Аитова Лейла: другие произведения.

15кто имеет право на амнистию

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я соскучилась

  В кабинете управителя Орифа, господина Ванаро, было довольно богато. Ещё бы - посёлок довольно большой. Уже подавался запрос на признание посёлка городом, но в тот раз проверку пройти не удалось. Не хватило то там, то тут. Нет сомнений, что в скором времени все недочёты будут исправлены, все требования выполнены, и третий город пополнит маленькое царство.
  Даленрин несколько раз подчеркнул важность нынешнего задания, и то, что его курирует господин шестой министр лично. Посёлок, который должен вот-вот стать городом - важный стратегический объект, и все проблемы его управителя должны быть решены с наименьшим шумом - и за наикратчайшее время.
  Вениамин заверил господина Ванаро, что его работа строго конфиденциальна. Что Коллегия гарантирует неразглашение в любом случае.
  И только после подтверждения полномочий официальными документами управитель предъявил проблему.
  Его сын оказался одержим бесом. В отличие от маленькой девочки, последствия этого проклятия в случае богатого молодого парня были серьёзными.
  Вениамин даже не понял сразу, для чего ему предъявили бледную запуганную девушку-служанку.
  А от попытки прояснить ситуацию сам побледнел не хуже её. И потребовал разговора наедине.
  Несчастная ещё больше испугалась. Казалось, не чего-то конкретного, само общение, появление на людях причиняет ей муку. Она проследовала в соседнюю комнату почти с отчаянием, присела на край стула, опустила голову и замерла.
  Чтобы так довести женщину, нужно что-то особенное. Это не просто богатый избалованный отпрыск срывает дурное настроение.
  Вениамин присел напротив. Не то, что прикасаться - подходить близко не стоит. Она и так от всех шарахается.
  - Успокойтесь, - ласково попросил маг. - Расскажите всё. Я приехал исправить ситуацию.
  Пусть уже заплачет. Обычно им становится легче. И тогда можно помочь:
  - Вы можете поплакать. Станет легче.
  И она разрыдалась. Сквозь всхлипывания прорывалась бессвязная речь, но Вениамину было не впервой выслушивать рыдания. Собственно говоря, женщины почти всегда плакали.
  Кархагор пытается убедить его в том, что демоны - вовсе не зло?
  Пусть убедит десятки рыдающих женщин.
  Картина его просто ужаснула. Маг, конечно, был уже знаком с насилием, но такое попадалось редко.
  Когда он снова зашёл в кабинет управителя, на душе было пакостно. Объяснять или обещать ничего не стал до того, как поговорит с одержимым.
  Парня не было дома. В принципе, ничего удивительного - молодой, богатый, зачем ему сидеть дома вечерами?
  Собрав список злачных мест, Вениамин отправился на поиски.
  Айрен, общительный молодой человек, мог не вернуться до утра, а время терять не хотелось.
  Ориф - несколько улиц, две пивные, одна забегаловка посерьёзней, охотничий клуб и неофициальный бордель.
  Нашёлся одержимый во второй пивной.
  Шумная компания, но в глаза бросилось то, что девушек с ними не было. Пятеро молодых парней, лощёных и блестящих - когда-то, до начала излияний.
  Вениамин, не обращая внимания на официанток, прошёл прямо к их столу.
  - Господин Айрен?
  Достоточно мягко и спокойно, но, видимо, какая-то мелочь - осанка, манера держать себя, что-то неуловимое - заставило сына управителя насторожиться.
  - Кто таков? - спросил один из парней.
  Вениамин уже было думал представиться - но тогда прощай конфиденциальность. Он человек небезызвестный, разве не очевидно будет, зачем к Айрену пришёл экзорцист?
  - Надо поговорить.
  - Говори, - ответил уже другой.
  - Вы - господин Айрен?
  - Слушай, говори чего и вали! - уже третий.
  Компания подобралась, что надо. Теперь уже все смотрели со злобным вызовом. Все эти люди хорошо пьяны, и дальше он может только вызвать их агрессию.
  - Просто должен передать одну вещь лично господину Айрену, - примиряюще сказал Вениамин. И понял свою ошибку. Такие люди вежливость считают проявлением слабости. Ладно, начнём с малого, решил он.
  Достал медальон в виде зелёной веточки яблони - символ Вышнего Повелителя.
  Айрен непонимающе глядел на украшение.
  - Это от женщины? - равнодушно.
  Символ Вышнего Повелителя - от женщины?!
  Молодой человек взял медальон, повертел и протянул обратно:
  - И что?
  Вениамин молча забрал кулон обратно, развернулся и вышел.
  Быстрее наружу, иначе...
  Иначе что? Что он сделает, что скажет? Что можно сказать такому человеку?
  Не демону, а именно человеку.
  - Эй! - раздалось за спиной. Вениамин не повернулся, чтобы не выдать своих чувств. Вздохнул, прочёл короткую молитву.
  Чужие руки развернули его. Пьяные, равнодушные, насмешливые глаза.
  - Я дурак по-твоему? - с сарказмом протянул Айрен. - "Передать кое-что"! От отца, а? Я должен подумать, что это напоминание, попытка устыдить? Тебе не повезло, мой столичный друг тебя узнал! И что показала твоя проверка? Хочешь выгнать из меня беса? Не очень умно прячешь намерения!
  - Ничего от тебя не хочу! - устало ответил Вениамин, развернулся и пошёл по улице. Быстрее, чем надо было, чтобы сохранить лицо...
  Но ни мгновения не хотелось оставаться более рядом с этим человеком.
  Не одержимым никем, кроме своих страстей.
  
