Рус: другие произведения.

Продолжение к "Книге 3. Клан. Взять свое"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.93*26  Ваша оценка:

  13
  
  Отступление 28
  Северные предгорья Турианского горного массива.
  Земля клана Черного топора.
  
  Сидя после "спектакля" тазом с горячей водой, Колин смывал грим - золу и сажу со своего лица и рук. Всматриваясь в отполированную до состояния зеркала пластину серебра, он аккуратно оттирал сначала лоб, потом щеки.
  - Вроде, все прошло удачно. Напугал их так, что ни одного бессмертному портки потом придется стирать. Ха-ха-ха-ха, - не сдерживаясь, заржал он, вспоминая, как духан стоял в огромной пещере после его номера с замораживанием. - Засранцы, мать их... Конечно, надолго ли их страха хватить?
  Этот вопрос он задавал себе уж не раз. Он отнюдь не обольщался тем эффектом, который произвели его фокусы на гномов и людей. "Десяток свалились без сознания, еще столько же обосрались, кто-то поседел или потерял дар речи... Это все херня! Пройдет недели две - три спокойной и сытой жизни и этот страх постепенно уйдет, а мне придется снова придумывать какую-то страшилку... Не-е-ет, так тоже не пойдет". Пугать вечно и каждый раз, придумывая какие-то новые примочки, у него не хватит ни сил, ни выдумки. "Как говорил кто-то из древних и умных... бл-ть, землян, нам нужен кнут и пряник! Кнут уже был, а значит, осталось показать и дать попробовать пряник".
  Сначала, Колин решил с "пряниками" совсем не заморачиваться. "Как говориться, главное в простоте! А что нужно любому из нас? Власть над миром? Силы супермена?! А вот ни хрена! Почти любому из нас сначала нужно вкусно пожрать и попить, сладко поспать, ну и дальше по списку". Тут Тимур, и сам не зная, просто и доходчиво очертил почти все жизненные потребности человека, удовлетворение которых и толкает его на те или иные безумства. И только самые крепкие орешки из нас способны сопротивляться зову этих самых потребностей! "Вспомним нациков, Эти уроды уже давно все придумали и опробовали. Хорошо и много работаешь, получай лишнюю миску похлебки. Как собака верен своему хозяину, на тебе и теплую бабу под бочок... Только, нужно учесть особенности места и времени... Бл-ть, я становлюсь психологом, и как там его, педагогом".
  Словом, немного "пораскинув мозгами" и вспомнив что-то из фильмов про войну, Колин придумал кое-какие "плюшки" для клановых рабов. "Короче, кто в бригаде будет перевыполнять план, будет получать дополнительную пайку. Кстати, а бригада, хорошее название. Вроде, сотника ихнего мы тоже зацапали. Вот он и будет у нас бригадиром... С припасами, у нас пока все нормально. Запасли всего. Тушенку, потихоньку, делать начали... Кстати, можно отличившимся и винишка подбросить немного. Или начальству только? Посмотрим...".
  Однако, когда он уже готовился позвать Крома и дать ему поручение по поводу все этого придуманного, ему в голову неожиданно пришла одна идея. И это была, действительно, идея с большой буквы "И". "Бл-ть, если все выгорит, у меня будет в руках самое настоящее оружие - супер оружие. Это же просто бомба! Да, эти легионеры стану моим душой и телом. Они на коленях буду умолять взять в клан!". А вспомнилась ему одна занятная средневековая история, на которую он совершенно случайно наткнулся, когда после аварии "фанател" по игре Assassin"s Creed. Тогда он просто сутками сидел в Игре и просто проглатывал все ее обновления, промо ролики, форумные истории прохождений, дополнение и т.д. "Таким макаром" однажды он наткнулся и на историю о рукотворном рае могущественного правителя ордена асасинов Хасана ибн Саббаха. Тогда, прочитав об этом, он лишь поржал и вскоре совершенно забыл обо все. Однако сейчас все эти подробности всплыли у него в голове и заиграли совершенно новыми красками.
