Аганн Михаил Игоревич: другие произведения.

Ошибки экспериментов с дыханием

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Маленький мальчик сидит на веранде. Перед ним лежит пачка сигарет - он взял ее целиком с комода, там где ее оставил отец. Старый дом восхитительно пахнет древностью. Какими-то старыми вещами - матрасами, какими то сушеностями.
  
   Мальчик собирает спичечные наклейки. Сейчас он будет курить. Но это действо настолько запретно, настолько невозможно, что он еще не может преодолеть робость, однако внутри себя, в себе он уже твердо знает, что будет делать это.
  
   Он должен это сделать. Он полон решимостью. Он будет курить. Это, реально, невкусно. Но он должен сделать и будет делать это. Так восхитительно манила к себе коробка с дедовыми папиросами - такой от нее шел аромат. Манящий и томительный, блестящий и сильный. Он должен быть с этим - это даст ему потом расслабление и ощущение теплого безопасного равновесия. И понимания. Ощущения себя. Он опустит себя в мучение, в поток ощущений, чувствований, страшные силы будут восставать в нем и впиваться в его тело, в его внутреннюю часть, проникать ТУДА, за барьер, и он будет причиной этому, только он, только его воля заставит это войти ТУДА и оно будет ТАМ столько, сколько он захочет. И потом прекратится тогда, когда захочет он - и этот акт принесет ему несказанный кайф. Это даст ему инструмент. Средство.
  
   А то, что оставит в нем эта сила - он исторгнет это, полежав немного в покое. Переваривая. Важнее то, что он УЙДЕТ отсюда, уйдет туда, куда не в силах попасть обычными средствами, размазанный и привязанный к МИРУ.
  
   Потом он еще много раз будет делать это и еще другое. Лучше всего для ухода - средства для наркоза. Они выключают и заставляют уйти СОВЕРШЕННО. И предвкушение этого ухода наполнает тело странным теплом и нетерпением. Именно опираясь на это тепло, на следы, блестящие теплые следы эфира в собственном мясе он будет потом нырять в темноту, которая В НЕМ. Важно выключить все. Чтобы тьма внутри предстала единственной перед ним. Опыт невосприятия. Это засыпание, но засыпание по собственной воле, контролируемое телодвижениями - рука берет, грудь вдыхает, все - последствие акта решимости. И оно обратимо - оттуда можно вернуться. Туда можно нырнуть ОБРАТНО и ощутить изначальное тепло бытия внутри тела. Безопасного бытия внутри тела. Счастиливого бытия внутри тела. В темноте и тепле, когда собственные ощущения от мяса растворяются в темноте и тепле и уходят, оставляя только обернутость к себе и отсутствие сносящих, уводящих блестящих последствий света реальности. С которой он бессилен справиться.
  
   Точнее, он не хочет справляться со светом реальности. Ему интересно - куда она унесет его ум, обернутый в ее блестящие оболочки. Но ум часто уносится туда, где больно и где встает необходиомость решать конфликт с другими присуствующими в мире. Наверное, это их следы так уводят его. Никогда еще не было такого, чтобы на другом конце блестящей дороги, сносящей ум, не было другого человека. И застигнутый им ДРУГОЙ обычно начнал кричать. Или говорить неприятное. ОН НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ТАМ, где уже есть другой. У него есть свое место - но оно слабо поддержано реальностью, и следовательно - не его. А то, куда его уносит - его ли место????
  
   Проблемы начались тогда, когда он понял, что у него есть тело. И что это тело существует во многом независимо от его желания в данный момент. Что в нем происходят какие-то свои, непонятные ему и неподконтрольные ему вещи. Многие из вещей, происходящих с его телом, напрямую зависели от других людей. И многие из проблем, решить которые он был не в силах, наверное, оставили в его теле другие люди.
  
   Поэтому он будет уходить туда, где он был сам собой. Но не сейчас. Сейчас он будет курить - и дым убъет эти следы. Чужие следы - и он ненадолго станет просто самим собой. На мгновение, пусть, но самим собой. Это важно.
  
  

* * *

  
   Девочка, тонкая, с прямыми волосами и бледной кожей. Одета в стиле хиппи начала 80 - джинсы, что-то темное сверху. Худоба, нездоровая худоба, граничащая с исступленным изяществом. Да, именно так.
  
