Werewolf: другие произведения.

Те, которые велят

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.82*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решил написать новую статью. Сначала я приведу сказку, сказку про ювелира Фабиана, о том, как он покорил целую страну. Сказка ложь да в ней намек... А потом я расскажу еще кое-кто - об экономических системах, отличных от англо-американской.


   В некотором царстве, в некотором государстве на протяжении поколений люди использовали систему натурального обмена.
   Человек поддерживал жизнедеятельность своей семьи, изготавливая сам всё необходимое. Или специализировался в определённом ремесле, а излишки продуктов своего ремесла обменивал на излишки продуктов труда других ремесленников.
   В каждой общине была создана довольно простая система правления, которая должна была следить за тем, чтобы свободы и права каждого человека были защищены и чтобы другой человек или группа людей никого ни к чему не принуждали его против воли.
   Это было единственное предназначение правительства некоторого государства, и каждый местный губернатор пользовался добровольной поддержкой выбравшей его общины.
   Однако же, ярмарочный день стал проблемой, которую не так просто было разрешить. Сколько стоит один нож -- одну или две корзины кукурузы? Что стоит дороже -- корова или телега?... И т.д. Но никому не проходило в голову ничего лучшего, чем система обмена товара на товар.
   И вот Фабиан -- ремесленник, работавший с золотом и серебром объявил:
   "У меня есть решение проблемы обмена. Золото, которое я использую в украшениях, -- отличный металл. Он не тускнеет, не ржавеет, долговечен... Я отолью из части моего золота монеты, и назовём каждую монету "доллар"".
   Он объяснил принцип действия новой системы, состоявший в том, что эти "деньги" станут средством обмена, намного более удобным и совершенным, чем натуральный обмен.
   Было предложено, чтобы каждый член общины получил равное количество монет.
   "Но я заслуживаю большую долю монет, -- сказал фабрикант свечек, -- все пользуются моими свечками".
   "Нет, -- возразил фермер, -- без пищи не проживёшь. Мы, фермеры, должны получить большую часть всех монет". И спор продолжился.
   Фабиан дал им поспорить немного, и затем предложил: "Поскольку вы сами не можете придти к соглашению, я предлагаю, чтобы каждый получил от меня столько, сколько попросит. Не будет никаких ограничений, кроме способности вернуть долг. Сколько монет каждый из вас получит сейчас, столько должен и вернуть в конце года".
   "А что вы получите за это?" -- спросили у Фабиана.
   "Поскольку я предлагаю вам услуги, т.е. являюсь источником денег, я имею право на плату за мою работу. Скажем, за каждые 100 монет, которые каждый из вас возьмёт у меня, он мне вернёт 105 монет за каждый год, в течение которого будет сохранять эту задолженность.
   Эти 5 монет будут платой мне, и эту плату я назову "процент". Никто не мог предложить ничего другого, и кроме того, 5% казались совсем небольшой платой за год. Потому на том и порешили. "Приходите на это же место в следующую пятницу и начнём".
   В конце года Фабиан обошёл с визитами всех тех, кто был ему должен монеты. У некоторых из них оказалось больше монет, чем они одалживали у Фабиана, у кого-то их было меньше. Но так оказалось потому, что в самом начале было изготовлено строго определённое количество монет.
   Те, у кого оказалось больше монет, чем они занимали, вернули сумму долга и сверх неё -- условленные 5 монет на каждые 100 монет долга.
   Но, всё равно, вернув долг и проценты, они были вынуждены сразу же снова просить деньги в долг, чтобы продолжать свою деятельность в новой системе.
   Остальные же в первый раз удивлённо открыли для себя, что у них есть долг, который они не в состоянии возвратить.
   Перед тем, как снова одолжить им монеты, Фабиан взял в залог что-либо из имущества этих должников, и они начали новый годовой цикл, с намерением раздобыть эти самые 5 добавочных монет, которые оказалось так нелегко найти.
   И никто не понял, что в целом весь народ некоторого царства, некоторого государства никогда не сможет выйти из задолженности, пока не возвратит все монеты, выданные Фабианом, но даже и в этом случае останется задолженность на эти 5 добавочных монет из каждых 100, которые никогда не были пущены в оборот.
   Никто, кроме самого Фабиана, не замечал, что заплатить процент было попросту невозможно, -- добавочные деньги не существовали в обороте, и следовательно, у кого-нибудь всегда их не хватало.
   Конечно, сам Фабиан тоже время от времени тратил несколько монет. Но он один не мог расходовать такую сумму, которая бы покрыла 5% экономики целой страны. Были тысячи, миллионы человек, а Фабиан был один. С другой стороны, он оставался обычным ювелиром, живущим весьма безбедно.
   Вместо денег ?
расписки "мудрого" ювелира
   В задней части своей лавки Фабиан устроил сейф и многим людям показалось удобным, в целях безопасности, оставлять часть своих монет в этом сейфе. Фабиан брал за это небольшую плату, сумма которой зависела от количества оставляемых монет и от срока, на который их оставляли.
   Хозяину оставляемых монет он давал расписку на сумму оставленного. Теперь, когда кто-либо шел за покупками, он обычно не носил с собой множество золотых монет.
   Вместо этого стало обычным платить торговцу одной или несколькими фабиановыми расписками, в зависимости от стоимости покупаемого товара.
   Торговцы принимали эти расписки наравне с настоящими деньгами, чтобы потом отнести их к Фабиану и обменять на соответствующую сумму денег. Так расписки начали переходить из рук в руки.
   Со временем Фабиан обнаружил, что крайне редко кто-либо действительно приходил к нему и требовал свои золотые монеты. Он подумал:
   "Я фактически владею здесь всем этим золотом, и всё ещё вынужден работать, как простой ремесленник. Какой смысл? Есть десятки, сотни человек, которые с радостью платили бы мне процент за право пользования этим золотом, которое хранится у меня и которое его настоящие хозяева практически никогда у меня не забирают.
   На самом деле, это золото, конечно, не моё, но оно находится в моём распоряжение, а это -- самое главное. Мне уже не нужно изготавливать новые монеты, чтобы одалживать их. Я могу использовать те, которые хранятся в моём сейфе".
   Вначале Фабиан был очень осторожен. Он одалживал только несколько монет за раз и только тогда, когда мог быть твёрдо уверен, что должник их возвратит в срок. Но со временем он начал вести себя более уверенно и одалживать большие суммы.
   Однажды у него впервые попросили очень большой заём. Фабиан предложил должнику: "Вместо того, чтоб уносить все эти монеты, можем сделать вклад на ваше имя, а я выдам вам несколько расписок на общую сумму одалживаемых монет".
   Должник согласился и ушёл с целой охапкой расписок. Должник получил заём, но, однако же, золото ни на секунду не покидало сейф Фабиана. Когда клиент ушёл, Фабиан радостно рассмеялся.
   Теперь он мог есть пирог и продолжать иметь его в своем распоряжении целёхоньким! Он мог одалживать золото, и оно продолжало бы находиться в полном его распоряжении.
   Друзья, иностранцы и враги Фабиана нуждались в средствах для осуществления своих планов. И всегда, когда они могли доказать, что в состоянии возвратить долг, они получали необходимый заём.
   Простым написанием "расписок" Фабиан мог одалживать во много раз большие суммы, чем стоимость всего золота в его сейфе. При этом он даже не был хозяином этого золота.
   Вся операция в целом оставалась надёжной, пока настоящие хозяева золота не требовали его возврата и пока поддерживалось доверие людей
   Фабиан вёл книги учёта дебита и кредита каждого клиента. Этот новый ростовщический бизнес оказался весьма прибыльным.
   Его положение в обществе росло почти с той же скоростью, с какой увеличивалось его состояние. Он превратился в важную персону, к нему относились в уважением. В финансовых вопросах его слово было равно воле всевышнего или священной заповеди.
   Секретный союз "мудрых" ювелиров
   Ювелиры других городов очень заинтересовались деятельностью Фабиана и позвали его на встречу. Он объяснил им свои действия, но предупредил их о необходимости хранить это в тайне.
   Если бы план раскрылся, рухнула бы вся система. Поэтому все ювелиры пришли к соглашению сформировать собственный секретный союз.
   Каждый ювелир вернулся в свой родной город и начал действовать так, как научил их Фабиан.
   Теперь люди принимали расписки ювелиров, как нечто, равноценное самому золоту. Многие уже отдавали на хранение не золото, а сами расписки -- точно так же, как отдавали бы на хранение монеты.
   Когда один торговец хотел оплатить товар другому торговцу, он просто писал короткую записку Фабиану, в которой просил перевести деньги со своего счёта на счёт этого второго торговца.
   У Фабиана занимало всего несколько минут откорректировать записи в своих книгах. Эта новая система приобрела большую популярность и записки с распоряжениями о переводе денег начали называть "чеки".
   Однажды поздней ночью ювелиры из разных городов снова собрались на секретную встречу и Фабиан рассказал им о своём новом плане. На следующий день была организована встреча со всеми правителями, и Фабиан обратился к ним:
   "Расписки, которые мы, ювелиры, выдаём нашим клиентам, приобрели большую популярность. Без сомнения, большинство из вас также ими пользуется и находит их весьма удобными".