  "Что уж там было-то? Это хитрый, сукин сын, сделал в своей крепости самый настоящий рай с красивыми девками, кучей еды, райскими сладкоголосыми птицами, морем выпивки. А потом, он проводил через него некоторых последователей, которые должны были отправиться выполнить самоубийственные задания. Черт, я бы посмотрел на рожи тех, кто побывал в том раю. Ха-ха-ха! Вот же, хитрожопый Саббах! Придумать же такое!". Колин уже подвинул к себе листок желтоватого пергамента и начал на нем что-то писать. "Так... Нам нужен рай! Ха-ха-ха! Охренеть, это сказал вслух! Значит... должно быть светло, тепло, пьяно, сыто и весело. Ха-ха-ха! Тысячи лет люди пытались описать, что такое рай, а я взял и вывел универсальную формулу, подходящую для всех. Ха-ха-ха-ха!". Смех смехом, но мне и кое-кому из клана пришлось неслабо потрудиться, чтобы в одной из пещер оборудовать некое подобие кусочка рай. На это дело я даже нехило растряс сокровищницу клана (да, у нас она была!), из которой мы с Кромом почти всю ночь таскали на носилках золото и серебро для украшения стен, пола и потолка... Получилось, неплохо, пусть и со грехами. Однако, немного волшебной травки, уверен был парень, все скроют.
  
  ______________________________________________________________
  
  Северные предгорья Турианского горного массива.
  Земля клана Черного топора.
  Древние штреки
  
  Бывший сотник бессмертных алой тысячи легиона самого Неистового Сульдэ Квин в тот день, когда он и его товарищи согласились работать на клан, чтобы жить, даже не предполагал, как измениться его судьба.
  Этот день, разделивший его жизнь на "до" и "после", начался по особенному - закрытием за ним и его товарищами по несчастью толстенной железной двери, с массивными черными заклепками по ней.
  - Нас что замуровали? - не скрывая своего страха, прошептал один из легионеров, Толстяк Хек, правда сейчас худой как щепка, оглядывая их местонахождение - полутемный тоннель. - Чтобы мы тут сами подохли.
  Квин, как и остальные, начал озираться, пытаясь понять, куда их привели. Похоже, это была старая выработка, заброшенная гномами сотни лет назад. На стенах и потолке тоннеля были заметны следы от кайла, покрытые темно-зеленым мхом толстые дубовые подпорки. Что-то все это совсем не походило на то, что им обещали гномы.
  - Не-е, не должны бросить, - пробормотал коренастый легионер с грязной повязкой на одном из глаз; он внимательно осматривал стены тоннеля, словно пытался что-то найти. - Знаешь, сколько сейчас стоит хороший раб? Почти 3 золотых. Могут дать и больше, если он обучен чему-нибудь стоящему. Вот, я шорником раньше был... А говорили, у гномов нет рабов, - остальные старались держаться ближе, заинтересованно вслушиваясь в слова одноглазого. - Значит, врали, уроды!
  В этот момент в двери вдруг распахнулось крошечное окошко, из которого донося голос.
  - Бригадир! Оглохли, там что ли? Бригадир! - столпившиеся легионеры поглядывали друг на друга, не понимая что кричит коротышка из -за двери. - Черт! Старший, старший, ко мне! - Квин отодвинул в сторону Толстяка и подошел к двери. - Что труханули немного? - через окошко был виден гном, молодой судя по небольшой бороде. - Не боись, Глава свое слово держит! И если сказал, что все будет в порядке, значит, все будет в порядке... Значит, слушай сюда. Ты теперь Бригадир для своих. Старший, значит, как сказал Глава. Все разговоры буду вести только через тебя. Ясно?! Дальше, в штреке будет боковой тоннель с нарами, столом и инструментом. Рядом в паре сотне метров течет подземная вода, от жажды не умрете. Жратвы вам на три дня там же сложили.
  Квин, внимательно слушая гнома, махнул рукой стоявшему рядом Толстяку. Тот, ощерясь, кивнул и сразу же, взяв еще парочку ребят из бывшей своей турии, исчез в тоннеле.
