Истриц Ада: другие произведения.

От Альфы до Омеги со всеми остановками

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И еще чуть фэнтези в конце


Есть здесь еще хоть кто-то,

Кроме меня?

Шахрин, Чайф

  

1

   Человек по имени Росс Один бежал по тропе к храму. Его преследователи, если они все еще гнались за ним, далеко отстали. Он был почти один в этом экзотическом хвойном лесу. Невысокие деревья неизвестной породы то отступали далеко от тропы, то приближались почти вплотную, протягивая свои пушистые лапы с мягкими иголками. Росс 1 отмахивался от них, не задерживаясь. Сквозь стволы деревьев пробивались лучи заходящего солнца, и Росс знал, что до заката он должен вернуться.
   Его комбинезон из новой продвинутой искусственной ткани не сковывал движение. Если бы он сам выбирал одежду, то выбрал бы что-нибудь другое, но этот костюм ему подобрал его начальник, Росс. Из всего снаряжения, полученного перед заданием, у него остались только прозрачная фляга с жизнями на боку и нож в ножнах на поясе. Впрочем, теперь, в самом конце, это было даже хорошо. Он на бегу поправил флягу. Там, за храмом, его ждало спасение. Или хотя бы окончание этого приключения.
   Наконец лес кончился. Храм стоял в нескольких метрах, у отвесной скалы, на краю пропасти, и, чтобы попасть за него, нужно было пройти его насквозь. Скорее всего, он в незапамятные времена был вырублен в скале, и с годами фасад был отшлифован и украшен замысловатым орнаментом
   Шестеро служителей стояли на ступенях, ведущих к входу. Одетые в черное, они походили на ниндзя, хотя откуда здесь взяться ниндзя? Впрочем, удивляться в этом мире значило погибнуть. И человек без удивления оценил обстановку. Один в самом низу, двое повыше, трое у самой двери. Росс 1 остановился. Он совсем не устал после многочасовых скитаний и сражений и был готов к бою снова. Однако что-то удерживало его. Наверное, их порядок. Обычно стражи располагались в другом порядке: трое сначала, двое потом, один, самый искусный, - напоследок.
   "Вперед!" - услышал он приказ Росса и двинулся вперед.
   Один из служителей вышел навстречу ему. Схватка была короткой и бурной. В какой-то момент Росс подсказал ему, что делать, - и поверженный страж распластался на земле.
   "Дай ему свою жизнь", - приказал Росс. Росс 1 поежился. Фляга с жизнями была почти полна, и все-таки отдавать жизнь врагу...
   "Отдай!" - снова приказал Росс, и тот медленно, словно нехотя, достал флягу и выплеснул каплю на тело. Страж зашевелился, но встать еще не мог.
   "Представляешь, он еще думает!" - услышал он голос пораженного Росса.
   Двое других стражей двинулись к нему. Справиться с ними было сложнее, но благодаря вмешательству Росса Росс 1 одолел и их. Все-таки хорошо, что его руководитель Росс. Он умный, хотя, наверное, и не такой ловкий, всю жизнь проводит в кресле на станции связи. Но вот не бросил его, ведет до конца, после того, как задание выполнено, и ключ отправлен на Землю.
   "Дай им жизни", - снова скомандовал Росс.
   На этот раз Росс 1 не колебался. Он пролил одну каплю на одно тело, вторую - на другое, и повернулся к оставшимся трем стражам. Они уже спустились со ступеней и приближались к нему.
   Странный мир... Он никогда не видел, чтобы кто-то умирал здесь навсегда. Неподвижные тела оставались лежать на земле, их никто не убирал и уж тем более не погребал, но если ему приходилось снова оказываться в этом месте, там было пусто. Мир без вечной смерти.
   "Теперь обходи их слева (по краю пропасти, отметил Росс 1 про себя) и иди к храму. Путь свободен".
   Росс 1 пробежал по краю пропасти, балансируя на камнях, и помчался вприпрыжку по ступеням. У самой двери он остановился и оглянулся: те, кому он отдал капли жизни, теперь сражались со своими бывшими коллегами - ниндзя. Вот так...
  

2

   - Ну как? - Росс расслабленно потянулся в кресле.
   - Классно! - зрители искренне восторгались.
   - Графика - отпад!
   - Отдать свои жизни врагам - потрясно! Я бы не въехал...
   - Владейте! Ничего для вас не жалко!
   Росс отъехал в кресле от экрана в темноту рабочего зала, предоставив поле битвы сотрудникам-игрокам. Несмотря на поздний час, их было много на рабочем месте. "Завоевываем фармацевтические поля", - сказали бы они шефу, спрятав игрушки, если бы тот вдруг появился в среде простых работников и поинтересовался.
   - Уже поздно, - девушка в свитере и джинсах подтянула кресло за спинку к своему месту. - Пора домой.
   - Сейчас, - Росс подкатил к ее компьютеру. - У меня возникли кое-какие проблемы, сейчас взгляну и пойдем. Кстати, тебе тоже может быть интересно.
   Он набрал несколько команд на клавиатуре и ткнул ручкой в экран монитора. Компьютер выдал список файлов, выбранных программой, не слишком длинный. Росс указывал на некоторые.
   - Видишь? Подверглись изменениям. Я думаю, их скачивали. Но программа ничего не показывает, все в соответствии с процедурами.
   - И что?
   - Я проследил маршрут и запрос. Думаю, это кто-то скачивает наши файлы, - Росс довольно улыбнулся. - Я послал по адресу пару моих штучек под их именем, интересно, они получили их?
   - Что, если получили?
   - Тогда мы на время заткнули эту дыру. Ладно, сейчас проверим. Я и сам не все понял еще, пойму - расскажу.
   Они придвинулись к экрану и замерли в ожидании...
  

3

   ...- Давай поиграем! - желтый колобок прыгал по экрану. Его слова струились за ним в облачке. - Давай поиграем! Это самый безопасный способ развития интеллекта!..
   - Черт! - Дим ударил кулаком по столу. - Черт! Черт!
   - Что такое? - на шум заглянул в клетушку Дима Грозный.
   - ... Короче, все коту под хвост. Мы подцепили какой-то вирус с этой перекачки.
   - Серьезно?
   - И даже еще хуже. Все, что мы качали, все погибло, все пропало... Все, - он слабо улыбнулся, - что нажил непосильным трудом, все.
   Начальник отдела, вечно хмурый и недовольный мужчина с военной выправкой и животом, вырос над ними - двумя выпускниками непрестижного вуза, хлипкими и субтильными очкариками.
   - Что произошло, доложите.
   - Похоже, нас засекли, - мрачно заявил Дим. - Наша программа уничтожена, и все результаты тоже.
   - Как это могло быть?
   Грозный тихо отступил в свой отсек.
   - Как-как... Программу стерли, прислали вирус, который стер скачанные файлы, - обречено сообщил Дим. - Так что у нас ничего не осталось...
   Начальник засопел особенно угрожающе.
   - Что еще можно сделать?
   - Ну, - снова появилась голова Грозного, - можно попробовать еще одну дырку. Хотя непонятно, как они обнаружили наше присутствие. Мы ведь осторожно ...
   - А это что за гадость у вас по экрану скачет? Все в игрушки играете? Вместо того чтобы работать!
   - В смысле?
   - У моего сына такая же заставка в игрушке, - начальник брезгливо сморщился. - У него вообще все игрушки так начинаются... Ну думайте, иначе вашей участи я не пожелаю никому.
   Он повернулся к ним спиной и не торопясь направился в свой кабинет. Когда дверь за ним закрылась, Грозный полностью переместился к Диму.
   - Слушай, а это мысль. Знаешь, кто эти игрушки делает?
   - Ну?
   - Парень один, он нас на два курса старше был. У него библиотека графики, сам писал, вот он и штампует все это... Знаешь, где он работает?
   - Где?
   - Как я слышал, как раз в конторе, - Грозный постучал карандашом по монитору. - Он мог вычислить нас... он гений, говорят.
   - Точно?
   - Можно проверить.
  -- Ладно, даже если он работает там, что дальше?
  -- То, что гений, принимается за аксиому?
   Грозный сел на стол около клавиатуры и положил руку на монитор.
   - Предположим, если это он и его удастся убрать на время... Сколько тебе надо, чтобы все скачать по новой?
   - Ну, дня два на то на се, еще дня два... плюс пару для страховки... В общем, в неделю уложусь.
   - Тогда что-нибудь организуем...
   - Выручай, друг, - с надеждой выговорил Дим, - иначе - накрылась премия в квартал.
   Грозный сполз на стул, предусмотрительно подвинутый Димом, и распластался перед дисплеем.
   - Я тоже гений, и у меня появилась прекрасная идея. Так-так, вот списки выпускников... Наш друг там. С его редким именем найти его проще простого. Да, именно так... А вот то, о чем он мечтал... Вносим его имя в списки... отправить приглашение... Ну, Ростислав Пушин, вперед!
   ... Начальник отключил микрофон и снова недовольно поморщился. Если бы не серьезные заказчики, которых мало интересовали производственные проблемы и которые желали за свои деньги иметь результат уже вчера, он, наверное, не стал бы обращаться к старым знакомым. Но вскрыть указанную в контракте фирму и собрать улики было необходимо, и эта необходимость не оставляла ему пространства для маневра. Он набрал номер и подождал, не отрывая руки от последней кнопки, раздумывая, как начать разговор. Затем сухой голос на том конце провода официально предложил оставить на автоответчике интересующий вопрос и координаты для связи.
   - Это я, телефон... - начальник оглянулся на дверь и шепотом продиктовал телефон. - Хотелось бы предложить вам небольшое дельце. По вашему профилю. Срочно...
  

4

   - Ростислав Пушин?
   Росс оглянулся: двое в длинных пальто недвусмысленно кивали ему. На оживленной улице холодного весеннего города под серым небом они выглядели почти непримечательно, просто два человека в длинных темных пальто, которые только что вышли из машины и обратились к первому попавшемуся прохожему.
   - Отдел по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий.
   Один, тот, что стоял у тротуара, раскрыл удостоверение, держа руку на уровне груди. Второй, в огромных очках, наполовину скрывавших его лицо, держался за его спиной. Росс потянулся к удостоверению, и человек позволил поднести корочки ближе, не выпуская, однако, их из руки.
   - А в чем дело, капитан..?
   - У нас к вам несколько вопросов. Предлагаю проехать к нам, мы спокойно побеседуем... Вы нас проконсультируете...
   - По поводу чего?
   Очкарик подошел ближе.
   - Это касается вашего лабиринта. У нас имеется заявление об ущербе... и экспертное заключение об источнике - игре лабиринт.
   - Этого не может быть! - твердо заявил Росс с возмущением.
   - Вот вы и напишите... что же может быть.
   - И дадите подписку о невыезде, - вставил очкарик.
   - Ну... как же...
   - Это не займет много времени, - заверил капитан. - Вы даже не слишком опоздаете.
   Росс демонстративно посмотрел на часы и прошел к машине, чувствуя дыхание очкарика на затылке. Его посадили на заднее сиденье, оба сотрудника устроились впереди. Они обменялись тихими замечаниями, и машина тронулась.
   Через несколько минут они въехали в перелесок около заброшенного заводика, свернули на просеку. Конечно, эта дорога тоже вела в центр города, где располагаются подобные их конторы, но... Сердце Росса тревожно замерло, слишком все это было непохоже на его представление об этом мире. Капитан повернулся к нему:
   - Я решил провести следственный эксперимент. Так что надо выйти из машины, - он вылез из кабины и, отойдя на пару шагов, закурил.
   - Да-да, - подтвердил очкарик. Он снял очки, подышал на стекла, протер их и аккуратно сложил.
   Росс выбрался из машины и тоскливо осмотрелся. Лесок был абсолютно пуст, небо пасмурно серело, и начинал идти мелкий снежок.
   - Мой сосед, мальчонка, все меня спрашивает, как перейти в стеклянный зал, - повернулся капитан к Россу.
   - Надо набрать где-то 20-30, не больше, - запинаясь, произнес Росс, прислоняясь к холодной дверце машины.
   - Хороший мальчик, - одобрил бывший очкарик. - Как это: храбрый мальчик, хорошо, в жизни пригодится.
   Он с явным неудовольствием покинул кабину, подставил лицо ветру и снегу и недовольно сморщился. Левой рукой он попытался поднять воротник, потому что в правой держал пистолет. Черные перчатки не оставляли никаких сомнений в его намерениях - не для тепла же он их надел.
   Росс с горечью обвел взглядом пустой лес: огромное пространство - а бежать некуда. Капитан неторопливо курил, пока его напарник медленно поднимал пистолет.
   - За что? - обреченно спросил Росс.
   - Знаешь, иногда говорят: меньше знаешь - дольше проживешь, - капитан кивнул напарнику. - Чисто бизнес, ничего личного.
   - Встань сюда, - скомандовал стрелок и оттолкнул Росса в сторону.
   Выстрел прозвучал тихо и неопасно. Росс вдруг увидел перед собой низкие облака, затем, словно глядя сверху, далеко внизу темную машину, возле нее двух стоящих человек и одного лежащего. Снег вокруг его головы пропитывался кровью. Один из стоящих наклонился над ним.
   - Сделано, - голос звучал неестественно четко.
   - Готов?
   - Ты всегда классно работаешь.
   - Поедем.
   Один из них размахнулся и забросил пистолет далеко в снег. Оба они сели в машину и отъехали. Снег уже запорошил лицо лежащего. Внезапно снежинки превратились в разноцветный вихрь, все замелькало, закружилось - и погасло. Наступила тьма...
  