  Господин Ванаро начал сердиться:
  - Вы просто не хотите делать свою работу!
  - Моя работа - изгонять демонов. Но демонов в вашем сыне нет! Ни единого. Никакой связи с ними.
  - У вас медальон недействующий! - кипятился управитель.
  - Действующий. Он освящён и проверен в храме.
  - Значит, вы что-то не так поняли!
  - Я проводил такие проверки десятки раз. Ваш сын не одержим. То, что он делает - делает именно он. И его друзья.
  В том числе - столичные. Которые слишком много знают. Начинает надоедать то, что его узнают где попало.
  - Ну ладно, я разберусь с этим. Незачем докладывать обо всём в столицу. Я прекращу это сам. Вы можете сказать, что сделали свою работу. Я заплачу, сколько надо.
  И взгляд ужаса и тревоги. Отец, который давно потерял контроль над своим ребёнком. Но любовь не потерял. И надежду. Он хочет защитить сына, как уже, несомненно, делал раньше. И будет делать снова и снова.
  И снова напрасно. Как и раньше.
  Потому, что это сын.
  Но Вениамин вспомнил отчаянные слёзы служанки, и жуткие слухи, и твёрдую уверенность в том, что только одержимый демонами человек способен творить такое.
  Оказывается, нет.
  - О чём вы говорите? - холодно и устало ответил экзорцист. - Ваш сын не одержим.
  Он встал. Даленрина ждал доклад о ложном вызове.
  
  Глава Коллегии магов казался, мягко говоря, недовольным. А может даже - испуганным.
  - Это не тот результат, который ожидают от нас. Что я скажу господину шестому министру?
  - Не могу изгнать беса, который не существует. Что вы от меня ожидали?
  - Не этого. Я не думал... Мастер Вениамин, я... не знаю, что теперь. Не обернётся ли к худшему всё...
  
