Афанасьев Сергей: другие произведения.

Приключения маленьких гномиков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга о гномиках.
    Несколько семей беженцев-гномиков волею случая поселились в детской комнате у девочки Чаны. И вместе с появлением гномиков вдруг столько всего интересного открылось для нее.


   

Приключения маленьких гномиков


   
   
   

Вступление


   – А напиши для меня сказку, – вдруг предложила мне дочка Маша, девяти лет от роду. – Это будет твой подарок мне на день рождения.
   – Ну хорошо, – согласился я. – Но ты тогда должна рассказать, о ком ты хочешь сказку, как их зовут, какие приключения с ними происходят.
   Маша серьезно кивнула, вырвала из своего блокнотика страницу, села за стол и что-то долго писала карандашом. Потом подала листок мне.
   – Вот, – сказала она. – Это – гномики. Они жили в лесу. В корнях дуба. Дуб сгорел и они перебрались жить к девочке. Здесь написаны их имена. И чтобы не меньше тридцати глав, – добавила она.
   – А почему – не меньше? – поинтересовался я, беря листок.
   – А вот – такие условия, – хитро ответила Маша. – А больше – сколько угодно.
   Я посмотрел в листок – список странных имен – Чана, Чег, Сарок, Сокан...
   – Ну а события? – спросил я, понимая, что это как раз и есть самое главное в сказках.
   – Ну а события ты сам должен придумать, – заявила Маша. – Это ведь – подарок.
   И я с ней согласился.
   
   2014-11-05
   
   
   
   

Знакомство


   Девочка Чана, быстро выпрыгнув из школьного автобуса, решительно направилась к своему дому. Она была сильно недовольна. Даже можно сказать – очень зла. Щеки ее горели. Подумать только, Петя Иванов высмеял ее при всем классе, заявив, что эльфов не существует, и что все это – детские выдумки! Как она могла такое стерпеть?! Тем более, что она является председателем тайного общества "Эльфы и люди". Ну и что из того, что в это общество кроме нее входит только соседская девочка Лана? Все великие дела всегда начинались с малого.
   Но противный Петя не слушал ее доводов и откровенно смеялся. И смеялись все вокруг – ведь Петя такой уморительный, когда начинает корчить рожицы. На шум прибежали другие ученики гимназии. И, как председатель тайного общества, она не смогла стерпеть подобного унижения и надавала Пете портфелем по глупой голове. И потом из-за этого у нее состоялся серьезный разговор с учительницей.
   И вот теперь, пылая от ярости и унижения, она ворвалась в свой дом, с размаху зашвырнув портфель на угловой диван. Девочка была очень рассержена. Как же так? – злилась она. – А "Белоснежка и семь гномов"? А "Властелин колец"? А странные пропажи сыра у жителей поселка? Разве это все не доказывает ее правоту?!
   Плюхнувшись на пуфик, она решительно скинула с себя босоножки. Прошла на кухню, залпом выпила полный стакан воды. Сгоряча схватила второй, с соком, стоявший на столе с самого утра. И вдруг испуганно замерла... Внутри стакана в темном соке что-то подозрительно шевелилось. Точнее – энергично барахталось. Многоножка?! – ужаснулась девочка, тут же представив себе, как все это выпив, она заодно проглотила бы подобную гадость. И Чана тут же с отвращением выплеснула сок в раковину. И вздрогнула, услышав вполне человеческий тоненький вскрик. Чана точно знала – многоножки так не пищат. Они вообще не пищат. Девочка с испугом и очень уж осторожно – мало ли что! – заглянула в раковину. Энергично пыхтя и отфыркиваясь на стопку из грязных тарелок выбирался крошечный человечек. Вот он перевалился через край маминого блюдца и тут же упал в глубокую суповую миску, полную воды. И снова забарахтался, словно многоножка. Человечек явно не умел плавать.
   Девочка Чана была решительной и мужественной девочкой, и поэтому она совсем не растерялась и быстро зачерпнула ладошкой, выхватив человечка из миски. Поднесла ладошку близко к лицу, волнуясь и трясясь от восторга. Действительно... не букашка, не жук-плавунец, не многоножка... Настоящий человечек, в штанах, куртке и шапке. Только вот совсем уже маленький.
   Наспех, суетливыми движениями отжав на себе одежду, человечек выпрямился на неровной детской ладошке и с достоинством поклонился.
   – Разрешите представиться, – серьезно произнес он. – Чег из рода Землекопов.
   – Очень приятно, – пробормотала девочка, невольно кивая головой. – Ученица третьего класса театральной гимназии Чана. Из рода Тумановых, – добавила она, почему-то смутившись.
   – Благодарю вас, леди Чана, – степенно произнес маленький человечек. – Вы спасли мне жизнь.
   – Не стоит, – скромно ответила девочка, потупив глаза. – На моем месте так поступил бы каждый.
   Потом спохватилась.
   – Но как вы попали в наш дом? – удивилась она, все еще держа ладошку перед своими глазами. – И что вам здесь было нужно?
   Маленький человечек степенно поклонился.
   – С вашего позволения, для продолжения нашей беседы, я бы предпочел оказаться на твердой поверхности.
   – Конечно, конечно! – спохватилась хорошо воспитанная девочка Чана и тут же осторожно-осторожно опустила его на кухонный стол.
   – Благодарю, – снова степенно кивнул ей гномик, спрыгивая с ладошки. Огляделся, присел на леденец, завернутый в яркую фольгу. На столе таких леденцов было много – как результат торопливого завтрака. – Сейчас я вам объясню цель моего визита.
   Он снова с неудовольствием провел ладошками по своей одежде, выжимая из них остатки сока. И девочка хорошо поняла его состояние – сидеть и ходить во всем мокром – это ведь так неудобно! Но и предложить переодеться ей было нечего – таких размеров не было даже у ее любимых кукол.
   Она достала из кармашка школьной формы белый носовой платочек и протянула его гному.
   – Вот, завернитесь, – произнесла она. – Теплее будет.
   Гномик благодарно кивнул. Кое как завернулся в тяжелую для него материю, так что из скомканной шарообразной кучи теперь торчала только его голова в синей мокрой шапочке.
   – Сейчас я вам все объясню, – снова сказал он, стараясь поплотнее укутаться в носовой платок. – Наш народ издревле жил в лесу, в корнях большого дуба. И все было хорошо. Но прошлой ночью в дуб ударила молния и он сгорел.
   Девочка непроизвольно прижала руки к лицу, вспомнив ту ужасную грозу.
   – Какой ужас! – вырвалось у нее. – Надеюсь, никто у вас не пострадал?
   Гном отрицательно покачал головой.
   – Нет, никто, – ответил он. – Но мы все остались без жилья, без запасов еды, без большинства посуды, вещей и инструментов. И были вынуждены отправиться на поиски подходящего жилья.
   – И как? – сочувствуя поинтересовалась девочка, по-прежнему прижимая ладошки к своим пухлым щечкам.
   Гномик горестно вздохнул.
   – Все, где мы могли бы поселиться – уже занято, – печально произнес он. – А сегодня, когда у нас закончились жалкие остатки еды, мы набрели на ваше жилище, и меня отправили на разведку...
   Гномик горестно замолчал, кутаясь в носовой платок, а девочка откровенно расстроилась.
   – Как же так?! – невольно вырвалось у нее. – Лес – вон он какой огромный! В нем столько много деревьев!..
   Гномик вздохнул еще горше.
   – Так-то оно так, – промолвил он, сжавшись в недрах платка. – Но они все – заняты. И в корнях и на ветках кто-то уже живет. А где нет никого, это, как правило, совсем небольшие деревья, корни которых совсем не густые и жить там негде.
   Девочка опечалилась. Ведь на завтра снова обещали дождь! Да еще и с градом. Как же таким маленьким спастись от ужасной стихии? Где спрятаться?
   Она посмотрела на лестницу на второй этаж, на дверь своей комнаты.
   – А знаете! – вдруг воскликнула она, радуясь возникшей идее. – Вы можете пока пожить у нас!
   Маленький гномик в удивлении вскинул голову, глядя на нее.
   – Я хотела сказать, – смутилась девочка Чана, – что гидрометцентр обещает дожди на всю неделю, и вы пока можете переждать в моей комнате. А потом будете ходить на разведку. И если найдете что-либо подходящее – переселитесь.
   Она покраснела и посмотрела на гномика.
   – Но ведь вы – люди?! – с сомнением произнес гномик. – Мы вас избегаем. К тому же в этом доме ты живешь не одна. Придут другие...
   – Ничего страшного! – весело, с жаром, воскликнула девочка, поняв его сомнения. – В мою комнату кроме меня никто не заходит! Так что там вы будете в полной безопасности! Кстати, вас сколько? – спросила она, вдруг подумав, что их может быть больше тысячи и тогда они просто физически не поместятся. Она невольно поежилась, представив свою комнату, сплошь усеянную гномиками – на полу, на столе, на полках, на люстре, на шторах и гардинах... Этакая сплошная постоянно копошащаяся масса!
   Гномик позагибал пальцы, что-то бормоча себе под нос.
   – Нас – четырнадцать, – гордо ответил он. – Три семьи.
   Девочка невольно рассмеялась.
   – В моей комнате можно спрятать гораздо больше, – гордо заявила она.
   Гномик серьезно посмотрел на девочку.
   – А вы не будете жалеть о своем предложении? – с сомнением промолвил он, пристально глядя ей в глаза.
   – Конечно же нет! – решительно замотала она головой.
   – Ну что ж, – нехотя кивнул Чег. – Вы спасли мне жизнь, значит, можете спасти и весь наш народ. Я передам ваши слова. И если наши старейшины согласятся – мы сами придем к вам. Сегодня вечером. Если же нас не будет – значит мы ушли дальше. А теперь перенесите меня за ваш забор позади двора – так я гораздо быстрее доберусь до своих.
   
   
   

Заселение


   
   Оставшись одна, Чана тут же принялась ждать, когда же наступит вечер. Она ничем не могла заняться, все валилось у нее из рук – и в куклы не игралось, и красивый замок из 'лего' не было никакого желания достраивать. К тому же она постоянно смотрела на часы.
   Вот уже и родители пришли с работы, и мама привела из детского садика братика Васю, а вечер в ее понимании все не наступал – то есть не начинало темнеть. Пару раз она порывалась спросить родителей: А может быть так, что уже как бы и вечер, но еще совсем светло? Но каждый раз неимоверным усилием воли ей удавалось сдержаться.
   Вот уже наступил ужин. Причем мама перехватила выскочившую из-за стола дочку и заставила ее доесть гречку с котлетой. Чана повиновалась, побоявшись расспросов мамы – куда это она так торопится? – и добросовестно все доела до самого дня, чего никогда раньше не делала.
   А после ужина она наконец-то с удовлетворением заметила, что солнце наклонилось совсем близко к верхушкам деревьев, и вскоре скроется за листвой – и тогда явно станет темнее. Она тот час прошла в свою комнату, тщательно закрылась, уселась в самом дальнем углу и принялась усиленно ждать, изрядно волнуясь и чего-то боясь. Чана напряженно прислушивалась – не зашуршит ли где-нибудь в углу? Но все было тихо. Так она просидела минут пять, а потом вдруг подскочила: А как они проникнут в мою комнату?! – разволновалась она. – К тому же гномы ведь не знают, где она находится! Я ведь им ее не показывала!
   И Чана тут же выбежала во двор, и принялась энергично слоняться у крыльца – но только по самой середине дорожки, тщательно глядя себе под ноги – чтобы случайно ни на кого не наступить.
   Время шло. Гномы не появлялись.
   Отчаяние охватило несчастную девочку. Неужели они не придут? – в сердцах переживала она. – Неужели они не приняли ее искреннего предложения о помощи?! И ей почему-то захотелось плакать. Она села на садовую скамейку, усиленно борясь с подступающими слезами, как вдруг услышала знакомый голосок:
   – Леди Чана, мы приняли ваше предложение.
   Она резко обернулась – гномик Чег сидел на ближайших ветках садовой акации, тихо при этом покачиваясь. Радости девочки не было предела.
   – Это замечательно! – воскликнула Чана, но тут же спохватилась, зажимая себе рот, и поспешно оглядываясь – не видят ли родители? – смутилась, перешла на шепот. – А где все остальные? – тихо спросила она.
   Чег показал вниз. Чана присмотрелась. Действительно, у корней растения тихо замерла небольшая группа маленьких человечков. Здесь были и поменьше Чега и побольше – явно – дети и взрослые.
   Новая мысль возникла в голове у девочки и она расстроено развела руками.
   – Как же я вас всех пронесу в дом? – подавленно произнесла она. – А в ладошках по одному – будет сильно заметно и уж очень подозрительно.
   – Извините, – донесся снизу более хриплый, мужской голос. – Может у вас, случайно, найдется какая-нибудь корзинка?
   – Есть! Есть корзинка! – вскочила девочка, не дослушав до конца, но тут же снова зажала себе рот, испуганно оглядываясь на входную дверь – но никто не выглянул с расспросами – "что здесь такого произошло?". – Я сейчас, – прошептала Чана и с горящими глазами побежала в дом.
   В коридоре она стремительно проскочила мимо папы, ловко увернулась от Васи, пытавшегося с ней поиграть, и юркнула в кладовку, где она быстро нашла грибную корзинку. Поспешно уложила на дно толстое полотенце, которое сушилось здесь же, на веревках. Захватила также уже высохшую косынку. На выходе у дверей взгляд ее случайно натолкнулся на старую пожарную машинку, и она тут же отстегнула от нее длинную лестницу.
   Выйдя из дома, Чана вполне благополучно добралась до садовой скамейки, в душе изрядно боясь, что у кустарника будет уже пусто. Но гномы добросовестно ждали ее.
   Она молча поставила корзинку на траву. Пристроила к ней лесенку, и гномы принялись поочередно и неторопливо забираться внутрь и удобно устраиваться там на мягком полотенце.
   – О нас – никому ни слова, – сказал ей гном-папа, который помогал остальным гномам спускаться внутрь корзинки.
   – Клянусь! – торопливо кивнула Чана, дрожа от возбуждения.
   На всякий случай девочка прикрыла корзинку сверху пестрой косынкой, чтобы никто не смог увидеть, что же она там несет. Но, впрочем, не все было так гладко. Внутри дома, у самой лестницы ее остановила мама. Ей показались слишком уж подозрительными горящие глаза дочки и ее быстрые нервные движения.
   – Чана, – поинтересовалась она, останавливая дочку. – Судя по глазам, ты задумала какую-то большую-пребольшую хитрость. Что у тебя в корзине?
   Чана маме никогда не врала, но понимала, что рассказать ей о гномах нельзя – они ведь взяли с нее слово!
   – Мама, это секрет, – только и сказала девочка, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу и боясь, что мама сейчас уберет косынку и все увидит.
   Но мама только кивнула.
   – Ты уже большая, – сказала она. – Сама должна знать, что ты делаешь, и отвечать за свои поступки.
   И ушла на кухню.
   А Чана, стараясь сдерживать себя, принялась неторопливо подниматься по лестнице, хотя ноги ее зудели и хотели быстро-быстро, перепрыгивая через ступеньки, вбежать наверх. Но девочка подчеркнуто спокойно наступала на ступеньки, неторопливо и как бы совершенно скучающе поднимаясь по лестнице. Наконец она очутилась возле своей двери. Медленно открыла. Медленно вошла внутрь. А вот здесь она уже быстро и тщательно закрыла ее за собой, торопливо повернув защелку. И только после этого убрала косынку, поставив корзинку на пол.
   – Вы – у меня дома, – произнесла она, нисколечко не стыдясь царившего здесь гигантского беспорядка, и пристраивая лесенку обратно. – Выбирайте себе место для жилья.
   
   Выбравшись наружу, гномы нерешительно столпились возле корзины.
   – Нам надо познакомиться, – выступил вперед гном-мужчина – явно главный среди всех. – Как вас звать, мы уже знаем. Вы сообщите нам, кто еще живет в этом доме и как их зовут, а мы назовем вам свои имена.
   Девочка согласно кивнула, опускаясь перед гномами на коленки – чтобы лучше их слышать.
   – Моего папу зовут Сережа, маму – Таня, младшего братика – Василий, – сказала она.
   Гном кивнул и обернулся к своим.
   – Нас – три семьи. Все – из клана Хаммергринов, – сказал он. – Семья Мюррей, – указал он рукой.
   Из группы вышли две женщины-гномихи и гном-мужчина.
   – Это мои, сказал Чег. – Папа Тор, мама Алиса и тетя Тамара.
   Гномы поклонились. Чана также поклонилась в ответ. Из-за спины взрослых Чег вывел за руку гномика поменьше – в аккуратном маленьком платьице.
   – Это моя сестренка Лам, – представил он.
   Девочка присела в реверансе.
   – Очень приятно, – ответила Чана, краснея и снова склоняясь в легком поклоне.
   – Вторая семья – Саллей, – продолжил старший гном. – Мама Сара и папа Сар.
   Степенно вышли гномы – женщина и мужчина, поклонились. Поклонилась и Чана.
   – Тетя Тона.
   На шаг вперед вышла маленькая женщина. Снова раскланялись.
   – Мальчики Сарок и Сокан.
   Мальчикам Чана только слегка кивнула.
   – И наконец, третья семья – семья Конвей, – завершил свои представления гном-папа. – Я – папа Ламур, моя жена – мама Ламура и наши дочки Ламара и Лара.
   Чана также раскланялась со всеми представителями семейства Конвей из клана Хаммергринов.
   – А теперь, – продолжил папа Ламур, как самый главный, – укажите нам, прекрасная леди, где мы можем разместиться.
   Чана растерянно обвела комнату глазами.
   – Ну-у, – протянула она, – Я ведь не знаю, что вам нужно. Может, вы сами осмотритесь и выберите себе то, что вам подходит больше всего. А я чем смогу – помогу.
   Гномы согласились с этим предложением и разбрелись по комнате. Где могли, они сами взбирались на разные предметы, где нет – Чана подсаживала их.
   
