Афанасьев Сергей Игоревич: другие произведения.

Почти-любовь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    фотография чувств

  На днях сорвался резко и вдруг в дорогу. Чтобы провести вшивый уик-энд с ней и как полагается. Осенью. Зная, что многим мое появление в пункте назначения не понравится. Думая о последних купюрах, скомканных или трепетно обласканных пальцами и уложенных во внутреннем кармане. Зевая от того, что поздно лег и кляня себя за то, что чуть не проспал. Хотел было даже провалиться в сон, но вспомнил свою девочку. Вспомнил, сколько раз уже обламывал этого человечка. Вспомнил, что если не поеду, меня ждут три дня жесточайшей депрессии, погружения в хаос, боль, бешенство и полная потеря себя... На вокзале. Не помню, как покупал билет. Помню, как боязливо осматривал обшарпанный привокзальный туалет. Как доставал сигарету из пачки дрожащей рукой. Закуривал под медленно осыпающуюся с неба дождевую крошку, шорох шин по мокрому асфальту, крики наперсточников, болтовню старушек, запах бензина. Не курил уже месяц... Какой шоколадный вкус. Каждая выкуренная сигарета напоминает мне ее. Это она научила меня курить.
  
  В маленьком автобусе было холодно. Судорогой свело обе ступни. Стиснув зубы от боли, еле сдержался, чтобы не закричать. Рядом со мной оказалась девочка. Такой добрый взгляд. Ангельская улыбка. Маленькое лицо. Миленькие синяя курточка. Миленькие синие джинсы с белой вязью на коленках (мне было стыдно смотреть на них из-за проклятого чувства деликатности). Маленькая сумочка с...о боже! почти точь-в-точь такой же белой вязью! Когда эта крохотная сумочка тряслась на ее крохотных коленках (16 лет? 17?) у меня сделались судороги уже от восхищения маленьким человечком с его врожденным эстетизмом или намертво впаянным чутьем на гармонию. Нарочно спрашивал у нее, объявит ли водитель остановку, далеко ли до такого-то поворота.... Изредка бросался взглядами, зрачками медленно-медленно ощупывая каждый изгиб ее тела и черточки на лице. Симпатичная мордашка, далеко не красавица. Бездна очарования. Страшно подумать - даже боялся взглянуть ей в глаза. Взглянешь такой в глаза и потеряешься в ее мирах навеки. Когда в автобус ввалился парень с малышом на плечах, она взяла ребенка на руки, отставив сумочку в бок. Испытывая прямо-таки фетишистское волнение, я схватил этот черный комочек и положил поверх своей. Лаская взглядом вязь... Так и просидел всю дорогу.
  
  Встал заранее. За окнами непролазный лес. Ночь. Луны не видно. Потерялась на горизонте. Паренек слева подсказывал мне, где выходить. Но все равно я чуть не проехал свой поворот. Увидел за окном знакомое лицо, вышел. Навстречу по грязи выскочила она... Подожди, ну куда же ты? Все в машину, некогда ждать, когда вы наобнимаетесь.... Брат ее. Сдержан. Молчалив. Скупо улыбаюсь. Глупо шучу. Залезаем на заднее сиденье. Всю дорогу до дома обмениваемся банальностями о том, как прошел месяц. В меру смеемся. Что-то не так. Тепла нет. Вместо него какое-то страшное притяжение, больше психологическое, чем эротическое. Она похудела. Похорошела. Кажется чужой. Ее красота отталкивает. Красота слишком. Красота в избыток. Красота чересчур. Ее всю распирает от какой-то внутренней силы. И - я вижу это - тем сложнее ей сдержаться. Обниматься нельзя. Поцелуи?...
  
  Какие на фиг поцелуи? Мы не любим друг друга. Так решили смс. И сотовые телефоны. Это так, временное помутнение рассудка. Моментальное. В августе сидели в маленьком домике, отвернувшись друг от друга и ерничая по поводу только что произошедшего. Доиронизировались до растворения чувств без остатка. Затмения чувственности, желания, притяжения - в ноль. От которых неделю были сами не свои, приближаясь и отталкиваясь друг от друга проводами под током. Втайне от ее родителей. Втайне от себя самих ("это пройдет, это от одиночества, на твоем месте мог/могла бы быть другой/ая"). Ссорясь и мирясь в продолжение секунд. Убеждая не друг друга, а самих себя. Втайне. Что не любим, что это так, что это пройдет... Одиночество. Блядь...
  
  На следующее же утро нас бросила в объятья невероятная сила, бешенная энергетика, драйв изголодавшихся по чужому телу животных, визг, стоны... Настоящий сексуальный психоз. Продлился пару дней. За пару дней до отъезда вдруг полюбили. Или решили, что полюбили. Луна, дождь, поцелуи у дороги...Смазанный помадой лацкан пиджака. Ее смех, стирка - держи на память. Долгая тряска в авто с ее братом и матерью. Вокзал. Прощание за беседкой. По последней сигарете. Лихорадочные поцелуи. Один. Два. Твоя мама? Перед посадкой даже не смогли обняться. Рядом стоял и весело улыбался ее что-то подозревающий брат. Но улыбался искренне. Все ж таки друг детства, епты, конечно, давай обнимемся, натянутая улыбка, а у самого сердце потухшей звездой, все сжимающейся и сжимающейся. В ничто. В душе темно. В теле пусто. В глазах - она рядом. Нельзя, нельзя...Не прикасаться. Верботтен! Шучу (ненавижу шутников, на дух не переношу, гребанное чувство юмора выскакивает в самый неподходящий момент...). Сажусь в автобус. Уезжаю. Смсимся. Снимся друг друга. Два межгорода. Четыре ссоры. Три объяснения в любви. Финал за неделю до моего приезда...И...И она просит меня приехать. Я сваливаю первое попавшееся в сумку, глотаю кофе, пересчитываю сигареты и чуть не опаздываю на автобус.
  
