Акименко Сергей: другие произведения.

Месть герцогини

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   РАССКАЗКА 2-Я. "МЕСТЬ ГЕРЦОГИНИ"
  
  
  
   "Ужели дьявол существует?
   Скорее нет, чем да.
   Откуда ж зло?
   От человека. Он сам, как дьявол иногда".
  
   Малоизвестный поэт.
  
  
  
  
   ГЛАВА 1
  
  
  
   И без того хмурое, северное небо, затянуло тучами настолько плотно, что казалось, солнце уже больше никогда не сможет пробить своими лучами эту толстую, угрюмую, серую массу, непрерывно исторгающую из себя нудный, холодный дождь. Дождь, шел уже третьи сутки, и промозглая погода, которую он с собою принес, только усугубляла мрачное настроение, не покидавшее Летицию Кастилья, с того самого дня, когда обломок шпаги Томаса Бамбеллы прервал жизнь ее обожаемого брата. Много воды утекло с тех пор, казалось душевная рана, нанесенная герцогине, должна была затянуться. Но, увы, с каждым днем, она кровоточила все сильнее, неумолимо забирая у неё остатки душевного здоровья. Летиция Кастилья практически перестала заниматься государственными делами, которым она, к слову сказать, и так никогда не уделяла особого внимания, во всем полагаясь на брата. Но теперь, с его смертью, когда она была вынуждена взвалить на себя бремя реальной власти, герцогиня вдруг с ужасом осознала, что, ни о чем кроме мести, она думать не может и не хочет. А еще она осознала, что, только отомстив своим врагам, она сможет вернуться к нормальной жизни и стать настоящей правительницей могущественного герцогства.
   В опочивальне царил полумрак, горело всего несколько свечей. В последнее время, Летицию мучила бессонница, сны, отрывистые и тревожные, заставляли ее просыпаться очень рано, и у нее вошло в привычку, не прибегая к помощи прислуги, самой зажигать свечи и садиться у окна, чтобы подолгу смотреть в него, ни на чем, особенно, не заостряя внимания. Эта бесцельная ежеутренняя процедура, как ни странно, успокаивала ее, помогая забыть ночные кошмары. Вот и сейчас, как обычно, она пристроилась у окна и уставилась невидящим взглядом в свинцовое небо, словно пыталась найти там ответ на единственный вопрос, который не давал ей покоя. Как отомстить?! Что придумать, чтобы месть, такая желанная, такая долгожданная, наконец, свершилась, и все враги, так или иначе, приложившие руку к смерти единственного близкого ей человека, были уничтожены.
   Ирония судьбы заключалась в том, что Летиция Кастилья, будучи почти точной копией своего покойного брата, такая же алчная, жестокая и тщеславная, к сожалению, не обладала его способностями организовывать и, что самое важное, успешно осуществлять коварные замыслы, на которые герцог был большой мастак. К тому же, она хотела не просто отомстить, она мечтала, чтобы ее враги, перед смертью, страдали, и, по возможности, мучительно и долго. А вот это, как раз, у нее и не получалось. Неудачи преследовали ее с пугающим постоянством. Началось все с неуклюжей попытки решить вопрос военным путем. Хорошо еще, что Карл, одержав победу над войсками герцогини, не стал развивать ее, на время оставив в покое очередного мятежного представителя рода Кастилья. Воспользовавшись столь неожиданной передышкой, Летиция пустилась во все тяжкие. Интриги, заговоры, наемные убийцы. Все было пущено в ход. Однако, к разочарованию герцогини, ни одна из попыток, до сего дня, не принесла желаемого результата. Казалось, само провидение на стороне ее врагов. Даже поиски, попавшего в опалу, главного врага герцогини, Томаса Бамбеллы, и те, не увенчались успехом.
   Летиция обреченно вздохнула и отвернулась от окна. С минуту она сидела неподвижно уставившись в одну точку, затем, словно вспомнив о чем-то, встрепенулась и стала медленно осматривать свою спальню, как-будто видела ее впервые. Ее блуждающий взгляд задержался на стене, над изголовьем кровати. Внезапно необъяснимое волнение охватило её, она почувствовала, как сердце учащенно забилось, а на лбу выступил холодный пот. Словно повинуясь чьему-то приказу, она не отрывала свой взгляд от распятия и чем больше она на него смотрела, тем сильнее билось ее сердце. Несколько мгновений она, молча, рассматривала крест, наклоняя голову то вправо, то влево, потом решительно встала и подошла к камину. Дрожащей рукой, она взяла с каминной полки увесистый золотой подсвечник, задумчиво повертела его, как-будто хотела оценить вес, потом, вдруг, резко развернулась и, что есть силы, швырнула его, целя в распятие. Она не промахнулась, чего-чего, а кидаться канделябрами ей было не впервой. От мощного удара, сломалась одна из двух опор, державших крест на стене, и он беспомощно повис вниз головой, раскачиваясь из стороны в сторону. Глаза герцогини загорелись адским огнем, руки потянулись к горлу и сорвали нательный крест, висевший на ее шее. Зажав его в руке, она запрокинула голову и, издала душераздирающий вопль!
   - Я готова продать тебе душу, если ты поможешь мне!!! Готова!!! - в исступлении повторила герцогиня и рухнула на колени. Ее неистовый крик всполошил прислугу. Дверь опочивальни Летиции приоткрылась и в комнату заглянула испуганная молоденькая камеристка.
   - Что с вами, госпожа? Вам плохо? - спросила она дрожащим от волнения голосом.
   - Мне хорошо! - не оборачиваясь, хрипло произнесла герцогиня, поднимаясь с колен. Устало указав на распятие, она приказала: - Убери это отсюда! И чтобы больше, я никогда не видела его в своей спальне! Тебе ясно?!
   - Да, - пролепетала поражённая столь необычным приказом, девушка.
   - Что же ты стоишь, как столб? Выполняй приказ! Хотя постой, не торопись! - герцогиня повернула голову и посмотрела в окно.
   - Дождь, похоже, наконец, закончился, - продолжала она все тем же хриплым голосом, - распорядитесь там, насчет прогулки. Я желаю подышать свежим воздухом. Карета не нужна. Поеду верхом.
   Летиция, наконец, повернулась к служанке лицом: "Это все! Выполняй! Да, вот еще что. Пришли мне Гайю, чтобы помогла одеться. Давай, иди. И не мешкай! Я не намерена долго ждать"!
   - Простите, госпожа, а как насчет завтрака? Вы завтракать будете? - еле слышно спросила служанка.
   - Разумеется, буду! Дура ты эдакая! Ты что же, думала я поеду на голодный желудок?! - всплеснула руками герцогиня, - Иди уже! И не забудь прислать Гайю!
   Через пару часов герцогиня Кастилья в сопровождении небольшой свиты, состоящей преимущественно из офицеров ее личной охраны, оказалась на дороге, которую сейчас и дорогой то, в полном смысле этого слова, назвать было нельзя. Дождь, беспрерывно поливавший ее последние три дня, сделал свое черное дело, дорогу окончательно развезло, и это несмотря на то, что она была вымощена булыжником. Бедные животные, то и дело, скользя копытами, рисковали споткнуться и упасть вместе с седоками в "жирную" жижу, обильно покрывавшую камни. Но Летицию, похоже, это нисколько не смущало, она полностью отдалась во власть своей лошади, предоставив ей самостоятельно выбирать наиболее безопасный путь. Казалось, возбуждение герцогини, постигшее ее в спальне, когда она, по ее мнению, окончательно разорвала связь с богом, чтобы обратиться за помощью к его антиподу, прошло. Но нет, лихорадочный блеск в глазах хозяйки герцогства Кастилья, и не думал угасать. Что-то заставляло ее по-прежнему находиться в приподнятом настроении. С того самого момента, когда она запустила подсвечником в распятие, ее не покидало чувство, что она перешла черту, за которой для нее началась другая жизнь и возврата к прежней, может уже не быть. Однако это не пугало ее, наоборот, она с нетерпением ждала, что тот, у кого она попросила помощи, не заставит себя ждать.
   Внезапно Летиция натянула поводья и заставила свою лошадь остановиться.
   - Что это? - спросила она, ближайшего к ней офицера, указывая хлыстом на цыганский табор, расположившийся у самых стен замка.
   - Цыгане, ваша светлость, - с готовностью пояснил офицер.
   - Сама вижу, что цыгане! - повысила голос герцогиня.
   - Я спрашиваю! Что они делают на моей земле?!
   - Видимо, они остановились, чтобы переждать непогоду, ваша светлость, - с некоторым сомнением в голосе ответил офицер.
   - Убежден, они скоро покинут нас, - немного поколебавшись, продолжал он, возвращая своему тону уверенность.
   - А я хочу, чтобы они убирались с моих глаз немедленно!!! - в гневе вскричала герцогиня, приподнимаясь в седле и нервно щелкая хлыстом.
   - Слушаюсь, ваша светлость! - вытянулся офицер, - сейчас все организуем.
   - Эй! Капрал! - крикнул он, подзывая к себе одного из своих подчиненных.
   - Погодите-ка лейтенант, - вдруг сменила гнев на милость герцогиня, - подъедем поближе, во мне взыграло любопытство. Прогнать-то мы их всегда успеем. Не правда ли?
   - Совершенная правда, ваша светлость, - согласился лейтенант и направил своего коня в сторону табора.
   Вскоре небольшой отряд, возглавляемый Летицией Кастилья, приблизился к цыганской стоянке. Все обитатели табора были на ногах и молча с любопытством, рассматривали вновь прибывших.
   - Кто у вас тут главный? - надменно спросила герцогиня, с презрением оглядывая цыганскую толпу.
   - Я, госпожа, - скрипучим картавым голосом произнесла старуха, обладательница всклоченных седых волос и крючковатого носа усеянного мелкими бородавками. Опираясь на свою, грубо обструганную клюку, она смотрела на герцогиню без малейшей тени страха.
   - Ты?! - недоверчиво спросила Летиция, брезгливо рассматривая старуху.
   - Я, - спокойно подтвердила старуха и сунула в рот трубку с длинным тонким мундштуком.
   - Кто вам дал право здесь расположиться?! - повысила голос Летиция, ее раздражало спокойствие старой цыганки.
   - Никто, - по-прежнему спокойно ответила старуха и выпустила вверх, струю крепкого табачного дыма.
   - Да как ты смеешь, старая карга, так со мной разговаривать!!! - Летиция была вне себя от гнева.
   - Даю вам час, чтобы убраться с моей земли! - продолжала она свистящим от ярости голосом, - если не подчинитесь, мои солдаты силой заставят вас уйти! Но имейте в виду, что в этом случае, за последствия я не ручаюсь.
   Летиция злобно ухмыльнулась, и хотела было уже развернуть свою гнедую, как старая цыганка снова подала голос.
   - Твоя душа неспокойна, - проскрипела она, - оттого ты и бесишься. Кое-кто требует мщения, а у тебя ничего не получается. Верно?
   Услышав эти слова, Летиция вздрогнула, и пристально посмотрела на цыганку, та жестом предложила ей спешиться. Словно завороженная Летиция слезла с лошади и, не спуская глаз с цыганки, подошла к ней вплотную.
   - Откуда ты знаешь? - шепотом спросила герцогиня.
   - Пойдем, пройдемся ваша милость, - вместо ответа предложила цыганка, и всем своим немощным телом опираясь на клюку, не оглядываясь, заковыляла по дороге подальше от лишних ушей. Немного поколебавшись, герцогиня последовала за ней. Поравнявшись с цыганкой, она тронула ее за плечо, требуя остановиться. Старая цыганка подчинилась и повернулась к герцогине лицом. Не выпуская изо рта своей вонючей трубки, она изучающее смотрела на герцогиню и не говорила ни слова.
   - Что же ты молчишь?! Говори! Или я прикажу, чтобы тебя заставили говорить! - в Летиции снова закипала злость.
   - Я знаю, кого ты попросила о помощи и хочу заключить с тобой сделку, - деловито произнесла цыганка, вынув, наконец, свою длинную трубку из беззубого рта.
   - Ты?! Сделку?! Со мной?! - расхохоталась Летиция, - С какой такой стати?!
   - Если ты не откажешься от своего намерения, и твои люди выгонят нас, ты не получишь того о чем мечтаешь.
   - Что ты хочешь этим сказать, старая карга? - надменно спросила герцогиня, сразу же прекратив смеяться.
   Старуха пропустила оскорбление мимо ушей.
   - Если на седьмой день с момента нашей встречи, - спокойно проговорила она, - к тебе не явиться тот, кого ты ждешь, можешь делать с нами что хочешь. А пока, прикажи своим псам оставить нас в покое.
   Старуха глубоко затянулась и, выпустив очередную струю табачного дыма, спросила: - Ну, решение за тобой, ваша милость. Что выбираешь?
   Летиция задумчиво посмотрела на цыганку.
   - Ладно, - немного подумав, медленно произнесла она, - черт с тобой, живите пока.
   - Со мной, со мной, - усмехнулась старуха, - не беспокойся.
   - Ну, ну, - в свою очередь усмехнулась Летиция и, отвернулась от цыганки.
   - Эй! Кто там?! - громко крикнула она, обращаясь к офицерам, - подведите мою лошадь, мне надоела эта прогулка, мы возвращаемся!
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
  
  
   "Я не узнаю тебя дорогая. Поверить старой, выжившей из ума, цыганской ведьме! Смех, да и только"! - Летиция фыркнула и отвернулась от зеркала, в которое она, смотрелась вот уже, без малого, четверть часа. Прежде чем усесться в свое любимое кресло, она дернула за шнур звонка. На зов тут же явился секретарь, бойкий молодой человек, лет двадцатипяти. Он всеми силами старался придать своему лицу, как можно более серьезный вид, по-видимому, чтобы казаться старше и солидней. Это выглядело несколько комично, и герцогиня невольно улыбнулась, приход секретаря поднял ей настроение, она даже на мгновение забыла, зачем его позвала. С минуту Летиция молча, рассматривала своего помощника, который явно чувствовал себя неловко под ее изучающим взглядом. Наконец, она прервала молчание.
   - Ну, рассказывай, какие новости? Что слышно из Мендина? (Мендин-главный город герцогства Кастилья). Вот уже почти месяц, как я живу затворницей в этом замке и, откровенно говоря, пока не испытываю желания покидать его. Однако, дела государственные важны и мне необходимо знать, не пришло ли время в них вмешаться? Кроме того, если ты помнишь, я давала поручение узнать о судьбе капитана Блэквуда.
   - С вашего позволения, ваша милость, - деликатно кашлянув в кулак, начал секретарь, - я начну по порядку.
   - Изволь, - небрежно бросила Летиция, кивком головы указывая на стул. Секретарь воспользовался ее предложением, почтительно устроившись на самом краешке стула стоявшего прямо напротив кресла, где восседала сама герцогиня.
   - Насколько я могу судить, ваша милость, за время вашего отсутствия, в Мендине не произошло ничего, чтобы требовало вашего вмешательства. Как раз сегодня, мы получили письмо от графа Седрика, где он...
   - Чтооо?! Ты имел наглость прочитать письмо? - мигом вскипела Летиция.
   Лицо секретаря тут же покрылось красными пятнами, он вскочил и дрожащим от волнения голосом, пролепетал: "Но, вы, же сами, разрешили мне вскрывать корреспонденцию, если только там не указано, что ее надлежит вручить лично в руки вашей милости".
   - Ах, да! Я совсем забыла! Прости меня Гектор, - мгновенно сменила гнев на милость Летиция, и снова пригласила секретаря сесть.
   - Так что же пишет граф? - равнодушным тоном спросила она. Секретарь открыл, было, рот, но Летиция не дала ему говорить.
   - Впрочем, - продолжала она, - можешь не рассказывать. Похоже, в нем нет ничего, чтобы могло меня заинтересовать. Не так ли?
   - Скорее всего, да, - подтвердил секретарь.
   - Что значит "скорее всего"? Что ты хочешь этим сказать? - удивленно приподняла бровь герцогиня.
   - Ничего, ваша милость, ровным счетом, ничего, - поспешно поправился секретарь, - если бы там было что-то важное, я бы непременно вам доложил.
   - Ну, хорошо, - успокаиваясь, проговорила герцогиня, - что слышно о капитане Блэквуде. Удалось что-нибудь выяснить?
   - К сожалению, ничего конкретного, ваша милость. Хотя, есть одна зацепка.
   - Какая же? - оживилась герцогиня.
   - В окрестностях Фрубурга, вот уже около года, свирепствует шайка разбойников под предводительством одноглазого главаря.
   Глаза герцогини загорелись, нетерпеливым жестом она приказала секретарю продолжать.
   - Мы смогли найти человека, которому удалось вырваться из лап разбойников живым. Самого главаря бандитов он не видел, но слышал, как его подручные, между собой, называют его капитаном.
   Герцогиня встала с кресла и нервно заходила по комнате. Секретарь тоже вскочил и вытянулся в струнку, преданно "пожирая" глазами свою госпожу.
   - Ничего себе, зацепка! Это не зацепка, мой дружочек, это удача! Значит, он все-таки выжил! - Летиция остановилась и молитвенно сложила ладони на груди.
   - Кого же мне благодарить за эту новость? - она в упор посмотрела на секретаря, и от этого взгляда тот невольно попятился. Герцогиня смотрела и не видела его, ее отсутствующий взгляд был наполнен безумием. По спине молодого человека пробежали мурашки.
   Между тем, герцогиня медленно опустила руки и, не отводя глаз, громко проговорила: - Уж, конечно же, не господа бога! Всевышний никогда бы не стал покровительствовать Джеку Блэквуду! Мне это известно, как никому другому!
   Ее взгляд снова приобрел осмысленность.
   - Мне, во что бы то ни стало, необходимо увидеться с этим человеком! Я должна убедиться, что это капитан Блэквуд. Устрой это Гектор!
   - Но, как?! - в отчаянии воскликнул секретарь, всплеснув руками.
   - Как хочешь, - равнодушно пожала плечами герцогиня, - или ты забыл, что мои приказы не обсуждаются?
   - Да, но...
   - Никаких "но", мой дорогой Гектор, никаких "но". Иди и думай, как..., - внезапно, герцогиня умолкла, словно, вдруг, вспомнила о чем-то.
   - Скажи Гектор, цыганский табор, по-прежнему находится у стен моего замка? - озабоченно спросила она.
   - По-прежнему, ваша милость. Вот уже неделя подходит к концу, как эти попрошайки, с вашего разрешения, обосновались у нас под боком.
   - Семь дней..., - задумчиво произнесла герцогиня.
   - Ладно, - после небольшой паузы продолжала она, - ступай Гектор и позови-ка ко мне лейтенанта Барраса, - ну, что же ты? Иди.
   - Тут вот какое дело, - замялся секретарь.
   - Что еще?! - насторожилась Летиция.
   - Один человек хочет получить у вас аудиенцию. Он очень настойчив и ...
   - Я же сказала, что никого не принимаю! - с возрастающим раздражением перебила секретаря Летиция.
   - Да, - согласился секретарь, - но мне почему-то показалось, что встреча с ним будет для вас интересна.
   - Ему показалось! - презрительно фыркнула Летиция, - да кто ты такой, чтобы делать такие выводы!
   - Простите, ваша светлость, - лицо секретаря вновь покрылось красными пятнами.
   - Кто он?! - внезапно смягчилась Летиция, ни с того, ни со всего, ее стало разбирать непреодолимое любопытство, смешанное с внезапно появившимся, необъяснимым волнением.
   - Барон Себастиан Аусверф, - с готовностью доложил обрадованный секретарь.
   - Никогда не слышала это имя, и где же он? - спросила герцогиня.
   - Барон собирается нанести вам визит сегодня вечером, если, конечно, вы соблаговолите его принять. Еще он просил передать вам, что если вы откажете ему, то его это нисколько не обидит и он завтра же отправится в Мендин.
   - Хорошо, - медленно, словно сомневаясь, правильно ли она поступает, произнесла герцогиня, - я приму его, надеюсь, он окажется приятным собеседником.
   Она ненадолго задумалась, потом жестом показала секретарю, что он может идти, и когда тот был уже в дверях, поспешно бросила ему вслед: - Лейтенанта Барраса присылать не надо!
   Дождавшись, когда дверь за секретарем закрылась, герцогиня закончила свою фразу: - Во всяком случае, пока!
   Весь день Летиция Кастилья ловила себя на том, что она постоянно думает о предстоящем визите барона Аусверфа. Все ее попытки отвлечься были обречены на неудачу, в своих мыслях, она снова и снова возвращалась к этому загадочному барону. Она еще не познакомилась с ним, но уже, его личность казалась герцогине окутанной тайной, которая почему-то, немного страшила ее.
   "Где он мог остановиться"? - спрашивала себя герцогиня. "В окрестностях замка нет ни одной приличной гостиницы, а до ближайшего городка миль двадцать. Все это очень странно". И все же она с нетерпением ждала наступления вечера, что-то подсказывало ей, что ее секретарь прав, встреча с этим человеком может оказаться для нее очень полезной.
   - Барон Себастиан Аусверф! - торжественно доложил камердинер ровно в девять вечера.
   - Проси! - нетерпеливо махнула рукой Летиция. Камердинер вышел. В ожидании появления барона, герцогиня постаралась придать своему лицу, как можно более равнодушное выражение. Выглядела она при этом, превосходно. Роскошное платье выгодно подчеркивало ее не менее роскошную фигуру. Чего таить, Летиция Кастилья была красива, только красота ее, в силу порочной натуры, была холодной, как блеск многочисленных драгоценностей, как всегда, занимающих слишком много места, в ее наряде. Дверь открылась, и в зал вошел элегантный мужчина средних лет. Сделав пару шагов, он остановился и, прежде чем направиться к герцогине, ожидавшей его в другом конце зала, не спеша окинул внимательным взглядом, самое большое жилое помещение в фамильном замке герцогов Кастилья. К слову сказать, оно заслуживает отдельного описания, но я, как бы мне этого, ни хотелось, все, же не буду этого делать, предоставив искушенному читателю самому пофантазировать на этот счет. Ну, а не искушенного, прошу поверить на слово. Зал для приемов в фамильном замке Кастилья, был великолепен. Несколько сотен зажженных свечей давали возможность по достоинству оценить обстановку и, судя по довольной, едва заметной улыбке, тронувшей губы барона, увиденное им, произвело на него то впечатление, на которое, не без оснований, рассчитывала герцогиня. Закончив свой беглый осмотр, барон Аусверф, широко улыбаясь, направился к Летиции. По мере его приближения, герцогиня чувствовала, как ее сердце начинает ускорять свой ритм, на лбу выступил холодный пот, а по всему телу пробежал озноб, от которого затряслись конечности.
   - Диего! ТЫ?! - вскричала Летиция, и, в то же мгновение, лишилась чувств.
   - Сударыня! Что с вами?! Очнитесь! Прошу вас! Я никогда бы не подумал, что мое появление может произвести на вас такое впечатление. Прошу простить меня. Возможно я не вовремя...
   Летиция медленно открыла глаза и тут же их закрыла. "Наверное, это сон", - пробормотала она, заслоняя лицо руками.
   - Что вы! Это вовсе не сон, это я, барон Аусверф, и только. Может позвать прислугу? - барон склонился над герцогиней так низко, что она ощутила его дыхание, от которого повеяло сыростью, или, может быть, ей показалось. Но, как бы, то, ни было, это заставило ее открыть глаза, чтобы снова, на этот раз, менее эмоционально, спросить: - Диего! Это ты?!
   - Это не я! - рассмеялся барон, - мое имя, Себастиан Аусверф, а не Диего Кастилья. И в ваших краях, я впервые. Позвольте предложить вам мою руку, герцогиня. Обопритесь на нее. Вот, так. Прекрасно! Усаживайтесь поудобнее. Ну, а я, с вашего разрешения, расположусь прямо напротив. Не возражаете? - глаза барона и Летиции встретились. Взгляд барона был холоден и неподвижен, и абсолютно не соответствовал его поведению. От этого взгляда Летиции стало не по себе, ее опять стал бить озноб.
   - Ну же, успокойтесь, сударыня. Право, я не знаю, чем я мог вас так напугать. Прошу вас...
   - Нет, нет, барон, это вы меня простите, - прошептала герцогиня. - Но, мне, вдруг показалось, что вы..., простите еще раз, так похожи на моего покойного брата...
   - Возможно, - небрежно согласился барон, удобно располагаясь в глубоком, мягком кресле, - многие принимают меня за своих родственников или знакомых. И когда в этом есть необходимость, я стараюсь не разочаровывать этих людей.
   - Зачем вы это делаете? - не отводя пристального взгляда от барона, спросила герцогиня.
   - Мне трудно дать исчерпывающий ответ на этот вопрос, дорогая герцогиня, - загадочно улыбнулся барон Аусверф, - каждый случай индивидуален. И чтобы окончательно развеять ваши сомнения, открою вам небольшую тайну. Я могу, когда хочу, принимать облик чужого мне человека, но только в том случае, если этот человек мертв. Так что, увы, вынужден разочаровать вас. Ваш брат, Диего Кастилья, покинул этот мир и никогда сюда не вернётся.
   - Но кто вы, на самом деле? И зачем притворились моим братом? - голос Летиции дрожал, казалось, она опять была готова упасть в обморок.
   - Кто? - переспросил барон, - а вы не догадываетесь?
   - Вы! Вы..., неужели это возможно! - Летиция подалась вперед, судорожно сжимая подлокотники своего кресла.
   - Все возможно в нашем бренном мире, сударыня! Что же касается вашего второго вопроса..., - барон ненадолго задумался, - отвечу так. Я просто хотел продемонстрировать вам некоторые мои способности. Но хватит об этом! Расскажите лучше о себе, в конце концов, я должен знать с кем меня свела судьба на этот раз.
   - Сначала вы расскажите о себе, барон. На правах хозяйки я имею на это право, не так ли? Летиция, наконец, взяла себя в руки. Она откинулась на спинку кресла и с прищуром посмотрела на гостя.
   - Извольте, сударыня, - легко согласился барон, - как вы уже знаете, меня зовут Себастиан Аусверф, родом я из Трансвивании. Слыхали?
   - Что-то слышала, - наморщила лоб Летиция, - это где-то очень далеко.
   - Вы совершенно правы, г-жа Летиция. Это действительно очень далеко, так далеко, что подробно рассказывать о моей родине не вижу никакого смысла. К тому же я давненько там не бывал. Должен вам признаться, герцогиня, что у меня есть страсть, которой я посвящаю все свое свободное время. А его у меня, в силу того, что я ни в чем не нуждаюсь, предостаточно. Так вот...
   - Позвольте барон, я угадаю, - слабо улыбнувшись, перебила барона Летиция, - вы заядлый путешественник.
   - Вы весьма проницательны, герцогиня, - улыбнулся и барон, обнажив ослепительно белые зубы. Увидев эти зубы, особенно два из них, на мгновение, мелькнувших на фоне кроваво красных губ, Летиция внутренне содрогнулась. Перехватив взгляд герцогини, барон спросил: "Что-то не так, г-жа Летиция? Вы опять побледнели. Я снова напомнил вам вашего брата"?
   - Дда, - слегка заикаясь, еле слышно, проговорила Летиция, - вы действительно поразительно схожи с Диего. И, и вы можете убедиться в этом сами. Дело в том, что мы с братом похожи друг на друга как две капли воды, и если мы с вами подойдем к зеркалу то...
   - В этом нет необходимости сударыня, - сухо заметил барон, - я и так знаю, что, в данную минуту, выгляжу как двойник вашего брата. И чтобы вы больше не заостряли на этом внимания, еще раз хочу напомнить вам, что я действительно обладаю необычной способностью менять свой облик, в зависимости от обстоятельств. Так что не удивляйтесь, если я завтра, буду похож, например, на покойного короля Мармонта.
   - Покойного?! - вскричала Летиция.
   - Я имел в виду, Гастона, сударыня.
   Герцогиня сидела в своем кресле, как громом пораженная, она во все глаза смотрела на барона, не в силах вымолвить ни слова.
   - Может, мы все-таки поужинаем? - снова улыбнулся барон.
   Но Летиция, словно не слышала его слов.
   - Я знаю, кто вы! - вдруг вскричала она и в благоговейном ужасе прикрыла рот руками, - вы посланец ада!
   - Так-таки и ада! - усмехнулся барон, - впрочем, если вам так хочется, то, пожалуйста, думайте обо мне все что хотите. Вы мне лучше скажите, умеют ли ваши повара готовить мясо с кровью?
   - О чем это вы? - удивилась Летиция, к ней понемногу стало возвращаться спокойствие.
   - Об ужине, черт возьми! - воскликнул барон, - я ужасно проголодался.
   - Ах, да, простите! - засуетилась герцогиня и затрясла изящным серебряным колокольчиком. Несмотря на то, что зал для приемов в котором находились герцогиня и ее гость был огромен, эхо от звонка мгновенно заполонило все его пространство.
   - Так как же насчет мяса с кровью? - напомнил барон.
   - Все, что пожелаете, г-н Аусверф.
   - Что ж, превосходно. С паршивой овцы, хоть шерсти клок.
   Не обращая внимания на недоуменный взгляд герцогини, барон Аусверф встал с кресла, подошел к столу и наполнил два бокала вином, взяв оба бокала в руки, он повернулся к герцогине и, едва заметно улыбнувшись, сказал: "Надеюсь, вы не откажетесь выпить со мной г-жа Летиция? За наше приятное, и, надеюсь, взаимовыгодное, знакомство".
   - С удовольствием, барон, - в свою очередь, слегка улыбнулась герцогиня, принимая бокал.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 3
  
  
  
  
   "Господи! Как же я ненавижу эту чертову геометрию! Какой идиот ее придумал"?! Раздражение ученика 8-го класса 10-й трудовой политехнической средней школы города Таганрога Сергея А., объяснялось очень просто. Предстояла контрольная по математике, предмету в котором, чего греха таить, он ничего не смыслил. Да, откровенно говоря, и не особенно стремился к тому, чтобы смыслить. Надо сказать, что за последние два года Сергей сильно сдал в учебе. "Переходный возраст, ничего не поделаешь"! Так считал сам Сережа, оправдываясь по поводу очередной плохой отметки по физике или математике. Однако, родители, особенно отец, так не считали, потому что твердо были убеждены, что виной всему, было маленькое слово из четырех букв - "лень". Честно говоря, в этом была доля истины, но только доля! Сережа совершенно искренне считал, что у него нет способностей к точным наукам, а зубрилой он никогда не был и не будет. "Да если б я даже захотел выучить эту ненавистную физику или химию, я бы не смог! Честное слово! У меня просто терпения не хватило бы", - рассуждал про себя Сережа, получая, к сожалению, ставший уже привычным, нагоняй от родителей. Надо признать, что в этом он был прав, терпения, ему действительно катастрофически не хватало. Такой уж характер. Одним словом, "близнец". Справедливости ради, надо отметить, что Сергей вовсе не был отпетым двоечником. По предметам, так называемого, гуманитарного направления у него был полный порядок. Правда отца это не очень радовало, потому, что он хотел, чтобы сын поступил в Таганрогский радиотехнический институт и стал инженером. "По крайней мере, научишься ремонтировать телевизоры и всегда сможешь заработать себе на кусок хлеба, да еще с маслом"! - напутствовал он Сергея. "А книги твои от тебя не убегут. Вон их сколько"! - и отец с гордостью и любовью окидывал взглядом свою библиотеку. "Читай себе, на здоровье, но только чтобы это не мешало учебе! Слышишь"?! - грозно заканчивал он беседу с сыном. После этих слов Сергей обычно скорбно вздыхал и шел в свою комнату, якобы делать уроки. На самом деле, ему было не до уроков, особенно сегодня, когда он обнаружил пропажу браслета. Сергей дважды, вверх дном перевернул сарайчик, но браслета нигде не было, будто корова языком слизнула. Вместе с браслетом пропала и монета с чеканным профилем короля Гастона, а также еще кое-какие ценные вещи, например, складной нож типа "лисица", предмет особой мальчишеской гордости. Вывод напрашивался сам собой, кто-то пронюхал о Сережином сарайчике и основательно в нем покопался. Но кто бы это мог быть? Вот в чем вопрос!
   Ну, и скажите на милость, о какой геометрии может идти речь в такой ситуации? А? То-то!
   Сережа потихоньку оделся и выскользнул на улицу, ему удалось незамеченным проскочить мимо окна собственной квартиры, выходящего во двор, и он решительно направился к сарайчику. На пути взгляд его задержался на скособоченной обитой старым потертым дерматином двери, Сережа остановился и с сожалением вздохнул. Когда-то он часто открывал эту дверь, ведущую в уютную крохотную квартирку, единственной обитательницей которой, была тогда Анна Порфирьевна. Именно она помогла Сереже осуществить его самую заветную мечту. А ему даже толком не удалось поблагодарить ее за это. Так уж сложилось, что Сереже по возвращении "оттуда", не удалось пообщаться с Анной Порфирьевной. Старушка тяжело заболела и дочь забрала ее к себе, куда-то в Подмосковье, куда точно, было неизвестно. Все произошло так стремительно, что даже всезнающая Сережина бабушка не обладала достоверной информацией о нынешнем местонахождении своей соседки. Вскоре в квартире поселились новые люди, не имеющие никакого отношения к ее бывшей хозяйке, и она потеряла для Сергея всякий интерес. Внезапно дверь со скрипом отворилась и в проеме показалась седая голова какого-то старика с торчащим на носу старинным пенсне, старик внимательно посмотрел на Сергея и сердито спросил: "Тебе чего"?
   - Ничего, - пожал плечами Сережа, и, повернувшись, пошел прочь.
   - Ходят тут всякие грубияны! - проворчал вслед удаляющемуся мальчику старик и с силой захлопнул скрипучую дверь.
   Оказавшись, наконец, на старом продавленном диване, Сережа принял любимую позу и принялся рассуждать.
   "Странное совпадение, браслет пропал, как раз тогда, когда...". Сергей задумался. Прошло уже почти два года с тех пор, как он вернулся домой из своего фантастического путешествия в параллельный мир. А может все-таки это никакой не параллельный мир, а плод его, Сережиного, воображения? Тогда что же, выходит это был сон? А монета? А что монета? Монеты то нет! Может, ее и не было вовсе, а Сергей, находясь под впечатлением от своего сна, внушил себе, что она была! "Бррр! Стоп! Черт возьми! Что я несу?! Да какая разница? Параллельный мир или придуманный мир, в любом случае, я там был! И точка! И помог мне в этом браслет, который, как назло, исчез, как раз тогда, когда мне снова жутко захотелось опять отправиться туда, где меня наверняка вновь ждут потрясающие приключения"! От этой мысли у Сергея, ладони стали влажными, а во рту появилась сухость. Он судорожно сглотнул. "Как бы мне хотелось снова увидеться с Геком"! - подумал он. "А вдруг он нуждается в моей помощи? Нет! Надо срочно что-то предпринять! Но где мне теперь искать браслет?! Какой же гад узнал о моем тайнике"?! О том, что тайник раскрыт, Сережа узнал только сегодня, хотя кража, вполне вероятно, могла произойти и неделю, и месяц назад. Дело в том, что чем старше становился Сергей, тем реже он уединялся в своем тайном убежище. Это было естественно, появились новые увлечения, интересы. Плюс учеба и связанные с ней проблемы, все это отдаляло его от старого обветшалого сарайчика. Что ж, ничего удивительного, детство постепенно заканчивалось, начинался следующий этап, этап взросления. Сережа глубоко вздохнул и посмотрел на маленькое подслеповатое окошко затянутое густой паутиной. Ему вдруг отчетливо вспомнился тот вечер, когда он сидел на этом самом продавленном диване в ожидании чуда, чуда, которое, к его непередаваемому восторгу, не замедлило себя ждать. Браслет, и отчаянное желание Сережи хоть одним глазком взглянуть на мир, о котором он взахлеб читал в книгах, сделали свое дело. Сереже повезло не только увидеть тот незнакомый, и в, то, же время, такой знакомый мир, но и принять самое непосредственное участие в событиях, которые там развернулись. И вот, когда в нем снова проснулись чувства, переполнявшие его тогда, два года назад, в тот самый дождливый осенний вечер, он вынужден беспомощно сидеть на старом продавленном диване не зная, что предпринять. От отчаяния у Сергея глаза наполнились слезами. Внезапно перед ним возникло лицо Гека, взгляд друга, с которым он вместе прошел столько испытаний, был наполнен укоризной. Сергей вытер слезы, глубоко вдохнул и медленно выпустил из легких воздух. Этот прием помог ему успокоиться. Он снова погрузился в размышления.
   "Первым делом надо вычислить, кто побывал в моем сарайчике. О нем не знал никто. Это бесспорный факт. Значит, меня кто-то выследил. Но кто? Вадик "Академик"? Вряд ли. Больно нужно ему следить за мной, он птица другого полета. Он в основном за чужими машинами следит, автомобильные лобовые стекла, вот что его больше всего интересует. Нет, Вадик отпадает, он хоть и нечист на руку, но я для него слишком мелкая сошка. Валерка, Димка и Сашка, пожалуй, тоже, они свои. Они бы скорее в открытую сказали, что узнали про мой сарайчик и поинтересовались бы, что я там делаю. Тогда кто же? Лёнчик? Ну, нет! Отличники по сарайчикам не лазают, им это неинтересно. Вот если бы он случайно узнал, что я прячу какой-нибудь редкий справочник по высшей математике, тогда другое дело. И то он не стал бы воровать, а попросил бы почитать". Сережа снова задумался. Конечно, помимо перечисленных персонажей, у них во дворе бывали и другие ребята, но в основном они собирались на пустыре в самом конце двора. И, он, Сергей, как правило, всегда был рядом с ними и, разумеется, никогда не отлучался, чтобы уединиться в своем сарайчике, тем более, что он был на виду, всего в нескольких метрах от их посиделок. Внезапно его осенило. "Стоп! А не Тыра ли это"?!
   Тыра, а в миру Игорь Тыркин, одногодок Сергея, был парень с соседней улицы. Малоприятный тип, Сергей, как и большинство местных пацанов, его недолюбливал. Тыра, по мнению Сергея, полностью оправдывал свою кличку. Он не упускал случая поживиться за чужой счет. Особенно от него страдали младшие ребята, которых он без стеснения обманывал, выманивая, правдами или неправдами, понравившуюся ему вещь, а то и просто отбирал ее силой. В последнее время, Тыра стал часто бывать на их квартале, пользуясь тем, что местные ребята, в том числе и Сергей, несмотря на неприязнь, все же охотно пускали его в свою компанию. Объяснялось это просто, Тыра являлся счастливым обладателем "дырчика", иными словами, самодельного мопеда и милостиво разрешал на нем прокатиться. Делал он это не от душевной щедрости, в этом Сережа был уверен, просто Тыре нужно было общение со сверстниками, которым он был обделен у себя на квартале. Сергей вспомнил, что Тыра частенько в одиночку ошивался в их дворе, в ожидании, что кто-нибудь из дворовых пацанов составит ему компанию. А учитывая его тягу брать то, что плохо лежит, он вполне мог добраться и до сарайчика. Да, но как это доказать? "Надо бы за ним последить. И начать нужно сегодня же вечером"! - решил Сережа. Он хотел было посвятить в свои планы Сашку и брата Валерку, но потом передумал. "Обойдусь. В конце концов, это мое личное дело".
   Вечером, уже в сумерках, Сергей, сославшись на то, что ему непременно нужно пообщаться с одноклассником Игорем Г., чтобы хорошенько подготовиться к контрольной по математике, отправился к дому, где проживал подозреваемый в краже браслета, Тыра. Тыра, как и Сергей, жил в одноэтажном частном доме, четырьмя окнами смотревшим на улицу, но в отличие от Сережиного дома, входная дверь которого тоже выходила на улицу, к Тыре в гости можно было зайти только со двора. Во двор же можно было попасть через калитку в воротах, примыкающих к дому. Сергей огляделся по сторонам и убедился, что на улице он находиться в гордом одиночестве. Что ж, это было очень кстати. Но так не будет продолжаться вечно, Сергей это прекрасно понимал. Час был не самый поздний, в любую минуту поблизости могли появиться прохожие, или того хуже, сам Тыра. Встреча с ним лицом к лицу, пока не входила в планы Сергея. Честно говоря, он и сам не знал, как вести себя дальше. Он посмотрел на дом, во всех четырех окнах горел свет. "Ага! Значит, Тыра, скорее всего, дома"! Сережа однажды побывал в гостях у Тыры и знал, где находиться его комната. Тыра был страстным коллекционером и собирал все подряд, марки, значки, перочинные ножи, и в том числе, пустые сигаретные пачки. Сергей тоже увлекался коллекционированием сигаретных пачек. Ему было любопытно посмотреть на Тырину коллекцию, и, однажды, он напросился к нему в гости. Теперь это пригодилось. Сергей подкрался к освещенному окну, самому дальнему от ворот, и осторожно заглянул в него. Для этого пришлось постараться, роста Сергея не хватало, чтобы без усилий дотянуться до окна, нужно было на что-то встать. Эту проблему он решил быстро, выдернув пару кирпичей из цветочной клумбы, разбитой у самой стены дома. При этом Сергей, мстительно улыбаясь, не отказал себе в удовольствии немного потоптаться по цветам. Заглянув в окно, Сережа сразу же увидел Тыру, сидящего за столом и что-то вертевшего в руках. Приглядевшись повнимательнее, Сережа почувствовал, как у него екнуло сердце, в руках Тыры он увидел кругляш желтого цвета! Конечно же, это была та самая монета, в этом у Сергея не было никаких сомнений. Значит, его предположение оказалось верным, именно Тыра побывал в его тайном убежище. "Хорошо, что они не успели закрыть ставни! А то я ничего бы не увидел", - подумал Сергей. Не успела эта мысль промелькнуть в его голове, как он услышал скрип поворачиваемого в замке ключа. Сергей едва успел соскочить со своего пьедестала и спрятаться за высоким кустарником бурьяна. Железная дверь отворилась, и на улицу вышел небритый полный мужчина, среднего роста. Пробурчав что-то себе под нос, он принялся закрывать ставни на окнах. "Наверное, это отец Тыры", - догадался Сережа. Дойдя до крайнего окна, мужчина громко чертыхнулся.
   - Вот черти полосатые! Хулиганье! Цветы потоптали, кирпичи повырывали! Поймать бы, да задницу надрать!
   Он посмотрел в окно.
   - Чего лыбишься?! Это все твои дружки треклятые! А ну давай сюда на полусогнутых! Слышишь?! Клумбу приведи в порядок, пока мать не увидела!
   Мужчина сокрушенно покачал головой, и, продолжая недовольно бурчать, пошел обратно во двор. Сергея эта сцена позабавила, и он тихонько хихикнул в кулак. Откуда-то сзади послышался мотоциклетный рокот, Сергей оглянулся и увидел быстро приближающийся свет фары. Она светила прямо на него. Инстинктивно почувствовав опасность, Сергей бросился наутек. Послышался визг тормозов, и мотоцикл с коляской на котором сидели двое мужчин, остановился напротив Тыриного дома.
   - Ты видел? - спросил один из седоков сиплым голосом.
   - Чего?
   - Чего, чего! - передразнил сиплый, - пацана убегавшего видел?
   - Видел. Ну и что?
   - А то, что он сидел в кустах под окнами. Сечешь?
   - Ну и что из того? Он же не мент! Может он дружок этого, как его, Игоря что ли? Сына Гаврилыча.
   - Может быть, - задумчиво произнес сиплый, - а зачем, спрашивается, он убегал?
   - Кто его знает. Испугался, наверное, темно ведь, а тут мы со своим мотоциклом, можно сказать, прямо на него.
   В этот момент створки окна, которое, почему-то, так и не закрыл ставнями, небритый мужик, распахнулись, и в освещенном проеме, показалась фигура Игоря Тыркина.
   - Здрастье! Вы к отцу? - спросил он, спрыгивая на землю.
   - А почему через окно? - вместо ответа спросил сиплый.
   - Да так, - замялся Тыра, - чтобы мамка не заметила, кое-что поправить нужно.
   - Тут, похоже, твой приятель прячется, - продолжал сиплый, - ты бы позвал его. И было бы неплохо, если бы вы куда-нибудь погулять пошли, примерно на полчасика.
   - Приятель? - насторожился Тыра, - не может здесь быть никакого приятеля. Я бы знал, что меня кто-то ждет.
   - Ладно, - махнул рукой сиплый слезая, наконец, с мотоцикла, - не бери в голову, а лучше отца позови. Скажи, мол, Леха приехал. Давай бегом!
   Тыра кивнул и пошел к воротам, открыв дверь, он крикнул: "Пап! К тебе пришли"!
   Ответа не последовало. Немного подождав, Тыра вошел во двор и прикрыл за собой железную дверь.
   Между тем сиплый мужчина, назвавший себя Лехой, о чем-то вполголоса переговорил со своим приятелем, и они вдвоем стали толкать мотоцикл к воротам. За ними внимательно наблюдал Сережа, который, несмотря на возникшие осложнения, и не думал отказываться от своей цели заполучить назад то, что у него украли. Скрываясь от подъезжающего мотоцикла, он всего лишь перебежал через дорогу на другую сторону улицы и спрятался там за толстым стволом старой акации. Убедившись в том, что незнакомцы заняты своим транспортом, оба склонились над коляской, пытаясь, видимо, что-то оттуда достать, Сережа, ни секунды не колеблясь, крадучись перешел через дорогу. Еще мгновение, и он прильнул к стене дома, как раз под распахнутым окном, ведущим в комнату его врага. Сердце Сергея готово было выскочить из груди, руки дрожали, а глаза стал заливать липкий пот. На секунду мелькнула малодушная мысль, бросить все к черту и убежать, пока не поздно. Но Сергей усилием воли заставил себя собраться, он посмотрел под ноги и с удовлетворением отметил, что кирпичи по-прежнему лежат там, где он их оставил. Затаив дыхание, Сергей очень осторожно, стараясь действовать максимально бесшумно, встал на кирпичи и заглянул в комнату. Она была пуста. Сережа облегченно вздохнул и, схватившись руками за подоконник, стал медленно подтягиваться. В этот момент послышался шум открываемых ворот и мужские голоса.
   - Здорово хлопцы! Чего вы тут возитесь в темноте! Не могли подождать пять минут?! Давайте, загоняйте мотоцикл во двор!
   В мгновение ока Сережа перемахнул через подоконник и оказался в комнате Тыры. Он быстро огляделся. Мозг его лихорадочно работал, почти как тогда, в королевском дворце. "Первым делом, нужно обыскать письменный стол"! - мелькнуло в голове. Первый ящик, второй! "Ага! Вот и монета! Но где, же браслет? Где он, черт побери"?! Эмоции перехлестывали через край, в любую минуту, мог прийти хозяин комнаты, а может и не только он. Тогда все, конец! Не в силах больше сдерживать себя, Сергей, забыв всякую осторожность, стал с остервенением высыпать содержимое ящиков письменного стола на пол. В пылу своих поисков он не заметил, как дверь в комнату стала медленно открываться...
   - Приветик! А я-то думал, что за приятель может прятаться у меня под окном! А это оказывается Серега! - в проеме распахнутой настежь двери стоял ухмыляющийся Тыра. Вид у него был торжествующий. Еще бы! Застукал вора, с поличным. Сергей почувствовал, как у него подогнулись колени. Однако, он не подал вида, что очень испугался. Стараясь говорить спокойно, он сказал: "Отдай то, что ты у меня стырил, и я уйду".
   - Во-первых, я у тебя ничего не тырил. Во-вторых, все, что находиться в моей комнате, это мое! Понятно?! - Тыра говорил уверенным нагловатым тоном. Беспокоиться ему было не о чем. Физически он превосходил Сережу, так что, в случае схватки, итог ее был бы, скорее всего, не в пользу непрошенного гостя. Между тем, Тыра, не спуская с Сергея настороженного взгляда, не спеша вошел в свою комнату. Подойдя к своему оппоненту на расстояние вытянутой руки, он остановился и, сложив руки на груди, насмешливо произнес: "Я вот думаю, что лучше, дать тебе по морде и выкинуть на улицу, или позвать отца, чтобы он тебя сдал ментам"? Сергей молчал, он лихорадочно пытался сообразить, как ему выкрутиться из этой ситуации.
   - Тебе какой вариант больше нравиться, - продолжал издеваться Тыра, - первый или второй?
   На улице послышался шум подъехавшей к дому машины. По характерному звуку работающего двигателя Сергей определил, что это "уазик". Оглушительно хлопнули двери внедорожника, и вслед за этим последовал громкий стук в ворота. Тыра мгновенно насторожился и, грубо оттолкнув Сергея в сторону, бросился к окну.
   - Откройте! Милиция!
   - Атас! Менты! - громко прошептал Тыра и, полуобернувшись к Сереже, проговорил сквозь зубы, - свет гаси, чего стоишь!
   Сергей осмотрелся, и обнаружил на стене выключатель, у самой двери. Сделав движение по направлению к выключателю, Сергей машинально бросил взгляд на пол и обмер. Среди кучи разбросанных вещей вытряхнутых им во время обыска письменного стола, он увидел браслет! Молниеносно подобрав его, Сергей выключил свет.
   - Сиди тихо! Понял?! Пикнешь, тебе же хуже! - Тыра крадучись отошел от окна и присел на кровать. Сообразив, что здесь что-то нечисто, Сережа сразу осмелел и нарочито громко сказал: "А ты-то чего струсил?! А? Тебе-то чего бояться".
   - Заткнись! - прошипел Тыра.
   - А чего ты мне рот затыкаешь, козлина?! - совсем осмелел Сергей, почувствовав, что инициатива перешла к нему, - я так понимаю, что менты неспроста сюда нагрянули, а посему чувствую, что я, на этом празднике жизни, явно лишний. Так что позвольте откланяться.
   Не давая Тыре опомниться, он быстро вышел из комнаты.
   - А ну-ка стой гад! - кинулся вслед Тыра, но было поздно. Сергей прекрасно помнил, где выход во двор.
   Во дворе он увидел тот самый мотоцикл с коляской, и тесно стоящих вокруг него людей, трое из которых были в милицейской форме. Сделав вид, что его абсолютно не интересует происходящее, Сергей решительно направился к воротам.
   - Стой! А ты откуда?! - голос принадлежал Тыркину-старшему.
   Сергей остановился, повернулся и спокойно сказал: "Я в гости приходил к Ты..., к Игорю. Мы марки коллекционируем, вот я и пришел посмотреть на его коллекцию". Увидев, краем глаза, появившегося на пороге Тыру, Сергей повернулся к нему лицом, и также спокойно, стараясь ничем не выдать своего волнения, спросил: "Правда, Игорь"? Тыра не ответил, он не сводил глаз со своего отца, который выглядел растерянным. Вслед за сыном на пороге дома появилась и мать.
   - Что случилось? Почему здесь милиция? - дрожащим от волнения голосом спросила она.
   - А вы кто? - в свою очередь, спросил один из милиционеров.
   - Я жена, - она кивнула в сторону Тыркина-старшего.
   - Вы бы зашли в дом, гражданка, и сына с собой заберите. Если понадобитесь, мы вас позовем и побеседуем, - мягко, но, в тоже время, требовательно сказал милиционер.
   - А вы, молодой человек, - обратился он к Сереже, - идите-ка домой, поздно уже. Мама ваша, наверное, волнуется.
   Сергей не заставил его повторять дважды, не прошло и пары секунд, как он исчез со двора, словно ветром сдуло. Оказавшись на улице, он бросился бежать и остановился только на пороге родного дома. Прежде чем нажать на кнопку звонка, он сунул руку в карман и убедился, что браслет там. В эту ночь Сережа спал плохо, сказался стресс, полученный им накануне вечером. Однако утром, бессонная ночь никак не повлияла на его настроение, оно было приподнятым, если не сказать больше. Во-первых, сегодня было воскресенье, во-вторых, браслет, который он, не без волнения, едва проснувшись, застегнул на левой руке, снова ПЛОТНО СЖИМАЛ ЗАПЯСТЬЕ!
  
