Аитова Лейла: другие произведения.

Школа магов Часть 2 общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просто общий файл 2й части. Ничего нового.

  Часть 2.
  Пролог. Распределение.
  Шесть виноватых, но счастливых учеников школы магов шеренгой стояли перед Ривиосом. Ама особенно радовалась, какой-то там гнев преподавателей не мог вывести её из равновесия. Макс и Ларт выглядели невозмутимыми, но тоже радовались успешному завершению авантюры. Таннен слегка нервничал под укоризненным взглядом учителя, Кронг и Вирсин побледнели и сжались. Что, впрочем, вряд ли имело значение при их росте.
  - Ребята, вы хоть понимаете, как вам повезло? - тихо спросил Ривиос, в упор глядя на Аму. - Всё могло завершиться трагично. Ивен - сильная девочка, да мы вовремя обнаружили... Ну почему вы сразу не попросили нас помочь?
  - А вы бы не запретили нам? - возмутилась Ама. - Неужели вы бы вмешались, и не рассказали бы другим? И Кругу наставников?
  - Один из двадцати наставников Круга - я, - сухо напомнил ей Ривиос. - Другая - моя подруга Дарлийя. Да, остальные запретили уничтожать ментальный мир. Но они бы пересмотрели своё решение, после того, как увидели бы Ивен. И, кроме того, если бы их не послушались мы, то нам бы грозило всего лишь лишение права голоса на несколько следующих совещаний.
  Ама задержала дыхание. Всё внутри её, казалось, заледенело. А что могут сделать с компанией учеников? Исключить? Только не это, Ивен останется совсем одна! Никогда раньше девушки не разлучались, Ама всегда заботилась о сестре.
  - А с нами что будет? - сдался Ларт. Не настолько он был невозмутим, как хотел показаться.
  - С тобой - ничего, и ты это прекрасно знаешь! Хм, будь моя воля, я бы уж вашу расу хитро... кхм. С тобой, - он повернулся к Максу, - тоже ничего. Но заслуга это отчасти твоего отца, отчасти твоего мира. За тебя, парень, - он кивнул Таннену, - мы заступимся. Ты Ангвару понравился. Ты, ф кав, тоже, но вот толку от этого немного будет. В Круге наставников не ангелы сидят, среди сильных магов расистов всегда хватает. С каким скандалом тебя устраивали, с таким и выгонят
  Кронг сжал губы, и клыки почти до основания вылезли наружу. Он заметно побледнел и смотрел куда-то под ноги Ривиосу.
  - Ладно, - покачал головой учитель. - Подумаем, что тут сделать. Но, если обойдётся, ребята, - он оглядел их печально, - думайте в следующий раз, кого втягивать в авантюры. Ама, кстати, тебя это тоже касается. На то, что за тебя сестра испытание прошла, ещё глаза закрыли...
  Девушка удивлённо подняла брови. Так учителя всё знали! Но почему-то позволили ей учиться. Несмотря на то, что порой её силы не хватало даже на то, что легко удавалось всем остальным. Но она ни в коем случае не возражает, нет!
  Учитель снова покачал головой и в упор глянул на Вирсин. Та побледнела, но выдержала его взгляд.
  Ривиос встал, подошёл к двери и взялся за ручку.
  - Я даже не буду просить, чтобы вас отправили в комнату наказаний.
  Он говорил чуть громче, чем обычно, и в его всегда спокойном голосе чувствовалась злость.
  - Вы не только нарушили волю Круга, вы покинули Котлован - мир Школы - без серебряных браслетов и сопровождения учителей.
  Ребята переглянулись. Их и правда нашли в соседнем мире, но почему? Почему их выбросило не в Школу обратно?
  Ривиос открыл дверь.
  - Вперёд, вперёд! Вас ждут в Круге наставников.
  
  Круг наставников. Двадцать магов, назначенных самим Стражем Параллели. Двадцать сильнейших учителей школы. Они сидели за столом, и перед каждым стоял на хрустальной подставке небольшой прозрачный шарик. Каждый из них светился особым цветом и мог подать сигнал в большой шар посередине. Сейчас шариками играли несколько магов, и калейдоскоп красок метался в нём. Адепты поразились такой сложной магии, но Макс равнодушно пояснил, что это - обычная электроника. Он заметил провода, бегущие по ножкам стола. Впрочем, для остальных технология была куда загадочней магии, и они всё равно впечатлились.
  Дарлийя, смуглая, чернокрылая волшебница, со своего места сдержанно улыбнулась Ривиосу. За её спиной сидела Ивен. У Амы радостно забилось сердце: сестра выглядела немного бледной и растерянной, но она уже оправилась от недомогания. Даже надела нарядное платье, которое было одно на двоих.
  Ривиос сел на свободное место рядом с Дарлийей, улыбнулся и кивнул Ивен.
  - Можем начинать? - громко спросил он.
  Маги убрали руки с шариков, в результате чего центральный стал совершенно прозрачным. Высокий мужчина с небольшой ухоженной бородой просигналил красно-коричневым цветом и спросил:
  - Ты всех привёл?
  Ривиос кивнул
  - Шестеро.
  Его цвет был тёплым жёлтым.
  Маг пожал плечами.
  - Я лично возражаю против присутствия посторонних.
  - Брось, Зесс, это же её сестра! И я не хочу её волновать, девочка ещё не совсем оправилась.
  - Мне жаль, но не могу не указать на то, что вина здесь её. Кто-то ещё не в курсе? - он оглядел Круг и продолжил:
  - Ну если все знают, о чём пойдёт речь, я только остановлюсь на, так сказать, списке обвинений. - Он поднял указательный палец. - Первое. Вы пошли против решения Круга наставников. Я слышал, - он заменил один палец целой ладонью, упреждая возражения, - вы посчитали, что мы - весь Круг - ошибались, а вот вы знали, как лучше. Мы кажемся вам такими уж тупицами? - Адепты синхронно опустили головы. - Уж во всяком случае, любой из нас справился бы с этим куда лучше.
  - Вам всё равно нужна была моя помощь! - воскликнула Ама, подавшись вперёд.
  - Милая девушка! - терпеливо протянул маг. - Конечно, вы все имеете свое мнение. И, по молодости, горите желанием его высказать. Вам непременно будет предоставлена эта возможность. А пока говорю я, будьте любезны.
  Ама, густо покраснев, спряталась за плечом Таннена и испуганно глянула на Ивен.
  - Второе, - продолжал Анизесс. - В Школе магов разрешается применять магические силы исключительно в отведённых для этого местах. Это не каприз, между прочим! Представьте, что будет, если каждый из вас начнёт колдовать! И вы должны знать, что освобождённая энергия может накапливаться в углах зданий и многих предметах. И третье. Ученикам можно покидать Котлован только в изолирующих энергетическое поле браслетах, и только в сопровождении учителей! А вас вынесло во внешний мир, в линиях которого и располагался ментальный. Ну?
  - А я говорила, что не надо было его брать! - язвительно процедила поразительно красивая женщина, сверкнув белым цветом в шаре. Этот цвет ей очень подходил - платиновые волосы, белая кожа, ледяной взгляд. Магиня выглядела полной противоположностью Дарлийе, которая подалась вперёд и пожирала её гневным взглядом. - Я так и сказала, что будут проблемы!
  - Вият, - начал Анизесс, на мгновение замялся, чем и воспользовалась та.
  - Ну давайте ещё демонов притащим! - ехидно пропела женщина.
  - И притащим! - надменно отчеканила Дарлийя. - Уже присматриваем, кого!
  Шар полыхал уже тремя цветами, к ним добавился жёлтый - Ривиоса.
  - Дарлийя! - успокаивающе-укоризненно сказал он и вздохнул.
  - Вият, нам нужны конкретные предложения, а не злорадство.
  - Исключить, что тут можно ещё придумать? - фыркнула она.
  - Что, всех сразу? - удивился Ривиос.
  - По крайней мере, ф кава.
  - Его зовут Кронг, Вият.
  - Я обязана знать в лицо всех адептов?
  - Нет, только тех, кого чаще всего упоминаешь. Кроме того, в данном случае это не сложно. Ну ладно, положим, мы его исключим. А остальные?
  Анизесс сердито глядел на Ривиоса, но вмешиваться он не стал. Кронг казался испуганным и несчастным, но Вият уже заподозрила подвох.
  - Ну, Ривиос, - успокаивающе ответила она, - не можем же мы исключить Максима Смирницкого. Ограничимся просто физическим наказанием.
  - А остальные? - настаивал маг.
  - Ну пусть Анизесс отправит их на исправительные работы, - поморщилась Вият. - Только сестру, которая всё затеяла, тоже выгнать! Я настаиваю! И... - она бросила неуверенный взгляд на Ларта, тот в ответ презрительно улыбнулся.
  - Вият, правильно ли мы тебя поняли, что за один и тот же проступок кого-то надо исключить, кого-то отправить на исправительные работы, а кого-то, фактически, просто поругать? Кто ещё считает, что подобное деление обоснованно?
  Он выждал небольшую паузу - заметную, но недостаточную для того, чтобы кто-то собрался с мыслями и высказался.
  - Я полагаю, физическое наказание - это слишком мягко за тройное нарушение правил. И, должен напомнить коллегам, что нам запрещено исключать кого-либо самовольно. Мы не должны забывать, кто на самом деле решает такие глобальные вопросы. Думаю, исправительные работы будут в самый раз. Недельки на две. Зесс?
  Тот вздохнул и положил ладонь на шарик.
  - Уважаемые маги! Вынужден напомнить вам о том, что здесь присутствуют адепты нашей Школы, для которых мы должны являть образец. И попрошу впредь не допускать подобных конфликтов. Ладно, перейдём к делу. Я поддерживаю такое решение. У кого есть возражения?
  - У меня! - Вият резко прихлопнула шарик. - Зачинщиков стоит выделить особо!
  - Вият, я понимаю твоё требование, но не представляю, как выделить этих самых зачинщиков. В принципе, понятно, у кого было большое желание, и у кого была возможность.
  Последнее слово он выделил, в упор посмотрев на Ларта. Вият поймала этот взгляд и недовольно поморщилась.
  - Но у нас нет никаких обоснований, кроме простых подозрений. Поэтому, предлагаю остановиться на исправительных работах.
  - Я бы мог за этим проследить, - предложил Ривиос.
  - Да. Твои связи, Ривиос. Это было бы хорошо. Подберёшь?
  - Конечно.
  Возражений ни у кого не нашлось. Если Ривиосу хочется заниматься этим - почему бы не позволить ему? Ни у кого больше не было желания обсуждать тему. Наставники Круга прекрасно понимали, что, если уж они набирают молодёжь, то подобные шалости будут. А тут и причина, вроде бы, уважительная, - подружку спасали. Дисциплину, конечно, держать надо, но исключать?
  Наставники расходились. Проходя мимо адептов, каждый считал нужным улыбнуться ребятам или нахмуриться, а то и погрозить пальцем. Анизесс попросил Ривиоса с Дарлийей и Вият задержаться, а учеников - подождать за дверью.
  
  Ама успела посвятить Ивен в детали их путешествия. Та очень расстроилась, что ей не сказали, девушке хотелось посмотреть, что творится в её сознании. Впрочем, Ларт сказал, что можно и так в себе разобраться, и даже обещал помочь. Как именно, он сказать не успел, потому что вышел Ривиос.
  Он закрыл дверь и покачал головой.
  - В тот день, когда Вият хоть немного научится интригам, она станет самым опасным человеком в Круге наставников. Что ж, вам безумно повезло.
  - А что теперь с нами? - с лёгкой тревогой спросила Ама.
  - А вас я раскидаю на исправительные работы. Будьте уверены, каждому выберу неприятное занятие! - усмехнулся учитель.
  - А Ивен? Она останется здесь?
  - Конечно. Не она же провинилась.
  - Одна останется? - забеспокоилась Ама.
  - Больше двух сотен учеников, учителей и обслуживающего персонала. Это ты называешь одна?
  - А можно мне с Амой? - жалобно попросила Ивен. - Я тоже буду делать неприятную работу.
  - Нет, нет, засмеялся Ривиос. - Это наказание, а не каникулы. И надо же кому-нибудь вести записи. Вам придётся наверстывать эти две недели позже. Ивен уже большая девочка, справится без тебя.
  - Вы не понимаете, она никогда не оставалась одно!
  Ивен взяла сестру за руку.
  - Ну, Ама, не такая уж я и глупая. Ну что со мной случится?
  - За ней Зиара присмотрит, - с улыбкой пообещал Ривиос.
  - Зиара! - воскликнула Ама с лёгким оттенком презрения. Очень лёгким.
  - Ну, она себя недооценивает, но мы-то её недооценивать не станем. Ладно, Ама, - ему надоела забава, - Ивен остаётся в Школе, и всё. Давай на занятия, - он улыбнулся девушке. - Ты многое пропустила, хочешь, я помогу тебе нагнать?
  - Ой, конечно, спасибо! - обрадовалась та. - Прямо сейчас?
  - Ну, нет, мне надо с твоими друзьями разобраться. Через полчаса вас всех жду возле своей лаборатории. Кроме Ивен, у неё занятия.
  Ивен крепко обняла сестру.
  - Спасибо тебе. И вам всем тоже.
  Кронг усмехнулся:
  - Надо тебе рассказать, что творилось в твоём ментальном мире. Учитель Ривиос, вещи какие-нибудь с собой брать?
  - Разве что переоденьтесь. Вам с Танненом - во что не жалко.
  - А нам? - спросила Вирсин.
  - Только ещё разве что Аме.
  Ама промолчала. Ей не во что было переодеваться. Всё, что не жалко, она оставила в родном мире. В основном, это была одежда совсем непрактичная, и служила, скорее, украшением. Два платья Ивен и её штаны с рубашкой - вот и весь гардероб. Ладно, Ивен, не делай такое грустное лицо, хочешь, прогуляемся вместе, пока я твоих друзей пристраиваю? Развеешься заодно, тебе сейчас не стоит с головой нырять в учёбу.
  Последнее предупреждение Ивен очень расстроило, но она, тем не менее, поблагодарила учителя и пошла вместе с Амой в комнату.
  
