Адрианна: другие произведения.

Люблю тебя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 6.01*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Про девять часов тоже забыла. Так увлеченно писала вторую половину книги. И когда к назначенному времени, за мной приехал редактор, он просто обомлел. Уставился на меня с таким выражение, словно я ему миллион должна. -Ты издеваешься? - прошипел он сквозь зубы, придя в себя. -Миша, прости, я писала-писала, - икнула, глядя, как меняется лицо редактора и в глазах такой блеск нездоровый. Отступила назад, боясь, что меня сейчас прямо тут и лин-чуют. - Миш. -Ты, маленькая гадина! - прошипел редактор, и войдя захлопнув за собой дверь. - Чтобы через пять секунд ты была одета, накрашена... - надвигаясь на меня со злобным блеском в глазах, продолжал шипеть Миша. А я уже представляла, как он будет меня лин-чевать ... - и была готова, иначе, я не знаю, что с тобой сделаю. Миша пристукнул кулаком по тумбочке в коридоре для эффекта: -Время пошло! Подпрыгнув на месте, стала собираться. Мне бы позавидовала армия, кажется, у них там сорок секунд на сборы, так вот я уложилась в пятнадцать. Такой скорости не ви-дел еще никто. Даже редактор удивился. Приятного чтения господа!!!!! Оставляйте комментарии, люди добрые и злые, аФтору оно и приятно и полезно))))))))) Можно еще оценочку поставить))) PS. Уважаемые читатели - если вы заприметили тапочку,затесавшуюся среди текста, дайте ей мне полбу. С уважением аФтор))))ВЕРСИЯ РАБОЧАЯ !!!! ЗАКОНЧЕНО!



Люблю тебя.

  
   Когда мне было пятнадцать лет, я влюбилась в юношу. Он был на три года старше меня. Мы общались три месяца, а осенью он ушел в армию. Я так и не смогла сказать ему: "люблю тебя".
   Сейчас мне двадцать пять лет, я стала писателем любовных историй. У меня вышло порядка пятнадцати книг для любителей романтики и драмы. И все мои истории кончались хорошо, только вот в личной жизни как-то не складывалось. Мои партнеры были слишком требовательны ко мне. А может просто мне так казалось...
   Однажды мне захотелось написать роман, основываясь на той любви, и как не странно книга стал очень известна среди молодежи, пусть она была приукрашена и заканчивалась хэппи-эндом. Это история словно была моей несбывшейся мечтой, в ней я смогла рассказать герою все, что не смогла сказать сама. Сделала из своей героини интересную личность, немного вспыльчивую, чуть упрямую, а главное не трусиху... Порой думаю, как было бы, расскажи я ему о своих чувствах?... Кстати именно это произведение открыло мне путь в мир известности.
  
  
   Я вышла из подъезда, поправила черную сумочку, которая всегда сползала с плеча, и решила пойти в сторону парка. Погода располагала к прогулкам, да и сидеть в бетонной коробке было душно. На мне были: белая обтягивающая пышный бюст блузка, с рукавом в три четверти и с неглубоким вырезом, серая юбка чуть ниже колен и серые босоножки на невысокой платформе. Выглядела я обычно, не высокого роста, немного полноватая, что не портило, а даже наоборот красило, короткие пепельные волосы. Шла по парку, думая над новой историей, хотя уже казалось, все они стали однообразны и скучны, но мои поклонники считали иначе. Да и пусть. Пока есть для кого писать и пока в голове водятся новые идеи - не важно насколько они похожи, если их любят и читают. Но честно хотелось сменить жанр, попробовать себя в чем-то новом, может фэнтези? мистика? или фантастика? Нет, пожалуй, третье это точно не мое - надо знать простейшие устройства тех же самых летательных аппаратов, чтобы написать какую-нибудь космическую эпопею. Так что фантастика отпадает, да и читать ее не люблю - разве что посмотреть экранизацию, да и то выборочно.
   О чем же мне написать? Главный редактор подгоняет, а в голове дыра. Надоело писать о богатых, которые влюбляются в бедных, надоело писать о бедных, которые становятся богатыми, хотелось чего-то необычно, чего-то эдакого, а главное, чтобы с первых строчек привлекало внимание и зацепило. Неужели в свои двадцать пять я исчерпала себя. От таких мыслей меня передернуло. Ну уж нет. Я найду интересную историю, и она будет сильно отличаться от того однообразия, которым завалены книжные магазины.
   Я так задумалась, и даже не заметила, как пошла по пятому кругу. Парк не очень большой, может километр от одного конца до другого, а может и побольше, собственно никогда не интересовалась этим, да и зачем. Ведь вышла-то не для того чтобы измерить его длину, а для того чтобы погулять, развеяться и просто подумать о чем-нибудь приятном.
   Летней ветерок шелестел листвой, трепал мои волосы, да и солнышко так весело пригревало. Настроение просто подпрыгнуло вверх, и казалось в голове вот-вот зародиться очередной сюжет, который потом вскоре окажется на прилавках книжных магазинов.
   Я тяжело вздохнула, понимая, сюжет снова мне что-то напоминает. Рано радуешься, чтобы быть хорошим писателем надо удивлять, а не переписывать и не копировать или даже не делать нечто похожее. Видать сдаю позиции. В самом деле, почему в голове одно и то же. А может попробовать детективчик?...
   -Привет. - Я вздрогнула от неожиданности и взглянула на стоящую передо мной подругу. - Ты что опять в мечтах? - произнесла она.
   -Привет. Рада видеть. У тебя выходной?
   -Да. Как дела? Давно мы с тобой не виделись, - начала она.
   Наташа - моя подруга еще со школы. Она выше меня на десять сантиметров, с каштановыми волосами до плеч. После родов она немного поправилось, но это совершенно ее не портит.
   -Дела хорошо, вот что-то в голове каша, ничего не могу придумать, - с грустью отозвалась я.
   -Тебе бы жаловаться, с твоей-то фантазией.
   -Ох, кажется, она меня подвела - хихикнула в ответ.
   -Да ладно у всех кризис бывает.
   -Бывает, а у кого не бывает, - пожала плечами. - Главное чтоб не затянулся. Ты сейчас куда? Может, прогуляемся?
   -Можно.
   -А давай куда-нибудь зайдем, в кафешке посидим, давно ведь не виделись, - предложила я.
   -Как-то мне неудобно, денег сейчас почти нет, да и....
   -Забей - кинула ей, - я тебя угощаю.
   -Но только с возвратом, - быстро нашлась она.
   -Хорошо-хорошо, потом ты меня угощать будешь.
   -Только я сейчас своему позвоню, чтоб не переживал, - заявила она. - Сама знаешь, он у меня строгий...
   -Он все еще тебя терпит? - подшутила я. - Где-то издохло стадо белых медведей, или завтра пойдет дождь.
   -Да ну тебя, - она достала из сумочки телефон, и уже через минуту доказывала своему ненаглядному, что не собирается пить всю ночь и к девяти будет дома, а самое главное мне пришлось подтвердить, что я Таня, а не Леша из соседнего дома.
  
  
  
   И вот уже через десять минут мы сидим в японском ресторане "Тануки". Наташка заказала себе пиво, а я с наслаждением попивала алкогольный коктейль голубого цвета.
   Через три часа на мой телефон позвонила Маша - школьная подруга, невысокого роста с осветленными кроткими волосами. Недолго думая пригласила ее так сказать на девичник.
   Мы просидели там до вечера, разговаривая об обычных жизненных проблемах, жалуясь друг другу на свои неудачи, на своих мужчин. Разговор обычных поддатых женщин, думаю, у мужчин бы ушки в трубочку свернулись, если бы они нас услышали. Мы смеялись, шутили и все больше пьянели.
   Да и настроение у меня поднялось еще больше. Мы вспоминали о прошлом, о школьных днях, о том как нас выгоняли учителя за постоянную болтовню, о том как мы впервые напились - ох ощущение было просто отвратительным. О первых мальчика, о ночных гуляниях, да и о многом. Сейчас так редко получается посидеть за одним столом и просто поболтать, у каждого своя жизнь, каждый вертеться в ней как может. Работа, семья - все это отнимает много сил и нервов.
   Насчет нервов, вспомнила, мне еще завтра ехать к редактору, а в голове пустота. О чем писать? Надо было ведь набросать идейку на одобрение. Ох и влетит мне завтра по первое число.
   Посмотрела на часы:
   -Девятый час, - констатировала я. - Пора бы и честь знать. Завтра рано вставать, редактор меня в бараний рог скрутит, если идею новую не отдам на одобрение.
   -Нервная у тебя работка? - икнула Машка.
   -И не говори. Надо было юристом стать, - с пьяной улыбкой отозвалась я.
   Не любитель выпивать, но иногда хочется расслабиться. И сегодня я расслабилась на столько, что завтра лучше взять больничный и не попадаться редактору на глаза, а еще отключить все телефоны и уехать на необитаемый остров.
   Утро началось с того, как что-то назойливо звенело в голове, врываясь в яркий сон. Я перевернулась на другой бок, и кышнула, пытаясь прогнать звенящее нечто, но оно почему-то уходить не захотело. Сон исчез, а я его даже не запомнила, хотя была уверена, он был хорошим. Обычно мои сны часто становится моими же произведениями.
   Открыла глаза и посмотрела в окно.
   -И сколько же времени, - пробубнила, вслушиваясь в звон телефона.
   Многие спросят, а как же опохмел? ну обычно голова болеть должна и чувствовать себя надо разбитой и расклеенной, а еще воду пить литрами или рассольник, ну или что там обычно пьют. Ну, меня бог уберег от такого ужаса. Единственное что мне не нравилось это отвратительный привкус во рту, словно там издохла кошка. Первые несколько часов, прихожу в себя, и чувствую немного разбитой, но после хорошего душа и крепкого кафе, все это уходит, и я снова готова к бою.
   Телефон умолк. Я поднялась и оглядела сонными глазами комнату. Сама простая комната, кровать метра два - ох, люблю все большое - телевизор на тумбе и шкафчики с одеждой, некоторую пора бы уже выкинуть, да вот все руки не доходят, угловой компьютерный стол, где храню все свои произведения.
   Зевнула, потрепала волосы и пошла в ванную. Теплая вода тут же меня разбудила. Как же люблю постоять под душем часок другой не о чем не думая.
   Приняв душ, прошла на кухню, - хотя кухня эта больше похожа на кладовку, всего метров шесть, и то из этих шести метр - небольшой аппендикс, который по документам относиться к кухне. Живу в спальном районе города Москвы. Не знаю, почему многих привлекает этот город, но вот так по мне впору уехать за город, построить домик и жить там себе припеваючи.
   Включила телевизор и с удовольствием, переключая каналы, попивала горячий напиток шоколадного цвета, совершенно забыв о времени, и даже не додумавшись посмотреть на часы.
   Снова зазвонил телефон. Я буркнула: "кому там приспичило мне названивать в такую рань?", и пошла в комнату.
   Не посмотрев нажала кнопку на сотовом...
   -Ты где? - раздался мужской голос из телефона, который я чуть не уронила.
   -Привет...
   -Какой привет! - вещал на высоких тонах голос. - Ты знаешь, который час! Я тебе уже раз десять звонил, ты, где была? Быстро ноги в руки и пулей, чтоб через десять минут была у меня.
   Я даже не успела ничего сказать в свое оправдание, как связь была прервана. Тупо посмотрела на телефон, хотела было выругаться, но потом передумала.
   -И как он думает, я за десять минут на другой конец Москвы доеду?
   Как говорит моя подруга: " раз опоздала, то нет смысла рвать и метать". Не спеша собралась, вызвала такси, и где-то минут через тридцать ехала в указанном направлении. Без интереса поглядывая в окно машины на мимо проносившиеся здания.
   Водитель поглядывал на меня в зеркало заднего вида, словно он увидел знакомого человека, но не был в этом уверен.
   -Простите, - когда машина остановилась на светофоре, водитель все же решился поинтересоваться. - Вы случайно не та сама Татьяна, которая пишет романы?
   -А? Да, а что? - как-то равнодушно отозвалась.
   -А можно ваш автограф, потом, конечно же, - улыбнулся он в зеркало.
   -Вы романы любите? - удивилась я.
   Нет, знаю, есть мужчины, которые их читают, но все же романы больше читают женщины, да еще учитывая возраст водителя... Я ведь больше для молодежи пишу.
   -Нет, - честно ответил водитель. - Просто моя дочь вас обожает. И подумал... У нее скоро день рождения...
   -Хорошо. У меня как раз с собой есть новый роман, который только несколько дней назад поступил в продажу, - отозвалась я, доставая из сумочки книгу. - Как ее зовут.
   -Кого? - не понял водитель, сворачивая на право.
   -Дочь вашу.
   -А, Света.
   Через час машина остановилась у редакции. Вручила книгу с автографом водителю, расплатилась по счетчику и вышла. Мысленно содрогнулась, понимая, что меня сейчас будут пилить не только вдоль, но и поперек. Глубоко вздохнула и прошла в здание.
  
  
  
   Вечером я действительно почувствовала себя разбитой и расклеенной. Михаил - мой редактор - он конечно хороший человек, но уж очень требовательный. Даже наверно слишком. Когда предложила ему, написать произведение в каком-нибудь другом жанре, он категорически сказал "нет", и прочитал мне целую лекция, почему этого делать не надо: " -Между прочем это я решаю, подходит твое произведение или нет, не забывай. И еще твоя стезя только любовные романы, и даже не заикайся, что хочешь поменять жанр!" Когда он все это говорил, его глаза блестели как у безумного енота, мне даже стало не по себе. А еще он так жестикулировал, что умудрился снести со стола кипу лисов и подстаканник для ручек. Дернулась, и отошла от него на безопасное расстояние. Михаил так на меня зыркнул в этот момент, я икнула и натянула на лице идиотскую улыбку.
   Если честно, он довольно симпатичный, высокий и стройный, светловолосый и с зелеными глазами. Они не просто зеленые, а словно кто-то нарисовал их зеленкой. Всегда думала, он линзы такие носит, ну модно и все в этом духе. Первое время все ему в глаза заглядывал, а спросить как-то боялась. Потом Миша сам не выдержал и заявил, что это его родной цвет, и, цитирую: "нефига так открыто пялиться". Но стоит его увидеть вне рабочей обстановки - это совсем другой человек. Он любит мотоциклы, и кажется у него их цела коллекция, а еще у него две машины, одну он использует исключительно в служебных целях, а вторую для себя и друзей, то есть когда много народу собирается ехать в одно место.
   Не знаю, сколько он получает в должности редактора, но я бы и сама не отказалась так жить.
   Положила в тарелку вчерашний ужин, поставила его в микроволновку, а сама включила телевизор. Остановилась на каком-то канале, где показывали дешевый фильм, который почему-то считался "ужасами".
   Телефон зазвонил, отрывая меня от просмотра фильма. Поднесла его к уху:
   -Да.
   -Танчик, что делаешь? - раздался голос Михаила. - Надеюсь, над романом пыхтишь?
   -Миш, я только вот вошла, - буркнула в трубку. - И не называй меня Танчиком, - возмущенно заявила я.
   -Да-да, мой броневичек, - подшутил он.
   -Что хотел? - фыркнула я.
   -Завтра суббота, думал, сходим куда-нить, развлечемся...
   -Ага, - перебила его я, - чтоб ты мне в понедельник мозг вынес.
   -Ну, там работа, а тут другое дело.
   -Миш, мне нотаций от тебя на неделю хватило, как думаешь, хочу я с тобой видеться.
   -Думаю, нет, - грустно отозвался он.
   -Правильно думаешь.
   -Да ладно, Тань, мы тут на шашлыки хотим поехать. Го с нами?
   -Шашлык?
   -Угу. Возьми ноут с собой, глядишь, на свежем воздухе полегчает.
   -Умммм, - протянула я, поглядывая на часы. - А с вами это с кем? - решила уточнить.
   -Да там Ленок будет и Сашка, еще несколько ребят. Да ты их всех знаешь.
   -У меня такое чувство, что ты ко мне клинья подбиваешь, - высказала мысли вслух. На что Михаил закашлялся:
   -Да не в жизнь. Ты не в моем вкусе. Мы с тобой просто други, только не в рабочее время. Други, - словно специально повторил Михаил.
   -Вот и хорошо. Ты тоже, - съязвила я, - просто друг.
   Вообще-то мы с Мишей хорошо ладили, если не были на работе. Наверно, между нами было что-то общее, так сказать, родственные души. Он, как и я, не мог найти себе вторую половинку, и периодически жаловался, как ему не повезло в этой жизни. А он всего на три года меня старше. Да и у мужчин уклад другой, им бы погулять подольше, а уж потом и хомут можно на шею.
   -Ладно, - выдохнула я, - бог с тобой. Но только потом попробуй на меня голос повысить, уйду... к другому, - усмехнулась я.
   -Даже и не думай. Ты только моя, - подшутил Миша. - Буду через полчаса, - он быстро скинул, пока я не передумала и не сказала ему "нет"
   Я лишь улыбнулась.
   Собрала все необходимое. Надела белые свободные брюки, и топик, и так называемую куртку, - точнее ее так в каталоге называли, где все это и заказала. А так обычная пляжного варианта накидка с рукавами, которую не застегивают, а завязывают. И балетки, тоже белого цвета. Посмотрела на все это дело в зеркало в коридоре:
   -Ничего вроде идет, - подумала я. Потом подправила макияж, и вернулась на кухню. Ужин благополучно перекочевал обратно в холодильник, а вот кофейку я бы попила.
   Миша немного опоздал, примерно на полчаса. Наверное, он просто забыл про вечные московские пробки. А еще учитывая, что пятница, ух, теперь до загородного домика добираться часа три будем не меньше.
   Он вежливо выхватил из моих рук небольшую сумку, закинул ее в багажник, потом так же вежливо открыл дверь машины и предложил мне располагаться.
   -Пристегнись, - отрапортовал он.
   -Я знаю, - оскалилась, и быстро пристегнула ремень. Командир тоже мне. - А где все?
   -Мы договорились там встретиться, - поворачивая ключ зажигания, быстро кинул Миша
   -Может мне стоило отказаться, - промелькнула мысль. - Но хотя уже поздно об этом думать.
   Машина плавно тронулась с места. Я с тоской окинула девятиэтажку. Потом закрыла глаза и стала думать, что же мне написать. Все мои произведения, как говорит Михаил, имеют свою изюминку, и поэтому они хорошо расходятся. А я вод пишу, и не вижу этой изюминки. Может, старею? Пока придумывала новый сюжет, и не заметила, как задремала. Надо было на заднее сидение садиться.
  
   Миша подъехал к воротам загородного дома, где уже собрались остальные и ждали, когда хозяин впустит их на территорию и, не дожидаясь, стали праздновать встречу прямо на капоте одной из иномарок.
   -Ну вы и долго, - произнес Андрюха, подойдя к Мише.
   -Ш-ш, - прошипел он, указывая в сторону спящей.
   -Ты опять ее привез? - прошептал Дрюша, Михаил просверлил друга таким пронзительным взглядом, что тот даже отшатнулся. - Да не буду я к ней приставать. А в тот раз... по пьяни вышло. Попутал я. Хотя потом щека неделю ныла.
   -Мало тебе было, - прорычал Миша.
   -Да понял я все. Нужна она мне... - усмехнулся Дрюша, делая глоток пива. - Талантлива она у тебя.
   -Читал? - у Миши бровь поползла вверх.
   -Не, - отмахнулся тот. - Сеструха читает, да мамка, еще половина знакомых... - немного подумав, решил уточнить Дрюша, - женского пола. Может мне у нее автограф взять? Я как сестре рассказал, что воочию видел автора, она визжала как умалишённая.
   Миша усмехнулся:
   -А то, я ведь ее нашел. Приехали, - редактор потеребил меня за плечо.
  
  
   Я проснулась, на меня смотрели две пары глаз. Миша и Андрей, обычно его называли Дрюша. Этого гада буду долго помнить, хотя врезала ему тоже от души. Отстегнула ремень безопасности, тот быстро вернулся в исходное положение. Вышла из машины. Мышцы немного затекли. Потянулась, разминая ножки и ручки, и поприветствовала собравшихся. Как Миша и сказал, всех их знала. Ленок, - секретарь Михаила, с ней часто общаюсь, милая такая девчушка, на пять лет младше меня, ножки, как говорится, от ушей, и талия осиная; Дрюша, смуглый среднего роста, как и телосложения, с черными волосами и карими глазами - друг Миши еще с института, об этом узнала на первой встречи. Наташ, деловая женщина, с пышным бюстом пятого размера, стройные ножки на высоких каблуках - любительница мини-юбок, и блузок с вырезом до пупка, которая добилась, как она считает статуса в обществе, своими усилиями. Ну, спорить с ней не буду, кто как умеет, тот так себе дорожку и прокладывает, только знаю я, она на мужчин падка. Я ее недолюбливаю, она почему-то считает, что у меня есть на Мишу виды, и постоянно цепляется по мелочам, она работает в той же редакции. Саша - это его друг еще с детского сада. Высокий мужчина, состоявшейся в работе, так же находиться в поисках. Он как-то предлагал мне в спортзал сходить, говорил, что каждый день по вечерам там бывает. Но я ленива до ужаса, и поэтому была там всего пару раз. Саша мне более приятен из всей честной компании. У него светлые волосы и голубые глаза - мечта любой девчонки. Накаченный торс и руки. Иногда так и хочется потрогать. Больше всего меня привлекает его взгляд такой мягкий и добрый. Марина - девушка с рыжими локонами, очень милая, но бывает вспыльчивой, с ней мы быстро сдружились и порой общались на нейтральной территории - не в рабочей обстановке. Ден, он же Денис - невысокий с небольшим пивным брюшком, женат, двое замечательных мальчишек. Да, а вот и его жена Кристина, такая вся элегантная и миловидная, личико фарфоровой куклы, с большими серыми глазами, и длинными русыми волосами. Все они были моими героями. Каждый побывал в моем рассказе.
   Компания собралась не большая все друг-другу знакомые и друзья.
   -Кстати, Макс обещался приехать, - меж делом добавил Миша, доставая из багажника пакеты с продуктами, которые нам, как порядочным женщинам, придется приготовить.
   Да, я его знаю. Но не помню, видела не так часто. Запомнились только нос картошкой и рыжие усы. Мишка его Рыж прозвал. Да, а еще он пошутить любит, и шутки у него из репертуара черного юмора.
   Взяла свою сумочку и прошла в дом.
   Кирпичное строение меня просто поражало, сколько бы раз не была здесь. Это трехэтажный коттедж, с покатой крышей, с гаражом на четыре машины; большой холл по стенкам лестницы, ведущие на второй и третий этажи ...
   Миша прошел на кухню и положил пакеты с провиант на пол. Помогла ему убрать продукты в холодильник. Их оказалось много. Все чего-то привезли, только я чувствовала себя нахлебницей, севшей на хвост.
   -Танюш - позвал меня Андрей. - Дай автограф для сеструхи.
   -Хорошо, только у меня книги нет с собой. Давай в понедельник?
   -Ок. - он подмигнул мне, а Миша ему в ответ кулак показал. Как мальчишки ей богу.
   Хихикнула и направилась на второй этаж, выбирать комнату. Только выбрать мне ее не удалось, Миша подхватил меня под локоть и сопроводил в соседнюю со своей. Пояснив тем, так ему будет спокойней спать. Посмотрела на него удивленным взглядом. Миша и до этого меня поражал, но чтоб так. Хотя его отношение сильно изменилось после того как Дрюша со мной заигрывал. Он на него таким выразительным взглядом смотрел, даже у меня мурашки по спине побежали. Спорить я с ним не стала. А то в понедельник нагоняй обеспечен. И с покорностью приняла предложение заселиться по соседству.
   Мы перекусили на быструю руку, немного поболтали, дожидаясь запоздавшего. Очень спать хотелось. Устала.
   Не знаю, что было и как, но проснулась от шума, разносившегося из гостиной. Ребятки явно решили продолжить начатое у ворот, и сейчас весело встречали рассвет. Накинула халат и спустилась вниз. Вид пьяной компании, спорящий непонятно о чем, вызывал у меня смех. Ребята сидели в обнимочку, и каждый что-то пытался доказать другому, при этом не слушая собеседника. Девочки же, обсуждали своих мальчиков, при этом, не забывая произнести тост за здоровья себя же любимых.
   Посмотрела на часы, и поразилась. Семь утра, не мудрено, на улице светло как днем. А эти даже и спать не собираются. Только не говорите, что мне одной потом закуски готовить. Вот ведь знают, как поэксплуатировать.
   Обвила взглядом весь погром, на гору посуды, которую мне придется вымыть, и вздохнув, решила вернуться в теплую постельку. Лучше еще поспать и сделать вид, что я всего этого не видела. С этими мыслями вернулась в кровать.
  
   Проснулась во второй раз от того, что меня кто-то обнимает за талию, и нагло так прижимает к себе. Я с трудом высвободилась из цепких рук, потом медленно повернулась. Миша лежал рядом и мило улыбался, что ему там снилось, понятия не имею, но обещала, когда проснется, получит от меня оплеуху.
   -Попутал, наверное, - подумала я, и не стала тревожить сон пьяного. Кто знает какая будет реакция.
   Вылезла из-под одеяла, слегка пихнула Мишку в бок, в надежде оставить там синяк как напоминание о том, чего делать не стоило. Но он так крепко спал, его хоть водой полей не проснется. Надо же было так упиться? Точно, такое уже один раз было, он тоже так напился, а потом спать пришел ко мне. Я его тогда с кровати пинками сгоняла. Наутро, помню, Миша проснулся, и никак не мог понять, почему у него не только голова болит, но еще и все тело.
   Взяла вещи и направилась в ванную. Принять душ, после пробуждения святое. Часы пробили десять.
   Пока все спали, успела приготовить поздний завтрак, поскольку проснуться они теперь не раньше трех дня. Но это ни в коем случаем не будет поводом уйти от обязанностей. Веселье началось еще до того, как оно было запланировано. Мне пришлось перемыть гору посуды, выкинуть пустые банки и бутылки, собрать со стола... А я планировала посидеть с ноутм на свежем воздухе и попробовать хоть две строчки написать. Когда завтрак был готов, налила себе кофе и вышла на веранду.
   И от увиденного ахнула. Как же хорошо на свежем воздухе, даже кофе кажется крепче и слаще. Я прошлась до беседки, положила на стол ноутбук, и поставила кружку. Беседка утопала в зелени: с одной стороны разросся дикий виноград, с другой дикие огурцы. Несколько цветочных клумб и деревьев и большое поле зеленого клевера. Сняла обувь и шагнула на ковер клевера. Он такой мягкий, так приятно ступать по нему, а как будет красиво, когда все это зацветет. Так и осталась бы тут на веки вечные.
   Вернулась к ноутбуку, открыла его, включила программу, и начала писать. Мысли сами нашли меня, и я писала и не могла остановиться, стоило лишь мне коснуться клавиш, как все стало получаться, а может действительно свежий воздух так на меня влияет.
   -"Мария, стояла на балконе и нервно постукивала пальчиками по железным перилам, изредка оглядываясь на спящего, на кровати юнца. И как ее только угораздило в это вляпаться, подумала она, и прикурила сигарету"... - Голос Миши вырвал меня из рассказа, я от испуга нажала на клавишу "р", и на белом листе побежала буква. - Смотрю у тебя прозрение, - улыбнулся он, смотря сверху вниз. Мне даже показалось, что его зеленые глазки смотрят в мой вырез. Хотя Мише свойственно заглядывать, куда не просят. Я уже давно свыклась с его шаловливым взглядам и порой просто не обращала на это внимания. Ну любитель он был пофлиртовать, за юбкой, причем покороче, побегать. Но все это игра. В душе ему одиноко.
   -Напугал, - проговорила сквозь зубы, и стала удалять, успевшую заполнить несколько страниц букву "р".
   -Да ладно, - он по-свойски взял мою кружку кофея, из которой я успела только глоток сделать, и с удовольствием отпил. Видать сушняк мучает, мысленно улыбнулась: "так тебе и надо".
   -Почему я не слышу ругань в свой адрес? - резко спросил он, присаживаясь на край лавочки и допивая мой остывший завтрак. Обычно по утрам я пью только кофе, редко когда получается сделать что-то полезное и более существенное.
   -С чего бы мне? - закрывая ноутбук, осведомилась я.
   -Хотя бы насчет меня у себя в кровати? - Миша посмотрел мне в глаза, и я как-то дернулась. А я и забыла, что хотела ему врезать, но после драки ведь кулаками не машут. А стоило бы сейчас отвесить по этой наглой физиономии, с таким точеным профилем, тонкими губами, высокими скулами, а главное, сломать его нос, и пусть небольшая горбинка на переносице станет в два раза шире и больше, - мысленно усмехнулась.
   -Как будто в первый раз. У тебя видать по пьяни внутренний компас сбивается, и ты не только север с югом путаешь, но и право и лево, - поддела я его. - И отдай мой кофе! - Выхватила кружку и с грустью посмотрела на дно. - Вот же... все вылакал.
   -Ну, прости, уж очень пить хотелось. - Сделала вид, будто обиделась. - Только не дуйся, я сейчас тебе новый сделаю. - Сориентировался Миша. - Ты же у меня золотце, как я могу так с моей "золотой жилкой" обращаться.
   После таких слов меня как током шарахнуло. Со злостью и обидой пошла в дом. Не надо мне ничего делать. Сама налью. Не гордая. Хотя услышать про себя нечто подобное - действительно обидно. Если Михаил считает меня прибыльным инструментом, то не обязательно было в контакт входить и поддерживать дружескую атмосферу, можно было все оставить на уровне работы и не переходить эти рамки. А если уж перешел, то говорить мне что я золотая жила, как-то не красиво. А может, просто придираюсь и слишком реагирую на его колкие шуточки?
   -Редактор большой дурак! - прежде чем закрыть дверь громко оповестила, зная, он услышит. Как маленькая. Хотя порой очень хочется быть маленькой.
   Миша лишь только улыбнулся краешком губ.
   -Дурак, - повторил он, смотря на зеленую лужайку.
  
   Влетела на кухню. Именно влетал, распаленная и готовая начать возмущаться по любому поводу. Но осознав, что на моем лице сейчас можно было прочесть раздражение, успокоилась и присела за стол. Лена посмотрела на меня сонным взглядом, в котором прочитывалось удивление.
   -Тань, ты чего? - с опаской пролепетала Леночка. - Мишка что ли?
   -Да ну его, как скажет что-то, хоть стой хоть падай, - отмахнулась я.
   -Да не бери в голову. Будешь кофе?
   -Буду, - склонив голову, обиженным голосом прошептала я. - Этот гад, его вылакал.
   Елена усмехнулась.
   -Как новый роман?
   -Ничего, вот начала писать. Свежий воздух на меня влияет. Мысля так и проситься на бумагу.
   -Это ведь хорошо.
   -Угу, - согласилась я. - Хорошо, да только надоело, все однообразно...
   -С чего вдруг такой пессимизм? - Елена поставила на стол кружку. - По мне так все твои произведения разные. Не знаю с чего у тебя такие мысли, но когда их читаю, словно в другую реальность попадаю. Мне все мои знакомые завидуют, говорят, я могу увидеть твои работы первая.
   -Не знаю. Просто так чувствую, - я сделала глоток кофе.
   На кухне стало оживленно. Все начали просыпаться и рыскать в поисках лекарства от головной боли. Лена заваривала чай и кофе, доставала приготовленные мной бутерброды, раскладывал по тарелкам омлет.
   -Гильотина верное средство от головной боли, - пробубнила, но достаточно громко, чтоб меня услышали.
   Лена хихикнула:
   -Это точно.
   Вскоре и Михаил подошел. Он виновато посмотрел на меня. Но извиняться явно не собирался. Да и пусть. Мне свадьбу с ним не играть и детей не нянчить. Демонстративно отвернулась от него, давая понять, если он хоть слово скажет, то горячий кофе окажется на нем.
   Вообще-то он не плохой. Как человек. Он и поддержать может и даже помочь, если понадобиться, и выслушать. Но вот порой, он ведет себя как мальчишка, ей богу. Ребенок. Правильно мама говорит, у мужчин до тридцати мозг как у пятилетних. Они только в тридцать понимать начинают что хорошо, а что плохо. Но как не крути, а без мужчин, хоть и таких, тоже плохо.
  
