Ахмеджанов Фарит Маратович: другие произведения.

Прямиком через лабиринт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть первая

  С крыши капало. На душе у Тиррала было погано и сыро. Шесть лет как их выгнали из родового замка, проигранного отцом в карты графу Форции, полгода со дня смерти отца, месяц с того дня, как смылся куда-то его брат Тирран, две недели как с неба непрерывно льет дождь. Маленькая, пузатая, крытая корой избушка, давшая приют благородному семейству Тиров держалась дней пять, потом потекла. Сейчас относительно сухой оставалась лишь кухня, там Тиррал и коротал все свое время.
  Если ты арданчуатский дворянин, то у тебя должен быть замок. Конечно, отсутствие замка не мешает сохранению твоего дворянского достоинства, но без материального подтверждения оно может быть подвергнуто сомнению. Это сомнение тем больше, чем дольше у тебя нет замка.
  Выразиться это сомнение может в самых разных формах. Скажем, прибудешь ты ко двору, а тебя туда не пустят. Пусть вежливо, но укажут, что право присутствовать при выходах его величества имеют только лица, имеющие чем подтвердить свое дворянское достоинство. А не типы, у кого оно подвергается сомнению.
  Это незыблемое правило всегда было основанием для разного рода спекуляций. А лет двадцать назад разразился немалый скандал - благородные Дубры, чье достоинство зиждилось на замке Дуброква в отдаленной Арсаульской долине оказались на самом деле владельцами маленького дома о трех комнатах с крылечком. Выдал их секрет некий охотник, непонятно зачем забредший в означенную долину, в которой никакой дичи отродясь не было. Потом господин королевский канцлер даже пару раз грозился устроить инвентаризацию замкового имущества, но Ассамблея эти проекты регулярно проваливала, а там и канцлер помер. Хотя многие тогда этим делом озаботились, случился даже небольшой строительный бум. Он, кстати, и поспособствовал Тировским несчастьям - дед Тиррала, Тирравнург, человек расчетливый и весьма предусмотрительный, Тиры за ним жили, как за каменной стеной, решил подновить одну из башен, да и оказался погребен под ее обломками, когда она рухнула. Ведение дел перешло к его сыну Тирриплу, человеку буйному и беспутному, и благосостояние Тиров в очень короткий срок испарилось.
  Нельзя сказать, что отец не предпринимал попыток как-то исправить ситуацию. После памятной карточной игры поклялся больше никогда этого не делать и обещание, надо сказать, сдержал. Помимо этого он бросил пить. Все, что еще оставалось у семьи, он обратил в деньги и начал играть на скачках.
  Поначалу ему везло, но продлилось это поначалу совсем короткое время. Впрочем, урок ему пошел впрок и проигрывать все до последнего он не стал. К списку запретов добавились бега. А дальнейшее счастье свое и своей семьи слегка остепенившийся Тиррипл увидел в горном деле.
  Кто натолкнул его на эту светлую мысль, Тиррал не знал. От всей семьи, помимо отца, остались к тому времени только он, да его брат. Плюс пара слуг, все еще надеющихся на возобновление выплаты жалованья. Вот так, впятером они и отправились в неведомую им Сулгарианскую долину.
  Отправились они впятером, а добрались до места втроем. Неподалеку от Столицы, в городе Ступар, славном своими кожевниками, Тиррипл заболел скоротечной лихорадкой и умер в два дня. Похороны съели значительную часть средств. Потом Бавир, один из оставшихся слуг, уразумев, как далеко и с какой целью они идут, отвалился от компании и отбыл куда-то на юг.
  На смертном одре отец завещал сыновьям продолжить начатое дело, которое он почитал верным путем к сказочному обогащению. Сыновья уважили последнюю просьбу отца. По Первому королевскому тракту дошли до Нарса, до того места, где в него впадает Нижняя Голота. Там они свернули на Второй королевский тракт, который через шесть дней привел их в Сулгарианскую долину. На королевской заставе зарегистрировали свое право владельцев концессии на разработку рудников верхней Талсы. Староста деревни Старые Валуны выделил им мешок картошки, лодку и гребца. Наслаждаясь невероятно красивыми видами, они пересекли озеро Тервив, высадившись в деревушке, прозываемой Пескари. Оттуда, нагруженные скарбом, отправились вверх по речке Талсе, к старым шахтерским поселкам.
  Поселки встретили их развалившимися домами и полностью истощенными рудными жилами. Чтобы убедиться в том хватило двух месяцев, после чего троица с остатками инвентаря вернулась в Старые Валуны. Тамошний староста признался незадачливым рудокопам, что таких экспедиций каждый год встречает по три штуки - хотя текущий год оказался неурожайным, так как они оказались единственными. На резонный вопрос - почему же он о том не сказал им раньше, последовал не менее резонный ответ, что за помощь в реализации каждой зарегистрированной концессии казна платит деревне половину серебряной кисти, имея в виду позже взыскать эти средства с прибыли концессионеров. Так что если хорошие господа пообещают, вернувшись в Столицу, держать рот на замке, то их ждет горячая благодарность всех без исключения жителей деревни. Ну и плюс кое-какая мелочь, на расходы.
  Что делать дальше братья и находившийся с ними старый Хабар не представляли. Денег у них тоже не было - остаток с них содрали жители Пескарей за предоставление лодки и гребца. Предложенные хитрым старостой пять квадратных реннов оказались очень кстати. Еще более кстати было милостивое предложение пожить покамест у них в деревне, отдохнуть и набраться сил.
  Хабар отдыхать и набираться сил не пожелал и получив квадратный ренн - что составляло примерно одну пятидесятую часть причитавшегося ему жалованья, с бранью уехал к племянникам в Эльдебей. Братья остались куковать в маленькой, пузатой, покрытой корой избушке, расположенной не в самой деревне, а на отшибе, в густом лесу. Практичный староста не желал, чтобы они вдруг попались на глаза возможным новым концессионерам.
  Самым ценным из сохранившегося дворянского имущества были два меча, один старый и добрый, с вензелем, другой новый и скверный, без украшений. Тирран, отдыхая, постоянно с ними упражнялся. Через неделю он ушел и оба забрал с собой.
  Если бы забрал один, Тиррал мог подумать, что брат решил податься в разбойники. Но раз оба - значит пошел воплощать свою давнишнюю мечту.
  В принципе, его можно было понять, и Тиррал даже пытался это сделать. Чтобы получить место в Гвардии, нужен меч, доспех и рекомендация. За меч с вензелем можно выручить одну серебряную кисть, если повезет. То есть денег хватит на рекомендацию и еще останется - для того, чтобы купить, скажем, шлем и какой-нибудь нагрудник. А поступив в Гвардию, можно попасть на войну и там сделать что-нибудь героическое. Во время войн довольно часто захватываются замки, все они поступают в королевский фонд. Оттуда король замки жалует особо отличившимся. То есть дорога к возврату Тирам подтверждения их дворянского достоинства выглядит почти прямой, хотя и неопределенно длинной.
  Существовал также короткий ряд других способов. Замок можно купить, но на это требовалось не меньше, чем пятьсот золотых кистей. Тиррал никогда таких денег не видел и не представлял, как их можно раздобыть. Чисто теоретически можно пойти искать клад - в конце концов на Севере есть старые города, и хотя их развалины по большей части охраняются, но ведь пролезают же туда всякие охотники за сокровищами. Слухи о тех, кому-таки повезло циркулируют постоянно.
  Другой способ - жениться на ком-нибудь и получить замок вместе с приданым. Тирралу он нравился меньше. С девушками он был стеснителен, тем более с благородными. На балах никогда особо не светился, а в теперешнем положении шансы на приглашение у него минимальные. Более экзотические способы знакомства - например, спасение будущей невесты из рук разбойников - Тирралу нравились больше, но с чего начать он не представлял.
  В любом случае, если Тиррал сможет заполучить себе замок раньше брата, тогда первым графом Тира станет он, а не Тирран. А оставаться в доме с протекающей крышей не было никакого смысла. Последней каплей стала попытка починить сгнивший и провалившийся пол в одной из комнат. Для этой цели он попытался использовать припертые к стене со стороны улицы доски. Оказалось, что они там стояли не просто так - когда Тиррал, занося их, неловко ткнул в стенку изнутри, та просто вывалилась наружу. Поставить ее обратно в полной мере не удалось, даже вернув доски на место - в щели можно было засунуть руку, а гуляющие по дому сквозняки превратились в полноценный ветер.
  Ушел бы он раньше, но в самом начале сентября его двадцать первый день рождения. Совершеннолетие. Ночь второго гадания. Во время первой, семь лет назад, ему чего только не пообещали - была там и великая слава, правда обставленная рядом довольно непонятных условий. От второй ночи он собирался добиться большей ясности.
  Гадание на совершеннолетие - дело очень серьезное. Абы кому его не поручишь. Тиррал остался в Валунах во многом потому, что гадалка здесь была. Старая Летиция, определявшая судьбу жителей Старых Валунов, а также оказывающая прочие услуги такого рода - посредничая в меру сил между богами и людьми. Готовила настои, выводила язвы, снимала порчу, а также просто давала советы по жизни. Крупная, заметная женщина, с зычным голосом. Обучавшаяся вроде бы в Столице и даже некоторое время там проживавшая. О ее способностях местные жители говорили с уважением. Особенно хвалили достижения в предугадывании будущего - именно она напророчила, что Крунд будет деревенским кузнецом, и он-таки им стал, хотя и не очень этого хотел. Авторитет ее был столь высок, что прежде ежегодных выборов старосты все члены деревенского совета ходили к ней - узнать в точности, на кого же завтра падет эта высокая честь. И она ни разу не ошиблась - к вящей радости нынешнего главы деревни, переизбиравшегося на свой пост уже двадцать лет подряд.
   Брала за услуги она недорого - два квадратных ренна плюс ужин. Тиррал сбыл лавочнику бронзовый подсвечник, вырученных денег хватило на оплату ее труда и на скромное именинное угощение - полголовки сыра, полкруга колбасы, полкаравая хлеба, пару копченых рыб да бутылку местного яблочного вина.
  Щедрость лавочника объяснялась просто - подсвечник был изготовлен для прадеда Тиррала, звавшегося Тиркантамом Булльским, и старинная вещица была украшена соответствующей монограммой. Простолюдинам изготавливать и заказывать для себя такие вещи запрещалось, но на покупки запрет не распространялся, а звали лавочника Тиринбак Брюд. Счастливое стечение обстоятельств уже позволило Тирралу с исключительной выгодой для себя расстаться с медным кувшином, гребнем и чернильницей. Еще более счастливым оказалось то, что старший брат об этом источнике средств так и не узнал.
  Погода смилостивилась - в день рождения Тиррала дождя почти не было. Волнение не давало ему сидеть на месте - он крутился по кухне, пытался зайти в комнаты, шел обратно. В середине дня, увидев, что дождя нет и небо немного прояснилось, он выскочил из дома.
  Дул порывистый ветер, сметавший капли с желтеющих листьев. В деревню идти не хотелось, ее серые дома успели уже ему осточертеть. Непонятно кому махнув рукой, он пошел к озеру.
  Идти было не меньше получаса, по раскисшей лесной тропинке. Несколько раз Тиррал поскальзывался, один раз рухнул в грязь, запачкав плащ. Но все равно упорно шел вперед.
  Озеро встретило его ветром, он волновал его поверхность, вода накатывалась на топкий берег. Тиррал прошел немного по берегу, выбрал камень покрупнее, сел и стал смотреть.
  Местные жители, привыкшие к этому виду с детства не могли оценить его любви к пустому глазенью. Тиррала же, выросшего в фамильном замке и все свое время прожившем на равнине водный простор завораживал. Отражавшая небо серая вода, полоска белых скал на дальнем берегу, две полосы леса - пониже светло-зеленая, со все разраставшимися желтыми и красными пятнами, и верхняя, темно зеленая, состоящая из стеной стоявших на склонах Маруганского кряжа елей и пихт. Чуть выше - светло-серые и красноватые скальные выходы. И низко нависшее небо.
  Лесистый мысок скрывал от Тиррала галечный пляж, который использовался жителями Валунов в качестве причала. Сейчас все лодки вытащены на берег и перевернуты. Вдали, там где лепятся между озером и Маруганом маленькие деревушки, виднелись темные черточки - кто-то, воспользовавшись затишьем, вышел на воду порыбачить.
  Через час небо снова густо заволокло и начавшийся дождь прогнал Тиррала от озера. Вода помогла ему стряхнуть излишнюю нервозность. Он не торопясь поел, аккуратно прибрал кухню - она же столовая, она же гостиная, она же спальня. Смеркалось, он зажег лампу и стал ждать.
  Летиция пришла, как и обещала, на позднем закате. Дождливая хмарь снова немного разредилась и дождь поутих, когда она, хлюпая по грязи тяжелыми башмаками, опираясь на палку и ругаясь сквозь зубы подошла к дому с протекающей крышей.
   Одета гадалка была в свой обычный плащ с низко надвинутым капюшоном, под ним скрывалась тяжелое шерстяное платье. Атрибуты своей профессии - синюю накидку, скрученную широкополую шляпу и еще что-то плоское, похожее на поднос она несла в узелке. Тиррал помог ей забраться на крыльцо, заставил почистить башмаки о выступающую доску и провел в дом.
  Сначала гостью требовалось угостить. Глянув на приготовленный стол, Летиция иронически хмыкнула, но это не помешало ей через пару минут, выпив полный стакан вина за здоровье именинника, уписывать за обе щеки сыр, колбасу и хлеб. Рыбу Тиррал дальновидно припрятал. Сам почти не ел - обедал поздно, да и опять от волнения скрутило живот.
  Наевшись, Летиция сыто рыгнула и заглянула в опустевший кувшин. Почти все его содержимое перекочевало в ее живот.
  - Ну что, поговорим с Нуки? - предложил Тиррал.
  Летиция неодобрительно покосилась на него.
  - Мне нужно переодеться.
  Тиррал кивнул и вышел на крыльцо. Совсем стемнело. Дождь кончился, но небо оставалось заволочено тучами. Порывы ветра сметали капли с ближайших деревьев.
  В комнате что-то стукнуло, вошедший Тиррал узрел Летицию по самый нос закутанную в длинную накидку. Широкополая мятая шляпа делала ее похожей на гриб. В руке у нее был вынутый из метлы черенок, изображавший, по всей видимости, посох. На столе на плоском, залитом воском блюде горели три кривые свечки. Лампу она погасила, отверстие очага закрыла заслонкой. По стене кухни скакали тени.
  - Нуки, мы приветствуем тебя, Нуки, - стуча посохом в пол зычно завопила гадалка, но тут же закашлялась. Тиррал похлопал ее по спине.
  - Мы ждем тебя, Нуки, - уже потише и поспокойнее продолжала Летиция. - Приходи, скажи нам свое слово!
  Пламя свечек заколебалось, то ли от сквозняка, коими был полон дом, то ли от резких движений самой гадалки. А может, это пришел сам древний бог-вещун.
  - Здравствуй, Нуки! - провозгласила Летиция, решившая дело в пользу последней версии. - Мы приветствуем тебя! Сядь, поговори с нами. Мы приготовили для тебя угощение.
  На отдельную тарелку были отложены кусочки сыра и колбасы. Рядом стоял стакан с остатками вина.
  - Кушай, Нуки, - уже более деловым тоном заявила гадалка. - И позволь нам узнать, что ждет нас впереди.
  Нуки, видимо, был не против, хотя к еде не притронулся. Пламя свечек продолжало колебаться.
  - Что хочешь узнать, молодой Тиррал, на пороге своей жизни? - задала Летиция традиционный вопрос.
  - Я хочу развеять дым и увидеть путь, по которому мне предстоит идти! - заученно ответил тот.
  - Спрашивай, милостью Нуки дым будет развеян.
  - Что ждет меня?
  Летиция взяла одну из свечек и сосредоточенно начала капать воск на столешницу.
  - Две капли в вершину, две в основание, две в вершину, две в основание, по одной справа, по одной слева, две капли сюда, две капли туда, и еще слева, и еще справа...
  Дальше гадалка забормотала чего-то несуразное, Тиррал заворожено смотрел, как на столе растут восковые холмики.
  Свечка почти полностью прогорела, Летиция ловко ткнула ее остатки обратно на блюдо.
  - Спрашивай снова!
  - Что ждет меня?
  Гадалка хмыкнула, зыркнула недовольно, схватила вторую свечку. На этот раз она начала аккуратно водить ею, вырисовывая капельками воска круг.
  - Капля за каплей, шаг за шагом, капля за каплей, шаг за шагом, куда пойдет, зачем пойдет, что будет, что не будет, - бормотала она.
  Вторая свеча вернулась на блюдо.
  - Спрашивай последний раз!
  - Что ждет меня?
  Гадалка вперилась в Тиррала взглядом, потом пожала плечами и схватила третью свечку.
  - И вверх, и вниз, и вверх, и вниз, - напевала она. На этот раз капли воска, повинуясь ее резким движениям, разлетались в разные стороны.
  - И двадцать, и двадцать один, и...
  Третья свечка тоже вернулась на блюдо. Выглядела она повыше и покрепче товарок, от которых остались уже только коротенькие кривые огарки.
  - Уфф, - выдохнула Летиция. Пламя свечей заколебалось, но ни одна не потухла.
  - Ты позабавил Нуки, - объявила гадалка. Она аккуратно подобрала накидку, сняла шляпу и села на скамью, не отрывая взгляда от догоравших свечек. - Смотри, какая раньше сгорит.
  Первой догорела та, что использовалась для рисования кругов. Дольше всех горела последняя, отсчитывавшая года.
  В наступившей кромешной тьме гадалка завершила обряд:
  - Спасибо, Нуки! Ты дал нам все, что захотел дать. Теперь уходи с миром.
  Она резко встала.
  - Давай теперь посмотрим, что там у тебя.
  Тиррал сообразил, что пора зажигать свет.
  - А куда ты лампу убрала?
  - Какую лампу?
  - Тут, на столе стояла.
  - Не знаю, - проворчала гадалка. - Куда-то вниз.
  Тиррал, кряхтя и обжигаясь, поднял заслонку очага. Там остались только угли. В красноватой полутьме, под недовольное ворчание Летиции Тиррал начал обшаривать кухню. Искомое было под скамьей. Потянувшись за лампой, Тиррал споткнулся, опрокинул скамью и свалился сам. Потирая ушибленный бок, встал. Слава богу, лампа не пострадала.
  - Нуки очень развеселился, - хихикнула Летиция. - Никогда такого не было, чтобы задавали три одинаковых вопроса.
  Тиррал поджег фитилек.
  - Просто мне поточнее хотелось знать на него ответ, вот и все.
  Гадалка хмыкнула.
  - На все три вопроса Нуки отвечает по отдельности, - наставительно заявила она. - Так что скорее всего ты получил три разных ответа. А если они не совпали между собой? Какой ты выберешь?
  - Ты давай, - немного нервничая, ответил ей Тиррал. - Смотри, что там вышло.
  Летиция склонилась над столом и начала водить пальцем по восковым каплям.
  - Давай, посмотрим. Вот серединка, вот края. Когда я капала на середину, капли ложились ровно. Видишь, линия как очерчена?
  Тиррал кивнул. Процарапанная по столешнице черта была равномерно покрыта круглыми капельками застывшего воска.
  - Слева от линии прошлое, справа от линии будущее. Если сравнить между собой, то оказывается, что будущее твое куда более определенное, чем прошлое.
  - Это как? - спросил сбитый с толку Тиррал.
  Гадалка пожала плечами.
  - Нуки не врет. Видишь, слева капли легли веером, каждая по отдельности, а справа они сливаются в большое пятно.
  - И что?
  - Будет какое-то событие, которое определит твою жизнь и соберет вокруг себя все другие события. А в прошлом такого не было. Все по отдельности.
  - А когда оно произойдет?
  Летиция задумалась, потом пальцем измерила расстояние от центральной линии до большого воскового пятна справа.
  - Не раньше, чем через неделю. А может быть, через месяц. Или попозже. Но будут предвестники этого события. А потом - оно само.
  Тиррал вздохнул.
  - А поточнее? И как отличить это главное от всего остального?
  - Поточнее не скажу, - ответила гадалка. - И никто не скажет. Нуки иногда бывает большой шутник.
  Она перешла к следам второй свечки. Круги она, оказывается, обкапывала вокруг нацарапанного на столешнице неровного креста.
  - Обычно второй вопрос задают по поводу направления, - заметила Летиция. - Так гораздо проще объяснить.
  Тиррал пожал плечами.
  - И что там видно?
  - Твоя судьба ждет тебя вот там, - гадалка ткнула пальцем в сторону крыльца.
  - Ничего себе, шуточки, - воскликнул Тиррал. - Где? Идти куда-то надо?
  Летиция кивнула.
  - Видишь, как капельки легли? Хоть бы одна в середку! Нет, все вокруг, значит здесь тебя ничего не ждет!
  Оставаться в Старых Валунах Тиррал не собирался, но тем не менее заупрямился.
  - Почему это? Значит, если я здесь останусь - судьба мимо меня пройдет?
  - Судьба мимо тебя никогда не пройдет, - терпеливо объяснила ему Летиция. - Просто в этом месте тебе будет пустая судьба. А в других - более полная. А самая, ммм... - она пожевала губами, подыскивая слово, - полная будет там. - Снова последовал тычок пальцем куда-то за спину.
  - Почему там?
  - Потому, что круг туда указывает.
  Действительно, капли образовывали фигуру, смахивающую на яйцо, своим острым концом оно указывало на юго-восток.
  - Это у меня стол кривой!
  - А неважно. Если бы судьба твоя была в другом месте, Нуки расположил бы капли иначе!
  Крыть было нечем. Тиррал вздохнул.
  - Ну хорошо. Значит мне нужно идти туда, и там меня ждет самая моя полная судьба. А где она будет-то? Ждать, то есть?
  Гадалка опять начала прикладывать пальцы, измеряя нарисованное на столешницу яйцо.
  - Ну, - поторопил ее Тиррал.
  - Не нукай, - обозленно ответила Летиция. - Ясно, что нужно туда идти.
  - Куда?
  Летиция недовольно нахохлилась.
  - А что у нас там?
  Они оба невольно оглянулись.
  - Э-э... - протянул Тиррал. - Выход из долины, вроде бы, левее. Если идти, потом на Второй тракт... где-то на нем?
  Летиция задумалась.
  - Если бы тут была стрелка или какой-то острый конец, я бы точно сказала, - через пару минут констатировала она. - А так... В лигах не скажу. В общем, если выйти и идти по тракту.
  - Куда идти? - мрачно спросил ее Тиррал. - В Приштуат?
  - Нет, так далеко не надо, - успокоила его гадалка. - Ближе.
  - Куда ближе?
  - Не знаю я! - возмущенно ответила Летиция. - Где-то там. Не в долине, если бы здесь, то был бы круг. Где-то там.
  Тиррал угрюмо поскреб себе затылок.
  - А что именно меня ждет?
   - А чего ты хочешь?
  - Ну... - делиться сокровенным Тирралу не хотелось. - Много чего хочу.
  - Вот туда пойдешь, и через неделю-месяц будет тебе шанс все это получить. Пойдешь в другую сторону - тоже будет шанс, но получишь меньше.
  - Та-ак... - протянул Тиррал. - Значит я спокойно могу и в Арчу, например, пойти?
  - Пойти ты можешь куда угодно, - отрезала Летиция. - Все равно что-то с тобой произойдет. Но если пойдешь туда, куда Нуки показал, шанс будет лучше. Или больше.
  - То есть только шанс, да? - саркастически спросил Тиррал.
  - А ты хотел, чтобы Нуки все это тебе на тележке выкатил? - ядовито осведомилась Летиция. - Дальше слушать будешь?
  Они перешли к рассмотрению третьей группы пятен.
  - Здесь немного в будущее, - проворчала гадалка. - Вот... вот, - она водила пальцем от одного пятна к другому. - Встречи, встречи, события...
  - Какие события? - встрял Тиррал.
  - Разные события, - задумчиво ответила Летиция. - Самые разные. И встречи разные. Одни к добру, другие к худу.
  - А поконкретнее?
  - Задал бы ты вопрос про продажу быков, я бы тебе барыш подсчитала, - огрызнулась Летиция. - Но ты какой вопрос задал? Что тебя ждет. И как тут конкретнее ответишь?
  Она ткнула пальцем в пятнышко побольше.
  - Это вот...
  - Чего это?
  - Не мешай. Оно большое, но далеко от остальных. Вот, скажем, так, - ее палец прочертил едва заметную дорожку, соединившую два восковых пятнышка. - И туда, и туда..., - она соединяла пятнышки, пытаясь вырисовать какую-то фигуру. Тиррал смотрел во все глаза.
  Летиция повертела головой, потом вернулась к исходной точке и прорисовала другую ломаную. Потом третью. Еще одну. Вздохнула, пожала плечами.
  - Чего там? - снова спросил Тиррал.
  - Ничего, - откликнулась Летиция. - Вернее, все, что захочешь. Первый раз такое вижу. Обычно есть чего побольше, есть чего поменьше, и сразу можно фигуру начертить. А по фигуре ясно, о чем будет речь. О женитьбе, о сделке, о богатстве, или там о подвиге. А у тебя все так легло, что можно нарисовать все, что хочешь. Хоть спасение мира от злых сил.
  - Каких еще злых сил? - заволновался Тиррал.
  - А я-то откуда знаю? - ответила Летиция. - Я читаю то, что выпало, а если выпала муть - мне либо тебя обманывать, либо честно сказать, что ничего не понятно. А я своей репутацией дорожу. Врать не буду.
  Тиррал уставился на закапанный воском стол.
  - Так что мне сейчас делать-то?
  Гадалка вздохнула.
  - Определенность в твоей судьбе наступит, не переживай. Но не сейчас. Сейчас ты выбираешь дорогу. На какую встанешь, по той и пойдешь.
  - Спасибо, - буркнул Тиррал. - Стоило тебя звать ради такого...
  Летиция пожала плечами.
  - Если хочешь, чтобы твоя судьба встретила тебя там, где надо то тебе нужно отсюда уходить, и идти на ... хмм ... восток или юго-восток.
  - По королевской дороге?
  - Ну... да. Наверное.
  - Куда идти?
  - Не знаю. Что-то такое произойдет, что определит твой путь.
  - А если не определит?
  - Должно определить. Нуки про то ясно сказал.
  Гадалка сбросила с себя накидку.
  - Все, больше я тебе ничем помочь не могу. Нуки сказал тебе все, что хотел.
  - Но я-то ... - начал было Тиррал, но Летиция натянула на себя плащ, решительно отстранила его и направилась к двери.
  - Все, я пошла, пока снова дождь не пошел. Завтра стол выскобли и вымой. И удачи тебе на путях твоей судьбы!
  Тиррал стоял на крыльце и злорадно думал, что до дождя гадалка добраться до дому не успела. Потом отправился спать.
  Всю ночь шел дождь, но с утра немного прояснилось. Он отскоблил старым тупым ножом воск со стола. Доел остатки именинного пира. Одну рыбину завернул в тряпочку и положил в мешок. Туда же отправились единственная смена белья, баночка с мазью для сапог, последний подсвечник с монограммой прадеда и еще кое-какие мелочи. Была у него еще пара книг, которые он и читал все это время, но их решил с собой не брать. Благо знал уже почти наизусть.
  Вышел из дома, закрыл дверь, подпер ее снаружи толстой палкой. Вздохнул, и не оглядываясь пошел навстречу судьбе. А точнее, к лавочнику Тиринбаку Брюду.
  В кухне оставленного им домика стоял кувшин с разбитым горлышком и двумя замысловатыми печатями на боках. Стоял он на двух толстых, слегка размякших от воды томах - Уголовном уложении Великой Империи Приштуат.
  Собственность высокородного семейства Тир.
  * *
  За ночь у Тиррала накопилось вопросов к гадалке, но встретиться с ней ему не удалось. Может зря он зашел сначала к лавочнику - тот был не в духе и вместо ожидаемых восьми реннов заплатил только три. Затем Тиррал заглянул к старосте - обрадовал его новостью о съезде высокородных квартирантов. Пока добрался до Летиции - был уже полдень, и ее дом стоял закрытый. По словам соседки, утром за ней прислали, вроде бы кто-то заболел, она немедля собралась и туда отправилась. Вопросы остались без ответа.
  Тиррал постоял немного, смотря то на закрытый дом гадалки, то по сторонам. Больше его здесь ничего не держало. Он подумал было сходить на озеро, попрощаться - но почему-то застеснялся. Вздохнув, поудобнее приладил мешок на плече и пошел.
  От Валунов вниз, вдоль полноводной нижней Талсы, вела дорога, на содержание которой королевская казна ежегодно выделяла две серебряных кисти старосте. На эти деньги закупались возы с щебнем, и после весеннего разлива дорогу отсыпали и подновляли. Так как щебень били тут же, в карьерах, то дело выходило выгодным, тем паче, что возы оставались старосте. А дорога от Валунов до королевской заставы, сторожившей выход из долины, большую часть года была ровной и удобной для проезда.
  На дороге почти никого не было - время летних ярмарок закончилось, до зимних было еще далеко. От идущих дождей дорога немного расползлась и ездить по ней было тяжело, так что если кому была в том нужда, старались выехать пораньше, чтобы засветло добраться до заставы. Тиррал вышел слишком поздно - он еще и подождал за деревенскими воротами, ожидая, не попадется ли ему попутчик. Не попался, пришлось идти одному.
  Как Тиррал ни торопился, а к заставе вышел, когда уже стемнело, замерзший и проголодавшийся. Сама Вторая застава представляла собой несколько зданий: контора, служба и конюшни королевской стражи - сейчас они стояли пустые, так как в это время года проезд по дороге бесплатный, да постоялый двор, с прилепленными к его стенам с двух сторон навесами для телег и возов.
  В большой зале огонь еще не потушили. Тиррал согрелся и перекусил тем, что было в его мешке. Можно было попытаться прикупить провизии на кухне, но цены на тракте кусались, и транжирить то немногое, что у него оставалось ему не хотелось. Перебьется и так.
  Расположился Тиррал неподалеку от огня, расстелив плащ прямо на полу. Народу было немного и почти все уже спали, лишь чуть поодаль вокруг большой бутыли сидело трое. Пили и разговаривали.
  Тиррал сначала не хотел подслушивать, но получилось это как-то само собой. Да и не спалось - пока шел, ветер выдул из его головы мысли, а как лег - все они вернулись. Чтобы не перемалывать снова то, что перемалывалось там последнее время, Тиррал прислушался.
  - ... и вот тут-то его и повязали, - продолжал какую-то историю один из сидящих. - А ведь как все продумал! Даже карту города Карена купил, за два ренна, представляешь?
  - Карту купил, - хмыкнул другой. - У Слепыхи на подворье ты любую карту за полренна купишь. Хоть Карен, хоть Таромат, хоть бы и сам Лабиринт. Ни в чем тебе отказу не будет. А знаешь почему?
  - Почему?
  - Потому, что у Слепыхи два сына эти карты сами рисуют, - заржал тот. - Сказывают, один книжник про их дело узнал и захотел он карту города Мартобрага, был такой на Севере, когда-то давно. Пошел к ней, она ему сказывает - я, мол, поищу, где-то была, но с тебя квадратный ренн. Он ей дал, а на другой день - не терпелось ему, пришел не как условились, а пораньше, сразу после обеда. Самой дома не было, был сын, выносит ему требуемое - а на карте краска еще не высохла, и сверху надпись - город Мабротраг. Не расслышала название, старая клюка. Книжник говорит - это не то, давай взад мой ренн. А сын-то простоват, и говорит - ты, мол, завтра приди, я тебе новую нарисую.
  Книжник взбеленился, да тут сама Слепыха вернулась. Говорят, повинилась, да и дала ему еще два ренна сверху, чтобы, значит, не болтал. А он пошел к Крадеру, на те деньги напился и всем о том рассказывал.
  - Нет, у брательника карта была хорошая. Я и сам ее видел. Старая, жуть. Вся по краям обмахрилась, кожа висит, пергамент в полосах каких-то.
  - Ну и что? На таких и рисуют, - пренебрежительно откликнулся скептик. - Слепыха-то очень даже покупала старые пергаменты. Ей все едино было, выскабливала начисто. Какие продавала - писцам там, или еще кому. А совсем старые - вот на такое дело.
  - Нет, я думаю, карта была хорошая, - стоял на своем первый. - Кабы добрался брательник до самого города - она бы пригодилось. Но попал в облаву, повязали и присудили год каменных работ на Гаренском карьере.
  - Так ты от него идешь?
  - Ну да, мамка послала. Он, прежде чем уйти, котел медный наш продал, мамка наказала узнать - кому.
