Агамиров Сергей Шагенович: другие произведения.

Как Россия потеряла Аляску

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


Как Россия потеряла Аляску

Борису Владимировичу РИХТЕРУ,

наставнику и учителю; ученому и

художнику; полярнику - посвящаю.

Автор

  
   Две части света - Европа и Азия - образуют единый континент, называемый географами Евразией. Одна треть этого обширного материка занимает Россия, раскинувшаяся от Атлантического до Тихого океана, Но не так давно, всего 130 лет назад, государственная граница России проходила и по другому континенту - Северной Америке: от Ледовитого океана на юг точно по 141 меридиану - к западу от Гринвича, а затем по хребту Кордильер по 55 параллели. На политических и географических картах, во всех атласах до 1867 года дальний северо-запад Америки закрашивался в цвет территории нашего Отечества с надписью "американские владения России". Они были получены по неоспоримому праву первооткрывателя, которое дали отважные русские землепроходцы, создавшие своими путешествиями эпоху великих открытий в Азии и на Тихом океане.
   А начались они на Востоке с плавания С. Дежнева и его спутников, которое привело к открытию пролива между Азией и Америкой, к открытию Камчатки и определению восточного побережья Тихого океана. Уже тогда, через Сибирь, к нему устремились промышленники, торговые люди, а также крестьяне, бежавшие от крепостного произвола из центральных областей России. Это движение в известной степени направлялось сибирскими властями, выдвигавшими задачу "проведывания новых землиц" на окраине Азиатского материка для увеличения доходов приведением "под высокую государеву руку в ясашный платеж" народов, населявших эти земли.
   Стремление русских на Восток было чрезвычайно интенсивным. Следует отдать дань смелости и предприимчивости целого сонма безвестных людей, и в этом отношении никакая другая европейская нация не может сравниться с русскими. И это все результаты трудов наших исследователей-мореходов, промышленников и купцов. Царское правительство еще не осознало своей роли в подобном процессе и не спешило закрепить достигнутые успехи в интересах нации.
   Выдающийся русский исследователь, неутомимый путешественник купец Григорий Иванович Шелехов стал основателем русских поселений на Аляске. Уроженец уездного города Рыльска Курской губернии, он был одним из самородков, которыми так богата Россия. Обладая глубоким и проницательным умом, попав в совершенно незнакомый для него край, очутившись в центре борьбы за наживу и обогащение на морских промыслах, единственный из всех купцов-предпринимателей он понял исключительное государственное значение Тихого океана для Русского государства. Шелехов осознавал, что экономическая эксплуатация тихоокеанских вод требует закрепления на береговой линии Америки, отсюда его вылазка на Алеутские острова и на Аляску и быстрый захват береговой линии на возможно большем расстоянии к югу. Все стремления Шелехова были направлены на юг - к Калифорнии.
   Григорий Иванович положил начало хозяйственному освоению и географическому изучению территории, называемой теперь Аляской, а правильно сказать, как это широко употреблялось во второй половине XIX века, Русской Америки. Такое название вполне оправдано не только в политическом, но и в географическом смысле. Эта обширная область площадью в полтора миллионов квадратных километров впервые обследована, положена на карту и хозяйственно освоена исключительно трудами русских людей. Первые названия географическим объектам дали здесь русские, и многие из этих названий сохранились до наших дней.
   Патриотом и государственным "мужем" считали Шелехова современники. Об этом свидетельствует и единственный уцелевший памятник на кладбище Знаменского девичьего монастыря в Иркутске. На постаменте обелиска, украшенного барельефным портретом, высечена надпись, составленная Г. Р. Державиным: "Здесь погребено тело по прозванию Шелехова по деяним бесценного по промыслу гражданина по замыслам мужа почтенного, разума обширного и твердого...он отважными своими путешествиями на Востоке нашел, покорил и присовокупил державе не только острова Кыхтак, Афогнак и многие другие, но и самую матерую землю Америки простираясь к северу и востоку, завел в них домостроительство".
   Приведены и даты его жизни: "Григорий Иванович Шелехов, Рыльский именитый Гражданин родился года 1748, вступил в супружество года 1775, начал торговлю свою в областях Сибири в 1775 году, морские путешествия совершил в 1783, 1784 и 1785 годах, скончался 1795 года июля 20 дня".
   На третьей стороне постамента помещены строки Державина:
   Колумб здесь русский погребен,
   Проплыл моря, открыл страны безвестны...
   И, зря, что все на свете тлен,
   Направил парус свой
   Во океан небесный
   Искать сокровищ горных, неземных... Главным же памятником Шелехову стала Русская Америка. За 85 лет ее существования она приобрела большую популярность в России. Туда устремлялись наиболее предприимчивые люди. Русская Америка часто упоминается в произведениях А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина, Н. А. Некрасова.
   Имя знаменитого путешественника можно найти на географических картах: залив Шелехова, озеро Шелехова. город Шелехов. На Аляске и на Алеутских островах до сих пор сохранились многочисленные постройки, сработанные русскими мастерами.
   Шелехов был незаслуженно забыт вскоре после утраты Россией территорий, присоединению которых посвятил свою жизнь этот выдающийся деятель XVIII века.
  