5

   Потом появился свет. Росс открыл глаза: белый потолок, белые стены. Шевелиться было трудно. Откуда-то издалека доносились тихие неразборчивые голоса. Они становились громче и отчетливее. Росс перевел взгляд: к нему приближались двое в белых халатах. Их лица он видел нечетко, словно у него двоилось в глазах, и как ни старался он сфокусировать взгляд, у него это не получалось. Так и смотрел он на две белые тени рядом.
   - Хорошо, хорошо. Но недолго. И говорить буду я.
   Люди присели рядом - на край кровати, на которой лежал Росс.
   - Вы меня слышите?
   - Да, - неожиданно для себя слабо ответил Росс.
   - Вы помните, что с вами случилось? - вмешался второй.
   - Да. В меня стреляли.
   Второй оживился: подался вперед и оттеснил первого.
   - Вы знаете кто? Как это было?
   - Да, - Росс пошевелился.
   - Имена?
   - Анш Гарасток и Бартоник.
   - Кто это такие? - удивился второй.
   - Неонатуристы, - Росс в изнеможении закрыл глаза.
   - А вас как зовут? - перехватил инициативу первый.
   - Не... нет, не знаю, - еле слышно прошептал Росс: вопрос заставил его внутренне напрячься.
   - Все-все, хватит.
   - Мы пока не нашли оружие...- начал говорить второй, обращаясь скорее к собеседнику в белом халате, чем к Россу.
  -- Это был стенс, - выдохнул Росс.
   Он отлично помнил все, что произошло. Стоило только закрыть глаза, и события этого дня оживали снова.
   Начальник смены мрачно рассматривал план коммуникаций: переплетение линий в трехмерном дисплее. Несколько синих огоньков недвусмысленно указывали на места атак. Картинка в кубе, занимающем большую часть зала, менялась ежеминутно.
   - Что скажешь? - обратился он к Россу.
   - Сегодня натуристы необычайно активизировались, - Росс смотрел на мелькание огоньков.
   - Я думаю, это серьезнее. Неонатуристы, возможно. Слишком слаженно действуют. Судя по всему, готовят гравитационную бомбу.
   Росс присвистнул. Теперь он сам ясно видел в путанице линий контуры гравитационной бомбы. Да, такой дьявольский замысел мог быть плодом безумной фантазии исключительно неонатуристов.
   Натуристы, наивные натуристы, были поистине безвредными детьми природы. Их протест был безобидным и легкомысленным. Они не хотели ходить на работу в этом обществе, не хотели подчиняться его законам и не любили его людей. Но они любили хорошо и легко жить, поэтому просто пользовались благами так ненавистной им цивилизации: воровали энергию и информацию.
   Неонатуристы...
   Начальник еще раз посмотрел на куб и указал рукой на огоньки внизу:
   - Вот эти я ликвидирую сам, отсюда. Но вон тот, - он ткнул пальцем в верхний правый дальний угол, - возьми на себя. Тебе придется выехать прямо сейчас.
   - Что там?
   Изображение линий исчезло.
   - Вероятно, обычная амнезия, такое бывает при сотрясении мозга. Возможно, память восстановится постепенно... если он вообще выживет.
   - Все так серьезно?
   - Состояние стабильно критическое...
   Что-то непрошеное вторглось в воспоминания.
   Начальник посмотрел на Росса:
   - Возьми с собой Мила. Я вызову полицию вам на помощь.
   Росс поднялся на транспортную площадку. Около турбохода из прозрачного затемненного пластика уже крутился Мил, призывник из университета. Его новенькая темно-синяя форма бодро искрилась, десять крупных звезд на левом плече пульсировали.
   - Едем в восьмой сектор. Там, по-видимому, неонатуристы. Возможна стычка, - короткими фразами объяснял Росс, пока они забирались в турбоход. - Оружие есть с собой?
   - Нет, - озадаченно ответил Мил, усаживаясь на место пассажира.
   Росс устроился на водительском месте. Кресло коконом обволокло его тело, мягко и всесторонне. На лобовом стекле высветились данные маршрута. Росс подтвердил старт, и турбоход рванулся с места.
   - Вот, возьми стенс, - Росс достал из ящика под креслом оружие и бросил его назад не глядя. Судя по звуку, Мил благополучно поймал его.
   Турбоход достиг края площадки и низвергнулся в пропасть. Многокилометровое здание техобслуживания отлично подходило для разгона машин. Далеко внизу паутиной мерцали линии гравитационных трубопроводов, разбегающиеся в разные стороны. Где-то вдалеке, у горизонта, по ним сновали темные точки.
   - Оу! - послышался сзади голос Мила, у которого от скорости падения захватило дух.
   - Что, не привык еще? - весело прокричал Росс, не оглядываясь.
   - Разве к этому можно привыкнуть?
   Турбоход задрожал, переходя из свободного падения в пологий спуск. Сквозь прозрачный пол видно было, как внизу возникла мерцающая махина гравитационной трубы. Полупрозрачная, как медуза, она тянулась от здания вперед к горизонту. Турбоход коснулся призрачной поверхности, и дрожь прекратилась.
   - Я привык, - продолжал Росс, - сорок лет уже здесь...
   - А никогда такого не было, чтобы турбоход не попал на трубу? - боязливо спросил Мил.
   - Никогда!
   Турбоход с огромной скоростью мчался теперь горизонтально по трубе. Невысокие раскидистые деревья сливались в сплошную полосу леса, местами перемежающуюся прогалинами, в которых угадывались тропки к одиноким домикам в глубине. Вскоре лесок сменился полем. Далеко впереди около трубы высилась странная башня из зеленоватых светящихся кубов, вокруг которой двигались крохотные фигурки человечков. Внезапно труба в том месте раздулась, охватывая постройку, отчего та разлетелась на куски. Суетившиеся около люди бросились врассыпную, увертываясь от обломков.
   Когда турбоход приблизился к развалинам башни, Росс снял со стенки гравиарбалет и, прицелясь, выстрелил в самый крупный обломок. По стеклу корпуса пробежала полоса света, как круг от камня на воде, когда заряд проходил через него. Едва заметный конус устремился к обломку, и тот рассыпался в пыль.
   Турбоход между тем мчался вперед. Когда он пронесся мимо, люди попадали на землю, закрывая головы руками, словно ожидая своей очереди стать жертвой. Но Росс не обратил на них внимания: их злодейской затее пришел конец, а его цель была далеко впереди.
   Через несколько минут они прибыли. Башня, подобная той, что они видели давеча, высилась у трубы, и люди в серо-зеленой одежде тащили к ней огромные короба. Когда турболет остановился над ними (полоса света пробежала по трубе), они замерли, глядя снизу вверх. Росс выбрался наружу и, размахивая арбалетом, сурово закричал:
   - Именем закона приказываю вам прекратить вашу незаконную деятельность и сдаться властям.
   Мил медленно вылез из турбохода и осторожно ступил на невидимую вне стен машины поверхность трубы. Одной рукой он цеплялся за ручку дверцы, в другой сжимал стенс.
   Увидев его, люди внизу словно очнулись от оцепенения. Одни побросали короба и бросились бежать. Другие же торопливо продолжили свой путь со своей ношей.
   - Эй! - Росс выстрелом снес верхушку башни.
   - Всем стоять! - из-за башни появились двое полицейских в черной форме. - На землю! Не двигаться! - оставшиеся работники опустились на землю, рядом со своими коробами.
   - Инженер, спускайтесь! - крикнул один из полицейских Россу.
   Росс привычно соскользнул по округлому боку трубы и спрыгнул на землю. Мил неуверенно переминался наверху, не решаясь преодолеть такое расстояние. Один из полицейских засмотрелся на него, споткнулся и упал на колено.
   - Вас только двое? - Росс с сомнением бросил взгляд на лежащих натуристов.
   - Да, пока. Подкрепление на подходе. Вы тоже только вдвоем?
   - Да, - кивнул в ответ Росс. - Мы ждали, что вы подъедете...
   - Отлично, мы уже здесь!
   Второй полицейский поднялся на ноги. Росс перевел взгляд на него, на его черную блестящую форму - и отшатнулся: на коленях остались пятна от земли и травы. Офицер стряхнул грязь с брюк и, улыбнувшись широко и открыто в ответ на потрясение Росса, достал пистолет из внутреннего кармана. Росс отступил еще на шаг, машинально отметив, что люди в серо-зеленой одежде поднялись на ноги и продолжили прерванную появлением полицейских работу. Офицер же поднял пистолет и выстрелил в сторону Мила. Росс инстинктивно снова сделал шаг назад и оглянулся. Мил взмахнул руками и рухнул вниз. Стенс из его руки отлетел в сторону и упал к ногам первого полицейского, который и подобрал его, театрально медленно наклоняясь и разгибаясь. Турбоход задрожал и обрушился вниз, прямо на Мила.
   - Вы... вы не полиция! - со сдержанным негодованием воскликнул Росс.
   - Вероятно, - полицейский крутил стенс в руках.
   - Неонатуристы...
   - Разрешите представиться: Анш Гарасток и Бартоник. Впрочем, это уже не важно. Ведь так? - он нацелил стенс на Росса.
   - Сейчас прибудет настоящая полиция. Вас будут искать... - Росс напрягся.
   - Будут - не будут. Будущего нет вообще. Это принципиально.
   Два выстрела прозвучали одновременно. Росс успел вскинуть арбалет и, не целясь, выстрелить в башню. Та осела и рассыпалась по земле пылью. Это было последнее, что видел Росс, когда заряд стенса настиг его...
  

6

   -... Я обязательно должен поговорить с ним. Он единственный выживший...
   Голоса за дверью вернули Росса к действительности. Он открыл глаза и внимательно осмотрел помещение. На этот раз он видел все вокруг себя более ясно. Квадратное, стены и потолок из природных материалов, одно окно, под потолком зона гравитационных возмущений, слишком слабых, чтобы их использовать промышленно, - типичная дикая гравитрубка. Белье из натуральных волокон и какая-то аппаратура, к которой он подключен. Кто держит его здесь, натуристы или? Те, кто остался после гравитационного взрыва?
   - Как вы себя чувствуете? - голос вывел Росса из задумчивости.
   Перед ним сидел один из его недавних собеседников в белом халате. Он теребил в руках блокнот и ручку. Особых черт, указывающих на его принадлежность к неонатуристам, Росс не обнаружил: самый обыкновенный человек без особых примет.
   - Спасибо, более или менее.
   - Не помню, я представился ли вам в прошлый раз. Лейтенант Бойко, веду ваше дело. Я хотел бы задать вам несколько вопросов. Доктор предупредил меня о вашей амнезии... Но, может быть, что-то вы можете рассказать.
   - Да, конечно, - нарочито слабо ответил Росс.
   - Ваши имя, фамилия?
   Росс закрыл глаза и долго молчал, затем покачал головой.
   - Не помню.
   - Очень жаль. Врачи надеются, что вскоре память восстановится. Ладно. Мы проверили имена, которые вы дали. На них ничего нет.
   - Они так назвались, - заметил Росс.
   - Немного странно для кличек. Ну проверим еще раз. Мы разрабатываем версию заказного убийства. У вас есть враги, которые могли бы...
   - Лично у меня нет. Я не знаю, кто бы мог... Кому бы это могло понадобиться. Скорее я случайно попал...
   - Ладно, разберемся... - Бойко что-то записал в блокноте. - Мы нашли оружие. Странно, судя по следам, наемники стреляли в упор, а вы все-таки остались в живых...
   - Да, они стояли в трех шагах, но я успел поставить блокаду Винту, - просто объяснил Росс. - Против стенса Винту, конечно, плохо работает, но времени на что-то посерьезнее не было, - и пристально посмотрел на Бойко.
   -Винту? Никогда не слышал. Манту слышал, Винту - нет. Это из кунфу?
   - Вроде того. Вы натурист?
   - Натуристы - это те, кто голышом всем скопом по лесу бегает? - озадаченно спросил Бойко. - Я не помню за собой такого...
   Росс облегченно вздохнул и улыбнулся.
   - А что? - продолжил сбитый с толку лейтенант. - Это имеет какое-то отношение...
   - Нет-нет, я не думаю.
   - А ваши киллеры... Вы можете описать их? Как они выглядели?
   - Самые обыкновенные. В черном. Боюсь, моих литературных способностей не достаточно.
   Бойко помедлил, закрыл блокнот и убрал в карман.
   - Тогда без протокола. Нам крайне необходимо найти этих подонков. Они профессионалы и на их совести много жизней... как мы предполагаем. Вы должны помочь.
   - Но как? - Росс покачал головой. - Я бы рад, но что я могу?
   - Они чувствуют свою безнаказанность и действуют необычайно нагло. Когда я думаю, что они, не скрываясь, ходят по нашим улицам, - Бойко подался вперед, - и будь у нас их описание, мы бы уже схватили их.
   - Но я пока не могу ходить по улицам, чтобы их узнать.
   - У нас есть идея получше. Неофициально мы давно используем этот способ, и весьма успешно.
   - И в чем он состоит?
   - С вами общается наш сотрудник... по медицинской части. Он большой специалист в этой области. И потом вы нарисуете портреты киллеров... собственноручно. Просто карандашом, ничего сложного.
   - Что? Да я плохо представляют себе, как карандаш выглядит...
   - У него своя система. Это абсолютно безопасно. Гипноз.
   - Гипноз? Ваш специалист - натурист?
   - Нет! Ни в чем таком не замечен, - поспешно заверил Бойко.
   Росс подумал и согласился, после чего лейтенант с радостью удалился.
  

7

   На следующий день он вернулся в сопровождении высокого бородача с большой папкой в руках. Несмотря на протесты врача, они проникли в палату и расположились на принесенных с собой из коридора стульях. Пока они готовились, Росс внимательно разглядывал бородатого специалиста по гипнозу, пытаясь отыскать в нем черты натуриста или неонатуриста. Удлиненное лицо, наполовину скрытое густой природной растительностью, отрешенно одухотворенный взгляд, узкие плечи и длинные руки: из-под рукавов халата выглядывали связанные резинкой манжеты свитера.
   - Руин, - он протянул руку и положил папку на кровать. - Начнем?
   - Я предупреждаю, пациент еще не в состоянии... - попробовал воспротивиться врач, держась за спинку кровати и яростно глядя на них.
   - Все нормально, - остановил его Росс и попытался сесть повыше. Голова у него, однако, закружилась, перед глазами поплыли круги, и он несколько секунд жмурился, чтобы прийти в себя.
   Бойко беспокойно поглядывал то на него, то на Руина, невозмутимо ожидающего. Наконец последний приступил к процедуре.
   - ... Я буду считать до десяти. Один, два, ваши веки тяжелеют, вам хочется спать... Три, четыре... вы слышите только мой голос... пять, шесть... вы не можете открыть глаза...
   Росс послушно не открывал глаза - и все-таки видел все. Трое мужчин вокруг постели с папкой на одеяле, бледное лицо на подушке, полностью забинтованное и почти неразличимое. Этот вид сверху, неестественно застывший, показался ему знакомым - но в следующую секунду Росс почувствовал, что стремительно несется по черному тоннелю к ярко светящемуся пятну. Огромное пространство, залитое пронзительным белым светом, и множество людей...
   Голос гипнотизера вырвал его оттуда.
   - Десять... Вы слышите меня?
   - Да.
   - Вы - великий художник Репин. Илья Ефимович, не изволите ли вы изобразить тех людей, которые стреляли давеча? Набросок, так сказать.
   - Этих негодяев? Извольте! - Росс схватил поданный лист и карандаш. - Эскиз. Конечно, будь у меня больше времени, - карандаш скользил, шурша, по бумаге. - Хотя осквернять бумагу... но что поделать, она все терпит. Ну вот, готово, - он протянул лист Руину.
   Тот мельком взглянул на рисунок и передал лейтенанту, тот удивленно вскинул брови. На бумаге были изображены двое, в длинных пальто, на фоне автомобиля, в лесу. На номерном знаке машины ясно читались буквы и цифры. В фигурах людей было что-то зловещее, что-то внушающее страх. Однако лица были прорисованы слишком схематично, узнаваемо, но...
   - Илья Ефимович, не соблаговолите ли портреты?
   - Сию минуту! - с энтузиазмом воскликнул Росс и потянулся за новым листом.
   Через несколько минут, в течение которых царило благоговейное молчание, рисунок был готов и представлен на суд зрителей.
   - Вот это да! - прозвучал единодушный вердикт.
   - Надеюсь, мои скромные способности позволили мне удовлетворить ваш интерес. Разумеется, по памяти...
   - Может, мы попробуем? - тихо спросил, наклонясь к Руину, Бойко. - Возможно, нам удастся хотя бы узнать имя пациента.
   - Попробую. Но шансов мало, - Руин обратился к Россу. - Сейчас я досчитаю до пяти, и вы снова станете тем, кем вы являетесь. Итак... 10, 9, 8, 7, 6, 5... Как вас зовут?
   Росс расслабился.
   - Росс Кан.
   - Где вы работаете?
   - Техобслуживание в техцентре главного управления энергоснабжения.
   Бойко встал, хлопнул Руина по плечу:
   - Я узнал все, что надо. Побегу проверять информацию, заканчивайте без меня.
   Он вышел, оставив эскулапам решать проблемы. Доктор переместился на его место.
   Руин махнул лейтенанту на прощание рукой и снова сосредоточился на пациенте.
   - Ваша профессия?
   - Гравитационщик.
   - Что? Разве такое бывает? - Руин воскликнул удивленно.
   - Работаю в Гравицентре уже почти сорок лет.
   - Сорок? Так сколько же вам лет?
   - Росс Кан, 65 лет, гравиинженер Гравицентра, госслужащий класса Д3, - четко доложил Росс.
   - По какому адресу проживаете?
   - Жилой сектор 10, улица Парковая. Аналог в Пирамиде.
   - Номер дома и квартиры? - доктор приготовился записывать. - Родственники есть?
   - Жена и дети живут в Пирамиде... с начала операции.
   - Они могут приехать за вами?
   - Да, конечно... Хотя нет, не стоит их беспокоить. Пока они доберутся из Пирамиды... Лучше сослуживцы.
   - Как мы можем связаться с ними?
   - Номер гравипочты 777 468 1 точка код.
   - Они смогут приехать сюда?
   - Да, возможно. Если неонатуристы отступили... Как обстоят дела?
   Руин задумался, осмысливая услышанное.
   - Все тихо, - неуверенно ответил он.
   - Это ведь они на меня напали. Но если вы действительно ничего не слышали о последних атаках натуристов...
   - Почему именно на вас?
   Сцены недавнего прошлого замелькали перед мысленным взором Росса. Вот он в Центре... на турбоходе, у башни.
   - Случайно. Будь на моем месте любой другой, стреляли бы в него. Это у них в крови.
   Перед глазами Росса неонатурист снова поднялся с земли, стряхнул комочки земли с брюк; грязные зеленоватые разводы остались на коленях.
   - Земля на одежде, у него не было гравикостюма. На гравикостюмах не бывает грязи.
   - Что?
   - Натуристы не носят гравиодежду. Принципиально. Это была подделка, - пояснил Росс. - За полтора века они научились искусно изготавливать подделки.
   - Почему?
   - Полтора столетия назад они объявили гравиодежду непригодной... убивающей человеческую сущность. Это началось, когда мы закопали Суэцкий канал. С тех пор они ненавидят нас. И стремятся создать нечто подобное. Или хотя бы выглядеть как мы.
   - Зачем?
   - Почему вы не носите гравиодежду? - задал он контрвопрос.
   - У меня нет.
   - Благодарите ваших предков. Сейчас такое время...
   - Какое? Какой сейчас год?
   - Одиннадцатый.
   - Дату полностью. Такой-то год нашей эры
   - 2511 год от рождества христова. Нашей эры.
   Руин замолчал надолго. Доктор также затаил дыхание.
   - Хорошо. Сейчас я буду считать от десяти до одного. Вы забудете все, что здесь происходило. 10, 9...
   Росс открыл глаза и удивлено посмотрел на своих собеседников.
   - Господа, вы хотите что-то узнать у меня? А где лейтенант?
   - Нет, на сегодня все, - неуверенно ответил Руин. - Но... благодарю за содействие...
   - Я помог?
   - Да... в некоторой мере.
   Прижав папку к груди, Руин позволил вывести себя из палаты и даже увлечь в ординаторскую. По дороге он бросал страстные взгляды назад. Врач почти силой привел его к себе, держа под руку. Так же почти силой он заставил гипнотизера опуститься на стул напротив окна.
   - Итак, коллега, ваше мнение? - заговорил доктор, усаживаясь за стол.
   - Очень интересный случай.
   - Я думаю, ваш эксперимент провалился. Налицо, очевидно, последствия травмы - амнезия и конфабуляции. Не думаю, что вам следует всерьез воспринимать его россказни.
   - Интересно все-таки, кого же он нарисовал. Боюсь, Бойко будет разочарован, - грустно заключил Руин.
   - Да, конечно, - задумчиво продолжал доктор. - Хотя, возможно, в эти фантазии причудливо вплелись какие-то действительные факты. Вот только что?
   - Наверное, мы не сможем это определить.
   - Лично меня заинтересовал номер. Достаточно четкое, заученное произнесение. Предположим, что это действительно знакомый ему номер, который он неоднократно называл... который доведен до автоматизма... Имеет ли он какое-то основание в действительности... Как номер телефона...
   - Можем проверить, - Руин положил папку на стол. - Просто наберем номер. Судя по всему, он местный.
   - А что значит этот код? Какой код? Кроме того, что мы скажем? - пожал плечами врач.
   - Не страшно, - Руин потянулся к телефону.
   - Не напугайте их, - предупредил доктор.
   - Не волнуйтесь, - Руин набрал номер. - Никого пугать не будем. Алло? Это номер 777 4681?
   - Да, - голос в трубке звучал офисно приветливо. - Отдел техобслуживания.
   Руин включил громкую связь.
   - Вас беспокоят... из отделения травматологии городской больницы. Надеюсь на вашу помощь.
   - Мы больше машинами занимаемся. А в чем дело?
   - К нам поступил пациент с амнезией... то есть он практически ничего не помнит о себе. Единственное при нем - этот номер. У вас никто из сотрудников не терялся из виду?
   - А кто вам нужен?
   -Молодой человек, на вид лет 25-30, волосы темно-русые, короткие, нос прямой, глаза карие. Рост... - Руин посмотрел на врача.
   - Метр 80 примерно.
   - Особых примет нет.
   Голос в трубке раздраженно ответил:
   - Да у нас весь отдел подходил под это описание.
   - Имя Росс Кан вам ничего не говорит? - настаивал Руин.
   - Росс - да, Кан - нет, - раздражение нарастало.
   - Вы не могли бы пригласить вашего Росса к телефону?
   - Нет, он на конференции!
   - Хорошо, спасибо за помощь, - Руин отключил связь и улыбнулся. - Вот пусть Бойко и наведается к ним... с фотографией. И, возможно, одной проблемой у вас будет меньше, - пообещал он на прощанье.
  