  
  
  
   ГЛАВА 4
  
  
  
   - Ай! - невольно вскрикнул Сергей, и инстинктивно хлопнул себя ладонью по шее. Шлепок явно запоздал, укус, судя по немедленно начавшемуся зуду, состоялся в полном объеме, и виновник его, похоже, успел избежать возмездия за содеянное. Второй укус пришелся в предплечье, и на этот раз, неуклюжая попытка Сергея отомстить обидчику, оказалось безуспешной. "Черт! Да что же это такое?! Поспать не дают"! Сергей, наконец, открыл глаза, и вовремя, ибо третий агрессор, готовился атаковать его нос. Щелчком указательного пальца, отправив хищника в нокдаун, Сергей поспешно поднялся, отряхнул от налипших комочков земли брюки и..., вынужден был отпрыгнуть в сторону, потому что противник, мало того, что не думал сдаваться, но еще и готовил массированное наступление на босые ноги своего оппонента. Уважительно окинув взглядом приближающуюся к нему армию, Сергей счел за благо ретироваться. Он быстро отошел на несколько шагов, с интересом наблюдая за перемещением насекомых. Это были те самые красные муравьи, о которых он читал когда-то, но, по понятным причинам, никогда не видел вживую. "Так вот они какие, на самом деле! Кусают похлеще комаров"! - подумал Сережа, почесывая укушенную шею. "Да и я тоже хорош, нашел место для сна! Я бы на их месте, и не так искусал непрошенного гостя. Стоп! А как я здесь..."? Он огляделся, и сердце его радостно забилось. "Боже мой! Неужели?! Но, где, же это я"? Сергей огляделся еще раз, кругом не было, ни одной живой души, только он один и природа, сказочной красоты природа! Зрелище, открывшееся Сереже, было великолепным, он даже приоткрыл рот от восхищения. Деревья причудливой формы, поражавшие воображение своим разнообразием, диковинные, доселе невиданные им цветы, кустарники, все, что он видел перед собой даже трава, необычного, фиолетово зеленого цвета, представлялось ему сейчас, чем-то нереальным, но, в то же время, таким знакомым! "Где-то, я уже это видел! - подумал Сергей, - или читал? А теперь вижу наяву"?
   - Боже! - вдруг, осенило его, - Ну, конечно! "Аленький цветочек"! Чудо-остров! Черт возьми! А ведь именно так я его себе и представлял, когда в детстве, мне читали эту сказку. Фантастика! Неужели я все это вижу на самом деле?
   Сергей зажмурился, чтобы убедиться, что это не сон, постояв так с минуту, он медленно открыл глаза и, тут же снова закрыл их, не в силах справиться с буйством красок, от пестроты которых, у него едва не пошла кругом голова. Внезапно, пронзительный крик, заставил его вздрогнуть и открыть глаза. Сергей осмотрелся, стараясь определить источник столь странного звука, совсем непохожего на человеческий. "Черт возьми! Да это же попугай"! - с облегчением выдохнул он, обнаружив на одной из веток невысокого дерева, напоминавшего по форме гриб, большого белого попугая с характерным хохолком на вертлявой голове. Сергей подошел поближе и, сложив ладони рупором, громко прохрипел, стараясь подражать известному литературному персонажу: "Пиастры! Пиастры"!
   - Пиастры! - тут же, словно эхо отозвался попугай.
   - Здорово! - засмеялся Сергей, - Молодец, попка!
   Внезапно, чуткое ухо Сережи уловило какой-то шум. Шум был однообразный, он, то усиливался, то ослабевал. Сергей прислушался.
   - Пиастры! - вдруг заорал попугай, да так истошно, что Сергея передернуло.
   - Тьфу ты, зараза! Заткнись! Научил на свою голову!
   "Тьфу, на тебя! - подумал попугай, - Подумаешь, пугливый какой"!
   Он демонстративно повернулся к Сергею хвостом и принялся чистить перья. "Какая наглая птица! - в свою очередь, подумал Сергей, и снова прислушался, шум показался ему знакомым. "Господи! Как же я сразу не догадался! Это же прибой! Здесь недалеко море! Что ж, по крайней мере, я теперь знаю, куда мне идти". Путь к побережью оказался непростым, пришлось спускаться с высокого скалистого обрыва, что отняло довольно много времени и сил. Спускаясь, Сергей, как минимум дважды, мог сорваться вниз, но все обошлось благополучно, если не считать нескольких ссадин и небольших порезов. Берег сплошь был покрыт мелким белым песком, морские волны лениво накатывали на него, и тут же уходили назад, неизменно оставляя на нем следы своего кратковременного пребывания. Сергей поднял голову, солнце стояло в зените, нестерпимо ярко выделяясь, на чистейшем, голубом небосводе. Он перевел взгляд на горизонт, в такую погоду тот казался еще бесконечнее, чем когда-либо. "Какая идиллия"! - подумал Сергей. "Может я вообще попал не туда куда надо"? Посмотрев по сторонам, он лишний раз, убедился, что находится здесь один. "Интересно, что это все-таки, за место"? Однако нестерпимая жара, заставила его отложить поиск ответа на этот вопрос. Сергей быстро сбросил с себя одежду, и с удовольствием, погрузился в приятную прохладу моря. Как и большинство людей выросших на море, Сергей прекрасно плавал и нырял. Проплыв с десяток метров, он глубоко вдохнул и нырнул, стараясь, как можно дальше уйти в глубину, надеясь полюбоваться красотами морского дна. Однако, вопреки ожиданиям, ничего особенно интересного ему там увидеть не удалось. Дно, как и берег, оказалось песчаным, и от этого вода была немного мутноватой. Выдохнув небольшое количество воздуха, Сергей огляделся. Немногочисленные стайки мелких рыбешек в испуге бросились врассыпную, оставляя за собой, мелькающий в солнечных лучах, отблеск чешуек. Сергей собрался было уже возвратиться на поверхность, как вдруг, невероятных размеров тень, накрыла морское дно, как раз у него под ногами. Сергей поднял голову и почувствовал, как холод охватывает низ его живота. Над ним медленно, изредка подрагивая могучими плавниками, проплывал огромный скат. Его ромбовидное тело, увенчанное длинным хвостом бичеобразной формы, казалось, двигалось прямо на Сергея, грозя вдавить его своей массой в морское дно. Впервые в жизни столкнувшись, нос к носу с морским гигантом, да еще и в его стихии, Сергей не на шутку перепугался, следствием чего, стало кислородное голодание. В панике, он выпустил почти весь запас воздуха, и теперь его легкие раскалились, требуя немедленного вдоха. Казалось, что еще чуть-чуть и сознание покинет его, он зажал рот рукой, и, собрав остатки своего мужества в кулак, рванулся вверх. Ему показалось, что прошла вечность, прежде чем он, отчаянно задыхаясь и кашляя, с жадностью стал заглатывать свежий морской воздух. Между тем, скат, которому, видимо, с самого начала, было глубоко наплевать на незадачливого пловца, не меняя направления и скорости движения, грациозно проследовал дальше. Надышавшись и успокоившись, Сергей подумал, что, пожалуй, ему уже больше не хочется принимать морские ванны, и решил, как можно быстрее вернуться на берег, где его ожидал сюрприз. Вернее, сюрприз его ожидал не на самом берегу, а на морском горизонте, который всего-то, четверть часа назад, был чист, как стеклышко. Наклонив голову и прыгая на одной ноге, чтобы избавиться от попавшей в ухо воды, Сергей краем глаза, увидел, что морская гладь уже не была пустынной. Он мгновенно перестал прыгать. "Ба! Да это же корабль! Точно! Корабль, и не маленький! И, судя по всему, он явно направляется сюда"! Сергей быстро оделся и стал искать укрытие. Чутье подсказало ему, что более разумным будет, сразу себя не обнаруживать. А для этого нужно было где-то спрятаться. Сергей быстро осмотрелся и, с сожалением убедился, что на берегу подходящего места для укрытия нет. Пришлось лезть наверх. Вскоре он наткнулся на расщелину, которая оказалась вполне пригодной для устройства наблюдательного пункта. "Повезло", - подумал Сергей. "И не высоко, и незаметно". Для пущей маскировки, он завалил за собой вход в расщелину ветками кустарника, растущего прямо на скале, и стал ждать.
   С этого момента, друзья, перед нами уже не Сергей А. восьмиклассник из Таганрога, а уже известный тем, кто читал первую книгу о его приключениях, семнадцатилетний юноша, назвавшийся именем одного из своих любимых литературных героев, Томом Сойером.
   Между тем, чем ближе к берегу приближался корабль, тем большее беспокойство вызывал он у Тома. Чувство тревоги, поселившееся в его душе, росло с каждой минутой. Том еще издали заметил, что с кораблем не все в порядке, что у него явный крен на правый борт. Большинство парусов напоминали дуршлаг для откидывания вермишели. Кое-где они и вовсе были изодраны в клочья. Очевидно, что судно побывало в крутой переделке. Но с кем? Ответ не заставил себя ждать.
   "Черт возьми"! - чуть не вскрикнул Том, увидев на грот-мачте знакомый флаг черного цвета, имеющий, как известно, собственное имя. "Да это же пираты! Как же мне везет на них"! Том усмехнулся. "Не удивлюсь, если этой посудиной командует капитан Блэквуд. А что? В конце концов, труп его никто не видел, так что не исключено, что он сейчас вполне может стоять на капитанском мостике. А если это так, то встреча с ним, не сулит мне ничего хорошего".
   Корабль бросил якорь совсем недалеко от берега. Тому удалось различить многочисленные человеческие фигурки, суетившиеся на палубе. Вскоре на воду спустили сразу четыре шлюпки, наполненные вооруженными людьми. Шлюпки резво понеслись к берегу. Только когда они причалили, с разгона уткнувшись носами в песок, Том обнаружил, что не все вновь прибывшие, были пиратами. Понукаемые морскими разбойниками, на берег высадились с десятка полтора человек, со связанными сзади руками. Все они были мужчины, грязные, изможденные, в лохмотьях, бедняги представляли собой жалкое зрелище. "Пленники"! - догадался Том. "Интересно, зачем они их сюда привезли? Если бы хотели убить, то просто бы сбросили в воду, и дело с концом". Ответ нашелся быстро. Расщелина, в которой прятался Том, находилась совсем невысоко, поэтому он вполне мог разобрать, о чем между собой разговаривают пираты.
   - Ну что, дармоеды?! Пришла пора отработать хлеб, которым с вами так щедро делился наш капитан! - громко сказал один из пиратов, обращаясь к пленникам. Взрыв одобрительного хохота, вырвавшегося из глоток остальных пиратов, сотряс идиллическую тишину, царившую здесь до их прибытия.
   - Слушайте меня внимательно, господа трофеи! - между тем, продолжал пират, высокий широкоплечий блондин, дождавшись, когда хохот стихнет, - наша посудина нуждается в ремонте, если хотите остаться в живых, то должны работать усердно, и точно выполнять то, что вам прикажут. Любая попытка неповиновения или побега, будет караться смертью. Это ясно? Не слышу?!
   - Ясно, - нестройным хором ответили несчастные.
   - Ну, тогда за дело! Сторк, и ты, Ганди! Принесите из шлюпки инструменты. Фред, подай сигнал капитану, здесь все спокойно, можно присылать еду и ром. Дик, возьми с собой человек пять, и идите, разведайте все тут. Прежде всего, надо найти пресную воду и хороший лес, нужно зализать раны нашей "Медузе"".
   - Ну, а вы, господа, - высокий блондин, снова обратился к пленникам, понурив головы сидевшим на песке, - принимайтесь за работу, не будем же мы вечно торчать на этом солнцепеке, черт возьми!
   - Ну-ка, ребятки! - обратился блондин к оставшимся на берегу пиратам, - возьмите этих, троих, - он указал пальцем, кого именно, - да смотрите в оба! Поищите тропу и гоните их наверх, внизу, похоже, нет подходящего материала. Нужно построить навесы, пока мы здесь не расплавились!
   "Наверное, это помощник капитана или боцман", - подумал Том. "Интересно, соизволит ли сам капитан прибыть на берег"?
   Словно прочитав мысли Тома, капитан пиратского корабля "Медуза", Жорж Мингель, прихрамывающей походкой подошел к борту своего судна, чтобы решить, высаживаться ли на этот незнакомый ему до сих пор, остров, или все же немного подождать. По крайней мере, до тех пор, пока не вернется разведка. Капитан вынул из-за пояса подзорную трубу и стал внимательно осматривать маленький кусочек суши, до сей поры, никогда не попадавшийся ему на пути. Видимо, оставшись удовлетворенным увиденным, капитан сложил трубу, и, не оборачиваясь, громко приказал: "Шлюпки на воду! Доставьте меня на берег, джентльмены! Надеюсь, мне здесь понравиться".
   Капитан Мингель был старый морской волк, ни разу не испытывавший горечи серьёзного поражения. Ну, а мелкие неудачи, у кого их не бывает. Звериное чутье на опасность и природная смекалка, помогали ему всегда выходить сухим из воды и добиваться успеха почти во всех своих начинаниях. Вот и сейчас, отдав приказ о высадке своей персоны на берег, он все еще медлил спускаться в шлюпку, взвешивая, правильно ли он поступает. Еще раз, бросив взгляд на остров, и что-то проворчав сквозь зубы, Жорж Мингель, кряхтя и чертыхаясь, стал спускаться по веревочной лестнице. Капитана сопровождала еще одна шлюпка, в которой, помимо пиратов, находились пятеро пленников. Капитану "Медузы" на вид, было примерно лет сорок пять, он был невысокого роста, плотного телосложения, имел огненно рыжие волосы и длинные руки, спускавшиеся чуть ли не до колен, что придавало ему сходство с орангутангом. Среди коллег пиратов, он слыл человеком "себе на уме", никогда, ни с кем, не заключавший никаких договоров и не вступавший ни в какие союзы. В отличие от подавляющего большинства морских разбойников, Жорж Мингель не имел привычки предаваться безудержному веселью в портовых кабаках Мартуги, пропивая награбленное. Вместо этого, он предпочитал проводить свое, свободное от "работы" время, на корабле, в узком кругу своих приближенных. У капитана "Медузы" была цель, к которой он упорно шел все те годы, с тех пор, как решил стать джентльменом удачи. Жорж Мингель хотел обеспечить себе безбедную и сытую старость честного человека, а для этого ему нужна была определенная сумма, которой ему пока не удалось достичь.
   - Добро пожаловать, капитан, - учтиво приветствовал своего главаря, высокий блондин, помогая пиратам вытащить капитанскую шлюпку на берег.
   - Кажется, здесь совсем неплохо, - продолжал он немного заискивающим тоном.
   - Посмотрим, - хмуро проворчал Мингель, с подозрением оглядывая скалы, подступающие к самому берегу.
   Том наблюдал за происходящим затаив дыхание. Если верить пиратам, а оснований им не верить нет, то он, Том, находится на острове. И что самое печальное, остров этот, скорее всего, необитаем. Вернее был необитаемым. Возникает вопрос, что делать? Открыться? Значит, разделить печальную судьбу этих несчастных, вынужденных горбатиться на своих хозяев. Но зато есть шанс покинуть остров. Рано или поздно пираты отремонтируют свой корабль и вряд ли оставят пленников на острове. Невольничий рынок никто не отменял. "Дааа, положение"....
   Том внимательно следил за пиратами, стараясь не пропустить ни единого слова из их разговоров. Тут взгляд его случайно остановился на группе вновь прибывших пленников, фигура одного из них, стоявшего к нему вполоборота, показалась Тому знакомой. Чем дольше Том вглядывался в этого человека, тем сильнее билось его сердце. И когда пленник, наконец, повернулся к нему лицом, Том почувствовал, как сердце, замолотило, словно отбойный молоток, грозя разрушить его грудную клетку.
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 5
  
  
  
  
   Его величество Карл Малинпьер, находился в превосходном расположении духа. Только что закончился очередной, ставший, наконец, финальным, раунд трудных, длившихся почти полтора года, переговоров с Остерросом, где, наконец-то, было заключено мирное соглашение между двумя королевствами, Мармонтом и Остерросом. Радость короля Мармонта можно было легко понять, мирный договор с извечным и сильным врагом, давал возможность, покончить с внутренними врагами и спокойно заняться восстановлением былого могущества. Правление бывшей супруги Карла, Элизабет, и ее фаворита, герцога Кастильи ослабило Мармонт до такой степени, что продлись их власть, хотя бы еще на год, и Мармонт запросто мог прекратить свое существование, как самостоятельное государство. Его просто напросто разодрали бы на куски, причем самый лакомый кусок, наверняка, достался бы либо герцогу Кастилье, либо Георгу, королю Остерроса. Правда, чтобы заключить с Георгом мир, пришлось пойти на уступки, и весьма значительные, чего только стоил возврат почти всего Торенского архипелага. Но Карл был убежден, что все сделал правильно, лучше сейчас поступиться малым, чтобы в будущем вернуть все с лихвой. Заставив отступить полки мятежной герцогини, король Мармонта, вынужден был до поры до времени, оставить в покое своего своенравного вассала. Решение это далось ему нелегко, однако он прекрасно отдавал себе отчет в том, что его армия на тот момент, была все еще недостаточно сильна и организована, чтобы продолжать войну до победного конца. Тем более, что существовала реальная опасность, получить удар в спину от, жаждущего реванша, короля Остерроса, который, воспользовавшись ситуацией, мог попытаться взять его, и на этот раз, у него это могло получиться. Карл понимал, что в сложившейся обстановке, воевать на два фронта, это значит потерпеть почти гарантированное поражение. Поэтому он решил, не считаясь с возможными материальными потерями, заключить мир, пусть временный, какой угодно, но мир, с Остерросом. Заключив, наконец, долгожданное соглашение с Георгом, Карл, у которого теперь руки были развязаны, не стал откладывать расправу с герцогиней в долгий ящик. Тому было две причины. Первая, Карлу не терпелось самому отомстить за смерть своего отца, к которой была причастна вся семейка Кастилья. Вторая, в последнее время, его всерьез беспокоили доклады чиновников тайной канцелярии о предотвращенных покушениях на его особу, а также на членов его семьи. Король догадывался, по чьей указке действовали те, кто с таким упорством пытался нанести ему вред. И поэтому он был полон решимости, не оглядываясь на тылы, как можно быстрее, захватить герцогство силой и уничтожить всех, кто имел родственные узы с династией Кастилья, тем самым, прекратив существование самой династии. Королевским прокуратором герцогства, король намеревался назначить герцога Мелвилла. Это вызвало недовольство графа Рэндалла, рассчитывавшего, что Карл отдаст управление герцогством ему, как своему ближайшему соратнику. Однако, король был непреклонен. С тех пор, как граф Рэндалл укрепился в сознании народа, как спаситель законного короля Мармонта, популярность его выросла до небес. Кроме того, граф, вернувший себе все, что у него отобрал Кастилья, своим состоянием превосходил самого короля, поскольку королевская казна, стараниями королевы Элизабет и ее любовника была практически пуста, и требовалось время, чтобы ее наполнить. Богатство, независимость и популярность графа настораживала Карла, у него еще были свежи воспоминания о предательстве Томаса Бамбеллы, и он решил, что пора напомнить графу, кто в доме хозяин.
   Подписав очередную бумагу, Карл бросил на стол перо, развел руки в стороны и с наслаждением потянулся. В дверь кабинета постучали.
   - Войдите! - разрешил Карл и встал из-за стола.
   Массивная дверь открылась и в кабинет вошла Анна, королева Мармонта. Карл широко улыбаясь, пошел ей навстречу.
   - Рад тебя видеть, дорогая! Ты как раз вовремя, я только что освободился, - король нежно обнял жену и поцеловал ее. Однако Анна мягко, но настойчиво, высвободилась из объятий мужа. Карл недоуменно посмотрел на нее и слегка нахмурил брови.
   - В чем дело, Анна? У тебя плохое настроение? Но почему? В чем причина? - с нотками беспокойства в голосе, спросил король.
   - У меня плохое предчувствие, Карл, - не дожидаясь приглашения, королева села на диван и серьезно посмотрела на мужа.
   - Предчувствие? - переспросил король, - о чем ты Анна?
   - Присядь Карл, прошу тебя, - Анна немного отодвинулась, приглашая короля сесть рядом. Тот пожал плечами и уселся на диван.
   - Я слушаю тебя, Анна, - сказал король, удобно устроившись рядом с супругой.
   - Ты же помнишь, кто была моя мать, Карл, - начала королева, заметно нервничая, - я, слава богу, не унаследовала ее способностей, но после всех потрясений, которые мне пришлось пережить, я....
   - О чем ты?! - взволновано повторил свой вопрос король, невольно отодвигаясь от супруги.
   - Прошу тебя, - умоляюще сложив руки на груди, сказала Анна, - дай мне договорить.
   - Хорошо, - сухо произнес король, - говори.
   - Мне кажется, что у меня есть дар предвидеть будущее. Не далекое будущее, нет! - поспешила уточнить королева, уловив скептическую усмешку мужа, - но ближайшее будущее, да!
   - Ты хочешь сказать, что можешь видеть то, что может случиться в самое ближайшее время? - с иронией спросил король.
   - Да, Карл могу. И вот тебе доказательство. Помнишь то трагическое происшествие, летом прошлого года, когда карета упала с моста через Бизань?
   Король кивнул.
   - Ты так же должен помнить, что все находившиеся в ней погибли.
   - Конечно, я все это помню, - нетерпеливо махнул рукой король, - и что же?
   - А то, что в этой карете должны были ехать твои дети, Тильда и Хильда.
   Король удивленно вскинул брови.
   - Я не знал об этом.
   - Ты и не мог знать. Тебя тогда вообще не было во Фрубурге. Так вот, накануне того рокового дня мне приснился сон. Это был даже не сон, а видение. Я совершенно ясно видела карету, летящую в пропасть. Утром мы с девочками должны были ехать на пикник, ты знаешь, как они любят повеселиться на природе. Я не могла им отказать в давно обещанной поездке, а, тем более, объяснить причину своего отказа. Однако я была твердо намерена не допустить, чтобы девочки ехали в карете, хотя они очень этого хотели.
   - Почему? - спросил король, слушавший супругу с возрастающим интересом.
   - Ну как же, - с грустью улыбнулась королева, - путь предстоял не близкий, и, конечно же, им хотелось преодолеть его в тесной компании друзей и подруг. Мне стоило больших трудов уговорить их поехать верхом, следом за кортежем. А дальше случилось то, что случилось. Внезапно обрушился пролет моста, и..., - королева замолчала и поднесла к глазам платок.
   - Но почему?! - возмутился король, - почему, я узнаю все эти подробности только сейчас?! Ну ладно ты, но почему мне девочки ничего не рассказали?
   - Это я виновата, Карл. Я попросила их, лишний раз не расстраивать тебя, ведь у тебя и так много забот и поводов для расстройства.
   - И все же, дорогая, несмотря на то, что ты мне сейчас рассказала, я не очень верю в этот твой, ммм..., необычный дар. Мне кажется, это было всего лишь совпадение. И, к счастью, оно спасло жизнь нашим девочкам.
   - Я тоже тогда так подумала, - задумчиво произнесла королева, и, немного помолчав, продолжала, - но вот тебе еще один, совсем свежий, пример того, что я могу предвидеть грядущие неприятности, особенно, если они касаются близких мне людей.
   - Что же это за пример? - игривым тоном спросил Карл.
   - Зря смеешься. Сейчас тебе будет не до смеха. Неделю назад, ты решил устроить охоту, потому что тебе не терпелось опробовать новое ружье, подарок некоего баронета Н., которого, как выяснилось впоследствии, и в глаза никто не видел. Так?
   - Ну и что? - сразу посерьезнев, спросил Карл.
   - А то, что это я, втайне от тебя, приказала старшему егерю, произвести из него пробный выстрел, прежде чем ружье попадет к тебе в руки.
   - Но зачем?! - вскричал король, - ты понимаешь, что тем самым убила его!
   - Да, убила, - с вызовом сказала королева, - но не намеренно, а только для того, чтобы спасти твою жизнь.
   - Мою жизнь?! Господи, Анна, о чем ты говоришь? Егерь просто переборщил с порохом и все! Это была роковая случайность!
   - Случайность? - с горькой усмешкой повторила королева, - старший егерь, которому уже было далеко не двадцать лет, зарядивший за свою жизнь не одну сотню ружей и вдруг, переборщил с порохом?! Тебе самому не показалось это странным?
   - Мне показалось странным, то, что он взял это ружье без моего разрешения, но теперь я знаю, почему он это сделал, - холодно ответил Карл.
   - Ружье взорвалось у него в руках, не потому что бедняга напутал с зарядом, Карл, а потому что оно изначально было изготовлено для того, чтобы взорваться в руках у первого, кто захочет из него выстрелить. И этим первым должен был стать ты, Карл! - в голосе Анны зазвучали истерические нотки, чувствовалось, что она очень волнуется.
   - С того самого момента, когда я узнала о подарке, - продолжала королева, с трудом переведя дыхание, - меня стало мучить плохое предчувствие. Я места себе не находила, но поделиться с тобой своими мыслями я не могла, боялась, что ты поднимешь меня на смех. Всю ночь, накануне трагедии, мне снилось это проклятое ружье и твое окровавленное лицо, Карл. Я просто обязана была спасти тебя! Пусть даже и такой страшной ценой. Пойми! Я ведь тоже не верила, в то, что у меня на самом деле, есть этот дар. И отдавая приказ егерю, я в душе надеялась, что все обойдется, и все мои предчувствия беспочвенны. Но, увы, к несчастью, произошло именно то, чего я так опасалась, - королева умолкла и умоляюще посмотрела на мужа, в глазах у нее блестели слезы.
   - Успокойся, Аннушка, - растрогано произнес Карл, прижимая жену к своей груди, - я верю тебе, верю! Да и как не поверить, после всего, о чем ты мне рассказала. Но все это в прошлом. Я же, хочу узнать, что тебя беспокоит сейчас.
   Анна мягко отстранилась от мужа, и вытерла батистовым платочком слезы.
   - Этой ночью мне приснился страшный сон, - королева старалась говорить спокойно, однако голос ее предательски дрожал, выдавая крайнее волнение, которое ей так и не удалось унять, - мне приснились наши девочки, Карл. Лица их были искажены ужасной гримасой, а в налитых кровью глазах, читалась такая злоба, что, когда я проснулась, не в силах дальше выносить этот кошмар, мне показалось, что я сошла с ума!
   Король задумчиво посмотрел на свою любимую супругу и, с сомнением в голосе, спросил: "И что же, по-твоему, этот сон может означать"?
   - Не знаю, Карл. Но одно мне совершенно ясно. На нашу семью надвигается что-то страшное, что-то, с чем мы никогда раньше не сталкивались. И нам нужно быть к этому готовыми.
   - Очень сложно быть готовым к тому, о чем не знаешь, Анна, - сказал король, вставая с дивана.
   - Честно говоря, - продолжал он, расхаживая по кабинету, - я не очень верю, что с девочками может случиться что-то плохое, пока они рядом с нами. Однако вспоминая их недавнее прошлое, стоит задуматься. Ты знаешь Анна, я на этом свете, не боялся никого и ничего, но когда я столкнулся...
   - С моей матерью и тетей? - догадалась Анна.
   - Да, именно, - кивнул король, - я понял, что, к сожалению, есть силы, с которыми обычному человеку справиться затруднительно, если вообще возможно. И если твой сон намекает на нечто подобное, то..., - Карл остановился и пристально посмотрел на королеву, у которой глаза опять наполнились слезами.
   - Самое страшное, - продолжал король, - что у нас нет рядом близкого человека, на которого можно было бы положиться, и который мог бы прийти на помощь в любую минуту.
   - Ты намекаешь на Томаса Бамбеллу, дорогой? - едва сдерживая слезы, спросила Анна.
   - Да, Аннушка. До его вероломного предательства, у меня никогда не было, да и, наверное, уже никогда не будет, более преданного слуги и друга.
   - Что же нам делать, Карл, как предотвратить беду?
   - Что делать? - переспросил король, - жить! И быть бдительными. Поскольку мы не знаем, какого рода опасность нам может угрожать, нам нужно просто жить и ждать. И самое главное, Анна, ни в коем случае, не давать повода для беспокойства, девочкам! Они и так настрадались в свое время.
   - Да, да! Конечно! - Анна встала с дивана, подошла к мужу и обняла его, - можешь не беспокоиться, я приложу все силы, чтобы ничего не омрачало их настроения.
   - Вот и прекрасно! А теперь, иди Аннушка, с минуты на минуту, ко мне должен прибыть граф Рэндалл. Нам нужно обсудить с ним кое-какие вопросы, накануне заседания королевского совета.
   - Если не секрет, Карл, о чем будет идти речь на совете? - настороженно спросила Анна.
   - Для тебя не секрет, дорогая. Я собираюсь захватить герцогство Кастилья, и уничтожить эту проклятую династию. Возможно, все наши неприятности, случившиеся или грядущие, исходят именно оттуда.
   - Да, да! Ты прав! - с жаром, поддержала мужа королева, - Именно оттуда! И чем скорее, ты покончишь с этой гадиной, тем лучше!
   - И сон мой, окажется просто ночным кошмаром, - тихо закончила она.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 6
  
  
  
   Выйдя из кабинета короля, Анна чуть не столкнулась с графом Рэндаллом.
   - Добрый день, ваше величество! - приветствовал ее граф, в учтивом поклоне, - вы, как всегда, выглядите сногсшибательно!
   - Добрый день, г-н Рэндалл! Мне очень приятно слышать такой комплимент из ваших уст, несмотря на то, что за вами по пятам ходит слава неисправимого дамского угодника!
   - Бог с вами, ваше величество! Неужели вы верите во все эти россказни о моей бурной личной жизни? Уверяю вас, в них нет и намека на правду. Что же касается вас, то я убежден, что любой нормальный мужчина, на моем месте, не преминул бы, по достоинству оценить вашу красоту!
   - Прекратите немедленно, граф! Вы меня смущаете! - как и любая женщина, королева была неравнодушна к похвалам противоположного пола. На мгновение, забыв о своем статусе, она даже позволила себе кокетливо улыбнуться графу, однако тут же спохватилась.
   - Король ждет вас, - сухо сказала она, давая понять, что обмен любезностями окончен.
   Еще раз поклонившись, граф Рэндалл последовал в кабинет короля.
   - Ааа! Робин! Наконец-то! Рад вас видеть дружище! Прошу садиться! - король радушно указал Рэндаллу на диван, на котором пять минут назад он беседовал с королевой.
   - Чай? Вина?
   - Вино, пожалуй, - слегка поколебавшись, сделал выбор граф Рэндалл и уселся на диван. Король, тем временем, наполнил бокалы вином и подал один из них графу, который с благодарностью принял его. Пригубив вино, король проследовал к своему письменному столу и сел в кресло. На некоторое время, в кабинете короля Мармонта, воцарилась тишина. Первым ее нарушил граф Рэндалл.
   - О чем вы хотели со мной поговорить, ваше величество? - спросил он, с прищуром разглядывая бокал с вином.
   - Через час состоится королевский совет, Робин, и я бы хотел с вами обсудить план предстоящей кампании, прежде чем вынести его на совет.
   - Если я вас правильно понял, сир, вы все-таки собираетесь в ближайшее время послать войска на север?
   - Вы, догадливы Робин. Да, я хочу, как можно скорее, уничтожить этот проклятый род, приносящий нам сплошные несчастья, - король сделал глоток, немного пожевал губами, смакуя напиток, потом поставил бокал на стол и пристально посмотрел на графа, - как вам кажется, готовы ли мы немедленно выступить и одержать победу?
   - И да, и нет, государь. С одной стороны, мирный договор с Остерросом вроде бы гарантирует нам, что Георг не должен напасть на Мармонт, в то время, когда мы отправим войска на север. С другой стороны, соблазн для короля Остерроса слишком велик. Он уже не использовал две возможности покорить Мармонт, первую при Симуре, вторую, когда наши войска сражались с армией обезумевшей герцогини. Я, кстати, до сих пор не понимаю, почему Георг упустил такой благоприятный момент и не ударил нам в тыл. Боюсь, что король Остерроса может решиться на третью попытку, несмотря на договоренности, - Рэндалл сделал глоток, и расслабленно откинулся на спинку дивана.
   - Войска герцогини, - продолжал он, немного помолчав, - понесли существенный урон, это так, но они еще вполне боеспособны, а учитывая, что наша армия пока еще далека от совершенства, то легкой прогулки, в виде молниеносной победы, у нас не предвидится. Этим и может воспользоваться король Георг.
   - Вы не верите в мирный договор с Остерросом? - удивился король.
   - Откровенно говоря, не очень. Вы же знаете, сир, я провел достаточно времени рядом с королем Георгом и хорошо изучил его характер и это дает мне право говорить о нем, как о человеке склонном нарушать свое слово при определенных обстоятельствах.
   - Даа? - удивленно поднял брови Карл, - а у меня лично, сложилось о нем совсем другое мнение. Так что же вы предлагаете, граф, сидеть, сложа руки, и дать возможность этой гадюке, прийти в себя, и продолжать вредить нам всеми возможными способами?
   - Я предлагаю, для начала, наполнить казну, оснастить и укрепить армию, а потом можно и не только на герцогиню замахнуться, - Рэндалл допил свое вино, причмокнул, оценив его достоинства, и многозначительно посмотрел на короля. Тот молчал и с задумчивым видом смотрел куда-то мимо собеседника. Наконец, король перевел свой взгляд на графа.
   - Ваши доводы граф, имеют под собой основание, и, в какой-то степени, я с ними согласен. Но только, в какой-то степени, не более. На самом деле, я убежден, что наша армия, на сегодняшний день, не так уж и плоха, во всяком случае, для того чтобы покончить с герцогиней, а казну мы, с божьей помощью, одержав победу, сумеем пополнить за счет ее состояния. Что же касается возможного вероломства короля Георга, то позвольте усомниться в вашем мнении о нем. Я не думаю, что этот человек способен нарушить договор, ну, а если я ошибся в нем, что ж, придется воевать на два фронта. Как бы то ни было, я намерен уничтожить династию Кастилья, как можно быстрее, чего бы это мне ни стоило.
   - Жаль, сир, что вы не хотите ко мне прислушаться, - в голосе Рэндалла звучало плохо скрываемое разочарование. Король пристально смотрел на графа стараясь встретиться с ним взглядом, но тот предпочел избежать этой встречи, нарочито внимательно рассматривая свои холеные ногти. Повисла неприятная пауза, которую, похоже, первым, не хотел нарушать ни один из собеседников. Однако, бесконечно это продолжаться не могло.
   - Хорошо, граф, - наконец, сухо сказал король, вставая, - я обдумаю ваше предложение. Вы же, можете быть свободны. Встретимся на королевском совете.
   Граф Рэндалл молча, встал, учтиво поклонился и направился к выходу. Когда он был уже в дверях, Карл, неожиданным вопросом, заставил его буквально застыть на месте.
   - Скажите, Робин, а что вы сделали с дьявольским дневником?
   Несколько мгновений, граф стоял неподвижно, словно его превратили в кусок льда, потом медленно повернулся к Карлу лицом.
   - А почему вы спрашиваете, ваше величество? - спросил он, каким-то механическим голосом.
   - Да так, из любопытства.
   - Я его уничтожил, как вы и приказали, - бесстрастно ответил граф Рэндалл.
   Как и ожидалось, почти все члены королевского совета поддержали своего короля в его стремлении, как можно быстрее, покончить с герцогиней Кастилья. Лишь граф Рэндалл, да министр финансов г-н Турен, высказались против, по их мнению, скоропалительного решения Карла, но это уже не имело никакого значения. Поужинав в кругу семьи, король, сославшись на то, что у него на сегодня, еще есть неотложные дела, вернулся в свой кабинет и вызвал к себе начальника тайной канцелярии, бывшего ближайшего помощника Томаса Бамбеллы, г-на Тарвуда. В свое время, Бамбелла очень ценил Тарвуда за его исполнительность и сметливый ум и поручал ему довольно щекотливые дела, требующие особых способностей, и Тарвуд никогда не подводил его. Карл прекрасно знал о незаурядных качествах этого человека, и даже, несмотря на то, что тот был из простолюдинов, сделал его приемником Бамбеллы на столь ответственном посту.
   В дверь кабинета негромко постучали, и вошедший камердинер доложил о прибытии начальника тайной канцелярии.
   - Пусть войдет, - разрешил король, удобно располагаясь в кресле за своим письменным столом. В кабинет энергичным пружинистым шагом вошел человек, неопределенного возраста. Такое определение, как правило, применяют к людям, обладающим телосложением, коим природа наградила бывшего первого помощника Томаса Бамбеллы. На вид ему вполне можно было дать и двадцать пять, и даже все сорок лет.
   Жосс Тарвуд был, до неприличия худ, и долговяз. Любая одежда на нем висела, как на вешалке, что делало его похожим на огородное пугало. Однако, внешний вид начальника тайной канцелярии, был обманчив и вовсе не означал того, что его обладатель был немощен. Тарвуд, несмотря на свои, прямо скажем, незавидные внешние данные, слыл прекрасным фехтовальщиком и стрелком, а его легендарная выносливость была предметом восхищения куда более молодых людей, не говоря уже о его ровесниках.
   - Я хочу поговорить с вами, Тарвуд, о безопасности моей семьи, и, прежде всего, о безопасности принцесс.
   На лице начальника тайной канцелярии промелькнула тень удивления, однако он не произнес ни слова, продолжая внимательно смотреть на короля в ожидании дальнейших разъяснений.
   - Мы с королевой опасаемся, что в ближайшее время, на принцесс может быть совершено покушение, - король старался говорить спокойным бесстрастным тоном, однако опытное ухо Тарвуда все-таки уловило хорошо скрываемое им смущение.
   - Простите, ваше величество, но позвольте задать вопрос, на чем основываются ваши опасения?
   Король встал и, заложив руки за спину, прошелся по кабинету.
   - На плохих предчувствиях, Тарвуд. Да, да, на плохих предчувствиях, - повторил король, заметив, удивленно приподнятую бровь начальника тайной канцелярии.
   - Я хочу, - продолжал Карл, - чтобы вы удвоили бдительность. Особенно это касается возможного появления новых людей в окружении принцесс и ее величества, неожиданных подарков, подобных ружью от неизвестного баронета, и прочего в таком духе. Вы меня понимаете?
   - Да, ваше величество, понимаю, - кивнул Тарвуд, продолжая стоять по стойке смирно.
   - Ну, если понимаете, тогда действуйте, я надеюсь на вас.
   - Я могу идти, ваше величество? - спросил Тарвуд.
   - Нет. Прежде чем отпустить вас, хочу обсудить с вами еще пару вопросов.
   - Я весь внимание ваше величество.
   - Для начала, я хочу знать, что докладывают ваши шпионы об обстановке в Мендине.
   - Герцогиня Кастилья практически полностью самоустранилась от правления герцогством, ваше величество. Она почти безвылазно живет в одном из своих фамильных замков, и, по моим сведениям, пока не собирается возвращаться в Мендин.
   - Да? - удивился Карл, - интересно.
   - По слухам, у нее еще не кончился траур по брату, ваше величество.
   - Что ж, это нам на руку, пусть продолжает оплакивать, - Карл ненадолго задумался, потом спросил.
   - Где находиться этот замок?
   - День пути от Мендина, ваше величество.
   - Очень интересно! - оживился король, - а кто же остался на хозяйстве?
   - У герцогини вполне компетентное окружение, ваше величество. Граф Седрик, например...
   - Ну, да, ну, да, - перебил Тарвуда король, - знаю я эту хитрую бестию, достойный противник.
   Он немного помолчал, потом, вдруг, неожиданно спросил: "Скажите Тарвуд, вы тоже считаете, что Мендин будет взять непросто"?
   - Непросто, но эту задачу можно упростить, ваше величество. Если, например, предварительно изолировать саму герцогиню. Пленение герцогини или ее убийство, деморализует защитников Мендина и тогда...
   - Вы читаете мои мысли, Тарвуд. Предлагаю вам обдумать, как это устроить. Но не думайте слишком долго, вы же понимаете, времени у нас в обрез!
   - Да, ваше величество, я понимаю.
   - У меня к вам будет еще одно деликатное поручение, Тарвуд, - король встал из-за стола и, заложив руки за спину, снова принялся расхаживать по кабинету.
   - Я весь внимание, ваше величество.
   - В последнее время мне не нравиться поведение и настроение графа Рэндалла. Его словно подменили. Правда, у меня есть предположение, откуда, так сказать, "ветер дует", но я подозреваю, что причина может лежать гораздо глубже. Понаблюдайте за ним, я не хочу, чтобы повторилась история вашего бывшего начальника. Вы меня понимаете?
   - Понимаю, ваше величество. Думаю, выполнить ваше поручение будет не трудно. Граф частый гость во дворце.
   - Вот, вот..., - задумчиво произнес король.
   - Скажите Тарвуд, - продолжал он, после небольшой паузы, - а каково ваше мнение о графе?
   - Трудно сказать ваше величество, пока я не могу высказать что-либо определенное об этом человеке. Лично для меня он, как и мой бывший начальник, ваш ближайший друг и соратник. Но теперь, в свете вашего поручения, я пригляжусь к нему со всей тщательностью и думаю, что уже через несколько дней смогу сделать выводы и доложить о них вам.
   - Хорошо Тарвуд, а сейчас расскажите, как живут мои подданные, это очень важно для меня, особенно в преддверии похода на север.
   - Если честно, хорошего мало, ваше величество. Народ обнищал, и поэтому обозлен. По дорогам бродят многочисленные попрошайки, они же соглядатаи разбойников, которых тоже хватает.
   - Дааа, - поморщился король, - к сожалению, обстановка пока не меняется к лучшему. Что ж, придется временно смириться с этим печальным фактом. Как думаете Тарвуд, народ верит своему королю?
   - Трудно сказать, сир, - пожал плечами Тарвуд, - знаю одно, когда народ сыт и обут, он будет до небес восхвалять того, кто дал ему и то, и другое.
   - Точно подмечено, г-н начальник тайной канцелярии. Вот поэтому нам надо, как можно быстрее покончить с герцогиней, чтобы потом спокойно заняться кормежкой народа! - и король расхохотался довольный своей шуткой.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 7
  
