимому защитному щиту. Однако, никаких результатов его действия не приносили. Слендермен понимал, что все еще слаб, потому так быстро выдохся. Противный смешок вырвался из уст Арнольда.
  
   - Все таки ты жалок, мой мальчик.
  
   - Все временно, запомни это, человек. Ты никто, и твоя жизнь всего лишь подобие мелких песчинок, которые в любой момент разлетятся, стоит подуть сильному ветру, - не теряя больше времени, Палочник телепортировался в Канаяки, ведь ритуал больше не мог откладываться, к тому же, когда нависла прямая угроза, которая могла разрушить все планы.
  
   За одну ночь Безликий должен найти все необходимое, и главное - его ключ. Неужели он так долго находился в плену, что за это время несмелая девчонка выходит замуж? Однако в его замыслы это не входило. На ней его метка, она принадлежит ему, он - ее Хозяин.
  
   Когда Тонкий изучил весь ход ритуала, уже светало. Осталось лишь немного потрудиться и привести девчонку. Самое сложное было найти атам. Он был особенным: рукоятка сделана из древнего тиса, а в лезвие ножа были впитаны кристаллы рубина, что придавали темно-бордовый цвет, словно на нем уже была чья-то невинная кровь. Его Слендер нашел в пещере под водопадом, который находился неподалеку от леса. К сожалению, пиджак моментально промок под мощным потоком ледяной воды.
  
   Обряд стоило совершать по направлению к полярной звезде. Начертив атамом специальный знак на открытой местности леса, Палочнику оставалось лишь возвести алтарь из плавленного золота и доставить ключ. Впервые Безликий ощущал какие-то особые непривычные чувства. Ведь совершенно скоро он покончит с Изабель. Все эти годы месть придавала смысл его существованию. Что же будет после, никто не знал. Как он будет жить с мыслью, о том что его больше ничего не вдохновляет? Нет, нет нельзя даже думать о таком.
  
   Иначе он ослабнет, передумает, простит. Жизнь брюнетки висела на волоске, и завтра она превратится в прах. Подготовив все необходимое, Слендер забыл о не менее важном предмете. Махпинский кубок, пропитанный махпином - ядовитым, магическым растением, которое появляется на свет лишь раз в год. Чаши натирались до блеска специально для ритуалов. Отыскать прибор не составило труда, так как в книге было написано его местонахождение.
  
   ***
  
   Свадебная фотосессия не задалась с самого начала. На шестой фотографии фотоаппарат словно вышел из строя. Не хотел включаться, поймать фокус, а некоторые фото выходили вообще на страшном, черном фоне. Такое у фотографа было впервые, что заставило черную макушку покрыться парочкой седых волос.
  
   - Ребят, простите, эта местность хоть красивая, но как-то давит на меня. Давайте сделаем перерыв, я попробую сменить батарейку, - с этими словами брюнет затянулся сигаретой, отравляя свежий морозный воздух табачным дымом.
  
   - Никаких проблем, всякое может случиться, - попытался с улыбкой ответить блондин, скрывая внутренние переживания. - Ты не замерзла? - обратился он к новоиспеченной супруге.
  
   - Нервы не позволят этого сделать, - пожав плечами, ответила шатенка.
  
   - Вот так вот, лишь нервы? А я не при делах? - поставив руки по бокам, мужчина скорчил обиженное лицо.
  
   Лучезарный смех вырвался из уст Лисы. Приподнявшись на носочки, она поцеловала теплые губы доктора. И все таки он придавал чувство счастья. Кареглазая не могла забыть, сколько хорошего сделал Джош для нее. Резкий порыв внезапно появившегося холодного ветра прервал молодоженов.
  
   - А теперь, и правда, зябко, - потерев плечи, пролепетала Янг.
  
   - Пойдем в машину, не хватало еще заболеть, - приобняв девушку за талию, мужчина направился к автомобилю, однако резкий удар словно хлыстом сбил их с ног, повалив в снег.
  
   Одежда моментально промокла, противно прилипая к теплой коже. Мелисса попыталась осмотреться в поисках виновника неудачной шалости, однако в округе не было ни души. Отпустив на секунду ладонь супруга, чтобы заправить выбившийся локон за ухо, шатенка сразу же вернула ее на место, однако там было уже пусто. Ужас моментально сковал тело.
  
   - Джош? - голос подрагивал от накатившего ужаса, слишком знакомое чувство просыпалось в груди.
  
   Попытка подняться отозвалась глухой болью в ноге. Лишь сейчас взглянув на лодыжки, девушка заметила, что они в крови, словно их, правда, ударили хлыстом. Крик застрял в горле, а сильное головокружение обездвижило. Благо, рядом стоящее дерево помогло не упасть. Прислонившись к нему, кареглазая начала озираться по сторонам безумными от страха глазами.
  
