Тень Леопарда: другие произведения.

А можно другой мир?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как все шаблонно - я попал в аварию, очнулся в другом мире. Прямо как в фанфике про попаданцев. Благодарствую, что не в теле Гермионы Грейнджер. Никаких сил, никаких супераристократичных связей. Единственная суперспособность - информация.

А можно другой мир?

Annotation

 []
      А можно другой мир?
      Направленность: Джен
      Автор: agility_leopard
      Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»
      Пейринг или персонажи: Канонные и мои
      Рейтинг: NC-17
      Жанры: Юмор, Фэнтези, Экшн (action), Философия, POV, AU, Эксперимент, Стёб, Учебные заведения, Попаданцы
      Предупреждения: Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
      Размер: планируется Макси, написано 95 страниц
      Кол-во частей: 16
      Статус: в процессе
      Посвящение: Моему здравомыслию (которого нет) А также пользователям за активную критику моих работ: Irtysh Обычный читатель
      Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
      Примечания автора: Да пошло оно! Очередной фик, в котором попаданец будет переворачивать мир. Всех, кто не удовлетворен каноном, приглашаю сюда. Будем творить историю вместе Моя группа вк: https://vk.com/club144414746 Там я буду выкладывать время от времени все, посвященное фанфику и не только №7 в топе «Джен по жанру Эксперимент» №20 в топе «Джен по жанру Философия» №29 в топе «Джен по жанру Учебные заведения» №32 в топе «Джен по жанру Экшн (action)» №48 в топе «Джен по жанру Юмор» №14 в топе «Джен по жанру Стёб»
      Описание: Как все шаблонно - я попал в аварию, очнулся в другом мире. Прямо как в фанфике про попаданцев. Благодарствую, что не в теле Гермионы Грейнджер. Никаких сил, никаких супераристократичных связей. Единственная суперспособность - информация.


I курс. Пролог

     Знаете, это так шаблонно: авария, смерть, другой мир. Прямо хоть пиши книгу, да бумагу жалко. О, вы заинтересованы, тогда расскажу сначала.
     Кто я? Алексей Чернышев, студент матфака, умный и стеснительный дохляк, которого не шибко все любят. С детства увлекаюсь фантастикой, фентези, фанфиками, в мечтах спаситель мира и разбиватель сердец. С возрастом уже идеализм выветрился, и я просто хотел всех убить или же захватить мир, без соплей и мелодрам.
     Как-то вечером мы ехали с семьей с праздника. Я опять уперся в планшет, играя, отец вел машину, а мать пыталась рассказывать смешные истории. Получалось не очень, но, по крайней мере, тишины не было. Нет, вы не подумайте, я люблю свою семью. Но сейчас мне категорично не хотелось с ними говорить. Как я потом пожалею об этом...
     Был уже вечер. Фонари по обеим сторонам дороги встречались редко. Я, уже порядком уставший от набивания очков в игре, мирно посапывал на заднем сидении. Мой отец за рулем тоже клевал носом. И как вы думаете к чему это привело? На встречку выехал какой-то мудак, и если бы мой отец не был в таком состоянии, смог бы уйти от столкновения. До сих пор виню себя. Виню в том, что не настоял на отдыхе, что был безразличен ко всему. А теперь...
     ***
     А теперь я проснулся незнамо где. Вы не представляете, что я почувствовал. Незнакомая комната, незнакомая кровать. Кровать! Не сиденье автомобиля! Мамочка моя бабуся. Так, спокойно.
     Я оглядел комнату в поисках хоть какой-то вещи и сразу убедился, что это не похищение. Окно - без решетки, дверь чуть приоткрыта. Или же это преступники нынче отупели?
     Я спрыгнул с кровати, и сразу почувствовал какой-то дискомфорт. Точно, слишком легко я это сделал. И пижама на мне какая-то детская. Никогда их не любил. Но мои размышления прервал голос, донесшийся из глубины дома:
     - Дорогой, завтрак готов!
     - Иду, мама! - Раздался детский голос. Я только сейчас осознал, что он мой. Даже с похмелья такого нету. Решительно не понимаю, что со мной произошло. Хотя вру, знаю, но отказываюсь понимать.
     Нужно найти зеркало. В его поисках я перевернул комнату, пока не догадался открыть дверцу шкафа. На меня глядел мальчик лет 9-10, с короткими светлыми волосами и карими глазами. Я, блин, в ах.. в шоке. Блин, я точно попал! Попал в мир! Может, в мир Ассасинов? Или в какой-то постапокалипсис? Это было бы круто!
     Но мне не дали помечтать. В дверь аккуратно постучались. Затем её открыли, и я тотчас же понял, что это моя мама. Точнее, мама мальчика. Блин, короче теперь моя, нужно привыкать. А я сколько раз смеялся, когда говорили Поттеру, что у него глаза Лили. А теперь верю, что это не художественный образ, а факт. Передо мной стояла молодая женщина, очень напоминающая этого мальчика, с такими же глазами, волосами и тому подобное. У меня в том мире я не так был похож на родителей, а здесь как будто ученые вывели клонов!
     - Дорогой, завтрак готов!
     - Извините... Извини, мам, я просто замечтался.
     - Ничего страшного. Я тебя жду внизу, - она мне улыбнулась, и ушла вниз. Приятная дама, и мне действительно нужно позавтракать, а потом узнать, куда меня к чертям занесло. И я надеюсь, что Халк с Железным человеком не свалятся на мою яичницу...
     ***
     Дом был типичным американским или английским. Два этажа, пара комнат, маленькая кухня. Было очень уютно и приятно. Он был не слишком маленьким, как наши одно- или двукомнатные квартиры, но и не особняк олигарха. Мне это уже понравилось.
     Я, немного удивленный, спустился вниз. На столе меня уже ждал завтрак, состоящий из яичницы, пары кусков мяса (позднее я узнал, что это бекон) и пары бутербродов с вареньем. Я старался не подавать виду, но мой мозг лихорадочно работал. Я точно знаю, что я в Америке или Великобритании, ибо только там такие застройки. Английская речь из эфира, которую я прекрасно понимал (и откуда попаданцы берут это знание), только укрепила меня в этом. Мои глаза осматривали помещение. Здесь должна быть какая-то газета, или телефон. Телефон есть, но он обычный, проводной. Газета тоже лежала, но я пока не видел заголовка. Печально, даже не узнаешь время.
     - А школа... - Я запнулся.
     - Дорогой, какая школа? У тебя же сейчас каникулы.
     Судя по моим скудным знаниям, каникулы начинаются у иностранцев не в июне. Хотя я могу и путать. Интересно, а если я спрошу свое имя и фамилию, как на меня посмотрит мама? Я доел свою часть. Встав со своего места, я хотел направиться в комнату, но вовремя вспомнил про газету.
     - Спасибо, мам, я пойду к себе? - сказал я радостно и обнял свою маму.
     - Иди, конечно. - с этими словами я уже рванул по лестнице, сжимая газету. Выглядел я очень комично, но мне нужна любая информация. Сколько помнил себя, именно я доставал преподавателей, пытаясь у них что-то вызнать, залипал в книгах. Моя страсть, даже после прочтения никуда не уходила, и я пытался все узнать в фанфиках, сайтах.
     Я развернул газету на кровати. Это была английская газета "The Times" от 24 июля 1991 года. Заголовок статьи был такой: "Манчестерский ученый заявил об обнаружении планеты вне солнечной системы."
     Дальше я не стал читать. Ну теперь понятно, что я перенесся во времени. А может и в параллельный мир. И очень надеюсь, что не в мир "Гарри Поттера", ибо я здесь все к чертям разрушу. Так, нужно полностью обыскать комнату! Я ведь даже своего имени не знаю, а уж что говорить про семью.
     Мне было весело раскидывать вещи по комнате. Я чувствовал себя ребенком. Особенно, когда находил его фотографии. На каждой было изображено весело смеющийся ребенок, с родителями, друзьями, с учителем. Да, я здесь очень дружелюбный. А судя по табелю успеваемости - не шибко сообразительный. Так-с, меня зовут Феликс Оливер Крауст, и мы находимся в Йоркшире. Мои оценки были... мягко скажем, неудовлетворительные, но судя по замечанию, предназначенному для родителей, я был способным в рисовании. Круто! Никогда не рисовал, может быть хоть здесь получиться.
     Единственное, что я не нашел, это дневник. Хотя я не знаю, записывал ли этот мальчик свои чувства. А то такие записи помогли бы мне правильно вести себя и ничем не выдать.
     Будем разбираться в диагнозе, как любил говорить мой друг. И решать проблемы по мере поступления.
     ***
     Прошло ещё три дня. Я гулял по городу, смотрел телевизор, играл с местными детьми. Все, что должен делать мальчик в моем возрасте. Неужели у меня спокойная и беззаботная жизнь?
     На четвертый день я понял, как ошибался. В тот день, как обычно, проснулся рано и проследовал к завтраку. так же мило улыбался, разговаривал с матерью. Мне такое показное радушие давалось тяжело. Столько общения у меня не было за всю жизнь.
     - Дорогой, тут тебе пришло письмо. - С этими словами она протянула мне конверт. Неужто мне написал мой дядя, Скотт Баркис? Он был похож на моржа, и на всех фотографиях неизменно появлялся с огромными пышными усами. Но мои мечты почитать каракули моего родственника оборвались и разрушились. На старой бумаге были начертаны следующие слова:
     Мистеру Краусту, графство Йоркшир, улица Магнолий, дом семь, комната на втором этаже.
     Мерзкий изумрудный шрифт вернул меня с небес на землю. Эй, боги, если вы там, можно поменять мир на другой? Там, где есть зомби? Это не настолько ужасно, чем безносый лысый псих с палочкой наперевес. Мамочка моя бабуся.
     - Что-то не так, Феликс? Или ты не веришь?
     Так, стоп. Я не сразу заметил реакцию моей мамы. Почему она так спокойно отреагировала на письмо? Магглы не верят в магию, и приняли бы это письмо за шутку. И выбросили бы. Что-то здесь не сходится.
     - Я - волшебник? - Я сделал лицо дурачка, вспоминая самого Гарри в момент получения письма. Ах да, улыбаемся и машем.
     - Да, ты - волшебник. И я надеюсь, что станешь таким же хорошим, как твой отец, - она не смогла сдержать слез.
     - Мой папа был чародеем? А ты?
     - Нет, я простой человек, а вот твой папа... Он был волшебником. Хорошим, добрым, сильным, - она спокойно протерла глаза, стараясь снова не заплакать. Наконец-то я хоть что-то узнал об отце, кроме имени. И да, женщина, меня этим не проймешь! Знаю я сильных волшебников, которые таковыми не были. Да и что же ты о мире магии ничего не рассказывала? Ой, темнишь.
     - Ух ты! Мама, не плачь, я стану волшебником! Таким же, как мой отец! И ты будешь гордиться мною! - Станиславский, где ты? Здесь такой актерский талант, а ты где-то ходишь.
     - Я верю. А теперь иди собирайся. За тобой должны прийти из Хогвартса. Они всегда приходят вслед за письмом, так говорил твой отец.
     Я уже не слушал её и бежал ко входной двери. Открыв её, я воскликнул:
     - Профессор...

Примечание к части

     Предложения, идеи кидайте свои в комментарии) И мне все равно, что попаданцы есть в большом количестве в половине фанфиков. Кому понравится- тому пожму руку, а остальных - попрошу.
>

Шопогольная глава

     - Профессор... - черт, чуть ли не сказал МакГонаголл. Я бы тогда не отвертелся от допросов.
     - Профессор? - Немного удивилась она.
     - А, так в письме было написано. - Мама вышла из-за угла и продолжила:
     - Извините, Феликс очень шумный. Заходите, пожалуйста, мисс...
     - Мисс МакГонаголл, профессор Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, - а ещё чуть пафоснее? - Я пришла сюда, чтобы сопроводить Феликса Крауста в Косой Переулок, а также, так как он долго жил среди магллов, рассказать ему про мир волшебников.
     Мадам, я знаю побольше вашего. Хотите, погадаю на вашей руке по линиям судьбы? Она вошла в квартиру и поглядела на меня.
     - Можете собраться в дорогу, мистер Крауст. Мы уйдем на целый день, и можете не волноваться, со мной он в полной безопасности.
     А вы? Я же ведь 10-летний мальчик, вдруг мне взбредет в голову поджечь Переулок? Я ушел в свою комнату с ухмылкой.
     Собрался я довольно быстро. Из вещей я взял только блокнот с ручкой. Вдруг мне что-то записать нужно будет? А ведь у меня далеко не фотографическая память. Да и планшетов в этом мире, увы, нету. А ведь он бы мне помог. Хотя помнится мне, что в Хогвартсе техника не работает.
     - Я готов! - выкрикнул я, сбегая по лестнице.
     - Очень хорошо, мистер Крауст. Если никаких вопросов нет, можем идти.
     Я помотал головой, и мы вместе вышли на улицу. Я помахал рукой маме. Профессор вывела меня на дорожку, и мы пошли по тротуару. Странно, что не трансгрессировали. Было бы быстрее.
     - А как мы доберемся до...
     - На автобусе "Ночной Рыцарь". Он доставит нас к "Дырявому котлу", а оттуда уже доберемся до Косого переулка.
     - Профессор, но у меня нету денег...
     - Ни о чем не беспокойтесь, фонд поддержки Хогвартса выдает стипендии всем, кто родился или воспитывался у магглов и не имеющий счетов в банке.
     - Хм, а сколько? - спросил я деликатно.
     - Столько, сколько хватит.
     Ладно, потом выясню. Есть у меня планы положить в банк под проценты и накопить уже к выходу из Хогвартса приличную сумму. А для этого придется экономить семь лет. Пригодятся мои навыки выживания в блоке общежития.
     Наконец, мы остановились. Профессор взмахнула рукой. Из воздуха возник автобус темно-серого цвета, не того ярко красного, как в фильмах. Это автобус оправдывал свое название. На ступеньках как раз возник кондуктор Стен Шанпайк.
     - Приветствую, это автобус для..
     - Мы знаем, Стен и очень спешим. - сказала она, входя в автобус. Я сразу за ней.
     - Конечно, Мисс МакГонаголл. В "Дырявый котел", верно?
     - Разумеется, Стен.
     - Эрни, слышал? Нам в "Дырявый котел". Нам только отвести Мисс Арчер в Суррей, и после этого поедем в Лондон.
     Двери закрылись, и машина рванулась с места. Этот водитель может давать платные курсы вождения нашим маршрутчикам. Руль он крутил как штурвал корабля. Меня мотало из стороны в сторону. МакГонаголл держалась за поручень, и видно уже привыкла к такому транспорту. Я не единственный ученик школы, который родился у магллов. Тряска, наконец, закончилась.
     - Мисс Арчер, приехали. - Стен помог старушке встать и выйти из автобуса. Затем он зашел в салон и крикнул: - Следующая остановка Лондон, "Дырявый котел".
     - А можно чуть помедленней? - Попросил я, еле сдерживая свой завтрак.
     Кондуктор рассмеялся. Профессор вздохнула. Она тоже хотела, чтобы автобус двигался не так быстро, но прекрасно осознавала, что они тогда не успеют. Двери закрылись, и мы направились в Лондон.
     ***
     Лучше уж на метле, думал я после той поездки. Мы уже прошли сквозь паб и попали прямо в переулок. Людей здесь было действительно много. Я действительно был удивлен. Не каждый день увидешь волшебные магазины в реальности, а не с экрана телевизора. Здесь и совы, глазеющие на тебя с витрины магазина, и сушеные травы, и мантии, парящие в воздухе. Но меня повели в книжный.
     - В первую очередь, вам нужно купить учебники, необходимые первокурснику.
     Мы зашли в маленький магазин. За прилавком стоял почтенный старец в очках. Он сразу подскочил, увидев клиентов. Макгонаголл без слов вручила ему список. Тот, проглядев его быстро, вернул владельцу и начал собирать в чемодан необходимое. Да, чемоданы тоже были здесь. Наверно входили в комплекте с книгами. Я от скуки ходил по магазинчику, читая обложки. Если здесь найдется какой-то учебник, где будет написано, как конструируются заклинания, я буду рад. Все же хочется создать свое оригинальное. Никто на протяжении всего канона не изобретал заклинания, только заучивали. А ведь Дамблдор сколько знает... Я достал блокнот, и записал задачу, которая пока будет первая:
     1. Создать собственные чары
     А на другом листочке записал парочку названий книг. Сейчас-то я их не куплю, ведь это будет подозрительно для 11-летнего пацана. Не успел я убрать блокнот, как меня окликнули:
     - Мистер Крауст, пойдемте.
     Я сразу вышел на улицу. Чемодан летел за нами. Прохожие, которые зазевались, спотыкались о него, но не сбивали этот парящий крейсер. И я решился спросить:
     - Профессор, а обязательно нужна палочка, чтобы колдовать?
     - Обязательно, без неё волшебник не сможет сотворить даже простенькое заклинание.
     - Но ведь я колдовал в детстве! - Я извлек из памяти кусок воспоминания, связанного со стихийным волшебством и рассказал о нем.
     - Волшебная сила не знает направлений и выходит с эмоциями. Волшебная палочка направляет её туда, куда нужно волшебнику.
     - А другие предметы, кроме волшебных палочек, существуют?
     - Безусловно, правда не в нашей стране. Есть амулеты на ближнем Востоке, иногда используют кольца. Но палочка лучший вариант.
     Сделаем заметку. Надо будет поэкспериментировать с кольцом. Выбьют из моих рук палочку, а я кольцом шарахну. Это точно будет неожиданно.
     - Нам сюда. - Она показала на лавку Олливандера.
     Не успел я зайти за порог, как у меня защипало в глазах и запершило в горле. Старик, у тебя песок сыпется от старости или ты делаешь генеральную уборку раз в столетие. Я пошел дальше, стараясь не сильно дышать носом. Пока удается.
     Вот и он, мастер всея палочек. Олливандер. Несмотря на свою старость, двигался он резво. Не успел я открыть рот, как меня уже начали мерить линейкой.
     - Здравствуйте, мисс МакГонаголл. А ведь я ещё вчера вам подбирал палочку.
     Пихта и сердечная жила дракона, 9,5 дюймов, жесткая, так?
     - Все верно, мистер Олливандер.
     - Ах, это было как будто недавно. Молодой человек, вы правша?
     - Да! - ответил я, и сразу меня перестали отмерять. Олливандер достал уже коробку и протянул мне. Так я начал примерять палочку. Такого маразма с Поттером не было. Уже на 5 палочке я вздохнул с облегчением.
     Кедр с жилой дракона, одиннадцать дюймов. Как меня убеждают, для проницательных и задумчивых людей. Вот как раз по мне.
     - Класс! -Воскликнул я. - Спасибо вам, огромное!
     Я посмотрел на профессора. Она улыбнулась мне и мы вышли на улицу. Было уже за полдень, а я так и не поел. Незамедлительно сообщив, что никуда не пойду, пока не поем, я решительно направился к маленькой кафешке. Заказал я очень много, ибо действительно был голоден. МакГонаголл заказала и себе еды. Я записал к себе в блокнотик вот такие задачи:
     2. Создать кольцо-палочку
     3. Поэкспериментировать над сердцевинами палочек.
     Последнее я придумал в магазине. Ведь палочка определяет волшебника, ведь так? Значит, она как-то реагирует на личное волшебство. И уж точно не характер, ведь таких, как я много. Короче, мы разберемся с этим в Хогвартсе.
     - Мистер Крауст, что вы записываете, если не секрет?
     - А...это... мои заметки, - вот ведь прикопалась.- На будущее. Скажите, я тут слышал в толпе про факультеты Хогвартса. Что-то там про Гриффина...
     - Гриффиндор. А ещё есть Пуффендуй, Когтевран, Слизерин. Четыре факультета, на которых разделена школа. Первокурсников в начале года определяют на один из них.
     - А как? - Я затаил дыхание, вдруг проболтает.
     Она неспешно промокнула губы салфеткой и ответила:
     - Шляпа надевается на первокурсника и она решает, достоин ли он или она одного из факультетов.
     - А было такое, что она не могла определится с выбором, - сказал я немного разочарованный.
     - На моей памяти нет.
     Тайны Мадридского двора мне не раскрыли. Я одиннадцатилетний мальчик, конечно мне не доверят секретов. А ведь в распределении тоже скрылась маленькая тайна. Или косяк писательницы, которая поленилась поподробнее рассказать. Я вспоминаю канон.
     Гриффиндор - дом для храбрецов и отчаянных сорвиголов. Когтевран - обитель умных и сообразительных. Пуффендуй - факультет для трудолюбивых. Слизерин - логово хитрецов и коварных людей. Так написано в книгах, и ничего не проясняет. Гермиона умная, но в Гриффиндоре. Драко вполне себе храбрый и отверженный, вспомним хоть тот момент в Малфой-Меноре. Невилл вполне себе подходит и для Гриффиндора, и для Пуффендуя. То есть по характеру не всегда прокатывает. Может быть выбор? Поттер попросил шляпу определить его в Гриффиндор. А остальные тоже? Ой, не верится мне в это как-то. Значит здесь что-то ещё замешано.
     4. Выяснить про факультеты
     Еще одна запись в моем блокноте. И я точно найду про волшебника, не попавшего ни на один из факультетов.
     - Мистер Крауст, пора.
     ***
     Я встретил её и с первого взгляда... хотел придушить. Профессор зашла в лавку зельеварца, а я остался говорить с одной девчушкой моего возраста. Звали её Флора Андервуд. Она из чистокровной семьи. Выглядела также: длинные бордовые волосы, хорошо ухоженные и гладкие, зеленые глаза, аккуратный вздернутый носик, закрытая одежда, чем-то напоминающая школьную форму.
     Почему она меня достала? Она болтала без остановки уже несколько минут. Да, я тоже так делаю ,особенно когда занят своим любимым делом. Но когда твой рот открывается, чтобы свалить на тебя ненужную информацию, это бесит.
     Она умудрилась мне рассказать про свою жизнь в поместье Андервуд, про их семью, в которых все - потомственные колдомедики, про её планы в Хогвартсе. И ЭТО ЗА 3 МИНУТЫ!!! Девушки, как вы это делаете? У мужиков извилин и то меньше, чем у вас скорость речи.
     Я постарался улыбаться, изредка кивая.
     - А ты?
     - Ну... я... Феликс Крауст. Я из магллов, только сегодня получил письмо.
     - Это замечательно! Я думаю, мы будем дружить в Хогвартсе, даже если будем на разных факультетах. Расскажу с удовольствием о волшебном мире. Да, меня уже родители заждались. Приятно было пообщаться.
     - Мне тоже, - улыбаемся и машем, надеюсь я её не увижу на своем факультете. Хотя безрезультатной эту встречу не назвать. Я теперь точно знаю, что есть другие аристократы, кроме Малфоев и Уизли. Смешно, но все книги только про них и были. Мелькали, конечно и другие, но в том то и дело, что мелькали. А тут прямо неканон. И на мое замечание,что я из маглловской семьи, ничуть не смутилась и продолжила общаться. Значит, не все такие, как Малфои. Сделаем заметочку.
     Последний магазин, который остался - это магазин мантий. Не люблю примерять одежки ещё с того мира, но здесь все прошло довольно быстро. Это плюс волшебства - вся примерка из адского испытания превращается в радость.
     Хороший день. И не зря я его провел по магазинам. В Хогвартсе, без надзора МакГонаголл, все мои исследования пойдут быстрее.

Примечание к части

     В следующей части - Начало учебного года и знакомство со всеми. И главная дилемма: рассказать о философском камне Трио или послать их подальше? Ну и возможно читателям тоже захочется что-то сказать)
>

