Аитова Лейла: другие произведения.

6 Неудовлетворённая похоть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Экзорцист и демон Љ6.

  Коллегия магов соблюдала негласный траур. На первый взгляд всё было по-прежнему. Секретари принимали заказы от населения, сверялись со списками магов, определяли свободных, способных выполнить эти заказы. Целители смешивали зелья, сортировали их - одной энергией человека не вылечишь; знахари мешками таскали целебные травы и сушили их в подвалах; экзорцисты молились у алтарей; ясновидцы делали предсказания; колдуны, в ожидании заказов, зачаровывали детские игрушки; заклинатели призывали духов.
  Они сами понимали тщетность своих усилий. Но ни один не хотел оставаться в стороне. У старшего магистра-заклинателя Даленрина, главы Коллегии, умирала дочь.
  Не обычная хворь, но злая магия пожирала ребёнка. Дикий озноб сменялся лихорадочным жаром, горло воспалилось и не давало возможности даже нормально пить, не говоря уж о еде. Болезнь забрала почти все силы, и только родители девочки ещё могли надеяться на что-то. Просто потому, что родители всегда надеются.
  Но лучшие целители Авана, да и, наверное, всего мира, не могли не то, что вылечить, но даже ненадолго улучшить состояние больной. Странное проклятие убивало её, проклятие, которое никто не в силах был снять.
  Даленрин практически ушёл от дел. Да и не тревожил никто человека в его горе. Целыми днями в кабинете творил магию - не мог же он сидеть, сложа руки?
  Вениамин знал, что найдёт там главу. Он тихо постучал, потом осторожно открыл дверь.
  - Можно к вам?
  Даленрин кивнул.
  - Проходите, старший магистр, - голос его звучал тихо, так, что экзорцисту приходилось напрягать слух. - Какое у вас дело?
  - Старший магистр. Не хотел обнадёживать... То есть...хм... хотел спросить. На что вы готовы, чтоб вылечить Ринали?
  Идея, пришедшая в голову Вениамину, была глупостью, и он особо не надеялся на успех. Поэтому ему стало немного стыдно, когда глаза Даленрина зажглись сумасшедшей надеждой.
  - На всё.
  Экзорцист мялся, теребя волосы, и глава Коллегии уточнил:
  - На всё, что угодно. На смерть. На пытки. На предательство. На бесчестье.
  Вениамин вздрогнул при упоминании о пытках.
  - Хм, а помощь демона?
  Даленрин выдохнул и закрыл глаза. Когда он снова посмотрел в лицо экзорцисту, надежды уже не было.
  - Мы обсуждали это.
  - Помню, но говорили на совете о том, что призванный демон не будет снимать проклятие или магическое воздействие. Потому, что не захочет помогать, а приказ так точно не сформулировать. Но я сейчас о добровольной помощи, старший магистр!
  - Может ли быть добровольной помощь демона? - засомневался тот, но Вениамин заметил, что интерес снова возник в его глазах.
  - Есть демон... Возможно, он может помочь. Может, нет. Но он хорошо умеет читать астрал, и думаю, его совет будет нелишним. Мы встретились... во время выполнения заказа. Но у нас, тем не менее, хорошие отношения.
  - Если об этом узнают в Коллегии, у вас будут трудности, - покачал головой Даленрин.
  - Понимаю, и не стал бы говорить об этом, если б не считал, что Кархагор, возможно, в состоянии помочь.
  - А он станет?
  - Думаю, станет, только... Не знаю, что ему взбредёт в голову просить в качестве награды.
  - Что-нибудь трудновыполнимое?
  - Может, и так. Он способен попросить как редкую книгу из библиотеки, так и вашу жену или дочь, когда та вырастет. Правда не знаю.
  - Давайте попробуем хотя бы поговорить с ним, - разве у несчастного отца был выбор?
  