8

   Тем временем Росса постигло новое развлечение. В полузабытьи он лежал, когда раздался вкрадчивый глуховатый голос:
   - Эй ты!
   Росс приоткрыл глаза и перевел взгляд туда, откуда донеслись слова: в приоткрытую дверь просунул седую с залысинами голову старик в белом больничном халате.
   - Эй ты, псих!
   Росс исподтишка разглядывал его и лежал тихо. Голова на мгновение исчезла, дверь приотворилась шире, и старик въехал в палату на кресле-каталке. Кряхтя, он подкатил вплотную к постели и потыкал жилистой морщинистой рукой ноги Росса под одеялом.
   - Эй ты, псих! Проснись!
   Росс широко открыл глаза и вперил немигающий взгляд в старика. Тот продолжал бесцеремонно ворошить одеяло.
   - Что, псих, очнулся? А я вот поговорить с тобой хотел. Ты, говоришь, из 26 века? Молодец! - уничижительным тоном прокомментировал он. - Здорово! Я все слышал!
   - Ты - натурист? - отрывисто спросил Росс.
   - Не больше, чем все остальные, - старик перестал тыкать рукой в ноги. - А ты и вправду не можешь ходить? Парализован?
   - Что?
   - Ну-ка, встань, пройдись!
   - Зачем?
   - Не можешь! Не можешь, не можешь, - злорадно закричал старик, хлопая рукой по одеялу. - А я могу! Могу!
   Он неуклюже поднялся, опираясь руками, сошел с кресла и сделал несколько шагов вдоль кровати. Росс холодным взглядом следил за его движениями.
   - Смотри! Видишь? Вот как! Вот как! - громко восторженно кричал он.
   На шум прибежали медсестры и медбрат, усадили сопротивляющегося старика в кресло и вывезли из палаты. Его крики долго доносились из коридора. Они уже стали нечленораздельными, и невнятное завывание оглашало этаж...
  

9

   Бойко подошел к огромному зданию, архитектурному чудовищу из стекла и бетона в чреде ему подобных. Сквозь стеклянные двери неиссякаемым тонким ручейком тянулись люди, и лейтенант влился в их прерывистый поток. Он оказался в отделанном мрамором холле с высоким потолком, где служащие скользили быстро и тихо, как тени.
   Вахтер-охранник лениво посмотрел на его удостоверение и процедил нехотя:
   - Отдел кадров? Первый этаж направо... В конце коридора.
   Бойко шагал по коридору и разглядывал двери с табличками. Интересно, как его примут здесь, где каждая дверь в этом царстве прогресса науки, строго дорого отделанная, брезгливо взирала на него, бредущего по вытертому линолеуму, в который намертво впиталась грязь.
   За дверью с табличкой "Отдел кадров" встретили его скорее недоброжелательно. Начальница, дама в летах, в дорогом костюме, но с тяжелым дешевым, несмотря на дорогой легкий макияж, лицом, скорчила мину, которая должна была означать дежурную улыбку.
   - Вообще-то связями с правоохранительными органами у нас занимается юридический отдел. Вам следует в первую очередь обратиться к ним.
   - Я всего лишь пытаюсь установить личность...
   - Наш сотрудник замешан в убийстве? - она подняла чересчур тонко выщипанные брови.
   - Он может быть пострадавшим.
   - Мне кажется, вы должны подать запрос в письменном виде.
   - Я просто хочу узнать, знаете ли вы этого человека, - Бойко достал из кармана бумажник, но вынуть фотографию не успел.
   - Извините, я свяжусь с вашим начальством, - она поглядела на него так, словно он собирался предложить ей дохлую мышь, поспешно отошла за стол секретарши - молоденькой девушки, печатающей какое-то послание. - И с моим тоже.
   - Телефон... - начал Бойко.
   - Я знаю телефон, - резко оборвала она его, подняла трубку к уху и другой, с зажатым в ней удостоверением, стала набирать номер.
   Девушка под гнетом ее присутствия съежилась.
   - ...Да-да. Бойко? Есть такой? Ваш работник? Он уполномочен?..
   Очевидно, она натолкнулась на железное противодействие и непререкаемость, отчего немного сникла.
   - Да, мне понятно. Хорошо, мы окажем возможное содействие.
   Женщина положила трубку и протянула удостоверение лейтенанту. Он передал ей фотографию. Она долго изучала лицо, наконец, вернула карточку.
   - Да, на первый взгляд похож на нашего сотрудника. Ростислав Пушин. Но официально я смогу дать ответ, только если вы сделаете официальный запрос ... на бланке вашей организации.
   - Хоть что-то. Спасибо и на этом, - Бойко уложил в карман удостоверение и бумажник и направился к двери.
   - Что ты копаешься! - за его спиной начальница накинулась на секретаршу. - И опять, поля! А шрифт!
   Бойко поспешно вышел в коридор и затворил за собой дверь. Впрочем, через несколько шагов он услышал, как позади хлопнула дверь. Несколько мгновений спустя тихий голос окликнул его:
   - Товарищ лейтенант...
   Бойко оглянулся: секретарша догоняла его.
   - Я извиняюсь, что она так... Мы очень боимся конкурентов, просто шпиономания какая-то. Но если вам необходима помощь, поговорите с Клео...
   - С кем?
   - Калерия Пушкова. Она работает в том же отделе... и очень переживает. Сейчас как раз обед будет, вы можете с ней поговорить... Там, на вахте, телефон.
   - Спасибо! - крикнул ей вслед Бойко, но она отмахнулась и проскользнула обратно в кабинет.
   В холле лейтенант набрал номер на телефоне на стенде под неприязненным взглядом охранника.
   - Отдел техобслуживания, слушаем, - веселый голос прорвался сквозь гомон.
   - Калерия Пушкова у вас работает?
   - Пока здесь... Минутку.
   - Да? - голос звонкий и нежный.
   - Следователь Бойко. Я хотел бы с вами побеседовать... по поводу некоего Р. Пушина... если не возражаете. Вы можете спуститься?
   - Да, минутку.
   Бойко машинально посмотрел на часы: ровно через минуту двери лифта в глубине открылись, и взору предстала невысокая девушка в джинсах и пуловере с надписью Клео на груди, с сотовым телефоном на шнурке.
   - Калерия Пушкова? - спросил Бойко, когда она подошла.
   - Да...
   Бойко достал из кармана бумажник и показал ей удостоверение. Охранник явно следил за ними, хотя, пожалуй, слышать, что они говорят, не мог. Клео только мельком взглянула на корочки.
   - А что с Россом?
   - Когда вы видели его в последний раз?
   - Он жив?
   - Вы сомневаетесь? У вас есть основания?..
   - Что случилось?
   - Вы не ответили на мой вопрос, - заметил Бойко.
   - Потому что мой важнее, - пожала плечами Клео.
   - Хорошо. В травматологии центральной больницы находится человек, внешне похожий на Р.Пушина. Этот человек жив.
   - Что вы имеете в виду?
   Бойко вздохнул и достал снимок.
   - Вот фотография этого человека. Его нашли в окрестностях завода. Никаких документов при нем не было. Посттравматическая амнезия. Мы не знаем, с кем имеем дело.
   - Да, он похож на Росса, - тихо сказала Клео. - Хотя что-то не так... не знаю...
   - Понятно, - Бойко положил фотографию обратно в бумажник.
   - А я могу увидеть его? Сейчас? Тогда скажу определеннее...
   - Наверное, - неопределенно ответил лейтенант. - Вы хорошо его знаете? Я хотел бы задать вам несколько вопросов.
   - Тогда поедем! - решительно объявила Клео. - Вы на машине?
   Она взяла телефон и набрала номер.
   - Поедем на моей. Алло? Джук? Это Клео. Тут что-то слышно насчет Росса. Я съезжу, посмотрю. Прикроешь меня? Спасибо, сочтемся. Пока, - она отпустила телефон и посмотрела на Бойко. - Ну поедемте. А то меня одну, пожалуй, не пропустят.
   Они вышли из здания, и лейтенант провел ее к своей машине на парковке "Только для персонала". Девушка попыталась было сесть в свою ладу, но твердой рукой Бойко препроводил ее к себе. Все это время он чувствовал на себе неотрывный взгляд камер слежения, запечатлевающих каждое их движение. В машине Клео приступила к расспросам, намериваясь выведать все, пока они добираются.
   - Что случилось с... этим человеком? Которого мы считаем Россом?
   - Травма. Сотрясение мозга. Когда вы видели его в последний раз?
   - Неделю назад. Он должен был поехать на семинар, оформил отпуск за свой счет. Он совсем-совсем ничего не помнит?
   - Как сказать, - уклончиво ответил Бойко. - Номер телефона вспомнил.
   - В каком он состоянии?
   - Стабильное состояние.
   - Если я... опознаю его, когда его выпишут? Он ведь может долечиваться дома.
   - Я не знаю.
   - Он ведь может долечиваться дома?!
   - А где его дом? У него родственники здесь есть?
   - Его родители живут где-то в области. Здесь он живет один. Но за ним есть кому ухаживать, - с вызовом бросила девушка.
   - Скажите... - Бойко помедлил, - а у него были враги, недоброжелатели?
   - Что вы имеете в виду? Конечно, нет! - возмущенно воскликнула Клео. - Его все любят!
   - Ясно, - рассеянно ответил Бойко и остановил машину около больницы.
   Широкими шагами он пересек двор; девушка вприпрыжку бежала за ним.
   - Он, - лейтенант взялся за ручку двери, - достаточно сильно пострадал. У него парализованы ноги...
  

10

   Голос старика все еще звучал в ушах Росса. Хуже того, он убедился, что старик был прав: двигаться Росс не мог. Не мог встать. Тело отказывалось слушаться. Это было опасно.
   За долю секунды до обратного отсчета Руина Росс смог заглянуть в его сознание и убедился, что никто из этих людей не был ни натуристом, ни неонатуристом. Они даже весьма смутно представляли себе натуристские идеи, но где-то в глубине души, несомненно, сочувствовали им. Возможно, они работали на натуристов, не давая себе в том отчета. Неонатуристы могли появиться в любую минуту, а он был беззащитен. И это тоже было опасно. И с этим надо было что-то делать.
   Росс несколько раз глубоко вдохнул, вытянул руки вперед ладонями вниз и сосредоточился на внутренних ощущениях. Техника выживания, уровень начальной школы. То, чему он учился в детстве. "Энергия сосредоточена в моих ладонях; она собирается в кончиках пальцев; она готова вырваться и сокрушить все. Она целительна, ее вибрации совпадают с биоритмами".
   Росс медленно поднес ладони к голове и приложил к вискам, так что пальцы сошлись на темени. Тело его дернулось, изогнулось; приборы, подключенные в медицинских целях, тревожно запищали на разные лады, потом тоскливо завыли...
  
