Ахэнне: другие произведения.

Solamen miseris

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну... персонажи взяты из реала, но это AU/киберпанковый ориджин.


Solamen miseris

("Утешение несчастных")

  
   Предупреждение: любое сходство с реально существующими лицами, включая упоминание имен, псевдонимов и названий, - чистое совпадение.
  
  
   Горел огонь и туман. Густой грузный смог пеленал один из нижних ярусов Мегаполиса нищенским рубищем, а всполохи дешевой неоновой рекламы подчеркивали неприглядность.
   "Полторы тысячи лет назад меня бы сожгли на костре", - Анна-Варни скользнул прочь от заостренного в готическом стиле "окна". Моментально стекло заросло "пылью", датчики атмосферы безоговорочно подчинялись воле повелителя. - "Либо демонстрировали в цирке как редкого выродка. А теперь - я одна из многих... если бы не Тени"
   Анна-Варни предпочитал думать о себе в женском роде. Женщинам прощается быть слабыми. Правда, Теням не по вкусу слабость.
   Тени... они были всегда; время - иллюзия за гранью биения плоти. Вырывали из жизни избранных ими, и обрекали на сладостную агонию. Тени облачили Анну-Варни в рубиновую диадему, посвятили ее в Кумиры гермафродитов, трансов и танатофилов, одарили черным хрусталем потусторонней красоты. Тени перерезали нить пребывания Анны среди людей: не живая, не мертвая, не мужчина, не женщина. Вынуждена питаться чужой кровью, а любовь ее - поцелуй тления.
   Страдание - родник очищения. У смерти сто сорок ликов, и Анна-Варни был каждым из них.
   "...Одна из многих, и все-таки другая".
   Среди десятков тысяч гермафродитов и трансов Мегаполиса, Контактер - один. И Анне-Варни поклонялись. Странны фанаты ее - не одержимые пламенем и яростью, не утыканы мечами-имплантантами, не плюются кислотой из вживленных в гланды генераторов яда. Никакой агрессии - но вечный траур, изысканное поклонение предначальному божеству смерти, Сатурну.
   Анна-Варни сам сотворил своих фанатов такими. Тени запрещали противиться злу Внешнего Мира.
   "Смерть стоит у каждой двери, Смерть и Тени. Жестокий Город способен изорвать вас в клочья, вылакать сердца, подобно своре диких псов - но благословенного небытия не отнимет никто. Приди же - приди, безумный от горя, принеси себя в дар прекрасным терниям суицида".
   ...Так говорили Тени.
   Анна-Варни повторяла.
   Поклонники приходили. До капли крови отдавались скорбному божеству. "Благословен Кумир наш, ибо последнее желание всякого исполнит".
   Любовь - ей Анну-Варни тоже научили Тени. Сексуальное вожделение чуждо большинству врожденных гермафродитов, поэтому либидо перерождается. Чаще всего - в некрофилию.
   Это проще - любить мертвых.
   "Ах, как бы я хотела шагнуть за грань", - Анна-Варни подняла с пола полуразложившийся череп. Прильнула к позеленевшим устам одновременно материнским и страстным поцелуем, ткани легко отслоились, заголяя усмешку. Убитый шесть суток назад фанат насмехался над Анной-Варни: он уже обрел финальный покой.
   Контактер обречен - быть распятым. Посередь туманной тверди, вне небес и земли, сотни игл в ногах, руках и глазах.
   "Приди и утешься. А мой черед... ах, я не смею и мечтать", - он вернул череп на прежнее место. Аромат гниющих тканей не вызывал отвращения, ассоциировался со сном и покоем.
   Анна-Варни лег в "гроб". Строго говоря, гроб и белесо светящаяся атмосфера склепа была всего-навсего вариантом рекламы, может, немного утонченнее и изысканнее, чем зазывные картинки борделей и притонов - но сути то не меняло. Для себя лично Анна-Варни предпочел бы строгое жилище, без всякой мишуры.
   Мертвые не нуждаются - ни в могилах, ни в фамильных склепах.
   Однако традиционные человеческие воззрения требовали соответствия. Вампиры и не-мертвые Контактеры обязаны покоиться в гробах. К счастью, "кровать" весьма удобна.
   Вокруг печального ложа нависали гладкие зеркала черненного серебра. Анна-Варни уставился на свое отражение.
   Прекрасен или безобразен? Прежде, пока своей музыкой он не добился славы и определенного дохода, в него плевали. Урод. Чудовище.
   Варни поморщился. Он не любил вспоминать прошлое, но шрамы не исцелить. Благословение Теней: раны Контактера не зарастают, лишь множатся, будто трещины в древнем здании.
   Впрочем, теперь фанаты возносят дифирамбы неживой красоте божества.
   А где правда?
   Узкое подвижное лицо, нос и уши унизаны ритуальным пирсингом. Губы - змеятся, переливаясь мириадами вариаций страдания. Глаза... фанаты сравнивают их с болотными огнями, блуждающими душами неупокоенных. Бесцветные и такие яркие - глаза...
   Худая гибкая фигура со слишком широкими для женщины - и узкими для мужчины - плечами. Изящные руки, словно у какого-нибудь аристократа с приставкой "фон" к фамилии. Сухая бледная кожа - любой медик безошибочно поставит диагноз "неизлечимый вампиризм, солярофобия".