К берегам Восточного океана

   Чтобы понять, какая дорога привела Григория Шелехова в Новый Свет, нужно познакомиться с началом его жизненного пути. В нашем распоряжении оказалось не так много памятников, относящихся к жизни Шелехова. Год рождения Григория Ивановича установлен Точно - 1748, Глава семьи - Иван Шелехов, рыльский купец. Он и мысли не допускал, что его сыновья могут заниматься чем-либо иным, кроме торговли холстом, пенькой, дегтем и щепным товаром. Поэтому все его сыновья, в том числе и Григорий, прошли единственную в Рыльске школу для купеческих и мещанских детей - школу дьячка местной приходской церкви.
   Григорий был наблюдательным и вдумчивым человеком. Тот широкий кругозор, которым он обладал, мог выработаться только при упорной работе над собой.
   Не много книг попадало в Рыльск, и, по-видимому, больше всего интересовали Григория описания путешествий, особенно морских. Из книг Шелехов узнал, что недалеко от русских берегов находится таинственная Америка, населенная дикарями, убивающими европейцев.
   Григорий часто ездил с отцом в Курск, где жили богатые родственники Шелеховых - купцы Голиковы. Один из них - М. С. Голиков - был отставным морским офицером. Вот он и рассказывал своему молодому племяннику много интересного о море, помогал осваивать начала географии и мореходства. Рассказы старого моряка вызывали у Григория еще больший интерес к заморским странам: хорошо бы поехать на далекие острова, привезти оттуда диковинные товары, продавать их в гостином дворе в Курске.
   После смерти отца Григорий стал полным хозяином своей жизни, да и пора была - ему шел уже 25-й год. Со всех сторон доходят до Рыльска слухи о новых больших делах, затеваемых купечеством в разных концах России. Растет заграничный торг, возникают фабрики и заводы: по-новому их называют "мануфактуры". За далекой Сибирью открыли новые земли в океане - острова, где можно получить богатую добычу - драгоценные меха морских зверей. Большие деньги дают за них в Китае.
   Теперь уже не мальчишеские мечты, но трезвые деловые планы молодого купца подсказывают выход. Он решил поехать в Сибирь, заняться там торговым делом, попытать счастья. Переговорив с братьями, добился от них выдела его доли в отцовском наследстве деньгами и двинулся в далекий путь. Он едет в Сибирь, приглядываясь к здешней жизни, сильно отличавшейся по своему солидному укладу, соединенному с широким размахом, от привычных условий жизни бедных крепостных деревень Центральной России.
   Ровно через год после выезда из Рыльска купец приехал в Иркутск.
   Иркутск - центр торговой жизни Сибири, отсюда европейские и сибирские товары развозятся по всем направлениям: в Россию, в Якутск и Охотск, на Камчатку и в Китай. Здесь ежегодно бывают четыре ярмарки, на которых русские, бурятские купцы ведут оживленный торг, совершая крупные сделки на шелк, сукно, меха и чай.
   Шелехов встретился в Иркутске со своим дальним родственником - богатым купцом Иваном Ларионовичем Голиковым, Купец принял гостя очень приветливо и, выслушав просьбу Григория взять его на службу, предложил ему быть приказчиком при обширном хозяйстве "откупа", Григорий постепенно знакомился с сибирским купечеством и сибирским рынком, Разъезжая по Сибири, он побывал на китайской границе, где в русском городке Троицкосавске (Кяхта) и в его китайской слободке Маймачине происходили основные торги с китайскими купцами. Добрался он и до берегов величайшей сибирской реки - Амура, а по другой большой реке - Лене - добирался до Якутска. Вот только на берегах Восточного океана не пришлось побывать, но зато Шелехов наслушался самых фантастических рассказов о невероятных пушных богатствах на островах, лежащих среди вод таинственного океана.
   В купеческих кругах Иркутска, где бывал Григорий, все знали, что он не богат. Но представлению сибирских купцов он был просто нищий, наймит. Но эти люди знали также, что молодой купеческий приказчик был из старинного купеческого рода, он не раз доказал, что у него есть ум, воля и энергия, есть практическая деловая сметка, а купечество, особенно сибирское, умело ценить подобные качества. Рассуждали: такой человек далеко пойдет, надо ему только капитал округлить побыстрее. Тут путь простой: нужно молодца женить, а невесту взять приданницу. Доброжелательные свахи скоро нашлись и за невестой далеко ездить не пришлось. В близком к дому Голиковых семействе купца Панова овдовела дочь Наталия Алексеевна, всего год и пробывшая в замужестве.
   Выслушав советы доброхотных сватов и поразмыслив, Шелехов решил, что такой брак сулит ему немалые выгоды: невеста - поразительная красавица, славившаяся своим умом, приносила хорошее приданое и родственные связи среди местного купечества. Он дал согласие на сватовство, которое было принято благосклонно: сибирячке понравился приехавший из "Расеи" молодой купеческий сын, удивлявший даже предприимчивых сибирских купцов своей энергией. Так, кроме деловых расчетов, возникло обоюдное чувство. В 1775 году голиковский приказчик женился на иркутской купчихе.
   Шелехов оставляет службу у Голиковых и записывается в купеческое сословие Иркутска. Теперь дорога к Восточному океану открыта и ДЛЯ него. Он собирается в Охотск -единственный порт на этом океане,
   Вместе с ним едет и молодая жена. Никакие уговоры, никакие рассказы о страшно трудной дороге в Охотск не могли заставить Наталию Алексеевну изменить её решение. Они сразу же становится неразлучной спутницей своего мужа во всех его будущих странствиях и делах. Она его друг и советник. Шелехов не начинает ни одного дела, не обсудив его с женой. Их дружба неизменно поддерживает Григория в дни житейских испытаний. Им предстоит длинный и не безопасный дня путешественников путь.
   После долгих приготовлений в середине мая из Иркутска по дороге на Качуг - большое село на берегу Лены - потянулись вереницей обозы. В Качуге Шелехов, подобно другим купцам, погрузил свою кладь на паузок, который должен теперь на целый месяц стать плавучим домом для неунывающих молодоженов, решившихся на такое странное свадебное путешествие: им предстояло проплыть 2500 верст по великой сибирской реке.
   С прибытием каравана в Якутске открывается ярмарка, на которую съезжаются якуты, тунгусы, русские купцы из ближних и дальных мест. Шелехов с головой уходит в торговые операции - надо распродать привезенные товары, закупить новые. Здесь же он заводит знакомство с якутским купцом Лебедевым- Ласточкиным, вложившим свои деньги в охотские промыслы. Оба купца договорились о совместных действиях, и опытный, искушенный в местных обычаях Лебедев-Ласточкин руководит Шелеховым в его сборах для путешествий в Охотск.
   Сразу после ярмарки караван отправился в трудный и рискованный путь. Двигались все вместе - и купцы, и промышленники с матросами, и казенный караван под охраной солдат. До Алдана дорога довольно сносна: она идет по обширным лугам. Часто попадаются якутские юрты, совершенно пустые - их обитатели прятались при подходе отряда. Путешественники хозяйничают в брошенных юртах, оставляя в уплату после себя ножи, иголки, табак и немного денег.
   Несколько дней такого пути, и караван, перейдя вброд Амчу, подходит к Алдану. Против устья реки Май начинается переправа на правый берег реки. За Алданом характер дороги совершенно изменился. Густой лес и болота, высокие снежные горы, крутые спуски к бурным рекам, постоянные дожди. Мучительный переход через извилистую реку Белую и ее притоки - Охотский тракт пересекает их в 30 местах.
   Наконец караван перевалил через Становой хребет, и отсюда начинается спуск к морю. Всего 200 верст осталось до Охотска, до желанного Великого океана.
   И вот последняя горная гряда, и с её перевала перед путешественниками открылся безбрежный простор моря. Впервые Григорий видит ту стихию, о которой так много читал и слышал, и мечтал в дни юности, к которому он всегда стремился.
   Это было Охотское море Великого Восточного океана. В 1776 году Охотск, будучи единственным портом в северной части Тихого океана, переживал период своего расцвета, выглядел крупным оживленным городом, имевшим совершенно особенный облик и своеобразный уклад жизни. Дом охотского начальника находился в центре лучших построек города, вытянувшихся вдоль реки. Весной разлившаяся река затопляла территорию города, поэтому лучшие дома - чиновников и купцов - были расположены вдали. Ближайшие к воде строения - амбары и магазины, служившие складами пушнины, казенных запасов и корабельного снаряжения, стояли на сваях.
   Дальше от берега, за главной площадью, по склонам прибрежных холмов, разместились избы и жалкие лачуги, в которых обитали рабочие верфей и лабазов, "промышленные", матросы, казаки и вся остальная голытьба, не нашедшая своего счастья на богатом "океан-море". За чертой города, вверх по реке, тянулись верфи. На самой реке покачивался целый лес мачт промысловых судов: галиотов, гукоров, ботов.
   Быстрое течение, малые глубины, узость и непостоянство фарватера очень затрудняли вход в порт, особенно при частых туманах. Многие корабли, уцелевшие во время многолетних плаваний в открытом океане, находили свой конец при входе в порт.
   Охотская команда была довольно многочисленна. Прибывший вместе с Шелеховым в Охотск новый охотский начальник Зубов приказал сделать перепись служащих, из которой видно, что в 1776 году в Охотске состояли на государственной службе: один капитан-лейтенант, один лейтенант, четыре штурмана, один подштурман, двадцать канцелярских служащих, двадцать учеников навигационной школы, два боцмана, одиннадцать унтер-офицеров, восемь матросов, шестьдесят семь казаков на морской службе, двадцать семь мастеровых вольных и тридцать восемь из ссыльных. Всего военных и вольнонаемных людей, находившихся в подчинении у охотского начальника, было шестьсот четырнадцать человек.
   Шелеховы нашли в Охотске большое общество. Купцы занимались своими торговыми операциями, а их жены вели такой же образ жизни, как и в любом провинциальном городе Российской империи. Но все жили исключительно интересами промыслов, и все разговоры велись только о бобрах, котиках и ценах на мех, Здесь быстро росли состояния: достаточно было удачно провести промысел, и десятки тысяч рублей лежали в кармане. Но если налетал шторм, бросавший судно на камни, когда тонули люди, погибал драгоценный груз и вчерашний "именитый" купец делался нищим, Большой риск и громадные барыши жили бок о бок.
   В Охотске установился такой обычай: снаряжать судно на промысел товариществом или "компанией" на собранные паевые деньги. Участники товарищества назывались компаньонами и вносили деньги по количеству "записанных на себя" паев.
   Первым делом Шелехова в Охотске было снаряжение судна на Курилы. Заключив "валовый контракт" с Лебедевым-Ласточкиным, он купил гукор и отправил его в море. После десятимесячного плавания вдоль Курильской гряды островов штурман Петрушков, нанятый Шелеховым, промыслил и приобрел 970 бобров (каланов), 45 чернобурых лисиц и 95 голубых песцов. На следующий год удачливый купец отправил гукор под началом Антипина, который пробыл на островах два года, ведя довольно успешно промысел зверя. Но сильное землятресение 8 января 1780 года выкинуло укрывшийся в бухте острова Итуруп гукор и разбило его. Команда вместе с добычей была вывезена другим судном.
   Внимательно присматриваясь ко всем делам и прислушиваясь к разговорам старожилов и бывалых людей, Григорий вскоре понял, что промыслы на Алеутских островах значительно прибыльнее, чем на Курильских. Местный купец Лицка Алин, давно живущий на Камчатке и прекрасно знающий все условия промыслов, уговорил купца снарядить с ним на паях судно к Алеутским островам. Шелехов купил судно и назвал его "Павлом". Осенью 1776 "Павел" ушел в плавание.
   "Павел" вернулся из плавания только в 1780 году, привезя груз пушнины, оцененный в 74249 рублей. Было забито 3400 котиков, 936 бобров, 1580 голубых песцов. Это была неплохая добыча.
   В 1778 в море плавало уже шесть судов Шелехова. За два года он получил доход почти 200 тысяч рублей. В 1779 он отправляет в плавание бот "Николай" и галиот "Иоан Предтеча". В этот же год возвращается в Охотск "Павел", Теперь Шелехов может отправляться в плавание самостоятельно, без компаньонов. Свое новое судно в память о своей родине он называет "Иоан Рыльский".
   В 1781 году на судно "Святой Георгий" был приглашен известный своими удачными плаваниями подштурман Герасим Прибылов. Целых восемь лет пробыл Прибылов в плавании, но добычи привез на 258000 рублей и сообщил об открытии им в Беринговом море двух новых островов, лежащих значительно севернее Алеутской гряды. Их все так и называют теперь - островами Прибылова. Подштурман нашел на островах несметное количество котиков. Очевидно, сюда перешла большая часть алеутского стада, напуганного наездами охотских промышленников.
   Участвуя почти во всех компаниях, ведя и другие коммерческие дела, Григорий преуспевал в Охотске и вскоре сделался одним из самых богатых купцов Сибири. За время пребывания в Охотске увеличилась семья. Здесь родились дочери - Анна и затем Екатерина.
   Шелехов, не имевший систематического образования, но обладавший деловой практической сметкой и большим природным умом, прекрасно ориентировался в создавшейся обстановке: он пришел к выводу, что морские промыслы в Восточном океане находятся накануне серьезного кризиса. В течение 35 лет, прошедших со времени открытия Берингом Алеутских и Командорских островов, русские промышленники широко охватывали своей деятельностью всю Алеутскую гряду и собирали на островах богатую жатву. За продвижением русских промышленников на восток следили не только в России, но и в Западной Европе.
   Все, интересовавшиеся деятельностью русских мореходов и промышленников, независимо от причин, вызывающих этот интерес, ясно представляли себе, что русские непосредственно приблизились к берегам Америки. Это обстоятельство не могло не привлечь к себе прежде всего внимания правительств тех государств, которые смотрели на американский материк как! на территорию своих исключительных прав. Такими государствами в конце XVIII века являлись Испания и Англия, Под флагом Ост-Индской компании к берегам Аляски направились корабли опытного морского разведчика Джеймса Кука. В 1778 году корабли Кука появились у берегов Аляски, пересекли Берингово море и вошли в воды Ледовитого океана. Во время плавания в северной части Тихого океана экспедиция Кука не раз встречалась с русскими промышленниками и установила факт хозяйственного освоения русскими прибрежных вод Аляски.
   Известие о появлении у Алеутских островов англичан было получено в Охотске от штурмана Герасима Измайлова, и если оно не произвело особого впечатления на купцов, то для Шелехова эта вылазка англичан была источником целого ряда заключений и выводов.
   Командорские, Алеутские, Курильские острова открыты русскими. Однако права русских на эти острова не получили политического признания. Царское правительство еще не сделало никаких заявлений о своих притязаниях на земли, лежащие на Восточном океане. Екатерининские политики считали, что в данный момент нельзя осложнять отношения с Англией. Правительство не желало открыто вмешиваться в дела на Тихом океане, и деятельность екатерининской администрации ограничивалось берегами Сибири.
   А на море, где не было ни одного судна под военным флагом, безнадзорно хозяйничали представители купеческих компаний, и их произвол представлял вторую опасность для государственных интересов. Хозяйский глаз Шелехова предвидел все последствия такой хищнической деятельности.
   Промышленные компании вели промысла без всякого плана. Зверь истреблялся в количестве большем, чем это вызывалось спросом рынка, цены на меха падали и приходилось уничтожать часть добытой пушнины. Такое бессистемное истребление приводило к обеднению лежбищ. В результате количество зверя на островах уменьшалось, и в поисках хорошего промысла суда должны были уходить все дальше и дальше.
   Поиски новых промыслов привели русских промышленников к американскому берегу. Еще в 1761 году судно Бечевина промышляло у полуострова Аляска в Протасовской бухте. Потом Зайков пытался вести промыслы в Чугацком заливе, но наткнулся на вооруженное сопротивление местного населения. Такая же участь постигла Полутова и Очередина, пытавших зимовать на острове Кадьяк.
   Организация промысловых экспедиций к далеким американским берегам требовало больших затрат. Такие расходы были не по силам мелким компаниям. Требовался крупный капитал, организация обширной компании, объединяющей большое число пайщиков.
   Не имея никакой поддержки в правительственных кругах, Шелехов задумал составить компанию из наиболее богатых купцов, собрать крупные средства и, начав освоение земель в Северной Америке, поставить правительство перед свершившимся фактом. В успехе задуманного дела он не сомневался.
   В 1781 году он вернулся с семьей в Иркутск и здесь выступил со своим планом, предлагая купцам образовать компанию для ведения промыслов в Америке. Он предлагал основать на побережье Америки ряд хорошо укрепленных и вооруженных поселений, где будут жить полным крестьянским хозяйством русские люди.
   После долгих переговоров в компанию с Шелеховым вошли только оба его родственника, И. Л. и М. С. Голиковы, затем купцы Пановы, но большая часть паев принадлежала самому Шелехову. Компаньоны подписали договор "Об образовании компании для организации плавания на Аляскинскую землю, называемую Американской, на знаемые и незнаемые острова для производства пушного промысла и всяких поисков и заведения добровольного торга с туземцами".
   Шелехов начал деятельно готовится к предстоящей экспедиции. Закупалось и выписывалось из России все необходимое оборудование и снаряжение на три новых корабля, строящихся в Охотске. Для перевозки всех грузов из Иркутска в Охотск отправилось несколько обозов. Теперь уже не купец, нет, - он с исключительной тщательностью, не забывая ни одной мелочи, снаряжал свою экспедицию. О расходах можно судить уже по тому факту, что денег, вложенных товариществом, не хватило, и Шелехов занял еще 50000 рублей у известного уральского богача Демидова.
   Наталья Алексеевна твердо и решительно заявила, что в этот опасный вояж вместе с мужем поедет и она, и обе их дочери. Никакие уговоры не могли заставить изменить решение.
   Вновь был проделан далекий путь в Охотск. Там уже, вблизи города, на реке Урак, заканчивалась постройка трех почти однотипных галиотов, поднимавших до 200 тонн груза. Весной 1783 года суда спустили на воду. Они получили названия - "Три Святителя", "Симеон и Анна" и "Святой Михаил". Названия кораблей даны были в честь святых -покровителей владельцев кораблей - Григория Шелехова, Ивана и Михаила Голиковых, Василия Попова, а также и старшей дочери Шелехова - Анны.
   Команды судов, промышленники и добровольцы-поселенцы, согласившиеся остаться жить на чужом материке, набирались по всей Сибири, и их было немалое количество -192 человека. Эти люди были распределены по кораблям.
   Лето ушло на оснастку и погрузку и только 16 августа 1783 года галиоты, выбрав якорь, вышли в далекое путешествие.
  