   Это случилось в мгновение ока. Что же произошло? Прокручивание картины в голове не могло дать ответ на вопрос. Тишину нарушил безумный крик, пропитанный болью и ужасом.
  
   - Джош, - прошептала девушка, падая на колени.
  
   Сменив батарейку, фотограф проверил фотоаппарат на исправность и собирался уже выйти из машины, однако, взглянув в окно, увидел парализующую до жути картину. Нечто непонятное, похожее на очень высокого человека, отрывало руку нанявшего его мужчине. Не думая и секунды, он завел машину. Ускорившись до максимальных показателей, брюнет скрылся с места происшествия.
  
   Лиса больше не могла слушать нечеловеческие крики. Вцепившись ногтями за ледяную кору дерева, она приподнялась на дрожащие ноги. Лишь пол часа назад девушка давала клятвы, что будет с супругом до конца, а что же делает сейчас? Прячется, как побитая собака. Злость на собственную трусость охватила душу и придала сил. Она шла быстро настолько, насколько позволял снежный покров, спотыкаясь о замерзшие кустарники. Ей было плевать на все, главное увидеть мужа. Звуки голосов приближались, от чего дышать почти не получалось. Выдох давался с трудом. Сейчас шатенка напоминала себе больного бронхиальной астмой.
  
   "Еще пару шагов", - проносилось в голове. Первое, что увидела Мелисса - была высокая фигура в черном костюме, которая стояла к ней спиной, не замечая ее. Увидев родную, светлую макушку в руках существа, Лиса задрожала. Осторожно опустившись на корточки, она взяла небольшой камушек в руки. Замахнувшись, девушка бросила ее и попала прямиком в лысую голову неизвестного. Тот замер, не спеша оборачиваться, словно ожидал ее.
  
   - Вот мы и встретились. Скучала? - грубый голос вывел кареглазую из ступора.
  
   Она все еще не видела лица существа. Он не спешил поворачиваться к ней, но мучать ее супруга, по крайней мере, перестал. Доктор не подавал признаков жизни, не шевелясь, и почему-то больше не произносил ничего. И это больше волновало Янг, чем тот, кто причинил ему вред.
  
   - Джош, - аккуратно позвала мужа девушка.
  
   - Думаю, это уже бесполезно. У него оказалось слабое сердце, не выдержал моей игры. Нашла ты себе, конечно, удачную пару, - с этими словами он отшвырнул бездыханное, изуродованное тело блондина.
  
   - Н-е-е-е-т! - слезы градом покатились из глаз.
  
   Сорвавшись с места, шатенка побежала к врачу, однако цепкие вектора не позволили этого сделать, схватив кареглазую за талию, притягивая к себе.
  
   - Тише, - заключив Лису в объятия, он не позволил ей взглянуть на свой труд.
  
   От пережитых эмоций Мелисса еще не понимала происходящего, все случилось очень быстро. Легкий морозец щипал разрумянившиеся щеки, на которые без остановки лились слезы. Холод от тела существа передавался девушке, из-за чего она начала дрожать и лишь сейчас поняла, что до ужаса замерзла. Все казалось ужасным сном, от которого можно проснуться. ущипнув себя.
  
   - Пусти! Кто ты? Что ты? - сумев отстраниться, шатенка увидела перед собой пустое полотно вместо лица.
  
   Резкая боль пронзила виски, из-за чего девушка согнулась пополам, падая в ближайший сугроб. Настолько быстро забытые картины начали всплывать в голове, что, казалось, разорвут коробку черепа. Она вспомнила все: первую встречу, смерть матери, выпускной, смерть друга и метку на плече, которую считала по глупости неудачной татуировкой в честь любимой страны Сирии. Если бы у нее остались силы, она непременно закричала бы.
  
   - Я рад, что ты все вспомнила. Уж не хотелось бы тебе заново все рассказывать, - схватив девушку за руку, Палочник телепортировал ключ на подготовленное место для ритуала.
  
   Открытая поляна посреди ужасающего леса радушно приняла жертву. Внимание сразу привлек начерченный знак и подготовленный алтарь в центре. Толкнув Мелиссу к нему, Тонкий поспешил достать приготовленные веревки, чтобы связать ключ. Однако та не собиралась спокойно ждать своей участи. Освободившись на секунду, она тут же попыталась убежать. Да, та девочка, которую он знал, изменилась. Она стала смелее и красивее. Розовый шрам на маленьком круглом личике ни на грамм не испортил красоту девушки.
  
   - Куда ты думаешь убежать? Твоя судьба уже предначертана, пойми это.
  