   Клео следовала за Бойко хорошо знакомым тому путем. Как ни быстро он шел, его обогнал лечащий Росса доктор, едва не сбив с ног девушку.
   - Вы не вовремя, - бросил он на ходу.
   Несмотря на нелюбезное замечание, Бойко и Клео продолжили идти и вскоре подошли к палате. Из дверей оттуда, потирая затылок, с потерянным видом вышел доктор.
   - Боюсь, вы опоздали, - негромко сообщил он лейтенанту. - Я не знаю, что произошло... но вашего пациента мы, кажется, потеряли.
   - Что?
   Врач пожал плечами.
   - Полную информацию мы получим позже. После вскрытия. Сожалею. Ничего не предвещало...
   Клео заглянула в палату сквозь приоткрытую дверь. Спиной к ней перед кроватью стоял, склонясь, высокий мужчина в белом халате. Он держал край простыни, словно собираясь натянуть ее на лицо лежащего. Впрочем, стоял он неподвижно уже неестественно долго. Так долго, что врач в коридоре уже махнул рукой, дошел до своего кабинета и скрылся там. Тогда только человек у кровати опустил край простыни и выпрямился. Росс сидел и улыбался.
   - Ладно-ладно, - медбрат похлопал его по плечу. - Я рад, что вы выкарабкался. Теперь держись...
   - Согласен. Твоими, Влад, стараниями...
   Влад усмехнулся. Он повернулся к двери, но Росс окликнул его.
   - Подожди, прошлый раз ты просил нарисовать твой шарж. Вот, возьми, - Росс взял с тумбочки у кровати лист бумаги. - Подожди, я подпишу.
   Он небрежно начеркал что-то на листе; Влад протянул руку за рисунком.
   - Потрясающе! Спасибо. И, парень... больше не делай так, - заговорщически прошептал он.
   Пациент вытянулся на кровати и закрыл глаза.
   Железная рука Бойко остановила Влада на выходе.
   - Что с ним?
   - Сейчас уже все нормально.
   - Что здесь произошло?
   - Он вдруг отключился... потом снова ожил... Лейтенант, поговорите с ним сами.
   - Вы видели? - Бойко обратился к Клео, тихо стоящей рядом, все еще в слезах. - Это он?
   Клео неопределенно покачала головой.
   - Не понимаю... Этот человек очень похож... Я бы даже сказала, что это Росс. Только...
   - Что именно? - Бойко пояснил Владу: - Дама - знакомая вашего пациента... предположительно.
   - Ну... он... он выглядит старше...
   - Это могут быть последствия травмы, - вставил Влад.
   - Он как-то по-другому говорит; голос будто другой, я хочу сказать.
   Она взяла листок с рисунком из рук Влада.
   - Рисунок... его стиль. Он всегда так рисует. А вот подпись... Ничего не могу разобрать...
   Бойко посмотрел на шарж через ее плечо.
   - Да, подпись действительно странная...
   - А главное, - Клео помедлила, вспоминая, что озадачило ее больше всего, - Росс - левша... Но мне надо поговорить с этим человеком.
   - Ну, этот-то точно правша, - заметил Влад, - Сто процентов.
   - Итак, - подытожил Бойко, - вы можете поговорить. Вот мой телефон, - он написал номер на вырванном из блокнота листке, - если узнаете что-нибудь... или вам просто что-нибудь придет в голову, - позвоните. Я проверю этот ваш семинар...
   - Недолго! - предостерегающе сказал Влад девушке. - Не утомляйте его. И помните об амнезии.
   Клео вошла в палату. Услышав ее тихие шаги, Росс вопросительно взглянул на нее.
   - Здравствуй, - несмело произнесла девушка.
   - Здравствуй, - Росс выжидающе смотрел на нее.
   - Я пришла проведать тебя. Как ты?
   - Сейчас - совсем хорошо.
   - Жаль, что так произошло... и ты не попал на свой семинар.
   - Чем-то приходится жертвовать. Мы живем в несовершенном мире.
   - Что ты теперь собираешься делать? - она подошла к его кровати.
   Росс молча покачал головой.
   - Ты совсем-совсем ничего не помнишь? - ее голос задрожал.
   - Помню - не помню... Какое это имеет значение? Главное - что я знаю.
   - И что ты знаешь?
   - Все, - Росс закрыл глаза, показывая, что разговор окончен.
   Влад из коридора помахал рукой в знак окончания посещения.
   - Мне очень жаль. Этот паралич... Но не беспокойся, все пройдет... когда-нибудь...
   Тишина в ответ. Клео подумала, что Росс уснул, и бесшумно крадучись направилась к двери.
   - Можешь прийти завтра, - раздался ей вслед голос. - Если хочешь...
   - Обязательно! - Клео через плечо посмотрела на пациента: он не пошевелился. - До свидания.
  

11

   Бойко перевел взгляд в окно своего кабинета. После долгого холода солнечная, уже почти по-летнему жаркая погода наступила как-то внезапно.
   - Жаркий денек? - спросил его коллега из-за соседнего стола, такой же лейтенант с такой же служебной судьбой, когда Бойко открыл форточку и глубоко вздохнул.
   - Вроде того, - снова вздохнул Бойко.
   - Получил сводку?
   - Да. Поразительно. Этих типов видели, они были почти у нас в руках. Не скрываясь жили в центральной гостинице, буквально через дорогу. Не знаю, как они узнали, но съехали, ушли из-под носа.
   - По картотеке их проверяли? - коллега по фамилии Рудин скучающе отодвинул от себя толстую папку с бумагами.
   - Ничего нет. Они профессионалы, видать.
   - Бывшие военные, спортсмены или из наших?
   - Выясняем...
   - Какой-то ты смурной...
   - Не понимаю я что-то. Я все узнал про того парня. Блестящий ум, высшее образование.
   - И что? И не таких заказывают...
   - Я не о том. Он тут нарисовал кое-что...неважно что. Важна подпись. Не то чтобы важна. Необычна, - он вернулся на место и достал из ящика стола лист бумаги.
   - Думаешь, как-то связана с покушением?
   - Нет-нет, вряд ли. Хотя... не знаю. Надпись примерно такая, - он толкнул листок по столу.
   Рудин подверг изображение тщательному анализу. Некоторые буквы действительно выглядели немного необычно. Он молча пожал плечами.
   - Но ты прочитал? Над друга Влада. Разве так мы подписываем? Другу Владу - я бы понял.
   - Не бери в голову. Поищи в базах. Объяви в розыск...
   - И еще этот семинар... - Бойко потянулся к телефону...

12

   Клео постояла перед дверью, обеими руками держась за ремень своей спортивной сумки. Девушка тщательно подготовилась к предстоящему свиданию; как, впрочем, и к возможному фиаско. Итак, сине-белая сумка содержала: палм компьютер Росса, любимая минералка Росса, любимые чипсы Росса, футболка и очки Росса и записная книжка Росса. Все это должно было помочь ему восстановить память или оказаться бесполезным. Одета она была так, как Росс одевал героинь своих игр: белое, прилегающее по талии и практичное - им много приходилось бегать и сражаться. Клео еще раз дернула сумку и вошла.
   Росс сидел на кровати, рассматривая свои руки. На чуть слышный скрип открывающейся двери он перевел взгляд и слабо улыбнулся.
   - Привет.
   - Здравствуй. Как ты?
   - Лучше. Возможно, был бы в отличной форме, если бы прошел же-реабилитацию.
   - Какую? - Клео подошла и села на стул около кровати, положив сумку на одеяло.
   - Неважно. А что тут у нас такое? - он потянул сумку к себе.
   - Ничего особенного.
   - Вещдоки! - он заглянул в сумку и извлек компьютер. - Это, наверное, чтобы убедить меня в чем-то?
   - Я просто... ну посмотри сам, это твой компьютер.
   Росс покрутил коробку с озадаченным видом.
   - Такой большой...
   - Вот-вот. Вспоминаешь?
   Вместо ответа Росс вернул ей компьютер и покачал головой.
   - Я не знаю, что тебе рассказали, но в принципе я помню все. Все, что случилось со мной почти до самого момента, как я оказался здесь.
   - Тогда ты помнишь меня?
   - Нет, тебя не существовало до сих пор в моей жизни, - безапелляционно заявил он.
   - Неправда! - Клео торопливо открыла компьютер и вывела на дисплей картинку. - Вот, смотри, это фотографии! Это мы, на пикнике. Вот ты, вот Джук, вот я, вот Дана... Смотри! - в ее голосе звучал вызов.
   - Не знаю, как вы сделали это, - равнодушно ответил Росс, мельком взглянув на экранчик, и оттолкнул руку Клео. - Мне все равно.
   - А это? - Клео вывалил содержимое сумки на постель. - Вот футболка с твоим рисунком, вот...
   Росс с явным выражением отвращения на лице двумя пальцами выудил из кучи сначала пакет с чипсами и бросил его в сумку, которую Клео швырнула на пол; затем туда же последовала бутылка с минеральной водой. На футболке он задержался, внимательно рассматривая рисунок.
   - Да, похоже на мое творчество. Не имеет значения, - и футболка переместилась в сумку.
   - Это - твоя собственная записная книжка. Вот видишь, ты сам написал о семинаре, - произнесла Клео, когда Росс небрежно перелистал книжку.
   - Семинар? Я даже не знаю, что такое семинар, - язвительно парировал Росс. - Семинары - это что-то такое, для натуристов. Я - же-фан.
   - Ты же так хотел туда попасть...
   - Я? На семинар? - Росс рассмеялся. - Вот уже лет пятьдесят я не участвую ни в каких семинарах. Если мне нужна информация, я поступаю проще... Да, именно так я и поступаю...
   Он задумчиво потер повязку на лбу, вынул иглу капельницы из вены, затем быстро соскочил с кровати и подошел к задней стене, вдоль которой проходила гравитрубка. В больничном халате он выглядел достаточно нелепо, и Клео с жалостью смотрела на его действия: абсурдное хождение вдоль пустой стены.
   Росс нашел в трубе место с наибольшей турбулентностью. Движения были еле уловимы; призрачные вихри фосфоресцировали на фоне белой стены. Росс помедлил немного и протянул руку вверх, с замиранием сердца погрузив ладонь в поток вихрей.
   Ничего. Легкая дрожь пробежала по руке, словно холодок, - и все. Росс опустил ладонь и задумался. Трубка, конечно, дикая, усилителей и очистителей на ней нет. Но хоть что-то он должен был бы почувствовать. Он еще раз посмотрел на ладонь. Линии на ладони, складки - и полное отсутствие акупунктурных точек. Он потер ладонь и еще раз осмотрел, поднося близко к глазам.
   Росс быстро подошел к кровати и выдернул иглу из трубки капельницы. Она, конечно, была толстовата, но ничего другого под рукой не нашлось. Росс нащупал точку на ладони и воткнул иглу. Клео тихо вскрикнула, рука Росса дернулась, и капелька крови выступила на коже.
   - Спокойно, спокойно, - сквозь зубы процедил Росс и нажал на иглу. Она проколола ладонь насквозь, и ее кончик вышел с тыльной стороны. - Вот так. Теперь все должно получиться.
   Росс вернулся к облюбованному месту под трубкой и снова поднял - теперь уже левую руку. Секунду ничего не происходило. Затем поток информации ворвался в его мозг так мощно, как удар, что он зашатался и упал на колени.
   Клео торопливо бросилась к нему, но Росс отстранил ее правой рукой.
   В этом мире не было гравитрубки. Не было Пирамиды. Не было натуристов, не было же-фактора. Не было ничего, что Росс знал так хорошо с самого детства. Все было другим. Абсолютно незнакомым.
   И были двое. Где-то совсем рядом. Они шли сюда, чтобы убить его. Потому что он выжил.
   - Сюда идут убийцы, - резко сказал Росс. - Чтобы прикончить меня. Мне надо уходить отсюда.
   - Какие убийцы? - удивилась Клео.
   Вместо ответа Росс коснулся повязки на голове.
   - Бежим! - Клео бросилась к двери.
   - Нет, - Росс схватил ее за руку. - Не так. У нас есть немного времени. Они знают, что я парализован, и не торопятся. Но они идут как раз оттуда. Так - мы не сможем миновать их незаметно. Мы уйдем иначе.
   Он выдернул иглу из ладони и вручил ее Клео. Девушка села на стул, а Росс достал из сумки компьютер. За несколько секунд он разобрал... точнее разломал его на куски. Часть деталей он стряхнул на пол как ненужные; из остальных быстро сотворил что-то неправдоподобное, непонятно как держащееся вместе. Клео попыталась собрать останки компьютера и сложить в сумку. Росс подбросил сооружение на ладони и покачал головой.
   - Надо кое-что еще, - он внимательно посмотрел на Клео и указал на ее часы: - Это.
   - Это хорошие часы, - возразила Клео, закрывая их рукой с иголкой.
   - Неважно, - с напором проговорил Росс. - Давай их сюда.
   Клео скрепя сердце передала часы. Росс так же безжалостно расправился с ними и усложнил свою конструкцию. Он просто прикладывал детали друг к другу, сжимал их - и они не распадались.
   - Ну вот, - бодро прокомментировал Росс, - элементарный гравинос. Звучит смешно, правда? Сейчас спаяем его - и можно двигаться.
   Он подошел к трубке и поднял в нее свой механизм. Клео увидела, как сооружение завибрировало, и удивленно хмыкнула.
   Росс бросил гравинос на постель, вытащил из сумки джинсы и футболку и стал торопливо переодеваться.
   - Один из них уже поднялся, идет по коридору. Другой остался во дворе, прикрывает, - попутно комментировал он. - Теперь - пошли.
   - Куда? - с опаской спросила Клео.
   - Мы прокатимся по трубе до того дома, - он махнул рукой в сторону окна. - А там что-нибудь придумаем.
   - Как - прокатимся? - с дрожью в голосе спросила Клео.
   - Вот на этой штуке, - Росс взял гравинос и подошел к окну. - Ну?
   - Нет... Я боюсь...
   - Двадцать метров до двери, - отметил Росс, открывая окно. - Они - убийцы.
   Трубка в этом месте проходила достаточно высоко, Росс едва доставал до нее рукой, стоя на подоконнике. Он подвесил гравинос к трубке и, когда тот установился, потянул вниз. Гравинос держался вполне надежно. Тогда Росс обернулся к Клео.
   - Быстро сюда. Пять метров до двери.
   Клео неуверенно подошла к окну. Росс за ремень втянул ее на подоконник, одной рукой держась за гравинос.
   - Держись за меня, здесь недалеко ехать.
   - Мы упадем, - обречено убежденно заявила Клео, обхватывая его за пояс.
   - Ни за что! - Росс крепче ухватился за гравинос и с силой оттолкнулся ногой от стены.
   "Здесь не очень высоко, третий этаж..." - подумала Клео и обреченно закрыла глаза.
   Но они не упали. Механизм Росса уверенно держался в воздухе. Он дергался и раскачивался, но действительно нес парочку над землей на высоте метров десять. Клео открыла глаза, посмотрела вниз - и снова зажмурилась.
   - Держись крепче, сейчас будет перепад, тряхнет... - сквозь зубы процедил Росс.
   В следующий момент их дернуло вверх, затем они полетели вниз. Через метр их снова дернуло вверх, и дальше они продвигались почти ровно.
   Клео оглянулась на больницу. Из открытого окна, откуда они только что стартовали, выглядывал человек. На его лице отразилась досада, смешанная с удивлением. Больше, похоже, никого их способ перемещения не заинтересовал.
   Передвигались они достаточно быстро. Здание, на которое указывал Росс, приближалось. Перед ним высилось какое-то двухэтажное строение, торцом глухой стеной без окон.
   - Сейчас придется прыгать, - сквозь зубы выговорил Росс. - Но здесь уже не так высоко. Прыгай, когда я скажу... Давай!
   Клео посмотрела вниз и разжала руки. На прыжок ее падение походило мало; она неловко приземлилась на ноги и повалилась набок. В двух шагах от нее опустился Росс. Он именно спрыгнул, его сноровистые движения были четкими и рассчитанными.
   Он подошел к Клео, помог ей подняться, оглядываясь по сторонам. Потом они подошли к люку в крыше, Росс поднял его и спустился первым по перекладинам грязной лестницы. Клео мысленно поблагодарила свое предвидение в одежде и полезла следом.
   Гравинос Росса долетел до стены здания и ударился об нее. Несколько деталей отвалились и упали вниз на землю. Оставшиеся застыли у выбоины в стене.
   Росс и Клео спустились по обычной, но тоже грязной лестнице на первый этаж и вышли на улицу.
   - Что теперь? - спросила Клео.
   - Мне надо все обдумать, - мрачно ответил Росс. - В тихом спокойном месте.
   - Хорошо. У тебя дома. Надеюсь, ты помнишь, что у тебя дома тихо и спокойно.
   Росс промолчал.
  