  Приехали. Дома несем полную чушь. Мы друзья, да, конечно, абсолютные, на хрен, друзья. Любовники? На фиг любовников. Затмение. Помутнение рассудка. Да-да...У меня также. Никакой влюбленности. Я это поняла за неделю до. Я тоже (врешь, врешь!). Идем на прогулку. Небо светлое, хотя полночь. Сука-луна где-то катается по горизонту. Мне не нужен сейчас свет. Мне бы помолчать, подумать...Мудак. Мысли о просранных деньгах. Куда спешил? К кому спешил? К девочке-другу? К девочке, которая скучала? К девочке, нагло врущей самой себе, дабы избежать страшного провала в эмоциональную бездну? Когда нас обоих сорвет в пропасть и переконтузит напряжением. Боится. И я боюсь. Мы не умеем любить. Нас несет, заносит, выбивает, выбрасывает из колеи. Мы не умеем любить тихо и спокойно. Мы бешенные. Мы психи. Нам нельзя любить. Нас глючит от этого чувства.
  
  Детский сад. Окна на втором этаже. Включен свет. Там интернат. Мы забираемся на горку, и нас прорывает в болтовню. Знаете, так бывает, когда шепчешь, кричишь, захлебываешься во фразах... Ни о чем, без смысла, поток слов, чтобы только залечить временно нанесенную рану, заполнив пустоту. Слово за слово, образ за образом - пулями пробивают брешь в наших барьерах. Не целуемся. Не обнимаемся. Но кромка льда уже подтаяла. Дети выходят на балкон покурить. Спускаемся. Стоим у веранды. Два слепящих фонаря выжигают нас тенями на стене. Какой-то паренек, проходя мимо, бросает "это местные, не сдадут" и отходит на периферию. Смотрю на нее, пока она что-то говорит мне. Светом отливается ее профиль. Строгий. Четкий. По дороге два раза обнимаю. Математически просчитывая ситуацию. Целовать не дает. Она еще уверена, что нам любить нельзя. А внутри перехлестываются волны эротизма. Все, кранты, поезд несет к обрыву.... Оле!
  
  Ложимся отдельно. Не вызывая подозрений. Засыпаем мгновенно. Перед - целуемся. Быстро. Банально. Между делом. Следующим вечером выпиваем где-то в кафе на трассе. С нами ее бывший парень. Ухлестывает за ней в пьяном угаре. Ревности нет. Что это такое? Не знаю. Но ничего нет. Холодное исследование развития событий. Спокойный мониторинг чужой страсти. Он вытаскивает ее на танец, запрокидывает голову и целует...Курю на улице. Выходит брат, шутит. Чувство юмора? На хуй это чувство юмора. Самое странное, не испытываю к бывшему ни капли ненависти, ни капли зависти. Просто жду, когда все закончится. Мы на улице, она пытается объясниться. Брат подтверждает (зачем? кому?), что поджимала губки, да. По сигарете? Да.
  
  Развозим всех домой. Перед уходом тот долго уговаривает ее пойти с ним. Отказ. Обещание встретить с ним новый год. (Бля, какие банальные сегодня обещания! Где век дам и рыцарей? Какое было бы обещание тогда? "Первый танец за вами на балу у Голицыных. Я буду в розовом"? Сегодня - "первый минет за тобой, я обещаю"... Эстетический драйв.).
  
  Утром уезжаю. Она может ехать со мной. Мы опять любим, или, во всяком случае, хотим любить (такие чувства часто путаются). Почти переспали. Ага, почти секс. 21 век, новые термины любовных отношений. Новые технологии общения. Почти-секс. Почти-оргазм. Почти-любовь. Мать не отпускает. Но как ОНА хочет, боже мой, как она хочет...! Ее брат делится со мной сомнениями и предположениями. Что она как-то резко изменилась, совсем не гуляет, забросила пьянки, посылает мальчиков подальше. Говорит, что мать подозревает, что, в принципе, ему по фигу, но все-таки, и все-таки...Нельзя же так быстро измениться. Она чурается мальчиков. А я приехал...Хм.
  
  Проехав пару километров, самую грязь, останавливаемся с мужиком на пасеке какого-то старичка-коммерсанта. Обгрызанный временем домишко, запах меда, стакан медовухи (после пьянки? точно псих). Это его шестая пасека. Ночью посреди комнатки подохла от яда мышь. Вся кровью изошла, смеется старик, визжала, тварь. На столе сахар, мед, банка дешевого кофе, пакетики чая, неразрезанные этикетки, старое радио. По дому ходим в ботинках. Старик жалуется, что без баб никуда. Поебаться и дома убраться бы... Вот люди - вся романтика завязана мертвым узлом. Никакой тебе любви, никаких поездов, никаких крушений. Удобно. Удобные межполовые связи.
  
  Вечером звонок. 20 минут слов. И обещание позвонить. На фиг любовь? Зачем любовь? Любовь не способна обнять одиночество. Ее засасывает в него. Одиночество поглощает это чувство полностью, без остатка. RIP.
  9-11/10/06
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"