Абрамян Эдуард Олександрович: другие произведения.

Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Семья, дельфины, страх..."

Глава 2

"Семья, дельфины, страх..."




Проснувшись утром, я был весёлым и отдохнувшим. Следов похмелья, как и не было, а настроение на отметке "жизнь прекрасна".
Правда, говорят всё же утро куда лучше. Сейчас вспоминая все, что вчера было, я могу только улыбнутся. Повалявшись для приличия еще часок в кровати, поднялся, умылся, оделся и отправился на завтрак. День сегодня обещает быть интересным. А что? Я про свой "план действий" еще не забыл, и привык доводить дела до конца. Если наметил, значит сделай. В лепёшку разбейся, но сделай. Иначе никакого порядка в жизни не будет. Три пункта из шести, причём самых тяжёлых уже сделал, а всё остальное мелочи. С приподнятыми мыслями и планированием сегодняшнего дня отправился вниз завтракать. На этот раз точно завтракать, так как проснулся я практически сразу после рассвета, и сейчас у меня есть куча времени на все свои дела. А завтра можно будет и в круиз на яхте отправится.
В столовой уже обедал отец, он, как и я был жаворонком, хотя и называл это по-другому. Время нужно тратить на работу, отдых, семью, учёбу (нужное подчеркнуть) а не на сон. Выспаться и на том свете успеем, говорил он. Потому всегда вставал еще до рассвета и ложился далеко после заката. Не знаю, как ему хватало этих четырёх-пяти часов на отдых, но с утра он всегда был бодрым и свежим. Поздоровавшись и усевшись, справа от него, дождался первого блюда, и приступил к трапезе. Сестра же наоборот любила поспать. Мы всегда удивлялись, как она может так долго спать? Всегда ложилась часов в девять-десять, а вставала не раньше одиннадцати. Если же разбудить её раньше, то она становилась злой и раздражительной. С самого детства было так. Мать пыталась с этим бороться, а потом бросила. Ведь она даже учится, отказывалась, если не выспится, а для мамы это был ужас. Так мы, молча и ели, пока к нам не спустился весёлый Петька. Тот сразу начал разговор, а на его вопросы хочешь, не хочешь, а приходилось отвечать. Очень скоро, когда первый голод был заморен и принесли десерты, беседа пошла активнее.
- Вань, а Вань, ты чем планируешь заняться сегодня? - спросил этот неугомонный, закончив жевать сдобную булочку с вареньем.
- Пока ждать Алинку, а потом в город - ответил я, после чего ухватил последнюю булку прямо из под носа Петьки - а ты что с нами хочешь?
Глаза у него сразу заблестели, и в них нарисовалась такая мольба, будто у смертника перед казнью.
- Конечно. Ты еще спрашиваешь - с жаром выговорил он.
- Ну да с нами же Алина поедет - подколол я его.
- Причём здесь она? Что я тут один буду делать? Не с Валерием Петровичем же мне целый день сидеть - и тут вспомнив, что выше упомянутый тоже сидит за столом, он покраснел и пробормотал - извините, я не хотел вас обидеть.
- Ничего, ничего я не против. Вы молодые, что вам со стариком сидеть? - скрывая улыбку, и с чёртиками в глазах сказал он.
- Да нет, нет что вы. Вы еще хоть куда - попытался оправдаться тот, но выходило, если честно только смешнее. Уже и я еле сдерживал улыбку потому пришёл ему на помощь, ответив раньше отца.
- Не позорься - сказал я, улыбнувшись, и тот обижено засопев, замолчал, а я продолжил, обращаясь к отцу - Пап ты чем сегодня заниматься будешь?
- Ну, даже не знаю... - покосившись на Петьку, сказал он - поправлять здоровье наверно буду, что б в следующий раз с молодёжью можно было развлекаться - еле сдерживая смех, сказал он. Ну а я всё-таки не выдержал и захохотал. Нет, я не хотел его обидеть, просто, после ответа отца, Петька совсем покраснел и даже попытался стать меньше чем она самом деле. Отец тоже заулыбался в открытую. Петька же став красным как рак, буркнул себе под нос что-то типа "спасибо за еду, мне нужно в уборную" смылся. Мы с отцом переглянулись и рассмеялись уже в голос. Эхо от нашего смеха разносилось по всей столовой, когда сзади послышалось недовольное:
- И чего смеёмся с утра пораньше? Со мной не поделитесь?
Обернувшись, я увидел Алинку, которая как раз входила в столовую. Она выбрала себе сегодня прекрасное серебрено-золотое платье по коленки, которое прекрасно контрастировало с её глазами и милые туфельки под цвет платья. Вместе с гривой её волос, которые на солнце также отдают золотом, наряд смотрелся просто сногсшибательно. Сначала я даже не нашел что ответить. А она, заметив мою реакцию, победно вздёрнула носик и направилась к столу.
- Ты сегодня просто прекрасна дочка - пришел мне на выручку отец, с улыбкой наблюдавший за её реакцией. Он понял, зачем она это устроила, как и я, между прочим. А всё эта женская логика. Понимаете ли, она захотела, что бы я увидел, что она намного красивее вчерашних "баб" и кроме неё мне больше никто не нужен. Видимо выспавшись, она забыла наш вчерашний разговор, или же решила проигнорировать его, как всегда впрочем.
- Да сестричка, ты прекрасна, как и всегда - она мило улыбнулась нам в ответ - жаль, что Петька убежал, когда он тебя увидит, то от восхищения впадёт в ступор, а потом будет кланяться тебе в ножки с мольбами быть его. Все дружно засмеялись, а после того как вышеупомянутый Петр вернувшийся со словами "кому это я в ножки должен кланяться а?", действительно впал в ступор, все просто взорвались. Даже слуги и те улыбались, и то только потому, что этикет не позволял им смеяться с хозяевами. Отсмеявшись Алинка демонстративно встала, и, демонстрируя себя во всей красе, прошла к нему и подала ручку со словами "в ножки кланяться, конечно, не нужно, но руку можешь поцеловать, так и быть разрешаю" я взмолился о пощаде. А слуги все же не выдержали и тоже засмеялись, даже наш мажордом, которого прозвали "старым пнём" за его строгость и занудство, заулыбался. Я же был уже практически под столом, а отец вытирал предательские слезы, подступившие к глазам.