  Арест сына управителя будущего города Орифа сам по себе обернулся шумным скандалом. Подробности только подливали масла в огонь.
  - Вы понимаете, что выпустили того самого демона, которого должны были изгнать? - вежливо и укоризненно спросил второй министр Вейрин.
  Неужели он позвал к себе Вениамина именно поговорить о том, что вообще не находится в его компетенции?
  - Я делал свою работу, - пожал плечами Вениамин. - Интриги - я в них не силён. Что, вы полагаете, надо было сделать? Скрыть всё? И бесчинства бы продолжились! Вы этого хотели?
  - Вам не следовало волноваться о чужих обязанностях. Это - дело охраны. Уладили бы всё без вас. В конце концов, пострадали несколько слуг, - министр поморщился. - В масштабах государства непринципиально.
  - Всё принципиально, - резко ответил экзорцист. - Каждый человек важен.
  - Ну, это уж мне лучше знать, чем вам, - всё ещё спокойно сказал Вейрин.
  - В таком случае, при наличии у вас знаний и опыта, вы можете придумать, как достойно выйти из ситуации.
  - Разумеется, - понизил голос Вейрин, - именно об этом и хотелось поговорить. Выход я вижу только один. Мастер Вениамин, вы - шпион Бейруза, который хочет посеять смуту в нашем царстве. Поэтому вы утаили правду и тянули время. Теперь изгнание беса из сына Ванаро закончится смертью юноши. А вас ждёт суд.
  - Вы о чём говорите? - в шоке переспросил Вениамин.
  - Это идеальный выход для всех. Кроме вас, да и мне придётся подобрать другого карманного экзорциста... - и громко: - Капитан!
  Только этот оклик - и кабинет стала наполнять стража; очевидно, они уже ждали сигнала за дверью.
  
  Камера, больше похожая на комнату в гостинице. Приличная кровать, небольшой стол, на котором разместились графин с водой и стакан. Плетёный коврик на полу. Занавесь на зарешёченном окне.
  Это не показная, а настоящая тюрьма. Кандалы подтверждали это - небольшие, но тяжёлые браслеты, перетянутые цепочкой, довольно тонкой. Прочные и тяжёлые оковы были сделаны из иридиево-серебряного сплава. Каким были прошиты и стены, и пол, и даже потолок камеры. Министр Вейрин явно разбирался не только во внешней политике. Его действия уже выходили далеко за его же обязанности. И явно он обезопасил от демонов заключённого, на которого сделал ставку в игре.
  Суд оказался тяжёлым.
  Неизвестно откуда взявшиеся лжесвидетели и липовые доказательства явно не были приготовлены за несколько дней. Как будто бы Вейрин давно готовился. Планировал ли он это заранее, только искал подходящий момент? Или просто на всякий случай?..
  Даленрин, который отвечал на вопросы судей уклончиво, ничуть не помогая ситуации. Он мог повлиять на ход слушания, но предпочёл самоустраниться.
  И такого Вениамин никак не ожидал.
  То ли он - слишком плохой экзорцист: водит дружбу с демонами и всё такое. То ли слишком неудобен подчинённый, который знает сокровенную семейную тайну. То ли его глава просто трус.
  Но не это оказалось самым тяжёлым. А дядя с тётей на скамье зрителей.
  Он смотрел на них всё время и не мог понять: верят ли они? Понимают ли, что это всё - навет?
  Ни о чём не говорили каменные лица.
  Не было особой близости с людьми, его воспитавшими, да. Любви, нежности, как от родителей, Вениамин не видел. Но неужели сейчас будет такое предательство?
  Его родных на стороне клеветников маг не выдержал бы.
  Демонов только не было. И это оказалось огромным облегчением, потому что в зале дежурили четыре экзорциста из сильнейших его коллег. Кархагор не такой дурак - к счастью. Понятно, что Вейрин в любом случае обезопасил свой спектакль от незваных помощников.
  То, что он якобы не изгнал беса - не такая сильная провинность, но второму министру не нужен был после всего этого живой Вениамин. За измену государю полагалась смертная казнь.
  И неожиданностью она уже не казалась.
  