  Ровно через полчаса все семеро явились к Ривиосу, слегка волнуясь. Неожиданно провожать их пришли Торлак, Дарлийя и Ангвар. Вероятно, Зиары не было из-за того, что она вела занятия у старших ступеней.
  - А Ивен здесь зачем? - удивился Ангвар.
  - За компанию! - догадался Торлак. Что, девчата, тоже наказаны? Рив, может, наказание отбывать они будут моими лаборантами?
  - Не смей заигрывать с моими ученицами! - улыбаясь, велел Ривиос. - И вообще, чего вы здесь собрались? Я никого, кроме Ивен, не беру!
  - Вы, главное, не бойтесь! Ничего страшного вас не ждёт, - подмигнул ребятам Ангвар. - Он добрый на самом деле, знаете, как его старшие ступени прозвали?
  - Дядей Ривом! - хором ответили Ларт и Ивен.
  Тот покачал головой и парировал:
  - А знаете, как Ангвара прозвали?
  - Знаем! - снова хором ответили Ивен с Лартом. Ангвар что-то проворчал в бороду.
  - Всё, хватит, устроили тут... - Ривиос распахнул Дверь в стене. - Вот сюда, идите.
  Дверь на первый взгляд была обычной. Немного постаревшее дерево, скупые украшения. Вернее, она на любой взгляд была обычной. Вот только был за ней мрак. Ребята заколебались.
  - Вперёд, вперёд! Не хотите же вы увидеть другой мир через проём в стене?
  - Через дверь? В другой мир? - удивилась Ама.
  - Вам так будет легче. Потом и без двери научитесь, а пока мне придётся вас перебрасывать. Ну? Ивен, покажи пример.
  Девушка испуганно сжалась, но покорно шагнула во тьму. Учитель, подталкивая в спины, загнал остальных в большую долину. Огромное солнце полыхнуло жаром и светом, пробежалось по красноватым и серым скалам, выжелтило иссохшую почву. Ветер обвил их горячими, душными струями. Адепты испуганно переглянулись. Не слишком приятно после умеренного тепла школы.
  - Кронг, держи! - Ривиос кинул два тонких серебряных браслета.
  - Одевай. Таннен, это тебе.
  Браслеты обхватили запястья и плотно сжали.
  - Ну-ка, наколдуйте что-нибудь? - хитро сощурился учитель. - А! Не получается - значит, работают. Так вот, ребята, никакой магии, - пояснил он, и лица его учеников вытянулись от огорчения. - Хотя научить вас, как вернуться в школу, пожалуй, надо. Мало ли...
  После краткого инструктажа и нескольких упражнений Ривиос повёл всех по тропинке, которая, выныривая из долины, забиралась на гору неподалёку.
  - Нам туда. - Он махнул рукой на крутые скалы слева от тропинки. - Видите, пещера? Ну скоро покажется. Сейчас уже за полдень, все должны быть на работе в шахте.
  Адепты снова переглянулись. Шахта?
  И правда, вскоре показалась пещера. Она выскочила из-за громадного уступа, казалось, совсем близко. На деле оказалось, что идти надо очень долго. По пути Ривиос выслушал рассказ о путешествии в ментальный мир, сильно отредактированный для Ивен, и прояснил некоторые моменты. Оказывается, то, что мир был похож на подземелье, было не очень хорошим знаком. Облик, который приобрели адепты, отражал то, как их воспринимает Ивен. Тане сделал вывод, что девушке не нравится его татуировка, а Макс порадовался, что он-то не менял внешний вид. А то, что Стражем оказалась Ама, это нормально для сестёр-близнецов.
  Ивен чувствовал себя неловко. Она неотрывно смотрела вперёд, и наконец попыталась сменить тему:
  - Учитель Ривиос, вы ведь не первый раз в этом месте?
  Он кивнул.
  - Здесь работает мой приятель.
  - А почему мы не вышли к нему сразу?
  - Я хотел с вами поговорить, - пояснил маг. - Вот, пришли. За этой скалой шахтёрский посёлок.
  У шахты кипела работа. Грязные, запылённые шахтёры вытаскивали мешки и волокуши, передавали друг другу, скрывались в пещере. Рядом несколько человек присели на камни, отдыхая.
  Маг поздоровался и попросил:
  - Ребята, позовите мне Гвари, пожалуйста! Скажите, Ривиос пришёл.
  Один из отдыхающих рабочих немедленно скрылся в проёме, обнесённом досками.
  - Наёмные рабочие, - пояснил учитель. - Платят здесь прилично. А, вот и мой друг.
  Из шахты вылез коренастый человечек, выглядевший ещё грязнее рабочих, и быстро пошёл к Ривиосу.
  - Приятель, рад видеть! Нечасто заглядываешь. Как жизнь?
  - Замечательно, по-прежнему в школе. А ты как?
  - Ну, как... Хорошо, конечно, но шахта - не школа, - пожал плечами Гвари.
  - А я тебе принёс! - хитро улыбнулся Ривиос, доставая из кармана бутылочку. Она тут же скрылась в карманах широких грязных штанов смотрителя, который довольно посмеивался.
  - Не забываешь старика! Вот спасибо! Без этого зелья давно бы уж загнулся. Рабочие-то год-два поработают и уезжают, а я постоянно...
  - Ещё моих ребят на неделю возьмёшь?
  Гвари нахмурился:
  - Нет, девчонок не возьму! Ты что!
  - Да не всю эту толпу! Вот этих двоих, - он взял за локти Таннена и Кронга и подтолкнул вперёд.
  Гвари замер. Он осторожно оглядел Кронга, потом глянул на его друга, и снова уставился на ф кава. Глаза его заметно увеличились в размерах.
  - Ну, дружище! Такое ты мне ещё не приводил! Он... это... - Гвари понизил голос, - безопасен?
  Ривиос рассмеялся.
  - Ну конечно! - заверил он. - Даже спокойней второго. Так что на ночь привязывать не надо.
  - А чего он оскалился? - испугался смотритель.
  - Он улыбается, Гвари. На шутки принято реагировать подобным образом.
  - А... - растерянно сказал тот. - Он же не человек?
  - Он не реф, но он нарго.
  - Короче, не человек. Тогда ладно. Понял.
  - Снабдишь их рабочей одеждой, может? Их собственная шахты не переживёт.
  - На их размер у меня только мешки для скола, - буркнул Гвари. - Хотя я спрошу у рабочих.
  - Ну вот и ладно. Ребята, слушаться Гвари беспрекословно, - Таннен и Кронг слаженно кивнули. - Гвари, бери их, покажи что да как. А нам пора, ещё остальных пристроить надо.
  - Ривиос! - окликнул Гвари. - Я тебе, конечно, доверяю... Только пусть этот парень больше не улыбается! А то рабочие неправильно поймут...
  
  При перемещении в следующий мир обошлись уже без дверей.
  Он являл собой противоположность долине шахтёров. Свежий лёгкий ветер гонял облака в небе. Недавно прошёл дождь, мостовые шумного города были ещё мокрыми. Ровной шеренгой на морское побережье высыпали дома из белого и серого камня, большой дворец возглавлял этот строй. Крыльцо, на котором стояли недвижимые стражники, было выложено синими плитками. Арки, порталы и барельефы тесно облепили стены и смотрелись чересчур помпезно.
  Ривиос провёл учеников к входу и попросил стражника:
  - Я бы хотел увидеть короля.
  Тяжело бухнула об каменный пол крыльца секира, и огромные двери отворились. Синекожий человек в ливрее важно кивнул пришедшим.
  - Я хочу увидеть короля, - повторил учитель. - Я Ривиос, доложите, пожалуйста.
  - Они отдыхают, - церемонно ответил человек.
  - Он захочет меня видеть, уверяю вас. Вы доложите.
  Молча тот затворил двери.
  - Ждём, ребята, - Ривиос прислонился к колонне.
  - Вы знаете местного короля? - в полном восторге спросила Ивен. Учитель улыбнулся и кивнул, и девушка постеснялась спрашивать дальше.
  Через некоторое время двери снова открылись. Синекожий слуга провёл их по богато изукрашенным коридорам в большой зал.
  Ривиос низко поклонился. У окна на диване король - чуть полноватый мужчина с выразительным лицом - отложил книгу.
  - Ривиос, прекрати! Не нужно тебе кланяться. Я тогда просто не в духе был. Неужели ты никогда не забудешь? Садись, садись, рад тебя видеть. Отобедаешь со мной? Я прикажу. Кто с тобой?
  - Извини, обедать некогда. Я буквально на минутку заскочил по делам. Возьмёшь моего ученика в услужение на неделю? Этого, - он показал на Ларта.
  - Конечно, - обрадовался король. - У меня через пару дней иностранная делегация, покажу им новое приобретение. Как у него с манерами?
  Ларт не изменил своё привычное выражение лица, но скулы у него напряглись, и Ривиос испытал некое злорадство. Ему удалось задеть этого Ан. Впрочем, виду он не показал, потому, как это было неблагородно и недостойно учителя и опытного мага.
  - Он прекрасно воспитан. Я его сейчас проинструктирую для лучшего эффекта. Ребята, посидите минуту.
  Он вывел Ларта в коридор.
  - Послушай. Не надо так сверкать глазами, меня это не проймёт. Его Величество собирает коллекцию слуг, которые необычно выглядят, а твоей расы в этом мире нет. Он бы, конечно, предпочёл получить тебя навсегда, вот только ограничимся неделей. Кстати, его жена охотится в этом 'зоопарке', и король об этом практически всегда узнаёт. Так что постарайся проявить сдержанность и тактичность.
  - 'Зоопарк'! - задохнулся Ларт.
  - А я предупреждал, что подберу всем что-то неприятное. Это наказание, а не каникулы, не забудь.
  Ан сжал губы, потом спохватился и снова принял гордый вид.
  - Вы не расскажете никому?
  - Ну что ты! Ладно, слушайся тут. Самоконтроль у тебя хороший, надеюсь, ничего не испортишь. Идём, надо остальных определить. Тебе выдадут униформу.
  В лице Ларта снова что-то промелькнуло. Его рубашка из тонкой ткани, брюки из мастерски выделанной кожи, расшитые самоцветами сапоги явно были лучше любой униформы. А быть слугой!.. Почему его не оставили в шахте?
  Лес был очень красив. Светлый, просторный, солнце свободно проходило через невысокие деревья со светлой корой. С ветвей свисали тонкие лозы мелких белых цветов, опушённых крошечными иголочками. Под ногами поскрипывал жёсткий мох с крупными узорчатыми листьями. Ривиос объяснил, что лесные массивы покрывают большую часть этого маленького мира. Через лес они вышли к избушке. Учитель, обойдя её кругом, постучал в окно. Довольно долго они ждали, прежде чем послышались шаги и дверь открылась. В проёме стоял старичок. Он не был сгорбленным и корявым, не очень много морщин расчерчивали лицо. Но взгляд, манеры, голос выдавали его возраст, как и совершенно седые редкие волосы.
  - Привет, - поздоровался учитель. - Вы меня помните? Ривиос, друг Дарлийи и Зиары.
  - Как же, помню. Как девочки поживают?
  - Замечательно. Действительно нашли своё место. Вот, - он кивнул на ребят, - ученики Зиары. Ты мог бы взять парня на неделю в услужение? Поучишь работать.
  - Почему бы нет? Не сказал бы, что ко мне часто гости заходят. Он что-то умеет?
  - Ничего полезного, но быстро научится. Загружай его полностью.
  - Уж работу-то я ему найду! - улыбнулся старичок. - Да что ж мы тут стоим? Проходите в избу.
  - Да нет, спасибо, мы пойдём дальше. Остальных бы отвести. Спасибо за приглашение. Ривиос чуть поклонился и пошёл обратно в лес.
  - Счастливо, Максим. Не отставать! Возьмитесь за руки и держитесь крепче.
  Девушки так и сделали, но всё равно Ама поскользнулась на заснеженном склоне. Её еле удержали и поставили на ноги.
  - Осторожней, пожалуйста. Здесь высоко.
  Ивен поражённо ахнула. Они оказались перед огромными воротами из бледно-золотого металла, обрамлёнными ослепительно белым мрамором стены. От ворот разбегались в разные стороны несколько лестниц, почти все они обрывались тут же, на крутых склонах. Белые мраморные башни взмывали из-за стен и терялись вершинами в облаках. Громадный замок казался повелителем горных круч.
  Ривиос взялся за тяжёлое кольцо и постучался в ворота. Отворилась маленькая калитка, и из неё вышел стражник. Он был одет в штаны и куртку из тонкого бежевого меха, за спиной его возвышались крылья, покрытые серыми перьями. Из оружия был всего лишь узкий меч в ножнах на боку.
  Ривиос лёгким поклоном поприветствовал воина.
  - Нам к Грифоньим залам.
  Стражник кивнул и начал объяснять, как пройти.
  - Спасибо, я знаю дорогу. Будьте так добры, сообщите верховному магу - по-прежнему Нейон, да? - Скажите ему, что Ривиос здесь.
  Они пошли по огромному двору. Девушки глазели по сторонам. Поражали размеры замка: громадные башни, окна, одетые в рамы из бледно-золотистого металла, были не меньше человеческого роста. Некоторые двери располагались в стене достаточно высоко, но к ним не вели лестницы - обитатели замка обходились без них. Стены снизу были расписаны тем же бледно-золотым цветом. Огромный двор украшали ледяные и мраморные скульптуры и голубые ели. Даже мелкие тропинки были выложены мрамором. Ама с надеждой глядела на Ривиоса: несмотря на холод, ей хотелось остаться в этом великолепии хотя бы не надолго.
  Вирсин оглянулась вслед ушедшему стражнику и уточнила:
  - Он вот так нас просто пропустил?
  - Не волнуйся. Сюда могут прийти только те, кто имеет право.
  Девушка подняла бровь, но ничего не сказала.
  Грифоньи залы оказались жилищами странных существ. Львы с головами орлов, большие крылья с перьями в тон шкуры. Животные были всевозможных расцветок - белые, серые, светло-бежевые, ярко-рыжие, золотистые. Здание было разбито на целые комнаты для этих существ.
  Навстречу вышел мужчина, обнажённый по пояс: несмотря на сухой морозец снаружи, в залах было тепло.
  - Я Ривиос, - представился учитель.
  - Я про вас слышал. Вы - друг Нейона. Рад видеть воочию, чем обязан?
  - Мне на неделю надо пристроить свою ученицу, - он показал на Вирсин, и Ама сникла. - Могу я попросить вас взять её в помощницы?
  - Вы можете оставить её в замке гостьей. Я уверен, Нейон будет рад.
  - Нет уж! - усмехнулся Ривиос. - Пусть работает.
  Он отозвал девушку в сторону.
  - Ну вот, Вирсин, как ты понимаешь, я не могу тебя надёжно спрятать, зато могу надёжно защитить. Здесь ты вне опасности.
  - А что это за место? - осторожно спросила Вирсин.
  - Душа мира Айтан. Заоблачный Замок, вотчина Аера Сейеналла. Но я тебя прошу, никому об этом ни слова. Никаких имён и названий. Я не хочу, чтобы все знали о том, что мне известен путь в Заоблачный Замок. Аму и Ивен я тоже попрошу. Ладно, я скажу Нейону, чтобы он присмотрел за тобой. Ну, счастливо.
  