Подвиг

   Все путешествие в Америку достаточно подробно описано в книге, которая вышла в свет в Петербурге в 1791 году, под очень длинным названием -- "Россейского именитого купца рыльского гражданина Григория Шелехова первое странствие с 1783 по 1787 год из Охотска по Восточному океану к Американским берегам и возвращение его в Россию с обстоятельным уведомлением об открытии новообретенных им островов Кыктака и Афогнака, до коих не достигал и славный Английский мореходец капитан Кук, с приобщением описания образа жизни, нравов, обрядов, жилищ и одежд обитающих там народов, покорившихся под Российскую державу, так же климат, годовые перемены, звери, домашние животные, рыбы, птицы, змеиные произрастания и многие другие любопытные предметы там находящиеся, что все верно и точно описано им самим. С географическими чертежами, со изображением самого мореходца и найденных им диких людей. В Санкт-Петербурге 1791 года".
   Возвратимся к этому путешествию.
   Две недели плыли галиоты по Охотскому морю, держа курс на юго-восток к Курильской гряде. Только 31 августа они достигли острова Шемушу, но сильный туман не позволил им сразу пополнить запасы пресной воды. Только через 2 дня они смогли пристать к берегу острова. На другой день погрузка бочек с пресной водой была закончена и флотилия через первый Курильский пролив вышла в Тихий океан и взял курс к Командорским островам.
   Теперь перед кораблями расстилалась необъятная ширь Тихого океана. Но для утлых суденышек отряда океан не был тихим: ветер крепчал, и вскоре на океане уже бушевал жестокий шторм. Среди вспененных волн, за густой завесой дождя капитаны трех судов потеряли друг друга из виду. Несколько суток свирепствовал шторм. "Буря сия столь велика была, что лишались и надежды в спасении своей жизни", - записал Шелехов в своем дневнике. Когда ветер наконец утих, он направил свой корабль, как было условлено, к острову Беринга.
   Почти одновременно к острову подошло и второе судно - "Симеон и Анна", но "Михаила" нигде не было видно. Снова начался шторм, видимо, в этой части океана установилась. ранняя зима, Продолжать путь по бушующему океану маленькие галиоты не могли и после совещания с капитанами судов Григорий решил зазимовать на острове.
   Зима прошла относительно благополучно. Припасы и питание в основном состояли из продуктов охоты: в реках ловили рыбу, изредка промышляли сивучей и нерп. В пищу шли и некоторые растения. Весной появились гуси, утки и лебеди - это внесло разнообразие в пищу зимовщиков.
   Наступившее лето 1784 года принесло благоприятную погоду и 16 июня оба галиота вышли в дальнейшее плавание. Капитану "Симеона и Анны" был назначен для встречи остров Уналашка в Лисьей гряде Алеутских островов. Предосторожность оказалась не лишней: попав через три дня в туман, суда вновь потеряли друг друга.
   Вскоре на горизонте показались вершины островов Ближних. Капитан повел "Трех Святителей" вдоль громадной цепи Алеутских островов. 10 июля корабль прошел проливом между островами Ахту и Ситкин, двинулся вдоль южной стороны островной цепи. 12 июля произошла встреча с галиотом "Сименон и Анна". а вскоре оба корабля встали на якорь в Капитанской гавани острова Уналашка. Здесь был пополнен запас пресной воды, произведен ремонт, и галиоты отправились дальше. Через 5 дней плаванья открылись два дымящихся вулкана острова Унимака -Шимандин и Погромный, - последний тогда проявлял активную деятельность. Исанотским проливом Шелехов подошел к "Аляскинской земле", так тогда называли полуостров Аляску, Перед путешественниками была Америка - цель плавания. 3 августа открылся большой гористый остров, покрытый лесом, - Кыктак, или Кадьяк. Григорий приказал капитанам встать на якорь в бухте, названой гаванью Трех Святителей.
   На следующий день он послал своих промышленников на байдарках в обход острова, на разведку. Русские не обнаружили местных жителей, но вскоре на суда прибыли на лодках три аборигена. Их приняли ласково и провели обмен разных мелких вещей на меха. Здесь произошло событие, совершенно неожиданное как для прибывших, так и для местных жителей, вызывающее почти одинаковое впечатление - во втором часу пополудни началось затмение солнца, продолжавшееся полтора часа.
   Русские промышленники и в последующие дни выходили в море для разведки и охоты. Однажды во время таких вылазок в 40 километрах от гавани была обнаружена большая группа воинственно настроенных эскимосов, собравшихся на неприступном с моря утесе. "Дикие, не слушая уговоров, с угрожением приказывали, чтобы мы отдалились от берега их, ежели желаем остаться живыми, не отваживались бы впредь никогда мимо их разъезжать".
   Разведчики немедленно сообщили своему начальнику о волнении среди туземцев. Шелехов, выехавший для знакомства с аборигенами, был встречен крайне недружелюбно. Туча стрел понеслась с утеса на флотилию русских байдарок. Видя, что никакие дружелюбные знаки не помогают, Григорий отступил.
   Кто же были жители Кыктака, столь решительно отстаивавшие свой остров от пришельцев?
   Полуостров Аляску и прилегающие земли Северо-Западной Америки населяли эскимосы и индейцы, принадлежавшие различным племенам,. Остров Кыктак (Кадьяк) и Афогнак и прилегающие части материка населяло эскимосское племя конягмуты, русские называли их конягами. Это были рослые, круглолицые, смуглые, с черными волосами люди. Одеждой конягмутам служили меховые парки из шкур бобров, лис, медведей, соболей или оленей. Поверх меховой парки в плохую погоду, а также при плавании в море надевалась другая одежда - такие же широкие, но непромокаемые балахоны, сшитые из кишок морских зверей - сивучей, нерп и китов. Их называли комлейками. Путешественники отмечали полное отсутствие у эскимосов обуви. На голове эскимосы носили оригинальные шляпы, выдолбленные из дерева, или сплетенные из травы или тонких еловых корней.
   Вооружение эскимосов в бою состояло из лука, стрел и копий с железными, медными, костяными и даже каменными наконечниками. Это же оружие употреблялось и на охоте.
   Отличные охотники, на море ловко управляющие байдарками, а в лесу прекрасно ориентирующиеся и быстро отыскивающие зверя по следу, эскимосы являлись храбрым народом" не боявшимся вступить в вооруженное столкновение с пришельцами. В 1761 году эскимосы не дали промышленникам высадиться на американский берег. В 1776 году высадившиеся у мыса Ахаехталик русские были отброшены обратно на судно. Наконец, в 1780 году было истреблено много русских из команды штурмана Очередина. И всего год назад был изгнан с американского берега отряд штурмана Потапа Зайкова, расположившийся на зимовку в Чугацком заливе. Неудивительно, что и теперь эскимосы решили расправиться с пришельцами, высадившимися на их остров.
   В полночь 1 августа, в момент сдачи караула, на лагерь русских было произведено нападение большого отряда эскимосов. Но Шелехов, ожидавший нападения, не был захвачен врасплох, Усиленным ружейным огнем нападавшие были обращены в бегство. Русские не потеряли ни одного человека, что касается эскимосов, то под прикрытием темноты они унесли с собой убитых и раненых.
   Несколько дней спустя к русским явился перебежчик. Это был находившийся в плену у эскимосов алеут с Лисьих островов. Он решил бежать к русским и предупредить их, что эскимосы Кадьяка ожидают подкрепления с материка от родственных племен, из жилищ Илюди, Угашика, Учаатка, Чиннигака и многих других мест, чтобы соединенными силами напасть не только на лагерь, но и на стоявшие в бухте суда.
   Григорий принял единственное и совершенно правильное решение "предупредить оных предприятие и прежде, нежели получат они подкрепление, овладеть камнем..." Он решил сам напасть на эскимосов, пока не подошло подкрепление.
  