  Вениамин с удивлением разглядывал диковинное растение. Огромный неровный клубень, сидящий наполовину в земле, увенчивали пышные перистые листья. По бурой волосатой коре были рассыпаны нежные розоватые звёздочки. Это непонятно что росло посреди ровной площадки, разделённой на секторы различных пастельных оттенков.
  - Это цикадеоидея, - гордо сказал Кархагор. - А вокруг неё - плесень. Зелёная и серо-голубая и у вас растёт, а розовую и сиреневую я вывел сам. Кстати, цикадеоидеями1 Лиска занимается. И это тоже её сорт. Дальше сад показать?
  - Извини, Кархагор, давай позже? Просто не могу отвлечься от дела.
  - Конечно! Тем более, мне твой мрачный вид тоже не нравится. Вот теперь и я дёргаюсь, что случилось.
  - Да нет, всё хорошо. У меня хорошо.
  Кархагор подтолкнул его к выходу из сада.
  - Тогда давай я сделаю чай, и мы посидим на террасе. Ты расскажешь... Будешь чай? А какой? Или, может, ваймский отвар? Кофе, ритоверен, какао?
  - Что такое... два последних? - уточнил Вениамин. Нет уж, ваймский отвар он сейчас не будет. Не хватало ещё галлюцинаций.
  - Ритоверен - из трав на меду, какао - это то, чем мы с Лиской тебя отпаивали два месяца назад после тюрьмы.
  Маг нахмурился. Жестокие пытки застенков Бируза ещё не отступили в пелену забытья. По-прежнему он просыпался среди ночи от кошмаров, по-прежнему отказывался покидать Аван по поручениям Коллегии. Никто и не настаивал. Маги понимали, что ему пришлось пережить, и сознавали, что на месте Вениамина мог оказаться любой из экзорцистов. Целители видели страшные отметины на его теле, недолеченные раны и чуть подсохшие ожоги. А так, как целителями были в основном женщины, яркая картина его увечий, облечённая в словесную форму, постепенно разошлась по городу. Маг немного пожалел, что не остался у Кархагора до полного выздоровления, но он должен был вернуться в Коллегию. Показаться тем, кто искал его астральное тело среди энергий мира, и тем, кто искал его с помощью простых людей - шпионов, послов, воинов. Он должен был рассказать о планах князя-капитана Бируза царю и главе Коллегии магов. И написать родственникам, что у него всё в порядке. Не то, чтобы их интересовало подобное, просто Вениамин считал своим долгом поддерживать связь с оставшейся роднёй.
  - Эй, эй! - Кархагор щёлкнул пальцами перед его глазами. - Кончай впадать в транс. Опять навспоминал чего? Не страшно, пройдёт вся дрянь, и боль забудется. А то! Хватит уже хандрить. Пить-то чего будешь?
  - Какао... - рассеянно попросил Вениамин, приходя в себя. Демон удивлялся тому, что его друг-человек ещё не пришёл в норму. Он-то считал, что все раны должны заживать гораздо быстрее, и никак не мог понять, почему не проходят такие противные рубцы. Утверждение экзорциста о том, что отметины останутся на всю жизнь, он воспринимал, как шутку.
  Кархагор отошёл в сторону. Сильный порыв ветра дал знать, что демон опять поленился подниматься к замку по лестнице и обходить до задней двери. Он просто-напросто подлетел к кухонному окну. Окна в замке открывались как изнутри, так и снаружи, воровство у демонов было не принято. Если тебе что-то надо чужое - отбери, выкупи, сделай своё такое же. Нет, бывали и воры, но то, что действительно имело ценность - книги, лабораторию - Кархагор защищал с помощью магии.
  Вениамин неспешно стал подниматься по лестнице. Сад находился ниже замка, на широких каменных уступах. Склон чёрной блестящей скалы прорезал живописный водопад, сделанный для полива растений в саду. От воды поднимался пар - многие источники в этом мире были горячими.
  Он зашёл на террасу. Чёрно-красные резные столбики держали покатую крышу. С крыши по ним спускались лиловые лозы с мелкими перистыми листьями и ярко-жёлтыми цветочками, в тон мягким скамьям вокруг столика. Интересно, не были ли скамьи подобраны под цветы? С Кархагора станется.
  С террасы открывался живописный вид: сад на каменных выступах, водопад, лес неподалёку, багровеющие потоки магмы шелестели у подножия скалы. Маг уже привык к миру демонов, и не считал его ни уродливым, ни пугающим. Жара и духота смягчались постоянным ветром, крики бурых и жёлтых птерозавров слегка напоминали карканье ворон, да и красно-чёрные тона уже не так резали глаза.
  Кархагор ворвался на террасу и поставил на столик с подноса две чашки и вазочку с печеньем.
  - Ну, что у тебя там случилось? - спросил он, аккуратно прислоняя поднос к ножке стола.
  - Так, нужна помощь. У нашего главы болеет дочь. Целители говорят, что это проклятие, но снять не могут. Старший магистр Даленрин готов на всё, лишь бы вылечить её. Да и ребёнка жалко же! Ты можешь?..
  - Да, я изучал проклятия. Можно и посмотреть. Готов на всё, говоришь? А девочке лет сколько? - задумался Кархагор.
  - Девять. Так, остынь, она совсем ребёнок.
  - Ну ладно, давай посмотрим, а потом и о награде поговорим, - Кархагор откинулся назад.
  - Хм. Что с тобой? - удивился Вениамин. - Не похоже на тебя.
  - А мне понравилось! - довольно улыбнулся демон.
  - Что понравилось?
  - Помогать. Особенно людям. Приятно быть нужным и полезным. Допивай какао, пойдём.
  - А тебе не надо собраться?
  - Так я же не знаю, что брать! На месте разберёмся. Пошли. Куда нам надо?
  - Постой, не можешь же ты пройтись по улицам города!
  - Ну-у-у... - протянул Кархагор. - А что ты предлагаешь?
  - Ты не мог бы... замаскировать крылья? Плащом там... Глаза и не заметно, если не приглядываться. Всё-таки у нас не стемнело.
  - Вен, ты что? - он пошевелил крыльями, которые возвышались над его головой, подметая снизу пол. - Слушай, может, я там был уже? Где его дом?
  Вениамин рассказал, как найти, и демон радостно воскликнул:
  - Он же сосед Анеры! Ну давай так: я наброшу маленькую иллюзию, а перенестись постараюсь прямо к порогу.
  