  Большую часть разговора с Верховным магом замка Ривиос открещивался от его гостеприимства. В конце концов, Нейон сделал вид, что обиделся. Он сказал, что Ривиосу следует либо заходить чаще, либо оставаться подольше. Потом Аму и Ивен отправили погулять по двору, и маги поговорили наедине. О чём - девушки так и не узнали. После разговора Ривиос забрал их в следующий мир. Ему оставалось пристроить Аму.
  Девушка предпочла бы что-то похожее на Заоблачный Замок, и надеялась, что её не определят в шахту.
  Оказалось что-то среднее. Ривиос привёл её в небольшую библиотеку и представил пред очи главной смотрительницы - пухлой немолодой женщины. В ответ на просьбу взять его ученицу поработать, она посмотрела на Аму и покачала головой.
  - Только если она не девственница. Ты же знаешь ситуацию с жертвоприношениями.
  - Неужели ничего так и не изменилось? - вздохнул учитель тоскливо.
  - А что могло измениться? С девственностью расстаются всё раньше. Любую девицу такого возраста заберут жрецы.
  - Всё нормально. Она не девица. Правда, Ама?
  Та уткнулась взглядом в пол и покачала головой.
  - Ну вот. А мы с Ивен возвращаемся. Через неделю я вас всех соберу.
  Он, не обращая внимания на просьбы Ивен оставить её тоже в библиотеке, вытащил её на улицу. Они возвращались в школу.
  
  1. Самый подходящий момент наступает в самое неподходящее время
  Ивен.
  По возвращении в Школу Ивен охватила тоска. Она не успела как следует освоиться здесь, а теперь ещё предстояла неделя одиночества. Столько времени без Амы! Конечно, Ривиос пригласил её заходить, Зиара обещала присмотреть... Но как жаль, что не оставили хотя бы кого-то из её новых друзей! Лучше Ларта, он очень умный.
  Вернулись они очень вовремя, Ивен успела на третье занятие. За выходные ей предстояло многое наверстать. Девушка терпеть не могла пропускать занятия.
  Ривиос предложил ей помочь. Два выходных, объяснил он, им выделены не для бурного отдыха, а для занятий. Кто-то что-то упустил, кто-то что-то хочет изучить подробнее. В выходные библиотека полная, а вот зал адептов почти пустует. Новеньким всегда лишь бы отдыхать, ворчал учитель. Он пригласил Ивен к себе после обеда - позаниматься по пропущенным темам.
  Девушку предложение очень обрадовало. Ещё бы - персональные занятия! Специально для неё! Вот она расскажет Аме, когда та вернётся...
  Впрочем, много времени это не заняло. Достаточно большое количество материала Ивен знала и до того. 'Разумные расы', которые вёл Дельмир, 'теорю строения мира', её объяснял учитель Вигнар. Так что она быстро нагнала свой поток.
  Несмотря на подготовку, девушка на занятиях не скучала. Она любила учиться и гордилась тем, что знала матерал лучше всех. Ривиос проговорился, какие предметы они будут изучать в этом году. Ивен порадовала 'Теория живого мира, азы этого предмета она уже знала, и удивил предмет со странным названием 'Этика и эстетика'.
  И только один маленький червячок точил её сознание: друзей нет рядом. Она могла легко познакомиться, заговорить с кем-то, но только Ама превращала случайных знакомых в надёжных товарищей. К Ивен обращались тогда, когда нужно было что-то объяснить по учёбе или наверстать пропущенный материал. Далеко не все адепты знали символы Истока, но девушка терпеливо зачитывала вслух свои записи.
  А вот поболтать ей было не с кем.
  Правда, ей ещё отравлял жизнь учитель Ангвар. Мало того, что на его занятиях она не была лучшей. А ведь они проводились каждое утро! Так ещё ко всему прочему он несколько раз сделал ей замечание за то, что она ходит в платье. Девушке не хотелось говорить, что брюки у них с сестрой одни на двоих, и сейчас их носит Ама.
  Она два дня ходила убитая и переживала, а на третий встретила во дворе Торлака.
  Глаза её следили за учителем как приклеенные, пока взгляд не стал таким пронзительным, что тот его почувствовал. Обернулся, остановился и помахал рукой. Ивен приросла к месту, глядя, как он улыбается... разворачивается... уходит... Сердце изо всех сл пробивалось сквозь кости, мышцы, кожу и грубую ткань платья.
  Она прижала руку к груди. Амулетик-солнышко ещё висел у неё на груди. Его надо вернуть. Да. Пойти и вернуть. Пойти... Пойти к учителю Торлаку!
  
  Одна хандра сменилась другой. Скучать по друзьям Ивен стала меньше, зато принялась сохнуть по красивому учителю. Будь рядом Ама, возможно, она попыталась бы образумить сестру. А пока девушка в первый раз решила свободное занятие посвятить не библиотеке.
  
  - Ты Торлака ищешь?
  Открылась не та дверь, в которую девушка стучала, а противоположная. Ивен растерянно смотрела на полноватую женщину, которая явно ждала ответа.
  - Мне... нужно отдать ему... - сбивчиво заговорила девушка.
  - Он на занятиях. Иди сюда, покажу где.
  
  Прерывать занятия было бы невежливо. Вен решила подождать.
  Разумеется, она направилась в библиотеку. Там Ивен проводила всё свободное время. Именно там её искали адепты, которые хотели, чтоб она объяснила им материал.
  Поэтому, когда к ней направился парень из адептов, девушка сразу поняла, что ему надо. Конечно, она, как всегда, немного надеялась, что он хочет просто поболтать. И, как обычно, была разочарована.
  - Привет, Ивен, - поздоровался парень. Он точно с их потока. Как же его зовут?
  - Привет, чем могу помочь?
  - Нет, я просто хотел кое о чём попросить. Пойдём, прогуляемся.
  Он взял её за руку и потянул вверх. Девушка послушно позволила себя поднять. Она вспомнила этого парня. Трудно поверить, что Равур Леран хочет поболтать или что-то не понял. Блестяще умный, стильный, весёлый - толпа друзей вокруг и хвост из поклонниц позади. Многие мечтали о том, чтобы он их просто заметил.
  Он взял Ивен под руку и повёл в сад. Десяток деревьев и живая изгородь из шиповника и хмеля - за шесть лет работы школы тощие саженцы превратились в молодые берёзки и яблони и даже переросли кусты. Весной здесь, должно быть, стоял дивный розовый аромат, а осенью пах пряный душистый хмель. Этот сад, два лесочка и поле лекарственных трав составляли пока всю растительность Котлована.
  Равур прислонился к стволу спиной. Его лицо наполовиину закрыли свисающие со ствола плети хмеля.
  - Ивен, ты очень хорошая девушка. Умная, симпатичная.
  Она удивлённо поглядела на него. Эти слова были настолько неожиданными, что девушка в них просто не поверила. В конце фразы явно слышалось 'но'.
  - Неужели тебе не хватает общества? Хочешь, я познакомлю тебя со своими друзьями?
  Она широко раскрыла глаза и радостно улыбнулась:
  - Ой, это было бы здрово! Мне так скучно без Амы и моих друзей!
  - Ивен, а ты не думала, что они для тебя - не подходящая компания?
  Улыбка перетекла в почти правильный кружок:
  - Но почему?
  - Ну, во-первых, Ан нам не компания. Мы - люди, а он - нет.
  - Ан тоже люди! - возмутилась девушка. - Ты что, не слушал лекции Дельмира?
  - Ну рефы, это не принципиально, - поморщился Равур. Он скрестил руки на груди и склонил голову на бок. - Они презирают нас, а мы - их. Понимаешь?
  - Ларт - нет! Мы с ним дружим, - возмутилась Ивен.
  - Нет, не дружим. Моя мама была против того, чтобы в школу принимали всех подряд.
  - А причём тут твоя мама? - не поняла девушка.
  - Ты её, навернное, не знаешь, - кивнул Равур. - Она входит в состав совета Наставников. Вият Леран.
  - А! Вият твоя мама?
  - Ты её знаешь, - оживился Равур.
  - Да, она на совете с учителем Ривиосом поругалась, - рассеянно ответила Ивен, разглядывая Равура. Разве сын не должен быть хоть как-то похож на мать? Светлые кожа и волосы Вият - тёмные у Равура. Глаза парня были карие, а какие у Вият - она не вспомнила. Равур крепко сбитый, широкоплечий - Вият совсем худая.
  Ну, сын так сын.
  - Мама - очень опытный и сильный маг, - недовольно сказал он. - Гораздо сильнее, чем учитель Ривиос. Она как раз хотела сделать школу только для рефов. Ведь в мирах расы не живут вперемешку! Мир рефов, мир Ан...
  - Равур, что плохого в том, что мы вместе учимся? - возмутилась Ивен.
  - У тебя будет сколько угодно друзей, - резко сказал Равур, - только не надо Ан и a кавов.
  Ларта и Кронга? Вот это да!
  - Они мои друзья - и точка! - пылко заявила Ивен, нахмурив брови.
  - Ивен, кто не с нами - тот против нас. Понятен намёк?
  - Ама вернётся и мы тогда поговорим, - храбро возразила девушка.
  - Да не буду я с ней разговаривать. Скажешь ей сама и пусть выбирает.
  - Нет, сам скажи. И она, кроме того, его уже сделала. Ама редко ошибается.
  - Она оторва. Ты - другое дело, - Равур поднял указательный палец, как бы исиливая свои слова.
  Ивен вскипела. Единственный способ вывести её из себя он нашёл.
  - С кем хочу, с тем дружу! - девушка перешла на повышенный тон. - Почему ты вообще решил, что это твоё дело? Ларт и Кронг умнее тебя и лучше. Твоя мать - склочная. А Ривиос куда более сильный маг, чем она! Она первая начала ругаться, а он обвёл её вокруг пальца! А имеешь что-то против Амы, иди и скажи это ей!
  Ивен развернулась и быстрым шагом пошла из сада. Она дрожала от злости - что это Равур говорил про её сестру и друзей? Сам виноват, что она на него наорала. Противный тип, не лучше своей матери!
  