   Правители согласились с этим утверждением, но не видели, в чём здесь может быть проблема и какова причина этого собрания.
   "Прекрасно, -- продолжал Фабиан. -- Некоторые расписки уже начинают подделываться фальшивомонетчиками. Этому нужно положить конец!"
   Правители были обеспокоены. "Что нам нужно делать?" -- спрашивали они.
   Фабиан ответил: "Моё предложение следующее: прежде всего, давайте сделаем задачей правительства печатать новые билеты на специальной бумаге, со сложным изощрённым рисунком и каждый билет пусть подписывает сам главный губернатор. Эти новые билеты мы назовём банкнотами. Мы, ювелиры, будем только рады оплатить все расходы на печатание этих банкнотов, потому, что это сэкономит нам множество времени на выписывание отдельных расписок".
   Правители задумались: "Ну, что ж, это наш долг и наша работа -- предохранять людей от подделок и мошенничества и этот совет нам кажется вполне разумным". Таким образом, постановили кроме "чеков" приступить к печатанию новых бумажек -- "банкнот".
   "Далее, -- сказал Фабиан, -- некоторые люди добывают золото и изготавливают свои собственные монеты из золота. Я предлагаю издать ЗАКОН, который бы предписывал каждому, кто нашёл золото, сдавать его. Конечно, такие находки будут оплачены новыми банкнотами и уже имеющимися золотыми монетами". Это предложение тоже звучало прекрасно.
   Без особых раздумий было напечатано большое количество новых, красивых банкнот. На каждой банкноте было напечатано её достоинство -- $1, $2, $5, $10 и т.д. Не такие уж значительные расходы на напечатание банкнот были полностью оплачены ювелирами.
   Банкноты были гораздо более удобны в перевозке и их очень быстро приняли к повсеместному использованию.
   Однако, несмотря на их популярность, банкноты использовались всего в 10% всего объёма платежей в стране. Записи показывали, что в 90% расчётов использовались всё те же "чеки".
   И начался следующий этап.
   Появление обманутых вкладчиков
   До сих пор клиенты платили Фабиану за то, что он хранил их деньги. Теперь, чтобы привлечь больше денег в свой сейф, Фабиан заявил, что своим "вкладчикам" он будет платить 3% от суммы их вклада и приплюсовывать эти деньги к сумме их вклада.
   Большинство людей считали, что Фабиан даёт деньги в долг под 5%, и что его, Фабиана, заработок на этом составит 2% разницы.
   Кроме того, клиенты вообще не задавали много вопросов, потому, что получать 3% на свой вклад они посчитали гораздо лучше, чем платить определённые суммы за хранение своих денег в надёжном месте.
   Количество сберегательных вкладов выросло. Теперь, с дополнительными деньгами в запасе, Фабиан уже мог давать в долг $200, $300, $400... $900 на каждые $100 в монетах и банкнотах, которые действительно хранились у него на вкладах.
   Ему приходилось быть осторожным, чтобы не превысить отношения 9 к 1, потому что приблизительно один клиент из десяти всё же приходил потребовать свои сбережения наличными.
   Если бы не нашлось нужной суммы в наличии, когда кто-либо потребовал бы свои деньги, люди могли заподозрить неладное, организовать проверку и тогда их сберегательные книжки показали бы абсолютно точно, сколько денег было положено на хранение.
   Кроме этого, на каждые $900 в бухгалтерских счетах, которые Фабиан одалживал, собственноручно выписывая расписки, он мог требовать до $45 в качестве процентов ($45 = 5% от 900).
   Когда долг возвращался с соответствующими процентами ($945), то $900 взаимосокращались в колонке дебита и Фабиан оставлял себе $45 своего процента.
   Таким образом, ему было более чем выгодно платить $3 в качестве процентов на каждые $100, положенных на вклад, которые никогда не покидали его сейфа.
   Это значило, что с каждых $100, положенных на хранение в самом начале, он мог получить 42% прибыли, тогда, как большинство было уверено, что он зарабатывает на этом только 2%.
   И все остальные ювелиры делали то же самое. Создавали деньги из ничего, одним простым росчерком пера и, кроме того, зарабатывали на этом процент.
   Правда, они не печатали сами банкноты. Их печатало правительство и вручало ювелирам для распространения. Единственным расходом Фабиана была небольшая сумма, выплачиваемая за напечатание банкнот.
   Однако, ювелиры создавали деньги из "кредита", который создавался из ничего, и кроме того, на него ещё накладывали процент.
   Но большинство людей было уверено, что обеспечение деньгами было функцией правительства.
   Также люди верили, что деньги, которые одалживал им Фабиан, были деньгами, которые кто-то положил на хранение, хотя в этом и было нечто странное: вклад не уменьшался, когда Фабиан давал заём.
   Если бы все вкладчики захотели одновременно забрать свои вклады, обман был бы раскрыт.
   Но проблем не было, даже если кто-то просил заём прямо в монетах или в банкнотах. Фабиан просто объяснял правительству, что, по причине увеличения населения или роста производства, ему необходимо больше банкнот, после чего получал их в обмен на уплату скромной стоимости печати.
   Один умный против союза "мудрых"
   В один прекрасный день один человек, который имел привычку много размышлять, пришёл с визитом к Фабиану.
   "Эта прибавка процента неправильна, -- сказал он. -- За каждые $100, которые вы даёте в долг, вы просите уплатить вам $105. Эти добавочные $5 никогда не могут быть уплачены просто потому, что они не существуют. Многие фермеры производят пищу, многие фабриканты производят товары, и так далее, и только вы производите деньги.
   Предположим, что во всей стране существует только двое предпринимателей, и что они производят товары для всего остального населения. Они просят у вас взаймы по $100 каждый, расходуют $90 на материалы и заработную плату рабочим, и остаются с $10 прибыли, которая составит их зарплату.
   Это значит, что покупательная способность всего населения составит $90 плюс $10, умноженные на 2, т.е. в итоге $200. Но, чтобы заплатить вам за ваши услуги, им нужно продать свою продукцию за $210. Если один из них преуспеет и продаст всё произведённое за $105, то второй предприниматель может ожидать получения только $95.
   (Если покупательная способность $200 и один из предпринимателей получает $105, то на руках у покупателей остается только $95, которые они могут заплатить второму предпринимателю).
   И, кроме того, часть товаров не сможет никогда быть продана, потому, что у людей на руках не останется денег для их покупки.
   Продав свои товары за $95, второй предприниматель останется должен вам $10, и будет вынужден снова просить в долг. Такая система просто не может существовать".
   Человек продолжал: "Без сомнения, вы должны выпускать денег на сумму $105, т.е. $100 для меня и $5 -- на ваши собственные расходы. Таким образом, в обороте будут необходимые $105, и долг может быть уплачен".
   Фабиан молча выслушал посетителя и в заключение сказал: "Финансовая экономия -- очень глубокая и многосторонняя наука, друг мой, и для изучения всех её сторон нужны годы. Предоставьте мне заботиться обо всех этих делах, и займитесь своими.
   Вам необходимо добиться большей эффективности, увеличить производство, уменьшить расходы и стать таким образом лучшим предпринимателем. Я всегда буду к вашим услугам, чтобы помочь вам в этом".
   Посетитель ушел не переубежденным. Что-то было не в порядке в деловых операциях Фабиана, и человек чувствовал, что не получил прямого ответа на свой вопрос.
   Однако, большинство населения верило слову Фабиана. "Он -- эксперт, а все остальные, должно быть, ошибаются. Смотрите, как развилась страна, как выросло наше производство. Лучше позволим ему и впредь заниматься этими вопросами".
   "Мудрый" ювелир и неумные правители
   Чтобы платить проценты на займы, коммерсанты были вынуждены поднимать цены. Население, которое работало за зарплату жаловалось, что заработки очень низкие (теперь, когда цены выросли, они могли купить меньше на заработанные деньги).
   Но предприниматели отказывались платить больше своим работникам, мотивируя это тем, что это их разорило бы. Фермеры не могли получить справедливую цену за свою продукцию. Домохозяйки же жаловались, что продукты питания немыслимо дороги.
   Часть населения впала в нищету, а у их родных и друзей не было средств, чтобы помочь им. Большинство забыло о реальных богатствах, простиравшихся вокруг, -- о плодородных землях, больших лесах, природных ископаемых и домашнем скоте.
   Эти люди не могли думать ни о чём другом, кроме как о деньгах, которых, похоже, всегда не хватало и никогда не будет хватать, как они считали.
   Но они никогда не ставили под сомнение банковскую систему. Они верили, что правительство держит всё это под контролем.
   Экономическая ситуация ухудшилась. Те, кто работал за зарплату, были уверены, что их шефы много зарабатывают. Хозяева же компаний говорили, что работники очень ленивы и не отрабатывают сполна весь свой день.
   Все обвиняли друг друга. Правительство не могло найти выхода, а кроме того, им казалось, что самой насущной проблемой является необходимость победить растущую нищету.
   Тогда правительство разработало льготные схемы и издало законы, принуждающие людей принять в них участие. Это породило недовольство у многих, кто был привержен к старому обычаю помогать ближним добровольно.