  - Теперь слушай дальше... Кормить вас за зря никто не будет. Каждый день к вечеру тут должно стоять три вагонетки с рудой... красными или черными блестящими камнями, - тут же пояснил гном, заметив, что Квин скривился. - Ничего, жрать захочешь научишься. И совет тебе, бригадир. Выдели пару те, кто поздоровей, чтобы крепи не забывали ставить, а то завалит... И еще, чуть не забыл. Тому, кто будет хорошо работать, Глава обещал устроить небольшой праздник. Ха-ха-ха..., - и дверка с металлическим лязганьем захлопнулась.
  После этого на несколько минут в тоннеле повисла тишина, которая прервалась лишь после того, как из темноты появился тяжело дышащий Толстяк с кайлом в одной руке и куском хлеба в другой.
  - Жратва, сотник, и инструмент. Гном не соврал, - Толстяк с чавканьем пожирал здоровенный кусок. - И, смотрите, на это, - он протянул руку с кайлом, повернув его несколько раз, чтобы все хорошенько рассмотрели. - Это гномий метал. Камень крошит за милую душу. Ха-ха-ха, у меня меч по сравнению с этим кайлом настоящим дерьмом был. А я ведь за него когда-то отдал почти десять золотых тому уроду из Хоросана.
  Квин тоже, как другие, не удержался, чтобы не подержать и не ощутить в руке тяжесть легендарного железа гномов. Он медленно провел по нему ладонью, чувствуя гладкость холодного металла, выпуклость странных пересекающихся гномьих рун. Это кайло совсем не выглядело инструментом добытчика руды. С таким заточенным рубилом, массивной задней частей, кайло скорее было похоже на оружие, пусть и странное по форме, но от этого не менее смертоносное.
  - Ладно, чего встали. Пошлите, посмотрим, что там приготовили эти чертовы коротышки, - Квин перехватил кайло по удобнее и двинулся первым. - И смотрите в оба. Эти недомерки славятся своим чрезвычайно мерзким нравом и мне не хотелось бы его испытывать...
  В боковом тоннеле, действительно, как и говорил тот гном, была огромная комната с массивными, и крепкими на вид деревянными нарами. На каждой постели лежал холщовый матрас, плотно набитый соломой. В изголовье - свернутое одеяло из овечьей шерсти. Самый центр пещеры занимал трех или четырех метровый прямоугольный стол, сбитый из досок.
  - Толстяк, Бури, - Квин кивнул на стоявшие в углу высокие кувшины, обмотанные толстыми бечевками. - Давайте, за водой. Сегодня здесь все надо поразнюхать. Что и как, а после будем разбираться с рудой... Остальные, - он обвел взглядом присмиревших парней, не по наслышке знавших крутой нрав сотника. - Все здесь отдраить. Привести в порядок. Мы не свиньи, а бессмертные. И пока я дышу, так будем заканчивать каждый день. Всем ясно?!
  Суровый нрав Квина, тогда еще сотника легиона, был известен каждому. Поэтому почти сорок легионеров тут же пришли в движение, перетряхивая и перелопачивая каждый уголок этой комнаты. Были выбиты матрасы и одеяла, ровно расставлены нары, отдраены здоровенные железные чаны для варки пищи...
  "Вот, ты сотник, и стал рабом, - уже засыпая пробормотал Квин. - Ничего... Зато дальше уже падать некуда. Теперь можно лишь карабкаться вверх... Главное теперь не щелкать. Нужно предупредить всех, чтобы хорошенько глядели по сторонам и все примечали. В этой заднице может пригодиться любая мелочь, чтобы выбраться домой. А ведь сорок крепких парней могут сделать очень многое. Особенно, если выждать время и ударить тогда, когда никто не ждет". В голове его крутилось еще много разных мыслей - и о оставленной жене с двумя дочками, и об остальных парнях из легиона, и о Ледяном Владыке, вмораживающем людей в лед. Однако, вскоре, измученный впечатлениями организм сдался и он заснул.
