Айанэ Анидара: другие произведения.

Крадущаяся во тьме. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.69*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну вот и вся первая часть. А кто хочет узнать насчет второй, читайте "Объявления и обновления"...


Глава 1. Не ходите дети ночью ...не важно, где... гулять, главное не ходите!

  
  
  
  
   - Дарья, ты пойдешь на вечеринку в "Астру" сегодня? - моя соседка облокотилась на прилавок, лениво оглядывая окрестности в поисках покупателей. Солнце уже давно пересекло зенит и начало клониться к закату, удлинняя тени и даря последнее тепло перед вечерней прохладой.
  
   - Нет, - я поморщилась, думая о возвращении "домой". Комната, что я снимала напополам с Юлькой, неугомонной болтушкой, приехавшей в наш город из деревни на поиски лучшей доли, была в лучшем случае кошмарной. Однако жить там было можно (кое-как), и мы жили (кое-как). С деньгами конечно, было худо, и даже суммарная зарплата с двух работ не могла покрыть все необходимые расходы полностью. Вот и приходилось снимать жилье напополам. О том, чтоб ходить на вечеринки, и речи быть не могло. Но рассказывать все это Жанне, которая все еще поглядывала на меня в ожидании ответа, не хотелось. Она мгновенно обсудит все это со всеми продавщицами около нас, и весь рынок в течение дня будет в курсе всех моих проблем. Поэтому я сделала "лицо кирпичом" и равнодушно продолжила. - Меня Юля попросила помочь ей с заданием, так что извини.
  
   - С чем это ты ей можешь помочь? - Жанна с подозрением глянула на меня. "Ну да, конечно, с чем это я могу помочь, когда всего образования 11 классов и курсы при библиотеке", - с сарказмом подумала я, но не стала обижаться на нее всерьез. К тому же она частично права...
  
   - Ей нужно репетировать выступление перед аудиторией, вот я и буду аудиторией. - Я пожала плечами.
  
   - Ну, как хочешь, - она отвернулась и занялась сборкой товара. Рынок скоро закрывался, и пустынные ряды явно показывали отсутствие покупателей. Вздохнув, я последовала ее примеру. Однако, в отличие от нее, мне спешить было на самом деле некуда, и я собиралась неторопливо. Остальные продавщицы тоже уже собирались в спешном темпе, торопясь кто на автобус, кто на электричку. А вот мне с этим относительно повезло - мое прибежище было буквально в десяти минутах отсюда. Когда я закончила, кроме меня уже практически никого не было. Жанна уже давно убежала, а солнце приобрело тот особый красноватый оттенок, присущий закатному солнцу. Уложив сумки на тележку, я почапала домой. Там предстояло отчитаться перед хозяином вещей, который собственно и сдавал мне квартиру, и придумать, чем занять вечер.
  
  
  
   Вечером было на удивление тепло, хотя я ожидала довольно ощутимой прохлады. Воодушевленная приятной неожиданностью, я решила прогуляться в местном парке, известном своим красочным прудом. Сам город был не слишком чистым, но жители любили отдыхать здесь, и старались беречь этот пруд - он считался местным талисманом. Негласным правилом был всеобщий уход за ним, и поддержка чистоты в пределах парка. Я тоже вносила свой посильный вклад, прогуливаясь иногда и собирая мусор в пакет. И себе польза, и другим. Однако сейчас уже наступила темнота, и я вряд ли что-то увидела бы в темноте, так что я просто гуляла по тропинкам, постепенно приближаясь к самому сердцу этого леска - к пруду. Изредка я останавливалась и прислонялась к дереву, вдыхая запахи ночной рощи и прислушиваясь к шелестящей листве.
  
   Всегда обожала быть в лесу, или просто среди деревьев. Деревья не умели лгать, и не претендовали быть кем-то или чем-то, чем они не были. Они были мудры, и делились своей мудростью с теми, кто умел и хотел их понимать. Я как-то читала очередную книжку по эзотерике, и прочитала там как разговаривать с деревьями и просить у них совета. Ради интереса я попробоваля и к своему изумлению смогла запросто улавливать основные эмоции и образы, если концентрировалась. После этого мы с деревьями стали и вовсе неразлучными друзьями...
  
  
  
  
  
   Остановившись на краю пруда, я присела на землю, обхватив колени руками. Луна отражалась в темной воде, но как-то неясно, расплывчато. Как и мое будущее, подумалось мне.
  
   Я выросла в приюте, не имея ни малейшего представления от том, кто мои родители, и единственное, что я могла о них предположить, это то, что один из них был откуда-то с Востока: у меня определенно был суженный и миндалевидный разрез глаз. Ростом я тоже особо не блистала, что, кстати, опять же присуще восточным народам - китайцам, японцам, корейцам - но вот цвет глаз и волос был явно европейским. Глаза у меня были серо-зеленые, а волосы - золотисто-русые и волнистые. Я стригла их коротко - для удобства, да и просто по привычке. В приюте носить длиные волосы было не слишком умным поступком, особенно для тех, кто был не очень популярен - то есть мне. Разрез глаз выделял меня среди остальных детей, и они это не любили. Обидные клички и постоянные тычки было привычным делом, и воспитатели, видя мои столкновения со сверстниками, решили обрезать волосы (спасибо им!) и избавить меня хоть от одного типа мучений - дерганья за волосы. Ну а потом, после детского дома, я уже и сама стригла их покороче, к ужасу всех своих знакомых.
  
   Закончив школу, я устроилась в библиотеку, закончив там подготовительные спецкурсы в счет будущей зарплаты с легкой руки сердобольного директора. Однако работа была посменной, и в остальные дни я подрабатывала на рынке продавщицей. Жизнь как жизнь, могла быть лучше, могла быть хуже, часто уговаривала я себя, но душа требовала другого. Хотелось чего-то... лучше, красочнее.
  
   С досады на свою судьбу я подобрала камешек с земли и запустила им в пруд. Он тихо булькнул в лунном свете, и круги мягко разошлись по воде. Я, склонив голову набок, молча ждала, пока вода вновь не успокоится, но она и не думала этого делать. Если уж на то пошло, круги стали расходиться активнее, все больше набирая скорость. Встревоженно я встала и попятилась от берега, но внезапно меня словно парализовало. Я почувствовала, как мои конечности начали двигаться вопреки моим мысленным приказаниям валить отсюда подальше. Ноги сами пошли в сторону воды, и не останавливаясь, вошли в нее. Бр-р-р, холодно то как! Я сцепила зубы и молча пыталась вернуть тело под контроль, но все было напрасно. Я по-прежнему все глубже и глубже заходила в воду. "Тоже мне талисман!", - злость наполнила меня, - "Чтоб тому, кто это озеро талисманом назвал, всю жизнь икалось и автобус перед носом уходил. Чтоб ему..." Меня отвлек журчание-смех, донесшийся с середины пруда. Из самого центра...теперь уже бурлящей воронки. Смех раздался вновь, какой-то снисходительный и одновременно светлый. Несмотря на ситуацию, мне на душе стало легко и спокойно: так не смеется кто-то желающий зла. Так скорее смеялись бы родители, смотря как их ребенок опасается лизнуть мороженое, увидя его в первый раз.
  
   Я перестала сопротивляться - все равно это не помогало - и просто наблюдала за всем как-то отсраненно, словно все это происходило не со мной.
  
   Когда ноги уже не доставали до дна, неизвестная воля начала управлять и моими руками; я поплыла к середине пруда - в самую воронку. Стоило мне ее достигнуть, как меня потащило вниз, в глубину. Не успела я испугаться как следует, когда меня протащило вниз метров на двадцать, не меньше. Ни фига себе прудик, - мелькнуло в мыслях, - там же от силы метра три-четыре всего. То, что произошло дальше, отвлекло меня от внутренних размышлений. Вода вокруг меня резко изменилась. Вот только что она была мутной, илистой и какой-то....стоячей, а вот она уже прозрачная, темно-синяя из-за глубины, но по-прежнему пресная. Вверху виден был свет, пронизывающий водную толщу где-то на пять метров.
  
   В момент изменения воды мое тело освободилось от чужой воли, и я рванула наверх. На поверхности царило утро, жаркое и, судя по листве, осеннее. Лес вокруг явно был не той жалкой рощей, что окружала пруд, и весь переливался золотым, красным и оранжевым. Да и сам пруд уже не пруд, а .... - я огляделась - вполне так ничего озерцо. Так, где там у нас ближайший берег? Слава богу, меня выбросило не на самую середину озера. Неспешно я доплыла до берега - правильно, теперь-то мне уж точно спешить некуда - и по каменистому дну кое-как выкарабкалась. Мокрая одежда неприятно прилегала к телу, но снять ее я не решилась. Лес-то, конечно, лесом, но мало ли кто тут бродит?
  
   На мне были потертые черные джинсы и темно-серая футболка, тоже видавшая лучшие дни. Не самый презентабельный вид, но я ж по идее в парк шла гулять. В темноте. По возможности без людей. Кто ж знал, что я загремлю неизвестно куда? На ногах противно хлюпали теннисные тапочки. Вот уж что мне особенно сильно хотелось снять, но при мысли о змеях и насекомых ползающих по земле я пожалела,что на мне не охотничьи сапоги по пояс одеты. Бр-р-р...
  
   Побродив немного по берегу под палящим солнцем в ожидании не то чуда, отправящего меня назад, не то ведущего с камерой из леса с воплями: "Вы стали участником нашей уникальной программы "Розыгрыш"! Ваши ощущения?", я плюнула на все и отправилась в лес. Пока я бродила у озера, одежда немного подсохла, так что заболеть от прохлады в лесу мне не грозило.
  
   Лес встретил меня птичьими трелями, стрекотом насекомых, и непривычной свежестью. Очень непривычной. На что уж я была любителем природы, но такого чистого воздуха я никогда не встречала. Как полный дундук, я вдохнула полной грудью, и мир вокруг меня поплыл. В глазах замелькали пятна, и я повалилась в темноту.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 2. Непредсказуемые поворты судьбы, или "я так и знала..."

  
  
  
  
  
   У Радужного Истока, Межмирье, Божественная Сфера...
  
  
  
   - Ннумра! Так нечестно! - девушка лет двадцати обвинительно тыкнула пальцем в собеседника. - Ты начал операцию, не предупредив нас с Мранну.
  
   Её собеседник, черноволосый юноша чуть помладше на вид, лишь улыбнулся в ответ смущённо:
  
   - Прости, Амрунн... Я не хотел упускать момент, такой шанс удобный подвернулся.
  
   - Ладно, - махнула рукой Амрунн. - Может, так даже лучше. Посмотрим...
  
  
  
  
  
   ....................................................................
  
  
  
   "О-о-о-о...", - из моей груди вырвался стон, когда тьма беспамятства отступила, и сознание соизволило вернуться ко мне. Господи, кто догадался разместить у меня в голове кузницу? Каждое движение сопровождалось волной боли, словно мозгу надоело сидеть в своей "темнице", и он решил пробить себе путь наружу, вовсю орудуя молотом. "Еще немного, и я с ума сойду от боли." - отстраненно подумала я. Никогда в жизни у меня так голова не болела, она у меня вообще редко болит. Сейчас же... Я не могла сосредоточиться ни на чем, кроме этой боли. Окружающего мира для меня в настоящий момент попросту не существовало, и это надо было срочно исправлять. К счастью для меня, я знала одну интересную технику-визуализацию, и пользовалась ею время от времени (крайне редко, но все же она пригождалась). Я представила боль как застрявшие в голове призрачные гвозди и шипы, а затем воображаемой рукой вытащила их. У-уф, неплохо. Боль определенно отступила, теперь можно двигаться без опаски вновь потерять сознание.
  
   Так, лежу я на боку. Странно, почему так удобно? Я открыла глаза, и, сощурившись, попыталась сесть. "Попыталась" здесь ключевое слово: тело словно не понимало, чего я от него хочу. И вообще, оно ощущалось необычно. Чувства почему-то были обостренными. Тут мой взгляд упал на руки, и я остолбенела. У меня не было рук! У меня были лапы!!! Большие, мохнатые и принадлежащие здоровенной, судя по размерам, кошке. А может, не кошке? Когти втягиваются - вытягиваются по кошачьи. Я повернула голову и осмотрела тело. Все-таки кошка, вздохнула я. Больша-а-я такая кошка, больше льва или тигра - это точно. А окрас похож на леопарда, тоже пятнами, вот только пятна серебристо-серые на черной шкуре. Хвост так вообще потрясающий. Длиной метра два, не меньше, темно-серый в серебристых пятнышках, и пушистый непомерно. О-бал-деть, по другому не скажешь. Я попыталась им пошевелить, но он не желал меня слушаться. Видимо, мое человеческое сознание просто не регистрировало его наличие. Интересно, это навсегда?
  
   Та-а-к. Стоп. Подождите-ка.... Я - кошка?! С каких пор?!! Не хочу! Я - человек! Хочу звучать гордо! Какая нехорошая кракозябра сотворила это со мной?! Я ж найду, руки оторву и скажу, что так и было! Верните мне мой нормальный человеческий облик! Мои руки и речь! Мне теперь что, в зоопарке жить? Или что вернее, в лаборатории?! Или всю оставшуюся жизнь по лесам скрываться? Кстати, было бы интересно узнать, сколько живут такие кошки, а то, может, конец не за горами...
  
   Внезапно все тело пронзила странная дрожь. Она, казалось, рождалась где-то глубоко внутри, и прокатывалась по телу, с каждой волной набирая силу. Неприятно не было, скорее непривычно. Необычность ощущений отвлекла меня от панических мыслей, которые к тому моменту превратились в сплошной поток, характерный темой "я - человекчеловекчеловек...". Внезапно все мое тело словно потеряло очертания, смазалось. Не успела я начать паниковать вновь, на этот раз по поводу вероятного превращения в вообще "невесть что", как что-то в окружающем мире... как-то сдвинулось. Краски, звуки, запахи - все стало приглушенней. "Ну что теперь?", - с раздражением я перекатилась, и села. О... Я села! С нарастающей радостью я поспешно ощупала себя и облегченно вздохнула. С возвращением тебя, мое любимое тело! "... или не мое?", - мой взгляд зацепился за когти на руках. Проверим еще раз, так и быть. Хм, вот одежда точно не моя. Материал непонятный... Вроде шерсть, а льнет к телу словно тончайший шелк, и такой же приятный. Черные штаны, узкие сверху и расклешенные внизу, рубашка серого цвета с о-очень широкими рукавами и черные полусапожки из то ли кожи, то ли ткани. Что касается самого тела, то руки, ноги, голова - есть, хвоста - нет. Это хорошо. Голова человеческая - радует. А вот серебристо-серые, острые когти (втягивающиеся!) на руках и ногах - уже хуже. Кожа вроде нормальная, бледнее моей в несколько раз, но у человека все же может быть. Волосы же... Где мои волосы? Нет, лысой я не стала, вот только мои КОРОТКИЕ волосы стали длинными - до пояса! Хоть цвет таким же остался... Ощупав уши, я замерла, а потом ощупала их медленнее и уделяя больше внимания. О-па... Заостренные кончики наводили меня на мысли об эльфах, но я не припоминала, чтоб у эльфов уши были покрыты шерстью хоть в какой-нибудь сказке или книге. Я, вообще, кем стала, а?
  
   Мое исследование себя-новой прервалось, когда мимо пробежала белка. С голубой шерстью. И темно-синим гребнем вдоль позвоночника. Я не зоолог, но что в моем мире не существует голубых белок с гребнями - знаю точно. (Если только генетики не накурились и не сотворили что-нибудь... экстремальное). Галлюцинация? Еще одно последствие вдыхания местного воздуха? Я не отрывая взгляда от белки нащупала рукой комок земли и бросила в белку. Та что-то гневно проверещала и в три прыжка скрылась на ближайшем дереве. Хмм. Станет галлюцинация реагировать на брошенную землю?
  
   Похоже, что я все-таки в параллельном мире. В глубине души я надеялась, что попала просто в другой район Земли. Есть же странные места у нас на планете. Бермудский треугольник, Дьявольское ущелье... Идея параллельных миров мне никогда не казалось дикой; я всегда принимала как должное, что где-то существует несметное количество похожих и не очень на Землю других миров. Попасть из одного в другой всегда звучало заманчиво, но... невыполнимо. И слегка пугающе. "И вот я здесь", - с иронией хмыкнула я. - "Что теперь делать? Куда идти?". Неизвестно абсолютно ничего, кроме того, что мир пригоден для жизни, раз я могу дышать здесь. Только слегка отрубилась и превратилась в жуть знает что. Вопрос в том, пригоден ли он для выживания? Существуют ли в нем люди, или разумные существа, и как они относятся к чужакам?
  
   Толку от моего сидения не предвиделось, и я встала, оглядываясь. Если уж тут белки такие бегают, то может бегать и что-то еще, голодное и большое. Лежала я там же, где и брякнулась в обморок. На земле валялись обрывки моей старой одежды. Ну да, я же в кошку превратилась, пока валялась в беспамятстве. Хмм, не то, что я ими очень дорожила, но... откуда взялась одежка, что сейчас на мне? Странности, странности... Ладно, сейчас главное понять куда идти, точнее, где найти цивилизацию.
  
   Смерив взглядом одно из деревьев, повыше, я покосилась на свои новоприобретенные когти и хищно улыбнулась, а потом начала на него карабкаться. Вау! Я достигла верхушки в считанные минуты, и без особых усилий! Открывшийся мне вид завораживал только тем, что он был чужим. За озером лес продолжался еще некоторое время, а потом переходил в поля. На горизонте я рассмотрела что-то чернеющее. Поселение? В левой стороне лес переходил в горы на горизонте, а сзади меня и справа простирался так далеко, как только могли видеть глаза. Сползя с дерева, я бодро направилась сторону вероятной деревни. Солнце уже миновало зенит, а путь займет неизвестно сколько времени, и мне не хотелось ночевать под деревом в незнакомом лесу.
  
   По дороге я прислушивалась к себе. Такое чувство, что я стала сиамским близнецом, только метафизически. Сама с собой. Я чувствовала свою новую звериную половину как неотъемлемую часть себя. Моя "внутренняя кошка" ощущалась как невидимый плащ -облик, который можно было снять или одеть по желанию. Остановившись в нерешительности, я вдруг поняла, что иду одна в незнакомом лесу чужого мира без оружия в довольно хрупком обличье человека. Пусть даже слегка измененного. И все это при том, что у меня есть возможность путешествовать в виде здоровенной и способной постоять за себя кошки - "мутанта".
  
   Но я все-равно колебалась. А если не получится? А вдруг не смогу снова стать человеком? Раздраженно мотнув головой, и отогнав угнетающие мысли, я быстро, пока не передумала, сосредоточилась на желании снова обладать четырьмя лапами, длинным хвостом и шерстью - стать кошкой, в общем. Практически без промедления тело опять смазалось, мир вокруг дернулся - и вот я уже вдыхаю мириады запахов, слышу бурное течение жизни вокруг себя, и вижу... невероятно! Мир расцвел вокруг меня сотнями самых разных оттенков и красок: одуряюще пахло ромашками, сосновой смолой и чем-то сладковатым. Понюхав воздух еще несколько раз, я приуныла. Несмотря на то, что обоняние у меня стало в несколько раз острее, я не знала какой из них чему принадлежит, за исключением тех, что я могла чувствовать, пока была человеком. Ну и ладно... Зато с новым зрением проблем не возникло: просто я стала видеть на несколько оттенков больше. Может, не так уж плохо быть кошкой?... Энергия звенела по всему телу, наполняя каждую мышцу, и я весело рванула вперед. Мимо проносились кусты и деревья, я ловила необычные запахи и звуки, и пребывала в какой-то странной эйфории. Даже взрыкивала иногда в восторге - так по-кошачьи звучал мой смех.
  
  
  
   Все расстояние до края леса я проделала за какой-то час, хотя человеком я тащилась бы еще в первой половине пути. На опушке я притормозила, размышляя, а не лучше ли сменить облик, но решив, что плюсов в моей кошачьей ипостаси было больше, двинулась дальше. Хотя уже значительно тише: я хотела пробраться к деревне незаметно и понаблюдать там за людьми (осторожность еще никому не помешала). Потянув носом, я попыталась ощутить запахи селения в воздухе, но видимо деревня находилась слишком далеко. К тому же, не было ни малейшего дуновения ветра. По дороге я заинтересовалась растениями на полях. Мне почему-то казалось, что аналог растущей траве, через которую пробиралась, на Земле я не найду. Она напоминала кукурузу, но плоды висели на ней как у клубники, и размера были такого же. Я не рискнула попробовать, хотя чувство голода уже дало о себе знать. Может, их варить надо?...
  
   О, запахи людей появились! Я замедлила бег и стала пробираться, пригнувшись к земле. К счастью для меня, поле подходило к домам почти вплотную, а трава вымахала в полный человеческий рост. Забора или ограды вокруг селения не было, что успокоило меня. Это значило, что опасных хищников в лесу нет, раз тут настолько беспечны. Или у них какие-то очень эффективные методы защиты. После голубой белки я готова была поверить во что угодно.
  
   Притаившись на краю поля, я напряженно следила за деревней. Хотя нет, я не права, это была даже не деревня, а село на пару улиц: слишком мало домов. Но они были вполне ничего, ухоженные, с широкими дворами и прилегающими сараями, и в основном двухэтажные. Хмм, люди вроде обычные, и.... О-о! Я вполне понимаю их речь! Одеваются не слишком экзотично: штаны и рубашки из ткани, правда, с невероятным количеством вышивки. Кожа светлая, как и волосы, и у всех широкие скулы и слегка вздернутый нос. Глаза обычные, европейского типа. Жаль... Так я вполне могла бы сойти за кого-то из соседнего села. А может, я зря волнуюсь? Напридумывала тут себе всякого...
  
   Я уже совсем собралась было выйти и налаживать контакт, когда до моих ушей донесся звук, заставивший меня замереть на месте. Из центра деревни доносились звуки битья и приглушенные крики. "Что за? Это ведь детский крик!", - я занервничала.
  
   Воспитатели в приюте нас никогда не били, в этом мне и остальным повезло. Конечно, старшие ребята любили поиздеваться над младшими, но мы тоже спуску не давали. Я слыла особенно опасной, когда дело доходило до защиты малышей, несмотря на всю свою примерность. Меня избегали даже отпетые хулиганы, потому что я оправдывала свое прозвище - Берсерк. Забыв обо всем, я полностью теряла себя в драке, используя кулаки, ноги, ногти и зубы. Не заботясь о собственной безопасности, я желала только одного - уничтожить противника, если не физически, то психологически. Вот и сейчас я почувствовала зарождающуюся ярость. Как бы мне пробраться к центру незаметно? С моими-то размерами, да расцветкой...
  
   К счастью, те немногие люди, что могли меня увидеть, тоже услышали крики, судя по всему, и направились к их источнику. Может, они решили вмешаться? Да нет, особого возмущения на лицах я не заметила. Я кралась за ними, переползая от дома к дому и изо всех сил вжимаясь в пыльную землю, предварительно в ней же выкатавшись. А-а-а-пчхи!!!... Надо будет искупаться потом... Слава богам, меня никто не заметил. Я аккуратно выглянула из-за угла дома, стоявшего ближе всего к площади, и пораженно замерла. На площади стояло несколько вбитых в землю столбов, и к двум из них были привязаны люди. Они были привязаны ко мне лицом, так что я смогла их более-менее рассмотреть. Мужчина и мальчик лет пяти. Оба со смуглой кожей и миндалевидными глазами, приподнятыми к вискам, но не раскосыми как у меня, а вполне широкими. Длинные волосы до пояса у обоих: у мальчишки они были цвета красного золота, а у мужчины -черные, с фиолетовым оттенком, хотя это было трудно разобрать из-за грязи, пыли и крови. Оба были покрыты порезами, следами от кнутов или палок, и все тело у обоих было в крови, во всяком случае вся верхняя часть: низ кое-как прикрывали рваные штаны, серые у мужчины, и кремовые у мальчика. Я тихо зарычала от бешенства, не в силах сдержать себя, но меня никто не услышал. Что тут происходит?
  
   Прислушавшись к крикам людей, хотя и трудно было разобрать что-либо в этом гомоне, я сумела кое-что понять: местные поймали двух "нелюдей", и теперь думают как лучше от них избавиться, то ли камнями забить, то ли повешать, то ли утопить, причем никого не смущало, что одной из жертв был ребенок. И вот к этим я собралась выйти? Да лучше в лесу жить со зверьми, чем с такими...Тем более я и сама теперь наполовину зверь.
  
   Боже, что мне делать? Я же не могу оставить их так, но мне не справиться со всеми на площади. В бессилии я наблюдала, как люди решали судьбу этих несчастных, изредка бросая в них камнями. Мужчина терпел, сцепив зубы, но вздрагивал от каждого крика привязанного рядом с ним мальчишки и с ненавистью смотрел на окружающих. Наконец, через толпу откуда-то с противоположного от меня конца пробрался старик в просторной желтой хламиде с посохом и стукнул им о землю несколько раз. Вопли в толпе сразу стихли, и все обратили на него взгляды. Я тоже, и он мне сразу не понравился.
  
   - Нелюдей мы казним завтра на рассвете, дети мои. Пусть Отец наш посмотрит в час Своего пробуждения, как верны мы Его заветам. И сделаем мы это через Сестру Его, Огонь. Приготовьте все необходимое и идите спать, дети мои. Лишь один из вас пусть пожертвует сном и останется сторожить этих грязных животных, чтобы не убежали. Он сказал Свое Слово. И не стоит переживать о гневе Двуликих, ибо их Слово гласит о смерти беглецам, и мы лишь выполняем их Слово. - на этом старик умолк и двинулся через толпу обратно, при этом все почтительно расступились перед ним. Как только старик исчез из виду, из толпы вышел мужик довольно внушительных размеров и зычным голосом начал раздавать команды. Чувствуя, что толпа вот-вот разойдется, я рванула обратно, но успела заметить как побледнел привязанный к столбу мужчина и начал всхлипывать мальчик.
  
   Вернувшись на место в поле, откуда я вела свое наблюдение ранее, я легла и положила голову на лапы. Надо же, религиозные фанатики... Самый опасный вид человека, усмехнулась я про себя, и я нарвалась на него, на самый жестокий и упрямый тип хищника именуемого человеком. Но я не я буду, если не придумаю как их освободить...
  
  
  
  
  

ГЛАВА 3. Дерево, дерево, не стой на пути, и тебе и мне больно будет...

  
  
   Я помню чудное мгновенье,
   Передо мной явилась ты...
   А.С. Пушкин
  
   Мы, кошки, народ вольный, хочешь - не хочешь, а спасать буду...
   Из личных размышлений
  
  
  
  
   Отсрочка до рассвета оставила мне время поразмышлять на планом освобождения пойманных. Во-первых, что мне делать со стражем? Несмотря на все свое отвращение к этим людям, я не хотела их убивать. Надо как-то оглушить его. Но как? Я представила как крадусь к нему со спины, и даю палкой по голове, потом нахмурилась. С моей новой силой я ведь и насмерть шарахнуть могу, а с другой стороны, селяне не выглядели такими уж хлипкими. Хммм, еще двуликие эти... Двуликие.... Двуликие? Двуликие?! Двуликие!!! Лапу... э-э-э... руку на отсечение даю, что это мои "собратья по шкуре". Но тогда не думаю, что пленники обрадуются мне, ни как кошке, ни как человеку. Ладно, придется рискнуть и убедить их, что я пушистая и белая, и вообще невинный ангел... просто когти гигантские слегка. Следующим возникает вопрос, куда бежать с ними. Хотя... тут не вопрос. Естественно, в лес, там можно найти пищу и есть вода. Там я знаю хотя бы приблизительно, как выжить. На равнине...я полный ноль.
  
   Так за размышлениями я провела весь вечер, наблюдая как жители деревни постепенно укладываются спать, и улочка пустела. Когда все исчезли, наконец, по домам, я, выждав для верности еще пол-часа, начала красться обратно к площади. По пути я подобрала в одном из дворов увесистую "палочку-выручалочку", и обмотала найденной ранее тряпкой. На этот раз я прокралась по дворам за спинами привязанных - мне не хотелось, чтоб они выдали меня, даже случайно. Осторожно повернув голову за угол дома, я просканировала площадь взглядом. Ух ты, как мне повезло! Стороживший пленников сидел спиной ко мне, в пол-оборота к связанным. Я затаила дыхание и, бесшумно ступая, подошла к нему вплотную. Наверное, все-таки недостаточно тихо, так как он начал оборачиваться, и в этот миг я тюкнула его дубинкой, про себя моля всех богов, чтоб я всего лишь оглушила его. Страж рухнул на землю мгновенно, не издав ни звука. Я прислушалась. Да нет, дышит, сопит, даже. Оставив стража в покое, я подошла к связанным. Я уже не стремилась быть бесшумной, и привязанный мужчина сумел повернуть голову и теперь смотрел на меня не то с ужасом, не то с обреченностью в глазах. Переведя взгляд на мальчишку, я увидела, что тот попросту потерял сознание. Мда-а, вот и убеди их, попробуй... Ладно, все равно план тот же.
  
   Я преднамеренно медленно подошла к привязанным и, приподняв руки в универсально мирном жесте, кивнула на веревки: "Я не желаю вам зла. Хочу развязать вам веревки, и помочь вам убежать. Поверьте мне, пожалуйста." Ой-е-е, даже для моих ушей это звучало по крайней мере смешно и глупо. На их месте я бы не впечатлилась. Ну и ладно, оратором я никогда не слыла... Как и хорошим собеседником.
  
   Мужчина криво усмехнулся, с недоверием глядя на меня.
  
   - С чего это такая забота, а? Двуликая...- он сплюнул в мою сторону.
  
   - Слушай, я все объясню, но позже, в безопасности, а пока нужно делать ноги. - я оглянулась по сторонам. Обычно ненужные свидетели всегда появляются в самый неподходящий момент. Пока что никого не было, но мало ли...
  
   - Чего делать? - презрение на его лице уступило место удивлению.
  
   - Ноги делать, - решив не терять времени, я принялась за развязывание пленников. Блин, чье сумасшедшее сознание изобрело эти узлы? - Мотать отсюда, убегать, удочки сматывать, скрываться и так далее.
  
   Наконец узел поддался и я быстро освободила взрослого пленника от веревок. Он пошатнулся, но я вовремя успела поддержать его. Он дернулся от моего прикосновения, однако освободиться от моей хватки сил у него не было. Ха, от моей помощи еще никто не ушел! Усадив его у столба, я принялась за освобождение мальчишки; там все прошло намного быстрее. Узел был попроще, видимо, селяне не беспокоились, что мальчишка сможет что-либо сделать. Распутав на нем веревки, я едва успела подхватить его, и аккуратно устроила рядом с мужчиной.
  
   - Как вас зовут? - я решила, что постоянно называть их в мыслях "мальчишкой" и "мужчиной" как-то... нелепо.
  
   - С каких это пор Двуликие интересуются именами рабов? - освобожденный по прежнему источал ядовитую ненависть.
  
   - Слушай, - я нахмурилась, - мне, в принципе, по барабану, я могу вас и "ты-первый", "ты-второй" называть, но это будет невежливо. Так вот, об именах, меня зовут Дарья Вересова. А вас?
  
   Он удивленно вскинул брови, услышав мое имя, но не стал комментировать, если что-то и показалось ему необычным. Поколебавшись немного, он ответил:
  
   - Ассагир Рру'ифф. Моего племянника зовут Лриэт'аль Шаэсс.
  
   - Приятно познакомиться, - я слегка кивнула им, затем продолжила.
  
   - В этом обличье я вас двоих не унесу, так что прошу вас не пугаться, когда я перекинусь, а забраться на меня и ...в общем, крепче держаться. И еще, я тут местности не знаю, так что вам выбирать дорогу.
  
   Ассагир фыркнул, когда я попросила его не пугаться, услышав же, что я собираюсь их нести на себе, воззрился на меня изумленно, но его удивление сменилось подозрением, стоило мне заговорить о дороге. Затем он как-то саркастично выдал:
  
   - Дорогу, говоришь.... В лес надо бежать, естественно. - он напряженно и словно чего-то ожидая смотрел на меня. Э-э-э, странно...
  
   - Разумно, - я кивнула и сконцентрировалась на превращении. Пара мгновений, и я опять четырехлапый представитель животного царства. Взглянув на Ассагира, я заметила изумленный взгляд. Он что, никогда не видел превращения подобных мне?
  
   Вериться с трудом, особенно если учитывать, что он был у них рабом. Во всяком случае, я так поняла из его комментариев. Ладно, какая мне разница? Захочет - расскажет, не захочет... потом вытяну.
  
   Я развернулась к ним боком, и улеглась. Ассагир оперся о меня и, сдавленно шипя, забрался на мою спину. Затем мой "седок", выдохнув сквозь сжатые зубы, перегнулся и схватил мальчишку за руку. Рывком он затянул его на меня, и положил поперек. Обернувшись, я удостоверилась, что оба не шмякнутся обратно на землю, стоит мне встать, и медленно поднялась. Мягким шагом я двинулась к выходу из этой деревни, когда мне в голову пришла мысль. Одежда! Они же оба в одних штанах, а ночной лес - это не пляж на Багамах, или Черном море. А ведь когда я наблюдала за людьми, я видела мельком глаза белье, висевшее в некоторых дворах! Ну что ж, "позаимствую на неограниченный срок". Угрызения совести меня не мучили совершенно, зато чувство злорадства танцевало в душе от возможности хоть как-то отплатить местным за их "гостеприимство". Стянув зубами всю доступную мне одежду, и перекинув ее за спину, где Ассагир накинул часть себе на плечи, а остальным накрыл ребенка.
  
   Ассагир поерзал, устраиваясь у меня на спине поудобнее, и выдавил еле слышно:
  
   - Спасибо... - я покосилась на него и фыркнула.
  
   Без дальнейших задержек я наконец вышла к полю и двинулась через него. Я старалась идти помягче, и боялась перейти на рысь из-за опасения, что моя ноша не удержится и свалится с меня, но, приободренный свалившейся на них удачей, мой "седок" крепко держался за шерсть. На середине поля он окреп настолько, что даже стал меня подгонять.
  
   - Э-э, надеюсь, ты не примешь мои слова как оскорбление, но не могла бы ты двигаться поскорее? Хотелось бы быть отсюда подальше, когда эти марновы людишки организуют погоню.
  
   Я с ним мысленно согласилась относительно погони, но в сердце кольнула боль от его прозвища для людей. Сложно, конечно, обвинять его в нелюбви к людям, но то презрение с которым он произнес слово "людишки", та неприязнь... И это непонятное слово, "марновы". (И кстати, почему я его не поняла, если говорю на их языке? Чудо до конца не сработало?) Явно ругательство. Пусть я и стала непонятно чем, но в душе я осталась человеком, и его слова задели меня.
  
   Я потрясла головой, отгоняя депрессивные мысли, и перешла на легкий бег. "Темный" вцепился в шерсть крепче, но не подал явных признаков дискомфорта или сползания на бок. Постепенно я начала увеличивать скорость, и спустя пол-часа мы уже летели в темноте по лесу. Луны на небе не было, так что темень была - хоть глаз выколи. Актуальная возможность в данной ситуации, кстати говоря. Нестись в темноте по лесу - не каждый решится. Ну, лично я все видела прекрасно, так что мне страшно не было, но вот судя по тому, как судорожно вцепился в меня "наездник", при этом умудряясь удерживать мальчишку, он в темноте видел плохо, если видел вообще. А может, наоборот... слишком хорошо, и потому мог оценить мои маневры среди деревьев. Но он не просил меня сбавить темп (скорее, конечно, у него от ужаса речь парализовало), а я хотела поскорее оказаться обратно на поляне. Особой усталости я не чувствовала, но голод дал о себе знать подвыванием желудка, да и пить уже хотелось.
  
   Почувствовав знакомый запах озера, я начала сбавлять ход, и вскоре мы уже стояли на берегу. Озеро казалось провалом в бездну в ночной темноте - словно вход в подземное царство, размытая чернота поверхности притягивала и наводила ужас одновременно. Э-э, может, зря я сюда приперлась? И вообще, у меня в последнее время с озерами опыт какой-то... неудачный.
  
   Но мой пока что единственный в сознании компаньон не разделял моих опасений. Увидев озеро, он как-то обмяк, и выдохнул с облегчением.
  
   - Озеро Иссешери... глазам своим не верю. - он усмехнулся и потрепал меня по холке. (Чего-о-о? Я ему что, лошадь? Сейчас руку-то тяпну, мало не покажется!). Он , похоже, и сам понял, что сделал, и отдернул руку. - Честно говоря, не ожидал, что ты решишься войти в лес, и тем более, к Спящей Тьме - ни один Двуликий или человек сюда не сунется - слишком трусливы.
  
   К-куда? Это название озера такое, что ли? Тогда неудивительно, что его люди боятся... В голове у меня с новой силой зашевелились подозрения, но я решила не паниковать. Вот кое-то (хотя Ассагир и не показатель) радуется, значит ничего страшного тут всего скорее нет.
  
   Я выбрала место поположе, и легла на землю. Ассагир буквально скатился с моей спины, и принялся разглядывать "позаимствованную" одежду. Он что, и вправду видит в таком мраке? Интересно...
  
   Улов оказался внушительным: три простыни, трое штанов, четыре рубашки, что-то смутно напоминающее платье, еще нечто халатоподобное, и два больших вроде бы шерстяных платка. Отобрав одну простыню, "темный" разорвал ее на несколько полосок и лоскутов. Полоски он аккуратно отложил в сторону, а лоскуты понес с собой к воде. Намочив их, он направился ко мне, точнее к мальчишке, все еще лежащему на мне. Уверенными, и в то же время мягкими касаниями он начал смывать у него с лица грязь и кровь, а также прочищать раны. Уже через пару минут я почувствовала, как мальчишка зашевелился. Я вздохнула. Надеюсь, знакомство с ним пройдет гладко - ребенок, не ребенок, а мне с ними путешествовать...
  
  
  
  

Глава 4. Если вам кажется, что все плохо, поверьте - все только начинается...

