Афанасьев Александр: другие произведения.

Дефицит совести

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 4.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про рраспад общества и ту мерзость, которую подсовывапют нашим детям во внешне безобидных книгах


   Дефицит совести
  
   http://www.profile.ru/article/vrednyi-tolstoi-72122
  
   Если следовать букве закона о защите детей от вредной информации, то фильм "Война и мир" им лучше не показывать, а роман не давать читать. Опасный абсурд -- так охарактеризовали нововведение издатели и журналисты.
  
   Чуть больше недели прошло с тех пор, как в России заработал закон о защите детей от вредной информации. Поначалу этот закон вызывал лишь улыбки. Поговаривали о цензуре в "Ну, погоди!" и зачистке фильмов о пиратах от песен про бутылку рома. Некоторые предрекали корректировку финала "Анны Карениной" и скорое исчезновение из школьной программы чеховского Елдырина. Медиаменеджеры тем временем давали шутливые комментарии журналистам, а народ радостно "лайкал" публикации в "Фейсбуке". Казалось бы, шла обычная, ни к чему не обязывающая болтовня на потребу публике -- мол, вот вам: читайте, обсуждайте и развлекайтесь. Но закон вступил в силу. И тут уже стало не до смеха. Как новый законодательный акт изменил жизнь книжных издательств, редакций, радиостанций и телеканалов?
   Особенно встревожились детские книжные издательства. Там все стоят на ушах. Совещания идут одно за другим. Решают, вводить ли маркировку. Закон требует четко разграничить продукцию по категориям: 12+, 16+ и 18+. Но литература сейчас и так делится по возрастам -- для детей до трех лет, младших школьников, подростков. Издательства гадают: достаточно ли этого, чтобы прослыть законопослушным? А если понадобится новый ценз, то по каким признакам "клеймить"? Редакторы с пеной у рта спорят, можно ли сказку "Мальчик-с-пальчик" отнести к пропаганде насилия и жестокого обращения. Ведь все признаки налицо: жестокие родители отвели ребенка в лес, в итоге он чуть было не угодил в брюхо к кровожадному Великану.
   "С одной стороны, смешно, -- вздыхает главный редактор Издательского дома "Самокат" Ирина Балахонова. -- С другой -- боимся, как бы исполнение этого закона действительно не довели до абсурда и он не превратился бы в способ идеологического и экономического воздействия на издателей литературы. Там такие расплывчатые формулировки, которые легко позволяют это осуществить. Кто будет судить, что наносит ущерб детской психике, а что -- нет? Создадут комиссию, поделят на две части. В одной люди будут "браковать" книги, а в другой -- за деньги рекомендовать легкую косметическую коррекцию и выдавать положительную экспертизу о пригодности издания. Мы уже сталкивались с подобным несколько лет назад".
  
   В 2008 году уже была попытка создать некое подобие полиции нравственности. При существовавшем тогда Общественном совете по социальной рекламе Северо-Западного федерального округа (ОССР) была сформирована "Экспертная комиссия по этике социальной рекламы и социально значимой информации". Поддержку и покровительство проекту оказывали Санкт-Петербургский госуниверситет и Русская православная церковь. В поле зрения этических экспертов попадало абсолютно все -- от уличных вывесок до книжной и телепродукции. Одними из первых в антинравственный список попали сырки "Скелетоны" и сеть ресторанов "Япошка". Сырки обвинили в насаждении иностранщины, способствующей насилию, ресторан -- в нетолерантности и ксенофобских намеках. В перечне забракованных оказалась и книга известного шведского писателя Ульфа Нильсона "Самые добрые в мире", выпущенная "Самокатом". В ней рассказывается детям о том, что такое смерть и как к ней относиться.
   На заседании комиссии издание единогласно признали "неэтичным и наносящим моральный и психологический вред". В адрес "Роспечати" было направлено требование изъять книгу из продажи. Членов ОССР не смутило, что в свое время произведение Ульфа Нильсона получило сразу несколько престижных международных наград: премии Астрид Линдгрен и Августа Стриндберга в Швеции, а также премию Бачельдера в США.
   "Аргументировали тем, что прочтение книги разрушает неокрепшую психику, ребята начинают играть в похороны, -- вспоминает Ирина Балахонова. -- Но это же обычная история. Вспомните, как мальчишки в детстве играли в войнушку. А мы с подругами после прочтения "Трех мушкетеров" стали изображать Атоса, Портоса и Арамиса. Родителей это также тогда шокировало. Комиссия по этике, после того как припугнула запретом, начала предлагать услуги по сертифицированию на платной основе. Прямо не говорили, но все шло к тому, что за деньги можно было получить индульгенцию абсолютно на все. Тогда схема не удалась: лавочку закрыли. Но бредовые идеи довольно живучи. Мы, конечно, уповаем на здравый смысл чиновников. Но уж очень тревожно..."