  Утро следующего дня, о котором им возвестил какой-то странный колокольный звон, принесло новые сюрпризы, которые, правда, поставили больше вопросов, чем ответов.
  - Что это за звук? - недовольно заорал Толстяк, пытаясь натянуть одеяло на голову. - Бури, гномья отрыжка, это опять твои шутки?! Вот же дерьмо! Нам же говорили, что таким звоном они отмечают каждый рассвет. Чертовы недомерки! Аа-а! Кто ещ...
  В этот момент его кто-то скидывает с места и он оказывается на каменном полу. Когда же Толстяк вскакивает с угрожающим ревом и откуда-то вытащенным обломком ножа, то оказывается нос к носу с Квином.
  - А ну, подъем, сучьи дети! Вы не у себя дома, у мамкиной юбки! Хватит спать! Бури, хватит чмокать! Опять сиськи Рябой Тельмы во сне щупал? - Квин шел между нарами и скидывал каждого из замешкавшихся легионеров на каменный пол. - Забыли где вы? Или решили здесь до седых мудей сидеть? Мы рабы и чтобы жрать, должны рубить руду! Бури! На тебе готовка. Чтобы когда мы пришли, похлебка была готова. А сейчас выдай каждому, что-нибудь на зуб...
  "Что-нибудь на зуб" оказалось большим ломтем каравая и смачным куском копченного мяса, казалось, способного насытить даже такого проглота, как Толстяк Хек. Собственно, о чем он довольно и заявил.
  - Вот же, демонова отрыжка! Да здесь у рабов кормешка лучше чем у комтура. Командир, ты гляди! - с полным ртом, он сунул под нос Квину оставшуюся часть хлеба. - Как он пропечен, какой аромат, а ведь словно сегодня из печи! А грудинка!? Это конечно не свиные ребрышки под нежным соусом из турианских грибочков, но тоже очень даже съедобное, - Толстяк с хрустом стал разгрызать попавшуюся ему кость, напоминая сейчас бойцовского пса. - А что, жить кажись, можно.
  "Можно. Тостяк Хек, хотя бы в этом прав. На жратве владыка явно не экономит". Квин неосознанно назвал своего пленителя Владыкой. "Потом и каморку нашу знатно обустроили... А ведь знаю, как живут рабы. Бывал на плантациях Хореза...". На какое-то мгновение перед его глазами промелькнули яркие образы прошлого - вонючие норы со спящими в притирку рабами, склизкие куски гнилой брюквы в воде вместо похлебки, свистящие звуки кожаной плети, раздирающей кожу до кости. "Да, у нас здесь райские условия... Странно все это. Очень странно. Уж не готовят ли нас к чему-то другому, более ужасному...".
  Однако, дальнейшие события показали, что по настоящему странного он-то еще и не видел. Все эти кусочки, что Квин приметил, оказались всего лишь цветочками.
  - Командир! Скорее! - из-за очередного поворота тоннеля вдруг донесся топот и взбудораженные и удивленные крики. - Это надо видеть! - из темноты почти вылетел один из легионеров, посланный Квином вперед, и, расталкивая всех перед собой, подбежал к сотнику. - Скорее! Я такого никогда не видел...
  Нахмурившийся Квин сразу же сделал знак остальным приготовить оружие, их кирки. И сам тоже схватился за удобную рукоять, с удовлетворением ощущая успокаивающую тяжесть металла. "Если уж Молчун не может закрыть рот, значит за поворотом, действительно, есть что-то необыкновенное!".
  - Строй плотнее! - выкрикнул он, заставляя легионеров выстроиться в некое подобие тесной колонны. - И чтобы там не было, это все равно не устоит перед черным железом, - он со свистом рассек воздух киркой. - Вперед.
  Если честно, открывшаяся за поворотом картина еще долго снилась многим из них.
  - Во имя богов, что это? - ошарашенно прошептал Толстяк, вставая как вкопанный. - Куда нас вынесло? Это царство горных троллей? Командир, ты видишь это?