Вновь начинающий краснеть Петр, всё же наклонился, поцеловал её ручку и пулей вылетел из зала. Это его действие произвело поистине фантастический эффект. Я всё-таки свалился под стол, слуги мне вторили, отец как более старший всё же усидел на месте, но согнулся пополам, а недоумевающая Алинка повернулась к нам и спросила:
- Ну и что это было? - и такая хлопает глазами.
- Алинка умоляю, перестань, я сейчас лопну - отозвался я из под стола. А Отец мне вторил:
- Правда, дочка это было уже через-чур даже для тебя. Вон даже слуги и то не выдержали.
Ответить открывшей уже было рот Алинке не дал Петька, вернувшийся не известно, откуда и пытающийся восстановить дыхание.
- Алина ты просто прекрасна - сказал он, отдышавшись - я хотел подарить тебе это на твой день рождения. Но мне кажется, что сейчас это будет сделать куда как лучше.
С этими словами он церемониально подошел к ней, поклонился и попросил протянуть руку. Всё еще недоумевающая сестрёнка, машинально протянула её, потом опомнившись, попыталась забрать, но он не дал ей и положил в неё прекрасную шкатулку ручной работы, инкрустированную сапфирами. Мы же после слова "подарок" все притихли и с интересом наблюдали за представлением.
Алина, растерявшись от такого сюрприза, не знала, что ей делать, потому поднимаясь из-за стола, я сказал:
- Ну-с посмотрим, что наш кавалер преподнёс нашей сегодняшней звёздочке. Подошёл к ней и на ушко шепнул "очнись, тебе же подарок сделали". Та встрепенулась, посмотрела на меня, потом на Петьку, который с дикой надеждой в глазах смотрит на неё, на шкатулку, снова на меня, и вновь на шкатулку. Я не выдержал и легонько подтолкнул её плечом, этого оказалось достаточно, чтобы она окончательно пришла в себя и наконец, открыла свой подарок.
По залу сразу же пронеслось изумлённое "ах и ох". В шкатулке лежало бриллиантовое колье размером с хорошую цепь. А звенья заменяли чередующиеся между собой средние с мелкие бриллианты. В середине же цепи, красовался бриллиант поистине гигантских размеров. Я не очень сильно разбираюсь в драгоценностях, но он даже на меня произвёл впечатление. Размером с два куриных яйца, а мелкие и средние напоминали шарики для пинг-понга и перепелиные яйца. Вот такое вот колье. Честно я даже приблизительно не могу сказать, сколько оно стоит. Могу сказать что много, очень и очень много. Тут ссади, подошел отец и испортил весь торжественный момент фразой "так вот кто у меня его увёл" и смотрит такой на Петьку. Тот удивлённо посмотрел на него и спросил:
- Значит это вы тот таинственный покупатель, с которым я два дня торговался? - и улыбнулся.
- Да, я - пробурчал отец, переводя взгляд на колье - а я его жене подарить хотел на её сорокалетие. Так дочка, а ну давай примерь его - доставая колье из шкатулки, сказал он.
Та послушно наклонила голову, я же ссади, собрал её волосы. Отец осторожно поднял его и одел, ей на шею, после чего я расправил её волосы и обошел. Она подняла голову и все вновь ахнули, включая теперь и нас троих. Это было прекрасно, на неё падал свет из окна и, попадая на бриллианты, отражался во все стороны. В купе с её "позолоченными" волосами и золотыми глазами, создавалось впечатление как бы она светиться.
- Ну как я? - неуверенно и мило краснея, спросила она.
- Знаешь Петька, а ты полностью прав. Сейчас идеальный момент для такого подарка - сказал отец всё еще восхищённо ее, разглядывая - знаешь девочка, не будь ты моей дочкой, я бы прямо сейчас тебя к алтарю повёл.
- Полностью поддерживаю - сказал я, не найдя других слов. Петька же просто кивнул, у него слов вообще не было.
- Ну, хватит вам - окончательно став красной как помидор, сказала она - не смотрите на меня так, будто съесть хотите.
- Не сестрёнка, мы тебя не съедим... мы тебя, в рамочку поставим и в музей отправим. Пусть люди тоже на эту прелесть полюбуются - сказал я, выходя из ступора и улыбнулся.
- Да ну тебя - неуверенно проговорила она - неужели настолько красиво?
- Дочка я за всю свою жизнь подобной красоты не видел - честно ответил отец а "пенёк" добавил:
- Миледи вы просто прекрасны, к сожалению, в нашем языке нет слов, чтобы описать, насколько вы красивы - сказал он и замолчал, продолжая разглядывать маленького ангела.
- Да ну вас всех - сказала она, и мило вздёрнув носик, но всё еще красная как помидор пошла к столу - мне дадут сегодня позавтракать или нет? - наигранно недовольно сказала эта куколка, просто источая во все стороны удовлетворение от произведённого эффекта.
"Пенёк" моментально очнулся и со словами "а ну чего смотрите на госпожу, быстро принести ей завтрак" начал подгонять нерасторопных слуг. После его командного голоса даже я захотел сорваться и побежать на кухню за порцией. Вот ведь, красота поистине великая сила. Неспроста из-за женщин начинались войны, ой неспроста. Ради обладания такой красавицей, и чтобы просто защитить её, я готов любого на тот свет отправить, и даже со всем миром воевать...
Мы все вернулись за стол, слуги вновь расставили блюда, и мы чисто автоматически начали, есть, продолжая осыпать довольную Алину комплементами.
- Спасибо тебе Петь, это прекрасный подарок - сказала она, утолив первый голод - мне очень, очень понравилось.
- Ты достойна только самых лучших подарков принцесса - смутившись, сказал он.
- Спасибо - ответила она и вновь покраснела.
- Нет, правда сестрёнка тебе очень идёт, и ты сейчас выглядишь дороже, чем все деньги мира - поддержал я друга.
Она ничего не ответила, только смущенно опустила глазки.
- Так ладно хватит её смущать - сказал отец - вы, кажется, в город собирались? - обратился он ко мне.