   К лагерю эскимосов Шелехов направил все свои силы, корабли открыли стрельбу из пяти 2 и 5-фунтовых пушек. Первые залпы дали по окружающим скалам. Действие этого обстрела было потрясающее - эскимосы в панике побежали в лес. Промышленники преследовали бежавших, забирая пленных. Отряд русских не понес потерь, только 5 человек было ранено.
   Около 400 пленных было приведено в лагерь, в том числе тойон - вождь Хаскак. Шелехов назначил тойона начальником пленных, поселил их в 15 верстах от гавани, снабдив всю группу пленных байдарками, сетями и прочими принадлежностями промысла и представил полную свободу, получив торжественную клятву верности. Кроме того, русские оставили у себя в лагере 20 детей в качестве аманатов - заложников.
   Пленные держали свое слово, и русские впоследствии неизменно имели в них верных союзников.
   Все же Шелехов принимал и другие меры предосторожности. Он укрепил свой лагерь, обнеся его крепкой бревенчатой стеной, за которой построил рубленные избы. Кроме того он продемонстрировал перед эскимосами свою силу очень наглядным способом. Выбрав отвесную скалу, русские заложили под нее большой заряд пороха и в присутствии громадной толпы эскимосов взорвали скалу. Ужас объял зрителей, вновь искавших спасение в лесу. Не меньший страх вызвал у аборигенов свет знаменитого кулибинского фонаря, который Шелехов зажигал по ночам. "Русские прячут у себя на ночь солнце и от них зависит -наступит завтра день или нет". Такой слух передавался от племени к племени. Возможно, что волшебству русских приписали и затмение солнца, происшедшее в первый день прибытия на Кадьяк.
   Убедившись, что пришедшие с моря чародеи обладают неведомой силой, но никакого зла сами не делают, эскимосы острова пошли навстречу мирным предложениям Шелехова и, прекратив вооруженную борьбу, вступили в более тесное общение с русскими. Установились мирные и даже дружеские отношения с жителями Кадьяка.
   Умиротворить жителей побережья материка было труднее, и это заняло значительное время, Имевшие большое значение торговые отношения налаживались очень медленно, Шелехов не хотел возвращаться домой, не добившись закрепления власти русских над племенами здешних народов. Он твердо решил основать на вновь открытых берегах русскую колонию.
   Новый, 1785 год русские встретили в трудных условиях. Цынга охватила почти весь отряд. Ослабевшие путешественники перестали внушать туземцам страх. Воинственно настроенная часть местного населения вновь начала строить планы вооруженного нападения на русские корабли. Однако те эскимосы, с которыми ранее установились дружественные отношения, стали на защиту шелеховского отряда и сами напали на своих соотечественников.. Захваченные в этой схватке пленные были приведены в русский лагерь в качестве заложников.
   К весне цынга пошла на убыль, экипаж несколько оправился, и Шелехов начал посылать своих людей на соседние острова и материк для обследования и постройки новых промысловых пунктов. Так, одна партия обследовала берега до Канайского и Чугацского заливов и, завязав торговые сношения с жившими здесь индейскими племенами, привезла с собой аманатов в знак дружеских отношений.
   Второе лето было использовано для пополнения запасов продовольствия охотой и огородничеством. Огород и опытные поля приносили уже значительный урожай.
   Видя, что полное обследование берегов Америки не закончено и судно его не имеет полного груза шкур, Шелехов решил провести в Америке еще одну зиму.
   Вторая зима прошла легче, чем первая. За зиму были только единичные случаи цынги.
   В феврале Григорий неожиданно получил известие о своем третьем корабле "Святой Михаил, который он считал погибшим. На Алеутских островах зимовал Деларов, штурман одной из многочисленных компаний, пайщиком которой был Шелехов. Диларов прислал через алеутов письмо, извещая его, что галиот "Св.Михаил" зимует на Уналашке. Теперь одной заботой стало меньше - третий галиот нашелся. Прежнее счастье не изменило Шелехову. Он посылает на материк новый отряд, поручив ему обследовать берега, до мыса св. Ильи, постройку на мысе крепости, где должны остаться на жительство несколько человек. По дороге отряд должен был ставить на американском бepeгy кресты для доказательства освоения этих берегов русскими. По дороге они узнали, что дружественный тойон Шуяхи изменил русским, напал на крепость в Чугацком заливе и истребил ее гарнизон.
   Получив это известие, Григорий послал в помощь отряду еще 30 человек промышленников и большую группу алеутов и эскимосов. Объединенные силы русских и эскимосов подавили мятеж тойона, восстановили крепость и построили две новые - на острове Афогнаке и в Кенайском заливе.
   Так началось постепенное продвижение русских по американскому побережью.
   На всем побережье Америки от острова Кадьяк до мыса св. Ильи к маю 1786 года было уже 9 поселений русских, представлявших собой небольшие сооружения из крупных бревен, где жили выделенные артели "промышленных". На о. Кадьяк артель насчитывала 40 человек, в Гашетской бухте 11 человек, на островах Афогнаке и Шуяхе в общей сложности жило 30 человек. Вся русская колония в Америке насчитывало 163 человека, согласившихся остаться здесь на постоянное жительство.
   Но новая колония нуждалась во многом. Необходимо было послать корабли в Охотск за продовольствием, предметами первой необходимости, снаряжением и материалами как для промыслов, так и для дальнейшего обзаведения.
   Шелехов пришел к выводу, что должен вернуться в Россию. Интересы задуманного им присоединения к России северо-западной части Америки требовали его присутствия не здесь, в Америке, а там - в Иркутске или даже в Петербурге.
   Но оставлять новую колонию было очень тяжело - Григорий не видел возле себя человека, на которого он мог оставить молодое, еще не вставшее на прочное основание заморское хозяйство России. Именно России, а не его, Шелехова, или компанейское хозяйство. Он отлично понимал всю ответственность, которая ляжет на его заместителя. Нужен был человек с крепкой, сильной волей, зорким хозяйским глазом, с умом, способным понять свое положение представителя России на новом материке. С большим внутренним сомнением он остановил свой выбор на К. А. Самойлове, бывшем у него на положении старшего приказчика. Шелехов настолько сомневался в его способности к управлению колонии, что первым делом, по прибытии в Иркутск, нашел нового управляющего и немедленно послал его в Америку. Самому же Самойлову Григорий оставил "наставление" - в 32 пунктах этой инструкции предусмотрены все случай управления,
   Предусмотрев, кажется, все вопросы административного устройства и хозяйственного обихода, Григорий приказывает Самойлову на оставляемых двух галиотах "Сименон и Анна" и "Св. Михаил" продолжать исследования и изучение американской территории и омывающих её вод.
   Штурману Бочарову он приказывает сделать "окуратную опись вокруг весь остров Кактак, от Катмака берега Америки, Кинайской губы и до Чугачу, пока можно, берег. Так, около Кадьяка и американского берега большие и малые лежащие острова всюду описывать, бухты, реки, гавани, мысы, лайды, рихвы, полевые и видимые каменья, где по местам какие угодья, то есть леса, луга, свойства вод и расположения земли, и в каком месте и в какое время есть рыба, звери... и как промышляют".
   Уже из этого, далеко не полного изложения инструкции видно, какое обширное хозяйство оставил Шелехов, уезжая из Америки. Делаются понятными его тревоги и опасения за новые владения "Российского государства по изъясненной земле Америке и Калифорнии до 40 градуса".
   22 мая на галиоте "Три Святителя" путешественники покинули остров Кадьяк. Тойоны трех эскимосских племен конягмутского, кенаиского и чугацкого и множество местных жителей провожали корабль.
   Плавание не сопровождалось хорошей погодой. Частые штормы быстро измотали силы малочисленного и больного экипажа галиота. На судне ушли только больные. И теперь в пути капитан остался без матросов. Выручили те алеуты и эскимосы, которых Григорий по их просьбе взял с собой, чтобы показать им Русскую землю. Эти пассажиры галиота и заменили больных матросов, проявив замечательную сообразительность и способность к управлению парусами. 8 августа галиот встал на якорь у берега Камчатки против Большерецкого устья.
   Шелехов на байдарке съехал на берег купить рыбу, которую и отправил на корабль, а сам остался на берегу, заканчивая свои коммерческие дела. В это время налетевший шквал сорвал галиот с якоря и угнал в море. Шелехов в сильнейшем беспокойстве за судьбу галиота и находившейся на нем его семьи остался на Камчатке. Теперь ему приходилось по сухопутью возвращаться в Охотск. Узнав в пути о прибытии в Петропавловск английского торгового судна, Григорий прервал свой путь и поехал в Петропавловск; предстояло выгодное торговое дело. Он купил у англичан весь их груз и, продав его впоследствии, получил пятьдесят процентов прибыли.
   В Охотск Шелехов приехал только 27 января 1787 года. Галиот "Три Святителя" давно уже был там, и Григорий нашел свою семью в целости.
   В феврале он с женой и детьми выехал на собаках в Якутск, куда прибыл через месяц, а с 6 апреля был в Иркутске.
   Путешествие окончилось. Но именно теперь, по возвращении, начались главные заботы. Вновь основанная на американской земле колония оставлена, по существу, на произвол судьбы. Нужны деньги, много денег: поселения нуждаются в хлебе, во многих строительных материалах, инструментах. Нужны также и новые люди. На оставленного в Америке Самойлова было мало надежды, и первой заботой по прибытия в Иркутск было - найти управляющего.
   Григорий остановил свой выбор на опытном мореходе Евстрате Деларове. Последний дал свое согласие и принял должностную инструкцию из 10 пунктов, Один из этих пунктов предписывал Деларову не позднее 20 июля 1787 года выйти в море при любых обстоятельствах.
   Разрешив вопрос об управляющем, Шелехов приступил к выполнению другой задачи. Предстояло вступить в переговоры с местными властями и центральным правительством о дальнейшей судьбе организованных, на свой страх и риск, поселений русских людей на чужом материке. Предстояло добиться признания русским правительством этих поселений государственной колонией.
   После бесед с генерал-поручиком И. В. Якобием - иркутским генерал-губернатором, Григорий приобрел в его лице не только единомышленника, но влиятельного и сильного покровителя, относившегося с полным сочувствием к Шелехову.
   Якобий предвидел возможность расширения заграничной торговли через порты Тихого океана, а выход за границу был Восточной Сибири необходим - до Центральной России далеко, китайская граница, вследствие дипломатических осложнений, была закрыта, и известная кяхтинская торговля прекратилась. Кроме того, овладение всей северной частью Тихого океана усиливало военные позиции морской границы, это также представляло большой интерес для военного генерал-губернатора пограничной окраины государства.
   По этим соображениям Якобий решил отправить в Петербург самого Шелехова со всеми его документами, подтверждающими деятельность рыльского купца по освоению американских земель. Такое решение, между прочим, показывает, что Якобий увидел в Григории не только купца, но и общественного деятеля с широким кругозором, способного отстаивать и защищать свою идею не только в кабинете иркутского генерал-губернатора, но и в высших учреждениях империи.
   Якобий посылает рапорт императрице Екатерине П. В нем говорится о том, что "... народы, обитающие в тамошней части Америки и островах, от берегов до оной простирающихся и самые богатства с ними по правам положенным за неоспоримые первого открытия принадлежат конечно России. Открытия, сделанные русскими, потребовали от русских людей и казны много усилий и жертв, а это дает права России перед целым светом, устраняя всех посягавшихся на земли огня и воды". Он сообщает в рапорте, что им уже приняты меры утверждения прав России на американские земли, хотя "вся страна тамошняя принадлежит России по праву первейшего открытия, не останавливаясь же на том, послал я при первом удобном случае 30 медных гербов империи Российской и столько же досок железных с изображением на последних медного креста и следующих слов; "ЗЕМЛЯ РОССИЙСКОГО ВЛАДЕНИЯ"... Гербы сии велел я выставить на приличных местах при гаванях, бухтах и на твердой земле полуострова Аляски... распространяя оные сколько можно ближе к полудню, так, чтобы первый герб был по крайней мере по 44 градусу широты".
   Заслуживает особого внимания этот редкий для екатерининского чиновника пример инициативы в вопросах внешней политики. Но Якобий позволил себе в рапорте еще большее - он, явно нарушая этикет, прямо советует своей "повелительнице" "сделать европейским двора через министра вашего величества, при оных находящихся, о праве на известные берега Америки и острова в Восточном море находящиеся декларацию".
   В январе 1788 года Шелехов прибыл в Северную Пальмиру, а 17 февраля "Непременный Совет", рассмотрев рапорт Якобия и документы, направил все делопроизводство в "Комиссию о комерции", для заключения по существу вопроса.
   Такая быстрота рассмотрения дел в Совете свидетельствует об энергии исследователя, с которой он принялся за свое дело. А торопиться приходилось, так как настроение верховной власти в Петербурге менялось быстрее, чем погода в Беринговом проливе. Григорию удалось, при помощи различных доброжелателей, таких, как поэты Дмитриев, Сумароков, статс-секретарь Соймонов, президент коммерц-коллегии Воронцов, представиться фавориту Екатерины II князю Платону Зубову и получить от него уверения в поддержке.
   Почти пять месяцев пришлось ждать морским вояжирам -Голикову и Шелехову - решения императрицы, зато резолюция Екатерины II просто ошеломила не только самих купцов, но и всех, знавших это дело. Екатерина II отказала во всех просьбах просителям, наградив их лишь грамотой и шпагой. Награда былf невелика: в Охотске жило 12 купцов, имевших подобные грамоты. Но не того ждал Шелехов - ему нужно было законное признание новых русских владений, нужно правительственное полномочие на продолжение начатого освоения Американского материка.
   Ему ничего другого не оставалось, как возвратиться в Иркутск и принять на себя всю тяжесть забот о будощности американских колоний.
  