  - Ух ты, котел-то медный реннов в двадцать потянет, если хороший, - вступил в разговор третий. - Особенно большой.
  - Большой, - вздохнул первый. Повисла пауза - видимо, он прикладывался к бутылке. - Не знаю, откуда отец его взял, но пригожий котел был. А брательник его за пять реннов отдал.
  - Зачем?!
  - Как зачем! Проходил по деревне какой-то прохожий человек, вроде как на Север, в старые города. Нарассказывал всего, задурил ему башку. Он только о несметных тамошних сокровищах с тех пор и говорил. Мы думали, пройдет блажь - ан нет, улучил минутку, котел проезжему лудильщику сдал и тоже дернул на Север.
  - Да уж, - проворчал второй. - С ума все посходили.
  Снова воцарилось молчание.
  - А брательник-то, - снова завел первый. - Он мне тайком сказал, что дело должно выгореть. Один старик все ему рассказал, где и по каким приметам клад найти можно.
  - Да таких стариков по трактам, - проворчал второй. - Они тебе за глоток вина какие хошь приметы выдадут.
  - Оно верно, - согласился первый, - но брательник-то не дурак. Он в Лабиринт хочет податься, чтобы, значит, проверить. Говорят, что там в середке есть такое место, где вопрос задай - и на все ответ будет, причем правдивый. Вот он и проверит.
  - Дурак твой брательник, - вступил в разговор третий. - Во-первых, кто же его в Лабиринт пустит? Туда только благородных пускают.
  - За деньги может пустят?
  - И за деньги не пустят. В Лабиринте два входа, по разным сторонам Амарского кряжа. Оба в монастырях, монахи ход стерегут. У них такие обеты. Чужого не пустят, хоть ты им сто кистей заплати.
  - Ух ты... сто кистей. Да будь у меня столько, да и полстолько, никуда бы не пошел. Ха... сто кистей!
  - Да не в том дело. И даже если бы твой брательник как-то в Лабиринт пролез, ничего бы он не узнал. Некому там вопросы задавать. Просто если его из одного конца в другой пройти, то одно твое желание выполнится.
  - А ты почем знаешь?
  - А я, было дело, служил у графа Барции, кучером. Вот он и задумал пойти в Лабиринт. Очень хотел на дочке графа Толинрора жениться. Два раза сватался, но Толы ни да, ни нет. Ну, он карту купил и поехал в Азанукар, это монастырь на западном входе. Там с монахами поговорил и пошел.
  - И что?
  - Ничего. Вышел там, где вошел. Через неделю.
  - Раз там, где вышел - значит не исполнилось желание?
  - Да он и забыл про него. Только и думал, говорит, чтобы выход какой найти и это место покинуть. Мы-то его в другом монастыре ждали, на выходе - а он когда вышел еще три дня в Азанукаре обретался. Денег с него монахи содрали немеряно. У них полагается вышедшему одна трапеза, бесплатно, а остальные за деньги. Когда я его забирал, он мне два зуба вышиб, хотя я-то тут при чем? Как мне было велено, там и ждал.
  Ругался он сильно - на всех, на монахов, и на всякую тамошнюю магию. Жулики, мол. Карту дали неправильную, чуть не погубили. Те в ответ знай талдычат - Лабиринт, мол, сам знает, что с тобой делать, ни от карты, ни от чего это не зависит - только от того, что ты за человек. Граф плюнул и уехал домой.
  - И что?
  - Ха. Он перед тем, как в Азанукар ехать, опять послал Толам официальное письмо-сватовство. Как раз к его возвращению и ответ приспел. Граф порвал его, не читая и уехал к родне, куда-то к морю. А Толы-то согласились! Скандал был...
  - Ничего себе? Значит, подействовал Лабиринт-то?
  - С чего подействовал - жениться-то граф так и не женился. А что по собственной вине - так дурак был, прости господи. Вон, меня уволил...
  Ответом ему было хихиканье.
  Тройка еще продолжала свой разговор, но Тиррал уже не слышал. Усталость взяла свое и он уснул.
  * *
  Купцы и их сопровождающие имели обыкновение отправляться в путь с рассветом. Утренняя суматоха разбудила Тиррала, но он так рано вставать не собирался и просто отполз в сторонку, чтобы не мешать сборам остальных. Проснулся поздно - в общей зале уже никого не было.
  Умывальники стояли сухие - опустошенные ранее отбывшими. Тиррал с ведрами сходил к колодцу. О том, что пристало, а что не пристало дворянину, он уже не думал.
  Умывшись и наскоро перекусив вышел на тракт.
  Местность эта называлась Арчуат и представляла собой широкую лесистую долину Голоты. На севере она ограничивалась Птичьей Тесниной, там Верхняя Голота через два могучих порога вырывалась на равнину и разливалась озером Морвив. У южного края этого узкого и длинного озера, там, где брала начало спокойная и широкая Нижняя Голота располагался город Арча, туда жители Валунов ездили на зимнюю ярмарку.
  Королевская дорога шла от Арчи с северо-запада на юго-восток, то приближаясь к реке, то удаляясь от нее. У Сулгарианской долины дорога делала петлю - Талса там мелела, протекая через каменистые отмели и можно было перейти ее вброд. Застава, на которой ночевал Тиррал, стояла на краю этой дорожной петли, сразу за бродами.
  Если верить Летиции - или если верить Нуки, самая полная судьба ждала Тиррала на участке дороги, находящемся в нижнем Арчуате, там, где Голота впадает в Нарс. Добираться до тех мест шесть дней караванного пути, то есть к моменту, когда его судьба начнет определяться, он как раз поспевает к месту.
  Ниже заставы дорога шла вдоль кромки леса. Места были обжитые, но крупных деревень по дороге стояло немного, возы и фургоны купцов сбивались в караваны - так, на всякий случай. Все движение подчинялось заданному ритму - от Арчи до Студара, следующего большого базарного города было десять дней пути, соответственно, девять ночевок. Каждую отмечала своя деревня. Исключением была Вторая королевская застава, в двух днях пути от Арчи - караваны останавливались прямо около нее.
  В первый день заспавшийся Тиррал выпал из дорожного ритма - не дойдя до Скалы, следующей большой деревни, заночевал в рыбачьей хижине. По берегу Голоты таких стояло немало. Жили в них рыбаки из окрестных деревень, а то и из самой Арчи, занимая ее во время промысла. Сейчас большинство из них стояли пустые, что Тиррала полностью устроило. Не устроило его то, что ночью опять пошел дождь. Крыша у хижины текла не хуже, чем у давешней избы. Он вымок, замерз и не выспался.
  В Скале, на пустом в дневное межкараванье постоялом дворе он за один овальный ренн получил миску горячей похлебки, смог обсушиться, выспаться и, главное, с утра встал пораньше и, прибившись к попутному каравану, влился в жизнь большой дороги.
  Через пять ничем не примечательных дней он добрался до развилки, до Седьмой королевской заставы, где встречались две королевские дороги - Вторая, из Арчи, и Первая, уходившая отсюда на юго-запад, в само сердце Арданчуата. Третья дорога шла на юго-восток.
  Если хочется отсюда попасть в Столицу, то надо поворачивать направо, на Первый тракт. Он идет через лес и пересекает несколько речек, притоков Нарса - какие по мостам, какие вброд. Примерно через день пути начнется гораздо более обжитая земля: поля, деревни, фермы, пасеки, мельницы и прочая, а дальше - большой и славный город Студар, центр северо-восточного Арданчуата. Город славный ярмарками, льняными тканями, летним Всеобщим карнавалом и еще много чем. Гостиницы, рынки, магистрат, королевская почта... и вопросы. Отвечать на которые, с одной стороны, просто - вот в кармане лежит Тировская печать, в голове - вся тировская родословная, да и дворянское достоинство никуда не делось; с другой стороны, отсутствие коня, меча и чистых рук значительно уменьшало готовность эти вопросы выслушивать.
  К тому же, Тиррал никак не мог придумать, а что же ему делать в Столице. Можно, конечно, пойти по стопам брата и куда-нибудь завербоваться. Однако без меча и рекомендации ему светит либо пограничная служба далеко за пределами центральных округов, либо охрана восточных караванов. Шансов на карьеру - почти никаких, при том, что шансы погибнуть - в несколько раз выше. Да и судьба, как ни крути, лежит не там.
  Дорога на Юг должна была вскорости выскочить из леса и пойти каменистым берегом Нарса. Через примерно день пути она приведет его на Каменный мост. Потом дорога начинает постепенно забирать в горы, и через несколько дней приведет его к Цульским перевалам, на которых, вполне возможно, уже лежит снег. А дальше спуск вниз, переход через узкую и извилистую долину Фао, еще один хребет, пониже - там дорога идет через седловину Дира. Потом - спуск на равнины Прош, переход через Фташу и там уже будут вендские земли, северные рубежи Проштуата.
  Там арданчуатским дворянам сомнительного происхождения тоже делать нечего. На Юге всегда было достаточно своих соискателей на титулы. К тому же Летиция была вполне определена во мнении, что полная судьба его не там.
  В свете всего этого перед Тирралом маячили две перспективы. Обе были связаны с ожиданием, разнились лишь его способы - можно либо возвращаться в Стволы - так называлась деревня, в которой он ночевал два дня назад, потом снова идти сюда и повторять этот поход столько раз, сколько понадобится, либо оставаться тут и ждать на месте. Седьмая застава была пуста - чиновники появятся здесь примерно через месяц, когда придет время собирать осенние пошлины. В отличие от Второй заставы здесь не было постоялого двора - купцы предпочитали ночевать в Чуках, деревеньке на Первом тракте, до нее отсюда примерно три часа пути.
  Ни один из этих вариантов не был ему по душе. Вообще, выбирать что-то одно из двух или большего количества альтернатив для Тиррала всегда было неловко. Не умел он этого делать и с раннего детства передоверял выбор монеткам, спицам или числу кирпичей между Вороньей башней и Кайскими воротами родного замка Тир. Нельзя сказать, что результат таким образом организованной процедуры оказывался особенно хорош, но зато экономилось время и исключались тягостные раздумья. К тому же таким образом Тиррал научился быстро считать.
  Стоя на развилке, он решил воспользоваться одним из привычных способов. Монетам с недавних пор он не доверял, бросать нож в круг не захотел. Считать облака было трудно, так как день был облачный и ветреный, считать деревья в лесу - тоже затруднительно, к тому же долго. Тиррал загадал было на общее число седоков в первых трех повозках, проезжающих мимо - но и тут его ждала неудача, так как движение в это время было небольшим, а третьей по счету оказалась закрытая карета с задернутыми шторками и Форовским вензелем на корме. Содержала карета неясное количество народу, так что решить задачу было невозможно, а ждать четвертую означало нарушать условия загадки.
  Тиррал вздохнул и тоскливо огляделся. Лес в этом месте отступал от дороги, образуя неровный круг. Каменное здание заставы торчало почти точно в его середине. Поодаль, там где в лес ныряла южная дорога, виднелись еще какие-то строения, но людей не было видно и там.
  Решение никак не приходило в голову. Сидеть прямо здесь можно было день, или два. Но не месяц. Правда погода в этих местах была куда лучше, чем в Сулгарианской долине, но через пару-тройку недель дожди наверняка доберутся и сюда. Это если забыть о прочих неудобствах жизни на перекрестке больших дорог.
  Ходить же к Стволам и обратно значило обречь себя на подозрительные взгляды и расспросы местных жителей о природе такого постоянства. Отвечать правду Тирралу совсем не хотелось, а придумать благовидный предлог для таких челночных перемещений он никак не мог.
  Тиррал отошел к строениям, которые видел у начала южной дороги. Это оказался маленький дорожный храм - четыре длинные скамьи, обращенный к лесу алтарь на дощатом настиле под навесом, несколько каменных столбов, с навершиями в виде человеческой головы с закрытыми глазами. Кому был посвящен храм Тиррал не знал, но, учтиво поклонившись незнакомым богам и прошептав формулу умиротворения, он сбросил с плеч дорожный мешок и сел на одну из скамей.
  На дорогах никого не было, стояла ничем не нарушаемая тишина. Мысли снова скакали по привычному кругу. Мешать им не хотелось.
  Примерно через полчаса из леса за алтарем вышел человек. Ничем не примечательный, в плаще с капюшоном, закатанные рукава открывали крепкие волосатые руки. На его боку покачивалась торба, в таких обычно носят пергаменты и бумаги. Он начал аккуратно подметать настил вокруг алтаря, убрал с него несколько налетевших листьев, желтых по краям. Искоса поглядывая на Тиррала, воткнул в узкую щель лучину из какого-то темного дерева, запалил. Вверх потек ароматный дымок.
  Тиррал глазел в исчерченное облаками небо. Служитель еще раз прошелся по полу метлой, потом отложил ее в сторону и сел на ту же скамью.
  - Добрый день вам, господин! - слегка заискивающе сказал он. Тиррал кивнул.
  - И вам того же.
  Храмовый служка помолчал, беззвучно шевеля губами, потом спросил.
  - Я не сильно побеспокою вас, если задам один вопрос?
  Тиррал пожал плечами.
  - Что за вопрос?
  - Я, думаю, не ошибусь, если скажу, что вы держите свой путь в Лабиринт?
  Тиррал выпрямился и посмотрел на своего собеседника.
  - С чего вы... так решили?
  - Ну, так здесь ведь, в этом вот храме Нуки, и начинается путь туда. Здесь люди очищают свои мысли перед встречей с Определителем Судеб.
  Мысли Тиррала были весьма далеки от очищения.
  - Какой такой Определитель?
  Собеседник удивился.
  - Разве вы не знаете, что Лабиринт так называют? Это удивительное место, в котором человек может узнать свою судьбу и исполнить свое заветное желание. Сюда приходит много благородных господ.
  Мысли Тиррала неслись вскачь.
  - А это, значит, храм Нуки?
  - Да, это храм вещего бога, - служка молитвенно сложил руки домиком. - Ведь всем известно, что именно Нуки ведает судьбой, и Лабиринт сотворил именно он, в своей милости к людям.
  - А ты монах?
  - Нет, что вы! - его собеседник замахал руками. - Я просто помогаю братьям. В это время никого обычно нет, паломничество начинается позже. Тогда сюда приезжают Прием и его спутники, и, представляете, когда они говорят о Нуки и рассказывают обо всех, совершенных им чудесах, народу собирается столько, что не хватает скамей. Люди сидят на земле!
  - Расскажи-ка мне поподробнее про этот Лабиринт.
  - Увы, добрый господин, я ничего не знаю про это. Я тут просто убираюсь, слежу за порядком, да раз в день палю свечки. Зовут меня Бонс, я живу тут, в землянке неподалеку.
  Человек поклонился. Тиррал кивнул в ответ и назвал себя.
  - Господин Тиррал, так я был прав и вы действительно пришли в Лабиринт?
  - Пожалуй, - медленно ответил Тиррал. В голове его бушевала буря. - Вы правы.
  Человек по имени Бонс заулыбался.
  - И тогда вы непременно должны купить у меня карту Лабиринта! Вот... - он запустил руку в торбу. - Смотрите!
  В его руках дрожал старый пыльный пергамент, покрытый какими-то извивающимися линиями.
  - Смотрите, это очень старинная карта. Она досталась мне от моего дедушки, который одно время работал в монастыре Азанукар, помогал тамошним монахам. Правда они почему-то совсем не чтят Нуки. Однажды мой дедушка спас настоятеля от ...
  - А как пройти к этому Азанукару? - перебил его Тиррал.
  Бонс вытаращился на него.
  - То есть как? Вы не знаете?
  - Знаю. Но еще не решил, - путано ответил Тиррал. - Так как?
  - Это совсем рядом. Сейчас вот по этой дороге, выходите на берег Нарса и идете. Там будет мост, старинный, сложенный из камня. За мостом будет маленькая площадка, там останавливаются кареты, в которых приезжают в Лабиринт важные господа. От этой площадки вверх к монастырю ведет тропа. А если вы хотите зайти с другой стороны, из монастыря Гуа, тогда не нужно останавливаться на площадке, нужно идти и идти, там будет небольшая рыбачья деревенька...
  - Достаточно. А что в Лабиринте надо делать?
  - Э-э... этого никто не знает? Говорят, что он выполняет желания. Нужно пройти его из одного конца в другой и если у вас получится, тогда желание...
  - Любое?
  - Ну да... Так вот, господин Тиррал, карта. Как я уже сказал, мой дед...
  Тиррал взял пергамент из его рук и внимательно его осмотрел.
  - Сам рисовал? - почему-то спросил он, возвращая карту владельцу.
  Служка попятился.
  - Извините, - забубнил он, явно собираясь дать деру.
  - Почем, кстати?
  - Д-два ренна, но если уважаемый господин...
  - А у Слепыхи, говорят, можно за полренна такую взять.
  Собеседник развернулся и припустил от него бегом в лес.
  Догонять его Тиррал не стал. В любом случае он не стал бы покупать карту, на которой слово лабиринт было написано с двумя ошибками. Но вопрос куда он пойдет дальше решился сам собой. Похоже, что палец Летиции показывал именно сюда.
  * *
  Дорогу незадачливый продавец описал точно. От площадки за Каменным мостом вверх к монастырю вела аккуратная, отмеченная крупными булыжником тропинка. Идти было порядочно, так что Тиррал добрался до монастыря уже в сумерках. Ворот и стен у него не было, несколько разноэтажных каменных зданий лепились по склону горы. Тропинка подводила к большой двери в одном из них. В оконце рядом уже горел свет.
  Два раза стукнув вделанным в дверь большим кольцом, Тиррал с трудом открыл тяжелую дверь и вошел внутрь. Комната была небольшой, в противоположной стене виднелась вторая дверь. У окна за столом сидели двое и играли в камни.
  - Здравствуйте, - вежливо поприветствовал их Тиррал. Дверь за его спиной оглушительно хлопнула.
  - Будьте здоровы и вы, - ответил ему один из игравших, низенький и толстый. - Как вас зовут, откуда вы родом и что привело вас в Азанукар?
  - Зовут меня Тиррал, из рода Тиров, - торжественно начал Тиррал. - Я из Арданчуата, мой прапрадед, Тирпановар, был вторым канцлером королевства, мой...
  - Да, да, - рассеянно согласился с ним спрашивавший. - Сейчас ваш родовой замок продан за карточные долги вашего отца?
  - Откуда... - начал Тиррал, но его голос пустил петуха и он умолк.
  - Да мало ли, - неопределенно ответил монах. - Вы хотите в Лабиринт, чтобы узнать свое будущее? Определить свой путь?
  - Да, - выдавил Тиррал.
  - Понятно. Меня зовут Шнорт, это мой брат Бод, - сообщил толстяк. Бод - повыше и покрепче, во всяком случае на первый взгляд, молча разглядывал Тиррала.
  - Вам будет оказан гостеприимный приют в монастыре, - продолжил Шнорт. - Два дня вы можете жить с нами, питаясь из общего котла и решая, стоит ли вам вверять свою судьбу Лабиринту. Если вы затянете с принятием решения, то тогда вам придется либо принять участие в работе монахов, либо оплачивать предоставляемые вам ночлег и пищу.
  - А чего решать-то? - спросил сбитый с толку Тиррал.
  - Дело в том, что пришедшие в Лабиринт, как правило, имеют несколько искаженное представление о нем, о его свойствах, условиях его прохождения и так далее. Это время дается вам для того, чтобы вы все это осознали и лучше поняли, что вам нужно и как вам этого достичь.
  - Подождите, подождите, - пробормотал Тиррал. - Если я правильно помню, надо пройти Лабиринт из одного конца в другой, то есть, выйти в монастыре Гуа, так? И если пройдешь - исполнится одно твое желание. Чего тут искаженного?
  - Вы изложили лишь одну из бытующих о Лабиринте легенд, - чопорно заявил Шнорт. - К тому же изложили донельзя вульгарно.
  - А в чем я не прав?
  - У нас в монастыре собрана отличная библиотека, содержащая исчерпывающую информацию по интересующему вас вопросу. Бод может проводить вас туда немедленно.
  Тиррал вздохнул.
  - Вообще-то я очень устал. Не отказался бы сейчас чего-нибудь поесть и потом отдохнуть. В конце концов, впереди у меня два дня и я ...
  - Один из оставшихся вам дней кончится через несколько минут, - вежливо отозвался толстяк. - Что касается ужина, то он подается в семь. Следующая трапеза - утром.
  - Но... - попытался возразить Тиррал, однако тут Бод встал и вышел из-за стола. Выглядел он грозно, к тому же был выше Тиррала на голову и гораздо шире в плечах. Желание возражать отпало.
  - Бод покажет вам вашу келью и, если хотите, библиотеку. Там есть свечи.
  - И на том спасибо, - пробормотал Тиррал и поплелся вслед за своим провожатым.
  - Вы имеете право войти под своды Лабиринта только послезавтра утром! - донесся до него голос Шнорта.
  Из привратницкой они вышли через другую дверь на неширокий, мощеный камнем двор, сдавленный двумя двухэтажными зданиями. Бод повел Тиррала в одно из них.
  Представленное ему жилье представляло собой маленькую, узкую комнатку без окон. Из мебели там присутствовал только низкий, покрытый тонким одеялом топчан да вделанный в стену крючок для одежды. Дверь не запиралась. Оставив свой мешок и сбросив плащ, Тиррал заторопился за провожатым - тот довел его по коридору до большой, настежь распахнутой двери и махнул на нее рукой.
  - Библиотека вот тут, располагайтесь и читайте. Трапезная напротив, через двор. Уборная слева от здания, в котором мы сейчас находимся.
  Выдав эту необходимую информацию, Бод исчез. Тиррал заглянул за дверь. Там угадывалась большая, тесно заставленная комната. Точнее сказать было невозможно, так как окна заросли паутиной, да и света за ними уже почти не было. Некоторое время Тиррал потратил на поиски обещанных свечей, но ничего не нашел и по едва освещенным коридорам вернулся в свою келью. Утолив голод половиной лепешки, он улегся спать, загадав себе с утра проснуться пораньше. Монахам он не доверял.
  Как выяснилось, не зря. Несмотря на то, что встал он с рассветом, его едва не лишили завтрака - в трапезной уже убирались, и если бы Тиррал не ухватился за уносимое со стола блюдо с остатками гороха с салом - ходить бы ему голодным. Блюдо отдали ему нехотя, потом правда даже расщедрились на кусок хлеба. День начинался хорошо.
  Выйдя после завтрака на монастырский двор, он столкнулся со Шнортом.
  - Доброе утро, уважаемый господин Тиррал, - учтиво поприветствовал его монах.
  - Доброе утро, - ответствовал тот. - Скажите, а где тут у вас можно умыться?
  - Мыльня под вон тем навесом, - вежливо ответил Шнорт. - Если не хватит воды - там сбоку есть насос, нужно закрыть верхний клапан и немного подкачать.
  Воды не было вовсе, а система была такова, что пока не накачаешь бак доверху - клапан не откроется и, соответственно, умыться не удастся. На подкачку воды Тиррал потратил почти полчаса. Стоило ему, наконец, закончить и пойти к длинному умывальнику, как в мыльню набилась вся монастырская братия во главе со Шнортом.
  Настроение было испорчено. После умывания Тиррал поймал пытавшегося улизнуть толстяка и потащил его в библиотеку.
  - Ну вот, здесь вы найдете все, что вас интересует, - объявил Шнорт, когда они подошли к уже знакомой двери.
  - Свечи, - коротко потребовал Тиррал.
  - Там они есть!
  - Покажите.
  Шнорт был вынужден зайти. Недовольно фыркая, он наклонился, слева от двери оказался низенький неприметный ящичек. Свечи были внутри.
  - Вот, пожалуйста, только умоляю - ничего тут не сожгите!
  - Подождите, подождите, - вцепился в него Тиррал, обозревая громоздящиеся на стеллажах старые фолианты и груды свитков. - А у вас есть кто-то... ну, смотритель. Кто заведует этим собранием.
  - Конечно есть, - ответил Шнорт. - Заведует библиотекой брат Кав.
  - Где я могу его найти?
  - Он должен вернуться из Гуа в следующую среду.
  Тиррал схватил толстяка за шиворот.
  - А еще кто-то может... - на его плечо легла тяжелая рука.
  - Брат Шнорт, вас зовет отец настоятель, - раздался над ухом Тиррала звучный голос Бода.
  Толстяк, торопливо оправив одежду, ускользнул, крикнув на прощание:
  - Можете поговорить об этом с Бодом.
  Тиррал вопросительно глянул на здоровяка. Тот пожал плечами.
  - Библиотека разделена на разделы. Вот здесь - он ткнул пальцем в крайний правый стеллаж - рассказано о том, как с помощью Лабиринта можно обзавестись наследником. Здесь, - палец переместился левее. - Жениться. Ну и так далее.
  Бод вежливо кивнул и тоже удалился. Тиррал приступил к изучению.
  Очень скоро выяснилось, что ни о какой системе в расположении свитков речи не идет. Начал Тиррал справа - хотя наследники для него были неактуальны. Первый снятый им с полки свиток повествовал об изучении какой-то арки неподалеку от выхода в Гуа. Арка была уникальна своей каменной резьбой и автор размышлял, является ли это порождением самого Лабиринта или когда-то в тех местах блуждал какой-то даровитый резчик. Второй снятый оттуда свиток рассказывал о последствиях попадания в некую Сияющую комнату. Рассказ был тем более интересен, что выйти оттуда живым никому не было суждено и все построения автора, при всей их жутковатой детальности, носили отчетливо предположительный характер. Третий подробно рассказывал о прохождении Лабиринта неким Терцием. Этот был бы полезен, но он оказался надорванным таким образом, что ни начала ни конца у него найти не удалось, так что не ясно было, в каком из монастырей начал свой путь автор и в каком закончил.
  Плюнув на свитки, Тиррал выволок со второго стеллажа здоровенный пыльный фолиант. Он оказался вообще не относящимся к делу - там содержались хроники правления трех сменявших друг друга сумасшедших королей страны, названия которой Тиррал никогда не слышал. Если в книге и были упоминания о Лабиринте, то он, торопливо перелистывавший ее страницы, их не обнаружил. Следующая книга рассказывала о строительстве монастыря Азанукар. Тоже ничего интересного. Наконец еще одна книга оказалась списком каких-то древних героев, которые ходили в Лабиринт и чего-то там нашли. Это было уже ближе к делу, но никаких подробностей Тиррал там не обнаружил.
  Перейдя к следующему стеллажу, он надолго застрял над огромным, обгрызенным мышами томом, повествующим о прохождении Лабиринта каким-то богатырем по имени Прупак. Особо заинтересовало Тиррала упоминание о многочисленных чудовищах, которые повстречались там этому древнему воителю. Успокаивало то, что всех их Прупак укокошил. Об исполнении его желаний ничего не говорилось, видимо подразумевалось, что они ограничивались описанными битвами.
  Наконец, свалив с верхушки очередного стеллажа целую груду свитков, Тиррал обнаружил нечто интересное. Тут оказались собраны несколько отчетов об относительно недавних походах в Лабиринт. Давалось более или менее связное описание входа и выхода, упоминалось, по каким признакам можно судить об их близости, были описаны Центр и подступы к Топям - весьма неприятному, судя по всему, месту. Там содержалось огромное число упоминаний и ссылок на другие работы, но как ни силился Тиррал, никаких их следов не отыскалось.
  Хуже всего было то, что описывая собственно пути и проходы, авторы совершенно упускали из виду суть и формулировку своих заветных желаний. Было неясно, исполнились ли они и в какой мере. В каком-то смысле это подразумевалось. Но никаких конкретных зацепок Тиррал не нашел.
  Когда время близилось к обеду, отыскался крайне любопытный документ, оказавшийся уставом монастыря Азанукар. Из него Тиррал узнал, что каждый, желающий пройти в Лабиринт должен в любое время дня и ночи получить приют и горячую пищу, к нему должен быть прикреплен наставник из числа самых образованных монахов. Перед вступлением по своды Лабиринта ему должна быть предоставлена еда на три дня. Там было еще несколько интересных пунктов. Оказывается, ради обслуживания Тиррала и ему подобных монастырь и создавался.
  Хмыкнув, он отложил свиток в сторону, а когда покидал библиотеку взял его с собой. Это позволило ему получить обед - так как монахи поели гораздо раньше, в трапезной он обнаружил лишь пустые, выскобленные столы. На кухне отыскался повар, тоже монах - он мотал головой и прикидывался немым, но тыканье его в устав возымело действие и Тиррал получил порцию теплой похлебки и полкаравая хлеба. В конце трапезы к нему присоединился Шнорт.
  - Каковы ваши успехи? - с неизменной учтивостью спросил он.
  Тиррал молча подтолкнул ему пергамент с уставом. Толстяк вздохнул.
  - Интересно, кто их постоянно подбрасывает в библиотеку? - философски вздохнул он. - С вашего позволения? - Свиток исчез в широком рукаве его плаща.
  - Кто мой наставник? - спросил его Тиррал. - Вы?
  - Нет, - любезно ответил Шнорт. - Ваш наставник - Бод.
  - Почему?
  - Потому, что он помощник смотрителя нашей библиотеки. Я сам, знаете ли, больше по хозяйству. В свитках и прочем вообще не разбираюсь.
  - Карту? Вот тут написано, что вы должны предоставить мне карту Лабиринта.
  - Конечно, конечно. Желаете получить ее сейчас? Обычно мы вручаем ее перед самым вступлением под своды Лабиринта.
  - Да, желаю, - мрачно сказал Тиррал. - И у меня есть еще пара вопросов.
  - Я немедленно пришлю к вам вашего наставника, - уверил его Шнорт, улетучиваясь.
  Действительно, не успел поевший Тиррал выйти на монастырский двор, как к нему подошел Бод. В огромной руке он держал туго свернутый свиток.
  - Вот вам ваша карта.
  - Спасибо, - сказал Тиррал. - Я надеюсь, вы ответите мне на несколько вопросов?
  - Конечно, это мой долг.
  - Понятно, - хмыкнул Тиррал. - Ну ладно, давайте пройдем в библиотеку.
  Бод кивнул. По дороге Тиррал рассказал здоровяку, чего стоят описанные им разделы библиотеки. Добравшись до стеллажей и убедившись, что он прав, Бод пожал плечами.
  - Посетители вечно все перепутают. Видимо, когда вернется брат Кав, нужно будет подумать о том, чтобы снова все расставить по местам.
  - Где тут я могу найти что-нибудь про исполнение желаний?
  Бод снова пожал плечами.
  - Не думаю, что вы найдете здесь что-то особенное. Желания человеческие темны. Лабиринт подчас знает их лучше, чем сам человек.
  Он явно говорил заученные фразы.
  - Так не пойдет! - загорячился Тиррал. - У меня есть желания и я хочу, чтобы были исполнены именно они! А не то, что решит исполнить этот ваш Лабиринт.
  - Исполнятся ваши желания. Если вы все правильно сделаете.
  - А что, что я должен сделать?
  - Мне это неведомо. И никому неведомо. Знаю лишь, что вам нужно пройти Лабиринт насквозь, от монастыря Азанукар до монастыря Гуа. Если вы это сделаете, то ваше желание исполнится.
  Тиррал вздохнул.
  - Вот здесь, - он ткнул пальцем в отложенный свиток. - Здесь говорится, что в зависимости от фазы луны и желания тоже исполняются по-разному. Это так?
  - Да, бывает, - кивнул Бод.
  - А как это узнать?
  - Здесь, - Бод обвел рукой стеллажи с громоздящимися на них свитками и книгами. - Содержится на этот счет полная информация.
  - Где именно, покажите мне!
  - На втором слева стеллаже как раз про исполнение желаний.
  Тиррал подвел Бода к указанному стеллажу. Первый же снятый с него том повествовал о случаях, когда прошедшие Лабиринт женились.
  - Вот видите! Люди хотели жениться, и их желание исполнилось.
  - Я не хочу жениться! - заорал Тиррал. - Не хочу.
  - Я не знаю, как быть в этом случае, - важно заявил Бод. - Возможно Лабиринт как-то сможет обеспечить ваше безбрачие.
  Тиррал застонал.
  - Я вообще не об этом, - умоляюще сказал он. - Дайте мне книжку, в которой бы было просто написано - если чего-то очень хочешь, то во время прохождения ты должен сделать то-то и то-то, и тогда все получишь.
  - Ничего делать не надо, - провозгласил Бод. - Вам нужно просто пройти Лабиринт от одного конца до другого. Войти здесь, выйти в Гуа. И тогда ваше желание исполнится.
  - Исполнится, значит, - безнадежно сказал Тиррал. - Но так и в форме, которую определит этот ваш Лабиринт.
  - Нет, конечно, - возразил Бод. - Все определяете вы сами. Просто Лабиринт выявляет ваши истинные желания. И то, что произойдет - если вы, конечно, пройдете Лабиринт и будет тем, что вы желаете. Вернее, желали.