   В издательстве "КомпасГид" переживают: в редакторском портфеле очень много проблемной литературы для детей. А поскольку в свежеиспеченном законе размыта грань между тем, что можно считать пропагандой, а что -- терапией того же подросткового суицида, наркомании или алкоголизма, то не исключают проблем со слишком ретивыми радетелями нравственности.
   "Боимся, что закон будет провоцировать и поощрять доносительство, -- прогнозирует выпускающий редактор "КомпасГида" Марина Кадетова. -- В законе туманно сказано, что любой гражданин может отправить запрос в контролирующие органы по поводу вещей, вызывающих у него сомнения. Люди ведь всякие. Читают с разным настроением. Иногда находят вещи, которых у авторов нет. К примеру, одна читательница была очень недовольна книгой немецкой писательницы Беате Терезы Ханики "Скажи, Красная Шапочка".
   В книге показаны нестандартные отношения дедушки и внучки. Дед, бывший нацист, по сути, домогается девочки.
   А родители и брат ничего не хотят замечать. Здесь поднимается проблема взаимоотношений в семье, равнодушия. Говорится о том, что, если с тобой что-то случилось, не надо молчать. Читательница же доказывала, что такие книги в нашей стране вредны. Мол, наши деды воевали, такого здесь просто не может быть, и нечего засорять детям мозг. Вот с такими проблемными вещами будет большой вопрос. Конечно, запретить их вряд ли смогут, но вполне вероятно, что заставят отнести в разряд книг для взрослых".
   К тому же издатели не исключают, что нововведение обернется убытками. До сих пор непонятно, нужно ли маркировать уже выпущенные произведения. Для этого из магазинов придется возвращать тираж. А если поступит запрос на проверку "нравственности" какого-то романа, надо ли приостанавливать продажи? Пока никаких официальных разъяснений на этот счет не поступало.
   По словам экспертов, закон выводит из-под цензуры и маркировки произведения, имеющие культурно-историческую ценность. Но опять же критерии этой ценности не определены, и кто будет определять, достойна книга российских читателей или нет, непонятно. Например, та же "Красная Шапочка" в Европе получила десятки премий, и сейчас решается вопрос о включении ее в школьную программу.
   "Многие произведения классики в свое время негативно воспринимались современниками и запрещались, -- замечает Марина Кадетова. -- Если бы во времена Достоевского и Тургенева была установка оградить читателя от любого упоминания проблем, многие произведения не увидели бы свет. Под удар попало бы "Преступление и наказание". Там ведь показано убийство старушки и "пропагандируется" позитивный образ Сонечки Мармеладовой. Мы не собираемся пересматривать свою редакционную политику. Несмотря на то, что у нас сложные книги, ничего криминального они не содержат. Мы отвечаем за то, что издаем. Впрочем, какие-то перестановки возможны. Например, у нас были проекты по выпуску книги, где главные герои -- нетрадиционной ориентации, хотя в целом произведение не об этом. На Западе эта литература отнесена к подростковой. Однако у нас после принятия закона против пропаганды гомосексуализма она перейдет в разряд книг для взрослых. Приходится поступаться. Но надеемся, что благодаря думающим родителям, библиотекарям, учителям эти книги дойдут до тех подростков, которым они нужны".
   Главный редактор ведущего российского издательства Corpus Варвара Горностаева считает, что "детская" инициатива вполне в духе сегодняшней государственной политики.
   "У нас в издательстве нет детских книг, -- говорит она. -- Но я понимаю, что это может коснуться и нас. Этот закон -- такой же маразм, что и все остальные, принятые в последнее время. То, что началось в стране, уже дороги не избирает. С одной стороны, абсурд. А с другой -- очень опасно. Потому что суда-то нет в стране. Мы все понимаем, что ничего нельзя оспорить. Любое выдвинутое от государственного органа обвинение наверняка будет поддержано судом. Мы начали жить во времени, когда это будет касаться абсолютно всех. Не Ходорковского, не Pussy Riot, а каждого. Понятно, что все смеются, вывешивая в Интернете картинки из "Ну, погоди!" и все прочее. Это все действительно нелепо. Но они же будут бить избирательно. Что захотят, то и запретят. То же самое и с книжками. Конечно, надо противостоять. Хотя с абсурдом очень трудно бороться. К этому необходимо хорошо подготовиться, чтобы не запутаться в этом во всем".