- Вот блин, я уже и забыл совсем. Алинка я сейчас в город еду. Ты со мной? - после чего ехидно добавил - или останешься здесь со своим поклонником, который в тебе души не чает?
- Конечно с тобой - возмущенно выпалила она - а поклонник пусть восхищается мной в дороге, ты ведь не против Петенька? - мило улыбнувшись ему, сказала она.
- Ага, вместе со всем городом - добавил я, после чего получил свирепый взгляд - ну а что? Неправда разве?
- Перестань, пожалуйста - сказал она.
- Ладно, ладно, сдаюсь на твою милость и иду, переоденусь. Иначе буду себя плохо чувствовать рядом с таким ангелом как ты.
- Иди уже - сказал отец, пряча улыбку - только смотри мне аккуратно будь - наигранно строго сказал - иначе уведут нашу девочку. Потом не найдёшь.
- Папа! - возмущённо выпалила "девочка".
- Всё, молчу, молчу - сказал он, поднимая руки в притворном испуге.
- Нууу - протянула она, надувшись - Петенька ну хоть ты им скажи что-то.
- Да Петенька, скажи - вторил я ей.
- Ага... - промычал он, всё еще не сводя с неё взгляда.
- Блин нету на вас управы...
После чего надулась еще сильнее. А мы, с отцом вновь рассмеявшись, начали расходиться.
- Я быстро, никуда не уходите - сказал я им с порога столовой.
- Хорошо братик - сказал Алинка, а Петька просто "ага", и я ушел наверх.
Поднимаясь по лестнице, я улыбался и думал, что день сегодня начался просто прекрасно. И если дальше так и будет, то возможно Алинка всё же переключится на Петра. А то тот только что слюной не пускал когда увидел её, в свете солнца и с колье на шее. Ехх мне бы такую искреннюю любовь, не важно, что пока безответную. Главное тут "пока". Нужно будет переговорить с Петькой и намекнуть ему, как бы случайно, что шансы у него всё же есть. Пусть пытается. Авось и выйдет из них пара. Ведь он тоже не из бедной семьи. Вон, какое колье подарил, даром, что не принц.

За такими мыслями, я и не заметил, как поднялся к себе и уже минуты две стою возле шкафа. Вот так вот бывает, задумаешься о чём-то, и вылетаешь из реальности. Просто напасть какая-то. Выбросив из головы всякую ересь, взял из шкафа первый подходящий костюм, оделся, и отправился назад. По дороге, поймал первого попавшегося слугу и приказал приготовить машину. А спустившись, быстренько позвал Алинку с Петькой. Так весело переговариваясь, мы вышли и сев в машину, поехали в город.
Вообще о городе нужно рассказать отдельно. До того момента как корпорация отца купила этот остров, на нём и населения то толком не было. Не большая рыбацкая деревенька, жителей семьсот-восемьсот, вот и всё население. И только после того как сюда приехали отцовские специалисты, всё оценили, рассмотрели и нашли только им понятные факты, тут разгорелась жизнь. Деревенька буквально за год, выросла в город с многотысячным населением. Начали строиться порты, вместо рыбацких причалов, отели, парки, аттракционы, бассейны, кафешки... перечислять можно долго. Город рос на глазах и уже через три года принял своих первых туристов. Сейчас же он является одним из известнейших курортов мирового класса. А места в отелях расписаны на полгода вперёд. Чистое море, красивые пляжи, множество рифов и подземных пещер, солнце круглый год... обслуживание на высшем уровне. Всё это делало "Крайн" одним из лучших туристических мест мира.
Так проезжая по центральной улице, я наблюдал толпы туристов, которые ходили, сидели, что-то снимали или просто отдыхали. И это не смотря на стоимость путёвок, которая на вип места, перевалили за несколько сотен тысяч долларов.
- Алинка как тебе? - поинтересовался я, кивая в сторону дельфинария - ты ведь еще здесь не была?
- Нет, не была - с лёгкой тоской сказала она, отвлёкшись от разговора - братик, а давай зайдём? - сразу же попросила Алинка, умоляюще смотря на меня.
- Сейчас не могу сестрёнка. У меня дела есть, давай вечером? Я слышал, будет какое-то особое представление.
- Вань, давай мы с Алиной сходим, а ты пока езжай по своим делам а? - с не меньшей мольбой в глазах проговорил Петр.
На это собственно я и рассчитывал. Пусть они погуляют, получится небольшое свидание. И если Петька перестанет вести себя как заторможённый осёл, у него что-то и получится. Самое странное у него такое только с ней. Покажи ему любую другую девушку, и через несколько дней, максиму неделю она будет без ума от него. А с сестрой он стопорится... любовь что поделать.
- Я даже и не знаю... - изобразил я задумчивость - а вдруг случится чего? Я ведь не хочу, что бы наше солнышко украли - ехидно добавил я.
- Нууу братик! Ничего со мной не случится. Со мной ведь будет Петя. Он меня защитит ведь правда?
- Да - самоуверенно заявил этот "защитничек" - я не дам её в обиду, можешь не волноваться.
- Ладно, так уже и быть - "сдался" я - но только будьте осторожны.
- Хорошо братик - поцеловав меня в щёку и быстро выскочив из машины пока я не передумал, сказала она.
- Смотри мне! Головой отвечаешь - грозно сказал я Петьке, когда сестрёнка убежала.
- Да знаю я - пробурчал тот - не маленький.
- Ну, ну...
Он, ничего не ответив, выскочил из машины и побежал за ней. Ну а я, улыбнувшись своей маленькой проделке, поехал дальше. Через несколько часов, объездив весь город и решив все свои вопросы, тем самым выполнив очередной пункт плана, отправился в док. Когда же и это дело было улажено, уставший, но довольный собой позвонил Петьке. Странно, но он не брал трубку. Это меня сильно напрягло, потому я быстренько набрал сестрёнку... но она вообще была в не сети. Почуяв беду, быстро поехал в дельфинарий, хотя и не надеялся их там застать. Прошел уже не один час как я их там оставил, а значит, они уже давно ушли. Но других зацепок у меня нет, нужно начинать искать оттуда. Продолжая набирать обоих и газуя, я ехал по улице, не обращая внимания ни на кого. Пару раз видел милицию, но те никак на меня не реагировали. Маю машину тут знают все. Местные в смысле, а также знают, что без причины я так гнать не буду. Когда я уже ворвался в дельфинарий, держа трубку у уха, наконец-то услышал голос Петьки.