  
   Выходные пролетели. Точнее они закончились сильным опохмелом. На работу Миша пришел с таким болезненным видом, мне его даже жалко стало. А спрашивается... Зачем столько пить? В понедельник мне пришлось приехать в редакцию, ведь обещала Андрею книгу с автографом. И как только он появился - тут же вручила ему обещанное. Дрюша не работает в редакции, у него свой бизнес с машинами связан. Но так как работа его в том же районе, то для проще меня, встретиться на моей работе. Да и не знаю я где его контора находиться. Как-то не интересно было. Машина мне не нужна, боюсь дорог как кошка воды. Для себя уже решила, за руль сяду только в экстренном случаи, а так даже под дулом пистолета не заставят.
   Дрюша поблагодарил меня и пошел в сторону своей работы, оставив машину у редакции. Я вздохнула и направилась к станции метро.
   Вернувшись в свой район, присела на одну из лавочек на детской площадке возле дома. И стала наблюдать за тем, как мамочки играют со своими детками. Ребятишки смеялись, плакали, кричали, гоняли птиц, пытались мастерить куличики в песочнице... Это было забавно. А главное как же светятся лица родителей. Они просто наполнены счастьем. Я бы тоже хотела нянчить такого ангелочка. Я продолжала смотреть, а в голове зарисовывалась картинка сюжета. Достала ноутбук и стала писать. И снова пальцы легли на клавиши, и снова история лилась, словно не я ее пишу, а герои сами придумывают для себя сюжет, и тихо нашептывают мне его на ухо. Такого вдохновения я не испытывала достаточно давно.
   Написала две главы, когда ноутбук оповестил о разряженном аккумуляторе. Мне пришлось закрыть крышку и убрать его в сумку, а мысли так и вертелись, просились выложить их на бумаге.
   Поднявшись, кинула на площадку довольный взгляд, мысленно поблагодарила моих юных муз, которые и не знали, чем они помогли, и отправилась в сторону подъезда.
   Уже почти набрала код, почти открыла дверь...
   -Таня, - раздался за спиной до боли знакомы голоса. Я невольно вздрогнула, и обернулась.
   Передо мной стоял невысокий мужчина двадцати девяти лет. Знакомое лицо, до боли знакомый взгляд. Сердце на миг замерло. Не может быть... Кажется мое удивление отразилось и на лице потому, что Юра нежно мне улыбнулся:
   -Ты не обозналась.
   "Как мне отреагировать?"
   -Юра.
   Честно сказать, не ожидала его увидеть, да еще возле моего дома. Прошло десять лет с нашей последней встречи. Думала, больше не увижу его.
   -Как ты?
   -Нормально, - отозвалась я, чувствуя, как сердце начинает ускорять темп.
   Что это со мной? Неужели десять лет не стерли те чувства? Не хочу снова их испытывать.
   -Я могу тебя поздравить, ты теперь популярна.
   -Спасибо.
   -Моя сестра читает твои книги. Знаешь, она настаивала, чтобы я прочел роман, который ты написала, - сделал акцент на "ты" Юра.
   -Понравилось? - как можно холоднее отозвалась я, а сердце продолжало стучать словно заведенное, и мне это не нравилось.
   -Ну, я не любитель любовных романов.
   -Да, мало кто из мужчин надумает их читать. Что тебя привело сюда? - натянула на лице подобие улыбки. А сама продолжала твердить, чтобы сердце остановилось, или чтобы он ушел.
   -Давай прогуляемся? - предложил он. - Давно не виделись, ну или просто посидим на лавочке?
   Не то чтобы я была против, наверное, нет. Но просто находиться рядом с ним неуютно.
   -Хорошо. Как у тебя дела? - мы присели на одну из свободных лавочек. Чувствовала, как успокаиваюсь... просто перенервничала.
   -Ничего.
   -Мы не виделись десять лет.
   -Как быстро летит время, - вздохнул он.
   Мы недолго с ним общались, совсем немного. Устала. Мы разговаривали ни о чем. О жизни, о том, что нового произошло. Юра мало о себе рассказывал.
   Когда мы познакомились, мне было пятнадцать. В моей памяти навсегда останутся его голубые глаза. Мне кажется, я влюбилась именно в них. Просто посмотрела, а сердце забилось как сумасшедшее. Мне нравилось в нем все, его манера говорить, его улыбка. Даже прощала ему холодность. Не знаю сколько времени прошло прежде чем поняла что люблю его? прежде чем осознала это... Тогда мне казалось я могу пойти на любую крайность, ради того чтобы просто его увидеть. Даже когда мне сказали, с такой холодной интонацией, что у него уже есть другая, лишь улыбнулась, просто не смогла разозлиться, я не заплакала. Знала, эти отношения - игра. Он никогда не видел во мне девушку, его поцелуи были детские - лишь легкое касание губ. Но в тот момент мне было больно, настолько больно, что не смогла даже расстроиться как следует. В голове крутилось "у него есть девушка. Зачем тогда так мил был со мной? Можно же было сказать: "у меня уже есть любимая"".
   Сейчас все проще. Пусть сердце и бьется в бешеном ритме, я смогу это пережить. Это просто остаточное явление. И все же почему я по-прежнему реагирую так, как и десять лет назад?
   Стояла под струями теплой воды, вспоминая старые обиды, вопросы, на которые так и не услышала ни одного ответа. Спрашивать сейчас? Зачем - слишком много времени прошло. Помню...спрашивала... потом, когда его друг сказал:
   "-Таня, прости. Знаешь, у Юры есть девушка...
   -И что? Я за него рада, - спокойно отозвалась я, натягивая на лице улыбку и чувствуя, как дрожат руки.
   -Ну ты...
   -Что? Все нормально, я понимаю, - улыбнулась еще шире, а в душе был ураган... - "Все в порядке. Не закатывать же мне истерику? Не могу позволить посмеяться над собой" - ...теребя в пальцах край зеленого сарафана. "Нормально"..."
   А после этого, буквально через несколько дней, он сам мне позвонил. Говорил, что соскучился и хочет увидеть... - разве это не жестоко?
   Потом спрашивала у него, зачем он солгал мне? Или это не была ложь? Но он отвечал: "давай не будем об этом"... "не начинай снова...".
   ...но так и не получила ответа. "Зачем он тогда мне сказал, что у него кто-то есть?"
   Почему снова об этом вспоминаю? Почему вообще об этом думаю?
   Выключила воду. Обтерлась полотенцем, накинула халат, прошла на кухню и сделала кофе.
   -Зачем ты появился? - задалась я вопросом, уперев взгляд в экран компьютера. - Десять лет прошло... Может, совесть замучила? -усмехнулась. - Нет, это навряд ли.
   "-Оставишь мне номер своего телефона?
   -Зачем? За десять лет, он у меня не изменился.
   -Сотовый?
   -Сотовый, - я замешкалась. Почему задумалась, стоил ли ему давать номер? - Ладно..."
   Такая странная встреча получилась. Ну и ладно, он мне позвонит.
   Зазвонил телефон, вырывая меня из мыслей. Кинула на белые листы взгляд, я так задумалась, что ничего не написала.
   -Да.
   -Привет еще раз, - раздалось на другом конце трубки.
   -Привет.
   -Чем занимаешься?
   -До того как ты позвонил или после? - съехидничала я.
   -Не шути.
   -Миш, чего хотел?
   -Что так грубо, - раздался тяжелый вздох. - Просто звоню узнать как самочувствие.
   -В отличие от некоторых, мое самочувствие очень даже хорошее...
   -А у меня голова немного побаливает... - застонал Миша, а потом добавил, - все еще. Может приедешь, полечишь?
   -Больно оно мне надо, - фыркнула я. - Сам виноват, пить надо меньше.
   -Какая же ты злюка... - обиженным тонам с большей силой застонал редактор.
   -Да я такая. Злая тетка, - хихикнула я. - Ладно, если у тебя голова болит, анальгину выпей...
   -Пил не помогает.
   -Ну, нурофен.
   -Ноль.
   Перечислила все лекарства, которые должны были помогать от головной боли, на что Миша отвечал: "этого нет и этого нет. Я в аптеку не пойду".
   -Ну, тогда могу предложить головой об стену побиться...
   -Нет, ты все же злая...
   Даже обрадовалась, когда Миша мне позвонил, иначе бы думала о прошлом, а мне этого не хотелось. Прошлое, должно остаться прошлым... Но все же обида и боль... они еще во мне.
  
  
  
   На следующий день меня разбудил звонок телефона. Нащупала на подоконнике телефон. Моя кровать стояла возле окна, и порой подоконник использовала вместо столика.
   -Да, - сонным голосом отозвалась я, отвернувшись на другой бок, и не решаясь открыть глаза.
   -Привет, - голос Юры, заставил меня проснуться.
   -Юра, - я уселась в кровати, кинула на часы взгляд. - Двенадцать.
   -Что, я тебя разбудил? - удивленно поинтересовался он.
   -Да не то что бы.
   -Прости.
   -Все нормально, - спокойно отозвалась я.
   -Есть планы на сегодня?
   -Планы? - я задумалась. Зачем это ему? Как странно, что ему надо через десять лет? - Да нет... пока.
   -Может, сходим куда-нибудь? Я угощаю.
   -Юра... - сердце екнуло. Зачем теребить старые раны? Зачем звонить?.. - Ладно. Куда?
   -Да, я и не знаю... Выбирай сама.
   -В кофе. Тут не далеко есть одно.
   -Хорошо. Через сколько мне зайти? - Его голос, как прежде был спокойным и нежным. Он говорил мягко и приглушенно. Я почему-то вспомнила наши с ним телефонные разговоры - тогда в мои пятнадцать лет... - Тань.
   -Да, прости, задумалась. Давай часа через два. Хорошо?
   -Ладно. Через два часа буду у твоего подъезда.
   -И зачем только согласилась? - думала, кладя трубку на базу. - Чувствую, хорошего из этого ничего не выйдет.
  
   Собралась. Напоследок причесала волосы, взяла со столика в прихожей сумочку и, открыла дверь. Какого было мое удивление, увидеть выходящего из лифта Мишу. Одетого в дорогой серый костюм, распахнутый пиджак и белая сорочка с расстегнутыми верхними пуговицами. Миша никогда не носил галстуки, говорил ему неудобно, шею словно сдавливают. Что его сюда привело? Не за романом же он приехал?
   -Хо! - махнул он рукой. - А я к тебе.
   -Да неужели? Вот не сказал бы, не в жизнь не догадалась, - отозвалась я, проворачивая ключ в замке.
   -Далеко собралась?
   -А что?
   -Да нет, просто.
   -Со старым знакомым встретиться договорились.
   -Со старым? Знакомым? - Кажется, до Миши немного туго доходила моя фраза, он так свел брови, пытаясь ее осмыслить, что меня развеселило.
   -Да не волнуйся, он, как и ты просто друг.
   -Да нет. Просто думаю, не тот ли знакомый, которого я видел на лавочке возле подъезда?
   -Возможно, - я пожала плечами. - Ты что-то хотел? - нажимая на кнопку вызова лифта, поинтересовалась я. - Сегодня вроде как не выходной?
   -Я по делу.
   -Отложить никак?
   -Это не очень срочно, - как-то нехотя произнес Миша. Словно ему хотелось обратного. - Ладно, я тогда в следующий раз, иди, а то на свидание опоздаешь.
   -Это не свидание, - входя в кабинку лифта, пояснила я.
   -Все так говорят в первый раз, - усмехнулся он, войдя следом, и нажимая на кнопку первого этажа.
   От Миши пахло дорогими духами. Приятно. Мне всегда нравился его аромат. Такой нежный. Иногда хотелось подтянуться на мисочках и вдохнуть этот запах полной грудью. Он повернулся ко мне лицом, когда двери лифта с шумом закрылись.
   -Танюш... - Миша посмотрел мне в глаза, и я вздрогнула.
   -Что?
   -На счет дела. Я вечером заеду, за частью готового романа?
   -Ну я его еще не правила, это только набросок...
   -Не важно, - он резко развернулся, в его голосе проскользнула нотка холода. - Я заеду, - повторил Миша, в тот момент, когда двери лифта открылись.
   Он спустился по лестнице, не дожидаясь меня, и вышел. Что это с ним? Может чего случилось? Мог бы сказать, я бы встречу отложила. Думаю, Юра бы понял.
   Я заметила, как взгляд редактора скользнул по Юре, сидящему на лавочке.
   Сделав глубокий вдох, вышла из подъезда и постаралась улыбнуться.
   -Привет, - Юра поднялся, потушил сигарету и бросил ее в урну.
   -Привет.
   Понимаю прошлое есть прошлое. Но отказать этому человеку не могу. Теперь жалею, что согласилась пойти. Мы шли в сторону метро Южное. Солнце безжалостно палило с голубого небосвода, по которому лениво плыли пушистые молочные облака. Почему не сказала "нет"? Можно же было вежливо отказать, притвориться, что работы много или есть важные дела. Но вспоминая себя, еще тогда, как бы больно мне не было, как бы обидно... стоило ему позвонить и я тут же таяла, забывала обо всем и верила, еще есть шанс. Но сейчас-то что не так? Прошло много времени, почему чувствую себя полной дурой? Я даже не знаю о чем с ним говорить. Спрашивать как дела? Или может где он был все эти десять лет? Как себя вести? Как реагировать? Юра задавал мне вопросы, а я как-то невпопад отвечала.
   -Тань ты меня вообще слушаешь? - резко остановился он.
   -Слушаю, - солгала я.
   -И что я сейчас сказал?
   -Подловить меня решил? - улыбнулась я.
   Не стоит думать о том что было, попробую забыть, выкинуть из головы. Мы же всегда можем быть друзьями, ну или просто хорошими приятелями.
   -Ладно, прости. Я просто задумалась, - призналась я.
   -Я заметил.
   -Думаю о чем написать дальше. Редактор рвет и мечет. И так текст задержала.
   -Понятно. Может тогда в другой раз, пока мы не далеко ушли...
   -Да нет все будет хорошо, я с ним договорюсь.
   Юра привел меня в кафе возле метро. Оно было довольно дорогим. Двух этажное здание окрашенное в зеленый цвет, с неоновыми буквами.
   -Ты разбогател? - удивилась я.
   -Да не особо. - Слегка улыбнулся он.
   Всегда удивлялась своему выбору и думала, как я могла влюбиться в этого человека. Он всего на пару сантиметров выше меня, да и нет в нем ничего особенного, что могло бы меня привлекать. Светлые коротко стриженые волосы. Взгляд. Что может быть особенного в его взгляде? Его глаза, они словно излучают доброту и нежность.
   Юра хотел было заказать бутылку вина. Но я запротестовала. Вино не очень люблю, кроме домашнего, так что кофе будет вполне достаточно. Он пожал плечами и согласился. Заказал себе бокал пива и порцию жареной картошки.
   -Танюш, все хотел спросить, да как-то неудобно было, - начал он. - У тебя кто-нибудь есть?
   Вот это заява, даже кофеем подавилась.
   -С чего такие вопросы? - немного откашлявшись, поинтересовалась я.
   -Да просто. Любопытно.
   -Сейчас нет. Некогда мне в шуры-муры играть А как насчёт тебя? - не осталась я в долгу.
   -Да тоже некогда было... - он немного помолчал, потом сделал глоток пива, и посмотрел в сторону бара. - Там где я был, женщины только во сне приходят, - с тоской отозвался он.
   -И где же ты был?
   -Неважно. Да и не стоит тебе этого знать.
   -Опять военная тайна? Собственно как всегда.
   -Танюш... - Юра с укором посмотрела мне в глаза.
   -Знаю-знаю... "не начинай", - закончила я за него фразу.
   -Не обижайся. Я просто не хочу об этом говорить.
   -Хорошо. Все как и тогда... - я замолчала, отпила еще глоток, а потом заказала себе коктейль.
   Поняв, о чем я, Юра не выдержал:
   -Тебя так сильно мучает тот вопрос?
   -Признаюсь. Интересно. Просто не вижу смысла в твоих действиях. Все еще не могу их понять.
   -Давай не будем. Ты же знаешь...
   -Знаю. Но сколько не думаю, не могу найти ответ...
   Юра ничего не ответил. А меня так и порывает начать допрос с пристрастием. Знаю, я не должна, не мое дело. Но почему ты пришел ко мне? Или не нашел никого подходящего? А может, просто хочешь извиниться?
   Кажется, наш разговор зашел в тупик. Язык мой - враг мой. И что меня дернуло? Говорила же себе, не начинай, забудь. Прошлое останется прошлым...
   -Пойдем лучше погуляем, - предложил он. Я угукнула и допила коктейль.
   Мы прошли к парку, и стали наворачивать круг за кругом. Чувствовала себя не уютно. Я всегда не умела молчать, всегда хотела добиться правды, хотя сама понимала, это правда для меня окажется как гром сред ясного неба. И чего я такая упертая?
   -И все же... - решила снова поднять старую тему. Такой шанс выпадет не каждый день.
   -Тань, ну что ты, в самом деле. Это было так давно. Если бы мог я бы многое изменил.
   -Но я так и не услышала ответ. Зачем все это? - Юра тяжело вздохнул. - Ладно, не хочешь говорить и не надо.
   -Танюш, - Юра остановил меня, поймав за руку.
   Наверное, не так уж и сильно хочу узнать правду, просто это как принцип докопаться до истины и убедиться в правоте своих мыслей.
   -Послушай, не обижайся ладно, но я, правда, не хочу об этом говорить.
   Какая у него теплая рука. По телу пробежали миллионы мурашек, мне показалось, будто вернулась в прошлое, когда Юра нежно обнимал меня за талию на балконе и мы смотрели на мерцающие звезды.
   Резко отдернула руку. Удивив его, но больше всего себя. Что это он?
   Белые пушистые облака быстро окрасились в темно-серые, и так же быстро затянули небо. Поднялся сильный и холодный ветер. Сверкнула молния. Почувствовала, как на открытые плечи падают мелкие капельки дождя.
   -Дождь начинается, - констатировала я. - А я зонтик не взяла.
   -Хочешь, зайдем ко мне?
   Посмотрела на Юру таким удивленным взглядом. Ну уж нет. Только не предложение на чашечку чая заглянуть. Это будет слишком для меня. Хотя если подумать, мы почти дошли до метро Пражская, логично, до его дома куда ближе, но идти не хочется. Я давно не бывала на трех прудах, решила нечего там делать, прогулки по этим местам, в том районе, где он живет - лишние воспоминания. Но сейчас... Проклятая гроза.
   Мы даже не успели дойти до его подъезда, как нас накрыл ливень. Одежда быстро промокла, и было немного неприятно.
   Мы добежали до подъезда, Юра собрался уже открыть дверь...
   -Постой, я тут подожду, - произнесла я, отжимая край топика.
   -А если он всю ночь лить будет?
   -Значит, пойду домой под дождем.
   -Танюш, ты чего?
   -Да ничего
   -Ведешь себя как маленькая, - заявил он, и чуть ли не пинком затолкал меня в подъезд.
   Высвободилась и снова вышла. На небе сверкнула очередная молния, а следом послышался гром. Поежилась. Холодно. Мокрая одежда... Да еще ветер. Как бы не простыть.
   -Тань не глупи. - Юра коснулся моего плеча. Я лишь повернулась к нему спиной - Что не так?
   -Все не так.
   -Тань. - Он требовательно позвал меня.
   -Что? - обернувшись, встретилась взглядом с его голубыми глазами, по телу снова побежали мурашки. От холода. Я просто замерзла.
   -Я тебя не понимаю.
   -Это я тебя не понимаю. Ты заявился спустя десять лет и делаешь вид что ничего и не было, - на одном дыхание выдала я.
   -А разве что-то было? - подняв брови вверх уточнил он.
   -Конечно нет. Юра, то была игра. Ты просто решил со мной поиграть, но я оказалась, не такая доступная и тебе стало скучно.
   -Тань. Никто не играл.
   Меня распирало, знаю, должна молчать, иначе все испорчу. Десять лет повторяла я как заклинание, но оно не действовало обида все еще во мне.
   -Да, а как же слова твоего друга, про девушку? Ты мне так и не объяснил. Или может, объяснишь мне свое поведение после. Сказал, есть другая, а через день позвонил со словами: я соскучился. Или может быть армия, ты же моей подруге писал, в любви ей признавался, прощение через нее у меня просил. Ты даже когда уходил мне об этом не сказал. А встречи, слова, все это... А потом просто исчез. И теперь заявляешься с таким видом, словно этого не было.
   -Я был юн и глуп и делал много ошибок.
   -Да плевать мне! - выкрикнула я. - Ты меня обидел. Ты даже не извинился. А мог бы. Да мы были подростками, много не понимали, но ты мог просто извиниться. Сказать хоть что-то, а не играть в молчанку и не делать вид, что всего этого не было. Признайся, ты просто играл со мной. А потом выкинул за ненадобностью, даже не подумав, как я себя чувствую... - меня занесло, кажется, наговорила того, чего не хотела.
   -Люблю тебя... - совсем тихо произнес он, в тот момент, когда я всплеснула руками от возмущения.
   -Что?! - так и замерла, боясь, что ошиблась. Мне почему-то вспомнился давний телефонный звонок. Юра позвонил мне и что-то сказал, но я не была уверена, я переспросила, а он отнекивался. Мол, не важно, глупость...
   Юра приблизился ко мне и снова повтори:
   -Люблю тебя.
   Его губы коснулись моих. Я даже не смогла его оттолкнуть, запретить. Сердце бешено забилось, колотя о ребра, казалось, не только я чувствую, как оно бьется, но и он. Знала, должна остановить его, но вместо этого ответила. Что со мной? Я все еще люблю его? Очередная молния накрыла город.
  
  
   Вернулась за полночь, немного раздраженная. Да как он... Да вообще... У меня не было слов, чтобы высказать все возмущение. Но самое главное, почему не сразу оттолкнула его. Он думает это нормально. Приходить вот так вот и говорить "люблю тебя"? Как мне реагировать?
   А потом? Веду себя порой как дура. Хотя почему как? Только когда осознала его слова и поняла, отпихнула Юру от себя. Тяжело дыша, смотрела на него, не зная, как реагировать. Может, нужно было врезать? или наорать? А что я сделала? просто выбежала в дождь, надеясь, что он не последует за мной, а если бы захотел догнать? то я точно начал бы сопротивляться и материться на чем свет стоит. Но Юра остался стоять возле подъезда, он явно сам не ожидал от себя такого. А может это просто очередная игра? Розыгрыш?
   И все же он опять ушел от ответа. Я замерла в нескольких шагах от своего подъезда. Боже. Возле подъезда - знакомая машина. Миша! Он стоял продрогший возле двери. Явно не раз поднимался на этаж. Ох, что будет? Совсем про него забыла. Все переживания как ветром сдуло, я уже чувствовала, как он будет меня медленно пилить вдоль и поперек, рассказывать, как опасно девушкам гулять по ночам, и вообще у меня не мозги, а решето, поскольку я всегда что-то забываю. Поежилась. Замерзла. Пока шла, возмущаясь действиям Юры, холода как-то не ощущала. Адреналин в крови зашкаливал, а сейчас медленно снижется, давая возможность прочувствовать все прелести мокрой одежды и прохладного ветра.
   -Миша! - набрав больше воздуха, позвала я. Тот обернулся и подлетел ко мне:
   -Ты где была?! - начал было он, но увидев мое состояние, немного успокоился.
   -Дождь и все такое. Зонт забыла, пришлось переждать. Видишь, промокла насквозь, - натягивая на лице подобие улыбки, заявила я, указывая на свою одежду.
   -Вижу. Иди-ка ты домой. Душ прими, чаю с медом попей.
   -Угу. Пойдем и чаем тебя напою с медом.
   -Лучше с коньяком, - простучал зубами Миша. - Кстати, я тебе раз двадцать звонил, почему не отвечала? - вызывая лифт, поинтересовался редактор.
   -Телефон? - пошарила по сумочке. Достала телефон. Двадцать пять вызовов. - Я правда не слышала, - улыбнулась я.
   Быстро приняла душ, немного подсушила волосы, надела шорты и топик. И пока Миша, на правах редактора, принимал душ, заварила кофе. Я привыкла к тому, что редактор ведет себя по-свойски в моей квартире.  Пока Миша вытирал волосы полотенцем, не забывая отхлебнуть горячего кофе, и подлить еще немного коньяку, я думала: Могу ли я рассказать ему о произошедшем? Сейчас мне очень хочется с кем-нибудь поговорить, посоветоваться. Но будет ли это правильно? Это моя жизнь. Да и что он может мне посоветовать? Наблюдала за ним и все думала о прошлом, о том, что произошло и как все это понять. Как растолковать действия Юры? Зачем он это сделал? Собственно как и раньше, он вначале говорит:" "не хочу видеть", а потом звонил со словами: "я соскучился".Никогда не могла его понять и сейчас - просто не понимаю.
   -Танчик, о чем задумалась? - Миша помахал рукой передо мной.
   -Что?
   -Ты меня слышала?
   -А ты что-то сказал?
   -Сказал: "рассказ дай".
   -Да. Сейчас.
   Прошла в комнату, включила компьютер, и пока он грузился, снова начала думать. Перебирая в голове варианты объяснений. Но сколько бы я их не находила, все объяснения это лишь мои домысли. Может спросить напрямую? Но разве Юра ответит? Он любит ходить вокруг да около.
   -Танюш, давай я тебя поцелую, - раздалось над ухом. Я угукнула соглашаясь, а потом до меня начал доходит смысл фразы:
   -Чего? - я встрепенулась и повернулась лицом к Мише.
   -Ну как еще мне твое внимание привлечь? - развел рукамиредактор. - Или может ты не против позднего гостя. К тому же я коньяк пил.
   -Ничего на метро доедешь, - съязвила я, перекидывая файл на флешку.
   -Не, я еще такой вредной не встречал, - улыбнулся он.
   -Ну, значит, теперь тебе повезло, - я так же ему улыбнулась.
   -Ты чего сегодня такая рассеянная? - редактор облокотился о столешницу.
   -С чего ты взял?
   -Да ладно, у тебя все на лбу написано, - он ткнул пальцем в мой лоб. - Танюш. Твой знакомый тебя расстроил? - предположив наугад, он попал в точку. Хотя логично сделать вывод, сама же сказала, что иду на встречу.
   -Не то чтобы... - пожала плечами.
   -Давай выпьем? - предложил мне он.
   -С чего бы нам пить? - удивилась.
   Миша развернул кресло к себе и немного наклонился:
   -Ну как же, обычно помогает.
   -Ты же знаешь, я пью мало и редко. К тому же, ладно я должна напиться, поскольку на душе паршиво, а тебе-то с чего?
   -За компанию.
   -Был бы только повод, - съязвила я.
   -Да ты что, я почти не пью, - встрепенулся Миша и выпрямился во весь рост.
   -Ну да, только по большим праздникам, - хихикнула я.
   -Ну может тогда поделишься своим скверным настроением.
   -Спасибо, я как-нибудь сама с ним справлюсь, - сложив руки на груди, отозвалась я.
   -Я и вижу, как у тебя это получается. Самой-то, - прошептал редактор, потирая острый подбородок. - Черт. Надо бритву с собой возить, - сменил он тему разговора. - Ну так что, по маленькой?
   Тяжело вздохнула:
   -Там колла есть... В холодильнике.
   Миша набодяжил мне коктейль колла с коньяком. Сделала глоток, поморщилась. Зачем так много коньяку добавлять? Отпила немного, добавила коллы, потом снова отпила, и снова налила коллы... Миша наблюдал за мной не скрывая улыбки. Знал же, зараза, как я не люблю крепкие напитки. И теперь ухмыляется, следит за моими действиями.
   Через два часа мы оба были навеселе, хотя мое настроение то поднималось до истерического смеха, то опускалось до раздраженного крика. Обычно я себя контролирую, в каком бы состоянии ни находилась, но сегодня просто не мой день. Миша очень хотел узнать, что же случилось, и как-то не хотела об этом говорить. Мне напоминало это недавние действия по отношению к Юре. Это заразительно.
   Сделал глоток, и тяжело вздохнула. Но что будет, если я ему все расскажу? Выскажусь - полегчает. Всегда ведь помогало. То к подругам бежала, то просто гуляла, пока все плохое настроение не выветрится. Нет, Миша конечно друг, но я не хочу посвящать его в свою личную жизнь, хотя он и так достаточно успел в ней покопаться. От плохого настроения до скверного всего рукой подать. Стоило лишь мне подумать о Юре, снова почувствовала себя паршиво. Что ему все же надо? То отталкивает, то в любви признается...Наверное, никогда не смогу этого понять. Пока мне не разжуют все основательно и не дадут проглотить.
   -Танчик, - проикал Миша, с идиотской улыбкой на лице.
   Теперь ему придется кровать в соседней комнате стелить, не пускать же пьяного за руль, да и на улицу, а то еще наша многоуважаемая полиция засадит его за решетку за то чего он не делал.
   -Пойдем-ка спать... - я поднялась со стула и похлопала редактора по плечу. Надо же было так налакаться.
   -Ага... - заплетающимся языком попытался проговорить Миша, честно сказать, это вызвало у меня улыбку. - Пойдем.
   Он попытался дотянуться до моей руки, но малость промазал и вместо этого скользнул пальмами по ноге.
   -Миша. Бою-баюшки-баю... - попыталась пропеть, хотя слуха у меня никогда не было, так что звук получился довольно неприятным, но гость улыбнулся, и переместил руки на мою талию, заключая в объятья...
   -Так это уже перебор, - попыталась высвободиться, но Миша сильнее прижался ко мне:
   -Выходи за меня замуж? - отчетливо произнес он, даже не запнувшись.
   Я так и замерла, смотря на его макушку, и думая что сделать, пнуть посильнее или... А что он сейчас сказал?.. Сердце билось как сумасшедшее. Что это сегодня - день признаний?
  
   Полночи не могла уснуть, все думала, что это на Мишу нашло, ни с того ни с сего и замуж? Да еще признание Юры из головы не выходило. Сегодня точно не мой день? Все как сговорились меня ставить в неловкое положение. Ладно Миша, уверена он на утро и не вспомнит, но Юра... Если он мне позвонит, как вести себя, как реагировать, что говорить? Боже от всего этого голова шла кругом. И как мне потом на редактора смотреть, не расспрашивать же его - серьёзно он про свадьбу или нет Мысли менялись одни другими, путались, мечась между Мишей и Юрой. Даже не могла понять о ком мне думать. И так продолжалось, пока просто не провалилась в темноту.
  