   
   Внимательно осмотрев окрестности детской комнаты, все гномы собрались на письменном столе – держать совет. Сюда их Чана также доставила на руках. Гномы невольно столпились на левой половинке стола, возле глобуса. Немного посовещавшись вперед вышел папа Ламур.
   – Леди Чана, – торжественно произнес он. – Мы, гномы клана Хаммергринов приняли следующее решение: На три хороших дома твоих конструкторов нам не хватит. Поэтому сделаем два. А третий – сошьем.
   – Как это так? – искренне удивилась девочка.
   – Увидите, – не стал вдаваться в подробности папа Ламур. – Дворец, который будет состоять из конструктора "лего" и будет называться "Белый замок" – так как белых деталей в нем больше всего, – пояснил он, – займет семья Мюррей. Мы хотим его расположить на третьей полке стеллажа, вторая полка слева, вон за тем большим голубым пони и тремя разноцветными Лунтиками, – коротким обрубком зубочистки указал папа Ламур и все гномы, и Чана вместе с ними, невольно посмотрели в указанную сторону.
   Чана согласно кивнула.
   – Дворец, на который пойдут детали от деревянных конструкторов – займет семья Саллей, – продолжил папа Ламур, указав рукой на группу гномов. – Он будет располагаться под твоей кроваткой. Если, ты конечно не возражаешь.
   Чана, с замершим сердцем, не возражала против такого соседства. И гномы семейства Саллей отметили это сдержанными радостными возгласами
   – Он будет называться "Темная крепость ", потому что там всегда сумерки, – снова степенно продолжил папа Ламур, в то время как все гномы согласно кивали маленькими головами. – И его надо будет построить на какой-нибудь картонке, чтобы удобнее было перемещать с места на место. Леди Чана, найдется у вас свободная?
   Чана снова поспешно кивнула, точно зная – в лепешку расшибется, а картонку найдет.
   – А семья Конвей расположится под самым потолком – на вершине пенала. В старом школьном рюкзаке. Если он, конечно, уже не нужен.
   Папа Ламур вопросительно посмотрел на Чану, и та снова согласно закивала головой: Конечно же не нужен! Какой разговор!
   – Ну чтож, приступим, – подытожил папа Ламур, тяжело вздохнув, так как прекрасно понимал, какая тяжелая работа им всем предстоит. – Леди Чана, на первых порах нам потребуется ваша помощь.
   – Конечно-конечно! – тут же согласилась Чана, снова замирая от восторга.
   И гномы разделились на три разных группки – по семействам – принявшись что-то оживленно обсуждать.
   – Леди Чана, – вскоре вперед вышел папа Тор, глава семейства Мюррей. – Не будете ли вы так любезны, не перенесете ли ваш замечательный замок-лего сюда, на стол. Здесь нам будет гораздо удобнее его собирать.
   – Сейчас, сейчас, – с готовностью отозвалась Чана и, взяв со стеллажа свой старый замок, который она когда-то давным-давно собирала, но бросила – надоел, перенесла его на письменный стол.
   – Замок надо переделать, так как некоторые помещения в нем очень маленькие, – снова сказал папа Тор.
   Чана кивнула.
   – Вот это, пожалуйста, отсоедините, – показал папа Тор.
   Чана отсоединила.
   – И вот это, сбоку.
   Чана снова отсоединила.
   – Спасибо. А теперь, пожалуйста, разберите на детальки то, что вы отсоединила. Хорошо?
   – Хорошо, – согласилась Чана и тут же быстренько все рассоединила, аккуратно сложив детали лего возле замка.
   – Спасибо, – поблагодарил папа Тор. – И мы вам будем очень признательны, если вам вдруг попадутся на глаза еще лего и вы их нам принесете.
   Девочка только собралась было ответить, как ее перебили.
   – Леди Чана! – подскочил гномик Сарок из семейства Саллей. Стоя в сторонке он терпеливо дожидался своей очереди. – Вы обещали нам картонку. Под наш замок.
   Чана согласно кивнула – действительно ведь обещала – и тут же присела возле стеллажа, самые нижние ячейки которого были основательно завалены игрушками, коробками, журнальчиками и книжками. Достала с нижней полки стопку коробок из под пазлов, выбрала самую большую – "Чиполлино". Сняла крышку. Вернулась к столу.
   – Такая подойдет? – спросила она, показывая крышку гномику, который стоял на столе и самостоятельно слезть с него не мог.
   Глаза у гномика радостно загорелись – коробка была большая и, значит, замок также можно построить довольно просторный, где у каждого будет своя собственная комната, а также – множество кладовых и подсобных помещений. Он энергично закивал, не в силах выразить свой восторг словами.
   – Будьте любезны, – тут же обратился к девочке папа Сар – глава семейства Саллей. – Перенесите нас, пожалуйста, вместе с картонкой на пол, поближе к вашей кроватке.
   – Конечно, – согласилась Чана, и гномики семейства Саллей дружно полезли в крышку из под пазла.
   Подняв крышку двумя руками, Чана осторожно, чтобы гномиков не болтать, медленными шажками приблизилась к своей кроватке и также медленно присела. Аккуратно опустила картонку на пол.
   – Спасибо, – поблагодарили ее гномики, вылезая дружной гурьбой. – А теперь, пожалуйста, достаньте все свои детали из под деревянных конструкторов, которые вам не жалко.
   Чане было ничего не жалко и она быстренько переворошила все нижние полки на стеллаже. Не обошла вниманием и большие коробки, стоявшие на полу. Девочка энергично выгребла детали от многочисленных деревянных конструкторов – пазлы с котятами, щенками и цветами, большой набор "город" – разноцветные деревянные прямоугольники разной толщины и длины с нарисованными на них заборами парков, больницами, магазинами, пожарными депо и всего остального, что бывает в настоящем городе. И все это она складывала одной большой кучкой. А если Чане попадались детали-лего, то она их откладывала в другую кучку, правда уже размером поменьше. Потом она передвинула кучку с деревянными деталями поближе к своей кроватке, чтобы гномам семейства Саллей было удобнее, а детали лего – перенесла на стол поближе к замку.
   – Леди Чана, теперь наша очередь! – прокричал со стола папа Ламур – хозяин верхнего замка. – Нам нужен подъемник. Без него – ну никак. Есть у вас какая-нибудь веревка?
   Чана молча кивнула и также молча побежала в кладовку. Взяла два разных мотка.
   Гномы семейства Конвей внимательно их осмотрели и отрицательно покачали головами.
   – Толстоваты, – произнес папа Ламур. – Пойдет только для мелких нужд. А может, у вас есть леска?
   – У папы спрошу, – ответила Чана и снова бросилась вон из комнаты.
   Папу она нашла в зале на диване возле телевизора. Шел третий период хоккейного матча "Сибирь – Авангард".
   – Папа, папочка! – затараторила Чана, отвлекая Сергея Владимировича от экрана. – А у тебя есть леска?
   Папа семейства Тумановых с явной неохотой оторвался от просмотра интересного матча.
   – Зачем тебе? – вяло спросил он, впрочем, все еще не отрывая взгляда от экрана, где в этот момент завязалась потасовка у ворот гостей.
   – Очень-очень нужно! – искренне ответила Чана, непроизвольно подпрыгивая на месте от нетерпения.
   Папа задумался, внимательно посмотрел на свою дочь.
   – А какой толщины? – только и спросил он, и Чане сразу стало легче на душе – ведь не надо будет уже ничего объяснять. Какие все-таки замечательные у меня родители! – с нежностью подумала она.
   – Сейчас узнаю, – сказала Чана и папа с удивлением посмотрел на свою дочь.
   – Я – по телефону, – торопливо добавила она, покраснев, и побежала к себе наверх.
   Открыла дверь в свою комнату и замерла на пороге – гномы хаотично сновали по полу, явно в поисках чего-то для себя полезного. Некоторые еще спускались со стола на пол по длинной тесемке, оставшейся от воздушного шарика, один конец который был привязан к глобусу. Внимательно глядя себе под ноги Чана подошла к столу.
   – Папа спрашивает, какой толщины должна быть леска, – сообщила она таинственным шепотом.
   – Любой, – махнул рукой папа Ламур, восседавший на зеленой коробочке из под скрепок. – Но желательно – не толще миллиметра – иначе нам трудно будет завязывать узлы.
   И Чана тут же побежала обратно.
   – Я узнала! – радостно сообщила она, залетая в зал. – Сказали – не толще миллиметра!
   Папа снова оторвался от телевизора – "Сибирь" проигрывала одну шайбу и отчаянно атаковала.
   – А какой длины? – снова спросил он.
   Тут уж Чана не выдержала и решила больше не бегать за советами.
   – Чем больше – тем лучше, – решительно заявила она, зачем-то насупившись.
   Папа только кивнул.
   – Ну чтож, пойдем, – грустно сказал он, поднимаясь с дивана и в последний раз взглянув на экран телевизора – "Сибирь" так и не смогла забить гол. – Посмотрим, что у нас есть.
   В папином шкафчике оказалось очень много разных мотков лески разной толщины и длины.
   – Все, конечно, отдать я тебе не смогу, – сказал папа, беря в руки довольно толстый моток. – Возьми вот этот. Если не хватит – еще дам.
   – Спасибо, папочка! – радостно поблагодарила Чана, зажимая драгоценный моток в руках, и снова побежала наверх.
   
   – Ура! – закричала она с порога. – Я принесла вам леску!
   Снова внимательно глядя себе под ноги, чтобы ненароком ни на кого не наступить, она подошла к столу и положила моток.
   – Замечательно! – обрадовались гномы семейства Конвей, увидя, что лески довольно много. – А теперь перенеси нас, пожалуйста, на пенал. И принеси ножницы.
   Чана послушно перенесла гномов на самую верхушку пенала – для этого ей пришлось встать на стул. Но достать ножницы из своей тумбочки она не успела.
   – Вам что-нибудь пригодится из всего, что здесь навалено? – спросил папа Ламур, стоя на краю пенала и глядя сверху вниз на Чану. – А то вдруг мы застроимся, а вам что-нибудь срочно понадобится...
   Чана по выступающим полкам пенала, словно по лесенке, ловко забралась под самый потолок. Встала ногами на предпоследнюю полку, крепко держась руками за крышу пенала. Здесь, наверху как попало были навалены всевозможные коробки – из под старых игр, заброшенных конструкторов и прочих детских глупостей. А сверху лежал ее старенький школьный рюкзачок. И все это было основательно покрыто пылью. Чане стало ужасно стыдно перед гномами.
   – Я сейчас все это быстренько протру, – поспешно пробормотала она и, ловко спрыгнув на пол, побежала на кухню за тряпкой.
   Мама мыла посуду. Остановившись на пороге, Чана основательно задумалась, что бы такое взять для протирки, ведь кухонная тряпочка, которой вытирался стол, маме была все еще нужна.
   – Чана, что тебе? – спросила мама, видя дочкины колебания.
   – Я хочу пыль протереть у себя в комнате, – честно призналась Чана.
   Мама удивилась – обычно заставить дочку хоть немного прибраться в ее комнате было очень трудно.
   – Иди в кладовку, – ласково произнесла мама, ополаскивая тарелки. – Там возьми синее ведерко, наполни его на половину теплой водой. И возьми оранжевую тряпочку на сушилке – ей мы протираем подоконники, шкафы и прочее. А если захочешь что-либо с пола подтереть – возьми большую синюю тряпку.
   – Хорошо, мамочка! – воскликнула обрадованная Чана, толком не дослушав, и стремительно бросилась из кухни.
   – И почаще меняй воду! – крикнула ей вслед мама, качая головой.
   – Хорошо, мамочка! – донеслось в ответ.
   
   В детской Чана аккуратно, чтобы пыль не разлетелась по комнате, сняла все вещи с верхушки пенала, разложила их на полу и, смочив в ведре тряпочку и выжав ее, тщательно протерла все предметы.
   А потом она внимательно осмотрела все коробки, поочередно открывая крышки. Гномы от разных семейств тоже с любопытством заглядывали внутрь. Вот возник старый конструктор, половина деталей которого была давно уже потеряна. А вот – какие-то тряпочки с подушечками из детского постельного набора. О, а вот это нам бы пригодилось! – время от времени восклицали гномы и Чана откладывала понравившиеся предметы в сторонку. И гномы тут же, пыхтя и тужась, оттаскивали их поближе к территориям своих семейств.
   Закрыв последнюю крышку она внимательно посмотрела на папу Ламура.
   – Если вам эти коробки больше не нужны, – тут же понял ее старший гном семейства Конвей, – вы тогда их сложите обратно на верх, а на них положите рюкзачок. Да так, чтобы он спинкой опирался на стенку, чтобы наш будущий замок был повыше ростом.
   Чана быстренько сложила коробки обратно на пенал. Потом закинула туда и рюкзак. Потом поставила его именно так, как просили стоявшие рядом гномы.
   – Ну вот, а теперь самое главное, – удовлетворенно произнес папа Ламур. – Нам нужны осколки бритвы, иголки и нитки. Мы будем шить в твоем рюкзаке бальный зал, кухню, кладовые и спальни.
   И Чана снова сбегала к маме и попросила у нее самые маленькие иголки, которые только есть, а также тонкие нитки и бритву, но не такую, которая с ручкой, а такую, которая пластинкой. Мама снова подивилась Чаниной активности и выдумкам, но расспрашивать ни о чем не стала и все это ей дала. У себя в комнате, под руководством гномов Чана пинцетом наломала бритву на мелкие кусочки, прикрывая себе глаза, чтобы случайный осколок, отлетев, не поранил их. Гномы тоже прятались в укрытия в момент, когда Чана ломала бритву. После всех этих приготовлений семья Конвей принялась энергично благоустраивать себе рюкзачок, острыми осколками бритвы проделывая в кармашках и секциях маленькие ходы и выходы, тем самым связав разрозненные секции воедино. А чтобы помещения были шире, гномики распирали их зубочистками и обломками китайских палочек для еды.
   А Чана, подумав, принялась протирать и пол под кроватью – там тоже было изрядно пыльно, предварительно сбегав в кладовку за шваброй и синей тряпкой, а также поменяв воду в ведерке. Видя все это мама только удивленно качала головой. Надо будет зайти в детскую и посмотреть, что там такое происходит? – подумала она.
   
   – Леди Чана! – позвала с верхней полки стеллажа тетя Тамара, когда девочка заканчивала помывку пола. – Будьте так любезны, помогите нам сделать переходы между полками, чтобы мы могли самостоятельно, без вашей помощи, ходить по ним в поисках предметов, которые нам могут понадобиться в нашем замке.
   И Чана, положив половую тряпку в ведерко, послушно достала ножницы и принялась нарезать веревки требуемой длины и опутывать ими свой стеллаж, да так, чтобы гномы могли свободно передвигаться по ним с полки на полку.
   А потом гномики принялись делать себе из скребок специальные приспособления – крючок с сидушкой, чтобы, зацепившись, можно было спокойно и достаточно комфортно спускать по наклонным лескам, тем самым быстро перемещаясь с одной полки на другую, с пенала на стеллаж, со стеллажа на письменный стол и пол. И так далее.
   Но так как они сами физически не могли изогнуть скрепки, то снова попросили об этом Чану. Она снова сбегала к папе – на этот раз попросила плоскогубцы. Папа попытался было выяснить, какого вида плоскогубцы ей нужны, но Чана попросила показать ей, какие бывают, и взяла парочку первых попавшихся.
   Расположившись за своим письменным столом, под руководством гномиков, которые ей показывали, где и как загибать, и где и как откусывать, она неумело принялась за дело. И сначала испортила с десяток крючков, разозлилась на себя, сосредоточилась, и дела пошли в гору – с каждым разом крючки стали получаться все лучше и лучше, к большой радости гномов и несказанному удовольствию самой девочки.
   К этим-то крючкам гномы и приделывали сидушки, цепляя их на лямки.
   
   – Леди Чана! – услышала она с верхушки пенала, когда последний крючок был готов. – Можно вас попросить?
   Чана, уже порядком уставшая, встала из-за стола и, внимательно глядя себе под ноги, приблизилась к пеналу.
   – Что вы хотели, уважаемый папа Ламур из семейства Конвей? – вежливо поинтересовалась она, считая, что именно так культурные гномы обращаются друг к другу.
   – В коробке из под новогодних гирлянд мы видели пустую катушку из под ниток. А в верхнем ящике стола – спицу, – сказал папа Ламур. – Если вам все это не нужно – принесите нам, пожалуйста. Мы из этого сделаем себе подъемник.
   Чана им все это принесла. И по их просьбе нарезала леску нужной длины – от верхушки пенала до пола и обратно. Потом она закрепила один конец лески на катушке. А потом она вдавила созданный гномами подъемный механизм в щель между стенкой комнаты и пеналом – именно там гномы и собирались подниматься сами и поднимать разные предметы – и им спокойнее, и со стороны совершенно незаметно.
   А Чана, по просьбе папы Ламура, отрезала леску еще большей длинны,
   – Леди Чана, – попросил он. – Зацепите, пожалуйста, вот этот конец лески вон за этот уголок.
   Железным уголком пенал крепился к стене, чтобы случайно не упал, когда по нему лазили дети. Но так как между пеналом и стеной оставался небольшой зазор, то Чана легко привязала леску, причем вязала именно такой узел, какой ей показывали гномы – они считали, что так гораздо надежнее.
   – А что это у вас будет? – с восторженным любопытством поинтересовалась она.
   – Проспект Центральный, – с гордостью ответила девочка Ламара. – Так мы быстрее будем добираться до Белого замка и Бальной площади.
   – А что это такое? – удивилась Чана.
   – Так мы назвали ваш письменный стол, – объяснила Ламара. – А сейчас натяните, пожалуйста, середину лески вот до этого места, – указала она на полку, где будет стоять замок-лего. – Мы здесь его закрепим.
   Чана изо всех сил послушно натянула леску, держа кулачок возле поджидающих ее гномиков семейства Мюррей, и они шустро привязали ее очень хитрым узлом к крепежным шурупам полки. А потом Чана протянула леску к столу, обмотала ее поперек и завернула леску под стол, привязав к дальней ножке. А потом опустила оставшийся конец лески на пол и гномы сами привязали ее крест-накрест к кузову грузовой машинки. Получилась дорожка : пенал – стеллаж – стол – пол.
   
   – Леди Чана, у вас найдется какой-нибудь хороший клей? – услышала она голос папы Сара, доносившийся из под кровати.
   Чана обернулась, осторожно шагнула два раза, нагнулась. Она уже давно поняла, что ходить по своей комнате теперь ей придется очень внимательно – по полу беспорядочно сновали гномы.
   – Канцелярский, – ответила Чана.
   Гном отрицательно покачал головой.
   – Есть еще ПВА! – вспомнила девочка.
   – Вот этот подойдет! – обрадовался папа Сар. – Несите, добрая девочка! Мы им будем склеивать деревянные детали.
   Чана нашла клей в своем письменном столе, открыла и вылила немного в детскую пластмассовую тарелочку. И дала гномам обломок маленькой кисточки, чтобы они могли намазывать клей на детали.
   