  - Да уж, - пробормотал Тиррал. - Спасибо, я все понял.
  Бод поклонился и ушел.
  Остаток дня Тиррал провел в бесплодных попытках найти искомое. Для того, чтобы перерыть все свитки и книги ему не хватило бы и месяца. В том, что попалось ему под руки, ничего полезного не нашлось.
  Поужинал Тиррал без всякого аппетита. Шнорт и Бод сидели неподалеку, но разговаривать с ними он не хотел. Вся их помощь была, на его взгляд, сплошным жульничеством.
  После ужина он решил в библиотеку не ходить, а прогуляться по окрестностям. И не пожалел - со склона, на котором и лепился монастырь Азанукар, открывался величественный вид на долину Нарса.
  День был ясный, воздух прозрачный. Вдали то ли виднелись, то ли угадывались отроги Пудоманских гор, разделяющие земли Арчуата и Арданчуата. Внизу нес свои воды Нарс, на другом его берегу расстилался бескрайний лес. Каменный мост закрывали скалы, но был виден ведущий к нему кусочек Южного тракта. Угадывалась вдали - как небольшая проплешина в лесном покрове - и памятная развилка с храмом Нуки.
  Серые монастырские стены сливались со скалами. Азанукар был совсем не велик - постоянно в нем проживало не больше двадцати монахов, плюс к ним могли присоединиться примерно вдвое большее число претендентов на прохождение Лабиринта. Состоял он из нескольких небольших каменных зданий - самое большое, двухэтажное, было жилым, плюс там же располагалась памятная библиотека. В другом здании, поменьше, располагались различные монастырские службы. Между ними был зажат небольшой, мощеный камнем двор. Домик, в котором Тиррал встретил Шнорта и Бода лепился тоже ко двору. Чуть выше и ниже на разровненных площадках монахи устроили участки, на которые таскали почву снизу и выращивали кое-какие овощи. Над всем этим властвовала гора Кунакар, высокая, с острой иззубренной вершиной. В массиве горы располагался Лабиринт, вернее, его начальная часть.
  Ни один из авторов, наспех прочитанных Тирралом в монастырской библиотеке не знал, откуда взялся Лабиринт и что наделило его столь странными свойствами. Большинство этим вопросом просто не задавалось - есть он и есть, а раз есть - нужно использовать. В паре книг была попытка порассуждать - откуда он взялся, но предположения не шли дальше того, что это - творение гномов. На эту расу, когда-то существовавшую, потом сгинувшую было принято списывать вообще все непонятное, из того, что происходило в мире. Возражение в данном случае было одно - Лабиринт явно был построен для людей, а не для существ, почти в два раза уступающих им ростом.
  Самого Тиррала вопрос происхождения интересовал мало. У него было заветное желание - получить замок. И к нему сомнения - как это может быть осуществлено.
  Слишком все выходило просто. Если верить карте, Лабиринт не был особо сложным. От Азанукара к его центру вела едва ли не прямая дорога, оттуда к Гуа - чуть менее прямая, но тоже ничего сложного. В центре есть алтарь, на него нужно положить что-то из своих личных вещей. Тиррала подмывало оставить там Тировскую печать, но по зрелому размышлении он отдал предпочтение платку со своей монограммой.
  Доверчивым Тиррал не был никогда и не мог понять, откуда, после прохождения, возьмется лишний замок. Так как к замку прилагалась обычно некоторая территория, то все замки уже давно были распределены. Лишних не было - разве что те, что входили в королевский фонд. Что-то оттуда передадут ему? Но как это может быть, если король о нем знать не знает? Да и о Тирах вообще вряд ли задумывается. Может, он найдет клад и сможет замок купить? Или в него влюбится благородная девушка? Или он совершит подвиг? Ясно было, что просто так ничего быть не может и получение желаемого должно так или иначе быть сопряжено с какими-то дополнительными действиями. Тиррала волновало содержание этих действий. Не окажется ли потом хуже?
  Бродя по склону, он рассеянно пинал попадавшиеся на пути мелкие камешки. Некоторые отлетали на шаг, два и застывали на новом месте, но другие, добравшись до круто спускающегося участка, продолжали катиться, пока не втыкались в стоящие на берегу деревья. Вернее, не в сами деревья - перед ними образовался уже своего рода каменный вал, из больших и маленьких камней, давивший на ряд стволов и даже немного наклонивший их к реке.
  Тиррал вздохнул. Чего-то выбрать он не мог. Для успокоения души вынул из кармана тяжелый квадратный ренн, повертел в пальцах, и подбросил над собой. Закрутившаяся монета блеснула в закатных лучах, они резанули Тиррала по глазам и ренн пролетел мимо подставленной руки, звонко заскакал по камням. Чтобы его отыскать потребовалось примерно минут десять. Что и следовало ожидать - вверх смотрел не профиль короля Беовура Второго, и не его же фамильный трилистник, а узкий край застрявшей в щели торчком монеты. Тиррал даже рассмеялся. Вытащил ренн, засунул в карман и быстро пошел вверх, к монастырю.
  На следующее утро его разбудил Бод.
  - Господин Тиррал, пора вставать!
  В руках он держал сверток.
  - Это вам дар от Азанукара, на удачу и скорое завершение вашего путешествия. - торжественно объявил он. В свертке обнаружились несколько сухих лепешек, кусок твердого сыра и пара мелких сушеных рыб. Отдельно лежала несколько связанных между собой тонких свечей.
  - А завтрак? - спросил Тиррал.
  - В Лабиринт лучше вступать натощак, - объявил Бод. - Хотя вы можете позавтракать с братьями. Один квадратный ренн.
  - Два дня истекли, - догадался Тиррал. Бод кивнул, потом вынул из кармана еще что-то.
  - Это тоже может вам пригодиться.
  На его ладони лежали два больших куска мела.
  Они спустились во двор. Несмотря на упоминания об имеющихся в Лабиринте источниках воды, Тиррал наполнил флягу. Бод терпеливо ждал его.
  - Войти под своды Лабиринта нужно до восхода солнца, - пояснил он, подводя Тиррала к небольшой двери прямо в скале. Ее запирала узорчатая щеколда. Бод торжественно отомкнул ее, откинул запор и распахнул дверь. Тиррал запалил свечу. Открылась маленькая комнатка. В углу виднелся узкий лаз, отполированный штанами претендентов на определение судьбы. Он был дважды обведен белой полосой - видимо, чтобы не промахнулись.
  - Распахни свою душу и прими свою судьбу! - торжественно возгласил Бод. Его слова повторил нестройный хор - оказывается, у дверей собралась целая группа монахов во главе со Шнортом.
  Тиррал кивнул и шагнул в комнату. Дверь захлопнулась у него за спиной.
  * *
  Чтобы войти "под своды" надо было довольно долго ползти на карачках. Мешок волочился вслед за ним, так как толкать его перед собой было неудобно. Наконец потолок резко ушел вверх, Тиррал встал и огляделся.
  Казалось бы, в Лабиринте должна была царить кромешная тьма, однако по какой-то необъяснимой причине вместо тьмы были густые, но вполне проницаемые взглядом сумерки. Источника света нигде не было видно, однако можно было различить стены, частью состоящие из цельной скалы, частью выложенные из камней и скрепленные непонятным образом. Потолка нигде видно не было. На стенах кое-где виднелись белые метки в виде кружков, стрелок или крестиков, а также их разнообразных сочетаний. На всякий случай Тиррал тоже вывел знак - собственное родовое имя, дважды обведенное неровным овалом, напротив выхода из лаза в монастырь. Потом сверился с картой и побрел налево.
  В полной бесполезности полученной в монастыре карты он убедился довольно скоро. Первую развилку он прошел в соответствии с ее указаниями, свернув налево, но вторая оказалась не такой, как ожидалась - налево, направо и прямо уходили совершенно одинаковые коридоры, в то время как карта изображала только два. Он снова пошел налево, но после нескольких не отмеченных на карте поворотов окончательно запутался; ему стало совсем плохо, когда он обнаружил на стене собственную свежую метку, однако никакого лаза в ее окрестностях не оказалось.
  Пнув в сердцах первую попавшуюся стенку, Тиррал побрел куда глаза глядят. Проблуждав пару часов, он вдруг обнаружил, что вокруг него сильно потемнело. Стенки коридора он уже не видел, приходилось идти на ощупь, благо пол был ровным. Попытка зажечь свечу ничего не дала - она горела, но освещала лишь крохотный участок непосредственно вокруг пламени.
  Держась за стенку, Тиррал прошел несколько коридоров, на всех развилках традиционно сворачивая налево. И услышал впереди чьи-то шаги.
  - Эй! - заорал он. И чуть не оглох от собственного эха, атаковавшего его сразу со всех сторон.
  Когда громовые раскаты смолкли, Тиррал услышал чей-то шепот:
  - Вы кто?
  - Я? - переспросил Тиррал, - я... - закончить он не успел, так как получил по голове и свалился на пол.
  Очнувшись, он долго не мог понять, что с ним произошло. Голова болела, во рту было сухо и неприятно, к тому же совершенно ничего не было видно. Чернильная тьма не давала возможности понять, открыты его глаза или нет. Правда кое-что слышалось - недалеко от него кто-то пел очень унылую песенку о том, что жизнь кончается, а в ней ничему хорошему места так и не нашлось. Слова ее Тиррал знал и сначала даже хотел подпеть, настолько она подходила к ситуации. Потом попытался встать. Со второй попытки ему это почти удалось.
  - Лучше лежите, - предложил ему голос из темноты. - Я не вижу ваших глаз, поэтому не могу сказать точно, были ли последствия у прискорбного инцидента, случившегося между нами несколько минут назад.
  Не послушавшись его, Тиррал сел. Шишка на голове пульсировала, но в целом он чувствовал себя сносно.
  Пошарив вокруг, он обнаружил пропажу мешка.
  - Ваши вещи у меня, в целости и сохранности, - любезно сообщил ему голос. - Уверяю вас, ничего не пропало. Вам что-то нужно?
  - Воды, - проворчал Тиррал.
  - Пожалуйста, - в его плечо ткнулась фляжка. Воды в ней, кажется, было меньше, чем ожидалось.
  - Судя по некоторым признакам, вас зовут Тиррал ит Тир, то есть Тиррал из высокого рода Тиров?
  - Значит, мой мешок вы успели обшарить, - оторвавшись от фляги, мрачно констатировал представитель высокого рода Тиров. - Печать нашли? Да, вы не ошиблись в своих выводах. Хотя в данный момент я нахожусь в несколько... стесненных обстоятельствах.
  - Ну, да ведь все и всегда поправимо, не правда ли! Позвольте представиться и мне. Меня зовут Рри, я Танцующий маг.
  Восторга Тиррал не испытал.
  - Час от часу не легче, - проворчал он. - И что это вы делаете в Лабиринте, уважаемый Танцующий маг? Кто вас сюда пустил? Когда вы сюда проникли?
  - Хмм... отвечаю по порядку. Нужно мне, вероятно, то же самое, что и вам. Я пытаюсь кардинальным образом изменить свою жизнь. А вошел я в Лабиринт вчера, около полудня.
  - Не может быть! В Азанукаре вчера я вас не видел. А от Гуа слишком далеко.
  - Я вошел сюда не через монастырь, - немного смущенно ответил маг. - Дело в том, что Лабиринт не предназначен для таких, как я. Магов сюда вообще не пускают, простолюдинов иногда пускают за деньги, и лишь представители высоких родов могут рассчитывать на бесплатный вход. Однако Лабиринт... велик. У него больше, чем два входа.
  - И ... откуда, все же, вы вошли?
  - Если после Каменного моста не сворачивать к монастырю, а пройти дальше, то от дороги направо отделится широкая торная тропа к деревеньке Корчи, ее обитатели живут рыболовством и речным перевозом, а также строят лодки. Напротив этого места влево, в горы ответвляется неприметная тропинка. Если пойти по ней достаточно далеко, то можно прийти в маленькую лощинку и в самом ее конце обнаружатся развалины какого-то древнего строения. Там, в камнях, есть заложенный кирпичами лаз, через который, если его разобрать, можно попасть в Лабиринт. Я воспользовался именно этим входом.
  - М-да... - протянул Тиррал. - А вы знаете, что для Лабиринта важно, в какой точке вы в него попали?
  Рри посопел.
  - Вы, очевидно, посетили библиотеку монастыря Мога? Да, да, Азанукар, я имею в виду. Мога и Гума, два верстовых столба судьбы, вы, наверное, слыхали эту песню? Сейчас монастыри называются по-другому, но я как-то привык к старым названиям. Что касается вашего вопроса о точке входа и более широко о достаточности моих знаний про Лабиринт и его свойства - тут я вынужден признать ваше полное надо мной превосходство. У меня не было возможности посетить книжное собрание и я ... пользовался только теми источниками, которые смог собрать сам.
  - Видели бы вы это книжное собрание, - проворчал Тиррал. - Что надо не найдешь, а что вдруг попадется - там ничего не говорится прямо. Если пойдешь тогда-то и пройдешь так-то, то получишь то-то и то-то, а возможно еще то-то и то-то, так как кто-то когда-то сделал именно это. Но через сто лет другой попытался это повторить, и получил совсем другое, возможно потому, что шел не осенью, а летом. И так далее. Тьфу.
  - Ну, не стоит особенно расстраиваться по этому поводу, - рассудительно заметил маг, судя по звукам - усаживаясь у стены неподалеку. - Избыток информации лично я всегда предпочту ее недостатку. В вашем случае просто сказывается недостаточная классификация источников, на которую наложилась уже ваша недостаточная эрудиция. Вполне вероятно, что я...
  - А тебя туда не пустят, - с мстительным удовольствием ответил Тиррал. Ситуация не располагала к церемониям. - Магов в монастыри не пускают. Нечего им там делать.
  Его собеседник испустил глубокий вздох.
  - Да, тут вы правы. Собственно... собственно, я и пошел в Лабиринт именно за этим.
  - За чем именно?
  - Перед магами закрыты все библиотеки. В монастырях, в любых собраниях - человек с меткой на лбу не может находиться рядом с книгой, если она особым образом не помечена. Это очень печальная традиция, никак, на мой взгляд, не способствующая прогрессу. И...
  - И ты задумал, эту традицию нарушить?
  - Предания о Лабиринте ничего не говорят о статусе входящих в него людей. Исходя из этого я предположил, что он должен действовать на всех, его посетивших. А запреты и ограничения - это уже дела человеческие, к вопросам определения судьбы прямого отношения они не имеют.
  В моем же случае - одно из преданий гласит, что встреча одного человека с другим под двумя звездами превращает их в верных спутников. Если они равны по происхождению, тогда они становятся друзьями и соратниками, почти братьями; если это не так, то один поступает в услужение к другому и верно служит ему до самой смерти. На плане Лабиринта, который мне удалось раздобыть, эти звезды как раз были обозначены, и они находились совсем недалеко от известного мне - из других источников - входа. К сожалению карта оказалась не совсем точна. Но мне все же посчастливилось их найти. Рассчитывал же я на то, что мне удастся столкнуться в этом месте с высокородным графом Форцией, который, по моим сведениям, собирался посетить Лабиринт со стороны монастыря Гуа. Вот...
  - Какие еще звезды? - выкрикнул Тиррал, и снова чуть не оглох. После того, как эхо стихло, он услышал ответ.
  - Собственно, про это как раз и говорилось - звезды братства находятся в Звенящих проходах. В том, что мы находимся именно в этом месте, вы уже дважды смогли убедиться. Две пары звезд как раз над нашими головами, еще пара - примерно в двадцати шагах слева, сразу за поворотом.
  Тиррал молчал, переваривая услышанное. Оно, к сожалению, почти совпадало со сведениями, которые содержались в какой-то обгрызенной крысами книге, одной из тех, которые он пролистал перед походом в Лабиринт.
  - Вот... я услышал ваши шаги и пошел вам навстречу.
  - А по башке бить зачем?
  - Я приношу вам свои глубочайшие извинения. Это несчастный случай, уверяю вас. Я хотел лишь поприветствовать вас подобающим образом, но не учел разницу в нашем росте и...
  Маг явно врал, но ловить его на том Тиррал не стал. На самом деле он был очень рад, что теперь у него есть попутчик.
  - И я не был уверен, что мы находимся точно в нужном месте, - продолжал тем временем объяснения Рри. - Поэтому решил отнести вас под звезды, чтобы наше знакомство состоялось именно там. Чтобы быть стопроцентно уверенным.
  - В чем?
  - В том, что нас с вами свяжут определенные... отношения.
  Тиррал вздохнул и задал самый неприятный для себя вопрос.
  - А почему именно Форция?
  - Как известно, семейство Фор обладает одной из самых больших библиотек в Арданчуате, - без запинки ответил Рри. - К тому же слуга столь высокородного человека вполне может получить доступ и к другим книжным собраниям, в том числе и королевскому. Ведь в качестве слуги я могу облачиться в родовые цвета Форов и скрыть знак принадлежности к моему цеху за плотной тканевой повязкой...
  - Шулер, - мрачно проворчал Тиррал. - И все вы тут шулеры, - закончил он, вспомнив Бода со Шнортом.
  - Как бы то ни было, отныне мы связаны самой судьбой, - с некоторым пафосом заявил Рри. - В конце концов, разницы мне нет, семейство Тиров тоже очень знатно. Ваш прапрадед, кажется, был...
  - Знаю, - оборвал его Тиррал. - Ты что же, собираешься за мной повсюду таскаться?
  - Ммм, - задумчиво протянул маг. - Я собираюсь сопровождать вас и оказывать всяческое содействие во всех ваших начинаниях. В надежде на ответные жесты доброй воли с вашей стороны. Скажем, что касается королевской библиотеки...
  - У тебя есть карта? - оборвал Тиррал излияния мага.
  - Да. Увы, даже поверхностное ее изучение позволило мне определить, что она крайне неточна.
  - Но этот... Звон-то ты отыскал!
  - Это получилось благодаря счастливому стечению обстоятельств, - признался маг. - На самом деле я почти полдня блуждал совершенно случайным образом, а местонахождение свое определил по появившемуся эху. Во всех доступных мне источниках указывается, что такое место в Лабиринте одно. Дополнительным критерием может служить царящая в этом месте ненормальная темнота.
  - М-да, ее-то видно невооруженным глазом, - проворчал Тиррал. - И куда нам теперь?
  - Если вы дадите мне свою карту, я смогу заняться сопоставлением и, возможно, обосновать некоторые наши дальнейшие шаги.
  - Ну так доставай и сопоставляй, - раздраженно заявил Тиррал. - Мешок мой все равно у тебя. А я пока полежу. Башка трещит после твоих приветствий.
  - Полежите немного, но потом нам нужно будет отсюда выходить, - был ответ. - Здесь слишком темно и я уже израсходовал почти весь запас свечей. Не хотелось бы лишиться последних. Впереди у нас долгая дорога.
  Тиррал снова сел.
  - Ну, тогда давай, пошли, - он начал вставать, его качнуло, но крепкая рука новоявленного слуги удержала его от падения. - Ты знаешь куда?
  - Мы в коридоре двух звезд, он прямой, - был ответ. - Идти не очень долго - как только выйдем на более светлое место, сделаем привал.
  Шли они примерно час - по прямой, никуда не сворачивая. К концу пути тьма немного проредилась. Смутно, но удалось даже немного разглядеть его нечаянного спутника. Оказался он высоким, худым и длинноносым, с длинными волосами.
  - Пожалуй, здесь можно будет пока остановиться, - сказал маг. - Место ничем не лучше и не хуже прочих.
  Тиррал согласился, скинул с плеч мешок и сел на сухой пол. Обнаружилось, что он устал.
  - Давай, сопоставляй карты, - скомандовал Тиррал, осторожно укладываясь на бок. - Если еще свечки нужны будут, я тебе дам, мне в монастыре дали.
  - Нет, пока не надо, - вежливо откликнулся Рри. - У меня еще есть. Сохраним ваши на будущее, мало ли что может случиться.
  Рри сел неподалеку, шум и шелест показывали, что он последовал распоряжению своего новоявленного хозяина.
  От лежания голова Тиррала заболела еще сильнее.
  - Эй, маг? - тихо позвал он.
  - Да, - откликнулся Рри.
  - Расскажи мне о магии.
  Маг немного помедлил.
  - Да о ней, в общем, нечего рассказывать. Магия... вы ведь знаете, что магов по большому счету сейчас нет. Магия есть, а магов нет.
  - Не понял.
  - Мир наполнен следами былой магической деятельности. Вот этот Лабиринт. Трактаты Зайсса и Партипукантора, пятый портал, всевидящее зеркало, часы в Столице. Это только то, что видно невооруженным глазом, что каждый может потрогать руками и даже использовать. А глазу вооруженному, как у меня - знание всегда вооружает глаз - проявления магии видны буквально повсюду.
  - Да ну! - поразился Тиррал.
  - Да-да-да, - подтвердил маг.
  - И ты видишь?
  - Хмм, - смущенно протянул Рри. - Нельзя сказать, что я вижу сами магические потоки. Я вижу их следы. Но воспользоваться всем этим... В старых книгах описаны самые разные способы использования всех этих потоков, струй, фонтанов, течений. Но ни один из этих способов не работает. Многие современные адепты магии... и Танцующие, и Смеющиеся, да все - хотят как-то систематизировать старые знания, применить их к чему-то, чему-то заново научиться. Но увы. Не получается. И мешает этому многое. И то, что мы не можем получить доступ к книжным собраниям, и то, что способности к пониманию магии проявляются лишь в зрелом возрасте - у нас просто остается мало времени на совершенствование знания. И уже вошедшее в пословицы неумение магов столковаться между собой.
  - У двух магов по одному вопросу три разных мнения, - пробормотал Тиррел.
  - Да, это так, - кивнул Рри. - Почему так происходит, я не знаю. Но любой разговор мага с магом неизбежно перерастает в диспут по тому или иному вопросу, потом выясняется, что видят все и все по-разному, ну и...
  - А почему вас так странно называют? Танцующие, Смеющиеся...
  - В книгах описаны разные способы воздействия на потоки. Либо движениями тела, они при этом похожи на танец, либо голосом, меняя его высоту и тембр. Помимо этого есть возможность использования различных магических предметов, во всяком случае об этом тоже говорится в книгах. О есть вокруг некоторых предметов магия уже определенным образом структурирована. Найти бы и посмотреть, каким образом это делается... - Рри вздохнул и снова склонился над разложенными перед ним бумагами. Тиррал его больше не отвлекал. Состояние немного улучшилось, голова прошла и он впал в полудрему.
  Очнулся он оттого, что маг тряс его за плечо.
  - Вставайте, господин Тиррал.
  - Ну что, разобрался? - зевнув, спросил у него праправнук второго канцлера королевства.
  - В общем, да. Нам сейчас нужно в центр. Мы немного забрали влево, но где-то впереди будет большая развилка.
  Тиррал приподнялся. Чувствовал он себя вполне сносно.
  - Ну, пошли. А далеко до него, до центра?
  - Масштабы на картах немного смещены, - ответил ему Рри. - Я предполагаю, что мы выйдем туда завтра к середине, или ближе к концу дня. Если, конечно, не произойдет ничего непредвиденного.
  Тиррал вздохнул.
  - Будем надеяться, что не произойдет.
  Рри оказался хорошим спутником - охотно и подробно отвечая на все вопросы Тиррала, сам он их почти не задавал. Первое время разговор не клеился, шагали вперед молча. Развилок почти не попадалось, не Лабиринт, а коридор какой-то.
  - Да, здесь есть такие вот прямые участки, - согласился с его наблюдением маг. - Это нам очень, кстати, повезло. Если бы мы из Звенящих проходов пошли не туда, то сейчас блуждали бы по очень запутанным участкам. А сейчас большую часть пути до центра мы одолеем одним махом.
  Снова повисла пауза.
  - А еды у нас на сколько осталось? - спросил Тиррал через час ходьбы.
  - Вы, кажется, уже задавали этот вопрос, - вежливо откликнулся Рри. - У нас есть ваши продукты - нетронутые, я их пока берегу, и припасы, которые взял я - ржаной хлеб, сыр и лепешки. Все это лежит у меня. При экономном расходе еды нам должно хватить на пять или шесть дней.
  Маг шагал уверенно, игнорируя изредка отходившие влево и вправо узкие коридоры. Через некоторое время их число увеличилось, и они вышли на большую развилку - маг назвал ее площадью звезды. Действительно, это напоминало звезду - пять коридоров отходили оттуда в пяти разных направлениях. Рри долго осматривал арки, начинающие выходящие оттуда коридоры, потом выбрал одну из них, отходящую вправо.
  - Видимо, нам сюда.
  Тиррал подошел. Света было достаточно для того, чтобы разглядеть увивающий каменный остов орнамент.
  - А как ты определил?
  - В основном, по направлению. Мы пришли по длинному коридору, он шел прямо. Отсюда нам нужно поворачивать направо. Если мы будем выдерживать направление, то рано или поздно придем к центру.
  - Лучше рано, - проворчал Тиррал. - Ну что, пойдем. Или отдохнем?
  - Мне кажется, что стоит сделать привал, - сказал Рри. - На поверхности, мне кажется, вечер. Хотя тут понятие времени смещается.
  При мысли о привале и отдыхе Тиррал почувствовал, что у него гудят ноги.
  - Хорошая мысль, - сказал он. - Наверное, лучше остановиться здесь, в этом месте, чем в каком-нибудь коридоре.
  Маг кивнул.
  - Хорошо. Остаемся тут.
  Привал устроили быстро - скинули мешки, расстелили плащи. У Рри в мешке было даже тонкое шерстяное одеяло. Маг предложил его Тирралу, тот помотал головой. Пользоваться вещами новоявленного слуги ему не хотелось. К тому же в Лабиринте было совсем не холодно. Хотя и не жарко.
  Поужинали лепешкой и сыром.
  - А с водой у нас как? - спросил Тиррал.
  - Фляга у вас пуста наполовину, плюс моя, она почти полная. Вообще-то в Лабиринте должна быть вода. Уж за центром, ближе к Топям - обязательно.
  - А как все-таки мы найдем его, центр?
  - Там должно быть самое светлое место Лабиринта. Вроде бы там даже можно читать. Хотя точно я не знаю. Ну и алтарь, на котором нужно оставить что-то, символизирующее наше посещение этого места.
  А из центра мы сможем так или иначе выйти к Гуа. И на вашей, и на моей карте есть указание, что между центром и тамошним выходом лежат Топи.
  Про Топи Тиррал тоже читал. И совсем не хотел туда соваться.
  - Я тоже не собираюсь туда влезать, - успокоил его Рри. - Мы можем обойти их справа или слева. Там глубоко только в центре, а на периферии, вроде бы, просто сыро. Зато они дадут нам четкое направление.
  - Хорошо бы, - вздохнул Тиррал.
  Делать ему было совсем нечего и он лег, завернувшись в плащ. Маг тем временем уселся неподалеку, разложив перед собой какие-то бумаги.
  - Сторожить будешь? - спросил у него Тиррал.
  - Я не думаю, что здесь это необходимо. Никогда не слышал, чтобы кто-то в Лабиринте пострадал от диких зверей или разбойников, - ответил ему маг. - Вы отдыхайте, я тоже скоро к вам присоединюсь.
  Тиррал последовал его совету и заснул.
  Утром - вернее, выспавшись, Тиррал обнаружил мага почти в той же позе.
  - Ты чего, вообще не спал?
  - Спал, - был ответ. - Мне для этого требуется немного времени. А вот вы спали беспокойно. Вас что-то тревожит?
  - Да ничего, в общем, - буркнул в ответ Тиррал.
  Запив лепешки водой, они собрались и пошли в выбранный накануне коридор. Тиррал все порывался завести с магом разговор, но отвлекать его не решался - от их дороги постоянно ответвлялись ходы влево и вправо, маг тщательно отмечал все повороты и изменения направления. На стенках встречались значки, оставленные их предшественниками, им Рри тоже уделял внимание.
  - Ничего себе! - вдруг воскликнул Тиррал. На стене у одного из ответвлений красовалась его собственная метка, оставленная им напротив входа в Азанукар.
  Выслушав его объяснения, маг почесал затылок.
  - Нам везет, - объявил он осторожно. - Это означает, что вы поставили Блуждающую метку. В одной книге я читал, что это удача. Она может показывать нам направление.
  Они свернули в отмеченный коридор и через десять минут уперлись в тупик.
  - Ничего страшного, - философски заметил Рри, когда они вышли обратно и Тиррал яростно пытался отколупнуть свое родовое имя в неровном овале со стены. - Блуждающие метки помогают в действительно сложных ситуациях. Значит, наша таковой не является.
  Чуть позже решили сделать привал и на нем, расправившись с хлебом и сыром, Тиррал рискнул спросить:
  - Слушай, Рри, а что ты знаешь о гаданиях?
  - А что вас конкретно интересует? - вопросом на вопрос ответил маг. - Кое-что я о них знаю.
  - Ну вот мне гадали, недавно. Приходила одна, свечой на стол капала.
  - А-а, вы про обряд вызывания Нуки? - спросил Рри. - Это очень распространено на Севере.
  - Да, именно Нуки, - кивнул Тиррал. - Вот она воск со свечей капала, капала, потом капли разбирала - куда легли, как легли. И толковала, что ждет меня моя судьба и исполнение желаний где-то на юго-востоке.
  Рри кивнул.
  - А про время она ничего вам не говорила?
  - Сказала. Что через неделю или месяц. Или даже позже.
  - Обычное дело. Такие гадания всегда крайне неопределенные, и тот, кто их производит, обычно говорит, что за своей судьбой нужно идти куда-то далеко и надолго.
  - Дурят, да?
  - Нет, совсем не обязательно. Во время долгого путешествия очень велик шанс, что произойдут те или иные события и одно из этих событий повлияет на вашу судьбу. А шанс, что вы через какое-то время вернетесь и объявите, что ничего не произошло, очень мал. Да и всегда можно отговориться тем, что не выдержано направление, не соблюдены сроки и все такое прочее.
  - Вот значит как, - проворчал Тиррал.
  - Не подумайте, что я очерняю человека, который вам гадал, - спокойно продолжил маг. - В целом ведь они не так уж и не правы. Судьба определяется самим человеком, во всяком случае, в подавляющем большинстве известных мне примеров. Но для ее реализации нужны еще и соответствующие обстоятельства. Скажем, человек - смельчак, решительный и удачливый. Это хорошо, но сидя дома и смотря в окно это ведь не проявится? Гадание такого рода - это попытка создать обстоятельства, ситуации, в которых человек сможет себя проявить, узнать. И далее он уже будет как-то планировать свои действия сам, гадалки ему перестанут быть нужны.
  - Понятно, - мрачно сказал Тиррал. - Все равно, жульничество.
  - Это было бы так, если бы вам сказали что-то конкретное. Например, деньги. Ведь очевидно, что сидя на одном месте их не заработаешь. Нужно предпринимать какие-то шаги. Какие именно? Это зависит от человека, от его способностей, талантов, склонностей и прочего. Гадалка ведь не может это все сразу определить и сказать - тебе нужно делать то и то, а за это будет тебе награда.
  Шансы появляются, когда либо мир вокруг вас, либо вы сами начинаете двигаться. Гадалки это знают и предпринимают соответствующие шаги.
  - Но ведь к ним приходят... ну, чтобы определить свою судьбу! Чтобы ее узнать, чтобы научиться, понять - что делать. И все такое.
  - Я знаю, - согласился маг. - Но вы не задумывались, что это такое вообще - судьба?
  Тиррал послушно задумался. Рри ему не мешал.
  - Не знаю. Наверное, это то, что со мной произойдет. То, что со мной должно произойти, - с нажимом на предпоследнем слове сказал Тиррал.
  - В целом и в общем это может быть и верно, - ответил ему маг. - Именно то, что должно произойти. Но начиная с момента гадания уже произошло множество событий, а еще больше еще произойдет. Что именно вы назовете судьбой?
  Тиррал снова задумался. После паузы маг продолжил.
  - Наша жизнь соткана из множества событий. И в этом множестве есть некоторое их количество, которое определяет все остальные. То есть, в какое-то время вы можете делать что хотите, на жизнь вашу это влияния не оказывает, а в другое время сделали вы то, или другое - и все у вас пошло иначе. Хотите вы того или нет.
  - И что же делать? - спросил у него Тиррал. - Как отличить эти события - одно от другого? Что сейчас я могу делать, что хочу, а завтра в это же время - что должен.
  - Никак не отличить, - сказал Рри. - Нет такой возможности.
  - И что делать?
  Маг пожал плечами.
  - Можно ко всему, что с вами происходит подходить так, будто от этого зависит ваша дальнейшая жизнь. Это единственное, что тут можно посоветовать - если вы просите совета. Но это очень трудно. Столь ответственное отношение к жизни далеко не каждый день встретишь.
