Адмирер: другие произведения.

Система (М)учителя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Старая версия Системы (М)учителя

Система (М)Учителя

Annotation

 []
      Система (М)Учителя
      Направленность: Гет
      Автор: Адмирер
      Соавторы: Мортрем
      Фэндом: High School DxD, The Gamer (кроссовер)
      Рейтинг: NC-17
      Жанры: Романтика, Юмор, Экшн (action), AU, Мифические существа, Стёб, Попаданцы
      Предупреждения: OOC, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Смерть второстепенного персонажа
      Размер: Макси, 258 страниц
      Кол-во частей: 39
      Статус: заморожен
      Посвящение: Отсутствует.
      Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
      Примечания автора: ПЕРЕПИСЫВАЕТСЯ.
      Описание: В стадии переписывания.


Арка 0. Как все начиналось

Примечание к части

     **Арка 0. Получилась отвратной на мой взгляд. Возможно будет переписываться. Дальнейший стиль меняется. Если кто-то рассчитывает на полное сохранение начального сюжета - можете закрывать работу.**
     Нет ничего приятнее в жизни, чем проснуться уже за полдень, лениво потянуться и лежать в кровати, изучая взглядом потолок. В душе царит спокойствие и тихая радость, зная, что тебе не нужно куда-либо бежать, тело непозволительно расслабленно. Для полной гармонии и познания дзэна не хватает лишь чашечки настоящего напитка богов – животворящего кофе. Сколько я уже его не пил? Даже не вспомнить.
     С трудом покинув приятные объятия любимой кровати, поплелся на кухню. Открыв шкафчик, вытащил из него подобие турецкой турки и небольшую пачку уже смолотого кофе. Наклонившись, затянулся божественным ароматом.
     Да-а, именно чашки бодрящей эссенции счастья мне не хватает в это утро…
     Спустя несколько минут всё было готово. Помедитировав на вздымающийся над чашкой пар, я взял её в руки и уже собирался поднести ко рту, готовясь ощутить вкус жизни, как резко меня ослепило вспышкой света.
     Когда губы ухватили воздух, сердце предательски ухнуло вниз, а на лбу выступила испарина. Нет, этого не может быть!
     Сглотнув, медленно открыл один глаз. Её не было. Моей драгоценной амброзии не было в моих руках!
     Зарождавшийся крик отчаяния был прерван тактичным покашливанием. Переведя взгляд на его источник, моё лицо непроизвольно исказилось в гримасе.
     – Сразу скажу, убить ты меня не можешь, – за столом, в дорогом кожаном кресле, сидел немолодой мужчина обычной европейской внешности.
     – Ты… ты… – в мозгу словно произошло замыкание.
     – Спокойнее, – он жестом указал мне на стул. – Сядь, глубоко вдохни…
     На дрожащих ногах занял предложенное место.
     – Молодец, а теперь…
     – … урод, мать твою! Ты надо мной издеваешься?! – я наконец-то смог вернуть себе трезвость сознания. – Опять?
     – Ну-у-у, – пожал плечами мужчина, виновато улыбаясь. – Так легли карты.
     – Карты ему легли, да? Шулер недобитый!
     – Да чего ты так злишься? Нормально же общались.
     – Чего, спрашиваешь, я злюсь?
     Подскочив со стула, я с силой опустил руки на стол, наклоняясь в сторону мужчину.
     – Ты-ы-ы-ы…. я только вернулся с последнего задания, перед которым было еще чёрт знает сколько! Я, не продыхая, пашу как дармовая лошадь, выполняя твои распоряжения. Ни отдыха, ни зарплаты, даже одного выходного ещё не было! Ладно, хрен ты с этим перерывом… ДАЙ МНЕ ХОТЬ БЫ КОФЕ ВЫПИТЬ СПОКОЙНО!
     Мужчина выслушал мою тираду с непроницаемым лицом.
     – Глеб, ты сам знал на что идешь, когда соглашался на моё предложение.
     С этим было поспорить сложно. Вздохнув, бухнулся обратно на стул, недовольно скрещивая руки.
     – Знаю, ты сейчас на меня обижен, – мужчина сморщился и потер виски указательными пальцами. – Но сейчас я могу положиться только на твою персону.
     – Опять дел навалилось? – гнев понемногу отпускал.
     – Ещё как. Ни одного свободного человека, даже стажеров пришлось отправлять! – всплеснул руками мужчина. – А ты хоть представляешь сколько они всего наворотят по незнанию?
     – Ну-у-у, разрушат какие-нибудь измерения, сместят баланс божественной силы, случайно создадут прорыв Хаоса… – я начал загибать пальцы, но был прерван громким стоном своего работодателя.
     – Не нагнетай, прошу тебя, – в его голосе было столько тоски, что мне даже стало немного стыдно. Но, вспомнив про так и не выпитый кофе, это чувство было моментально стёрто.
     – Так вот, я – великий из величайших, единственный в своем роду – Бог Игр, хочу вручить тебе задание, важность которого просто неоспорима! – неожиданно вокруг мужчина возникла светящаяся аура.
     – Слишком наиграно, ты же понимаешь? – я приподнял бровь.
     – Эх, – светопреставление закончилось. – Надо же иногда тренироваться. Ладно, короче, по твоей специальности дело нашлось. Лови.
     Поймав летящий мне в лоб планшет, я начал вчитываться в документацию, представленную в нём. Закончив ознакомление, я медленно положил технику на стол и, успокоив вновь нахлынувшие эмоции, максимально спокойной произнес:
     – Отказываюсь.
     – Что? Ты не можешь, – Бог Игр, изучающий какие-то бумаги, даже поперхнулся.
     – Тебя это ещё не достало? – в душе поднималось возмущение. – Система тут, Система там… ты её уже везде пихаешь, даже если никому не сдалась! Меня уже от неё тошнит!
     – Пока что – это единственный способ увеличить приток божественной силы, не бузи, – отмахнулся мужчина. – Да и тут формат уникальный, еще почти нигде не использованный.
     – Не хочу тебя расстраивать, – я прокрутил в голове информацию о задании. – Но ты не первооткрыватель.
     – Ты можешь просто взять и пойти делать свою работу? – приподнял бровь Бог Игр. – У меня нет сил пререкаться. Если его сделаешь, то обещаю – будет тебе отдых.
     – Ага, я так часто слышал эту фразу. Только еще не видел её подтверждения, – устало вздохнув, поднялся со стула. – Какие-то особые условия есть?
     – Нет.
     – Окей…
     * * *
     Когда за парнем закрылась дверь, Бог Игр горестно простонал:
     – И какой из меня Бог, если со мной так подчиненные обращаются? Вот **** весело, он просто скажет и все покорно выполняют. А мне еще дерзят…

Арка 0. Глава 1

     Выбор мира…
     Подтверждено: измерение по мотивам аниме.
     Выбор уровня сил…
     Подтверждено: средний уровень – 6.
     Накладываются ограничители.
     Выбор персонажа…
     Подтверждено: оригинальный мужской персонаж.
     Производится пространственный переход.
     10… 9… 8… 7…
     Когда приятный женский голос закончил отсчет, сознание на секунду померкло.
     Порыв прохладного ветра растрепал волосы. Морщась от легкой головной боли – единственного побочного эффекта от переноса, который всё никак не могли исправить, я открыл глаза. Вокруг меня простирался ночной, переливающийся огнями город. Я стоял на крыше одного из множества многоэтажных зданий в округе.
     Ох, и куда меня занес великий Рандом сегодня?
     Усевшись поудобнее на парапет и свесив ноги, я привычным движением вызвал системное окно, которое, мерцая, возникло перед моими глазами. Конечно, есть мысленная версия, ей сейчас почти все пользуются, но мне привычнее так. Ручками. Вообще многое привык делать руками… слишком многое, а ведь уже сколько лет прошло! Кхм… не стоит думать о больном.
     Итак, ближе к телу.
     Получен запрос на сканирование измерения.
     Результаты:
     Ваш нынешний мир – «High School DxD».
     Страна: Япония.
     Город: Куо.
     Дополнения: присутствуют элементы постороннего вмешательства в канон.
     Э? Что за изменения?
     Ваш запрос не может быть удовлетворен.
     Ограничение доступа.
     Просто прекрасно, то есть я и так оказался в мире, где лично незнаком с каноном... так ещё и неизвестные элементы фанона присутствуют. Хотя это особой роли не играет.
     Радует, что здесь хотя бы не всё так печально в плане событий. Устал я от трагедий, смертей и темного фэнтези. Можно будет расслабиться. Плюс тут такие девушки, м-м-м…
     …по идее, именно так я должен был отреагировать. Но я даже не помню, что тут за персонажи!
     Вздохнув, открыл окошко создания персонажа.
     – Ха, что-то знакомое, – пробормотал себе под нос, хрустнув шеей. – Где-то я подобное уже видел…
     Спустя пару мгновений, наступившую тишину разорвала громкая ругань, кроме которой мне было нечего сказать.
     – Какого лешего они заменили нормальный конструктор внешности на вариант из DarkSouls 3?!
     * * *
     Первые лучи восходящего солнца скользнули по лицу, заставляя сморщиться. В глаза словно насыпали песка, а голова уже была готова взорваться.
     – Да как такое вообще возможно? – скрежеща зубами, с ненавистью смотрел на обвисшую бледную харю какого-то монстра. Складывалось ощущение, что сначала ему проехались по лицу катком, а потом попытались вернуть форму. Ударами ноги, быстрее всего.
     – Спокойствие, только спокойствие. У меня всё получится… – сделав несколько глубоких вдохов, начал всё заново.
     Когда солнце уже было в зените, я наконец-то с довольным вздохом рухнул пластом на крышу, раскидывая руки в стороны.
     – … получилось.
     Из окна создания персонажа на меня смотрел мужчина лет двадцати пяти. Светло-зеленые глаза, частично видные из-за длинной темной челки, взирали на мир с легкой ехидцей. Тонкие бледные губы, пересеченные шрамом в правом уголке, были искажены в плутоватой улыбке. Образ завершали чуть грубоватые черты лица, высокий рост, почти под два метра, и худощавое телосложение.
     Эх, глиста в скафандре. Зато привычно. Не моё это – ходить горой мускулов и брутальным лицом, словно высеченным из камня. Но и быть бисёненом, чтобы одним извращенцам пусто было, особым желанием не горю
     Как говорил один мой знакомый: «Бисёнен – это трап, который еще себя не осознал!».
     Так, осталось только принять этот облик. Подтвердив выбор, испытал привычные ощущения, которые больше сродни тому, что тебя медленно пропускают через мясорубку. Хорошо хоть, что боли нет, но и приятного крайне мало.
     Не успев нормально оклематься и привыкнуть к новому телу, как перед взором выскочило очередное системное окно.
     Выберите себе имя:
     Надо что-то прямо многозначительное. Чтобы выражало всю мою суть!
     Как там будет по-японски «кофе»?..
     Подтверждено имя: «Коохи Изуна».
     Не успев встать, получил еще одно сообщение. Да сколько уже можно?
     Желаете настроить свою Систему?
     М-м-м… пожалуй придется.
     Так, характеристики и выбор класса идут в топку. Мне это в данном задании к чёрту не сдалось. Панель быстрых навыков – это обычный костыль для инвалида, тоже отправляется в дальнее путешествие на три буквы.
     Думается мне, что проще будет выбрать то, что мне просто нужно, а не перебирать всё это гуано.
     Во-первых, карта. Я, конечно, хорош во всём, но, кажется, мой топографический кретинизм только крепчает. Чего стоит тот случай, когда мне надо было просто дойти до вулкана и сбросить в него одну вещь, а по итогу я оказался в чертогах Рая. Там, конечно, было прикольно, но…
     Во-вторых, консоль. Мало ли что случится.
     В-третьих, мой драгоценный инвентарь.
     В принципе, этого будет достаточно. Утвердив своё решение, наконец-таки поднялся на ноги и сладко потянулся.
     Ну, что, время приступать к выполнению своего основного задания? Так, что там у нас по первому пункту?
     Цель: найти человека по имени «Иссей Хёдо».
     Ага, вижу маркер на карте. М-да, не самое близкое расстояние. Можно, конечно, было бы телепортироваться, но хочется побыть нормальным человеком, походить ножками, так сказать.
     Хм, а где тут выход с крыши? А, вот и дверь.
     Подергав за ручку, недовольно вздохнул. Заперто. Так, у меня есть несколько вариантов. Взломать замок, выломать дверь, подождать, пока кто-нибудь её откроет и пройти невидимым… не-е-е, слишком напряжно.
     Есть вариант получше!
     * * *
     Кошка, сидевшая на мусорном бачке, пристально наблюдала за одним особо наглым голубем, который, не ощущая опасности, что-то подбирал с асфальта. Облизнувшись, животное уже приготовилось к прыжку, чтобы прикончить птицу, как резко с неба что-то рухнуло.
     Кошка подпрыгнула, в полете поворачиваясь в сторону источника шума. Из медленно оседающего облака пыли, отряхивая от себя куски асфальта, поднялся высокий мужчина.
     Зашипев, животное скрылось во тьме подворотни.
     Посмотрев ей вслед, мужчина лишь недоуменно пожал плечами и оглядел себя.
     – Чего-то не хватает, да? – спросил он у весело улыбающихся мишек на трусах.
     Из прохода в один из множества дворов, вышел ничем непримечательный человек, на ходу одергивающий капюшон толстовки, на спине которой был изображен желтый кружок с  цинично и самодовольно прищуренными глазами и растянутым в злорадной улыбке ртом. Под ним была надпись: «Nobody is right, everyone is wrong!».

Арка 0. Глава 2

     Стайка школьниц что-то живо обсуждала, неспешно идя по дорожке на территории старшей школы Куо. Их щебетание было прервано резким порывом ветра, который задрал их школьный юбки, показывая свету их нижнее белье.
     — Шикарно!
     — Я же говорил, что Сина-тян любит носить светлые трусики!
     — Я успел это заснять!
     Данные выкрики, принадлежавшие трём парням, широко известным в самом негативном смысле, донеслись из ближайших кустов, что росли недалеко от дорожки. Девушки, поправив сбившиеся юбки, покраснели и, чуть ли не бегом, направились к источнику голосов.
     — Тикаем! Нас запалили! — из зарослей вылетели два парня, один из которых сверкал лысиной на солнце, а второй — очками. Третий же участник оказался более неповоротливым и зацепился ногой за выступивший из земли корень и, чертыхнувшись, упал на землю.
     — Не бросайте меня! — он закричал в спину убегающим товарищам, обреченно вздымая руку в воздух, словно надеясь ухватиться за них.
     — Прости, Иссей! Мы будем помнить твою жертву! — его верные товарищи даже не остановились, скрывшись за углом школьного здания.
     — … предатели, — всхлипнул Иссей. Попытавшись встать, он замер на четвереньках, поняв, что его накрыла тень подошедших девушек, которые, чуть ли не пуская пар из ноздрей, с яростью взирали на него. Хёдо мог бы поставить всю свою коллекцию порно-журналов, что если бы их взгляды могли воспламенять — он бы уже напоминал хорошо прожаренный стейк.
     Слегка подрагивая и чувствуя как пот градом течёт по его лицу, парень медленно обернулся, попытавшись максимально мило улыбнуться.
     — Вы всё не так поняли, я… — договорить ему не дала сумочка, прилетевшая прямо в голову. — Ауч! Больно! Что вы… НЕТ!
     Слушая истошные крики Иссея, полные страданий, его товарищи стояли за углом, вытирая потоки слёз рукавами школьного пиджака.
     — Он принял на себя наши грехи, — очкастый паренек всхлипнул. — Я подарю ему свои лучшие фотографии с панцу!
     — А я — последнюю серию «Девушки против щупалец»! — сжал кулаки бритоголовый, съеживаясь от усилившихся криков Иссея. — Надеюсь, он сможет нас простить.
     — Надеюсь…
     * * *
     Вот ты какой, мой будущий «питомец». Я, пытаясь заглушить смех, поудобнее устроился на ветке дерева, наложив на себя отвод глаз, чтобы меня случайно не заметили. Наслаждаясь прекрасной симфонией из криков несчастной жертвы, которая так неудачно споткнулась о корень — и я точно не вырастил его за мгновение до его побега, и его заверений, что он случайно увидел нижнее белье взбешенных школьниц, я изучал вылезшее досье.
     Имя: Хедо Иссей.
     Возраст: 15 лет.
     Раса: человек.
     ХП: 198/240
     МП: 50/50
     Сила: 8
     Ловкость: 6
     Выносливость: 12
     Интеллект: 7
     Мудрость: 2
     Удача: -1
     Пассивные навыки:
     1) Начинающий Извращенец.
     — 20% к росту репутации у девушек.
     -2 к удаче.
     +2 к Выносливости
     2) Носитель Священного Механизма.
     (заблокировано до пробуждения)
     Активные навыки: отсутствуют.
     Не густо, что можно сказать. Для обычного человека его возраста — средний результат. Так даже будет проще работать.
     Хмыкнув, бросил взгляд на обновившееся задание:
     Прокачайте вашего «питомца».
     Вы выбрали: Хедо Иссей.
     Теперь в правом верхнем углу я вижу индикаторы своего нового падавана, который даже не догадывается о том, какая честь ему уготована. Хотя, быть может, и раскроюсь ему… если он выживет в процессе, конечно.
     Спустя пару минут школьницы успокоили свой гнев, оставив постанывающее бренное тело лежать на земле.
     Иссей Хёдо получил +1% к сопротивлению физическим травмам.
     Текущий показатель: 9%.
     Какая прелесть. Я чудесный наставник, спору нет. Хм, может немного помочь ему?..
     … глупость какая-то. Отныне вся его жизнь — бесконечная череда тренировок.
     Хихикнув, закинул ногу за ногу и прикрыл глаза. Интересно, могу ли я считать данное задание неким вариантом отдыха? Наверное.
     Перед тем как окончательно погрузиться в сон, какая-то назойливая мысль мелькала на краю сознания, но была погребена под тяжестью навалившейся дремоты.
     * * *
     Иссей, болезненно морщась, зашел в класс и занял своё место. Игнорируя насмешливые и даже уничижительные взгляды одноклассников, в основном — женского пола, он разложил учебные предметы и устало опустил голову на парту.
     Сегодня день, который обещал быть одним из самых счастливых — редко когда увидишь столько панцу одномоментно! — обернулся в форменный ад. Парню, конечно, было не в первой получать люлей от девушек, перед которыми он спалился своей извращенной натурой, но сегодня это перешло все рамки.
     Даже те девушки в городском бассейне не были в такой ярости, когда он не удержал равновесие и упал в их раздевалку…
     Хёдо вообще удивляло, что он до сих пор живой, так как казалось, что девушки из параллельного класса твёрдо намеревались его убить. По крайней мере его внутренние органы явно хотели объявить бойкот и перестать работать.
     Разве то, что он любит женские тела — повод вбивать его в землю ногами? Все парни такие! А он просто честен и не скрывает своей натуры. От осознания вселенской несправедливости, у Хёдо на глазах выступили злые слёзы. Вытерев их уголком рукава, парень попытался себя успокоить тем, что карма всем воздаст по заслугам.
     Прикрыв голову учебником, Иссей решил забыться во сне, тем более лекция по английскому к этому располагала. Учитель Такиёши в прошлом, может, и был очень интересным человеком, но в свои нынешние семьдесят его предмет вселял лишь сонливость.
     Но стоило парню начать погружаться в объятия Морфея, как что-то неожиданно впилось ему в ухо, вызвав жгучую боль. Ойкнув и подпрыгнув, Иссей начал потирать укушенное место, озираясь в поисках вредителя, что посмел покуситься на его тело. Нарушителем его покоя оказался какой-то комар, который, видимо, решил продолжить начатое, постоянно пикируя на Хёдо. Последний начал активно отмахиваться, но этими самыми действиями он привлек внимание учителя, который, подслеповато щурясь, решил, что Иссей буквально жаждет ответить на заданный вопрос.
     — О… Хёдо-кун, верно? — старик поднял слегка подрагивающую руку и указал на доску. — Раз вы так жаждете — прочтите и переведите это выражение: «Being between the hammer and anvil».
     — Э? — обескураженно замер Иссей, всё-таки прибивший обнаглевшего кровососа. — Но…
     Парень сглотнул и начал медленно читать вслух:
     — Бе-инг бетве-ен хам-мер анд ан-вил. Я не знаю, как это переводится, — под тихие смешки класса Иссей покраснел и, съежившись, уселся на своё место.
     — Очень плохо, но… за старание хвалю, — продребезжал Такиёши-сенсей, задав тот же самый вопрос другому ученику, черед которого настал краснеть и что-то бубнить.
     А Иссей думал лишь о том, что это — действительно худший день в его жизни…
     * * *
     Вольготно развалившись на крыше школы, где занимался мой подопечный и куда я перебрался с ветки дерева из-за назойливых птиц, я наблюдал за медленно плывущими облаками. В голове возникла дилемма: дать парню немного подремать или всячески мешать? Всё-таки, знание — сила!
     Решив опять вздремнуть, на всякий случай призвал ещё несколько магических комаров, которые начнут доставать Иссея, стоит ему только решить подумать о сне…
     Но, видимо, карма есть в этом мире. Иначе как описать неожиданный удар мне в бочину, заставивший меня распахнуть глаза и посмотреть на наглеца, решившего прервать мой царственный сон?
     — Я тебя толком не знаю, но ты меня уже бесишь! — звонкий женский голос и яркие бирюзовые глаза. А, и стоящие торчком кошачьи ушки.
     Вот первое, что мне бросилось в глаза…

Арка 0. Глава 3

     Она не помнила, когда начала себя точно осознавать. В том месте, где она родилась, наверное, отсутствовало самое понятие времени и пространства. Всё было единым и бесконечным. И она счастливо существовала внутри этого своеобразного «океана», не зная забот и спокойно поглощая те знания, что приносили когда-то покинувшие их, возвращаясь обратно.
     Так было довольно долго, но, в какой-то момент, она поняла, что ей нужно имя. Что ей становится тесно. Что ей мало той информации, которая текла тонким ручейком от вернувшихся частиц «океана».
     И почему-то ей казалось, что стоит назвать себя, как всё изменится…
     Свободный дух Йотуа никогда не думала, что умудрится так глупо погибнуть от рук очередного жадного до знаний мага. И уж точно не ожидала, что вместо привычного перерождения в «океане», она окажется в темном месте, где с ней будет разговаривать кто-то из Высших Сущностей.
     И вот, стоя перед Ним, чувствуя, как Его сила буквально заполняет всё пространство вокруг, духу Мудрости было немного страшно. Нет, она даже не боялась Его! Просто… лёгкие опасения...
     Успокоив себя таким образом, Йотуа внимательно выслушала приказ от Него, с трудом удержавшись от того, чтобы сморщиться. Ей, духу Мудрости, придётся прислуживать какому-то человеку! Точнее, перенимать у него опыт, но для девушки всё прозвучало как оскорбление.
     Закончив выдавать указания, Он отправил духа в нужный мир.
     – Современный человеческий город? – пробормотала Йотуа, очутившись посреди площади. Множество людей курсировало в разные стороны, проходя сквозь духа, которая была неосязаема для обычных смертных, если сама этого не хотела.
     – Не помешало бы принять более привычную форму, – с этими словами она закрыла глаза. Через мгновение, её объял туман… из которого вышла невысокая светловолосая девушка, на ходу одергивая летнее платье, с трудом достающее до середины бедра. Шевельнув кошачьими ушками, она фыркнула и медленно направилась в сторону своего будущего «партнера», недовольно помахивая хвостиком.
     Взгляд неко слегка презрительно скользил по проходящим мимо людям. Жадные, охочие до халявы, глупые и слабые – вот как могла охарактеризовать их Йотуа.
     Она понимала, что относится к ним предвзято, но должны быть у неё свои слабости?..
     Свою цель девушка обнаружила на крыше какого-то школьного здания. Это был высокий мужчина, который прикрыв капюшоном толстовки голову, лениво дремал. При одном взгляде на него у неко появилось стойкое чувство не то что ненависти, а, наверное, толики отвращения.
     – … человек, – она фыркнула, посмотрев на его ауру. Абсолютно непримечательная. И за какие, позвольте, деяния ему выпала такая честь, как работа с ней?
     Он вообще должен буквально сгорать от нетерпения, ожидая её прихода!
     В тот момент Йотуа забыла о том, что её «партнер» даже не догадывался о том, что к нему высылают, так сказать, подкрепление.
     Ради приличия постояв пару секунд в ожидании того, что мужчина проснется, ощутив её ауру великолепия, неко недовольно стиснула зубы и решительно подошла.
     – Ведь и спит, сволочь. В моём присутствии! – злобно улыбнувшись, Йотуа подняла ногу и со всей силы заехала в бочину нахалу, заставив того шокировано распахнуть глаза и закашляться. – Я тебя не знаю, но ты меня уже бесишь!
     Постепенно удивление в глазах мужчины сменилось на что-то странное, заставившее неко инстинктивно попятиться назад.
     Поднявшийся на ноги, её «партнер» за один шаг преодолел расстояние, разделявшее их и…
     … ухватил её за щеки, растягивая их в стороны, и с улыбкой проговорил, растягивая гласные:
     – Ло-о-о-оля-я-я, не-е-еко-о-о, ка-а-ава-а-ай!
     Йотуа шлепнула по его рукам, заставив парня прекратить тискать её за щеки.
     –Ты… ты-ы-ы… – лицо неко пошло красными пятнами, а в бирюзовых глазах начал разгораться настоящий пожар. В тот самый момент она как никогда возненавидела этого «нахала».
     – Да-да, я, – хохотнул мужчина, немного отходя в сторону, тем самым избегая удара ногой по причинному месту. – С чего такая злоба? Такой милашке не идёт такое поведение, знаешь?
     – Убью… грязное животное! – буквально прорычала Йотуа, обнажая небольшие выступающие клычки, что лишь вызвало очередной приступ умиления у её собеседника.
     – Да спокойнее, прости, не смог удержаться, – мужчина поймал кулачок неко, зафиксировав её руку в одном положение. – Стоило, наверное, начать с самого очевидного. Ты кто такая?
     – А? – удивленная тем, что он не знает, Йотуа даже на секунду позабыла о том, что хотела прикончить этого нахала. – Ты шутишь?
     – Нисколько, – по его лицу было видно, что он не лжёт.
     Вздохнув, неко немного себя успокоила и в двух словах передала мужчине информацию, полученную от Бога.
     – Значит, ты – дух Мудрости? Видимо, он решил особо не заморачивать с созданием отдельного вида существ, – окончание фразы было произнесено себе под нос. – Как говоришь, тебя зовут?
     Неко, задрав нос, гордо произнесла:
     – Йотуа де Санктум Элео Шицу, для тебя – госпожа…
     – Йотуа? Неплохое имя, – пожал плечами мужчина, прервав девушку и заставив уже потухший огонь злости в её душе загореться с новой силой. – Мое имя здесь – Коохи Изуна. Для тебя – Изу.
     – Пф, будешь «животным», – фыркнула неко, отворачиваясь.
     – Тоже неплохо, – невпопад кивнул головой Изуна, отвлекаясь на что-то. – А, мой драгоценный «питомец» уже закончил учиться.
     Мужчина подошел к краю крыши и посмотрел вниз. Йотуа, не удержавшись, подошла к нему, тоже пытаясь увидеть того, о ком говорил Коохи.
     – И где он?
     – Вон, плетется позади всех, едва переставляя ноги, – мужчина указал пальцем на Хёдо Иссея, который, действительно, чуть ли не падая, пытался удержать ослабшее тело от падения.
     – Хм, а чего это с ним? – поинтересовалась неко.
     – О-о-о, – протянул Изуна. – Сейчас всё расскажу…
     * * *
     Мысленно Иссей хотел кричать: «ЗА ЧТО?!», но нужно было беречь дыхание, чтобы случайно не снизить темп бега. Всё-таки ему не хотелось, чтобы это исчадие ада, что неслось за ним, рыча и брызгая слюной, впилось ему в мягкое место. А именно туда оно и целилось, если оценить первую попытку взбесившейся собаки, которая оставила неплохую такую прореху на его брюках.
     Ошарашенные прохожие удивленно смотрели странной паре вслед, но Хёдо было на это абсолютно наплевать. Огибая зазевавшихся людей, парень свернул в парк, надеясь сократить путь до дома. Бежать становилось сложнее – сказывалось утреннее избиение и общая усталость, но мотивация для превозмогания была довольно зубастой.
     Перемахнув через скамейку, чудом не задев сидящую там пару и уже не слыша их гневных воплей, Иссей добежал до фонтана. В этот момент силы окончательно кончились и он чуть было не рухнул на землю. Каждый вдох отдавался болью, а во рту поселился стойкий вкус крови.
     «Всё, я – труп». Сил бежать больше не было, поэтому Хёдо решил принять смерть достойно, лицом к лицу. Но когда он развернулся, то понял, что смог-таки оторваться от бешеной псины.
     Обессиленно рухнув на асфальт и облокачиваясь спиной обортик фонтана, Иссей запрокинул голову, восстанавливая дыхание, не обращая внимание на холод асфальта, который чувствовался сквозь дырку в брюках.
     * * *
     Иссей Хёдо получил + 1 к Выносливости.
     Текущий показатель: 13.
     Молодец парень, что сказать. Я подошел к нему, смотря на его измученное бледное лицо, и потёр подбородок. Не слишком ли я перестарался для первого дня, так сказать, «дистанционного» обучения? Стоило, наверное, полегче с ним обойтись.
     – И это твой план? – со спины раздался голос Йотуа. Повернувшись, встретился с её насмешливым взглядом. – Невероятно! Ты просто гений.
     Если сарказм сравнивать с ядом, то тут его хватит, чтобы убить небольшой город.
     – У тебя есть идеи получше? – я приподнял бровь.
     – Как минимум: просто стать его РЕАЛЬНЫМ тренером не думал? Или ты действительно настолько тупое животное? – проигнорировав высказывание неко, я, незаметно для себя, залип на неё хвостик, который словно двигался сам по себе.
     Вырвав себя из некого подобия транса, мотнул головой.
     – Радость моя… – пришлось наклонить голову, уклоняясь от брошенного мне в голову камня, который упал в воду, плеском испугав задремавшего Иссея. Что-то пробормотав себе под нос, парень медленно поднялся на ноги, отряхнулся и поплёлся в сторону дома.
     – Так вот. Ты мне предлагаешь просто прийти к нему и предложить своё наставничество?
     – Да, это наиболее логично! – не видя проблемы, фыркнула Йотуа, от чего её ушки забавно дернулись.
     – Хорошо! – я хлопнул в ладоши. – Представляем ситуацию: ты – обычный японский школьник, который знать не знает серьезных проблем, любишь подушить своего змея на трусики одноклассниц. И тут, в один прекрасный день, к тебе подходит незнакомый мужчина и говорит, что хочет стать твоим учителем. Уже неплохо, да? Учитывая, что правда в виде того, что он был выбран моим «тамагочи», его явно не устроит, то придётся придумывать повод. А что может быть логичнее и слаще для обычного японского школьника, чем услышать, что он – «избранный», «особенный» и «будущий герой», да? Или сказать, что его дальний родственник, о котором он вообще не знал, решил о нём позаботиться? Или что он был выбран для продолжения династии мастеров боевых искусств, как пример?
     Йотуа недоуменно посмотрела на меня, склонив голову. Думаю, если бы у меня был каваеметр, он бы уже показывал критические значения. Прямо в кокоро, мать его!
     – А разве это плохо?
     От прикладывания ладони к лицу я с трудом удержался:
     – Ты вообще знакома, ну-у, с аниме, там, не знаю даже… мангой?
     Увидев её недоуменный взгляд, лишь покачал головой и недовольно поцокал языком.
     – Что?! – сразу же взвилась Йотуа. – Не делай такой вид, словно я сделала что-то плохое! Если это интерес животных вроде тебя, то не удивительно, что мне это незнакомо!
     – Хорошо, скажу проще, – попытавшись сформулировать мысль, начал щелкать пальцами. – Это неправильно… э-эм, с точки зрения… уф-ф…
     Как же сложно объяснить человеку, который не знаком с темой, что я просто уже устал от таких штампов и хочется разнообразия? Я, конечно, планировал потом поступить именно так: сделать Иссея своим учеником, но сначала хочется развлечься.
     – Короче, ты не шаришь, – я пожал плечами и развернулся, посмотреть насколько далеко ушел Хёдо.
     Сзади раздалось раздраженное пыхтение Йотуа. В следующий момент я слегка подпрыгнул:
     – Ауч! – эта зараза пнула меня по заднице…
     – … тупое животное…
     Довольно забавно слышать это от неко, конечно.

Арка 0. Глава 4

     Утро для Иссея Хёдо началось с боли в мышцах ног. Что-то неразборчиво простонав, парень вяло приподнялся на одних руках, осоловело осматриваясь. Его взгляд упал на часы.
     — Всего лишь полседьмого?! — издав стон, парень рухнул обратно лицом в подушку, надеясь подремать хотя бы полчаса, но остатки сна словно смыло.
     Потупив ещё десять минут, Иссей понял, что лежать вот так бессмысленно. Приложив немалые усилия, он принял сидячее положение и протёр глаза.
     Остаток вчерашнего дня в голове был покрыт туманом. Хёдо ясно помнил, как убегал от собаки, как завалился домой и… всё. Дальше провал.
     — Это явно был самый невезучий день в моей жизни, — пробормотал себе под нос парень. — Но я точно знаю, как поднять себе настроение с утра пораньше! Тем более родители ещё спят и ничто не помешает мне насладиться хорошей порцией «клубнички»…
     Он, воровато оглядевшись, хотя в комнате никого не было, сполз на пол и начал шарить под кроватью.
     — Нашёл! — вытащив из своего суперсекретного «тайника» помятый глянцевый журнал, с обложки которого улыбалась полуобнажённая девица с огромной грудью, Иссей облизнулся.
     * * *
     — Какой же мерзкий парень, — сморщилась Йотуа, отворачиваясь от небольшого мерцающего экрана, в котором отображался мой подопечный. Посмотрев на его занятие, я лишь пожал плечами.
     — Ничего прямо ужасного не вижу, — на листке бумаги, который я вертел руками, должен быть уже план с будущими действиями, но он сверкал девственной чистотой. Видимо, придётся импровизировать. — Обычное… подростко-о-овое, заня-я-ятие…
     — Пф, ещё один аргумент в пользу того, что люди — низшая форма жизни, — скривилась Йотуа, спрыгивая со стула, на котором она до этого сидела. Недовольно оглядевшись, она, скрестив руки, проворчала:
     — Плюс почему мы должны ютиться в подобном месте?
     Отвлёкшись от мозгового штурма, где только начала наклёвываться гениальная идея, в которой фигурировали голуби, авиация и «Полёт валькирий» Рихарда Вагнера, я обозрел помещение, где мы находились.
     Вчера решил не заморачиваться особо с выбором жилья, где можно коротать свободное время и остановил свой выбор на небольшом городском отеле. И то для этого пришлось загнать в ломбард несколько драгоценных вещиц, которые завалялись в инвентаре. Нет, как каждый уважающий себя «посланник» Бога, я бы мог наштамповать денег из воздуха, купить себе особняк — но зачем заморачиваться?
     Стоит отметить, что администратор была удивлена, услышав, что мне нужен двухместный номер, учитывая, что я был один.
     — И чем тебя не устраивает? Кровати есть, раздельный санузел, соседей нет. Да и готовят тут сносно, — вернувшись к своему занятию, лишь краем глаза увидел, как неко надулась.
     — Чем, спрашиваешь? — в её голосе отчётливо слышалось раздражение. — Начиная от того, что мне, великой хранительнице Мудрости, приходится жить в маленькой комнатушке, разделяя её с грязным животным. Конечно, твой подопечный показывает себя куда хуже, но какой хозяин — такой и питомец!
     — Ну, я вышел из возраста, когда меня возбуждали журнальчики, — не отвлекаясь ответил, пытаясь натужно вспомнить хоть одну нормальную авиационную… формацию? Или как правильно? Может, всё же забить на это, у птиц и так есть подходящий тип, из-за чего не придётся лишний раз копаться у них голове.
     — Но не отрицай, что тебя привлекают «бидоны»!
     — Не спорю, — я почесал затылок, быстро набрасывая примерный вид предстоящей тренировки Иссея. — Я, конечно, мог бы сказать, что люблю маленькую грудь за её форму, удобство и прочее… но иногда хочется и чего-то побольше. Так сказать, душа жаждет разнообразия.
     — Я не удивлена! — фыркнув, Йотуа, видимо заинтересовавшись, подошла ближе, смотря на почти готовый план и заглядывая мне через плечо.
     — К слову, — я опять повернулся, почти касаясь носом груди неко. Протянув руку, я пару раз нажал на её, палец приятно отпружинил. — У тебя ненависть к «бидонам» из-за того, что у самой «доска — два соска»?
     Девушка промолчала, но судя по подёргивающемуся глазу и едва слышному скрежету зубов, я немного переборщил.
     — ЖИВОТНОЕ!
     Звук сильной пощёчины эхом разошёлся по комнате.
     * * *
     Потирая саднящую щеку, я сидел на скамейке в парке, активно приманивая к себе голубей. Йотуа, все ещё взбешённая, сидела в паре метров от меня, злобно пыхтя и посверкивая глазами, в которых явно читалось желание применить ко мне всяческие виды пыток.
     По этому можно было судить и из едва слышимого бубнежа неко:
     — … четвертовать… кастрация… сжечь…
     Неужели говорить обделённым выдающимися молочными железами девушкам такие вещи — настолько глупо? Никогда бы не подумал, честное слово. Ну, маленькая грудь — и маленькая. Чего обижаться?
     Посетовав на женскую глупость, пересчитал приманенных голубей. Один, два, три, четыре… двенадцать. Отлично! Теперь можно приступать.
     Спустя несколько минут я осознал, что совершил небольшую ошибку…
     На кой-ляд я выбрал именно этот вид? Они же тупые как пробки! Приходится буквально прописывать подобие «скрипта» в их головы. Пошаговая инструкция, мать её. Хм, стоит им добавить немного интеллекта, чтобы могли сами принимать решения. Благо до похода моего подопечного есть ещё около сорока минут, можно успеть.
     Когда последний «птЫц» был обработан и проверен, я откинулся на спинку скамейки, смотря на выстроившихся в ряд передо мной голубей.
     Думаю, если здесь окажется случайный прохожий, он явно испытает нехилое чувство удивления.
     — Очередной «гениальный» план, — хмыкнула Йотуа. — Ещё и использовать братьев по разуму…
     — Может тебе мисочку дать?
     — Зачем?
     — Ну, яд будешь собирать, чего добру пропадать…
     Со стороны неко раздалось рычание. Что поделать, кажется, мне нравится её выводить из себя. Она невероятно милая в таком состоянии.
     Вызвав перед собой экран, посмотрел, где находится Иссей. Он был в паре минут пути от входа в парк.
     Остались финальные штрихи: внести парня в список исключений, который могут войти в отталкивающий барьер, отдать команду своей «эскадрилье» на взлёт, достать попкорн и заранее заготовленный термос с кофе. Дополнительно: посмотреть на пустые руки, так как упаковка попкорна оказалась в ручках Йотуа.
     Приготовившись наблюдать зрелище, начал напевать себе под нос:
     — Ту-туду-ту-ду-тудуду-туду-ду-ду-ду…
     * * *
     — Они попрали наше законное право помечать памятники! Они гоняют и пытаются пнуть нас, как будто нам мало мерзких кошек! Они называют нас «крысами», травят и унижают. Но ничего, теперь настал час расплаты! Пусть это только начало, но это начало для войны, в которой МЫ должны быть победителями! И я — А-1, приведу вас к триумфу! Да здравствует первая «Голубиная эскадрилья»! — белоснежный голубь вышагивал перед шеренгой собратьев. Услышав единый громогласный «курлык», он взмахнул крыльями и взлетел в воздух.
     Все остальные голуби выстроились за ним, сформировав «клин».
     — Докладывает В-2, цель на пять часов!
     — Г-4, до прямого столкновения десять секунд!
     — Командир!
     — Занять позиции! Приготовится к атаке! Высота — три метра!
     — Есть!..
     Иссей, ничего не подозревая, вышел на тропинку.
     — Пока что утро идёт нормально, даже смог знатно расслабиться… — довольный парень услышал хлопанье крыльев. Подняв голову, он заметил, как на него пикирует куча голубей, выстроившихся в форме «клина». — Что за…?
     — Атака! — А-1 первым произвёл залп, вслед за ним присоединились остальные.
     — Твою мать! — заорал Иссей, отпрыгивая в сторону, а на место, где он стоял секунду назад обрушился град из голубиного помёта. — Что тут происходит?!
     — Докладывает Б-1. Все выстрелы ушли в «молоко».
     — Разворот! Снизить высоту на тридцать сантиметров! Повторный залп!
     — Есть!..
     Хёдо не успел встать, как голуби развернулись и, не нарушая порядка, ринулись обратно. Парень попытался откатиться в сторону, но по ногам прошлась несвоевременная судорога, из-за чего он опоздал.
     — Зафиксировано девять прямых попаданий!
     — Группа «Г» пуста!
     — Группа «В» пуста!
     — Навязываем ближнее столкновение! Впере-е-ед! За хлебные крошки!
     Иссей с трудом поднялся на ноги, чувствуя, что он весь покрыт птичьим помётом. Но на это было далеко не концом. Бешеные птицы, словно лишившись рассудка, начали нападать на него, стараясь клюнуть или поцарапать. Взвизгнув, Хёдо начал от них отмахиваться рукой, второй прикрывая лицо.
     — Г-5 сбит! Повторяю, Г-5 сбит!
     — Не попадайтесь под его атаки! Цельтесь по ногам!
     Иссей, вырвав момент, встал на ноги и что есть силы побежал к выходу из парка, изредка вскрикивая от клевков голубей. Увидев просвет и выход из парка, он ещё больше ускорился. Буквально вылетев за пределы ограды, он оглянулся. Голуби, несколько секунд повисев в воздухе, дружно развернулись и улетели за деревья.
     — Жесть… — парень перевёл дыхание, согнувшись и уперев руки в колени, пока не понял, что стоит весь в голубином помёте посреди улицы. Заслышав насмешливые шепотки прохожих, Иссей покраснел и ринулся в сторону дома, чтобы переодеться в запасную одежду.
     — Надо поспешить, иначе я опоздаю, — он посмотрел на наручные часы. — Осталось всего двадцать минут до начала занятий!
     От горестных раздумий его отвлекло знакомое до боли рычание. Развернувшись, он уставился в налитые кровью глаза собаки, которая вчера неистово хотела попробовать его задницу на вкус. И, кажется, сегодня она жаждет повторить попытку.
     — Плохой день-плохой день!!!..
     Этому крику вторил громкий лай.
     * * *
     — Ну, это было хотя бы забавно, — Йотуа потрясла пустую упаковку из попкорна, надеясь, что там ещё что-то осталось. Вздохнув, она метким броском отправила её в стоящее рядом мусорное ведро.
     — Просто признай, что я гений, — я вытянул руку, подзывая к себе самого главного голубя. Тот презрительно клюнул подставленную ладонь и гордо умостился у меня на плече. — Каков гордец, а? А мне он нравится.
     Нахохлившийся голубь насмешливо курлыкнул.
     — Нет, «А-1» тебе не подходит, нужно что-то более веское. Хм-м, будешь Геннадием! Конечно, канонично было бы назвать Димоном, но-о-о... плевать.
     — Ты хочешь иметь голубя в роли питомца? Достойно твоего скудоумия. Но сложно поспорить, лучше этой «крысы» тебе никто не подойдёт, — рассмеялась Йотуа.
     Геннадий в ответ на это лишь плюнул в неё очередью семечек, которые он благосклонно принял от меня.
     — Ах ты зараза! — от возмущения ушки неко встали торчком.
     — Мы точно сойдёмся, — я сжал ладонь в кулак и поднёс её к Геннадию, на что тут стукнул своей лапкой об него.
     — Идиоты…

Арка 0. Глава 5

     Иссей уже был почти уверен в одной вещи. Его кто-то проклял, причём серьёзно и надолго! Другого варианта просто не было. Начиная с того злополучного дня, когда он споткнулся о корень и был нещадно побит фуриями, которых по ошибке называли девушками, вся его жизнь пошла наперекосяк.
     Хёдо мог начать перечисление с той же собаки, которая стала его вечным спутником по утрам, когда он шёл в школу, и вечерам, на обратном пути домой. Наглое животное словно поставило себе цель преследовать именно его — Иссея, не обращая внимания на кого-либо другого. Сколько одежды было попорчено зубами взбеленившейся псины…
     Сверху стоило добавить отдельную озверевшую банду голубей, которые, к счастью парня, доставали не только его, но и множество других людей. Они, за рекордные сроки времени, стали новой достопримечательностью города, привлекая в него толпы туристов, что хотели узреть самую что ни на есть настоящую «голубиную» армию, как её как-то назвали по телевидению. Сначала небольшая группа птиц разрослась до неимоверных размеров. Власти города пытались с этим бороться, но безуспешно. «Армию» словно хранила какая-то божественная сила, они всегда оставались безнаказанными. Иссею даже казалось, что, если голуби захотят — захватят весь город под свой контроль.
     Или на этом сказывался появившийся в последнее время недосып.
     Парень протяжно зевнул, пытаясь не закрыть тяжёлые веки под нудный бубнёж учителя по истории Японии. Он уже знал — стоит ему только задремать, как откуда ни возьмись появятся мерзкие насекомые, что будут его жалить, пока он не вернётся к уроку.
     Мог ли весь мир пойти против него? Хёдо не отрицал и такой возможности.
     Мысли парня с жалостью к самому себе плавно перетекли в другую плоскость, где властвовала его безграничная похоть. Хотя и там не было спасения от подножек Судьбы.
     Когда ему в последний раз везло увидеть женские трусики или подсмотреть за переодевающимися девушками? Даже его друзья — Мотохама и Мацуда, советовали сходить в храм и попробовать вымолить себе прощение. Да что там… парни и вовсе перестали брать Иссея с собой на «дело». Наверное, финальной каплей стало то, что он умудрился сломать лестницу, которую они притащили, чтобы заглянуть в окно раздевалки спортивного клуба.
     Кто же знал, что ступеньки окажутся такими хлипкими и провалятся под его весом? Жаль, что не все.
     Иссей непроизвольно поморщился, вспомнив, как крепко вмазался своими «бубенчиками» о неожиданно крепкую перекладину. И как его, ползущего гусеницей, засекли участницы спортивного клуба. Тогда Хёдо проклял идею друзей подсмотреть за любительницами бейсбола.
     — Жизнь — боль, — познал святую истину Хёдо, тихо вздыхая.
     * * *
     — И долго ты так будешь лежать, бессмысленно смотря в потолок? — Йотуа сидела на стуле, забравшись на него с ногами и опустив подбородок на колени.
     Изуна, к которому она обращалась, пластом развалился на кровати, сложив крестообразно руки на груди.
     — Не тревожь меня, дщерь, — патетично произнёс Коохи, прикладывая ладонь ко лбу. — Думы тяжёлые мной довлеют, не дают беспокойному разуму забыться в блаженном спокойствии.
     — А если нормально? — приподняла бровь неко.
     — А если нормально, — мужчина резко сел, нахмурившись. — То я в творческом тупике! Как оказалось, я довольно слаб в подобных импровизациях.
     — Да ты вообще слаб во всём, что только можно, — фыркнула Йота, едва заметно зевая и обнажая острые клычки.
     — Но-но-но! Не нужно наглых инсинуаций в мой божественный адрес, — погрозил ей пальцем Изуна.
     — И в чём же ты хорош?
     В комнате наступило молчание.
     — Э-э, надо бы проверить как там мой дорогой Иссей поживает, да и Геннадия уже долго не видно, — Коохи соскочил с кровати и направился к выходу из комнаты.
     — Стоять, отвечай на вопрос, животное!
     Мужчина быстрым шагом вышел из отеля. Рядом с ним, почти переходя на бег, следовала Йотуа, которая с ехидным выражением лица продолжала допытываться до Изуны:
     — Чего ты от разговора уходишь? Сказал «А», говори и «Б», тогда!
     — Ничего не знаю, — Коохи немного замедлился, чтобы его спутнице было удобно.
     — Конечно-конечно, — неко довольно улыбнулась.
     Изуна посмотрел на неё с кислым выражением лица.
     — И с чего такое радостная физиономия?
     — Да та-а-ак, — легкомысленно произнесла девушка, накручивая прядь волос на палец и с небольшим интересом рассматривая бредущих по своим делам людей. — Слушай, а ты не слишком выделяешься, разговаривая сам с собой? Меня-то люди не видят.
     Мужчина фыркнул и чуть повернул голову, показывая, что в его ухо вставлен беспроводной наушник с небольшим выступающим микрофоном.
     — Идеальный способ. Прохожие просто думают, что ты с кем-то разговариваешь.
     — Неплохо, — оценила Йотуа. — Но не проще было бы самому стать невидимым для их глаз?
     Мужчина в ответ на это лишь закашлялся, плавно огибая парочку, которая решила устроить обмен слюнями посреди тротуара.
     — Понимаешь, родная моя…
     — Ещё раз меня так назовёшь, я тебя кастрирую, — моментально взвилась Йотуа.
     — Да-да, конечно. Так вот… я… просто об этом не подумал, — пожал плечами Изуна. — Я иногда упускаю простые решения, но лишь потому, что мой мозг развит гораздо сильнее, чем нужно. Самые, повторюсь, простые решения обычно исходят от людей недалёкого ума…
     — Ты меня сейчас тупой назвал? — голос неко прозвучал слишком спокойно.
     — Я ничего не говорил. Ты сама всё сделала за меня, — острый локоть Йотуа с силой врезался в бок мужчины, который подавился воздухом, но смог удержать лицо, чтобы не привлечь лишнего внимания.
     — Ты забываешься, животное, — буквально процедила неко. Для духа Мудрости даже намёк в возможной тупости звучал как страшное оскорбление, которое можно смыть лишь кровью.
     — … интересно, а «дере» сторону я увижу? — пробормотал себе под нос Изуна, потирая ушибленный бок.
     — Что ты там вякнул?
     — Ничего…
     * * *
     Как было не обидно признавать, но лолька оказалась в чем-то права. У меня в определенный момент просто кончились идеи с «косвенной» прокачкой своего подопечного. Да и результата это приносит всё меньше и меньше.
     Я посмотрел на слегка изменившиеся параметры Иссея.
     Имя: Хедо Иссей.
     Возраст: 15 лет.
     Раса: человек.
     ХП: 315/320
     МП: 50/50
     Сила: 8
     Ловкость: 8
     Выносливость: 16
     Интеллект: 8
     Мудрость: 2
     Удача: -3
     Пассивные навыки:
     1) Начинающий Извращенец.
     — 20% к росту репутации у девушек.
     - 2 к удаче.
     +2 к Выносливости
     2) Носитель Священного Механизма.
     (заблокировано до пробуждения).
     Активные навыки: отсутствуют.
     И это всё его развитие за целых два месяца! Не-е-ет, так дело не пойдет, мой внутренний перфекционист, который иногда выбирается из плена лени, уже трясёт меня за грудки. Нужно подстёгивать обучение моего «апрентиса». И, причем, довольно сильно.
     Если моя драгоценная память меня не подводит, а зараза любит делать это довольно часто и в самые неожиданные моменты, то к началу событий канона Хёдо уже шестнадцать и он на втором курсе академии Куо.
     Конечно, моё знание ограничено лишь двумя томами ранобэ, которое я прочитал в один из свободных от заданий дней. Можно было и больше, но… это слишком жестоко. Моя бедная психика, пережившая не самые светлые моменты, просто не выдержала накала того бреда, что творится в том безумии.
     Один только главный герой вызывал у меня сильное желание биться головой об стену. Я, конечно, понимаю, что автор произведения пытался сделать что-то годное. Нет, главный герой, побеждающий силой своего разврата и похоти — это даже неплохо. Как небольшой стёб. И явно не подходит под огромное произведение. Там, наверное, и менталитет японцев играет большую роль…
     Э, чего-то я ушёл не в те дебри.
     Можно ли считать это одним из поводов, почему мне так хочется немного изменить главного героя? Было бы интересно посмотреть на его действия в тех же ситуациях, что и в оригинале.
     — Очнись, животное! — ауч, эта зараза опять меня ударила. У неё явно пунктик на эту тему.
     Посмотрев на Йотуа, которая всем своим видом выражала скуку, я лишь вздохнул.
     — И что тебе надо?
     — Мне скучно. Развлеки меня, раб, — я вот думаю, она действительно настолько высокомерна, или всё же маска, за которой скрывается нежная натура? — Ты меня вообще слышишь, животное?!
     Нет, она просто сволочь.
     — Чем же? Спеть песенку? Станцевать лезгинку?
     — Последнее я бы и сама с радостью сделала, особенно на твоей могиле, — уф, даже несмотря на её грубые слова и холодный взгляд, не могу не отметить насколько она кавайна. Даже не получается всерьез рассердиться.
     Самая страшная опасность — это няшная неко-лоли!
     — Так чего тебе?
     — Хм, — Йотуа приложила палец к губам, задумавшись. — Зачем этот твой Бог пихает повсюду Систему?
     — Э? — это был самый неожиданный вопрос, из всех тех, которые я мог представить.
     — Так ты ответишь? — она начала нетерпеливо постукивать ножкой и раздраженно помахивать хвостом из стороны в сторону.
     –Вообще, это не та информация, которую следует разглашать. Но-о-о… в общих словах, — я замолк на пару секунд, подбирая слова. — Не уходя в лишние разглагольствования, это просто определенный способ получения энергии веры.
     — А?
     — О-ох, ну, короче. Смотри. По сути, Система — это двухсторонний канал передачи энергии. Как бы Бог дает силу пользователю, а тот, используя её, отдает ему взамен собственную, которая уже идёт как божественная. Что-то вроде энергии веры.
     — Преподаватель из тебя вышел бы так себе, — покачала головой Йотуа.
     — Ладно. Еще проще. Система — это просто один из вариантов жреческого ритуала, так сказать. То есть, используя её, побеждая врагов, да любое действие — вырабатывает определённое количество энергии веры, которая идет непосредственно к Богу. А тот, взамен, дает усиление в виде той же самой Системы.
     — То есть, это некая форма симбионта?
     — Да! Именно!
     — Понятно… — неко впала в задумчивость, видимо удовлетворившись полученными данными.
     Я же вернулся к наблюдению за домом Хёдо и разработкой вариантов: как же мне красиво и оригинально подкатить к Иссею и предложить ему стать моим учеником.
     Можно, конечно, промыть ему мозги, но это уже не спортивно…
     … да и Система Учителя, мать его, не позволит.

Примечание к части

     Йотуа - https://pp.userapi.com/c824602/v824602634/f0ad1/sp7zn9aLr0c.jpg
>

Арка 0. Глава 6

     Иссей сидел на скамейке в парке и бездумно смотрел на проплывающие по небу облака. Они казались ему такими свободными и далёкими, возникало желание взять и присоединиться к ним. Парень вздохнул, слегка мотнул головой, и попытался вернуться в реальный мир.
     Сегодня был последний учебный день, после которого настало то самое время летних каникул, когда подростки его возраста находят свою любовь, девушки расцветают еще сильнее, а также происходят прочие прелести жизни, которые доступны, кажется, всем, кроме него.
     «Вот почему я не в манге? – думал парень, опуская голову и вглядываясь в неровный асфальт. – Там и парень себе половинку находит. Влипает в разные интересные истории... А единственное, что мне остаётся – тратить остатки своей юности на подглядывания и вечерний просмотр «клубничики». Я больше чем уверен, что почти все мои одноклассники этим летом познают любовь. А я, как и всегда, останусь ни с чем, так и не «подняв ни одного флага» у какой-нибудь милой девушки…»
     Иссей прервал своё унылое размышление, заметив, что рядом с ним кто-то сел.
     – Не стоит так сильно убиваться, Иссей, – человек, занявший место, откуда-то знал его имя.
     – А? – Хёдо поднял голову и посмотрел на нового собеседника. Это был высокий мужчина, одетый в модные сейчас узкие джинсы и толстовку, капюшон которой частично скрывал лицо незнакомца. – Кто вы такой?
     По идее, парню стоило сразу же подняться и уйти куда подальше, по крайней мере, все инстинкты Иссея вопили об этом.
     – Я тот, кто может решить все твои проблемы, – мужчина улыбнулся.
     – Эм, простите, но мне нужно спешить… – Хёдо встал со скамейки, решив последовать совету своей интуиции. – Меня ждут дома и…
     – Вот почему я не в манге? Там и парень себе половинку находит, и приключения, – от спокойной фразы незнакомца Иссея пробрала дрожь. Он, что, процитировал его мысли?
     – К чему вы это? – натянуто улыбнулся Хёдо, прикидывая стоит ли звонить полиции.
     – Не стоит о таком думать, – усмехнулся мужчина и что-то подбросил в руке. Иссей испытал шок, поняв, что это его телефон. Но как он мог его достать из сумки, которая всё время была в его руках?
     – Вы ненормальный, – парень хотел было побежать, но осознал, что тело перестало его слушаться. Даже наоборот, оно, словно дергаемое за невидимые ниточки, уселось обратно на скамейку.
     – А что такое «нормальность»? – философски спросил мужчина.
     – … – Иссей натужно пытался вернуть контроль над собственными конечностями.
     – Не волнуйся, я не собираюсь с тобой делать что-то плохое, – незнакомец откинулся на спинку скамейки, продолжая вертеть телефон Хёдо в руках. – Просто я хочу тебе сделать отличное предложение.
     Парень не ответил, продолжая бороться против странного контроля.
     – Ты ведь втайне мечтал о том, чтобы стать героем манги? Получить невероятную силу, стать популярным у девушек, завести гарем? – Иссей замер, прекратив попытки сопротивления. – Ты очень эгоистичен, верно? И завистлив, не слишком сильно, но всё же…
     Хёдо в последний раз дёрнулся и сдался.
     – И что дальше? Это просто наивные мечты, – с легкой злостью ответил парень, скривившись.
     – Да? А если я тебе скажу, что могу это исправить, – телефон, описав дугу в воздухе, упал на колени Иссею. Незнакомец, буквально смазавшись в воздухе, оказался стоящим перед Хёдо. Неосознанно парень отметил, что мужчина был очень высоким, особенно по сравнению со среднестатистическим японцем.
     – Вы дадите мне выбор из двух таблеток? – фыркнул Иссей.
     – Нет, ха-ха... Гораздо прозаичнее, – покачал головой мужчина. – Я сделаю из тебя сильного человека, которому будет под силу подобное.
     Под окончание фразы, он взмахнул рукой, направив её в сторону ближайших деревьев.
     Зрачки Иссея расширились при виде того, как крупные деревья, подобно колосьям пшеницы в поле, буквально вминаются в землю под возникшим шквалом ветра.
     – Я просто сплю, – не веря, пробормотал Хёдо.
     – Сложно поверить, понимаю. Знаешь, Иссей, я не буду тебя грузить лишней информацией или заставлять делать что-либо. Но… – мужчина в один шаг сократил расстояние между ними. Засунув руку в карман штанов, он вытащил оттуда сложенный вчетверо бумажный листок. Положив его в нагрудный карман летней рубашки Хёдо, он похлопал по груди парня, широко улыбнувшись. Почему-то Иссей от этого испытал чувство непонятного страха.
     – … если ты захочешь исправить свою жизнь и перестать быть серым нечто, открыв перед собой новые горизонты – воспользуйся инструкцией.
     Резкий порыв ветра заставил парня зажмуриться, а когда он уже открыл глаза: ни мужчины, ни просеки поваленных деревьев не было.
     Иссей сидел совершенно один посреди парка, вернув себе контроль тела.
     – С-сон? – Хёдо неосознанно полез рукой в карман. Сердце парня пропустило пару тактов, когда пальцы коснулись бумажки…
     * * *
     – Как он быстро убежал, аж пятки сверкают, – Йотуа рассмеялась, разлегшись и нагло узурпировав половину скамейки.
     – Любой на его месте так бы сделал. Обычная человеческая реакция, – я даже бровью не повёл, когда одна неко закинула ноги мне на колени.
     – Я думала, что ты был против такого подхода.
     – Просто всё остальное пахло откровенным бредом, – я зевнул. – А та-а-ак, в принципе неплохо получилось.
     – Достаточно серьезно, я бы даже сказала. Ну, что, думаешь, он согласится?
     – Время покажет, – пожав плечами, я достал из инвентаря термос, откручивая крышку и наливая в неё свой любимый напиток. – Если откажется, то буду придумывать другой способ. Я во времени не ограничен.
     – Кофеман, – фыркнула Йотуа. – А что ты по итогу хочешь из него слепить?
     – В плане?
     – Ну, я так понимаю, ты уберешь его похоть…
     На эти слова я лишь рассмеялся, заставив Йотуа раздраженно посмотреть на меня.
     – Кто тебе сказал, что я собираюсь избавляться от извращенной натуры Иссея?
     – Что?.. ты же сам сказал… что она тебе претит…
     – Видимо, ты неправильно меня поняла. Если у Хёдо убрать всю его похоть и непомерное либидо – то это уже будет не Хёдо. Не в моих вкусах – ломать людей. Меня в нём не устраивает лишь некоторые вещи, такие как его слабый контроль и отсутствие определённых знаний, так сказать. У мальчика громадный потенциал, который он тратит впустую. Заметь, многие бы сломались от того количества испытаний, которые выпали ему за последние месяцы. А Иссей смог, выдержал. Плюс стоит добавить, что, опять же, сломать человека – легко. А вот сделать его минусы плюсами, вот такое уже вызывает интерес. Я, конечно, могу сделать из него бравого хладнокровного солдата, который будет настолько брутален, что сил нет описать насколько. Но тогда парень потеряет свою уникальность…
     – Кто ты такой, и куда дел Изуну? – приподняла бровь Йотуа, с легким шоком смотря на меня.
     – Хо-хо-хо, я отмечу этот день в календаре!
     – Что?
     – Это первый раз, когда ты назвала меня по имени! Хоть и косвенно…
     * * *
     Девушка с ненавистью посмотрела на шахматную доску. Её король был в аховом положении, куда ни глянь. Нервно закусив губу и помахивая хвостом, Йотуа пыталась придумать выход из положения.
     Услышав ехидное курлыканье, она чуть ли не подпрыгнула.
     – Уймись! Сколько хочу, столько и думаю, время неограниченно! – она с нескрываемой ненавистью посмотрела на Геннадия, который всем своим видом выражал превосходство.
     – Неужели дух Мудрости не может обыграть глупую «летающую крысу»? – еще и эта сволочь подливала масла в огонь. Йотуа бросила испепеляющий взгляд на Изуну, который, развалившись у стены, лениво обмахивался веером, на котором было слово «Судья».
     – Я просто поддаюсь!
     Звук, который издал голубь, можно было бы оценить как смешок. Геннадий поправил крылом съехавшую генеральскую фуражку и клювом указал на бумажку, лежащую рядом с доской.
     Она была расчерчена пополам. В одной части стояло имя неко, а в другой – голубя.
     Причем у Йотуа не было ни одного очка, в то время как у Геннадия…
     Девушка заскрипела зубами.
     – Как вообще голубь может уметь играть в шахматы? Что ты с ним сотворил?
     – Ничего особенного, – хмыкнул Изуна.
     Посмотрев на доску еще несколько минут, Йотуа вскочила на ноги и взмахом хвоста опрокинула все фигуры.
     – Это нечестно! – Геннадий на это лишь ехидно курлыкнул и ухватив карандаш лапкой, добавил ещё одно очко себе в копилку.
     – Спокойнее надо быть, – Коохи сложил веер и посмотрел на настенные часы. – Чего-то он опаздывает.
     – Он наконец-таки решился? – поинтересовалась Йотуа.
     – Ага…
     В это время Иссей стоял возле забора небольшого неказистого дома, находившегося в пригороде города. В руках парень мял странного вида карту, на которую он иногда бросал задумчивые взгляды.
     Прошло уже больше недели с момента встречи в парке, и предложение незнакомца никак не хотело покидать голову Хёдо. Он пытался заставить себя думать, что, возможно, это была просто галлюцинация или что-то в этом духе, но «живое» доказательство в виде бумаги всё портило.
     В какой-то момент Иссей сдался. В конце концов, что он, чёрт побери, теряет, если воспользуется этой возможностью?
     Только меньше всего он ожидал, что на бумаге будет изображена криво нарисованная от руки карта пригорода Куо, где большим жирным крестом был обозначен один дом. Так же там была надпись: «Идти сюда!».
     Один только поиск нужного района занял достаточное количество времени – составитель карты явно не дружил с их грамотным составлением…
     И теперь, стоя рядом с отмеченным домом, Хёдо никак не мог собраться с духом и позвонить в дверь.
     Не сделает ли он самую страшную ошибку в своей жизни? Или, если откажется – профукает единственный шанс?
     Моральные терзания Иссея были прерваны скрипом. Дверь в дом отворилась.
     – Ну, что, долго стоять будешь? Заходи уже, – из темноты проёма вышел тот самый незнакомец, на лице которого была довольная улыбка.
     Хёдо собрался с духом и сделал шаг вперёд…
     … даже не представляя, как это изменит его жизнь в дальнейшем.