  Им открыла служанка - дама лет сорока, в строгом платье, с волосами, убранными в пучок. Она с интересом, к которому примешивался лёгкий страх, оглядела Кархагора.
  - Прошу, проходите, вас ждут.
  Она провела их на второй этаж в небольшой обеденный зал. Там, за длинным столом, уже сидели Даленрин с женой. Вениамин слегка поклонился и представил Кархагора, нерешительно замолчав перед словом "демон".
  - Мастер Вениамин, здесь только те, кому я доверяю. Вера, вы свободны, - кивнул глава Коллегии служанке, - помните, да? Никому не рассказывайте. И принесите нам чаю.
  Та поклонилась в ответ и вышла.
  - Моя жена, Мерея. Господин Кархагор, мастер Вениамин, садитесь к столу.
  - Если можно, просто "Кархагор", - попросил демон. - У нас так не принято. - Он развернул стул боком и сел.
  - О, простите, - Даленрин заметил крылья демона. - Можно принести стул без спинки...
  - Нет, не стоит, всё в порядке. И мы можем обойтись без чая? Я бы предпочёл сразу посмотреть девочку.
  - Но... - удивился заклинатель. - Разве вы не хотите, чтобы мы рассказали...
  - Я пока не знаю, что мне понадобится спросить. А по поводу хвори... Может статься, я скажу вам гораздо больше, чем вы мне.
  Мерея, бледная женщина с простой косой, из которой выбивались пряди, торопливо встала.
  - Конечно, как вы считаете нужным. Вы правда сможете помочь?
  - Думаю, да, но обещать ничего не буду.
  Вениамин хмыкнул.
  - Если Кархагор не поможет, то никто не поможет.
  - Ты мне нагло льстишь, - засмеялся демон. - Не беспокойтесь, я не думаю, что кто-то в вашем слаборазвитом мире мог наложить проклятие, которое нельзя было бы снять. Да и вообще, что один наложил, то другой может снять. - Демон снова улыбнулся. - Госпожа Мерея, не надо плакать, вы испортите свои чудные глазки.
  Женщина быстро вытерла красные, распухшие глаза. Даленрин нахмурился, неодобрительно глянул сначала на Кархагора, потом на Вениамина и встал.
  - В таком случае прошу за мной.
  Он прошёл к противоположному концу зала и открыл узкую деревянную дверь.
  Пропустив демона вперёд, он склонился к экзорцисту и тихонько спросил:
  - Старший магистр, вы уверены?
  - Совершенно незачем шептать! - отозвался Кархагор, не поворачиваясь. - Понятное дело, он не уверен. Просто старается использовать все возможности. Вы бы могли учесть это, между прочим.
  - Кархагор! Что ты говоришь! - укорил его Вениамин.
  - Так ты же сам не скажешь, - фыркнул демон.
  Глава Коллегии поджал губы. Видно было, что ему не нравится происходящее и не нравится Кархагор. Но на кону была жизнь его дочери, и он терпел. Теперь Вениамин понял, что, если демон не поможет девочке, ему, как экзорцисту, дружба эта выйдет боком. Вполне вероятно, что глава тихо попросит его оставить Коллегию. В лучшем случае.
  Ну что ж, всё равно иначе он поступить не мог.
  
  Они прошли через уютную детскую комнату. Маленькая мебель, деревянные куклы, даже несколько детских книг, - всё в идеальном порядке. Порядке, который никогда не бывает в комнате у ребёнка.
  Ещё одна дверь скрыла спальню. Довольно просторную для детской, очень светлую. В неё глядело закатное солнце, забираясь в каждый уголок. Вероятно, это была очень уютная комната, но сейчас в ней царил запах трав и микстур и болезненная духота. Столик возле кровати заставлен чашками, мисками и пузырьками. На полу валяются игрушки, их хозяйка слишком слаба для игры.
  Кархагор сел на край кровати и взял девочку за руку. Хмыкнул, пожевал нижнюю губу и покачал головой.
  - Срочно надо что-то сделать. Иначе она умрёт раньше, чем я разберусь, что случилось.
  Госпожа Мерея вскрикнула и залилась слезами. Демон моментально вскочил и взял её за руки.
  - Ну что вы, всё будет в порядке. Я просто сейчас заменю ей энергию, и всё. Не надо плакать, маленькая Ринали сейчас хорошо чувствует ваше настроение. Ну же, улыбнитесь, поговорите с ней, расскажите что-нибудь.
  - Она ничего не понимает, - резко сказал Даленрин, оттесняя жену от Кархагора. - У неё бред.
  - Вы не правы, - возразил тот. - Подсознание не отключается никогда. Она, может, и не понимает логически, но интуитивно чувствует. И её очень волнует горе матери. Госпожа Мерея, не бойтесь, я помогу вам.
  Женщина бросилась к девочке и принялась шептать ей что-то ласковое.
  - Ты снимешь проклятье? - спросил Вениамин, до того молча стоявший в дверях. Он переступил с ноги на ногу и поправил волосы, - маг заметно нервничал.
  - Знаешь, я не уверен, что это проклятье. Не похоже. Вернее, похоже, но это не оно.
  - Хм, а что? - удивился экзорцист. Могли ошибаться сразу все целители Коллегии магов?
  - Я это позже посмотрю. Мне бы выиграть время. Ну, любой демон изучает азы энерговампиризма, сейчас я заберу отрицательную энергию. Только нужно напитать её положительной при этом. Есть какие-нибудь накопители, мастер Даленрин?
  - Да-да, конечно, - очнулся тот, - но не знаю, насколько в них положительная энергия...
  - Хм, может, помолиться? - предложил Вениамин. - Мы молились, и Вышний Повелитель посылал ей силы.
  - О, точно, пойдёт! Самое оно. Позвольте мне, госпожа Мерея...
  Он взял девочку за руки.
  - Давай, молись, что ли. Только сработает? Точно?
  - Да, - спокойно кивнул Вениамин. Он не был в этом уверен на самом деле, но всегда можно было отдать свои силы, если не срабо... то есть, если не услышит Вышний Повелитель. Кархагор, конечно, догадается, но поздно.
  