   И полное отсутсвие половых признаков.
   "Женщина во мне - ей вся боль, ей не дано пробудиться", - Анна-Варни провел ладонью по бедрам. - "Как жаль... О Тени, как же я могу *быть* с вами - ведь Смерть сестра Любви, и они - женские начала... "
   Без ответа.
   Как жаль.
   В складках парчовой обивки гроба Анна-Варни нащупал кость с четырьмя фалангами: пятая недавно отвалилась, рассыпалась, пришлось закопать. Этой чужой мумифицированной лапкой принялся ласкать себя, точно надеясь, что Тени позволят женщине-Анне явиться в искаженное тело.
   ...Ничего.
   На одном из зеркал взошла луна: кто-то желает встречи. Анна-Варни медленно отдалился от транса. Сморгнул, на веках и ресницах нависали слезинки. Он стер их: фанатам-прихожанам не следует наблюдать страдания Кумира. Контактер принимает ищущих покоя - венчает самоубийц милосердием Теней, однако личную драму Анна-Варни прятал. Он был скрытен - очередная памятка прошлой жизни.
   "Уродство и красота - близнецы по мысли Теней. Вопрос лишь в количестве косметики".
   Анна-Варни распахнул вход в склеп, приготовясь выслушивать и утешать. Он не имел права жаловаться на свою боль, его назначение в проклятом Мире - исцелять искалеченных судьбою фанатов эликсиром небытия. Священная миссия.
   Бедные-бедные гермафродиты, низшие из низших - даже панки и диггеры пинают их, и лишь у смерти приют они найти могут...
   Послышались тяжелые шаги. Анна-Варни удивленно вскинул бровь: бесполые дети Города - невесомы и легки, призрачные создания, изначально отмеченные благодатью не-жизни.
   -Анна-Варни Кантодеа? - басовито прогудел имя Кумира пришелец.
   Анна-Варни неплохо видел в темноте. Пригляделся. Обычно Варни не позволял себе нескромности пялиться на гостей, уважая чужое право на сокрытие лица - но тут любопытство пересилило кодекс.
   -Кто ты? - неприязнь затушевать не удалось. Гость - не гермафродит. Мужчина, рослый и крупный. Одежда выдавала представителя элиты: одна пурпурная шелковая рубашка стоила целое состояние.
   Зачем *он* - баловень судьбы - явился к Анне-Варни?!
   -Я пришел к тебе, - сказал мужчина. - Ты ведь принимаешь всех несчастных, монахиня Тьмы?
   -Слишком много плоти, живой плоти, человек, - отвечал Варни, указывая болотным взглядом на тренированные мышцы. - Ты - не из моих прихожан. Если ты, корпорат, захотел развлечений - бордель этажом выше.
   Гость хмыкнул.
   -Между прочим, в средневековье монахи не отказывали в помощи. Даже тем, кто не из их паствы. "Придите страждущие и найдите утешение" - разве не твои слова это, Анна?
   Он сел прямо на пол, с некоторой опаской отодвинулся от распластанного скелета и дорожки фосфоресцирующей плесени.
   Анна-Варни поджал губы. Красивое мужественное лицо гостя не внушало доверия. Аромат терпкого одеколона, стоимостью в рубашку из редкостного натурального шелка - тоже. Корпораты - зло. Корпораты - врачи в белых халатах, охотятся на вампиров, принудительно лечат. Враги.
   "Монахи не отказывали в помощи".
   Да, это так.
   Анна-Варни взяла массивную ладонь мужчины в свою. Гость инстинктивно дернулся от холодного, будто окоченевшего, прикосновения. А потом расслабился.
   - Будем знакомы. Я Ричард Файрстоун, - произнес он.
   Имя мелькнуло бликом: Анне приходилось слышать его, но сколько-либо конкретных ассоциаций не возникло. Неудивительно: он мало интересовался окружающей реальностью.
   -Кажется... какая-то группа? - полувопросительно.
   -Вроде того, - Ричард уставился в угол, где сплелись два скелета. Облезшая иссиня-черная плоть лежала подле желтоватых костей, точно ненужная любовникам одежда. Ричард вздрогнул. - "Дети Огня". Даже, вроде бы на пике популярности, сам Гранд-мэр приглашал нас на прошлый праздник Города.
   Анна-Варни кивнул.
   "Зачем он пришел?"
   Красивый мужчина, успешный и неглупый - вероятно, "притемняется", за соответствующие деньги можно сохранить интеллект. Хотя, трансам и прочему отребью проще: их даже в расчет не берут...
   Ричард Файрстоун. Само имя - вроде вывески, ярко-алых маячков. Он так чужд черноте искусственного псевдо-склепа.
   -Я слушаю тебя, Ричард, - длинный желтый коготь Анны дотронулся до локтевого сгиба. Вздулась крупная вена пониже бордового рукава... но Ричард по-прежнему не отшатывался.
   -Ты медиум, - сказал он.
   -Я избрана Тенями, - поправил Варни.
   -Неважно. Ты - медиум. Потусторонний мир, все такое - верно? - снова пульсация.