   – Леди Чана! – позвал гномик Чег со стола, как только девочка освободилась. – Нажмите, пожалуйста!
   – Сейчас, – ответила она. – Я только ведро с грязной водой отнесу.
   Чана отнесла ведро, прополоскала в ванной половую тряпку, вылила грязную воду в унитаз, ополоснула ведро, отнесла все это в кладовку, повесив тряпку на сушилку.
   В детской комнате ее уже нетерпеливо ждали. Чана подошла к столу. Гномы семейства Мюррей отчаянно спорили.
   – А здесь мы сделаем наблюдательную башенку, – говорила мама Алиса. – А здесь – еще одну комнату – будет кладовая. А здесь – зал, в котором мы будем танцевать по праздникам.
   – Не хватит деталей, – в сомнении процедил папа Тор.
   – Ну тогда это будет совсем небольшой зал, – уже не так восторженно произнесла мама Алиса.
   Еще немного поспорив – Чана добросовестно ждала – гномы быстро переставили детали конструктора. И Чана надавила на лего в местах, которые ей указали. Детальки соединились. Просторная прихожая с наблюдательной башенкой были готовы. И гномы приступили к постройке кладовой и общего зала – детские комнатки было решено оставить на потом – сейчас создавалось только самое необходимое.
   
   Замерев у стола и наблюдая как гномы, словно муравьи, энергично копошатся на полках и бегают по полу, Чана вдруг вспомнила, где у нее еще могут находиться детали от старых конструкторов.
   Только она собралась пройти к дальнему углу комнаты, по привычке посмотрев себе под ноги, как на ее глаза попались мальчик Чег и девочка Лам, которые толкали большую детальку от лего, которую они нашли под кроватью. Чана перенесла эту деталь на стол и гномики, сказав спасибо, тут же убежали под кровать – оказывается, там много чего еще было накидано.
   Из самого дальнего угла девочка вытащила две больших коробки. Одна была из под ее роликов, а вторая – из под микроволновки. Высыпала их содержимое на пол, и принялась активно рыться во всем этом. И гномы от разных семейств тут же направили своих представителей – вдруг найдется что-либо интересное? Например, какие-нибудь тряпочки, которые можно будет применить в качестве постели или скатерок, либо мелкая посуда, либо еще чего. И около получаса они всей компанией разбирали весь этот хлам.
   Но вот гномы наконец-то выбрали то, что им понравилось, и Чана сложила оставшееся обратно в коробки и задвинула их на место. Выпрямилась, оглядывая комнату и чувствуя, как она сильно устала от всей этой беготни!
   
   
   
   И пока гномики активно шуршали, устраивая и улучшая свои жилища, Чана, видя, что ее помощь им уже не нужна, тихо выскользнула из комнаты и также тихо пробралась на кухню. Она знала – гномы ведь голодные и их ну просто необходимо накормить и напоить. Здесь, на кухне, уже никого не было – мама закончила мыть посуду и ушла в зал гладить школьную форму. У холодильника Чана задумалась – а что едят гномы? Казалось бы, они такие же люди, как и мы, только очень уж маленькие. Но вдруг им наша пища совсем не подойдет? Девочка, энергично тряхнув головой, решительно открыла дверцу. Все равно я смогу принести им только то, что лежит в холодильнике, справедливо рассудила она, быстренько сложив в бутербродный пакетик судок с остатками запеканки, омлет и половинку пирожного. А также прихватила бутылку с водой и коробку зубочисток – взамен вилок.
   Гномы очень обрадовались принесенным ею продуктам и тут же сделали перерыв в своей работе, попросив Чану наломать зубочистки на более мелкие кусочки. Из этих обломков они соорудили себе вилки и ложки и, усевшись в кружок вокруг запеканки, принялись усердно работать своими столовыми принадлежностями, очень быстро отщипывая совсем крохотные кусочки. Вскоре запеканка заметно уменьшилась, а гномы дружно перешли ко второму блюду – омлету, который они также существенно объели со всех сторон, словно омлетом закусила группа гусениц. Свой ужин гномы закончили пирожным, а потом принялись за воду, цепляя из детского блюдца на острые кончики зубочисток маленькие капельки и с удовольствием слизывая их.
   
   А потом раздался стук в дверь.
   – Чана, пора спать, – донесся мамин голос. – Поздно уже.
   Гномы в ужасе замерли, ожидая, что вот сейчас откроется дверь – они забыли, что девочка всегда, когда входит в комнату, закрывает за собой дверь на щеколду.
   – Хорошо, мамочка, – быстро ответила послушная Чана с большим облегчением, так как она порядком уже устала от метаний между гномами. – Я сейчас!
   И мама, удовлетворенная этим, ушла. А Чана посмотрела на притихших гномов.
   – Вы меня извините, но надо как-то закругляться, – виновато сказала она. – Скоро мама зайдет пожелать мне спокойной ночи. Свет придется выключить.
   – Не страшно, – ответил папа Ламур, неся на спине матрасик из детского игрушечного набора. – Завтра достроим. У нас еще много работы. Но сейчас надо расставить наши замки по своим местам и мы быстренько организуем себе кроватки. А то на полу спать не очень-то удобно.
   И Чана очистила от игрушек ту полку стеллажа, которая была предназначена под Белый замок. В это время взрослые гномы семейства Мюррей – дети Чег и Лам все еще рыскали на полу в поисках чего-нибудь такого, что может им пригодиться – забрались в свой замок. И девочка аккуратно, не дыша и боясь случайно уронить, – тогда ведь поранятся и гномы! – перенесла замок – красивое многоярусное сооружение с уступами и балкончиками – на третью полку и тщательно заставила его коробками и игрушками, удостоверившись, что его совсем-совсем не видно.
   А потом она накрыла "Темную крепость" второй крышкой из под пазла – в качестве крыши замка, который, из-за того, что кроватка была низковата, состоял всего из одного этажа. Но зато он занял почти половину коробки, и гномам еще оставалось много место, куда можно расширить своей жилище. Сами пластинки от пазла "Чиполлино" Чана ссыпала в полиэтиленовый мешок, который засунула в первую попавшуюся полку стеллажа. Потом как-нибудь с ним разберусь, подумала она мимоходом, так как тут же принялась аккуратно задвигать "Темную крепость" под кровать, в самый дальний угол.
   А потом Чана, порядком уже уставшая, расстелила свою кроватку, разделась, открыла для мамы задвижку на двери, с огромным облегчением легла и укрылась одеялком, от усталости забыв даже выключить свет. И только гномы тихо шуршали, продолжая устраивать свои кроватки.
   Вскоре заглянула мама.
   – Лежишь уже?! – восхитилась она, в то время как с раскрытием двери гномы дружно замерли. – Молодец! Совсем ты у меня послушная стала. Спокойной ночи, солнышко!
   – Спокойной ночи, мамочка, – ответила Чана, радуясь, что мама не спросила ее – умылась ли она перед сном – у девочки совсем не осталось сил, чтобы спуститься вниз, в ванную.
   Татьяна Владимировна, подойдя к кроватке, поцеловала дочку в лобик, удивленно покосившись на натянутые всюду веревки и лески, но ничего не сказала. Выключила свет. Осторожно прикрыла за собой дверь. Гномы в темноте какое-то время еще шебуршились, словно мышки, также укладываясь спать.
   – Леди Чана, спокойной ночи, – вдруг услышала она тихий голос с верхушки пенала.
   – Спокойной ночи и вам, семейство Конвей, – серьезно ответила девочка, лежа на правом боку, чтобы видеть и пенал и стеллаж, и положив ручки под голову.
   – Спокойной ночи, – донеслось с третьей полки стеллажа, сквозь завал из мягких игрушек.
   – Спокойной ночи, семейство Мюррей, – ответила и им девочка Чана.
   – Спокойной ночи и приятных снов, – донеслось из под кровати.
   – И вы спите спокойно, семья Саллей, – также тихо ответила им девочка Чана и, уставшая ото всех приключений, мгновенно уснула.
   
   Но среди ночи она вдруг проснулась в сильнейшем беспокойстве. Подумала: Гномы... Не приснилось ли мне все это?
   А так как было темно и ничего не было видно, она сама себе не могла толком ответить – было это на самом деле или не было? А встать и включить свет, чтобы проверить, побоялась – вдруг на кого-нибудь наступит?
   Утром будет видно, наконец решила рассудительная Чана, повернулась на левый бочок и, ласково обняв подушку, снова уснула. И снилась ей сказочная страна, высокие красивые замки и порхающие среди цветов воздушные эльфы...
   
   
   

Первые трудности


   
   
   
   Эльф в синей курточке и эльф в фиолетовой, оба одновременно протянули к ней руки, приглашая ее на танец в просторном и светлом бальном зале, и в этот момент резко зазвенел будильник. Чана проснулась, теряя в сонной дымке и эльфов и сам бальный зал. Протянув руку, она нашла будильник на тумбочке возле кроватки и нажала на кнопку, выключая звук. И тут же присела, так как очень хорошо знала, что если сразу не встанешь, то сон может снова вернуться к тебе, и тогда уж точно проспишь.
   Без одеялка было довольно прохладно и девочка взяла с тумбочки теплый халатик и, все еще представляя себе красивый зал и эльфов, быстренько накинула его на себя.
   И замерла... Гномы?! – яркой молнией пронеслась в её голове первая мысль.
   Замки в моей комнате! – пронеслась мысль вторая.
   И она тут же огляделась, тщательно протирая сонные глаза, чтобы они могли лучше видеть, хотя в комнате было уже и так достаточно светло и солнечные лучи сквозь листву деревьев веселыми зайчиками радостно бегали по комнате.
   Вот стеллаж напротив, весь опутанный веревками и лесками. Правее него – пенал. И даже на самой его верхушке виден рюкзачок.
   Мурашки побежали по коже девочки, щекоча её между лопаток. Неужели?! – замерла она в сладком испуге. Чана медленно-медленно, боясь, что все вчерашнее – это только сон, сползла с кровати, присела и осторожно заглянула под кровать. Там, в дальнем углу, таинственно темнело какое-то сказочное сооружение. Сердце девочки замерло в сладостном восторге, разглядывая "Темную крепость". Потом Чана тихо выпрямилась. Медленно-медленно подошла к стеллажу, остановившись возле полки, на которой друг на дружке лежали Лунтики. Замерев, убрала две верхних игрушки, и ее взору вдруг открылся прекрасный белый замок из лего, своими тонкими шпилями упирающийся в верхушку стеллажа.
   – Доброе утро, леди Чана, – вдруг услышала она тихий голос и вздрогнула, резко посмотрев вверх, на верхушку пенала. Там сидел гномик Чег, свесив ноги.
   – Доброе утро, Чег из семейства Мюррей! – радостно ответила она, тут же вспомнив как звали гномов, и из каких они семейств. Вот только как назывался их род она к стыду своему позабыла. – Как спалось? – вежливо поинтересовалась Чана.
   Заспанный Чег вяло пожал плечами.
   – Честно говоря, – хмуро промолвил он, – не все кроватки мы успели сделать, и поэтому мне, как мужчине, пришлось уступить место более слабым – своей сестренке.
   – То есть ты спал на полу? – участливо спросила Чана, приближаясь к пеналу.
   Ей было жалко гномика. Ведь он терпел такие мучения! Всю ночь проспать на твердом – в ее понимании это была ужасная пытка!
   – Но я же – мужчина! – гордо выпрямил спину маленький гномик. Потом вздохнул. – Мне еще не досталось ни матрасика ни одеяла, – тихо произнес он. – Леди Чана, может у вас найдется немного материи, чтобы мне хватило на матрасик, простынку, одеяло и подушку? – спросил он, и с мольбой посмотрел на девочку.
   – Я поищу, – тут же ответила растроганная Чана.
   – Но только чтобы матрасик был очень толстым, а одеяло – просто толстым, – поежившись, сказал гномик Чег. – А то у вас ночью довольно прохладно.
   Девочке стало ужасно жаль маленького гномика, и она собралась было броситься на поиски подходящего материала, за который мама не будет ругать, но в этот момент она услышала снизу мамин голос:
   – Чана, иди умываться! Завтрак уже готов!
   – Я после школы найду. Хорошо? – торопливо сказала она, быстренько заправляя свою постель, чтобы у мамы как можно меньше было к ней претензий, когда она зайдет в детскую.
   – Хорошо, – ответил Чег, вставая. – Ты – в школу?
   – Конечно же! – воскликнула Чана, взбивая подушку. – А вы разве не учитесь?
   – Тоже учимся, – тяжело ответил невыспавшийся гном. – Чем меньше ты знаешь – тем сложнее тебе придется в жизни, – нравоучительно закончил он и Чана убежала в ванную комнату умываться.
   
   
   Чана ушла в школу, и гномы, позавтракав тем, что она принесла, продолжили заниматься своими жилищами.
   На улице солнце затянуло тучами и уже во всю бушевал осенний дождь и мелкие брызги иногда залетали в открытую форточку.
   Семья Конвей делала узкую, но длинную лесенку с верхушки пенала и до самого пола. Семья Саллей затаскивала под кровать очередную порцию деревянных деталей для замка, приспособив в качестве тележки широкий кузов от игрушечного автомобиля. А семья Мюррей создавала мебель и постельные принадлежности, роясь в старых игрушках.
   И в этот момент большая пушистая кошка мягко запрыгнула на раму открытой форточки. Она давно уже с карниза, скрытого козырьком от непогоды, внимательно наблюдала за тем, что происходит в комнате Чаны. И вот теперь решила, что пора и ей посетить это любопытное местечко.
   Гномы на мгновенье замерли. Но потом все одновременно, словно по команде, бросились наутек. Гномы семьи Конвей, кто оказался внизу, быстро поднимались по лесенке пенала (лифт они еще не доделали), надеясь, что кошка не сможет забраться наверх по его гладким стенкам. Гномы семьи Саллей шмыгнули под кровать, надеясь, что кошке здесь будет очень тесно и она не доберется до них. А гномы семьи Мюррей попрятались среди игрушек на полках стеллажа, надеясь, что кошка их там не заметит.
   Увидев, что добыча пытается ускользнуть от нее, кошка Марта грациозно спрыгнула на стол, потом – на пол и, стремительно бросившись к лесенке, подпрыгнула, пытаясь в отчаянном прыжке когтями зацепить последнего из гномов – папу Ламура, но тот уже спрыгнул с веревки на предпоследнюю полку и спрятался за шлемом для скейтборда.
   Плюхнувшись на пол и поняв, что эта добыча ускользнула от нее, Марта быстро развернулась на месте и прыгнула к кровати, стукнувшись лбом о деревянный низ. Судорожно работая лапами и царапая пол когтями, она попыталась вслепую дотянуться хотя бы до кого-нибудь из тех, кто стремительно убегал вглубь. А когда это у нее не получилось, она принялась энергично работать задними лапами, пытаясь просунуться в щель между полом и низом кровати как можно дальше.
   И это ей частично удалось. И вот уже кошачья голова полностью скрылась под кроватью. Марта медленно, но неуклонно продвигалась вперед, совсем не боясь того, что может застрять.
   – Застрянет, – с легким сомнением проговорил гномик Сарок, стоя рядом с Чегом. За всем происходящем они наблюдали с третьей полки стеллажа.
   – А вдруг – нет? – возразил Чег. – Надо выручать своих.
   – Как? – растерянно спросил Сарок.
   – Отвлечем ее внимание, – коротко ответил Чег, торопливо обшаривая взглядом ближайшие полки. – Я где-то видел фантик из под конфеты.
   – Я знаю где! – воскликнул Сарок и, держась за веревку, перебрался на соседнюю полку.
   Чег устремился за ним. Действительно, здесь, у самого края лежал скомканный пустой фантик из под конфеты "Маленькое чудо".
   Чег с разбегу прыгнул прямо в его середину и принялся дико скакать и топать, издавая страшное шуршание. Сарок энергично ему помогал, время от времени посматривая в сторону кошки.
   – Вылазиет! – наконец закричал он. – К нам направилась!
   Увлеченная таким заманчивым шуршанием, кошка Марта действительно, энергично работая задними лапами, но уже в обратную сторону, и царапая пол, быстро выбралась из под дивана и, коротко разбежавшись, стремительно прыгнула на полку, но не дотянулась до фантика и гномов, только грозно лязгнув когтями совсем рядом с фантиком и оцарапав при этом полку. Упала обратно на пол, приземлившись на лапы. Потом, походив в нетерпении кругами и то и дело посматривая наверх, она вдруг решительно запрыгнула на стол, а с него – на самый верх стеллажа. Маневрируя среди разбросанных игрушек, и время от времени поглядывая вниз, она наконец замерла точно над фантиком и, вытянув вниз шею и глядя на продолжавших в азарте шуршать гномов и на сам красочный фантик. Она была очень умной кошкой, поэтому сначала потянулась левой лапой, пытаясь дотянуться сверху до такой заманчивой игрушки, потом – правой. Когти мелькали совсем близко от гномиков – буквально чуть-чуть ей не хватало. Разочаровавшись, Марта изогнулась и осторожно опустила лапу прямо на их полку, пытаясь хвостом удержать равновесие. Гномы ужаснулись, поняв – кошка собирается к ним перелезть! Это, конечно, не так-то и просто – перебраться с верхней полки на нижнюю, не имя рук, но вдруг это у нее получиться?!
   – Скидываем фантик! – закричал Чег. – Она должна прыгнуть за ним!
   Сарок согласно кивнул и они вдвоем дружно налегли на тяжелую для них фольгу и, подтолкнув к самому краю, скинули, косясь на огромную кошачью лапу, торчавшую совсем рядом – Марта все никак не могла решиться переместиться на нижнюю полку.
   Кувыркаясь, фантик полетел вниз, и Марта тут же стремительно прыгнула следом, поймав его в воздухе когтями и жестко пришлепнув к полу при приземлении. Замерла, внимательно следя за своей добычей. Потом отпустила. Прилегла рядом. Все гномы с замиранием следили за ней из своих укрытий. Понаблюдала. Отвернулась, сделав вид, что он ей стал неинтересен. Поднялась, равнодушно отошла, снова вернулась, короткими движениями лап слегка потолкала фантик туда-сюда, и на самом деле потеряла к нему всякий интерес – он перестал и шуршать и двигаться, – снова уткнувшись носом под кровать – оттуда шли самые заманчивые запахи, так как именно в этом домике хранились остатки продуктов, принесенных накануне Чаной.
   Остальные гномы поняли задумку Чега.
   С верхушки пенала вдруг упал мячик и с громким шмяканием запрыгал по полу. Это мама Алиса скинула его вниз. Марта непроизвольно кинулась за мячиком, пытаясь поймать его прямо в полете. Промазала. Приземлилась недовольная. Замерла, ожидая, когда снова подпрыгнувший мячик опустится на пол. И только приготовилась к прыжку, как упал второй мячик. А за ним – следующий. Марта растерялась – за кем бежать? Вот гном Чег, спрыгнув со стеллажа, пролетел у нее под носом на прочной леске. Кошка тут же бросилась за ним, но не успела. Он благополучно приземлился на второй полке пенала. Потом мячи, которые, попрыгав, замерли на полу, вдруг совершенно неожиданно покатились в разные стороны, и Марта конечно же снова бросилась за ними, пытаясь поймать их все сразу. А когда она ловила один мячик, тут же начинал катиться другой. Ловила второй – катился третий. И так – до бесконечности. В конце-концов кошка порядочно убегалась. Устала. Плюхнулась на прикроватный коврик отдохнуть. И в этот момент на Марту от детской кроватки покатился большой резиновый шар-попрыгунчик, заставив ее отпрыгнуть в сторону. И она забилась под стол, настороженно наблюдая оттуда.
   И в этот момент гномик Сокан включил электрического робота, мирно стоявшего у тумбочки, и тот, сильно жужжа, неуклюже потопал по комнате, причем прямо на Марту. И кошка не выдержала. Она стремительно запрыгнула на стол, потом на раму форточки, оглянулась, думая что теперь-то она наконец в полной безопасности. Но не тут-то было. Гномы семьи Мюррей – девочка Лам и тетя Тамара, которые прятались на столе среди учебников и тетрадей, изогнули школьную железную линейку и резко ее отпустили. Раздался хлесткий звук, словно выстрелило ружье. И кошка пулей вылетела наружу и спрыгнула на не тронутый дождем карниз и исчезла из виду, скрывшись где-то под крышей дома.
   А робот продолжал неуклюже бродить по комнате, натыкаясь на мячи, и вскоре упал, продолжая двигать руками и ногами, и вращаясь на одном месте, пока его не выключила девочка Ламара.
   Гномы, используя лески и большой самодельный арбалет, забрались на оконную раму и совместными усилиями кое-как прикрыли форточку, накинув леску на ее рукоятку. До конца им, конечно, закрыть не удалось, но теперь кошка вряд ли сможет вернуться.
   Довольные, они радостными криками отпраздновали первую победу на новом месте, и решили немного отдохнуть, как вдруг заслышали шаги на лестнице. Замерли. Кто-то идет. Сюда, не сюда? Но решили не рисковать и без всякой команды одновременно попрятались кто-куда.
   И точно – входная дверь открылась и в комнату на шум заглянула мама Таня.
   – Какой ужас! – вырвалось у нее, когда она увидела большой беспорядок, царивший на полу. – Опять, видно, Марта безобразничала!
   Татьяна Владимировна откатила ногой мячики в сторонку, чтобы они не мешали ходить.
   – Надо будет заставить дочку прибрать все на полу, – пробормотала она и оглядела комнату.
   И в глаза ей бросились беспорядочно натянутые лески, веревки и беспорядок на полках. Удивленная она подошла к стеллажу.
   – Здесь тоже прибраться бы не мешало, – произнесла она и тут увидела замок из лего, спрятанный за игрушками.
   Такой большой и красивый! Подивилась – зачем же его прятать? Наоборот, надо бы выставить вперед. И она протянула уже руку (сердца гномов, прятавшихся в замке, тут же сжались), но в последний момент Татьяна Владимировна передумала – это игрушки Чаны и ей самой решать что и где должно стоять.
   Она только искренне подивилась мелким деталям внутри замка, внимательно их рассматривая – столы, стулья, кроватки с одеялками и подушками, в шкафчиках – совсем мелкие тарелки и чашки...
   – Надо же, какая, оказывается, у моей дочки фантазия! Умелая рукодельница и большая выдумщица! – снова восхитилась мама. – Вон какие домики для своих игрушек понастроила! Как настоящие! Словно там кто-то на самом деле живет. И посуда, и ложки с вилками, и тарелочки, и кроватки с одеяльцами и подушками. Ну просто загляденье!
   Она собрала с полки разбросанные деталюшки от конструкторов, а также гаечки, винтики и старые скрепки, которые гномы не успели донести до своих жилищ – пригодились бы по хозяйству. Убрала все это в ящик стола.
   – Надо будет заставить Чану сделать генеральную уборку. Вон как все раскидано. Словно не одна девочка играла, а целый класс!
   И Татьяна Владимировна, осторожно ступая по полу, чтобы случайно не наступить на валявшиеся школьные линейки, листы картона, палочки и прочее безобразие, вышла из комнаты.
   И как только дверь закрылась, гномы тут же повысовывались из своих убежищ.
   – Такая кроватка для меня была замечательная! Я так долго толкала ее из под стола! Как же теперь ее вернуть? – сокрушенно проговорила девочка Лам, переживая о детальке лего в виде диванчика.
   – А мы из скрепок хотели сделать гардины на окнах, – вторили ей братья-близнецы Сарок и Сокан. – Шторы собирались повесить...
   И гномы принялись как-то вызволять свое добро обратно.
   