  Дядя пришёл вечером, после суда. Тронул за плечо Вениамина, пробудив его из медитации, пододвинул себе стул и сел.
  Волнение охватило молодого мага. Поверили ли единственная родная семья в эти обвинения? И позволено ли ему будет оправдаться, только перед своими? Сохранить честь хотя бы для них.
  - Дядя, это неправда, всё, что там было! - поспешил он, пока есть шанс, что его выслушают.
  Тот качнул головой, недослушав:
  - Дай сказать мне.
  - Так скажите, вы же не поверили?
  - Это неважно. Я знаю тебя, но понимаю так же, какие силы против тебя. Но у меня есть шанс тебя спасти.
  Внезапный и нелепый суд, грозящая казнь казались страшным сном, от которого можно очнуться. Паника кипела где-то на задворках сознания - Вениамин хотел жить. Смерть казалась желанным отдыхом под пытками, или неизбежным злом в такой опасной работе. Но какой же она выглядела несправедливой сейчас! И какой страшной. Каждый час мучительного ожидания добавлял отчаяния. Он твёрдо собирался сохранить лицо.
  Но - вопреки всему сохранялась и надежда.
  - Ты же знаешь, что есть люди, которых казнить нельзя, даже за измену государю.
  Вениамин пожал плечами:
  - Вас, например. Как и любого землевладельца.
  Конфискация имущества, каторга и прочие наказания применимы. Но не смертная казнь. Обычно же это оказывалось изгнание, часто пожизненное. А имение находило другого хозяина.
  - Нет, мальчик мой, не меня. А тебя. Вот настоящее завещание твоего отца.
  Непонимающе Вениамин уставился на сложенную, пахнущую пылью бумагу в руках дяди. Взял, развернул. Всмотрелся в пожелтевшие буквы.
  - Ты был маленьким ребёнком, - хрипло начал дядя. - Учился говорить. А я уже пытался представить, каким ты вырастешь. Каждый, кто воспитывает детей, уверен, что знает, как правильно, а я... Я вот сомневался. Ты мог стать жестоким и эгоистичным, а мог добрым и доверчивым, и любой проходимец... Понимаешь, у меня были жена и дети и ни гроша за душой. Работа - всё, на что мы жили, денег не хватало бы даже на кров, если бы твой отец не выделил нам угол. Было достаточно времени, чтобы понять, что твои родители не вернутся из путешествия в горы, и завещание... решит всё. Я отплатил чёрной неблагодарностью своему брату. Я не прошу, чтобы ты меня простил, но хотя бы пойми. Моя семья... Твоя тётя не знала ни о чём. Позаботься о них, пожалуйста.
  В голове шумело. Всё становилось совсем невероятно. Нормальное завещание отца - и почему-то ни слова о его брате... Ни единого.
  Имение всё это время было его по праву. Все эти годы его обманывал родной дядя.
  Он мог... что? Управлять? Четыре года было ему, когда пропали родители. Что могло быть по-другому? Дядю бы назначили опекуном. Они бы растили его, жили бы со своими детьми в имении. Ему бы дали образование и подобающее вопитание.
  Как собственно и произошло. Что изменилось бы?
  Он бы не смог стать магом. Изучение магии требует полной отдачи, нельзя управлять имением и медитировать целыми днями.
  И оказался бы сейчас женат.
  На девушке, которую любил.
  А она любила? Просто тогда Вениамин был бы подходящей партией. Та девушка ни разу не Веллисия, которая пускалась на любые хитрости, лишь бы просто побыть с ним.
  Да, и Веллисии, само собой, тоже бы не было.
  Как и дружбы с Кархагором. А сам Кархагор, наверное, спал бы с его женой. Может быть, он и спал. Но сейчас, когда она замужем за его кузеном, Вениамина это нисколько не волновало.
  Почему-то он не сердится на дядю. И даже простил. Но...
  Его просьба - "позаботься о них".
  Подделка завещания - серьёзное преступление, особенно в отношении имения. Теперь, когда дядя не землевладелец...
  К нему вполне может быть применима смертная казнь.
  И, скорее всего, он это уже выяснил.
  Имение теперь конфискуют, Вениамин отправится в изгнание. Или на каторгу? В то поселение?..
  И тётя окажется на улице. И кузены практически тоже. Что будет с ними? У старшего уже свой ребёнок. Смогут ли они устроиться?
  Или... суд может и не поверить, что тётя ни о чём не знала.
  Нет, так нельзя.
  Он резко и быстро разорвал завещание на мелкие кусочки, тем более, что от времени бумага почти рассыпалась сама.
  - Это не тот выход.
  Дядя посмотрел с ужасом на жалкие клочки.
  - Мальчик, ты не понимаешь. Суд настроен серьёзно. Тебя казнят.
  - Всё я понимаю. Но не хочу, чтобы казнили вас. Спасибо, я разберусь.
  - Мы подадим прошение о смягчении приговора. Мне кажется, это сработает. С тобой - должно сработать. Ты довольно известный человек, и мало кто поверит во всю эту чушь с изменой... Только не наш царь.
  - Спасибо, буду признателен.
  Только не сработает. Вейрин не допустит. Но дяде будет легче сейчас. А потом... Ну, потом уж пусть как-нибудь сами справляются.
  