   -Именуй меня словами твоими, - улыбнулся Анна-Варни. Болотные огни блуждают. Двенадцать душ - непробужденная женщина. На болоте не растут васильки... о Тени, что такое васильки? Цветы - луговые, забытые на ярусах отверженных.
   Его глаза. Непробужденная женщина собирает васильки на летнем лугу.
   Но трясина - тягуча...
   "О Тени, я не понимаю слов ваших..."
   -Отлично, замечательно... - Ричард сбился. Откинулся назад, заерзал локтями на парчовой подстежки гроба. - Анна... я...
   Кадык дернулся от неловкого сглатывания:
   - Я убил мою жену.
   Признание неожиданно - Анна-Варни едва не рассмеялся истеричным хохотом. Сдержался, разумеется, спасибо Теням.
   Аристократ - и сожалеет о грехе? Нонсенс. Да и если так, почему Ричард явился жаловаться ей, госпоже эвтаназии?
   "Собери букет васильков: на них роса. Горько-соленая, точно влага женщин в момент соития".
   -Ты, чего, не поняла?! - внезапно взорвался Ричард, наверное молчание затянулось. Или скелеты в уголках раззявились чрезмерно откровенно, будто откликаясь на (не)мысли Анны-Варни. - Я убил Карен. Убил. Не сам, разумеется, - свободной ладонью Ричард прикрыл васильковые глаза, а с губ слетала исповедь - будто пена изо рта наркомана. - Мои фанаты, верные слуги, разорвали ее на части, а я смотрел и ухмылялся. Они сдирали с нее кожу, ломали кости какими-то ржавыми балками и еще дьявол знает чем. Я смотрел. Карен кричала - о Господи, как она кричала, вроде сирены зашкалившей, я думал - уши лопнут от ее визга, а еще от ритуальных выкриков фанатов. Они пели наши песни и убивали мою Карен. Анна!..
   Ричард вцепился в хрупкое плечо гермафродита.
   -Анна, я... тогда я радовался. Карен стервой ведь была. Поэтому натравил. Стервой. Да. Но я не могу, Анна... Карен приходит ко мне. Она плачет. Постоянно. Я схожу с ума. Живу на наркоте. Я - схожу - с - ума! - он вновь заорал, вопль забренчал в серебряных зеркалах, точно колокол. Ричард стиснул Анну-Варни, судорожно ища в странном создании спасение. "Он... она - сама дитя наркотиков. И вампир. Только идиот мог явиться к безумному некрофилу за помощью".
   -Роза проросла в царстве сумрака, Ричард Файрстоун. Не узреть вновь ей света, - прошептала Анна-Варни. Голос ее изменился, будто сдвинувшись на несколько октав к черной стене иных миров.
   -Что... это значит? - Ричард склонился над Анной. Придавил гермафродита к ложу, точно пытаясь изнасиловать - впрочем, его собственное запястье еще таилось в оправе костистых пальцев Анны.
   -Карен умерла, - жесткий, почти мужской тон. - Карен не вернется к тебе. Ты - правитель мира сего, но Тени забрали ее, и против них ты - червь.
   Анна-Варни оттолкнул Ричарда.
   -Верни ее мне, - потребовал тот. Сложил на груди руки, прекрасный и демоничный. Пламя полыхало в его коже, и васильки расцветились золотом.
   "Да. Вот оно как - явился герцог-Солнце к распятому Сферы Теней - и потребовал любимую".
   -Ты просишь меня, аристократ? - засмеялся Варни. - Иди к корпоратам: у них есть ДНК-регенераторы, нуклеиновые модуляторы и прочие достижения вашей науки. Ты нелогичен, Ричард Файрстоун: у тебя достаточно денег, чтобы белые джинны с верхних ярусов служили тебе, так прикажи им возродить убитую тобой женщину. Я же - рабыня Сатурна, проводница в царство смерти... Не обратно.
   Ричарда перекосило. Благородное лицо обратилось оскаленной звериной маской. Тигриной, предположил Варни. Того гляди, кожа покроется рыжим жаром и полосками - и вернется уничтоженный цивилизацией хищник в земное царство.
   Он разорвет меня, безучастно отметил Варни. Тени - и вот этого вы избрали в качестве избавителя?..
   Ричард запрыгнул в гроб, отчего конструкция зашаталась. Не рассчитанная на вес крупного мужчины, "кровать" вампира затрещала, и по лакированной поверхности поползли шесть огромных трещин. Ричард схватил Анну поперек туловища и выволок из гроба. Прижал к плесневелой стене.
   -Я убью и тебя! - пригрозил он.
   -Убей, - ухмыльнулся любимец Теней. - Тридцать лет я жажду освобождения. Ты сияешь, подобно адскому солнцу. Радиоактивный восход, сожги меня дотла.
   -Верни - мне - Карен! Ты можешь!
   -А корпораты?
   -У них не осталось ее ДНК... Послушай, Анна, - Ричард зажал зубами нежную ткань слегка припухлых губ. Блеснула бисеринка крови, завлекательно-манящая.
   "Васильки порой алы. На восходе - и закате".