   С 1 сентября изменилась и жизнь радиостанций. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров дал инструкции, что звучащие в эфире "музыкальные произведения натуралистического действия" надо маркировать. Какую степень вредности проставить (12+, 16+), будет решать Роскомнадзор вместе с Национальной ассоциацией телевещателей. Кроме этого, четыре раза в день вместе с объявлением выходных данных радиостанции, использующие подозрительный контент, должны будут упомянуть, что в эфире присутствует информация, подпадающая под возрастные рамки. Если такая песня или передача выходит в эфир, голос обязан сообщить, что в программе присутствует композиция, имеющая ограничения для прослушивания.
   Самые ответственные радийщики следуют букве закона как умеют. На "Первом популярном радио", например, голосовой меткой снабжают едва ли не каждую песню. Перед прокруткой ведущая интимно предупреждает, что речь пойдет "о нежных чувствах для детей старше 16" или "старше 18".
   "Эхо Москвы" убрало из эфира программу про сексуальную жизнь "Взрослым о взрослых". И на всякий случай проставило на сайте практически на всех программах штамп: 12+.
   "Мы придумали специальные слоганы: "Эхо Москвы" -- недетское радио" и "Жжет не по-детски", -- говорит главред Алексей Венедиктов. -- Что касается сайта, то в подвал на каждую страницу ставим 16+. Но за контент на сайте, который генерируется пользователями, например комментарии, мы не отвечаем".
   "Закон -- это тренд, -- продолжает Венедиктов, -- это попытки регулировать Интернет и медиа, но это коррупционный закон. Существует конкурентное поле. Я могу специально своим конкурентам подбрасывать негодный контент как пользователь и тут же писать на них донос. А ни судьи, ни правоохранительная и правоприменительная системы не готовы с этим работать. Они не знают, как это применять. У нас принимают сиюминутные конъюнктурные законы, которые должны решить сиюминутные, в основном политические проблемы. Тут есть и ответственность индустрии, которая медленно запрягает. Работа над законом пошла, когда он уже был принят. Но есть и ответственность законодателя, который выпустил абсолютно неряшливый, провокационный документ".
   Если русскоязычное творчество худо-бедно может цензурироваться, то на моральные качества иностранной музыки радиостанции решили не обращать внимания.
   "Вы думаете, что наше население хорошо знает английский? -- говорит генеральный директор "Европейской медиагруппы" (радио "Европа плюс") Александр Полесицкий. -- Пока мы с песнями на иностранных языках ничего не делаем. Давайте все-таки исходить из того, что у нас не Финляндия, где фильм на английском языке показывается без субтитров и все его прекрасно понимают. У нас если не перевести, никто не поймет. Моя позиция, что английский язык мы трогать не будем, за исключением одного известного слова на букву "f".
   Свою озабоченность в связи с новым законом выражают и руководители телеканалов. По словам главного редактора телеканала "Мать и дитя" Натальи Родиковой, нововведение их коснулось в меньшей степени, потому как канал предназначен не для детей, а для родителей. Однако контент канала во многом носит образовательный характер, и передачи нередко содержат упоминание и демонстрацию физиологических и анатомических подробностей, которые не предназначены для детской аудитории. Например, документальный фильм о родах вполне может травмировать неподготовленную детскую и подростковую психику. Большинство программ, по словам главного редактора, пришлось маркировать, но никакой очевидной пользы от введения новых ограничений наш собеседник не видит. "Как главный редактор я удивлена, что закон был принят так поспешно, -- говорит Наталья Родикова. -- Теперь разработчики ждут реакции и обещают корректировать закон в случае необходимости. Не правильней было бы устроить сначала общественное обсуждение с привлечением экспертов и заинтересованных сторон, а потом уже нести все это в Думу? А как мама я уверена, что ограждать детей от просмотра нежелательных программ, да и вообще фильтровать поступающую информацию -- это задача и обязанность родителей. Если родители считают нормальным оставлять ребенка один на один с телевизором или Интернетом, то он как получал вредоносный контент, так и будет его получать, невзирая на маркировку".
   Впрочем, разработчики закона с такой позицией не согласны и считают, что он будет полезен для общества. Первый зампред комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Баталина считает, что новый закон закрывает большую брешь, зиявшую доселе в законодательстве. На сей раз депутаты четко определили, какая именно информация вообще не должна распространяться среди детей. Точнее, ее не должно быть в предназначенной для них продукции. К примеру, информация, побуждающая детей к совершению опасных для жизни и здоровья действий или способная вызвать желание употребить наркотические и психотропные вещества, табачные изделия, алкоголь, принять участие в азартных играх, заниматься проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством. В "черный список" попала нецензурная брань, порнография, информация, отрицающая семейные ценности, оправдывающая насилие и противоправное поведение.