13

   Его квартирку в Центре еще можно было назвать относительно тихой; но апартаменты в Пирамиде напоминали улей в солнечный день. Дея, с которой он прожил почти сорок лет, за последние два-три года стала вдруг считаться модной художницей. В принципе Росс не возражал против того, что почти все пространство в доме было разрисовано и украшено различными гравиэффектами. Поначалу он с содроганием сердца смотрел, как с порога его встречали плавающие в воздухе арабески, льнущие к нему, когда он проходил мимо. У него захватывало дыхание, когда, входя в одно из этих творений, он подвергался гравиэффектам: то парил в свободном падении, то вжимался в пол повышенной силой тяжести, и все это в окружении причудливых диких цветов. Но почитатели таланта Деи были в восторге и наводняли дом. Дея рассеянно смотрела на них, держа в зубах курящиеся благовонные палочки, и обращалась с Россом как с не совсем почтительным поклонником. Как ни старался, он не мог заставить себя петь ей дифирамбы.
   Самыми преданными обожателями творчества Деи были, конечно, внуки. Они с визгом и криком носились по всем комнатам, то взлетая к потолку и неподвижно так паря, то с огромной скоростью вылетая из арабесок.
   В тот день, когда Росс отправился на дежурство, Дея привезла младшую сестру. Женщины сидели на веранде, откуда все фигуры Дея заблаговременно убрала. Москова не любила ее творчество. Он была натуристкой и в глубине души ненавидела даже намеки на же-эффекты.
   Малыши выскочили из дома, чтобы, как обычно, позавтракать, но застыли на месте, увидев Москову. Ее морщинистое лицо, опущенные уголки губ, дряблые веки неприятно поразили их. Москова растянула губы в улыбку и скрипуче заговорила:
   - Здравствуйте, детки...
   Детки с визгом убежали в дом, и Москова недовольно закончила:
   - Все ваша Пирамида! Портит детей... и людей вообще.
   Дея, которая выглядела как внучка Московы, небрежно отмахнулась:
   - Вот у нас действительно уважают старших, - наставительно продолжала Москова. - У нас сызмальства приучают...
   - Да брось ты. Они просто первый раз тебя видят...
   Росс вышел к ним со стаканом коктейля.
   - И ты, вот, какую-то бурду пьешь. Лучше бы ел нашу пищу, натуральную, от матушки-природы. А то недолго - и зубы все растеряешь.
   Росс поперхнулся коктейлем и закашлялся.
   - Сегодня я уезжаю на дежурство.
   - Я знаю. Ян заберет детей. Я пристрою Москову в клинику.
   - Я слышал, твои произведения будут устанавливать в парке?
   - Тебя это не устраивает?
   - Безобразие сплошное твое творчество. Все бездуховно, - сварливо вмешалась Москова.
   - Да нет, я рад, - он отхлебнул еще глоток.
   - Они помогают людям лучше ориентироваться в этом мире.
   - Издевательство над природой, - подала голос Москова.
   - Говорят, у нас небольшие затруднения в центре. Я, может, задержусь.
   - Хорошо.
   - Все соки из нас ваша гравитруба выкачивает. Скоро и Землю всю разорвет.
   - Я позвоню, если что... - Росс допил коктейль.
   - Звонил доктор, просил, чтобы ты с ним связался. Он недоволен, что ты ставишь коэффициент преодоления восемь.
   - Ладно. Я все равно еду в Центр, так что неважно, - бросил Росс через плечо.
   В парадную дверь потянулась цепочка ранних посетителей.
   - Кстати, твой максимум три, а вчера я видел, как ты ставила четверку.
   - Хочу сбросить пару килограммов, - равнодушно сообщила Дея.
   - Вы, даже ходя по улицам, работаете на ваш проклятый город, - зло вставила Москова.
   - Твое дело, но мне кажется, ты и так хорошо выглядишь.
   - В вашей Пирамиде даже дышать тяжело, - жалобно застонала Москова.
   - Ради бога, поставь ей коэффициент ноль пять, - сказал Росс напоследок и пошел к выходу.
   Обожатели творчества Деи слонялись по комнатам, наслаждаясь ее искусством. Росс немного неприязненно смотрел на них. Впрочем, у них было одно положительное качество - им почти все нравилось, и они не скупились на похвалы Дее. Он направился в гараж...
  

14

   - Росс! - Клео дергала его за руку.
   - Хорошо, едем туда. Но я абсолютно не помню, как добираться...
   - Доберемся, не волнуйся. На автобусе.
   Всю дорогу Росс молчал, напряженно о чем-то думая. Клео поглядывала на него и не решалась потревожить.
   - Тебя что-то беспокоит? - наконец, спросила она, когда они уже подошли к дому.
   - Вообще-то меня все беспокоит. Но больше всего я хотел бы оказаться поближе к моей Пирамиде.
   - Ну, если ты так хочешь... это можно устроить. Пирамиды - это легко.
   Росс даже остановился от неожиданности, внимательно посмотрел на нее и горько засмеялся. Клео недовольно пожала плечами, но сочла за лучшее промолчать.
   Квартиру Росс осматривал с подозрительной осторожностью. К счастью, в однокомнатной квартире с минимумом самой простой мебели опасным сюрпризам таиться было негде. Росс потрогал корешки книг в шкафу, провел рукой по экрану телевизора, прижал ладонь к деревянной крышке стола, постучал пальцами по стене.
   - Это точно мое?
   - Да... Впрочем, как хочешь. Пойдем выпьем кофе?
   - Глупый ритуал, - ворчливо заметил Росс, но пошел за ней на кухню.
   Пока готовился кофе - растворимый, они молчали, но затем Клео решилась.
   - Расскажи мне о себе, Росс.
   - Я не знаю. Я ничего не знаю, - с тоской выговорил Росс. - Я живу почти как натурист. Но так не должно быть. Я пью это, - он отхлебнул глоток из чашки, - и чувствую, что это нельзя пить. Нельзя есть. Нельзя ходить... - его голос слабел и, наконец, затих.
   - Я просто боюсь оставить тебя одного, - нарочито бодро сказала Клео.
   - Ничего. Я немного обустроюсь здесь.
   - Тогда... давай я куплю что-нибудь поесть и вернусь?
   - Как хочешь...
   Через несколько часов - уже стемнело - Клео появилась в квартире, нагруженная пакетами со снедью.
   Росс сидел в комнате и снова что-то мастерил - из деталей бывшей техники. У Клео сжалось сердце при виде разоренных приборов. Она отнесла пакеты на кухню, уложила в холодильник - нетронутый, к счастью - и вернулась.
   - Что это?
   Росс поднял голову.
   - Ты уже пришла?
   - Как интересно. Как это работает?
   - Что-нибудь новое слышно?
   - Я принесла поесть, пойдем, перекусим?
   - Хорошо, - Росс осторожно сложил детали вокруг очередного технического монстра.
   Клео на скорую руку приготовила несколько бутербродов и заварила чай. Росс недоверчиво осмотрел свой кусок и осторожно надкусил.
   - Я вижу что-то и совершенно уверен, что это несъедобно. Но мой рот свидетельствует, что это вкусно, а мое тело хочет это, - поделился он, положив руку на живот.
   - Все это слишком сложно, - парировала Клео. - Ты просто ешь, - и, когда он отправил в рот кусок побольше, спросила: - Что ты собираешься делать?
   - Не знаю... - он сначала прожевал. - Чтобы решить, что делать, я должен знать, что мы имеем на данный момент. Я получил больше ответов "нет", чем "да".
   - И как ты собираешься узнать?
   - Я думаю, прошлый раз у меня так мало получилось потому, что та трубка была дикая и слабая. Она почти ничего не дала. То есть ее радиус был невелик... Но если пропустить через нее тонкую энергию... - Росс замолчал.
   - Какую? - спросила Клео, когда пауза чересчур затянулась.
   - Типа той, что занимаются первачи. Ну, помнишь, я рассказывал тебе о Самсоне. Их супер изобретения. Что они делают, полнейшая ерунда, но рациональное зерно есть.
   - Постой, - Клео отставила чашку в сторону и оживилась: Самсона она знала очень хорошо. - Ты думаешь, они позволят тебе так вот просто прийти и взять их зеницу ока?
   - Вряд ли это зеница ока, - серьезно заметил Росс. - И я не понимаю, причем здесь позволение. Мой план таков: я прихожу, пропускаю энергию, узнаю, что мне необходимо, и действую в зависимости от обстоятельств.
   - Извини, ничего более нереального я не слышала.
   - Конечно, я боюсь узнать что-нибудь, к чему не готов. Но иного выхода нет.
   - Слушай, ты хочешь попасть в их институт? Там секретность, пропускная система, охрана и все такое. Ты же не Джеймс Бонд...
   - Что такое секретность?
   - Ну ты спросил! - раздраженно воскликнула Клео.
   - Вот именно. Я иду спать. Завтра я поеду за своей энергией.
   Росс допил чай и поднялся с чашкой в руке. Он секунду с недоумением переводил взгляд с чашки на мойку и на стол, затем поставил ее на стол и вышел.
   Клео быстро сполоснула посуду и заглянула в комнату.
   Посредине комнаты что-то курилось. По крайней мере, Клео так показалось. Огромный клуб белесого дымка парил в полуметре над полом, не доставая до потолка. Около него колдовал Росс, на полу в центре туманного образования лежал его механизм.
   - Что это? - повторила Клео прежний вопрос.
   - Гравимешок. Чтобы спать. Наконец-то! А то я в этом изуверстве только чудом не умер.
   - Ты имеешь в виду больницу?
   - Удачное название.
   Клео подошла и опустила руку в туман. Ничего особенного она не почувствовала, лишь контуры руки расплылись. Росс вынырнул рядом.
   - Хочешь попробовать? Кажется, ты никогда такого не видела.
   - А зачем это?
   - Это пойдет тебе на пользу. Давай, - он подхватил ее на руки и внес в облако.
   Туман окутал ее со всех сторон, очертания комнаты исчезли. Легкие тени пробегали вокруг. Ощущения были какие-то странные, то ли парение, то ли расслабленное покачивание на воде.
   - Ну, как тебе? - лицо Росса внезапно возникло рядом.
   - Разве это не ты меня держишь? - Клео перевернулась в воздухе и встала на ноги.
   - Тебе понравилось?
   - Да не очень.
   - Наши ученые считают, что это самый физиологичный способ.
   - Неужели ты будешь спать так?
   - Нет, - Росс отступил на шаг. - Я сниму одежду.
   Он начал процесс раздевания с разматывания бинта на голове. Несколько оборотов, и взгляду Клео предстала полузатянувшаяся рана на лбу.
   - О господи! - простонала она. - Это! Тебе больно?
   - Ничего, - он коснулся лба рукой, поморщился и приступил к футболке.
   - Я бы, конечно, пошла домой... но боюсь оставить тебя в таком состоянии.
   - Не волнуйся, - беспечно ответил Росс. - Со мной все будет хорошо. Но, конечно, ты можешь остаться. Мешок должен выдержать обоих.
   - Нет уж, я лучше по старинке, на диване.
   - Как знаешь, - Росс нырнул в облако, и голос его зазвучал глухо.
   Клео соорудила на диване постель из белья, извлеченного из шкафа, и примостилась, поглядывая на туманный куб. В темноте он то начинал слабо светиться, то абсолютно сливался с темнотой...
  