  
  
  
  
  
   Зима. Рыболов с удочкой у полыньи. Рядом сидит собака.
   Вдруг из полыньи появляется голова коровы.
   - Закурить не найдется?
   Мужик трясет головой, мол, нету.
   -Ладно, - вздыхает корова и ныряет обратно.
   Мужик сидит некоторое время в прострации и вдруг подскакивает, и дикими глазами смотрит на собаку.
   - А что я? Я сама в обалдении, - трясет головой та.
  
   Анекдот
  
  
  
   Мне всегда казалось, что боги любят подшутить надо мной. Теперь я твердо уверен - я у них не только любимое развлечение, они еще и ставки делают, чья шутка меня доконает.
  
   Из личного дневника Ассагира
  
  
  
  
  
  
  
   Ассагир
  
  
  
   Никогда не считал себя дураком, но сейчас я чувствовал себя последним идиотом. Это ж надо было так глупо попасться! Уму непостижимо! И где - буквально в двух шагах от спасительного Леса... Если бы передо мной оказалась стена, я бы начал биться об нее головой от бессильной злости. Но стены не было. Зато были два столба, к которым мы были в настоящий момент привязаны - я и мой Аш'аит.
  
   Это было бы даже смешно, если б ситуация не пугала своей серьезностью. Кто бы мог подумать, что у самой кромки леса поселились фанатичные Последователи Аяра, в твердолобости уступающие только горным вералам, а в ненависти к эльфам - высокомерным Двуликим. И ведь так близко к цели! С окраины деревни можно уже различить кромку леса, теперь такого близкого и далекого одновременно. И зачем меня понесло в это селение? Одежду хотел раздобыть для Лриэт'аля? Ну, раздобыл так раздобы-ыл... Я покосился на Аш'аита. Несмотря на малый возраст, Лриэт'аль хорошо держался для нашей ситуации: не плакал, не бился в истерике, не выкрикивал оскорбления в сторону людей - в общем, вел себя разумно, не привлекая лишнего внимания и, тем более, не провоцируя поймавших нас на лишнюю агрессию. Хотя куда уж дальше... Кнуты и камни тоже не фрукт альи, даже зеленый. Но мальчишка - молодец. Пусть бледный, c дрожащими губами, закушенными от боли, со сжатыми до белизны кулаками, насколько мне отсюда видно, но он держался достойно эльфа и принца. Все-таки плен у Двуликих заставил его повзрослеть...
  
   Надо как-то отсюда выбираться. Я оглядел людей исподлобья. Эх, мне б мои мечи, да развязанные руки... Я б так просто не дался в этот раз! Но мечи валялись в трофейной коллекции какого-нибудь оборотня, а что касается развязывания рук, я даже попытаться не мог под взглядами селян. Йеорр на их село и сэввур в дома!
  
   Селяне между тем оживленно спорили о том, какой смерти нас лучше предать. Весело так спорили, аж дрожь берет... В конце концов спор разрешился с появлением Указителя, дзарр ему навстречу в темном переулке. Сказитель важно прошествовал через толпу в своей неизменно желтой феоре, явно наслаждаясь каждой секундой внимания. Оглядев свою паству, Указитель "направил" их по "единственно верному пути" и "указал", что нас лучше всего сжечь. Также он успокоил их по поводу возможного наказания со стороны Двуликих. Тут он, конечно, был прав, Двуликие нещадно истребляли беглецов, и поощряли всех, кто не давал им уйти. Затем жрец так же торжественно "уплыл" к своему храму, поручив все приготовления к сожжению селянам. Те с энтузиазмом взялись за дело, и в течение получаса все уже было готово. Выбрав охранника путем жребия, толпа разбрелась по домам, а охранник деловито развел костер и теперь сидел к нам в пол-оборота, мечтательно уставившись куда-то в темноту. Небось о нашей смерти грезит, двуногая помесь верала с марном. Ну ничего, меня не зря выбрали Аф'аитом Лриэт'алю, выберемся...
  
   Пока наш сторож витал в своих мыслях, я с остервенением принялся шевелить кистями, надеясь ослабить веревки. Какой марн научил их так завязывать узлы? Ведь деревенщина же, а вот гляди-ка! Ну ладно, я тоже не месячный побег дуба...
  
  
  
   Борьба с веревками продолжалась почти пол-часа, когда со стороны сторожившего нас селянина раздался легкий шорох. От увиденного у меня похолодело в груди, и сердце пропустило пару ударов. Над человеком с поднятой палкой стоял Двуликий, и явно намеревался пустить ее в дело. Человек тоже услышал шорох и начал поворачиваться, но оборотень оказался быстрее (кто бы сомневался...), и пару мгновений спустя бессознательное тело кулем повалилось набок. Я не знал, плакать мне или смеяться. Люди намеревались нас сжечь, а что теперь сделает Двуликий? Альтруизмом они никогда не страдали, во всяком случае, по отношению к нам, эльфам. Тем временем Двуликий подошел поближе, чем к моему удивлению выдал в себе Двуликую, да еще какую-то странную. Я никогда не видел оборотней с длинными волосами - то ли это у них табу, то ли жутко редкая привелегия. Все они носили волосы не ниже плеч, чаще всего коротко стриженные до ушей. Но вот, стоит же передо мной нечто. Робко улыбается... Чего-о-о-о делает?! Мне?! Робко?! Улыбается?! О Светлая Амрунн, я сошел с ума, и даже не заметил... Какой ужас... Бедный, бедный Лриэт'аль... Кто теперь защитит его?
  
   Оборотень что-то сказала, показывая пустые руки. Да нет, слова-то все знакомые были, просто смысл до меня не сразу дошел. Когда дошел, в первое мгновение я решил, что ослышался. Во второе тоже. Но потом я понял: вот значит, как мы теперь развлекаемся, да? Ну ничего, я на вашу ложь не собираюсь поддаваться. Посмотрим, кто кого.
  
   - С чего это такая забота, а? Двуликая...- я с презрением плюнул в ее сторону, надеясь попасть на ногу. Интересно, как она отреагирует? Оскорблений и такого отношения ни один оборотень не потерпит.
  
   Она опять удивила меня. Вместо того, чтоб придушить меня на месте, или просто начать полосовать когтями, она высказала довольно странное предложение, и оглянулась по сторонам. В недоумении от ее идеи "делать ноги" я даже забыл делать презрительное лицо. Как можно "делать ноги"? Кому? Зачем? Это вообще, возможно?
  
   В ответ на мои невысказанные вопросы, которые я, впрочем, все равно бы не озвучил, оборотень разразилась целой тирадой по поводу бегства. А-а-а... Теперь понятно... И в то же время странно. Двуликие выражаются высокопарно, не так обыденно. И такие обороты я впервые слышу. Точно странная Двуликая!... Начала меня развязывать во время объяснения, даже не потребовав чего-то взамен! Словно и вправду хочет помочь...
  
   Двуликая продолжала меня шокировать. Вначале она спросила наши имена. Само по себе это еще не производило впечатление. Но я опять оскорбил ее в ответ, а она лишь слегка огрызнулась и представилась сама! А как же "Можете называть меня Прекраснейшей/Божественной/Совершенной/Госпожой..."? Или "У рабов нет своих имен, потому как вещи"? И где имя минимум на две минуты цитирования? Но делать нечего, я нехотя назвался сам и назвал имя Аш'аита. Не сказать имя обратно в ответ - это не просто грубо, это против всех правил этики, вбитых в наши эльфийские головы на заре глубокого детства. Марнова вежливость!
  
   А вот дальше стало интереснее. Она предложила ехать на себе! И согласилась ехать в лес! Может, она просто сумасшедшая?... Двуликие ни под каким предологом не вступают в пределы леса. Удивительно, что оборотни, полу-звери, в принципе, и в основном лесные полу-звери, и так избегают лес... Чего они там боятся? Но факт остается фактом, оборотни панически боятся леса. За исключением этой, похоже...
  
   Двуликая, тем временем, уже успела перекинуться, и теперь терпеливо ждала, когда я заберусь ей на спину. Хм-м, она знает, что за одну только мысль ипользовать Двуликого в качестве верхового животного эти самые Двуликие разорвали бы несчастного на мелкие кусочки? С другой стороны, они убивали и за одно прикосновение к ним, даже случайное, чему я сам бывал свидетелем. А она вполне обыденно поддержала меня, когда я чуть не грохнулся в пыль после того, как она отвязала меня от столба. Лриэт'аля она вообще на руках ко мне поднесла. Ладно, была не была! Убежать я от нее все равно не смогу в нынешнем состоянии, а шанс упускать нельзя. Я забрался на нее, ожидая каждое мгновение, что сейчас то она покажет свое истинное лицо, но она оставалась невозмутимой как Старейшина в трансе. Забравшись сам, я следом затащил Аш'аита, поминая про себя всех любителей кнутов - раны на спине давали о себе знать. Эх, скорей бы в лес! Там, наконец, можно будет исцелиться...
  
   Двуликая дождалась, когда я устроюсь поудобнее, и пристрою Лриэт'аля, и только тогда двинулась в путь. Не пройдя и трети дороги к выходу из селения, она неожиданно свернула в дворы, и двигаясь от дома к дому, начала стягивать белье с веревок. Марн! Я совсем забыл об одежде! И ведь как иронично, что Двуликая добывает одежду для нас, по идее заклятых врагов, и из-за этой самой одежды нас и поймали. Двуликая не была особо разборчива в том, что она стягивала с веревки, просто тащила все подряд. И все это закидывала к нам - ее действия четко говорили, кому предназначалась охапка одежды. Я отобрал пару вещей потеплее и накрыл Лриэт'аля, а остальным укрылся сам. М-м-м, блаженство... Как тепло-о-о... В приступе нахлынувшей благодарности я смог выдавить из себя слово, которое я думал никогда не скажу оборотню. Я сказал "спасибо".
  
   Она фыркнула! Эта... эта... эта Двуликая... эта кошка... она фыркнула на меня! Ну и что с того, что я поблагодарил ее... после всех оскорблений... Ну может, я вел себя нелогично, ну так и что? Вначале нас хотят сжечь, потом спасает Двуликая, потом Двуликая оказывается исключением из всех норм поведения, известных мне о Двуликих... Мне разрешено быть нелогичным! От таких потрясений можно и с ума сойти! И вообще, я еще молод, мне можно быть непостоянным в своих эмоциях! И ответственность за Аш'аита ничего не отменяет! Я вообще не понимаю, чем думал Эссрешат, останавливая свой выбор на мне... Я самый слабый маг из всех кандидатов, и самый молодой. А выносливость и бойцовые навыки не лучше, чем у других... Надо было спросить у него, но времени не было, да и не ответил бы он... Спрошу у Старейшин, если доберемся до Рощи. Нет, КОГДА доберемся до Рощи, поправил я себя.
  
   Пока я предавался размышлениям, Двуликая уже покинула пределы деревни и бодрой трусцой бежала в сторону леса. В темноте я не мог его различить, несмотря на все свои острые и могущие видеть в темноте глаза. Я видел однако, что Двуликая намеренно сдерживает себя, чтоб не бежать быстрее. С чего бы это? Хотя... Если исходить из теории, насколько невероятной бы она не казалась, что оборотень действительно хочет нам помочь, то она может сдерживать себя, опасаясь, что мы упадем с нее, если она будет двигаться быстрее... Да нет, бред немыслимый! И все же... Я был довольно слаб, когда она развязала меня. Как бы дать ей понять, что я уже достаточно окреп для более быстрого темпа? Вдруг я ошибаюсь?
  
   Наконец я придумал причину и попросил ее увеличить скорость, ссылаясь на возможную погоню. Ха, как будто кто-то станет преследовать эльфа в лесу! Глупее ничего не сыскать, мы же Дети Леса... но она купилась. Или притворяется, что купилась? Я уже не знал, чему верить. Неуловимость эльфов в лесу - факт общеизвестный среди всех рас. Не знать этого - это как не знать, что... что огонь горячий или вода мокрая. Такое ощущение, что она вчера на свет появилась...
  
  
  
   Не подозревая о моих тяжких раздумьях, Двуликая добралась до кромки леса и спокойно продолжила бег, нисколько не обращая внимания на тот факт, что тем самым нарушила утвержденные веками представления о ее народе. Она даже прибавила ходу. Нет, что-то я определенно упускаю из вида...
  
   Дальше размышлять стало некогда. Двуликая словно стрела, пущенная из лука, неслась меж деревьев, и несколько раз мы лишь чудом избежали "страстных объятий" с каким-нибудь кустом или стволом. От напряжения в намертво ухвативших шерсть Двуликой руках побелели суставы, и если бы я не боялся потратить лишнее усилие на что-то еще, я бы крикнул ей, чтоб она так не летела. Нет, не надо было говорить о погоне, надо было придумать что-то другое...
  
   Не знаю, как я смог удержать Лриэт'аля. Я даже не пойму, как сам не сверзился. Чудо, наверное... И сведенные судорогой руки. И мысль, что умереть от столкновения с деревом было бы самой позорной и ироничной случайностью в моей жизни. Как сейчас вижу. Сотни лет спустя мои сородичи будут рассказывать юным эльфам: "А знаешь историю об Ассагире, Охранителе принца Лриэт'аля, который сумел бежать из плена Двуликих и добраться до леса, где угробил принца и погиб сам от столкновения с деревом? Так вот, не злите Ннумру, а то он вам такое же устроит." И дети будут ОЧЕНЬ стараться не злить Ннумру, опасаясь повторить мою участь.
  
   Когда оборотень снизила скорость и, в конце концов, остановилась, я с нарастающим изумлением узнал знакомые очертания Иссешери, Блуждающего Озера, или как его еще называли, Спящей Тьмы. На радостях я не заметил, что озвучил мысли вслух. И потрепал у Двуликой холку. Когда я осознал, что именно я сделал, я отдернул руку от шерсти словно от огня. (В принципе, по опасности они одинаковы) Ну все, я не жилец. Вот сейчас она впадет в ярость... вот сейчас... Но она не стала впадать в ярость, а лишь покосилась хмуро - насколько я смог понять выражение кошачьей морды, да еще с моего ракурса. Я решил сделать вид, что ничего не случилось, и попытался отвлечь ее.
  
   - Честно говоря, не ожидал, что ты решишься войти в лес, и тем более, к Спящей Тьме - ни один Двуликий или человек сюда не сунется - слишком трусливы.
  
   Что? Не мог же я сказать ей, что, мол, прости, соврал насчет погони... Двуликие, твои сородичи, то есть, в лес никогда не заходят, что ты должна знать, но не знаешь... А люди знают бессмысленность преследования эльфа в лесу, что ты тоже должна знать...
  
   Да и неизвестно ведь, почему оборотни избегают леса, вдруг, действительно чего боятся?... А люди всегда были трусами, ни один из них не помог эльфам когда появились Двуликие. Противно было смотреть, как они лебезили перед оборотнями, причем по моему, даже самим оборотням. Хотя лица у них... всегда каменные, без единой эмоции, лишь губы иногда кривятся, в основном, презрительно. И глаза так и полыхают ненавистью при виде нас. Эльфов, то есть. Как они ведут себя между собой, не знаю - не присутствовал, и спросить не у кого. Да и зачем, в самом деле?
  
   Двуликая тем временем нашла более-менее удобное место, и легла, предоставляя мне возможность слезть с нее, и снять Лриэт`аля. Слезть-то я слез, но куда мне ложить моего Аш`аита, не на землю же? Я оставил его на теплой спине оборотня, а сам стал разглядывать, что там полезного из одежды в охапке, добытой Двуликой. Часть нужно на то, чтоб одеться, а часть придется потратить на перевязи Лриэт`алю. И на промывку ран, естественно. Хвала Амрунн, нашлась подходящая простыня. Я разорвал ее на полоски для перевязок и на несколько квадратов, с которыми пошел к озеру и, намочив их там, вернулся к Лриэт`алю и принялся аккуратно прочищать раны. Опыта в этом деле у меня было немеряно, причем в обеих сторонах процесса. В плену не раз приходилось помогать какому-нибудь бессознательному собрату после очередных боев, или самому быть таковым. Марн бы побрал эти Браслеты с Ошейником!
  
   Под моими осторожными прикосновениями принц начал приходить в себя... Ох, как же ему объяснить насчет оборотня? И главное, что? Сам ничего не понимаю... Трудно предсказать, как себя поведет Лриэт'аль - до плена он был удивительно светлым и доверчивым ребенком, всегда готовым помочь... всегда стремящимся помочь. Всегда улыбающимся, и каким-то обятельно хрупким. В плену он узнал, что такое боль, смерть, ненависть. Что можно ненавидеть просто так, и наслаждаться, делая больно другим. Что можно быть убитым просто потому, что настроение у кого-то было плохое... Он не сломался, нет. Но он словно... окаменел. Нет, скорее заледенел, и лишь изредка лед подтаивал и прежний, солнечный Лриэт'аль выглядывал наружу, чтобы тут же снова скрыться. И снаружи снова оставался мальчишка с угрюмо сжатыми губами, гордо поднятым подбородком, и застывшими в испуге глазами.
  
   Какими, к слову сказать, он и смотрел на меня в настоящий момент. Очень - очень испуганными и удивленными.
  
  
  
  

Глава 5. Нелегко быть добрым оборотнем... Побудем злобным! Слегка...

  
  
   - Вы настолько любите купаться?
   - Я настолько люблю жить...
   Из разговора неизвестных
  
  
  
   У Радужного Истока, Межмирье, Божественная Сфера...
  
   - Ну? Прав я был? - Ннумра с довольным видом потирал руки.
   - Прав, прав... - Амрунн откинула с лица прядь изумрудно-зеленых волос и счастливо улыбнулась. - А как тебе моя работа?
   - На высоте, как всегда, - одобрительно кивнул появившийся из полыхнувшего серебром портала пепельноволосый мужчина лет тридцати.
   - Мранну! - девушка радостно взвигнула и повисла у него на шее. - Ты закончил! Ну давай, рассказывай!
   Мужчина снисходительно - ласково потрепал Амрунн по голове и повернулся к Ннумре.
   - А я смотрю, вы тут без меня не скучали? Пока я разрешение выпрашивал, вы уже все начали. - он покачал головой. - А если б я его не получил?
   - Ты не мог его не получить, - Ннумра сложив руки на груди, с вызовом смотрел на Мранну. - Они ведь неглупые, и знают, что нельзя все так оставить, и кроме того, они знают, что МЫ все так не оставим. Они ведь знают, ПОЧЕМУ мы это делаем.
   - Тут не поспоришь, - вздохнул Мранну. - Амрунн, слезь ты уже с меня, задушишь ведь!
   - Не задушу! - заливисто рассмеялась девушка, но послушно оставила его шею в покое, и присела на траву рядом. - И вообще, брат, не сердись! Смотри, она уже спасла двух моих Детей!
   - Похвально, похвально... - у Мранну дернулся в улыбке уголок рта, - значит, мой выбор был верен. Не так ли? - он приподнял вопросительно бровь в сторону Ннумры.
   - Можно было не напоминать... - сморщился тот. - Все же я не знаток людей, так что признаю, ты был прав. С выбором человека. А вот момент перехода ты предлагал неудачный.
   - Не спорю, - развел руки Мранну. - Ну так а кто у нас спец в этом деле? - он хитро прищурился. - И кто не хотел внести свою лепту?
   - Я просто не хотел, чтобы это была она! - Ннумра сердито поджал губы. - Она казалась такой... мрачной и равнодушной. И какой-то... странной.
   - Так почему ты передумал? - Мранну заинтересованно взглянул на него.
   - Ну... она... - Ннумра задумался. - Она не проходила мимо, если была нужна ее помощь. Даже если никто не просил ее помочь. Когда я понял это, я вдруг увидел, что она носит своего рода маску. И тогда я понял, что если эта маска смогла обмануть даже меня, а ее личность под маской - то, что нам нужно, то она идеальна для нашего дела.
   - Именно, - с улыбкой на губах Мранну кивнул. - Именно...
  
  
  
  
  
   Дарья
  
  
  
   Странный все-таки день выдался. Непонятный мир, превращение в кошку, ночные скачки по лесу - приключений хоть отбавляй. Из одной ситуации в другую, а теперь еще придумывать, как этого племянника Ассагира убедить в своих благожелательных намерениях. Это при том, что сам Ассагир сам еще косится подозрительно.
  
   - Ассагир... мы в Лесу? - мальчонка издал сдавленный стон, когда Ассагир принялся чистить новую рану. - На... на чем... - Лриэт'аль замялся на мгновение. - На чем я лежу? На Двуликом?
  
   Поскольку я все еще пребывала в облике кошки-переростка, и Лриэт'аль находился все еще у меня на спине, а Ассагир, соответсвенно, рядом с ним, то мне не было видно выражений их лиц. Выворачивать голову, чтоб смотреть на них, мне тоже не хотелось. Я поразмыслила над возможностью превращения обратно в че... Дву... ладно, пусть будет двуногую ипостась, но потом отмела ее. Мы находились в ночном лесу, и как кошка я предоставляла для них большую защиту, источник тепла, и.... могла пока что избежать разных... трудных вопросов. Так что я положила голову на лапы, неслышно вздохнув, и решила просто слушать их разговор, навострив уши. Буквально.
  
   - Ассагир? - Лриэт'аль звучал испуганно.
  
   Все еще молчание. Похоже, Ассагир сам не знает, что сказать. Хе-хе... так ему... за холку. Какая я мстительная, однако. Наконец раздалось:
  
   - М-м-м... да, Лриэт. - Ассагир медлил.
  
   - Что да? - теперь голос мальчика был недоуменным.
  
   - На оба вопроса - да, - Ассагир приобретал уверенность с каждым словом. Хмм.
  
   - Ты имеешь в виду, что мы в лесу, и я лежу на Двуликом?! Разве это возможно? - и куда только испуг делся... Так-так-так. А что тут у нас про "возможно"?
  
   - Во-первых, это Двуликая. Она. И да, она принесла нас в лес. Мы у Иссешери. - Ассагир не стал распространяться насчет остального, но я подозреваю, он сделал "страшные" глаза своему... племяннику? Почему мальчик не зовет его дядей? Зато зовет по имени... И Ассагир относился к Лриэт'алю как-то... Я, конечно, не специалист по родственным отношениям, сама будучи сиротой и из детдома, но что-то в их разговоре, в интонациях их голосов, смущало меня. Хотя какое мне дело до этого?
  
   - Потерпи, Лриэт, осталось немного. И не бойся..., - Ассагир поколебался, но закончил, - Дарьи. Она спасла нас. Она особенная Двуликая и не тронет нас.
  
   Он продолжил заниматься ранами мальчика, и промыв их все, перевязал приготовленными заранее полосками. Затем он выбрал двое штанов поменьше и две рубашки, и заставил Лриэт'аля одеть все это. Одобрительно оглядев мальчишку, в слишком большой для него одежде казавшегося совсем уж ребенком, Ассагир отнес его до озера и помог напиться, потом принес обратно ко мне. Пока он носил его к воде, я успела свернуться калачиком и теперь спокойно наблюдала за ними. Ассагир шел в темноте уверенно, не спотыкаясь. Ура мне, я была права: у них хорошее ночное зрение. На обратном пути Ассагир случайно встретился со мной взглядом и вздрогнул. Я, к своему удивлению, тоже. Какие у него глаза... нечеловеческие. До этого момента я никак не могла рассмотреть их получше, вечно что-то мешало, но сейчас... Во тьме они светились как два изумруда, и казалось, что они видят меня насквозь. Но от этого не становилось неуютно, а наоборот, тепло и приятно. Как... странно. Я моргнула и отвела взгляд первой, решив сделать вид, что ничего не случилось.
  
   Остановившись около меня, Ассагир замер в нерешительности. Господи, ну что еще? Сколько можно бояться? Ведь с мальчишкой даже доверился уже, что ж ему еще надо? Таким макаром мы далеко не продвинемся...
  
   Я подняла голову и уставилась на него. О, а ребенок-то уже успел заснуть... Немудрено, впрочем: день-то ему какой выдался, бедолаге! Что ж, мне так даже проще. Я приняла свою "человекообразную" ипостась, и встала, отряхиваясь. Ассагир отступил назад на добрых два шага, но в бегство не бросился, и бледнеть не стал, это ему плюс. Я устало вздохнула и выдала шепотом:
  
   - Слушай, ну что ты все трусишься как лист осиновый? - это я, конечно, переборщила, но правда ведь, сколько можно?
  
   - Чего? - он оскорбленно вскинулся.
  
   - Того-о-о... - передразнила я его. Виновата, каюсь, в моменты смущения или просто в каких-либо эмоционально напряженных ситуациях я начинаю острить, хамить, хохмить, и вообще вести себя неадекватно. Чаще все вместе. Как и сейчас, к примеру... Хм, а из этого можно пользу извлечь, растормошить его, например... - Я тут для чего улеглась как оазис в пустыне, для красоты, что ли? Что б ты ребенка положил! Или ты его на землю класть собрался, умник глазастый?!
  
   Блин, вырвалось... Но глаза у него, это да-а-а.... Глазищи даже...
  
   - Я... с чего это я должен твои мысли угадывать? Мало ли чего ты тут лежишь? Может, в транс ушла, или что вы там, Двуликие, делаете? Ты вообще не такая какая-то! На голову двинутая, не иначе! От тебя чего угодно ожидать можно! - Ассагир возмущенно вспыхнул как стог сухого сена от поднесенной спички, но "полыхал" тоже шепотом. Видимо, мальчика боялся разбудить... Выдав тираду, Ассагир принял обиженно-нахмуренный вид, но лишь на пару мгновений. Очевидно, он вспомнил, что я - это тварь-зело-жестокая-и-потому-не-подлежащая-злению... Нерешительность вернулась к нему в двойном размере, сдобренная немалой долей страха. Ладно, мы еще поборемся... Я не я буду, коли к концу нашего путешествия, куда бы оно ни было, он на меня если не удушать бросаться будет, то орать так, что листва с деревьев посыплется. У меня язык острый в этом плане. Успокаивать не умею, зато вывести человека из себя могу за пару минут. Будет ему... шокотерапия. А вот с Лриэт'алем придется по другому пути пойти, наверное, но это уже утром видно будет.
  
   - Я же сказала, что никого трогать не собираюсь, - проворчала я примирительно, словно бы не замечая у него посеревшего оттенка кожи, заметного даже в темноте, и рук, судорожно вцепившихся в мальчишку. - Так что не терзай себя думами, а клади ребенка поудобнее, и сам как-нибудь пристраивайся. Еще не хватало, чтоб ты простудился. Только ты это... на спине с ранами надо помочь? Промыть там, перевязать? - и вот оно, косноязычие, вновь вернулось ко мне.
  
   - Нет, я сам! - шарахнулся от меня Ассагир.
  
   - Ну смотри... - я пожала плечами и перекинулась обратно в кошку. Свернулась в калачик и прикрыв глаза, стала наблюдать за ним.
  
   Ассагир, отойдя от шока, потоптался на месте, но все-таки решился и аккуратно уложил мальчика на лапы, благо они были большие и пушистые. Тот даже не пошевелился. Я с интересом следила за Ассагиром, ожидая, что он тоже примется за свои раны: как он будет их на спине осматривать? Нет, правда, как?
  
   Он и не думал их чистить. Этот мумр невоспитанный... он начал раздеваться. В смысле, штаны снимать. Не обращая на меня никакого внимания, ничуть не смущаясь того, что я, вообще-то, девушка. Я отвернулась, покраснев. Ну ладно, пока я была в кошачьем обличье, я не могла краснеть, но явно почувствовала как кровь прилила к лицу... точнее, морде... Вытянув уши, я по шорохам пыталась определить, что он там собирется делать. Нет, ну какой хам, пусть я не его вида, но... Что за черт? Он что, купаться надумал? Среди ночи? В ЭТОМ озере? Ой вэй... Я скосила в его сторону глаза, и тут же, забыв об его наготе, полностью повернула голову и уставилась во все глаза.
  
   О-бал-деть! Стоило ему зайти в воду, как кожа на запястьях и горле засветились бледно-красным светом с редкими всполохами зеленого. Чем глубже он заходил, тем ярче становилось свечение, а когда он вошел по подбородок, светиться начала и вода, только насыщенным изумрудным светом. Ассагир глубоко вздохнул и нырнул с головой. На мгновение все замерло - звуки, наполняющие ночной лес, сияющие круги, расходящиеся там, где только что была голова Ассагира, даже запахи, витающие в воздухе, и те казались застывшими - а потом воздух над водой практически вспыхнул опять же изумрудным цветом, и течение жизни возобновилось. Он продолжал пылать почти пол-минуты, в течение которой Ассагир продолжал оставаться под водой. Я забеспокоилась было, но потом решила, что он знал, что делал. Да и пол-минуты под водой - не так уж страшно.
  
   Затем свечение начало угасать, и когда наконец этот экстремал-нудист вынырнул, вода была такой же чернильной, какой она была до его купания. Он начал выходить, и я, вспомнив, что он в настоящий момент пребывал в костюме Адама, поспешно закрыла глаза. И притворилась спящей, насколько возможно.
  
   Ассагир потоптался на берегу, отряхиваясь, и так же неспеша начал одеваться в оставшуюся одежду. Раны он по прежнему оставил без внимания. В виду этого факта я задумалась: может он мазохист? А если итак, он же должен понимать, что сейчас не место и не время для его...ммм...причуд? Тем временем искупавшийся и явно повеселевший Ассагир глубоко вздохнул и направился... к ближайшему дереву. Та-а-ак. Если он сейчас начнет биться об него головой, я - пас. Тут поможет только профессиональный психолог.
  
   Но нет, он шел к дереву явно с другой целью. Он его обнял. Широко улыбаясь, с закрытыми глазами, он стоял и обнимал дерево. А я размышляла, почему меня это не пугает, не вызывает удивления, и хуже того, не кажется странным, а вроде даже как знакомым. Где-то я это видела... Только где? На ум ничего не приходило. Где я могла видеть человека, обнимающего деревья? Будем размышлять логически: где я могла видеть деревья? Телевизор отпадает, поскольку я его практически не смотрела. И чувствую, что уже не посмотрю. А сцена знакомая как переплет любимой книжки. В городе я такого точно не видела: люди не любят выделяться, а облапливание деревьев как-то само собой привлекает к себе внимание. Еще я люблю гулять в парках, рощах, и тому подобном. Но я старалась выбирать безлюдные места, чтобы никто не мешал моему... "разговору"! Блин, конечно, это мне знакомо! Я сама часто стояла в обнимку с деревом, обмениваясь с ним эмоциями и образами! Только со стороны себя никогда не видела, и старалась не думать как это выглядит. Ну что ж, теперь буду знать.
  
   Вот значит как, Ассагир тоже умеет общаться с растительной жизнью, но зачем ему это сейчас? Я пригляделась повнимательнее, и у меня буквально отвалилась челюсть. Все его ушибы, синяки и раны - они медленно, но верно исчезали, оставляя только нетронутую чистую кожу. Я тоже так хочу! Не сейчас, но вообще... в жизни все пригодится.
  
   Проведя у дерева еще минут десять, Ассагир наконец отлепился от него, и относительно бесшумно ступая, направился ко мне. Я приподняла голову и, открыв один глаз, кивнула на место рядом с мальчиком, и он устало привалился к Лриэт'алю, на этот раз без всяких возражений и колебаний. Хе, видимо, наша перепалка ранее уже принесла свои плоды, и я была права в выбранной тактике.
  
   Ассагир погрузился в сон так же быстро как и Лриэт'аль, а вот я долго не могла уснуть. Меня раздирали на части вопросы, вызванные поведением моих "находок", но особенно не давал покоя один: почему Ассагир излечился сам, но не исцелил Лриэт'аля? С этой мыслью в голове я, наконец, и сама провалилась в сон.
  
  
  
  
  
  
   Ассагир
  
  
  
   Глядя в широко раскрытые глаза Лриэт'аля, я запаниковал. Я могу сражаться один против десяти, я могу вынести все пытки, что приходят в головы Двуликих, я могу ползти в полу-мертвом состоянии без воды и еды с ребенком на руках через всю страну, кишащую врагами, но я не знаю, что делать, когда на меня так смотрят. Так что я продолжил заниматься его ранами, внешне не подавая вида, что что-то может быть не в порядке. Было бы неплохо, если б мое внешнее спокойствие передалось и Лриэту. Хотя бы чуть-чуть.
  
   - Ассагир... мы в Лесу? - я перешел к новой ране, и Лриэт застонал, слегка дернувшись. Затем его глаза еще больше расширились, и он осмотрелся внимательнее. - На... на чем... - он сглотнул. - На чем я лежу? На Двуликом?
  
   Ну и что тут ответить? Да, мол, лежишь... Нет, я не свихнулся... Нет, ты тоже не сошел с ума... Нет,тут не растут цветы Эфае, и мы не вдыхали их аромат, вызывающий грезы наяву... Краем глаза я заметил, как Двуликая опустила голову на лапы, а вот уши у нее встали торчком. Любопытно, небось, заразе, как я выкручиваться буду. Тешится в душе моими мучениями, садюга...
  
   - Ассагир? - от размышленний меня отвлек дрожащий голос Аш'аита.
  
   Ну же, думай, думай, думай.... Ни-че-го в голову не лезет. Собравшись с духом, я выдавил:
  
   - М-м-м... да, Лриэт. - мда-а, звучит не слишком успокаивающе. Но на лице Лриэт'аля отразилось лишь недоумение.
  
   - Что да?
  
   - На оба вопроса - да, - я постарался вложить в голос побольше уверенности. Лицо у Аш'аита вытянулось:
  
   - Ты имеешь в виду, что мы в лесу, и я лежу на Двуликом?! Разве это возможно? - вот уж, воистину принц. Даже в таких условиях он не потерял способности быстро соображать, и страх нисколько не повлиял на него в этом отношении. А сейчас, похоже, он и бояться забыл.
  
   - Во-первых, это Двуликая. Она. И да, она принесла нас в лес. Мы у Иссешери. - Я пожал плечами, показывая, что и сам озадачен не меньше. Лриэт'аль замолк, пытаясь переварить полученную информацию, а я продолжал биться с повязками. Эх, жаль... Был бы принц на два года старше, проблем было бы несравненно меньше. Даже льирис вон растет буквально в двух шагах, и озеро - вот оно, перед глазами. Лриэт тоже это понимал, судя по взгляду, брошенному в сторону Поющего Древа. Я решил подбодрить его:
  
   - Потерпи, Лриэт, осталось немного. И не бойся..., - я замялся, вспоминая имя этой странной представительницы расы оборотней, - Дарьи. Она спасла нас. Она особенная Двуликая и не тронет нас.
  
   Н-да. Осталось поверить до конца в это самому.
  
   Закончив с перевязками, я натянул на Лриэта двое штанов и две рубашки, чтоб он не замерз, и напоил его из озера. Когда я шел обратно к Двуликой с Аш'аитом на руках, я непроизвольно вздрогнул, наткнувшись на ее взгляд. У нее даже глаза не такие, надо же. У всех Двуликих они голубые или серые, а у этой - серебряные с нежно-зеленым отливом, очень и очень явным. Но как ни странно, ей шло, если так можно сказать. И они совсем не напоминали глаза хищника, в них светилось... Двуликая внезапно моргнула, и отвернулась куда-то в сторону, так и не дав мне возможности определить, что за чувство отражалось в ее взгляде.
  
   Когда я подошел к ней, она все еще старательно игнорировала меня, и я задумался, как бы поудобнее уложить Лриэт'аля. Который, к слову сказать, уже сладко спал... Пока я размышлял, оборотень внезапно перекинулась в свою двуногую ипостась, и поднялась, встряхиваясь как волк, вылезший из воды. Я отошел на пару шагов: еще не хватало, чтоб на меня или Лриэта что-нибудь попало, все же она на земле лежала. Двуликая, однако, поняла мой стратегический отход по своему. С тяжким вздохом она уставилась на меня:
  
   - Слушай, ну что ты все трусишься как лист осиновый?
  
   - Чего? - Я?! Трушусь?! Ну да, было поначалу, не поспоришь... Но сейчас-то! Я задумался!!!
  
   - Того-о-о... - довольно едко последовало в ответ. - Я тут для чего улеглась как оазис в пустыне, для красоты, что ли? Что б ты ребенка положил! Или ты его на землю класть собрался, умник глазастый?!
  
   Ну все, я за себя не отвечаю... Она меня достала.... Лежит тут, меня глазастым обзывает! Она свои глаза-то видела?! Вряд ли... И вообще...
  
   - Я... с чего это я должен твои мысли угадывать? Мало ли чего ты тут лежишь? Может, в транс ушла, или что вы там, Двуликие, делаете? Ты вообще не такая какая-то! На голову двинутая, не иначе! От тебя чего угодно ожидать можно!
  
   Так, я спокоен, я спокоен.... Ой... Нет, я не спокоен! Пресветлая Амрунн, она ж меня на кусочки сейчас порвет! Как я мог забыть?!! Даже самый с виду миролюбивый Двуликий при намеке на проблемы с головой звереет так, что от них шарахаются другие оборотни. А я тут прямым текстом выдал! Может я до озера успею добежать? Да нет, вряд ли... И если уж она в лес заходить может, то вода Блужающей Тьмы ее не остановит... Шархе, а как все складывалось... Я вцепился в Лриэта покрепче: не дамся просто так, пусть даже не надеется!
  
   Двуликая почему-то медлила. Как-то странно взглянув на меня, она переступила с ноги на ногу и нахмурив брови, насколько мне было видно в темноте, заметила:
  
   - Я же сказала, что никого трогать не собираюсь. Так что не терзай себя думами, а клади ребенка поудобнее, и сам как-нибудь пристраивайся. Еще не хватало, чтоб ты простудился. Только ты это... на спине с ранами надо помочь? Промыть там, перевязать?
  
   - Нет, я сам! - у меня вырвалось само собой. Да и ни к чему мне ее помощь, в принципе. Льирис-то, вон он!
  
   - Ну смотри... - Двуликая перекинулась обратно и устроилась клубочком на земле.
  