   Беда лишь в том, что формулировки эти настолько нечеткие, что допускают большую долю субъективности в оценках. Возьмем, для примера, отношение к алкоголю, табаку, наркотикам и азартным играм. Как определить, побуждают ли к потреблению алкоголя сцены из какой-нибудь новогодней кинокомедии? У кого-то вид пьяного Лукашина из "Иронии судьбы" вызовет негативное отношение, а кто-то сочтет его забавным. Легендарный Шерлок Холмс с удовольствием дымит своей знаменитой трубкой, а доктор Ватсон лишь однажды безуспешно пытается указать ему на вредность этой привычки. Образ великого сыщика вполне может побудить кого-то из детей на подражание своему герою. Что же теперь -- вовсе ограничить такие фильмы категорией 18+?
   Но депутат не признает репрессивного характера закона. По словам Баталиной, под приостановку деятельности могут попасть только злостные неисполнители закона, но никак не те, кто допустил единичное нарушение.
   Между тем телекомпании от греха подальше начали маркировать свою телепрограмму и вешать значки с возрастными ограничениями на новостные заметки на своих сайтах. Так, канал НТВ не рекомендовал детям до 16 смотреть новостной сюжет про лишение депутата Гудкова мандата. И в ту же возрастную группу попала оскароносная картина Сергея Бондарчука "Война и мир", показанная по Первому каналу. Возможно, из-за сцен насилия в военных эпизодах. Но серьезно менять контент никто не стал.
   Пресс-секретарь Первого канала Лариса Крымова пояснила, что никаких сложностей в работе новый закон не добавил. Забота по классификации контента лежит на ее производителях или распространителях, и с этим никаких проблем не возникает. Сколько-нибудь заметных изменений в сетке вещания канала тоже не произошло.
   Пресс-секретарь НТВ Мария Безбородова пояснила, что на канале создана специальная рабочая группа. Принимая решение об отнесении контента к конкретной возрастной категории, она руководствуется прокатным удостоверением Минкульта либо рекомендацией производителя, а окончательное решение принимает генеральный директор.
   На канале "Россия" специальных групп создавать не стали, а ответственность за "навешивание ярлыков" возложили на редакторов, выпускающих конкретную программу или сериал. При этом, по словам пресс-секретаря канала Анастасии Касьянниковой, никакой перестановки программ по времени не произошло. На канале и прежде не было программ и фильмов, стоящих не на своем месте. Единственным изменением стала возрастная маркировка.
   Тут уместно вспомнить слова депутата Ольги Баталиной, которая говорила, что эфир наших телеканалов далек от критериев семейного телевидения. Многие наверняка с ней согласятся. Однако лидеры телевизионного рынка утверждают, что у них все в порядке и ничего менять они не собираются. И что же увидят дети в дневное время на федеральных каналах, оставшись один на один с телевизором? Канал "Россия-1", 11.50, сериал "Тайны следствия" (12+): "В городе появился маньяк. Его жертвы -- женщины разного возраста, которых объединяет одно -- ярко-рыжие волосы". 17.35, сериал "Без следа" (12+): "Исчезла красавица фотомодель, девятнадцатилетняя Катя Столпова. По рассказам соседки, девушка была тусовщицей и прожигала жизнь". Добавьте сюда "Петровку, 38", которую канал "ТВ Центр" рекомендовал к просмотру детям старше 12 лет, и многочисленные судебные ток-шоу с грифом 16+. Но пусть вас это не смущает. Все в порядке! Депутаты не дремлют, маркирующие знаки расставлены -- дети защищены от вредной информации!
   Жирное выделено мной - WEREWOLF
  
   Прошу прощения, что заставил вас прочитать всю эту статью, она не слишком то интересная, и для меня лично - интересно было только то, что выделено жирным. Я даже думал опубликовать только эти куски - но потом решил все, чтобы был понятен ход мыслей нашей интеллегентщины.
   Итак, принят закон, ограничивающий доступ детей к информации, которая может нанести им вред. После чего - "мыслящее" наше сообщество, делящее свое время между Манежкой, редакцией или пиар-агентством и модным кафе - всколыхнулось, заохало и заахало. Ах, как же так, в законе нечетко прописано, какая информация детям не предназначена. Ах, что делать, в Войне и Мире эпизоды насилия! Ах, в Красной шапочке (оригинальной, а не этой мерзости что здесь помянута) волк съел бабушку! Кошмар, кошмар, кошмар!