   - Человек сам строит свою судьбу, - схватив небольшую деревяшку, кареглазая прижала ее к себе, словно та ее сможет спасти.
  
   - Сейчас ее строю я, и все пройдет намного быстрее и менее болезненно для тебя, если ты сдашься. Я все равно одержу победу, ты это знаешь, - Палочника злила новая манера поведения его игрушки.
  
   - Ты не понимаешь, того что делаешь. Очнись! Зачем жить с местью в душе? Разве тебе станет лучше, если она умрет? Что ты намереваешься делать потом? В чем виноваты невинные люди? В чем была виновата моя больная мать, Арс, а мой муж? Никто из них ничего тебе не сделал плохого. А я? Что сделала я? Слендер, ты сам был человеком и очень хорошим, вспомни это! - сорвалась на крик Янг, всей душой веря, что сможет достучаться до Безликого.
  
   - Психолог из тебя никудышный, у меня нет больше сердца, так что ты зря надрываешь голосовые связки, они тебе еще сегодня пригодятся, - он смотрел на дрожащую девушку и видел Изабель, из-за чего хотелось немедленно оторвать эту прекрасную головку.
  
   Как же она стала на нее похожа, когда наконец стала нормально питаться и не нервничать. Даже сквозь платье было видно, что фигурка шатенки немного округлилась, и на нее было уже не так противно смотреть, как раньше, когда у нее были одни кости.
  
   - Как ты можешь быть таким? - Лиса все недоумевала, неужели в нем не осталось ничего человеческого?
  
   - Легко, - устав церемониться, Слендер очень быстро оказался рядом, вырвав ветку из рук ключа, оставляя царапины на нежных ладошках.
  
   Мелисса вырвалась из хватки существа, в придачу пнув того. Но в этой борьбе победа была на стороне сильнейшего. И маленькая хрупкая девушка не могла ничего сделать против сильного существа, у которого кроме двух рук было множество векторов. Схватив брыкающуюся шатенку, он повалил ее на небольшой алтарь из плавленного золота, фиксируя конечности векторами - возиться с веревками времени не было.
  
   - Ты можешь одним хорошим поступком перечеркнуть все плохое, что сделал! Остановись! Задумайся, пока не поздно, - сил плакать уже не было, надежда угасала прямо на глазах.
  
   - Заткнись, я устал слушать этот бред, - сильная пощечина заставила замолкнуть и не шевелиться.
  
   Схватив полушубок, он сдернул его, обнажая руки и плечи ключа. Линии голубых вен отчетливо виднелись на белоснежной коже. Лезвие атама переливалось под светом полной луны. Лишь был день, а уже ночь. Нож был острым, как бритва. Стоило только слегка провести по запястьям, как вишневая кровь моментально начала сочиться, а порезы оказались достаточно глубокими. Девушка даже не успела вскрикнуть от боли, лишь с ужасом уставилась на свои кровоточащие руки.
  
   Слендермен времени зря не терял и начал читать выученный заговор на древнем языке. Подставив кубок под левое запястье, он наполнил его наполовину и, раскрыв клыкастую пасть, испил из него. Проделав тоже самое с другой рукой, он провел атамом по шее с левой и правой стороны. Мелиссе казалось, словно она спит, и все это происходит не с ней. Однако теплая кровь отрезвила ее, и шатенка возобновила попытки вырваться.
  
   Безликого же ожидала самая важная часть ритуала, которую он сам не хотел, но другого выхода у него не было. Пока у ключа двоилось в глазах от слабости из-за потери крови, Тонкий начал оголять ноги девушки, приподнимая платье все выше, пока не достиг необходимого места. Зафиксировав платье векторами, Безликий принялся снимать пиджак. Кисть дрогнула на бляшке ремня, но, взяв себя в руки, Слендер обнажил бедра, доставая интимный инструмент, который не был готов. В последний раз он совершал нечто подобное много веков назад лишь с Изабель. После опыта он даже не был уверен, возможно ли это. Ведь он не человек. И такое ему чуждо.
  
   Глаза Лисы закрывались от усталости, казалось, не было сил даже пошевелиться, но неожиданная тишина пугала, потому она приоткрыла веки, чтобы взглянуть на Палочника. Девушка успела сто раз пожалеть о содеянном. То, что она увидела, теперь никогда не уйдет из головы. Найдя в себе остатки сил, шатенка попыталась отстраниться, сделать хоть что-нибудь, чтобы не лежать как овощ и не ждать, когда нечто нечеловеческого размера проникнет в нее. Она понимала, чем все закончится. Слезы стекали по щекам, заливаясь в уши, впитываясь вместе с кровью в каштановые волосы.
  
   - Остановись, прошу, одумайся, - прошептала кареглазая.
  