   Мне понадобилось с минуту, чтоб восстановить способность ясно мыслить, но когда я пришел в себя... мне вдруг захотелось смеяться. Неужели мы действительно спасены? Если она спустила мне такое оскорбление, то это не какая-то хитроумно жестокая игра с ее стороны. Она и правда хочет помочь. Нет, она УЖЕ помогает. И мне все равно, из какой норы она выползла, что не знает элементарных вещей... Все эти ее странности - они абсолютно ничего не стоят по сравнению с тем, что она действительно нас спасла и продолжает помогать. И если надо, я буду защищать ее от собратьев ценой Вечной Клятвы! И помогу ей, если будет нужна помощь!
  
   Я занялся собой, наполненный эйфорией и благодарностью. Первым делом я разделся - как же меня достали эти грязные штаны! Избавившись от одежды, я направился к воде, при этом стараясь не перейти на бег. Наконец-то я буду свободен от этих шерровых Браслетов и Ошейника! Как долго я ждал этого мига! Как долго надеялся... Кажется, я не слышал Песни Леса целую вечность... Не Пел вместе с деревьями... Не слышал тихого смеха цветов...
  
   Как только моя нога коснулась воды, в темноте разлилось сияние, исходящее от запястий и шеи. Зловеще-красное, как Пески Хаэсс, и подавляющее все попытки моей природной Силы выйти наружу. Я почувствовал покалывание в кончиках пальцев - и оно нарастало. На секунду меня охватило сомнение - а вдруг не получится? Вдруг магия Двуликих окажется сильнее Иссешери, но потом я решительно отбросил все колебания. Хуже все равно не будет... Закрыв глаза, я продолжал медленно заходить, а когда вода дошла до подбородка, глубоко вздохнул, и нырнул.
  
   В первое мгновение мне показалось, что вода превратилась в кипяток. Запястья и шею немилосердно жгло, словно к ним приложили раскаленное железо. Я стиснул зубы и сосредоточился на счете. Три минуты - предел моих возможностей в задерживании дыхания, но возможно, столько и не понадобится. Постепенно жжение ушло, но кожу продолжало довольно сильно покалывать - вода избавлялась от остаточных следов чужой магии. Словно тысячи мелких иголочек поочередно вонзались в тело, не желая отдавать добычу. Но и это начало понемногу утихать, и вскоре я просто находился в объятиях прохладной воды, без малейших признаков только что произошедшего. Я вынырнул, и жадно вздохнул - о-о-о, как сладок этот ночной аромат...
  
   На берегу я выжал спутанные волосы, стряхнул с себя излишки воды, и, брезгливо покосившись на свои рваные штаны, натянул на себя одежду, добытую Двуликой. Если б она еще обувь достала, было бы совсем здорово... Но увы... Хотя я благодарен ей и так - могла ведь не заботить себя поисками одежды для нас, ей - то она точно не нужна.
  
   Ну все, дело осталось за малым - избавиться от ран и восстановить энергию. Я с трудом удержался от предвкушающей улыбки, и устремился к так удобно стоящему поблизости льирису.
  
   Льирис... Священное Древо всех Детей Амрунн... Я почтительно обнял его и сознание слилось с его мерно вибрирующей энергией. Я почувствовал, как в теле начали затягиваться раны, уходить ушибы и следы побоев. Как оно щедро делилось со мной Силой, наполняя меня умиротворением, счастьем и спокойствием. "Я - дома", - я послал восторженную мысль в непрерывающуюся Песнь Леса, - "Это - Ассагир и Лриэт'аль, мы вернулись!". Лес подхватил мою мысль и понес ее вглубь, к моим собратьям. "Мы у Иссешери, Лриэт'алю нужен Мастер Жизни, с нами Двуликая - друг, будем ждать вас тут..." - умерив восторг, я уже более серьезно сформулировал второе послание, и запустил вслед за первым. Теперь оставалось только ждать...
  
   Послушав Песнь Леса еще пару минут, я в конце концов нехотя оторвался от ствола - несмотря на восстановленную энергию, тело требовало сна, все-таки последние дни были не из легких. Как можно тише я подошел к спящим Двуликой и Лриэту. А, нет... Двуликая лишь притворялась спящей. Услышав мои приближающиеся шаги, она подняла голову с лап, лениво приоткрыв левый глаз, и приглашающе указала на Лриэта. Тот уютно спал у нее между лап, как в гнезде, и места было предостаточно еще для кого-нибудь. В данном случае, для меня. Я пристроился к ним, и обняв Лриэта, почти мгновенно уснул. "Завтрашний день обещает быть интересным", - лишь мелькнула у меня мысль перед тем, как заснуть.
  
  
  
  

Глава 6. А я оказывается не просто влезла в неприятности - да я в них с головой провалилась!

  
  
  
  
  
   Дарья
  
  
   Мне снился лес, гнетущий и непроходимый. В нем стояла мертвая тишина, мертвая и давящая... Давящая так сильно, что было трудно дышать; липкий ужас заполнял все мое существо, и я бежала так быстро, как только могла. Шел черный снег. Вроде снег как снег, просто черный... Но он внушал какое-то чувство безысходности, и хотелось спрятаться, убежать, и в то же время было ясно, что бежать некуда. Лес умирал, и мы вместе с ним. Мы? Я оглянулась. Да, рядом бежало еще несколько оборотней. Один был серовато-рыжего окраса, другой просто темно-серый. В глазах обоих жил тот же страх, что преследовал меня. Мы бежали молча, сами не зная куда, и не зная зачем. Внезапно откуда-то сбоку, издалека, раздался протяжный вой. Лунный Брат звал всех, кто мог его слышать, и в его зове я услышала надежду. Так же молча мы свернули в сторону зова, и ускорили бег. Страшно было не успеть, даже если было понятно, что время еще есть...
  
  
  
   Из сна меня вырвали звуки плещущейся воды, и назойливые лучи солнца, так и норовящие залезть в глаза через закрытые веки. Мне потребовалось некоторое время, чтоб прийти в себя - страх не хотел отпускать меня. К тому же к нему добавилась растерянность - я никак не могла понять, где я и что я тут делаю. Но буквально через несколько мгновений воспоминания нахлынули, но вместо ясности внесли еще больше сумятицы в мое душевное равновесие. "Что со мной происходит?" - мне хотелось заскулить от паники, но я словно находилась в оцепенении. "Ну вот, опять! Скулить... С каких пор я думаю о себе как о Двуликой? Как об оборотне? Что это был за сон? И откуда у меня полу-звериные инстинкты? Ведь я же человек! Человек ведь?... А что если я стану такой же, как местные оборотни? Если у меня уже в первый день проснулись инстинкты, которых раньше никогда не было, что со мной станет через неделю? Месяц? Год, в конце концов, если я проживу так долго? И смогу ли я стать опять человеком, если я так свыклась со своим новым обликом, что для меня вылизывать лапу и дергать хвостом (хвостом! подумать только!) столь же естественно как тереть переносицу, когда я в задумчивости, или жмуриться от яркого солнца? И ведь всего день прошел..."
  
   Мне не хотелось открывать глаза, и встречать эту реальность, внезапно ставшую зыбкой и непонятной. Не хотелось проводить еще один день в облике невесть чего, но в тоже время я ясно осозновала, что шансы на возвращение в свой мир и облик человека бесконечно стремились к нулю. "Нельзя сдаваться!" - я рявкнула на себя мысленно, - "Соберись! Следи за собой, и ничего не случится! Ты никогда не отступала, так не вздумай сейчас! Любой, кто выжил детсад и жизнь в городе - один - выживет и тут!" Хорошенько встряхнув себя за воображаемую шкирку, я глубоко вздохнула, и открыла глаза. Время рассмотреть своих спутников при свете дня, так сказать. Где они, к слову? О...
  
   Ассагир лениво поедал какие-то ягоды, полу-лежа у самого берега озера. Он наблюдал за купающимся Лриэт'алем, слегка склонив голову, и в целом выглядел наслаждающимся жизнью. На солнце его волосы переливались темно-фиолетовым, словно были покрашены в баклажановый цвет, и притягивали к себе глаза. Использовав один из отрывков простыни в качестве ленты, он стянул их в хвост, причем не только у себя. У Лриэт'аля теперь тоже был красно-рыжий хвост на затылке, мокрый и растрепанный. При свете дня Ассагир казался гораздо моложе, чем я предполагала. Он выглядел всего лет на двадцать с чем-то, ну, не больше двадцати пяти, во всяком случае. Кожа оказалось немного странного, орехового оттенка, и определенно светлее, чем у Лриэт'аля. Зато с глазами было наоборот. Глаза у Ассагира были изумрудно-зеленые, но довольно темного оттенка. Мальчишка же, напротив, обладал глазами цвета нежной весенней зелени. Такого цвета обычно листья на березах в первые дни весны. В сочетании с огненно-рыжими, практически красными волосами его глаза особенно выделялись.
  
   Самой же интересной чертой их внешности я посчитала острые уши. Признаться, до меня не сразу дошло, что же мне кажется таким... необычным в их облике. Ну, кожа бросается в глаза, ну, волосы интересных оттенков. Так ведь у нас на улице и не такие персонажи бродят, с ирокезами на голове. А у некоторых после соляриев и оттеночных кремов кожа бывает вообще удивительных расцветок. Вчера вечером было как-то не до разглядывания, вот я и не заметила остроухость, особенно при распущенных волосах. Теперь же было прекрасно видно, как уши обоих иногда дергаются, реагируя на звуки и редкие порывы ветерка.
  
   Мда-а-а, они определенно не люди, но даже несмотря на острые уши, на эльфов походили мало. А где же пресловутая блондинистость? Где бледная, почти белая кожа? Где имена, по звучанию напоминающие журчание ручейка? Я была разочарована... А может, они и не эльфы совсем - мало ли народа с острыми ушами бродит? Я тоже остроухая, но не эльф ведь... Как бы покультурнее спросить у Ассагира?
  
   Я кашлянула, привлекая к себе внимание "эльфа-не эльфа". Ассагир резко поднял голову, и встретился со мной взглядом. Я открыла рот спросить, давно ли они встали, но тут до меня дошло, что я все еще в кошачьем облике. Блин, я уже даже не замечаю, что нахожусь в чужеродном мне, по идее, облике. Все печальнее и печальнее... Перекинувшись в человеческую ипостась, я смущенно почесала затылок:
  
   - И давно вы проснулись? Наверное, вам стоило разбудить меня - вы же время теряете... - я встала и потянулась. Свежий ветерок ласково подул мне в лицо и окатил волной непонятных запахов. Хотя нет, вот запах Ассагира и Лриэт'аля, а вот и запах озера. Я принюхалась повнимательнее. Мята... М-р-р... Ой! Да что ж такое...
  
   Ассагир пристально смотрел на меня, не отвечая. От былого страха у него не было и следа, зато теперь под его взглядом я почувствовала себя неуютно. Ну что он меня глазами сверлит? Что у меня, голова вторая выросла? Я попыталась отвлечь его:
  
   - Там племянник твой не простынет? Все же вода с утра должна быть прохладной, чай, не горячие источники...
  
   Он удивленно моргнул, но продолжал молчать. Когда я уже готова была разозлиться, он вдруг спросил меня:
  
   - Откуда ты?
  
   - Э-э-э... - я растерялась. - Ну-у, это сложно объяснить. Довольно невероятная история, к тому же.
  
   - Меня уже мало чем можно удивить, - Ассагир протянул задумчиво, потом тряхнул головой и крикнул в сторону мальчишки:
  
   - Лриэт, хватит купаться, давай на берег!
  
   Тот обернулся к Ассагиру, и тут же увидел, что я проснулась. Окаменев лицом, он с недоверчивым блеском в глазах спрятался за дядей.
  
   Я почесала голову, к своему ужасу выудила какую-то веточку, и вздохнула:
  
   - Ладно, я все равно обещала рассказать, дайте только умыться сначала.
  
   Вода к моему изумлению оказалась вполне теплой, словно солнце целый день пыталось вскипятить ее своими жаркими лучами. Я подозрительно покосилась на светило, прищурившись. Хм-м-м... Да нет, еще утро. Не раннее, положим, но до зенита далеко... Вот смеху-то будет, если это действительно озеро с горячими ключами на дне. Я с наслаждением плеснула воды на лицо, и энергично растерла его. Остатки сна окончательно слетели, а настроение значительно поднялось, и ничто не могло омрачить его. Даже два нетерпеливых взгляда за спиной.
  
   Оттянув предстоящий разговор как могла, я в конце концов закончила с умыванием, и уселась около них - не слишком близко, но и не так далеко, чтоб это выглядело, будто я специально хочу сесть от них подальше. Ассагир не изменил своей позы, а вот мальчишка упрямо держался от меня подальше. Он уселся за спиной своего дяди (или не дяди - сомнения почему-то не отпускали меня), и облокотился о бок Ассагира. Тот поморщился, покосившись на острые локти Лриэт'аля, но ничего не сказал. Разделив оставшиеся ягоды на две наравные кучки, большую он предложил мне. Мне пришлось придвинуться, чтобы он смог пересыпать ее, и в результате я все равно оказалась довольно близко к ним. Судя по промелькнувшей хитрой улыбке Ассагира, он так и планировал.
  
   Я заглотила ягоды, глубоко вздохнула, открыла рот и замерла. Слова застряли в горле и упорно не желали выходить. Я не знала, с чего начинать и как. Понаблюдав за моими потугами, Ассагир приподнял бровь.
  
   - Неужели так сложно? - особо он выделил "так".
  
   - Да, - буркнула я хмуро.
  
   - Хорошо. Начнем с простого... Тебе сколько лет? - эта остроухая зараза умела вести допрос, ничего не скажешь.
  
   - Девятнадцать. - послушно ответила я. - А ты знаешь, что у девушки возраст спрашивать неприлично?
  
   Ассагир не обратил внимания на мою ехидную реплику, он о чем-то напряженно размышлял.
  
   - Э-эй! - окликнула я его, - а тебе с Лриэт'алем сколько? - на имени мальчишки я запнулась. Слишком уж оно было непривычное с этой полу-паузой, полу-придыханием после "т".
  
   - А? - Ассагир наконец-то соизволил обратить на меня внимание. - Мне шестьдесят семь, Лриэт'алю - тринадцать.
  
   С глухим стуком моя челюсть упала на землю.
  
   - Сколько?! Но вы выглядите... - я замолкла, осознав глупость своих предположений. Сама же видела острые уши! Эльфы - не эльфы, но не люди точно, а значит и возраст может быть каким угодно... Мне вдруг пришла в голову мысль, что я - тоже не человек, и наверное мои девятнадцать совсем не соответствуют внешности. Ну и ладно, в принципе... Кстати об эльфах...
  
   - Ассагир, а вы... - я замялась, - ... вы кто? Эльфы?
  
   - Конечно, - подтвердил "теперь-то-уж эльф", и прищурился. - А где ты выросла, если не знаешь этого? Облик эльфов известен всем Двуликим...
  
   - Я - из другого мира, - решив, что помирать, так с музыкой, я выдала свою страшную тайну на одном дыхании, словно в омут нырнула, и замерла в ожидании реакции. Как он отнесется к моему заявлению? Посмеется? Рассердится? Обидится?
  
   Он непонимающе уставился на меня.
  
   - Так ведь все Двуликие - из другого мира! - а вот этого я не ожидала.
  
   Его ответ был как удар обухом по голове, и я растерялась:
  
   - И что, они... мы все были людьми до прихода сюда? - перспективы вырисовывались самые мрачные... Значит, все Двуликие были людьми, а придя сюда, приобрели новый облик, новые инстинкты... и ненависть к эльфам?
  
   Однако взглянув на Ассагира, я заметила его озадаченное лицо. Он смотрел на меня недоуменно:
  
   - Что значит - людьми? Невозможно поменять кем ты родился, это же очевидно! Двуликие всегда были Двуликими, и здесь, и там. Конечно, практически ничего не известно об их жизни там, но они совершенно точно всегда были Двуликими. А людей и эльфов, кстати, у них в мире не было - они довольно долго изучали здесь и нас, и человеческую расу. К людям они отнеслись с равнодушием, а вот нас невзлюбили мгновенно, при чем мы до сих пор не можем понять почему. - последнюю фразу он произнес, глядя на меня с вопросом в глазах, словно я могла разрешить эту трагическую загадку.
  
   Я могла только пожать плечами.
  
   - В своем мире я была человеком, и у нас нет больше никого из разумных рас. Хотя люди гадают об их наличии и мечтают встретить. Вечером я решила прогуляться по парку в городе, где я живу, и когда я оказалась у прудика в центре парка, какая-то сила завлекла меня в воду. - Я решила не говорить про смех. - Меня потянуло на дно, а потом отпустило, но когда я вынырнула, то оказалась в этом самом озере. И было утро... - Я ткнула рукой в направлении Ишс.. Иссш.. ири... Блуждающей Тьмы, короче, или как там оно называется. - На берегу я потеряла сознание, а очнувшись, обнаружила, что стала гигантской кошкой. Я испугалась и захотела стать обратно человеком, но перекинулась в то, что вы сейчас и видите. Решив найти людей или хоть кого-то, я забралась на дерево и увидела поселение неподалеку от леса. Ну, я и потопала туда, а потом обнаружила вас и решила не спешить с выходом к людям. Вы - нелюди, я - нелюдь, для меня не составило труда составить два и два, и понять, что я окажусь на соседнем столбе. И оставить там вас я тоже не могла... Вот и решила вас выкрасть... Ну, а дальше вы знаете...
  
   Я замолкла, и мы погрузились в тишину. Ассагир переваривал услышанное, Лриэт'аль с уже более благожелательным любопытством разглядывал меня, а я опять вспоминала произошедшие события. Внезапно Лриэт'аль подал голос:
  
   - А почему ты не могла нас там оставить? - недоумение в его глазах отозвалось болью в моем сердце, и горло сдавило, словно невидимая рука схватила меня за него. Справившись с нахлынувшими чувствами, я кое-как выдавила:
  
   - Потому что я не смогла бы жить, зная, что оставила умирать двух невинных лю.. существ, даже не попытавшись их спасти, особенно когда один из них - ребенок.
  
   Услышав ответ, Лриэт'аль моргнул со странным выражением лица, а Ассагир покосился на меня задумчиво.
  
   - Они б не тронули тебя, - сказал он неожиданно.
  
   - Что? - я вопросительно взглянула на него.
  
   - Люди. - пояснил он, - Они бы не осмелились тронуть тебя. Обидеть Двуликого - верный смертный приговор, и они это прекрасно знают. Ты могла просто потребовать нас, и они бы отдали без споров. Решили бы, что ты сама нас убить хочешь.
  
   - Откуда мне было знать? - пожав плечами, я нахмурилась. - Я только из их разговоров и поняла, к какой расе могу принадлежать, хотя уверенности и не было. Это ты потом подтвердил. Как узнал, к слову?
  
   - По ушам и глазам, естественно! Ах да, ты же не знаешь... - он прислушался к чему-то, потом продолжил. - Уши с мохнатыми кончиками, и глаза с овальным зрачком, от которого отходят легкие прожилки - словно крошечные молнии - характерные признаки расы Двуликих. Ну и одежда...
  
   - А что не так с одеждой? - поинтересовалась я, раздумывая, где бы достать зеркало или его подобие.
  
   - Это одежда - хамелеон. - Ассагир в задумчивости потер подбородок. - Все Двуликие ею обладают с рождения, она - как бы шкура наоборот. Рождают и рождаются они, кстати говоря, в зверином облике. Тебе надо только представить, во что ты хочешь быть одетой, и она изменится. Понятно?
  
   - Не знала, что это вообще возможно. - я закрыла глаза и представила себе черные джинсы с прорехами на бедрах и лодыжках, белые кроссовки на высокой подошве и легкую футболку цвета хаки. Открыв глаза, я имела удовольствие созерцать вытянутые лица у обоих эльфов. Ассагир почесал голову и протянул:
  
   - Ты знаешь, даже если бы я имел какие сомнения в твоей истории, после ТАКОГО я точно бы их потерял. У вас так одеваются?
  
   - Одеваются все по-разному, - разглядывая себя, заметила я. - Сейчас мне так захотелось, позже - что-нибудь еще придумаю. - Я хищно улыбнулась. - Подумать только, одежда - шкура. А кстати, шкура цвет может менять?
  
   - Вряд ли... Я такого не видел за все время пребывания в плену. - эльф покачал головой, потом отодвинул Лриэт'аля и сел по-турецки. - Дарья... Я вчера перед сном послал сообщение сородичам, и они скоро будут здесь.
  
   - Это когда ты голышом купался, или когда с деревом общался? - Я с каменным лицом, но с трудом сдерживая смех, наблюдала, как он покраснел.
  
   - Когда я со льирисом общался... - он смутился. - А ты следила за моим Очищением? ... Купанием в Иссешери, - прояснил он в ответ на мой непонимающий вид.
  
   - А-а-а, - протянула я с умным лицом, потом уточнила. - А льирис - это то дерево?
  
   - Да, - кивнул он. - Так вот, скоро мои сородичи будут здесь, и... - он замолк, подыскивая слова, потом продолжил, - ...и они не очень дружелюбны ко всем Двуликим. Точнее, совсем не дружелюбны. И заметив тебя, они могут попытаться убить. У многих от лап Двуликих погибли члены семьи, друзья, знакомые. У многих они еще находятся в плену.
  
   - Вот как... - мне показалось, что меня ударили под дых. И куда мне теперь, интересно? Обратно в ту деревню? Ага, как же... Ну уж нет! Спрячусь и пережду, пока эльфы уйдут, а потом буду осваивать окраину леса! Тут тебе и вода, и еда поблизости... В принципе, неплохое место...
  
   На душе неприятно ныло, но я попыталась сохранить эмоции в тайне. Какое им дело до меня? Какое мне дело до них? Я их спасла, помощь на подходе - пусть идут куда хотят... Наверное, на лице все же что-то отразилось, потому что Ассагир продолжил поспешно:
  
   - Я не предлагаю тебе уйти! Нет! Есть другой выход... - он помедлил.
  
   - Какой? - заинтересованно спросила я.
  
   - Я дам тебе Клятву. - эльф смотрел куда-то в сторону. - Ты спасла нам жизни, помогла, не зная, друзьми мы окажемся или врагами... Ты даже не Двуликая, а человек, ставший оборотнем, и не должна отвечать за их деяния. А Клятва... Она образует между должником и тем, кому должен эльф, связь, которая мгновенно видна всем Детям Амрунн. - он уловил мой озадаченный вид и пояснил. - Эльфам. Тронуть Хранителя Жизни, того, кому должен эльф то есть, становится запретным, так что ты будешь защищена. А потом мы им объясним твою ситуацию, и ты сможешь вернуть Клятву.
  
   Что-то мне это все подозрительно... Кажись, Ассагир чего-то недоговаривает, да и Лриэт'аль несколько раз порывался что-то возразить дяде, но тот на него предупреждающе глянул, и мальчишка отступил. И времени нет: каким-то шестым чувством я знала, что эльфы вот-вот нагрянут.
  
   - Ну хорошо. Если ты считаешь это правильным... - оставаться одной в новом мире мне совсем не хотелось.
  
   Он сразу же сложил руки лодочкой у груди и произнес:
  
   - Именем Амрунн я объявляю Долг Жизни Дарье. - ладошки у него засветились зеленоватым, и он протянул их мне, все еще держа их лодочкой. - Пусть же станет она мне Хранителем Жизни.
  
   - Накрой мои ладони своими и скажи, что принимаешь, - скороговоркой выдал он, напряженно глянув куда-то в сторону. Только тут я обратила внимание на звуки, доносящиеся из леса, и звуки эти говорили о приближающейся группе эльфов. Если только еще кто-то не должен был прибыть...
  
   Не мешкая, я поступила как он велел, но одновременно с тем, как я сказала "Принимаю", из леса донеслось сердитое "Нет!!!", и на берег из леса вылетела группа из пяти эльфов, все вооруженные до зубов и с яростными лицами. Посмотрев на обнаженные мечи в их руках, я поняла, что мы едва успели. Эти точно бы слушать не стали. Порубили бы на капусту и доказывай потом, враг ты им или не враг. И так еле сдерживаются, даже не смотря на Клятву.
  
   Ассагир довольно улыбался.
  
  
  
  
  
  
  
   Ассагир
  
  
  
   Проснулись мы с Лриэт'алем практически одновременно, часа два после рассвета. Аккуратно встав, чтобы не разбудить Двуликую, и вытащив из "гнезда" Лриэта, я отправил принца умываться, а сам направился к льирису. Помедитировав и набравшись сил, я бросил в Песнь Леса вопрос о приближении собратьев. Хм-м-м, а они довольно близко. Еще пара часов, и уже будут здесь. Надо будет успеть к этому моменту поговорить с Двуликой...
  
   Оторвавшись от льириса, я увидел, что Лриэт полностью раздевшись, все еще плескался в воде. Ладно, пускай... Вода вполне теплая, да и целебная, так что ему только на пользу. А я тем временем пойду-ка пособираю фалтринн и яаллий... Как давно я их не ел, не говоря уж о Лриэт'але! А ему они сейчас тем более нужны: вкусные, полезные и сытные ягоды - самое то для истощенного организма.
  
   Насобирав ягод в лесу, но так, чтобы не выпускать из вида Аш'аита и Двуликую - у самой кромки леса, я вернулся к берегу и уселся поудобнее.
  
   - Лриэт, выползи-ка на пару секунд! - пока он вылазил из воды, я отсыпал большую часть ягод ему, а оставшиеся отложил. И кстати, пока есть время, нужно что-то сделать с волосами - на ритуальные прически нет ни принадлежности, ни сил, но простой хвост соорудить можно. Нарвав из простыни две полоски, я собрал волосы в беличий хвостик вначале себе, а затем и Лриэт'алю. Тот к этому моменту уже умял ягоды, и рванулся обратно к воде. Непоседа... Пребывание в Лесу всего одну ночь буквально оживило его, и даже болезненные раны по всему телу не мешали ему наслаждаться купанием.
  
   Я прилег на берегу и принялся за обдумывание дальнейших планов, стараясь есть ягоды помедленнее - все же их было не так много, да еще Двуликой надо было оставить ...если она их будет. А мяса у меня нет...
  
   Прежде всего мне не давала покоя мысль о том, как защитить Двуликую от сородичей, которые не станут слушать никаких объяснений, а сразу возьмутся за мечи. Двули...Дарья. Ее зовут Дарья. Надо запомнить, а то как-то я ее всё Двуликой да Двуликой зову... Некрасиво получается... Нда. Так вот, Дарья их не тронет - не убьет, в смысле. Скорее всего... Но и себя в обиду не даст, а учитывая способности оборотней, битва будет еще та. Тут надо сделать что-то неожиданное и весомое, чтоб остановить их хотя бы для того, чтоб они выслушали Двуликую. Надо бы для начала услышать ее историю самому, но после вчерашнего я не мог не доверять ей, да и все мои внутренние инстинкты положительно отзывались о ней. Хм-м-м... Вчершняя эйфория, конечно, прошла, но я обещал защищать ее, а данное обещание - даже данное в запале - надо держать. "Все слова - слова чести, все деяния - отражение души." Так учили меня Старейшины. Да и не остановит моих собратьев что-нибудь менее важное, чем Клятва Жизни. И все же... Это ведь рабство. Почти. Вырваться из одного рабства, чтоб угодить в другое - это ж надо такую удачу иметь! Злая ирония... Хотя... Если бы она была эльфийкой, была бы мне мысль о Клятве ей так же пугающа?
  
   Я задумался с внезапным интересом. Хмм... А ведь похоже, что нет! Если бы эльфийка или эльф спасли нас, я принес бы Клятву не колеблясь! Значит, все дело в ее принадлежности к Двуликим... Ну и что тут делать? Клятву-то надо от всего сердца приносить! Искренне! О, марнов зурр! Ладно, вначале поговорю с ней, может, что-нибудь еще придумаю...
  
   Со стороны Дарьи послышался легкий шорох и и какое-то странное фыркание, словно чихание...или кашель. Я тут же отодвинул все размышления на задний план и взглянул туда. Дарья пребывала все еще в звериной ипостаси, и смотрела на меня. Она раскрыла пасть, и я ожидал, что она сейчас зевнет, но она тут же захлопнула ее и перекинулась в двуногую форму. Выглядела она как-то... не то виновато, не то озадачено. Чисто человеческим жестом она почесала затылок. Затем она с непонятным выражением спросила:
  
   - И давно вы проснулись? Наверное, вам стоило разбудить меня - вы же время теряете...
  
   Не понять - то ли обвиняет, то ли недоумевает...
  
   Тем временем она поднялась и выгнулась, вытягивая позвоночник и словно сбрасывая остатки сна. Кошка, она и есть кошка! Стоит вот, принюхивается к ветру... В солнечных лучах она выглядела эффектно: волосы падали на спину золотым водопадом, сверкая, переливаясь, завораживая... Черная одежда лишь подчеркивала струящиеся по ним локоны. Черты лица были немного необычными для оборотней: узкие, а не широкие скулы, и довольно высокие, а вот глаза чуть уже и чуть более раскосые, чем обычно; зеленовато-жемчужное серебро радужки превратилось в серо-зеленый цвет. Ну и рост, конечно, не дотягивал. Может, не выросла еще? Так нет, выглядит вполне взрослой... А на лице ни малейшего признака высокомерности и злобы, да и вообще никакой маски - открытое и радушное выражение, немного наивности и самая толика какого-то непонятного чувства, застывшего в глазах. Такого знакомого... Где же я его видел? Ммм... Нет, не помню... Слишком оно неясное. И откуда она такая взялась?
  
   - Там племянник твой не простынет? Все же вода с утра должна быть прохладной, чай, не горячие источники... - А? Я отвлекся от размышлений и понял, что все это время неотрывно смотрел на нее. Пристально и не мигая. Неудивительно, что она выглядит нервной... Постойте-ка, что там про племянника? У меня нет племя...а-а-а, она о Лриэт'але. С чему бы ему простыть в Иссешери? И что такое горячие источники? И откуда она, в конце то концов?
  
   -Э-э-э... Ну-у, это сложно объяснить. Довольно невероятная история, к тому же. - к своему удивлению я услышал ответ. Это я что же, спросил и не заметил как? Похоже, что так.
  
   Меня уже ничем не удивишь, посли встречи с ней... о чем я и не замедлил сообщить ей. А вот Лриэта надо все-таки позвать - ему тоже будет не лишним послушать ее историю, чует мое сердце. Обернувшись на мой зов, принц тут же увидел Дарью и в мгновение ока очутился за моей спиной. Да уж...
  
   Дарья, казалось, не обратила на это никакого внимания. Тяжело вздохнув, она согласилась рассказать о себе, но только после приведения себя в порядок. Я решил, что пять минут трагедии не сделают и кивнул. Ей в спину. Кош-ш-шка!
  
   А она не торопилась, фыркая, растирая лицо водой и... абсолютно игнорируя нас!!! Сколько можно умываться?! Я уже это озеро вдоль и поперек переплыть бы успел! Я уже было собирался окликнуть ее, когда она, наконец, направилась к нам. Лриэт тут же переместился подальше от нее. И облокотился на мой бок! Ай! Какие у него локти острые! И возразить нельзя, принц как никак... Дарья тем временем уселась напротив нас, и тоже постаралась сесть подальше. Я про себя хмыкнул и, поделив ягоды, протянул часть ей. Будет, не будет? Она не отказалась...Подсела поближе, забрала фалтринн с яаллием, и съела их почти что в один присест. Затем, собравшись с духом, она уже открыла рот для своего рассказа, когда вдруг застыла с самым несчастным видом. Губы слабо подрагивали, словно она пыталась вытолкнуть из себя слова и не могла. При взгляде на ее мучения левая бровь сама собой пополза вверх.
  
   - Неужели так сложно?
  
   - Да, - ее лицо было омрачено. Ну что ж, если она не против того, чтоб говорить, но просто не знает как, можно попытаться помочь ей.
  
   - Хорошо. Начнем с простого... Тебе сколько лет? - мне и правда было любопытно.
  
   - Девятнадцать. А ты знаешь, что у девушки возраст спрашивать неприлично? - Мне словно дубинкой по голове ударили. Девятнадцать?!! Загадок только прибавилось... Как ей может быть девятнадцать? Она же выглядит в самом крайнем случае не меньше, чем на тридцать. Я оборотней во время плена хорошо изучил, и в этом не могу ошибаться. Она должна выглядеть... ну... немного старше, чем Лриэт'аль. Милосердная Амрунн, нас спас ребенок!... От размышлений меня оторвал голос Дарьи:
  
   - Э-эй! А тебе с Лриэт'алем сколько?
  
   - А? - я отреагировал немного заторможенно. В свое оправдание, я и правда был потрясен. - Мне шестьдесят семь, Лриэт'алю - тринадцать.
  
   Этот факт оказался таким же портясением для нее, по всей видимости, как и ее возраст для меня. Я покосился на Лриэта, и поправился - как и для нас. Ее глаза широко распахнулись, а рот открылся в удивлении.
  
   - Сколько?! Но вы выглядите... - начала она было, но остановилась. Что? На сколько мы выглядим? Взросление и физически, и умственно у оборотней практически такое же, как у нас, эльфов. Уж если кто и нарушает все устои, так это она.
  
   - Ассагир, а вы... - она снова заговорила, но как-то неуверенно - ... вы кто? Эльфы?
  
   Аш торра энамарр... А кто же еще? Что, по нас не видно? Однако...
  
   - Конечно, - я решил, что пора бы и задать главный вопрос, мучающий меня. - А где ты выросла, если не знаешь этого? Облик эльфов известен всем Двуликим...
  
   Ответ меня ...сбил с толку. Она - из другого мира? Ну так и что? Что в этом объясняет ее странности? И почему у нее вид как у обвиненного, ожидающего приговора на суде Старейшин? И вообще...
  
   - Так ведь все Двуликие - из другого мира! - я был полон недоумения. Но то, что я услышал дальше, поразило меня до глубины души.
  
   - И что, они... мы все были людьми до прихода сюда? - вид у Дарьи был ошарашенный, и немного испуганный.
  
   Я впал в ступор. Людьми? Это как? Что она имеет в виду? Неужели она намекает, что...
  
   - Что значит - людьми? Невозможно поменять кем ты родился, это же очевидно! Двуликие всегда были Двуликими, и здесь, и там. Конечно, практически ничего не известно об их жизни там, но они совершенно точно всегда были Двуликими. А людей и эльфов, кстати, у них в мире не было - они довольно долго изучали здесь и нас, и человеческую расу. К людям они отнеслись с равнодушием, а вот нас невзлюбили мгновенно, при чем мы до сих пор не можем понять почему. - мне было интересно, знает ли она хоть что-то об этом. Все-таки оборотень... Она не знала. Но моя маленькая тирада послужила толчком, сподобившим ее, наконец, на более подробнвй рассказ о себе.
  
   Выслушав ее, я задумался. Вроде не лжет, но история и вправду невероятная. Одно дело - попасть в другой мир; кроме оборотней, у нас бывали и другие гости из соседних миров. Самый близкий, и откуда у нас было немало визитов - мир Ннумры, Таящего Хаос, мир, носящий имя Эрнам. Наш мир назывался Хальмом, и был под покровительством Амрунн, Дарующей Свет. Поскольку наши покровители были братом и сестрой, то и мы, их обитатели, знали друг о друге, и могли общаться. Не все в наших отношениях было гладко, но и до полномасштабной войны дело не доходило. Был еще Мранну, Примиряющий Тьму, но он не имел своего мира, а хранил лишь одну расу - людей - зато в обоих мирах. Откуда пришли Двуликие - было непонятно, так же, как и почему они смогли сюда попасть, ведь Амрунн ревностно хранила Хальм от любых напастей и посягательств. Не только Двуликие пытались прорваться к нам, согласно Летописям Вечного Леса, но они первые сумели это совершить, и тем страшнее была для нас их ненависть... Лес стал единственным убежищем для нас, а теперь появилась Дарья - бывший человек! - и свободно вступала под своды этого убежища. А ведь люди не заступились за нас, когда пришли оборотни... Они с готовностью подчинились Двуликим, сэввур им в попутчики.
  
   И все же... она спасла нас... И все ее странности становятся понятными ...отчасти. Человек из другого мира - может, там другие люди, не такие как у нас? "А может я брежу - люди везде одинаковые", - одернул я себя, - "она спасла нас только потому, что сама стала нечеловеком".
  
   Неожиданно из-за спины раздался голос Лриэта, вырвав меня из мучительных раздумий:
  
   - А почему ты не могла нас там оставить?
  
   А ведь и правда, почему? Она же не подозревала, что ее-то как раз и не тронут.
  
   - Потому что я не смогла бы жить, зная, что оставила умирать двух невинных лю.. существ, даже не попытавшись их спасти, особенно когда один из них - ребенок.
  
   А-а-а... Э-э-э... Она что, серьезно? Когда люди стали такими благородными? Или у нее все в мире такие? Она выглядела искренней... Я вспомнил, как она подкралась к тому сторожившему нас фанатику, как она оглядывалась по сторонам, и только тут до меня дошло, как она тогда должна была бояться. Если она не знала... Если то, что она говорит - правда... О Амрунн, она ведь до сих пор считает, наверное, что если бы ее поймали, то сожгли бы рядом с нами ...как считала тогда и все равно пришла на помощь. А девятнадцать лет - ребенок по меркам оборотней, по меркам эльфов, ...даже по меркам людей. Сам не знаю почему, но у меня как-то вырвалось:
  
   - Они б не тронули тебя, - мда-а, как-то запоздало я ее успокаивать решил. Вот и она меня не поняла...
  
   - Что? - и удивление в глазах.
  
   - Люди. - я решил перевести неловкий момент в момент обучающий. И ей это будет не лишним знать. - Они бы не осмелились тронуть тебя. Обидеть Двуликого - верный смертный приговор, и они это прекрасно знают. Ты могла просто потребовать нас, и они бы отдали без споров. Решили бы, что ты сама нас убить хочешь.
  
   - Откуда мне было знать? - кончики ее ушей слегка дернулись в раздражении, и я еле сдержал улыбку. - Я только из их разговоров и поняла, к какой расе могу принадлежать, хотя уверенности и не было. Это ты потом подтвердил. Как узнал, к слову?
  