   Можно было бы просто ограничиться тем фактом, что идет профанация закона, что применяется один из самых эффективных приемов манипуляции - высмеивание и доведение до абсурда. Но проблема на мой взгляд глубже, она выходит за рамки этого, и в самом деле неаккуратного, поспешного и малоприменимого закона. Дело в совести.
   Когда я был еще подростком и жил в стране с названием СССР - тетке у которой я гостил удалось купить книжку под названием "Сказки народов мира". Там были британские сказки, германские сказки. И мне было то ли двенадцать, то ли тринадцать лет - но я буквально зачитывался этими сказками, хотя они предназначены вроде как для детей. Пытался понять их смысл, ту сокровенную мудрость, тот жизненный опыт, которую каждый народ закладывает в свои сказки. Наверное, эти сказки сыграли свою роль, может и небольшую - но все же роль в становлении меня как личности, и как писателя.
   И знаете что? Не припомню, чтобы хоть в одной из сказок - центральной была тема смерти и похорон. Нет, конечно, бывало, что и герои какие-то умирали или погибали - но при этом даже я, своим подростковым умом понимал, что сказка не об этом, она совсем о другом - и потому такие эпизоды я прочитывал как и другие, и они отнюдь не наносили мне какой-либо травмы. Почему то наши предки - не посчитали нужным написать сказку конкретно о смерти, тем более книжку и дать ее детям. Возможно, наши предки были мудрее. И совестливее.
   О чем пишут сказки теперь?
   В перечне забракованных оказалась и книга известного шведского писателя Ульфа Нильсона "Самые добрые в мире", выпущенная "Самокатом". В ней рассказывается детям о том, что такое смерть и как к ней относиться.
   Или
   В книге показаны нестандартные отношения дедушки и внучки. Дед, бывший нацист, по сути, домогается девочки.
   А родители и брат ничего не хотят замечать. Здесь поднимается проблема взаимоотношений в семье, равнодушия. Говорится о том, что, если с тобой что-то случилось, не надо молчать
   Проблема знаете в чем? В том, что провести в законе разделительную грань между вот этим вот, извините, литературным гноем и нормальными сказками, где и волк съел Красную шапочку, и Илья Муромец отрубил одну за одной три драконьи головы - практически невозможно. И если даже кто-то попытается - кто-то другой попытается все это обойти. Сознательно, умышленно обойти, понимаете, чтобы донести до детей свои нездоровые порывы. Просто раньше проблема решалась по-другому, безо всякого закона. Психически больному человеку не приходило в голову изложить свои мысли в книге для детей, а если это и было - то этим интересовался не издатель, а психолог или психиатр. И никакое издательство - не подумало бы напечатать и выпустить в продажу такую книжку и уж тем более - никому и в голову не пришло бы наградить подлого, а то и психически больного человека престижными литературными премиями. И знаете, почему? По одной простой причине, которая тогда срабатывала, а сейчас нет. И у издателя, и у книготорговца - тоже были дети. Вот и все. И чтобы их детям не могла попасть в руки такая мерзость - они эти книги и не выпускали.
   Наверное, это и называлось совестью.
   Что творится теперь. Что наша интеллегентщина собирается доносить детям. Какие темы она перед ним поднимает. Смерть и похороны. Это и в самом деле надо знать детям? Действительно надо? Тяжелейшая трагедия, когда умер или погиб родитель или не дай Бог родители - доносится до каждого ребенка, дети начинают играть не в дочки-матери, не в войнушки - а в похороны. Что закладывает в мозг ребенка такая книга, какие ориентиры? Ведь детские игры - не просто так, это очень важно. Когда девочки играют в дочки - матери, они в игровом процессе воспроизводят нормальную взрослую жизнь - деторождение и уход за ребенком. Они готовятся к этому, в них закладывается определенная поведенческая программа, и в таком обществе, где девочки играют в дочки матери - будет много детей. Когда мальчики играют в войнушку - они не просто бегают с автоматами, они готовятся защищать Родину. Общество, где у детей не отбирают деревянный автомат и не орут с выпученными глазами, что у них повышенная агрессивность и неадекватные реакции - никогда не останется беззащитным. Когда мы перли со стройки арматуру и утеплитель, делали из этого шпаги и играли в мушкетеров (шпаги отбирали, потому что ей реально было выбить глаз, хотя почему то так никто и не выбил) - параллельно с этим мы узнавали, что такое честь, доблесть, рыцарство, честное слово. Это плохо? Это детям не надо знать? Если нет - тогда понятно, откуда берутся чиновники и депутаты, они вряд ли играли в детстве в такие игры. И даже игра в Монополию - а в Америке ей играют всей семьей - тоже позитивна, она учит ребенка успешности в мире бизнеса, это тоже неплохо.