   Вскоре и девочка Чана вернулась домой. Еще в школе она так и порывалась рассказать своим подружкам о гномиках, а особенно посрамить Петю Иванова, но сдерживалась изо-всех сил, – ведь поклялась же гномам! А слово свое надо держать. И она так никому ничего и не рассказала. И вот теперь, выйдя из автобуса, Чана со всех ног бросилась домой, быстро взлетела по лестнице, пробежав мимо замершей в удивлении мамы, и стремительно ворвалась в свою комнату, боясь, что все гномики исчезли.
   Замерла на пороге, забыв запереть за собой дверь – ее комната блистала идеальной чистотой и порядком. Все игрушки были аккуратно расставлены на полках, пыль тщательно протерта. И только на столе и верхушке шкафа остались самодельные подъемные механизмы, которыми явно пользовались гномы, прибирая все, что было разбросано.
   Ей стало стыдно и с тех пор она сама все тщательно убирала за собой – и в детской и даже на кухне.
   Но сейчас она быстро спохватилась и вошла внутрь, плотно прикрыв за собой дверь.
   – Ты не сказала нам, что с вами живет кошка, – обиженно произнес папа Ламур с верхней полки пенала.
   Девочка растеряно посмотрела наверх – упоминать про Марту ей как-то не пришло в голову.
   – А еще кто с вами живет? – сурово спросил папа Ламур.
   Остальные гномы также вышли на открытое пространство. Семья Мюррей стояла на краю пенала, семья Саллей – на полу у детской кроватки, а семья Конвей – на многочисленных полках стеллажа.
   – Больше никого, – встревоженно пожала Чана плечами. – А что случилось?
   И гномы ей все рассказали.
   – Наверное, Марта хотела с вами просто поиграть! – попыталась заступиться за кошку Чана.
   – Или охотилась, как на мышек, – усмехнувшись, ответила ей мама Ламура.
   – Конечно же, нет! – искренне воскликнула Чана, обведя свою комнату взглядом – вся она была еще больше чем утром опутана лесками, от пола и до потолка, а также люстры, гардины и форточка.
   – Для чего все это? – спросила удивленная девочка.
   – Это наше средство передвижения, – гордо ответили гномы. – Наши дороги и тропинки. Вот эта нить – это наша Аллея Спасения. Она ведет в потайные места. Вот эта – бульвар Дружбы – она соединяет все наши городки. А вот это – проспект Свободы, – указали они на несколько лесок, которые вели из разных мест к форточке. – Он ведет на улицу. Нам же надо как-то добывать себе пропитание!
   – Чана, иди обедать! – послышался снизу голос мамы.
   – Сейчас, мамочка! – тут же откликнулась послушная Чана и посмотрела на гномов. – Вам что-нибудь принести из съестного?
   Гномы покачали головами.
   – Вот только если будет пирог с яблоками, мы бы не отказались от кусочка, – вдруг произнесла девочка Лам и, смутившись, спряталась за брата.
   Гномы тактично засмеялись.
   – Хорошо, – в сомнении пожала плечами Чана. – А если не будет? – спросила она, приоткрывая дверь и собираясь выходить.
   – Будет, – уверенно ответил Чег. – По запаху чувствую.
   
   

Генеральная уборка


   – На сегодня у нас – генеральная уборка, – провозгласила Татьяна Владимировна, когда все семейство Тумановых расселось за обеденным столом – папа приехал с работы, так как решил пообедать дома. – Чана, – повернулась она к дочке. – Особенно это касается тебя.
   – Почему? – искренне удивилась девочка, беря в руку ложку для первого – мясной суп со щавелем.
   – Ну как почему? – в свою очередь также искренне удивилась мама. – У тебя в комнате все разбросано. Нитки какие-то протянуты по всем углам – не пройти. Линейки, палочки... А все должно лежать аккуратно и на своих местах. Линейки – в школьном ящике, палочки – среди игрушек, а детали конструкторов – в своих коробках.
   Чана опечалилась. Выходит, старания гномов по приборке в ее комнате оказались совершенно напрасны. Ведь навести порядок – это значит сломать все дорожки и переходы маленького народца. А как им жить? Как забираться в свои дома? Как выходить на улицу? Надо было срочно что-то придумывать. Ведь мама будет осматривать все полки, да и под кровать, конечно же, заглянет.
   И весь обед Чана просидела нахмуренная, сосредоточенная, в полном молчании. Но ничего умного в голову как назло ей не приходило. Раз мама решила провести генеральную уборку, то от этого ее уже никак не отговорить. Только один раз мама отказалась от своей затеи – когда Чана серьезно заболела. Но сейчас Чана чувствовала себя абсолютно здоровой. А обмануть маму и прикинуться больной она ну никак не могла. Надо посовещаться с гномами, наконец сообразила Чана и сама несказанно обрадовалась этой идее – одна голова хорошо, а четырнадцать – а с Чаной уже пятнадцать – гораздо лучше.
   – Чана, что с тобой? – спросила мама, увидев как вдруг засияло лицо у ее дочки, которая до этого момента сидела нахмуренная и печальная.
   – Да так, ничего! – беспечно и как-то даже радостно ответила Чана. – Просто в голову мысль очень умная пришла, которая поможет мне преодолеть разные трудности, связанные с уборкой. – Чана никогда никого не обманывала и особенно маму и папу.
   – И что это за трудности такие? – поинтересовалась мама, цепляя вилкой оладушек и макая его в сметану – обед уже перешел к десертной стадии.
   – Да, и что это за мысль? – в свою очередь спросил папа, также макая оладушек, но уже не в сметану, а в вишневое варенье.
   – А вот это – секрет! Иначе не будет сюрприза, – лукаво ответила Чана и постаралась быстро-быстро, быстрее всех, доесть весь свой завтрак, чтобы родители не тормозили ее, оставляя за столом и заставляя доесть все то, что осталось в тарелке. А так им и придраться было уже не к чему и Чана, первой выскочив из-за стола и сказав маме "спасибо" за вкусный завтрак, и захватив по дороге несколько кексиков, бросилась в свою комнату – надо срочно составить план, пока уборка еще не началась.
   
   – Внимание! – произнесла Чана, влетая в детскую и тщательно закрывая за собой дверь. – У нас очень большие неприятности!
   Гномы, те, которые находились в комнате, всполошились, побросав все свои дела. Чана им все рассказала, и гномы поняли – придется убрать все лески, все переходы между столом, стеллажом, пеналом и форточкой.
   Они откровенно приуныли. Подавленно молчали. Чана ждала.
   – Пирога с яблоками не было, – виновато сказала она, встретившись со взглядом девочки Лам. – Но я принесла пару кексиков.
   Она неловко выложила кексики на чистый лист бумаги, который расстелила прямо на полу.
   – Ну и что будем делать? – наконец произнес папа Ламур с вершины пенала, где стоял домик его семейства. – Снова – в путь? Снова искать место для жилья?
   Гномы загрустили еще больше. Им здесь понравилось. Они уже прижились, освоились, да и домики у всех семейств получились такие замечательные!
   – Нельзя отсюда уходить! – решительно произнесла мама Ламура.
   – Но и все наши мостики и воздушные дорожки мы убрать не можем! Как будем передвигаться? А каждый раз убирать их и потом снова восстанавливать – очень тяжело.
   – А что делать? – спросил папа Сар, стоя возле ножки кровати.
   Ни у кого из гномов не было ответа на этот вопрос и они приуныли еще больше.
   И пока думали, те гномы, которые спустились на пол, грустно отщипывали от кексиков крошки и поедали их безо всякого удовольствия.
   – А я знаю, что делать! – вдруг воскликнул мальчик Чег, сидя на открытой форточке.
   Все быстро обернулись в его сторону.
   – Что? – почти в один голос воскликнули гномы, и Чана вместе с ними.
   – Надо просто все это хорошенько разукрасить и как следует принарядить! – сказал Чег, спускаясь по леске на письменный стол. – Чтобы все было очень красиво. Тогда все наши дорожки сойдут за нарядные украшения комнаты!
   – Точно! – поддержал мальчика папа Сар. – Навесим на них праздничные флажки и ленточки! Разукрасим наши домики! А вокруг наведем тщательный порядок. И Татьяна Владимировна будет довольна. Не захочется же ей ломать такую красоту?!
   И все дружно поддержали это предложение и тут же, вместе с Чаной, принялись за работу. А мальчик Чег скрылся в форточке, чтобы позвать на помощь тех гномов, которые находились на улице по делам своих семейств.
   Чана быстро пооткрывала ящики своего письменного стола, достала ножницы, клей, цветную бумагу, разноцветные ленточки и резиночки.
   Гномы рисовали на бумаге выкройки, а Чана все это аккуратно вырезала ножницами, сворачивала и склеивала под руководством мамы Сары и мамы Ламуры. Остальные гномы, быстро пробегая по своим проспектам и бульварам, развешивали все эти украшения
   А пришедшие с улицы гномы принесли с собой грибы, листья смородины и гроздья вишни и принялись все это развешивать на магистралях – заодно и просушиться и можно будет потом варить суп и заваривать вкуснейший чай.
   Вскоре в детской комнате стало по-праздничному нарядно, живенько и весело.
   Чана тщательно убрала мусор, оставшийся от вырезаний, а клей и ножницы положила в соответствующие ящики письменного стола и приоткрыла свою дверь.
   – У меня все готово, мамочка! – позвала она.
   – Сейчас иду, – тут же отозвалась мама Таня.
   И гномы дружненько попрятались в самые дальние углы.
   Татьяна Владимировна вошла в комнату своей дочки и застыла на пороге, растерянно разглядывая все, что здесь было понаделано. Такой генеральной уборки видеть ей еще никогда не приходилось.
   – А лески, линейки и палочки ну никак нельзя было убирать, мамочка! – взмолилась Чана, быстро-быстро затараторив, как она делала всегда, когда ей было просто необходимо не дать родителям опомниться. – Ведь это – дорожки! По ним жители этих домиков ходят друг к другу в гости! А если я их уберу – как им жить? Они никуда не смогут сходить, ни в магазин за хлебом и молоком, ни в гости друг к другу, ни просто погулять!
   Мама только улыбнулась такой бурной фантазии.
   – Ну хорошо, – согласилась она к огромной радости притихших гномов, с замиранием сердца следящих за реакцией Татьяны Владимировны. – Пусть остаются.
   На самом деле маме все это очень понравилось. Она любила праздники.
   – А это что у тебя за дворец? Да такой красивый. И почему он спрятан? – показала мама рукой в сторону стеллажа.
   – Это я сделала для маленького народца, – покраснела Чана. – Они стесняются и поэтому замок пришлось замаскировать.
   Татьяна Владимировна только улыбнулась, а Чане было очень неловко – ведь ее хвалили за то, чего она не делала. И признаться ей было нельзя. И девочка мучилась и переживала.
   Мама Таня еще раз похвалила дочку и, довольная, ушла. И гномы, счастливые, что все так благополучно разрешилось, выскочили из своих укрытий.
   – Маме очень понравились наши украшения, – сказала Чана. – И ваш дворец. Так что ее похвала относится только к вам.
   – Ну уж нет! – хитро покачал головой папа Ламур. – А кто нам подносил детали? Кто нажимал сверху, чтобы они соединились? Так что эта похвала совершенно справедливо относится и к тебе. Ты ее заслужила.
   И Чана снова покраснела, но на этот раз уже от удовольствия.
   А тут и Чег напомнил ей про свой матрасик и Чана снова сбегала к маме и получила от нее папину старую футболку, которая была хоть чистой и выглаженной, но уже за ветхостью не нужной. Девочка из нее вырезала прямоугольники по указанным гномиком размерам. Свернула и сшила матрасик, а также одеялко и подушку.
   
   

Пропитание.