   "Эти законы -- ни что иное, как узаконенное воровство. Забирать что-либо у одного человека против его воли, независимо от конечной цели, -- ничем не отличается от грабежа".
   Но каждый чувствовал себя беззащитным и не хотел идти в тюрьму за неуплату. Эти льготные схемы вначале дали некоторое облегчение, но со временем проблема нищеты снова обострилась, и нужно было ещё больше денег для её решения. Стоимость льготных схем увеличилась, увеличилась и численность правительства.
   Большинство правителей были людьми честными, они старались поступать наилучшим способом.
   Им не нравилось просить деньги у своего народа (увеличивать налоги) и, в конце концов, у них не оставалось другого выхода, кроме, как просить заём у самого Фабиана и его коллег. Но они не представляли, как смогут отдать этот заём.
   Между тем, ситуация ухудшалась. Родители уже не могли оплачивать учёбу своих детей. Не хватало денег на оплату врачей. Транспортные фирмы банкротились одна за другой. Правительство было вынуждено брать эти расходы на свой счёт.
   Учителя, врачи и многие другие категории работников превратились в государственных служащих. Мало кто был удовлетворён своей работой в этом новом качестве.
   Они получали вполне разумную зарплату, но потеряли индивидуальность, превратились в детали гигантской машины. Не было простора для инициативы, мало ценились их усилия.
   Доходы таких служащих были неизменными и могли вырасти только тогда, когда кто-то рангом выше уходил на пенсию или умирал.
   Отчаявшиеся правители решили просить совета у Фабиана. Его считали мудрецом, искушённым в решении финансовых проблем. Фабиан выслушал их объяснения возникших проблем, и ответил:
   "Многие люди не могут сами разрешить свои проблемы -- им нужен кто-то, кто бы сделал это за них. Конечно, вы согласитесь с тем, что большинство людей имеет право быть счастливыми и обеспеченными всем необходимым для жизни. Один из наших великих лозунгов -- "Все люди равны" -- не так ли?
   Итак, единственный способ сбалансировать порядок вещей -- это взять излишки средств у богатых и отдать их бедным. Введите систему налогов. Чем больше денег у человека -- тем больше он должен платить.
   Берите налоги с людей по их способности платить и раздавайте эти деньги по потребностям. Школы и больницы должны быть бесплатными для тех, кто не может оплатить их".
   Он произнёс целую речь о великих идеалах и закончил словами:
   "А, кстати, не забудьте, что вы все мне должны. Вы просите взаймы уже давно. Но я хочу помочь вам, и потому, в качестве исключения и только для вас -- разрешаю вам платить мне только проценты. Оставим всю сумму в качестве долга и платите мне только проценты на неё".
   Правители вышли с этого собрания и, долго не раздумывая над предложениями Фабиана, ввели большой налог на прибыль -- чем больше человек зарабатывал, тем больше была его фискальная сумма, которую он должен был платить.
   Никому это, конечно, не понравилось, но все вынуждены были платить налоги или отправляться в тюрьму.
   Новые налоги заставили коммерсантов снова поднять цены. Те, кто работал за зарплату, потребовали повысить её, что привело к закрытию одних предприятий, а на других к замене людей машинами.
   Это вызвало дополнительную безработицу и заставило правительство расширить льготные схемы и увеличить количество выплачиваемых пособий по безработице.
   Были введены тарифы и другие защитные механизмы, которые контролировали определённые отрасли промышленности и поддерживали занятость. Некоторые люди даже задавались вопросом, какова была цель производства -- производить товары или просто предоставлять работу?
   Между тем, общая ситуация ухудшалась. Попытались ввести контроль заработной платы, контроль цен и другие виды контроля.
   Правительство старалось добыть больше денег с помощью налога на торговлю, начислений на зарплату и всевозможных других налогов и начислений.
   Кто-то даже подсчитал, что на пути от сбора урожая пшеницы до появления буханки хлеба на домашнем столе на неё накладывалось около 50 различных налогов.
   В эти мрачные времена наверх выдвинулись отдельные "эксперты", а некоторые из них были даже избраны в правительство.
   Но, после каждого ежегодного совещания правителей не вырабатывалось никаких решений проблемы, кроме привычной "новости", что нужно "реструктурировать" налоги.
   И всегда после очередного "реструктурирования" общая сумма налогов увеличивалась. Фабиан начал требовать уплаты процентов, и всё большая и большая часть собранных налогов шла на их уплату.
   "Мудрые" ювелиры и
обеспокоенная общественность
   Тогда вступила в действие партидарная политика -- люди начали обсуждать, какая партия могла бы наилучшим образом решить их проблемы. Обсуждали личности, идеи, лозунги, всё, что угодно, кроме реальной проблемы. Совещательные органы не находили выхода из ситуации.
   В одном городе "некоторого царства, некоторого государства" сумма процента на долг превысила сумму собранных за год налогов. Во всей стране росла сумма неуплаченных процентов на долг -- уже налагался процент на неуплаченный процент.
   Постепенно большая часть реальных богатств страны была куплена или контролировалась Фабианом и его друзьями-ювелирами, а вместе с этим всё больше контролировалось население страны.
   Однако, этот контроль ещё не был полным. Фабиан знал, что не может чувствовать себя уверенным и управлять ситуацией до тех пор, пока каждый человек в стране не будет контролироваться полностью.
   Большинство тех, кто сопротивлялся системе, заставили замолчать под финансовым нажимом или такие были публично осмеяны. Чтобы добиться этого, Фабиан и его друзья купили большую часть периодических изданий, телевещательных и радиовещательных компаний.
   Для работы на них тщательно отбирали людей. Большинство из избранных для этой работы искренне хотели улучшить мир, но не понимали, что их всего лишь используют "втёмную".
   Все предложения, которые они выносили, всегда относились лишь к побочным проявлениям проблемы и никогда -- к её причинам.
   Было много периодических изданий -- одно "левое", другое -- "правое", третье -- для рабочих, четвёртое -- для хозяев предприятий и т.д.
   Неважно, к какой группе относился и во что верил человек -- главное, не дать ему задуматься над реальной проблемой.
   План Фабиана был близок к завершению -- уже вся страна была ему должна. Имея под своим контролем образование и средства информации, он мог контролировать умы людей.
   Люди могли думать только то и верить только в то, что он хотел, чтоб они думали и во что верили. Средства массовой информации жёстко определяли темы споров и размышлений.
   Пластиковая власть "мудрых" ювелиров
   Когда у человека намного больше денег, чем он может потратить на свои удовольствия, -- какой ещё вызов от жизни может волновать его?
   Для людей с ментальностью правящего класса ответом будет -- власть. Абсолютная и полная власть над другими человеческими существами.
   Идеалисты были отобраны для средств массовой информации и для правительства, но для осуществления реального контроля Фабиан отбирал тех, у кого была ментальность правящего класса.
   Большинство остальных ювелиров пошли по тому же пути. Они познали изобилие и пресытились им. Им нужен был вызов, новые эмоции, новые ощущения... и власть над массами превратилась для них в захватывающую игру.
   Они считали себя выше остальных людей. "Править -- наше право и наш долг. Массы не знают, что для них хорошо и что плохо. Они нуждаются в том, чтобы кто-то ими руководил и их направлял. Править -- наше врождённое право".
   По всей стране у Фабиана и его друзей было множество ломбардов и ссудных лавок. Конечно, все они были частной собственностью и имели разных хозяев. Теоретически, существовала даже конкуренция между ними, но на практике все они работали вместе.
   Убедив часть правительства, фабиановцы учредили организацию, которую назвали Центральный Денежный Резерв. Им даже не пришлось использовать для этого собственные деньги -- они создали кредит на базе части вкладов населения.
   Эта организация должна была регулировать источники денег и принадлежать правительству. Но "странным" образом ни один член правительства, ни один государственный служащий не был допущен в Совет Директоров.
   Правительство перестало занимать деньги для страны у Фабиана и начало использовать систему бонов, работающую напрямую с Центральным Денежным Резервом. Гарантией возврата долга, которую предложило правительство, была сумма налогов, которую ожидали собрать в наступающем году.
   Но всё это было именно тем, что и задумал Фабиан, -- удалить все подозрения от его персоны и направить всё внимание на правительственную организацию, которая не имела бы с ним ничего общего. Однако же, за кулисами сцены контроль оставался по-прежнему в его руках.
   Косвенным образом Фабиан имел такое влияние на правительство, что оно было вынуждено следовать его указаниям. Фабиан часто хвастался:
   "Позвольте мне контролировать казну государства и мне не будет никакого дела до того, кто в нём издаёт законы".
   Ему было безразлично, какая партия стояла у власти. Фабиан контролировал деньги -- кровь государственного организма.
   Правительство получало деньги, но на каждый заём всегда и обязательно накладывался процент. Всё больше и больше тратилось на льготные программы и на пособия по безработице.
   Прошло совсем немного времени до того момента, когда правительству было уже крайне трудно выплачивать проценты с долга, не говоря уже о самой сумме долга.