   А как же тут не узнать? Только слепой и не узнает...
  
   - По ушам и глазам, естественно! Ах да, ты же не знаешь... - до меня дошло, что было бы глупым ожидать от нее знаний об оборотнях. Но рассказывать об этом сейчас, или потом?... Я склонил голову, и сосредоточился на Песни Леса. Короткий запрос - "Где мои собратья?", и ответ - образ еле заметной тропы, и ощущение времени, оставшегося до их прибытия. Хм-м. Минут двадцать есть, пожалуй... - Уши с мохнатыми кончиками, и глаза с овальным зрачком, от которого отходят легкие прожилки - словно крошечные молнии - характерные признаки расы Двуликих. Ну и одежда...
  
   - А что не так с одеждой? - она оглядела себя.
  
   И только тут я понял, что совсем забыл рассказать ей об одежде - одной из уникальных черт Двуликих. И что сама она вряд ли знает об этом. А еще я осознал, что она не меняла ее ни разу со времени нашей встречи, даже цвет - если бы не материал, я б решил, что это обычный костюм. Решив, что это достаточно важная для нее информация, я предельно коротко объяснил. Она внимательно меня выслушала, и тут же решила испробовать возможности оказавшейся такой непростой одежки. И она ТАК испробовала!!! Штаны из неизвестно какой ткани, да еще с дырками, о ботинках вообще лучше молчать - с ботинками они имели общего только то, что носились на ногах. Рубашка перестала быть рубашкой по определению - у нее пропали рукава, а заместо них осталось нечто их отдаленно напоминающее. Естественно, ее костюм даже приблизительно не соответствовал вкусам Двуликих - хотя бы кинжал в рукаве спрятать, и то невозможно. Преобразование одежды стало тем, что окончательно развеяло мои сомнения в правдивости ее истории. Такой стиль был просто неприемлем для оборотней. На мой вопрос, привычная ли это одежда для жителей ее мира, она ответила как-то непонятно - "по-разному" - но времени на дальнейшие расспросы уже не оставалось. Я уселся по удобнее, и начал с объяснения ситуации.
  
   - Дарья... Я вчера перед сном послал сообщение сородичам, и они скоро будут здесь. - внутренне я нервничал. Сейчас она начнет расспрашивать - как, да когда, а минуты будут утекать. Но она меня ошарашила:
  
   - Это когда ты голышом купался, или когда с деревом общался? - я почувствовал, как к щекам прилила кровь. Шамарр... Я отвык в плену стесняться наготы, а то, что она - Двуликая, только усугубило ситуацию. У меня и мысли не мелькнуло вчера, чтоб стесняться ее. Что она теперь обо мне думать должна? Хуже того, об эльфах вообще?
  
   - Когда я со льирисом общался... - мне было неловко. - А ты следила за моим Очищением? ...
  
   Она смотрела на меня непонимающе.
  
   - Купанием в Иссешери, - поспешно разъяснил я, опять краснея.
  
   - А-а-а, - несмотря на ее серьезный вид, у меня создалось впечатление, что она сейчас рассмеется. - А льирис - это то дерево?
  
   - Да. Так вот, скоро мои сородичи будут здесь, и... - слова застряли у меня в горле. Как ей объяснить, чтоб поняла, не обиделась? - ...и они не очень дружелюбны ко всем Двуликим. Точнее, совсем не дружелюбны. И заметив тебя, они могут попытаться убить. У многих от лап Двуликих погибли члены семьи, друзья, знакомые. У многих они еще находятся в плену.
  
   - Вот как... - лицо у нее переменилось. Словно тень набежала... Глаза поблекли, потускнели, а голос словно выцвел. Так сильно сопереживает? Или... Я заметил, каким тоскливым стал ее взгляд всего на мгновение, а потом лицо стало маской равнодушия. Словно нехотя, ее глаза пробежали по деревьям вокруг, задержались на озере, метнулись в сторону деревни. Неужели она и вправду решила, что я ее брошу после всего, что она для нас сделала, и всего, что я узнал? Я поспешил ее успокоить:
  
   - Я не предлагаю тебе уйти! Нет! Есть другой выход...
  
   - Какой? - она буквально ожила на глазах. Значит, я был прав в своих подозрениях.
  
   - Я дам тебе Клятву. - из глубины леса до моего слуха донесся гомон растревоженных птиц. Шерре, надо ускоряться, а то у нас от силы минуты две всего. - Ты спасла нам жизни, помогла, не зная, друзьми мы окажемся или врагами... Ты даже не Двуликая, а человек, ставший оборотнем, и не должна отвечать за их деяния. А Клятва... Она образует между должником и тем, кому должен эльф, связь, которая мгновенно видна всем Детям Амрунн. - я заметил вопрос в ее взгляде и кратко пояснил. - Эльфам. Тронуть Хранителя Жизни, того, кому должен эльф то есть, становится запретным, так что ты будешь защищена. А потом мы им объясним твою ситуацию, и ты сможешь вернуть Клятву.
  
   Я нервничал. Если она сейчас начнет расспросы, то будет поздно что-либо делать. Ну давай же, соглашайся!... Я-то больше теряю, и рискую тоже больше. Ведь Клятву нельзя вернуть ...окончательно.
  
   Воздух буквально звенел от напряжения, да еще Аш'аит пытался остановить меня. Малыш... Он не понимает, что это - единственный шанс предотвратить атаку на нее прямо сейчас. Смертельную атаку. К тому же, моя интуиция подсказывала, что Клятва - правильный выход.
  
   - Ну хорошо. Если ты считаешь это правильным... - наконец-то я дождался заветных слов. Благодарение Амрунн!
  
   Не теряя времени, я прижал руки к груди в традиционном жесте смирения:
  
   - Именем Амрунн я объявляю Долг Жизни Дарье. - как только Амрунн признала право Долга, я протянул ладони Дарье. - Пусть же станет она мне Хранителем Жизни.
  
   - Накрой мои ладони своими и скажи, что принимаешь, - выпалил я краткую форму Принятия, уже явственно слыша бегущих сородичей и лязг вытаскиваемого оружия.
  
   Она тоже их услышала, по всей видимости, и не стала тянуть. Уже в момент произнесения ею Принятия из зарослей выскочила команда Стражей. Глаза их сверкали яростью, и руки судорожно сжимали мечи. Они смотрели на Дарью неотрывно, словно надеясь, что Клятва окажется шуткой, и Связь, соединившая нас, исчезнет в небытие, и на оборотня можно будет опустить с размаху мечи...
  
   Но Связь победно сияла своей новизной и несокрушимостью.
  
  
    
  
  
  
  
  
  
  

Глава 7. Надеялась на ложку меда в этой бочке дегтя, но получила бруском гуталина по башке... А как же, ведь это я!

  
  
  
  
   Если судьба поворачивается к Вам лицом, не стоит радоваться - убедитесь, что она в хорошем настроении и вообще смотрит на Вас. А то всякое бывает...
  
   Из личных размышлений
  
  
  
  
  
   Дарья
  
  
   На лицах появившихся эльфов была написана такая ненависть, что я непроизвольно пододвинулась поближе к Ассагиру. Мне дейcтвительно было страшновато, особенно учитывая, что я сидела, а они нависали надо мной ангелами возмездия. Внезапно мысль о путешествии с Ассагиром казалась мне уже не такой разумной, как раньше, если оно будет проходить также вместе с этими эльфами, и более того, приведет меня к месту, где подобных им будет еще больше... У кого-то нервы, да не выдержат.... Может, даже у меня, и прямо сейчас, если эта ушастая зараза не прекратит лыбиться вместо того, чтоб как-то разрядить ситуацию! У-ух, дать бы ему по загривку!
   Будто почувствовав мое раздражение, Ассагир прекратил улыбаться и встал. Лриэт'аль поднялся всед за ним, и прижался к дядиному боку, с настороженным, но в то же время радостным любопытством разглядывая новоприбывших. Я после короткого раздумья осталась сидеть: во-первых, не хотелось привлекать к себе внимание лишними движениями, а во-вторых, сидя, я казалась маленькой, незаметной и не представляющей угрозу. Во всяком случае, я надеялась произвести на них именно такое впечатление. Пока что, правда, это не особо действовало.
   Ассагир откашлялся и обратился к кипящим от злости эльфам, как ни в чем не бывало:
   - Дарья - Хранитель Жизни. Моей жизни, а потому я чувствовал бы себя гораздо безопаснее, если бы вы убрали мечи. Мой Аш'аит тоже будет весьма признателен, если вы успокоитесь... Дарья не представляет опасности ни для кого из нас.
   Пока Ассагир говорил, я попыталась сделать самое невинное лицо, на какое только была способна, и тайком разглядывала эльфов. Их было пять, и все они были примерно одинакового возраста и роста. Выглядели, пожалуй, лет на двадцать пять - двадцать семь - постарше Ассагира. Одеты они были в плотные коричневые штаны, по виду кожаные, и чуть зеленоватые туники, закрепленные на талии широкими кожаными же поясами. К поясу были пристегнуты какие-то мешочки, ножны от мечей, в настоящий момент пребывающих в руках эльфов, короткие ножи, и еще какая-то мелочь. На ногах были сапоги из мягкой кожи, на шнуровке. Волосы...
   О волосах следует сказать отдельно. Для начала, они были длинными. Длиннее, чем у меня, а ведь мои были до пояса... Но это еще ладно. А вот КАК они были уложены - это да-а... Перекрученные мелкие косички, зигзагами пересекающие макушку, сплетенные друг с другом, собранные в хвост... Украшенные перышками, камешками, листочками, веточками... Когда-то в библиотеке я видела предполагаемое изображение мифической кикиморы, и прическа у нее на голове поразительно напоминала то, что сейчас было перед моими глазами. Хотя смотрелось красиво, не спорю... Ну, и наконец, цвет. Занимательный такой цвет, веселенький... У одного волосы белые, с серыми прядями, а у соседа рядом - почти черные, но на ярком солнце неоспоримо отливающие синим, у еще одного - темно-зеленые волосы, немного болотного оттенка, и с коричневыми проблесками. У последних двух цвет волос был почти одинаковым - фиолетовым, но у одного чуть светлее.
   И у всех - зеленые глаза, но тоже разного оттенка. Расовый признак? Хм-м-м...
   После слов Ассагира эльфы оторвали от меня взгляд, и уставились на него, будто только сейчас вспомнили о его присутствии. Потом медленно перевели глаза на Лриэт'аля, и все как один бухнулись на одно колено. Ну прям заранее репетировали, честное слово! Беловолосый неверяще полу-прошептал, полу-выдохнул:
   - Ваше Высочество, Вы действительно вернулись!
   Лриэт'аль неуверенно улыбнулся. Я внутренне простонала. "Дарья, ты у нас - уникум! На мелочи не размениваемся, да? Спасать - так принца! Превратиться - так в самое ненавидимое всеми существо! Что дальше? Умереть - так самой страшной смертью?" От этой мысли я вздрогнула. Нет, надеюсь, хоть здесь мне повезет.
   - Да, мы действительно вернулись, - Ассагир вдруг стал предельно серьезным. - И только благодаря Дарье мы вернулись живыми. Уже у самого Леса нас схватили Последователи Аяра и собирались сжечь. Она, - тут он ткнул в меня пальцем, - спасла нас, помогла скрыться, и мало того, она несла нас на себе! Мы оба должны ей наши жизни, и я не мог не дать ей Клятву!
   - Она - Двуликая тварь! - буквально выплюнул беловолосый, вскакивая на ноги. Остальные последовали его примеру. - Ты забыл, что они сотворили с нашими братьями и сестрами?! С нашими матерями и отцами?! У тебя настолько короткая память, Ассагир Рру'ифф из рода Эайнарр? Ты так легко все забыл?! Да ты... ты...
   - Я ничего не забыл!!! - в глазах Ассагира сверкнул гнев. - Или это ты забыл, ОТКУДА. МЫ. ВЕРНУЛИСЬ, Лири'ар Эрунн?
   О-паньки, а мы друг друга знаем, оказывается! Какая встреча ...друзей. Ох, чую, добром дело не кончится.
   Тут в разговор вступил зеленоволосый эльф.
   - Обротни есть оборотни, - прошипел он с ненавистью. Натуральная змея, не иначе... - И ни один оборотень никогда не вступит под Своды Иэрн'нэ'эши. Как ты вообще додумался дать ей Клятву?
   - Вы не понимаете, она не просто оборотень! Она пришла из другого мира! Другого даже для Двуликих! Она родилась человеком! Она смогла войти в Лес! Она коснулась вод Иссешери! Она, в конце концов, очутилась в нашем мире в водах Иссешери! Она послана нам самой Амрунн! - Ассагир разгоряченно убеждал собратьев, но у тех только мрачнели лица.
   Хм-м-м, а ничего себе версия... Слышался же мне смех, если только это не галлюцинация была...
   - Она - оборотень! И неизвестно, с чего ты поверил ее лжи, но нас она не проведет! А то, что она в Лес вошла... Так за это ее тем более убить надо!
   - Нет. - тихо, но твердо возразил Лриэт'аль, до того наблюдавший за перепалкой. - Я запрещаю.
   - Ваше Высочество, вы не понимаете... Вы молоды и наивны, а она этим и воспользовалась! Она - шпион, я в этом уверен. И предаст нас всех при первой же возможности! Она специально вас спасла, чтоб проникнуть в Иэрн'нэ'эши и разведать все секреты, а затем передать их в свое логово! Этого нельзя допустить! - Лири'ар умоляюще смотрел на принца. Тот растерянно посмотрел на меня, словно ища поддержку. А что я скажу? Если они даже своих не слушают, мне тем более бесполезно стараться... Да и, честно говоря, уже не хочется с ними идти...
   - И что, вы теперь убьете меня, чтобы разделаться с ней? - Ассагир хмуро смотрел на эльфов. - Нарушите Основной Закон Амрунн? Неужели вы готовы пойти на такое?
   - Я запрещаю. - опять повторил Лриэт'аль. - Никто никого не убьет. Это правда, я не так хорошо ее узнал, как Ассагир. Большую часть времени, проведенную с ней, я был или без сознания, или спал, но я верю Ассагиру. И я тоже вернулся ОТТУДА, и знаю, какие на самом деле оборотни. Она - не такая, и не заслуживает смерти. Она чуть старше меня. Вы готовы убить ребенка? - он тяжело посмотрел на пятерку эльфов. Для маленького мальчика взгляд у него оказался... выразительным.
   - Но рисковать и пустить ее в Иэрн'нэ'эши тоже неразумно, это я признаю. - Лриэт'аль вздохнул.
   - Но куда она пойдет?! - Ассагир вскипел. - Она же тут НИЧЕГО не знает!
   Ну, положим, что-то я уже знаю, не полный игнорамус. И вообще, что они обо мне говорят, будто меня тут и нет?! Наглость какая! Я что, для декорации сижу? Хоть бы один прямо обратился, а то все друг с другом обсуждают... Оскорбления в мой адрес, и те между собой бросают...
   Мне внезапно стало грустно. Идея с объяснениями провалилась, идея о том, чтоб я с ними пошла - тоже... в процессе. Надо было сразу уходить, но нет, понадеялась... Ассагиру их не убедить, да и что он скажет, в самом деле? Повторит, что я их спасла? Так это в версию о шпионе так хорошо вписывается... Что из другого мира? Ну, доказательств у меня нет, что я не вру. Только мои слова, и привычки. Чудо, что Ассагир поверил...
   Я медленно поднялась на ноги и отряхнула джинсы. Пятерка эльфов при этом чуть ли не зазвенела от напряжения. Руки у них опять переместились на рукояти мечей - это у кого они их во время разговора отпустили, а таких было всего три. Остальные лишь сжали оружие покрепче.
   - Послушай, Ассагир... - тихонько позвала я его. - Я благодарна тебе за твою попытку помочь, но ты же сам видишь, сколько от этого пользы. Не надо из-за меня спорить. Скажи, как вернуть Клятву, и я пойду...
   - Куда? - приподнял он одну бровь иронично.
   - Какая разница? - я пожала плечами. - Придумаю что-нибудь.
   Ассагир опустил голову и задумался. Я терпеливо ждала. А Лриэт'аль смотрел на меня почти виновато. Малыш, малыш... Жизнь редко дает нам то, чего мы хотим. Да ты и сам знаешь уже...
   - Я не отпущу тебя одну. - наконец поднял голову Ассагир. В его глазах горела пугающая решимость. Я заволновалась - что там ему еще в голову взбрело? Что значит, он меня не отпустит? Я с этими... не пойду. У меня инстинкты выживания пока в порядке!
   - Я был бы самым неблагодарным марном, если б так поступил, да и Амрунн бы мне этого не простила. Я знаю, что мое решение верное, даже если они этого не признают. А Клятва... я тебе потом объясню.
   Затем он повернулся к Лриэт'алю и положил руку ему на плечо:
   - Мой принц... Мой Аш'аит... Лриэт'аль. Я клялся защищать и оберегать тебя, пока мы не окажемся в безопасности. Теперь мы в Вечном Лесу, и Стражи позаботятся о твоем дальнейшем пути, а я... Я должен идти с ней. Так надо, ты же понимаешь?
   Лриэт'аль кивнул грустно:
   - Да, я знаю.
   Потом посмотрел на меня:
   - Я надеюсь, ты найдешь свое место в этом мире, Дарья. - он вновь перевел глаза на "дядю". - Удачи вам. И я буду ждать тебя, Ассагир.
   Команда эльфов смотрела на нас с растущим недоумением. Наконец, один из них не выдержал:
   - Ты готов повернуться спиной к своему народу и идти за Двуликой? Ты? Готов поступиться честью?
   - Да что бы ты понимал о чести, - процедил сквозь зубы Ассагир. - Я ей и следую, а вот ты, Страж, можешь не стараться и поливать меня грязью - я не изменю решения.
   - Хорошо, - обманчиво спокойно вмешался Лири'ар. - Не меняй. Но с этого момента я, как Первый Страж Вечного Леса, изгоняю тебя из Леса и Иэрн'нэ'эши. Ты должен немедленно покинуть Лес, и оборотня своего не забудь. Когда Связь исчезнет, и пройдет год с момента исчезновения, ты можешь вернуться. Не раньше. До того момента - ни один эльф тебе не сородич.
   Он не стал дожидаться ответа, а подхватил принца на руки и прошествовал в направлении, откуда они появились. Остальные эльфы цепочкой потянулись за ним, и ни один из них не обернулся.
   Я взглянула на Ассагира, и вздрогнула. Лицо у него побелело, нижняя губа была закушена, а на левой щеке медленно проступал, будто кто-то невидимый наносил цветную татуировку, недвумысленный знак: черная веточка - узловатая, без листьев, хрупкая - и под ней словно только что оторвавшийся темно-зеленый листок, но разорванный посередине. От знака веяло одиночеством...
   - Зачем? - тихо спросила я. - Тебе следовало оставить меня.
   Ассагир ничего не ответил и отвернулся. Потом он тоже зашагал прочь от озера, но в сторону той самой деревни, где я их спасла.
   - Идем, - позвал он через плечо. - Нам тут делать больше нечего.
   Я не нашла, что возразить, и двинулась за ним.
   Озеро безмятежно стелилось за нашими спинами.
  
  
   Мы шли молча, погруженные каждый в свои мысли. Я была ошеломлена неожиданным поворотом судьбы, а он... Как чувствовал себя он, оставалось только догадываться, но не думаю, что хорошо. О чем он только думал? И что он мне там насчет Клятвы должен объяснить? Почему, в конце концов, на него наложили такое ограничение? И куда мы идем?!!!
   Вопросы роились в голове, как растревоженный улей, и хотя не кусались, беспокойства вызывали не меньше. Но на все вопросы ответ дать мог только Ассагир, а трогать его сейчас мне не хотелось. К тому же, он вроде знает, что делает. Вон как целеустремленно шагает!
   От нечего делать я начала экспериментировать с трансформацией одежды. Поскольку я шла чуть позади эльфа, он не видел результатов моих усилий, и это давало мне свободу пробовать разные... экстравагантные наряды. Попытавшись изменять одежду, не закрывая глаз, а только с помощью концентрации, и добившись успеха, хоть и не сразу, я могла не опасаться, что споткнусь или впечатаюсь в спину Ассагира. Я перепробовала все, что только пришло мне в голову - модели, увиденные по телевидению, на улице, в мультиках, японской анимации, книгах... Модели, описанные в книгах, было воссоздать труднее, но тоже получилось. Когда память иссякла, я начала комбинировать части костюмов из разных стилей. Пестрые расцветки сменяли друг друга, не прекращаясь - ну что поделать, я читала много книг, причем все больше фэнтези, и смотрела много аниме. Где? Что сказать... Работала-то я в библиотеке - там книги, как правило! И даже видеотека, где было и аниме... Но любовь к японской анимации мне привил один одноклассник в школе: я училась на отлично, а он был троечником, и не потому, что лентяй - просто ему с трудом давались некоторые предметы, и пока он над ними бился, не успевал по другим. Однажды мы разговорились после уроков, и он попросил меня о помощи. Я согласилась, и чуть ли не ежедневно ходила к нему в гости, где как могла, объясняла алгебру, геометрию, русский, химию... Все подряд, короче. Платить он мне не мог - своих денег не было, а у родителей просить, и объяснять зачем - не хотел. К тому же, я не просила. Само пребывание у кого-то в гостях было мне наградой - осознание, что у меня есть друг, и возможность подольше не возвращаться в приют. Но у него была просто шикарная коллекция аниме и фэнтезийных игр - и после занятий с ним мы сидели по часу-два и увлеченно смотрели или играли во все это. Кстати, я слышала, что после школы он пошел учиться на разработчика игр и это ему давалось гораздо легче, чем школьные премудрости. Ну и удачи ему... Как же она нам сейчас нужна!
   Увлеченная мгновенным переодеванием - мечтой модельеров - я пропустила момент, когда Ассагир повернулся, собираясь что-то спросить, и увидела, каково это, когда глаза становятся круглыми. И не мудрено, если учесть, КАКОЙ костюм предстал его взгляду. Для начала вообразите ботинки на высоченной платформе из лакированной желтой кожи. Затем штаны-шорты: черная кожа, усыпанная заклепками из матового металла, и пряжками по боковому шву. Одна штанинина была на пару сантиметров выше колен, вторая - до ботинка. Пояс был из металлических звеньев, выполненных в форме листьев, тоже матовых. Топик... Топик был нежно-голубого цвета, без рукавов, и с ярко-синим стоячим воротником-ошейником. По воротнику шел ромбовидный узор, вышитый белым, и переходивший на сам топик, укрупняясь. Впереди, словно заслоняя собой узор, и распахнув крылья во всю ширину топика, красовался сапфировый дракон с глазами-аметистами. Интересно, а тут есть драконы? Ну да ладно, потом спрошу... Заместо рукавов от предплечий шли широкие браслеты - белые, желтые, синие - соединенные между собой легкими цепочками из черного металла. В общем, я постаралась... И нечего на меня коситься, мне скучно было.
   - Э-это ч-что? Т-так о-одеваются в т-т-твоем мире? - он аж заикаться начал от шока. Глаза большие-большие... Почти испуганные... И, похоже, забыл, о чем собирался спросить до этого. По моему, он вообще про все забыл в этот момент.
   - Нет, но некоторым хотелось бы. - я вздохнула. - Так одеваются... м-м-м... герои... из придуманных историй... некоторых... совсем сказочных.
   Не желая его смущать своим видом дальше, я сменила свой дикий наряд на простенькие серые штаны из хлопка, белую плотную рубашку и черные кроссовки. Подумав, сменила цвет штанов на черный, а рубашки - на темно-зеленый. Все ж в лесу идем, нечего тут семафорить!
   Спустя несколько минут он немного успокоился и наконец вспомнил, ради чего, собственно говоря, обернулся.
   - Дарья, пока мы еще в Лесу, нам было бы неплохо обсудить наши дальнейшие действия. Я полагаю, ты предпочла бы знать побольше об окружающем мире, прежде чем принимать какое-либо решение. У меня не было времени на объяснения раньше, но теперь у нас его полно... - он усмехнулся.
   - Не то слово. - я иронично хмыкнула. - И ты можешь начать с Клятвы, и как ее вернуть.
   Он согласно кивнул, но вместо того, чтоб пуститься в объяснения, указал на куст, росший чуть поодаль от тропинки:
   - Давай передохнем и заодно перекусим, а пока едим, я тебе все расскажу.
   К своему удивлению, я поняла, что довольна голодна, и радостно согласилась. Бок о бок мы направились к раскидистому, усыпанному ягодами кусту, от котрого при нашем приближении ломанулось сразу несколько белок. Тех самых, с голубой шерстью и гребнем. С гневным стрекотанием они скрылись на деревьях и спугнули с веток несколько птиц. Потом опять воцарилась относительная тишина, но не надолго - лишь пока мы устраивались у куста поудобнее для длительного разговора.
  
  
  
  
  
  
  
   Ассагир
  
  
   При виде прибывших сородичей я не смог подавить чувство странной гордости и удовлетворения, словно у победителя в опасно смертельном состязании, и вдобавок ко всему этому, я был просто счастлив созерцать их самих, привычную форму Стражей, их хитрые прически, ритуальное оружие - все, что я так давно не видел и бывали моменты, когда думал, что уже не увижу. Когда в одном из Стражей я узнал Лири'ара Эрунна, гордость только возросла. Я смог выиграть у самого Первого Стража! В результате на моем лице сама собой появилась немного глупая улыбка, которой, по счастью, никто не заметил. Кроме Дарьи. Стражи пытались испепелить ее взглядом и были настолько этим увлечены, что даже забыли о Лриэт'але, про меня даже и говорить нечего. Лриэт же сидел у меня за спиной, и соответственно, лица видеть не мог. А вот Дарья попыталась подсесть ко мне поближе, и на мгновение взглянула на меня. Лицо ее ничем не выдало, что она заметила мою улыбку - даже в глазах ничего не промелькнуло - но Связь с ее стороны отозвалась легким недовольством и раздражением. У меня возникло ощущение, что ей хочется меня стукнуть, а еще я смог разобрать отголоски страха.
   Решив не испытывать судьбу, я поспешно поднялся, и попытался придать себе пристойный вид. Учитывая, во что я был одет, это было дело невыполнимое, но стоило же попытаться! Лриэт'аль, стоило мне очутиться на ногах, повторил мои действия, и теперь выглядывал у меня из-за спины, но уже по привычке, а не из опасения.
   Я попытался оценить ситуацию. Мои сородичи опоздали, что было и хорошо, и плохо. Как они не спешили, как ни неслись напролом по Лесу, наплевав на бесшумность и незаметность - они опоздали, и Дарья теперь в безопасности, но это только разжигало их злость. Связь насмешливо сияла им в лицо, невидимым, но от того не менее непреодолимым барьером защищая Двуликую, и это бесило их непередаваемо. Решив вести себя невозмутимо, и тем самым по возможности успокоить их, я прочистил внезапно просохшее горло, и начал:
   - Как я упомянул в сообщении, с нами Дарья, друг, и она - Хранитель Жизни. Моей жизни, а потому я чувствовал бы себя гораздо безопаснее, если бы вы убрали мечи. Мой Аш'аит тоже будет весьма признателен, если вы успокоитесь... Дарья не представляет опасности ни для кого из нас.
   Упоминание о принце немного привело Стражей в себя. Они посмотрели на меня, словно я только что из под земли выскочил, потом развернулись к нему, и тут же упали на одно колено в почтении, а Лири'ар своим полу-приветствием, полу-вопросом наконец выразил чувства, овладевшие всеми нами, кроме разве что оборотня.
   - Ваше Высочество, Вы действительно вернулись!
   Принц робко улыбнулся. Да уж, давно он не видел такой реакции на свое присутствие... А кстати, неплохой повод для начала аргумента!
   - Да, мы действительно вернулись, - тоном я старался передать важность произошедшего и роль Двуликой во всем этом. - И только благодаря Дарье мы вернулись живыми. Уже у самого Леса нас схватили Последователи Аяра и собирались сжечь. Она, - для отстрастки я указал на нее, - спасла нас, помогла скрыться, и мало того, она несла нас на себе! Мы оба должны ей наши жизни, и я не мог не дать ей Клятву!
   И все-таки этого было мало.
   - Она - Двуликая тварь! - Лири'ар побледнел от бешенства, почти сравнявшись цветом лица с цветом волос, и в мгновение ока оказался на ногах. Впрочем, не он один. Другие Стражи пока что молчали, но тоже вскочили, и теперь смотрели на меня... нет, прожигали меня глазами. Лири'ар, между тем, не унимался:
   - Ты забыл, что они сотворили с нашими братьями и сестрами?! С нашими матерями и отцами?! У тебя настолько короткая память, Ассагир Рру'ифф из Рода Эайнарр? Ты так легко все забыл?! Да ты... ты... - он явно затруднялся, не зная как оскорбить меня посильнее.
   Я разозлился неожиданно. Да как он смеет говорить такое обо мне? Припоминать мне род? Род, истребленный Двуликими! В котором я - последний! Он тем более должен верить моим словам! Раз я - я! - называю ее другом! Если я доверил ей свою жизнь!
   - Я ничего не забыл!!! Или это ты забыл, ОТКУДА. МЫ. ВЕРНУЛИСЬ, Лири'ар Эрунн? - в моем голосе зазвенел металл.
   - Обротни есть оборотни, - вмешался еще один Страж, и довольно эффектно - я и не знал, что наше горло способно издавать такие шипящие звуки. - И ни один оборотень никогда не вступит под Своды Иэрн'нэ'эши. Как ты вообще додумался дать ей Клятву?
   Что?! Да они меня вообще слушают?! Они что, за время нашего плена настолько потупели? Ну как, как их убедить?! Я решил подойти с другой стороны:
   - Вы не понимаете, она не просто оборотень! Она пришла из другого мира! Другого даже для Двуликих! Она родилась человеком! Она смогла войти в Лес! Она коснулась вод Иссешери! Она, в конце концов, очутилась в нашем мире в водах Иссешери! Она послана нам самой Амрунн!
   Уж это-то должно их заинтересовать! Она ведь, действительно, для нас с Лриэт'алем была настоящим даром Амрунн...
   - Она - оборотень! И неизвестно, с чего ты поверил ее лжи, но нас она не проведет! А то, что она в Лес вошла... Так за это ее тем более убить надо! - упрямства им было не занимать... И откуда этот кровожадный умник выискался? Мы же всегда были против кровопролития! Даже мы в плену такими не стали, отчего же они превратились в таких... таких...
   - Нет. Я запрещаю. - уверенный голос Лриэт'аля на мгновение сбил Стражей с толку.
   "Слава Амрунн!" - я обрадовался. Принца они должны послушать, на то он и принц. Лорды Вечного Леса являются Лордами не просто так, а в связи с Родовым Даром: они практически всегда делают правильный выбор при принятии какого-то важного решения, даже если он кажется на первый взгляд безумным. Если б не они, Двуликие нас бы просто истребили. Их интуиция несравнима ни с чьей, и не слушать Лорда Вечного Леса могут только полные идиоты. И возраст тут роли особой не играет. Однако ответ Лири'ара меня ошеломил:
   - Ваше Высочество, вы не понимаете... Вы молоды и наивны, а она этим и воспользовалась! Она - шпион, я в этом уверен. И предаст нас всех при первой же возможности! Она специально вас спасла, чтоб проникнуть в Иэрн'нэ'эши и разведать все секреты, а затем передать их в свое логово! Этого нельзя допустить!
   Я не знал, что и думать. Он оспаривает решение принца?!!! Да они тут с ума посходили! Куда Лорд смотрел? Чем они тут вообще занимались? Внезапно по моей Связи с принцем прошла дрожь и я понял, что он смотрит. Обернувшись к нему, я увидел,что на его лице застыло растерянное выражение, а взгляд был устремлен на Дарью. Связь с Двуликой отозвалась легким недоумением и беспомощностью, но мне было не до того. Почему он растерян? Что он увидел? Он же слышал ее историю... Почему он ничего не говорит? А Стражи явно обрадовались его молчанию, но все же... Она же - Хранитель Жизни!
   - И что, вы теперь убьете меня, чтобы разделаться с ней? Нарушите Основной Закон Амрунн? Неужели вы готовы пойти на такое? - я был на грани отчаяния, но старался скрыть это. Ну почему Лриэт'аль молчит? Словно в ответ на мои мысли, тот заговорил вновь:
   - Я запрещаю. Никто никого не убьет. Это правда, я не так хорошо ее узнал, как Ассагир. Большую часть времени, проведенную с ней, я был или без сознания, или спал, но я верю Ассагиру. И я тоже вернулся ОТТУДА, и знаю, какие на самом деле оборотни. Она - не такая, и не заслуживает смерти. Она чуть старше меня. Вы готовы убить ребенка? - под его взглядом Стражи притихли, и я уже был готов вздохнуть с облегчением, как он разбил все дальнейшие надежды на благополучное завершение нашего спора со Стражами:
   - Но рисковать и пустить ее в Иэрн'нэ'эши тоже неразумно, это я признаю.
   Я не выдержал и, разозленный на всю эту ситуацию, выдал им сердито:
   - Но куда она пойдет?! Она же тут НИЧЕГО не знает! - и мгновенно Связь дохнула на меня обидой. Глупая кошка, ну что она в моих словах обидного усмотрела?! Этим все не так, Лриэт'аль что-то там выглядел и не хочет, чтоб она шла с нами, а теперь еще и она...
   Однако мой пыл внезапно угас - обида, излучаемая Двуликой сменилась чувством обреченности и тоски, таких сильных, что я чуть не потерял равновесие, словно от физического удара. Пока я приходил в себя, она успела подняться и, стараясь не обращать внимания на Стражей, обратилась ко мне:
   - Послушай, Ассагир... Я благодарна тебе за твою попытку помочь, но ты же сам видишь, сколько от этого пользы. Не надо из-за меня спорить. Скажи, как вернуть Клятву, и я пойду...
   Меня чуть смех не разобрал от ее предложения. Пойдет она, как же... Да ее Стражи на мелкие кусочки покрошат, стоит ей только Слова Освобождения произнести. И куда она собралась в одиночку? Приподняв бровь, я спросил ее об этом. Ответ ее ясно дал понять, что она понятия не имеет, что делать дальше, но говорить об этом прямо не собирается, и на нашу помощь расчитывать тоже. Я вздохнул и склонил голову. Ну и что с ней делать?
   Если говорить точно, я не обещал устраивать ее в нашем мире, а всего лишь обещал защитить ее от моих сородичей. Однако это было до того, как я услышал ее историю, и кроме того... как она не могла пройти мимо нас в беде, так и я не могу пройти сейчас. Какой из меня к марну эльф, если я оставлю ее? Я - Ассагир Рру'ифф из Рода Эайнарр! Рода, чей Дар - Следование Чести... И я - последний из Рода! Я просто не могу оставить ее. Не так. Не сейчас. Да, это Двуликие истребили мой Род, но Дарья - больше не Двуликая для меня, а... кто? Ребенок, нуждающийся в защите, как был Лриэт'аль? Та, что спасла наши жизни? А впрочем, какая разница... Если б только Стражи смогли понять! Хотя... что бы я стал делать в Иэрн'нэ'эши, где к ней явно любовью бы не воспылали? Может, это имел в виду Лриэт'аль? Смог почувствовать? Мы с ним знаем, что она - другая, потому что нам есть с чем сравнивать. Пока мы были ТАМ, мы насмотрелись их, когда они были и в спокойном состоянии, и в бешенстве, и источающих презрение, и высокомерных - всяких. Мы знаем, какими они никогда не бывали. На что и как они реагируют, и где кончается грань их притворства... Грань, которую Дарья пересекла практически с первых минут нашей встречи, но во что я отказывался верить тогда. Отказывался так долго, как смог... Грань, о существовании которой не знают, и не могут знать Стражи, и никогда, ни за что не поверят ей без знания этой грани...
   Я из Рода Эайнарр... Какой у меня к дзарру выбор? Я поднял голову:
   - Я не отпущу тебя одну. Я был бы самым неблагодарным марном, если б так поступил, да и Амрунн бы мне этого не простила. Я знаю, что мое решение верное, даже если они этого не признают. А Клятва... я тебе потом объясню. - "И подальше отсюда", - мысленно продолжил я. Развернувшись к Лриэт'алю, я опустил ему на плечо руку - в глазах Стражей, вероятно, неслыханная фамильярность, но мне было все равно, ведь я был Аф'аитом, а не они - и как смог, попытался объяснить:
   - Мой принц... Мой Аш'аит... Лриэт'аль. Я клялся защищать и оберегать тебя, пока мы не окажемся в безопасности. Теперь мы в Вечном Лесу, и Стражи позаботятся о твоем дальнейшем пути, а я... Я должен идти с ней. Так надо, ты же понимаешь?
   Принц меня понял, хотя это не уменьшило его сожаления:
   - Да, я знаю. - и оказывается, нетолько понял - он уже предчувствовал мое решение, и... одобрял его? Между тем, принц взглянул на Дарью:
   - Я надеюсь, ты найдешь свое место в этом мире, Дарья. Удачи вам. И я буду ждать тебя, Ассагир. - Так, а это уже мне... Будет ждать? Что же, постараюсь оправдать...
   Для Стражей наш обмен репликами оказался свыше их сил игнорировать:
   - Ты готов повернуться спиной к своему народу и идти за Двуликой? Ты? Готов поступиться Честью? - он не мог уместить эту концепцию у себя в голове. Правильно не мог, в принципе. Образованный Страж, видать. Вот только откуда ему знать, ЧТО значит Честь для Рода Эайнарр, и КАК мы ее понимаем? Если даже его собственной чести эльфа не хватает на понимание сложившейся ситуации... О чем я ему и не замедлил сообщить:
   - Да что бы ты понимал о Чести. Я ей и следую, а вот ты, Страж, можешь не стараться и поливать меня грязью - я не изменю решения.
   - Хорошо, - вкрадчивые нотки в голосе Лири'ара заставили меня похолодеть в ожидании чего-то неминуемого и страшного. - Не меняй. Но с этого момента я, как Первый Страж Вечного Леса, изгоняю тебя из Леса и Иэрн'нэ'эши. Ты должен немедленно покинуть Лес, и оборотня своего не забудь. Когда Связь исчезнет, и пройдет год с момента исчезновения, ты можешь вернуться. Не раньше. До того момента - ни один эльф тебе не сородич.
   Мир накрыло волной оглушающей тишины. Я застыл, не в силах поверить в услышанное. Меня изгнали. Меня. Изгнали. Из. Вечного. Леса. Я пошатнулся. Это даже не Браслеты и Ошейник Двуликих - там я чувствовал Песнь Леса. Да, далеко, неясно и не мог сам в ней учавствовать. Но я чувствовал ее. А теперь... Я был в пустоте. Я совсем ничего не слышал. И условие сказано - пока не пройдет год с момента Освобождения. "Если я не сойду с ума к этому моменту", - мелькнула мысль. Год... Лучше бы еще год в плену... Или два... На щеке я почувстовал легкое пощипывание, и понял, что там проступает Знак Изгнания. Когда-то давно, еще в детстве, я видел изображение Знака на картинке в одной из хроник. Никогда не думал, что когда-нибудь буду носить его на лице... Последний раз Изгнание произошло около двухста лет назад - тогда Эффиер Эрит'эо пытался свергнуть Род Шаэсс и стать Лордом. Надо ли говорить, что ему этого не удалось?
   Голос Дарьи вырвал меня из ступора:
   - Зачем? Тебе следовало оставить меня.
   Но я мог ясно ощущать, что Связь дрожала благодарностью...
   Я вздохнул и посмотрел в сторону, откуда мы вошли в Лес вчера. Не думал, что придется возвращаться, но... В Лесу мне находиться было больше небезопасно, и Дарье, пожалуй, тоже. Сутки спустя моя жизнь для соро... эльфов уже ничего не будет стоить, и я ничем не смогу ее защитить. А Лири'ар, в отличие от меня, от Леса не отрезан, и узнает, покинули мы его или нет... И пришлет кого-нибудь поспособствовать... так или иначе.
   - Идем. Нам тут делать больше нечего. - я направился в сторону поселения Последователей Аяра - там можно будет раздобыть еды и нормальной одежды, а то надоело уже в этих... этом... в этом ходить, короче. А еще надо будет поговорить с ней, и рассказать про Связь, про привычки Двуликих, и обсудить сложившуюся ситуацию и возможные выходы...
  