   А гномы на радостях, что им не надо снова трогаться в путь, все спустились на пол и весело доели остатки двух кексов.
   – Ну что, кров у нас есть – надо искать средства пропитания, – сказал папа Ламур, после того как последние крошки были доедены. – Предлагаю всем отправиться на разведку. Поиск разбиваем на три этапа. Первый – в доме, который приютил нас. Второй – на участке дома. И третий – во внешнем мире, то есть за забором. Обследовать весь дом мы сможем только тогда, когда родители уйдут на работу. Но предварительно надо будет получить разрешение от девочки Чаны. Поэтому начинаем с домашнего участка, тем более, что мы все прекрасно видели – там растет и вишня, и горох, и овощи и многое другое. А уж потом изучим окрестности и за забором.
   К этому времени Чана, покончив с постелью для Чега, уже тихо пристроилась за своим письменным столом и принялась делать уроки – занятия в школе еще никто не отменял, и завтра их будут проверять и ставить оценки.
   Папа Ламур направился парламентером к Чане. Он по леске решительно поднялся с пола на стол. Осторожно лавируя среди учебников, карандашей и стирательных резинок дошел до настольной лампы. Тактично кашлянул, привлекая к себе внимание.
   – Леди Чана, можно воспользоваться вашим садом и огородом для нашего пропитания? – спросил папа Ламур. – Не затруднит ли вас это?
   Чана оторвалась от учебника математики.
   – То есть вы хотите насобирать себе еды? – уточнила девочка.
   – Именно так, – вежливо подтвердил старейшина гномов.
   Чана задумалась.
   – Конечно можно, – наконец ответила она. – Но так, чтобы родители ничего не заметили. А то они будут сердиться.
   И папа Ламур клятвенно пообещал.
   И тут же гномы из семейства Конвей принялись протягивать лески от форточки до веток ближайшего дерева. А от этого дерева – до других деревьев. А там уже – по грядкам и кустарникам. И гномы семейства Саллей, первыми опробовав новую магистраль, довольно быстро оказались возле огуречной грядки.
   А в это время к Чане подбежал мальчик Сарок, спрыгнув с Центрального проспекта прямо на раскрытый учебник математики.
   – Леди Чана, а соль вы нам можете дать? – торопливо передал он просьбу своего семейства, задыхаясь от спешки после каждого слова.
   – Конечно, – удивилась она. – А вам зачем?
   – Огуречную мякоть солить на зиму, – насмешливо, словно маленькой, объяснил он – мол, кто же этого не знает.
   Чана сходила на кухню, задумчиво повертела в руках стеклянную солонку – тяжеловата будет для гномов. Поставила обратно. Открыла кухонную тумбочку и нашла там только один пакет – на полстакана соли. Вернулась в детскую комнату, по привычке закрыв дверь на щеколду. На ее столе несколько гномов уже нетерпеливо ожидали прибытия соли. Увидев пакет, они были в большом восторге от такого огромного количества.
   Между тем на огороде гномы-мужчины семейства Саллей медленно бродили по огуречной грядке, глядя снизу вверх на гигантские для них растения и на их огромные плоды.
   – Так, – решительно скомандовал папа Сар. – Огурец берем только один. Остальные не трогаем. Иначе родители Чаны могут заметить, что огурцов стало меньше, и мы подведем девочку.
   Гномы выбрали самый-самый нижний, так как до него было удобнее всего добраться. Подставили лесенки, связанные из зубочисток и деревянных китайских палочек для еды. Залезли. Иголками, которые дали им гномы семейства Конвей (они ими шили свой замок на пенале), проделали в толстой для них кожуре отверстия и принялись выгребать сочную мякоть, и в шапочках от желудей относить в свои жилища, где женщины-гномы тут же засаливали их на зиму, складывая в баночки из под детского питания, которые им дала Чана. Эти банки с давних пор в большом количестве скопились в кладовке – остались от кормлений младшего братика Василия. Гномы к крышкам тщательно приделали палки и, дружно налегая на них со всех сторон, легко открывали и закрывали банки, больше не обращаясь за этим к девочке.
   А мальчик Сокан и его тетя Тона забрались на вишневое дерево. Они выбирали на нем парные вишенки – то есть те, которые были соединены между собой черенками в виде буквы "Л". Привязывали к ним за середину веревки-нитки, спиливали черенки у основания, чтобы ягоды не помялись, медленно на нитке опускали их на землю. Но тоже – немного – чтобы не бросилось в глаза.
   А мама Ламура и папа Ламур, мужественно преодолев грядки с луком и морковью, забрались в заросли гороха и тщательно и неторопливо принялись распарывать стручки, высыпая горох на землю, чтобы потом собрать и отвезти домой – сушеный горох можно хранить годами и, значит, зимой у них точно будет пропитание.
   В этот момент кошка Марта увидела, что кто-то копошится в гороховых зарослях, и тут же насторожилась – уж не мыши ли? И она стала осторожно, чтобы не вспугнуть, подкрадываться, сильно прижимаясь к траве.
   Но дежурный гном Чег, который сидел на самом краю длинной ветки вишневого дерева и сверху наблюдал за окрестностями в поисках опасностей, к которым гномы относили кошек, собак, змей, коршунов и прочую живность, тут же разглядел в траве крадущуюся Марту и два раза звякнул в колокольчик. И все гномы сразу же поняли: Внимание, кошка! Те, кто находился на земле, тут же попрятались под широкие листья и затихли. Озадаченная Марта приблизилась к гороху, но никого не нашла. Тогда она принялась тщательно все обнюхивать. И конечно же никакого запаха мышей ею обнаружено не было. Но зато она учуяла запах маленького народца, который ей был так неприятно знаком. И Марта решила благоразумно уйти от этого места подальше – вдруг снова на нее посыпятся всякие неприятности! И гномы, дождавшись, когда кошка скрылась за домом, тут же продолжили свои заготовки, радуясь такому обилию продуктов.
   
   
   
   

Праздник новоселья.


   – Леди Чана, – обратился к девочке папа Ламур. – Вы не будете возражать, если мы устроим праздник Новоселья? По случаю обустройства рода Хаммергринов на новом месте?
   – Конечно же нет! – обрадованно ответила Чана. Праздники она очень любила и глаза ее радостно загорелись в предвкушении чего-то необычного и очень заманчивого.
   Гномы устроились на письменном столе Чаны, попросив ее расчистить от учебников, ручек и тетрадок как можно больше пространства. Из двух плоских и длинных коробок из под акварельных красок они организовали себе столы, которые накрыли белыми бумажными салфетками вместо скатерок.
   Женщины и девочки на маленьких тарелочках разнесли еду – крошки от кексов и булочек, огуречную кашицу, дольки вишенок; расставили кувшинчики с водой. А папа Ламур из своих вещей принес керосинку – очень старинную, как объяснил он Чане – ее в старые давние времена сделал легендарный кузнец гномов по прозвищу Великий Молот. На ней гномы сварили грибной суп. А потом вскипятили смородиновый чай.
   А потом были танцы. Гномы достали из своих вещей маленькие инструменты: волынки, дудочки, флейты и гусли. И зазвучала странная, совершенно непривычная для девочки музыка. Но она притягивала к себе чем-то завораживающим, отблесками какого-то очень далекого прошлого. Казалось, именно так играли гномы во времена князя Владимира и трех богатырей, а может – и еще раньше.
   Гномы весело пустились в пляс. Парами и по одиночке. И даже целыми хороводами.
   И Чане было радостно на душе, и ей также хотелось пуститься в залихватский пляс вместе со всеми.
   Но потом папа Ламур посмотрел на часы и праздник потихоньку закруглился – ведь девочке надо будет скоро укладываться спать. Завтра – в школу.
   И гномики, все еще радостные и возбужденные от танцев, быстро свернули все свое застолье, убрали посуду, скатерти, столы. И дружненько, семьями, разошлись по своим замкам, попросив Чану налить им воды в пластмассовые стаканчики – для умываний перед сном.
   И когда Татьяна Владимировна, постучав в дверь, скомандовала "Спать", девочка Чана послушно разделась, выключила свет и улеглась в кровать, тщательно укрывшись одеялком и с замиранием сердца и восторгом прислушивалась к чуть слышному шуму, доносившемуся под кроваткой, на вершине пенала и с третьей полки стеллажа. Она мысленно представляла себе – что же они сейчас там делают? Уже умываются? Или все еще продолжают улучшать свои жилища? Завтра утром надо будет обязательно посмотреть! – подумала девочка Чана и незаметно уснула.
   
   
   

Мавки


   – Надо кушать, – говорила девочка Чана, кормя свою куклу Дашу воображаемой едой. – А то не вырастишь и останешься на всю жизнь маленькой.
   Она ткнула пластмассовой ложечкой в пластмассовые губы куклы.
   – Вот молодец! – радостно воскликнула Чана. – Вот умница! Давай еще ложечку...
   Стояла солнечная теплая радостная погода. Девочка играла во дворе в деревянной беседке, в центре которой тихо журчал маленький фонтанчик, больше предназначенный для питья. Кукла, наряженная в красивое платьице с большими белыми бантами, сидела на скамейке, прислонившись к деревянному столбу, чтобы не упасть. Чана сидела перед ней на корточках, держа в левой руке пластмассовую тарелочку с накрошенными в ней листочками и травой.
   – Ага, испачкалась! – вдруг обрадовалась Чана. – Что ж ты такая неряха! Сейчас я тебя оботру.
   Девочка оглянулась по сторонам – чем бы вытереть лицо куклы? Но ничего подходящего не обнаружила.
   – Я сейчас, – поднялась она на ноги. – Сбегаю за салфетками. Ты только никуда не уходи.
   И Чана радостно убежала в дом. На кухне она быстро взяла несколько бумажных салфеток и со всех ног побежала обратно...
   Куклы в беседке не было.
   Расстроившись, девочка обошла вокруг беседки, заглядывая под кусты акаций – пусто.
   – Привет, Чана! – услышала она тонкий голосок. – Потеряла что?
   Девочка обернулась, увидев на ближайшем кусту гномика из семейства Мюррей.
   – Привет, Чег, – грустно поздоровалась она. – Я свою любимую куклу Дашу потеряла. Мы сидели с ней в беседке, я ее кормила, она – неряха такая, испачкалась в каше и я побежала домой за салфетками. Возвращаюсь – а ее нет, – добавила Чана совсем грустно – явно собираясь заплакать.
   – Ее, наверное, мавки взяли поиграть, – беспечно произнес Чег. Как и все мальчишки он был равнодушен к куклам. Вот если бы пропал игрушечный пистолет!..
   – А кто это такие? – встрепенулась Чана.
   – Это девочки-русалки, которые живут в соседнем озере, – пренебрежительно ответил Чег. – Кто еще, кроме девчонок, позарится на какую-то куклу?
   – Веди меня к ним! – решительно заявила Чана, вытирая глаза.
   Гномик отрицательно покачал головой.
   – Если они сами не захотят – никто никогда их не увидит, – твердо произнес он.
   – А что делать? – растерялась девочка. Свою куклу ей было очень жалко.
   Чег глубоко задумался, покачиваясь на веточке и подперев голову руками. Чана с надеждой смотрела на него.
   – Придумал! – вдруг радостно засмеялся гномик, хлопнув себя по коленкам. – У тебя найдется еще кукла?
   – Конечно, – растерянно ответила девочка. – И даже несколько.
   – Возьми тогда самую большую. Наряди ее покрасивее, – продолжил Чег. – Поиграй с ней немного здесь, в беседке. А потом как бы пойдешь в дом, а сама спрячешься за кустами.
   – Засада! – воскликнула понятливая Чана. Глаза ее возбужденно загорелись.
   – Вот-вот, – кивнул гномик. – Мавки очень любопытны. Увидят у тебя красивую куклу – заинтересуются. Выйдут – тут мы их и накроем! – радостно добавил он, посмотрев на девочку. – Только фонтанчик надо будет перекрыть, а то они исчезнут.
   Чана понятливо кивнула, снова медленно прошла вокруг беседки, выискивая, где в траве расположен кран, закрывающий воду в фонтанчике, и как бы так расположить куклу, чтобы ее было отлично видно от этого места.
   Наконец, план засады окончательно созрел в ее голове и Чана быстренько побежала домой. На полках в детской, на самом верху она нашла еще одну большую куклу – по имени Катя. Нарядила ее в голубенькое платьице, надела белые босоножки, а длинные золотистые волосы прихватила зеленой ленточкой. Торопясь, оглядела комнату, не обращая внимания на занятых своими делами гномов, снующих по полу, полкам, верхушкам шкафчика и письменному столу. А некоторые из них, перемещаясь из одного места в другое, скользили по протянутым лескам. Во что бы с куклой поиграть в этакое? – между тем лихорадочно думала Чана. Она быстренько сгребла детскую посуду – тарелочки, кувшинчик, стаканчики. Прихватила и пластмассовые продукты – пирожные, печенья, бублики и мороженое.
   Вскоре Чана выкатила из дома детскую коляску, в которой сидела кукла, в ногах которой аккуратно стояла чашечка с кувшинчиком и тарелочка, на которой лежало пирожное, словно кукла готовилась позавтракать на свежем воздухе.
   – Катя, ты уже выпила весь свой чай и теперь надо поспать, – громко произнесла девочка, стараясь привлечь к себе внимание мавок – наверняка ведь следят издалека, только их невидно. – Все дети в тихий час спят! – наставительно добавила Чана.
   Проезжая мимо куста акации, она мигнула гномику и тот поспешно спрыгнул прямо в приостановившуюся на миг коляску и быстро скрылся в складках материи.
   – Сейчас я тебя в тенечек отвезу, – ласково разговаривала Чана с куклой, вкатывая ее в беседку. – Вот так. Здесь тебе удобно?
   Кукла, естественно, промолчала.
   – Ну вот и замечательно, – сказала девочка и спохватилась. – А мухи? Они же тебе будут мешать! Сейчас я марлевую накидку принесу.
   И девочка выскочила из беседки и побежала в дом. Но у кустов резко нырнула в сторону и по траве осторожно поползла в намеченное место засады, которое по ее замыслу располагалось возле самого крана.
   Замерев и затаив дыхание, она лежала в траве и, не дыша, сквозь густые ветки смотрела на коляску, которую было отлично видно – ведь она специально поставила ее именно на это место.
   Было тихо. Легкий ветерок еле шевелил траву. Где-то прожужжала муха. Одинокий шмель потыкался в беседке, пару раз покружил над коляской, подлетел к фонтанчику, и исчез. И словно из тонкой водной струйки в беседке вдруг возникли две девочки ростом примерно с Чану. Обе со светло-голубыми длинными волосами, обе – босиком, только одна была в коротком белом платьице, а вторая – в маечке и шортиках. Они с любопытством подкрались к коляске, дружно наклонились и поспешно вынули куклу.
   – Как вам не стыдно! – тут же услышали они громкий голос возмущенной девочки. Подскочили на месте от неожиданности и бросились к фонтанчику, из которого в этот момент капнула самая последняя капля – путь к бегству был закрыт.
   – Ай-я-яй! – вторил ей гномик Чег, выбираясь из своего укрытия.
   – Это – моя кукла! – произнесла Чана, сурово приближаясь к беседке. – Некрасиво брать чужие вещи!
   Худенькие девочки с зелеными волосами виновато поникли.
   – Мы только поиграть, – хлюпая носиком сказала та, что была в шортиках. – И сразу бы вернули.
   Чана подошла к ним вплотную.
   – Все равно, – сказала она немного смягчаясь, но стараясь подражать своей маме. – Всегда надо спрашивать разрешение.
   – Нам родители запрещают показываться людям, – сказала вторая девочка. – А своих кукол у нас нет.
   Чане стало жалко девочек.
   – Ну хорошо, можете поиграть с Катей, – смягчилась она. – Но потом обязательно вернете!
   Девочки радостно закивали головами.
   – А где кукла Даша? – спросила Чана.
   – А с ней Роксана играет. А нам не дает, – ответила первая девочка. – Вот мы и залюбовались второй куклой.
   Чана насупилась.
   – Ведите меня к ней, – приказала она.
   Девочки замялись.
   – Если мы приведем тебя в наше жилище – нас накажут, – наконец призналась девочка в шортиках.
   – А что делать? – растерялась Чана. – Как мне вернуть Дашу? – И она снова с надеждой посмотрела на Чега.
   И добрый Чег снова глубоко задумался. Потом грустно покачал головой.
   – Пока что-то ничего умного не придумывается. Может, потом? – вопросительно посмотрел он на Чану.
   И девочка печально опустила плечи. Получается, что куклу Дашу она увидит не скоро. И не скоро сможет поиграть с ней в такие увлекательные игры! Если вообще увидит.
   – Чана, обедать! – позвала мама и мавки вздрогнули, озираясь в поисках источников воды.
   – Девочки, вас как зовут? – поспешно спросила Чана.
   – Малуша, – произнесла та, что была в платьице.
   – Любава, – сказала та, что была в шортиках.
   – А я – Чана. Приходите завтра сюда в это же время, – на ходу быстро проговорила Чана, выбегая из беседки и устремляясь к крану. – Я вам игрушки подарю, – добавила она, пуская воду в фонтанчик. – А то вам скучно. Придете?
   Тишина в ответ. Чана подняла голову – пусто было в беседке – ни девочек, ни куклы Кати, ни гномика, никого.
   
   – Мама, а кто такие мавки? – изрядно волнуясь спросила Чана, присаживаясь за обеденный стол на свое любимое место – у окна. Руки она уже вымыла – тщательно, со своим любимым душистым земляничным мылом.
   – А где ты слышала это слово? – в свою очередь удивилась Татьяна Владимировна, наливая сырный суп в любимую дочкину тарелку – с рисунком древнего замка на дне, – и внимательно посмотрев на дочку.
   Чана невольно покраснела. Обманывать она не могла, а как сказать правду?
   – Да так, – замялась она. – Мальчик один сказал.
   И это было правдой, потому что о мавках она услышала именно от Чега. А ведь он все-таки мальчик.
   – По древнерусским поверьям, это такие недобрые женщины, – вздохнув, принялась объяснять мама, ставя тарелку перед дочкой. – Живут возле водоемов.
   – А девочки среди них есть? – волнуясь, спросила Чана.
   – Наверное, – кивнула мама, кладя рядом с тарелкой ложку.
   – И что – они тоже недобрые? – еще больше заволновавшись, поинтересовалась Чана, беря ложку в руки и серьезно заглядывая в мамины глаза.
   Татьяна Владимировна снова внимательно посмотрела на дочку и пожала плечами.
   – Всякие девочки бывают, – ответила она, внутренне удивляясь чаниным вопросам. – И добрые, и недобрые... Как воспитаются, – добавила мама, погладив дочку по голове.
   