   Но Фабиану этого было мало, поскольку ещё находились те, которые понимали: "Деньги -- это система, придуманная человеком. Поэтому, безусловно, деньги должны стоять на службе у человека, а не наоборот, не человек должен служить деньгам".
   И постепенно, год за годом, каждый раз всё меньше и меньше людей поднимали этот вопрос, и их голоса терялись в общем безумном поиске несуществующих денег для уплаты процента.
   Менялись правительства, политические партии, но сама политика продолжалась. Неважно, какое правительство было "у власти", конечная цель Фабиана приближалась с каждым годом.
   Политика всей остальной части населения ничего не значила. Люди платили налоги уже на пределе, они не могли платить больше. Назревал подходящий момент для заключительного хода Фабиана.
   10% денег всё ещё существовали в форме монет и банкнот. Пока люди использовали наличные деньги, они были свободны покупать и продавать так, как им хотелось, -- они всё ещё контролировали в известных пределах свою жизнь. Это нужно было изменить так, чтобы не возбуждать подозрений.
   Возить с собой монеты и банкноты не всегда было безопасно. Чеки не принимались за пределами "некоторого царства, некоторого государства". И потому шёл поиск более удобной системы.
   У Фабиана снова был готов ответ. Его организация "ювелиров" выдала каждому пластиковую карточку, на которой было имя человека, его фотография и идентификационный номер.
   Где бы ни была представлена к оплате эта карточка, коммерсант мог позвонить на центральный компьютер, чтобы проверить наличие кредита. Если кредит был, владелец карточки мог покупать спокойно, конечно, в определённых пределах.
   Вначале людям было позволено тратить кредитованные деньги только в небольших количествах, и если этот кредит погашался в течение того же месяца, то не взимались никакие проценты. Это было прекрасно для тех, кто работал за определённую зарплату.
   Но, как же быть с предпринимателями? Им нужно было устанавливать станки, закупать сырьё, производить товары и платить зарплату рабочим, продавать произведённый товар. И только после этого они могли оплатить кредит.
   Если этот срок превышал месяц, на кредит налагалось 1,5% за каждый месяц отсрочки. И в сумме это доходило до 18% в год. У предпринимателей не было другого выхода, кроме, как добавлять 18% к цене продажи их товара.
   Но эти деньги -- т.е. добавочный кредит 18% -- никому не были ссужены, а значит, их просто не было в обращении.
   В масштабах всей страны перед предпринимателями стояла невыполнимая задача заплатить $118 за каждые ссуженные им $100, но эти дополнительные $18 никогда не были введены в систему, просто не существовали.
   Фабиан и его друзья ещё более упрочили своё положение в обществе. На них смотрели, как на опору надёжности. Все их высказывания, относящиеся к области финансов и экономики, воспринимались с религиозным почтением.
   Под гнётом всё более высоких налогов, многие маленькие фирмы разорились. Для многих областей деятельности начали требовать специальные лицензии, и таким образом остающимся действующим фирмам было уже трудно заниматься этими видами бизнеса.
   Фабиану принадлежали (или им контролировались) все крупные компании, у которых были сотни филиалов или дочерних фирм. Казалось, что все эти фирмы конкурируют между собой, однако же, Фабиан контролировал их все.
   Со временем все остальные конкуренты были вынуждены уступить и закрыть свои предприятия. Сантехников, плотников, электриков и большинство других мелких предприятий постигла та же участь -- их сожрали крупные компании, принадлежащие Фабиану, за которыми всегда была поддержка правительства.
   Фабиан стремился к тому, чтобы его пластиковые карточки полностью заменили монеты и банкноты.
   Его план был следующим: когда все монеты и банкноты уйдут из обращения, то смогут продолжать работать только те предприятия и коммерческие организации, которые будут использовать компьютерную карточную систему.
   Он планировал, что, время от времени, люди будут терять карточки и, следовательно, не смогут потреблять, продавать и покупать до тех пор, пока не пройдут повторную идентификацию.
   Он хотел ввести закон, который дал бы ему полный контроль, -- закон, который бы обязывал каждого человека иметь идентификационный номер, вытатуированный на руке Этот номер был бы видим только в специальном свете, источник которого был бы связан с компьютером. Каждый отдельный компьютер был бы связан с центральным компьютером, таким образом, Фабиан смог бы знать всё обо всех.
   Добрым молодцам урок
   Если вы находите, что сказка слишком уж похожа на реальность и хотите знать, кто такой Фабиан в реальной жизни, для начала неплохо было бы изучить действия английских ювелиров 16 и 17 века.
   Английский Банк ведёт начало своей деятельности с 1694 года. Король Вильгельм Де Оранж находился в весьма стеснённых финансовых обстоятельствах в результате войны с Францией.
   Ювелиры "одолжили" ему 1,2 миллиона фунтов стерлингов (неслыханная сумма в те времена) на определенных условиях:
   Процент составлял 8%. (Нужно помнить, что Карта Магна запрещала брать процент с долга под страхом смертной казни.)
   Король должен был предоставить ювелирам личное королевское письмо для банка, которым разрешал бы им выдавать кредиты.
   До этого все их операции по выдаче расписок на большие суммы денег, чем они имели в наличии на вкладах, были противозаконны. Королевское письмо узаконило их.
   Цитаты
   Британская Энциклопедия, 14 издание.
   "Банки создают кредит. Было бы ошибкой полагать, что банковский кредит составляют денежные вклады, находящиеся в банке. Банковская ссуда -- это явная добавка к денежной массе, находящейся в обращении в обществе".
   Лорд Актон, лорд-Начальник Юстиции Англии, 1875.
   "Битва, которая проходит через века и в которой рано или поздно предстоит сразиться, -- это сражение людей против Банков".
   Мистер Реджинальд МакКенна, президент Банка Мидланд в Лондоне.
   "Меня пугает, что простые граждане не желают знать тот факт, что банки могут создавать и уничтожать деньги по своему желанию. И то, что банки контролируют кредит нации, руководят политикой правительства и держат в своих руках судьбы людей".
   Сэр Филлип А. Бенсон, президент ассоциации американских банкиров, 8 июня 1839.
   "Нет более прямого и надёжного способа захватить контроль над нацией, чем через её систему кредитования (через её деньги)".
   Цитата из письма братьев Ротшильд, написанного из Лондона к одной банковской фирме в Нью-Йорк 15 июня 1863 года:
   "Те немногие, кто в состоянии понять систему (чеков и кредитов), будут так заинтересованы в её возможностях или так зависимы от её услуг, что от этой группы можно не ожидать никакого сопротивления. Между тем, с другой стороны, большая часть людей будет неспособна по своему уровню умственных способностей понять огромные преимущества, которые капитал извлекает из этой системы, и они будут нести своё бремя, возможно, даже не подозревая, что эта система враждебна (что она наносит ущерб) их интересам".
   Газета для банкиров США, 25 августа 1924:
   "Капитал должен защищать себя всеми возможными формами, комбинируясь и используя законодательство. Возвращения задолженностей вообще необходимо требовать, но возвращения бонов и ипотечных кредитов нужно требовать, как можно быстрее.
   Когда по судебным процессам люди теряют свои дома и имущество, они становятся более уязвимыми и контролируемыми, и становится легче управлять с помощью твёрдой руки правительства, наложенной через центральную монетарную власть, под контролем крупнейших финансистов.
   Эта истина уже хорошо известна нашим надёжным людям, которые сейчас принимают участие в формировании финансовой империи, которая будет править миром.
   Разделяя массу избирателей на отдельные группы с помощью многопартийной политической системы, можем добиться того, чтобы они расходовали свою энергию, сражаясь в вопросах, которые, на самом деле, не имеют принципиальной важности.
   Таким образом, действуя осторожно и незаметно, можем добиться для нас всего того, что было так хорошо запланировано и так успешно реализовывалось".
   Воскресное приложение к газете "El Pais" за 23 июня 2002 г.
   Интервью с Иосифом Е. Штиглицем, бывшим вице-президентом Всемирного Банка, экономическим советником президента США Б. Клинтона, лауреатом Нобелевской премии по экономике за 2001 год. Недавно им была написана книга о МВФ под названием "El malestar en la Globalizacion".
   Выдержки из интервью:
   -- Вы пишите, что работая в администрации Клинтона, Вы были удивлены тем обстоятельством, что многие решения, как в Белом Доме, так и МВФ, принимались зачастую, исходя из идеологических и политических соображений, а не диктовались экономической необходимостью?
   -- В некотором смысле, меня не слишком удивило происходившее в Белом доме. Насторожило меня то, что идеология и политика играли столь существенную роль в международных экономических организациях, в которых, как
   предполагалось, должны были задавать тон экономисты-профессионалы.
   Например, исследования показывали, что либерализация финансовых рынков вела не к экономическому росту, а к дестабилизации экономики. Нам это было известно, экономическая наука не советовала этого делать, и, однако, МВФ продолжал добиваться именно такой либерализации. Его мотивы при этом были чисто идеологическими и политическими...
   -- Когда читатель подходит к финалу вашей книги, у него невольно может возникнуть следующий вопрос: кто принимает решения, влияющие на события в мире, которые отражаются затем на благосостоянии миллионов людей?
