Werewolf: другие произведения.

Поколение катастрофы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хоррор - это не зомби, не вампиры и не упыри. Это то, что происходит совсем рядом с нами, хотя мы часто равнодушно отворачиваемся. Произведение закончено


Завтрашний день будет потом.

Все, что нам нужно, нам нужно сейчас.

Время горит ясным огнем,

Остановите нас!

Улицы ждут начала беды,

Городу нужен сигнал, чтоб исполнить приказ.

Дети смотрят в глаза новой войны.

Остановите нас!

Каждый из нас уверен в себе

И в каждом живет звезда, чтобы вспыхнуть в свой час

Дети смотрят в глаза новой войны

Остановите нас!

Алиса.

  
  
   Поколение катастрофы
  
   Это происходит сейчас. Да, да именно, сейчас в благополучные нулевые. "Нулевые"... Никто не задумывался о странности и символичности этого прижившегося названия времени, в которое мы живем? Ноль - это ничто. Если любое число умножить на ноль - получится ноль. ЛЮБОЕ ЧИСЛО.
   Многим это кажется выдумкой. Знаете, есть такая передача "За стеклом". Ты вроде здесь, с участниками - но в то же время за стеклом. И то, что происходит за стеклом, тебя не касается. Тебя убережет стекло. Убережет ли?
   Это происходит рядом с нами. Совсем рядом, рукой подать. В соседней квартире, в соседнем подъезде, в соседнем доме, в соседнем районе. Но это есть уже везде. Они - среди нас. Упыри, в человеческом обличье. Чужие. Они выглядят как мы, ходят как мы, говорят как мы. Но он - не мы. Под человеческой оболочкой скрывается неведомый, жестокий и безжалостный зверь. Жаждущий человеческих жизней...
   Насколько эта история документальна? Более, чем бы мне хотелось. Название города я обозначать не хочу, он зашифрован как "Энск" (иду на нарушение своих же принципов и правил), изменены названия улиц, группировок, районов. В этом рассказе в несколько дней спрессовано многое из того, что происходило в Энске в течение трех лет. Я читал приговоры судов, сводки оперативной обстановки по городу, протоколы заседаний различных комиссий, разговаривал с людьми. Знаю я и много того, чего в сводку оперативной обстановки по городу не попадет никогда. Ладно, чего уж там... Читайте.
  
   Энск
   Стоянка
   24 сентября 2007 года
  
   - Выключите вы свою музыку или нет! За..али! Спать невозможно!!!
   - Пошла на...!
   - Щас ментов вызову, засранцы малолетние!
   - Да пошла ты! ... Слушай, давай я воздушку притащу и щас мы этой козе старой в окно засандалим. А?
   Змей, в миру Вановский Григорий Павлович, местный "чисто пацанский авторитет" солидно помолчал, подумал. Потом длинно выругался и сплюнул на землю
   - Не. Нельзя. Земляк голову скрутит за это. Чо базарили - без лишней нужды с местными не цапаться. С ментами разруливать - бабла стоит. Всосал? Вон, иди с водилы лавэ возьми! - отправил он говорливого подчиненного работать
   На стоянку заруливала черная Лада - восьмерка. Гарик оценивающе посмотрел - может и полтинник слупить удастся, бобер богатый. Тачка незнакомая. Может, на блядки мужик приехал. Сплюнув себе под ноги, Гарик поплелся на другой конец стоянки...
  
   Саму по себе стоянку, которую курировали Змей и Гарик, сделали в прошлом году. Раньше во дворе большого девятиэтажного дома была заасфальтированная площадка, летом тут играли в футбол, зимой заливали каток. Но машин становилось все больше и у подъезда места уже не хватало. И тогда, прошлым летом во дворе появился Земляк. Он нанял за несколько бутылок местных, вечно похмельных, безработных, ошивающихся около подъезда мужиков, те поднапряглись - и за один день снесли ограждение и выбросили к чертовой матери железные остовы футбольных ворот. Вот тебе и стоянка! Готовая!
   Дальше Земляк притащил сюда на эвакуаторе выпотрошенный остов девятки - в относительной целости оставался лишь салон, но и этого было вполне достаточно. Оставалось только нанять сборщиков денег - и тут Земляк, присмотревшись, подошел к местной гоп-компании, тусующейся на школьном стадионе. Пацаны как раз закончили гонять по бугристому грязному полю старый мяч и настороженно уставились на незнакомого, крепкого, одетого в черную кожаную куртку мужика.
   - Слышь, пацаны... - спокойным и уверенным тоном начал мужик - а кто заработать хочет?
   Пацаны переглянулись, потом уставились на Змея - в этой компашке он был старше всех на год и ходил в качалку, поэтому его слово было непререкаемым.
   - И чо делать надо? - осведомился Змей
   - Да ерунда... Вон там вон я стоянку организовал - сидите и деньги с водителей снимаете. Утром выручка мне. Четыреста рублей за ночь, если хорошую выручку делать будете - в конце месяца премия. Сколько вас там ночью сидеть будет - дело ваше, хоть всей кодлой сидите. Если утаивать часть денег будете - накажу. Ну, как?
   - Можно попробовать... - протянул Змей
  
   Так и работали. Уже почти год. Такса простая: с шахи какой-нибудь - двадцать рублей за ночь, с иномарки - пятьдесят. И никто твою машину ночью не угонит - можно даже сигналку не включать. Если не хочешь платить - тогда с утра будь готов найти на капоте нацарапанное гвоздем ругательство. Простой и незатейливый сервис, у Земляка эта стоянка была далеко не последней в городе. И схема давно была отработана.
   Восьмерка аккуратно зарулила на стояночное место, между белой шестеркой и бежевой одиннадцатой - универсалом. Ярким рубином вспыхнули в ночной тьме задние огни...
   Гарик подождал, пока бобер выползет из машины, и только потом подошел ближе. Сыто чавкнула на уплотнителях водительская дверь...
   - Полтинник...
   - Что?
   Гарик стоял в метре от незнакомца, этого водилу он здесь ни разу не видел. Да и машина - новенькая черная Лада, восьмерка - для этого района, нищего и безработного даже такая машина была редкостью. Не редкостью эти машины были для сытых и благополучных городов - но здесь, в безработном и спивающемся районе (раньше все работали на авиазаводе, сейчас он стоял уже который год) их было мало...
  
   Это происходило каждый день. Приезжали люди, ставили машины на ночь, Гарик подходил к ним и привычно объявлял таксу - двадцатник, тридцатник, иногда и полтинник. Лучше так, чем утром проснуться и обнаружить на машине нацарапанное гвоздем на капоте ругательство. Или обнаружить, что все четыре колеса за ночь кто-то проткнул. А такое случается, если машину оставить на ночь без присмотра, даже двадцатилетней давности "шоху".
   Поэтому люди платили. Платили ночным сторожам, пополняя кассы пацанских группировок и карманы их взрослых бизнесменов кураторов. Платили иногда равнодушно, иногда с плохо скрываемым раздражением - но платили все, словно дань. Если у тебя есть деньги, чтобы купить и содержать машину - будь добр, плати.
   Много или мало получалось? А вот, судите сами. Только эта стоянка вмещала до ста автомобилей - а таких стоянок в городе было полно. Пусть она заполнена будет только наполовину - итого пятьдесят автомобилей. С каждого пусть по двадцать рублей - в итоге тысяча. Наличными, безо всяких налогов. Пацанам за ночь четыреста - остается шестьсот рублей. Каждый день. С одной стоянки. Только у Земляка их было десять - значит шесть тысяч минимум (это если не считать иномарочные "полтинники" и считать, что каждая стоянка заполнена лишь наполовину, на самом деле места иногда даже не хватало). В день. Шесть тысяч на тридцать - сто восемьдесят тысяч рублей чистыми, наликом, безо всяких налогов и ведения разной бухгалтерии. Примерно половину приходилось отстегивать ментам и чиновникам, чтобы смотрели в другую сторону и не мешали вести бизнес. Вот и итог - каждый такой вот куратор пацанской группировки получал в месяц от девяноста тысяч рублей чистого дохода. Нормально?
   А ведь были и другие забавы, совсем с другими прибылями. Например - устроить гладиаторские бои для местных пацанов, снять это на видео и продать. Московские за одну такую видеокассету платили несколько десятков тысяч рублей, сразу и без базаров. Билеты на такие представления в узком кругу шли нарасхват, приезжали специально из Москвы, арендовали школьные спортзалы... И делов то - пацаны всегда под рукой, пообещать призовой фонд кусков десять и дело в шляпе.
   Или - снять ту же драку, но на улице. Идет человек - вдруг налетает стая озверевших пацанов лет тринадцати-пятнадцати и начинает его метелить. Грамотно так метелить, с выдумкой и фантазией, чтобы человек инвалидом на всю жизнь остался. А кто-то стоит с камерой и снимает. Такие вот кассеты с записями реальных уличных нападений и избиений стоили еще дороже и пользовались спросом, как в Москве, так и на западе.
   Были и другие забавы, которыми занимались далеко не все. Земляк, например этим заниматься категорически не хотел, он и гладиаторские бои со своими пацанами устраивал без энтузиазма, не то что другие. Но кураторы попадались всякие.
   Забавы были разные. В городе существовало несколько квартир, переделанные под подпольные порностудии. Квартиры снимали на месяц, максимум два и поработав, переезжали в другое место. На всякий случай, в милиции все-таки находились люди, которые реально это дело преследовали. Да и бандитам подобные вещи на своей территории были "не по ноздре". Родители, опять таки. Поэтому, приходилось предпринимать меры предосторожности.
   Фильмы снимались всякие. Самые простые обычные - мальчик с девочкой. Их покупатели любители "клубнички с несовершеннолетними" - в Москве диски с таким видео можно найти на любом базаре, даже особо не напрягаясь. И в Интернете - на западных сайтах для педофилов восемьдесят процентов видеоконтента - made in Russia. В США за съемку такого порно можно было огрести "от двадцати до пожизненного", заниматься этим в таких условиях никто не хотел. В России - максимум пара лет, да и то если ментам не отстегнешь. Тут работать можно было. За оригинальный контент на пару часов видео заказчики платили от трех до десяти тысяч долларов в зависимости от темы и художественного оформления картины.
   Были и посложнее. Девочка с дедушкой или мальчик с тетенькой. Эти шли подороже, к верхней границе. От восьми до десяти тысяч долларов.
   Еще сложнее - взрослый мужчина с мальчиком. Тут цены начинались минимум от десятки. Десять тысяч долларов США. Это видео снималось крайне осторожно - стоило только организатору съемок попасть в камеру - можно было вешаться. Опускали в первую же ночь всей хатой - блатные таких не любили. Да и в позапрошлом году история была - отец узнал, что его десятилетний сын участвовал в съемках и нагрянул на съемочную площадку с ружьем. Два трупа, замять удалось с трудом, мусорам лаванули тридцать тонн. Баксов. Проплатили судью - папашку посадили на двадцать лет - убийство с отягчающими. Пусть посидит, подумает над своим поведением ...
   И самое сложное, чем местные не занимались - сцены изнасилования с последующим убийством. Цена на такие вот "шедевры" начиналась от пятидесяти тонн бакинских - это самый, самый минимум. Делали очень осторожно - квартиру снимали только на один раз, детей похищали в других городах. Такие вот съемочные группы переезжали из города в город, нигде не оставались дольше недели. Каждый занимался своим делом - "мясо" (а именно так называли детей для съемок) похищали в одних городах, снимали в других. Часто привлекали к съемкам наркоманов - ему все по барабану, за дозняк он и грудного ребенка изнасилует и убьет. Иногда попадались спецзаказы - например, мальчика или девочку насилует бомж. Подбирали бомжа, потом делали и его. Тела тщательно прятали - расчленяли, вывозили за город, закапывали в подвалах. В общем - люди зарабатывали. Кто как мог и кто сколько мог. Кто-то торговал нефтью, а кому не повезло - детьми. За год, если клювом не щелкать, можно было накосить на неслабую квартиру в Москве...
  