Арка 0. Глава 7

     – Ну-с, располагайся, дорогой, – мужчина пропустил Хёдо вперёд. – Вон там у стены стульчик, на него свою пятую точку умости, а я пока схожу за кое-чем важным.
     Парень несмело кивнул и прошел к указанному месту, внимательно разглядывая обстановку. По сути, весь первый этаж был представлен в виде огромной гостиной с лестницей, ведущей на второй этаж, и небольшим проходом, ведущим на кухню, как предположил Хёдо. К слову, туда и отправился тот странный мужчина.
     Подойдя к одиноко стоящему стулу, Иссей уселся на него, сжимая ноги и нервно постукивая пальцами по коленям. С того самого момента, как он сюда зашёл, на него навалилось ощущение чужого взгляда, словно кто-то с интересом разглядывает его.
     – Здесь же не может быть призраков, верно? – пробормотал себе под нос Хёдо. Раздался хлопок двери, от которого Иссей буквально подпрыгнул.
     Видимо она была не закрыта, по крайней мере, парень на это понадеялся.
     – Эт-т-то прост-т-то вет-т-тер…
     Тишина давила Иссея, казалось, что стены начали медленно сжиматься. Сердцебиение Хёдо усилилось, он буквально слышал шум крови в ушах.
     – Вы чего такой бледный? – неожиданный вопрос заставил парня вскрикнуть и упасть со стула, отползая на пару метров.
     – Что-то вы нервный, голубчик, – хозяин дома недовольно покачал головой и, подойдя к парню, поднял его на ноги. – Так и инфаркт заработать недолго, знаете ли…
     Усадив Иссея обратно на стул, мужчина оглядел его с ног до головы и, кивнув своим мыслям, выдал ему странный… свиток?
     Хёдо недоуменно посмотрел на бумагу, которая, казалось, сейчас развалится у него в руках.
     – Что же вы так смотрите, дорогуша? Обычный контракт, чтобы всё цивильно было, как подобает в современном обществе. Сами понимаете, бумажечки они такие, нужные в обиходе, – словно фокусник мужчина извлёк из воздуха ручку и предложил её Иссею. Тот, неловко потянувшись за ней, чуть не уронил свиток.
     Вернув себе равновесие, Хёдо развернул свиток и удивлённо замер. Весь текст договора был написан настолько маленьким шрифтом, что, даже приглядевшись, было сложно что-то разобрать.
     – Что вы так смотрите? Вон видите галочку – вот туда свою подпись и готово, – увидев недоуменный взгляд парня, непринужденно произнёс мужчина.
     – Эм… хорошо, – пробормотал Иссей и размашисто расписался.
     В тот же момент мужчина выхватил у него из рук свиток, почему-то широко улыбаясь.
     – Как приятно работать с такими людьми, слов нет! – договор буквально исчез в воздухе.
     Хёдо хотел было что-то спросить, но его перебил незнакомый женский голос откуда-то сбоку.
     – Боже, он реально просто взял и подписал его? – повернув голову, Иссей буквально слетел со стула и вжался в стену.
     Обладателем голоса была миниатюрная светловолосая девушка. И всё бы ничего, если бы у неё не было кошачьих ушей и хвоста, который, будто бы отдельно от владельца, двигался из стороны в сторону. Оскалив выступающие клыки, она весело смотрела на Хёдо.
     – Что поделать, молодой человек явно несведущ в области контрактов, – цокая языком, покачал головой мужчина. – Ничего, этот момент мы тоже исправим.
     – Ч-что происходит? – пролепетал Иссей.
     – Ты только что подписал свой приговор, смертный, – хихикнула неко.
     – Не преувеличивай. Он просто стал моим учеником, – поправил её мужчина.
     – Невелика разница…
     Хёдо сглотнул.
     * * *
     – Итак, я думаю, нам стоить начать наше знакомство с самого начала, – усадив еще не отошедшего от шока Иссея на кресло, я сел напротив, закинув ногу за ногу. Йотуа устроилась рядом, умостившись на подлокотнике и нагло откинувшись на моё плечо.
     – Моё имя – Изуна Коохи. С сегодняшнего дня и на ближайшее время я стану твоим наставником, который раскроет весь твой скрытый потенциал. Рядом со мной…
     – Йотуа де Санктум Элео Шицу, – продолжила за меня неко. – И не смей как-то сокращать моё имя, смертный.
     – Она еще та стерва, – острый локоть девушки врезался мне в бок. – Но ты привыкнешь, рано или поздно.
     – А… – видимо Иссей никак не мог войти в своё положение. Немудрено, такое счастье свалилось на голову – я бы тоже долго в ступоре был. – Вы кто такие?
     – И он задаёт такие вопросы уже после того, как подписал договор, – опять залилась смехом неко, прикрывая рот ладошкой.
     Отсмеявшись, она резко ухмыльнулась, из-за чего черты её лица стали более хищными:
     – Трепещи, смертный, ибо Я являюсь воплощением Мудрости, дух, что несёт просвещение одичалым существам…
     – Няшная неко-лоли, можешь так запомнить, – я подмигнул Иссею, даже не поморщившись от болезненного щипка. Парень на моё заявление несмело улыбнулся. – А я просто Изуна. Для тебя, получается, Изуна-сенсей. У вас в Японии так принято, верно?
     – Вы не отсюда? – удивленно поинтересовался парень.
     – О, я прибыл издалека, – ты даже не представляешь, насколько…
     – По вам видно,– пробормотал Иссей, невольно оглядываясь. – Эм… а что я подписал?
     Зажав рукой рот Йотуа, которая опять хотела сказать что-то ехидное, я ответил:
     – Обычный магический контракт учителя и ученика. Там много нюансов, но самое главное, что я обязуюсь тебя научить всему, что могу, любыми доступными способами, которые не нанесут тебе непоправимого вреда. А ты обязан выполнять мои распоряжения. Ну и по мелочи: ты не можешь никому постороннему рассказать об этом, не можешь прервать договор, пока обучение не закончено и, в случае смерти в его процессе, твоя душа будет навечно принадлежать мне…
     – ЧТО?
     – Шучу, шучу, – я рассмеялся. – Только на сто лет, потом, так и быть, отправлю на круг перерождения.
     Только расслабившийся Иссей вновь побледнел.
     – … на что я подписался?.. – простонал парень, обхватив голову руками.
     Йотуа, освободив рот и посмотрев на меня многообещающим взглядом, сулящим мне неимоверные страдания, успокоила парня:
     – На долгие и страшные мучения, после которых ад тебе покажется раем…
     Хёдо застонал ещё громче.
     * * *
     Нет, серьезно, с этим надо что-то делать!
     Я недовольно посмотрел на Иссея, который, обливаясь потом, пытался поднять своё тело на дрожащих руках. Всего двенадцать отжиманий и его уже можно паковать! Да, он типичный школьник, который никогда не утруждает себя физическими тренировками, но это даже не смешно.
     – Давай, еще разок! – ласково подбодрила его Йотуа, пнув парня ногой. – Тринадцать – прекрасное число!
     Пока Хёдо хрипел и натужно пытался отжаться, я, прищурив глаза, посмотрел на искусственное небо.
     Идея нагло своровать идею обустройства тайного полигона у одного одиозного «шляпочника» мне пришлась по душе. А что? И с поиском территории нужного размера париться не нужно, и сделать можно, что угодно.
     Услышав хрип и звук удара, я вновь посмотрел на Иссея, который обессиленно распластался на земле, высунув язык и тяжело дыша.
     Тут работать и работать. Эх, тяжела доля учителя…
     Нет, такими темпами до начала канона мы не успеем. Придется немного смухлевать.
     Я подошёл к Иссею и, сев на корточки, опустил ему ладонь на голову, медленно накачивая его заёмной энергией. Понемногу к Хёдо возвращался здоровый цвет кожи, да и выглядеть он стал менее загнанным.
     Парень, не веря, открыл глаза и спокойно встал на ноги.
     – Удивительно, я чувствую себя вновь свежим и полным сил?! – он даже попрыгал, окончательно удостоверяясь.
     – Конечно! – я мягко ему улыбнулся. – Как твой учитель, я не могу позволить таким мелочам как усталость или боль в мышцах помешать учебному процессу! А теперь, переходим к ногам. Давай, начнём с приседаний. Думаю, сорок раз будет самое то. Йотуа, проследи, чтобы он не филонил, хорошо?
     Неко лишь оскалилась, заставив парня нервно икнуть.
     – С радостью… Чего встал? Ноги согнул и сел!.. Не полностью, чтобы прямой угол был! Что значит: «не могу?»… Изуна, дай мне что-нибудь острое, чтобы твой ученик понял. А, уже не надо? Тогда почему ещё не приседаешь? Отдыхать на том свете будешь!..
     С начала первой тренировки парня прошло уже порядка трёх часов. Я уже семь раз поднимал Иссея на ноги, раз за разом давая ему силы на новый рывок.
     Хм, во внешнем мире уже должен быть поздний вечер. Стоит закругляться, для первого раза достаточно. Могло быть и лучше, но…
     Знаком подозвав к себе Хёдо, который с радостью остановил свою пробежку, я постучал пальцем по запястью.
     – Уже всё? – мне показалось, или в голосе парня послышалось разочарование? Та-а-ак, а он, часом, не скрытый мазохист?
     – Да, тебе пора домой. Завтра придешь к девяти утра, только не опаздывай.
     – Хорошо, – Иссей было уже направился к лестнице, которая являлась выходом с полигона, но я его остановил.
     – Советую тебе плотно поесть как вернешься домой.
     – Э? Ну, ладно… А, постойте, что мне сказать родителям?
     Я пожал плечами:
     – Придумай что-нибудь, это уже твои заботы.
     Иссей вздохнул, почесав макушку, и начал карабкаться по лестнице. Когда он уже скрылся, ко мне подошла Йотуа.
     – А ты ему не стал говорить? – она немного наклонила голову, забавно дернув ушками.
     – О чём? – я изобразил удивление.
     – О том, что ночью его ждёт весь спектр ощущений от отката. Ведь, когда заёмная энергия исчезнет…
     – Упс… – я почесал затылок. – Как-то забылось.
     – Конечно-конечно, – фыркнула Йотуа. – К слову, по какой методике ты будешь его обучать?
     – Хо-хо, по самой идеальной, – я вытащил свое пособие и протянул его неко.
     Та, взяв его в руки, удивленно посмотрела на название:
     – «Сильнейший в истории ученик Кеничи»?...

Арка 0. Глава 8

     — А это точно не опасно? — Иссей переминался с ноги на ногу, нерешительно смотря на странное устройство, сделанное его учителем.
     Изуна лишь сладко улыбнулся и хлопнул ученика по спине, подталкивая его вперёд.
     — Не боись, я всё продумал, — смотря в честные глаза мужчины, Хёдо прищурился. Прошла всего неделя с начала его адских тренировок, и каждый день лишь уменьшал кредит доверия к Коохи.
     — Точно? Она выглядит довольно устрашающе, — присев, парень коснулся пальцем одного из шипов и сразу же ойкнул, смотря на выступившую кровь из ранки.
     — Знаешь присказку: «глаза страшатся, а руки делают»? — наклонив голову, поинтересовался мужчина.
     — Нет…
     — Вот и узнаешь! А теперь, полезай внутрь, — и придав ему ускорения в виде пинка, Изуна всё-таки загнал ученика в своё творение.
     Оно представляло из себя необычного вида механизм: две доски, расположенные параллельно друг другу, щедро увенчанные острыми шипами. Хоть техникой это назвать не получалось — части «творения» висели в воздухе сами по себе, причем нижняя платформа парила в сантиметрах десяти от земли.
     — А что делать-то?
     Изуна цокнул языком.
     — Что ты как маленький, ей-богу? Проползаешь между ними и принимаешь упор лёжа, — когда Иссей выполнил действия, мужчина широко улыбнулся. — Видишь, все просто.
     — И что дальше? — Хёдо старательно пытался держать спину ровно, так как шипы так и норовили впиться в его плоть.
     — Отжимайся, — пожал плечами Коохи.
     — А?.. — в следующий момент Иссей почувствовал движение и ему пришлось согнуть руки, так как верхняя платформа начала опускаться. А потом вновь принимать первичное положение, поскольку вверх уже пошла нижняя часть конструкции.
     — Безопасно?! — воскликнул Иссей.
     — Конечно. Всё зависит от тебя, не бойся. Если что, я успею спасти твою жизнь… наверное…
     — УЧИТЕЛЬ!!!
     — Не кричи, собьешь дыхание — умрешь, — спокойно произнёс Изуна, раскладывая заранее подготовленный стул и устанавливая рядом пляжный зонтик, чтобы палящее искусственное солнце не мешало чтению очередной забавной манги. — Хм, а куда те двое запропастились?
     Почесав затылок и решив не забивать себе этим голову, мужчина устроился удобнее и, закинув ногу на ногу, начал предаваться умиротворенному чтению, игнорируя злобные взгляды ученика, который, обливаясь потом, продолжал отжиматься.
     * * *
     — Да что не так? По рецепту должен получиться воздушный омлет! — Йотуа в порыве злости бросила поваренную книгу в стену. — Ты там справляешься?
     Геннадий злобно посмотрел на девушку, отбиваясь в полете небольшими пластиковыми шпажками, зажатыми в лапках, от щупалец аморфной массы, которая активно лезла из сковородки, издавая мерзкие булькающие звуки. Особо сильные удары он отражал китайской палочкой для еды, сжимаемой в клюве.
     — Кажется, я немного переборщила с солью, — задумчиво произнесла неко. — Или не стоило ускорять процесс готовки при помощи магии?
     Если бы голубь мог говорить на человеческом языке, он бы высказал немало ласковых слов в адрес одной конкретной особы.
     Спустя небольшое время, когда неизвестная форма жизни была уничтожена, а кухня приведена в божеский вид, голубь и неко, забыв о вражде, спокойно отдыхали. Точнее, Геннадий, нахохлившись, устроился на спинке стула, отчищая себя от остатков противника, а Йотуа, погрустнев, сверлила взглядом поваренную книгу.
     — Как думаешь, может попробовать сделать печенье? — задала вопрос голубю неко.
     Голубь приложил крыло к голове.
     — Что? Да, первый блин вышел комом, но не факт, что такое опять повторится! — вскинулась неко.
     Геннадий ехидно курлыкнул, бросая взгляд на пол, под которым скрывался полигон.
     — На что ты намекаешь? — приподняла бровь девушка.
     В ответ на этот голубь просто уставился на неё.
     — Даже не смей думать о таком! Я просто захотела научиться готовить, так как я обязана быть идеальна во всём!
     * * *
     Неожиданно в носу сильно засвербело и я, не удержавшись, громко чихнул. Шмыгнув, я очнулся от состояния легкой полудремы, в которую погрузился из-за очень интересного сюжета манги. Встав со стула и потянувшись, решил посмотреть как идут дела у моего дорогого ученика.
     Иссей, тяжело дыша, невидяще смотрел перед собой, уже на автоматизме продолжая отжиматься. Хм, вот что делает правильная мотивация с человеком! А то, помню, рассказывал мне один, что нужно находить подход, вызывать интерес. Брехня!
     Самый лучший способ вызвать энтузиазм у человека — поставить его на грань между жизнью и смертью. Вот где раскрывается истинный потенциал!
     Я замечательный наставник…
     Остановив механизм, я нежно выдернул из него Иссея. Судя по тому, что он пролетел несколько метров, пару раз кувыркнувшись в воздухе, силу я не рассчитал. Ну… зато парнишка взбодрился.
     — Всё? — хриплым голосом спросил Хёдо, даже не делая попыток встать и обессиленно развалившись на земле, раскинув руки в стороны.
     — С отжиманиями — да, — я, засунув руку в карман, медленно подошёл к парню, накрыв его своей тенью. — Пришло время для следующего шага нашей сегодняшней тренировки.
     Я попытался ободряюще улыбнуться, но Иссей, неизвестно почему, лишь побледнел и, кажется, потерял сознание.
     И что за нежный народ пошёл? Хотя, так даже будет удобнее.
     Из кармана, который, по сути, еще и являлся инвентарем, я достал четыре железных браслета. Присев на корточки, я и закрепил их на лодыжках и запястьях парня. Прекрасно, сидят, как влитые! Так, надо залить немного силы ученику, а то он так до скончания веков будет пластом валяться.
     Хёдо, затрепетав веками, очнулся и попытался встать, но у него не получилось.
     — Учитель? — он испуганно посмотрел на меня, пытаясь оторвать руку от земли. — Почему моё тело словно потяжелело в несколько раз? Я даже двинуться не могу!
     — Н-да? — я поскреб пальцами подбородок. Неужто переборщил с нагрузкой? Да вроде не должен был.
     Опять же, данные браслеты опять являлись наглым плагиатом. Не помню у кого, но скрывать не буду. Их основная функция заключается в том, чтобы равномерно увеличивать нагрузку на тело владельца. Я поставил стартовое значение, но, видимо, Иссей к этому еще не готов.
     Сместив показатели на несколько значений ниже, потребовал у парня вновь попытаться встать. Тот, покачиваясь и стиснув зубы, смог принять устойчивое вертикальное положение.
     — Орёл! — я хлопнул Иссея по плечу, из-за чего тот чуть не рухнул лицом в землю. — А теперь — вперёд, навстречу приключениям!
     — А? — он непонимающе посмотрел на меня. Ох, иногда его недогадливость доводит до белого каления!
     — Бегом, марш. Так и быть, можешь пробежать не тридцать кругов, а двадцать девять.
     — Но…
     — Никаких «но», мой дорогой ученик. Всё ради твоего блага! Ты же хочешь стать сильным, чтобы девушки на тебя толпой вешались?
     Хёдо, закусив губу, нерешительно кивнул.
     — Тогда вперёд. Ничто не достаётся просто так, ты должен достичь своей цели потом и кровью, превозмогая и не боясь трудностей! — подбодрив таким образом, я послал электрический разряд через браслеты, заставив Иссея подпрыгнуть, выдав несколько непечатных выражений. В ответ на злобный взгляд я лишь мило улыбнулся.
     — Давай, давай. За каждые тридцать секунд, которые ты стоишь без дела, тебя будет поражать удар тока. Я бы не советовал, сила удара будет расти с каждым разом.
     Проводив взглядом ученика, который, с трудом переставляя ноги, трусцой побежал вокруг полигона, я вернулся на своё место.
     Эх, если так подумать, я не смогу дать Иссею должной подготовки. Да, преподать базис и развить его тело — вполне. Но все мои навыки были приобретены благодаря крайней долгой жизни, а как им научить — я даже не представляю.
     В таком случае придётся обратиться к знакомым за помощью. Благо связей у меня накопилось много. Осталось определить кто именно займет места учителей Хёдо…
     * * *
     — Йо, чувак, чего-то ты в последнее время постоянно пропадаешь, — Мацуда сделал еще один глоток молочного коктейля и взволнованно посмотрел на Хёдо. Тот даже не притронулся к напитку, развалившись на столике и бездумно смотря куда-то в сторону.
     — Да, ты уже второй раз пропускаешь просмотр качественной «клубнички», — сверкнул очками Мотохама и уже привычно прошёлся взглядом по официантке, которая обслуживала соседний столик. — Девяносто семь и шестьдесят пять на сто два. Неплохо…
     — Юбка слишком длинная, самые аппетитные места незаметно, — удрученно покачал головой Мацуда. — А ты что думаешь, Иссей?
     — Сто два — слишком много, у меня и так руки отваливаются, — пробормотал Хёдо, не поднимая головы.
     — Что?
     — А? — Иссей пару раз моргнул, возвращаясь в реальный мир. — Забейте, парни. Так о чём вы спрашивали, я задумался…
     — Куда ты пропадаешь? — повторил вопрос Мацуда.
     — Э… — Хёдо задумался, думая, стоит ли ему рассказывать друзьям о своих тренировках. Но даже мысль об этом неожиданно вызвала у него боль.
     «Точно, контракт, как я мог забыть», — вздохнул про себя парень.
     — У меня появились дела, о которых я не могу пока рассказать, — максимально таинственно ответил Иссей.
     Его товарищи переглянулись и затем почти одновременно воскликнули:
     — У тебя появилась девушка?
     В тот момент Хёдо пришла «гениальная» идея.
     — Да, именно. У меня появилась девушка!
     — ДА НУ?! Какая она?! — в глазах его друзей загорелся нешуточный интерес.
     — Э-э-м-м, ну, — парень начал судорожно придумывать внешность «девушки». — У неё русые волосы, достающие до плеч, глаза прекрасного медового оттенка…
     — К черту подробности! Грудь какого размера? — перебила Мотохама Иссея.
     — Ну…
     * * *
     Йотуа, склонив голову, смотрела на разговаривающего с кем-то по телефону Изуну.
     — Да-да, я всё понимаю, Йозеф Альбертович, я всё понимаю…
     Неко шевельнула ушками, пытаясь услышать голос собеседника мужчины.
     — Конечно, — в голосе Коохи появились откровенные нотки грусти, — я возьму все расходы на себя…

Арка 0. Глава 9

     Иссей с тоской посмотрел на кипу глянцевых журналов, что бережно хранилась им под кроватью. Издав вздох, он пальцем провёл по обложке последнего заполученного им издания, снимая небольшой слой пыли, что образовался за последнее время.
     – Когда я в последний раз предавался своей маленькой радости? – пробормотал себе под нос Хёдо. Бросив взгляд на часы, парень недовольно цыкнул и вернул «сокровища» на их законное место, мысленно себе обещая, что наверстает упущенное, как только появится свободное время.
     Хрустнув пальцами, Иссей поднялся на ноги, невольно осматривая «подарки» учителя, которые тот любезно сказал ему носить всё свободное время. Это были серые, не привлекающие внимания браслеты – если бы кто только знал, сколько трудностей они доставили в первое время. Начиная с того, что простейший подъем с кровати превращался в настоящее испытание, и заканчивая тем, что, именно благодаря им, его тренировки стали сложнее в несколько раз.
     Ладно ещё пробежать несколько километров в быстром темпе – к подобному Иссей уже привык и даже находил приятным…
     Хёдо закашлялся, оглядываясь. Он, конечно, не верил, что его учитель может читать мысли на расстоянии, но червячок сомнения был. А если Изуна узнает о том, что парню уже даже нравится подобное времяпрепровождение…
     Иссей поправил воротник футболки, который стал неожиданно жать.
     Добром это явно не закончится.
     – Иссей, солнышко, спускайся, завтрак уже готов! – от дальнейших дум парня отвлёк голос матери, доносившийся с первого этажа.
     – Бегу-у-у, – крикнул в ответ Хёдо, начиная в спешке искать свою одежду.
     Напялив на себя первое, что попалось на глаза, Иссей вылетел из комнаты и спустился вниз, чудом не сверзившись с лестницы.
     – Добро утро, мам, – парень чмокнул женщину в щеку и уселся за стол.
     – Доброе-доброе, – мягко улыбнувшись, Мэдока Хёдо поставила перед сыном тарелку с овсяной кашей, которую парень начал с удовольствием уплетать. – Ты опять до вечера исчезнешь?
     – Угу, – не отвлекаясь от поглощения пищи, пробубнил парень.
     – Надеюсь, что ты не занимаешься какой-то ерундой, – вздохнула женщина, возвращаясь к плите и что-то помешивая в кастрюльке. – Я, конечно, рада, что ты перестал проводить целые дни в комнате, но…
     Съев все до последней капли, Иссей встал из-за стола и поставил грязную посуду в раковину.
     – Не волнуйся, – парень улыбнулся. – Всё в полном порядке.
     Когда за Иссеем закрылась входная дверь, Мэдока немного погрустнела.
     – Лишь бы он не связался с дурной компанией, всё-таки мальчишки его возраста часто попадают в неприятности…
     * * *
     Уже привычно зайдя в дом, принадлежавший учителю, парень было открыл рот, чтобы поприветствовать Изуну, который всегда сидел в кресле напротив двери в ожидании ученика...
     – Чего застыл, как вкопанный? – Йотуа, занявшая привычное место Коохи, оторвала глаза от книги, которую до этого читала. Махнув рукой на диван, она продолжила:
     – Усаживай свою заднюю точку и жди. У Изуны какой-то гость, он попросил тебе передать, цитирую дословно: «Пусть мой дорогой ученик немножко подождёт, я подготовил для него великолепный сюрприз!».
     Иссей машинально потер запястья, на которые были нацеплены браслеты, вспоминая больную логику своего учителя, и всё же умостился на диване, сложив руки на колени и не зная чем себя занять.
     В гостиной наступила тишина, изредка нарушаемая шелестом переворачиваемых страниц и редкими смешками Йотуа.
     – Эм, а вы не знаете, что это за гость? – первым нарушил молчание Хёдо, которому надоело изучать стены.
     – Не-а, – не отвлекаясь от чтения, ответила неко. – Изуна, знаешь ли, не особо любит посвящать других в свои грандиозные планы. Но, судя по тому, что у него с утра было просто прекрасное настроение…
     Она слегка насмешливо посмотрела на Хёдо.
     – … на твоём месте я бы заранее приготовилась.
     Парень сглотнул, мысленно коря себя за то, что задал такой вопрос. Теперь предположения, одно хуже другого, роем вились в его голове.
     – Что вы читаете? – попытался отвлечься от ощущения скорой катастрофы Иссей.
     Йотуа вздохнула.
     – Одно интересное произведение за авторством Ватсьянна Малланага, а точнее – перевод, выполненный Ричардом Бёртоном, – неко чуть улыбнулась. – Великолепное произведение, раскрывает множество неизвестных мне ранее аспектов.
     – А о чём она? – полюбопытствовал Хёдо.
     – Это древнеиндейский трактат, посвященный теме чувств и отношений между мужчинами и женщинами. Раскрывается тема любви, её места в жизни человека, ухаживаниях и обольщениях…
     Услышав последнее слово, Иссей встрепенулся.
     – Да? И там рабочие способы?
     Неко хихикнула, прикрыв рот кулачком.
     – О, очень действенные. Любой уважающий себя мужчина должен их хоть немного, но знать.
     – А как она называется, и есть ли перевод на японский язык? – в глазах Иссея горел нешуточный интерес.
     – Она существует почти на всех языках, а называется… – Йотуа сделала небольшую паузу, заставив Хёдо закусить губу от нетерпения: ведь это, возможно, поможет ему в создании гарема!
     – … Камасутра.
     Увидев ошарашенное и жутко красное лицо Хёдо, неко не удержалась и громко засмеялась, запрокидывая голову.
     – А… а… – сильно смущенный Иссей не знал куда деваться.
     Йотуа хотела было что-то добавить, но ей помешал скрип входной двери.
     – Смотрю, вы веселитесь без нас? – в дом зашел Изуна, который, видимо, даже не собирался менять стиль одежды.
     – Голубчик, веселиться – это хорошо, я бы сказал, даже прекрасно. Особенно, если бесплатно! – из-за спины Коохи вышел невысокий седовласый человек пожилого возраста, одетый в типичный деловой костюм. Особое внимание привлекал его взгляд. Несмотря на кажущуюся старость, глаза незнакомца были наполнены жизнью и нескрываемым ехидством.
     – Шо я могу тебе сказать, дорогой мой, – старик обвёл цепким взглядом гостиную. – Твои вкусы, знаешь ли, таки не претерпели кардинальных изменений. Ничего лишнего или достаточно дорогого – пожалел бы воров, несчастные ребятки же расплачутся от горя, если сюда вломятся.
     – Ну, если выживут, Йозеф Альбертович, – пожал плечами Коохи.
     – Таки ты транжира, голубчик, – покачал головой Йозеф. – Это ж какая трата ресурсов, ты шо! Можно ведь их сначала спеленать, а потом извлекать самое важное, что есть в них!
     – Энергию? – приподнял бровь Изуна.
     – Выгоду! Слышал бы твои слова мой батенька, так его бы сердечный приступ хватил. И шо ты всё «выкаешь» мне? Я же столько раз говорил: «дядя Йозя», к чему нам, умным людям, фамильярничать?
     – Конечно, сначала я назову вас так, а потом, непонятно каким образом, окажусь женат на вашей внучатой племяннице, – фыркнул Коохи.
     – Ты имеешь шо-то против Софочки? – наигранно возмутился Йозеф.
     Иссей ошарашенно хлопал глазами, немного потерявшись в пространстве. Парня довольно сильно смутил акцент новоприбывшего гостя, он никогда прежде не слышал такого. Речь старика словно заливала уши сладкой патокой.
     – Ох, а это что за прекрасный цветок? – Йозеф обратил внимание на сидящую в кресле Йотуа. На лицо старика автоматически выползла улыбка опытного обольстителя.
     – Вас, мой дорогой друг, она должна беспокоить меньше всего, – «мягко» ухватив его за плечо, от чего Йозеф ойкнул, Изуна насильно повернул гостя в сторону Хёдо. – Ваша главная забота – вот этот крайне способный, но чрезмерно ленивый паренёк.
     – Не даешь старику развеяться на старости лет, – проворчал гость.
     – Да-да, расскажите это… сколько там уже у вас детей на стороне?
     – Тридцать два.
     – Забавно. А алименты всем выплачиваете?
     Йозеф картинно схватился за сердце.
     – Побойся Бога! Я же разорюсь!
     Йотуа цокнула языком и вернулась к чтению, пробормотав себе под нос:
     – Ожидать, что его знакомые окажутся нормальными людьми – было ошибкой, – Хёдо, бросившему на неё взгляд, показалось, что у неко на щеках был едва заметный румянец, но парень списал это на игру света.
     * * *
     – Как говорил мой любимый адвокат: «Я готов послушать за вашу просьбу», – Йозеф Альбертович, кряхтя, устроился на кресле-качалке, которую ему любезно предоставил Изуна.
     Иссей, чувствуя себя не в своей тарелке, на автомате оглядел полигон, на котором, кроме них, никого больше не было. Учитель вместе с Йотуа пошли прогуляться, оставив Хёдо наедине с этой странной личностью. Напоследок Изуна сказал парню:
     «Это Йозеф Альбертович Шустер, твой новый учитель. Сразу говорю, не ведись на его сладкие речи».
     Иссей даже не успел спросить, что это значит.
     – Что, простите? – поняв, что ему никуда не деться, Хёдо решил принять свою судьбу, искренне не понимая, чем этот старик может ему помочь.
     – Шо ви юлите, голубчик, чай не на базаре за краба торгуетесь, – погрозил парню узловатым пальцем Йозеф. – Рассказывайте по существу: шо от жизни хотите?
     – Ну-у, – Иссей замялся. – Хочу завести себе гарем.
     Парень ожидал услышать в ответ насмешки, к которым привык, но старик лишь усмехнулся.
     – Гарем – это хорошо, даже очень! «Первой жене скажешь, что пошел ко второй, второй — что пошел к третьей, третьей — что пошел к первой. А сам, как султан, пойдешь себе спать», – видя недоуменный взгляд Иссея, Йозеф рассмеялся. – Шучу я так, расслабьтесь, дорогой мой. А теперь: как ви видите этот самый гарем?
     Хёдо приложил палец к подбородку.
     – Девушки разные, которые меня любят. Много девушек. Эм, ну, всякие пошлые вещи, – если в разговоре с друзьями, Иссей мог, не стесняясь, использовать определенную терминологию, то сейчас это его крайне смущало.
     – И любовь – это прекрасно, – согласился Йозеф. – А как ви, извините, собираетесь это реализовать?
     – А?
     – Всё с вами ясно, голубчик…
     Шустер вздохнул, из его глаз исчез всякий намёк на веселость, а голос стал серьезным, лишившись странного акцента.
     – Иссей, друг мой, вы же уже взрослый молодой человек. Вам ведь четырнадцать, я прав? А я прав. Так вот, вы хоть понимаете, что для достижения любой цели нужно иметь какой-никакой план? Или вы хотите, чтобы всё само собой произошло без вашего на то участия?
     Хёдо, слегка поникнув, кивнул.
     – Так же вы должны понимать, возможно ли это реализовать или нет. Нужно строго разграничивать цели и мечты. Последние, в большинстве своём, почти недостижимы. Но-но, не расстраивайтесь так, я же не сказал, что у вас нет шансов. Поверьте, я сталкивался куда с большими проблемами, чем собрать какой-то гарем. В общем-то, «Изуна» и позвал меня, чтобы я вам помог.
     – А вы сможете? – потухшая было надежда в глазах Иссея загорелась вновь.
     – Не недооценивайте старого еврея, – хмыкнул Йозеф. – Конечно, срок у нас не самый большой, но азы преподать я сумею. А вот сможете ли вы их полностью реализовать – вопрос уже к вам. Так, ваша цель, повторюсь: достичь гарема, ведь так?
     – Да.
     – Прекрасно. Давайте я опишу всё, что вам нужно будет знать для достижения положительного результата. По крайней мере, что мне пришло в голову на данный момент. Во-первых, – старик начал загибать пальцы, – умение красиво разговаривать, поверьте опытному человеку, девушки любят ушами. Да и не только девушки, красноречие всегда пригодится в жизни. И тут придётся серьезно работать, судя по тому, что я вижу.
     Во-вторых, для содержания гарема нужно что? Да, нужны деньги и их грамотное использование. Девушки как вороны, любят все блестящее и красивое, а, чаще всего, ещё и дорогое.
     В-третьих, как бы это не было противно, вам нужно научиться создавать у себя так называемую «маску», то есть фальшивую личность. Для примера, посмотрите на меня. Видите разницу между тем, что вы увидели сначала и сейчас? То-то же. Это вам пригодится для заведения полезных знакомств.
     Четвертый пункт истекает из третьего, частично, но всё же. Вы, под моим началом, будете познавать психологию человека. Девушки – крайне сложные создания. Сколько веков их пытаются понять, а всё безуспешно.
     Остальные пункты, если потребуется, добавим по мере обучения. Что, вы так скисли? Неужели думали, что всё будет так просто?
     Иссей тяжело вздохнул и покачал головой, понимая, что Йозеф полностью прав.
     – Ничего, всё не так страшно, как выглядит на первый взгляд. Моя первая жена тоже сначала казалась кошмаром, но шо ви думаете? Нужно было только распробовать! – вернулся к старой манере речи Шустер, улыбнувшись парню.
     Хёдо на это лишь тихо рассмеялся.
     * * *
     Изуна с Йотуа бродили меж торговых рядов, рассматривая возможные ингредиенты для будущего обеда, который будет готовить мужчина. Коохи, положа руку на сердце, пришлось признать, что готовку неко можно приписать к особому виду биологического оружия.
     – Чего ты на меня так смотришь? – не выдержав очередного косого взгляда от девушки, поинтересовался Изуна.
     – Пф, делать мне больше нечего, кроме того, чтобы таким заниматься, – фыркнула неко, делая вид, что очень заинтересовалась ценой помидоров у какого-то торгаша.
     – Я тебя умоляю, не расчёсывай мине нервы!.. Тьфу, впервые за долгое время поговорил с этим евреем и нате вам. Эх, надеюсь, Иссей не слишком многое переймёт у Йозефа, иначе мир этого точно не переживет, – вздохнул мужчина.

Арка 0. Глава 10

     Иссей пытался взглядом прожечь дыру в книге, которую он держал в руках. Но к несчастью парня, он не обладал способностью вызывать огонь с помощью глаз, поэтому, издав вздох, он опять вернулся к чтению, пытаясь вместить в уже распухшую от информации голову еще немного знаний.
     – Ну-ну, голубчик, – усмехнулся Йозеф, потягивая через трубочку апельсиновый сок из стакана, – кто же виноват, шо ви настолько безграмотны в плане логического мышления? Тут присутствует таки только ваша вина и ни чья больше.
     – Да зачем оно мне надо? – в сердцах высказался Хёдо, со стоном падая на спину и устремляя взгляд на деревянный потолок.
     Занятия с «дядей Йозей» проходили в доме, поскольку старик пожаловался Изуне, что, мол, его старые кости уже не переносят жару, да и в помещении гораздо уютнее. На предложение Коохи поменять погоду на полигоне, Шустер лишь многозначительно посмотрел на мужчину, на что тот лишь вздохнул и отдал им на растерзание гостиную.
     – Пригодится, друг мой, ой, как пригодится, – цокнул языком старик. – Как бы вам точнее объяснить…
     До этого молчавший Изуна, сидевший в углу, в кожаном кресле, и вроде бы дремавший, приоткрыл один глаз и сонно произнёс:
     – Ученик, понимаешь, мышление – оно как анус. Есть вещи, которые на определенном этапе в него не впишутся. Надо разрабатывать, – не обращая внимания на слегка ошарашенные взгляды Иссея и Йозефа, он вновь закрыл глаза и засопел.
     Старик крякнул, почесал макушку и согласно кивнул.
     – Конечно, это довольно таки грубо, но твой учитель по делу сказал.
     Иссей, подувшись для приличия, поднял книгу над собой, заставляя себя вчитываться в текст.
     – Давайте, голубчик, прочитайте главу, чтобы мы могли её дружно разобрать. А потом, в качестве бонуса, я дам вам особенный урок на тему того, как познакомиться с девушками.
     – Да?!
     – Честное слово, – хмыкнул Йозеф.
     – Отлично! – Иссей воспрянул духом и с новыми силами углубился в материал.
     * * *
     Йозеф с усмешкой посмотрел на Хёдо, который, нервно ёрзая на скамейке, с интересом разглядывал людей, бродивших по различным отделам в торговом центре.
     – Ну, и когда вы начнёте «особенный» урок? – нетерпеливо произнёс парень, с ожиданием взирая на старика.
     Шустер слегка приподнял уголки губ, обозначая улыбку, и с задумчивым видом потёр подбородок.
     – А разве я что-то обещал?
     Иссей аж подпрыгнул на месте от негодования.
     – Вы же сами сказали!!!
     – Тише-тише, не привлекай лишнего внимания, – Хёдо спохватился, видя, что некоторые люди с недоумением посмотрели на него.
     – Но вы же правда обещали, – намного тише повторил Иссей, смотря на Йозефа с детской обидой в глазах.
     – А бумажечка у вас имеется, голубчик, с письменным заверением, что, дескать, я таки обязался дать вам какой-то «особенный» урок? – ехидно улыбнулся Шустер.
     – Нет, но вы сказали… – поник парень.
     – Мало ли что я сказал, – хмыкнул Йозеф. – Я могу уверить тебя, что покупал Луну – и что, ты сразу поверишь?
     – А…
     – Вот именно, что «а-а-а», – старик покачал головой и, кряхтя, устроился удобнее на скамейке. – Запомните, друг мой, слова – это просто слова, если они не имеют под собой какого-то вещественного доказательства, так сказать. В нашем гнилом мире нельзя никому верить просто так…
     – Понял, – шмыгнул носом Иссей.
     – Не распускайте нюни, голубчик. Это просто был небольшой ликбез.
     – Лик… что? – переспросил парень.
     Йозеф вздохнул и покачал головой.
     – Всё крайне запущено... Обучение это было. Ладно, пока оставим эту тему. Итак, на вопрос знакомства с девушками. Как вы себе это представляете?
     Иссей задумался, прикрыв глаза. В голове парень перебирал сотни томов прочитанной манги, кучу серий просмотренного хен… аниме, но чёткого ответа найти не смог.
     – Уф, ну, просто подойти и попытаться познакомиться?
     – Эвоно как, – удивленно приподнял бровь Йозеф, – тогда дерзайте.
     – Что?
     Шустер закатил глаза, издавая что-то между хрипом и стоном.
     – Ви мине понос на мозги делаете, цурипопик… Шевелите булками и таки дайте мине поглядеть на ваш способ по привлечению дамочек, – с этими словами Йозеф хлопнул парня по спине с такой силой, который не ожидаешь от старика, да так, что Хёдо слетел со скамейки.
     Встав и оттряхнув колени, Иссей нервозно посмотрел на Шустера и, увидев лучезарную улыбку, полную поддержки, уныло вздохнул и пошёл пытать своего счастья.
     Хёдо, собравшись, начал оглядываться в поисках своей цели. Его внимание пало на красивую девушку, которая что-то набирала на телефоне, прислонившись к колонне.
     Йозеф, не удержавшись, издал смешок, когда Иссей получил смачную пощёчину и поспешно ретировался, покраснев до ушей.
     Когда вторая девушка, выбранная парнем, повторила те же действия, старик с трудом сдерживался от того, чтобы не засмеяться во весь голос.
     Но уже после третьей, Шустер жалобно всхлипнул и спрятал лицо в ладонях, изредка вздрагивая.
     – Не получилось, – вернувшийся Иссей, морщась, потирал щёку, уже представляя какой там будет синяк.
     – Да неужели? – фыркнул Йозеф, успокаиваясь.
     – Вам смешно…
     – И больно, как мине больно, ви даже не представляете, я так при двенадцатом разводе не страдал, как сейчас, – вытер невидимую слезу старик. – Ладно, присаживайтесь, буду вас учить.
     Хёдо кивнул и занял место, готовясь внимать мудрости Шустера.
     – Итак, вон, видите тот прекрасный экземпляр? – проследив, куда указывает Йозеф, Иссей увидел молодую девушку его возраста, которую обычно бы и не заметил. Она медленно шла по дорожке, попивая кофе и что-то читая на телефоне, щурясь сквозь очки. – Сейчас вам, голубчик, нужно, придерживая ваши штаны, оказаться перед ней, потому что девчушка настолько погружена в чтение, что не видит разлитый кем-то сок на плитке. И я вас уверяю, она наверняка споткнётся и начнёт падать. Ваша же задача её поймать, желательно, мужественно словив на грудь горячее кофе. Затем вы мягко отклоняете её извинения, отвешиваете пару комплементов её внешности в духе: «Не престало такой прекрасной особе так сильно погружаться в мысли, иначе мир может потерять такое сокровище». Можете попробовать узнать её имя, но, вероятно, она вас проигнорирует. И, самое главное, ни в коем случае, не просите у девушки номер телефона – испугаете. Старайтесь не заикаться и улыбаться, но не слишком широко. Вам известно понятие «вежливая улыбка»? Отлично. Ваша задача: завести короткий, но диалог. А теперь, дышите носом, и вперёд!
     Иссей кивнул и быстрым шагом направился к девушке…
     – Она со мной заговорила! И не назвала извращенцем! А как она мило улыбнулась! – парень чуть ли не порхал от счастья, настолько широко улыбаясь, что Йозеф боялся, что лицо Иссея разорвётся.
     – Ещё бы было по-другому, – слегка самодовольно ответил Шустер, вовремя оттаскивая Хёдо за плечо в сторону, чтобы его не сбил велосипедист.
     – Спасибо, – парень вынырнул из нереально приятных воспоминаний и, преисполненный восторгом, посмотрел на старика. – А как вы узнали, что так произойдёт?
     – Опыт, друг мой. И умение анализировать. Так, давайте помедленнее, я уже не так молод, чтобы поспевать за юностью.
     – И всё же? – изнывал от интереса Иссей.
     – Хо-хо-хо, вам вот всё подать на блюдечке с голубой каемочкой, – поцокал языком Йозеф. – Прочитаете литературу, что я вам выбрал и сами поймете. Но скажу лишь одно: внешность может многое сказать о человеке.
     * * *
     – О, ты всё-таки изволил проснуться? – Йотуа с легким ехидством посмотрела на Изуну, который, осоловело оглядываясь, встал с кресла.
     – Могу же… я-я-я, – Коохи протяжно зевнул, потягиваясь, – иногда позволить себе отдохнуть.
     – Как-то не заметно, что ты излишне напрягаешься, – фыркнула неко. – ЧТО?! ДА ТЫ ШУЛЕР!
     Геннадий ехидно курлыкнул, подгребая под себя кучку печенья, за которое велась ожесточенная партия в покер.
     Йотуа же в шоке смотрела на роял-флэш, который раскрыл голубь.
     – Как это возможно? – неко схватилась за волосы. – Крестики-нолики, карты, шахматы и даже «камень-ножницы-бумага»! Я не могу нигде победить это чудовище!
     – Ты играла с голубем в «камень-ножницы-бумага»? – Изуна не удержался и громко рассмеялся.
     Йотуа надулась и отвернулась от ржущего мужчины, скрещивая руки на груди.
     – Сволочь… это было уже от отчаяния.
     Коохи, заглушив новый поток смеха, подошел к девушке и на автомате потрепал её по голове.
     – Не расстраивайся, ну, не везёт в азартных играх, повезёт в любви.
     – Сдалась она мне, – проворчала Йотуа, слегка недовольно посмотрев на мужчину, который перестал её гладить.
     – Какие мы ворчливые, – донесся голос Изуны из кухни, перебиваемый грохотом. – Слушай, а где кофе, который был в красной банке?
     Неко приложила палец к губам, задумавшись.
     – Так он кончился.
     – ЧТО?!
     Коохи упав на колени, уставился пустым взглядом в стену, покачиваясь из стороны в сторону.
     – Ты в порядке? – с легким волнением поинтересовалась Йотуа у мужчины, подходя ближе.
     – Как я могу быть, мать его, в порядке, если у меня нет смысла жизни? – всхлипнул Изуна.
     – Так сходи и купи новый кофе, в чём проблема? – недоуменно спросила неко.
     – Такой нигде не купишь, – уныло протянул мужчина. – Опять придётся к этой сволочи идти. Эх…
     * * *
     На безлюдной площади возникла вспышка яркого света, из которой вышло три человека. Стоявший в центре мужчина достал из кармана карту и протянул её своим невольным товарищам.
     Те, склонившись над ней, постояли несколько секунд и дружно застонали:
     – Да, пройдут годы…
     – … века и даже тысячелетия, но…
     – … он никогда не научится правильно…
     – … рисовать карты. Надеюсь…
     – … это хотя бы тот город.
     Третий участник не проронил ни слова и молча зашагал вперёд.
     – Стой…
     – … подожди нас!

Арка 0. Глава 11

     — Тут та-а-ак ярко! — раздался восторженный возглас.
     — Очень ярко! — вторил ему второй.
     Подвыпивший мужчина, вышедший из подворотни, испуганно шарахнулся в сторону, чуть не приложившись головой об стену, когда мимо него пронеслось два светловолосых урагана. Выдав себе под нос что-то нелицеприятное про «невоспитанных детишек, любящих бродить по ночам», он, покачнувшись, продолжил путь, не глядя по сторонам, из-за чего врезался в кого-то.
     — Смотри, куда прешь… — мужчина было хотел громко возмутиться, но замолк, увидев холодный безэмоциональный взгляд человека, с которым он столкнулся.
     — Куда? — незнакомец склонил голову.
     — Никуда… — выпивоха сглотнул и, обогнув мужчину, поспешно ретировался, скрывшись в темноте улиц.
     — Ой, Филипп Филиппович, вы его испуга-а-али!
     — Да?
     — Конечно! — одновременно произнесли два подростка, выйдя под свет уличного фонаря. Один из них мягко улыбался, накручивая длинную прядь белоснежных волос на палец, а второй, поправив повязку на левом глазу, перескакивал с ноги на ногу.
     Филипп промолчал, достав из кармана черного пальто пачку сигарет и зажигалку. Выщелкнув одну и подкурившись, мужчина неспешно продолжил путь вперед, выпуская небольшие клубы дыма носом.
     — Эй, подождите…
     — … нас! — возмутились близнецы.
     Дальнейший путь недолго продержался в тишине.
     — Ой, Саш, как ты думаешь, это Япония?
     — Не зна-а-аю, Жень, — длинноволосый подросток пожал плечами, разглядывая яркие вывески круглосуточных магазинов. — Судя по этим символам — да… или так в Корее пишут?
     — Надо было, наверное, научиться читать, — почесал повязку на правом глазу Женя.
     — За-а-ачем? — Саша недоуменно посмотрел на брата. — Ведь у нас есть наш Филипп Филиппович. Кстати, Доктор, это ведь Япония?
     — Да, — скупо ответил мужчина, метким броском отправляя окурок в урну.
     — Я угадал! — радостно хлопнул в ладоши Женя.
     — Я тоже!
     * * *
     Раздавшийся стук вывел Йотуа из состояния полудрёмы, заставив девушку что-то негромко пробурчать себе под нос. Сползя с кресла, в котором она до этого нормально устроилась, неко, давя зевок в зародыше, прошла к двери, недоумевая, кому могло что-то понадобиться в столь поздний час.
     — А вы кто такие? — недоуменно наклонила голову девушка, смотря на трёх незнакомых ей людей. По центру стоял высокий темноволосый мужчина, по росту равный Изуне, с безразличным взглядом глядящий куда-то в сторону. По бокам от него, чуть ли не подпрыгивая, находились две крайне похожих друг на друга девушки… или парни? Йотуа не могла это определить.
     Близнецы, одновременно сделав шаг вперед, широко улыбнулись и начали говорить, заканчивая фразы один за другого:
     — О, здравствуйте…
     — … мы по приглашению!
     — Нас позвал сюда…
     — … эм, — один из близнецов достал из кармана бумажку и начал её пристально разглядывать, следом к нему присоединился второй. Прошло некоторое время, но они продолжали молчать, а затем, грустно простонав, протянули её мужчине. Тот, отвлёкшись от созерцания ночного неба, медленно взял бумагу в руку.
     — Прочитайте…
     — … тут что-то странное.
     — Мы не понимаем…
     — … что тут написано!
     Мужчина вздохнул и безэмоциональным голосом произнёс:
     — «Изуна из дома Хооки, именуемый первым, Неопалимый, Король Миэрина, Король Андалов, Ройнар и Первых Людей, Кхал Дотракийского Моря, Разбивающий Оковы и Матерь Драконов».
     Йотуа что-то простонала себе под нос, приложив ладошку к личику:
     — Проходите в дом, я уже всё поняла. Сейчас я позову этого «человека»…
     * * *
     — О, вы уже добрались? — Изуна, спустившийся со второго этажа и сопровождаемый неко, довольно улыбнулся, смотря на тройку новоприбывших гостей.
     — Папочка! — громко воскликнули близнецы, подрываясь с дивана и бросаясь с распростёртыми объятиями в сторону Коохи.
     — Папочка? — удивлённо посмотрела на мужчину Йотуа.
     Тот, не моргнув глазом, ударом ноги отбросил Сашу и Женю, не постеснявшись приложить силу. Те, сгруппировавшись в полёте, приземлились на пол.
     — Вот всё меняется…
     — … внешность, возраст…
     — … пол.
     — Но папочка всё так же отрицает наше родство! — одновременно произнесли близнецы.
     Изуна покачал головой, удержавшись от прикладывания ладони к лицу.
     — Сколько раз вам говорить — я не ваш отец.
     — Но тесты ДНК говорят обратное!
     — Какие, к чёрту, тесты? Вам просто понравилось пить мою кровь!
     Йотуа мысленно досчитала до десяти и восстановила душевное равновесие. Ей всё чаще казалось, что она находится в сумасшедшем доме.
     Изуна, спустившись, подошёл к близнецам, внимательно их осматривая.
     — Обнимемся? — они с надеждой посмотрели на Коохи.
     Мужчина молча схватил подростков за шиворот и, подняв в воздух, начал трясти. Йотуа, сначала не понявшая смысла этого действия, тихо икнула, увидев как на пол полился поток из разномастного оружия, начиная от метательных кинжалов, пистолетов и заканчивая…
     — Гранатомёт? Серьезно? — слегка шокировано поинтересовался Изуна. — Вы где, мать вашу, его хранили?!
     Саша, потупив взгляд, смущенно пробормотал:
     — Ну, есть одно место…
     — Ничего не хочу знать, — вздохнул Коохи и откинул близнецов подальше. — Я так посмотрю, вы не изменили своим привычкам таскать с собой всякую хрень.
     — Это не хрень! — дружно возмутились близнецы. — Это наши братики и сестрички!
     — … они — сумасшедшие, — прошептала себе под нос Йотуа. — Ну, хоть этот вроде адекватный.
     Она посмотрела на Филиппа, проигнорировавшего всё представление и продолжавшего сидеть в кресле, что-то разглядывая на потолке.
     Одинокая муха, жужжа, приземлилась на глаз мужчины. Доктор, отвлекся от созерцания чего-то неведомого и, вынув глазное яблоко, протёр его рукавом пальто и засунул обратно, вернувшись к прежнему занятию.
     — Я передумала, — сглотнула неко и поднялась на второй этаж, мысленно надеясь, что сможет остаться нормальной в этом болоте безумия.
     * * *
     Иссей, что-то насвистывая себе под нос, пинал небольшой камешек, в ожидании новых «учителей», которых ему пообещал Изуна.
     «Интересно, какими они будут? Может, как Йозеф Альбертович? Интересно, а куда он исчез? Весь день его не видел… Или какие-нибудь симпатичные девушки будут новыми преподавателями? А может человек, который научит меня крутым боевым приёмам, а то учитель отказывается мне это…»
     Размышления парня были прерваны появлением новых лиц.
     — Э? — Хёдо недоуменно уставился на двух, похожих друг на друга, как капли воды, подростков. Их отличали только прически и повязки на глазах: один был длинноволосым и прикрытым левым глазом, а второй щеголял коротко стриженным, и с повязкой на правом. — А вы кто такие и что тут забыли?
     — О, ты новый ученик…
     — … папочки? — начало фразы произнёс один парень, а закончил другой.
     — Чего? Вы про Изуну? — Иссей приподнял бровь.
     — Агась, — радостно улыбнулись близнецы.
     «У него есть дети? И они будут меня учить?».
     Несмотря на то, что Хёдо уважал Коохи, у него зародилось нехилое подозрение в том, что учитель просто решил над ним таким образом поиздеваться. Да и новость о том, что это его дети, знатно удивила Иссея.
     — Так ты…
     — … его ученик? — повторили близнецы вопрос.
     — Ну, предположим, — решив, что это розыгрыш от Коохи, не стал отрицать Хёдо.
     — Отлично! — парни одновременно широко улыбнулись и достали откуда-то по катане. — Тогда ты не будешь против, если наши любимчики отведают твоей плоти?
     — А? — Иссей не успел толком удивиться, как близнецы буквально исчезли.
     Следующее, что ощутил парень, было дикой всепоглощающей болью.
     * * *
     Изуна отвлекся от чтения, услышав громкий вопль из полигона, который почти моментально затих. Люк, ведущий в «подвал», открылся и оттуда выпрыгнули близнецы, измазанные в крови.
     — Что у вас там произошло? — спокойно спросил Изуна.
     — Ну… папочка… — близнецы виновато посмотрели на Коохи. — Мы… решили немного поиграться… ну… как с тобой. Но… он такой слабый! Не… ожидали…
     — Короче, что вы натворили? — поинтересовался мужчина.
     Женя, переглянувшись с Сашей, вытащил из-за спины отрубленную руку и помахал ей Изуне.
     — Вашу ж мать, — потер переносицу Коохи. И уже обернувшись к Доктору, который всё так же сидел на кресле, произнес:
     — Филипп, будь добр…
     — Да, конечно, — вздохнув, мужчина встал на ноги и неспешно направился к люку, на ходу забирая отрубленную руку у Жени. — Насколько плохо всё?
     Вопрос был задан Саше, который, приложив палец к губам, задумался.
     — Ну-у-у, — он начал загибать пальцы, — две руки, две ноги, одна голова, э-э-э…
     Женя добавил:
     — Двадцать восемь лишних отверстий…
     — Вы действовали наверняка? — фыркнул Изуна.
     — Мы старались, папочка! Ты ведь нами горд?
     В этот момент Коохи подумал, что ему явно не хватает небольшого садика на заднем дворе, где можно было бы спокойно закопать два тела, хотя бы валетом.
     — Крайне… идите, помогайте Филиппу собирать «конструктор». И да, Доктор, — Изуна окликнул уже спускающегося мужчину. — Помните о нормальной человеческой анатомии.
     Филипп кивнул и исчез в проёме, вслед за ним туда отправились и близнецы.
     Йотуа, потерявшая дар речи и всё это время сидевшая молча, ошарашенно посмотрела на Изуну.
     — В плане — «помните об анатомии»?
     Мужчина пожал плечами.
     — Филипп — натура творческая. Может и руки к заднице пришить. Причём, они еще и рабочие будут.
     Неко закашлялась, мысленно жалея Иссея.
     — К слову, ты был «Матерью Драконов»? Не стыдно?
     Коохи возмутился.
     — Прояви уважение лучше! Ты хоть представляешь, что это — быть матерью-одиночкой? Еще и у драконов?!

Примечание к части

     Саша и Женя: https://cdn.discordapp.com/attachments/474680220209774612/484488900321083392/anime-boy-anime-girl-cute-rabbit-ears-Favim.png Филипп Филиппович: https://cdn.discordapp.com/attachments/484489998067040266/484490019336093718/61525061_3cf5ab173c7e.png
>

Арка 0. Глава 12

     — Не подходите ко мне! — проверещал Иссей, закрываясь руками от подошедших проведать парня близнецов.
     Дело происходило в импровизированной «больничной палате», под которую Изуна выделил одну из бесхозных комнат на втором этаже дома, достав откуда-то медицинское оборудование. Точнее, использовалось два помещения, так как укоряющий взгляд Филиппа Филипповича вынудил Коохи признать, что проводить операции и содержать пациентов в одной комнате — грех и жуткая ересь.
     Женя с Сашей переглянулись, виновато опуская голову. После их первой тренировки, у Иссея, кажется, выработался конкретный страх перед ними, чему парни сильно удивились. Ну, порезали они Хёдо на несколько неровных кусков, чего бояться-то? Он же живой по итогу остался!
     Но Иссей считал иначе и теперь, стоило только увидеть близнецов, как парень начинал трястись и, если бы исповедовал христианство, наверняка бы поливал их святой водой и молился.
     — Мы, правда…
     — … не хотели…
     — Прости нас, пожалуйста, — хором закончили близнецы, но Хёдо был непреклонен. В памяти парня до сих пор возникал жуткий оскал на их лицах.
     Дружно вздохнув, Саша с Женей вышли из «палаты».
     — Нужно было думать, прежде, чем действовать, — около стены, привалившись к ней, стоял Изуна, всё так же что-то пишущий в тетради. — Теперь думайте, как вам вернуть расположение моего ученика.
     — Угу-у-у, — протянули близнецы, смотря «щенячьими глазами» на Коохи.
     — Что? — мужчина отвлёкся от написания, слегка наклоняя голову.
     — Па-а-апо-о-очка…
     — Нет, справляйтесь сами, — отрезал Изуна.
     — Ну-у-у… — близнецы продолжали давить на мужчину, падая на колени и складывая руки в молитвенном жесте.
     – У вас нет шпаги и сапог, а так же вы не умеете мурлыкать, так что — нет, — фыркнул Изуна.
     — Пожа-а-алу-у-уйста, мы будем очень хорошими…
     — … самыми хорошими…
     — …честное слово!
     Коохи устало вздохнул, потирая переносицу пальцами. Мысленно мужчина уже корил себя за то, что решил выбрать именно близнецов на роль учителей Иссея. В тот момент казалось, что они будут наилучшим выбором. Что же, даже самые гениальные из людей могут ошибаться. Да, и если так подумать, тут есть и его доля вины, в том, что Хёдо заработал себе очередную фобию на свою голову.
     Потомив близнецов ожиданием, Изуна захлопнул тетрадь и убрал её в карман, отрываясь от стены.
     — В первый и последний раз. Ещё один такой косяк — и будете делать всё сами, без моей помощи. Усекли? — от брошенного в их сторону взгляда Женя и Саша вздрогнули и активно закивали головами, как китайские болванчики.
     — Спасибо, папочка, — от сдвоенной тихой благодарности в спину Коохи просто отмахнулся.
     Мужчина уже прорабатывал в голове варианты излечения Хёдо от нового страха. Самым верным и действенным был способ, который вызывал у Изуны нестерпимое желание сморщиться и ругнуться сквозь зубы.
     — Ну, — Коохи зашел в палату и посмотрел на ученика, который пустым взглядом уставился в потолок. — Клин клином вышибают, как говорится…
     * * *
     — Вы собираетесь провести со мной занятие? — Иссей, неловко усевшись на стул, заинтересованно посмотрел на Изуну, который, развалившись в кожаном кресле, не вписывающемся в общую обстановку полигона, вертел в руках небольшой нож. Оба человека игнорировали присутствие Йотуа, что заняла место на подлокотнике кресла Коохи.
     — Что-то вроде того, мой дорогой ученик, — протянул Изуна, быстрым движением убирая нож в неизвестное место. — Я хочу провести с тобой небольшой сеанс терапии, чтобы избавиться от твоей недавно возникшей проблемы.
     Иссей непроизвольно поморщился, касаясь пальцами шеи. Несмотря на то, что Филипп Филиппович мастерски вернул его к жизни, если так можно выразиться, ощущение ран никак не хотело оставлять Хёдо в покое.
     — Вы про… боязнь близнецов? — предположил парень.
     — И это тоже, — пожал плечами Коохи, спокойно смотря на ученика. — Я, в принципе, хочу с тобой поговорить на тему страха.
     Жестом остановив хотевшего что-то сказать Иссея, Изуна слегка прикрыл глаза.
     — Итак, мой дорогой друг. Начну с того, что страх — это не порок. Людям свойственно бояться чего-либо, особенно того, что угрожает их жизни. Такова природа человека, с ней сложно поспорить, да и смысла особенного в этом нету. Страх даже двигает людей развиваться, чаще всего, конечно, в защите собственной жизни, но всё же. Это встроенный в нас механизм. Так что я не осуждаю тебя. Любой нормальный человек на твоём месте вообще бы сбежал отсюда, не желая когда-либо возвращаться. Но ты меня порадовал и остался, несмотря на угрозу собственной жизни…
     Изуна вновь не дал ученику что-то сказать.
     — И в то же самое время, тебе, как моему воспитаннику, не престало бояться столь незначительных вещей. Конечно, незначительных только с моей точки зрения. Ведь смерть — лишь начало пути, — Изуна на пару секунд замолчал, бросив взгляд на искусственное небо. — Поэтому я решил исправить собственное допущение в твоём обучении. Итак, Иссей, я опишу тебе ситуацию. Ты всю жизнь боялся муравьев. Обходил и всячески трясся при одном их виде. Но, в один момент, тебе пришлось встретиться с тем же самым муравьем, но огромным, размером с дом, для примера. Скажи мне, будешь ли ты после такой встречи бояться маленьких представителей этого вида? Или же более простой пример. Ты боишься высоты, даже стоять на табуретке. Но тебе пришлось прыгнуть с небоскреба и ты выжил. Будешь ли опасаться высоты стула дальше?
     Хёдо задумался, уставившись в землю. Спустя какое-то время, он ответил, но его голос был полон нерешительности:
     — Не думаю… ведь после встречи с гигантским муравьем, их маленькие представители покажутся смешными. Ну-у-у, и с высотой также будет, я думаю.
     Изуна довольно улыбнулся, закидывая ногу на ногу.
     — Прекрасно. Тогда ты примерно понимаешь, что тебя ждет.
     Иссей вздрогнул.
     — Вы сбросите меня с большой высоты в кучу гигантских муравьев?
     Коохи замер, после чего разразился громким смехом. Даже Йотуа, не удержавшись, вторила ему, прикрыв рот кулачком.
     — Что? — смущенно спросил Хёдо.
     — Нет… я, конечно… а-ха-ха… думал, что у тебя богатая фантазия. Но не настолько же, — мужчина резко успокоился. — Всё гораздо прозаичнее. Последний вопрос: что ты знаешь о проецировании своих эмоций на окружающих?
     — Э-э-э, как в манге? Яки там, да? — сомневаясь, ответил Иссей.
     — Именно, она самая, — мягко улыбнулся Изуна. — Слушай, Йотуа, родная, не могла бы ты покинуть полигон на какое-то время?
     Неко фыркнула, скрещивая руки на груди.
     — Ещё чего. Мне даже интересно, что ты такого можешь показать своему непутёвому ученику. Быть может, я даже что-то краешком почувствую.
     Коохи качнул головой.
     — Как знаешь, я тебя предупреждал. Итак, Иссей, приготовься.
     — К чему? — недоуменно поинтересовался парень.
     Изуна проигнорировал вопрос Хёдо, прикрывая глаза.
     Как же он давно не залезал в те глубины своей души, о которых ему хотелось забыть, желательно навсегда? Мужчина мысленно усмехнулся, чувствуя, как по телу распространяется знакомая дрожь. Ведь было время, когда он наслаждался этим состоянием и считал себя чем-то высшим. Изуна сжал ладони в кулаки, шумно выдыхая носом. Главное в этом деле — не переборщить. Сглотнув возникшую во рту слюну, Коохи вздрогнул.
     Это чувство. Пьянящее и дарящее чувство лживого всемогущества, ощущая которое ты мнишь себя выше всех. Тягучая ненависть ко всем живым, желание стереть всех этих жалких «насекомых» с лица земли. То, что раньше он всеми силами старался скрыть в себе, не давая ему волю. То, что позже он старательно использовал, позволяя данному чувству захватить его разум.
     В этот самый момент, когда дрожь словно пробрала каждую клетку его тела, Изуна улыбнулся, открывая глаза.
     * * *
     Иссей Хёдо считал, что теперь самое страшное, что было в его жизни — это та самая «тренировка» от близнецов.
     Иссей Хёдо считал, что нет ничего ужаснее смерти, после которой наступит, наверное, вечная и непроглядная тьма.
     Иссей Хёдо считал, что никогда не сможет перестать бояться неожиданного конца своего существования.
     И в тот момент, когда Изуна открыл глаза, Иссей Хёдо чётко осознал.
     Он ошибался.
     * * *
     Йотуа, упав с кресла, судорожно вздохнула, захлебываясь воздухом. В глазах двоилось, а ноги, казалось, отказали владелице, заставляя неко беспомощно корчиться на земле. С трудом приподняв голову, она, с неописуемым ужасом смотрела на всё так же спокойного сидящего в кресле Изуну, продолжавшего мило улыбаться.
     Неожиданно мужчина усмехнулся чему-то, слегка склоняя голову и смотря на ученика, который медленно съехал со стула и рухнул оземь, потеряв сознание.
     — Ты не должен бояться, ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Встреть свой страх. И позволь ему пройти над собой и сквозь себя. И когда он пройдет через тебя, обрати внутренний взор на его путь. И там, где был страх, не останется ничего. Останешься лишь ты сам. Ведь так, да?