   -- Мой опыт работы в американском правительстве и Всемирном Банке говорит мне, что нет какого-то одного человека, принимающего подобного рода решения. Это сложный процесс, в котором задействованы многие силы. Даже Президент США не способен влиять на многие вопросы. У него отсутствует даже необходимая для этого информация.
   Слишком много надо принимать решений и следует учитывать характер поступающей к нему информации... Поскольку различные группы пытаются контролировать поступающую к нему информацию, доводя до его сведения лишь то, что способно склонить его к занятию той или иной позиции, которая им нужна. Многие не могут понять, что нет такого человека, кто бы контролировал ситуацию единолично.
   -- Хорошо, это не один человек, не Президент Соединённых Штатов, но кто-то, какие-то люди ведь принимают решения. Кто это делает?
   -- В книге я попытался прояснить ту фундаментальную роль, которую играют в данном процессе крупные финансовые интересы и транснациональные корпорации. Но хочу, вместе с тем, подчеркнуть, что в игре имеются и совершенно иные силы.
   Например, движение "Юбилей-2000" сыграло существенную роль в облегчении задолженности. МВФ сопротивлялся, но гражданское движение оказалось столь сильным, что победило в данном случае. Внутри самого Всемирного Банка есть много экономистов, искренне озабоченных проблемами бедности и окружающей среды...
   -- В своей книге Вы не оставляете сомнений в том, что реальная власть принадлежит Госказначейству США и МВФ. Они и определяют политику?
   -- Да, МВФ определяет макроэкономическую и финансовую политику. К сожалению, обычно для получения страной помощи Европейского Сообщества или Всемирного Банка, необходимо вначале получить на это согласие МВФ. В этом смысле, власть Фонда необычайно велика...
   -- Государственное Казначейство США и МВФ во многих кризисных ситуациях в развивающихся странах намеренно давали рекомендации, лишь усугублявшие проблемы, -- Вы настаиваете на этом в своей книге -- но которые, тем не менее, соответствовали экономическим или идеологическим интересам развитых стран. Что это означает с точки зрения морали?
   -- Это означает, что они использовали кризисные ситуации в этих странах в своих собственных интересах...
   -- Вы рассказываете, как некоторые главы государств Вам с грустью признавались в том, что были вынуждены идти на поводу у МВФ, несмотря на то, что его рекомендации явно были плохи для их стран; как будто МВФ играл роль международного жандарма, заставлявшего их принимать деструктивные решения.
   -- Да. Они боялись попасть в черные списки МВФ. В этом случае, им было бы не получить кредитов ни в Фонде, ни во ВБ, ни в ЕС. А ввиду плохих оценок МВФ, им было бы трудно рассчитывать и на привлечение частного капитала.
   Хуже того, они боялись даже откровенно говорить о своих проблемах, опасаясь, что уже такая открытость сама по себе приведёт к тем же результатам; что МВФ сочтёт её за дерзость и попытку конфронтации, а потому накажет их и отомстит им за это. То есть, они полагали совершенно невозможным какой-либо откровенный диалог.
   -- Вы считаете ошибкой со стороны МВФ то обстоятельство, что он не принимает во внимание мнения правительств тех стран, где осуществляет свою политику?
   Дело обстоит именно так, как вы рассказываете в книге: представители Фонда прибывают на место, через три-четыре дня предлагают руководству страны подписать определенные условия, одинаковые для всех, а затем обвиняют это же руководство в коррупции?
   -- Они выставляют целый ряд условий...
   -- Не могли бы Вы рассказать, как функционирует МВФ? Как определяется его экономическая политика?
   -- В МВФ есть только одна страна с правом вето -- это Казначейство Соединенных Штатов.
   Интервью Алекса Джонса с Грэгом Паластом -- журналистом БиБиСи и Обсервер
  
   Перевод Лидии Волгиной.
   Радиопередача Алекса Джонса, 4 марта 2002 года.
   А.Д. Это потрясающе. Не могли бы Вы рассказать нам, что сделали экономисты?
   Г.П. Я скажу вам две вещи. Во-первых, я беседовал с бывшим старшим экономистом, уволенным из Мирового Банка Джо Стиглицем. Так что мы -- БиБиСи и газета Гардиан -- провели с ним немало времени, выясняя подробности Это было похоже на кадры из боевика Невыполнимое задание (Mission Impossible ), знаете, где парень приходит с другой стороны фронта и часами рассказывает о том, что он там обнаружил.
   Так что, я получил информацию из первых рук о том, что происходит во Всемирном Банке. Кроме того, у меня были и другие источники. Он не мог дать мне документы для внутреннего пользования, но другие дали мне целые горы документов из МБ и МВФ.
   А.Д. Так же, как Вы получили W199I, от тех же людей.
   Г.П. Да, в том числе это. Я должен был участвовать в передаче СиЭнЭн с главой МБ Джимом Вулфенсоном и он сказал, что не придёт на передачу, если я там буду. Так что, в СиЭнЭн поступили, как последние идиоты и не пустили меня.
   А.Д. А теперь они угрожают полным бойкотом.
   Г.П. Ну, да... Так что, мы обнаружили вот, что: в этих документах сказано, что они обычно требуют от правительств подписывать секретные соглашения, в которых соглашаются продать свою важнейшую госсобственность, соглашаются принять меры, которые будут катастрофой для их населения, и если они не соглашаются, то для этого предусмотрено подписание в среднем 111 отдельных соглашений для каждой страны, и если они не следуют этим обещаниям, их отрезают от заграничного кредита.
   Невозможно занять никакие деньги у международных кредиторов. Никто не может выжить без кредита -- люди, компании, страны, без займов...
   А.Д. Из-за инфляционной долговой ямы, которую они создают...
   Г.П. Ну, да, скажем, посмотрим на примере Аргентины, секретный план для Аргентины. Он подписан главой МБ Джимом Вулфенсоном. Между прочим, чтоб Вы знали, у них на самом деле болит голова, что я заполучил эти документы, но они не опровергли их подлинность.
   Сначала -- да. Сперва они сказали, что таких документов нет. А я показал их по ТВ. И на сайте в интернете есть копии: http://www.gregpalast.com.
   Тогда они признали, что документы подлинные, но мы не собираемся их с Вами обсуждать и собираемся закрыть Вам доступ на ТВ. Вот так-то. Но, взгляните, например, на Аргентину, она в кризисе, за пять недель -- пять президентов, потому, что экономика полностью разрушена
   А.Д. А разве сейчас уже не шесть?
   Г.П. Ну, это вроде как недельный срок президентства, потому, что они не могут удержать страну. И всё это потому, что в конце 80-х они начали выполнять инструкции МБ и МВФ -- продавать своё имущество, госимущество . Я имею в виду, то, о чём в США даже не думают, продать систему водоснабжения...
   А.Д. То есть, народ платит налоги, на эти деньги создаётся госимущество и правительство передаёт его в частные руки МВФ/ВБ. При этом на швейцарские счета поступают миллиарды для этих политиков.
   Г.П. Вот именно. И это -- только один пример. И далеко не каждый может на этом поживиться. Водопровод Буэнос-Айреса был продан филиалу компании Энрон. Нефтепровод между Аргентиной и Чили был продан компании Энрон.
   А.Д. И потом Энрон лопается, а денежки оказываются в какой-то подставной компании и украденное прячется.
   Г.П. Именно. И между прочим, знаете ли Вы, почему они передали нефтепровод Энрон, потому, что им позвонил кто-то по имени Джордж В. Буш в 1988.
   А.Д. Невероятно! То есть, МВФ/МБ платят политиканам за то, чтобы те за бесценок приватизировали водопроводы, железные дороги, нефтяные компании. Эти глобалисты платят им каждому миллиардами в швейцарских банках. И планируют полное порабощение всего населения.
   Конечно, Энрон, была компанией для отмывания денег, как сообщали другие репортёры. В это трудно поверить -- настолько это масштабно, но это правда. Итак, короче говоря, что это за система ?
   Г.П. Мы обнаружили, что они разрушали целые государства -- Эквадор, Аргентину. Беда в том, что некоторые из этих кошмарных идей попали обратно в США. В общем, у них кончились другие жертвы. И дело в том, что старший экономист, это не мелкая сошка.
   Уже после того, как его уволили, пару месяцев назад, он получил Нобелевскую премию по экономике. Так что, он не дурак. Он рассказал мне, что он приезжал в страны, где шли разговоры о приватизации, и все знали в МБ, но предпочитали не обращать внимания на то, что политиканы огребут на этом сотни миллионов.
   А.Д. Но это даже не приватизация -- они просто крадут у народа и отдают МВФ/МБ.
   Г.П. Да, они отдают всё своим дружкам, как Ситибэнк, который захапал половину аргентинских банков. Энрон Петролеум захапал нефтепроводы в Эквадоре. Энрон повсюду захапал водопровод.
   И при этом, они всё это разрушают. В Буэнос-Айресе проблемы с питьевой водой. Это уже не просто воровство -- нельзя даже открыть кран. Это обогащение за общественный счёт.
   А.Д. И МВФ как раз получил Великие Озёра. Они в одиночку контролируют всё водоснабжение. Об этом было в Чикаго Трибьюн.