- Да? Что случилось Вань? Мы тут представление смотрим, о котором ты говорил. И правда, особенное... представляешь у них дельфины, вместе с морскими львами такое вытворяют...
- Почему ты не брал трубку? А у Алинки вообще телефон не отвечает? - перебил я его, подбегая к кассе - и где вы сейчас точно?
- Да что случилось то? Я не слышал из-за музыки играющей тут, а у неё батарейка села. Вот и не отвечали...
- Я тебя *** сейчас скажу **** что случилось.... Ты хоть понимаешь, как я испугался? Когда ни до кого из вас не смог дозвонится? Я же тебе этот телефон к уху сейчас приклею, **** ты этакий.
- Ей расслабься, всё же нормально, ничего не случилось...
- Да ну? А то, что я через полгорода, как бешенный, плюя на все правила, ломлюсь в этот драный дельфинарий это ничего да? И то, что с каждым звонком, я всё больше и больше начинал нервничать и злится тоже ничего? Ты же знаешь, что бывает когда я начинаю злиться, правда?
Из трубки послышалось "ой, это братик? А почему он кричит?", после чего Петька начал ей объяснять, как они были не правы. Так успокоиться, вдох, выдох, еще раз, и еще. Всё я спокоен...
- Где вы? - уже более спокойным голосом но, всё еще с нотками недовольства, спросил я - Я сейчас на главном входе вместе с охранником. Какие у вас места?
- Братик не злись, мы же не хотели...
- Алина - строго сказал я - кто виноват, а кто нет, будем решать позже. Сейчас я хочу знать, где вы?
- Вторая трибуна, тридцать четвёртое и пятое место - обречённо ответила она.
Я передал охраннику, и он повёл меня туда. Когда я начинаю говорить строго, она всегда подчиняется. Причём зараза всегда способна определить, действительно ли я зол или так притворяюсь. Как так у неё получается, она не рассказывает, хотя я и спрашивал. Проходя мимо рядов со зрителями, замечал удивлённые взгляды людей. Еще бы, охрана кого-то, куда-то ведёт. Не выводит буйных зрителей, а ведёт. Мне же было плевать, я пытался успокоиться. Придумал блин, на свою голову. Её же действительно могли украсть. Как мою сестру Алинку тут никто не знает, а про Петьку и говорить нечего. Она же очень красива, а бандитов и у нас хватает. Понравится какому-то олигарху, прикажет схватить её и доставить себе, никакой Петька не спасёт. И что тогда? Я то найду. Из под земли достану, вопрос во времени. Его же может и не хватить...
- Ну и что вы устроили? - поинтересовался я, когда, наконец, нашел их, а охранник попросил ближайших людей пересесть - Алинка ты себе не представляешь, как я волновался...
- Что вы себе позволяете! Я буду жаловаться! Я заплатил за это место, и хочу сидеть тут до конца! И вы, не... - наткнувшись на мой свирепый взгляд, паникёр заткнулся.
- Уважаемый, жалуйтесь, я вас внимательно слушаю - моим голосом можно было заморозить бассейн с дельфинами.
- А вы собственно кто? Да вы знаете кто я такой??? Да я работаю в корпорации, которая владеет этим островом! Вас всех уволят!
- В корпорации говорите? Считайте, что уже не работаете - и добавил, обращаясь к охраннику - передашь управляющему мои слова, и пусть проконтролирует. Оба получите премию. Этого уведи - указал я на побледневшего паникёра, до которого что-то начало доходить - и верните ему деньги за билет.
- Как прикажете - поклонившись он взял того под руку и увёл.
- Зачем ты так? Он ведь ничего не сделал... - начала сестрёнка, но натолкнувшись, на мой взгляд, тоже замолчала.
- Встали оба, и пошли в машину, быстро и без вопросов.
Они, опустив головы, молча подчинились. Сейчас со мной лучше было не спорить, оба это знали и потому подчинились. Я по своей натуре довольно добрый человек. И что бы меня разозлить нужно хорошенько постараться. Но вот если разозлили.... В общем, в такие моменты я становлю точной копией своего отца. А тот всегда добивается своего. Вот и я также. Если бы понадобилось, силой бы потащил.
Проходя мимо кассы, увидел недавнего паникёра, увлечённо угрожавшего управляющему...
- Да кто он такой, что бы увольнять меня! Да кто ты такой, что бы меня задерживать! Да мой брат лично с президентом корпорации знаком! Он вас всех уволит! А этого молокососа вообще посадит!
Незаметно подойдя и остановившись за его спиной, отсалютовал управляющему, что бы, ничего не делал, а сам стал слушать дальше.
- Да я вообще это чертово заведение закрою! ****** вы! Вы все у меня попляшете! Я вас... - последнее ругательство он проглотил, так как повернулся и увидел меня стоящего сзади.
- Значит одного урока вам было не достаточно... посадить меня вздумали... ну что же, управляющий вызывай наряд. Пусть этот хам посидит немного да остынет малость. И кстати я тоже знаю главу корпорации - сказал я, не давая паникёру открыть рот - он мой отец.
После чего развернулся и отправился к ожидающим меня на выходе Алинке с Петей.
- Управляющий - обратился я к нему, вспомнив о премии, которую обещал - завтра вместе с тем охранником зайдёте к начальнику, я предупрежу.
Сев в машину, я перевёл дыхание и посмотрел назад. Алинка с Петей сидели хмурые, хмурые, и не знали, что их ждёт. Ну а я, усмехнувшись про себя сказал:
- Будем дома говорить. А сейчас подумайте о своём поведении и о том, что пока мы шли, как минимум четыре олигарха положили на тебя глаз Алинка. Это только из тех, кого я увидел лично. А сколько было еще? Пойми, тебя тут никто не знает. Похитить под предлогом пойти "выпить" или еще каким-то могут запросто. Ты даже крикнуть не успеешь, и ты Петька тоже! - добивал я, не давая тому высказаться. Ты видел, какие у них мордовороты? Или думаешь, сможешь им что-то сделать? То-то и оно! - сказал я, когда он, опустив голову тяжело вздохнул. Поймите, я могу и не успеть...