Поездатая глава

     Лето пролетело незаметно. Приближалось первое сентября, и я его ждал с нетерпением, как первоклассник. Хотя я и так первоклассник. Но не будем цепляться к словам.
     Дни я коротал за учебниками и тетрадями. Я себя ощущал сумасшедшим ученым, который разложил открытые книги на кровати и записывал строчки.
     Что я выяснил? Во-первых, про движения палочкой и слова заклинаний правда. То есть, если перепутать слова или движения, можно что-то взорвать. Судя по "Истории магии", заклинания раньше были длиной в роман-эпопею: целый час ты произносишь латынь, чтобы поднять предмет в воздух. Ближе к нашему времени их стали сокращать. Как они находили сокращенные формулы - неясно, но я и не ожидал сразу все узнать.
     Во-вторых, про упомянутую "Историю магии". Её надо было назвать обрезанной историей, потому что многие факты просто выкинуты куда подальше, а другие настолько идеализированы, что можно хвататься за голову. А ещё на нас говорят, что свободы слова нет! То есть придется искать в библиотеке.
     В-третьих, у меня были претензии к Защите от Темных Искусств. Реальность действительно отличалась от канона. Теперь я точно знаю, почему преподавателям так тяжело было во время учебы Гарри. Учебник по Защите, в котором... ни слова о том, что такое эти Темные искусства. Это как сказать нашей полиции: мол, вы идите, задерживает преступников, только мы о них ничего не знаем, и вообще что такое преступление тоже не в курсе. Как прикажете защищаться от темных чар, если ты о них даже ничего не знаешь? Хотя бы базу дайте, если боитесь появления "преемника Темного Лорда".
     Одни разочарования. В книгах всегда все гладко и безупречно, в жизни же все сурово. Насчет практики: пока на мне нет надзора, я могу спокойно пользоваться магией. Хотя я включил "режим параноика" и старался практиковаться в слабых заклинания.
     Что я могу сказать? У меня есть две новости: хорошая и плохая. Плохая состоит в том, что Мэри Сью из меня никудышная. Я освоил Заклинание Левитации только за 3 дня. Гермиона сделала это за несколько минут. Эх, не любят меня боги попаданчества. Какая же хорошая? В плане теории, несмотря на все косяки, которые я описывал выше, совпадает с каноном. То есть, у меня в голове целая энциклопедия волшебства и чародейства. Осталось только тренировать и тренироваться. Надо, надо подкачаться.
     К концу лета мои успехи таковы: Несколько освоенных чар, несколько освоенных трансфигурационных чар, и одно заклинание из ЗОТИ* :Флипендо. Причем последнее взято из самой первой игры по Гарри Поттеру. Здесь даже заклинания из игры работают!
     К слову, пока я помню. Аристократов в мире волшебников полно. Тетушка Ро поскупилась описывать их, а в книгах я нашел большое описание этих семей. Конечно, не все такие влиятельные как Малфои или многочисленные как Уизли, но они распространены во всех сферах магии, а также самого Министерства Магии. Как например моей знакомой Андервуд: эта семья руководит Больницей Святого Мунго. Есть и другие, но я просто их не запомнил, ибо это слишком много. Кстати о моей больной мозоли - Малфоях. Они реально неоднозначные. Судя по обрывкам истории, они как флюгеры: то творят добро, то насаждают зло. То есть это не злобные хорьки, кричащие "За Темного Лорда".
     Я хочу сказать, что мог переубедить их. Как и других персонажей, но... пока мне этого не хочется. Как и менять историю. Ну их нафиг, это Трио, я пойду своим путем. Возможно, я им в чем-то помогу, но делать за них работу точно не собираюсь! Ищите Сестер Милосердия в другом заведении.
     Что-то я загрузил читателей. Перейдем как к поезду, пропустив тот момент, когда я прохожу через стену. Вы же не хотите знать, что я чуть-ли не обляпал штаны, боясь вмазаться в стенку?
     Я отдал все чемоданы, кроме одного, проводнику...швейцару... Не знаю, как это в Великобритании называется. Я бродил по вагонам, ища куда приткнутся. Пройдя половину состава, я услышал:
     - Смотрите, это же Гарри Поттер!
     - Гарри Поттер! Тот, кто победил Сами-знаете-кого!
     - Он будет с нами учиться?
     Прямо звезда местного пошиба! Знали бы вы, как он себя чувствует в таком зените славы... Ну ладно, Поттер сам разберется с автографами. Ну вот ,наконец-то свободное купе. Черт, не свободное.
     - Феликс, привет! Заходи! - крикнула Флора, чуть ли не заталкивая меня в купе. За что? За какие грехи? Может не поздно выпрыгнуть, пока поезд не тронулся?
     Блин, поезд тронулся. Эй, боги мира, хватит, это не смешно.
     - Я так рада! Ты - первый знакомый, которого я встретила, не считая моих подруг, но с ними я редко общаюсь. Как лето провел?
     Хорошо, пока тебя не встретил. Но пришлось улыбнуться и ответить:
     - Я... Читал учебники, изучал волшебство.
     - Молодец! Я тут уже все перечитала. Ты уже знаешь, на какой факультет хочешь? Я, думаю насчет Когтеврана.
     - Наверно, тоже. - Я вообще-то хотел бы на Слизерин, если прогорит мой эксперимент, то и Когтевран тоже. - Не хочу показаться грубым, но не могла бы ты говорить чуть помедленней?
     - М, так лучше? - Её тембр и скорость изменился, и теперь она не выстреливала слова как из пулемета. - Извини, я просто мало общаюсь со сверстниками, поэтому иногда тороплюсь.
     - Ничего страшного. А тебе ничего не будет из-за того, что ты общаешься со мной?
     - А что? - Она недоуменно посмотрела на меня. Кажется, не поняла намека, поэтому пришлось пояснить:
     - Ну, я магллорожденный. Я читал, что чистокровные их не любят.
     - Нашей семье все равно. Мы ко всем относимся нормально. Мы кого только не принимали у себя дома, и ничего страшного в этом нет. Ты вот, на вид, хороший мальчик, почему я должна перестать с тобой общаться?
     Ехууу! Джекпот! Мой мозг ликует от этой девушки! Если я сдружусь с ней или её семьей, то смогу побольше узнать о мире Гарри Поттера от реальных его жителей, а не только по учебникам. Да и связи не помешают.
     - Прости, если что. Я ещё тут новичок.
     - Ты не бойся. Я помогу тебе чем смогу, - она обняла меня, тем самым показывая, что относиться ко мне хорошо. Социопатка! - Даже если попадешь на другой факультет, будем дружить.
     - Конечно! - я немного помолчал, а затем вспомнил, что чемодан так и стоит на полу. Я сразу кинул его на свободное сиденье, не забыв достать волшебную палочку.
     Я говорил с Флорой достаточно долго, вытягивая по крупице ценнейшую информацию. Ничего такого переворачивающего мир я не узнал, но все же. Меня интересовала Министерство Магии. Оказывается, Министр ничего не решает. Ну почти. Здесь была своего рода клановая демократия: в каждом отделе сидела одна из чистокровных семей, и они решали все дела в их ведомстве. Если надо пропихнуть что-то глобальное, то здесь уже было что-то наподобие "Игры Престолов": Лесть, шантаж, интриги, многоходовки. Флора, конечно, только будущая наследница рода, но уже знает об этом. Не мудрено, их с детства к этому готовят. Наверно, уже и жених у неё есть. Так все знатные семьи делают: тебе уже с пеленок прописывают всю жизнь.
     Спросив про мракоборцев, я вздохнул с облегчением. Дураков здесь не было, и главный силовой отдел Министерства не стали отдавать одной семье. Там были представители несколько семей, что позволяло разделять власть и избежать ненужной революции. Умно.
     Эх, но больше я узнать не смог. Не потому что поезд уже приехал к станции, а по причине незнания самой Флоры. Хотя уже и это было слишком много. Настолько много, что я уже жду от судьбы удар. Ну не может же столько мне фартить!
     ***
     Озеро действительно красивое. А Хогвартс на фоне него - отрада глазам. Вот чем отличается жизнь от книги: здесь все реально и намного красочнее. Свежий запах природы, легкий холодок, звездное небо и таинственный запах на фоне большой луны. Ну, я прямо заплачу.
     Мне не дали разреветься в стиле мелодрам. Мы причалили к берегу, и ученики начали выходить на берег. Проверим мою память: здесь Хагрид должен сказать:
     - Чья это жаба осталась в лодке?
     Мальчик неуклюже подбежал к лодке и взял Тревора. Проверив все ещё раз, Хагрид повел нас по коридорам. Спустя минуту мы вышли к большим дубовым дверям, перед которыми уже стояла высокая пожилая дама. Не узнать профессор МакГонаголл было невозможно. Собрав нас в кучку, она стала объяснять про факультеты, про распределение. Я смело пропустил всю речь, ибо это было скучно и неинтересно. Могли бы магией сделать красивую презентацию! Но нет, будем читать скучную лекцию.
     Затем она оставила нас одних. Последовала сцена с призраками из книги, в которой я участия не принимал. Здесь было очень много студентов, около сорока штук. В книге о них лишь упоминалось в самом начале, что было большим пробелом в каноне. А ведь здесь могут быть действительно выдающиеся личности. Моя задача - узнать о них поподробнее.
     Но профессор выдернула меня из пучины мечтаний, и проводила в зал. Зал был просто огромен! Вспомните фильм... И выкиньте его нафиг. Там были просто декорации с детсадовского утренника, а здесь - поистине огромное помещение, в котором уместиться как минимум 1000 студентов, а не жалкие 400 по канонам. И судя по статуям и стенам, здесь действительно постаралась магия, ведь такие абсолютно ровные линии не сделаешь никаким магловским инструментом. А потолок - то ещё удивительное явление.
     6. Узнать тайны потолка в Большом зале.
     Ещё одна задача, которая потребует моих размышлений, но не сейчас. Шляпа, сидевшая на табурете, начала свою речь. Закончив ей, раздались аплодисменты, которые вскоре стихли. Нас начали вызывать пофамильно.
     - Андервуд, Флора!
     Девушка, чуть ли не вприпрыжку, подбежала к табурету и надела шляпу. Та молчала лишь секунду, и уверенно прокричала:
     - КОГТЕВРАН!
     Так, теперь я точно иду в Слизерин, или на худой случай в Пуффендуй, просить политическое убежище. Это все шутки, но меня действительно нервировало это распределение. К моему облегчению, шляпа ничего, кроме как название факультета, больше не говорила. Значит, весь диалог с учеником происходил мысленно. И на том спасибо. В целом все шло по канону, никаких Грейнджеров на слизерин, как было в фанфиках не было.
     - Крауст, Феликс!
     Ну, моя очередь. Почему у меня коленки трясутся. Я представлял, что выйду гордо и уверенно, а получилось ещё хуже, чем мог сделать Долгоппупс. Да он по сравнению со мной просто герой! Я надел шляпу, и та начала мне тихо говорить:
     - Хм, я чувствую в тебе волшебную силу, хотя ты не отсюда. - Черт, долбаная телепатка. - Попрошу не выражаться! - она прочитала мои мысли. Мне пришлось действительно замолчать. - Но не важно, откуда ты. я вижу в тебе много качеств, которые пригодятся любому факультету. Но все же...
     - Я хочу в Слизерин!
     - Нет, в слизерин ты не пойдешь. - Что? А выбор? - Я вижу тебя тот факультет, который тебя достоин и который ты украсишь. И это...
     - КОГТЕВРАН! - крикнула шляпа во весь голос. Я удрученно снял её и направился к своему столику. Меня начали поздравлять, пожимать руки, как будто я выиграл уже кубок школы. Флора так вообще меня чуть не задушила. Женщина, попрошу вас! Только после свадьбы, желательно твоей!
     Что за несоответствие с каноном? Шляпа вообще не учла мой выбор. То есть Поттера она послушала, а меня - нет? Это дискриминация! Это все из-за того, что Поттер - ариец? Рас... Так, как-то я слишком эмоционален. Я попытался успокоиться и посмотреть на оставшихся. В целом, нас равномерно определили по всем факультетам, лишь с незначительным перекосом в сторону Слизерина и Гриффиндора, но не шибко критично.
     У меня от всех мыслей живот разболелся. Нужно подкрепиться. Я оглядел стол преподавателей, пока директор произносил свою речь. Преподаватели все были, даже те, имена которых я не помню. Мой взгляд зацепился за Снейпа и... мой мир обрушился. Вот и первый удар от канона! Снейп - владеет легименцией. Он может читать мысли, и если прочитает... то Дамблдор обо всем узнает. Если шляпа могла промолчать (ведь промолчала она про Редлла), то зельевар сделал бы правильный выбор. Все же, хоть он и был порядочной сволочью, но я не мог отрицать, что это был умный мужчина, который не раз спасал Поттера.
     7. Научиться окклюменции
     Ох, уже сколько задач! А я еще здесь только два месяца. Будем решать задачи по мере поступления. К тому же я сейчас хочу кушать. Еда, наконец, появилась. Ничуть не стесняясь, я наложил себе побольше мяса и овощей. Я целые сутки не кушал! К тому же эти англичане любят малокалорийную пищу, поэтому приходится накладывать побольше.
     Разговоры за столом были привычные. Кто-то обсуждал экзамены в конце года, кто-то квиддитч, другие рассказывали про проведенное лето. Я изображал из себя партизана и не участвовал в разговорах. Наевшись (а скорее нажравшись), я положил вилку и стал уже тщательнее прислушиваться к разговорам:
     - Вам будут доступны 7 предметов, - говорил с важным видом высокий, темноволосый парень. Судя по значку, наш староста разговаривал с первокурсниками. Я пододвинулся поближе. - Отказаться от них вы не сможете до 5 курса, потом уже вы должны выбрать вашу профессию и предметы. Не волнуйтесь, вам дадут сейчас азы.
     - По поводу отношений. Я вас прошу остерегаться слизеринцев, это темные люди... - ага, как же. - С остальными можете дружить.
     Я перестал слушать,, понимая что ничего интересного не услышу.
     Дамблдор тем временем толкнул ещё одну речь. На третий этаж не хади, а тудой хади. Профессор Квирелл, он же Волдеморт, был нашим учителем по ЗОТИ. Потом нам пожелали доброй ночи и проводили в свои гостиные.
     По пути я заметил движущиеся портреты, и меня озарило ещё одной идеей: оживлять полотна, ведь может пригодится в жизни! Но мой сонный мозг ничего больше не придумывал, и я сдался.
     Что я могу сказать о гостиной? Она была намного больше Гриффиндорской. Жизнь вносила свои коррективы, поэтому и размеры, и лестниц было намного больше, чем в каноне. Нужно же ведь разместить как минимум 50 студентов, а точно я не считал. Все, долой мысли. Да здравствует моя кровать. У меня завтра трудный и напряженный день. Да и последующие годы тоже.

Примечание к части

     *ЗОТИ - Защита от Темных Искусств (не за что, ваш кэп!) Ничего такого нового здесь не написано, эта переходная глава, в которой я постарался познакомить с Хогом с другой стороны, ну и наметить дальнейшие планы. Дальше будет повеселее. Указывайте на мои ошибки или предлагайте что-то свое, так как не хочу накапливать несоответствие на протяжении всего фанфа)
>

Волшебная глава

     Сегодня первый день, когда я выспался в учебном заведении. Никто ночью не ходил курить, никто не крался к холодильнику, никто не приходил пьяным с вечеринки. Ти-ши-на. Настолько звенящая, что мои уши начали болеть.
     Ладно, проснулся я рано. За окном была пасмурная погода. В комнате все ещё спали, и мне пришлось в лучших традициях Сэма Фишера выскользнуть из комнаты. Я не забыл взять с собой все учебники, которые мне пригодятся сегодня для учебы. А что у нас в этот день? Чары с Пуффендуйцами, Травология с ними же и Полеты на метлах уже со всеми.
     Составители расписания курили то же самое, что и наши в универе. Они специально ставят Гриффиндорцев со Слизеринцами? Тяжело в учении, есть шанс дожить до боя? Гремучая смесь.
     Я зашел в большой зал. Завтрак уже был накрыт, но студентов было мало. Я тут один из немногих, кто любит и главное умеет вставать рано. Расположившись за столом, я наскоро позавтракал и разложил свои учебники на столе. Никто на меня не смотрел странным взглядом. Преимущество Когтеврана: тебя не называют заучкой.
     У меня есть целый час до начала пар. А это значит время для планов! У меня есть 7 мелких задач в моем блокноте и ни одной глобальной. Чего я хочу? Если я буду жить в этом мире, мне нужна цель. Захват мира? Не, скучно. Противостоять Темному Лорду? Мне это не нужно, он сам споткнется о Гарри. Изменить этот мир? Вот это мне нравится. Зачем подстраиваться под мир, если его можно подстроить под себя? С комфортомм и уютом. Вот как раз смогу изобрести новый вид волшебства, новый вид магических инструментов. Да даже порталы через портреты вещь клевая. Как бы я не хотел, но мне нужны ресурсы, связи, знания. И это я обещаю получить.
     Так, с глобальными я все решил, а мелкие задачи я буду записывать в блокнот. Но прежде, чем их выполнять мне, нужно... о боже мой, стать Гермионой. Нет, не доставучей стервой, а выучить все заклинания этого курса меньше чем за 3 месяца. И вот сейчас я начну с заклинаний...
     - Мистер Крауст, директор ждет вас у себя в кабинете.
     Я поставил рекорд. Ещё в школе меньше суток, а меня вызывают к директору. Что я опять такое натворил?
     - Вы ничего не натворили, - сказала МакГонаголл, угадывая мои мысли по выражению лица. - Просто директор хочет поговорить с вами.
     Я медленно встал. Шляпа, я знаю один китайский заводик под Тамбовом. Там из тебя сделает настоящую... перчатку. Я искренне желаю тебе этого. Считая, что мне нечего терять, я сжал палочку. Я знал, где находится эта горгулья и какой пароль: "Лимонный щербет". И действительно, статуя постепенно открывала мне лестницу, по которой я начал свое восхождение вниз.
     Постучавшись для приличия, я толкнул дверь и замер. Директор своими глазами смотрел сквозь тело. Как там Роулинг говорила? Добродушный и немного не в себе старик? Ага, щас. Сразу видно, что Дамблдор хорошо играет свою роль и умеет манипулировать своим настроением.
     - Можно последнее желание? Или хотя бы девушку, а то...
     - Присядь, пожалуйста, - сказал директор строгим, но не жестким голосои. Уже радует. Может еще пронесет. Я присел. - Расскажи мне свою историю, Алексей.
     - Я Феликс Крауст, сэр. - На меня посмотрели пронзительным взглядом. - Ладно. ладно, пусть будет Алексей. Я...
     Не люблю импровизацию. Люблю заранее подготовленный спектакль. Ложь я сказать не могу, Дамблдор раскусит в два счета. Откровенную правду сказать тоже не могу, иначе он придумает, как мной воспользоваться или пожертвовать в пользу великого Поттера. Остается полуправду, в которой ложь искуссно вплетена правда. Это высший класс, которым я не владею. Но попробовать стоит.
     То, что я из другого мира я не отрицал. Рассказал, про свою маглловскую жизнь, про магию никогда не слышал. На вопрос, есть ли вообще упоминание о магии в моем мире, стал рассказывать про аниме, фильмы, книги. Причем я сделал хитрый ход: забил свою голову образами из всех произведений, где была магия, избегая при этом творение Роулинг. Директор молча выслушал меня. На лице у него отобразилась глубокая задумчивость, и мне приходилось угадывать, догадывается волшебник или нет.
     - Хорошо, Феликс. - Видно поверил. - Я надеюсь, ты здесь освоишься. Если нужна помощь то я или профессора Хогвартса с радостью окажут её тебе. Напоследок спрошу: ты мне ничего не хочешь сказать?
     Вы знаете, что бульоные кубики на самом деле параллелипидеки? Но вместо это фразы сказал стандартное:
     - Нет, сэр. Разрешите идти?
     Он кивнул мне и я выскочил из кабинета. Нифига он мне не поверил! И будет следить, а это значит придется вне гостиной вести себя тихо и помалкивать в тряпочку.
     Выбегая, я сбил какую-то девушку. Искренне извинившись, я помог ей подняться. Барабанная дробь.. Флора Андервуд. Кто запустил в массовое производство мантию-невидимку?
     - Ты что здесь делаешь?
     - В смысле? - удивилась она. - Я тебя искала! В гостиной нет, в Зале нет, а у нас уроки будут через 5 минут. Пошли, а то опоздаем.
     Она схватила меня за руку и потащила в сторону кабинетов. Я не стал сопротивляться, да и мне не хотелось.
     ***
     - Инсендио! - с маньячным голосом сказал я. Ткань в горшочке загорелась и засияла оранжево-синим пламенем. - Да, я поджигатель!
     - Поздравляю вас, Мистер Крауст. Я думаю, можно отдать 10 баллов Когтеврану за столь быстрое освоение.
     Я выпятил свою грудь колесом. Похвала всегда приятнее. Я услышал голос справа.
     - Псс, Феликс, как ты это сделал?
     - Беру, концентрируюсь и произношу формулу.
     - Я не могу! - Андервуд сильно забеспокоилась и начала махать рукой. Я схватил руку и крепко сжал. - Успокойся. Представь, что от твоих слов зажигается огонек на палочке и затем падает на ткань. И все будет нормально.
     Я её оставил со своими советами наедине и поднял руку.
     - Что-то хотели узнать, Мистер Крауст?
     - Да, профессор Флитвик. Какие чары наложены на портреты, заставляющие их двигаться?
     - Здесь, мой милый мальчик, наложено не одно заклинание. Каждая нитка пропитана волшебством, и это высокий порядок, который осваивают годами.
     Допустим. Никаких несколько лет не будет.
     - А как люди на портретах передвигаются между полотнами? Куда они исчезают, выходя за рамки?
     Флитвик опешил. Практически как отец, от вопроса своего ребенка насчет цвета травы. Вроде бы вопрос и вправду детский, но ответ уж точно взрослый. Профессор подобрался и решился сказать:
     - Мистер Крауст, я понимаю ваше стремление к знаниям, но это первый учебный день. Вы ещё успеете...
     - Но, профессор, мне действительно это интересно! - Включаю режим Алексея-доставалки. - Устанавливается связь между портретами? Заговариваются рамки?
     - Эмм, - Флитвик оглядел класс и увидел несколько заинтересованных лиц, которые оторвались от своих попыток поджечь тряпочку. - Пожалуйста, не отвлекайтесь. Вы должны к концу занятия научиться не только взмахивать палочкой, но и использовать это простенькое заклинание. А вам, Мистер Крауст, я порекомендую несколько книг из нашей библиотеки.
     Я записал их в тетрадку, своей милостью перестав допрашивать бедного преподавателя. Класс действительно не мог освоить простенькое заклинание, и вина была не в них самих, а в бессистемности самих уроков. Им не рассказали про взмахи палочками, про слова, которые нужны для чар. Сказали бы, как пилоту самолета, что руль влево - наклоняет самолет влево, руль вправо - вправо и так далее, а потом бы уже учили бочкам, петлям, кобре и другим фигур.
     Но это не мои проблемы. Я собрал вещи и шепнул своей подруге, что у неё все получается, а затем вышел из кабинета. Мне там больше нечего делать в этот день. Библиотека была на другом конце замка, и ноги меня туда несли. Но я опять влип. Точнее, влип мой собрат с факультета. На него наезжали два Пуффендуйца. Были бы они Слизеринцами, я бы прошел мимо, а тут... Ни разу не видел гопников в желтых мантиях. До меня донеслись обрывки разговора:
     - Что мы тебе говорили перед каникулами? Что ты должен был сказать отцу?
     - Я.. Я...Я не смог.
     - Не смог? Не смог сказать, что наш отец не поддерживает семейство Андервуд? Это так было трудно?
     - Но..
     Тут я не выдержал, и вышел из тени:
     - Ребят, давайте жить дружно! - произнес я фразу голосом Кота Леопольда.
     - Первокурсник? Иди, пожалуйста, своей дорогой. - произнес второй Пуффендуец. Он доставал палочку из штанов.
     - ДА я бы ушел, но вы тут интересную историю рассказываете. Про своих отцов, про Андервудов...
     - Не. Твое. Это Дело. - он выделил каждое слово, и под конец, направил палочку на меня. Я дико рассмеялся. - Что смешного?
     - Да я смеюсь на таких придурков. В коридоре, ведущем к кабинетам, за пару минут до звонка вы хотите использовать магию? У вас совсем крыша поехала?
     Державший палочку уже шептал что-то, но первый отвел руку и тихо заговорил с ним. Они о чем-то договорились, бросили на меня пару взглядов и поспешили ретироваться. Я подошел к Когтевранцу, и помог ему подняться. Раздался звонок, оглушивший нас. Ученики повалили из всех дверей.
     - Ты как? - Спросил я, и получил неожиданный ответ:
     - У меня все было под контролем, зачем ты влез?
     - То есть, ты хотел, чтобы тебя избили?
     - Не твое дело. Спасибо, что вмешался, но иди своей дорогой! - Он, с гордо поднятой головой, вошел в толпу и скрылся.
     - Прямо "Закрытая школа". У всех тут интересы, интриги. Куда я попал?
     ***
     - Как ты это делаешь? - Уже в третий раз задала свой вопрос Флора.
     Был вечер. Я сидел с той самой книгой, что посоветовал Флитвик и попутно упражнялся в заклинаниях. Рядом лежал маленький кусочек рамки портрета и краски. Только не спрашивайте, как я их достал.
     Девушка стояла напротив меня, изредка обходя меня со всех сторон. На месте ей не сиделось. Она уже целый час пыталась выяснить, как я раньше всех освоил заклинание, в то время как она смогла это сделать лишь в конце урока. Я не мог ей сказать, что в своем мире заучивал все движения, повторял по слогам каждое заклинание. Сколько я еще играл Гарри Поттера не счесть. Я не мог этого сказать.
     - Я просто много читал, - не соврав, ответил я.
     - Но... Ведь я тоже читала! Меня с детства учили!
     Терпению и концентрации, видимо, не учили. Я, например, уже хочу превратить тебя в кролика, но сдерживаюсь. Даже не показываю вида.
     - Просто я очень способный.
     - Как? Я ведь не менее способна, я же чистокровная, у меня ведь есть потенциал.
     - Я много трени... - на автомате пробубнил я, но осекся. - В смысле? Повтори еще раз.
     Я закрыл книжку и посмотрел ей в глаза. Она немного отступила.
     - Извини, я тебя обидела. Я не хотела.
     - Повтори. Еще. Раз.
     - Я чистокровная, - сбивчиво начала она. - У меня есть потенциал.
     - Что это значит?
     - Ну, я точно не знаю, но папа говорил, что у тех, в чьих жилах течет кровь волшебников, быстрее осваивают заклинания и их сила очень велика.
     Вот тебе и сходство с каноном. Я то думаю, что это Ро из книги в книгу пишет про кровь. Но здесь есть несостыковка. Грейнджер, по канону, чуть ли не с первых занятий показывала мастер-класс. А тот же Уизли, у которого семья в 10 поколении волшебники, еле левитировал перо. Либо это пропаганда, втиснутая в мозг Флоры, либо ей что-то недоговорили и здесь замешаны другие силы.
     Как все запутано! Как все сложно. Мои задачи и так сильно потрепаны, так еще и планы шатаются. Я был на небесах, как меня с них спустили сначала мои невеликие способности, а потом еще и Дамблдор, которого я недооценил. И это моя ошибка.
     - Не расстраивайся, у тебя все получится. - Ага, мотиватор 90 уровня. - Можем вместе позаниматься.- А еще и пикапер.
     - Я так рада. - Закричала она, тем самым сделав меня временно глухим на одно ухо.
     Я все больше втягиваюсь в аристократические и магические разборки. Надеюсь, я не попаду в центр бури.