  Гадание облегчает нашу жизнь именно в этом отношении - на какое-то время заставляет сконцентрироваться и со всей серьезностью и ответственностью подходить к принимаемым решениям и вытекающим из этого поступкам. Это позволяет не пропустить то, что действительно важно. И это очень ценно, поэтому я всецело за гадание. Тем более, что оно ведь вас привело сюда, не так ли?
  - Можно сказать и так, - задумчиво протянул Тиррал. Маг тем временем решительно встал.
  - Центр уже близко, - сказал он. - Давайте дойдем до него и там договорим.
  Путаница ходов высасывала все силы. К счастью, у мага было хорошее чувство направления - когда Тиррал уже полностью переставал соображать, куда они идут, Рри внезапно останавливался и говорил, что явно не туда и нужно возвращаться.
  Наконец маг остановился.
  - Может быть, я ошибаюсь, но вон там впереди находится большая развилка. И здесь заметно светлее, чем даже несколько поворотов назад. Похоже, что мы наконец-то добрались до центра.
  По пути Тиррал несколько раз пытался оспорить решения мага и теперь ему очень хотелось съязвить и сбить с него спесь, но еще больше ему хотелось, чтобы место впереди и впрямь оказалось центром. Тем более, что они заранее договорились там отдохнуть и поесть. Поэтому он ничего не сказал, только прибавил шаг.
  Они ступили в большую квадратную комнату, в которую выходило шесть коридоров. В ее центре возвышалось какое-то странное кубическое сооружение, видимо тот самый пресловутый алтарь. Однако они не успели сделать и пары шагов к нему, как из коридоров слева и справа донеслось мощное:
  - Б-буу-у...
  Рри высоко подпрыгнул и выронил мешок. Тиррал наоборот, осел вниз и обреченно закрыл глаза. Однако, вслед за грозным буканьем раздался жизнерадостный детский смех, топот, и из коридора выскочили два чумазых мальчугана лет семи-восьми.
  - Испугались, испугались, - голосили они высокими голосами. - У Энолиды будет муж, у Энолиды будет муж.
  Тиррал открыл глаза и изумленно воззрился на них. Рри негодующе всплеснул руками, подобрал мешок и протопал к центру комнаты. Там он развернулся, грозно вытянул палец в сторону малышей и громко спросил:
  - Кто такие? Откуда взялись?
  Тиррал продолжал сидеть, таращась на детей. Мальчиком, по более пристальному осмотру, оказался лишь один, он был чуть выше и более чумазый. Девочку выдали косички и относительно чистое личико.
  Мальчик, не обращая внимания на вопросы мага, подошел к Рри и нахально уставился на него.
  - Этот старый, - через пару секунд объявил он о результатах осмотра.
  Девочка в это время, засунув пальчик в рот, разглядывала Тиррала.
  - Этот, наверное, - сообщила она мальчику. - Молодой. Красивый.
  Тиррал почувствовал себя польщенным, но счел нужным повторить вопросы мага.
  - Я Монон, - важно объявил мальчуган, подойдя к девочке. - Мы в Пескарях живем, около Паларца, на Нарсе. Здесь мы Энолиде, - он ткнул пальцем в девочку, - мужа ищем. Это сестренка моя, - пояснил он.
  - И что... нашли? - подозрительно спросил Тиррал. Он чувствовал во всем происходящем какой-то подвох.
  - Ага, - довольная, заявила девочка. - Тебя.
  - Смешная шутка, - проворчал новоявленный жених. - А теперь, давайте-ка, объясните - как вы сюда попали? Через Гуа? С кем вы тут?
  Мононх хихикнул.
  - Мы одни. А попали через дырку.
  - Какую еще дырку?
  - В горе, сразу за деревней, есть дырка. Ее оползнем открыло, который прошлым месяцем был, тогда еще дом тети Порры свалило и пастух утоп, только мама говорит, что не утоп, а двух овец в город свел и на Кранах завербовался... - затараторила девочка. - Потом в дырку старый Пунх полез, долго-долго его не было, потом он вылез - грязный весь, и на штанах тоже дырка - так смешно! - Энолида показала, где у старого Пунха на штанах была дырка. - И Пунх сказал, что там, наверное, Лабиринт, и все смеялись, но потом туда лазил Динка, сын старосты, и тоже сказал, что там Лабиринт, и уже никто не смеялся, а староста сказал, что надо сообщить в монастырь, и тогда дырку закроют. А мама сказала, что есть поверье, что если девушка встретит в Лабиринте рыцаря, и он напугается, то он возьмет ее в жены, и будет любить вечно до самой смерти, как в песнях поется. А тогда по высокой дороге проехал знатный господин в монастырь, и мама сказала, что он наверное пойдет в Лабиринт и мне надо идти туда с братиком и встретить его там и напугать и тогда он меня полюбит и будет любить вечно. Вот мы вас встретили и вы напугались.
  - Я вовсе не напугался, - твердо заявил Тиррал. - Чего тут пугаться? Очень плохо, что вы верите всяким глупым сказкам. Лучше расскажите, как вы сюда добрались. Далеко эта ваша дырка?
  Вопрос остался незамеченным. Энолида надула губки, Монон счел необходимым вступиться за сестру.
  - Вы в самом деле испугались, - заявил он. - Мы все видели. Аж подпрыгнули! Вас выбрала сама судьба и вам судьбой назначено быть вместе.
  Он явно кого-то цитировал.
  В надежде на помощь Тиррал повернулся к подошедшему Рри, но тот выглядел смущенным и отводил взгляд.
  - Вообще-то, это широко известно. Именно поэтому уже двести с лишним лет в Лабиринт не пускают женщин. Хотя они все равно стараются сюда пройти, например надев на себя мужскую одежду, так как союз, заключенный под его сводами...
  - Какой еще союз? - закричал Тиррал. - Ты о ком? Об этой... этом младенце?
  - Ну, не все так скверно, - склонив голову набок, Рри изучал невесту. - Еще каких-нибудь пять... или семь лет, и она... да...
  - Она что?!!
  - Ну... достигнет брачного возраста.
  - Замечательно, - холодно ответил Тиррал. - А я как раз из него выйду.
  Склонив голову в другую сторону, маг занялся изучением жениха.
  - Нет, - обнадежил он его. - Определенно еще не выйдете.
  Тиррал чуть не сплюнул, но постеснялся детей.
  - Да бросьте эти шуточки, вы все! Какого...
  - Вы не беспокойтесь, Лабиринт уравнивает права, - сказал Рри. - Широко известно предание, что король Баппин встретил в Лабиринте девушку, простую крестьянку, так вот - их брак никто не считал морганатическим.
  - Да при чем здесь это, - разозлился Тиррал. - Я не за невестой сюда пришел.
  - А зачем, кстати? - полюбопытствовал маг.
  - Зачем, зачем... - Тиррал встал, отряхнулся, взял заранее заготовленный платок и пошел к алтарю.
  - А где твой меч? - спросила вдруг девочка. Она семенила рядом, заглядывая ему в лицо.
  - Э-э... - немного смущенно ответил Тиррал... - у меня... мой меч ждет меня на выходе из Лабиринта!
  Девочка надула губки:
  - Рыцарь должен быть с мечом. У мамы в книге на картинке я видела, их там даже двое, и оба с мечами и в шляпах с перьями. Мама часто эту книжку перечитывает, только папа ругается и она ее в сундуке держит и достает когда папы дома нет. А ...
  - Рыцарь не всегда должен быть с мечом, юная леди, - прервав словоизлияния девочки веско сказал маг. - Лабиринт - место, где определяются судьбы, и определяются не мечом, а богами и фатумом. Вы как, закончили? - обратился он к Тирралу.
  Тот обнаружил вдруг, что стоит перед алтарем и на алтаре лежит его собственный платок.
  - Подожди, - буркнул он. Накрыл платок ладонями, закрыл глаза и произнес свое заветное желание - замок. Небольшой. Каменный. С башнями. Как подтверждение его дворянского достоинства. И все.
  Утвердив образ в памяти, Тиррал отошел в сторону. Его место занял Рри. Он положил на плоскую поверхность полоску ткани - видимо, головную повязку. Почти все маги ходили с ней.
  Маг склонил голову, его губы шевелились, будто он что-то шептал. Дети стояли тихо, во все глаза рассматривая происходящее.
  Маг улыбнулся.
  - Теперь вы, малыши.
  - А им-то зачем? - удивился Тиррал.
  - Это обряд, все здесь побывавшие должны оставить Лабиринту частичку себя.
  Долго уговаривать детей не пришлось, тем более, что мама их снабдила и на этот случай. Монон с серьезным видом положил на поверхность алтаря маленький деревянный ножик, желание он загадывал с закрытыми глазами. Энолида, кладя на алтарь маленькую куколку, чуть не пищала от страха и восторга. И тут же поделилась заветным желанием с остальными:
  - Я загадала, чтобы на нашей свадьбе был сам король!
  Тиррал возвел очи горе, а Монон констатировал:
  - Ну и дура.
  Получив от сестренки затрещину, он попытался спрятаться за магом, но девочка все же добралась до него и ловко вцепилась ему в волосы. Монон заорал, но Рри пресек начавшуюся драку:
  - Хватит. Эна, ты что - не знаешь, что желания нельзя говорить вслух? Теперь оно может не сбыться!
  Глаза девочки мгновенно наполнились слезами.
  - Что?! Оно. Не. Исполнится? - Она заревела и вцепилась в плащ Тиррала. Тот, не зная, что делать, погладил ее по голове. Рри кивнул.
  - Просто больше никому о нем не рассказывай, это плохая примета, - успокаивающим тоном сказал маг.
  Энолида всхлипывала и не желала отстраняться от жениха. Тот чувствовал все возрастающее неудобство.
  - Ну... давайте, присядем где-нибудь, отдохнем, - промямлил он.
  Энолиду пришлось вести за ручку. Монон прыгал вокруг и украдкой показывал ей язык.
  Расположились в углу комнаты. Монон принес их припасы - в основном вяленая рыба. Маг достал лепешку и начал ее делить на всех.
  - А интересная получается ситуация, - заговорил он. - В Лабиринт можно входить только поодиночке. Встретить тут одного человека - уже событие, причем событие неординарное. А вы встретили уже троих. Это знаменательно, не находите?
  - Чего тут знаменательного?
  - Получается не просто одно ваше заветное желание, а их система, так как мы связаны с вами. Я - ваш слуга, Энолида - невеста, Монону, вероятно, тоже предстоит сыграть какую-то роль...
  Тиррал чуть не застонал.
  - Какую еще роль? Вы что, сговорились, да? Чего вы вешаетесь на меня? Чего вам от меня надо?
  Монон подошел к нему и дернул его за руку.
  - Лабиринт - место, где изменяются судьбы людей. Принимать судьбу надо достойно, ибо это дар богов. А дар богов... - глаза его начали закатываться, голос скатился к бормотанию. - Дар богов тому, кто вошел с надеждой. Надежда - это светлый круг на тьме, то, что не поглотит тьма и что будет вечно. Верные друзья и верные жены. Страшное испытание, смерть и слезы, сталь и огонь, вода и камень ждут вступившего на путь надежды. Чрез хляби и водовороты, чрез сушь и мор, чрез клинки и цепи... - голос его стал неразборчивым, на губах начала выступать пена.
  - Чего это с ним? - испуганно спросил Тиррал, пытаясь отодрать руки мальчика от своих рукавов. Тщетно, тот вцепился в него как клещ.
  - Вещает, - без особого интереса ответила Энолида. - Мама говорит, у него дар. Что не скажет - все сбывается. Вы ему сейчас что-нибудь в зубы засуньте, а то покусает.
  Мальчика начало трясти, Рри аккуратно подошел к нему сзади, обнял. Тряска усилилась, однако рукав Монон отпустил. Маг положил мальчика на спину, потянулся за ремнем, но не успел - тот взвыл и выгнулся, опираясь только на затылок и пятки. На его губах снова показалась пена. Рри навалился на него, прижимая к полу, Тиррал отполз подальше, с ужасом наблюдая за их борьбой. Энолида подошла к нему, погладила по руке и хихикнула. На брата она внимания не обращала.
  Приступ кончился внезапно - тело мальчика обмякло, он распростерся на полу. Рри, сопя, поднялся, отряхивая плащ.
  - И что, часто он так... вещает? - спросил он у девочки.
  - Раньше часто, теперь редко. Но всегда все выполняется. Мама так говорит, - заявила девочка. - Сам он ничего не помнит. Две недели назад он так вот пеной исходил, чего-то говорил, и мама, когда обвал случился, как раз и сказала, что он обвал предсказал и Лабиринт тоже. И что я мужа найду.
  Тиррал хрюкнул.
  - Хмм, интересно. Про верных друзей и любимую жену понятно, - Рри украдкой глянул на Тиррала. - Правда неясно, почему жена во множественном числе. А вот дальше, про испытания ...
  - Вы что, на меня эту его дребедень повесить хотите? - взбеленился Тиррал. - Какое еще испытание? Какой путь надежды? Какие жены, в конце концов?
  - Не стоит так нервничать, - успокаивающим тоном проговорил маг. - Я уже сказал, что если вас выбирает судьба, то этому совершенно невозможно противиться. Будет то, что должно быть.
  Тиррал сел, скрипя зубами.
  - Пошли вы все, - объявил он. - Сказок детских наслушались. Судьба, тоже мне.
  Он отвернулся и лег на пол, завернувшись в плащ. Есть ему не хотелось. Вообще ничего не хотелось.
  Остаток дня - хотя сказать так можно было лишь условно, так как и темнота, и свет в Лабиринте не зависели от времени суток - провели в центре. Пользуясь светом Рри изучал карты и намечал их дальнейший путь. Заодно выспросил детей, но они мало что добавили к его сведениям о Лабиринте. Ссылались на маму - мол она проводила их к дырке, благословила и отправила в поход, шли они долго, держались за руки и, как и говорила мама, боги вывели их сюда, где они остановились ждать. И дождались.
  Понятно было, что бросать детей здесь не было никакой возможности - Тиррал, скрепя сердце согласился, что они должны вывести липнущую к нему невесту и будущего деверя в Гуа. Но оттуда - он поклялся страшной клятвой - он немедленно отправит их к маме. Рри рассеяно кивнул, соглашаясь с этим планом. Свое отношение к нему он оставил при себе.
  К счастью, дети умели сами себя занять - раздраженному Тирралу только не хватало с ними возиться. Они играли - то в прятки, то в догонялки, то с какой-то затейливой, плетеной из тонких веревочек игрушкой. Несколько раз к нему подходила Энолида - Энька, как ее звал брат. Энни. Тиррал делал вид, что страшно занят разглядыванием воздуха прямо перед собой и его нареченная, вздохнув, уходила.
  Ночевали там же, все вчетвером улеглись на толстый плащ Рри, накрылись кто чем смог. Впрочем, здесь было тепло и никаких сквозняков.
  С утра Рри повел их дальше. Свет быстро померк, снова все окутала серая темнота. К счастью, до чернильной тьмы Звенящих проходов ей было далеко - виднелись силуэты, угадывались стены и арки, указывающие на ответвления коридора.
  Через несколько часов хода под ногами захлюпало. Тиррал было запаниковал, но после нескольких поворотов Топи, по всей видимости, остались в стороне. Пол оставался твердым, только попадались изредка лужицы, да на стенах можно было уловить присутствие сырых пятен. Несколько раз им попадались родники - ямки, полные воды, из которых вытекал ручеек, скрывающийся где-то под ближайшей стеной. Рри попробовал воду и нашел ее пригодной для питья - они наполнили фляги и хорошенько умылись, а Энолида еще и переплела волосы - вместо двух косичек сделала одну. Ее брат, видя это, помирал со смеху, но она гордо не замечала его.
  Шли не быстро, приноравливаясь к детям - но и не настолько медленно, чтобы этим можно было возмутиться. Вообще, настроение Тиррала улучшилось, даже непонятно из-за чего.
  Наконец, когда стало ясно, что дети устали, да и сам Тиррал начал подумывать о привале, Рри издал радостный возглас и они вошли в высокий зал.
  - Я очень боялся, - признался им Рри. - Библиотечный зал указан у меня и я читал его описание, но на вашей карте, господин Тиррал, он совершенно отсутствовал. Я уже даже начал бояться, что мы сюда не попадем.
  По размерам Библиотечный зал немного уступал залу в центре Лабиринта и из него выходило только три коридора, но он был сухой и почти такой же светлый. Правда из одного коридора отчетливо тянуло сыростью, и пол здесь был неровный, с какими-то буграми, с холмиком посередине, но лучшего места для ночлега было не сыскать. К тому же до выхода у монастыря Гуа оставался примерно день пути - даже с учетом скорости Монона с сестрой. Правда это зависело от того найдет ли завтра Рри правильный путь - из окрестностей Библиотечного он по прямой шел почти до самого выхода. Промахнувшись, они рисковали попасть в мешанину коридоров, в глубине которых, вроде бы, таилась зловещая Сияющая комната.
  Почему этот зал назывался Библиотечным Рри не знал. На стенах не было никаких знаков, от прочих он отличался разве что высотой. По словам мага это было самое высокое место в Лабиринте.
  Поужинали лепешкой и сыром. После еды маг снова углубился в изучение и сопоставление карт. Дети пристали было к Тирралу, но он отмахнулся от них и, завернувшись в плащ, лег лицом к стене. Энолида и Монон не обиделись, отошли в сторонку и затеяли игру в угадайку. Тиррал некоторое время слушал их щебетанье, поражаясь количеству перечисляемых ими сортов рыбы и видов ягод, потом незаметно уснул.
  Проснулся он первым. Вокруг стояло зыбкое, туманное марево. В двух шагах от него, подложив под голову свернутый плащ, похрапывал Рри; дети лежали рядом, используя его спину в качестве подушки. А в центре зала, на возвышении сидела фигура, отдаленно напоминающая человеческую, сидела и таращилась на них.
  Тиррал сначала решил, что это ему снится. Закрыл, потом снова открыл глаза. Протер из. Ущипнул себя за руку, потом сильно двинул сам себя по щеке. Фигура заинтересованно наблюдала за его манипуляциями. Потом, видимо поняв, что они означают, приподнялась и заковыляла в белесую тьму.
  Тиррал, вскочив, попытался было последовать за ней, но споткнулся о ногу мага и растянулся на полу. Где-то впереди послышалось тихое злорадное хихиканье; разбуженный Рри аккуратно стряхнул с себя сонных детей и встал.
  - Что случилось?
  - Не знаю... может, показалось. - Тирралу было неудобно признаваться в собственной неловкости. - Встал вот... споткнулся.
  - Понимаю, - проговорил маг. - Вообще-то, видимо, уже действительно пора вставать.
  Они сходили в коридор, откуда пришли, потом немного плеснули водой друг другу на ладони, смачивая лица и протирая глаза. Растолкали Монона и Энолиду - дети послушно умылись и, получив по куску сыра, отошли в сторону. Марево начало потихоньку рассеиваться, уже видна была противоположная стенка комнаты и вход в коридор. Рри вытащил свою карту - на ней теперь были вырисованы несколько линий.
  - Я попытался восстановить некоторые испорченные участки путем сравнения с вашей картой, - пояснил маг.
  Тиррал пожал плечами и нагнулся за мешком.
  - А где Энолида? - услышал он вопрос мага.
  - Пошла... ну, за этим самым, - отозвался Монон.
  - Куда пошла?
  Мальчик махнул рукой в сторону коридора в противоположной стороне зала. Тирралу стало нехорошо - именно туда некоторое время назад удалилась таинственная человекообразная фигура.
  - Я же сказал, чтоб ходили туда, откуда пришли, - воскликнул маг. - Что за недисциплинированность! Мало ли что там может быть.
  - Да что ей будет, - нахально ответил Монон. - Здесь же пусто. Да и вообще...
  Его тираду прервал пронзительный визг со стороны коридора, в который удалилась девочка. Рри развернулся и побежал туда, Тиррал скинул мешок и бросился следом. Монон несся за ними.
  Пол коридора, в который они влетели, через десять шагов резко шел вниз, чтобы потом еще более круто подняться вверх. По стенам сильно текло, на дне выемки стояла неспокойная вода. Рри и Тиррал затормозили, Монон попытался с ходу перепрыгнуть канаву, не смог, сполз по покатой противоположной стенке. Попав в воду заверещал, Рри вытащил его за шиворот. "Холодная", успел услышать Тиррал, прежде чем сам приземлился на противоположном краю. Пол был сырой, его ноги разъехались и он, не удержав равновесия, упал. Выброшенные вперед руки ткнулись во что-то столь специфически-мягкое, что Тиррал со сдавленным криком отпрянул. Рри врезался ему в спину и через мгновенье на земле образовалась куча-мала из него, Тиррала и лежащей без чувств полураздетой девушки.
  Распуталась куча через несколько секунд. Девушка очнулась и, взвизгнув, отпрянула к стене. Рри и Тиррал, пряча глаза, отскочили в другую сторону. Потом маг стащил с плеч плащ и протянул незнакомке. Та сначала недоуменно посмотрела на него, потом взяла и кое-как замоталась.
  - Э, с кем имею честь... - начал было маг, но тут же осекся. На шее девушки были бусы из ракушек и разноцветных камешков. Точно такие же, какие были на шее убежавшей в коридор Энолиды.
  * *
  - Кхгм, да, - пробормотал маг, рассматривая выросшую и похорошевшую Эноплиду. - Расскажи, пожалуйста, еще раз.
  Девушка, насупившись и закутавшись в плащ, сидела у стены. Рядом с ней стоял ничего не понимающий Монон. Тиррал привалился к стене неподалеку.
  - Я ничего не помню, - повторила девушка, краснея. - Я пошла... ну, то есть все, что надо сделала, потом увидела огонек и пошла посмотреть, что там. Там был ручеек, он тек по полу, и втекал в круглую лужицу, а над ней висел огонек, и я подошла и мне хотелось пить и я попила из этой лужи, водичка была холодная и вкусная, а потом вдруг огонек погас и как будто кто-то вышел из темноты и навис надо мной и я больше ничего не помню... - она начала всхлипывать. Рри опустился рядом с ней на колени, положил руку на плечо.
  - Не беспокойся, дитя мое. Все будет нормально.
  Убедившись, что девушка перестала плакать, он отошел к Тирралу.
  - Вы не видели там... лужи?
  - Нет, - мрачно отозвался тот. - Сухо там было. На краю, где подъем - пол влажный, а дальше сухо. А еще дальше - тупик.
  - Угу, - подтвердил маг. - Я тоже внимательно осмотрел это место. Впрочем, Энолида не помнит даже той канавы, через которую мы с вами прыгали. Она бы через нее не перебралась, как вы считаете? Воды в ней было порядочно, очень холодной...
  Тиррал вздохнул.
  - Утром я видел какую-то фигуру. Подумал, что мне почудилось. Она ушла как раз туда, в тот коридор. Ну, когда я о тебя споткнулся.
  Рри покивал.
  - М-да, кто-то тут, видимо, есть и этот кто-то чинит какие-то козни. Я что-то слышал про такую магию, когда человек вдруг растет и взрослеет. Слышал и об обратном. Однако никогда не думал, что когда-нибудь окажусь свидетелем чего-то подобного. Из нынеживущих на такое никто не способен.
  Он снова покивал, в такт каким-то своим мыслям.
  - Значит, кто-то способен?
  Маг пожал плечами.
  - Либо это свойства места, а не человека.
  - С нами-то ничего не случилось. И Монон...
  - Однократное срабатывание может быть связано со множеством причин, - задумчиво сказал маг. - Было бы интересно провести исследования, но ... здесь, наверное, им не место.
  Рри пребывал в глубоких раздумьях.
  - И до конца Лабиринта еще достаточно далеко, так что если это было ваше желание... - начал он. Увидев свирепый взгляд Тиррала, тут же добавил. - Ну да, это невозможно. Совершенно невозможно.
  - Вот уж такие желания... как тебе только в голову такое могло прийти, - мрачно ответил Тиррал. - Вообще, как выйдем из Лабиринта, сразу же отошлю их к мамочке.
  Взгляд его, тем не менее, то и дело возвращался к понуро сидящей у стены девушке. Не отметить ее красоту было нельзя. С трудом верилось, что маленькая замарашка Энолида окажется столь великолепна в расцвете своей юности.
  - Лет десять ей прибавилось, да? - спросил маг. Тиррал поспешно отвел взгляд.
  - Да, наверное, - согласился он.
  - А может, это провидение? - спросил маг. То ли у Тиррла, то ли у самого себя. - Вам явно предначертано совершить нечто необычайное. В самом деле, такое количество знамений...
  - Прекрати! - оборвал его Тиррал. От знамений ему уже давно было тошно.
  - А вы заметили, что выросло только ее тело? - спросил маг. - Не одежда, например. Платьице просто лопнуло, так как не смогло вместить в себя выросшую владелицу.
  - Трудно это было не заметить, - саркастически ответил Тиррал. Маг покраснел и отвел глаза.
  - Что-то надо сделать с одеждой... я могу пока одолжить ей свой плащ. У вас, вроде бы, была запасная рубашка...
  - Да, - мрачно согласился Тиррал. - Была. А на ноги?
  Маленькая Энни ходила в основном босиком, хотя ее маленькие башмачки лежали в котомке. Сапоги Тиррала и Рри были ей великоваты.
  - Сделаем пока кожаные обмотки, - предложил Рри. - А там посмотрим.
  Энолиду кое-как экипировали, но тут обнаружили, что куда-то исчез Монон. Побежали искать. Он обнаружился в том самом злосчастном коридоре - рыскал в поисках волшебной лужи. Не хотел отставать от сестры. Энолида отвесила ему увесистый подзатыльник, а когда он возмутился и попытался дать сдачи, наградила его еще парой оплеух. Спас мальчика от вошедшей во вкус младшей сестренки маг.
  - Нам необходимо еще долго идти, так что оставьте выяснение отношений на потом. Здесь нам более делать нечего - кто бы или что бы не сделало это с Энолидой - сейчас оно исчезло. Так что...
  Маленький отряд втянулся в третий коридор. Там было сухо и относительно светло. Шли молча. Тиррал то и дело косился на открывавшиеся при ходьбе до самого бедра ножки своей выросшей невесты; она замечала эти взгляды, густо краснела и сбивалась на мелкий шаг. Тиррал злился сразу на всех - и на самого себя, и на мага, и на девушку, и на весь мир, допускающий такие безобразия.
  Через два часа ходьбы маг объявил, что они на прямом пути и все нормально. Еще через час вышли к еще одному залу - там было совсем светло, из него выходило пять коридоров. Каждый был помечен своим знаком. Маг уселся посреди зала, вытащил обе карты и принялся размышлять. Тиррал сел поодаль. В паре шагов от него пристроилась Энолида. Потупив глазки, она посматривала на него, не решаясь заговорить. Монон уселся подальше от нее, у самой стены.
  Молчание, прерываемое лишь тихим бормотанием мага, становилось все более неловким. Тиррал уже совсем решился заговорить первым, как вдруг раздался грохот. На противоположной стороне зала в потолке открылся неровный светлый квадрат. Пропустив две кубарем катящиеся фигуры, он закрылся.
  Четверо вскочивших лабиринтопроходцев с опаской наблюдали как свалившиеся с потолка, охая, поднимались сначала на четвереньки, потом на ноги. Через пару минут перед ними предстали два невысоких, коренастых, каких-то потертых парня. Дырявые плащи и драная одежда свидетельствовали как о долгом и трудном пути, так и о недостатке материальных средств. Крючковатые носы и вырывавшиеся из-под бандан смоляно-черные кудри выдавали в них южан. В скатившемся вместе с ними мешке - одном на двоих - что-то погромыхивало.
  - Добрый день, - вежливо приветствовал их Рри. - Кто вы и что привело вас в Лабиринт?
  Тот, что выглядел постарше, почесал затылок.
  - Лично меня сюда привел вот этот олух, который споткнулся и повис над этой сра..., - разглядев Энолиду, парень осекся. - Над этой глубокой ямой. Я попытался помочь ему выбраться, но вместо этого мы вместе с ним сверзились сюда. Меня зовут Чандруппа, а это - Лондруппа, по какому-то недоразумению приходящийся мне братом. Младшим, по счастью. А с кем имеем честь разговаривать мы?
  Путники представились.
  - А в каком месте вы упали в эту яму? - поинтересовался у них маг. - Далеко ли это место отстоит от монастыря Гуа?
  - Если под монастырем вы понимаете две башни, перегораживающие узкую долину к северу отсюда, то не очень далеко. По прямой не больше полутора лиг. Мы, как бы вам сказать, шли совсем не туда - на королевской дороге многовато народу, в том числе всякие господа в шлемах с плюмажами, и с ними некоторое количество солдат. Мы не любим такую публику - вы, надеюсь, понимаете, ничего плохого мы не делаем, но ... решили обойти эту долину по кряжу. И... вот мы здесь. А что такое Лабиринт?
  - Место, где определяются судьбы, - веско ответил маг.
  Вновьприбывшие переглянулись?
  - Э-э... - вежливо переспросил Чандруппа. - Вы не могли бы повторить? Я не уверен, что правильно вас понял.
  - Лабиринт - это магическое место, в котором определяются судьбы попавших в него людей.
  - А как он это делает? - поежившись, спросил его собеседник.
  - Этого никто не знает.
  - А вы это откуда знаете?
  Вопрос поставил мага в тупик.
  - Все это знают, - после некоторой паузы ответил он. - За этим сюда и приходят. Вот мы, например.
  Старший брат снова начал скрести затылок, в то время как младший глазел на кутавшуюся в плащ Энолиду. Тирралу захотелось дать ему по башке.
  Прервал неловкое молчание Монон. Трясясь, он выступил вперед и вцепился в рукав Чандруппы.
  - Два южных огня среди северных льдов. Через смерть и ужас - в песни и легенды... Надежда и скорбь выбраны в верные спутники, великие деяния... - Мальчика затрясло, с его губ полетела пена, потом он начал заваливаться назад. Рри сноровисто подхватил его, положил на пол; подоспевшая Энолида сунула в зубы брата кусок ремешка. Пару раз сильно дернувшись, прорицатель застыл, упираясь в пол затылком и пятками. Потом тело мальчика обмякло и он опустился на землю.
  Убедившись, что приступ кончился, Рри встал и, отряхивая рукав, подошел к братьям. Те выглядели напуганными.
  - Э-э, господин... мне очень жаль, если наше появление как-то способствовало... этому прискорбному случаю, - промямлил Чандруппа. - Мы здесь оказались совершенно случайно и честное слово...
  - В Лабиринте никто не оказывается случайно, - звучным голосом ответил маг. - В Лабиринт можно попасть лишь по воле богов и для исполнения их предначертаний. А сей юный господин только что озвучил их волю. Вам суждено отправиться вместе с нами!
  Тиррал изо всех сил дернул его за рукав.
  - Чего ты несешь, - громко прошипел он. - Ну чего ты несешь? Ты тут что, отряд сколачивать будешь? Всех встречных поперечных?
  - Э-э... господин, - нерешительно сказал Чандруппа. - Мы, в общем-то, ни о каких таких делах... в общем, и не помышляли. Северные льды, надо же. Не то, чтобы мы отказывались, и все такое, но... мы, в общем, просто хотели поохотиться в Рокалугском лесу. И если повезет, пройти дальше, в долины, где заброшенные города. Да, я знаю, тут у вас это считается предосудительным, но вот так вот, и ей богу, никаких других мыслей у нас не было и попали мы сюда случайно. Мы в Рокалугский лес шли... - совсем потерянно повторил он.
  Маг пожал плечами.
  - Человеку всегда кажется, что он идет сам. Часто так и бывает на самом деле, но здесь такое место, в котором вас ведет судьба. Будете вы ей противиться, или смиритесь - результат будет один и тот же. Что кому предначертано свершить - то свершится. И не надо на меня так смотреть. Я в той же ситуации.
  Братья отошли в сторону и начали шушукаться, бросая неприязненные взгляды то на мага, то на поднимавшегося с пола Монона. Тому что-то негромко втолковывала Энолида.
  Тиррал снова дернул мага за рукав.
  - Ты вообще думаешь, что делаешь? - возмущенно спросил он. - На кой они нам сдались? Что с ними делать?
  - Я им просто объяснил ситуацию, - тоже шепотом ответил ему маг. - Встречи в Лабиринте случайными быть не могут.
  Тиррал подавил стон. Вера мага в предначертания была неколебима.
  Чандруппа с братом подошли к ним.
  - Вы, господин Тиррал и господин маг, не серчайте, - сказал первый, - но нам все же невдомек, чего делать и как быть. Не подумайте, что мы в ваших словах сомневаемся, - торопливо добавил он, глядя на Рри, - но у нас своя дорога, у вас своя. Коли богам чего будет угодно... ну, они пусть и решают. А сейчас мы пойдем, ладно? Быстро пойдем, а с вами мальчонка этот, не угонитесь.