  Ивен сидела в библиотеке. Что-то она никак не могла сосредоточиться на книге по теории строения мира, из которой выписывала пути эволюции. Всё-таки её наивность имела пределы: девушка понимала, что заработала врага. Нельзя орать на Равура. Но извиняться она не собиралась. Теперь Вият её возненавидит... Мало того, что дружит с ф кавом, так ещё и поругалась с её сыном. Интересно, будет она что-нибудь вести?
  Скорей бы уже вернулась Ама!
  Девушка вышла из библиотеки в плохом настроении. Но когда она стала думать об учителе Торлаке, оно как-то плавно сменилось приподнятым. На всякий случай Ивен пришла пораньше, и минут десять караулила у двери. Наконец, дверь открылась ученики стали выходить. Какой это был поток, Ивен догадаться не могла, даже не смотря на то, что их всего пока четыре. Было три приёма, самые способные достигли третьей ступени. Самые неудачливые, вероятно, застряли на первой. Вен не знала, были ли такие. Но вот в адептах не остался никто из предыдущих потоков. Наверное, получить первую ступень легко, хотя Ивен всё равно побаивалась конца года. Рановато, конечно, бояться конца года в самом его начале... Но это не успокаивало.
  Вышли всего пару десятков человек. Конечно, раньше принимали понемногу, это в третий приём попало сразу семьдесят с лишним. Дождавшись последнего ученика, девушка заглянула внутрь. Учитель разговаривал у стола с одной из учениц. Та кокетничала напропалую, но Ивен этого не знала и решила, что девица ведёт себя как дура. Несмотря на это, в сердце стукнула ревность.
  Торлак увидел девушку и помахал рукой, чтоб заходила. Он непринуждённо делал вид, что не замечает усилий собеседницы, и прилежно объяснял ей что-то. Что-то, что - О ужас! - Ивен совершенно не понимала. Видимо, ученица тоже: когда учитель спросил её: 'И что из этого следует?', она впала в ступор, приоткрыв рот и хлопая ресницами.
  Ивен, сгорая от стыда, уставилась ему куда-то в область живота и промямлила:
  - Учитель Торлак, а о чём вы говорили? Я не очень поняла... Я просто не слышала раньше о подобной области магии...
  Ученица Торлака, рассерженная вмешательством, ехидно заржала:
  - Дурочка маленькая, причём тут магия!
  - Это техника, Ивен, - мягко улыбаясь, объяснил учитель. - Вещь она сложная. Её мало кто понимает, а некоторые, - строгий взгляд в сторону ученицы - и не желают понимать.
  - А мы будем это проходить?
  - В середине первой ступени начнём. А то, что я должен им объяснить, - снова строгий взгляд в адрес рассерженной ученицы, - это сопряжение магии с техникой. Но, боюсь, в техническую часть они вникать не желают, и мне придётся проводить факультативно повторный курс. Хотя бы пособиями нас господин Смирницкий обеспечил, есть на чём упражняться.
  - Господин Смирницкий? - удивилась Ивен, услышав знакомую фамилию.
  - Ну да, отец вашего Максима.
  Учитель Торлак собрал со стола странные устройства, уложил их в сумку и повёл Ивен к выходу.
  - Ну как ты, не скучаешь без сестры?
  - Ужасно скучаю! - призналась Ивен. - Она уже совсем скоро вернётся, я так устала ждать! Учитель Торлак, я хотела вам отдать...
  - Понял, понял, не здесь.
  Он взял её под руку. Ивен не шла - летела, совершенно счастливая.
  Во дворе народ был, но, учитывая отсутстиве границ двора, всегда можно было найти уединённое место. Достаточно просто отойти подальше. Торлак повернулся к Ивен и сказал:
  - Я понимаю, ты мне хотела отдать амулет.
  Ивен с готовностью протянула подвеску. Учтель взял её... и с шипением выронил. Потом чуть покраснел и попросил:
  - Ивен, пожалуйста, подними. Ты что, носла его не снимая?
  Девушка страшно смутилась и залепетала:
  - Давно уже... простите, я не знала... я была в библиотеке... и на занятиях тоже... я не знала заранее, когда прредставится сслучай отдать... простите, пожалуйста, я не хотела...
  - У тебя очень мощная энергетика.
  - Я тренировала ауру... - она робко глянула ему в лицо. - Немного.
  - Не только аура. У тебя ещё должен быть сильный характер.
  - Нет, что вы... Это у Амы сильный.
  - Знаешь, девочка, сделаем так. Приходи завтра: заодно, если хочешь, покажу тебе технику. А хочешь - с эльфом познакомлю, - он улыбнулся, приподняв брови:
  - Только амулет не носи пока.
  - Конечно! - обрадовалась Ивен. - А в чём дело?
  - Ты, видимо, умеешь работать с энергией. Можешь управлять её массивами с помощью воли. Высосала амулет до дна, полностью его опустошила. И он, разумеется, набросился на меня, чтобы восстановиться. Пришлось сразу его бросить, чтобы он мне в ауре дырку не прожёг. Латать такое в мире без астрала - дело неблагодарное.
  - Ой! - Ивен прижала ладони ко рту. - Простите, пожалуйста!
  - Что ты, откуда тебе знать! Ну ладно, я тебя завтра после занятий. У меня в лаборатории. Учителю Ривиосу и другим про амулет - ни слова!
  Ивен закивала. Он её пригласил! К себе в лабораторию! Вот это да! Учитель уже ушёл, а она стояла, совершенно счастливая. За спиной как будто выросли крылья. Не хуже, чем у Дарлийи. Эх, как жаль, что Амы рядом нет!
  Вот только почему учитель Торлак сказал, что у неё сильный характер? Это же совершенно не так!
  
  Макс
  Старика, на попечение которому оставили Макса, звали Нанику. Он не был магом, но кое-какие способности просыпаться начинали. Авось в следующей жизни и колдовать научится, мечтал старик. Себя он звал охранником Ворот Заоблачного Замка. Что это за замок, Макс не знал, а старик не рассказывал. Он только объяснил, что это - Душа мира Айтан, но парню это ни о чём не сказало.
  Нанику вообще оказался неразговорчивым. Зато обращаться с топором, молотком, печью, чинить крышу и заготавливать дрова Макс научился. Не сразу, конечно, долго руки его зудели от мозолей и ссадин, но постепенно дело продвигалось. Хорошо ещё не пришлось охотиться, - едой старика снабжали из Заоблачного Замка. Хотя собирать ягоды, грибы, дикие яблоки и груши Макс ходил. Из них Нанику готовил варенье, добавлял к мясу, сушил. Постепенно он учил этому и своего подопечного. Вот только вряд ли это окажется полезным, думал Макс. В Школе их кормили, а дома, в городе, тем более не придётся это всё применять.
  Однажды, бродя по лесу, - очередной поход за грибами, - они наткнулись на маленькое и очень странное деревце. Вырасти оно успело всего лишь Максу по колено, серый ствол в редких солнечных лучах, проникавших сквозь ветки, отсвечивал голубоватым. Гладкая кора вспучивалась странными продолговатыми наростами - как будто по стволу ползли толстые черви.
  Нанику всплеснул руками и охнул:
  - Тниккер! Здесь! Максим, запоминай дорогу, пошли за топором.
  - Запоминать дорогу? Но как? Здесь же одни деревья! - не понял тот.
  - По деревьям и запоминай! - сам Нанику внимательно смотрел по сторонам.
  - Они же одинаковые?
  - Да нет же, разные. И звездинки на них разные, - он кивнул на лозы с белыми цветами.
  - А. А что за тниккер?
  - Тниккер? - Нанику прикусил губу. - Дерево это. Такие сторожат Серую Тропу Русалок.
  - Откуда в лесу - русалки? - удивился Макс.
  - Русалки. Духи леса, - старик поджал плечами. - Тниккеры сторожат Тропу. Они не такие крохотные, как тот. Большие, древесные гиганты. Плохо, если один вырос вне Тропы. У этих деревьев недобрая аура.
  Макс споткнулся и ухватился за ствол дерева. Под слоем мха спряталась небольшая коряга.
  - Смотри под ноги, - улыбнулся Нанику. Вот по этим хитростям и запоминай дорогу. Серая Тропа Русалок - это старый путь в Айтан. Тниккеры надзирают за ним, они решают, кого пустить. Ты должен быть достоин попасть туда. В то же время, если ты достаточно умён, могуч и агрессивен, для того, чтобы причинить вред Заоблачному Замку, они вынут из тебя душу.
  - Как это - вынут душу? - не понял Макс.
  - От человека остаётся пустое тело. Он ест, пьёт, дышит, но не двигается, не разговаривает. Маги Заоблачного Замка используют такие вместилища для того, чтобы в них вставить сохранённые души, которые потеряли своё тело. Кто их знает, как они это делают...
  - А спасти никак нельзя? - задумался парень.
  - Нет, что ты. Это всё равно, что смерть. Стражи Тропы устраивают испытания, и если ты их не пройдёшь, умираешь. А если доберёшься до конца Тропы, сможешь попасть в Айтан.
  Правда, так было раньше, - пожал плечами Нанику. - Сейчас есть простой и лёгкий путь, секрет которого охраняется. Айянам из Замка тоже надоела изоляция. Теперь Тропу почти не проходят. Только разве что авантюристы, которые хотят получить Ключ лесной богини. По слухам, он хранится у русалок. Открывает любую дверь. Это мощный мистический источник, - знаешь, что такое 'мистический источник'? Это вещь, обладающая собственной магией. Вот мы и пришли, - сказал Нанику, не меняя тона. Макс огляделся: они действительно подошли к избушке.
  
  Маленький тниккер стоял неподвижно, его крохотные длинные листочки подрагивали от остатков могучего ветра, бьющегося о вершины деревьев. Один из многих. Такой же, как остальные.
  Нанику коротко, почти без замаха рубанул ствол. Лезвие топора чётко впилось в дерево, оставив лишь небольшую зарубку: деревце стояло, не сдаваясь стали. Казалось бы, руками переломить можно! Но нет, стоит...
  Как будто шорох проплыл по лесу, вдалеке словно что-то глухо застонало. Максим решил, что звуки ему кажутся - не может растение их издавать. Нанику сердито мотнул головой, и, перекрикивая шум в сознании Макса, сказал:
  - Не бойся, мальчик! Он один, ничего он тебе не сделает здесь.
  По лесу прокатились скрипы, послышался плач - холодный, глухой. Сотни голосов стонали, воздух вокруг шипел эхом далёких оружейных залпов, тоненький вой в ушах нарастал, становясь выше и выше, переходя в ультразвук.
  И Макс успокоился. Какие оружейные залпы, откуда они здесь? Это всё просто галлюцинации, произведённые его же сознанием. Тниккеры пугают, и только, никогда здесь не было ни атомного, ни акустического оружия, которое он только что слышал.
  Волнами накатывал раздражитель, но Макс его уже не слушал. Только не сосредотачиваться - и всё будет в порядке. Просто радиопомехи.
  Нанику рубил тонкий ствол. Звуки вились где-то вдалеке, как рой пчёл над пасекой. Максим скучал.
  Старик вырубил ствол, и всё исчезло, даже пчёлы и скука; посмотрел на парня и сказал:
  - Выглядишь ничего.
  - Я нормально.
  - Так уж и нормально?
  - Это же не настоящие звуки, да?
  Нанику усмехнулся.
  - Да кому как. А ты молодец. Бери ствол, топор и пошли.
  Срубленный тниккер был мёртвым деревом. Просто мёртвым деревом.
  