  Втроём они сидели в обеденном зале и ждали Кархагора. Госпожа Мерея ничего не ела, несмотря на то, что ужин был изысканный, и только спрашивала Вениамина насчёт демона. Хорошо ли тот владеет магией, знаком ли с целительством, точно ли может помочь. Вениамин пожимал плечами. Он хотел бы успокоить её, но сам не знал, как расценить "А теперь все уйдите, вы мне мешаете" Кархагора. Больше тот ничего не сказал, и никто не осмелился спросить. Несколько часов уже его не было, и Вениамин настоял, чтобы демона не прерывали. Для чтения ауры необходимо сосредоточиться.
  Глава Коллегии ничего не говорил. Он даже не смотрел на экзорциста. Жалел ли он, что согласился на такое? Если да, то, по крайней мере, пока не высказывал претензий.
  Кархагор явился к концу ужина. Он опустился на табурет, закинул ногу на ногу и попросил:
  - А можно чего-нибудь поесть, а?
  Служанка, стоявшая в стороне, чопорно сложила губы, неодобрительно хмыкнула и отправилась на кухню. Старший магистр Даленрин еле заметно поморщился. Его жена судорожно вздохнула и тихонько спросила:
  - Ну как?
  - Жутко. Бедная девочка! - демон надавил на виски, потом принялся делать точечный массаж. - Она такое постоянно терпит... - словно не замечая, как у женщины снова потекли слёзы, он продолжил:
  - Это не проклятие. Слышали про квинтэссенцию мыслей, или сосредоточие энергий, или узел ауры? По-разному называют. Нет? Тоже мне маги. Если в течение долгого времени сосредотачиваться на одном, то этот объект отложится в ауре в виде следа.
  - Логично, - хмыкнул Даленрин, - но вам не кажется, что последствия слишком... тяжёлые для просто навязчивой идеи?
  - Её постоянно окружает магия. Она усиливает эффект на порядок.
  - Вы нашли этот узел? - с надеждой спросила госпожа Мерея. - Как от него избавиться?
  - Как от аллергии, - поднял демон брови. - Устранить источник.
  - Кархагор, что за узел? Чем вызван? - вмешался Вениамин.
  - Что касается чувства, это неудовлетворённая похоть, - отозвался тот.
  Даленрин и его жена поражённо замолчали, экзорцист покачал головой.
  - Что ты, невозможно.
  - Нет, это так. Грязный оранжево-красный узел, я это чувство ни с чем не спутаю.
  - Кархагор, ей девять лет! Она ребёнок.
  - Ну и что же? - удивился демон. - Вы же, люди, подвержены сексуальным извращениям, - он подёрнул плечом.
  Пока родители больной уходили в ещё более глубокий шок, Вениамин попытался убедить демона:
  - Ты путаешь что-то. Да, бывают извращенцы, но девятилетний ребёнок не может мучиться от неудовлетворённой похоти. Это невероятно.
  - Да кто сказал, что она мучается? Может, и её мучают.
  Даленрин вскипел:
  - Вы хотите сказать, что кто-то желает мою дочь?
  - Думаю, да. Причём очень давно и сильно. Просто зациклен на этом.
  - Мне так не кажется, - тихо сказала госпожа Мерея. - Извращенец просто испытывает желание. Не влечение к конкретному ребёнку, а ко всем маленьким девочкам. Вы что-то путаете.
  - Я точно вижу чувство, составляющее узел. И это неудовлетворённая похоть. А откуда она взялась, надо выяснять отдельно. Тоже через ауру. Только не сегодня! Я не предполагал, что её болезнь так разрушительна! Мне паршиво.
  - Чем мы можем вам помочь? - робко спросила госпожа Мерея.
  - Вообще-то помочь мне лучше всего мог бы хороший секс... но, думаю, обойдусь едой и сном, - чуть улыбнулся Кархагор, глядя, как вытянулись лица хозяев дома. - Ринали пока лучше, а завтра, надеюсь, я с этим разберусь. Вен, у тебя можно остаться на ночь? Домой я уже не доползу.
  - Мы будем рады, если вы воспользуетесь нашим гостеприимством, - холодно произнёс Даленрин. - Вера должна была приготовить комнату. Сейчас она подаст ужин.
  Вениамин встал и принялся прощаться с хозяевами.
  - Ты же придёшь завтра? - чуть испуганно спросил демон. Экзорцист улыбнулся и слегка кивнул. Чего Кархагор беспокоится? Никто его здесь не обидит. Он сам кого хочешь обидит.
  
  Служанка сама отвела демона в комнату, и теперь стояла возле двери, сложив руки перед собой. Она хорошо знала своё дело и не собиралась уходить, пока ей не разрешат. Кархагор оглядел комнату.
  - Миленько. Специально для гостей?
  - Да, господин Кархагор.
  - Я же сказал, не надо так обращаться, - поморщился демон. - У нас не принято.
  - Я же прислуга, господин. Мне так положено.
  - Да? - он приподнял брови и улыбнулся. - А вот мне всё равно. Ты, как прислуга, должна выполнять приказы? - он медленно подходил к ней. Очень медленно.
  - А мне бы хотелось узнать, чего ты сама хочешь, Вера.
  Он подошёл совсем близко, и служанка занервничала.
  - Господин Кархагор, если вам ничего не нужно, я могу быть свободна?
  - Нужно. Не можешь.
  Демон опёрся рукой об стену совсем рядом с ней.
  - Что вы хотели? - она сделала попытку отойти в сторону, но другая его рука отрезала ей путь.
  - Посмотри на себя со стороны, Вера, - вкрадчиво проговорил демон. - Как ты думаешь, что я хочу?
  - Я порядочная женщина, господин демон! - возмутилась служанка, хотя её пробирала дрожь.
  - Не сомневаюсь, - Кархагор наклонился ниже.
  - Я вдова!
  - Смерть мужа - ещё не повод хоронить себя тоже.
  Его ладонь легла на её затылок, пальцы распустили тугой узел волос.
  - Какие чудесные у тебя волосы, - прошептал он, целуя её. Женщина даже не успела возразить, как его тёплые губы лишили её такой возможности. Она упёрлась руками в его грудь, пытаясь оттолкнуть его. Бесполезно, демон только крепче прижал её к себе и нежно раскрыл ей рот языком. Она замерла: такого её муж себе не позволял.
  Демон прислушался к дыханию женщины. Он продолжал ласкать её рот, гладил её тело, и, вроде бы, она реагировала. Но он должен быть уверен полностью... Не принимает ли он испуг за страсть? Последняя проверка...
  - Вера, - прошептал он, перебирая руками шнуровку платья. - Помоги мне.
  Она испуганно смотрела на него, не отвечая.
  - Ты же не хочешь, чтобы я случайно порвал твоё платье? - чуть улыбнулся он, и женщина, зардевшись, потянула шнуровку.
  