   Г.П. И проблема в том, что МВФ и МБ на 51% принадлежат казначеству США. Так что, вопрос -- что мы получаем за наши денежки. И выходит, что мы получили кризис в ряде стран. В Индонезии, например.
   Стиглиц сказал мне, что он начал задавать вопросы -- что происходит? Вы понимаете, куда мы не приходим, в чьи дела не вмешиваемся, мы разрушаем их экономику. И ему ответили, что за подобное любопытство увольняют.
   Но он сказал мне, что они вроде даже планировали бунты. Они знали, что когда они захватывают страну и разрушают её экономику, вероятны бунты. И они говорят, хорошо, это бунт в пользу МВФ -- все спасаются бегством и МВФ получает ещё больше возможностей диктовать свои условия.
   А.Д. И от этого они оказываются в ещё более отчаянном положении. Так что, на деле это имперская экономическая война, когда страна в разрухе и тут они являются с Энрон, они настолько алчны, что сами всё это организуют.
   Г.П. Я только что говорил с главными следователями штата Калифорния по делу Энрон. Они рассказали мне о некоторых их трюках. И никто за ними не следил. Тут не только акционеров ограбили, они выкачали миллиарды долларов из бюджетов штатов, особенно Техаса и Калифорнии.
   А.Д. Где же имущество? Все говорят, что его нет, что Энрон -- подставная компания, что они перевели всё имущество другим компаниям и банкам.
   Г.П. Ну да, просто как в игре в напёрсток. Не забывайте, что там были реальные деньги. Счета за электричество действительно оплачивались в Калифорнии, они выкачали дополнительно от 9 до 12 миллиардов. И не знаю, откуда штат сможет получить эти деньги обратно.
   А.Д. Да, они схватили за руку губернатора, покупавшего электричество за 137 долларов за мегаватт/час и продающего его обратно Энрон за 1 доллар, и снова с начала.
   Г.П. Да, система полностью вышла из-под контроля и эти парни хорошо знали, что делают. Поймите, что некоторые из тех, кто разрабатывал калифорнийскую систему дерегуляции энергоснабжения, потом перешли на работу в Энрон.
   Да и в Лондоне, лорд Вэйкенхем был в аудиторской комиссии по Энрон, так нет такого случая, когда он не получал бы прибыли на том, что проверял и регулировал.
   А.Д. И он глава NM Rothschild.
   Г.П. Да он всюду наследил. Он заседает в советах директоров 50 компаний. Он по идее должен возглавлять аудит, проверять, как Энрон ведёт свои книги. И одновременно он получает от них плату.
   Он был членом правительства Маргарет Тэтчер, он -- один из тех, кто дал Энрону зелёный свет в Англии прийти и захапать электростанции. И завладеть водопроводом в центральной Англии.
   Всё это он одобрил и они дали ему работу в совете директоров. И щедрый контракт на консультации. И такой человек должен был их проверять. А.Д. И ещё он во главе совета по регулированию СМИ.
   Г.П. Да ещё как, я с ним имел реальные проблемы, поскольку он регулирует меня.
   А.Д. Они ещё пытались провести закон в Англии, что если у вас есть 800-летний колодец, в некоторых случаях -- 2000-летний, построенный римлянами, то это -- не ваше имущество и что они поставят на него счётчик. Нельзя пить свою собственную воду.
   Г.П. Да, это лорд Вэйкенхем, я имею в виду, он из Энрон, я не могу даже его коснуться, поскольку он регулирует СМИ. Так что, вы в его руках.
   А.Д. Покопайтесь в NM Rothschild, там всё это есть. Посмотрим на 4 этапа, я имею в виду документы МВФ/МБ, как они захватывают страну и уничтожают источники существования народа.
   Г.П. Именно.
   Первым делом -- открыть рынок капитала. То есть, продать местные банки иностранным.
   Затем -- рыночные цены. Это, как в Калифорнии, где всё -- свободный рынок и это кончается счетами за воду. Мы не представляем себе в США, как это можно -- продать в частные руки водоснабжение. Но представьте, что частная компания, типа Энрон, владеет вашей водой. Так что, цены взлетают до небес.
   Затем -- открыть границы для торговли -- полностью свободный рынок. И Стиглиц, который был старшим экономистом, когда он руководил этой системой, он делал подсчёты и сказал, что это было, как опиумные войны.
   Он сказал, что это не свободная торговля, это -- принудительная торговля. Это -- война. Они таким образом разрушают экономику.
   А.Д. Ну да, в Китае пошлины 40%, в США -- 2%. Это не свободная и честная торговля. Это насилие с целью перевести всю промышленность в страну, которую глобалисты полностью контролируют.
   Г.П. Да, Вы знаете о Волмарт -- я написал о них, если Вы читали мою книгу. Напоминаю её название "Лучшая демократия, которую можно купить за деньги" -- о том, как, к несчастью, Америку выставили на продажу. Книга выходит на этой неделе. Там идёт речь о том, что у Волмарт 700 фабрик в Китае. Почти ничего в их магазинах не сделано в США, хотя у них все стены в орлах.
   А.Д. Точно, как "1984" Орвелла -- большие полотнища с призывами "Покупай американское", чего на деле не сыщешь -- типичная "двоеречь".
   Г.П. Что ещё хуже, они могут иметь фабрику, а рядом ещ" одну -- в тюрьме. Можете себе вообразить, в каких условиях производятся эти милые вещички для Волмарт. Это -- что-то.. А.Д. И если большой шишке хочется печёнки, он просто звонит.
   Г.П. (смеётся) Я знаю, это мрачная история. Я на самом деле говорил с одним парнем, Харри Ву, он был в китайской тюрьме 19 лет. Никто не верил его ужасным рассказам. Тогда он вернулся в тюрьму и сфотографировал условия и сказал, что в этих условиях делаются вещи для Волмарт, так-то.
   А.Д. Мне угрожали вышвырнуть меня с ТВ здесь в Остине, когда я показал плёнку с четырёхлетними китайскими девочками, прикованными, худее, чем евреи в концлагерях. И мне угрожали, что если я сделаю это снова, меня арестуют.
   Г.П. Да, Вы знаете, это ужасный материал, который я получил, Стиглиц поступил очень смело, когда пришёл и сделал своё заявление, но документы дал мне не он. Документы хранятся под замком, потому, что они описывают реальное положение дел.
   Они на самом деле говорят -- подпишитесь под 111 условиями для каждого государства. И публике не дают слова, она не знает, что за чертовщина с ними происходит...
   А.Д. Вернёмся к приватизации. Эти четыре этапа -- основа. Она даёт миллиарды политикам, которые отдают всё в частные руки.
   Г.П. Да, он называет это взяткотизация, когда продаётся водопровод, цена, скажем -- 5 миллиардов, 10% от неё будет 500 миллионов, вот, как это делается.
   Две недели назад я записал беседу с аргентинским сенатором. Он сказал, что после того, как ему позвонил Джордж В. Буш в 1988 году и сказал -- отдайте газопровод в Аргентине Энрон, это наш нынешний президент...
   Он сказал, что особенно отвратительно, что Энрон собирался заплатить одну пятую мировой цены за газ, и он сказал, как вообще можно такое предлагать? И ему сказал (не Буш, а участник сделки) -- ну, если мы заплатим только пятую часть, ещё кое-что останется для Вас положить на счёт в Швейцарии.
   Так это делается. У меня есть плёнка. Этот парень -- консерватор, он хорошо знаком с семьёй Буша. Он руководил общественными работами в Аргентине и он сказал, да он мне звонил. Я спросил -- Джордж В. Буш ? И он ответил -- да, в ноябре 1988 , этот тип позвонил ему и сказал отдать трубу Энрону.
   Это тот самый Джордж В. Буш, который сказал, что не знал Кэна Лэя до 1994 года. Вы видите...
   А.Д. Да, а теперь на сенатских расследованиях их обеляют. Знаете, я был вчера у здания Энрон в Хьюстоне, мы были метрах в 10 от входа, на тротуаре, и у меня всё записано на видео -- громилы подошли и сказали, запрещено записывать на видео. Я сказал, давайте, арестуйте меня. Я стоял на тротуаре, Грэг.
   Г.П. Ну, Вы знаете, я был там в мае, рассказывал английским слушателям -- вы никогда не слышали об Энроне, но... Это те парни, которые поняли, как управляться с этим правительством.
   Я видел интересные документы за месяц до конца президентства Клинтона, он, я думаю, чтобы поквитаться с крупнейшим пожертвователем на выборы Буша, отрезал Энрон от калифорнийского энергетического рынка.
   Он поставил верхний предел ценам на электричество. Они не могли требовать больше чем в 100 раз выше нормальной цены. Это взбесило Энрон. Так что, Кэн Лэй лично написал записку вице-президенту Чейни, чтобы он снял ограничения Клинтона.
   В течение 2 суток после начала правления Буша, министерство энергетики пересмотрело ограничения для Энрон. Это в течение недели окупает все их избирательные пожертвования.
   А.Д. Итак, всё ясно -- они платят на швейцарские счета, и что происходит, когда вещи выходят из-под контроля?