   
   

Возвращение куклы Даши


   На следующий день Чана, прихватив с собой куклу Лизу, а также детский набор посуды и продуктов, и сложив все это в большую корзину, побежала к беседке, боясь, что никого там не будет. Так и оказалось – беседка была пуста – и это было видно издалека. Но как только Чана, расстроенная, вошла внутрь, тут же появились мавки, бережно держа в руках куклу Катю.
   – Привет, – неуверенно произнесла Чана, останавливаясь и вертя в руках корзинку.
   – Здравствуйте, – вежливо поздоровались девочки-мавки, которые тоже чувствовали себя неловко.
   – Вот, – сказала Чана, ставя корзинку на скамеечку. – Я, как и обещала, принесла вам в подарок игрушки.
   Девочки несмело обступили корзинку, словно не веря в то, что все это – им.
   Но вскоре, по мере вытаскивания игрушек, их глаза разгорались все ярче и ярче. Они сдержанно охали, многозначительно глядя друг на друга, радостно замирали, передавая друг другу игрушки.
   – Это точно все нам? – наконец вежливо спросила Малуша, с трудом сдерживая переполнявшие ее эмоции.
   – Точно-точно, – решительно подтвердила Чана, с радостью замечая, что ее игрушки очень понравились девочкам.
   – Спасибо, – сказала Любава, нервно сцепив свои пальцы. – Ты очень добрая девочка.
   Она посмотрела на свою подружку.
   – Мы больше никогда-никогда не будем брать без разрешения чужие вещи, – сказали мавки, потупившись.
   – Это правильно, – тут же заверила их Чана, обняв обеих девочек на радостях. – Вы – молодцы!
   – Я тоже больше не буду так делать, – вдруг услышали они чей-то голос.
   Обернулись. У фонтанчика стояла еще одна девочка с голубыми волосами. Она была в короткой синей юбочке и в таком же коротком светло-желтом топике. В руках она держала куклу Дашу и еще какие-то предметы. А на краю фонтанчика сидел гном Чег и, ухмыляясь, весело болтал в воздухе ногами.
   – Это – Роксана, – тихо произнесла Малуша.
   Чана ничего не ответила, внимательно глядя на третью девочку-мавку и на свою любимую куклу Дашу в ее руках.
   Роксана подошла к скамеечке и положила куклу рядом с корзинкой. А вместе с ней – еще много разных вещей, а именно: тарелку с нарисованным Винни-Пухом на дне, две мельхиоровых ложки и кружку с Василисой Прекрасной и Серым Волком.
   – Извини, – еще раз произнесла Роксана.
   И добрая девочка Чана тут же её простила.
   – Это я с ней поговорил! – радостно сообщил гномик Чег со своего места. – Встретил ее у ручья и объяснил, что стыдно без спроса брать чужое, что на тебя все будут коситься, показывать пальцем, перестанут с тобой играть...
   Роксана расстроенно потупилась. Смутились и Любава с Малушей.
   – Самое главное – что вы все это поняли, – поторопилась успокоить их девочка Чана. – Ведь гораздо интереснее играть всем вместе – и со своим куклами и с чужими, – чем прятаться по углам в одиночестве! Так что давайте время от времени собираться вместе и дружно играть. Это будет так здорово!
   И девочки-мавки радостно с ней согласились. И Чана напоследок сбегала домой и принесла куклу Мальвину с такими же голубыми, как и у девочек, волосами, а в придачу к ней – набор одежды для куклы и набор разноцветных гребешков для расчесывания ее длинных волос.
   Роксана покраснела, долго отнекивалась, не желая принимать такой подарок, но в конце концов уступила, покраснев еще сильнее.
   – Ты – добрая, – торопливо шепнула она, неожиданно поцеловав Чану в щечку, и мавки исчезли, унося с собой игрушки – в нетерпении от сильного желания поиграть с ними вволю и заодно похвастаться перед другими девочками с голубыми волосами.
   
   
   
   
   

Борьба гномов с крысами


   Скатываясь вниз по леске, протянутой от вишневого дерева к форточке в детскую комнату, братья Сарок и Сокан транспортировали крупную связку из спелых вишен. Но внезапно перед самым окном ягоды сорвались и упали вниз, в траву. И тот час откуда ни возьмись появилась кошка Марта, которая, тщательно пригнувшись, медленно подкрадывалась к месту подозрительного шума. Братьям было жалко терять такие спелые ягоды, но что поделаешь, бывает. Проще срезать с вишни новые ягоды, чем поднять с земли упавшие. Они собрались было развернуться и перебраться на другую леску-магистраль, чтобы вернуться к вишневому дереву, как вдруг увидели трех толстых крыс, которые медленно шли навстречу Марте. Крысы были большие, серые, с тонкими длинными хвостами-спицами, с тупыми широкими мордами, острыми носами, розовыми ушками и черными бусинками глаз. Кошка их не видела, не чувствовала их запаха и продолжала пробираться вперед. Гномы замерли в воздухе, наблюдая сверху – что сейчас будет?!
   Вот Марта заметила крыс. Остановилась у стены дома. Зашипела.
   Крысы тоже остановились, посовещались и нагло посеменили прямо на нее. Кошка попятилась. Но в этот момент с другой стороны дома показались еще две крысы. Марта оказалась в западне.
   – Судя по ее поведению, однако, она не крысолов, – задумчиво пробормотал Сокан.
   – Ага, – согласился Сарок. – Крысы ее загрызут и девочка будет плакать.
   – Это будет печально, – подытожил Сокан.
   – Надо спасать кошку, – решительно заявил Сарок.
   Перебравшись на леску, которая вела в дом, они вернулись в детскую и все рассказали старейшему гному своего семейства – папе Сару. И тот тут же созвал гномов других семейств. И они все быстро посовещались и выработали план действий.
   – Так, – скомандовал папа Сар. – Ты, – указал он на Сокана, – ищешь Чану и все ей рассказываешь. Ты, – обратился он ко второму своему сыну, – Едешь на вишню и сообщаешь всем работающим там гномам наш план сражения. И захвати с собой резинки для рогаток. А вы, девочки, – обратился он к Ларе и Ламаре. – На крышу дома.
   И гномы быстренько разбежались по своим местам.
   Крысы между тем полностью окружили кошку Марту, прижав ее к стене дома, и не давая возможности убежать. Они медленно подступали, время от времени показывая свои острые клыки. Марта в ответ зло шипела и выгибала спину, царапая когтями землю и вытягивая хвост трубой.
   И когда крысы совсем уж приблизились к бедной кошке и, казалось, ей уже нет спасения от острых зубов злобных крыс, в этот момент из-за угла дома выскочила запыхавшаяся девочка Чана, крепко сжимая в руках швабру. Но, пробежав буквально несколько шагов, она замерла в нерешительности – крысы были здоровые, зубастые и совсем ее не боялись. Чана таких никогда еще не видела. И даже не подозревала о том, что крысы вообще могут иметь такие размеры! Не обращая внимания на девочку, зубастые твари медленно приближались к кошке, оскалившись и злобно шипя.
   – А ну пошли отсюда! – замахнулась девочка шваброй.
   Но вопреки ожиданию крысы совсем ее не испугались, и даже наоборот, часть из них развернулась, и еще шире оскалив свои пасти, принялись неторопливо, но очень уж уверенно наступать на Чану. Девочка видела, как на траву капала отвратительная слюна. И ей вдруг стало страшно. Чана поспешно забралась на садовую скамейку, с мольбой озираясь – ну как же ей спасти Марту?!
   В этот момент здоровенная вишенка, выпущенная из рогатки, влепилась в морду крысе, которая была ближе всех к Чане. Мякоть ягоды забрызгала крысе глаза, а косточка больно ударила ее по носу. Крыса подпрыгнула от боли и шмякнулась на бок. Впрочем, тут же подскочила, недоуменно озираясь и не видя врага. Гномы, сидевшие на дереве, радостно закричали. Это они привязали резинку между двух толстых веток вишни и, оттягивая ее втроем произвели первый выстрел. Для второго они приготовили здоровенный сучок, который оцарапал ухо второй крысе. А для последующих выстрелов Сарок вытаскивал из большого рюкзака маленькие разноцветные камушки, прихваченные им из детской.
   В это время мамы-гномы и девочки-гномики стали кидать с крыши дома различный мусор, который здесь накопился – упавшие с деревьев сучки и ветки, оставшиеся от строителей шурупы, гвозди и прочее мелкое железо. А девочка Лам громко стучала палкой по жестяному карнизу, стараясь просто напугать непрошеных зубастых пришельцев.
   Во дворе папы гномы разматывали поливочный шланг, собираясь окатить крыс холодной водой. А девочки Лара и Ламара, сидя в открытой форточке, вооружились своими зеркальцами и пускали солнечных зайчиков, стараясь ослепить зубастых противников.
   А тут и Марта воспрянула духом и, решительно зашипев на крыс, прыгнула на них, выпустив длинные когти. И в этот момент Чана, увидев гнома со шлангом, быстренько повернула кран и струя холодной воды окатила незваных пришельцев.
   Не выдержав такой атаки, крысы со всех своих коротких лап бросились наутек, развив поразительную скорость. Они даже перепрыгивали через бочки высотой около метра.
   Марта, наконец-то получив свободу, радостно запрыгнула на руки своей хозяйке, и та принялась ее успокаивающе наглаживать, приговаривая:
   – Ну все, глупенькая, мы их прогнали. Все позади. Успокойся. Больше они не сунутся.
   А Марта только мяукала, выгибая спину и жалуясь на что-то.
   – Ой, смотрите, одна крыса осталась! – вдруг закричали сверху девочки.
   – Где? Где? – всполошились гномы.
   – Вон там, за бочкой! – показывала рукой девочка Лам.
   Чана подбежала к бочке, держа Марту на руках. Гномы по своим воздушным путям ловко последовали за ней. И замерли в воздухе. За бочкой прятался совсем еще маленький крысенок белого цвета. Он в страхе беспомощно тыкал носиком в железо и жалобно при этом попискивал.
   – Бедненький, – первой сжалилась Чана, придерживая Марту – она побоялась, что кошка может наброситься на малыша. Но Марта сидела смирно, с любопытством поглядывая вниз. Наверное, еще сильно пахло крысами и она боялась уходить из под надежной защиты. – И такой маленький! – вздохнула девочка. – И все его бросили!
   – Да уж, непорядок, – нахмурился папа Ламур.
   – Один он погибнет, – добавил папа Тор.
   – Голодный поди, – сочувственно произнесла мама Алиса.
   Чана аккуратно опустила Марту на траву и протянула руки к беленькому комочку. Малыш сжался еще сильнее, стараясь забиться в траву и стать как можно незаметнее. Чана осторожно взяла его на руки. Подняла, приблизила к своему лицу этот маленький жалобно пищащий комочек.
   – Я его оставлю у себя, – решительно заявила она.
   – Марта будет его обижать, – в сомнении протянула тетя Тона.
   – Я их постараюсь подружить, – пообещала Чана, но уже не так уверенно. – А он вам не будет мешать? – с сомнением спросила Чана у гномов.
   Гномы только дружно засмеялись.
   – Мы вон каких громадин прогнали! – сказал папа Ламур. – С этим малышом и подавно справимся. Не переживай, мы найдем с ним общий язык. Воспитаем как надо – вежливым, культурным и не шаловливым.
   Шум подъезжающей машины отвлек внимание девочки Чаны.
   – Мама приехала! – воскликнула она и побежала в дом пристроить куда-нибудь крысенка, чтобы его Марта не достала. Нашла коробку из под обуви, постелила на дно свой носовой платок – чтобы было мягче и теплее. Неплотно закрыла крышкой – чтобы оставались небольшие щелки для воздуха. А на крышку положила две толстых книжки – чтобы Марта не смогла добраться до малыша.
   А когда Чана подбегала к входным дверям, чтобы помочь маме с сумками, Татьяна Владимировна уже входила в прихожую.
   – Ну как тут у вас дела? – спросила она, занося пакеты с покупками и закрывая за собой дверь.
   – Ой, мама! Что тут было! Что было! – радостно загалдела Чана, принимая у мамы пакеты и относя их на кухню, пока мама раздевалась в прихожей.
   – И что, интересно, здесь у вас было? – тут же насторожилась мама, присаживаясь на пуфик, чтобы разуться. Она внимательно посмотрела на Чану, перестав при этом расстегивать туфельку.
   Чана тут же осеклась, понимая, что от избытка эмоций она сболтнула лишнее.
   – Да вот, – замялась она, неловко выкладывая на кухонный стол продукты из маминых пакетов. – Я в нашем дворе у бочки – ну, ты знаешь, которая у самого дома стоит, – принялась сбивчиво объяснять девочка, – нашла совершенно беспомощного, маленького и такого миленького мышонка.
   Чана покосилась на маму.
   – Мышонка?! – растерялась мама, меняясь в лице.
   – Но ты знаешь, – тут же затараторила Чана. – Он такой миленький! Такой хорошенький! Он тебе обязательно понравится! Он остался без родителей и совсем голодный – не могла же я пройти мимо?
   Чана уже более решительно посмотрела в мамины глаза: Мол, мама, я же права? Я же правильно поступила? Я же ведь спасла слабого детеныша!
   – Вот вырастет в огромного и зубастого, что ты с ним будешь делать? – поинтересовалась мама.
   – Он у меня будет добрый и ручной! – искренне заверила ее Чана.
   – А если – нет? – в сомнении не согласилась Татьяна Владимировна.
   – Будет, будет! – убежденно воскликнула девочка.
   – А ты его накормила? – улыбнулась этому мама, и Чане сразу же стало легче на душе и она радостно вздохнула, но тут же испуганно спохватилась.
   – Ой! – расстроенно воскликнула, она почему-то приседая. – Нет. Не покормила. Не успела. А что ему можно давать? – в надежде посмотрела она на маму. – Он ведь такой маленький.
   – Молоко налей, – посоветовала Татьяна Владимировна, наклонившись и продолжая снимать туфли. – Только слегка подогрей его в микроволновке.
   – Хорошо, мамочка! – обрадовалась Чана и, оставив недоразобранные магазинные пакеты, бросилась к холодильнику.
   – А если не будет сам лакать – напои из детской соски, – закончила вдогонку мама. – И обязательно вымой его – мало ли каких микробов он на себя нахватал, – твердо добавила она.
   
   
   
   
   

В гостях у дриад.