  
   Меня разбудил Миша, шурша пакетом в котором держу самые необходимые лекарства. Давно уже хотела себе купить аптечку, да все забываю, а к пакетику как-то привыкла, завязал и в сумку кинул...
   Не выдержав шуршания, уселась в кровати и посмотрела на редактора сонным взглядом.
   -Я разбудил тебя, - натянул на лице Миша виноватую улыбку.
   -Угу, - констатировала, скользнув взглядом по часам на стене. - Девять утра.
   -Прости. Я искал таблетку...
   -А я тебе говорила, пить надо меньше, - я посмотрела на него, а он на меня.
   Наши взгляды встретились и я вспомнила... вспомнила и первой отвела глаза. Забыла, а теперь так неудачно вспомнила. И что дальше? Что делать? Чувствую странно.
   -Тань ты чего? - вопросил Миша, заметив, как мечется взгляд по квартире.
   -Ничего, - старясь не смотреть на редактора, отозвалась я.
   -Что-то не так?
   Смотрела на свои ноги, и молила Бога, чтобы он не вспомнил о свих словах. Это ведь было не всерьез?
   -Сделаешь кофе, - попросила я, зная, редактор в моем доме лучше чем в своем ориентируется. - А я таблетку тебе найду.
   -Ладно, - растеряно отозвался Миша. - Я что-то сделал? - замерев в дверях, неожиданно спорил он.
   -Нет ничего, - улыбнулась я.
   -Правда? - он даже не обернулся.
   -Правда. - Редактор выдохнул, словно ждал другого ответа:
   -Ладно, жду на кухне.
   Вылезла из кровати. Осмотрела разбросанные по столу лекарства. Было неуютно, слова Миши, хоть он и сказал это в пьяном бреду, не выходили из головы. Это как признание в любви. Сердце билось в груди, каждый раз, когда вспоминаю об этом. Я не должна этого чувствовать? Зная Мишу - это просто неудачная шутка. Пыталась найти я оправдание его словам. Как еще на это смотреть? Заявить такое, с пустого места...
   Телефонный звонок вырвал меня из размышлений.
   -Да.
   -Танюш, привет, - произнес бархатным голосом Юра.
   Юра... - сердце еще больше забилось о ребра, и я задохнулась от переполнявших меня чувств. Да что же это?.. Набрав побольше вздоха в легкие и мысленно прося себя успокоиться:
   -Привет.
   -Что делаешь?
   -Только встала...
   -С добрым утречком, - я почувствовал его улыбку, или мне так хотелось, чтобы он улыбался.
   Если честно думала, он не станет звонить, я была не готова к разговору. Вчера повела себя не слишком красиво, наверное. Отреагировала как девчонка, у которой украли первый поцелуй, не спросив на то разрешения.
   -С добрым...
   -Танюш, прости за вчерашнее, - резко произнес он.
   -Юра...
   -Послушай, Тань - С такой твердостью он сейчас произносит мое имя, словно хочет сделать важное заявление. - Нам нужно поговорить. Мы можем встретиться?...
   -Ладно, - согласилась, а что делать? Всегда бежала к нему, и опять бегу, как маленькая. Обида и боль ничему меня не научили. - Давай часиков в восемь?
   -Хорошо, - спокойно отозвался он. Мне казалось, он сейчас сидит возле телефона и с тоской смотрит в одну точку. Всегда нравились его немного грустный и в то же время мягкий взгляд. - Мне зайти?
   -Я сама подойду к твоему дому, - у меня дрожит голос, почему? Кажется, даже Юра это чувствует.
   -Ладно, буду ждать. В восемь...
   Я смотрела на трубку, как на волшебную палочку, думая, так в жизни просто не бывает. Просто не возможно! В начале тебя, можно сказать, посылают ко всем чертям, а через десять лет признаются в любви. Разве это нормально? А разве нормально чувствовать себя как тогда десять лет назад?
   -Кто звонил? - голос Миши вернул меня к реальности.
   Его голос был немного грубоватым, но все же приятным - подумалось мне. Опять вспомнила его слова... Надо забыть. Сделать вид, что ничего этого не было. Это только слава, я же не сексом с ним занималась? Что так реагировать, словно пятнадцатилетняя дурочка. Слова и не больше. Возможно ничего не значащие слова.
   -Друг звонил.
   -Вчерашний? Тот что тебе настроение испортил?
   -Не то чтобы испортил, просто было кое-что неприятное...в прошлом.
   Достала из пакетика таблетку от похмелья и протянула его вошедшему в комнату редактору. Когда Миша забирал лекарство, его пальцы скользнули по моим, не просто скользнули, а на секунду остановились... Сердце забилось где-то внизу живота. Да что же это?
   -Все нормально, Тань? - все еще касаясь моей руки, уточнил Миша.
   -Да, - убрала руку, чувствуя легкое покалывание.
   -Уверена, что я ничего не сделал лишнего?
   -А ты что мог? - удивилась я.
   -Пьяные все могут. Танюш, даже того чего не хотят... делают.
   Не знаю, сказал он это потому, что вспомнил или просто, не подумав. Но почему-то стало больно от таких слов. Меня будто током ударило.
   -Нет, Миш, уверяю, ничего плохого, - улыбнулась с обидой, кажется, даже редактор заметил. - Кстати, - опомнилась я. - Тебе на работу не надо? Ладно я, мне-то не предписано в офисе сидеть в отличие от некоторых.
   -Я уже звонил Леночке, сказал, что задержусь немного.
   -Ну, тогда глотай таблетку, допивай кофе и иди-ка ты на работу, - сделала я жест рукой, словно от мухи отмахиваюсь. Мне просто надо подумать. Успокоиться, а его присутствие лишь усугубляет положение. Так хочу высказать ему, относительно вчерашней неудачной шутки.
  
   До назначенной встречи просидела за включенным компьютером, открывая и закрывая разные папки и интернетовские сайты. У меня в голове была каша, и даже не пыталась писать. В таком состоянии я только и способна, что выдавать ерунду. Понимаю, Миша все это сказал будучи не в трезвом состоянии, но как говориться: " в каждой шутки есть доля шутки", а еще: "что у трезвого на уме, то пьяный уже сделал". В голове никак не укладывается, с чего вдруг такие разговоры. Юра с откровенностями, а потом редактор из колеи выбивает своими словами. Да и собственно, почему об этом думаю? Юра изъявил желание поговорить со мной. Интересно о чем? Не хочет же он мне рассказать всю ту правду, которую утаил? Он же всегда был таким... скрытым.
   Время неумолимо приближало наш разговор. Но честно, мое настроение было настолько паршивым, и не особо рвалась на эту встречу, а звонить и отказывать было не совсем удобно. А если, в самом деле, Юра хочет мне все объяснить? Может, тогда он не мог поступить иначе? Но что ему мешало?
   Кинула быстрый взгляд на часы.
   -Пора собираться. А то точно опоздаю.
   Не спеша собралась, надела серые брюки и топик.. Подкрасила ресницы и губы нежно-розовой помадой с запахом клубники. Повертелась перед зеркалом, оценивая внешний вид...
   Вот же, как школьница на свидание собираюсь?
   Подхватила небольшую белую сумочку под цвет босоножек, и вышла.
   Шла уже знакомой тропой к его подъезду. Эту дорогу я не забуду: через парк, потом подземный переход, вдоль дома, где живет его друг... поворот направо... и до самого конца дома.
   Замерла у соседнего подъезда. Юра уже ждал, покуривая сигаретку, и поглядывая на часы. На нем были голубая футболка и синие джинсы, на ногах черные кеды.
   Что это я подглядываю? Надо просто подойти... просто поздороваться... Спокойно. Тань, что ты, в самом деле. Почему сердце никак не может успокоиться?
   -Миш, что ты как маленький. Чуть больше года осталось, - произнес Саша, делая глоток пива.
   -Знаю что времени мало, но что поделать. Не могу я так... с ней.
   Бар шумел, поддатая молодежь бурно веселилась за соседним столиком. Миловидная официантка принесла еще порцию пива. Саша слегка обнял девушку за талию и мило ей улыбнулся.
   -Мишаня! - воскликнула та, - какими судьбами?
   -Я его позвал, а то ходит мрачнее тучи, - пояснил Саша. - Настен, что после смены делаешь?
   -Да ничего особого.
   -Пойдем, погуляем, поболтаем, как раньше?
   -Ладно, но только в двенадцать закончу.
   -Ничего я подожду.
   Настя, старая подруга Саши, точнее она больше исполняет роль временной партнерши. Ее это устраивает, да и самого Сашу. Так сказать свободные отношения. Если не знать всей правды, можно подумать что они пара. Настя девушка видная, и формы, и личико красивое, волосы светлые до пояса. Сашке всегда такие нравились. Худенькие и миловидные.
   -Настен, подружка есть на вечер, свободная? - девушка посмотрела на Мишу и улыбнулась:
   -Ему?
   -Угу, компанию составит пусть.
   -Есть одна. Думаю, будет не против. Ладно, у меня работа, а то менеджер по шее даст, так что я пошла. После смены пообщаемся.
   Девушка развернулась на каблуках и соблазнительной походкой поплыла к следующему столику.
   -Долго еще будешь ее мучить? - не выдержал Миша.
   -Кого мучить? Это она меня каждый раз мучает, - неоднозначно заявил Саша. - Тебе тоже бы не помешало, чтоб тебя помучили ночку другу. Сидишь в своей конторе, строишь из себя редактора, а молодость-то мимо проплывает.
   -Как у тебя только времени хватает, - огрызнулся тот. - И работа, и девушки, смотри как бы они тебя потом не растерзали.
   -Ну девушки-то у меня нет. Настена... Сам знаешь - это пока кому-нибудь из нас не надоест. Меня все устраивает.
   Миша обвел взглядом бар. Где-то в углу сидели девушки, одна так и сверлила его взглядом постоянно подмигивая и делая непонятные жесты, то трубочку потеребит, то так эротично в ротик ее возьмет. Что за молодежь пошла. Уже открыто намекают.
   -На ней же свет клином не сошелся, Миш.
   -Знаю. Но ничего поделать не могу. Раньше бы взял и все дела. Удовлетворил бы свою похоть и пошел за новой жертвой, а тут не могу, Саша. Сам себя не узнаю. Видать старею.
   -Ха, - Саша рассмеялся. - Скажешь тоже. Вон смотри, те девушки так и смотрят в нашу сторону. Может зацепишь одну?
   -Желания нет.
   -Оно у тебя только на авторшу поднимается.
   -Саша, не начинай. А то ведь и врезать могу, - Миша переменился в лице, и зыркнул на друга как на врага всего человечества.
   -Ладно тебе. Развейся. Все же лучше, чем ходить как грозовая туча, испуская молнии в разные стороны.
  
  
   После пятиминутного наблюдения за ним, Юра все же меня заметил. Он бросил окурок в урну и поспешил ко мне. Сделала вид, будто привожу себя в порядок. Губки подкрасить, волосы причесать. Сделала равнодушное лицо, когда он ко мне обратился. Мол: "я вас и не ждала, и как-то мне пофиг..." Но сердце предательское. Оно стучит каждый раз, когда думаю о Юре, а если вижу его, так вообще готово выскочить из груди к нему в руки. Какая же я все-таки слабохарактерная. Нет у меня гордости. Да и ненависти к нему тоже нет.
   -Пойдем.
   -Куда это? - захлопала я глазками.
   -На чашечку чая. Не тут же мы будем разговаривать. Дома как раз никого нет.
   О-о-о, что-то мне это не нравиться. Атмосферка странная такая. Домой. А еще там никого нет. Интересно о чем он хочет со мной поговорить?
   Юра взял меня за руку. Как мальчишка. Это даже развеселило. Хотя, должна отметить, рука у него теплая. И покалывание такое приятное в ладони. Ой, Танчик, влипла ты по самые уши и уже ничего с этим поделать не можешь. А должна ведь. Должна бежать подальше от него. Почему в такие моменты ты не думаешь о том, что он тебя обидел, о том, что предал. Что ты как дурочка млеешь от каждого его слова и взгляда? Разве это правильно? Где твоя гордость!
   Особо не упиралась, шла послушно, смотря на его спину, и думала: "Зачем все это делаю? А главное почему?" Что в нем такого, что заставляет мое раненое сердечко снова пылать. Ну не правильно это. Понимаю. Но совершенно ничего не могу с собой поделать. Я наверно завязла в трясине, и имя этой трясине "Любовь".
   Юра открыл дверь квартиры. Давно здесь не была. Даже и не помню уже, как все выглядело. Попыталась расстегнуть ремешки на босоножках, но дрожащими руками это оказалось сделать очень трудно. Через десять секунд моих потуг почувствовал, как впадаю в бешенство. Нафиг их одела. Застежка дурная. А может это не застежка, просто я себя чувствую слишком странно сейчас. Руки дрожат, голова пустая. Зачем пришла? Любопытство? Нет, я все прекрасно понимаю, это не любопытство. Мне, конечно, интересно выслушать его точку зрения о прошлом, но больше всего просто хочу увидеть его. Я давно это понимаю. Знала, стоит ему поманить меня и я приду. Все же дура. Всегда надеюсь. Верю в хэппи-энд. Только вот в жизни-то все не так просто.
   Юра понаблюдал за тем, как я уже готова была просто вырвать с корнем застежку, и улыбнулся:
   -Да ты совсем не изменилась.
   -Я здесь не причем! Застежка не открывается, - обижено буркнула я.
   -Дай сюда.
   Юра прям как джентльмен, принес с кухни табурет и настойчиво усадил. С застежкой он справился за полсекунды, при этом поглядывал на меня. Он на мгновение замер, прежде чем опустить мою ногу.
   -Ну вот и все. Танюш, у тебя руки-крюки.
   -О чем ты хотел поговорить? - соизволила посмотреть на него, и решив пропустить вышесказанное.
   -Просто нужен был предлог, чтобы тебя увидеть.
   Вот же... А я то думала, он хотел мне все рассказать. И как это понимать?
   -Раз только предлог, тогда я домой пойду.
   -Босиком? - Юра продемонстрировал мою правую босоножку и положил ее на антресоль.
   -Ах ты, - даже слов нет одни эмоции. - Чего тебе от меня надо? Неужели мало было сделанного?
   -Нет слишком много. Извини меня.
   Он слишком близко подошел, склонился ко мне. А сердечко все же предательнице.
   -Танюш, - Юра коснулся моей щеки, провел по ней. - Я хочу все исправить. Но не знаю как? Как мне загладить свою вину?
   Пасть на колени и молить о пощаде, - ехидно подумалось мне.
   -Ты опять шутишь, Юр.
   -Неа. Я просто был дураком. Вот и вся правда. Тань. Я поздно понял, что потерял тебя. Думал, что я такой особенный и смогу в любой момент вернуться к началу.
   -Точно замечено. Ты дурак.
   -Да уж, - шепнул он, и склонился, хотел поцеловать, но я его остановила. - В тот раз ты не была против, - удивился он.
   -В тот раз. Это был порыв из прошлого.
   -Танюш...
   -Хватит издеваться. Что я тебе сделала? Ты даже представить себе не мог, как я себя чувствовала. А теперь заявляешь с таким лицом, словно и не было ничего? В любви признаешься. Смешно.
   Он погладил меня по волосам.
   -Я себя ненавижу, - выдохнула я. - Хотя должна тебя ненавидеть.
   -Можешь меня ударить, если легче станет, - твердо заявил он. - Но поделать с собой ничего не могу. Просто хочу, чтоб ты была моей и все.
   От такого заявления у меня слова в горле застряли. Что значит, хочу?
   -Я что игрушка? хочу куплю, хочу - нет?
   -Нет. Ты та кого я желаю больше, чем хотел бы.
   -Юра. Не надоело издеваться? Наверное, решил снова посмеяться надо мной?
   -Нет. Просто люблю тебя. Разве мне нельзя?
   -Люби на здоровье, только мне больно не делай, - поджала нижнюю губу, чувствуя, как накатывают слезы, воспоминания о прошлом не проходят даром. Не должна плакать, не при нем. Но, кажется, Юра заметил это. Он обнял меня:
   -Не могу тебя отпустить. Хотя хотел. Думал, если вернусь, то не стану искать с тобой встреч.
   -Все же я дура, - вырвалось у меня.
   А что я еще могла сказать, как еще мне реагировать? Голова пуста. Злости нет, да и сопротивляться не хочу. Мне приятно. Все. Даже его прикосновения. Слова. Сердце стучит как заведенное. "Хочу, чтоб ты принадлежала мне". Сказал бы ты эти слова раньше. Ты дурак. Я слабохарактерная, и прощаю тебя уже в который раз.
   -Кофе будешь?
   Посмотрела на него снизу вверх. Ну что мне с тобой делать, а?
   -Буду, - буркнула я.
   Обычные слова, и я снова млею, нормально ли это, прощать его? Должна ли я? Стоит ли мне послать его на луну овец пасти? Не буду признаваться ему в том, что все еще люблю его.
   -Танюш, давай начнем все с чистого листа?
   -Что предлагаешь мне руку и сердце? - усмехнулась я.
   -Предлагаю. И руку, и сердце, и тело...
   -О-о загнул. Не рановато ли. А вдруг я тебя еще не простила?
   Он сделал глоток чая, улыбнулся:
   -Простила. Я знаю. А еще знаю, ты любишь такого меня.
   Я чуть кофеем не подавилась. Вот сказал. Все знает. Всезнайка тоже мне.
   -Если все знаешь, почему тогда так поступил со мной?
   -Опять двадцать пять - выдохнул он. - Забудь о прошлом. Давай жить будущим.
   Легко сказать жить будущим. Но прошлое... А боль-то еще осталось, обида. Вот мои чувства. Я все же странная личность. Обижена, но бегу к нему, смотрю на него и хочу врезать, накричать, но не могу. Рука не поднимается и слов нет. Стоит ему меня коснуться, и все забываю, даже злость проходит.
   -Что же ты со мной делаешь?
   -А что я с тобой делаю?
   -Дуру из меня делаешь, - допивая кофе, огрызнулась. - Веду себя как идиотка. Нет чтоб дать тебе про меж глаз. И послать по матушке. Но...
   -Но? - Юра с интересом посмотрел мне в глаза.
   -Не могу. Вот это и бесит меня, что не могу.
   Перевела взгляд на часы. Полдвенадцатого.
   -Домой пора? - заметив, как мой взгляд скользнул по часам, уточнил Юра.
   -Да пора.
   -Время детское, Танюш.
   -Где-то я уже это слышала, - я прищурилась.
   -Давай фильм посмотрим?
   И это тоже слышала. Точнее такое уже было однажды. Точно же влипла. У него видать, план на всю ночь расписан?
   Ладно, бог с ним. Фильм так фильм, пусть будет что будет. Тяжело вздохнула, но все же согласилась.
   -Какой будем смотреть? - предлагая мне выбор, он указал на стопку дисков.
   -Да какой-нибудь, - отмахнулась я.
   -Ладно, тогда может ужастик?
   -Современные ужасы, на ужасы не похожи. Сопли с сахаром. Хотя любой подойдет.
   Юра усмехнулся, дал технике проглотить диск, и когда синий экран сменился картинкой, нажал кнопку "плей".
   -Скажи, ты меня пригласил попить кофе и посмотреть фильм? - равнодушно глядя на так называемый ужастик, иногда посмеиваясь, поскольку он больше походил на комедию, уточнила я.
   -А что. Плохо разве. Мы же все с начала начинаем.
   -Кто это "мы"? Я тебе свой ответ не давала, - хихикнула я над очередной выходкой героя из фильма.
   -Разве, а по мне так ты уже согласна.
   -Ты все обо мне знаешь? - я повернулась к нему лицом.
   -Знаю. Просто ты не в состоянии от меня бегать, вот и все. И сказать "нет", тоже не можешь.
   -Странный ты человек.
   -Ага...
   Когда началась очередная кровавая сценка, которая, по мнению создателей, должна быть одной из ужасных и пугающих зрелищ, Юра как-то незаметно подсел ближе. Его рука легла на мою талию, а я сделал вид, что этого не заметила. И продолжала критиковать фильм.
   -Ты всегда такой была... - произнес он и поцеловал меня, - болтушкой.
   Сердце так и замерло, когда я почувствовал теплые губы и руки...
   Эй, куда ты их там нацелил!...
   Мне было приятно, наверное, слишком. Юра, оказывается, неплохо целуется, хотя нет, вру. Он очень хорошо это делает. Голова быстро пустела, а сердечко стучало где-то внизу живота. Нет, я все же слабохарактерная. Как могу так быстро все забыть.
   Рука Юры скользнула под мой топик. И тут меня как током шарахнуло. Я отпрянула от него.
   -Не надо.
   Скажем так, я не готова дойти до ЭТОГО. Пока не готова. Как не странно, но, несмотря на все мои чувства, все еще не верю в происходящее. Боюсь, что все окажется сном, или еще хуже - мной просто воспользуются.
   Юра отстранился от меня.
   -Танюш...
   -Прости, но...
   -Не переживай, подожду, когда будешь мне доверять. Я понимаю. - Уж как-то грустно он все это сказал. - Ты еще не можешь поверить в искренность моих чувств Я бы тоже не стал себе доверять. Все же я слишком сильно тебя обидел.
   -Сильно, - согласилась я. - Даже слишком. А я надеялась, хотя сама не знаю на что, и теперь... все это словно сон, и я просто не готова в него поверить.
   -Я не хотел. Просто была причина. - Вторую часть предложения он произнес очень тихо, я не уверенна, что услышала правильно.
   -Юр...
   -Давай провожу тебя, - предложил он, посмотрев на часы.
   Я согласилась.
   Всю дорогу мы шли молча. Никак не могла успокоиться, все еще ощущая его дыхание на своей коже, его тепло, и думала: "Стоило ли мне его останавливать? Может, надо было плыть по течению?"
   -Мы завтра увидимся? - уже около подъезда спросил Юра, и с надеждой заглянул в мои глаза.
   -Я не знаю, что будет завтра, так что...
   -Я позвоню. - Кинул он, слегка коснувшись моих губ.
   Даже такой незначительный поцелуй, вызвал во мне еще больше чувств. Как перед ним устоять? Я просто не в силах.
   -Хорошо.
   -Спокойной ночи, Танюш. - Юра развернулся и пошел обратной дорогой, а я стояла и смотрела ему в след. И мне очень сильно хотелось его остановить.
  
  
  
  
  
   Я проснулась, но чувствовала себя уставшей и немного разбитой. Вечером, когда вернулась, долго думала, но так и не смогла найти ответ. Юра как всегда был загадочен и таинственен. Что еще сказать. Его поведение никак не вязалось с его словами. Придя домой, я все взвесила. Быстро прощаю. Быстро все забываю.
   Долго размышляла, а потом незаметно все мысли обратились к Мише, а может и лучше, что я перестала раздумывать над поведением Юры. И даже быстро уснула. Все же редактор действует на меня как снотворное. С ним я такая, какая есть. Общаться без скованности. С Юрой неуютно, постоянно хочется исчезнуть под его взглядом, теряюсь, и все слова и мысли вылетают из головы.
   Что это я делаю? Сравниваю? И как не странно, меня еще беспокоят его слава. Миша хоть и был пьян, но я знаю память у него хорошая. Сказал он это шуткой, а может...
   Ой, нет. Думаю не о том. Нужно решить, смогу ли доверять Юре? Должна ли дать ему еще один шанс? Какая я странная.
   Тяжело вздохнула.
   Так, все лишние мысли, а ну-ка кыш из головы! Мне сегодня надо поработать. Еще пару глав написать, и пусть мои герои думают.
   Но... Юра, почему ты снова со мной играешь? Что я тебе сделал, что ты никак не хочешь меня оставить в покое? Говоришь, любишь, но я все еще не могу поверить тебе. Наверное, все же гордость есть. Не хочу быть снова обманутой. Не хочу снова плакать и проклинать себя и тебя.
   Любить - это слишком больно. Мое сердце еще не оправилось. Пусть бегу к тебе и продолжаю надеяться на хэппи-энд, но в глубине понимаю, слишком рано доверять. Надо немного подождать. Главное потом не забыть об этом и не погрузиться с головой в собственное чувство.
   Разместилась за компьютерным столом, поставила кружку, открыла программу...
   Слова сами нашли меня, может недавние сказалось, а может, просто было настроение. Писала несколько часов, не отрываясь. Вырвал меня из сказки телефонный звонок. Сердце екнуло.
   -Да.
   -Танчик.
   -Миш, привет, - облегченно вздохнула, и даже обрадовалась, что это был не Юра. Но почему-то почувствовала себя, как предательница.
   Странное чувство, и откуда оно взялось?
   -Что делаешь?
   -Пишу. А ты с работы звонишь, аль опять прогуливаешь? - усмехнулась я.
   -Неа, какие прогулы, Танчик, меня ж уволят. - Я почувствовала его улыбку.
   -Тебя уволишь, - хихикнула в трубку. - Что хотел?
   -Что вечером делаешь?
   Вопрос загнал в тупик. Вроде как и ничего не обещала Юре, но он должен позвонить. Хотя всегда могу ему отказать, сославшись на работу. Да и признаться, сегодня не хочу его видеть, боюсь, проиграю, сдамся без боя, и не получу ответов на давно мучающие меня вопросы.
   -Пока еще ничего.
   -Ладно, тогда и дальше ничего и не планируй
   -Почему это?
   -В девять будь готова, надень приличное платье...
   -Приличное!? - перебила я его. - Говоришь так словно мои наряды не приличные?
   -Не дуйся. Просто надень самое лучшее из своих нарядов, хорошо? И будь готова к девяти, я заеду за тобой, - повторился он.
   -А куда мы?
   -Сюрприз.
   Почесала маковку, посмотрела на трубку как на заговорщицу.
   -Миш, ты ведь знаешь, я не люблю сюрпризы особенно в твоем исполнении.
   -Не волнуйся, ничего такого, - заверил меня редактор. - Ладно, Танчик, работай, солнце еще высоко. А мне бежать надо, дела-дела.
   Он положил трубку. А я еще некоторое время вслушивалась в гудки и гадала, что это на Мишу нашло, сюрприз собирается устроить? Странный он какой-то.
   Пожала плечами, и отключила телефон. Хорошая возможность немного остыть.
   -Прости Юра, но сегодня я не смогу с тобой увидеться. Мне надо немного остудить голову и подумать.
   И снова вернулась к своему рассказу. Текст так и бежал по белым листочкам. Мысли лились бурным потоком. Откинула все. И Юру, и Мишу, решила - буду много думать о них, сойду с ума. Лучше не думать. Так увлеклась рассказом и совсем забыла о времени. Даже не обратила внимания на то, что Юра мне так и не позвонил, может тоже решил не торопиться.
   Про девять часов тоже забыла. Так увлеченно писала вторую половину книги. И когда к назначенному времени, за мной приехал редактор, он просто обомлел. Уставился на меня с таким выражение, словно я ему миллион должна.
   -Ты издеваешься? - прошипел он сквозь зубы, придя в себя.
   -Миша, прости, я писала-писала, - икнула, глядя, как меняется лицо редактора и в глазах такой блеск нездоровый. Отступила назад, боясь, что меня сейчас прямо тут и линчуют. - Миш.
   -Ты, маленькая гадина! - прошипел редактор, и войдя захлопнув за собой дверь. - Чтобы через пять секунд ты была одета, накрашена... - надвигаясь на меня со злобным блеском в глазах, продолжал шипеть Миша. А я уже представляла, как он будет меня линчевать ... - и была готова, иначе, я не знаю, что с тобой сделаю.
   Миша пристукнул кулаком по тумбочке в коридоре для эффекта:
   -Время пошло!
   Подпрыгнув на месте, стала собираться. Мне бы позавидовала армия, кажется, у них там сорок секунд на сборы, так вот я уложилась в пятнадцать. Такой скорости не видел еще никто. Даже редактор удивился.
   Собралась быстро. Мне просто повезло, еще на днях забрала темно-синее платье их химчистки, ну а макияж дело пятое, его и за секунду нанести можно, если не усердствовать.
   И через полчаса мы уже входили с Мишей в ресторан. Пока ехали, пыталась выяснить у него, что за сюрприз он приготовил и не стоит ли мне ждать какой-нибудь пакости. Но редактор молчал как партизан, и отвечал, что все узнаю по прибытии.
   Когда мы подъехали к ресторану, почему-то подумалось о свидание. На что Миша пожал плечами, мол, и понятие не имеет о чем это я. Ну и ладно.
   Нас проводили за столик, за которым расположился незнакомый молодой человек. Миша поприветствовал голубоглазого мужчину на английском и пожал ему руку. Честно сказать удивилась. Нет не так, была шокирована.
   -Вот и сюрприз, Тань, - констатировал Миша. - Это, мой хороший друг, - стал объяснять редактор, пока нам несли заказ. - К тому же он мой коллега. - Миша загадочно улыбнулся. - Фрэнк. Так вот, Танюш, Фрэнк хочет издать несколько твоих романов у себя на родине.
   -Что? - до меня как-то медленно доходили слова. Издать. Заграница. Редактор Фрэнк.
   А когда дошло, чуть не подпрыгнула на стуле от радости:
   -Ты шутишь, Миш, я знаю.
   -Нет. Документы уже готовы. Тебе стоит только подпись поставить. Я не хотел решать без тебя, но был уверен, ты не откажешься.
   Я лишь кивнула, у меня не было слов, сплошные эмоции.
   Господин Фрэнк дал мне бумаги, которые следует подписать. И я подписала. Вернув бумаги, Фрэнк широко улыбнулся голливудской улыбкой, пожал Мише руку и простился с нами.
   -А он не останется?
   -Нет, у него дела. Так что он просит его извинить. Завтра заедет за копией твоих текстов. Ну что Танюш, как тебе сюрприз?
   -Замечательный, - искренне обрадовалась я.
   -Вот и хорошо. Раз все оплачено, может, отметим?
   Я была не против. Такая новость... меня и на международный рынок, об этом можно только мечтать, разве нет? Это известность не только в России, но и за ее пределами. Все проблемы вылетели из головы Была просто счастлива. Мечта всей моей недолгой жизни стала явью. В двадцать пять лет получить такое. Это подарок, самый настоящий подарок.
   -Танюш, ты очень красива сегодня, - шепнул Миша, вырывая меня из мыслей.
   -Что?
   Повернулась к нему лицом, и наши взгляды встретились. Миша мягко улыбнулся, слегка коснулся кончиков волос.
   -Я сказал, Танюш: " ты очень красива в этом платье".
   Что это за взгляд такой? На одно мгновение сердце замерло, словно в ожидании, а потом забилось как раненая птичка. А Миша продолжал пристально смотреть, вгоняя меня в краску, и заставляя чувствовать неловкость.
   -Миш, ты меня пугаешь, - отвела взгляд в сторону.
   -Да неужели! - Миша сделал пробный глоток вина, принесенного официантом, дал жест рукой на добро. И молодой человек разлил по бокалам рубиновую жидкость.
   -Ну что, за твой успех.
   -Еще ведь неизвестно, как пойдет, - смутилась я.
   -Нет. Фрэнк никогда не ошибается. Успех тебе гарантирован.
   -Спасибо, Миш, - не знала, что еще сказать. Меня переполняло чувство радости.
   -Я даже боюсь. Думаю, правильно ли делать тебя такой известной? Не потеряю ли я тебя... - Миша сделал небольшую паузу. - Как же я без своей золотой жилки...
  
   Домой возвращалась слегка навеселе. Редактор заказал такси, оставив машину на стоянке ресторана. И пока ехали, я задремала. Мне снился чудесный сон. Как я еду в Америку, как раздаю автографы. Рядом стоит Миша, нежно улыбается. А я просто сияю от счастья. Вслушиваюсь в радостный гвалт поклонников моего творчества, и открыто наслаждаюсь.
   А потом произошло то, что даже во сне меня шокировала. Точнее поведение Миши. Сон резко сменился другой обстановкой. Гостиница, ночной пляж, звездное небо. Мы стоим, обсуждаем мой такой быстрый успех. И тут Миша, берет меня за руку, заглядывает в глаза, улыбается... нежно проводит рукой по щеке... целует...
   Я вскочила в кровати. И похлопала глазами. Ощущения теплого поцелуя было настолько ясно, словно это был и не сон. Неосознанно провела пальцами по губам.
   Что это было?
   Вернул меня в реальность телефонный звонок.
   -Да.
   -Доброе утро, Танюш, - раздалось на другом конце.
   -Доброе утро, Юра, - так же мягко отозвалась я.
   -Какие планы на сегодня? - сразу перешел к делу он.
   -Да никаких, - зачем-то пожала плечами.
  