15

   Утром ее разбудил бодрый голос:
   - Подъем! Пора вставать! Если не хочешь проспать увлекательное путешествие...
   Клео открыла глаза. Дымчатый гравимешок исчез. Росс сидел на корточках и вертел в руках свой механизм, склонив голову. Он поднял глаза и безмятежно улыбнулся. Выглядел он бодрым и свежим, словно и не провел неделю между жизнью и смертью. На лбу не осталось ни следа от ужасной раны, только ровная и гладкая кожа.
   Росс поднялся и переложил механизм на шкаф. На его голой спине вдоль позвоночника тянулась розовая полоса.
   - Что это у тебя? - Клео вскочила на ноги, одернула футболку.
   - Где?
   - Вот, на спине, - Клео подошла вплотную и провела рукой по коже.
   Росс попытался посмотреть через плечо, строя забавные мины.
   - Так-так, что там?
   - Зеркало в прихожей, посмотри, - посоветовала Клео.
   Росс вышел в прихожую и долго смотрел на отражение своей спины в зеркале. Наконец, он грустно заметил:
   - Стрела натуриста... До чего же я дожил! На старости лет обзавестись стрелой.
   - Какой стрелой? - Клео выглядывала из комнаты.
   - Гиперемия кожи вдоль позвоночника после гравипроцедур.
   - Это из-за того, что ты спал в твоем мешке?
   - Да... и это странно - я ведь всю жизнь сплю так... Кстати, у тебя, наверное, что-нибудь похожее есть.
   Клео вздернула футболку сзади и подставила спину зеркалу. Ярко-красная полоса тянулась вдоль позвоночника. Девушка потерла поясницу.
   -Это пройдет?
   - Не знаю, - Росс пожал плечами. - Меня это мало интересует. Сейчас я еду к Самсону, - он потянулся, поиграл мускулами. - Давно не чувствовал себя таким бодрым.
   - Я с тобой, - испуганно проговорила Клео и опустила футболку. - Подожди, я сейчас переоденусь.
   - Ладно.
   - И я сяду за руль!
   Росс согласно кивнул.
   Собрались они на удивление быстро. Клео, взглянув в зеркало на свое лицо, решила, что выглядит сегодня необычайно хорошо и не будет портить красоту косметикой. В шкафу нашлись брюки и рубашка. Росс перебирал свою одежду и что-то тихо бормотал себе под нос. Несколько выбранных им костюмов оказались ему малы, так что в конце концов он надел то же, что и накануне. У двери он немного подумал и вернулся за гравимешком. Компактная машинка уместилась в спортивной сумке.
   На парковке Росс долго рассматривал машину, пока Клео силой не отобрала у него ключи и не села за руль.
   - Ну, ты едешь?
   Росс послушно сел рядом, держа сумку на коленях.
   - Куда едем, шеф? - спросила Клео, когда машина тронулась. - Домой к Самсону?
   - Домой? Нет, - рассеянно ответил Росс. - Прямо к конторе...
   Он молчал всю дорогу, и Клео, как ни хотелось ей расспросить его, вынуждена была также молчать.
   Они выехали за город и вскоре остановились в лесочке, не доезжая до высокого забора с колючей проволокой поверху. Из-за кустов виднелись здания с кое-где раскрытыми окнами.
   - Идем, - Росс подхватил сумку. - Самсон здесь, но скоро уйдет - суббота все-таки, - он выбрался из машины.
   - Может, подъедем поближе? Так стоянка неподалеку, - робко предложила Клео и, не получив ответа, поплелась за Россом.
   У проходной охранник приветливо улыбнулся:
   - А, Росс! Самсонов только что прошел. Позвать его?
   - Да.
   После звонка охранника Самсон появился очень быстро. Он даже запыхался и судорожно всхлипывал, отдуваясь. Был он полноват, умен, носил очки и питал отвращение к занятиям спортом.
   - Росс, отлично, я рад тебя видеть. А это Клео? Привет. Умнов, оформи, как обычно.
   - Сумочку придется оставить, - охранник протянул руку к сумке, и Росс послушно передал ее. - Все будет в целости и сохранности, не беспокойтесь. И бейждики - обязательно.
   Самсон повел их к одному из зданий вдали от забора. Он болтал, не закрывая рта, но Росс его почти не слушал, разглядывая строения.
   - Я слышал, с тобой что-то приключилось. Говорили, ты поехал на свой семинар и там попал в переплет. То ли в аварию, то ли напали грабители. Ну, сейчас, я вижу, с тобой все в порядке... А у нас тут проблема, посмотришь?
   Росс кивал невпопад и рассматривал окна. Клео невольно проследила его взгляд: зарешеченные окна, изнутри закрытые жалюзи.
   Они поднялись в кабинет Самсона, и тот сразу усадил их перед компьютером. Росс недоумевающе смотрел на экран монитора, и Клео с горечью закусила губу.
   - Давай я посмотрю, что можно сделать отсюда, - предложила она и отодвинула Росса в сторону. - Если не смогу, напишу вашему администратору...
   - Ладно, - согласился Самсон. - Росс, может, все же подумаешь, к нам придешь? Здесь платят меньше, но зато все остальное...
   - Нет, - твердо ответил Росс. - Я уже говорил, это не для меня.
   - Да что для тебя, в конце концов? - театрально вскричал Самсон, возводя руки к небу.
   - Все тебе расскажи! - так же театрально воздел руки Росс.
   - Что это? - Клео отвлеклась на минуту и схватила его ладонь.
   На внутренней стороне запястья темнело овальное пятно. Росс потер его и поддернул рукав рубашки.
   - Еще в детстве... обжег лазерным паяльником.
   Самсон опустил руки и добавил с меньшим энтузиазмом:
   - С тобой точно все в порядке?
   - Да! - резко ответил Росс. - Ну что там?
   Он подсел к экрану, постукивая по клавишам.
   - Я так и знал. Помнишь, я говорил, что обе ваши программы, которые поставил Синтрон, работать вместе не будут? Вот и не работают.
   - Они говорят, все нормально работает.
   - Не верьте... Я бы мог поправить... но не буду, - он вздрогнул, вспомнив двух типов, которые остановили его на улице. - Не в этой жизни.
   - Ну вот, - обиженно продолжил Самсон, - ладно, я нашим передам, они разберутся. А мы чем обязаны твоему визиту? Ведь не телепат же ты, не на мой мысленный призыв явился...
   - Мне нужен этот ваш... экспериментальный пылесос, - прямо объявил Росс.
   - Росс, да ты что! - Самсон отшатнулся. - Да даже за такие слова наши служаки...
   - Мне ненадолго, - ни нотки извинения не прозвучало в его голосе, просто констатация факта.
   - Не могу помочь... Да и зачем он тебе? Он же толком не работает.
   - Он мне нужен. Тогда не мешай мне, - жестко приказал Росс и встал.
   - Постой, постой, куда ты, - Самсон вскочил на ноги. - Там же все засекречено, коды, охрана везде. Ты не пройдешь! Я с тобой.
   - Я с вами! - Клео дала команду отключить компьютер. - А может, лучше поедем на открытие центра информационной культуры?..
   Росс, ни слова не говоря, вышел из кабинета. Маленький отряд двинулся за ним. Они прошли по дорожке через газон и остановились у двери в здание с зарешеченными окнами. Росс постоял, шевеля губами, словно считая про себя, и открыл дверь. Охранника на месте не было, и они беспрепятственно преодолели пропускной пункт. По коридору Росс привел их к массивной стальной двери с кодовым замком и прорезями для карточек. Дверь преграждала им дорогу дальше, и Росс в замешательстве остановился.
   - Ну все, дальше пути нет, пошли обратно, - неуверенно предложил Самсон.
   - Идите.
   Росс осмотрелся: еле заметные завихрения у двери на уровне колена не тянули даже на дикую гравитрубку. Он помассировал левую ладонь - чувствительность не восстановилась. Он отцепил бейдж и вытащил булавку. Прежде чем Самсон успел что-то сказать, Росс проколол ладонь булавкой. Игла была слишком короткой, лишь кончик острия вышел из-под кожи. Клео поморщилась, как от боли.
   - Что ты, Росс, - испуганно пробормотал Самсон.
   Росс встал на колени и опустил руку в завихрения. Легкая дрожь пробежала по руке. Росс напряг руку и улыбнулся.
   - Я знаю код - 859401, но зачем? Мне надо открыть дверь. Итак...
   Он закрыл глаза и замер. Булавка в его ладони начала светиться желтоватым светом, хотя заметно было только светящееся пятнышко, несколько молний пробежало от него к двери, обозначая контуры трубки. Неприятный скрип резанул ухо, когда они исчезли в толще двери.
   Росс поднялся, подошел к двери и толкнул ее. Дверь поддавалась с большим трудом, и он налег на нее всем телом. Когда щель стала достаточно широкой, он протиснулся внутрь.
   Самсон посмотрел на Клео, вздохнул и тоже полез через щель, обдирая бока. Клео направилась к двери, когда он исчез в коридоре.
   - Стой здесь! - прошипел Самсон, высунувшись обратно. - Тебе лучше туда не ходить. И не стой под камерой, - кивнул он на глазок камеры под потолком.
   Он догнал Росса, который осматривался в темном помещении. Молодые люди прошли по короткому коридору. На следующей двери их снова поджидал кодовый замок, но Росс с ходу преодолел и этот барьер. Дверь безропотно открылась. Они оказались в черной комнате. Самсон нащупал на стене выключатель; пыльные лампы стали источать тусклый свет.
   Несколько сейфов у задней стены и шкафы у других хранили разработки. Росс растерянно переводил взгляд с одного на другой, и Самсон тронул его за руку:
   - Пылесос - в том шкафу.
   Росс подошел к шкафу, резким движением открыл дверцу. Десяток коробок сиротливо и одиноко ютились по полкам. Самсон ткнул в одну из них, и Росс молча взял ее, раскрыл, заглянул внутрь и удовлетворенно кивнул.
   Обратный путь они проделали в том же порядке и так же безмолвно.
   Так же молча они вышли из здания - охранник так и не появился.
   Зато от проходной к ним приближались начальник охраны и два его подчиненных.
   - Попались! - тихо ахнул Самсон.
   - Вы - остаетесь на месте, - скомандовал Росс. - Объясните им, что ничего не делали и что эту штуку я верну - через день.
   - А ты?
   - Я занимаюсь моим личным делом.
   После этих слов он припустился бежать к забору по странной извилистой траектории.
   - Стоять! - закричали охранники и бросились вдогонку.
   - Самсонов, и ты, женщина, - ко мне в кабинет! - крикнул на ходу начальник охраны, пробегая мимо.
   - Извини, Самсон, я, пожалуй, пойду. Как-нибудь после встретимся!
   Клео побежала к входным воротам, в противоположную сторону, а Самсон остался топтаться на месте.
   Росс бежал вдоль забора, придерживая подмышкой коробку с прибором.
   - Стоять, стрелять будем! - кричали охранники. Они сильно отстали, остановились и достали пистолеты.
   Росс замедлил бег и вытянул вперед ладонь с булавкой. Бежать было неудобно, и охранники с удвоенной силой ринулись на захват. В этот момент Росс ощутил присутствие гравианомалии и остановился. Несколько глубоких вздохов - и он отступил назад на пару шагов, разбежался и перепрыгнул через трехметровый забор. Охранники подбежали к пустой площадке и остановились в замешательстве.
   - Вы! - издали закричал начальник. - Ловите его снаружи!
   Они бросились к проходной.
   Росс приземлился с другой стороны на заросшую высокой жесткой травой поляну. Мышцы, стимулированные же-фактором, неприятно ныли, ладонь с булавкой горела. При ударе о землю он выронил коробку и потратил драгоценное время на ее поиски. Подобрав прибор, он стал пробираться сквозь заросли туда, где, по его расчетам, была машина.
   Она, одинокая, оказалась ближе, чем Росс ожидал. Он мысленно поблагодарил свою предусмотрительность и Клео, оставившую ключ, сел в машину, бросив коробку на сидение рядом, и развернулся. Ладонь болью отозвалась на его манипуляции, и он выдернул булавку и выкинул ее через окно.
   Позади, за оградой, царили суматоха и возбуждение, непривычные для этого места. Из ворот выскочили охранники и побежали вдоль забора.
   Росс поехал по дороге, сначала немного неуверенно управляясь с рулем, рычагами и педалями, но постепенно осваиваясь. Через несколько метров он увидел Клео. Она быстро шла по обочине, стараясь держаться поближе к кустам.
   Росс остановился около нее. Девушка с опаской оглянулась на звук двигателя.
   - Садись быстрее! - он открыл дверцу.
   Девушка прыгнула на сиденье.
   - Осторожно! - Росс вытащил из-под нее драгоценную коробку.
   - Извини.
   - Ладно, корпус у нее крепкий, - Росс вручил ей прибор. - Держи бережно.
   - Куда мы едем? - спросила Клео, прижимая коробку к животу.
   - Мне нужно место, где есть гравитруба. Или хотя бы дикая гравитрубка.
   - И как ты надеешься найти ее?
   - Вот я и думаю.
   Они въехали в город. Машина двигалась по оживленным улицам, и Росс то сосредоточенно хмурился, то напряженно мрачнел, то придирчиво щурился.
   - Слушай, а как она выглядит, это твоя трубка? - наконец осмелилась заговорить Клео.
   - Трудно описать. Когда столько лет работаешь с ней, ее просто чувствуешь, - задумчиво произнес Росс. - В принципе считается, что невооруженным глазом ее не увидеть. Это еще зависит от концентрации. Но люди ее чувствуют. Их туда притягивает. Им там хорошо...
   - То есть их там много?
   - Иногда - да.
   - Сегодня много людей в центре инфокультуры.
   - Ну, посмотрим, - он развернул машину и поехал в сторону центра.
   Они подъехали к парковке, оставили машину и пошли дальше пешком. Росс отобрал коробку с прибором у Клео и нес ее под мышкой.
  

16

   Центр инфокультуры, причудливое трехэтажное здание с мезонином, украшенное граффити, на площади впитывал потоки людей, спешащих приобщиться к новым веяниям культуры. Вместе с другими жаждущими Росс и Клео вошли внутрь. Им приходилось поминутно здороваться со старыми знакомыми, когда они бродили по бесконечным анфиладам комнат и залов первого этажа, то почти бегом пересекая их, то надолго останавливаясь. Залы, комнаты и закутки были заполнены творениями новых художников - картины на стенах, скульптуры на подставках, инсталляции в углах; иные же были практически пусты, одинокие экспонаты сиротливо ютились там, где их авторы нашли им лучшее место. В центральном зале частью странной экспозиции был эскалатор, по которому люди поднимались наверх и спускали вниз, становясь участниками инсталляции; довольный автор похаживал вокруг и время от времени передвигал зрителей так, как ему виделось необходимым. Под эскалатором высились пластмассовые и металлические деревья и кусты, но как раз мимо них Росс прошел быстрее всего.
   - Ну что? - Клео спрашивала время от времени, но Росс отрицательно качал головой.
   - Что-то должно быть здесь, - наконец, сказал он. - По всем приметам должно. Но я ничего не вижу.
   -Может, поднимемся на второй этаж?
   - Пойдем.
   Однако в последнем зале перед лестницей они задержались. Перед большим экраном, на котором сменялись виды разных городов, Росс остановился. Он не сводил глаз с мелькающих картин, словно завороженный. Клео проследила его взгляд и недоуменно пожала плечами. Их задевали, толкали, извинялись, что-то говорили, но Росс не сходил с места, не отрываясь от экрана.
   Клео обошла зал, заглянула в соседние, снова подошла к нему. Наконец, он повернулся к ней.
   - Что это?
   - Это? Ну, пейзажи городов на земле, - непонимающе ответила Клео.
   - Нет, я имею в виду это, - Росс указал рукой на дату наверху экрана - большие яркие цифры.
   - Да сегодняшнее число, - нетерпеливо сказала Клео. - Они хотят показать...
   - Какое число? Когда начало отсчета?
   - Да нашей эры, конечно... погоди, как это говорят? От рождества Христова.
   У Росса вытянулось лицо и опустились плечи. Он потерянно пробормотал что-то, и Клео участливо положила руку ему на плечо и приготовилась сказать что-нибудь сочувственное.
   - Идем на второй этаж, - резко сбросил ее руку Росс и вышел из зала.
   В коридоре он повернул к лестнице и взбежал на второй этаж. Множество комнат-классов, извилистых коридоров и лабиринтов переходов. Множество народа неторопливо обменивались мнениями, перетекая с одного места на другое. Росс медленно двигался в толпе, прислушиваясь к своим ощущениям и впечатлением.
   Вдруг он ощутил на себе чей-то пристальный взгляд. И более того, он почувствовал, что этот наблюдатель был настроен весьма агрессивно. Росс оглянулся: люди вокруг как ни в чем ни бывало продолжались созерцать искусство и делиться мнениями.
   Росс шел дальше, но ощущение, что за ним следят, не исчезло; наоборот, оно усилилось, и, наконец, он увидел того, кто так настойчиво наблюдал за ним.
   Эти глаза были ему знакомы; он сразу вспомнил поднимавшегося с колен полицейского: переодетый натурист был здесь и стремился довершить начатое.
   Росс отступил в соседний зал и постарался затеряться в толпе, его преследователь растерянно заметался по углам.
   Как всякий же-фан Росс знал, насколько хрупка человеческая жизнь вне же-фактора, так что решил не ввязываться в противоборство здесь и направился к лестнице, оставив натуристу в смятении искать его среди посетителей.
   Снизу по пустой лестнице поднимался второй натурист, Анш. Вид у него был самый мрачный. Теперь он выглядел как совершенный натурист: длинные сальные волосы, костюм из природной ткани, слегка испачканный и помятый. Анш смотрел себе под ноги, когда легкая негромкая музыка отвлекла его от этого интересного занятия. Он вытащил из кармана телефон и приложил к уху.
   - Что? Видел? Где? - он перевел взгляд вверх, и Росс отшатнулся.
   Наверное, краем глаза Анш уловил это движение, потому что он быстро сложил телефон, сунул его в карман и пошел наверх, ступая мягко и бесшумно. Росс торопливо побежал на цыпочках вверх по лестнице.
   Снизу тяжело загрохотали шаги, и Анш выругался.
   - Ну что?
   - Я никого не видел. Я иду снизу...
   - Не испарился же он...
   - Идем наверх, проверим третий этаж.
   - И что будем делать?
   Росс поднялся до третьего этажа. Лестница вела вверх, на четвертый, где на двери вывеска грозно предупреждала: Посторонним вход воспрещен. Росс, прыгая через две ступеньки, добежал до нее, приоткрыл и протиснулся внутрь.
   За дверью было темно и пусто. Четвертый этаж обещал когда-нибудь тоже превратиться в пристанище для культурных ценностей, теперь же являл все признаки запустения: широкий длинный коридор, переходящий в неширокий зал, окаймленный дверями, с низким грязным потолком. Кое-где дверей не было, и были видны пустые комнаты. Краска на стенах была старой и блеклой, пол - вытертым и неровным.
   Росс прошелся по коридору и остановился перед одной из открытых комнат, когда услышал скрип открываемой двери. Он оглянулся - цепочка его следов тянулась к нему по полу, и по этому следу за ним шел убийца. Росс зашел в одну из комнат и огляделся. Он поставил коробку в угол на пол и, выпрямившись, прислонился к стене за косяком и затаил дыхание. Медленные шаги звучали отчетливо и неприятно громко...

17

   ... В ярком свете Росс стоял в одной из верениц людей. Скорее, это была очередь, несколько очередей, и все они двигались к источнику света - огромному, яркому, слепящему. Из-за этого сияния Росс с трудом мог различить людей рядом с ним - все тонуло в ослепительном потоке энергии.
   И все же он чувствовал, что они обеспокоены. Они ищут ответ на какой-то вопрос, и им стыдно. Им нечего ответить, и они смущенно выдавливают из себя что-то невнятное, когда подходит их очередь. И от этого им еще более стыдно.
   - Я была женщиной... Я был мужчиной...
   Росс оказывается впереди - перед ним никого нет. И теперь вопрос задается ему: простой, но страшный вопрос, от ответа на который зависит его будущая жизнь.
   - Почему?..
   Росс отогнал от себя так некстати нахлынувшее видение. К счастью, человек в коридоре успел пройти совсем немного, и его шаги все еще не приблизились. Он шел теперь осторожно. Росс некоторое время прислушивался к этому шелестящему звуку и, наконец, вышел в зал.
   Человек глядел в пол - изучал следы. Он был все еще далеко - шагах в двадцати, но Росс разглядел его: это был Бартоник, в одежде натуриста: куртка и брюки из грубой ткани, грубые ботинки. В руке он сжимал что-то металлическое и смертоносное.
   - Я здесь! - произнес Росс громко.
   Его голос прозвучал неестественно, не по-человечески. Бартоник вздрогнул и наставил на него пистолет.
   - Вот и хорошо, и покончим с этим, - пробормотал он чуть слышно.
   - Ты хочешь убить меня? - тем же громовым голосом продолжал Росс. - Но ты не сможешь сделать это.
   - Почему это? - тихо спросил Бартоник.
   - Потому что я принес тебе прощение.
   - Что?! - возмущенно и громко, но пистолет опустил.
   - Прощение, - Росс сделал несколько шагов ему навстречу. - Ты хотел знак? Вот он - прощение.
   - Зачем мне твое прощение! - в ярости закричал Бартоник и снова поднял пистолет.
   - Зачем? Разве это не твои слова? "Дай мне знак, и я все брошу"? Это - знак.
   - Черт, черт, черт!
  -- Нет. Молчи и слушай. Ты помнишь?
  