  Макс наконец пошёл прогуляться подальше от дома. Нанику объяснил, что заблудиться в лесу трудно: мир оказался крошечным. От избушки можно идти пару часов, чтобы выйти к ней с другой стороны. И всё - лес. Как старик здесь живёт один? Максим бы сошёл с ума.
  Лес его удивил. Похожий на леса его родного мира и в то же время совершенно другой. Лозы звездинок увивали незнакомые деревья с круглыми или перистыми листочками. Рыжеватый оттенок стволов словно подсвечивал пространство. Мох мягким матрасом обнимал ноги. Из него временами вылезали красные и коричневые грибы, похожие на боровики. Надо будет поговорить с Нанику насчёт похода за грибами, решил Макс. Он-то навверняка знает, которые из них можно есть.
  Громадный серый ствол с наростами контрастно выделялся среди невысоких собратьев.
  Тниккер? Так просто, в лесу? Надо сказать Нанику. Максим подошёл поближе и заметил ещё одно дерево с серой корой неподалёку. Вот так так! Если старика обеспокоило маленькое деревце, то что он скажет про этого гиганта?
  Макс оглянулся, чтобы запомнить место. В груди словно растеклось что-то неприятное: высокие серые стволы хороводом уходили в лес. Он почувствовал, как сильно бьётся сердце, перестукивая симфонию лесных ветвей. Парень подошёл к небольшому тниккеру неподалёку: молодое ещё дерево не вызывало такого неприятного чувства. Его большие сородичи казались холодными хищниками, несущими неизвестные опасности. В самом деле, чего он так боится? Нанику же не сказал, что Стражи Тропы сами выходят на охоту и нападают на людей. Это же просто деревья!
  Жуткое ощущение в груди никуда не делось.
  Максим развернулся и пошёл обратно, еле сдерживая шаг. Хотелось убежать из леса к избушке и услышать, что страхи его глупые и напрасные. Вот, всё уже, сейчас останутся только тёплые и светлые рыжие деревья.
  Рыжих деревьев становилось всё меньше.
  Дыхание перехватило. Куда он забрёл? Макс с самого начала не доверял своему умению ориентироваться в лесу. Но, казалось ему, что может случиться в таком маленьком необитаемом мирке?
  Пока ничего и не случилось.
  Тниккеры выбирались из-за лесных деревьев, обступая его. Окружая его. Провожая невидимым взглядом.
  Он выдохнул резко и сердито. Нет у деревьев взгляда. Нет! Если он будет продолжать себя накручивать, то сойдёт с ума самостоятельно, без помощи тниккеров.
  Макс остановился, оглядываясь вокруг. Он чувствовал себя так, будто был жертвой на охоте. Надо подумать хорошенько. Направление, судя по солнцу правильное. Если он не ошибается: Нанику объяснил, но он пока ещё не привык. Тниккеров становится всё больше. В самом деле, очень похоже, что он забрёл на ту самую Серую Тропу Русалок.
  И что теперь? Его не выпускают, в каком направлении ни пойти. В принципе, это логично. Пройти до конца Тропу? Но как? Может, идти побыстрее? Или, наоборот, медленнее, чтобы Стражи не увидели, что он боится?
  Тьфу. Деревья не могут ничего увидеть. Но может быть, даже наверняка, способны почувствовать.
  Земля под ногами стала жёстче. Обычная дорога. Тропа, по которой звери ходят на водопой. Макс ни разу не видел звериный водопой и не понимал, почему нельзя пить в любом месте, но про звериные тропы он читал.
  Парень оглянулся. Тропка уверенно расположилась среди тниккеров, не кончаясь и уходя за серые стволы. Хвост её терялся в туманной дымке. Не было никакого тумана!
  'Не оглядывайся, Орфей, покидая царство Аида', пришло вдруг в голову. А на входе в Аид?
  Он пошёл вперёд. Как говорят, война план покажет. Нужна хоть какая-то информация! Что можно придумать в этом случае?
  Кто-то же проходил Тропу. Как, интересно, они это делали? Что ему стоило спросить Нанику! Разве он знал...
  Макс не выдержал и оглянулся снова. Словно ледяные кристаллы выросли в груди от страха: туман был за спиной совсем рядом. Он сомкнулся между стволами, иссиня-серый, окаймлённый этими стальными деревьями. Чёткая граница расчертила тропу, туман словно бился в невидимую стену.
  Страх перешёл в некий транс. Макс, завороженный жёсткими холодными клубами смотрел, не отрываясь. Сине-серая масса притягивала и пленяла. Парень медленно протянул руку и погрузил в неё. Пальцы обволокло дымкой, рука упёрлась во что-то твёрдое. Твёрдое и гладкое, будто ствол тниккера, прохладный, исчерченный наростами.
  Лес проплыл перед глазами. В ушах вырос шёпот - из слабых шорохов оглушительный звук. Туман заволок всё вокруг и медленно стал прозрачным. Макс растворился. Сознание висело в пустоте, а тело стало этим туманом. Нет, не туманом - эфиром, пронизывающим мироздание.
  Неожиданно картинка вокруг стала проявляться и приобретать чёткость. Он оказался на поляне, окружённой тниккерами. Макс изумлённо огляделся: то же светлое небо, та же вытоптанная почва, остатки тумана прядями висели над землёй, ровно колыхаясь. Веяло холодом и влагой. Ни малейшего звука не прорывалось в уши, словно заложенные ватой.
  Эти пряди напоминали то ли паутинки, то ли медуз. Бесформенные, прозрачные, они медленно плыли вдоль поляны, и Макс, потерянный в этом безмолвии, чуть не пропустил момент, когда аморфный пучок обрёл форму столба и быстро двинулся к нему.
  Настороженность сменилась испугом, рука сама поднялась, ударив мечом поперёк туманного духа, разрывая длинный клок на несколько мелких. Ни свиста, ни шороха, ни стона. Уши по-прежнему полны призрачной ваты.
  Мечом?
  Ладонь сжимала рельефную рукоять. Без гарды она переходила в лезвие, прямое, широкое и длинное, с ложбинкой посередине. Судя по тусклому блеску, отражённому от мягкого неба, лезвие заточено с двух сторон. Обоюдоострое, вроде бы.
  Два других духа не дали рассмотреть меч пристальнее. Рука снова махнула, разбивая туман, вернулась и разрубила второй столбик дыма. Ещё несколько взмахов, мелкие порывы ветра, - и вот вокруг него уже плавают мелкие клочья. Разворот - и тех, что сзади, - в мелкое крошево. Разворот, шаг - и ещё несколько призраков разлетелись дымчатыми каплями, холодной влагой осевшими на одежде.
  Белая туманная каша на поляне завертелась, делясь на крошечные смерчи, и призраки-медузы снова потянулись к нему.
  Что ж это такое, а?
  Макс не сомневался, что это есть часть испытания. Но зачем такое? Кому лучше от того, что он владеет мечом?
  Кстати, он не владеет мечом. Длинное лезвие, тяжёлое. Килограмма три, не меньше. Он же не держал ничего тяжелее сенсорного поля наручного компьютера. Каким образом он машет этим мечом?
  Рукоять рванулась из ладоней, пальцы чуть не разжались от тяжести меча. Теперь его стало почти невозможно оторвать от земли. А туманные духи уже вертелись рядом. И что же это? Сила воображения? Если так, то...
  Меч растворился в воздухе, а в руках Макс теперь сжимал лазер. Портативный, с таким работают геологи и спелеологи. Его-то держать полегче, и клочки тумана он сможет растворить.
  А вообще...
  Усилие воли - и призраки последовали за мечом. А потом и лазер. Поляна осталась пустой. Получилось. Очень интересно! И что теперь?
  Макс медленно оглянулся. Но стоило повернуть голову, как перед лицом замелькали картинки. Казалось, в каждой точке окружающего пространства свой мир. Он замер, уцепившись взглядом за один из них. Лишь бы прекратить это мельтешение.
  Сначала проявилась река. Прохладная, дышащая лёгким ветерком, она постепенно обрастала берегами. Берега затянулись корнями, корягами, крупными лазурными цветами и редкими рощицами. Тихо журчали водовороты над речными камнями. Вдали бирюзовое небо тяжело навалилось на земную гладь, туда же бежала ярко-зелёная равнина, подёрнутая лазурью цветов. Макс наблюдал это словно со стороны, как будто картинку, нее проникая в неё.
  Две группы людей по обеим сторонам реки. Ещё один человек стоит прямо на водной глади, одетый в сине-зелёное. Толпа в ожидании, а он сосредоточен. Эфир пронизывают волны энергии, чистой, созидательной силы.
  Человек простёр руки, и пространство всколыхнулось. В воздухе засияли мириады лазурных искорок, которые он движениями рук стягивал перед собой. Когда искорок над водой скопилось много, он принялся их скатывать в купол, который плотно ложился над поверхностью реки. Макс почувствовал лёгкое покалывание энергии, которое, казалось, пробирало всё внутри.
  Чародей снова простёр руки над искристой гладью и медленно опустил их. Пространство словно взорвалось мельчайшими частичками энергии. В воздухе стало потрескивать. Купол просел, стал опадать над водой буграми всё ниже и глубже, обратился в воронку.
  Чародей стал поднимать руки. Искры, повинуясь ему, снова поднимались над рекой, со звонким ворчанием разгребая воду. Только теперь они обволакивали что-то ступенчатое, белое, бирюзовое и зелёное.
  С явным трудом вытягивал чародей руки вверх, и из воды выходило здание - прямоугольное, из белого камня, украшенное рисунками цветов и листьев. Теперь можно было разглядеть ступенчатую пирамиду с цилиндрическим возвышением на верхушке.
  Макс перевёл дух и отступил на несколько шагов. Снова замелькали картинки, и в конце концов осталась одна. Эфир пронизал белый свет. Ослепительное белое небо заливало яркое сияние - белое солнце, небольших размеров, светило подобно десяткам солнц. Оно палило так, что парень тут же взмок, несмотря на попытки убедить себя, что это всего лишь видение. Но жгучая жара и горьковато-солёный запах в воздухе казались вполне реальными. Дышать оказалось трудно - ещё и потому, что воздух был спёртый, возможно мало кислорода.
  А под яростной звездой раскинулись все оттенки серого. Они начинались глубоким чёрным цветом и кончались ослепительно белым. У барханов серого песка вырастали корявые колонны, ощетинившиеся короткими и длинными выростами, и кучи камней, которые выглядели так, будто когда-то были обломками.
  Белая беседка - просто колонны, поддерживающие крышу, которая, впрочем, давала почему-то очень бледную тень. Внутри сидели на корточках три женщины с глубоко чёрной кожей и белыми пустыми глазами. Каждая вытягивала из воздуха нить белого цвета, скручивала и опускала в большую корзину. Наполненная до середины корзина передавала в эфир волны чистой жизнетворной энергии.
  Почему-то Максу было совершенно ясно, что это солнце - жестокий убийца, а белый свет - его гибельное оружие. Но ему уже практически некого убивать - почти всё уже сожжено в прах, практически весь некогда цветущий мир. И эти женщины - единственные, оставшиеся в живых, ведут бой с белой смертью, сплетая из неё жизнь, и проигрывают этот бой, и как только они остановятся, мир погибнет окончательно. И жить ему осталось совсем немного - столько, сколько продержатся ткачихи жизни. Нет ничего, ради чего стоило бы жить, и их гибель - вопрос времени. Очень малого времени.
  Чёрно-белый фильм... фильм, который он смотрел дома... с мамой и папой.
  Тяжесть ударила во внезапно вернувшееся к чувствам тело. Гул в голове напоминал церковный колокол после удара. Холодная влажная земля под щекой. Он приподнялся. Лицо было мокрым от слёз, дыхание тяжёлое, натужное.
  Такие реальные видения... А видения ли? Фантазии ли это старых деревьев или реально существующие миры? Но что тогда делать, как помочь погибающим жинщинам?
  Самому бы кто помог. Такое действительно может свести с ума. Он выберется и потом спросит у Ривиоса - может, тот знает?
  Как... жутко. Туман? Туман, который надвигается следом, несёт такие видения?И Макс не должен в него попасть?
  Тогда надо идти.
  Он встал, пошатываясь. Тело как будто плыло. Неужели нельзя даже отдохнуть?
  Туман за спиной слегка колыхался.
  Ничего себе отдых! Последнее видение... нет, он не будет отдыхать. Попадётся что-нибудь такое...
  
  2. Разгадки и загадки
  Ивен
  ...У хаоса две составляющие: Разрушение, или стремление к смерти, и Первозданность, или стремление к жизни. У Порядка тоже есть две составляющие... - учитель Карсин покашлял, прочищая горло, и Ивен шёпотом закончила: 'Покой, или стремление к смерти, и Созидание, или стремление к жизни'. Теорию двойственности Ивен знала неплохо. Составляющие регулировались с помощью магической энергии. К сожалению, теория была всего лишь моделью природных законов, и не самой простой. Девушка пока не умела с ней работать.
  Она вздохнула. Было скучно. Да-да, Ивен было скучно на лекции!. А что поделаешь, если она всё это прекрасно знала? Общие принципы магии оказались самым скучным предметом. Знакомые истины в чисто теоретическом изложении... будь у них хотя бы практика... Но две лекции подряд давно изученного материала!
  И как высидеть на занятии, когда учитель Торлак ждёт? Нет, нет, ещё пока не ждёт, у него же у самого занятия. Наверное.
  Сколько, интересно, ещё осталось? Вязкое течение времени очень утомляло и раздражало.
  Тем не менее, пытка закончилась. Ивен торопливо закрыла тетрадку. Всем ученикам школы раздавали бесплатно такие вместе со странным, но очень удобным пером, которое не надо было постоянно окунать в чернила и затачивать. Несмотря на то, что материал она давно изучила, девушка прилежно записывала основные положения, примечания, примеры и даже простые комментарии учителя. Во-первых, так положено, а во-вторых, Аме потом понадобится. Макс называл его очень смешно - 'ручка'.
  Обычно из аудиторий она выходила последняя, задерживаясь, чтобы обсудить с учителем тему, но в этот раз выскочила сразу, как только Карсин отпустил с занятия. Стараясь не переходить на бег она шла в здание учительских лабораторий. На крыльях чувств Ивен летела...
  Навстречу Равуру.
  Полёт прервался, когда парень ухватил её за руку.
  - Стой, стой, скажи мне, когда они возвращаются?
  Девушка сразу поняла, кто - 'они'. Гневно глянула на Равура - с ним было ещё двое парней-адептов. Состроила равнодушный вид и ответила:
  - Не знаю. Не помню.
  Он приподнял бровь и сказал, зловеще и насмешливо:
  - Да ну? Не ври.
  - Я не помню, как ведётся отсчёт времени здесь! - попыталась убедить его Ивен, состроив честные глаза. Внутри она дрожала.
  - Не ври! - с нажимом повторил парень.
  - Пусти, Равур! - она дёрнула руку. - Дай мне пройти!
  - Я задал вопрос. - Равнодушно напомнил он.
  - В понедельник! - Ивен на всякий случай накинула два дня. - Пусти!
  - Точно?
  - Вроде бы... Откуда я знаю точно! Сказала же, не помню, как ведётся счёт времени. По дням и вообще. Спроси у учительницы Вият, она знает.
  - Хм, а многие считают тебя умной, - Равур с деланным разочарованием приподнял бровь, но Ивен не повелась.
  - Что ещё, Равур?
  - Вспомнишь, не стесняйся,- протянул он.
  Ивен, дрожа от собственной наглости, попросила:
  - Равур, не будешь ли ты так любезен отвалить?
  Тот насмешливо дёрнул уголками губ, как всегда самоуверенный:
  - Дерзи, дерзи. Посмотрим, на долго ли тебя хватит.
  Парень убрал руки за спину, кивнул спутникам и пошёл к корпусам общежития.
  Настроение у Ивен было испортилось, но мысли об учителе Торлаке быстро согнали все остальные. Она даже не задумалась о том, зачем Равур так упорно спрашивал о её друзьях. В любом случае, девушка надеялась на сестру. Решать проблемы она привыкла с помощью и подсказкой Амы.
  