Возвращались в полном молчании, и лишь шум мотора и ветра за окном, разгонял гнетущую тишину. О чём думали они, догадаться не трудно, ну а я же обдумывал: Говорить или нет? Отец если узнает, всех этих "олигархов" в фарш пустит. Хотя я бы и сам не прочь, но всё же не заслужили. Уж очень Алинка красива, и многие мужчины с желанием в глазах на неё смотрели. Не убивать же всех за простой взгляд? С такими мыслями и прошла дорога. Решив для себя, что лучше рассказать, но только наедине вошел в дом.
- Идите спать уже поздно. Завтра мы отправляемся в круиз на яхте.
Когда до них дошли мои слова, повеселели, а сестрёнка подбежала и прыгнула мне на шею. Ну да, наказывать не буду, не злюсь уже, да еще и в круиз идём. Почему бы не порадоваться?
- Всё хватит - сказал я, отстраняя её - зацелуешь до смерти же!
- Неа - и снова поцеловала - ты у меня живучий и очень добрый!
- Всё, всё иди уже...
Когда же она убежала, а Петька поймал мой хмурый взгляд, и с понурым видом подошел я сказал:
- Запомни, за Алинку я удавлю любого. И если ты хочешь с ней быть и дальше, то постарайся сделать всё, чтобы защитить её. Иначе я тебя никогда не прощу.
- Я постараюсь - мёртвым голосом сказал он - но ты же знаешь, что мы не сможем быть вместе...
- А ты попробуй - когда же он поднял на меня удивлённый взгляд, я продолжил - всякое в жизни случается. Вдруг с принцем случится чего? Или мать передумает?
- Я... неужели?
- О чём ты? Я тебе ничего не говорил - и подмигнул ему.
Он намёк понял, улыбнулся и обнял меня, тихо прошептав "спасибо...". После чего быстро ушел наверх готовиться к завтрашнему дню. Ну а я же пошел к отцу. Он уже несколько минут стоял около входа в столовую и молча наблюдал за нами.
- Молодец сын. Ты всё правильно сделал. Сейчас тоже иди спать. А с тем "работником" я сам разберусь.
- Спасибо - сказал я уставшим голосом - как же я за сегодня устал. Я сейчас иду спать. Ты завтра с нами?
- Нет, сын. У меня дела. Отправляйтесь, отдохните, вам полезно.
- Хорошо. Ну, я пошел - сказал я, разворачиваясь к лестнице.
- Иди сын, иди...
Возможно, будь я менее уставшим я бы и задумался, к чему это отец сказал. Но сейчас меня волновало только то, как бы добраться поскорее до кровати и уснуть мёртвым сном...

Проснулся я очень поздно, видимо вчера от этих переживаний я устал больше, чем казалось. Голова болела, а организм настойчиво крыл меня матом. С кряхтением как старый дед, вылез из кровати, и проковылял в ванную, где добрых два часа отмокал и смывал с себя всю эту ломоту. Всегда любил купаться. Вроде бы чего тут такого? Полежать в ванне, отмокнуть там, голову помыть, да и все дела. Ан нет, мне нужно еще какое-то время просто полежать, понежится моментом. Ладно, что-то с утра у меня совсем настроение депрессивное. Пора заканчивать. Вечером отправляемся в круиз, там и отдохну, и накупаюсь, да и просто от этого всего отойду. В море уж точно к ней никто не пристанет. Единственный вариант, что кто-то из команды рискнёт... нет, это не возможно. Все они будут знать кто такая Алинка. Побоятся меня...
Еще через двадцать минут, когда я, наконец то удовлетворил свою морскую свинку, вылез и пошел одеваться. А когда спустился вниз то узнал что отца нету. Он уехал куда-то по делам, и сейчас мы одни. Ну, понятно снова работа и никакого отдыха. Еххх загонит он себя когда-то.
Увидев меня Алинка радостно взвизгнула, и повисла у меня на шее. Ну а я, уже привычный к подобным трюкам, подхватил её и раскрутил вокруг себя. Улыбаясь и визжа, она что есть, сил держалась за мою шею, а когда у меня закружилась голова, мы вдвоём шлёпнулись вниз. Рядом на корточки присел, улыбающийся Петька и спросил:
- Вы долго еще валятся, будете? Нам еще на яхту опоздать не хватало! И так тебя полдня ждали.
- Петенька не мешай, не видишь, я выражаю ему свою благодарность за возможность поплавать на корабле?
- Ну, если ты так благодарность выражаешь... что ж ты творишь, когда злишься?
- БУууу, злюка! Всё настроение испортил - сказала она, слезая с меня.
- И правда, Петь чего ты? Ну, подумаешь, немного порезвились. Сейчас машину возьмём и за полчаса будем в доке.
- Да я не против. Вот только ты уже собрался то? Ведь наверняка встал и сразу в ванную. А нам плавать минимум две недели.
- Петька ты прям как маленький... мы плывём на трехмачтовой яхте. С командой и всеми удобствами. Зачем что-то собирать, если всё и так там есть? Или думаешь, я просто так приказывал еще неделю назад яхту готовить, а плывём мы только сегодня? Я вчера был в доке и капитан Мюллер заверил меня, что всё готово к отплытию хоть сейчас.
- Да ну? А на что тогда я полдня потратил? Вот *****. Сразу сказать было нельзя?
- Тебе напомнить, что вчера было? Когда я по твоему должен был тебе в подробностях всё рассказывать?
- Всё понял, понял. Не нужно... Но всё таки?
- Да блин достал! Нормально всё будет, вот увидишь. Вон уже и машину подали. Сейчас заедем и выплывем. А к утру уже обогнём западный коралловый риф, и будет в открытом океане. Чего тебе не нравится то?
- Емм понимаешь... тут такое дело... в общем, у меня морская болезнь - выпалил он, будто признавался первый раз в любви.