   А чему учит книга про смерть и похороны? Мало самоубийств? Для чего семилетнему ребенку задумываться о смерти? Для чего шведский писатель Улоф Нильсон отнимает у детей детство?
   А вот еще хлеще. Детям предлагается книжка как дед - фашист домогается внучки, а родители и брат ничего не замечают. Поднимается тема взаимоотношений в семье и равнодушия.
   Для чего эта книга? Какие мысли она внушает ребенку, что вкладывает в его душу? Все очень просто. Ребенок, прочитав эту книгу - понимает, что семья это не убежище, где всегда можно найти помощь и понимание, не родные люди - а просто бетонная коробка в доме, где живут чужие и равнодушные, а возможно и враждебные люди. Что родителям нельзя доверять. Что нельзя молчать - то есть пойти, рассказать социальному работнику, что происходит. После чего - учитывая реалии нашей ювеналки - ребенка вполне могут забрать из семьи и отдать в приют или детский дом. А то и продать куда-нибудь - случаи бывали. Откуда ребенку - который прочитал подобную книжку - вообще понимать, что происходит? Как семилетний ребенок - сможет все правильно оценить? Но посылы, изложенные в книге, вполне определенные: если ты, семилетний ребенок, считаешь что с тобой происходит что-то не хорошее - пойди и донеси. И не маме с папой - они равнодушные - а социальному работнику. Что после этого может произойти - книжка не сообщает.
   Когда рос я - почему то никто не рассказывал мне ни про смерть, ни про похороны, ни про педофилов, ни про фашистов. Нет, конечно я знал, что когда-то фашисты напали на мою страну и наши люди дали им отпор, дойдя до самого Берлина. Это все, что я знал про фашизм и фашистов - и это все, на мой взгляд, что должен знать про фашизм и фашистов ребенок. Для чего сейчас выходят эти книги? Для чего детям гадят в душу? Почему наша интеллигентская рвань делает вид, что Красная Шапочка Шарля Перро и Красная Шапочка Беаты Терезы Ханике - суть одно и тоже?
   Подумайте, к чему приводят такие сказки? А тут и думать не надо - могу показать, к чему.
   Вот к чему они привели в Швеции
   http://zn.ua/SOCIETY/progress_po-shvedski-99254.html
   Но есть и другая статистика. В шведской столице Стокгольме 90% умерших кремируют, 45% урн родственники не забирают. В подавляющем большинстве похороны проходят "без церемоний". Работники крематория не знают, чьи останки конкретно сжигают, ибо на урнах -- лишь идентификационный номер. Из экономических соображений, энергию, полученную от сожженных урн, по выбору включают в обогрев собственного дома или в систему обогрева города. 
   Отсутствие погребальных церемоний -- это лишь часть всеобщей тенденции обрывания чувственных и эмоциональных уз во многих шведских семьях. Редактор шведского издания Nyliberalen Генрих Бэйке, объясняя причины явления, отмечает: "Семья стала целью атак социалистов, поскольку по своей природе выступает организацией, альтернативной государственным институтам опекунства. Семья призвана защищать человека. Когда у него возникают проблемы, к примеру отсутствие денег или ухудшение здоровья, человек всегда может обратиться за помощью к родственникам. Шведское государство стремится на протяжении десятилетий разорвать эти семейные отношения и связи, -- помогая непосредственно каждому человеку, и таким образом делая его зависимым от себя". 
   Из рожденных в Швеции детей -- 60% внебрачные. 20% воспитываются одним родителем. Молодые не торопятся оформлять отношения -- "притираются" в гражданских браках, называемых sambo -- когда пары живут вместе, и serbo -- когда живут раздельно. На число регистрирующихся ежегодно 38 тыс. узаконенных отношений -- 31 тыс. разводов. В среднем за плечами каждого из супругов по три брака, что означает наличие у ребенка огромного числа родственников и нескольких родителей. Они получили название "пластиковые родители". Государство даже финансирует исследования, которые должны доказать положительное влияние такого типа отношений на детей: переходя после очередных разводов от одних родителей к другим, дети приобретают жизненный опыт и опыт социальных отношений, который им пригодится во взрослой жизни
   Поскольку обращения "мачеха" или "отчим" связаны с не очень приятными ассоциациями (здесь тоже знают историю о Золушке), шведы постановили употреблять замещающие определения "родитель один" и "родитель два". Это учреждается также из соображений гендерного равенства. Разрушение стереотипов о роли мужчины и женщины в обществе является основной задачей общенациональной программы дошкольного воспитания. Методы иногда кажутся остальному миру чересчур радикальными. Так, сенсацией стал детский сад, открытый в 2010 году в Содермальме, районе Стокгольма. Сотрудники учреждения заменили в обращении к детям "он" и "она", по-шведски, соответственно, "han" и "hon", на бесполое слово "hen", которого нет в классическом языке, но есть в обиходе у гомосексуалистов. Отучая от "гендерных стереотипов", детям вместо привычных сказок читают книжки, в которых, к примеру, два самца-жирафа очень переживали, что не могут иметь детей, пока не нашли брошенное крокодилье яйцо.