   Сейчас Гарик внимательно смотрел на незнакомца, понимая, что все пошло как-то не так. К своим четырнадцати годам, воспитанный с детства улицей, он буквально кожей чувствовал настрой окружающих, в любой момент был готов ударить или дать стрекача. Обычно, когда он подходил и предлагал заплатить, от людей он чувствовал либо страх, либо равнодушие, либо агрессию. Но сейчас, от этого, стоящего во тьме мужика он не чувствовал ничего. Совсем ничего.
   Вообще Гарик наглел. Для российской тачки максимальной таксой был тридцатник, но тут он решил рискнуть и запросить как за иномарку - пятьдесят. И теперь об этом жалел. Но отступать было поздно - терять лицо перед мужиком было нельзя.
   - Полтинник говорю. Хочешь, чтобы мы машину посторожили - гони полтинник и утром все будет в ажуре.
   Мужик сделал шаг вперед, плавно и абсолютно бесшумно. Над головами мертвенно белым светом ярко светил ртутный фонарь, рассеянный, неживой свет упал на лицо незнакомца, оставив черные провалы на месте глаз. Внезапно Гарик поежился - ему показалось, что он разговаривает с оборотнем, упырем.
   - А если не хочу?
   Голос мужика был ровным и каким-то чрезмерно правильным. Равнодушным. Краем глаза Гарик заметил, что обе руки мужик держит в карманах, а что у него в карманах - черт его знает. Вполне возможно, что и ствол.
   - Тогда угнать могут... - сказал Гарик, и голос его предательски чуть дрогнул.
   - Это плохо...
   Мужик потащил руку из кармана, и Гарик напрягся, готовый сдать стрекача, прыгнуть за машины и бежать, бежать, куда глаза глядят. Он уже проклял тот день и час, когда решил сегодня дежурить. Но мужик всего лишь протянул ему какую-то купюру. В темноте было не видно, какую, но Гарик готов был взять любую, только чтобы уйти отсюда.
   - До утра.
   - Заметано - кивнул Гарик, и голос его снова предательски дрогнул.
   Мужик резко повернулся и плавным, бесшумным шагом двинулся к дому. Ловко прыгнул через незакопанную с весны у самого дома канаву. Пропал, испарился во тьме, словно его вобрала в себя тень, отбрасываемая многоэтажным домом. Гарик тупо смотрел ему вслед.
   - Э, ты чо? - резкий хлопок по плечу заставил его подпрыгнуть на месте - у тебя чо, шарики за ролики заехали. Стоишь, как памятник Ленину. Сколь накосил?
   Чужая рука вырвала зажатую в кулаке купюру.
   - Э, да ты его реально сделал! Полтинник, ни фига себе! Как с иномарки, бля... Молодчина! - Змей от души хлопнул Гарика по плечу - пошли, пивасика хлебнем за это дело... Молодчага!
  
   Истерический вой разорвал ночную тишину, синие сполохи метнулись по черному двору, изгоняя тишину и покой, подсветили черные ряды машин. Во двор, словно медведь в берлогу ввалился, мигая проблесковыми маячками "луноход".
   - А это что еще за хрень... Земляк чо, не проплатил в местную мусарню... - досадливо щелкнул языком Змей направляясь навстречу милицейской машине - совсем охренели...
   Все-таки этой ночью за двор, и все что в нем происходит, за порядок здесь отвечал именно он
   - У нас все в порядке, Земляк платит, а-а-а...
   Договорить Змею не дали. Вывалившийся из машины мент с ходу саданул его ногой в пах, сгибая пополам. Второй мент, подняв над головой дубинку, словно саблю, бросился вперед, за Гариком. Раздался вязкий, будто в тесто удар и вскрик.
   Змей упал, сжимаясь и прикрывая голову пах и живот. Ментам он попадался за всю жизнь лишь один раз - как-то раз проводили профилактическую зачистку подвалов - окружали дом, лезли в подвал и избивали до полусмерти всех, кого там находили - но того раза ему хватило на всю жизнь, потом две недели кровью ссал. И в подвалы ходить зарекся. Но, теперь оказалось, что и это не спасает...
   Огромный грязный ментовский говнодав с размаху въехал в лицо, попав по скрещенным рукам. Змею показалось, что один из пальцев хрустнул, по всему его телу красным заревом разливалась волна боли.
   - Ай... не надо... за что?
   Змей знал, что если попал - надо кричать и умолять, тогда могут не слишком сильно избить. Впрочем, все зависело от настроения наряда...
   Мент неторопливо обошел скрючившегося на земле пацана. Коротко разбежался и резко, словно одиннадцатиметровый пробил, саданул ногой по почкам. Змея залило новой волной боли, в штаны потекла горячая струя. Рядом второй мент дуплил Гарика, тот вскрикивал после каждого удара дубинкой.
   - Э, э... Чо, охренели в атаке? Замочите ведь! - третий мент вылез из лунохода - кидайте их в клетку и давайте в отделение, там разберемся.
   Мент снова пнул Змея по спине, но уже легче, как бы нехотя.
   - Э, ты, падаль. Вставай!
   Змей застонал, в отделение ему совсем не хотелось. Может, покуражились и отстанут?
   - Вставай, пидореныш! - конец дубинки с силой ткнулся в шею - а не то я тебя и твоего корешка машиной перееду и так тут оставлю. Найдет кто под утро - кишки на асфальте. Вставай!
   Охая, Змей встал сначала на четвереньки, потом на ноги и пошел, спотыкаясь к распахнутому зеву лунохода.
   - Давай, давай - увесистый милицейский ботинок смачно въехал Змею по кобчику, придавая ускорение. Грязный борт милицейского УАЗа бросился Змею навстречу, тот с размаху врезался в него головой и миллионы звезд вспыхнули перед глазами...
  
   Москва
   Аэропорт Домодедово
   24 сентября 2007 года
  
   - Вниманию встречающих. Рейс номер сто четырнадцать авиакомпании Бритиш Эйрвейс из Лондона прибыл, встречающих просим пройти...
  
   Нужный ему человек прибыл этим рейсом. В отличие от остальных встречающих, он не держал над головой дурацких плакатиков с фамилией, он знал гостя в лицо. И как только высокий, грузный, пожилой англичанин легко прошел таможню, шагнул ему навстречу.
   - Мистер Питерс?
   - Да.
   - Я ваш сопровождающий, из агентства. Можете звать меня Ник.
   - Хорошо, Ник - голос англичанина был каким - то недовольным, раздраженным, хотя поводов к тому не было никаких - можете взять вот это. Это весь мой багаж.
   Клиент всегда прав...
   Таща за собой тяжелый чемодан англичанина, он вышел на стоянку, нажал на кнопку сигнализации. Во втором ряду приглашающе моргнул фарами микроавтобус Хёндай.
   - Сэр, прошу...
  
   Он сел за руль, англичанин расположился в салоне. Багаж англичанина положили за сидениями. Заведя мотор, он повернулся к клиенту.
   - Итак, сэр, как я знаю, вы у нас не первый раз, но все же напомню правила. Меня зовут Ник я ваш сопровождающий из агентства. Вы должны меня слушаться, если у вас возникнут какие-либо проблемы, вы должны сразу сказать об этом мне. Это понятно, сэр?
   - Да, да...
   - Хорошо. Отныне вы преподобный Джон Питерс из церкви святой Марии. Пакет с документами находится на соседнем с вами сидении. Пока мы едем до Энска, будьте добры изучить, это важно. Там же находится ДВД проигрыватель, на нем сняты дети, которые вас могут заинтересовать. Можете просмотреть диск по дороге. На заднем ряду сидений пакет с сэндвичами и термос с кофе, дорога неблизкая, так что если хотите...
   - Если дорога неблизкая, так давайте побыстрее поедем! - раздраженно буркнул англичанин, включая проигрыватель
   Пожав плечами, он отвернулся и сосредоточился на предстоящей поездке, Микроавтобус плавно тронулся...
  
   Агентство...
   Агентство было создано в девяносто втором, сотрудником МИ-6, которого выхерили со службы поганой метлой. Официально - за утрату секретных документов, неофициально - за то, что будучи назначенным резидентом в одной из стран бывшего Советского союза, тот проявил явную склонность к гомосексуализму и педофилии. В благословенные годы холодной войны такого произойти не могло, кандидатов на должности резидентов долго и тщательно проверяли, половой извращенец был бы, безусловно выявлен и отсеян. Но тут... Слишком много новых стран, слишком много новых должностей. Дыры затыкали, кем могли.
   Не то, чтобы это кого-то шокировало - в Великобритании к гомосексуализму всегда относились с пониманием. Но не в разведке, где подобные вещи могли стать поводом для перевербовки. Кроме того - войдя во вкус, англичанин стал скандально неразборчив в связях, а правительство страны, где он был резидентом, зная о склонностях англичанина, подсовывало ему все новых и новых мальчиков. Когда информация дошла до Воксхолл-Кросс, стало понятно, что с этим надо что-то делать.
   Судебного разбирательства не было - копаться в дерьме не хотелось никому, не дай Бог газетчики узнают... Просто отозвали домой, в Великобританию и пинком под зад вышибли за дверь. Без пенсии. И посоветовали забыть о службе раз и навсегда.
   Оставшись за воротами, англичанин задумался. Специалистом по разведке он был все же неплохим, что было, то было. Мир гомосексуалистов и педофилов очень тесен, все друг друга знают. Среди тайных педофилов было много генеральных директоров и владельцев крупных корпораций. Надо было думать, чем зарабатывать на жизнь. Он и придумал.
   Так появилось агентство. Официально оно было зарегистрировано как благотворительный фонд, иногда проводило различные акции, занималось трансграничным усыновлением, собирало и распределяло среди нуждающихся гуманитарную помощь. В офисе в самом центре Лондона, все стены были увешаны благодарственными письмами и грамотами, причем подлинными. На самом же деле...
   Истинной целью агентства было оказание помощи богатым гомосекам и педофилам в их странствиях по миру. Основным "полем деятельности" была Россия - только там можно было найти много доступных белых детей, часто беспризорных. Правоохранительные органы же в России были готовы закрыть глаза на все что угодно за взятку.
   Детей подбирали под разными предлогами. Агентство спонсировало секту - церковь Святой Марии, часть детей снимали во время "бдений сектантов". Проводили отборы по международным благотворительным образовательным программам, раздавали различные гранты. Свою долю поставляли и "агентства по усыновлению" - обходилось относительно недорого. Единственной целью было - снять ребенка на видео, заполнить анкету и включить его в свой банк данных. На данный момент, количество детей в банке данных перевалило за десять тысяч. И глупые родители даже не подозревали, с какими целями их детей снимают на видео и просят заполнить анкету.
   Услуги агентства стоили дорого. За выезд в Россию и беспроблемное знакомство с одним ребенком педофил платил двести тысяч долларов США, за каждого дополнительного ребенка - еще по сто тысяч. Если ребенок в ходе общения погибал от жестокого обращения - дополнительно по сто тысяч долларов за каждого убитого. Все-таки исчезновение создавало некие проблемы, нужно было договариваться с российскими ментами, чтобы не искали, а это стоило год от года все дороже и дороже.
   Тем не менее, недостатка в клиентах у агентства не было, иногда даже образовывалась очередь. Агентство гарантировало, что с клиентами ничего не случится, а их забавы с детьми раз и навсегда останутся тайной ...
  