  Вениамин не мог заснуть. Так было всегда, когда оставались нерешённые проблемы. Нет, Кархагору он полностью доверял. Но то, что сказал демон, казалось совсем невероятным. Как может относиться похоть, пусть неудовлетворённая, к девятилетней девочке? Ну бывают извращенцы, конечно, но не настолько же! Если это чужое вожделение, то почему оно должно относиться именно к Ринали?
  Он вскочил с кровати и накинул халат. Кажется, он нашёл более правдоподобное решение. Маг поспешил в лабораторию. Есть у него книги про ауру? Или нет, они же остались в другой его лаборатории, в Коллегии, куда лучше оснащённой.
  Вениамин открыл окно. Он жил в хорошем районе: близость роскошных чиновничьих домов очень помогала держать улицы в чистоте. Поэтому вдохнул он не городские запахи дыма и мусора, а свежий сентябрьский воздух. Обычно это проясняло мысли, что сейчас было просто необходимо.
  И всё-таки. Чья аура настолько связана с аурой Ринали, что идёт прямой обмен энергией? Что девочка забирает всю хворь на себя? Что чувства и мысли этого человека отражаются на ней?
  Кандидат был только один. Кто, если не мать? Наверняка она.
  Всё. Теперь, может, он заснёт. Завтра надо пораньше пойти туда, поговорить с Кархагором.
  
  Демону такая идея пришлась очень кстати. Он сам об этом размышлял, но откуда ему знать, с кем у человека может быть связь? Он хотел было идти разговаривать с госпожой Мереей, но Вениамин удержал его от этого. Понравится ли эта идея старшему магистру Даленрину? Не захочет ли женщина скрыть от мужа такие подробности?
  - Далернину твоему точно не понравится, - заверил его Кархагор. - Он чопорный до ужаса. Интересно, был бы он такой хмурый, если бы не знал, что я демон?
  - Это вряд ли можно скрыть, - пожал плечами Вениамин. - Как бы ты замаскировал крылья? Зачем они вообще такие большие?
  - Так поднять меня в воздух! Я же не птичка с грудным килем и полыми внутренностями, - Кархагор взял его под руку. - Пойдём, навестим Ринали.
  - Насколько я помню, ты поднимал в воздух меня, - удивился Вениамин.
  - Так то ж магия! Без неё я бы и сам подняться не смог. Для того чтобы взлететь, мне надо поймать нисходящие потоки тёплого воздуха.
  Мимо них быстро прошла служанка. Кархагор улыбнулся ей, женщина потупилась и ещё больше ускорила шаг. Вениамин недоумённо посмотрел ей вслед.
  - Так, Кархагор, что ты ей такого сказал?
  - Ничего особого. Мы почти не разговаривали.
  - Вышний Повелитель! Что ты сделал с ней? Кархагор! Ты что, опять?
  - Да что такого, Вен? Не понимаю твоей принципиальности. Ну почему бы и нет?
  - Порядочная женщина, вдова!
  - Она и не стала беспорядочной, - с улыбкой пожал плечами демон.
  - Ей уже наверняка за сорок2!
  - Ты намекаешь на то, что я старше её в два с половиной раза? Ну, извини уж, но человеческие женщины моего возраста не кажутся мне привлекательными.
  Вениамин не нашёлся, что ответить.
  