  Торлака ей всё равно пришлось ждать. Ну конечно, в его привычки не входило задерживаться, если назначена встреча, но и полёты сломя голову не входили тоже. Минут десят Ивен проторчала у двери, страшно волнуясь, пока, наконец, не услышала 'Привет!'
  - Здравствуйте! - она просияла улыбкой. - Вы говорили, что можете познакомить меня с эльфом. А с каким? Альвом, дроу, фэйри? Или...
  - Никогда не встречал ни живого дроу, ни доказательств их существования, - прервал её тираду учитель. - У меня фэйри. Входи.
  Он отпер замок и толкнул дверь. Ивен переступила через порог свалки.
  Свалка была обширная. Прямо перед глазами девушки стоял стол, над ним висели полки, под ним стоял небольшой стеллаж. Все полки и сам стол были завалены в основном книгами. Ещё по нему были разбросаны пачки бумаги, свитки, записки, корешки из плотного материала с листочками внутри.
  Слева стояли ещё пара столов и несколько шкафов. Здесь обитали в художественном беспорядке колбы, пузырьки, мешочки, коробочки, а так же различные предметы, знакомые и совершенно непонятные. Вероятно, все они были магическими. А может и нет. Некоторые крупные вещи и коробки стояли на полу. На стульях ютился такой же хлам, которому, видимо, не хватило места.
  Справа было продолжение свалки. Два стола у стены были завалены предметами, о назначении которых Ивен вообще не догадывалась: от большого ящика с застеклённой картиной до маленькой палочки с рукояткой, не похожей на волшебную.
  - Что это? - не выдержала она.
  - Там? Компьютеры и железо к ним.
  - Что-что? - не поняла девушка.
  - Технические приспособления. Технологию тебе будет пока сложно понять, не торопись, - он улыбнулся и махнул рукой. - Вы будете изучать подобные вещи позже, уже на ступенях.
  - Как это на ступенях?
  Кажется, Ивен ничего не понимала. Состояние, для неё крайне непривычное.
  - После испытаний на ступень. Ну, если вы пройдёте, станете магами первой ступени.
  - А если не пройдём? - забеспокоилась она.
  - Уж ты-то не волнуйся! - засмеялся учитель. - Обычно, кто учится, тот проходит.
  - Кто учится?
  Ивен забеспокоилась. Надо как-то заставить Аму, она совсем не проявляет интереса к магической теории. А вдруг не пройдёт испытание?
  - Неудачники просто учатся ещё год вместе с новым набором. Но не бойся, ты пройдёшь, - ласково улыбнулся он. У девушки сердце ёкнуло от этой улыбки. Она нервно улыбнулась и кивнула.
  - Проходи туда, - подтолкнул её Торлак в глубь свалки. - До конца. Ничего незнакомого не трогай.
  - Конечно! - удивлённо ответила Ивен. Зачем бы ей хватать чужие вещи? Она разумеется спросит сначала, даже если её что-то заинтересует. Она стала осторожно пробираться в указанном направлении.
  На тумбочке у самой дальшей стенке стоял крохотный домик. Бело-розовый, двухэтажный, с балконом и окнами, он был высотой нее более локтя. На небольшом крылечке сидел обещанный эльф, крошечный, с палец Ивен размером, в ярком голубом костюмчике и с блестящими прозрачными крылышками за спиной. Крылья даже сложенные превышали размерами маленького эльфа. Он и вправду был фэйри, - беззаботный народец жил в траве и питался нектаром. Интересно, подумала Ивен, что ест этот кроха?
  - Флокс! К тебе пришли, - позвал учитель.
  - Ко мне? - неожиданно взбесился кроха. - Ещё только скажи - ко мне!
  Голосок звучал как птичий, но вполне различимо. Вероятно, какая-то магия позволяла столь маленькому существу говорить громко и разборчиво, решила Ивен. Но ярость существа сбила её с толку и испугал.
  - Извините пожалуйста, я ни в коем случе не хотела вас обидеть, - залепетала девушка, пытаясь найти нужные слова. - У вас очень интересная раса... Я просто хотела познакомиться с её представителем...
  - Со мной? - недоверчиво уточнил эльф.
  - Д-да... Я уже ухожу!
  - Не уходи! - воскликнул эльф, срываясь на писк. - Здесь жутко скучно.
  Ивен пожала плечами. Она не совсем поняла это существо.
  - Никогда раньше таких, как я не видела? - в его голосе появились хвастливые нотки.
  - Нет, - призналась Ивен. - Но я читала книги о фэйри.
  - Книги! - он хихикнул. - Я ведь гораздо красивее, чем на картинках, правда? - Он встал, расправил крылышки и поклонился, скорчив рожицу. Какую именно, Ивен не разглядела, потому как рожица была мелкая.
  Крылышки полыхнули, отсвечивая белым солнцем из окна. Девушка вздохнула и широко раскрыла глаза от восторга:
  - Правда, гораздо красивее. А ты действительно летаешь?
  - Конечно! - оскорбился эльф. - Только здесь и вписаться недолго в какой-нибудь хлам. Прибраться нам не судьба!
  - Может, учителю Торлаку некогда, - робко возразила Ивен.
  - Ха! Девок тискать ему есть когда.
  Торлак, расичщающий один из столов обернулся и сердито сказал:
  - Флокс, язык придержи!
  Кроха сложил ручки на груди и отвернулся. Ивен замерла, смутившись. Она не знала, как себя вести. Учитель подошёл к ней поближе и тихо сказал:
  - Не обращай внимания. Фэйри на самом деле полуразумны, так что мозгов у Флокса мало. Будешь пить чай с печеньем?
  Девушка кивнула. Печенье она любила.
  - Тогда я сейчас сделаю.
  Он вышел из лаборатории в соседнюю комнату, а Ивен снова глянула на Флокса. Эльф уже повернулся и с любопытством рассматривал её.
  - А хочешь я тебе погадаю?
  - У тебя есть талант предсказания фэйри? - обрадовалась Ивен. Она-то знала теорию предсказаний и ценила истинное умение.
  Флокс кивнул.
  - Погадать тебе... на него? - эльф кивнул на дверь.
  - Нет, не надо! - испугалась Ивен.
  - А на кого? - лукаво спросил тот. - Имя, скажи мне имя и представь себе его!
  - Равур Леран! - решила девушка.
  Флокс потёр крылышки и быстро-быстро отряхнул ладони, сверкающие пыльцой. Искристый туман окутал Ивен, образ Равура проявился и засверкал. Вот он улыбнулся ей и обнял, вот близко его лицо в котором восторг и любовь.
  - Это будущее, - объявил эльф.
  Ивен разогнала искры и видения.
  - Фло-окс! - протянула она жалобно. - А ты можешь предсказать реальное будущее, без этой романтики? То, что на самом деле может случиться? Мне правда надо.
  Туман и образы пропали. Он внимательно поглядел на неё.
  - Он тебя раздавит. Тебе придётся умолять. Его бесполезно умолять.
  Девушка испуганно ждала продолжения.
  - Всё. Я только так понял. Подробнее предсказать не могу. Озарение призвать можно, но выбрать - нет.
  - Спасибо, - вздохнула девушка. Теперь она действительно боялась Равура.
  
  Дарлийя как всегда ворвалась вихрем, введя ещё больший сумбур в лабораторию Торлака. Хотя, казалось, куда уж больше.
  - Салют, осторожно, шклоб! - поприветствовал её хозяин.
  - Тебе того же... - женщина резко остановилась. - Что-что?
  - У тебя под ногами шклоб. Если ты на него наступишь, разорвёшь мне цепь, - пояснил он, копаясь в ящике стола.
  - Шклоб - это что? - Дарлийя присела, насколько позволяли крылья, и стала рассматривать плату, ощетинившуюся электроникой, антеннами, стеклянными шариками и геммами.
  - Трансформатор магической энергии в электрическую, - пояснил Торлак, - без блока питания. - Он присел на пол, подсоединил что-то к концу провода и начал паять.
  - А сетевая внутрипараллельная антенна чем тебя не устраивает? - женщина забыла, зачем пришла, и осторожно стала пробираться к самым интересным частям схемы.
  - Ерунда. Шклоб не требует подключения к энергетическим линиям и может собирать любой вид магической энергии, и в любую форму. Только даёт слишком слабый сигнал, нужен усилитель. Вот я как раз сейчас проверю, можно ли выходной сигнал увеличить и использовать, как генератор. А, кстати, тебе, наверное, что-то от меня надо?
  - Да, точно! - Дарлийя встала и приняла угрожающий вид. - Ты, балбес, чего Ивен домогаешься?
  - Я? - он с неверящей улыбкой поднял голову, сдул чёлку и снова улыбнулся подруге. Плата под паяльником слегка задымилась, дымок разнёсся по комнате неприятным запахом. - Мать твою, Дарлийя!
  Учитель в сердцах бросил паяльник и снова принялся рыться в ящике стола.
  - Так смотри что делаешь. А кто, как не ты? - вернулась она к теме. - Кто её водил смотреть эльфа?
  - Я познакомил её с Флоксом. - Спокойно и с нажимом ответил Торлак.
  - Ага, ага, все прекрасно знают, что означает твоё 'познакомить с эльфом'.
  - Что, наши знают? Рив тебя послал?! - испугался он.
  - Никто меня не посылал. Мне ученица сказала. Но ты представляешь, что будет, если Рив узнает? Торлак, она же совсем невинная и наивная девочка, что на тебя нашло?
  - Да ничего не находило, - проворчал он, снова сдул чёлку и продолжил ковыряться в схеме. - Я решил, что ей будет интересно посмотреть на эльфа. И только. Не трогал я её. И, кстати, я не сплю с ученицами, если ты об этом.
  - Нисколько не сомневаюсь, что за границы флирта дело не выходит, - лукаво улыбнулась женщина. - Я же тебя знаю! Но тебе хочется так рисковать? Один раз ты уже с должности вылетел...
  Торлак рассерженно рявкнул:
  - И что? Меня не за нравственность выгнали, а за техномагию! Если ты помнишь, в Вирлоре техника под запретом! - он отложил паяльник, убрал чёлку за ухо и стал прилаживать к плате следующую микросборку. Дарлийя вытащила из волос шпильку-невидимку, присела рядом и заколола ему нахальные прядки.
  - Спасибо.
  - Так что тебе надо от Ивен?
  Учитель вздохнул.
  - Ничего. Просто она очень любознательная. Так, показал ей пару штучек. Она заинтересовалась.
  - То есть ты хочешь переиграть Рива и увести у него ученицу?
  - Она ыдептка и рано пока её определять. Только поступила! Ей ещё учиться два года. - спокойно ответил он.
  - Да, но ты пытаешься. Пытаешься, признай! - Дарлийя ехидно улыбнулась. - Только Ривиос уже положил на неё глаз.
  - Ну и что? Почему он должен решать? Почему Ивен должна достаться ему? - непринуждённо улыбнулся Торлак.
  - Слушай, ты можешь говорить, что это нечестно, но неужели она стоит того, чтоб поругаться с Ривом?
  - Я её заинтересовал.
  - Ну да, разумеется, - голос её сделался донельзя ехидным. - Вот именно, что ТЫ заинтересовал! И техномагия, эльфы и учёба вообще здесь не причём.
  - В смысле? - Он на мгновение оторвался от платы, но тут же снова опустил взгляд.
  - Она тоже в тебя влюбилась, - женщина выразительно приподняла брови.
  - Ивен? - недоверчиво улыбнулся учитель. - Да что ты!
  - Слушай, я, может, плохой психолог, но в таком разбираюсь. Она в тебя влюблена.
  - Ну что ты будешь делать...
  Его плечи опустились. Торлак выключил паяльник, оставив недособранной плату, и встал.
  - Они все с ума посходили, что ли? Вот уж от кого не ожидал...
  - Раньше тебе это нравилось. Ну, что женщины тебя любят.
  - Это приятно, - невесело улыбнулся он. - Сама понимаешь. Но, во-первых, мне это не так уж надо, а во-вторых, бывают случаи, как, например, этот.
  - Брось, не расстраивайся, - она слегка расправила крылья и опёрлась на шкаф, разглядывая Торлака как незнакомца. - Ты не представляешь, насколько влюбчивы такие девочки. - Всё равно её техномагией ты бы не заинтересовал. Перфекционистки не любят быть на вторых ролях, а лучшей в здесь она ещё долго не сможет стать. Ивен из мира, где слабо развита технология, как я поняла. То, что она совсем не знает, ей неинтересно.
  - Разве? - он покачал головой. - Мне казалось, девочка любит учиться.
  - Да, но взгляни: к Ангвару она ходить не любит.
  - Да? - удивился он.
  - Гном заметил. У Ивен плохая физическая подготовка, и она ненавидит уроки ''. Так же и с техномагией.
  - Поверю тебе на слово.
  - И хватит её к себе водить. Увлечётся ещё больше. Лучше не попадайся ей на глаза.
  - Что, сработает? - улыбнулся Торлак недоверчиво.
  Подруга пожала плечами.
  - Со мной срабатывало.
  Она осторожно переступила через провода и пошла к выходу.
  