   Энск
   Отделение
   Ночь на 25 сентября 2007 года
  
   - Короче так, ханурики - жирный, как только форма на нем не трескалась, незнакомый мент вальяжно прохаживался перед камерами пердельника, похлопывая себе по руке резиновой дубинкой - сегодня днем, я поставил тачку у базара в вашем районе. И кто-то из вас подрезал из моей тачки магнитолу, барсетку и папку с документами. Поскольку этот "кто-то" не знал, что это моя тачка, у меня к нему особых предъяв нет. Пусть только вернет, что подрезал. И все побежите по домам. Если до утра мне мои вещи не вернут - пиздарики всем. Отделаю как бог черепаху, а кто подохнет - в сточный коллектор выкинем. Десять минут вам на то, чтобы разобраться меж собой, кто это сделал. Потом разбираться буду я. Время пошло.
   Гулко хлопнула железная дверь, мент покинул помещение.
   - Чо делать то будем, братва - пацан по кличке Тиха осмотрел камеру пердельника, где сидели одиннадцать пацанов, таких же, как он избитых - если этому жирняку папку не вернут, нам и впрямь пиздарики.
   Наступило молчание. Кто-то шумно сопел, кто-то сплевывал сгустки крови на пол, болезненно морщась, кто-то ощупывал ребра, выясняя, не сломаны ли. Змей осторожно осматривал палец - вроде перелома нет, но раздулся и болел зверски. Ныли отбитые почки...
   - Пиздит он - пробормотал кто-то - ну отдуплят, ну юшку пустят. Но не в коллектор же...
   - Не пиздит... - ответил Жека, куратор со стоянки, соседней со стоянки Змея - помните, как Леха и Вано пропали прошлым годом? Их сто пудов менты сделали! И зарыли где-то в лесу.
   - Не свисти - нахмурился Тиха
   - А я и не свищу! - окрысился Жека - я сам в пердельнике был, в отделении, когда мусора Леху из подвала потащили. Кровищи было! На пол - капала. Говорили - зарыть и с концами. Я закосил, будто без сознания валяюсь, а то бы и мне вилы!
   - Хорош трещать! - вступил в разговор Змей - мусора могут слушать. Тогда в натуре - абзац!
   - Короче, за барсетку никто не знает, так?
   ...
   - Тогда вилы... - обреченно протянул Жека
  
   Хлопнула дверь, в пердельник вошли три мента, у двоих наготове были дубинки. Один что-то дожевывал на ходу, вытирая сальные пальцы об форму. От всех разило водярой.
   - Ну чо... Голубчики... Добазарились, кто мои вещи спер?
   Пацаны угрюмо молчали
   - Не добазарились ... - подвел итог мент - а я хотел по-хорошему. Харэ. Значит, будет дознаваться.
   Мент вальяжно прошел перед камерами, внимательно всматриваясь в пацанов.
   - Ты! - ткнул он пальцем в мгновенно сжавшегося в комок Жеку
   - Я не знаю ничего ... - глухо сказал тот
   - Знаешь не знаешь - разберемся... Выходи...
   Звякнули ключи, решетчатая дверь отворилась. Жека продолжал сидеть на месте.
   - Ты чо, не понял? Сучонок! - жирный мент медведем полез в камеру, схватил Жеку за руку и рывком выдернул на бетонный пол перед камерами. Заодно сунул кому-то кулаком - чтоб не борзели. Снова хлопнула дверь, повернулся ключ в замке.
   - Короче так. Пока я с этим щеглом побеседую - вы думайте, кто спер мои вещи. Всосали? Черти...
   Лежащего на полу Жеку подняли на ноги, и на пинках погнали из пердельника...
   - А чо, может рванем? - Змей глянул на Тиху - они бухие как... я заметил, у этого урода кобура расстегнута.
   - Рванем... - передразнил Тиха - в дежурке всегда пара чуваков с автоматами. Чуть что, они нас из автоматов посекут. Сиди уж...
  
   Происходящее Змею что-то напомнило. Кажется старый фильм, который он смотрел несколько лет назад. Партизаны ... и люди в черных мундирах. Их офицер также прохаживался перед камерами, потом тыкал в кого-то пальцем и его волокли на расстрел. Но тогда партизаны напали на офицера, забрали оружие и вырвались....
  
   - Ты под кем ходишь?
   - Под Земляком...
   - А я - под Коляшей маленьким. Тогда моли бога - сказал Тиха - чтобы кто-то из старших сюда зашел. Что Земляк, что Коляша - они старшим из мусоров башляют, те вытащат...
  
   Мент снова появился минут через пятнадцать.
   - Ну чо? Надумали? Нет? Тогда ты!
   Грязный, с обкусанным ногтем палец уперся в Змея. Змей встал, сам вышел из камеры...
   - Пшел! - мент наподдал коленом под зад
   Змей прошел несколько метров, до выхода из отделения было шагов десять не больше. И тут он споткнулся...
   - Пшел кому говорю! - мент сократил расстояние между собой и конвоируемым, и это было его огромной ошибкой. По-звериному извернувшись, Змей рванул из расстегнутой ментовской кобуры пистолет...
   - Сучонок! - истерически выкрикнул жирняк. Змей щелкнул предохранителем пистолета - и в этот момент страшный удар в голову опрокинул его на пол, пистолет отлетел в сторону.
   - Пидореныш! - выбежавший из дежурки второй мент с разбега пробил Змея сапогом в грудь, говнодав жирняка въехал по кобчику...
  
   Вот теперь точно вилы...
  
   - Стоять! - плеткой стеганул властный, резкий и сухой голос, удары сразу же прекратились - что за херня здесь происходит?
   - А, Михалыч ... Задержанный попытался пистолет отобрать...
   - Чего... А ты какого хрена вообще здесь, в отделении делаешь?
   Аккуратный, в отглаженной форме средних лет майор, на сегодняшний день бывший дежурным, наклонился, перевернул лежащего на полу Змея на спину, всмотрелся...
   - Вы что, луга попутали? А если щас кто из прокурорских - а вы задержанного ногами месите.
   - Какие прокурорские, ночь на дворе...
   - Заткнись!
   Дежурный еще раз всмотрелся в заплывшее лицо Змея ...
   - Слышь, пацан. Ты под кем ходишь?
   - Под Земляком ... выдавил через разбитые и кровоточащие губы Змей
   Дежурный выпрямился, посмотрел на стоящих у стены мусоров
   - Вы что же творите, суки ... - тихо, но страшно сказал он - ты, Володя, какого х.. делаешь у меня в отделении?
   - Да ладно, Михалыч... - через силу улыбнулся Володя - понимаешь, я сегодня у базара на вашей земле тачку свою оставил. Отошел на десять минут, возвращаюсь - ни магнитолы, ни барсетки, ни папки - а в ней как на грех материалы неоформленные. Они, сучата подрезали, больше некому. Если эта папка с материалами где всплывет - меня же из органов долой! Вот я и приехал под вечер, разобраться, мужиков попросил помочь...
   - Я тебе не Михалыч, я тебе товарищ майор, распиздяй ты х..в! И понимать тебя будет б..дь в койке, а не я. Не.ер е.лом щелкать и неоформленные материалы в тачке оставлять! Ты же сука меня перед Земляком подставил, пидор ты неот...анный! Вон из отделения, мразь! И если Земляк меня на бабло за этот беспредел поставит - башлять будешь ты!
   - Михалыч...
   - Пшел вон, я сказал!!!
   По стеночке, Володя выскочил из коридора, по дороге подобрал валяющийся на полу пистолет, стараясь скрыться с глаз Михалыча как можно быстрее...
   - Сколько набрали этих гавриков? - резко спросил Михалыч второго мента
   - Да человек тридцать. Весь район прошерстили.
   - А кто вам, ублюдкам разрешил к стоянкам близко подходить?! Вот с утра приедет Песков - такой вам скотоклизм вставит - усретесь! К стоянкам ни шагу - не вам ли б..дям было сказано?
   - Но у Володи...
   - А тебя что так е.ут чужие проблемы? Своих головняков мало - подкину! Не вопрос! У вас, гондурасов, что - Володя начальник!?
   ...
   - Короче. Вы многих успели замесить?
   - Одного только да вот этого еще.
   - Б..ди... - выругался майор, тыкая пальцем в клавиши попискивающего сотового телефона - я сейчас Земляку звоню, а вы этих гавриков в божеский вид приведите. И если б...ь за ночь на районе хоть с одной машиной случилось чего - я вам говнюкам очко на фашистский знак порву...
   Телефон ответил, Михалыч поднес трубку к уху.
   - Земляк, ты? Здорово... Патрикеев с сорок шестого беспокоит. Извини что ночью. Тут такой косяк небольшой мои архаровцы упороли, твоих загребли. Ты бы приехал, сказал какие твои - мы их сразу выпустим. Да есть немного, знаешь же - долбо..ы, что с них взять... Ага, жду...
   - Короче, Земляк через полчаса приедет. Давайте в темпе!
  
   Земляк действительно появился через полчаса, поздоровался с Михалычем, прошел к камерам. Через некоторое время восьмерых пацанов провели к дверям.
   - Да, и тут еще один твой...
   За то время, пока ждали Земляка, Змею дали умыться, попить воды. Немного полегчало. Земляк подошел к сидящему на стуле Змею, пальцами взял за подбородок, осмотрел в кровь разбитое лицо, присвистнул.
   - Это что за беспредел такой?
   - Да понимаешь... Володя Гривко из центрального буйствовал, у него папку с левыми материалами из тачки на нашей земле подрезали. Вот он и устроил зачистку...
   - О как! Этого гандона жирного еще не вышибли? Он что, совсем страх потерял?
   - Ты же знаешь, тот еще бычара... Сам с ним работал...
   - Туз дырявый! - Земляк злобно выругался - таких вот бычар шинкуют, закатывают в банки и сверху пишут большими красными буквами. ГОВЯДИНА. Жиртрест б...ский!
   - Ну и твой немного накосячил. Володя его в подвал повел, а тот извернулся - и пушку у него из кобуры выхватил...
   - Ни х.я себе! - изумился Земляк - вот это номер, жил-был да помер... И чо - шмальнул?
   - Да не... Если б шмальнул - тут такой бешбармак был бы. Успели...
   - А жалко, что не шмальнул... Короче - к тебе лично у меня предъяв нет. Только передай этому бычаре недоделанному, что я с него за беспредел конкретно имею. Пусть меня в три дня найдет - перетрем это дело. Пошли!
   Змей слез со стула и поплелся за Земляком к выходу из отделения...
  