  
  
   "Черт возьми"! - чуть не вскрикнул Том, но вовремя спохватившись, зажал себе рот рукой. "Это же..., это же Гек! Вот так встреча! И где! Здесь на острове, да еще и в компании пиратов"! "Да"! - Том взглянул на браслет и озадаченно почесал затылок. "Да...", - повторил он, и вздохнул. "Не такой я представлял нашу встречу, Гек. Не такой". Между тем, на берегу царило оживление. Пираты явно были настроены обосноваться на острове, не на один день. Похоже, повреждения, полученные их посудиной, были достаточно серьезны, и требовалось много времени на их устранение. Вернулись пленники, посланные за стройматериалом. И сразу же, застучали топоры, зазвенели пилы, работа закипела. Узники, постоянно подгоняемые пиратами, работали не покладая рук и вскоре, буквально на глазах, на берегу, у подножья скалы, вырос небольшой поселок, состоящий из нескольких бунгало и внушительных размеров навеса, под которым разместился длинный, грубо сколоченный стол. Том внимательно следил за своим другом, работавшим наравне со всеми. Он также отметил про себя, что Гек украдкой бросает взгляд на скалу, словно чувствуя, что за ним наблюдают. Тома так и подмывало крикнуть: "Я здесь Гек! Я вернулся! И я обязательно помогу тебе! Только пока не знаю, как". "А действительно, как"? - спросил себя Том. Внезапно, какое-то движение у него под ногами, заставило его прервать мысли и прислушаться. Он наклонился, чтобы разглядеть, кто или что, мешает ему продолжать наблюдение, и вдруг почувствовал, как что-то скользкое и противное, коснулось его голой ступни. Тома прошиб холодный пот, теряя самообладание, он невольно вскрикнул. Больше всего на свете он боялся змей, не крыс или мышей, а именно змей, причем, ему было безразлично, кто перед ним, безобидный уж или ядовитая гадюка, сам вид пресмыкающегося, повергал его в состояние ужаса. Известно, что змеи очень любят селиться в таких местах, какое выбрал Том для своего временного укрытия. Поначалу они проигнорировали не прошеного гостя, возможно, просто не почувствовали его присутствия, но Том увлеченный наблюдением за пиратами, постоянно двигался, разминая затекающие конечности, а когда он узнал в одном из пленников своего друга, так и вовсе, чуть не подпрыгнул. Потревоженные пресмыкающиеся выползли из глубины расщелины, видимо, для того чтобы проверить, кто же решил помешать их уединению. От мгновенного, и, скорей всего, смертельного укуса, Тома спасло то, что, в этот момент, он стоял абсолютно неподвижно. Однако, бесконечно это продолжаться не могло, тем более, что крик Тома, к несчастью, был услышан пиратами. Все находившиеся внизу, в том числе и пленники, тут же бросившие работу, стояли, задрав головы, и внимательно осматривали скалу, в надежде определить место, откуда раздался крик. Положение Тома было критическим, пот градом катился по его лицу, заливая глаза и рот, от охватившего его ужаса он не мог толком соображать. Одна из рептилий сделала попытку обвиться вокруг щиколотки Тома, вот это было уже слишком! Том резко дернул ногой, сбросив с себя мерзкую тварь, и, словно камень, выпущенный из пращи, буквально выпрыгнул из злосчастной расщелины. Тому повезло, каким-то чудом, ему удалось не упасть вниз. Спас кустарник, ветками которого он, ранее, замаскировал вход в расщелину. Растения, растущие на скалах, как правило, имеют довольно крепкую корневую систему, иначе им не выжить в столь суровых условиях, поэтому кустарник, за ствол которого Том едва успел ухватиться, спокойно выдержал его вес. Снизу раздался возглас одного из пиратов, по голосу Том определил, что это был высокий блондин.
   - А вот и наш невидимка! Что нам с ним делать, капитан? - спросил он, поворачиваясь лицом, в сторону стоявшего рядом с ним, капитана Мингеля.
   - А то ты сам не знаешь Генри, - буркнул капитан, - для начала, возьмите его и притащите сюда, а там поглядим, что нам с ним делать. Действуй!
   Блондин повернулся к пиратам и, мгновение, помедлив, приказал: "Фред, Сторк! Снимите-ка этого клоуна со скалы, капитан желает с ним побеседовать"! Два молодых дюжих пирата, бросились к скале и с ловкостью обезьян принялись карабкаться вверх. Однако Том, только что счастливо избежавший смерти от укуса самого ненавидимого им существа на земле, взял себя в руки и не стал дожидаться пока головорезы его достанут. Нащупав ногой опору, он повернулся к скале лицом и, отчаянно цепляясь всеми своими конечностями за все, за что только возможно было зацепиться, будь то кустарник, трещина или выступ, стал ловко подниматься вверх, стараясь, как можно быстрее, во всяком случае, быстрее, чем преследователи, достичь вершины обрыва. Но, несмотря на все усилия Тома, расстояние между ним и пиратами неумолимо сокращалось. И вот уже один из них попытался схватить его за ногу. Но Том, вовремя это заметивший, резким движением ноги отбил тянущуюся к нему руку морского разбойника, да так удачно, что пират чуть не сорвался вниз. Его заминка позволила Тому перевести дух, и он с удвоенной энергией продолжил свой нелегкий путь.
   - Стой, гаденыш! - внезапно услышал он за спиной, - стой! Замри, кому говорят! А то я прострелю тебе твою башку! Думаю, капитан не очень расстроится, если не поговорит с тобой.
   Том замер, не смея шевельнуться, это давалось ему с трудом, правая нога так и норовила соскользнуть с ненадежной опоры, которая ей досталась. Том попытался переставить ногу, но грозный окрик пирата, заставил его еще сильнее прижаться к горячему от палящего солнца камню. Браслет стянул руку так, что Том ощутил неприятное покалывание во всех пяти пальцах, словно тысячи невидимых иголочек впились ему в ладонь. Он повернул голову, чтобы посмотреть, где находятся его преследователи. Один из них, тот, которого Том чуть не столкнул вниз, был совсем рядом, и целился в него из пистолета. Встретившись глазами с Томом, он ухмыльнулся и повел дулом пистолета куда-то вверх, призывая его поднять голову. Том поднял голову и увидел улыбающуюся рожу второго пирата, тот стоял на вершине, и махал ему рукой, приглашая продолжить подъем. Том обреченно вздохнул и нехотя продолжил подниматься, теперь он делал это очень медленно, лихорадочно пытаясь сообразить, что, же ему делать дальше. Однако, ничего путного он придумать так и не смог. Достигнув, наконец, вершины, он увидел перед своим носом протянутую ему татуированную руку пирата.
   - Так-то лучше голубок, - почти ласково проговорил пират, вытаскивая Тома на поверхность, - и откуда же ты тут взялся? А? Молчишь? Ну, молчи, молчи. Ничего, наш капитан живо развяжет тебе язык!
   - Сторк, - обратился он к напарнику, который сидел на земле и озабоченно осматривал снятый с ноги сапог, - может, покажешь, где нам можно спуститься обратно, не рискуя сломать себе шею? Мне совсем не улыбается еще раз ползти по этой чертовой скале, тем более, вниз.
   Сторк и бровью не повел, продолжая внимательно осматривать сапог.
   - Чтоб тебя проглотила бешеная акула, Сторк! Ты слышишь меня?! Я с кем говорю, со своим приятелем или с куском дерьма, у которого в ушах торчат бананы?!
   - Слышу, - нехотя отозвался Сторк, - чего разорался, не видишь, я сапог порвал! И все из-за этого сукиного сына!
   Он с ненавистью посмотрел на Тома.
   - Ну и что?! Ты теперь вечно здесь будешь сидеть со своим проклятым сапогом?!
   - Ладно, - вздохнул Сторк, натягивая сапог, - пойдем. Здесь недалеко.
   Он встал и, прихрамывая, пошел вперед, постепенно удаляясь от края обрыва.
   - Чего стоишь? Пошли! - пират грубо подтолкнул Тома, приказывая ему идти за Сторком. Том покорно поплелся вслед за удаляющимся корсаром. Сейчас он думал только об одном, как улучить подходящий момент и дать деру. Радовало то, что они удалились от края обрыва, и, насколько понял Том, теперь шли в направлении леса. "Это хорошо", - подумал он. "В лесу мне будет проще сбежать". Он пытался убедить себя в том, что ему удастся улизнуть от пиратов, однако, браслет по-прежнему туго стягивал его запястье, и это беспокоило его. Внезапно Сторк, шедший впереди, примерно в десяти шагах, как-то странно дернулся и беззвучно рухнул на землю.
   - Это еще что такое?! - воскликнул пират, сопровождающий Тома, - Сторк! Что с тобой?!
   Ответа не последовало.
   Пират, которого звали Фредом, достал из-за пояса пистолет и ткнул им Тому в спину.
   - Иди вперед и посмотри что с ним. Я буду у тебя за спиной, дернешься, пристрелю, как собаку! Понял?!
   - Понял, - сказал Том, с трудом скрывая свою радость.
   Когда он подошел к неподвижно лежащему на земле пирату, его едва не стошнило. Череп Сторка был разбит увесистым камнем, валявшимся тут же. Дыра в голове была огромна, Тому даже показалось, что через нее видно мозги бедняги. Он отвернулся, не в силах дольше, смотреть на окровавленное лицо мертвеца.
   - Что с ним?! - нетерпеливо спросил Фред, стоявший в двух шагах от Тома, и, из-за высокой травы, не видевший своего погибшего товарища.
   - Он умер, - спокойно ответил Том.
   - Как умер? Что ты несешь?! - Фред опустил пистолет и шагнул в направлении тела.
   - Его убили, - бесстрастно пояснил Том, - камнем по башке заехали. Очень удачно получилось.
   Его ирония не задела Фреда, всецело поглощенного разглядыванием погибшего. Убедившись, что приятелю уже ничем не поможешь, Фред выпрямился и повернулся к Тому, лицо его было искажено дикой злобой. Он направил пистолет прямо юноше в лоб и открыл рот, намереваясь что-то сказать, перед тем, как нажать на курок. Но слова так и не сошли у него с языка, потому что прилетевший неизвестно откуда, второй камень, разнес его пиратскую голову на куски. Фред охнул и упал рядом со своим приятелем. На этот раз, Тома все-таки стошнило. Кашляя и отплевываясь, он поспешил отойти подальше от места трагедии. Внезапно, в его голове промелькнула мысль, от которой у него кровь застыла в жилах. "А ведь я вполне могу оказаться третьим трупом"! - подумал он. "Что мешает очередному снаряду прилететь мне в голову"?! Том присел и беспомощно огляделся в поисках того, в чьих руках обычные камни превратились в смертоносные снаряды.
   - Не бойся, Томми! - внезапно услышал он за спиной знакомый голос, - тебя убивать у меня в планы не входило.
   Том резко обернулся и колени у него подогнулись. Перед ним стоял Томас Бамбелла, собственной персоной!
   - Томас?! Ты?! - радостно вскричал Том.
   - Как видишь, - спокойно, без тени улыбки, произнес Томас, поигрывая пращой, из которой он только что уложил двух здоровенных мужиков. Такая реакция, пусть и бывшего друга, немного смутила Тома, его восторг мгновенно сменился настороженностью.
   - Ну что, так и будем стоять? - спросил Томас, - лично я не намерен здесь задерживаться. Надеюсь, понятно почему. Ты со мной?
   Секунду помедлив, Том кивнул в знак согласия.
   - Тогда заберем их оружие, оно им больше не понадобиться, и вперед, - Томас нагнулся над пиратами, - возьми этот нож, Томми. Уверен, тебе он скоро пригодиться.
   Превозмогая снова подступившую к горлу тошноту, Том осторожно вытащил из-за пояса одного из мертвых пиратов нож, и сунул его себе за пояс. Томас, меж тем, быстро обыскал свои жертвы и, оставшись удовлетворенным полученными трофеями, выпрямился и весело подмигнул Тому. Потом он быстро огляделся и, не говоря больше ни слова, решительно зашагал в сторону леса. Том поспешил за ним. Идти пришлось довольно долго, что дало Тому возможность лишний раз, полюбоваться красотами острова. "Наверное, так должен выглядеть рай" - подумал он. За все время пути Томас не произнес ни слова. Это немного беспокоило Тома и подогревало его любопытство, однако, он твердо решил не начинать разговор первым. Наконец, Томас остановился, да так резко, что Том едва не уткнулся ему в спину.
   - Ну, вот мы и пришли, - сказал он, - добро пожаловать в мой дом, Томми.
   Том недоуменно огляделся, ища хоть какой-нибудь намек на жилье. Ничего похожего не обнаружив, он удивленно посмотрел на Томаса. Тот, удовлетворенно хмыкнул, сунул руку в гущу листвы и..., перед глазами изумленного Тома возник вход в отлично замаскированное жилище.
   - Прошу, - хозяин лесного дома посторонился, предлагая гостю войти первым.
   Вход в убежище островного узника был так искусно спрятан, что несведущий человек, мог сто раз пройти мимо и, все равно, не заметил бы, скрытую за почти непролазной зеленью, дверь. Том подивился такому обстоятельству.
   - Зачем тебе нужно было так тщательно маскироваться? От кого тебе тут прятаться? - спросил он.
   - Ну, мало ли. Тут, дорогуша, не только безобидные попугаи водятся, хищников тоже хватает. И, как теперь выясняется, не только четвероногих. Так что..., ты проходи, проходи, не стесняйся. Места хватает, никогда не любил тесноту. Как тебе нравится эта штука? - Томас, с видимым удовольствием, уселся в самодельное кресло-качалку.
   - Неплохо. Ты ещё и мебельщик, к тому же.
   - Поживи здесь один, не только мебель научишься делать. Ты присаживайся, чего стоишь? Бамбелла указал Тому на некое подобие табурета, стоящего у стола.
   - Садись, садись. Понимаю, разнообразием моя мебель не радует. Но, видишь ли, я, по понятным причинам, не ждал гостей, а мне самому всего, что есть в доме, вполне достаточно. Так что придется тебе довольствоваться простой табуреткой. Помниться в тюремной камере достославного города Данвира, не было даже этого.
   - Что ты Томас! - смутился Том, - я вовсе и не рассчитывал на что-то особенное. Табурет, так табурет. Ты не думай, мне удобно.
   - Да пошутил я, Томми. Так сказал, ради красного словца. Ты, наверное, голоден?
   - Есть немного, - кивнул Том и невольно сглотнул.
   - Что ж, тогда придвигай седалище ближе к столу, будем обедать. Что хорошо на этом острове, так это погода, и обилие пищи, как растительной, так и животной. Угощайся Томми, вот вяленое мясо, овощи, фрукты. У меня даже вино есть, собственного приготовления. Будешь?
   - Нет, - отрицательно замотал головой Том, с жадностью набрасываясь на еду.
   - Мне бы воды, - с трудом проговорил он туго набитым ртом.
   - Правильно, вино сейчас ни к чему, - одобрительно кивнул Томас, ставя на стол импровизированный кувшин, сделанный из тыквы.
   Некоторое время они молчали, насыщая свои желудки, наконец, трапеза была окончена. Томас вытер губы и выжидающе посмотрел на нежданного гостя.
   - Ну, рассказывай, каким ветром на этот раз, тебя принесло в мою компанию?
   - Прежде чем ответить, хочу спросить тебя Томас, можно?
   - Валяй, спрашивай, - милостиво разрешил бывший друг и соратник короля Мармонта, медленно раскачиваясь в своем кресле.
   - Ты мне друг или враг? - с волнением в голосе спросил Том.
   - Этот же вопрос я мог задать и тебе, Томми. Ну, раз ты первый задал его, отвечу. Насчет друга не знаю, посмотрим. А насчет врага.... Хм! Зачем же я тебя спасал, чудак человек! Хотя, если ты намекаешь на свой меткий бросок, спасший жизнь Карлу, то можешь не беспокоиться, я на тебя за это зла не держу. Наоборот, я благодарен тебе, что ты не допустил трагедии. Ты поступил абсолютно правильно, сынок. И я, на твоём месте, сделал бы то же самое. Поделом мне. Я, Томми, за время одиночества много чего передумал о себе, но, честно говоря, так до конца и не понял, что на меня нашло. Почему предал своего короля? Не знаю.
   - Ну..., это, как раз, понятно, ты же попал под влияние этой самой тетради.
   - Да брось ты! Не верю я во всю эту чушь! - вспылил Томас, - на самом деле, мне кажется, все объясняется куда проще. В каждом человеке, Томми, в каждом! Есть бог, и есть дьявол! Бог, конечно же, преобладает, но дьявол никогда не оставляет попыток заменить его, и самому доминировать над человеком, и иногда, как в моем случае, ему это удается.
   На несколько мгновений, воцарилась тишина, Томас молчал, поглощенный в неприятные раздумья, молчал и Том, не смея их нарушить. Минуты две они молчали.
   - Всё! Не хочу больше об этом говорить! - сказал Томас и, до хруста в костях, потянулся.
   - Ну, как тебе остров, Томми? Не правда ли райское местечко?
   - Правда. Здесь очень красиво.
   -Погода тут не меняется круглый год, представляешь? Дожди льют, словно по расписанию. Оттого и растительность кругом такая, что дух захватывает.
   - Это верно! - с энтузиазмом согласился Том.
   - Мдаа..., - вздохнул Томас, - поверь, Томми, я ведь очень благодарен Карлу, что он не лишил меня жизни, хоть я этого и заслуживал...
   Внезапно, Томас поднес палец к губам, призывая Тома молчать, и прислушался.
   - Приближаются люди, - шепотом сказал он, - я слышу голоса. Похоже, пираты решили обыскать остров. Что ж, этого следовало ожидать, у них, наверное, руки чешутся вздернуть тебя на первом же суку. Но ничего, нас им не найти. Разве что случайно.
   - Случайно?! - не выдержав напряжения, воскликнул Том.
   - Тихо ты! - угрожающе зашипел Томас, - они совсем рядом!
   И действительно, пираты, а их, судя по шуму шагов, было несколько человек, прошли мимо, едва не задев ветки, за которыми пряталась дверь.
   - Пронесло, - облегченно выдохнул Том, прислушиваясь к звуку удаляющихся шагов, - интересно, и долго они собираются меня искать?
   - Думаю, нет, - убежденно сказал Томас, - остров не маленький, а их не так много, чтобы его прочесать вдоль и поперек. К тому же, им надо корабль приводить в порядок, время-то не ждет. Ну, да ладно. Ты лучше скажи, как ты попал в лапы капитана Мингеля?
   - Какого еще капитана Мингеля? - удивился Том.
   - Капитана корабля, стоящего сейчас на якоре, в уютной бухте этого острова.
   - Так ты знаком с капитаном этого корабля?
   - Кто хоть раз выходил в море не для того, чтобы просто порыбачить, этот человек достаточно известен. А уж мне ли его не знать. Уверен, среди его людей обязательно найдутся те, кто служил под началом покойного Блэквуда. Так как ты попал на его корабль?
   - И не только я, Томас. На берегу, среди пленников, находится мой друг Гек. Помнишь его?
   - За кого ты меня принимаешь, Томми! Я еще не выжил из ума! Как мне не помнить этого сорванца?!
   - После суда над тобой Томас, - продолжал, между тем, Том, - король предложил нам с Геком поступить в гвардейскую школу, но мы отказались.
   - Почему, дурни вы этакие?! Любой мальчишка в Мармонте мечтает об этом!
   - Мы вольные птицы Томас. Лично я, терпеть не могу дисциплину, тем более воинскую. Короче говоря, мы наотрез отказались. Тогда король распорядился щедро вознаградить нас и отпустить на все четыре стороны. Эх, если б ты знал, как мы с Геком жили все это время, любо дорого вспомнить! Мы отправились путешествовать, останавливались в самых лучших гостиницах, питались в самых лучших ресторанах, - Том врал так вдохновенно, что уже сам верил в то, о чем рассказывал.
   - Где, где вы питались? - перебил его внимательно слушавший Томас.
   - В смысле? - недоуменно спросил Том, - ах, да! Ты не знаешь, что такое ресторан. Сейчас объясню. В некоторых странах, так называется таверна. Ну, в общем, увеселительное заведение, где можно вкусно поесть и весело провести время.
   - Дааа? - недоверчиво протянул Томас, - не слышал. Ну, продолжай.
   - Так вот, неделю назад мы отправились в очередное путешествие на торговом судне, оно направлялось во Франкию. На наш корабль напали пираты, мы отбивались, как могли...
   - Ничего себе, как могли, - перебил Томас, - судя по урону, который вы нанесли посудине Мингеля, экипаж вашего корабля оказал достойное сопротивление.
   - Да! - с энтузиазмом согласился Том, - наше судно было неплохо вооружено, пираты, наверное, этого не предполагали. К сожалению, им все же удалось нас взять на абордаж. Короче говоря, нам с Геком крупно не повезло. Мало того, что в плен попали, так еще и денег лишились. Вот так.
   - А как тебе удалось сбежать? И на что ты надеялся?
   - Когда мне связывали руки, перед тем, как отправить на берег, узел затянули плохо и веревка, практически сама развязалась, еще, когда я находился в шлюпке. Как только шлюпка причалила, я сразу выскочил на берег и бежать. Ну, а дальше ты знаешь, - выпалив все это Том, так и впился глазами в Томаса, внимательно наблюдая за его реакцией.
   - Странно, - пробормотал Томас, - почему я этого не заметил.
   - Не знаю, может, ты отвлекся в этот момент. Ты, кстати, и Гека не заметил.
   - Ну, да, - согласился Томас, - в конце концов, я наблюдал за вами издалека, а подзорной трубы у меня, к сожалению, нет. На что ж ты надеялся, когда решился на побег? Это же, все-таки, остров.
   - Не знаю, - пожал плечами Том, - я об этом как-то не думал, бежал и все.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 8
  
  
  
   Том испытал большое облегчение, убедившись, что человек, с которым, за короткий срок, он успел подружиться и прошел столько испытаний, и, впоследствии, так разочаровавший его, раскаялся в своем преступлении. Они снова были одной командой, командой, которой предстояло решить почти невыполнимую задачу. План побега с острова, предложенный Томасом, был одновременно и прост и невероятно сложен. Он состоял из трех основных пунктов. Изоляция, в идеале ликвидация, капитана Мингеля, освобождение пленников и захват корабля.
   - Мы должны дать им время, чтобы отремонтировать судно. А пока они этим занимаются, будем наблюдать за ними, естественно, ни в коем случае, не обнаруживая себя. Нужно проработать наш план в деталях Томми, и для этого нам, прежде всего, нужны глаза и уши. Понятно?
   - Чего не понять? Конечно, понятно, - радостно закивал головой Том, у которого от предвкушения предстоящих приключений по телу пробежала нервная дрожь.
   - Погоди радоваться, - усмехнулся Томас, видя в каком состоянии, находится юноша, - может у нас ничего и не получится. Их вон сколько, а нас всего двое.
   - Как же двое, Томас? А Гек, а остальные пленники? С ними у нас будет сила.
   - Ну, пока что они люди подневольные, и ничем нам помочь не могут. Ладно, сегодня из дома нос больше не высовываем. Надо подождать пока страсти улягутся. Так что устраивайся поудобнее, будем отдыхать. Если устал, можешь поспать. А я пока подумаю, как нам осуществить задуманное.
   И действительно, Том вдруг почувствовал дикую усталость во всем теле, впрочем, это было неудивительно, первый день на новом месте, выдался весьма насыщенным. Он виновато посмотрел на Томаса и сказал: "Ты прав, Томас, я немного устал. Где можно прилечь"?
   - Где хочешь Томми. Вон там в углу пук соломы, подстели себе и ложись. Извини, но кровати у меня нет.
   - А жаль, - пробормотал Том, скептически оглядывая ворох соломы.
   А в это время, в одном из бунгало, облюбованном капитаном Мингелем, происходил следующий разговор.
   - Вы хорошо все прочесали, Генри? Перетряхните этот проклятый остров до основания, слышишь?! Но найдите мне этого мерзавца! - обычно умеющий держать себя в руках, капитан Мингель был сейчас вне себя от ярости.
   - Мы ищем, ищем его, капитан. Остров немаленький, почти везде лес, так что отыскать его будет трудновато.
   - Трудновато, - проворчал Мингель и сам прекрасно понимавший, что шансов найти убийцу его людей, ничтожно мало.
   - Я вот что думаю, Генри, - продолжал он, постепенно успокаиваясь, - а что если он не один на этом треклятом острове? А?
   - Почему вы так думаете, капитан? - вместо ответа спросил Генри, откупоривая бутылку с ромом.
   - Как я успел разглядеть, он совсем еще мальчишка. Ну, не мог он в одиночку справиться с двумя здоровыми мужиками, да еще и таким странным способом.
   Генри молча, наполнил стаканы ромом и подал один из них капитану со словами: "Если это так, капитан, то может быть нам убраться отсюда по добру поздорову, пока не поздно".
   - Ты сам прекрасно знаешь, Генри, что это невозможно. Наша "Медуза" и так еле держится на плаву. И потом, у меня руки чешутся повесить всех, кто имел отношение к гибели моих людей! Так что продолжайте поиски и будьте начеку, в одиночку не ходите. Уразумел?
   - Уразумел, - кивнул помощник капитана, - а что делать, если мы все же никого не найдем?
   - Надо найти, надо! - капитан Мингель залпом осушил свой стакан, с силой стукнул им об стол и, нервно кусая губы, уставился тяжелым взглядом на своего помощника.
   - Ну, если не найдете, - продолжал он, после паузы, - ну и черт с ними! Отремонтируем корабль и уйдем отсюда. Пусть подыхают на своем острове. А пока мы вынуждены здесь торчать, придется принять кое-какие меры, чтобы исключить возможные неприятности. На ночь всех пленников загнать на корабль, под усиленную охрану. Караульных сменять через каждые три часа, ром не давать! Узнаю, что кто-то припрячет бутылку, лично пристрелю! Все! Иди, Генри, мне надо подумать.
   Помощник капитана поспешно допил свой ром, встал и молча, вышел из бунгало.
   Гек не узнал в пареньке, так ловко убежавшем от пиратов, своего друга Тома Сойера. В этом не было ничего удивительного, они не виделись почти два года, кроме того, нужно учитывать тот факт, что Том, пытаясь убежать от пиратов, почти все время находился спиной, и к своим преследователям, и к зрителям, столпившимся у подножья обрыва. Тем не менее, это неожиданное происшествие, воодушевило Гека и вселило в него, пока еще очень маленькую, но все же, надежду, на спасение. Гек тоже считал, что островитянин не мог самостоятельно справиться с двумя вооруженными корсарами, значит, ему кто-то помог. Вполне возможно, на этом острове, нашли себе убежище потерпевшие кораблекрушение, а раз так, то они обязательно захотят воспользоваться возможностью обрести свободу. И это дает шанс на освобождение всем пленникам.
   - Как думаете, капитан, - шепотом обратился Гек к бывшему капитану корабля разграбленного и потопленного пиратами, - надолго мы здесь можем зависнуть?
   - Дней на пять, не меньше, - так же тихо ответил, крепкий загорелый мужчина, на которого Том, прячась в расщелине и полностью поглощенный наблюдением за Геком, не обратил никакого внимания. А если бы обратил, то, наверняка, его удивление и радость была бы не меньшей, чем в случае со своим другом. Потому что это был не кто иной, как Стэн Лавуазьяк, капитан шхуны "Удача", уничтоженной штормом два года назад. Том и Гек, будучи пассажирами "Удачи", чудом тогда спаслись. Впрочем, об этом подробно рассказывается в первой книге о приключениях новоиспеченного Тома Сойера.
   - Мы им задали хорошую трепку, - продолжал, между тем, Лавуазьяк, которому два года назад, судьба тоже преподнесла приятный сюрприз, позволив, в буквальном смысле, выйти "сухим" из воды, - так что придется, основательно потрудится, прежде чем их посудина сможет без опаски выйти в открытое море.
   - Их?! А может она, посудина эта, нашей теперь будет! - возбужденно зашептал Гек.
   - Тсс! Не ори так, не дай бог услышат! И вот что, хватит сейчас об этом. Ночью поговорим.
   - Ладно, только я не ору, а шепчу, - обиделся Гек.
   - Ага! - улыбнулся Лавуазьяк, - так шепчешь, что у меня уши позакладывало.
   - Эй, вы! - один из пиратов-надсмотрщиков грозно щелкнул длинным бичом, сплетенным из воловьей кожи, - хватит болтать! Вам что, заняться нечем?! Если нечем, мой кнут живо напомнит, зачем вы здесь находитесь!
   - Ничего! - в бессильной ярости, сквозь зубы, процедил Лавуазьяк, - придет и наш черед! Давай Гек, бери вот эти доски и пошли, а то, и правда, отведаем эту штуку, а мне этого совсем не хочется.
   Когда Том проснулся, Томаса в доме не было. "Странно", - подумал Том. "Ведь договорились, что носа наружу высовывать не будем. А сам исчез куда-то". Впрочем, недоумение его быстро рассеялось. Зашелестела листва, дверь приоткрылась и в проеме показалась фигура Томаса Бамбеллы. Выглядел он очень серьезным.
   - Ну что, Томми выспался? - деловито спросил хозяин лесного дома, снова усаживаясь в любимое кресло.
   - Да. А что? - Том зевнул и протер кулаками глаза, отгоняя остатки сна.
   - Пока ты тут дрыхнул, я даром времени не терял и сходил на разведку.
   - Но ты, же сказал, что нос, сегодня, высовывать нельзя, нужно выждать.
   - Это я тебя имел в виду. Мне же, опасаться быть пойманным не к лицу. Я излазил этот остров вдоль и поперек и знаю здесь каждую тропинку. Так что...
   - Ну, и что тебе удалось выяснить? - нетерпеливо перебил его Том, устраиваясь на земляном полу в позе "лотоса".
   - Корабль пришвартован к берегу и ремонтные работы на нем идут полным ходом. Это первое. Второе, пираты прекратили активные поиски, того или тех, кто убил их товарищей. И это очень хорошо, правда, тут есть свои минусы. Почти все силы пиратов сосредоточены сейчас, на берегу и находятся в полной боевой готовности, по крайней мере, пока. Посмотрим, что будет вечером. Я уверен, что капитан Мингель не поверил, что ты, в одиночку, мог справиться с его людьми, и предположил, что на острове может быть кто-то еще. Понимаешь?
   Не дожидаясь ответа, Томас продолжал.
   - Капитан Мингель, Томми, очень осторожный человек, поэтому он предпринял или предпримет меры, чтобы, в случае чего, его не смогли застать врасплох.
   - И что нам теперь делать? - упавшим голосом, спросил Том.
   - Прежде всего, не падать духом. Как только начнет смеркаться, надо снова идти к берегу. На этот раз, пойдем вдвоем. Как ты на это смотришь?
   - А как ты думаешь?! - радостно вскричал Том, - конечно, я согласен!
   - Тихо ты! - прикрикнул на него Томас, - чего ты так кричишь? Не ровен час...
   - Ты же сам сказал, что пираты прекратили поиски!
   - Мало ли, осторожность никогда не помешает. Помни, нас всего двое, а их, сам знаешь.
   Наступления сумерек, ждать пришлось еще довольно долго.
   - Здесь темнеет поздно, Томми, - пояснил Томас, - так что, перед вылазкой, у нас будет время поужинать. Наша задача на сегодняшний вечер, такова. Нужно выяснить, где будет ночевать капитан Мингель, это первое. Второе, нужно попробовать установить связь с пленниками, и, прежде всего, с Геком. Ясно?
   Том кивнул.
   Едва небо начало окрашиваться в фиолетовый цвет, что служило предвестником наступления долгожданных сумерек, Бамбелла и Том отправились в путь.
   - Не вздумай отстать Томми, потеряешься, пиши, пропало. Как ты понимаешь, я не буду кричать "Ау"! чтобы найти тебя. Заблудиться здесь проще простого, тем более в темноте. Ночью, как известно, все кошки серы.
   - Хорошо, хорошо, понимаю, не дурак. Ты лучше скажи, Томас, здесь водятся какие-нибудь хищники?
   - Говори тише, Томми! В такой тишине нас слышно за милю! Что касается хищников, то можешь быть спокоен, их тут более чем достаточно. Впрочем, мне кажется, я уже тебе говорил об этом. А теперь, рот на замок!
   Томас резко сбавил ход и стал ступать почти бесшумно, Том старался в точности следовать его примеру, и, надо признаться, получалось это у него совсем неплохо. Во всяком случае, пока они приближались к своей цели, Томас ни разу не сделал ему замечания. Вскоре, Том убедился, что Бамбелла действительно изучил остров, как свои пять пальцев. Для того, чтобы оказаться на берегу, в непосредственной близости от стоянки пиратов и, при этом остаться незамеченными, им не пришлось делать того, чего Том опасался больше всего, вновь ползти по почти отвесной скале вниз. Правда, путь, который выбрал Томас, тоже был не из легких, пришлось кое-где проявить прямо-таки, цирковую ловкость, протискиваясь между острыми краями скальной породы, но это были сущие мелочи, по сравнению со спуском с обрыва, да еще в темноте.
   - Что будем делать дальше? - шепотом спросил Том, когда они с Томасом, передвигаясь по мокрому песку по-пластунски, добрались, наконец, до внушительного размера валуна, лежащего на самом краю берега. Вместо ответа, Томас приложил палец к губам, и жестом приказал Тому не высовываться. Камень, под прикрытием которого, Томас решил устроить наблюдательный пункт, был абсолютно гладкий и напоминал гигантское яйцо. Такую необычную форму ему, видимо, придал неутомимый природный скульптор, морская вода, судя по всему, многие годы обрабатывающая его поверхность. Повинуясь приказу, Том послушно уткнулся головой в песок и стал ждать. Не прошло и минуты, как он почувствовал прикосновение. Он поднял голову и посмотрел на Томаса, тот знаком попросил его подвинуться поближе. Когда они оказались совсем рядом, бывший капитан королевской гвардии, зашептал ему в самое ухо.
   - Оставайся здесь, Томми и жди моего возвращения. Приготовь оружие и смотри в оба! А я подберусь к ним поближе, хочу послушать, о чем они говорят. Мне кажется, я видел капитана Мингеля. Пленные еще работают, но, похоже, скоро будут закругляться. За меня не беспокойся, не впервой. Ну, а если, все-таки поднимется тревога, что ж, тогда вся надежда на тебя. Надеюсь, ты меня прикроешь.
   - А если..., - горячо прошептал Том.
   - Если совсем будет худо, уходи морем, вдоль побережья. Ну, а там, бог не выдаст, свинья не съест. Может тебе повезет, и найдешь мою лачугу. Все! Хватит разговоров, я пошел. И не смотри на меня так!
   С этими словами, бывший капитан королевской гвардии, распластался на песке, словно камбала на морском дне, и, осторожно пополз прямо в пасть врага. В первую минуту, после ухода Томаса, Том ничего не соображал. Он был в шоке. Неожиданное решение старшего товарища, мигом выбило его из колеи. Радостное возбуждение, мгновенно сменилось тягостным волнением и страхом. Пока Томас был рядом, все казалось в розовом цвете, но сейчас, оставшись в одиночестве, в непосредственной близости от людей, которые, как выразился Томас, только и ждут случая, чтобы повесить его на первом, же суку.... Том попытался взять себя в руки, получилось это у него далеко не сразу. Наконец, ему удалось заставить свое сердце биться медленнее, однако он все же не нашел в себе смелости высунуться из укрытия. Максимум, на что Том сподобился, так это принять сидячее положение, он оперся спиной на холодный камень и, с замиранием сердца, стал ждать.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 9
  
  
  
   К счастью, переживания Тома, на сей раз, оказались напрасными. К его неописуемой радости, Томас вернулся целым и невредимым и, судя по всему, в приподнятом настроении.
   - У меня хорошее предчувствие, Томми, - сказал он, усаживаясь в своё импровизированное кресло.
   - Что ты задумал? - с нетерпеливым любопытством, спросил Том.
   - Погоди дружок, дай отдышаться, - с минуту Томас шумно вздыхал, приводя дыхание в порядок.
   - Значит так, - продолжал он, после вынужденной паузы, - план меняется, захват корабля осуществим сегодня ночью...
   - Чего?! - забыв об осторожности, почти выкрикнул Том.
   - Тихо, ты! Чего орешь? Совсем ополоумел? И зачем я только взял тебя с собой! - негодованию Томаса не было предела. Он сунул Тому под нос кулак и знаком приказал ему замереть. Потом осторожно выглянул из-за камня. Убедившись, что все спокойно и неосторожный возглас Тома никто не услышал, он снова уселся на песок и с облегчением вздохнул.
   - Все нормально. Слава богу, тебя никто не услышал. Черт возьми! Держи себя в руках Томми! Или ты хочешь болтаться в петле на радость капитану Мингелю?
   - Извини, Томас, - виновато пробормотал Том, - у меня просто вырвалось.
   - Вырвалось у него, - буркнул Бамбелла, - ладно, проехали. Ты, наверное, ждешь от меня разъяснений?
   - Да уж, конечно, - попробовал съязвить Том, - жду с нетерпением.
   - Ну, так слушай. На ночь всех пленников работающих на берегу, посадят в трюм под замок.
   - Они будут ночевать на корабле?
   - Да.
   - Но это, же очень плохо, Томас. Нам не удастся с ними связаться! Днем это невозможно, понятно почему. Была надежда только на ночь, и вот на тебе, трюм!
   - Все сказал? - усмехнулся Томас, - эх ты, стратег! Пойми, дурья твоя голова, пираты, заперев пленников, оставят на корабле минимум охраны. Зачем им держать там кучу народа, если все охраняемые сконцентрированы в одном месте, да еще под надежным замком? Запомни, ни один моряк не откажет себе в удовольствии провести ночь на твердой почве, если есть хотя бы малейшая возможность для этого. Ты только посмотри, какие у них бунгало, в них не то, что ночевать, в них жить можно. В общем, план будет такой, Томми. Дождемся, когда всех пленников уведут на корабль на ночевку, заодно узнаем, какими силами их будут охранять. Придется также подождать, пока все оставшиеся на берегу угомонятся.
   - А если они до утра не угомонятся? - усомнился Том.
   - Угомонятся, угомоняться, - убежденно сказал Томас, - у них рома и еды более чем достаточно, сам убедился. Так вот, когда все уснут, выждем еще немного, капитан Мингель тертый калач, наверняка распорядился о смене караула. Как только новые охранники заступят на вахту, немного погодя и мы начнем действовать.
   - Как? - спросил Том, слушавший Бамбеллу с все возрастающим интересом.
   - Я доберусь до корабля вплавь и попытаюсь незамеченным пробраться на палубу, убью охранников...
   - В одиночку? - с сомнением в голосе, спросил Том.
   - Да, в одиночку, а что тут такого? Ты там мне, скорее мешать будешь. Стрелять, сам понимаешь, нельзя, а в рукопашной ты еще слабак, да и навыка у тебя для такого дела нет. Поэтому останешься здесь, у тебя другая задача будет. А ко мне присоединишься позже.
   - А если...
   - Никаких "если" Том! Я хорошо владею ножом, и физически вполне еще ничего. Кроме того, я почти уверен, что они будут спать, ну или хотя бы дремать. Короче говоря, я освобожу пленников.
   - И что потом?
   - А вот тут начнется самое интересное, Томми. Мы зарядим орудия и прямой наводкой, разнесем лагерь пиратов в клочья! Начнется паника, это даст нам возможность произвести ещё несколько залпов.
   - Здорово! - восхитился Том, - а я что буду делать?
   - Твоя задача увеличить панику, сейчас у нас на двоих четыре пистолета, все они, вместе с боеприпасами останутся у тебя. В идеале ты должен пристрелить Мингеля, если у тебя получится, это существенно повысит наши шансы на победу. Ну, а если не получится, не беда, главное стреляй без остановки, пусть думают, что нас много. Когда расстреляешь все боеприпасы, прыгай в воду и плыви на корабль, я тебе заранее сброшу лестницу. Ну, как план?
   - План хороший, но очень рискованный.
   - Конечно рискованный, - согласился Томас, - но понимаешь дружок, кто не рискует, тот никогда не побеждает. Согласен со мной?
   - Пожалуй, согласен, - вздохнул Том.
   - Ну и хорошо, а теперь давай помолчим. Кстати можешь вздремнуть, похоже, ждать придется долго.
   "Вздремнуть"! - подумал Том. "Какой тут сон, когда предстоят такие дела". Внезапно у него в голове промелькнула мысль, от которой ему стало немного не по себе. Если все пройдет благополучно, как объяснить Томасу свое появление на острове, а также вранье, которым он так вдохновенно потчевал бывшего капитана королевской гвардии. Гек, безусловно, обрадуется встрече с другом, но в этом-то и беда. Том даже заерзал от мысли, насколько глупо он будет выглядеть, пытаясь объяснить Томасу свою чудесную с ним встречу. Ближайшие четверть часа, Том мучился, пытаясь придумать вразумительную версию своего нахождения на острове. Но ничего путного придумать так и не смог. Донельзя этим расстроенный он незаметно для себя, задремал. Очнулся Том от легкого толчка в плечо.
   - Давай Томми, просыпайся, пора!
   - А?! Что?!
   - Тихо ты! - зашептал ему в самое ухо Бамбелла, - здоров ты спать, вот что!
   - Я что заснул?
   - Заснул, заснул, - передразнил его Томас, - время пришло Томми. Пора! Смена караула уже была, всего два человека. Убрать их, пара пустяков.
   Томас вынул из-за пояса пистолеты и положил их на песок рядом с Томом.
   - Проверь оружие и заряди. Смотри в оба, Томми, я на тебя надеюсь. Все, давай, я пошел, пожелай мне удачи!
   - Удачи тебе, Томас, - дрогнувшим голосом прошептал Том.
   Бамбелла дружески потрепал его по плечу и, не говоря больше ни слова, бесшумно погрузился в воду. Тоскливо бросив взгляд на освещенную лунной дорожкой водную гладь, скрывшую в своих объятиях ночного пловца, Том судорожно вздохнул и принялся проверять оружие.
   Томасу стоило больших трудов забраться на корабль. Со стороны моря, с борта, не свешивалось ни одного каната, не говоря уже о веревочной лестнице. Пришлось помучиться, но, в конечном итоге, его усилия не пропали даром. Очутившись на палубе, Томас осторожно огляделся и почти сразу же увидел пиратов охранявших трюм. Не заметить их было сложно, палуба корабля была неплохо освещена, да и ночь выдалась лунная. Томас вынул из-за пояса нож, зажал его в зубах, затем опустился на четвереньки и стал осторожно подкрадываться, к счастью, сидящим к нему спиной, караульным. Внезапно, когда Томас уже был совсем рядом, один из пиратов встал и с хрустом потянулся, в этот момент Томас резко выпрямился и, словно дикая кошка кинулся на свою жертву. Взмах ножа и фонтаном брызнувшая из перерезанного горла кровь, засвидетельствовала мгновенную смерть пирата. Не давая второму противнику опомниться, Томас толкнул мертвеца на него, а сам кинулся сверху. Полузадушенный пират, извиваясь всем телом, попробовал что-то прохрипеть, но Томас ударом кулака в височную часть заставил его умолкнуть. Убедившись, что противник не шевелиться, Бамбелла, тяжело дыша, уселся на пол, ему просто необходимо было перевести дух и успокоиться, прежде чем приступать к дальнейшим действиям. Вдруг, лежавший навзничь, в луже крови своего погибшего собрата пират, пошевелился. Бамбелла, сжимая в руке нож, поднялся и приблизился к нему с намерением заставить его упокоиться навсегда. Когда он нагнулся, чтобы сделать это неприятное, но необходимое дело, его занесенная рука с окровавленным ножом застыла в воздухе.
   - Гарри ты?! Черт возьми, а я чуть не укокошил тебя! Или мне стоило это сделать?! - Томас присел на корточки рядом с поверженным пиратом. Тот смотрел на него округлившимися от ужаса глазами и молчал.
   - Присядь, Гарри, давай я тебе помогу. Вот так.
   Когда пират, наконец, принял сидячее положение, прислонившись спиной к мотку каната, Томас спросил: "Ты узнал меня парень"? Пират кивнул.
   - Ну и хорошо, - миролюбиво произнес Томас, - если хочешь жить, помогай мне, теперь я буду твоим капитаном. Согласен?
   Гарри, немного поколебавшись, снова кивнул.
   - Ты что язык проглотил?
   - Так это ты убил Фреда и Сторка? - наконец, подал голос Гарри.
   - Я тут не один, Гарри, - уклончиво ответил Томас, - но одно могу сказать твердо, я убью всех, кто захочет помешать мне, покинуть остров на этом корабле. Ясно? Так ты со мной, Гарри?
   - С тобой Томас, - быстро ответил Гарри, не сводя взгляд с окровавленного ножа, зажатого в руке бывшего кока "Хризантемы".
   - Ну, если со мной, тогда давай ключ, нужно освободить заключенных.
   - Там нет замка, Томас, просто засов.
   - Тем лучше! Это существенно облегчает нам задачу, Гарри. Недаром у меня были хорошие предчувствия, все идет как по маслу! Поднимайся дружок, и помоги мне открыть люк.
   Гарри с трудом поднялся и, потер ушибленный висок.
   - Что, хорошо я тебе приложил? - улыбнулся Томас, - ничего, пройдет, главное, что ты жив, не так ли? Отдай мне свое оружие и иди вперед, мне так будет спокойней.
   Гарри неохотно вытащил из-за пояса пистолет и протянул его Томасу.
   - Это все? - недоверчиво спросил тот. Вместо ответа Гарри указал куда-то рукой. Томас повернул голову и увидел лежащее на палубе остальное оружие, пару сабель и мушкет. Он удовлетворенно хмыкнул и жестом приказал пирату начать движение. Осторожно, стараясь не создавать лишнего шума, они подошли к трюму. Прежде чем нагнуться, чтобы отодвинуть засов, Томас огляделся, все было спокойно, стояла прямо-таки мертвая тишина, нарушаемая лишь легким шумом прибоя. Он знаком показал пирату, что тот должен присесть на корточки, и при этом находиться в поле его зрения. Гарри беспрекословно повиновался. Одобрительно похлопав его по плечу, Томас присел с намерением отодвинуть засов, и в то же самое мгновение, страшный удар по затылку, заставил его расстаться со своим сознанием.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 10
  