Трехмесячная глава

     Наступил декабрь. Время снега и предпраздничных дней. Нет, вы не свихнулись и не потерялись во времени. Просто событий произошло не так много, а описывать каждый свой день, как в мемуарах каких-то стариков я не собираюсь.
     Начнем с моей учебы. Мое желание превзойти Гермиону мне удалось. Я стал лучшим в истории магии, чарам и трансфигурации, в которой мне помогало развитое воображение и дар рисования мальчика. Хорошо, что мне это досталось. Зельеварение тоже давалось мне легко. Я ведь был когда-то фанатом Гарри Поттера, и все составы зелий знал чуть ли не наизусть. Да я их даже в играх делал! Хотя Снейпу на это наплевать, мы же все "непроходимые тупицы!". Спасибо, сэр, за такую лестную характеристику.
     Но была и бочка динамита в этой ложке дегтя. Всего два предмета: травология и ЗОТИ. И если первая мне не нравилась, потому что не люблю я разбираться в разных травках (прозвучало как-то двусмысленно), то ЗОТИ... с этим было что-то странное. В отличии от канона: здесь нельзя было просто заучить заклинание и взмахнуть палочкой. Все эти атакующие и защитные чары требовали уверенности в себе. Это как узнать устройство пистолета и где нажимать на курок, но в последний момент не нажать на него. И это меня бесило. То есть даже у труса Малфоя было больше уверенности, чем у меня? Бред, бред и еще раз бред.
     Ну ладно, не будем про эту белобрысую белочку из семьи Малфоя. Судя по ходившим слухам, я становился известнее, чем Грейнджер. И намного лучше неё, так как не занудствовал и не слишком нервировал всех фразой "ЛевиОса, а не левиосА". Я конечно, помогал всем. Пока что бесплатно, делаю скидку на малый возраст. К тому же я закладывал базу, или как говорят экономисты, первоначальный капитал вкладываю не ожидая прибыли.
     Но я выходил за рамки своего факультета. Я старался сдружиться с Пуффендуйцами, когтевранцами и слизеринцами. Да-да, даже с ними. И, самое интересное, что было среди местных зеленых и адекватные, не повернутые на собственном превосходстве и чистоте крови. И на них можно было опереться. Прямо как Волдеморт это сказал...
     И чем больше я жил в этом мире, тем больше понимал, почему он хотел уничтожить всех неполноценных волшебников. Я бы даже на его месте выпилил ещё и полноценных. Волшебный мир, в котором всем было все равно на твои таланты, навыки. Мир, где кровь ценилась намного выше самой личности... Да, а я книжки ругал за отсылки к расистским теориям. Хм, да наша Роулинг просто лапочка по сравнению с жестокой реальностью.
     Помните тот случай в начале учебного года? Я такое видел постоянно. А ведь здесь учатся в основном дети, которые не всегда понимают игры взрослых и просто либо ведут себя как свои родителя (Драко, извини, но не мог привести тебя как пример), либо просто делают то, что им когда-то говорили родители. Ну, блин, прямо "Игра престолов" и "Закрытая школа" в одном флаконе. Эх, почему я не попал в спокойный мир? В масс эффекте, с поправкой на жнецов, и то как-то приятнее.
     Хотя я что-то нагнетаю. Все же здесь есть Флора, и, как ни странно, Золотое Трио, которые точно были не такие как все. Есть и другие ученики, имена которых пока не запомнил. Мозг вскипает.
     Что ещё произошло за эти три месяца? Я следил за Трио и выяснил, что они идут в таком же направлении в своем расследовании. Хоть одна стабильность в этом мире - тупизна Поттера и Ко. Это хорошо.
     Что ещё я сделал за три месяца? Немного продвигался по своему списку, хотя результатов пока не достиг. Блин, у всех попаданцев есть какой-то дар или способность, а я тут без этого. Так, Феликс, не ной, а переходи к рассказу.
     Так вот, наступил Декабрь. Оставалось всего неделя до Рождества. Многие собирались по домам, отметить этот семейный праздник. Мы с Флорой решили пока остаться. Говорят, что здесь красиво отмечают праздник.
     Мы сидели в Большом зале и завтракали. Преподаватели ,с помощью старшекурсников наряжали зал и огромную елку. Флора, как всегда, тарахтела со скоростью пулемета. Я уже привык к её скоростному чтению слов. Хотя иногда хотелось взять Макаров...
     - С рождеством вас, Мистер Крауст. - Сказал Черный плащ... Шучу, Северус Снейп. - Вас хотел видеть Профессор Дамблдор.
     Я чуть поперхнулся, но без слов пошел по направлению к кабинету. но в сам кабинет я не стал входить, так как его владелец уже ждал меня в коридоре.
     - С рождеством, Феликс. - Произнес он со своей фирменной улыбкой. - Я решил, что мы пройдемся по замку. Вам ведь неуютно находиться в моем кабинете?
     - Нет, сэр.
     - Тогда, пройдемся. - Он пошел по коридору своей медленной походкой. - У меня есть к вам несколько вопросов. Но сначала спрошу: как вам здесь, в этом мире?
     - Если вы спрашиваете, освоился ли я, то да. И здесь мне нравится.
     - Я рад. Действительно, для такого старца, как я, это греет душу. Я следил за вашими успехами. Вы, действительно, один из лучших учеников, достойный студент факультета Когтевран.
     - Спасибо, сэр, но... Но может мы все же перейдем к делу? Я не хочу вас обидеть, сэр, но я уже не маленький мальчик, хоть и выгляжу так. Вы сами знаете, кто я и откуда я, так что давайте говорить как взрослый человек с взрослым, сэр.
     - Феликс, не хотел тебя обидеть. Извини, это причуды старика, который к тому же заботится о своих студентах. - Я прям так тебе и поверил, директор. - И да, я действительно вызвал тебя, чтобы обсудить важное дело.
     Дамблдор проходил мимо пустого кабинета. Взмахом палочки он открыл его и жестом пригласил меня внутрь. Я покорно вошел. Вслед за мной зашел и старик, предварительно заперев дверь. Улыбки доброго волшебника больше не было. Его лицо приобрело нейтральный оттенок. Оно не было злым или добрым, и больше смахивало на выражение лица бизнесмена, который приехал обсудить поставки товара.
     - Феликс, присядь. Я не просто так решил тебя встретить. Ты уже взрослый и я вполне могу тебе довериться. Как ты знаешь, мир волшебников неоднозначен и порой очень жесток. Волдеморт, который уничтожен, может возродиться или же может появиться его наследник.
     Бла-бла-бла. Хорошая речь. Я почти поверил, что ты стараешься для того, чтобы Волдеморт не возродился. Но нет, здесь что-то другое.
     - Так вот, - продолжил директор. - Некоторые волшебники втайне лелеют мечту о новом миропорядке, в котором волшебники будут властвовать над всеми. И поэтому я попрошу тебя об одной услуге. Ведь ты же не хочешь, чтобы те страшные времена возродились вновь?
     Может и хочу. Я ещё не решил, но сказал все же:
     - Нет, сэр, не хочу.
     - Услуга твоя не будет сверхсложной: просто побольше общайся с мисс Андервуд и расспрашивай её о семье, о их планах...
     - Стоп. То есть, вы хотите, что я стучал и доносил? Директор, как вы...
     - Можешь называть это как хочешь, но мне не нужны их секреты, если ты про них. Мне просто нужно знать, какую сторону они поддерживают, - жестко прервал меня Дамбблдрор. А вы прямо манипулятор, только на меня это не действует.
     Передо мной действительно, безо всякого пафоса, стоял моральный выбор. Я никогда не был стукачом, но... Если я соглашусь, то могу попросить Дамбблдора об услуге или услугах. Ведь он, как директор, я уже не говорю о влиятельность Дамбблдора вне стен Хогвартса, может мне позволить доступ к Запретной Секции (а она не просто требует разрешения преподавателя, но и закрыта для первокурсников) или же ходить по Хогвартсу ночью.
     - Сэр, а что я получу взамен? Вы же хотите от меня невозможного, а взамен не предлагаете ничего.
     - Что же ты хочешь, мальчик мой. - Фу, как пошло прозвучало. Но я стерпел и не отпустил шуточу по этому поводу.
     - Например, - я сделал вид, что задумался и выдал: - например, доступ в Запретную секцию на протяжении всего обучения в Хогвартсе.
     - Хм, думаю я могу себе это позволить.
     Что? У него стальные яйца, что ли? Никакого удивления на лице, он даже не спросил, зачем мне нужна Запретная секция. А вдруг я хочу Темную магию освоить? Моему удивлению не было предела, и я чувствовал подвох. Я бы понял, если бы он начал торговать или же убеждать, что это невозможно.
     - Эмм.. Ладно... - Я попытался выдавить слова, но не мог этого.
     - Феликс Крауст, я думаю, мы поняли друг друга. И, помогая друг другу, не допустим зло опять. Счастливого рождества.
     Он взмахнул палочкой и из воздуха возник кусочек пергамента. Он прыгнул ко мне в ладонь и я рассмотрел на нем:
     Я, Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, директор школы Чародейства и Волшебства "Хогвартс", разрешаю студенту Феликсу Краусту пользоваться Запретной Секцией библиотеки на протяжении всего курса обучения в Хогвартсе в любое время.
     Судя по чернилам, они были волшебные и подделать их было невозможно. Я спрятал бумажку за пазуху и огляделся. Альбуса уже рядом не было. А я все больше убеждаюсь, что становлюсь пешкой в его игре.
     ***
     - Феликс, просыпайся, счастливого Рождества.
     Это был очень звонкий и радостный голос, прозвучавший у меня над ухом. Я, пытаясь поднять веки, посмотрел на Флору, уже одетую в форму и стоящую перед моей кроватью.
     - Андервуд, а ничего что это спальня мальчиков?
     - Ой, да ладно. Здесь, кроме тебя, никого нет. Все разъехались по своим домам. Я тоже осталась. И я хочу тебя поздравить.
     Она протянула мне кубический сверток. Я его развернул, и ахнул. Там был интересный стеклянный шар размером с ладонь на подставке. Внутри шара клубился ветер и туман. Сначала я подумал, что это шар для предсказаний, но...
     - Это анализатор настроения и самочувствия. По нему в Больнице моего папы проверяют, как себя чувствует пациент и не стало ли ему хуже. Он, конечно, не определяет болезни.
     Туман в шаре завертелся и стал зеленого цвета.
     - О, ты себя чувствуешь хорошо. Красный - тогда у тебя настроение злое. Желтый - тебе плохо, и лучше сразу лечь . Есть ещё и другие цвета, но я точно не помню.
     Прямо как напоминалка у Невилла. Я улыбнулся и поблагодарил девушку, подарив ей самой то, что она хотела больше всего. Эх, а я ведь должен стучать на неё Дамблдор. Не сегодня. Сегодня праздник, и я пока отложу это.
     - У нас сегодня целый день, чем мы займемся? - спросила Флора.
     Блэк-джеком и шлю..
     - Ну, можно прогуляться, посмотреть Хогвартс. празднично-наряженный. - Хотя первый вариант был бы лучше.
     - Давай! - звонко проговорила она, и умчалась вниз.
     ***
     Тридцать три коровы, тридцать три коровы, бизнес клевый - полтонны шашлыка и молока. Простите, что-то совсем у меня праздничное настроение. Мы с Флорой провели этот день весело - поиграли в снежки на улице, побегали по коридорам, сбивая всех с ног. Я действительно чувствовал себя ребенком в эти моменты. И мы, уставшие, и веселые, зашли на рождественский ужин. Студентов было мало, и поэтому все спокойно умещались за одним столом.
     Я оглядел всех студентов. Вот Поттер и Уизли, которые что-то замышляли. Да это по их роже было видно: Гарри хочет опробовать мантию-невидимку. Мои одногруппники тоже сидели с хитрыми рожами, явно замышляю какую-то пакость. Единственный, кто находился в этом зале с праведным выражением лица - был я.
     - А знаете, в Дурсмтранге вообще не празднуют Рождество. Они там учатся до последнего.
     - Не, в Дурмстранге празднуют. Красивее всего, говорят, в Колдовстворце. Там празднуют полмесяца.
     - Не ври. Ты там ни разу не был, да и страна закрытая.
     - Отец говорил, он там был по службе.
     Приблизительно такие разговоры были за столом. Я слушал внимательно, иногда улыбаясь и вставляя что-то. В основном это были слухи или байки, но... Меня как-то одолела ностальгия по моей родной стране, я решил спросить про Россию и школу магии.
     Как я выяснил из разговоров, Россия действительно была закрытой для волшебников страной. То ли границы были защищены древней магией, то ли не слишком любили иностранцев, было непонятно. Но слухов было очень много. Им приписывают огромные познания в магии изменении пространства, в боевой магии (в это я ещё могу поверить, все же наша страна по маггловской истории воевала много). Ещё много было слухов и домыслов, и я просто решил потом сам найти описание.
     Про другие школы было больше известно. Например, про Японскую школу или Восточную школу магии. Было очень интересно, но я не все запомнил. Мне было не до этого.
     Это был веселое Рождество.
     ***
     Праздники, праздником, но нужно было браться за дело. И я на следующий направился в Запретную секцию. Мадам Пинс 10 минут вертела разрешение Дамблдор, проверяя его магией, ощупывая пальцами чернила. Убедившись, что я не подделал этот пергамент, она, с неудовольствием, открыла Запретную секцию. Перед этим библиотекарь провела 30 минутную лекцию об осторожности обращения с опасными книгами. Я терпеливо прослушал, не прерывая её. Наконец, я зашёл внутрь.
     Секция внешне не отличалась от других частей библиотеки: те же полки, те же книги. Но, приближаясь, я понимал, почему эта Секция действительно Запретная. Некоторые книги были живыми, на некоторых были непонятные, но темные надписи, а другие... лучше не буду говорить, чтобы не испортить вам аппетит.
     Я взял одну из наиболее безопасных для меня книг. "Магия, её виды и сущности". Язык книги был похож на смесь староанглийского и уже чуть современного языка. Я не языковед, но это как читать старославянские рукописи 15-16 века. В целом, смысл понимался, но очень много было старых оборотов и выражений.
     Магия разделяется на несколько видов: родовая, доступная чистокровным волшебникам, общая магия (чары, трансфигурация и т.д.), боевая магия, магия изменения времени и пространства (те же порталы), магия крови (не путать с родовыми!), магия изменения сущности и последнее: темная магия.
     Родовая магия завязана на домах волшебников. Там были и заклинания, доступные только определенным фамилиям. Ничего определенного в этом разделе не было.
     Общая и боевая магии в описании не нуждались. Это практически то, что мы изучаем в школе, только в более облегченном и доступном для понимания виде.
     Магия изменения пространства и времени была одним из сложнейших разделов. Трансгрессия, порталы и другие штучки были изобретены лишь относительно недавно. И до сих пор никто не разработал магию Времени. А может и сделали, только никому не сказав.
     Магия крови была завязана на крови (не за что, ваш кэп). Кровь волшебника - очень сильная субстанция. Даже простенькое Вингардиум Левиоса, закрепленное кровью имело огромную силу. НО: ты используешь свою жизненную силу, что сказывается на твоем здоровье, продолжительности жизни и т.д.
     Магия изменения сущности была очень похожа на трансфигурацию. Последнее, правда, изменяло внешний вид объекта и проходило спустя какое-то время. И никак не влияло на сам предмет. Превращенная ваза в кролика все равно остается вазой. А вот изменение сущности - это другое дело. В теории, можно было превратить медведя в цаплю. При этом эта цапля будет цаплей на всю жизнь.
     Темная магия. Сами сообразите, о чем она? Авада Кедавры, создание инферналов, крестражи (да, даже про них здесь написано, хоть и вкратце)- все это магия зла.
     Также здесь была приведена классификация магов по рангам силы: от нулевого уровня(магглы) до пятого. Последние могли уже своей магией изменять мир, создавать миры, врываться в саму сущность магии. То есть Дамблдор и Волдеморт почти приблизились к этому уровню.
     Но меня уже утомило это. Я захлопнул книгу и положил её обратно. Было понятно, что ничего не понятно.

Примечание к части

     Всех с праздником Победы. Моя муза пока что ушла, так что главы будут не так быстро выходить. Я очень стараюсь побольше писать действий, но пока только получается описывать сам мир. Надеюсь ,вы мне это простите) Конечно жду комментариев и предложений, чтобы разнообразить произведение)
>

Опасная глава

     - Ребят, давайте жить дружно. - Мимо меня просвистело заклинание. Я сразу же скрылся за стеной.
     - Крауст, мы тебя предупреждали! Не лезь не в свое дело, - произнес знакомый брат-пуффендуец.
     - Я чисто случайно.
     4 месяца спокойствия после начала учебного года были нагло прерваны этими братьями-акробатами. Хотя, здесь была моя вина. Не надо было влезать в этот конфликт.
     Помните тот случай в первый день, когда я спас неблагодарного когтевранца? Так вот, я его еще раз спас. И теперь они на меня очень злы. И, как назло, подкараулили в коридорах, когда профессора и студенты ужинали в зале. А если учитывать, что рождественские каникулы еще не закончились, количество людей в замке было минимальным. Помощи ждать неоткуда. Есть только я и палочка. Вот тебе и практика по ЗОТИ.
     Мои преследователи не спешили и аккуратно теснили в угол. Я лихорадочно придумывал план. Самый простой - закричать во весь голос. Да, не героично, но зато практично. Арсенал заклинаний у меня был большой, но ни одного атакующего.
     - Крауст, хватит прятаться. Выходи.
     Главная проблема всех злодеев и садистов - они слишком много болтают. А я сразу вышел и произнес:
     - Диффиндо! - Штаны одного порвались, и он, запутавшись упал на пол. Второй успел сказать, одновременно со мной:
     - Остолбеней!
     - Флипендо!
     Я полетел по воздуху и ударился спиной о стену. Мое заклинание не попало в оппонента, но…
     - Сопляк, я опытнее и старше... - Его фраза утонула в грохоте падающих рыцарских доспехов, свалившихся на него. Второй, уже вполне очухавшийся, порвал штаны заклинанием и стал вытаскивать своего брата. Им пришлось опять ретироваться, так как громкий звук разнесся по всему замку.
     - Ты точно труп, грязнокровка.
     И они убежали. Я встал с пола, и тут же оперся рукой о стену. Голова кружилась, да и задняя часть тела очень болела. Но я не смог утерпеть.
     - Дебилы, я полукровка, - выкрикнул я в пустой коридор, не ожидая, что меня услышат.
     Я пошел по направлению к своей гостиной. Точнее, поковылял. Голову кружило, а ноги подкашивались от этой бесконечной беготни и поединка. Хотя я погорячился, назвав это поединком. Дешевая клоунада и фарс.
     И ведь не побрезговали напасть на 11-летнего пацана. Хотя они не ожидали, что в его теле есть уже достаточно взрослый парень, знающий толк в драках. Ну, по крайней мере, точно ведающий, куда убегать.
     ***
     Я заходил в гостиную Когтеврана с твердым намерением повесить одного, не в меру дружелюбного человека. И вот он, уже спокойно сидевший в кресле, взглянул на меня. Он точно узнал меня. Я узнал его. Мы буравили взглядом друг друга, пока я не выкрикнул своим детским голосом:
     - Вот ты где, Дездемона!
     Тот странно посмотрел на меня, но уже в следующую секунду убегал от меня. Я был в ярости и совершенно забыл про палочку. Это выглядело очень по-глупому: я бегал за ним, как ребенок. Хотя я и есть ребенок!
     - Стой! - крикнул виновник всей каши.
     - Стою и жду, - сказал я, тяжело дыша. В горле пересохло, как в пустыне Сахары.
     - Ладно, прошу прощения за совершенные неудобства.
     - За такое и в глаз дают.
     - Я, конечно, виноват, но и ты не нарывайся. Я не хочу говорить о причине их приставания ко мне.
     - Не говори, - я пожал плечами. - Тогда они меня найдут в тесном углу в любой день и уж точно отметелят. Можно хотя бы перед этим чудным мгновением узнать, за что я страдаю?
     - Это не твое дело, - жестко сказал мой собеседник. - Даже если бы я хотел рассказать, то не мог. Это не моя тайна.
     Я посмотрел на него своим пронзительным взглядом. В моем воображении уже раздавались овации зала и крики "браво". Я чертовски хорошо играю.
     - Убедил. Я действительно в долгу перед тобой за твои страдания и молчания.
     Он присел в кресло у камина. Очень было похоже на картину "Крестный отец". Я разлегся в другом. Вокруг никого не было, и можно было спокойно разговаривать. Даже Флора ещё не вернулась с ужина, а то была бы целая истерика по поводу мелких царапин.
     - Так.. С чего бы начать... Ах да, ты до сих пор не знаешь мое имя. - Я кивнул. - Меня зовут Скотт Гаррет. Мой отец - глава отдела по противодействию магическим артефактам Мракоборческого корпуса*. Проще говоря, он отыскивает действительно темные артефакты и старается их уничтожить или убрать в специальное хранилище.
     Он немного задумался, явно собираясь с силами. Я не торопил его, а то ещё собьется, и я ничего не узнаю.
     - Папа очень любит свою работу, и всегда работает по своим принципам. Если надо арестовать кого-то, то сделает, будь он хоть Министром Магии. Но в прошлом году он напал на след таинственного артефакта, какой-то сферы. Как он сказал, она может изменять сущность самой магии, меняя её со светлой на темную. Она также воздействует на эмоции волшебника. Хотя я могу что-то путать, настолько сложны магические формулы. Отец спустя несколько месяцев нашел его и даже сообразил, кому он принадлежит.
     - Этим? - намекнул я на братьях-акробатах.
     - Ага, Фоули.
     Так, блесну-ка я своим знанием семей. Фоули - известные волшебники, отличающиеся бурным нравом и меняющимся мировоззрением. В начале 20 века Генри Фоули, министр Магии, не принял всерьез Грин-де-Вальда, обозвав его слабаком. Ну и результаты вы знаете. Также семья была и за Пожирателей Смерти, и за Орден Феникса. Они, как флюгер в ветреную погоду, меняли сторону каждый день.
     - Верно. - Гаррет выслушал это и улыбнулся. Он был немного поражен моим знанием. Его с детства заставляли учить наизусть всех родственников и прадедов. А ещё учитывая, что семьи сами переплетены, и ты являешься и племянником, и двоюродным братом, и ещё кем-то. - Фоули не хотят, чтобы узнали об их связи с артефактами, пытаются его либо выкрасть, либо же давят на отца. Их поддерживают.
     - А задержать? Ну, там, в СИЗО посадить на 15 суток?
     - СИЗО? - Гаррет проговорил это неизвестное слово. - Это что-то маглловское? В любом случае, это не получиться. Чтобы их задержать, нужны веские доказательства, а не найденный где-то за городом артефакт, никак не указывающий на эту семью?
     - Эм, а отпечатки пальцев? Свидетели? - Я старательно изображал дурачка, но уже знал ответ.
     - Нет. Можно было проследить магическую связь артефакта, но он опасен и нет гарантии, что они не стерли следы. А чтобы предмет не был украден, отец отдал его мне в Хогвартс и велел спрятать.
     Тут я рухнул с кресла, чуть ли не ударившись лбом о пол. Дурак. И не верится, что он учится на самом умном и осторожном факультете. Нет, все же надо узнать, по каким признакам шляпа распределяет на факультеты!
     - Я надеюсь не под кроватью?
     - Нет. Не скажу где, но там, где точно не найдут.
     Господа знатоки, внимание вопрос. Где в Хогвартсе есть место, в которое никто не зайдет, а даже если войдет в комнату, на следующий день её не найдёт? Кто сказал Выручай-комната? И это верный ответ.
     Если серьезно, то это хороший вариант. Малфой так прятал исчезательный шкаф целый год, и его никто не находил.
     - Ладно, ладно. Я рад. Спасибо за доверие, оказанное мне. Ну и вообще за то, что рассказал все.
     Скотт постарался улыбнуться, но вышло это очень натянуто. Я похлопал его по плечу, стараясь подбодрить. Вышло не очень. Если актер из меня хороший, то психолог хреновый. Да, Фрейд, перевернитесь в гробу поудобнее.
     - А что мы будем делать с ними? Они же будут нас преследовать и стараться навредить.
     - Это не твое дело, - опять Скотт начал говорить свои грубости. - Я разберусь сам.
     - Только не начинай. Я, конечно, не люблю лезть не в свое дело, но здесь ты сам не справишься. Позволь мне помочь.
     Он встал с кресла и направился в спальню. Уже скрывшись за поворотом, он крикнул:
     - Я подумаю!
     Ну, спасибо. Жест был сделан по-королевски. Я его уже начал уважать. Я уже хотел спокойно окунуться в пучину фантазий и радостных блужданий, а проще говоря, уснуть, но...
     - Феликс, а почему тебя не было на ужине? Там было очень весело, профессор... У тебя синяк на лице.
     Черт, Флора, как ты не вовремя. Весь эпичный момент испортила.
     ***
     - Приветствую всех на первом матче по квиддитчу в этом сезоне. С вами ваш комментатор Ли Джордан. Сегодня сражаются Гриффиндор и Слизерин.
     Надо тихонько открыть глаза. Медленно, медленно. Нет, высота-то большая. Да, я с детства боюсь смотреть сверху вниз. Но мне пришлось вынудить себя прийти.
     Именно в этом матче Гарри Поттера попытаются убить. Я разрываюсь между "просто посмотреть" и вмешаться. Я находился на трибуне для младшекурсников. Трибуна преподавателей находилась на противоположном конце стадиона. Бежать до неё, в случае чего, более пяти минут. Это если бежать под трибунами, а не напрямик через стадион.
     Мои друзья и не только дружно улюлюкали, поддерживая свои команды. Даже Когтевран и Пуффендуй решили поддержать красно-золотых, восхитившись игрой самого молодого ловца в первом матче.
     Флора тоже сидела рядом и болела. Гермиона и Рон находились перед мной. Я нервно переминался, ожидая начало матча.
     Когда судья рассказала про правила и ещё раз напомнила про честную игру. Когда свисток просвистел, команды ринулись... нарушать правила. Слизеринцы не гнушались толкать охотников и отправлять бладжеры во вратаря. Гриффиндорцы тоже не отставали. Их охотники очень дерзко и лихо летали, мешая игрокам и заставляя изменять их траекторию. Предпринимались даже попытки таранов.
     Самые уязвимые оказывались ловцы, которым запрещено было вмешиваться в игру и перехватывать мячи, кроме снитча. Гриффиндор побеждал в счете, но проигрывал в жесткости и напоре. Вот уже и Оливера достиг бладжер. Анджелина зажимает нос, а Уорингтон из зеленой команды тоже временно выбыл.
     Я такое видел только в матче Россия-Канада. Может, это было нужно, чтобы студенты выпускали пар? Или же это закаливало учеников, выковывало характер? Мой воспаленный мозг предлагал ещё один вариант: тотализатор преподавателей, но это уже был идиотизм и мои выдумки.
     Я не успел заметить, как метла Гарри начала рыскать. Этого никто не видел или же не обращал внимания, считая, что это маневр. Я посмотрел на Уизли и Грейнджер. Они либо этого не видели, либо очень сильно тупили. А он уже уставал. Ещё немного… Не было этого немного, Поттера уже скинули с метлы и он чудом держался на двух руках.
     Черт, ведь давал слово не вмешаться. Моя доброта выйдет мне боком.
     - Снейп, ты там держись, - говорил я про себя, убегая по внутренним помещениям. Я себя чувствовал Усейном Болтом**. В некоторые моменты я притормаживал, чтобы посмотреть на Поттера, и продолжал свой бег, убеждаясь, что он жив. Уже оказавшись на трибуне у преподавателей, я сделал уже ставшей стабильной глупость в моей жизни, но все же храбрым поступком. Я разбежался и споткнулся.. Да, специально, тем самым сбив Квирелла с ног. Он также сбил и Снейпа, и Макгонаголл. Поттер уже залез на метлу и ринулся за снитчем, а я принимал серьезные и рассерженные взгляды.
     - Извините, тут кто-то темную магию творил. Вон там, - сказал я немного сбивчивым голосом. Мне не шибко поверили. Снейп и Квирелл побежали в предполагаемую сторону. Я понял, они мне тоже не поверили, но под таким прикрытием пошли выяснить отношения друг с другом.
     - Феликс Крауст, я думаю, вы объясните мне и директору ваш поступок?
     - Профессоры, я не в курсе...
     В моей голове была только одна мысль: почему не сработал канон...

Примечание к части

     *Я немного повысил отдел Мракоборцев по сравнению с книгами. Теперь это полноценный корпус со множеством отделов. **Усейн Болт - всемирно известный бегун (не за что, ваш кэп) ----------------------------------------------------------------------------------------------- №43 в жанре «Эксперимент»! Это для меня достижение, как для начинающего фикрайтера. Спасибо всем за поддержку. Возможно, я что-то придумаю, чтобы отметить этот рубеж. Возможно, глава спин-офф или маленький драблик. А может что-то предложите и вы в качестве "эксперимента"))
>

Спин офф №1

Примечание к части

     Спин-офф не относиться никаким образом к истории фанфика, его героям и имеет мало общего даже с произведением Дж. Роулинг. Сие является ещё большим плодом моего воспаленного воображения. Осторожно: наплевательское отношение к канону.
     История 1
     - Гарри, мальчик мой, заходи.
     Гарри Поттер, мальчик-который-выжил, победитель в Магической войне и уничтоживший Темного Лорда, зашел в кабинет. Тот был в своем первозданном виде, и не сильно изменился. Его хозяин сидел за большим столом, на котором лежало множество странных приборов.
     - Профессор, вы хотели меня видеть? У вас что-то серьезное.
     - Да, присядь. Это касается пророчества.
     - Какого пророчества? - Поттер нервно заерзал. Пророчества несли только беды.
     - Ты - избранный, потомок Мерлина. И только ты победишь Моргану.
     Только не это! А ведь у него начали налаживаться отношения с Джинни, а тут...
     - Профессор, а точно там говорится обо мне? Может...
     Дамблдор посмотрел на него своим фирменным взглядом. Гарри сразу сообразил, что речь идет именно про него.
     - Это ещё не все, Гарри. По пророчеству, ты должен направиться в Россию и найти там водку мироздания.
     -Профессор, с вами все в порядке? Мне кажется, это...
     Дамблдор жестом заставил замолчать его. Голос директора был серьезен.
     - Угроза, намного опаснее Волдеморта приходит в этот мир. И в пророчестве ясно сказано, что ты должен сбегать и принести водку мироздания. А ещё и закуску мироздания. И это не все - Дамблдор пролистнул, свои записи и вынул одну из бумажек. - В архиве была найден вот этот документ. По нему ты - внебрачный сын Гермионы Грейнджер, и поэтому в тебе течет кровь сильнейших ботаников магического мира. Гарри - ты ботаник.
     Гарри Поттер улыбнулся, и осмотрел комнату, ища хорошую и гладкую стену, в которую можно разбежаться...
     История 2
     - Делайте, ваши ставки.
     - Я ставлю на то, что Гарри сможет прочитать про философский камень в конце осени, - произнесла Макгонаголл.
     - Позвольте, мисс Макгонаголл. Поттер, конечно, умный парень, но он не шибко сообразительный, поэтому я бы поставил на конец года, - предложил Флитвик.
     - Кто-нибудь ещё? - Дамблдор, как крупье, осмотрел всех. Никто не поднял руку. - Значит, ставки сделаны. Следующая заявка... - Он просмотрел бумажку. - Следующая заявка от профессора Снейпа. Он утверждает, что сможет настроить любой курс против себя за 10 секунд. Кто выскажет свое мнение.
     Никто не поднял руку, но профессор Макгонаголл сказала:
     - Северус, вы уже в прошлый раз задолбали делать такие ставки. Мы знаем, что вы ещё та сволочь порядочная и выполните это даже меньше, чем за 10 секунд.
     Снейп уже открыл рот, но тут же закрыл, признавая, что с ним больше никто не будет играть. Он посмотрел на Дамблдора, но тот был занят важным делом: разлеплял засохшие лимонные сахарные дольки. Как только он закончил с этим делом, сразу же сказал:
     - Раз уж ставок больше нет, идем дальше. Сможет ли кто-то из учеников выяснить, что под школой находиться секретный склад травки и штамповки Волдемортов?
     Все учителя посмотрели на профессора, немного в шоке. Дамблдор понял, что взболтнул лишнее.
     - Понятно, значит, о косяках знал только я...
     Все сразу с криками рванулись к двери, дерясь и толкаясь, как школьники в столовой.
     История 3
     - Остолбеней, остолбеней, остолбеней! - кричал Гарри, все время, направляя палочку. Джинни, лежа на кровати, со смехом смотрела на эту картину.
     - Гарри, не волнуйся, со всеми мужчинами такое бывает.
     - Но это заклинание никогда не подводило!
     - Ну, у всех бывают осечки в этом плане. Ты успокойся, полежи, подумай о приятном, и, возможно, он остолбенеет.
     - Может, я слишком переборщил с Авадой Кедаврой? Хорошо, что я не додумался применить Экспеллиармус...