   -Послушай, Анна... - дважды повторил он. - Ты - последняя надежда. Я миллион раз пытался возвратить Карен, а яйцеголовые только руками разводят, мол, поздно. Нельзя уже. Пр-роклятье. Я плюнул на всю их чертову науку - пришел к тебе. Я никогда не верил в мистику, месяц назад я бы со смеху валялся, услышь про всяких там Теней и прочую чушь... а теперь я верю.
   Последнее он выдавил гортанно, снова запрыгал проглоченным мячиком кадык.
   Анна-Варни молчал. Ричард отпустил его, и гермафродит сполз вдоль стены. Как обычно - непротивление, полная пассивность, будто и не осталось ни мышц, ни сухожилий в изможденном теле, укутанном траурной робой.
   Ричард отступил на шаг. Анна-Варни сидел на корточках, обхватив колени, снизу вверх смотрел на прекрасного мужчину с жестокими, будто небесные цветы, глазами. Тигриная стойка сменилась странным расслаблением.
   Что... происходит?
   "Он плачет - вот что. Ах, чудные лепестки, осыпаются - темное дыхание осени пробежалось по ним, я - осень и увядание... как жаль".
   Ричард сел на край разломанного гроба. Вероятно, он ненавидел себя за слабость - мужчины-не-плачут, а уж тем более - гордые красавцы-элитарные музыканты. А так - чем он, дьявол раздери, лучше истеричного гермафродита?!..
   Ричард плакал. Не по Карен - по себе. А еще...
   -Придите страждущие и да исцелитесь, - пробормотала Анна.
   Ей было все равно, разрешено или нет призывать мертвых, тревожить вожделенный покой. Лепестки неба-за-куполом, мифического и чудного - сыпались к ногам Анны. Ее долг - заживлять раны чужие, забирать боль.
   Анна встрепенулась. Выпрямилась во весь рост, узкая темная фигура, похожая на столп дыма. Да возгорится жертвенный костер, где медиум сам себя приносит жестоким божествам не-жизни.
   Анна воздела ладони вверх, чуть пошатывалась. Подвижные губы бормотали неслышимые молитвы - некоторые слова Ричард расслышал, но не разобрал; то был не общий язык, но - в тысячу раз древнее. Переливчатый и певучий - уничтоженные людьми птицы вернулись и пели голосом Анны-Варни.
   Непознаваемый, как сама смерть.
   Заголились клыки вампира, но Ричарда они не пугали. Изломанная красота вплеталась в движения Анны. Она стояла на одном месте, но полуразрушенное неизлечимой болезнью тело воскресло - или же кто-то насильно влил в ссохшиеся вены травянистые, горькие воды. "Контактеры не умирают, Ричард. Боль множится - но красота того стоит, не так ли?"
   Ричард наблюдал.
   Вроде бы та же Анна-Варни. И - не он.
   Неправильно, сообразил Ричард еще через пару минут. Не _оно_.
   _Она_. Женщина-пробужденная.
   Бесцветная кожа Анны сгладилась, вампирская мертвенность обратилась эластичностью - будто пролился весенний дождь на пустыню. Ресницы удлинились бархатной кромкой.
   Анна шептала. Призывала своих Теней - и они снисходили до избранного. Анна танцевала - неподвижно, и все-таки ни секунды не сохраняя статичность, гибкая и величественная. Ричарду захотелось опуститься на колени и молиться на Анну-Варни: впервые повидавший сотни чудес света циничный музыкант восхищался. И не своей, а чужой красотой.
   Бесформенный балахон сползает с плеч - по-девичьи покатых, а еще наметились молочные железы, и нездоровая худоба сменилась стройностью. Обнаженная Анна была совершенством. Ричард подумал о женщинах-аристократках: их бесконечные операции по улучшению тела превратили в клонированных кукол, Анна же была подобна Венере, вышагивающей из пены гниющей плоти и хладной почвы могил.
   Внезапно Анна оборвала танец. Взглянула на Ричарда - и тот отшатнулся. У богини - глаза Карен.
   -Эй? - выдал ошарашенный Ричард. Его представления о мире, логике и науке давно валялись на дне бездонной пропасти, а теперь... теперь он взирал на (не)Карен, и понимал, что добился своего.
   Карен. В теле Анны-Варни.
   Два в одном.
   -Приди, о возлюбленный, - пропела женщина-совершенство. Трансформация окончена, и шедевр Теней диссонировал со смрадным склепом. "Как много пены", подумал Ричард. - Приди, обними меня...
   Ричард подчинился.
   "КОГО я хочу - Карен или Анну? И КТО хочет меня?"
   Вопрос остался без ответа. Богиня Теней принялась расстегивать шелковую рубашку, Ричард отметил, что ладони Карен/Анны ледяные - куда холоднее, чем у "прежнего" Варни. Тени высасывают из нее остатки жизни.
   -Анна?
   -Выбери имя мне, о возлюбленный - выбери сам. Вот я пред тобою, мой прекрасный возлюбленный.
   Анна улыбалась. Васильки склонялись для нее - целое поле васильков. Женщина вырвалась из плена, пусть ненадолго, и Тени возьмут дорогую цену за слияние с убитой Карен. Анне-Варни все равно.
   -Мой прекрасный возлюбленный, - она прижалась к полностью обнаженному телу Ричарда.