  Макс
  Макс плёлся по тропе. Тниккеры - таинственные убийцы - безмолвно провожали его, замирая по сторонам. Шелест в ушах ничуть не был похож на бормотание ветра в листве. Это, скорее, был наговор вслед растерянному путнику, сплетни и перешёптывания от одного серого стража к другому. Он переходил в лёгкий гул, стоны эха, глухой звон. Похоже, на Серой Тропе люди просто сходят с ума. Как сохранить рассудок в такой каше звуков?
  Нанику говорил, что обойти этот мир можно за пару часов. Макс уже идёт больше! Почему не кончается тропа? Что путается в усталом сознании: время или расстояние? Что с лёгкостью сминают и переплетают Серые Стражи?
  Голова плыла. Ещё немного, и ноги откажутся идти.
  Парень сел прямо на середину тропы. От тумана за спиной он, вроде бы, оторвался, так что немного времени есть. И он не может идти непрерывно.
  Тниккеры почти замолчали. Только еле слышный шелест замирал в ушах. Ровный, непрерывный, беспокойный.
  Что-то словно дёрнулось в глубине леса. На тихий давящий шум наложился далёкий всплеск.
  Макс уже привык к шуму. Но разум отказывался принимать звук простым фоном.
  Ещё один всплеск звука. Парень оглянулся. Туман застыл сзади, не приближаясь.
  Ещё один всплеск. Может, в этой дымчатой стене что-то есть? И не нахлынет ли это разом, не давая уйти?
  Ещё один всплеск. Ему кажется, или уже ближе?
  Ещё один всплеск. Ближе. Ближе.
  Ещё один всплеск. Страх, маленький, несчастный, родился в груди туманным комком, забился, ускоряя сердце.
  Ещё один всплеск. Страх, выжимая ужас и панику, поднимался к горлу.
  Ещё один всплеск.
  Макс вскочил на ноги и двинулся по Тропе, уговаривая себя не торопиться, не бежать. А что, если надо бежать? Что если он потерял время, пока отдыхал? Можно ли вернуть потерянное на Серой Тропе Русалок?
  
  Он больше не решался отдыхать. Но как можно идти часами без остановки? Можно, ходят же туристы. Но в походах они делают пятиминутные передышки. А Макс что, не может?
  Тниккеры вдоль Тропы страшно раздражали. Постоянно чувствовалось присутствие, и постоянно давило напряжение. Да и усталость ещё.
  Хватит с него.
  Макс встал и повернулся лицом к туману.
  - Всё, я не могу больше. Чего вам надо?
  Туман молча колыхался, облизывая тропу. Парень стоял и ждал.
  Звуки снова притихли, фоном ложась в уши. Короткий всплеск вдалеке.
  Макс глубоко и медленно вздохнул. Если бы просто нужно было пройти Серую Тропу Русалок, он бы давно вышел обратно к избушке.
  Ещё один всплеск.
  Наверняка он должен что-то сделать. Пройти испытание.
  Ещё один всплеск.
  Может быть, не нужно всё время убегать от тумана.
  Ещё один всплеск. Страх снова завозился в груди, толкая сердце.
  Ещё один всплеск. Ну хватит, успокойся, приятель.
  Ещё один всплеск. Они приближаются. Стой, Максим, жди. Я не боюсь, я не боюсь, я не боюсь.
  Ещё один всплеск. Уже близко. Совсем близко. Ноги подкашиваются. Хочется развернуться и бежать. Только огромным усилием воли он сдерживал себя.
  Ещё один всплеск. Рядом.
  Ещё один всплеск. Отблеск внутри тумана, на уровне колен Макса.
  Что это?! Паника сразу стегнула по сознанию, затмевая его. В горле родился крик, да так и пересох, не вышедший наружу. Только не бежать!
  Ещё один всплеск. Прямо перед ним. Два фиолетовых блеска чуть покачнулись и застыли.
  Теперь Макс просто не мог бежать. Он вообще не мог двигаться. Что это? Или кто. Похоже на глаза.
  Блики неподвижно висели, не выходя из тумана. Парень судорожно вздохнул и отошёл на шаг.
  Отблески мигнули.
  Он ещё раз вздохнул. Мыслить логично! Что могут ему сделать два фиолетовых отсвета? Он боится потому, что это - неизвестное. В самом деле, почему он их боится? Потому, что боится вообще. А почему? Потому, что находится на Серой Тропе Русалок, за ним туман, а по бокам Тропы - тниккеры. А почему он боится тниккеров?
  Нанику сказал. В самом деле, они ему ничего пока не сделали. Шепчутся? Ну и что. Ама с Вирсин почище их шепчутся. Показали картинки? Так ведь одна была очень красивая. Одна - не очень, но имели ли они целью запугать его? Третья картинка - с духами - вообще полностью ему подчинялась. Вдруг Серые Стражи и не собирались делать ничего плохого? Может быть, они вообще не плохие.
  А может быть, и плохие.
  Макс посмотрел прямо в фиолетовые блики.
  - Что ты хочешь?
  Громада тумана обрушилась вниз, как водопад, вылилась на ноги парню, клубами поднимаясь по его телу вверх. Сознание поплыло, смешиваясь с дымкой. Шёпот тниккеров за несколько мгновений вырос до оглушительного.
  Туман потемнел, перешёл в красную мутную дымку. Она не висела в воздухе ровно, а редела участками, или собиралась в сгустки, которые начинали перемещаться. Высокие худые люди без ртов поспешно отгоняли движущиеся к ним клочки.
  Люди стояли группами на выступах багровых скал с синими светящимися разводами. Они слушали - чем, ведь у них не было ушей? Слушали Нечто, которое шевелилось тонкими щупальцами в кратере высокой скалы. Сотни щупалец переходили в призрачные нити, держали людей, словно марионеток.
  Оно говорило - речь отзывалась в груди инфразвуком. Сгустки красной дымки изредка попадали в какого-либо человека, и тот проседал, обрывал нить и падал с узкого карниза, постепенно погружаясь в багровую пропасть.
  Нечто рокотало, и шупальца наливались светом, алым, в тон всему вокруг. Макс как-то ясно понял, что оно берёт жизнь этих людей. Понял и то, как оно это делает.
  Силы шли по прочной связи, и вот рокот стал оглушительным. Багровая пыльца стала осыпаться со скал, оседать вниз, к подножиям. Очищался воздух - если он был: дышат ли люди без носа? Нужен ли воздух, если на лице - только глаза? Глаза, надёжно скрытые неподвижными веками...
  Синие разводы на скалах засияли сильнее, они стали расползаться и покрыли камень ровным свечением. Блики забегали по бронзовой коже людей, на лицах которых проступала радость. Она не выражалась ни единым движением, но Макс явно видел её.
  Люди достали мешки и горстями стали набирать синюю светящуюся пыльцу.
  
  Зрение исчезло, не осталось даже темноты, исчезло как чуство. Туман пробирался, ощупывая его тело мягким холодом.
  Макс дёрнул губами. Нет. Не шевелятся. Где они? Сознание отрывалось от тела, падая в бесконечную дымку. Двинул рукой. Получилось? Он этого так и не понял. Снова губы, почувствовать их, ощутить тело.
  - Кто ты? - лёгкий шелест вместо слов, но его поняли.
  - Кто ты? - Парень догадался, что это не эхо, а ответный вопрос.
  - А что ты хочешь обо мне знать? - теперь, когда он понял, что его слышат, слова больше не прорывались с боем, а шли свободно.
  Маленькая заминка где-то на том конце связи.
  - Зачем ты здесь?
  Зачем? Важный вопрос для чего-то, скрытого туманом, ведь его он задал первым. Знание ответа было, но вот в какую форму облечь слова? Вспомнить, чего он хотел...
  - Для того, чтобы стать лучше.
  Снова заминка, уже длиннее.
  - Ты хочешь стать лучше в Айтане?
  - Нет. Мне надо вернуться к Нанику. Я искал здесь.
  - Искал чего?
  - Возможно испытания. - Как объяснить то, что трудно облечь в слова? - Меня привела интуиция.
  - Ты не боишься? - уже быстро. Без пауз. Его начали понимать. Его разгадали. Это хорошо или плохо?
  - Боюсь.
  Смысл врать? Макс не знает, что хочет услышать неизвестное, что лучше говорить.
  - Меня?
  - В том числе. Я не понимаю кто ты.
  Что-то заколыхалось, зашептало, ласковая прохлада коснулась влагой лица Макса.
  - Ты не понял... Не понял тниккеров...
  - Тниккеры - твоё эхо.
  Макс не был уверен в этом, но не задавал вопросов.
  - Ты понял. Ты можешь думать. А кто я?
  - Ты похож на душу. Если мир - живое существо, ты похож на душу этого мира.
  Пространство вокруг заволновалось, колыхаясь свежей волной вокруг.
  - Почти. Я - отражение души. Я - привратник. Скажи, что я с тобой сделаю?
  - Ты хочешь, чтобы я угадал и это тоже? В моём мире есть легенда о сфинксе, который ловил путников и отпускал, только если они разгадывали его загадки.
  - Может, этот ваш сфинкс - что-то вроде меня? - в елесте слов послышалась насмешка.
  - Вряд ли. Сфинкс был материален. Обычное существо.
  - Ну так?
  Макс решл идти напролом.
  - Мне надо вернуться к смотрителю. Не мог бы ты помочь?
  - Ты же пришёл стать лучше? - напомнили ему, всё ещё насмешливо.
  - Я прошёл тропу? - спросил Макс спокойно. Это спокойствие было нелегко поддерживать, волнение всё нарастало, распирая грудь.
  - Да.
  Это, возможно, был прогресс. Теперь он задал вопрос, и получил ответ. Хорошо это или плохо? Не проходит ли он сейчас что-то вроде выпускного экзамена?
  - Ты понял? - словно спохватился шёпот.
  - Я не понял, но я запомнил.
  - Думаешь, будет время подумать?
  Вот оно! Это самое 'думаешь'. Сердце сжалось от беспокойства. Сейчас?
  Макс молчал.
  - Не поймал тебя на лжи. Её не было - или ты искусен - неважно. Тебя отведут куда хочешь.
  Туман пополз, ускоряясь. Вихрем завертелся вокруг парня, сжался в мириады мелких иголочек, которые, прошивая тело насквозь, по спирали улетели вверх. Осталось чувство простора, пустоты, пропало пространство.
  Тихо-тихо подползло тепло, пробираясь по коже. Ноги обрели тяжесть земли, воздух втёк в лёгкие, глаза увидели темноту, которая постепенно светлела и обретала цвета.
  Тниккеры по бокам словно провожали Макса с тропы, отдавая в весёлое общество тонких деревьев леса.
  
  3.
  Ивен
  Ивен даже не смогла нормально заниматься. Ни одна книжка не смогла увлечь её больше, чем мысли об учителе Торлаке. Девушка сидела в библиотеке, и, глядя в страницы, просто вспоминала. Мечтать она даже и не осмеливалась - это же учитель! Не может такого быть, чтобы она смогла привлечь внимание такого мужчины. Но просто быть рядом с ним - он ведь не каждую ученицу водит в свою лабораторию? Правда ведь?
  Когда же вернётся Ама! Она бы ей рассказала... А Ама бы снова начала ругаться. Пожалуй, так даже лучше. Ивен уже начала привыкать к тому, что сестры нет рядом. Ничего страшного пока не случалась, хотя девушка и нервничала, когда вспоминала о Равуре. Она не могла понять, что ему надо. Но считала, что время в запасе есть. Потом вернётся Ама и решит, что делать.
  Ивен привыкла, что все их проблемы всегда решала Ама.
  Влюблённость вдохновляет, но к умнице-отличнице Ивен это не относилось. Думать о делах она не могла. С трудом повторила материал лекций: мысли убегали, причём в одном направлении. Поэтому девушка бросила попытки учиться. В конце концов ей нужнее повторять сейчас кое-что другое. Она, увы, не во всём и не везде первая.
  На тренировках у учителя Ангвара она была среди отстающих.
  Ивен это не нравилось и она хотела исправить ситуацию.
  Похоже было, что лучшими становятся самые ловкие и сильные. На самом деле выносливость тоже играла важную роль, но девушка этого не сообразила. Впрочем, нельзя сказать, что это критично: выносливость прекрасно тренировали и у Зиары.
  Разумеется, прежде всего она обратилась за помощью к книгам. Долго рылась в библиотеке - там оказалось немало сведений о том, как укрепить тело. Маг должен иметь хорошее физическое здоровье для того чтобы успешно работать с энергией.
  Ивен решила начать с лёгких упражнений. Лучше заниматься потихоньку. Пусть уйдёт гораздо больше времени, над собственным телом издеваться тоже не стоит.
  Когда вернётся Ама, наверное придётся с ней поговорить. Во-первых, потому что она всё равно узнает - заниматься Ивен могла только в их комнате. А во-вторых, она сама училась драться, и может кое-что подсказать.
  Нужно было заниматься с Амой сразу. Та приглашала. Умение сестры защищаться не раз спасало их. Интересно, пригодится ли это в их новой жизни в Школе?
  Почему-то сразу вспомнился Равур Леран, и настроение испортилось.
  