Пасхальная глава

     Знаете, фраза "под прицелом" приобретает для меня совершенно другой смысл. Я наблюдал за тем, как несколько пар глаз глядели на меня. Я играл до последнего, ничего не выдавая:
     - Я..Я.. Очень волновался за Гарри, и хотел ему помочь. Я увидел волшебника в черном балахоне, он проговаривал какие-то слова. Я сразу же побежал к вам, чтобы предупредить.- Сбивчиво и по-актерски сказал я, заметив, что среди профессоров нет директора. И это хорошо, меньше шансов, что меня выдадут.
     Пока они молча переваривали информацию и ждали, пока Квирелл и Снейп вернутся, я размышлял. Более десяти профессоров и большое количество старшекурсников наблюдают за игрой. Почему они не остановили игру, не попытались вмешаться и помочь? Минусуем Квирелла, так как он и пытался убить Поттера, и Снейпа, который спасал Поттера. А остальные что? Ждали шоу? Если бы не моя выдержка, закедаврил бы всех за халатность.
     - Мистер Крауст, похвально, что вы хотели спасти Поттера, но в следующий раз не врывайтесь так на трибуну. И спасибо вам за предупреждение.
     В эту минуту вошли Квирелл и Снейп. Оба глядели друг на друга злыми глазами, но вслух ничего не высказывали. Хотя было видно, как каждый ненавидел друг друга. Вместо этого Снейп начал:
     - Мы проверили под трибунами, никого не нашли. Полностью весь стадион мы не успели осмотреть, однако я сомневаюсь, что таинственная личность задержится здесь надолго.
     - М-ммагия ппппроклятия присутствует в ввввоздухе, - заикаясь, продолжил за Снейпа Квирелл. - Но больше ннничего.
     - И Грифиндор победил! Гарри Поттер, самый молодой ловец в этом столетии поймал снитч. - Прокричал Ли Джордан. Я за всем этим забыл, что матч не окончился и до сих пор продолжался. Да, признаю, я всегда сомневался в умственных способностях Гарри, но его смелости я поражался всегда. После таких пируэтов полететь за снитчем и поймать его? Молодец..
     - Мистер Крауст, можете идти, - улыбаясь, сказала Макгонаголл. - Я сообщу обо всем директору. И ещё раз спасибо за информацию.
     Я, улыбаясь и смущаясь, поспешил покинуть трибуну. Двое виновников сегодняшнего инцидента стояли и смотрели в мою сторону. Они не знали, было ли случайностью то, что я их столкнул и сбил заклинание, или же спланировал это.
     Я же направлялся в сторону неразлучной троицы. Путь мне преградила Флора и Скотт. И когда они успели познакомиться?
     - Феликс, ты куда делся? Тут такое творилось... Поттера попытались спихнуть с метлы, но потом все закончилось. Это, наверно, слизеринцы постарались, чтобы победа досталась им.
     - Не делай поспешный выводов, - проговорил Скотт, глядя на меня. - Это слишком сильная магия, и тут нужен уровень минимум профессора Хогвартса. Даже семикурсник не сможет этого сделать.
     - Какие мы умные, - с ядом проговорил я. - Какая разница, что там было. Дела Поттера нас не касаются. Жив, и, слава богу
     Я прошел между ними и начал искать взглядом гриффиндорцев. Те в стороне чествовали Гарри. Я хотел уже подойти к ним, но понял, что делать этого не надо. Как я с ними разговор начну? В чем я их упрекну? Это очень глупо выглядит: "Гермиона, почему ты не побежала спасать Гарри?". Ладно, черт с ними, лучше направлюсь в гостиную.
     - Крауст, ты, куда все время бегаешь? - Сказал Скотт, нагнав меня справа. Флора так же здесь была, но слева.
     - Просто волновался за Гарри, поэтому и ходил выяснять.
     - А на стадионе? Где ты там был? - Устроил мне допрос Скотт.
     - А что ты привязался, мистер одиночка? Насколько я знаю, тебе все равно на мою судьбу. И ты отверг мою помощь.
     - Я пересмотрел свои взгляды. И понял, что мне нужны друзья.
     Я посмотрел на него и увидел ту же решительность, что и тогда в гостиной. Значит, действительно пересмотрел взгляды. Я кивнул и решил, что нам нужен ещё один обстоятельный разговор.
     ***
     Опять гостиная Когтеврана. Опять вечер. Опять никого вокруг, кроме нас троих. Я, как всегда, разлегся в кресле. Флора и Скотт сидели на диване, изредка переглядываясь друг с другом. Только что Скотт рассказал свою историю про тот артефакт. Я практически не слушал, уже зная рассказ.
     - Это же очень опасно. Почему вы не сказали мне о том, что на вас нападают? Нужно рассказать об этом директору.
     Мы с Гарретом переглянулись. Здесь наши мнения сошлись.
     - Нельзя рассказывать об этом Дамблдору. Чем позже он узнает об этом, тем лучше. Ведь придется рассказать и об отце Гаррета, а это уже раскрытие тайны.
     - Согласен с Краустом. Мы сами во всем разберемся. И, прошу, ни слова никому, даже своим родителям. Мистер Андервуд - человек порядочный, и точно ничего не расскажет, но все же лучше не вовлекать его в это опасное дело.
     - То есть, вы хотите сами влезать в передряги и получать синяки? Мальчишки... - проговорила она обидчиво. - Но ты, Феликс, так и не сказал, куда уходил.
     Что прикопалась? Прямо хуже, чем "Большой брат". Тот только следит за тобой.
     - Я побежал к преподавателям, чтобы они остановили матч. Но Гарри сам справился, и поэтому я пошел обратно.
     Скотт мне не поверил, но ничего не сказал. Флора же удовлетворилась моим объяснением.
     - Давайте вернемся обратно к теме. Что мы будем делать с Фоули? Они нас так и будут подкарауливать, и пытаться навредить. Главное, чтобы не додумались подсыпать яд.
     - Они даже слова такого не знают. Но осторожными нам нужно быть. И всем учить защитные чары. Даже тебе, Флора, ибо я уверен, что и тебя попытаются достать.
     - А если они нападут в открытую? - Задал я вопрос, мучавший меня давно.. - Ведь их могут выгнать из школы?
     - Навряд ли. Фоули входят в совет попечителей Хогвартса, и максимум, что им светит, это отработка. И, извини Феликс, но нападение на полукровку не из рода не считается серьезным проступком. А на меня будут давить аккуратно.
     Что и требовалось доказать. Аристократизм, чем-то смахивающий на олигархат из моей родной реальности. Все, кто ниже по статусу, ничего не стоят. Если меня убьют, никто и плакать не будет. Я, конечно, не звезда и не Поттер, но все равно ведь нечестно. На такой ноте мы и попрощались.
     ***
     Целую ночь я раздумывал. Во-первых, тот случай на квиддитче. Пофигизм преподавателей и Уизли и Грейнджер мне абсолютно не понравились. Единственное расхождение с каноном, которое могло быть случайностью. А может это и расхождение с каноном. Сколько я читал фанфиков, там всегда пишут про то, что канон не совпадает с реальной жизнью. Но я не ожидал, что это начнется с убийства Поттера. И если это было не случайностью? Мне что, всегда задницу Гарри спасать, которую вообще не хочется спасать . И разве я не давал слово не вмешиваться в ход событий?
     Во-вторых, те Фоули. Они, конечно, очень похожи на стереотипных хулиганов, у которых мозгов нет. Но когда-нибудь они меня подкараулят в темном углу и... Даже думать не хочется, что они могут с такой мелкотой, как я, сделать. А у меня, даже в моем мире, не было шикарной мускулатуры, а здесь, в теле 11 летнего и подавно.
     Остается только боевые заклинания, с которыми, как я уже говорил, у меня проблемы. Я знаю теорию, я знаю даже заклинания со старших курсов, но толку, если даже простенькая риктусемпра не действует. Скотт тоже не шибко владеет такими заклинаниями, а Флора... с ней все ясно. Можно попробовать спросить старшекурсников, но интуиция подсказывает, что толку от этого 0.
     Надо уговаривать Дарта Вей... то, есть Снейпа, он единственный в школе, кто профессионально (подчёркиваю, профессионально) владеет такими заклинаниями. Ну не считая Квирелла, у которого одна темная сущность торчит из башки и портит весь интерьер и атмосферу.
     Да уж, я пытаюсь набиться Снейпу в ученики. Где-то читал такое с пометкой "Слеш". Так, пошлые мысли в сторону, а то мое повествование скатится в ад, на тот уровень, где мучатся яойщицы.
     Вариант второй: каким-то образом включить Мэри Сью. пока мне это не удавалось, и не удастся впредь. Я не наивный мальчик, и прекрасно уже осознал, что я не богоизбранный и не Волшебник с большой буквой, обладающий всей силой вселенной... Как правило, про таких в фанфиках пишут. Есть тысяча способов, как меня убить, унизить, заставить что-то делать помимо воли... и это без палочки.
     Третий вариант сложнее, чем первый со Снейпом, но зато я не выдам свои карты и знания раньше времени. Разрулить ту историю с отцом Скотта, воспользовавшись связями, влияние и всякой информации из Гарри Поттера. Плохая новость: я никто, и зовут меня никак. Со мной почти никто разговаривать не будет, тем более на равных. Моих интриганских способностей явно не хватит, чтобы замутить план наподобие "Игры престолов". Но, в то же время, я ничего не теряю. Я никуда социально не опущусь, из школы меня не вытурят - Дамблдор не позволит. Если что, прикинусь оракулом и буду пророчить события канона.
     Вам ещё не надоело слушать мое нытье? Мне уже да, поэтому приступим к действию.
     ***
     Скажу вкратце, что произошло на следующий день после матча. Меня немного допросили, пытаясь выяснить про того темного волшебника. Я врал, как мог, но понял, что верующих очень мало. Дамблдор, Снейп и Квирелл притворялись, что хотят найти покусителя на жизнь Поттера, но эта была актерская игра. Не удивлюсь, что Дамблдор знает о Квирелле намного больше, так же, как и Квирелл о Дамблдоре. Преподаватели сделали вид, что поверили моим россказням и отпустили.
     С того самого дня прошло две недели. Я очень аккуратно старался не попадаться на глаза Фоули, и у меня действительно получалось. Скотт и Флора были не менее удачливыми.
     Кстати о Скотте. Мне удалось с ним сойтись, хотя это стоило больших трудов. Парень не заводил друзей, и вообще старался меньше разговаривать, но оказался вполне сносным. Иногда, правда, он вел себя как Малфой (в смысле заносчивости и эгоизма), но это не выходило за рамки. Меня это устраивало.
     Снейп и Квирелл очень подозрительно на меня косились, и изредка я ощущал, что за мной следят. Может это была моя паранойя? Не знаю, но это чувство действовало мне на нервы.
     Когда начались пасхальные каникулы, я порадовался. Уроков нет, непонятной слежки тоже. Можно взять книжку и потихоньку ботанеть. Я это и делал в библиотеке, которая стала моей вотчиной. Но как всегда мне помешали. Это никто иная, как Флора. Она вбежала в помещение и громко крикнула мое имя, чем получила злой и встревоженный взгляд мадам Пинс. Та взяла девочку за шиворот и вытолкнула в коридор, сказав, что в библиотеке нет места беганию и громким крикам.
     Я со вздохом встал и, сдав книжку, пошел искать причину всех моих беспокойствий. Она ждала меня, как Хатико.
     - Феликс, я всюду тебя искала. Папа хочет, чтобы я приехала на каникулы домой.
     - И?
     - И он сказал, что ждет не только меня, а ещё и моих друзей, о которых он читал. То есть тебя и Скотта.
     - Хм, интересно. Я тогда за. А сам Скотт?
     - Он тоже согласен. Я рада, что вы поддержите меня и увидите, где я живу. Это прекрасное место. И отец у меня хороший.
     - Ладно, ладно, я понял. Буду рад с ним познакомится. - Я прервал этот бесконечный поток слов, привычный для гиперактивной девочки.
     Она обрадовалась и побежала в сторону совятни. Наверно, черкнуть письмо своему отцу. А я благодарил судьбу за такой подарок. И боялся, что когда-нибудь судьба отберет у меня все, что она дала.
     ***
     Вы видели Малфой-Менор в фильме? Андервуд-плейс был не менее красив: такое же двухэтажное здание, похожее на замок, такой же английский парк. Вот сразу мне захотелось такой домик.
     Домовики взяли наши вещи, и мы шли налегке. Я единственный, кто восхищенными глазами смотрел вокруг. У меня чуть ли не слюни текли от всего великолепия. На крыльце нас встретил Мистер Андервуд.
     Он не походил на Люциуса Малфоя или Артура Уизли. Хотя что-то и сближало его с этими семьями (не удивлюсь, если они действительно родные).. На нем была черная мантия и котелок, как у министерского работника. Усы Андервуда были аккуратными и коротко постриженными, а глаза были такого же цвета, что и у Флоры. Он снял перчатку и пожал руку каждому гостю. Я попытался показать хорошие манеры, но сделал только хуже. Никудышный из меня джентльмен.
     - О, мистер Крауст. Это забавно, что вы пытаетесь произвести на меня впечатление. Но сейчас не 19 век, и я не так привязан к традициям. Меня зовут Джейсон Андервуд, рад приветствовать вас в своем доме. Располагайтесь пока в своих комнатах.
     - Я.. спасибо, сэр. - Проговорил я, проходя мимо мистера Андервуда. Следом за мной зашла Флора и Скотт. Выражение последнего было сходно картинке фейспалма только без ладони, прикрывающей часть лица.
     - Я пришлю домовика за вами, как только придет время обеда, - развернувшись, сказал нам Андервуд и исчез во вспышке трансгрессии. Я похлопал глазами и повернулся к моим друзьям. Те не подали виду.
     - Это так всегда?
     - Да, мой отец любит появиться перед гостями эффектно. Пошли, я вам покажу комнаты.
     А я ещё чудиками считал Уизли. Значит, у каждого в голове свои тараканы. Эти, к слову - самые безобидные.
     Наши комнаты были большие, и помимо большой кровати и стола, в ней были и большой шкаф, и огромное окно. Я сравнил эту комнату со своим домом, где живем с мамой. Она практически была такого же размера, как и мой дом. Может быть, я преувеличиваю, но уж точно не преуменьшаю.
     Мои чемоданы уже были на месте. Я здесь проведу всего лишь две недели, но вещей взял побольше. Я их начал разбирать потихоньку. Времени прошло много, так как ко мне в комнату заявился домовик в неком подобии фрака. Мне интересно, как мистер Андервуд умудрился одеть на слугу одежду. "Держи свой костюм. Нет, я тебя не освобождаю." Да Добби из-за грязного носка уже фигу показал своим хозяевам, а тут..
     Я спросил, во что мне одеться, на что домовик учтиво сказал, что мастер Андервуд напомнил, что это обычная трапеза, а не праздничный обед. Я вздохнул с облегчением и одел свою маглловскую одежду.
     - О, Скотт, да ты красавчик. Сам к себе на шею вешаешься или тебе помогают? - С сарказмом сказал я, выходя из своей комнаты. Объект моих насмешек стоял напротив в черно-синей мантии, на спине которой была эмблема щита и палочки. Очень похож на герб средневековья, если заменить палочку на меч. Можно сразу догадаться, что герб отражает специализацию семьи.
     - Крауст, твои шуточки не смешны.
     - А я и не шучу. Ну, может только про твою красоту.
     Он посмотрел на меня, и, закатив глаза, быстро направился по лестнице вниз. Все его жесты можно было расшифровать так: "Ты меня достал, но я тебя оставлю в живых, так уж и быть". Я хихикнул и так же направился вниз. Комната Флоры располагалась на другом конце дома. Именно поэтому я сразу направился в обеденный зал, ибо мне лень идти через все коридоры и искать мою головную боль.
     Стол уже был накрыт заботливыми эльфами. Его хозяин уже был в домашнем халате. Он помешивал ложкой чай и скучающе смотрел по сторонам. Справа от хозяина, через три стула сидел Скотт и, как ни в чем не бывало, накладывал себе порцию. Я не знал, куда мне идти, но увидев мое замешательство, эльф аккуратно дернул мою руку и указал на стул, уже слева от хозяина. Всего лишь в двух стульях от него.
     - О, мистер Крауст. Не стесняйтесь, присаживайтесь. Кушайте на здоровье, а то у вас какой-то бледный вид. Я вам как врач говорю. - Проговорил Андервуд громко. Теперь ясно, откуда у Флоры такая скорость и манера говорить. Во всем виноваты гены.
     Я придвинул тарелку с каким-то мясным блюдом (название я до сих пор не помню) и последовал совету хозяина дома. Последний продолжал говорить:
     - Знаете, про вас моя дочь очень много писала в своих письмах. Вы самый лучший ученик на своем курсе, а также воспитанный и добрый.
     Я подавился. Флора, что, роман пишет любовный? Описала меня как рыцаря без страха... и чего там ещё?
     - Спасибо, сэр, но есть на курсе и лучше меня.
     - Да не скромничайте. - Андервуд захохотал.- Если бы вы знали, как Флоре не хватает таких друзей, как вы. Из-за её характера и положения ей нелегко завести товарищей. И то, что она в вас, Феликс, и в вас, мистер Гаррет, увидела друзей, мне лично приятно.
     Скотт, как ни в чем не бывало, поедал свой обед. Ни одной эмоции на лице. Ты терминатор или человек?
     - Спасибо, мистер Андервуд, мне очень приятно.
     - Мои двери всегда открыты для всех. Я очень гостеприимен.
     - Это уж точно. - Очень тихо и с ядом проговорил Скотт, но мистер Андервуд его услышал.
     - Мистер Гаррет, я не делаю разницы между сторонами и волшебниками. Каждый достоин, быть принят в этом доме. И вашему отцу пора бы с этим смириться. - Сказал он серьезно, но после фразы улыбнулся. - Извините, Феликс, это уже старые разборки двух семей...
     - Мне очень интересно, - я был весь во внимании.
     - Что-то Флора задерживается. - Сказал он мимоходом, но увидев мой взгляд, решил вернуться к теме. - Мистер Крауст, вы же знаете, что я глава больницы Святого Мунга. А значит, моя задача - обеспечить выздоровление всех моих пациентов. С этим согласны все. Только вот когда дело касается конкретики, то начинаются разговоры: тот плохой, не лечи, тот не понятно из какого рода, не лечи.
     - Это вы про Пожирателей Смерти?
     Мистер Андервуд удивленно посмотрел на меня.
     - А ты и вправду очень умный и любознательный. Обычно про прислужников Темного Лорда мало говорят, а детям вообще стараются не сообщать.
     Ага, преступники, которые убили тучу народу, в недавней магической войне, неизвестны детям. Он понимает, что противоречит себе. Ну ладно те, кто вырос в маглловской семье, они до поступления в Хогвартс ничего не знают о магии, но потом..
     - Да, я и их лечил, и ничуть этого не стыжусь. Флора, моя любимая, наконец-то ты спустилась.
     Я повернул голову и увидел бегущую по лестнице девушку. Теперь понятно, почему она так задержалась: ей нечего было надеть. Она бегала по комнате, выбирала наряд. И ей он очень идет. Зеленое платье, без вырезов и выпячивание откровенных частей тела (мы же из приличной семьи ведь, так?).
     Скотт.. Да у него опять безэмоциональное лицо! Ну, хоть улыбнись, что ли. Не зря же старалась.
     - Извини меня, папа. Я не специально. - Она уселась неподалеку от меня и начала уплетать уже остывающий обед.
     - Не извиняйся. Я, зато, поговорил с твоими друзьями. Очень приятные и умные люди.
     Разговор, прерванный внезапным появлением, мы не возобновляли. Вместо этого пошли надоевшие и любимые всеми родителями темы: учеба, отношения с однокурсниками и т.д. Я поддакивал и иногда что-то добавлял.
     - Спасибо за эту приятно проведенную трапезу. Весь мой дом в вашем распоряжении. Развлекайтесь, отдыхайте, а мне пора работать. - Он поднял палочку, но вдруг хлопнул себя рукой по голове. – Чуть ли не забыл. Пожалуйста, не заходите в мастерскую. Там есть то, что не предназначено для вас.
     И он трансгрессировал. Я несколько секунд подумал, потом взял сольницу, или как её там, и запустил в Гаррета. Тот успел увернуться.
     - Мог бы лицо попроще сделать? От тебя унынием веет за километр.
     - А ты? Только и говоришь про всяких Пожирателей смерти.
     Мы сверлили друг друга взглядами минуту. За это время между нашими взглядами столько пролетело негативных искр, которые бы зажарили уже несколько шампуров с мясом.
     - Мне все очень интересно. Я же прожил в маглловской семье 11 лет. - Если быть точным, то больше 30, подумал я. - Конечно, я буду спрашивать обо всем. И докопаюсь до всего, такой уж мой характер.
     - Это немудрено. На когтевране все такие, - сказал Скотт. - Чем займемся этим вечером?

Примечание к части

     Стараюсь по каплям выдавать информацию про мир волшебников. Если будет много желающих, то могу написать поподробнее про мир. Если кому будет интересно читать такое) Извиняюсь, что задерживаю главы, но сами понимаете: сессия, экзамены... Да и муза пока меня покинула на время. И да, оставляйте комментарии. Я также открыт для общения, если кому не хватит "Книги фанфиков"))
>

Предэкзаменационная глава

     Андервуды, действительно, интересная семья. Если сравнивать с Уизли, они были малочисленны. За то время, что я был у них на пасхальных каникулах, никто из родных не приходил в дом, если не считать "милейшей" миссис Андервуд. Гитлер в юбке... Декан моего факультета во время сессии и то менее плотоядный. Там поклонись, здесь скажи правильно. "И что у вас за манеры, молодой человек?". Русские манеры с английской придурью! Так, я слишком эмоционален. Нужно сконцентрироваться на каникулах.
     Что я успел сделать? Во-первых, посетил мастерскую, в которую мне запретили идти. И она была не заперта на ключ. И я, как дурак, повелся на такую простую уловку и целый час катался по полу, чешась как ненормальный от мощного охранного заклинания, пока не пришла миссис Андервуд. Прослушав получасовую лекцию о поведении в приличном обществе, я получил свободу и старого домовика-шпиона, следящего за каждым моим шагом. Злюки вы, не даете двадцатилетнему ребенку вынюхать ваши тайны.
     Кстати про тайны. Не хочу повторятся снова, но между чистокровными семьями идет игра. Я сделал это на основе наблюдений за посетителями Андервуд-мэнора. Сначала Фоули-старший (без своих детей), потом Малфой с добродушной и веселой рожей, как будто за его спиной стоит Волдеморт и шепчет порнографический роман на ушко, а также Виккенсы, заведовавшие магазинчиком алхимических ингредиентов в Косом Переулке и не только. Выражение лица Андервуда при каждом госте было одинаково радушным. Увы, я не смог подслушать, о чем они говорят, а напрямую спросить у отца Флоры не решился. Но я это сделаю в поезде у моей подруги или у Скотта.
     И о них тоже замолвлю словечко. Да, не люблю сопливые описания всяких чувств и подобной фигни, в основном встречающееся в слэшовых фанфиках, но мы действительно сдружились. Реально, без пафоса. Если раньше я еле сдерживался, чтобы не задушить пулеметный расчет из слов имени Флоры и не надавать по кумполу Скотту за его надменность, то сейчас могу с ними спокойно разговаривать. В какой-то степени смена обстановки подействовала на меня. За то время, пока наша компашка бегала по дому, играя в детские игры, болтая обо всем на свете и зля миссис Андервуд (хе-хе) я действительно почувствовал себя ребенком. То напряжение, которое было, немного спало.
     Что уж говорить, что я очень не хотел стукачить Дамблдору о семействе Андервуд. Но что-то сказать придется. у директора, пока что, серьезный рычаг давления на меня. А я всего лишь слабый ученик, который ничего не сделает этому старикашке. Хотя надо ли? Пускай и дальше плетет свои интриги относительно меня и Поттера. Я же все равно не хочу сильно вмешиваться в канон. Это чревато потерей психики и одного Снейпа. Шучу, не психики.
     В принципе ничего такого, чтобы произошло экстраординарного за время каникул и не было. Слышу крики: "Феликс, ты неужели ничегошеньки не выяснил?". Обижаете, кое-что в мое ухо попало. Во-первых, несмотря на то, что все разговоры главы семейства происходили в закрытом кабинете, при встрече у парадной двери они обменивались парой фраз. Например, такой обрывок я слышал при посещении Люциуса Малфоя:
     - Мой старый друг, как я рад приветствовать тебя. Неужели оправился после того случая?
     - Конечно. Кости целы, душа тоже, а золото позвякивает в кармане, - подмигнул Андервуд, хотя в его глазах промелькнула грусть.
     А вот такое при встрече с Фоули:
     - Здравствуй, Джейсон. Ты такой же красивый, как и твоя дочь!
     Андервуд скривился, как будто ему дали пощечину, но улыбнулся в ответ:
     - Неожиданно от тебя слышать комплименты, старый проказник. Или это такой намек?
     - Какие намеки, я слишком для этого стар. Давай сразу к делу.
     И они тоже направлялись в кабинет.
     А Виккенс разбрюзжался насчет алхимических ингредиентов, и это было скучно. Даже подслушивать, поэтому я не буду приводить эту цитату.
     Перед отъездом я также узнал ещё немного фактов о мире, точнее о Хогвартсе. Оказывается, в Совет попечителей Хогвартса входят и Андервуды. Это очень почетно и говорит о заслугах семьи в волшебном обществе. Они решают все административные и финансовые дела вне Хогвартса, назначают с разрешения директора и Министерства профессоров, устраивают экзамены СОв и ЖАБА. В принципе, то же самое делали и в книге. Они могут открывать/закрывать школу, увольнять персонал, а также они обладают исключительным правом вмешиваться в дела Хогвартса. Председателем является Люциус Малфой. Интересно то, что Совет был в относительно спящем состоянии после падения Волдеморта и самоустранился от управления школы. То есть, за них все делал Дамблдор. Совпадение? Не думаю.
     Ещё интересен такой маленький факт, как отстраивание школы заново. Волдеморт во время войны по-крупному напал на Хогвартс и разрушил пару башен, но старик дал ему отпор. вопрос о том, почему Реддл, так боявшийся Дамблдора, решил напасть на Хогвартса, я пока отложу. Но штука в следующем: директор выгнал почти всех, оставив лишь парочку своих верных профессоров и вручную восстанавливал древний замок. Да, он великий волшебник, но это было слишком странно. Никто не думал об этом в то время, сами понимаете. А вот я убеждаюсь, что этот старый пендюк и тогда был старым пендюком!
     ***
     Я сел у окна и смотрел в леса. Поезд мчался на полной скорости к школе. Каникулы пролетели незаметно. Мне было приятно общество мистера Андервуда (но не его Гитлера в юбке, хотя я уже повторяюсь), да и сами дни проходили легко. Помимо того, что я рассказал, он мне также поведал истории из своей врачебной практики, показал нам всем троим мастер-классы лечебных заклинаний и анатомических экскурсов. Я ничего не понял. У меня с биологией и медициной в прошлой жизни был напряг, а здесь тем более. Но уж спасибо за это. И за гостеприимство.
     - Эй, Фел, - Скотт уселся напротив меня - о чем задумался?
     - Да обо всем. Мне страшно обидно, что я не родился в магическом мире.
     - Обидно ему, - нахмурился Скотт. - Скажи спасибо. Я иногда мечтаю, чтобы папа перестал забивать мою голову, и я бы пожил спокойной жизнью, как сейчас на каникулах.
     - Нашли тут принцессу на горошинах... У него отец, глава Мракоборческого отдела, а он ещё возмущается!
     Я немного нахохлился, делая вид, что обижен. Хотя на самом деле мне хотелось ещё дурачится и забыть обо всех делах. Обо всяких интригах, Поттерах и хренотени вокруг творящейся. Просто сесть и...
     - Мальчики, а я знаете, что вспомнила? - Подала голос Флора, роясь в своем чемодане. - Мы забыли сделать домашнее задание и подготовится к экзамену.
     - Твою же!
     - Мерлиновы панталоны!
     Крикнули мы одновременно со Скоттом и сразу рванули к своим чемоданам. Скоростное написание высосанного из пальца домашнего задания на коленках за пару часов по разным предметам. И я с этим справился, в отличии от наших благородных «отпрысков». Ох, ребята, вам ещё далеко до моего опыта по написанию домашнего сочинения по литературе на уроке литературы.
     ***
     Началась самая скучная и самая утомительная пора - экзамены. Я их ненавидел в прошлой жизни, ненавидел и в этой. Ладно бы это были простые взмахи палочкой и проверка выученных навыков. Это ещё и нудные, нудные и ещё раз нудные письменные зачеты. СОВ на пятом курсе или вы случайно перепутали буклетики? Ох, ладно, что-то я разнылся, нужно быть более веселым...
     Веселым я был, когда пришел в кабинет Дамблдора сразу после приезда. Он сидел все за тем же столом и разговаривал со своим чахлым Фоуксом. Я робко постучался, и он обратил на меня внимание.
     - Мистер Крауст, спасибо, что зашли. Присаживайтесь. - И пододвинул мне стул магией.
     - Здравствуйте, сэр. Вы меня вызывали? - Я уже догадывался, о чем он хотел спросить, но решил личный раз убедится.
     - Конечно. Как у тебя с учебой? Осваиваешься в этом мире?
     - Расту над собой как хрен над землей. - 1:1 по бредовым фразам. - Директор, спросите у меня прямо. Вы же хотите знать, что я видел у Андервудов, что слышал?
     Дамблдор взглянул на меня из-под своих очков. Такое ощущение, что ему весело разговаривать со мной. Или это странная форма мазохизма? У волшебников все не как у людей.
     - Да, хотел. Но я беспокоюсь за каждого ученика, поэтому не сердись на меня за такие вопросы.
     А я, не слушая никаких нравоучений, начал выкладывать все, что слышал в поместье, не скрывая правды. Я знаю, что поступаю по-свински. Фактически, я предаю тех, кто доверился мне. Вы будете полностью правы, если обзовете меня трусом. В оправдание могу сказать, что я не мог поступить иначе. Передо мной - волшебник пятой категории, самый крутой маг Великобритании, а, возможно, и всего мира. Я же просто ученик, по совокупности навыков и знаний чуть ниже среднего. И звать меня никто. Дамблдор бы все равно выведал бы сведения у меня, даже без использования Легименции.
     Я как будто сидел перед немцем и выкладывал, где находятся танки, самолеты, артиллерия. Черт, что за сравнения? Я себя слишком накручиваю. То, что я видел и слышал - всего лишь разрозненные слухи и обрывки разговоров. Из них ничего не было понятно.
     Правда я укрыл факты, касающиеся Скотта и его семьи, потому что такого уговора у нас с директором не было.
     Дамблдор внимательно слушал и запоминал. Один раз за разговор он отошел к омуту памяти и сбросил туда свои воспоминания, а затем вернулся обратно. Когда я закончил, то был опустошен и морально подавлен своей же трусостью.
     - Спасибо тебе, Феликс. Твои сведения очень важны. Не волнуйся, ничего не произойдет с семьей Андервуд. Более того, теперь понятно, что они ни при чем.
     - В смысле? Вы что-то знаете, сэр?
     - Знаю.
     - И...
     - Мистер Крауст, вам пора готовится к экзаменам... - Я опустил голову и поплелся к двери, понимая, что меня тем самым выгоняют. - Если хотите что-то разузнать, просмотрите подшивку газет за 81 год. И не забудьте зайти к профессору Снейпу. он вас ждал после каникул и будет не очень вежливо проигнорировать сие приглашение.
     Я остановился и посмотрел на директора и, взглотнув, пошёл вниз. Если сам Дарт Вейдер меня вызывает, нужно не опоздать.
     ***
     - Вингардиум Левиоса! - Крикнул я, взмахивая палочкой. Я смог убедить вазу подняться над уровнем земли. - Вот и все, Флора. Просто сконцентрируйся и...
     Я упал на землю, и мимо меня пролетела ваза.
     - Извини, Феликс, я не хотела. Ты не ушибся? Я такая дура, что не могу обучится такой магии.
     - Пострадала только моя гордость, - сказала я, поднявшись. - В принципе, технически ты подняла в воздух предмет. Надо его только зафиксировать.
     - Я бездарная, - начала она избитую фразу всех женщин мира.
     - Нет, не бездарная. Вот Скотт подтвердит. Он в этом деле мастер, - я уклонился от книги. - Уже и пошутить нельзя.
     - Крауст, надоел. Не даешь сконцентрироваться. - Скотт читал трансфигурацию и пытался запомнить основные законы. Мне же было действительно скучно. Базовые заклинания я выучил быстро ещё в течении всего года, а теория была в мозгу всегда. Я был уверен, что сдам экзамен хотя бы на среднюю оценку. Или баллы, как принято здесь.
     А вот мои друзья сильно переживали. На них давили обязательства. Флора - единственная наследница, и поэтому ей приходилось быть лучше. Везде и во всем, даже если она к этому не расположена. Ей не даются заклинания, она с трудом осваивала материал, но её упорству стоило позавидовать. Она как лев, двигалась вперед, несмотря ни на что. Сколько раз обещаю себе узнать принцип распределения по факультетам.
     Скотт в этом плане был на капельку посвободнее. Он был не единственным ребенком, на него не так давили наследием. Но их семья была в силовых структурах, и опозорить отца означало чуть ли не верную смерть через позор.
     А мне было пофиг. Я даже если провалюсь по всем экзаменам, меня максимум выгонят из Хогвартса. Учитывая тот факт, что о моем истинном положении знает старичок-манипулятор, то даже исключение мне не грозит. Но испытывать судьбу я не хочу.
     Я лежал на диване и смотрел на своих друзей, улыбаясь. В моих руках находился мой блокнот, в котором были следующие записи:
     1. Создать собственные чары
     2. Создать кольцо-палочку
     3. Поэкспериментировать над сердцевинами палочек.
     4. Выяснить про факультеты
     5. Узнать тайны потолка в Большом зале.
     7. Научиться окклюменции
     Сколько всего планов я не исполнил. Даже не приступал к ним. А ведь прошел целый год. После экзаменов, засяду за учебники и возьмусь за ум. Наверное.
     - Крауст, а ты почему не готовишься?
     - Я готовлюсь, просто твой глаз этого не замечает, - усмехнулся я, пригибаясь от очередного запущенного Флорой предмета.
     - А зачем тебя вызывал Дамблдор?
     - А, про тот матч спрашивал, вдруг я вспомнил что-то важное.
     - Ясно, - сказал Скотт, одним лишь словом ставя мне диагноз. - Ладно, не отвлекай меня.
     Ох ты жук, хотел я сказать, но промолчал. дописав в блокнот следующие строчки:
     8. Узнать тайну Андервудов
     9. Прочитать подшивку газет и книг за последние годы.
     Я откинулся в кресло, отходя от тяжелого разговора с мега-злобным профессором всея Хогвартса по поводу Квирелла. Ну что им от меня надо? Дайте спокойно отсидеться и не впутывайте меня в свои дела!