   Ричард и Анна. Убийца - и жертва в теле медиума.
   Что еще изобретет Город?
   Не важно.
   ...После того, как все закончилось, Анна-Варни высвободилась из тяжелых обжигающих объятий Ричарда. Ее ноги, грудь и рот еще пахли океанскими пряностями, но Тени твердили: время истекло.
   Восхитительная богиня сжалась в позе зародыша.
   "Больно..."
   Миллиарды ран - звездное небо, они кровоточат святой водой. Кусочек за кусочком, эпидермис отваливается с трясущихся костей. Больно, о Тени, жестоко ваше милосердие - ручей и ветки, камни и глаза - пепел, все пепел. Солнце сожгло, а вы забираете гарь.
   Анна-Варни бился, напоминая гусеницу. Бабочки не перерождаются обратно в гусениц - но Варни - исключение. Слизь и бесполость. И боль.
   Ричард. Вот он: беспомощный и довольный, на изящно очерченных губах улыбка. Вены теплые, а кровь - алая специя - отсчитывает секунды.
   Анна-Варни подполз к Ричарду. Агония шваркала наждачной бумагой, бренчала ржавым железом. А кровь мужчины манила.
   "Разве не ведаешь ты, красавец с верхнего яруса, чем платят фанаты мои за наслаждение? Кровью и жизнью. Это справедливо - не так ли?"
   Терпковато-горький аромат кожи и пота тревожил ноздри вампира. Варни затолкал в голодную пещеру своего рта желтые ногти. Не вцепиться, не... Трансы жаждали смерти, являлись за суицидом. А Ричард просто мечтал увидеться с Карен. Попрощаться. Попросить прощения?
   "О Тени, дайте мне силы..."
   Поцелуй мертвой любовницы - не зло, правда? Тени примут страждущего. Варни - аватар Харона в этом выхолощенном Городе.
   Близко. Вена. Близко.
   -Мой прекрасный возлюбленный, - прошелестел вампир. Изможденное тело, лишившееся всей прелести, растянулось подле Ричарда.
   Нет, Варни - не убийца.
   "Ты - убийца, мой прекрасный возлюбленный, а я - нет... Я беру за руки маленьких детей, плачущих на берегу Стикса - и провожаю их: они рыдают и молят о спасении. Ты - чересчур живой. Мужчина. Красивый мужчина. Прекрасный. Я не убиваю..."
   Поначалу боль усилилась.
   Потом мука потихоньку затянулась нефтяной пленкой.
   Анна-Варни знал, что сумеет вытерпеть агонию.
   Ради Ричарда - не так уж сложно. *Совсем* не сложно.
   Спустя полчаса удалось задремать.
   Ричард очнулся вскоре. Поспешно оделся и выскочил за дверь.
   *
  
   В горах стальных, в плясках камня - время застыло. Тысячелетия наслаиваются друг на друга, ржавчиной и костылями. У дна мечутся глубоководные рыбы, изуродованные самой природой; они не ведают - почему наказаны жестоко, они не жалуются.
   Иногда - плачут.
   Редко. Анна-Варни прятал слезы много лет.
   Но явилось солнце, нырнуло к выбоинам и гнилым водорослям омута, всколыхнуло древнюю серость, иззолотило язвы лепры. Солнце всемогущее, солнце безжалостное - явилось к сгустку Тьмы непроглядной, к бесполой твари Ночи. И просил сын семи цветов: "Помоги мне, черная вдова".
   Тьма - бархатна и не зла. Не сумела отказать.
   И отправилось Солнце царствовать - наверх, в небеса. Не поблагодарило даже тварь Тьмы: да и некого. Спалил ее оранжевый восход.
   "Дотла... дотла..."
   Мерзлый склеп, сладкий смрад и болотный пар - силки. Анне-Варни не вырваться.
   "Так больно. Это твоя позолота, сын солнца. Как жжет..."
   В объективном отсчете миновало две недели, но время остановилось для избранного Тенями, и ныне Тени усмехались над отравленной жестоким светом нежитью. "Мне не повезло", думал Варни. - "Мне не дано умереть, даже от солнца. Я - аномалия в семидесяти тысячах измерений".
   Что-то заслонило шепот Теней. Анна-Варни предполагал: это лепестки васильков. Они приветствуют утро на верхнем ярусе, и нет им дела до погребенной в зыбучих песках пустоты.
   Есть старинная легенда: на неком острове безымянном жило чудовище, наводило страх кошмарным обликом и собирало кровавую дань с рабов своих. Но однажды явилась дева прекрасная в черный замок монстра, и полюбило чудовище ту деву, пуще богатств и силы, пуще жизни полюбило - ибо понять красоту способен тот лишь, кто сам безобразен...
   К сожалению, Анна-Варни запамятовал, чем заканчивалась легенда. И в любом случае, дева - была человеком. А не солнцем.
   "Вампир полюбил солнечный луч. Это смешно. На самом-то деле... о Тени, дайте ответ: за какие прегрешения мне *такое*?"
   Тени целовали изморозью. "Забудь его", твердили они. Тени всемилостивые, всеведающие - правы, но невозможно соскрести червонную печать с сердца, что из покоя предсмертия пробудилось - трепещется, зачем-то толкает чужую мертвую кровь по венам.