Арка 0. Глава 13

     Иссей вытер пот со лба, развалившись на земле. В последнее время он перестал обращать внимания на такие неудобства как: песок, попадающий за шиворот, жуткое пекло, исходящее от искусственного солнца, или на одну-две отрубленные конечности.
     — Ты уже всё?
     — Так быстро?
     — А мы надеялись ещё поиграть с тобой, — в два голоса тоскливо протянули его личные мучители, которые когда-то одним своим видом вселяли в него ужас. Хотя, чего греха таить, Хёдо и сейчас побаивался близнецов, но не до такой степени, что тело отказывалось двигаться. Так… всего лишь липкий пот и лёгкая дрожь в ногах.
     — Ваше время закончилось, — Иссей прикрыл глаза. — У меня перерыв…
     — Ну во-о-от, — Саша недовольно надулся, доставая из кармана платочек и бережно протирая им лезвие катаны от капель крови.
     — Ты ск-у-учный, — Женя покачал головой и, убрав пистолеты себе куда-то в недра одежды, посмотрел на наручные часы. — Хотя да, мы и так немного задержались. Деда Йозя будет недоволен, что мы не соблюдаем твой режим.
     — Сколько раз вам говорить, что я вам не «Деда», и даже не «Йозя», — покачал пальцем Шустер, привычно развалившись в кресле-качалке и листая какую-то газету. — Для вас я — Йозеф Альбертович. Вот Доктора вы зовёте по имени-отчеству, а я чем хуже?
     Саша и Женя приглянулись, дружно хмыкнув и одновременно почесывав затылок.
     — Ну…
     — … вообще…
     — … Филипп Филиппович стра-а-ашный…
     — … не так как папочка…
     — … но всё же!
     Шустер, усмехнувшись, закрыл газету и, положив её на колени, слегка насмешливо посмотрел на близнецов.
     — А я, по-вашему, добрый самаритянин?
     — Нет! — близнецы широко улыбнулись. — Ты деда Йозя!
     — Ох-хо-хо, — качнул головой Йозеф и, вздохнув, встал с кресла. — Ладно, шурыгайте отседова, цурипопики, пока я таки вам не сделал вирваные годы.
     — Чего? — наклонил голову Саша.
     — Кыш, говорю.
     — А мы посмотреть хотим! — вклинился Женя.
     — Эх, там наверху, Филипп Филиппович мясо делает…
     Йозеф не успел закончить фразу, как от близнецов не осталось и следа, лишь громкий хлопок люка оповестил, что парни отправились донимать Доктора.
     — Ну, шо, дружок, — Шустер ехидно улыбнулся Иссею, доставая из-за пазухи небольшой блокнот. — Проверим, как правильно вы усвоили выданный вам давеча материал? Я тут вам сотенку вопросов набросал, так, шобы пробежаться по буковкам, так сказать.
     Хёдо глухо застонал, вспомнив, что толком и не прочитал выданный ему талмуд, по ошибке называемый «Кратким справочником по нормам общения в разных сословиях». И главное — Йозефу было глубоко наплевать на причины, побудившие парня не уделить внимание книге. Хёдо был уверен, что даже если бы он был в состоянии комы, то Шустер всё равно спросил у него за материал.
     * * *
     Йотуа, закинув ногу на ногу, читала глянцевый журнал, на обложке которого была изображена красивая девушка, запечатленная в откровенной позе.
     — И почему людям так интересна чужая личная жизнь? — неко фыркнула себе под нос и перелистнула страницу, пропуская неинтересное ей интервью, рассказывающее об очередном браке какого-то актёра. — О, а это что такое? «Интересные вопросы друзьям и близким»?
     Она облизнула губы и углубилась в чтение. Спустя пару минут, журнал был закрыт, а девушка, преисполненная энтузиазмом, спрыгнула с кресла, в котором до этого восседала, и отправилась на поиски людей, которым можно было бы задать вопросы из журнала, ответы на которые ей хотелось узнать.
     По идее, первым можно было опросить Изуну, сидевшего напротив, но неко, как бы она не кичилась, теперь опасалась мужчину. Слишком свежи в её памяти воспоминания о той жуткой ауре, что выпустил Коохи.
     «Позже, опрошу последним, наверняка у него будут самые стандартные ответы», — примерно в таком духе пыталась обмануть себя Йотуа, отказываясь принимать это как страх.
     Поэтому она решила начать с того странного Доктора, который, вроде как, готовил на кухне. Стоит сказать, что Филипп Филипповича об этом вообще никто не просил, он просто сходил на рынок, купил мяса и занял кухню.
     Йотуа зашла в помещение. Мужчина, интересовавший её, стоял возле стола и методично нарезал свинину. Неко заострила внимание на том, что кости, мясо и даже сало были разложены отдельно. Это ведь каким навыком нужно обладать для подобного?
     — Эм, вы не особо заняты? — поинтересовалась девушка, приближаясь к Доктору. Тот, не отвлекаясь от разделки мяса, ответил:
     — Не особо.
     — Можете ответить на несколько вопросов, не задумываясь. Говорите первое, что взбредет в голову.
     — Хорошо.
     Йотуа довольно улыбнулась и раскрыла журнал, зачитывая вопросы:
     — Чем отличаются самолёт и утка?
     — Количеством посадочных мест.
     — Э? Хорошо-о-о… Какая ваша любимая группа?
     — Первая отрицательная.
     — Оу… Далее… Что помогает вам расслабиться?
     — Нарезка, — лаконично ответил Филипп Филиппович, не отвлекаясь от процесса готовки. Йотуа закусила губу, подобных ответов в журнале не было вообще. Видимо, были не рассчитаны на таких людей.
     — Последний. Вспомните любую песню с признанием в любви.
     — Die Fahne hoch.
     Неко не знала такой, делая себе пометку в голове о том, что нужно будет найти и послушать.
     — Спасибо за ответы, — Доктор на это лишь кивнул.
     Когда девушка уже собиралась покинуть кухню, в проходе в неё врезались два светловолосых близнеца.
     — Простите! — одновременно произнесли Саша и Женя, решая обойти неко, но та схватила их за рукава кофт.
     — Стоять. Сначала ответьте на некоторые вопросы.
     — Зачем? — синхронно наклонив головы, поинтересовались близнецы.
     — Надо, — и не став слушать возражения, Йотуа начала, — Назовите любой предмет. Первое, пришедшее вам в голову.
     — Дум-дум! — воскликнул Женя.
     — Игла, — запоздав на мгновение добавил Саша.
     — Это что такое? — если с «иглой» всё было понятно, то что такое назвал первый близнец — Йотуа даже не догадывалась.
     — Это дум-дум, — Женя произнёс это таким тоном, словно каждый должен был знать это.
     — Ладно, — поняв, что ничего не добьётся, неко перешла к следующему вопросу. — Какой кличкой вы назвали бы собаку из чужого двора, в который вам почему-то пришлось зайти?
     — Котлета! — ответ прозвучал хором.
     Девушка сглотнула.
     — Где бы вы хотели побывать?
     — Внутри, — незамедлительно ответил Женя, радостно улыбнувшись. Йотуа хотела было спросить, где именно, но заметив слегка безумный огонёк в глазах парня, решила поберечь свои нервы.
     — Какой ваш любимый предмет?
     — Большие… секционные… ножи… — с придыханием произнёс Саша, мечтательно закатывая глаза, и потом, резко подобравшись, добавил шепотом:
     — Только Филипп Филипповичу не говорите.
     — Почему?
     — Мы у него их привоте… прева…
     — Приватизировали, — закончил за брата Женя.
     — Ясно… свободны, — заторможено пробормотала неко. Близнецы, словно ждав этого, ринулись к Филиппу Филипповичу.
     При выходе из кухни, Йотуа успела услышать их просьбу сделать несколько кусков мяса слабо прожаренными.
     «Чтобы чувствовался вкус крови».
     — Дурдом, — прошептала себе под нос неко, решив отказаться от расспросов у дальнейших жильцов данного дома.
     * * *
     Заслышав звуки будильника, Иссей оторвал голову от теплой и мягкой подушки. Скатившись с кровати, парень упал на пол, сразу принимая упор на руки и начиная отжиматься. Мысленно отсчитав сто раз, Хёдо встал и перешёл к приседаниям, выполнив их такое же количество.
     — Ненавижу пресс, — недовольно проворчал Иссей себе под нос, но всё же ложась на спину.
     Когда стандартная утренняя разминка, «чисто для бодрости духа» по словам учителя, была закончена, парень всё-таки соизволил посмотреть на часы.
     Половина шестого утра.
     Хёдо хмыкнул. Когда-то давно он бы выл волком, встав в такую рань, желая лишь вернуться в теплые и нежные объятия кровати. Но сейчас парень чувствовал лишь едва заметную сонливость, которая точно пройдет через десяток-другой минут. Ну, или после утренней пробежки.
     — И всё же, почему мне нужно именно такое количество: сто приседаний, пресса и отжиманий, плюс сверху десять километров пробежки? И почему сенсей иногда так внимательно смотрит на мою голову? — парень подошёл к зеркалу и оглядел себя. Вроде ничего особо не меняется.
     Только добавились седые пряди волос на висках, после особой процедуры учителя по избавлению от страха. Сколько тогда расспросов было от матери — ужас. Благо, что всё списали на биологические особенности. Некоторые, вон, и в тринадцать полностью седые ходят. А у него всего лишь какие-то виски. Да и, стоит отметить, выглядит довольно стильно.
     Повертевшись перед зеркалом и покорчив рожи, Хёдо сладко зевнул и полез в шкаф за одеждой для пробежки.
     — Что, опять? — Иссей недовольно отбросил в сторону футболку, которая теперь ему откровенно жала. — Нужно в магазин…
     Парень опять бросил взгляд на зеркало. И куда делся его небольшой, но благородный жирок, а? Иссей бы слукавил, если сказал, что ему не нравится видеть тугие канаты жил на руках или рельефный торс. Но возникало ощущение, будто это и не его тело вовсе. Да и как-то быстро оно изменилось.
     — К слову, сколько там прошло времени с начала тренировок?
     Взяв в руки телефон, парень посмотрел на дату, в очередной раз зевая.
     — Че. кх-а-кх-а. го? — вытаращив глаза, Иссей не мог поверить в один маленький факт. Сегодня уже тридцатое августа.
     Тридцатое, чёрт побери, августа!
     А это значит, что послезавтра уже начинается второй учебный семестр. Он же ещё даже не приступал к выполнению домашнего задания. Плюс надо будет купить учебные принадлежности!
     Мысленно успокоив себя и остановив накатывающую панику, Иссей попытался вернуться к начальной задаче. Сколько он там уже тренируется?
     — Сорок дней? — Хёдо, почувствовав слабость, рухнул на кровать, смотря пустым взглядом в пол. — Всего лишь жалких сорок дней?
     Почему-то ему казалось, что это длится уже много лет. Ну, или хотя бы больше года. Но меньше двух месяцев?
     — Жесть… — только и мог произнести Иссей, ошарашенно почесывая голову.
     Посидев несколько минут, Хёдо отказался от идеи пробежки и решил принять душ. Может хоть немного поможет освободить голову?
     По дороге в ванную комнату, парень мурлыкал себе под нос строчки песни на неизвестном ему языке, которую однажды слушал Изуна. Хоть Иссей и не понимал смысла, а Коохи отказался перевести.
     — Вйедь ми зивём для таво, чтоби завта сдохнуть. Мы зивём для таво, чтоби за-а-авта сдо-охнуть.
     * * *
     — Учитель, у меня к вам дело.
     — По какой статье? — Изуна перевёл взгляд на ученика, который, переминаясь с ноги на ногу, смотрел в пол.
     — Никакой. Просто, понимаете…
     — Не понимаю.
     — Видите ли…
     — Не вижу, — на эту ремарку Филипп Филиппович, сидящий рядом на диване, достал из кармана пару человеческих глаз и протянул их Коохи. — Спасибо, не надо, это было образное выражение.
     Доктор, пожав плечами, убирал их обратно.
     — Коротко и ясно можешь?
     Иссей вздохнул и, немного помолчав, произнёс:
     — У меня начинается учебный год и я не смогу продолжать заниматься в том же графике.
     — И что? — недоуменно спросил Изуна.
     — Ну-у-у, что мы будем делать?
     Изуна бросил взгляд на Хёдо, причем такой, что тот почувствовал себя самым тупым человеком на свете.
     — Будем заниматься после учебы и до наступления ночи, чего непонятного.
     — А домашнее задания когда мне делать?
     — У тебя есть целая ночь, — пожал плечами Изуна.
     — А спать когда?
     — Не мои проблемы, — Коохи всем своим видом показал, что разговор закончен и вернулся к чтению, напоследок бросив:
     — Завтра у тебя выходной, можешь заниматься своими делами. Я понимаю, что тебе нужно подготовиться к школе.
     Иссей понуро кивнул и отошел от учителя, понимая, что следующий день пройдет в рамках: «Успеть сделать всё летнее задание за двадцать четыре часа». Конечно, Мотохама и Мацуда ему в этом помогут, но и его друзья — ещё те лентяи.
     Плюс новость о том, что тренировки даже не намереваются заканчиваться, немного подкосила Хёдо. Кажется, его ждёт новый виток ада, в который теперь добавиться ещё и учёба.
     — Жизнь — боль, — простонал Иссей.
     — А боль — это наслаждение! — близнецы радостно подхватили его фразу. Глядя на их довольные лица, Хёдо почувствовал себя гораздо хуже.
     Лишь Геннадий, усевшись парню на плечо, ласково похлопал его крылом по голове, морально поддерживая Иссея.

Примечание к части

     
>

Арка 0. Глава 14

     – Йо, Иссей, а ты изменился за это лето, – именно с такой фразы и широкой улыбкой во все зубы начался первый учебный день Хёдо.
     Парень, неловко улыбнувшись, почесал затылок, рассматривая своих друзей. В отличие от него, те, кажется, остались прежними. Мотохама всё так же загадочно скалился, посверкивая очками на солнце и изредка бросая взгляды на мимо проходящих девушек, вызывая тем самым у них непонятную дрожь. Мацуда не отставал от товарища, изредка проводя ладонью по гладко выбритой голове.
     – Да не особо и изменился. Так, немного вширь раздался, – почему-то Иссей испытывал лёгкую долю смущения.
     – Ой, вы посмотрите на него! Немного! – Мацуда всплеснул руками и, в мгновение ока оказавшись подле Хёдо, начал щупать его руки.
     – Эй, ты чего! – Иссей с трудом подавил инстинкт заломить руку друга и швырнуть его на землю. Дальше было бы несколько вариантов – впечатать ногу в горло, вбивая кадык, ударить носком ботинка в висок…
     Хёдо вздрогнул и отогнал не самые лучшие мысли из головы, осознавая, что близнецы крайне дурно на него повлияли.
     – Руки словно стальные. Мать, ты чего, все каникулы в тренажерном зале провёл? – восхищенно присвистнул Мацуда.
     – Пересмотрел «клубничики», я тебе отвечаю, – фыркнул Мотохама, пробежавшись взглядом по фигуре Иссея.
     Если все девушки, узнав на себе силу «Извращенных Очков», испытывали подобное чувство, будто ты стоишь голый посреди многолюдной улицы, то Хёдо понимал их гнев и желание убивать.
     – Чистый альфач, наверняка и кубики пресса есть, да? – сощурился Мацуда и, не бросая слов на ветер, уже намеревался ощупать живот друга.
     – Так, а это уже лишнее, – Хёдо вырвался из хватки парня и отошёл на безопасное расстояние. Мало ли что ему ещё в голову взбредёт? Вдруг решит и ноги обследовать, а предсказать реакцию окружающих учеников, которые и так уже смотрели на них подозрительными взглядами, было не сложно.
     Не хватало еще и заиметь репутацию альтернативно извращенного трио!
     Вспомнив о том, кем считают их ученики, Иссей приуныл.
     Эх, и где было его критическое мышление в те годы? Вот какая девушка будет проявлять внимание к такому как он? И плевать ей будет, что у него хорошее тело. Нет, даже прекрасное! Аполлон, мать его налево.
     – Оп-па, какие люди, слушай, э, я прямо пылаю от нетерпения, чем вы баловали свои детородные органы этим летом! – Иссей не успел ничего понять, как его обхватили руками со спины и смачно укусили за шею.
     Взвизгнув, Хёдо подпрыгнул и развернулся, ошарашенно уставившись в преисполненные лукавством медовые глаза.
     – Ты! – потирая шею, возмущенно воскликнул Иссей.
     – Местоимение, слышала о таком, дальше что? – скалясь, ответила Айка Кирью, личная головная боль Хёдо. Девушка сощурилась и, сделав шаг вперед, почти вплотную упираясь в парня, начала его обнюхивать.
     – Э, ты что, совсем крышей поехала?
     – Чего-то ты какой-то накаченный стал, подозрительно. Пытаюсь унюхать запах стероидов, – серьезно ответила Айка.
     – Сумасшедшая, – обхватив девушку за плечи, Иссей отставил её в сторону.
     – Но-но, сумасбежавшая тогда! Не принижай мои достоинства!
     – У тебя их нет, – фыркнул Иссей.
     Кирью возмущенно открыла рот.
     – Слушай, э, ты чего, охамел? А это что, по-твоему? – в доказательство своих слов, она обхватила руками свою грудь, которая достигла уже, по прикидкам Хёдо, четвёртого размера. – Данные дыньки явно будут учтены в список культурных достояний Японии!
     Иссей лишь прикрыл глаза, старательно игнорируя смех друзей за спиной.
     Нет, найдется девушка, которой будет сугубо по барабану на их репутацию. Только данная особа сама является тем ещё кадром, по которому плачет Кащенко. Кто такой Кащенко – Иссей не знал, но Йозеф Альбертович произнёс это имя таким тоном, что было явно видно, что не самое хорошее у него значение.
     – Слу-у-ухай, друже, а член ты тоже накачал? – мило поинтересовалась Айка.
     – Бл…
     На раздававшийся звук соприкосновения ладони с лицо обернулось несколько учеников.
     – А ты проверь, – неосознанно произнёс парень, убрав руку и вызвав своей фразой ступор у друзей.
     * * *
     – Не доработали! – одновременно воскликнули близнецы, устроившись на ветке дерева и скрывшись за густой листвой. С данного обзорного пункта, они старательно наблюдали за своим дорогим учеником.
     Зачем? Так интересно же!
     Тем более, Изуна выпнул их из дома, мотивировав свои слова тем, что «детишки» окончательно надоели «папочке», и ему нужно немного отдыха от их внимания. Конечно, это было произнесено в более грубой форме, да и грубая сила была применена, но…
     Не суть дела, для Саши и Жени это было в порядке вещей.
     – Он должен был ещё на подходе прописать ей локтём в живот!
     – Резко развернувшись, подсечь её, опрокинув на землю!
     – И вбить нос основанием ладони!
     – Стоп, он бы её тогда мог убить, – задумался Женя.
     – И что? Она могла подойти к нему со спины, чтобы вонзить кинжал!
     – Зачем, если можно вышибить ему мозги при помощи миленькой пули?
     – А там есть что вышибать? И да, зарезать – эстетично!
     – А застрелить – практично!
     – Зарезать!
     – Застрелить!
     – Зарезать!
     – Застрелить!
     – Зарезать!
     – Застрелить!
     Близнецы одновременно замолкли и, перебросившись взглядами, с блаженством улыбнулись, произнося:
     – Взо-о-орва-а-ать...
     Вновь минута тишины.
     – А о чём мы говорили?
     – Не помню… может мы хотели что-то подорвать?
     – Хм, даже если и не думали о таком, то мне нравится эта идея! – широко улыбнулся Женя.
     * * *
     – Темой нашего сегодняшнего занятия… – услышав унылый голос учителя по английскому языку, Иссей, прикрыв ладонью рот, зевнул, мечтая лишь о том, чтобы вместо жёсткой парты под ним была подушка, а вместо Такиёши-сенсея наслаждаться мелодичной колыбельной в исполнении какой-нибудь прекрасной девушки. Хотя можно даже без последнего, просто дайте ему подушку.
     От погружения в сон парня отвлекло попадание чего-то мелкого в затылок. Тихо зашипев, Иссей открыл слипающиеся глаза и с ненавистью уставился на катышек бумажки.
     Ему даже не нужно было оборачиваться, чтобы понять, кто являлся отправителем.
     Нехотя цапнув попавший в него объект, парень развернул бумагу, где мелким шрифтом было выведено на английском языке:
     «Don’t slip!».
     Немного потупив на тему того, с чего бы ему поскальзываться, Хёдо пару раз моргнул и глухо застонал.
     Айка ехидно улыбнулась, увидев, что послание достигло адресата. Ещё больше удовольствия ей принесло негодование дорогого одноклассника.
     Девушка ничего не могла с собой поделать, ей нравилось доставать Хёдо. Ведь он так забавно смущается и злится. Точнее, раньше смущался.
     Вот сегодня вообще спокойно посмотрел на её грудь, хотя раньше бы точно стал красным как вареный рак. Изменился, сволочь, похорошел, что нельзя отрицать. Интересно, а торс у него накаченный?
     От «светлых» фантазий Кирью отвлек неприметный снаряд, впечатавшись ей в лоб. На автомате потерев его ладонью, девушка уставилась на больно знакомую бумажку.
     Стоп, но Иссей же даже не повернулся! Хотите сказать, что он бросил её, даже не смотря, и попал ей точно в центр лба?
     Удача или появившаяся из ниоткуда меткость?
     Оставив эти мысли на потом, Айка с азартом раскрыла послание и недоуменно уставилась на текст.
     «Don’t slip sleep».
     И внизу была приписка:
     «Looser».
     – Ну, характера у него прибавилось, – тихо хмыкнула девушка, убрав записку подальше и с интересом посмотрев на прямую спину Хёдо, который, видимо, переборов сонливость, внимательно слушал учителя, даже что-то записывая в тетрадь. – Эх, красив, чертяка.
     * * *
     Четверка товарищей расположилась в черте школьной зоны, в тени небольшого дерева. Было время обеденного перерыва, за время которого можно было вдоволь пообщаться и отдохнуть, перед серией последующих уроков.
     – Вот у Саи-тян такая задница, просто отпад, так бы её и вылизал, – Мотохама, обхватив воображаемую попку руками, начал делать характерные движения языком, издавая довольно мерзкие хлюпающие звуки.
     – Быстрее её парень даст тебе отлизать свою жопу. А, возможно, даже не жопу, – фыркнула ничуть не смущенная Айка.
     – Как грубо, – наигранно возмутился Мацуда. – Ты же девушка, как ты можешь такое говорить публично?
     – А, то есть в душе я могу оскорблять всех и каждого? – поинтересовалась Кирью.
     – Ну, если тебе нечем заняться, то почему и нет?
     – Обычно в душе я занята более продуктивным занятием, – пошло улыбнулась девушка.
     – Чем же? – оторвавшись от ублажения воображаемой попки, вернулся в реальность Мотохама.
     – То, что лучше никому постороннему не видеть и не слышать, – показала язык Айка.
     – Поешь, пританцовывая? Я согласен с тобой, жуткое зрелище. Я бы приписал ему ранг опасности на уровне атомной войны, – вырвавшись из объятий дремоты, сонно пробормотал Иссей, принимая сидячее положение.
     Кирью закашлялась.
     – Откуда ты такого поднабрался? Где мой миленький, стеснительный Иссей, любящий подглядывать за девушками в душевой или раздевалке?
     – Тебе цензурно или просто послать? – зевнул Хёдо, почесывая бок.
     Айка посмотрела на Мацуду и Мотохаму, которые точно так же сидели в состоянии шока.
     – И давно он такой?
     * * *
     – Ой, он сейчас так на папочку был похож! – восхищенно воскликнул Женя.
     – Прямо чистая копия, – согласился Саша.
     – А представь, если бы он походил на дядю Сёву?
     – Не, наш братик ещё не умеет так красиво говорить.
     – Красиво? Но папочка считал иначе.
     – У папочки десять мнений на дню, – философски пожал плечами Саша.
     * * *
     Иссей пару раз моргнул, пытаясь сосредоточиться. Весь день он ощущал себя, словно бы находился в тумане. Парень даже не мог чётко вспомнить, что сегодня происходило. Так, определенные фрагменты, остальное время он действовал на автомате. Даже отвечать умудрялся! Только что именно – вопрос…
     – М-да, батенька, вы явно чувствуете себя не самым бодрым образом, – хмыкнул Йозеф Альбертович, делая глоток из пиалы и блаженно щурясь.
     – Я нормально, нормально… только спать… иэ-э-эх… охота, – Хёдо качнулся вперёд, чувствуя, как мир плывёт перед глазами.
     – Плохо, плохо. Так вы ничего не усвоите. Изуна, друг мой, можно вас на минутку, – повысил голос Шустер.
     – Конечно, – мужчина вышел из кухни, на ходу вытирая руки полотенцем. – Что случилось?
     – Да вот, – старик, вместо слов, указал на Иссея, который что-то бормотал, видимо, заснув сидя.
     – Хм, – Изуна потёр подбородок. – Думаю, чашечка моего фирменного кофе его взбодрит.
     – Ты уверен? – насторожился Йозеф. – Мне он живым нужен.
     – Всё будет нормально, – отмахнулся Коохи, скрываясь в недрах кухни и гремя посудой. – Я вам говорю, будет как огурчик.
     – Надеюсь, что не зеленый и с пупырышками, – вздохнул Шустер, чувствуя, что зря попросил Изуну о помощи.
     * * *
     На часах было шесть утра.
     Рассветало.
     Иссей, сидя на кровати, качался из стороны в сторону, обняв колени руками, и с покрасневшими глазами наблюдал за стрелкой часов.
     Он не спал уже больше двух суток.
     – Хороший кофе, – пробормотал себе под нос Хёдо. – Качественный. Только уснуть-то как теперь, а?

Арка 0. Глава 15

     – И чего вы такой задумчивый, мой милый друг? – Йозеф подсел к Филиппу Филипповичу. Доктор сидел на диване, закинув ногу на ногу и, смотря куда-то вдаль, медленно покачивал бокал для вина, на дне которого едва плескалась алая, словно кровь, жидкость.
     – Второе сентября, – отрешенно ответил мужчина.
     Йозеф понимающе кивнул.
     – Я вас не слишком отвлеку беседой?
     – Валяйте, – пожал плечами Доктор.
     Шустер, немного помолчав, отхлебнул чая из пиалы.
     – Вот скажите, товарищ, почему вы не пользуетесь вашим, не побоюсь сказать, гением в более корыстных целях?
     Филипп Филиппович отвлекся от рассмотрения чего-то одному ему известного и перевел взгляд на старика.
     – В смысле?
     Йозеф улыбнулся, жалея, что сбрил усы. Уж очень хотелось накрутить их кончик на палец и залихватски усмехнуться.
     – Вы могли бы открыть клинику, принимать богатых клиентов, стать крайне известным и обеспеченным человеком. Ваш талант может принести доход невероятных размеров. А вы, простите, закапываете его в землю!
     Доктор едва приподнял уголки губ, в его глазах плескалась легкая светлая грусть.
     – Тогда и вы ответьте мне. К чему мне всё это? Что из этого пригодится мне после смерти? Что я смогу забрать с собой туда, и смогу ли я сделать это? Деньги, призвание, уважение – это лишь тлен, прах, который разнесут своими ботинками поколения людей.
     – Ну-ну, – старик погрозил мужчине пальцем. – Не будьте столь фаталистичным. Нужно жить настоящим…
     – А его нет. Как и не существует будущего. Есть лишь прошлое, – перебил Йозефа Доктор, – даже сейчас, я говорю с вами в прошлом. Момент настоящего слишком незаметен и мимолетен, чтобы кто-то смог его заметить. Мы даже мыслим в прошлом. Не стоит акцентировать свое внимание на привязке к времени, ибо время – выше нас. Нужно жить лишь для себя. Поэтому я не использую свой талант в корыстных целях. Лишь только тогда, когда мне самому хочется… ну, или если мне нужно это сделать по какой-то причине.
     Последняя фраза была адресована больше Изуне, который, развалившись в кресле, читал книгу, иногда отвечая Геннадию, ходившему по столу взад-вперед и что-то гневно курлыкающему.
     – Да-да, понимаю. Нет, что ты – это совсем ни в какие рамки! Сволочи, сволочи, всех на плаху! Тут ты прав, полностью согласен. Ужас, ужас! С этим надо что-то делать, – на последнюю фразу Коохи, Геннадий что-то торжествующе курлыкнул и пододвинул в сторону мужчины бумагу, исписанную корявым почерком.
     – А? – Изуна отвлекся от чтения и взял, как оказалось, список в руки.
     – Пишешь как курица лапой, – заметив возмущенный взгляд Геннадия, мужчина исправился, – как голубь лапой. Лучше? Отлично. Итак…
     – Это запрещено конвенцией… такое уже не выпускают, ядерные боеголовки достать точно не смогу, та-а-ак, данную вещь без проблем, завтра забрать сможешь…а вот этого смогу предоставить, но немного…
     Отложив список в сторону, Изуна слегка насмешливо посмотрел на Геннадия.
     – А теперь, друг, ответь: на кой ляд тебе столько?
     Голубь что-то коротко курлыкнул.
     Коохи на это лишь рассмеялся.
     – Тогда ладно, я даже хочу посмотреть на это.
     … наверху, лежа на кровати и покачивая ногами, находилась Йотуа.
     – Ну, вот, обо мне все забыли, – девушка вытерла воображаемую слезу. – Но мне же лучше.
     И неко вернулась к чтению какой-то манги, на обложке которой была изображена целующаяся пара.
     * * *
     –Девяносто девять… уг-х, сто… – издав вздох, полный удовлетворения, Иссей медленно опустился с одной руки, принимая стоячее положение. Довольно оглядев себя и заострив внимание на покрытых жилами руках, парень счастливо улыбнулся.
     – Я крут! – Хёдо воздел кулак в воздух.
     Изуна, сидящий в кресле-качалке, лениво похлопал парню. Плавно встав, он подошёл к Иссею, внимательно его рассматривая.
     – Что вы так смотрите? Ещё не облысел, – ученика буквально распирало от гордости за свои успехи. Как же: он смог отжаться на одной руке целых сто раз! Кто может ещё похвастаться такими успехами? Хёдо был уверен, что если бы просто захотел – то запросто стал бы чемпионом региона во многих видах спорта. Да что области! Японии, а, возможно, и всего мира!
     Изуна почесал подбородок, с каким-то непонятным чувством наблюдая за учеником, излучающим во все стороны лучи счастья и позитива.
     Издав вздох, мужчина похлопал парня по плечу, выдергивая того из грёз, где он поднимает над головой чемпионский кубок и к ним льнут кучи девушек, буквально крича: «Возьми нас прямо здесь, господин!».
     – А? – парень посмотрел на учителя. Тот подождал, пока у Хёдо появится осмысленный взгляд.
     – Сними утяжелители, – спокойно попросил Коохи.
     – Что сня… а-а-а… – Хёдо удержался от того, чтобы хлопнуть себя по лбу. И вправду, он уже бог знает сколько времени таскает на себе эти браслеты. Буквально сроднился с ними, если так можно сказать.
     Закатав рукава штанин, парень отстегнул «подарки» учителя. Тоже самое действие он проделал с руками.
     Браслеты упали на землю, подняв клубы пыли и оставив небольшие выбоины.
     – Вау! – Иссей восхитился. Все его тело было переполнено необычным чувством легкости, словно он сбросил огромный груз, который всё это время тяготил его. Хотя это так и было.
     Изуна мрачно смотрел за резвящимся учеником, который чуть ли на руках не бегал, освободившись от своеобразных «ограничителей».
     – Круто! Я словно супергерой! Интересно, а как быстро я бегаю? – не откладывая дело в долгий ящик, парень выжал максимум из своего тела, срываясь в спринт.
     – Кр-у-у-уть! – его крик эхом отразился от невидимых стен полигона.
     – Папочка, всё хорошо? – близнецы, всё это время сидевшие неподалеку, подошли к мужчине, на лице которого даже не было намёка на улыбку.
     – Ты выглядишь крайне недовольным, – Женя сглотнул, будучи самым чувствительным из близнецов. Он буквально ощущал, как тяжелая аура Изуны начинает понемногу придавливать их к земле.
     Мужчина, словно очнувшись от транса, мотнул головой. Ощущение груза пропало и близнецы спокойно выдохнули.
     – Да, всё в полном порядке. Идите на своё место и не отсвечивайте, – фраза была произнесена максимально дружелюбно, но Саша с Женей, вздрогнув, буквально испарились.
     – Совсем как тогда, да?
     – Ага, будоражит!
     Близнецы переглянулись и восхищенно, на грани возбуждения, протянули:
     – Папо-о-чка…
     Изуна, подождав, пока Иссей вдоволь набегается, подозвал его жестом.
     – Да? – парень не мог убрать немного дебильную улыбку с лица, чувствуя, что его щёки буквально готовы разорваться.
     – Возьми это, – Коохи протянул ученику непонятно откуда взявшееся яйцо.
     – Э? – Хёдо, мысленно недоумевая, выполнил просьбу учителя.
     Стоило парню слегка просто обхватить яйцо, как оно разлетелось на ошметки, щедро обрызгав парня белком, вперемешку с желтком.
     – Упс, не рассчитал, бывает, – неловко рассмеявшись, почесал чистой рукой затылок Иссей.
     Изуна на это лишь покачал головой.
     – Правда! Дайте мне ещё одно, оно точно будет целым! – уверенно произнёс Хёдо.
     Спустя тридцать одно яйцо, парень, уже не улыбаясь, смотрел на протянутое ему яйцо.
     – Последняя попытка, – в голосе учителя не было насмешки или негатива. Абсолютно спокойный и равнодушный.
     – П-понял! – кивнул Иссей. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, парень медленно протянул руку и, кончиками пальцев, ухватился за яйцо.
     Треск.
     – Да что такое! – в сердцах бросил Хёдо, с легкой злобой бросая ошметки скорлупы в землю. Вместо того, чтобы плавно войти в песок, они буквально впечатались в него, вызвав небольшой столб пыли, накрывший Иссея.
     Смотря на отплевывающегося ученика, старательно вытряхивающего песок из волос и одежды, Изуна усмехнулся.
     – Это какой-то тест, да? – мрачно поинтересовался Хёдо, понимая, что руку просто не оттереть – остатки несчастно сдавленных яиц и песка прилипли почти намертво. Видимо придётся мириться с неприятными ощущениями.
     – Почти. Теперь закрой глаза и вытяни руку вперёд, раскрыв ладонь
     – О-оке-ей, – с легким подозрением парень выполнил требование. Спустя пару секунд он ощутил что-то на ладони. Опять яйцо? Скорее всего.
     – А теперь, мой дорогой ученик, представь, что ты пожимаешь руку лучшему другу, не слишком сильно. Вполовину, примерно.
     Не понимая особого смысла в этом действии, ведь ничего не должно измениться, парень сжал ладонь.
     Раздавшийся хруст абсолютно не походил на треск ломаемой скорлупы. И ожидаемой влаги Хёдо не ощутил. Только как… песок?.. протекает сквозь пальцы.
     – Можешь открыть глаза.
     Посмотрев на свою ладонь, Иссей заранее сглотнул.
     – Это ведь камень? – поинтересовался парень, мысленно расслабляясь. Он ожидал худшего. У его учителя было очень своеобразное мышление.
     – Да, – усмехнулся Изуна. – Гранит*, если тебе интересно.
     – Э?
     – Именно. А теперь, мой дорогой ученик, представь, что будет, если ты обнимешь свою маму, не рассчитав силу? Или, в порыве злости, ударишь кого-то?
     Иссей вздрогнул. Коохи не стал уточнять, что, в принципе, человеческие кости в разы крепче гранита, но нужный психологический эффект был успешно достигнут.
     – Ты абсолютно не умеешь контролировать свои силы, – добил парня Изуна. – Поэтому, будь добр, одень обратно браслеты. Когда мы с тобой пройдем тренировку на контроль, и я посчитаю, что ты способен сдерживать себя – сможешь от них освободиться.
     Когда последний «утяжелитель» был защелкнут, понурившийся Хёдо, больше не испытывающий чувство всесилия, был милостиво отправлен на занятия к Йозефу Альбертовичу.
     Коохи, проводив ученика взглядом, уселся обратно на кресло, прикрывая глаза.
     – Интересно, было ли хорошей идеей использовать в его обучении подобные артефакты? По сути, я просто подарил парню силу, о которой мечтают множество людей. Не сотворил ли я своими действиями монстра, что нарушит баланс мира? Ведь он даже, если так подумать, не почувствовал всего того пота и крови, через которые прошли другие «сильные» личности. Не осознает ответственности. Еще мальчишка, зеленый и незрелый. Не пойдет ли он по неправильному пути, осознав, насколько стал могущественным по сравнению с обычными людьми? Хотя что такое – обычные люди? Просто надоедливые насекомые, обычно служащие игрушками и кормом для сильных мира сего. Да и почему меня должно волновать проблема выбора стороны моего ученика? Зло или добро – разницы нет. Всё одно. Просто разная точка восприятия, – Изуна смотрел куда-то вдаль, на его устах играла лёгкая улыбка.
     – Только жаль я упустил магический аспект развития ученика. Ведь любой маг, мало-мальски разбирающийся в колдовстве, вобьет его в землю. Да и его физические показатели в разы выше человеческих. Но при этом он всё так же слаб… Только если, конечно, не использовать его забавную особенность, скрытую в руке. Но это уже будет лишним. С этим тоже надо что-то придумать. Эх, сколько проблем в бытие учителем.
     Мужчина тихо рассмеялся.
     Близнецы, незаметно подошедшие к нему, уселись подле его ног. Коохи опустил им руки на головы и начал мягко поглаживать, словно любимых домашних животных.
     – А вы что думаете, мои дорогие?
     Саша и Женя, довольно щурясь, чуть не мурлыкали, буквально ластясь к мужчине.
     – Папочка может делать всё, что хочет…
     – … лишь бы он был счастлив…

Арка 0. Глава 16

     «I don't need your forgiveness
     I don't need your hate
     I don't need your acceptance
     So what should I do?
     I'll be sorry so you said
     Well I'm not sorry Bang you're dead!
     DIE MOTHERFUCKER DIE MOTHERFUCKER DIE!»
     Зевок.
     Иссей лениво причмокнул, пытаясь понять, что от него хочет дьявольское изобретение, которое явно придумал какой-то больной человек. Зачем он поставил именно эту песню на будильник – это уже был второстепенный вопрос.
     С тоской посмотрев на подушку, Хёдо горько захныкал, не желая покидать нежные объятия кровати.
     – Жизнь – боль, особенно, если ты – школьник, – проворчал Иссей, всё-таки встав с кровати и, не открывая глаз, начиная собираться на учёбу. – Обычный японский школьник, чёрт побери…
     Спасибо учителю, что разрешил сократить утреннюю разминку до минимума, из-за чего парень мог поспать лишних полчаса. После тренировки, конечно. И тут Иссей уже ненавидел свои биологические часы, которые пробуждали его сознание ровно в половину шестого утра. Им плевать на то, что он уснул десять минут назад! Всё по расписанию, чтоб их всех налево, да оглоблей по хребтине.
     Кого именно нужно было ударить – не уточнялось, но парень верил, что это очень плохие люди!
     О, только сейчас Хёдо начал ценить каждую секунду, проведенную в блаженном и спокойном сне. Как он был глуп раньше, когда нагло игнорировал возможность вздремнуть. Вот вернуться ему бы в прошлое, да прописать себе леща за то, что не любил лишний раз подавить подушку своим усталым лицом.
     Но чего горевать о прошлом? Нужно жить настоящим! Но его же вроде нет?
     Иссей замер посреди комнаты, в процессе натягивания второй штанины.
     – Да о чём я думаю?! – взвыв, Хёдо хлопнул себя по лбу, желая изгнать ненужные сейчас мысли.
     – Сынок! Завтрак готов! – с первого этажа послышался крик матери.
     – Бегу!
     Мэдока Хёдо деловито перевернула блинчик. Рядом с ней, на тарелке, собралась уже неплохая такая горка. По всей кухне расходился приятный притягательный аромат.
     – Пахнет восхитительно, – подошедший Иссей, уже обгоняющий мать по росту, немного наклонился и дежурно поцеловал её в щеку.
     – Ну, на вкус, надеюсь, будет также, – мягко улыбнулась женщина, ставя перед сыном его порцию.
     – Пф, как будто ты умеешь готовить не вкусно, – закатил глаза Хёдо и, скатав блин в рулончик, махом откусил половину. – М-м-м, шикаф-фно!
     – Не говори с набитым ртом, подавишься, – шутливо погрозила пальцем Мэдока, с удовольствием истинной хозяйки наблюдая за тем, как парень уплетает её стряпню за обе щеки.
     – Угх-умс…
     Пока сын не видел, Мэдока тихо вздохнула.
     Когда он успел так вырасти? Вроде ещё вчера бегал маленький карапуз по дому, спотыкаясь о каждый порожек. Радостно улыбался во все свои молочные зубы и забавно коверкал слова, доверчиво протягивая ручки для объятий.
     Женщина помнила его первый день в школе, первую влюбленность в одноклассницу, которую сын активно скрывал, но делал это настолько бездарно, что даже слепой бы увидел. В памяти был момент, когда Иссей впервые, опять же, крайне заметно, протащил себе в комнату эротический журнал.
     Мэдока даже была не против его довольно странных, на её материнский взгляд, друзей. Ведь сыну было с ними весело и хорошо. А то, что извращенные ребята… ну, все не без греха. Перебесятся ещё. Ведь юность всего одна на всю жизнь.
     А сейчас…
     Хёдо не могла вспомнить момент, когда её Иссей стал таким высоким и широким. А его взгляд? Глаза её чада стали взрослее и как-то… холоднее? Всё реже в них была безмятежность и юношеский безумный огонёк. Неужели так быстро повзрослел? Но ведь ему всего лишь пятнадцать, как такое может быть?
     Повторно вздохнув, женщина мысленно признала, что просто не готова принять подобное.
     – Спасибо, мамуль, – Иссей встал из-за стола и, вновь поцеловав Мэдоку в щеку, помыл за собой посуду. – Было нереально вкусно! Я всё съел, хотя думал, что лопну.
     В подтверждение своих слов парень похлопал себя по животу.
     – Ладно, я попёр, – Хёдо скривился, – вот почему я не могу просто взять и сдать экзамены досрочно? Хотя да, я туповат.
     Хмыкнув, Иссей скрылся в прихожей. Услышав хлопок двери, женщина покачала головой.
     Как же быстро они взрослеют. Интересно, может завести ещё одного?
     Спустившийся на первый этаж Акира Хёдо, при виде оценивающего взгляда жены, гулко сглотнул.
     – Ну, я, пожалуй, пойду. Я не голоден.
     – Ничего, я подожду, – протянула Мэдока, вызывав своим тоном у Акиры дрожь по всему телу.
     * * *
     – Братан, ты отжёг! – Мацуда восторженно смотрел на Иссея, который, немного смущаясь подобного внимания, лишь пожал плечами.
     – Да ничего такого, просто вовремя вспомнил нужные слова. Все так смогут, – попытался оправдаться парень.
     – «История — это политика, которую уже нельзя исправить. Политика — это история, которую еще можно исправить», – громко продекламировал Мотохама, привлекая дополнительные взгляды в сторону троицы парней. – Это просто шикарная фраза, чел! Ты буквально взорвал класс!
     – Да ладно вам… это просто цитата одного автора. Вспомнилось, вот и брякнул. Кто ж знал, что все так оценят?
     Кирью, вышедшая вслед за товарищами, лишь покачала головой. Нет, она, конечно, верила, что люди меняются. Но чтобы такие перемены произошли за столь короткий промежуток времени? Здесь явно что-то не чисто.
     Чтобы Иссей Хёдо, тот самый Хёдо, которого опасалась почти вся женская часть школы, читал что-то на досуге кроме эротических журналов? Три раза «ХА!».
     Причём, Мотохама и Мацуда, видимо, не особо заморачивались на эту тему, просто приняв нового Хёдо как данность. На то они его лучшие друзья.
     Но девушку терзали сильные сомнения, лишь распаляя интерес. Айка понимала, что, скорее всего, лезет не в своё дело, но ничего не могла с собой поделать.
     – Может проследить за ним? – пробормотала себе под нос девушка и тут же откинула эту идею. Не хватало ей ещё приобрести репутацию сталкера. Да и опыта у неё в подобных делах крайне мало. Она же не в манге какой-то, где героине сходит с рук пробежки меж кустов и подглядывания из-за столбов?
     Но всё же… дело здесь явно пахнет чем-то странным.
     А странности были маленькой, никому не известной слабостью Кирью. Ведь она не просто так начала вливаться в эту отчужденную группу под названием «Извращенное трио»?
     * * *
     Иссей задумчиво смотрел в собственный рюкзак и пытался понять: что, вашу налево, ему оттуда нужно достать? Вроде бы тетрадь. А какую?
     – Э-э-э… – Хёдо прислонился к стене около лестницы, пытаясь заставить мозг работать. Тот активно сопротивлялся, намекая хозяину, что вообще, по всем законам, у него есть еще, как минимум, двадцать часов сна, которые он, какого-то хрена, не получил.
     – Тетрадь… тетра-а-а… – Иссей смачно зевнул, от чего у него даже уши на секунду заложило, и попытался проморгаться.
     От накатывающей сонливости его избавил чей-то вскрик сверху. Подняв взгляд, Хёдо лишь успел зафиксировать какую-то девушку, начавшую свой полет по лестнице.
     Дальше парень действовал больше на инстинктах.
     Резкий рывок на грани боли в мышцах, прыжок и поимка в полёте неудачливой жертвы коварных ступенек школы.
     Рюкзак Хёдо рухнул на пол, вызвав небольшое эхо в коридоре.
     – Цела? – поинтересовался парень у спасенный особы. Та, чуть покраснев, с трудом удержалась от того, чтобы влепить пощечину Иссею, который не особо заботился о том, как ловить девушку. Из-за чего одна из его рук покоилась на её филейной части. Парень, заметив это, поспешно отпустил спасенную школьницу.
     – Спасибо, – смущенно пробормотала себе под нос девушка и, оттряхнув юбку, поспешила скрыться.
     – Какие же они странные создания, – качнул головой Хёдо и, крякнув, сам поднялся на ноги. – Вроде спиной неплохо приложился, а боли нет никакой. А я теперь крепкий малый.
     Усмехнувшись, парень поднял рюкзак с пола.
     – Стоп, так, а что я хотел с ним сделать?
     Глухо застонав, Иссей впечатался лбом в стену.
     * * *
     Большой светлый кабинет.
     Вокруг дорогого на вид кресла, в котором восседал немолодой мужчина, крутящий в пальцах ручку, полукругом были расположены двенадцать стульев. Одиннадцать из них были заняты, а единственное пустое, почти на краю, покорно ожидало своего владельца.
     В кабинете стоял неразборчивый гомон.
     – Я тебе говорю, нужно было просто смачно жахнуть его по голове и не париться!
     – Мой милый друг, ваши волосы невероятно пышные! Каким кондиционером вы пользуетесь?
     – Ванишем его надо было, ванишем! Он же изгоняемый!
     – А ему хлобысь, а он мне – херак и всё. Тю-тю…
     Мужчина в кресле слегка недовольно посмотрел на наручные часы. В тот момент, когда он уже хотел лично намекнуть одному господину, что нехорошо опаздывать на плановое собрание, дверь в кабинет открылась и внутрь зашёл ожидаемый человек.
     Поправив сбившуюся челку, он виновато улыбнулся, из-за чего шрам на его рту слегка натянулся, придавая мужчине зловещий вид.
     Большинство присутствующих презрительно посмотрели на нового участника, лишь несколько человек равнодушно мазнули по нему взглядами и изобразили приветственный кивок. И только один их них, склонив голову, спал, изредка всхрапывая.
     – О, как же я скучал по этому гадюшнику, – фыркнул Изуна, занимая своё место и сразу же закидывая ногу на ногу.
     – Так умер бы, всем стало бы только лучше, – оскалился длинноволосый парень с забавно торчащими в разные стороны остроконечными ушами.
     – Только после того, как лично плюну на твой надгробный камень. До памятника не дорос, – ехидно ответил Коохи.
     – Да ты совсем обнаглел, урод! – со своего места начал подниматься двухметровый накаченный бугай в странной рваной тоге.
     – И мне это говорит смесок огра и тролля, взявший от своих предков худшее из возможного? Какая ирония, божечки…– хохотнул Изуна.
     – Заткнулись! – рявкнул Бог Игр. – Потом ваши детские склоки продолжите. И не в моём измерении! И, да, Сева, проснись! Совещание начинается.
     – А, что? Какого детородного органа вы решили докопаться до моей личности, любимый народом Ближнего Востока начальник, ня-я-я? – дернув кошачьими ушами, вздрогнул Севастиан, открывая глаза.
     * * *
     После продолжительного совещания, на котором их всех пропесочили, вывернули и вые… отымели, задав план действий на ближайшее будущее, Изуна выловил из толпы медленно бредущего Севастиана.
     – Что тебе надо, самый ярый последователь Иштар, ня? – хмуро поинтересовался парень. – Если что-то сложное, то, ня, можешь пойти облобызать гребенчатые мышцы нашего Орка. Мне наш обожаемый собаками Бог и так совершил коитус с мозгом. Я так старался, ня, столько трудился и ради чего? Чтобы в знак благодарности мне расширили лексикон, задали новый вектор, и, возможно, ня, указали самый краткий путь для достижения цели?
     Коохи фыркнул.
     – Ты чего такой чудной?
     – Пошел ты, ня, на хутор, коз пасти, любитель женщин легкого поведения, страдающих венерическими заболеваниями, ня! – возмущенно дернул ушками Сева.
     – И всё же?
     – Да у нашего Божка случились предменструальный синдром, видимо. Чтобы его, ня, возлюбил Черный Властелин. Вот и проклял на, ня, мою голову. Теперь вот, – парень указал на уши. – Плюс вместо красивого и любимого крепкого словца, я говорю странные вещи, которые считаются ненормальными в приличном обществе…
     Парень заскрипел зубами.
     – Да что за ня!
     Изуна не выдержал и громогласно рассмеялся, не пугаясь озлобленного взгляда Севы.
     – Неудачник, – вытерев слезы, простонал Коохи и вновь захохотал. Успокоившись, мужчина уже серьезно посмотрел на парня. – Слушай, ты же маг опытный?
     – Я, конечно, не Хана-Всему-Живому, но что-то могу. Что надо, ня?
     – Да есть тут одно дельце. И мне бы ты пригодился, если свободен.
     Сева задумался.
     – Валяй, чего нам, приличным людям, кота мучать, ня, дергая его за причинное место…

Арка 0. Глава 17

     – Ты опять пьешь своё испражнение, ня, млекопитающих? – вздёрнул бровь Сева, смотря на Изуну, который, развалившись в кресле, вальяжно хлебал любимый напиток.
     – Я бы тебе врезал, но мне лень отвлекаться, – расслабленно ответил Коохи, – да и не стоит избиение твоей нахальной рожи даже стопки кофе.
     – А не пошел бы, ня, ты на художественную выставку авангардистов? – дежурно огрызнулся маг, после чего, издав горестный стон, с размаху впечатал голову в крепкую дубовую столешницу. – Ты, ня, не представляешь, ня, насколько, ня, меня это ня-я-я-я….
     Изуна не стал смеяться, помня, насколько важно для его друга, а Севу он мог назвать другом, было выражать свои мысли определенным образом.
     – И долго ты не сможешь материться?
     Парень немного помолчал, смотря грустным взглядом в стену, а потом, полным сожаления голосом, протянул:
     – Леший его знает, уже года три приходится изворачиваться. А насколько любимый наш Боженька был рассержен – ня его знает. Может быть, ня, завтра пройдет, может – через лет сто. Я пытался снять с себя этот прекрасный, как пение Бориса Моисеева, конструкт, но это не мой уровень. Тут что-то на концепциях завязано, причем с применением, ня, нехилой такой Воли.
     Изуна слегка удивленно посмотрел на друга:
     – Три года? Да ну, я бы точно заметил.
     Сева на это лишь цинично усмехнулся.
     – Тогда тебе было не до этого, – парень криво улыбнулся и, изобразив в воздухе кавычки, пародируя кого-то, высоким тоном добавил, – «отрыжка Хаоса».
     Коохи вздрогнул, словно словив невидимую пощечину, и поморщился.
     – Было дело, – мотнув головой, Изуна отогнал от себя неприятные воспоминания.
     Сева покачал головой, забавно дёрнув кошачьими ушками.
     – До сих пор кроет, ня?
     – Периодами. Пока что стадия мнимого излечения. Но недавно были намёки на скорый рецидив, – усмехнулся мужчина. – Да и чёрт ты с ним, я нашего босса предупредил, если что, возможно, выдернет.
     – Возможно? – Сева издал саркастичный смешок. – Обнадёживает, ня. Ладно, половой орган с ним, с этим недугом проклятым. Что ты мне хотел предложить-то, человек, страдающий низкой мозговой активностью?
     Показав другу средний палец, Коохи отставил в сторону уже пустую чашку.
     – Да, мне тут сунули для бета-теста… – мужчина не успел закончить, как его перебил громогласный хохот Севастиана.
     – Ой, ня-я-я, ТЫ, и бета-тестер? Ох… ня…. ня-я-я… – парень откинулся на спинку кресла, продолжая угорать. – Да скорее… Орк перебежит в голубую команду… чем… ня-я-я… ты сможешь нормально что-то протестировать…
     Терпеливо подождав, пока мага отпустит приступ чрезмерного веселья, Изуна продолжил:
     – Сунули мне Систему. Причём такую, где качаюсь не я, а нужно развивать «питомца»…. – Коохи вкратце обрисовал ситуацию, изредка прерываясь, чтобы дать время успокоиться Севу, который от частых приступов хохота начал икать, при этом характерно «някая».
     Маг, вытерев выступившие слезы, щелчком пальцев призвал себе чашку горячего черного чая.
     – Вот смотрю, ня, на тебя и не представляю, как ТЫ можешь кого-то обучить.
     – В смысле? – Изуна приподнял бровь. – У меня были ученики.
     – Свихнувшиеся на почве оружия близнецы? Тот гений, решивший, что он – Царь и Бог всея мира, которого тебе пришлось лично упокоить? – фыркнул Сев. – Мне уже заранее жалко, как там его?..
     – Иссей Хёдо.
     – Тьфу, ня, очередной японец. Небось ещё и школьник?
     Изуна кивнул.
     – Шаблоны, эти, ня, шаблоны везде! – патетично воскликнул маг, театрально хватаясь за сердце и обмякнув в кресле. – Самому не скучно?
     – Издеваешься?
     Сева фыркнул.
     – Ясен палец. Кто, если не я, ня?
     – И вправду, – Изуна оценивающе посмотрел на друга. – Может тебя прикончить?
     – Но-но, я редкость, алмаз в этой куче отложений! – воздел указательный палец Сева.
     – Как скажешь, – пожал плечами Коохи.
     – Так тебе, ня, нужна помощь в магическом плане?
     – Именно. Сам знаешь, что не мой профиль.
     – Замётано, всё равно я уже, ня, не могу здесь находиться. Меня душит эта атмосфера тупости, – в голосе мага проскользнуло отчетливое раздражение. – Только дай, ня, мне собраться. Нужно прихватить с собой пару книг. Что, ня?! Действительно пару!
     – Десятков?
     Сева рассмеялся.
     – Ты за кого, ня, меня держишь? Бери выше!
     Изуна закатил глаза на это высказывание.
     * * *
     Очередной учебный день для Иссея проходил в стандартном порядке. Хотя нет, не совсем.
     Хёдо довольно улыбнулся, откидываясь на спинку стула и задумчиво смотря на небо через окно. Небольшие облачка медленно плыли по голубому пространству, навевая слегка лирическое настроение, которое отлично поддерживалось тем, что Иссей смог наконец-то выспаться.
     Да, парень сам не верил своему счастью. Уже порядка месяца он страдал от вечного недосыпа и тут, нате вам, Учитель куда-то свалил, дав ученику пару дней благодатного отдыха. И Хёдо этим поспешил воспользоваться, даже пропустив один школьный день.
     При воспоминании о том, как он, развалившись на кровати, спал почти сутки, Иссей счастливо улыбнулся, прикрывая глаза.
     – Тц, ты слишком довольный, знаешь? – Кирью растрепала волосы Хёдо, вызвав у того недовольное ворчание.
     – Это что… уголовно наказуемо? – фыркнул Иссей, поправляя свою причёску. Точнее, её имитацию. Интересно, а давно ли он подстригался? Сдув упавшую на нос чёлку, пришлось признать – давно. Надо будет как-нибудь сходить к знакомому парикмахеру. Весь зарос в хламину – не дело.
     – Это нарушает хрупкий баланс вселенной, – воскликнула Айка. – Кто-то обязательно должен страдать!
     – Ну, займи моё место, в чём проблема? – выгнул бровь парень. – На одном мне мир не заканчивается.
     Девушка задумчиво посмотрела на друга и, хитро улыбнувшись, буквально облокотилась на его спину, вжимая в ту свои достаточно крупные полушария. Наклонив голову, она, прошептала Хёдо прямо в ухо:
     – А если… ты и есть… мой мир?
     – Айка, не смешно! – Хёдо отодвинулся от подруги, испытывая непонятное чувство. Непослушная чёлка вновь упала на глаза, парень решил её поправить, как застыл, почувствовав нежное прикосновение к вискам.
     – А кто сказал, что я шучу? – Иссей буквально чувствовал, как на лице Кирью расползается улыбка. – Какой ты стал неухоженный, не думал подстричься?
     Одновременно со своими словами, она, едва поглаживая Хёдо, аккуратно забрала чёлку парня за уши.
     Парень неосознанно сглотнул, чувствуя, как по спине пробежал табун мурашек, оставляя после себя небольшую дрожь в ногах.
     – Д-думал, – голос Иссея дрогнул. Айка убрала пальцы, вызвав у Иссея кратковременный дискомфорт.
     – Давай я тебе с этим помогу. Если ты не знал, то я умею обращаться с ножницами.
     – Да ну? – Хёдо удивленно обернулся и сразу же вздрогнул, столкнувшись взглядом с Кирью.
     Та смотрела на него со странной нежностью и заботой.
     – Глупыш, – Айка улыбнулась и, поддавшись порыву, провела кончиками пальцев по щеке парня, останавливая их в миллиметре от его губ. – Ты много обо мне не знаешь.
     Хёдо сглотнул и, резко встав со стула, немного испугав этим Кирью, решил покинуть класс, в котором возникла давящая и неуютная атмосфера.
     Кирью проводила взглядом парня. Когда он вышел за пределы помещения, девушка, не удержавшись, рассмеялась, прикрывая лицо ладонями.
     Она оказалась права! Такой тип поведения буквально выбил друга из колеи. Видимо Иссей привык к её извращенному характеру, раз нынешняя «личность» так сильно смутила его.
     Айка, успокоившись, закусила губу, задумчиво изучая свои пальцы.
     Может быть… ещё немного так поиздеваться над другом? Нужно его взбодрить, а тот совсем загнанный ходит. Главное – самой не умудриться влюбиться в него…
     Кирью хлопнула себя по щекам. Еще чего: Хёдо совсем не в её вкусе! Или же…
     Мотнув головой, девушка попыталась переключить внимание на что-то другое.
     – Интересно, с чего бы у него виски седыми стали?.. Да, чёрт побери, почему я думаю только о Хёдо? Так недолго и маньячкой стать!
     * * *
     Йотуа недовольно грызла кончик карандаша, рассевшись на диване и покачивая ногой. Рядом с ней устроились Филипп Филиппович и Йозеф Альбертович. Близнецы же, вместо того, чтобы спокойно дождаться ученика, который немного запаздывал, наворачивали круги по гостиной, вызывая у наблюдающей за ними девушки лёгкое чувство головокружения.
     – Да вы успокоитесь, наконец?! – не выдержав, рявкнула неко, заставив тем самым застыть близнецов на месте.
     – Ну а где…
     – … он ходит! Ведь нехорошо…
     – …опаздывать! – вновь используя странную манеру разговора, ответили парни. Немного помолчав, они переглянулись.
     – Вот папочка бы нас за такое сильно наказал, – протянул Саша. Женя, в ответ на это, лишь широко улыбнулся, слегка закатывая глаза, и с ощутимым удовольствием продолжая фразу брата:
     – Сильно-сильно, как никто другой.
     Близнецы одновременно издали довольный стон. Йотуа, услышав его, лишь передернулась, даже боясь подумать о том, чем же Изуна наказывал этих двоих. Учитывая его буйную фантазию – можно даже было не пытаться гадать. Всё равно ошибется.
     Решив просто не обращать внимания на опять начавших курсировать туда-обратно близнецов, неко повернулась к Йозефу Альбертовичу. Тот, отвлекшись от газеты, поправил немного съехавшее пенсне.
     – Что-то нужно, юная леди?
     – Пожалуй, если не сильно отвлеку…
     Шустер отмахнулся от девушки, кладя газету на колени.
     – Ну, шо ви так сибэ не уважаете? Старому еврею только в радость пообщаться с молодым поколением, – Йотуа успела себя одернуть, не высказав, что она, скорее всего, старше Йозефа. Да и не факт, может на деле старику под тысячу лет.
     – А не знаете, как близнецы и Изуна познакомились?
     Йозеф Альбертович аж крякнул от удивления. Почесав подбородок, он задумался.
     – Неожиданный вопрос, знаете ли. Не пробовали спросить у самих ребятишек или у Изуны? – в голосе Шустера Йотуа заметила ехидные нотки.
     – Как будто Коохи нормально ответит. Близнецы точно не смогут, – фыркнула неко.
     – Вы, я посмотрю, предвзято относитесь к моим «внучкам», – последнее слово было выделено изрядной долей сарказма. – Но не могу не согласиться, у них очень… своеобразное мышление. А что по Изуне… ну, тоже верно. Смотря на какое настроение попадёте, юная леди. Повезет – ответит. Не повезёт – убьет.
     Вздрогнувшая Йотуа хотела было уточнить, но Шустер не дал ей открыть рта.
     – Шучу я так, шучу. Не убил бы, – старик рассмеялся. Неко лишь покачала головой. В последнее время Учитель Иссея вызывал в ней лишь липкое чувство страха и… в тоже время – притягивал её к себе. Такой безумный контраст вызывал лишнюю головную боль у Йотуа.
     – А что по твоему вопросу изначальному, – Йозеф задумчиво пожевал нижнюю губу, собираясь с мыслями. Девушка же терпеливо ожидала ответа.
     – Тут всё довольно размыто, да и я мало могу сказать. Наш общий знакомый не особо любит распространяться о своём прошлом, а выпытывать его – не в моих интересах. Могу лишь отметить, что раньше близнецы были более… вменяемыми. Потом что-то произошло, из-за чего они изменились, но я был слишком мал, так что это не сохранилось в моей памяти.
     – И всё? – неко для приличия подождала некоторое время, но Шустер, видимо, не собирался дополнять свой куцый рассказ. Неожиданно, неко вздрогнула, осознав одну мысль.
     – Стоп, вы хотите сказать, что эти… – она просто указала пальцем на близнецов, не зная как их назвать, – старше вас?
     – Конечно, – пожал плечами Йозеф, говоря это таким тоном, словно данная информация была общеизвестной огромному количеству людей. – Сразу упреждая ваш вопрос: я не знаю сколько им лет даже приблизительно. За прошедший век они ни на йоту не изменились.
     Девушка лишь шокировано икнула, пытаясь переварить полученную информацию. Получалось это из рук вон плохо. Сама мысль, что Саша и Женя, даже предположительно, были старше её – откровенно пугала.
     Галоп мыслей Йотуа был прерван открывшейся входной дверью.
     – Извините за опоздание, мне пришлось помочь… А? Учителя до сих пор нет? – в помещение залетел Иссей, восстанавливая сбившееся дыхание.
     – Папочки нет, но зато у тебя есть мы! – к Хёдо радостно прискакали близнецы, довольно ему улыбаясь, вызывая тем самым у парня желание развернуться и вернуться домой.
     – А к-когда он вернётся? – вопрос был адресован Йозефу Альбертовичу, который, вздохнув, вновь отложил только взятую в руки газету.
     – Сказал, что крайний срок – завтра, – Шустер подождал и, поняв, что отвлекать его больше не собираются, вернулся к чтению биржевой сводки.
     – Понятно, – пробормотал Иссей. – Тогда… мы?..
     Он слегка растерянно посмотрел на близнецов.
     – Сегодня ты наш, бра-а-атик, – облизнулся Саша.
     – Папочка разрешил с тобой поиграть всю ночь! – от уровня счастья, плескавшегося во взгляде Жени, Хёдо гулко сглотнул, мысленно представляя качество надгробной плиты, что установят на его могилу.
     * * *
     Иссей размял руки и ноги, немного попрыгав на месте.
     – К слову, бра-а-атик, – Саша, облизнувшись, провел пальцем по лезвию катаны, – папочка разрешил тебе снять браслеты…
     – … и предупреждаем, – ласково улыбнулся Женя, заряжая последний патрон в обойму Magnum 500, выглядевшим слишком большим для довольно миниатюрного парня, – сегодня мы не будем сдерживаться…
     Хёдо судорожно выдохнул, непроизвольно делая шаг назад.
     – Как тогда? – в памяти сами всплыли воспоминания, как его буквально разделали, словно шмат мяса.
     – Име-е-енно, – одновременно протянули близнецы, заканчивая приготовления.
     Парень мысленно помолился всем богам, отстёгивая утяжелители, даже не радуясь накатившему чувству легкости и всемогущества. Иссей был уверен, что будь он даже в десять раз сильнее, близнецы уделают его на раз-два.
     Хёдо пару раз вздохнул и выдохнул, собираясь с силами и не веря в свою победу, но желая хотя бы остаться целым.
     – Лови, – парень, очухавшись от мыслей о скором будущем, которое он, скорее всего, встретит под чутким наблюдением Филиппа Филипповича, еле успел поймать летящий в его сторону клинок.
     Это была точно такая же катана, как и у Саши.
     – Готов? – дождавшись утвердительного кивка Хёдо, обхватившего рукоять меча ладонями, близнецы посмотрели друг на друга и улыбнулись. – Тогда постарайся не сдохнуть, бр-а-а-ати-и-ик!
     Иссей даже не успел моргнуть, как Саша исчез со своего места, оставив после себя лишь клубы пыли. Заоравшая интуиция заставила парня буквально пригнуться к земле, наблюдая, как там, где была его голова, возникает росчерк удара. Опять тревожный колокол и Хёдо, проявляя чудеса акробатики, подбрасывает с себя в воздух на десяток метров, отталкиваясь руками.
     Женя хихикнул, нажимая на защёлку барабана и прицеливаясь на ещё находящегося в полёте Иссея. Тот, не успевая сменить положение, взмахнул катаной, каким-то чудом буквально отбивая пулю и чувствуя, как по руке пробегает дрожь отдачи.
     На земле Хёдо уже поджидал Саша, жадным взглядом смотря на его падение.
     Иссей лишь успел мысленно возблагодарить учителя за разрешение снять браслеты, иначе он никак не смог бы успеть парировать удар. Но даже это не спасло его, так как Саша оказался невероятно силён, несмотря на свой внешний вид, и вместо того, чтобы вдавить противника в землю, Иссей сам оказался отброшен на несколько метров назад.
     Резво подскочив на ноги, Хёдо только успел вздохнуть, как в мозгу возникла картинка попавшей в его грудь пули. Понимая, что отпрыгнуть не получится, а поднять катану, выпавшую из рук при падении, он уже не сможет, Иссей попытался снизить урон, подставляя под выстрел левую руку, разворачиваясь корпусом. Вместе с пришедшей болью, на секунду заставившей парня сморщиться, его буквально раскрутило вокруг своей оси, опрокидывая на землю.
     Женя, который даже не задумывался о том, что отдача от выстрела может ему повредить, радостно оскалился, держа револьвер в одной руке и вновь нацеливаясь на Хёдо, который, сделав рывок, успел схватить катану и, покачиваясь, встать на ноги.
     Вместе с грохотом выстрела, послышался свист рассекаемого воздуха.
     Наклонив голову, Иссей уклонился от пули и подставил лезвие меча под удар Саши, с трудом удерживая равновесие. Высекая сноп искр, его противник продолжал давить на лезвие, сантиметр за сантиметром преодолевая сопротивление Хёдо.
     Резко выдернув катану, из-за чего Саша качнулся вперед, Иссей сделал рывок вбок, одновременно прописывая удар ногой в бок близнеца, не жалея силы, от чего его противник отправился в бреющий полёт, перед этим успев каким-то чудом зацепить кончиком катаны лицо парня.
     Но отвлекшись на сопротивление одному брату, Хёдо забыл про второго.
     Выстрел.
     Иссей покачнулся, чувствуя жгучую боль в районе живота. Кашлянув сгустком крови, парень рухнул на колени, чувствуя, как из раны на лице льется алая жидкость, заливая ему правый глаз.
     Нет, он не может просто сдохнуть! Нужно встать на ноги и сражаться…
     Вновь закашлявшись, Иссей воткнул катану в землю и, используя её как опору, начал, дрожа, подниматься.
     Саша и Женя, не предпринимая никаких действий, лишь наблюдали за этим, одинаково странно улыбаясь.
     – … не могу… проиграть… обязан выжить… – хрипло бормотал себе под нос парень, чувствуя, как картинка в глазах предательски плывёт.
     Мысли путались, единственным чётким намерением оставалось намерение если не победить, то хотя бы продать свою жизнь подороже. Понемногу всё остальное было вытеснено, оставив лишь это желание. Иссей закрыл глаза и застыл на месте, перестав качаться из стороны в сторону, перед этим выдернув катану из земли и сжав её в ладонях.
     – Это то, о чём мы думаем? – немного возбужденно спросил Саша, пригибаясь.
     – Да-а-а, – заряжая свежую порцию патронов, протянул Женя. – Тот самый «рояль ОЯШа»…
     – Разве не «синдром Хлорки»?
     – И это тоже, – близнецы переглянулись и оскалились.
     – Проверим на прочность этот феномен?
     – Конечно!..
     * * *
     Сознание возвращалось толчками.
     Сначала Иссей резко вздохнул, выгибаясь и тут же ощущая укол боли в районе живота. Он живой? Но как?
     Последнее воспоминание, которое сохранилось в памяти Хёдо, было о том, что он смог встать на ноги. Дальше была кромешная тьма.
     Рискнув открыть глаз, и поморщившись от хруста лопнувшей кровавой корки на правом глазу, Иссей огляделся.
     Он всё так же находился на полигоне. Попытавшись сосредоточиться на своих ощущениях, парень оказался удивлён, поняв, что все его конечности на месте.
     – Ты очнулся… бра-а-атик, – раздавшийся откуда-то сдвоенный голос, заставил Хёдо подскочить на ноги и тут же зашипеть от нахлынувшей боли. – Смотри, какой он ре-е-езвый… а мы уже думали, что придётся Филипп Филипповича звать…
     Переведя взгляд на своих «учителей», Иссей шокировано раскрыл глаза.
     Саша и Женя, облокотившись друг на друга, сидели на земле. Их стандартная одежда была исполосована в клочья, открывая взор на множественные порезы и синяки. Рядом с близнецами лежали две сломанных катаны, в одной из которых Хёдо узнал свою, и перерубленный пополам револьвер.
     Несмотря на полученные ранения, парни выглядели донельзя счастливыми, смотря восторженными глазами на Иссея. Тот даже испытал неловкое чувство дискомфорта.
     – Бра-а-атик оказался хорош, – буквально промурлыкал Саша, прикрывая глаза.
     – Да-а-а, я прямо возбуждён, – хрипло согласился Женя. Посмотрев на брата, они словно бы что-то друг другу сказали и кивнули.
     Когда близнецы поднялись на ноги и направились к Иссею, на ходу сбрасывая одежду, тот лишь впал ещё в большее состояние шока.
     – С-стойте, я… я… по дево-о-о… – когда Саша и Женя, не слушая возражения, сбросили с себя ошметки одежды, Хёдо подавился последним словом.
     Парень никак не ожидал увидеть небольшие холмики грудей, увенчанных аккуратными маленькими сосками и…
     – Бритые… – потерянно пробормотал Иссей, останавливая свой взгляд на нижней части живота… близняшек?
     – Иди к нам… – возбужденно произнесли Саша и Женя, подходя вплотную к парню и начиная его раздевать.
     – Стойте… кровь… пот… так вы девушки? – сбиваясь с мысли на мысль, Иссей настолько выпал из реальности, что даже не стал сопротивляться, когда его лишили остатков одежды и опрокинули на землю.
     Нависнув над Хёдо, Женя откинула мешающий локон светлых волос и облизнулась, проводя рукой по его рельефной груди.
     – Это только… возбуждает… запах крови… согласен?
     – И ты думал, что мы мальчики?.. – хихикнула Саша, по-хозяйски обхватывая на удивление нежной ладонью «дружка» Хёдо, который сразу же принял боевую готовность.
     – Э… – Иссей что-то хотел возразить, но Женя заткнула его поцелуем.
     * * *
     – АХ-ХА-ХА-ХА-ХА!!!
     Сева вздрогнул, посмотрев на друга, который вдруг ни с того ни с сего рассмеялся в полный голос.
     – Совсем крышей поехал? Тебе знакомого, ня, психиатра вызвать, он по дружбе осмотрит?
     Изуна, вытерев выступившие слёзы, отрицательно качнул головой.
     – Да так, вспомнил анекдот про порушенные надежды, забавный, прямо жуть.
     Коохи пару раз моргнул и недоуменно открыл Системное окно.
     – Опа, ничего себе нежданчик…
     Маг вопросительно посмотрел на друга и подошел ближе. Изуна сделал информацию видимой и для него.
     – Так, статы… куча оповещений за… что, ня, прости? Ты когда в последний раз проверял своего ученика при помощи Системы? – оху… удивленно посмотрел Севастиан на Коохи. Тот, почесав затылок, пошевелив губами, подсчитывая время.
     – Месяца три, наверное. Если не больше.
     Маг хлопнул себя ладонью по лицу.
     – Я бы сказал, кто ты, но всё равно просто някну, ня!
     – Знаю-знаю, – отмахнулся Изуна. Присвистнув, он еще раз перечитал пришедшее оповещение, которое даже вызвало звон у него в голове, заставив его проверить. Сева наклонился через плечо друга и вчитался в текст.
     – «Ваш подопечный вступил в связь… сняты ограничения… бла-бла… чего такого-то?
     Изуна, не отвечая, просто тыкнул пальцем в определённую строчку. Маг прочитал её. Протерев глаза, повторил действие и, поняв, что это не шутка, медленно, выделяя каждое слово, спросил:
     – Твой. Ученик. Переспал. С. Ними. Ня?!
     Коохи кивнул.
     – Земля ему металлом…
     Мужчины постояли в недолгом молчании, пока Изуна опять не рассмеялся.
     – Чего на этот раз? – слегка раздраженно выгнул бровь Севастиан.
     – Да я просто вспомнил,… что близнецы с самого начала… говорили о себе в мужском роде, так как не знали японского языка в принципе…
     – И?
     – Иссей думал, что они – мальчики! – Коохи вновь рассмеялся.
     Севастиан несколько секунд потупил, а потом, прыснув, присоединился к другу, оглашая комнату громким хохотом.