Примечание к части

     Извините за отсутствие и не слишком хорошую главу) Если кто ещё читает этот фанфик, то спасибо, ваша поддержка, действительно, важна и я надеюсь дописать сие произведение! Нужно довести приключения Феликса до победного! Хотя муза, которой у меня нет, увы, не согласна со мной( Как всегда, буду рад любым комментариям, идеям, отзывы и всего, что напишите. Спасибо заранее))
>

Квирелловская глава

     НАПАДЕНИЕ НА СЕМЬЮ ДОЛГОПУПСОВ, ЗНАМЕНИТЫЕ МРАКОБОРЦЫ ПОМЕЩЕНЫ В БОЛЬНИЦУ.
     ПОЖИРАТЕЛИ СМЕРТИ ОГРАБИЛИ ПЛАНТАЦИЮ СЕМЬИ РОКВУДОВ. НИКТО ИЗ СЕМЬИ НЕ ПОСТРАДАЛ
     ПРЕЗИДЕНТ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ МАГОВ: САМИ-ЗНАЕТЕ-КТО НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ УГРОЗЫ МИРОВОМУ СООБЩЕСТВУ ВОЛШЕБНИКОВ
     Последнее мне показалось интересным, и я развернул газету. Ах да, это же сказал Дамблдор. Можно закрывать газету, ведь и так было понятно, что он не даст никому вмешиваться в его и Реддловские дела.
     Как вы поняли, я находился в библиотеке после экзамена по Чарам. Мои друзья сейчас отдыхали в гостиной, я же, как труженик и стахановец умственного фронта, пытался узнать о тех событиях. Но пока что мне попадались только такие заголовки. Либо смерть, либо нападение Пожирателей. Изредка мелькал Темный Лорд, но пока я не нашел упоминание про Андервудов. Или заметную статейку о других событиях.
     Сейчас я рассматривал события до падения Волдеморта. Если честно, то создавалось полное ощущение неразберихи и бардака. В один момент семья объявлялась героями, в другой - пособниками Темного мага. Страх и ужас. Я не издеваюсь. Это не наша Великая Отечественная, где, хоть и были свои шпионские игры, но был определенный враг и определенный фронт. Здесь же ты не мог залезть в душу каждого. Какая семья, какой человек встанет на ту или иную сторону, зависело от мотивации: денежной или идейной.
     Но вернемся к сути. Больница Святого Мунго в то время была переполнена ранеными. Причем, и с той, и, с другой стороны. После лечения преступников ждал суд, но до этого их лечили. Андервуд не врал насчет этого. Но вот я натолкнулся, спустя несколько часов на такую заметку:
     ЗАЯВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО ЦЕЛИТЕЛЯ БОЛЬНИЦЫ СВЯТОГО МУНГО ДЖЕЙМСА АНДЕРВУДА.
     В ответ на нападки со стороны Министерства Магии, а также частной и нелегитимной организации Ордена Феникса, сообщаю: территория Больницы является нейтральным,
     небоевым местом для каждого без исключения. Любой, неважно какой ты идеи, происхождения или же наличия магии, может прийти сюда и получить квалифицированную медицинскую помощь. Говорю это всем без исключения. Я не сторонник Сами-знаете-кого и тем более не поощряю зверства его слуг, убившие мою жену. Но долг целителя - излечить от любых ран, будь то душевных или физических.
     Взываю к вашей человечности и морали.
     Если хоть один Мракоборец или Пожиратель Смерти, без моего ведома или разрешения ступит на территорию Больницы и попытается учинить беспорядок, я немедля ни секунды напишу заявление об отставке и заберу своих людей.
     Сурово. Как я прочитал в других газетах, это была серьезная угроза, так как на следующий день Министр пообещала, что мракоборцы не будут заходить внутрь и останутся лишь на внешнем периметре. Дамблдор же лично посетил мистера Андервуда. Увы, это была лишь заметка, без подробностей. Хотя на беглой фотографии директор был сердит. Не тот добродушный старичок.
     Но я чувствую скандалы, интриги, расследования. Всего лишь через несколько дней было напечатано следующе:
     ДЕРЗКАЯ СЕРИЯ УБИЙСТВ В БОЛЬНИЦЕ СВЯТОГО МУНГО
     В ночь на 25 июня были убиты сразу семь мракоборцев, проходившие реабилитацию после страшных проклятий, наложенных на них. По горячим следам удалось схватить нападавшего: им оказался Генри Андервуд, дядя Джеймса Андервуда, небезызвестного Главного целителя. В результате наложенного империо, преступник проникал в каждую палату и с помощью удушающего зелья убивал своих жертв. Вместе с мракоборцами погибли четыре волшебника, одна медсестра и один маглл.
     Главный целитель отказался от комментариев. Против Джеймса Андервуда выдвинуты серьезные обвинения. Его ждет суровое наказание. Накануне целителя лишили должности судьи Визенгамота.
     Вот это поворот. Убили жену, дядю посадили. Я теперь понимаю, почему он такой веселый. Был у нас такой одногруппник, который вечно орал, шутил, смеялся не вовремя и вызывал у аудитории приличную ярость. Я ему уже хотел высказать все вслух, а узнал, что тот лишился родителей и воспитывает малолетнюю сестру. Возможно, и Андервуд также скрывал свое горе. Но это лишь версия.
     Так и хочется сказать в лучших традициях бульварного детектива: дело раскрыто! Это все Дамблдор, ведь смотрите как сложились события: Заявление, приезд директора в больницу, нападение на мракоборцев, среди которых, наверняка, были и орденовцы.
     Но я сомневаюсь. Стал бы Альбус давать мне такие подсказки, чтобы я сделал такие легкие выводы. Вспоминаем, что он делал на протяжении книг? Кроме того, что начислял просто так баллы и пропадал на несколько дней, старик любил давать загадки, ответ на которые, казалось, лежали на поверхности, а на самом деле запрятаны глубоко.
     Но что значит фраза, "Они тут ни при чем"? Дамблдор думал, что Андервуд сам организовал нападения? Так прошло слишком много времени для такого вывода. Можно было и сразу все выяснить.
     Чую я здесь подвох, но пока его оставлю на потом.
     ТЕМНЫЙ ЛОРД ПОВЕРЖЕН?
     СЫН ПОТТЕРОВ ПОБЕДИЛ САМИ-ЗНАЕТЕ-КОГО И ВЫЖИЛ
     Неинтересно. Неинтересно. Дальше пошли статьи про Гарри Поттера. И почувствовал, что уже не могу читать и направлялся в гостиную.
     ***
     - Я смогла это сделать! Я сдала трансфигурацию!
     - Я рад..., - прохрипел я, аккуратно снимая девушку со своей шеей. Флора начала прыгать и радоваться.
     - Представляете, я смогла превратить иголку в таракана. А ведь так было волнительно...
     - Да-да, - я остановил её пыл. - Давай не будем про экзамены. Прошли и прошли. Главное, что это было последнее мучение.
     Скотт кивнул. Экзамены мы сдали, к слову, хорошо. Не в стиле Гермионы набрали 110 баллов из 100, но и не слишком плохо. Теперь можно было отдыхать и ждать, пока...
     - Здравствуйте, профессор Квирелл, - поздоровались мы, проходя мимо профессора.
     - Зззздравствуйте, - ответил он в своей манере. Жалко осознавать, что это, в принципе, неплохой человек и преподаватель, закончит свою жизнь так плохо. И совсем скоро. - Ккккак экзамммены?
     - Хорошо, профессор.
     - Ппппоздравляю вас и ввваших друзей. Жжжелаю удачи.
     - Вам тоже, сэр. - Взболтнул я лишнее. Он посмотрел на меня удивленным взглядом, но ушел. - Хороший профессор.
     - Мог бы быть и лучше, если не заикался и не отвлекался на другие темы.
     Эх, Скотт, знал бы ты, что торчит у него из башки. И тут я подумал... Ночью он пойдет за философским камнем и умрет. И у меня не будет шанса поговорить с таким человеком. Да, я псих и рисковый парень. Извините, мы тут один раз живем.
     - Подождете меня тут? я хочу спросить профессора кое-что.
     Они кивнули, и я побежал за Квиреллом и догнал его за углом.
     - Извините, я бы хотел с вами поговорить.
     - О чем, мисссстер Ккккрауст?
     - Я тут в книге наткнулся на заметку про вампиров. Читая их описание, я понял, что они очень похожи на тех, что описывают магллы. И мне стало интересно, только вот, увы, о них мало было написано. Вы же, профессор, встречались с ними?
     - Ддда, - испуганно произнес он. - Они ссстрашные существа. И мннннне неприятно о них ггггговорить.
     - Да, понимаю, - я состроил огорченное лицо, как ученик, который расстроил своего любимого учителя. Но затем встрепенулся. - А профессор Снейп - вампир? Он такой же бледный и злой, как они...
     - Ннннет, професссор Ссснейп не вампир, - ага, а ты ещё больше испугался.
     - Эх жалко, а то я бы отправил его в Албанию... Прошу прощения, в Трансильванию, все время путаю эти места.
     И тут меня схватили за руку и втолкнули в класс. Полегче, Квиринус, полегче. Я же всего лишь проболтался про Албанию, а ты уже встрепенулся. Нервишки, наверняка, шалят.
     - Мистер Крауст, откуда вам известно про Албанию? - промямлил Квирелл.
     - Я же перепутал название, профессор...
     - Вы уверены? - Спросил он то ли себя, то ли меня.
     - Да. Извините, если затронул личное, профессор. Я никому не расскажу про лес, - сказал я, подходя к двери. Ощущаю себя ходящим по острому лезвию.
     Дверь не открылась, и запер её сам Квирелл.
     - Мистер Крауст, ещё раз спрошу: что вам известно?
     - ничего, профессор, - я пожал плечами. - Всего лишь слухи и обрывки, мимо которых ни один когтевранец не пройдет. Вы же знаете наш факультет!
     - Знаю хорошо, я его выпускник. И давно ходят такие слухи?
     - Давно, но уже никто в них не верит.
     - А расскажите мне... - Квирелл взглянул на меня настойчивым взглядом.
     - Нам рассказывали, что вы в своем кругосветном путешествии убегали от вампира и попали в Албанию и раскрыли там секрет местного князя. А потом за свои заслуги получили пост профессора ЗОТИ.
     Я старался не слишком на него смотреть. Мне была важна именно его реакция и эмоции. По канону он был слепой слугой своего владыки. Мне нужны доказательства.
     - Хм, это неправда, - подытожил Квирелл. - Я был там лишь по своим делам. И никаких приключений там со мной не свершилось.
     - Я так и знал, а ещё думал, что так на вас взъелся профессор Снейп. Эх, моя теория провалилась, - я удрученно сложил голову. - Вы там действительно никого не встречали?
     - Нет! - Крикнул он неожиданно, и выбежал из класса, хватаясь за тюрбан. Феликс Доставучий. Даже самому противно, что я достал такого преподавателя, но что поделать.
     Многие скажут, что сцена бессмысленная. Но не совсем. по тем мелким, невзрачным движениям, которые он совершал, я сделал следующие выводы: Волдеморт НЕ участвовал в нашем разговоре, и я говорил именно с профессором. Квирелл трогал тюрбан, глазами иногда смотрел за свою спину, ноги его дрожали.
     Волдеморт подключился только в последний момент, когда я намекнул на него. Не знаю, понял ли Темный Лорд этот намек или нет, но он испугался того, что Квирелл может проболтаться и решил прервать разговор. А ведь Квирелл в последние дни был доведен и вполне мог сказать мне пару вещей, о которых я не должен знать. Значит, Волдеморт не может полностью подчинять себе тело и для этого нужны определённые условия, иначе бы он уже сидел в кресле Дамблдора или, на худой конец, Снейпа. А ведь с последним, который являлся Пожирателем, было вполне логично такое сделать. Но этого не произошло.
     - Крауст! - Меня окликнул Гаррет, и я вышел из своих раздумий и класса. Вместе со мной, Скоттом и Флорой стояла ещё одна невзрачная девочка. Я вспомнил, что это Лиза Турпин, невзрачная девочка, о которой ничего не известно из канона. И здесь так же я с ней не общался. - Как ты умудрился довести профессора?
     - Ну, здесь не обошлось без вампиров, - хихикнул я, и Скотт закатил глаза. - А ты...
     - Я Лиза. Мне сказали, чтобы я привела вас в одно место. С вами хотят поговорить.
     Мне не нравился этот тон. И вообще ситуация.
     - И кто хочет со мной поговорить?
     - Раймон и Рэнделл Фоули.
     ***
     Мы быстро шли за девочкой. Вот они жмыхи. Отобрали личные вещи у беззащитного существа, чтобы встретиться с нами. А так подойти ко мне слабо? Мы же пересекаемся, по крайней мере, в большом зале. Ох, не нравится мне это.
     - Мы уже пришли? - Спросил я, поднимаясь на восьмой этаж. Здесь находилась выручай-комната и закоулок.
     - Здесь, - она указала туда.
     - Так, я им сейчас.
     - Фел, успокойся. Это же Фоули, мы им ничего не сможем сделать.
     - Вы - нет, а я покажу пару хуков, - м-да, пару детских хуков против таких детин.
     Мы прошли ещё немного, и увидели скучающих братьев-акробатов. Когда они заметили нас, то подняли свои бесстыжие глаза и, злобно ухмыляясь, сказали:
     - Крауст, мы же сказали, что тебя найдем.
     - Долго же вы тупили. - Дерзнул ответить я. Флора немного вжалась, а Скотт нахмурился.
     - Дерзить вздумал? Мы это исправим. Проваливай, малявка, - он кинул сумку на пол, и Турпин быстро убежала с ней. - Мы, вроде просили, чтобы вы отдали артефакт, который прячете...
     - Разве? - Я комично оглядел всех. - А я и не припомню, кроме разве что проклятий, когда вы убегали от меня.
     Мои друзья немного испугались, а я уже примерял размеры своего гроба. Примерял, но не торопился туда ложится.
     - Раймон, он действительно с нами решил шутить. Давай проучи его.
     Брат выхватил палочку и направил её на меня:
     - Круцио!
     Он применил против меня непростительное заклинание? Он псих. Сволочь. Я кричал и пытался закинуть свои кишки внутрь живота. Хотя последнее было только в моем воображении, но это было реально больно. За 5 секунд я чуть ли на тот свет не отправился.
     - Остановитесь! Хватит! - выкрикнула Флора, и Раймон остановился. - Не надо его мучить. Скотт, давай отдадим эту штуку!
     - Отставить панику, - прохрипел я. - А это ведь реально больно, не то что в книге...
     - Конечно, отдадите. Мы вас можем пытать всю ночь. Ваши крики не услышат.
     - Идиот, восьмой этаж и открытое пространство, - тихо сказал я, чтобы он не услышал. - Ваше счастье, что Дамблдора здесь нет. Вас бы даже блат не спас.
     - Ты уверен, что не спас. Наш отец - самый влиятельный и крутой в министерстве, в отличии от этих Андервудов и Гарретов.
     Мои друзья удрученно опустили голову. Приближенная к самому министру семья по сравнению с их, не самыми популярными, родами была влиятельной. Фоули, хоть и прослыли не слишком надежными товарищами, но никто не решался говорить им в лицо. Ну, кроме меня, правда я за это полежал на холодном полу.
     - Я...- Скотт посмотрел сначала на меня, а потом на Флору. Я решительно говорил "нет". Ещё со школы не веду переговоры с хулиганами, ибо сядут тебе на шею. Он это понял и сказал. - Нет, я не могу подвести своего отца поэтому вы не получите этот предмет.
     Рэнделл посмотрел на Раймона. Они не ожидали такого отпора от первокурсников. Мы, оказывается, не хуже гриффиндорцев, можем быть безрассудными и смелыми. Да когда я разберусь, по каким признакам шляпа определяет факультеты?!
     - Что ж, печально. - Раймон навел палочку на Скотта. Мы с ним, приготовились отражать атаку, но он изменил направление волшебного инструмента и направил его на Флору: - Круцио!
     - Ах ты.. - я инстинктивно ринулся на него, забыв, что существует палочка. Поднырнув под его руку, я получил коленкой по животу, а потом и локтем в лицо. И это был почти нокаут, так как встать я не мог. Скотт сумел применить пару своих приемов, но опыта у хулиганов было больше, и он также упал.
     - Ладно, это вам будет уроком. На будущее: не спорьте с нами и лучше выполняйте наши указания. Встретимся в следующем году, и я, надеюсь, вы будете более благоразумными и отдадите артефакт.
     Рэнделл остановился у лежачей и плачущей Флоры.
     - Привыкай, я суровый муж, и не люблю, когда мне перечат. Хотя ты более слабовольная, - и они ушли.
     Как же мне было хреново от осознания того, что я беспомощен и бесполезен. А ещё и вляпался в самые уши. Радовало то, что Поттеру сегодня тоже будет несладко. Слабое утешение, но хотя бы придавало сил. И, блин, следующий год, действительно, будет хреновым. Суперхреновым.

Примечание к части

     На такой, не самой приятной ноте заканчивается первый курс обучения. В следующей главе уж будет второй курс. Что же там будет? Тайная комната, Фоули, Дамблдор и бедный Феликс. Возьмется ли он за ум? Сможет ли взять себя в руки? Посмотрим. А чтобы вы хотели увидеть? Или что вы хотите, чтобы я разъясни в следующих главах? Или акцентировал внимание? Буду не прочь узнать ваше мнение. И да, надеюсь муза ко мне вернется и я начну, наконец, писать нормально главы( Жду ваших комментариев и отзывов не только по главе, ну и по всей, как можно выразится, первой части) Спасибо, кстати, за плюсы, очень рад, что вы меня поддерживаете)
>

II курс. Вправительная глава

     Меня зовут Феликс Крауст, и это — моя история. Вот с такой фразы я должен был начать свои записи! Вот так было бы круто. Как вы поняли, я продолжаю свой репортаж со дна из этого мира, в котором я уже как минимум четыре года. Это много. Что я за это время сделал? Ни-че-го. Абсолютно. За это время попаданцы бы уже соблазнили половину волшебного мира, и возродили Темного Лорда, а я лишь сдал экзамен и перешел на второй курс.
     Может, это тело на меня так влияет? Гормоны затуманивают разум, не давая работать мыслям? Хреновое оправдание моему дурошлепству и тупости. Я знаю, что будет происходить. Я знаю, как это будет происходить. Да, блин, я могу хоть сейчас назвать точную дату возрождения Волдеморта.
     Ладно, что-то меня занесло. Нужно просто начать работать каждый день. У меня не так много времени до битвы, в которой я хочу выжить. Хоть я до сих пор не определился с целью и того, чего хочу в этом мире, но точно нужно не дать себя убить.
     С таких невеселых мыслей начинается мой второй год обучения в Хогвартсе. У нас начались уроки, и в принципе ничего не изменилось, кроме нас троих. М-да, тот случай действительно вправил мне мозги.
     Фоули в конце первого курса применили Круциатус против меня. Непростительное заклинание, за применение которого сажают в Азкабан любого. Нас ошарашило это, и мы не сразу сообразили, что делать. Мне лень это описывать, так что ловите флешбек.
     ***
     -Феликс, ты в порядке? — спросила меня Флора, склоняясь надо мной. Из её глаз текли слезы. Для девочки, которая была отгорожена от разных жестокостей и непотребностей увидеть такое — шок. Особенно по отношению к лучшим друзьям.
     Я же про себя изрыгал проклятия. Меня до сих пор непроизвольно дергало, а из глаз лились слезы. Нет, не потому что я расстроился. Это были последствия Круциатуса. Если бы меня продержали под ним достаточно долго, то это было необратимо. А так мне повезло: последствия пройдут через несколько минут или часов.
     И в мою голову сразу врезалась мысль: а ведь все по-настоящему. Слышу, как вдали раздались фейспалмы всего мира. Почему я об этом задумываюсь сейчас? Я что, школьник? Я ни разу не читал фанфиков? Нет же, я — студент, задрот и не такой наивный человек, но этот мир свел меня с ума своей оригинальностью по отношению к канону и живостью.
     И что дальше делать? Можно просто никому не рассказывать и подготовится получше. Но у меня, как бы я ни старался, не было расположенности к магии. Я не мог, как в каноне, обучится ЗОТИ за несколько часов, несмотря на то, что я знаю всю теория и все движения, вплоть до угла поворота палочки. Значит, у меня нет времени и его нужно выиграть. Поэтому я склонился ко второму варианту.
     — Феликс, не молчи. Пожалуйста, — крикнула Флора, ударяя меня по лицу.
     — Только не по лицу! — я вскочил и схватился за живот. Нехилый у Фоули удар. — Извините, задумался.
     — Напугал! — Она обняла меня. Как же просто Флора поступает. И этим подкупает.
     — Феликс. — Подал голос Скотт, подходя ко мне. — Флора. Простите меня, что я втянул вас в это. Я не хотел таких последствий, лучше бы я был один.
     — Начинаются сопли, — я пытался встать, но ноги слушались плохо. — Мы в это ввязались, и точка. Будем думать, что делать дальше.
     — Как что?! В Больничную палату, тебе нужно вылечится, — возмутилась Флора, кладя руки на бок.
     Я улыбнулся.
     — Согласен. Нужно в Больничную палату и ждать Дамблдора.
     Все неожиданно посмотрели на меня. Не каждый день я соглашаюсь с первого раза и даже не спорю. Но если Флора была рада, то у Гаррета крутились противоречивые мысли. У меня найдут следы пыток — будут выпытывать откуда они — выяснят про Фоули — узнают про Артефакт. Но и бросать друга просто так не тоже не лучший выбор: а вдруг будут последствия? Феликс станет инвалидом или же Фоули настолько войдут во вкус, что применят Аваду… Чтобы применить Круцио, нужно хотеть причинить боль. А это первый шаг к желанию убить. Страшная смесь дебилизма и склонности к насилию. Были у меня в школе такие хулиганы, которые держали её в страхе. Даже милиция ничего не могла сделать, кроме как провести разъяснительные беседы. Они могли спокойно избить, унизить, поставить авторитет преподавателя ниже плинтуса. Я даже слышал, что они после школы пошли по стопам убийц. И их никто не остановил…
     Здесь может пойти та же ситуация, если вовремя не приструнить их. Так что нужно действовать, и у меня есть план, который должен доказать, что у меня есть качества хитреца и интригана. Или же их опровергнуть…
     ***
     Я лежал в палате один и ждал. Ждал директора школы, так как знал, что скоро он должен принести раненного Гарри Поттера и Рона Уизли. Меня уже проверила Мадам Помфри и ужаснулась. Выгнав моих друзей, несколько минут она причитала о падении нравов, о том, что в её времена никто даже и подумать не мог о применении непростительных заклинаний по отношению к ученикам. И все такое в этом духе. Она сама напишет Дамблдору сову в Министерство, куда его вызвали. Я знал, что это был Квирелл, но промолчал.
     Через некоторое время, как по моему желанию, в палату вторглись люди. Это были Северус Снейп, Минерва МакГонаголл, Альбус Дамблдор, Гермиона Грейнджер и в бессознательном состоянии Рон Уизли и Гарри Поттер. Они положили детей на кушетку. Обсудив между собой положение вещей, директор сказал очистить подвал и забрать философский камень.
     В этот момент подошла Мадам Помфри и, шепнув несколько фраз на ухо директору, показала на меня. Я делал вид, что спал. Именно делал, и Дамблдор это просек. Он попросил всех выйти, даже Мадам Помфри. Никто ничего не сказал против, хотя медсестра и отличалась нравом. Никто не будет бесить Дамблдора, кроме меня.
     — Какие тяжелые нынче времена. Столько лет спокойствия, и начались неприятности с моими учениками. — Он присел на кровать напротив меня. — Алексей, я знаю, что ты не спишь. Я хотел бы услышать от тебя, что произошло.
     Я вздрогнул. Мягкий голос, мое старое имя, названное вслух и просьба, не приказ, обо всем рассказать. Это признаки бешенства. Я знаю, о чем говорю, ибо в универе видел таких преподавателей. И они были самыми страшными по сравнению с теми, кто не скрывают эмоций. Но дороги назад не было.
     — Меня немножечко попытали Круциатусом. Совсем чуть-чуть, — начал я миролюбиво. — Всего лишь за то, что я не хотел предавать друзей.
     И я рассказал про Фоули и то, что они нас терроризировали целый год. И связано это было с деятельностью семьи Гарретов, которые очень сильно хотят посадить Фоули за темные дела, но не найдут доказательств виновности в темном колдовстве. Я не стал упоминать артефакт. Надеюсь, Дамблдор это не просечет.
     — Хм, печально. — Провел директор рукой по своей бороде. — Это ужасное преступление, и ему не будет оправданий. И тем более я не допущу в своей школе насилия по отношению к ученикам.
     — Да, директор.
     — И раз они применили такое непростительное заклинание, то дело будет передано в Министерство магии.
     Я посмотрел на директора. Мда, дело действительно серьезное. Доказательств хватит на то, чтобы посадить их в Азкабан. Мне было их не жалко, и такие люди, которые могли спокойно убивать заслуживают тюрьмы. Правда не Азкабана, который я и врагу бы не пожелал.
     Против того, чтобы засаживать их в Азкабан выступает и тот факт, что скоро его взорвут, а все дементоры перейдут на сторону Темного Лорда. Все узники освободятся, и кто гарантирует, что они не попытаются мне отомстить? Люди меняются после тюрьмы. Например, тот же Сириус Блек, который чуть ли с ума не сошел.
     Так, хорош сопли на кулак наматывать. До этого ещё далеко, поэтому успею все продумать. Мой мозг сотого лвла на это способен. Я по крайней мере на это надеюсь. А сейчас мне предстоит разговор с Дамблдором.
     — Значит, им грозит суд?
     — Совершенно верно.
     — И приговор будет однозначен?
     — Да, — кивнул Дамблдор. — Вы, мистер Крауст, что-то хотите сказать?
     — Да. сэр. Я не хочу, чтобы их посадила в тюрьму, — Дамблдор немного удивленно на меня посмотрел. — Конечно, они заслужили наказания, но все же не такого. И достаточно будет исключения Фоули и шумихи в прессе. Испортить репутацию, иногда, намного хуже, чем отсидеть в тюрьме.
     — Хм, — Дамблдор задумался. — Знает, в вашем предложении есть нотки… глупости. Вы понимаете, что они могут быть намного сильнее, если их вовремя не остановить? Если сыновья знают такую темную магию и умеют её применять, — Дамблдор специально выделил последние слова, — то это очень плохо.
     — Не держите меня за дурака. Я знаю, что для применения Круциатуса нужно хотеть причинить боль жертве, но… но… Азкабан лишь больше усилит их желание убивать и когда Волдеморт возродится, они просто примкнут к нему и будут устраивать экстерминатус.
     Дамблдор пристально смотрел на меня после этой проповеди. Я в ответ смотрел на него. Наши гляделки продолжались достаточно долго, пока мадам Помфри не вышла с лекарствами для Гарри и не сказала освободить помещение. Директор, несмотря на свое положение, уступил просьбе повелительницы всея микстур и Больничного крыла. Он сказал напоследок:
     — Я подумаю над вашим предложением, мистер Крауст. Но не ожидайте, что я приму решение в вашу пользу.
     Вот черт, подумал я тогда. И почему в фанфиках все получалось ОЧЕНЬ хорошо? Попаданец своими сладкими речами мог заставить Снейпа сделаться добрым, Волдеморта убедить в неправоте, а Фаджа заставить взглянуть на правду. А здесь я лишь проблеял что-то невразумительно. Ну что я за герой? Мне иногда кажется, что я нахожусь в фанфике школьницы, которая хочет поиздеваться над своим парнем и поэтому… Так, Феликс, тебя куда-то заносит. Вот, даже мадам Помфри говорит, что я начинаю стонать от боли.
     Медсестра дала мне снотворное, и я медленно упал в сон.
     ***
     Теперь, когда вы все поняли, я могу приступить к дальнейшему описанию своих злоключений. Начинался второй из семи курсов этой школы. Курса, в котором должна открыться тайная комната и гулять змея с глазами моей кошки, просящей еды. Но это лирика.
     Самое главное событие, что произошло, так это исключение Фоули и их суд, который вот-вот должен был начаться и я выступлю в качестве потерпевшего. Об этом знали очень немногие, чтобы не поднимать паники среди учеников. Пока объявлено лишь о том, что Фоули сами ушли и переведутся в другую школу. Поверят ли этой версии, покажет время. Меня это не волновало. Как и этот суд.
     Я просто старался учиться, выполнять домашние задание, самосовершенствоваться. Целый месяц. Мои друзья также не отставали от меня. Видимо, их впечатлило то, каким образом надо мной издевались. Если я, отнеся к этому со словами: «Было и прошло, хватит ныть», то вот Скотт и Флора. Я больше жалею Флору. Девочка очень веселая и наивная, стала меньше показывать свой характер, иногда могла грустить или же убежать в туалет. Самое страшное, что я чувствовал себя виноватым. Виноватым в том, что, блин, допустил такую оплошность, не подготовился, слишком много выпендривался и поэтому так испортил впечатлительную девушку.
     Знаете, что меня ещё сподвигло на то, чтобы взяться за ум? а вот это:
     1. Создать собственные чары
     2. Создать кольцо-палочку
     3. Поэкспериментировать над сердцевинами палочек.
     4. Выяснить про факультеты
     5. Узнать тайны потолка в Большом зале.
     6. Научиться окклюменции
     7. Узнать тайну Андервудов
     8. Прочитать подшивку газет и книг за последние годы.
     Да-да, тот самый блокнотик с моими задачами. И посмотрев на количество вычеркнутых строчек, равных нулю, я ещё больше удивился своей лени. А глядя на пергамент, в котором было написано разрешение Дамблдора на использование Запретной секции, я начал выдергивать себе волосы. Вы представьте, за год из всего списка не сделать ничего, кроме того, чтобы спасти этого долбанного Поттера и самому вляпаться в неприятности. Да я крут.
     Я знаю, что могу сделать. И поэтому вписал в свой блокнот следующее:
     9. Найти свою цель.
     10. Понять, что тут происходит в отличие от канона.
     Не бог весть что, но лучше, чем ничего. Я закрыл свой блокнот.