  Кархагор сказал, что поговорит с госпожой Мереей сам. Такие вещи Вениамин просто не сможет обсудить, не краснея и не смущаясь. А для того, чтобы получить необходимые ответы, надо уметь настаивать. Поэтому демон отправил мага отвлечь мастера Даленрина, а сам попросил госпожу Мерею о разговоре наедине. Та провела его в комнаты Ринали: пока дочь болела, они были незаняты.
  Женщина села на диван, Кархагор пристроился рядом на подлокотнике. Он улыбнулся ей, пытаясь успокоить, но она всё равно заметно нервничала, кусала губы и трепала юбку.
  - Госпожа Мерея, - мягко начал Кархагор, - вы очень тесно связаны с Ринали. Мать и дочь - одно целое. С годами эта связь ослабевает, но пока она ещё чувствует то же, что и вы, переживает вместе с вами. Её аура легко воспринимает вашу энергию.
  Женщина слушала внимательно, но глаза её понимания не выражали, и демон решил сразу перейти к делу.
  - Госпожа Мерея, мне нужен ваш честный ответ на очень нескромный вопрос. Поверьте, хоть я и демон, но это вовсе не праздный интерес. Чувствуете ли вы неудовлетворённое желание?
  Скулы её чуть порозовели, рот открылся для возмущённой отповеди, но тут она поняла, и возмущение сменилось горечью:
  - Вы считаете, это из-за меня Ринали болеет?
  - Самый вероятный вариант, - кивнул Кархагор.
  Она покачала головой.
  - Какое там желание... Моему старшему сыну двадцать один год... Меня подобное уже и не интересует.
  - Возраст - не помеха чувствам, госпожа Мерея, - нежно улыбнулся Кархагор. - Я мог бы вам это показать... Но не буду, - он усмехнулся. - Вен будет страшно недоволен. Он скажет, что это подлость. И будет прав, в общем-то. Но оставим это, я и не ожидал, что это вы. На всякий случай спросил. Подумайте хорошо, госпожа Мерея, не получали ли вы знаков внимания со стороны? Не от мужа?
  - Вы не смеете... - начала она, поднимаясь. Кархагор вскочил и мягко усадил её обратно.
  - Ну что вы! Я не подозреваю вас ни в чём. Просто хочу, чтоб вы ответили на вопрос. Подумайте, не замечали ли вы такого? Или, может быть, что-то было, но вы не понимали, в чём дело? Это могло случиться очень давно.
  Госпожа Мерея колебалась.
  - Насколько давно? - наконец спросила она.
  - Что вы вспомнили? - насторожился Кархагор.
  - Да нет, глупости.
  - Может, и нет. Мне лучше знать, госпожа Мерея.
  - Но это было ещё до замужества! - воскликнула она. Кархагор молчал и ожидающе смотрел на неё.
  Женщина опустила глаза. Запинаясь на каждом слове, нервно теребя нитки вышивки на платье, она рассказывала про то, как за ней ухаживал их сосед, ещё до замужества. Он был куда богаче, красивее, настойчивей, чем Даленрин. Он так искусно вёл игру, что она, тогда ещё юная девушка, растаяла. И лишь только подозрительный характер помешал ей дать ему то, что он хотел. А насторожило Мерею то, что замуж её сосед не звал. И когда она прямо спросила об этом, он смутился. Тогда она приняла предложение Даленрина. Он не умел так красиво ухаживать, не был особенно красноречив, но сразу предложил ей дом и семью. И она, скрепя сердце, согласилась. Любовь пришла позднее, как и осознание того, что выбор правильный. Вышний Повелитель указал ей тогда верный путь. Но ведь та давняя история не могла, ну никак, отразиться на Ринали?
  Кархагор долго молчал, что на него было совсем не похоже. Потом стал выяснять подробности. Главное, что его интересовало - не пожалел ли отвергнутый ухажёр о том, что проявил тогда нерешительность.
  Госпожа Мерея не знала. Она сказала только, что на свадьбе его не было, и что больше он её не беспокоил. Он живёт поблизости, и, даже если встретит её на улице, отводит глаза.
  
  - Это он, - сказал Кархагор Вениамину. - Ремио, купец, живущий по соседству. В его ауре такой же узел, что и у Ринали. Можешь сказать своему сухарику, в чём дело. Теперь надо только уломать купца снять узел.
  Вениамин предположил, что тот не сумеет этого сделать. Ведь купец - не маг.
  - Фигня, - отмахнулся Кархагор, заставив экзорциста, как обычно, думать над значением только что сказанного слова. - Ему надо искренне и по-хорошему попросить прощения. У Мереи, разумеется. И съехать подальше, а то всё это повторится.
  - Если согласится... - вздохнул Вениамин.
  - Заставим! - оптимистично пригрозил Кархагор. - Какой-нибудь способ-то мы найдём.
  Маг покачал головой. Он считал, что сначала стоит попробовать договориться по-хорошему.
  Демон был уверен, что по-плохому легче и займёт меньше времени.
  Вениамин и Кархагор спорили чуть ли не до ссоры. Обычно уступчивый, экзорцист твёрдо стоял на своём. С купцом Ремио сначала надо поговорить. Прежде чем сообщать мастеру Даленрин о причине болезни Ринали, можно устранить эту причину. Вероятно, господин Ремио поможет им, но не захочет огласки. Ведь если он молчал столько лет, значит ему так лучше. Да и что это теперь изменит? А наказывать не за что, ведь он мучает и себя.
  Кархагор же не верил в то, что человек способен добровольно пойти на унижение. "Вы, люди, все такие гордые и принципиальные", - утверждал он. По мнению демона, человек лучше умрёт или убьёт, чем уступит кому-то. И, скорее всего, уговаривать этого купца совершенно бесполезно. Кархагор даже поставил условие: пусть Вениамин уговаривает господина Ремио, но они заключают пари. И демон утверждал, что согласен на любую ставку.
  Никаких пари экзорцист не принял, но на своём настоял. Он поговорит с купцом, и если тот не согласится, пусть Кархагор делает, что считает нужным.
  