Арка 0. Глава 18

     Опрокинув парня на землю, Женя нависла над ним. Взгляд Хёдо застыл, стоило ему увидеть в непосредственной близости от своего лица розовую горошину соска. Не осознавая своих действий, Иссей приподнял голову и кончиком языка лизнул его, вызвав у девушки тихий стон. Поняв, что бить его за это не будут, парень осмелел и, приоткрыв рот, слегка укусил сосок, вбирая его в рот. Женя запрокинула голову, зажмуривая глаза, и, ухватив парня за волосы, притянула его ближе к своей груди. Окончательно отбросив все сомнения, Иссей ухватился за второй манящий холмик, полностью уместившийся в его ладони, и начал мять его, сжимая сосок между пальцами, впрочем не забывая работать языком, пробуя грудь девушки всеми возможными способами.
     Женя лишь ласково гладила Иссея по голове, запрокидывая голову и слегка постанывая, когда парень прикусывал её сосок или крепко сжимал его пальцами. Даже несмотря на всю неопытность парня, девушка получила громадное наслаждение от его ласк.
     Пока парень развлекался с одной из близняшек, Саша изучала взглядом возбужденный агрегат Хёдо. Проведя ноготком по набухшим венам, девушка добилась дрожи Иссея. Хихикнув, она решила не останавливаться на достигнутом эффекте, и, плотно обхватив ладошкой член парня, начала водить ей верх и вниз, оттягивая крайнюю плоть и обнажая покрасневшую головку, на кончике которой выступила полупрозрачная капля. Наклонившись, Саша слизала её, заставив Иссея вздрогнуть и нечленораздельно замычать.
     Посмаковав вкус, девушка, не прекращая надрачивать член парня, вновь прошлась языком по набухшей головке, после чего, выдохнув, немного вобрала её в рот. Иссей, потерявший контроль от ощущения мокрого и теплого рта Саши, сжал зубы, сильно укусив сосок Жени, от чего та довольно вскрикнула.
     Оторвавшись от члена Хёдо, Саша приподнялась. От уголка её рта тянулась липкая нить слюны. Сглотнув, девушка ещё немного поводила ладонью по «дружку» Иссея и отпустила его, вызвав у парня чувство дискомфорта. Почуяв недовольство ученика, Саша лукаво улыбнулась и, приняв более удобное положение, вновь склонилась над стоящим колом членом Хёдо. Набухшая алая головка буквально приковала взгляд девушки. Облизнув слегка пересохшие губы, Саша судорожно вздохнула. Как давно она не видела такого красивого и притягательного члена. Не став долго раздумывать и желая полностью ощутить его вкус, девушка резко наклонилась и полностью вобрала его в рот. Подавив ненужный позыв, когда член задел стенки её горла, Саша приподняла голову, не выпуская тот изо рта, и вновь опустила её, издав при этом пошлый чавкающий звук. Войдя в определенный ритм, девушка вдобавок свободной рукой обхватила яички парня, немного сжимая их и перебирая пальцами.
     Вкус члена парня, аромат крови, до сих пор сочащийся из множества порезов, вызывал у Саши чувство тепла внизу живота. Не став себя мучать, девушка опустила вторую руку и, раздвинув пальцами половые губы, начала массировать свой клитор, слегка подрагивая от нахлынувшего возбуждения.
     Хёдо, потерявший голову от наплыва невероятно приятных ощущений, оторвался от груди Жени и издал громкий стон, прикрывая глаза. Ощущение горла Саши, её языка, этого теплого и мокрого плена, в котором оказался его член – Иссей был готов кончить прямо сейчас. А когда он услышал глухие чавкающие звуки, перемежаемые с нечленораздельными стонами Саши, контроль был окончательно потерян, и парень, неосознанно подняв бёдра, вогнал член как можно глубже в рот девушки, бурно кончая.
     Саша, старательно глотая сперму, желая не упустить и капли, ещё сильнее сжала яички Иссея, заставив того выдать дополнительную порцию «молочка» ей в рот. Проглотив абсолютно всё, девушка, причмокнув, оторвалась от члена парня, облизывая губы.
     Еще чувствуя вкус спермы Хёдо, Саша быстрыми движения довела себя до оргазма и, вскрикнув, осела на землю.
     Парень, откинувшись, тяжело дышал, ещё не отойдя от оргазма и первого в его жизни минета.
     Женя, недовольно насупившись, так как Хёдо перестал уделять ей внимание, немного сместилась вперёд, так, что перед взглядом Иссея предстала её сочащаяся выделениями киска. Пока парень удивленно рассматривал её, девушка ухватила его за волосы, изрядно покромсанные во время схватки, и притянула его к своему «цветку». Сглотнув, Хёдо неожиданно для себя принюхался, чувствуя новый, ни с чем несравнимый запах. Он не отталкивал, а даже наоборот – лишь манил попробовать соки Жени. Не став себе отказывать, парень нерешительно провёл языком по половым губам девушки, слизывая блестящие капли «нектара», смешанные с потом, что создавало непередаваемый вкус, который понравился Хёдо.
     Услышав довольный хриплый стон Жени, Иссей осмелел и, раздвинув пальцами «лепестки» девушки, лизнул розовую мякоть, заострив внимание на горошине клитора, вбирая её в рот.
     Девушка, подавившись воздухом, впилась ноготками в голову Хёдо, буквально вминая того в свою киску. Парень, не став отказывать, усилил напор, буквально вылизывая сокровенное место Жени, чувствуя задор от осознания того, что делает ей приятно. В какой-то момент Иссей нащупал кончиком языка интересующую его дырочку и, недолго думая, проник в неё.
     Женя, широко открыв рот, закатила глаза, немного содрогаясь. А когда Хёдо начал буквально трахать её своим языком, девушка могла только рвано стонать и помогать парню, насаживаясь на язык.
     Вспомнив всю ту гору прочитанной в своё время эротической манги, Иссей поднял руку и начал массировать клитор Жени указательным пальцем, доводя ту до грани оргазма.
     Девушка, почувствовав цунами нахлынувших эмоций, пару раз вздрогнула и кончила, сжимая мышцами влагалища язык Хёдо и заливая лицо парня выделениями.
     Пока парень вытирал лицо ладонью, близняшки встали на ноги и посмотрели друг на друга. Затем они одновременно наклонили головы и вытянули правую руку вперед.
     – Камень, ножницы, бумага! Раз, два, три! – Женя расстроенно посмотрела на раскрытую ладонь сестры, нависающую над её кулаком. Саша, показав язык, радостно посмотрела на готовый к новым подвигам член ученика.
     Присев над ним, девушка развела пальцами половые губы, и помогая себе рукой, направила член Хёдо прямиком в свою дырочку. Почувствовав как тот расширяет её и понемногу проникает внутрь, Саша закусила губу, сдерживая крик. Родной смазки было достаточно для беспрепятственного проникновения.
     Иссей широко открытыми глазами наблюдал, как его «дружок» скрывается в недрах киски девушки. В голове парня билась лишь одна мысль: «Я занимаюсь сексом, самым, мать его, настоящим сексом!», но когда Саша, всё-таки вскрикнув, полностью ввела в себя его член, даже эта мысль испарилась, смытая волной шикарного ощущения единства.
     Хёдо смотрел, как девушка, вся покрытая порезами и сгустками засохшей крови, с лицом, преисполненным блаженством, активно насаживается на его член и не верил своим глазам. Это превосходило все его ожидания.
     Саша, упершись руками об грудь Иссея, плотно зажмурила веки и, приоткрыв рот, ускорила темп, норовя принять член парня как можно глубже. Хёдо, перестав притворяться бревном, решительно обхватил руками упругую попку девушки, крепко сжав её пальцами, и начал помогать, пытаясь попасть в ритм. В какой-то момент, когда член ученика в очередной раз задел вход в матку, Саша обмякла, буквально падая на Хёдо, позволяя тому, немного раздвинув ягодицы девушки, начать активно вдалбливаться в девушку, забыв обо всём. Хлюпающие звуки и шлепки разносились по всему полигону.
     Женя, наблюдая как Иссей трахает её сестру, которая высунув язык, бессвязно мычала от удовольствия, начала ласкать свою грудь и киску, сглатывая слюну и желая оказаться на месте Саши.
     В последний раз загнав член так глубоко, насколько возможно, Хёдо зарычал и извергся в девушку, которая словно сорвалась и кричала на одной высокой ноте, впившись ногтями в грудь Иссея.
     Аккуратно сняв с себя Сашу, которая, прикрыв глаза, тяжело дышала, отходя от оргазма, Иссей перевёл взгляд на Женю. Та, лежа на земле, призывно раздвинула ноги, открывая парню вид мокрую киску. Хёдо больше ничего не требовалось, его член, увидев такое, вновь принял боевое положение.
     Подойдя к девушке, парень навис над ней, одной рукой направляя своего «дружка» в её сокровенную дырочку. Женя нетрепливо дернула бедрами, жалобно заскулив, когда Иссей, словно издеваясь, начал медленно входить в неё. Парень видел во взгляде девушки неприкрытую похоть, но специально не торопился, растягивая момент. Дойдя до половины, Хёдо рыкнул и резко вошёл до конца, заставив Женю открыть рот в немом крике и закатить глаза. Сразу взяв быстрый темп, парень начал грубо трахать девушку, прижимая её руки к земле.
     Женя, раскрыла ноги ещё шире, из уголка её губ потекла слюна, которую Иссей тут же слизал и увлёк девушку в поцелуй, нагло шарясь языком в её рту.
     Близняшка поначалу пыталась отвечать на поцелуй, но потом сдалась и позволила парню делать всё, что ему заблагорассудится, лишь постанывая парню в рот. Того надолго уже не хватало после такого неожиданного секс-марафона, и Иссей, сцепив зубы, начал извергаться.
     Ощутив, как горячая сперма Хёдо активно заливает её нутро, Женя выгнулась и сама кончила, сжимая стенками влагалища член Иссея…
     * * *
     – Ну, что, ня, ты теперь доволен? – Сева недовольно смотрел на книги, разлетевшиеся по полу. Изуна слегка виновато улыбнулся, ставя на место рухнувшую полку. – И что твоим рукам любителя чистить туалеты там понадобилось?
     Коохи пожал плечами, наклоняясь и собирая разбросанную литературу.
     – Просто посмотреть хотел, – не оборачиваясь к другу, проронил мужчина, расставляя книги. Маг, смотря на это, всплеснул руками и что-то раздраженно някнув, буквально подлетел к товарищу, выхватывая у него из рук свои сокровища.
     – Ты что делаешь, супостат? Сначала идёт «Теория возникновения Хаоса», и только потом – «Концепции божественной магии», ня! – бурча себе под нос, восстанавливал одному ему известный порядок Сева.
     Изуна, фыркнув, отошёл в сторонку, решив не обращать внимание на чужих тараканов. Да и ему ли о них что-то говорить. Медленно прохаживаясь вдоль забитых доверху стеллажей, Коохи взглядом скользил по корешкам книг, узнавая некоторые книги. Несмотря на то, что он не был настолько помешан на культе Знания, как Севастиан, это не мешало ему обладать информацией во множестве областей.
     За то время, которое он здесь не бывал, коллекция мага изрядно пополнилась. С лёгким удивлением мужчина остановился возле полки, где находилось полное собрание книг по «Гарри Поттеру» в оригинале. Сева, обернувшийся посмотреть не натворил ли лишних дел его друг, усмехнулся, поняв, что заинтересовало Коохи.
     – Что-то не так, ня? – поскоблив пальцами зачесавшиеся кошачьи уши, спросил маг.
     – Да, ничего… – Изуна, вытащив первую попавшуюся книгу, быстро пролистал её и поставил на место. – Не ожидал, что увижу здесь такое чтиво.
     Севастиан фыркнул.
     – Не всегда же только серьезные темы изучать, ня, иногда нужно и мозгу дать отдохнуть. Иначе к тебе придёт белый пушной зверёк в компании добрых мед… ня… братьев, что отвезут тебя в помещение с мягкими стенами.
     – Не поспоришь, – сдув упавшую на глаза чёлку, Изуна развернулся и спиной прислонился к стеллажу, который жалобно скрипнув и покачнувшись, остался стоять на месте. Сева, заметив это, возмущенно зашипел.
     – Только опрокинь что-то, ня! И я тебе клянусь, на следующее утро, ня, у тебя появятся неожиданные предметы в заднем проходе!
     – Конечно-конечно, – отмахнулся от мага Коохи. – Собирай уже свои книги, маньяк от мира науки. Меня ученик уже ждёт не дождется.
     Севастиан рассмеялся.
     – Скорее он благодарит всех, ня, богов, что ему дали хоть немного передохнуть…
     – Эй, я не настолько ужасен, – шутливо возмутился Коохи.
     – Да-да, ты вообще «самый милый человек на земле», – сделал воздушные кавычки маг.
     Побросав нужные книги в сумку, с которой он никогда не расставался, Сева кивнул Изуне. Тот издав вздох, который можно было перевести как: «ну, наконец-то он закончил!», щелчком пальцев открыл портал посреди библиотеки.
     – Щупальца Арси тебе в одно место! – цокнул языком маг, смотря на переход, переливающийся алым с фиолетовыми прожилками. – Очень… занимательная цветовая гамма, ня.
     – Просто заткнись, – придал другу ускорения в виде пинка Изуна. Уже слетевшие с уст мага оскорбления потонули в мареве портала. Коохи, в последний раз окинув взглядом библиотеку, последовал за Севой.
     Когда мужчина скрылся, портал, издав противное чавканье, захлопнулся.
     * * *
     Иссей, проморгавшись, поднялся с земли, недоуменно оглядываясь. Он всё так же находился на полигоне, причём, парень поежился, абсолютно голый. Что, чёрт побери, произошло?
     Попытавшись вспомнить, какие события привели к такому исходу, Хёдо начал активно взывать к памяти. И та ему ответила, да так, что парень смог лишь нервно икнуть, немного бледнея.
     – Очну-у-улся, бра-а-атик? – заслышав голос близняшек, Иссей передернулся, механически поворачивая голову.
     Саша и Женя смотрели на него с улыбкой.
     И, да, они были полностью нагими.
     А это значит только одно.
     От осознания, что его первый раз был с этими маньячками, Хёдо впал в недолговременный ступор. Но стоило признать, это было приятно, даже очень. В разы лучше того, как парень фантазировал.
     – А вы не хотите одеться? – вернувшись в реальность, спросил у близняшек Иссей.
     Саша вопросительно наклонила голову, тогда как Женя озвучила:
     – Зачем? Нам и так неплохо, – и в подтверждение своих слов, она крутанулась вокруг своей оси. Ещё раз рассмотрев её, бесспорно, хорошо сложенное тело, Хёдо сглотнул, вспоминая, как она извивалась под ним.
     – Но, наверное… э-э-э… стоит одеться, да? – ещё не очнувшись до конца, пробормотал парень.
     – Дума-а-аешь? – приложила пальчик к губам Саша. – Тогда окей.
     И близняшки просто вытащили из воздуха точную копию своей предыдущей одежды, которая сейчас валялась тряпьем на земле. Закрыв глаза на эту странность, Хёдо вспомнил, что и сам ходит в чём мать родила.
     Найдя свои… тряпки, Иссей начал перебирать их в поисках чего-то относительно целого, и в чём можно будет пойти домой, не привлекая особого внимания.
     – Такое себе, – вздохнул Хёдо, натягивая трусы и треники. Всё остальное годилось только в утиль. Оглядев свой исцарапанный и иссеченный торс, парень почесал голову. Понадеявшись, что Филипп Филиппович сможет убрать все следы своеобразной тренировки, Иссей последовал к выходу. Но уже подойдя к лестнице, он резко остановился как вкопанный.
     – Эм, а что дальше? – Хёдо развернулся и посмотрел на близняшек, что шли за ним. Те недоуменно наклонили головы, – Ну, мы как бы занимались с…с-се…
     – А разве что-то изменилось? – невозмутимо проронила Саша.
     – Секс – отличное средство для снятия напряжения. Давно мы так не выкладывались, – улыбнулась Женя.
     – Э-эм, – Иссею пришлось признать, что их логика вне его понимания. Неожиданно, одна мысль пронзила его тело подобно стреле. – П-погодите. То есть… если мы ещё раз так сразимся, то, возможно…
     Хёдо замолк, пытаясь подобрать слова, но близняшки и так догадались о чём думал их ученик.
     – Конечно. Это ведь прия-я-ятно, – Саша и Женя одновременно хихикнули.
     Иссей издал неловкий смешок, зарываясь рукой в волосы и понимая, что у него теперь появился нехилый такой стимул, чтобы поддать жару в тренировках с девушками.
     – Ты тоже это ощутила? – резко подобралась Саша.
     Женя кивнула.
     – Да, папо-о-очка вернулся! И, кажется, с ним… дядя Сева! – близняшки радостно улыбнулись и умчались наверх.
     Хлопок двери заставил Иссея подпрыгнуть.
     – Учитель вернулся? И с ним кто-то ещё? – Хёдо медленно начал подниматься по лестнице, замерев на половине пути. – С-стоп… папочка, да?
     Парень почувствовал, как по спине полился град холодного пота. А как отреагирует Учитель, если узнает, что он переспал с близняшками? Он, конечно, отрицал их родство… но чувство страха перед будущим от этой мысли никуда уходить не собиралось.
     * * *
     Когда Иссей поднялся наверх, первым, что он услышал, был незнакомый голос:
     – Да отстаньте, вы, ня, от меня, мелкие разбойницы. Идите к своему папочке, дайте мне хотя бы разгрузиться с дороги!
     Предположив, что это и есть тот самый «дядя Сева», о котором сказали близняшки, Хёдо вылез в помещение.
     Первое, что бросилось в глаза, являлось новым диваном, стоящим рядом со старым. На нём сидел высокий тощий мужчина, о чём-то разговаривающий с Учителем. На появление Иссея он отреагировал ленивым поворотом головы.
     – Это тот самый неудачник, которому, ня, пришлось познать на себе все муки ада, став твоим учеником? – только сейчас Хёдо заметил наличие у мужчины… кошачьих ушек? Он, что, как госпожа Йотуа? – Эй, не прекратишь так меня смотреть, я тебе, ня, устрою веселые игры с огнем, молнией и пытками.
     Иссей сразу же отвёл взгляд.
     – Слышь, Изу, – Севастиан вновь повернулся к Коохи. – Я твоего птенца завтра осмотрю, мне неимоверно, ня, лень сейчас этим заниматься.
     Учитель просто пожал плечами, оглядев ученика и слегка приподняв бровь. Иссей сглотнул. Неужели он всё-таки ему что-то сделает за…
     – Ты так полуголым и пойдешь домой? И что с твоей причёской? – в голосе мужчины слышалось ехидство.
     Хёдо пару раз моргнул и, не понимая, что не так, подошёл к настенному зеркалу.
     – Оу… – от прежней и без того неухоженной шевелюры, остались лишь кривые, неровные патлы.
     – Филипп Филиппович, – Изуна посмотрел на Доктора. Тот, вздохнув, поднялся с кресла и подойдя к Хёдо, ударом ребра ладони вырубил его, подхватывая бессознательное тело. Закинув Иссея на плечо, мужчина неспешно направился на второй этаж.
     – Мило, ня, – прокомментировал Сева. – Да отвалите вы, я же сказал, что не буду зачаровывать ваше оружие на дополнительную пробивную мощь. Изу, скажи им!
     – Просите у него ещё усилие режущего фактора…
     – Предатель, ня!

Арка 0. Эпилог

     С трудом разлепив глаза, Иссей причмокнул губами, вяло осматриваясь вокруг. Всё вроде бы было нормально. Он стоял между людьми в военной форме, перед которыми строевым шагом ходил мужчина, что-то громко вещающий… Стоп? Солдаты? Строй? Где он, чёрт побери?!
     – … если вы, жалкие куски дерьма, ещё не поняли, что вас ждёт – тогда сразу убейте себя, чтобы не позорить флаг нашей страны! – орал во всю глотку мужчина, смотря на людей взбешенным взглядом.
     Проходя мимо Хёдо, он остановился.
     – Что с твоим лицом, гук тупорылый? Раскрой глаза и смотри на меня, когда я с тобой говорю, – наклонившись, мужчина вперился взглядом в парня.
     – В смысле… – ошарашенно пробормотал Иссей.
     – Какой, твою мать за ногу и об бетонную плиту головой, «в смысле»?! – рявкнул пугающий незнакомец. – Что за ответ, дерьмоглот?! Как надо отвечать мне, старшему инструктору по строевой и боевой подготовке – сержанту Хартману?! Чего пасть закрыл, быстро, блять, ответил!
     – Я не знаю, – проблеял побледневший Хёдо. Услышав эту фразу, мужчина заскрипел зубами и начал покрываться алыми пятнами.
     – Не знаешь?! НЕ ЗНАЕШЬ?! А что ты, проклятый выкормыш больной сифилисом макаки, знаешь, а?! Может, вопрос о смысле жизни?! Так я сам тебе отвечу, твой смысл жизни – жрать моё дерьмо!!! Как нужно мне отвечать?! СТРО-О-ОЙ!
     – СЭР, ЕСТЬ, СЭР! – одновременно гаркнули солдаты, вытянувшись по струнке. Недовольно оглядевшись, Хартман сплюнул себе под ноги
     – Таким криком вы только можете испугать комара, и то, он улетит из-за вашей вони изо рта!
     – Ты понял как это делается, жертва неудавшегося аборта?! – проорал в лицо Иссея сержант Хартман. 
     – Сэр, есть, сэр. 
     – Я не слышу! 
     – Сэр, есть, сэр! 
     – Ты – говно, а говно должно говорить громче! 
     – СЭР, ЕСТЬ СЭР! 
     – И если, ты ещё хоть раз попробуешь меня трахнуть, я тебя сам трахну, понял?! – удар кулака, заставил Иссея упасть на колено, хватая ртом воздух и держась за живот, прикрывая глаза.
     – Встал и очнулся, рядовой!
     – Очнись, блять!
     – Очнись!
     Иссей на автомате рявкнул:
     – СЭР, ДА, СЭР! – после этой фразы парень резко распахнул глаза.
     На него, немного удивленно, смотрел мужчина со знакомыми чертами лица. Потихоньку, образ сложился в Филиппа Филипповича.
     Доктор, не показав ни единой эмоции на лице, спокойно произнёс:
     – Видимо… переборщил… с наркозом, – после чего посвятив фонариком в глаза Хёдо и заставив того зажмуриться, отошёл в сторону, откуда послышал шум воды.
     Пытаясь избавиться от остатков столь реалистичного кошмара, Иссей повернул голову, смотря как Филипп Филиппович моет руки.
     – Сон, просто сон… – простонал парень, по привычке зарываясь в волосы. Спустя пару секунд, наполненных попытками нащупать родные лохмы, Хёдо резко подскочил на ноги и начал судорожно оглядываться в поисках зеркала.
     Найдя искомое в противоположной стороне комнаты, парень буквально подлетел к нему.
     Из отражения на него уставился крепко сложенный подросток с начавшими грубеть чертами лица. Вроде ничего особо не изменилось, но Хёдо, не веря, провёл руками по короткому ежику волос, который остался от его густой шевелюры. Нет, это даже шло ему, но…
     – Эм, Филипп Филиппович… а что с моей прической?
     Доктор, вытирая руки, бросил короткий взгляд в сторону парня.
     – Прическа. Армейская. Только такие умею, – и вновь занялся своими делами, собирая хирургические принадлежности.
     Иссей на фразу мужчины лишь нервно хихикнул.
     – Армейская, хех… сэр, есть, сэр, да?
     Филипп Филиппович, складывая весь свой набор скальпелей в черный саквояж, тихо, но в тоже время чётко произнес.
     – Ты нервный. Так не пойдет. Завтра идём.
     – Куда? – закончив изучать свой обновленный имидж Хёдо.
     – Нервы лечить, – по тону Доктора было понятно, что более подробной информации парень не получит. Смирившись со своей судьбой, Иссей поблагодарил мужчину за помощь – следы от сражения полностью исчезли – и направился к выходу из комнаты. Перед тем, как Хёдо повернул ручку двери, Филипп Филиппович окликнул его и бросил в руки свёрток.
     Развернув его и уставившись на футболку цвета хаки, Иссей, вновь не удержавшись от смешка, надел её.
     В гостиной была тишина.
     – Что, все уже спят? – почесал подбородок парень, ища взглядом настенные часы.
     – Бл...! – не дав себе грубо выразиться, Хёдо выдохнул сквозь плотно сжатые зубы.
     Три часа ночи.
     Мама его точно убьёт…
     … уже лежа в кровати родного дома, выслушав спокойную, но в тоже время отдающую глухим чувством вины тираду матери, Иссей прокручивал в голове события сегодняшнего дня.
     – Блин, я о таком даже не мечтал, – Хёдо улыбнулся и прикрыл глаза рукой.
     Его мысли понемногу свернули в другую сторону.
     Если так подумать, то ему жутко повезло, что из семи миллиардов людей, Учитель выбрал именно его. Ведь на его месте мог быть любой другой неудачник, и что бы тогда? Что было бы? Он бы продолжил прожигать свою жизнь в попытках подсмотреть за девушками в раздевалках, собирал коллекцию эротических журналов…
     Иссей усмехнулся.
     Хотя это тоже не самый плохой вариант. Да и чего теперь думать, как однажды сказал Йозеф Альбертович: «История не терпит к себе сослагательного наклонения». Отбросив дурные мысли, Хёдо повернулся на бок, удобнее устраиваясь.
     Под конец, уже почти погрузившись в сон, парень вспомнил про близняшек, и на его лицо выползла глупая, но довольная улыбка.
     Нет, всё-таки ему чертовски повезло в этой жизни!
     … только вот строгий наказ мамы рассказать о том, где он пропадает, плотно засел на краю сознания, немного портя настроение.
     Решив завтра после занятий забежать к Учителю и обсудить эту проблему, Иссей всё-таки уснул.
     – …сэр, есть, сэр, – сквозь сон пробормотал Хёдо.
     * * *
     Иссей довольно потянулся, заходя в класс и направляясь к своему месту. Удивительно, но он научился высыпаться за четыре-пять часов, хотя раньше считал это невозможным. Лавируя между одноклассниками и ловя их удивленные взгляды, парень подошёл к родной парте, возле которой стояли его друзья, о чём-то бурно спорящие с Кирью. При виде девушки Иссей хотел бы сморщиться, но, подумав, понял, что та больше не вызывает у него негативных эмоций.
     И вообще, с утра весь мир казался гораздо лучше, чем раньше. Могло ли быть дело в том, что он перестал относить себя к категории «девственник», гордо перейдя в лигу чемпионов? Хёдо вновь глуповато улыбнулся. Кто ещё мог похвастаться первым разом в пятнадцать лет, ещё и с симпатичными близняшками? Нет, возможно, и были такие кадры, но Иссея это волновало мало.
     – … да кто вам сказал, что женская грудь сладкая на вкус? – усмехнулась Айка, скрещивая руки на груди. Заметив Хёдо, она было хотела его поприветствовать, но застыла с открытым ртом.
     – Ты чего? – Мотохама, стоящий спиной к Иссею, помахал рукой перед лицом Кирью, но не смог этим ничего добиться. Развернувшись, парень уставился на подошедшего друга и, крякнув, поправил оправу очков. – Решил сменить стиль?
     Мацуда, сверкнув лысиной на солнце, широко улыбнулся, показав большой палец Хёдо. Ну, конечно, другого от любителя «простой стрижки», как он выражался, не ожидалось. Почему-то Иссей подумал о том, что его другу пошёл бы зеленый обтягивающий костюм.
     – А тебе идёт, слу-у-ушай, – перестав стоять статуей, отмерла Айка, приблизившись непозволительно близко к Хёдо и начав его пристально рассматривать.
     Парень на это лишь выгнул бровь, мысленно радуясь, что смог этому научиться, тратя кучу времени на кривляние перед зеркалом. Уж больно ему понравился этот жест в исполнении Учителя.
     – С чего такие перемены в имидже? – продолжала увиваться Кирью, обнюхивая Иссея. – О, ты начал пользоваться мужским парфюмом?
     Девушка наигранно шмыгнула носом, вытирая воображаемые слезы.
     – Мой мальчик так быстро вырос…
     Хёдо на это лишь закатил глаза и, обхватив подругу за талию, отставил её в сторону, освобождая проход к своему учебному месту. Разложившись, Иссей откинулся на спинку стула, уставившись в пейзажи за окном.
     – Пф, грубиян, – недовольно насупилась Айка, но тут же, забыв про «обиду», повернулась к Мацуде и Мотохаме. – Так, на чём мы остановились?
     Мотохама, закончив рассматривать Хёдо, сверкнул линзами очков.
     – На том, что ты признала нашу правоту!
     Мацуда согласно закивал.
     – Пиз… клевета и наглая провокация! – не став материться при всём классе, возмутилась девушка. – Не могла я принять эту глупость. Не может быть женская грудь на вкус как «сладкая клубника с взбитыми сливками»!
     – Может! – горячо возразил Мотохама. – Просто ты это скрываешь! И вообще, это заговор всех женщин! Эй, Исэ, ты ведь с нами согласен?
     – С че-е-ем? – протянул Иссей, следя взглядом за какой-то птицей, прыгающей с ветки на ветку.
     – Что женская грудь – сладкая на вкус!
     Хёдо, не особо думая, ответил:
     – Да нет. Укуси себя за руку – примерно такие же ощущения. Только волос нет, да и в районе сосков… – осознав, что он несёт, Иссей резко прервался, медленно поворачиваясь в сторону друзей. Те, вылупившись на него, приоткрыли рты.
     – Откуда. Ты. Это. Знаешь? – выделяя каждое слово, поинтересовался Мацуда, подозрительно щурясь.
     – Присоединяемся, – одновременно добавили Мотохама и Айка.
     Хёдо, поняв, что попал впросак, хотел привычно взлохматить шевелюру, но вовремя вспомнил, что от неё остались только воспоминания. Нужно было выкрутиться. И срочно. И никакой правды, иначе собственные друзья его удавят. Из жалости.
     – Прочитал в каком-то журнале, когда ходил за продуктами, ну, знаете, те, которые около кассы. Вам точное название надо? Так я и не скажу.
     – Почему? – Мотохама хотел было схватить друга за грудки, но тот мягким движением отбил его руки в сторону.
     Айка фыркнула.
     – Не верится.
     Иссей, оттряхнув невидимую пыль с груди, покачал головой.
     – Ви шо, думаете, я про свою информацию вру? Да как ви можете, это таки оскорбляет мои невинные чувства. Ви готовы заплатить за их порчу? Они, знаете ли, защищены! И да, ви хотите информацию, я – хочу с этого что-то поиметь. Таки давайте поможем друг другу! – Хёдо собрал пальцы в щепотку и потёр ими друг о друга.
     … Йозеф Альбертович, сидящий на диване, довольно хохотнул. Филипп Филиппович вопросительно на него посмотрел.
     – Забудьте, друг мой, – отмахнулся старик, возвращаясь к чтению газеты, скрывая широкую улыбку.
     * * *
     – Так зачем вы идёте со мной? – повторил свой вопрос Иссей, обращаясь к Шустеру, шедшему рядом с ним. Старик зачем-то взял с собой трость, отобрав её у недовольного мага, и использовал как опору при ходьбе. – И у вас нога болит?
     – Разве не вы, милок, жалились, что у вас таки возникли проблемы с пониманием в семейном кругу? – Йозеф Альбертович прищурился. – Вот, по доброте душевной, решил вам помочь со столь нелегким вопросом.
     – Просто так? – во взгляде Хёдо плескалось нехилое такое подозрение.
     – Растёте в моих глазах, молодой человек, – одобрительно цокнул языком старик. – Ну, я вам помогу, вы мне поможете потом…
     Иссей был более, чем уверен, что Шустер сможет воспользоваться возникшим долгом как подобает.
     Когда они приблизились к дому Хёдо, парень хотел было что-то сказать, но Йозеф Альбертович остановил его жестом.
     – Доверьтесь профессионалу. Я, конечно, не Виктор Люстиг, но что-то да могу…
     … Мэдока, поставив чашку горячего чая перед неожиданным гостем, села на диванчик.
     – О, премного благодарен, – слабо улыбнулся Шустер, беря напиток подрагивающими руками и делая глоток. – Прекрасный чай, такой насыщенный вкус, а аромат… у вас явно талант не только в воспитании детишек.
     Женщина слегка смутилась.
     – Не стоит, – Мэдока выдохнула. – Так… вы говорите, что в последнее время мой Иссей помогал вам в домашних делах, да?
     Йозеф Альбертович кивнул, ставя чашку, и, ойкнув, устраиваясь удобнее на кресле, потирая спину.
     – Именно так. Вы просто не представляете, как этот молодой человек, – старик потрепал стоящего рядом парня по руке, заставив того слегка покраснеть, – помог старому человеку. Чтобы я без него делал. Мало того, что пришлось бросить всё нажитое и переехать в другую страну, в абсолютно незнакомый город, так и знакомых, способных помочь не нашлось. Спасибо провидению, что мне встретился ваш чудесный отпрыск. Чтобы я без него делал…
     Покачав головой, Шустер вновь пригубил чая, помолчал и продолжил:
     – Хочу сказать, что Иссей-кун крайне стеснительный молодой человек. Мало того, что не рассказал вам, так еще и, представляете, денег за свой, бесспорно, тяжелый труд не хотел брать. Тише, моя дорогая, тише. Не возмущайтесь, я придерживаюсь принципа, что любой труд должен быть оплачен. Ох, проблемно, конечно, получилось. Если бы мальчик мне не рассказал, у нас мог бы возникнуть некрасивый конфликт.
     Мэдока вздохнула. Женщина знала о своём вспыльчивом характере, который, с годами, конечно поутих, но иногда давал о себе знать. И её муж – Акира, тому свидетель.
     – Теперь понятно, – протянула мать Иссея, постукивая пальцами по подлокотнику дивана. – И вы просите меня, чтобы я и дальше разрешила своему сыну вам помогать?
     Почему-то этот доброжелательный и учтивый старик вызывал у неё доверительное отношение. Может дело было в его взгляде повидавшего жизнь человека, а может – потому что он напоминал ей её собственного дедушку.
     Пожевав нижнюю губу, Йозеф Альбертович кивнул головой.
     – Вы правы. Я без него, как без рук. Вы же не будете против?
     – Да что вы, – отмахнулась Мэдока, – всё в порядке. Теперь я уверена, что Иссей не занят какой-нибудь ерундой, вы же знаете эту молодежь.
     – Не то слово, дорогая моя. Был у меня в жизни случай…
     Поняв, что больше ничего сверхважного он не услышит, Иссей поспешил покинуть дом, сославшись на школьные дела.
     – Пронесло, – выйдя за ограду, вздохнул Хёдо, чувствуя как с души упал огромный камень. – Только вот что от меня хочет Филипп Филиппович?..
     * * *
     https://www.youtube.com/watch?v=kcihcYEOeic
     Этот был очередной тихий вечер. Солнце, медленно закатываясь за горизонт, окрашивало своим светом небо в различные тона красного. Дул несильный прохладный ветер, пригибая высокую траву к земле.
     Дымок взвивался над берегом реки.
     Возле небольшого медного котелка сидел высокий мужчина с длинными волосами и что-то неспешно помешивал поварешкой.
     – Взгляни вокруг, обернись назад. Все недовольны, и вечно ворчат, – тихо напевал себе под нос Севастиан. Принюхавшись, он, вытащив поварешку, немного отхлебнул из неё. Посмаковав вкус, мужчина покачал головой и, развернувшись, открыл сундук, стоящий рядом. Забравшись в него по пояс, маг начал что-то рьяно искать. Издав довольный возглас, Сева выбрался, зажимая в руке пучок каких-то травок.
     – Мир миллионами тел населен. И печалью каждый окружен. Серость вокруг так привычна глазам, не важен твой выбор, не важен ты сам, – продолжая напевать, мужчина забросил часть ингредиентов в булькающий котелок и перемешав, вновь попробовал. Расплывшись в довольной улыбке, Сева оставил еду доходить до кондиции. Хлопнув себя по ноге, на которую попытался предъявить права очередной комар, маг бросил остатки неизвестных трав в огонь костра. Раздалось шипение. Серый дым костра сменил свой цвет на лазурный, да и по округе начал расходится приятный успокаивающий аромат.
     Удостоверившись, что насекомые больше не потревожат его, Севастиан довольно лёг рядом с костром, доставая из кармана небольшой томик в кожаном переплёте. Открыв на том месте, где он остановился в последний раз, мужчина довольно вздохнул.
     Идеально. Тишина, костёр, берег реки и никаких назойливых близняшек, вечно мешающих и лезущих куда не просят.
     Неожиданно на лицо Севастиана что-то капнуло. Недовольно воззрившись на небо, которое незаметно затянуло тучами, маг пожал плечами и щелкнул пальцами…
     Иссей втянул носом аромат, идущий от котелка. Маг пообещал им сделать какую-то «уху», и судя по всему, она должна быть крайне вкусной.
     Дернулся поплавок, создавая круги на водной глади.
     – Хорошо? – спросил сидящий на раскладном стульчике Филипп Филиппович.
     Хёдо удобнее ухватился за удочку.
     – Хорошо…
     Дым от костра взвивался в воздухе, беспрепятственно проходя сквозь барьер, о который бессильно разбивались капли начавшегося дождя.
     Это был очередной тихий вечер…

Примечание к части

     Советую годное произведение: https://ficbook.net/readfic/6968598#part_content Также, для тех кто любит Евангелион, неплохие переводы по Аска/Синдзи. https://ficbook.net/authors/2489812
>

Конец Арки 0. Послесловие от автора

     Вы думали, это новая глава? А вот обломитесь.
     Заранее успокою знающих мой характер читателей. Это не очередной кусман текста, посвященный тому, что автора заколебало и он дропает сие творение. Пока можете убрать гнилые помидоры в сторону, они вам потом пригодятся.
     Вот просто захотелось послесловие такое после первой, а точнее – нулевой арки, оставить. Какие арки, о чём он? – спросит внимательный читатель. Да я и сам не думал, что так получится. Не против, если я немного с вами поделюсь процессом создания работы, её сложностями, моему отношению к канону и т.д.? Те, кому это не важно, можете смело закрыть. Позже будет нормальная глава, я вас уверяю.
     Первым делом – спасибо, что читаете и поддерживаете! Мне крайне приятно!
     Итак. Многие знают, а для тех кто не знает – поясняю, «Система Мучителя», далее – СМ, появилась вследствие переработки моей старой работы – «Бета-тестер», далее – БТ. В принципе, повторяться не буду, там получился плохой эксперимент, но и Бог ты с ним, верно? Вы же эту читаете. Так вот…
     СМ сразу выдвигал другую концепцию повествования. Если в БТ главная роль принадлежала попаданцу, и всё крутилось вокруг его (авторской) хотелки, то в СМ всё с точностью до наоборот. Основная причина будет раскрыта позже.
     В чем была проблема БТ? Главный герой. Он с самого начала была заявлен, как голый МС. Потом я пытался как-то вывернуться, но получилось не ахти. Позже, перечитав другие работы и подумав над своими косяками, я пришёл к выводу. Если я не могу отойти от введения дикого МСа, то нужно сделать так, чтобы он имел минимальное воздействие. Так и родился Изуна Коохи, а вместе с ним и вся остальная бригада мучитучителей. И главная роль, как бы ни кто не думал, отводится именно Иссею Хёдо, персонажу, которого я уважаю. Опять же о причинах уважения позже. Там и покидаетесь помидорами.
     Изначально, в СМ должно был быть один-два оригинальных персонажа, исключая Изуну и Йотуа. Но потом, при долгом обсуждении с одним Школьником и трабоёбом, я пришел к решению. А хули нет? Почему я не могу ввести столько людей, сколько мне надо? Я не буду описывать сложности их введения, создания характеров и прочего. Это было пиздецки сложно, поверьте. Почему я не использовал персонажей из канона, наделив их нужными чертами? Потому что это ересь и бред.
     Но и тут я крупно налажал. Где?
     Йотуа.
     Да, та самая неко, вызывавшая своим поведением нехилый пригар у многих, да такой, что мне пришлось расчехлять банхаммер и успокаивать бунт в лучших русских традициях 15-го века. И мне понравилось – так что сами виноваты, ги-хи. Вернемся к телу.
     Я ввел её, пытаясь повторить ту же роль, что в БТ. Но не учёл одного фактора. Если в БТ повествование шло о ДВУХ героях, тот тут, как можно заметить, их немно-о-о-ожечко больше. Самую малость.
     И неко просто затерялась. Сразу же скажу. Я даже НЕ думаю о том, чтобы её убрать. Для меня она маскот работы, часть изначальной идеи. И я это исправлю, как вы не поливайте моего персонажа говном.
     Сразу о героях. Большинство образов – собирательные. Какие-то списаны с моих знакомых, какие-то – безумная смесь моих любимых типажей и т.д. И брал я черты их характера не из воздуха. Прежде чем ввести нового героя, велось обсуждение о его целесообразности, роли и влиянии. Так что не надо мне тут. А, пока помню. Мини-спойлер, будет еще один новый персонаж. По идее, последний. Ну, если мне опять моча в голову не ударит.
     Перейдем к следующему моменту. Само повествование.
     Как можно было заметить, оно, отчасти, эпизодическое. Я пишу фрагмент, логически его заканчиваю ИЛИ оставляю наметки на продолжение, и пишу следующий. Так оказалось проще и удобнее. Будет ли такой формат сохранен далее? Быстрее да, чем нет.
     Да, у меня пока получается некая смесь комедии и slice-of-life, повседневности, если по-простому. Но начало было таким и задумано. Просто оно с какого-то ляда растянулось на 100+ страниц. Для справки: примерный объем планировался около 30-40 страниц.
     Сама идея арок пришла ко мне недавно, когда в процессе написания продолжения, мне сообщили одну новость, и мне пришлось срочно сваливать из дому.
     Уже тогда я сомневался, а не слил ли я работу? Ведь основная идея была утеряна. Тут спасибо трапоёбу, или Мору, за то, что остановил меня от позорного слива.
     Чтобы вернуть себе настрой, я решил повторно ознакомиться с каноном ДхД. Сразу отмечу: Я НЕ СМОТРЕЛ АНИМЕ ИЛИ ЧИТАЛ МАНГУ.
     Из рода своей деятельности, я предпочитаю оригинальные источники, хоть и в переводе, но всё же. Именно, я читаю ранобэ. На момент написания послесловия, я закончил чтение шестого тома. Медленно, знаю, но у меня было от силы часов двадцать свободного времени.
     Мне предлагали почитать критику от Лиса, но я дропнул на первых главах. Не потому что я такой весь из себя крутой, просто я привык составлять собственное мнение, а там слишком много… субъективизма.
     Вот мы плавно и перешли к тому, что я хотел вам сказать. Тут вы можете кидаться в меня помидорами, освистывать и всячески обижать.
     Внимание. Далее голое ИМХО, я предупредил.
     ИССЕЙ ХЁДО – ПРЕКРАСНЫЙ ПЕРСОНАЖ.
     Бах!
     Именно тот самый каноничный Иссей Хёдо, которого я пока знаю по шести томам, реально охуенный человек. Я искренне не понимаю всех тех людей, что его очерняют и всячески марают.
     Поясняю за базар, ведь надо, да?
     Смотрите.
     У нас есть обычный японский школьник. Уже гремучая смесь, не правда ли? Он живёт себе, не тужит, мечтает о сиськах. Много мечтает, даже слишком – согласен. И тут оказывается у него есть СИЛА, вокруг творится поебота. Конечно, следуя принципу, «где ОЯШ – там пиздец», наш герой окунается в самую гущу событий.
     Тут все согласны.
     Знаете, Ишибуми Иссей – гениален, отчасти.
     Его персонаж очень своеобразен и даже отталкивающе похотлив. До одури похотлив, чем многих отталкивает. Я не буду углубляться в анализ, приведение примеров – не вижу смысла. Те, кто захотят, внимательно перечитают ранобэ.
     Просто опишу Хёдо так, как я его вижу.
     Это молодой человек, добрый, понимающий и заботливый. Он не обладает интеллектом, но вместо этого – у него горячее сердце и НЕЕБИЧЕСКИ крепкий волевой стержень. Ало, он пережил столько пиздеца, а всё также остается нормальным парнем, без заскоков!
     Иссей... Он готов поставить всё, даже свою жизнь, чтобы защитить то, что дорого ему или дорого его близким. В Хёдо есть черта, которой не обладают многие ОЯШи.
     Он способен на самопожертвование. Бескорыстное, отчасти.
     Да, да. Сиськи, похоть, всё прочее – ОН МЕРЗКИЙ, ФУ-ФУ-ФУ. Вы рофлите? Даже откинув тот факт, что это просто шелуха…
     Даже так. У него есть сила воли, не стеснятся этого. Да, он пошлый. И говорит об этом прямо, принимая все последствия. Знает ли он, что это плохо? Да, мать его, знает. Но не собирается отступать, так как это ЕГО УБЕЖДЕНИЯ. Просто они своеобразны. Но не становятся от этого плохими.
     Иссей Хёдо – тупой. Как полено. Сам признает, да и не поспоришь. Он не может в высокие светские беседы, не умеет читать обстановку (поначалу). Так он же бывший школьник. Але, ему 16 лет! 16-летний современный подросток даже не может иногда правильно построить обычное предложение. Я не оправдываю Хёдо, просто объясняю.
     Но этот подросток, несмотря на всю свою тупость и похоть, самый чистый и светлый персонаж в работе. Он «рыцарь в сияющих доспехах».
     Ладно, чтоб было еще понятнее.
     Замените его желание обзавестись гаремом на… желание стать Хокаге.
     Упорный. Глупый. Сильный. Добрый. Отзывчивый. Светлый. Никогда не отступающий и идущий к своей цели сквозь слезы, сопли и боль.
     Типичный ОЯШ, скажут многие.
     Превосходный герой для такого сеттинга, скажу я. Он подобно Данко, не замечали? Он ведет людей за собой светом своих идеалов и убеждений.
     Я много могу чего сказать, но просто отмечу наиболее неприятные моменты, что я заметил у читателей и авторов по поводу Иссея.
     Он тюфяк и бревно, не может понять, что девушка в него влюблена!
     Во-первых, господа, комединый гаремник. Как бы достаточно. Во-вторых, он понимает. В пятом томе, если не ошибаюсь, Иссей признается, что видит их любовь, но боится, что его предадут, как это сделала Рейналь.
     Бедная Асия, как он может игнорить такую девушку.
     Отдельно отметил, поскольку просто охуел от претензий. Глаза промойте. Он встретил Асию в тот самый момент предательства (чуть позже, да). Это раз. Вы замечали, из тех кто читал, как Иссей описывает монашку в мыслях?
     Акено, Риас, Зеновия, куча других баб – пошло, грубо и дрочно.
     Асия – невинно. Да парень себя убить хочет за одни только мысли в её сторону. Она ему как младшая сестра, хотя сама этому не рада.
     Вспомните, Иссей обещал защищать её от всего. Не дать пострадать. И он исполняет это максимально сильно. Вот он и игнорирует на уровне подсознания все её подкаты. Потому что защищает от своего похотливого «Я».
     Он только о сиськах и думает!
     Наруто думал о Саске. Ягами о L или K. Гон о том, чтобы стать охотником. Лелуш подарить счастье своей сестре. Сколько вам примеров надо?
     Сиськи – это фундамент, вокруг которого выстроилась волевая крепость Хёдо. Стержень. Да, очень… странный, но от это лишь – уникальнее.
     НУЖЕН ДРУГОЙ ГГ, ПАФОСНЫЙ, БРУТАЛЬНЫЙ И ШОБ ПРЯ АЩ-АЩ-АЩ, ПОДРОЧИТЬ!!1 Или изменить ГГ ПРЯМ ШО ПЗДЦ НЕМОГУ!!11
     Окей, тогда можете слать канон нахуй. И все события в каноне нахуй.
     На место Иссея Хёдо так, чтобы не испоганить годный канон впесду, можно поставить лишь несколько героев. Эмия Широ, Наруто Узумаки, Рен Фуджи.
     Нужен светлый герой со стойкими идеалами, способный полноценно раскрыть душу каждого героя в каноне. На место Хёдо не встанет какая-то неведомая темная ебанина, что всех НОГИБЭ и т.д.
     Это будет неестественно.
     Еще один плюсик в карму Хёдо – его любят дети. И он любит детей. Да потом идут размышлениях о их мамочках, но все же
     Иссей живет, развивается и прочее. Он умнеет, становится лучше.
     Я не понимаю хейта в его адрес. Я не понимаю хейта в сторону Риас или Соны, Акено или Гаспара.
     Почему вы так однобоки? Да, у Хёдо есть херовые стороны. Но они нивелируются за счет его добродетелей.
     К чему я вел. Я вас прошу, будьте объективнее, если вы взрослый человек. Просто видя комментарий от условно 30-летнего мужика, где он брызжа слюной доказывает, что Хёдо – хуй и место ему в могиле… то тут нужно сомневаться в его (комментатора) умственной полноценности.
     Ладно, запизделся я.
     Всего хорошего вам, спасибо что прочли.
     С уважением,
     Xezon-san.
     P. S. Я не заставляю вас принимать мою версию Иссея как истинно верную.
     Господа, сколько людей, столько и мнений. Просто попытайтесь увидеть именно СВОЮ версию героев, какими именно ВЫ их видите.
     Я призываю вас мыслить отлично от других.
     Также, для особо умных. Если мне нравится КАНОНИЧНАЯ версия Хёдо, это не значит, что в моей работе будет именно КАНОНИЧНЫЙ Иссей.

Арка 1. Начало пути. Глава 1.

     Издав хрип, крашеный блондин харкнул кровью на грязный асфальт и рухнул на колени, отчаянно хватая ртом воздух.
     – Ублюдок! – покрытый пирсингом парень замахнулся куском арматуры, целясь Хёдо в голову, но тот плавно отошёл в сторону, смещаясь назад, и впечатал локоть в лицо неудачливого гопника, заставляя того упасть навзничь.
     – Бл… – последний из четверки сделал шаг назад, крепче хватаясь за рукоять складного ножа. В его глазах застыл страх.
     Кто же знал, что их обычная процедура добычи денег на вечерние развлечения закончится именно так? Они выбрали обычную цель: какой-то левый школьник, загулявший поздним вечером в не самом благополучном районе. Окружили, затащили в подворотню. Всё как всегда. Где они ошиблись?
     Почему его товарищи валяются бессознательными мешками на асфальте, а их цель, не получив и царапины, спокойно смотрит на всё это?
     – Д-думаешь, что т-ты самый к-крутой, да? – стуча зубами от нахлынувшей нервозности, спросил гопник.
     Иссей, фыркнув, спокойно подошёл к парню, который рефлекторно отступил к стене, выставляя перед собой нож.
     – Н-не подходи! – он не мог перестать смотреть в равнодушные глаза Хёдо, колени предательски тряслись. – Я т-теб… кха-аха!
     Ничего не говоря, Иссей впечатал кулак в солнечное сплетение гопника, немного подкинув того. Нож со звоном упал на землю, а вслед за ним и парень, смотря выпученными глазами на асфальт. Воздуха катастрофически не хватало. Перед тем, как потерять сознание, гопник проклял свое слабое сердце.
     Оглядевшись и удостоверившись, что его неудачливые грабители получили по заслугам, Хёдо вышел из подворотни и отправился в сторону дома. Мама обещала приготовить отличное карри, а такое пропускать было бы просто кощунственно!
     * * *
     На следующее утро Иссей, перепрыгивая через ступеньку, спустился на первый этаж и залетел на кухню.
     – Что-то интересное показывают? – парень, усевшись за стол, пододвинул поближе к себе тарелку. Облизнувшись, он с удовольствием начал уплетать омлет. Любимое блюдо, как-никак.
     Мэдока, сидевшая на другом краю, неопределённо пожала плечами.
     – Новости как новости, – она уже собиралась переключить канал, ведь на одном из каналов уже должно было начаться её любимое кулинарное шоу, как…
     «Срочная сводка новостей. Сегодня ночью, в подворотне улицы N, было найдено четверо людей с серьезными ранениями. Как говорят врачи: травмы были получены в ходе драки. Трое молодых людей доставлены в ближайшую больницу, а четвертый скончался, не дождавшись необходимой медицинской помощи. Полиция будет вести расследование…»
     – Ужасно, – покачала головой Мэдока и, вздохнув, переключила канал. – Вот ведь неймется молодежи, вечно ищут себе приключения. А о своих родителях они подумали? Исэ, что-то случилось?
     Хёдо, резко побледневший, опустил ложку обратно.
     – Да нет, мам, всё в полном порядке. Просто что-то с утра нездоровится, – отрешенно ответил Иссей, смотря в стену. Женщина, обеспокоенно поднялась со своего места и подошла к сыну, прикладывая ладонь к его лбу.
     – Температуры вроде нет.
     Иссей, мотнув головой, отодвинул тарелку и встал из-за стола.
     – Всё хорошо, поверь. Пока до школы дойду – очнусь, – и поцеловав Мэдоку в щёку, парень выбежал из дома.
     – Хорошо… – растерянно пробормотала женщина, возвращаясь к столу. Её взгляд упал на тарелку сына.
     – Даже омлет не доел…
     * * *
     Мацуда потыкал развалившегося на парте Хёдо пальцем.
     – Пациент не подаёт признаков жизни. Предлагаю сделать ему лоботомию, – поправив очки, протянула Кирью.
     – Что сделать? – Мотохама, отвлекшись от чтения эротического журнала, заныканного под партой, вопросительно посмотрел на девушку. Та лишь отмахнулась.
     – Не забивай голову, тебя ждут нарисованные девушки. Ведь это твой максимум, реальную дамочку ты потрогать сможешь лишь за крупные деньги…
     – Эй, – сразу же вскинулся парень. – Я не настолько пропащий!
     Айка приподняла бровь, смотря на Мотохаму. Тот, смело встретив её взгляд, продержался какое-то время, после чего, стушевавшись, вернулся к чтению журнала, что-то пробормотав себе под нос.
     – То-то же, – кивнула головой девушка и вернулся к основной проблеме. – Ты посмотри, даже на мои великолепные подколки не реагирует!
     Айка раздраженно пнула ногу Хёдо. Тот, неразборчиво замычав, продолжил смотреть в стену.
     – Точно не знаете, что у него случилось? – Мотохама и Мацуда на это лишь отрицательно покачали головами. – Странно. Нужно что-то придумать…
     Кирью начала поглаживать подбородок, подбирая варианты, которыми можно было попытаться взбодрить друга. Щелкнув пальцами, девушка схватила руку Хёдо и приложила её к своей груди.
     – Э-э-э? – Мацуда аж поперхнулся соком, который он цедил из коробочки. Такого варианта развития событий он точно не ожидал. А что самое пугающее…
     – Ноль реакции, – отпустив руку Иссея, Айка шокировано застыла. – Чтобы наш изврат, и не отреагировал на мою мягкую и нежную, еще никем не тронутую грудь?
     – Что?! – девушка даже опешила, увидев как на неё посмотрели Мацуда и Мотохама. – Что за взгляды такие? Я кто, по-вашему, такая?
     – Тебе цензурно? – вяло произнёс Иссей.
     – О, очнулся! – радостно воскликнул Мацуда.
     Хёдо вытер лицо рукой, на которое попало несколько капель сока.
     – Сложно не очнуться, когда вокруг тебя такие хороводы водят, – проворчал парень, мотая головой. – Не выспался я, чего докопались?
     – Ты последние несколько месяцев не высыпаешься, но таким не ходил, – парировала Айка.
     – Я особенно сильно не выспался, – в голосе Хёдо послышалось отчетливое раздражение.
     – Как студенты высших учебных заведений? – подняла бровь Кирью.
     – Я слышал, что они вообще не спят, – осушив коробочку с соком, протянул Мацуда.
     * * *
     Почему… как вообще это могло произойти?
     Он же точно контролировал свою силу.
     Иссей, прислонившись к стене туалета, медленно съехал на пол, держась за голову.
     Это ведь была обычная самозащита. Если бы он не ответил, мог бы оказаться на их месте…
     Но он мог не драться, а просто оттолкнуть и убежать. Обычные люди не смогли бы его догнать. Почему он решил им показать свою силу? Зачем он использовал её против…
     Хёдо мотнул головой, ударяясь затылком о кафель. Послышался треск, но боли не последовало.
     Не убивал. Точно не убивал. Они все дышали, когда уходил.
     Но факт остается фактом. На его совести теперь есть труп. Даже если он прямо не убивал…
     Мог вызвать помощь. Мог просто оглушить. Но…
     – … покичился силой, да, мудак? – Иссей глухо застонал, впиваясь ногтями в кожу головы. – Доказал? Что ты доказал? Кому ты доказал?!!
     Хотелось кричать, но это привлекло бы внимание.
     Убил человека. Убийца. Только вот…
     Иссей закрыл глаза, сглатывая вязкую слюну. Парень пытался найти в себе это чувство, разыскать его.
     Не было. Его не было.
     Почему мне не жалко? Почему я не испытываю от совершенного сильных эмоций. Ведь я убил человека! Почему…. почему мне так наплевать на это?
     От наплыва мыслей Иссей покачнулся и, не сдержавшись, тихо завыл.
     Он был потерян.
     * * *
     Йозеф, кряхтя, уселся на диван, ставя перед собой пиалу. Бросив взгляд на Иссея, задумчиво перемешивающего чай, старик неодобрительно качнул головой.
     – И что же у тебя стряслось, голубчик? Поделись думами, чай прожил немало, может, подсоблю, – сделав глоток, мягко поинтересовался Шустер.
     Хёдо, пожевав губу, собрался с силами и выложил всё как есть.
     Йозеф Альбертович, помолчав немного, вздохнул.
     – Знаешь, Иссей, – Шустер аккуратно поставил пиалу на стол. – Все мы в нашей жизни совершаем такие поступки, из-за которых позже приходится страдать. Да, то, что ты хоть и косвенно, но убил человека – ужасно. Но скажи, ты это желал, в глубине души?
     – Нет…
     – Ты об этом сожалеешь?
     Иссей было открыл рот, но тут же его захлопнул, на лицо парня набежала мрачная тень.
     – Что? Не сожалеешь? – Йозеф немного удивился.
     – Сам не знаю. Такое ощущение, словно… это… ну… не имеет значения, – пытаясь подобрать слова, Хёдо начал жестикулировать. – Я… я… не знаю… я же должен испытывать муки совести, вину, но…!
     Шустер прервал Хёдо, обхватив его за плечи.
     – Ты и испытываешь. Просто они отличаются от того, что ты ожидал. Я не буду говорить, правильно ты сделал или плохо. Это ты должен решить сам. И жить с этим. Принять груз вины на сердце и продолжать идти вперед. Жизнь – жестокая штука, в ней будет много того, что тебя пошатнет или постарается сломить. И, если ты хочешь добиться чего-то, ты должен превозмочь это.
     Иссей шмыгнул носом.
     – Я понял. Но все же…
     Хёдо встал с дивана и, поблагодарив Шустера, отправился на поиски Учителя. Слова старика немного облегчили состояние парня, но тому хотелось услышать мнение Изуны.
     Мужчина сидел на кухне, закинув ноги на кухонный стол и листая очередную книгу, название которой было на непонятном языке.
     – Эм, Учитель? – тихо поинтересовался Хёдо.
     Коохи, отвлёкшись от чтения, вопросительно посмотрел на Иссея.
     – А как бы вы отнеслись к тому, если я бы, хоть и случайно, но убил человека?
     – А я должен к этому как-то отнестись? – приподнял бровь Изуна.
     Иссей опешил.
     – Но…
     – Смерть неизбежна для людей. Кто-то умрет раньше, кто-то позже. Финал один и тот же. Так чего заморачиваться? – закончив фразу, мужчина вернулся к чтению, оставив Хёдо в смешанных чувствах.
     В этот момент на кухню зашёл Сева.
     – Да вы посмотрите на этого закоренелого, ня, фаталиста! Ты кто такой и куда дел моего друга? – на эту фразу Коохи лишь глухо застонал. – Чего ты мычишь, а? Чему своего ученика учишь, ня, дери тебя четверо?!
     Изуна отмахнулся от друга, погрузившись в чтение.
     – Так, – маг почесал подбородок, раздраженно дергая кошачьими ушами и смотря на выпавшего из реальности Хёдо. – Пойдем-ка, ня, со мной, дружочек. Заодно и проверим кое-что.
     И, схватив ничего не соображающего парня за плечо, мужчина утащил его на второй этаж.
     … Иссей пару раз моргнул, оглядываясь.
     Он сидел в удобном кресле в незнакомой комнате, выполненной в светлых тонах.
     – Вот мы, ня, и добрались до твоей ручо-о-онки, – маг щелкнул пальцами и уселся на возникший под ним стул. Обхватив тонкими, но сильными пальцами левое запястье Хёдо, Сева начал что-то на нём разглядывать.
     – Ты не обращай внимания на слова этого, ня, уникума, – увидев незнакомую структуру, впаянную в руку Иссея, маг предвкушающе облизнулся. – У него в последнее время не всё в порядке с головой, ня. И, вообще, старикан тебе всё по делу сказал. Убил и убил. Живи дальше, но впредь будь, ня, осторожнее.
     Хёдо поморщился, когда пальцы мага особо сильно сжали его запястье. Не став задавать вопросов, зачем тот это делает – и так проблем хватает, парень задал вопрос:
     – А разве Учитель раньше был другим?
     Севастиан, не отвлекаясь от изучения структуры, которая обладала довольно странным узором, хмыкнул.
     – Абсолютно. Энергичный, живой, любящий пошутить и хорошо выпить. Душа компании и просто, ня, хороший «человек».
     – Да? – Хёдо было крайне сложно представить Учителя таким.
     – Поверь мне, ня, чай я его знаю почти с самого начала, – Сева навострил уши, заметив знакомые элементы.
     – Начала чего?
     – Много будешь знать - состаришься, ня, – фыркнул Сева. – Будешь как старикан, кряхтеть, где не попадя.
     Хёдо несмело улыбнулся.
     Почему-то при разговоре с этим энергичным человеком, проблемы отступили на задний план.
     Хотя тревожная мысль засела в голове у Хёдо.
     Всё же, почему он так спокойно отнесся к убийству человека?