  - А куда пойдете? Здесь все же Лабиринт, не дорога. Заблудитесь.
  Южане усмехнулись.
  - Нет, это вряд ли. Братишка мой, хоть и непутевый, а дорогу выбирать умеет, - Лондруппа смущенно улыбнулся. За все время он не сказал не слова.
  - А что в монастыре скажете? - осведомился маг.
  - Что-нибудь придумаем, - ответил Чандруппа. - Хоть бы и правду - нам не привыкать. Так и скажем, мол провалились, не серчайте и все такое. Ну... прощевайте.
  Рри пожал плечами.
  - До свидания.
  Братья нахмурились. Махнув рукой, они быстро нырнули в один из коридоров. Тиррал облегченно вздохнул.
  - Хоть кто-то тут здравомыслящий остался, - сказал он. - А вот выйдем из Гуа, ребят отправим к мамочке... - он запнулся, украдкой глянул на девушку, но потом вскинул подбородок. - Ты пойдешь своей дорогой, а я - своей.
  Рри снова пожал плечами.
  - Вы можете попытаться это сделать, - с деланным равнодушием сказал он. - Но я сильно сомневаюсь в успехе.
  - Не сомневайся, не сомневайся, - сказал Тиррал. Настроение его резко улучшилось.
  * *
  Маг правильно выбрал направление движения - во всяком случае, примерно через три часа пути они прошли под высокой белой аркой. Стало совсем светло - и были видны надписи на стенах, всевозможные значки и отметины. Мелькала, словно дразнясь, и поставленная Тирралом Блуждающая метка, но тот не обращал на нее внимания. Белая арка отмечала выход к воротам Гуа, об этом говорилось во всех книгах. Ответвлений почти не было - в широкий коридор выходили только узкие и низкие, явно боковые коридоры. Заплутать здесь уже было невозможно.
  Через полчаса они вышли в Привратный зал - высокий и совсем светлый. Отсюда до ворот было уже буквально два шага. Рри хотел сразу же эти два шага и сделать, однако Тиррал, видя явно подуставшего Монона, предложил передохнуть. Торопиться вроде бы было некуда. Маг согласился и они все уселись на выходе из зала, на белых, вытертых многими ногами каменных ступеньках.
  Сначала молчали, потом Тиррал рискнул спросить.
  - Помниь, мы с тобой говорили... ну, про судьбу.
  Маг кивнул.
  - Вот ты говорил, что для того, чтобы ее определить нужно просто внимательно относиться к тому, что ты делаешь, и тогда все будет нормально.
  Маг снова кивнул.
  - Примерно так. Когда заранее не знаешь, в какой момент произойдет выбор, то лучше всего поступать именно так.
  - Тогда зачем идти в Лабиринт? Вот ты зачем пошел?
  Маг задумался.
  - Помните, я говорил вам, что для того, чтобы что-то произошло, чтобы появились какие-то шансы, нужно, чтобы либо вы сами, либо мир вокруг вас пришел в движение. Чаще всего происходит первое - миру-то до нас дела нет, мы слишком мелкая сошка.
  Я, конечно, не знаю точно - каких-то систематических знаний на эту тему у меня нет, да и не думаю, что есть хоть у кого-то. Но как я понял из того, что прочитал - Лабиринт действует по второму... направлению, то есть меняет мир вокруг нас, приводит его в движение. Поэтому шансы, которые тут открываются имеют другую природу и ... мне кажется, это именно то, что мне, например, нужно. И вам тоже. Хотя в вашем случае я могу лишь предполагать.
  Несколько минут они сидели молча. Пока Тиррал пытался сформулировать очередной вопрос, в ближайшем коридоре раздался топот, крик и звук падения.
  - Куда собрался, песий сын? - громко проговорил уже знакомый им голос. Тиррал помрачнел.
  В коридоре что-то завозилось, кто-то зашипел, кто-то из братьев громко охнул:
  - Кусаться, отродье крокодила!
  Звуки возни стали громче и из коридора появились их недавние знакомые. Чандруппа волок за собой нечто, яростно упирающееся и брыкающееся, его младший брат подгонял это нечто пинками. Увидев Тиррала и компанию, братья остановились как вкопанные.
  - Э-э, - промямлил Чандруппа. - Свиделись, значит. Впрочем да... хотя я думал, что мы вас обгоним. Да вот наткнулись на это чудо. - Он наградил странную фигуру еще одним пинком.
  При ближайшем рассмотрении пленник братьев оказался неопрятным маленьким стариком в черно-сером неопределенном наряде и с торчащими во все стороны пучками пегих волос. На морщинистом лице сверкали злые светлые глаза. Вокруг его шеи обвивалась крепкая веревка, старик обеими руками держался за петлю, силясь ее разорвать.
  - Кто это? - спросил Тиррал.
  - А черт его знает. Мы от вас уже порядочно отошли, да попалась нам яма, - начал рассказывать Чандруппа. - Братец мой, естественно, тут же в нее сверзился. Любит он это дело, ни одной ямы не пропустит. Может, клад надеется там сыскать.
  - Она сама меня... поймала, - угрюмо возразил Лондруппа. Голос у него оказался гуще и мощнее, чем у брата.
  - Ну да, ну да, разверзлась под твоими ногами. Тьфу, - Чандруппа сплюнул, потом смущенно скосил глаза на девушку. - В общем, зацепился он за край, я его едва успел подхватить. Вытягиваю - а он чего-то брыкается, да орет, как резаный - я уж думал, ногу сломал или еще чего. Ан нет - как братца выдернул, так этого вот... увидал. Вцепился в Лондов сапог, как щука в мохнатую приманку. Меня увидел, нарезался бежать - так я ему по котелку мешочком... - он замялся. - Ну да, мешочек у меня есть, я его сам насыпал. Не подумайте чего плохого.
  Тиррал ничего не подумал. Он знал, как туго набитый мешочек с песком используется южными пиратами и контрабандистами. И знал для чего. Если в Приштуате у кого-то находили что-то подобное, то расправа была короткой - мешочек распарывали и содержимое всыпали человеку в горло.
  - В общем, мы его связали... слава богу, братец мой не особо пострадал, так что пошли потихоньку. И этого с собой на свет потащили. А он вот тут, за поворотом, очнулся - да кусаться начал.
  - И чего нам с ним теперь делать? - спросил Тиррал.
  Чандруппа поскреб в затылке.
  - Не знаю. Вроде и не нужон он нам. Надо было утопить его там же, да и дело с концом. Чего мы его с собой поволокли? - спросил он у брата.
  Тот пожал печами. Все уставились на притихший предмет дискуссии.
  - Может, прирезать? - простодушно спросил Лондруппа. - Чуть сапог ведь не прокусил, гад.
  - Резать не надо, - внушительным голосом сказал Рри. - Не надо резать. Но и отпускать, видимо, не надо. Судя по всему, это давний обитатель Лабиринта... так, милейший? - наклонясь, спросил он у старика.
  Тот ответил ему угрюмым взглядом, но промолчал.
  - А не тот ли это... которого я видел там, в зале? Который ушел в тот самый коридор, в котором потом Энолида... - начал Тиррал.
  - Хмм, - откликнулся маг. - Если сопоставить все данные... Энолида говорит, что когда она была в коридоре, там не было никакой ямы, так? - Девушка кивнула. - А мы, тем не менее, через нее прыгали, Монон так чуть не утонул в ней. - Мальчик тоже кивнул. - И если вспомнить слова э-э... Лунда... извините покорно, Лондруппы о том, что яма разверзлась под ним сама по себе... так? - Младший из братьев энергично закивал. - Исходя из этого мы можем предположить, что перед нами некий обитатель Лабиринта, научившийся пользоваться некими магическими свойствами этого места, в частности...
  - Что с ним делать-то, с этим обитателем? - перебил его Тиррал. - И чего ради он это с Энолидой сделал?
  - Возможно, ее ускоренный рост - всего лишь совпадение и не он отвечает за это событие, - начал маг, обращаясь уже к старику. Тот покивал головой, снимая с себя всю ответственность за выросшую девушку. - Там, возможно, имело место спонтанное событие, некий выброс магической энергии...
  - Погнал, - мрачно пробурчал Тиррал. - А с чего это ты ему веришь? Лондруппу он кусал? - Южанин снова закивал. - Значит, голодный. Может, он и ее слопать хотел. А чтоб досталось побольше, так и ... - чувствуя, что его занесло, Тиррал замолчал. Маг выглядел сбитым с толку, девушка покраснела, Монон захихикал. Чандруппа опять заскреб в затылке.
  - Ничего подобного я не хотел, - внезапно подал густой и низкий голос старик. - И не отвечаю я за все эти ямы. Я сам в одну из них упал, когда пытался перебраться на другую ее сторону. Мне с трудом удалось зацепиться за маленький карниз, но тут вот вы, - он ткнул пальцем в Лондруппу, - упали на меня сверху и, чтобы не рухнуть на самое дно, я вынужден был ухватиться за все, что попалось под руку. То есть, за ваши сапоги.
  - А кусаться зачем? - задушевно спросил его младший из братьев.
  - Я не кусался, - с достоинством ответил старик. - Не имею, такой привычки. Просто моя хватка настолько сильна, что вам могло показаться, что...
  - У тебя что, клыки на пальцах? - взбеленился Лондруппа. - Откуда у меня на сапоге дырка?
  - Откуда мне знать, - парировал его оппонент. - Вот уж не было мне печали, только за вашей обувью следить...
  Лондруппа занес ногу для пинка, но Рри удержал его.
  - С кем же мы имеем честь? - его голос был холоден.
  - Э-э... я простой путник, две недели назад зашел в Лабиринт со стороны долины Кули и совершенно заблудился. Умоляю вас не отказаться и помочь мне выбраться из этого гиблого места. Ненавижу темноту и эту сырость! И к тому же... - он, прищурившись, посмотрел на Рри, потом на остальных. - Я могу быть вам очень полезен.
  - Чем же это вы можете нам быть полезны? - все еще холодно спросил маг.
   - Дело в том, что я много странствовал по свету... видел много диковинного. И в частности, заблудившись сравнительно недалеко отсюда я наткнулся на древние развалины. Наткнулся совершенно случайно. Знаете ли, просто шел через... через кряжи Патуа, вышел в какую-то долину, там было озеро и старинный город. И - ни души, представляете? Долго я там не задержался, но у меня есть причины полагать, что это развалины хранят много такого, что окажется полезным всем... вам. Нам, - быстро поправился он.
  Маг вздохнул и посмотрел на Тиррала.
  - Что еще за развалины? - требовательно спросил у старика Чандруппа. - Не плети тут нам. По эту сторону Большого хребта никаких старых городов нет.
  - Есть, - упрямо ответил тот. - Я же видел. Сам по нему ходил.
  - И как он выглядит? - спросил у него маг.
  - Ну, как... - немного опешил старик. - Как старый, заброшенный город. Долина очень уединенная, дорог там нет.
  - А ты как там оказался?
  - Я просто очень торопился и свернул с Северного тракта, надеясь срезать угол по горам. Нашел тропинку, она шла по кряжу...
  - По какому? - вкрадчиво спросил Чандруппа.
  - Я не знаю названий. Помню и могу провести, но объяснить, как идти и в какой куда момент сворачивать не смогу.
  - Ладно... и что там?
  - Да ничего. Тропинка уходила на север, мне туда не надо было, я начал искать дорогу через долину. Наткнулся на остатки плит, пошел по ним и вошел в город. Его стена разрушена и многие дома - тоже. Но много и целых. Людей совсем нет. Времени у меня было мало, но я все же заглянул в пару домов. И вот что я там нашел.
  Старик запустил руку за пазуху и вынул оттуда небольшой мешочек. Аккуратно развязал его и вынул несколько маленьких свертков. В листы старого пергамента были завернуты золотой браслет, очень тонкой работы, с глазурью, несколько роскошных золотых колец с красным камнем и пять или шесть монет, в которых Рри определил северные золотые ренны.
  - Странно, их перестали чеканить двести лет назад, а они тут как новенькие, совсем не стертые, - заметил он.
  Машинально маг расправил на коленке пергамент, в который были завернуты кольца. Пока братья-южане взвешивали на руках золото и определяли его примерную стоимость, Рри внимательно рассмотрел засаленный обрывок. Потом потянулся и подобрал все остальные.
  - А вот это где вы взяли? - спросил он у старика, пытаясь состыковать их между собой.
  - Там лежала какая-то книга, я вырвал из нее лист, чтобы завернуть свои находки, - без запинки ответил старик. - Там лежало несколько таких книг. Довольно толстых, в добротных переплетах.
  Рри медленно кивнул, внимательно разглядывая старика.
  - Клянусь, я не лгу вам! Я бедный и неученый человек. Я буду рад проводить вас туда, быть может, вы найдете там нечто, что способно вас заинтересовать. Только прошу вас, развяжите меня. Недоразумения развеялись и нет никакой нужды в том, чтобы...
  Он заискивающе переводил взгляд от Тиррала к Рри. Маг тоже искоса глянул на своего хозяина. Тот же мрачно размышлял, не почудился ли ему алчный и жадный взгляд, который этот подозрительный старик исподтишка метнул на Энолиду.
  Рри прокашлялся, еще раз взглянул на Тиррала, потом на старика.
  - Я... предлагаю обсудить это. Если уважаемый Лондруппа согласен посмотреть за этим... господином, тогда мы могли бы...
  Чандруппа пожал плечами и кивнул младшему брату. Тот кивнул в ответ. Тиррал, Рри и Чандруппа отошли в один из ответвлявшихся узких коридоров. Через несколько секунд к ним присоединились Энолида с Мононом.
  - Я его боюсь, - ответила девушка на немой вопрос.
  Тиррал с опаской поглядывал на Монона - не собирается ли тот опять чего-нибудь вещать, но вроде бы на этот раз все было тихо.
  - Что обсуждать-то? - спросил Тиррал у Рри. - Ты и его собираешься с собой взять?
  - Все очень и очень непросто, - ответил тот задумчиво. - Старик выглядит очень подозрительно. Но знаете, во что было завернуто золото? В лист, вырванный из трактата Аролда Вайсса об уходящих в землю потоках. На сегодняшний день сохранилась лишь его первая часть. Остальные - а их всего шесть - утрачены. А ведь там собраны и систематизированы приемы управления магическими потоками, связанными с землей.
  - За такой книгой, - чуть помолчав, добавил маг. - Я бы пошел на край света.
  Ну и иди, подумалось Тирралу, а меня оставь в покое.
  - Не верю я ему, - сразу взял быка за рога Чандруппа. - Места, на которые он указывает, мне примерно знакомы. Сам там ходил, правда в долины не спускался. Озера там, скалы, да лес. Ни о каких развалинах никогда не слыхал.
  - А золото?
  - Тут не знаю, - сбавил тон южанин. - То, что он нам выложил потянет не меньше, чем на две золотые кисти. Выделка северная, у нас на Юге такого не делают. Где он это взял - не знаю.
  - Похоже на клад?
  - В общем, да, - кивнул Чандруппа. - Всплывает иногда у нас что-то в этом роде. Именно с Севера, из старых городов приносят.
  Рри поскреб слегка заросший подбородок.
  - Вообще-то у меня тоже мало доверия к его словам. И все эти ямы выглядят подозрительно и что-то он явно скрывает. С другой стороны - по эту сторону Большого хребта тоже есть старые горда - вернее, они должны тут быть. Тот же знаменитый Порат, мечта магов...
  Маг умолк.
  - А что это за Порат?
  - Древний город. Славен, в частности, тем, что не разу не был разрушен во время Великих Войн. Мирное место. В котором, в частности, хранились своды всех знаний. Ну, библиотека там была, огромная библиотека. Где он в точности находился - сейчас никто не знает, Порат исчез с карт задолго до того, как к власти пришел Пожиратель Бумаги. То есть он не смог его найти. Но остальные древние собрания уничтожил.
  В общем... в общем, Порат - это мечта любого мага. Все, что нынче известно лишь в отрывках - там должно быть в полном виде. А среди открытых на Севере городов ни один не подходит под известные описания.
  Все помолчали.
  - А вы заметили, что этот сморчок посматривал на девушку? - вдруг спросил Тиррал.
  - Да, - кивнул маг. - Причем он смотрел на нее... странно смотрел. Не знаю, как это точнее сказать... будто обыскивал.
  Энолида покраснела, подошла к Тирралу. Он не успел отстраниться - она неловко обняла его за шею, прижалась и потеряла сознание. Тиррал едва успел ее подхватить.
  - Бедная девушка, сколько ей пришлось перенести, - вздохнул Рри, помогая Тирралу положить Энолиду. Помогал он весьма активно, так что юноша вдруг обнаружил, он сидит у стены, а девушка лежит на нем. Ее голова покоилась у него на груди, ее дыхание щекотало его шею, а Рри и Чандруппа с торжественным видом взирали на все это сверху. Тиррал потерял дар речи, и тут Монон поправил руку сестры - просто положил ее ему на плечи. Он было дернулся, чтобы встать - но для этого пришлось бы скинуть с себя девушку, а это было явно неблагородно. Кроме того, ему совсем не хотелось сбрасывать ее с себя. В полном смятении, он снизу вверх глянул на своих спутников.
  - Я предлагаю взять его с собой, - сказал маг. - Не спускать с него глаз, разумеется. И с него, и с девушки. Его интерес некоторым образом может быть объяснен, если предположить, что именно он каким-то образом поспособствовал ее внезапному взрослению.
  - Как это? - удивился Чандруппа.
  Маг в немногих словах объяснил южанину ситуацию с маленькой невестой Тиррала.
  - Да, здоровские дела у вас тут творятся, - покрутил тот головой. - И впрямь, Лабиринт этот ваш, оказывается, волшебное место. Ну и что будем делать теперь?
  Тиррал мрачно отметил, что Чандруппа совершенно забыл, как несколько часов назад настаивал на своем желании идти в Рокалугский лес и дальше.
  - Потихоньку двинемся по Северному тракту, пусть покажет то место, - предложил маг, глядя на Тиррала.
  - А там, если ничего не обнаружится - прижмем его хорошенько, и... - деловито заявил Чандруппа и сделал руками такое движение, будто выжимал белье.
  Маг кивнул. Тиррал хотел закричать, что не собирается никуда идти, что они могут катиться хоть на Север, хоть куда - а у него есть его желание, которое должно исполниться сразу после того, как они войдут в Гуа, и это желание будет... будет... Он, покраснев, подавил мелькнувшую явно постороннюю мысль. Замок. Ему нужен замок. Все. Вся эта сумасшедшая компания может катиться туда, куда ей заблагорассудится.
  Посторонняя мысль, тем не менее, не желала подавляться. Более того, она восстала и воссияла во всей своей обнаженной бесстыдности. Энолида очнулась и два раза украдкой поцеловала его в шею.
  * *
  Старик отрекомендовался Пургондом. Веревочный ошейник с него сняли, однако Лондруппа неотступно следовал за ним, в шаге за его левым плечом. В рукаве у парня была заложена короткая, толстая и гибкая дубинка из моченого катового дерева. Такой дубинкой можно легко перебить человеку шею. Стражники любят их еще меньше, чем мешочки с песком.
  Помимо всего прочего братья продемонстрировали Пургонду, как они умеют кидать эти мешочки. Демонстрация произвела впечатление - старик заметно помрачнел и притих. И послушно шел туда, куда ему велели.
  Рри и Чандруппа шли впереди, а Тиррал с вцепившейся ему в руку Энолидой шел в арьергарде. За ними, насвистывая и паскудно хихикая, вприпрыжку скакал Монон. Замыкали группу младший южанин с семенящим рядом стариком.
  До выхода пришлось идти недолго. Прошли сперва под двойной аркой, потом перелезли через черный барьер и вышли на солнечный свет на склоне горы Гуа. В нескольких десятках шагах внизу стояло несколько разрозненных каменных зданий разной степени ветхости. На огороде возилось несколько человек, судя по внешнему виду - монахи. На вышедших из Лабиринта людей они не обращали никакого внимания.
  Монастырь Гуа размерами был примерно таким же, как Азанукар, но спланирован и построен совсем по другому. Не было общего двора, здания стояли далеко друг от друга, соединяли их утоптанные тропинки и кое-где - выложенные плитами дорожки. Чуть ниже проходила Северная королевская дорога, от нее вверх, к монастырю был проложен мощеный камнем подъезд. Около одного из зданий стояла распряженная карета.
  На полпути к монастырю на склоне их встретило двое. Один, высокий и толстый, с каким-то замотанным в холстину предметом в руках, был хорошо знаком Тирралу.
  - Бод? - удивился он. - Но что ты здесь...
  Монах неприязненно оборвал его.
  - Как и было условлено, - он протянул предмет Тирралу. - Вот ваш меч. На этом позвольте откланяться.
  Ошеломленный Тиррал механически принял в руки невесть откуда взявшееся оружие. Бод уже широко шагал вниз, явно не собираясь ничего объяснять. Его спутник, подслеповато щурясь, оглядел всю партию.
  - Насколько я понимаю, только один из вас прошел Лабиринт из конца в конец, - то ли спросил, то ли утвердил он. - Впрочем, неважно. Лабиринт меняет судьбу каждого, кто вошел в него. - Он развернулся и собрался последовать за Бодом. Тиррал схватил его за плечо.
  - Я как раз и прошел... это, - немного путано начал он. - Где желание-то... определить? В часовне?
  Монах пожал плечами.
  - Где хотите. Насколько я знаю, все, идущие из Азанукара в Гуа в это время года желания должны высказать в центре Лабиринта. Если вы там чего-то пожелали - тогда оно уже должно исполниться или по крайней мере должно начать исполняться. Иначе могу только поздравить с приятным и полезным путешествием.
  В голове у Тиррала зазвенело и он, обнимая свое сбывшееся заветное желание, мешком осел на землю.
  * *
  В себя он пришел после пары легких хлопков по плечу. Меч, все еще завернутый в холстину, лежал рядом. Рри склонился над ним, удивленно вглядываясь в его лицо. Сбоку испуганно поглядывала Энолида.
  - Вы в самом деле любите свое оружие, раз его возвращение вызвало такую реакцию, - мягко сказал маг. - Давайте, обопритесь на меня. Мы можем отдохнуть внизу - в монастыре Гуа вышедшим из Лабиринта полагается одна бесплатная трапеза. У них тут как раз обед.
  Чандруппа с братом и конвоируемый ими старикан уже были внизу, у одного из зданий. Монон сидел на каком-то камне на полпути - то с нетерпением поглядывал на отставших, то с жадностью озирал окрестности.
  Поддерживаемый Энолидой и магом, неловко зажав меч подмышкой, Тиррал спустился к домикам. Остальные уже сидели внутри одного из них, окруженные мисками с жаренными на сале репой и горохом. Рядом с Чандруппой стоял здоровенный кувшин - в нем оказалось прохладное вино, столь кислое, что Тиррал сразу пришел в себя.
  Он несколько раз глубоко вздохнул и, наконец, развернул холстину. Простые кожаные ножны, с металлическими накладками. Он вытащил до половины лезвие - ничего особенного. Гладкая серая сталь, хорошо отшлифованная, без насечек и украшений. Добрый меч, но никак не тянет на произведение древних мастеров. Это не дымчатый клинок из Сапельмана. Много за него не выручишь.
  Подавив стон, Тиррал засунул меч обратно в ножны, прислонил его к скамье и принялся за еду. На аппетите все им пережитое, к счастью, никак не сказалось - под недовольные взгляды монахов он умял две миски, выпил три кружки и одобрительно крякнул, заметив, как Лондруппа прячет в свой мешок каравай ржаного хлеба. Сам он ссыпал в карманы с десяток зеленых яблок, кучей лежавшие на столе у входа.
  Выйдя из столовой сытый Тиррал нацепил меч, а заметив восхищенный взгляд Эноплиды еще и приосанился. Вообще-то он испытывал очень большие сомнения в собственной способности этот меч применить. Конечно он, как и всякий арданчуатский дворянин учился им владеть... но учили его плохо, а учился он еще хуже. Знал, конечно, основные стойки и движения, но знание это было, скорее, теоретическим.
  Тем не менее никто из его спутников не высказывал никакого недоверия. Лондруппа объяснял Пургонду, что попадает мешочком с песком в летящую птицу, и что птица после этого попадания уже не может ни летать, ни дышать. Старик слушал внимательно. Чандруппа разлегся на солнышке, закинув руки за голову и безмятежно глазея на яркое небо. Из-под задравшегося рукава была видна татуировка в виде лебедя. Что она конкретно означает Тиррал не знал, однако слышал, что обладателей такой наколки в Приштуате сажают на кол. Рри о чем-то беседовал с монахами, Монон где-то бегал, а Энолида, расположившись у ручья, расчесывала волосы и украдкой поглядывала на Тиррала.
  Подавив желание подойти к девушке, Тиррал подошел к магу. Тот как раз распрощался со своим собеседником.
  - Ну, - начал Тиррал, намереваясь попрощаться, но договорить не успел.
  - В общем, если верить старику, путь займет не больше десяти дней, - деловито сообщил ему Рри. - Сначала дня по хорошей дороге, потом по кряжу и вдоль реки, перевалить горы и к озеру в какой-то никому неизвестной долине. Именно там Пургонд видел развалины.
  Тиррал закашлялся. Ему вдруг пришла в голову мысль, что отправившись с этой компанией сумасшедших он ничего не теряет. По той простой причине, что терять ему вообще нечего. Желание сбылось, принеся ему кусок железа стоимостью самое большее в пятнадцать реннов. Он может уйти куда угодно - но если пойдет один, то на первой же развилке ему опять придется считать людей в экипажах.
  Старику он не верил. Скорее всего, тот сбежит по дороге. Ну и черт с ним.
  - Ладно, - решительно сказал он. - Черт с тобой. Но мальчика, я думаю, стоит отправить домой. Да и девушку тоже. - Последнее он сказал уже не очень решительным тоном.
  Рри пожал плечами.
  - Не думаю, что это нужно делать. Если мать отправила их в Лабиринт - обратно она их не примет. Знаю я этих рыбаков. Чего им теперь, побираться? А опасности в нашем походе не будет никакой - братья, чувствуется, народ тертый, но простой. В случае чего, впрочем, мы с ними и так управимся.
  - Думаешь, там и впрямь эти... развалины твои? Порат? - спросил Тиррал.
  - Не думаю. Это было бы слишком замечательно. Но что-то этот старик знает. И чего-то хочет. Отпустишь его - учинит еще какую-нибудь пакость. Кто его знает, сам ли он сотворил те канавы в Лабиринте, или просто воспользовался какими-то его неведомыми свойствами. Да и на девушку поглядывает очень уж странно. Надо, я так думаю, с этим всем разобраться.
  Тиррал кивнул.
  - Ладно. Тогда пошли.
  Мага вдруг осенило.
  - Господин Тиррал, - заговорил он. - Прошу меня извинить, я... наверное, я забылся. Ведь я совершенно не осведомлен о ваших планах. В конце концов, вы единственный из нас, кто прошел Лабиринт из конца в конец и у которого выполнится конкретное желание.
  - В смысле, конкретное? - затосковал Тиррал. - Ты же говорил, что Лабиринт меняет жизнь. И сам чего-то желал там, в центре? И детей заставил.
  - Для меня это был ритуал, - объяснил маг. Они остановились, к ним стали подтягиваться остальные. - Практический смысл это имело только для вас. Наши чаяния могли выполниться только косвенно, а вот ваше, высказанное у алтаря, должно реализоваться в очень короткий срок.
  Тиррал горько усмехнулся.
  - В каком-то смысле оно реализовалось. Так что теперь я абсолютно свободен и могу идти куда угодно.
  Кое-как притороченный к ремню меч хлопал его по ноге.
  * *
  От монастыря Гуа королевская дорога уходила почти точно на Север, по долине Турма. Была она здесь пряма, ровна и пуста. За целый день путники встретили разве что карету с незнакомым Тирралу вензелем - что-то красное на чем-то сером. Погода стояла сухая и теплая, лес вокруг стоял зеленый, совсем еще нетронутый начавшейся осенью.
  Ближе к вечеру прошли временную заставу без номера, пустую и запертую. Братья предложили остаться там на ночь, все какая-то крыша над головой, однако Рри воспротивился. И время еще есть, и воды поблизости нет, и, главное, коли застукают на королевской земле, так не раздумывая - в цепи и в карьер, щебенку бить. Тиррал мага поддержал, и братья спорить не стали - пошли дальше, дружелюбными тычками подгоняя семенившего перед ними Пургонда. Тот ни капельки не обижался, даже рассказывал дребезжащим голосом истории, из которых явствовало, что был он когда-то властелином мира, да вот только давно это было, и засвидетельствовать этот факт сейчас практически некому. Братья с этих рассказов покатывались со смеху. Монон шел с ними, слушал развесив уши, а Энолида держалась поближе к Тирралу, то и дело норовя взять его за руку. Тот не особо этому сопротивлялся, и только изредка замечаемые им веселые взгляды Чандруппы и его брата заставляли его отстраняться от нее. Девушка вроде не обижалась.
  Из-за внимания девушки Тиррал никак не мог улучить время и поговорить с магом - тот шагал в глубокой задумчивости, на остановках сразу же вынимал из торбы всевозможные листки и углублялся в них. Вопросы копились, не находя выхода.
  Ночлег устроили сойдя с дороги на берег небольшого, заросшего озера, и тут-то братья показали себя во всей красе. Лондруппа углубился в камыши, полчаса там плескался и вернулся со здоровенной рыбиной, а Чандруппа с прогулки в лес принес пару жирных фазанов, уверяя, что они там сами бросаются под ноги и этих он, фактически, задавил. Углубляться в детали Тиррал не стал, хотя и заметил как южанин аккуратно сворачивает и прячет в мешок пучок тонких бечевок с грузами на конце. Снасть эта называлась поул. За охоту с его помощью в Приштуате рубили руки. Пургонд взялся кашеварить и выяснилось, что это у него здорово получается - рыбу он обмазал глиной и запек в углях костра, а вычищенных фазанов поджарил на тут же смастаченном вертеле.
  Сытный ужин, звезды, отражающиеся в озере, теплый ветер, отблески костра - все это настраивало на романтический лад. Братья уже храпели, Рри прикорнул у костра, Монон лег рядом с ним. Пургонд ворочался в мешке, который специально сварганил для него Лондруппа - вылезти из него он не мог, а особо резкие попытки неминуемо будили кого-то из братьев. Пургонд не хотел лезть туда, ныл и жаловался на слабую спину - но Чандруппа бесцеремонно запихал его внутрь и затянул шнурок входа.
  Тиррал улегся на своем плаще, Энолида тут же приткнулась рядом. Некоторое время она посапывала ему в спину, наконец Тиррал решился и повернулся к ней. Взглянул в ее огромные, волнующие глаза, нервно сглотнул и только сделал движение навстречу, как она мягко скользнула в его объятия, прижавшись, кажется, сразу ко всем местам, к которым можно прижиматься. Тиррал, отбросив приличия, тоже ее обнял, погладил волосы, провел рукой по спине... ее лицо было прямо перед ним и их губы слились в долгом поцелуе. Столь долгом, что девушка, придушенно пискнув, первой оторвалась от него. Глаза ее сияли, выглядела она целиком и полностью, с головы до ног счастливой. Несколько раз сладко вздохнув, она закрыла глаза и погрузилась в сон.
  Тирралу спать уже не хотелось. Ему хотелось немного другого, однако он обнаружил, что деликатно разбудить девушку никак не получается. Мягкие толчки, поглаживания, покачивания и покусывания никак на нее не действовали. Тиррал, пыхтя, уже просто попытался растолкать ее - она что-то пропищала, но глаз не открыла.
  - А бесполезно, - услышал он шепот за своей спиной. - Ее теперь можно хоть в воду бросить - не проснется. Я как-то ее и иголкой тыкал - и ничего.
  Тиррал зашипел.
  - Я... я вовсе не хочу ее разбудить. - Его уши пылали. - Просто... просто хочу, чтобы она легла поудобнее. С чего мне ее будить?
  Монон хмыкнул.
  - Известно для чего. Я...
  - Заткнись, - чуть не заорал Тиррал, но вовремя осекся.
  Мальчик хихикнул.
  - Да что уж там, все свои, - покровительственно заявил он. - Я сейчас тоже спать пойду.
  Действительно, раздался шелест - Монон ушел к костру и там, видимо, пристроился к магу. Тиррал, кипя от злости и смущения, выдернул руку из под шеи девушки. Энолида пискнула, но не проснулась - ее брат, похоже, был прав.