   Г.П. Ну, после этого они говорят -- сокращайте бюджет. 20% аргентинцев -- безработные, и они говорят -- ополовиньте пособия по безработице, ограбьте пенсионные фонды, урежьте траты на образование, все эти ужасные вещи.
   Если экономику урезают в разгар спада, который эти ребята организовали, это разрушает страну. После 11 сентября Буш заявил, что нужно потратить 50-100 миллиардов для спасения нашей экономики. Не сокращать бюджет, а пытаться спасти экономику.
   Но другим странам они говорят: режьте, режьте, режьте. А для чего -- согласно документам для служебного пользования -- чтобы платить проценты иностранным банкам -- от 21% до 70%.
   Это -- ростовщичество. Им пришлось даже велеть Аргентине отменить законы против ростовщичества, потому, что любой из этих банков был ростовщиком по аргентинским законам.
   А.Д. Но Грэг, документы показывают, что они сначала разорили экономику, чтобы создать такую ситуацию. Они создали для этого все условия.
   Г.П. Да, а после они говорят -- мы не можем давать вам займы иначе, как под грабительские проценты. В США запрещено брать 75%, это ростовщичество.
   А.Д. Что происходит потом?
   Г.П. Как я сказал, вы открываете границы для торговли, это -- новые опиумные войны. И после разрушения экономики, когда производство на нуле, они заставляют вас платить огромные суммы за товары, вроде лекарств, и кончается это тем, что процветает торговля наркотиками, единственный способ выжить...
   А.Д. И та же ЦРУ-шная диктатура национальной безопасности была схвачена за руку с грузом наркотиков...
   Г.П. Ну, Вы знаете, это просто наша помощь союзникам...
   А.Д. Да уж... То есть, довести всех до кризиса, разрушить их экономику, а потом покупать за бесценок. Что дальше?
   Г.П. Ну, дальше вы подчиняете себе правительство. Это -- чистый государственный переворот. Об этом они вам не расскажут. Например, в Венесуэле. Я недавно говорил по телефону с президентом Венесуэлы.
   А.Д. И они устанавливают своё собственное правительство -- корпорации.
   Г.П. Скажем, есть избранный президент и правительство, и МВФ заявляет, что поддержит переходное правительство, если президента сместят. Они не говорят, что будут вмешиваться в политику -- они только поддержит переходное правительство.
   Прямо говоря -- это обещание оплатить путч, если военные свергнут нынешнего президента, потому, что нынешний президент не согласен с МВФ. Он велел им собирать вещички. Они явились и сказали -- делай то и это, и он сказал -- я этого не сделаю.
   Что я да сделаю -- удвою налоги на нефтяные компании, потому, что в Венесуэле много нефти. Удвою налоги на нефтяные компании и получу достаточно денег на социальные нужды -- и мы будем богаты.
   Как только он это сделал, они начали раздувать недовольство в армии, и советую Вам быть внимательными -- через три месяца президента Венесуэлы свергнут или застрелят. Они не собираются позволить ему повышать налоги на нефтяные компании.
   А.Д. Грэг, в этом и проблема. Вы это уже говорили. Они становятся всё ненасытнее, они направляются в США.
   Энрон, судя по документам, был просто фасадом, они могут украсть имущество и перевести другим глобальным корпорациям, затем они лопнут и украдут пенсионные фонды.
   А теперь они говорят, что терроризм надвигается. Это произойдёт, если мы откажемся от наших прав. Буш не привлёк Конгресс и прочих, к которым должна перейти власть, если будет ядерное нападение, в своё секретное правительство.
   Вашингтон Пост написал, что "Конгресс не поставили в известность о теневом правительстве". Спикер палаты представителей ничего не знал. Это пахнет государственным переворотом. Нам лучше постараться сообщить об этом сейчас или эти ненасытные твари дойдут до конца.
   Г.П. Что меня особенно огорчает... Я сообщил об этом в английских СМИ, и на БиБиСи, несмотря на лорда Вэйкенхема. Я знаю, я его раздражаю. Я сообщил об этом на БиБиСи, и крупной газете, своего рода местной Нью-Йорк Таймс, и информация таки попала к читателю.
   И очень жаль, что в США мы должны иметь альтернативную прессу, альтернативное радио, чтобы опубликовать сведения, которые имеют значение. Я имею в виду, эта информация должна быть доступна любому американцу. В конце концов, это наше правительство...
   Знаете, кто крупнейший пожертвователь на выборах для Клинтона? Правильно -- Волмарт, штаб-квартира в Арканзасе... Так что, мы видим труппу скверных актёров, играющих в хорошего следователя -- плохого следователя, а из всех нас выжимают соки...
   Как обычно говорил Роберт Пеллтиер "Сейчас в Америке больше причин для революции, чем было в 1776!"
  
   Интересная статья, не правда ли. Теперь напишу пару слов от себя. Мне известно, по меньшей мере, четыре случая, когда высшие должностные лица какой-либо страны пытались бороться с ювелирами.
   Это были
      -- Адольф Гитлер.
      -- Иосиф Сталин
      -- Джон Фитцджеральд Кеннеди
      -- Николае Чаушеску
   Рассмотрим каждую из этих попыток подробнее.
   . Одним из гениальных последователей Гитлера был доктор Ялмар Шахт, президент Рейхсбанка. Именно ему удалось практически в одиночку поднять экономику Германии из послеверсальской разрухи.
   ВВП Германии с 1933 по 1939 вырос с 59,1 млрд. марок до 129,0 млрд. марок. Т.е. немцы удвоили ВВП за 7 лет. При этом речь идет о безинфляционном росте - инфляции фактически не было - за 10 лет (с 1933 по 1942) инфляция составила всего 11 процентов, т.е. чуть более 1 процента в год!
   Рост ВВП нельзя объяснить только милитаризацией - к 1940 доля военной промышленности в валовой продукции составляла всего 15 (пятнадцать) процентов.
   Не было иностранных инвестиций (лишь небольшие - единичные в виде взносов в акционерный капитал). Не было репрессивной экономики (а ля ГУЛАГ).
   Бюджетные расходы Германии с 1.1.34 по 31.8.39 составили 101,5 млрд.марок
   62,5 млрд.марок покрывались налогами
   20 млрд. марок за счет доходов от жел.дорог, почтовых сборов, доходов госбанка и тд.
   Остается дефицит 20 млрд.
   Вот его покрыли специальными "векселями" MEFO ("Металлургическое исследовательское общество"). Рискованная операция разработанная и проведенная Ялмаром Шахтом для финансирования оборонных расходов. Он усадил за один стол Круппа, Сименса, Рейнметаллгрупп, Гутхоффнунг, которые и учредили по его просьбе это самое MEFO с уставным капиталом всего в 1 МЛН. марок. Это MEFO выпускало ценные бумаги, которые гарантировало государство. MEFO стали параллельной валютой для сделок между юр.лицами. Гос-во также принимало эти векселя по текущему курсу. Потом добавились другие эрзацы - "жел. дор. векселя" и пр.
   Выпуск MEFO по сути явился наиболее дешевым (беспроцентным) кредитом, полученным государством на внутреннем рынке. Предполагалось их погашать (выводить из оборота) постепенно - по мере роста экономики и замены эрзаца "живыми деньгами". Но началась война, и можно только гадать- сработала бы эта модель или обернулась бы "аферой".
   Доля военных расходов в бюджете Германии в 1933-1938 составила 28 % (СССР- 27%, Британия и Япония - 12%, США - 11%, Италия - 9%). Но реальный объем был в 2 (два) раза выше именно потому, что в оборот были выпущены MEFO, которые не отражались бюджетом (как сейчас наш Стабилизационный фонд).
   У нацистов после прихода к власти было три экономические проблемы - бюджетный дефицит, безработица, необходимость модернизации экономики (с двумя взаимоисключающими целями - рост благосостояния населения и милитаризация экономики). Интересно, что они добились всех целей.
   Бюджетный дефицит решен эффективно и изящно (см.выше).
   Остальные проблемы решались быстро и энергично.
   1. 10.4.33 "Закон об изменения налога на автомобили". Цель стимулировать спрос на новые авто
   2. 1.6 - 29.9.33 "Закон об ослаблении безработицы". Общинам выделялись деньги - 1,5 млрд. на строительство жилья, дорог, мелиорацию (занятно - одна из статей, позднее отмененная, провозглашала запрет на "излишнюю" механизацию труда). Запрещалось увеличивать рабочий день.
   3. 15.6.33 "Закон о налоговых льготах". Налоговые льготы для предпринимателей, которые занимались ремонтом своего оборудования и занимались расширением производства. Также по закону,  если внедрялись новые технологии, новые машины, то налоги с них не взимались 3 года. Этим же законом от налогов освобождались премии рабочим.
   4. 27.6.33 "Программа строительства имперских автобанов". 137 тыс. работников и 3 млрд. марок.
   Интересно - к моменту прихода наци к власти было 6 млн. безработных, а 36(!) % немцев жило на общественные средства поддержки безработных и малоимущих.
   В 1937 безработица была побеждена. Уровень жизни вырос.