  
  
   Вечером встретилась с Юрой. Рассказала ему все. Юра за меня искренне порадовался.
   -Я могу тебя поздравить.
   -Да пока не с чем, посмотрим, как дело пойдет.
   Пока рассказывал о своей удачи, которую, уверена, подстроил редактор. Мне бы лично и в голову не пришло такое. Вспомнив о Мише, вспомнила и о сне и почувствовала неловкость. Странно, сижу почти со своим парнем а думаю о другом. Так, хоре, сознание, ну-ка все из головы выкинь пока ножкой не топнула и не пошла головой ближайшее дерево бить. Сейчас моя задача состоит в том, чтобы вытащить из этого вечно-скрытного существа - Юры - правду. Но как?
   Еще накануне, после его звонка, как следует все обдумав, решила, пока не узнаю его намерения и всю правду, говорить о любви не буду. Но как это сделать? Опять в лоб спрашивать? Это не поможет. Он же вечная тайна. Это как раз тот случай когда говорят: "правда умрет вместе со мной". Вот и Юра, сидит со мной на лавочке в парке, и обнимает за талию, даже улыбается. А мне, хоть еще недавно и было радостно, становиться все хуже и хуже. Правда очень важна. Или может это я такая дотошная? Но я должна знать могу его простить и дать шанс или нет. Хотя и так его простила. Вон, глазки какие добрые, как не простить. Смотрит на меня, и словно книгу читает. А я смотрю, и понять его не могу. То ли он снова издевается, то ли и вправду любит.
   -Пойдем, пройдемся? - предложила. Начну издалека, повспоминаем о прошлом, и так невзначай задам в тему вопрос. Может, разговорю?
   Юра согласился. Потушил сигарету. И мы пошли наворачивать круги по парку.
   -Да было время, - начала... издалека. - Помнишь, как мы познакомились?
   -Помню, - приобняв меня и поцеловав в висок, произнес он. - Еще тогда подумал, какая странная девушка.
   -Это, в каком месте я странная, - пресекла очередную его попытку поцелуя, закрыв его рот рукой.
   -Да во всех. Ты ж круги наворачивала вокруг дерева.
   Улыбнулась:
   -Да было дело. Просто очень стеснялась. А как вести себя не знала.
   -Но если честно, когда я тебя увидел, подумал, ты симпатичная. Хотя это же было до того, как ты начала вокруг березки хоровод водить, - легкий смешок.
   -Да. Три пруда.
   -Там еще Наташа была.
   -Она по Денису сохла, - согласилась я.
   -Правда? - удивился Юра. - Вы тогда с какими-то мальчиками были?
   -Были.
   -Только они вас с легкостью нам отдали, - Юра снова чмокнул меня в висок.
   -Да. Вот же гады. Я все думала, что это они так быстро ноги сделали, - легкий смешок.
   Когда он в очередной раз коснулся виска, я уже не выдержала.
   -Хватит липнуть и целовать, еще не сказала тебе "да".
   -Хочу, - тихо шепнул он, и я растаяла, весь план пошел насмарку. Под нежным взглядом голубых глаз и мягкой улыбки, я опять теряла себя.
   -Юр, - состроила грозную мину.
   -Да, Танюш.
   -Не липни... Жарко.
   -Пойдем ко мне, и я сделаю так, чтобы тебе было вначале холодно, а потом снова жарко?
   Юра сделал серьезное лицо и стал ждать моей реакцией. Вот же... нахал. Заметив, как я медленно краснею, выставил руки перед собою:
   -Просто шутка, только не злись.
   -Шутка не удалась.
   -Да ладно, Тань.
   Опять забыла о своей идее выведать у него ВСЕ. А может он просто мои мысли читает? Нет такое не возможно.
   -Помнишь, как на пляж ездили?
   -Нет, такого не помню.
   -Да ладно, вы тогда с Деном разнылись как дети малые.
   -Быть не может, - изогнул бровь Юра.
   -Да-да, было. А помнишь, ты мне позвонил? - начиная издалека, продолжала - Ну, мы тогда еще целый день не виделись, а вначале мне Ден позвонил, я его за тебя приняла. Накричала на него, - легкий смешок, а ведь и правда не очень получилось. Так переживала тогда, глупая была и маленькая, для меня все катастрофой казалось в пятнадцать лет. Юра, кажется, понял, к чему клоню, но промолчал, дожидаясь продолжения - Ты тогда мне сказал что-то, а я такая возмущенная была и не расслышала. Жаль. Интересно, что ты тогда сказал?
   -Я и не помню уже, - ушел он от ответа.
   -Правда? - немного обидно, совсем немного.
   -Танюш, давай только не будем, ну зачем говорить о прошлом. Что ты все время туда возвращаешься, какая разница?
   -Разница в том, что я не понимаю тебя и твоих мотивов. Как мне доверять тебе? Бояться все время, что ты опять исчезнешь? Я просто не выдержу этого снова. Мне и одного раза хватило... Хотя нет. Их было много.
   -Тань. Сейчас я не буду поступать как раньше, могу тебя заверить.
   -С трудом... - вырвалось. Опять начинаю. Не учит меня жизнь.
   -Танюш, - вот он упрекающий тон.
   -Ну что?! Да я такая дотошная, и желаю до истины докопаться, чтобы просто понять! - опять все порчу. А как иначе? Я такая, какая есть. Не могу успокоиться, ищу подвох. Словно чувствую его, или это просто паранойя. Боязнь быть сломленной, быть разбитой.
   -Тань, - Юра обнимает меня за талию, прижимает к себе. - Ну почему ты такая? Почему не можешь успокоиться? Неужели прошлое имеет такое значение, когда есть настоящее?
   -Имеет... - тихо, еле слышно, в голосе нотки обиды. - Когда такое прошлое. Когда тебя то теплом обогревают, то холодом накажут, словно к испытанию готовят. А я не такая. Может и сильная, но это только видимость. А что в душе, Юр, каково мне было, когда все это говорили, когда меня как игрушку использовали? Забавлялись? Ты хоть раз думал об этом? Хоть раз сожалел? Или может, тебе было стыдно?
   -Тань,
   -Не Танькай, - перебила его. - Уже как двадцать пять лет Таня, а понять тебя не могу, сколько бы не пыталась. Вот поэтому и возвращаюсь обратно.... На десять лет, чтобы разобраться, что сделала не так? Может, с ума схожу?
   -Кстати тебе ведь было не пятнадцать, а четырнадцать? Так что ты тоже меня обманула, - Юра решил увести разговор в другое русло, заметил, как меня начало трясти. И как судорожно теребят пальцы несчетную веревочку у кофты. Знает зараза, но молчит. Вот же партизан.
   -Это не такой большой грех, - отстраняюсь от него. - И мне пятнадцать в декабре исполнялось, так что не много и приврала.
   -Ха-ха. А ты знаешь, за совращения малолетних, меня бы посадили?
   -Так тебе и надо, будешь знать, как сердца юных дев разбивать, - демонстративно отворачиваюсь, складываю на груди ручки и топаю дальше по парку.
   -Эй-эй, такого я не делал! - Догнал, улыбнулся. Боже, как мне не хватало этой улыбки, если бы ты только знал. Как мне было тяжело. Всегда думала, а почему, а зачем, но так и не нашла ответов. - Вот и остерегался тебя! - закончил Юра, приобняв и снова поцеловал в висок.
   Тепло.
   -В этом ли только причина? - пожала плечами. Узнать правду будет не так просто. А кто сказал, что вообще ее узнаю. А если буду долго тянуть, снова потеряю его. Может пора остановиться? Плыть по течению? Будь что будет.
   -Танюш... знаю, и что больно сделал, и что не подумал. Нет, хотя всегда думал об этом, - добавил он. - Но ведь я не сразу все осознал, а когда понял, было поздно и мне пришлось ждать десять лет... - с какой-то загадкой в голосе сказал Юра. Уголки его губ слегка приподнялись.
   Может, это я совершила ошибку умолчав о своих чувствах? Но ведь, мне было пятнадцать... Когда осознала что люблю его, он ушел в армию, а потом мы с ним почти не пересекались, очень редко и все трусила. Боялась открыться, боялась быть отвергнутой. У меня всегда была низкая самооценка, я не считала себя красивой, и не верила, что меня можно полюбить. Вот и боялась. Но мне простительно, я была девчонкой, глупой и наивной. Мне было страшно говорить о своих чувствах, а как показать их не знала. А потом все стало еще хуже. Поняла, не могу его не видеть. Мне было достаточно разок взглянуть на него, и я как дурочка искала любую причину, чтобы увидеть. Настоящая трусиха, в книгах и кино все просто, герой подстегиваемые опасностью набирается смелости и кричит во все горло два таких коротких, но таких важных слова "люблю тебя". А я не могу, даже сейчас, пусть знаю, это чувство еще не исчезло и, находясь рядом с Юрой, буду еще больше ощущать приятное тепло и покалывание. Боюсь в один день осознать, что это был обычный блеф. Мне нужно время, чтобы привыкнуть, чтобы научиться доверять. Любой скажет, я дура, в двадцать пять лет боятся такого. Но ничего не могу с собой поделать. Я такая. Немного эгоистичная, чересчур вспыльчивая, боюсь себя и своих чувств. И убежать не могу и остановиться не в состоянии. Топчусь на одном месте и не знаю что делать.
   Мы побродили еще несколько часов, воспоминая былое, смеялись, шутили, словно вновь мне опять пятнадцать лет. Ведь тогда не только плохое было, три недолгих месяца счастья.
   Юра проводил меня до дома, нежно поцеловал. На часах уже за полночь.
   -Спокойной ночи, Танюш, - как обычно.
   -Спокойной ночи.
   Провожала взглядом, пока Юра не скрылся за поворотом, обернулась к подъезду и обомлела. У дверей стоял Миша, лицо у него было мрачное, словно любимого хомячка похоронил. Нервно забегала глазками, ища путь отступления. Почему-то думала, этот взгляд адресован мне, такой хмурый и немного печальный.
   -Привет. Давно ждешь?
   -Не очень, - почти прорычал редактор. - Кто это был?
   -Друг.
   -С другом так не целуются. Этот тот самый знакомый?
   -Тот самый, - кивнула. - Ты по делу? Или просто в гости?
   -Уже не важно, - в голосе снова послышался рык. Редактор одарил меня таким обвиняющим взглядом. От чего почувствовал себя неверной женой. - Ладно, пойду. Потом зайду. А то поздно. - От холода в голосе стадо мурашек по спине пробежало. Что это с ним?
   Он махнул рукой, даже не обернувшись. Сел в машину и был таков. Я лишь глазками хлопала и смотрела на красные габариты утоляющейся иномарки. Почему-то сразу вспомнился сон и сладкий поцелуй.
  
  
  
  
   Прошла почти неделя, а мой редактор, кажется, забыл обо мне. Он даже не позвонил, хотя часть рукописи надо было отдать еще несколько дней назад. Миша в таких случаях ругается, а чаше всего приезжает забрать работу сам. Избаловал он меня. Ладно, сама могу отвезти, не гордая. Что тут такого.
   Я быстро собралась, положила флешку в сумочку. И вышла. Такси уже ждало у подъезда. Оперативно работают, скажу я вам. Только десять минут назад как звонила... Может база рядом?
   Устроилась на заднем сидении, назвала водителю адрес, куда следует меня доставить. И расслабилась. Ну почти. Просто сидела и смотрела в окно на мимо пролетающие торговые центры, дома, магазины, рекламные вывески, тротуары, людей.
   Интересно, почему Миша не приезжал, даже не звонил? Может, занят? Все бывает. Я привыкла к его персоне в своих покоях. Он всегда, как снег на голову, хотя не скажу, чтобы меня это раздражало.
   Часа через два, простояв в пробке, выучив много новых нецензурных слов, мы все же добрались до места назначения. Водитель, кажется, даже с облегчением вздохнул, когда подъехал к издательству.
   Расплатившись, вышла из машины. Окинула родную редакцию влюбленным взглядом. А как ее не любить, если тут вся твоя жизнь. Ну может и не вся. А ведь все началось не так давно. Всего-то пять лет прошло.
   С детства любила фантазировать, насмотревшись очередной сказки или мультик, придумывала свою историю. Когда подросла, стала их записывать. О, помню, как-то на уроке у меня отобрали тетрадку с очередным рассказом. Честно признаюсь, даже и не помню, что там было написано и о чем. И так я почти всегда писала, вначале это были глупости. Потом истории стали приобретать какой-то смысл, ну и к двадцати годам у меня была полная коллекция работ, которые можно было переписать и исправить. Кстати, недавно нашла первые рассказы, перечитала. Смеялась. Что сказать наивный такой сюжетик. Потом институт, подработка. Стала все реже и реже писать, времени не хватало. Единственное что я писала в течение нескольких лет, так это тот самый роман, который и сделал меня популярной. Не могу сказать, что он пользовался большим интересом, когда я его выложила на СИ. Но я все равно продолжала писать. Это были мои мысли, желания хоть с кем-то поделиться своей несчастной любовью. И в итоге меня нашли. Да. Миша. Он сказал, что у меня талант. Где он его тогда разглядел? Но все же, обещал сделать из меня узнаваемую личность, и он сдержал обещание, даже больше, теперь, наверное, не только в России, но и за ее пределами я буду узнаваема.
   Я так увлеклась прошлым, что чуть было не впечаталась в открывающуюся деверь настоящего. Хорошо, что меня Лена отдернула, а то бы синяк был, и очки бы не спасли.
   -Тань, ты чего такая рассеянная.
   -Привет.
   -Привет.
   -Да вот вспомнилось, как все начиналось.
   -Что привело тебя? - прямо в лоб спросила Лена, даже не предложив чаю. Обычно наша беседа начинается с чая или кофе, а уж потом после часовой болтовни переходим к работе.
   -Рукопись привезла.
   -Вот как. Давай мне, я передам.
   -Я думала Мише отдать.
   -Не доверяешь, - прищурила глазки Елена.
   -Да нет от чего же.
   -Тань. Миша уже как неделю злой как собака, всех уволить грозит.
   -Да. Что это с ним? Что-то случилось? - удивилась я.
   -Я думала, может ты знаешь?
   -Вообще-то я его неделю не видела.
   -А-а, ну теперь понятно. Что у вас произошло? Поссорились?
   -С чего бы нам ссориться? - не поняла я.
   -И правда с чего? - задалась она вопросом. - Ты сходи к нему, - подмигнула Лена. - Только его сегодня нет. Он дома. Сказал, что поедет на встречу, а потом домой. Думаю, должен быть дома. А рукопись оставь, я передам.
   -Хорошо.
   Я так и сделала. Решила поехать. Может действительно что случилось. Хотя чем бы я могла помочь.
   Злой редактор. Я никогда не видела его злым. И меня распирало любопытство посмотреть. Я как шпионка детектива, стала пробираться в логово врага. То есть маленькими робкими шажками, прислушиваясь к звукам, подходила к его двери.
   Как-то Миша дал мне ключ от своей квартиры. Была-то всего раз. Квартира у него шикарная, три комнаты еще гостиная и огромная кухня. Мне такая только во сне может присниться. В элитном доме. Здесь все строго и по пропускам. Но редактор и тут подгадал, и сделал мне пропуск. Так что задерживать меня не стали, и проверять тоже. А то охрана местная это дело любит.
   Позвонила в дверь. Тишина. Потопталась немного.
   Придется войти, если буду тут стоять, точно привлеку внимание охранников, а за ними дело не станет. Скажут, личность подозрительная стоит у двери. А ты потом доказывай что не "индюк". Что делать. Достала из сумочки связку ключей, где брелков было куда больше. Открыла дверь и вошла. Дома никого.
   Сняла туфли и прошлась по паркету до гостиной, разместилась на диване. И включила большой экран - плазму, что висела напротив. На столике стоял бокал.
   Что же произошло, раз редактор рвет и мечет? Может контракт накрылся? Не знаю, в этом мало понимаю. Мое дело писать.
   В сумочке завибрировал телефон, оповестив о новом сообщении. Совсем забыла, я обещала Юре позвонить.
   "Привет. Ты не позвонила, я переживаю. Все в порядке?"
   Надо что-то написать:
   "Привет. Да. Прости. Думаю, мы не сможем увидеться. Работа. Прости".
   Говорить Юре, что поехала к редактору я не стала. Не стоит его волновать. Многие мужчины очень впечатлительны, напридумывают себе навесь что.
   "Все в порядке, Танюш, я понимаю. Позвони, как освободишься. Может еще и успеем". А в конце смайлик, подмигивающая рожица. Все у него одни намеки. Если подумать, ЭТО в порядке вещей, но за неделю, я так и не позволила Юре прикоснуться к себе. Так что намеки вполне понятны.
   Прождала я Мишу долго, часа два может три. В телевизоре много программ, а смотреть совершенно нечего, так что я бездушно переключала с канала на канал.
   Входная дверь открылась. "Ну надо же, не прошло и пол года". Я уже было встала, чтобы выйти и поприветствовать редактора, но... Послышалось шарканье в коридоре и женский смешок. Остановилась. Прислушалась. Нет, не померещилось. Голосок женский, такой писклявы. Я вышла и увидела премиленькую картину, от которой просто обомлела. Мишу с некой топ-моделью. Нет, может она и не топ модель. Просто красивая, белокурая, длинноногая особа. Почему-то вспомнила анекдот про вставную челюсть на костылях. Смотрю я на эту картинку. Точнее на то, как это крашенная, а может и нет, блондинка вцепилась в моего редактора чуть ли не всеми конечностями, и так эротично покусывает его за ухо.
   -Таня, - почти неслышно произнес редактор, с таким удивлением на лице, словно он инопланетного гостя в прихожей увидел, а не меня. Блондинка услышала, обернулась:
   -Это кто, Миш? Ты не говорил, что у тебя кто-то есть - пропищала она.
   -Это с работы, - быстро сменив удивление на холодное выражение лица.
   -Я думала у тебя проблемы. Но вижу, что все пучком.
   Что-то не так. Смотрю на этих двоих, и вроде какая мне разница до его личной жизни, но... Что-то переклинило. Стало как-то обидно... больно. Я привыкла что редактор - мой. Миша всегда рядом, и почему-то я не рада увидеть такое.
   -Раз все хорошо, - продолжила, - не буду мешать.
   Я быстро надела туфли и вышла из квартиры. Даже не так, я убежала....
  
   -Миш, - позвала блондинка.
   -Уйди, - рыкнул он.
   -Ты чего?
   -Я сказал, уйди! - Миша убрал руки девушки с плеч и прошел в гостиную.
   -Да ну тебя, - бросила та.
   -Черт.
   Редактор достал из кармана телефон и набрал номер друга.
   -Миша, Привет. Что хотел?
   -Давай выпьем, Саш?
   -Что-то случилось?
   -Да нет, не то что бы... - тихо прошептал он. - Просто не красиво получилось.
   Через пол часа, Саша уже был у редактора дома.
   -Давай рассказывай.
   -Я дурак, Саш. Что я делаю.
   -Опять двадцать пять. Снова твоя писательница. Слушай, Мишаня, знаешь, может, тебе сказать ей все как есть. Ведь не умрешь. Ну откажет так откажет, а вдруг...
   -Да нет, - перебил Миша. - Откажет. У нее другой есть.
   -Опоздал, - пошутил Саша, но по виду друга понял, что зря.
   -Он же ее обидел. Я совсем ее не понимаю. Сразу понял, как только увидел этого... - Миша сжал кулаки, желаю кому-нибудь врезать и чуть зубами не скрипнул. - Она сама говорила, что в романе есть доля правды.
   -Ты что читал? - сделал Саша глоток пива.
   -Только тот кусок. Я же год убил на то чтобы ее найти.
   -Влип ты друг, по полной, - Саша похлопал редактора по плечу, сочувствуя.
   -Я знаю...
   -Вот почему я не ищу постоянную - никаких обязательств.
  
  
   Такси поймала быстро. Точнее бомбила. Не столь важно. Лишь бы только довез. Назвала адрес, водитель тут же прикинул расстояние до места назначения и придумал сумму. Из головы всю дорогу не выходил Миша с блондинкой в обнимку. Я понимаю, личная жизнь и все такое. Но меня это шокировало. Просто увидеть кого-то рядом с ним... Я даже не представляла и не думала об этом. Хотя много раз и желала удачи в поисках той единственной. А тут? Нет. Почему меня это так задело? Как ножом по сердцу.
   Полночи не могла уснуть. О том, что обещала позвонить Юре, забыла. Все мысли занял редактор. Это ненормально думать о Мише так много. Совсем не правильно. И вообще, почему о нем думаю? Какое мне дело до его личной жизни? Не очень хорошо получилось, что подумает та блондинка с ногами от зубов. Надеюсь, редактор не станет меня обвинять в том, что у него не сложилось из-за меня, и вся ночь пошла насмарку? О-о-о это будет неприятно. Миша любитель по ушам поездить и поучить, а уж как он любит меня поучить! Раньше было странно, что редактор проявляет нездоровый интерес к моей персоне, но потом привыкла и стала меньше обращать внимания на его выходки. Даже нравиться когда он поучает. На самом деле я ужасная собственница, считаю своим даже то, что мне не принадлежит. Так и с Мишей. Он имеет право на свое счастье, не век же холостым ходить.
  
   Проснулась от телефонного звонка. Вскочив с кровати, подбежала к трубке, зацепившись пальцами за колесико кресла, взвизгнула и вмиг проснулась. Послала телефон по матушке, а тот, гадина, так и продолжал звонить.
   -Да, - злобным голосом отозвалась.
   -Таня?! - как-то неуверенно раздалось с того конца.
   -Привет, Юрка, - буркнула я, поглаживая ушибленный мизинец. - Что-то хотел? - как-то уж холодно и еще злее вопросила.
   -Тань, стряслось чего?
   Это все ты виноват, нафиг позвонил? - распылалась я в мыслях.
   -Да нет нормально все, просто только встала, - смягчила тон, он же не виноват что я злюсь-то?
   -Ты вчера не перезвонила...
   -О-о, прости-прости, вчера был завал на работе, то туда поехать, то сюда, намоталась. Так устала, что уснула без задних ног.
   -Ничего, я понимаю.
   -Кстати, Юрик, хотела спросить. Ты сам где работаешь?
   -Неважно Танюш. Работа как работа. Скучная.
   -Правда. Так говоришь, словно актер из фильма про агента. Обычно они так отвечают. Мол, работа скучная, или обычная. Может ты тоже, того, агент ноль-ноль восемь, - усмехнулась я.
   -Ты меня раскусила. Работаю на правительство под прикрытием.
   -Ха-ха-ха, - притворилась, что рассмеялась. - Ладно, фиг с тобой, не хочешь говорить не говори, не на допросе. Так чего хотел?
   -Погулять, - с загадочным тоном отозвался Юра.
   -Ну можно только вечером, мне еще писать надо. А то в сроки не уложусь, Миша из меня бифштекс сделает, зажарит и съест не подавившись.
   -Он у тебя такой злой?
   Злой?
   Если подумать, я ведь и вправду не видела редактора злым. А вчера так и не удалось. Миша не злой, ну по отношению ко мне. Он больше любит пошутить, поиздеваться немного. Но все его приколы безобидны.
   -Да нет, просто строгий, - выдохнула я, перестав гладить несчастный мизинец, который уже покраснел от натирания. - И так, во сколько ты хочешь со мной погулять?
   -С тобой?! Часиков в восемь, а до этого пойду еще с кем-нить погуляю.
   -Ради бога, не купленный, - фыркнула я, словно мне нет до этого дела. Думаю, в этот момент у него был такой удивленный взгляд.
   -А как же ревность, Танюш. Не боишься, уведут?
   -Ой, напугал. Ты мне скажи кто, я ей денег дам, чтоб забрала, - рассмеялась я в трубку.
   -Тебе что все равно?
   -Хочу повторить твои слова, Юра. Ты никуда от меня не денешься, как там говориться, влюбишься и женишься.
   -Да, уж.
   -Уж да. Сам сказал, что любишь меня, а значит, измена твоя будет расцениваться как предательство. Хочешь, чтобы я доверяла, - будь честен. И тогда, возможно, ты услышишь то, что хочешь, - произнесла я как можно строже. Мол, приказ дан, приказ не обсуждается.
   Юра лишь прыснул от смеха:
   -Танюш, как скажешь, хоть стой хоть падай. Что мне с тобой делать, а? Вот была бы рядом, я бы тебя поцеловал, не удержался бы. Глупая ты. Я же сказал, три дня назад, что подожду, так что не волнуйся, я выносливый и на сторону бегать не буду. Десять лет как-то продержался, еще немного потерплю.
   Интересно, как быть мне? Если буду долго тянуть кота за кхм... хвост, снова останусь одна. Юра, где ты был десять лет? Если спрошу, услышу обычную фразу: "не начинай". Когда не задаю вопросы, когда не копаюсь, все хорошо, Юра такой добрый и нежный, но стоит начать расспрашивать, так он словно меняется. Страшно видеть его другим. Почему-то я боюсь его. Боюсь того Юру, которого не знаю. Я поняла это, когда при очередной встрече запела старую песню. Мое желание узнать, как болезнь, от которой нет лекарства. Пру как танк, не думая: "может ему неприятно воспоминать". В тот раз он так разозлился, у него был взгляд, от которого мурашки по спине бежали. Взгляд говорящий: "я способен убить". Его невозможно описать, такой взгляд надо увидеть. Я испугалась. А когда Юра понял это, то снова стал прежним. Извинился, и попросил, больше не поднимать старую тему. Предел есть у каждого, и у него тоже. Юра терпел мои расспросы и отнекивался, а в тот день не выдержал, или была другая причина для злости. Я не знаю, как мне узнать правду. Поскольку все еще в глубине боюсь быть обманутой им.
   -Ладно, часиков в восемь, как обычно?
   -Как обычно, - согласилась.
  
   Моя персона была поставлена в "игнор", поскольку редактор больше не обращал на меня внимания, как раньше. Больше его высочество не посещало мое скромное жилище, да и ключи, что он мне дал тоже вернулись к хозяину. Это был шок. Меньше чем за неделю, я исчезла из словаря Миши. Редактор перестал со мной разговаривать, ну кроме рабочих тем, да и то пару слов: "готово? оставьте я посмотрю". Да теперь я из Танчика, превратилась в Татьяну. На такое поведение лишь развожу руками и недоумеваю. Может, не стоило мне в тот день заходить? Наверное, я ему настрой испортила. С Юрой у меня наоборот все как-то быстро развивается. Еще немного и он в самом деле мне предложение сделает. Но если такое произойдет, я даже не знаю, как реагировать на подобное. Подумав об этом, вспомнила слова редактора, когда тот в пьяном бреду руку и сердце предлагал. Но не будет об этом. Мне больше интересно, что же с Мишей происходит. Может, я чего не понимаю? Миша всегда был... скажем так, ко мне он относился куда лояльней чем ко всем сотрудникам, я больше походила на его любовницу, нежели чем на друга. Почему-то при слове любовница, в голове появилась неприличная мыль. Стало любопытно, какой он в постели.
   О-о, Танечка, это от нехватки любви тебя такие мысли странные посещают. Пора уже прекратить издеваться над Юрой и позволить свершиться тому... ну в общем тому и свершиться. А то такими темпами, ты начнешь бросаться на все подряд.
   Решила позвонить Юре. Почти уже набрала номер, к тому же я с ним не виделась несколько дней - работа. Он сегодня обещался позвонить, но вот увы...а время уже к вечеру идет. К слову, решила пока не выпытывать него о прошлом. Что-то мне его взгляд в последний раз не понравился. Жутковато получилось.
   Так вот, я почти набрала номер Юры, как в дверь позвонили. От неожиданности я даже подскочила на месте.
   -Ладно, позже... - буркнула, и поплелась открывать дверь.
   Вот тут я удивилась, и это, видимо, отразилось на лице.
   -Миша.
   В голове промелькнуло воспоминание о той встрече и блондинка, почему-то она начинает меня бесит - длинноногая не топ-модель.
   -Привет, Таня.
   -Привет. Что привело тебя?
   -Разговор есть.
   -О чем же? - удивилась я. Редактор так произнес фразу, словно на карту поставлена судьба всего мира.
   -Может, я войду?
   Прежде чем я сказала: "конечно", Миша уже протиснулся в дверь и прошел на кухню, а я уже и отвыкла от его собственнических замашек.
   Обратила внимание, что редактор одет не как обычно, ну то есть не в дорогой костюм и галстук, а в кожаную куртку, черные джинсы и казаки. Ух ты. Давно я Мишу в таком наряде не видела. Я подошла к окну и посмотрела вниз. Ну точно, а вон и железный конь. Что редактор взял выходной?
   -Так о чем ты?
   -Танюш, тебе не стоит быть с ним, - прямо в лоб заявил редактор, привалил меня к двери холодильника и заглянул в глаза с такой серьезностью, что стало не по себе.
   -Миша, ты меня пугаешь, - попыталась высвободиться, на что редактор только сильнее сжал пальцы.
   -Да нет, это ты меня пугаешь. Был бы твой Юра нормальным...
   Стоп. Что значит "нормальным"? Что это за словечко такое.
   -О чем ты? - не дала договорить редактору. Без причин и такие обвинения... Не понимаю.
   -Твой Юра, как бы мягко сказать... он сволочь, - на полном серьезе выдал Миша. - В прошлом тебя обидел и сейчас... он тебе врет.
   -С чего ты взял!? - стало обидно, конечно, кому не будет обидно, когда твоего парня оскорбляют без веских на то причин.
   -Потому, что знаю! Он сволочь! Предатель. Обманщик! Он тебя не любит и играет с тобой. А ты введешься на его игру!.. - редактор почти крича повторял, что Юра сволочь, что мне нужно держаться от него как можно дальше, что он обманет меня снова, что все его слова - ложь. А я закрыла глаза, хотела и уши закрыть, но редактор не позволил: "мол слушай что я тебе говорю", такой был его жест. Зачем он его оскорбляет. Я знаю, Юра не идеален. ну кто идеален? Тогда мы были подростками. Я продолжаю дуться на него за прошлое, но так же я хочу доверять ему, хочу дать шанс исправить ошибки, загладить их. Люди же меняются. Зачем ему опять играть со мной? Замолчи. Замолчи. Замолчи...
   -Хватит.
   Миша замолк и отпустил меня. Зря он это сделал, как только почувствовала свободу, рука сама взметнулась и опустилась на щеку редактора.
   -Не смей так говорить без доказательств. Чего ты хочешь этим добиться!? Я и без тебя знаю что он меня обидел, и что больно сделал... знаю! Так зачем же напоминать мне об этом? Я просто люблю его. Разве этого мало? Просто кого-то любить?
   Редактор промолчал, я почему-то почувствовала себя плохо, словно поссорилась с любимым человеком.
   -Нужны доказательства? Будут! Но потом не беги плакаться! - прикрикнул редактор. Слегка коснулся кончиков волос, наклонился и добавил почти не слышно:
   -Дурочка ты. И я влюбился в такую слепую и глупую дурочку.
   Он вышел с кухни, оставив после себя аромат дорогого парфюма, а я сползла по дверце холодильника. Рука горела. Не думала, что так сильно расстроюсь. Я разозлилась, такое заявление про Юру. Обидно и в то же время страшно, вдруг Миша прав, и все его слова - правда, и только я одна этого не вижу. Но откуда редактору знать о Юре? Думаю не стоило мне ему затрещину давать, я немного переборщила.
   Что-то мне расхотелось звонить Юре, настроение припаршивое, а главное кто в этом виноват? Миша. Зачем ему говорить такие гадости? Он мне что-то сказал, но я умудрилась не услышать, собственно как и с Юрой. Опять что-то важное, как мне показалось, упустила. Потом буду долго над этим думать. Что на Мишу нашло? Доказательства, что он сыщик какой-то, с такой уверенностью заявить, что он их раздобудет.
   Если подумать Миша ведь, как бы странно не звучало, богат, и как-то слабо вериться что зарплата редактора позволит иметь столько всего и дом за городом, и квартирку, и машины и мотоциклы. Может у него еще собственная яхта есть? Или домик на Карибах? Нет конечно может у редактора быть и квартирка и домик в Подмосковье и даже машина, но не такие, слишком уж все шикарно и дорого для такой работы. Ладно, не будем об этом. Кто знает, может он на бирже играет?
   Надо немного отвлечься. Давно я не лежала в ванной, ох! уже и забыла как это делать. Наполнила ванну водой, что дальше, ну да, где-то ту у меня были масла. Кстати их редактор и подарил. Но я как-то не любитель понежится в теплой водице, так что закинула их под раковину в тумбочку, а теперь вот найди их тут. Встала на карачки и стала рыскать под раковиной, и чего там только нет...
   -О, я и не знала, что у меня такое есть, - рассматривая синюю подарочную упаковку, удивилась. - Это ж какого года? Даже боюсь предположить. Набор для ванны, - прочитала на коробочке. - Соль, скраб, и крем.
   Ладно, запихнем енто обратно. Может еще не испортился? Где же эти масла?
   Залезла я можно сказать под раковину так, что только ноги и торчали, перерыла весь тамошний хлам и в итоге нашла их, в маленькой аккуратной упаковочке, даже розовенькая ленточка сохранилась. Надо же я ее так и не распаковала. Откуда знаю что масла? Все просто, Миша мне сам сказал, привез из-за границе, только вот не помню из ккой страны. Да и не важно. Говорит что помогает успокоится, а главное потом приятный аромат на теле. Правда потом долго ругалась, пришлось ванну заново наливать, водичка та остыла.
   Пора уже разобраться в квартирке, а то сама не знаю, что где лежит. Вот так понадобиться что, а я искать час буду или два.
   -Позже этим и займусь, вот завтра... э-э-э, хотя нет, завтра дела другие, после?.. ладно, как-нибудь на днях.
   Размышляла сидя в халате на бортике. Нужно же было как-то отвлечься от Миши, Юры и всех-всех-всех.
  