   Лихорадочно. И мучительно.
   "Забудь его - твоя участь вести заблудшие души к вратам небытия".
   Тени правы. Но Солнце - высоко, не спрятаться. Склеп - иллюзия. Все - иллюзия...
   "Даже - Тени?"
   Анна-Варни встрепенулся от кощунственной мысли. Спорить с Тенями... нет, он не спорит. Просто плачет. Вновь и вновь, днями и ночами, понятия времени нет в мрачных застенках.
   Одиночество никогда не причиняло такой боли.
   Вампиру не узреть солнца - истина.
   Но...
   "Ричард, я люблю тебя".
   Анна-Варни провел когтями по оконному стеклу. Голоса Теней шумели, предвещали шторм. Он не воспринимал. Вероятно, ослеп и оглох: золото расплавило зрачки и барабанные перепонки.
   "Ричард, о мой прекрасный возлюбленный".
   Варни метнулся в противоположный угол, к гробу - и вновь к окну. Он достиг того предела, когда безумие, страдание и любовь соединились в какофонию. Вот-вот череп лопнет, будто стеклянная пробирка. Тени стучались голыми ветвями, выли стаей волков.
   Ричард...
   Зачем она, Анна, - Ричарду? Богатый музыкант прислал немалую сумму кредитов назавтра после сеанса "экзорцизма", поблагодарил - но повторно встречаться с Анной-Варни не пожелал. Брезговал, конечно.
   Варни представил, как Ричард отмывал свое тело после "любви" вампира. С антисептиками и прочими средствами, какие применяют богатые, если они, не приведи Бог, вынуждены спускаться на нижние ярусы.
   "Вампир, забудь о солнце".
   Растопчи мечты, смирись и отправляйся к фанатам... исцелять страдания, принимать их.
   -Нет! - воскликнула Анна. Ее длинные ногти царапнули по стеклу, соскребая декорацию-паутину, и в затемненную обитель вампира ворвался рекламный призыв. Напротив склепа установили экран Глобалнэта - издевка или знак?..
   "Я похоронила себя заживо с рождения. Посвященная Теням, да... но..."
   Анна-Варни сжала виски. Острые ногтевые пластины пропороли тонкую кожу, из ранок проступила густо-рубиновая прохладная кровь.
   -Ричард...
   (Тени, о Тени, простите - мне нужен он!)
   Потусторонние голоса хрипели, словно все мертвецы - от сотворения мира, во главе с окровавленным Авелем - обвиняли медиума в предательстве.
   -Уходите! - закричала Анна. - Уходите! Я люблю Ричарда! А вы - уходите!..
   С нехарактерной быстротой и решительностью, Анна-Варни принялся собираться. Он не покидал склепа уже лет восемь, с тех пор, как репутация проводницы закрепилась за "сумасшедшим гермафродитом".
   Но солнце... порой оно растапливает железо - в свечной воск. И цепи падают бессильные, как убитые змеи.
   Траурный балахон полетел прочь, застлал белизну гробовой обивки. Каменные своды раздвинулись, обнаружив подобие шкафа. В прошлом Анна-Варни носил "цивильную" одежду, пора тряхнуть стариной. Он поколебался немного, извлек из "шкафа" узкие брюки и свободную рубашку в стиле "унисекс". Добавил серебряную цепочку, подчеркнувшую тонкую талию. Критически осмотрел получившийся результат, поморщился. Плоская грудь и угловатые плечи... нет, Ричарду такой Варни не нужен.
   Не-женщина.
   (Тени, почему вы отобрали у меня - даже пол? За что, Тени?.. Я устала быть "ничем", я устала от вашей пыточной милости... и я полюбила. По-настоящему...)
   "У меня достаточно денег", - гермафродит присел на край "гроба".
   Его тошнило. Идея безумна, бредова, но...
   "В той легенде красавица превратила чудовище в принца. В моем случае... в принцессу?"
   Он поднял голову. В зеркале отражалось странное создание. Определенно не рода людского.
   "Чудовище..."
   -Я - хочу - быть - человеком! - заорал Варни. Тени шипели. Тошнота подкатывала к горлу, а сердце билось и билось, выскребалось из закоулков окостенелых ребер, из увядших лепестков больной вампирской плоти.
   Деньги. Найдутся.
   -Я решила. Я _решила_, - четко выговорила Анна-Варни. - Я - больше не Варни, я - женщина Анна! А вы, Тени, оставьте меня!..
   Она выдернула ритуальный пирсинг, распустила пучок волос на затылке выбритого черепа. Подхватила сумочку, запихав туда несколько кредиток - устаревшего достоинства, ну да деньги есть деньги. Варни фактически не нуждался в них, и сумма скопилась достаточная.
   Чтобы окончательно пробудить женщину-Анну.
   -Для тебя, мой прекрасный возлюбленный, мой Ричард... Для тебя.
   Тяжелая гранитная дверь захлопнулась за ней.
   Склеп опустел.
   *
  
   -Вы уверены... э... кхм... господин...
   -Госпожа.
   -...Госпожа Кантодеа? Ваш случай чрезвычайно сложен, мы вынуждены предупредить. Врожденный ядерный гермафродитизм, вампиризм в запущенной стадии, кроме того диагностировано крайнее телесное и эмоциональное истощение...