  Тиррал, приподнявшись, огляделся. Костер догорал - в его отблесках был виден маг, завернувшийся в плащ и оставивший одну его полу для мальчика - тот свернулся калачиком рядышком. Братья уже совершенно слились с темнотой. Мешок Пургонда тоже был неразличим, но вот голова старика торчала из горловины и он, похоже, не спал. Глаза поблескивали в темноте, и смотрел он на Энолиду.
  Погрозив глазам кулаком, Тиррал снова лег. Сперва лежал поодаль от девушки, потом, плюнув на все на свете, придвинулся, обнял и натянул сверху свободный конец плаща. В обрез хватило на двоих; в голове еще бродили какие-то посторонние мысли, но и они скоро уснули.
  Утро было сырым и прохладным. Не размыкая глаз Тиррал попытался одновременно потеснее прижать к себе девушку и натянуть сверху плащ. Как ни странно, второе ему удалось сделать легко; первое тоже получилось, но что-то в получившемся было не так. Мысли текли лениво и сонно, однако руки сигнализировали о том, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Наконец, Тиррал открыл глаза. В его объятиях лежала и сладко спала десятилетняя девочка.
  Некоторое время Тиррал просто таращил глаза, потом быстро встал. Энолида продолжала спать. Не сводя с нее глаз, Тиррал отступал и отступал от нее, пока не наткнулся на Рри.
  Маг внимательно посмотрел на его лицо, потом проследил за взглядом. Хмыкнул, подошел к спящей девочке, провел рукой по ее плечику и волосам. Еще раз хмыкнул, встал и пожал плечами.
  - Что-то случилось... непонятно. Совершенно непонятно.
  Зевая, встал Монон. Пошел к магу, на полпути, увидев сестру, встал как вкопанный.
  - Во дает, - восхищенно проговорил он. - И как это у нее выходит?
  - Чего выходит? - подозрительно спросил у него Тиррал. - Она что, часто размеры меняет?
  - Да нет, - отмахнулся мальчик. - Первый раз вижу. Интересно же!
  Он начал бесцеремонно расталкивать Энолиду.
  - А ты опять малявка, - проорал он ей прямо в ухо. - Вот тебе за то, что задавалась.
  Девочка, ничего не понимая, приподняла головку. Какое-то время она только отмахивалась от брата, потом вдруг, обнаружив произошедшие с ней изменения, заревела и, путаясь во взрослой одежде, бросилась к Тирралу.
  - Хорошо, что ее прежнее платьице сохранили, - заметил Рри. Тиррал, скрипя зубами и сам чуть не плача, утешал безутешно рыдающую девочку.
  На шум подошли Чандруппа и Лондруппа.
  - Да уж, свадьбы теперь придется подождать, - бестактно заявил первый. Второй подошел к мерно вздымающемуся мешку с Пургондом и пнул его.
  - Чего надо, - недовольно пробурчал мешок. - Только уснул.
  - Твои проделки?
  Мешок заворочался и из горловины показалась заспанная физиономия. Оглядела всю компанию, потом констатировала:
  - А девчонка-то помолодела.
  - Без тебя видим, - ответил ему Лондруппа и снова поднял ногу. - Твоя работа?
  - А с чего бы это мне понадобилось? - осведомился старик. - С чего вы взяли?
  Чандруппа взялся за мешок и энергичным движением вытряхнул из него Пургонда.
  - Правду отвечай, а то прибью вот к этой сосне.
  Пургонд посмотрел на сосну.
  - Как это прибьешь-то? - недоверчиво спросил он.
  - Найду как, - зловеще ответил крючконосый южанин. - Сначала выстругаю тонкий деревянный клин. Потом аккуратно расщеплю ствол вон там, где развилка. Колышек продену вот тут, сквозь твои ладошки, ты и боли-то не почувствуешь. Потом вобью кол в расщепленный конец.
  Пургонд еще раз посмотрел на сосну.
  - И что?
  - А вот что, - продолжил Чандруппа. - Кости тут крепкие, долго не сломаются, как ты не дергайся. А больно будет - жуть, ведь ногами-то до земли не достанешь. Так денек подергаешься... а потом края ранки у тебя почернеют, потому, что колышек я выстругаю из ургайского тиса. И это будет значить, что зараза пошла в кровь.
  Такого рода экзекуции были в большой моде у клана воров из портовых городов Архипелага. В Приштуате членов этого клана оборачивали в ожерелье из жерновов и кидали в море.
  На Пургонда описание произвело впечатление. Озираясь на следовавшего за ним по пятам Лондруппу, он нехотя подошел ко все еще рыдающей Энолиде. Подошел и остановился, явно не зная, что делать дальше. Оглянулся на Рри, пожал плечами, вздохнул и протянул руку.
  - Ути-пути, - скрипучим голосом начал он. Энолида от неожиданности перестала плакать и испуганно воззрилась на него.
  - Ути-пути-пути, - еще противнее продолжал Пургонд. Его рука коснулась руки девочки. Та взвизгнула, лягнула старика и спряталась за Тирралом.
  Пургонд выпрямился и почесал в затылке.
  - Нет, - уверенно сказал он. - Это не моя работа. Какое-то волшебство, наверное... - он оглянулся на Рри, словно приглашая его подтвердить вывод.
  - Да, - кисло, согласился маг. - Что-то такое есть. Никаких иных предположений мне в голову не приходит.
  Пургонд вздохнул.
  - Во-во! Я-то и подавно ничего не могу сказать - я же не колдун. Так... но следы волшбы чую. Старый я, много повидал.
  Чандруппа подбрасывал на руке мешочек с песком.
  - Может кокнуть его все же? - спросил он у Тиррала. - Ну мало ли...
  - Нет, не будем, - решительно возразил Рри. - Я предлагаю все же дойти до долины и все решить там. Кстати, в тех местах должен расти ургайский тис.
  Пургонд захихикал.
  - Шутник вы, господин маг, ой шутник...
  Тирралу почудилось, что в его голосе звучало немалое облегчение.
  Через час вся компания, закусив остатками ужина, снова двигалась по дороге. Тиррал шел впереди, мрачно пиная попадавшиеся под ноги камешки и размышляя о превратностях судьбы и изменчивости жизни. Пургонд семенил за ним шагах в десяти, за ним как приклеенный шел Лондруппа. Чандруппа вел за руку Энолиду, они о чем-то оживленно болтали. Рри шагал рядом с Мононом.
  В полдень устроили небольшой привал, потом опять шли - ближе к вечеру братья, после долгой беседы со стариком объявили, что пора уже искать тропу к кряжу Пати-Патуа, с которого, вроде бы, должен начинаться путь в загадочную долину. Однако сойти с дороги путники не успели.
  За весь день им не попалось и трех человек - дорога была на редкость пустынной. Однако теперь на них надвигался настоящий отряд - пять человек, к тому же все конные. Остановились неподалеку, один из всадников спешился и подошел к ним.
  - С кем имею честь? - учтиво спросил он.
  Путники представились. Себя спрашивающий называть не стал, бегом вернувшись к своей компании. О чем-то быстро переговорив, конные поехали прямо на них.
  - Стойте! - зазвучал громовой голос. Исходил он невысокого толстяка, важно восседающего в седле. - Именем всех святых и богов и духов земли, огня и воды, а в особенности именем моего отца и моего деда я приказываю вам остановиться, Тиррал, сын Тиррипла! Остановитесь и скрестите меч с человеком, пострадавшим от бесчинств вашей презренной семьи!
  Тиррал остолбенел.
  - Э-э... с кем имею честь? - промямлил он, засунув руки за ремень.
  - С вами говорит высокородный Тарплидав, сын Тарвинора! - торжественно провозгласил первый всадник. - Вернее, в настоящее время говорю я - оруженосец славного Тарплидава. Вы еще должны заслужить высокую честь разговаривать с моим господином напрямую.
  - Почему? - удивился Тиррал.
  - Потому, - внушительно заявил оруженосец, - что вы еще не скрестили мечи с благородным Тарплидавом и не доказали ему, что он может с вами разговаривать, как равный с равным.
  К Тирралу подошел Рри.
  - Насколько я понимаю, благородный Тарплидав находится на пути меча? - вежливо спросил он у оруженосца. - Я думаю, что все переговоры уместно будет перепоручить мне, - сказал он, обращаясь уже к Тирралу. - В конце концов я тоже ваш слуга, как и этот добрый малый. Не беспокойтесь, я улажу все самым наилучшим образом.
  - Я надеюсь, - тихо буркнул Тиррал. - Выясни, чего это он молол про скрещивание мечей и обиды семье. Знать не знаю никаких Тарплидавов. И знать не хочу.
  - Не беспокойтесь, я все устрою, - заверил его маг. - Вам лучше отойти к нашим товарищам. Успокойте их, они, кажется, волнуются.
  Тиррал кивнул и отошел к столпившимся на обочине поодаль спутникам. Пургонд индифферентно разглядывал небеса, всем своим видом показывая, что все происходящее ему неинтересно. Энолида робко подошла к Тирралу и крепко уцепилась за его пояс. Монон радостно заявил:
  - Вы сейчас с ним драться будете, да? Эх, как здорово быть рыцарем!
  - Ни с кем я драться не буду, - строго сказал Тиррал. - Это какое-то недоразумение.
  - В принципе, вы можете и не драться, - успокоительно заметил Чандруппа. - Двоих мы с братом сшибем прямо отсюда, еще парочку на подъезде - если у них хватит ума наступать. Вы с детишками держитесь поближе к деревьям.
  - Чего еще удумал, - зашипел на него Тиррал. - Нефиг тут налеты устраивать, это вам не Приштуат. Стойте спокойно, сейчас Рри все устроит и пойдем дальше.
  - Возвращается, - уронил несловоохотливый Лондруппа. Маг действительно быстрым шагом шел к ним.
  - Все нормально, - деловито сказал он. - Я настоял на том, что благородный Тарплидав будет биться пешим. Спутники его тоже хотели принять участие в битве, но я их, кажется, отговорил. В любом случае, нападать они будут по очереди.
  Тиррал ошалело посмотрел на него.
  - Чего? - шепотом закричал он. - Я что, с ним драться должен?
  Рри вздохнул.
  - Понятно, что особой славы такой бой не принесет. Хотя Тарплидав принадлежит к Тарам, эта семья довольно известна. Но, кажется, какая-то младшая ветвь. Я не очень хорошо знаю генеалогию уроженцев северо-запада. Его спутники - вообще, должно быть, мелкая сошка, хотя я их не разглядывал.
  Тиррал, выпучив глаза смотрел на него.
  - В любом случае - будет очень нехорошо, если вы его убьете. Да и вообще, убьете кого-либо из них. С одной стороны, такие поединки освящены старинной традицией, но с другой - в случае летального исхода они, как правило, становятся предметом особого разбирательства в королевской канцелярии. А нам сейчас не очень нужны такого рода проблемы.
  Южане и Пургонд энергично закивали. Энолида вывернулась из под Тиррала и восторженно запищала:
  - Мой рыцарь пойдет в бой ради своей дамы!
  Тирралу очень хотелось вырваться и убежать, но ноги стали ватными, а голова отказывалась отдавать приказы. Рри с одной стороны, Чандруппа с другой обняли его и повели к месту поединка. Благородный Тарплидав уже ждал его - он завернулся в плащ и принял воинственную позу. Был он долговязый - на полголовы выше Тиррала, широкоплечий и длиннорукий. Несмотря на нахмуренные брови, лицо его казалось совсем мальчишеским. Его спутники стояли поодаль.
  - Ну, удачи! - напутствовал Тиррала Рри и слегка подтолкнул по направлению к противнику.
  Тиррал сомнабулически сделал несколько шагов по направлению к Тарплидаву. Тот вынул меч, отбросил ножны в одну сторону, плащ - в другую и встал в боевую стойку. Тиррал сделал то же самое, но в обратном порядке - наклонился, выставил вперед правую ногу, стряхнул с плеч плащ и только потом потянул меч. Тот соскочил с пояса вместе с ножнами. Тиррал пару раз тряхнул - ножны не сваливались, он тряхнул посильнее, потом вдруг рассвирепел и широко размахнулся. Как раз в этот момент Тарплидав пошел в атаку, так что слетевшие, наконец, ножны Тиррала врезались ему промеж глаз. Благородный Тарплидав рухнул, как подкошенный.
  Тиррал тоже едва удержался на ногах. Ему просто повезло - стараясь удержать равновесие, он выставил правую ногу и согнулся. Получилось довольно воинственно и отдаленно напоминало боевой танец кого-то из королевских мастеров меча.
  Оруженосец подошел к распростертому на земле господину. Спешенный, он потерял большую часть своей важности. Частично пытался компенсировать ее высоко задранным подбородком, но сейчас это не прокатывало. Он присел рядом со своим господином, потряс его за плечо, потом похлопал по щекам.
  - Один-ноль, - угрюмо констатировал он. - Господа...
  Один из спутников Тарплидава выступил вперед. Тиррал с немалым удивлением увидел вьющиеся длинные волосы, тонкое, красивое лицо и фигуру, несколько отличающуюся от стандартной фигуры рыцаря.
  - Благородная Таресида, дочь Тарвинора, - кисло объявил оруженосец. - По правилам, если сейчас победит благородный Тиррал, этот бой будет последним.
  Девушка встала в стойку и вытянула перед собой меч. Потом сделала несколько движений - лезвие со свистом рассекло воздух. Тиррал залюбовался.
  - Готовьтесь, рыцарь, - глубоким звучным голосом сказала девушка. Тиррал приготовился.
  Таресида, взяв меч на изготовку, медленно обходила его. Тиррал, закаменев в первой стойке, только поворачивался вслед за ней. Ему очень нравились плавные, по кошачьи мягкие движения девушки. Она сделала несколько ложных выпадов, потом имитировала атаку. Тиррал не двигался, так как не знал, что делать в ответ. Он попытался тоже крутануть мечом, но чуть не уронил его.
  В это время с земли поднялся, кряхтя, Тарплидав.
  - Ого, - жизнерадостно отметил он. - Сестрица решила постоять за честь семьи? Ха-ха-ха... Благородный господин, - он обратился к Тирралу, - очень меня обяжет, если хорошенько ее отшлепает по мягкому месту.
  Мысль эта настолько понравилась Тирралу, что он неожиданно для себя ответил:
  - С удовольствием!
  Завизжав от возмущения, Таресида перешла в атаку, но ее объектом оказался не Тиррал, а Тарплидав. Тот оказался к нападению готов и успел ловким движением выбить меч из рук сестры. Та, однако, не растерялась и, вцепившись ему в волосы, повалила на землю. Некоторое время они катались по траве, наконец Тарплидав подмял ее под себя. Щека у него была расцарапана, но отделался он сравнительно легко.
  - Будь проклят тот день, когда я стал братом этой дикой кошки, - пробурчал он, выкручивая руки Таресиде. - Нет, чтоб сидеть дома и вышивать, как и полагается девушкам ее возраста. Однако вот, таскается за мной, как привязанная.
  Сдав шипящую и лягающуюся сестру оруженосцу, он отряхнулся и подошел к Тирралу.
  - Можете вложить в ножны свой меч, - торжественно объявил он. - Я побежден, хотя и весьма оригинальным образом, - он потер шишку на лбу. - Надо будет выучиться этому приему, пригодится. Как всякий благородный рыцарь вы обязаны дать мне реванш.
  - Э-э, - промямлил Тиррал. Его выручил Рри.
  - Конечно же, благородный господин Тарплидав, - учтиво заявил он. - Это ваше право и никто не может отказать вам в этом. Однако в праве благородного Тиррала, моего господина, самому назначить дату и место ответного поединка.
  Тарплидав оглянулся на оруженосца. Тот кивнул.
  - Ну что же, - вздохнув, заявил он. - Давайте, назначайте.
  - Увы, благородный рыцарь, сейчас мой господин возглавляет экспедицию чрезвычайной важности и не может располагать своим временем, - внушительно ответил маг. - Как только он закончит свои неотложные дела, мы сразу же свяжемся с вами и наметим шаги, необходимые для оказания вам той чести, которую вы, безусловно заслуживаете.
  - Ну уж нет, - возмущенно заявил Тарплидав. - Я не согласен сидеть и ждать, пока благородный Тиррал соблаговолит закончить свои дела и обратить внимания на мою попранную честь. Я не за этим оттаскивал от него эту дикую кошку. К ней можно относиться как угодно, но мечом она владеть умеет - а что бы я делал, если бы она победила благородного Тиррала? Вот уж был бы позор на всю страну. Нет, не выйдет. Я последую за благородным Тирралом хоть в экспедицию, хоть в преисподнюю и как только увижу, что он немного освободился от своих важных дел - немедленно напомню ему, что между нами имеется неулаженное дельце.
  Рри поскреб пальцами подбородок и глянул на Тиррала. Тот грозно вытаращил глаза.
  - Нам необходимо посовещаться, - нервно заявил маг.
  Отойдя на несколько шагов от компании Таров Тиррал зашипел:
  - Незачем их брать! Одно дело, когда все свои... посидим в лесу, потом прогоним этого старого придурка и пойдем восвояси. Но если еще и эти за нами увяжутся... это ж стыда не оберешься!
  О том, что он совсем не хочет драться с молодым Тарплидавом Тиррал умолчал.
  - Вы, конечно, правы, - успокоительно сказал Рри. - Но надо понять и противоположную сторону! Вы совершенно идеально провели поединок, но полного удовлетворения благородному Тарплидаву достичь не удалось. Вот если бы вы сломали ему ногу...
  Тиррал скривился.
  - Лучше бы он мне брюхо продырявил, - мрачно сказал он. - Ты, вообще-то, хорош. Пообещал все уладить, а в результате они на меня полезли. Чтоб я еще раз тебе такие дела поручал...
  - Между прочим, - обиженно ответил маг. - Они собирались напасть на вас все вместе, одновременно. А все этот Бомбар, - видимо, имелся в виду оруженосец. - Память у него, надо сказать, могучая. И все правила назубок знает. Как только узнал, кто вы такой, сразу же вспомнил, что ваш двоюродный дядя пятьдесят с лишним лет назад нанес какую-то обиду дедушке этого вот Тарплидава. То есть представил все дело как кровную вражду между вашими родами. Мне насилу удалось их уговорить на серию одиночных поединков, к тому же дарсийскую, с накопительным счетом. Это максимум, что я мог для вас сделать в этих обстоятельствах! Это же путь меча, не вызвать вас на поединок господин Тарплидав не мог. А дело оруженосцев и сопровождающих обставить поединок самым наивыгоднейшим образом. Вы несправедливы ко мне!
  Обида мага была не наигранной, Тирралу стало немного стыдно.
  - Ну ладно, ладно, - примирительно похлопал его по плечу Тиррал. Потом, правда, мрачно добавил. - Вообще-то максимум для меня могла сделать эта приштуатская парочка. Жалко, что я не согласился на их предложение.
  - А в чем оно состояло? - полюбопытствовал маг.
  - Да так. Один вариант кардинального решения проблемы.
  Развивать эту тему Тиррал не стал.
  - Что делать-то с этим... компаньоном?
  - Может, припугнуть сложностью пути? - спросил маг. - Он не выглядит особо нежным, но перспектива топать куда-то далеко и пешком может отвратить его от планов последовать за нами.
  Тиррал вздохнул.
  - Будем надеяться, что отвратит.
  Увы - не отвратило. Нельзя сказать, что Тарплидав выглядел особо счастливым, но спешиться согласился. Его примеру последовали Таресида и Бомбар, последний - с явной неохотой. Остальные сопровождающие - Тиррал так и не узнал их имена - должны были отвести лошадей в монастырь Гуа и там ждать возвращения Тарплидава и прочих.
  На известие о том, что их полку прибыло братья отреагировали, как ни странно, спокойно. Пургонда никто не спрашивал, хотя он, тоже, кажется, не сильно расстроился. Дети пропустили известия мимо ушей - Монон все пытался украдкой потрогать меч, а Энолида вертелась рядом, выпытывая, сильно ли он боялся и не ранен ли он. Тиррал начал было отвечать, но услышал шаги подходивших Таров и быстро выпрямился.
  - Какая милая девочка, - пропела Таресида и, слегка наклонившись, погладила Энолиду по голове. - Ваша родственница? Как ее зовут?
  - Э-э, - не зная, что ответить промычал Тиррал.
  В глазах девчушки блеснули слезы. Она перевела взгляд с Тиррала на Таресиду, потом, поджав губки, обеими руками вцепилась ей в волосы.
  - Ис-сключительно милая девочка, - свирепо прошипела та, отдираясь от Энолиды. - Просто до ужаса тихая и воспитанная, - и исподтишка тоже дернула девочку за косичку.
  Энолида заревела.
  - Во-во, - прокомментировал все это Тарплидав. - Дети от одного ее вида ревут, а уж что делается с собаками - этого лучше вам не видеть.
  Против обыкновения девушка не стала бросаться на брата. Сердито оглядев все еще плачущую, уткнувшуюся в мага Энолиду, набычившегося Монона, растерянного Тиррала и ухмыляющегося брата, она передернула плечами и ушла на край поляны.
  Братья тем временем похватали свои мешки и потянулись к дороге, подталкивая перед собой нехотя плетущегося Пургонда. Рри и Тиррал пошли за ними, маг на ходу утешал Энолиду, а Тиррал отбивался от пристающего с вопросами Монона. Тарплидав в сопровождении Бомбара шел следом, последней, опустив голову и пиная камешки, шла Таресида. У каждого из присоединившихся за плечами был пристроен дорожный мешок.
  До приметной тропинки, ведущей через кряж к долинам Пати шли примерно полчаса. После схода с дороги перегруппировались - Чандруппа пошел вперед, за ним шли Рри с детишками, рядом с ними - пытающаяся помириться с Энолидой Таресида. Лондруппа и Пургонд перешли в глубокий арьергард, Бомбар, Тиррал и Тарплидав оказались в самой середине.
  - Странная у вас компания, - заговорил с ним молодой Тар. - Этот ваш слуга... он, случайно, не маг?
  - Маг, - коротко ответил Тиррал.
  - Хмм, - протянул Тарплидав. Повисшее было молчание прервал Бомбар.
  - Есть прецеденты, - объявил он. - И, как ни странно, именно в вашей семье, господин Тарплидав. Один из ваших прапрадедов, Тарминудал, связал обетом мага по имени Дефулт. И тому пришлось служить ровно десять лет, десять месяцев, десять дней и десять часов.
  - И как он ему служил? - поинтересовался Тарплидав.
  - Плохо, кажется. Во всяком случае, в обычаях Таров ежемесячно поощрять особо отличившихся своих слуг. Вот этот Дефулт там только один раз и отмечен.
  - А чего он сделал?
  - Жизнь господину спас, кажется, - ответил Бомбар.
  - Хмм, а ты сколько раз в список попадал? - немного ехидно осведомился Тарплидав.
  - Восемнадцать, - с достоинством ответил его оруженосец.
  - Ого, - не сдержался Тиррал. - Вы ведете исключительно рискованную жизнь, Тарплидав.
  Тот рассмеялся.
  - Увы, не совсем. Это мой первый поход. И, соответственно, первый поход этого ходячего справочника. До сих пор за все время, что он служит нашей семье он считанное число раз выезжал за пределы замка Таркуинвал. В списки же он попадал, помогая моему отцу составлять письма в столицу.
  - Я верно служу вашей семье и мое усердие соответствующим образом отмечено, - поджав губы, парировал Бомбар.
  Несколько минут шли в молчании.
  - Странная у вас компания, - повторил Тарплидав. - Эта вот парочка... они очень похожи на разбойников. И кто это с ними? Их отец?
  Тиррал прыснул.
  - В некотором роде.
  - Если мне будет позволено спросить, - вежливо встрял в разговор Бомбар. - В чем состоит цель вашего похода?
  - Э-э... мне бы не хотелось сейчас распространяться об этом. - ответил Тиррал тщательно подбирая слова. - Это... это еще успеется.
  - А куда вы направляетесь можете нам сказать? - продолжал напирать оруженосец. - Эта тропа, если я правильно помню, ведет на северо-восток. Через горную гряду Паата к озерам и горячим источникам долин Пати и Суато. Дальше можно подняться вдоль Калая и через несколько дней пути выйти к верховьям Фташи, а там - через один из перевалов Туросского хребта, в леса правобережья Турана. Но там заповедные земли властителей Приштуата, пришельцев они сажают в клетки и скармливают муравьям.
  Тиррал поежился.
  - Нет, к муравьям мы не идем. Извините, но я связан обетом, - пришло ему на ум почти беспроигрышное словосочетание. - Поэтому до определенного момента вынужден хранить в тайне цель моего путешествия и его конечную точку.
  Бомбар кивнул.
  - Обеты, конечно же, дело святое и никто не вправе вынуждать вас нарушить их.
  - Однако я искренне надеюсь, что обеты не смогут помешать мне получить от вас то, что причитается мне по праву! - заявил Тарплидав.
  - Это уже зависит от принятого обета, - объяснил ему Бомбар. - Всего их существует четыре основных разновидности, у каждого еще есть внутреннее деление. Если, например, обет господина Тиррала имеет водный характер, то он не может отвлекаться от его выполнения ни на минуту. Клятва на текучей воде вынудит его находиться в постоянном движении - при свете дня и при ночной тьме. Широко известен случай, когда Парилувад Третий, двоюродный дядя по материнской линии известного вам Парсакта, заходил себя до смерти. Отдыхать принесший такую клятву может либо в водном потоке - когда неподвижность его тела будет скомпенсирована подвижностью воды вокруг него; но в этом случае он должен быть погружен в воду полностью и особый человек должен следить, чтобы ни одна часть его тела не показалась над водой. Дышать, как написано в трактате "Вода и воды" святого Акация, можно через трубочку, но сделана она должна быть из какого-то белого дерева. Другой способ остановиться описан у Квадритеома в его "Заметках", кажется в третьем томе - необходимо соорудить так называемую плотину, или загородку из камней и стволов деревьев, тогда можно отдохнуть если будешь упираться ногами в землю, а лбом - в эту загородку, причем расстояние между головой и землей должно быть небольшим, а других точек опоры не допускается. Хотя Баркатиус и писал, что исходя из принципа отражения, полную применимость которого для водных обетов доказал еще Фумбиор, так вот, возможно и обратное расположение, то есть упор лбом на землю, а ногами - на "плотину". Таким образом, если...
  - Я не приносил водных обетов, - торопливо вклинился в паузу Тиррал. - Извините, но мне необходимо... в общем, я должен вас ненадолго покинуть.
  Он почти бегом удрал от Бомбара с Тарплидавом и присоединился к Рри. Таресида деликатно отошла - она уже, кажется, подружилась с Эноплидой. Во всяком случае, та шла, держась за ее руку и драться не лезла.
  - Вот уж кто для тебя идеальная пара, - мрачно сообщил Тиррал магу. - Этот Бомбар - ходячая энциклопедия. Никакой библиотеки не надо - выдаст все сведения по любому поводу. Тьфу.
  Маг кашлянул.
  - Мне кажется, он очень серьезно относится к социальной иерархии. Я как маг нахожусь ниже его и он, видимо, отнюдь не горит желанием много со мной общаться.
  - С чего ты взял?
  - Я попытался задать ему пару вопросов, еще у дороги. Он сделал вид, что меня не существует.
  - А с чего это он тебя выше? И он слуга и оруженосец, и ты тоже. И Тары отнюдь н знатнее Тиров, насколько я понимаю.
  - Дело в том, что он не просто оруженосец, он еще и наставник. Видимо, учил младших Таров, когда они были маленькие. Это ставит его выше слуги. И с другой стороны - я маг.
  Рри неприметно вздохнул. Против воли Тиррал глянул на его лоб, на находящееся там чернильно-черное пятно.
  - Ну ладно, - меняя тему разговора сказал Тиррал. - Они тут меня пытали по всякому. Куда иду, зачем иду. Я сказал, что принес обет, о содержании которого пока ничего не могу им рассказать.
  Рри кивнул.
  - Это мудро. Только не ссылайтесь на то, что вы принесли водные обеты. Это вызовет некоторые сложности, так как их нужно подтверждать ежедневно.
  - А какие лучше?
  - Хмм... - маг задумался. - Ну, скажем обет камня. Он налагает некоторые обязательства на того, кто его принес. Но дело облегчается тем, что необходимый комплекс упражнений надо выполнять не ежедневно, а раз в месяц. То есть можно сказать, что вы только что прошли каменную могилу. Это развязывает вам руки до следующего полнолуния.
  - А что за упражнения? - поинтересовался Тиррал. О каменных обетах он слышал, но только в самых общих чертах.
  - Ну... разные. Каменная могила - это самое простое. Вы ложитесь с кувшином воды на специальную площадку, а вокруг вас из камня складывают гробницу. После того, как она будет завершена - принесший обет должен ее разобрать изнутри и выбраться наружу.
  - Ну ни фига себе, - поразился Тиррал. - А это что, возможно?
  - Невозможно, - признался маг. - То есть правильно сложенную гробницу разобрать изнутри невозможно. Особенно если она из мелкого камня. Гробница при такой попытке просто обрушится внутрь и погребет под собой испытуемого.
  - И что?
  - Существует обширная литература по этому поводу, - объяснил маг. - Труды Пулдигамба и всей гумбуской школы посвящены способам складывания пирамид таким образом, чтобы они разваливались не внутрь, а наружу. Крастибуц и его последователи рассматривали возможность построения составных гробниц, разрушающихся не целиком, а частями. А вот Будлаприон предлагал совсем другой вариант - лаз и разборка всего сооружения снаружи. Но он многими считается, как бы это сказать, слишком уж радикальным.
  - М-да, - протянул Тиррал. - Сколько всего интересного в мире...
  Рри кивнул.
  - Дальнейшие расспросы впредь пресекайте именно таким образом. Братьев я уже предупредил, чтобы они держали язык за зубами, впрочем, они и сами все прекрасно понимают. Со стариком, как мне кажется, проблем тоже не будет. Болтуном его не назовешь. Вот дети - они могут оказаться проблемой. Таресида, конечно, милая девушка, но она явно не глупа, хотя и несколько вспыльчива. Я надеялся, что неприязнь Энолиды к ней окажется более стойкой - но она довольно быстро сломала лед отчуждения, и теперь они весьма оживленно о чем-то болтают. Это меня беспокоит. Да и Монон...
  - Хуже всего, если этот парень опять начнет вещать и предскажет этим Тарам их будущую роль в спасении мира, или чего там нас ожидает, - саркастически заметил Тиррал.
  Маг сделал вид, что не заметил тона.
  - Не думаю, что это в наших силах, - мягко сказал он. - Предсказания даются в состоянии транса. Убедить Монона ничего не предсказывать невозможно. Его устами говорят боги. Да и встреча эта... не кажется вам, что это все неспроста? Мы идем по дороге судьбы и все, что с нами происходит может быть рассмотрено именно с этих позиций.
  - Полетел, - оборвал его Тиррал. - Сел на любимого коня. Не хочу больше ничего слышать о дорогах судьбы, понял.
  Маг кивнул, едва заметно пожав плечами. В эти вещи, похоже, он верил свято. В отличие от Тиррала, которого вновь обуяли сомнения.
  Некоторое время он шел молча, угрюмо поглядывая по сторонам.
  - И чего мы все туда поперлись, - в сердцах бросил он. - Ведь не расскажешь им всем не потому, что тайна какая-то. А просто потому, что засмеют. Соблазнившись на пару золотых вещиц и обрывок пергамента поверили этому уроду и теперь премся неизвестно куда и неизвестно зачем.
  - Не стоит отчаиваться, - успокоительно сказал Рри. - Мне кажется, что когда мы дойдем до Пати-Патуа - все более или менее выяснится. Поверьте, на эти дела у меня своеобразный нюх.
  - Остается поверить, - проворчал Тиррал. - С этим Таром драться еще. Не было печали.
  Рри ничего не ответил - дальше шли в молчании.
  Против всех ожиданий, Тары и их оруженосец оказались вполне сносными попутчиками. Не скулили и не ныли, шли спокойно, не отставая и не забегая вперед. Привал устроили короткий - съели все по лепешке с сухим мясом, заварили чаю из листьев брусники - к нему Бомбар по команде Тарплидава выдал каждому по ложке густого меда. Это еще больше повернуло настроение в пользу Таров. Дальнейшее путешествие проходило в куда более сердечной обстановке - Рри пытался о чем-то выспрашивать Бомбара, тот отвечал коротко и отрывисто, полный чувства собственного достоинства и еще чего-то похожего, Таресида развлекала детей, они для нее уже стали Энни и Монни, те ее звали тетенькой. Тарплидав и Тиррал шли, беседуя об общих дальних знакомых, сравнительном качестве различных клинков, видах на военную службу и прочих обоюдоинтересных делах. Братья тоже сменились - впереди шел Лондруппа, а Чандруппа пас Пургонда.