  
   В сознании толпились мысли и вопросы, отталкивыя друг друга и не давая ни одной секунды передышки. С другой стороны, я и не хотел ее. Шок от Изгнания пытался окружить меня удушливым облаком отчаяния, но он не мог пробиться через гудящую стену мечущихся мыслей.
   Однако эта стена была такой хрупкой, что я боялся остановиться или замедлить шаг - мне казалось, что если я это сделаю, она рухнет и я окажусь погребенным под осколками реальности. Поэтому я отдал все свое внимание поиску решения стоящей перед нами проблемы - куда идти и что делать. Дарья, благодарение Амрунн, поняла мое состояние, и не лезла с вопросами. От нее веяло легким любопытством, благодарностью, и еще целым букетом разных эмоций и чувств. Я, опасаясь встретить меж них жалость, поспешно отстранился от Связи.
   Мне предстоял трудный разговор, и к нему следовало подготовиться. Взять себя в руки, а то вон ноги подкашиваются. Нет, ну ведь надо же, я тогда, привязанный к столбу, меньше нервничал и боялся, а тут прям весь расклеился... Надо успокоиться... Успокоиться... Так, думаем о будущем - нет, не слишком далеком, а о ближайшем.
   Куда мы можем пойти? Вечный Лес уже всяко отпадает, но ведь на нем Хальм не обрывается. Тарсиддийаш - опять же не самое лучшее место. Эти горы кишат вералами, марнами и прочими хищниками, и там не всякий опытный воин спокойно пройдет, а уж жить, да еще ей... Нет, легче с обрыва спрыгнуть, чтоб долго не мучиться! Пески Хаэсс - Белая пустыня - населена несколькими племенами кочевников, но я не думаю, что Дарье там понравится. Слишком сурова у них жизнь, и слишком однообразана - не место оборотням, которых вечно тянет на новое и необычное, и которые слишком любят комфорт. Идти к людям? Ну и что она там будет делать? И тем более, я? Оборотни ее там рано или поздно заметят, и тогда какой смысл было прятаться от них? Пойти в другой лес? Это надо будет на юг через всю территорию оборотней пройти... Если постараться, то можно. Мы ведь с Лриэт'алем смогли сюда добраться! Но... эльфы Южного Леса пострадали от Двуликих не меньше, а то и больше, чем их собратья в Вечном Лесу. Там нас однозначно стрелами утыкают. Идти к Двуликим? Да нет, бред, с чего мне вообще эта мысль в голову забрела? Мы же от них и прячемся...
   Решив, что оттягивать дальше бессмысленно, я обернулся к Дарье с предложением сесть где-то и поговорить, и застыл с открытым ртом. Сзади меня шла... шло... нечто. Штаны были штанами только наполовину, ботинки дикого цвета были на такой высокой подошве, что я удивился, как она в них ходить может, а у рубашки - облегающей верх как вторая кожа - рукавов не было. Зато на ней было изображено странное крылатое чудовище с зубами, от которых холодок по спине пробежал. Руки были не то в наручах, не то в браслетах, и притягивали глаза яркими цветами. К ним и был прикован мой взгляд, пока я пытался промычать вопрос:
   - Э-это ч-что? Т-так о-одеваются в т-т-твоем мире? - что у них за мир, что там люди ТАКОЕ носят? Тут же никакой гармонии, или смысла! Для чего эти браслеты? Они же никакой пользы не несут в данной ситуации... Я помотал головой. Как в этом ходить можно?..
   Ее ответ меня немного успокоил - оказывается, это не повседневный наряд, а всего лишь для какой-то легенды, что ли... На этот счет я не очень понял. Зачем придумывать историю? Как ее можно придумать? Кто это делает? Непонятно... Дарья, кстати, заметив мою неадекватную реакцию, тут же облачилась в более простую и понятную мне одежды - теперь мне нетребовалось щипать себя для проверки, не сплю ли я.
   Отойдя от неизвестно какого потрясения за это утро, я все же огласил свои мысли насчет разговора, и она охотно согласилась, не забыв упомянуть о Клятве. Как будто я денусь куда... Я приглядел куст фалтринна невдалеке от места, где мы встали, и предложил Дарье утолить голод - когда еще возможность спокойно поесть будет... Да и по Связи я четко мог видеть, что она очень - ОЧЕНЬ! - хочет есть. Утренние ягоды никак не заглушили недовольное ворчание пустого желудка, а только раззадорили. Ну ладно, сейчас мы точно наедимся. Не мясо, но тоже полезно, а главное - много!
  
  
  
  
  
  
  

Глава‭ ‬8.‭ Когда жизнь загоняет тебя в тупик,‭ ‬не отчаивайся...‭ ‬Всегда есть шанс,‭ ‬что ты сможешь научиться летать‭!

  
   ‭В которой мы говорим, говорим, и опять говорим. Ведь язык - до Киева доведет, хотя нам туда не надо... А еще мы наконец-то двигаемся в путь!
  
  
  
  
  
   "Мы покинули Логово,‭ ‬и обагренные жертвенной кровью Лунных Братьев,‭ ‬ушли в Пески.‭ ‬Не было минуты,‭ ‬чтоб мы не помнили их судьбу,‭ ‬и ночь разрывалась от воя,‭ ‬что пытался вырваться из неспособных издать его глоток...‭ ‬Мы шли к Светилу,‭ ‬дающему Жизнь,‭ ‬и дойдя до Большой Воды,‭ ‬создали новое,‭ ‬никогда не станущее нам родным Логово.‭ ‬И Пустота начала расти в наших сердцах,‭ ‬и когда потянулись Старшие обратно в Первое Логово,‭ ‬присоединиться к Лунным Братьям,‭ ‬понял Великий Отец,‭ ‬что...‭"
   Из Хроники Великого Ухода
  
  ‭
  
  
   ‬Дарья
  
  
  ‭ ‬Методично срывая ягоды с куста и отправляя их в рот,‭ ‬я с нетерпнием ждала ответов,‭ ‬а Ассагир собирался с мыслями.‭ ‬Я не торопила его.‭ ‬В конце концов,‭ ‬у человека...‭ ‬то есть,‭ ‬эльфа сейчас должно было быть тяжело на душе,‭ ‬а тут я ему соль на раны сыплю.‭ ‬Но и от расспросов я не могла отказаться,‭ ‬к тому же,‭ ‬он сам согласился.‭
  Тяжело вздохнув,‭ ‬Ассагир начал:
  -‭ ‬Клятва Жизни‭ ‬-‭ ‬это обычай и магический ритуал Детей Амрунн,‭ ‬то есть нас,‭ ‬эльфов.‭ ‬Хотя нет...‭ ‬Официально я теперь не эльф...‭ ‬-‭ ‬он отвернулся на мгновение,‭ ‬а затем продолжил.‭ ‬-‭ ‬Когда кто-то из эльфов оказывается в беде,‭ ‬и ему приходят на помощь,‭ ‬спасенный может принести тому,‭ ‬кто его спас,‭ ‬Клятву Жизни.‭ ‬Фактически это означает вручение своей судьбы и жизни в руки спасителя.‭ ‬Клятва связывает их жизни в одностороннем порядке,‭ ‬и смерть Хранителя Жизни означает смерть Несущего Долг Жизни.‭ ‬Клятва дается исключительно добровольно и с одобрения Амрунн.
  -‭ ‬Постой-ка,‭ ‬-‭ ‬я прервала его,‭ ‬подняв руку.‭ ‬-‭ ‬Ты хочешь сказать,‭ ‬что если бы эти вооруженные маньяки не выдержали‭ ‬и укокошили меня,‭ ‬то и ты заодно скончался бы‭?
  Он кивнул неуверенно.
  -‭ ‬Да,‭ ‬если я правильно тебя понял...‭ ‬Укокошить‭ ‬-‭ ‬это ведь убить,‭ ‬правильно‭?
  -‭ ‬Верно.‭ ‬-‭ ‬Я уставилась на него.‭ ‬-‭ ‬И ты скрыл это от меня‭? ‬Если б ты мне сразу сказал,‭ ‬я б...
  -‭ ‬Отказалась от Принятия Клятвы‭? ‬-‭ ‬продолжил он за меня.‭ ‬-‭ ‬Вот поэтому я и не сказал.‭ ‬Я рисковал,‭ ‬и здорово‭ ‬-‭ ‬с этим не спорю‭ ‬-‭ ‬но ты не знаешь еще одного закона эльфов.‭ ‬Основного закона,‭ ‬Закона Амрунн.‭ ‬Ни один эльф не смеет убить сородича,‭ ‬даже косвенно.‭ ‬Убив тебя,‭ ‬они нарушили бы этот Закон,‭ ‬а на такое пойти они не посмели бы.‭ ‬И как ты видишь,‭ ‬я оказался прав.‭
  -‭ ‬Но им очень хотелось.‭ ‬-‭ ‬ехидно подколола его я.‭ ‬-‭ ‬Они чуть ли не подпрыгивали от желания порубить меня на ме-е-елкие такие кусочки.
  -‭ ‬Хотелось.‭ ‬-‭ ‬согласился он,‭ ‬усмехнувшись.‭ ‬-‭ ‬А ты чуть сама их мечту не исполнила,‭ ‬предложив вернуть Клятву.‭ ‬Ты не успела бы вдохнуть после Слов Освобождения,‭ ‬а они бы уже атаковали тебя.
  -‭ ‬Хмм.‭ ‬-‭ ‬я смущенно почесала затылок,‭ ‬и встрепенулась,‭ ‬вспомнив кое-что из его объяснения:
  -‭ ‬А что ты там про одобрение Амрунн говорил‭? ‬Я не заметила ничего такого....‭ ‬И кто такая эта Амрунн,‭ ‬в конце концов‭? ‬Ваша Богиня‭?
  -‭ ‬Да,‭ ‬она покровительница эльфов и Демиург этого Мира,‭ ‬а также Дарительница Лесной Магии и Магии Жизни.‭ ‬Ее еще зовут Амрунн,‭ ‬Дарующей Свет.‭ ‬Есть еще два Демиурга:‭ ‬Ннумра и Мранну,‭ ‬Ее братья.‭ ‬Мранну является покровителем людей и носит имя Мранну,‭ ‬Примиряющего Тьму.‭ ‬А вот Ннумра‭ ‬-‭ ‬он Демиург Эрнама,‭ ‬соседнего с нами мира,‭ ‬где живут Дети Ннумры,‭ ‬сельирваа.‭ ‬Ннумра,‭ ‬Таящий Хаос,‭ ‬также является Дарителем Магии Элементов.‭ ‬Разумеется,‭ ‬Дарят они свою магию исключительно своим Детям.‭ ‬Так что,‭ ‬и эльфы,‭ ‬и сельирваа в своем большинстве маги,‭ ‬а среди людей‭ ‬-‭ ‬увы,‭ ‬а может,‭ ‬и к счастью‭ ‬-‭ ‬магов нет.‭ ‬Совсем.
  -‭ ‬А Двуликие‭? ‬-‭ ‬уже предчувствуя ответ,‭ ‬я все равно задала этот вопрос.
  -‭ ‬Двуликие...‭ ‬-‭ ‬он нахмурился.‭ ‬-‭ ‬Они‭ ‬-‭ ‬маги,‭ ‬причем все без исключения,‭ ‬и мне,‭ ‬честно говоря,‭ ‬неизвестна природа их магии.‭ ‬Это не элементы,‭ ‬и не Жизнь или Лес,‭ ‬это‭ ‬-‭ ‬нечто странное.‭ ‬У нас...‭ ‬у эльфов не было возможности изучить ее,‭ ‬но одно мы знаем точно‭ ‬-‭ ‬их магия может полностью блокировать нашу,‭ ‬и она часто причиняет нам боль.‭
  -‭ ‬А что касается одобрения Амрунн,‭ ‬-‭ ‬неожиданно сменив тему,‭ ‬продолжил он,‭ ‬-‭ ‬ты его видела,‭ ‬просто не знала,‭ ‬что это‭ ‬-‭ ‬оно.‭ ‬Когда мои ладони осветились зеленым,‭ ‬Амрунн признала,‭ ‬что мой Долг‭ ‬-‭ ‬действителен,‭ ‬и имеет право на существование.
  -‭ ‬О.‭ ‬-‭ ‬я припомнила,‭ ‬что вышеописанное событие действительно имело место быть,‭ ‬и задумалась.‭ ‬Я довольно легко приняла само существование богов‭ ‬-‭ ‬Демиургов‭ ‬-‭ ‬особенно учитывая все произошедшее,‭ ‬но вот степень их вовлеченности поставила меня в тупик.‭ ‬Насколько я поняла,‭ ‬они дают магию их...‭ ‬Детям,‭ ‬и следят за ними,‭ ‬и довольно активно участвуют в их жизни,‭ ‬но тогда...‭ ‬почему они не защитили их от Двуликих‭? ‬Где они были‭? ‬В каком уголке Вселенной прохлаждались‭? ‬Но спросить об этом у Ассагира...‭ ‬Мол,‭ ‬а где же были Ваши покровители,‭ ‬когда мои сородичи Вас...‭ ‬убивали и обращали в рабство‭? ‬Как-то не очень вежливо...
  Ассагир бросил на меня короткий невыразительный взгляд и вздохнул.‭ ‬Потом он опять вздохнул и продолжил:
  -‭ ‬Клятва Жизни образует довольно своеобразную связь,‭ ‬как эмоциональную,‭ ‬так и физическую.‭ ‬Я,‭ ‬к примеру,‭ ‬могу ощущать твои сильные эмоции,‭ ‬что позволяет мне понять,‭ ‬если нужна моя помощь,‭ ‬а раны,‭ ‬нанесенные тебе,‭ ‬будут отражаться на мне.‭ ‬Снимается Клятва Словами Освобождения,‭ ‬которые довольно просты:‭ "‬Я Освобождаю тебя,‭ ‬такой-то такой-то,‭ ‬от Клятвы Жизни.‭" ‬И я настоятельно не советую их произносить,‭ ‬пока мы не покинем лес.‭ ‬-‭ ‬он поспешил добавить,‭ ‬видя,‭ ‬как я уже открываю рот,‭ ‬и догодываясь,‭ ‬для чего.‭
  Я скривилась недовольно,‭ ‬но послушалась.‭ ‬Его лес,‭ ‬его жизнь‭ ‬-‭ ‬ему виднее.‭ ‬Наверное.
  -‭ ‬Почему этот...‭ ‬беловолосый сказал,‭ ‬что ты можешь вернуться только спустя год после Слов Освобождения‭? ‬-‭ ‬мне казалось странным это условие.‭
  Ассагир внезапно замялся,‭ ‬но все-таки ответил:
  -‭ ‬Когда...‭ ‬когда должник освобождается от Клятвы,‭ ‬он...‭ ‬как бы это сказать...‭ ‬еще целый год находится в абсолютном подчинении того,‭ ‬кто был Хранителем его Жизни.
  ‭ ‬Я подавилась ягодой,‭ ‬которую жевала в тот момент,‭ ‬и с трудом прокашлявшись‭ (‬чем наверняка оповестила всех возможных интересующихся на два километра вокруг о нашем местонахождении‭)‬,‭ ‬прохрипела:
  -‭ ‬В каком смысле,‭ "‬в абсолютном подчинении‭"? ‬И почему‭?
  -‭ ‬Не я придумывал Законы Клятвы,‭ ‬-‭ ‬немного раздраженно отозвался эльф,‭ ‬неловко дернув плечом.‭ ‬-‭ ‬Просто...‭ ‬они такие как есть.‭ ‬И‭ "‬в абсолютном‭" ‬значит полном.‭ ‬Если бы ты приказала мне вернуться и шпионить в пользу Двуликих,‭ ‬я бы не смог ослушаться.‭ ‬Физически не смог бы.‭ ‬Единственное исключение‭ ‬-‭ ‬убийство соро...‭ ‬эльфов.‭ ‬Я не мог бы посягнуть ни на чью жизнь,‭ ‬включая собственную.‭
  -‭ ‬А...а..‭ ‬-‭ ‬у меня даже слов не нашлось на такое.
  ‭ ‬Эльф безмятежно поедал ягоды,‭ ‬словно его ничуть не волновала будущая перспектива быть у меня в полном подчинении,‭ ‬и ждал,‭ ‬пока я приду в себя.‭ ‬А мне даже злиться на него было стыдно за его невозмутимость‭! ‬Помучавшись с пол-минуты в нерешительности,‭ ‬я в конце концов плюнула и заявила ему бесцеремонно:
  -‭ ‬На этот счет можешь точно не переживать‭! ‬Нужен мне твой Вечный Лес как слону велосипед.‭ ‬Давай лучше решать куда нам идти можно...‭ ‬Идея поселиться на первое время в Лесу провалилась с треском,‭ ‬а больше мне в голову ничего не приходит‭ ‬-‭ ‬я ж ничего не знаю о Хальме‭!
   В ответ на мою миниатюрную речь Ассагир только нахмурился‭ ‬-‭ ‬при этом его уши нервно задергались‭ ‬-‭ ‬и покосился на меня оценивающе.‭ ‬Под его взглядом я смутилась‭ ‬-‭ ‬ну чего он глазеет как...‭ ‬как не знаю кто‭? ‬Меня так и тянуло ехидно показать ему язык.‭ ‬Чтоб не пялился.‭ ‬Но он не дал мне такой возможности‭ ‬-‭ ‬подобрав с земли сухую веточку,‭ ‬он отодвинулся от куста и расчистив небольшой участок земли,‭ ‬начал что-то сосредоточенно чертить.‭ ‬Я с любопытством подползла поближе,‭ ‬стараясь разобрать изображенное.‭ ‬К моему...‭ ‬неудивлению,‭ ‬это оказалась карта.‭
  -‭ ‬Это‭ ‬-‭ ‬Хальм,‭ ‬-‭ ‬указал он на рисунок.‭
  -‭ ‬А это‭ ‬-мы,‭ ‬-‭ ‬ткнув пальцем в верхнюю часть рисунка,‭ ‬он попытался обозначить точку поотчетливее,‭ ‬и хорошенько продавил землю палочкой.‭ ‬-‭ ‬Вот тут‭ ‬-‭ ‬деревня последователей Аяра,‭ ‬а тут...
  -‭ ‬Стой-ка,‭ ‬-‭ ‬прервала его я.‭ ‬-‭ ‬Аяра‭? ‬Это еще кто‭? ‬Или что‭? ‬Я думала,‭ ‬они какому-то Отцу поклоняются,‭ ‬и огню.‭
  -‭ ‬Аяр‭ ‬-это Аяр.‭ ‬-‭ ‬он искренне недоумевал моей неосведомленности.‭
  -‭ ‬Что,‭ ‬просто Аяр‭?
  -‭ ‬Вот‭ ‬-‭ ‬Аяр,‭ ‬-‭ ‬и он ткнул пальцем в сторону Солнца.‭
  -‭ ‬Солнце‭? ‬-‭ ‬удивилась я.‭ ‬-‭ ‬Так бы сразу и сказал.
  -‭ ‬Ты зовешь его Солнце‭? ‬Никогда не слышал о таком имени Аяра...‭ ‬-‭ ‬он пожал плечами.‭
  -‭ ‬Так вот,‭ ‬с этой стороны‭ ‬-‭ ‬Вечный Лес‭ ‬-‭ ‬дом эльфов,‭ ‬вон те горы‭ ‬-‭ ‬это Тарсиддийяш,‭ ‬за ними‭ ‬-‭ ‬пески Хаэсс.‭ ‬Оборотни живут между Вечным Лесом и равниной Эвоар,‭ ‬а пришли они во-о-т отсюда.‭
  Я оглядела карту,‭ ‬задумавшись.‭ ‬Если Ассагир верно передал масштаб,‭ ‬то Двуликие захватили изрядный кус этого мира.‭ ‬В пустыню я точно не хотела‭ ‬-‭ ‬жара,‭ ‬пески,‭ ‬отсутствие воды...‭ ‬Жуть.‭ ‬Лес уже отпал,‭ ‬причем и второй‭ ‬-‭ ‬тоже,‭ ‬что было вдвойне обидно.‭ ‬Горы‭? ‬Я поинтересовалась,‭ ‬почесав затылок.
  -‭ ‬Тарсиддийяш‭? ‬-‭ ‬он поморщился,‭ ‬как от зубной боли.‭ ‬-‭ ‬Настоятельно не советую.‭ ‬Там водятся такие хищники,‭ ‬что никто не лезет туда под страхом смерти.‭ ‬В том числе,‭ ‬Двуликие.‭
  -‭ ‬А равнина Эвоар‭?
  -‭ ‬Ну-у-у...‭ ‬Там живут кочевники,‭ ‬довольно воинственные и невежественные.‭ ‬Оборотни пока не пытаются захватить эту область,‭ ‬главным образом,‭ ‬потому что там нет ничего полезного для них.‭ ‬Трава,‭ ‬редкий кустарник,‭ ‬ядовитые змеи‭ ‬-‭ ‬вот и все богатство.
  Мда-а-а,‭ ‬подумалось мне.‭ ‬Выбор не ахти какой...‭ ‬Хотя...‭
  -‭ ‬Ассагир,‭ ‬-‭ ‬выпалила я,‭ ‬-‭ ‬а как же Эрнам‭? ‬Ты знаешь,‭ ‬кто там живет‭ ‬-‭ ‬сельирваа‭ ‬-‭ ‬но откуда‭? ‬Вы там бывали‭? ‬Или они приходили к вам‭? ‬И кто такие сельирваа‭?
  -‭ ‬А..‭ ‬-‭ ‬просветлел лицом Ассагир.‭ ‬-‭ ‬Сельирваа‭ ‬-‭ ‬это дети Стихий‭; ‬чаще всего именно они приходили к нам,‭ ‬а потом и люди из нашего мира начали ходить к ним,‭ ‬а вот мы,‭ ‬Дети Амрунн,‭ ‬крайне редко появлялись там‭ ‬-‭ ‬мы вообще нечасто выходим из Вечного Леса.‭ ‬Но мы знаем,‭ ‬как пройти в Эрнам‭ ‬-‭ ‬это сродни инстинкту.
  -‭ ‬А Двуликие‭? ‬Они знают‭?
  -‭ ‬Конечно,‭ ‬ведь люди им все рассказали,‭ ‬и сами сельирваа появлялись пару раз,‭ ‬но во время разобрались,‭ ‬что ничего хорошего от Двуликих не дождаться и прекратили контакты с ними.
  -‭ ‬Ну и как к ним попасть‭? ‬-‭ ‬меня завораживала идея так просто путешествовать между мирами.‭ ‬Это было немного иронично,‭ ‬учитывая,‭ ‬что я сама из другого мира,‭ ‬но для меня это было неосознанно.‭ ‬Я не управляла процессом.‭ ‬Я,‭ ‬именно я не контролировала переход,‭ ‬так что была лишь‭ "‬пассажиром‭" ‬на‭ "‬межмировом самолете‭"‬,‭ ‬а мне хотелось быть‭ "‬пилотом‭"‬.‭ ‬Хотелось до темноты в глазах и дрожи в пальцах‭!
  -‭ ‬Порталы к ним расположены в местах встречи Стихий,‭ ‬но пройти можно лишь тем,‭ ‬кто не несет злого умысла в сердцах.‭ ‬Не знаю,‭ ‬как они это сделали,‭ ‬но факт.‭ ‬-‭ ‬Ассагир пожевал губы в задумчивости.‭ ‬-‭ ‬А ближайший портал находится в...‭ ‬горах.‭ ‬-‭ ‬закончил он хмуро.‭ ‬-‭ ‬Огненная Долина Эриешш.‭
  -‭ ‬Ох-хо-хо,‭ ‬-‭ ‬почесала я затылок.‭ ‬-‭ ‬Куда ни кинь,‭ ‬везде‭ ‬-‭ ‬клин.‭ ‬Далеко в горы-то идти‭?
  -‭ ‬Н-не очень,‭ ‬но...‭ ‬-‭ ‬он раздумывал.‭ ‬-‭ ‬Если постараться,‭ ‬то можно избежать столкновения с местными обитателями.‭
  -‭ ‬Тогда идем туда.‭ ‬-‭ ‬с уверенностью,‭ ‬не слишком ощущаемой внутри,‭ ‬превозгласила я.‭ ‬-‭ ‬Только надо достать тебе нормальной одежды.‭ ‬Знаешь,‭ ‬где можно это сделать‭?
  -‭ ‬В ближайшем городе или деревне,‭ ‬-‭ ‬он оглядел себя с легким сожалением во взгляде и уставился на меня.‭ ‬-‭ ‬Только вначале надо разобраться с твоим нарядом,‭ ‬а то внимания мы привлечем как танцующий верал.‭ ‬Во-первых,‭ ‬рукава должны быть длинными и широкими,‭ ‬во-вторых,‭ ‬штаны тоже должны быть пошире и подлиннее,‭ ‬и в-третьих,‭ ‬все это должно быть темных цветов:‭ ‬черного,‭ ‬серого,‭ ‬коричневого,‭ ‬красного,‭ ‬синего.‭ ‬Главное,‭ ‬ничего зеленого‭ ‬-‭ ‬я никогда не видел,‭ ‬чтоб оборотни носили хоть что-то зеленое,‭ ‬так что лучше не рисковать.
  Я слегка склонила голову,‭ ‬сосредотачиваясь,‭ ‬и через пару секунд на мне уже красовались темно-синие шаровары и серая просторная туника с рукавами как у кимоно.
  -‭ ‬Так‭? ‬-‭ ‬я помахала руками,‭ ‬с довольным видом наблюдая как развевается ткань.
  -‭ ‬Так.‭ ‬-‭ ‬он закинул в рот еще одну горсть ягод,‭ ‬и поднялся на ноги.‭ ‬-‭ ‬Если идти в горы,‭ ‬нам нужно еще оружие,‭ ‬веревки и продукты.‭ ‬А достать все это можно только в городе покрупнее той деревушки,‭ ‬где ты нас спасла,‭ ‬так что...
  -‭ ‬Я и не собиралась туда возвращаться‭! ‬-‭ ‬подпрыгнула от возмущения я.‭ ‬-‭ ‬Меня скорее всего запомнил это горе-сторож,‭ ‬да и появляться в украденных вещах‭ ‬-‭ ‬я кивнула на его одежку‭ ‬-‭ ‬не лучшая идея.‭ ‬Кроме того,‭ ‬ты что,‭ ‬забыл про погоню‭? ‬Наткнемся еще на моих...сородичей.
  -‭ ‬Тогда наш путь лежит в Арреден,‭ ‬это к юго-западу отсюда на два дневных перехода.‭ ‬-‭ ‬он потянулся и оглянулся по сторонам,‭ ‬словно что-то ища,‭ ‬а потом протянул мне руку.‭ ‬Я не отказалась от помощи,‭ ‬и меня поразило,‭ ‬насколько холодной была его ладонь.‭ ‬Словно я вампира касалась...‭
  
   Наш дальнейший путь до выхода из Леса прошел без особых происшествий.‭ ‬Ассагир погрузился в тревожное безмолвие,‭ ‬а я мучилась сомнениями о принятом решении.‭ ‬Если меня закинули сюда,‭ ‬то это‭ ‬-‭ ‬не просто так.‭ ‬Кому-то было нужно,‭ ‬чтоб я попала сюда.‭ ‬Кто-то постарался,‭ ‬чтоб я стала оборотнем.‭ ‬Правильно ли я делаю,‭ ‬что прячусь,‭ ‬бегу в другой мир‭? ‬Еще и сон этот...‭ ‬С другой стороны,‭ ‬жить хочется‭! ‬Хоть Ассагир и сказал,‭ ‬что меня ни люди не тронут,‭ ‬ни Двуликие‭ (‬наверное‭)‬,‭ ‬ему-то полную безопасность я гарантировать не могу.‭ ‬И оставить просто так не могу.‭ ‬Как же все неудачно складывается...
  ‭ ‬Просвет меж деревьев заставил сердце забиться чаще,‭ ‬а ноги сами собой замедлили шаг.‭ ‬Мы достигли окончания Леса,‭ ‬куда вернемся еще не скоро,‭ ‬точнее,‭ ‬он не скоро,‭ ‬а в моем случае‭ ‬-‭ ‬возможно,‭ ‬никогда.‭
  -‭ ‬Не возвращай Клятву,‭ ‬пока мы не отойдем от Леса подальше.‭ ‬-‭ ‬внезапно сказал Ассагир.‭ ‬-‭ ‬Я не чувствую слежки,‭ ‬но я теперь вообще отрезан от Песни Леса,‭ ‬а эльфы умеют прятаться от обычного восприятия.
  От его слов у меня пробежал холодок по позвоночнику‭ ‬-‭ ‬я не обращала внимания на шелест ветвей и треск сучков по сторонам,‭ ‬списывая на ветер и зверье,‭ ‬но теперь моя паранойя раскрасила картину звуков совсем иным способом.‭ ‬За каждым деревом мне начал чудиться источающий ненависть эльф,‭ ‬и я возблагодарила небо за то,‭ ‬то он сказал это только сейчас,‭ ‬когда до конца Леса оставались считанные шаги.‭ ‬Не доставало мне еще дерганой психичкой стать...
  Выйдя из Леса,‭ ‬мы пошли наискосок в сторону гор‭ ‬-‭ ‬удаляясь от Леса,‭ ‬минуя деревню маньяков-фанатиков,‭ ‬и приближаяясь к горам одновременно.‭ ‬На юго-восток,‭ ‬одним словом.‭ ‬Когда Лес остался далеко позади‭ ‬-‭ ‬стал лишь темной полосой на горизонте,‭ ‬эльф развернулся ко мне и кивнул:
  -‭ ‬Здесь‭ ‬-‭ ‬можно.
  Я глубоко вздохнула и на одном дыхании выдала:
  ‭ ‬-‭ ‬Я освобождаю тебя,‭ ‬Ассагир Рру"ифф,‭ ‬от Клятвы Жизни.
  ‭ "‬Не грянул гром,‭ ‬и не сверкнула молния,‭ ‬не затряслась земля,‭ ‬не обвалился небосвод...‭" ‬-‭ ‬мелькнуло в мыслях.‭ ‬И все же...‭ ‬у меня появился персональный раб на целый год,‭ ‬которого я не могу освободить,‭ ‬как бы мне этого ни хотелось...‭ ‬И не дай боги,‭ ‬ляпну что-нибудь в своей привычной манере,‭ ‬что он воспримет как приказ‭! ‬Ой-ей,‭ ‬не было печали...‭
  
  
  