   С 1979 года здесь существует абсолютный запрет на телесное наказание детей. Родители не могут безнаказанно дать ребенку подзатыльник, потянуть за ухо или повысить на него голос. За избиение ребенка грозит 10 лет тюрьмы. Еще с детского сада дети в подробностях проинформированы о своих правах и необходимости сообщать полиции о такого рода происшествиях. И они этим  пользуются. В конфликте между интересом ребенка и интересом родителя государство принимает сторону ребенка
   Громкую огласку получила история девочки-подростка, обвинившей своего отчима в избиении и сексуальных домогательствах. 12-летняяя Агнета просто рассердилась на него за то, что он усыпил котят, а она хотела их оставить. Она обратилась в полицию, проинструктировав свою младшую трехлетнюю сестричку, что следует говорить. На основании показаний отчим был задержан и осужден. Мать, которая не поверила дочери, была лишена права родительской опеки. Агнету передали в приемную семью. Через три месяца девочка поняла, что поступила неправильно, пробовала вернуть свое заявление и освободить отчима. Но юридическая машина уже закрутилась. К тому же никто не воспринимал раскаяние девочки серьезно, ведь жертвы инцеста очень часто отказываются от своих показаний. Дошло до того, что "жертва" стала писать во всевозможные инстанции, генеральному прокурору в частности, где подробно описала всю историю, что отчим невиновен, что она все придумала, объяснила почему. Но прокурор тоже не вмешался. 
   В праве на воспитание детей отказано не только родителям, но и учителям. До восьмого класса ученикам не ставится оценок, неуспевающих не оставляют на второй год, ну и, конечно, никого не выгоняют из школы. Ученики говорят учителю "ты", и они не обязаны отвечать на учительские приветствия. Учителя жалуются, что в классах тяжело работать из-за хаоса, шума и агрессии на уроках. 
   Вот к чему они привели в Германии
   http://www.raznie-deti.ru/ger/39-osobennosti-nemeckogo-vospitaniya.html
   Воспитание детей в Германии имеет свои особенности. Первое, что нужно отметить, так это защищенность малышей, причем даже от их родителей. С детского сада юных немцев приучают, к тому, что никто не имеет право их обижать. В данном случае речь идет о законодательном запрете не только бить, но и повышать голос на ребенка, да и вообще наказывать. Юридическая защита в сочетании с осведомленностью о своих правах, превратили подрастающее поколение немецкого общества в активных участников судебных тяжб, причем, зачастую именно против своих же родителей.
   Это приводит к излишней самоуверенности и избалованности детей. А если учесть, что взрослые жители Германии нередко не очень то хотят панькаться со своими юридически грамотными чадами, а наоборот они совсем не прочь потратить время досуга личные развлечения, то особо тесной связи между немцами и их детьми, не образуется. К этому можно добавить, что жители Германии нередко предпочитают перекладывать обязанности по воспитанию детей на, разного рода, нянек, сиделок и т.д. Правда, надо сказать, что к представителям этого персонала требования предъявляются очень серьезные.
   По сути, в системе воспитания подрастающего поколения Германии видна следующая тенденция. Чрезмерно защищенные законом дети, будучи с совсем юного возраста осведомлены о своих правах, нередко прикрывают свое непослушание законом, как неким щитом, превращаясь в избалованных и самоуверенных граждан, требующих к себе исключительного отношения. В ответ на это, родители зачастую вовсе не горят желанием носиться с таким отпрыском, потакая его капризам. Вместо этого, они перекладывают трудности воспитания на плечи наемных профессионалов, что дает им возможность больше времени тратить на себя. Особой душевностью от этих отношений как-то не веет, но зато логически все сходится. За исключением того, что психологических проблем у немцев всех возрастов становится всё больше.
   http://www.goethe.de/ins/ru/lp/prj/drj/top/zuk/ru9364771.htm
   Штамп в паспорте станет редкостью. Количество разводов в Германии неумолимо растет, и связывать себя узами Гименея немецкие пары решаются все реже. Этот факт констатирует Федеральный Институт исследования вопросов народонаселения (BiB). Зато появляются альтернативные классическому браку "ячейки общества".