  Ожидание смерти на эшафоте куда хуже, чем ожидание смерти в бою с демоном.
  Обычно приговорённому дают хотя бы несколько дней, но за ним пришли на исходе ночи, во время которой Вениамин глаз не сомкнул.
  Стража не торопила его. Позволили не спеша одеться и умыться ледяной водой.
  Холод обжёг, вернув ясность сознанию, и Вениамин понял, что ошибся. Лучше было бы оставаться в полусне. Легче.
  Тревога накладывалась на тоску, саднили содранные тяжёлыми оковами запястья. Их так и не сняли, и экзорцист был уверен, что не снимут ещё долго после смерти.
  Эшафот стоял во внутреннем дворе, и мелькал в широких окнах коридора, не добавляя стойкости. Но маг не показывал страха и оставался спокоен. Стражники тоже вели себя подчёркнуто вежливо.
  Куда хуже было встретить на выходе из камеры четырёх экзорцистов Коллегии.
  Они молча и пряча глаза последовали за ними. Вениамин спокойно поприветствовал их - почти как обычно.
  На приветствие не ответил никто из них.
  Как можно? Как же вообще среди его коллег нашли тех, кто согласится сопровождать? И - явно охранять от демонов, которые наверняка пожелают его спасти.
  Вениамин вышел во двор и остановился, не в силах спешить к эшафоту с уже готовой петлёй.
  Вздохнул. Пошёл уже немного медленнее.
  Резкие щелчки сзади и возня заставили его обернуться.
  На землю осели три из четырёх экзорцистов.
  Оставшийся посмотрел на них испуганно и удивлённо:
  - Демоны не могли прорваться сквозь защиту! И их магия тоже!
  Очередной щелчок - и в его грудь вонзилась маленькая капсула. Вениамин замер.
  Магия не могла.
  Один из стражников отмер:
  - Быстрее!
  Мага подтолкнули дальше, но он торопиться определённо не собирался. Особенно теперь.
  Он вывернулся из рук конвоя и отпрыгнул в сторону. Из оружия в его распоряжении были только цепь оков, но её хватило, чтобы блокировать удар меча.
  Вениамин пригнулся и той же цепью дёрнул ногу нападавшего, тот упал. Тут же пришлось уворачиваться от другого меча, упав на колено. От третьего удара он уходил уже перекатившись по земле.
  Времени встать на ноги не было, и маг, напрягшись, ожидал удара, почти без шансов задержать его. Но внезапно стражник повалился на него сверху. Неподвижный.
  Вениамин судорожно вздохнул. Потом столкнул тело и сел.
  Кого он меньше всех ожидал увидеть, так это отца Кархагора.
  Демон замер на карнизе одной из дверей, опираясь на непонятный предмет.
  - Ну? Ты уберёшь защиту?
  - Серебро блокирует мою магию, - с сожалением ответил Вениамин, прислушиваясь. Сейчас здесь будет полно стражи.
  - Тогда забирайся ко мне. На высоте двух метров защита кончается.
  Жажда жизни заставила его быстро забраться по окну на козырёк крыши, как раз в тот момент, когда двор наводнила стража.
  - Быстрей! - демон, забывшись, толкнул его в плечо, и зашипел от боли.