Я остановился, обернулся и удивлённо посмотрел на него, а потом расхохотался.
- Петька ты кадр, просто кадр. Ну как так можно? Неужели тебе любовь всю голову вскружила? Или ты не знаешь, что уже давно придумали таблетки от неё?
- Тише ты... Алинка же услышит!
А она в это время уже подгоняла слуг, которые тащили три здоровенных баула с её вещами. Хоть я и сказал, что там всё есть, она решила всё равно брать свое. "Как я и чужой косметичкой? Да низа что!". Вот такие вот дела. Косметичку я бы еще понял, но ЧТО В ЭТИХ БАУЛАХ?
- Алинка, ты чего туда понабирала то а? - проигнорировав шипение Петьки, спросил я.
- Все нужные мне вещи! И ничего я перебирать не собираюсь!!! - взвизгнула та.
Было у нас с ней такое противостояние в детстве. Я всегда не переносил то, сколько ей нужно вещей. Потому если мы куда-то ехали, всегда из принципа заставлял её перебирать вещи. Да еще и сам учувствовал в этом. По итогам таких разборов мы имели два часа потерянного времени, и наполовину пустые баулы сестры. Дело в том, что она любит со мной спорить и торговаться. И еще ни разу в таких вот наших играх не применяла свой главный козырь, слёзы. Да и мне, если честно всегда это нравилось, вот и спорили.
-Жаль тебя расстраивать, но сейчас у нас уже нет времени потому спорить не будем, - и, обращаясь к слугам, сказал - грузите всё в багажник, нам пора ехать.
Те со вздохом взгромоздили на себя их и поковыляли к машине, а сестра недоуменно на меня посмотрев и как бы спрашивая "а почему?" пожала плечами и пошла к нам.
- Петька вернёмся к тебе. Когда прибудем в док, напомни мне переговорить с капитаном, что бы он выдал тебе лекарство.
- Обязательно...
- Что с тобой Петенька? Тебе плохо? - взволновано проговорила Алинка, и, подойдя, приложила ладонь к его лбу. Тот аж в ступор впал от такого действа.
- И правда, лоб горячий. Может тебе к врачу сходить, а не с нами плыть?
- Да нет сестрёнка, у него морская болезнь, об этом лекарстве мы и говорили. Ну а лоб горячий...
- От волнения перед выходом в море! - прервал меня он.
- Ну да, ну да - ехидно закончил я.
- О чём это вы? - недоуменно переспросила сестрёнка.
- Не волнуйся со мной всё в порядке. Приедем, капитан даст мне таблетку, и я буду здоров.
- А ну тогда ладно - беспечно махнув ручкой, сказала она и пошла к машине - ну вы там еще долго?
- Идём, идём - сказал я, направляясь к машине и тихо посмеиваясь.
Весело так над ним поиздеваться. И что самое интересное, сестрёнка не замечает его любви. Ну, или делает вид, что не замечает. Она у меня не простушка. И когда нужно может очень красиво и главное грамотно заткнуть.
Так весело переговариваясь и перешучиваясь, сели в машину и через тридцать минут уже были на месте. Капитан встретил нас и, проводив в наши каюты, спросил у меня, когда отправляться.
- Капитан у вас есть лекарство от морской болезни? Или нужно отправляться в ближайшую больницу? - вместо ответа спросил я.
- Есть, но оно не излечивает. А просто глушит болезнь. Одной таблетки хватает в среднем от одного до двух дней, а что? Вы больны ней?
- Нет, не у меня. У моего друга. Нам хватит на двух недельную поездку этих таблеток или нужно заказать еще? Вон видите, он только на борт поднялся и ему уже плохо.
- Хватит. Если он не будет, много есть, то хватит и на месяц.
- Почему нельзя есть? - не понял я.
- Я не говорил, что нельзя есть вообще. Главное чтобы он не переедал. И всё будет в порядке.
- Да я сейчас и крошки во рту видеть не хочу. Не говоря уже о чём то другом. Дайте мне поскорее таблетку.
- Как его прихватило то - хохотнул капитан - сейчас принесу, терпи боец.
- Угу - промычал он и перевалился через перила.
Хорошо, что Алинка в каюте свои баулы разбирает. Иначе он бы со стыда помер. Скоро вернулся капитан, и приказал Петьке выпить две таблетки как на первый раз и терпеть.
- Главное сейчас удержатся, и не вырвать. Иначе таблетки пойдут насмарку. Терпи боец, через десять минут всё будет нормально.
- Ага - еле удержавшись, пробормотал он.
- Ладно, капитан. С ним разобрались. Вернёмся к нашим баранам. Когда лучше выходить? Сейчас на ночь, или утром с рассветом?
- Я бы говорил сейчас. Бухта спит, никто нам не помешает. Команда у меня хорошая, а я знаю все рифы как свои пять пальцев. Смогу спокойно вывести нас и уже к утру мы доберёмся до западного рифа и в океан.
- Хорошо. Полагаюсь на ваш опыт. Рулите капитан, а я пока к себе. Не выспался сегодня.
Капитан коротко кивнул и отправился отдавать приказы. Ну а я, поглядев на Петьку, который уже начал приходить в норму, отправился к себе.
Мюллер не соврал и к утру мы уже были в открытом океане, а коралловый риф остался далеко позади. Так проснувшись и выглянув в иллюминатор, я увидел бескрайний синий океан, и не менее синие небо, на котором не было ни тучки. Повалявшись на своей кровати, вспомнил одну маленькую, но от этого не менее важную вещь. Уже третий день у меня не было девушки. Это рекорд, если считать фактом то, что последний месяц, каждую ночь мою постель грели самые разные девушки, а иногда и по две и по три как в последний раз. И вот с приездом сестры мой кайф закончился. Ну не с ней же мне сексом занимается? Хотя приди я сейчас к ней она бы с радостью мне отдалась... она сейчас наверно в своей прозрачной кофточке и трусиках с клубничками...
Так СТОП! Меня не туда несёт! Нельзя, нельзя так думать о сестре! В первом же порту нужно будет найти приличный бордель. Иначе и до греха дойду... или всё-таки в сердечках?