  
   Ассагир
  
  
  Как я и предполагал,‭ ‬мое объяснение Дарье не понравилось.‭ ‬Не понравилось‭ ‬-‭ ‬не то слово,‭ ‬она была испугана,‭ ‬возмущена и растеряна одновременно.‭ ‬И конечно,‭ ‬все это она не думала скрывать и высказала,‭ ‬но...‭ ‬Из ее слов я едва понял половину.‭ ‬Как всегда.‭ ‬Что значит‭ "‬укокошить‭"? ‬И кто такие‭ "‬маньяки‭"? ‬Общий смысл понятен,‭ ‬но вот по отдельности...‭ ‬Голова кругом идет.
  Своим возмущением она подтвердила мою правоту ранее‭ ‬-‭ ‬она отказалась бы принимать Клятву,‭ ‬пока я бы не объяснил все нюансы,‭ ‬а в результате Стражи превратили бы ее в большого ежика.‭ ‬Так то.‭
  -‭ ‬Хмм.‭ ‬-‭ ‬она явно чувствовала себя неловко,‭ ‬но тут ей пришла в голову какая-то мысль,‭ ‬отвлекшая ее от переживаний по поводу Клятвы.‭
  -‭ ‬А что ты там про одобрение Амрунн говорил‭? ‬Я не заметила ничего такого....‭ ‬И кто такая эта Амрунн,‭ ‬в конце концов‭? ‬Ваша Богиня‭?
   Она наблюдательна к деталям,‭ ‬это точно.‭ ‬И любит озадачивать.‭ ‬Я про Амрунн могу рассказывать часами,‭ ‬как и про ее одобрение,‭ ‬что оно означает и подразумевает,‭ ‬каковы его последствия,‭ ‬и чем она отличается от Богини.‭ ‬Но я не думаю,‭ ‬что ей нужны такие подробности,‭ ‬и времени у нас нет.‭ ‬Придется ужать,‭ ‬насколько это вообще возможно.‭
  -‭ ‬Да,‭ ‬она покровительница эльфов и Демиург этого Мира,‭ ‬а также Дарительница Лесной Магии и Магии Жизни.‭ ‬Ее еще зовут Амрунн,‭ ‬Дарующей Свет.‭ ‬Есть еще два Демиурга:‭ ‬Ннумра и Мранну,‭ ‬Ее братья.‭ ‬Мранну является покровителем людей и носит имя Мранну,‭ ‬Примиряющего Тьму.‭ ‬А вот Ннумра‭ ‬-‭ ‬он Демиург Эрнама,‭ ‬соседнего с нами мира,‭ ‬где живут Дети Ннумры,‭ ‬сельирваа.‭ ‬Ннумра,‭ ‬Таящий Хаос,‭ ‬также является Дарителем Магии Элементов.‭ ‬Разумеется,‭ ‬Дарят они свою магию исключительно своим Детям.‭ ‬Так что,‭ ‬и эльфы,‭ ‬и сельирваа в своем большинстве маги,‭ ‬а среди людей‭ ‬-‭ ‬увы,‭ ‬а может,‭ ‬и к счастью‭ ‬-‭ ‬магов нет.‭ ‬Совсем.‭
  Если честно,‭ ‬раньше я всегда считал это несправедливым по отношению к людям,‭ ‬но после того,‭ ‬как они предали нас Двуликим,‭ ‬мое мнение изменилось.‭ ‬И без магии они причинили нам немало горя,‭ ‬а если б они еще и магией владели,‭ ‬то страшно представить,‭ ‬что они могли бы натворить...
  -‭ ‬А Двуликие‭? ‬-‭ ‬Дарья с задумчивым видом жевала нижнюю губу.‭
  -‭ ‬Двуликие...‭ ‬-‭ ‬вопрос был болезненным,‭ ‬и я поморщился.‭ ‬Стыдно было признавать,‭ ‬что за столько лет мы не узнали,‭ ‬какую магию используют оборотни.‭ ‬-‭ ‬Они‭ ‬-‭ ‬маги,‭ ‬причем все без исключения,‭ ‬и мне,‭ ‬честно говоря,‭ ‬неизвестна природа их магии.‭ ‬Это не элементы,‭ ‬и не Жизнь или Лес,‭ ‬это‭ ‬-‭ ‬нечто странное.‭ ‬У нас...‭ ‬у эльфов не было возможности изучить ее,‭ ‬но одно мы знаем точно‭ ‬-‭ ‬их магия может полностью блокировать нашу,‭ ‬и она часто причиняет нам боль.‭
  На меня нахлынули воспоминания‭ ‬-‭ ‬белая ослепляющая боль,‭ ‬словно тысячи раскаленных иголок впиваются в тело,‭ ‬и жгучая тяжесть на шее и запястьях.‭ ‬Когда на тебя одевают Ошейник и Браслеты,‭ ‬в первые мгновения хочется умереть,‭ ‬лишь бы боль прекратилась.‭ ‬Потом она ослабевает,‭ ‬но никогда не уходит полностью.‭ ‬Лриэт"алю повезло,‭ ‬что он был еще ребенком,‭ ‬и избежал подчинения магией.‭ ‬Оборотни решили,‭ ‬что из принца и так неплохой заложник примерного поведения взрослых,‭ ‬и не хотели рисковать.‭ ‬Вероятен был шанс,‭ ‬что он просто не переживет болевого шока.‭ ‬А сам бежать он бы не смог...‭ ‬Не хотелось вспоминать об этом сейчас.
  -‭ ‬А что касается одобрения Амрунн,‭ ‬ты его видела,‭ ‬просто не знала,‭ ‬что это‭ ‬-‭ ‬оно.‭ ‬Когда мои ладони осветились зеленым,‭ ‬Амрунн признала,‭ ‬что мой Долг‭ ‬-‭ ‬действителен,‭ ‬и имеет право на существование.
  -‭ ‬О.‭ ‬-‭ ‬Дарья замолчала и впала в беспокойную задумчивость.‭ ‬Я слышал отголоски недоумения и и странного недовольства,‭ ‬но не мог даже приблизительно сказать,‭ ‬что вызвало у нее эти эмоции.‭ ‬Поняв,‭ ‬что она может просидеть так долго,‭ ‬если ее не отвлечь,‭ ‬я вздохнул.‭ ‬Про Клятву еще было чего рассказать,‭ ‬и хотя я предвидел ее реакцию‭ (‬принимая во внимание то,‭ ‬как она отреагировала на то,‭ ‬что я уже рассказал‭)‬,‭ ‬оттягивать не стоило.‭ ‬Я собрался с мыслями и начал:
  -‭ ‬Клятва Жизни образует довольно своеобразную связь,‭ ‬как эмоциональную,‭ ‬так и физическую.‭ ‬Я,‭ ‬к примеру,‭ ‬могу ощущать твои сильные эмоции,‭ ‬что позволяет мне понять,‭ ‬если нужна моя помощь,‭ ‬а раны,‭ ‬нанесенные тебе,‭ ‬будут отражаться на мне.‭ ‬Снимается Клятва Словами Освобождения,‭ ‬которые довольно просты:‭ "‬Я Освобождаю тебя,‭ ‬такой-то такой-то,‭ ‬от Клятвы Жизни.‭" ‬И я настоятельно не советую их произносить,‭ ‬пока мы не покинем лес.‭ ‬-‭ ‬так я и знал.‭ ‬Она тут же попыталась произнести Слова‭! ‬Как я только остановить ее успел‭! ‬Неужели она не понимает,‭ ‬что в Лесу она в постоянной опасности и Клятва‭ ‬-‭ ‬ее единственная защита‭? ‬Еще и хмурится‭!
  -‭ ‬Почему этот...‭ ‬беловолосый сказал,‭ ‬что ты можешь вернуться только спустя год после Слов Освобождения‭? ‬-‭ ‬ее вопрос прервал мой поток возмущений,‭ ‬и я внезапно ощутил себя неуютно уязвимым.‭ ‬Нельзя не ответить,‭ ‬но как же не хочется,‭ ‬Амрунн‭! ‬Как я до такого дошел‭? ‬Открыто объяснять,‭ ‬как мною командовать,‭ ‬оглашать слабости...‭ ‬А не рассказать‭ ‬-‭ ‬так себе же хуже будет.‭ ‬С нее станется попросить‭ "‬ноги делать‭" ‬или еще чего похлеще.
  ‭ ‬-‭ ‬Когда...‭ ‬когда должник освобождается от Клятвы,‭ ‬он...‭ ‬как бы это сказать...‭ ‬еще целый год находится в абсолютном подчинении того,‭ ‬кто был Хранителем его Жизни.
  ‭ ‬Её реакция‭ ‬была довольно забавной,‭ ‬несмотря на мрачность ситуации,‭ ‬и я не смог сдержать улыбки.‭ ‬Кашляя со слезами на глазах,‭ ‬она пыталась избавиться от ягоды,‭ ‬застрявшей в горле,‭ ‬а когда ей это удалось,‭ ‬просипела:
  -‭ ‬В каком смысле,‭ "‬в абсолютном подчинении‭"? ‬И почему‭?
   Ища ответ на этот вопрос,‭ ‬Дети Амрунн потратили не одно столетие,‭ ‬и так и не пришли ни к чему определенному.‭ ‬Не каждый был согласен стать подопытным хьештом‭! ‬Поэтому я лишь буркнул:
  -‭ ‬Не я придумывал Законы Клятвы.‭ ‬Просто...‭ ‬они такие как есть.‭ ‬И‭ "‬в абсолютном‭" ‬значит полном.‭ ‬Если бы ты приказала мне вернуться и шпионить в пользу Двуликих,‭ ‬я бы не смог ослушаться.‭ ‬Физически не смог бы.‭ ‬Единственное исключение‭ ‬-‭ ‬убийство соро...‭ ‬эльфов.‭ ‬Я не мог бы посягнуть ни на чью жизнь,‭ ‬включая собственную.‭
   Я продолжал трапезу ягодами,‭ ‬пока она приходила в себя и собиралась с мыслями.‭ ‬Связь буквально вибрировала от хаотичной смеси эмоций,‭ ‬охватившей Дарью:‭ ‬растерянность,‭ ‬страх,‭ ‬недоверие,‭ ‬удивление,‭ ‬обида...‭ ‬Стукнуть меня бревном по голове,‭ ‬если я понимаю,‭ ‬что с ней такое‭! ‬Обида-то с чего‭?
  -‭ ‬На этот счет можешь точно не переживать‭! ‬Нужен мне твой Вечный Лес как слону велосипед.‭ ‬Давай лучше решать куда нам идти можно...‭ ‬Идея поселиться на первое время в Лесу провалилась с треском,‭ ‬а больше мне в голову ничего не приходит‭ ‬-‭ ‬я ж ничего не знаю о Хальме‭!
   Я побоялся спрашивать,‭ ‬кто такие слон и велосипед...‭ ‬А вот то,‭ ‬что она в Хальме совсем не ориентируется‭ ‬-‭ ‬плохо,‭ ‬и надо исправлять.‭ ‬Я решил заняться этим немедленно.‭ ‬Нарисовал карту,‭ ‬обозначил наше местоположение,‭ ‬и начал объяснять:‭
  -‭ ‬Это‭ ‬-‭ ‬Хальм,‭ ‬а это‭ ‬-мы.‭ ‬Вот тут‭ ‬-‭ ‬деревня последователей Аяра,‭ ‬а тут...
  ‭ ‬Оказалось,‭ ‬что она не знает даже,‭ ‬что такое Аяр.‭ ‬Назвала Солнцем каким-то...‭ ‬Решив не обращать на это внимание,‭ ‬я кратко обрисовал,‭ ‬что где находится,‭ ‬и загрустил сам.‭ ‬Наше положение было удручающим,‭ ‬по другому не скажешь.‭ ‬Дарья тоже это понимала,‭ ‬уныло взирая на рисунок.‭ ‬Спросила про Тарсиддийяш,‭ ‬но я честно ответил про их обитателей.‭ ‬Долина Эвоар‭ ‬-‭ ‬единственное более-менее доступное для нас место‭ ‬-‭ ‬тоже не сулила ничего приятного.‭ ‬Признаться искренне,‭ ‬я совсем не представлял,‭ ‬куда нам податься...
  ‭ ‬И вот тут она меня опять ошарашила‭!
  -‭ ‬Ассагир,‭ ‬а как же Эрнам‭? ‬Ты знаешь,‭ ‬кто там живет‭ ‬-‭ ‬сельирваа‭ ‬-‭ ‬но откуда‭? ‬Вы там бывали‭? ‬Или они приходили к вам‭? ‬И кто такие сельирваа‭?
   Кто такие сельирваа‭? ‬Я с трудом подавил смех.‭ ‬Ну и вопросы она задает‭! ‬Их трудно описать,‭ ‬и не легче понять‭ ‬-‭ ‬они загадочны...‭ ‬Легкие в телосложении‭ ‬-‭ ‬почти хрупкие на вид‭ ‬-‭ ‬со странными гипнотизирующими глазами‭ ‬-‭ ‬и крыльми из непонятной энергии‭ ‬-‭ ‬они наводили трепет одним своим присутствием.‭ ‬Но даже думая о них,‭ ‬сама собой появлялась улыбка,‭ ‬и забывались все тревоги.‭ ‬Находиться рядом‭ ‬-‭ ‬это ощущение было невозможно передать словами.‭ ‬Жаль,‭ ‬что встретиться с ними‭ ‬-‭ ‬редкая удача.‭ ‬Крайне редкая.‭
   Дарья буквально светилась от интереса к ним,‭ ‬и я внезапно обрадовался.‭ ‬А ведь выход‭! ‬Там нас никто не достанет‭ ‬-‭ ‬ни оборотни,‭ ‬ни мои бывшие сородичи,‭ ‬а сельирваа нас не прогонят‭ ‬-‭ ‬они не страдают предрассудками.‭
  -‭ ‬А Двуликие‭? ‬Они знают‭?
  -‭ ‬Конечно,‭ ‬ведь люди им все рассказали,‭ ‬и сами сельирваа появлялись пару раз,‭ ‬но во время разобрались,‭ ‬что ничего хорошего от Двуликих не дождаться и прекратили контакты с ними.‭ ‬-‭ ‬а если они не хотят с кем-то общаться,‭ ‬то найти их шансов нет,‭ ‬и тем более,‭ ‬проникнуть к ним.‭
  ‬-‭ ‬Ну и как к ним попасть‭?
  -‭ ‬Порталы к ним расположены в местах встречи Стихий,‭ ‬но пройти можно лишь тем,‭ ‬кто не несет злого умысла в сердцах.‭ ‬Не знаю,‭ ‬как они это сделали,‭ ‬но факт.‭ ‬-‭ ‬я вспомнил,‭ ‬как наши ученые-маги пытались разгадать это заклинание.‭ ‬Не для того,‭ ‬чтоб проникнуть в Эрнам,‭ ‬а потому что нам самим оно бы пригодилось.‭ ‬К сожаленью,‭ ‬все было напрасно.‭
   -‭ ‬А ближайший портал находится в...‭ ‬горах.‭ ‬Огненная Долина Эриешш.‭ ‬-‭ ‬похоже,‭ ‬все же придется идти в Тарсиддийяш.‭ ‬Забава для самоубийц и отчаявшихся...‭ ‬Оборотень была со мной согласна.
  -‭ ‬Ох-хо-хо...‭ ‬Куда ни кинь,‭ ‬везде‭ ‬-‭ ‬клин.‭ ‬Далеко в горы-то идти‭?
  -‭ ‬Н-не очень,‭ ‬но...‭ ‬Если постараться,‭ ‬то можно избежать столкновения с местными обитателями.‭ ‬-‭ ‬вералы водились высоко в снежных перевалах,‭ ‬а шерры летом,‭ ‬как ни странно,‭ ‬больше дрались между собой.‭ ‬Вот марны‭ ‬-‭ ‬это была реальная опасность.‭ ‬Мелкие,‭ ‬чуть ниже колена,‭ ‬и трусливые,‭ ‬они охотились стаями.‭ ‬Большими стаями,‭ ‬особей в двадцать‭ ‬-‭ ‬тридцать...‭ ‬И они всегда нападали со всех сторон все вместе.‭ ‬Было бы их мало,‭ ‬раскидать их не стоило бы много усилий,‭ ‬но с зубами-иголками и цепкой хваткой они просто висли на своей жертве,‭ ‬пока от болевого шока и их общего веса она не падала на землю.‭ ‬И уже не вставала...‭ ‬А с другой стороны,‭ ‬Дарья их должна почуять заранее,‭ ‬и мы сможем уйти от них.‭ ‬В крайнем случае,‭ ‬на дерево залезть,‭ ‬и как хьешты‭ ‬-‭ ‬прыг-прыг.‭ ‬Я-то больше жизнь в Лесу не чувствую...‭
  -‭ ‬Тогда идем туда.‭ ‬Только надо достать тебе нормальной одежды.‭ ‬Знаешь,‭ ‬где можно это сделать‭?
  -‭ ‬В ближайшем городе или деревне.‭ ‬-‭ ‬Человеческая одежда с чужого плеча выглядела на мне,‭ ‬по крайней мере,‭ ‬жалко.‭ ‬От стыда хотелось слиться с деревьями,‭ ‬хотя...‭ ‬С чего это я так переживаю‭? ‬Еще день назад я был рад любому одеянию‭! ‬Это так встреча с соплеменниками на меня повлияла‭? ‬Ну да,‭ ‬в их глазах я был подобен нищему бродяге,‭ ‬наверное.‭ ‬Тоже мне,‭ ‬последний из Рода Эайнарр‭!
   Мысли о соответствующей положению одежде напомнили мне,‭ ‬что Дарья‭ ‬-‭ ‬Двуликая,‭ ‬и как-никак,‭ ‬должна одеваться как оборотень.‭ ‬Я,‭ ‬не медля,‭ ‬рассказал ей самое основное в их наряде:‭ ‬фасон и цвет.‭ ‬Она‭ ‬-‭ ‬счастливая‭! ‬-‭ ‬тут же изменила свой универсальный костюм на...‭ ‬уже нечто более знакомое.‭ ‬Такое,‭ ‬что у меня холодок по спине пробежал и хотелось поежиться.‭
  -‭ ‬Так‭? ‬-‭ ‬она не замечала моего дискомфорта,‭ ‬по-детски маша рукавами.
  -‭ ‬Так.‭ ‬-‭ ‬ухватив последние ягоды,‭ ‬я встал.‭ ‬-‭ ‬Если идти в горы,‭ ‬нам нужно еще оружие,‭ ‬веревки и продукты.‭ ‬А достать все это можно только в городе покрупнее той деревушки,‭ ‬где ты нас спасла,‭ ‬так что...
  ‭ ‬Договорить я не успел.
  -‭ ‬Я и не собиралась туда возвращаться‭! ‬Меня скорее всего запомнил это горе-сторож,‭ ‬да и появляться в украденных вещах‭ ‬-‭ ‬не лучшая идея.‭ ‬Кроме того,‭ ‬ты что,‭ ‬забыл про погоню‭? ‬Наткнемся еще на моих...сородичей.
  ‭ ‬Я мог напомнить ей,‭ ‬что она могла не только заявиться туда в украденных вещах,‭ ‬но и еще с веревок снять,‭ ‬не стесняясь.‭ ‬А то и приказать,‭ ‬чтоб принесли,‭ ‬да по размеру,‭ ‬но насчет погони она была права.‭ ‬Оборотни могли появиться там в любой момент,‭ ‬и момент этот станет для меня,‭ ‬всего скорее,‭ ‬последним.‭ ‬А даже если и жив останусь,‭ ‬опять в Браслеты с Ошейником...‭ ‬Нет‭! ‬Ни за что‭! ‬Никогда‭!
   -‭ ‬Тогда наш путь лежит в Арреден,‭ ‬это к юго-западу отсюда на два дневных перехода.‭ ‬-‭ ‬мне послышалось,‭ ‬что невдалеке от нас что-то хрустнуло,‭ ‬и я попытался разглядеть,‭ ‬что это было.‭ ‬Хьешт‭? ‬Или один из Стражей пришел‭ "‬проводить‭"? ‬Не видно...‭ ‬Я помог Дарье подняться с земли,‭ ‬и почувствовал ее удивление.‭ ‬Ну что опять‭?! ‬Я ожидал какого-нибудь вопроса,‭ ‬но она промолчала.
  
  ‭ ‬До самого выхода из Леса я выпал из реальности и пытался составить план действий в городе.‭ ‬Арреден‭ ‬-‭ ‬город небольшой,‭ ‬но довольно интересный,‭ ‬а самое главное‭ ‬-‭ ‬Двуликие его не любят и избегают.‭ ‬Оборотни не пылали особой любовью к воде,‭ ‬а Арреден был не просто построен на берегу‭ ‬-‭ ‬он буквально стоял на воде в устье двух рек.‭
  Кроме того,‭ ‬все дома и улицы в нем были построены из дерева,‭ ‬и не просто дерева,‭ ‬а предоставленного и зачарованного эльфами.‭ ‬Весь мусор и отходы выбрасывались в специальные бочки,‭ ‬где под действием заклинаний распадались до основы,‭ ‬а выделившаяся при этом энергия шла на подпитку заклинаний.‭ ‬Замкнутый круг‭ ‬-‭ ‬просто и эффектно.‭ ‬Домики,‭ ‬конечно,‭ ‬были маленькими,‭ ‬но уютными,‭ ‬и очень красивыми‭ ‬-‭ ‬как белоснежные ирре на воде.‭ ‬Арреден был подарком эльфов людям,‭ ‬и здесь‭ ‬-‭ ‬только здесь‭ ‬-‭ ‬эльфы еще могли появляться без особых предосторожностей.‭
   В мечтаниях я не заметил,‭ ‬как Лес подошел к концу,‭ ‬и только когда со стороны Дарьи усилилось волнение,‭ ‬реальность напомнила о себе.‭ ‬На всякий случай я предупредил свою спутницу,‭ ‬чтоб она повременила с возвращением‭ ‬Клятвы,‭ ‬и чуть не споткнулся,‭ ‬получив по Связи волну подозрительности.‭ ‬Но не по отношению ко мне,‭ ‬а к...‭ ‬деревьям‭?
   Покинув Лес,‭ ‬мы сразу двинулись по направлению к городу.‭ ‬Я решил отойти как можно дальше,‭ ‬во избежание неприятностей со стороны моих неутомимых соплеменников‭ ‬-‭ ‬стреляем мы метко.‭ ‬Да и не спешил я попасть под последствия возвращения Клятвы.‭ ‬А никуда не денешься...‭ ‬Достигнув расстояния,‭ ‬где нас было не достать стрелами,‭ ‬как бы зорки ни были наши возможные преследователи,‭ ‬я подал знак Дарье:‭
  -‭ ‬Здесь‭ ‬-‭ ‬можно.
  -‭ ‬Я освобождаю тебя,‭ ‬Ассагир Рру"ифф,‭ ‬от Клятвы Жизни.‭ ‬-‭ ‬незамедлительно ответила она,‭ ‬и я тут же ощутил разрыв в невидимых цепях,‭ ‬связывавших нас до сего момента.‭ ‬Словно тугая тетива лопнула,‭ ‬и схлынувшее напряжение,‭ ‬которого я раньше и не замечал,‭ ‬ударило по мне эйфорией и желанием выполнить малейшее желание той,‭ ‬что Освободила меня.‭ ‬Я более не слышал оттенков ее настроения и глубинных эмоций‭ ‬-‭ ‬только самые сильные и поверхностные,‭ ‬и даже они медленно,‭ ‬но неотвратимо угасали.‭ ‬Мне хотелось услышать ее голос,‭ ‬знать,‭ ‬что она не сердится,‭ ‬что она рядом...‭
   Я понял,‭ ‬почему Освобожденные от Клятвы выпоняют почти все,‭ ‬что им приказывают бывшие Хранители Жизни‭ ‬-‭ ‬не потому,‭ ‬что их было физически нельзя не выполнить,‭ ‬а потому что это было величайшим наслаждением.‭ ‬И еще я знал,‭ ‬что тоже никогда и никому не расскажу этого...
  
  
  ‭

Глава 9. Тропинка сходится, расходится - а проблем все прибавляется и прибавляется...

  
   ‭В которой мы временно расстаемся, а встречаемся с новыми сюрпризами друг для друга, а потом жизнь еще более усложняется!
  
  
  
  
  
  
   Дарья
  
  
  
  Мы преодолели путь до Арредена за полтора дня, в основном благодаря тому, что я пробыла все это время в звериной ипостаси, исполняя роль экзотичной лошадки. Не то, чтобы я горела желанием поскорее там очутиться, просто я струсила. А кто бы не струсил на моем месте?
  Вначале мы умеренным шагом шли по кажущемуся бесконечным полю, в полной тишине. Потом я пыталась завязать разговор, но очень быстро поняла, что все попытки приводят к тому, что Ассагир с абсолютно счастливыми глазами начинал рассказывать мне обо всем, на что мне стоило даже намекнуть, не то что прямо спросить. Я пыталась строить фразы, чтоб они не звучали приказом или просьбой, но ему было все равно. Он ловил каждое мое слово как умирающий от жажды путник в пустыне ловил бы капли воды, попав под дождь. Он светился какой-то странной непостижимой радостью, и от этого мне становилось страшно. Я хотела видеть прежнего Ассагира - сконфуженного, подозревающего, невозмутимого, сердитого, недоумевающего, размышляющего... Такого, каким я его встретила и каким он был до возвращения Клятвы. Я хотела видеть его независимым и свободным. А он...
  Ближе к вечеру я больше не смогла этого выносить и перекинулась. Кивком головы указала ему на спину, и легла, чтобы он смог забраться на меня, и уже через минуту я неспешно бежала трусцой со своим седоком, вцепившимся в холку для надежности. Каждой волосинкой меха на затылке я ощущала его обожающий взгляд. От мысли, что нам еще год вместе провести, шерсть вставала дыбом словно меня электрошоком приласкали.
  Заночевали мы прямо в поле, где я опять же исполняла роль одеяла, подушки и матраса одновременно. Эльф уснул как младенец, а вот я поворочалась. В основном размышляла над тем, что рассказал Ассагир ранее про Арреден. Город на воде, надо же! Можно сказать, местная Венеция... Только меньше. Снов мне этой ночью не снилось, а если они и были, я их попросту не помнила.
  На утро он показался мне более вменяемым: не было пожирающих глаз и пугающей болтливости. Однако я решила остаться в зверином облике, не желая рисковать повторением вчерашнего. А потом мы достигли Арредена. С высокого холма, где мы стояли, город лежал как на ладони.
  Признаться, я была шокирована. Я знала, что город был построен эльфами в дар людям (Ассагир рассказал мне про него все, что знал, и я правда была уверена, что все - это ВСЕ), и я ожидала от него некоей... утонченности, что ли. Изысканности. Неземной красоты даже. Ну, явно не то, что увидела.
  Город несомненно обладал определенным шармом и экзотичной привлекательностью, но в то же время он был... таким... приземленным, что ли? В нем не было воздушности, которую я ожидала от всего эльфийского. Он вальяжно расположился в устье двух рек и частично на берегах, и перегородил всю реку наподобие невероятной дамбы. Это был относительно низкий город: ни один дом не был выше двух этажей. Улиц как таковых тоже не было - нет, я подозревала, что они были, но вот выделить их в чуждой архитектуре я затруднялась. Все дома были деревянными - естественно - и белыми. Ослепительно-белыми. Настолько белыми, что у меня перехватило дыхание в первое мгновение. На противоположном берегу также виднелась полоска прибрежных зарослей - не то роща, не то кусты-переростки.
  Выйдя из ступора, я двинулась вперед, предвкушая осмотр города поближе, но неожиданно меня остановил Ассагир:
  - Дарья, ты не могла бы стать обратно... двуногой?
   Я в недоумении остановилась и вопросительно взглянула через плечо на него. Он тут же слез с моей спины и встал в нерешительности. Перекинувшись, я с опаской спросила:
  - В чем дело?
  - Ну, во-первых, я подумал, что появиться в Арредене верхом на тебе будет не самой лучшей идеей... Ты все же Двуликая, а я - эльф, так что это привлечет внимание, что нам совершенно не нужно. А во-вторых - ты только не обижайся - я подумал, что тебе лучше вообще не появляться в городе.
  - Почему? - я почувствовала разочарование. Я все-таки выросла в городе и хотя не упускала шанса побыть на природе, некий комфорт от пребывания в оживленных местах не был мне чужд. Другими словами, мне надоело таскаться по полям и лесам. Я говорила, что люблю бывать в лесу, а не жить в нем. Я хотела в город.
  - Люди в Арредене будут гораздо охотнее помогать эльфу, а не Двуликой. Видя нас вместе, они решат, что я принадлежу тебе, и хотя они не откажут тебе в том, что ты попросишь, они будут препятствовать как могут. Веревки гнилые дадут, или еду не совсем свежую...
  Я нахмурилась. Вот об этом я как-то не подумала... Совсем забыла, к чьему народу принадлежу. А он, выходит, прав. Затем мне в голову пришла неожиданная мысль - стойте-ка, он же делает то, на что я так надеялась! Он фактически спорит со мной. Противопоставляет мне свое мнение. Это же... здорово! Он возвращается к прежнему себе! Похоже, что его отпустило. Ради такого... Да гори он синим пламенем, этот город! Чего я там не видела - озлобленных лиц и ненавидящих взглядов? Так в памяти еще жива незабвенная встреча с эльфами - вот уж повторения чего не хочется...
  - Где мне тогда тебя ждать? Здесь, или на том берегу?
  - На том берегу было бы лучше, но как ты туда собираешься попасть? - его лицо выражало искреннее недоумение. Плавать тут не умеют, что ли? Река хоть и широкая, но не так, что ее переплыть нельзя. Хмм... Сложновато, но можно, а если на бревне или плоту - так делать нечего.
  - Я ее переплыву ниже по течению, и буду поджидать тебя там.
  - Переплывешь? - глаза у него приобрели форму правильного круга. - Как?
  - Очень просто, не переживай об этом. Мне более интересно, сколько тебя там ждать?
  - Полдня, по меньшей мере. Люди тут гостеприимные, особенно по отношению к эльфам, и могут меня... задержать.
  Я покосилась на город. Жаль, что на обротней у них гостеприимство не распространялось - от нормального, человеческого обеда я бы не отказалась.
  - Ладно, это не страшно. Пойдем тогда, чего время зря терять?
  
   Он отправился вниз по склону, а я, провожая взглядом его спину, стала непеша спускаться немного вправо, протаптывая тропинку в неожиданно высоченной траве. Обернувшись пару раз, я не заметила Ассагира и решила, что он рванул побыстрее в город. Ну и ладно...
   Плот я сооружать не собиралась - так переплыву. Насчет "утонуть" я тоже не боялась. Около приюта было небольшое озерцо, где дети - и я в том числе - просто обожали купаться, с присмотром или без. Только никто - кроме меня - не решался переплывать его поперек. Что мною руководило? Безрассудство, желание выделиться чем-то, что я умела, а не тем, как я выглядела, детская вера в собственную неуязвимость... Много чего еще... Но я научилась плавать на большие расстояния безо всякого страха. Не на скорость ведь плыть собираюсь! Ну устану, допустим, на полпути. Тогда просто передохну, лежа на спине, и поплыву дальше - ничего сложного.
  Гораздо больше меня по-прежнему занимал вопрос - а стоит ли мне вообще с Ассагиром в Эрнам стремиться? Я же попала в этот мир для чего-то? С другой стороны, может, мне было суждено спасти Ассагира с Лриэт"алем и теперь отправиться с Ассагиром в Эрнам? К сельирваа? Но этот сон... Он был про Двуликих... Если я сбегу в Эрнам, как я узнаю, что он значит? Но остаться здесь - значит идти к Двуликим, притворяться одной из них. То, что я превратилась в оборотня - еще не дает мне повода считать, что я смогу жить среди них, не привлекая внимания. Не то скажу, не так гляну, не там сяду, не тем "спасибо" ляпну...
  Реку я переплыла без проблем, как и предполагала. Плыла я, кстати, в двуногой ипостаси - хоть я сильнее в облике кошки, намокшая шерсть тянула бы ко дну. К чему лишние проблемы? Я выбралась на противоположный берег по скользкой глине, два раза поскользнувшись и один раз упав, в результате чего пришлось возвращаться к воде и смывать с себя и хамелеон-костюма, ставшего временно купальником, грязь. Ох, видел бы меня сейчас кто... Замарашка с мохнатыми ушами!
  Побродив по берегу и обсохнув, я забралась подальше в заросли (а это оказались именно они) и уселась под кустом с ягодами - теми самыми, что мы кушали вчера в эльфийском лесу. О Боги, что бы я отдала за отбивную! Или котлету... Или жареную рыбку... Мр-р-р.. Ой, опять! Вот так, от голода звереешь на глазах... Буквально. Однако за неимением ни того, ни другого, ни третьего пришось в который раз жевать ягоды. Когда я почувствовала, что еще одна ягода - и я пойду охотиться на тех голубых белок с гребнями (и съем их сырыми, если поймаю), я с грустью вздохнула и, перекинувшись, свернулась клубочком и заснула.
  Проснулась я от того, что меня кто-то толкал в бок. "Ассагир?" - я проговорила сонно, перекинувшись обратно в человека. Мне никто не ответил. В недоумении я раскрыла глаза и оглянулась. Ассагира нигде не было, но к моему величайшему удивления я обнаружила странное создание - смесь хорька и лисицы у своей ноги. Оно настойчиво тыкало меня своим носом и поскуливало. С дымчато-серой шерстью, белыми ушками и кончиком на хвосте, размером оно было с кошку, и определенно детенышем. Хм... А где же бродит его мама, и откуда он тут взялся, хотела бы я знать? Тем временем звереныш тявкнул явно сердитее и куснул меня за ногу. Э? Ну что ему нужно? И где носит Ассагира? Вот уж кто бы здесь пригодился прямо сейчас! Малыш, видя, что на него по-прежнему не обращают внимания, вконец озлился и начал трепать меня за штанину. Эй, он мне ее так порвать может! Зубки-то острые!
  Я сорвала с куста ягод и предложила ему в ладони, на что он одарил меня таким обиженным взглядом словно я смертельно его оскорбила и предложила добить камнем. Я съела ягоды сама и протянула ему пустую ладонь. Уси-пуси-малюпуси... Какие мы хорошеньки-и-и... АУЧ! Ах ты вредина! Кусаться, да? Ну смотри... Я встала и схватила его сверху за загривок, придерживая нижнюю часть туловища второй рукой. Звереныш вырывался и то жалобно скулил, то пытался угрожающе рычать. Пока что рычать у него плохо получалось, но я думаю, в исполнении его родителей это было бы более впечатляюще. Какое счастье, что их тут нет... Следующие десять минут мы с ним боролись в упрямости: он вырывался и пытался меня укусить, а я крепко держала его на вытянутых руках ( за что спасибо моей силе оборотня). Наконец детеныш выдохся и начал просто подвывать. Сердце у меня мгновенно растаяло и я прижала его к себе. Он заворчал, но не стал посягать на мою неприкосновенность, а начал усиленно зевать. "Бедняжка, спать хочешь? Ну давай, я тебя посторожу. Все равно мне тут скучать до синих веников..." - я уселась на землю и устроила его (или ее?) поудобнее на руках. Детеныш недовольно заурчал, но сразу успокоился и засопел. Сама не знаю отчего, ко мне привязалась "Песенка мамонтенка" и я начала тихонько напевать ее. Потом еще одну и еще одну детскую песенку. С чего бы это они ко мне так прицепились? Звереныш, что ли, навеял? Я даже не знала, что их помнила...
  Сколько прошло времени с того момента как я уснула, я даже близко не представляла. По солнцу я его определять не умела, а часов у меня не было. Пение меня успокоило до почти медитативного транса, но тревожные мысли вроде "Когда же вернется Ассагир?" и "Что я буду делать с детенышем, когда он проснется? Чем мне его кормить? И куда его девать, когда Ассагир вернется? Не с собой же тащить? Самим бы добраться до Эрнама, куда уж звереныша тащить... И стоит ли мне идти в Эрнам, в конце концов?!"
  
  Спустя полтора часа я услышала хруст веток, шорох потревоженных листьев со стороны города и приближающиеся шаги. На всякий случай я принюхалась: это был определенно мой "блуждающий" эльф. Внезапно я замерла: я почувствовала его запах, не оборачиваясь в звериную ипостась! Получается, что в человеческой ипостаси я становлюсь все ближе в инстинктах и умениях к звериной? Но почему так не было с самого начала? Почему сейчас? Это плохо? И чего еще можно ожидать от будущего? ...Но вернемся к настоящему.
  Не зная, найдет ли он меня - я все же была за деревьями, да еще и сидела под кустом как гриб - я окликнула его:
  - Ассагир! Я тут!
  Естественно, "хорьколис" на моих руках тут же проснулся и спросонья звонко тявкнул, чем дополнительно обозначил наше местонахождение. Ассагир появился через минуту, с мешком и черным луком с колчаном на спине и настолько изменившийся, что я его почти не узнала. Он пах свежестью, какими-то травами и цветочными ароматами - большей частью запах исходил от волос, вымытых и уложенных в простую, но практичную прическу - и был одет в одежду, явно подобранную специально для него, а не с чужого плеча. Узкие штаны и туника с широченным поясом подчеркнули его странную хрупкость и нечеловеческое происхождение, и вдобавок напомнили о том, что мои сородичи совсем не спешили хорошо кормить его, когда он был в плену-рабстве. Кстати о котором... Сколько эльфов вообще находится в этом плену? Надо как-нибудь спросить у Ассагира. Пока же...
  Состроив жалобное лицо, я продемонстрировала ему звереныша:
  - Ассагир, оно появилось откуда-то, пока я спала, и отказалось убегать. Я не знаю, что это, и чего оно хочет от меня. Ягоды оно есть отказалось. И куда нам его девать?
  Эльф с некоторой опаской и изрядной долей любопытства разглядывал мою находку, определил его принадлежность к полу (оказалось, мальчик), и по выражению его лица я поняла, что он что-то знает о моем звереныше, но и смущен чем-то.
  - Это детеныш дзарра, хотя что он тут делает, я не знаю. Дзарры - горные хищники-одиночки и питаются только сырым мясом. Самки не отпускают детенышей дальше двадцати шагов от себя в первые три месяца, а этому - от силы месяца два. И если его мать еще не появилась, то она уже не появится - всего скорее, погибла. Говорят, у них вкусное мясо... - задумчиво продолжило это практичное дитя леса. - Дорогой деликатес у людей, так что они иногда отваживаются на вылазки в горы и охотятся на дзарров. Он, конечно, мелковат, но...
  - Нет! - я сама испугалась от того, как резко у меня прозвучал голос. - Мы не будем его есть! Он же - детеныш.
  - Он бы тебя съел или попытался бы съесть, будь он постарше. - мне тут же вспомнилось, как звереныш трепал мою штанину.
  - Ну, я - не он. Если мы его тут оставим, что с ним случится?
  - Его вероятнее всего съедят. Не люди, так другие хищники.
  Я беспомощно уставилась на детеныша. Тот, будто почувствовав свою будущую кончину, жалобно завыл, обвиснув у Ассагира в руке.
  - Мы возьмем его с собой. - я приняла упрямый вид и забрала дзарреныша у Ассагира. Тот пожал плечами:
  - Как хочешь. - вид у него был непроницаемый, так что я не смогла определить его чувства по этому поводу. - Но тогда нам следует наловить хьештов.
  - Кого?!
  - Ты их видела. Такие мелкие голубые зверьки с гребнямни на спине. У нас не хватит мяса накормить и нас, и дзарра - даже детеныша.
  Я приуныла. Эти "белки-мутанты" были симпатягами, и ловить их для прокорма "хорьколисенка" мне было жаль... Грустные глаза дзарреныша тоже не оставляли меня в покое, и я, кое-как скрепив сердце, молча попросила прощения у хьештов: "Простите, симпатяжки. Надеюсь, ваша жертва зачтется вам на том свете, а мой дзарреныш нуждается в пропитании. Он же еще детеныш..."
  - Как их ловить? В своем мире я жила в городе, и понятия не имею об охоте.
  Он внимательно посмотрел на меня и покачал головой:
  - Да-а-а-а, не думал, что такое возможно. У нас даже горожане знают как охотиться. Жди меня тут, я быстро. - Он бросил мешок на землю, и исчез за кустами.
  От растерянности я даже ничего не успела возразить. Следующие пятнадцать минут я провела за тем, что напряженно вслушивалась в звуки, доносящиеся из глубины рощи, и пыталась не отвлекаться на запахи, доносящиеся из мешка. Самого Ассагира было слышно плохо - вообще не слышно - но паническое стрекотание хьештов выдавало его с головой. Довольно частое стрекотание, следует сказать: за то, что дзарреныш будет голодать, можно было не опасаться. Зато я от голода все чаще поглядывала на мешок. От того, чтобы начать потрошить его меня удерживало... даже не знаю - что. Наверное то, что мешок был дан ему, а не мне, хоть и подразумевалось, что все в нем - на двоих. А на двоих ли?... Эльф ведь вряд ли упомянул меня тем, кто дал ему запасы и экипировку в горы. Блин, ну почему жизнь так несправедлива? И пожаловаться некому! Ассагиру втройне тяжелее - с Изгнанием, пленом, бегством, и вообще всем пережитым...
  Эльф вынырнул из-за кустов неожиданно, держа за хвосты добытых хьештов в обеих руках. Дзарреныш радостно взвизгнул, и задергался у меня на руках, где сидел все это время, с новой силой. Я отпустила его, и он рванул к Ассагиру. Тот отпустил хвост одного из хьештов, и зверек шмякнулся на землю, где его тут же с энтузиазмом принялся терзать "хорьколисенок", издающий странные звуки словно маленький трактор. Надо ему имя придумать, кстати. Хммм. Пусть будет... Руар. Рычащее такое имя, грозное.
  - А далеко в горах этот портал? - мне стало интересно, сколько еще надо было туда добираться.
  - Дня полтора, не меньше. Не хочешь перекусить, кстати? Горожане мне наложили еды про запас. - Да! Да, да, да! Вот они, заветные слова! Ура! Так, главное не испугать его выражением лица.
  - Я бы не отказалась. - Стараясь спрятать маниакальную улыбку, я склонила голову.
  