   У отделения, на улице пофыркивала мотором припаркованная у тротуара черная БМВ-пятерка...
   - Ты молодец ... - Земляк обнял Змея за плечи, от него пахло каким то дорогим коньяком - борзоватый, но молодец. Правильный пацан. Подрастешь, я тебя в команду устрою, там бабло совсем другое... На работу можешь пока не ходить, отлежись... На вот!
   Змей пошарил в кармане, достал тысячную купюру, вложил пацану в руку.
   - А с этим жирдяем, что беспредельствовал я сам разберусь. Ну, бывай...
   Взревел мощный баварский мотор, с пробуксовкой колес БМВ стартовала в ночь. Змей смотрел своему бригадиру вслед, до боли сжав в руке помятую тысячную купюру...
  
   Энск
   Ресторан "Меркурий"
   26 сентября 2007 года
  
   - Какие люди...
   Земляк неспешно поздоровался с Коляшей маленьким, с Питоном, с Вахитом. Протянутую руку Гургена демонстративно проигнорировал - с пиковой мастью в городе были напряженки, причем не только у Земляка, у всех. Слишком нагло себя вели - как будто на своей земле, а не в гостях. Исключением был Вахит - в городе жил еще его дед и он пиковой мастью себя не считал - демонстративно держался русских.
   Покончив с приветствиями, Земляк сел на приготовленный для него стул, тяжелым взглядом уставился на чужаков....
   Чужаков было трое - все москвичи. Один - пожилой, седой, полноватый, в элегантных очках с золотой оправой, канавший не меньше чем под министра. Остальные двое вроде бандиты - накачанные фигуры, бритые затылки - но в то же время вместо адидасов они носили строгие костюмы. Да и повадки не бандитские. В общем - мутная публика...
   Начал один из бандитов.
   - Меня Николай зовут, это вот Вадим, а это - Александр Петрович.
   Повисло тяжелое молчание
   - И что дальше? - спросил Земляк.
   Москвичи переглянулись, Александр Петрович снял очки и положил на стол. Заговорил тихим, спокойным голосом.
   - Нам нужно ваше содействие в одном деликатном вопросе. С недавних пор мы являемся совладельцами местного металлургического завода...
  
   Историю металлургического завода Земляк знал и знал хорошо. Завод был компактным, удобно расположенным - в центральной части России, недалеко от основных потребителей его продукции. В конце восьмидесятых, на горбачевские займы туда завезли немецкое прессовое и кузнечное оборудование - Земляк это знал, потому что его отец и командовал его установкой. Зато потом...
   Наступили времена капитализма. Директор завода моментально насоздавал кучу фирм и фирмочек, принадлежащих в основном его сыну и облепивших завод словно саранча. Одни фирмы занимались сбытом продукции. Другие поставляли руду и металлолом. И как это ни странно - все расходы этих фирмешек брал на себя завод - фирмешки же с заводом рассчитываться часто забывали. Прожил завод таким образом пять лет - все-таки запас прочности был велик, ничего не скажешь. Затем на заводе началась процедура банкротства, из восьмисот работающих осталось пятьдесят, один конкурсный управляющий сменялся другим. Зато сын директора завода давно жил за границей, в Англии, отца же он прихватил на ПМЖ с собой. История банальная до невозможности...
  
   - Так вот. Сорок процентов акций нам удалось скупить, тридцать принадлежат какому то оффшору на Виргинских островах, к нему не подступишься. Самое интересное, что еще тридцать процентов принадлежат ни кому-нибудь, а Василию Петровичу Жихареву. Знаком вам этот персонаж?
   Коляша маленький и Земляк переглянулись. Петр Жихарев был бессменным губернатором области вот уже шестнадцать лет, членом КПРФ, на каждых выборах он проклинал олигархов, разоряющих предприятия и ратовал за счастье трудового народа. Вот оно значит как...
   - Допустим...
   - Так вот. Нам и господину Жихареву никак не удается договориться о цене его пакета акций. Сам завод не работает, но оборудование там в целости и сохранности, раздербанить его не успели. Мы готовы запустить завод и вложить в него деньги - но для этого он должен принадлежать нам. Ведь так?
   - Ви хатытэ чтоб мы его замачили? - встрял Гурген
   Александр Петрович умолк, недовольно посмотрел на ковырявшегося в зубах грузина....
   - До такого доводить не стоит - сказал Вадим - здесь, в конце концов, не Сицилия. Вашему коммунисту (у губернатора было прозвище "последний коммунист" или просто "коммунист") нужно просто дать понять, что мы контролируем ситуацию и можем доставить ему серьезные неприятности. У нас серьезные связи в министерстве внутренних дел, если в вашей области произойдут какие-то ЧП, то мы сможем пробить направление сюда специальной группы из министерства для наведения должного порядка. Остается только создать ЧП.
   Местные бандиты молча смотрели на московских...
   - Короче. Люди нам сказали, что под каждым из вас ходят бригады малолеток. Самое простое и безопасное - устроить конкретный махач. Пусть ваши щеглы побегают по улицам, молотками по головам постучат, шилом ливер пощупают. Меж собой смахнутся. Пара трупешников - и остальное мы берем на себя. Кто из вас подписывается - тридцать тонн бакинских. Наликом. Десять сейчас.
   Земляк с шумом отодвинул стул, встал.
   - Эй, ты чо, забурел в натуре? Страх потерял? - с Вадика махом слетел тонкий слой благоприобретенного за последнее время светского лоска, и он стал тем, кем и был - обычным мелким бригадиром, переквалифицировавшимся в благополучные "нулевые" в рейдеры.
   - Это беспредел! - сухо бросил Земляк - я на это не подписываюсь. Делайте без меня...
   - С...сука... - прошипел Питон, глядя в спину уходящего Земляка - как был мусоренком, так и остался...
   - Это серьезная проблема? - поинтересовался Александр Петрович
   - Да нет... - отмахнулся Коляша - когда месилово пойдет, в стороне никто не останется. Не хочет же он своих стоянок лишиться - по любому махаться придется. Когда сделать то надо? ...
  
   Энск
   26 сентября 2007 года
  
   - Явился! - мать стояла на пороге, от нее несло спиртным - это где это тебя носило?
   Из дальней комнаты доносилась музыка, пьяные голоса. Похоже опять газ-квас. Ничего не отвечая, Змей протиснулся мимо матери в прихожую, сбросил обувь...
   - Ты что, не слышал, о чем я тебя спросила? - визгливый голос матери вызывал головную боль
   - Э... мальчик... мать слушаться надо...
   Змей поднял глаза - перед ним стоял, пошатываясь выползший из туалета грязный, небритый мужик лет сорока. Из одежды на нем были только драные треники. Глядя мужику прямо в глаза, Змей шагнул вперед.
   - Э... ты чо? Ты чо? - алкоголик попятился назад, в туалет, плюхнулся с размаху на унитаз. То, что он увидел в глазах пацана, привело его в состояние ужаса.
   - Шуметь будешь - завалю! - преодолевая боль, твердо сказал Змей. Открыл дверь в комнату, которую он делил с младшим братом, не слушая визгливых криков матери, зашел в комнату. Щелкнул дверной замок...
   - Давно? - Змей кивнул на дверь
   - Да с утра уже... - Пашка вздохнул совсем по-взрослому
   - Тебя не обижали?
   - Нет, я сразу ушел в комнату и свет выключил. Где это тебя так? - Пашка увидел кровоподтеки на лице старшего брата
   - Да так. Щас все пройдет... - Змей лег на продавленный, пропахший куревом диван, вытянул ноги. В голове мутилось... - ты лучше расскажи, что нового?
   - Знаешь! - в голосе Пашки звенела радость - а сегодня ответ пришел! Ну, помнишь, я олимпиаду по математике выиграл, и тетенька к нам домой приходила, бумажки писала. Так вот! Меня приглашают на собеседование, если все нормально пройдет я в Англию на год по обмену учиться. Скоро собеседование, прикинь!
   Всего этого Змей уже не слышал - он крепко спал...
  
   И эта история была простой и страшной. Мать Гриши и Пашки уволили с работы несколько лет назад, другой работы не было. Начав пить, остановиться она уже не могла. Бутылка сменялась бутылкой, сожитель - сожителем. Пропивались вещи - в последнее время Змей кормился сам и кормил братишку на то, что удавалось заработать. Хорошо хоть квартиру - а квартира была хорошей, трехкомнатной, оставшейся от деда мать не пропила. Змея и Пашку часто подкармливала сердобольная соседка, а иногда они и ночевать убегали к ней. И один раз, когда очередной алкоголик - сожитель матери заподозрил Змея в краже денег и начал бить его ногами, на шум вышел сын той самой соседки. Вообще, он жил в другом месте, и мать навещал редко - но сейчас оказался у нее. Дверь соседней квартиры была открыта, он зашел. Ударил он всего один раз - но этого хватило. Через несколько дней сожитель матери умер. Змей боялся, что того молчаливого молодого мужика, сына тети Нины, посадят - но милиция даже не приехала...
  
   Энск
   02 октября 2007 года
  
   - Ты чо так рано вышел?
   - А бабло кто за меня косить будет, ты? Мать сбухалась в ухнарь, а брательника поднимать надо. Хочешь, не хочешь - а выползешь. Чо нового?
   - Новости - закачаешься! Вчера на Ленина во дворах махач был - человек пятьдесят махались, не меньше. С палками, с арматурой. Сивычу, базарят, башку палкой проломили, прикинь? Еще Витьку Длинного позавчера на ножи поставили!
   - За что?
   - А черт их знает. Подлетели сзади - и все.
   - Беспредел! - выругался Змей - совсем оборзели. А старшие куда смотрят?
   - Черт знает. Кто-то говорил - мол, старшие передел начали. Асфальт делят.
   Во двор, сверкая ксеноном зарулил БМВ
   - А Земляку то чо здесь? Проверяет, что ли...
   Хлопнула дверь, из машины вышел Земляк. По выражению его лица Змей понял, что тот чем-то сильно встревожен...
   - Змей, ты здесь что ли? Короче базарить некогда - давай в машину, раз вышел. Быстро!
   Не задавая вопросов, Змей полез в уютное тепло немецкого салона. На соседнем сидении сидел Жека, он солидно поздоровался со Змеем за руку. Чуть дальше сидел Даня Паровоз - еще один стояночный куратор...
   Общий сбор, что ли...
   - Слышь, Змей, ты как?
   - Нормально - буркнул Змей, на разговоры он настроен не был, но Жеке хотелось много чего узнать
   - Слышь, а правда что ты у того жирняка дуру из кобуры выхватил, ну тогда, в коридоре? Пацаны разное базарят, что ты, мол, ему стволом в пузо ткнул и из отделения вышел...
   - Да, недаром мне всю рожу расцветили и бебихи отбили!
   - Змей молодец - раздался голос Земляка с переднего сидения - правильный пацан! Даже перед мусорами беспредельными масть держит. Вам с него пример надо брать!
  
   Остановив машину у обшарпанного здания одной из школ района, Земляк выпустил пацанов, пиликнул сигнализацией. Уверенной походкой направился к спортзалу, пацаны потащились за ним...
   В спортзале было уже относительно многолюдно - Змей знал почти всех. Вот Витя Кот с Ленина. Вот Барабан с Луначарского. Все - кураторы стоянок, "старшаки". Кто-то, дурачась, перебрасывался мячиком, кто-то курил. Значит действительно - общий сбор...
  