Примечание к части

     Глава немного пространная и неэкшонная. Извиняюсь за многочисленные сопли, но у персонажа сейчас не самый лучший момент в жизни - он начал включать мозги и отключать задницу. Вы сами понимаете, какой это болезненный процесс) Поэтому в следующей главе уже будет побольше действий) *Надо будет вписать в свой блокнот цель дописать этот фанфик* Спасибо за то, что читаете. И как всегда жду отзывов. Любых, ибо мне интересно понять, что вы об этом думаете) И да, у меня есть просьба: прочитать фанф "А этот мир мне нравится" - https://ficbook.net/readfic/5448517 который написан по мотивам этого фанфа и сказать, нужен ли вам кроссовер, ибо моя муза этого хочет, но мозг говорит про то, что я слишком много хочу. Да, идеи есть по этому поводу) Я завел себе аск: https://ask.fm/Agility_leopard Если кому-то хочется зада мне вопросы и он стесняется (хотя на самом деле меня уговорили на эту хрень)
>

Предсудная глава

     Отдых — самая важная часть дня. Умелое чередование отдыха с учебой/работой оздоровляет организм, делает тебя сильнее. Так мне говорил мой родной отец, и я с ним согласен.
     Как я уже говорил, прошел месяц с начала учебного года. Скоро меня вызовут в суд, чтобы я дал показания. Мне туда не очень хотелось идти, но Дамблдор с одной стороны и Скотт с другой давили. Ну не люблю я по судам таскаться, увы. Да и какой наш человек это любит, в особенности магический.
     В вечер перед слушанием, когда в гостиной не было народу, состоялся один очень примечательный разговор:
     — Знаешь, если не приструнить этих гадов сейчас, то они будут нас доставать и дальше, — повторял Скотт из вечера в вечер. Я уже просто кивал, чтобы он не продолжал. — Феликс, ты меня слушаешь?
     — Ага, — рассеяно сказал я, читая учебник и водя палочкой в воздухе.
     — А вот и нет. Ты опять занимаешься этой фигней. — Он зло выдернул учебник из моих рук и прочитал: — «Сие дано многочисленное название, как Крево, Алар…».
     — Отдай, — я пытался выдернуть учебник из рук, но не успел. Он просто отскочил на пару шагов.
     — «Творение чар и их последствия». — Гаррет просмотрел название. — Зачем ты это читаешь?
     — Просто интересно узнавать многое и самосовершенствоваться. — Я подошел и спокойно забрал книгу. — А ещё в ней есть то, чего нету в школьной программе.
     — А ничего, что она из Запретной Секции? Откуда у тебя допуск?
     — От Дамблдора. — Я сказал правду.
     — И он так просто тебе его дал? Второкурснику? Мне даже бы не дали и подойти туда, хотя мой отец и занимается такими вещами, и я вполне бы мог. Так все же зачем тебе книга? Только говори правду, Феликс.
     Я посмотрел на него и решил выложить все.
     — Все просто: я хочу создать свое заклинание. Такое заклинание, против которого не будет контрчар. По крайней мере, в ближайшее время. Ты же ведь понимаешь, что твой артефакт будут искать? И не только искать, а ещё и воздействовать на нас. И я боюсь, что братья Фоули использовали самый безопасный из всех вариантов.
     — В школе мы в безопасности, — неуверенно проговорил Скотт, а я улыбнулся.
     — Ты сам в это не веришь. Здесь круциатусом разбрасываются налево-направо, тролля выпускают погулять. — А ещё и змеюк выгуливают, хотел было добавить я, но разумно промолчал. Кстати, это тоже была причина, почему я создаю свои чары. — Вот наверняка тебе отец говорил, что нужно быть бдительным и не расслабляться.
     — Да. И Грозный глаз Грюм об этом говорил, когда он нас навещал в последнее время.
     — Мальчики, что вы обсуждаете? — Сказала Флора, входя к нам в гостиную. Спустя какое-то время после произошедшего она вернулась к своей веселости и непосредственности. Может, за лето её успокоили родители? Или она старалась не вспоминать те страшные для неё события?
     — Феликс хочет придумать свое собственное заклинание.
     — А зачем?
     — Как же? А лавры создателя собственных чар? А мировая слава? — Я сделал грудь колесом, но увидев, что никто не воспринял моего энтузиазма, признался: — Да что с вами! Даже и пошутить нельзя.
     — Фел, речь идет о наших жизнях, — произнес Гаррет невозмутимым тоном. — Таким не шутят.
     Мы посмотрели друг на друга пристальными взглядами. Мне вспомнился тот случай, когда я его в первый раз спас. Между нами тогда тоже было полное не взаимопонимание, но ведь это была первая встреча. А сейчас мы уже все давно знакомы, и как Золотое Трио в книгах, сплотились, но все равно я не ощущаю никакого единения. Нет в нас целостности.
     Я — парень себе на уме, пришелец с непонятными целями в этом мире, Флора — веселая и наивная девочка, характер которой уже немного истрепался событиями, а Скотт — серьезный и вечно недовольный мальчик. Вот странно, как мы ещё не разошлись по своим раковинам. А может нас просто объединяет эта опасность, и когда она спадет, то пошлем друг друга и разойдемся? Кто знает, кто знает…
     — Я просто хочу разрядить обстановку. Флора, ты же ведь так считаешь?
     Девочка улыбнулся и с разворота влепила мне пощечину. Это. Было. Больно. Я бы поставил эту боль на первое место перед Круциатусом, и как вы это делаете, господа девушки? Вы же слабый пол! Хотя после такого я уберу из лексикона это сочетание.
     Скотт немного испуганно смотрел, как я рухнул в кресло, а Флора насупилась.
     — Как ты можешь быть таким веселым! Тебя же убить хотели!
     — Ну не убили же! — Ответил я. — Руки, ноги целы, а это главное. Или мне что, каждый день думать о том, а не умер ли я?
     — Мог бы просто серьезней стать, — Скотт поддержал Флору. — А не клоунадничать.
     Я картинно показал на учебник, потом на палочку и сказал:
     — А я чем, по-вашему, занимаюсь? Я не хочу, чтобы с вами случилось тоже самое, что и со мной, поэтому и стараюсь стать чуть сильнее. И уж извините, но юмор помогает мне в стрессовых ситуациях. И отказываться от такой фишки я не хочу, как ни просите.
     Флора подошла ко мне, и я немного вжался в кресло. Но она удивила меня, присев рядом и просто осмотрев щеку:
     — Извини, я не специально. — Флора сказала это виноватым голосом, как будто совершила преступление. — Я просто не знаю, почему ты такой…непосредственный. К тебе применили непростительное заклинание, против тебя настроены Фоули и другие семейства. Мне так папа сказал.
     — А что я другим сделал? — Спросил я. — Я их детей не заставлял применять Круциатус.
     — Не в этом дело, — Скотт рухнул в кресло. — Фоули — влиятельные люди. Некоторые мелкие роды им обязаны своими постами. С другими есть династические браки вековой давности. Да и, как говорит мой папа, деньги тоже увеличивают влияние.
     — И все из-за их дурацкой попытки меня убить? Сами виноваты.
     — А это не имеет значение. Ты просто родился в семье магллов и поэтому не понимаешь. Твой поступок — это пощечина, которая ударяет по репутации. Важно не то, что Фоули применили к тебе запрещенное заклинание, а в том, что ты об этом не стал молчать и пытаешься сопротивляться. И ещё ты… Без обид, Феликс, но почти грязнокровка. Это ещё большее унижение, проиграть такому, как ты.
     — Спасибо, — буркнул я. — Вообще-то у меня отец — волшебник.
     — К сожалению, для таких аристократов, как Фоули, это не имеет значение.
     — Да уж, попал я, называется. — Проговорил я. — А насчет вас что? Ведь Фоули в первую очередь охотились за тобой, Скотт. И за артефактом.
     — Ну, передышка у нашей семьи есть. Сейчас начнутся различные разборки сверху. — Скотт потер глаза. — Я их так не люблю. Меня опять будут тягать на всякие мероприятия.
     Я улыбнулся, представляя этот момент.
     — А у тебя как, Флора? Отец не слишком ругался?
     — Нет. Он обрадовался, что я не пострадала и поблагодарил тебя за проявленное мужество.
     — А на твою семью это повлияет?
     — Ничуть. Мой папа не рвется к власти, ему достаточно быть со своими больными. Наша семья всегда была нейтральна, поэтому её трогать не будут.
     — Хотя могли бы заступиться за Феликса, а не сидеть в стороне. — Сказал Скотт мимоходом, глядя на Флору. Девушка проигнорировала этот выпад.
     — Ну хорошо, что шишки буду получать я. Эх, — вздохнул я. — не видать нам спокойных дней, гардемарины. Хорошо, что мне ждать на суде? Какие там процедуры, регламенты? Вы же знаете?
     Я поочередно посмотрел сначала на Флору, которая пересела на свободный стул с книжкой, а потом на Скотта.
     — Я плохо учила этот предмет, — сразу сдалась Флора, заглядывая в книгу. Гаррет закатил глаза, поняв, что рассказывать придется ему.
     — Там ничего особенного. Тебя допросят, потом допросят Фоули. Затем выступит Защитник со своими свидетелями, а потом и судья Визенгамота, пригласив своих свидетелей. А затем вынесут приговор. Скорее всего, их отправят в Азкабан. Если пройдет у моего отца удачно, семью Фоулей могут обвинить в изучении Темных искусств…
     — То есть, никаких там клятв, сывороток Правды, Непреложный обет?
     — Откуда ты про такое знаешь? — Я улыбнулся Скотту. — Нет, такое не применят. Достаточно твоих показаний и снятого с их палочек последних заклинаний, которые Авроры сняли ещё летом. Сыворотку правды и Обет применяют в исключительных случаях, потому что у них есть побочные действия от частых использований. Да и здесь они не нужны, их вина очевидна.
     — Фух, хорошо, — друг посмотрел на меня пристальным взглядом. Не мог он знать, что под сывороткой я выдам такие сведения, что они могут перевернуть мир. Если, конечно, не сочтут шизофреником. — А теперь я иду спать. Нужно выспаться перед завтрашним днем.
     А завтра будет действительно тяжелый день в Министерстве. Несмотря на браваду, я волновался и боялся совершить глупость. Одно дело — Хогвартс, а другое — Министерство, где голодные шакалы могут меня сожрать или использовать. Знаете, можете мне ответить, что Дамблдор тоже использует меня. И будете правы, но я лучше выберу меньшее зло. Лучше один манипулятор, чем несколько. Пока я слаб это хороший вариант.
     Но это пока что. Потихоньку, полегоньку я освоюсь в магии и буду уже наравне по силе с другими семьями. На этой прекрасной мысли я заснул. Скотт тоже немного потянулся и, пожелав спокойной ночи Флоре, ушел вслед за мной.
     — Спокойной ночи! — Произнесла девушка, не отрываясь от перевернутой вверх ногами книгой. Капли слез падали на текст.
     ***
     Погода в этот день была очень красивая. В небе ни одного облачка, ветер был теплый для этого времени года. Но я этого не увижу, ибо сидел в коридоре перед судом и ждал своего времени. Профессор Макгонаголл, которая сопровождала меня, стояла неподалеку и читала книжку, но взгляда своего с меня не спускала.
     Я теребил палочку в своих руках, пытаясь справится с волнением. В коридоре было очень мало народу.
     — Не волнуйтесь, мистер Крауст. — Попыталась успокоить меня профессор.
     — Хотелось бы, но ничего не могу поделать.
     — Понимаю, что это очень тяжело. После всего пережитого, вам придется рассказать это ещё раз. Но вы уже это прошли, и больше вас никто не тронет, пока Дамблдор в школе.
     — Успокоило, — соврал я.
     — Мистер Крауст? — Ко мне подошел мужчина с кипой бумаг. — Я не ослышался?
     — Да, это я, — немного удивленно произнес я.
     — Энтони Нортон. — Он протянул мне руку, которую я пожал. — Я из отдела по регулированию за магическими существами.
     — Очень приятно. А откуда вы про меня знаете?
     — Так ваш процесс очень знаменателен и о нем знают многие. По секрету скажу, но я очень рад, что этих Фоули, наконец, уже приструнят. А может не только их.
     — Вы ещё кого-то имеете в виду?
     Энтони осмотрелся и убедившись, что никого нет, сказал шепотом.
     — Малфои. Эта семейка бывших Пожирателей. Я до сих пор не понимаю, почему они все ещё на свободе. Я бы их уже давно…
     — Нортон, где ты ходишь? Доклад по фестралам уже давно должен быть на столе, — Крикнула женщина из-за угла. Энтони засуетился и напоследок кинул мне:
     — Удачи вам, мистер Крауст. Я на вашей стороне. — Голос скрылся за углом, а я зачесал голову.
     — Интересно. — Протянул я. — Чувствую себя Поттером с его избранностью.
     Макгонаголл хмыкнула, но не стала ничего говорить. Ещё несколько человек, забредавших в этот коридор, ко мне подходили и говорили несколько напутственных фраз. Судя по всему, большое количество людей недолюбливали Фоули. И очень многие хотели, наконец, их посадить. Но то, на что не решились взрослые, делает ребенок, то есть я. На этих словах мой живот немного вздрогнул, как будто помня тот момент с Круциатусом.
     Наконец, подошло время слушаний. Перед тем, как меня впустить, со мной заговорил невысокий мужчина в черном сюртуке со скрещенными палочкой и мечом и черной бородой стиля Сириуса Блэка, только поухоженнее. Вы догадались, о ком я говорю.
     — Мы не знакомы. Деррик Гаррет, руководитель отдела по противодействию магическим артефактам. — Произнес он, подходя ко мне.
     — Вы — отец Скотта?
     — Да. Он говорил мне про вас, мистер Крауст. Прежде всего, хочу извиниться за то, что доставил вам неприятности. Мой сын не должен был впутывать в это дело других.
     — Тут нет его вины. Я первый вмешался, ибо не люблю, когда начинают творить беспредел на моих глазах.
     — Весьма польщен вашим чувством справедливости, — кивнул Деррик. — Но все же, все же, приношу искренние извинения.
     — Спасибо. Но вы не об этом хотели поговорить со мной.
     Деррик посмотрел на профессора Макгонаголл.
     — Профессор, вы не против, если я немного поговорю наедине с мистером Краустом? Буквально на пару секунд.
     — Только если на пару секунд. У Крауста сейчас будет слушание. — Строго посмотрела на него женщина и отошла подальше.
     — Да, профессор до сих пор строга. В детстве она меня сильно ругала за опоздания. — Гаррет кашлянул.
     — О чем вы хотели сказать? — Прервал я его ностальгический порыв.
     — Мистер Крауст, я слышал, что вы хотите отказаться от того, чтобы посадить детей Фоули в Азкабан? Это так? Послушайте, это опасно: гуляющие на свободе преступники, познавшие, что такое причинять боль.
     — Когда они выйдут из Азкабана, будет ещё опаснее.
     — В Азкабане сходят с ума и не доживают до своего выхода на волю. А теперь подумайте, что благодаря вам они причинят вред окружающим. Или попытаются добраться до ваших друзей. Как бы я не любил Андервудов, но не желаю их дочери пережить на себе Круцио или другое заклинание.
     — Хорошо, я об этом подумаю, — в его словах было рациональное зерно, но все же я оставался при своем мнение, зная, что на пятом курсе шайка головорезов сбежит из Азкабана. А призрачный шанс на то, что Фоули доживут и не сойдут с ума, был.
     — Я надеюсь на вашу разумность, мистер Крауст. И ещё. Не доверяйте Андервудам, они могут быть опасными. — «Да в этом мире даже табуретка опасная и плетет интриги», подумал я, но не стал этого говорить.
     — Я вас понял. Что-нибудь ещё?
     Гаррет немного призадумался, как будто в его голове был целый список.
     — Пока все. Будьте осторожны…
     — О чем ты там шепчешься, старина Гаррет? — Сказал человек с каштановыми волосами и серебряной тростью. — Неужто вербуешь в Аврорат?
     — Неплохая идея. Все же лучше, чем ребенок, знающий Круциатус, — злобно произнес Гаррет, но мужчина просто пропустил фразу мимом ушей, подходя ко мне.
     — Мистер Крауст, искренне извиняюсь за поведение моих сыновей. До сих пор в шоке, откуда они знают такие заклинания. Моя вина, что не уделял достаточное внимание воспитанию и образованию своих чад.
     — Угу, не уделял, — буркнул Гаррет, скрещивая руки, всем своим видом выражая сомнение.
     — Я понимаю ваш сарказм, но, увы, ничего не могу уже сделать.
     — То есть вы не будете защищать их на суде? — Спросил я.
     — Мой отцовский долг говорит, что я должен это делать, но… вина их очевидна. Их проступок ставит пятно на нашем славном семействе, и наказание — единственное его искупление.
     — Ну-ну, — произнес Гаррет. — Только лишь этот проступок? Больше никаких?
     — Я не понимаю, это обвинение, Деррик? Вы хотите сказать, что моя семья виновна в других злодеяниях?
     — Пока нет. Пока нет. Но Аврорат после этого слушания будет пристально наблюдать за вашими действиями. — Деррик поклонился. — Всего хорошего вам, господа, но меня ждут дела.
     Я попрощался и почувствовал, как на мое плечо положили руку. Профессор насильно отвела меня от Фоули и провела в зал. Адриан, недолго думая тоже зашел и занял свое место на трибуне, как и я, и Макгонаголл. Два кресла посреди зала были пока пусты, а судьи только-только садились.
     Час суда начинается.

Примечание к части

     Фух, немного короткая, но все же глава) Вопрос: описывать ли вам процесс суда или сделать лишь отсылку в воспоминаниях Феликса? Я предполагаю, что все читатели уже знают его исход и никакой интриги здесь не будет, а расписывать, как выступают свидетели, обвинение, защита в подробностях дико лень) Но это мое мнение, может вам будет интересно) И как вы думаете, почему же Гаррет так не хочет его сближения с Андервудами? Обида? Неприязнь? Или же тайна? Не забудьте написать комментарии и отзывы) ЗЫ: самому уже хочется врезать Краусту и сказать, чтобы начал думать))
>

Флористическая глава (бонус)

Примечание к части

     Бонусная глава в виде творческого эксперимента. Взгляд со стороны другого участника Трио - Флоры. Хотел написать чуть серьезнее и менее стебно, да и описать все те чувства, что царят у моего любимого (конечно, после тебя, Феликс) персонажа. И показать взгляд на странности попаданца с другой стороны. Это только одна глава, со следующей буду писать уже от лица нашего попаданца. Всем приятного чтения) Не забывайте про отзывы и комментарии) Особенно интересно узнать, могу ли я в серьезность? ЗЫ: в целях саморекламы, посмотрите мою заявку https://ficbook.net/requests/381580 Вдруг у кого найдется желание написать достойный фанфик по нему?
     Круцио! Круцио! Круцио!
     — Не надо, пожалуйста! Он вам ничего не сделал!
     — Круцио!
     Флора резко проснулась от кошмара, который преследовал её несколько месяцев. Он был один и тот же: Фоули направляют палочку на Феликса и произносят Круцио. Сон обрастает разными деталями, иногда тех, которые не происходили в реальности. Это всего было выдумкой, но легче от этого не становилось.
     Она осознавала себя такой беспомощной девушкой, которая стояла, как дура и не пыталась их остановить, когда её друг валялся на полу. Ведь ничего не стоило ей кинуться на обидчиков с кулаками или взять палочку и крикнуть заклинание, или побежать за преподавателями. Было множество способов, но Флора стояла как вкопанная и ничего не могла сделать. Страх тогда обуял её.
     Девушка протерла лицо руками и взглянула в окно. Солнце уже вставало и возвещало об утре. Занятия вот-вот начнутся, и надо было собираться. Флора успокоилась, отогнав плохие мысли и произнесла:
     — Вставайте! — девочка мастерски уклонилась от первой подушки и, встав кровати, пригнулась от второй. Все движения были доведены до автоматизма за целый год. — Просыпайтесь, вот-вот завтрак начнется.
     — Андервуд, дай поспать!
     — Как хотите, — сказала девушка, одеваясь в школьную форму и приводя в порядок свои волосы, что заняло несколько минут. — Не забудьте, у нас сегодня зельеварение!
     Флора, захватив сумку, быстро закрыла дверь, чтобы не услышать ругательства. Она не принимала их близко к сердцу, потому что даже её одноклассники признавались, что это все говорят спросонья и не подумав. К гиперактивности и оптимизму Флоры начали привыкать все, в том числе и Скотт с Феликсом, её лучшие друзья. Последних она хотела разбудить, но передумала, решила все же пойти вниз, в Большой зал.
     В это время суток Хогвартс был полуживой и вялый. Завтрак только-только начинался, и немногие стойкие просыпались к самому началу: первокурсники, в чьих глазах было возбуждение и желание учиться, члены сборных по квидитчу и активные, как флора, ученик. Старшекурсникам легче, они дрыхли подольше. Преподаватели тоже не спешили просыпаться. За время пути Флора встретила лишь Северуса Снейпа, с которым поздоровалась в своей манере:
     — Здравствуйте, профессор Снейп! — С улыбкой и радостью произнесла она, пробегая мимо него. Тот, удивившись от такой искренности, успел только буркнуть: «Здравствуйте», и направится дальше, в собственный нуарный фильм. — Привет Крис!
     — Привет, — помахал ей однокурсник у каменного постамента, неподалеку от Большого Зала. — Опять встала пораньше.
     — Утро хорошее. И погода замечательная. — Подняв руки, сказала девушка. — А ещё я очень голодная!
     Он кивнул, и Флора прошла в Большой зал. Сев за свободное место, коих было много, она налила тыквенный сок и разложила пару книг и тетрадку. Времени было достаточно, чтобы доделать домашнее задание и прочитать про отравляющие вещества и способы их выведения. Последнее уже задал её отец.
     В некоторых чистокровных семьях принято, чтобы наследник шел по стопам своих предков и продолжал их дело. Андервуды были на протяжении многих веков признанными Целителями, одними из лучших. Джейсон Андервуд за свои заслуги удостоился чести возглавить Больницу Святого Мунго. И все ожидали, что и единственная дочка не посрамит честь отца. И Джейсон делал все возможное, чтобы обучить свою дочку целительному и иным магическим искусствам, параллельно с Хогвартсом.
     И Флора была не против. Она полностью поддерживала отца и хотела стать такой же. Ведь её отец был самым лучшим и сильным на свете, по её версии, а значит и огорчать его нельзя. Но… как всегда в жизни есть это «но», которое не дает исполнится мечте. Как бы она не тренировалась, но заклинания у неё получается кривыми и непредсказуемыми. Что стоит тот случай, когда простое Агуаменти струей сбила профессора Флитвика. И это такое простенькое заклинание.
     Она сравнивала себя со Скоттом и Феликсом. У первого тоже были проблемы, но они решались быстро и уверенно. Да, все же кровь Гарретов, уверенных в себе воинов, давало плоды. У Феликса все было превосходно. Несмотря на то, что он вырос в маглловской семье и узнал о магии недавно (к слову Флора ею училась с самого раннего детства), заклинания он осваивал с ходу. Девушка сидела рядом с ним на занятиях и видела, как тот занимается посторонними делами и когда очередь доходит до него, Феликс спокойно показывает материал. В восьмидесяти процентов случаев, но и это было достаточно, чтобы её восхитить.
     Феликс Крауст. Она так ощущала в нем родственную душу. Он был необычен и интересен. Он поражал своими знаниями и поступками. Было в нем что-то от взрослого. Но что она не понимала, так это его легкость. Да, она тоже была такой, но все же она понимала всю серьезность ситуаций и старалась адекватно оценивать их. Отец повторял: «Можешь веселится, кричать, проводить хорошо время со своими друзьями, но, когда настает время принимать решения, ты должна успокоиться и отбросить эмоции».
     Вот почему он так непосредственно относился к слушаниям? Разве он не понимал, что каждый его поступок может повлиять на всех. Высшее аристократическое общество живет и дышит интригами. Это единственное занятие, помимо магии, с помощью которого можно получить уважение и власть. Кто владеет магазинами, у кого-то есть древние магические секреты, другие просто показывают свою крутость. Очень тяжело показать свое превосходство и удивить друг друга. А Феликс смог. Простой полукровка. Никто не верит, что за ним никто не стоит и попытаются узнать его покровителя.
     — Никак не могу сконцентрироваться! — Крикнула Флора, сообразив, что не прочитала и строчки из книги. Её руки начали массировать виски. — Давай, Флора, сконцентрируйся!
     И вопреки своим словам, она не могла это сделать. Слишком уж она возбудилась от своих мыслей. Как тогда, когда дала пощечину своему другу, чтобы образумить его. Импульсивный и глупый поступок. Как и сейчас, когда она пытается выполнить домашнее задание. Бессмысленно пытаться стать лучше, когда никаких талантов к этому нет.
     — Доброе утро, Флора! — отрезвил её голос Скотта. Он присел рядом и заглянул через плечо. — Отравляющие вещества? Неужели хочешь отравить Снейпа?
     — Доброе утро. Нет, это мое индивидуальное задание, — улыбнулась девушка, закрывая книжку. — Я встала пораньше и хотела его сделать, а никак не могу сконцентрироваться.
     — Понимаю. Я всегда перед Зельеварением путаюсь. Северус Снейп кого угодно запугает, — Гаррет протянул руку к кубку.
     — Ага, точно, — согласилась с ним Флора. — А где Феликс?
     — Так он уже ушел на слушания. Профессор Макгонаголл за ним зашла.
     — А, я не думала, что так рано. Он ничего не говорил перед уходом?
     — Да вроде нет. — Скотт положил завтрак к себе в тарелку. — Хотя, стоп. Он спросил меня, какое сегодняшнее число.
     — Число? — Удивилась Флора.
     — Да. Он, когда узнал, сказал: «Твою же… ».
     — Может, это какая-то особая дата для него? День рождения мамы? — Флора задумалась. — Или ещё что-то? А если…
     — Флора, не болтай так много. Я не успеваю за ходом мыслей. Феликс приедет, и все узнаем.
     — Какая ты занудная бяка, — Флора положила свою голову на сложенные руки. — Не хочешь даже пофантазировать на эту тему.
     — Лучше уж быть занудой, чем выстреливать сто слов в минуту.
     — Спасибо за комплимент, — Флора игриво тыкнула в его плечо. Тот не прореагировал. — Я обиделась на тебя.
     — Я это переживу, — Скотт положил вилку. — Давай лучше пойдем в подземелье. Не хочу, чтобы этот носатый лишал меня баллов.
     — Как скажешь, — Флора, которая была рада тому, что её отвлекли от плохих мыслей и зажгли факел. Она принадлежала тому виду девушек, которая может менять свое настроение и приходить в положительный настрой за несколько секунд. — Кстати, а ты сегодня не занят вечером?
     — Эмм, в каком смысле? — Немного запнулся Гаррет, произнеся эту фразу.
     — В прямом! Я хочу записаться в школьный хор. Одной мне страшно туда идти, поэтому хочу, чтобы ты пошел со мной.
     — Попроси Крауста.
     — Я не знаю, когда он придет. Да и он, наверняка, устанет или будет не в настроении. А мне очень и очень хочется.
     — Нет.
     — Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…
     — Я не умею петь.
     — Пожалуйста, — продолжала она напирать.
     — Ладно, ладно, я согласен. — Сдался Скотт.
     — Вот и чудно! Встретимся после пар на четвертом этаже. — Флора вприпрыжку побежала по лестнице.
     — И откуда в ней столько оптимизма?
     ***
     Уроки прошли на удивление хорошо. На зельеварении она сварила неведомую кашу, которую стыдно было назвать зельем. Если бы рядом был Феликс, он бы вовремя подсказал, что крысиный хвост нужно нарезать мельче, а флобер-червь бросать только в последний момент. Его познания в зельях были шикарны. Когда она спрашивала, откуда он знает все про готовку, тот лишь смущался и произносил: «Тренировался много». Дальше было бесполезно расспрашивать. Секреты свои Крауст не рассказывал даже друзьям.
     Дальше шли сдвоенные чары, где нужно было очистить грязный предмет чистящим заклинанием. Вдвойне радовало, что обошлось без последствий для окружающих и жертв. Флитвик искренне обрадовался успеху ученицы и наградил её пятнадцатью баллами. Пятнадцать баллов Райвенкло! Это ли не успех? А она себя корила, что ничего не получается. Наверное, просто не отошла от ночного кошмара, вот и накрутила себе глупостей. Все же хорошо.
     Последний урок был Историей магией. Скучно и неинтересно, даже для неё. Но как только звонок прозвенел, она тут же помчалась вместе со Скоттом на четвертый этаж.
     Волнение и азарт захватывал девушку. Она считала, что поет прекрасна и достойна поступить в хор.
     — Флора, куда ты так бежишь, — запыхавшись, сказал Скотт. — Я не успеваю.
     — Лучше поторопиться, чем опоздать!
     — Я бы поспорил, — буркнул парень, явно не проявляя энтузиазма.
     — Да будет весело…
     — Всем ученикам вернутся в свои гостиные. — Громкоговоритель резко заговорил чем оглушил Флору и Скотта. — Повторяю: всем ученикам вернутся в свои гостиные.
     — На кого-то напали? — Неожиданно сказал Скотт, заполучив очень испуганное лицо девушки. — Извини, вырвалось. Может просто…
     — Давай лучше вернемся, а то мне страшно, — Флора резко изменилась в лице. Теперь вместо радости там был страх. Скотт кивнул, и они вместе направились в гостиную.
     ***
     В гостиной Когтеврана было порядочное количество народу. Весь факультет не понимал, что происходит. Такого не было уже давно, чтобы учеников насильно загоняли внутрь, да ещё и ничего не объясняли.
     Флора и Скотт сидели в углу. Девушка перебирала свои пальцы, а парень писал свиток на завтрашнюю трансфигурацию. И правда, зачем терять время и волноваться, все равно ни декана, ни профессора, который бы успокоил их, нету.
     Флора передумала множество вариантов того, что происходит. На школу напали злые силы, монстр бегает по замку или… а что ещё может быть такого ужасного? Если только дементоры. Папа рассказывал про них и говорил, что более опасных существ в мире нет.
     Через десять минут таких переживаний зашел Флитвик и сказал, что волноваться нечего. Всему виной то, что открыли Тайную комнату. Он призвал всех быть осторожными и не подаваться панике. Злоумышленника, который напал на кошку Филча и измазал стену краской, скоро найдут.
     — Вот и все. Нечего волноваться, — с едким сарказмом произнес Скотт. — Всего лишь открыли Тайную комнату, которую не открывали уже давно и выпустили оттуда ужас.
     — Скотт, не надо, — Флора побледнела от страха.
     — Извини. Я не хотел. — Скотт отложил перо и размял свои пальцы.
     — Что будем делать? Вдруг оно нападет? Нужно запастись амулетами, талисманами…
     — Эта шарлатанская чепуха не поможет. Папа говорит, что всякие талисманы больше вредят здоровью, чем помогают.
     — И что теперь? Вдруг он нападет снова?
     — Тогда обучимся защищаться. А даже это не понадобится, преподаватели найдут того, кто открыл Тайную комнату. Почему все замолчали?
     Флора повернулась. Действительно, в гостиной повисло молчание. Все глаза смотрели на открывшийся портрет и входящего туда Феликса Крауст. Тот оглядел всех и постарался разбавить ситуацию.
     — Спасибо, что вы все меня ждали. Я польщен. Автографы раздам позже.
     Никто не засмеялся. Студенты вернулись к своим делам, даже не удостоившись вниманием какого-то второкурсника. Феликс беспрепятственно направился в сторону спальни, но был остановлен «коварным» приемом — обнимашкой Флоры.
     — Ура, ты вернулся! — Флора отошла на пару шагов. — Как все прошло? Их посадили? Расскажи!
     — Хех, хорошо. Дай только поздороваться с великим занудой всея Руси. Привет, Скотт.
     — Очень смешно, Крауст.
     Они все втроем присели и ждали рассказа от Феликса.
     — Не томи, мне тоже интересно, — стал давит Скотт.
     — Хорошо, хорошо. А вы тогда расскажите, что стряслось, пока меня не было. — Феликс вздохнул. — Фоули посадят в Азкабан. Все доказательства были против них. Даже их адвокат не смог как-то оправдаться. А отец прямо в зале лишил их наследства.
     — Лишил?
     — Ага. Встал и пафосно сказал: «Это не мои сыновья. Мои сыновья никогда бы не причинили вред невинному. Мои отпрыски всегда следует заветам семьи и не осваивают Темные искусства. Поэтому тех, кого вы судите — всего лишь преступники. Я требую, чтобы суд посадил их в Азкабан, по всей строгости магических законов.»
     — Даже так. — Скотт призадумался. — Значит, он их не защищал.
     — Сам в шоке. Я бы и врагу не пожелал такого отца.
     — Ещё кто-нибудь выступал? Вспомни, это важно.
     — Да что ты привязался, Скотт. Там было всего лишь пару людей. Твой отец запросил обыски в поместье Фоули, Малфои попросили исключить из попечительского совета. Так, так… А, ещё был некто Льюис. Он обвинял меня в подстрекательстве и утверждал, что я спровоцировал их на применение заклинаний. Все пытался сказать, что я наговариваю на это славное семейство. Одним словом, мудак.
     — Льюис? Эта та семья, которая занималась магическими опытами во время войны. Они под конец успели перейти на сторону Министерства и поделиться результатами, что очень помогло Аврорату победить некоторых Пожирателей.
     — Это произошло после падения Волдеморта… блин, сами-знаете-кого?
     — Через несколько дней их перехода, он был убит Гарри Поттером. Мой отец тогда почти прищучил Андервудов.
     — Дядю-то вы посадили точно.
     — Откуда ты знаешь про дядю, — всполошилась Флора. — Я об этом не говорила.
     — Прочитал в старой газете. Да бог с ним с этим дядей. Меня больше волнуют эти Льюисы. Наверняка, они станут меня доставать вместо Фоули. Их дети здесь учатся?
     — Да. Насколько я помню, младшая дочка на третьем курсе, старшая на четвертом, а их сын на шестом.
     — Ну класс. Три доктора Менгеле на одну мою тушку. — Посмеялся Феликс. — Почему я?
     — У Флоры — иммунитет. Тот, кто её прямо тронет, очень сильно пожалеет. Мистер Андервуд умеет адекватно отвечать. Мой отец тоже не промах. Как руководитель одного из отделов Аврората. А за твоими плечами — никого. По крайней мере, так раньше считали.
     — Теперь после суда будут думать, что тебя покрывают. Или используют. — Флора взяла за руку Феликса. — А значит будут давить или пытаться узнать подробности.
     — И про артефакт не забывайте, — сказал Гаррет.
     — Все, все я понял. — Феликс спокойно снял руку девушки. — Буду осторожен. А у вас тут что произошло?
     Флора и Скотт посмотрели друг на друга.
     — Тайную комнату открыли. И чудовище, которое там было заточено, напало на кошку Филча.
     — Вот черт, — проговорил Феликс. — Я так и знал.
     — В смысле? — спросила Флора, но парень её не слушал. Он быстро побежал наверх. Вернувшись через минуту с двумя маленькими плоскими коробочками, он произнес:
     — Слушайте, пожалуйста, это очень серьезно. — Лицо Феликса настраивала на деловой лад. — Я читал, что Тайную комнату открывали 50 лет назад. Тогда умерла одна девочка. Чтобы с вами не случилось того же, возьмите это — Он пододвинул коробочки. — Это простые карманные зеркальца. Если вы услышите странный шум или заподозрите, что монстр рядом, ищите укрытия. Перед этим обязательно зажмурьте глаза. Или смотрите строго в пол. В крайнем случае, если понимаете, что выхода нет, открываете зеркальце и через него смотрите на монстра.
     — Откуда ты такое знаешь?
     — Я многое читал. И есть один секрет. Я… когтевранец! Мои мозги всегда так работают.
     — Если ты знаешь, кто на самом деле…
     — Нет, не знаю, — отрезал Крауст непререкаемым голосом. — Я всего лишь хочу вас обезопасить, вот и все.
     Флора пристально посмотрела на него. Он так странно вел себя, как будто уже все просчитал. Или… нет, это бред. Не мог же он быть в сговоре с наследником Слизерина. Но с другой стороны, откуда ему знать такие подробности? Он же не прорицатель, который видит будущее.
     — Спасибо. — Флора взяла зеркальце. — «Made in China». Ух ты, из Китая.
     — Да, я его купил в маглловском магазинчике. Ладно, я пойду спать. Я так устал от этого слушания, — и Феликс, как и вчера, резко встал и направился в спальню.
     — Странно он себя ведет. — Скотт передернул плечами.
     — Он был таким серьезным. Может он осознал все? — Флора сжала зеркальце в своих руках. — Ведь у него теперь такие проблемы из-за Фоули…
     — Не у него, а у нас. Мы все в это втянуты. И будем вместе решать проблему, но утром. Я тоже очень устал. Спокойной ночи. — Гаррет сложил свои принадлежности и пошел в спальню.
     — Спокойной. — Флора положила зеркальце в карман. — Спокойной…