   Он стоял в темноте в маленькой церквушке. Ему было горько и обидно. Ему казалось, что жизнь проходит бездарно пусто. Даже нет, еще хуже. Раньше он убеждал себя, что делает благое дело, иногда способствуя истреблению бандитов. Нет-нет, он потряс головой, отгоняя мысли. Это всего лишь депрессия... очередной приступ... потому что его работа не удалась, он облажался. Нет, наверное, он мог бы заняться чем-нибудь другим. Он подошел поближе к иконе, перед которой догорали свечки. В темном зале никого не было, и все-таки он чувствовал чье-то присутствие. Впрочем, это было неважно: кто бы ни прятался в потемках, пистолет в кобуре у сердца вселял ощущение уверенности. И он снова погрузился в тягостные горестные раздумья.
   Господи, да что же я делаю! Зачем я так... Он коснулся кобуры через куртку. Неужели нельзя бросить все это. Что же делать... Он опустился на колени и склонил голову. (Оба человека в темном зале встали на колени).
   Господи, дай мне знак, и я все брошу. Я буду жить по-другому. Я буду жить честным трудом, я ведь много чего могу. Я бы мог...
   Неизвестно, куда могли бы завести его печальные размышления, но недовольный голос священника нарушил их плавный ход.
   - Сын мой!
   Бартоник вскочил на ноги и быстро выбежал из церкви. Там и тогда...
   Здесь и сейчас он остался стоять на коленях.
   - Тебе дается прощение, - эхо вторило словам Росса, поднявшегося с колен несколько мгновений назад. - Ты должен все забыть. Начать все сначала.
   - Но как же я смогу...
   - Молчи и слушай... В лесах, на севере, есть дом. Там живут люди.... Взрослые люди и маленькие люди. Ты поедешь туда и будешь жить там. Там нет того, к чему ты привык здесь. Но там есть то, чего нет здесь. То, что тебе необходимо. Там есть люди, которым ты нужен. Ты будешь жить с ними, защищать их, помогать им и любить их.
   - Но как...
   - Молчи и слушай...
   Детский дом в глуши. Им нужен смелый и сильный человек. Чтобы подражать. Человек, который научит их избегать ненужных целей, объяснит, что такое зло и как держаться от него подальше, оставаясь сильным и смелым. Как сказать это в двух словах?
   - Иди и узнаешь.
   Лес, чаща, маленький ручей, вечер, звездное небо. Костерок на берегу, маленький отряд вокруг, печеная картошка в золе.
   "Что ты ответишь человеку, который скажет тебе: Слабак, ты можешь украсть или убить?"
   Юное лицо в отблеске костра кривится в гримасе презрения: "Я буду слабаком, если буду слушать тебя и жить по твоим принципам". Игра.
   - Они ждут тебя. Иди. Сейчас. Вокзал. Ты узнаешь их.
   Бартоник поднялся с колен, оставив пистолет на полу.
   - А... наказание?
   - Наказание?
   Если ты раскаялся, какое тогда наказание? Ты сам исправишь то зло, которое принес в этот мир, которое причинил людям. Истинное раскаяние всей душой и прощение - вот и все, что надо.
   - Иди и будь честен с собой.
   Бартоник повернулся и пошел к выходу.
   - Поспеши, чтобы не опоздать, - крикнул вслед Росс, и тот перешел на бег.
   Шаги Бартоника стихли на лестнице, и Росс вернулся в комнату за пылесосом. Скрип двери заставил его замереть с прижатой к груди коробкой. Он прислушался, затаив дыхание. Человек шел уверенно и быстро, словно возвратился что-то уточнить. Росс выглянул в дверной проем, да так и застыл: мимо него, тихо ругаясь, прошел Анш.
   -... где этот идиот, - процедил тот и оглянулся.
   Их глаза встретились; автоматически Росс шагнул вперед, Анш вытащил из-за пояса пистолет.
   - Ты!.. - одновременно произнесли оба.
   Росс выпустил коробку - Анш поднял пистолет. Пока коробка падала, Росс успел подумать: "Значит, Бартоник смог уйти... Сейчас он выстрелит... Защита Винту".
   Коробка ударилась об пол - прозвучал выстрел. Затем еще и еще один. Анш нажимал на спуск, пока не закончились патроны. В долю секунды двумя пассами Росс сконцентрировал энергию цы и вывел ее вперед. В тот момент, когда первая пуля врезалась в созданное поле, она рассыпалась в пыль, но он почувствовал болезненный удар прямо в сердце, непроизвольно дернулся и поднес руку к груди. Остальные пули вонзились в поле - Росс видел еле заметные вспышки. Каждый раз они появлялись все ближе к телу, и последняя почти коснулась его руки. С каждой он ощущал сильный толчок и вздрагивал, и, наконец, упал лицом вниз. Анш приблизился и наклонился над ним, держа пистолет наготове. Он толкнул ногой тело и удовлетворенно хмыкнул. Потом небрежным жестом он запустил пальцы в шевелюру, поправляя прическу. Несколько волосков упали на пол.
   Топот на лестнице заставил его выпрямиться и напрячься. Несколько человек, неразборчиво крича, бежали по лестнице. Анш бросился в другую сторону, оставляя за собой цепочку следов в пыли на полу.
   Росс перевернулся на спину и остался лежать неподвижно. Он слышал, как Анш добежал до двери в дальнем конце зала, выскочил в коридор и захлопнул дверь за собой. Судя по скрежету, он придвинул к двери что-то тяжелое, чтобы те, кому вздумалось бы его преследовать, не могли пройти.
   Его преследователи ворвались в зал и пробежали мимо Росса. Один из них задержался, присел рядом и пощупал пульс на шее.
   - Живой! Что там?
   - Дверь забаррикадирована! Навались!
   Они забарабанили в дверь, силясь освободить путь. Их мерные удары и подбадривающие выкрики доносились до слуха Росса все слабее и слабее...
  

18

   ... Потому что они были еще очень далеко. Но они явно шли в его сторону. И, несомненно, хотели расправиться с ним, ничего не страшась более, несмотря на глухую ночь.
   Он лежал на земле в своей хижине и прислушивался, приложив ухо к земляному полу. Снаружи тихо шелестел ветер в буйной листве, где-то вдали кричали обезьяны. Циновка у входа была откинута, и он мог видеть, как шевелятся кусты вокруг поляны. Но заросли у тропы никто не тревожил, потому что соплеменники были еще далеко.
   Они собирались избавиться от него, самого могущественного колдуна со дня сотворения мира. Его учитель, досточтимый Марагонда Нганами, и тот не осмелился бы пойти на такое: уничтожить ученика, великого Нгабунду Барагма, черного, как самая страшная черная ночь.
   Он вскочил на ноги, подошел к входу и снова прислушался, раздувая ноздри. Ожерелье из зубов убитых врагов украшало его грудь; он нашел клык Марагонды и сжал его в кулаке.
   - Пусть сила из крови и мяса учителя восстанет во мне, - прошептал он. - Пусть мои уши и глаза будут острыми, как у него.
   Он опять прислушался. Теперь он ясно слышал, что кричат люди. Их вел... да, их вел молодой воин, Нгутра. Они убьют злого колдуна и сожгут его жилище, вместе со всем его скарбом. Они смелы, ничего не боятся. Вот они идут по тропе от деревни, пробираясь через заросли, и впереди - молодой Нгутра, с факелом в руке, глаза горят. Его молодая жена умерла сегодня утром, и он хочет отомстить колдуну. Потому что думает, что колдун виновен в ее смерти.
   Но он, Нгабунда, не виновен. В своей смерти она виновата сама. Да и вся деревня.
   Все началось несколько месяцев назад. Раньше они жили вполне мирно. Жители деревни приносили колдуну дары - пищу, одежду и все, что он требовал для своего колдовства: рог носорога, бивни слонов, змеи. Никто и не думал что-то менять. Колдун занимался своими делами, деревня - своими. Время от времени к нему приходили за снадобьями для больных и раненых, иногда просили вызвать дождь. В принципе ему не слишком досаждали просьбами. В его распоряжении была огромная страна, от моря на востоке до гор на севере и пустыни на западе, где он мог вершить свою волю.
   Он хотел править этой страной. Сначала, правда, надо было победить врагов, тех, кто не разделял его мнения и не хотел подчиниться ему, - и он побеждал. Он захватил в горсть свое ожерелье из зубов - один врезался ему в ладонь - и заскрипел зубами. Он уже держал всех своих врагов в кулаке.
   И вот когда почти все враги в пределах досягаемости были побеждены и съедены, эти жители взбунтовались. Они стали приносить меньше даров. И первым перестал приносить дары этот охотник Матоту.
   Колдун ждал. Он даже однажды словно случайно столкнулся с Матоту на охоте. Колдун вышел на охотника из густой травы, когда тот выслеживал дикую свинью, и долго молча смотрел ему в глаза. Матоту переминался с ноги на ногу и тоже молчал, перебирая руками древко копья. В тот день он пришел с охоты без добычи. Но ничего не изменилось.
   И тогда через неделю в полночь колдун пришел в деревню, где все спали. Он прошел по улице и остановился у дома строптивого охотника. Быстрым движением выдернул соломинку, торчащую из стены, и бегом вернулся в свою хижину.
   В ту ночь он долго сидел у костра перед хижиной и думал. На рассвете он вынес из дома кусок мяса, обвязал его соломинкой и выбросил на берег озерца неподалеку. Серый крокодил метрах в десяти бесшумно соскользнул в воду и подплыл к тому месту, где лежало мясо. Колдун не стал наблюдать за поглощением приманки. Он вернулся в хижину и стал ждать. Он сжимал в руке зуб самого чуткого врага, съеденного три месяца назад, и слушал.
   Утром охотники деревни вышли, как обычно, ловить зайцев. Они шли по тропе вдоль берега, беспечно перекликаясь, радовались и смеялись, широко улыбаясь восходящему солнцу, предвещавшему удачную охоту.
   Матоту шел первым. Он небрежно помахивал копьем, как вдруг что-то схватило его за ногу. С громким криком он упал на землю, копье отлетело далеко в сторону. Охотники бросились вперед, туда, где минуту назад стоял Матоту. След мятой травы вел к воде, по которой расходились круги. На глине отпечатался свежий след лапы крокодила. Люди долго стояли на берегу, оживленно переговариваясь и глядя на водную гладь, словно ждали, что оттуда вынырнет их товарищ. Потом они вернулись в деревню и рассказывали о несчастье. До поздней ночи колдун слышал пронзительные вопли и горестные крики с той стороны и наслаждался.
   Когда шум стих, колдун вышел из своей хижины, прокрался в деревню и из стен каждой хижины выдернул по соломинке. Ему казалось, что хижины боязливо ежились, когда он касался их.
   У одной из хижин он задержался. Странное чувство охватило его. Он ощутил присутствие силы, юной, не осознавшей себя, не направленной силы. Она походила на блаженное тепло, разливающееся по телу. Колдун распрямился, раскинул руки, впитывая ее. Он с трудом заставил себя уйти к следующему дому, и все же время от времени оглядывался на этот источник силы.
   На другое утро он наведался в деревню средь бела дня. Мужчины ушли на охоту, и только несколько женщин и дети остались там. Они испуганно шарахались от него, пытаясь укрыться от его пронзительного взгляда за стенами и деревьями.
   Колдун направился по притихшей улице прямо в запримеченной хижине - сила притягивала его. Женщина сидела там в тени и что-то толкла в ступе. Она равнодушно посмотрела на приближающегося колдуна и даже не прервала своего занятия.
   - Успеха в твоем труде, женщина, - вкрадчиво проговорил он и остановился так, чтобы его тень, более темная, чем тень от дома, накрыла негритянку.
   Она вздрогнула и подняла голову. Ее взгляд напоминал взгляд загнанного в угол зверька, но бежать было некуда.
   - Благодарю тебя. И тебе успеха во всех твоих делах, - слабо ответила она, еле шевеля губами.
   - Мне нужен ученик, - без обиняков сказал колдун. - Твой сын будет моим учеником. Приведите его ко мне завтра вечером.
   Женщина окаменела. Колдун бросил взгляд на хижину, откуда за ним следила пара больших живых глаз, и ушел.
   Он ждал, он честно ждал. Когда на следующий день взошла луна, и даже шагов не было слышно на тропе, колдун взял нужную соломинку, завязал на ней два узла и бросил в огонь - его вечный огонь, который он так оберегал. Соломинка вспыхнула и сгорела, даже не долетев до пламени - добрый знак удачи.
   В деревне начался пожар.
   Утром колдун опять пришел в деревню. Пожар уничтожил несколько хижин, но погибли только двое: родители намеченного малыша.
   В этот час вся деревня собралась на пепелище, где лежали два обгоревших тела, уже завернутых в погребальную одежду. Рядом в золе не переставая хныкал обоженный мальчик. Люди, с утра в траурной одежде, хмуро смотрели на колдуна и расступались перед ним, когда он шел к кострищу. Никто не сказал ни слова, когда он взял на руки ребенка и понес к себе. Люди по-прежнему отстранялись, но ничего не говорили. Так колдун и шел по тропе, чувствуя испуганно-ненавидящие взгляды, пока не скрылся за поворотом в зарослях.
   В хижине он положил тихо стонущего мальчика на пол и присел рядом. Он мог бы быстро исцелить страдающего, но тут иная мысль озарила его. Он приветливо улыбнулся и положил руку на голову ребенка. Тот перестал стонать и забылся тревожным сном.
   Весь день колдун готовил снадобье: растирал травы, толок семена и камни и смешивал полученное зелье. Время от времени он кидал взгляд на бесчувственное тело на полу и ухмылялся.
   Вечером мальчик очнулся. Он слабым голосом позвал маму, не открывая глаз, и колдун поднес к его губам приготовленное питье. Мальчик сделал несколько глотков, открыл глаза и благодарно улыбнулся запекшимися губами. Взгляд его все еще был затуманен от боли.
   Колдун отставил чашку и кивнул.
   В этом мальчике была сила. Даже мощь. Великая мощь. Древнее знание утверждало, что земная ось мощи имеет два конца силы и полное бессилие посередине. И эта юная мощь была сильнее силы колдуна, сложенной из сил уничтоженных им врагов. Он чувствовал это и, хотя и не знал, на каком конце оси расположена эта мощь, понимал, что она уничтожит его рано или поздно. Гиена всегда найдет себе падаль.
   Из калебаса, сделанного из тыквы, он налил еще питья мальчику. Пока тот пил, колдун на полке нашел огромный ритуальный нож и повернулся к нему. Мальчик оторвался от чашки и доверчиво улыбнулся. Капли питья стекали по его подбородку и падали на обоженный живот и ноги...
   Колдун вспомнил об этом дне и улыбнулся. Молочные зубы не подходили для ожерелья, и он использовал другие косточки. С тех пор он считал себя почти непобедимым.
   Пока не объявился Нгутра. Он был неплохим воином. И охотником неплохим. Но однажды решил, вслед за Матоту, что приносить дань колдуну не обязательно. Более того, он даже стал рассказывать все, насколько это необязательно и удобно.
   Тогда колдун достал соломинку из хижины Нгутры и закопал ее у крокодильего озера. Нгутра должен был умереть. Но умерла его жена. Каким-то образом воин отвел смерть от себя. Видно, он был не так прост, как казалось на первый взгляд. Воин, где ты был после инициации?
   Вот о чем думал колдун, прислушиваясь в ночной тишине.
   Почему Нгутра избежал смерти? Как ему удалось? Наверное, в своих странствиях он узнал что-то, что оберегает его. Но на любой оберег найдется колдовство.
  