   Квин, раздвигая впереди стоявших легионеров, медленно вышел вперед и тут же как и остальные застыл при виде величественного зрелища.
  Древний гномий штрек, помнивший еще начало Великой войны, вывел их в огромную пещеру. Прямо над их головами в невообразимой высоте сверкали длинные сверкающие подобно звездам в ночи сталактиты, освещая мерцающим сиянием все вокруг. С самого дна пещеры, откуда-то из глубины бурной подземной реки, поднимались монументальные колонны, наверху образующие гигантский каменный акведук.
  Окружающие пещеру стены отсюда, со стороны, напоминали настоящий козий сыр бесчисленным множеством разнообразных домиков, нор, пещерок и даже настоящих дворцов. Все это, вырубленное в толще камня, было настолько невообразимым по размерам, искусности вырезанных каменных украшений, красоте мерцающего мха, что казалось делом рук самих подгорных богов, которые, как известно, были первыми мастерами камня и металла на Тории.
  - Это Кордвинг, братья, - Молчуна, из которого обычно и за неделю слова не вытянешь, словно прорвало; с блестящими от возбуждения глазами он начал рассказывать о каком-то древнем городе гномов. - Город тысячи домов! Город с черным солнцем! Я слышал о нем еще в детстве... от старой гномы, что жила с нами. И как пропустит кружку пива, она сразу же заводила песню о славном Кордвинге, о затерянном городе Подгорного владыки, - легионер словно южная образина, что показывают заезжие торговцы в дни ярмарок, запрыгал на месте и стал тыкать рукой в сторону мерцающих сталактитов. - Это точно он! Вон черное солнце! Оно светит всегда, независимо от времени суток. Там, дальше тысячи и тысячи домов, в которых жили древние гномы... О, боги, это же...
  Квин и остальные словно связанные одной веревкой повернулись в сторону акведука, широким мостом раскинувшегося через пещеру. Там, в дальней части пещеры, где берет начало этот мост, действительно, что-то было! Было не очень хорошо видно из-за сплошной стены брызг, образуемых падающим гигантским водопадом. Но там точно было что-то огромное и черно!
  - Это оно! Командир, это оно! - Молчун повернул счастливое лицо в сторону Квина. Я же почти каждый вечер слышал про него рассказы! Командир, почти каждый вечер! Эти бесконечные рассказы о Великом колесе равновесия!
  И тут, словно услышав эти бессвязные вопли легионера, из бело-голубой воздушной пелены водопада начал выступать гигантский обод с сотнями и сотнями лопаток, на которые начала падать вода. На наших глазах огромное колесо пришло в движение, сначала робкое и неторопливое... Оно было в десять, а может двадцать раз больше чем рост человека. Тем не менее оно совсем не казалось массивным и неуклюжим. Скорее наоборот, у любого кто смотрел на него возникал вопрос - и как оно не разваливается?
  - Старуха говорила, что Великое колесо начинает свое движение только тогда, когда Подгорные боги гневаются! - а раздававшийся вокруг чудовищный скрежет, издаваемый крутящимся колесом, словно вторил его словам. - А еще... еще... любой кто коснется Великого колеса обретет невиданную доселе удачу во всех своих делах.
  Молчун тут же сорвался с места и не обращая внимания на крики товарищей помчался по акведуку на ту сторону. Что ему эти крики?! Он бежал, чтобы прикоснуться к своей мечте, к легендам из своего детства.
  - Куда, чертово отродье! - рявкнул Квин, когда кто-то намеревался пуститься вдогонку за Молчуном. - Хрен с этим дураком! Вернется. А вы, молокососы, забыли, зачем мы здесь?! - схватив за грудки одного из торопыг, он с силой приложил его о стенку штрека. - Так я напомню! - тот со стоном начал сползать на пол, под ноги товарищей. - Мы рабы! Мы в чертовом городе гномов, под землей! И у нас жратвы лишь на два следующих дня! А что после? Будем сидеть здесь до скончания времен?! Жрать слизь со стен, грызть камни? Толстяк?! Будешь жрать камни? - тот состряпал недовольную гримасы, ясно давая понять, что намерен есть лишь душистый хлеб и ароматное мясо. - Сейчас, поднял кирки и на поиски старых выработок. Тот ублюдок, из-за двери, говорил, что где-то здесь есть древний рудник. Толстяк, мы с тобой поищем эти самые вагонетки или как там они называются. Это вроде короба с колесами...