  - Где вы, люди, столько иридия берёте? Давай в это окно.
  Пустая комната со стеллажами. Но здесь не спрятаться.
  Демон поднял с пола металлическую сетку:
  - Будет больно. Может быть. Но недолго. Стой смирно.
  Резким движением он завернул Вениамина в эту сетку. Подумать, насколько можно доверять этому демону, времени не было.
  Мир заволокло тьмой - и мгновением позже они были уже в замке Кархагора.
  - Получи своего человека. Видишь, эти люди не только демонов убивают, но и друг друга.
  Его друг уже бросился стаскивать сетку.
  - Это уберём, папа сказал нельзя долго.
  На незащищённой одеждой коже остались лёгкие покраснения, но это не особо волновало.
  - Уже думал - всё... - шок ещё не прошел. - Кархагор...
  - Я не понимаю - почему так с тобой поступили! - сердито мотнул головой тот. - Вот, возьми, папа сказал - можно этим разрезать оковы. Но я не могу резать, придётся тебе самому. Вот так нажми. На. Я тоже думал - всё! Они вообще сработали быстро.
  - Меня хотели побыстрее устранить, - по возможности спокойно ответил Вениамин. - Знали, что ты можешь вмешаться и поставили ловушки на демонов. Вызвали экзорцистов. Что с ними?
  - Спят. Хотя я бы убил, но знаю, тебя это расстроит. Я вообще никак не мог к тебе подобраться, спросил папу, знает ли он - как. Он сказал, что проще простого и принёс все эти устройства. Только мне не дал, - виновато опустил он глаза, - пошёл сам.
  Вениамин понимающе кивнул:
  - Он за тебя беспокоился.
  - Знаешь, я вообще думал, он откажется помогать. Он же хотел, чтобы ты умер. В вашу последнюю встречу, правда, не убил тебя, я подумал...
  Кархагор не знает об их последней встрече. Надо будет при случае поблагодарить Фетессериуса. Жизнь за жизнь, казалось бы... Но демон сделал для Вениамина гораздо больше, чем тот для него.
  - В этих штуках же не было магии? - уточнил экзорцист, имея в виду средства, которые применял отец Кархагора.
  - Нет, это чистая техника. Впрочем, в последнем я не уверен. Что за сетка не знаю, но отец предупредил, что она может причинить тебе сильный вред. Хорошо, что это оказалось не так.
  Вениамин посмотрел на руку. Покраснение уже стало меньше.
  - А где Веллисия? - неужели демоница не захотела принять участие? Всё ли с ней в порядке?
  На сердце зашевелилась тревога.
  - Думаю, да, но она с Иллирой.
  - У меня дома?
  - Там опасно?
  - Туда придут в первую очередь! Как ты сказал этой штукой снять оковы?
  Тяжёлый механизм нужно было сжать как клещи. Тогда можно было перерезать браслет наручников. Острые края впились в кожу, заливая кровью металл. Вениамин удержал одной рукой механизм, наваливаясь всем телом.
  Плотный сплав он не перерезал, а буквально расковырял. Вторая рука пошла быстрее и легче - вернулась магия.
  - Пошли, заберём её! - он схватил Кархагора руку.
  