  Купец Ремио оказался дома. Он был худощавый и сутулый, и уже начал лысеть. Взгляд его, умный и осторожный, не сосредотачивался надолго в одной точке, постоянно перескакивая, и у Вениамина создавалось впечатление, что купец не слушает, а разглядывает его. Радушная улыбка не соответствовала спокойному, чуть усталому голосу, когда хозяин приглашал его пройти. Кольца Коллегии магов оказалось достаточно, чтобы в дом Вениамина пустили без вопросов. Хозяин указал на диван.
  По долгу службы экзорцисту часто приходилось вести неприятные разговоры, и он предпочитал не заходить издалека, и к самому неприятному всегда переходил сразу. Так же он поступил и сейчас: объяснил купцу причины болезни Ринали и след астрального тела господина Ремио. Тот не стал смеяться или ругаться, он задумался. Несколько минут размышлял, вздыхал, потом спросил:
  - Хорошо, но я-то что могу сделать?
  Мага обрадовало уже то, что купец не стал отпираться. Если бы тот заявил, что в такое не верит, что он здесь не при чём, и вообще не испытывает ничего подобного к госпоже Мерее, было бы значительно сложнее.
  - Вы должны просить прощения.
  Господин Ремио возмутился:
  - Это за что? Я ничего такого не делал!
  - Разумеется, - заверил его Вениамин. - Никто не думает, что вы намеренно прокляли девочку. Вы тоже пострадали, ведь не было возможности жить с любимой женщиной. Долгие годы мучиться от неразделённой... любви, - запнулся Вениамин, - это тяжёлое наказание. Вы можете ненавидеть мастера Даленрина и злиться на госпожу Мерею, но неужели не жалко маленького ребёнка? На ней нет вины, она умирает за чужое несчастье. Вам лишь надо попросить прощения и вы спасёте ребёнка.
  - А если я не хочу спасать этого ребёнка? - насмешливо спросил купец.
  Сердце вдруг стало тяжёлым-тяжёлым. Вениамин понял. Этому улыбающемуся человеку всё равно. Он считает, что смерть дочери будет замечательным наказанием для неверной любимой. Насмешливая улыбка скрывает под собой равнодушие... и злобу. Неужели Кархагор был прав, а он ошибался?
  - Боюсь, мастер Даленрин не допустит. Пока он не знает, кто виновник болезни Ринали, но когда узнает...
  - Он сделает всё, что угодно, не правда ли? Я полагаю, что если меня, к примеру, убить, то болезнь прекратится? - улыбка его стала совсем невесёлой, и оставалась на лице как маска.
  Вениамин кивнул.
  - Ай-яй-яй, благообразный изгонитель зла - и такие угрозы! Как вам не стыдно, господин... как вы сказали? - едко и зло протянул купец, не зная, что ещё придумать.
  Вениамин проигнорировал намёк.
  - Господин Ремио, жизнь ребёнка. Ради этого можно потерять лицо.
  Купец колебался, улыбка его то исчезала, то выскакивала вновь. Каждый раз она была окрашена в разные эмоции: то едкая, то довольная, то горькая.
  - А если я помогу, то об этом никто не узнает? - наконец решился он. - Кому вы сообщили про меня?
  Вениамин выдохнул с облегчением. Дело сдвинулось?
  - Пока не знает никто. Если согласитесь, можно подумать, что сделать, чтобы вас не выдать.
  - Хорошо, пойдёмте, - купец поднялся, поправил покрывало на диване и приглашающее махнул рукой на выход. Вениамин тоже встал и повернулся к двери.
  Шею что-то больно кольнуло.
  - Не двигайтесь, господин маг. Булат гораздо быстрее всех ваших заклинаний, - холодно напомнил господин Ремио.
  - Что вы хотите? Вы поможете девочке? - Вениамин забеспокоился, но виду не подал. Что за человек этот Ремио? Как можно желать смерти ребёнку?
  - Медленно поворачивайтесь и проходите вон в тот угол, - велел купец. - Помните, что я могу в любой момент вас убить, и ничего от этого не потеряю.
  - Так, боитесь, что маги Коллегии найдут энергетические следы и хотите убить меня за пределами дома, - грустно улыбнулся Вениамин. Купец молча снял деревянную панель со стены. Под ней обнаружилась ручка. Дверь, которая казалась частью этой стены, тихо скрипнув, открылась.
  - Проходите.
  Господин Ремио легко подтолкнул мага в темноту прохода. Вениамин вздохнул:
  - Вы можете отомстить другим способом. Любым другим. Хотите, я помогу придумать? Собственно, вы уже отомстили. Не гневайте Вышнего Повелителя и демона смерти. Вам ведь воздастся.
  - Проходите, пожалуйста, господин маг, - вежливо предложил купец ледяным тоном.
  Вениамин поежился: булатная сталь больно уколола кожу, шее стало тепло и мокро. Ничего страшного. Было и похуже. Куда хуже. Экзорцист спустился по ступеням и встал на неровную землю потайного хода. Пахло сыростью, но под ногами было сухо. Впрочем, только этот запах существовал в проходе, не было ни лучика света, ни звуков.
  - Можно, пожалуйста, помедленней, - спокойно попросил Вениамин. - Я не хочу споткнуться. Господин Ремио, вы же способны на человеческие чувства. Если вам знакома любовь, вполне можно проявить жалость. Сочувствие. Великодушие. Никогда подобное ещё не вредило душе человека, наоборот.
  - Господин маг, я был бы вам очень признателен, если бы вы шли молча. Вы меня не сможете убедить, так что даже не старайтесь.
  - Прощение освящает душу. Вы обижены, это понятно, - Вениамин поскользнулся, но сохранил равновесие. Запах сырости усилился, земля стала влажной. Если судить по направлению хода, они должны приближаться к реке. Экзорцист горько хмыкнул.
  - Неужели годы душевных мучений настолько ожесточили вашу душу? Неужели вы готовы убить маленькую девочку только ради мести? Кому вы этим сделаете лучше? Это грех, и тяжёлый. Ваша жизнь, может, и загублена, но ваша душа - ещё нет. Вышний Повелитель велел нам прощать. Прощение - самое благородное свойство человеческой души. Следующая жизнь вам будет дарована куда счастливее. Подумайте, мы можем забыть всё и спасти ребёнка.
  - Остановитесь здесь, - велел купец преувеличенно равнодушно. - Хорошая речь, господин маг, но неэффективная. Не сработало.
  Он резко толкнул нож в шею экзорцисту. Булатное лезвие вдавило кожу, лопнуло и осыпалось мелкой трухой за ворот рубашки. Купец непонимающе надавил на рукоять, потом провёл пальцем по обломанной части и отскочил в сторону.
  - Это...вы? - голос его был хриплым от испуга.
  - Магия - это не только заклинания, господин Ремио, - грустно ответил Вениамин.
  - Вы... с самого начала могли... - купец и злился, и боялся. Он только что пытался убить мага, и ничего не вышло. Что теперь?
  - Я надеялся уговорить вас, - тихо ответил Вениамин. Он дунул, и воздух заискрился светом. Маленькие частые искры показали земляные стены, пронизанные корнями и высокий потолок хода.
  Оба стояли и молчали. Наконец, купец усмехнулся.
  - Значит, жизнью вы вовсе не рисковали.
  - После плена на острове стал легче относиться к своей жизни. Могу рискнуть. Теперь это не так страшно, - грустно улыбнулся маг.
  Купец ахнул.
  - Вы! Если бы я знал... Если бы вы представились...
  - Хм, не стали бы пытаться убить? - фыркнул Вениамин. - Или придумали что-нибудь похитрее? Что вам сдалась моя жизнь? Хотите, обменяю на жизнь Ринали?
  Последнее он вряд ли сказал всерьёз, хотя и был готов сделать это, если понадобится.
  Купец молчал. Потом он кашлянул.
  - То, что вы говорили о прощении... Вы сами в это верите? Или просто... старались быть убедительным?
  Вениамин улыбнулся:
  - Это не риторика, это правда. Та, которую я признаю. Я вас прощаю, но девочке надо помочь. Спасите Ринали.
  