  Окончание этого дня особых сюрпризов больше не принесло. Легионеры почти сразу нашли следы древних рудокопов - старинные кирки, какие-то кирасы, напоминающие доспехи и шлемы. Квин и Толстяк Хек тоже довольно быстро отыскали вагонетки, которые оказались странными небольшими железными тележками с толстыми колесами. Еще более странным оказалось то, что двигались они по необычной дорожке, словно канатоходец по толстому канату. И толкать эти вагонетки, груженные рудой, было на удивление не тяжело. Двое легионеров с легкостью делали это.
  Словом, выполнить норму им удалось. Все, конечно, выбились из сил. Монотонная долбежка киркой по скальной породе оказалась не хуже адской тренировки в их легионе. В добавок, никто из четырех десятком легионеров, оказавшихся под командной Квина, никогда и не сталкивался с работой рудокопа. Они не имели никого представления, как правильно держать кирку, как бить ею, как определять руду...
   Лишь в следующие дни им удалось немного приноровиться к своей работе, что сразу же сказалось на выработке. К концу третьего дня бригада Квина смогла нарубить не три, целых шесть вагонеток, полных первоклассной красной и черной руды. Больше того, за целый день никто из его солдат не пострадал. Не было ни ушибов, ни обвалов, ни каких других происшествий. Квин даже начал строить планы, как выбраться отсюда.
  Однако, к концу четвертого дня, когда очередные шесть вагонеток встали у выхода из штрека, случилось нечто, что вновь "спутало все карты" Квина.
  - Ого! - раздалось из-за открывающих здоровенных железных ворот и перед Квином и четырьмя его солдатами появился невысокий широкоплечий гном в роскошных доспехах; рядом с ним стояли просто два гиганта среди гномов - рослые, почти квадратные, фигуры, полностью защищенные массивными пластинами черного металла. - Я, Колин, Глава клана.
  Квин сделал шаг назад. Последнее время он слишком много видел и слышал про этого коротышку такого, что заставляло стынуть кровь в жилах. Неизвестно, что из услышанного и увиденного было правдой и ложью, но осторожность явно не была лишней.
  - Сколько там им надо было нарубить, Кром? Три. А у нас целых шесть! - гном был явно доволен; с улыбкой он вынимал из первой вагонетки то один кусок камня, то другой. - Просто, стахановцы! Стахановцы, говорю сотник! Ладно, проехали... Я обещал удивить тебя, если будете хорошо работать. Так вот, я держу свое слово, - он подошел к Квину вплотную. - Выбери из своей бригады троих, кто выкладывался больше всех. Для них будет у меня подарок.
  Сотник не долго думал.
  - Хек, Бури, Тости, - взглядом он прошелся по напряженным лицам названных легионеров, затравленно глядевших на гнома. - ...
  А этот проклятый коротышка, видя такую реакцию, веселился еще больше.
  - Чего мнемся? - скалил он свой зубы. - Недовольных моим гостеприимством не будет, обещаю... Еще добавки просить будете. Ха-ха-ха...
  Как же в этот момент Квину хотелось съездить киркой прямо по этой наглой ржущей роже. И это чувство было настолько сильным, что он лишь с большим трудом взял себя в руки.
  - Хек, - он с силой сжал плечо проходящего мимо Толстяка. - Ты там присмотри за всем, - тот лишь угрюмо хмыкнул в ответ. - ...
  Когда же массивные железные ворота с хрустом закрылись, Квин еще долго стоял возле нее. "Неужели я сам, послал своих людей на убой? Уж слишком этот ублюдок был доволен! Я видел, как превратил какого-то бедолагу в кусок льда".