  На ночлег устроились на симпатичной полянке - лес отступал, недалеко уже начиналась чисто горная тропинка через невысокий перевал Туап. Откуда-то сверху спускался говорливый ручеек, пересекал поляну и впадал в небольшое озерцо, окруженное невысоким камышом.
  Братья соорудили костерок, но дичь под ноги на этот раз им не попалась. Видимо, ее распугали Тары - впрочем, еды было достаточно и без того. Сварили бобов и солонины, Тиррал высыпал на одеяло оставшиеся с Гуа яблоки, у Рри отыскался завернутый в листья остро-сладкий корень килия, а Бомбар по окрестностям набрал кучу каких-то листочков и чай из них получился просто изумительный. В общем, ужин вышел на славу.
  Пока поели, стало темнеть. Дети устроили какую-то возню, в которой посильное участие принял Лондруппа. Его брат благодушно запихивал Пургонда в его спальный мешок, старик, против ожиданий, почти не ворчал. Днем, улучив момент, они провели короткое совещание, и помня происшествие прошлой ночи, решили его изолировать - так что Чандруппа взвалил мешок на спину и ушел на другой берег ручья. Там он, судя по звукам, его прикопал. Тиррал, во всяком случае, выяснять это не стал.
  Потихоньку начали укладываться и все остальные. Ночь обещала быть прохладной, для сохранения тепла Бомбар и Рри прикатили от берега несколько больших камней и положили в костер.
  - Рассказал бы нам что, - зевая попросил наставника Тарплидав. - Он знает кучу разных историй.
  Бомбар не стал отказываться.
  - История эта, вероятно будет особо интересна господину Тирралу, так как он является рыцарем обета. Произошло это много лет назад. Один рыцарь из славного рода Плидов также решил стать рыцарем обета. Для этого он выбрал самый простой путь и отправился в Храм Обетов на острове Коррад.
  - И что же ему там выпало? - поинтересовался Рри.
  - Убить дракона.
  - Ого, - восхитился Тиррал. - Тогда еще водились драконы?
  - Нет, - ответил Бомбар, - но если на камне обетов выбито такое условие, то кому-то ведь оно должно выпасть. А среди камней обетов есть очень старые. Самые первые, говорят, еще гномами сделаны.
  - Видимо, когда-то это было актуально, с драконами-то, - предположил Тарплидав. - А что было дальше?
  - Юный Плид не стал унывать. Ведь часто выпадают и куда более скверные обеты. Например, перекрыть реку Тасс, или разрушить город. Который, может, уже двести лет как разрушен.
  - Любопытная коллизия, - заметил Рри. - Я слышал о храме на Корраде. Но ведь туда сейчас никто не ездит, не правда ли?
  - Правда, - согласился Бомбар. - И не в последнюю очередь потому, что камни обетов выдавали такие вот несуразные условия. А обет все-таки вещь серьезная, и что делать, если выпадает что-то вроде "низвергнуть в прах нечестивого Ооза"? Беда в том, что монахи, как потом выяснилось, за взятки принимали от нечистых на руку людей разнообразные пожелания, выбивали их на камнях и подсовывали на каменные круги. А убирать - не особо их и уберешь, там очень хитрый механизм перемешивания и смены, вся система громоздкая, камней тысячи, выпадают случайно... Ооз давно низвергнут, а может быть и нет, наоборот, победил - а ведь все равно, что рыцарю обета делать?
  - Однофамильца искать? - предложил Тиррал.
  - С Оозом, кстати, был большой скандал, - словоохотливо ответил Бомбар. - Само пожелание на круги нанесли по приказу Паллона, тогдашнего князя Ассельсуата. Какой-то Ооз нападал на его крепости и вообще, всячески ему досаждал. Через много лет низвергнуть этого разбойника выпало одному барону по имени Бельт. Он оказался человеком предприимчивым, нашел в трактире какого-то бродячего философа, заплатил ему, тот ушел на Север и объявил себя Великим Оозом, Ниспровергателем Тронов, Повелителем Суши и Моря и еще бог знает кем. Грозил всем князьям земным и небесным.
  Задумано все было очень умно - слухи об этом Оозе докатываются до Столицы, наш Бельт, с согласия и благословения короля устремляется на Север, там этого Ниспровергателя низвергает... а низвергнуть не значит убить, в конце-то концов. Ооз тихо исчезает, а Бельт с почетом возвращается в Столицу, цепляет белый маршальский бант и все всем хорошо.
  Беда подкралась откуда не ждали. Лже-Ооз забрался далеко на Север, в Кулунису, а там народ темный, дикий... к тому же он оказался талантливым проповедником. В общем, пока слухи о нем доходили до столицы, вокруг него собралась целая армия. Всем вдруг захотелось ниспровергать троны. Философ наш сперва струхнул, потом решил идти до конца, мол будь что будет. И пошел - его армии спустились вдоль Луссы, взяли штурмом Боммель и Тарун, разгромили армию северного Лорда - им тогда был Пакулан, в будущем великий герой, я о нем еще расскажу, может быть, поучительная история. Так вот, король ужасно испугался. Бельт, увидев такие дела, попытался незаметно исчезнуть, но его отыскали и отправили выполнять обет. Причем в одиночку. Причем король присовокупил, что, мол, если обет будет выполнен, то быть Бельту маршалом, хотя бы и посмертно, а если он удерет - то сидеть ему в башне Гули до самой смерти.
  Что делать - в башню рыцарю обетов не хотелось. Плюнул на все и поехал в Боммель, там как раз была резиденция Ооза. По дороге его скрутили передовые отряды оозовской армии и хотели повесить, но их предводитель оказался человеком справедливым и издал приказ - мол если кто едет его низвергать, тот пусть приезжает свободно и делает столько попыток, сколько хочет. Желающих, правда, было мало, так как сам Ооз драться не выходил, с низвергателями разбиралась его гвардия, но с каждым он предварительно имел беседу. И вот Бельт попал к нему, на аудиенцию. Тот его, конечно, узнал. Смотрят друг на друга. Лже-Ооз стражу отослал, со слезами на глазах признается, что вся эта афера у него уже в печенках сидит, ему бы, как в былые времена, сидеть в кабаке да развлекать посетителей философскими байками. А не спрыгнешь - куча народу за ним прется, куда их всех девать? Все только-только во вкус вошли.
  Начали они думать, как из этого всего выбраться. И так не выходит, и сяк не выходит - нужно ведь, чтобы еще и сам Бельт в низвергателях оказался, да и мало того - чтобы его ненароком не вздернули.
  - Да, - уважительно протянул Лондруппа. - Я никогда не думал, что жизнь рыцаря настолько тяжела. И настолько почетна. - Он окинул взглядом Тиррала. Тот поежился.
  - А как они вышли из этой ситуации? - поинтересовался Рри.
  - Лже-Ооз вспомнил, что полный текст обета звучал так "Низвергнуть нечестивого Ооза". Вот ко второму слову и решил прицепиться. Перебрал все свои проповеди, нашел какой-то труднодоказуемый богословский догмат, да и устроил через два дня религиозный диспут. Мол приехал к нему знаменитейший философ, и он тут всем докажет, что его учение верно и правильно, а иначе - покинет войско и уйдет в Кильские пещеры на покаяние на двести лет. Сам же написал текст за себя и за Бельта, заставил того все вызубрить. Ну и диспут вышел на славу. Долго они препирались, судили и рядили, и в конце концов Ооз объявил Бельта победителем, а себя низвергнутым. Заявил, что каждый, кто будет продолжать его нечестивое дело Ниспровергателя Тронов и прочее навечно им проклинается и порекомендовал всем собравшимся вернуться к мирному труду.
  - Что, серьезно? - давясь от смеха, спросил Тиррал.
  - Абсолютно, - с серьезным лицом подтвердил Бомбар. - Армия сложила оружие. Ну, кто-то попытался продолжать бунт, даже нашелся некий новый Ооз, тоже ниспровергатель, но до философа ему было далеко. Правда он, возвращаясь на Север успел еще раз разгромить сколотившего себе новую армию лорда Пакулана, будущего великого полководца, но потом восстание как-то выдохлось и сошло на нет.
  А вот нашему Бельту не повезло - он возвратился в Столицу с почетом, но вместо чаемого им звания маршала и причисления к ордену белого цвета король, за успехи в религиозных диспутах сделал его архиепископом. Это был, наверное, самый несчастный архиепископ в мире. А Лже-Ооз выполнил свое обещание, ушел в Кильские пещеры и там, говорят, бродит до сих пор.
  - М-да, - хмыкнул Тарплидав. - Веселая жизнь была в старину.
  - А как же история про Плида и дракона? - вспомнил Тиррал.
  - Какого Плида? - зевая переспросил Бомбар.
  - А-а, неважно... - хихикнул Тиррал и тоже лег спать.
  Его глаза слипались - он успел увидеть, как Тарплидав с сестрой делят на двоих три одеяла, но уснул еще до окончания спора.
  Проснулся он, против обыкновения, рано. Все, еще спали. Он немного поворочался, потом все же встал - спать совершенно не хотелось.
  Над верхушками деревьев стоял туман. Ополоснув лицо в студеном ручейке Тиррал ни с того ни с сего решил заняться делом - взял меч и пошел на дальний конец поляны. Отойдя, как ему казалось, на достаточное расстояние, вынул меч из ножен - на этот раз вышло как по маслу - и встал в первую стойку. Выставил ногу, меч вперед и чуть-чуть в сторону, левая рука для противовеса чуть назад. Вспомнил упражнение - шаг в сторону, третья стойка, наклон, нападение, защита, нырок, нападение, два шага - и снова первая стойка. Никогда у него не получалось, а тут вдруг пошло - клинок рассек воздух, ноги сработали мягко и пружинисто, вовремя развернутый корпус сохранил устойчивость. Удивленный и слегка запыхавшийся Тиррал выпрямился, с уважением посмотрел на собственные руки... и как ужаленный обернулся на негромкие хлопки.
  Сзади него стояла Таресида. Зажав свой меч подмышкой, она с улыбкой аплодировала. Тиррал понял, что краснеет.
  - Э-э... доброе утро. Я... не хотел мешать вам спать, отошел подальше, и... - он запнулся.
  - Вы меня не разбудили, - вежливо ответила девушка. - Я привыкла вставать рано и, по странному совпадению, как правило, провожу утренние часы в упражнениях с мечом. Не желаете составить мне компанию?
  Тиррал кивнул прежде, чем сообразил, что Таресида может легко определить его истинный уровень. Он стиснул зубы.
  - Вообще-то, я...
  - А вы мне не покажете свой меч? - Таресида протянула руку.
  Тиррал сглотнул, кивнул и аккуратно вручил свой меч девушке. Их пальцы на мгновенье соприкоснулись - это почему-то заставило Таресиду покраснеть. Тиррал и без того был красным.
  Девушка положила свой меч на траву, повернулась и сделала несколько пробных взмахов. Потом хмыкнула, взвесила меч в руке, подбросила, поймала. Ударила наотмашь, развернулась в защиту - клинок описал поблескивающий круг - сделала резкий выпад, замерла. Кончик меча слегка подрагивал.
  - Вот это да, - задумчиво протянула девушка, возвращая меч хозяину. - Могу ли я узнать, откуда он у вас?
  - Это... это наше фамильное оружие.
  Таресида хмыкнула.
  - Славно то семейство, которое может себе это позволить. Я думала, что знаю всех обладателей легендарных мечей Таа.
  - О... о чем вы говорите? - запинаясь, спросил Тиррал.
  - У вас в руках знаменитое оружие, выкованное неизвестно сколько лет назад, неизвестно где и неизвестно кем. Гномами, вероятно. Знаменито же оно тем, что волшебное.
  - В смысле?
  - В самом прямом. Проявляется это по-разному. У него есть собственная душа или что-то в этом роде. Если он кого-то выбирает, то этот кто-то становится непобедим. Или что-то вроде того. Спросите у Бомбара, он выдаст вам исчерпывающую справку.
  Она коротко рассмеялась.
  - Братца ждет неприятный сюрприз. Он-то думает, что проиграл по чистой случайности. Я, честно говоря, тоже так думала.
  Тиррал принял он нее меч с некоторой опаской.
  - А вы точно... знаете? Я никогда не замечал этого, и...
  - Не заметить этого невозможно, - спокойно, глядя ему прямо в глаза, сказала девушка. - Откуда у вас этот меч?
  Тиррал упрямо наклонил голову.
  - Это наше фамильное оружие.
  Таресида пожала плечами.
  - Не хотите говорить - не надо. Я и так услышала от юной леди достаточно... интересного. Не знаю, что из услышанного отнести на детские фантазии. Но пророчества ее братца меня впечатлили. Я теперь поглядываю на него с некоторым страхом. - Она иронически улыбнулась. - Вдруг он и мне уготовит какую-то ужасную участь? И ведь придется поверить - раз так повелись куча взрослых, вроде бы, людей.
  Тиррал пожал плечами. Смущение и робость стали проходить и появилась, как ни странно, злость.
  - Это ваше дело, как ко всему этому относиться. Я вас не держу. Никто вас не держит. Можете уходить хоть сейчас.
  От отвернулся от девушки и пошел к деревьям. Но Таресида от него не отставала.
  - Еще она мне сказала, - ядовито произнесла она. - Что ее и вас связывают некоторые отношения. И что она, вроде бы, даже получила от вас некоторые безусловные подтверждения серьезности ваших намерений. Мне вот интересно, какие?
  Тиррал мрачно глянул на нее. Он чувствовал, что снова краснеет и снова злится.
  - Кажется, я понимаю, чем вызвано такое отношение к вам вашего брата. Вас что, как-то задевают отношения, сложившиеся - волею обстоятельств - в нашей компании?
  Таресида сверкнула глазами.
  - Почему это они меня должны задевать? - возмущенно спросила она. - Что это вы себе позволяете?
  - Ничего я себе не позволяю, - ответил закипающий Тиррал. - Если говорить прямо - извините, это не ваше дело. Я не могу запретить вам идти с нами, не могу запретить вам вынюхивать и высматривать, расспрашивать детей и все такое прочее. Но это не ваше дело и незачем вам... - он чувствовал, что путается, и это разозлило его еще больше. - В общем, делайте что хотите. Но это - не ваше дело.
  На гладком лбу девушки появилась складка.
  - Э-э... поясните, - с преувеличенной вежливостью попросила она. - Я...
  - Нечего тут пояснять, - отрубил Тиррал и, чувствуя себя полным дураком, почти убежал к ручью. Против ожиданий, девушка за ним не последовала. Исподтишка оглянувшись, он увидел, что она стоит и смотрит ему вслед. Потом Таресида пожала плечами, подняла свой меч и встала во вторую стойку. Тиррал ушел поглубже в редкие заросли и начал там размахивать своим волшебным клинком Таа. Но ничего похожего на утренний каскад у него так и не вышло. Единственное, что получилось - обменять злость на примерно литр пота.
  Тем временем потихоньку поднялись и остальные. Тарплидав иронично поглядывал на сидящих по разные стороны поляны потных и мокрых Тиррала и Таресиду - видно, в голове у него уже зародились неправильные мысли по этому поводу. Чандруппа и Лондруппа взялись готовить завтрак, дети вились вокруг них, Рри о чем-то расспрашивал Пургонда.
  Пожевав испеченных братьями лепешек, Тиррал подошел к магу.
  - Энни наговорила всякого этой...
  Рри понятливо кивнул.
  - Я уже поговорил с братьями. Монона они возьмут на себя. А девочкой лучше всего заняться вам.
  - Почему мне? - недовольно спросил Тиррал.
  - Потому, что мне она предпочтет Таресиду, а вам не предпочтет никого, - объяснил маг.
  - А ты в это время будешь точить лясы с Бомбаром, да? - сварливо ответил Тиррал. Он понимал, что Рри прав, от этого его настроение только еще больше портилось. День начался ни к черту.
  - Да, если вы позволите, - вежливо ответил маг. - Правда со мной он далеко не так откровенен, как, возможно, с вами. Он действительно считает, что находится гораздо выше меня по социальной лестнице. Я его, в общем, не разубеждаю. Тем более, что это в некотором роде соответствует действительности.
  Тиррал вспомнил, что хотел спросить у мага про меч Таа, но народ уже собирался в путь.
  - Ладно... когда этот Бомбар тебе надоест - подойди ко мне, ага? - бросил он магу, направляясь к своему мешку. - Поможешь с девчонкой и кое-что я узнать хочу.
  Маг кивнул.
  - Хорошо.
  Таресида попыталась снова завладеть девчушкой, но Энолида, увидев намерения Тиррала, выдралась у нее из рук и с радостным визгом повисла у него на шее. Тот кое-как увернулся от ее мокрого поцелуя, и, стараясь не замечать издевательский взгляд девушки, бодро взял девчушку за руку и они потопали вслед за Чандруппой. Таресида поискала глазами Монона - тот уже вцепился в Лондруппу и как зачарованный слушал его очередную байку. Рядом с ними приплясывал Пургонд.
  Улыбка Таресиды стала еще более издевательской. Она громко и отчетливо хмыкнула и, ни на кого не глядя, пошла вверх по тропе. Тарплидав, Бомбар и Рри тронулись за ней.
  Тропа некоторое время петляла по травянистым склонам. Худшие опасения Тиррала не оправдались - Энолида шла рядом тихая, как мышка - в основном вертела головой, оглядываясь по сторонам и впитывая окружающие виды. Идти, несмотря на подъем, было нетяжело, и настроение его потихоньку стало улучшаться.
  Часа через два его догнал Рри.
  - Ну как, выудил что-нибудь? - спросил у него вполголоса Тиррал.
  Маг вздохнул.
  - Увы, немного. Удивительный человек! При разговоре с господином Тарплидавом он - сама любезность, шпильки госпожи Таресиды переносит с поистине каменным спокойствием, к вам, насколько я понимаю, также относится более, чем хорошо. Но насколько капризен, чванлив и несносен он становится, когда господа исчезают с поля зрения. - Рри усмехнулся. - Но кое-что мне все же удалось узнать. До поступления к Тарам - правда произошло это довольно давно - он занимался совсем другими видами деятельности. Я пока не определил в точности - какими, но думаю, что это лишь вопрос времени. К тому же я узнал, что в путь меча господин Тарплидав ушел основательно поссорившись с отцом. Похоже, что по характеру он не очень отличается от своей вспыльчивой сестры. Просто лучше умеет собой владеть.
  - Понятно, - проворчал Тиррал.
  - Госпожа Таресида явно намного более внимательно слушала уроки своего наставника, - продолжал Рри. - Она гораздо более образована. Хотя и господин Тарплидав вовсе не прост.
  - Кстати, я могу пока пойти с девочкой, - добавил он.
  - Да нет, не надо. Я справляюсь, - ответил Тиррал. - Я, собственно, хотел у тебя еще кое-что выяснить. Сегодня утром... - он запнулся. Никак не мог решить, насколько откровенным ему надо быть с Рри. Говорить ли о том, что это - не его меч?
  Повисла пауза. Рри ждал продолжения.
  - Что ты знаешь о мечах Таа?
  Маг пожал плечами.
  - Немного. Созданы, скорее всего, гномами. Либо под их руководством. По легенде - обладают душой. Сейчас известны всего четыре экземпляра. Два - в Приштуате, один в Ассылчуате и один - в монастыре Тоон, в Барданчуате. Все четыре, как бы сказать, недействующие.
  - Как это?
  - Эти мечи ... к сожалению, я действительно мало об этом знаю. Все известные мечи считаются мертвыми. Что это значит, я не знаю. Вроде бы их нельзя использовать - не держат кромку, плавает баланс, еще что-то...
  - А... живой, скажем? Как он работает?
  - Живой, вроде бы, взаимодействует с человеком. Определяет силу его кисти, хват, движения. Становится либо гибче, либо тверже; может удлиняться и укорачиваться. Особенно в руках хозяина, но в принципе, помогает многим его взявшим. А некоторым другим, вроде бы, мешает.
  - А что его хозяин?
  - Он его сам выбирает. Как - не спрашивайте, не знаю. Если хотите, я попробую спросить у Бомбара, хотя в данном случае вам будет лучше действовать самому - со мной он, как я уже говорил, не особенно откровенен. Правда я не совсем понимаю, чем вызван ваш интерес к этим самым мечам Таа.
  Тиррал проигнорировал вопросительные интонации последней фразы. Некоторое время Рри ждал продолжения, потом слегка пожал плечами и отстал. Энолида оторвалась от рук и побежала догонять братика - так как Таресида отстала, Тиррал это ей позволил. Дети начали было носиться, но эту активность быстро пресек маг - взял их за руки и начал рассказывать какую-то историю.
  Тропа вывела их на ветреный гребень Туапа, оттуда заскользила вниз. Через час спуска Чандруппа остановился и объявил привал. Пока путники растянулись на траве и перекусывали, он о чем-то совещался с братом. Изредка они о чем-то спрашивали Пургонда, да пару раз Лондруппа его пнул.
  - Где-то здесь надо сворачивать, - ответил Чандруппа на немой вопрос Тиррала. - Если идти дальше, то сворачиваем на юг и попадем прямиком на хребет Таски, а это нам совсем не нужно. Долины Пати-Патуа севернее.
  - А что этот говорит? - осведомился Тиррал.
  - Молчит. Либо отнекивается, что давно там не был. Черт его знает. То рвался нас туда поскорее доставить, теперь вдруг упирается.
  К ним подошли Тары в сопровождении Бомбара.
  - Решаете, куда направиться дальше? - спросил Бомбар. - Если в Приштуат, то прямо через вон тот хребет.
  - Нет, нам отсюда надо на север.
  - Уж не к горячим ли источникам? - удивился Бомбар. - Тогда лучше вам было идти через Барданчуат. По королевской дороге, вверх по долине Примы, потом повернуть у Занта, там свернуть к Пильтуазу, благо дорог много, долина изъезженная. А оттуда до горячих источников в верховьях Лиссы рукой подать. А отсюда... даже не знаю.
  Тиррал пожал плечами.
  - Дорога тут должна быть, - не очень уверенно сказал он. - Главное - ее найти. И нам нужно не на горячие источники. У меня же не водный обет, а каменный.
  Тарплидав скривился, но промолчал.
  - Но если мы сейчас пойдем на север... тут ведь ничего нет! - воскликнул Бомбар. - В чем ваша цель? Как сформулирован ваш обет?
  - Это тайна, - важно заявил Тиррал. - Содержанием обета нельзя делиться с посторонними.
  - Никогда не слышал о таком, - пробормотал Бомбар.
  - В любом случае, нам отсюда надо на север, - сказал подошедший Рри. - И именно с этой стороны хребта. Дорога должна быть.
  Лондруппа понял его по-своему.
  - Счас найдем, - объявил он, взвалил Пургонда на спину и пошел куда-то вглубь леса. Чандруппа поспешил за ним, громко рассуждая о том, что они без труда найдут в окрестностях ургайский тис, он видел его темно-зеленые купы с гребня. Пургонд завозился в своем мешке.
  Тарплидав проводил взглядом всю троицу, потом вопросительно посмотрел на Тиррала.
  - Странные у вас способы отыскания путей, - задумчиво сообщил он. - Очень странные. Надеюсь, что их эффективность высока. Не хотелось бы сейчас топать обратно на королевскую дорогу.
  - Я думаю, что беспокоиться не о чем, - сказал Рри. И оказался прав - менее, чем через полчаса объявился Чандруппа и сообщил, что нужная им тропа находится выше - они ее успели пройти. Пришлось снова топать на гребень Туапа и какое-то время петлять там между валунов.
  Сначала сыскалась тропинка она вилась по склону, ныряя в каждую ложбинку и прячась за камни - со стороны обнаружить ее было очень трудно. Быстро сбежав вниз по склону она вывела путников на дорогу - ровную и чистую, будто кто за ней ухаживал. Бомбар не скрывал своего удивления, а Рри, отпустив Энолиду - вернее, сдав ее Тирралу - начал прямо на ходу набрасывать ее план на чистой стороне одного из многочисленных своих свитков. Таресида тоже вертела головой, она и заметила первый мерный камень.
  - Либо со мной что-то не в порядке, - торжественно заявил Бомбар после тщательного осмотра высокой стелы с нанесенными на ней непонятными значками, - либо мы идем по гномской дороге. Совершенно невероятно! В мире всего-то известно два пути, отмеченных такими камнями. Мы совершили самое настоящее открытие!
  - Угум, - равнодушно откликнулся Тарплидав. - Только какой дурак будет ходить в столь безлюдной местности по этому твоему открытию? Которое может, кстати, в любой момент закрыться - гномы, насколько мне известно, под землей жили.
  - Все равно, - горячо возразил Бомбар. - Это открытие. Оно будет занесено в анналы - ведь все связанное с гномами является священным. Это дорога, по которой ходили наши далекие предки, и...
  - Теория о происхождении людей от гномов не выдерживает никакой критики, - сообщил ему Рри. - Доподлинно известно, что гномы и люди жили в одно и то же время, более того, гномы выполняли заказы земных королей. Известные факты говорят, что...
  - А от кого тогда произошли люди? - язвительно перебил его Бомбар. - Все факты говорят, что сначала на земле появились гномы, потом - люди, а через какое-то время гномы исчезли. Чего еще вам надо?
  - Заладил, - мрачно заявил Тарплидав. - Смею напомнить глубокоуважаемым ученым, что лично мне и, подозреваю, остальным участникам этого похода все ваши дискуссии глубоко по барабану. Лично мне интересно, далеко ли мы уйдем по этой загадочной гномской дороге. И не придется ли потом возвращаться на королевскую.
  - Я предлагаю прекратить дискуссии, - сказал Тиррал. - Пойдем по этой дороге. Как далеко - посмотрим.
  - А потом с помощью уже продемонстрированного способа найдем еще какую-нибудь, - ухмыльнувшись, заявил Тарплидав. Таресида прыснула. Тиррал смерил их угрюмым взглядом и пошел вперед.
  Против мрачных ожиданий молодого Тара дорога и не думала заканчиваться. Она шла по границе леса, то приближаясь к хребту, то отдаляясь от него, чистая и ровная. Через определенные промежутки на обочинах стояли парные стелы характерной формы - мерные гномские камни. Их поверхность густо усеивали разнообразные значки. Ни Бомбар, ни Рри не знали, что они означают.
  - А было бы здорово прочитать, что тут написано, - ни к кому не обращаясь заявил Тарплидав, разглядывая очередной такой камень. Рри на скорую руку перерисовывал изображения на камне.
  - Вряд ли нам это помогло бы, - заметил Бомбар. - Мышление гномов было слишком уж образным. Притом, если это дорожный указатель, а не, например, молитва о легком пути.
  Когда уже начинало смеркаться, дорога как по заказу вывела их на полянку, идеально подходившую для устройства лагеря. С горы сбегал ручей, под редкими пышными деревьями удобно было расположиться на ночлег, а в центре камнями был выложен круг. Костер разожгли именно там - Бомбар и Рри быстро приготовили нехитрый ужин. Как ни странно, особой усталости не ощущалось, хотя прошли они сегодня довольно много. Дорога давала силы, объявил Бомбар и тут даже Тарплидав не нашелся, чем возразить. Действительно, идти по ней было удивительно легко.
  - Странно все же, что никто до сих пор не обнаружил эту дорогу, - заметил Тиррал, закончив ужин. Уже темнело, все собрались вокруг костра - даже Пургонда пока оставили, хотя Лондруппа сидел рядом с ним. Старик был мрачен, сидел неподвижно, как статуя, завернувшись в свой дырявый плащ. То сверлил взглядом землю, то косился на братьев и на Тиррала. На других почему-то не смотрел, даже на столь интересовавшую его раньше Энолиду.
  - А ничего странного, господин Тиррал, - ответил ему Бомбар. - Заметьте, с каким трудом мы ее нашли - и то лишь благодаря помощи нашего уважаемого проводника. - Последовал поклон в сторону Пургонда, тот его проигнорировал. - Я уверен, что дорога эта с кряжа не видна. Видите, что почти везде он над нами нависает - оттуда, думаю, кажется, что лес подходит к самой горе. То есть случайно на нее выйти невозможно.
  - А вот почему она по земле идет? - спросил Тарплидав. - Гномы, они ведь подземные жители.
  - Не совсем подземные, - ответил ему наставник. - Их основные поселения действительно находились под землей, в пещерах. Но путешествовать они предпочитали на поверхности земли.
  - Смешно представить себе гномов, которые ради того, чтобы сходить в гости к соседям копали бы тоннель от Торквата до Птичьего кряжа, - ехидно заметила Таресида.
  Тарплидав пожал плечами.
  - Всегда говорят, что гномы жили под землей. Логично предположить, что там они проводили все время.
  - Ты вот живешь в доме, но иногда почему-то из них выходишь и тоже прогуливаешься по открытой местности, - продолжала ехидничать его сестра. Тарплидав не стушевался.
  - Если бы я в одном большом доме и жил, и работал, и гулял и развлекался - разве я бы строил такие широкие и удобные дороги?
  - Да ты бы вообще ничего не строил, хоть где живи.
  Тарплидав вздохнул и ничего не ответил. Видимо, спорить с сестрой посчитал себе дороже.
  Таресида посмотрела по сторонам, словно выискивая, к кому еще прицепиться. Взгляд ее задержался на Тиррале.
  - Неужели уважаемый господин Тиррал так и не расскажет нам всем о целях своего похода? - последовал вопрос, заданный подчеркнуто уважительным, чуть ли не подобострастным тоном.
  - Всему свое время, уважаемая Таресида. Напомню, что я совершенно не настаивал на том, чтобы вы или кто-либо присоединились к нам.
  Тарплидав ухмыльнулся, но промолчал. Тиррал понял, что начинает закипать. Таресида могла вывести из себя кого угодно.
  - Но ведь вы же понимаете, что мы все сгораем от любопытства. Да я же не за себя прошу, а за моего брата. Неужели он так и сгорит, не утолив свою честь?
  - Честь не утоляют, - заметил Тарплидав, но сестра не обратила на него внимания.
  Тиррал не успел ответить.
  - Я так думаю, - вступил в разговор Рри. - Здесь все дело в доверии. Вопросы чести - очень важные вопросы и в большинстве случаев они лежат выше всех прочих. Но бывают и исключения.
  - Какие исключения? - раздраженно спросила Таресида. Маг в качестве собеседника ее явно не устраивал.
  - Самые разные, - спокойно отвечал Рри. - Я так думаю, что уважаемый наставник Бомбар сможет вспомнить несколько случаев, когда благородный господин поступался своей честью ради дел, которые считал более важными.
  Расположившийся со всеми удобствами и прихлебывающий чай Бомбар кивнул.
  - Действительно, такие случаи были. Взять хоть Прунтиала, его история положена в основу замечательной книги "Вдохновение", приписываемой Дурму. Этот Прунтиал, принадлежавший к одной из знатнейших фамилий Арданчуата, будучи оскорблен своими товарищами, не стал требовать от них немедленного удовлетворения, так как надвигалась война. Когда она закончилась, выяснилось, что все оскорбившие его убиты или умерли от ран и болезней, а сам он остался цел и невредим. Но так как честь его все еще требовала восстановления, то он был вынужден решать этот вопрос через храм Моря в Бурране. Там в вопросе разобрались досконально. Само оскорбление состояло в том, что Прунтиала обвинили в карточном мухлеже, в то время как он играл честно. На него наложили епитимью - не играть два года, два месяца, два дня и два часа. Хотя он и возражал - его оскорбили и на него же и епитимья, но боги решили так, а судиться с ними - себе дороже. Делать без карт ему стало нечего, он поехал куда-то на Север и совершил там великие подвиги, а вернувшись в Столицу женился.
  - Занимательная история, - пробормотал Тиррал.
  - Однако мы отвлеклись, - снова заговорила неумолимая Таресида. - Я напомню, что описанная ситуация отличается от нашей. Там сам оскорбленный решал, что ему делать. Здесь - не так.
  - Почему это не так? - удивился Тарплидав. - Во первых, я не оскорбленный. Победил меня господин Тиррал честно, хотя и необычным способом. Если бы он отказался дать мне реванш - тогда да, это было бы оскорбление. Но он не отказался - просто отсрочил его и я решил последовать за господином Тирралом, куда бы он не отправился и получить требуемое сразу по истечение его иных обязательств.
  - Да, ваш брат прав, - добавил Бомбар. - Ситуация тут следующая - занят иными делами тут не оскорбленный, а иное лицо. То есть, уважаемый господин Тиррал. И законы чести решают вопрос в его пользу - его отказ от немедленного удовлетворения законного права господина Тарплидава как оскорбление рассматриваться не может.
  - Немедленного! - воскликнула Таресида. - То есть тут возможно промедление. Каково оно? Ведь уважаемый господин Тиррал может гулять по этим горам до начала зимы, отговариваясь какой-то неведомой нам необходимостью. В какой момент мой брат окажется оскорбленным?