На вершине славы

   Шел 1795 год. С того дня, когда галиот "Три Святителя" покинул берега острова Кадьяк, увозя Шелехова в Россию, прошло 11 лет. Русские поселения все увеличивались и распространялись по побережью. 4 года управлял поселенцами компании Евстрат Деларов, Управлял неплохо. Шелехов дважды выразил ему в письмах благодарность, но все же Деларов не был тем правителем, которого желал Григорий для своих поселений. Деларов не кажется ему достаточно энергичным - освоение земель шло медленнее, чем хотелось. Уже давно он наметил нового управителя. В Охотске сидел без дела когда-то богатый каргопольский купец Александр Андреевич Баранов. Это был один из тех неудачников, которому не повезло на Тихом океане. Баранов нисколько не был виноват в постигших его неудачах. Один его промысел пропал при крушении судна, другой разграбили чукчи. Богатый купец сделался нищим - даже из Охотска не на что было выехать. Шелехов отлично знал, что Баранов очень умный и для своего времени прекрасно образованный человек, с железным, непреклонным характером, несокрушимой волей, неистощимой энергией, -это именно тот помощник, который ему нужен. Баранова пришлось долго уговаривать. Принимая предложение Шелехова он из свободного купца делался зависимым человеком, наймитом. Но как ни жалко было Баранову терять главное в жизни - свободу, - он понимал, что иного выхода не было. Сообразил также Баранов, что там, в далекой Америке, вряд ли он будет сильно зависеть от кого-нибудь. И, поразмыслив, он наконец согласился занять место главного правителя.
   15 августа 1790 года в Охотске был оформлен договор, начинавшийся обычно: - "...Мы, нижеподписавшиеся - рыльский именитый гражданин Григорий Иванов сын Шелехов, каргопольский купец, Иркутский гость Александр Андреев сын Баранов, постановили сей договор о бытии мне, Баранову, в заселениях американских при распоряжении управлении Северо-Восточной компании, там расположенной..."
   Баранов выговорил вознаграждение в размере 10 суховых паев. Суховые паи выдавались пайщику мехами, прямо в руки, по их стоимости.
   С этого времени оба имени: Шелехов и Баранов сливаются в единое целое в дальнейшей борьбе за создание Русской Америки. Оба поделили сферы деятельности. Было определено, что Баранову с его железной волей и непреклонным характером полезней быть в Америке, а здесь, в России для ведения дел, связанных с политической, коммерческой и дипломатической борьбой необходим он, Шелехов, с его широким, дальновидным умом.
   Итак, Баранов в Америке, а. Григорий в Иркутске и Охотске развивают титаническую деятельность по дальнейшему освоению Америки. Увеличивается флот компании, поддерживающий население ведя промысел и торговлю, а также выполняя перевозки грузов между Охотском и Иркутском Шелехов ведет упорную борьбу с купцами, посылающими свои корабли к берегам Америки, экипажи которых грабят эскимосов и русских жителей, вступают с ними в вооруженные столкновения.
   Григорий добивается от правительства разрешения отправить в Америку 30 семей из "несщасных", т.е. ссыльных в Сибирь уголовных преступников из крестьян-хлебопашцев и мастеров различных промыслов - кузнецов, слесарей, плотников, медников и т. п. Он посылает в Америку Баранову семена злаков и огородных растений, домашний скот, сельскохозяйственный инвентарь, оборудование для создания гам верфей, железоделательного и медеплавильного заводов. Все посылки сопровождаются подробнейшими указаниями, наставлениями, советами.
   Баранов получает приказ: подыскать место для закладки центрального поселения - столицы Русской Америки. Этому делу Шелехов придает большое значение и подробно объясняет Баранову, каким должен быть этот первый русский город на Американском материке.
   Всеми этими действиями Шелехов старался прочнее закрепить за Россией занятое им побережье американского материка. Но его увлекла и другая задача: открытие новых земель. Он требует посылки новых партий не только по побережью, но и вглубь материка. Сам Григорий готовит новую экспедицию через арктическую часть Америки к Ледовитому океану и далее на восток - кратчайшим путем к Беринговому проливу. Эта задача возлагается на новую компанию - "Северо-Американскую".
   Баранов получает новый проект - построить в Америке судно и отправить его в Ледовитый океан для достижения полюса. Шелехов делится своими планами с учеными и общественными деятелями. Иркутск в то время имел очень многочисленное общество передовых просвещенных людей. Одни жили здесь добровольно, другие, как например Радищев, были сосланы.
   В 1791 году в Петербурге выходит книга записок Шелехова о путешествии в Америку, а в 1792 - вторая. Его имя становится популярным, его деятельность получает широкую огласку. В Петербурге о нем говорят в салонах и кружках. Подвиг первопроходцев воспевают в стихах лучшие поэты того времени: Г. Р. Державин, И. И. Дмитриев, сравнивая Шелехова с Колумбом.
   Но Шелехова занимают новые планы. Охотск уже не устраивает его. К этому единственному русскому порту на Тихом океане нет дорог. Новый порт следует строить ближе к устью Амура в устье реки Уд. Удобный, хороший порт необходим Шелехову. Он уже организовал разведывательную экспедицию в Японию под руководством лейтенанта Лаксмана и теперь приступает к организации компании по торговле с Японией - пятой по счету.
   И вдруг, в один миг, рушатся все эти грандиозные планы. 20 июня 1795 года в расцвете сил, в возрасте 48 лет, российский Колумб скоропостижно умер в Иркутске.
  