  К дому Вениамина они подошли одновременно с несколькими стражниками и экзорцистом.
  Два мага встретились взглядом. Бывший коллега поднял руку с жезлом, но Вениамин опередил его, выбросив жест блокировки.
  Две мощные волны встретились в воздухе, напитав его магией.
  Два экзорциста столкнули силы.
  Кархагор ничего не мог сделать против власти Вышнего Повелителя, даже вывести стражников из боя не мог. Их защищала светлая сила.
  Глаза магов встретились. Одни - напитанные яростью, болью и отчаянием.
  И вторые вспыхнули виной.
  На мгновение опустились ресницы... и дрогнула стена чистой магии.
  Отдача расплескалась вокруг, и противники попадали на землю.
  - Пошли, заберём Лиску! - Кархагор устремился в дом, как ни в чём не бывало. Он, разумеется, не понял, что в Коллегии нашёлся кто-то, кто не предаёт своих.
  
  Веллисия с Иллирой сидели на втором этаже, держась за руки. Обе выглядели испуганно, и демоница гораздо больше.
  Девчонка вообще мало чего боится. Чем умнее она становится, чем больше получает знаний, тем больше прёт из неё самоуверенность.
  Вениамин очень за неё беспокоился. Но что теперь он может сделать?
  
  Обе повисли у него на шее. Кархагор оторвал сначала Веллисию, затем Иллиру и поставил рядом:
  - Это потом. Вен, есть что-то, что ты должен забрать и можешь захватить быстро?
  Молча экзорцист побежал в лабораторию.
  - А я? - с тревогой спросила Иллира.
  - Детка, ты остаёшься, - Кархагор похлопал её по плечу.
  - Что-о?! - завопила девочка. - Нет! Я пойду с мастером Вениамином!
  Последний появился на пороге с двумя сумками и рубашкой на плече. Он с сожалением поглядел на ученицу и покачал головой:
  - Тебе придётся остаться.
  - Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, можно с вами?! - она всхлипнула. - Я буду слушаться!
  - Иллира, - он присел рядом на колено и обнял. - Куда со мной?
  - А куда вы?
  - Понятия не имею! Меня будут искать везде. У нашего царства отличные связи даже с далёкими землями, и если меня и не выдадут, то по-тихому убить могут. Найди себе хорошего наставника.
  - Мне плевать, - набычилась девочка. - Я с вами.
  - Не говори плохих слов. Позаботься о себе. Я буду скучать.
  Обнял её и встал:
  - Кархагор?
  Экзорцист и его демоны исчезли.
  Ворвавшаяся стража обнаружила только отчаянно ревущую на полу лаборатории Иллиру.
  
  Несмотря на спасение в последний момент, Вениамин был в отчаянии. Что теперь делать? Он не знал мест, в которых можно было бы считать себя в безопасности.
  Кархагор настаивал на переселении в другой мир. Даже если и есть места, с которыми нет контактов у Авана, они так же чужды для Вениамина. А с иными мирами выбор будет побольше. И вообще, он давно предлагал остаться у него. Можно даже отдельный замок сообразить.
  Но перспектива поселиться в мире демонов приводила экзорциста в ужас. Кархагор пожимал плечами и обещал обязательно подобрать подходящий мир.
  В это не особенно верилось Вениамину, который уже поглядел некоторые. И увиденное ему не нравилось.
  И ещё Иллира. Начать с того, что к девочке он привязался. Но, кроме этой привязанности, есть ещё ответственность. Что теперь с ней будет?
  Помня, как она попала к нему, Вениамин сильно беспокоился. Смогут ли в Коллегии сдерживать её, или она натворит чего-нибудь запрещённое?
  
  Зная некоторые особенности казней, Вениамин не ел весь вчерашний день. И сейчас даже растерянность и неопределённость в жизни не могла испортить аппетит. Сначала помыться, потом поесть, потом расстраиваться - именно в таком порядке.
  И только усевшись за стол с Веллисией и Кархагором он прямо почувствовал, как его отпускает.
  Смерть в бою - это вроде как почётно, благородно. Есть ради чего. Да и быстро, честно говоря.
  Плаха - совсем другое дело.
  По правде говоря, Вениамин до сих беспокоился - за Иллиру. Взять её с собой в замок демонов - он ещё не сошёл с ума. А оставить - на кого? Надо обязательно проследить, чтобы девочку попала в хорошие руки.
  Но по ней он будет по-настоящему скучать.
  