Тьфу ты блин. Всё надоело. Через десяток минут народного средства, когда гормоны немного отпустили, я смог вылезти из кровати и умыться. Пришлось даже холодный душ принять. Ну а, после одевшись в лёгкую одежду, поднялся наверх. Отобедав на кампусе, пошел на поиски сестры и друга. Как ни странно Петька, бодренький и весёлый загорал на корме яхты и попивал виски.
- Вижу тебе уже лучше? - спросил я, снимая футболку и ложась на соседний лежак - налей мне тоже.
- Да, причём больше таблеток я не пил. Видимо это всё было нервное - сказал он, подавая мне бокал, после чего продолжил - Никогда не любил воду. Интересно почему? Это ведь так красиво...
Он замолчал, и я молчал. Мы сидели, пили виски и наблюдали за морем и небом, которые неуловимым потоком следовали за нами... Вот какая-то залётная тучка скрылась за горизонтом... а вот там видны скалы, на которых сидят отдыхающие чайки... красота.
От созерцания подобной умиротворяющей картины нас оторвал недовольный голос Алинки:
- Ну, вы прям алкоголики. Не успели с кровати вылезти, уже виски пьёте, и самое главное меня не зовёте!
Скосив взгляд в её сторону, я обомлел и очень сильно пожалел, что просидел в душе так мало... она была в коротеньком купальнике, который практически ничего не скрывал... в комплекте с её фигурой, это была бомба. И да я ошибся. Сегодня она выбрала вишенку...
Так расслабится и отвести взгляд. Думать о постороннем, постороннем, постороннем. Блин да что же эта вишенка на таком пикантном месте расположена то!!!
- Капитан! Мы сейчас, где проплываем? - крикнул я, чтобы хоть как-то отвлечься.
- Не далеко от группы карликовых островов - услышал я в ответ - а что вас интересует?
И тут он вышел и увидел её. Всё человек в ступоре это нечто.
- Да вот нырнуть мне захотелось. Вы не в курсе какая здесь глубина? - видя, что капитан не реагирует, я поднялся, стукнув мимоходом Петьку, и подошел к нему - капитан!
- А? что? Простите, засмотрелся... тьфу, то есть задумался...
- Ага, как и половина команды. Не важно. Глубина, говорю здесь какая? Сможем нырнуть? - блин да что это такое!
- Алинка! Я знаю, что ты прекрасна! Но мы так на рифы налетим! Накинь хоть что-нибудь! Очень тебя прошу!
Посмотрев на меня, и на остальную команду, она фыркнула, вздёрнула носик и удалилась вниз. Наверное, переодевается.
Мужики недовольно загудели, но после командного рыка капитана быстро вернулись к своей работе.
- Извините меня, но ваша сестра просто красавица. Прошу вас поговорите с ней, пусть она вот в таких вот нарядах не ходит. Иначе могут быть проблемы...
- Не беспокойтесь. Я с ней переговорю. А сейчас всё-таки тут можно нырять? Или лучше в другом месте?
- Можно, но не желательно. Тут могут водиться акулы и другие хищники.
- Ясно тогда попрошу вас сообщить мне, когда появится такая возможность.
- Непременно. Очень скоро мы подойдём к тем самым карликовым островам. Там есть одна очень красивая лагуна, где вы сможете сойти на берег и отдохнуть. Ну и понырять вдоволь, если захотите.
- Хорошо. Мы сейчас подготовим снаряжение. А вы скажете нам, когда придёт время.
- Обязательно - и пошел распекать какого-то матроса что-то там неправильно сделавшего.
- Ну что идём готовить снаряжение для дайвинга? - спросил я Петьку, подойдя к нему.
- Идём, - как-то совсем не весело отозвался он.
- Что с тобой? Ты чего такой кислый?
- Да ничего... просто она меня совсем не замечает. Я уже не знаю что делать. Всё перепробовал. И даже сейчас она нарядилась так, только ради тебя...
Вот блинннн... это уже плохо. Если он из-за сестры впадёт в депрессию, будет беда. Нужно срочно с ней поговорить. А для начала вывести его из этого состояния.
- Петь я понимаю, что ты её любишь и всё такое, но вспомни всех своих девчонок. Ты хоть с одной себя так вёл? Вот, по глазам вижу, что нет. Так почему же с ней себя так ведёшь? Будь более уверен в себе, более настойчив. Нельзя же вести себя как слюнтяй. Моя сестра не любит слабаков и тюфяков. Не думай, что раз она ведёт себя как школьница, она такая на самом деле. Поверь это далеко не так. Я прожил с ней всю жизнь и очень хорошо это знаю.
- Я и правда так жалко выгляжу? - и почти что плачет.
Ну, вот и что с ним делать? Врезать? Так не поможет, не тот случай. Обидеться и станет только хуже. Ехх ладно попробуем по-другому.
- Слушай, я тебе сейчас врежу. Причём сильно. Что за сопли? Ты еще разревись тут и тогда точно к моей сестре и за километр подойти не сможешь.
Так, что-то есть. Нужно поднажать.
- Ты же не тряпка. Скольких ты девчонок уже соблазнил? Скольким сердце, на спор разбил а? Почему же сейчас ничего не можешь сделать?
- Так она же тебя любит!!! - выкрикнул он.
Я не выдержал и таки врезал ему. После чего присел и увидел то, что было нужно. Вот сейчас удар пришёлся как-раз в тему. Если раньше он бы обиделся. То сейчас просто зол на меня и готов ударить в ответ.
- А теперь слушай сюда. Вспомни, ***** ты ****** скольких ты у меня увёл? Или ты думаешь, они меня не любили? Да я даже сам просил тебя помочь с некоторыми особо настойчивыми, помнишь?
И что я теперь вижу? Ты тут развалился и нюни пускаешь?
- Сволочь, ты просто сволочь Вань. Но я благодарен тебе, что ты мой друг - с этими словами он принял мою руку и поднялся.
- А теперь успокойся и соберись. Скажу тебе честно, как пару для сестры, лучшей кандидатуры кроме тебя я не вижу. Ты хоть и бабник редкостный - усмехнулся я - но ей будешь верен. Это я знаю точно.