Неожиданная глава (часть 1)

     — Так, салаги, построиться! Я вас сегодня буду тренировать. Упор лежа принять.
     — Феликс, твои шутки не смешные, — сказал Скотт, кидая сумку к дереву, а за его спиной хихикнула Флора. — Ты можешь хотя бы один день обойтись без клоунады?
     — Простите, мистер зануда. Я и забыл, что вас с пеленок обучают как правильно хмуриться. — Я сложил руки и театрально обиделся.
     — Мальчики, давайте, пожалуйста не ссориться! — Флора перестала хихикать и встала между нами, пресекая любой конфликт.
     Так уже начиналось почти каждое индивидуальное занятие после первого нападения василиска. Мы пришли к выводу, что нам нужно научиться обороняться. Учитывая нашу учебную «программу» и «прекрасного» преподавателя, это было жизненно необходимо. Гениальное решение, так?
     Вы удивитесь, но первым это предложил я. Мы очень отстаем по ЗОТИ. Помимо моей глупости на первом курсе (без комментариев), также вмешалась и жизнь, которая преподносила преподавателей, не обучающих ровным счетом ничему. Вот представьте, у нас змеюка гуляет по замку, и вместо того, чтобы оградить студентов от безумных поступков с помощью ограждающих заклинаний, патрулей, усилением курсов самообороны и прочего, до чего может додуматься великий Дамблдор и компания, но вместо этого у нас лишь организуют дуэльный клуб с преподавателем-нарциссом, знающий только заклинание забвение, и деканом змеиного факультета, который ненавидит всех, кто не носит зеленый цвет и находится в его нуарном фильме (что не отменяет его хороших познаний в ЗОТИ).
     Да и по сути, если я вспомню канон и соотнесу с этим миром, нормальных и знающи свой предмет преподавателей только трое: Снейп, Люпин и… Квирелл. Да-да, он вполне неплохо рассказывал теорию, досконально показывая принципы защиты. Эх, даже жалко, что мы не перешли к практике. И ещё больше огорчало, что у него в башке торчала безносая бестия.
     Но я что-то отвлекся. Вернемся обратно к нашим баранам. До середины декабря мы успели овладеть заклинаниями второго (если бы он был нормальным) и немного третьего курса. Кто сказал, Мери Сью? К сожалению, «освоить» и «владеть в совершенстве» — две большие разницы. У меня и Флоры до сих пор криво получались чары, несмотря на то, что я усилил тренировки. Скотт же осваивал их чуть быстрее и увереннее, что уже откровенно бесило меня. В моей голове полный список заклинаний, а использовать их не могу. Напоминает одну настольную игру, которая называлась «Курицы и канализация», или не так. Не суть важно. Складывалось ощущение, что у каждого была своя собственная магия.
     Хм, а это интересно. Если у каждого есть своя собственная магия, то это объясняет, почему я осваиваю с трудом даже самые простые заклинания, а у Гаррета это получалось достаточно легко.
     К сожалению, сколько бы я не шерстил книг, но нормальных исследований на эту тему не было. Волшебники смогли только выяснить, что в чистокровных родах могут овладеть чарами быстрее (в зависимости от упорства и характера), чем «грязнокровки» или полукровки. Хотя даже здесь возникает столько нестыковок и вопросов, начиная от самого банального: «А самые-самые первые основатели рода тоже хорошо владели магией?» и заканчивая огромной дырой в этой теории, которая называлась Гермиона Грейнджер. Хотя нет, может быть она внебрачная дочь Волдеморта, у неё есть своя родовая магия, дракон и банковский сейф, а ей никто не говорит. Не, бред, достойный фанфика яростной фанатки, но здесь это нереально. Я очень на это надеюсь. Пожалуйста.
     Проще говоря, нужно и дальше провести эксперимент (в духе доктора Менгеле), а не строить теории и догадки на пустых домыслах.
     — Скотт, — мило начал я. — Флора права. Давай продолжим, а то так мы дождемся либо зимы, либо вас… чудовища из комнаты.
     — Давайте, — сразу сказала подруга, чтобы мы не продолжили спорить дальше. — Я сегодня потренировалась и готова показать вам, что могу!
     — Хорошо. Проверим твое домашнее задание. — Кивнул я, отходя на несколько шагов назад. Скотт поступил точно также. Хоть в чем-то наши мысли сходятся. — Попробуй зацепиться за ту ветку.
     — Карпе Ретрактум! — Крикнула Флора и из её палочки выпрыгнула оранжевая пульсирующая веревка, которая обмоталась вокруг ветки. — Ура, получилось! Феликс, твое заклинание работает!
     — Ну конечно, это же я придумал! — То, что оно из игры, мы не будем упоминать. — А что у тебя, Скотт.
     — Карпе Ретрактум! — Верёвка, как язык хамелеона, подцепила его сумку и Скотт, взмахнув палочкой подтянул её к себе. — Вот и все.
     — Отлично, а теперь ещё раз потренируемся над Коньюктивитусом.
     — Феликс, мы его каждый день повторяем.
     — И ещё каждый день будем повторять.
     — Зачем?
     Затем, что оно может помочь против василиска, дурная твоя башка! Но вслух я сказал другое:
     — Чтобы я потом не тащил твое окаменевшее тело в медпункт. — Я вытащил палочку. Так как мы не могли применять его друг на друге по понятным причинам, нам приходилось издеваться над деревом. Я сравнил эффекты, описанные в книге, с последствиями заклинания в реальной жизни. Вы сами понимаете, что это не слишком верный способ, чтобы разобраться, получается у нас заклинание или нет, но я это компенсировал каждодневным повторением. По крайней мере, это психологически успокаивало.
     Мой аргументы подействовали на друзей, и мы продолжили тренировки. Ну как продолжили? Нас наглым образом прервали где-то на середине:
     — А чем вы здесь занимаетесь? — Спросил девчачий голосок.
     — Издеваемся над флорой и фауной здешних мест, — пошутил я, на что получил подзатыльник от Флоры.
     — Он пошутил. Мы тут занимаемся, — с добродушным видом выдала все Флора.
     — Ой, интересно. А можно я тоже посмотрю? — Произнесла девочка, присаживаясь неподалеку. Она была стройной, с маленькими карими, но очень грустными глазами, с лохматыми и взъерошенными иссяне-черными волосами. Странно, учитывая, что особи женского пола не могут быть такими неряхами на людях. Мой опыт общения показывает, что это ненормально. Ещё тот факт, что она прятала знаки различия своего факультета на школьной форме, которая тоже имела мятый вид. — Если вы не возражаете?
     — Ну, смотри, — я пожал плечами. — Хорошо, с коньюктивитусом мы разобрались. Теперь попробуем Глацео. Оно замораживает объект.
     — А вас как зовут? Меня Кори. — Перебила меня девочка. Я резко развернулся.
     — Меня зовут хватит-меня-доставать. А так Феликс.
     — Очень приятно. А остальных? — Спросила Кори, стуча ногами по земле.
     — Я — Флора, а это Скотт, — Андервуд улыбнулась. — Мы.
     — Мы хотим продолжить свои занятия. — Перебил я подругу, прекрасно зная её привычку забалтываться. — Хорошо, глацео замораживает объект. Глацео!
     Из палочки выскочило синее сияние и тут же погасло. Опять не удалось.
     — Ну, в принципе вот. Теперь будем тренироваться.
     — А вы против кого хотите его применить? Против чудовища из Тайной комнаты.
     — Да, — не стал я отрицать очевидного факта. — А что?
     — Ничего, — Кори опустила глаза, и я, не обращая внимания, продолжил. Через минуту она опять начала:
     — А вы знаете, где тайная комната?
     — Нет, — честно соврал я. — Можешь нам не мешать концентрироваться?
     — Извините, извините.
     Я вздохнул и продолжил свои потуги. Кстати о тайной комнате… Я думал, не раскрыть ли её местоположение директору или другому преподавателю, но решил этого не делать. События и так слишком выбиваются из рамок, описанных в книге, а если я ещё сильно вмешаюсь, то может возникнуть эффект бабочки. Кто читал фантастику, знает, что это такое. Конечно, был шанс, что этого не произойдет, но кто знает, как я могу испортить все. Вдруг из-за одного моего слова Волдеморт возродиться раньше и намного сильнее? Или, наоборот, не возродится вовсе. Это было неясно, а мой принцип прост: «Где неясно, там лучше не трогать». Это я извлек из уроков математического анализа.
     Через пять (!) минут Кори продолжила:
     — А я бы хотела найти чудовище и убить. Представляете, было бы…
     — Да хватит мешать уже! — Крикнул не выдержавший Скотт. — Я из-за тебя…
     — За вами шпионят, — очень громко проговорила она.
     — Ну и ладно, только не мешай нам. — Без задней мысли произнес я, и только потом допер: — Что?
     — Ну, за вами следят.
     — Кто?
     — Я! — Произнесла Кори.
     — Зачем?
     — Чтобы другие знали о вас.
     — Кто именно?
     — Взрослые. Ну ладно, пока, — произнесла Кори напоследок и побежала в замок.
     Эмм, мир. ты меня не перестаешь удивлять. Я уже думаю, что меня ничего не впечатлит. Но приходит какая-то девчонка, без лишних стеснений говорит, что за нами шпионят и убегает. Может быть это и розыгрыш, но я в последние месяцы не верю в такие случайные розыгрыши.
     Такого же мнения и мои друзья.
     — Фоули! — Произнесли они одновременно.
     — И нахрена? — Спросил я.
     — Думают, что ты выведешь их на тех, кто действительно виновен в произошедшем.
     — Это же бред! — Сказала Флора. — Да и зачем она тогда открылась? Ведь шпионы должны скрываться в тени, ставить прослушивающие заклинания… Я в детстве про это читала.
     Я улыбнулся. Теперь у меня есть подозрения, что романы про Шерлока и спецагентов навеяны тем, что читала Флора. Или писались под копирку. Не удивлюсь, что авторы книг — маги, которые решили прогреметь славой среди магллов.
     — Ладно, на сегодня хватит. — Прервал я занятие. — Встретимся на ужине.
     Я схватил сумку и побежал в замок, надеясь нагнать ту девчонку по имени Кори…
     ***
     Иногда у меня складывается ощущение, что я живу непонятно где. И школа Хогвартс на самом деле филиал закрытой школы, в котором интриги и скандалы на каждом шагу. Даже дети с пеленок осваивают основы хитрости и коварства.
     Может быть, это лишь бред моего воспаленного воображения. Или в книгах описаны лишь «милые» моменты и Роулинг вырезала все остальное? Или мир сам додумал недостающие места. Вопросы требуют ответов.
     — Эй, Кори. Ау. — Я перехватил девушку у самого входа в замок. — Я хочу поговорить.
     Она смотрела на меня игривым взглядом.
     — Я так и знала! Мне тоже хочется поговорить. — она произнесла эта таким веселым и хитрым, но нарочито наигранным голоском. — Давай ты меня проводишь до гостиной, а я по пути отвечу на любые твои вопросы.
     — Хорошо. И где твоя гостиная?
     — В подземелье.
     — Отлично. Идем к Слизе… Ты слизеринка?
     — Ага, — она это так спокойно произнесла. — А ты думал, что я такая напыщенная и важная, как все остальные?
     — Не все слизеринцы такие козлы. Некоторые вполне себе хорошие и нормальные люди, — говорил я, вспоминая про Малфоя.
     — Хоть ты так считаешь, — Кори пошла вперед, и я начал следовать за ней.
     — Ты из-за этого скрываешь свои змеиные знаки на одежде?
     — Да. А то пристанут ещё или выгонят. Я и так терплю от этих, повернутых на чистоте крови. Я — полукровка, почти грязнокровка из-за того, что у нас были очень частые браки в семье с магллами или другими полукровками.
     — Сочувствую, — сказал я, но Кори меня не услышала, явно стараясь выговориться.
     — А ведь я хотела на Когтевран. Но шляпа говорит, что выбор мой хорош, но она видит, что мне будет лучше на Слизерине.
     Опа, вот я опять столкнулся с темой факультетов. По какому принципу шляпа распределяется на факультеты? Я обязан это выяснить, ибо здесь действительно кроется страшная тайна. Или тупая, но очень мистическая. Как в моей прошлой жизни.
     — А теперь надо мной смеются и глумятся. А я хочу дружить и проводить весело время. Как вы втроем.
     — А что мы втроем? — Включил я дурачка.
     — Ну как, что? Вы же поставили на место Фоули, а ещё и посадили в тюрьму. У вас было грандиозное сражение, в котором против вас использовали непростительное заклинание, — про грандиозное эта она немного преувеличивала. — Да и то, что вокруг тебя сама Флора Андервуд и Скотт Гаррет… Мне папа говорит, что это вечно враждующие семьи.
     — Степень их вражды сильно преувеличена. И почему ты так о них говоришь? Хочешь с нами?
     — Ага. У меня друзей нет, а вы ведь очень хорошие. Я чуть-чуть слышала о вас от других, да и сама несколько раз видела.
     Хм, интересный критерий. «услышала» и «увидела» степень нашей дружбы. В чем мой скепсис? О наших похождениях в конце года знают лишь некоторые, остальное лишь на уровне слухов. Плюс к этому новости о каждом чихе Гарри Поттера перебивают все. А ещё Слизерин не учится с нами, а ходит к гриффиндору на парах. Я даже понимаю, что она пытается завести дружбу на других факультетах, ибо с Гриффиндором не задружишься в виду идиотич… прошу прощения, идеологической вражды, а на слизерине ей не сладко. мне стало жалко её.
     — Сочувствую, но мне все равно странно, почему именно мы? Или так: почему именно я?
     — Потому что меня заставили на днях про тебя разузнать что-то интересное. А в обмен предлагали помощь и дружбу мне и моего отцу. Деньгами, поиском разных ингредиентов для его лавочки.
     — И ты согласилась?
     — Ага. Только я решила, что лучше с ними не иметь дело и пошла к тебе. Вот и все.
     Мы спускались вниз. Меня заинтересовало такое развитие событий. Кори либо слишком открытый и честный человек (непонятно тогда, почему её определили в Слизерин, либо опять со мной играли в игру. Да нет, зачем? Проще меня убить и утопить в канаве, потому что я мелкая сошка, чем цацкаться и сюсюкаться.
     Кори улыбалась и чуть лохматила волосы. Я решил немного отойти от темы и спросил:
     — Почему ты такая неряшливая?
     — Ты про волосы и одежду? А ради кого мне приводить себя в порядок? Никто это не оценит, кроме меня. А себе я нравлюсь такой, какая я есть.
     Девушка, которая не слишком следит за своим видом. Не, точно мне что-то видится. Если здесь пробежит Дамблдор и произнесет: «Шпунь», я пойму, что до сих пор сплю. Но нет, девушка честно отвечала и я не видел пока поводов не верить ей.
     — Ты интересная. Напоминаешь Полумну Лавгуд.
     — Эта которая с серебристыми волосами и ищет кизляков? Смешная первокурсница.
     — Ага, это точно, — я почесал голову. — А если вернутся к теме: кто тебя просил за мной наблюдать?
     — Льюисы, — сказала она, когда мы входили в подземелье. — Вот и они, кстати.
     — Ну, наконец, Виккенс. — Девушка-старшекурсника отделилась от стены. — Я уж думала, что ты не приведешь его к нам.
     Я открыл рот, но меня опередил голос Кори.
     — Привела, чтобы показать, — она достала палочку. — что я не с вами!
     — О, как. Я уж думала, что ты всегда бесхребетная. — вслед за ней старшекурсница достала свою палочку.
     — Ну не всегда, а когда мне хочется, — парировала Кори.
     — Я так понял, эта была ловушка, — я уже достал для смеха и свою палочку. — Чтобы со мной поговорить по душам, Льюис?
     — Для тебя я мисс Льюис, отребье.
     — А? Че? — Я посмотрел по сторонам. — Опять включаем старую пластинку про недостойных и иже с ними? Скучно, господа.
     — Скучно?! — Взвизгнула она. — Да ты пожалеешь о том, что не принимаешь меня всерьез.
     — А нафига? Ты сейчас скажешь, что я полукровка, покусился на священную семью Фоули. Я отвечу, что они первыми начали. Потом ты скажешь, что мне не давали слово. Затем я рассмеюсь и, развернувшись, уйду назад. Поэтому и скучно.
     Видно было, что её котелок нагревается до отметки:«Он меня уже бесит». Не благодарите меня. Кори хихикнула. Даже она не додумалась до такого разговора.
     — И к тому же вы понимаете, что мы находимся рядом со Слизеринской вашей комнатой. Выбегут ученики с криками «наших бьют», потом на крики придет Снейп. Меня накажут, а вас разгонят.
     Теперь загрузились обе девушки. Я как будто устанавливал Виндовс на айфон*. Пока у них было такое состояние легкого ступора, я решил кое-что разузнать.
     — Кори, в чем смысл этой твоей затеи? Ты хотела меня привести к Льюис, чтобы та поговорила со мной и выполнить «договор». — Я сделал кавычки в воздухе. — Но сейчас ты встала за меня. Почему?
     — А, не люблю, когда мной помыкают. Да и несправедливо это. Ты же ни в чем не виноват.
     — Это он-то не виноват? Да из-за него я теперь не могу видаться с моим возлюбленным. И никогда не смогу, — на её глазах навернулись слезы. — И поэтому…
     — Стоп, — я сделал три шага вперед. — Ты и один из братьев того… эмм. А не рановато…
     — Да, мы любили друг друга! — Крикнула она. — А теперь я с ним больше не увижусь. Из-за тебя.
     — Вообще-то из-за их глупостей, но можешь валить и на меня, дура. — С неприкрытым сарказмом произнес я. — Ты бы ещё круцио на меня накинула.
     — А это неплохая идея! — С ревущим, но фанатичными глазами произнесла она. Я же сделал то, что не ожидал никто, даже я сам.
     — А давай! — Я подошел вплотную. — давай, если силенок хватит.
     — Круцио! ККккруцио! — С захлипом крикнула она. Но ничего. Никакого эффекта, как я и предполагал. — Но почему…
     — Потому что ты этого не умеешь делать, — у меня не было желания раскрывать истину этой… девушке с пониженным уровнем мозговой деятельности.
     — Тогда я тебя просто…
     — Ванесса! — На лестнице стоял парень.
     — Альберт, — с содроганием произнесла она, опуская голову вниз как собачка. — Я.я…
     — Я совсем немного задержался, чтобы увидеть, что ты тут творишь, — он наполненный злостью пошел вперед мимо меня. — Мы о чем договаривались? Что я поговорю с Краустом. И ты согласилась. И что я вижу? Как моя дражайшая сестренка целится в грудь полукровке и произносит себе пожизненный срок в Азкабан. Хочешь к своему парню в камеру, сестра?
     — Нет…я... просто… я хотела. не знаю… — очень сбивчиво и проглатывая слова произнесла она. Не знаю, какие отношения у них в семье, но Ванесса, на мой взгляд видела в брате авторитета, которого и боялась, и уважала. Ещё более страннее, что она пошла против него. Неужели любовь делает тебя глупее?
     — Опусти палочку. — Сестра повиновалась, а затем получила пощечину. — Мы с тобой поговорим в гостиной. А ты… — Он повернулся ко мне. — Тебе я приношу искренние извинения за поведение моей сестры. Я надеюсь, что этот конфликт останется между нами и ты не будешь иметь претензий к моей семье. Со своей стороны, я заверяю, что никаких проблем Ванесса или Мей больше тебе не причинит. Мне действительно стыдно, что это произошло.
     — Эмм. Как бы… Ничего, — я не стал обострять конфликт, хотя повод был хороший. Пока есть возможность. — Я рад, что здравомыслие восторжествовало. Если она не будет ко мне приставать, то мне в принципе все равно.
     — Хорошо. — Он ещё раз поблагодарил меня и взял свою сестру за шкирку. — я — школьный староста, и если надо будет помощь, то я тебя выслушаю.
     — Но… — Ванесса попыталась подать голос, но Альберт жестко оборвал её.
     — Минус десять очков Слизерину. А ещё я с тобой поговорю… лично, сестра. Счастливого дня, Крауст. — Они ушли в гостиную Слизерина, оставив нас наедине с Кори, которая стояла с лицом победителя.
     — Вот видишь, я так и думала, что она умалишенная. Хорошо, что я не стала выполнять их просьб.
     — Да иди ты! — Она ещё рассуждает про то, что из меня могло получится в случае её «затеи».
     — Но ведь хорошо получилось! — Ничуть не обиделась Кори. Она была веселой и счастливой.
     — Хорошо? Учитывая, что нас могли размазать по стене. Ну ты могла бы включить мозги? Ты же все же не… — ребенок? А кто она по-твоему, Феликс? Двенадцатилетний ребенок, как и ты! Она не осознает последствий своих поступков. Как, впрочем, и я должен так делать! И почему я всегда об этом забываю? — Ладно, забудь. Все равно не поймешь.
     — Да без разницы, пойму — не пойму. Я показала, что я не на их стороне!
     — Эмм, и что? А на чьей? На моей? Огорчу, но у меня нет стороны. Я просто хочу учиться и все. — Я начал подниматься по лестнице. — И тебе так советую.
     — Да не будь занудой?
     — Я не зануда, а просто… Ладно, зануда я, даже не буду объясняться. Пока.
     — Феликс! Я же хотела… дружить… — Я остановился. С одной стороны, мне бы хотелось послать её куда подальше с такими закидонами, но вспоминая Поттера и то, как он умел находить себе врагов на бедную голову… а ещё и, если к Льюисам вместо Фоули добавятся и Виккенсы. Да, блин, я умер в мире, где все завязано на блате, чьих-то родственниках и понтах, а проснулся в мире, где все завязано на понтах и родственниках. Вот, действительно, надо было попасть в вархаммер, там бы я сразу сдох в высадке на планету… или до неё.
     Фух, Феликс, ты опять психуешь. Успокойся, досчитай до десяти Флор и ответь Кори:
     — Молодец, что хотела. Нет, я действительно рад, но давай поговорим попозже. Мне просто надо посоветоваться с моими друзьями. Так что пока.
     И я, наконец, направился в свою гостиную. Надеюсь, что по пути мне не встретится ещё одна ревнивая особа со сдвигом или…
     ***
     … василиск! Долбанный, блин василиск. Я только выглянул из-за угла и увидел, как идет Джастин, пуффендуец, а за ним Ник. И чешуя Василиска. Я сразу зажмурил глаза и крикнул:
     — Берегись!
     — ААА! — послышался голос парня, а затем стук о пол. Я понял, что он окаменел. Проблема в том, что я выдал себя. И теперь стану закуской на обед у василиска. Или окаменею, но буду жив. Я достал палочку и приготовился показать василиску, где бы он ни был, что в России любят смертников…
     ***
     — Ещё одно нападение! — закричал когтевранец, вбегая в гостиную. — Опять чудище из Тайной комнаты! Там несколько жертв!
     — Несколько, — переспросил староста.
     — Ага. Даже призрака не пощадило.
     Флора и Скотт в этот момент дописывали эссе по зельеварению. Как только они услышали эту новость и поняли, что Феликс ушел и не явился на ужин. Они в едином порыве сорвались с места, даже не понимая, что ничем уже помочь они не могут…