  
  Все защитные контуры казались не тронутыми, и ночь хранила в доме привычную тишину. Казалось, всё в порядке, всё как обычно...
  Но для главы Коллегии магов Авана ничего уже не будет обычным.
  Снова и снова перед глазами вставали образы. Судебный процесс, в котором он мог многое сказать...
  И ничего не сказал.
  Как получилось, что угрозы всего лишь министра заставили его предать всё, чем он жил? Просто в один день его привели к министру и дали выбор: идеалы или... нет, даже не семья или жизнь. Это могло бы служить оправданием хотя бы для самого себя.
  Всего-навсего должность была тем грузом, который перевесил совесть. Тогда он всё прикидывал и считал, нашёл массу поводов поступить так, а не иначе, всё взвесил и, как казалось, поступил наиболее целесообразно.
  Вот только не учёл, насколько это решение опустошит его после.
  Не он ли говорил учениками Коллегии о морали, о том, что все должны поддерживать друг друга, оставаться честными и добрыми в любой ситуации?
  Что теперь он будет говорить ученикам?
  Что он скажет самому себе?
  А ещё страх мучил мастера Даленрина.
  Один из сильнейших экзорцистов Коллегии - более того, один из сильнейших магов. Да, терпение, прощение, но то, что сделал он, Даленрин... Тем более - остался ли верен идеалам Вышнего Повелителя тот, кто водит дружбу с демонами? Такую тесную дружбу, что демоны спасают его от казни, сильно рискуя при этом.
  Даленрин и не представлял, что будет делать, если сбудется его кошмар.
  И уж точно он не представлял, что ловушкой будет для него его собственная лаборатория.
  Сияние глаз демона хорошо различалось в свете всего одной тусклой лампы. Но человек напугал гораздо больше.
  Непринуждённо сидя в кресле, вытянув длинные ноги, его худший кошмар спокойно сказал:
  - Садитесь, поговорим.
  
  Наблюдая, как его бывший начальник сжимается на стуле напротив, Вениамин пожал плечами:
  - Мастер Даленрин, расслабьтесь. Вы не получите сегодня по заслугам. Я хочу поговорить об Иллире.
  - Вы... - он сглотнул и попытался принять вид поувереннее. - Вы хотите забрать её?
  - Отнюдь. Полагаю, вы её забрали. Где сейчас?
  - Э... Я думал... она будет расти с Ринали.
  - О, нет! - Вениамин покачал головой. - Вы не сможете стать ей наставником. Чему - вы - можете её научить?
  И в этих словах прозвучала бездна презрения. Но это даже успокаивало Даленрина. Презрение - не злость.
  Экзорцист вздохнул и продолжил печально:
  - Она находится на распутье, перед самым важным в своей жизни выбором между добром и злом. Её нужно научить нравственности, и на личном примере. А не абстрактно - "мне все должны, а я поступаю, как хочу". Именно сейчас решается, будет ли она магом на службе у людей, или станет по ту сторону закона мощной силой. Вы не понимаете?
  - Понимаю, - пробормотал Даленрин. - Но что вы предлагаете?
  - Подобрать ей хорошего наставника. Хорошего человека, прежде всего. Из тех, кто не замечен в подлостях и предательстве. Из тех, кто не получает садистского наслаждения от ловли демонов в контуры. Экзорцисты, которые хоть как-то соблюдают мораль - у вас остались? Или от них тоже хотите избавиться?
   Даленрин судорожно выдохнул, попытался взять себя в руки:
  - Может, вы тогда пометите из списков Коллегии, кто вас устраивает? Или порекомендуете сами? В конце концов, вы хорошо знаете девочку, воспитывали её, понимаете, что для неё лучше...
  - Хватит! - экзорцист встал. - Вы подберёте. А я проверю. Если она у вас станет вызывать демонов, как раньше, отвечать будете перед этими самыми демонами. Кажется, с ними не справились четыре ваших экзорциста?
  - Как же вы могли с такими справиться? - Даленрин не выдержал и позволил себе ехидство.
  - Я? Не мог. Мне везло, и я жив.
  Вениамин встал:
  - Трудно понять, кто по-настоящему друг, а кто враг. Зайду ещё.
  Человек и демон вышли из комнаты, но от сердца отлегло ещё нескоро.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"