   Полдня провела над тем, что ничего не делала. Даже когда Юра позвонил, прикрылась работой и не пошла на встречу. Обычно сразу бы прибежала, а тут не хочется, настроение еще со вчерашнего дня никакое. Зависло где-то между разочарованием и негодованием. Так что полдня я провела в подвешенном состоянии. Писать даже не хотелось, я бессмысленно глядела в экран монитора, тыкая в разные буквы. Почему-то мое бессмысленное тыканье по клавишам выдавало на листе два имени Миша и Юра. Я еще могла понять, почему Миша, поведение редактора со вчерашнего вечера из головы не выходит, но вот Юра?. С ним-то у меня все в порядке. А вот Миша? Да-а. Он меня просто ошарашил вчерашним визитом, и даже заставил думать над тем, о чем мне меньше всего хотелось. О Юре, точнее о его прошлом и не ложь ли все происходящее. Но редактор действительно заставил меня задуматься над мотивами. Юра хоть и говорит что любит, но я продолжаю бояться и ждать подвоха. Настроила себя на негатив вот и получается, что ничего не получается. Вот загнула. А как все объяснить? Миша вообще себя странно повел, пришел вчера, накричал, гадостей наговорил. А потом он что-то сказал, но вот что? У меня дар пропускать сказанное мимо ушей. Нет, это не дар, это проклятье. Уже не в первый раз такое происходит. Интересно, такая реакция Миши скажется на работе? Вдруг он контракт со мной расторгнет. Может поискать себе запасной фронт на всякий пожарный. Ну, кто знает, что взбредет в голову злому работодателю. Работодатели они же такие, им палец в рот не клади, полруки оттяпают причем бесплатно.
   Вдруг вспомнилось, что-то такое было. Еще до того как я стала писать, нет не так, до того как мои книги стали известны, работала в кафе официанткой (никогда не любила эту работу, но на тот момент выбирать было не из чего), меня уволили за то, что вылила на одного нахала пиво. Сидела себе мирно в "любимом кофе" после окончания смены, писала продолжение романа, а тут на, оно, чудо в перьях. Сидит за соседнем столиком и нагло надо мной потешается, как тут не разозлиться, учитывая, что веселиться он за мой счет минут тридцать-сорок? А главное я же права была, ну переборщила малость, не рассчитала, а работодатель меня и уволил. Вот же....Нашла бы этого чудака, что мне день испортил, и еще исписанные листы, убила бы. Я потом три дня восстановить пыталась размытые буквы, а еще целую страницу посеяла. Но так как это было давно, то сейчас я того наглого вредителя не узнала бы, уже лица и не помню его, шесть лет прошло как-никак. А через год я как раз с Мишей и познакомилась.
   День пролетел быстро, хоть на улице еще не потемнело, но часы настаивали на восьми часах вечера. Я окончательно плюнула на идею попробовать хоть что-то набросать, и занялась просмотров фильмов. Достала из стопки дисков первый попавшийся, сделал себе кофе, разместилась на крессе и стала смотреть.... О, вы не поверите! Это был Гарри Поттер и философский камень. Да. Я тоже удивилась, но как нес странно этот фильм мне нравиться, хотя очень сильно от книги отличается. Но если сравнивать с тем как снимают наши кинематографы по книгам, то это просто шедевр. Ну хотя бы сравнить с Ночным дозором, вот сколько не смотрела так и не поняла сути дела, а в книге все оказалось не так как в фильме.
   Досмотрела я почти до середины фильма, как меня отвлек назойливый дверной звонок. Причем не просто один раз позвонили, а кто-то усердно держал на кнопке палец, не желая оторваться. Так что когда я подошла к двери, уже была готова послать по матушке этого умника. Но так и замерла с открытым ртом, забыв все ругательства.
   На пороге стоял Миша. Злой? Хотя злым я его не видела еще. В общем, не обычным он был. В руке держал большую такую папку, похожую на одну из тех, что в отделе кадров храниться, только надписи на ней не хватало "личное дело" .
   -Вот, - (ни тебе здрасте, ни тебе до свидания), протянул он мне папку.
   -Что это? - уставившись на толстую папочку, уточнила я.
   -Доказательства.
   -Какие еще.... - хотела было возразить или уточнить, но вспомнила о вчерашнем. - Ясно. Решил снова мне настроение испортить?
   -Нет, хочу тебя на путь истинный вернуть.
   -Ты что праведник, заблудших овечек подбираешь и уму разуму учишь?! - вырвалось. Но это предел, я уже готова была забыть о вчерашнем, но Миша почему-то решил добиться другого.
   -Просто посмотри.
   -Зачем? Миша, ты странный, что на тебя нашло? Ведешь себя как-то.... не так. Часом не заболел.
   -Это ты заболела, а не я. Придумала себе сказку про идеального принца, и слепо в нее веришь. Сними розовые очки и посмотри. Он же тебе голову морочит. Это даже ребенку понятно. Нужна ты ему, как же. Скучно стало. Вернулся... - Миша резко оборвал фразу подбирая подходящее словно, но так и не найдя его, продолжил. - Вернулся, никого лучше найти не смог... вот и решил воспользоваться старой знакомой, которая от одного взгляда млеет! - выпалил он.
   -Что за глупости! - возмутилась, сложив руки на груди. - Это уже не в какие ворота не лезет. С чего такая реакция, я не понимаю? Что ты на него напал, чем тебе Юра не нравиться, ты же его даже не знаешь, чтобы гадости говорить. Он может милый и добрый, и любит меня без какой либо задней мысли. И не напирает, между прочим. Да и при первой встрече не пытался в постель затащить, - уставилась на редактора в упор и принялась оправдывать Юру. Хотя в словах Миши была, не то чтобы правда, он словно мои страхи вслух высказывал. То чего продолжаю бояться, но я же решила попробовать.
   -Правда?! - как-то подозрительно посмотрел на меня редактор, переменился в лице, прошел на кухню и со всей дури положил папку на стол. - Ты дурочка. А я еще раз повторю, Юра твой еще тот подарочек, ты с ним наплачешься. Хочешь, смотри, а хочешь.... - он быстро пробежался глазами по кухне, открыл окно... - в окно выкинь.
   -С удовольствием! - возмутилась, схватила папку и замахнулась...
   -Давай кидай, делай что хочешь, хоть сожги. Ты же ничего и никого не слышишь... Только учти, ко мне плакаться не приходи, - произнес редактор покидая квартиру, а уже будучи на пороге добавил. - Да и вообще не приходи, с тобой разговаривать себе дорожи.
   -Может еще увольнением пригрозишь?! - вырвалось, сама не знаю почему, просто обидно стало. Столько всего наговорить....
   -Не держат! - огрызнулся редактор. - Могу хоть сейчас подписать, - захлопывая дверь, заявил он.
   Я только отскочить успела от двери, чтобы та мне нос не прищемила, но по пальцам заехало, руку в последний момент отдернула. Вот же... Я села на табурет и уставилась в одну точку. Вот и сбылась твоя мечта Танчик. Вот ты и посмотрела на злого редактора. И как тебе? Неожиданно? Но помимо обиды и непонятности, было еще и другое чувство, странное, и как мне кажется совершенно не к месту, чувство опустошенности, ощущение неправильности. Понимание того, что как раньше уже не будет, если мы и продолжим общаться с редактором то только на уровне работника и начальника. Еще было другое ощущение, Миша, как бы странно это не звучало и возможно даже глупое, заставлял меня чувствовать себя виноватой перед ним. От этих мыслей становилось грустно и даже хотелось плакать. Я привыкла к редактору, даже больше чем хотела бы. А теперь это привычное исчезнет.
   Что я тут расселась и плачу. Было бы из-за чего. Второй день подряд Миша умудряется испортить мне настроение. Не понимаю я его. С чего вдруг такие перемены?
  
  
   -Вначале, после пивного душа, хотел ее найти и отомстить. Сам знаешь, я еще тем был "хорошим". Через несколько дней желание отомстить само прошло. А потом нашёл её случайно в Интернете, познакомился. Не поверишь, она мне сама и рассказала про тот случай с пивом. Обида такая взяла, не знаю, то ли просто злой был, то ли глупый. Переписку устроили. А пока общались, все думал, как за тот душ отомстить, сам и не знаю почему, вроде и нет в этом ничего такого сверхъестественного, чтобы план мести вынашивать. Да и общались мы только через "агент". Она мне много чего рассказал.... А потом понял, что дело совсем не в этом, что не мстить я ей хотел, просто запала она мне, такая вот простая, в душу, с первого взгляда, и все попал. Пытался отвлечься, мутил с девицами там разными... сам понимаешь, а потом... бесполезно все это, они не могли мне дать того что я хотел. Не то все это было. И сам не заметил, как захотелось дать ей чего-то необычного, то, от чего нельзя так просто отказаться. И тут в голове идея возникла, вспомнил про листок с текстом и само как-то получилось. Редакция. Связи хорошие, деньги есть. Нужна она мне редакция, да чихал я на нее с большой колокольни. А ей-то приятно. Она же и не подумала, что это я, тот самый, год прошел как-никак с того неудачного душа. Я и сам не говорил. Как вспоминаю, что тогда говорил, так сам себя побить хочу. Потом понял, что нельзя мне так дальше, а как к ней подойти не знал. Думал, что испорчу я ее... Хотелось дарить ей тепло, просто безвозмездно, делать что-то приятное. Цветы, дорогие безделушки, это все не то, для нее это не столь важно, я понял это, когда переписывались. Я ее все расспрашивал, что любит, что не любит, ссылаясь на банальное любопытство. Любая другая с тобой в постель ляжет лишь за то, что ты ее на дорогой машине покатал, а Танчик не такая, она не купится на украшения и лимузины, ей надо делать другие подарки, полезные. Не могу я с ней как с остальными. Я просто хочу отдавать-отдавать-отдавать. Это даже уже меня раздражает.
   -Да ты романтик, друг. Я и не знал, - улыбнулся Саша. - Вот и дождался.
   -Да пошел ты, - огрызнулся редактор. - Я тут ему душу раскрыл, а он усмехается. Но если... сам не знаю, что нашло, большой дядя, бояться не должен, а страшно. Впервые такое, ведь не одна девчонка мне по физиономии давал, за то, что имею пользовался, а потом отшивал. Как подумаю об этом, понимаю, что если и с ней так же поступлю... А с ней так нельзя, она не переживет. Замкнется в себе. И от этого еще больше паникую. Да и не хочу я с ней так.
   -Такую проявил добродетель. И писателем сделал, да еще и на международный рынок вывел. Ты просто Мать Тереза. Только вот я уже давно все это понял, - признался друг. - Зачем еще тебе нужна какая-то там девчонка. Да и притворялся ты плохо, когда по пьяни к ней в комнату заходил. Только глупо все это, Миш, не находишь?
   -Я между прочим не притворялся, - обижено буркнул Миша, - Я и сам когда в первый раз себя у нее обнаружил, вначале все за сон принял, а потом понял что нет. И в самом деле, с ней рядышком. И рад был, что по-пьяни перепутал и испугался. А потом как предлог использовал, мол, напился, перепутал с подружкой. Я даже удивился, как спокойно она все это восприняла. Самый-то первый раз она мне устроила конечно, с кровати спихнула, да с таким чувством, что у меня синяки потом от ее пяток остались. - припомнил Миша. - Но, знаешь, я бы не стал лезть в ее жизнь, я бы искренне порадовался бы за ее счастье. Есть хорошая поговорка, насильно мил не будешь. Но этот Юра, он не тот человек с кем она будет счастлива.
   -Что ты на него нарыл такого интересного, что у тебя реакция неадекватная?
   -Много чего.
  
  
   -Так и на чем мы остановились, - кладя трубку на базу, вопросил Юра, остановившись в дверях. Я глазками так моргнула, плечиками пожала. - Что с тобой? - не выдержал моей отстраненности он.
   И в самом деле, что? Вроде обстановка такая... ну почти романтичная, и луна вон в окошко полная светит. А настрой за несколько дней так и осталось паршивым. Точнее он был, но почему-то, как только дело доходит до самого интересного, так я тут же начинаю думать о Мише. А как не думать, если этот редактор... он... ну в общем... даже слов нет кто он. А папку я так и не посмотрела, страшно стало. Что там Миша нашел. Спрашивать тоже боязно. Юра минуты две выпытывал, почему настроение такое плохое. Я молчала, обдумывая, что ему можно рассказать. Если начту объяснять про редактора и его выводы, может не так понять, а не расскажу, подозрения возникнут. Пришлось. Рассказывать всего не стала, так по мелочи, немного приврала, мол, из-за работы все. Недоволен, что я медлю. Да и зачем ему все знать. Меньше знаешь, крепче спишь. Но видать за несколько дней обсуждения редактора, я и Юру достала. Он на меня волком смотрит. Но не могу я ничего поделать, редактор по-своему дорог мне.
   -Что ты все о своем редакторе заладила? Пошли его куда подальше.
   -Не могу я так, с работодателем, - понурила голову и тяжело вздохнула.
   -Танюшка, я уже слышать о нем не могу, в самом деле. Посмотри на меня, - Юра опустился передо мной на колени, коснулся пальцами подбородка, заставляя поднять голову.
   Ну вот опять этот профессиональны влюбленный взгляд, прям как в фильмах. Такой... счастливо-несчастный что ли. Да понимаю я тебя, не глупая. Знаю, чего ты хочешь, но не могу! Так и хотелось выкрикнуть. Я лишь коснулась его губ своими и снова уставилась в пол.
   Юра поднялся, посмотрела на меня и отошел. Достал сигарету и прикурил, высунувшись на половину из открытого окна.
   -Что тебя не устраивает, - думала, смотря в спину Юре. Вроде он вот тут, рядышком, ты же всегда об этом мечтала, разве нет? Что же теперь тебя останавливает?
   Взгляд скользнул по маленькой комнатушке шесть на шесть. Вспомнилось, как однажды пришла к Юре, он тогда еще на гитаре играл. Сейчас говорит, забылось все, как раньше не получится. А тогда, сидели мы на диванчике, Юра пел песню, а я... я святилась, наверное, от счастья и думала, как хорошо, вот так вот музыка, и человек рядом которого любишь, и...
   Не знаю что нашло, но я почему-то подскочила с диванчика, подошла к Юре и обняла. Прислонилась щекой к спине. Тепло. Юра замер, сигаретку потушил в самодельной пепельнице, прикрученной с другой стороны окна, и мне показалось, что он улыбнулся, положив поверх моих рук теплые ладони. Так мы простояли минуты две, может больше.
   -Ладно, что с тобой делать, - мягко произнес Юра, смотря куда-то вдаль, на огоньки ночного города. Потом обернулся, обнял, и... так спокойно стало. - Не знаю я, Танюш, так сильно тебя любить, нормально ли это, - шепнул он.
   А у меня почему-то вдруг слезы из глаз, неожиданно. Сама не знаю почему, с чего вдруг. Что мне плакать-то? Когда я с диванчика вскочила, перед глазами лицо редактора, и много мыслей в голове. Что со мной? Почему?
   Юра лишь сильнее прижал к себе.
   -Не думай, это мешает, - шепнул он.
   Угукнула и уткнулась в плечо. Не знаю я, что со мной. Плохо и тоскливо. Если честно, мне совсем не хочется терять Мишу. Я слишком хорошо это понимаю, чтобы просто отмахнуться. Забыть. Сделать вид, что его не существует. Смогу ли я?
   -Я уже начинаю тебя ревновать, - снова произнес Юра. - Мне кажется, что редактор твой, тебе дороже, чем я.
   -Нет... - замялась, пытаясь подобрать слова. Почему-то хотелось сказать: " не то чтобы дороже..."... Просто я его не понимаю. Юра дорог мне, он как несбыточная мечта, до которой я смогла дотянуться. Раньше я только мечтала о таком, а теперь он рядом, и говорит много приятного. - Я домой хочу. Прости.
   -Я провожу, - даже не попытавшись остановить, согласился он.
   Постаралась улыбнуться, хотя улыбка получилась, думаю, не очень.
   Юра проводил меня до подъезда, поцеловал. Пожелал спокойной ночи. Я знаю, ему неприятно. Да и кому будет приятно, когда твоя девушка говорит о другом в ТАКИЕ моменты. Конечно, он расстроился, но делает вид, что понимает. И я его понимаю.
   Я еще минут тридцать у подъезда стояла. Смотрела в ночное небо, пытаясь отыскать там звезды. Не то что раньше, когда маленькая была, небо все звездами усыпано было, а сейчас, словно под куполом живем. Мерцает несколько одиноких огней, и поди пойми, звезды это или спутники.
   -Что с тобой, Танчик? - обратилась сама к себе.
  
   Прошла почти неделя, еще одна долгая нудная неделя. А настроение у меня... в общем нет его у меня, настроения. Юре наврала, сказал, что бабушке плохо, и я в деревню к ней поеду на неделю. Конечно, не хорошо бабушкой прикрываться, но что-то видеть никого не хочу. Ну бывает такое, когда все противно. Телефон отключила, а Юре сказала, что там связь плохая. К телефону домашнему подхожу только в том случае, если мне звонит кто-то из родных или подруг, но только не с работы. Просто определитель номера стоит, номера родных и подруг я знаю.
   Сижу вот теперь в бетонной коробочке, поедаю пиццу и смотрю бредовые фильмы. Нет, конечно, можно было бы сходить в бар, напиться, рассказать бармену как мне плохо и все такое. Да только думаю, бармену этому совсем будет не интересно слушать. Вот и сижу, уставившись пустым взглядом в телевизор, размышляю о бытие своем. И тут телефонный звонок, кнопку на трубке нажимаю, мне на экране номер высвечивается. Наташа. Еще раз на кнопку нажала:
   -Привет, Ната.
   -Привет, что делаешь?
   -Да ничего, вот пиццу мучаю, хочешь присоединиться, только доставили, еще тепленькая.
   -С пивком?
   -Пиво гадость, но если ты захочешь, можно и с пивком.
   -Это заманчиво.
   -А то, - хотела, чтобы получилось бодренько но вышло как-то грустно. Подруга она же такая, сразу почует неладное:
   -Таня, ты чего такая грустная?
   Ну я же говорила.
   -Да нет, просто думаю.
   -Думать вредно, - съязвила подруга.
   -Иногда бывает полезно, - на тот же манер отозвалась я.
   -Так что случилось?
   -Приходи, расскажу. Пиццей побалую. Можно еще одну заказать и пивко тоже.
   -Время восемь вечера, это значит, мне с ночевкой приходить.
   -О, тебе тут идти всего ничего, минуту...
   -Нет, ночью ходить опасно, вдруг маньяк, а я не в форме, - рассмеялась Ната.
   -Ню-ню, от тебя любой маньяк сбежит, ты же его заболтаешь до того как он штаны снимет.
   -Ха-ха-ха. Ну, так я зайду? - перестав смеяться, уточнила она.
   -Заходи. Мне пиццу еще заказать?
   -Ага и пивко.
   -Ладно.
   Идти от дома Наташи до моего действительно минуты две, ну может пять, конечно, смотря как идти. Так что можно сказать, я еще пиццу заказать не успела с пивком, как она снимала туфли в коридоре.
   -Ну, - пройдя на кухню, подруга разместилась за столом, взяла кусок пиццы и уставилась на меня с интересом,
   -Что ну?
   -Рассказывай, или ты думаешь, я к тебе ради пиццы пришла? - не скрывая, как ей нравится пицца, уточнила Ната, дожевывая уже вторую дожёвывая кусок.
   -Тебя дома не кормят?
   -Почему. Я только недавно поужинала.
   -Я и смотрю, - удивилась, насколько бывают голодны подруги. - Ты главное не спеши, там скоро еще привезут,- произнесла я, смотря, как подруга уже почти со вторым кусочком расправилась. - Кстати, еще ведь суши должны доставить, - вспомнила я и Наташа отложила третий кусочек в сторону.
   -А что ты раньше не сказала? - запив все это дело стаканом сока, ну поскольку пива еще не привезли.
   -А я наблюдала.
   -А суши, зачем заказала?
   -Не знаю. Так было паршиво, а говорят, когда плохо еда помогает...
   -Набрать лишний вес, - рассмеялась Ната. - Так что случилось? Ты обычно такая веселая, а тут.
   Я склонила голову, и стала рассказывать все как есть. А что еще делать. Надо было выговориться кому-то, а кому. Может Наташа что посоветует, ну или посочувствует.
   Пока я рассказывала, нам и суши привезли, и пиццу с пивом. Под суши я саке заказала, и соку побольше, ну раз Ната с пивом, чем я хуже, буду бодяжить коктейли, обычно их с водкой делают, а я вот не такая, из саке буду. Да и под градусом разговор проще идет.
   Ната меня выслушала. Хотя, мне казалось, что ей были больше суши интересны, нежели моя история. Я рассказывала, как актриса большого театра, обиженно-возмущенным голосом, не забывая добавлять: "нет, ты мне скажи, как это понимать?". У меня в уме мелькала одна мысль, объясняющая поведение редактора, но она была настолько невероятно и глупа, что дольше секунды не задержалась. Я даже думать об этом не хочу.
   Закончив рассказ относительно неадекватного поведения редактора... Кстати про Юру я тоже рассказала. Точнее с него именно и начала. Ната вначале мне не поверила. Ну, мол, приснилось мне и все такое. Она сказала: "Танчик, ты что все еще грезишь?". Я обижено буркнула: "нет. Я и сама была шокирована". Но как и раньше я его люблю, хотя в конце добавила "наверное". Ната чуть суши не подавилась, (прожорливость вредна для здоровья), уставилась на меня выпученными глазами и с открытым ртом.
   -Что значит "наверное"?
   -Ну-у... - сама не знаю, как-то так с губ сорвалось.
   -Значит, Танчик, сбылась твоя мечта. Да-да, правду в народе говорят, дуракам везет.
   -Это ты кого сейчас дурой обозвала? - отодвинув уцелевшие суши от подруги, я зыркнула на нее изображая из себя обиженную.
   -Да ладно, это я так...
   -Ню-ню. Я это запомню.
   -Помнишь, - Наташа быстро отвлекла меня от закуски, начав вспоминать, как нам тогда жилось в четырнадцать лет. И пока она воодушевленно вспоминала, в ее милом ротике исчезли еще несколько аппетитных кусочков снеди. Нет, все же ее не кормят. Такая голодная она ко мне приходит постоянно. То есть каждый раз как приходит всегда голодная. Я потом продуктами после ее визита закупаюсь.
   Да. Жилось нам тогда хорошо. Ни тебе забот, ни ответственности, ну то есть она конечно была - ответственность - но не такая глобальная и масштабная как сейчас. Вспомнить было что. То время приносило не только разочарование в первой любви, слезы, но так же смех, веселые компании, ночные прогулки. Ой, вспомнила, как мы с Натой, правда нам тогда лет по десять-двенадцать было, решили уподобиться хулиганам и написать на стенах подъезда некрасивые слова. Но после того как нас, можно сказать, застукали на месте преступления, и так по-доброму наказали, желание писать на стенах отпало само собой. Да-да. А вы попробуйте с тряпочкой по этажам побегать и не смываемый маркер оттереть. После таких упражнений желание рисовать где попало пропадает. Зато словарный запас некультурных выражений увеличивается как минимум в два раза.
   -...я тебе еще тогда говорила, что Юра к тебе что-то испытывает. Ну? Разве не права я была? Ну зачем ему нужно было вначале разрывать с тобой отношения потом опять налаживать?
   -Издевался, - буркнула.
   Я снова вернула тему "Мишезависимость". А как еще это обозвать. Я о нем думаю больше чем о Юре, нет даже больше чем о маме и папе. Это уже болезнь.
   -Я что-то не пойму, ты чего кипишуешь - заявила уже поддатая подруга, прожевывая между словами очередную порцию рыбки с рисом и вертя палочками перед моим носом. - Танюх, не тормози, - заметив мой немного непонимающий взгляд, быстро отозвалась она. - Забей на это. Тебе что горячо или холодно от этого? С работы же не уволит.
   -Сказал, что может подписать, - с грустью отозвалась.
   -Ну и что, - пожала она плечами. - Что ты себе работу не найдешь? Да тебя любое издательство с руками оторвет.
   -Вот именно что оторвет руки, - усмехнулась я.
   -Тань, не переживай ты так, редактор твой просто... - подруга наморщила лоб пытаясь подобрать слова, - просто мужик, - выдала она.
   -Хорошее заключение. А то я сомневалась, вдруг и не мужик вовсе, - хохотнула я. - Мы же так хорошо общались, можно сказать, стали лучшими друзьями. У меня конечно знакомых мужчин много, но с Мишей, как родственные души... А тут на тебе, что за выходки. Детский сад какой-то. Не пойму его.
   -Так спроси, раз не поймешь. Может все не так плохо и дело совсем в другом. Может Миша твой просто ревнует?
   Слово "ревнует" немного резануло слух. Я и сама вначале об этом подумала. Но как уже сказала, мысль эта показалась глупой. Ну где я и где Миша? Он вон какой: высокий, красивый, в меру упитанный и почти воспитанный. А я что... не высокого роста, волосы... какие там волосы, так солома на голове, тоненькая и хиленькая. Нет-нет. Такие как я не могут нравиться таким как Миша. Вон недомодель белокурая, это другой разговор: ноги от зубов, стройные такие, волосы блестят как в рекламе шампуня, и разговаривает она так: "пи-пи-пи-пи-пи-пи" - тоненько. Словно ей, ну не знаю, на что там наступили или отрезали, но голосок писклявый и в тоже время соблазнительный. Вон как она ему на ушко шептала пухлыми губками.
   -С чего ему ревновать? Мы же не пара?
   -Ну, кто знает. Спроси у него, - повторилась она...(точка)
   Потом наш разговор перешел в другое русло. После прилично выпитого алкоголя все проблемы просто перестали существовать, нет, они конечно никуда не делись, но головы опустели, а мозг благополучно утопал в пьяной дымке. Так что, какие там проблемы, когда у тебя перед глазами не одна прожорливая подруга, а целых две.
   После часов двух застолья, мы с Наташей стали ругать всех мужчин, обзывая их сволочима и гадами ползучими за то, что они нас не понимают. Еще через час, перемыв косточки всему мужскому населению планеты, мы затронули тему космоса и " Есть ли жизнь на Марсе, и если есть, какая она?", дальше пошла психология, ну а под конец, когда все возможные и не возможные темы были обсуждены, мы стали петь песни. Не помню какие, но пели громко и главное нам это нравилось. Я в начале караоке хотела включить, но спьяну установить его не получилось, то микрофон не работал, то видео не показывало, а то вообще не включался само караоке. Так что через минут двадцать, я сказала, что караоке тоже мужского рода и поэтому относится к семейству парнокопытных. После чего мы подняли тост за нас и за фиг с ними, взяли в руки по микрофону и загорланили песенки. Хорошо что соседи понимающие нашлись, стерпели все это и не вызвали нашу многоуважаемую полиция. Хотя если бы вызвали, мы б с Натой точно нашли им применение.
   Проснулись. Мне повезло. Похмелье меня боится. А вот Наташе не очень, она искала средство от головной боли, а я как любящая подруга предложила ей гильотину, говорят, от всех болезней помогает. На что Ната мило так оскалилась, и сказал, что не в жизнь больше пить со мной не будет.
   -Ради бога, мне больше достанется, - пожала я плечами, довольствуясь горячем кофеем.
   -Зараза ты. Споила меня, а сама вон сидишь, хоть бы ради подруги претворилась, что тебе плохо, - жалобно заявила она, выпивая таблетку цитрамона.
   -Иди лучше кофе попей. Еще тепленькое.
   -Мой меня прибьет, - присаживаясь за стол и беря дрожащей рукой кружку, простонала Наташа.
   -Ничего не прибьет. Он уже с час назад звонил, я ему все рассказала и успокоила.
   -Совсем все? - испуганным взглядом уставилась она на меня.
   -Ну почти все. То что ты в зюзю была я промолчала,(точка) Заверила, что только два бокала пива выпила, и то за компанию. От остального вежливо отказалась.
   -И он тебе поверил?
   -А то. Мне и не поверь, - усмехнулась я...
  