Арка 1. Глава 2

     — … ня, просто! Я потратил столько времени и ради чего? Ради чего, ня, я вас спрашиваю?! — раздраженно дергая ушами, Севастиан ходил из одного угла в комнаты в другой, ругаясь сквозь зубы. — Структура активации. Активации, понимаешь?!
     Изуна, перелистнув страницу, кивнул, не отвлекаясь от чтения. Маг остановился, вперив свой взгляд на друга.
     — Ты, ня, меня вообще не слушаешь?! — от крика мужчины Коохи слегка поморщился, демонстративно прочищая ухо.
     — А нужно? Ты последние полчаса просто брызжешь слюной и кроешь всех проклятиями, — пожав плечами, Изуна с сожалением прочёл последние строчки и захлопнул книгу, отправляя её в инвентарь.
     — Другого не остаётся, — Сева устало рухнул в кресло, массируя виски. — Меня даже бесит не сам факт того, что это лишь активатор. Тут, ня, проблема в совершенно другом.
     — В чём же? — Коохи слегка наклонил голову, закидывая ногу на ногу.
     Маг, прикрыв глаза, вздохнул.
     — Твой оболтус бездарен в плане магии. Настолько, ня, бездарен, насколько это возможно в принципе! Если брать измерение способностей от нуля до сотни, Иссей будет чуть выше минимального значения! Тебя не смутили его показания Мудрости? Двойка, мать её за ногу!
     — Мало ли, в разных вселенных — по-разному, — пожал плечами Изуна. — Развить магию возможно?
     Севастиан отрицательно покачал головой, уставившись усталым взглядом в потолок. Дешифровка той структуры заняла достаточно много времени, изрядно вымотав мага.
     — Просто не получится. Или модификация души, ня, лучше всего — тотальная перестройка, или…
     — М? — молчание мага затягивалось.
     — … пихнуть парнишку в варп и надеяться, что он получит необходимые характеристики.
     — Он сразу же умрёт.
     — А то я не знаю… — Сева пожевал нижнюю губу, изучая белоснежный потолок. –Так вот, магической силы, ня, у Иссея настолько мало, что он просто не может активировать структуру. Напоминает мне одного человека этим…
     Изуна выгнул бровь, вызвав этим у мага хриплый смешок.
     — Шучу-шучу, ты в этом плане был всяко лучше. Короче, ня, ты понял, в чём проблема?
     Зевнув, Коохи начал постукивать пальцами по подлокотнику кресла.
     — Да. У моего ученика есть неизвестная сила, но он не может её использовать. Проникнуть сквозь плетение и плотно рассмотреть структуру не получится?
     Севастиан развёл руками.
     — Я не всемогущ, знаешь ли. Я даже с этим провозился с неделю.
     В комнате наступило молчание. Сева, вновь закрыв глаза, удобнее устроился в кресле, забираясь на него с ногами. Понемногу маг начал погружаться в дрёму.
     — … он оправился после того случая? — тишина была разрушена тихим вопросом со стороны Коохи.
     Маг, недовольно някнув, не стал менять положения.
     — В тебе неожиданно проснулась совесть учителя? — вздох. — Вроде как да, по крайней мере — вышел из того состояния. За тренировки серьезнее взялся, стал даже проявлять инициативу. Ты не заметил, ня?
     Приоткрыв один глаз, Сева посмотрел на друга, который, молча, смотрел куда-то в стену.
     — Хотя о чём я. Кстати, ты читал…
     — Да, именно его, — прервал мага Изуна. Выдохнув, мужчина зарылся пальцами в волосы. — Как думаешь, я плохой учитель?
     С Севастиана моментально спала дремота.
     — Неужели у тебя начали просыпаться мозги? О, Боги, ня, я этого дождался, — патетично воскликнул маг. Затем, уже более серьезным тоном, продолжил:
     — Я не знаю, о чём думал Он, посылая именно тебя на такое задание, ня. Ты ещё в бытие обычным человеком ненавидел преподавание, а после — я молчу.
     — Я был единственным свободным апостолом, — устало ответил Коохи.
     Сева, не сдержавшись, рассмеялся.
     — Я тебя умоляю, последние годы на бета-тестирование отправляют недавно повышенных игроков, ты что, не знал? Судя по твоему лицу, ня… Ты когда, в последний раз, интересовался тем, что происходит в нашей клоаке?
     — Давно. Он меня почти постоянно на миссиях держал, я даже не мог нормально выдохнуть, — пожаловался Изуна.
     — Ну, у нашего работодателя довольно своеобразная забота, — хмыкнул маг. — Может, это даже к лучшему. Тебе и раньше нужно было быть чем-то занятым, а уж сейчас…
     Со стороны Коохи раздался смешок.
     — Это да, если я останусь один на один с собой…
     — Двинутый ты, ня. Эх, — Сева сплюнул. — Даже не могу привычно тебя назвать, чтоб этого Бога все демоны варпа в переулке оприходовали!
     — Неудачник, — Изуна слабо улыбнулся.
     * * *
     Хрипя от натуги, Иссей заставил себя ещё раз отжаться. Пот крупным градом катился по напряженному лицу парня. Стиснув зубы, Хёдо повторно опустился, чувствуя, как руки предательски дрожат, отказываясь работать. Глухое рычание и непослушное тело, сантиметр за сантиметром принимает исходное положение. Не позволив себе упасть, Иссей с трудом поднялся на ноги, покачнувшись. В глазах всё плыло, а содержимое желудка, кажется, хотело вырваться наружу. Проигнорировав неприятные ощущения, парень начал приседать.
     Да, мысли о том косвенном убийстве перестали тревожить Хёдо, но лишь из-за того, что тот нашёл способ их не замечать. И решением являлись постоянные нагрузки, на грани изнеможения. Теперь, когда у парня выдавалась свободная минута, он посвящал её тренировкам.
     При очередном приседании Иссея повело в сторону. Не удержав равновесия, он рухнул на пол, слегка подрагивая.
     Сил встать просто не было, поэтому парень перекатился на спину, раскинув руки и восстанавливая дыхание. Бесцельно разглядывая потолок, Хёдо наслаждался пустотой в голове, его ничто не тревожило, а боль даже приносила небольшое удовольствие.
     — Так и… мазохистом стать… можно, — фыркнул Иссей, закрывая глаза и решив немного подремать на полу.
     Но этому было не суждено было случиться.
     Лежащий на кровати мобильник завибрировал и комнату наполнила бодрая мелодия.
     — Ками, и кому от меня что-то потребовалось, — издав стон, Хёдо подполз к кровати и, не вставая, начал шарить по ней рукой, пытаясь найти телефон. Нащупав его кончиками пальцев, парень притянул мобильник к себе и, не глядя на экран, принял звонок.
     — Йоу, Исэ, — поморщившись от чрезмерного бодрого голоса Мотохамы, Иссей, постаравшись выровнять дыхание, ответил:
     — Чего тебе?
     — Вай, какой ты грубый. Как чего — только не говори, что ты забыл!
     Хёдо наморщил лоб, заставляя свои шестеренки со скрипом работать.
     — Судя по твоему молчанию — забыл. Слышь, Мац, этот петух реально забыл! Да, я ему передам. Исэ, ты дебил.
     — Пошёл к черту, очкозавр, — вяло огрызнулся Иссей и, кряхтя, поднялся на ноги, усаживаясь на кресло. — Так о чём я забыл?
     — Сегодня ведь воскресение. Мы хотели прогуляться по парку, а потом, вечерком, к Мацу домой. Он смог достать одну эксклюзивную вещицу.
     Хёдо навострил уши, забыв об усталости.
     — Неужели это то, о чём я думаю?
     Мотохама захихикал и шёпотом произнес:
     — «Грудастые неко-служанки 4: в объятиях волосатых щупалец».
     Иссей сузил глаза.
     — Куда подходить?..
     * * *
     — Мама, смотри, бабочка! — мальчуган, семеня ножками, подбежал к цветку, на который уселось насекомое.
     — Акира, не навернись, слы… — в этот же самый момент ребёнок споткнулся и грохнулся на землю. Он уже собирался заплакать, как к нему подбежала молодая женщина.
     — Тише, солнышко, мужчины не плачут, — она подула на ушибленную коленку сына.
     Иссей улыбнулся, смотря на эту картину. Дети — такие дети…
     — Молоденькие мамочки — лучшие, — плавный ход мыслей Хёдо был прерван возбужденным голосом Мотохамы. — Посмотри, у неё почти идеальная фигура!
     — Ага, — Мацуда сглотнул. — Хотел бы я оказаться «папочкой» этого мальчика…
     Парни облизнулись. Женщина, словно почувствовав их взгляды, подхватила ребёнка на руки и быстро зашагала в сторону выхода из парка.
     — Эй, Исэ, чего ты такой задумчивый. Братан, в последнее время ты сам не свой, — закончив разглядывать прохожих, в особенности — молодых девушек, Мотохама обернулся в сторону друга.
     Почесав щёку, Хёдо пожал плечами.
     — Да вроде всё в порядке.
     Мацуда на эту фразу лишь фыркнул.
     — За эти дни эта фраза у тебя стала коронной. Не, реально, куда ты дел нашего пошлого сиськоньщика?
     Приложив ладонь к сердцу, Иссей невозмутимо ответил:
     — Здесь!
     — Не верю, — Мотохама сверкнул очками. — Вот скажи, как тебе та блондиночка?
     — А? — Хёдо начал озираться.
     — Вот именно, что «а»! — парень поднял палец в воздух. — Наш старый друг никогда бы не упустил такую девушку из вида!
     — Ещё и время перестал нам уделять, — вставил свои пять копеек Мацуда. — Вечно где-то пропадаешь… неужели с той самой девушкой?
     Иссей удивленно воззрился на друга, не понимая о чём тот говорит.
     — Ну, ты чего, совсем уже? Кто нам летом говорил о «русых волосах, глазах медового цвета», м-м-м?
     С трудом удержавшись от того, чтобы смачно выругаться, Хёдо сглотнул. Точно, как он мог забыть о той лжи, что ему пришлось выдать друзьям.
     — Ну-у-у… — Иссей почесал затылок.
     Мотохама недоверчиво прищурился, смотря в глаза Хёдо. Тот старательно избегал взгляда друга.
     — А не наврал ли ты нам, а, Исэ?
     — … да, солгал, — не став юлить, признался парень, ожидая праведного гнева товарищей.
     — Слава Богу, — Мотохама облегченно вздохнул, широко улыбнувшись. — А я уж думал, что ты обошёл нас по всем фронтам.
     — А ты всё такой же неудачник, как мы, — осклабившись, Мацуда хлопнул ладонью по плечу Иссея.
     На это Хёдо лишь подумал: «Знали бы вы, что я уже давно стал настоящим мужчиной, по-другому бы пели», но вслух лишь согласился со словами друзей.
     Мотохама посмотрел на наручные часы.
     — Джентльмены, предлагаю оторвать наши задницы от скамейки и направиться в сторону дома. Нас ждёт вечер…
     Троица вскинули кулаки вверх, громко крикнув:
     — ЭРОСА!
     Несколько прохожих, заслышав это, ускорили ход.
     * * *
     Втянув носом аромат только что сваренного кофе, Изуна довольно улыбнулся и уселся за кухонный стол. Посмотрев на сахарницу, мужчина впал в раздумья. Почувствовать приятный сладкий вкус, или же насладиться горечью?
     – Дилемма, – пробормотал Коохи. В конце концов, решившись, Изуна положил в чашку две ложки сахара и, тщательно перемешав, сделал первый глоток. – Шикарно…
     Прикрыв глаза от удовольствия, мужчина откинулся на спинку стула, по-барски закидывая ноги на стол. Сегодня он выспался, сделал себе лучший напиток всех времен и его никто с утра не дёргает по мелочам. Поблагодарив всех богов, что близнецы любят поспать до обеда, Изуна довольно выдохнул.
     – Жизнь – прекрасна, – отпив ещё немного кофе, Коохи предался созерцанию потолка.
     В доме стояла тишина. Йозеф Альбертович вместе с Йотуа, которая в последнее время почти не показывалась на глаза мужчине, ушли на рынок закупаться продуктами. Раньше это бремя лежало на Изуне, но тот ловко перекинул его на старика. Хоть последний и сам был не против, Шустеру всегда нравилась атмосфера рынка. Филипп Филиппович ушел заниматься поступившим заказом, что его заинтересовал, сказав, чтобы до вечера его не ждали. Близняшки, как говорилось раньше, ещё давили подушки своими лицами. А вот куда запропастился Севастиан – вопрос. Но зная характер друга, тот наверняка опять углубился в какие-то изыскания. То, что он не смог расшифровать ту странную вещь в руке Хёдо, сильно задело самолюбие мага. Изуна был более чем уверен, что Сева найдет безумный, но рабочий способ. Даже не ради кого-то, а просто чтобы поднять упавшую самооценку.
     По идее, сюда ещё мог прийти ученик, но у него занятия в школе, так что…
     – Жизнь – прекрасна, – повторил Изуна, покачивая чашку в руке.
     Перепады настроения, мучавшие мужчину в последнее время, наконец-то закончились, что не могло не радовать. Коохи уже несколько раз проклял ту свою идею по выпуску негативной ауры на ученика, это действие разрушило и без того хрупкое самообладание. А для его восстановления потребовалось достаточно много времени. Иногда Изуна себя за это ненавидел: он был сильным, по меркам некоторых – даже слишком, достаточно умным и, вообще, молодец. Но, это чёртово «но».
     Единственное, что являлось самой главной слабостью Коохи – эмоциональный контроль. Когда он был моложе, это доставляло немало неприятностей, поскольку Изуна просто мог сорваться по любой мелочи. Да, с возрастом он научился частично, но контролировать это. В какой-то момент мужчина даже думал, что всё окончательно наладилось…
     Мотнув головой, Коохи отбросил всплывшие воспоминания, предпочтя сделать ещё один глоток божественного кофе. Нет, он себя знает. Лучше думать о чём-то отвлеченном.
     Поток мыслей мужчины сменил направление на ученика.
     Иссей Хёдо. На первый взгляд – очередной японский школьник, которых он видел множество за свою достаточно долгую жизнь. Да и на второй – тоже. Если не учитывать его излишнюю похотливость, то он вообще ничем не будет отличаться от своих героических собратьев. Но разве это плохо?
     Изуна не видел ничего плохого в таких типажах. Упёртые, следующие за своими убеждениями, не сдающиеся и эмоциональные герои. В каком-то плане, он даже им завидовал, поскольку сам был не способен на подобное. Слишком рационально он мыслил для подобного, да и…
     – Да что ж такое, – Коохи отставил чашку в сторону. – Может почитать ещё? Хотя нет, с меня хватит. Мой бедный мозг не выдержит всего того безумия, что творится в… этом…
     – Тогда может Систему проверить? – пожевав нижнюю губу, мужчина пришёл к выводу, что это достаточно неплохая идея.
     Только вот выскочившие уведомления, количество которых зашкаливало за несколько сотен, поубавили пыл Коохи. Почесав затылок, Изуна пробормотал:
     – Ну, рано или поздно всё равно пришлось бы это разгрести…

Арка 1. Глава 3

     Иссей напряженно посмотрел на близняшек, начавших лёгкую разминку перед их очередной тренировкой. Хёдо втянул воздух носом, собираясь с силами. Сегодня он не имеет права проиграть, как в предыдущие разы! Подкрепляемый желанием ощутить податливые тела девушек в своих объятиях, парень чувствовал неописуемый прилив боевого духа. Единственное, что слегка напрягло – присутствие Учителя, что, расположившись в удобном кресле, наблюдал за ними.
     – Эм, вы тут будете всё время? – обратился Иссей к Изуне. Тот, хмыкнув, качнул головой.
     – Не беспокойся, мой дорогой ученик. В случае твоей победы – я уйду, чтобы не смущать. Или тебе нравится, когда есть сторонний наблюдатель? – в голосе Коохи слышалось неприкрытое ехидство.
     Хёдо, покраснев, замотал головой.
     – Я не такой извращенец, как вы думаете, Учитель!
     Мужчина лишь фыркнул, иронично выгибая бровь, вызвав дополнительную порцию смущения у Иссея. Не такой он и двинутый! Максимум – помешан на женских грудях, но это нормально! Просто обычные люди стесняются этого.
     – Папо-о-очка, не отвлекай бра-а-атика! – недовольно топнула ножкой Саша. – Он должен быть сосредоточен, чтобы у нас выиграть! Тем более сего-о-одня…
     Женя, услышав фразу сестры, хихикнула, заряжая свой любимый револьвер.
     – Ну, инцест – дело семейное, – пожал плечами Изуна, доставая откуда-то упаковку с попкорном. Хёдо вздохнул. То, что для него являлось борьбой за жизнь, для Учителя – шоу. Прокрутив в голове последнюю фразу Саши, парень встрепенулся.
     – Будет какое-то отличие от обычных спаррингов? – увидев синхронный кивок близняшек, Хёдо сглотнул. Зная фантазию этих двоих, было сложно представить их задумку. Но даже так, парень был уверен, что ничем хорошим для него это не кончиться.
     – Тебе должно понра-а-авиться, – облизнула губы Саша, приковав этим действием взгляд Иссея. Парень ещё раз пообещал себе, что обязательно одержит верх сегодня, несмотря на любые трудности. Ведь на кону стоит секс с очаровательными близняшками!
     – У бра-а-атика даже глаза загорелись, – Женя соблазнительно потянулась, так, что топик, в который она была одета, задрался, обнажая кусочек живота. Хёдо сглотнул.
     – Тогда ему будет по душе наша задумка, – Саша положила верную катану на землю и… начала стягивать с себя одежду.
     Иссей было хотел что-то спросить, но слова застряли у него в глотке, стоило увидеть небольшие груди девушки. Мысль о том, что они не носят нижнего белья была нещадно вытравлена из сознания Хёдо.
     Женя, не став тянуть, повторила действия сестры, тоже оголяясь.
     – Э-эм, – парень на автомате вытер выступившую из носа струйку крови. – Вы чего…
     – Забавно, – вопрос парня был прерван Коохи. Иссей подпрыгнул, вспомнив, что Учитель до сих пор здесь. Его нисколько не напрягает стриптиз со стороны близняшек?
     Посмотрев в сторону мужчины, Хёдо пришлось признать: не волнует. Лицо Изуны выражало лёгкий интерес, но не более. Не было даже намека на сексуальное влечение. А ведь тут голые симпатичные девушки! Хотя, возможно, он испытывает к ним реально отцовские чувства? Но он же отрицает их родство? Или тут фальшивое отрицание?
     От раздумий у Иссея заболела голова. Не став себя мучить лишний раз, парень обернулся к близняшкам, решив ещё немного насладиться видом их обнаженных тел. Несмотря на то, что он искренне любил большие груди, формы Саши и Жени также вызывали нехилое восхищение. Бережно сохранив их нагие образы в голове, парень выдохнул, пытаясь успокоиться.
     – Так… э-э-э… зачем вы разделись? – это был самый очевидный вопрос, который пришёл ему на ум.
     – Чтобы сражаться с бра-а-атиком, конечно! – одновременно воскликнули близняшки.
     – Голыми?! – Иссей нервно стиснул в руках катану.
     – Ага-а-ась, – радостно улыбнулись Саша и Женя.
     Это был худший вариант развитий событий. Хёдо немного вспотел. Как он должен сражаться с симпатичными нагими девушками?! Он же будет постоянно отвлекаться на их сексуальные тела!
     Женя хихикнула, поняв сомнения парня.
     – Ты думаешь о том, как тебе с нами теперь сражаться? Понима-а-аешь, бра-а-атик, ты слишком сильно…
     – … похотлив, – продолжила Саша, прокрутив клинок в руке. – Вот мы и решили помочь тебе. Будет очень грустно, если ты проиграешь какой-нибудь девушке, если та будет обнажена или вызывать своим видом в тебе возбужде-е-ение…
     – Мы заботимся о бра-а-атике, – Женя навела револьвер на Хёдо.
     Тот лишь вздрогнул. Такой заботы он хотел меньше всего. Лучше бы они сделали ему массаж или что-то погорячее! Но сражаться так…
     Саша, издав смешок, сорвалась с места, тем самым начиная тренировку…
     * * *
     – … это было нечестно, ай! – Иссей ойкнул, когда Филипп Филиппович зашил очередную рану на теле парня.
     – Ты уверен, что хочешь оставить часть шрамов? – Учитель, пришедший в медицинскую комнату, вопросительно посмотрел на парня, который, раздевшись по пояс, сидел на кушетке.
     Иссей уверенно кивнул.
     – Я решил, что это будет отличным напоминаем о моей, ауч… слабости, – Хёдо сморщился.
     – А от обезболивающих по этой же причине отказался?
     Вместо Иссея ответил Филипп Филиппович.
     – Нет. Я просто решил… усилить… воспоминания, – безэмоциональный голосом произнёс Доктор, закончив обрабатывать ранения парня. Собрав все свои принадлежности в черный саквояж, Филипп Филиппович покинул комнату, напоследок бросив:
     – Не напрягаться час. Ждать, пока всё… заживёт…
     Изуна кивнул, принимая к сведению слова Доктора.
     Иссей машинально почесал грудь, на которой остался неглубокий шрам, и грустно вздохнул.
     – Меня победили сиськи… Но что я мог с этим сделать!?
     – Сражаться, – пожал плечами Коохи, разглядывая ученика и мысленно хваля себя. У парня было прекрасное телосложение.
     – Но я не могу! – в отчаянии воскликнул Хёдо. – Стоит увидеть их прелести и всё…
     – Тогда не смотри, – Изуна произнёс это так, словно это было само собой разумеющееся.
     – Это невозможно. Если я закрою глаза, то сразу же умру, – возмутился Иссей.
     – Я тебя умоляю, мой дорогой ученик. Ты слишком узко смотришь на вещи, – широко улыбнулся Коохи, вызвав тем самым у парня дрожь. – Не бойся, я тебя научу этому.
     – Д-да? – Иссей сглотнул.
     – Конечно, я ведь твой Учитель, – усмехнулся мужчина.
     – … почему мне кажется, что это плохо для меня закончится, – пробормотал себе под нос Хёдо.
     – Ты что-то сказал?
     – Нет… вам… эх… показалось…
     * * *
     Иссей поправил черную повязку, закрывающую глаза, и гулко сглотнул.
     – А м-мне обязательно её н-носить? – дрожащим голосом спросил парень.
     Изуна, подкидывая в руках небольшие металлические шарики, хохотнул.
     – Конечно. Ведь ты не сможешь удержаться, если просто будешь с закрытыми глазами. Потом, когда достигнешь необходимого навыка, сниму. Так, разговоры в сторону, – мужчина прищурился. – А теперь, мой дорогой ученик, уклоняйся.
     – А? – Иссей хотел было задать вопрос, но неожиданно что-то твердое врезалось ему в грудь. – Ауч! Вы чего, Учитель, больно же!
     – Боль – идеальный стимул. Не стой на месте, – фыркнув, Коохи метко запустил очередной шарик в парня. Покачнувшись от попадания в лоб, Хёдо сорвался с места, надеясь, не навернуться на бегу.
     – Словно в тире, – улыбнулся Изуна и, прицелившись, попал снарядом по заду ученика, заставив того, взвизгнув, подпрыгнуть.
     – Пощады!
     – Раньше надо было думать, – рассмеялся мужчина, отправляя один шарик за другим.
     … Иссей, шипя, потирал многочисленные синяки по всему телу, со слезами на глазах смотря на невозмутимого Учителя.
     – Могли бы использовать что-то менее твердое, – пробурчал парень.
     – Тогда пропадёт весь эффект. Радуйся, что не ножи, как я хотел сначала, – пожал плечами Изуна.
     – Вы шутите, да? – Иссей вглядывался в лицо Учителя и, поняв, что тот не шутит, побледнел. Да, лучше шарики. После них только синяки остаются.
     – Теперь каждая наша тренировка будет начинаться с подобного, пока не сможешь уклоняться. Только учти, я бросал шарики крайне медленно.
     – … – парень с трудом удержал в себе грубые выражения. – А вы не хотите мне объяснить принцип? Типа «почувствуй Силу, падаван» или «сосредоточься на своих чувствах»?
     – Неа, – беззаботно ответил Изуна. – Ты должен сам прийти к нужному состоянию. Так будет дольше, но, по итогу, лучше.
     Хёдо шмыгнул носом. Интересно, а он вообще сможет закончить обучение? Такими темпами он до гарема просто не доживёт.
     – Ладно, – отвратительно бодрый Учитель щелкнул пальцами. В тот же момент на земле возникла черная подставка, на которой стояла тонкая каменная плитка. – Смотри, это ещё одна твоя новая тренировка. Ты же хотел научиться контролировать силу, верно? Вот она рассчитана именно на это.
     Иссей, вздохнув, поднялся на ноги и подошёл к новому предмету.
     – И что мне с ним делать?
     – Для начала – сними браслеты, – когда ученик выполнил требование, Изуна удовлетворенно кивнул. – А теперь время для самого простого. Ударь по плитке так, чтобы она просто треснула, а не разлетелась на кусочки.
     Парень, собравшись, кивнул и, выдохнув, нанёс, как он думал, максимально слабый удар.
     Откашлявшись от пыли, Иссей нахмурился. Он разнёс её на мелкие фрагменты.
     – Чего стоишь? Продолжай!
     К удивлению Хёдо, плитка восстановилась.
     Удар!
     – Ну, что я могу сказать, – Изуна почесал подбородок. – У тебя есть ещё шесть часов до ухода домой. Удачи.
     И насвистывая какой-то мотив себе под нос, Учитель неспешно направился к выходу из полигона, оставляя ученика один на один с керамической плиткой.
     Хёдо раздраженно посмотрел на объект для тренировки.
     Удар!
     – Лучше бы я порнушку с друганами смотрел, – сплюнув кусочки керамики, попавшей в рот, простонал Иссей.
     Это будут очень долгие шесть часов.

Арка 1. Глава 4

     Сева пихнул ногой задремавшего Изуну, развалившегося на диване. Тот, что-то нечленораздельно промычав, попытался перевернуться на другой бок.
     – Открывай глаза, дорогая, ня! – рявкнул маг и создал над головой Коохи большой шар из воды, который рухнул мужчине на голову.
     – … я тебя урою, – отплевываясь, мрачно произнёс Изуна, закидывая мокрую чёлку назад.
     – Ой, как страшно, ня, как теперь спать-то? – закатил глаза Севастиан. – Спать ночью надо, как все нормальные люди делают.
     Коохи уставился на мага немигающим взглядом. Тот, немного смутившись, перевёл тему.
     – Мы вообще-то планировали рассмотреть изменения, что произошли с твоим, ня, драгоценным учеником, если ты не забыл.
     На эту фразу Изуна лишь вздохнул, принимая сидячее положение и раскрывая перед собой Системное окно, которое сразу же заполнилось кучей уведомлений.
     – Ты совсем уже!? – вскинулся маг, увидев, что его друг просто очистил их, даже не читая. Коохи отмахнулся от потока претензий.
     – По факту посмотрим.
     – Ты неисправим, – потёр переносицу Севастиан, усаживаясь рядом с Изуной. – Ладно, посмотрим, чего достиг Иссей.
     Имя: Хедо Иссей.
     Возраст: 15 лет.
     Раса: сверхчеловек.
     ХП: 2620/2620
     МП: 50/50
     Ки: 900/900
     Сила: 90
     Ловкость: 78
     Выносливость: 131
     Интеллект: 24
     Мудрость: 2
     Воля: 30
     Удача: - 8
     Пассивные навыки:
     1) Скрытый Извращенец.
     – 5% к росту репутации у девушек.
     + 1 к Удаче.
     + 5 к Выносливости.
     + 3 к Ловкости.
     2) Носитель Священного Механизма.
     (заблокировано до активации)
     3) Сверхчеловек.
     Вы перестали быть обычным представителем человеческой расы.
     + 10% к Силе и Выносливости.
     + 3 к Интеллекту.
     4) Мазохист 5-го уровня.
     Иммунитет к болевому шоку.
     + 10 к Выносливости.
     + 3 к Силе.
     5) Идущий путем Силы Юности:
     + 7 к Силе.
     + 7 к Выносливости.
     + 7 к Ловкости.
     6) Познавший женское тело:
     + 15% к росту репутации у девушек.
     – 7% к росту репутации у парней-девственников.
     7) Еврей 3-го уровня.
     5% шанс получить дополнительную скидку на товары.
     8% шанс уверить собеседника в собственной правоте.
     3% шанс ввести собеседника в ступор.
     Ваша мама имеет над Вами больше власти.
     8) Боевой Транс 2-го уровня.
     20% шанс при состоянии, близком к смерти, получить +100% ко всем характеристикам на одну минуту.
     9) «Синдром Хлорки» 1-го уровня.
     2% шанс получить пожизненное усиление, если противник сильнее Вас, как минимум, в десять раз.
     Качество усиления случайно.
     10) Обычный Японский Школьник.
     30% шанс найти приключения на мягкое место.
     11) Главный Герой.
     +10% к скорости роста характеристик.
     – 10 к Удаче.
     20% обрести Заклятого Врага.
     40% шанс найти приключения на мягкое место. (Не стакается с эффектом ОЯШа).
     12) Воля и Разум.
     Путём долгих и выматывающих тренировок, Вы открыли в себе новую характеристику: Волю. Теперь Вам доступна энергия Ки.
     Изуна почесал подбородок, закрывая характеристики ученика. В принципе, если сравнивать с тем, что парень из себя представлял до начала тренировок – земля и небо, честное слово. Хотя другого результата не ожидалось. Заметив, что от Севастиана не слышно никаких комментариев, мужчина повернулся в его сторону.
     У мага заметно дергалось веко.
     – Как. Давно. У. Иссея. Есть. Ки. Ня?! – выделяя каждое слово чуть не прорычал Сева.
     Коохи, задумавшись, почесал голову.
     – Не знаю, я же не проверял его долгое время. По идее, это всё должно было быть в уведомлениях, но я их случайно очистил, – смотря в невинные глаза друга, маг заскрежетал зубами.
     – Ты сам их стёр, ня!
     – Детали, просто детали, – отмахнулся Изуна. – Так что не так с Ки?
     – Я спокоен, ня, я абсолютно спокоен, – повторяя словно мантру, бормотал Севастиан, закрыв глаза и пытаясь выровнять сбившиеся дыхание.
     – Может чайку, нервишки полечишь? – поинтересовался Коохи. – У меня есть прекрасная чашка с котятами, ты же их любишь.
     – Я тебя эту чашку, ня, сожрать заставлю, – мрачно процедил маг. – Ты хоть понимаешь, что это открывает огромный простор для… для…
     Маг замер, безмолвно шевеля губами. Коохи пощёлкал пальцами перед глазами Севы, но тот никак не отреагировал.
     – Вот же маньяк от мира науки, – покачал головой Изуна, понимая, что его друг занялся просчётом чего-то известного только ему.
     Ещё раз посмотрев на характеристики ученика, мужчина удовлетворенно хмыкнул. Достигнутый результат, конечно, хорош, но это лишь жалкий минимум, на который способен Хёдо. Тем более у мужчины было стойкое ощущение, что Иссею предстоит немало серьезных приключений, где потребуется немалая сила.
     – Надо будет увеличить нагрузку, – пришёл к решению Коохи, прикидывая, чем бы ещё озадачить своего драгоценного ученика.
     * * *
     – Так, у тебя ошибка здесь, здесь и здесь, – Иссей вгляделся в указанные места.
     – И правда! Спасибо вам, госпожа Йотуа! – преисполненный благодарности парень забрал тетрадь с домашним заданием и принялся исправлять недочёты.
     – Пф, для моего ума – это мелочи! – слегка смутившись, неко вернулась взглядом к собственной проблеме, заключавшейся в очередной шахматной партии. – Вот скажи, может тебя Изуна наделил какой-то читерной способностью?!
     Геннадий, поправив крылом съехавшую генеральскую фуражку, возмущенно курлыкнул.
     – Не строй из себя невинность! Не может глупая птица обыграть меня двенадцать раз подряд! Чего ты смеешься?! Нет, я не тупая!
     Иссей не смог сдержать улыбки, краем уха слушая диалог между неко и голубем. В последние дни парень просто не успевал управляться со своими школьными делами, поэтому, разжалобив Учителя, смог добиться «окна» в тренировках, которое он теперь тратил на домашнее задание. Плюс ко всему, Йотуа милостиво согласилась помочь парню в этом нелегком деле, хотя Хёдо казалось, что девушке и самой приятно этим заниматься. Учитывая, в особенности, что про неко почти все забыли.
     – Закончил! – победно вскинул кулак Иссей, протягивая тетрадь для проверки девушке. Йотуа, прервав партию, взяла её в руки и быстро пробежалась по ней глазами.
     – Молодец, – неко мягко улыбнулась. – Теперь всё верно.
     Приняв домашнее задание, Хёдо быстро убрал его в сумку, облегченно заваливаясь на пол и раскидывая руки.
     – Отлично! У меня даже есть лишних полчаса, чтобы передохнуть, – вспомнив, что его ждёт после, парень моментально погрустнел. – А потом опять… эх…
     Йотуа, недовольно фыркнув, отвернулась от Геннадия, который записал себе ещё одну победу. Посмотрев на угрюмую физиономию Хёдо, девушка, неожиданно для себя, участливо поинтересовалась:
     – Никак не получается осилить задание, выданное Изуной?
     – Угу, – мрачно подтвердил Иссей. Резко приняв сидячее положение, парень сжал губы. – Это просто нереально. Как бы я не пытался, чёртова плитка разлетается на мелкие кусочки! Я сбился со счёту, сколько уже попыток было. Боже, почему я такой никчемный…
     Хёдо шмыгнул носом.
     Неко наморщила лоб. Почему-то ей захотелось помочь этому парнишке. Ему и так не повезло по жизни. Прикидывая разные варианты, Йотуа прикрыла глаза. В какой-то момент, она смогла ухватить за хвост подходящую идею. Рассмотрев её со всех сторон, неко вздохнула. Да, это определённо могло помочь, учитывая натуру Хёдо, но…
     – Эх, не верю, что такое предлагаю, – собравшись с силами, неко закусила губу и несмело продолжила:
     – А ты попробуй представить вместо плитки женскую грудь, как будто ты пытаешься нежно коснуться её ладонью.
     Иссей, услышав это, замер, обдумывая идею Йотуа.
     – Но я же бью кулаком! – возразил Хёдо.
     – Разве Изуна говорил делать именно так? Как звучало его условие?
     Пожевав нижнюю губу, Хёдо сморщился, вспоминая. Хлопнув кулаком по ладони, он произнёс:
     – «Ударь по плитке так, чтобы она просто треснула, а не разлетелась на кусочки»!
     – И? Где тут условие про кулак? – усмехнулась Йотуа.
     – Точно, как я сразу не подумал!
     – Тебе немного не хватает гибкости мышления, – мягко пожурила парня девушка.
     – Если я могу ударить ладонью… представив, что это грудь… – Иссей широко распахнул глаза и, подскочив на ноги, вылетел из комнаты. Но, мгновение спустя, он выглянул из-за двери.
     – Огромное вам спасибо, госпожа Йотуа! – и радостный умчался применять совет неко на практике.
     – Да не за что, – девушка фыркнула. – Что ты на меня так смотришь? Я-я сделала это, чтобы п-показать, что умнее его! И не п-потому, что добрая!
     Геннадий покачал головой, заново расставляя шахматные фигуры на доску. Настало время очередной партии.
     – Так, я предлагаю после этой партии поменять игру, – сразу же поставила условие Йотуа. – И нет, не карты, шулер ты проклятый!

Арка 1. Глава 5

     – Эх, а кулаком это сделать гораздо проще, – Иссей сидел на земле, подпирая голову рукой.
     Идея, которую предложила Йотуа, за что парень ей был безмерно благодарен, сработала на все сто. Хёдо удалось не разбить плитку, для верности он даже повторил с десяток раз – стояла она, целехонькая. Но Изуна, решивший проведать ученика, на это лишь хмыкнул, немного подумал и заставил повторить результат, но уже нанося удары кулаками.
     Здесь возникала проблема. Как бы Иссей ни мучил своё несчастное воображение, какие бы размеры и формы женских грудей ни представлял, добиться нужного эффекта не представлялось возможным. После очередной попытки, а парень сбился со счету на третьей сотне, Хёдо уселся на землю и так остался в этом положении, пытаясь найти способ, которым можно было бы решить задачу.
     Повторно прибегать к помощи Йотуа ему не хотелось. Она, быстрее всего, смогла бы что-то придумать, но Иссей и так ей был благодарен. Если он не сможет с этим справиться сам, то как ему дальше-то развиваться?
     – Сложно, – пробормотал себе под нос Хёдо, изучая взглядом собственный кулак. Костяшки были сбиты в кровь, да и кожу, в целом, покрывало множество порезов. – Надо будет Филипп Филипповича попросить подлечить.
     Небольшая капля крови набухла и вытекла из маленькой ранки, оставляя за собой алый след. Иссей на автомате проследил её путь, пока она, сорвавшись с руки, не упала на землю, сразу же впитавшись. Зависнув взглядом на этом месте, Хёдо незаметно для себя начал думать совершенно на другую тему.
     А что если бы не было Доктора? Как бы он смог справляться со всеми этими ранениями? Сейчас Иссей привык полагаться на помощь Филипп Филипповича, но что будет, когда Доктор уйдет?
     Парень поморщился.
     – Лучше бы вместо своей похотливости я обладал мозгами, – неожиданно для себя проворчал Хёдо. – Вот вроде есть какая-то мысль, причём, нужная, но я даже её оформить толком не могу.
     Закрыв глаза, Иссей попытался сосредоточиться, тихо шепча внешне не связанные слова.
     – Раны…. Доктор… Поддержка… – в какой-то момент парень стал постукивать пальцами по коленке. – Думай, голова! Ты не только для еды нужна…
     Спустя пару минут Хёдо распахнул глаза, подскакивая на ноги.
     – Точно!
     И, не теряя лишнего времени, помчался наверх, надеясь, что Доктор никуда не ушёл, что было ему свойственно.
     … на кухне раздавался равномерный стук.
     Филипп Филиппович, одетый в розовый фартук поверх своего обычного наряда, методично нарезал овощи. Рядом с ним, на плите, булькала кастрюля, распространяя по всему помещению приятный аромат.
     Залетевший на кухню Иссей застопорился, увидев, что мужчина занят. Решив подождать, пока тот закончит, Хёдо прислонился к стенке.
     В какой-то момент, Доктор отложил в сторону нож и повернулся к парню. Увидев в его глазах вопрос, Иссей, немного смущаясь, медленно подошёл к Филиппу Филипповичу.
     – Это… ну-у-у, – Хёдо провёл ладонью по затылку. – Вы… это…
     – Не мямли, – коротко бросил Доктор, спокойно смотря на парня. Тот глубоко вдохнул и на одном дыхании выдал:
     – Пожалуйста, научите меня основам медицинской помощи, чтобы я мог сам о себе позаботиться!
     Немного сжавшись, Иссей стал ожидать реакции мужчины. Мысленно Хёдо был готов к категорическому отказу, но…
     – Порежь овощи.
     – А? – парень недоуменно захлопал глазами.
     – Овощи. Порезать, – повторил Филипп Филиппович, доставая из миски шмат мяса и кладя его на доску для разделки.
     – Так это да или не… – вздрогнув от взгляда, брошенного в его сторону, Хёдо схватил нож и приступил к нарезке.
     – Зелень – мелкой стружкой, овощи – кубиками.
     – П-понял! – кивнул Иссей, начиная выполнять полученное задание.
     Филипп Филиппович некоторое время понаблюдал за парнем, после чего сам приступил к разделке мяса.
     – В девять вечера жду тебя в медицинском кабинете, – услышав это, Хёдо воспрянул духом и с большим энтузиазмом приступил к нарезке овощей.
     * * *
     Сева, стряхнув пепел с сигареты, закинул ногу на ногу. Изуна, выпустив струйку дыма из носа, сидел рядом, подставляя слегка сонное лицо под лучи осеннего солнца. Мужчины выбрались в задний дворик, где маг создал два кресла-качалки, на которое они и умостились.
     – Я тут, ня, прикинул несколько вариантов, – сделав затяжку, Сева слегка прищурился. – По идее, я могу дать Хёдо возможность пробудить его «Священный механизм», не прибегая к, ня, магическим методам.
     – О, это же прекрасно, – Коохи прибывал в благодушном и расслабленном состоянии. – И что же твой сумрачный гений смог породить?
     Затушив бычок о хрустальную пепельницу в форме черепа, маг хохотнул и воздел палец в воздух.
     – Жизненная сила! – увидев недоумевающий взгляд друга, Сева вздохнул, потирая переносицу. – Ки, если говорить, ня, для обделенных интеллектом личностей.
     – И каким же ты образом? – пропустив подколку мимо ушей, спросил Изуна.
     – Ну-у-у, – маг откашлялся. – Если не вдаваться в терминологию, а мне, ня, лень тебе будет всё это на пальцах объяснять, то можно сменить условие активации с магической энергии на эту самую ки.
     – Какие ритуалы нужны?
     – Никаких, – пожал плечами Севастиан. – В данном случае всё до безобразия, ня, просто. Малец должен захотеть этого, вложить в порыв волю. Это если образно, ня. На деле, он должен сконцентрировать свою жизненную энергию в одном действии: активации Механизма. Если я не ошибаюсь, такие проблемы будут только в первый раз. Дальше уже должно быть проще.
     – А он справится? – задумался Коохи, почесывая подбородок.
     – Ну, тут уже не моя проблема. Не справится – буду искать другие способы, справится – честь и хвала, – отозвался Севастиан. – И, вообще, ты его учитель, вот и думай. Способ решения я тебе подсказал.
     – Напря-я-яжно, – протянул Изуна, потягиваясь и закрывая глаза.
     – Слышь ты, ня, «напряженный», – маг взял в руки пепельницу, оценивая её вес. – Не выводи меня из себя.
     Коохи, приоткрыв один глаз, оценил уровень угрозы и фыркнул.
     – Да сделаю я что-нибудь, не беспокойся. К слову, откуда достал такую милую пепельницу?
     – Из Акатора умыкнул… Ты тему, ня, не переводи! Сделаешь, куда ты денешься. И сделаешь это при жизни своего ученика, не откладывая на потом! – в ответ на грозный взгляд друга, Изуна вздохнул.
     – Как закончит тренировку с плиткой, тогда и посмотрим, – приняв решение, Коохи, кряхтя, поднялся с кресла, направляясь внутрь дома. В ответ на вопросительный взгляд друга, мужчина бросил на ходу. – Пойду, проверю, чем он занимается.
     * * *
     – Так бра-а-атик представил на месте плитки грудь? – облизывая ложечку от остатков мороженого, поинтересовалась Женя. Иссей, оторвав взгляд от этого завораживающего зрелища, кивнул.
     – Какое похотливое решение проблемы, я восхищена-а-а, жаль с кулаком так не сработало… – Саша недовольно поскребла ложечкой по дну блюдца. Её порция кончилась отвратительно быстро.
     Хёдо, посмотрев на грустное лицо девушки, вздохнул. За то время, что они находились в кафе, парень так и не притронулся к собственному лакомству, хотя оно было с его любимым клубничным сиропом. Взвесив все «за» и «против», парень пододвинул своё блюдце близняшкам.
     – Ты не будешь? – удивленно вскинулись девушки.
     – Неа, чего-то не хочется, – отмахнулся Иссей, откидываясь на спинку диванчика. Близняшки радостно улыбнулись и принялись за уничтожение его порции.
     Если попытаться забыть тот факт, что сидящие напротив девушки – маньяки, охочие до битвы и оружия, то…
     Хёдо задумался. А можно ли это назвать неким подобием свидания? С технической точки зрения – да, он сидит в кафе с двумя красивыми близняшками. А вот если смотреть реально…
     Парень вздохнул. Он мог поставить крупную сумму денег, что Саша и Женя просто не предполагают такое. Да о чём говорить? Девушки были ошарашены, когда попробовали мороженое, будто бы до этого никогда его не ели. Хотя с них может статься проводить всё свободное время за драками или колюще-режущими предметами, забывая про всё остальное. Но даже если это не свидание, ничто не мешает ему наслаждаться ситуацией.
     Пока Хёдо предавался неспешным размышлениям, близняшки активно уминали необычное для них лакомство.
     – У тебя тут грязь, – Женя показала пальцем на уголок губ Саши. Та слегка наклонила голову.
     – У тебя то-о-оже…
     Иссей хотел было протянуть девушкам салфетки, но близняшки нашли свой способ избавиться от возникшей проблемы.
     Язычок Саши ловко пробежался по губам Женя, слизывая остатки мороженого с них.
     – Вкусные губы.
     – Да? Дай мне попробовать, – вторая близняшка повторила действия первой. Оторвавшись, Женя приложила пальчик к подбородку. – И правда, вку-у-у…
     Не дав сестре договорить, Саша впилась в её губы жадным поцелуем, покусывая и стараясь прочувствовать приятный клубничный вкус.
     – М-м… а-ах… – разорвав поцелуй, Женя отстранила от себя девушку. Между их ртами тянулась тонкая ниточка слюны. – Я тоже хочу…
     Смотрящий на это Иссей, сглотнул, машинально вытер салфеткой выступившую из носа кровь и сипло поинтересовался:
     – Эм… ещё мороженого не хотите?..

Арка 1. Глава 6

     Было что-то притягательное в атмосфере ночного города. Яркие неоновые вывески, веселый и беззаботный народ, шастающий по улицам в поисках развлечений. Кирью любила такое время, особенно, если проводить его в торговой части города, которая была известна огромным количеством развлекательных центров и магазинов. Шумно, ярко и многолюдно. В общем, именно то, что требовалось девушке, чтобы разгрузить голову и попытаться расслабиться.
     Пройдя мимо очередного уличного кафе, откуда доносился громкий гул людских голосов, Айка вздохнула. Вот почему она просто не может взять и забыть об одном парне? Надо было ему, блин, стать настолько интересным и загадочным! Как будто не знает, как это привлекает девушек!
     Скользнув взглядом по завлекающим вывескам, Кирью накинула на голову капюшон кофты.
     — Чёрт бы тебя побрал, Иссей Хёдо, — недовольно бурча, девушка отошла с дороги и решила всё-таки выбрать, куда направить свой путь. Не просто же бродить по району? Нужно и развлечься!
     Закусочные? Так перед выходом Айка плотно поела — сложно это не сделать, когда любящая мать угрожает тебе ножом, сетуя, что деточка, дескать, совсем отощала.
     Пойти в караоке-бар? Кирью поправила съехавшую оправу очков и фыркнула. Нет, она, конечно, одинока, но не настолько, чтобы в одиночестве надрывать связки. Да и какой смысл? Вот был бы кто-то, кому она могла устроить «концерт», пыт… услаждая его слух — тогда другое дело. Плюс ей и двадцати нет, так бы хоть градус подняла, а вместе с ним — и настроение.
     Центр с игровыми автоматами?
     — Хм… — Айка закусила нижнюю губу, прикидывая, сколько налички у неё с собой имеется. В принципе, на пару часов прожигания времени хватит. А там и какого-нибудь несчастного парнишку можно развести. Или это будет слишком низко и подло? Её и так иногда за спиной причисляют к когяру! Как будто она вообще может хоть как-то относится к этим… курицам!
     Недовольно сморщившись, Кирью мотнула головой, на секунду представив, как она, цокая каблуками, подходит к Хёдо и томно протягивает:
     — Хэй, мой икэмэн!
     — Бр-р, — пару раз хлопнув себя по щекам, Айка выкинула из головы это «по-настоящему супертошнотворное» видение. И опять, даже там — Иссей!
     — Вот как у него получается не быть рядом и всё равно чертовски меня бесить! — топнув в сердцах ногой, Кирью быстрым шагом направилась в сторону любимого центра игровых автоматов. Пройдя несколько десятков метров, девушка остановилась перед небольшим переулком и, недолго думая, свернула в него, решив сократить путь. Конечно, был шанс того, что ей может встретиться подвыпившая компания очередных недо-янки, которые до сих пор жили прошлым. Но вероятность этого была крайне мала. Во-первых, после недавнего инцидента с убитым гопником, остальные затихарились, не решая высовываться наружу. Во-вторых, время было сейчас не самое позднее, плюс будний день. И в-третьих, Кирью обладала высоким показателем удачи…
     — Эй, крошка, притормози!
     … но, видимо, недостаточным. Вынырнув из своих мыслей, Айка спокойно огляделась. Рядом с ней было четыре парня, разодетых в какое-то тряпье — безвкусно и грубо, по мнению девушки. Гопники — их ещё выдавали «крутые прически» — лениво потягивали сигареты и буквально раздевали Кирью взглядом.
     Причём и встали сразу по двум сторонам, видимо имея опыт общения с прекрасным полом. Убежать не получится, а звать на помощь — огрести знатных люлей.
     — Почему крошка? — вздохнув, Кирью остановилась, засовывая руки в карманы. — Ты хотя бы уточняй чего: хлеба, багета или что ты там в виду имеешь?
     — А? — по-видимому, их главарь сморщил лоб, пытаясь понять, что ему сейчас ответили.
     Айка отмахнулась рукой, спокойно взирая на окружающих её парней.
     — Не напрягай свой маленький мозг, а то ещё перегрузишь. Всё-таки его мощности хватает на использование бездарных клише, не более.
     Парень набычился. Его разум, затуманенный алкоголем и легкими наркотиками, с трудом воспринимал речь девушки, но гопник смог понять главное. Жертва, которая должна трястись и молить о помощи, ещё и огрызается. Не по правилам!
     — Слышь, ты это, не борзей. Ты, чо, не осознаешь ситуации? — сделав шаг вперед, парень, как он считал, состроил серьезное лицо. Но Кирью, вместо того, чтобы испугаться, фыркнула.
     — Эй, у тебя кличка среди своих друзей — Мопс? — выгнув бровь поинтересовалась Айка.
     — А?
     — Бэ, — передразнила его девушка, массируя пальцами переносицу. — Хотя нет, несмотря на похожие рожи, мопсы поумнее тебя будут.
     — Ты… — грозно окинув взглядом прихлебателей, рискнувших заржать, тем самым затыкая их, парень быстро сократил расстояние между собой и жертвой.
     — Ты ниже меня на пару сантиметров, знаешь? — Айка спокойно улыбнулась. — Такой взгляд прошёл бы, будь ты повыше. Дарю бесценный совет: попроси своих товарищей таскать с собой табуретку.
     Гопник окончательно озверел. Мало того, что эта девка не боится их, так ещё и задело его слабое место!
     — Сука! — парень попытался схватить девушку, отбросив все приличия.
     — Но-но! — девушка отшатнулась назад. — Руками не трогать!
     Пока парень, слегка потеряв равновесие, готовился повторно схватить её почему-то не прося помощи у своих друзей, Кирью судорожно продумывала план по спасению собственного тела.
     — Была — не была, — вздохнув, девушка вновь уклонилась от рук гопника и вмазала ему смачную оплеуху, заставив того вздрогнуть, после чего, не сдерживаясь, прописала ему с ноги по причинному месту, жалея о том, что не надела обувь с острым носком.
     — Босс! — прихлебатели, очнувшиеся от громкого визга главаря, рухнувшего на землю, ринулись к Кирью.
     — А теперь — импровизация, — криво улыбнулась девушка.
     Хрустнув кулаками, один из противников подбежал к Айке, замахиваясь рукой для удара. Наклонившись, Кирью пропустила кулак над головой, повторяя свой предыдущий приём, заставляя гопника, скуля, сложиться пополам, держась руками за пах.
     — Следи за её ногами! — обернувшись к товарищу, бросил один из двух оставшихся парней. После чего они безмолвно начали окружать девушку с двух сторон, лишая её возможности побега.
     — Давайте, мальчики! Я лично очищу генофонд от вашего присутствия! — Кирью больше раззадоривала себя, чем пыталась разозлить парней. Несмотря на внешнее спокойствие, девушке было достаточно страшно, она никогда не оказывалась в подобной ситуации. Мысленно Айка поблагодарила отца за то, что тот смог вбить в неё основные приёмы самообороны.
     По идее, она должна сконцентрироваться на одном из противников, вывести его из строя и дать деру на самой возможной скорости. Строить из себя героиню и вырубить обоих парней Кирью не хотелось.
     — Ты так легко не отделаешься! — процедил гопник, стоящий лицом к девушке, которая постоянно вертя головой, пыталась держать ситуацию под контролем.
     — Тебе такая п.… — второй парень не успел сказать, что именно ждёт Кирью, так как, резко закатил глаза и рухнул на землю без сознания.
     — Вроде сдержался, — обладатель голоса и неожиданный спасатель девушки вышел из тени подворотни.
     — Иссей?! — округлила глаза Айка.
     Хёдо, наклонив голову, уставился на подругу.
     — А… так это ты. Извини, что вмешался, думал тут какую-то девушку обижают, — с этим словами парень начал разворачиваться.
     — Чего?! Ты меня за кого держишь?! — не сдержала возмущения Кирью, топая ногой по асфальту.
     — Я не люблю ругаться матом, поэтому прости. Пусть останется тайной, — флегматично ответил Иссей, стоя к подруге в пол-оборота.
     — Совсем оборзел, — слегка восхищенно протянула девушка. — Мало того, что припёрся как герой, в самый последний момент, ещё и пафосный момент испоганил.
     — Согласен. Нужно было всё оставить тебе, — на полном серьезе произнёс Хёдо.
     Айка с этих слов выпала в осадок.
     — Стоп. Ты реально… за кого меня держишь?!
     Вздохнув и покачав головой, Иссей грустно пробормотал.
     — Еще и провалами в памяти страдаешь. Ты что, как золотая рыбка?
     — Э?
     — Ну, пять секунд и, — парень вытянул губы и издал булькающий звук, — всё заново?
     — Я тебе врежу, — мрачно процедила девушка.
     — И она ещё спрашивает, почему я не хочу её спасать, — непонятно к кому обращаясь, патетично произнёс Иссей.
     — Ты… ты-ы-ы… ай! — Айка вздрогнула, почувствовав прохладу металла.
     Последний из гопников, очнувшись от транса, подкрался к девушке и приставил ей нож к шее, вдавливая его.
     — И что это значит? — слегка наклонил голову Иссей. Кирью побледнела, боясь лишний раз вдохнуть. — Зачем? Ты же мог просто убежать?
     — Д-давай все свои д-деньги, клади на землю и уходи, иначе я прикончу твою девку! — подрагивая, пролепетал гопник.
     — Совсем крышей поехал? — ласково поинтересовался Хёдо, засунув руки в карманы. — Ты, кажется, что-то попутал, не думаешь?
     — Д-деньги или я убью её! — взвизгнул парень и сам не знал, зачем это делает, но это казалось ему максимально верным.
     — Ну, убивай, — пожал плечами Иссей. Кирью широко раскрыла глаза, услышав эти слова. Неверяще уставившись на друга, она попыталась что-то сказать, но лезвие ножа дрогнуло, больно впившись в кожу.
     — Я сделаю э-это! — зрачки гопника были неестественно расширены.
     — Так ты под дозой, — цокнул языком Хёдо, делая первый шаг в сторону парня. — Тогда всё ясно.
     — Стоять! — лезвие ножа слегка поцарапало кожу Айка. Девушка невольно всхлипнула. Такого развития событий она точно не ожидала.
     — Эх, да. С наркоманами лучше не шутить, — качнул головой Иссей. — Эй, парень. Смотри. Ты убьешь эту девушку, да?
     Хёдо ласково улыбнулся, слегка прикрывая глаза.
     — Думаешь после этого сам останешься невредимым? Убежишь? Так не-е-ет.
     Иссей посмотрел в глаза гопника. Тот вздрогнул, увидев во взгляде Хёдо нечто тёмное, пугающее до глубины души.
     — Я найду тебя. Сломаю каждую кость твоего обдолбанного тела. Вырву твои глаза и заставлю их сожрать. А потом сниму кожу и брошу на растерзания псам. Я не шучу, друг. Если ты убьешь эту девушку, я клянусь своей душой, ты будешь умирать в страшных мучениях, — голос Хёдо буквально загипнотизировал парня, от чего тот застыл. Почувствовав шанс, Айка резко ухватила его за руку и отвела от себя нож, моментально отбегая к Хёдо.
     — А? — очнувшись, гопник попытался было развернуться, но Иссей, буквально смазавшись в воздухе, моментально оказался подле него, хватая парня за руки.
     Услышав хруст и громкий захлебывающийся вой неудавшегося убийцы, почти сразу стихший, Кирью сморщилась и отвернулась, закрыв глаза и вздрагивая.
     — Пошли отсюда, — тихо произнёс Хёдо. Айка почувствовала, что её подхватили на руки и куда-то понесли.
     Девушка открыла глаза и посмотрела на друга. Сейчас, вблизи, она видела его бледное лицо, а слегка подрагивающие руки намекали на то, что внешнее спокойствие Хёдо было лишь игрой.
     — Домой? — глухо поинтересовался Иссей.
     — К тебе или ко мне? Нет, я не готова. Н-нужно успокоиться, — истерично хихикнула Кирью. — Давай в п-парк.
     Хёдо ничего не ответил, сменив маршрут.
     * * *
     — Чувствую себя принцессой из сказок, — криво улыбнулась Кирью, прислонившись головой к груди Хёдо. — Только у меня не рыцарь в сияющих доспехах, а…
     Девушка замолчала.
     — Хм, и кто же именно? — поинтересовался Иссей, спокойно шагая по улице и не обращая внимания на редких людей, которые смотрели на него с явным интересом. Ну, идёт он с девушкой в руках и идёт. Чего тут такого?
     — Кто-кто… ты, дурак, — беззлобно огрызнулась Айка, устраиваясь удобнее. — И, вообще, нежнее! Я девушка хрупкая.
     — Скажи это тем несчастным, что, скорее всего, лишились возможности иметь потомство, — поддел девушку Хёдо.
     — Ничего не знаю. Они сами…
     Впереди показались ворота, ведущие в парк.
     Кирью запрокинула голову, всматриваясь вверх. Сквозь густые кроны деревьев проглядывало чистое безоблачное небо, на котором, редкими гостями, сверкали звёзды.
     Вокруг стояла тишина, но не давящая, а обволакивающая своеобразным спокойствием. Она накрывала незримой вуалью, отсекая все лишние мысли. Только хруст камешков под ботинками Иссея нарушал её.
     Подойдя к первой попавшейся скамейке, Иссей аккуратно усадил девушку на неё и устроился рядом, громко вздыхая.
     — Ну и вечер, конечно, — парень невольно помассировал переносицу. — Пришёл домой, называется, пораньше.
     — Странными путями ты ходишь, — фыркнула Кирью, облокотившись о плечо Хёдо. Тот не стал отталкивать девушку, за что та была ему благодарна. — Но это даже хорошо, иначе бы…
     Айка не стала заканчивать фразу, ибо и так всё было кристально ясно. Не будь там Иссея, девушка могла бы окончить свой жизненный путь крайне печально.
     — Испугалась? — после непродолжительного молчания, тихо поинтересовался Хёдо.
     Кирью открыла бы рот, чтобы отпустить очередную колкость, но, вздохнув, прошептала:
     — Очень. Я… я… просто страшно, очень… Ещё ты такой: «Хочешь — убей!», — Айка задрожала, адреналин почти полностью отпустил девушку, позволяя всем переживаниям вырваться наружу. Кирью подняла голову и уставилась на Иссея слегка повлажневшими глазами. — Ты хоть представляешь, что я испытала в тот момент?! Ты понимаешь?! Я… Я!
     Хёдо резко притянул к себе девушку, обнимая её.
     — Прости. Я не знал, что мне делать. Такое… я сам был дико испуган, и единственное, что пришло мне в голову — совет одного моего… — парень замялся, подбирая слово, — … знакомого.
     — Изобразить из себя отбитого психа? — несмотря на дрожащий голос, Айка криво улыбнулась.
     — Вообще, должно было получиться по-другому. Но… — Иссей вздохнул. — Прости, что так испугал.
     Парень аккуратно коснулся шеи девушки, места, где виднелся слегка покрасневший след пореза.
     — Болит?
     — Нет, — Кирью мотнула головой и уткнулась носом в грудь парня.
     — Всё хорошо?..
     — Просто заткнись и обними меня покрепче.
     Хёдо замер и нерешительно прижал к себе подругу.
     Наступившую тишину нарушил всхлип.
     Иссей сжал зубы, чувствуя, как Кирью, вцепившись пальцами в ткань его футболки, плачет. Его подруга, вечно бесящая его и норовящая задеть, постоянно улыбающаяся. «Бестия», как за глаза называли её Мацуда и Мотохама. И плачет. Навзрыд.
     Не контролируя свои действия, парень начал поглаживать девушку по голове.
     Понемногу всхлипы затихли. Кирью, тихо шмыгая носом, отстранилась от Иссея.
     — Что, выгляжу как зареванная корова, да? — хрипло усмехнулась Айка, смотря на друга. Тот лишь качнул головой и провел пальцем по щеке девушки, собирая остатки слёз. Та замерла.
     — Нет. Ты всё так же красива, — мягко улыбнулся Иссей.
     Кирью поперхнулась, чувствуя, как румянец проступил на щеках.
     — Дурак! — она несильно заехала кулаком по плечу Хёдо. — Сначала спасает от рук хулиганов, затем несёт на руках через половину города, а под конец ещё и комплименты отвешивает! Хочешь, чтобы я в тебя влюбилась?
     Иссей фыркнул.
     — Я не настолько грешен для такого наказания.
     — Нет, ты реально оборзел, — деланно возмутилась девушка.
     — Так с кем поведешься, — пожал плечами Хёдо.
     — Ты на что намекаешь?!
     — Эй! Не бей своего героя! Прекрати!
     Рассмеявшись, Иссей закрылся руками, спасаясь от невесомых тумаков Кирью, которая, несмотря на заплаканное лицо, искренне улыбалась.
     * * *
     — Я не буду спрашивать, какого чёрта здесь происходит, — медленно произнесла Йотуа, спокойно усаживаясь на кресло. — Но всё же… Что это такое, мать вашу?
     — А что не так? — развалившись на диване, поинтересовался Изуна, перелистывая газету.
     — Ты считаешь это нормальным? — возмутилась неко, указывая пальцем на стол.
     Коохи, зевнув, перевёл туда взгляд.
     — Да, ничего особенного.
     Йотуа приоткрыла рот и сразу же его закрыла.
     — То есть собрание голубей в военной форме, рядом с которыми лежит небольшая куча гранат и разных заточек — абсолютно нормально?
     — Именно, — воздел палец вверх Изуна.
     — Нет, реально, — Йотуа помассировала виски. — Я видела много ненормальных людей, но это место — заповедник.
     Пока девушка пыталась понять, что в её жизни пошло не так, Геннадий, поправив генеральскую фуражку, важно расхаживал перед своими бойцами, что-то воинственно курлыкая.
     В какой-то момент в комнату зашёл Севастиан.
     — Так, ня, мне нужно ваше мнение, — добившись нужного внимания, маг довольно улыбнулся. — Оцените мою идею. Короче, ня, есть такой праздник — Хэллоуин. Как вам мысль одеться во всё красное и прийти к какой-нибудь девушке с фразой: «Привет, я твои месячные. Извини за задержку».
     — Ты пьян? — ошарашенно поинтересовалась Йотуа.
     — И солнце ярче блещет, и веселей пейзаж, когда в желудке плещет C₂H₅OH! — пропел Сева.
     — Дурдом… — простонала неко.