  Глава Коллегии магов, старший магистр-заклинатель Даленрин попросил Вениамина подняться к нему в кабинет. Как и следовало ожидать, он начал с благодарностей: Ринали стало лучше. Поправляться девочка будет долго, но, несомненно, выздоровеет. Маг так и не узнал, кто был причиной болезни дочери, он, вероятно, согласился с тем, что лучше ему не знать подробностей. Госпожа Мерея долго просила у него прощения, не объясняя за что, и не обращая внимания на уверения, что её вины здесь нет. Кархагор ворчал, что "людям, видимо, жутко нравится извиняться". Демон вообще под шумок скрылся, да и Вениамин ушёл, смущённый семейной сценой.
  Впрочем, его сильно смутили и благодарности мастера Даленрина, которые, как он думал, должны полностью принадлежать Кархагору. Впрочем, раз демон ушёл, значит, не хочет никаких благодарностей. Это экзорцист и объяснил главе Коллегии. Как и то, что Кархагор не желает, видимо, никакой награды, иначе бы прямо попросил. Уж он-то не постеснялся бы.
  Вениамин так же извинился за поведение демона. Вероятно, тот хотел просто отвлечь их от переживаний, он может вести себя куда менее вызывающе.
  Впрочем, мастера Даленрина это теперь волновало меньше всего.
  
  Вечером Кархагор заглянул к Вениамину. Впрочем, вечер - это не совсем верное определение времени суток, близилась полночь. Кархагор часто приходил поздно, или, наоборот, слишком рано. И не потому, что он нехороший демон, а просто в своём мире он жил в совершенно ином часовом поясе, и угадать время ему было трудно.
  Вениамин предложил ужин, но тот отказался. Еда и разговор - не слишком совместимые вещи. А демон сильно интересовался тем, как это удалось уговорить господина Ремио. Не похож купец на благородного человека.
  После объяснений Вениамина ему вовсе не стало понятней. Зато Кархагор разозлился.
  - Его надо проучить! - потребовал демон.
  - Зачем? - спокойно улыбнулся Вениамин.
  - Он хотел тебя убить, а ты ещё спрашиваешь! - возмутился тот. - Ну разумеется, ты у нас благородный! Сволочь надо проучить! Хотя бы для того, чтобы подобное не повторилось.
  - Проучить? Хм, Кархагор, а что я сделал? - экзорцист усмехнулся. - Переиграл его полностью. Он не смог убить, пришлось сделать то, чего просили. Признал поражение. Попросил прощения.
  - Но ведь он сделал это неискренне, как ты не понимаешь! - рассердился демон. - Он просто боялся твоей мести.
  - Но какая разница? Понятно, что я не могу перевоспитать человека двумя словами. Может, он теперь раскается. Может, нет. Мы получили, что хотели, правда? Надо уметь не только проигрывать, но и выигрывать, друг.
  Демон настороженно посмотрел на него, потом улыбнулся почти что удивлённо:
  - Ну если ты так ставишь вопрос... Кстати, а твой начальник теперь на тебя не дуется?
  - Нет. Он хотел выразить благодарность.
  - Ой, нет, не надо! - испугался Кархагор. - Он начнёт предлагать... ну что-нибудь в награду. А что я могу попросить, равноценное жизни? Пусть всё так останется, а? Главное, чтоб тебе ничего плохого не было.
  - Я знаю, что можешь вести себя прилично. Зачем ты злил мастера Даленрина?
  Кархагор смущённо отвернулся.
  - Извини. Я просто не подумал, что у тебя из-за этого могут быть проблемы. Честное слово, я больше не буду.
  Вениамин засмеялся.
  - Так, в каком возрасте демоны начинают взрослеть, Кархагор?
  
   Вымерший беннеттит класса Саговниковые. Беннеттиты - голосеменные, но считаются предками цветковых растений.
  
  2 Испуг Вениамина станет понятен, если вспомнить, что их мир достаточно слаборазвит. Уровень, а соответственно и продолжительность жизни малы. Так же подрывают здоровье домашнее хозяйство и частые роды. В сорок лет женщина уже начинала стареть.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"