  
  
  
   Логово разбойников, вот уже больше года, держащих в страхе окрестности Фрубурга, нашло себе место под самым носом у представителей власти, не подозревающих, что неуловимые душегубы, которых они безуспешно пытаются обезвредить, спокойно разгуливают среди городской толпы, присматривая себе очередную жертву. Штаб-квартирой, пожалуй, самой свирепой шайке бандитов, когда-либо орудовавших в Мармонте, служила скромная неприметная гостиница с несколько странным названием "Добрый дядюшка". Гостиница расположилась буквально в двух шагах от полицейского участка, казалось бы, в этом был определенный риск для лихих охотников за чужим добром, но это как посмотреть. Префект полиции этого, с криминальной точки зрения, не совсем благополучного округа, как, впрочем, и все его подчиненные и в мыслях не допускали, что те, за кем они гоняются вот уже почти год, являются их ближайшими соседями. Несмотря на свою внешнюю непривлекательность, в "Добром дядюшке", как правило, никогда не бывает свободных мест, особенно для тех, кто, по мнению ее многоопытного хозяина, не представляет собой потенциальную добычу. Зато трактир, занимающий первый этаж, готов, в любое время, дня и ночи принять посетителей, чем с удовольствием пользовались местные полицейские, любившие пропустить стаканчик другой, за счет гостеприимного хозяина заведения. А теперь пришла пора познакомиться и самим "добрым дядюшкой", г-ном Гагуазом, в котором мы с большим трудом, но все же, узнаем одноглазого Джека Блэквуда. Зная его биографию, нетрудно догадаться, что именно этот достойный джентльмен и был идейным вдохновителем, организатором и руководителем банды наводившей ужас на местное население, а также на всех, кто осмелился без соответствующей охраны, передвигаться по дорогам, ведущим в столицу Мармонта. Горбатого, как известно, должна была исправить могила, но богу, или дьяволу, как посчитала герцогиня Кастилья, а может обоим сразу, было угодно, чтобы бывший подручный ее брата, еще на некоторое время задержался на этом свете. В первую очередь, за это надо было благодарить верного Шона, одного из двух, оставшихся в живых доверенных лиц бывшего пиратского капитана, именно ему удалось утащить раненого графом Рэндаллом Блэквуда, с места побоища, устроенного "Черной вдовой" и ее волчьей стаей. Надо сказать, что возвращение к жизни, далось Джеку Блэквуду нелегко. Рана, нанесенная ему шпагой графа, оказалась очень серьезной, почти два месяца Блэквуд метался между жизнью и смертью. Но, в конце концов, могучий организм и хороший уход, сделали свое дело, Блэквуд встал на ноги. Но это был уже совсем другой человек, нет, не по характеру, в этом, как раз, не произошло никаких изменений, по крайней мере, в лучшую сторону, а по внешнему виду. Здоровье бывшего капитана, было порядком подорвано, шпага графа пробила ему легкое и теперь в этом седовласом, изрядно похудевшем, сгорбленном человеке весьма сложно было узнать убийцу короля Гастона. Потеря здоровья, сделала Джека Блэквуда еще более злобным и жестоким. Его гнева боялись даже те, кто по его приказу, грабил и убивал ни в чем неповинных людей. Только один человек мог разговаривать с ним на равных, его правая рука, Шон, с которым они вместе разрабатывали дерзкие налеты банды. Сам Блэквуд редко принимал в них участие, силы были уже не те, да и положение "добропорядочного" хозяина гостиницы обязывало его быть при ней. Поэтому всеми операциями банды руководил Шон. Только дележ добычи Блэквуд, не доверял никому и всегда производил сам. Шайка, включая самого Блэквуда и Шона, насчитывала двадцать человек. Из них в "Добром дядюшке" постоянно проживали от пяти до семи разбойников, остальные базировались в лесу, неподалеку от города. Только лишь, когда в самом Фрубурге намечалось крупное дело, все члены банды собирались в гостинице. Но как только дело было сделано, немедленно исчезали из города. Шон, чаще всего, находился в лесу. Бандиты устроились там вполне комфортно. Связь поддерживали с помощью почтовых голубей и многочисленных нищих бродяг, буквально заполонивших дороги Мармонта. Попрошайки служили работникам ножа и топора и наводчиками и шпионами, поэтому банде, без труда удавалось, вовремя скрыться в случае опасности.
   Шёл уже шестой час вечера, когда в трактире "Добрый дядюшка" появился слегка взволнованный Шон. В этот час, гостей в заведении было раз, два и обчелся, для аншлага время еще не наступило. Единственный глаз Блэквуда, сидевшего в кресле у очага со стаканом рома в руке, при появлении компаньона, на мгновение вспыхнул, и тут же погас. Тем временем Шон, окинув быстрым взглядом немногочисленных посетителей, не спеша подошел к стойке и заказал себе выпивку, залпом осушив стакан, он повернулся лицом к Блэквуду.
   - Надо поговорить г-н Гагуаз, - произнес он многозначительно.
   Со стороны могло показаться, что хозяин гостиницы, как-будто не слышал, что сказал его ближайший соратник. Он продолжал сидеть в своем кресле, не меняя позы. Шон, зная характер и привычки главаря, терпеливо ждал приглашения. Наконец, Блэквуд шевельнул рукой, призывая Шона подойти и сесть рядом. Еще раз, бросив взгляд на посетителей трактира и, убедившись, что никто не обращает на них никакого внимания, Шон подошел к Блэквуду и уселся рядом на стул.
   - Я слушаю тебя, Шон, - прохрипел Блэквуд. С тех пор, как он получил страшную рану, от которой ему уже не суждено было окончательно оправиться, он говорил хриплым низким голосом и часто кашлял.
   - Что случилось?
   - С тобой хочет встретиться один человек, Джек, - Шон был единственным членом шайки, кому Блэквуд позволял обращаться к себе на ты.
   Глаз Блэквуда снова вспыхнул.
   - Кому это я понадобился?
   - У него письмо, адресованное тебе, если ты, это действительно ты, Джек Блэквуд. Так он сказал.
   - Хм! Он еще жив? - небрежно спросил Блэквуд и отхлебнул из стакана ром.
   - Пока да.
   - Как он вас нашел?
   - По его словам, он нас выслеживал целую неделю.
   - Он умудрился найти вашу стоянку? - удивился Блэквуд.
   - Нет. Он подошел ко мне в придорожной таверне, куда я зашел перекусить.
   - Значит, он знает тебя в лицо. Так?
   Шон кивнул.
   - И не только меня, но и тебя, Джек. Поэтому, собственно, именно его и послали с письмом. Прежде чем передать его он должен удостовериться, что ты и есть тот самый Джек Блэквуд.
   - Как его имя?
   - Стич Твалла.
   Блэквуд поставил недопитый стакан на стол, почесал нос и наморщил лоб.
   - Мне это имя ничего не говорит, - произнес он, после небольшой паузы.
   - Мне он тоже не знаком, - пожал плечами Шон.
   - Я ни от кого не жду писем, Шон, - в голосе Блэквуда послышалось возрастающее недовольство, - почему ты его не убил?
   - Потому что я прочитал письмо Джек, и его содержание показалось мне интересным. Надеюсь, и ты будешь того же мнения, когда ознакомишься с ним. Если же я ошибаюсь, то этот Твалла немедленно получит пулю в лоб и дело с концом.
   - Надеюсь, ты не притащил его сюда!
   - Обижаешь Джек. Я еще не выжил из ума.
   - А как же этот олух хотел удостовериться, что я это я? - усмехнулся Блэквуд и взял со стола стакан.
   - Он был уверен, что ты живешь с нами в лесу, и я приведу его к тебе.
   - В таком случае, он, либо круглый дурак, либо очень смелый человек. Впрочем, мне все равно, кто он. Жить ему осталось недолго. Давай сюда письмо, Шон. Надеюсь, ты принес его?
   Шон молча, сунул руку за пазуху, вытащил свернутое в трубочку письмо и протянул его Блэквуду. Прежде чем взять письмо в руки, Блэквуд не спеша, допил ром, поставил стакан на стол, затем вытер губы и, наконец, протянул руку, чтобы взять письмо. Развернув его, он углубился в чтение. Прочитав письмо, Блэквуд небрежно свернул его и бросил на стол.
   - Нашла все-таки, стерва! Надо же! - пробурчал он, и знаком попросил Шона наполнить ему стакан. Шон поднялся и пошел к стойке, взяв услужливо подставленную бутылку рома, он вернулся и наполнил оба стакана, Блэквуда и свой, передав ром патрону, он снова уселся на стул.
   Блэквуд сделал глоток, облизнулся и повернулся лицом к Шону.
   - Что ты думаешь обо всем этом? - Блэквуд кивнул в сторону лежащего на столе письма.
   - Она предлагает хорошие деньги за не пыльную работу. Вот что я думаю.
   - Я дал себе слово никогда больше не служить кому-либо. И потом, почему ты считаешь, что работа не пыльная? В письме ничего не сказано об этом, одни намеки, - Блэквуд говорил медленно, тщательно выговаривая каждое слово. Чувствовалось влияние выпитого.
   - А никто и не зовет тебя на службу Джек. Она просто хочет нанять нас на время, вот и все. А что касается работы, то вряд ли она будет труднее нашей. Если хочешь знать мое мнение, то я считаю, что тебе нужно встретиться с ней, где-нибудь на нейтральной территории. Если то, что она предлагает действительно выполнимо, то почему бы нет? С ее помощью, например, мы сможем, наконец, выпустить кишки Рэндаллу. Разве тебя это не прельщает? - в отличие от Блэквуда, Шон говорил быстро и уверенно, но, в то же время, достаточно тихо, чтобы не вызвать ненужный интерес у посторонних.
   - Я, Шон, зла на графа не держу, у нас был честный поединок. Хотя ты прав, если случай представится, я с удовольствием отправлю его к праотцам. Однако, специально охотиться на него не буду, слишком большой риск. Так говоришь, нужно встретиться с ней, да? - Блэквуд в задумчивости почесал затылок.
   - Ладно, - сказал он, после минутного раздумья, - можно и встретиться, герцогиня женщина богатая, возможно нам действительно удастся подзаработать. Только вот где бы нам назначить встречу? К ней я не поеду, а она, - он усмехнулся, - ко мне.
   - Есть у меня одна мыслишка на этот счет, - улыбнулся Шон, - предлагаю нанести визит нашему старому знакомцу Жаксу.
   - В Буэно?! - удивился Блэквуд, - а что, это идея! Заодно потрясем этого пройдоху, наверняка у него есть чем поживиться. Решено, состряпай письмо герцогине Шон, и назначь встречу, через недельку, пожалуй. Как считаешь?
   - Почему бы нет. Через недельку, так через недельку. Письмо повезет Твалла или кто-нибудь из наших?
   - Даже не знаю, - задумчиво произнес Блэквуд, - он слишком много видел.
   - На этот счет не беспокойся, его везли с завязанными глазами.
   - Ну ладно, - махнул рукой Блэквуд, - пусть живет. Письмо отправляй с ним Шон. А теперь, давай-ка еще выпьем приятель, а заодно покумекаем, чего от нас хочет эта ходячая ювелирная лавка.
   Ровно через неделю, рано утром, на окраине городка, под названием Буэно, появилась группа всадников. Их было семеро. Возглавлял их человек за голову, которого властями Фрубурга была назначена награда в пять тысяч золотых дукатов. Звали этого человека Джек Блэквуд. Въехав в город, всадники сразу же направились на постоялый двор, хозяином которого по-прежнему был тот самый Жакс, человек, приютивший в свое время Томаса Бамбеллу и компанию.
   - Надеюсь, наш старый приятель окажет нам радушный прием. Как думаешь Шон? - Блэквуд хотел было хохотнуть, но тяжелый надсадный кашель заставил его забыть о шутках. Приступ продолжался до тех пор, пока бывший подручный герцога Кастильи не начал харкать кровью.
   - Тысяча дохлых крыс мне в глотку, как же мне это все надоело! - тяжело дыша, прохрипел Блэквуд, с трудом слезая с коня. Остальные последовали его примеру.
   - Эй, хозяин! Принимай дорогих гостей! - сложив ладони рупором, прокричал Шон. Ответом ему была тишина, казалось, в доме не было ни души.
   - Ну-ка ребята, - приказал Блэквуд, все еще немного подкашливая, - зайдите в дом и тащите сюда хозяев, а если они еще спят, вытряхните их из постели. Я не намерен торчать посреди двора! Черт меня возьми со всеми моими потрохами! Шевелитесь!
   Однако подельникам грозного атамана не суждено было выполнить приказ. Тяжелая дубовая дверь внезапно распахнулась и на пороге дома возникла фигура хозяина постоялого двора Жакса. Хмуро оглядев не прошеных гостей, он обреченно вздохнул, и стал спускаться по ступеням во двор. Оказавшись лицом к лицу с Блэквудом, Жакс слегка поклонился, приветствуя гостя.
   - Узнаешь? - прохрипел Блэквуд.
   - Вы очень изменились, господин. Каюсь, сразу не признал, - голос трактирщика дрожал, он явно испытывал страх перед прибывшими.
   - Хм! Боишься, значит. Это хорошо, раз боишься, значит не предашь. Или предашь, а Жакс?
   Трактирщик в страхе отступил на шаг и умоляюще сложил ладони, поднеся их к подбородку.
   - Бог с вами, господин Блэквуд! У меня семья, дети...
   - Меня зовут господин Гагуаз! - грубо перебил Жакса главарь разбойников.
   - Как скажете, г-н Гагуаз. Добро пожаловать, - трактирщик посторонился и с поклоном пригласил гостей в дом.
   - Позаботься о лошадях, дружок, - Шон снисходительно похлопал Жакса по плечу и пошел вслед за Блэквудом к дому.
   - Непременно г-н, - еще раз поклонился Жакс.
   - Питер, сынок! - позвал он старшего сына, - У нас гости, займись лошадьми!
   Тяжелая дверь снова отворилась, и на пороге появился молодой человек лет семнадцати. Заметив его, Шон остановился и воскликнул: "Ба! Кого я вижу! Крестник! Ну и крепкая же у тебя башка! Не думал я, что ты очухаешься после моего удара. Надеюсь, ты не повредился умом"?
   - Со мной все в порядке, - хмуро ответил Питер и, стараясь не смотреть в сторону бандита, проворно сбежал по ступенькам во двор.
   - Ну, ну, - криво ухмыльнулся Шон, провожая юношу недобрым взглядом.
   - Накрывай на стол Жакс! Да поторопись! - громко приказал Блэквуд, усаживаясь во главе самого длинного стола трактира.
   - Эй, Шон! Ты чего там замешкался? - спросил Блэквуд, заметив, наконец, появившегося в дверях подельника. Тот махнул рукой, давая понять, что причина его задержки не стоит того, чтобы ее обсуждать и направился к столу, где уже разместилась вся компания. Блэквуд снова повернулся к стойке, за которой суетился трактирщик.
   - Ты что заснул там что ли?! Неси вина, олух! И только посмей сказать, что у тебя нет франкийского!
   - Что вы, г-н Блэ..., гм, простите, г-н Гагуаз! У меня всегда найдется бочонок, другой, для дорогих гостей! Я сейчас подам вам вино, а сам, с вашего позволения, отлучусь на кухню, помочь жене, - с этими словами Жакс вышел из-за стойки, бережно неся в руках, внушительного размера кувшин, наполненный вином. Поставив его на середину стола, он сделал знак служанке, чтобы та приступала к своим обязанностям, и направился на кухню.
   - Постой, Жакс, не спеши, - бросил ему вслед, Блэквуд. Трактирщик замер.
   - Скажи-ка дружок, есть ли у тебя постояльцы?
   Жакс медленно повернулся лицом к бандитам и, с плохо скрываемым волнением, пролепетал: "Да, г-н Гагуаз. Семья из четырех человек. Муж, жена и двое детишек, они направляются во Фрубург. Сегодня должны съехать. Но они еще спят, поздно легли".
   - Кто такие? - спросил Шон.
   - С виду люди небогатые, простые. А впрочем, чужая душа потемки, кто их знает?
   - Ладно, иди. Да поживее там, живот сводит, как есть охота.
   Жакс поклонился и проворно исчез под лестницей, где располагался вход на кухню. Проводив взглядом трактирщика, Блэквуд оценивающе посмотрел на служанку, разливавшую по стаканам вино. Когда последний стакан был наполнен, Блэквуд сказал ей: "Ну-ка красотка, выйди во двор, подыши воздухом, нам поговорить надо". Дождавшись когда за девушкой закроется дверь, он обратился к сидящим за столом.
   - Итак, господа, пришло время рассказать вам, зачем мы сюда пожаловали. Мы с Шоном назначили здесь встречу одной богатой особе, имя которой я называть не буду, оно вам ни к чему. Так вот, особа эта хочет предложить нам работу, за которую готова щедро платить.
   - А что это за работа такая? - спросил хмурый черноволосый детина с изрытым оспой лицом.
   - Подробности пока не знаю. Знаю одно, денег у этого человека больше, чем блох у всех бродячих псов Фрубурга. И мы с Шоном попытаемся вытянуть их у нее как можно больше. Сделать это будет не просто, очень уж жадная зараза. Ну, да ничего поторгуемся. В, конце концов, это она попросила о встрече, не я, - Блэквуд умолк, взял со стола стакан и залпом осушил его.
   - Послушайте капитан, а почему просто не взять ее в заложники и потребовать выкуп? - спросил все тот же чернявый бандит.
   - Все не так просто, - сделав ударение на "не так", прохрипел Блэквуд, - я хорошо знаю эту женщину, она достаточно умна и очень осторожна и, наверняка прибудет сюда с надежной охраной. Это нам, скорее нужно ее опасаться, если переговоры зайдут в тупик, неизвестно, как она себя поведет. Поэтому мы и приехали сюда так рано, чтобы у нас было время, подготовится к встрече. Так что сегодня много не пить, ясно? Шон хорошо знает здешние места и расставит вас так, чтобы, в случае чего..., ну, сами понимаете. Всем все ясно?
   - Ясно, - хором ответили все, за исключением Шона, вполуха, слушавшего своего главаря и с вожделением смотревшего на дверь, ведущую на кухню.
   - А вот и наш гостеприимный хозяин! Наконец-то! - воскликнул он, увидев трактирщика несущего поднос, над которым висело облачко пара.
   - Не уходи, Жакс, - сказал Блэквуд тоном, не допускающим возражений, когда хозяин постоялого двора закончил сервировать стол и поклонился, перед тем, как покинуть малоприятных ему гостей, - присядь на минутку, я скажу тебе пару слов.
   Жакс повиновался.
   - Даю тебе час, на то, чтобы твои постояльцы убрались отсюда. Если этого не произойдет, их смерть будет на твоей совести. Понятно?
   Жакс кивнул головой и громко сглотнул.
   - Они не должны нас видеть, выведи их через черный ход и пусть катятся к черту! Это еще не всё! - прикрикнул Блэквуд, увидев, что трактирщик сделал попытку встать со стула.
   - Если кто-нибудь из твоей семьи или слуг выйдет за пределы двора, пока мы не уедем отсюда..., - Блэквуд сделал выразительный жест, проведя большим пальцем по горлу. Жакс снова сглотнул.
   - Тебе выпала большая честь Жакс, мы выбрали твою гостиницу для переговоров. Скоро здесь появятся еще гости, так, что ты уж постарайся не ударить в грязь лицом.
   - Не сомневайтесь, г-н Гагуаз, все будет по высшему разряду. Но как я их узнаю? Я так понимаю, что кроме них, я не должен принимать никого другого.
   - Это не твоя забота, дружок, - вставил Шон, - сегодня мы сами будем решать, кого принимать, а кого нет. Ясно? Да, и подготовь к вечеру пару тысяч дукатов, думаю это разумная цена за твое дальнейшее существование.
   На хозяина постоялого двора жалко было смотреть, он вскочил и тут же рухнул на колени, умоляюще сложив руки на груди.
   - У меня нет таких денег, господа, - дрожащим голосом пролепетал несчастный.
   - Иди уже! - брезгливо махнул ему рукой Блэквуд, - сейчас не до тебя, а к вопросу о деньгах вернемся позже, и не трясись ты так, возможно Шон погорячился, но повторяю, сейчас не время это обсуждать, понятно тебе?
   - Да, - поспешно закивал Жакс, - понятно. Я пойду? - спросил он, приподнимаясь с колен. Блэквуд снова махнул рукой, дав понять трактирщику, что тот, наконец, может быть свободен.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 11
  
  
  
  
  
   - Мы разорены Жакс! Если ты отдашь им все наши деньги, мы разорены, ты понимаешь?! Они выгоняют нас на дорогу, просить милостыню, другого нам не остается! - отчаянно заламывая руки, стенала жена хозяина постоялого двора Марта, миловидная женщина средних лет.
   - У нас трое детей, чем мы будем их кормить?! - Марта бессильно опустила руки и упала бы, если бы старший сын Питер не подставил ей стул.
   - Если я не заплачу им, они нас убьют, ты этого хочешь? - хмуро спросил Жакс.
   - Надо их опередить! - выкрикнул вдруг Питер.
   Жакс удивленно на него посмотрел и укоризненно покачал головой.
   - Мы должны их всех убить и закопать в лесу, их все равно никто искать не будет! - выпалив это, Питер в волнении не смог удержаться на ногах и рухнул на табурет.
   - Ты с ума сошел сынок! Во-первых, зачем ты так кричишь, нас могут услышать и тогда они не станут ждать до вечера, а убьют нас прямо сейчас, а заодно и наших невинных постояльцев! Во-вторых, их семеро вооруженных мужиков, а у нас, кроме старого мушкета и оружия то приличного нет. И потом, почему ты думаешь, что их искать никто не будет, я почти уверен, что сюда нагрянула не вся банда.
   - Правильно говоришь, Жакс! Вот что значит богатый жизненный опыт!
   Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба, трактирщика, будто обухом по голове ударили, он так втянул голову в плечи, что казалось, у него нет шеи. Жакс медленно обернулся и замер от ужаса. В дверях кухни стоял ухмыляющийся Шон. Он обвел все семейство Жакса не предвещавшим ничего хорошего, взглядом, и остановил его на Питере.
   - Значит, предлагаешь всех нас убить, и концы в воду. Н-даа.... Так вот, слушай сюда звереныш, если вздумаешь выкинуть какой-нибудь фортель, позвать на помощь, например, или еще чего, в этом роде, первой отправится к праотцам твоя мать, а еще лучше, твои брат или сестра, не знаю кто у вас там? - Шон перевел взгляд на онемевшую от ужаса Марту, - я слышал, что у вас еще есть дети, так? Чего молчишь, онемела?!
   Марта молчала, не в силах вымолвить ни слова, страх сковал ее конечности, она сидела с широко раскрытыми глазами, словно истукан, казалось, что у нее даже дыхание остановилось.
   - Простите моего сына господин, он погорячился. Просто у нас действительно нет столько денег, чтобы заплатить вам, - говоря эти слова, трактирщик постарался встать между Шоном и Питером.
   - Врешь, каналья, знаю я вас крохоборов, чтобы к вечеру деньги были, а не то, сам знаешь. И вот еще что, на ворота приколоти записку, что, мол, сегодня трактир закрыт, пусть местные выпивохи ищут себе другое место. Понял? - лицо Шона расплылось в улыбке, он явно наслаждался своим превосходством. Прищурив глаза, он погрозил пальцем Питеру и, круто развернувшись, ушел из кухни, с силой захлопнув за собой дверь.
   - Надо бежать, родные мои, другого выхода у нас нет, теперь я в этом убедился, - Жакс бросился к жене, обнял ее и прижал к себе.
   - Куда? - сквозь слезы спросила Марта.
   - Спрячемся у мэра, г-на Пратта, уверен он не откажет нам в помощи, в конце концов, он глава нашего города, и обязан защитить нас.
   - Как он может защитить нас, если в его распоряжении всего трое полицейских, которых и полицейскими назвать язык не поворачивается, - усердно вытирая платком глаза, всхлипывала Марта.
   - Тоже верно, - сокрушенно вздохнул Жакс.
   - А может в лес? Спрячемся в лесу! Не вечно же они здесь будут торчать! - вступил в разговор Питер.
   - А что, это идея! Молодец сын! Переждем беду в лесу, благо он рядом.
   - Но как мы сможем убежать, они следят за каждым нашим шагом? - спросила Марта.
   - Ничего, я что-нибудь придумаю, - ответил ей Жакс, - ты вот, что Марта, собери потихоньку все, что может нам понадобиться для побега, еду, питье, одежду. А я пойду, разбужу наших постояльцев, пусть уезжают от греха, пока бандиты не передумали. А ты, Питер напиши записку, как велел этот выродок, и повесь ее на воротах. И старайся быть все время на виду у бандитов, так они будут меньше обращать внимание на твою мать. Ясно?
   Питер, молча, кивнул и направился к выходу.
   - И без фокусов, мой мальчик, не раздражай их, помни, от твоего поведения зависит жизнь твоей семьи.
   Дождавшись, когда за сыном закроется дверь, Жакс повернулся к жене.
   - Успокойся Марта, положись на меня, все будет хорошо. Иди пока к детям, а я посижу здесь подумаю.
   Однако, несчастному Жаксу не суждено было придумать, как им улизнуть из под носа бандитов. Все его планы оказались несостоятельными, после того, как Питер сообщил ему, что в трактире остались только Блэквуд и Шон, остальные бандиты куда-то исчезли. Догадаться куда, было не сложно. Отчаянию хозяина постоялого двора не было предела. Уже начало смеркаться, когда в зал, где за игрой в кости, коротали время Блэквуд и Шон, вбежал взволнованный Жакс.
   - Вас там спрашивают господа! - задыхаясь от волнения, произнес трактирщик.
   - Кто?! - одновременно спросили оба бандита.
   - Какой-то джентльмен, он просил передать вам вот это, - с этими словами, Жакс протянул Блэквуду, конверт, скрепленный сургучной печатью. Блэквуд взял конверт и поднес к единственному глазу.
   - Этот джентльмен один? - спросил Шон.
   - Вроде один.
   - Странно, - пожал плечами Шон, и повернулся к патрону.
   - Это ее печать, - задумчиво произнес Блэквуд, затем он решительно сломал сургуч и развернул бумагу. Пробежав глазами письмо, бывший пиратский капитан на мгновение задумался, потом поднял глаза на своего ближайшего помощника и сказал: "Сама не решилась приехать, боится попасть в лапы Карлу. Прислала доверенное лицо, у которого есть полномочия говорить от ее имени. Что скажешь Шон"?
   - Скажу, что я не особенно удивлен, что герцогиня предпочла остаться дома. Что касается этого джентльмена, то надо пригласить его и узнать, насколько широкими полномочиями наделила его г-жа Летиция.
   - Пожалуй, - согласился Блэквуд, - зови его сюда, Жакс, посмотрим, что это за птица. И зажги побольше свечей.
   - А как быть с нашими парнями? - спросил Шон, - может позвать их? Он же один, так что опасаться нечего.
   - Погоди пока, успеешь позвать, пусть еще покараулят с полчасика, а там видно будет.
   - Не стой столбом Жакс! Чего замер?! Зажигай свечи, зови гостя, или у тебя что, от любопытства в зобу дыхание сперло? - спросил Блэквуд.
   - Сию минуту господа, все будет сделано, - засуетился трактирщик.
   - Подашь самого лучшего вина и сиди на кухне, понадобишься, позовем. Все иди.
   Первым делом, Жакс позвал служанку и приказал ей зажечь все свечи имеющиеся в зале. Потом он вышел во двор. Спустя минуту, во дворе послышалось ржание лошади и приглушенные голоса. Затем все стихло. Наконец, дверь распахнулась и на пороге выросла фигура человека замотанного в длинный черный плащ. Вместе с черным цилиндром, надвинутым на самый лоб незнакомца, он подчеркивал смертельную бледность его худощавого лица. Тонкие, словно нарисованные брови, почти сходящиеся на переносице, небольшие, глубоко посаженные черные глаза, острый крючковатый нос, тяжелый подбородок и, наконец, плотно сжатый рот, придавали незнакомцу устрашающий вид, он был похож на хищника, вышедшего на охоту. Незнакомец мельком оглядел зал и не спеша, направился к столу, где его поджидали Блэквуд и Шон. Странно, но дощатый пол трактира, давно нуждавшийся в ремонте и нещадно скрипевший при любой нагрузке, под шагами незнакомца не издал, ни единого звука. Блэквуд и Шон переглянулись и снова, как по команде, уставились на гостя. Подойдя к столу вплотную, незнакомец остановился и внимательно посмотрел на Блэквуда. Его пронзительный взгляд, буквально вонзился в единственный глаз главаря разбойников и стал буравить его, как будто хотел препарировать мозг бывшего подручного герцога Кастильи. Блэквуда прошиб холодный пот, он, человек, не боявшийся ни бога, ни черта, вдруг почувствовал себя кроликом, сидящим перед удавом. Между тем, изучив Блэквуда, незнакомец перевел свой зловещий взгляд на Шона, но тот, в отличие от своего главаря, не стал играть в гляделки, и отвел глаза. Едва заметная улыбка тронула тонкие неестественно красные губы незнакомца, и он снова посмотрел на Блэквуда.
   - Добрый вечер господа! - произнес этот немного странный человек, неожиданно мягким вкрадчивым голосом, - разрешите присоединиться к вашей скромной компании?
   - Почему бы и нет, - нарочито небрежно бросил Блэквуд, - присаживайтесь г-н..., не знаю, как вас величать.
   - О! Мы сейчас это исправим, господа, - сказал незнакомец, снимая цилиндр и оглядываясь.
   - Здесь кто-нибудь есть, кто примет мою одежду? - громко спросил он. Дверь кухни мгновенно распахнулась.
   - Сию минуту, ваша милость, я к вашим услугам, - подобострастно улыбаясь, к столу стремительно приближался Жакс.
   - Как тебя зовут любезный? - спросил незнакомец, передавая трактирщику цилиндр и плащ.
   - Жакс, ваша милость.
   - Жакс, - словно эхо, повторил незнакомец и спросил, - а есть ли у тебя семья Жакс?
   - А как же, ваша милость. Жена и дети. Их у нас трое. Старший уже почти взрослый, ему семнадцать, вы его видели во дворе. А младшие совсем еще малютки, - говоря это, Жакс с величайшей осторожностью перекинул плащ незнакомца через правую руку, и с той же осторожностью, в левую, он взял цилиндр.
   - Дети? - оживился незнакомец, - это хорошо.
   - Да, ваша милость, я тоже так думаю. Разрешите поинтересоваться, не угодно ли чего вам с дороги. Может, хотите перекусить?
   - Нет, благодарю, любезный Жакс. Я сыт, - незнакомец плотоядно улыбнулся, обнажив при этом белоснежные острые зубы, - по дороге сюда я замечательно пообедал в компании одного благородного семейства, на мое счастье, повстречавшегося на моем пути. Мы прекрасно провели время.
   Услышав это, трактирщик вздрогнул.
   - Можешь идти Жакс и постарайся сделать так, чтобы нам никто не мешал.
   - Да, ваша милость, - глухим, от внезапно нахлынувшего недоброго предчувствия, голосом, пробубнил Жакс, - с вашего позволения, я прикажу почистить ваш плащ.
   - Сделай одолжение, любезный, - говоря эти слова, незнакомец уже не смотрел на трактирщика, поспешившего покинуть зал, все его внимание снова переключилось на бандитов.
   - Ну что ж, господа, - сказал незнакомец, усаживаясь за стол, - позвольте, наконец, представиться. Меня зовут барон Аусверф, я являюсь компаньоном и, с некоторых пор, ближайшим другом, небезызвестной вам, герцогини Кастилья.
   - Джек Блэквуд, - прохрипел Блэквуд, - а это мой компаньон, Шон Кроу. У меня от него секретов нет. Так что не будем терять время барон. Выкладывайте с чем ....
   Очередной приступ безудержного кашля не дал Блэквуду закончить фразу.
   - Вы больны г-н Блэквуд? - спросил барон, когда приступ закончился.
   - Я бы предпочел, если бы впредь, вы называли меня г-н Гагуаз, таково мое нынешнее имя. А что касается того, болен ли я, - Блэквуд криво усмехнулся, - так это пустяки, старые раны, не обращайте внимания.
   - Старые раны, говорите, уж не те ли, которые вам нанес граф Рэндалл?
   - Я смотрю вас основательно просветили г-н барон, - Блэквуд взялся за ручку кувшина с вином и вопросительно посмотрел на барона.
   - С удовольствием г-н Гагуаз, если это вино того стоит, - улыбнулся барон, снова показав свои великолепные зубы, два из которых, на верхней челюсти, были чуточку длиннее и острее других. Это не укрылось от внимательного взгляда Шона, который с все большим подозрением смотрел на посланца герцогини.
   - Стоит, стоит. Это франкийское, можете не сомневаться, - сказал Блэквуд, разливая вино по бокалам.
   - Ваше здоровье, г-н Гагуаз, - барон поднял свой бокал и пригубил его.
   - Благодарю, г-н барон, - Блэквуд, в отличие от барона, осушил свой бокал до дна. Шон же последовал примеру барона, он сделал маленький глоток и поставил бокал на стол.
   - Что ж, - сказал Блэквуд, вытирая рукавом влажные губы, - полагаю на этом, обмен любезностями окончен. Пора приступать к делу.
   - Пожалуй, - легко согласился барон, - к делу, так к делу. Наверное, для вас господа, не будет большим секретом, что герцогиня Кастилья больше всего на свете, хочет отомстить за смерть брата, а заодно, при хорошем стечении обстоятельств, исполнить его мечту, завладеть троном Мармонта.
   - Неугомонная женщина, - проворчал Блэквуд, - помяните мое слово, барон, все это кончится тем, что она будет болтаться в петле, затянутой опытной рукой королевского палача.
   - Так вот, чтобы этого не произошло, она обратилась за помощью к одному очень могущественному эээ..., господину.
   - Это вы? - недоверчиво хмыкнул Блэквуд.
   - Нет, что вы! Я, всего лишь, один из его слуг.
   - Кто же он? - снова спросил Блэквуд.
   - Уверяю вас, вы знаете о его существовании, но никогда не видели. В мире найдется мало людей, которые бы жаждали с ним познакомиться. Но мне почему-то кажется, что вы, г-н Гагуаз, рано или поздно, будете его гостем.
   Единственный глаз главаря разбойников сузился от нахлынувшего гнева, он явно понял намек, Блэквуд сжал кулаки и привстал со стула, Шон немедленно последовал его примеру.
   - Изволите шутить г-н барон! За такие шутки можно и жизни лишиться! - яростно прохрипел Блэквуд, - Значит так! Или мы говорим о деле, или...
   - Остыньте господа, - холодно произнес барон Аусверф, глядя прямо перед собой. Однако бандиты игнорировали это предложение и выпрямились во весь рост.
   - Сядьте! А не то я сверну вам шеи! - продолжал барон, не меняя позы.
   - Чтооо?! - вскричал Блэквуд, и рука его потянулась к поясу. В руке у Шона блеснуло лезвие ножа. Впоследствии вспоминая этот эпизод, ни Блэквуд, ни Шон, так и не смогли объяснить себе, как барон оказался у них за спиной. А он оказался, и через мгновение, оба бандита хрипя и извиваясь, лежали на спинах на столе, а на их шеях сжимались холеные пальцы барона, увенчанные острыми ногтями, все глубже проникающими под кожу. Барон ослабил хватку только тогда, когда у несчастных глаза начали вылезать из орбит, а на шее появились кровяные подтеки. При виде крови, глаза барона алчно блеснули, он медленно поднес свои ладони к лицу и с видимым удовольствием облизал каждый испачканный палец. Несмотря на перенесенный шок, Блэквуд и не думал сдаваться, как только, он почувствовал себя свободным, он выхватил из-за пояса пистолет и направил его на барона, щелкнул взводимый курок, но выстрела так и не последовало. Почти неуловимым, молниеносным движением, барон успел вырвать из рук Блэквуда оружие и отшвырнуть его в сторону. Затем он схватил бандита за грудки и рывком поставил его перед собой. Мгновение они смотрели друг на друга, причем в единственном глазу Блэквуда читалось чувство, ранее ему не свойственное. Смотря в глаза барона, Блэквуд испытывал неописуемый ужас от того, что он абсолютно беззащитен перед этим человеком, а может, вовсе, и не человеком. Выждав пару секунд, барон с невероятной силой отшвырнул его от себя. Пролетев несколько метров, цареубийца ударился спиной о стену и со стоном сполз на пол. Он хотел было приподняться, но полка заставленная посудой, висевшая как раз у него над головой, видимо от сотрясения, сорвалась с опор и обрушилась ему на голову. Блэквуд охнул и ничком повалился на пол. Пару раз он конвульсивно дернулся и затих. Убедившись, что противник нейтрализован, барон переключился на Шона. Тут все оказалось гораздо проще. Шон по-прежнему лежал на столе, как приклеенный, он и не думал сопротивляться, хотя в руке у него был зажат нож, который, правда, он тут же отбросил, как только встретился глазами с бароном. Гримаса беспредельного ужаса сковала лицо Шона, когда барон склонился над ним. Хищно оскалившись, барон наклонялся все ниже и ниже, в его глазах Шон увидел свою неминуемую смерть, не в силах дальше смотреть в эти, не выражающие никаких эмоций глаза, Шон закрыл свои и приготовился к неизбежному. В этот момент, под лестницей, где находилась дверь, ведущая на кухню, послышалась возня и, через мгновение, раздался голос трактирщика.
   - Вы что-то уронили, господа? Может, нужна моя помощь?
   Оставаясь все в той же позе, барон ответил ему ровным голосом: "Закрой дверь с другой стороны, Жакс, иначе, я буду вынужден оторвать тебе голову". Послышался звук закрываемой двери. Собрав остатки мужества, Шон попытался воспользоваться этой заминкой, чтобы вырваться из смертельной ловушки. Он с силой, на какую только был способен, оттолкнул барона и вскочил на ноги. Барон выпрямился во весь рост и повернулся к нему лицом.
   - Молодец! Как там тебя? Шон? - насмешливо спросил он.
   - Д-да, ваша милость. Ш-шон, - пролепетал Шон, пятясь к двери, ведущей во двор.
   - Куда же ты, Шон? - спросил барон, - мы еще не закончили переговоры. Присядь, друг мой, - мягко, но настойчиво сказал барон и наклонился, чтобы поднять упавший во время драки стул. Шон не остановился, упорно продолжая продвигаться к двери.
   - Да успокойся ты, чудак. Я тебя не трону, по крайней мере, сегодня, можешь мне верить. Присаживайся, нам обязательно нужно договориться, я обещал герцогине. А то, что здесь произошло, будем считать небольшим недоразумением, которое иногда возникает между малознакомыми людьми.
   Шон остановился и посмотрел на лежащего, на полу патрона.
   - А как же он? - спросил он тихо.
   - Я не думаю, что твой приятель умер. Уверен, он скоро придет в себя. А мы с тобой пока, выпьем по бокалу этого, действительно неплохого вина или ты предпочел бы чего-нибудь покрепче?
   Шон судорожно сглотнул и кивнул.
   - Эй, Жакс! - громко позвал барон, - твой выход, любезный!
   Дверь кухни открылась, и в зале появился хозяин заведения. Он с изумлением огляделся и замер, уставившись на обсыпанного битой посудой, Блэквуда.
   - Чего застыл? - спросил барон, - помоги капитану, не стой, как статуя. Приведи его в чувство Жакс и прикажи здесь прибраться. Да, вот еще что, подай нам..., - он вопросительно посмотрел на Шона. Тот буркнул: "Ром"!
   - Слышал?
   - Да, да, г-н барон. Сию минуту, - Жакс повернулся в сторону кухни и позвал жену и служанку.
   - Марта, Тара! Идите скорее сюда! И захватите с собой воду и полотенце!
   Между тем, барон Аусверф и Шон, наконец, уселись за стол, причем последний, предпочёл занять место подальше от барона. Служанка проворно заменила битую посуду и поставила на стол бутылку столь любимого всеми пиратами, напитка. Шон встал из-за стола взял бутылку и направился к барону. Однако, тот протестующее поднял ладонь и знаком показал, что предпочитает пить вино. Шон пожал плечами и вернулся на свое место. Прежде чем сесть он наполнил свой стакан ромом и с жадностью осушил его.
   - Он приходит в себя, ваша милость! - сообщил Жакс, приподнимаясь с колен. И правда, усилия трактирщика и его жены не пропали даром, Блэквуд пошевелился и застонал. Шон тут же вскочил и подбежал к нему. Поддерживаемый Шоном с одной стороны и Жаксом с другой, Блэквуд поднялся и, пошатываясь, направился к столу. Шон помог ему сесть и налил ром. Стараясь не смотреть на барона, Блэквуд взял стакан и, по примеру своего верного помощника, опустошил его до дна. С силой стукнув донышком стакана об стол, он, наконец, посмотрел на барона.
   - Ну, так что вы хотели нам предложить, барон?
   - Прежде всего, примите мои извинения, капитан. Надеюсь, я могу вас так называть?
   - Можете, - прохрипел Блэквуд, - что касается ваших извинений, то мне они ни к чему. Однако, прошу помнить, пока у нас деловые отношения, если, конечно таковые будут, я временно забуду этот инцидент. Это все, что я могу сказать на этот счет.
   Глаза барона сузились, он пристально посмотрел на Блэквуда.
   - Как хотите, капитан. Итак, господа, перехожу к делу. Герцогиня, в моем лице, предлагает вам работу. Если все пройдет по моему сценарию, вы получите сто тысяч золотых дукатов.
   Шон даже присвистнул от изумления.
   - Сколько, сколько? - спросил он, в волнении приподнимаясь со стула.
   - Сто тысяч золотых дукатов, - спокойно повторил барон.
   - Что мы должны сделать за такие деньги? Луну с неба достать? - спросил Блэквуд.
   - Я ценю ваш юмор, капитан. Луну доставать не надо, все намного проще. Вы со своими людьми должны помочь мне уничтожить Карла и его семью. А заодно выяснить, на каком острове высадили Бамбеллу, найти его и доставить к герцогине. Желательно живым. Вот собственно и все.
   Шон и Блэквуд переглянулись. Глаза первого помощника главаря разбойников горели от алчности.
   - Ты по-прежнему считаешь, что эта работенка не пыльная? Ты понимаешь, чем мы рискуем, покушаясь на короля? - спросил его Блэквуд.
   - Хочу напомнить, - вмешался барон, - вы, капитан, однажды уже покушались на королевскую особу, и, насколько мне известно, весьма успешно. Не так ли?
   Блэквуд резко повернулся к барону.
   - Да, я жив барон, это верно. Но моя жизнь могла сложиться совсем по-другому, не убей я Гастона. А сейчас я бандит с большой дороги, да еще и одной ногой в могиле! Вот так-то!
   - Не говорите чепухи! - поморщился барон, - вы родились бандитом, бандитом и умрете. В этом вся ваша сущность, уж поверьте, в чем, в чем, а в людях я разбираюсь. Ну, так что, согласны?
   Блэквуд задумчиво посмотрел на барона, потом повернулся к Шону и знаком попросил его наполнить стаканы. Сделав несколько глотков, Блэквуд поставил стакан на стол, вытер губы и сказал: "Мы беремся за эту работу, но нам нужен задаток".
   - За этим дело не станет. Шон, подай мне мою дорожную сумку. Благодарю. Вот господа, здесь ровно двадцать тысяч. Но прежде чем я отдам их вам, должен сказать следующее. Как только вы возьмете деньги, вы поступаете в полное мое распоряжение. Это означает, что все мои приказы должны выполняться беспрекословно. И в связи с этим, у меня вопрос к вам, капитан. Есть ли у вас во Фрубурге надежное место?
   - Гостиница "Добрый дядюшка" в северо-западном округе. Место вполне надежное, несмотря на близость полиции.
   - Вы что, там живете постоянно?
   - Я владелец этой гостиницы, барон.
   - Прекрасно!
   - У меня всегда под рукой пять, шесть человек, - продолжал Блэквуд, - остальные находятся за пределами Фрубурга.
   - Это очень хорошо, капитан. Оказывается, с вами приятно иметь дело. Вот, возьмите деньги и слушайте первый приказ. Немедленно приступайте к поискам Бамбеллы. Найдите его капитан и доставьте герцогине, она будет очень рада такому подарку и щедро вас вознаградит. Что же касается меня, то когда вы и ваши люди мне понадобитесь, я сам вас найду. Ну, вот собственно и все. Начало нашему сотрудничеству положено, - барон встал из-за стола, - ну, что ж господа, на этом моя миссия окончена. А сейчас позвольте откланяться, мне нужно возвращаться во Фрубург.
   - Так вы, г-н барон прибыли из Фрубурга? - удивился Шон. Загадочная улыбка тронула тонкие губы барона Аусверфа.
   - Да, я уже некоторое время живу в этом замечательном городе.
   - Куда же вы поедете на ночь, глядя, барон? Мне кажется, будет разумным заночевать здесь, в гостях у нашего гостеприимного хозяина. Хороший ужин в нашей компании поможет скоротать вечер. Не правда ли? - предложил Блэквуд, однако, при этом, выражение его лица явно противоречило смыслу сказанных им слов.
   - Ночь, капитан, мое любимое время суток, и я предпочитаю проводить его в одиночестве. Так что, благодарю вас за любезное предложение, - сделав нажим на слове "любезное", ответил барон, - но я вынужден отклонить его.
   - Кстати, на вашем месте, я бы позвал сюда ваших людей, они, наверное, уже продрогли от холода. И, вот еще что, уберите с ворот эту дурацкую записку, внезапно закрытый трактир вызывает ненужные подозрения. Тем более, насколько мне известно, в этом маленьком городишке, он является, чуть ли не единственным заведением подобного рода. И не трогайте Жакса, доведенный до отчаяния человек, способен на безумные поступки. Или же вам придется его убить, и не только его, а такая огласка нам сейчас ни к чему. Лучше припугните бедолагу, чтобы держал язык за зубами и на этом, пока, - барон многозначительно поднял вверх указательный палец, - пока, все! - затем он повернулся в сторону кухни и, слегка повысив голос, позвал трактирщика. Тот появился мгновенно, словно все это время стоял за дверями кухни в ожидании когда, наконец, его позовут.
   - Я уезжаю Жакс, подай мою одежду и подготовь лошадь!
   - Слушаюсь ваша милость, прошу за мной, - скороговоркой пробормотал трактирщик, с поклоном подавая барону плащ и цилиндр. Будучи уже в дверях, барон обернулся в сторону неотрывно смотревших ему вслед, Блэквуда и Шона.
   - Всего наилучшего господа, до скорой встречи! - сказал он, и, не дожидаясь ответа, вышел в сопровождении Жакса во двор. Вскоре, скрип открываемых ворот, а затем и удаляющийся топот копыт, возвестили о том, что необычный посланец герцогини Кастилья покинул Буэно.
  