  Ивен сидела в зале адептов библиотеки перед очередным занятием, когда её окликнули.
  По имени окликнули, но эту девушку она не знала. Она вообще мало кого запомнила среди адептов третьего приёма.
  - Ты в курсе, что занятие переносится в аудиторию на втором этаже третьего учебного корпуса?
  - Я? - уточнила Ивен. - Нет, не знала. Спасибо.
  - В общем, сейчас иди туда.
  Она кивнула, и девушка торопливо ушла. Спешит предупредить других?
  Ивен задумчиво оглядела зал. Неподалёку сидел за книжками парень, совсем молодой, вчерашний подросток. Обычный, ничем не примечательный. В зале адептов. Видела ли она его на занятиях? Даже одежда невзрачная: простые куртка и штаны. В таких чуть ли не половина ходит. Но в зале адептов...
  Если он не учится с ней, то почему здесь? А если учится, почему его не предупредили?
  Окликнула по имени. Ивен что, какая знаменитость. чтобы незнакомые люди её помнили?
  Что-то девушке не нравилось.
  С чего бы понадобилось переносить занятие? И если так, почему не объявили? Голос можно было усиливать так, чтобы по всему двору слышно было. И во всех окружающих зданиях. Предупреждать по одному - как-то неэффективно.
  Идти - не идти - что делать? Здания находятся в разных концах немаленького двора, и быстро от одного до другого не добежать. Или добежать?
  С другой стороны - когда они с Амой жили в воровском притоне, её научили такому слову, как подстава. Если это и есть какая-нибудь подстава?
  Ивен решительно вздохнула, встала, и вышла из зала.
  
  Решительность потихоньку утекала, и к тому времени, как она дошла до Зиары, растворилась совсем. Но, тем не менее, идея была только одна, и она казалась наиболее приемлемой.
  Зиара сидела в каморке рядом с тренировочным залом и плела длинную нить. Зачем она это делала и что должно было получиться, даже представить сложно. Но Ивен решилась её прервать.
  - Отвод глаз? - удивилась учительница. Потом снисходительно улыбнулась:
  - Играешь с кем-то.
  - Ещё не знаю, - смутилась ученица. - Заклинание простое, но ведь колдовать здесь нельзя. Но мне правда очень нужно! Пожалуйста.
  - Так, обясни-ка в чём дело сначала, а?
  Ивен помялась, и сбивчиво описала ситуацию.
  - Отвод тебе для чего?
  - Сходить всё-таки туда, посмотреть. Потом успею на занятие, может, опоздаю чуть-чуть... Но я постараюсь не опаздывать.
  Зиара замолчала. Она покусала губы, потом спросила:
  - А ты уверена, что стоит идти именно туда?
  Ивен растерялась:
  - Я не знаю... Думаете, не стоит?
  - Думаю, что тебя просто могли на время убрать с занятия. Ты права, никаких переносов - о них объявляют, в самом начале вас собирали старшие ступени только для того, чтобы никто не пропустил объявление. И для того, чтобы пересчитать, всех ли позвали. В дальнейшем так делать не будут.
  - Ой! - ученица заволновалась. - Что, интересно, им надо? Кто это?
  - Явно из адептов, - учительница покачала головой, - это пока просто маловосптанный сброд. Я не имею в виду никого лично, но набирали исключительно по принципу: есть магия, нет. Кого только не взяли! И уличных бродяг, и преступников, и маменькиных сынков, и ф кава даже вон...
  Ивен, которая на 'уличных бродяг' скорее даже не обиделась, а расстроилась, и сравнение ф кава с преступниками не посчитала вежливым, промолчала.
  - Знаешь, пока может случиться что угодно. Дисциплины никакой, одна туда нее ходи.
  - Но... мне не с кем... - растерялась девушка. - Амы нет.
  - Давай так. Отвод я на тебя наложу, но ты пойдёшь на занятие. А я сама схожу туда, куда тебя позвали. Очень похоже на нарушение дисциплины, надо проследить.
  - Спасибо! - обрадовалась Ивен. - Я тогда после занятия зайду, да?
  - Да, сделаем так, - она некоторое время, наморщив лоб, смотрела на ученицу. Потом моргнула. - Ну давай, беги!
  Девушка кивнула и вышла.
  Интересно, наложен ли отвод? Она не сказала ни слова. Неужели может просто так, усилием воли, накладывать заклинания?
  Ну, даже если никакого отвода нет, она всё-таки на занятие собирается! Что может случиться?
  Ивен осмотрелась. Никто её не замечает? Ну это ещё ни о чём не говорит. Отвод не делал объект невидимым, просто заставлял других не обращать внимания. Так что может быть просто никто на неё не смотрит.
  
  Она даже не опоздала, чему очень обрадовалась. Все только рассаживались по местам. Если бы пошла проверять, то точно бы не успела, думала Ивен, выбирая место. В этот раз она села подальше. Слегка непривычно.
  Точно, никто на неё не смотрит. Равур Леран со своей компанией тут. Осматриваются.
  Минут через пять зашёл учитель.
  - У меня для вас объявление, - с порога начал он. - Все собрались?
  Обвёл взгядом адептов, кивнул:
  - Все, ну или почти. Итак, во вторник будет проведена небольшая проверочная работа. Проверим, как вы начали усваивать материал. У вас есть время подготовиться. Будут вопросы по дисциплинам 'Разумные расы', 'Теория строения мира', 'Теория живого мира',
  Ивен заволновалась. Как так, только начали учиться, и сразу проверочная работа? А если она не сможет чего-то вспомнить? Или чего-то встретится незнакомое? Вот стыдно будет!
  И тут - вспомнила.
  А как же Ама? Она успеет подготовиться?
  Так, ладно, вторник. Они возвращаются в субботу. Значит, успеет. Ивен поможет, тем более, что по субботам и воскресеньям занятия должны быть только у Зиары и Ангвара. Остальное время выделяли для самостоятельной работы.
  И кто-то из учителей предупреждал, что за тем, как адепты готовятся, будут следить.
  Ивен и не возражала. А что? Ничего нет плохого в том, чтобы предоставить ученику возможность самому решить, в чём он отстаёт и подтянуться, или позаниматься углублённо тем, что больше нравится. Она занималась в библиотеке в свободное время - без всякого контроля.
  Теперь надо будет повторить теорию, чтобы всё ответить.
  Как хорошо, что она успела к началу занятия!
  Промелькнула мысль: а не за этим ли её обманули насчёт переноса? Но учитель уже начал объяснять материал, и мысль тихонько растворилась.
  
  После занятия Ивен, как и обещала, зашла к Зиаре. Она застала и вдвоём с Ривиосом за какими-то схемами на огромных листах бумаги, разложенных прямо на полу.
  - Ну как? - спросила её учительница. - Что-нибудь было необычное?
  - Сказали, что будет проверочная работа, - пожала плечами Ивен.
  - Значит, чья-то шутка, - с облегчением в улыбке предположила Зиара.
  Ученица присела рядом, чтобы не глядеть сверху вниз.
  - А кто решает такие вещи? - поинтересовалась она. - Ну, когда делать проверочную работу?
  - Ивен, зачем тебе? - нахмурился Ривиос. - Это информация не для учеников.
  - Потому что, если это - учительница Вият...
  - Говорю же, не для учеников, - решительно перебил её Ривиос. - Что у вас случилось?
  - Мне сказали, что занятие переносится в аудиторию на втором этаже третьего учебного корпуса. На самом деле оно было, где обычно.
  - Там, куда тебя послали, никого не было, - добавила Зиара. - Думаю, это была шутка.
  - Проверочная работа будет во вторник, - упрямо продолжала Ивен. - Равур спрашивал, когда возвращается Ама. Я сказала, что в понедельник. Они бы не успели подготовиться, если бы действительно в понедельник.
  - Ивен, - улыбнулся Ривиос весело, - Равур ничего не решает. Точно.
  - Но учительница Вият могла...
  - Учительница Вият, - извини, я тебя всё время перебиваю, - не стала бы делать подобных вещей. Ей незачем.
  - А что будет с теми, кто плохо сдаст?
  - Да ничего плохого. - Махнул рукой учитель. - Занятия дополнительные назначат.
  - А не выгонят из школы? - наивно спросила Ивен.
  - Нет, - рассмеялся Ривиос. - Просто проверяем, как вы справляетесь с обучением. В этот раз такого строгого отбора, как обычно, не было. Кто-то может иметь примитивные представления о строении мира, кто-то не знать элементарных основ, кто-то не изучал символы Истока. Им просто помогут. Не беспокойся, Вият это знает.
  - Но Равур-то нет! Он мог попросить, она же его мама! - настаивала девушка.
  - Не будет Вият такого делать, совершенно точно. Успокойся. Иди, подготовься лучше.
  Почему бы и нет? Если Равур попросил, не объясняя причин, провести проверку именно во вторник, не объяснил зачем, Вият же могла. Ивен была почти убеждена в этом.
  Очень недовольная, она вышла. Скоро следующее занятие.
  
  
  
  Макс
  
  Лёгкий сумрак не кончался. Всё те же деревья с узорчатыми листьями, - такие Макс видел, когда подходил с Ривиосом к избушке. Правильно ли он идёт?
  'Тебя отведут'.
  Кто?
  - Здесь кто-нибудь есть? - спросил он громко.
  По ветвям пронесся какой-то звук, похожий одновременно и на шелест, и на хихиканье.
  - А кто тебе нужен?
  Голос тихий, загадочно-непонятный, но, несомненно, женский. Он, в отличие от таинственного 'сфинкса', звучал очень материально.
  Макс оторопел. Ну вот история. Безлюдный мир. Тут и помимо людей обитателей хватает...
  - Я хочу вернуться к Нанику. К избушке.
  Ладно. Посмотрим теперь...
  Как будто зелёные тени отделились от деревьев. Тонкие, гибкие фигуры, одетые как будто в листву. Они приближались. Постепенно проступили женские лица и фигуры.
  - Разве ты не хочешь получить награду?
  Нежный, глубокий, тихий голос. Сумерки скрывали детали, проступали только силуэты, движения, контуры. Кажется, чуть зеленоватый оттенок волос и кожи.
  Они уже рядом, совсем близко, обступили его. Кто это? И о какой награде они говорят?
  Тёплый, чуть горький и чуть сладкий запах застыл в воздухе, лёгкое касание прошло по коже, и Макс невольно представил себе награду - немного специфичную.
  Шелестящий смех поплыл вокруг, блики тусклой луны упали сквозь листья. Кажется, сумерки стали гуще?
  Он облизал губы и спросил:
  - О какой награде вы говорите? Кто вы?
  - Ты боишься? - и смешок-шелест.
  - Нет, - теперь он и в самом деле не боялся. Мистика сумеречного леса как будто обернула в плотный кокон, но страха не было.
  - Ты боишься награды?
  Он усмехнулся:
  - Нет.
  Уж этого-то он точно не боится.
  Силуэт перед ним остался один. Остальные словно растворились в деревьях. Аромат лесного существа ласкал ноздри, окутывал и повелевал. Слегка прохладные руки прошли по его плечам и шее, мягкое, лёгкое, но живое тело прижалось под слабый вздох. На губах появилось что-то тёплое и сладковатое, и Макс поймал это ощущение своими губами, удерживая и лаская. Ладони скользнули по тонкой ткани, не скрывшей гладкую кожу. Нежные руки потянули его вниз, на мягкий мох.
  
  Макс проснулся, когда уже рассвело. Солнце пробивалось сквозь ажурные листья. ветер шелестел по лесу, и в этом шелесте чудился шёпот его ночной подруги. Мох вокруг не выглядел ни сухим, ни примятым, и о том, что случилось, напоминала лишь одежда, аккуратно сложенная стопочкой. На нём обнаружился лишь плетёный шнурок на шее с гладкой, словно отполированной веточкой.
  Парень оделся и огляделся вокруг. Неужели... Это же совсем рядом с избушкой Нанику!
  Всё это время он был близко? Нет, вряд ли. Лес выглядел иначе, чем вечером. Может, конечно, он ошибается...
  Макс был городским жителем, и для него лес являл собой большую тайну.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"