  
   Время идет. Лето подходит к концу, и наступление осенних дней не за горами. Я воспользовалась советом Наты, и решила не думать о Мише. Хотя за полтора месяца не думать не получалось. Так или иначе, но мысли о редакторе все равно меня посещали. Радовало то, что меня отвлекал Юра и мой роман. Решила, что Миша не стоит такого уж большого внимания, и я смогу забыть о теплых и дружеских отношениях с ним.. Но почему-то на душе было пусто. Роман подошел к завершению, осталось написать несколько строчек и можно отправлять его в печать. В редакцию не приезжала ни разу за эти полтора месяца, работы отправляла по электронной почте. Боялась, что если приеду, то меня опять начнут посещать странные мысли. Но ехать придется. И это скоро случится, в эту пятницу - то есть сегодня. Последняя строчка, заключительное слово и многоточие. Я всегда ставлю многоточие в конце произведения. Если поставить жирную точку, это значит что это конец.
   Приближение пятницы заставило меня опять думать о Мише. Точнее о том, как он будет себя вести. Станет игнорировать и наш разговор состоится на уровне работника и начальника? Или может быть, за это время он немного успокоился? Это как паранойя, Мишемания какая-то. Миша-Миша... Меня это нервирует. А еще на днях Юра пригласил меня в один из дорогих ресторанов. Это удивило. А потом под медленную музыку с бокалом хорошего вина он сделал мне предложение. Если честно я не ожидала такого. Юра сказал, что не хочет меня потерять, и поэтому решил не откладывать такой важный шаг. А я не знала что сказать. Разве я не мечтала о таком. Юра только мой. Но почему тогда ощущение, словно я поступаю не правильно? Почему мне кажется, что я спешу? Пока что я не ответила на его предложение, сказала, что слишком оно неожиданное и я просто не готова к такому. Юра немного расстроился, я могу его понять, он ожидал от меня бурных эмоций. А еще за все это время я так и не сказала Юре, что люблю его. Что со мной? Разве должно быть так? Интересно как редактор отреагирует, если узнает о том что Юра мне предложение сделает? А как реагировать мне? И что мне ответить?
   Вызвала такси. Собралась. Придется ехать в редакцию. Лена звонила, сказала, что приготовили несколько вариантов обложки и мне надо приехать и выбрать подходящую. Странно. Ведь можно было отправить по почте. Ну да ладно.
   Через час уже была в редакции. Лена поймала меня в холе. Скорее всего она ждала моего приезда.
   -Привет.
   -Доброго, - отозвалась Лена и тут же утащила меня в кафетерий, что располагался на первом этаже.
   Отдала Лене последнюю главу романа. Заказали по чашечке кофе. Обычно у нас всегда найдется пару тем для разговора, но тут.. Было ощущение натянутой струны, того и гляди лопнет. Я не знала о чем мне говаривать с ней. Раньше это были шутки, вопросы, что и как у редактора, какие-то сплетни или новости, а сейчас неловкое молчание. Лена решила нарушить затянувшуюся паузу:
   -Ты в курсе, что Миша на шашлык всех собирает в эти выходные? Вечером сегодня тронемся, - спросила она, делая глоток кофе.
   -Нет, не знала.
   -А что вы с редактором не общаетесь. Поругались? - Лена прищурила глаза и уставилась на меня. - Что произошло?
   Я не хотела ей рассказывать. Не думаю, что стоит говорить о том, как редактор рвал и метал, пытаясь убедить меня какой Юра плохой.
   -Ничего. Просто не сошлись во мнениях, - пожала я плечами.
   - Понятно. А я-то все думаю, что он как в воду опущенный ходит... - Лена посмотрела на меня и потом резко спросила: - Ты поедешь?
   -Ну меня же не пригласили, так что думаю мое появление будет...
   -Забей на то, что думаешь. Я хочу, чтоб ты поехала, - перебила меня Лена.
   -Но..
   -Никаких "но", а то я обижусь.
   Я посмотрела на Лену, мне казалось, она что-то задумала. Уж очень хитрое выражение лица у нее. Но я и сама хотела бы поехать. Хочу понять, почему я так зациклилась на Мише? Почему не ответила Юре, когда он предложил мне выйти за него? И в тот момент я подумала о Мише, о том, что бы он на это сказал? Почему меня так волнует мнение редактора? И почему я вообще об этом думаю и задаю все эти вопросы? Со мной что-то не так.
   Если честно я пыталась не думать о редакторе. Не думать о его поступке и такой неестественной реакции на меня и Юру получалось плохо, мысли сами появлялись. И каждый раз становилось дурно от них. Казалось, что если я не разберусь и не пойму, то потеряю что-то важное. Я боюсь понять то, что перевернет все мои взгляды.
   И я согласилась. Хотя очень боялась ехать. Как мне на него смотреть? Как вести себя? Как раньше не получится. Чувствую себя словно мышь, загнанная в угол.
   Вечером, Саша и Лена заехали за мной. Устроившись на заднем сидении, я смотрела на ночной пейзаж, на яркие фонари, освещавшие дорогу, на густой лес, на поля... Я чувствовал как страх все ближе и ближе подбирается ко мне. С каждым километром желание вернуться становилось сильнее. Не хочу увидеть холодный взгляд редактора, не хочу этой отстраненности. Чего я боюсь? Зачем я вообще еду? Чтобы дать ответ Юре я должна понять, что со мной происходит. Ведь я люблю Юру, и мое поведение даже меня сбивает с толку.
   Машина плавно остановилась у забора. Я замерла. Не хотела выходить. Но Лена, можно сказать, вытолкнула меня.
   Пройдя в дом, где собрались все те же знакомые лица, я скользнула взглядом по гостиной, увидела редактора сидящего со своей новой протеже, той самой недомоделью. Поздоровалась. И только Миша холодно бросил "привет", быстро посмотрев в мою сторону. На лице редактора проскользнуло удивление, но он быстро сменил его каменным выражением: "мне все равно" Это заметили все. В этот момент мне захотелось исчезнуть. Убежать. Что я тут делаю? Чувствую себя как на приговоре.
   Саша предложил мне коктейль. Я улыбнулась. Постараюсь вести себя, как и всегда. Сделаю вид, что все нормально. Меня не волнует мурлыкание блондинки, что вцепилась в редактора всеми конечностями, и даже не скрывает своих желаний. От нее исходит такая аура, что она прям на месте готова поддаться искушению и заняться прелюдией. Я вижу, как редактор неохотно принимает ее соблазнения. Но отвечает ей, с какой-то холодностью, при этом поглядывает в мою сторону. Словно играет. Не могу больше наблюдать за этим. Хочу выйти, подышать воздухом. Меня это почему-то раздражает. Реакция явно неадекватная. Почему меня вообще это должно волновать? Какое мне дело до Миши и его спутницы?
   Взяв коктейль, я вышла на улицу, разместилась в беседке. На темном небе царствовал полумесяц в окружение ярких звезд. Я всегда любила ночное небо. Мерцающие точки на небе, огни города, это романтично, смотреть с кем-то на ночной пейзаж. Я выискивала среди звезд большую медведицу и ковш, эти два созвездия я всегда узнавала, вот с остальными как-то не сошлось. Но это не важно.
   -Зачем ты приехала? - отвлек меня голос Миши. Я перевела взгляд на редактора. Он стоял возле беседкой, смотря на меня снизу вверх.
   -Лена позвала, - оправдалась я. - Но если тебе неприятно, я могу уехать. Поезда ведь ходят до часу, так что...
   -Оставайся. Я же не могу позволить девушке ехать в такое время одной. Ты читала?
   -Читала?
   Я совсем забыла о той папке, скорее всего Миша об этом меня спрашивает. Я ведь даже смотреть не стала, убрала её подальше с глаз долой.
   -Нет, - ответила я. - И зачем?
   -Чтобы понять, какой твой Юра человек.
   -Он абсолютно нормальный.
   -Ты с такой легкостью закрыла глаза на все обиды?
   Это был вопрос или утверждение? И снова в его голосе раздражение. Начинается. Почему ты так реагируешь? Почему, ты так стремишься поругаться со мной?
   -И что с того? Это мое решение?
   -Ничего! - вскипел Миша. И старая песня повторилась, он снова начал доказывать какой Юра плохой. И что я полная дура раз этого не замечаю. А я только злилась потому, что совершенно не понимала, почему он так себя ведет. Почему заставляет меня усомниться в Юре? Да и зачем это делать?
   -Может, ты еще замуж за него выйдешь? - развел он руками. И это меня задело. Я снова была зла. Я хотела лишь только понять себя, а вышло:
   -Да хоть и выйду, он как раз мне предложение на днях сделал, - вырвалось. - Вот прямо сейчас ответ отправлю на его предложение. Я достала телефон из кармана и написала всего одно слово: " Согласна". Продемонстрировала это редактору и нажала: "отправить".
   Я заметила, как редактор побледнел. Он хотел что-то сказать, но лишь сжал кулаки и посмотрел на меня таким опустошенным и печальным взглядом. Сердце сжалось в груди. Снова это ощущение пустоты. Больно. Холодно. Одиноко. Неправильная боль. Неправильная пустота... Почему я так реагирую? Я не понимаю редактора, я не понимаю этот взгляд. Я не понимаю себя. Что происходит со мной? Зачем я написала, что согласна. Я такая дура. Я не замечаю изменений, что происходят со мной. Я только что потерла Мишу. Я ведь не смогу теперь объяснить Юре, что согласилась потому, что так получилось, потому что обиделась на редактора. Что это вышло спонтанно. Что это было не больше чем предлог позлить редактора.
   Просидев с полчаса в беседке, решила вернуться. Я и шагу не успела сделать, как на меня налетел Дрюша с предложением составить ему компанию, поставил на стол бутылку виски и коллу. Наверное, уже выучил, что я в чистом виде не пью то что выше восемнадцати градусов. Настроение было... точнее его не было, но я не отказалась - выпить сейчас самое то. Пусть голова снова опустеет, и я перестану думать о глупостях и буду наслаждаться жизнью. Уехать домой было бы замечательно, но я соврала Мише, сказав про поезда, я понятия не имею где тут станция. Так что куда я денусь с подводной лодки.
   Дрюша услужливо сделал мне коктейль и предложил выпить. Что, собственно говоря, я и сделала, решив поступиться своими принципами. Взяла у Дрюши бокал из рук и махом его осушила. Андрей уставился на меня с открытым ртом. А что такого? Настроение плохое, хотя нет, оно не просто плохое, оно хреновое. Так что подумаешь... сто грамм горячительного.
   Дальше мы стали пить. Дрюша наливал в бокал виски и мне и себе, а я не отказывалась. Напьюсь до очень скверного состояния. Уговорив полубутылки, не знаю, как Андрей, а мне стало плохо, нет точнее очень хорошо. Тело расслабилось, и я себя чувствовал такой легкой. Единственное что не устраивало это сильная качка...
   -Хи-хи, шторм на море! - констатировала я, любуясь, как два моих бокала качаются из стороны в сторону.
   -Я и не думал, что ты умеешь так пить, точнее не умеешь, - заявил Дрюша.
   -Ага, - хихикнула я, потом подняла палец вверх, хотела что-то сказать, но забыла. Видать нервишки пошаливают, или я просто не привыкла к слишком крепким напиткам, таким как коньяк.
   Андрей поднялся и встал рядом со мной. Слегка коснулся пальцами моей щеки, и я в удивлении повернулась к нему лицом. Немного необычный жест с его стороны.
   Следующие действия Дрюши поняла не сразу, как-то медленно как-то медленно доходило что тот делает. Андрей схватил меня за руки, прижав спиной к деревянной стене беседки, попытался поцеловать....Я тут же отрезвела и отвернулась, так что поцелуй получился смазанный.
   -Отпусти, - попросила я.
   -Да ладно тебе... - шепнул он мне в ухо.
   Обычно я не напиваюсь до такого состояния, когда ты и шагу сделать не можешь, а перед глазами ехидно улыбаются зеленые человечки. А тут получилось именно так. В голове проскользнула мысль, что именно этого он и добивался. И стало страшно. Я испугалась. Никто и никогда не пытался овладеть мной силой. А Андрей, кажется, не желал отступать.
   Дрюша заглянул мне в глаза. От его взгляда захотелось плакать. Я всегда замечала его интерес к своей персоне, но не думала, что он готов опуститься до такого. Перехватив в одну руку две мои, Андрей слегла надавил на щеки другой, заставляя мои губы приоткрыться.
   -Тебе понравится, - лукаво произнес Дрюша.
   Страшно... Сжала зубы, но Андрей еще сильнее нажал и я вскрикнула от боли.
   Мне кажется, что вся жизнь пронеслась перед глазами. Я задохнулась. Сердце застучало где-то в области живота.
   Захотелось позвать на помощь. И почему-то в голове пронеслось имя редактора. Но я была так напугана, что не смогла выдавить ни слова. Лишь только всхлипнула. Он смотрел на меня, как палач смотрит на свою жертву, наслаждаясь мучениями. Я снова попыталась вырваться, но тело не слушалось. От выпитого оно стало непослушным и вялом. Я чувствовала, как его руки скользят по моему телу. Это вызывало омерзение. Да и кому будет приятно против воли?... Когда Андрей в очередной раз попытался меня поцеловать, в голове промелькнула мысль врезать мерзавцу по мужскому достоинству... Тело отреагировало со скоростью мысли. Согнув ногу в колено отправила точный удар в самое больное место... Андрей резко согнулся и оттолкнул меня к лесенке ведущей из круглой деревянной беседке. Оступилась. Нога соскользнула с верхней ступеньки и под воздействием земного притяжения я полетела вниз "хорошо, что беседка не высока всего-то полметра над землей". И на свое удивление я не приземлилась на пятую точку, а оказалась в чьих-то тёплых руках. Так и повисла на них.
   Посмотрела в лицо спасителю и чуть не отпрыгнула на добрых два метра. Миша. Редактор стоял весь пунцовый от злости. И недобро так поглядывал на корчившегося от боли Андрея.
   -Прибью, - прорычал редактор, и мое пьяное тельце перекочевало к Саше. Тот тоже смотрел на Дрюшу, как на врага всего человечества.
   -Пойдем, - шепотом произнес Саша, поставив меня на ноги(,) и повел в сторону дома.
   Саша усадил на диван в гостиной.
   -Как ты? - дав мне стакан воды, спросил он.
   -Нормально, - дрожащим голосом отозвалась я. Хотя нормально - это не то слово, я чувствовал себя отвратно. Такое унижение...
   -А ты молодец. Ничего, Миша ему быстро мозги на место поставит. Он больше и думать об этом не захочет.
   -Я... - не знаю, то ли снова вернулся дурман, то ли от сильного испуга, но я заплакала, уткнувшись лицом в плечо Саши.
   Сколько я проплакала, не помню, но Саша все это время сидел рядом, поглаживая меня по голове, словно заботливая мамочка...
  
   -Как она? - в комнату вошел редактор.
   -Уснула, - шепотом отозвался Саша. - Что с рукой? - заметив на руке кровь, решил уточнить он.
   -Промазал, - со злобой выдал редактор. - Хотел в морду дать, а попал по стене беседки. Вот же...
   -Не кипятись, все же обошлось.
   -Я его предупреждал, - снова завелся редактор.
   -Все успокойся. Ему и так мало не показалась. Танчик вон как удачно попала, теперь долго о секс думать не будет.
   -Ему теперь не до секса будет. Полсе моих объяснений, о том что такое хорошо, а что такое плохо - ехидно улыбнулся Миша. - Я же ему говорил, что закопаю на месте.
   -Закопал? -... - встревожился друг: в юности Миша был и не на такое способен.
   -Нет, я пока еще с головой дружу. Так морду разбил. Ему лучше мне на глаза не попадаться до конца своей не долгой жизни. - Саша заметил в глазах редактора дикий огонь, и чуть не перекрестилася.
   Да уж. Миша ведь если ему надо с землей сровняет, и скажет что так и было. Андрей конечно сволочь, но сейчас его почему-то стало жалко... Миша его просто уничтожит как личность. Не стоило ему вступать на чужую территорию.
   -Ладно, все. Закроем тему. Лучше вон, Танчика своего в кроватку уложи. Не тут же ей спать.
  
   Как оказалась в крвати не помню. Произошедшее вчера казалось дурным сном. Воспоминания нехотя появлялись в сознании. Словно я все еще нахожусь под воздействием алкоголя. Я села. Прижала к груди ноги и уткнулась в колени лицом. (мне даже в голову не пришло что я не сама забралась в теплую постельку). Но понять что тебя кто-то раздел и уложил спать, не так страшно как осознавать, что еще вчера тебя пытались изнасиловать. Руки дрожали. На ряду ко всему сильно раскалывалась голова. Вот бы Ната обрадовалась моему состоянию. Наконец-то и я познала всю прелесть похмелья. Я улыбнулась этой мысли. Но на душе было противно. И даже представление довольного лица подруги не смогло хоть немного развеять это состояние.
   Я переоделась. Спустилась вниз. Привела себя в божеский вил, смыв размазанную туш под глазами, и причесалась. Натянула на лицо неудачное подобие улыбки и прошла в столовую. При моём появлении все взгляды собравшихся в столовой устремились на меня, и замолчали. В помещение повисла неловкая тишина.
   -Присаживайся, - нарушил молчание Александр, предложив мне стул.
   Ленок быстро приготовила кофе и поставила чашку передо мной.
   -Как ты? - шепнула она. Я лишь попыталась снова улыбнуться. Мол: " у меня все хорошо" Хотя так на самом деле не было. И снова прокрутила в голове события вчерашнего.
   -Таня, - позвал меня Саша. Вздрогнув, я посмотрела на него. Он глядел на меня с сочувственным выражением лица.
   -Все в порядке, - попыталась уверить его, но, наверное, я больше хотела уверить себя. Убедить в том, что ничего не произошло. - Ничего же не случилось. Саша. Ты не мог бы меня отвезти... Можно до станции...
   Я быстро собралась. Хотелось поскорее уехать и забыть все как страшный сон. Больше никогда об этом не вспоминать. Но думаю, у меня не получится. Я ведь такая, ничего не могу забыть.
   По приезду домой я тут же набрала Юре, в надежде, что он позволит мне забыться. Но рассказывать ему о происшествии я побоялась, кто знает, какая будет реакция. Может он найдет этого Андрея и прибьет в порыве гнева. Хотя я была бы только рада, преподать этому мерзавцу хороший урок. Но редактор и так постарался. Когда он увидел нас, его лицо исказилось, и в тот момент я подумала, что он убьет Дрюшу.
   Когда я пришла к Юре, тот странно посмотрел на меня, словно почуяв неладное, и спросил:
   -Что-то случилось?
   -Нет что ты...
   -Ты так быстро пришла...
   -Я просто соскучилась.
   -И я тоже, - отозвался он и нежно поцеловал меня.
   Мне нужно забыть это вчерашнее как страшный сон. Есть хорошая поговорка: клин клином вышибают.
   Я чувствовала с какой нежностью Юра целует меня, обнимает, как его пальцы медленно изучают мое тело. Это действительно позволило мне немного успокоиться и расслабиться. Но почему-то, целуясь с Юрой, отдаваясь его страсти, я продолжала вспоминать лицо редактора. Его гневней взгляд, обращенный к Андрею. Я сошла с ума... это уже диагноз.
   Юра отстранился от меня, заглянул в глаза, и замешкался. Словно прислушался к своим чувствам, к моим чувствам. Понятное дело, я ему столько раз отворот давала. Конечно, будет думать, как я отреагирую, снова отошлю или... А я и не сопротивлялась.
   -Я безумно счастлив, - шепнул он, и накрыл мои губы поцелуем.
   Я совсем и забыла из-за недавних происшествий, что дала ему своё согласие.
   -Я подарю тебе все, - снова шепнул он, коснувшись моей шеи.
  
  
  
   В конце августа мне позвонил Миша. (Надо же, меня что из черного списка вычеркнули?) Его звонок попомнил мне о происшествии с Андреем. По телу пробежали мурашки. Брр, сколько можно. Все уже прошло. К тому же он не успел сделать то, что хотел. Да и Миша ему хорошую трепку устроил. Андрей мне потом звонил, извинялся говорил, что от выпитого голову снесло. Сказал, что я ему приглянулась, а тут... Но мне не хотелось говорить: "я тебя прощаю" Не тот случай. Поэтому я сказала: " бог простить". Неприятные воспоминания еще долго буду меня преследовать. Даже боюсь представить, что было бы доведи он дело до конца.
   Я отвлеклась. Редактор позвонил мне с радостной новостью. Миша сказал, что через два дня мы поедем на презентацию первой книги в Америке. Скажу вам, оперативно работаю. Так быстро перевели. Эта новость меня обрадовала. Но и немного ввела в замешательство, ведь редактор тоже поедет. А я не хочу выслушивать про Юру очередную глупость. Но и поехать хочу.... А-аааа. Ладно, так и быть, если что стисну зубы и буду мило улыбаться. Я сообщила Юре о поездке, он с недоверием глянул на меня.
   -Знаешь, ты не забыла, что через два дня мы идем заявление в ЗАГС подавать?
   Если честно забыла, но ему об этом не скажу. Да и сказать, что ответ дала в порыве гнева тоже не смогу. Но Юра, мне показалось, немного изменился, стал более нежным, добрым. Дарил мне цветы каждый день по букетику. Я даже стала как-то забывать о Мише, точнее меньше думала о нём.
   -Я помню. Давай после, как приеду.
   -Мне кажется, этот Миша специально все делает, - с подозрением заявил тот.
   -Да зачем ему? - пожала я плечами.
   -Зачем. Вспомни, на прошлой неделе в день подачи заявления он позвонил тебе и сказал срочно прибыть в редакцию...
   -В обще-то это был не он, а Ленок.
   -Хорошо, мы отложили на другой день, но тогда тебя срочно куда-то там вызвали. А недавно тебе пришлось в другой город уехать, из-за того, что там проходила акция, купи книгу - получи автограф. Нам пришлось отложить подачу на две недели. И вот, ты только приехала и заявляешь, что через два дня собираешься лететь в Америку, причем на целую неделю.
   -Прости. Но это такой шанс...
   -Я знаю, книги для тебя все, и понимаю. Но мне порой кажется, что Миша специально все делает, - Юра тяжело выдохнул. - Ладно. Давай помогу вещи собрать.
   -Спасибо.
   -Смотри мне, - погрозил Юра пальцем, - чтоб ни-ни.
   -Что еще за ни-ни. Не доверяешь? - скептически посмотрела на него я.
   -Нет, доверяю. Редактору твоему не доверяю.
   -Ты так о нем говоришь, словно его знаешь.
   -Не знаю и знать не хочу. Просто Танюш, наслушался на десять лет вперед.
   -Я что так часто о нем говорю? - удивилась я.
   -Слишком, - признался Юра.
   Значит, не избавилась от диагноза полностью.
   -Ладно. Я тебя провожу в аэропорт?
   -Ой, за мной Ми... - я осеклась, кажется еще одно слово о редакторе, и мой жених впадет в бешенство.
   -Что! - Вскрикнул Юра. - Он еще за тобой и заедет?
   -Угу. Просто загранпаспорт у него. Делал, так сказать, по-быстрому.
   Юра потер лоб, присел на кровать и уставился в одну точку.
   -Прости. Я как-то неосознанно... наверное...
   -Не важно, - бросил он. Резко посмотрел на меня, схватил за руку и опрокинул на кровать. - Ты же мне дала ответ, - улыбнулся Юра и поцеловал.
   Вот именно что дала. Непутевая я. Всегда от злости глупости делаю. Я не понимаю, если честно, что со мной. Юра, Миша. Юра -тот кого я люблю, Миша... Миша он... того кого не хочу потерять. Может эта неделя позволит мне разобраться в своих чувствах. Я боюсь перемен, боюсь сделать неправильный выбор и ошибиться. Просто, потом, может и не получиться все изменить. Надеюсь, я не пожалею о своем согласии. Пусть и дала его в порыве обиды.
  
   Я собралась еще с вечера, взяла все самое необходимое, но мне кажется, что и то что не нужно тоже взяла. Но как говорится, в дороге может все пригодиться. Юра с вечеру мне пожелал легкого полёта и приземления. Сказал, чтоб я держала ушки на макушке и глазки в оба. Миша ему не нравится. Ревнует? Я проснулась ровно в семь, мне даже казалось, что я не спала. Быстро оделась, позавтракала, и вот сижу теперь на чемоданах и жду редактора.
   Приехал тот в обещанное время ровно в девять. Миша вообще редко опаздывает, если сказал в девять значит так тому и быть. Бросил взгляд на мои пожитки, и его брови метнулись вверх.
   -Ты что весь гардероб с собой берешь?
   -Не, тока половину, - подшутила я.
   -Что в сумочке?
   -Ну так косметичка, и кое что из личной гигиены... Ключи документы... Еще фотик...
   -Ага. Бери сумочку, остальное тут оставь, - заявил редактор.
   -Как это? А вдруг там холодно, или наоборот слишком жарко, - начала я паниковать.
   -Успокойся, если что надо будет, купим. Так что смотри, как бы твой чемодан не превратился в два на обратном пути. Бери только самое необходимое, документы, ключи, зубную щетку. Хотя и ее купить можно.
   Миша сейчас мне напомнил заботливого мужа, что наставляет свою жену на первую поездку заграницу. И меня это развеселило. Я улыбнулась.
   -Чего лыбишься, - резко заявил он.
   -Да так, просто ты сейчас похож на консультанта по путешествию.
   -Да ну тебя. Все, поехали. Нам еще надо успеть в аэропорт. Фрэнк нас встретит, сказал у себя разместит в загородном доме.
   -О-о...
   -Что?
   -Домик загородный...
   -Просто, Танчик, у них там редактор за работу зарплату получает, а у нас видимость создают зарплаты.
   -Правда? - удивилась я, припоминая дачный домик редактора. - Уверен, что только создают видимость?
   -Я тебе секрет открою, - поняв, куда я мечу, решил пояснить редактор. - Это не моя дача. Так, друг дает попользоваться. Сам сейчас заграницей работает...
   -Да, - сделаем вид, что поверила.
   Если честно я была рада, что Миша перестал меня игнорировать. Мне казалось это самое жестокое наказание...
   -Знаешь, - устраиваясь на переднем сидение, сказала, - ты меня только там не оставляй. Я с "американским" на вы.
   -А то я не знаю, - усмехался редактор.
   До аэропорта добрались быстро, даже в пробке толком не постояли. Почти не разговаривали. Я думала, что мы вернемся к тому времени, когда все было хорошо. Но видать между нами образовалась трещина, и то беззаботное время, проведенное вместе, не вернешь. Миша хоть и общается со мной, но все же, его отношение ко мне стало прохладным. Интересно, а что я чувствую к нему? Почему редактор так много места занимает в моей голове? Почему я даже была рада, когда поход в ЗАГС был отменен? И сейчас я тоже рада что еду с Мишей заграницу? Правильная ли это радость?
   Вспоминая свои мучения тогда, когда мне было пятнадцать-шестнадцать, когда все мои мысли занимал Юра... прихожу к выводу, что сейчас со мной творится нечто похожее. Думаю, я и так знаю ответ, осталось лишь убедить себя в нем. А это очень пугает. Перемены. Я боюсь перемен. Что если будет все хуже. Я давно думаю об этом. Мишезависимость совершенно не излечима, по крайней мере, не сейчас. Я, конечно, могу перечеркнуть все, например, податься в новую редакцию, или просто или просто бросить писать книги и найти другую работу. Но станет ли это выходом? Не буду ли я потом жалеть, что из-за своей боязни не смогла разобраться чего действительно хочу.
   Всю дорогу до США, а это десять часов лету, я размышляла, ну еще периодически дремала - меня почему-то укачивало и хотелось спать. Но в положении полусидя спать неудобно. Хотя, припоминаю, как с родителями поехала в Нижней Новгород. Туда мы добирались как до Америки, даже больше, целых двенадцать часов. Пробки жуткие. Там постоишь, тут постоишь, вот тебе и Америка. Меня, оказывается, и в машине укачивает, я всегда хочу спать, особенно на заднем сидении. Так что спать в невероятных позах я уже научилась, причем могу сказать, хорошо научилась, часа три дремы как минимум.
   Но в самолете, признаюсь, я впервые. Когда села в кресло, ощутила такой восторг, прям детский, а когда взлетали чуть сердце в пятки не ушло. Потом долго думала, разобьемся мы или нет. Ну конечно, насмотришься разного по телевизору, вот и мысли тебя странные посещают. Но через час полета успокоилась и начала думать уже о себе и своем поведении.
   И все же, надеюсь, мы долетим до место высадки.
  
  
   До Нью-Йорка мы долетели вполне нормально. Даже посадка была относительно мягкой, только вот когда мы на неё заходили, я все думала: самолет сядет или разобьется? Нет летать страшно. Ну для меня точно. А вот Миша был абсолютно спокоен, и даже посмеивался надо мной, всю дорогу говорил, что все будет хорошо. Конечно, ему-то что, он не первый раз летит. Я, разумеется, успокоилась, но все равно боязно. Если переставала думать о себе и своем поведении, то начинала думать о том, разобьемся мы или нет. В голове сразу вспоминались фильмы- катастрофы и обрывки новостей. Так что лучше мне думать о Мише и Юре, нежели о упавших самолетах.
   Как бы там ни было, мы прилетели где-то часиков в десять вечера...
   Фрэнк, как и сказал Миша, разместил нас в своем доме. Хотя дом это мягко сказано, это целый дворец, даже наши рублеквские позавидуют. Огромный особняк с бассейном во дворе, с беседкой для барбекю и танцполом, теннисным кортом, огромной зеленой лужайкой, занимающей большую часть участка. Сам дом поразил меня своими размерами, даже загородный особняк Миши рядом показался бы игрушечным. Вот что значит жить по средствам. Двухэтажное строение вытянулось посреди земельного участка. От центральных ворот к дому вела асфальтированная дорога, по которой мы и ехали на машине Фрэнка, обсаженная декоративными деревьями. Было еще несколько каменных тропинок расходившихся от фонтана и огибающие само здание.
   Фрэнк проводил нас в дом. И я ахнула. Большой просторный холл был разделен на две зоны, прихожую, со встроенным шкафом для верхней одежды, и гостиной, с диванами стоящими друг против друга, с небольшим стеклянным столиком между ними и кресалами из кожи. Гостиная отделена была от прихожей арками. Несколько торшеров, легкие занавески на окнах. Но больше меня удивила плазма, занимающая всю левую стену. Такой огромный экран, как в кинотеатре. Не удивлюсь, что он и "3D" показывает. По углам гостиной две винтовые широкие лестницы, ведущие на второй этаж. Как оказалось там расположены только спальни. Позже Миша сказал, что здесь есть и подвал, который Фрэнк оборудовал под игровую и спорт-зал. Там располагался бильярдный стол, барная стойка, а так же сауна, и еще один бассейн, чуть меньше того что во дворе.
   На втором этаже порядка пятнадцати спален. "Зачем ему так много?". Самую большую занимал хозяин дома. Но мне очень понравилось насколько грамотно было использовано свободное пространство, и все вроде есть и нет дискомфорта. Комната, что выделили мне Фрэнк, была небольшой, но очень уютной. В ней не было ничего лишнего, просто широкая кровать занимающая большую часть комнаты, встроенный шкаф и трюмо. Также обнаружилась еще одна комната -ванная комната. Все продумано. На окнах висели кружевные занавески, а по бокам более плотные - бордовые, подвязанные ярко-красной ленточкой. Наверное, их повесили специально для любителей подольше поспать. Таких как я.
   Честно, я порадовалась, что не послушала редактора, и все же прихватила с собой сменную одежду, нижнее белье и сорочку. Время позднее, вряд ли кто-то захочет идти по магазинам. Я приняла душ и завернулась в махровое полотенце. Оно было таким большим, что меня бы туда две влезли.
   Погода стояла не по-осеннему теплой, в помещение было жарко, на мой взгляд. От кондиционера я отказалась, попросив Фрэнка его выключить, не хотелось утром проснуться с температурой.
   -Ну, как устроилась? - отвлек меня голос редактора. От неожиданности я выронила трусики и, подняв глаза, уставилась на Мишу, вошедшего через лоджию.
   Её я обнаружила не сразу, меня больше кровать привлекала. А когда заметила, что за занавесками что-то похожее на перила выглядывает, поняла что там лоджия. Открыла дверь, чтобы впустить в помещение свежего воздуха. Дом Фрэнка располагался в элитном районе недалеко от пляжа, так что морской воздух его достигал.
   -Вообще-то стучаться надо, - буркнула я, быстро подобрав нижнее белье и запихнув его под одеяло.
   -Так я и стучал, - пояснил редактор. Скорее всего, соврал. - Но ты была так увлечена, что не услышала. Так как тебе?
   -Мило.
   -Мило?! - удивился тот. - А где восторг, вздохи, и ахи, и восхищение?
   -Мне что, от радости прыгать?
   -Можешь и попрыгать, - лукаво улыбнулся тот и бросил взгляд на полотенце, обматывающее мое тело.
   -Размечтался, - так же лукаво отозвалась я.
   -Уж и помечтать нельзя, - оскорбился редактор.
   Кажется, я ошибалась. Все же, наши отношения постепенно возвращаются в свое русло.
   -Ладно, Танчик, - начал Миша не дождавшись от меня ответа, обычно я всегда найду что сказать на его шуточку, а тут... Если наши отношения вернутся на круги своя... сейчас лучше об этом не думать. - Завтра мы едем по магазинам и в салон красоты, надо тебя расфрантить А на послезавтра тебе следует выучить речь...
   -Мишь.
   -Что?
   -Слушай, а как же я буду... ну речь эту учить, я же "английского" не знаю.
   -Я же с тобой. Поработаю переводчиком.
   -Только ты меня одну тут не оставляй.
   -Да не волнуйся ты так. Все, вернемся в Россию, найду тебе репетитора.
   -Зачем?
   -За наддам! - Миша снова окинул меня взглядом и хитро улыбнулся. - Ну-ка, поди сюда.
   -Что?
   -Иди-иди, - поманил меня пальцем редактор.
   -Пакость задумал? - проговорила я, но все же подошла.
   -Да нет. Просто решил тебе комнату свою показать, чтоб было потом что вспомнить.
   Миша, можно сказать, подхватил меня под мышку и собрался уже вынести из комнаты.
   -Стой, может я... этого... того, хоть оденусь?
   -Да и так нормально. Кто тебя тут видит?
   -Вообще-то ты, - буркнула я недовольная действиями редактора, который просто нагло тащил меня в свою комнату. Кажется, Фрэнк не совсем правильно нас понял. Это я только потом узнала, что наши с Мишей комнаты одной лоджией соединяются.
   На пол пути, я почувствовала неладное. Запахло предательством со стороны моего полотенца, которое решило покинуть тело хозяйки. Рукой я прижала его к себе.
   В тот момент мало волновал открывающийся вид с лоджии, меня больше волновало то, что под полотенцем ничего нет. Я резко дернула Мишу за руку и присела на корточки. Стыдно-то как. Но... Удивленное лицо редактора, обращенное ко мне, и блуждающий взгляд по моему телу... как бы это не казалось странным, но это совершенно меня не смущало. Даже наоборот было приятно.
   -Отвернись, зараза! - взвизгнула я. Миша повиновался и быстро отвернулся. Кажется, он и сам был ошарашен.
   -Прости.
   -Не прощу, - выдала, поднимаясь, и принялась заворачиваться в полотенце, но честно сказать, немного перенервничала, так что оно наотрез отказывалось вернуться обратно. Я уже начала злиться.
   -Тань, - хотел было повернуться редактор, услышав мое рычание и тихое ругательство в сторону полотенца.
   -Не смей, - пресекла я его попытку обернуться.
   -Да ладно. Что я женщин голых не видел, - всплеснул Миша руками.
   -Не знаю, кого ты там видел, но меня точно нет, - буркнула я под нос, продолжая попытки прикрыть обнажённое тело. - Так что стой смирно.
   -Танчик, я же тебе уже говорил, - усмехнулся он, и проигнорировав запрет, обернулся. Схватил полотенце за углы и ловко так меня обернул в него. Я даже закричать не успела, настолько была поражена, но зато смутилась это точно, так и чувствовала жар по всему телу, несмотря на то, что редактор смотрел мне в лицо и его взгляд ни разу не сменил курс.
   -Ты... - Миша хотел было что-то сказать, но передумал. Он развернул меня лицом к ночному городу. Вся неловкость быстро исчезла, сменившись детским восторгом. Вид ночного города успокаивал. Яркие неоновые вывески, множество разноцветных лампочек украшали здания. Вдалеке виднелся пляж. В темной воде, отражалось ночное небо с мириадами звезд и полной луной.
   -Ладно, и вправду иди оденься. А то еще Фрэнк тебя не правильно поймет, - ухмыльнулся редактор. -И пойдем кофейку попьем. - Он с тоской глянул на меня и, развернувшись на манер робота, потопал в свою комнату.
   -Вот же... - донесся до меня голос Миши.
   Я еще некоторое время постояла, любуясь ночным видом.
   Вернувшись в комнату, упала на кровать и снова почувствовала как заливаюсь краской. Вот так сценка, прямо как в любовном романе.
   Но когда Миша повернулся ко мне, я не почувствовала неловкости. А когда он невольно коснулся рукой моей кожи, я ощутила прохладу, и толпа мурашек пробежала по всему телу. Это плохо. Я права. Хотя, может это просто интерес, любопытство? Кажется, мои чувства меняются. Я почувствовала себя предательницей, потому что, в тот момент, когда редактор смотрел на меня, мне захотелось того, чего не должна хотеть девушка у которой есть парень. Не должна хотеть другого парня.
   Немного повалявшись в кровати, поразмышляв и поругав свой организм, что он так отреагировал... неправильно..., я все же решила спуститься в гостиную. Надела серые брюки и белый топ, что облегал бюст. Спустилась в гостиную, где меня уже ждали Миша и Фрэнк, о чем-то бурно разговаривая, я не поняла ни слова из их разговора что меня немного обидело. Потом Фрэнк кивком указал в мою сторону и оба тут же замолкли. Окинув взглядом, американец улыбнулся, словно чиширский кот.
   -Что?
   -Ничего, - пояснил Миша.
   Фрэнк что-то шепнул редактору и тот кивнул в ответ, не сводя с меня взгляда, который в этот раз блуждал по всему телу, изучая каждый его миллиметр.
   Я вспыхнула, припомнив предательское полотенце, и беззвучно произнесла, так чтобы Миша смог понять "убью зараза". Редактор улыбнулся и на тот же манер ответил: "буду ждать". Сердце быстро заколотилось в груди и по всему телу пробежали мурашки. Это первый признак измены.
  