  
  
   ГЛАВА 12
  
  
  
   - Тысяча чертей, Гарри! Кто это такой?!
   - Кто, кто! Томас Бамбелла, собственной персоной, вот кто!
   - Тот самый?! Дьявол меня забери! Откуда он здесь взялся?!
   - Откуда, откуда, - пробурчал Гарри, выпрямляясь во весь рост, - должно быть, оттуда, - и он махнул рукой в сторону скал.
   - Черт подери! Выходит это он укокошил Фреда и Сторка!
   - Может он, а может и не он. Похоже, Бамбелла не один на этом проклятом острове, - Гарри огляделся в поисках, куда бы присесть. Не найдя ничего подходящего, он направился к тому месту, где произошло нападение.
   - Погоди, куда пошел? - бросил ему вслед человек, в одночасье разрушивший блестящий план бывшего капитана королевской гвардии. Гарри остановился.
   - Иди сюда. Мне кажется, он еще жив, - пират склонился над неподвижно лежащим Бамбеллой, и перевернул его на спину. Слабый стон, медленно приходящего в сознание Томаса, подтвердил его правоту. Гарри быстро развернулся и, в два прыжка, оказался рядом.
   - Надо его связать и сообщить капитану. Покарауль его Гарри, а я пойду, принесу веревку.
   - Хорошо, иди, только быстро, - прошептал Гарри, с опаской поглядывая на Бамбеллу.
   - Пистолет-то хоть возьми, дурень!
   - Да, да! Точно! Он должен быть где-то здесь, - засуетился Гарри, - ага! Вот он! Иди Хук! Не беспокойся, если что, я его пристрелю.
   - Ладно, я скоро.
   Гарри беспокоился зря, Томас так и не пришел в себя до появления Хука. Не прошло и пяти минут, как пираты быстро и ловко связали беспомощного Бамбеллу.
   - Ну что? - спросил Хук, вытирая вспотевший лоб, - Пойду, разбужу капитана?
   - Зачем его беспокоить? Куда он теперь денется? - Гарри кивнул в сторону связанного по рукам и ногам Томаса, - подождем до утра.
   - И то верно, - немного подумав, согласился Хук.
   - Послушай Гарри, - вдруг спросил Хук, - а почему ты не сопротивлялся? Вас же было двое.
   - Понимаешь Хук, - замялся Гарри, - все не так просто. Бамбелла очень силен и ловок, он напал на нас сзади. Давор умер мгновенно, а я не успел ничего сообразить, как дуло пистолета уперлось мне в грудь. Он застал нас врасплох, Хук. Я отправился бы вслед за Давором, если бы Бамбелла меня не узнал. Когда-то, мы с ним съели не один пуд соли под началом капитана Блэквуда, и у нас были хорошие отношения, может быть поэтому, он сохранил мне жизнь.
   - Отношения у них были, - проворчал Хук, - и поэтому ты решил переметнуться на его сторону?
   - Он держал меня на мушке Хук, не забывай об этом.
   - На мушке его держали, подумаешь! Размазня ты Гарри, и всегда был размазней! Ладно, пойдем, посмотрим на беднягу Давора, упокой господь его душу. Надо перетащить его к борту подальше отсюда, мне не улыбается провести остаток ночи в компании мертвеца.
   - Хук, постой, я хочу кое о чем тебя спросить.
   - Спроси, Гарри.
   - Как ты оказался на корабле?
   - Хм! - усмехнулся Хук, - наконец-то. А я все ждал, когда же ты задашь этот вопрос. Капитан меня просил об этом. Вернее не попросил, а приказал, заночевать здесь, так на всякий случай. А мне что? Проклятая бессонница все равно не дает мне толком уснуть. Так почему бы не подстраховать вас? О том, что я здесь буду ночевать, знал только капитан и Генри. И как видишь, капитан был прав. Мдаа.... Кстати, с Бамбеллой у меня старые счеты, еще со времен короля Гастона. Так что, как говорят, все что бог ни делает, все к лучшему. Так-то..., об одном жалею, не задремай я немного, Давор был бы жив. Ну, да ладно, чего об этом говорить, - горестно вздохнул Хук, - пойдем Гарри, приберем там. Кровищи натекло, будто свинью зарезали.
   По ощущениям Тома, прошло уже не менее часа, с тех пор, как Томас Бамбелла отправился на пиратский корабль с целью его захвата. Однако, тишина, по-прежнему царившая вокруг, с каждой минутой настойчиво подсказывала ему, что у Томаса что-то пошло не так. "А может"? - от этой мысли у Тома скрутило живот, - "Его уже нет в живых? Он, например, мог утонуть. Или ему не удалось справиться с пиратами, и они его убили". Но, в таком случае, он, Том, должен был услышать шум борьбы, а он его не слышал. Да, и, скорее всего, пираты бы подняли тревогу, и сейчас бы уже весь лагерь был на ногах. От того, что Том не мог найти разумного объяснения тому, что могло случиться с его старшим товарищем, он начал нервничать и раздражаться. "Черт возьми! Что делать"? - спрашивал он себя в десятый раз, и не находил ответа. От этого его паническое настроение только увеличивалось. И, все-таки, у Тома хватило мужества взять себя в руки. Он заставил себя спокойно обдумать сложившуюся ситуацию и принять решение, которое было весьма и весьма рискованным, но другого выхода, по мнению Тома, у него не было. Скинув рубашку и, с сожалением бросив взгляд на пистолеты, оставшиеся лежать на песке, Том бесшумно погрузился в воду и поплыл. Плавал он прекрасно, поэтому уже через каких-то минут пять оказался под носом корабля. Вынырнув на поверхность, Том огляделся и прислушался. Тишина. "Это хорошо", - подумал он и поплыл к берегу. Выйдя из воды, Том снова осмотрелся и прислушался. Слышно было только шум прибоя, да храп пиратов спящих прямо на берегу. Почти не дыша, Том осторожно пошел вдоль берега к трапу. Он почти достиг цели, когда чья-то сильная рука вцепилась в его щиколотку. Том чуть не задохнулся от избытка адреналина, в одно мгновение, выброшенного его нервной системой. Он замер, сердце его забилось в бешеном ритме, а на лбу выступил пот. И все же, Том не утратил способность соображать, мгновенно все, взвесив, он решил не оборачиваться, и правильно сделал.
   - Эй, приятель ты куда? - услышал он сонный и не совсем еще трезвый голос, - принеси мне рому, прошу тебя, у меня раскалывается голова! Если я встану, моя голова разлетится на мелкие кусочки.
   Взгляд Тома упал на валявшуюся под ногами увесистую палку. Решение пришло само собой, он проворно нагнулся, подобрал палку, быстро обернулся и обрушил её на голову любителя рома. Тот выпустил ногу Тома и со стоном схватился за голову, Том ударил еще раз, пират дернулся и затих. Прежде чем подняться по трапу, Том оглянулся и, в который раз, внимательно осмотрел побережье, вроде все спокойно. Он облегченно вздохнул, и уже взялся было за поручни, как внезапно послышавшийся сзади шум, снова заставил его обернуться. Возня слышалась из ближайшего к нему бунгало. Не колеблясь ни секунды, Том, как подкошенный упал на песок, и затих. Сквозь ресницы он увидел, как из бунгало вышел полураздетый человек. Сердце билось так, что Том стал опасаться, как бы его стук не выдал его с головой. Между тем, пират, а что это был один из членов команды "Медузы" не было никаких сомнений, уперся руками в бока и стал разглядывать лежащих, как попало, на берегу, пиратов. Простояв так с минуту, он вполголоса выругался и направился к одному из спящих, который спал сидя, прижав к себе мушкет. Подойдя к мирно посапывающему коллеге, пират с ходу отвесил ему подзатыльник, от которого у сони чуть не оторвалась голова, так сильно ее болтануло на шее бедняги.
   - Кто тебе разрешил спать на посту мерзавец?! - заорал капитан Мингель, а это был именно он, на незадачливого караульного, тут же вскочившего на ноги и ошалело уставившегося на своего капитана.
   - Ты хочешь, чтобы нас перерезали здесь, как кур? Отвечай! - капитан Мингель снова занес руку.
   - Не бейте капитан, - пират поднес ладони к лицу, защищаясь от возможного удара, - я виноват, но, клянусь всеми святыми, больше я до утра глаз не сомкну! Чтоб мне гореть в аду, если я усну!
   - Ты и так там будешь гореть, - буркнул капитан, опуская руку.
   Потревоженные шумом, из бунгало повысовывались головы пиратов, вскоре, на берегу появился и помощник капитана, блондин Генри.
   - Что случилось, капитан? - спросил он, позевывая.
   - Могло случиться, - раздраженно произнес Мингель, - если бы я не решил проверить, как мои люди охраняют наш покой и жизнь. И что же я увидел? - капитан Мингель развел руки приглашая помощника посмотреть на лежащих на песке, пиратов, - сонное царство пьяных обормотов! Вот, что я увидел! И это, несмотря на мой строжайший приказ не напиваться! Значит так, Генри! Найди трезвых, среди этой кучи дерьма, и чтоб до утра ни один из них, не вздумал заснуть! Ясно?! Нарушившего приказ, повешу на рее! Все! Выполняй! Остальным спать!
   - Будет сделано, капитан! - рявкнул Генри и, подняв с песка валявшуюся саблю, пошел выполнять полученный приказ. Делал он это весьма своеобразно, подходил к спящему и колол того саблей. Кто-то тут же просыпался, а тот на кого укол не производил никакого впечатления, либо поворачивался на другой бок, либо начинал храпеть еще громче. Том лежал, не жив, ни мертв, с ужасом осознав, что попал в безвыходную ситуацию. Рано или поздно Генри доберется и до него. И тогда.... Ему не хотелось представлять себе, что будет тогда. Однако, помимо его воли, картины, одна страшнее другой, возникали в его голове, снова повергая в панику. И вот, что должно было случиться, случилось. Генри направился к нему. Том зажмурил глаза.
   - Ладно, Генри, хватит! Черт с ними, пусть дрыхнут! - окрик капитана Мингеля, заставил помощника остановиться. Том затаил дыхание, боясь сделать хоть малейшее движение. Промелькнула мысль. "Неужели, пронесло"?!
   - Расставь посты и иди спать, тех, кого ты разбудил вполне достаточно.
   - Эй вы, вояки, кто-нибудь уснет, повешу! Слово даю!
   "Это он тем, кто заступает в караул", - догадался Том. "Час от часу не легче. Что ж, выходит мне, только отсрочили приговор, а утром, все конец"! Успокоившееся было, сердце, снова забилось в ускоренном ритме. "Спокойно, спокойно! Нужно во что бы то ни стало, найти какой-нибудь выход. Он обязательно должен быть, надо только его найти". Том почувствовал резкую боль в районе запястья, браслет давал понять ему, что положение критическое и надо что-то немедленно предпринимать.
   - Что случилось, капитан? Почему шум? - внезапно раздалось сверху. У Тома оборвалось сердце. "Все! Томаса больше нет! Нужно уходить отсюда, во что бы то, ни стало! Вплавь, в темноте, меня не заметят". Том приоткрыл глаза и увидел, что капитан Мингель, задрав голову, смотрит на корабль. Это был шанс. Том, с величайшей осторожностью, стал передвигать тело в направлении спасительной воды.
   - Это ты Хук? Как дела, все спокойно, надеюсь?
   - Не совсем капитан, - уклончиво ответил Хук.
   - Что?! Что случилось?! - в голосе Мингеля зазвучала неприкрытая тревога, - на вас напали?
   - Было дело, однако, хвала фортуне, все закончилось более или менее, благополучно. Поднимайтесь на борт капитан, у нас для вас есть приятный сюрприз.
   - Сюрприз у них есть, - недоверчиво проворчал капитан Мингель, поднимаясь по трапу. После услышанного, планы Тома резко поменялись, он осторожно приподнял голову и осмотрелся. Разбуженные пираты столпились вокруг Генри, и почти все стояли спиной к кораблю. Мозг Тома лихорадочно заработал. Что-то подсказывало ему, что Томас жив и находится на борту пиратского корабля, более того, он наверняка нуждается в помощи. Значит, для начала, нужно незаметно проникнуть на корабль, а потом уже действовать по обстановке. Страх и волнение куда-то исчезли, им на смену пришел азарт. Том дождался, когда капитан Мингель исчез с поля его зрения, бросил быстрый взгляд в сторону пиратов, которые, получив инструкции от помощника капитана, стали расходиться, и, наконец, решился. Однако стоило ему приподняться, как он тут, же был вынужден опять уткнуться носом в песок. Генри, вслед за капитаном направился к трапу. "Черт! Черт! Черт"! - мысленно выругался Том. Помощник капитана Мингеля не спеша поднялся наверх. Том поднял голову. Пират, который поклялся не уснуть до утра, не спал, во всяком случае, пока. Потому что, как успел заметить Том, спать ему хотелось смертельно, ибо он периодически клевал носом. Том посмотрел на небо, большая черная туча медленно надвигалась на луну. Сердце Тома радостно забилось, туча была очень кстати. Полная темнота поможет незамеченным попасть на корабль. Наконец, туча сделала своё дело, луна на время "потухла". Том осторожно поднялся и шагнул к трапу. Когда он взялся за поручни, он почувствовал, как руки его предательски задрожали. Том глубоко вдохнул, стараясь успокоиться, потом медленно выдохнул и стал подниматься. Ему удалось благополучно добраться до борта судна. Прежде чем ступить на палубу, Том огляделся. Ага! Вон они! В шагах в двадцати, он увидел пиратов, их было четверо. Трое стояли, склонив головы вниз, а один сидел на корточках. О чем они говорили между собой, разобрать было сложно, разговор шел вполголоса. Том мягко спрыгнул на палубу, присел, посмотрел по сторонам, ища укрытие. Взгляд его упал на внушительный деревянный ящик, с которого свешивался канат. До ящика было всего пара тройка шагов. Том едва успел сделать эти шаги, как, внезапно раздавшийся, громкий возглас капитана Мингеля заставил его замереть на месте.
   - Ну что, островитянин, очнулся?! Это хорошо. Горю желанием увидеть тебя болтающимся на рее! Думаю, король Карл меня даже вознаградит за это. Молчишь?! Ну, что ж, твое право!
   У Тома отлегло от сердца. Томас жив и это самое главное. Недолго думая, он юркнул за ящик и притаился.
   - Тащите-ка его ребятки на берег, - приказал Мингель, - мне будет спокойнее, если этот зверь будет рядом. И привяжите его где-нибудь на виду. Может гости пожалуют, тут мы их и накроем.
   - Тяжелый гад! - пыхтя и отдуваясь, проворчал Хук, поднимая Бамбеллу за плечи, - может, поможешь нам Генри? А то Гарри, того и гляди, упадет через пару шагов.
   - Развяжите ему ноги, дурни! Пусть сам топает!
   - Не надо ничего развязывать! - вмешался капитан Мингель, - давай Генри, помоги им, от тебя не убудет.
   Примерно через четверть часа, Том остался на корабле в одиночестве, если не считать тех, кто находился в трюме под замком. Минут пять, после ухода пиратов, Том, ничего не соображая, остолбенело, смотрел в одну точку. Из оцепенения его вывел браслет, сжавший запястье особенно сильно. Голова мигом прояснилась. Том уже знал, как он будет действовать дальше. То, что не удалось Томасу, должно удастся ему, другого выхода нет. Причем, действовать нужно было без промедления, с минуту на минуту, могли вернуться пираты. "Где этот чертов трюм"? Том вышел из-за своего укрытия и интуитивно пошел к тому месту, где, всего несколько минут назад, лежал связанный Бамбелла. Так и есть! Чутье не подвело его. А когда он обнаружил, что трюм не заперт на замок, а всего лишь, закрыт на засов, сердце его снова радостно забилось. Не медля ни секунды, Том нагнулся и отодвинул засов, затем он попытался приподнять крышку люка, но не тут-то было, она оказалась слишком тяжелой. От отчаяния, Том готов был заплакать. Он сделал еще одну попытку, ценой неимоверных усилий, ему удалось приподнять крышку, совсем чуть-чуть. И в следующее мгновение, пальцы его разжались, и крышка с глухим стуком опустилась на место. Том замер. "Все! Конец"! Не успела эта мысль пронестись в его голове, как под крышкой послышалась возня и..., Том не поверил своим глазам. Крышка открылась и из трюма высунулась чья-то голова.
   - Кто здесь? - шепотом спросила голова.
   - Я, - также шепотом, ответил Том, - пришел, чтобы освободить вас.
   - А где пираты? - продолжала допытываться голова.
   - На берегу. Выходите, только тихо! Если услышат, нам конец!
   Один за другим, на палубу стали выбираться пленники пиратов.
   - Кто у вас за главного? - спросил Том.
   - Капитан Лавуазьяк, - представился широкоплечий мужчина и шагнул в сторону Тома.
   - Неуже...?! - воскликнул, было, Том, но тут, же зажал себе рот рукой.
   - А меня зовут Том Сойер.
   - Господи! Том! А ты откуда здесь взялся?! - Лавуазьяк обернулся и тихонько позвал.
   - Эй, Гек! Ты где? Иди, сюда скорее! Посмотри кто наш спаситель!
   В следующую секунду друзья сжимали друг друга в крепких объятиях.
   - Ну ладно хватит! - сказал Лавуазьяк, - потом наобнимаетесь. Мы еще не на свободе, вернее, не совсем на свободе. Какой у тебя план, Том?
   - Я думаю, для начала, нужно дождаться караульных, они наверняка скоро появятся, - не успел он произнести эти слова, как кто-то громко зашептал из темноты.
   - Идут!
   - Всем лечь на пол! - скомандовал Лавуазьяк и кинулся к трапу, - Горди, за мной!
   Том и Гек, согнувшись в три погибели, тоже присоединились к капитану. Первым на палубе оказался Хук, мощным ударом по голове, его оглушил Горди, здоровенный мужик, с огромными кулачищами. С Гарри все вышло намного проще. Ступив на палубу и увидев перед собой людей, угрожающе подступивших к нему, он поднял руки и пролепетал: "Я свой. Не убивайте меня, господа"!
   - Свяжите его и уберите отсюда, - приказал Лавуазьяк, - хотя нет, постойте. Послушай, - обратился он к Гарри, - если поможешь нам, будешь жить.
   Гарри кивнул.
   - Оружие есть на корабле?
   - Кое-что осталось. Я покажу.
   - Отлично! Ребята, идите за ним и принесите сюда оружие. Все что найдете.
   Несколько человек последовали за Гарри.
   - Надо зарядить пушки и прямой наводкой разбомбить лагерь пиратов! - выпалил вдруг Том.
   - Молодец Томми! Отличная идея! - воскликнул Лавуазьяк и одобрительно похлопал Тома по плечу, - за мной ребята к пушкам, только не шумите! Если нас услышат, все пропало!
   - Откуда ты Томми? - с нетерпением спросил Гек.
   - Потом Гек, потом, - отмахнулся Том с озабоченным видом. Он вдруг вспомнил, что Бамбелла находится на берегу и, в случае бомбежки, запросто может погибнуть.
   - На берегу находится Бамбелла, Гек! Это тот самый остров, на который его сослали, понимаешь?! А теперь он в плену у пиратов! Если мы начнем стрелять из пушек, он может погибнуть!
   - Ну и что? - пожал плечами Гек, - туда ему и дорога.
   - Он спас мне жизнь, Гек! Уже здесь на острове!
   - Не понял.
   - Понял, не понял! Потом всё объясню, а сейчас просто верь мне и всё! Давай за мной к Лавуазьяку, надо придумать, как спасти Томаса.
   Выслушав Тома, Лавуазьяк даже присвистнул от удивления.
   - Неужели тот самый Бамбелла. Я слышал о нем. Говорят, он был правой рукой короля Мармонта. Что же должно было случиться, чтобы король так жестоко с ним поступил?
   - Это долгая история, капитан, - вздохнул Том, - и когда..., когда, мы выберемся отсюда, я обязательно расскажу ее. А сейчас давайте подумаем, как нам его спасти.
   - Для начала, нужно определить, где его держат, - сказал Лавуазьяк, - и, я думаю, что в этом нам поможет наш пленник.
   - Здорово! Отличная идея! - воскликнул Том.
   - Ладно, ребятки, идите, допросите этого молодца, а я к пушкам. Скоро светает, надо успеть подготовиться к атаке.
   Капитан Лавуазьяк ушел. Том с Геком бросились на поиски Гарри. Оружия на корабле нашлось немного, поэтому те, кому его не хватило, вооружались, чем придется. Никакой лишней суеты не было, все прекрасно понимали, действовать нужно предельно осторожно и, ни в коем случае, не создавать лишнего шума. Капитан Лавуазьяк, имевший непререкаемый авторитет, расставил своих людей вдоль правого борта судна, каждому разъяснив его задачу. Гарри с готовностью рассказал, вернее, показал, Тому, где находится Бамбелла. Оказалось, он был привязан к одной из опор, поддерживающих навес от солнца. Рядом с ним сидел охранник. Том также отметил, что несколько пиратов, видимо, расхотевших спать, сидели за столом и о чем-то разговаривали. О том, чтобы незаметно подобраться к Томасу, не могло быть и речи. Из темноты вынырнул Лавуазьяк.
   - Послушай, Том, - шепотом сказал он, - тянуть больше нельзя, надо начинать.
   - А как же Томас?
   Лавуазьяк легонько похлопал юношу по плечу: "Ничего с твоим Томасом не случится. Я почти уверен в этом. Бунгало, где обитает Мингель, находится в шагах десяти от того места, где привязан Бамбелла. Так"?
   Том кивнул.
   - Если нам удастся первым выстрелом уничтожить Мингеля, - продолжал Лавуазьяк, - считай полдела уже сделано. Начнется паника, и мы попытаемся воспользоваться этим. Бамбелла, насколько я понимаю, человек ловкий и умный, возможно ему самому удастся освободиться. Во всяком случае, все мои люди узнают от меня его местонахождение, и стрелять в ту сторону не будут. Ну, что? Начинаем"?
   - Начинаем, - обреченно махнул рукой Том.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 13
  
  
  
  
   Звериное чутье капитана Мингеля, не подвело его и на этот раз. По возвращении на берег, убедившись, что Бамбелла надежно связан, и его самостоятельный побег почти невозможен, он, тем не менее, не пошел спать в бунгало, а предпочел бодрствовать на свежем воздухе. А для того, чтобы с комфортом скоротать оставшееся до утра время, он решил задействовать гамак, привязанный совсем рядом с пленником. Капитан принял лежачее положение и, легонько раскачиваясь, принялся обдумывать, какую выгоду он мог бы извлечь из того, что в его руках оказался бывший начальник тайной канцелярии короля Мармонта. Подробностей, из-за чего случился конфликт между королем и его доверенным лицом, Мингель не знал, но, как говориться, слухами земля полнится. Капитан Мингель, конечно же, был в курсе, что королева Мармонта, Элизабет сошла с ума и ее поместили в монастырь, а ее любовник, он же, на тот момент, фактический властитель Мармонта, герцог Кастилья, был убит Бамбеллой в поединке. Мингель также, припомнил, что у герцога есть сестра, герцогиня Кастилья, ставшая, после смерти брата, единоличной властительницей могущественного герцогства. "Так, так", - размышлял Мингель. "А что, если...". Но не успел он оформить свою мысль до конца, как страшный грохот, прозвучавший среди райской тишины особенно громко, бесцеремонно прервал его думы. Пушечный выстрел получился на редкость удачным, бунгало, в котором капитан ночевал всего какой-нибудь час назад, вмиг разнесло в щепки. За первым выстрелом последовал второй, потом третий. Разбуженные пираты носились по берегу, как загнанные в клетку крысы. К пушечным выстрелам добавились ружейные. Правда, они были довольно редкими, огнестрельного оружия на корабле нашлось немного, но это не помешало стрелкам вносить весомый вклад в уничтожение противника.
   - Прекратить панику! - вне себя от ярости, орал капитан Мингель, - всем к скалам! Ищите укрытие!
   Единственным человеком на берегу, которому происходящее пришлось по вкусу, был Томас Бамбелла. Как только началась стрельба, он сразу же принялся искать способ освободиться. Это было непросто, пираты связали его на совесть. Неожиданно Томасу повезло, ему, чуть ли не на голову, свалился убитый пират. Томас извернулся и зубами вытащил у него из-за пояса нож. Ценой неимоверных усилий, ему удалось перекинуть нож себе за плечо. Нож упал на песок за его спиной. Извиваясь всем телом, словно змея, Томас, после нескольких неудачных попыток, ухитрился-таки подобрать нож кончиками пальцев и начать просовывать его между ладонями. Между тем бойня, а другого слова подобрать, чтобы описать, то, что творилось на берегу, было попросту невозможно, продолжалась. Корабельные пушки стреляли практически без остановки. Душераздирающие крики раненых пиратов, истеричные вопли капитана Мингеля, тщетно пытающегося образумить свою обезумевшую команду, грохот стрельбы, треск пылающих бунгало, все это напоминало апокалипсис. Происходящее производило на Тома двоякое впечатление, с одной стороны его переполняла радость и гордость за себя, ведь благодаря именно ему, Тому, рискованный план Бамбеллы успешно осуществляется. С другой стороны, то, что сейчас наблюдал Том, кровь и людские страдания, пусть даже и людей вне закона, действовало на его неокрепшую психику, совсем еще юного человека, угнетающе. От волнения он искусал себе все ногти, но так и не смог оторвать взгляд от этого отвратительного, но, в то же время, как ни парадоксально это звучит, притягательного зрелища. Ни Том, ни Гек не принимали непосредственного участия в боевых действиях. Собственно, этого от них никто и не требовал. Меж тем, обстрел побережья продолжался, хотя уже и с меньшей интенсивностью. Капитан Мингель не был бы капитаном Мингелем, если бы не смог справится с так неудачно складывающейся для него ситуацией. Невероятно, но факт, оставшиеся в живых пираты, наконец, услышали своего капитана. Следуя приказам Мингеля, большинству из них удалось найти себе укрытие. Как только это произошло капитан, приказал им открыть ответный огонь. Началась перестрелка, в которой преимущество перешло к пиратам. Они были лучше вооружены, чем люди Лавуазьяка, да и боеприпасов у них было предостаточно. Пушки теперь стали не так эффективны, как были вначале. Пираты рассеялись по берегу и попрятались, кто, где мог. Мингель прекрасно понимал, что, несмотря на значительные потери, его команда по-прежнему представляет из себя грозную силу, прежде всего, за счет лучшего вооружения. Кроме того, его люди были опытными бойцами, закаленными в многочисленных сражениях, чего нельзя было сказать о большинстве восставших пленников. Взвесив все это, капитан решил взять небольшую паузу, чтобы обдумать, как действовать дальше. Зычным голосом, он приказал пиратам прекратить огонь. В свою очередь, капитан Лавуазьяк тоже последовал его примеру. Наступила хрупкая тишина.
   - Что же теперь будет? - спросил Гек, - они попытаются взять нас на абордаж?
   - Не знаю, Гек, - рассеяно пробормотал Том, не отрывая своего взгляда от того места, где был привязан Томас Бамбелла.
   - Куда ты там все смотришь? - с любопытством спросил Гек.
   - Да вот, не могу понять, жив Томас или нет. Сидит вроде в той же позе, но совсем не шевелится. Неужели он, все-таки, погиб? Как думаешь, Гек?
   - Не знаю Томми. Отсюда далековато, чтобы рассмотреть подробности.
   - Гек! - внезапно воскликнул Том, - Он жив! Я вижу, как он упал! Значит, он освободился!
   - И что? Что это нам дает? - спросил Гек.
   - Как что, дурья твоя башка?! У нас теперь есть свой человек, в тылу врага! Понимаешь?
   - Не совсем, - почесал затылок Гек.
   - Увидишь, - возбужденно продолжал Том, - Томас что-нибудь придумает.
   - Да что он может придумать?! Он там один, Том! Совершенно один, в окружении пиратов! К тому же у него нет никакого оружия!
   - Думаю, оружие не проблема, вон его, сколько валяется на песке. Смотри, смотри! Томас куда-то пополз! Я же тебе говорил, что он что-нибудь придумает и обязательно поможет нам.
   - Ну, да! Если его не убьют раньше, чем он что-нибудь придумает, - съязвил Гек.
   Спор друзей прервали пираты, вновь открывшие плотную стрельбу по кораблю. Том и Гек, как и остальные находящиеся на палубе, вынуждены были укрыться за высоким бортом судна. Тактика пиратов быстро стала ясна. Часть из них, постоянно меняя позицию, вела обстрел корабля, не давая его защитникам высунуть голову из укрытия. Другая часть, под предводительством помощника капитана, кто ползком, кто, короткими перебежками, попыталась приблизиться к кораблю. Положение становилось угрожающим. На палубе появился капитан Лавуазьяк, вид у него был озабоченный.
   - Похоже, рукопашной схватки нам не избежать, друзья! - объявил он. Том и Гек переглянулись.
   - Холодного оружия, как и огнестрельного, у нас, к сожалению, на всех не хватает, - продолжал Лавуазьяк, - но я надеюсь, что мы своим мужеством и отвагой компенсируем его нехватку! Пираты понесли значительные потери и надо постараться приумножить их, пока они здесь не появились. Стреляйте, друзья до последней пули! Да поможет нам бог!
   С этими словами, Лавуазьяк повернулся, вероятно, чтобы уйти обратно к пушкам. Он успел сделать всего пару шагов и рухнул на палубу, как подкошенный. Немой крик вырвался из глоток защитников корабля. Несколько человек, в том числе, и Том с Геком, бросились к распластанному телу. Сгрудившись вокруг неподвижно лежащего капитана, они, к своему глубокому огорчению, убедились, что он мертв. Шальная пуля, скорее всего, срикошетировавшая от какого-нибудь металлического предмета, пробила Лавуазьяку голову. Раздался крик: "Стреляйте! Пираты уже у самого борта"! Том нагнулся и вытащил из-за пояса погибшего пистолет.
   - Гек, найди себе какое-нибудь оружие и давай за мной! Покажем этим гадам, где раки зимуют!
   - Чего, чего?! Какие еще раки, Том?
   - Потом расскажу! - прокричал Том и первым же выстрелом уложил пирата ступившего на трап. Однако, несмотря на отчаянное сопротивление защитников "Медузы", пираты все же отбили у них свой корабль. Тому каким-то чудом удалось избежать смерти, спас Гек, бросившийся в ноги пирату, занесшему над головой Тома саблю. Вдвоем им удалось справиться с ним, и вскоре тот оказался за бортом. Между тем, кровавая мясорубка продолжалась, пираты, ведомые безжалостным помощником капитана Мингеля, Генри, постепенно окружили своих бывших, плохо вооруженных пленников.
   - Всех не убивайте ребята! - командовал Генри, - помните, нам нужны рабочие руки!
   - Ну, что сдаетесь, господа?! - с издевкой спросил он, практически прекративших сопротивление матросов капитана Лавуазьяка. Те, молча, опустили оружие.
   - Ба! Кого я вижу! И ты здесь! Вот так удача! - эти восклицания Генри, конечно же, относились к Тому.
   - Теперь я понимаю, из-за кого мы потеряли столько хороших парней! - продолжал Генри, подступая к Тому с выставленной вперед окровавленной саблей. Гек попытался преградить ему дорогу, но Генри с силой отшвырнул его в сторону. Том втянул голову в плечи и закрыл глаза.
   - Не бойся, сейчас я тебя убивать не буду, хоть у меня и руки чешутся. Однако я с удовольствием сделаю это чуть позже, в присутствии моего капитана, который, я уверен, с нетерпением ждет этого события.
   - Вяжите их джентльмены, - обратился Генри к пиратам, - и сгоняйте на берег.
   Вскоре, оставшиеся в живых члены экипажа и пассажиры погибшей шхуны капитана Лавуазьяка, крепко связанные, сидели на влажном песке в ожидании своей незавидной участи.
   - Где, черт возьми, капитан?! Кто-нибудь видел нашего капитана?! - недоумение Генри постепенно переросло в нешуточную тревогу, когда он, в очередной раз, не смог найти Мингеля. Причем, его не было ни среди живых, ни среди мертвых. Впрочем, разгадка исчезновения капитана Мингеля, раскрылась довольно быстро.
   - Доброе утро, джентльмены! - при звуке этого, до боли знакомого голоса, сердце Тома радостно забилось.
   - Не скажу, что я рад вас видеть, - продолжал, между тем, Бамбелла, а это был именно он, - но, в сложившихся обстоятельствах, выбирать не приходится. Хочу сообщить вам, что капитан Мингель пока жив и здоров.
   Пираты недоуменно завертели головами силясь определить, где находится говоривший. Том сразу догадался, что Бамбелла спрятался за тем самым камнем. Генри, видимо, тоже понял, откуда раздался голос, и сделал движение в сторону камня.
   - Не стоит, Генри, еще один шаг и я продырявлю Мингелю башку!
   Генри замер.
   - Не слушай его, Генри! Он блефует! - крикнул кто-то из пиратов. Словно в ответ на эти возгласы, из-за камня выросла фигура капитана Мингеля, живого и невредимого, только связанного и с кляпом во рту. За спиной капитана маячила фигура Томаса Бамбеллы. Увидев своего главаря в столь унизительном положении, пираты растерялись. Генри чуть не задохнулся от бессильной ярости, кулаки его судорожно сжимались и разжимались, однако с места он не двигался.
   - Итак, джентльмены, надеюсь, вы убедились, что я не блефую, - невозмутимо продолжал Бамбелла, - ваш капитан жив и здоров. Ну, может быть, за исключением большой шишки на затылке. И, я обещаю, что оставлю его в живых, если нам удастся договориться. А чтобы повысить шансы на успешные переговоры, я, с вашего позволения, сделаю вот это.
   С этими словами, Бамбелла молниеносно вскинул правую руку вооруженную пистолетом и выстрелил. Генри, явно не ожидавший такого поворота событий, не успел отклониться от смертоносной пули летящей прямо ему в грудь. Выстрел оказался удачным, пуля попала помощнику капитана Мингеля точно в сердце. Он умер мгновенно. В первую минуту пираты были в шоке от произошедшего, но уже в следующее мгновение на Бамбеллу были направлены с десяток стволов.
   - Ну, ну, джентльмены, - укоризненно погрозил им разряженным пистолетом, Бамбелла, - не делайте глупостей! Уверяю вас, прежде чем вы меня убьете, я успею отправить в мир иной, вашего капитана. И кто же спрашивается, от этого выиграет? Отвечу. Никто! Полагаю, что среди вас вряд ли найдется хоть один человек знающий навигацию, а, следовательно, умеющий управлять кораблем. Так? Или я ошибаюсь?
   Пираты молчали, некоторые из них, опустили оружие. Отметив это, Бамбелла удовлетворенно хмыкнул.
   - Я так и знал! Справедливости ради, скажу, что я тоже слабо разбираюсь в судоходстве, поэтому весьма заинтересован оставить капитана Мингеля в живых. И, в связи с этим, хочу предложить вам следующее. Вы сейчас же освободите всех пленников и наравне с ними займетесь ремонтом судна. И чем быстрее мы его отремонтируем, тем быстрее уберемся с этого проклятого острова.
   - И что дальше? - спросил один из корсаров, поигрывая пистолетом.
   - Дальше? - переспросил Томас, - а дальше будет зависеть от того, удастся ли нам договориться с капитаном Мингелем.
   - О чем? - снова спросил тот же пират.
   - На каких условиях он получит, или не получит, свой корабль обратно.
   Эти слова вызвали взрыв негодования, пираты разразились проклятиями. Несколько человек решительно двинулись в сторону Бамбеллы и его заложника.
   - Еще пара шагов и я проделаю в вашем капитане большую дырку! - спокойно напомнил Бамбелла и повернул Мингеля боком к пиратам, чтобы показать им второй пистолет, дуло которого уперлось ему между лопаток. Пираты в нерешительности остановились.
   - Итак, что скажете господа? - продолжал между тем, Томас, после небольшой паузы, - и, кстати, не забывайте еще об одном обстоятельстве. Вас осталось не так много, чтобы управляться с парусами и прочим. Имейте это в виду, когда будете принимать решение.
   - Хорошо, мы согласны, - сказал любопытный пират.
   - А ты кто такой, чтобы отвечать за всех?! - раздались недовольные голоса.
   - А у вас что, есть лучшее предложение? - возразил пират.
   Корсары разделились на два лагеря, одни предлагали подумать и найти способ отбить капитана, другие считали, что это невозможно и предлагали согласиться на условия Томаса. Еще немного и спор мог перерасти в драку, что никак не входило в планы Бамбеллы, поэтому он вынул кляп изо рта Мингеля и предложил ему успокоить разбушевавшихся членов его команды.
   - Хватит спорить господа! - прокричал Бамбелла, - с вами будет говорить ваш капитан!
   - Успокойтесь джентльмены! - отплевываясь, проскрежетал Мингель, - делать нечего, нам придется принять его условия, иначе вы рискуете застрять здесь навсегда! Однако помните, что они зависят от нас в несколько большей степени, чем мы от них, поэтому призываю вас, при первом же удобном случае, прикончить этого человека.
   Мингель кивнул в сторону Бамбеллы.
   - Что ж попробуйте господа, однако боюсь, без оружия у вас это вряд ли получится, - усмехнулся Томас.
   - Что ты хочешь этим сказать? - удивленно спросил Мингель.
   - А ты что, думал, я оставлю твоим коллегам оружие? Я еще не выжил из ума капитан. Значит так господа, - продолжал Томас, обращаясь к пиратам, - сейчас вы складываете оружие на землю, желательно в одну кучу, и отходите на несколько шагов. Затем развязываете пленников и спокойно ждете дальнейших указаний. Предупреждаю, если не будете подчиняться, я немедленно размозжу Мингелю голову. Мне, конечно, очень хочется убраться отсюда, но если не получится, не беда, здесь, на этом острове, я вполне сносно просуществовал почти два года, можно сказать обжился, так что, в случае необходимости, поживу еще.
   Немного помедлив, пираты нехотя стали разоружаться. Вскоре были освобождены и все оставшиеся в живых пленники. Радости Тома не было предела, он кинулся было к Томасу, но тот жестом остановил его.
   - Не спеши Томми, сначала вооружись, будешь прикрывать мне тыл.
   Том быстро нагнулся и подобрал один из пистолетов.
   - Хорошо, - одобрительно кивнул Томас, и знаком разрешил Тому приблизиться, - ты молодец Томми, я горжусь тобой, но об этом потом. А сейчас скажи мне, кто у них за главного? - он кивнул в сторону освобожденных.
   - Был капитан Лавуазьяк, но он погиб от шальной пули.
   - Понятно. Тогда вот что, надо сказать им, что они должны выбрать себе бригадира. Человека, который бы пользовался у них доверием. Без этого никак нельзя, понимаешь?
   - Понимаю, - кивнул Том.
   - Гек здесь?
   - Здесь, вон он, - Том указал на стоящего несколько поодаль от основной группы, юношу.
   - Позови его.
   Через минуту Гек был рядом с Бамбеллой и Томом.
   - Рад тебя видеть, дружище, - с улыбкой приветствовал его Томас.
   - И я рад, - немного натянуто улыбнулся Гек.
   - Слушай меня внимательно Гек. Сейчас ты пойдешь к своим товарищам и скажешь им, что они должны выбрать себе толкового бригадира, желательно смыслящего в кораблестроении, понимаешь?
   - Да.
   - Так вот, - продолжал Томас, - этому человеку, все, в том числе и пираты, должны подчиняться беспрекословно, иначе мы будем вечно ремонтировать эту посудину.
   - А если пираты не будут подчиняться? - спросил Гек.
   - Будут, будут, куда им деваться. Во-первых, им, не меньше нашего хочется убраться отсюда, ну, а во-вторых, зачем спрашивается, я заставил их сложить оружие? А? Теперь оно ваше, Гек. Ну, надеюсь, тебе все понятно?
   - Не все. А как же вы с Томом?
   - Мы с Томом будем охранять капитана Мингеля. Он наша главная страховка. Пираты коварные и опытные люди. Даже без оружия они могут представлять для нас опасность. Так вот, чтобы избежать возможных неприятностей, Томми и я составим капитану Мингелю тесную компанию, надеюсь на время.
   При этих словах капитан пиратов злобно усмехнулся.
   - Что капитан, не нравится наше общество? Ничего, придется потерпеть. Давай Гек, беги.
   - А вы где будете?
   - А мы, пожалуй, расположимся на корабле, в капитанской каюте. Насколько я успел заметить, она в бою не пострадала. Так капитан?
   Мингель не ответил, лишь яростно заскрежетал зубами и отвернулся.
   - Ишь ты, не хочет разговаривать. Ну и ладно. Пойдем Томми нам пора немного отдохнуть, ночка была, та еще!
   Бамбелла легонько подтолкнул Мингеля, и вся троица медленно направилась к трапу.
   - Гляди в оба, Том. Если кто-нибудь из пиратов дернется в нашу сторону, стреляй без промедления, ясно?
   - Ясно, - дрожащим, от внезапно нахлынувшего волнения, голосом ответил Том.
  