  - Что ...? - буркнул Квин, оборачиваясь к оставшемуся легионеру. - ...
  Весь вечер и следующий день он ходил чернее тучи, то и дело срываясь на очередного неумеху, не так взмахнувшего киркой или не туда свалившего кусок руды. Глодавшее его чувство вины достигло своего апогея к концу рабочей смены, когда они притащили очередные шесть вагонеток к проклятым воротам, за которыми сутки назад исчезли их товарищи.
  - Эй! Чертовы недомерки! - сорвавшись, заорал Квин с силой стуча по металлу ворот киркой. - Вот ваша проклятая руда! - снова и снова кирка с грохотом била по воротам, оставляя на них следы-вмятины. - Слышишь меня! Вот твоя руда!
  И тут, словно услышав эти вопли и дикий стук, ворота дрогнули; с хрустом плохо смазанного механизма на них пошли створки ворот.
  - Приготовьте кирки! - чуть ли не зарычал Квин на своих, стоявших возле первой вагонетки. - ... Молчун, подними кирку? Молчун?!
  Худой легионер, что все последние сутки им рассказывал о древних гномах и их ужасном повелителе - Ледяном Владыке, с ужасом глядел на скрипящие ворота. Из его рук выпала тяжелая кирка.
  - Ему нужны наши души, командир, - тихо бормотал он, шаг за шагом отступая назад. - Братья, он выпьет наши души..., как воду. Это сам дьявол...
  В этот момент створки резким рывком распахнулись, и замершие легионеры увидели ... лежавшие на камне тела их товарищей.
  - Я же говорил, говорил, - заикаясь, снова и снова повторял Молчун, тыча пальцем в носилки. - Владыка выпил их души..., - вдруг он резко поднял голову вверх, потов начал быстро ей вертеть по сторонам. - А если он здесь... среди нас...
  С силой толкнув со своего пути Молчуна, бледный, как смерть Квин уже был рядом с телом Толстяка, тело которого оказалось, на удивление, теплым. К тому же, сотник неверяще потянул носом, от Хека, этого вонючки, страшно ненавидевшего мыться, ощутимо тянуло каким-то цветочным ароматом.
  - Демоново отродье, его одежда..., - грубыми от кирки пальцами Квин осторожно коснулся верхней рубахи, которая прикрывала тело Толстяка; нежная, бархатистая ткань, напоминавшая девичью кожу, явно была хорасанским шелком, за локоть которого просили не меньше золото. - Да он же пьян! Парни, проверьте остальных! - с радостью воскликнул Квин. - Эти свиньи мертвецки пьяны! Значит, Владыка не обманул... Черт побери, хрен во всем этом разберешься, - выругался он, когда Толстяк вкусно зачмокал губами и громко испортил воздух. - Хватайте, этих ублюдков, и тащите их в лагерь. Быстро! Я должен знать, что с ними было.
  Однако достучаться до них оказалось совсем не просто и бесчувственными телами они провалялись до самого звона гонга, обозначившего начало нового дня.
  - Командир, Хек очухался, - Квин сразу же вскочил со своих нар, едва только услышал голос одного из легионеров. - Вон, воду дует как лошадь и байки странные травит. Это надо слышать...
  Толстяк, действительно, сидел в углу их пещеры, окруженный почти всеми ветеранами, и что-то вещал с восторженным лицом, время от времени прикладываясь к кувшину с водой.
  - .... Чего выскалите зубы, черти? Я говорю вам, все было именно так! - Толстяк смачно сплюнул на камень пола. - Вон у Тости спросите. Хотя чего спрашивать, по его роже и так все понятно... Я не знаю где мы оказались. Эти коротышки что-то дали нам выпить сразу же в тоннеле и мы все отрубились.