   Вообще в последнее время жизнь большей части пацанов Энска крутилась возле стоянок. В группировку брали с десяти - одиннадцати лет, это был ранг "соплей". Если проявил себя, показал в деле - переходишь в ранг "солдата на окладе". Ты уже либо дежуришь по ночам на стоянке, либо сидишь дома с бейсбольной битой или куском арматуры и ожидаешь звонка по мобильному - вызов на разборку. В любом случае - тебе регулярно платят деньги. Зарплату. Дальше - еще более высокий ранг - "старшаки", или кураторы стоянок. Они уже решают, сколько им нужно "солдат", отвечают за порядок на вверенной им территории и разруливают темы, в том числе денежные с "бригадирами" - взрослыми кураторами группировок. Тех, кто показал себя умелым организатором, продвигают дальше - во взрослые криминальные группировки. Но продвигался мало кто - обычно шли на инвалидность, в армию или на зону...
  
   - Короче так, пацаны - бригадир был немногословен - питоновские нам войну объявили. Я пробил - это они Витька Длинного на ножи поставили - по беспределу! Сегодня мне Питон позвонил и сказал, что со следующей недели все наши стоянки переходят ему. Надо ответить! Завтра сколько сможете собрать?
   - Я пятерых ... - сказал Барабан
   - Со мной шестеро пойдут... - Кот
   Дошла очередь и до Змея. Тот молчал, взгляды пацанов и бригадира обратились на него. Змей знал, что одна из непреложных обязанностей "солдата на окладе" есть "защита асфальта". То есть если на твою землю кто-то предъявляет права - на бой выходит вся группировка без исключения. Кто отказался - в лучшем случае вышвырнут из группировки, оставят без денег и без защиты. И как тогда?
   - Змей, ты чо? - шепнул на ухо сидевший рядом Жека, незаметно пихнул локтем в бок
   - Четверых приведу ... - глухо проронил Змей
  
   Энск
   03 октября 2007 года
  
   - Б... не толпимся, всем хватит! Куда прешь, сказал!
   Витя Кот, стоя на углу спортзала, матерясь, раздавал тяжелые арматурные обрезки тем, кто пришел без своего оружия. Земляк приехал в самом начале, выгрузил из багажника здоровенную, позвякивающую железом, спортивную сумку и сразу уехал. Кота оставил за старшего. Бригадиры в махачах никогда не участвовали...
   - Ща кишки по веткам болтаться будут! - низенький, рыжий пацанчик из команды Барабана, с лицом типичного советского пионера - активиста, тряс бутылкой, наполненной чем-то темным и с фитилем. Остальные из команды столпились рядом...
   - Слышь, Змей, он ведь и в самом деле бабахнет... Охренел совсем... - Гарик, несмотря на то, что его тоже избили милиционеры, решил пойти со Змеем на махач
   - Тебе оно надо - чужие проблемы? - мрачно ответил Змей, делая пробные замахи утяжеленной свинцом цепью от бензопилы - стой подальше и не зацепит...
   - Короче пацаны, сюда подошли! - зычно крикнул Кот, закончив раздавать арматуру. Вокруг него сразу собралась плотная толпа.
   - Питоновские через полчаса прибегут. Поэтому предлагаю: Барабан и Жека со своими идут вон туда, к гаражам и прячутся там. Обойдите, напрямую не ходите - наверняка питоновские разведчиков выслали! Земляк сказал, их человек шестьдесят будет, нас - семьдесят. Как раз нормально будет. Выждете пару минут, когда махач начнется, наскочите на питоновских со спины. Бейте с ходу по бошкам, чтоб до конца жизни слюни пускали!
  
   Началось все неожиданно и совсем не так, как предполагалось. На футбольное поле, расположенное за школьным спортзалом, можно было попасть с двух улиц, и на каждое направление Кот отрядил по два наблюдателя, чтобы вовремя маякнули о появлении питоновских. Но питоновские не шли. А уже темнело...
   - Кажись, очко сыграло у питонят... - глумливым голосом крикнул кто-то в толпе. Его поддержали смешками, Кот же хмурился, понимая, что что-то пошло не так...
   Внезапно, откуда-то от гаражей донесся крик. Скорее даже не крик - а дикий, полный ужаса вопль, оборвавшийся так же внезапно, как и начался.
   - Что за х...я? - дернулся Кот
   - Питоновские!!! - крикнули впереди
   Змей, стоявший чуть сбоку, уже и сам увидел выхлестывающую от гаражей черную лаву - пацаны с палками, арматурой, перепрыгивали через хлипкий, низенький забор, отделявший гаражный кооператив от улицы и, размахивая палками, бежали на них...
   - Барабана стоптали! - истерически выкрикнул кто-то
   А Барабана и впрямь стоптали - питоновские перехитрили центровых. Пошли гаражами, по пути разметелили "засадный полк" Барабана и Жеки - семеро на одного...
   - Мочи! - гулко гаркнули под ухом
   В следующую секунду сзади оглушительно жахнуло - Змей, уже настроившийся на драку, дернулся, оглянулся. Витя Кот, склонившись над сумкой, перезаряжал обрез...
   "Гав ловить" было некогда - питоновские с дикими воплями наступали. На Змея бежал, размахивая железной палкой, невысокий пацан с каким-то белым от ярости, остервенелым лицом, рот чужака был распялен в крике. Змей размахнулся, шагнул в сторону, пропустил мимо себя арматурину, хрястко, с оттягом врезал питоновскому цепью по черепу. Тот с утробным клекотом пролетел мимо, падая на утоптанную землю футбольного поля, пятная ее тяжелыми бордовыми каплями...
   - Берегись! - Змей прыгнул вперед, почувствовал, как ему кто-то с оттягом прислал железякой по спине. Боль взорвалась вспышкой в глазах, Змей замолотил цепью направо - налево, уже не соображая по кому бьет - по своим или по чужим.
   Снова раскатисто бухнул обрез, и сразу за ним - громыхнуло где-то слева, в самой каше, причем громыхнуло так, что все на секунду остановились, обернулись. Самодельная бомба взорвалась сгустком пламени в самом месиве, под ногами, выплеснув огненный фонтан. Сейчас один из пацанов в том месте, где произошел взрыв, лежал неподвижно, второй с криками катался по земле, сбивая пламя. Все замерли на месте, будто зачарованные зрелищем мечущихся отсветов огня...
   - Бей!!!
   Истошный крик снова запустил мясорубку. Первыми очнулись от магии пламени центровые, пошли в наступление, отмахивая цепями и арматурой, тесня питоновских обратно к гаражам. Воняющий потом, кровью, железом, исходящий утробным рыком и истерическими выкриками огромный человеческий клубок медленно катился к белой стене гаражей, оставляя по пути изломанные черные фигурки, оплывающие кровью на вытоптанной земле...
   - Мусора!
   Сирена взвыла совсем рядом, синие вспышки полосовали сгущающиеся сумерки. Один луноход подъехал справа, еще два - слева, от трассы. Захлопали двери...
   И тут - потом все это вспоминая, Змей даже не понял, кто это был, свой или питоновский - в общем, кто-то жахнул от гаражей прямо в ментов из ОСЫ. Осветительным патроном...
   Змей в этот момент был на переднем крае. Питоновские уже дрогнули, поняли, что нечего ловить, побежали к гаражам, чтобы затеряться в темном кирпичном лабиринте. Собирался драпать и Змей - попадать второй раз в ментовку он не хотел. И тут откуда-то от гаражей, в сторону ментовских луноходов словно метнулась молния, разорвав полумрак, влетела в открытую дверь. И вспыхнула красным заревом в салоне одной из милицейских машин...
   С истошным криком из светящегося заревом салона кинулась серая тень, упала, покатилась по земле - и в этот момент несколько свинцовых бичей хлестнули по толпе. Милиционеры, спрятавшись за машинами, открыли беглый огонь по подсвеченным всполохами мигалок целям...
  
   Змей даже не въехал, что произошло. Когда гулко захлопали первые выстрелы, он уже бежал к гаражам, выбросив цепь - и в этот момент кто-то грузно рухнул на него, прямо на руки. Змей инстинктивно подхватил упавшего. Кот! Выхаркивая ртом черную, вязкую кровь, он тяжело висел у Змея на руках, глядя на него безумными глазами. Пули свистели совсем рядом, хлопали о кирпич гаражей, выбивая белую пыль. Пригнувшись, Змей поволок раненого Кота вперед, в темноту...
  
   Энск
   Теплотрасса
   03 октября 2007 года
  
   - Ну, вот, Котяра... Давай сюда... Тяжелый блин...
   Змей волок на себе тяжело раненого Кота больше километра, протащил его через мрачный лабиринт гаражей, вытащил через запасной выход, когда гаражный кооператив еще не окружили. Оглянулся назад - там бесновался расцвеченный синими всполохами мигалок, озвученный воем сирен полумрак. Впереди, насколько помнил Змей, была теплотрасса, там зимами грелись бомжи. Отодвинув в сторону люк, он спрыгнул туда, потом с трудом стащил вниз Кота. В теплотрассе было темно, тепло и сухо... Оглядевшись, Змей заметил огрызок свечи, которой пользовались бомжи, пошарил в кармане, чиркнул зажигалкой...
   - Ща, Котяра, все зашибись будет. Мусора уйдут, на больничку тебя отправим...
   - Какая больничка... - Кот мокро заперхал, выхаркивая багровые сгустки - вилы мне, Змей. Вилы...
   - Да брось ты, Кот ...
   В неверных отблесках огарка свечи из полумрака проступало лицо Кота - белое как мел, с залитым чем-то черным подбородком. Куртка вся промокла от крови...
   - Слышь Змей... Ты это... Дуру выбрось...
   - Какую дуру, Котяра?
   - Обрез... В сумке... - Змей даже не заметил, пока тащил Кота, что тот сжимал в руке ту самую черную брезентовую сумку с обрезом - выбрось...
   - Да хер с ним, Кот...
   Кот не отвечал. Остановившимся взглядом он смотрел в бетонный потолок и не шевелился.
   - Котяра, ты чо, Котяра... Не смей, братан! - Змей тормошил Кота, не понимая что тот уже далеко - не смей, сука... Все нормально будет.... Больничка.... Ы-ы-ы!!! Су-у-у-ки-и-и-и!!!
  
   Энск
   Здание областного УВД
   04 октября 2007 года
  
   - Что у вас происходит, Михаил Юрьевич? - напряженный голос губернатора шилом врезался в барабанные перепонки, вызывал головную боль. Начальник областного УВД генерал-лейтенант милиции Михаил Юрьевич Вахрамеев поудобнее перехватил телефонную трубку, закрыл глаза...
   - Меры принимаются, Петр Владимирович. Я держу ситуацию под контролем.
   - Поздно принимаются!!! - истерически заорал губернатор - мне уже звонили из администрации Самого по вашей милости! Спрашивают - что за бардак у вас в области творится, что за побоища на улицах?! А я, по-вашему - что отвечать должен?!
   - Меры приняты - нудно повторил Вахрамеев - задержано более пятидесяти подростков, принимавших участие в драке, решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту массовых беспорядков.
   - А мне насрать на ваше уголовное дело!!! Мне нужен порядок! Любой ценой! Если не справляетесь - так и скажите! Незаменимых нет!!!
   Мембрана телефона сухо щелкнула - губернатор бросил трубку.
   Начальник областного УВД медленно и глубоко вдохнул, чтобы успокоиться, досчитал до пяти и так же медленно выдохнул. Положил трубку на рычаг так осторожно, как будто это была не телефонная трубка, а граната. Исподлобья посмотрел на сидящего напротив, белого как мел, с темными кругами под глазами, начальника Центрального РОВД, полковника милиции Пескова, на земле которого и произошло вчера ЧП.
   - Сколько погибших?
   - Троих объявили... - замялся Песков
   - А на самом деле? - рыкнул генерал
   - Восемь на месте... Еще один в машине кончился, когда в отделение везли - девять. У нескольких - ожоги и ранения от взрыва какой-то самоделки. Троих они сами затоптали - у одного черепно-мозговая, несовместимая с жизнью, другой от острой кровопотери от ножевого, у третьего минно-взрывная и ожоги. Этих и объявили...
   - Остальные, получается, ваши... - мрачно подытожил генерал
   - Сегодня ночью вывезем за город, в лесу закопаем. Объявим как без вести пропавших, потом дело в архив сдадим. Не первый же раз, товарищ генерал...
   - А родственники?
   - Да какие родственники - раздосадовано махнул рукой Песков - у меня же район сами знаете... Пьянь, рвань, босота... Пусть только кто возникнет на горизонте - махом лет на пять закрою...
   - Что-то у тебя в районе не понос так судорога, Песков - угрожающим тоном проговорил Вахрамеев - половина головняков по городу от тебя идет. И это при том, что у нас районов - семь! Разучились мышей ловить! Мне сейчас коммунист позвонил, аж кипятком ссыт! Короче - объявляем "Лавину"! Не хотят по-хорошему - будет по-плохому! И смотри, Песков, случись чего - свою задницу заместо твоей я не подставлю. Иди!
  