   Она танцует. Одинокий красный фонарь, издалека, освещает ее. Людей внизу, а она на небольшом помосте, не видно. Рядом с ней два или три человека - такие же как она. В огромных, пыльных окнах этого помещения - весенняя ночь. Три часа весенней ночи. Там где-то орет обезумевшая от таяния вод и неразделенной любви пустая полночная электричка, но здесь этого не слышно. Здесь царит предельно сконцентрированный на изнанке бытия звук. И излом ее кистей - следующий за звуком. Или наоборот?
  
   Мне не выговорить названия препарата, который она приняла сегодня вечером и примет еще. Чтобы реальность ослабила свою и так уже почти незначащую ничего хватку. И уйдет в полумрак комнаты безумная трехярусная кровать, тянущая к обитателям комнаты объятия порока, и потроха старой "Ноты" с медленно крутящимися боббинами не будут видны. И настольная лампа с самодельным абажуром выхватит на столе с потрескавшейся полировкой чайник, алюминевый стандартный электрочайник, три стакана - на дне остатки чая - три миллиметра добротного коричневого-золотого цвета с черными чаинками, заварник, сахарницу, простую фарофоровую сахарницу, и пачку чая номер 36. Купленного по очень редкому случаю и принесенного сюда в кармане болоневой куртки одним из них.
  
   И я, розовощекий и нормальный мальчик, в бессилии собственной незначимости для нее, смотрю на нее из толпы. Бессильный прикоснуться к потоку ее вывернутой наизнанку жизни. Она пройдет мимо меня по коридору, не посмотрев в глаза. И я пойму, что она тысячу раз права, миллион раз права, не видя меня.
  
   Это потом, через год, я, краснея от собственной наглой смелости,поднимусь туда к ним, и стану рядом, в их звуко-химически-протестующий излом, поддержанный движением давно не стриженных волос и подчеркнуто неценной одеждой. Это потом я сяду в пыль общажного коридора и заполню его своим звуком, который будет стремиться к ней. Но вряд ли когда достигнет ее.
  
   Это потом, через двадцать лет, станет возможном для меня смотреть ей в глаза. И даже говорить и даже спрашивать. Но сейчас - 81 год. Сейчас я лишь счастлив возможностью не спать, убивая в себе живое, не спать, настойчиво не спать. Слушать звук люминесцентных ламп в коридоре с немыми желтыми дверями комнат, где другие, не смеющие, пытаются уйти от реальности в сон. А для меня реальность тут, в пыли, пыли от сотен прошедших за день людей на линолеуме пола. В банке с бычками, в коробке спичек, в листе бумаги, в которую я пишу что-то.
  
   И эта реальность делает меня трезвым. И тогда я разворачиваюсь и вбираю в себя спящее пространство.
  
   Ее лицо будет рядом всегда. Как странный символ, как квинтэссенция сути того поля смыслов и темного чувствования, в котором мы плаваем все здесь. Ее породил наш каркас, составленный из целеположенния нашего нахождения здесь. Ее породила суть нашей жизни. Она - и есть эта наша суть.
  
   Это она реально топит сугробы весной - и она в лужах, в которые стекаются ручьи - и она капает с крыши под Баха, звучащего из раскрытого в полчетвертого ночи окна и опускающегося на скамейки, на которых мы - на которых тоже мы. Изнемогающие, на пределе возможностей, на срыве жил вынимающие из собственного нутра сюр, и опознающие в нем кровь нашего тела.
  
   Она потом оставит химию, заведет прекрасных детей, отличного мужа, хорошую квартиру, приличную работу, нормальный образ жизни. И я думаю - наверное, так и должно быть. Это будет следующим, но далеко не финальным аккордом, сильно синкопированным и "с наворотами", контрапунктом, также сюрреалистичным в своей нормальности, как и сюрреалистична была ее ненормальность. Это будет следующим движением ее джаз-рокового танца, танца, вплетающегося в музыку, но не тождественного ей - той музыке апрельской ночью 81 года.
  
   И я знаю, кто она, кем она была, и кто она есть. Это - важно. Это - позволяет мне быть.
  