  
  
   Что-то со мной не так. Точнее все нормально, но, кажется, я с Мишей начинаю неосознанно заигрывать. Танчик, успокойся, прежде чем что-то сделать подумай: "Оно тебе надо? Что ты так на редактора уставилась, как мышь на сыр, а? И не странно ли ты себя ведешь? Сама же сказала, что надо вначале разобраться, а ты? еще даже и дня не прошло... И не совестно тебе? Конечно, нет? Потом будешь думать об этом? Так, куда ты смотришь? Что раз тебя месяц игнорировали, решила наверстать упущенное? Так быстро посмотри в другую сторону. Быстро я говорю. Черт, поздно".
   -Танчик, ты чего?
   -Задумалась, - соврала, отведя взгляд от широкой спины и той части, которая находиться немного ниже. И, наверное, покраснела. Это последствия сегодняшней ночи. Не стоило редактору помогать мне укутываться в полотенце.
   -Так, давай, топай за мной. Тут самая лучшая одежда. - Миша улыбнулся краешком губ. Заметил, зараза, как я на него смотрела. Но я не специально. И оправдываться не собираюсь.
   Я зашла следом, покорно склонив голову и стараясь не поднимать взгляд, а то, как я его поднимаю так почему мне сразу встречается та часть которая ниже спины, да и какая эта часть... Миши. Так что лучше я буду рассматривать кафельный пол.
   -Танчик! - позвал меня редактор, и я от неожиданности вздрогнула.
   -Что? - резко подняла глаза.
   -Что-что, выбирай давай, - указал редактор на просторы магазина и на количество вешалок с одеждой всех мастей и размеров.
   Я подошла к первой попавшейся вещи и сделала то, что обычно делают экономные хозяйки, посмотрела на цену.
   -Миша. Ты цену видел, - шепнула я, наблюдая, как в нашу сторону подходит консультант.
   -И что? - на тот же манер отозвался он.
   -У меня нет столько денег.
   -Я все оплачу, так что выбирай любую.
   -Нет, - возмутилась я.
   Конечно, приятно, что кто-то хочет сделать мне подарок, но это дорогой подарок, к тому же я не могу позволить своему начальнику, покупать мне одежду. Я еще в состоянии сама ее себе купить... НО НЕ ЗА ТАКУЮ ЦЕНУ!!!!
   -Стой тут, - произнес редактор и пошел навстречу идущей к нам девушки.
   Американка, с осиной талией в строгом костюме и убранными в пучок волосами, (ну конечно, в таком магазине даже уборщица должна выглядеть как топ-модель с такими-то ценами), мило улыбнулась. По блеску в ее глазах я поняла, что сегодня она перевыполнит план по годовому доходу магазина и получит огромную премию. Не знаю, с чего она так решила, но ворожение лица консультанта в юбке и "облизывание по-английски" покупателя говорили именно об этом. Везде все едино.
   Миша что-то шепнул ей, и та засветилась как неоновая вывеска. Подбежала ко мне и стала обхаживать со всех сторон, прикидывая мой размер. Вообще-то у меня не совсем стандартная фигура, талия сорок шестого размера, а вот бедра сорок восьмого, да и объемом груди на сорок восьмой потянет. Но, думаю, в таком магазине должно быть все и на любой вкус.
   -Не стоит, я не буду у вас ничего покупать, - конечно, вещички тут висят знатные, но цена... я лучше на рынке на распродаже куплю.
   -Да успокойся ты, - осадил меня редактор. - Ты счастливая, ты у них десятитысячный покупатель, так что тебе восемьдесят процентов скидка на все товары.
   Не могу сказать, что я сильна в математике, но восемьдесят процентов это много, наверное. Это ж как они цены тут завышают?
   -Это значит, что вон ту блузку, - указала я Мише на белую блузку с широким воротником и манжетами, стоимостью в триста долларов, я смогу купить за.... - (так, напрягаем мозги, как там проценты высчитываются?)... шестьдесят боксов? - Миша довольно кивнул. - Я чувствую заговор.
   -С чего вдруг?
   -Слишком большая скидка.
   -Ну ты же у них покупатель десятитысячный. Американцы любят такие акции устраивать. Так что не переживай и покупай все что нравится.
   Ладно, сделаем вид что поверила.
   В итоге я вышла с большим количеством пакетов и очень довольная как кошка, которая объелась сметаны. В общем, с большой улыбкой на лице. Да и заплатила я за все не больше пятисот долларов.
   -Подожди меня на улице.
   -Зачем?
   -Я там маме шляпку присмотрел, она у меня любит шляпки... у нее коллекция такая, что любая богатая особа позавидует, - произнес Миша. Я лишь пожала плечами и прижалась спиной к витрине.
   На самом деле я думала, что это в Японии народу как килек в бочке, а нет, в Нью-Йорке их тоже много и даже больше. Вот почему я и прижалась к витрине, чтоб не снесли. Толпа так и сновала туда-сюда, туда-сюда. Несмотря на сентябрь на улице совершенно он не ощущался. Было довольно тепло, и небо такое голубое с плывущими облаками.
   Миша вышел из магазина с довольной ухмылкой и небольшим пакетом.
   -Еще секунду, - отвлек он меня от созерцания улиц с высокими офисными зданиями, бутиками, кафешками, достал сотовый телефон и быстро набрал номер. Кроме американского имени я больше не поняла ни слова. А Миша явно о чем-то с кем-то договаривался. И по его бодрому тону я поняла, что он договорился, вот только о чем?
   -Ну что поехали в салон?
   Я пожала плечами и последовала за редактором к машине. У Миши оказывается еще и международные права имеются, почти в любой стране может машинку купить и кататься в свое удовольствие. Оказалось покупать или даже брать напрокат машину Миша не стал, у него в гараже у Фрэнка стоит своя. Фрэнк по старой дружбе следит за его дорогой машиной гоночного класса. Сколько всего интересного я узнаю о редакторе, но думаю, это только маленькая часть. Миша все же не такой простой редактор, тут есть какая-то профессиональная тайна. На эту мысль меня навело и то, что Миша так легко общается с американским коллегой, и то, что машина у него тут своя есть, за которой друг присматривает. У меня складывается впечатление, что у Миши много связей и знакомых по всему миру. Возможно, и то, что моя книга окажется на прилавках американских магазинах, скорее всего благодаря дружбе.
   Пока я размышляла на эту, неожиданно возникшую в голове тему, даже и не заметила, как добрались. Отвлеклась я только когда редактор, можно сказать, стукнул меня по носу, поскольку я даже на открытую дверь не среагировала, и не заметила как машина остановилась.
   -Тань, что-то ты задумчива сегодня. Никак думаешь о вчерашнем? Или планируешь, как убивать меня будешь? - усмехнулся редактор.
   -Последнее ближе, - огрызнулась я. - Стой, - уже зайдя в салон, окликнула я Мишу. - Нам же только завтра проводить презентацию, так чего сегодня марафет наводить?
   -И сегодня, и завтра, и послезавтра.... Ты же не один день презентацию проводить будешь. Десять книжных магазинов объехать надо будет.
   -Что и автографы раздавать? Я же еще не популярна, так что кому нужен будет мой автограф.
   -Танчик, я порой удивляюсь твоей наивности. Хочешь чтобы о тебе узнали - заяви о себе. Ладно, пошли пока тебя приводить в порядок будут, я весь план действий изложу.
   Миша поднялся на верхнюю ступеньку, ведущую в зал, я скептически посмотрела на него снизу вверх, и опять моему взору предстала широкая спина.
   Тяжело вздохнула и последовала за ним.
   Салон красоты, в который меня привел Миша, был таким же дорогим как и тот магазин. Неужели и здесь я окажусь каким-то там покупателем, которому положена огромная скидка? Мало верю в такие совпадения.
   -Танчик, тут все уже оплачено и заказано, так что "нет" от тебя не принимается, - предупредил редактор, открывая дверь.
   Холл, в которым мы ожидали приема, был шикарен, кожаные диваны кресла, столики, шелковые занавески, немного растительности расставленной по углам холла, под потолком плазма показывала какой-то американский фильм вперемешку с рекламными роликами. Даже кофе и чай предложили, но Миша отказался, сказав, что ждать нам не долго.
   Так и оказалось, буквально через несколько минут нас уже пригласили к мастеру.
   Меня усадили в высокое мягкое кресло, а редактор стал объяснять стилисту, что нужно со мной сделать. Но по длительности разговора я поняла, что они не только меня обсуждают, но и что-то свое, - возможно тоже знакомый.
   Раньше я не думала об этом, и меня мало волновало, что из себя представляет редактор. Например, его загородный дом, или вот сейчас, все это было похоже на какой-то сериал где богатый Буратино не решаясь сказать своей возлюбленной о том кто он, находил кучу способов, чтобы, и использовать свои связи, и не давать возможности избраннице заподозрить его в причастности ко всему происходящему. Если честно, с самого начала Миша предстал передо мной именно таким - влиятельным человеком, у которого не только много денег, но и связей. Ну не может редактор иметь все при его-то зарплате. Я конечно не специалист и не бухгалтер и не имею представления какая у него зарплата, но я могла бы понять откуда у него капитал, если бы Мише было лет сорок-пятьдесят. Накопил, заработал, купил, но ему то даже тридцати еще нет. Думаю, меня не удивит, если окажется, что Миша отпрыск богатеньких буратин.
   Вопрос не в этом, а в том, что это я вдруг думаю о редакторе и его доходах?
   Пока мне наводили марафет, Миша рассказывал план действий. Первое - это представить свою книгу в крупных магазинах США, то есть одним Нью-Йорком не обойтись, дальше телевидение и пара интервью. Интересно, как он себе представляет мое выступление по телевидению, как мне отвечать, если я плохо знаю английский? Хотя редактор сказал, что поработает переводчиком, посмотрим как он с этим справится.
  
  
   . (Почти две недели меня мучила одна мысль - поспать, что совершенно было не возможно в связи с отсутствием времени Так что разбираться в себе, в своих мыслях и чувствах, тоже было некогда. Я вставала в шесть утра, чтобы меня накрасили и сотворили на голове подобие прически, успевала за весь день выпить пару кружек кофе и слопать несколько бутербродов. По прибытию домой, у меня хватало сил только на душ, а дальше крепкий сон. Я и не думала, что так проблематично проталкивать свое произведение. Так что полтары недели я провела в бешеном ритме. Мы побывали почти во всех престижных и больших магазинах. Миша, правда, занял роль переводчика, а по большей части отвечал на вопросы за меня, поскольку я совершено не понимала что от меня хотят услышать. Я чувствовала себя дурочкой, которая мило улыбается во все свои тридцать два и помахивает иногда ручкой. На вопросы я отвечала невпопад, сильно волновалась и терялась, не ожидая от американских жителей такой прыти. Но проведя несколько презентаций в магазинах, успокоилась, знала, что Миша на все ответит. Он же меня как родную знает. Неделю мы путешествовали по Америке. Потом вернулись в дом Фрэнка. Самыми лёгкими были, на мой взгляд, интервью для журналов - это был самые спокойные дни за последнюю неделю.
   Фрэнк сказал, что за неделю нашего удачного путешествия, книга разошлась тиражом в несколько тысяч, так что печатное издательство уже готовит следующую партию. Самое поразительное, что даже появились первые отзывы на форумах, причем положительного характера. Конечно, были и те, кому книга показалась банальной, кому-то скучной, но ведь у каждого свой вкус. Фрэнк так же сказал, что самое опасное это критика. Да уж критика это действительно опасно. Так что нужно, чтобы критики оценили произведение по полной. Я почему-то чувствовала себя не писателем, а повором, который должен бояться проверки известных кулинарных критиков, экспертов во всем и вся, настоящих гурманов. Но я к критике всегда относилась как к стимулу и стремлению написать еще лучше, чем было. Но Фрэнк объяснил, что в Америке критика играет большую роль для успеха автора. Чем лучше критик о тебе напишет тем больше шанса добиться признания публики. После ,журнальных интервью, которые заняли несколько дней, пришло время и самого последнего - на телевиденье. Меня должны были показать в какой-то популярной передаче, что смотрит большая часть женского населения. А так же мне пришлось подписать сто подарочных экземпляров для приглашенных зрителей. Американцы любят халяву, но при том они уверены, что хорошую вещь надо купить. И если подруга посоветовала тебе прочитать книгу, ее нужно купить. Что за народ такой. Вот у нас все просто, хочешь книгу, залез в интернет и скачал ее. А тут целая система.
   Интервью на телевидение прошло гладко. Мне задавали вопросы, я отвечала, Миша переводил. Американских шуток я не понимала, но делал вид, что мне тоже весело, когда ведущая шутила на какую-то тему. Мы просто общались, она много интересовалась моей жизнью и почему-то решила, что Миша не только российский редактор, но и мой любовник. Миша сказал, что не стоит опровергать, это пригодится для имиджа, то есть мой рейтинг увеличится и еще больше женщин захотят почитать книгу. Я не ответила на этот вопрос, лишь неоднозначно пожала плечами. На что ведущая, зовут ее Джемма, улыбнулась, сказав: "да ладно Вам, все мы люди". К концу всех интервью и презентаций я успела выучить пару фраз и десяток слов.
   После съемок мы вернулись домой, и я просто упала без сил, уснула и спала до двух часов следующего дня. Никто даже не пытался меня будить ни на завтрак, ни на обед. Миша знал, что я соня, и у меня есть очень плохая привычка - долго спать. Мне снилось, как я улыбаюсь направо и налево , как мне задают вопросы, и как я жутко устаю и проклинаю тот день, когда я села за баранку этого чёртого автомобиля, то есть подписала контракт с Фрэнком.
  
   Проснувшись, я встала, прошла в ванную и ужаснулась. Мне теперь месяц отсыпаться придется, чтобы привести свой внешний вид в порядок. Больше всего меня рассмешили растрепанные волосы, которые еще вчера были аккуратно уложены, а теперь представляли из себя птичье гнездо - торчали в разные стороны. В них нашлись пара шпилек, наверное забыла вынуть. Привела себя в божеский вид, переоделась и спустилась в гостиную.
   На диване расположился Фрэнк. Увидев меня, он растянул губы в улыбке и попытался мне сообщить о том, что Миши сейчас нет, он ушел по каким-то там делам. Половину слов я не поняла, но суть уловила.
   Фрэнк поставил на стол завтрак, который больше походил на обед, и присел напротив за стол с кружкой чая. Я очень хотела поговорить с ним и расспросить о том, откуда он знает Мишу, и почему выбрал именно меня, чем ему понравились мои произведения. Я даже не сомневалась, что они были хорошо знакомы с редактором. Да и вроде бы Миша как-то об этом упомянул. Но языковой барьер не позволил этого сделать. Да и Фрэнк явно тоже хотел со мной поговорить, но понимал, что я просто не смогу понять ни слова. Так что мы молча сидели за столом. Завтрак был очень вкусный, или это я просто изголодалась, мне показалось, что за полтары недели я похудела килограмм на пять от недоедания. Так что я съела все, что было на подносе. А там было не мало, и горячие пирожки с мясом, и сандвич, сок и кофе, бутерброды с джемом, запеканка.
   -Наелась, - констатировала я, и вальяжно разместилась на одном из шести стульев с высокой спинкой. что окружали круглый стол из дерева. Фрэнк, наверное, уловил суть моей фразы и широко улыбнулся. Я сделал так же, растянула губы в улыбке.
   Вот же, уже прошло два часа как я проснулась, а редактор так и не пришел. Интересно, наши отношения будут такими же как и раньше, хоть приезд в Америку оказался бурным, припомнила я события с полотенцем, не факт что вернувшись он опять не начнет обходить меня пятой дорогой Почему-то вспомнилась та блондинка, и стало как-то грустно. Потом вспомнила о Юре и о его предложении и стало еще хуже. Я не особо рвалась замуж. Да и решить мне надо. Я ведь так и не смогла понять. Стоит подумать о Юре, так по всему телу мурашки и приятное тепло, и редактор вызывает во мне такие же чувства. Парадокс. И что же мне делать? Вспоминая несчастное полотенце, я пришла к выводу, что симпатия к редактору у меня есть. И даже больше. Я ведь понимаю, что я заигрывала с редактором, когда выпадала малейшая свободная минутка, причем так открыто, что, наверное, замечали все. Только Миша делал вид, что не видит этого. И зачем я это делала? Может из любопытства? Проверка себя и своих чувств к Юре. Если я люблю его как и раньше, то думать о других не должна. Ну, мол, живет в тебе такой бесенок и горит: "попробуй, это весело и за это ничего не будет", а совесть в ответ: " не надо этого делать, потом жалеть будешь".
   Редактор вернулся часам к шести вечера. Обнаружив меня в гостиной за просмотром сериала без перевода, широко улыбнулся и поприветствовал. "Чеширский" кот, - подумала я".
   -Я думал, ты будешь спать до победного, - заявил Миша.
   -Я и спала, до двух, - гордо заявила.
   Редактор подошел к Фрэнку, что-то у него спросил, на что коллега кивнул и кинул в мою сторону взгляд. Странно все это.
   -Так, - неожиданно заявил редактор, от чего я аж подпрыгнула на диване. - У нас еще четыре дня до отъезда, можно и расслабиться. А значит нужно отпраздновать что все хорошо прошло, и устроить небольшую вечеринку.
   -Надеюсь, вечеринка будет не такой как обычно в фильмах показывают, - промелькнула в голове мысль.
   -Танчик, бегом наверх, переоденься во что-нибудь простенькое, но со вкусом. Я уже все устроил. Едем в бар. Гулять будем до утра, - с воодушевлением заявил Миша, как дите малое. Да и Фрэнк тоже, смотрю, не против погулять. В принципе и я не против, надо же иногда расслабляться.
   Через два часа мы дружно перешагивали порог ночного клуба. Я не любитель шумной музыки. Как-то ходила в ночной клуб, думала голос сорву, дабы перекричать музыку, чтобы донести свою мысль до собеседника И так. Мы вступили в мир молодежи, громкой музыки и приглушенного света. Первое что бросилось мне в глаза это забитая народом танцевальная площадка расположенная в центре, а по ее углам металлические шесты, видать у хозяина довольно изощренное чувство юмора. Под темно-синем потолком, усыпанным мириадами нарисованных звезд, висели огромные зеркальные шары, на которых были направлены свет прожекторов, а квадратные зеркала из которых и слеплены эти "чудо шарики" рассеивали свет по всему периметру ночного клуба. У стен того же цвета что и потолок, располагались столики и диваны, а над ними приглушенно светили светодиоды желтоватым светом. У самой дальней стены находился бар, а слева ди-джей возвышался над всем этим с оборудование и периодически что-то выкрикивал в микрофон при смене музыки или просто для поднятия духа. Хотя народ и так веселился на всю катушку, ни в чем себе не отказывая. По правой стене находилась лестница, ведущая на второй этаж в VIPзону.
   -Го, - махнул редактор головой в сторону лестницы.
   -В начале по маленькой, - пояснил он мне, потом перевел Фрэнку, на высоких тонах, старясь перекричать музыку, - а потом решим. Танчик, там бильярд есть, я же знаю ты его любишь.
   Я плохо расслышала его фразу, кроме последних слов, и для меня встал вопрос" "кого его?"
   Мы поднялись на второй этаж, я тут же почувствовала, как ушки стали наслаждаться спокойной мелодией приглушенно игравшей в зале. На втором этаже тоже был бар. Бармен лениво протирал барную стойку, поглядывая почти в пустой зал, в отличие от своего коллеги, что сейчас на первом этаже только и успевает заказы принимать и выполнять. В этом зале преобладали зеленые тона, что так сочетались с бильярдными столами. Тут тоже были и столики и диванчики, на одном из которых сидело несколько молодых людей играющих в карты.
   Я действительно люблю бильярд, и больше американский - русский сложнее. Играю я конечно не как профессионал, но меня мало волнует, выиграю я или проиграю, главное что? Процесс игры и полный стол разноцветных шариков. И первым делом увидев стоящие столы бильярда, я загорелось желанием в него поиграть. По блеску в моих глазах это понял и редактор и даже Фрэнк, я смотрела на стол как на любовника.
   Миша улыбнулся, увидев мою реакцию, подошел к бармену, заказал бутылку виски. А для меня бокал с какой-то непонятно бело-синей жидкостью и обозвал это творения - коктейль Blue Lagoon. Я приняла бокал от Миши. Напитки это не подарки их можно принимать, к тому же, раз мужчина привел тебя в ночной клуб, ну или еще куда, пусть будет любезен угощать, чай не в Японии живем, где каждый сам за себя. Мы дружно подняли тост за успех, который, как обещал Фрэнк, непременно будет, и что мой визит в Америку на этом не закончится. Я вначале думала пить или не пить, непонятное синее содержимое бокала, но потто рискнула, и сделал глоток. Напиток оказался вкусным, приятным с нотками мяты и кокоса, и чего-то непонятного, но вкусного. Видать сок какого-то экзотического фрукта. Допив бокал и получив тут же новую порцию, я походкой довольной кошки направилась к киям, взяла один, что на мой взгляд казался самым-самым, подошла к столику, провела рукой по деревянному бортику, поставила бокал на него, и с любовью окинула разноцветные шарики выстроенные треугольником.
   Скажу честно, я не знаю всех тонкостей и правил игры в бильярд, кроме как бей по белому шарику и загоняй остальные кроме последнего в лунки. Вообще правил много, но я ленива, хоть и люблю бильярд, так что изучать эту чудо игру я просто поленилась. Взяла в руки мелок, натерла кончик кия, прицелилась поверх белого шарика, выгнулась, как в фильмах любят показывать, и нанесла первый удар. Беленький звонко ударился о пирамиду, и шарики разлетелись по сукну.
   Пока я доигрывала первую, а может уже и не первую партию, хотя по количеству выпитых коктейлей, скорее всего, уже давно не первую... а какая разница, веселимся же. Я заметила как компания, которая еще недавно играла в карты, дружно не сводила с меня взглядов и о чем-то перешептывалась. Кстати, это заметил и редактор, и хмурил брови, наблюдая за столиком, и переговариваясь с Фрэнком. Хотя оба, как мне показалось(,) были уже навеселе. Миша решив прекратить разглядывание моей персоны американскими мальчиками, поднялся со своего места и громко, чтоб те услышали, произнес мое имя, и вроде как на "английском".
   -Танчик, да ты совершенно не умеешь играть, кто тебя допустил до такой тонкой игры как бильярд? - усмехнулся редактор. Он взял в руки кий и подошел ко мне, зыркнув при этом на компанию, которая тут же занялась своими делами. - Я тебя научу.
   Со стороны это выглядело смешно, я поняла по ухмыляющейся физиономии бармена и смешкам Фрэнка. Пьяный редактор пытался научить не менее пьяную меня играть в бильярд. При этом сам не мог попасть по шарику с первого раза. Но был уверен, что следующим ударом попадет.
   -Танчик, ты чего как кошка выгибаешься, думаешь, тебе это позволит по шарику попасть? - усмехнулся он.
   -А как тут не попасть, - решила подшутить я, - когда у меня два кия и весь стол в шариках?
   Миша рассмеялся от такого заявления, да и я тоже не удержалась. Потом он попытался перевести все Фрэнку, и когда тот понял тонкий русский юмор, тоже составил нам компанию.
   И тут Фрэне предложил сыграть нам на желания. Миша подхватил его идею и стал уламывать меня. "А что, пьяному море поколело, - подумала я и согласилась".И конечно же проиграла. Ему просто повезло, вот и все. Была бы я трезвая, я б его как щенка уделала. Но все же попыталась оправдаться, сказав, что во всем виновата "водка". На что редактор мне ответил:
   -Ничего не знаю, спор есть спор, - покачал он головой.
   -Ну и каково твое желание? - облокотившись о бильярдный уточнила я.
   Редактор щелкнул меня по носу и ответил:
   -Всему свое время.
   Я прищурилась и посмотрела на Мишу. Небось пакость затевает, план разрабатывает, - почему-то пришла в мою нетрезвую голову мысль. И тут же новая идея.
   -А давай еще разок... на желание? - предложила я.
   -Что еще одно желание хочешь?
   -Нет, хочу отыграться, - икнула я.
   -Это невозможно, - буркнул тот. - Бильярд моя самая любимая игра, я ей, можно сказать, с пеленок обучался.
   -Я все равно выиграю!
   -Ну как заешь, - пожал он плечами. - Фрэнк будет свидетелем, чтоб потом не отнекивалась.
   -Отлично.
   И очередная партия началась. Было весело, я не боялась проиграть, и не боялась исполнить желание, какое бы редактор не придумал. Я просто отдыхала. Мы так увлеклись игрой, что даже не заметили, как ушел Фрэнк. После довольно долгой партии, я выиграла, и даже от радости сплясала, хотя не уверена что именно. Но мне показалась, что редактор нарочно мазал.. А, не важно, я ведь выиграла, будет теперь чем ответить на его желание.
   -Ну что, каково твое желание? - спросил редактор, прервав моё ликование.
   Я попросила Мишу немного склониться, все же он высокий. И сделала то же, что и он, щелкнула его по носу с ответом:
   -Всему свое время.
   -Маленькая заразочка, - буркнул редактор, на что тут же получил ответ в виде высунутого языка.
   -Кстати, а где Фрэнк? - не обнаружив коллегу за столиком, решила уточнить я.
   -Может, вниз пошел. Не хочешь, потанцевать? - предложил редактор, забирая у меня из рук кий и вешая его в киевницу.
   -Я не умею! - запротестовала.
   -Ничего, все когда-то бывает впервые.
   Я даже ответить на такое не успела, как оказалась в цепких руках редактора, который уводил меня на первый этаж. И пока он уговаривал меня потанцевать, ритмичная музыка сменилась на медленно-романтическую.
   -Ну хоть медленный танец?
   -Ладно, - согласилась я и тут же оказалась в теплых объятиях редактора и легком движении музыки.
   Странное ощущение появилось где-то внизу живота. Жар по всему телу. Приятный аромат парфюма. Голова шла кругом, то ли от выпитого, то ли от жара, и я склонила ее на грудь редактора. Краем глаза я заметила Фрэнка, танцующего с симпатичной девушкой, тот тоже меня заметил и подмигнул.
  
   Пришли мы под утро или приползли, я точно не помню. Лишь помню как дошла до, как мне казалось, своей кровати, скинула с себя джинсы и голубой топик и упала на мягкие подушки, провалившись в блаженный сон. Проснулась от того, что что-то или кто-то сопел мне в ухо. Не долго думая, сильным пинком послала этого некто в полет и вальяжно распростерлась на кровати.
   -Во же...
   Услышала я сквозь сон знакомый голос, распахнула глаза и подползла к краю постели, с той стороны, откуда донеся голос. Там в невероятной позе находился редактор. Знакомая картина. Уже не в первый раз.
   -Что опять попутал?- шепнула я, закрывая глаза, желая еще подремать хоть часочек.
   -Кто еще попутал, - усевшись, заявил тот, потирая ушибленный бок. - Это ты заявилась в мою комнату, - обижено буркнул Миша.
   -Да быть не может? - удивилась я и стала рассматривать интерьер.
   И вправду, кровать не у той стенки стоит - слева, а не как должна - справа, да и шкафчик тоже, вон и дверь в ванную не на своем месте, да и цвет обоев и занавесок...Поняв, что это не моя комната, я тихо извинилась. Хотя если подумать, Миша мог и в моей поспать, раз уж так вышло.
   -Танчик, - поднявшись, позвал редактор, обратив как свое, так и мое внимание на отсутствие у меня верхней одежды. - Решила меня соблазнить? План, небось, готовила? - усмехнулся тот
   Я быстро укуталась в одеяло, покраснев с ног до кончиков волос. А редактор с хитрым вырождением лица заполз на кровать, быстро схватив карая одеяла, обернул мне ноги на манер "куколки" и подтащил под себя. Оказавшись лицом к лицу, заглянул в глаза. В этот момент сердечко замерло, словно в ожидание, а потом пустилось в бешеный темп. Я еще немного подтянула одеяло и сжалась, не в силах больше пошевелиться. Пристальный взгляд зеленых глаз Миши гипнотизировал и парализовывал мое тело. Мне почему-то показалась, что редактор и сам был ошарашен своими действиями, но остановиться не мог. Он начал сокращать между нами расстояние, склоняя ниже голову, при этом продолжая смотреть в глаза, словно ожидая реакции. Я очнулась, только когда почувствовала на губах горячий воздух, и вздрогнула, что привело и редактора в чувства. Тот завалился на бок и стал смеяться.
   -Ах ты!.. - возмутилась я, и попыталась высвободить одну из ног, которые так ловко упаковал Миша, и когда мне это удалось, я врезала ему от всей души прямо по мягкому месту.
   -Нет ну и реакция, - продолжал хохотать редактор, не обратив на мой удар.
   -Ты,... я знала, что пакость точно от тебя будет! - возмутилась и замахнулась, чтоб врезать ему по его светлой головушке с целью выбить из нее такие вот умыслы.
   -Все, сдаюсь! - закрыл он голову руками. - Не смог сдержат)ся. Считай это маленькая месть за мое падение на пол.
   Я вскочила, получше укуталась в одеяло и потопала в свою комнату через балкон.
   -Эй, одеяло оставь! - крикнул вдогонку редактор.
   -Гад ты, - буркнула я.
  