  
  
  
   ГЛАВА 14
  
  
  
   Сестры-принцессы Тильда и Хильда Малинпьер, как и подобает близнецам, были почти неразлучны. Девушки любили друг друга настолько нежно и бескорыстно, что просто не представляли себе раздельное существование. Несмотря на юный возраст, сестры, успели многое пережить вместе, достаточно вспомнить их мать, бывшую королеву Мармонта, Элизабет, сошедшую с ума, и находившуюся сейчас под строгим присмотром монахинь Викторианского монастыря. Несчастья, выпавшие на долю принцесс, лишь укрепили их союз, и они совершенно искренне считали, что, как бы ни складывалась их жизнь в дальнейшем, они не расстанутся никогда. И поэтому, любая разлука, даже кратковременная, заставляла их чувствовать себя, как говориться, не в своей тарелке. Однажды, их отец, король Карл, в шутку, спросил своих повзрослевших дочерей, не хотели ли бы они иметь, каждая, свою отдельную спальню. И получил в ответ, вполне ожидаемый и решительный отказ. Общая спальня была для сестер не просто комнатой для сна, это было место, где они могли без помех, откровенничать друг с другом, хоть до самого утра. А поговорить им было о чем, девочки постепенно превращались в девушек и темы для вечерних разговоров становились все более волнующими. Однако, в этот теплый летний вечер, который казалось, как нельзя лучше, располагал к очередной задушевной беседе перед сном, состоявшийся между сестрами разговор, стал, нежданно-негаданно, предвестником разыгравшейся, впоследствии, трагедии.
   - Ты спишь Тильда?
   - Наверное, нет, сестрица. Хотя мне очень хочется поскорее заснуть, я так устала сегодня. - А вот я, в последнее время, боюсь засыпать.
   - Почему же?
   - Потому что, с некоторых пор, меня мучают кошмары.
   - Кошмары? Боже, как интересно! А я вообще никогда не вижу снов! Последний раз, мне приснился кошмар, когда я была совсем маленькой. Расскажи мне Хильда, что тебе снится? Неужели это действительно так страшно?
   - Еще как! Вот послушай. Стоит мне закрыть глаза, как я оказываюсь в густом темном лесу, я пытаюсь выбраться из него, бегу, куда глаза глядят, и каждый раз, неизменно, спотыкаюсь на одном и том же месте и проваливаюсь в глубокую нору. Самое ужасное, что у норы нет дна. Во всяком случае, я ни разу его не достигала. Выбраться наружу невозможно, не за что ухватиться. Я падаю, кругом тьма. И вдруг, вспыхивает яркий, очень яркий свет! Мои бедные глаза! Но через некоторое время свет постепенно начинает угасать, и появляются они.
   - Кто?
   - Существа, их много, очень много. Они окружают меня со всех сторон, некоторые из них касаются меня, будто хотят утащить за собой.
   - И куда же они хотят тебя утащить? - со смехом спросила Тильда.
   - Не смейся, прошу тебя. Ты просто не представляешь, как это странно и страшно.
   - Ну, хорошо. А как хоть выглядят эти существа?
   - Не знаю, вернее, не помню. Их очень много, и они не повторяются.
   - Но хоть кого-то, ты можешь вспомнить?
   - Да. Потому что иногда, они принимают облик близких мне людей. Однажды, я увидела нашего отца. Я обрадовалась, и потянулась к нему, но он, почему-то, оттолкнул меня и через мгновение, превратился в одноглазого страшного волка, который лязгнул своими ужасными клыками у самого моего лица и исчез.
   - Господи, Хильда! Тебе действительно приснился кошмар, настоящий кошмар, так, наверное, иногда бывает.
   - Но не каждую, же ночь! - с внезапным раздражением, почти выкрикнула Хильда.
   Тильда вздохнула: "Ну, кого ты еще там видела"?
   - Нашу мачеху!
   - Анну? - удивилась Тильда.
   - Да! И она была ужасна! У нее были красные, будто налитые кровью глаза, а вместо рук когтистые лапы, как у хищной птицы. Она тянула их ко мне, как будто хотела вонзить их в мои глаза. Я хотела отмахнуться от нее, но не смогла, мои руки не подчинились мне, они висели, как плети. Тогда я закричала, но это было бесполезно, крик мой никто не услышал, даже я! А еще, я каждую ночь, вижу летучих мышей и они совсем не похожи на ту маленькую безобидную мышку, которая, однажды залетела к нам в гостиную, помнишь?
   - Боже, что за страсти ты рассказываешь Хильда!
   - Я рассказываю, то, что видела собственными глазами, сестрица.
   - Во сне, Хильда, во сне! Это был просто сон, кошмарный, но сон! Завтра же, я попрошу доктора Дижона приготовить тебе сонные пилюли...
   - Не надо мне никаких пилюль! - внезапно грубо перебила сестру Хильда, - я хочу сама во всем разобраться!
   - В чем сестра? В своих снах?! - недовольно спросила Тильда, раздосадованная тоном сестры.
   - А может это не просто сны, а предупреждение!
   - Предупреждение?! Кому?! И о чем?!
   - Ты что забыла, что Анна дочь ведьмы!
   - Но ты, же прекрасно знаешь, что это только слухи! Между прочим, тоже самое можно сказать и про нашу маму.
   - Наша мать сумасшедшая и она под замком, поэтому не может причинить нам зла, а Анна здесь, рядом, и в любой момент...
   - Хватит нести чушь, Хильда! Анна любит нас, и ты это прекрасно знаешь. Что на тебя нашло?! Тебе просто нужно поговорить с Анной, и рассказать о своих страхах, вот увидишь, она сумеет помочь тебе.
   - Помочь?! - со злой иронией спросила Хильда, - скорее, она поможет нам умереть! И отец не сможет защитить, потому что полностью находиться под ее влиянием.
   - Ты сошла с ума Хильда!
   - Я так не думаю, сестрица, - спокойно сказала Хильда, и в голосе ее впервые прозвучали металлические нотки.
   - Я уверена, что наша мачеха хочет извести нас, - ледяным, незнакомым ранее Тильде тоном, продолжала она.
   - Но зачем?!!! - вскричала Тильда, не на шутку встревоженная столь резкой переменой в облике и тоне сестры.
   - Не знаю. Возможно, она хочет стать полновластной хозяйкой нашего королевства, а мы ей мешаем.
   - А как же наш отец?! - в испуге спросила Тильда.
   - А что отец?! - презрительно усмехнулась Хильда. Она уже не смотрела в сторону сестры. Тильда проследила ее взгляд и, с удивлением и ужасом обнаружила, что Хильда смотрит в окно, причем очень внимательно, будто именно за окном, а не здесь, в их спальне, находиться та, или тот, к кому она обращается. Внезапно, Хильда вздрогнула, запрокинула голову и громко всхлипнула. Потом закрыла лицо руками и повалилась на кровать. Тильда услышала глухие рыдания. Она тихонько соскользнула со своей кровати и, ступая на цыпочках, подошла к сестре.
   - Успокойся милая, - ласково сказала Тильда, поглаживая подрагивавшие плечи сестры, - ну же, успокойся. Давай поговорим.
   Хильда подняла на сестру заплаканное лицо.
   - Прости меня сестренка, я сама не знаю, что говорю. Меня как-будто кто-то заставляет думать, а потом и говорить об этих ужасных вещах. Я старалась отгонять от себя эти мысли, но с каждым днем мне это дается все труднее. Я не знаю, что со мной происходит, иногда я ловлю себя на том, что мне хочется кого-нибудь убить! Представляешь?
   - Господи, Хильда! Ты пугаешь меня! Скажи, почему ты раньше не рассказывала мне о том, что с тобой происходит?!
   - Я не знаю, я думала, что все это из-за моих ночных кошмаров и надеялась, что они скоро закончатся. Так ведь всегда бывает, правда?
   - Ну да!
   - Но вот уже пошла вторая неделя, как я каждую ночь испытываю ужас от того, что мне снится. Каждую следующую ночь, сны становятся все более страшными. И не проси меня описать их, словами невозможно передать то, что я вижу и в чем иногда вынуждена принимать участие. Порой мне кажется, что это происходит наяву, потому что, однажды проснувшись, я ощутила на своих губах вкус крови, самой настоящей крови! И это была не моя кровь, Тильда!
   - Почему ты так думаешь? - взволновано спросила сестра.
   - Потому что я вспомнила, что той ночью, во сне, я пила чью-то кровь!
   - О боже!
   - Но это не самое страшное сестрица. Самое страшное это то, что я почти уверена, что во мне поселилась вторая Хильда! И она, в отличие от меня, злая и жестокая. Она ненавидит всех моих близких и способна на ужасные преступления! Мне пока удается не выпускать ее наружу, но чувствую, что скоро, совсем скоро, я буду не в силах удержать ее. Господи! Что же мне делать, Тильда?!
   Горючие слезы ручьем брызнули из глаз Хильды, она снова закрыла лицо ладонями и уткнулась в подушку. Тильда осторожно обняла сестру и прижала к себе.
   - Успокойся родная, я с тобой! Хочешь, этой ночью, я буду спать с тобой в одной кровати? Хочешь? Если я буду рядом, ни один кошмар не потревожит твой сон!
   Хильда перестала плакать и подняла голову.
   - Правда? - сквозь слезы спросила она.
   - Правда, - твердо сказала Тильда, - когда мы рядом, никто не сможет причинить нам зла!
   - Тогда давай ложиться сестра, только обними меня покрепче, прошу тебя!
   - Я люблю тебя Хильда!
   - И я тебя очень люблю. Спокойной ночи!
   - Спокойной ночи сестрица.
   Хильда уснула мгновенно, а Тильда еще долго смотрела, то в окно, то в потолок, стараясь отогнать от себя неприятные мысли, навеянные разговором с сестрой. Долгожданный сон все никак не шел к ней, и это начинало раздражать ее. "Господи, да же это такое?! Мне надо поспать, иначе я сойду с ума! Боже! Что это за запах?! Кто здесь"?! Тильда, стараясь не потревожить сестру, осторожно приподняла голову, и вдруг почувствовала, как какая-то неведомая сила буквально вмяла ее в подушку, и, в следующее мгновение, красочный, необъяснимо прекрасный сон, завладел ее душой, стремительно унося в мир грез.
   Утро следующего дня ознаменовал пронзительный крик камеристки принцесс.
   - Ваше величество! Скорее! Их высочества! Там...!
   Душераздирающий вопль служанки, заставил сердце Анны Малинпьер на мгновение замереть. Ползучий животный страх молниеносно проник во все уголки тела королевы. Не в силах сделать ни шага, она стала медленно опускаться на пол. Внезапно чья-то сильная рука обняла Анну за талию, тем самым предотвратив ее падение.
   - Что с вами, ваше величество? Вы очень бледны, вам необходимо прилечь! Эй! Кто там?! Позовите доктора! Королеве плохо!
   - Не надо доктора! Мне уже лучше. Благодарю вас граф. Но как вы здесь оказались? - спросила Анна, мягко высвобождаясь из объятия графа Рэндалла.
   - Пришлось ночевать во дворце. Допоздна засиделся за картами, мне отчаянно не везло вчера. К сожалению, я не оставлял попыток отыграться и это сыграло со мной злую шутку. Продулся вчистую. Но позвольте спросить, что происходит, на вас лица нет!
   - Что-то случилось с принцессами! Идемте скорее граф, ваша помощь будет очень кстати!
   - Конечно, ваше величество! Располагайте мною, как вам будет угодно!
   У дверей, ведущих в спальню принцесс, столпилось человек десять, все они делали робкие попытки заглянуть в покои сестер, но войти туда не решались. Граф Рэндалл решительно отстранил любопытствующих от дверей, освобождая проход королеве. Картина, представшая глазам Анны, была поистине ужасна. На кровати Хильды, широко раскинув руки и ноги, лежала Тильда. Ее запрокинутая навзничь голова, свешивалась почти до самого пола, а на ночной сорочке, у самого горла, темнели бурые пятна. Хильда, сложив руки на груди, стояла на коленях рядом со своей кроватью. Взгляд ее был наполнен безумием. Ночная рубашка изодрана, а лицо и ладони испачканы кровью.
   - Господи! Что здесь произошло?! Хильда?! - Анна бросилась к кровати, но, неожиданно, резкий скрипучий голос падчерицы, заставил ее буквально застыть на месте.
   - Это ты во всем виновата, ведьма проклятая! Но сегодня твое колдовство закончится! Потому что я убью тебя!
   - Хильда, девочка моя! О чем ты говоришь?! Успокойся, это я, Анна!
   Вошедший в спальню, вслед за королевой, граф Рэндалл ничего не успел предпринять для её защиты, настолько стремительным было нападение Хильды, которая в один прыжок, преодолев расстояние, отделяющее её от Анны, неистово вцепилась ей в горло. Не выдержав бешеного натиска падчерицы, Анна упала на пол. Издав торжествующий клич, Хильда, верхом оседлавшая мачеху, принялась душить её. Графу Рэндаллу, с большим трудом, удалось, в буквальном смысле, оторвать, обезумевшую принцессу от королевы. Зажав под мышкой царапающуюся и дико визжащую принцессу, граф крикнул: "Эй! Кто там?! Помогите королеве! И позовите доктора Дижона"!
   Двери в спальню широко распахнулись, и в комнату с шумом ввалились несколько человек.
   - Фентон! - позвал граф одного из вошедших, - давайте сюда, помогите мне спеленать принцессу, а то, не ровен час, она прокусит мне руку!
   Молодой человек, к которому обратился граф, с готовностью принялся помогать ему, завернуть Хильду в простыню. Когда дело было сделано, Хильда внезапно успокоилась, взгляд ее подобрел, но по-прежнему был чужим и напоминал взгляд младенца, впервые увидевшего мир. Наконец, в спальне появился королевский эскулап, доктор Дижон со своим неизменным саквояжем.
   - Ну, как вам это все, милейший доктор? - тяжело дыша, с иронией спросил его Рэндалл и широко развел руки, приглашая доктора по достоинству оценить картину трагедии. Доктор ничего не ответил, он выглядел несколько растерянным. Было ясно, что увиденное произвело на него должное впечатление. Справедливости ради надо сказать, что замешательство доктора длилось всего несколько секунд, в конце концов, он был опытный врач, повидавший на своем веку, вещи и пострашнее.
   - Попрошу всех, кроме г-на графа и ее величества покинуть спальню принцесс! Прошу! - решительно заявил он.
   Выпроводив посторонних и закрыв за ними двери, доктор, первым делом, подошел к королеве, все еще сидевшей на полу и безучастно смотревшей прямо перед собой. Присев рядом с ней на корточки, доктор заглянул ей в глаза и сказал: "Она в шоке г-н граф, но это скоро пройдет. Я дам ей нюхательной соли и она быстро придет в себя". Доктор раскрыл свой саквояж и, покопавшись в нем, достал маленький пузырек. Вынув из него пробку, доктор поднес его к носу Анны.
   - Так, прекрасно. Она приходит в себя, - спустя несколько секунд, удовлетворенно констатировал доктор, вставая, - теперь ваш черед г-н Рэндалл, прошу вас, позаботьтесь о королеве. А мне нужно осмотреть Тильду.
   - Да, конечно, г-н Дижон. Все будет хорошо. Её величество, несмотря на свою внешнюю хрупкость, сильная женщина. Да вы это сами прекрасно знаете.
   Доктор Дижон ничего не ответил графу, потому что уже был полностью поглощен осмотром Тильды.
   - Что с ней доктор, она жива?! - Анна, как и предсказывал доктор, довольно быстро пришла в себя и была уже на ногах. Граф Рэндалл галантно хотел поддержать ее под локоть, но королева решительно отвергла предложенную услугу.
   - Оставьте граф! Это лишнее. Я вполне дееспособна. Благодарю вас.
   Немного задетый сухостью королевы, граф пожал плечами и уселся в кресло.
   - Она жива, но очень слаба, такое впечатление, что она за эту ночь перенесла тяжелую болезнь, - сообщил доктор Дижон, закончив осмотр.
   - Но откуда у нее следы крови? - взволновано спросила Анна, - это сделала Хильда?
   - Не думаю, - задумчиво произнес д-р Дижон.
   - Тогда откуда же?
   - Посмотрите внимательно на ее шею. Вот здесь, почти у самого уха, две маленькие красные точки. Видите?
   - Что это? - дрожащим голосом, спросила королева.
   - Полагаю, это след от укуса, и вероятно, не человеческого, - доктор покосился на спеленатую Хильду, по-прежнему, не мигая смотревшую в потолок.
   - Интересно, кто же ее тогда укусил, - подал голос граф, - да и укус ли это, на самом деле?
   - Укус, укус, г-н граф, - убежденно сказал доктор, в волнении потирая руки.
   - А укусила ее, скорее всего, летучая мышь.
   - Мышь?! - в ужасе переспросила Анна.
   - Что вы несете, доктор? Какая еще мышь? Откуда ей здесь взяться? - насмешливо спросил граф.
   - Не знаю, - пожал плечами д-р Дижон, - возможно, залетела в окно. Видите, окно приоткрыто, что, впрочем, вполне естественно, ночи стоят душные, лето выдалось очень жарким.
   - Насколько я понимаю, вы, любезный доктор, намекаете, что это могла быть не простая летучая мышь, а мышь вампир. Не так ли? - спросил граф Рэндалл.
   - Вампир?! - вскричала Анна, - разве они существуют?!
   - До сего момента, я считал, что это выдумка, - серьезно сказал д-р Дижон, - но факты, вещь упрямая. Рана, нанесенная Тильде, явно не похожа на след от человеческих зубов.
   - Вы хотите сказать, что это сделала не Хильда?! - спросила королева.
   - Убежден в этом, ваше величество.
   - Тогда как вы объясните ее состояние?
   - Пока я ничего не могу сказать определенного. Ясно одно, на лицо явные признаки психического расстройства. И для начала, ее высочество нужно изолировать.
   - Но почему?!
   - Она может быть опасна. Вы сами на себе это испытали, ваше величество.
   - Ну, да, - с глубоким вздохом, согласилась Анна, - испытала.
   - Так что же вы предлагаете, доктор? - спросил граф.
   - Прежде всего, меня беспокоит состояние Тильды, поэтому я, с вашего разрешения, ваше величество, в первую очередь, займусь ею. Для Хильды же, я попросил бы вас подобрать отдельную комнату и приставить к ней сиделку. Как только Тильде станет лучше, я все своё внимание обращу на её сестру, не возражаете?
   - Как я могу возражать вам доктор, в такой ситуации! Действуйте, как считаете нужным, - твердо произнесла Анна и повернулась лицом к графу Рэндаллу.
   Предвосхищая ее слова, граф встал с кресла и, слегка поклонившись, сказал: "Я немедленно отправлюсь за королем, ваше величество".
   - Благодарю вас, граф. Надеюсь, вы знаете, где его найти.
   - Да, он поехал инспектировать войска. Я хотел сопровождать его, но король покинул дворец раньше, чем я предполагал, - с этими словами граф Рэндалл еще раз поклонился королеве и быстрыми шагами направился к выходу. Дождавшись, когда за ним закроется дверь, королева снова повернулась лицом к доктору.
   - Скажите доктор, у вас есть хоть какие-то предположения относительно случившегося? - спросила она. Задумчиво посмотрев на Анну, д-р Дижон, едва заметно пожал плечами: "Видите ли, ваше величество...".
   - К черту этикет, доктор! - вспылила вдруг королева, - когда мы одни, можете называть меня по имени! Так как вы можете объяснить все это?
   - Вполне возможно, госпожа Анна, Хильда до смерти испугалась залетевшей в спальню мыши, и это разрушительно подействовало на ее неокрепшую психику. Я не исключаю, также, что у неё есть предрасположенность к такого рода приступам. Вы же знаете, что произошло с её матерью, вашей сводной сестрой. К тому же, она могла быть очевидцем нападения вампира на свою сестру. А такая картина, да ещё и глубокой ночью, может потрясти рассудок не только девочки-подростка.
   - Но почему они спали в одной постели?
   - Возможно одной из сестер, предположу, что эта была Хильда, приснился кошмар, и ей было страшно спать одной.
   - Но откуда в наших краях мыши-вампиры, доктор? Я вообще считала, что это выдумки сочинителей романов.
   - Я сам в шоке, госпожа Анна, - обескуражено развел руками доктор, - но на данном этапе, другого объяснения тому, что здесь случилось, я не нахожу.
   Они немного помолчали. Прервал молчание доктор.
   - С вашего позволения ваше..., простите, госпожа Анна, я займусь своими прямыми обязанностями.
   - Да, да, конечно, - засуетилась королева, - чем я могу вам помочь?
   - Дайте мне в распоряжение расторопного человека и прикажите подготовить комнату для Хильды, Тильдой я буду заниматься здесь. Если Хильда придет в себя самостоятельно, прежде всего, накормите её тем, что она любит больше всего и окружите её лаской, на которую только способны. Ей это сейчас необходимо, как никогда. Что касается Тильды, то тут у меня к вам есть настоятельная просьба. Я прошу, чтобы вы сделали так, чтобы нам никто не мешал, даже король. Вы меня понимаете?
   - Да, г-н доктор, я сделаю все возможное.
   С этими словами королева Мармонта покинула спальню принцесс.
   На выходе, Анна столкнулась с несколькими коллегами д-ра Дижона в нерешительности переминающихся с ноги на ногу у спальни принцесс. Окинув эскулапов быстрым взглядом, Анна жестом пригласила их войти и ушла.
   Прошло не менее часа, прежде чем во дворце, наконец, появился король.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 15
  
  
  
   Реакцию Карла на случившееся с дочерями, трудно передать словами, никто из приближенных никогда не видел его в таком состоянии. Сказать, что король Мармонта был в бешенстве, значит, ничего не сказать. Поэтому опытные царедворцы сочли за благо исчезнуть из поля зрения своего сюзерена, терпеливо дожидаясь, пока буря не утихнет. Лишь супруга короля, королева Анна, да граф Рэндалл нашли в себе мужество не покидать Карла в трудную минуту.
   - Успокойся Карл, умоляю! - ломая руки, просила королева, пытаясь образумить мятущегося по кабинету супруга, - в конце концов, самого страшного не произошло! Девочки живы!
   - Живы?! - вскричал Карл, с угрожающим видом подступая к Анне, - ты серьёзно считаешь, что ничего страшного не произошло?! Одна дочь повредилась рассудком, другая в любую минуту может умереть!
   Глаза Анны вмиг наполнились слезами, она умоляюще сложила руки на груди: "Карл, прошу тебя...".
   - Аааа! - гневно перебил ее король, - теперь я понимаю, все понимаю!
   - Что ты понимаешь, Карл? - еле слышно прошептала несчастная Анна.
   - Во всем виновата ваша мерзкая порода! Вот, что я понимаю! О господи! Будь проклят тот день и час, когда я встретил ваше семейство на площади Святого Николы! - король воздел руки к небу, призывая бога, в свидетели своего проклятия.
   - Что ты такое говоришь Карл?! Одумайся! - всхлипывая, с трудом, проговорила Анна.
   - В самом деле, ваше величество! - робко вмешался граф Рэндалл, - позвольте мне...
   - Молчите граф, - вдруг устало произнес король, - я не желаю слушать никаких объяснений. По крайней мере, сейчас.
   В дверь негромко постучали.
   - Войдите! - приказал Карл. Дверь открылась, и в кабинет вошел д-р Дижон.
   - Что скажете доктор? - кинулась к нему королева, на ходу утирая слезы.
   - Скажу, что все хорошо, - не сдержавшись, улыбнулся Дижон. Слова доктора вмиг разрядили накалившуюся до предела атмосферу, в кабинете короля.
   - Рассказывайте г-н Дижон, не томите! - нетерпеливо потребовал Карл, - когда я могу увидеть своих девочек?!
   - Да хоть сейчас, ваше величество. Они обе пришли в себя, и если не считать некоторую слабость, что вполне объяснимо, то...
   - Вы волшебник доктор! - воскликнул обрадованный король, - просите какой угодно награды, вы её заслужили!
   - Об этом потом, ваше величество, - скромно заявил д-р Дижон, - тем более, что говорить о полном восстановлении принцесс пока еще рано. В связи с этим, прежде чем мы отправимся навестить их, я хотел бы поговорить с вами.
   - Ваше величество, - перебил доктора граф Рэндалл, - позвольте мне удалиться. Дело, все-таки, семейное....
   Король на мгновение задумался, потом махнул рукой, разрешая графу уйти.
   - Идите, Робин. И благодарю вас за помощь, сегодня вы лишний раз напомнили мне, что по-прежнему являетесь нашим другом. Несмотря на некоторые разногласия, - после небольшой паузы, не удержавшись, многозначительно добавил король.
   Граф учтиво поклонился, сначала Карлу, затем Анне, дружески кивнул доктору и вышел. Проводив его взглядом, король снова обратил его на доктора.
   - Итак, г-н Дижон, мы слушаем вас.
   - Сначала о Тильде, - начал доктор, - вы позволите называть принцесс по именам, без титулов?
   - Да, конечно! - нетерпеливо махнул рукой Карл, - не до формальностей! Рассказывайте доктор!
   - Так вот, о Тильде. Её обморок объяснялся весьма просто. Она потеряла некоторое количество крови. Отсюда слабость и обморочное состояние. Причем, хочу повторить, - Дижон выразительно посмотрел на королеву, - Хильда здесь не при чем.
   Перехватив взгляд доктора, король удивленно посмотрел на Анну.
   - Ты думала, что Хильда напала на свою сестру? Так? - с нажимом спросил король.
   - А что я должна была подумать, увидев то, что я увидела! - с вызовом ответила королева.
   - Я целиком и полностью согласен с ее величеством, - вмешался д-р Дижон, спешивший исправить свою оплошность, - у меня тоже поначалу сложилось такое впечатление. Но потом детальный осмотр Тильды опроверг мою первоначальную гипотезу.
   - Хорошо, - смягчился король, - продолжайте доктор.
   - Как я уже говорил ее величеству, причиной потери крови Тильды, скорее всего, послужило нападение мыши-вампира.
   - Чушь! - воскликнул Карл, - откуда здесь мыши-вампиры?! В городе и обычных летучих мышей днем с огнем не найдешь!
   - Но факт остается фактом, на теле девушки нет других ран, только эта, под ухом. Две маленькие ранки, такие не могут быть нанесены зубами человека.
   - Черт возьми! Но как эта летучая тварь могла попасть в спальню принцесс?! - воскликнул Карл.
   - Окно было приоткрыто, ваше величество. Ночи стоят душные, и служанка оставила окно открытым. Она сама призналась в этом.
   - Хорошо, - медленно произнес Карл и повернулся к супруге.
   - Спальню обыскали? - спросил он.
   - Нет, ваше величество, - ответил доктор, - не до этого было, нужно было срочно заниматься девочками, и я попросил всех посторонних удалиться.
   - Хорошо, - еще раз, со вздохом, медленно повторил Карл, снова повернувшись к доктору.
   - Реакцию Хильды можно объяснить шоком, когда она увидела эту жуткую сцену, - продолжал он, - пусть так, но как вы объясните её агрессивное поведение, нацеленное на определенного человека, её мачеху, к которой она до этого, питала самые нежные чувства?
   - Прежде чем я отвечу на ваш вопрос, ваше величество, я попытаюсь объяснить вам, в чем я вижу причину нервного срыва у Хильды. Дело в том, что вашу дочь вот уже почти целую неделю, мучают ночные кошмары. Об этом мне рассказала Тильда, когда я вывел ее из обморока.
   - Но почему она раньше молчала? Почему мне не рассказала о том, что происходит с сестрой?! - перебила доктора, королева.
   - Потому что сама об этом узнала только вчера вечером, перед сном.
   - Так вот почему они спали в одной постели! - воскликнула Анна.
   - Да, ваше величество, совершенно верно, - кивнул головой доктор.
   - А что вам рассказала Тильда о нападении этой... твари? - спросил король.
   - К сожалению, она ничего не помнит. Лишь уверяет, что никакой боли не чувствовала и соответственно, никакой мыши не видела. Правда, есть одно странное обстоятельство.
   - Какое же?
   -Тильда рассказала, что перед тем, как уснуть, она почувствовала странный запах.
   - Запах? - насторожился король.
   - Да, запах, - подтвердил доктор, - остатки его, до сих пор витают в спальне. Это я могу подтвердить.
   - И что это за запах? - в один голос спросили король и королева.
   - Запах серы.
   - Странно, - задумчиво проговорил Карл, - все это очень странно и подозрительно. А что же вы скажете насчет Хильды, доктор?
   - Да, насчет Хильды, - д-р Дижон потер виски и наморщил лоб, - я не думаю, что выплеск ее нервной энергии был направлен именно на вашу супругу, ваше величество. Я долгое время изучал поведение психически неуравновешенных людей. И могу вам сказать со всей определенностью, что если бы в спальню принцесс первым вошел, например, граф Рэндалл, то вся агрессия Хильды, в первую очередь, обрушилась бы на него. Её величество, если можно так выразиться, просто первой попалась ей под руку.
   - Вы так думаете? - с сомнением в голосе спросил Карл.
   - Убежден в этом. Поговорив с Хильдой, вы тоже согласитесь со мной. Уверяю вас, ваша дочь по-прежнему, души не чает в своей мачехе.
   - Но почему, же она ничего мне не рассказала о своих страхах, бедная моя девочка?! - взволновано спросила Анна.
   - Скажите, ваше величество, принцессы часто с вами откровенничают? - вопросом на вопрос ответил доктор.
   - Конечно! - с жаром воскликнула Анна, - у них от меня не было секретов, я уверена в этом!
   - Тогда мне совершенно непонятно, почему бедная Хильда носила все в себе. Даже родной сестре про свои страхи рассказала только спустя неделю. Все это удивляет меня и настораживает. Такое впечатление, что Хильда находиться под чьим-то внушением. Как-будто кто-то контролирует её.
   - Но кто? - спросил Карл, - С тех пор, как я приказал удвоить бдительность, никто из посторонних не приближался к принцессам, иначе я бы знал об этом. Тарвуд получил от меня вполне исчерпывающие инструкции в отношении охраны моей семьи, и он немедленно доложил бы мне, если что-то или кто-то вызвал у него подозрение. Кстати, доктор, вы так и не сказали нам, что видела Хильда ночью?
   - В том и дело, что ничего, - вздохнул Дижон, - ваша дочь не помнит ничего, с того момента когда она проснулась среди ночи и до того момента, когда пришла в себя, полчаса назад. Но вот что интересно, - продолжал доктор, немного пожевав губами, - придя в себя, Хильда, первым делом, попросила меня рассказать ей, что произошло в их спальне и где находится ее сестра. Я решил ничего не утаивать от нее и рассказать всю правду. Я надеялся, что мой рассказ всколыхнет ее память, и тогда мы сможем узнать все подробности ночного происшествия. Но не тут-то было, Хильда ничегошеньки не вспомнила, но зато рассказала мне, что это не она напала на сестру и мачеху, а её двойник, вторая Хильда, злая и жестокая, которая, якобы, прячется у неё внутри.
   - Господи боже! - воскликнула Анна.
   - Как вы намерены лечить моих девочек, доктор? - с волнением спросил король.
   - Знать бы ещё от чего, - буркнул себе под нос д-р Дижон, а вслух сказал: "Покой и хорошее питание, особенно это касается Тильды. Это для начала, а там посмотрим".
   - Могут ли они, находится вместе, доктор? - спросила Анна.
   - Не только могут, но и должны, ваше величество, правда, при одном условии. Пока мы не выясним причину необычного поведения Хильды, обе сестры должны находиться под постоянным присмотром, даже ночью.
   - Больше ничего вы не хотите нам сказать, доктор? - спросил Карл, вставая с кресла.
   - Более ничего, ваше величество, - с легким поклоном ответил доктор.
   - Хорошо. Сейчас вы проводите нас к принцессам. Но прежде чем мы пойдем к ним, я попросил бы вас, подождать нас с ее величеством, за дверью. Нам необходимо поговорить с глазу на глаз. Это не займет много времени.
   - Как вам будет угодно сир, - поклонился д-р Дижон, - разрешите удалиться?
   - Идите доктор, - разрешил король. Дождавшись, когда за королевским эскулапом закроется дверь, Карл повернулся к Анне лицом и протянул к ней обе руки.
   - Прости меня, Аннушка, я был неправ. Забудь те оскорбительные слова. Они сорвались с моего языка в порыве отчаяния. Поверь мне!
   - Конечно, я тебе верю, Карл! - со слезами на глазах, сказала королева, бросаясь в объятия супруга.
   - Господи Карл! - сквозь слезы говорила Анна, прижавшись к мужу с такой силой, будто хотела в нем раствориться, - неужели мои предчувствия начинают оправдываться?!
   - Возможно, - глухо промолвил король, сжимая Анну в крепких объятиях.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 16
  
  
  
   Спустя час, король, к которому после всех утренних треволнений, наконец, вернулось спокойствие и способность к логическому мышлению, вернулся в свой кабинет. Свидание с дочерьми настроило Карла на оптимистический лад. Убедившись, что опасность для Тильды и Хильды миновала, и они на пути к выздоровлению, Карл вновь стал самим собой, уверенным и решительным человеком, способным находить верные решения в трудных жизненных ситуациях. Расхаживая по кабинету, в ожидании начальника тайной канцелярии, которого немедленно вызвал, расставшись с принцессами и королевой, Карл попытался сосредоточиться, чтобы трезво осмыслить то, что произошло в спальне близнецов. Однако, ему не хватило времени, чтобы придти к какому-нибудь, мало-мальски вразумительному выводу. Мысли Карла прервал Тарвуд, он вошел в кабинет своим привычным мягким кошачьим шагом и застыл, остановившись в двух шагах от короля.
   - Ну, что вы обо всем этом думаете, Тарвуд? - в голосе Карла сквозило неприкрытое недовольство. Не дожидаясь ответа от начальника тайной канцелярии, король продолжал сыпать вопросами.
   - Где были ваши люди?! Как они могли допустить такое?!
   Тарвуд молчал, опыт подсказывал ему, что начинать отвечать на вопросы короля, еще рано, нужно дать ему время, выплеснуть все эмоции. Кроме того, Тарвуд и сам не знал, что отвечать. Случившееся ночью, застало его врасплох. Никаких предпосылок к тому, что что-то должно было случиться, не было. Тем не менее, он, в чьих руках, была безопасность королевской семьи, должен был найти хоть какое-то объяснение.
   - Я не снимаю с себя ответственности, за то, что произошло, ваше величество, - начал Тарвуд, немного откашлявшись, - но, тем не менее, хочу сказать, что...
   - Только не надо оправдываться, - поморщился король, - лучше ответьте мне, Тарвуд, было ли хоть малейшее подозрение или намек на то, что с принцессами может случиться беда?
   - Нет! - твердо заявил Тарвуд.
   - С тех пор, как ваше величество приказали мне удвоить бдительность в отношении вашей семьи, ваши дети находились под беспрерывным наблюдением, за исключением ночи разумеется. Круг общения принцесс, за это время не изменился. В поле моего зрения, не попало ни одного нового человека, который бы проявлял нездоровый интерес к членам вашей семьи и лично к вам. Никаких подозрительных происшествий, никаких подарков, ровным счетом ничего, что могло бы дать повод насторожиться.
   - Тем не менее, случилось то, что случилось, - горько заметил Карл.
   - Вы помните, Тарвуд, что я говорил вам о предчувствиях королевы?
   - Да, ваше величество, помню.
   - Получается, что они сбылись, а? Тарвуд?
   Начальник тайной канцелярии, слегка пожал плечами, выглядело это так, что он, как бы и соглашался с королем, и, в то же время, сомневался в его предположении.
   - Скажите Тарвуд, что вы знаете о вампирах? - неожиданно спросил Карл.
   Начальник тайной канцелярии удивленно приподнял брови.
   - Что вы имеете в виду, ваше величество?
   - Доктор Дижон предполагает, что на Тильду напала летучая мышь-вампир. А Хильда, проснувшись и увидев эту страшную картину, очень испугалась, и от этого у нее случился нервный припадок.
   - Я почти всю свою жизнь, прожил во Фрубурге, ваше величество. И никогда не видел и не слышал о том, что в нашем городе, существуют летучие мыши-вампиры. Откровенно говоря, я всегда считал, что мыши-вампиры это миф, придуманный писателями, чтобы попугать своих читателей.
   - Вот и я такого же мнения. Но факты вещь упрямая, дорогой Тарвуд. На шее у Тильды действительно след от укуса. Во всяком случае, он очень похож на него, - король немного помолчал, потом продолжил, - есть еще одно странное обстоятельство, Тарвуд.
   - Какое же, ваше величество?
   - Поведение Хильды. Доктор подозревает, что кто-то руководит ее сознанием. Кто-то целенаправленно делает её психопаткой, способной в подходящий момент нанести вред своим близким и не только им. Что вы думаете об этом, Тарвуд?
   - Честно говоря, ваше величество, мне трудно в данную минуту подобрать сколько-нибудь подходящее объяснение, тому, что случилось. Все произошло неожиданно и очень стремительно. Мне потребуется некоторое время, чтобы осмыслить и проанализировать произошедшее. Но одно могу сказать сразу.
   - Так, так, интересно! - оживился король.
   - Думаю, что ночное, а затем и утреннее происшествие, напрямую связано с происками герцогини Кастилья.
   - Почему вы так думаете? - быстро спросил Карл, жестом пригласив начальника тайной канцелярии присесть на диван.
   - Насколько я знаю, ваше величество, у вашей семьи нет более лютого врага, чем герцогиня. И все неприятности, случившиеся с тех пор, как умер герцог, так или иначе связаны с именем Летиции Кастилья. Уж это-то мне доподлинно известно. Собственно, именно поэтому я целиком и полностью поддержал ваше решение, разорить осиное гнездо именуемое герцогством Кастилья.
   - Я знаю Тарвуд. Но сегодня ситуация изменилась, королева умоляет меня не покидать Фрубург и отложить военную кампанию, пока мы не отыщем крысу в окружении моей семьи. Хотел бы знать ваше мнение по этому поводу.
   - Вы знаете, ваше величество, а я, пожалуй, соглашусь с ее величеством на этот счет.
   - Ну вот, - разочаровано вздохнул Карл, - и вы туда же. Так что же вы предлагаете, сидеть, сложа руки, и ждать новых неприятностей? А они, я уверен, не заставят себя ждать, если мы ничего не предпримем для устранения их источника.
   - Вот именно ваше величество.
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Не сказать ваше величество, а предложить.
   - Предложить? - Карл с интересом посмотрел на начальника королевской спецслужбы.
   - Предлагаю похитить герцогиню Кастилья и тайно привезти её сюда во Фрубург. И уж здесь, я сумею развязать ей язык.
   - Что ж, мы опять с вами приходим к тому, о чем говорили совсем недавно, к изоляции Летиции Кастилья. Значит, так тому и быть! Мне нравиться ваше предложение Тарвуд. И, в связи с этим, у меня возникает законный вопрос. Как вы собираетесь осуществить столь рискованное мероприятие?
   - В окружении герцогини у меня есть свой человек, ваше величество.
   - Надежный?
   - Деньги великая вещь, государь.
   - Понятно, - усмехнулся король.
   - Осталось подобрать людей способных выполнить это ответственное задание, и вот с этим как раз небольшая заминка, ваше величество.
   - Вы хотите сказать, что в вашем ведомстве нет ни одного достойного кандидата? - удивился король.
   - Возможно, я слишком критичен, ваше величество, но чем дольше я занимаюсь этим вопросом, тем больше прихожу к выводу, что лучшей кандидатуры, чем моя скромная персона, для выполнения этого опасного поручения, у нас нет.
   Король задумчиво посмотрел на Тарвуда и после небольшой паузы, с грустью в голосе, произнёс: "Я знал одного человека, для которого подобные операции были плевым делом".
   - Я тоже его знал, ваше величество, - вздохнул Тарвуд, - но что поделать, он сам выбрал свою судьбу.
   - Да, вы правы Тарвуд, он сам выбрал свою судьбу, - словно эхо, откликнулся король, - и сейчас, к сожалению, в нашем распоряжении, нет ни его, ни его юных помощников. Помните, как ловко эта троица похитила бумаги из дворца?
   - Разве такое забудешь, ваше величество.
   - Кстати, Тарвуд, не попадался ли в поле вашего зрения кто-нибудь из этих сорвиголов? Одного, насколько мне не изменяет память, звали Том Сойер, а другого..., - король наморщил лоб.
   - Геккельберри Финн, - услужливо подсказал Тарвуд.
   - Да вы правы, Геккельберри Финн, - задумчиво произнёс король, - смышленые ребята, особенно Том, мне очень жаль было с ним расставаться.
   - К сожалению, ваше величество, судьба этих ребят мне неизвестна.
   - Жаль Тарвуд, очень жаль. Мне кажется, что они могли бы нам пригодиться в сложившейся ситуации.
   - Возможно, - сдержано ответил Тарвуд.
   - Ну ладно, хватит об этом, - слегка хлопнул ладонью об стол, король, - давайте к делу Тарвуд. Я ценю вашу преданность и смелость, однако, мне не хотелось бы, чтобы вы покидали Фрубург. Вы мне нужны здесь, Тарвуд. Нужно провести тщательное расследование ночного происшествия. А кто, как не вы, сделаете это лучше всего. Мы, с ее величеством считаем, что то, что случилось с принцессами, это только начало. И поэтому, мы хотим, чтобы такой опытный и способный человек, как вы, был рядом. А что касается похищения герцогини, то хочу предложить следующее.
   Карл встал из-за стола и заходил по кабинету, Тарвуд вскочил с дивана вслед за королем и, вытянувшись в струнку, приготовился внимательно слушать.
   - Нужно связаться с вашим человеком в окружении герцогини и посвятить его в наши планы. Возможно, он посоветует нам, как успешно осуществить то, что мы задумали. А чтобы голова у него работала хорошо, заплатите ему приличную сумму, какую считаете нужной. По результатам разговора с ним, разработаете план похищения. А за людьми дело не станет. Среди моих гвардейцев найдутся люди способные выполнить это важное задание, я сам их подберу, - король внимательно посмотрел на начальника тайной канцелярии, пытаясь определить какое впечатление, произвели на того, его слова. Едва заметная тень недовольства промелькнула в глазах Тарвуда и тут же исчезла.
   - Вы правы, ваше величество, мне, пожалуй, лучше остаться во Фрубурге рядом с вами. Разрешите немедленно приступить к выполнению ваших приказов?
   - Да, Тарвуд, можете идти, - разрешил король, - каждое утро, жду вас с докладом о ходе следствия.
   - Слушаюсь, ваше величество.
   - И вот ещё что, Тарвуд, - король в задумчивости потеребил подбородок, - постарайтесь сделать так, чтобы, по возможности, как можно меньше людей были посвящены в наш план похищения герцогини. Проведите соответствующую беседу с теми, кто будет причастен к подготовке этой миссии. Если будет допущена утечка информации, виновного или виновных в этом, ждёт смерть, без суда и следствия. Вам понятно?
   - Так точно, ваше величество, - по военному четко ответил начальник тайной канцелярии.
  