   -Я плачу. Я заказываю - и вы исполняете. Кажется, так принято в твоем мире, человек?
   -Отлично, госпожа Кантодеа. Но "Сайберклон" не несет ответственности за возможные последствия, например, отторжение тканей, дезинтеграция личности...
   -Слишком много слов, смертный. Поторопись.
   -Э... как Вам будет угодно, госпожа Кантодеа. Распишитесь здесь.
   *
  
   Destruam et aedificabo.
   Alea jacta est.
   *
  
   Кофе был замечателен. Натуральный, из выращенных в теплицах зерен, подобные продаются поштучно и стоят десять кредитов. Впрочем, вкус соотносился с ценой: густой, пряный и ароматный.
   -Ну как? - осведомился Ричард.
   - Ты здорово готовишь кофе, - лениво похвалила Тина.
   -Все для тебя, - ухмыльнулся тот. Он прищурился: черный хлопковый костюм потрясающе сидел на Тине, точно она и впрямь принадлежала рыцарскому ордену - эдакая амазонка-крестоносец. Вон и крестик серебряный на шее. Для пущего соответствия.
   -Ричард, так что у тебя... ну... - Тина замялась. Зачастую напарница Ричарда боялась показаться нетактичной..
   -С Карен? - Ричард отхлебнул свой кофе.
   -Да. Ты говорил...
   -О призраке, да. Она меня преследовала, после того, как... - Ричард сделал паузу, погладил воротник вокалистки. Тина поймала его руку. Ричард улыбнулся.
   -В общем, сейчас все в порядке. Немного спиритизма и материализации духов, - он сделал "страшные глаза". - Забудь.
   -Вот и отлично, - Тина отодвинула антикварную фарфоровую чашку. Концепция Ричарда гласила: баночный кофе годится лишь рабов-мутантов поить. Во всем он такой. Изысканнее иных аристократов с верхушки. Даже не верится, что ходил к какой-то чокнутой гадалке за помощью. Но раз сработало... почему бы и нет?
   -Кстати, у меня не только кофе запланирован, - ухмыльнулся Ричард.
   Тина взглянула исподлобья.
   -Значит, Карен в прошлом? - значительно спросила она.
   -Ага, - Ричард принялся расстегивать аллюминиевые пуговицы. Серебристый крестик скользнул от его полированных ногтей, будто спасаясь. Ричард подумал, что завоевал приз - и ради приза стоило пробежаться по дну.
   Блузка Тины осталась недорасстегнутой: автомат сообщил, что к Ричарду гость.
   -Какого дьявола?! - Ричард неохотно оторвался от весьма занимательного действия.
   -Объект: неизвестен. Предполагаемое имя: Анна Кантодеа, - доложил компьютер.
   Фарфоровая чашка - выдох осколков из замершей трахеи. Цвета растаяли. Ричард закашлялся. Черная блузка Тины всплыла беззвездным небом, могильной пустотой, а густота кофейного запаха - трупными миазмами.
   -Это оно! Тина, это оно... Клятый гермафродит!.. - тупо выговорил Ричард.
   "У мертвых отличная память. И призраки приходят за платой - большей, чем деньги. Как в легенде о каменном госте, мертвецы настигнут тебя в брачную ночь..."
   Болотная трясина на коже - мягкая и затягивающая, подобно шизофрении.
   -Впустите его. Тина, извини... мне надо это уладить, - Ричард сглотнул. Кофе испарился, во рту пересохло. Осколки печально белели на ковровом покрытии, а Тина недоумевающе взирала поочередно на него и на разбитую чашку - и обратно.
   Когда же появился пришелец - вернее, пришелица - Тина не сообразила, чего Ричард так перепугался.
   Женщина. Обыкновенная, лет тридцати - без учета теоретических омолаживающих операций, конечно. Высокая. Темные волосы и светлые глаза. Стройная - узкое черное платье подчеркивает все достоинства. Нездоровая бледность намекала на вампиризм либо наркоманию, но в целом ничего инфернального в гостье не наблюдалось.
   Ричард почесал затылок.
   "Я ошибся? Дьявол, это не Варни. Того урода я бы через сто лет узнал, я ж чуть не удрал как увидел..."
   -Э... Госпожа..?
   -Разве не узнаешь меня, о мой прекрасный возлюбленный, - хрипловатый грудной голос откинул Ричарда в пропахшую некрофилией и безумием цитадель предсмертия. - Взгляни на меня - вот я, пред тобой, о мой прекрасный возлюбленный. Солнце воскрешает мертвых, твои лучи вернули меня к жизни. Обними меня - ибо я твоя невеста.
   Ричард не двигался.
   Голос. Архаичная, напевная манера строить фразы. Вампирская бледность. И глаза - о эти глаза, сгустки фантомной энергии, тысяча призраков на Черном Шабаше.
   "...Женщина?"
   -Варни? Господи, что ты с собой сделал, Варни?
   -Я изменилась - для тебя, мой прекрасный возлюбленный, - Анна-Варни приблизилась - плавная и гибкая, похожая на египетскую статуэтку.