   Горожане не поскупились, собирая эльфа в горы. Проблема была в том, что они предпочитали рыбу мясу - это было единственной приходящей мне на ум причиной того, что в мешке оказалась и копченая, и сушеная, и вяленая рыба в больших количествах, но мизерное количество сушеного мяса. Разочарование мое было неизмеримо. А вообще... Рыбка тоже ничего. Я же все-таки кошк...кошкообразное существо. Облизав пальцы, я покосилась на эльфа. Тот сидел, привалившись спиной к дереву и с умилением на лице поглаживал лук, лежащий на коленях. Словно почувствовав мой взгляд, он поднял голову и смущенно улыбнулся.
  - Я давно не держал оружия в руках. Так давно... Ты поела? - резко сменил тему он.
  - Да. Спасибо. Ну что, выдвигаемся?
   И мы выдвинулись. Поначалу я переживала, что дзарреныш заупрямится и убежит, и не стала перекидываться в звериную ипостась, а пошла рядом с Ассагиром, держа Руара на руках. Ассагир старательно игнорировал звереныша и сосредоточился на рассказе об обитателях Тарсиддийаш. Судя по его рассказу, прогулка нас ожидала не из приятных. Возьмем, к примеру, этих самых дзарров. Бесшумные до последнего броска хищники с больши-и-им аппетитом, дзарры охотились поодиночке - хоть за это огромное им спасибо - и не брезговали ничем мясным. Люди и эльфы были деликатесом для них - не иначе месть за то, что они были деликатесом для двуногой дичи. В холке дзарры достигали в среднем полтора - два метра. Чудные зверьки, другими словами.
  Другой опасностью были марны, гораздо более мелкие хищники, но не менее впечатляющие. По рассказам Ассагира, они были покрыты кожей наподобие змеиной, а головы соединялись с туловищем тонкой и гибкой шеей, что позволяло марнам наносить молниеносные парализующие (в прямом смысле слова!) удары жертвам. Одного укуса было достаточно, чтоб замедлить добычу, а четырех - чтобы полностью парализовать. Это не говоря уже о том, что сами укусы были весьма болезненными. Марнов обходили стороной все, даже мерафы. Как чуму. Спастись от них можно было только бегством. Единственным плюсом было то, что встретить их было маловероятно - стай было совсем немного.
  Вералы тоже представляли немалую угрозу, но они жили глубоко в горах, куда мы не собирались заходить, так что Ассагир не уделил им много внимания. Обмолвился лишь, что они твердолобые, тупые, большие и неповоротливые. Когда сытые. А вот когда голодные, то могли бегать ого-го... Я, правда, так и не поняла, как же они выглядят. Ассагир обрисовывал их непонятно, и похоже сам не до конца знал их облик. Я смогла разобрать, что они покрыты шерстью, большие и ...зеленые? Мохнатые крокодилы, что ли?
  Пожалуй, наиболее жуткими с моей точки зрения существами были афииу. Милые, пушистые обитатели деревьев - не больше хьештов - обладали одним невероятно полезным для них умением. Они могли издавать тонкий, на грани ультразвука, свист, который клонил всех его слышащих в парализующий сон на полчаса, противостоять которому было крайне сложно. Затем афииу смело спрыгивали с деревьев - всей стаей - и съедали бедолагу. Их не то, что боялись. Люди их даже не упоминали вслух, "дабы не накаркать". Ассагир тоже, рассказывая, заикался и бледнел, и поминутно просил защиты у Амрунн. На мой вопрос, а как же защититься от них, он пожал плечами и что-то пробормотал про силу воли и плохой слух...
  И в эти горы я собралась?! Да я рехнулась!!! В пустыню надо было переться, и дружить со скорпионами и кочевниками! Ближайший портал... на тот свет! Я еще не настолько отчаялась, чтоб переться навстречу погибели. Я уже раскрыла рот, чтоб оповестить Ассагира о своих сомнениях, но в этот самый момент до меня донесся какой-то странный звук с равнины с той стороны реки. Не совсем вой, не совсем рык, от которого мурашки по спине начали бегать. В нем слышался довольство и триумф, предвкушение и ...обещание. Обещание боли. И еще мне почему-то показалось, что в нем звучало недоумение. Даже несмотря на расстояние я смогла распознать все это, и судя по лицу эльфа, он смог тоже.
  -Кто? - нервно выдохнула я.
  Он шевельнул губами, но не издал ни звука. Посмотрел на меня тусклыми глазами, и криво усмехнулся.
  - Двуликие нашли наш след и идут по нему. Их можно ожидать здесь через несколько часов.
  - Часов? - у меня отвалилась челюсть. - Мы же слышали их рык! Они не могут быть так далеко!
  - Их рык разносится гораздо дальше, чем у обычных зверей. Так они внушают жертвам, что они уже близко, и не на что надеятся. Жертвы от ужаса теряют голову и ударяются в панику, чем облегчают охоту оборотням.
  - Так что у нас все-таки есть фора.
  - Чего есть? - Глаза смотрели по прежнему безжизненно.
  - Фора. Время в запасе. Мы должны немедленно ускорить ход.
  - Но... Полтора дня... Нам надо будет делать передышки.
  - Им тоже. Не сдавайся, Ассагир! Не сейчас. - мне хотелось хорошенько его потрясти, чтоб у него зубы клацнули, и выветрилась эта...депрессия.
  - ... Хорошо. - он помолчал некоторое время. - Тогда бежим.
  - Нет, подожди. - я прислушалась к себе. Сколько у меня сил? Хватит или нет? Надеюсь, что да. - Бери Руара - это имя дзарреныша - и садись мне на спину. Если что, будешь указывать дорогу.
  Я перекинулась, подождала пока он сделает как я сказала, и пустилась размашистой трусцой. Впереди виднелись горы, словно дымчатые облака низко у горизонта. Я хотела сэкономить силы сейчас, чтобы не медлить в самих горах, но если бежать одной рысью, нас догонят. Придется чередовать.
  И кстати, сколько там оборотней гонится за нами?
  
  
  
  
  Ассагир
  
  
   На пути к Арредену, точнее, в первой его части, я вел себя как полный идиот. Меня захлестывала эйфория. Она распирала меня, грозила разорвать изнутри, и я никак не мог справиться с ней. Едва я понимал, что ее интересует, как из меня вырывался целый словесный поток на нужную тему, отчего Дарьины глаза увеличивались в два раза, а уши прижимались к голове словно в испуге. Я рассказал ей все о Двуликих, что я только знал. Я поведал ей о сельирваа, и их удивительном мире. Я воспел ей красоту Иэрн"нэ"эши, и удивительные свойства Иссешери. Я расписал ей чудеса эльфийской магии и, наконец, всю нашу невероятно долгую историю.
  Когда Аяр готов был коснуться горизонта, я как раз закончил нашествием Двуликих и уже собрался было начать рассказ о Тарсиддийаш, но Дарья внезапно перекинулась, не говоря ни слова, и лишь мотнула головой, прося сесть ей на спину. Я удивился, но не стал спрашивать, отчего она решила продолжить путь в облике зверя. Конечно, теперь мы путешествовали в тишине, и я изнывал от желания поделиться с ней всем, что знал. Мне доставляла почти что физическое удовольствие мысль, что я могу доставить Дарье радость и удивить ее. А теперь я не мог этого сделать, так что всю свою благодарность я пытался выразить взглядом.
  
   Когда наступила глубокая ночь, эйфория схлынула, и я смог мыслить более-менее разумно. И сразу же понял, как мне повезло, что Дарья перекинулась на полпути. Если бы она продолжила путь в облике двуногой ипостаси, я бы все еще пожирал ее безумными глазами и строил из себя дурака. Это ж надо! Процитировать ей историю эльфов! Да это пытка, которую не каждый выдержит... Ужас, марн меня укуси... Теперь понятно, почему бывших Хранителя Жизни и Несущего Долг Жизни разлучали сразу же после Слов Освобождения. Видимо, кто-то когда-то этого не сделал, и результат не впечатлил окружающих. Когда Дарья перекинулась, Связь, которая оказывается никуда не делась, а просто стала другой, прекратила ощущать ее присутствие и ослабила влияние на мое восприятие реальности. Я все еще был благодарен Двуликой. Связь не давала этого забыть. Жизнь для эльфов бесценна. Любая жизнь, не только их собственная. Может, поэтому мы плохие воины и рациональные охотники. Не убивали лишнего зверя, не стремились в бой и не спешили добивать противника... Спасение чужой жизни - невозможно было передать зачение этого поступка для эльфа! Именно поэтому Охранители пользовались таким почетом и уважением - ценой своей жизни они защищали чужую.
  Мы спали прямо в поле, не найдя никакого укрытия (ни куста, ни дерева, ни оврага), так же, как и в предыдущую ночь, только теперь я был без Лриэт"аля. Укрытый пушистым хвостом, я млел от счастья. Как все-таки хорошо, когда о тебе заботятся, особенно тот, кто спас тебе жизнь...
  С утра я окончательно пришел в себя. Всю ночь мне снился Вечный Лес и Лриэт"аль, что-то упорно доказывающий, но я не помнил, что именно. Дарья по прежнему пребывала в зверином облике, и я... я был этому рад. Светлая Амрунн, мог ли я когда-нибудь думать, что буду так радоваться виду Двуликой котяры? Останусь ли я самим собой, когда она вернет двуногую ипостась? Или все пойдет по новому кругу? Раньше не было подобных прецедентов, и мне неоткуда знать этого. Но так не хочется опять погружаться в эту почти что душащую эйфорию. а город был все ближе и ближе... И я как назло только сейчас понял, что мне никак нельзя появляться там с Дарьей. Точнее, ей нельзя там появляться. А чтобы с ней поговорить, ей надо сменить ипостась... Аш торра энамарр... Когда я так Ннумру успел рассердить?
  
   Мы поднялись на вершину очередного холма, и Дарья замерла. Да, Арреден поражал своей экзотичностью и гармоничностью. Не город лежал перед нашими взглядами - сотни белоснежных ирре опустились на реку и спящей стаей покоились на водной глади. Это зрелище завораживало. В другой раз я не отказался бы от созерцания этого чуда подольше, но эта нетерпеливая Двуликая уже собралась продолжить путь - медлить далее было нельзя, и я попросил ее сменить ипостась.
  В момент, когда она перекидывалась, я задержал дыхание, словно перед прыжком в холодную воде. Вот сейчас... Или я останусь собой, или опять буду... Меня словно окатило ледяной волной изнутри, и мгновением позже - горячей. Захотелось ее обнять, и стоять так вечно, но я справился и смог даже сохранить невозмутимое лицо. Во всем остальном я вроде бы не изменился... Я помнил, что мое желание неестественно и вызвано Возвращением Клятвы. Я помнил, что не хотел его испытывать... Я балансировал на грани: сорвусь - и стану как вчера, удержусь - и сохраню полное самоосознанние. Я... удержался.
   Объяснив Дарье, почему ей не стоит идти в город, хотя по ее виду нетрудно было догадаться, что она туда хочет (что вызвало новую волну борьбы с собой), я совсем не ожидал, что она согласится. Услышав мои аргументы, она стала мрачной как туча, и когда я уже ожидал, что она упрется и пойдет со мной, лицо у нее неожиданно просветлело и почти весело она начала размышлять, где лучше нам встретиться после моего похода в город. Шархе! Глядя на ее довольную улыбку, мне стало вдвое труднее удерживаться от попытки станцевать ффар. Чего она довольная-то такая? Кош-ш-шка... Так... Думать, не отвлекаться! Ее мысль о встрече на том берегу, бесспорно, хороша, но как она... Как?! Но Двуликие не умеют плавать! Совсем! Хотя стойте-ка... А-а-а, совсем забыл! Она же когда в Хальм попала, в Иссешери очутилась. И раз она здесь, значит уже никак не утонула. Значит, умеет плавать! Что-то я подозрительно поглупел в последнее время... То ли плен виноват, то ли мое нынешнее состояние.
  На всякий случай я сказал, что мне понадобится не менее, чем полдня. Эльфы сейчас не показывались людям охотно, и тем более не заходили в города. Арреден хоть и славился дружелюбностью к Детям Амрунн, но мне кажется, что они тоже давно не встречались с моими сородичами. Бывшими.
  Я отправился в город, оставив Двуликую позади. Пару раз оглянувшись, я убедился, что она действительно направилась к реке ниже по течению - переплывать. Такое зрелище пропускать не хотелось, но еще меньше я желал быть ею застуканным. Поколебавшись пару мгновений, я не выдержал и нырнул в густую траву, и стал красться за ней предельно тихо. Слава Амрунн, что ветер в мою сторону! Следить за ней оказалось не так-то и просто. Шла она быстро и в траве я мог ориентироваться только на слух. А учесть еще, что и самому надо было от ее не менее острого слуха прятаться...
  Я вышел к реке метров на тридцать выше по течению, чем она. Затаился в кустах, и стал наблюдать. Дарья походила по берегу, пару раз тронула воду босой ногой с явным наслаждением. Сапоги у нее на ногах к этому моменту уже исчезли. Потом она оглянулась, отчего сердце у меня на секунду замерло - заметит или нет? Но нет, не заметила. И внезапно вся одежда на ней исчезла! Я покраснел как фалтринн, сделавшись почти бордовым от смущения. Догляделся! Если она об этом узнает... Разум пытался убедить меня, что пора бежать, но взгляд прилип к Дарье сам собой, и поэтому я заметил, наконец, что одежда на ней все-таки была. Если это можно было назвать одеждой. Нечто весьма напоминающее нижнее белье дам-аристократок и нижний костюм жителей Арредена, только еще более открытое и обтягивающее. И красивое... Желтая полоска ткани, закрывающая грудь, и ... в общем, нечто подобное... только внизу...
  Едва она исчезла в воде, как я опрометью кинулся обратно, стараясь выкинуть из головы ее почти обнаженный образ. Дзарр мне навстречу! Какого марна я поперся подглядывать? Она мне всегда только хорошее, а я... Как последний неблагодарный зурр!
  В город я почти влетел, напряженный как натянутая тетива. Мне все казалось, что сейчас из-за угла кто-то выскочит и закричит: "Я все видел! Как ты мог! А еще эльф... Хотя да, ты же теперь не эльф! Неудивительно!" Но кричать никто не спешил, а расширенные глаза у людей и расползающиеся улыбки выдавали их радость от встречи со мной. Я чуть не споткнулся. Мне никто так не радовался. Даже когда я жил в Вечном Лесу. Даже когда я посещал людские селения до того, как меня захватили Двуликие. Никогда никто...
  Я шел по покачивающимся желтым дорожкам мимо почти миниатюрных белых домиков с высокими порогами, а по бокам вместо травы и цветов пестрели кувшинки: синие, зеленые, оранжевые, желтые и белые. Между ними плавали разные водоплавающие птицы, и ирре в том числе. В кристально прозрачной воде изредка можно было увидеть проносящиеся стайки рыб. Заборов у домов не было, а по нижнему бордюру стелились полу-водоросли полу-лозы. Крыльцо у каждого дома было двойное - ступеньки спускались от дома к дорожкам и в сторону, погружаясь на метр в воду.
  Дорожки из плавучего дерева расходились желтыми змеями по всему городу с регулярными ступеньками вниз и свивались в спираль посреди Арредена, образуя просторную площадь, куда я и стремился. Торговая Площадь Арредена не страдала от нехватки всего необходимого для жизни. Там можно было купить и меч, и еду, и одежду, и... у меня не было денег. Я мог только надеяться на щедрость жителей, которые, кстати говоря, собирались стайкой у меня за спиной, следуя по пятам и чуть ли не наступая на ноги. Местные жители выглядели настолько же необычно, как и сам город. Все взрослые мужчины и женщины внутри города носили полупрзрачные темные мантии с обтягивающими рубашкой и штанами-чулками светлых и ярких цветов. Вне города они одевались в обычную одежду. Что касается детей, до 12 лет они носили короткие шортики с поясом из кожи и девочки дополнительно легкую рубашку-ожерелье. Да, именно так. К ожерелью-ошейнику крепились длинные полоски ткани, расширяющиеся к низу и закрывающие грудь. Многие девочки украшали полоски ракушками и цветами.
  - Эльф! Эльф... Настоящий эльф... - до меня доносились шепотки.
  - Господин эльф? - О, кто-то набрался храбрости. - Господин эльф?
  - Да? - я развернулся к столпившимся людям.
  - Вам здесь опасно находиться, господин эльф. Двуликие твари зачастили в последние месяцы. Мы можем Вам как-то помочь?
  - Спасибо за предупреждение. И да... Если Вам не трудно, я... Мне нужно в горы. Я сбежал от Двуликих, и они могут гнаться за мной. У меня нет денег и...
  - Ни слова больше! Конечно мы Вам поможем! Идем!
  Говоривший подался вперед и повел меня вперед, изредка сворачивая и срезая дорогу меж домами. Остальные, услышав куда мы направились, рванули по соседним улочкам предупредить народ на площади. К моменту моего появления на площади все владельцы крупных лавок высыпали на столы все лучшее, что у них было и приготовились предлагать свои товары. Всем хотелось стать тем самым, кто одарил эльфа и снарядил его в путь, тем самым напакостив Двуликим. Да уж, появился бы я здесь с Дарьей...
  Сначала мне предоставили на выбор одежду. Я выбрал пару вещей приблизительно своего размера, немарких и пригодных к долгой дороге. Осчастливленные торговцы одеждой уплыли к своим прилавкам. Потом я осмотрел оружие, и приуныл. Ни одного лука... Сплошные мечи и ножи!
  - А луков у Вас нет? - стараясь не выдать разочарования, спросил я. Все же люди старались как могли. Не их же вина, что им мечи привычнее. От лука в городе на реке мало пользы, а в горах с тамошними хищниками только мы, эльфы, с нашей реакцией и можем как-то надеяться справиться. Эльфийские мечи по строению отличались от человеческих, так что все предлагаемые здесь были непривычны моей руке. И ни одних парных!
  Люди растерянно покачали головами, и я уже собрался выбирать какой-нибудь меч, как один из мальчишек, стоявших поодаль, вскинулся радостно.
  - У моего отца есть! Он достал в Дерессе эльфийские лук и мечи на распродаже. Э-э-э... - мальчик замялся, и по его покрасневшему лицу я догадался, какого рода распрдажа это была. Эльфы и все эльфийское... Я и сам на такой бывал. Товаром...
  - Он хотел вернуть потом их вашим сородичам, но никто так и не появился до Вас... Сейчас я принесу! - мальчуган длинными прыжками понесся куда-то в сторону с площади, а я переключился на выбор снаряжения в горы. На душе у меня потеплело. Вот бывает же так, одни предают и продают эльфов в руки оборотней, а другие выкупают их оружие - обычно самое ценное для эльфов, чтоб потом вернуть. Нет, все-таки не зря мы построили здешним жителям Арреден. Мой дед, к слову, участвовал в постройке. Знатный был маг, мой дедушка... Одним из первых пал, выводя молодежь из Дересса. Шеренн Фа"эрр... Интересно, помнят тут его имя? Хотя... Сколько лет прошло - люди не живут столько! Да и не выкрикивал он его, оплетая город заклинаниями.
  Найдя веревок посмолистее и покрепче и прочее снаряжение, я поблагодарил всех собравшихся торговцев и поклонился им. Они от этого окончательно растерялись - неслыханное ведь дело, чтобы эльф - да кланялся по своей воле! Мы даже между собой не кланялись. Исключение составлял лишь Род Шаэсс, к которому принадлежал Лриэт"аль. Правитель, как никак. А что касается меня, по словам Лири"ара, ни один эльф мне не сородич, так что я могу делать как хочу.
  От дальнейшего взаимного смущения нас спас мальчишка, вернувшийся не только с оружием, но и с отцом, и воспользовавшись моментом, люди начали расходиться . Я сосредоточился на прибывших. В руках у мужчины находился длинный сверток, а его сын в возбуждении приплясывал рядом, держа еще один сверток покороче. При виде меня мужчина заулыбался:
  - Господин эльф! Какая удача! Мое имя Эльер, а это мой сын - Фиор. У меня как раз есть то, что Вам нужно! Вот, смотрите.
   Он развернул свой сверток, оказавшийся эльфийским охотничьим луком. Как и все наши луки для охоты, этот не имел никаких украшений и отличительных знаков, зато был весьма крепок и надежен в обращении. А рядом с ним... меч-ниар! Раскладывающийся меч, в сжатой форме напоминающий закрытый веер, в полуразвернутой - служил также и музыкальным инструментом, а в развернутой становился длинной обоюдоострой полосой черной матовой стали, узкой и смертоносной. Церемониальное оружие Стражей Иэрн"нэ"эши, и какая ирония, что досталось оно теперь мне! Я посмотрел на мальчика. Тот, восприняв это как команду к исполнению, развернул свое "сокровище". В нем оказался колчан со стрелами - немногочисленными, но все же... Только как мне все это взять? Руки у меня только две, и обе заняты одеждой и снаряжением. По моему лицу Эльер догадался о моих затруднениях и предложил:
  - Идемте ко мне! Там Вы сможете привести себя в порядок и поесть, и разберетесь с вещами.
  - Но... - я попытался возразить, но Эльер прервал меня:
  - Я настаиваю! Никаких возражений!
  - Хорошо. Только зовите и меня по имени. Простите, что раньше не представился, мое имя - Ассагир.
   Не так уж мне и хотелось возражать, так что я позволил увлечь себя и вскоре мы стояли перед аккуратным домиком в пяти минутах от площади. Из него выглянула темноволосая женщина и восторженно защебетала:
  - Господин эльф, какая честь! Заходите, заходите! Ну что Вы, не стесняйтесь! Вот, кладите все тут, а сами проходите сюда. Сейчас я приготовлю Вам поесть, а Эльер Вам может показать, где ванная находится.
  Ошеломленный ее напором, я растерянно топтался у порога, сгрузив вещи на столик у выхода. Мальчишка Фиор, глядя на всю эту сцену, не выдержал и хихикнул, за что был изгнан матерью на кухню с подзатыльником. Эльер пожал плечами с виноватым видом, но в нем явно чувствовалась гордость за жену. Мол, вот она у меня какая боевая!
  Ванная находилась в пристройке к домику и содержала широкую бадью и душевую с полочками для бальзамов, масел и прочих принадлежностей. Эльер сбегал за полотенцем и объяснил, как включать воду и регулировать ее. Система была простая, так что много времени мое обучение не заняло. Зато запомнить, какой бальзам - и для чего, было гораздо сложнее.
  В бадье с горячей водой я лежать отказался, поскольку справедливо считал, что засну. Это было бы плохо - меня ждала Дарья. Потому я просто помылся под душем, уделив особое внимание волосам. Кто знает, когда предоставится следующий случай хорошенько их промыть... А волосы у нас чувствительные - не знаю, как не облысел до сих пор... Найдя специальный бальзам, которым жители Арредена пользовались для защиты волос от пребывания в речной воде и на солнце, я не пожалел его на свою исстрадавшуюся голову. Переодевшись в одежду, подаренную торговцами, я почувствовал себя гораздо лучше. Будто заново родился! Улыбаясь, я вышел из душевой и попал прямо в цепкие лапы жены Эльера. Она, справившись с первоначальной робостью, которая и не была слишком сильной, протащила меня на кухню, где на столе уже стояло все приготовленное. Рыба, в основном, зато какая! Жаренная, заливная, копченая, соленая... И напитки, большей частью вино и какие-то соки. Глядя на все это, я сразу понял, что столько не съем.
  - А Вы не присоединитесь ко мне?
  - Ой, нет, что Вы! Мы совсем недавно поели, так что это - для Вас.
  - А где Эльер, если я могу спросить?
  - Эльер пошел достать Вам еды в дорогу, чтобы не испортилась, да и может еще чего Вам полезного найдет...
  - Что Вы, не столило так беспокоиться... - я покраснел. Даже не представлял, что они со мной как с дитем носится будут. Я же бывал тут раньше, но такой реакции никогда не вызывал.
  Приход Эльера удачно застал конец моей трапезы, так что сборы не заняли много времени. Для хранения пищи он добыл кожаный мешок с удобной лямкой через плечо, куда и сгрузил надежно упакованные продукты. Я был готов к продолжению пути, но... Некрасиво было так уйти, ничем не отблагодарив жителей, и тем более, Эльера и его семью.
  - Эльер, я... У меня нет денег, и я не знаю как Вас благодарить, но... Я могу спеть для Вашего города, если Вы хотите. Я мог бы спеть и здесь, но это было бы несправделиво по отношению к остальным.
  Эльер засиял:
  - Господин Ассагир! Это было бы величайшей наградой для нас!
   Он говорил правду. Эльфы не пели для людей и на людях. Пение было делом сугубо личным, и даже в Вечном Лесу мы предпочитали уединяться, чтобы спеть. Когда мы пели, мы обнажали душу, и потому только самые близкие и родные могли присутствовать. Общественное пение... существовало, но среди подростков и детей, которые в городах бывали редко. Поэтому пение эльфов было легендой у людей - прекрасное и никому достоверно неизвестное.
  - Господин Ассагир! А Вы не могли бы подождать, пока я скажу людям, чтоб на площади собрались? Оно ведь дело неслыханное, и все захотят присутствовать... Но если Вы против...
  - Нет, нет, я согласен. И наверное, мне стоит подождать на площади. Вы не обидитесь?
  - О, что Вы! Все в порядке. Вас проводит Фиор, а я побежал! - с этими словами он исчез за дверью.
  
  На площади к моему появлению ощутимо прибавилось народа и прибывало еще. Однако все вели себя на удивление тихо и пристойно: не толкались, не галдели, не шушукались, старались не глазеть на меня, хотя именно это у них получалось плохо. Через приблизительно двадцать минут ко мне пробрался сквозь толпу Эльер и почтительно известил:
  - Все, больше никого не осталось. Все здесь. Вам бы повыше забраться - да хоть на этот прилавок!
   Я взобрался на предложенное возвышение, откашлялся и начал:
  - Уважаемые жители Арредена! Позвольте мне выразить мою благодарность за Ваше гостеприимство и Вашу помощь. Я бегу от Двуликих и у меня нет ничего, что бы я мог Вам дать. Кроме своих песен. Потому позвольте мне спеть для вас две песни: эльфийскую и на всеобщем...
   Я достал ниар, сложил его, попробовал извлечь пару нот и, удовлетворившись звуком, глубоко вздохнул и начал:
  
  -Астрейе нэ маарэн
   Да шшани сса
   Ссэ лате эш да варрэ
   Фарер синн да айн ваа.
  
   Эрре, эрре, ариэрре
   Нассэ эффиеро ваа.
  Шарре, шарре, аришарре
  Эльи ве нетеро сса.
  
   Иэрн"нэ"эши маро
   Эштарро сса
   Эртьяннэ эре ксарре
   Ильир аэн арваа.
  
   Эрре, эрре, ариэрре
   Нассэ эффиеро ваа.
  Шарре, шарре, аришарре
  Эльи ве нетеро сса.
  
   Я пел медленно, вкладывая всего себя в каждое слово, каждый звук, и когда я закончил, на площади образовалась полная тишина. Некоторые плакали, сами не зная от чего. Как им объяснить, что во время песни они чувствовали то, что чувствовал я, а я пел Прощание с Иэрн"нэ"эши... Помолчав с минуту, я дал людям время прийти в себя и продолжил:
  
  -Постой, посмотри на эти цветы.
   Как прекрасны они, ночные цветы!
   В фиолетовой тьме золотые прожилки,
   И мерцают листья в серебряных сумерках...
   Постой, вдохни этот сладостный запах.
   Этот странный, прозрачный, застенчивый запах!
   Он как звезды ночные, как ясные луны,
   Манит нежно, словно пение серебряной мерейи...
  Постой, прикоснись к этим бархатным листьям.
  К стреловидно-резным взлетающим листьям!
  Проведи по шелку капель-лепестков,
  Что по краю сплели серебряные кружева...
  
   После второй песни я поклонился, сложил ниар полностью и направился к выходу из города. Люди тихо расступались с мечтательными улыбками, пытаясь представить этот неизвестный цветок.
   А цветок этот назывался эфае и во время своего цветения он вызывал грезы и иллюзорные видения, чаще приятные, но иногда кошмарные. Во времена нашей торговли с людьми мы поставляли эфае аристократам по высоким ценам и в обмен на металлы для оружия. Среди нас самих он ценился за красоту и лечебные свойства в виде настоек, а в последнее время - за опьяняющий эффект на Двуликих. Я лично был благодарен эфае за то, что он помог мне и Лриэт"алю бежать. Непросто было его найти в городе тайком от оборотней, потом сделать из него экстракт и подлить в вино Двуликому, что владел нами, и вытянуть из него неопределенный приказ-распоряжение "идти с глаз долой подальше". Ошейник не возражал против моего понимания данного приказа как бегства из города вообще. Поэтому сейчас я спел вторую песню про эфае, как дань нашему с принцем освобождению.
   За моей спиной толпа начала расходиться, так же тихо и почтенно, как они меня слушали. Я только головой покачал: вот бы везде людское племя было таким.
  
  Я шел по берегу реки неторопливо, вглядываясь в окрестные деревья и кусты. Не пропустить бы Дарью... Где она? Говорила ведь, что будет на берегу реки, но что-то ее не видать. Убежала после моей вчерашней пытки историей эльфов? Когда я уже начал терять надежду, откуда-то из-за деревьев послышалось: "Ассагир! Я тут!" и вслед за окликом - раздраженный полу-рявк. Я пошел на звук и вскоре набрел на Дарью, сидящую на земле с ...дзарром на руках! О, светлая Амрунн и брат Ее, Ннумра! За что мне это?! Дзарр! У нее на руках был самый настоящий, живой и судя по виду, голодный дзарр! Хорошо хоть детеныш... А я ведь недавно его поминал... Допоминался... Дарья, похоже, понятия не имела, ЧТО было у нее в руках. Она протянула его мне и объяснила, откуда он взялся (я проверил - это был действительно "он"). Объяснение заключалось в том, что она тоже понятия не имела, как он здесь появился. Я подумав, предложил свою теорию и, кстати о дзаррах... По слухам, они обладают нежнейшим мясом, а уж детеныш - и подавно! А-а-а, нет. На мое невинное замечание Дарья вскинулась так, словно я предложил ее саму съесть. Дзарра жалеет? Сумасшедшая! Он ее бы схрумал и не подавился, если б мог! Нет, ну какой из нее оборотень? Сидит и думает, что с ним делать - переживает. Дзарр, правда, тоже - видимо, почуял мои намерения. Хм, а детенышем он довольно мил... особенно, если когти подстричь и зубы затупить.
  - Мы возьмем его с собой. - прервала мои мысли Дарья. Клянусь Вечным Лесом, она сумасшедшая! С собой! Дзарра! О, шерре! Ну и куда тут денешься?
  - Как хочешь. - я хотел ехидно улыбнуться, но сдержался. Сейчас мы проверим твое чувство жалости... - Но тогда нам следует наловить хьештов.
  О хьештах она тоже ничего не знала, хотя видела их не так давно. Я, как мог, объяснил и начал ожидать ее реакции. Если ей было жаль дзарра, то и хьештов она пожалеет. Кого она выберет?
  Она меня снова удивила:
  - Как их ловить? В своем мире я жила в городе, и понятия не имею об охоте.
  Я смотрел на нее и не понимал - какой логикой она руководствуется? Она вообще есть, эта логика? И не отступиться ведь! Ладно, деваться некуда, придется ловить вертких грызунов. Она ведь, оказывается, еще и охотиться не умеет. Если б меня с ней не оказалось, как бы она справлялась?
   Охота на хьештов напомнила мне пору детства, когда отец учил меня ходить бесшумно - стать единым с Лесом и растворяться в его Песне. От Песни я был отрезан, но ходить незаметно не разучился. Ни один хьешт не чуял моего присутствия до последнего момента, так что наловил я их быстро и отнес обратно.
  Дзарр получил вожделенное мясо и довольно урча, начал поглощать его, а Дарья заинтересовалась конечной целью нашего путешествия:
  - А далеко в горах этот портал?
   Я, отвечая ей, заметил, что ее взгляд был норовил вернуться к едящему дзарру и вспомнил, что она уже давно не ела. Позор мне! Сам объелся, а о ней забыл! Надо срочно исправлять ошибку!
  - Я бы не отказалась. - Дарья на мое предложение поесть отреагировала восторженно. Она пыталась это скрыть, правда, но тогда ей не стоило так вибрировать от нетерпения и издавать еле слышное - на пределе даже моей слышимости, но все же... - мурчание.
   Пока Дарья утоляла голод, я сел у дерева и начал изучать лук. На древке оказалось несколько зазубрин - при детальном их рассмотрении я понял, что это следы от когтей. Не надо было быть Старейшиной, чтоб понять, чьих когтей это дело. Вот, представитель их вида - странный, но представитель - сидит передо мной и уминает рыбу. Однако крепость лука от них не пострадала. Я провел пальцами по резной рукояти, древку, пощупал тетиву - словно только что натянул. Что и говорить - эльфийские чары!
  От любования луком меня отвлекла наступившая тишина. Так и есть, Дарья засунула продукты обратно в мешок и теперь наблюдала за мной. Застукала как мальчишку!
   - Я давно не держал оружия в руках. Так давно... Ты поела? - даже дзарренку было ясен мой маневр, и Дарья понимающе промолчала на этот счет.
  
   Дальнейший наш путь продолжался относительно спокойно до поры до времени. Двуликая тащила дзарренка на руках, а тот довольно порыкивал, требуя почесать то ухо, то шею. Вот тебе и кошмарный хищник... О которых, к слову, я рассказывал Дарье, чтобы скрасить дорогу. Естественно, я начал с дзарров, чтобы эта глупая Двуликая прониклась опасностью, сладко устроившейся у нее на руках. Затем я познакомил ее с марнами - на всякий случай. Вряд ли мы их встретим, но Ннумра определенно сердит на меня. Ради полноты картины, я также упомянул вералов. С ними шанс встретиться был не больше, чем с марнами, но как я уже сказал, что-то Ннумра...
  Больше всего внимания я уделил воплощению кошмаров всех идущих в Тарсиддийаш - афииу. Эльфы их не боялись, поскольку могли определить их местонахождение и обойти стороной, но теперь, когда я был отрезан от Песни... Они представляли для меня такую же реальную угрозу, как оголодавший верал и дзарр, вместе взятые. Меня самого перепугала до смерти эта мысль, пришедшая мне в голову, когда я рассказывал о них, в результате чего повествование получилось дерганое и перемежающееся мольбами к Амрунн. Дарья еще спросила, как защищаться. Да если б я знал! Чем я думал, когда предлагал сюда идти? Надо было к порталу в Хаэсс идти - было бы безопаснее. Я уже начал подумывать, как бы ввернуть это в разговор, как до меня донеслись самые леденящие душу эльфа звуки - гончий вой Двуликих, нашедших след и идущих по нему. Дарья услышала тоже, и хотя не узнала - откуда бы? - сердцем поняла нависшую опасность.
  - Кто? - если б не острый эльфийский слух, я б не расслышал ее вопроса.
  Кто? Кто... Что ей сказать? Родственники твои явились, мол? Меня ищут... Я ответил как мог:
  - Двуликие нашли наш след и идут по нему. Их можно ожидать здесь через несколько часов.
   Даже в этой ситуации Дарья не упускала возможности все разузнать и понять. Ну какое ей дело, почему рык мы слышим сейчас, а находится его источник еще далеко? Все одно - догонят и... Нет. Не дамся живым. Только не в Ошейник! Даже Дарья не защитит от него, а я не смогу снова... Не так близко к свободе! Это же, как тогда в деревне поклоняющихся Аяру! Так близко спасение, и так недосягаемо... Да еще после Изгнания... Все равно ведь с ума сойду! Не проще ли умереть сейчас?
  Дарья моих взглядов не разделяла, явно что-то замыслив. То, что у нас в запасе было несколько часов ее обрадовало, и она собиралась этим воспользоваться. Безнадежная затея, но... как хочется жить! А-аа-а, была не была! Можно и побегать!
  И мы побежали. Я опять верхом на Двуликой, только теперь удерживая одной рукой дзарренка, а второй вцепившись ей в холку. Мне было немного стыдно, что я не бегу рядом, но разум утешал, утверждая, что это - самый разумный выход. Кроме того, Двуликие сильны, а я по весу немногим отличаюсь от того же дзарренка, так что много разницы своим бегом рядом я не сделаю. Во всяком случае, мне приходилось убеждать себя именно в этом.
  
  
  

Глава 10. 'Здравствуй, гора! До свидания, гора!', или как производить осмотр достопримечательностей на бегу

  

‭В которой я узнаю, что такое по настоящему сложный выбор и делаю его с надеждой, что он не станет последним

  
  
  
   У Радужного Истока, Межмирье, Божественная Сфера...
  
   - Ннумра, будь добр, скажи, ну что ты так взъелся на несчастного эльфа? - Амрунн присела рядом с братом. Тот с хитрой улыбкой взглянул на нее:
   - С чего это ты взяла, что я им недоволен? Все складывается как нельзя лучше...
   - Лучше? Для кого лучше?
   - Для нас. - Ннумра вздохнул и улегся на траву. - А с ним пока ничего не случилось, и не случится, если все пойдет как надо. Скажи лучше, как ты думаешь, Уннамр...? Он...?
   - Он всегда был слишком гордым, Ннумра, ты же знаешь. Если б он тогда попросил о помощи... Что теперь говорить?
  
  
  
   "...понял Великий Отец, что нет будущего у Детей Его, и опечалился, и в отчаянии Своем преступил Грань, и раззверзлась Пустота, но не приняла Детей Его..."
  