  
  
  
   ГЛАВА 17
  
  
  
   Почти неделя понадобилась для того, чтобы "Медуза" снова была готова выйти в открытое море. Нервное напряжение, которое испытывали все, без исключения, участники развернувшихся на этом райском острове трагических событий, достигло своей наивысшей точки. Хорошо еще, что Томас своевременно принял благоразумное решение, спрятать оружие под замок, оставив его в руках лишь у нескольких надежных человек, во главе с великаном Горди, правой рукой покойного капитана Лавуазьяка. Услышав долгожданную новость о том, что судно, наконец, отремонтировано, Том поймал себя на мысли, что не знает, радоваться ему теперь, или огорчаться. Он очень устал и морально и физически. Больше всего ему хотелось как следует выспаться. Каждая ночь, проведённая в каюте капитана Мингеля, оборачивалась для Тома тяжелым испытанием. Спали по очереди по три часа, ни на минуту, не оставляя капитана без присмотра. Днем было полегче, ноги Мингеля сковывали тяжелые кандалы, что практически исключало для него даже малейшую возможность незаметно дотянуться до какого-нибудь предмета, который он мог бы использовать в качестве оружия. Ночью же, к пирату проявляли милосердие, снимали кандалы, а руки и ноги привязывали к кровати. Делал это Томас. К удивлению Тома получалось это у него настолько быстро и ловко, как-будто он всю жизнь работал тюремщиком. На вопрос юноши, где он так научился управляться с кандалами, Томас ответил уклончиво, мол, жизнь заставила, да и должность какую он некогда занимал при дворе, обязывала обладать не только знаниями по рукопашному бою, но и иметь другие, кое-какие специфические навыки. Капитан Мингель оказался неразговорчивым человеком, за все дни, что он провел в обществе своих охранников, он не проронил ни слова, лишь изредка цедя сквозь зубы угрозы и ругательства. Но, как только стало известно, что его "Медуза" снова в строю, Мингель прервал молчание.
   - Ну, что теперь? - хмуро спросил он, вперив в Томаса Бамбеллу тяжелый взгляд.
   - Теперь? - невозмутимо переспросил Томас, - а теперь, капитан, пришло время, вас немного огорчить.
   Глаза пирата сузились, а кулаки сжались в бессильной ярости.
   - Что?! - почти выкрикнул он, - что, ты хочешь этим сказать шелудивый пес?!
   - Ну, ну, капитан, зачем же так ругаться? Прошу заметить, что я, в отличие от вас, за все время, что мы вынуждены были провести в вашей, прямо скажем, не очень приятной компании, ни разу не позволил себе оскорбления в ваш адрес.
   - Говори, говори, недолго тебе осталось болтать, - с кривой усмешкой, заметил Мингель.
   - Все возможно, фортуна дама изменчивая, - улыбаясь, ответил Томас, - и все же, в данную минуту преимущество на моей стороне, капитан, вы согласны?
   Не дожидаясь ответа от пирата, Бамбелла продолжал.
   - Хочу сообщить вам, капитан, что с этого момента, вы мне больше не нужны. Более того, у вас есть единственный шанс остаться в живых, добровольно остаться на этом острове.
   Слова Бамбеллы произвели на Мингеля ошеломляющее впечатление, Том даже прыснул от смеха, настолько комично выглядел сейчас капитан "Медузы". Он напоминал человека, у которого внезапно случился запор. Глаза Мингеля выпучились настолько, что казалось, они вот-вот выскочат из глазниц и поскачут по полу, словно стеклянные шарики. Рот пирата открылся, но сказать что-либо он так и не смог, только шумно и часто задышал.
   - А вы, оказывается, весьма эмоциональный человек, капитан, - заметил Бамбелла, - первоначально я был о вас другого мнения.
   - Ты, ты..., - наконец, с трудом, проговорил Мингель, - я тебя разорву на куски мерзавец!
   - Вряд ли, - усмехнулся Томас, - кстати, капитан, а почему вы не спрашиваете, по какой причине, я решил от вас избавиться?
   - Догадываюсь, - прорычал Мингель, - ты скрыл, что умеешь управлять кораблем и знаешь навигацию!
   - Как я и предполагал, вы умный человек, капитан Мингель, - сказал Томас, - честно говоря, мне не хотелось бы вас убивать. Поэтому предлагаю вам добровольно остаться на этом острове, тем более что, условия для вполне сносного существования здесь, имеются. Я построил добротное жилище, вам оставят оружие и прочее, что может вам пригодится. Кстати, если кто-то из ваших товарищей захочет составить вам компанию, я возражать не буду. А там, чем черт не шутит, может быть через какое-то время, за вами направят какое-нибудь судно, и вы снова окажетесь на свободе. Месторасположение острова теперь не секрет. Ну, что скажете?
   Пират молчал. Он смотрел на Бамбеллу таким взглядом, что у Тома по спине пробежали мурашки. Томас достойно выдержал этот взгляд и открыл, было, рот, чтобы что-то сказать, как громкий стук в дверь каюты, заставил его повременить с продолжением разговора. Дверь распахнулась, и на пороге появился окровавленный человек, зажимавший обеими руками рану на груди. Прежде чем он успел что-либо сказать, послышались выстрелы, один, второй, потом третий. Томас мгновенно вскочил на ноги.
   - Томми, возьми на мушку Мингеля и не спускай с него глаз, если что, стреляй без промедления!
   - Что случилось, где твоё оружие? - спросил он вошедшего. Раненый человек оказался одним из людей Горди.
   - На нас напали пираты, - с трудом проговорил мужчина и упал прямо на руки подбежавшему Томасу.
   - Он без сознания! - констатировал Бамбелла, укладывая беднягу на пол, - к сожалению, сейчас не до него, даст бог выживет. Ты вот что, Томми, ты стереги нашего уважаемого капитана, как зеницу ока, понял? От этого зависит наша жизнь! А я пойду, посмотрю, что там случилось. Сдается мне, что положение наше несколько осложнилось.
   А произошло вот что. Пираты, воспользовавшись самоуспокоенностью охранников, убаюканных тем, что ремонт "Медузы" успешно завершился, внезапно напали на них. Главной целью морских разбойников, конечно же, было оружие, запертое в крюйт-камере. К счастью, великану Горди со своими людьми удалось отбить отчаянную атаку корсаров и не допустить их к арсеналу. Однако, без потерь не обошлось. Пиратам удалось не только завладеть оружием нескольких неопытных охранников, но и захватить заложников, среди которых оказался и Гек Финн. К тому времени, когда Томас Бамбелла появился на палубе, обстановка накалилась до предела. Великан Горди и его люди, с оружием наизготовку, стояли плечом к плечу, преграждая пиратам путь к крюйт-камере и к капитанской каюте. Пираты, в свою очередь, с угрожающим видом стояли напротив. Мгновенно оценив обстановку, Бамбелла, с нарочито невозмутимым видом, медленно поднялся на капитанский мостик.
   - Вы ведёте себя господа, крайне неразумно, - обращаясь к пиратам, начал Томас, опершись руками на резные перила, - сами себе осложняете жизнь. Все шло так хорошо, и теперь, получается, вы хотите всё испортить?
   - А тебе не кажется умник, что теперь тебе сложнее диктовать нам свои условия?! - раздалось со стороны корсаров.
   - Это почему же? - невозмутимо спросил Бамбелла.
   - У нас в руках есть, какое-никакое оружие, и, самое главное, заложники, которых мы хотим обменять на своего капитана. Что ты на это скажешь, умник?!
   - Скажу, что, по большому счету, мне плевать на ваших заложников, они мне никто! Но есть одна вещь, которую ваши тупые головы так и не могут понять. Мы вам нужны, так же как и вы нам. Ни вам без нас, ни нам без вас, не выбраться отсюда. А еще, нам нужен человек, который будет командовать кораблем, и, вроде бы, он есть, сидит, дожидается своего часа в капитанской каюте.
   - А что, не так?! - спросил кто-то из пиратов.
   - Так, да не так, джентльмены. Надеюсь, вы слышали о том, что два паука в одной банке не уживутся ни при каких обстоятельствах? Так вот, хочу, не без гордости, сообщить вам, что я весьма неплохо осведомлен в навигацком деле. И я намеренно не сообщил вам об этом раньше. Нужно же было, в конце концов, держать вас в узде! И вот, время пришло, я хочу объявить вам, что отныне, я командую этой посудиной!
   Казалось, сообщение Бамбеллы произвело нужное впечатление на пиратов, большинство из которых, после такой неожиданной новости, выглядели растерянными, явно не зная, как вести себя дальше. Однако среди них нашлись и те, на кого слова Томаса, подействовали, словно красная тряпка на быка.
   - А вот, мне, например, не вериться, что тебе плевать на судьбу заложников! - громко сказал один из пиратов, делая шаг в направлении капитанского мостика, - особенно на вот этого парнишку!
   Пират обернулся и знаком приказал своим товарищам расступиться. Те, молча, повиновались. Ни один мускул не дрогнул на лице Бамбеллы, когда он увидел Гека, сидевшего на палубе, с приставленным к его голове, пистолетом.
   - Вы правы джентльмены, судьба этого мальчика мне действительно небезразлична, - по-прежнему, стараясь сохранять спокойствие, сказал Бамбелла. Он немного помолчал, собираясь с мыслями. Молчали и пираты. Наконец, Бамбелла продолжил.
   - А что, если я скажу вам, джентльмены, что ваш капитан давно мертв, и вся эта комедия нужна была мне, чтобы разоружить вас и заставить работать. И поэтому ваш сегодняшний демарш с захватом моих людей не имеет никакого смысла.
   - Как мертв?! - раздались возмущенные голоса корсаров.
   - Я уже говорил вам, господа, что у одного корабля не может быть двух капитанов. Считайте, что я захватил ваш корабль. В конце концов, что здесь для вас необычного? Раньше у вас был капитан Мингель, а теперь капитан Бамбелла. И всего делов-то.
   - В таком случае, - сказал пират, по-прежнему стоявший впереди своих товарищей, - нам придется прикончить этого мальчишку. Пусть это будет маленькой местью за смерть нашего капитана.
   Бамбелла вздрогнул, такого поворота он не ожидал. Он думал, что окончательно сломал боевой дух корсаров, но ошибся.
   - Стойте! Не трогайте мальчишку! - уже не сдерживаясь, взволновано выкрикнул Бамбелла, - ваш капитан жив! И вы можете в этом убедиться!
   - Ты врешь! - раздались голоса, - покажи его нам, а не то, мы, на твоих глазах, прямо здесь разрежем мальчишку на куски!
   - Хорошо, - сказал Бамбелла, к которому снова вернулось спокойствие, - сейчас вы его увидите.
   Он сделал знак одному из людей Горди, тот быстро поднялся на капитанский мостик.
   - Иди в каюту, - приказал Бамбелла, - и помоги Тому, как следует связать Мингеля, потом выведите его из каюты, но не дальше порога.
   Мужчина кивнул.
   - Скажи Тому, чтобы упер ствол пистолета капитану в спину. При малейшей опасности, затащите его в каюту и забаррикадируйтесь в ней. Ясно?
   Мужчина снова кивнул и кинулся выполнять приказ.
   Убедившись, что капитан Мингель жив, пираты немного успокоились. Самый активный из них, тот, кто предложил убить заложников, в отместку за смерть капитана снова выступил вперед.
   - Что будем делать г-н, как вас там, Бамбелла, что ли? Надо что-то решать, - сказал он тоном полным превосходства.
   - Думаю, у меня есть решение, которое устроит обе стороны, - медленно произнес Томас, после небольшой паузы.
   - Мы слушаем тебя, говори! - нестройным хором загудели пираты.
   - Сейчас я такой же человек вне закона, как и вы все, - начал Томас, снова положив локти на резные перила капитанского мостика, - кем я был, и по какой причине находился на этом чудесном острове, вы, наверное, уже знаете. По крайней мере, в общих чертах. Как вам должно быть известно от Гарри, я, также, некоторое время, являлся членом команды "Хризантемы", где капитаном был одноглазый Джек Блэквуд. Надеюсь, вам это имя о чём-нибудь говорит.
   - Говорит, говорит, - одобрительно загудели корсары, - Одноглазый Блэквуд известный и уважаемый человек в нашем деле.
   - Я, - продолжал Томас, - также надеюсь, что вы чтите неписаные законы берегового братства. Так?
   - К чему ты клонишь Бамбелла? - с подозрением спросил активный пират.
   - А вот к чему. Считаю, что решить нашу проблему может только честный поединок между мной и капитаном Мингелем. Мы примерно одного возраста и телосложения, так что изначально, ни у кого из нас преимущества не будет. Ну что, как вам предложение? По-моему, оно разумно и является единственно верным в сложившейся ситуации. Однако, последнее слово остается за вами, джентльмены, но, прежде чем произнести это слово, крепко подумайте, что будет, если вы не согласитесь.
   Бамбелла умолк и выпрямился. Том, который, несмотря на строжайший приказ Томаса, все же не смог сдержать любопытства и вышел из каюты, оставив Мингеля на попечение своего временного напарника, был, поначалу, поражен словами старшего товарища. "Зачем он это делает?! А если Мингель убьёт его?! Что тогда? Что будет со всеми нами"?! От этих мыслей у Тома даже немного закружилась голова. Но, к счастью, он быстро взял себя в руки и вдруг, ясно осознал, что Томас прав, и поединок между ним и капитаном пиратов, действительно единственно возможный выход из положения. Тем более, что исход этого противостояния, наверняка, будет в пользу такого опытного и сильного бойца каковым, без сомнения, является Томас Бамбелла. Оптимистический ход мыслей Тома, прервали пираты.
   - Мы согласны на поединок, - от имени своих собратьев провозгласил активный пират, - но захочет ли капитан?
   - А мы сейчас это узнаем, - Бамбелла повернул голову в сторону капитанской каюты и увидел Тома. Погрозив ему кулаком, он крикнул.
   - Приведи сюда Мингеля, да смотри в оба! Живо!
   Как и ожидалось, капитан "Медузы" с большим удовольствием согласился с предложением Томаса.
   - Ты не представляешь, мерзавец, с каким наслаждением я задушу тебя вот этими руками! - и он вытянул вперед свои непомерно длинные, покрытые рыжеватыми волосами руки. Несмотря на то, что кисти его рук были связаны, их устрашающий вид, заставил Тома снова заволноваться.
   - Если я вас правильно понял капитан, вы предлагаете биться со мной в рукопашную, без оружия, - заметил Бамбелла, с безмятежной улыбкой.
   - Мне не нужно никакого оружия, чтобы свернуть тебе шею! - прорычал Мингель.
   - Что ж прекрасно! - воскликнул Бамбелла и повернулся к пиратам.
   - Надеюсь, джентльмены, вы не будете возражать, если мы приступим к выяснению наших с капитаном отношений, немедленно? - спросил он.
   - Не возражаем, начинайте! - одобрительно зашумели пираты.
   - Тогда прошу всех на берег, не на корабле же нам, в конце концов, драться.
   Вскоре на "Медузе" не осталось ни одного человека. В предвкушении захватывающего зрелища, на время, были забыты все распри. Люди столпились на влажном от утренней росы белоснежном песке, образовав полукруг, в центре которого стояли друг против друга оголенные по пояс, противники.
   - Сейчас он ему задаст! - прошептал на ухо Геку, дрожащим от возбуждения голосом, Том.
   - Ага! - в том ему ответил приятель, не отрывая взгляд от готовящихся к смертельной схватке, Томаса и капитана пиратов.
   Однако, на деле, всё вышло не совсем так, как предполагали друзья.
  
  
  
   ГЛАВА 18
  
  
  
  
  
   Владелец гостиницы "Добрый дядюшка", г-н Гагуаз, более известный нам под именем Джек Блэквуд, с тех пор, как покинул постоялый двор Жакса, пребывал в не самом лучшем расположении духа. Тому было несколько причин, главная из которых заключалась в том, что он, Джек Блэквуд, бесстрашный пиратский капитан, грозный атаман разбойников, наводивших ужас на предместья Фрубурга, вынужден был подчиняться человеку, которого ненавидел всеми фибрами своей души. Однако, сделка есть сделка, и нужно было отрабатывать полученный щедрый аванс. И то, что за почти неделю, прошедшую с памятной встречи в Буэно, ему и его людям, толком не удалось выполнить ни одно из поручений барона Аусверфа, не добавляло Блэквуду хорошего настроения. Капитан сидел в своем любимом кресле у камина, хмуро уставившись на мерцающие языки пламени, и изредка отхлебывая из большого глиняного стакана ром, изо всех сил, старался заглушить нарастающее раздражение.
   В этот поздний час, в трактире посетителей было немного, человек десять, да и то, среди этих десяти, пятеро были людьми Блэквуда, коротающими, в ожидании приказаний, вечер за кружкой доброго эля. Разговоры велись вполголоса, поэтому без преувеличения, можно было сказать, что в зале царила тишина.
   Спокойную, даже несколько сонливую атмосферу, установившуюся в трактире, внезапно нарушило шумное появление новых посетителей. Их было двое. В одном из них, мы без труда, узнаём верного соратника Джека Блэквуда, Шона. Другой, человек ростом ниже среднего, с бегающими маленькими чёрными глазками, напоминал корабельную крысу, забравшуюся в камбуз в вечном поиске, чем бы поживиться.
   - Проходи приятель, не стесняйся! - весело сказал Шон, легонько подталкивая своего спутника в спину. Узнав голос подельника, Блэквуд повернул голову и обменялся с ним быстрым взглядом. Этот мгновенный немой диалог, несмотря на свою скоротечность, для обоих собеседников был вполне исчерпывающим. Оба понимали друг друга не только с полуслова, но и с полувзгляда.
   - Поверь мне дружище, - продолжал, между тем, Шон, направляясь вглубь зала, - я привёл тебя в самое уютное и тихое местечко во всём Фрубурге и, как я обещал, мы отлично проведём здесь время.
   - Присаживайся приятель, - радушно предложил он, услужливо отодвигая стул от стола в самом дальнем углу трактира, - а я пока пойду, закажу выпивку, а заодно приглашу за наш стол желающих поймать за хвост удачу!
   И Шон громко и заразительно засмеялся. Однако, незнакомец не спешил воспользоваться его приглашением. После дружеского толчка, он сделал всего пару шагов и остановился, с подозрением разглядывая местную публику, включая и Блэквуда, на котором его взгляд задержался дольше, чем на других. Между тем Шон, перебросившись парой слов с кабатчиком, направился было к облюбованному им столу, но увидев, что тот пустует, остановился и, повернувшись, с недоумением посмотрел на своего приятеля.
   - Что случилось уважаемый г-н Бауфал? - с деланной тревогой спросил он, - ты передумал играть? Но, в таком случае, ты режешь меня без ножа, не давая возможности отыграться! Это же нечестно Просперо! Ей богу! Может, ты не веришь, что у меня есть деньги? Так это не так! Я же тебе говорил, что в "Добром дядюшке" у меня почти неограниченный кредит, потому, что я всегда плачу по счетам. Здесь каждый может подтвердить мои слова.
   Шон укоризненно погрозил Бауфалу пальцем.
   - Если бы я знал, что ты такой недоверчивый, то никогда бы не пригласил тебя сюда, - в голосе Шона зазвучали нотки притворной обиды.
   - Впрочем, - продолжал он, на сей раз, придав своему тону равнодушный оттенок, - насильно мил не будешь. Не хочешь играть, не надо. Здесь всегда найдутся достойные джентльмены, готовые составить мне компанию.
   После его слов, два человека поднялись из-за своего стола.
   - Конечно, Шон! Мы с удовольствием перекинемся с тобой в картишки! - громко заявил один из них, с шумом отодвигая свободный стул, - присаживайся приятель, прошу.
   - Эй, Мордок! - обратился другой мужчина к кабатчику, - неси заказ Шона сюда, и прихвати с собой новую колоду! Похоже, намечается серьёзная игра.
   Тут вступил в разговор человек, которого Шон назвал Бауфалом. Он, наконец, сдвинулся с места и торопливо зашагал в направлении стола, куда направился Шон.
   - Не обижайся приятель, - извиняющимся тоном, проговорил Бауфал, догнав Шона, сразу же замедлившего шаг.
   - Я здесь впервые, - продолжал, между тем, Бауфал, дружески положив руку на плечо Шона, - хотелось, так сказать, оценить обстановку.
   - Ну что, оценил? - с сарказмом спросил Шон.
   - Да, - поспешно кивнул Бауфал, - теперь я вижу, что имею дело с достойными людьми.
   И он, не сдержавшись, покосился на Блэквуда, который с безразличным видом отхлебнул из стакана ром и снова уставился на огонь. С облегчением вздохнув, Бауфал перевёл взгляд на стол, при виде новенькой колоды карт, в глазах его промелькнули искорки азарта. Это не укрылось от внимательного взгляда Шона, который тут же многозначительно переглянулся с мужчинами, сидевшими за столом в ожидании начала игры.
   - Я рад, мой друг, что ты с нами! - с пафосом провозгласил Шон, и приобняв Бауфала за плечи, пригласил того сесть за стол.
   - Друзья, хочу представить вам моего друга, с которым я познакомился совсем недавно, но уже с уверенностью могу сказать, что в его лице обрёл надежного товарища. Его зовут Просперо Бауфал, прошу любить и жаловать.
   - Добро пожаловать, г-н Бауфал. Надеемся, что наше общество придётся вам по вкусу.
   - Итак, начнём господа! - потирая руки, сказал Шон, усаживаясь рядом с Бауфалом, - каковы будут ставки?
   Игра началась. Спустя примерно полчаса послышалась первая голосовая реакция на происходившее за столом.
   - Послушай Шон, кого ты привёл, он обдерёт нас как "липку"! Ещё немного и я останусь без гроша! - с деланным огорчением заметил один из игроков.
   - Ничего Ленни! Не везёт в картах, сам знаешь...! - невозмутимо ответствовал ему Шон, кидая на стол несколько золотых монет.
   - Я повышаю ставку джентльмены! Надеюсь, на этот раз, фортуна мне улыбнётся.
   Было уже далеко за полночь, когда игра, наконец, завершилась. Как и следовало ожидать, в трактире остались только люди Блэквуда и новоиспечённый приятель Шона, г-н Бауфал. К слову сказать, проигравшийся, что называется, в пух и прах.
   - Ты задолжал мне кругленькую сумму Просперо, - холодным равнодушным тоном заметил Шон, вставая из-за стола и с хрустом потягиваясь.
   - Надеюсь, - нарочито устало продолжал он, - завтра утром я смогу получить мои деньги?
   - Но Шон, мы, же друзья, - донельзя смущенный пролепетал Бауфал, - у меня нет таких денег. Вернее, сейчас нет. Но они будут! Я уверяю тебя! Мне нужно всего несколько дней!
   - И где же ты их возьмёшь?!
   - Это не твоё дело, - внезапно насупившись, ответил Бауфал.
   - Ты можешь мне не верить Просперо, но я нахожусь в таком, же положении, как и ты, - Шон снова сел за стол и постарался заглянуть в глаза Бауфалу, которые тот старательно от него прятал.
   - Видишь ли, - продолжал, между тем, Шон, - я, в свою очередь, должен вот этому человеку, а он шутить не любит.
   И он указал на Блэквуда, который уже не смотрел на огонь, пылающий в камине, а мрачно взирал своим единственным глазом на крысоподобного человечка на свою беду оказавшегося в его разбойничьих лапах.
   - Насколько я понимаю Шон, - проскрипел Блэквуд, - этот человек казнокрад. Так?!
   - Что вы такое говорите, господин?! - попытался возмутиться Бауфал.
   - Тогда откуда у тебя такие деньги, сявка?! Ты сегодня проиграл почти две тысячи дукатов, из них пять сотен тебе одолжил Шон. Откуда такие деньги у сына поварихи, занимающего самую низкую должность в тайной канцелярии? Отвечай! А не то, я прикажу, чтобы тебе отрезали уши, - Блэквуд хрипло засмеялся, - почему-то мне нравиться, когда человеку отрезают уши. Не знаю почему, но нравиться и всё тут.
   Бауфал понуро опустил голову.
   - В общем, так, красавец, - продолжал Блэквуд, сделав очередной глоток из своего стакана, - если ты завтра, до десяти часов утра, не принесешь долг, мы не только отрежем тебе уши, но и донесём до твоего начальства, что ты играешь в азартные игры на деньги короля.
   - Но, это невозможно, - плаксиво прошептал Бауфал и закрыл лицо руками.
   - Ничего невозможного не бывает дружочек, поверь мне, старому морскому волку, - Блэквуд сделал очередной глоток и с прищуром посмотрел на Бауфала.
   - Ну что, Шон, дадим этому крысёнышу шанс? - спросил Блэквуд, не отрывая взгляда от несчастного Бауфала.
   - Даже не знаю, патрон, - с притворным сомнением в голосе, ответствовал ему Шон, - да и заслуживает ли он этого?
   - Шанс?! Какой шанс?! - встрепенулся Бауфал. Он отнял руки от лица и с надеждой посмотрел на Шона.
   - Ладно, - махнул тот рукой, - так и быть, в честь нашей дружбы. Я прощу тебе долг Просперо, если ты будешь регулярно доносить нам, что твориться в недрах тайной канцелярии. Что замышляет твой начальник Тарвуд, в общем, обо всём, что тебе удастся разнюхать. Короче говоря, нам надо иметь свои глаза и уши в королевском дворце, понимаешь?
   Бауфал, не отрывая взгляда от Шона, судорожно сглотнул и, немного поколебавшись, кивнул.
   - Я же вам говорил патрон, - удовлетворённо заметил Шон, - Просперо тот человек, который нам нужен.
   - Посмотрим, - сухо сказал Блэквуд и знаком попросил одного из своих людей наполнить ему стакан.
   - А для начала, - продолжал Шон, небрежно развалившись на стуле, - расскажи нам, друг мой Просперо, что-нибудь интересное. Убеди нас, чёрт возьми, что мы в тебе не ошиблись.
   - Право, я не знаю, чем я мог бы вам быть полезен, - робко начал Бауфал, - я ведь человек маленький, всего лишь помощник казначея тайной канцелярии. И потом, я состою на службе совсем недавно и ...
   - Брось Просперо! - грубо прервал его Шон, - хватит ныть, а то я просто сломаю тебе шею и дело с концом!
   - Ну, хорошо, хорошо, - испугано промямлил Бауфал, - дайте немного подумать. Ну, вот, пожалуй, есть одна новость.
   - Говори!
   - Король Карл отложил наступление на герцогство Кастилья.
   - Подумаешь новость! - фыркнул Шон, - об этом знает почти весь Фрубург. Что ещё?
   - Еще? - задумчиво почесал затылок Бауфал, - а ещё вот что!
   Лицо его просветлело, он даже приосанился.
   - Г-н Тарвуд тайно набирает команду для выполнения какой-то секретной миссии. Я, краем уха, слышал, что их будет пять человек и все они офицеры королевской гвардии. Готовит их лично г-н Тарвуд.
   Блэквуд и Шон переглянулись.
   - Что это за миссия? - хрипло спросил Блэквуд.
   - Клянусь богом, господа, мне это неизвестно! - в голосе Бауфала не было и намёка на фальшь.
   - Так сделай так, чтобы тебе это стало известно! Чёрт тебя дери! - рявкнул Блэквуд.
   - Но как я...- попробовал было возразить Бауфал, но Блэквуд грубо перебил его.
   - Мне всё равно как. Узнай и всё. Не узнаешь, выбор у тебя будет невелик. Либо болтаться в петле за воровство, либо лежать в сточной канаве с перерезанным горлом.
   Блэквуд повернулся к Шону.
   - Ты говорил, что у этого крысёныша есть мать и сестра. Так?
   - Есть, - лениво подтвердил Шон.
   - Что ж, будем иметь это в виду, - с нажимом произнёс Блэквуд и снова повернулся к Бауфалу.
   - Ты всё понял? - грозно спросил он, несчастного любителя азартных игр.
   - Понял, - обреченно пробормотал тот и опустил голову.
   - Ну что ты так расстроился приятель? - миролюбиво спросил Шон, раскачиваясь на своём стуле, ножки которого жалобно поскрипывали, - на самом деле, не всё так плохо. Пораскинь мозгами дружок. Если ты будешь приносить нам реальную пользу, мы не только простим тебе долг, но и будем приплачивать. Ты сможешь неплохо зарабатывать, поверь мне. Но, правда, есть одно условие. Помимо правдивой и, самое главное, ценной информации, которой ты, я надеюсь, будешь нас снабжать, ты должен прекратить играть и запускать лапу в казенные деньги. По крайней мере, пока работаешь на нас. И это непременное условие Просперо, если ты его не выполнишь, тебя и твоих близких ждёт смерть. Ясно? А теперь, можешь идти. Хотя, нет, постой. У нас есть для тебя первое конкретное задание. Постарайся выяснить местонахождение бывшего начальника тайной канцелярии г-на Бамбеллы. Нам нужны координаты этого острова. В крайнем случае, узнай имя капитана судна отвозившего Бамбеллу на остров. Понятно? В ближайшие пару дней ждём тебя с новостями. Проводи его Тэкс, а то он от страха совсем не держится на ногах.
   Дождавшись, когда за Бауфалом закроется дверь, Блэквуд повернулся к Шону.
   - А если он побежит к Тарвуду?
   - Не думаю патрон, - уверенно произнес Шон, - я хорошо знаю эту породу. Бауфал труслив и жаден. Недаром я, прежде чем привести сюда, обхаживал его почти две недели. Никуда он от нас не денется, поверь мне Джек, я, в таких случаях, не ошибаюсь.
   - Ладно, тебе виднее. Скажи-ка лучше, что ты думаешь об этой тайной миссии?
   - Трудно сказать, - пожал плечами Шон, - но одно я знаю точно, нужно, как можно быстрее, сообщить об этом барону.
   К удивлению Блэквуда барон Аусверф оказался осведомлён о том, что начальник тайной канцелярии Тарвуд, готовит несколько человек для выполнения особо важного задания короля. Более того, он даже кое-что знал о цели этого задания. Естественно, о том, каким образом, об этом ему стало известно, осталось для бандитов загадкой. "Чёрт возьми! - с ненавистью подумал Блэквуд, - Этот человек сам дьявол! Откуда он мог всё узнать? Он ведь не вхож во дворец!" Словно прочитав мысли хозяина "Доброго дядюшки", барон снисходительно похлопал того по плечу.
   - У меня свои источники, милейший г-н Гагуаз. Надеюсь, в этот раз я правильно произнёс ваше новое имя? - насмешливо спросил он. Ни один мускул не дрогнул на суровом лице бандита, лишь побелевшие костяшки пальцев судорожно сжатых кулаков выдавали крайнюю степень ярости, охватившей их владельца.
   - И всё же, я хочу поблагодарить вас господа, - невозмутимо продолжал барон Аусверф, - за подтверждение столь ценной информации. И в связи с этим, хочу поручить вам одно пустяковое задание.
   - Мы вас слушаем, г-н барон, - с некоторой долей подобострастия сказал Шон.
   - Прежде чем я изложу вам суть дела, хочу сказать, что я знаю многое, но, к сожалению, не всё, что мне хотелось бы знать. Да, я знаю, что начальник тайной канцелярии Тарвуд, по приказу короля готовит секретную экспедицию. Я также знаю, что эти четыре или пять человек, офицеры королевской гвардии и, предположительно, они направляются в сторону Мендина. Но я не знаю, кто они и не знаю конечную цель их миссии. Хотя, догадываюсь.
   - Ну, а мы, я думаю, скоро узнаем обо всём! - самодовольно провозгласил Шон, чем вызвал презрительную ухмылку Блэквуда.
   - Откуда? - оживился Аусверф.
   - От верблюда! - грубо вмешался в разговор Блэквуд, - у нас барон, тоже есть свои источники информации, и я не собираюсь вам их раскрывать.
   - А я и не требую этого от вас, любезный г-н Гагуаз, не хотите раскрывать, не надо. Дело ваше, - холодно улыбнулся барон.
   - В любом случае, - продолжал он, не стирая с лица своей улыбки, от которой его собеседникам сразу стало как-то неуютно, - что бы вы не узнали, ваша задача обезвредить этих людей, желательно подальше от Фрубурга. Они не должны выполнить поручение короля. Думаю, эта работа не составит для вас труда. Не так ли?
   - Мы постараемся, - тихо проговорил Шон, стараясь не смотреть в сторону своего патрона.
   - Не надо стараться друг мой, надо сделать. Тем более, что за эту несложную работу, вам очень хорошо заплатят.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 19
  
  
  
  
   Время уже близилось к полуночи, когда король Мармонта внезапно решил, что ему необходимо ещё поработать в своём кабинете. Анна была немало удивлена такому порыву супруга.
   - Ты должен отдохнуть дорогой. В последнее время ты выглядишь усталым, - она подошла к Карлу и, положив руки ему на плечи, попыталась заглянуть в глаза. Однако, король вместо того, чтобы обнять жену, мягко, но настойчиво отстранил её.
   - Прости Анна, но мне действительно нужно кое о чем подумать. Ты же сама прекрасно знаешь, в каком мы положении. И коль уж я согласился отсрочить поход на север, то это никак не говорит о том, что надо сидеть, сложа руки. Государство в упадке, казна пуста. Да что я тебе объясняю! - король раздраженно махнул рукой и пошел к двери. На выходе, он внезапно обернулся и вопросительно посмотрел на жену.
   - Как там девочки? Сегодня, к сожалению, у меня не было времени повидаться с ними.
   - Всё хорошо Карл, - с едва заметными нотками обиды в голосе, ответила Анна, - кажется обе идут на поправку. Вот только...
   - Что только?! - с тревогой спросил король и шагнул обратно, прикрыв за собой дверь.
   - Да нет, ничего такого, - замялась Анна.
   - Говори! - повысил голос король, - когда дело касается моих дочерей, я должен знать всё, вплоть до мелочей!
   - Ну, хорошо, Карл, - мягко сказала Анна, - но уверяю тебя, повода для серьёзного беспокойства нет.
   - Это я буду решать, - сухо заметил король.
   - Речь идёт о Тильде, Карл. Она всё ещё не может набрать вес, потому что практически ничего не ест.
   - Это всё?
   - Нет, Карл не всё. Тильда стала ходить по ночам.
   - Что?! Как это ходить?
   - Во сне. Она ходит не просыпаясь, понимаешь?
   - Ты сама видела?
   - Да. Когда няня, ну та, что охраняет их сон, рассказала мне об этом, я решила сама убедиться. И, да, действительно, ровно в полночь Тильда встаёт с кровати, идёт к двери и делает попытку её открыть.
   - И что же?
   - Да ничего, - пожала плечами королева, - дверь открыть она, конечно, не смогла, её теперь запирают на ночь. Тильда просто подёргала за ручку несколько раз, постояла немного, потом вернулась в постель. Вот и всё.
   - И так продолжается каждую ночь? - задумчиво спросил Карл.
   - С тех пор, как...
   - Понятно, - перебил королеву Карл, - что говорит доктор?
   - Сказал, что ничего страшного, оказывается, многие люди ходят во сне. И это вполне безобидно и для того, кто ходит и для окружающих. Ещё он заверил меня, что, как только Тильда придёт в норму, ночные хождения прекратятся. Но меня Карл, все, же кое-что, беспокоит.
   - Что же? - живо спросил король.
   - Понимаешь, - медленно произнесла королева, - когда я наблюдала за Тильдой, у меня создалось впечатление, что она повинуется чьему-то приказу. Она же не просто ходит по комнате, она целенаправленно хочет выйти из неё. Мне кажется Карл, что наши девочки по-прежнему находятся под чьим-то влиянием. Кто-то довлеет над ними.
   - Но кто, чёрт возьми?! - вскричал Карл.
   - Не знаю, - с грустью сказала Анна, - но меня не покидает чувство тревоги.
   - Представь себе, меня тоже, - раздраженно заметил король, но обратив внимание, что глаза Анны наполнились слезами, сменил тон.
   - Ну ладно, ладно, Аннушка, успокойся, я не хотел тебя обидеть. Скоро всё образуется, вот увидишь. Не сегодня, завтра мои гвардейцы отправятся за герцогиней, и, будь уверена, приволокут её сюда. Тарвуд человек опытный, уверен он придумал, как это сделать, тем более, что в ближайшем окружении этой гиены есть наш человек. А пока я прошу тебя сходить к девочкам и, если они ещё не спят, пожелать им спокойной ночи и поцеловать за меня. А я пойду, поработаю с бумагами, за меня не беспокойся, работа отвлекает меня от дурных мыслей. А то, что я выгляжу, устало, так это ничего, пройдёт. Ну, всё, спокойной ночи дорогая.
   С этими словами, Карл подошел к Анне обнял её, поцеловал в лоб, затем развернулся и стремительно вышел.
   С тяжелым чувством шел король по длинному дворцовому коридору. Честно говоря, он и сам не знал, зачем ему, в столь поздний час, понадобилось уединяться в своём рабочем кабинете. Дел, которые от него это требовали, на сегодняшний день, не было. Это Карл знал совершенно точно. Однако что-то заставляло его идти сейчас туда, где когда-то его отец, король Гастон, а теперь и он сам, принимал решения, от которых, порой, зависела судьба целого государства. Но чем ближе Карл приближался к кабинету, тем большее волнение охватывало его существо. На ходу, он попытался было найти причину своему странному состоянию, но тщетно, мысли в голове путались, мешая, сосредоточится. Когда Карл, наконец, взялся за массивную бронзовую ручку двери кабинета, он вдруг почувствовал, как ледяной холод, мгновенно распространившийся по всему телу, сковал его члены. Предчувствие чего-то ужасного заставило его сердце затрепетать. Впервые в жизни король испытывал страх такой силы, что, казалось, ещё немного и его рассудок не выдержит, сдастся, под неумолимым напором одного из самых сильных чувств, свойственных человеку.
   "Господи! Что это со мной?!" - подумал король, не в силах справиться с дрожью, охватившей его тело. Он вдруг поймал себя на мысли, что до смерти боится открыть дверь собственного кабинета.
   - Вам помочь, ваше величество? - раздался за спиной чей-то голос.
   Этот невинный вопрос заставил короля вздрогнуть и немного прийти в себя. Не оборачиваясь, он пробормотал, что-то вроде, "сам справлюсь, можете идти", и, сделав над собой усилие, решительно толкнул тяжёлую дверь...
   То, что открылось его взору, в первое мгновение, повергло короля в шок, он почувствовал, как волосы зашевелились у него на голове, а ноги, будто приросли к полу. За письменным столом, подперев руками идеально выбритый подбородок, сидел безупречно одетый, пожилой человек с неестественно бледным лицом и в упор смотрел на короля.
   - Ну, здравствуй, сын, - приветствовал короля человек, как две капли воды похожий на Гастона, покойного отца Карла. От неожиданности, Карл закрыл лицо руками, но тут, же отнял их от него.
   - Кто вы? - дрожащим от сильнейшего волнения голосом, спросил Карл и попятился назад.
   - Присядь Карл, - продолжал между тем Гастон, бесстрастным холодным тоном, - и, пожалуйста, не вздумай падать в обморок. Я на самом деле, умер мой мальчик и с этим ничего не поделаешь. Тот, кого ты видишь сейчас перед собой, действительно твой отец, вернее, его оболочка. Моя же плоть давно уже сгнила, разве что кости сохранились.
   Карл почувствовал, что вот-вот потеряет сознание. "Наверное, так сходят с ума!" - подумал он и рухнул бы на пол, не окажись за его спиной диван. Медленно, не в силах оторвать свой взгляд от странной, до боли знакомой, фигуры, сидящей за его рабочим столом, король опустился на диван и замер словно загипнотизированный. В кабинете повисла тягостная тишина. Оба смотрели друг на друга и не произносили ни слова.
   - Отец? - наконец, с трудом выдавил из себя Карл.
   - Да, мой мальчик, это я, твой несчастный отец, трагически погибший в битве при Симуре. Да, да, и перестань смотреть на меня так, а то, и, правда, повредишься умом, - Гастон убрал руки затянутые в белые лайковые перчатки от подбородка и расслабленно откинулся на спинку стула.
   - Лучше налей себе вина, - продолжал он, всё тем же ровным тоном, каким и начал разговор, - или чего-нибудь покрепче и приготовься меня спокойно выслушать.
   Двигаясь словно сомнамбула, король встал с дивана, подошёл к буфету, достал оттуда графинчик и бокал, плеснул в него немного бренди, поставил графин обратно и вернулся на место. Гастон молчал, терпеливо ожидая пока Карл, снова не устроится на диване и не выпьет бренди. Напиток подействовал, король почувствовал, как страх сковавший его разум, понемногу отступает. На всякий случай, он ущипнул себя за руку, почувствовав боль, король ещё больше успокоился и приготовился слушать.
   - Ты можешь мне не верить, - начал Гастон, - но глазам-то своим ты должен поверить. Допускаю, ты думаешь, что происходящее здесь следствие временного помутнения твоего рассудка и, на самом деле, в этой комнате, кроме тебя, никого нет. Что ж, я не собираюсь, с пеной у рта, пытаться доказать тебе, что это не так. Надеюсь, в конце нашего разговора ты и сам это поймёшь.
   "Скорей бы это всё закончилось", - сказал себе король, который и в самом деле, подумал, что у него случился небольшой нервный срыв, и что этот приступ скоро пройдёт, и он перестанет галлюцинировать. А что человек, сидевший за его столом, является плодом галлюцинации, он не сомневался. Однако, странно, король вдруг поймал себя на мысли, что ему стало любопытно, о чём хочет поведать ему существо, так похожее на его покойного отца. Так может, это всё-таки не галлюцинация?! Брр! А что же это такое, как не бред?!
   - В своей трудной, но интересной жизни, сын, - продолжал, между тем, Гастон, вперив свой безжизненный взгляд в лицо короля, - я, как и, навернре, любой человек, с раннего возраста обременённый властью, совершил множество грехов. Больших и маленьких. К сожалению, от этого никуда не деться. С тех пор, как Адам был изгнан из рая, человечество живет под влиянием двух противоборствующих сил, господа и дьявола. И пока это противостояние имеет место быть, человек будет творить не только добрые дела, но и совершать грехи. Так было и со мной. Но, видимо, тяжесть моих грехов оказалась ничтожно мала по сравнению с теми благодеяниями, которые я совершал во имя своего народа, и господь милостиво позволил мне избежать незавидной участи всех грешников, призвав меня к себе.
   Гастон умолк. Молчал и король, его снова начал бить озноб, он никак не мог окончательно избавиться от чувства безотчётного страха, который внушал ему призрак отца.
   - Ты боишься меня сын. Напрасно, - с укором произнёс Гастон, - господь предоставил мне возможность спасти тебя, и вот я здесь.
   - Спасти?! Меня?! Но отчего?! - воскликнул король.
   - С тех пор, как ты связал себя узами брака с отпрысками семьи Бирхоф, над тобой висит проклятье. Да ты и сам догадываешься об этом. Не можешь не догадываться. Твоя бывшая и нынешняя супруги прямые потомки служителей дьявола. В их жилах течёт его кровь, и все твои беды и беды твоего народа от них, проклятых!
   - Откуда ты знаешь?! - вскричал король.
   Гастон предпочёл ничего не отвечать, он пристально смотрел на Карла и молчал. Не дождавшись ответа на свой вопрос, король отвёл глаза и опустил голову. К своему величайшему ужасу он, вдруг, осознал, что начинает думать точно также, как и тот, кто сейчас называет себя его отцом.
   - Господь позволил мне помочь тебе, Карл, - продолжал, между тем, Гастон, после паузы, - и если ты не прислушаешься ко мне, тебя ждёт верная гибель.
   Король вскинул голову.
   - От кого же я приму свою смерть?! - задыхаясь, спросил он.
   - От собственной жены, Карл! - возвысил голос Гастон.
   - Ты хочешь сказать..., - король в ужасе закрыл лицо руками.
   - К сожалению, это так Карл.
   - А девочки, мои бедные девочки?! - сквозь глухие рыдания в отчаянии вскричал король.
   - Слишком поздно, - со вздохом проговорил Гастон, - в их души уже успели проникнуть ядовитые щупальца сатаны. Скорее всего, они обречены.
   - Нееет!!! - вскричал король, - этого не может быть!!!
   - Тогда убей свою жену Карл. Уничтожь исчадие ада! И быть может, твои дети смогут обрести душевный покой. Помни! Господь милостив! Но также помни, что долго ждать он не будет! - Гастон встал и с шумом отодвинул стул, на котором сидел.
   - Подумай над моими словами Карл. Хорошо подумай. А сейчас мне пора, я не могу находиться среди живых дольше отведённого мне времени. Но я буду приходить к тебе сын, до тех пор, пока зло не будет наказано.
   Король медленно, словно глубокий старик, встал с дивана. Пошатываясь, будто пьяный, он сделал два неуверенных шага навстречу Гастону и остановился. Несколько мгновений он, молча, смотрел на него и, вдруг резко рванув рукой за кружевной воротник своей рубахи, истошно завопил: "Сгинь!!! Сгинь, я тебе не верю!!! Ты не мой отец!!! Тебе не удастся свести меня с ума!!! Этого не может...". Карлу не удалось закончить фразу, жалкие остатки его душевных сил, подвергшихся столь тяжкому испытанию, исчезли окончательно, он пошатнулся и медленно осел на пол, лишившись чувств.
   - Карл, Карл! Очнись! Что с тобой?! Господи, да что же это такое?! Когда же это кончится?!
   Отчаянные причитания Анны, с трудом проникали в подсознание короля. Он их слышал, но ничего с собой поделать не мог, сознание не спешило возвращать его в реальность, настолько глубоким оказался обморок. Лишь благодаря усилиям доктора Дижона, Карлу удалось, наконец, прийти в себя. Открыв глаза, он увидел перед собой заплаканное лицо королевы, она смотрела на него с таким выражением неподдельной тревоги, что Карл невольно устыдился своих мыслей о том, что она могла быть причиной бед обрушившихся на его семью.
   - Господи, Карл! Что с тобой случилось?! Ты раньше никогда не падал в обморок! - озабочено спрашивала Анна, помогая супругу подняться.
   - Вы забываете, ваше величество, - вмешался доктор, - что у короля была серьёзная травма головы. Кроме того, он, как, впрочем, и вы, переживает сейчас сложный период...
   - Да, да, вы, наверное, правы доктор, - утирая слезы, согласилась Анна. Король, поддерживаемый с одной стороны супругой, с другой доктором, с трудом дошёл до дивана. Усевшись, он жестом пригласил последовать его примеру доктора и Анну. Подождав, пока они займут места рядом с ним, король открыл, было, рот, чтобы начать объяснения, но громкий стук в дверь кабинета, заставил всех троих вздрогнуть и молча повернуть головы в сторону двери.
   - Войдите! - разрешил Карл.
   Дверь распахнулась и в её проёме выросла фигура няньки принцесс, той самой, в обязанности которой входила охрана их ночного покоя. На няньку страшно было смотреть, гримаса невыразимого отчаяния исказила её лицо.
   - Что случилось?!!! - в один голос, вскричали король, королева и доктор.
   - Тильда исчезла! - задыхаясь, с трудом, прошептала нянька, и упала на колени.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 20
  