   В результате массовой драки и последовавшей за ней стрельбы погибло десять пацанов - Кота нашли в теплотрассе только ближе к зиме. Еще один скончался позже в больнице от полученных травм. В тяжелом состоянии оказались в больнице сорок три подростка, семеро стали инвалидами. По официальным данным погибли трое, остальных провели по отчетности как "пропавших без вести". Никто их судьбой не поинтересовался, даже родственники - ни один человек.
   Приехавшие из Москвы проверяющие пробыли в Энске неделю. Отбыли с подарками, с жестокой головной болью от похмелья. И с результатами - сокрытые заявления о преступлениях, нецелевое расходование средств и прочая ерунда, которую можно накопать везде и всегда. В общем - проверка проведена, недочеты найдены и задокументированы. Можно принимать меры.
   В ходе последовавшей за массовой дракой операцией "Лавина" было задержано и доставлено в отделения для установления личности более семи тысяч подростков, из них больше тысячи были избиты в отделениях милиции - для профилактики. Перед губернатором отчитались - мера приняты.
   Генерал Вахрамеев по результатам проверки региона комиссией из Москвы получил "неполное служебное", но на своем посту удержался. Остался на своем районе и полковник Песков. Милиционеров, открывших огонь по подросткам, без лишнего шума уволили из органов.
   Бригадиры получили свои "тридцать сребренников". Все кроме Земляка, который бесследно пропал сразу после массовой драки. Тело Земляка так никогда и не найдут, всю вину за произошедший в городе беспредел спишут на него.
   А москвичи получили долгожданный контрольный пакет акций по устраивавшей их цене.
   Такова была цена Энского металлургического завода...
  
   Пригороды Энска
   Садоогородный массив
   11 октября 2007 года
  
   - Тетя Нина...
   - Гриша? - пожилая женщина с ужасом смотрела на подростка, расположившегося на веранде ее садового домика
   - Тетя Нина я ... извините, к вам в дом забрался...
   Последнее время Змей скрывался на садоогородном массиве. Тетя Нина как-то раз взяла его с собой на огород - улицу и номер дома Змей запомнил. У нее на участке стоял самый настоящий деревенский дом - не дощатая сараюха, как у некоторых. Выбравшись из города пешком, Змей дополз до садового товарищества, до дома тети Нины. Где она хранила ключи - Змей помнил...
   Следующие несколько дней Змей прожил в этом доме. Днем скрывался, чтобы не заметили соседи - ночью выходил на поиски съестного. Несмотря на то, что дома у тети Нины было немало солений и варений в банках - Змей скорее умер бы от голода, чем взял что-нибудь у нее без спроса...
   - Что с тобой?!
   - Да так... Подрался...
   - Ничего себе, подрался... Ну-ка иди сюда. Кажется, у меня где то тут аптечка была...
   Через час Змей уже сидел за столом, с облепленным пластырем и примочками лицом, переодетый в старую, но чистую одежду (это была одежда, оставшаяся от сына тети Нины, давно выросшего), осторожно отхлебывая из большой кружки горячий, крепкий чай. Тетя Нина сидела напротив.
   - Рассказывай. Как ты так подрался?
   - Да так... Немного подрались...
   - Послушай, Григорий ... - строго сказала тетя Нина - о вашем "немного подрались" знает уже весь город. Так что мне - врать не надо. Не хочешь рассказывать - не рассказывай. Только имей в виду - к тебе домой милиция приходила.
   - Милиция ... - Змей отхлебнул из чашки, потянулся за лежавшим на столе печеньем - и что они хотели?
   - Хотели дверь ломать, вот что! Твоя мать пьяная валялась опять, вместо со своими... собутыльничками. Еле достучались до нее.
   - А Пашка чего?
   - Пашка? Пашку я уже третий день не видела. Как раз, кстати, твоя мать загудела три дня назад - каждый час кто-то за бутылкой от нее выскакивает...
   В голове Змея зазвенел колокольчик тревоги. Нехорошее предчувствие вползало в душу.
   - Ты извини, Гриша, но так дальше нельзя. Может ...
   - Извините, тетя Нина... - Змей выскочил из-за стола - мне идти надо...
   - Да подожди, куда ты пойдешь... Тебе еще до автобусной остановки идти... Оставайся - переночуешь, а завтра вместе в город вернемся.
   - Нет... спасибо, тетя Нина, но мне идти надо... - Змей судорожно нащупал в полумраке веранды свои кроссовки, всунул в них ноги - спасибо вам!
   Выскакивая за порог, Змей не забыл прихватить с собой черную брезентовую сумку. Закинув ее на плечо, он побежал по улице садоогородного массива. До Энска было четыре километра. Собирался дождь...
  
   Энск
   11 октября 2007 года
  
   - Леха!
   Одетый в старенькую ветровку пацан, лет десяти на вид оглянулся, стараясь понять, кто это его зовет
   - Леха, блин! Сюда иди!
   Узрев на одной из веранд детского садика Змея, Леха перепрыгнул через невысокий забор, подбежал к веранде.
   - Змей! Здорово! Ты как?
   Леха, как и все пацаны этого района мечтали работать на стоянках, иметь хоть и небольшой, но постоянный заработок. Для Змея он был готов спрыгнуть с крыши дома...
   - Что слышно, Леха... Ментов в доме нет?
   - Нет, позавчера были! Уехали! Такое тут было на днях - менты гребли всех подряд, по дворам ездили. Меня тоже загребли - пять часов в опорном пункте просидел. Потом батя пришел - забрал... Про тебя спрашивали!
   - А Пашка? Его тоже загребли?
   - Пашка? Не... Пашку я последний раз в школке видел на перемене. Тот очень радостный был, говорил, что его на собеседование пригласили. Там какая-то церковь проповеди ведет, с ней еще музыкальная группа с бесплатным концертом приехала, еще отбирают, кто в Англию учиться поедет по обмену. Бесплатно! Я тоже хотел - но меня не взяли! А Пашку - взяли, вот повезло то!
   - Точняк?
   - Точняк, он сам рассказывал! Его вместе с матерью на собеседование позвали! Он всей школке говорил, что в Англию поедет!
   В голове у Змея громом гремел колокол беды...
   - У меня дома мусоров нет?
   - Нет, сегодня нету. Отвечаю!
   - Ну, смотри...
   Осторожно оглядываясь, ожидая в любой момент крика "Стоять!", воя сирен, Змей подошел к своему подъезду, открыл дверь. В любой момент он готов был дать стрекача. Но сегодня Змей был не нужен никому на белом свете...
   Поднявшись на третий этаж, Змей позвонил в дверь. Старый, многократно чиненный дверной звонок затрясся в судорогах, заверещал - но дверь не открывал никто. После пары минут беспрерывного звона Змей забарабанил в дверь ногой. Через несколько минут дверь открылась...
   - Чо надо? - на пороге, пошатываясь, стоял синяк, тот же самый что и в прошлый раз. Под правым глазом наливался фиолетовым фонарь, алкогольным выхлопом можно было морить комаров...
   - Где мать? - сухо спросил Змей
   - Спит Ленка... Пшел вон отсюда! - внезапно разъярился синяк, сделал попытку схватить Змея за шиворот - и замер как вкопанный. В живот синяка уперся двуствольный обрез.
   - Ты чо... мальчик - лицо синяка из красного постепенно превращалось в мертвенно-белое, разрезанное красными и лиловыми капиллярами вен - не надо... мальчик ...
   На засаленных трениках синяка в районе паха медленно расплывалось черное пятно...
   - Из квартиры - вышел! - Змей отступил на два шага назад, продолжая держать алкоголика под прицелом
   - Да, да... ты не стреляй ... не стреляй... - держась за стенку, синяк выполз из квартиры, едва держась на ногах
   - Теперь пшел вон! - стволы обреза шатнулись в сторону темной, испятнанной желтыми вонючими лужами лестницы
   - Одеться бы ...
   - Вон, я сказал! - рыкнул Змей
   Перехватываясь руками за перила, в грязной майке, обоссанных штанах и босиком алкоголик рванулся вниз, исчез в темном пролете нижнего этажа.
   Змей зашел в квартиру, захлопнул дверь и набросил цепочку. Преодолевая отвращение, прошел в большую комнату...
   Стол, перевернутые стулья. Засранная кровать, которая никогда не убиралась, с нестиранным годами бельем. Сервант с выбитыми стеклами. Грязное, с мутными разводами от сигаретного дыма окно. Горящая под потолком желтым, болезненным светом одинокая лампочка. Стол завален бутылками - пустыми, недопитыми. Одна из бутылок валяется на боку. Разломанный на куски батон хлеба, какая то рыба, недоеденные сырки...
   Брезгливо обойдя стол Змей остановился, разглядывая пьяную, в одном халате женщину, лежащую на краю кровати. Она спала, спала неспокойно, громко храпя, всхлипывая и распространяя вокруг себя острый запах алкоголя. Змей смотрел на свою мать так, как будто видел ее впервые в жизни.
   - Вставай! - Змей потряс ее за плечо, женщина отозвалась всхрапыванием, пьяно пробормотала что-то, но не проснулась.
   Повернувшись, Змей прошел в маленькую комнату, где жили они с братом, бегло осмотрелся. Все вещи Пашки были на месте. Выругавшись, Змей бросился назад.
   - Вставай, сука!! - он с размаху ударил мать по щеке - вставай!
   - Что... - женщина заворочалась, возвращаясь из бредового, пьяного сна в жестокую реальность - кто это?
   Она даже не узнала своего сына.
   - Где Пашка? - сухо спросил Змей
   - Пашенька... Нету Пашеньки... - ее все еще пьяно, муторно несло вразнос по ухабистой, кочковатой дороге жизни и тормозов в машине судьбы не было.
   - Где Пашка, тварь ты пропойная!? - Змей с холодной яростью несколько раз ударил мать по лицу
   - Гриша... - мать, наконец, узнала старшего сына - а ты что здесь делаешь?
   - Где Пашка!!!? - дико заорал Змей
   - Паши нету... Паша в Англию поедет... Пашенька у меня хороший, его Господь любит...
   Змей в момент просек. Помимо пьянства, мать частенько ходила в одну из расплодившихся в последнее время сект - церковь святой Марии. Змей подозревал, что только наличие двух несовершеннолетних детей не позволяло матери переписать квартиру на секту.
   - Сволочь! Ты что, Пашку в секту отдала?
   - Почему отдала? - мать с трудом приняла сидячее положение, потянула руку к недопитой бутылке - Пашенька в Англию поедет, учиться. Он у меня умненький... А мне даже деньги дали - из пожертвований. Много...
   Ни слова не говоря, Змей сплюнул на пол, повернулся и вышел из квартиры. Гулко хлопнула дверь.
  