   Остановив коляску прямо под небольшим дубом, росшим неподалеку от деревянной беседки, Чана принялась перепеленывать куклу Дашу, ворчливо при этом выговаривая:
   – Опять ты, Даша, растрепалась! Сколько раз тебе говорить – нельзя же так!
   Она достала из детской сумочки, перекинутой через плечо, влажную салфетку, и принялась деловито вытирать кукле лицо, словно та вся исслюнявилась. И в этот момент прямо в коляску упал желудь. Чана посмотрела наверх – всякое, конечно, бывает – и шишки в лоб попадают, и желуди падают. На всякий случай перекатила коляску чуть в сторону и продолжила прерванное занятие.
   – Аккуратнее надо быть, Дарья Сергеевна, – наставительно говорила девочка, плотно заматывая куклу. – Ты уже совсем большая, нельзя тебе баловаться!
   Снова упал желудь. На этот раз он попал девочке прямо в плечо. Было больно. Чана снова быстро посмотрела наверх, энергично потирая ушибленное место. Никто там не прятался в ветвях, никто не кидался сверху. Может, какой-нибудь хулиган скрывается в кустах? – предположила она и внимательно-внимательно оглядела ближайшие заросли. Нет никого, только в траве куда-то спешил мальчик-гном Сарок, волоча небольшую гайку.
   – Это не ты, случаем, кидаешься желудями? – подозрительно поинтересовалась Чана, нависнув сверху и грозно прищурившись на всякий случай.
   – Куда уж мне! – засмеялся гном, останавливаясь и вытирая от усталости лоб. – Да я и не докину до тебя. Разве только – докачу. Это, наверное, дриады балуются.
   – А кто это такие? – несказанно удивилась Чана.
   – Залезь на дуб – и узнаешь, – весело ответил Сарок и, прихватив гайку, убежал по своим делам, скрывшись в высокой траве.
   А Чана озадачилась. Снова посмотрела наверх. И тут к ее ногам упали еще два желудя.
   – Ах, так! – решительно произнесла она, сжимая кулачки. – Ну я вам сейчас покажу!..
   И девочка, подойдя к дереву, решительно ухватилась за нижние ветки и подтянулась повыше. Крепко уцепилась за следующие и упрямо поднялась еще выше. А на четвертой ветке все вокруг вдруг волшебным образом изменилось. Листва стала гораздо гуще, а ветки – толще и длиннее. И поляна под ногами пропала за листвой. Словно Чана очутилась в дикой чаще.
   Сердечко девочки тут же громко застучало. И ей очень сильно захотелось вниз.
   Вот будет смешно, сердито подумала она, подбадривая себя. Струсила лезть на такое невысокое дерево. Все мальчишки будут смеяться надо мной!
   И Чана решительно полезла дальше, внимательно осматривая ветки в поисках существ, называемых дриадами. В обиду давать себя никак нельзя, думала она. А то ведь так и будут кидаться желудями – вообще не смогу во двор выйти поиграть. Что это за жизнь тогда пойдет?!
   Пробираясь сквозь листву она вдруг увидела настоящий дом, приютившийся у ствола на толстой-претолстой ветке. Ни скворечник, ни гнездо, а именно дом. Большой, деревянный, с дверью, с окнами и балкончиком. Сердце девочки захолодело – кто там живет? Вдруг кто страшный?
   Она невольно замерла, не в силах выбраться на эту толстую ветвь – ей стало страшно высунуться на открытое пространство и показаться обитателям этого таинственного дома.
   Что это я?! – встряхнулась Чана. – Проделала такой большой путь, и вдруг остановилась?
   И девочка решительно выбралась из листвы.
   Наверное, это и есть жилище дриад, – догадалась она, медленно-медленно приближаясь к дому по толстой ветви, словно по узкой дорожке, и придерживаясь за маленькие веточки, словно за перила. Осторожно поднялась на крыльцо. Замерла у двери, не дыша. Потом, набравшись храбрости, тихо-тихо стукнула кулачком в дверь и тут же отступила на два шага, готовая, если что, броситься наутек, назад, в листву.
   – Девочка, вам кого? – вдруг откуда-то сверху послышался детский голосок.
   Чана подняла голову. На балкончике стояли две смешливые девочки-близняшки с длинными зелеными волосами и в легкой зеленоватой полупрозрачной одежде.
   – Это вы кидались в меня желудями? – как можно суровее произнесла Чана, прищурившись для устрашения.
   Девочки переглянулись.
   – Ты извини, нам было скучно, – сказала та, что выглядела по-серьезнее. – А тебе было больно? – виновато спросила она.
   – Да нет, – смутилась Чана. – Не очень. Но больше так не делайте.
   – Хорошо, – пообещали девочки. – Больше так не будем.
   – А вы, собственно, кто такие? – настороженно спросила Чана.
   – Мы – дриады, – серьезно ответили они. – Мы рождаемся вместе с деревом, живем на нем и заботимся о нем.
   – А где ваши родители?
   – У нас же нет родителей, – весело рассмеялись близняшки.
   – Наверное, страшно одним, – посочувствовала им Чана.
   Девочки снова засмеялись.
   – Дуб – наш папа и наша мама. Он заботится о нас и защищает, – важно пояснила та, которая была по-смешливее.
   – А как вас зовут? – поинтересовалась Чана, уже нисколечко не сердясь на них.
   – Ивви, – кивнула та, что была по-серьезнее.
   – Нисса, – улыбнулась ее сестренка.
   Чана назвала свое имя.
   – Очень приятно, – ответили девочки.
   – И мне очень приятно, – отчего-то смутилась Чана.
   – Пойдешь с нами?
   – Куда?
   – Мы лес защищаем, – объяснила Ивви. – Ведь не у каждого дерева есть дриады. Поэтому время от времени мы осматриваем деревья – вдруг кому-то нужна наша помощь?
   – Ну, хорошо, – пожала плечами Чана – по деревьям гулять ей еще не доводилось. – Пойдемте.
   Девочки вышли из дома (обе были босиком) и они пошли по ветке друг за другом – впереди Ивви, за ней – Нисса, и Чана – самой последней.
   Передвигаясь с девочками-дриадами с одной толстой ветке на другую она вдруг очутилась в дикой роще. Хотя дуб ведь стоял на отшибе и ветками ни с одним деревом не соприкасался. Да и не было поблизости таких зарослей.
   Как это так?
   Но спрашивать об этом Чана постеснялась – вдруг засмеют. А девочки дриады неожиданно пропали, скользнув по наклонной ветке вниз, словно по снежной горке на ледянке. Чана растерялась. Ей было странно вот так вдруг броситься на ветку и катиться по листве в неизвестность. Здравый смысл подсказывал ей – она или обдерется или, что скорее всего, плюхнется на землю. А с такой высоты это будет очень и очень больно. Возможно, даже попадет в больницу. Чего ей ужасно не хотелось. И Чана растерянно остановилась, не зная, что делать.
   Внизу, сквозь густую листву, просунулась голова Ивви.
   – Что случилось? – серьезно спросила она. – Что стоишь?
   – Честно говоря, – смущаясь призналась Чана (пусть дриады смеются), – мне как-то не по себе. Вдруг не удержусь и упаду? Я как-то еще никогда не скатывалась по веткам.
   Ивви только улыбнулась. А тут и Нисса появилась в листве.
   – Делай как мы и ничего не бойся, – весело сказали дриады. – И все у тебя будет хорошо. Только не вздумай сама куда-нибудь уклониться – тогда точно шмякнешься. Или поцарапаешься. А мы здесь все пути знаем. И это – наша старая тропа.
   Чана вздохнула про себя, решительно села на толстую ветку, уходящую вниз, в густую листву, и, отпустившись от тоненьких веточек, заскользила по густым листьям, удерживая руками равновесие. Ветер засвистел в ее ушах. Мягкие листочки нежно защекотали ее лицо и руки, и такой вдруг восторг нахлынул на девочку, что захотелось закричать от радости. Как это было здорово! Покруче извилистых ледяных горок на Речном вокзале!
   Ветка плавно выпрямилась и Чана так же плавно остановилась у толстого ствола какого-то дерева. И это был уже не дуб. Здесь же стояли девочки-дриады и сурово смотрели на листву, которая вся была покрыта мелкими пятнышками.
   – Тля! – воскликнула Нисса.
   Дриады замерли, закрыв глаза.
   – А что случилось? – спросила Чана, оробев от их сурового вида, но девочки на нее шикнули и она замолчала.
   Минут пять-шесть девочки-дриады стояли неподвижно. Замерла и Чана. Наконец Ивви открыла глаза и вздохнула.
   – Уф! – тут же поддержала ее Нисса.
   – Мы муравьев позвали, – объяснила Ивви, наконец посмотрев на Чану. – Из ближайших муравейников. Скоро они прибегут и все здесь подчистят.
   И Чана только подивилась этому.
   А потом они снова бродили по веткам, словно по узким тротуарам, и земля внизу еле-еле проглядывала сквозь густую листву. И Чана перестала удивляться, что она с дубовой ветки переходит на березовую, а с березовой – на сосновую.
   А потом девочки снова замерли, приложив уши к очередному стволу.
   – Короеды, – сказала Ивви.
   – Точно, – подтвердила ее сестра.
   И дриады снова замерли. А Чана, уже наученная горьким опытом, застыла, стараясь им не мешать. И когда девочки открыли глаза, она только спросила:
   – А сейчас вы кого позвали?
   Ивви тряхнула длинными зелеными волосами.
   – Дятлов, – ответила она. – В нашем лесу не оказалось ни одного. Пришлось связываться с дриадами соседней рощи. И те уговорили нескольких дятлов, которые и согласились прилететь к нам.
   – Ух, ты! – невольно вырвалось у Чаны. – И как вы это делаете?
   – Что? – не поняли девочки.
   – Ну, разговариваете с муравьями и другими дриадами, хотя они очень далеко от вас? – с замиранием сердца уточнила Чана.
   Девочки-дриады только пожали плечами.
   – Не знаем, – честно ответили они. – Мы всегда это умели.
   – Вот бы и мне научиться! – с легкой завистью произнесла Чана.
   Девочки переглянулись.
   – Это тебе надо к старой Эмеренте, – задумчиво произнесла Ивви.
   – А кто это? – тут же спросила Чана.
   – Это наша учительница, – ответила Нисса. – Она все знает и все умеет. Наверняка, она тебя сможет научить. Если ты, конечно, не будешь лениться и будешь вовремя делать домашнее задание.
   – Обещаю! – тут же заверила ее Чана и попыталась запрыгать от радости, но тут же ухватилась за ближайшую ветку.
   – Да ты что! – обратилась к своей сестре Ивви. – К ней же так просто – нельзя! Тем более, что Чана – не дриада. Забыла, что ли?
   – Действительно, – наморщила лобик Нисса. Потом она посмотрела на Чану. – Мы с ней сами переговорим. И если она будет не против – мы дадим тебе знать. Хорошо?
   – Конечно, конечно! – снова захотелось запрыгать Чане, но она вовремя удержалась.
   Где-то в вышине застучали клювами дятлы и девочки-дриады, улыбнувшись, удовлетворенно кивнули.
   – Пойдем дальше? – предложила Нисса.
   Но ее сестра вдруг напряглась, отрицательно покачав головой.
   – Костром потянуло, – произнесла она. – Туристы. Пойдем, посмотрим.
   И девочки полезли куда-то вверх и вправо. Чана молча последовала за ними, удивляясь про себя, что за время этого путешествия она ни разу не поцарапалась. Наверное, деревья защищают дриад, решила она про себя, раз те помогают им. Ну и на друзей дриад эта защита тоже распространяется.
   Вскоре ветка стала тоньше и даже прогнулась под Чаной. А дальше, на самом ее краю сидели невесомые дриады и смотрели вниз, на полянку.
   Там, внизу, трое туристов жгли костер.
   – Смотри, – прошептала Ивви, повернувшись к своей сестре. – Вон пакет валяется.
   – Вижу, – сурово наморщила лобик Нисса. – И обертки от жвачки...
   Один из туристов допил бутылку из под "Фанты" и зачем-то швырнул ею в ближайшее дерево. Бутылка разбилась, разбросав осколки во все стороны.
   – Варвары! – возмутились девочки-дриады. – Это же безобразие! Так ведь и бурундучки и белочки могут пораниться! Да и кора у дерева повредилась!
   – И что делать? – осторожно спросила Чана, полностью согласная с дриадами – безобразничать ни в лесу, ни в городе нельзя – это она знала твердо.
   – Проучим, – сказала нахмуренная Ивви.
   – А как? – тут же поинтересовалась Чана, учащенно задышав от возбуждения – проучить кого-нибудь за дело – на это она всегда была готова.
   – Увидишь, – деловито ответили дриады.
   Девочки снова закрыли глаза, сосредотачиваясь. Посуровели. И вот внизу один из туристов, собравшийся было присесть на пенек, вдруг дико вскрикнул, подскочив как ужаленный. Оказалось – он сел на колючку. А вот дым от костра повалил прямо в глаза туристам, и как они не уворачивались и не бегали вокруг костра, дым упорно преследовал их. Они отворачивались и махали руками и отбегали подальше – ничего им не помогало. Но вот костер неожиданно вспыхнул миллионами искр, которые взмыли вверх и дружненько устремились на незадачливых туристов, и те тут же бросились наутек. Полянка опустела.
   Огонь от брошенного без присмотра костра неожиданно побежал по сухой траве. Дриады испуганно вскрикнули, а Чана быстро спустилась вниз и принялась решительно затаптывать непокорное пламя, которое от действий девочки вскоре и погасло – лес был спасен.
   – А мы так не можем, – с уважением произнесли дриады, спускаясь на землю, где они чувствовали себя очень уж неуверенно, и девочке эти слова было приятно слышать.
   – Да ладно, какие пустяки, – как можно небрежнее произнесла она, тем не менее слегка покраснев, и принялась собирать осколки от бутылок и прочий мусор, складывая все это в пустой кармашек детской сумочки, накинутой через плечо.
   – Ну все, на сегодня достаточно, – сказала Ивви. – Возвращаемся.
   И Нисса согласилась с нею. А Чана промолчала. Она бы с удовольствием еще бы побродила по веткам, помогая лесу, деревьям. Но она здесь – не главная.
   Обратный путь занял гораздо меньше времени и усилий. И вот уже показался дом дриад, спрятавшийся в дубовой листве.
   – Чана! – вдруг откуда-то снизу послышался мамин голос. – Чана, ты где? Иди обедать!
   – Я побежала. Меня мама зовет, – торопливо промолвила Чана. – Как от вас быстрее спуститься на землю?
   Дриады проводили ее до самой нижней ветке, когда листва совсем поредела и показалась полянка – вот она, почти под ногами. Мамы, правда, нигде не было видно, только одиноко стояла коляска с изрядно заскучавшей куклой Дашей. Чана ступила на нижнюю ветку. Замерла. Обернулась. Девочки-дриады сидели веткой выше. Покачивались, даже не придерживаясь за другие веточки. Молчали.
   – До свидания, – вежливо попрощалась Чана.
   – До свидания, – также вежливо ответили девочки-дриады.
   – А если ваше дерево срубят? – вдруг спросила Чана. – Куда вы переселитесь?
   – Если дерево умрет – умрем и мы, – просто ответили девочки. – Мы с ним – одно целое.
   – Это очень печально, – грустно сказала Чана.
   – Конечно, – согласились близняшки. – Вот поэтому так необходимо беречь и защищать все деревья. Ведь они тоже живые!
   Чана согласно кивнула.
   – А к вам можно приходить в гости? – вдруг несмело спросила она.
   – Конечно! – дружно воскликнули обе дриады и заулыбались. – Все будет веселее!
   – Пока-пока! – уже более радостно попрощалась Чана, спрыгнула на траву и невольно посмотрела наверх – ветки дуба не были сильно густыми и ствол дерева хорошо просматривался – но ни домика, ни дриад видно не было.
   Чудеса! – пожала плечами Чана и, прихватив коляску – прости меня Даша за долгое отсутствие – быстренько побежала домой, а то мама будет сердиться.
   – Ты где бегаешь? – спросила Татьяна Владимировна, когда Чана, оставив коляску в прихожей, вбежала в столовую. – Мой руки. Я тебе суп налью.
   – Сейчас помою, – ответила Чана, останавливаясь и поочередно глядя на папу и маму. – У меня к вам очень серьезное дело, – сказала она. – Родители, если вы вдруг надумаете срубить наш дуб – никогда этого не делайте. Обещаете? Никогда-никогда!... – настойчиво повторила Чана.
   Мама и папа сильно удивились, переглянулись, но, видя ее очень серьезное и решительное лицо, к тому же почему-то готовое заплакать, клятвенно это пообещали.
   – Чана, ты что?! Такое замечательно дерево, и срубить! Нет, конечно! Там и тенёк, и вообще – оно красивое, – заверила ее мама, гладя дочку по головке.
   – Я так, на всякий случай, – буркнула Чана, незаметно вытирая проступившие слезы и побежала выкидывать в мусорную корзину битое стекло из сумочки и мыть руки перед едой.
   
   
   
   

Белочкин склад.


   Сидя за своим столом Чана делала домашнее задание – из разноцветных бумажек она клеила аппликацию – огромную красно-алую розу в пузатом глиняном кувшине.
   Вдруг в открытую форточку по веревке-магистрали вкатился гномик Чег.
   – Чана! Там у белочки несчастье! – взволнованно воскликнул он, спрыгивая на стол прямо на цветную бумагу.
   – А что случилось? – спросила девочка, намазывая клеем красный треугольник, и прикидывая, как бы его поаккуратнее приклеить.
   – Плохие мальчишки разорили ее хранилище с орехами и грибами! – протараторил Чег, учащенно дыша. – Которое она готовила себе и своим бельчатам на зиму! А зимой в морозы где белочке найти еду? Только в своих запасах. Вот она придет – а там нет ничего! И что ей тогда делать? Тем более, если этот склад – последний.
   Чане стало жалко белочку и ее детенышей и, выкинув в мусор красный лоскуток, и посадив гнома себе на плечо она заглянула в замок на третьей полке стеллажа.
   – Эй, род Мюррей! – окликнула она. – Нужна ваша помощь!
   Гномики показались в окошках и на балкончиках высокого замка.
   – А что случилось? – спросил старший гном семейства – папа Тор.
   – Мальчишки белочку обидели!
   Гномы быстро забрались в протянутую ладошку, а с оттуда – на плечи девочки и в кармашки ее платьица.
   Чана поспешно вышла из дома, энергично пересекла внутренний двор и, пройдя через заднюю калитку, оказалась возле рощицы.
   – Показывай дорогу, – сказала девочка Чегу.
   – Иди вправо по тропинке, а там я тебе покажу, – ответил гномик.
   И Чана решительно, быстрым шагом, устремилась в указанном направлении. Вскоре они прибыли на место.
   Под небольшой черемухой суетливо бегала несчастная белочка, пытаясь собрать разбросанные грибочки и орешки.
   Чана опустила гномов на траву. От белочки они узнали, что бельчата у нее так любят орешки! А теперь вот останутся без своего лакомства! Да и сушеные грибочки суровой снежной зимой очень даже бы пригодились.
   Девочка и гномы принялись помогать белочке собирать разбросанные продукты. Что на самом деле оказалось очень тяжелой работой, так как запасов было много – все-таки на всю зиму, и все они – маленькие, и найти их в высокой траве было очень непросто, даже для гномов.
   Они собрали только половину всех запасов – остальное просто не смогли найти. Устали. Присели отдохнуть.
   – Плохо, что в наш лес повадились ходить разные хулиганы, – вздохнула мама Алиса.
   – Это точно, – подтвердил папа Тор.
   – Раз они могут вот так запросто разрушить то, что создано не ими, а кем-то другим, значит они и дальше будут продолжать ломать и разрушать все, что им попадется на глаза, – снова вздохнула мама Алиса.
   – Это точно, – снова подтвердил папа Тор.
   – Так это дело оставлять нельзя! – воскликнула девочка Лам.
   – Надо что-то делать, – подтвердил мальчик Чег. – А то житья не будет лесному народу.
   Все задумались.
   – Придумала! – радостно воскликнула Чана, вспомнив свои приключения с дриадами. – Надо их попросту проучить! Да так, чтобы они поняли, что так поступать нельзя. Что это очень плохо.
   Гномы вопросительно посмотрели на Чану.
   – Устроим им засаду! – возбужденно развила она свою идею. – Попросим дриад, пусть они нам сообщат, как только эти мальчишки снова появятся в лесу. Тут-то мы им и покажем!... – радостно закончила Чана, в азарте потирая руки.
   
   
   
   

Расширение жилья гномов.


   – Чана, ты не против если мы займем твою синюю коробку? – спросила девочка Лам, когда Чана и гномы вернулись домой из леса.
   – Нет. А что вы хотите? – поинтересовалась она.
   – Мы хотим построить свой детский городок. Чтобы жить самостоятельно. И чтобы все делать самим.
   Хорошая идея, подумала Чана. Вот и мне бы так! Но только чтобы родители были неподалеку.
   Коробка была высокой, с крышкой наверху. Чана высыпала из нее все свои поделки. Поставила на стол. Бритвой аккуратно прорезала в ней дверь, и гномики-дети принялись клеить внутри коробки перекрытия между этажами, а также шкафчики, столы, стулья, кроватки и лестницы; заодно прорезали и окна в стенках коробки. Чана им только подавала картонки. Надо будет никогда не выбрасывать пустые коробки, с сожалением подумала она.
   – На первом этаже у нас будет прихожая, общий игровой зал и чулан для разных вещей, – разговаривали они между собой. – На втором этаже мы сделаем две спальни – для девочек и для мальчиков. А на третьем – спортзал.
   Взяв у Чаны фломастеры и масляные краски, девочки разрисовывали разными узорами пол и стены вновь созданных комнат – чтобы было красиво.
   Чана с восторгом наблюдала за всем происходящим и все порывалась помочь. И ей иногда разрешали вырезать и склеить кроватку или диванчик.
   Мальчики-гномы в спортзале делали канаты, лесенки, турники, и никого не подпускали к этой работе.
   Потом детишки провели в своем новом жилье свет. Для этого они из старых игрушек вытащили батарейки и светодиоды. А для проводов использовали старые электрические шнуры от тех же игрушек.
   Гномики-мальчики хорошо знали, что ток течет от клеммы "плюс" батарейки по проводам через лампочку и втекает в клемму "минус" той же самой батарейки. Если проводок в каком-нибудь месте разомкнуть, ток перестанет течь и лампочка гореть не будет. Таким образом они сделали выключатели в своих комнатах. Причем Чане пришлось еще раз сбегать к папе – за изолентой. И папа, уже без всякого удивления и вопросов, молча выложил перед ней несколько катушек разных цветов: черного, красного, синего и белого. Чана сначала хотела взять красную изоленту – она все-таки поярче, покрасивее, но потом подумала, что провода-то – зеленые, а с зеленым лучше всего сочетается синий цвет, и взяла синюю катушку.
   Напоследок девочки-гномики разукрасили с внутренней стороны крышку от коробки – ведь это будет потолок самых верхних комнат, и он тоже должен быть нарядным.
   И уже в самом конце Чана накрыла домик крышкой. Жилище было готово. Дети назвали его "Островом Робинзонов", и девочка Лам большими алыми буквами вывела эту надпись над дверью. Чана, по просьбе гномиков, поставила детский городок на соседнюю с "Белым замком" полку стеллажа. И также замаскировала его игрушками.
   