   Рождаемость выросла в 1,5 раза:
   1933 г. - 59 детей на 1000 женщин
   1939 г. - 89 детей на 1000 женщин
   Интересен механизм стимуляции рождаемости:
   1. Вступающие в брак получали беспроцентную ссуду - 1000 марок (при ср. зарплате 145), которую выплачивали по 1% в месяц.
   2. За каждого ребенка списывали 25% ссуды. За каждого ребенка (начиная с третьего) платили единовременно 100 марок и ежемесячно 20 марок.
   3. За ребенка начиная с пятого платили ежемесячно 100 марок.
   4. NB! Самое интересное - запрет на строительство одно и двух комнатных квартир. Только квартиры не менее 3-х комнат! Наци полагали (вполне обоснованно), что малокомнатная и малометражная теснота препятствует рождаемости (детям негде жить, играть и тд.).
   5. Всякие ордена и льготы многодетным матерям (4 ребенка и более).
   6. Женщин законодательно отстраняли от физических работ. Более того, деньгами стимулировали их сидение дома с детьми (большое выходное пособие при увольнении после замужества).
   На каждом предприятии были введены "трудовые арбитражи", который решали споры между рабочими и хозяином (в т.ч. и вопрос зарплаты).
   "Сила через радость". Контроль за импортом и экспортом. Не монополия внешней торговли, а квотирование.
   Протекционизм. Инвестиции в сельское хозяйство, "лизинг". Собственное сельское хозяйство (без импорта) к началу войны удовлетворяет потребности в продуктах на 83% (в первую мировую - на 50%)
   В принципе вмешательство государства в конъюнктуру было решающее. 4-х летний план, который часто сравнивают с нашими пятилетками, имел целью создать автархическую экономику, способную выстоять в условиях военной блокады. В новые "автархические" производства закачивалось куча госинвестиций.
   Новые металлургические заводы "Герман Геринг", способные давать металл из местных "бедных" руд (Рурские до нацистов работали на шведской "богатой" руде, подвоз которой в войну мог стать проблематичным).
    Химия. Заводы по производству буны (искусственный каучук) - рентабельны с 1942 г. Заводы синтетического горючего (более 50% немецкого горючего в 1943-45 - синтетическое. Кстати, а вот цены на нефть зашкалят за 100$ за баррель, глядишь, немцы начнут опять синтетический бензин гнать в промышленных объемах).
   При этом частная экономика совсем не удушалась. В течение 1933-39 на общем эконом. подъеме и госзаказах прибыль крупных частных предприятий росла ежегодно на 36%.
    Трудно сказать чем бы кончился этот подъем, если бы не было войны. Случился бы бюджетный кризис или нет? Наступил бы кризис из-за высокой монополизации? Неизвестно.
   Но факт остается фактом - наци подняли экономику темпами выше нынешнего Китая, причем в отличие от последнего за счет внутренних инвестиций
   В принципе теория экономической политики наци была кейнсианской (см. тезисы о "платежеспособном спросе"). Наци просто были первыми, кто на практике боролся с негативной конъюнктурой при помощи госинвестиций и своих политическихтехнологий без ухудшения уровня жизни населения. С экономической грамотностью у них был порядок.
   Интересно, что послевоенные реформы Эрхарда состояли из мер, разработанных еще в годы войны Министерством экономики Рейха (т.н. "программа демобилизации").
  
   Известно, чем кончил третий рейх. По идее, у него была возможность существовать до сего дня. Если бы в власти в Великобритании не пришел Уинстон Черчилль, а оставалось бы прежнее правительство. Или пришли бы к власти прогерманские элементы. И тогда мог бы состояться союз между Великобританией и Германией. Это позволило бы противостоять как США так и СССР, и сохранить Европу как центр мирового влияния.
   Но история не имеет сослагательного наклонения. К власти пришел ставленник заокеанских ювелиров Уинстон Черчилль. И началась чудовищная вторая мировая война, унесшая миллионы жизней. Германия дерзнувшая изгнать ювелиров оказалась вбомбленной в каменный век.
  
   Сталин и экономика СССР... Вообще на эту тему мало исследований. И Сталин единственный, кому удалось не только отвергнуть услуги ювелиров, но и долго прожить после этого. Хотя обстоятельства его смерти - история темная.
   Итак, экономика СССР. Она тоже оказалась выведена из-под диктата стоимости. Попробую объяснить.
   Существовало два контура оборота денег в СССР - наличный и безналичный. Они не соприкасались абсолютно - поэтому практически не существовало инфляции. Конвертируемости тоже не было (прямой) - тем обеспечивалась в том числе невозможность перевода нала в безнал через загранбанки и валюту.
   Безналичный контур - обеспечивался Госбанком СССР. Поскольку он совершенно не соприкасался с наличным - государство создавало и распределяло деньги в нем по своему усмотрению - столько сколько нужно для работы экономики. Сейчас, в России да и в других странах оба эти контура взаимосвязаны - поэтому если даешь деньги производству - автоматически разгоняешь инфляцию. В СССР этого не было.
   Наличный контур - по сути наличные рубли были не деньгами, а акциями громадной корпорации СССР, дающими ее акционерам (гражданам) право на получение товаров в магазинах по ценам, ниже мировых в несколько раз.
  
   Да, были перегибы и были несоответствия. Но система работала. И как!
   С.Г. Кара-Мурза справедливо замечает, что нельзя впрямую сравнивать экономический рост США и СССР. Нужно для начала вычесть долю оборонных расходов, поскольку они изымаются из экономики безвозвратно, соответственно экономический механизм должен создать прибавочную стоимость, чтобы ее можно было изъять и потратить на вооружения. Так вот, в СССР доля расходов на оборону была выше, чем в США в три - четыре раза. И если ее отнять, то по расчетам С. Кара-Мурзы (не проверял!) рост ВВП в СССР составлял от 15 до 25 % годовых! Ни в одной экономике мира невозможно было добиться такого роста на длительных периодах. И согласитесь - в СССР были сделаны гигантские, наверное, несопоставимые ни с одной другой страной вложения в инфраструктуру (причем дважды! Первую разрушила ВОВ), которой мы пользуемся и поныне.
   Как разрушили экономику СССР? А очень просто. Во время перестройки появились (под эгидой комсомола) центра научно-технического творчества (там начинал Ходорковский!). И им дали право фактически обналичивать деньги! И одновременно разрушили госплан, фактически остановив всю промышленность (рынка же не было, и внутриэкономические связи разрушились). Помните, сколько тогда было посредников? Самая популярная профессия - фактически это недешевый заменитель Госплана. Каждый посредник брал свою наценку.
   А что получается, когда экономика останавливается, производство (соответственно и товарная масса) снижается, а количество денег в экономике растет (двухконтурная система, предохранявшая от инфляции разрушена же!)? Естественно, получается инфляция. Вот она и получилась.
   А при Ельцине сделали вторую страшную вещь. Нам надо было первыми поменять советский рубль на российский - а мы сделали это последними. Все бывшие союзные республики, а теперь независимые государства, ввели свои национальные валюты. В итоге у них остались советские рубли, которые они по межправительственным соглашениям должны были уничтожить. Думаете они это сделали? Ищите дураков! Если в России эти деньги еще ходят, если на них можно купить реальные вещи, поменять на доллары - покажите мне такого дурака, кто будет уничтожать. В итоге рублевая масса хлынула в Россию (так называемый экспорт инфляции), разгоняя инфляцию и одновременно поднимая экономики бывших союзных республик. Мы должны были поставить их на колени, первыми обменяв валюту - но не сделали этого.
   Так ювелиры поставили на колени СССР, вторую страну, которая осмелилась идти своим путем, осмелилась отринуть долговое ярмо.
  
   Джон Фитцджеральд Кеннеди. Его отец был крупным биржевым спекулянтом и Джон достоверно знал о наличии ювелиров в стране. Отец с детства дал ему правильное понимание сути экономической системы, он увидел ярмо на шее американского народа.
   Мало кто знает и понимает, что Федеральная Резервная Система США, печатающая доллары, принадлежит не государству США, а группе частных лиц! Да, это так, не удивляйтесь. Эти лица просто печатают деньги - такой вот бизнес.
   Джон Кеннеди решил освободить США и ее народ от удавки ювелиров. За несколько месяцев до повторных выборов, он проговорился в узком кругу, что собирается учредить Национальный Банк США и передать право эмитирования долларов ему. Но ювелиры об этом узнали. То, что задумал президент Кеннеди, могло нанести смертельный удар по мировой финансовой мафии. И тогда они решили убить президента...
  
   Николае Чаушеску. Его вина перед ювелирами состояла в том, что он чудовищным напряжением сил страны выплатил весь долг Румынии перед международными финансовыми организациями. Тем самым он показал, что освободиться от долговой петли ювелиров трудно, но возможно. Ювелиры решили отомстить - был организован государственный переворот, в котором активнейшее участие принимал СССР, в руководстве которого уже сидели "чужие". Румыния стала единственной страной, где революция стала не бархатной, а кровавой. Президент Николае Чаушеску был расстрелян вместе с женой - в назидание другим, кто мог пойти против ювелиров.
  
   Вот так вот. Пишите, задавайте вопросы.
  
   Слава России!
  
   WEREWOLF

Оценка: 7.82*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"