   Как только Таня скрылась из виду, Миша перевернулся на спину, распростер руки в разные стороны и уставился в потолок немигающим взглядом. Потом дотронулся до груди, считая удары сердца.
   -Опасно, - шепнул он. - Я ведь мог и не сдержаться. - Припомнил Миша ее покрасневшее личико и приоткрытые бархатные губки. - Черт.
  
   Я влетела в комнату, закрыла балконную двери и осела на пол. Сердце продолжало отбивать неровный ритм в груди. Я испугалась. Ведь в тот момент, даже если это была и шутка, но я хотела, чтоб его губы коснулись моих, даже рот приоткрыла. Я абсолютно ничего не замечала, только зеленые глаза, которые он прикрыл, когда приблизился на критическое расстояние. Что же ты делаешь, Танчик? Это просто любопытство, пойми. Тебе просто интересно, и то странное чувство в области солнечного сплетения не больше, чем заблуждение.
  
   Оставшиеся дни я решила обходить Мишу "десятой дорогой". Хотя не получалось. Редактор таскал меня по знаменитым местам Нью-Йорка. Нет, было красиво, весело, любоваться ночным городом, или побывать на Брайтон-Бич или посмотреть замок Клинтона, побывать в музеи Бруклина, сфотографироваться на фоне статуи свободы. Мне даже казалось, что Миша понял мои намерения, и социально старался быть рядом. Даже на всех снимках он со мной. И меня это и радовало и огорчало.
   После того утра я поняла все, и не отрицала своих новых чувств, но ведь прежде чем начать что-то новое надо закончить что-то старое. И первым делом, я решила, по приезду, поговорить с Юрой. Моя любовь к нему остыла, нет, она была, но уже не такая яркая и насыщенная как раньше. Это я поняла, наверное, раньше, чем приняла сей факт. Так что во избежание нелепых ситуация я старалась как могла до самого отъезда больше не совершать глупостей. И мне это удавалось. Но каждый раз, когда редактор приближался на критическое расстояние, я тут же вспоминала то утро, и сердечко начинало отбивать неровный ритм, особенно когда Миша обнимал меня за талию, под предлогом "ближе-ближе, чтоб на фото уместились", и Фрэнк ему помогал. Его была идея сводить меня по достопримечательностям, и он согласился сыграть роль фотографа. Я даже улыбалась через силу, боялась показать свои новые чувства. И первый вопрос, который возник в голове, а как отреагирует сам Миша? Вдруг он откажет? От этих мыслей было неуютно.
   Мы вернулись, и я с облегчением вздохнула, когда поняла, что могу обдумать свои слова не натыкаясь на насмешливый взгляд редактора, не чувствуя его близости. Мне нужно было все объяснить Юре, расставить, так сказать все точки над "ё". Что я и собралась сделать на следующий день после прилета.
   Немного нервничала и боялась. Но ведь что будет, если я так и останусь с тем(,) кого уже не люблю. Странно звучит - "уже"? Почему? Дозвониться до Юры не получилось, и я решила дойти до дома. Укуталась в бирюзовое пальтишко, положила зонтик в сумочку. Надела сапожки. Посмотрела на все это дело в зеркало и вышла из дому. По дороге много раз останавливалась, обдумывая, что сказать, как сказать. Ведь надо мягко, конечно, будет обидно, но ведь я и сама не смогу жить с Юрой. К тому же он был настроен серьезно. Забыла совсем о свадьбе. Да уж, не хорошо. Но ведь надо все разъяснить.
   Я позвонила в дверь. Мне открыла его сестра. Оля. Она моя ровесница, видела я ее всего-то пару раз за все наше знакомство. Девушка окинула меня взглядом.
   -Таня? Верно?
   -Угу. Привет. А Юра дома?
   -Его не будет несколько дней, - отозвалась она, смотря на меня оценивающим взглядом голубых глаз. Натуральная блондинка, стройная, симпатичная. Мне казалось(,) она меня недолюбливает, хотя ее право.
   -Я вчера только вернулась, - зачем-то пояснила я.
   -И?
   -Хочу с Юрой поговорить.
   Оля сменила позу, убрала руки с косяка двери.
   -Хочешь с ним порвать? - догадалась по моему тону.
   Я лишь голову склонила.
   -Ну-ка зайди, - Оля потянула меня за руку, приглашая.
   -Да нет, я потом...
   -Нет-нет ты сейчас, пока глупость не сделал, - с нравоучительным тоном заявила Оля. - Разговор есть.
   Я прошла, сняла с себя пальто, точнее мне помогла Ольга, и сапожки и прошла на кухню.
   -Знаешь, - сразу перешла она к делу. - Раньше я была бы за. Дала бы тебе флаг в руки, или даже бы сама послание передала. Признаюсь, хоть и видела раз, но ты не особо мне понравилась. - "Честная-то какая, - подумала я". - Но сейчас прошу тебя этого не делать. Не бросай Юру. Он любит тебя, так как, наверное, никого бы не полюбил.
   -Но...
   -Стой, - прервала она меня. Потом немного подумала, словно решала говорить или нет. - Знаешь, - ее тон резко сменился, она заговорила с такой тоской, что даже у меня кошки на душе заскребли, предвещая неладное. - Юра болен. У него рак головного мозга. Врачи сказали, что уже поздно операцию делать, бесполезно.
   -Что? - не поверила я своим ушам, это прозвучало как гром средь ясного неба. Шокировало меня, я... Я даже не знала, что сказать в этот момент. Как отреагировать? В душе тут же появилось сметание. Как же так? Почему я не знала? Сейчас стало понятно, почему он порой пропадал на несколько дней, не звонил... Как же так..
   -Поэтому прошу, знаю, звучит глупо... Таня, а разве ты его не любила? Разве этого не достаточно? Просто подарить ему несколько счастливых месяцев. Я знаю, что прошу многого и понимаю, о чем ты думаешь, но Юра будет счастлив, а я ради его улыбки, готова даже собой пожертвовать. Он столько для меня сделал и в... - она резко замолчала. - Много. Не просто как старший брат, даже больше.
   Конечно, я любила Юру, но эта любовь она была пять лет назад, десять, но сейчас, как я могу? Будет ли это правильно? Не знаю, что-то екнуло в груди, что-то в мозгу щелкнуло. И вопреки своим новым чувствам я согласилась. Я была так шокирована, что согласилась, даже не думаю. Только потом меня стали одолевать мысли, что это не правильно. Когда я все осознала сказанное Олей.
   А через несколько месяцев его не стало. В этот день весь мой мир рухнул.
   Три месяца мы общались, гуляли, смеялись, я старалась не выдать себя, старалась не показывать как мне плохо от понимания того, что каждый день для него может стать последним. Про ЗАГС Юра не упоминал, наверное, и сам понимал, что это будет не правильно. Опять короткие три месяца - это как проклятье. Он сам решил, когда я увидела его после приезда. Сказал: "знаешь, Танюш, я подумал, рано нам с тобой еще семью строить". Возможно, он узнал что-то, может он надеялся до последнего, что есть шанс, но этот шанс оборвался. Не хотел чтобы я видела его слабым, расклеенным. Думаю, он и сам боялся. А кто не боится смерти? Когда знаешь, что остановить ее не в силах.
   Я даже стала забывать о чувствах, что возникли во мне. С Юрой было уютно и приятно, я забывалась порой, но реальность напоминала мне о том, что конец близок. И мне было страшно. Я боялась, что Юра узнает о просьбе сестры, узнает, что в моем сердце появился кто-то другой, и будет злиться, а он обозлился бы - это было бы правильно. Я бы сама обозлилась. Я хотела дать ему немного тепла и счастья, чтобы и самой потом вспоминать об этом. Порой, приходя домой, я плакала, а на утро на лице снова вырисовывалась улыбка.
   Это был первый день зимы, осень выдалась как всегда неправильная, слякоть и вместо снега дождь. Но первого декабря, за семь дней до моего рождения, выпал первый снег, словно знали небеса, что Юра его больше никогда не увидит, что сегодня последняя наша встреча.
   Мы шли с ним по парку, большие хлопья снега ложились на темный асфальт, покрывал крыши зданий, машины, деревья, было так красиво. Как в сказке. Мы молча шли, любуясь это красотой.
   Я сделала шаг вперед... За спиной послышался шум, будто что-то упало, или кто-то... Я замерла, боясь повернуться, но все же пересилила себя. Я боялась увидеть его... Еще с утра я заметила, что Юра выглядит плохо, вообще-то он в последние дни стал совсем плохим. Ему было очень больно. Вот глупый, он же все это время терпел боль. Я даже представить не могу, какая она, как ему было тяжело.
   Я опустилась на колени, растерялась. Что делать? Скорую. Надо вызвать скорую. Какой там номер, ноль два... ноль три...? А как с мобильника вызывать?
   Я достала из кармана черного пуховика сотовый и стала набирать, пальцы не слушались, жали не на те кнопки, да и телефон ходуном ходил. Глаза стало щипать от холода... Я впервые поняла, что смерть реальна, и что каждый может оказаться по ту сторону.
   -Подожди, я сейчас, - дрожащим голосом вещала я, пытаясь набрать номер службы спасения.
   Вокруг уже собралась толпа, и кто-то вызвал машину скорой помощи, увидев, что одна девушка просто не может никак справиться с телефоном.
   Пока я ждала приезда машины, я говорила, не знаю, даже не помню что, все под ряд, просто больше себя успокаивая.
   Белая машина с красным крестом заехала прямо в парк. Юру положили на носилки.
   Меня попросили поехать с ним в больницу.
   Остановившись в длинном коридоре, который пропах лекарствами, я смотрела на то, как люди в белых халатах увозят его. А я просто молчала, я даже так и не успела сказать ему, что любила его. Найди он меня на пять лет раньше, и я не задумываясь, пошла бы с ним куда угодно, я бы все-все объяснила ему, как люблю его, как скучала, как плакала по ночам, когда узнала что он попал в горячую точку, как просила бога, чтоб Юра выжил, и не важно, буду я с ним или нет, лишь б только он жил. Но вместо этого по щекам котились безмолвные слезы.
   Я опустилась на скамейку, стоявшую в коридоре, и бездушно смотрела в одну точку. Внутри была пустота. В голове прокручивались отрывки прошлого, слезы, обида, и эти последние три месяца.
   Уже было темно, когда ко мне вышел доктор.
   -Вы были с ним? - как-то бездушно спросил он, но я не обратила внимания, лишь кивнула, я знала, что он скажет.
   -Мне очень жаль, но эту ночь он не переживет, - сообщил доктор и похлопал меня по плечу. - А вы ему кто?
   -Я... Я любила его, - прошептала я. И мужчина сочувствующе посмотрел.
   -А вы знали его родственников. Может телефон.
   -У меня есть домашний, но только... вы сестру его спросите, у них мама .. у нее сердце - невнятно приговорила я. - Оля - сестра.
   Я сказала девушке в приемной номер телефона, взяла сумочку и вышла из больницы. Не знала куда идти, к кому бежать. Просто шла. Куда-нибудь, прокручивая в голове все что было. Шла долго, не чувствуя ни ног ни рук, ни холода. Кто-то меня окликнул, сказав, что я что-то уронила. Остановилась. Огляделась. Поймала машину. Назвала на автопилоте адрес. И всю ночь не могла уснуть. Чувствовала себя опустошенной, предательницей. Как я могла так поступить с его чувствами? Как я могла быть такой жестокой? Дура. Дура. Дура. Ну что ты такая дура, Танчик? Что тебе не так было? Что ты... зачем ты... Пришла в квартиру, скинула с себя все, села на пол на кухне и, уткнувшись носом в колени, так и просидела до самого рассвета. Надеялось, что все это обернется плохим сном. И что я завтра снова увижу Юру, улыбающегося, и нежно произносящего мое имя. Увижу его нежные голубые глаза, теплые взгляд, ласковое прикосновения... почувствую горячий поцелуй... все это... не может исчезнуть. Не может забыться и уйти. Что я могла сделать?
  
   Время не стоит на месте, а я словно остановилась на одном дне. Прошло полгода, а для меня словно день. Все это время я старалась забыться. Нет, я не сидела с утра до вечера с рюмкой, я начала писать новый роман, отличающийся от всех предыдущих. Реальность жестока и я хотела уйти от нее в новом произведении. В редакцию почти не приезжала, с Мишей не общалась, даже не знаю как там дела. Отправляла все по почте, да и сам редактор не звонил, а может и звонил, но я не брала телефон, я не знала что сказать. Я хотела побыть одна, даже не заметила, как пришло лето. И первый день, когда я решилась выти из дома, обрадовал меня ливнем. Честно, было все равно, шел дождь или нет. Мне было грустно. Я боялась, считала себя плохой, это достаточно, чтобы замкнуться. Интересно, имею ли я право на счастье? Как я могу быть счастлива после того, что сделала, обманула чувства человека, к тому же так и не осмелилась сказать ему об этом.
   Я шла без зонтика, а люди смотрели на меня и кто-то говорил, что я сумасшедшая, кто-то просто оборачивался и удивлялся. Ну и что. Пусть лучше дождь смоет с меня все печали, иначе я так и буду топтаться на одном месте, снова начну жить прошлым.
   -Таня, - окликнул меня знакомый голос. Я остановилась и увидела Сашу, он вышел из машины. - Ты чего под дождем?
   -Зонтик забыла, - призналась я.
   -Давно тебя видно не было. Полгода прошло. Как ты?
   -Нормально.
   -Не похоже. Садись, подвезу.
   -А ничего что я вся мокрая?
   -На то она и машина, что ей по барабану мокрая ты или нет. Садись-садись.
   Я села на переднее сидение, а Саша тут же включил обогреватель. Он снова спросил, "все ли в порядке" , наверное, видел по моей нелепой улыбке и глазам... что у меня что-то неладно. Я соврала. Я чувствовала себя отвратительно, в голове было столько мыслей, я ругала себя, день изо дня, плакала по ночам, и никак не могла успокоиться.
   -Тань.
   Саша резко потянул меня к себе, наверное, понял, что сейчас мне хочется чтобы кто-то обнял, погладил по голове и сказал: "все будет хорошо. Все прошло". А я разревелась и стала рассказывать обо всём, что произошло.
   -Танчик, пора уже начинать новую жизнь, - произнес он.
   -Я не могу. Как я могу...У меня не получится. Я... я его чувства обманула, как я могу быть счастлива?
   -Знаешь, Тань, у меня есть двоюродная сестра, она без ума от азиатских фильмов, и как-то раз заставила меня сидеть с ней и смотреть очередную истории. И там была такая фраза, не знаю так это или нет. Герой сказал: что пока мы здесь плачем, то и там, на небесах наши близкие не могут успокоиться, они тоже плачут. Просто, я думаю, что Юра, не хотел бы видеть тебя такой. Я думаю, он бы хотел, чтоб ты была счастлива. К тому же, твое сердечко уже выбрало кого-то, разве нет?
   -Но могу ли я?
   Саша завел мотор, пристигнул меня.
   -Поехали, я подвезу тебя.
   Мы быстро оказались возле дома. Я вышла, поблагодарила Сашу.
  
   Саша смотрел, как Танчик удаляется, заходит в подъезд. Потом достал телефон и набрал номер друга.
   -Все сейчас ему выскажу, - пробубнил он.
   -Да, - раздалось на том конце.
   -Миша, разговор есть...
  
   Семь месяцев назад, Миша рвал и метал, когда видел Таню с этим - Юрой. Как бы он не хотел уговорить Танчика расстаться с ним, но было бесполезно. Стоило снова начать заговорить об этом, так она начинала злиться. А Миша не хотел злить ее, поскольку боялся, что это оттолкнет Таню. И его это бесило. Сил не было смотреть, наблюдать. Тогда в голову пришла идея, припугнуть, заставить Юру отказаться от Тани. Бить морду?! Нет, конечно, можно было и набить, но тогда Танчик, еще сильнее будет злиться. Он набрал номер телефона Юры, и предложил встретиться.
   Разговор получился грубым. Миша сразу взял быка за рога.
   -Не буду ходить вокруг да около, - заявил редактор. - Хочу, чтоб ты оставил Таню в покое.
   От такого заявления Юра опешил и даже поперхнулся пивом. Уставился на Мишу с какой-то насмешкой, от чего редактор разозлился.
   -Что ты можешь дать ей? Ты сидел за убийство. Что будет с ней, когда она узнает? Ты подумал? Как на нее другие посмотрят? Как она себя будет чувствовать? Ты подумал? Что ты ей можешь дать, кроме ощущения неприятных взглядов?
   -О-о, - протянул Юра. - Все узнал. Или только то, что хотел?
   -Что...
   -Если бы мне предложили все вернуть, я бы поступил точно так же. Я не жалею ни о чем. Этого гада я бы еще разок, - с жестокостью заявил Юра. - А что бы ты сделал на моем месте? - он затянулся, окинул взглядом кафе. - Я домой прихожу, а там он, сестру... в мозгу что-то щелкнуло, такая злость взяла, перед глазами все поплыло, я мало что помню, просто бил, очнулся только, когда сестра закричала. Что бы ты сделал?
   А ведь и в правду, в тот момент, когда он увидел Таню и Андрея, не дай бог довел бы тот свое дело до конца, прибил бы, не задумываясь.
   -Почему же не оправдался? - уже более спокойно уточнил редактор.
   -Зачем? Сестре сказал, чтоб молчала. Ей же было столько сколько и Тане. Просто подумал, как начнут ей задавали вопросы, просить что бы во всех подробностях... а ей каково? Возраст такой, психика не устойчивая, она бы замкнулась в себе. И так долго пыталась забыть, а уж о том, чтобы кого-то любить, речи и не заходило. Боялся, что она всех мужчин возненавидит, шарахаться от них начнет. Вот и сказал, чтоб ни слова. А сам все на контузию списал, мол, служил в горячей точке, там контузило, вот и попутал...
   Юра замолчал, ожидая какой-нибудь нелепой фразы или оскорбления, но Михаил просто с понимание посмотрел на него, и ничего не сказал.
   -А Танюшку, я отпустить не могу, - добавил он. - И так недолго осталось. Знаю я, что не единственный и что сестра ее уговорила,.. но отпустить не могу. Но ведь не держу ее. Не хотела бы - ушла. - Юра снова затянулся. - Я ведь как думаю, вот еще немного, а потом дам ей поворот отворот, когда совсем невыносимо будет... так что не парься. Со временем пройдет. Будет твоя Танчик свободна.
   -Жестоко, - выдал Миша.
   -Жестоко, - согласился Юра. - А я вообще жестокий человек.... -
  
   -Миш, ты меня слышишь, - прервал голос Саши воспоминания друга, - может, хватит уже трагедию ломать. Танчику сейчас нужна поддержка, а то замкнется в себе... - на другом конце раздались короткие гудки, и связь была потеряна... - Вот же... - выругался он, - И такому я должен уступать.
   Саша улыбнулся сам себе, нажал на педаль газа.
   -Дурак ты, Мишка.
  
  
   На улице уже было темно, но я не включала свет, сидела на кухне, смотрела какой-то фильм по телевизору и попивала кофе. Саша прав, жизнь не стоит на месте, нельзя все время жить прошлым. Надо начинать жить настоящим. Не успела я даже все обдумать, как входная дверь открылась и на пороге появился редактор. Тяжело дыша и весь какой-то растрепанный. Я даже улыбнулась. Что это он?
   -Стой тут, - резко выдал он. - Помнишь папку, ну я тебе ее еще принес. Где она?
   -Там, - указала я на нижний ящик трюмо, где обычно держу всякий хлам, который вроде и не нужен и выкинуть жалко.
   -Отлично. - Миша порылся в ящике, нашел толстую папку, про которую говорил. - Читала?
   -Нет, как-то времени не было, да и забыла я про нее.
   -Вот и хорошо, и не читай. Пошли. - Миша схватил меня за руку и потащил к выходу, по дороге прихватив сумочку.
   -Куда? - только и успела выдать я, но уже стояла в лифте в тапочках, коротких шортах и топике.
   Миша только когда усадил меня в машину и проехал полпути, как потом выяснилось в аэропорт, обратил внимание на мой, скажем так, нелепый вид, и даже улыбнулся.
   -Прости. Приедем, я тебе куплю что-то на смену.
   -Куда мы едем?
   -Я подумал, что тебе не помешает развееться.
   Это точно... не помешает. А уже через пять часов мы разместились в "Золотой бухте".Невысокие домики в окружении зеленых деревьев, стройных елей и сосен, зеленый ковер травы покрывал землю, а в невдалеке виднелся песчаный пляж. Правда, почему-то, кровать, в домике оказалась одна, но большая. Миша извинился, сказал, что свободных мест больше нет. Обстановка была уютной: ванная комната, спальня, гостиная - она же кухня.
   -Тогда ты будешь спать на диване, - отозвалась я.
   -Да хоть на полу, - усмехнулся тот.
   Мы стояли на крыльце и любовались ночным видом курорта Абхазии. В углу на крыльце стоял беленький столик, на котором разместились два бокала и бутылка вина, и пара табуретов. Я укуталась в плед, хотя холодно и не было, просто чувствовала озноб. А в груди снова расцветал цветок чувств.
   Я была рада, что он приехал, и то что привез сюда. Я немного отвлеклась, расслабилась и задумалась. Имею ли я право на счастье? Могу ли быть счастлива? После всей жестокости. Я считала себя жестокой. Я привыкла любить Юру, и думала, что это правильно. Я боялась измениться. И даже сейчас мне немного страшно. Интересно, если я скажу Мише, что влюбилась в него, как он отреагирует? Хотя какая разница как. Если он оттолкнет меня, я хотя бы попытаюсь. Это лучше чем молчать. Ведь Юра так и не узнал о моих чувствах. Вдруг и это мой последний шанс и другого не будет? Потом я буду жалеть, а уж если скажет "прости", я переболею, ничего.
   -Миша, - позвала я редактора.
   -Что?
   -Подойди.
   Редактор удивленно посмотрел на меня, но все равно поднялся с табурета, на котором все это время сидел, рассматривая пол.
   -Миш, наклонись, - высокий все же. Редактор явно не понимал, что я собираюсь делать. И меня немного развеселил его удивленный взгляд, он пожал плечами и наклонился. - Еще немного, - попросила я.
   Была не была, - подумала я про себя и, не упуская момента, коснулась его губ. А что, не все же мужчинам делать первый шаг. Мы тоже умеем, когда надо. Но было страшно. Я думала, что вот сейчас он оттолкнет меня, скажет "прости", скажет, что я не в его вкусе.
   Миша обнял меня, и мой легкий поцелуй перешел в более страстный, хотя может он просто поддался моменту. Обстановка такая романтическая, да еще вино в голове, месяц светит с темного неба, отражаясь яркой полосой в воде.
   Потом редактор взял меня за плечи и отстранился.
   -Тань, - как-то уж он мое имя серьезно произнес, прямо как работодатель. Ну, попытка же не пытка. Переболею. - Ты хоть сама поняла, что сейчас сделала?
   -Нет, - шепнула я, опустив голову. Ну да, скажи, "прости" и все такое, я знаю, что не так хороша, как та блондинка, ростом не вышла, фигурой тоже, да и вообще одни сплошные комплексы.
   Редактор улыбнулся краешком губ, словно понял, о чем я подумала
   -Знаешь, я вообще-то очень большой собственник. Так что если меня любят, то и я люблю, а если играют, ведь и уничтожить могу.
   От такого заявления я подняла на Мишу глаза.
   -Глупая ты, - шепнул он, проведя пальцем по губам.
   -Возможно.
   -Не возможно, а глупая. Вообще-то и я тоже. Через полгода я ухожу с поста редактора.
   -Уходишь?
   -Да. Договор надо соблюдать. Пойду к отцу на фирму.
   Миша подвел меня к перилам крыльца, развернул лицом к зеленой лужайке, а сам зашел со спины и обнял. Такой нежности я не ожидала от него.
   -Что будешь делать?
   -Ну, я подумываю жениться,- шепнул он мне в макушку.
   -Да, на ком же? Только не на той блондинке, она глупая.
   Миша рассмеялся.
   -Правда? Ну, хорошо, уговорила. Может тогда на тебе?
   -Все твои шуточки, - отмахнулась я.
   -Почему же, шуточки. Прости меня, вел себя как дурак. Боялся испортить тебя, вот и молчал.
   -Миш. О чем, молчал?
   Редактор развернул меня лицом к себе, проигнорировав вопрос, и поцеловал. Да так, что голова закружилась и по всему телу мурашки. " А Миша неплохо целуется".
   -Зачем слова, Танюш, тела могут рассказать куда больше.
   -А?!
   Миша подхватил меня на руки.
   -Одним поцелуем, ты не отделаешься, - шепнул он мне.
   Дай волю чувствам и вот во что это выльется.
   Миша опустил меня на кровать, даже свет выключил. И тут я запаниковала. Нет, конечно, все это не в первой, знаю что к чему. Но стало боязно, вдруг моя фигурка без одежды не так хороша, или может Миша разочаруется, а вдруг я плоха. Мне почему-то думалось, что он в этом деле очень даже способный.
   Миша заметил мою взволнованность, улыбнулся. Лунного света было достаточно, чтобы разглядеть его ухмылку.
   -Сама соблазнила, а теперь в кусты, - шепнул он. - Нет, Танчик, я же сказал: Я большой собственник. И сейчас хочу полностью овладеть своей собственностью. - Он стянул с себя белую футболку...
   -Ах ты, - возмутилась я. Нет вот сказанул "собственностью". Миша взял мою руку и приложил к груди. Я мысленно начала считать удары сердца. Вся неловкость быстро прошла.
   В эту ночь я забыла обо всем. Все проблемы и переживания растворились в нежных поцелуях, в приятных прикосновениях. Даже мыслей в голове не осталось. А Мишка этим пользовался. Наслаждался. Изучал каждый миллиметр моего тела. Покрывал поцелуями руки, лицо, шею. Провел пальцами по бедру и замер на внутренней его стороне, смотря за моей реакцией. А я, а что я. У меня все тело в мурашках. Приятно же. Обхватила его шею руками, притянула к себе и позволила ему все. Все, чего хотела сама, чего хотел он. И не важно, что будет утром. Неважно, что атмосфера такая... подходящая, неважно, что в голове вино. Правда же? Я ведь могу быть счастлива? Нельзя же всю жизнь винить себя? Прости меня Юра, я знаю, что поступила не хорошо, знаю, что обманула. Но я ведь просто хотела подарить ему немного тепла, дать понять, что буду помнить его. И я буду. Буду вспоминать, как что-то самое дороге. Хранить все воспоминания о нем.
  
   Открыла глаза, вспомнила все события ночи и покраснела как помидор. Не думала что Миша такой... пылкий. Нет, он очень умелый, страстный, ааа... о чем я думаю. Надо все разъяснить, ведь так все спонтанно получилось.
   -Проснулась? - произнес Миша сев на край кровати.
   -Угу.
   -Вот и славненько. Давай бегом в душ, завтракать... у нас будет развлекательный день.
   -Миш, на счет сегодняшнего...
   Он посмотрел на меня, заметив в глазах нотки извинения.
   -Что, решила следы замести? Попросить меня забыть? Вроде, прости, все вышло слишком спонтанно, вроде как поддалась атмосфере, да и вино выпитое...
   Я так и уставилась на него с открытым ртом:
   -Ты что телепат?
   -Что угадал? - буркнул Миша. - Я же тебе вчера сказал, что большой собственник. - Миша укутал меня в одеяло на манер "а-ля кокон", склонился. - Просто молчи, - коснулся губ, и шепнул: - Я знал, что ты не услышала в тот раз.
   -Чего? - так же шепнула я.
   -Мое желание, - резко отстранился он от меня, в который раз уже проигнорировав вопрос. - Ты мне желание должна.
   -И чего же ты хочешь? - прищурила я глаза, лиса вышла на охоту.
   -Нет, вначале я тебе кое-что расскажу, а потом уже потребую желание.
   Я нахмурилась, но все же решила привести себя в порядок.
   -Отвернись.
   -Что стесняешься, а ночью не стеснялась, - усмехнулся он, но все же отвернулся.
   Я накинула халат, прошла в душ. И потянулась, как довольная кошка. Впервые за полгода я проснулась с улыбкой. Поняла, что жизнь продолжается. И что прошлое это хорошие и плохие воспоминания. Лучше пусть их будет больше... хороших, тогда все плохие померкнут. Привела себя в порядок и вышла. Миша уже накрыл на столик легкий завтрак.
   -Я вся во внимании, - присаживаясь, сказала я.
   -Тань, у меня для тебя есть кое-что. Сейчас. - Миша подскочил со стула, ушел в комнату, а потом через секунду вышел, с каким-то пакетиком, в котором оказался аккуратно сложенный лист бумаги. Маленький такой. - Вот. Хочу тебе талисман на удачу подарить. Мне вот он помогал все это время...
   -Что это?
   -Разверни да посмотри.
   Прищурившись, я все же взяла пакетик в руки. Вынула бумажку, развернула и стала читать. А потом губы сами в улыбке растянулись. Это был потерянный отрывок того самого, первого произведения. Смешной такой.
   -Откуда? - только и смогла выдать.
   -Откуда?! Так вот, Танчик. Могу тебе сказать, что ты зараза. Или лучше заноза в моем сердце. Помнишь, семь лет назад, кофешку? - Я напряглась. У меня тогда много было кофешек, какую именно? - Ты в ней работала, - решил подсказать Миша.
   -А-а, и?
   -Так вот, в один прекрасный день, там сидели за столиком двое молодых и довольно симпатичных парней. Один из которых решил тебя подколоть, хотя и сам не знал почему. А ты, между прочим, на него пиво вылила.
   -Я... так это... - я вспомнила все события того дня - как же забудешь того гада, кажется последнее произнесла вслух.
   -Ну спасибо за "гада". - Я так удивилась, посмотрела на Мишу под другим углом, и вроде похож, да как тут поймешь, я лица не помню, а так... - Меня такая обида взяла, думал, найду прибью. Шмотки на помойку пришлось выкинуть.
   -И что же не убил? - удивилась я.
   -Да не смог. Как я тебя найти должен был в большом городе? Так что злость прошла, обида тоже. А потом, я с тобой случайно в чате познакомился. Ты сама себя выдала. И тут вспомнил, про пиво и решил, что это мой шанс. Прибью на месте. А когда узнал тебя поближе, расхотелось.
   -Почему же? Расхотелось?
   -Тань, а теперь мое желание. Ну, раз ты его мне должна, - снова проигнорировал мой вопрос Миша.
   -Смотря, что потребуешь. Если мести, то разрешаю вылить на себя кружку пива, - улыбнулась я.
   -Хорошая идея, - прищурился он. - Да поздно уже, после драки кулаками не машут. А хочу я, чтоб ты чаше улыбалась, вот как сейчас, - произнес Миша. - Не хочу видеть тебя грустной, и когда плачешь.
   -Это уже два желания.
   -Ну, выбирай какое тебе больше по душе, - пожал плечами Миша.
   Я окинула его взглядом :
   -Знаешь, а ведь ты мне тоже должен желание, - заявила. Миша перевел на меня взгляд.
   -Давай выкладывай, - выдохнул он.
   -Хорошо, - я глубоко вздохнула. - Хочу, чтобы ты в меня влюбился, - заявила я с полной серьезностью. Миша на мое лицо посмотрел и прыснул со смеху.
   -Точно не хочешь другого желания, а то подумай, - заявил он.
   -Неа, не хочу.
   -Ну, как знаешь. Порой ты бываешь очень забавной. Вспомни, что я сказал, когда мы поругались. - Я напрягла мозги, но ничего не вспомнила, только неприятный осадок.
   -Танчик, я сказал: "Я люблю тебя"
  
  
  
  
Оценка: 6.01*24  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Елена "Пламя моей души" (Приключенческое фэнтези) | | М.Славная "Мы созданы друг против друга" (Женский роман) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | Галина Осень "Шаг в новый мир" (Фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Соул "Публичный дом тетушки Марджери" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"