  

* * *

   Я не могу перестать делать ЭТО. Может быть - это кара, карма, моу урок, который я должен исполнить. Вне всякого сомнения ЭТО - грех. Стыдный, ненужный с точки зрения людей, наказуемый родителями, грех.
   Только прочитав у Райха, что ЭТО - не грех, я немного успокоился, но ведь Райх может и ошибаться, и не со всем у него я согласен. Но да Бог с ним....
  
   ТАМ я был вместе с ней. 73 год. Она ТАМ была мне сестра. Я так и не смог придумать разумного объяснения для непременного контекстного условия, по которому она, будучи мне близнецом, оказалась разлученной со мной. И как это могло случиться с моими родителями, что они потеряли одного ребенка - ее. Они потеряли, по сути, ее ТАМ. И ТАМ мы были вместе и ТАМ мы любили друг друга.
  
   Вы никогда-никогда не познаете всей силы любви маленького мальчика к своей половинке. Вам никогда не удастся прикоснуться к его миру, внутреннему миру маленького, еще не испорченного жизнью мальчика, пребывающего по большей части своего времени бодрствования ТУТ.
  
   Сейчас, да и не буду врать, и тогда тоже, я склонен был описывать мое пребывание ТАМ, как "мечтания". Сейчас, пожалуй, я уже не смогу так отчетливо визуализировать. Вывалившись слишком в реальность и растеряв в ней большую часть энергетики, я не в состоянии даже порой вылечить элементарную зубную или головную боль, не говоря уже о том, чтобы удерживать в сердечном напряжении контакт с ТОЙ сферой бытия.
  
   Там я был вместе с ней. Я чувствовал недостаточность одинокого пребывания ТАМ, среди картин - от искаженных болью нарушений истечения либидо, проявлявшихся в виде мучимых садистами, подвешенных на дыбу женщин, до высочайших воспарений - полетов сквозь космос и видов иных миров. До любви, отчаянной, горячей и настоящей, до слияния, проникновения друг в друга любви, когда все счастливо разрешается и любящие сливаются взглядами и слухом, и грудью - там где сердце, воедино.
  
   Она не могла быть ничем иным, кроме как сестрой. Только с сестрой возможна полнейшая идентичность, тождественность, поляризованная полом. Я до сих пор, реально считаю, что ОНА УШЛА. Потому как я уже не с ней, реально. Говорят, после середины жизни начинается обратный путь. До середины - мы нисходим, теряя ТО и обретая ЭТО, потом - возвращаемся обратно.
  
   Человек, наверное, не может выдумать ничего НА ПУСТОМ МЕСТЕ. Может быть, у нее был реальный прототип, который я забыл, может. Но она все равно была уникальна. Она была совершенно отдельным и самостоятельным объектом, присуствовашим в моей жизни вполне конкретно и реально. Единственное, что можно добавить - мои визуализации были тенденциозны. Меня никто этому не учил и я действовал по наитию, в основном, раскачивая сексуальный спектр эмоциональной энергетики. За что и плачу сейчас потерей контакта.
  
   Все что случалось со мной и с ней, с нами вместе ТАМ - это бесконечно прокручиваемая череда наших расставаний, безвозвратных, по всей логике, потерь друг друга, либо в результате катастрофы, либо в результате вражеских происков, и снова и снова - воссоединения. Счастливые воссоедиения. Встречи - когда внезапно узнаешь в случайно оказавшейся рядом в ночном аэропорту девочке ЕЕ. И эта чужая девочка став вдруг давно знакомой и родной, плача и радуясь, обнимаете тебя и открываясь сердцем, сливается с тобой потоком любви из горла. И расставания, когда ее уносит за сопки, поросшие карликовыми березами в холодное небо самолет. Навсегда. И снова - встреча и снова УЗНАВАНИЕ, снова и снова... Снова и снова... И расставания - когда к тебе приходят и доносят весть, что она погибла в катастрофе. И снова - встреча.
  
   Что случилось со мной???? Откуда это???? Может, это - нормальное чувство души, родившейся тут и потерявшей в результате сразу все???
  
   И не может быть так чтобы она не вернулась. Она всегда возвращалась.И мы всегда узнавали друг друга. И я знаю ее имя - это самое главное.
  
  

* * *


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"