Арка 1. Глава 7

     Плотно прикрыв за собой дверь, Иссей тяжело вздохнул, прислоняясь к стене и массируя виски указательными пальцами. Благополучно доведя подругу до дома и удостоверившись, что та больше не найдет приключений на своё мягкое место, Хёдо вернулся к себе. Причём путь обратно парень прошёл незаметно, находясь в подобие прострации.
     — Сложно, — хмыкнул себе под нос Иссей, отлипнув от стены и направляясь к кровати, на ходу сбрасывая с себя верхнюю одежду, не особо заботясь о том, чтобы аккуратно её повесить. Утром разберётся, сейчас не до этого.
     Рухнув плашмя на кровать, Хёдо глухо застонал в подушку. Полежав так некоторое время, парень перекатился на спину, уставившись невидящим взором в потолок.
     — Ушёл пораньше, называется, — криво улыбнувшись, Иссей закусил губу. Он мог ожидать много от жизни, тем более у него она была пресыщена различными событиями, но такого…
     В памяти всплыло заплаканное лицо подруги, её глаза, в которых плескался страх. Руки парня, казалось, ещё сжимали её дрожащее тело.
     Ладно, теперь всё позади. Эта ситуация уже в прошлом, Иссей лишь надеялся, что Кирью усвоила такой горький урок и больше не будет шастать по подворотням, особенно вечером.
     Напрягала парня совершенно другая вещь.
     — И опять же, почему мне так всё равно? — Хёдо поднес ладони к лицу, изучая их. Вроде только недавно этими самыми руками он, хоть и косвенно, но убил человека. И пару часов назад — серьезно покалечил другого.
     Нет, эти уроды заслужили такой участи — это было сложно оспорить. Но… но разве он не должен испытывать хоть какие-то муки совести? Почему ему так наплевать?
     Правда, и это будет являться ложью. Хёдо сглотнул, концентрируясь на собственных ощущениях. Он не то, что боялся, он… чувствовал удовлетворение от сделанного.
     — Почему жизнь не может быть проще? — фыркнул Иссей, закрывая глаза и переворачиваясь набок.
     Усталость брала своё. Да и особо истязать себя пустыми раздумьями не хотелось — сейчас он ничего этим не добьется, лишь испортит себе настроение. Лучше решить этот вопрос немного позже, после хорошего крепкого сна.
     Придя к такому решению, парень расслабился, чувствуя как дремота берёт своё и тело приятно тяжелеет.
     * * *
     Кирью сидела на кровати, вертя в руках маленького плюшевого зайца — подарок отца времен далекого детства.
     — И что мне теперь делать, мистер Плюшик? — игрушка безучастно взирала на девушку темными бусинками глаз. Айка, подавив горестный вздох, рухнула на спину, поднимая зайца в воздух над головой.
     — Вот почему он такой… такой! — Кирью взвыла, прижав мистера Плюшика к груди и начиная кататься по кровати. — Дурак, кусок олуха, бесчувственный чурбан и…
     Замерев, девушка шмыгнула носом.
     — И всё равно я умудрилась в него влюбиться. А ведь сама над этой мыслью насмехалась! Что? Я не виновата! Не смотри на меня так, мистер Плюшик. Это выше моих сил. Мало того, что из обычного парня превратился в подкаченного красавца, так ещё и… у-у-у…
     Крепко обняв игрушку, Айка подогнула ноги к груди, надувшись.
     Вот как он смог так быстро измениться? К прошлому варианту Хёдо девушка испытывала максимум легкий интерес, и то, из-за его жуткой извращенности. А к этому…
     Кирью фыркнула. Не было смысла отнекиваться. Этот засранец плотно поселился в её голове, даже не собираясь покидать нагретое место.
     — Он сильный, красивый, ещё и умнеть начал, — бурчала себе под нос Айка. — А под конец, вдобавок, спас, как самый настоящий герой из влажных девичьих рассказов. Герой, блин, на белом коне. Хотя для героя его методы…
     Девушка инстинктивно сморщилась, вспомнив тот жуткий крик гопника. Он заслужил это, но самого факта не умаляет. Прошлый Иссей бы точно такого не сделал — кишка тонка. Да и та речь, которая, по его же словам, не совсем получилась. Что же за знакомые такие у парня появились, что у них такое заимствует?
     — … а ещё в его объятиях очень тепло, — прошептала на ухо зайцу Айка, невольно зардевшись. Вспомнив ощущение тех крепких рук, Кирью мягко улыбнулась. Всё-таки судьба — забавная штука. Можно ли ей поблагодарить гопников за полученную возможность увидеть скрытые стороны «друга»? Или это уже слишком?
     — Та-а-ак, — девушка мотнула головой, вырубая настольную лампу и забираясь под одеяло. — Что-то я совсем уже плыву, раз о таком задумалась. Нервишки-с пошаливают-с…
     Погладив игрушку, Кирью поставила её обратно к изголовью кровати, где мистер Плюшик обычно и проводил своё время.
     — Прости, — девушке показалось, что заяц смотрит на неё с обидой. — Я уже слишком взрослая, чтобы спать с мягкими игрушками…
     — …хотя кого я обманываю, — хихикнула Айка и вновь сгребла игрушку в объятия, устраиваясь удобнее и закрывая глаза.
     Кому как не мистеру Плюшику можно видеть эту сторону девушки? Даже родители девушки лишены такой возможности. Ну, ещё и Иссей частично видел, но…
     — Это был очень тяжелый день, — зевнула Кирью, причмокнув губами. — Спокойной ночи, мистер Плюшик…
     * * *
     — Я предлагаю тебе выбор. Отправиться в круговорот душ, как и все обычные люди, или…
     На Его лице блуждала лукавая улыбка.
     — Или ты сыграешь со мной в небольшую Игру, получив возможность исполнить все свои мечты. Ты ведь всегда хотел побыть настоящим героем, получить невероятные силы, достичь того, что нельзя получить, будучи одним из этой серой безликой массы…
     Он смотрел с усмешкой. Он знал всё. И Он уже знал, каким будет ответ.
     — Прекрасно. Я и не ожидал другого решения, мой друг. Иначе бы не выбрал тебя в качестве, — Он широко улыбнулся, слегка прикрывая глаза, — добровольца.
     Резкая вспышка света.
     Первым ощущением было прохладное касание ветра.
     С неверием коснувшись ткани толстовки, в которую был одет до того момента, сглотнул и осмотрелся.
     Бетонные обшарпанные стены с торчащими кусками арматуры. Засыпанный строительным мусором пол, кое-где зияющий темными провалами. Увидев проём для окна, медленно подошёл к нему, переступая через крошево и куски кирпича.
     Вокруг, подобно локациям пост-апокалиптической игры, простирался безжизненный разрушенный город. Ни растений, ни людей — лишь голые трупы зданий, безжизненно взирающие провалами окон на серые безлюдные улицы.
     Вместо привычного неба, к которому привык, — тьма, настолько чёрная, что будто бы затягивала в себя. Но при этом весь город словно бы освещен сотнями фонарей. Особый контраст этому придавали тени, что изгибались в разных направлениях.
     Оторвав взгляд, провёл пальцем по стене.
     Шершавая. Холодная.
     Ещё окончательно не поверив, сильно щипаю себя за руку.
     Больно.
     Не сплю.
     Но что тогда происходит?..
     Не успела мысль закончиться, как голову, подобно раскаленному шипу, пронзила острая боль. Перед глазами, мерцая и переливаясь красным, возникло… игровое окно?
     Сглотнув коснулся его пальцем, вызывая круги, как будто бы тронул поверхность воды.
     «Добро пожаловать в Игру, Доброволец.
     Ты готов принять в ней участие?
     ДА/НЕТ»
     Какой глупый вопрос. Согласие уже было дано.
     Палец уверенно нажимает кнопку. Мигнув, слова в окне изменились.
     «Поздравляю!
     Прежде чем приступить, ознакомься с правилами Игры. Не беспокойся, это будет не сложно запомнить. И правила таковы:
     KILL OR BE KILLED !
     Пусть победит сильнейший!
     Удачи».
     Сообщение исчезло, оставив после себя лишь непонимание. Что всё это значит?
     Поток вопросов был остановлен очередной порцией боли.
     Проморгавшись, заметил, что со зрением произошли изменения.
     Сбоку, в правом верхнем углу, появилось что-то вроде текстового сообщения.
     «Количество оставшихся участников: 100».
     Чуть ниже него располагалась зеленая полоска.
     «100/100 ОЗ»
     Это, что, реально какая-то игра? И что за количество участников?
     Неожиданно в глухой тишине, нарушаемой лишь моим дыханием, раздался громкий женский голос.
     «До начала Игры осталось пять секунд.
     Пять, четыре…»
     Не понимаю! Не понимаю!
     »… три».
     Участники? Игра? «Kill or be killed»? Выживет сильнейший?
     »… два».
     Это… что-то вроде Королевской Битвы?
     «ОДИН! ИГРА НАЧАЛАСЬ!»
     … и небо окрасилось в цвет свежей крови…
     * * *
     Изуна сморщился и открыл глаза.
     — Твою ж мать, — хриплым после сна голосом выругался мужчина, вставая с кресла, где его знатно так разморило, раз он умудрился вырубиться. Посмотрев на настенные часы, Коохи хмыкнул, почесывая затылок.
     — Четыре часа утра… и, главное, спать больше не хочется…
     Изуна потянулся до хруста в спине и, немного подумав, побрёл на кухню. Мозг всё еще плохо работал, да и телу требовалось топливо. А что может быть лучше чашечки крепкого сладкого кофе?
     Включив свет, Коохи взял в руки любимую медную турку и полез за остатками любимого сорта кофе.
     — Как говорится, сон есть симптом кофеинового голодания, — поставив посуду на медленный огонь, мужчина облокотился об кухонный стол, краем глаза следя за тем, чтобы драгоценный напиток не убежал.
     — Эх, прав был Макс Фрай, — Изуна невольно зевнул, хрустнув челюстью. «— Настоящая любовь — это кофе, который варишь дома с утра. Свежемолотый, желательно вручную. С корицей, мускатным орехом и кардамоном. Кофе, рядом с которым надо стоять, чтобы не убежал, иначе безнадежно испортится вкус. Надо проследить, чтобы он поднялся три раза, потом налить ложку холодной воды в джезву, подождать пару минут, чтобы осела гуща. Кофе, который наливаешь в старую любимую чашку и пьешь, чувствуя каждый глоток, каждый день. Наслаждаясь каждым глотком».
     — Твоя любовь к этому напитку даже пугает, — Изуна обернулся, посмотрев на неожиданную гостью.
     Йотуа, в одной длинной ночнушке, заспанно протирала глаза кулачками.
     — С чего решила встать? — поинтересовался мужчина, снимая турку с огня и переливая дымящийся кофе в специально приготовленную чашку.
     Неко, протяжно зевнув, обнажая небольшие выступающие клыки, прошлепала к стулу и, забравшись на него, легла головой на стол.
     — Сама не знаю…
     Изуна, задержав взгляд на девушке, вздохнул и сам занял своё место, уже собираясь по привычке закинуть ноги на стол, но передумал.
     — А мне даже не предложишь своей «амброзии»? — фыркнула Йотуа.
     — Ты же не переносишь кофе, — пожал плечами мужчина, делая первый глоток и довольно щурясь, чувствуя, как любимый вкус буквально заполняет его с ног до головы.
     — Так ради приличия хотя бы…
     — Я и приличие — вещи диаметрально противоположные, — проронил Коохи, подтаскивая к себе вазочку с вчерашним имбирным печеньем. Отправив несколько штук в рот, мужчина довольно ими захрустел.
     — Да-да, — проворчала Йотуа, с трудом подавив зевок.
     В кухне наступила тишина.
     — Слушай, а почему ты так любишь кофе? — первой нарушила молчание неко.
     Коохи замер. Почесав подбородок, на котором опять начала выступать щетина, мужчина хмыкнул:
     — Да чёрт его знает. Просто сколько себя помню — всегда его пил. Хотя первое время вкус казался отвратным. Можно сказать, привычка с первой жизни, — Изуна залпом допил остатки кофе и развалился на стуле, от скуки перебрасывая печенье из руки в руку.
     — Первой? — Йотуа приподняла голову, и, опершись подбородком о локти, задумчиво посмотрела на Коохи. — А их у тебя было много?
     — Угу, — кивнул мужчина и, подбросив печенье в воздух, поймал его ртом.
     — Насколько?
     — Около двух десятков.
     Неко, услышав ответ, поперхнулась воздухом.
     — Да ты, я посмотрю, старик ещё тот, песок не сыпется? — фыркнула девушка.
     — У меня под одеждой мешки, куда он собирается.
     — А по тебе и не скажешь, что обладаешь таким количеством жизненного опыта, — покачала головой Йотуа.
     — Так я и не обладаю, — слегка улыбнулся Изуна. — Как говорил мой хороший друг: «Ты тупой, и это — твоё призвание!».
     — Дай угадаю, — Йотуа села нормально и приложила указательные пальцы к вискам, изображая натужные размышления. — Этот тот чокнутый маг, вечно някающий посреди фразы?
     — Бинго, — Коохи пару раз лениво хлопнул в ладоши. — Шерлоку Холмсу есть чему у тебя поучиться. И да, лучше радуйся, что Сева някает.
     Неко приподняла бровь, не обратив внимания на подколку.
     — Каждое его «ня» — это мат, — пояснил Изуна.
     — Оу, — девушка застыла, вспоминая, сколько раз Севастиан использует в речи то самое доставшее её до печёнок междометие. — А чего он так?
     — Боженька наказал за грехи его тяжкие, — сложив руки в молитвенном жесте, ненатурально шмыгнул носом мужчина.
     — А если серьезно?
     — А я и серьезно, — Коохи улыбнулся. — Достал Бога — получил наказание.
     — Достал… Бога?.. — Йотуа пыталась осознать, насколько нужно быть «умным», чтобы лезть к высшей сущности.
     — Он может… — что хотел договорить Изуна — так и осталось тайной, так как на кухню, двумя белоснежными ураганами, залетели близняшки.
     — ПА-А-АП-О-ОЧКА-А-А! — издав громкий крик, девушки запрыгнули на мужчину, заваливаясь вместе с ним на пол, создавая клубок из человеческих тел.
     — Мы…
     — … хотим…
     — … поиграть!
     Коохи, тяжело вздохнув, смотрел в глаза своих «дочерей», где ярким пламенем горели азарт и желание развлечься.
     Тихое томное утро перестало таким являться, но мужчина был рад тому, чтобы хотя бы успел спокойно выпить кофе.
     — О, оргия? — на кухню зашёл Севастиан. — Неплохо, ня.
     Изуна на эту фразу лишь закатил глаза.
     — Дядя Сева! — Саша и Женя обернулись на мага, смотря на него полными мольбы глазами. — Папочка не хочет с нами играть!
     — Негодяй, ня, как ты можешь! — патетично воскликнул мужчина. — Встань и встреть свою судьбу достойно!
     — Я не могу, — спокойно ответил Изуна.
     — Это ещё почему?
     — Видать, у меня с твоим членом много общего, — ухмыльнулся Коохи.
     Йотуа, решившая выпить стаканчик воды, поперхнулась, оглушенная громким ржачем Севастиана.

Арка 1. Глава 8

     — К-хе!.. а-а… — Иссей, упав на колени, зажимая рот руками, пытаясь не вывалить на землю недавний обед. Перед глазами парня всё плыло, из-за пропущенного удара в грудь было тяжело дышать. Подождав, пока приступ тошноты пройдет, Хёдо уперся дрожащими руками в землю, с трудом поднимаясь на ноги. Его слегка покачивало.
     — Ну, и это всё, чему ты научился за столь долгое время? — посмотрев на двоящуюся в глазах фигуру Учителя, Иссей скривился.
     Изуна всё так же стоял на том самом месте, засунув руки в карман толстовки, и скучающе взирал на ученика.
     — Я... просто разминался… — собравшись с силами, Иссей мотнул головой, прогоняя легкое головокружение
     — Да? — Коохи приподнял бровь. — Тогда докажи. Учти, следующий твой удар будет заблокирован.
     — Мы ещё посмотрим! — усмехнулся парень, срываясь с места, немного смазываясь в пространстве.
     Удар, который должен был попасть точно в скулу мужчины, был спокойно остановлен. Изуна, сжимая кулак Хёдо ладонью, наклонил голову, приподнимая уголки губ.
     — Слишком, — мужчина впечатал колено в живот парня, отправляя того в очередной полёт, — медленно. Я бы мог выпить чашку кофе за это время.
     Приземлившийся в песок Хёдо, несколько раз прокатился по нему, пока не остановился, открывая рот подобно рыбе, выброшенной на сушу.
     — Уклонение, — Коохи обозначил следующий способ защиты.
     — … ксо… — стиснув зубы, Иссей опять поднялся на ноги, не обращая внимания на песок, забившийся в одежду и волосы. Несмотря на дрожь, парень бросился в очередную безрассудную атаку. Другого варианта действий он не видел. Да и вообще возможно ли это — победить Учителя? Или задеть его? Уверенность в успехе, что присутствовала в начале тренировки, покинула Хёдо. Лишь голое упрямство поднимало его на ноги, давая возможность получить очередной удар от Изуны.
     «Мало мне сегодня было проблем, так теперь ещё и это», — успел подумать Иссей, когда его нога, вместо торса мужчины, задела лишь воздух, а в его лицо уже летел кулак Учителя.
     * * *
     — У Маюри самая отпадная задница среди всех учениц второго года, — поправив съехавшие очки, провозгласил Мотохама, внимательно следя за походкой названной особы. Девушка о чём-то разговаривала с подругами, изредка прикрывая рот ладонью и тем самым заглушая вырывающийся смех.
     — Волосы красивые, — протянул Иссей, развалившись в траве и взирая, как тугие белоснежные локоны слегка подпрыгивают при ходьбе.
     — А я бы отметил её грудь, — внёс свою лепту Мацуда, доставая из кармана телефон и делая снимки обсуждаемой девушки. — Твердая двоечка с намеком на тройку
     — Два с половиной, — моментально отреагировал Мотохама. Не дав другу открыть рот, очкарик покачал пальцем перед его лицом. — Но-но, можешь даже не пытаться со мной спорить. Моё зрение почти никогда не подводит.
     — Интересно, она куда-нибудь ходит? — Хёдо наклонил голову.
     — М? — парни недоуменно посмотрели на товарища.
     — Хорошо развитые икры и бёдра. Вот думаю, самоподготовка или какие-нибудь спортивные кружки? Прям приятно посм… ауч! — Иссей сморщился, получив локтём в бок от сидящей рядом Кирью, которая за время перерыва не сказала ни слова. — Ты чего?
     Айка промолчала, лишь недовольно взирая на парня. Тот, потирая место удара, вздохнул, жалея о том, что не обладает способностью читать женские мысли.
     После того неприятного происшествия подругу словно подменили. Она стала меньше подкалывать Хёдо, а если и делала это, то шутки становились более агрессивными и колкими. Неужели он умудрился чем-то серьезно задеть её?
     — … бе., — тихо произнесла Кирью, не смотря на Иссея.
     — Э-э-э? — парень прищурился. — Повтори, я не расслышал.
     — Клуб спортивного бега, дебил! Когда же ты уже поумнеешь! — рявкнула девушка и, подскочив на ноги, схватила свою школьную сумку и быстрым шагом направилась обратно в учебный корпус.
     Парни смотрели ей в спину с явным недоумением.
     — Слышь, чего она? — почесал щеку Мотохама.
     — Месячные? — предложил вариант Мацуда.
     — Запаха нет, — сразу же отмёл такое развитие событий Хёдо. — Что вы на меня так уставились?
     — Да та-а-ак… — Мотохама прокашлялся и задумался. Спустя пару секунд, парень радостно вскрикнул, хлопая себя по ладони кулаком. — Точно! Я знаю причину!
     — И-и-и? — очкарик довольно смотрел на нетерпеливые лица товарищей.
     — Эх-хе-хе, — парень сверкнул линзами очков. — Помните мангу: «Моя милая цун-цун сестренка и её скрытое дере-дере»?
     Мацуда и Иссей возвели глаза к небу, вороша в памяти тонны прочитанной «литературы».
     — … да ну?!! — вспомнив сюжет названной вещи, парни уставились на друга. — Не могла же она…
     — Могла! — Мотохама поднял указательный палец вверх, с превосходством смотря на товарищей. — Просто нужно было немного проанализировать её поведение. Наша дорогая Кирью втюрилась в Исэ! Сами посудите: она стала крайне раздражительной, когда Исэ говорит что-то о других девушках, причём не обращая внимания на нас с Мацудой, постоянно витает в облаках и…
     Очкарик довольно улыбнулся, подманивая друзей поближе и шепотом продолжая:
     — … когда она думает, что Исэ ни черта не видит, постоянно пялится на него. И поверьте моему прекрасному зрению и аналитическим способностям: если девушка, при взгляде на парня, покусывает нижнюю губу и покрывается румянцем — что-то это да значит!
     — Дела-а-а, — протянул Мацуда, почесывая затылок. — Если так подумать, то и правда. Последнее время, Кирью только Исэ и достает, словно он — единственный парень вокруг. А ведь раньше она умудрялась половину учеников выбешивать. За перемену. Короткую.
     Хёдо застыл, словно громом пораженный. Если так подумать, то парни абсолютно правы. Ведь поведение подруги до одури напоминает стереотипную влюбленную цундере. Как он раньше не смог этого заметить? К чему тогда был нужен весь тот громадный багаж знаний, полученный путём прочтения кучи манги и ранобэ?
     — И что мне делать? — задался вопросом Иссей, решив, что такая причина поведения Кирью наиболее правдивая.
     — У моей мамы есть связи, могу попробовать пробить информацию о возможности переезда в другую страну, — немного подумав, ответил Мацуда.
     — В принципе, цены на пластическую операцию и смену имени не так уже и высоки… — почесал подбородок Мотохама.
     Хёдо выпал в осадок.
     — А с чего такой… э-э-э, пессимизм?
     Его товарищи переглянулись.
     — Чел, в тебя, с огромной вероятностью, влюбилась Кирью.
     — Для многих это уже весомый повод для кардинальных решений.
     Иссей вздохнул.
     — То есть… ничего адекватного вы мне не посоветуете?
     — Нет! — одновременно произнесли парни.
     — А ещё друзья, называется, — обреченно простонал Хёдо, взирая на часы. До конца перерыва было ещё около двадцати минут. В принципе, можно было найти Айку и попытаться вывести её на чистую воду.
     — Ладно, пойду искать эту… цундере, — приняв тяжелое решение, Иссей поднялся с травы и направился в сторону учебного корпуса.
     — Земля металлом, брат!
     — Завещай нам после смерти свою коллекцию журналов!
     Получив подобную моральную поддержку от друзей, Хёдо фыркнул. Ну, влюбилась в него Кирью, чего такого-то? Только вот ладони парня предательски вспотели, да и голова немного кругом шла.
     … в классе девушки не наблюдалось, как и в коридорах. Застыв на лестничном пролёте, Иссей задумался. Куда могла пойти Кирью?
     Может, на крышу? Она вроде ещё открыта, несмотря на заметное похолодание, да и ученики туда редко заходят. Но не слишком ли это тривиально?
     — Да ну… чтобы как в манге? — нервно хихикнул Иссей. — Хотя я ничего же не теряю, заглянув туда одним глазком?
     В голове парня всплыла мысль о том, что, в общем-то, ему всегда хотелось попробовать настоящей китайской кухни.
     Отбросив неожиданный наплыв нерешительности, Хёдо похлопал себя по щекам и, быстро поднялся по лестнице, доходя до выхода на крышу.
     — Так, а почему я боюсь? — сглотнул Иссей, переминаясь с ноги на ногу. — Были ситуации и посложнее. Это ведь просто крыша, тем более, не факт, что Кирью будет именно там.
     Но ноги все равно отказывались шевелиться, да и внутренне чутье парня, в последнее время исправно работающее, намекали на то, что подруга именно там, за дверью.
     — Соберись, тряпка! — мотнул головой Хёдо. — Человек ты, иль тварь дрожащая?
     Выдохнув, парень уверенно толкнул дверь, заходя на крышу.
     … солнце выбралось из-за редких туч, накрывая всё пространство своими лучами.
     Айка сидела на небольшой скамеечке, поставленной специально для учеников, покачивая ногами и смотря на медленно плывущие облака. Заслышав скрип открываемой двери, девушка быстро надела очки и повернулась в сторону неожиданного посетителя.
     — Ты… — недовольно насупилась девушка, увидев, что вторженцем в её спокойное царство тишины был Хёдо.
     — Ожидала кого-то другого? — криво улыбнулся Иссей, подойдя немного ближе и замерев на месте. — Э… не против, если я рядом сяду?
     — Даже если и буду, всё равно ведь умостишь свою задницу, — фыркнула Кирью, демонстративно перестав обращать внимание на друга, смотря куда-то вбок.
     — Какая ты грубая в последнее время, — вздохнул парень, занимая место с края и, не зная куда деть руки, положил их на колени. — Чего-то случилось? Сама не своя.
     — А если и случилось, тебе какое дело? — огрызнулась девушка.
     — Ты как бы моя подруга. Я, может быть, волнуюсь! — возмутился Иссей.
     — Мне казалось, что тебя больше беспокоит размер груди окружающих девушек, — процедила сквозь зубы Кирью, раздраженно посмотрев на парня.
     — Раньше тебя это так не бесило! — решительно встретил её взгляд Хёдо. — Что изменилось?
     — Может у меня месячные, не думал? — ехидно улыбнулась Айка.
     На эти слова Иссей лишь фыркнул.
     — Запаха нет…
     — … эм, — девушка застыла в ступоре. — Я не буду спрашивать: какого черта, но это оче-е-ень пугающе.
     Повисло неловкое молчание.
     — Так чего ты сюда припёрся? — разрушила тишину Кирью. — Решил посношать мой мозг?
     — А тебе хотелось, чтобы я тебя просто сношал? — не сдержался Иссей, слегка вздрогнув, осознавая, что он ляпнул.
     Айка смотрела на него с непередаваемым выражением лица. Прошла минута, вторая…
     — Ах-ха-ах-ах-ха-а-а!!! — неожиданно Кирью рассмеялась, запрокидывая голову и снимая очки, вытирая пальцем выступившие слёзы. — Наглец! Каков наглец, вы его просто послушайте!
     Иссей шокировано наблюдал за неожиданным приступом веселья подруги. Та, отсмеявшись, напялила очки обратно и посмотрела на Хёдо, продолжая улыбаться.
     — Вот надо было тебе такое сказать, дурачок, — неожиданно ласково произнесла Айка, вызвав своим тоном табун мурашек у парня. — Весь план испоганил.
     — П-план? — недоуменно переспросил Иссей, еще не отошедший от неожиданной перемены в характере подруги.
     — Агась, — Айка фыркнула, начиная беззаботно покачивать ногами. — Мне показалось забавным отыграть роль максимально шаблонной цундере. И ведь неплохо получалось, согласись? Я столько готовилась, написала кучу качественных ответов на твои возможные вопросы, специально вела себя как влюбленная истеричка, не знающая, как правильно показать возникшие любовные чувства… даже написала сценарий для встречи на крыше, где, после долгих препираний, случайно проболталась бы о своём влечении к тебе, после чего убежала бы, скрываясь от тебя некоторое время. Ты бы искал меня, потом нашёл вечером на мосту, где я уже собиралась броситься в воду и, окрыленный осознанием собственных чувств, спас меня. И представь: я в слезах, ты мягко обнимаешь моё лицо ладонями и целуешь! Ещё на фоне заката — я даже подобрала дату и время, когда солнце будет в подходящей позиции! А что делаешь ты? Вместо смущенного ответа, огрызаешься так, что я просто забыла о подготовленном тексте!
     В процессе речи, Кирью всё больше распалялась, повышая голос. Под конец, она возмущенно ткнула пальцем в грудь парня.
     — Ты наглец! Всё испортил!
     Иссей на это лишь открывал и закрывал рот, пока в его голове укладывалась полученная информация.
     — Н-но з-зачем? — потерянно спросил парень.
     На эту фразу девушка лишь глухо застонала, прикладывая ладонь к лицу.
     — Вот иногда ты кажешься таким умным, а иногда — тако-о-ой дуб, прямо диву даешься. И что с тобой делать, а?
     — Так ты… — Иссей не успел договорить.
     Айка, ухватив его за лацканы рубашки, притянула Хёдо к себе и поцеловала его, не стесняясь использовать язык.
     Сначала ошарашенный Иссей застыл, но, спустя секунду, на автомате ответил, обхватывая девушку за талию и прижимая к себе, углубляя поцелуй.
     — … воу, — Кирью оторвалась от парня, между их ртами тянулась тонкая ниточка слюны. — А ты, на удивление, неплохо целуешься.
     — Ты тоже, — отдышавшись, произнёс Иссей. — Так это… мы теперь, э-эм…
     — Теперь ты мой парень, — девушка произнесла это таким тоном, что парень осознал отсутствие у него другого выбора. — Хотя знаешь, в мыслях эта фраза звучала менее тупо.
     — Оке-е-ей…
     Кирью радостно улыбнулась и, прижавшись грудью к руке парня, прикрыла глаза.
     А Хёдо плавал в прострации. Он, конечно, мечтал о девушке. Но чтобы это была Айка? Ещё и таким способом?..
     — В моей жизни что-то пошло не так, — пробормотал Иссей.
     — Ты что-то сказал?
     — Э… скоро урок начнется…
     — Плевать, — Айка крепче прижалась к Хёдо, кладя голову ему на плечо. — Тоширо-сенсей всё равно не отмечает, а от одного пропущенного занятия ничего не будет.
     Посмотрев на подру… свою новую девушку, Иссей хмыкнул. В принципе, а чего такого? Кирью — довольно красивая и не обделена телом. А характер… хотя бы жить интересно будет. Чего он, в общем-то теряет?
     Плюнув на все проблемы, парень приобнял Айку за талию. На крыше вновь возникла тишина.
     Айка, чувствуя тепло Хёдо, довольно улыбалась. Да, всё пошло далеко не по планам, но ведь на то это и план? Тем более, нужный результат достигнут. Осталось только закрепить результат. В своих чувствах девушка была уверена, а вот в присутствии таковых у Иссея — нет. Но какая разница? Полюбит, куда ему деваться! Главное, что она успела урвать его раньше остальных, всё-таки, в последнее время, другие девушки начали проявлять лишнее внимание к Хёдо. А это никому не нужно. Особенно Кирью. К слову, надо будет как-нибудь объявить о начале их отношений, желательно экспрессивно и с размахом, чтобы слухи разошлись…
     — … не хочешь сходить в кафе после занятий? — неожиданно предложил парень, прерывая поток мыслей девушки.
     — Платишь ты! — моментально отреагировала Кирью.
     — Пополам, — сказал как отрезал Иссей.
     — Ты же парень!
     — Я школьник без работы, откуда у меня такие деньги, чтобы прокормить тебя?
     — Ты… намекаешь, что я толстая?
     — … хорошо, семьдесят на тридцать.
     — Восемьдесят на двадцать, или я устраиваю долгую истерику с выносом твоего мозга и припоминанием всех твоих грехов!
     — Мы встречаемся меньше десяти минут, а я уже жалею об этом, — простонал Иссей.
     Айка хихикнула, приподнимаясь и целуя парня в щёку.
     — Ничего, привыкнешь…
     — Куда я денусь, — повернув голову, Хёдо куснул девушку за губу.
     Кирью не осталась в стороне, проводя языком по верхней губе Иссея.
     … Мотохама и Мацуда незаметно прикрыли дверь, оставляя пару наедине.
     — Знаешь, я бы даже ему завидовал, — протянул очкарик.
     — Но Кирью?
     — Согласен… и все же! — Мотохама стукнул кулаком по стене. — Исэ нашёл себе девушку…
     — … точнее, она его нашла, — поправил друга Мацуда.
     — Не суть! Теперь мы в лузерах! Нужно это исправлять!
     — Согласен.
     Парня переглянулись и стукнулись кулаками.
     — «Дуэт двух одиноких сердец»?
     — Слишком по-гейски…
     — «Дуо извращенцев»?
     — А обязательно нужно название?
     — Конечно! «Двойное одиночество мужчин»?
     — … какой там был предыдущий вариант?
     * * *
     — Достаточно, — осадил ученика Изуна.
     Иссей облегченно вздохнул и обессиленно рухнул на землю, раскидывая руки в стороны. Он не знал, сколько точно длилась эта «тренировка», но казалось — вечность. Всё тело превратилось в единый пульсирующий комок боли.
     Коохи, посмотрев на ученика, неодобрительно покачал головой и направил на него руку, окутавшуюся зеленым свечением. Хёдо почувствовал, как боль понемногу отступает, оставаясь где-то на краю сознания.
     — Потом до Доктора добреди, — отменив лечебное заклинания, произнёс Изуна. — Всё-таки, это далеко не моя специальность.
     — Мне стало легче, так что спасибо, — принял сидячее положение парень, невольно морщась от боли в груди, куда пришлись особо сильные удары. — Я совсем ничтожен, да?
     Мужчина тихо рассмеялся.
     — Не стоит так говорить. Учитывая, что тренировки только-только начались, ты достиг неплохого уровня. Но и не гордись, — сразу же добавил Изуна, увидев как ученик расплылся в довольной улыбке. — Стремиться есть куда. Пока ты не сможешь меня задеть — я буду тебя третировать до конца.
     Мужчина не стал уточнять, что для сражения с ним полноценно парню придется тренироваться не один десяток лет.
     — Ну, — Иссей фыркнул, зарывшись рукой в слегка отросшие волосы. — Я и не думал, что будет легко.
     — И правильно, — одобрительно кивнул головой Коохи. — Как говорится: «без труда не сможешь нагнуть Бога»!
     — Разве там не было про рыбку?
     — Не суть, — отмахнулся Изуна. — Ладно!
     Мужчина хлопнул в ладоши.
     — Давай, переводи дыхание и готовься!
     — К чему? — подозрительно прищурился Иссей.
     — К новым тренировкам, конечно, — широко улыбнулся Коохи.
     Почему-то эта улыбка вызвала у Хёдо острое желание свалить куда подальше. Второй раз за день парень вспомнил о преимуществах китайской кухни. Только вот, скорее всего, Учитель его и там достанет.
     — У тебя полчаса. Я скоро вернусь.
     — Ха-а-ай, — смирился Иссей, вновь падая на землю.
     Уставившись на искусственное небо, парень закинул руки за голову, вспоминая поход с Кирью в кафе. Там парень открыл для себя, что Айка может быть вполне милой особой, у которой шикарные глаза медового цвета, и очень мелодичный смех. Почему он раньше этого не замечал? Если так подумать, то подруга всегда была достаточно красивой и притягательной. Ведь не зря многие парни обсуждали её во время физкультуры? Конечно, характер своеобразный, но на свете нет идеальных людей.
     Плюс фигура Кирью почти всё компенсирует. Иссей невольно сглотнул, вспомнив, как девушка потянулась и ткань её школьной рубашки натянулась. Парень не отказался бы пощупать её мягкие округлости. Да и сзади было на что поглядеть.
     Прокашлявшись, Хёдо закрыл глаза. Чёртовы близняшки! Дали ему почувствовать вкус запретного плода и нагло опрокинули! С того памятного раза парень ни разу не смог их победить. А рука уже не справлялась с возникшими потребностями. О чём говорить, если каждое утро Иссея начиналось с холодного душа!
     — Неужели я достиг той самой «поры юности», о которой говорят в манге? — задал вопрос в воздух парень.
     Смотря на вещи реально, его жизнь стала похожа на сюжет какого-то сёнена. Необычные учителя, возникшая сила, подруга детства, влюбившаяся в него. Не хватает только заклятого врага и гарема!
     — … можно обойтись без врага, — немного подумав, добавил Иссей.
     Глубоко вдохнув, парень окончательно расслабился. Главное, не уснуть, иначе…
     … спустя пару секунд, Хёдо уже сопел.
     — Так и знал, что его нельзя оставлять так, — покачал головой Изуна, заставший картину спящего ученика.
     Вздох.
     — Ладно. Я и так немного переборщил, пожалуй… — Коохи щелкнул пальцами и под парнем появился портал, в который и провалился ученик. Засунув голову в червоточину, мужчина убедился, что Иссей приземлился прямиком на кровать в гостевой комнате.
     — Даже не проснулся. Беззаботный человек, — хмыкнул мужчина, выныривая обратно на полигон. — Ладно, пусть отдохнёт. Завтра продолжим.
     Изуна поскреб пальцами подбородок, недовольно отмечая растущую щетину.
     — Интересно, смогу ли я обучить его владению Ки нормально? Или всё же придётся прибегнуть к способу, которым я сам его освоил? Последнее было бы крайне неуместно. Парень таки не бессмертен, да и…
     Мужчина повторно вздохнул, обреченно взирая на небо.
     — Ну не учитель я, вот вообще никак! Ты же знаешь об этом, сволочь! Лучше бы отправил зачищать нарушителей или искать очередные крестражи, чем это… За что ты так со мной?
     Небо оставалось безмолвным.
     — Ладно… будем учить. Как умеем, — Изуна фыркнул и неспешно направился в сторону лестницы.
     Тренировка была сорвана, так что у мужчины образовалось свободное время. Сева вроде хвастался, что смог достать порцию элитного ирландского виски. Нужно продегустировать! Заодно старика вытащить, а то совсем заскучал. Да и Филиппа тоже запрячь. Плюс можно попытаться споить Йотуа и посмотреть, что получится. Пьяная лоли-неко — звучит многообещающе!
     — Главное, «деткам» не наливать, — фыркнул Изуна себе под нос. — Отстраивать новый дом у меня желания нет.
     Насвистывая незатейливый мотивчик себе под нос, мужчина начал подниматься наверх.

Арка 1. Глава 9

     – Учитель, а как я должен, э-эм, ощутить Ки в себе? – почесав затылок, Иссей вопросительно уставился на Коохи. Мужчина открыл рот, но тут же закрыл его, покусывая нижнюю губу.
     – Я… не знаю? – неуверенно то ли ответил, то ли спросил Изуна. – В моей практике ещё не было случаев с добровольным пробуждением данной энергии.
     – А вы уверены, что я способен это сделать? Ну-у, в плане, я подхожу для такого? – в душе парня росло сомнение.
     Коохи ещё раз открыл системное окно своего ученика. Показатели Ки никуда не делись, как и полученный пассивный навык:
     «Воля и Разум.
     Путём долгих и выматывающих тренировок, Вы открыли в себе новую характеристику. Теперь Вам доступа энергия Ки».
     – В этом нет никаких сомнений, – покачал головой Изуна, переводя взгляд на ученика, который слегка недоуменно смотрел на мужчину, что несколько секунд назад водил рукой по воздуху, словно бы что-то пролистывая.
     – Ла-а-адно, – решив не поднимать данный вопрос, Хёдо уселся на землю, подпирая подбородок кулаком. – Вы сказали, что не было случаев с «добровольным» пробуждением, ведь так?
     – Допустим, – кивнул Коохи, повторно прошерстив свою память.
     – А «принудительно» не получится? – наклонил голову Иссей.
     – Э-э…
     Изуна цокнул языком. Нет, конечно, можно было провернуть один трюк с учеником, через который он сам прошёл в своё время. Только вот разница у них была колоссальная, даже несмотря на то, что тот случай произошёл много лет назад. Парень просто физически не сможет выжить, откинет коньки в первые минуты «форсированного» пробуждения.
     – Нет, – отмёл эту идею Коохи. – Скажу тебе так, суть данного способа можно передать одной фразой: «Сделай или умри». При твоём нынешнем развитии – первый вариант даже не рассматривается.
     Хёдо вздрогнул. В голосе учителя не было намёка на шутливость. Да и взгляд мужчины, брошенный в его сторону, был крайне серьезным.
     – Тогда что нам делать?..
     – … как нам быть? Может это от того, что нет мозга в голове, а без мозга – сложно жить, – неожиданно пропел Изуна и тут же закашлялся. – Забудь.
     Иссей никак не отреагировал на фразу учителя, дожидаясь, пока тот соберется с мыслями. Он уже давно привык, что его учителя могут на обычную фразу отреагировать самым странным образом.
     – У тебя самого нет никаких идей? – Хёдо ошарашенно посмотрел на мужчину.
     – Вы шутите?
     – Не-а, – фыркнул Коохи, заваливаясь на кресло-качалку и закидывая ногу за ногу. – Ты же любишь читать всякую мангу, да? Можешь не отвечать, я и так знаю ответ. Разве не встречал таких ситуаций?
     – Были, да, – протянул парень, вспоминая тонну прочитанных произведений. – Но как это вообще может помочь в реальном мире?
     – Под реальным миром ты подразумеваешь отсутствие странных способностей, монстров и ненормальных вещей, которые представлены только в фантазиях людей? – выгнул бровь Коохи.
     Иссей уже было ответил, но запнулся.
     Да, не с его жизнью пытаться что-то говорить об этом.
     – Но всё равно… пытаться воспользоваться примерами из манги… это… как-то…
     – А что ты теряешь от этого? Раз у нас всё равно нет никаких идей? – поинтересовался мужчина.
     – У вас. Вы же мой Учитель, – буркнул Иссей.
     – Туше, – пожал плечами Коохи. – Я тебе всё равно предлагаю пока самому поэкспериментировать.
     – А вы?
     – А я пойду, попытаю некоторых личностей на эту тему, – вздохнув, Изуна поднялся на ноги и, хрустнув спиной, исчез с полигона, оставив после себя небольшое пылевое облако.
     Хёдо некоторое время потупил в место, где только что был мужчина, после чего громко застонал, прикрывая лицо ладонью.
     – Отличная тренировка, бл… – Иссей не стал договаривать фразу вслух. И зачем он тогда полез в глубины Сети? А всё Севастиан! «Велик и могуч русский язык, особенно матерный! Им можно выразить всё, что угодно, максимально кратко и доходчиво!». Конечно, речь мужчины была разбавлена большим количеством «няканий», но воспроизводить их мысленно – увольте.
     Потупив в землю пару минут, Хёдо вздохнул и поднялся на ноги, начиная расхаживать из стороны в сторону.
     – И что я могу использовать в качестве первого «эксперимента»? – принялся рассуждать вслух парень, прикрывая глаза и вспоминаю всю ту мангу, где речь велась о внутренних энергиях и прочей лабуде. – Начать с позы лотоса, канон, как-никак…
     * * *
     – И ты называешь себя духом Мудрости, когда даже не знаешь, ня, ответов на столь простые вопросы? – Сева возмущенно фыркнул, с легким превосходством смотря на неко.
     Йотуа едва слышно заскрипела зубами, если бы её взгляд мог метать молнии, то маг, сидящий напротив неё, давно покрылся бы аппетитной корочкой.
     – Я не обязана знать всё!
     Севастиан на эту фразу лишь рассмеялся, вызывая этим свежую волну раздражения у неко.
     – Ты, мать его, ня, через плечо и в заднее место, дух Мудрости, ня! Noblesse oblige!
     Девушка показательно закатила глаза.
     – Да чего ты докопался? Ну не способна я ответить на вопрос: «Может ли концептуальная атака пробить защиту нулевого уровня?», признаю.
     – Это же просто, как два пальца об асфальт, ня, – маг хлопнул по подлокотнику кресла. – Даже обычный школьник способен дать верный ответ!
     – …, – Йотуа стиснула зубы, мысленно несколько раз расчленив своего собеседника. Мало того, что отвлёк её от чтения интереснейшей манги про глубокие и проблемные взаимоотношения любителей покататься на льду, так ещё и решил доконать, вынося мозг непонятными вопросами!
     – Не мо-жет, – по слогам произнёс Сева, взирая на неко, словно та была совершенно не обременена наличием интеллекта. – А знаешь, ня, почему?
     Почувствовав, что если она откроет рот, даже в попытке послать доставучего мага куда подальше, то лишь нарвётся на очередной виток диалога, где ей будет отведена роль «груши для битья», Йотуа демонстративно взяла в руки отложенную мангу и углубилась в чтение.
     – Эй, ня, так делать некрасиво! Прояви, ня, уважение к собеседнику! – вскинулся Севастиан. – Ты меня вообще слышишь? Наглая, ня, кошка!
     От бесконечного возмущения ушки мага встали торчком, и если бы у него был хвост, то тот бы уже бился из стороны в сторону.
     – Что, это ваше самое «ясно»? – никак не мог угомониться мужчина. – «Я С тобой Не хочу Общаться?» или «Я как бы тебя Слушаю Но мне нечего Ответить»? Скорее всего – второе, ведь, ня, твой…
     Договорить Севу не дал скрип открывшейся двери.
     – Думаю, в данном случае – «Я как бы тебя Слушаю Но мне пОфиг», – хмыкнул зашедший в комнату Изуна.
     – Но там даже не с «О» начинается!.. Эй, куда ты меня… – Коохи покачал головой и, схватив друга за шиворот, выволок его из комнаты.
     Йотуа с облегчением вздохнула, расслабившись.
     – Надо бы будет его хоть отблагодарить. Почему-то я уверена, что этот ненормальный капал бы мне на мозг до конца дня, – пробурчала себе под нос неко, перелистывая страницу. – О!
     Девушка восхищенно уставилась на картинку, где два парня обнимали друг друга, с любовью взирая друг на друга. Причём один явно был ведущим, властно сжимая партнера. Слегка покраснев, Йотуа с любопытством изучала каждую деталь, пока в какой-то момент не застыла, шокировано раскрыв глаза.
     – А что, если… – быстрый пасс рукой и картинка преображается. Преобразившиеся главные герои стали очень похожи на Изуну и Севастиана.
     – Хм, а кто из них был бы сверху? – закусила губу неко, мечтательно прикрывая глаза. – Если вспомнить, как Изуна обращается с магом…
     В голове девушки начали возникать фривольные картинки крайне постыдного характера.
     – Хм, а может написать небольшой фанфик по этому пейрингу? – Йотуа усмехнулась и, не став откладывать дело в дальний ящик, вытащила из-под подушки тетрадку и ручку, набрасывая сюжетный каркас будущего «творения».
     … Коохи вздрогнул и зябко передернул плечами, нервно оглянувшись.
     – Ты чего, ня? – поинтересовался Сева, недовольно потирая затылок, которым приложился о косяк в ходе принудительной транспортировки.
     – Чую жопу, – честно ответил Изуна. – Конкретную такую и волосатую.
     – Вспомнил свою бывшую? – ехидно поинтересовался маг.
     – Да вроде твоя мама следила за гигиеной, – протянул Изуна, со смехом уклоняясь от шаровой молнии, пущенной ему в лоб.
     – Внебрачный сын, ня, Петросяна, не пытайся в юмор. У тебя он сходен с засохшим калом.
     – М?
     – Пока не, ня, тронешь – не завоняет! Ладно, что там у тебя за срочное дело, из-за которого ты, ня, лишил меня возможности легально поизмываться над одним недо-духом Мудрости?
     Изуна, перестав улыбаться, слегка нахмурился и быстро обрисовал другу возникшую проблему.
     После услышанного Сева замер на несколько секунд, задумчиво почесывая подбородок, после чего что-то невнятно воскликнул и, хлопнув кулаком по ладони, выбежал из комнаты. Коохи на это лишь фыркнул, усаживаясь в предварительно созданное кресло. Не став сдерживаться, Изуна зевнул…
     * * *
     Кап-кап-кап.
     – Капельки стучат. Капельки, ка-пе-льки…
     Кап-кап-кап.
     Взгляд серых, почти бесцветных глаз провожал путь каждой водной капли. Как она, медленно собираясь в щели на потолке, набухала, оттягивалась и бесшумно падала на каменные плиты, разлетаясь на мелкие частички.
     С этим прекрасным звуком.
     Кап. Кап. Кап.
     Хруст тонких пальцев.
     – Водичка, води-и-ичка, во-о-ода-а-а, уно-о-осит, уно-о-осит меня… ту-у-уда-а-а…
     Голова с громким стуком соприкоснулась со стеной. Темницу огласил хриплый вздох.
     Кап-кап-кап.
     – … где прекрасные… струи… во… во-о… – булькнув, он прервался, резко хватая себя за горло, пытаясь разорвать его ногтями. Но те лишь бессильно скользили по коже.
     Смешок.
     – Во-о-оды-ы-ы, – неожиданно громко и басовито протянул узник, обхватывая своё лицо ладонями.
     В камере наступила тишина, нарушаемая лишь извечным звуком.
     Кап-кап-кап.
     – МОЮТ ВОЛОСЫ МОИ! МОИ! ВОЛОСЫ! МОЮТ! МОЮТ! МО-О-ОЮТ! – вместе с криком, срывающим голос, он начал биться в конвульсиях, хватая себя за волосы и оттягивая их в стороны. – Хе… хе-хе… хе-е-е… А-ХАА-ХАХ-АААХ!
     Кап.
     Стиснув зубы, узник закрыл опухшие глаза.
     Кап.
     Тело его медленно обмякло, съезжая по стене.
     Кап.
     В конце концов он оказался полностью лежащим на полу, не испытывая от этого какого-либо дискомфорта.
     Судорожный вздох. Сухие, потрескавшиеся губы медленно образовали кривую улыбку. Взгляд потускневших глаз бесцельно гулял по потолку, изредка зацепляясь за сетки трещин или странные, неуместные выступы.
     Шум падающих капель исчез.
     Скрежет.
     Он слышал его.
     Хруст.
     Он пронизывал его.
     Чего-то не хватало. Узник начал дышать чаще. Впалая грудная клетка, испещрённая алыми светящимися полосами вздымалась, заставляя кожу обтягивать ребра, и опускалась.
     Не хватает. Нет. Чего-то нет. Неправильность. Неправильность.
     Неправильность пронизывала каждую клетку его тела. Тела, которому чего-то недоставало. Важного. Нужного. То, без чего он чувствовал… чувствовал…
     Скрежет. Хруст. Треск.
     Он медленно повернул голову набок, заставляя позвонки с неприятным щелчком встать на место.
     Пальцы. Тонкие. Бледные. Изломанные. Торчащие кости.
     Кровь? Где его кровь?
     Боль? Где его боль?
     Почему нету чувств?
     Почему так пусто?
     Почему?... Почему?...
     Он широко раскрыл глаза, распахивая рот в безмолвном вопле.
     П̛̜͚̲͖͈̼̖̆͆̒͛о̘ͥ͘Ч͙͕̮̹͉̮̭ͦ̑̒ͮ̉ͥ̎е͕͇̬̤͙͎͂̈́̎͟М̥̫̰͈̟͈̔͒͒̐̀ͨу̍ͯͫ͛ͨ̾̉͜ ̗̑̄͝н̬̫͈Е̛̒т̸̼̺͍ ̩͋͗̂̚Ч̞̦̬͔̖ͬͩ͆̋̕е̓̋̀͛̅̀Р̧̠̗̭̝̪̱т̛̞̗̯͎͋ͤ̃̔̅̈̊О̩̘̳̲͕̻͎̉в̣̣̋̀̋͗̊ͥ̒͞О̫̹̮̼̞̟̫͐̊͢й̅ͨͯ̓͐͌́ ͍̙̘̝̔̆̇̎̓̚Б͕͓͍̘͍̬ͫо̺͋̽̒ͩ͘Л̲̞̆͛͑́̿и̋ͩ̔̏̎̅,̖͓͔͕ͯͭ͋̍ͫ͢ ͨͭ͒̔̉Г̢͕̣̓ͣ̓̊̽ͣд͍̠͋ͩ̍̎Е͕̙͈͉̞̔̍̍̑̌̈ ͕̱̯̇е̦̭̖̻̹̲̭̊͗Г̖͈̺̟͉̙̑́̄о̦͑͛̊ ̻̺͉̭̺ͧ̓̆̊ͪ͠Э͇̠͙̫͓́ͨ͗͞м̸͂̓̊̒О̞̰̬͓͒͊͌͗̾ц͎̞͈̱͙̽͂̽ͤ͌̄̋͞И͍̳̞̪͇̫̏ͩ̀̈͊и̗͚̙̠͔,̗͖͕̣̳ͨ̾́ ̸̝͋̈́̾П͔̝̦͎̫̩͋͊͋͒͐̍̽о͔͡Ч̬̪͕̹̯ͭ̑ͦ̂е̼̘̙́͗͜М͓̯͌ͬͮ̕у̴̻͍̯̙̟̮͇͂ͫͭ̉̽ ͙̖̟̝̓ͥ̀ͅͅО͕̫͙͇͖̄ͤ͊̃̌ͅн̱̟̣̞̏ ̪̬̤̮͓̤́̈͗̃̉̍ͅН̖̓е̩̭͚̮̱̺͛͛ ̵͙̪̖͌̄ͨ̀ͬЧ̋͜у̦̻͙͒͆̅В̠ͣс̭̘̫̦͖̺̀͞ͅТ̤͍̱ͤ̌ͅв̢̺̼̥̭͖̞͗̇͋́У̘̤̪̺̫͇̠̔ͪ̃ͭ̚е̹̥͍͞Т̧͚̦͐͗͒͒.̧͙͚ ̻͉̞̗ͥͬͅП̛͔̭̞̽о̬̰̼͈͆̈͒Ч̖̱̘̱̙͎̽ͣ͞е͓͚͑͝М͉̼͍͂͒̍ӱ̙̩̣̭́̇̈́ͫͯ̇?͎̩ͫ͗͋̉ͩ̅̿ ͖͝П̟̗̻̪̙͓̿̑̒̓͑̐у̗̟͞ͅС͏̖͚̲͎͖т͈͉̣̦͉̯͐̔ͨО̴͚̝͕͙̺́̔ͅт̖̭͔̝̋͐А̸͈̞ͭ.͑́͛̀̂̎ ̱͈͍̪͕͆͊̓̆̄п̥̠̝̙͊ͩ̄ͯͫ͊У̼͔̦̙͂ͧͤ̽ͤс̖̞͉͉̘̘͋ͮͤ̚Т̷̣͚̽о̩̙̌͊̔ͅТ͑ͦ̈ͣ͊а͖̬̀,̢̰͂ ̿͑ͯ͗҉̙̬͙Н͇̲̱͉̥̤̹͝е̳̫̟̺̓ͮТ̷͈͕̑̐͆ ̟̿ч͇̓͊̋̚Е̟̟͍̬͖̗̋ͣ̾̎̑̉̉г̹̙̹͛̇͌̀̂̾ͅО̧̤̜-͎̠̳̩͆̈̂ͪ͞т̳̞̪̈̾̽О̭̱̭̯̺̝̠ͮ̐ͬͦ͐ͤ̾ ̏̋ͫ̽ͦ͑͝в̛͖̠̆ͣ̓̐̑̎́А̯͙̝ͪ͐̏ͩ̕ͅж͍̞̱̬͆ͯ̽͛Н̟̣̙̻̜͗̌ͨ͋ͯо̡̪̟̹̿̏̎̈̅ͬ̎Гͣ̐̔ͮ̈͗о̶.̜͕͈̫̭͓ ͕̗͡К͔̱̪̫ͧ̈̀ͅт̶̹̳͙͖̗͔͈̅̒̿͋О̗̹͕͕̟̻̭ͫ̀ͫ̓ͫ͟ ͚̭͍̲͐ͤ̍̎̎̑̅о̽͐̿̂̕Н̜̺͑̀̑̈̚?̽̌̓͐̉ͨ҉͔ ̦̩ч͑͡Т̥̱͚̟̜̫̻͋̑͘о́ ͮ́̄̈̚͟О̷͙̪̯̮̪̞͎͑̀̀н̦̖͎̱̘͓̯̚?̨̰̮ͦ̈́̂ ̳̬̹͇̒Г͈̤̟̦̈́ͫͯ͂̀д̴̞Е́ͭ̌ͨͥ̒͏̺̤̣̮͖̯ ̰͈̒о̥̺͎̱̯̮ͯ̅Н͇ͫ̂ͤ̎̐ͧ?͖̃̚ ͇̦̜̬̗̝͌̓ͫ̎ͩ̂к̳̻̳̺ͫͮ̓̉̇̌ͩА͛к̖͈̳͖͡?̪̪̭͇͈͎̪̽̂ ̻͇̤̖̓͑͆ͣП̮̯̱͚̥͔̍ͅо̼̭̬̫ͮ̊͑̒Ч̵̩͚̯̞̤͍̱̏ͭ̇̃ͫͫе̤͕̙͓̣̻̠̂͂̈͟М̙̤̤̰̪̈ͪ̽̕у̧͓ ҉Н̥͙͇̻ͬͤ̊̐͠ͅе̴̘͖̘͙̯͍͆̆́̆ͨ͗̄Т̧̞̯̯̥̀ ̨̰̠̙̲̦͚́ͥ̃̔̑̔̂о̰͇͚̦͕̗͌ͣЩ̫͊̈ͦͤ́уͫͧ̎̓͑͛͏͙͕͇̭Щ̴̋̋̔̓ͦе̞̰̫̼̭̖͇̑̇̽̀ͧ͆̏͜Н̼̬͖̰͓̻͖и̔ͧ҉Й͕̦͓̫͗̓̊ͨ͋?͙͂̾ ̟̦̲͖͚͉П͎̦̭̤̰̺̣̄͑̚͜о̤ͭ̌̈̀Ч̝̬̓ͩͤ̐̌ͫё̼̿ͨ͘М̶̫̳̲̱͍̬ͫ̽̽̅у̫̙̩̭̥̊͗̏͛̉̈́͐ͅ?͍͍̞̱̙ͦ͑ͯ ͕̟̰͊͋̈̋̇П̷̯̤͕̤͙̬͕̋о̵̥͚̱̲̱ͣ̏ͮ͛ͥͥ̚Чͧ͂̄̂е͑̈́ͦ͒̒̌М̤ͫ̾ͫ̆̚у̝̙̻̣͓̬̑̽͛̅̃̓̎?̟̺͓̗̜ͮ̃͆ͥ̔ͩ ̩̥̭̖̫͕͐ͣ̈́͋ͣП̬́̏о̫̬̲͒̓̓̊ͦ̚͜Ч͕̥̮е̛͖͖̪ͦ̓̋̅̂ͣ̚М͇̉͠у̹̬͙̳̣?͚͔̝̓ ̟̬̞̙̺͊́̂ͬ͆͞ ̥̆͊̃ͪ̆̀
     ***
     – Эй, ты вырубился, что ли, ня? – Коохи вздрогнул и распахнул глаза, сонно щурясь. Напротив него стоял слегка удивленный Севастиан, держащий в руках несколько странных зеленоватых склянок, жидкость в которых переливалась всеми цветами радуги.
     – Я просто давал глазам отдохнуть, – Изуна смачно зевнул и потянулся. – А что это за бурда?
     – Не бурда, а решение, ня, твоей проблемы! – радостно осклабился маг. – Я тебя уверяю, выпить это и готов – Иссей тут же пробудит Ки как заправский ОЯШ шаблонного сенена!
     Коохи подозрительно осмотрел предложенное «средство».
     – Зачем так много?
     – Так мало ли, – пожал плечами Сева. – Я дозу не прикидывал, ня, мало ли одной будет. Личная разработка, цени, ня!
     Изуна медленно посмотрел в глаза магу. Тот мужественно встретил его взгляд, но спустя пару минут, вздохнул.
     – Протестировать времени не было, ня, признаю.
     Коохи тяжело вздохнул.
     – Какие примерные побочные эффекты?
     – Ты чего, ня! Всё безопас… – Сева поперхнулся, почувствовав, как его слегка давит к земле. – Возможные побочные эффекты: сухость во рту, тошнота, рвота, зуд, галлюцинации, потеря рассудка, кома и… смерть.
     Изуна почесал затылок, прикинул все «за» и «против»…
     – Ну что ж… попробуем.
     ***
     Иссей ойкнул и почесал свою филейную часть.
     – К неприятностям… – протянул парень, выходя из позы «пробуждающей цапли, пытающейся съесть лягушку на кончике когтя правой лапы». – Попытка под номером 38 оказалось провальной. Так, далее по списку:….
     Хёдо огляделся и вычеркнул пункт из блокнота, куда записал всё вспомненные варианты пробуждения Ки, решив не ограничиваться одной только мангой.
     – Водопада нема-с… Что там следующее? Гачимучи? Что такое гачимучи? Пропускаем-с…

Арка 1. Глава 10

     – Ну, что ты чувствуешь? – Изуна слегка наклонил голову, смотря на ученика, который, уставившись вдаль, замер как истукан.
     Если бы кто-нибудь сказал Хёдо, что ему придётся пить странную жижу, чтобы пробудить в себе способность ощущать Ки – он бы просто покрутил пальцем у виска и посоветовал этому человеку обратиться к специализированному врачу.
     Но в жизни парня произошло слишком много странных вещей, чтобы удивляться такой мелочи. Так что когда учитель дал ему в руки бутылку, говоря, что её нужно осушить до дна – парень молча открутил крышку и залпом проглотил предложенный напиток.
     По вкусу это напоминало сладкий сироп, слегка отдающий мятой, о чём Хёдо сразу сообщил Коохи.
     – Видимо, он наконец-то научился делать что-то отличное от вкуса тухлых носков, замаринованных в рвоте, – усмехнулся Изуна. – Но это не самое важное. Чувствуешь какие-то изменения?
     Иссей попытался сосредоточиться на своих ощущениях.
     Когда он уже хотел сообщить мужчине, что ничего, в общем-то не изменилось, парень почувствовал жар в области живота. Подобно волне, он стал распространяться по всему телу, вызывая легкую дрожь и покалывание в кончиках пальцев. Хёдо хотел об этом сообщить, но резкий спазм в горле заставил его закашляться и упасть на колени, невольно обхватывая свою шею в попытках вдохнуть кислород. Губы парня онемели, кожа лица словно бы заледенела, неприятно покалывая. Когда «волна» добралась до глаз, Иссей захрипел и проклял своего учителя. Это было больно. Даже не так.
     Это было ЧЕРТОВСКИ больно. Настолько, что Хёдо был готов выцарапать собственные глаза, лишь бы убрать это чувство. Но всё померкло, когда эффект дошел до мозга. Последнее, что запомнил Иссей – вспышку. Яркую вспышку, которая буквально вырубила его.
     Коохи едва успел поймать заваливающегося ученика. Переведя взгляд на его полоску здоровья, Изуна смачно выматерился.
     0/4020 ХП.
     Спустя мгновение, полоска дрогнула и значение здоровья парня подросло.
     – Просто прекрасно, – вздохнул мужчина, укладывая Хёдо на землю. – Я был в шаге от того, чтобы угробить собственного ученика.
     Помолчав секунду, Изуна хмыкнул.
     – Не то, чтобы это было впервые, но всё же неприятно…
     Усевшись рядом с парнем, Коохи достал из нагрудного кармана пачку сигарет. Выщелкнув одну штуку, мужчина вставил её в рот и, вызвав огонёк на кончике указательного пальца, подкурился.
     – Надеюсь, что всё получится, – выдохнув клуб дыма, Изуна запрокинул голову, вглядываясь в просторы искусственного неба. – Уж очень не хочется прибегать к крайнему варианту. К слову, надо будет пацана поздравить с его первой клинической смертью.
     Неожиданно мужчина сморщился и невольно коснулся груди.
     – А вам-то чего надо? – пробормотал Коохи. Несмотря на то, что его новое тело было лишено шрамов, некоторые вещи отпечатываются гораздо глубже.
     * * *
     Белые хлопья, кружась в причудливом танце, медленно опадали на землю, сливаясь со своими собратьями и образовывая блестящий на солнце настил.
     Запрокинув голову, восхищенно взирал на это чудо. Вокруг стояла тишина, изредка нарушаемая порывами ветра, нарушавшими гармонию снегопада. Потоки воздуха словно врывались в безмятежный танец снежинок, разрушая сложившийся ритм и разнося их в разные стороны.
     – Никогда бы не подумал, что будешь как те слюнявые долбоебы, – слегка хрипловатый голос нарушил то хлипкое спокойствие, что чувствовал где-то внутри, за четырьмя печатями. – Стоять и пялить на эту хрень – совсем не похоже на тебя.
     Обернувшись, посмотрел на темноволосого парня, что стоял за спиной. Тот лишь усмехнулся, выпуская колечко дыма.
     – Не тормози, а то мозг замерзнет к херам собачьим, – стряхнув пепел на снег, брюнет зашагал вперед.
     Серое пятно на белоснежной земле. Грязное, мерзкое… неправильное.
     … или правильное? Зато теперь это место выделялось на фоне чистоты окружения. Пепел сделал его особенным.
     – Ты меня вообще, блять, слышишь? – вздрогнув, оторвал взгляд от снега. Брюнет стоял неподалеку, нетерпеливо постукивая ногой.
     Да, нужно двигаться. Только зачем?
     – Давай уже! Если мы не управимся в срок, всевышний говнюк поимеет нас во все щели, – парень щелчком отправил окурок куда-то вдаль. – Ещё и телепорт использовать нельзя.
     Брюнет сплюнул.
     – «Возможен конфликт с пространством, нестабильное поле», бла-бла-бла! Ты идешь, мать твою, или хочешь превратиться в сугроб ебаный?
     Сугроб?
     Коснувшись плеча, заметил, что на нём уже приличное количество снега. Разве не должно быть холодно? А что такое холодно…
     – Господи, за что мне эта хуйня?! – раздраженно воскликнул брюнет и, схватив меня за рукав, потянул за собой. На автомате переставляя ноги, посмотрел вперёд.
     Нужно было сделать.
     Нужно было…
     Нужно…
     …
     * * *
     Первое, что почувствовал Иссей при пробуждении – восхитительная легкость во всём теле, не такая, когда он снял с себя утяжелители в первый раз, а совершенно другая. Это было не описать словами. Не хотелось бегать, прыгать или что-то в этом духе. Просто лежать и наслаждаться этим невероятным ощущением свободы.
     – Я посмотрю, ты уже очнулся. И каково оно? – откуда-то сбоку донесся спокойный голос учителя. Хёдо втянул носом воздух и довольно выдохнул. Даже такое простое действие приносило необычное удовольствие.
     – Бесподобно, – только и вымолвил парень, не открывая глаз. – Словно заново родился.
     Изуна встал и потянулся. Иссей не понял, как он это увидел с закрытыми глазами, но ему было слишком хорошо, чтобы обращать внимание на подобную странность.
     – Ну, фактически, так и произошло. На пару секунд ты был полностью мёртв, – будничным тоном произнёс мужчина. Иссей, несмотря на довольно жуткую новость, лишь улыбнулся.
     – Бывает…
     Со стороны Коохи послышался смешок.
     – Если бы я не знал причин твоего состояния, то решил бы, что кое-кто покурил и отнюдь не сигареты.
     Парень повторно втянул в себя воздух, понимая, что ощущение мира для него изменилось. Звуки, запахи и даже тактильные ощущения – всё стало словно бы глубже, ярче…
     … и красочнее – пришёл к такому выводу Хёдо, наконец открыв глаза и уставившись в безоблачное небо.
     – И как тебе ощущать мир полноценно?
     Иссей принял сидячее положение, прохрустев шеей.
     – Прикольно, – Хёдо хмыкнул. – Это и есть то самое Ки?
     Изуна, чиркнув кремнием зажигалки, закурил очередную сигарету.
     – Можно и так сказать. У каждого своя специфика. Кто-то видит в этой энергии физическую силу, кто-то – гармонию с природой, для кого-то она сродни мане…
     – А на деле? – поинтересовался парень.
     Выпустив дым носом, Изуна коротко рассмеялся.
     – Ки – это Мир. Мир – это Ки.
     – Понятнее не стало, – протянул Хёдо, почесывая затылок.
     – Не заморачивайся, – Коохи попытался сделать колечко из дыма, но у него опять не получилось. Вздохнув, мужчина продолжил фразу:
     – Главное, что ты смог почувствовать эту энергию. А дальше… посмотрим. Но я уже уверен, что твои, хм-м, скажем, характеристики увеличились.
     Мужчина был в этом уверен, имея перед собой, так сказать, «вещественное доказательство».
     Имя: Хедо Иссей.Возраст: 15 лет.
     Раса: сверхчеловек.
     ХП: 4020/2620
     МП: 50/50
     Ки: 1080/1080
     Сила: 135
     Ловкость: 94
     Выносливость: 201
     Интеллект: 35
     Мудрость: 2
     Воля: 36
     Удача: - 6
     Привлекало внимание два новых пассивных навыка ученика:
     «Я познал Мир».
     + 15% ко всем характеристикам.
     + 10% к скорости роста характеристик.
     Пассивная регенерация здоровья увеличена.
     Ваше духовное начало открылось. Но это лишь начало…
     «Почти Воля Наблюдения».
     Вы Слышите своих противников. Недалеко, неотчетливо, но всё же – это уже достойно похвалы.
     Если память не подводила мужчину, что бывало довольно часто, у данных навыков было несколько ступеней развития, жаль точное количество Изуна вспомнить не мог. Из остального, кроме роста характеристик и – реально неожиданного! – увеличения Удачи, ничего нового. Разве что рост Мазохизма, но учитывая его тренировки…
     Мазохист 8-го уровня.
     Иммунитет к болевому шоку.
     + 20 к Выносливости.
     + 6 к Силе
     – Значит, я стал сильнее?
     – Конечно. Не в разы, но достаточно сильно. Сейчас ты только на самой первой ступени лестницы, что приведет тебя к вершине могущества… – Изуна воздел палец вверх, после чего усмехнулся и перевёл взгляд на ученика. – Для тебя же это означает, что тренировки станут гораздо жестче. Но точно не сегодня.
     – Дадите мне привыкнуть к новым силам? – поинтересовался Иссей.
     – Нет, – фыркнул Коохи. – Во-первых, мне просто лень. Во-вторых, мне действительно до одури лень. И, в-третьих, тебя ждёт Филипп Филиппович. Вроде ты с ним договаривался об индивидуальных занятиях.
     Хёдо хлопнул себя ладонью по лбу, вспоминая, что Доктор согласился обучать его премудростям медицинского дела.
     – Спасибо, что напомнили! – с этими словами парень умчался наверх.
     Изуна некоторое время стоял на месте, поглаживая подбородок.
     – Что же, чёрт побери, я забыл. Что же… это было связано с рукой… – решив не заморачиваться, всё равно рано или поздно вспомнит, Коохи неспешно направился к выходу из полигона.
     Зевок.
     – Вздремнуть, что ли? – поинтересовался сам у себя мужчина. – Стоит. А для этого нужно выпить кружечку крепкого кофе…
     * * *
     – Тик-так, час-с-сики идут, стрелка медленно полз-з-зёт…
     – Нет, уйди, монстр! Уйди!!! – мужчина, полз по земле, не обращая внимания на то, что дорогие брюки полностью измазаны в грязи. В его глазах застыл ужас.
     – Так с-с-скажи мне друг, чего же час-с-с придет? – сквозь затянутое темными тучами небо на секунду сверкнула молния.
     Грохот.
     – П-п-пощади, п-прошу, – заикался мужчина, пытаясь оторвать взгляд от тонких бледных пальцев, с которых капала кровь, что медленно приближались к его горлу.
     – Я отвечу… час-с-с твоего с-с-суда.
     Взвизгнув, мужчина пытался вырваться из хватки этого существа. Он уже не верил, что это может быть человеком.
     Ведь человек не способен вырезать голыми руками целый поселок.
     Ведь человек не способен выжить после сотни выстрелов из огнестрельного оружия.
     Ведь человек не способен одним своим голосом вызывать такой ужас.
     – Я-а за..кхг…плачу…
     Ответом ему послужил смешок.
     – Думаеш-ш-шь меня интерес-с-сует это? – мужчина видел его глаза. В них не было ничего, кроме бесконечной жажды крови.
     Бывший бизнесмен задыхался, в глазах понемногу темнело. Он не хотел умирать. Никто не хочет умирать, но…
     – … за… что?..
     – Потому что я могу.
     Хруст.
     Обмякшее тело упало на землю.
     Убийца замер на месте.
     В живых осталось всего два маленьких огонька. Они были неподалеку, в нескольких метрах. И они двигались… в его сторону.
     Очередная молния осветила два детских силуэта.
     – Вы убили их? – тихий голос.
     Убийца втянул носом запах. Это было странно. Он не чувствовал исходящего от них страха.
     – Вы убили их, да? – второй ребенок повторил вопрос первого.
     Они стояли совсем близко, буквально в метре. Нужно было просто протянуть руки, обхватить их шеи и наблюдать, как из их глаз медленно утекает жизнь.
     Но он не сделал этого… потому что…
     – Вы убили их…
     – … всех.
     Третья молния.
     … потому что эти дети счастливо улыбались и с обожанием смотрели на него.
     * * *
     Иссей переминался с ноги на ногу, слегка нервно оглядываясь по сторонам. Впервые он был в этом месте не в качестве пациента, а как… ассистент? Парень не мог подобрать четкой формулировки.
     В любом случае, Хёдо ещё раз заострил внимание на лежащем на операционном столе голом мужчине, частично прикрытым простынью. На вид ему было лет сорок. В принципе, это был обычный человек, но…
     – Это-о-о… – неуверенно протянул Иссей.
     Филипп Филиппович, подготавливающий нужные инструменты на столике неподалеку, не оборачиваясь, спокойно произнёс:
     – Пример. Опытный образец.
     – Он ведь… совсем как живой человек, да? – Иссей недоверчиво посмотрел на вздымающуюся и опускающуюся грудь мужчины.
     – Да, – закончив подготовку, Доктор натянул на руки синие хирургические перчатки, бросив точно такие же Хёдо. Парень, поймав их, вздохнул, морально готовясь.
     Он знал на что шёл. Это было ему нужно.
     Потратив несколько минут на то, чтобы нормально натянуть перчатки, Иссей подошёл к операционному столу.
     – И что мне делать?
     Филипп Филиппович, взяв в руки скальпель, слегка склонился над «опытным образцом».
     – Наблюдать и запоминать. Урок первый – кровотечения при глубоких порезах и ранениях.
     С этими словами Доктор, провел лезвием по руке мужчины, вспарывая ту. Иссей только успел удивленно отметить реалистичность «примера», так как кровь выглядела до одури настоящей…
     – А-а-а-!!! ЧТО ВЫ…! – мужчина на столе резко распахнул глаза, издавая громкий крик, от которого Хёдо сам взвизгнул и, сделав шаг назад, не удержал равновесие и упал на пятую точку.
     – Не рассчитал, – равнодушно отметил Филипп Филиппович, ребром ладони вырубая «опытный образец».
     – Он же… ж-ж-жив… живой человек! – шокировано воскликнул парень, указывая пальцем на мужчину.
     – Да. Я говорил.
     На мгновение Иссею показалось, что на губы Доктора изогнулись в насмешливой улыбке, но лишь на мгновение, из-за чего парень списал это на игру света.
     – Продолжаем. При глубоком порезе…
     Хёдо поднялся на дрожащие ноги и, сглотнув, стал слушать лекцию Доктора, старательно отгоняя от себя ненужные мысли.
     Ну, обычный человек как манекен для занятий. Чего такого-то, да?
     … в конце концов, чего он ещё мог ожидать от своих учителей?