19

   Колдун усмехнулся; губы человека, лежащего на полу на верхнем этаже во Дворце инфокультуры, жутко искривились. Что же, у него есть мощное средство и на этот случай. Однажды он использовал его, чтобы победить своего учителя. И он воспользуется им снова. Надо только...
   Колдун оглянулся: в углу лежали последние подношения Нгутры, принесенные месяц назад - какое-то домотканое покрывало. Несколько волосков прицепились к нитям, и колдун аккуратно выпутал их и положил на ладонь.
   Крики снаружи усилились. Колдун вздохнул и намотал волоски на безымянный палец левой руки, старательно обматывая все фаланги. Мизинец был изуродован в борьбе с учителем. Теперь приходилось жертвовать еще одним пальцем, но жизнь, в конце концов, дороже. Колдун нашел на полке длинный узкий нож. Теперь он был во всеоружии...
   Анш спустился на третий этаж, когда услышал стук в забаррикадированную дверь. Он остановился, посмотрел наверх и довольно улыбнулся. Старая бочка с засохшим клеем пришлась как нельзя кстати. Через несколько минут он выйдет из здания, избавится от оружия и уедет из города.
   Он засунул пистолет за ремень на спине, одернул пиджак и стал медленно спускаться на второй этаж расслабленной походкой пресыщенного зрителя.
   Быстрый топот на лестнице снизу заставил его насторожиться и отступить назад. Никаких разговоров люди внизу не вели, но шестое чувство подсказывало ему, что эти люди охотятся на него. На третьем этаже он свернул с лестницы и направился к залам.
   Народу здесь было меньше - не все могли преодолеть лестничные пролеты, а эскалатор строители не предусмотрели. Но все-таки по большому залу и маленьким классным комнатам бродили любопытные. Третий этаж был посвящен древним культурам и эзотерике, и его экспонаты были причудливы и непостижимы.
   Анш пересек зал, не глядя по сторонам, не слишком быстро, но не слишком медленно, и был уверен, что оторвался от погони, когда навстречу ему из двери, ведущей на противоположную лестницу, появились несколько человек со строевой выправкой. Опытный глаз сразу выделил их в негустой толпе: трое в штатском, один немного впереди, двое сзади, прикрывают тыл. Их глаза рассеянно скользили по лицам людей, но напряженная поза говорила о готовности к бою.
   Анш запнулся - замедлил ход только на секунду - и сразу привлек их внимание. Они переглянулись и мгновенно перестроились: двое с флангов выдвинулись вперед. Теперь они в открытую не сводили с него взгляда.
   Сзади приближались остальные из этой группы захвата. Анш не видел их, но по тому, как оглянулась назад женщина около него, понял, что они уже рядом.
   Тогда он шагнул к одной из комнатушек, по пути левой рукой схватил за воротник мальчика лет пяти в ярком костюмчике. Бейсболка ребенка упала на пол, он хотел наклониться, чтобы подобрать ее, но Анш грубо дернул его и втащил в комнату. Мать малыша, энергичная дама в модном платье, кинулась за ним и остановилась на пороге: убийца достал пистолет и наставил на нее.
   В комнате еще несколько зевак изучали орудия шаманов и колдунов. Анш быстро осмотрелся: они выглядели абсолютно безобидно и неугрожающе. Более того, они даже не сразу поняли, что происходит, и засуетились, только когда Анш выкрикнул в зал:
   - Всем назад! У меня заложники! Я буду стрелять!
   Из зала люди с визгом помчались на лестницы; в зале остались только несколько агентов в штатском.
   Анш толкнул мальчика на середину комнаты и прислонился к стене спиной. Женщина опустилась перед сыном на колени, обняла и что-то зашептала на ухо, гладя его по голове. Люди боязливо жались к стенам среди экспонатов.
   Анш достал из кармана обойму, зарядил пистолет и крикнул в коридор:
   - Эй, вы! У меня тут десять человек! Не играйте со мной!
   - Что ты хочешь?..
   Колдун зажал нож в левой руке и пошарил правой на полке. Где-то здесь должен был лежать корень жизни - то ли растение, то ли минерал, который он нашел в горах. Это был белый с фиолетовыми прожилками кругляш, понемногу, но постоянно увеличивающийся в размерах - изо дня в день. Колдун отколол ножом кусочек и положил корень обратно на полку, задвинул подальше. Острые края осколка неприятно заскрежетали по дереву.
   - Я жертвую своим телом ради победы над врагом. Пусть это стяжение станет телом моего врага.
   Колдун положил кусок в рот и сел на землю снаружи около входа в хижину. Он закрыл глаза и стал ждать, когда корень начнет растворяться во рту...
   ... Росс наверху, не открывая глаз, поднялся, побродил по залу и нашел ржавое лезвие: когда-то, возможно, оно было частью строительного шпателя, а теперь выглядело устрашающим оружием разрушения. Росс сел на пыльный пол среди мусора, вытянул ноги и поднес к лицу с закрытыми глазами левую руку. Безымянный палец был обмотан волосками Анша.
   ... - Пусть он уходит! - кричал Нгутра, и те, кто шел за ним с факелами в руках, вторили ему. - Пусть он оставит нашу землю! Мы не хотим, чтобы он жил здесь!
   Ночная тьма пугала их, и они старались держаться ближе друг к другу. Шевелящиеся от легкого ветерка кусты вселяли ужас в их сердца, плеск воды в озере заставлял вздрагивать, а хруст веток под ногой соседа парализовывал.
   Нгутра решительно зашагал к жилью колдуна. Охотники потрусили за ним, ускоряя ход в страхе остаться в темноте в одиночку...
   Анш посмотрел на мальчика. Его просили отпустить ребенка. Ну уж нет. Именно он и будет его щитом. Мать подняла залитое слезами лицо с размазанной косметикой и потерла глаза руками.
   - Я отпущу его, когда будет машина! - крикнул Анш в коридор. - И решайте побыстрее!
   Ему не нравилась эта ситуация. Третий этаж здания, полно полиции; у входа несколько машин со спецагентами. Все посетители эвакуированы. Ему нужно будет спуститься на первый этаж. И все это время он будет открыт всем выстрелам всех этих агентов.
   Он прошелся по комнате, разглядывая стенды и витрины со странными предметами, словно в них был ответ. Когда он проходил мимо окна, что-то сверкнуло в доме напротив. Анш остановился, бросил взгляд в ту сторону - и отпрянул. Несколько человек суетились за стеклами. Они пристраивались на подоконниках со снайперскими винтовками.
   Анш судорожно сжал зубы и сощурился. Он выбрал в толпе женщину потолще и поставил ее у окна так, чтобы она заслоняла большую часть проема.
   - Стоять! - крикнул он ей, когда она стала медленно сползать на пол, и добавил для людей в дальних краях коридора, подойдя к двери: - Уберите своих стрелков из того дома! Я все отлично вижу!..
   Колдун провел ножом по пальцу, надавив на подушечку. Капля крови выступила на коже и стекла по фалангам вниз.
   Анш запнулся на полуслове и замер. Пистолет выпал из его руки на пол. Человек медленно поднял руки и обхватил голову. Кровь стала просачиваться между пальцами и струйками стекать по запястьям.
   Колдун ткнул кончиком ножа в среднюю фалангу и сморщился от боли, оскалив белые зубы с зажатым в них корнем жизни.
   Анш вцепился окровавленными руками в живот.
   Колдун согнул палец - Анш со стоном наклонился вперед и застыл в неестественной позе. Колдун ткнул ножом в нижнюю фалангу - Анш упал на колени, уперся ладонями в пол.
   Одна из женщин прижимаясь к стенке, пробралась к выходу и выбежала в пустой зал. На лестнице угадывались силуэты агентов. Она побежала туда, выпучив от страха глаза.
   Анш видел ее бегство и даже схватился за пистолет. Но распрямиться не смог, только вращался вокруг себя на коленях. Оставшиеся в комнате испуганно забились по углам.
   Колдун выпрямил палец и положил руку на колено. Его веки дергались, иногда обнажая белки закаченных глаз. Он с размаху вонзил нож в подушечку.
   Анш вскочил на ноги и вслепую побрел по комнате. Через секунду он оказался у окна, ударился в него головой так, что осколки стекла разлетелись в разные стороны. Колдун изогнул правой рукой палец до хруста в суставе - Анш нечеловечески изогнулся и навалился на подоконник. Через мгновение он выпрямился, стоя на коленях в проеме.
   Несколько выстрелов прозвучали почти одновременно. Анш покачнулся. Сначала вниз упал его пистолет, потом вниз низверглось тело...
   Снаружи послышался шум. Колдун открыл глаза: перед ним стояли охотники, благополучно добравшиеся до него. Слишком увлекшись колдовством, он не заметил, как они подошли. И первым в толпе стоял Нгутра, живой и невредимый.
   - Слушай, колдун, мы предлагаем тебе уйти с нашей земли, - сказал он.
   Колдун молча выслушал его, выплюнул ему под ноги остатки корня жизни и вонзил нож глубоко в среднюю фалангу. Нгутра как подкошенный упал на землю. В ту же секунду дубинка одного из охотников опустилась на голову колдуна, и он завалился набок, рядом с мертвым воином.
   Охотники замерли в нерешительности, затем стремительно бросились бежать прочь. Один из них выхватил из костра горящую ветку и кинул в хижину; огонь побежал по сухим веткам и траве, из которых была сделана хижина, и она занялась ярким пламенем. Охотники бежали по тропе к своей деревне, в которой бушевал пожар...
  

20

   Росс упал набок, щека погрузилась в пыль. Маленькие камешки больно впились в кожу. От его дыхания пыль поднималась и не успевала оседать...
   В огромном зале люди так же шли нескончаемой чередой. И каждый из них отвечал на вопрос (на этот раз Росс понял его):
   - Почему же ты так жил? Не по закону?
   - Я был слишком слаб...я был силен... я был беден... я был богат...я был уродлив... я был красив... я был глуп... я был умен...был безвестен... я был знаменит... я был родовит... я был безроден... все так поступали... все были против меня... я был жертвой...
   Они говорили и говорили не смолкая, и говорили одно и то же, и это было их оправдание, в котором не было для них прощения, и Росс обратился назад, в противоположную от сияния сторону, откуда они шли. Там было что-то, что объясняло все происходящее...
  
   Они клубились, резко меняя очертания и цвета, иногда сливаясь по двое и по трое. Спектр их излучения постоянно менялся, и по тому, насколько быстро это происходило, он, тот, кто поставил себя выше, понял, что они в ярости. Он мог бы избежать общения с ними и удалиться в иную точку пространства. Но они были готовы изменить общее пространство... схлопнуть пространство, чтобы захватить его. Они приближались. И с каждым слиянием и разделением они становились все злее. Он попробовал приблизиться к ним - его пространство заклубилось и протянулось к их клубам. Но их спектр резко изменился: разрушительное для его структуры излучение заставило его отдалиться.
   Наконец, они соединились в сферу, в центре которой был он. Он чувствовал сдерживаемую ярость и усиливающееся смертоносное излучение. Яркая сфера, переливающаяся всеми диапазонами спектра, была для него судом, тюрьмой и плахой одновременно. По краям его клубы чернели и сжимались.
   - Мы все здесь и выносим приговор, - загремел хор. - Мы долго терпели, но теперь терпению пришел конец.
   - Вы хотите уничтожить меня?
   - Вот в чем мы обвиняем тебя: Ты порождаешь в себе излучение, которое вредит другим, и их боль нравится тебе. Ты искажаешь общее пространство, и наши трудности нравятся тебе. Сливаясь, ты разрываешь пространство других. И тебе нравится это. Многие уже пострадали от тебя. Но что хуже, ты сеешь страх, и никто не может жить спокойно, не опасаясь. Так, в мире стало меньше мира и меньше веры в мир. Ты должен быть рассеян, чтобы никогда твоя последовательность не возмущала...
   - Вы гордитесь своим миротворчеством, но разве то, к чему вы приговариваете меня, - это мир? Вы объявляете мне войну! Это несправедливо.
   - Твой упрек несправедлив...
   - Ведь это вы вынуждаете меня. Вы излучаете так, что моя последовательность реагирует таким излучением. Меня заставляют сливаться с теми, чьи последовательности противоречат моим. Вы так отличаетесь от меня. Если бы не вы... Если бы я был с такими, как я...
   Где-то далеко за границами сферы чернело покинутое и обездоленное пространство-время, пустое и смертоносное, потому что жизнь оставила его. Он чувствовал его и ощущал тоску. Что его ждало? Аннигиляция? Рассеяние? Большой взрыв?
   Его судьи совещались. Жгучее излучение ослабло. Они пришли к какому-то решению.
   - Мы обсудили все и решили дать тебе еще один шанс. Итак! Ты получишь одну пустую вселенную, и там можешь реализовать свою последовательность. Ты обустроишь эту вселенную и заполнишь ее своим пространством, и сотворишь ее по образу своему. Ты будешь жить там один, только твоя личность и никого больше. Ты получишь миллиарды жизней и одновременность проживания. С одного конца времени до другого. Из прошлого в будущее, из будущего в прошлое. Твоя личность будет существовать в миллиардах инкарнаций, пока ты не научишься жить в мире. Или пока не убьешь самого себя. Ты сам - свой суд, тюрьма и приговор...
   Вселенная была пуста и безжизненна. Он влился в нее, заполнил до краев. Черное смертоносное излучение на границе удерживало его в данных пределах. Да будет свет, подумал он и сгенерировал такое излучение. Затем в некоторых местах его пространство сгустилось, и образовались звезды, и планеты, и кометы, и космический мусор. Он был фотоном в вакууме и огромной звездой, и самим этим вакуумом, всей вселенной и каждой ее частью. В этом размеренном хаосе он почти утратил жизнь и личность, как вдруг импульс извне "Ты один и ты умираешь" вернул его к жизни. Жизнь... Его жизнь сконцентрировалась в одной точке, но не в центре, на периферии, около границ, чтобы наблюдатели видели его. Да, это они сконцентрировали ее на периферии. Жизнь: радость, страх, горе, счастье, досада... Личность терялась в этом. Тогда тот, кто стал вселенной, создал человека. Миллиарды людей в прошлом, настоящем и будущем. Он был всеми этими людьми, которые друг друга любили и ненавидели, спасали и убивали. И он учился жить в мире с самим собой, чтобы потом жить в мире с другими. Адам и Фейн, Люцифер и Христос, великий царь прошлого и последний нищий будущего - все это был он. Из прошлого в будущее, в настоящее, в прошлое - его инкарнации возникали то тут, то там в жизни вселенной. И, как видели наблюдатели, после каждой смерти он возвращался к ответу, и ответив на вопрос: "Ты жил не по закону? Почему?" забывал прежнюю жизнь, чтобы начать с чистого листа. Лишь однажды он смог ответить: Я жил по закону, и не забыл жизнь. И тогда он сказал: я есмь алфа и омега, первый и последний. И тогда все кончилось...
  

21

   По лестнице поднимались двое. Женщина в темно-коричневом шерстяном костюме была преисполнена чувства ответственности за вверенное ее заботам здание и ежеминутно одергивала своего спутника - неказистого мужичонку в поношенной спецовке.
   - Я говорила, надо заколотить вход на четвертый этаж, - ворчала она. - Сколько раз говорила. Ну-ка, посмотрим, что у нас здесь!
   Она вошла в пыльный полутемный зал и недовольно поморщилась.
   - Теперь этот ужас придется опечатать. А это что еще?
   Ее взгляд упал на тело в пыли у стены.
   - Господи, только этого нам не хватало...
   Они осторожно подошли поближе и наклонились над телом.
   - Он еще дышит, - констатировал мужчина и потряс Росса за плечо. - Эй, парень!
   - Врачи уже уехали, - задумчиво проговорила женщина. - Интересно, он может ходить? Вывести бы его отсюда, да поскорее... Ну-ка, подними его.
   Мужчина за плечо приподнял Росса, стараясь не касаться окровавленной ладони и рукава. Росс открыл глаза и непонимающе посмотрел на него.
   - Веди его к лестнице, - распорядилась женщина. - Выведи его. Осторожно, смотри под ноги, может, тут везде иголки разбросаны.
   Мужчина довел Росса, уже приходящего в себя, до лестничной площадки.
   - Ну, сможешь сам спуститься? Так иди, иди...
  
   ... Трое на крыше в комбинезонах промышленных альпинистов и с черными очками закрепили канат и сбросили конец вниз. По нему вдоль торца здания начал спускаться один из них. На уровне третьего этажа он остановился и стал изучать странные детали, висящие у стены без видимого крепления. Он потрогал их, попытался передвинуть. Они свободно перемещались, но только по горизонтали. Человек, закрепившись на канате, ощупал обеими руками эти детали, и что-то щелкнуло внутри, так что он едва не выпустил их, и отдельные части остались в его руках. Он сложил их в сумку и стал спускаться к ожидающим его людям...
  
   В кабинете с наглухо задернутыми шторами на окнах, под яркими лампами на столе лежали несколько предметов. Белые стены при искусственном освещении создавали впечатление неприятной стерильности. На одной из стен висел большой экран, на нем в увеличенном виде отображались эти предметы: обломки гравиноса, гравимешок, вакуумер, листок с рисунком и надписью, кассета видеонаблюдения.
   Несколько человек изучали их, держась на отдалении. Один, словно экскурсовод, водил указкой над столом и пояснял:
   - Посмотрите внимательно. Эти предметы, как показали отчеты, обладают действием, не зафиксированным ни в одном исследовании и нигде не описанным. Более того, оно не поддается логическому объяснению нашей наукой. Как видим, первый был поврежден в ходе использования... владельцем. Можно сказать, что их связывает один человек, происхождение которого нам выяснить не удалось. Итак, перед нами стоят две задачи: найти этого человека, которого мы по не зависящим от нас обстоятельствам упустили из вида. И выяснить принцип действия этих механизмов...
  
   Время идет во вселенной, но что оно значит для того, кто стал вселенной? Сегодня он в одной точке времени, завтра - в другой, продвигаясь по оси от зла к добру. В какой точке на этой оси ты, Росс?
   Где ты?

2003

  
  
  

Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"