По пути Шелехова

   Свое путешествие в Русскую Америку Баранов совершил на галиоте "Три Святителя". Рейс оказался роковым. Судно потерпело крушение во время шторма в Кошигинской бухте на Унадашке. Экипаж и пассажиры, в том числе и сам управляющий, лишились всего имущества. Не удалось спасти ни провианта, ни товаров. Потерпевшие кораблекрушение остались на острове без крова и пищи.
   Баранов организовал охоту на тюленей и сивучей приказал выкопать землянки, собрать плавник для топлива, Зима тянулась медленно. Все страдали от отсутствия хлеба, хотя мяса было достаточно.
   С начала весны Александр Андреевич приказал делать из моржовых шкур и дерева байдары, и 25 мая на трех больших байдарах с 43 промышленниками и штурманом Бочаровым вышел в море. Проходя 10 июня Исанаховским проливом, Баранов направил Бочарова с двумя байдарами для описи северного побережья полуострова Аляски, а сам на третьей байдаре, продолжая намеченный путь, 27 июня прибыл на остров Кадьяк.
   Он выбрал обширный и хорошо защищенный залив - на северо-восточном берегу острова и в следующем, 1792 году основал здесь поселение - "Павловское".
   Основав Павловское поселение, Баранов на двух байдарах направился в Чугацкую губу. Здесь он подвергся ночному нападению тлинкитов - воинственного племени индейцев. С большим трудом, потеряв убитыми двух русских и десять алеутов, русские отбили атаку индейцев. Нападение тлинкитов заставило принять меры к охране поселений, расположенных в Чугацком и Кенайском заливах.
   В 1793 году Баранов, найдя на Чугацком заливе удобную гавань, на берегах которой рос карабельный лес, заложил новое поселение - "Воскресенскую гавань" - с верфью, и построил здесь первый в Русской Америке корабль "Феникс".
   Осенью транспорты "Три иерарха" и "Екатерина" доставили в Америку пополнение колониям: 30 семейств ссыльнопоселенцев из мастеровых и земледельцев. На "Екатерине" прибыл также и рогатый скот.
   Была организована новая верфь на о. Еловом, и в 1795 году спустили на воду построенные здесь кутеры "Дельфин" и "Ольга". В этом же году "Феникс" отправился в первое плавание через океан в Охотск.
   Вскоре Баранов на кутере "Ольга" посетил Чугацкий залив и установил дружеские отношения с тлинкитами, убедив их дать аманатов - заложников. В следующем году исследовались заливы Ситхинский, Лутуа и озеро Илямну, получившее имя Шелехова. Здесь было основано поселение, а с местными жителями был заключен союз и взяты у них аманаты.
   В октябре 1795 года из Охотска вернулся "Феникс", первенец американского судостроения, который привез печальное известие о смерти организатора Русской Америки -- Григория Ивановича Шелехова.
   Из всех разговоров с прибывшими из России лицами Баранов узнал, что в Иркутске начались распри среди компаньонов. Он понял, что ему еще долго придется полагаться только на свои силы и поэтому решил действовать энергично. Отныне он считал себя обязанным довести до конца начатое Шелеховым закрепление за Россией американских земель. С этого времени и до конца своего управления колониями Баранов никому не посылал отчета о своей деятельности, ни с кем не советовался, ни у кого не спрашивал разрешения на те мероприятия, какие он считал необходимым проводить. Он управлял обширной территорией, размером превосходящей многие из европейских государств, как неограниченный повелитель. С каждым надежным кораблем он отправлял в Охотск добычу с промыслов и принимал присылаемые из Охотска грузы, если они были. Иногда Охотск не посылал ничего год-другой, - тогда Баранов обходился своими средствами. Голодали промышленники и туземцы, голодал и сам Александр Андреевич.
   Неразрывно связав свою жизнь с Русской Америкой, Баранов особенно ревностно оберегал незыблемость ранее намеченных границ. Он твердо считал, что только русские имеют право заселять Тихоокеанское побережье.
   Узнав, что англичане имеют виды на остров Нутку, отданный им испанцами, и опасаясь дальнейшего захвата англичанами берега к северу от Нутку, русские решили выдвинуть сюда свой форпост. С этой целью была построена в 1798 году на о. Ситха небольшая крепость, названая Михайловской. Эту зиму управляющий сам провел на Ситхе и был свидетелем, как пришедшие на Нутку суда англичан производили меновую торговлю с тлинклитами, давая за меха ружья, порох, пули. Русские протестовали против продажи оружия индейцам, ссылаясь на соглашения правительств.
   Вождем тлинкитов на острове Ситхе был старый и хитрый тойон Скаутлельт. Баранов всеми способами старался внушить ему. что русские желают жить в дружбе с индейцами. Хитрый Скаутлельт делал вид, что верит русским и со своей стороны заверил в дружбе. Но при всех посещениях тлинкитами русского поселения проявлялись новые и новые акты недружелюбия с их стороны. Кроме того, они оскорбляли и избивали посланцев управляющего и дважды являлись на свидание с ним со спрятанными под плащами кинжалами.
   Несмотря на такое положение, Александр Андреевич не мог дольше оставаться на Ситхе: с севера пришли плохие вести. Он поспешил вернуться на Кадьяк. На Иляине убили трех промышленников, в море во время шторма погиб "Феникс" со всей командой и пассажирами. Начались брожения и среди русских поселенцев, так как на Алеутских островах проникли слухи о том, что компания недовольна управляющим и его собираются сместить. Баранов вновь показал свою твердую руку. Он послал в мятежные поселения новых управляющих, подкрепив их отрядами старых надежных промышленников, а от тойонов отобрал новых аманатов. Спокойствие было восстановлено.
   В июле в Павловскую гавань пришло английское судно. Капитан его Барбер доставил трех русских и двух алеутов из Михайловской крепости на Ситхе. От них Баранов узнал, что тойон Скаутлельт нарушил мирный договор, напал на крепость, истребил всех русских, разграбил меха и сжег поселок. Русские заплатили Барберу за привезенных им уцелевших от ситхского разгрома людей 10 тысяч рублей пушниной. Впоследствии выяснилось, что нападение тлинкитов было организовано самим Барбером, захватившим во время боя в Михайловской крепости все хранившиеся здесь шкуры.
   Летом 1804 года Баранов решил восстановить власть на Ситхе. В июле он на четырех судах отправился к Ситхе и здесь совершенно неожиданно нашел шлюп "Нева", пришедший из Петербурга, Как известно, "Нева" вместе с "Надеждой" совершали первое кругосветное плавание русских с 1803 по 1806 гг. Приход хорошо вооруженного шлюпа в военными моряками бесконечно обрадовал всех. Немедленно послали тлинкитам, все еще занимающим полусожженную Михайловскую крепость, ультиматум - очистить крепость и признать за русскими все права на окружающие острова. Получив отказ, Баранов с промышленниками, при поддержке моряков со шлюпа "Нева", предприняли штурм крепости. Завязался кровопролитный бой, прекращенный только с наступлением темноты. На другой день начался обстрел крепости из судовых орудий. Тлинкиты отсиживались в крепости, но на седьмой день осады ночью тайно покинули крепость и ушли на о. Чатам.
   Русские немедленно заложили новую крепость на том же острове, на холме, возвышавшемся над прекрасным заливом. Крепость и поселок вокруг неё назвали Новоархангельском. Сюда управляющий перенес свою резиденцию, оставшись в строящейся крепости до весны и, отправив "Неву" на Кадьяк зимовать в Петровской гавани.
   Жаловаться на медленное развитие колоний Баранов не мог. С окончанием постройки Новоархангельска русские еще прочнее укрепились на американском берегу. Теперь здесь было 16 поселений. Из них два располагались на Кадьяке -Трехсвятительская гавань и Павловское; одно на Афогнаке, одно на Кенайском мысу - Александровское. В обширном Кенайском заливе было три поселения - Георгиевское, Павловское и Николаевское. В Чугацком заливе было два поселения, в бухте Нучек в небольшой гавани Константина и Елены имелось одно поселение, а другое - в гавани Дйларова. На острове Шелехова - одно. Далее на открытом берегу расположились селения Симеоновское у мыса Св. Ильи, два в заливе Якутата и Новоархангельское на Ситхе. Все поселения были укреплены бревенчатыми стенами, частично вооружены орудиями. Жило в них 470 человек.
  