Примечание к части

     * Это ляп моего персонаж, не мой) Зная, что вводить новых персонажей нужно дозировано, делаю это постепенно, раскручивая сюжет. И как же без моих любимых-нелюбимых-любимых слизеринцев. И, да, по просьбе трудящихся, чуточку экшена и событий :D Даже интересно, что останется от Феликса, после встречи со зверушками) Спасибо всем за чтение) Не забудьте оставлять отзывы и комментарии)
>

Неожиданная глава (часть 2)

     С детства я никогда не боялся темноты. Как можно страшится её, ведь это не страшный монстр или маньяк с бензопилой, а всего лишь отсутствие света. Но, к моему глубочайшему сожалению, я врал себе. Темноты боятся все, только некоторые честно признаются и затем перебарывают страх, а другие кичатся своей непогрешимостью и только потом осознают ошибку, когда становится слишком поздно.
     Почему мне это вспомнилось? Потому что я стоял спиной к стене, с зажмуренными глазами и ждал, когда зверь (точнее, рептилия, но мне в той ситуации было не до биологии) подойдет ко мне. Ситуация, казалась, патовая: Василиск прекрасно чуял мой запах и слышал сердцебиение моего сердца, и поэтому я не мог двинуться с места, но и оставаться в укрытии тоже не вариант.
     Василиск уже полз ко мне, я слышал его шипение и змеиный говор. Я бы принял это за простое шипение, но как бывший фанат этой вселенной знал про змеиный язык. К сожалению, законы попаданчества не дали мне говорить на португальском, русалочьем и змеином языке одновременно. Я могу лишь догадываться о смысле сказанного: «А ну-ка, мать твою, ублюдок…». Или: «Я приготовил клубничный торт, хочешь его отведать?».
     Черт, Феликс, не время шутить! У тебя вопрос жизни и смерти, а ты клоунадничаешь. Лучше думай, как спастись. И у тебя всего лишь два варианта: либо попытаться убежать и споткнуться/врезаться в ближайшую стену, ибо без зрения я слеп как котенок, либо же широко раскрыть глаза и окаменеть, но остаться живым.
     И думать надо быстрей, ибо он уже близко. Василиск очень медленно и злодейски полз ко мне. Вот-вот он будет рядом со мной. Это подсказывала мне моя интуиция. А мое заднее место решило за меня дальнейшее действие:
     — Коньюктивитус! — Крикнул я Василиску и побежал. Ещё дважды я прокричал заклинание, не зная попало оно в цель или нет.
     Василиск не спешил за мной идти. А я бежал во тьме, удивляясь длине коридора. И тому, что змея не спешила идти за мной. Я крикнул ещё парочку заклинаний, прежде чем удариться головой в стену. Я рухнул на спину так, что звездочки разлетелись в разные стороны, переносица заныла, а палочка вылетела из рук. Я закричал от боли и разочарования. И ещё я приземлился неудачно, что было на руку Василиску, который очень медленно полз, ещё больше нагнетая атмосферу. Не хватает страшного музончика, действующего на нервы. Я и так был на грани отчаяния, пытаясь встать и нашарить палочку. Это было вдвойне тяжело с закрытыми глазами. А Василиск уже был рядом. Я чувствовал этот запах и раскрывающуюся пасть над собой. Ну все, прощай мое приключение…
     ***
     Флора и Скотт, как ошарашенные, выскочили из гостиной Когтеврана. Слухи разносились по замку со скоростью молнии. Это даже не сарафанное радио, а сарафанный интернет. «Гарри Поттер — наследник Слизерина», «Уже четыре жертвы на его счету» и т.д.
     — Неужели Феликс стал жертвой? — на ходу произнесла Флора, сбегая по лестнице. — Хоть бы, хоть бы…
     — Не нагнетай, Флора. — Попытался успокоить её Скотт, но было видно, что он и сам об этом думает.
     — Ты думаешь, что он это специально сделал? Ну, на Василиска пошел?
     — Откуда у тебя такой бред в голове, Андервуд? Он же не Гарри Поттер ведь, чтобы геройствовать. И не простой гриффиндорец… — Скотт пытался протолкнуться через толпу, собравшуюся вокруг места нападения.
     — Я же ведь беспокоюсь за него. — Ответила Флора, сжав руку Скотту. — Он слишком скрытный. Мало о чем он нам говорит. В его голове могут быть очень непредсказуемые мысли.
     — Вы в этом с ним похожи, — подметил Скотт, отступая в сторону вместе с девушкой. — Мерлинова борода…
     Он видел это зрелище в первый раз. Призрак, полностью обездвиженный и бездыханный, насколько это было применимо к уже умершему, плыл по воздуху, а вслед за ним шел пуффендуец и махал веером. Насколько был могущественен монстр из Тайной комнаты, если даже после смерти тебя ждет ещё одна? Тут даже надменный и безэмоциональный Скотт от страха за своего друга сжал руку Флоры да так, что она вскрикнула. Парень разжал свои тиски.
     — Извини, — проговорил Скотт. — Давай найдем Феликса поскорее, а то у меня нехорошее предчувствие.
     Они и дальше проталкивались через толпу, не обращая внимание на крики и ругательства. Но все это было проделано зря, ибо место преступление было пустое, если не считать деканов двух факультетов: Когтеврана и Пуффендуя. Их разговор был весьма примечательным.
     -… это очень печально, Помона. Такое страшное преступление посреди белого дня. — Произнес профессор чар шепотом.
     — Да, Филиус. Мне уже немного страшно. Если оно может воздействовать на призраков, то никто не в безопасности. — Так же шепотом ответила профессор травологии.
     — Вы слишком преувеличивайте, моя дорогая. Альбус будет делать все возможное, чтобы не допустить повторных жертв.
     Декан Пуффендуя затеребила палочку своими пальцами. Несмотря на то, что это уже была пожилая женщина, всю жизнь имевшая дело с опасными и страшными растениями, страх и боязнь за своих учеников у неё присутствовала. Как и доля сомнения относительно директора.
     — Я не сомневаюсь в нашем директоре и не умаляю его заслуг. Но вам не кажется, что он мог бы действовать активнее. Хотя бы пригласить здравого преподавателя по Защите от Темных искусств, а не этого… кгхм…петуха.
     — Он не виноват, что на эту проклятую должность никто не соглашается.
     — А сейчас почему не позовет мракоборца? Он же очень влиятельный в Министерстве, да и ситуация…
     — Эх, мне бы знать. Мудрость и дальновидность Дамблдора мне не подвластны. Я ещё не настолько стар. Может ему не хочется, чтобы эта новость разнесла по Британии.
     — Но дети же все равно расскажут об этом ужасе своим родителям. Многие уже подумывают их забрать и передать в другую школу или на домашнее обучение.
     — Как же вы правы. Здесь, наверное, замешана какая-то политика, в которой я не понимаю и понимать не хочу. Я лишь знаю, что Альбус днями и ночами старается найти Тайную комнату месте с Минервой и Северусом.
     — И они ничего не нашли?
     — Да, Помона. Как и того, кто рисует надписи на стене. Хогвартс умеет хранить свои секреты… — В этот момент ворвались Скотт с Флорой. — Молодые люди, а что вы здесь делаете? Вы разве не должны идти в гостиную, как мы только что сказали?
     — Извините, профессор Флитвик. Мы не слышали, — начал Скотт, но Флора перебила его.
     — Профессор, наш друг пропал. Мы боимся, что это он стал жертвой.
     — Да, профессор. Среди жертв не было Когтевранца? С черными короткими волосами? — Скотт детальнее описал своего друга.
     Филиус задумался, а затем кивнул.
     — Я пойду проверю мандрагоры. — Сказала Помона, осознав, что она здесь лишняя и оставив их наедине с деканом Когтеврана. Второкурсники с ужасом посмотрели на Флитвика.
     — Да, к сожалению, среди жертв есть и Когтевранец. Мы его только унесли в Больничное крыло. Я не помню точно, кто это, но по описанию вполне подходит.
     Флора побледнела и осела на плече Скотта. Парень чуть ли не упал от неожиданного груза, но выдержал. Филиус зацокал и зарылся в своих складках, нащупав склянку и протянув его Гаррету.
     — Настойка Артониса. Дайте понюхать, чтобы она пришла в порядок. — Когда Гаррет выполнил указание профессора, Флора пришла в себя и сильно закашлялась. — Да, противная дрянь, но приводит в чувство.
     — Спасибо, профессор. — Произнес, закашлявшись, Скотт. Запах настойки ещё долго висел в воздухе. — Так вы сказали, что его унесли в Больничное крыло? Мы тогда пойдем туда. Спасибо.
     — Нет, постойте, мистер Гаррет, — ребята остановились. — Нельзя вам ходить туда в одиночку. Я вас провожу туда. Следуйте за мной.
     Декан своими маленькими шагами пошел по направлению к пункту назначения. Скотт с Флорой очень медленно следовали за ним. Тишина стояла в коридорах. Всех учеников насильно сгоняли в гостиную, и поэтому по коридорам бродили редкие преподаватели да призраки. Каждый шаг давался нелегко нашим героям. Если Скотт ещё стоически смирился с мыслью о том, что, возможно, его друг обратился в камень, как кошка Филча, то Флора полностью тряслась от страха. В её глазах мелькали картинки из прошлого с лежащим на полу Феликсом, которого пытают Круциатусом. Впечатлительной и неподготовленной девушке такой удар было сложно пережить. В воздухе ей слышался звук трескающегося камня.
     — Флора, успокойся. Я уверен, что это лишь совпадение. Мало ли таких похожих на нашем факультете? Наверное, он опять гуляет и не знает о нападении.
     — Но ведь…
     — Ты себе накручиваешь, Флора. — Скотт положил ей руку на плечо. — С твоей фантазией это не мудрено.
     — Я просто беспокоюсь за него, в отличии от тебя, Скотт! — Чуть ли не крикнула девушка в сердцах. — Извини, извини, извини…
     — Я могу снять ваше волнение, — услышав их, сказал Флитвик. — Никто не умер сегодня. И слава богу.
     — Ну, спасибо, успокоили, — не заметив этого, грубо сказал Скотт, а затем прикусил язык. Каждый волнуется по-разному, и парень это выражает в грубости, даже сам того не сознавая.
     — Я понимаю вас. Это тяжело в таком возрасте видеть, как ваш близкий человек… кгхм… находится в трудном положении. В наше время, когда ещё была война, мы видели смерти каждый день. Да, тяжко нам было. Я даже не знаю, что хуже: каждый день видеть смерть и привыкать к ней или же один раз переживать.
     — Вы действительно успокоили, профессор. Спасибо.
     — Не за что, мисс Андервуд. Мандрагоры поспеют к концу года и всех расколдуют. А виновника найдем и накажем.
     — Звучит убедительно. — Произнес Гаррет.
     Парень посмотрел на Флору, вопросительно спросив, в порядке ли она. Девушка кивнула, хотя её ещё трясло от волнения. А двери в Больничное крыло уже показались из-за угла. И они были открыты, назло всяким мерам безопасности. Мадам Помфри, хозяйка Больничного крыла, металась между жертвами. Тщательному осмотру был подвергнут каждый.
     Женщина услышала шаги и повернулась идущим. Её лицо стало устрашающим, и она вполголоса сказал.
     — Мы закрыты, Филиус.
     — Извини, Поппи. Тут друзья жертвы.
     — Да хоть сам Мерлин. Я больше никого не впущу, кроме директора.
     — Поппи, не горячись, — Флитвик дотянулся до её талии, как бы успокаивая женщину. — Они просто посидят рядом. Ты же знаешь молодость…
     — Вот только не надо давить на жалость! — Грозно произнесла мадам Помфри, но все же сдалась. — Даю пять минут. Не шуметь. И не мешать, иначе выгоню.
     — Спасибо, — произнесла Флора и вместе со Скоттом направились к койке с жертвой. А тем временем Флитвик решился задать вопрос:
     — Такие же симптомы? — Произнес он шепотом. Помфри кивнула, но затем добавила.
     — Только у Когтевранца есть кое-что… необычное.
     — В каком смысле?
     — Там… Я лучше подожду директора и скажу ему.
     — Я тогда подожду. Все же мой ученик пострадал. — Он взглянул на койку и окружающих его лиц. Он заметил, что их не двое, а трое, на что он решил обратить внимание. — А это кто?
     — Свидетель нападения. Минерва отправила её сюда, ждать профессора Дамблдора.
     Флитвик погладил свою бороду, а мадам Помфри вернулась к своей работе. Он взмахнул палочкой и закрыл дверь в Больничное крыло, дабы никто не видел всех ужасов, что происходит внутри…

Примечание к части

     Глава маленькая, но компенсируется тем, что скоро (очень скоро) выйдет и другая. А также сказалось то, что я не хочу напихивать слишком многое в одну главу. Я надеюсь, что она понравится вам и вы не забудьте указать в своих комментариях об этом. Ну или просто написать отзыв. ЗЫ: ощущая хайп на эту и следующую главу, скажу сразу: "Примечания автора: Да пошло оно! Очередной фик, в котором попаданец будет переворачивать мир. Всех, кто не удовлетворен каноном, приглашаю сюда. Будем творить историю вместе". х) А также предупреждаю, что я ненадолго вмешаюсь в канон и сразу же выйду оттуда, попутно постараюсь заткнуть некоторые логические дыры и наделать новые) И да, спасибо вам, уважаемые читатели за поддержку и критику!
>

Неожиданная глава (часть 3)

     Ещё никогда в школе не было столь гнетущей и панической атмосферы. Монстр, гуляющий по замку и проклинающий всех, кого встретит не внушало оптимизма. Ещё больший эффект возымел тот факт, что даже призрак не смог спастись.
     Началась торговля амулетами, зельями и книжками, три четверти которых было лишь плодом шарлатанов или шутников. Многих детей родители уже забирали, вопреки заверению Дамблдора о том, что он контролирует ситуацию. Как говорится, настали страшные времена для грязнокровок и полукровок.
     Но мы забежали вперед, ибо это начнется только на следующий день. Здесь и сейчас, апогей этой атмосферы, приправленный нежным ароматом печали, в больничном крыле. Трое студентов (не считая жертв), преподаватель и медсестра ждали директора.
     Профессор Флитвик и мадам Помфри лечили нервы за чашечкой чая с несколькими капельками бренди. Первый очень переживал за своих учеников, не зная, что делать дальше. Да, он преподаватель, да, он неплохо знает Темные искусства и защиты от них, но ему было страшно признаться в одном: ничего из этого не поможет. Декан Когтеврана даже сомневался в безопасности студентов, будь здесь настоящий специалист, помимо Дамблдора. Что они, в сущности, могут противопоставить наследнику Салазара Слизерина, одному из четверки великих? Правильно, ничего.
     Мадам Помфри тоже была бессильна. Она могла лишь наблюдать да готовить настойки в ожидании созревания мандрагоры.
     Но это взрослые люди, по сравнению с молодыми пережившие ещё те ужасы войны. А теперь представим состояние трех студентов, собравшихся вокруг забавной «статуи»: парень стоял на коленках, одной рукой он опирался на кровать, а другая была вытянута вбок. Взгляд же был направлен на эту руку. Рядом с кроватью лежала его сумка.
     Флора сидела на соседней кровати, облокотившись о плечо друга. На её глазах были слезы, смазанные вместе с тушью. Скотт же не старался не выражать никаких эмоций, хотя удавалось ему с трудом. Костяшки кулаков белели от напряжения, а короткие ногти впивались в кожи, доставляя боль её владельцу.
     Кори, невольный наблюдатель всего происходящего, теребила миниатюрное зеркальце и смотрела в окно, наблюдая за небом, как если бы там пролетал дракон. Она не питала дружеских чувств к Феликсу Краусту в силу объективных причин, но невольно чувствовала себя виноватой. Она затащила его к Слизеринской гостиной, почти в то время, когда монстр гулял по замку.
     Первым тишину, не выдержав, нарушил Скотт, начав с простого вопроса:
     — А это что у тебя в руках? — Его взгляд пытался разглядеть в тусклом свете ламп предмет в руках девушки. Та показала его на свет. — Зеркальце. Очень похоже на мое и Феликса.
     — Да, это оно и есть. Оно было в руках у вашего друга в момент нападения. — Кори на секунду вложила зеркальце в вытянутую руку статуи, наглядно демонстрируя, где оно было.
     — Бред. Он же не накраситься решил, стоя на коленях. Фел странный, но не до такой степени. — Кори пожала плечами. — Будь я на его месте, то убежал оттуда со всей мочи. Кстати, ты же свидетель нападения, так? Расскажи, что ты видела. Мы имеем право знать.
     — Я немного приврала. Я не совсем свидетель, потому что пришла одновременно с Гарри Поттером. Возможно, мой слух уловил тяжелые движения, но не уверена, что это не показалось.
     — Тогда почему ты здесь? — Скотт наклонился. — Чтобы вводить в заблуждение всех нас, слизеринка? Или ищешь следующую жертву для наследника вашего змеенышьего предка?
     — Чуть что, я так сразу слизеринка. — Кори наклонила голову. — А вот Феликсу все равно, с какого ты факультета. Он даже пытался с нами сдружится на первом курсе, вопреки стереотипам.
     — А как ещё к тебе относится? Ты приходишь, признаешься в том, что являешься шпионкой, затем вы с Краустом уходите в неизвестном направлении и, вот, новая жертва. Какие тут логические выводы я должен делать?
     — Когтевранские, — сказал Кори, поставив Скотта в тупик. — Мне казалось, что на вашем факультет первое место должен занимать мозг, а не другое место.
     — Ты ещё и дерзишь. Это просто…
      — «Я читал, что Тайную комнату открывали 50 лет назад. Тогда умерла одна девочка. Чтобы с вами не случилось того же, возьмите это. Это простые карманные зеркальца. Если вы услышите странный шум или заподозрите, что монстр рядом, ищите укрытия. Перед этим обязательно зажмурьте глаза. Или смотрите строго в пол. В крайнем случае, если понимаете, что выхода нет, открываете зеркальце и через него смотрите на монстра.» — Произнесла Флора чуть всхлипывающим голосом. Скотт и Кори сразу забыли претензии друг к другу и взглянули на девушку. — Он так говорил нам, помнишь?
     — Ты запомнила это дословно. Даже я забыл. — Гаррет взглянул на зеркальце в руках Кори. Слизеринка дернула бровью.
     — То есть он знал о том, кто является ужасом Тайной Комнаты? Даже у нас ходят слухи, что там может скрываться.
     — Он не знал. — Отрезал Скотт.
     — Ага, конечно, — Виккенс положила ногу на ногу и продолжила. — Откуда тогда такие руководства к действию? Точное знание, что не надо смотреть. Что владеть такой информацией, нужно знать точно вид существа и его магические свойства. Но почему вы не рассказали об этом преподавателям?
     — У нас в голове была другая проблема. Я думал, как спасти Крауста от ваших приматов Льюисов и Фоули. Мы отложили этот момент на потом. Как видно, зря.
     — Льюисы не приматы, хотя мозгов у них нет. — Кори отложила зеркальце и встала с места, разминая конечности. — А Феликс и без вас с ними разобрался играючи.
     — В смысле?
     — В прямом. Я его привела к ним, чтобы они поговорили.
     — Ты. Что. Сделала? — Через слово произнесла Флора, протягивая руку к своей палочке. Скотт перехватил движение и покрутил у виска.
     — Успокойся. Как он с ними разобрался?
     — Очень просто. Он словами показал, что их претензии — полный бред. Даже довел до слез Ванессу и спровоцировал её на Круциатус. — Флора рванулась к девушке, но Скотт уже держал её. — Не волнуйтесь, она даже не понимает, как им пользоваться в отличии… — Тут она немного запнулась, не решаясь говорить дальше. — От Феликса.
     — Заткнись, тварь! — Почти выкрикнула она, но Гаррет сумел зажать ей рот. Мадам Помфри, услышав с другого конца этот крик, погрозила им пальцем.
     — Флора, успокойся. Не психуй. Ай, — девушка укусила его в ладонь, и парню пришлось ослабить хватку. — Флора, не надо.
     Флора встала со своего места и, вопреки мыслям Скотта, вышла из Больничного Крыла, хлопнув дверью. Ей слишком претила мысль сидеть рядом с Кори.
     — Она всегда такая? — Недоуменно спросила слизеринка.
     — Нет, просто у неё плохой день — друг окаменел, — с неизменным сарказмом произнес мистер Гаррет. — И не надо строить невинное лицо. Сама же довела своими словами.
     — Тем, что рассказала правду? Почему на меня вы так взъелись, хотя я ни слова не соврала, а вот с Феликсом вы дружите, хотя он от вас скрывает многое?
     — Я даже слушать тебя не хочу. — Скотт взял свою сумку, а также сумки Флоры и Феликса.
     — Послушай. — Шепотом произнесла она. — Мне очень нравится Феликс. Ещё с первого курса, и я решилась к нему подойти только сейчас и начать дружить. Я не совсем знала, как правильно подступиться, как начать разговор, ведь до этого сидела безвылазно в лавке своего отца. А тут эта Льюис подошла и начала давить на меня, намекая на проблемы с бизнесом у отца и заставив следить за Феликсом. Вот и подвернулся момент.
     — И зачем мне это говорить? Сказала бы это Краусту, а не мне.
     — Я ему и сказала, а он ответил, что подумает и ушел. Я пыталась догнать его, но не успела. — Кори устало вздохнула. — В чем я все-таки виновата? Виновата в том, что Феликс что-то скрывает? Ну очнись, вы же самый думающий факультет, а не можете никак спросить себя: откуда он знает про Круциатус?
     Ты какая-то странная. То признаешься, что он тебе нравится, то говоришь, что у него есть тайна. — рыкнул Скотт, направляясь к двери. — Он пережил его на себе. Круциатус. Поэтому он знает это заклинание.
     — Ага, а как он действует тоже? Я слышала, как он говорил: «Потому что ты этого не умеешь делать» — Кори подбежала к нему.
     — Тебе виднее. Ты со Слизерина, — немного остыв, произнес Скотт. Несмотря на то, что девушка горла вполне себе рациональные мысли, отпрыск славного семейства Гарретов обдумывать их здесь и сейчас не хотел. — Извини, но я все же пойду. Нужно успокоить Флору и прийти в себя.
     Парень, кивнув девушке, закрыл за собой дверь. Кори же неслышно пнула её, проговорив ругательство.
     — Что я делаю не так? Мне казалось, что общее горе сплочает, делает ближе. Может не над было во всем признаваться? Надо завтра сделать ещё одну попытку. Я не могу это оставить просто так. — Виккенс, оглядевшись на взрослых, которые были слишком поглощены разговором, медленно приблизилась к жертве. Она тихонько дотронулась до руки Феликса, боясь, что мальчик оживет. Но этого не случилось. — Я спасу тебя, обещаю.
     ***
     Обвешанный сумками, как барахольщик на рынке, Скотт вышел из Крыла. Самая неоднозначная встреча с представителем Слизерина оставила свой след в душе Скотта. Слова, сказанные ей, были отчасти верные и он готов поверить в них. Выросший в доме мракоборца, он с детства запомнил принцип, существовавший в семье: «Не доверять нельзя никому». Но одно дело его знать, а другое — претворять в жизнь. Особенно проверять на друге, с которым они пережили не самый легкий курс.
     Хотя больше всего его беспокоила Флора. Она была слишком привязана к Феликсу, как собачка, и не могла даже и помыслить о нем дурное. До этого дня. Нужно было её срочно найти, пока…
     — Флора, Флора. — Гаррет нашел девушка спустя пять минут на лестнице. Она сидела на ней, уткнувшись себе в колени. — Ты как?
     — Я в порядке.
     — Не думаю. Я знаю, в душе у тебя творится ад…
     — Ты легиментом не прикидывайся. Я же сказала: у меня все в порядке. — Флора отвернулась от него.
     — Ну как знаешь. По тому, как ты выбежала, забыв вещи…
     — Меня просто взбесила эта Кори. Она ещё утром мне не понравилась. Слишком напыщенная, самодовольная, за всех все решает. А ещё говорит гадости про Феликса! Если бы ты меня не остановил, она бы уже летала у меня. — Флора взмахнула руками, как будто у неё в руках палочка. — Так что ты спас её.
     — Я спас тебя. Твои таланты в магии оставили бы от тебя лишь горстку пепла. А мне его потом собирать. — Скотт сел рядом с ней и положил её сумку рядом. — И да, тебе не идет быть злой и мстительной. Оставь это на других.
     — Спасибо, — поблагодарила она его за принесенные вещи. Флора, немного вздохнув, произнесла. — Я такая дура. У меня в голове такой туман. Столько нелепостей наговорила.
     Скотт засмеялся.
     — Что смешного?
     — Ты просто в точности описала мое состояние. — Он взъерошил ей волосы.
     — Но ты же не пытался накинуться с палочкой на невинного человека. — Флора начала поправлять волосы.
     — У меня была такая мысль. Меня с детства учили держаться на людях и не давать повода совершить плохого.
     — А, я и забыла, что твой отец — мракоборец.
     — А твой — целитель, — в ответ произнес он и глянул на неё пронзительным взглядом.
     Флора расчесала свои волосы и после окончания процедуры взглянула на друга.
     — Что? Я опять что-то не то сказала?
     — Нет, я пытался тебе намекнуть. Если мы напишем письмо своим родителям, то они могут нам помочь. Если они ещё не знают о произошедшем. Можно даже предупредить их и Дамблдора о том, что узнали относительно чудовища.
     — Идея хорошая! — Воскликнула Флора, вскидывая руки. — Только давай пока не будем говорить о последнем. Я боюсь, что мы сделаем ещё хуже Феликсу. Хотя я не верю словам этой…кгхм…слизеринке, но перестраховаться не стоит.
     — Ух ты. Ты научилась включать мозги, Андервуд. Вот это да… Ауч, я же пошутил. Не бей меня. — Он засмеялся, а затем сказал. — Пойдем в гостиную, пока нас не поймали старосты.
     Это был очень длинный день для всего замка. Но для нескольких людей он будет тянуться не один месяц…

Примечание к части

     Догадаются ли они, кто на самом деле чудовища? Смогут ли проникнуть вглубь тайны простого полукровки Феликса Крауста? Или же постараются об этом забыть? Тень сомнения уже посеяна в их душах... (зловещий смех) ------- Последняя часть этой главы. Постарался уйти в драму, надеюсь что смог (буду рад от вас это узнать). Да и просто жду комментариев и отзывов, как всегда) Так, планирую один рояль в кустах, поэтому готовимся) Шучу, можете не готовиться) Да, я тут (точнее мой воспаленный мозг) ещё подумал, а может ещё главу написать про житие героев до "воскрешение" от окаменения Феликса или перейти непосредственно к нему и уже постфактум рассказать обо всех событиях? И последнее. Понравилась ли вам новая героиня, которая непосредственно войдет в повествование: Кори Виккенс. Ещё раз благодарю за поддержку всех читателей)
>
Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"