Арка 1. Эпилог

     Скатиться с кровати под неприятную трель будильника, принять упор лежа и сделать около сорока отжиманий, дабы разогнать кровь после сна. После чего, отчаянно давя зевки, прошлепать в ванную, стараясь особо не шуметь – родители особо не обрадуются пробуждению в шесть утра. Принять прохладный душ, чувствуя, как кожа покрывается мурашками, насухо вытереться, изредка ругаясь сквозь зубы. И под конец вернуться в комнату, чтобы за оставшиеся полтора часа до завтрака успеть доделать домашнее задание, что не успел сделать прошлым вечером.
     Именно таким стал повседневный распорядок Иссея Хёдо. И нельзя сказать, что он был им недоволен. В конце концов, человек – такая тварь, способная привыкнуть к чему угодно.
     – Ненавижу историю, – недовольно проворчал себе под нос парень, лениво перелистывая учебник и быстро конспектируя нужные главы. Благо навык последнего был у Хёдо развит на хорошем уровне, за что стоило сказать отдельное «спасибо» Йозефу Альбертовичу, считавшему, что лучший способ закрепить полученную информацию – переписать её от руки. Да и умение быстро выделять ключевые моменты среди всего текста довольно сильно пригодилось.
     Ровные строчки иероглифов красиво ложились на лист тетради. Попутно Иссей прикидывал примерную сумму денег, что имелась у него на руках. Нужно было сводить Айку на свидание, как-никак его официальная девушка, нужно было соответствовать положению. Учитывая характер Кирью, самым подходящим местом был центральный торговый центр.
     – Кафе, игровые автоматы и кино, – Иссей цокнул языком. – Уже выходит неплохая сумма, а ещё её нужно умножить на два. Эх, плакали мои финансы. Одни растраты на эти отношения. Прав был Йозеф Альбертович, ой, как же он был прав…
     Захлопнув тетрадь, парень откинулся на стул, закидывая руки за голову. Осталось сделать лишь английский язык, с которым у Хёдо вообще не было никаких проблем. Ну, в нынешнее время. Прошлые свои достижения Иссей старался не вспоминать, особенно осознавая, какие глупые ошибки он делал.
     – Что там у нас? – парень невольно зевнул, пробежавшись взглядом по списку заданий. – А, устный пересказ текста? Хрень…
     На часах не было ещё даже семи утра. У Хёдо хватало времени на то, чтобы успеть вздремнуть. Да, полчаса. Целых, чёрт побери, полчаса! Не став откладывать дело в дальний ящик, Иссей закрыл глаза и почти моментально вырубился. Спасибо любимому учителю за такую прелестную способность.
     * * *
     – Сынок, ты же помнишь, что мы с твоим отцом через месяц уезжаем в Токио? – Мэдока перевернула блинчик, доводя его до золотистой корочки.
     – Хм, у меня вроде тогда экзамены, – пережевав свою порцию, заметил Иссей.
     Настоящая глава семейства Хёдо воздела палец в воздух.
     – Именно! И я надеюсь, что ты сможешь получить отличные результаты. Ты ведь понимаешь, что от них зависит твое будущее? От выбора старшей школы будет… – парень подскочил с места и подбежал к матери, целуя её в щеку и кладя грязную тарелку в раковину.
     – Я всё понимаю, мам. Не нужно повторять это каждый день, – Иссей довольно похлопал себя по округлившемуся животу и направился на выход из дома.
     – Уже и поволноваться нельзя, – по-доброму проворчала Мэдока. – Будь аккуратнее!
     – Обязательно! – крикнул парень, закрывая за собой дверь.
     Довольно сощурившись, наслаждаясь лучами солнца, Иссей бодро вышел за ограду.
     – Ты ведь не знаешь, что нехорошо заставлять свою девушку себя ждать? – Хёдо лишь улыбнулся, почувствовав как его со спины обвили знакомые руки.
     – Не мог же я избежать участи быть накормленным до отвала?
     – Знакомо-о-о, – протянула Кирью, обходя парня и, обвивая руками его шею, приподнялась на цыпочки, нежно целуя Хёдо.
     Спустя пару минут, ребята оторвались друг от друга и одинаково сверкнув довольными улыбками, направились в сторону школы.
     – Не думал о старшей школе? – Айка поправила оправу очков и прижалась к плечу Хёдо. Тот лишь фыркнул, подстраивая шаг таким образом, чтобы не упасть.
     – Несколько вариантов. Но самый приемлемый – академия Куо, – стараясь игнорировать приятные округлости Кирью, ответил парень.
     – Куо, да-а-а? – что-то в голосе девушки напрягло Иссея. – Это бывшая женская академия, где куча девушек, оголодавших по мужскому вниманию? Я так понимаю, тебе стало мало меня, да?
     Хёдо сглотнул, почувствовав как хватка Айки усилилась. Почему-то парень подумал, что если бы его тело было менее крепким, то его кости жалобно хрустели бы.
     – М-милая, – парню захотелось ослабить воротник рубашки, неожиданно начавший сдавливать его горло. – В Академии даётся самое хорошее образование, плюс после неё можно попытаться поступить в Токийский университет. Я даже не думал о том, что ты хочешь мне вынести в обвинение!
     – Точно? – подозрительно прищурилась девушка.
     – Конечно! Я ведь люблю тебя, – выпалил Хёдо.
     Кирью на секунду потеряла равновесие, из-за чего пара резко остановилась.
     – Л-любишь? – с неожиданным смущением переспросила Кирью.
     Иссей посмотрел в её глаза и мягко улыбнулся, решительно кивая.
     – Да.
     – Какой же ты всё-таки… – Айка не закончила фразу, обнимая парня и прижимаясь головой к его груди.
     Это был прекрасный момент, настоящая идиллия, но…
     – Эй, голубки! Может, перестанете смущать одиноких людей своей приторной аурой любви? – знакомые голоса вырвали пару из своеобразного транса.
     – Вы… – тихо прорычала Кирью.
     Мацуда и Мотохама слегка вздрогнули.
     – Эй, братан, успокой свою самку.
     – Нам не хочется прививку от бешенства делать!
     Айка отцепилась от Иссея, с хрустом разминая кулаки.
     – Думаете, раз я нашла парня, то стану спускать вам ваши хреновые шуточки? – грозно поинтересовалась девушка.
     – Исэ, чел, помоги!!!
     Хёдо лишь прикрыл глаза, мысленно извиняясь перед друзьями. Лучше пусть они огребут, чем он. Хотя мужская солидарность в нём буквально выла от боли…
     * * *
     Месяц спустя.
     – Ты хорошо подготовился, сынок? – Иссей тяжело вздохнул, держа телефон возле уха.
     – Да, мам, на все сто процентов. Просто верь в меня.
     – Как я могу не верить в своё любимое чадо? – Хёдо был готов поспорить, что на лице матери блуждает ласковая улыбка.
     – Никак, – издав смешок, парень поправил съехавшую лямку рюкзака. – Как у вас там в Токио?
     – Всё хорошо, только одного человека довольно сильно укачало, хотя это сугубо моя привилегия, – рассмеялась женщина. – Мы вернемся завтра вечером, если тебе не сложно, купи чего-нибудь поесть, желательно, с обилием кальция. Думаю, у меня не будет сил на готовку.
     – Опять пробило на него? – усмехнулся Иссей, бросая взгляд на наручные часы. До начала экзаменов было около часа. – Как там малышка?
     – И почему ты уверен, что это девочка? А вдруг – мальчик? – ехидно поинтересовалась Мэдока.
     – Интуиция! – воздел палец вверх парень, хоть и понимал, что мать не может видеть этого жеста.
     – Надеюсь, она поможет тебе хорошо сдать экзамены…
     – Ма-а-ам… – жалобно протянул Хёдо, хотя улыбка так и норовила выползти на лицо.
     – Не лишай меня единственного счастья в этой жизни! Ладно, не буду отвлекать. Удачи, сынок. Не забудь позвонить после экзаменов. И да, Исэ, мы с папой тебя сильно любим.
     – И я вас тоже люблю.
     Посмотрев на потемневший дисплей телефона, парень вздохнул. Несмотря на уверенный тон, на деле Иссей испытывал легкий мандраж. Как-никак выпускные экзамены!
     – Соберись! – Хёдо похлопал себя по щекам. – Это обычные экзамены! Сдать их и потом можно вытащить Кирью на особое свидание.
     Особой мотивации для сдачи придавал тот факт, что Айка, решившая подбодрить своего парня, тонко намекнула тому о необычной награде за успешно сданные тесты.
     – Во имя всех парней мира, я обязан справиться! – Хёдо наполнился уверенностью и бодро зашагал в сторону школы.
     … на удивление, всё прошло вполне благополучно. Иссею не встретилось незнакомых вопросов, а экзамен по английскому удивил своей легкостью.
     Попрощавшись с друзьями, которые не были так довольны, и получив прощальный поцелуй и многообещающий взгляд от Айки, Хёдо со свободной душой побежал домой.
     Переодевшись, парень завалился на диван в гостиной и решил посмотреть телевизор. Вздохнув при виде очередного ток-шоу, Иссей взял в руки телефон и набрал номер матери, чтобы отчитаться об успехах.
     – Странно… – пробормотал Хёдо, так и не дождавшись ответа. – Забыла телефон в отеле? На неё это не похоже. Вот почему отец умудрился забыть его дома, а?
     Сделав ещё несколько попыток, не увенчавшихся успехом, парень вздохнул и решил отвлечься, сосредоточившись на потугах очередных неудачников, решивших попытать удачу в зубодробительных соревнованиях.
     В какой-то момент Иссей даже начал получать удовольствие от происходящего, изредка подбадривая того или иного участника.
     – Давай, ты сможешь! – парень в очках осторожно шёл по скользкому бревну. Он почти добрался до финишной черты…
     – Срочный выпуск новостей! – ток-шоу прервалось. На экране возник известный ведущий вечерних новостей. – Буквально полчаса назад, произошел теракт в Токийском метро.
     Иссей замер, забыв как дышать. Внутри похолодело.
     – … множество пострадавших…
     Слепо нашарив рукой телефон, парень быстро набрал номер матери, отчаянно вслушиваясь в гудки.
     – … количество погибших уточняется.
     Дрожащие пальцы повторно нажали на кнопку вызова. В голове парня билась одна мысль: «Возьми чёртову трубку, мам!».
     – … в целях безопасности, избегайте людных мест…
     Хёдо забыл как дышать. Сердце билось словно бешеное.
     Трель звонка заставила парня подпрыгнуть. Чудом не уронив телефон, Иссей посмотрел на дисплей.
     «Мама».
     Облегченно вздохнув, парень ответил на звонок.
     – Мам, всё в порядке? Вы не пострадали? – протараторил Хёдо.
     В трубке раздался вздох.
     – Здравствуйте, меня зовут Мато Икари. Департамент полиции префектуры Токио. Как я могу к вам обращаться?
     – Ис-с-сей Х-хёдо.
     – Мэдока Хёдо и Акира Хёдо приходятся вам…
     – Родители.
     – Мои соболезнования…
     В этот день, мир Иссея рухнул и рассыпался на тысячи осколков.
     В этот день, Иссей Хёдо осознал, насколько хрупка человеческая психика.
     В этот день, Иссей Хёдо умер.
     * * *
     Некоторое время спустя.
     – Он никак не очнется.
     – А чего ты, ня, хотел? После такого, многие с крыш прыгают, возомнив себя птичками.
     – Надо это исправлять.
     – Надо. И срочно, ня.
     – Есть идеи?
     – Есть одна. Только вот, ня, другие её явно не одобрят. Особенно одна зарвавшаяся неко, верящая, что, ня, ему поможет сеанс психолога.
     – Не с ним. Уж точно. Так что за идея?
     – Помнишь… Джеки?
     – Джеки?
     Мужчины переглянулись и оскалились, произнося в один голос:
     – Джеки!

Арка 2. Пролог.

     Чуть больше года спустя.
     6 мая 20ХХ года.
     Несмотря на ранее утро, в одном из домов в пригороде города Куо уже вовсю кипела жизнь.
     – Нет, это полная неправда! Такого быть не может… – светловолосая девушка, одетая в синий топик и шорты, недовольно топнула ногой.
     – … чтобы граната сама летела к цели, прилипала, а после взрывалась, разделяясь на несколько более мелких экз… штук, – добавила другая особа, как две капли воды похожая на первую девушку.
     – Пф, просто вы совсем не разбираетесь в искусстве красивого «БУМА»! – фыркнула третья блондинка, развалившаяся на кресле, слегка снисходительно глядя на собеседниц. Поправив маску, прикрывающую левую часть головы, и лямки рабочего комбинезона, с которым она не расставалась почти никогда, девушка закинула ногу на ногу, светя разноцветными чулками, отличавшимися даже фасоном.
     Близняшки аж замолкнув от возмущения, хватали воздух ртом. Чтобы они, да не разбирались во взрывах?! Это был прямой вызов!
     – Тогда…
     – … докажи! – продолжая фразу друг за другом воскликнули Саша и Женя.
     – Как же? – наклонила голову блондинка.
     – Ну-у-у… – близняшки переглянулись. – Просто взорви такую на полигоне!
     Их собеседница театрально схватилась за сердце.
     – Делать «БУМ» просто так, без какой-то причины? Даже ничего не взорвав? О, всемилостивый тротил и запал, с какими дилетантами мне приходится общаться!
     – Мы не дилетанты! – хором возмутились Саша и Женя.
     Неожиданно, со стороны второго этажа раздался грохот.
     – Да вы, мать вашу, издеваетесь? Я, ня, лёг, ня, спать, ня, чёртовых, ня, полчаса назад! – со стороны пролёта показался Севастьян, с бешенством взирая на спорщиков. Пригладив рукой растрепавшиеся после сна волосы, мужчина было набрал воздуха в легкие, чтобы продолжить гневную тираду, но резко покачнулся вперёд, глухо ругнувшись.
     – Ко-о-офе-е-е… – отодвинув друга в сторону, по лестнице начал спускаться Изуна, одетый в старую выцветшую футболку с непонятным принтом на ней и шорты. Особый колорит придавали розовые пушистые тапочки в форме зайцев, издающие писк при каждом шаге.
     Лицо Коохи было бледным, а в глазах отсутствовал какой-либо намек на разум.
     – Наркоман, ня, – сплюнул Сева и направился в сторону ванной. Всё равно эти засранцы не дадут ему нормально поспать, не зная, что такое чуткость и понимание. Особенно, когда это касается мага, проведшего последние несколько дней в бесчисленных экспериментах!
     – Ко-о-офе-е-е, – если бы не знание того, что Изуна был живее всех живых, то его можно было бы запросто спутать с зомби. Мужчина медленно спустился по лестнице и, вытянув руку вперёд, подошел к проходу на кухню.
     В ту же секунду оттуда высунулась другая рука и сунула Коохи чашку, в которую он вцепился мёртвой хваткой.
     Смачный глоток и довольный выдох.
     – Я снова живу! – довольно провозгласил мужчина и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, уже более бодро подошёл к дивану и, обойдя близняшек, рухнул на своё любимое место.
     Повторно присосавшись к чашке, Изуна со стоном потянулся и слегка сонным взглядом посмотрел на спорщиков.
     – Ну, и что на этот раз вы не поделили, бойцы невидимого фронта?
     Близняшки, словно ждав этой фразы, перебивая друг друга, начали жаловаться своему «папочке».
     – Стоп-стоп, придержите коней, – Изуна жестом остановил словесный поток «дочек» и повторно хлебнув кофе, продолжил, – мой мозг ещё не вошел в активное состояние. Давайте заново и помедленнее, с чувством, тактом и расстановкой.
     – Миша, всё, ня, давай по новой! – вставил свою шпильку Севастиан, проходя мимо собравшихся людей в гостиной. Подойдя к кухне, он протянул руку в проём и вытащил её оттуда, уже сжимая чашку с крепким черным чаем.
     – И мне уж, ня, расскажите, – рухнув рядом с Коохи, заставив его заворчать и недовольно подвинуться, зевнул маг.
     Не выдержав, сидящая на кресле блондинка рассмеялась, хватаясь за живот и дрыгая ножками.
     – Что-то не так, Тина? – поинтересовался Изуна, залпом допивая кофе и ставя чашку на стоящий рядом столик. Довольно улыбнувшись, мужчина откинулся на спинку дивана, своим видом напоминания налакавшегося сметаны кота.
     – Просто с виду вы напоминаете стукнутую на голову семейку, – фыркнула девушка, показывая язык близняшкам, которые, надувшись, уселись по бокам от мага и «папочки», понимая, что момент выслушивания их жалоб безвозвратно упущен.
     Но их обида долго не продлилась и Саша с Женей начали оглядываться в поисках того, чем бы заняться.
     Со стороны кухни послышался стук. Спустя пару секунд, оттуда вышли парень и мужчина, держа в руках по подносу.
     – Кушать! – одновременно воскликнули три девушки, подаваясь вперед и хищным взглядом взирая на содержимое подносов.
     – Ну хоть в чём-то вы, ня, согласны, – хмыкнул Сева, сам с легким интересом ожидая, чем их удивит «кухонный дуэт».
     – Прошу к столу, – произнёс парень, сдув упавшую на глаз розовую челку. Его напарник молча сгрузил свою ношу на стол и уселся на второе свободное кресло.
     – Пахнет бомбезно! – втянула аромат носом Тина и уже хотела было потянуться за своей порцией, наложенной в её любимую розовую тарелку с единорогами, но была остановлена вопросом от парня:
     – Руки помыла перед едой?
     Девушка застонала, прикрывая глаза.
     – Да.
     – Зубы почистила? – продолжил допрос парень.
     – Да.
     – А в туа… – он не успел договорить, как резко смутившаяся Тина ударила его пяткой по голени.
     – Ну, братик, я уже не маленькая, чтобы так со мной обращаться! – на эту фразу парень лишь по-доброму усмехнулся. Блондинка показала ему язык и встала с кресла, чтобы удобно устроиться на коленях брата, усевшегося на то место.
     – Какая идиллия, – промокнул платочком абсолютно сухие глаза Изуна. – Душа не нарадуется, на вас глядя.
     Мужчина откашлялся и огляделся.
     – А где Йозеф и Йотуа?
     Парень, придержав за талию сестру, которая чуть не сверзилась с его коленей, потянувшись за тарелкой, спокойно ответил:
     – Ну, «деда Йозя», – все, кроме Филиппа Филипповича, фыркнули услышав это прозвище, – отправился на утреннюю прогулку. Знали бы вы, сколько времени у меня заняло заставить его поесть перед этим.
     Парень цокнул языком и покачал головой.
     – Ведь завтрак – самый важный приём пищи… – он охнул, почувствовав как острый локоток Тины впился ему в бок. – Хорошо, хорошо, – парень примирительно поднял руки, – больше не буду. А Неко-сан ещё спит. Точно, она просила передать, что тот, кто, дословно цитирую: «Разбудит меня раньше полудня, будет страдать до конца дней своих!». Она что-то еще сказала про свою больную фантазию и яойные фан… фанфики, что ли? Как-то так.
     Севастиан, услышав последнюю фразу, сверкнул глазами.
     – Не-е-ет, – простонал Изуна.
     – Да-а-а, – оскалился маг и щелкнул пальцами.
     Спустя секунду, раздался женский визг со стороны второго этажа.
     Топот ног.
     – Ты-ы-ы-ы…. – прорычала мокрая с головы до ног Йотуа, злобно взирая на мага, сразу определив виновника своего пробуждения.
     – Я! – довольно провозгласил Севастиан, в ту же секунду уклоняясь от пущенного ему в лоб канцелярского ножа. – Ты совсем с дуба рухнула, ня, женщина?!
     – Молись! – процедила неко, решив вернуться в комнату и переодеться в сухую одежду. Нет, этот дом и его обитатели – её персональный ад, без вариантов!
     – А ты Дездемона или Отелло? – фыркнул Изуна.
     – Заткнись!
     – Ну, реально, сумасшедшая семейка, правда, братик? – поинтересовалась Тина, довольно отставляя в сторону тарелку.
     – Угу, – парень допил свой чай и, притянув девушку к себе, прошептал ей на ухо. – И скоро ты привыкнешь и станешь её частью.
     – Звучит как фраза из третьесортного фильма ужасов, – хихикнула блондинка, комфортно устраиваясь в объятиях брата.
     В этот же момент, Филипп Филиппович опустил газету, которую читал, и посмотрел на парня.
     – Не забудь, сегодня вечером занятия.
     – О, вы опять будете резать людей? – в глазах Тины загорелся нездоровой огонёк интереса.
     – Нет, ты не пойдешь с нами. И мы их не просто режем… – вздохнув, парень начал очередную лекцию, но был перебит Изуной.
     – … а делаете это изящно и со вкусом.
     Со стороны Доктора послышался смешок.
     * * *
     – Как думаешь, надевать пиджак или нет?
     – Чёрт его знает, – пожал плечами Коохи, перелистывая очередную страницу книги, свистнутой из библиотеки мага. – Для меня брюки и белая рубашка уже были эталоном официального внешнего вида.
     – Ну, это будет вроде как мой первый день, – протянул парень, пытаясь привести в относительный порядок свою розовую шевелюру. – Не хочу выделяться.
     Коохи поперхнулся и оторвался от чтения.
     Перед зеркалом стоял высокий парень, натягивающий рубашку. Перед тем, как она полностью скрыла его спину, можно было успеть заметить фрагмент татуировки: лотоса, в лепестках которого были заключены странные символы, в центре цветка был анкх. Повернувшись лицом к Коохи, парень мягко улыбнулся.
     – Ты считаешь иначе?
     Изуна слегка покачал головой.
     – Что ты, всё нормально, – мужчина несколько мгновений изучал набитый Уджат* вокруг левого глаза ученика, переходящий на веко.
     – Тогда всё-таки надену пиджак, – не став откладывать дело в дальний ящик, парень полез в шкаф.
     Коохи вздохнул.
     – Уверен, что справишься?
     – С чем? – поинтересовался ученик, роясь в вещах.
     – Со всем.
     Парень радостно воскликнул и достал из недр шкафа нужный пиджак.
     – Конечно, – Иссей поднял взгляд на мужчину. – Не вижу каких-либо проблем.
     После этих слов Хёдо улыбнулся.
     – Тогда отлично, – Коохи приподнял уголки губ и вернулся к чтению.

Примечание к части

     * Уаджет (Уджат, также око Ра или глаз Ра) — древнеегипетский символ, левый соколиный глаз бога Гора, который был выбит в его схватке с Сетом. Правый глаз Гора символизировал Солнце, а левый глаз — Луну, его повреждением объясняли фазы луны. Этот глаз, исцелённый богом Тотом, стал могущественным амулетом, который носили многие египтяне — и фараоны, и простые люди. Он олицетворял собой различные аспекты божественного миропорядка, от царской власти до плодородия.
>

Арка 2. Глава 1

     6 мая 20ХХ года.
     Плотно затворив дверь за собой, Иссей вздохнул и прислонился к ней, задирая голову и вглядываясь в небо, где небольшие облака медленно плыли, следуя известному только им пути.
     – Да, справлюсь, – парень нервно усмехнулся и привычно зарылся рукой в волосы, уничтожая то подобие порядка, что присутствовало до этого. Переждав, пока минута внутренней слабости закончится, Иссей оторвался от двери. Пару раз хлопнув себя по щекам, Хёдо на секунду прикрыл глаза, после чего улыбнулся и уверенной походкой направился в сторону Академии.
     – Стоп, – парень затормозил. – А куда мне надо?
     Издав горестный стон, на который невольно обернулось несколько редких прохожих, Иссей попытался вспомнить путь до нужного здания.
     – Никогда не думал, что буду страдать от провалов в памяти, – фыркнул себе под нос Хёдо. – Точно! Вспомнил!
     Радостно выдохнув, избежав участи расспрашивать незнакомцев на тему дороги, парень продолжил своё шествие к знаниям.
     За время его отсутствия – Иссей невольно сморщился, отогнав не самые приятные воспоминания – город почти не изменился. Хотя, если говорить честно, за столь небольшой промежуток, смотря с высоты не обычного человека, а их, так сказать, скопления, что такое год? Как обычный день.
     Вон магазин, куда он забегал после тренировок с Учителем, чтобы подбросить топлива в свой желудок. Чуть дальше – довольно хороший секонд-хенд, где по бросовым ценам можно купить достаточно качественную одежду. Хёдо невольно усмехнулся, вспомнив, сколько потратил на обновки. Кто ж знал, что его тело настолько изменится? Хотя…
     Парень качнул головой, смотря на свою руку. Тогда он был… более широким.
     – Усох, – усмехнулся Иссей, продолжая взглядом провожать знакомые по прошлому места.
     – О! – Хёдо хотел было улыбнуться, увидев небольшой магазинчик, где продавались цветы, особенно…
     Парень резко ускорил шаг, опуская голову.
     Он со всем справится. Ведь правда?
     Иссей почти не обращал внимания на прохожих, что иногда удивленно изучали его слегка экстравагантную внешность. Он знал, что будет привлекать внимание, даже учитывая, что находится в Японии, где всяких «фриков» полным-полно. В принципе, если цвет волос ещё можно было понять и простить, но татуировки, особенно на лице. Плюс одежда ученика старшей школы.
     – Хули хулите хулиганов, да? – протянул Хёдо, пока ожидал зеленого сигнала, чтобы спокойно перейти дорогу.
     В парке парень уже не придавался воспоминаниям, ускорив шаг. Времени оставалось не так много.
     * * *
     – Говорят, Киба-кун за лето стал ещё красивее.
     – Правда?
     – Куда уже дальше?
     – Я видела его на прошлой неделе, кажется, черты его лица стали более мужественными, – томно произнесла слегка полноватая брюнетка, с превосходством взирая на подруг. А как же – именно она успела заметить его!
     – Но он всё т-такой же м-милашка, т-так ведь? – слегка заикаясь, поинтересовалась светловолосая девушка, нервно теребя в руках личный дневник.
     – Ничего такого кардинального, – брюнетка приложила палец к губам, в точности восстанавливая картину событий. – Только его причёска. Ставлю тысячу йен, что он начал отращивать волосы!
     Девушки замерли, представляя своего идола с длинными волосами. Дружный восхищенный возглас и готовящийся свежий виток разговора был прерван чьей-то фразой:
     – Воу, а это кто? – она была произнесена достаточно тихо, но натренированный слух не подвел девушек.
     Словно единый механизм, подруги повернули головы в сторону школьных ворот.
     – Эм-м, н-новый уч-ченик? – блондинка удивленно взирала на заходящего на территорию парня.
     – А кто это ещё может быть, Маюри? – едко ответила молчащая до этого шатенка. – Сначала два извращенца, а теперь какой-то неформал.
     – Почему… ох, да у него на лице тату набито! –прищурившись, издала возглас брюнетка.
     – Н-настоящая?
     – Пойди и спроси. Он как раз к нам подходит.
     – Ч-что? – Маюри обернулась, но подруги отошли на несколько шагов назад. Повернувшись обратно, девушка инстинктивно оступилась, с трудом удерживая равновесие.
     Неизвестный парень стоял прямо перед ней. Машинально, она отметила, что он выше её как минимум на полторы головы. Блондинка подняла взгляд, невольно заострив внимание на ярких розовых волосах и непонятном тату возле левого глаза. Маюри точно где-то видела такое изображение, но где? Поток мыслей девушки был прерван самим парнем.
     – Привет, – у него был низкий хрипловатый голос. – Извини, что отвлёк тебя от беседы с подругами, но мне нужна твоя помощь.
     Маюри пару раз моргнула, пытаясь отвести взгляд от лица незнакомца.
     – Ч-чем м-могу п-п-помоч-чь? – девушка мысленно поморщилась. Из-за нервов, её заиканье перешло на новый уровень.
     – Ничего сложного, – а у этого парня была довольно милая улыбка. Не на уровне Юто-куна, но всё равно. Маюри бы поставила ей твердую семерку из десятки.
     – Эм, ты меня слышишь? – блондинка вздрогнула, поняв, что прослушала сам вопрос.
     – Повторюсь, как мне пройти к классу 2-В?
     – А-а-ам, – на автомате Маюри прикусила нижнюю губу. – Тебе нужно подняться на второй этаж, пройти по переходу в соседнее здание и по левому коридору.
     – Спасибо, я бы точно заплутал, – парень почесал затылок. Маюри прищурилась. Нет, не семерка. Восьмерка, с залетом на девятку. Поняв, что опять задумалась не о том, девушка отвесила себе мысленную оплеуху.
     – П-п-пожалуйста, – и где было её чертово заиканье до этого?
     Парень, обойдя замершую девушку, направился по указанному пути, начиная что-то насвистывать себе под нос.
     Когда он скрылся в дверях здания, подруги окружили девушку, сверля ту хищными взглядами.
     – А чего про тату не спросила? Испугалась? – ехидно поинтересовалась шатенка.
     – Н-неприлично же! – ответ Маюри вызвал лишь разочарованный вздох.
     – Чего вы хотели от нашей стесняши? – брюнетка фыркнула. – Но стоит отметить, парень вполне ничего. По крайней мере, форма на нем сидела, – девушка причмокнула губами, – просто отлично.
     – В какой он там класс направился?
     – Вроде бы в… – Маюри не успела договорить.
     – ЮТО-КУН! – дружный девчачий визг и подруги девушки, в едином порыве, устремились к источнику шума, оставляя Маюри в одиночестве.
     – … 2-В… – вздохнула блондинка, покачав головой, после чего побежала следом.
     А вдруг подруга наврала, и у её идола произошли какие-то изменения?
     * * *
     Иссей бодро забежал по ступенькам, обходя незнакомых учеников. Впереди была развилка.
     – Хм, а влево от неё или влево от лестницы? – парень почесал подбородок. Положившись на свою интуицию, парень свернул, внимательно смотря на номера кабинетов. Когда его взгляд зацепился за табличку «2-В», Хёдо облегченно вздохнул. До начала занятий было около пяти минут.
     Отворив дверь, парень зашел в помещение, сразу же осматриваясь на наличие свободного места, попутно анализируя своих будущих одноклассников. Его худшие опасения не сбылись, из-за чего Иссей выдохнул и направился к вроде бы пустующей парте, попутно собирая на себе заинтересованные взгляды учеников.
     – Прямо как герой манги, – фыркнул себе под нос Хёдо, ставя портфель на последнюю парту в крайнем ряду возле окна. – Хотя грех жаловаться…
     Умостившись на стуле, парень откинулся на его спинку, прикрывая глаза. Конечно, было бы лучше, если бы он не чувствовал десяток взглядов, сосредоточенных на его персоне, но жаловаться смысла не было. Иссей знал, на что шёл, когда так… радикально прошёлся по своей внешности. Да и польза от этого явно перевешивает маленький недостаток в виде повышенного внимания со стороны окружающих.
     Спасибо, что хоть никто не стал подходить и допытываться. Чего Хёдо не хотелось, так это лишний раз с кем-либо разговаривать. Он вообще не понимал особенного смысла в посещении академии, особенно на данный момент. Но Йозеф Альбертович был непреклонен, давя парня доводами о нужной ему социализации после всего, что он прошел. А, ну и пользуясь силой, так сказать, официального опекунства. Нет, Иссей понимал, что старик прав – ему реально требовалась подобная «практика», если он не хотел окончательно поехать крышей. Конечно, метод учителей возымел своё действие – Хёдо смог себе вернуть душевное равновесие, хоть и дорогостоящей ценой. Но вот вернуться к прежнему положению…
     – Кто знает, может школа реально мне поможет? – вздохнул Иссей, открывая глаза, услышав шаги в коридоре, определённо принадлежащие взрослому человеку. «Женщине, – мысленно отметил парень, – причем, у неё явно имеются проблемы с правой ногой».
     Дверь в класс распахнулась.
     Зашедшая пожилая женщина быстро обвела взглядом собравшихся учеников, немного задержавшись на парне. Судя по поджатым губам, его внешний вид её явно не устроил.
     Иссей вместе со всеми поднялся на ноги, приветствуя учителя. Вроде бы истории, если его не подводит память.
     – Вы новый ученик, верно? – обратилась к Хёдо женщина. – Представьтесь классу.
     – Хорошо, – парень привычно улыбнулся и поднялся со своего места. – Всем привет. Меня зовут Хёдо Иссей. Позаботьтесь обо мне.
     Едва обозначив поклон, он вернулся на своё место, вызвав легкие шепотки у всего класса.
     – Итак, – женщина одним своим тоном моментально успокоила учеников. – Обсудить своего нового товарища вы сможете на перерыве. А сейчас я жду от вас пересказа…
     Иссей едва слышно вздохнул.
     Вот он и вернул свою школьную жизнь. Осталось надеяться, что это не будет обычной тратой времени.
     * * *
     Примерно после третьего урока, Иссей понял, что если срочно не добудет себе стакан горячего кофе – да будет проклят Учитель с его заразной привычкой! – он просто-напросто вырубится.
     Дождавшись спасительного звонка, парень, отчаянно давя зевки в зародыше, поднялся со своего места и сладостно потянулся. Главное, чтобы в этой академии был нужный автомат. Хоть и бурда, которая в нём подается, значительно отличается по вкусу от настоящего кофе, другого варианта просто не было. Хёдо мысленно укорил себя – нужно было соглашаться на заманчивое предложение Учителя и взять с собой термос.
     Выскользнув из класса, Иссей решил начать свои поиски с обхода второго этажа. Пройдя из одного конца коридора в другой и не найдя нужной вещи, парень направился к лестнице. По всему пути его преследовали взгляды, вызывая легкое раздражение у Хёдо. Разумом он понимал, что люди ещё просто не привыкли к нему и, скорее всего, спустя неделю-две уже все перестанут так глазеть на него, но… это не отменяло факта того, что это откровенно бесило.
     Вдохнув и выдохнув, парень спустился на первый этаж. Обведя его взглядом, Иссей довольно хмыкнул. Три торговых автомата, то что ему нужно. Причем, к ним даже не наблюдалось очереди, исключая одну девушку, что пинала один из них ногой, судя по всему, ругаясь.
     Приблизившись, Хёдо понял, что жертвой насилия со стороны ученицы был именно кофейный автомат.
     – Не работает, да? – слегка обреченно поинтересовался парень, встав за девушкой. Та что-то нечленораздельно прорычала и в последний раз врезала по автомату ногой, от чего тот жалобно заскрипел.
     – Даже если и работал, то теперь точно отправится в ремонт, – удовлетворенно произнесла девушка, поворачиваясь к Хёдо. – Э?!
     – Блять, – тихо, но достаточно отчетливо прошептал Иссей, уставившись в медовые глаза Кирью Айки.

Примечание к части

     У меня тут поинтересовались под какую музыку я пишу и, вообще, пишу ли я под неё. Так вот: да, пишу. Эта глава писалась под это: https://www.youtube.com/watch?v=nF7Da_fpRE4
>

Арка 2. Глава 2

     Девушка молчала. Впервые за долгое время, Иссей просто не знал, что ему делать. Не так он планировал такую встречу. Да и вообще – Хёдо мысленно поморщился, осознавая свое малодушие – парень всеми силами хотел бы избежать её.
     Сейчас бы он не отказался, чтобы рядом что-нибудь взорвалось, произошло какое-нибудь событие, да хоть что-то, способное прервать столь неудобный момент. Но судьба имела другие виды, поскольку за те минуты, что пара простояла в безмолвии, просто смотря друг на друга, вокруг стояла оглушительная тишина. Словно весь мир состоял только из этого клочка земли с ним и Кирью, да с чёртовым кофейным аппаратом.
     – Эм-м, привет? – нерешительно начал диалог Иссей, понимая, что нужно как-то разрушить эту давящую атмосферу.
     Кирью ничего не ответила. Девушка просто смотрела на Хёдо. Её взгляд блуждал по парню, словно она впервые видела его. В какой-то момент Айка просто застыла, смотря Иссею в глаза, от чего тот испытал легкую дрожь.
     Ни злости. Ни ярости. Ни любви.
     Отрешенность, смешанная с дикой тоской, печалью и тонким налетом надежды.
     – Айка? – повторил попытку растормошить девушку Хёдо.
     Та лишь судорожно вздохнула, медленно поднимая руку. Её ладонь слегка подрагивала. Иссей сглотнул, почувствовав невесомое прикосновение к собственной щеке. Кончиками пальцев девушка словно изучала его лицо, остановившись на татуировке возле левого глаза.
     Убрав руку, Кирью продолжала молчать.
     Раздавшийся звонок прозвучал для Хёдо громом посреди ясного дня. Но Айка даже не обратила на него внимания, продолжая смотреть парню в глаза.
     – Я п-пойду, – Иссей сделал шаг назад, понимая, что просто-напросто сбегает.
     Так и не дождавшись ответа, парень развернулся и быстро зашагал к лестнице, чувствуя, как Кирью провожает его взглядом.
     Иссей сжал зубы и ускорился.
     * * *
     Если бы Хёдо мог описать остатки своего учебного дня, он бы ограничился одним словом: туман.
     Обычная встреча, которую он планировал множество раз, внесла сильный раздрай в его душу. Иссей глухо застонал, прикрывая ладонью глаза. Слова учителя звучали неразборчиво и глухо, словно парень был под толщей воды.
     Мыслей как таковых просто не было. Просто оглушающая пустота, нарушаемая стуком сердца, бьющим набатом по ушам.
     Вроде бы его вызывали отвечать какое-то задание, что он сделал на автомате. Кто-то к нему подходил, что-то спрашивая. Голоса одноклассников сливались в неясный гул, неприятно режущий слух.
     Она ведь даже ему ничего не сказала. Она просто смотрела. Она…
     Хёдо зарычал и стукнул кулаком по стулу, приковав взгляды своим действием, но парню было на это плевать.
     Он прошёл через такие ситуации, которые многим могли лишь сниться в кошмарах. Его ломали, выворачивали и собирали заново, чтобы с маниакальным удовольствием повторить всё сначала. Парень думал, что после прожитого дерьма оброс толстой шкурой, которая поможет ему спокойно посмотреть прошлому в глаза.
     Ха! Посмотрел, мать его.
     Одна несчастная встреча. Одна! И вот он разбит в хлам.
     – «Справлюсь», ага, конечно, – пробормотал себе под нос Иссей, кладя голову на руки, игнорируя тему занятия.
     Парень закрыл глаза.
     Он не знал, что ему делать.
     * * *
     Иссей пробыл в состоянии прострации до звонка, оповещающего о конце занятий.
     Краем глаза отметив начавших собираться учеников, парень молча встал с места и последовал их примеру. Пожар эмоций в душе Хёдо погас, оставив после себя угольки.
     Выйдя из класса последним, он даже не был удивлен тому, что его там ожидало.
     Изучающий взгляд медовых глаз.
     – Не хочешь пройтись? – вновь не дождавшись словесной реакции от девушки, поинтересовался Иссей.
     Приняв молчание за положительный ответ, парень, отказавшись от идеи взять Кирью за руку, медленно направился к выходу из академии. Судя по шагам, девушка последовала за ним.
     В парке было довольно тихо. Свернув на одной из дорожек, Хёдо направился в сторону одной небольшой поляны, куда редко захаживали люди, что, в общем-то, ему и требовалось.
     Прислонившись спиной к стволу дерева, парень повернулся в сторону девушки, не вымолвившую за весь путь и слова.
     – Так и будешь молчать? – спросил Иссей, взирая на Кирью. Та стояла в паре шагов от него, сжимая в обеих руках портфель.
     – Ну, помолчим, – вздохнул Хёдо, зарываясь ладонью в волосы.
     Тишина нарушалась лишь шелестом листьев, треплемых ветром, да редким перезвоном птичьих голосов.
     – …ему, – Иссей вздрогнул, очнувшись от собственных мыслей, смотря на девушку.
     – Ты что-то сказала? – парень немного наклонил голову.
     – Почему? – повторила Кирью, опуская голову, из-за чего волосы скрыли её лицо.
     – Э? Что ты…
     – Почему… – голос Айки звучал надтреснуто.
     Хёдо хотел было открыть рот, но был перебит криком:
     – Почему?! – девушка вскинула голову и Иссей отшатнулся¸ увидев стоящие в её глазах слёзы. – Почему ты вернулся? Почему именно сейчас? Ни полгода назад, ни в следующем, а именно сейчас? Когда я почти оставила все чёртовы мысли о тебе? Почему ты решил явиться? ПОЧЕМУ?!
     Парень промолчал.
     Кирью сглотнула ком в горле и уже тихим голосом продолжила:
     – Я ведь почти успокоилась. Перестала верить и надеяться. Знаешь… – она всхлипнула, – я даже начала присматривать себе парня. Почти стала прежней, без всех этих истерик, печалей и прочей херни, присущей ванильным дурочкам…
     Айка вытерла дорожку слёз тыльной стороной ладони.
     – И тут заявляешься ты. Весь такой необычный, вызываешь волну слухов, – девушка зло усмехнулась. – Я ведь даже не поверила, когда услышала твоё имя. Думала – ослышалась. А нет. Не ослышалась.
     – Я…
     – Заткнись, пожалуйста, – попросила Кирью. – Просто дай мне сказать всё, что накопилось за то время, которое я провела в неведении. Хотя нет, ты можешь ответить на один мой вопрос. Я тебе совершенно не важна, да? И никогда не была?
     – Что? – Иссей замер.
     – Я всё понимаю. То, что произошло с твоей семьей – ужасно. Это наверняка оставило шрам на твоём сердце. Я всё понимаю… понимаю… но, – Кирью сжала зубы. – но…
     – Больше чёртового года! Понимаешь?! Года!.. – девушка дрожала. – Написать мне? Позвонить? Да хоть голубиной почтой! Как-нибудь… я же волновалась. Ждала. Верила. Верила, что ты вспомнишь обо мне! Звонила тебе, не переставая, чтобы слышать гудки или «абонент вне сети»! Писала, так и не получив ответа!
     Айка шмыгнула носом.
     – Я ходила к тебе домой тогда. Стояла под дверьми, стучала, била ногами и отчаянно звала, получая в ответ тишину. Я знала, что ты сидишь в своей комнате, завернувшись в кокон из негатива и отчаяния, жалея себя…
     Хёдо не смог отвести взгляд, когда девушка посмотрела ему в глаза. Её слова были абсолютно верны. В памяти парня непроизвольно всплыли воспоминания. Как он, свернувшись калачиком на диване в гостиной, смотрит на фотографию в рамке, где изображена его семья. Как он слышит стук и голос девушки, которая пытается до него дозваться. Но он игнорирует её, закрывая уши ладонями…
     – … я так хотела обнять тебя. Утешить. Дать знать, что ты не один, – глухо продолжила Кирью. – Типа, знаешь, любимые люди всегда стараются оказать поддержку в трудный час.
     – А потом ты просто взял и исчез. Без единого слова. Плюс ко всему, – девушка издала хриплый смешок, – я узнала об этом совершенно случайно. Просто услышала в разговоре, что тебя усыновил какой-то мужчина, после чего забрал с собой…
     Айка замолчала. Она уже не плакала, лишь слегка опухшие красные глаза напоминали о недавнем эмоциональном всплеске.
     – Я не знала, что с тобой. Я не знала, где ты. Я не знала, жив ли ты вообще! – Кирью в несколько шагов преодолела разделяющее их расстояние и схватила парня за лацканы пиджака, сминая их.
     – Скажи. Просто скажи. Я вообще была недостойна твоего внимания? Мне ведь многого не было нужно. Одно жалкое сообщение: «Я в порядке». И всё, – Хёдо видел в её глазах глухую тоску и печаль.
     – Это не так… – подал голос парень, даже не делая попыток избавиться от хватки девушки.
     – Тогда почему?
     Иссей вздохнул, прикрывая глаза.
     Что он мог ей ответить?
     Правду?
     Сказать, что его Учителя, чтобы избавить его от черной депрессии, отправили его в другой гребаный мир, где, в буквальном смысле, не ловило связь? Да кто нормальный в это поверит!
     Сказать, что он вспомнил о ней, стоя в куче трупов и сжимая побелевшими руками ствол странного пистолета?
     Сказать, что он даже не знал, сможет ли вернуться вообще в свой родной мир и к ней?
     Нет, Иссей помнил о девушке. Даже и не думал забывать. Она и его друзья – это было единственное, что давало ему сил и желания вернуться в первое время. Потом, конечно…
     Хёдо дал себе мысленную оплеуху. Нужно было что-то ответить, а не придаваться ненужным сейчас воспоминаниям. Но что, блять, он должен ей сказать? Меньше всего Иссею хотел врать, особенно смотря в эти полные боли и печали глаза.
     Жаль, он – не Учитель. Тот бы даже не напрягся.
     – Теперь настала твоя очередь молчать, да? – криво улыбнулась Айка. – Или тебе просто нечего ответить?
     Иссей смотрел на девушку.
     Да к черту. Хёдо никогда не мог похвастаться изворотливостью. Сколько раз ему говорили, что он как баран, прёт вперед, просто снося препятствия. Можно было бы придумать стройную теорию, или заранее придумать её, но…
     Парень издал короткий смешок.
     Сколько бы «деда Йозя» не учил его, он до сих пор оставался тупым. Ну, может так нужно…
     – Я… – Иссей вновь нервно рассмеялся, почесывая затылок, – …ох, это будет сложно объяснить… э-эм…
     Неожиданно Кирью тихо хихикнула, после чего, не скрываясь, рассмеялась в полный голос.
     В ответ на вопрошающий взгляд парня, Айка лишь качнула головой.
     – Несмотря на внешность, ты остался всё таким же, – девушка нежно улыбнулась. – Возможно, я – обычная дура. И на моём месте многие другие дали бы тебе крепкую пощечину, но…
     Она фыркнула.
     – Обними меня, чудо розоволосое, – Иссей нерешительно обвил Кирью за талию и притянул к себе. Та обхватила его за спину и прижалась щекой к груди.
     Вокруг стояла тишина. Но почему-то Иссей испытывал странное умиротворение и правильность.
     Кирью оторвалась от парня и внимательно оглядела его ещё раз, остановив свой взгляд на его глазах.
     – … но потом ты мне всё расскажешь, – Хёдо сглотнул, почувствовав, как холодок пробежался по его спине. – И только посмей куда-то деться, не предупредив меня. Не смей недооценивать женскую ярость.
     Парень на это лишь механически кивнул, после чего довольная девушка вновь сграбастала его в объятия.
     * * *
     – Ах, это такое прекрасное зрелище! – промокнул глаза платочком Изуна, аккуратно устроившись на ветке дерева неподалеку.
     – И на кой, ня, мы за ними следим? – хрустнув яблоком, поинтересовался Севастиан, развалившись на соседней ветке.
     – Так ведь это прикольно! Просто ты бесчувственный чурбан, – фыркнул Коохи.
     Маг от этой фразы аж подавился, закашлявшись.
     – Слышать такое от тебя, – мужчина прочистил горло, – даже как-то, ня, приятно.
     Но Изуна уже не обращал внимания на друга, вновь вернувшись к наблюдению за учеником.
     – Ну, ну-у, целуйтесь же… – потёр руками Коохи.
     – Вот же еба… ня, – хлопнул себя ладонью по лицу Сева.

Примечание к части

     
>

Арка 2. Глава 3

     6 мая 20ХХ года.
     Распрощавшись с Кирью и даже получив прощальный поцелуй, правда в щеку – «не заслужил ещё нормальной версии!» – Иссей добрался обратно до места своего временного обитания. Шуганув своим радостным лицом несколько парней, что решили подкатить к нему, так сказать, поговорить на тему: «А за прикид ответить слабо?», Хёдо, не стуча, вошёл в дом, чтобы сразу же, ругнувшись, поймать руками странный овальной формы предмет, при ближнем рассмотрении оказавшийся гранатой. Не тратя лишних мгновений на раздумья, парень швырнул её в небо.
     Хлопнув за собой дверью, чей звук слился со срабатыванием гранаты, испугавшей несколько случайных прохожих, начавших ошарашенно озираться вокруг, Иссей моментально определил виновника такой «встречи».
     – Тина, – укоризненно посмотрел на свою названную сестру парень. Та на это лишь смущенно опустила голову, шаркая ногой по полу.
     – Мы с Женей и Сашей просто решили сыграть в игру: «Догони меня граната», вот. А тут ты такой заходишь и… – сразу раскололась Тина, на что Хёдо, покачав головой, подошёл к девушке и потрепал её по голове, вызвав у той недовольное бурчание на тему порчи идеальной прически. Где, и в каком месте тот шухер являлся причёской оставалось под вопросом.
     Близняшки, почувствовав, что не отделаются таким же образом, быстро смылись с «места преступления».
     – Я тебе сколько раз говорил… – начал было Иссей, но был прерван блондинкой.
     – Да-да, не использовать взрывоопасные штуки дома, не питаться только одними оладушками… – Тина изобразила пальцами воздушные кавычки, старательно изображая мужской голос.
     Хёдо устало потёр переносицу.
     – Не нужно меня передразнивать. Это некрасиво, – на это его сестра лишь демонстративно фыркнула и скрестила руки на груди. – Если не будешь меня слушаться, на завтрак отдельно будешь получать тарелку овсянки…
     Тина, не меняя позы, слегка побледнела.
     – … заправленную изюмом, – спокойно продолжил Иссей.
     Тина сглотнула, по её лбу градом покатился пот.
     – А запивать станешь травяным чаем, – жестко закончил речь Хёдо. Его сестра буквально передернулась.
     – Нет! Только не травяной чай! Только не изюм! Только не овс-я-янка! – заканючила девушка, глаза которой подозрительно заблестели. – Это слишком жестоко, братик!
     – Я всё сказал, – твёрдо произнёс парень. Тина понуро склонив голову, шмыгнула носом. – Даже не пытайся давить мне на жалость.
     – Ну-у-у… бра-а-атик, – блондинка жалостливо посмотрела в глаза Хёдо, заставляя того собрать все свои душевные силы, дабы не поддаться на этот трюк.
     – Я. Всё. Сказал, – чеканя каждое слово, качнул головой Иссей.
     Тина, поняв, что попытка изменить решения брата провалилась, фыркнула. На её лице не осталось и следа прошлых эмоций.
     – Всё, поняла. Буду взрывать что-то, когда тебя точно не будет дома, – после этих слов блондинка показала парню язык и убежала вслед за близняшками.
     Хёдо тяжело вздохнул, падая на диван.
     – Как же тяжело быть старшим братом, – протянул парень, позволяя себе немного расслабиться. Закрыв глаза, Иссей мягко улыбнулся. – Но всё же, это приятно понимать, что у тебя есть близкий человек.
     Вспомнив про гранату, Хёдо инстинктивно нахмурился.
     – Иногда… в очень редких случаях.
     – Поэтому за всю свою жизнь я так и не завёл ни жены, ни ребёнка, – вздрогнув, парень перевёл взгляд на кресло, где – удивив парня своей незаметностью – сидел Учитель, лузгающий семечки. На немного шокированный взгляд ученика, мужчина лишь вопросительно поднял бровь.
     – На корточки садиться не буду, даже не думай.
     Хёдо почему-то представил эту картинку в голове. Подавив смешок, парень закинул ногу на ногу.
     – И давно ты тут?
     – Ну-у-у, – Коохи почесал щеку и посмотрел на упаковку из-под семечек. – Судя по тому, что у меня осталось – часа четыре точно.
     – То есть, ты видел весь этот балаган и даже не попытался его остановить? – нижнее веко парня слегка дернулось.
     Изуна покрутил в пальцах семечку и отправил её в рот, даже не заботясь о том, чтобы очистить.
     – Не-е-а-а, – легкомысленно протянул мужчина. – А чего такого, пусть детишки развлекаются. Этот дом выдержит многое, а близняшкам от прямого попадания… – Изуна недовольно потряс упаковкой, но та оставалась пустой, – … всё равно.
     – Им, возможно, вреда не будет. Но о Тине ты подумал? – тихо поинтересовался Хёдо, закрывая глаза. – Она, знаешь ли, обычный человек.
     – Ну, я бы не…
     Иссей перебил мужчину.
     – Ты понимаешь, о чём я! Не надо юлить.
     Коохи фыркнул, не обратив внимание на тон ученика.
     – Да уж… бедная девочка. Такой гиперзаботливый «братик» – это нечто, – Изуна остановил жестом парня, который собирался что-то сказать. – Ладно, она – обычный человек, приму твои слова на веру. Но, мой дорогой ученик…
     Мужчина наклонил голову, мягко улыбаясь, от чего по спине Хёдо пробежался табун мурашек.
     – Ты думаешь, я настолько беспомощен, что не способен защитить кого-то от обычного взрыва?
     – Н-нет, Учитель, – прохрипел Иссей, с трудом дыша, оказавшись под давлением Ки учителя.
     – Вот и ладушки, – Изуна встал с кресла, ощущение давящего присутствия исчезло, словно его и не было. – И да, даже не смей начинать мне «выкать».
     Мужчина покачал пальцем.
     – Я уже достаточно натерпелся этого официоза, – Коохи направился в сторону кухни. Опершись рукой об косяк прохода, мужчина обернулся. – И да, дорогой мой, не забывай, что вечером у нас запланирована тренировка.
     Дождавшись утвердительного кивка, Изуна скрылся.
     – Ага, «тренировка», – пробормотал парень, убедившись, что учитель ушёл. – Скорее, это избиение моей несчастной тушки. Изверг, блин, а не учитель.
     – Я всё-ё-ё слы-ы-ышу-у-у, – донесся голос Коохи из кухни, на что Хёдо лишь глухо ругнулся, проклиная свою привычку говорить вслух. Кажется, его ожидает особая разминка. Пережить бы её, для начала…
     … Иссей, шипя сквозь зубы, зашивал рваную рану на ноге. Оторвав нитку зубами, парень, кряхтя, сполз с дивана и медленно поковылял в сторону лестницы на второй этаж.
     – Эх, жаль я не Филипп Филиппович, – на ходу бормотал Хёдо. – Так бы сразу заживил полностью. Так, нужно будет с утра нити вытащить…
     Дойдя до ступенек, Иссей издал громкий стон.
     – Лестницы! Кто придумал эти чёртовы лестницы! – и, стиснув зубы, начал подниматься.
     После тяжелого испытания, парень обессиленно прислонился к стене, переводя дыхание. Учитель сегодня разошёлся не на шутку, буквально выбив из ученика всю пыль. Нет, это, конечно, обеспечивало неслабый прогресс, но такая цена не всегда устраивала Хёдо. Хотя кто его спрашивал?
     Открыв дверь в свою комнату, Иссей зевнул и, стараясь не издавать лишнего шума, поковылял к своей кровати.
     – Господи, – покачал головой парень, увидев, что его законное место нагло приватизировала одна блондинистая любительница взрывов. – Твоя же в двух шагах от моей…
     Слабо улыбнувшись, Хёдо поднял одеяло, скинутое Тиной и аккуратно укрыл сестру, что сладко посапывала, по привычке улегшись по диагонали кровати. Убедившись, что всё в полном порядке, Иссей повторно зевнул.
     Не став особо заморачиваться, парень рухнул на соседнюю койку, вырубаясь чуть ли не в процессе падения.
     * * *
     7 мая 20ХХ года.
     Сложно избавиться от выработавшихся привычек. Это Иссей уяснил на собственном примере, когда проснулся ранним утром. Скосив сонный взгляд на часы, стоявшие на тумбочке неподалеку, парень выдохнул. Шесть утра. Учитывая, что сегодня выходной как от школы, так и от тренировок, он мог бы спать хоть до полудня. Но, зная свой организм, заснуть снова не получится.
     Попытавшись встать, Иссей почувствовал незнакомую тяжесть в районе груди. Скосив взгляд, парень лишь качнул головой.
     Обвив руками его торс и умостив голову на плече, рядом с ним мирно спала Тина. Хёдо вздохнул – да, от привычек сложно избавиться. Попытавшись аккуратно освободиться от своеобразного плена, парень услышал в ответ тихо бормотание:
     – Братик…
     Замерев на полпути, Иссей опустил голову и тихо усмехнулся, укладываясь обратно. В конце концов, сегодня ведь действительно выходной, так что можно позволить себе поваляться в кровати просто так. Верно, да?
     Хёдо погладил сестру по голове и уставился в потолок.
     – Проблемно, – цокнул языком парень.
     В голове парня крутились не самые позитивные мысли.
     Да, рассказать Кирью правду, несмотря на её нелепость и фантасмагоричность – в принципе, неплохая идея. Можно избавиться от лишней лжи и увиливаний, да и общение станет проще, когда парню просто будет нечего скрывать. Только вот есть одно небольшое «но».
     Договор.
     Тот самый, что он подписал перед обучением. А точнее – строчка о неразглашении информации посторонним личностям. Пускай Айка и была его девушкой, но для Учителя она – никто. Изуна довольно чётко выразил свою позицию, отказав в просьбе изменить строчку контракта. Под конец он ещё добавил, что его вынужденная «командировка» также является частью тренировок, из-за чего у Хёдо пропала возможность рассказать об этом Кирью.
     И что ему делать? Пытаться придумать правдоподобную историю? Так он в этом не мастак. Продолжать переводить стрелки? Иссей усмехнулся. С Айкой такое не прокатит. А, значит, нужен другой способ как-то решить эту проблему.
     Вариантов у Хёдо просто не было. Ему нужна была помощь, и он знал, у кого её можно получить.
     * * *
     – Складывается у меня такое ощущение, голубчик, что вы вспоминаете о бедном старике, только когда вам нужна помощь, – ехидно улыбнулся Йозеф Альбертович, поправляя шляпу.
     Иссей запнулся, смутившись.
     – Д-да н-нет, просто-о-о… – Шустер беззлобно рассмеялся, останавливаясь перед переходом.
     – Шучу, дорогой. Шучу. Вот скажите мне, у вас возник нерешаемый вопрос. Кто первый, имеющий возможность помочь, пришёл вам в голову? – старик повернулся в сторону парня, смотря на него сквозь стекла очков.
     – Вы, – слегка удивленно ответил Иссей и поспешил за Йозефом, что помахивая тростью, начал переходить дорогу.
     – Именно, – Шустер улыбнулся. – Для меня, это самое главное. Многие недооценивают подобный вид вещей, но, став стариком, вроде меня, к вам придёт знание.
     – Вы не старый! – горячо воскликнул Хёдо, вызвав своей реакцией смешок у еврея.
     – Конечно же нет. Пока я молод в душе – я молод телом. И вам, голубчик, советую того же. Так в чём ваша невероятная проблема, потребовавшая моего внимания?
     Хёдо закусил губу, пытаясь правильно сформулировать вопрос. За то время, пока он витал в своих мыслях, Шустер зашёл в парк и устроился на одной из свободных скамеек, довольно щурясь на солнце.
     – … как-то так, – закончил свой спич Иссей, сидя рядом со стариком.
     Тот, выслушав проблему ученика, поджал губы, о чём-то задумавшись.
     – В данном случае, я ничем не могу вам помочь, дорогой мой, – виновато улыбнулся Йозеф. – Понимаете, вы абсолютно правы насчет договора. Он не позволит вам об этом распространяться. Единственный способ – заставить нашего любимого ценителя кофе добавить вашу девушку в список лиц, допущенных к получению данной информации.
     Иссей понурился, опуская взгляд на землю.
     – И совсем нет других вариантов? – в парне ещё тлели остатки надежды.
     Но старый еврей лишь покачал головой.
     – Нет, я вам точно говорю. Не стоит так расстраиваться, молодой человек. В жизни не всегда происходит то, чего нам хочется. Только в книжках у героев получается всё, за что они возьмутся. Реальная жизнь так не работает.
     Хёдо почесал затылок, после чего резко вскинулся.
     – Вы же говорили, что умеете обходить различные пункты договоров и даже пытались учить меня этому. Конечно, я не смог постичь этого искусства, – Иссей замялся, про себя добавив, – так как оказался слишком тупым.
     – Но… – парень не успел договорить, так как Йозеф остановил его жестом руки.
     – Даже не думайте о таком варианте.
     – Почему?
     Шустер слегка ехидно улыбнулся.
     – Потому что этот договор составлял именно я.
     – И чего мне тогда делать? – обреченно поинтересовался Иссей.
     Йозеф откинулся на скамейку, подставляя лицо под лучи солнца.
     – Что-что, голубчик. Надейтесь, что ваша дама сердца достаточно терпелива, дабы дождаться вашей возможности ей рассказать.
     Хёдо попытался это представить и издал стон, полный боли и страданий. Кажется, ему предстоит очень веселое времяпрепровождение.
     * * *
     – Да, подтверждаю. Он точно является носителем Священного Механизма.
     – …
     – Нет, определить его точный тип не представляется возможным. Но, судя по показаниям, это может быть Двойной Крит. Шанс подобного равен примерно 80%.
     – …
     – С этим могут возникнуть проблемы. На него нет информации за последние четырнадцать месяцев.
     – …
     – По моим ощущениям? Опасный. Не могу передать причины подобного, но…
     – …
     – Принято. Действую по второму варианту. Мне привлекать остальных?
     – …
     – Так точно. Как только появятся новые сведения, я передам информацию обычным способом.
     – …
     – Нет. Я не скажу Вам, какого цвета моё нижнее белье. До связи.