Российско - Американская компания

   Неожиданная смерть Г. И. Шелехова едва не погубило все дело, которому он отдал почти половину своей жизни. Прежде всего подняли голову конкурирующие компании. Их промышленники, жившие на американском берегу, рядом с поселениями Шелехова, начали открытую борьбу. Баранов, еще не зная о смерти патрона, пишет, что "Лебедовские заняли все выгодные места надобно было лезть на ссору, а мы бессильны, кормовые там места все отрезаны. Они поставили себе за правило причинять нашей компании вред и притиснять нас повсюду начали".
   В самом Иркутске поднялись не только конкуренты, но даже и пайщики различных компаний, организованных Шелеховым. Все они требовали раздела имущества и возврата внесенных паев. Одному из компаньонов, Мыльникову, удалось объединить вокруг себя значительную группу бывших шелеховских конкурентов. Но вдова Шелехова не сдавалась. Наталья Алексеевна твердо решила довести до конца дело, начатое покойным мужем, и осуществить его идею создания монопольной компании.
   В это время политическая ситуация в Петербурге изменилась - в 1796 году умерла Екатерина II и верховная власть перешла к Павлу I. Новый царь был известен как ярый противник всей политики Екатерины, и Шелехова решилась попробовать вновь поднять вопрос о монополиях перед новым царем.
   Наталья Алексеевна с дочерьми выехала в Петербург, чтобы лично хлопотать о признании исключительных нрав за Северо-Американской компанией.
   В первом департаменте Сената, где рассматривался вопрос о шелеховском наследстве, дело попало к обер-прокурору Резанову. Умный, образованный, делавший головокружительную карьеру Резанов заинтересовался этим делом. Он отлично понимал всю важность, с государственной точки зрения, затеянного покойным Шелеховым предприятия. В связи с разбором дела Резанову приходилось все чаще и чаще встречаться с Шелеховои. Побывав в её доме, Резанов познакомился с дочерьми Шелеховои и влюбился в Анну - старшую дочь. С этого момента интересы Шелеховых становятся интересами Резанова.
   Вскоре состоялись сразу две свадьбы: Аннй с Резановым и её сестры Екатерины с молодым, но очень богатым купцом Булдаковым.
   Получили признания и особые заслуги Г. И. Шелехова перед государством. Указом Павла I его вдове и всему нисходящему потомству жаловалось дворянство. Но резолюция Павла не решала основного вопроса. Произошло лишь формальное объединение шелеховских наследников с компанией Мельникова, создалась так называемая "Соединенная Северо-Американская компания". В монопольное пользование учрежденной компании передавались все промыслы, находящиеся "на северо-восточном берегу Америки от 55 градуса с.ш. до Берингова пролива и за оные, тако ж на островах Алеутских, Курильских и других по Северо-Восточному океану лежащих". Компании разрешалось производить "новые открытия и не только выше 55 градусов с.ш., но и за оные далее к югу и занимать открываемые ею земли в Российское владение на прежде
   предписанных правилах". Компании предоставлялись полные права хозяйственной эксплуатации земных недр, лесов, а также вести торговлю со всеми "окололежащими державами".
   Между тем политические задачи, с течением времени достаточно ясно определившиеся в Тихом океане, требовали усиления деятельности компании и превращения ее из местной организации в организацию всероссийского значения. В связи с таким положением правление Российско-Американской компании 19 октября 1800 года было переведено из Иркутска в Петербург, В Иркутске осталась лишь местная контора.
   Резанов сделал первые шаги в преобразовании экономической системы компании. Купечество постепенно вытесняется из состава компании: к делу привлекаются более широкие круги - крупная буржуазия, высшие чиновники, наиболее богатые дворяне. Распространяется новый порядок расчета - твердое вознаграждение, обусловленное при вербовке - 200 рублей в год.
   Но главное - это расширение границ. Новые цели подменяются задачами патриотическими - утверждение в Америке русского владычества. К этому побуждает политическая обстановка, Англия связана борьбой с Наполеоном, принимающей все более глубокий характер. Павел проводил явно враждебную по отношению к Англии политику, но в 1801 году он умер.
   Его преемник Александр I вел более сложную политическую игру - он то объединялся с врагами Наполеона, то ориентировался на Англию, поддерживая в последней надежду на приобретение в лице России могучего союзника. Все это давало правительству возможность усилить влияние России на Тихом океане. Именно в это время посылается в плавание первая русская кругосветная экспедиция на двух кораблях - военных шлюпах "Надежда" и "Нева" под руководством Ф. Крузенштерна. На борту первого корабля находился Резанов. Он в 1805 году посетил Русскую Америку, оставив "Надежду" в Петропавловске, и на компанейском судне прибыл в Кадьяк. Посещение Резановым колоний совпало с голодом, охватившим Русскую Америку вследствие плохого улова рыбы, которая не подходила к берегам. Резанов купил у американских купцов судно "Юнону" со всем грузом. Разгрузив судно, он пошел на нем в Калифорнию за хлебом, доставка которого в Новоархангельск оживило колонию и прекратила цингу.
   Поездка Резанова в Калифорнию имела и другое значение: он обратил внимание Баранова на возможность основания русских поселений на калифорнийском берегу, где в то время были богатые лежбища бобров и котиков.
   Русские поселения в Америке дошли до 38 градусов с.ш. перешагнув рубеж, заказанный Шелеховым, Так, "под шум" войн против Наполеона, в далекой от Европы Калифорнии возник редут компании, названный "Форт Росс".
   Но не только в целях расширения сфер своей деятельности и утверждения русского государства на Тихом океане нужно было создание этого укрепления для компании. Русская Америка не имела главного продукта - хлеба. Хлебные злаки не вызревали на берегах Аляски. Мешала вечная мерзлота, чрезмерная влажность, большое количество пасмурных дней, недостаток солнца, наконец, не было специальных приемов земледелия для этих районов. Плодородная почва Калифорнии должна дать хлеб для всей колонии. "Форт Росс" не оправдал возложенных надежд, так как здесь обрабатывалось ничтожно малое количество земли.
   В 1807 году умер Резанов. Перемены коснулись и Русской Америки. Судьба Баранова была предрешена, но долгое время не могли подыскать ему преемника. Когда же таковой в 1811 году нашелся в лице Борноволкова, смена правителя опять задержалась вследствие гибели Борноволкова на пути в Америку при крушении шлюпа. "Нева" вблизи Ситхи.
   Только в 1818 году капитан Гагенмейстер, командир корабля "Кутузов", привез Баранову предписание Главного управления о сдаче ему должности правителя колонии. 27 ноября 1818 года Баранов на шлюпе "Кутузов" покинул Русскую Америку, которой он управлял 27 лет! В пути следования в Россию Александр Андреевич захворал и умер на борту "Кутузова" при проходе Зондского пролива, в волнах которого и был погребен.
  

Начало конца

  
   Уже к концу правления Баранова Русская Америка приняла в основном свои окончательные границы и форму административного устройства. По ненаписанном}', никогда не опубликованному и никем не санкционированному статусу границей Русской Америки считался 141 меридиан западной долготы на протяжении от берегов Северного Ледовитого океана до горы св. Ильи; отсюда граница шла по гребню Скалистых гор до 55-й параллели. В ведении колонии находились также Алеутские, Курильские острова, остров Сахалин и острова Прибылова.
   Вся территория деятельности Российско-Американской компании разделялась на 10 управлений, ведавших всеми районами, населенными русскими и первоначально называвшимися "оседлостью". В окончательной структуре компанейской администрации было 2 отдела - Ситхинский и Кадьякский. Первый охватывал все побережье к югу от горы св. Ильи, а второй - к западу от нее до полуострова Аляска.
   Главный правитель американских владений компании, имел свою резиденцию в Новоархангельске, ставшем "столицей" Русской Америки. Этот поселок рос очень быстро. Во многом он уже напоминал ту Славороссию, о которой когда-то Шелехов писал Баранову, диктуя план города, постройки и украшения. Весь город был обнесен крепкими стенами по углам из которых выглядывали в два ряда 20-фунтовые пушки. На видном месте возвышался огромный дом правителя колонии. Вокруг расположились: здание конторы компании, школа навигации для мальчиков, воспитательный дом доя девиц, арсенал, обсерватория, музыкальная школа, библиотека, клуб с театральной сценой, две больницы с аптекою, лесопильный завод, водяная мельница, три казармы для рабочих и военных моряков, наконец частные дома учителей.
   Снабжение колонией неизменно улучшалось, в сравнении с прошлыми годами. Теперь раз в два года приходили из России 1-2 шлюпа или транспорта, привозившие самые огромные грузы, о доставке которых через Охотск нельзя было и думать.
   Флот компании сильно увеличился не только за счет приходящих из Петербурга судов, но и вследствие усиленной постройки судов на месте, на верфях Новоархангельска, где сооружались два первые в Русской Америке парохода.
   После Баранова должность правителя колоний занимали исключительно морские офицеры. В их ряду мы встречаем таких известных мореплавателей и путешественников, как В. М. Головин, Ф. П. Врангель, Д. П, Тебеньков.
   В экономическом отношении Русская Америка находилась все время в совершенно необеспеченном состоянии. Компании приносили своими промыслами огромные доходы, а поселенцы нуждались во всем, а прежде всего в хлебе, сахаре, крупах и др. Главным продуктом питания для жителей была рыба, и если год выдавался неудачным, то в колонии наступал настоящий голод. Положение несколько улучшилось с организацией кругосветных морских экспедиций, связавших Русскую Америку с Россией, но суда экспедиций посылались не каждый год и не всегда их груз соответствовал потребностям колонии. Главное управление, находившееся в Петербурге и постепенно превращавшееся из выборного органа акционерной компании в административный бюрократический аппарат казенного учреждения, мало думал о нуждах колонии. Снабжение происходило по-казенному, бюрократически. Главной заботой было "сплавить" в колонии порченые товары, купленные по пониженной цене, но показать их стоимость как хороших. Любую претензию из колоний можно было легко объяснить порчей в пути, длившемся не менее года.
   Взяточничество, воровство прочно укоренились в Главном правлении. Достаточно сказать, что на содержание колоний, вместе с оплатой транспортных расходов, тратилось ежегодно около двух миллионов рублей, а на содержание управленческого аппарата, уходило четыре с половиной миллиона рублей. Директоры получали "на законном основании" по 150000 рублей в год и еще столько же незаконно, без всякого основания.
   Как и при Баранове, колонии за океаном во многих отношениях оставались предоставленными самим себе. Приходиться только удивляться, как могла при таких условиях просуществовать в течение 80 лет громадная хозяйственная и политическая организация на чужом материке, оторванная от метрополии, не обеспеченная достаточными финансовыми средствами, лишенная защиты. Возникшие по инициативе такого сильного человека, борца за идею, каким был Г. И. Шелехов, русские поселения в Америке сохранили свою неприкосновенность только благодаря боязни заинтересованных в этих землях государств вызвать вооруженное выступление конкурента.
   Судьба русских владений в Америке оказалась тесно связанной с целым рядом политических комбинаций, разыгрывавшихся великими державами за эти 80 дет жизни Русской Америки. Русские укрепились на американском берегу в такой момент, когда на том же континенте вели между собой последовательную борьбу сначала Англия с Францией, затем Англия со своими провозгласившими независимость колониями.
   После разгрома наполеоновской империи Англия, входившая в Священный союз, обуздывала покушение Соединенных штатов на Тихоокеанском побережье, не желая усиления их позиций в тылу своих канадских владений.
   К сожалению, царское правительство не могло извлечь из этих политических комбинаций никакой выгоды для России, Привязанная к другой системе политических противоречий , узел которых находился на Балканах, царская дипломатия была далеко не на высоте положения, и когда правление Российско-Американской компании было вынуждено прибегать к помощи царских дипломатов для оформления актов, связанных с обеспечением нужд колоний. Министерство иностранных дел непременно проигрывало интересы колоний.
  