   Этих сект вообще было очень много - они снимали залы, проводили какие-то бдения, собрания, бесплатно раздавали литературу. Приезжали проповедники из-за рубежа, самодеятельные группы давали бесплатные концерты. Иногда секты отправляли кого-то за границу, по обмену, по благотворительным программам - возвращались назад далеко не все. Во многих сектах в качестве обязательного условия достижения царствия Божьего нужно было передать все свое имущество и жилье секте, где-то и вовсе банально торговали наркотиками. В целом, торговля Богом и спасением для этих сект была таким же бизнесом, как для других - торговля вином. По сравнению с Русской православной церковью подобные секты были все равно, что негритянский бьющий по мозгам рэп против концерта классической музыки, все равно, что напичканный жиром бутерброд из Макдональдса против обеда в ресторане. Дешево, быстро, бестолково и бесполезно...
   Так слово Христа, подменялось словом о Христе. Так в храм вновь входили торговцы, изгнанные из него Господом две тысячи лет назад, и не было от них спасения...
  
   Энск
   ДК Авиазавода
   11 октября 2007 года
  
   Змей торопливо шел по центральной улице, сжимая в руке брезентовую сумку. От дома до ДК, где обычно проводились все собрания церкви Святой Марии было всего минут двадцать быстрой ходьбы. Город был завешан красочными, распечатанным в цвете плакатами, извещающими о приезде в город религиозной миссии из Великобритании, о благотворительных программах обмена церкви святой Марии. Растрепанные разноцветные лохмотья плакатов свисали со стен, слабо мотылялись на ветру...
   ДК Авиазавода, сейчас уже заводу не принадлежавшее выступало из темноты серым исполином, его крыша скрывалась в мрачной тени, фасад был ярко освещен уличными фонарями. Во дворе здания тусовалась какая-то компания. Несколько одетых в дешевые черные куртки пацанов - низкорослые как на подбор, мордочка в кулачок, озлобленные глаза, тяжелые ботинки на ногах - передавали по кругу здоровенную двухлитровую бутылку пива, пьяно гикали, матерились, лапали таких же низкорослых, некрасивых, визгливых, наштукатуренных подруг. Змей прошел мимо, надеясь, что его не заметят - и не придется снова доставать обрез - его и не заметили...
   Обойдя здание, Змей прикинул ситуацию. Через парадный вход идти смысла нет - тем более что собрание давно закончилось. К тому же там вахтер. А вот через пожарный выход - можно попробовать пройти. Дверь там была, замок - плевое дело. Выйти на лестницу, пройти на третий этаж. Что делать дальше - Змей не знал - но чувствовал что его младший брат в беде....
   Приняв решение Змей повернул назад. Снова вошел в прокуренный, зассанный, наполненный пьяным визгом дворик, крадучись подошел к двери, склонился над замком. Сосредоточенный на работе над замком, Змей вовремя не услышал, не почувствовал, что сзади кто-то есть. Замок почти поддался - и в этот момент земля провалилась у Змея из-под ног....
  
   Сознание вернулось к Змею внезапно. Небытие вдруг сменилось быстрым бегом по кругу, голова кружилась как после аттракциона в парке культуры и отдыха, куда много лет назад повел его отец. Внезапно, Змей осознал, что находится в какой-то машине, лежит на сидении. В машине было тепло, негромко играла классическая музыка. Змей осторожно пошевелился, и понял, что его ничего не держит - он не был связан, на руках не было наручников, и даже ремнем к сидению он пристегнут не был...
   - Не коси, не коси... вижу, что пришел в себя
   Змей осторожно поднял голову, вгляделся в неясный силуэт справа, на водительском сидении. Окна Лады-восьмерки, на переднем сидении которой он сидел были затонированы и в машине царил полумрак.
   - Ты ... вы чо... - выдавил из себя Змей, пытаясь привести мысли в порядок
   - Я то ничо... - передразнил голос из темноты - а вот ты кто такой? Мститель народный?
   На колени Змею плюхнулась черная брезентовая сумка. Пустая.
   - Отдайте ... - попросил Змей
   - Отдать то просто. Расскажи, что потом делать собираешься - тогда отдам.
   Вначале Змей подумал, что его задержали менты. Но сейчас он понимал, что это не так - милиционер просто надел бы на него наручники и сдал в отделение вместе с обрезом - это в лучшем случае...
   - Хочу поспрошать кое-что... - буркнул Змей
   - У кого? У пиндосов что ли?
   - У них...
   - Слушай парень... - в голосе незнакомца лязгнул металл - мне сейчас тебя мусорам сдать вместе с обрезом - проще простого. Если я тебя о чем-то спрашиваю - это не просто так. Так что не валяй ваньку - кто у тебя там?
   - Брат... - сказал Змей - младший...
   - Давно?
   - Три дня... Его мамка в секту сдала. Там сказали, что его в Англию отправят по обмену. Благотворительному...
   - Свежо предание... И что ты делать собирался?
   - Ну, не знаю... - шмыгнул носом Змей - думал на третий этаж поднимусь, там спрошу.
   - А потом?
   - Не знаю...
   Незнакомец замолчал, в темноте слышались только переливы музыки из проигрывателя...
   - Ты брательника своего еще раз живым хочешь увидеть? - спросили из темноты
   Змей угрюмо молчал
   - Тогда два варианта. Либо мы делаем их вместе - ты не задаешь дурацких вопросов и делаешь все, что я тебе скажу. В точности. Либо открывай дверь и вали - ружье твое у меня побудет от греха. Решай...
   Змей немного подумал. Мужика он этого не знал, честно говоря, и побаивался. Но, в конце концов - что он теряет...
  
   Дверь во дворе ДК открыл Змей, на это у него ушло три минуты. Незнакомец отстранил Змея от двери, первым шагнул внутрь, замер. Повел головой, прислушиваясь. Где-то вверху приглушенно играла бьющая по мозгам музыка, раздавался слитный топот - вечерняя дискотека для молодежи. Гулкие лестничные пролеты были темны, пусты и пахли застарелым сигаретным дымом...
   - Пошли! На, держи! - с этими словами мужик достал что-то из кармана и бросил Змею. Тот поймал на лету, поднес к глазам - шерстяная лыжная шапочка.
   - Надень на голову. Скажу - раскатаешь до низа. Понял?
   - Понял...
   Крадучись поднялись на третий этаж. Змей подивился насколько бесшумно, словно тень может ходить незнакомец - со спины подкрадется, не услышишь. А так - мужик как мужик, серые джинсы, черная куртка-ветровка, черная лыжная шапочка на голове, такая же, как у Змея. Обычные, не запоминающиеся черты лица - мимо пройдешь, не запомнишь.
   На третьем этаже мужик остановился, протянул руку с ножом вверх, одним резким движением перехватил пару тонких проводков. Змей заметил, что на руках у мужика надеты телесного цвета резиновые перчатки....
   - Давай за мной. Тихо.
  
   Офис церкви находился там же, на третьем этаже большого здания ДК. Здесь были самые дешевые офисные помещения в городе, потому что ремонт последний раз здесь был еще при советской власти. Вторым преимуществом было то, что рядом можно было снять актовый зал. Это церковь святой Марии вполне устраивало - долго она нигде не задерживалась...
   Мужик остановился около двери, прислушался, присмотрелся. Щель между дверью и полом была окрашена в ярко-желтый цвет - значит, в помещении еще кто-то был.
   Стук в дверь, тихий и осторожный, гулко отдался в пустоте темного коридора. За дверью послышались шаги...
   - Витек, ты?
   Вместо ответа мужик с силой саданул ногой в дверь, чуть пониже замка. Старая, раздолбанная деревянная дверь отлетела внутрь, послышался сдавленный вскрик. Мужик тенью скользнул внутрь...
   На полу, подвывая и схватившись руками за разбитое дверь лицо, лежал толстый, неопрятный мужик. Между пальцев тонкими багровыми струйками просачивалась кровь...
   - Вставай, жирняк! - мужик с силой рванул его за шиворот и плюхнул на вращающийся офисный стул, который негодующе скрипнул от такого с ним обращения - а ты шапку надень!
   Дрожащими пальцами Змей потянул за край шапочки, закрывая плотной черной шерстью лицо...
   - Ну чо, жирняк? Базарить будем? Где твоя база данных?
   - Какая ... база... - жирняк всхлипывал на стуле, неуклюже размазывая сочащуюся из носа кровь по лицу
   - Обыкновенная. И где все ваши батюшки-матушки-христосики? Сам подумай - зачем тебе за них подыхать - а я ведь два раза не спрашиваю...
   - Здесь все ... - заплакав в голос, жирняк показал на стол, где мерцал экраном новенький ноутбук - здесь...
   - Показывай!
   Всхлипывая толстяк плюхнулся на стул, нажал на несколько кнопок...
   - Пароль?
   - Один-три-семь...
   - Иди сюда!
   Змей подошел. Перед глазами, сменяя друг друга, плыли детские фотографии
   - Этот! Вон он! - крикнул Змей, уловив знакомые черты...
   - Этот? Где он?
   - Его до отъезда в Англию... пастор приютил... У него семья ... неблагополучная... мать... алкоголичка... Преподобный Питерс... сказал, что с ним ему будет лучше... что он позаботится о нем... за что...
   - Где этот преподобный живет? Где?!
   - Он коттедж снимает... на авиазаводском массиве... не знаю больше ничего, правда... а...
   - Телефон говори!
   Морщась от боли жирняк продиктовал длинную колонку цифр...
   Мужик сделал неуловимое движение рукой - и жирняк всей тушей полетел со стула, вязко грохнулся об пол, затих...
   - Ленту подай!
   Змей оглянулся - на столе лежал большой моток широкой клейкой ленты... Получив ленту, мужик сноровисто начал заматывать ею запястья и лодыжки жирняка....
   - Вы его...
   - Скоро в себя придет... До утра его тут никто не найдет, проваляется... Он левый, вообще не в теме по их делам. Шнур из телефона выдерни!
  
   Энск
   Коттеджный поселок
   12 октября 2007 года
  
   Николай (клиентам он представлялся как Ник, для англоязычных клиентов так было проще) вышел на широкую кирпичную террасу коттеджа, закурил... Откуда то снизу послышался истошный детский крик, внезапно оборвавшийся. Ник поморщился...
   Работа есть работа - какая бы она ни была ее все равно надо делать. Когда этот самый англичанин раскладывал в подвале свои инструменты - разные плетки, веревки для связывания, наручники, вешал на потолок крюк с цепями - Николая чуть не стошнило. Гребаный извращенец, чтоб ему пусто было. Откуда только такие берутся.
   Тем не менее, платили в агентстве хорошо - за месяц он зарабатывал столько, сколько раньше за полгода. А извращенцы... - ну в конце концов он же лично детей не насилует, не убивает... Его хата в этом случае - с краю. Так вот годик еще поработать - и можно купить однокомнатную квартиру в Москве, на которую он давно копил.
   Первую ночь Ник заснул только после того, как выпил бутылку водки, с растворенным в ней снотворным. Пацан, которого привезли для англичанина, кричал так, что заснуть было просто невозможно. На следующий день англичанин недовольно поморщился, учуяв от своего русского сопровождающего амбре - ну и черт с ним. Пусть жалобу пишет...
  