   Наклонившись над бледными, как мел, губами, он провел тонкими пальцами по устам, останавливаясь на нижней губе. Безликий порезал острым когтем кожу. Выступившая кровь казалась алой помадой. Из-за многочисленной потери крови, боль казалась притупленной и не такой отчетливой, но у Мелиссы не было даже сил как-то отреагировать на это. Напротив, на Тонкого, казалось, это подействовало. Сладкая манящая кровь, которую он поспешил слизать, накрывая уста ключа. Кареглазой было противно сие действие, и, будь она хоть немного сильнее, то оттолкнула бы его. Плоть медленно начала приподниматься. Чтобы не терять времени, Слендер опустил руку на белоснежные, кружевные трусики и одним движением разорвал их.
  
   ***
  
   Изабель наблюдала за метелью, глядя в окно. Тихий спокойный вечер, не отличавшийся от других, если бы не какое-то тревожное чувство в груди.
  
   - Мама, тебе сделать чаю? - от мыслей отвлек Арс.
  
   - Да, если тебе не сложно, - мило улыбнулась женщина.
  
   Как же она была рада, что эти месяцы провела с сыном, лишь для семейного счастья не хватало ее возлюбленного, но это все еще было опасным, пока Слендер жив. Она не могла подвергать Хамида опасности. Даже сына не хотела, но парень ради матери готов был на все, потому нашел ее и был все время рядом. Поставив руку на круглый живот, она присела на стул, размышляя о том, что вскоре родит. Первое, что хотелось сделать ей после родов, найти знахарку, которая спасла ее мальчика и отблагодарить девушку.
  
   Аромат горячего чая с черникой наполнил маленькую комнатку. Однако отведать напитка не было прописано в судьбе женщины. Кинжальная боль пронзила внутренности брюнетки. Что было необычного? Эта боль начиналась от половых органов, достигая матки.
  
   - Арс! - только и успела вскрикнуть Изабель преждче, чем упасть на пол.
  
   - Мама! Что с тобой? Господи! Твоя юбка, она вся в крови!
  
   - Слендер, - прошептала зеленоглазая, вцепившись в воротник рубашки, она приблизила сына как можно ближе к себе. - Послушай внимательно, возьми нож и вытащи этого ребенка из меня, я не выживу, - увидев, что ее собираются остановить, она поставила подрагивающий указательный палец на губы Арса, продолжив. - Нет, не смей перебивать меня, у меня мало времени. Отнеси младенца Хамиду и расскажи ему всю историю с самого начала, уверена, он поверит. Воспитайте и вырастите дитя, как положено. Я люблю тебя, сынок, а теперь сделай это, у нас мало времени.
  
   Изабель знала, что такое произойдет рано или поздно. Но ведь к смерти никогда не будешь готов, даже если тебе скажут определенную дату. Самым страшным наказанием для женщины было ее состояние, ведь она умрет, не увидев, как вырастет ее ребенок.
  
   ***
  
   Тело Мелиссы покачивалось в такт мучительных толчков. Жгучая боль сводила с ума. Вместо криков с горла вырывались лишь хрипы. Она чувствовала каждый разрыв, каждую трещину и то, как нечеловеческих размеров орган проникает в полость матки. Красивое белоснежное платье сменило цвет на грязно-бордовый. В глазах темнело. Но, благо, ее тело переставало что либо ощущать. Вероятно, она успела уже отмучать свое.
  
   А как прекрасно начинался этот день. Она должна была выйти замуж и провести нормальную нежную брачную ночь. А ее девственность досталась даже не человеку. Мало того, ее разорвали изнутри в прямом и в переносном смысле. Кожа была ледяной на ощупь, словно она уже мертва. Но у нее еще было в запасе пару вдохов и выдохов. Зато все как в фильмах, и умерли они в один день.
  
   Мелисса умирала лишь с одним вопросом на устах: "За что?..".
  
   Закончив ритуал, Слендер извлек окровавленное естество, вытерев его об край платья мертвой девушки. Смогла бы она остаться живой, будь у него орган человеческих размеров? Сумел бы он ее спасти? Тонкий не мог знать, он делал все строго по книге, не задумываясь о других вариациях. Он добился самого главного, ради чего жил все эти века - смерти Изабель. Пускай таким путем, но он сделал это. Прекрасно! Но почему-то не хотелось плясать от радости, как он представлял это раньше. Смотря на красивое бездыханное тело, Палочник понимал, что разрушил жизнь ничего не сделавшего ему человека, у которого сегодня должен был быть самый счастливый день. Жалеет ли он? Конечно, нет!
  
   Вот только, что-то теплое скатилось по его ледяной щеке. Что это? Неужели слеза?
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"