Последняя сделка

  
   Процветание компании по ежегодным отчетам Главного правления, являлось сплошным обманом.
   На самом деле к концу 50-х годов Главное правление пришло к полному банкротству. Спасти дело могла только крупная правительственная дотация, но, конечно, при условии полной реорганизации всего дела.
   Но так как на реорганизацию грандиозного хозяйства, умышленно запутанного, правление компании согласиться не могло. то, в сущности, положение оказалось безвыходным. Оно усугублялось также и целым рядом внешних экономических условий, Меховая и чайная торговля, составляющая главный источник доходов компании, переживала в это время тяжелый кризис, вызванный изменением торговой ситуации как в Китае, так и в самой России.
   Тяжелое потрясение, испытанное монархией Николая I во время Крымской войны, ослабило не только военную мощь России, но также финансы и всю хозяйственную систему страны. После военного поражения в Крыму правительство не могло думать о каких-либо обширных стратегических предприятиях на Тихом океане.
   С изменением (после крушения николаевского крепостнического строя) внешней политики России, её заморские владения оказались для правительства Александра II ненужными, А финансовая помощь Российско-Американской компании в таких условиях являлось пустой тратой денег, недостаток которых остро ощущался казной. Вот почему сейчас же после окончания Крымской войны встал на повестку дня вопрос о ликвидации Российско-Американской компании,
   Но что же делать с обширной территорией, освоенной упорным трудом русских людей? Присоединить её к России и дать ей такое же устройство, как любой из губерний империи, правительство не могло - для защиты государственных границ на американском материке у него не было никаких средств.
   Выход из создавшегося положения был найден в продаже американских владений. Действительно ли этот выход был единственным соответствующим интересам России и её народов? Передовые русские деятели того времени отвечали на этот вопрос отрицательно.
   Первые слухи о продаже концессий в Америке вызвали резкое осуждение. Газета "Голос" в передовой статье писала, что продажа является незаслуженным мероприятием по отношению к Российско-Американской компании.
   Особенно отрицательно отнеслись к проекту продажи военные моряки. Адмиралы Тебеньков, Завойко, Этолин, бывшие правители компании, знавшие эти земли не по наслышке и знавшие их истинное стратегическое значение, считали продажу американских земель большой политической ошибкой.
   Все, кто знал правду о русских территориях в Америке. отлично понимали, что русские далеко не исчерпали всех богатых возможностей края. Здесь в недрах были обнаружены сказочные богатства - золото, медь, серебро, уголь. Экономика Русской Америки должна была быть перестроена в направлении эксплуатации этих богатств. Не только пушнина составляла богатство края. Но заправилы компании, заседавшие в Главном управлении, большинство из которых никогда не были в Америке, думать не желали о каких-либо изменениях в делах. Они преследовали только одну цель - переложить в собственный карман как можно больше денег из средств компании, ими возглавляемой.
   Даже в наши дни очень часто можно слышать мнение, что все равно Россия не смогла бы удержать свои владения в Америке, они, эти территории, рано или позже были бы захвачены США. Это положение в корне неправильно и противоречит политической обстановке конца XIX века и начала XX. Приобретение северных российских территорий в Америке Соединенными Штатами было крайне нежелательно для Англии. В равном отношении и для США было бы неприятно видеть Аляску присоединенной к Канаде.
   Играя на этой политической ситуации, компания могла держаться еще долго. Ряд английских банков предлагали Русско-Американской компании крупные кредиты для реорганизации всей деятельности концессии, однако эта перестройка всей организации была бы связана с потерей колоссальных доходов кучкой крупнейших чиновников империи и, возможно, со скандальными судебными процессами.
   Пришла пора прятать концы в воду. Продажа колоний обеспечивала безопасность и безответственность за содеянные преступления. Больше того, продажа сулила крупный доход. Ведь американцы не скупились на крупные взятки, чтобы склонить главных сановников империи к решению вопроса в их пользу. Тот факт, что глава военного флота России великий князь Константин Николаевич, обязанный соблюдать интересы флота, неожиданно оказался во главе сторонников продажи колоний, показал, что взятка была очень крупной. Ведь князья не мелочатся! И с этого момента, когда продажей занялся великий князь, судьба колоний была решена.
   1 января 1862 года окончился срок привилегий Российско-Американской компании и правительству надлежало продлить эти привилегии и их юридически оформить. Однако правительство и Сенат затягивали оформление бумаг.
   Надо сказать, что переговоры о покупке русских колоний начинались еще в 50-е годы, но война между Севером и Югом на американском континенте помешала проведению их. Теперь же. после победы Севера и объединения Штатов, переговоры возобновились. В Петербург прибыла делегация во главе с помощником морского министра Фондом для поздравления Александра II с чудесным спасением от покушения на него Каракозова 4 апреля 1866 года.
   Пребывание делегации в Петербурге было использовано для решения вопроса о продаже колонии в положительном смысле. При этом определялась и цена колоний - 7 миллионов долларов.
   В пятницу вечером 29 марта 1867 года государственный секретарь США Стюарт "играл в вист с некоторыми членами семьи в гостиной", - пишет в своих воспоминаниях сын Стюарта. Игра была прервана приходом русского посланника. "У меня каблограмма, мистер Стюард, от правительства, - государь дает согласие на продажу. Завтра, если хотите, я приду в департамент, и мы можем договориться", - заявил Стекл, аккуратный маклер, поспешивший немедленно известить американцев о приятной новости.
   Стюарт отодвинул карточный стол и сказал: "Зачем ждать до завтра, мистер Стекл, давайте заключим договор сегодня". Вызванные секретари и некоторые конгрессмены помогли в 4 часа утра составить трактат, который был тут же подписан и послан в Сенат на ратификацию.
   Но тут опять начинается финансовая интрига. Стекл непрерывно забрасывает русское правительство тревожными донесениями; против покупки ведут компанию все газеты -Сенат может не утвердить договор. Нужны деньги на подкуп конгрессменов. Были даны взятки пяти главным сенатским заправилам в сумме от 8 до 30 тысяч долларов каждому. Получили взятки и чиновники "помельче". Несомненно, что часть суммы, ассигнованной русским правительством (около 500000 тыс. рублей) на подкуп американских законодателей, осталось в руках царских чиновников: такого вида расходы не подтверждались расписками.
   Так царские дипломаты и сановники заработали на этом деле дважды, взяв, следуя правилу гоголевского городничего, "и на Онуфрия, и на Антона".
   Бюрократическая машина, обильно смазанная жирными взятками, работала необычайно быстро. 18 апреля 1867 года договор был ратифицирован американским Сенатом, 15 мая -русским царем, 20 июня -- в Вашингтоне обе стороны обменялись ратификационными грамотами, а 19 октября в Новоархангельск прибыли эмиссары обеих держав, в тот же день произошла смена флагов.
   Русская Америка закончила свое существование, На картах появилась "Территория США -- Аляска". По договору к США переходили все владения России в Америке, а также и все острова в Тихом океане, находящиеся в ведении компании: Алеутские, Прибылова, Диомида и другие, кроме Командорских и Курильских.
   Эта сделка свела на нет все труды русских людей, создавших русскую Америку, среди которых было много искренних патриотов, видевших, подобно Шелехову, в этой земле оплот русского могущества на Тихом океане.
   Совершенно очевидно, что сумма в 7 миллионов долларов ни в какой степени не соответствует даже номинальной ценности проданной территории, не говоря уже о её значении в политическом и экономическом отношениях.
   Трактат, составленный в ночь с 29 на 30 марта 1867 года и подписанный в перерывах между робберами виста, решил исход длительной политической борьбы русских людей за обладание северным бассейном Тихого океана, начатой еще в 1783 году нашим земляком -- талантливым русским человеком и патриотом Приторней Ивановичем Шелеховым.
  
  

Сергей Агамиров

Воронеж, 2000


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"