   - Здесь...
   - Почему?
   - Вон там какой-то урод стоит на террасе, курит. В два часа ночи. И окно горит - в других домах все спят...
   - Может поссать вышел?
   - Не-е-ет... Я его видел около ДК, он там крутился, когда все церковники там были. Щас проверим.
   Незнакомец достал из кармана телефон, прощелкал номер... Отчетливо было видно как мужик на террасе дернулся, полез в карман. Незнакомец нажал кнопку отбоя...
   Змей задумался
   - А как вас зовут?
   - Иван. Точнее Иван Иванович - моментально ответил незнакомец - такое имя тебя устраивает?
   Змей сразу все понял...
   - Что делаем?
   - На, держи... - на колени Змею лег обрез - только в меня не стрельни... Иди следом за мной.
  
   Николаю что-то не нравилось. Этот сорвавшийся телефонный звонок непонятно от кого. Какое-то чувство опасности грызло душу - вообще этот заказ был каким-то не таким, не как другие.
   Нервы что ли сдают? В последнее время Николай начал выпивать, не то чтобы запоями, но если раньше он пил спиртное во время работы, чтобы спокойно заснуть - то теперь водка ему требовалась почти каждый день - чтобы поддерживать себя в форме.
   - Возьми себя в руки, слабак! - мысленно укорил себя Николай - третий год уже работаешь, а нервы ни к черту...
   Николай не знал, что это задание планировалось для него последним. Владелец агентства, опытный контрразведчик, примерно представлял себе срок, за который человек, работающий в агентстве, должен психологически надломиться. Каждый сотрудник при поступлении в агентство проходил подробное психологическое тестирование и на основании его результатов опытные психологи рассчитывали предел психологической прочности каждого сотрудника. Он же был сроком жизни, который отводился каждому - приходя на работу в агентство, люди заключали договор с дьяволом. Чему же было удивляться, что в назначенный срок дьявол являлся за товаром... У Николая этот срок подходил к концу. И наслаждаться комфортом в московской квартире, ему было не суждено.
  
   Шум раздался справа, почти неслышный. Как будто на землю что-то упало. Николай нахмурился, начал внимательно вглядываться в наполненный тенями и отблесками лунного света садик перед коттеджем. Листва уже почти опала, трава завяла, и голые ветви в лунном свете выглядели сюрреалистично - будто нечисть лезет из земли, простирает свои ветвистые руки к холодному лунному свету, к черному небу. Внезапно Николай поежился, словно легкий морозный ветерок пробежал по спине...
   И в самом деле - крыша едет....
   Достав пистолет - он носил его легально, как сотрудник частного охранного предприятия - Николай пошел вперед, останавливаясь после каждого шага и чутко прислушиваясь. И шум повторился - снова справа! Николай развернулся, вскидывая пистолет, успел еще заметить какую-то темную кучу, лежащую на земле - и тут будто солнце вспыхнуло у него перед глазами...
  
   Энск
   Коттедж, подвал
   Ночь на 13 октября 2007 года
  
   Он устал. Новое назначение - а его в начале этого года назначили главным исполнительным директором крупной международной компании, отнимало все силы, высасывало жизненную энергию подобно вампиру. И отдыхать он мог только так, как отдыхал сейчас.
   Еще в детстве он знал, что с ним что-то не так. Игры с девочками оставляли его равнодушными, случайные прикосновения сверстников в школьной душевой заставляли краснеть и наполняли мучительной, непонятной ему истомой. Отчим его часто бил, иногда и душил, наказывая за любые реальные или мнимые проступки, наказывая жестоко - и это тоже оставляло в теле чувство какой-то неудовлетворенности, пустоты....
   Впервые познал собственную природу он в пятнадцать лет. Один старшеклассник, старше его на три года и тоже избегавший женского общества, объяснил, что с ним все в порядке, просто он не такой как другие. И ничего с этим поделать нельзя, нужно просто смириться и отдаться обуревающим тебя инстинктам. А потом изнасиловал его в душевой, когда они остались там вдвоем. Облегчение это принесло, но ненадолго.
   Открытым гомосексуалистом он не был, в своих связях был очень осторожен. В двадцать два года, пересилив себя, он даже женился на толстой и некрасивой Эмме - вниманию привлекательного молодого человека из прекрасной, аристократической семье она была рада до небес. Еще через год у них родился сын. Но в личной жизни он был по-прежнему несчастен - связи ни с мужчинами, ни с женщинами удовлетворения ему не приносили. Сосуд его души был переполнен и готов лопнуть, разлететься мелкими осколками в любой момент...
   Окончательно он познал свою природу и научился получать настоящее наслаждение в Румынии, несколько лет назад. Тогда Дженна - его секретарша, которая была настоящей дурой, заказала отель, польстившись на обещавшую пять звезд рекламу. Когда же он приехал в Бухарест - оказалось, что он тянет едва ли на полторы...
   Со времен распада Советского Союза, Бухарест стал основной в этом регионе мира перевалочной базой для секс-туризма. Контролировали этот бизнес цыгане, с их кланами не осмеливались связываться даже сицилийцы. Да и брезговали сицилийцы связываться с детской проституцией и с торговлей детьми на органы - а вот цыгане не брезговали ничем. Их кланы и таборы, кочующие по разным странам, не имеющие постоянного места жительства, неподконтрольные полиции и закону, стали настоящими рассадниками наркоторговли, детской проституции, торговли человеческими органами.
   Каналы были налажены. Источниками детей являлись Молдавия, где дело было поставлено на конвейер, Украина, немало товара поставляла и Россия. Граница никого не останавливали - каждый пограничник, кто за год не зарабатывал на хорошую машину, считался лохом. Детей иногда цинично выкупали за деньги, иногда просто похищали - цыгане занимались похищениями людей издревле.
   Основным рассадником детской проституции является шестнадцатый квартал Бухареста, где много заброшенных, никому не принадлежащих домов. Там же существует подпольная биржа, где сутенеры и торговцы живым товаром продают, покупают, меняют детей. Там же детей "объезжают" - то есть жестоко избивают и насилуют. Полиция в этот квартал если и суется - то только большими группами и с автоматическим оружием...
  
   Его отель располагался как раз на границе печально знаменитого шестнадцатого квартала - центра детской проституции - но тогда он этого не знал. Раздраженно осмотрев грязную комнату, он собирался ложиться спать, когда в дверь постучали. Вместо уборки номера коридорный, на ломаном английском предложил другой, куда более интересный сервис.
   Тогда он впервые в жизни получил настоящее сексуальное удовлетворение. Купленного им на ночь ребенка он чуть не задушил, наказывая, но проблема решилась легко - всего лишь пять сотен лишних долларов и небольшой инцидент был улажен к обоюдному удовлетворению сторон.
   Из Бухареста он вернулся совсем другим человеком - коллеги и подчиненные просто поражались его работоспособности и новым идеям. Через два месяца ему предложили должность директора филиала, и намекнули, что он находится в самой вершине списка на занятие должности вице-президента компании...
   Следующий шаг в познании себя он сделал через два года. Взяв неделю за свой счет, он инкогнито приехал в Бухарест и снова направился в шестнадцатый квартал. И нашел то, что искал - но на сей раз, он ни в чем не сдерживал себя. Труп бросил во дворе заброшенного дома и этим же вечером вылетел в Лондон. Через месяц его назначили вице-президентом компании...
   Став публичной персоной, он уже не мог брать отпуска и летать в Бухарест - положение обязывало. Любой неосторожный намек мог закончиться увольнением. Мучался он со своим новым статусом почти год, даже подумывал уйти в отставку - если бы на одной из вечеринок в Мэйфейре не услышал тихий разговор двух солидных джентльменов. У одного из которых, судя по всему, были точно такие же проблемы, как у него.
   С этого времени жизнь заиграла новыми, яркими красками. В России он побывал уже шесть раз, этот был седьмым. Каждый его визит затягивался на пять - семь дней - торопиться смысла больше не было, можно было получить максимум наслаждения от общения со своими юными друзьями. Можно было воспользоваться предоставлявшимся агентством реквизитом и вообще реализовать все свои самые потаенные фантазии.
   Да и вообще - сервис агентства превосходил самые смелые ожидания и стоил каждого потраченного доллара. Для гостей агентство всегда снимало роскошные коттеджи с укромными и звукоизолированными подвалами. К каждому гостю на время поездки прикреплялся сопровождающий, решавший все насущные проблемы. Агентство заботилось об алиби для каждого клиента - фиктивные билеты на дорогие курорты, фотографии, сувениры из жарких стран. Да и дети - высшего качества. Агентство гарантировало, что все они раньше никогда не занимались проституцией и не болели никакими венерическими заболеваниями. Кроме того, существовал каталог, в котором можно было подобрать ребенка для забав на любой вкус...
   Сейчас он отдыхал, потягивая дорогой виски двадцатипятилетней выдержки и поглядывая на лежащего на испачканной простыне ребенка. Почему они все не слушаются? Ну, почему они все не слушаются? Почему, почему, почему...
  
   От двери послышался шум - и он раздраженно поставил недопитый бокал на стол. Неужели Ник - ведь он уже приказал ему не беспокоить его ни при каких обстоятельствах! Вот негодяй...
  
   Но это был не Ник. На пороге стоял незнакомый ему мужчина, направляя на него толстый ствол какого то черного, ужасно выглядящего оружия. Из-за его спины выглядывал подросток лет пятнадцати, чем-то неуловимо похожий на его мальчика, в руках у него была сумка. Он растерянно посмотрел на них. Как они попали в подвал? Кто они вообще такие и как смеют его беспокоить? Внезапно лицо подростка исказилось гневом, он шагнул вперед, с нечеловеческой силой отталкивая мужчину с оружием, выхватил что-то из сумки. Грохот выстрела из обоих стволов в тесном подвале ударил по ушам подобно артиллерийскому залпу, яркая вспышка дульного пламени резанула по глазам...
   И в следующую секунду волна дикой боли подхватила его и со страшной силой понесла куда-то, затягивая в самый центр могучего, кроваво-красного урагана...
  
  
   Змей многого не знал. Двенадцатого октября в городе произошла еще одна массовая драка. Начальник областного УВД, придя в ярость, разослал во все больницы усиленные наряды милиции, приказав задерживать всех пацанов, обращающихся в больницы с травмами.
   Лада-восьмерка с тонированными стеклами черной тенью остановилась метрах в двухстах от больницы. Змей выскочил из машины, вытащил тихо постанывающего Пашку, наскоро завернутого в простыню. И бегом, задыхаясь, оскальзываясь на мокрой листве, потащил его прямо к светящемуся в ночи центральному входу больницы. Он видел пофыркивающий двигателем сбоку от входа милицейский луноход, но ему было все равно. Его младший брат был жив - и это было самое главное...
   Услышав за спиной крик "Стоять!" он даже не обернулся...
  
   Конец.

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Маш "Совсем не ангел"(Любовное фэнтези) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"