Арка 2. Глава 4

     14 мая 20ХХ года.
     Небольшая комната была погружена в полумрак. На письменном столе, в окружении множества бумаг, исписанных мелким, местами неразборчивым почерком, догорала одинокая свеча, потрескивая и отбрасывая причудливые тени на стены.
     Звенящая тишина, установившаяся в помещении, была нарушена скрипом офисного кресла, которое вообще не вписывалось в общую атмосферу комнаты.
     — Пиз… ня, — устало протянул Севастиан, закидывая ноги на стол и не обращая внимания на помявшиеся листы. — И где это еб… ня, вдохновение, когда оно бл… ня, так нужно?
     Ответом мужчине послужило тихое шипение, после чего комната погрузилась в темноту. Тяжело вздохнув, маг прикрыл глаза, давая им возможность отдохнуть. В голове Севы, на удивление, не было ни одной дельной мысли, лишь какие-то жалкие огрызки, за которые даже лень схватиться.
     — Вот только получил сра… ня, возможность спокойно творить любимую ху… ня, и вот нате вам — распишитесь в получении. Доставили в бл… ня, ценности и сохранности, просим су… ня, любить и жаловать — еб… ня творческий кризис!
     Маг помассировал ноющие виски. Почему-то, когда у тебя абсолютно нет никакого времени на хобби, так сказать, то идеи буквально сыплются с неба, только успевай ловить и записывать. Но стоит оказаться в спокойной обстановке, чинно обложиться пустыми листами, дабы только и успевать фиксировать фрикции своего разума — чёрта с два! Ноль, просто голый ноль по итогу. Чистый закон Мерфи в действии.
     Единственное, что радовало Севастиана — постепенное ослабление проклятия, наложенного одной наглой и слишком жестокой Высшей Сущностью. Хоть он и не мог вдоволь пройтись крепким словом по собеседникам, втаптывая их дух в землю, но теперь можно было частично понять, что он испытывает к окружающим.
     И, самое главное — маг довольно провёл ладонью по голове, пропуская сквозь пальцы шелковистые локоны волос — никаких кошачьих ушек! Если бы только кто-то знал, как они его бесили одним своим существованием. Особенно сильно выводило из себя, когда какой-нибудь особенно умный индивидуум решал «смешно» пошутить про наличие кошачьей родословной у Севы. Да, материться он не мог, но вот заставить рискнувшего жизнью глупца поплатиться за свои слова — вполне.
     Когда ощущение песка в глазах пропало, мужчина подавил зевок и щелкнул пальцами, включая искусственное освещение. Конечно, обидно, что создание атмосферы такого почти «средневекового» кабинета тёмного мага не смогло призвать вдохновение, но попытка не пытка, как говорится, в лоб не ударят.
     Пару раз качнувшись на кресле, Севастиан ловко спрыгнул с него, невольно поморщившись от зуда в отсиженных ногах. Нужно было найти себе занятие, чтобы совсем не умереть со скуки. Вот Изуне хорошо в этом плане. У него есть ученик. Хоть и бестолковый, но — с ощутимой зубной болью магу пришлось признать — усердный парнишка.
     Жаль в магии полный ноль. Так бы может Сева позволил бы себе дать пару уроков мальцу, дабы тот не ударил в грязь лицом. Но против фактов не попрешь — Иссей начисто лишён возможности попробовать себя в самом древнем и прекрасном искусстве.
     — Нет, конечно, можно было бы попытаться перенести некоторые заклинания на основу Ки, — маг принялся наворачивать круги по комнате, аккуратно переступая расставленные по всему полу полупустые чашки из-под чая, — но, во-первых, просто колоссальная потеря в мощности, во-вторых, чрезмерно высокие затраты, и, в-третьих…
     Мужчина вздохнул, остановившись, чудом не споткнувшись об очередную чашку — не то чтобы он был ленивым, просто не видел смысла в их уборке, вдруг идея в голову придёт, а он, понимаете ли, убирается — и посмотрел на стопки книг, вереницей стоящих возле дальней стены.
     — … это почти принципиально невозможно. Нужно заново пересобрать систему, нет, даже написать её с голого нуля, — Сева перестал моргать, уставившись в одну точку, — плюс надо будет…
     Дыхание мужчины спёрло. Он буквально видел гениальную идею, что витала у него перед носом. Нужно было просто протянуть руку, ухватить её за «хвост» и…
     Грохот двери заставил мага подпрыгнуть и развернуться.
     — Дядя Сева, ты не занят? — в проёме показались две блондинистые головы.
     — Занят! — рявкнул маг и, в три шага преодолев разделяющее его от настойчивых посетителей пространство, буквально вытолкнул близняшек за порог комнаты. — Я сколько, бл… ня, раз говорил, чтобы вы дол… ня, дети кривой шл… ня, стучались перед тем, как нагло вламываться в комнату, еб… ня вас всех!
     Хлопнув дверью, закрывая её, мужчина несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться.
     — Про-о-ости-и-и, — дождавшись, пока шаги нарушителей спокойствия стихнут, Севастиан мотнул головой и… замер.
     Идея. Его идея, которую он так долго ждал. Её не было… она… она… испарилась.
     Глаз мага дёрнулся.
     — БЛ… НЯ-Я-Я-Я!!!
     * * *
     Близняшки даже не обернулись, услышав громкий, полный боли крик мага. Тот довольно часто орал, особенно когда они пытались пригласить его с ним поиграть. А это, в свою очередь, немного расстраивало девушек. Они ведь просто хотят его развеселить, а то ходит вечно угрюмый, что-то себе под нос бормочет. Надо смотреть на жизнь с позитивом!
     Саша и Женя остановились посреди коридора, задумчиво разглядывая ряд дверей. Не говоря ни слова, близняшки дружно вздохнули и медленно потопали в сторону первого этажа.
     Опять у них нет возможности кого-то позвать поиграть с ними. Злобная тётя-кошка наверняка начнёт в них бросаться разными предметами, почему-то она предпочитала канцелярские ножи или ручки. Конечно, это тоже весело, почти как играть в «вышибалы», только вот быстро надоедает. Да и последнее время, тётя-кошка совсем перестала обращать на них внимание, словно бы их не существует.
     Деда Йозя опять куда-то свинтил, вроде бы в этот раз на день рождение своей дочки. Саша и Женя одновременно вздохнули. И почему он отказался взять их с собой? Разве они могли бы сделать что-то плохое! Даже подарок были готовы подарить — у Саши как раз завалялся лишний клинок, который она забрала у какого-то дяди, что умудрился проиграть в их любимую игру.
     Но деда Йозя отказал! А ведь день рождения — это круто! Куча незнакомых людей, разноцветные воздушные шарики и, самое главное, громадный торт. С кучей свечек! И их еще задувать нужно!
     Женя посмотрела на Сашу. Та лишь мечтательно закатила глаза.
     Да, день рождения — это нечто волшебное…
     Про то, чтобы докопаться до Филиппа Филипповича, близняшки даже не думали. Мёртвый-немёртвый дядя вызывал у них здоровые опасения. Особенно, когда они случайно стащили у него красивый блестящий ножик. Кто же знал, что он ему настолько дорог? Саша и Женя после этого потратили некоторое время чтобы понять — у кого чья конечность.
     Саша разбежалась и запрыгнула на перила лестницы, с радостным криком съезжая по ним. Женя с удовольствием повторила маневр сестры, под конец ещё и завалившись на неё.
     По идее, дома был папочка. Но будить его — опасно для здоровья. Близняшки, бесспорно, любили его всем сердцем… только вот…
     Да и не будет он с ними играть. Как папочка говорит: они уже слишком взрослые для того. Но ведь это чистая ложь! В этом мире вообще нет взрослых! Даже сёстренка-подрывница с этим согласна.
     Жалко она ушла проведать своих друзей. Близняшки хотели пойти с ней. Ведь там совершенно другой мир, а если ещё и приплести сюда её рассказы — очень интересный и занимательный. Там очень любят играть именно в то, что обожают они!
     Только папочка запретил. А идти против его слова — чревато.
     Саша и Женя открыли люк, ведущий на подземный полигон, начиная спуск по лестнице.
     Лишь братик любил с ними поиграть, почти никогда не отказывая. За одну эту вещь, он стоял в списке людей, которых нужно любить, на втором почётном месте. Если бы не эта странная вещь, под названием — школа… но ничего. Скоро он вернётся, и они с радостью пригласят его поучаствовать в самой веселой забаве!
     Близняшки переглянулись и разошлись в разные стороны. Саша достала свою любимую катану, а Женя, довольно улыбаясь, вытащила из-за пазухи блеснувшие на солнце револьверы.
     А пока братика нет, можно и самим поиграть. Ведь это так весело!
     * * *
     АнимеВанЛав: Эй, чекали новый тайтл от ****, вчера первая серия вышла!
     Тори1999: Это тот, в котором симпатичный и накаченный парень с милашкой блондином?
     ВитуриКанон: Таких много… но… возможно… это… про… танцоров?.......
     НекоНекоМи: Почему только первая? В Сети уже третья есть.
     АнимеВанЛан: Так без дубляжа же!
     НекоНекоМи: Дубляж для лохов! Тру смотрят только с хардсабами!
     Йотуа, зевнув, отложила в сторону планшет и перекатилась на спину, бесцельно бродя взглядом по потолку. Мысленно девушка желала смерти одному чересчур громкому магу, который, чёрт знает в какой раз, разбудил её ни свет ни заря.
     Хотя, наверное, это уже было больше делом привычки, нежели особенной реакцией. Слишком она привыкла к этому дому и его обитателям.
     Неко была уверена, что её уже ничем нельзя удивить.
     Скосив глаза на часы, Йотуа повторно зевнула, обнажая острые клычки.
     Двенадцать часов дня. Стоит встать с кровати и пойти заняться чем-то полезным, ведь так? Причмокнув губами, девушка фыркнула и закрыла глаза, чувствуя, как любимое чувство сонливости накатывает на неё, погружая в легкую дремоту.
     Зачем лишний раз напрягаться, если есть возможность ещё немного побродить в царстве Морфея, правильно?
     Перед тем, как окончательно провалиться в сон, Йотуа подметила, что стоит сменить свой облик. Бытие «кошко-девочкой» накладывало слишком много…
     * * *
     Он смотрел на мясо.
     Мясо смотрело на него.
     Буря, искра, стук ножа о разделочную доску.
     — Пожарить или сварить? — слегка наклонил голову Филипп Филиппович, изучая взглядом кусок свинины.
     * * *
     В этой жизни всё познается в сравнении. Какая-нибудь мелкая деталь обычной жизни, ранее презираемая и, частенько, ненавидимая, приобретает особые краски.
     Иссей подпёр голову рукой и слегка улыбнулся, смотря в окно. Майское солнце накрывало своими лучами небольшой парк, обустроенный возле академии, заставляя всю ту живность, что обретала в нём, радостно вылезать наружу, в поисках нежного тепла.
     На одном из деревьев, на ветке, прикрытой листвой, было небольшое гнездо. Какая-то птичка — Иссей не мнил себя орнитологом, не став даже пытаться вспомнить вид — кормила свой небольшой выводок. Где-то, ловко карабкаясь по стволу, сновали белки.
     Парень мог описать это одним словом.
     Мир.
     Идиллия.
     Повернув голову, Иссей ненадолго включился в атмосферу учебного кабинета. Только-только отгремел звонок, обозначающий начало перемены, и одноклассники, разбившись на несколько кучек, что-то живо обсуждали между собой. То и дело вокруг доносились смешки или переполненные эмоциями голоса.
     Хёдо смотрел на их беззаботные лица, преисполненные мечтами о завтрашнем дне, где самой страшной опасностью была выволочка от родителей или плохая оценка.
     Вздох.
     Иссей невесело усмехнулся и, откинувшись на стуле, балансируя на задних ножках, уставился в потолок.
     И когда он только успел стать таким… чуждым этому? Нет, даже не чуждым. Когда подобное стало вызывать у него чувство ностальгии или умиления? Парень не считал себя взрослым, нет-нет, и близко такого не было. Будь его воля, он бы с радостью вернулся в детские года, где не было проблем, где были ещё неясные мечты, в духе: стать космонавтом, президентом или — Иссей издал смешок — обзавестись громадным гаремом. Вернуться в те дни, когда тебя дома ожидала добрая улыбка матери и острые, но не обидные подколки отца.
     На секунду Хёдо почувствовал боль в груди. Но не такую как прежде. Раньше он откровенно боялся, чуть ли не до дрожи в коленях, трогать воспоминания о ещё живой семье. Слишком свежими были полученные раны, они резали его подобно острому ножу, от которого нет защиты.
     Сейчас же вместо оголенных кусков кровоточащей плоти в его душе присутствовали зарубцевавшиеся шрамы. Воспоминания о любимых родителях и так и не рожденной сестренке вместо боли приносили хоть и обжигающее, но тепло.Каким же глупцом он был, когда пытался забыть это, вычеркнуть из своей жизни, думая, что таким образом избавиться от тяжелого груза.
     Такое нельзя забывать. Ведь люди живы, пока жива память о них. И в сердце Иссея, его семья будет бессмертна.
     — Эй, эмо-бой, что-то интересное на потолке нашёл? — Хёдо вынырнул из своих мыслей, обращая внимание на подошедшую персону. Непроизвольно на лицо парня выползла улыбка.
     — Когда ты так на меня смотришь, у меня складывается ощущение, что вокруг витает розовый дымок, — фыркнула Кирью, смотря на парня сквозь линзы очков.
     — Кактус, — Иссей обхватил девушку за талию и усадил к себе на колени, заставив ту коротко взвизгнуть.
     — Все смотрят же, — пробормотала Айка, не пытаясь вырваться из объятий парня, который уткнулся носом ей в затылок.
     На пару реально обернулось около половины класса, правда, ненадолго.
     — Как будто это меня волнует, — парень дунул девушке на ухо, заставив ту вздрогнуть и ударить по руке Иссея ладонью.
     — Не делай так.
     — М-м-м? — Иссей лукаво улыбнулся и повторил своё действие. — Почему же?
     — С-смущает, — Айка наклонила голову, позволяя свободно упавшим прядям скрыть её покрасневшее лицо.
     — А ты возьми, и не смущайся, — ухмыльнулся Хёдо, вдыхая запах волос Кирью.
     — Легко тебе говорить…
     Иссей рассмеялся.
     — Ладно, пошли уже к нашим товарищам-вуайеристам, они нас заждались, наверное, — парень, не отпуская девушку, встал с места, и только после этого позволил ей ощутить ногами грешную землю.
     — Куда они денутся? — Кирью стряхнула с блузки невидимые пылинки.
     Посмотрев на её спину, парень вздохнул.
     Всё же, ему жутко повезло с этой девушкой. Он думал, что ему придётся потратить кучу времени и сил на то, чтобы уговорить Кирью не злиться из-за невозможности рассказать о событиях минувшего года. Но, на его удивление, Айка лишь стребовала с него обещание — раскрыть всё, когда появится возможность. На заданный тогда резонный вопрос: почему она так легко это стерпела, был дан лаконичный ответ.
     «Я тебе доверяю».
     * * *
     — И тут он ему говорит: «Люк, я твой отец!» — только открыв дверь, пара услышала возбужденный голос Мацуды, который что-то заяснял Мотохаме.
     — Сука! Тебя нужно кастрировать за спойлеры, — судя по гневному ответу, любитель фотографии был на взводе.
     — И чего вы разорались с утра пораньше?
     На крыше, кроме двух упомянутых парней, никого не было. Мацуда и Мотохама сидели на одной из двух скамеек, держа в руках надкусанные бутерброды, видимо, из-за начавшейся горячей беседы.
     — Да этот человек нехорошей ориентации решил мне весь сюжет Звёздных Войн заспойлерить, — недовольно пожаловался Мотохама, поправив съехавшие очки.
     — А чего ты кота за яйца тянешь? Говорил, мол: «Вот посмотрю завтра, зуб даю!». И это ты мне повторяешь уже на протяжении месяца! — моментально отреагировал Мацуда.
     — Ой, боже, не смеши мои тапочки, — фыркнул очкарик. — Сам обещал почитать Мартина. Читал? Конечно же — нет. Быдло.
     — Четырехглазый, — не остался в долгу парень.
     Хёдо не удержался и громко расхохотался, прервав начавшийся обмен «любезностями» у друзей. Усевшись на скамейку напротив и взяв протянутый Кирью бенто, парень благодарно кивнул девушке и решил подключиться к разговору:
     — Вам самим не надоело постоянно ругаться из-за мелочей?
     Айка фыркнула.
     — Да ладно тебе, милые бранятся — только тешатся.
     Оба парня засопели от нахлынувшего возмущения.
     — Молчи, женщина, — процедил Мотохама. — Твоё место на кухне!
     — Слишком мелко, — пожала плечами Кирью. — Постарайся, я верю, ты сможешь выдать не самое затасканное клише.
     Подцепив палочками ролл собственного приготовления, девушка поднесла его ко рту Хёдо, который с радостью схомячил угощение, вызвав тем самым дружный стон отвращения у друзей.
     — Мои глаза! Они полностью в розовом сиропе! — завопил Мацуда, изображая жуткую боль.
     — Дышать! Воздуха! Слишком приторно, — захрипел Мотохама, хватаясь за горло.
     — Ох… клоуны, — тяжело вздохнула Кирью.
     Хёдо ничего не сказал, по-доброму усмехнувшись.
     Да, всё познается в сравнении. И сейчас парень ценил эту мирную жизнь, готовый защитить её любой ценой. Сделать так, чтобы эти моменты беззаботного смеха друзей, улыбки любимой девушки никогда не исчезли.
     * * *
     Чиркнув кремнием зажигалки, мужчина облокотился об ствол дерева и лениво затянулся, провожая взглядом спешащих куда-то редких людей. Такие мелкие, погруженные в свои заботы, не видящие дальше своего носа…
     Одним словом — муравьи.
     И ему приходиться находиться среди них, скрываясь и выжидая одного единственного человека. За что ему это всё? Ведь это даже не его профиль, но одна тупая стерва была непреклонна.
     — «Мой способ на нём не сработает, так что иди ты, Дюнашики. Плюс у меня есть срочные дела, которые вам поручить нельзя», — мужчина передразнил свою начальницу, делая последнюю затяжку и выбрасывая окурок в траву.
     Сплавила на него свои обязанности и довольна, курица чёртова! Ведь знает же, что он просто ненавидит вести переговоры, особенно с этими… с этими… муравьями. Не то чтобы Дюнашики был конченым расистом, просто его искренне бесила натура человека. Жадный, грязный и бесконечно лживый.
     — Хотя все мы такие, — вздохнул мужчина и повторно посмотрел на дорогу, ведущую к академии Куо, где училась его нынешняя цель.
     Дюнашики не боялся пропустить его. Судя по докладу суки, у паренька была довольно экстравагантная внешность, значительно выделяющая его на фоне серой людской массы. Плюс курица смогла принести пользу и составила его примерный график перемещений.
     Скурив уже третью сигарету подряд, Дюнашики лениво посмотрел на заходящее солнце. Парнишка вот-вот должен был появиться. В парке почти не было людей, что не могло не радовать. Вскоре, на дороге показался какой-то школьник.
     — Розовые волосы, тату на лице, вроде он, — отлипнув от ствола дерева и запихнув руки в карманы любимого кожаного плаща, мужчина неторопливо пошёл вперед. Нужно было дождаться парня у фонтана, где был перекресток, активировать барьер и сделать своё дело. Дюнашики не хотелось тратить огромное количество времени, чтобы втереться к цели в доверие и сделать красивый конец, такое больше обожала чернявая сука. Мужчина любил делать всё быстро и чётко.
     Дождавшись, пока цель подойдет на нужное расстояние, Дюнашики активировал барьер, мысленно надеясь на второй вариант развития событий.
     Ведь гораздо проще устранить цель, чем пытаться завербовать её. Да и какие проблемы могут быть от обычного человека?..
     * * *
     Рейналь, она же лидер небольшой группы падших ангелов, отправленная на миссию в этот мелкий городок, аккуратно поправляла маникюр на ногтях. Убедившись, что они в идеальном состоянии, девушка отложила пилочку сторону и задумчиво посмотрела на дверь церкви, которая служила им временной базой.
     — Тц, задерживается, — недовольно пробормотала падший ангел, скривив губы. Ничего нельзя поручить этим остолопам. Простейшая миссия — встретить неинициированного обладателя Священного Механизма, завербовать его или убить. Никаких сложностей.
     Но этот идиот — Дюнашики, умудрился куда-то пропасть. Не мог же он застрять там до ночи?
     Когда девушка уже было собралась идти и искать нерадивого подчиненного, дверь в церковь со скрипом отворилась.
     — Ну, наконец-то, я же зад… Дюнашики?!
     Зашедший в помещение мужчина был, мягко говоря, не в форме. Шаркая ногами, весь покрытый синяками и держащийся за неестественно выгнутую руку, подчиненный что-то глухо пробормотал и со стоном уселся на церковную скамью, морщась от боли.
     — Какого дьявола? — Рейналь быстро подошла к мужчине. Вблизи он выглядел ещё хуже — весь покрытый пятнами засохшей крови, хрипло дышащий и чересчур бледный. — Ты напоролся на демонов на обратном пути?
     — Демоны… — Дюнашики сплюнул кровь на пол, поднимая усталый взгляд на девушку. — Ты кого мне подсунула, сука?!
     Рейналь не отреагировала на такое обращение, удивленно взирая на мужчину.
     — Человек, человек, — сморщился от приступа острой боли падший ангел. — Ты где в нём, мать твою, человека увидела?
     — Стоп… ты же не хочешь сказать… — Рейналь не успела договорить, будучи перебитой подчиненным:
     — Да, этот… это существо… он… — Дюнашики закашлялся.
     — Рассказывай всё. В подробностях, — приказала девушка.
     Мужчина слизнул струйку крови, вытекшую изо рта.
     — Сначала всё шло по плану. Я смог заманить его в ловушку, встретил как подобает, — Дюнашики фыркнул, — и начал беседу…
     — Сделал ему предложение в лоб, не раскрывая никаких подробностей? — девушка даже не сомневалась в положительном ответе. Она слишком хорошо знала своих подчиненных, именно поэтому и отправила мужчину на встречу. В конце концов, обладатель Двойного Крита — слишком мелкая сошка, чтобы с ней возиться. Проще убить, чем тратить своё время.
     — Да, — мужчина облизнул губы. — Понятно дело, он отказался. Ну, тут дело приняло привычный мне оборот… только вот цель оказалась…
     — Продолжай, — надавила на резко замолчавшего Дюнашики Рейналь.
     — … этот твой Иссей Хёдо явно не человек. Это что-то с чем-то… — мужчина усмехнулся и повторно закашлялся, чувствуя боль в отбитой груди.

Арка 2. Глава 5

     Иссей, закинув портфель за спину, медленно брел в сторону дома, провожая задумчивым взглядом разношерстных прохожих, курсирующих в разные стороны. Это было достаточно забавно. Вот мимо буквально пролетает мужчина в слегка мятом деловом костюме. Хёдо мельком успел заметить его усталые глаза с явно проступающими мешками и едкий, буквально пропитавший его фигуру запах крепких сигарет. Видимо, случилось что-то важное, раз он не стесняется на публике показывать своё волнение и нервозность.
     По другой стороне медленно идёт девушка, тихо смеясь и накручивая локон волос на палец, с кем-то разговаривая по телефону. Судя по ярко-блестящим глазам и легкому румянцу на щеках — общается с кем-то дорогим и испытывает удовольствие.
     При входе в парк, Иссей обратил внимание на пожилого мужчину, сидевшего на скамейке и глядящего куда-то вдаль, прокручивая в руках обычную шариковую ручку. Складывалось ощущение, что если бы перед этим человеком приземлились инопланетяне, он бы просто слегка подвинулся в сторону, чтобы они не загораживали ему вид. Или вообще не отреагировал, уже больно у него был задумчивый взгляд.
     В какой момент Хёдо начало нравиться наблюдать за окружающими — сложно сказать. Но это вызывало неслабый интерес. Конечно, до уровня Йозефа Альбертовича или, как ни странно, Филипп Филипповича ему было как до Луны, но это не мешало вырывать из образов окружающих людей какие-то заметные детали, на основе которых можно было строить различные заключения. Не всегда верные выводы, что огорчает, но парня радовала возможность думать и рассуждать. Хотя раньше это было очередным способом отвлечься от психологических и душевных проблем. Ведь когда ты концентрируешь своё внимание на чем-то, кроме своего внутреннего мира, то жить становиться проще.
     Почувствовав вибрацию телефона в кармане, Иссей остановился, отойдя с пути прохожих, и достал сотовый. На экране высвечивалось: «Тина». Приняв звонок, парень поднёс телефон к уху, чтобы потом сразу отвести его, дабы не потерять слух.
     — Братик! — это было первое, что, в прямом смысле слова, проорала его названая сестра.
     — Я тебя прекрасно слышу, можешь не рвать свои голосовые связки понапрасну, — парень почесал пальцем ушную раковину. — Что-то случилось?
     — Трагедия! Всё просто ужасно! Хуже быть не могло! — в голосе девушки послышались истеричные нотки. Впрочем, это не отличалось от её обычного тона для обывателя, но Хёдо уже приучился различать, когда Тина говорит просто, а когда реально нервничает.
     — Ближе к делу, — поторопил сестру Иссей, которая явно решила выплеснуть весь свой словарный запас, описывая катастрофичность возникшей ситуации.
     — Это произошло сегодня. Я встала рано, в час дня, что уже не предвещало ничего хорошо. Небо было затянуто темными грозовыми тучами, — Иссей поднял взгляд, уставившись на чистое, без единого облачка небо. — Слышался гром и грохот, раздавался рёв неизвестных монстров…
     Хёдо даже не нужно было долго думать, чтобы понять о ком идёт речь. Видимо Сева и Йотуа опять что-то не поделили, и к этому делу присоединились близняшки.
     — Я с трудом добралась до спасительного места, которое охранял жуткий демон, — по-видимому, Изуна опять не успел получить свою спасительную чашку кофе и маялся на кухне в поисках бодрости. — И, когда уже была готова достать свои секретные усиления, чтобы с гордостью встретить свой конец…
     Иссей не сдержал вздоха.
     — У тебя опять кончилось печенье? — Тина на том конце провода всхлипнула.
     — Да! Ни единой крошки!
     Парень почесал затылок.
     — Я же покупал тебе недавно громадный пакет. Уже успела всё схомячить?
     — Но они были такими вкусными! С шоколадной крошкой, — грустный тон сестры сменился на фанатичный. Пристрастие Тины к сладкому, особенно печенью, иногда пугало Хёдо. Девушка могла приговорить несколько килограмм за один присест, причём её не останавливала возможная изжога. Парню казалось, что если бы в мире был культ, посвященный какому-то Богу этого кондитерского изделия, то Тина определенно заняла нишу верховной жрицы.
     — Так ты купишь их, бра-а-атик? — протянула девушка, добавляя в голос умоляющие нотки, зная, что Хёдо беззащитен перед этим способом. А если она при этом и в глаза ему будет заглядывать — можете заворачивать парня в подарочную упаковку.
     — Ты скоро диабет заработаешь, — больше для проформы проворчал Иссей, прикидывая, сколько средств у него имеется на счету. На печенье хватало с головой.
     — Ничего, — беззаботно ответила Тина. — Филипп Филиппович вылечит.
     — Ладно, скоро приду с твоими драгоценными усилителями, — выслушав благодарности от сестры, парень закончил звонок, убирая телефон обратно в карман, после чего покачал головой. — Вылечит, ага, конечно. Быстрее просто чей-нибудь желудок присобачит…
     Продолжая бурчать себе под нос, Иссей зашел на территорию парка, прикидывая, где бы недалеко от дома можно было отыскать кондитерскую или, как худший вариант, какой-нибудь захудалый магазин, чтобы лишний раз не петлять по району.
     — В паре кварталов вроде было что-то подобное, — говорил себе под нос Хёдо, заходя всё глубже и глубже, пока не остановился возле фонтана. — Но, кажется, кто-то против моих планов…
     Парень запрокинул голову, прикрывая правый глаз, чувствуя как татуировка на левом неприятно жжётся.
     Спустя пару мгновений, Иссей прищурился, всё-таки замечая прозрачную пленку, что на манер купола, отсекла центральную часть парка.
     — Эх, жаль я в них не разбираюсь, но, — Хёдо огляделся и не увидел ни одного человека, которые обычно оккупировали скамейки возле фонтана, — что-то вроде изолирующего?
     — А ты догадливый, — услышав мужской голос за спиной, Иссей, невольно поморщившись, обернулся.
     — Видимо, у тебя высокая чувствительность на такие вещи, — из-за дерева вышел светловолосый мужчина, одетый в кожаный плащ, которые обычно таскают личности, любящие показать красоту своего тела и половых органов окружающим. Иссей понадеялся, что этот незнакомец не входит в данную категорию людей.
     Хотя людей ли?
     Легкая розоватая дымка вокруг силуэта мужчина явно намекала на то, что тот или скрывает своё тело от обычного взора или наложил на себя какое-то великое колдунство. Хёдо вздохнул: обделила же матушка-природа магическими способностями. Хотя, по мнению Севастиана, она обошлась с парнем куда жестче, лишив одной хромосомы, не дав ему дотянуть до уровня картофеля.
     — Вам от меня что-то нужно? — прервал наступившую тишину Иссей, опуская портфель на землю.
     — И опять прямое попадание! У тебя в роду не было великих детективов? — в притворном восхищении взмахнул рукой мужчина, окончательно выходя из тени.
     Хёдо посмотрел ему в глаза и вновь с трудом подавил вздох. Холодный, пронзающий взгляд, смотрящий на него с заведомым превосходством и отвращением. Хотя, может это обусловлено тем, что незнакомец обладал большим размером члена, чем у Иссея?
     — Блин, — парень мотнул головой и обратился к мужчине, — Вы не эксгибиционист?
     Судя по тому, как вылупился на него незнакомец, ответ был отрицательным.
     — Ты сумасшедший? С чего ты взял? — в его голосе слышалось открытое возмущение, что успокоило Хёдо.
     — Да плащик такой, плюс никого рядом и вы из-за дерева… Мало ли, извращенцев развелось — ужас, — развёл руки в стороны парень, чувствуя, как испаряется тревожное чувство.
     — Ты мне специально зубы заговариваешь, да? — мужчина издал вздох. — Ладно, чего тянуть кота за яйца. Моё имя — Дюнашики. Своё можешь не называть, мне оно и так известно.
     С этими словами он подошел к парню, остановившись в паре шагов от него.
     — И? — приподнял бровь Хёдо.
     — У меня к тебе есть предложение…
     — … от которого нельзя отказаться, — невольно усмехнулся Иссей, на что Дюнашики подарил ему ответную усмешку.
     — И третье попадание прямо в яблочко. Итак, Иссей Хёдо. Вступишь ли ты в нашу организацию? — вопрос, честно говоря, поставил парня в ступор.
     — В какую? — наклонил голову парень, из-за чего челка спала ему на правый глаз.
     — Неважно, — мужчина оскалился. — От тебя требуется положительный или отрицательный ответ.
     — При этом, последний вариант не предусматривает мою живую тушку, да? — обреченно поинтересовался Иссей.
     Мужчина захлопал в ладоши.
     — Вступить непонятно куда, будучи приглашенным странным мужиком в кожаном плаще? Плюс, я, наверняка, опоздаю с приходом домой, из-за чего сестренка не получит своего печенья и будет расстроена. А грустная Тина — это жуткая головная боль. Она достанет Учителей, а те, в свою очередь, отыграются на мне. Вдобавок, подключаться близняшки и… уф…
     — Что ты там себе под нос бормочешь? — окликнул задумавшегося Хёдо Дюнашики. — Поторопись с ответом, чего думать? Или соглашаешься, или умираешь. Всё просто.
     — Дипломатом вам не быть, — фыркнул Иссей. На вопросительно поднятую бровь мужчины, парень лишь беззаботно улыбнулся. — Ну, меня не устраивают оба варианта. Согласиться на что-то, даже не представляя примерного гешефта — вы, что, голубчик? С дуба рухнули? А отказываться и умирать в мои планы также не входит. Так что…
     Парень скинул с себя пиджак.
     — Я отказываюсь от вашего предложения, но и примерять белые тапочки из-за этого я тоже не собираюсь.
     — Не скажу, что мне жаль услышать отказ, — Дюнашики демонстративно хрустнул кулаками. — Первый вариант слишком скучный.
     В этот же момент мужчина рванул с места, целя кулаком в голову Хёдо. Парень, не переставая улыбаться, сместился в сторону, пропуская удар, в ответ впечатывая колено в живот Дюнашики, тем самым отбрасывая его на несколько метров назад.
     — А ты не так прост, как кажется на пе… — мужчина не успел договорить, успев среагировать и откатиться в сторону, спасаясь от удара ногой Хёдо. На асфальте осталась небольшая вмятина.
     Дюнашики быстро поднялся на ноги и отскочил назад, уклоняясь уже от кулака Иссея, просвистевшего в опасной близости от его лица.
     Падший ангел не мог уследить за движениями парня, которые буквально смазывались в воздухе. Не став тратить время на раздумья о том, как обычный человек может показывать подобные навыки.
     — Быстрый, — мужчина, перестав скрываться распахнул крылья и взмыл в воздух, избегая ближнего боя, в котором он значительно уступал Хёдо. — Но и на таких ловкачей можно найти управу.
     Заведя руку за спину, Дюнашики сформировал в руке копье из молнии. В следующую секунду, оно уже отправилось в полет, намереваясь пронзить живот Иссея, но вместо этого врезалось в землю, разломав асфальт.
     Интуиция мужчины взвыла дурным голосом и он, взмахнув крыльями, сместился в сторону. Мгновением позже, прозвучал грохот выстрела.
     В руках Хёдо оказался пистолет, ствол которого был направлен на Дюнашики. Самое странное заключалось в том, что оружие было покрыто едва заметным зеленым свечением.
     Парень повторно спустил курок и мужчина, не успев среагировать, ощутил острую боль в колене.
     — Как? — обычные пули, тем более такого калибра, не могли повредить его телу. Но у этого парня получилось?!
     Раздался хруст. Пистолет в руках Хёдо покрылся трещинами и развалился на куски. Иссей на это лишь тихо вздохнул.
     — Запасного нет, да? — позволил себе ухмыльнуться Дюнашики, ощутив небольшое облегчение.
     — Агась, — издал смешок Иссей и слегка пригнулся. Мужчина, заподозрив неладное, взлетел ещё выше, не рискуя покинуть зону барьера. Не хватало привлечь дополнительного внимания к их небольшому развлечению.
     Треск асфальта.
     Дюнашики почувствовал, как его обхватили со спины, с хрустом вжимая крылья. С трудом повернув голову, он уставился на улыбающееся лицо Хёдо.
     — Полетели, да? — разомкнул губы Иссей и мужчина осознал, что они начинают падать вниз.
     Крайне жесткое приземление выбило из Дюнашики сознание на пару секунд. Когда он распахнул глаза, то увидел нависающего над собой Хёдо, который слегка придавливал его шею подошвой ботинка.
     — Так вы принимаете мой отказ? — наклонил голову парень.
     — Чего? — скривился от боли в ноге мужчина.
     Иссей вздохнул и схватил мужчину за правую руку.
     — Вы принимаете мой отказ? — повторил Хёдо.
     — Ты что…
     Неприятный хруст, и Дюнашики не сдержал крика, буквально слыша треск собственных костей.
     — …ха… — мужчина тяжело дышал, замутненным взглядом смотря на искорёженную руку.
     — Вы принимаете мой отказ? — в третий раз спросил парень, хватаясь за другую конечность падшего ангела. — Руки ещё ладно, а вот крылья будут крайне болезненной процедурой, вы так не думаете?
     Дюнашики смотрел на Иссея, чья улыбка резко контрастировала с абсолютно равнодушным взглядом. Почему-то мужчина был более, чем уверен, что это не пустословные угрозы. Хотя ему только что сломали руку в некоторых местах…
     — Д-да, — сжав зубы процедил падший ангел. — Принимаю.
     — Прекрасно, — но Хёдо не сдвинулся с места, продолжая разглядывать лежащего мужчину. — Теперь далее. Вы потратили моё время, испачкали одежду — ужасный вред, не считаете?
     Дюнашики, покрытый пылью и в разорванном плаще, с простреленным коленом и сломанной рукой мог лишь кивнуть.
     — Поэтому дополнительное условие, так сказать. Я не знаю, что за организация, в которую вы меня хотите затянуть. И мне плевать, какие цели она преследует, — улыбка с лица Хёдо наконец исчезла, после чего мужчина осознал, что его тело дрожит. — Но не смейте лезть в мою повседневную жизнь.
     После этих слов, парень наконец убрал ногу и, подняв с земли пиджак и портфель, неспешно направился в сторону выхода из парка.
     * * *
     — Повседневная жизнь, ха? — Рейналь фыркнула, закидывая ногу на ногу и насмешливо посмотрела на подчиненного. — И всё? После этого ты как трусливый пёс сбежал сюда?
     Дюнашики никак не отреагировал на оскорбление, продолжая смотреть в пол.
     — И что он нам сделает? Ладно, он отделал тебя как кусок мяса, но… — девушка оскалилась, — … я тебе точно не ровня.
     — Говори что хочешь, но я к нему больше не полезу, — глухо произнёс мужчина.
     — Испугался? — выгнула бровь Рейналь.
     Мужчина сглотнул, нервно облизнув губы.
     — … да.
     Девушка вытаращилась на Дюнашики. Она, конечно, издевалась над ним. Он ведь проиграл какому-то человеку, пускай и сильному. Но чтобы этот высокомерный засранец признал, что боится? Боится человека?
     — Когда он сказал свою последнюю фразу, — Дюнашики поднял голову и посмотрел в глаза Рейналь, заставив ту поежиться.
     В них застыл ужас.
     — Ты не представляешь, что у него был за взгляд. Я не смотрел в бездну. И она не смотрела на меня. Я был в этой бездне. И она была полна криков боли, — в конце голос мужчины дрогнул. — Хочешь? Лезь к нему, докапывайся. Делай, как посчитаешь нужным. Но без меня…
     Дюнашики встал со скамьи и медленно поковылял в сторону помещения.
     — … лучше бы он убил меня, — прошептал себе под нос мужчина, понимая, что полученное чувство ужаса и безысходности будет преследовать его долгое время.
     Рейналь лишь шокировано смотрела ему вслед.
     — Надо будет перепроверить информацию об этом парне, — пробормотала себе под нос девушка.
     * * *
     — Да что ты от меня хочешь? — взвилась Йотуа, нервно дергая хвостом из стороны в сторону, с негодованием взирая на довольно скалящегося Изуну.
     Тот демонстративно закатил глаза.
     — Ты совсем глупенькая? Я же черным по белому сказал: диколбаситхлебия мне. Вроде чётко произношу.
     Неко зарычала, сжимая кулачки и всей душой желая набить эту ухмылявшуюся физиономию.
     — Ты можешь по-человечески сказать?!
     — Диколбаситхлебий.
     — Бесишь! — топнула ножкой девушка. — Чтобы я с тобой ещё раз в карты на желание села играть!
     Сева, флегматично лузгающий семечки, издал протяжный вздох.
     — Ты реально, ня, тупая кошка, — Йотуа перевела горящий злобой взгляд на него, что, в общем-то, не задело мага. — Сделай ему, ня, чёртов бутерброд с колбасой. Рецепт, ня, прост: одному моль хлебия валентно два моль колбасита. Ня.
     Финальное «ня» прозвучало так, словно Севастиан сомневался в наличии хоть какого-то зачатка интеллекта у Йотуа.
     С громким шлепком ладонь неко встретилась с лицом.
     * * *
     Иссей, выйдя из кондитерской, ради которой ему всё-таки пришлось сделать достаточно большой крюк, вздохнул, чувствуя как облегчился его кошелек.
     — И почему я не могу здесь обменять валюту? — покачав головой, парень направился в сторону дома.
     В голове невольно всплыла недавняя стычка со странным мужчиной.
     — Дюнашики, да? — Хёдо почесал подбородок. — Слабоватый, конечно. Я ожидал чего-то большего. Хотя может быть он был расходным материалом? Эх, надо было его растрясти на сведения…
     Иссей вздохнул, подставляя лицо под потоки поднявшегося ветра.
     — Но тогда бы я точно влез во всё это. А оно мне надо?
     Парень усмехнулся.
     — Нет, не надо.
     — Кто сказал, что мне не избежать этой участи?
     — Нет — значит нет. И плевать на какое-то предназначение. Мне хватило приключений. Теперь я просто хочу почувствовать себя обычным человеком.
     — А? В смысле? Так-то да, обычным я уже точно не являюсь. Но разве это должно мне мешать?
     — Пусть докапываются. Что будет, если они тронут моих друзей?
     Хёдо широко улыбнулся, заставив выбежавшую на пешеходную часть кошку зашипеть и выгнуться дугой.
     — Они — моя часть повседневной жизни. И тронуть их равняется её нарушению.
     Прохожие недоуменно оглядывались на парня, которые беззаботно разговаривал сам с собой, не обращая внимания на косые взгляды.
     — И, вообще, чего ты такой разговорчивый сегодня? Обычно от тебя и слова не дождешься.
     — Заинтересовался этим падшим ангелом? Бывает…
     — Опять спать? Ну, прости, что я тобой не пользуюсь. Ты ведь сам говорил, что фонить будет на всю округу. А лишнее внимание мне не сдалось.
     — А-а-а, окей. Приятных снов, напарник.
     После этого Иссей замолчал, в тишине продолжая своё неспешное шествие.
     * * *
     Первое, что сделал парень, зайдя в дом — положил пакет на пол и распахнул руки, ловя что-то верещащую Тину.
     — Ой, ты уже вернулся? — девушка тяжело дышала.
     — Что с тобой? — удивился Хёдо, рассматривая её разукрашенное в разные цвета лицо.
     — Бум-сестренка! — из проема гостиной высунулись близняшки, тоже покрытые цветными разводами. — Убегать из дома запрещено! Ой, и братик пришёл! А что в пакете?
     В этот же момент Тина вырвалась из объятий Хёдо и ринулась к названному предмету. Раздалось шуршание, после чего прихожую огласил довольный возглас:
     — Да это гребаная куча печенья!
     — Не руга… — хотел было сказать Иссей, но заткнулся, почувствовав как тонкие руки сестры обвили за шею.
     — Ты самый лучший! — Тина чмокнула парня в щеку и, подхватив пакет, побежала в свою комнату. Близняшки, проводив её взглядом, переглянулись и ринулись за ней следом.
     — Бум-сестренка, что там такое?!
     — Не дам! Всё мое! Моя пр-р-р-релесть!
     Покачав головой, Иссей наконец разулся и вошел в гостиную.
     На его удивление она была в полном порядке, не считая разбросанных тут и там фломастеров. На диване привычно развалились Йозеф Альбертович, потягивающий чай из своей любимой пиалы, и Филипп Филиппович, читающий газету.
     — О, голубчик, — отсалютовал пиалой Йозеф, замечая вернувшегося ученика. — Таки вы поздновато. Задержали любовные дела?
     — Да если бы, — кивнув в ответ Доктору, парень со вздохом рухнул в кресло, с довольным стоном вытягивая ноги. — Один извращенец докопался.
     — А поподробнее? — заинтересованно спросил старик.
     — Да, мне тоже интересно, — из кухни вышел Изуна, держащий в одной руке огромный бутерброд с колбасой, а в другой — чашку с кофе.
     — Ничего особенного, — Хёдо потянулся и быстро пересказал события встречи с падшим ангелом.
     Когда он закончил говорить, в гостиной наступила короткая тишина, прерванная смачным хлюпом со стороны Коохи.
     — Я не понял одного, — привлекший таким образом внимание ученика, начал Изуна. — А какого чёрта у меня ещё нет его скальпа и правого мизинца?
     — А мизинец зачем? — выгнул бровь Иссей.
     — То есть скальп для тебя в порядке вещей? — фыркнул мужчина. — От вопроса не уходи. Ты опять решил оставить противника в живых?
     — Да, — парень уверенно посмотрел в глаза Учителя, который иронично взирал на ученика в ответ.
     Возникшее напряжение было разрушено покашливанием со стороны Йозефа.
     — Голубчики, не нужно так электризовать воздух. Мы уже поняли, что у вас разные позиции по одному вопросу. А гостиная только недавно подвергалась ремонту. Вы хоть представляете, сколько на это уходит средств? — старик укоризненно посмотрел на спорящих.
     Коохи фыркнул, вставая со своего места.
     — Ноль, Йозеф Альбертович. У нас же есть дармовой магический узбек.
     Со стороны второго этажа послышался крик:
     — Слышь ты, ня, прораб! Поднимись ко мне и повтори это, ня, мне в лицо, ня!
     Изуна усмехнулся и начал подниматься по лестнице, даже не одарив ученика взглядом на прощание.
     — Я повторю тебе это на самом известном языке. Языке боли! — громко сказал Коохи, скрываясь за поворотом.
     — ТЫ ЗА КОГО МЕНЯ ДЕРЖИШЬ?!
     — Вы как дети, ей-богу, — покачал головой Шустер. После чего, отставив пиалу в сторону, сложил руки домиком и посмотрел на Хёдо, сверкнув линзами очков. — А теперь, голубчик, ви мине будете пояснять за отсутствие у вас на руках денег от этого Дюнашики. Или ви мине хотите поговорить за то, что забыли такую мелочь?
     Иссей отвёл взгляд в сторону.
     — Ви шо, моё бедное сердечко не выдержит такой правды! — возмутился Йозеф. — Как ви могли уйти и не стрясти с вашего обидчика несколько шекелей?!
     — Ну… — парень виновато почесал голову.
     Филипп Филиппович перелистнул газетный лист и тихо произнес:
     — От четвертого и пятого позвонка не отказался бы. Или сердце. Пригодится…

Примечание к части

     С днём рождения, принцесса. Как заказывала.
>

Арка 2. Глава 6

     — И что это было за очередное, ня, представление? — вяло поинтересовался Севастиан, развалившись на кровати и читая книгу, название которой было написано на неизвестном для Коохи языке.
     Когда мужчина зашёл в комнату мага, тот даже не дернулся, продолжая блуждать взглядом по строчкам, закинув одну руку под голову, а сам томик держа над головой, прикрываясь им от света лампы.
     — О чём ты вообще говоришь? — несмотря на представление внизу, Изуна зашёл в комнату с равнодушным выражением лица. Подойдя к единственному креслу заваленному бумагами с записями и книгами, мужчина, не стесняясь, смахнул их на пол, вызвав своим действием усталый вздох со стороны Севы. Часть упавшей бумаги, сложившись в бумажных журавликов, полетела в сторону камина, где мерцал зеленый огонь.
     — И скоро изменится всё, лишь зажги ты бумажного феникса.
     — А если там, ня, было что-то важное?
     — Тогда бы оно здесь не валялось, — парировал Коохи, разваливаясь на кресле и закидывая ноги на подлокотник.
     — Не пачкай, сволочь, ня, такая, — Сева, не услышав ответа, слегка отвёл от себя книгу, с легким прищуром смотря на друга. — Какой-то ты вялый, ня, сегодня?
     Изуна пожал плечами, блуждая взглядом по комнате.
     — Не получил от тебя утреннего поцелуя, вот и тоскую, — на эту фразу маг лишь скривился.
     — Давай без, ня, этого. Так чего ты опять, ня, решил на ученика наехать?
     Коохи медленно повернул голову в сторону друга, глядя на него слегка ироничным взглядом.
     — А ты, кажется, вообще не проснулся, раз такое мне заявляешь.
     Сева закатил глаза и вернул книгу на место.
     — Не нужно со мной, ня, увиливать от ответа. Раз не хочешь говорить — не говори, ня. Главное, что ты, ня, опять какой-нибудь херни не сотворил, послушавшись голосов в своей голове. Собственных мыслей у тебя, из-за, ня, отсутствия мозгов не наблюдается, — страница книги сама по себе перелистнулась и после этого в комнате наступила тишина, которая, казалось, только устраивает находящихся в ней людей.
     Через какое-то время, Севастиан захлопнул книгу и встал с кровати, довольно потягиваясь. Посмотрев на Коохи, продолжавшего сидеть в одном положении и бездумно сверлить стену взглядом, маг покачал головой. Поставив томик на место, а точнее — метко бросив его в кучу уже прочитанной литературы, мужчина подошёл к Изуне и отвесил ему щелбан по лбу.
     — Чего ещё? — недовольно поморщился Коохи, выныривая из размышлений и переводя взгляд на брюнета. Тот закатил глаза.
     — Знаешь, ня, самым худшим наказанием для человека будет та ситуация, если ты к нему привяжешься, — Изуна, недоумевая, наклонил голову, услышав эту фразу. — Только не надо, ня, строить из себя невинность. Ты знаешь, к чему, ня, я это веду.
     Маг прошел к шкафу, напротив которого сидел мужчина, и провёл пальцем по десяткам разномастных корешков.
     — Твой ведь ученик, ня, стал тебе дорог?
     — С чего ты это взял? — фыркнул Изуна.
     Сева, не оборачиваясь, спокойно ответил:
     — Потому что с близняшками, ня, было точно так же, — брюнет вздохнул, выбирая случайную книгу и открывая её посередине. — Сначала ты тоже старательно отгораживал их, ня, от своей персоны, старался держать дистанцию. А, ня, что потом?
     Коохи прикрыл глаза. В душе он понимал, что пытается ему донести друг.
     — Ничего хорошего, — мужчина невольно воспроизвел в голове образ прошлых девушек и нынешних. — Абсолютно.
     — Именно, ня, — Сева, посчитав книгу недостойной его внимания, поставил её на место и продолжил искать что-нибудь занятное. — А всё потому, что ты, ня, начал проявлять к ним свою больную, ня, заботу.
     — Так уж и больную? — усмехнулся Изуна.
     — Абсолютно, — серьезно ответил маг, замирая на месте и смотря пустым взглядом сквозь ряды книг. — Ты ненормальный и сумасшедший садист, скрывающий свою натуру за балагуром. Твоя логика с психикой настолько искажены, что даже самый опытный психиатр не рискнет взяться за твоё дело. Ты опасен для общества, Глеб.
     Услышав своё родное имя, Изуна передернулся.
     — Не называй меня так! Того «Я» уже не существует, — в голосе Коохи послышались рычащие нотки. Сева на это лишь грустно хмыкнул.
     — Именно. Тот «Ты» был перемолот, переварен и вывален наружу неаппетитной кучей фекалий, — мужчина даже не вставлял свои междометия, что лишь усиливало понимание того, что он говорит на полном серьезе.
     — Тц, — Коохи закрыл глаза. — И зачем ты мне об этом напоминаешь? Хочешь потешить своё самолюбие, видя как меня душат не самые приятные воспоминания?
     — Ты ведь сам понимаешь, что опять пытаешься свернуть с темы, — сухо отметил Севастиан. — Я провёл с тобой столько времени, что сам уже иногда начинаю сомневаться в собственном рассудке. Все твои ухищрения тут не помогут.
     Изуна, сплюнув, встал с кресла.
     — Отлично. Дальше что? Будешь мне напоминать, что Иссей стал для меня дорог? Да-а, ты ведь заметил, что я начал к нему проявлять свою заботу, ту самую, о которой ты говорил. И что дальше? Думаешь, я сам хотел этого дерьма?! — мужчина с хрустом сжал кулаки. — Будь моя воля, я бы и дальше мотался по обычным заданиям, игнорируя всякие контакты с окружающими. Я ведь осознаю, что опасен. И наш… — Коохи оскалился, — … начальник это тоже осознает. Я вот всё пытаюсь понять: зачем он это сделал? Он ведь понимал, что ни к чему хорошему такое задание не приведет.
     — Кто знает. Его логика неподвластна людям, вроде нас, — пожал плечами Севастиан, оборачиваясь к другу, который часто дышал. — Как я и думал, ня. У тебя вновь началось обострение.
     Мужчина обошел Коохи и полез в свой сундук, залезая в него по пояс.
     — А то я не заметил, — криво улыбнулся Изуна, смотря на свою ладонь.
     — Раз, ня, заметил, — маг захлопнул крышку сундука, держа в руках обычный блистер с белыми таблетками, — мог бы сразу сказать! А если бы, ня, тебя сорвало не в моем присутствии? Не хватало нам повторения истории, ня, с близняшками. Я понимаю, тебе наплевать, но парнишку пожалей, ня.
     — Да не думал, что настолько сильная вспышка, — Коохи взял протянутое ему лекарство и выщелкнул три таблетки, отправил их себе в рот и сразу же проглатывая. — Обычно удается взять её под контроль.
     — Ага, ня, — Сева закатил глаза. — Мне хватило пары, ня, колких фраз, чтобы вывести тебя из равновесия. Обычный ты спокойно отшутился и знатно постебал меня, ня, а не стоял бы, злой и раскрасневшийся, сверкая, ня, зенками.
     — Может, это от большой любви к тебе? — выгнул бровь Коохи, вызвав смешок у мага.
     — Вали уже, любвеобильный. Лучше бы этой надоедливой кошке внимание уделял, а то совсем зачахнет, — на эту фразу Изуна ухмыльнулся.
     — А как же фразы про мою привязанность и опасную заботу.
     Сева оскалился.
     — Эту кошку, ня, не жалко. Она заслужила своей тупостью, ня, такую участь.
     Коохи покачал головой и направился к выходу из комнаты.
     — Неужели тебя так задело, что она мяукает лучше тебя? — и в следующий момент пригнулся, пропуская над головой сгусток молнии, расплескавшийся по двери.
     — Вали, ня, с глаз моих, истеричка несчастная, — показал средний палец Сева.
     — Да кто бы спорил, — пожал плечами Изуна, распахивая дверь. Прежде чем выйти, он на секунду остановился.
     — И спасибо за помощь.
     Когда комната вновь погрузилась в тишину, маг устало вздохнул и рухнул обратно на кровать.
     — А для чего ещё друзья нужны, а? — пробормотал себе под нос мужчина, прикрывая глаза. Короткий разговор достаточно сильно вымотал его. Получилось достаточно удачно и не пришлось прибегать к козырям, чтобы всё-таки вывести одного барана на чистую воду. Иначе бы была вероятность худшего исхода, включавшего в себя чистку физиономий.
     — И почему этот остолоп старательно избегает своих проблем? Вроде и старше меня, ня, знает насколько… А ведёт себя, как ребенок, — подложив под голову подушку, Севастиан решил немного подремать.
     * * *
     — Теперь вы поняли свою ошибку? — Йозеф Альбертович сделал последний глоток и отставил пустую пиалу в сторону. Иссей, сидящий на циновке, подогнув под себя колени, сонно протёр глаза и уставился осоловевшим взглядом на Шустера.
     — И подкинуло мне провидение такого нерадивого ученика, — цокая языком, покачал головой старик. — Вам должно быть очень стыдно!
     — Простите, я просто, — парень прервался на долгий зевок, — слегка вымотался сегодня и голова отказывается переваривать информацию.
     — Не оправдание, — отрезал Йозеф. — Любой разговор, в котором слышен звон монет, должен привлекать ваше внимание! Как вы собираетесь добиться своей мечты с таким отношением?
     — Мечты? — прищурился Иссей.
     — Гарем, голубчик. Он, родимый. Разве не это подвигло вас встать на нелегкую дорожку развития? — Йозеф поправил съехавшие очки пальцем. — Или вы уже отказались от своей мечты?
     Хёдо показалось, что в голосе учителя проскользнуло легкое осуждение.
     Гарем?
     Парень почесал затылок. Его старая мечта, за которой он гнался много лет…
     Несколько девушек, которые готовы ублажать его. Окруженный любовью и заботой.
     Постоянно радовать свой взгляд их прекрасными фигурами…
     … выслушивать жалобы одной девушки на другую…
     … регулировать конфликты…
     …пытаться угодить одной и не обидеть остальных…
     …
     Шустер с интересом наблюдал за сменой эмоций на лице ученика. От восторженного экстаза до глубокой депрессии.
     — Ну, и что вы мне можете сказать? — всё-таки спросил старик, дождавшись, пока парень окончательно успокоится.
     Иссей постучал пальцами по столу, задумчиво смотря поверх Йозефа, после чего кивнул своим мыслям.
     — Нужно очень много денег, — улыбнулся Иссей, после чего, со вздохом добавил, — и побольше часов в сутках.
     — А я уже начал в вас сомневаться, — усмехнулся Шустер. — Со вторым вам помочь не могу. Самому иногда хотелось, особенно во времена седьмого брака. Я вам не рассказывал? Ах, Зоечка, какая прекрасная женщина, только вот характер у неё был…
     Хёдо устроился удобнее, понимая, что ему придётся выслушать очередной рассказ об одном из множества браков учителя. И при этом выцепить главное, некий урок, который будет спрятан за обилием речевых оборотов и постоянно отвлекающих слов. Таким образом Шустер учил его фильтровать информацию, собирая её по крупицам, даже если кажется, что разговор абсолютно бессмысленен.
     * * *
     Несколько диванов, пара столов, по стенам — шкафы, забитые книгами. Эта комната могла казаться абсолютно обычной, если бы её стены, пол и потолок не были испещрены различными знаками, среди которых особое внимание привлекал пентаграмный круг по центру.
     В комнате находилось три человека: беловолосая молодая девушка, с виду похожая на ребенка, расположившаяся на одном из диванов и самозабвенно поглощающая ёкан. Казалось, ничто в мире не может отвлечь её от лакомства.
     У окна, смотря на территорию школы стояла черноволосая девушка, одетая в школьную форму академии Куо. Её длинные волосы были завязаны в хвост. На миловидном лице играла легкая озорная улыбка, а лилового цвета глаза были слегка прикрыты. Одна из самых ярких представительниц третьего года обучения — Химеджима Акено.
     — Всё зло от бухгалтерии, — недовольно вздохнула аловолосая девушка — последняя обитательница комнаты, устало откинувшись на спинку кресла и потирая глаза указательными пальцами. Рядом с ней, на дубовом столе, расположилась огромная кипа бумаг, разделенная на две стопки разной величины. И как бы Риас Гремори хотелось, чтобы самая небольшая из них оказалась непроверенной. Только судьба явно над ней насмехалась.
     — Президент, это же для вашего блага, — Акено слегка повернула голову в сторону Риас.
     — Могла бы и помочь, как-никак ты мой Ферзь, — пробурчала Гремори, прожигая взглядом ненавистные отчеты.
     — Если вы спалите их, то придётся заново собирать, — укорила своего Короля Химеджима. — И мне ясно дали понять, что с этой работой вы должны справиться самостоятельно. Тем более, — девушка издала смешок, прикрыв рот ладонью, — я и так помогла, собрав их.
     — Тебе опять брат что-то наговорил? — подозрительно прищурилась Риас, на что её подруга и верная заместительница лишь ласково улыбнулась.
     — Ничего не знаю. В качестве поддержки могу сделать вам хорошую чашечку чая, заодно успокоите свои нервы, Президент.
     Гремори вздохнула.
     — Лучше крепкого кофе.
     Акено показательно округлила глаза, покачивая головой.
     — Он же вреден для здоровья! Как я могу подвергать вас такому риску. Только чай и ничего более.
     — Ты надо мной издеваешься? — обреченно поинтересовалась Риас и, получив в ответ смешок, лишь ещё громче вздохнула, вкладывая в это действия всю свою боль. — Ладно, давай свой чай.
     — Прекрасно, я знала, что вы сделаете правильный выбор, Президент, — Химеджима отошла от окна и направилась к небольшому столику рядом с Конеко, на котором стояла заварочный чайник и несколько чашек. — Черный, зеленый?
     — С цианистым калием, — буркнула Гремори.
     — Добавить немного миндаля для аромата? — невозмутимо поинтересовалась Акено, вызвав уже третий по счету вздох со стороны Риас. — А ты, Конеко, будешь?
     Беловолосая девушка, оторвавшись от поедания ёкана, задумчиво посмотрела на столик, после чего тихо произнесла:
     — Чёрный, — и вернулась к первоначальному процессу.
     Риас посмотрела на поставленную перед ней чашку чая, от которой медленно взвивался пар. Сделав небольшой глоток, девушке пришлось признать, что данный напиток у её Ферзя получается достаточно качественным.
     — К слову, Президент, — Акено тоже приложилась к своей чашке, продолжая слегка улыбаться. — Насчёт того паренька, которым заинтересовалась пришлая группа падших ангелов.
     Гремори замерла и отставила чай в сторону, внимательно смотря на свою заместительницу.
     — Нам не удалось точно установить, кто является их руководителем, но это кто-то из высокопоставленных лиц.
     — Баракиэль, Кокабиэль или Азазель… — Риас сделала вид, что не заметила, как улыбка Химеджима приобрела неестественный вид при упоминании первого имени. — Ни один из вариантов меня не радует, — девушка вздохнула. — В общем-то, тогда хорошо, что мы не стали предпринимать каких-то поспешных действий. Всё же они не вносят особенного разлада в текущий порядок вещей, а создать хоть и слабовыраженный, но повод к конфликту, особенно учитывая нынешнюю политическую обстановку…
     Гремори сделала небольшой глоток, слегка морщась от укола головной боли в висках. Как бы ей хотелось быть вдалеке от всей этой свистопляски, но её положение просто не позволяло делать вид, будто она ничего не знает.
     — Так вот, возвращаясь к Иссею Хёдо. Наши предположения были слегка неверны и за ним был отправлен мужчина, — Риас вновь удивленно воззрилась на Акено. Та лишь пожала плечами. — Что в принципе достаточно логично. За время наблюдения за ним, когда было обнаружено, что Хёдо заинтересовались падшие, стало видно, что он…
     Химеджима задумалась, подбирая нужное слово.
     — … достаточно прохладно относится ко всем посторонним контактам и старается избегать излишнего общения как с одноклассниками, так и в принципе с людьми.
     — Так что произошло? Удалось определить тип его Механизма? Его заставили вступить или… — Риас не договорила, но было понятно, что если первый вариант отпадал, то оставался только самый неприятный для неё в виде смерти Хёдо.
     — Не заставили, — Акено сделала легкую паузу, после чего с неизменной улыбкой продолжила, — но и не убили. Даже наоборот — падший ангел после предположительной схватки с ним выглядел крайне потрепанным и я бы даже сказала испуганным. Что именно произошло установить достаточно сложно, так как на месте их «беседы» был установлен барьер, но судя по всему, — Акено сделала последний глоток и отставила чашку. — И мы, и группа падших явно недооценили способности Иссея. Механизм остается неизвестным, но, опять же, судя по повреждениям, что-то вроде силового типа.
     — … от него не пахнет, — раздался тихий голос Конеко.
     — Ничем особенным? — поинтересовалась Риас.
     Тоджо отрицательно покачала головой.
     — От него вообще ничем не пахнет. Его почти невозможно выделить, — сказав, всё, что она хотела, Конеко свернулась калачиком и закрыла глаза.
     Король и Ферзь переглянулись, услышав вердикт Тоджо.
     — Странно. Его аура как у обычного человека. Даже удивительно, как падшие ангелы смогли его обнаружить. Хотя я слышала, что у них есть артефакт, позволяющий искать потенциальных Носителей, но всё это на уровне слухов, — Гремори невольно начала покусывать себя за большой палец, после чего очнувшись, резко убрала руку, слегка смутившись. — Кхм, так что нам известно о Хёдо?
     — Не так уже и много. Третий ребёнок, единственный выношенный полноценно. Вырос в обычной семье, ничем особенным не отличался. Яркая черта — неумеренная похоть. Учился средне. Основные изменения начались где-то ближе к концу средней школы. Заметное улучшение успеваемости, характер стал более спокойным, но в этом нет ничего такого, — Акено издала смешок, — возможно, просто повзрослел. Друзья и девушка — обычные люди. Знаете, что забавно, Президент?
     Химеджима положила перед Риас фотографию, на которой был изображен улыбающийся Иссей.
     — Это он? — приподняла бровь Гремори, смотря на вполне обычного школьника. Ни розовых волос, ни татуировок, такого в толпе сразу не выделишь.
     — Да, это его последняя фотография до его исчезновения, — Президент перевела вопрошающий взгляд на Акено. Та ответила:
     — Под конец обучения в средней школе родители Иссея погибли при теракте в Токийском метро. После этого парень буквально исчез на год с лишним. И вот недавно он вернулся, уже в той самой ипостаси, которая до сих пор вызывает обилие слухов.
     — А куда он пропал?
     Химеджима пожала плечами, забирая от Риас пустую чашку.
     — Ноль информации. Он словно испарился из этого мира. Сейчас проживает в доме какого-то пожилого иностранца, о котором нам тоже ничего не известно. Можно сказать, что из заурядного парня, Иссей Хёдо превратился в человека, окутанного тайной с ног до головы.
     Гремори ничего не ответила, погрузившись в молчание.
     Акено, хорошо зная свою подругу, издала тихий вздох.
     — Риас, — девушка, услышав своё имя, вздрогнула. — Не думаю, что стоит сейчас распылять своё внимание ещё и на Иссея. Сейчас есть более важные события, требующие твоего внимания. И я говорю даже не об отчетах.
     Президент тяжело вздохнула, закрывая глаза.
     — Я знаю, Акено. Как бы Хёдо не был интересен, но… — Риас, открыв глаза, устало посмотрела в окно, — … я не могу тратить время на подобное. Но всё же, стоит наблюдать за ним. Не думаю, что падшие ангелы отступятся от него, особенно после его, — Гремори улыбнулась, — своеобразного отказа. А там возможна и ошибка с их стороны, благодаря которой можно будет вышвырнуть их с нашей территории, не боясь возможного конфликта.
     От циничности своих слов девушка сморщилась.
     — Как же я ненавижу всё это, — в её голосе прозвучала тоска, — я ведь просто хотела обычной жизни, где я — просто Риас, без всяких Гремори. Хотела быть подальше от всей этой политики, а по итогу погрузилась в неё по самую макушку.
     Акено, подойдя к Президенту, провела рукой по её голове.
     — С этим ничего не поделать. Таков твой долг. Ты же не хочешь опозорить свой дом?
     Риас, перестав сдерживаться, уткнулась носом в живот Химеджимы.
     — … нет…
     Ферзь, продолжая поглаживать подругу по голове, прикрыла глаза.
     — Когда-нибудь настанет тот день, когда ты сможешь освободиться от всего этого и исполнить свою мечту. Только для этого придётся многое преодолеть.
     — Лишь бы я не сломалась по пути, — грустно улыбнулась Риас.
     На время в комнате наступила тишина, изредка нарушаемая посапываниями со стороны Конеко.
     ...
     — И да, вас всё еще ждут отчеты. Они должны быть отправлены к утру, Президент.
     — Обязательно было напоминать?!

Примечание к части

     ЗОМБИ НАДО ХОРОНИТЬ!
>
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"