   А взрослые гномы в это время расширяли свои дома: достраивали детские комнатки — каждому ребенку по отдельной, – мастерские, кладовые, кабинеты для пап, комнаты отдыха для мам, а в местах, где должно сушиться белье они натягивали нитки.
   А папа Ламур, стоя на краю пенала, попросил у Чаны:
   – Мы у тебя видели сломанную машинку на батарейках. Можно мы ее разберем?
   – Конечно! – ответила девочка, с замиранием наблюдая, как гномики-детишки принялись зажигать огни в своих комнатках. – А зачем она вам?
   – Мы открутим моторчик с батарейками и приделаем его к нашему подъемнику, – объяснил старейшина гномов. – И тогда сможем с комфортом подниматься и опускаться. Да и с различным грузом станет гораздо легче!
   
   А потом Чана вырезала гномикам-детишках из остатков старой папиной футболки простынки и одеялки, набила ваткой матрасики и обивку для диванчиков, обшила по краям напольные коврики, чтобы они не лохматились.
   Работа у гномиков кипела, Чана была всем нужна, всем помогала, чему-то училась у гномиков, что-то советовала сама, жить ей было интересно и она была счастлива.
   
   
   

Лесные хулиганы.


   После обеда Чана старательно перемыла всю посуду – сегодня была ее очередь помогать маме на кухне. А потом она вернулась в свою комнату, налила белому мышонку молока и, старательно уворачиваясь от протянутых лесок, добралась до своего письменного стола. Присела. Её ждали уроки.
   И в этот момент в форточке возник мальчик Чег.
   – Дриады просили передать, – торопливо затараторил он, тяжело дыша, – что те мальчишки, что разорили белочкино хранилище, снова появились в нашем лесу. Все пятеро.
   Лицо Чаны посуровело. Сборы были недолгими. Ведомая дриадами она быстро прибежала в то месте, где должны были появиться мальчишки. Рассадила по веткам гномов, которых перенесла в своих карманах. С помощью дриад спряталась сама.
   А вскоре показалась и компания мальчишек, которая медленно передвигалась по лесу, громко шумя и ломая по дороге ветки.
   И когда один из этих хулиганов нацелился было пнуть муравейник ему по лбу ударила шишка. От неожиданности он присел. Усиленно потирая ушибленное место, недовольно посмотрел наверх, на большую березу, под которой находился муравейник, но увидел только маленькую белку – никакой хулиган там не прятался. Остальные мальчишки весело засмеялись, дразнясь. Но вот пролетела еще одна шишка, и еще один мальчик перестал смеяться. Но зато остальные мальчики уже просто давились от смеха, включая и того, в кого первого попало шишкой.
   А потом прилетела третья шишка. И вот уже трое мальчиков усиленно потирали свои лбы, недоуменно осматривая ветки березы и белок на ней, а двое остальных – просто покатывались со смеху.
   Но вот шишки посыпались как из ведра и мальчикам стало совсем не до смеха и они быстро юркнули под самые густые ветки.
   – В нас кто-то кидается! – наконец сообразил один из них.
   – Да кто может там кидаться? Никого ведь нет? – возразил второй и тут же получил шишкой по носу.
   – А белки?! Их там много! – воскликнул третий. – Ай! Ай! – тут же получил шишками и он.
   И действительно, белки набежали со всего леса и активно помогали гномикам.
   – Да, это белки, – назидательно произнесла девочка Чана, неторопливо приближаясь к прячущимся мальчикам. – И все потому, что вы разоряете белочкины хранилища с запасами еды на зиму. Вот белки вам и мстят. Видите – в меня-то ни одна шишка не попадает.
   И действительно, девочка совершенно спокойно стояла на открытом месте, в то время как на мальчиков, спрятавшихся в зарослях, шишки сыпались градом.
   – Эх, грамотеи! – добавила вполголоса девочка, незаметно помахав рукой прячущимся в ветках гномикам. – Плохо в школе учитесь! Не знаете, что шишки на березах не растут.
   Видя, что под ветками также нет им спасения, один из мальчиков закричал в панике – Спасайся! И мальчишки стремительно бросились наутек. Да так, что только пятки засверкали.
   – Если и дальше будете совершать плохие дела! – весело крикнула им вдогонку Чана. – То шишки на вас будут сыпаться не только в лесу, но и в городе! Так и знайте!
   И мальчишки это запомнили. И больше никогда не совершали плохих поступков – не разоряли муравейников, не мусорили в лесу, и даже сами собирали чужой мусор. А если видели, что мусорит кто-то другой, то обязательно делали им замечания.
   
   
   

Дриады и мавки в гостях у Чаны.


   Чана сделала все уроки. Погуляла с куклой Дашей по двору, покормила ее, поводила по травке, дала позагорать на солнышке – все-таки начало сентября! Тепло почти как летом! Но девочке почему-то было скучно. Ничто не радовало её.
   И Чане вдруг очень сильно захотелось позвать в гости девочек-дриад и мавок. Конечно, гномы такие интересные! Но с ними не посидишь вот так запросто на скамеечке, не поиграешь в куклы. А мавки кукол очень любят! И дриады тоже должны любить – ведь они тоже девочки! И Чана с грустью прогуливалась в беседке вокруг фонтанчика. А потом и под дубом. А потом даже залезла на него, но домика почему-то не обнаружила. Никто не появлялся, а как позвать лесных девочек Чана не знала.
   – Чана, что с тобой? – наконец услышала она.
   Обернулась. На перилах веранды стоял гномик Чег.
   – Ходишь и ходишь кругами, – продолжил он недовольным тоном. – У меня даже голова закружилась. Потеряла что?
   – Слушай, Чег, – сообразила девочка. – Ты ведь нашел как-то Роксану?
   Гном важно кивнул.
   – А можешь еще раз найти девочек-мавок и дриад и позвать их ко мне в гости? – замирая, спросила она. – Родители с Васей уехали и я дома одна, – уточнила девочка. – Мне скучно.
   – Да запросто! – усмехнулся Чег. – Куда их позвать-то?
   – В наш дом, в зал, – торопливо ответила Чана, вдруг заволновавшись. – Там просторнее.
   – Готовься к встрече, – подмигнул мальчик-Чег и решительно спрыгнул в высокую траву, пружиня на стебельках словно на батуте.
   А Чана, радостно волнуясь, побежала в дом, прихватив с собой куклу Дашу. В доме она первым делом собрала в детской комнате кукол и всяких принадлежностей к ним – одежду, столы, стульчики, машинки... Сложила все это в большой полиэтиленовый мешок из под микроволновки. Спустилась вниз, в зал. Торопливо рассадила кукол по креслам и диванам. Слегка приоткрыла на кухне кран с холодной водой – для мавок. И принялась терпеливо ждать, то и дело поглядывая на часы. И даже завела будильник – за полчаса до прихода родителей, – чтобы успеть все как следует прибрать за собой.
   Но никто не шел.
   Неужели девочки не захотели со мной поиграть? – в расстройстве думала Чана. – Или может они все заняты какими-нибудь важными делами? Дриады, например, обходят лес и в этот момент борются с какими-нибудь вредителями? А мавок просто не пустили родители?
   Но несмотря на все эти оправдания Чане было очень грустно и, глядя на своих кукол, ожидающих прихода гостей, ей почему-то хотелось заплакать. Она уже было потянулась смахнуть предательскую слезинку, как вдруг возле кадки с высоким лимоном что-то тихонечко щелкнуло.
   – Привет, как дела?! – тут же услышала она за спиной.
   Чана радостно обернулась. Дриады Ивви и Нисса улыбались как ни в чем не бывало.
   – Привет! Как хорошо, что вы пришли! – воскликнула девочка, подскакивая. – А то я все одна да одна!..
   – Добрый день! – в то же мгновенье послышалось и со стороны кухни.
   Мавки вошли в зал.
   – Здравствуйте, девочки, – сказали они дриадам.
   – Приветствуем мокрое братство, – улыбнулись в ответ дриады.
   – Ну, раз вы все друг друга знаете и представлять вас не надо, – торопливо сказала Чана, отчего-то волнуясь и судорожно теребя в руках куклу Дашу – так ей играть еще не приходилось. – Я предлагаю следующее: Наши куклы отдыхают на морском курорте, на острове в Средиземном море, – вспомнила Чана разговоры родителей про отпуск и, особенно, слова папы по этому поводу. – Они все поселились в шикарном отеле. И вышли на пляж...
   – Нам здесь неуютно. Здесь все такое искусственное, – поежились дриады, перебивая хозяйку дома.
   – Любая игра – это что-то искусственное, – попыталась успокоить их Чана. – Так вот, – продолжила она. – Мое предложение – наши куклы отдыхают на курорте. Моя кукла Даша только что полетала на парашюте и теперь решила отдохнуть. А эти все куклы – ваши. Разбирайте.
   Девочки послушно разобрали куклы.
   – А мою куклу как зовут? – спросила Малуша.
   – Кристина, – ответила Чана, мельком посмотрев в сторону мавки.
   – Так вот, – сказала Малуша, поправляя у куклы маечку и шортики. – Кристина только что занималась подводным плаванием. Ныряла с аквалангом. И теперь тоже решила немного отдохнуть.
   – Ух ты! – отвечая за свою куклу тонким голоском произнесла Любава, подводя свою куклу к Кристине. – Здорово! Расскажи, как там под водой?
   Малуша придала своей кукле небрежную позу.
   – Ну, – подчеркнуто скучающе произнесла она. – Там, в море – полная тоска. Медузы какие-то болтаются на волнах, словно тряпки. Кит какой-то странный проплыл мимо меня. Спал на ходу, что ли. Немного поиграла с дельфинами – покатали на себе. Мокрые, скользкие... неинтересно. А когда они уплыли – появилась стая акул. Пришлось прятаться за камнями. А там – так много крабов, вы бы только видели! – выдохнула Малуша и глаза у девочек действительно загорелись.
   – А в основном – полная тоска, – скучающе продолжила Малуша и перекинула левую ногу куклы на правую, заодно поправляя солнцезащитные очки.
   – А моя кукла...
   – Оксана, – тут же подсказала Чана.
   – С сафари вернулась! – с жаром воскликнула Ивви, встревая в игру и быстро найдя в ворохе кукольной одежды подходящую и торопливо переодевая свою куклу. – Устала ужасно! И это понятно – все-таки охотилась на львов и носорогов. А они очень страшные, и очень опасные. Но все-таки одного носорога поймала живьем – самого большого, с глубокими старыми шрамами на теле и с обломанным рогом.
   – Вожак, наверное, – вторила ей Нисса. – Видно, ему часто приходилось сражаться.
   – Конечно, – тут же согласилась Ивви, переводя свою куклу поближе к Кристине – девочки негласно приняли, что диван, на котором сидит Кристина – это пляж на берегу какого-то теплого моря, скорее всего – Эгейского.
   Пристроила куклу рядом.
   – Привет, – сказала Ивви.
   – Привет, – ответила Нисса. – Как дела?
   – Прекрасно! А у тебя как? – повернула она голову у куклы.
   – Спасибо, и у меня замечательно! Я смотрю, ты хорошо загорела.
   – Спасибо, – кивнула кукла Оксана.
   – И где так?
   – Да вот, – скучающе ответила Ивви. – Прокатилась на сафари. Целый день на спине слона! Вот и загорела.
   А мавкам, глядя на дриад, стало скучно.
   – Приветик! – подвела Малуша свою куклу к кукле Любавы. – А ты в курсе, что готовится поход в горы?
   – Нет, – тут же ответила Любава, меняя позу куклы на вопросительную.
   – Будет здорово! – затараторила Малуша. – Пойдем до самых вершин, к снегам! А там – и гроты, и пещеры, и отвесные скалы! Пойдем с нами?
   – Конечно, конечно! – радостно ответила Любава. Девочки-дриады примолкли, прислушиваясь. – Только надо будет с собой взять теплые вещи, спички и запас еды.
   – И я хочу с вами! – встряла со своей куклой Чана. – А спички и еда у меня вообще уже собраны!
   И Чана выложила пластмассовые фигурки еды – тортик, пирожное, котлета...
   – Ура! – притворно воскликнула Малуша. – Втроем нам будет гораздо веселее!
   Она вопросительно посмотрела на дриад.
   – Мы тоже хотим! – поддавшись всеобщему восторгу, воскликнули девочки-дриады. – Возьмите нас с собой?
   – Конечно возьмем! – согласилась кукла девочки Чаны. – Еды хватит на всех. А у вас есть теплые вещи? Без них – никак нельзя.
   – Конечно есть! – в голос ответили дриады, выкладывая к кучке с едой одежду для своих кукол.
   – Ну тогда рано утром отправляемся в поход! – воскликнула Чана. – А сейчас – всем спать! А то завтра рано вставать.
   И девочки дружненько уложили своих кукол спать.
   – Ну вот, уже и утро, – тут же сказала Чана, притворно зевая. – А как хочется спать! Но вставать все-равно надо. Ведь – поход. Договорились же!
   – Конечно, – тут же согласились девочки, поднимая своих кукол и усилено зевая за них.
   – Умываться и завтракать! – скомандовала Чана, и все девочки принялись энергично протирать своим куклам лица и глазки, а потом принялись старательно их расчесывать.
   А потом куклы расселись вокруг коробки, которая изображала стол, и Чана расставила пластмассовые тарелочки, а также пластмассовые стаканчики, ложки и вилки.
   – Есть блинчики, пирожки и бутерброды с сыром и колбасой, – деловито произнесла она. – Кто что будет? Заказывайте!
   – Мне – блинчики! – тут же подняла руку Ивви. – Но только один – я на диете.
   Чана сделала вид, что что-то положила на тарелку перед куклой Оксаной, и Ивви тут же это что-то как бы взяла в руки и принялась подносить ко рту куклы.
   – О, как вкусно! Пальчики оближешь! – с восторгом воскликнула она.
   – А мне – бутерброд. Только – небольшой, – сказала Нисса, глядя на свою подругу.
   Чана положила невидимый бутерброд на тарелку перед куклой дриады и вопросительно повернулась к мавкам.
   – А пирожки с чем? – спросила Малуша, изобразив на своем лице крайнюю степень придирчивости.
   – Есть с мясом, – тут же охотно принялась перечислять Чана. – Есть с луком с яйцом, и есть с картошкой и грибами.
   – Мне тогда дайте, пожалуйста, с луком и с яйцом, – вытягивая губки бантиком жеманно проговорила Малуша.
   Чана охотно исполнила ее просьбу.
   – А мне – с грибами. – сказала Любава.
   – Тоже один пирожок? – тут же уточнила Чана. – Или два?
   Любава сделала вид, что сильно задумалась.
   – А они у вас не очень большие? – с подозрением переспросила она.
   – Нет, – с готовностью покачала головой Чана. – Вот такие! – показала она на руках.
   – Ну, раз такие, – протянула Любава. – Тогда мне пол пирожка. Если можно.
   – Конечно можно! – весело ответила Чана и сделала вид, что что-то разрезает в воздухе. Невидимый остаток положила на тарелку перед куклой Любавы.
   – Спасибо, – скромно сказала Любава, склонив в вежливом поклоне голову.
   Своей кукле Даше Чана положила два блинчика, объясняя это тем, что поход будет трудным и, значит, понадобится много сил. Эту информацию она почерпнула так же со слов папы.
   Секунд пять-шесть доносилось "ням-ням" и "как вкусно!", и завтрак был закончен. Девочки салфетками дружненько вытерли куклам губы и руки, и принялись их переодевать по-походному.
   А потом – сам поход. Куклы слезли с дивана, погрузились в машинки, поехали по толстому ковру, словно по саване, до высоких скал – то есть до книжного шкафа. Здесь они, весело выгрузившись, приготовили альпинистские шнуры – мамин шпагат для перевязки коробок. Обвязались ими и смело полезли на самый верх.
   – Держитесь, я сейчас закреплюсь! – пищала Малуша.
   – Крепче, крепче привязывай! – советовала Ивви. – Вон как высоко!
   – Руку, руку давай! Я тебя подтяну! – призывала Чана, краем глаз заметив гномиков-девочек Ламару и Лам, которые с огромным интересом наблюдали за этой игрой.
   А на четвертой книжной полке вдруг произошло несчастье – оборвалась веревка и кукла Оксана упала прямо за книги.
   – В трещину провалилась! – тут же решили девочки. – Срочно надо спасать! Оксана, ты как?! – позвали они.
   – Я в порядке! – тут же ответила Ивви, имитируя горное эхо.
   – Вон какая узка щель, – в притворном сомнении, сокрушенно протянула Любава, качая головой. – Как туда добраться?
   – А тут и мы пригодимся! – вдруг дружно закричали и запрыгали гномики. – Мы же маленькие – везде пролезем!
   – Да, – согласно кивнула Чана. – А тут на короткое время вдруг появилась связь у сотовых телефонов, и Кристина успела позвать на помощь. И очень быстро, на вертолетах, появились самые лучшие в мире спасатели. А вот и они, – снова кивнула она гномикам.
   И гномики-девочки тут же посуровели лицами, деловито, для страховки, обвязались нитками-веревками и энергично, то и дело с серьезным видом проверяя крепость веревок, полезли за плотный ряд книг – спасать куклу Оксану.
   А потом, после того, как спасательная экспедиция благополучно завершилась, они все вместе – и гномы и куклы – забрались на самую верхушку скалы – на книжный шкаф, и, счастливые, водрузили там свой флаг, наскоро скрепленный из красных и желтых полосок. А потом они все радостно пофотографировались – а то остальные куклы им не поверят.
   А тут и будильник зазвенел.
   – Ой, что это?! – от неожиданности растерялись дриады и мавки.
   – Это я его завела, – сказала Чана, – чтобы к приходу родителей успеть прибрать за собой.
   – Значит – заканчиваем? – грустно спросили девочки.
   Чана также грустно кивнула – ничего не поделаешь.
   – Ох и здорово мы сегодня поиграли! – радостно заметили девочки, собирая в большой пакет кукол, кукольную одежду и прочие игрушки.
   – Но игра еще не закончена! – предупредила их Чана, сгребая в кучу пластмассовую посуду, в то время как гномики аккуратно сворачивали веревки. – Так что придется ее продолжить, а то наши куклы останутся в опасности! Им ведь еще надо спуститься со скалы вниз!
   На том они и расстались, с нетерпением ожидая своей следующей встречи, и попутно придумывая, в каких еще приключениях побывают их куклы.
   
   

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Северная, "Ворожея королевского отбора"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"