   Тонкая бледная рука притаилась на его талии, вторая поглаживала выемку между ключиц. Она улыбалась Ричарду, обольстительная богиня нежити, и Ричард понимал, что девять из десяти мужчин отдали бы все, включая последнюю каплю крови, лишь бы обладать черным алмазом по имени Анна... не Варни - но госпожа Анна Кантодеа.
   Только не Ричард.
   Ричардом самим *обладали*. И хозяйка задала вопрос:
   -Что это значит?
   -Тина, - он отстранился. - Госпожа Кантодеа помогла мне... избавиться от Карен. Познакомьтесь...
   -Что - это - значит?! - тон Тины тяжелый - так срываются в пропасть многотонные булыжники, крошатся о зубцы ржавых свай Города.
   -Уходи, смертная, - Анна выступила вперед. - Уходи, ибо Ричард мой, я заплатила короной моей, силой моей - я отступилась от Теней ради него, и не тебе, смертная, разлучать нас!
   Убийственная логика. Но Ричард каков - рассказывал о бесполом монстре. Врал?!
   -Ричард!
   -Мой прекрасный возлюбленный...
   Она танцует - богиня Тьмы в саване из лунного света, ее алтарь - надгробный камень, ее красота - воронье крыло и увядшая роза. Она повелительница и рабыня, что серпом Сатурна срежет колосья бесчисленных душ.
   Последуй за ней. Так решили ее Тени - не спорь с властью чуждой и могучей, смертный.
   "Анна?"
   "Тина?"
   Ричард - посередине. Солнце зависло меж двумя горизонтами. Крест или ложе змеи Тиамат. Выбор - за ним. Солнце оживляет мертвых и убивает живых. Солнце...
   Он зажмурился, будто собственный свет мучительно сузил зрачки.
   -Анна, - мягко проговорил Ричард. - Извини, Анна. Я пришел к тебе, чтобы успокоить дух Карен, и ты помогла... но я хочу быть с Тиной. Я люблю ее, понимаешь? Ты... ты прекрасна, ты самая восхитительная женщина на свете, черт, но я - люблю - Тину! - он выкрикнул.
   (недуматьнедуматьобоженедумать)
   Анна-Варни чуть пошатывалась. Небольшая аккуратная голова свесилась набок, пряди волос цвета безлунной полночи растрепались по плечам. Ричард упорно изучал ступни, а еще обломки чашки, словно во фрагментах уничтоженного фарфорового изделия сосредоточился смысл жизни, так и не найденный философами.
   "Смысл смерти - уж точно".
   -Уходи, - сказал он.
   Он боялся последующего молчания - или не-молчания, так приговоренный страшится эшафота. Но пауза была короткой.
   Анна-Варни развернулась и скользнула прочь.
   Через полминуты Ричард уже прятал нерожденные слезы в локтевых сгибах Тины, зная: эпизод с Контактером Теней завершен, а Тина простит... правда?
   И он надеялся: память позволит выкрошить Анну-Варни. Хотя бы до уровня осколков кофейной чашки, которые потаенными костями белели на полу.
   *
  
   Грязь.
   На верхнем ярусе, на нижнем - грязь. Небеса и ад уравнены.
   Анна-Варни бредет, покачиваясь. Как никогда напоминает зомби - без разума, без сердца, без дыхания. Прекрасная - и пустая оболочка. Воистину, красота, как и уродство - внутри.
   У нее нет и уродства.
   В заветной легенде дева полюбила чудовище. Но в чреве Города чудеса и сказки - прах и мусор.
   ...Ничего не осталось.
   "О Тени, я отвергла вас - но молю, простите... придите ко мне".
   Без ответа.
   Гул Города - равнодушный, как туман на болоте. Внутри Анны - тишина.
   Город тяжел и грязен, свинцовый смог испещрен лучевой болезнью реклам. Анна-Варни спряталась в какой-то подворотне, сняла и скомкала элегантное платье. Обнаженная, она терзала новое женское тело - и ненавидела его.
   "Вот я - Тени, откликнитесь! Я... одинока. Простите-простите..."
   Жестокие - но милосердные, они не солнце. Темнота неспособна лгать и ранить, ее предназначение утешать несчастных траурным влажным бархатом.
   "Тени, простите меня".
   Тишина.
   Она сжимает виски, шепчет молитвы потрескавшимися губами. Глаза потухли, она падает на каждом шагу. Торчащее железо и камни пятнают синяками и порезами.
   Умирает?..
   Нет. Тени не примут ее. Тени отвернулись - и вожделенной награды не достичь. Зато всплывают льдисто-белые, будто облака, слова корпората: "Возможна дизентеграция личности".
   Анна плачет и думает о васильках.
   Любовь воскресила вампира - так ненадолго. Ложью и сетями переплетен мир. Остановите мертвое сердце: в нем кол, а оно бьется. Глупое.
   Возврата нет. Ричард отверг ее, а Тени - покинули. Они посвятят загробной благодатью иного. И некого винить, кроме себя.
   Она предпочла иллюзию. Серебро Теней - на лживое золото сменяла, и ныне в ее ладонях...
   Пустота.
   Грязь.
   Одиночество.
   Vae soli...
  
   Разрушу и построю
   Жребий брошен
   Горе одинокому
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"