  Бомбар задумался.
  - Видимо, - медленно проговорил он. - Этот момент наступит, когда господин Тарплидав определит, что цель уважаемого господина Тиррала не важнее, чем удовлетворение его задетой части.
  - Но ведь чтобы решить это, нужно знать эту цель? - напирала Таресида.
  - Да, пожалуй, - согласился Бомбар.
  Большая часть компании с интересом следила за диспутом. Только дети начали потихоньку клевать носом, да Пургонд продолжал рассматривать землю.
  - Значит уважаемый господин Тиррал должен об этой цели нам рассказать!
  - Не обязательно, - возразил Бомбар. - Здесь нет строгой регламентации, но общий порядок таков - господин Тарплидав должен следовать за уважаемым господином Тирралом вплоть до прояснения его цели, или! - здесь наставник поднял палец, реагируя на подавшуюся вперед Таресиду. - До того времени, когда его терпение иссякнет и он поймет, что в ближайшее время ничего он про эту цель не выяснит.
  - И что тогда? - полюбопытствовал Тиррал.
  - Тогда господин Тарплидав может вести себя двояким образом, - разъяснил Бомбар. - Либо он, доверяя вам и продолжая высоко ставить лежащую перед вами цель откладывается от вашей компании и ждет, когда вы освободитесь, либо производит конвертацию, то есть наносит вам публичное оскорбление, примерно равное своему, накопившемуся к тому времени. Таким образом дело переходит в ведение самого уважаемого господина Тиррала. Либо он откладывает удовлетворение своей чести - что будет являться доказательством серьезности его цели, либо вызывает господина Тарплидава на поединок - и тогда этот поединок засчитывается дважды, как инициальный для одного и как реванш для другого.
  - Во как! - поразился слушавший во все уши Чандруппа. - А скажите, уважаемый наставник Бомбар, если в этом двойном поединке победит уважаемый господин Тарплидав, будет ли господин Тиррал иметь право на реванш?
  - Конечно!
  - А наоборот?
  - Если победа окажется за уважаемым господином Тирралом? Тогда первое дело - по которому поединок рассматривается как реванш - будет закрыто, а по второму право на реванш будет уже у господина Тарплидава.
  - То есть, теоретически может сложиться ситуация, при которой мы с господином Тирралом будем драться вечно? - осведомился Тарплидав.
  - Да, это так называемая цепная ситуация, - пояснил Бомбар. - Лет сто назад такое выяснение отношений между Порвасолом из рода Поров и Диргаботом из род Диров продолжалось без трех месяцев семнадцать лет. Насколько мне известно, это рекорд.
  Впечатленные, путники замолкли. Потом снова подала голос Таресида.
  - И все же, мне хочется знать, сколько еще мы будем вот так ходить за уважаемым господином Тирралом?
  Тарплидав хмыкнул.
  - Бомбар же ясно тебе сказал - пока у меня не иссякнет терпение.
  - И когда оно у тебя иссякнет?
  - Когда мне станет скучно.
  - А когда тебе станет скучно?
  - Когда ты от меня отстанешь, - хихикнул Тарплидав. - А так как этого не произойдет никогда...
  Таресида зарычала:
  - Значит ты будешь таскаться по этим горам только ради того, чтобы позлить меня?
  Раскалившуюся обстановку разрядил Рри.
  - Уважаемые господин Тарплидав, уважаемая госпожа Таресида. Вам нет нужды ссориться, так как цель у нашего путешествия есть и она лежит во вполне обозримом будущем. Так что нужно лишь совсем немного набраться терпения.
  - У меня-то оно есть, - заметил Тарплидав. - А вот у этой дикой кошки...
  Таресида зыркнула на него, но ответила на удивление спокойно.
  - У меня его тоже хватит. На некоторое время. Но не могу не отметить, что если бы я имела хотя бы общее представление о том, что и когда нас может ожидать, терпения у меня было бы гораздо больше. Да и то, что я уже знаю... - она покосилась на засыпающую Энолиду.
  - Давайте уже и спать, - предложил Бомбар. Тиррал с удивлением обнаружил, что уже стемнело.
  - По дороге идется хорошо, так что завтра попытаемся пройти побольше, - сказал он. Возражений не последовало и все разбрелись по поляне, выбирая место для ночлега. Детьми занялся Рри, братья потащили Пургонда в лес - он шел молча, не ругался и не жаловался. Тары расположились поодаль, Тиррал помог магу устроить поудобнее детей и сам лег рядом.
  Утром он снова проснулся рано. Успел увидеть уходящую в лес Таресиду - шла заниматься, понял он. Вскочил, хотел последовать за ней - но застеснялся и отошел в противоположном направлении.
  В это утро у него получалось хорошо. Меч на диво удобно лежал в руке. Тиррал понял, что для хорошей работы с ним нужно постараться очистить голову от всех лишних мыслей - как только это ему удавалось, все упражнения начинали выполняться сами собой. Как только в голову лезло что непрошеное, сразу же начинались проблемы.
  Когда он вернулся, потный, но довольный, обнаружил, что все уже встали. Таресида вернулась одновременно с ним - против ожидания, с ее стороны не последовало ни шпилек, ни иронии - она улыбнулась, пожелала ему доброго утра и ушла умываться к ручью. Тиррала это почему-то воодушевило.
  Вышли рано, шли хорошо и быстро. Порядок следования был уже устоявшийся - впереди кто-то из братьев с Пургондом, за ним маг и Тиррал с детьми, далее - Тары, и второй южанин в качестве замыкающего. Дорога все также вилась вдоль гор, на кромке леса, с севера вслед за хребтом потихоньку забирая на северо-восток.
  Дневного привала устраивать не стали, перекусили на ходу. Решили пораньше встать на ночлег.
  Ближе к вечеру, когда уже начали удлиняться тени, нашли для него место - большая полянка, с ручьем и каменным кругом посередине, почти копия той, на которой они ночевали днем ранее.
  До темноты еще было время. Лондруппа и Чандруппа, по просьбе Тиррала, занялись детьми, устроили с ними какие-то игры с киданием камешков на расчерченный песок. Пургонд сидел рядом и сверлил взглядом противоположный склон - настроение у него было отвратительным. Бомбар отвел в сторону Тарплидава и в чем-то его горячо убеждал; Рри предложил Тирралу подняться на гребень и осмотреться. Таресида увязалась за ними.
  Сначала немного прошли по дороге, потом свернули и полезли прямо вверх, цепляясь руками за камни. Подъем был крутой, но камни держались хорошо и для того, чтобы взойти на гребень им потребовалось не более получаса.
  Там было ветрено, но не очень холодно. Рри, искоса посмотрев на Таресиду, пошел вперед, к нависающей над лесом скале. Тиррал было пошел за ним, но девушка его остановила.
  - Я... я наверное должна извиниться, - разглядывая свои сапоги сказала она. Уши ее покраснели. - У меня, наверное, и в самом деле скверный характер. Я вовсе не думаю, что вы пытаетесь нас надуть, что вы глупые, что идете не туда и вообще. Извините меня.
  Тиррал молча, в полном недоумении смотрел на нее.
  - И что к девочке я приставала... не сердитесь на нее, она мне на самом деле сказала очень мало. То есть... ну, про вашу помолвку - я думаю, это шутка. Не относитесь серьезно. Я действительно очень сожалею.
  Тиррал прочистил горло.
  - Я вовсе на вас не обижаюсь, - объявил он преувеличенно громко. - Совсем нет. Хотя вы и... в общем, не обижаюсь я. Я, если говорить честно, очень рад, что вы пошли с нами. - он замолк.
  - Хорошо, - сказала Таресида и ее лицо озарила улыбка. - Знаете, мне очень трудно было это сказать. На самом деле я первый раз в жизни перед кем-то извиняюсь. Хотя я часто чувствовала себя виноватой. Но извиняться... вы первый. Честно. И так на душе полегчало.
  Под ее открытым сияющим взглядом Тиррал медленно краснел.
  - Я очень рад, - прокашлял он. - Да, очень за вас рад. Давайте пойдем, посмотрим.
  Таресида кивнула и вдруг взяла его под руку. Тиррал вспотел. Сделав несколько шагов, он обнаружил, что ноги у него заплетаются - он совершенно не умел себя вести с девушками. Энолида в ее взрослом варианте - другое дело, она оставалась наивной девчушкой, а тут перед ним такая красавица, да еще и аристократка. То, что называют отличной партией. И вообще - тут Тиррал оборвал свои мысли, потекшие явно в ненадлежащем направлении. Рука Таресиды под локтем жгла его, как раскаленная.
  Скосив глаза на девушку он увидел на ее лице лукавую улыбку и совсем смешался.
  - Вы, похоже, немного смущены, - мелодично сказала она. - Вы не представляете, как мне это приятно. Можно сказать в первый раз более менее хорошо знакомый мужчина реагирует на меня как на женщину.
  Тиррал попытался что-то ответить, но из горла у него вырвался какой-то скрежет. Таресида улыбнулась.
  - Все, все, прекращаю вас дразнить. Бога ради, успокойтесь, а то не ровен час свалитесь со скалы. Ну же! - ее зеленые глаза смеялись. - А не то скажу какую-нибудь гадость.
  Тиррал глубоко вздохнул.
  - Вы мне тоже очень нравитесь, - вырвалось вдруг у него помимо желания. Увидев широко открывшиеся глаза девушки, он сообразил, что ляпнул и чуть не спрыгнул от смущения вниз.
  Таресида покачала головой.
  - Десять-ноль в вашу пользу, - сообщила она Тирралу. - Чистая победа. Я прошу у вас времени, чтобы обдумать свой ответ. Хорошо?
  Против ожидания, она совсем не издевалась - губы слегка улыбались, но глаза были серьезными.
  Они еще немного постояли друг напротив друга - Тиррал упорно смотрел в сторону, Таресида, не отпуская его локоть, вглядывалась ему в лицо. В таком положении их застал маг.
  - Я извиняюсь, если прерываю ваш диалог, - вежливо сказал он и поклонился девушке. - Но мне необходимо кое о чем посоветоваться с господином Тирралом. Я обещаю, что верну его вам сразу же по окончании нашего разговора.
  Таресида кивнула и улыбнулась.
  - Надеюсь, ненадолго, - весело сказала она, отпуская локоть Тиррала. - Я тут пока прогуляюсь и поглазею на окрестности. Подслушивать не буду, - она подмигнула магу и пошла в противоположном направлении.
  Тиррал прокашлялся, не доверяя речевому аппарату. Рри внимательно смотрел на удаляющуюся Таресиду, потом столь же внимательно оглядел своего господина.
  - Э-э... о чем ты хотел со мной поговорить? - спросил его Тиррал.
  - Давайте пройдем немного вперед, - предложил ему маг. - Вон туда, к скале. Оттуда открывается хороший вид.
  Вид с края скалы и впрямь открывался ошеломительный. Прямо перед ними лежала длинная долина, вся заросшая лесом, похожим отсюда на ковер темно-зеленого цвета. Кое-где среди деревьев торчали выбеленные временем и дождями скалы. Дальний край долины окаймляла неровная скалистая стенка.
  Справа Тиррал увидел путь, по которому они пришли - гномская дорога выделялась на сером фоне, были даже видны несколько мерных камней. Дорога эта продолжалась и влево, причем довольно далеко. Лагерь был где-то под ними.
  - Угум, завтра по этой дороге пойдем, - согласился Тиррал. Но маг помотал головой.
  - Посмотрите внимательнее влево. Вон там, где хребет снижается, видите? Это похоже на скалу, но это не скала.
  Тиррал присмотрелся. Дорога вилась вдоль скал, а потом... потом ныряла под полуразрушенную арку. Дальше виднелись не просто камни - это явно было творение рук человеческих. Или не человеческих.
  - Это еще что такое? - охрипшим голосом спросил он у мага.
  - Не знаю, - ответил Рри. - Не Порат, это точно. Тот по всем описаниям находился у озера, и описание долины не соответствует, там протекала река. И наша цель, если верить старику, еще достаточно далеко - найденная им долина должна быть вон за теми горами, - он ткнул пальцем на северо-восток. - Хребет поворачивает в ту сторону, и если дорога продолжается вдоль него - ведет нас именно туда... и по пути пересекает эти развалины.
  - И что это значит? Это город гномов?
  Маг вздохнул.
  - Если бы знать. Понимаете... мы наткнулись на гномскую дорогу, а сейчас вот стоим на гномском же сторожевом посту. И это все, что я могу сказать определенно. По слухам, гномы не строили городов на поверхности. Но точно ли мы это знаем?
  - А с чего ты взял, что это пост?
  - А видите, насколько хорошо видна дорога? А ведь дороги гномов проложены так, что ее можно пять раз пересечь - и не увидеть. Мы ведь сначала пересекли ее там, на Туапе, не заметили? И я не заметил, только потом сообразил, и старик искать ее пошел вверх - потому, что там на нее выход. И она, видимо, идет вдоль хребтов - этот без имени, дальше Туап, потом, наверное, Ленни-Тан и дальше к югу. А вперед непонятно, долина эта замкнутая, она должна упираться в гору либо идти вокруг.
  Он помолчал.
  - А что касается поста - отойдите-ка в сторону и попробуйте найти дорогу.
  Тиррал последовал его совету... и ничего не увидел, хотя и свесился с соседней скалы по пояс. Ничего - только скалы и лес.
  - Здорово, - протянул он.
  - Еще как, - ответил ему маг. Он явно был возбужден. - Готов спорить с кем угодно, что снизу нас будет видно только если мы будем стоять на краю этой вот скалы.
  - Ладно, а дальше-то что?
  Маг снова вздохнул.
  - Знаете, я не очень-то верил старику. Но то, что он отыскал эту дорогу заставляет меня отнестись к нашему походу с полной серьезностью. Ведь это невероятно. Дороге этой по самым скромным прикидкам больше двух тысяч лет, она ровесница Пората, а может даже старше его. И впереди - развалины города или крепости, и эта крепость, построена вместе с дорогой, иначе не может быть. То есть дорога эта действительно может нас привести ...
  Маг замолк.
  - К чему привести? - поторопил его Тиррал.
  - Вот это мне и хотелось бы узнать в точности, - ответил Рри. - Слишком все просто - придем в какой-то древний город, там и золото, и старые книги и все, что душа пожелает. Не бывает так.
  - Почему?
  - Все в этом мире имеет свою цену. Бывает, что сваливается на человека удача, но потом ему все равно приходится так или иначе платить. А мы с вами прошли Лабиринт.
  - И что?
  - Лабиринт приводит в движение мир вокруг нас. Помните, я вам об этом говорил?
  Тиррал кивнул.
  - Ну помню. Но что с того-то? Не пойму я тебя.
  Маг вздохнул.
  - Мне нужно это дополнительно обдумать.
  - Ты же вроде рад должен быть, - удивился Тиррал. - Древности всякие, волшебство твое. А на тебе лица нет.
  Маг грустно усмехнулся.
  - Рад-то я рад. Меня, если честно, аж подбрасывает от нетерпения. Не спал бы, вперед шел и шел. Но... - он замолчал.
  - Чего но? - поторопил его Тиррал.
  - Вы предсказание Монона помните?
  Тиррал почесал в затылке. Потом отошел немного, выбрал камешек и сел.
  - Кажется, я начинаю понимать, куда ты клонишь, - медленно сказал он. - Думаешь, что и впрямь затевается что-то совсем нехорошее, и нам предстоит принять во всем этом участие?
  Маг кивнул.
  - Мне, конечно, по роду занятий положено верить в предсказания и толковать предзнаменования. И я отнюдь не кривил душой, когда призывал вас серьезно отнестись к словам мальчика. Однако, я очень часто видел, как грозные формулы в реальной жизни претворяются в грандиозный рыбацкий улов, драку с соседом или встречу с девушкой из другой деревни. В предсказаниях такого рода важна структура, они всегда делаются одними и теми же словами. И по разного рода косвенным показателям можно судить о том, что последует за всеми этими пророчествами. Что происходит после, например, через день, через два дня - дождь, или ветер, спутавший сети, скисшее молоко, ссора двух женщин на рынке - это все нормально и свидетельствует о нормальном масштабе предсказанных событий. То есть это означает, что их масштаб будет невелик, в них окажутся замешанными небольшое количество людей и ... вам это, наверное, не очень интересно? Я могу долго об этом распространяться - ведь это моя специальность.
  Тиррал кивнул.
  - Давай, переходи сразу к выводам.
  Маг кивнул.
  - Ключевые события после первого пророчества Монона - увеличение роста Энолиды. Затем встреча с Чандруппой и Лондруппой, второе пророчество Монона. Связанное с первым и определенным образом его развивающее. Затем - поимка Пургонда и решение братьев идти вместе с нами. Вы заметили, насколько быстро они поменяли свое первоначальное решение? Не пришлось ни уговаривать, ни переубеждать. Потом имеется некоторый провал - по выходу из Лабиринта ничего не произошло, хотя я даже желания вашего не знаю, так что...
  - Кое-что произошло, - мрачно возразил ему Тиррал.
  - Что именно?
  - У меня не было меча и я, соответственно, ничего не оставлял в Азанукаре. Но в центре Лабиринта я соврал Энолиде, что меч у меня есть и что его принесут в Гуа. Его и принесли.
  Маг глубоко вздохнул.
  - Понимаю. Это, кажется, потребует пересмотра кое-каких моих выводов. И ваши вопросы о мечах Таа, значит...
  - Ага. Таресида попросила у меня этот меч, поупражнялась с ним и сказала, что он волшебный.
  Глаза мага заблестели.
  - Нельзя ли мне на него взглянуть?
  Тиррал кивнул и вынул из ножен меч. После памятного поединка с Тарплидавом он не испытывал с этим никаких проблем. Вообще, в первое время непривычный, сейчас меч почти сливался с ним. Временами Тиррал почти забывал о нем.
  Осторожно взяв светло-серый клинок, маг взвесил его на ладонях. Потом закрыл глаза, покачал его перед собой. Вернул.
  - Любопытно. Что-то в нем есть, но если бы вы не сказали, я бы не назвал это магией. Очень любопытно. Было бы интересно его исследовать повнимательнее.
  Тиррал кивнул, потом поторопил Рри.
  - Так что там, с событиями-то? Вот, меч волшебный на выходе.
  Маг снова вздохнул.
  - События налезают одно на другое, очень трудно разобрать - что важно, а что нет. Продолжу перечисление - возврат Энолиды к исходному размеру и возрасту, встреча с Тарами, поединок - поверьте мне, я хотел как лучше! И рассчитывал на то, что они поедут своей дорогой. Но ситуация сложилась совершенно иначе и они с готовностью последовали за нами. Потом этот эпизод с госпожой Таресидой - так она упражнялась с вашим мечом? Ох-ох-ох... - маг украдкой глянул на Тиррала, но тот сохранял молчание. Только уши нагрелись. - И теперь эта вот дорога и пост. То, что Пургонд ее вообще нашел - это ни в какие ворота не лезет. Будто он сто раз по ней ходил. И места, словно специально предназначенные для нашего ночлега. Я признаюсь честно, пошел наверх для того, чтобы проверить, найдутся ли еще артефакты. Уверен был, что что-нибудь найдется.
  - И что делать-то?
  Маг пожал плечами.
  - Мы попали в поток. Дорога одна - вперед. Но что нас там ждет и что еще произойдет я не знаю.
  - А если сейчас спуститься, переночевать, и наутро отправиться восвояси? - спросил Тиррал. - Объявить, что впереди, скажем, завал. Дороги нет. Вернуться, пойти на вторую дорогу, через Барданчуат. Это далеко, может Тары отстанут по дороге. - Он вспомнил Таресиду и сбился. - Братья сами уйдут, нечего им там делать, Энолиду с братиком сдадим родителям. Как тебе это?
  Маг грустно улыбнулся.
  - Совсем неплохо. Только, боюсь, нереально. Я не знаю в какие формы это выльется, но поверьте, коли уж попали мы в сети судьбы, то не выбраться нам, пока не пройдем путь до конца. То есть никто не мешает нам повернуть назад. Но то, что должно свершиться - свершится. И, как бы сказать - только хуже будет. Поверьте, это так. Я часто наблюдал это, хотя и в очень скромных масштабах. - Он печально улыбнулся.
  Тиррал вздохнул.
  - Нагнал ты на меня тоску, - протянул он. - Ладно, чего уж там. Завтра...
  Его прервал отчетливый стук камня по камню. В отдалении стояла Таресида - стучала она. Тиррал поднялся ей навстречу.
  - Э-э... - напряженное лицо девушки ничего не выражало. - Мне кажется, что вам надо взглянуть на... то, что я нашла. Это недалеко.
  - Что там такое? - встревожено спросил Рри, проходя вперед. Таресида вцепилась в руку Тиррала.
  - Я... не знаю. Я прошла немного назад по хребту... там была тропинка вниз, на другую сторону. Я решила немного спуститься, потом мне показалось, что там что-то движется. Я подошла и... - девушка вздохнула.
  - Что там было?
  - Целая... целая гора... - слова застревали у нее в горле. - Там.
  Маг посмотрел на нее и припустил чуть не бегом. Тиррал старался не отставать, хотя девушку приходилось тащить на себе.
  Идти оказалось не очень далеко. От того места, где они поднялись на гребень, начиналась едва заметная тропинка, она шла поверху, потом ныряла вниз. Примерно через сто шагов начинался редкий лес, сквозь его неплотную завесу действительно просматривалось какое-то движение. Маг поднял руку, призывая к тишине и осторожности, Тиррал замедлил шаги, Таресида сильнее прижалась к нему. Они медленно, крадучись пошли вперед.
  Им открылась небольшая лощинка с нешироким, свободным от деревьев каменистым дном. Справа и слева высилось два кургана - один состоял из человеческих черепов, другой - видимо, из остальных костей. Между этими курганами медленно, механически переставляя ноги, ходили две гигантские, в два человеческих роста, фигуры.
  Тиррал замер. Кости и черепа были старые, выбеленные временем - но странно целые, не было видно расщепленных концов, дыр или обломков. Медленно марширующие фигуры отдаленно напоминали человеческие, у них были две руки и две ноги, на широких плечах покачивались в такт шагам огромные круглые головы, но создавалось впечатление, что они сделаны из камня. Причем сделаны наспех, грубо и не очень умело. Лиц у них не было, только будто нарисованные черной краской круги - два соответствовали глазам, ниже третий, побольше - возможно, рот.
  Вся картина выглядела очень жутко. Таресида крепко вцепилась в рукав Тиррала, когда он мельком глянул на нее, выяснилось, что она не только зажмурилась, но и отвернулась. В медленном неустанном движении истуканов было что-то неживое. Кроме того, хотя они не поворачивали своих "голов" и вроде бы не имели глаз, но Тиррала не покидало жуткое ощущение, что они все видят, все слышат и все чувствуют.
  Он попятился, увлекая за собой спотыкающуюся девушку. Через какое-то время к ним присоединился Рри - втроем они снова вышли на гребень.
  - Что это было? - испуганно спросила Таресида. - Это гномы, да?
  - Великоваты для гномов, - буркнул Тиррал. - Те вроде бы маленькие...
  Рри задумчиво кивнул.
  - Это не гномы, конечно. Эти существа... не знаю. Они высечены из скалы, это очевидно. Их может двигать только магия. Но она в них отсутствует, уж ее-то я бы почувствовал.
  - А эти кости? Они тут откуда?
  Маг пожал плечами. В отличие от Тиррала и особенно Таресиды внешне он оставался спокоен.
  - Я не знаю, конечно. Этим костям может быть не одна сотня лет.
  Он присел на камень и глубоко задумался. Тиррал и Таресида отошли от него - гребень изгибался, и движения внизу не было видно. Так было гораздо спокойнее.
  - Я, когда их в первый раз увидела, аж к земле примерзла, - тихо призналась девушка. - Никогда бы не подумала, что можно испытывать такой сильный страх. Вроде бы чего там... кости, черепа, и два истукана. А когда под взгляд попала. Как ты думаешь, они оттуда не выберутся.
  - Не думаю, - бодро ответил Тиррал, хотя от этой мысли у него тоже мороз продрал по коже. - Как они вылезут? Да и услышим мы... они такой треск поднимут. И ходить быстро не могут...
  К ним подошел Рри.
  - Я думаю, пора спускаться, - вполголоса сказал он. - Внизу нас, наверное, заждались. Не дай бог, пойдут искать...
  Тиррал и Таресида синхронно кивнули, соглашаясь. Однако, когда Рри пошел к спуску, Тиррал удержал его за руку.
  - А что ты надумал насчет... этого? Этих?
  Маг вздохнул.
  - В общем, немного. Из всего, что мне известно, это более всего похоже на стражей Тольма.
  - И?
  - Я очень мало о них знаю, - извиняющимся тоном сказал маг. - Да и никто, наверное, сейчас не знает. Это довольно древняя волшба. По описанию подходит. Высекается каменная статуя, потом на нее в определенных местах наносятся знаки, и она вот так начинает... функционировать. Их привязывают к какому-то месту и они его вроде бы должны охранять.
  - А эти что охраняют?
  - Откуда мне знать? - немного тоскливо ответил вопросом на вопрос Рри. - Вы видели то же, что и я. Я же читал ровно три строчки в одном манускрипте не лучшей сохранности и не самой высокой достоверности.
  - А они могут на нас... напасть? - спросила Таресида.
  - Не знаю, - мрачно сказал маг. Постоял, потом добавил. - Мне это кажется маловероятным. То есть... их, видимо, держат эти кучи костей. Как - даже не спрашивайте, представления не имею. Энергию дают, наверное. Поэтому мне кажется маловероятным, чтобы они от них куда-то ушли. С другой стороны... - он чего-то забормотал себе под нос и снова глубоко задумался. Минут пять они стояли, потом Тиррал вывел его из транса.
  - Давай спускаться! Внизу... я думаю, мы никому не станем рассказывать о том, что видели?
  - Да, наверное, - покивал маг. - Я лишь предупрежу братьев, чтобы они были повнимательнее ночью. Действительно, мало ли...
  Спустились быстро, но темнело еще быстрее - к лагерю вышли уже в глубоких сумерках. К счастью, никто их не хватился и не пошел искать. Тарплидав вообще уже спал. Бомбар клевал носом - увидев Таресиду и что-то пробормотав себе под нос, он с видом исполненного долга полез к себе под одеяло. По другую сторону от костра посапывали детишки. Чандруппа опять куда-то унес Пургонда, у костра сидел только его брат. Он равнодушно махнул им рукой. Рри сразу подсел к нему, о чем-то заговорил. Южанин слушал внимательно, пару раз кивнул, потом указал рукой на лес - видимо, показал, куда Чандруппа унес старика. Рри еще что-то быстро сказал ему и ушел в указанном направлении.
  Тиррал тем временем подвел девушку к месту ее ночлега. Она выглядела усталой, но испуг ее уже прошел, и глаза поблескивали по старому. Она с улыбкой глянула на своего провожатого - тот топтался и не знал, что сказать и как поступить. Таресида решила по своему - пожелала спокойной ночи и поцеловала в щеку. Тиррал глубоко вздохнул и так и не решив, ответить ей или нет, обнаружил, что она уже заползает под одеяла. Ему осталось только буркнуть ей "Спокойной ночи" и отправиться восвояси.
  Добравшись до места своего ночлега смертельно вроде бы уставший Тиррал обнаружил, что совсем не хочет спать. На щеке еще чувствовались прохладные губы девушки, перед глазами стояла она, он видел ее улыбку и блестящие глаза, ее светлые, слегка вьющиеся волосы... спать расхотелось окончательно. Он выполз на воздух.
  Под деревьями царила кромешная тьма, она лишь чуть-чуть раздвигалась у самого костра. Там сидели Лондруппа и Рри. Маг что-то рисовал на одном из бесчисленных своих свитков, а южанин выстругивал ножом нечто, сильно напоминающее летающий крест. Пущенный с двадцати шагов такой снаряд сбивал человека с лошади. В Приштуате за такие снасти четвертовали.
  - Не спится? - рассеянно приветствовал его Рри.
  - Угум, - неопределенно ответил Тиррал. - Чего расписываешь?
  - Да так... кое-какие подсчеты делаю. Вспомнил, что Балгарунк писал о костях и черепах. Сейчас прикинул, сколько энергии необходимо, чтобы двигать кусочки скалы... вы знаете, о чем я говорю. Правда не совсем получается. Но интересно.
  Тиррал поежился.
  - И чего интересного?
  - Да так... если бы нас было немного больше, нам бы была обеспечена весьма беспокойная ночь. И следующий день, видимо.
  - Это... это как-то связано с... этими?
  Маг кивнул.
  - Забавная получается схемка. Впрочем, беспокоиться не о чем. Можно спокойно ложиться спать. - Он потянулся.
  - Может, чаю, - предложил Лондруппа. - Господин Бомбар заварил, сказал, что успокаивающий. Я выпил - вкусный.
  Тиррал согласился. Маг пошел спать, а он медленно тянул душистый отвар
  - Много у тебя таких, - спросил он внезапно.
  Лондруппа смутился.
  - Да это так, баловство, - он повертел в руках только что сделанный крест. - Хотел ребятишек позабавить.
  Тиррал усмехнулся и вдруг почувствовал, что у него слипаются глаза.
  - Ладно, я тоже пойду.
  На этот раз уснул он сразу и намертво.
  С утра встал едва ли не последним из всех. В лагере тем временем царила непонятная суматоха. Тарплидав сидел под деревом и держался за живот. Под глазом у него краснел синяк, который аккуратно обрабатывал какой-то тряпицей Бомбар. Несмотря на все это, лицо молодого Тара выражало самое разнузданное веселье. Между деревьев носились Энолида и Монон - заметив, что Тиррал встает, они подскочили к нему и начали наперебой чего-то рассказывать, причем настолько невнятно, что он, как ни силился, ничего не мог понять. Угрюмый Лондруппа тыкал палкой в раскачивающийся на толстой ветке кожаный мешок, из которого доносились стенания Пургонда. Ни Рри, ни Чандруппы, ни Таресиды нигде не было видно.
  Полный нехороших предчувствий, Тиррал встал и пошел к Тарплидаву. Тараторящие дети прыгали вокруг него. Увидев его, молодой Тар прыснул.
  - Не могу не отметить то, мой дорогой Тир, что вам в этом походе сопутствует редкостное везенье.
  - Не понимаю, о чем вы, - подозрительно спросил у него Тиррал.
  - Скоро поймете... ох, - последнее относилось уже к Бомбару. - Поосторожнее, глаз мне чуть не выколол.
  - А где... ваша сестра? С ней ничего не случилось? - заволновался Тиррал.
  - А она, она... - громко завопила Энолида, но Лондруппа успел перехватить ее и стиснуть так, что она завизжала и проглотила конец фразы.
  - Что тут, черт возьми, происходит! - воскликнул обуреваемый самыми дурными предчувствиями Тиррал. - Объясните, наконец. Где Рри?
  - Здесь я, - ответил маг, выходя из леса. - Незачем вам так... волноваться. Все живы и здоровы.
  Тарплидав прыснул, но промолчал.
  - Что произошло? - повторил свой вопрос Тиррал, на этот раз адресуя его магу.
   Тот глубоко вздохнул.
  - Пойдемте со мной. Сами увидите.
  В нескольких шагах от поляны, около бьющего из земли родника он увидел Таресиду и Чандруппу. Арданчуатская аристократка рыдала на груди у приштуатского браконьера. Тирралу были видны только ее спина и разметавшиеся длинные волосы, Чандруппа слегка поглаживал ее по спине и говорил что-то успокоительное. В Тиррале волной поднялась ревность.
  - Что вы тут... чем вы тут занимаетесь, - запинаясь и пуская голосом петуха спросил он.
  Таресида издала сдавленный вой и попыталась головой проткнуть Чандруппу насквозь. Тот беспомощно глянул на мага.
  Рри выступил вперед.
  - Уважаемая госпожа Таресида Тар, - официальным тоном произнес он. - Я... мы с огромным уважением относимся к постигшему вас... к вашей неприятности. И приложим все силы к тому, чтобы вы... чтобы они были скорейшим образом преодолены. Но для этого вы должны нам помочь! Да и отцепитесь вы от него! - в сердцах воскликнул он.
  Тиррал не отрываясь смотрел на руку Таресиды - еще вчера по девичьи гладкая и округлая, теперь она была тонкой и сухой. Суставы пальцев и кисти покрывали мелкие морщинки. Ему стало плохо.
  Таресида громко всхлипнула, потом медленно встала. Ее волосы были почти столь же густы, как и вечером, но потускнели и кое-где в них вились серебряные нити. Когда она повернулась, Тиррал увидел, что волосы эти обрамляют сухое лицо с опухшими от слез глазами и опущенными кончиками губ. Девушка за одну ночь превратилась в пожилую женщину.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"