   Жить в одиночку (das Single-Dasein) считается не только нормальным, но и модным. Особенно это касается крупных городов, и в первую очередь Берлина - его уже так и называют: "столицей синглов". Статисты утверждают, что каждая третья женщина и 40% мужчин так и не собираются обзаводиться семьей.
   Многие половинки ограничиваются "легкой" формой партнерства, называемой LAT, то есть "Living apart together" ("жить отдельно друг от друга"). Такое определение немецкому гостевому браку дал профессор психологии Университета им. Гумбольдта Йенс Азендорпф. Он утверждает, что по формуле LAT уже сейчас живет каждая десятая пара в Германии. Причем половина таких союзов распадается в среднем через шесть лет.
   В семье должны быть дети!" - таким лозунгом немецкое государство пытается уже несколько лет вернуть своим гражданам классические семейные ценности. Ведь именно с рождением детей ситуация в Германии по-настоящему аховая. Рождаемость в стране уже ни один год - самая низкая по Европе. При этом сухие цифры указывают на то, что население вымирает: на тысячу жителей в Германии ежегодно рождается 8,3 ребенка, а умирает 10,3 человека. Статисты говорят, что к 2050 году 60-летних немцев будет в стране вдвое больше, чем новорожденных.
   А вот и еще хлеще
   Поэтому за приемными детьми решившиеся в усыновление немцы отправляются за границу. Часто - в страны Восточной Европы и, в том числе, в Россию. Россия отдает своих детей "не бесплатно". 15-20 тысяч евро за ребенка - обещают посреднические конторы, но на деле со всеми неофициальными расходами эта сумма оказывается в разы выше.
   "Русские" дети подрастают в семьях и у некоторых известных людей. Например, питерская девочка Вика стала приемной дочкой бывшего канцлера Герхарда Шредера. Также смогли усыновить детей в России известный тележурналист Гюнтер Яух и певец Патрик Линднер. Правовой статус последнего, кстати, показателен для семейной политики Германии. Открытый гей Патрик Линднер усыновил мальчика Данилу как одинокий мужчина. Дело в том, что по немецкому законодательству однополым бракам запрещено усыновление детей. Но учитывая, что голоса немецких гей-активистов становятся все громче, немецкие политики, вероятно, вскоре, пересмотрят положения этого закона. И тогда, не ровен час, в стране наступит так называемый gaybe-boom.
   Подводя итоги: никто никому не нужен. Дети, переходя из рук в руки после очередного развода приобретают "жизненный опыт" - который заключается в том, что и сами они во взрослой жизни не создадут крепкую семью. В детских садах растят половых извращенцев. Дети доносят на родителей, потом плачут - но уже бывает поздно. Дети подают в суд на родителей и вместо того, чтобы воспитывать, родители предпочитают со своими детьми не связываться. Психологических проблем становится все больше. Население вымирает. Открытые педерасты усыновляют детей - которые став взрослыми тоже станут педерастами, потому что модели семейного и сексуального поведения у детей закладываются, когда они видят отношения в семье - а тут каждый день перед глазами "примеры". В Берлине, некогда имперской столице Рейха - на каждом шагу висят плакаты "Папа, я голубой" - это у них социальная реклама такая, а новоизбранный мэр Берлина начинает свою речь со слов "Я педераст...".
   Это тоже Европа. И когда кто-то говорит вам - с трибуны, по телевизору, в беседе - что хочет, чтобы в России было как в Европе - вы должны понимать, что речь идет в том числе и про это. Не думайте, что можно финансово жить как в Европе, но без этого - все в комплекте идет. За чечевичную похлебку нам в очередной раз предлагают продать право первородства.
   Но ведь Европа не всегда была такой. С чего началась такая Европа? А вот с чтения таких вот сказочек. Дети, которые читали такие сказочки - как раз сейчас вошли во взрослую жизнь. И реализуют те модели поведения, которые в них были заложены вот этими вот сказочками.
   Вот и думайте, люди! Не думайте, что все у нас так плохо, хуже некуда - вы еще не знаете, что на самом деле плохо и как бывает плохо. Не верьте интеллигентщине, не верьте всей этой мрази поганой - один раз, в девяносто первом она уже завела нас в трясину. Совести у нее как не было, так и нет, из статеек, которые она кропает это видно. Дефицит сейчас совести, особенно наверху. Раньше был дефицит колбасы - а теперь дефицит совести. Так что если не подсказывает совесть - думайте головой. Кем вы хотите вырастить своих детей?
  
   WEREWOLF2012
  
  
  

Оценка: 4.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Г.Елена, "Супруги поневоле"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"