   Из Хроники Великого Ухода
  
  
  
  
   Дарья
  
  
   Всегда мечтала побывать в горах. Но говорят же, 'не желайте, ибо сбудется', а я не верила. И вот, я в горах. Они были прекрасны, с этим не поспорю. Вершины исчезали за низкими облаками, а склоны искрились у самой кромки с ними от снега и льда. Мы находились у самого основания гор, где плоская равнина давно уступила место крутым холмам и все ближе и ближе надвигались леса, покрывающие восходящие склоны. Те самые леса, где по словам Ассагира резвились голодные дзарры, марны и афииу. Где мне придется приложить все усилия, чтобы расстояние между нами и изредка рычащими-воющими оборотнями позади нас не уменьшилось. Не уменьшилось еще больше.
  Я бежала торопливой рысью, перемежая ее скорым шагом, весь остаток дня. Поначалу это принесло положительный результат - в следующий раз, когда оборотни издали свой вой, его было почти не слышно. Это существенно подняло наш боевой дух, но мы не стали снижать скорость или останавливаться. Перекусили на бегу, и даже Руар умудрился жевать хьештов на руках у Ассагира. Эльф при этом недовольно бурчал что-то себе под нос и поминал Ннумру.
  Ночью... Ночью мне пришлось двигаться плавнее и соответственно тише, чтобы мои спящие спутники не сверзились куда-нибудь со спины. Мне спать еще не хотелось, но я уже начала чувствовать усталость. Мы уже давно достигли леса, и теперь мне приходилось бежать вверх по склону, выискивая незаметные тропинки, прислушиваясь к ночным шорохам, постоянно нервничая и дергаясь от каждого звука. Вой позади нас раздался еще пару раз, на этот раз ближе, хоть и все еще на приличном расстоянии от нас; потом он стих, заставляя меня переживать еще больше. Так я хотя бы знала, где они приблизительно, а теперь и это было неизвестно. Ну, по крайней мере, Ассагир смог более-менее спокойно уснуть. Сердце подсказывало мне, что ему это пригодится. Дорогу показывать ему уже не надо было. "Ориентируйся во-о-он на те две вершины - между ними лежит проход в Долину Эриешш." - пробормотал он в качестве инструкций и засопел, прижав к себе дзарреныша.
  К рассвету мне стало казаться, что ночь никогда не кончится, и что лапы у меня на самом деле из свинца - просто шерстью покрыты. Куда только подевалась моя хваленая сила? Да-а, по горам скакать - это не по равнинам бегать. Дважды за ночь я слышала грозное рычание, напомнившее рявкание Руара, только гораздо более внушительное. Не стремясь к встрече с "дружелюбными" сородичами дзарренка, я пускалась в паническое бегство, несясь сквозь ночь как ошпаренная. При этом мне еще надо было умудриться не слишком шуметь! Один раз мне показалось, что я слышу легкий мелодичный свист, и меня начало клонить в сон. С трусцы я перешла на шаг, а потом и лапы стали заплетаться. Едва не споткнувшись в очередной раз, я вдруг явственно услышала этот свист - и не один, а несколько гармонично вплетающихся друг в друга - и меня словно ледяной водой облили. Мне как наяву послышались слова Ассагира об афииу. "...и никто не слышит их присутствия, пока не поздно, лишь в сон начинает клонить, а потом, когда жертва наконец падает, они бросаются с деревьев и съедают ее в считанные минуты..." Шерсть на спине встала дыбом, хвост распушился и стал похож на метелку от пыли, а горло само собой издало низкий утробный рык. Я прижала хвостом Ассагира с Руаром и припустила, что было сил. Афииу... Как быстро они скачут по деревьям? Насколько упорны они в преследовании добычи? Я мчалась, не разбирая дороги и ни на что не обращая внимания. Луны на небе как всегда не было, и темнота стояла полная, что, впрочем, не мешало мне все прекрасно видеть и уворачиваться от деревьев вовремя. После получаса этой гонки с афииу я перестала слышать их свист, но остановилась только спустя столько же времени. Тяжело дыша с высунутым языком, я мрачно покосилась назад. Если я смогла убежать от этой мелкой древесной чумы, то и остальные Двуликие преодолеют сонливость. А значит, медлить по прежнему нельзя. Я потрусила вперед, пошатываясь.
  Когда наступило утро, проход в Долину был уже так близко, что буквально лапу протянуть - и мы уже там. На спине завозился Руар и проснулся, рявкнув что-то гневное. От рявка очнулся Ассагир и все-таки свалился со спины, захватив с собой дзарреныша. Возмущенные вопли обоих нарушили утреннюю тишину и заставили меня пару раз хихикнуть. Правда, они не имели об этом понятия, поскольку я все еще была в звериной ипостаси, и мой смех выглядел как чихание. Перекинувшись, я потянулась и прислонилась к ближайшему дереву. Если я сяду на землю, боюсь, что встать мне сил не хватит. Так и останусь дожидаться прихода оборотней, или еще кого черт притащит. Ассагир достал из мешка припасы и бросил еще одного хьешта Руару. Тот понюхал мертвого зверька и обиженно взглянул на нас. Я вопросительно приподняла бровь, уставившись на эльфа.
  - Дзарры любят свежее мясо. Теплое. Но могут есть и такое, так что он просто привередничает. Ешь! - ответив мне, серьезно он обратился к Руару. - Другого пока не будет.
  Руар поник, словно прекрасно понял сказанное - хотя кто знает, может и понял - и начал без особого энтузиазма грызть хьешта. Мы с Ассагиром съели копченую рыбину, по куску хлеба, и я еще приговорила пол-куска сыра. Ассагир сыр есть не стал, поев ягод с ближайшего куста вместо этого. Вот же ягодная душа! Хотя оно понятно - эльф же!
  -Мы почти на месте... - эльф с недоверием рассматривал вершины гор. - Между этими горами ущелье Верн, ведущее в Долину Эриешш. Портал находится у самого выхода.
  - Опасное ущелье?
  - В некотором роде. Узкое, и обвал может случиться в любой момент. А хищники туда не суются. И в самой Долине их не водится.
  Рассматривая скалы, я почувствовала смутное беспокойство. Что-то было не так. Что-то... Я снова перекинулась и, дождавшись, пока Ассагир с Руаром устроятся, потрусила, а точнее, поплелась дальше.
  Лес кончился неожиданно недалеко от входа в ущелье, и началась каменистая земля. С одной стороны, подушечкам лап было нерпиятно и даже немного больно, но с другой - это отвлекало от усталости, подстегивало в какой-то мере. Лапы, впрочем, были по прежнему чугунными.
  Извилистое ущелье надвинулось, выросло и поглотило нас... Я прижала уши, нервничая: серые неприступные стены давили, и я сама себе казалось мелкой незначительной букашкой.
  Вой настиг нас неожиданно, заставив меня дернуться от испуга. Обернувшись, я никого не увидела, но уже могла расслышать шум от бегущих откуда-то... справа от входа в ущелье! Я похолодела. Они все-таки обошли лес другой дорогой - Ассагир упоминал ее, но он же говорил, что ее завалило! После того, как сельирваа дали понять Двуликим, что путь в их мир оборотням закрыт... А теперь... Не успею! Я не смогу добежать до выхода!
   В таких критических ситуациях я раньше не бывала, и потому могла только Бога благодарить за то, что принадлежала к категории людей, в подобных моментах сохраняющих ясность разума. Ну, как оказалось.
  Все звуки исчезли и вместо них в ушах стоял пронзительный звон, все детали вокруг вдруг обострились до невозможных пределов - вплоть до того, что я могла спокойно различить волоски на лапке паука, ползущего по камню, торчащему из стены. Мысли завертелись с бешеной скоростью, просчитывая каждый вариант:
   Первый - я кидаюсь бежать с Ассагиром и Руаром на спине. Далеко не убегу - сил уже нет.
   Второй - Ассагир с Руаром бегут рядом, я в звериной ипостаси. Результат будет тот же - сил все равно не хватит, просто что догонят нас на пару метров позже.
  Третий - я меняю ипостась и бегу рядом с Ассагиром и Руаром. Результат хуже, чем предыдущие два - догонят еще быстрее.
   Четвертый - я и... нет, мой фактор только мешается. Ассагир и Руар полны сил и свежи - они смогут дотянуть до самого Портала спринтерским бегом. А я... ну что ж, не судьба значит. Простите, Ассагир, Руар... Я вас не для того спасала, чтоб вы погибли в двух шагах от спасения. А у меня шанс есть: хоть и мизерный, но какой-никакой...
   Я стряхнула с себя эльфа с дзарренком, перевернулась и толкнула Ассагира:
  - Бегите!
  - А как же ты?!
  - Бегите! Я... Я не могу бежать, а вы можете, так что вперед! Я... позаботься о Руаре, Ассагир, и ради всех богов, бегите!
  - Дарья... - Ассагира не мог сдвинуться с места.
  - Я Приказываю! И не Возвращайся за мной! - только глазами молча попросила прощения.
   У Ассагира дернулось лицо, как от пощечины, и он, рванув с места и подхватив скулящего Руара за шкирку, понесся вперед. Я отвернулась, сглотнув внезапно возникший комок в горле. Задержать... Ну как я могу их задержать? Я не супер-десантник и не громила под два метра ростом. Силы у меня больше, чем у обычного человека, ну так и противник у меня - не человек. Оборотни, такие же как и я, только старше, сильнее, опытнее. И их несколько против меня одной.
  Я разозлилась, злость добавила адреналина, и решение пришло само собой. Это-то их точно задержит! Главное, чтоб меня не угробило за одно, да и Ассагира задеть может. Я полезла на стену ущелья. Обвалы, значит, случаются? Часто? Ну, так сейчас проверим! Прыгая зигзагами, я карабкалась по стене, царапая камни когтями. Поднявшись метров на двадцать, я решила, что этого достаточно, и надо заметить, вовремя. Из-за угла вылетело пятеро громадных кошек - гораздо больше меня - со вздыбленной шерстью. Не заметить меня было невозможно - на фоне серых камней моя пятнистая шкурка была - ох, как видна! От неожиданности они затормозили, а я, воспользовавшись моментом, заработала лапами, гребя, как пес, откапывающий косточку. Камни полетели вниз со страшной скоростью, и я зло усмехнулась. Без единого слова я дала им понять: 'Сюда лучше не ходить, а то камнем по башке врежет.' Как бы еще самой не получить...
  Камни под ногами тронулись, и внутри меня все панически заверещало, однако стиснув зубы, я продолжала работать лапами, опасаясь, что обвал заглохнет на полпути. Самоубийственное поведение, не спорю, однако шансов выжить у меня всяко было больше, чем если б я попыталась задержать их сама. Скала под ногами задрожала, и подняв голову наверх, я в страхе поджала хвост. На меня неслась лавина камней - не слишком большая, но попади я под нее - и мне хватит. Я рванула вниз к ближайшему выходу - с замершими Двуликими. Ну, 'рванула' - это сильно сказано. Похромала с заплетающимися лапами - при спуске вниз я подвернула переднюю правую, неудачно выдернув ее из двигающихся камней. По спине меня то и дело прикладывало очередным камешком, и еще приходилось постоянно шарахаться и уворачиваться от их здоровенных собратьев. Надеюсь, Ассагир не попадет под обвал. По идее, он должен был убежать достаточно далеко, но обернуться назад у меня не было ни времени, ни сил. Да и толку не было тоже - он скрылся за поворотом.
  В этот момент мне показалось, что в меня врезался таран: я не заметила скатывающийся камень, и он приложил меня от души. И за то спасибо - упади он на меня, лишь мокрое место осталось бы. Из меня вышибло весь дух, и откинуло метров на пять, вырвав непроизвольный взвизг. В глазах все потемнело, и никак не удававлось сделать вдох. Сильно кололо в груди. Я попыталась встать, но лапы отказывались держать меня, и я просто поползла вперед, ничего не видя, но гонимая инстинктом выживания. Вперед, мне надо было двигаться вперед! Когда оборотни взвыли, мы с Ассагиром находились всего лишь в самом начале ущелья, не преодолев и десятую его часть; мы в него только вошли. Так что, до выхода было не далеко, и в то же время... Я не успею. Опять. От усталости и страха полностью отдавшись звериным инстинктам, я выдала жалобный тоскливый вой, вложив в него всю безысходность и боль. Обернувшись, я увидела... хотя нет, скорее услышала камень, летящий прямо в голову. Вроде так себе камешек, и скорость сравнительно не велика, но я сразу поняла, что моему кумполу хватит. "Глупо..." - почему-то пришла ко мне мысль. Боль. Темнота.
  
  
  Ассагир
  
  
  Сидя на спине Двуликой, я сгорал от стыда. Убеждения убеждениями, а мне все равно было противно перекладывать всю тяжесть дороги на девушку, пусть она и сильнее меня раза в три. Однако с доводами разума не поспоришь. Убежать от Двуликих мог только сам Двуликий. Или Двуликая, в данном случае. Я вздохнул и посмотрел на дзарренка. Руар прижимался ко мне и дрожал. Он чувствовал себя неуютно на спине у природного противника, но вырываться не спешил. Лишь поскуливал изредка, но потом затих и засопел. Может, этому посодействовала усталость, а может - сытость от очередного хьешта. Обслюнявил и перемазал мне все штаны при этом, зараза мелкая.
  Вечером опять начался лес - на этот раз предгорный - и для меня началась самая настоящая пытка. Пребывание в лесу для Детей Амрунн неизменно ведет к попытке разговора с ним, и ощущать вместо ответа пустоту... Тянуться в пустоту - и проваливаться в нее... Это был кошмар наяву. Мне хотелось выть от бессилия, но я заставил себя расслабиться и уснуть - все равно толку от меня нет на данный момент.
  Ночь пролетела мгновенно, и мне на удивление опять не снилось ничего из обычных кошмаров. Проснулся я от того, что прямо мне в ухо что-то оглушительно крикнуло. Я рефлективно шарахнулся прочь, и зря - загремел на землю в мгновение ока. Однако дзарренка - виновника пробуждения - прихватить тоже успел, и в пыли валялись мы оба. Дарья от нашей возни даже чихнула пару раз.
  Мы наспех перекусили, хотя Руар пытался возражать. А-а-а, свежатинки захотелось лакомке... Нет уж, жуй что дают! Сейчас я тебе, охотиться поскачу - в объятия Двуликим. Хотя что это я, в лесу от них как раз укрыться можно, но тогда они отрежут нас от ущелья. А оставаться в этом лесу надолго - себе дороже. Эх, если бы они не построили эту обходную дорогу, мы были бы уже в безопасности. Дорога же, хоть и разрушена и кишит засадами хищников, но все же есть... И ведет прямо ко входу в Долину! А Гончим оборотням те хищники непреодолимой проблемы не представляют. А жаль...
  
  Ущелье манило меня как запах крови дзарров... Если все пройдет удачно, уже через час-другой мы будем восхищаться чудесами Эрнама. Само ущелье было опасно только обвалами и тем, что оборотни могли там затаиться, если они успели раньше нас. В этом случае я... дорого продам свою жизнь. А Дарью они вряд ли тронут - насколько я помню, отношение к женскому полу у них бережное. Руара, конечно, того... Хотя с чего это я должен за дзарра беспокоиться? Нет, конечно, у него такие умильные глазки... Светлая Амрунн! Не хватало к нему привязаться!
  За деревьями вход в ущелье Верна не было видно, так что приходилось довольствоваться вершинами составляющих его гор. Я уже представлял себе портал - золотистое марево, окружающее горячие источники, прячущиеся среди буйно цветущей зелени... Сладковатый привкус в воздухе... Звенящие птичьи трели... Во всяком случае, я представлял себе портал именно так - по рассказам там бывавших, естественно.
  Мы покинули лес окончательно и приступили к решающему отрезку пути. Дарья довольно бодро трусила вперед, хотя у меня и закрадывалось ощущение какой-то неправильности в ее виде. Что-то неуловимое никак не давало мне покоя, но я не мог определить, что меня смущало. Я перебрал в уме все, что могло быть не так, но ничего не смог понять.
  Ущелье Верна, между тем, обступило нас и угрожающе нависло крутыми склонами. Галька то и дело осыпалась тоненьким ручейком, обтекая большие камни и замирала, чтобы потом вновь устремиться вниз. Я поежился и даже дзарр в моих руках испуганно поджал хвост и уши. Дарья тоже прижала уши и даже слегка пригнула голову. Теперь понятно, отчего хищники сюда не забродят. Я бы тоже на месте хищников сюда ни ногой...
  И в этот момент мой слух различил еле слышный шорох от бегущих лап откуда-то от входа в эту каменную западню. С каждой секундой шум становился все громче, а потом Двуликие подали Гончий Зов. Камни на склонах дрогнули от эха и ручейков увеличилось раза в три-четыре. Дарья под нами вздрогнула и обернулась. Конечно, оборотней еще не было видно, но Амрунн пощади нас, как же они были близко! Я начал лихорадочно размышлять: двоих я, пожалуй, смогу убрать стрелами, но дальше придется защищаться мечом. Руара можно отшвырнуть подальше, глядишь, испугается и убежит - ему же лучше. Дарья... У меня не создалось впечатления, что она умеет сражаться, да еще насмерть. Однако мои размышления были прерваны, когда Дарья просто сбросила нас на землю. Правильно сделала, впрочем. Здесь лучше биться рядом, но по отдельности. Вот только зачем толкаться?
  - Бегите! - ее глаза яростно прожигали меня.
  - А как же ты?! - все мысли вылетели у меня из головы. Почему? Как она может подумать, что я ее брошу? Я же обещал! И... почему она не попытается убежать, хотя бы?...
  - Бегите! Я... Я не могу бежать, а вы можете, так что вперед! Я... позаботься о Руаре, Ассагир, и ради всех богов, бегите!
  - Дарья... - меня как громом поразило. Я только сейчас, в этой ее ипостаси увидел, насколько она была уставшей. Но так не должно было быть! Мне ли не знать, как долго могут бежать оборотни без сна и передышки? Не только они нас изучали, мы тоже постарались на славу. Она еще целый день может бежать, а уж на десятиминутный рывок и подавно сил должно хватить! И как издевательское эхо в памяти: "Тебе сколько лет? - Девятнадцать. А ты знаешь, что у девушки возраст спрашивать неприлично?" Я так привык считать ее взрослой, что не принял во внимание разницу в силах. Она же не выглядит ребенком - ни поведением, ни внешностью, ничем!
  Что ж, моя ошибка - мне и расплачиваться. Я с мечом обращаться еще не отвык, задам жару хвостатым!
  - Я Приказываю! И не Возвращайся за мной! - у меня перехватило дыхание от боли в ее голосе, и от резкой дрожи, пробежавшей по всему телу. Я хотел закричать на нее, трясти за плечи, пока она не поймет, что я не хочу - не должен - оставлять ее, но не смог. Руки сами подхватили Руара, а ноги понесли прочь.
  Я пытался заставить себя остановиться, но прямой приказ от бывшей Хранительницы Жизни неоспорим, если не грозит опасность жизни Освобожденного, или любого другого, особенно... ее. Что это значит? Что ей опасность не грозит? Как она может не грозить, если заворачивая за угол, я видел, как, наконец, появились Двуликие преследователи - пятеро! - а сама Дарья почти висела на склоне?! Исчезнув за углом, я мог только слушать, и я слушал. Беззвучно летя вперед, я мысленно стремился назад и пытался понять, что там происходит. Обвал... Она хочет спровоцировать оползень, и похоже, уже его вызвала... Аш торра энамарр... От бессилия я закусил губы до крови. Как же так? Мы должны были попасть в Эрнам вместе, или биться до последнего - тоже вместе. А я, как трус, убегаю...
  Впереди показался выход в Долину, и через пару минут я уже мог видеть мирный уголок, затаившийся в этих горах. Сзади раздался визг, полный боли и недоумения, и оборвался. Я заскрипел зубами, надеясь, что портала нет, что сельирваа как-то закрыли его вообще, но портал я увидел сразу. Чуть в стороне, он сиял словно наивный Аяр спустился с небес и пытался рассмотреть свое изображение в булькающей воде. Прижав к себе Руара и сумку, я с разгона влетел в марево, зажмурившись и прыгнув над водой, и ...покатился по высокой траве. Удивленно взвизгнул Руар и озадаченно умолк, принюхавшись. А я... я катался по траве и скулил как побитый волк. Уже прыгая в портал, я услышал ее вой - а что это была она, я не сомневался - испуганный, тоскливый, обреченный... Что мне делать целый год? Только через год сила приказа исчезнет, освобождая меня. Как я смогу жить, гадая о ее судьбе? Чем могу помочь отсюда?
  А самым страшным для меня теперь было, что в один прекрасный день в течение этого года я могу почувствовать, что могу вернуться - это будет означать ее смерть. Я хотел вернуться, и в тоже время не хотел. Хотеть - желать ей смерти, а не хотеть - невозможно... Как в тисках зажат, и не дернуться. Я вцепился в невозможность сделать хоть шаг к порталу как отравленный в единственное противоядие. Пока он действует, этот приказ - она жива. С ней все в порядке. С ней должно быть все в порядке. Не может быть иначе. Я найду ее через год, и всыплю подзатыльников за нервотрепку и нелепые приказы, и никакие оборотни меня не остановят. А пока... а пока я присмотрю за Руаром и выращу из него преданного ручного зверя, которого можно будет с гордостью показать ей. Все остальное бесполезно... Все мои переживания и страхи - все бесполезно. Я ни-че-го не смогу сделать.
  
  Бездумно я валялся на траве. Руар крутился рядом и тыкал носом в бок, всем видом требуя внимания. Опять проголодался, небось. Я сел и, достав из сумки очередного хьешта, кинул ему. Он недовольно поворчал, но принялся его есть. Я тем временем оглянулся. Где это мы?
  Мы находились около реки, уходящей за горизонт, а вокруг, насколько можно было видеть, простиралась равнина. Ни леса, ни гор, ни городов не было, лишь что-то странно напоминающее дерево виднелось вдали, да были еще цветные камни самых разнообразных форм и размеров, сложенные в концентрическую спираль, почти в центре которой я и валялся. Здоровенная спираль, надо заметить. И что-то неуютно я в ней себя чувствую. Как на алтаре каком... Недолго думая, я схватил Руара, к тому времени уже доевшего зверька, и поскорее убрался от камней подальше. Тоже мне, место стечения Стихий... Камни какие-то...
  Умывшись и более-менее приведя себя в порядок у реки, я перекусил сам и задумался. Что же мне делать дальше? Старейшины рассказывали, что сельирваа живут на огромных деревьях или в скалах, а путешествуют по воздуху. Скал я тут не наблюдаю, а вот что-то деревоподбное на горизонте маячит. Река идет как раз в ту сторону, так что вода у меня есть, можно сказать. Однако... Обычно эльфы тут появлялись по приглашению и с сопровождающим. У меня не было ни того, ни другого. Чего теперь от них ожидать? Вообще, сельирваа вроде как миролюбивые, но я в последнее время чего только не видел - и сострадательную Двуликую, и не слушающих слова принца сородичей, и дзарра как ручного любимца, и людей с таким обожанием в глазах, какого я у родителей не замечал. Остались только злобные селирваа, что как раз будет пополнением моей коллекции невиданных чудес.
  Нет, и правда, Эрнам - владения Ннумры, а Ннумра на меня вообще озверел в последние дни. Можно ожидать чего угодно. Но и у камней год сидеть я не смогу - смысла нет, да еще Руара чем-то кормить надо. Посему я решил идти вдоль реки к 'вероятному' дереву.
  
  День спустя дерево - а это было оно - немного увеличилось, но не намного, а я разнообразил наше с Руаром путешествие свежей рыбкой и подстреленными грызунами, обитавшими здесь в изобилии. Я все еще не мог вернуться назад - это вселяло в меня надежду за состояние Дарьи и продолжало злить противоречивостью вызываемых чувств. За неимением собеседников - Руар не в счет - я углубился в себя и занялся самобичеванием. В основном, по поводу того, что не заметил усталости своей спутницы, и не смог ничего придумать, чтоб ее защитить. Правильно меня сородичи Изгнали... С таким защитником и врагов не надо, достаточно на меня положиться - и все.
  А еще полдня спустя я заметил в небе приближающуюся точку. Одну. Точка постепенно разрослась в силуэт сельирваа, несомненно направляющегося ко мне. Я уселся на землю и, сняв лук, отложил его в сторону вместе с мечом. Раз он (женщину на встречу с неизвестно кем вряд ли пошлют) один, значит за врага меня не считают... Лишь бы дзарра решили не пристрелить. На всякий случай я его подозвал и взял на руки.
  Когда сельирваа опустился передо мной, я убедился в его принадлежности к мужскому полу, и подозреваю, смутил его восхищенным взглядом. И было от чего: бело-голубые крылья за его спиной были не материальными, а из мерцающих и будто струящихся магических потоков, роста он был невысокого, а узкие удлиненные к вискам глаза сверкали двумя синими сапфирами. Зато одет он был просто - серые узкие штаны, белая рубашка-туника с широким рукавами, на запястьях придерживаемых деревянными браслетами, и невысокие сапожки со странной рельефной подошвой. Ее я смог разглядеть, пока он приземлялся. Он встряхнул короткими снежно-белыми волосами с голубыми кончиками, похожими на льдинки, и звонким мальчишеским - но мелодичным - голосом представился:
  - Приветствую Тебя, Сын Амрунн. Мое имя - Наа'р'эшаренну. Могу я узнать Твое имя и причину Твоего пребывания здесь? В том числе, почему Ты находишься в компании дзарра, который, если мне не изменяет память, является кровожадным хищником, обычно уничтожаемым на месте?
  Однако... Помнится, отец Лриэт'аля выражался подобным образом, встречая людей. И Двуликие - почти всегда... Ну что ж, сам напросился. Я ведь знаю, что они терпеть не могут использовать Высокую Речь.
  - Приветствую Тебя, Сын Ннумры. Мое имя - Ассагир Рру'ифф из рода Эайнарр. Причина моего пребывания здесь запутана и не может быть сказана в нескольких словах, так же, как и присутствие здесь дзарра, именуемого Руаром... Будешь ли Ты так добр и не присядешь ли со мной, дабы мог я поведать эту печальную и странную историю? - его аж передернуло.
  - Ладно, только не говори больше так. У меня пари было, что я с эльфами при следующей встрече так заговорю, а у брата свои методы проверки, выполнил ли я условия. Слово свое я сдержал, так что поговорим нормально. Так чего тебя сюда занесло, да еще в такой компании?
  Я усмехнулся:
  - Это еще ничего... Глянул бы ты, с кем бы я пришел, если б все сложилось удачно.
  - С кем? - заинтересованно просил Наа'р'эшаренну, усаживаясь рядом.
  - С Двуликой. - я хитро уставился на него.
  - Врешь! - у него расширились глаза. - Вы же друг друга ненавидите!
  - Вот я и сказал 'странная история'. Сам бы не поверил, если б не со мной было... - я задумался, вспоминая пышущих ненавистью сородичей.
  - Ну так давай, рассказывай. - поторопил он меня.
  - В общем, началось все с того, что...
  
  
  
  
  
  Эпилог
  
  
  Аарс Арсант из клана Мягкой Ночи пребывал в полной растерянности. Пускаясь в погоню за "лесомерками", он совсем не ожидал упустить их в самом начале пути. Прошедший в начале погони дождь уничтожил все следы, так что Лапа шла скорее по интуиции, чем по запаху, и вновь обнаружить след удалось случайно и когда надежда почти угасла. Человеки из Огнепоклонников подтвердили, что поймали двух 'поленьев' - молодого и совсем юного - но сжечь не успели. Слушая их, Арсант поморщился. Эльфы эльфами, но дети для него были неприкосновенны. Поэтому и послали в погоню его - не навредить принцу-заложнику при "возврате", а теперь он должен общаться с отребьем, посягающим мало того, что на его законную добычу, так еще на жизнь детей.
   А те как-то утекли в лес. Арсант уже хотел на все плюнуть и обратно отправиться, но его чуткий нос уловил странный запах в деревне - запах собрата, да еще и женщины - и следуя ему, он пришел к самой кромке Леса. Недоверчиво он прошелся пару раз вдоль деревьев и убедился, что след - несомненно след фарх - вел прямо в Лес! В растерянности он заставил Пары проверить след еще раз, и окончательно подтвердив невозможное, глухо заворчал. Ни один фарх не вступит в Лес - не сможет физически преступить Проклятие и то, что он здесь обнаружил - должно быть доложено Старшим. На всякий случай он пустил Пары вдоль Леса проверить, не появляется ли след еще где, а сам принялся обдумывать ситуацию. "Принца-полешко" они упустили, так что за это его по загривку не погладят, но добытая информация тоже немалого стоила.
   И все-таки, откуда взялась эта таинственная фарх? Ее следы вели от Леса к деревне и обратно, как он понял, но как она в Лес попала? Откуда вообще тут появилась? Женщины - сокровище, охраняемое всеми Кланами, и без присмотра никогда никуда не отпускаются. Он вернулся в деревню, но расспросы о фарх ничего не дали. Один селянин только рассказал, что его дубинкой приголубил неизвестно кто, а так как он эльфов охранял, то они и исчезли после этого. А как выглядел нападавший, селянин не понял в темноте. В добавок, его сзади ударили. Арсант уселся за дальним столиком в местном подобии таверны и потребовал хмельного кваса, после чего принялся ждать Пары. К его удивлению, одна из Пар вернулась довольно рано и в возбужденном состоянии.
  - Мы нашли двойной след! - Реманну чуть ли не пританцовывал от стремления пуститься в погоню. Шетер, напротив, со скучающим видом рассматривал что-то на стене.
  - Кто? - Арсант подобрался как перед прыжком.
  - Один из сбежавших, но не принц. И фарх.
  - Шетер, зови вторую Пару. Перекусим и тронемся за ними.
  Шетер молча кивнул и сосредоточился на Зове. Через несколько секунд он удовлетворенно улыбнулся.
  - Они бегут сюда.
  
   Когда вторая Пара прибыла, Лапа в молчании поела и направилась к тому месту, где Реманну с Шетером обнаружили след, и, покружив для уверенности, они побежали. Руушант с Руннаром ничего не нашли в своем направлении, да Арсант и не надеялся на это особо. Чудо уже, что одной Паре повезло.
  Они бежали без остановок, меняясь ипостасями по очереди в связке Несущий - Несомый, а Арсант, за неимением партнера, подсаживался то к одному, то к другому, а то рядом несся. Ему не давала покоя какая-то деталь. Все время казалось, что он что-то упустил, но никак не мог понять - что. Тревожил еще и тот факт, что они все еще не догнали эльфа и фарх. Почему, кстати, сестра-фарх ведет куда-то этого 'лесомерка'? Почему не вернула в Столицу? И как ей, в самом-то деле, удалось войти в Лес?
  След вел их к Арредену, и решив, что эльф понадеялся на неприязнь фарх к воде, Арсант издал торжествующий вой. Если они - эльф и странная фарх - в городе, то они этот Гон услышат. Пусть потрепыхается 'лесомерок'! Далеко не убежит! А с сестрой-фарх он потолкует по поводу неподобающего поведения и гуляния без охраны где попало...
  Однако в Арредене их ждал сюрприз: след разошелся, и в то время как эльфийский вел в сам город, след неизвестной фарх обрывался на берегу. Утопиться, что ли, решила? И утопилась? Ну не поплыла же она! В Арреден заходили в двуногих ипостасях, крайне неохотно, медля и нервно оглядывая дорожки. В городе расспросы ничего толкового не дали. Жители Арредена отвечали односложно: "Да, был эльф. Нет, куда направился, не знаем. Делал что? Так еды взял, да одежки. Нет, Двуликой с ними не было... А что, должна была быть? Почему не задержали? Ну так, сами подумайте, город-то наш на магии ихней держится. Ему пару слов всего шепнуть, и все. Кто знает, рисковать не стали. В дом зачем к достопочтенному Эльеру заходил? Так продукты же с одеждой! Да, у него взял, на площади сказал, мол, недостойно это ему, как простому человеку, там отираться. Да, ушел. Нет, не прячем, можете проверить."
  Они проверили. Не все сразу, конечно, одну Пару Арсант отправил противоположный берег исследовать. Поиск в городе никаких результатов не принес, а вот Руушант обнаружил, что следы обоих опять сошлись на противоположном берегу. Арсант сделал небольшой привал на этом месте, чтобы восстановить силы, и с удивлением открыл, что к беглецам прибавился третий попутчик - дзарр, отчего даже всегда невозмутимый Шетер приподнял брови в удивлении. Отдохнув, они рванули дальше.
  След шел к горам, и осознав это, Арсант только зубами заскрипел. Наверняка, это тот "лесомерок" придумал... Оригинальный способ самоубиться, ничего не скажешь. Ладно бы сам пошел, так нет, повел женщину-фарх! А им как теперь догонять, по лесу-то? И какого они туда поперлись?
  - Я уверен, что они к Порталу в Эрнам бегут... - Реманну оглядел вершины, указующие на вход в Долину Эриешш. - Но зачем сестра-фарх с ним идет, непонятно... Портал ведь заблокирован для нас. Не раз проверяли.
  - А он ей сказал, небось, что проведет... Наврал еще в Столице, а она им и бежать помогла взамен. - задумчиво покосился на начинающийся предгорный лес, Шетер. - Приключений захотелось, самостоятельности... Мало ли? Только вот, как она в лес входит? Странно все это.
  Руушант фыркнул и, скинув Шетера, преобразился.
  - Как мы их догонять будем, лучше б подумали!
  - Тут как раз просто - пройдем по Мертвой Дороге, и будем их поджидать. - отрезал Арсант. - Не знаю, отчего они ею не пошли - "лесомерок" мог и не знать, а вот сестра-фарх такую деталь не должна была упустить, если готовилась к путешествию в Эрнам. Точнее, его попытке.
  Чтоб попасть на Дорогу, им пришлось сделать приличный крюк, но дорога того стоила. Сохранилась она просто отлично - вопреку специально распущенным слухам - и была крайне удобной для высматривания опасностей. Один раз они набрели на скелет обглоданного дзарра, и пару раз слышали их вой вдалеке. На рассвете Лапа была почти у места. Сменившись местами вновь, они неспеша потрусили к ущелью. Спешить, по мнению, Шетера, было некуда - просто невозможно было, что беглецы их опередили. Однако Арсант нервничал и глухо ворчал от смутного беспокойства. Нельзя расслабляться сейчас - таково было его решение, и он вновь погнал Лапу. Уже видя ущелье, он издал Гончий Зов - он понял, что они не смогли опередить эльфа и таинственную фарх, но уйти от них те уже вряд ли успеют. Пусть знают, как близок момент "долгожданной встречи"!
  Однако когда они, наконец, достигли входа в ущелье, вся Лапа замерла от открывшейся картины. По ущелью стремительно убегал эльф - они видели его пару мгновений, и тот скрылся за поворотом - а на склоне, метрах в двадцати - двадцати пяти от земли, и примерно в ста от самого входа, цеплялась за камни... фарх-малышка странной пятнистой расцветки. Что это - ребенок, только-только входящий в подростковый возраст, Арсант понял мгновенно по пушистому хвосту и размеру малышки. Такой вариант ему даже в страшном сне привидеться не мог: ребенок, да еще девочка - в горах, на склоне, так славящемся своими обвалами... У него похолодело в груди. Остальные члены Лапы тоже выглядели пришибленными.
  В этот момент малышка заработала всеми четырьмя лапами, сталкивая камни вниз, и у Арсанта внутри все ухнуло. Она... Она... Да она обвал устраивает! Что же она творит! Ведь ее в любой момент может похоронить собой лавина! От ужаса его парализовало. С напряжением он следил за ней, совершенно забыв об эльфе и погоне. Сейчас для него существовали только малышка и падающие камни. Впрочем, не для него одного. Вся Лапа замерла, боясь пошевелиться или кинуться на помощь - вдруг она испугается и рванет вглубь ущелья? Там ее лавина точно накроет.
  Видя, как она спускается - скорее уж скатывается - а потом медленно, так невыразимо медленно, тяжело дыша и прихрамывая, с трудом уворачиваясь от летящих камней, и при том не всех, пытается добраться до выхода, Арсант окончательно понял, что она не дойдет. Увидев летящий в нее сбоку булыжник, он хотел предостерегающе крикнуть, но не успел. От ее визга у него помутилось в голове, и он наконец очнулся. Гигантскими прыжками он бросился к ней. Успеть! Главное, он должен успеть! А когда он увидел, как она ползет к нему навстречу, но не может подняться, и никак не реагирует на его скачки, он задохнулся. Неужели ослепла? Уже метрах в десяти от нее он увидел камень, выбравший целью ее голову, и понял, что не доберется вовремя. Проклиная все и вся, он все равно рванулся к малышке еще быстрее, и... не успел. Он оказался рядом с ней двумя секундами позже того, как она молча обмякла после удара. Схватив ее за шиворот и закинув поперек за спину, он, лавируя между падающими глыбами, ринулся обратно. Добравшись, наконец, до выхода, он не стал останавливаться, а направился к Мертвой Дороге. Лапа молча направилась за ним. Там, на придорожной траве, он аккуратно уложил ее, и сменив ипостась, ощупал.
  - Жива... - выдохнул он. Лапа за его спиной облегченно выдохнула, но все равно выглядела подавленной. Даже Руннар, вечный шут, тихо молчал.
  - Что она тут делала? Как... как она могла попасть сюда? Куда смотрели ее клановики? Почему, во имя Первого Логова, никто не сообщил о пропаже ребенка? - Реманну расхаживал по дороге мрачной тучей.
  - Все потом. - устало бросил Арсант. От пережитого потрясения он казался вымотанным до предела, да и чувствовал себя не лучшим образом. Все еще подрагивали руки.
  - А "лесомерок" -то уше-е-ел... - протянул Шетер.
  - Да провались он к Праотцам на обед! - от души выругался Руушант. - Из-за него чуть ребенок не погиб! Пусть ему в Эрнаме дерево на башку упадет! Если я его когда-нибудь увижу, он у меня легкой смертью не отделается, "полено" гнилое! Я ему...
  - Успокойся, брат! - Реманну положил ему руку на плечо, и Руушант послушно затих. - Нам надо решить, что делать сейчас.
  - Что делать, что делать... В Арреден возвращаться, во-первых. Ей лечение и покой нужны, полноценный отдых и лечение. Еще неизвестно, что мог повредить этот булыжник, откинувший ее. - Руушант передернулся, вспоминая ужасный удар.
  -Да-а-а, а пребывание в Городе-на-воде сильно поспособствует покою и отдыху. Там даже нам на по себе...
  - Ты забыл, что она как-то через реку перебралась - вне города... - ехидно заметил Шетер. - И вообще, кто может сказать, из какого она клана? Я не припоминаю таких расцветок ни у одного.
  Все уставились на шкуру малышки. Черная, но в серых пятнышках. Нет, скорее белых. Или даже серебряных... Пятнистые фарх были, но крайне редко, и в определенных кланах. И больше рыже-серые, серо-белые, и не такими пятнышками, а подпалинами... А это... Красиво, слов нет. Но ни Арсант, ни Шетер - никто из Лапы - никогда не слышал о подобном цвете. Выводов напрашивалось два: или она была тщательно скрываемой тайной какого-то клана, или она принадлежала какому-то из Потеряных кланов.
  Арсант решил понести ее сам, не доверяя такое дело никому, и подождав, пока Лапа погрузит ее на спину, потрусил аккуратно вниз по дороге. Окружив его, Пары так же бесшумно скользили, ловя каждый звук. Их ждал Арреден.
  
  
  
  

Оценка: 8.69*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"