Потому я сейчас и терплю эти сопли, да даже тот поход в дельфинарий тоже я организовал. Ты любишь её, и со временем она полюбит тебя. Главное не сдавайся!
- Ты прав... спасибо тебе... я смогу влюбить её в себя. Точно смогу.
- Молодец, а сейчас иди на кампус и приложи льда. Ты же не хочешь с синяком перед ней красоваться, правда?
- Да. Пойду я - после чего ушел.
Ну а я перевёл дыхание и присел на ступеньку. Рядом присел капитан и протянул мне бутылку виски. Отхлебнул и, не почувствовав вкуса. Снова отхлебнул, и снова. Капитан, видя это, отобрал её и заговорил:
- Разрешите на "ты" сер? - спросил он для начала беседы.
- Говорите, вы старше меня, и хотя я ваш наниматель, возраст многое играет. Я не стыжусь принимать советы от старших. Не зависимо от того кто они в мнимой иерархической лестнице.
- Тогда уж и ты меня на "ты" называй. Так будет правильнее всего.
- Ладно. Так что ты хотел сказать мне? - сказал я и снова отхлебнул из протянутой бутылки.
- Сейчас ты сделал всё правильно. Ты помог ему в нужный момент. Не кори себя.
- Это я знаю. Меня волнует больше Алинка. Как мне теперь с ней объяснятся то? Она не он. И её врезать не получится, хотя иногда и хочется её выпороть.
- Ну, это дело поправимое - хохотнул он - резку мы найдём.
- Да нет. Как бы я не хотел, и что бы ни говорил. Я не смогу поднять на неё руку. Она всю жизнь для меня была тем единственным островком любви и счастья, ради которого я был, есть и буду готов горы свернуть. Да я люблю её. И не только как сестру. Но я понимаю, что так не правильно и быть мы вместе не сможем. Ну а Петька... он действительно достоин её. И я верю, что он сможет добиться её внимания.
- Тут ты не прав. Если ты её любишь, как можешь отдать другому мужчине? Ведь сам будешь страдать...
- Да я люблю её. Но именно из-за этого и не могу с ней быть. Со мной она не будет счастлива. И пусть лучше буду страдать я, чем она. Ну а с ним... она будет действительно счастлива, я ведь вижу, что он ей тоже не безразличен. И далеко не как друг. Просто она разрывается между мной и ним. Ладно, нужно пойти и поговорить с ней.
- Иди, но помни. Сам ты будешь очень долго страдать - сказал он, вставая и отдавая мне салют.
В ответ я лишь махнул почти пустой бутылкой виски. Да я буду всегда её помнить. И буду страдать еще очень долго. Но за то у неё всё будет хорошо.
Поднявшись, и оставив недопитую бутылку на лестнице, пошел в сторону её каюты. Пройдя за поворот, я увидел то, чего не должен был. Увидел плачущую Алинку. Ну, вот почему так? Вечно, со мной случаются такие истории... то друг неудачно подшутит, то сестрёнка услышит, то, что не должна была...
- Значит... значит ты меня тоже любишь? - запинаясь проговорила она.
- Да. Ты слышала меня. Я люблю тебя и потому никогда не смогу с тобой быть.
- Но почему? Почему так? Дети? Да плевать на детей! Я хочу быть с тобой! Не нужен мне Петька. Я хочу тебя! - срываясь на крик, сказала она.
- Нет. Этого никогда не будет. Именно потому, что я тебя люблю не только как сестру, этого никогда не будет. Ты думаешь, я бы с тобой уже давно не переспал? Да сто раз, не люби я тебя. Именно потому, что люблю, терплю твои слёзы. На самом деле нет у меня никакой слабости к слезам. Моя главная слабость это ты. Я никогда не смогу предать свою любовь. И твою тоже - по моим щекам потекли слёзы - пойми ты это, наконец.
- Ну почему всегда так? Почему жизнь такая не справедливая?
- Не знаю. Она есть такая, какая есть. А значит, мы должны жить в ней. Ты же также любишь и Петьку, правда?
- Нет... дааа... то есть нет... я не знаю. Я не знаю что сказать...
- Перестань отталкивать его, прошу. Он любит тебя, и ты также любишь его. А меня просто забудь.
- Но я не смогу забыть любовь к тебе...
- И не нужно. Люби меня как брата. Это всё что я прошу, мне этого будет достаточно.
- Хорошо... я попробую...
- Спасибо. А сейчас тебе нужно поспать - с этими словами я подошел и аккуратно поднял её. Отнёс в комнату и уложил в кровать.
- Ты будешь со мной?
- Буду. Спи малышка. Ты очень устала.
Вскоре она заснула, а я тихонько поцеловал её макушку и ушел. Выйди в коридор, прислонился и сполз по стене. По моим щекам текли слёзы, а в душе была пустота. Не знаю, сколько я так просидел пока не увидел перед своим лицом бутылку. Подняв глаза, увидел... Петьку. Это просто абзац. Если и он слышал наш разговор можно вешаться сразу.
- Ты всё слышал?
- Да. Кампус находится рядом. Вас было очень хорошо слышно.
- Застрелите меня кто-то. Просто застрелите.
- Ну, зачем так? Например, я сейчас хочу тебя четвертовать. Сначала избить, а потом четвертовать.
- Какой ты добрый - криво усмехнулся я - прям ангел в плоти.
Он присел рядом и впихнул мне в руку бутылку, а сам достал другую.
- Ну что за нас лохов? - поднял он бутылку для тоста - оба влюбились в одну девушку, и оба остались в дураках.
- Давай - мы чокнулись и выпили - знаешь, а ведь я действительно её люблю. Только сейчас это понял. Даже не так. Только сейчас смог признаться сам себе в этом.
- Знаю. Давно знал. Но молчал, просто молчал и продолжал попытки.
- Какой же ты дурак...
- Да такой же, как и ты - мы снова чокнулись и выпили.
Сидели мы там долго, сначала просто пили, а потом трепались на ничего не значащие темы. Когда закончилось принесённое Петькой, пошли на поиски продолжения, так нас и нашел капитан. Ничего не сказал, а просто приказал матросам отнести нас по койкам...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"