  Квин же, подходя ближе к компании, вдруг заметил нечто, что раньше прошло мимо его внимания. Он уставился на голову Хека, вечно лохматая и грязная шевелюра которого была аккуратно подстрижена. Совсем изменилась борода легионера, которая из неряшливой мочалки превратилась в небольшую бородку аристократа. "Что это все такое?".
  - ... Братцы, я такого даже в борделях Золотого города не видел. Стены, потолок из чистого золота! Вот такие, с локоть, пластины! - сначала почти шепотом, а потом все громче и громче говорил Хек, ловя жадные взгляды обступивших его со всех сторон легионеров. - Я не знаю что это и где... Боги, это не описать словами! - пошатываясь, встал он на ноги и начал жестикулировать. - Все сверкает, глаза слепит. Жратва! Чего только нет! - с остекленевшими глазами он яростно машет руками. - Братва, тушеные перепела! У-у-у! Такой аромат, слюни текут. Мясо с косточек само сползает. Жареный хряк! Целый! Жирок с него стекает!
  Слушая Толстяка, Квин сглотнул тягучую слюну. Куски жаренного мяса прямо в живую встали перед его глазами. И, казалось, протяни лишь руку и возьми этот ароматный, истекающий жиром кусок мяса.
  - А выпивка... Сколько там было выпивки! Это рай, братья! Я такого пива никогда не пил! - надувал щеки Толстяк от возбуждения. - Вино рекой. Каждый глоток, как сказка.
  Со стороны нар поднялась одна фигуру и, шатаясь, тоже направилась к стоявшей кучке. Это был очнувшийся Бури с красными как у безумного кролика глазами.
  - Толстяк, расскажи им про баб, - буркнул он и подняв здоровенный кувшин с водой, присосался к нему. - ...
  БАБЫ! Едва только прозвучало это слово, байки Толстяка про жратву и выпивку были мгновенно забыты. Легионеры, многие из которых уже несколько месяцев не видели ни одной женщины, чуть на стены пещеры не полезли.
  - Ребята, там были такие девки, - заговорщическим тоном продолжил Хек, привалившись к стене. - Сиськи - во! Ляжки - во! - если честно, то из округляющих замахов руками у Хека вырисовывались женские прелести просто чудовищно размера. - Я говорю вам, они были именно такие! Трактирная Марта из нашего гарнизона глядя на них просто лила бы горючие слезы!
  Еще через некоторое время, когда легионеры перешли к обсуждению подробностей "райских" суток, Квин отошел от них. Главное, Толстяк уже рассказал и дальше пошла лишь обычная болтовня, в которой толку для сотника было ни на грош...
  "Вот, значит, о каком подарке говорил Владыка". Размышлял Квин, вновь усевшись на свои нары. "Он кормил и поил их от пуза. Привел девок. Толстяк еще говорил о каких-то золотых стенах и поле. А их одежда? Это же настоящий шелк! Да, его не каждый сотник мог позволить... Чего добивается этот коротышка? И что он готовит еще?".
  В этот момент Хек вдруг вскакивает с места.
  - А это?! Вы видели это?! - ревет он, вытаскивая из складок своей рубахи какой-то сверток. - Вот! Кинжал из настоящего гномьего железа! Глава клана одарил таким каждого из нас! - Квин повернул голову и тут же словно прирос глазами к сверкающему черному блеску клинка, которым Толстяк тыкал вверх. - Вот! И он сказал, что точно такой же получит каждый стахановец. Ну тот, кто будет лучше всех трудиться.
  ... Надо ли говорить, что в этот и последующий дни нормы в три вагонетки руды легионеры Квина не просто перевыполняли, а многократно перевыполняли. В один день, полумертвые от усталости, они вообще приволокли к воротам десять вагонеток, доверху груженных красной рудой.
  
Оценка: 8.93*26  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Гордова "Во власти его величества"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) К.Фрес "В следующей жизни, когда я стану кошкой..."(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Я.Ольга, "Королева Casino"(Боевое фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаВ дни Бородина. Александр Михайловский��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаHigh voltage. Виолетта РоманПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Чудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрВам конец, Ева Григорьевна! Паризьена
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"