  
  
   К удивлению Тома, капитан Мингель оказался для Томаса Бамбеллы более чем достойным соперником. Он весьма умело пользовался особенностями своей обезьяноподобной фигуры. Длинные жилистые руки пирата, словно клещи, сразу же обхватили предплечья Томаса, лишив его свободы манёвра. Причём сделал это Мингель так быстро, что даже такой опытный мастер рукопашного боя, как Бамбелла, был застигнут врасплох. Лишь ценой неимоверных усилий ему удалось разорвать смертоносные оковы. Тяжело дыша, он отскочил от пирата на пару шагов и, едва успел принять боевую стойку, как Мингель широко расставив руки, снова бросился в атаку. Однако, на этот раз, у него не получилось повторить свой приём. Бамбелла ловко увернулся, заставив Мингеля на мгновение потерять равновесие. Этой заминки Томасу с лихвой хватило, чтобы нанести пирату правый боковой удар в область уха. Характерный чавкающий звук и выпученные глаза Мингеля лучшее доказательство тому, что удар вышел на славу. К сожалению, развить свой успех Бамбелле не удалось. Пират, на удивление, быстро оправился от потрясения, и успел заблокировать следующий удар. Более того, он снова пошёл в наступление, и на этот раз действовал не в пример осмотрительнее. Томасу, несмотря на все усилия, не удавалось, как следует дотянуться, ни до его лица, ни до его корпуса. Умело блокируя удары Бамбеллы, Мингель стал неумолимо теснить того к скалам. Том следил за происходящим с всё более возрастающим волнением.
   - Что происходит? Неужели Мингель сильнее? А? Как думаешь Том?
   Гек, как и его товарищ не отрывал взгляд от участников смертельной схватки.
   - Я думаю, что Томас победит. Вот, что я думаю, - скороговоркой ответил Том и, не поворачивая головы, нервно похлопал друга по плечу.
   - Хотелось бы верить, - пробормотал себе под нос Гек.
   Между тем, Мингель, после очередного неудачного выпада Томаса, не дав тому возможности выйти из атаки, бросился ему в ноги. Не удержавшись, Бамбелла оказался спиной на песке. Издав торжествующий рык, пират, накинулся на поверженного противника и прижал его к земле. Томас сделал попытку вывернуться, но безуспешно, капитан пиратов умело заплёл ему ноги и, несмотря на отчаянное сопротивление Томаса, стал наносить ему беспорядочные удары по голове. Положение Томаса становилось критическим, Мингель явно брал верх. На лицо Бамбеллы страшно было смотреть, после серии точных ударов пирата оно стало напоминать кровавую маску. Раздались ликующие возгласы пиратов, предвкушавших скорую победу своего вожака. Казалось, ещё немного и Бамбелла прекратит сопротивление. Наверное, в это поверил и Мингель, а может он просто устал, но, как бы то, ни было, капитан на какие-то доли секунды утратил концентрацию и позволил себе немного расслабиться, чего категорически нельзя было делать с таким серьёзным соперником. Бамбелла мгновенно воспользовался представившейся возможностью и ударил Мингеля головой. Страшный по своей эффективности удар, пришёлся прямо капитану в нос. Раздался громкий хруст, заставивший пиратов разом умолкнуть. Голова Мингеля резко откинулась назад, а из носа фонтаном брызнула кровь. Наступило время Бамбеллы, собрав остатки сил, он сбросил с себя пирата и с трудом поднялся. Поднялся и Мингель, надо отдать ему должное, он оказался крепким орешком. После такого удара, далеко не каждый, мог бы так быстро прийти в себя. Вид теперь, правда, у пирата был неважнецкий. Нос у него распух так, что стал похож на большой баклажан. Но глаза по-прежнему, метали молнии. Сдаваться он явно не собирался. Процедив сквозь зубы проклятье, он двинулся вперед. Но на этот раз, Бамбелла встретил его более чем достойно. Дважды уклонившись от размашистых выпадов Мингеля, и ловко избежав его объятий, Томас сначала прямым в челюсть заставил пирата, судорожно хватающего ртом воздух, попятится назад. Затем, не давая ему опомниться, приблизился к нему вплотную, присел на одно колено и нанёс ему сокрушительный удар в пах. Это была победа! Мингель взвыл и согнулся пополам, Бамбелла стремительно зашёл к нему за спину и, обхватив его за шею, заставил выпрямиться. Послышался хруст шейных позвонков, и бездыханное тело пирата упало к ногам победителя. Теперь настал черёд ликовать сторонников бывшего начальника тайной канцелярии короля Мармонта. Том был вне себя от восторга. Конечно, по человечески, ему было жаль пиратского капитана, но, в то же время, он понимал, что в подобной ситуации, тот бы ни секунды не колеблясь, убил бы Томаса, а заодно, что вполне было вероятно, и его, Тома.
   - Ура! Мы победили Томми! - так же, как и Том, Гек был на седьмом небе от счастья.
   Дальше всё пошло как по маслу, пираты, без особого восторга, но всё же смирились с тем, что у "Медузы" теперь будет новый капитан. В конце концов, придраться им было не к чему, поединок был честным, а самое главное добровольным, что в точности соответствовало неписаным законам "берегового братства". По приказу Бамбеллы, им вернули оружие. И видимо, чтобы окончательно склонить морских разбойников на свою сторону, Томас раздал им содержимое сундука покойного капитана Мингеля, что вызвало у них бурю восторга.
   - Ты что, отдал им все деньги? - спросил Том Бамбеллу, когда они остались наедине.
   - Ну почему же все, - хитро улыбнулся Томас, - кое-что оставил.
   - Скажи Томас, а что ты собираешься делать дальше?
   - С нетерпением жду выхода в море, а что?
   - Нет, я имею в виду потом.... Ну, словом, когда..., - Том замялся, не зная как правильно выразить свою мысль.
   - Я тебя понял, - сразу посерьёзнел Бамбелла, - ну что ж, давай поговорим об этом Томми. Присаживайся дружище.
   Оба уселись за стол, за которым совсем недавно, они сиживали в компании покойного Мингеля. Томас откупорил бутылку вина и вопросительно посмотрел на Тома. Тот отрицательно покачал головой. Бамбелла пожал плечами и наполнил свой стакан.
   - Видишь ли, Томми, - начал он, сделав маленький глоток, - я, как тебе известно, преступник, посягнувший на жизнь короля и осуждённый за это преступление на пожизненное заключение. А сейчас я ещё и беглый преступник, за что мне грозит смертная казнь. Так куда же мне податься?
   - Неужели ты станешь пиратом? - с тревогой спросил Том.
   - А почему бы нет? - горько усмехнулся Томас, - корабль у меня есть, команда, какая никакая, тоже. Так почему бы мне не попытать счастья на морских просторах в компании таких же изгоев общества, как и я? Тем более, что опыт у меня в этом деле имеется.
   - Но ты, же не такой Томас! - воскликнул Том, - я, же тебя знаю, ты не такой!
   - Много ты знаешь! Ты ещё слишком молод Томми, чтобы хорошо разбираться в людях, - Бамбелла взял стакан и жадно выпил его содержимое.
   - Может, я и недостаточно хорошо разбираюсь в людях, - тихо сказал Том, - но одно я знаю твёрдо, человек, с которым я прошёл столько испытаний, не может быть настолько плохим, чтобы стать пиратом.
   - Возможно, ты прав Томми. Я ведь еще не принял окончательного решения. Ну, а пока, я капитан "Медузы" и намерен добраться на ней до Мартуги, ну а там видно будет. Надеюсь, ты со мной?
   - Я скажу тебе об этом позже Томас, - после небольшой паузы ответил Том, вставая из-за стола, - мне нужно посоветоваться с Геком, он, всё-таки, мой друг.
   - Валяй, советуйся. Времени у тебя для этого больше чем достаточно. По моим расчётам, до Мартуги, если нас ничего не задержит, мы дойдём не раньше чем через неделю, а может и больше.
   Как и ожидал Том, Гек категорически не захотел становиться морским разбойником.
   - А ты Томми? Ты разве хочешь остаться на "Медузе"? - с недоумением спросил он.
   - Я?! Ты, что с ума сошёл?!
   - Так почему же ты подумал, что я хочу стать пиратом?
   - Ты меня неправильно понял, Гек. Я вовсе не предлагал тебе становиться пиратом, я просто хотел узнать твоё мнение о том, что нам делать дальше.
   - Не знаю, - пожал плечами Гек, - но на Мартугу я не хочу, чего я там не видел!
   - Правильно, я тоже туда не хочу. Но, в то же время, я очень хочу помочь Томасу.
   - К чему ты ведешь Том? - с подозрением спросил Гек.
   - Сейчас объясню. Есть у меня идея вернуть Томаса на королевскую службу.
   - Чего, чего? Это же бред Том! Ты кто такой? Судья, прокурор или может сам король? - с насмешкой спросил Гек.
   - Ни тот, ни другой, ни третий. Но я почему-то верю, что мне удастся убедить короля помиловать Томаса. А для этого нам нужно с ним встретиться, но прежде надо поговорить с Анной и заручится её поддержкой. Словом, нам просто необходимо, как можно быстрее попасть во Фрубург. Ясно?
   - Ясно-то, ясно, но к чему такая спешка? - спросил Гек.
   - Потому что Томас и в самом деле может стать пиратом и пока он этого ещё не сделал, нам нужно вернуть его к нормальной жизни! Понимаешь?
   - А почему ты решил, что он может стать пиратом?
   - Он сам мне сказал. Он, правда, не принял окончательного решения, но раздумывает над этим. А что ему ещё остаётся? На материк ему нельзя, сам понимаешь. А что такое Мартуга, надеюсь, тебе объяснять не надо.
   - Но ведь у него, же теперь есть деньги! У Мингеля наверняка было чем поживиться.
   - Ну и что?
   - А то, что он мог бы себе купить на Мартуге таверну какую-нибудь, например, и жить потихоньку в своё удовольствие.
   - Ну, да, мог бы конечно, - согласился Том, - но мне кажется, что такая жизнь не для него. Я, например, не представляю Томаса в роли хозяина портового кабака. Да и потом, рано или поздно, его кто-нибудь узнает и состряпает донос. Тогда пиши, пропало, король Карл, при желании, и до Мартуги доберётся, если захочет.
   - Вообще-то дааа, - задумчиво протянул Гек и почесал затылок, - так что ж, выходит ему одна дорога, разбойничать?
   - Вот поэтому нам нужно, как можно скорее, встретиться с королём!
   - А если мы, таким образом, подставим Томаса, и король воспользуется нашим разговором, чтобы снова арестовать его?
   - Не подставим, - убеждённо заявил Том, - я уверен, что найду нужные слова. В конце концов, мы сделали для короля много хорошего. Я даже спас ему жизнь, между прочим. Кроме того, прошло уже довольно много времени, вполне возможно, король Карл смягчил своё мнение относительно Томаса.
   - Так что же нам делать? - спросил Гек.
   - Надо упросить Томаса высадить нас где-нибудь на побережье Мармонта. А дальше пусть идут себе на свою Мартугу, а мы тем временем доберёмся до Фрубурга. Ну, как тебе идея?
   - Здорово! Я тоже об этом подумал. А если он не согласится?
   - Согласится, когда узнает наш план.
   - Ты что хочешь ему всё рассказать? - недоумённо спросил Гек.
   - Конечно! Ведь мы дадим ему надежду, а это позволит ему повременить с пиратством!
   - Ты всё-таки голова Том! - восхитился Гек.
   К удивлению и радости друзей, Бамбелла легко согласился на их просьбу о высадке на мармонтский берег. А вот план Тома вызвал у него только скептическую усмешку.
   - Ерунду ты выдумал Том. Король никогда не простит меня, прежде всего, потому, что он король! Я нанёс ему смертельную обиду, а такое не прощают. Он и так проявил ко мне милосердие, сохранив жизнь. Но ты не думай, я не запрещаю тебе говорить с Карлом, пожалуйста, говори, если хочешь, мне всё равно.
   Вместе с Томом и Геком, ещё несколько человек из числа бывших пленников пиратов, изъявили желание сойти на берег. Но Томас категорически запретил им делать это, сославшись на нехватку людей для обслуживания "Медузы".
   - Доберёмся до Мартуги, и там делайте, что хотите, джентльмены. А сейчас, увольте, мне здесь важна каждая пара мужских рук! - вид и тон Бамбеллы при этом был таким, что ему никто не посмел возражать. "Медуза" изменила курс и через три дня Том и Гек уже выпрыгивали из шлюпки на пустынный берег Мармонта. Если, конечно, Томас не ошибся в расчётах, и это был действительно берег Мармонта.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 21
  
  
  
   - Ну, и куда же мы направимся? - спросил Том, оглядываясь по сторонам.
   - Пока, куда глаза глядят, а там посмотрим. Может, встретим кого, узнаем дорогу, - ответил Гек.
   - Тогда пошли направо. Насколько я помню, ты всегда поворачиваешь направо, когда не знаешь куда идти.
   - Это верно! - улыбнулся Гек, - но если мы сейчас повернём, то придётся всё время идти вдоль берега, по песку, а это быстро нас утомит. Поэтому предлагаю, для начала, добраться вон до того лесочка. А уж потом, если никого не встретим, повернём направо. Согласен?
   - Согласен! - весело тряхнул головой Том, - ну, что, вперёд?
   - А то, как же?! Конечно вперёд! - вторил товарищу Гек, и друзья бодро зашагали в сторону маячившей впереди, группы деревьев.
   - Ну, рассказывай Томми. Лишних ушей здесь нет. Самое время, - возобновил разговор, Гек, сосредоточено глядя себе под ноги.
   - О чём? - с деланным недоумением спросил Том.
   - О себе, конечно. Кто ты, на самом деле? Куда исчез два года назад? И как попал на остров? Мне кажется, я, как твой друг, имею право получить ответы на эти вопросы.
   - Ты, правда, этого хочешь? - серьёзно спросил Том. Гек внезапно остановился и повернулся лицом к товарищу.
   - А ты бы, на моём месте, не хотел бы? - вопросом на вопрос ответил он. Том вздохнул.
   - Понимаешь, Гек, я боюсь, что после моего рассказа ты мне перестанешь верить, а значит, нашей дружбе придёт конец. Потому что то, что я тебе расскажу настолько фантастично, что я и сам, порой, не верю, что это происходит в реальности.
   - Слышал бы ты себя со стороны, - усмехнулся Гек и снова пошёл вперед.
   - Вот-вот, - сказал Том, догоняя товарища, - ты уже мне не веришь. А что будет, когда всё узнаешь?
   - В общем, так, Томми! - решительно сказал Гек, замедляя ход, - или ты мне всё рассказываешь, или мы больше не друзья. И нам с тобой не по пути. Сейчас дойдём до лесочка, я поверну направо, а ты налево. И всё, привет!
   - Ну, хорошо, - сдался Том, - слушай.
   Когда Том закончил говорить, Гек долго молчал, прежде чем продолжить разговор.
   - А знаешь Томми, - медленно произнес он, - а я тебе, пожалуй, поверю. Хотя то, о чём ты мне поведал, сильно смахивает на бред сумасшедшего.
   - Я же говорил! - воскликнул Том, - я и сам иногда так думаю.
   - Но я, же не сумасшедший, - пробормотал себе под нос Гек, - это я знаю совершенно точно. И я существую на самом деле.
   - Значит, я, по-твоему, сумасшедший! Так?! - улыбнулся Том. Гек снова остановился и внимательно посмотрел на товарища.
   - Есть немного, - сказал, он после небольшой паузы, - но в целом, ты ничего, толковый парень. И хороший друг.
   После этих слов друзья дружно расхохотались.
   - Скажи Том, а в твоём мире, тебе действительно меньше лет, чем сейчас? - вдоволь насмеявшись, спросил Гек.
   - Честно говоря, я не знаю, сколько мне сейчас лет. По ощущениям лет семнадцать, наверное. А в моём мире мне пятнадцать лет, это я тоже знаю совершенно точно.
   - Да, интересно, - задумчиво произнёс Гек, - слушай Томми, я вот о чём подумал. А если ты потеряешь свой браслет или у тебя его отнимут. Ты можешь остаться здесь до конца своих дней?
   - Не знаю, - серьёзно ответил Том, - я об этом стараюсь не думать.
   - Смотри! - внезапно вскричал Гек, - там кто-то едет на телеге, видишь?
   - Вижу! - возбуждённо подтвердил Том, - действительно кто-то едет. Давай догоним?
   - Конечно! Вперед Томми!
   Друзья довольно быстро догнали медленно ползущую телегу, которой управлял неопрятно одетый угрюмый мужик. На вид ему можно было дать лет сорок, сорок пять. Его, заросшее, не менее, чем трёхдневной щетиной лицо, с глубоко посаженными чёрными глазками бусинками, сразу не понравилось Тому. Ему даже расхотелось что-либо расспрашивать у этого человека.
   - Здравствуйте уважаемый! - первым поздоровался Гек, когда друзья поравнялись с телегой.
   - Вашими молитвами, - буркнул в ответ мужик и натянул поводья. Телега остановилась. Мужик повернулся и оценивающе оглядел Тома и Гека. Взгляд у него был цепкий, пронизывающий. От этого взгляда у Тома по спине пробежал неприятный холодок. Шестое чувство подсказывало ему, что встреча с этим человеком не принесёт им ничего хорошего. Он огляделся, кроме них, кругом не было ни единой живой души.
   - Чего надо? - угрюмо спросил мужик.
   - Мы заблудились, господин хороший, - объяснил Гек.
   - А куда путь держите?
   - Нам нужно во Фрубург, - ответил Гек.
   - Во Фрууубург, - сощурив глаза, протянул мужик, - Хм! А идёте откуда?
   - А зачем это вам надо знать уважаемый? - вмешался в беседу Том, - мы же не спрашиваем, откуда вы едете и куда. Верно?
   - Верно, - согласился мужик, - но также верно и то, что я не обязан вам указывать дорогу.
   - Ну, ладно, ладно, - поспешно вставил Гек и выразительно посмотрел на Тома, - хватит вам. Сцепились будто петухи!
   - И в правду, - обратился он к мужику, - зачем вам знать кто мы и откуда? Вы нам просто подскажите куда идти и всё. А ещё лучше подвезите нас. Мы вам хорошо заплатим.
   В подтверждение своих слов, Гек достал из кармана золотую монету и щелчком подбросил её вверх, затем ловко поймал и опустил в карман. При виде монеты, глаза мужика алчно блеснули.
   - Ну что ж, это меняет дело, - произнес он, после некоторого раздумья, - садитесь, поедем.
   - Куда? - с подозрением спросил Том. Мужик бросил на него недобрый взгляд и нехотя процедил сквозь зубы: "Я довезу вас до ближайшего посёлка. Там вы сможете купить лошадей. Если, конечно, у вас есть на что".
   - Не сомневайтесь, - весело сказал Гек, - у нас есть на что.
   Мужик хмыкнул и мотнул головой, приглашая Тома и Гека сесть на телегу. Гек с готовностью, Том с явной неохотой, приняли его приглашение. Мужик громко причмокнул и щёлкнул поводьями. Лошаденка, запряжённая в телегу, вздрогнула и с трудом двинулась с места. К неудовольствию Тома, дорога до ближайшего посёлка сильно затянулась, прошло уже не менее часа с тех пор, как они с Геком стали пассажирами скрипучей телеги, а посёлка всё не было видно. Да и хозяин телеги всё больше и больше не нравился Тому, всю дорогу он молчал, лишь изредка оборачивался и бросал на своих попутчиков быстрый внимательный взгляд, словно хотел убедиться, что они всё ещё здесь и ни куда не делись.
   - Не нравиться мне этот тип, Гек, - шепнул на ухо другу Том, - давай, пока не поздно, избавимся от него.
   - Чего? - округлил глаза Гек.
   - Чего, чего, - передразнил его Том, - сойдём с телеги! Пусть себе катит дальше без нас, а мы пойдём в другую сторону. А ты о чём подумал?
   Гек не успел ответить на вопрос Тома, потому что телега внезапно остановилась. Мужик не спеша слез с неё и вразвалочку подошёл к своим попутчикам. В руке у него был пистолет.
   - Приехали господа, - произнёс он с ехидцей, - на этом, я полагаю, ваше путешествие закончилось.
   - Это почему? - невозмутимо спросил Том, спрыгивая с телеги, Гек незамедлительно последовал его примеру.
   - Уж если я говорю, значит, знаю почему, - загадочно ответил мужик.
   - Эй, эй! Не двигайтесь! - прикрикнул он, видя, что Гек попытался приблизиться к нему вплотную, а Том, в свою очередь, сунул руку себе за пояс, - кто шевельнётся, пущу пулю в лоб!
   В этот момент, послышался быстро приближающийся топот копыт. Друзья мигом обернулись, у них зажглась искра надежды на спасение. Но, увы! Их ждало глубокое разочарование. Подъехавшие всадники, их было трое, оказались подельниками хозяина телеги.
   - Чёрт возьми, Мак! - вместо приветствия, воскликнул один из всадников, спрыгивая с лошади, - ты почти никогда не возвращаешься с пустыми руками! Как тебе это удаётся?
   - Ты не поверишь Келли! Но добыча сама плывёт ко мне в руки! Может, я намазан мёдом?!
   Шутка видимо пришлась бандитам по вкусу, все трое, включая и автора шутки, громко расхохотались.
   - Ладно, - внезапно прервал смех спешившийся бандит, - рассказывай, кто они такие и зачем они нам нужны.
   - Эти молодые господа держат путь во Фрубург, но, вероятно заблудились, ибо дороги они не знают, - пояснил возница.
   - И какой нам от них прок? - спросил бандит, скептически оглядывая пленников.
   - Сдаётся мне, что у них водятся денежки, - ответил хозяин телеги.
   - Да, ну?! - удивился бандит и шагнул навстречу Тому, стоявшему ближе к нему.
   - Ну-ка, выворачивай карманы дружок! - приказал он юноше и повернул голову в сторону Гека.
   - А тебе, что, особое приглашение нужно?! - грозно спросил он.
   Делать было нечего, пришлось отдать все деньги, которыми их щедро снабдил Томас Бамбелла.
   - Ух, ты! - воскликнул Келли, алчно рассматривая солидную кучку золотых монет, - да у них тут целое состояние! Надо же!
   Он поднял глаза на Тома.
   - Однако странно, - сказал он, - имея такую кучу денег, юные господа путешествуют пешком.
   - Ничего странного, - стараясь говорить спокойно, проговорил Том, - мы матросы с "Медузы", слыхали о такой посудине?
   - Какой ещё такой "Медузы"? - скривил рот бандит, - чего ты тут нам заливаешь?
   - Постой Келли! - внезапно вмешался в разговор, один из разбойников, оставшихся в седле, - я, кажется, знаю, о чём идёт речь.
   - Как зовут капитана "Медузы"? - обратился он к Тому.
   - Капитан Мингель, - был ответ.
   - Точно! - воскликнул бандит и пояснил своим товарищам, - Жорж Мингель, знаменитый пиратский капитан, я знавал его. Весьма уважаемый человек на Мартуге.
   - Вот-вот, - поддакнул Том, - именно он. Мы члены экипажа "Медузы".
   - Вы?! - скорчил недоверчивую мину Келли.
   - Да мы! - уверенно заявил Том, - я, сын погибшего в прошлом году его первого помощника.
   - А это, наверное, - Келли кивнул в сторону Гека, - сын его второго помощника, да?
   Бандит довольный своей шуткой, громко расхохотался.
   - Вовсе нет, - не обращая внимания на смех, серьёзно сказал Том, - он просто мой близкий друг. Вот и всё.
   - Так почему вы не на корабле, а здесь? Да ещё и с кучей денег в кармане?
   - Капитан дал нам секретное поручение, нам нужно найти одного человека во Фрубурге и передать ему деньги. Капитан Мингель высадил нас на берег, как раз там, где мы повстречали этого иуду, - не сдержался от оскорбления Том.
   - Но, но! Полегче! А то я мигом укорочу тебе твой поганый язык, - угрожающе подступил к Тому хозяин телеги.
   - Постой Мак, успеешь, - преградил ему дорогу Келли.
   - А почему ваш капитан выбрал столь странное место для того, чтобы высадить вас на берег, - спросил он Тома.
   - А что тут непонятного? - с деланным недоумением, развёл руками Том, - не мог же человек, за которым охотится почти вся эскадра Мармонта, бросить якорь в порту Хейфена!
   - Ладно, умник, я смотрю, ты горазд на болтовню. Сейчас мы отвезём вас к одноногому, посмотрим, что ты там запоёшь. Мак! Свяжи-ка их, да покрепче! Поехали к Гарди, пусть он решает, что с ними делать.
   Услышав знакомое имя, Том с Геком вздрогнули и переглянулись. Неужели это тот самый Гарди? Если это так, то они пропали. Том почувствовал, как браслет туго сжал его руку. Он сделал ещё одну попытку разрешить ситуацию в свою пользу.
   - Вы должны отпустить нас, - сказал он, - рано или поздно, капитан Мингель узнает, кто перехватил его посланцев и тогда вам не сдобровать!
   К сожалению, его слова не произвели должного впечатления на бандитов, и, прежде всего, на их лидера, Келли.
   - Ух, ты! Напугал! - отреагировал тот с усмешкой, - а что, если мы вас просто убьём здесь и закопаем для верности? А? Что ты на это скажешь?
   - Ничего не скажу, - хмуро ответил Том, - поехали к вашему одноногому, будем с ним говорить, надеюсь, он окажется умнее вас.
   Пришлось друзьям снова устраиваться на злосчастной телеге, теперь уже в качестве пленников.
   - Похоже, мы пропали Том, - шёпотом сказал Гек, наклонившись к самому уху товарища.
   - Похоже, - также шёпотом, ответил Том, - если это тот самый Гарди, нам крышка, он не выпустит нас живыми.
   - Что будем делать? - спросил Гек.
   - Пока не знаю, надеюсь на импровизацию.
   - Чего? Какую ещё импровизацию? - озадаченно спросил Гек.
   - Ну, как тебе объяснить, - задумался Том, - короче говоря, будем действовать по обстановке. Попытаюсь запудрить одноногому козлу мозги, а там посмотрим.
   - Ты, конечно, здорово всё придумал про посланцев Мингеля. Но, как видишь, на бандитов это не подействовало.
   - Не скажи. Если бы совсем не подействовало, они бы убили нас прямо там, на дороге и дело с концом. А так, решили отвезти нас к своему главарю.
   - Ты так считаешь? - с сомнением спросил Гек.
   - Ну, да, - без особой уверенности в голосе, ответил Том, - хотя, может, я и не прав.
   С минуту друзья молчали.
   - Послушай Гек! - вдруг встрепенулся Том, - кажется, я придумал, как нам остаться в живых.
   - Как?! - с надеждой в голосе спросил Гек.
   - Попробую сыграть на жадности, этой одноногой сволочи.
   - Расскажи!
   - Не сейчас Гек. Мы же здесь не одни. Потом сам всё увидишь и услышишь. А сейчас, прости, давай помолчим немного, мне надо всё обдумать. Идёт?
   - Идёт, - кивнул Гек, - только ты хорошо всё обдумай, а то помирать совсем неохота.
   - Как будто мне охота! - весело подмигнул товарищу Том, которому всё больше нравилась пришедшая ему в голову идея, причём настолько, что он теперь был почти уверен в успехе.
   Пристанищем банды оказался полуразрушенный, то ли монашеский скит, то ли дом лесника. Во всяком случае, внешне, он казался довольно большим и, похоже, бандиты чувствовали себя здесь вполне комфортно. Когда телега, сопровождаемая всадниками, подъехала к дому из него высыпали остальные участники банды. Том насчитал троих и среди них он, с удивлением, обнаружил женщину. Ба! Да это же та красномордая тётка, которая, два года назад, пыталась выдрать волосы у несчастной Эльзы! Жена одноногого Гарди! Вот так встреча! А где же муженёк? Муженька долго ждать не пришлось. В очередной раз распахнулась дощатая дверь, и на пороге появился главарь банды, одноногий Гарди, собственной персоной.
   - Кого вы притащили?! - начал он с места в карьер, - на кой они мне? Сколько раз говорил вам олухи, нам не нужны свидетели! Неужели не понятно?!
   Тяжело опираясь на свой костыль, Гарди медленно преодолел расстояние, отделявшее его от телеги.
   - Они не простые ребята, - начал Мак объяснения.
   - Что значит не простые? - спросил Гарди, внимательно вглядываясь в лица пленников.
   - Утверждают, что они люди капитана Мингеля, - сказал Келли.
   - Того самого? - удивлённо спросил Гарди, продолжая рассматривать Тома и Гека.
   - Врут они всё! - вдруг визгливо закричала жена Гарди, - ты, что не узнал их, старый хрен?! Это же те самые мерзавцы, из-за которых мы теперь вынуждены жить в этом проклятом лесу!
   - Что, что?! Да! Ты права Мира! - вскричал Гарди, - это они! Небо услышало мои молитвы и послало их в наши руки, да ещё и живых! Эге! Воистину! Сегодня великий день!
   Бандиты, которые привезли пленников, с недоумением взирали на охваченного радостью главаря.
   - Послушай Гарди! - сказал Келли, - мы, конечно, очень довольны, что доставили тебе такую радость. Надеюсь, твоя радость будет ещё большей, когда ты узнаешь, что эти субчики были просто набиты золотом.
   - Да ну?! - чуть не задохнулся от восторга Гарди, - ты слышишь Мира?!
   - Слышу! - довольно проворчала Мира, с трудом скрывая свою радость.
   - Мы им сразу перережем глотки или повременим? - спросила красномордая фурия.
   - Ну, зачем же торопиться дорогая, - плотоядно улыбнулся Гарди, довольно потирая руки, - немного побеседуем с ними, узнаем, откуда золото. Ну, а уж потом....
   - Ведите их в дом, ребята, - приказал он подельникам, - и заприте в подвале, да свяжите, как следует.
   - Ну, что? - обратился он к Келли, - идём, показывай добычу.
   - По-моему, нам всё-таки крышка! - удручённо подвёл итог Гек, когда друзья оказались на холодном каменном полу подвала.
   - Не дрейфь Гек, - с волнением в голосе, сказал Том, - ещё не вечер. Всё только начинается. Посмотрим, кто кого.
  
  
  
  
   ГЛАВА 22
  
  
  
   Лежать в полной темноте, связанным, на сыром полу подвала , удовольствие было ещё то. "Не хватало ещё заболеть", - подумал Том. Он стал ворочаться, пытаясь, таким образом, хоть немного согреться.
   - Ты тоже замёрз? - тихо спросил Гек.
   - Конечно! Я же не белый медведь.
   - Белый медведь? Это что ещё за зверь такой? - спросил Гек.
   - Самый обыкновенный медведь, только белый, потому что на севере живёт и терпеть не может тепло, - пояснил, стуча зубами от холода, Том.
   - Это в вашем мире такие водятся?
   - Почему только в моём? Думаю и у вас они есть, на самом севере, там, где круглый год лежит снег. Есть же у вас север?
   - Наверное, есть. Я просто никогда об этом не задумывался.
   - Ну и не надо задумываться. Тем более, сейчас, когда у нас есть проблема, которую нам непременно нужно решить.
   - Кстати, Том. Пока есть время, не хочешь мне рассказать, что ты придумал? - спросил Гек.
   - Охотно, - согласился Том и, в двух словах, изложил другу свой план.
   - А что! Это может сработать! - воскликнул Гек.
   - То-то! - самодовольно улыбнулся Том, - знай наших! Самое главное теперь, чтобы нас вытащили отсюда до того, как мы околеем от холода.
   - Это верно, - тяжело вздохнул Гек.
   Между тем, банда в полном составе, отмечала так неожиданно свалившуюся на них не маленькую, по нынешним тяжёлым временам, добычу. Особенно довольным, как и следовало ожидать, выглядел Гарди. Наконец-то у него появилась возможность сполна отомстить тем, из-за кого, он вынужден был, бросив всё, бежать из Птитбрайса и сделаться разбойником с большой дороги. Насытившись, он откинулся на спинку стула, сжимая в руке кубок с вином. Сделав изрядный глоток, Гарди икнул и вытер грязной ладонью мокрые губы.
   - Эй, Мэнни! - приказал он, - приведи-ка сюда этих субчиков. Настало время потолковать с ними по душам!
   - С удовольствием, хозяин! - осклабился Мэнни, тот самый детина, о голову которого, некогда, будущая королева Мармонта разбила табурет, спасая Гека от неминуемой гибели.
   - Ну, наконец-то! - с облегчением воскликнул Том, когда друзья услышали, как приподнимается крышка лаза ведущего в подвал.
   - Давай, давай! Пошевеливайтесь! - приговаривал Мэнни, грубо подталкивая пленников в спину.
   - Ты бы руки нам развязал, - пробурчал Гек, - тогда идти будет полегче.
   - Поговори у меня! - рявкнул Мэнни и с силой втолкнул товарищей по несчастью в комнату, где их ожидали остальные члены банды во главе с одноногим главарём.
   - А вот и наши гости! - издевательским тоном произнёс Гарди, - милости просим, к нашему столу!
   - Хватит кривляться Гарди! - сказал Том, - давай сразу перейдём к делу.
   - Ишь ты, какой шустрый! Видали господа? - обратился Гарди к своим коллегам. Те засмеялись.
   - Какие у нас могут быть с тобой дела, щенок? - грубо спросил Гарди и сам же ответил на свой вопрос.
   - Никаких! Кроме одного, и, клянусь всеми святыми, оно стоит того, чтобы его завершить, как можно скорее. Потому что у меня руки чешутся, от желания побыстрее выпустить вам кишки!
   За столом снова раздался грубый смех.
   - Я подозревал Гарди, ещё с первой нашей встречи, что ты глупый человек, но не думал, что настолько, - спокойно заметил Том. Смех за столом стих.
   - Чтооо?! - вскипел Гарди и лихорадочно стал нащупывать свой костыль с явным намерением размозжить им Тому голову.
   - Убей этих псов Гарди! Убей их! - истерично завопила Мира, вскакивая с места.
   - Да, да, Гарди! Убей нас! - повысил голос Том, стараясь перекричать жену главаря разбойников, - и будешь гнить в этом лесу до конца своих дней!
   - Заткнись, Мира! - внезапно прикрикнул на жену Гарди. Та удивлённо уставилась на мужа, но перечить ему не стала и, с недовольным видом, села на место.
   - Что ты хочешь этим сказать? - обратился Гарди к Тому.
   - Я хочу предложить тебе сделку, - ответил Том, - которая может обеспечить тебя на всю оставшуюся жизнь. Да и дружки твои, - Том обвёл взглядом сидевших за столом бандитов, - тоже не останутся в накладе.
   - Сделку? - переспросил Гарди, - интересно. Ну, ну....
   - Я так понимаю, что ты знаешь, кем стала девушка, над которой ты издевался на протяжении долгого времени, - начал Том.
   - И что из того? - хмуро спросил Гарди.
   - Да так, ничего, - пожал плечами Том, - просто уточняю кое-какие детали.
   - Надеюсь, Гарди, - продолжал он, - тебе хватит ума понять, что именно благодаря нам с Геком, Эльза стала тем, кем стала?
   - Хватит болтать попусту! - повысил голос одноногий, - говори, что хочешь предложить!
   - Я к этому и веду, - спокойно заметил Том, - Эльза, она же королева Анна, не пожалеет никаких денег, чтобы спасти нас от гибели. Теперь понимаешь о чём я, Гарди?
   Последние слова Тома вызвали бурную реакцию у всех членов банды, шум поднялся невообразимый. Сразу стало ясно, что план Тома должен сработать, даже если Гарди заупрямиться. В предвкушении лёгких денег бандиты были готовы на всё и атаман, в случае чего, не стал бы им помехой.
   - А ну заткнитесь! - заорал Гарди и с силой стукнул пустым кубком об стол. Немедленно воцарилась тишина.
   - Ты уверен, что она заплатит? - спросил он Тома.
   - Уверен, - не моргнув глазом, заявил Том.
   - Я ему не верю!!! Он блефует Гарди! Неужели ты не видишь?! - визгливый голос жены, раздавшийся так внезапно, заставил одноногого атамана вздрогнуть.
   - Тьфу ты, пропасть! Закрой свой рот дура! Ещё раз встрянешь, вышвырну тебя отсюда! - для убедительности Гарди взял костыль и замахнулся им на жену. С презрением посмотрев на мужа, Мира зло сплюнула и снова уселась на своё место. Повернувшись лицом к Тому, Гарди спросил: "Я бы всё-таки хотел бы знать, откуда у вас столько золота"?
   - Ты можешь нам не верить Гарди, но другого объяснения у меня нет. Мы действительно сошли на берег с "Медузы", а это золото наша доля. Мы помогли капитану Мингелю провернуть одну операцию, и он сорвал большой куш. После этого он предложил нам стать членами его команды, но, честно говоря, перспектива стать пиратом никогда меня не прельщала, да и моего друга тоже. Так мы оказались на берегу, где, на свою беду, повстречали твоего человека.
   Выслушав Тома, Гарди скептически усмехнулся.
   - Врешь ты всё пройдоха, - заметил он, - ну, да ладно. Сейчас это уже не важно, золото ваше к вам уже не вернётся. Давай рассказывай, как ты намерен действовать.
   План Тома был прост. Гек остаётся у Гарди в заложниках, пока он, Том, не принесёт выкуп. Получив деньги, Гарди их отпустит на все четыре стороны. Вот, собственно, и всё. На самом деле, Том надеялся вернуться не один, а с отрядом королевских гвардейцев, которые, в момент передачи денег, арестуют или уничтожат Гарди и его банду и освободят Гека. Всё это, конечно, было очень рискованно, но другого выхода не было. Изложив свой план Геку, Том предложил ему идти во Фрубург, а самому остаться в заложниках у разбойников, мотивируя это тем, что Гек лучше, чем он сориентируется на местности и для него не составит труда быстро добраться до столицы Мармонта. Однако, Гек категорически был против этого, он не без оснований считал, что именно Тому будет проще договориться обо всем с королевой, а если понадобиться, то и с самим королём. В душе Том был согласен с Геком, он тоже считал, что идти во Фрубург нужно именно ему, но Гек был его другом, поэтому этот не простой выбор нужно было делать совместно и никак по другому.
   Бандитам, в целом, понравился план Тома, об этом красноречиво свидетельствовали их одобрительные реплики в его сторону.
   - Осталось только назвать сумму парень, - обратился к Тому Келли, - скажи, во сколько ты ценишь жизнь своего друга?
   - Я не знаю, - ответил Том, - назовите свою сумму, а я подумаю.
   - Помолчи Келли! - вмешался Гарди, - и все вы заткнитесь! Говорить буду я.
   - Значит так, - Гарди всем телом повернулся к пленникам и пальцем поманил к себе Тома, однако юноша не сдвинулся с места.
   - Гордый?! Ну-ну! - усмехнулся Гарди, - ладно, гордец, стой, где стоишь. Двести тысяч золотых дукатов и ни сантимом меньше! Что скажешь?
   - Внушительная сумма, - ответил Том, - но я так понимаю, что если я начну торговаться, она будет только расти.
   - Правильно понимаешь, - расплылся в довольной улыбке Гарди.
   - Выбора у меня всё равно нет, - вздохнул Том, - я согласен. Но у меня тоже есть одно условие.
   - Ты находишься не в том положении, чтобы ставить условия, щенок! - мрачно заметил Гарди.
   - И всё же я настаиваю, - упрямо гнул свою линию Том.
   - Говори, чёрт с тобой!
   - Пока меня не будет, мой товарищ должен содержаться в человеческих условиях.
   - Ах, вот ты о чём! Ладно, будь по твоему, - махнул рукой Гарди, - ты главное деньги добудь, а то человеческие условия сразу превратятся в нечеловеческие. Теперь слушай дальше. С тобой поедет Мэнни.
   - Зачем он мне? - удивился Том.
   - А ты, что, глупая твоя башка, думал, я отпущу тебя одного? А если ты заблудишься или тебя ненароком ограбят? Ты об этом подумал? И потом, мне совсем не хочется, чтобы ты привёл с собой непрошенных гостей. Я понятно излагаю? - не дожидаясь ответа, Гарди продолжал, - если Мэнни почует неладное, он убьёт тебя. А я, в свою очередь, также поступлю с твоим дружком. То же самое произойдёт, если вы не явитесь к сроку в условленное место, где должен состояться обмен.
   - Кстати, а где он состоится? - деловито, тщательно скрывая волнение, спросил Том.
   - Пусть это тебя не заботит. Мэнни укажет место, не беспокойся. Даю тебе сроку, четыре дня, не уложишься, пеняй на себя! Через четыре дня, в два часа пополудни, и не минутой позже, ты с деньгами должен быть там, где тебя будет ждать твой друг. Но и мы, конечно!
   Последние слова атамана вызвали за столом смех.
   - А где гарантия, что когда деньги окажутся у вас, вы нас не убьёте? - спросил Том.
   - Моё слово, сынок, - гадливо ухмыльнулся Гарди, - тебе придётся поверить мне на слово. Надеюсь, этого тебе достаточно?
   - Нет, конечно. Но, как я понимаю, другой гарантии не будет.
   - Ты смышленый малый. Всё понимаешь правильно. Мэнни! Мак! Уведите их, с глаз долой! - Гарди небрежно махнул в сторону пленников.
   - Куда, в подвал? - спросил Мэнни.
   - А куда ж ещё? - удивился Гарди, - кинь им там соломы, что ли. Да пожрать дай. Вон возьми со стола, что осталось.
   - А как же мы будем есть, если у нас руки связаны? - спросил Гек.
   - Развяжите их, - разрешил Гарди, - никуда они не денутся. Эй, парень, - окликнул он Тома, - как тебя зовут, напомни?
   - Том.
   - Так вот, Том, выступаете завтра на рассвете. Будь готов, не проспи! - расхохотался Гарди.
   - Ты тоже, - в тон ему ответил Том. Разбойники за столом дружно заржали.
   - А ты мне нравишься приятель, - усмехнулся одноногий атаман, - даже жалко будет тебя убивать. Если, конечно, придётся, - поспешно уточнил он, заметив тревожный взгляд Тома.
   После ухода пленников, слово неожиданно взяла Мира.
   - Дурак ты Гарди! - ни с того, ни со всего, провозгласила она. Все разом повернулись в её сторону.
   - Это почему же? - беззлобно улыбаясь, спросил Гарди.
   - Ничего у тебя не получиться, обманет он тебя, сердцем чую!
   - Это почему ты так считаешь? - не унимался Гарди.
   - Слишком он умён для своих лет и наверняка придумал, как обвести тебя, а заодно и твоих олухов, вокруг пальца! - выпалила красномордая фурия.
   - Но! Но! Полегче! А то я не посмотрю, что ты женщина! - вскипел Келли.
   - Что?! Что ты мне сделаешь, ублюдок?! Попробуй только, и я мигом продырявлю твою тупую башку!
   В мгновение ока, в руке Миры оказался пистолет, дуло, которого было направлено прямо в голову Келли.
   - А ну, успокойтесь! - повысил голос одноногий, - хватит вам! Сядь, Мира! И спрячь оружие! Не время нам сейчас ссориться. И ты Келли присядь. Не со зла она брякнула, прости её. Уж очень она обижена на этих маленьких негодяев, вот и болтает не подумав. А тебе Мира, - он повернулся к супруге, - надо немного думать, прежде чем трепать своим языком почём зря. Я неспроста послал с ним Мэнни. Если что-то пойдёт не так, сама понимаешь.
   - А если они убьют Мэнни и придут сюда, тогда что? - недовольно спросила Мира.
   - Кто придет, гвардейцы что ли?
   - Ну, да.
   - Ну, это вряд ли, - заметил Гарди и хитро улыбнулся.
   - Во-первых, - продолжал он, - парень не знает здешних мест. Во-вторых, миль двадцать он будет ехать с завязанными глазами, и совсем не по той дороге, по которой его сюда вёз Мак. Впрочем, я уверен, что он и ту дорогу не запомнил. Ну, а поскольку он человек не глупый, то должен скумекать, что сильно рискует, если захочет поступить так, как ты думаешь, Мира. Ты должна понять, женщина, у нас, наконец, появился реальный шанс заработать кучу денег и я готов рискнуть ради такого дела. Кто со мной не согласен? - Гарди вопросительно посмотрел на своих подельников.
   - Мы с тобой Гарди! Не сомневайся! - разом зашумели разбойники.
   - Вот видишь Мира! - торжествующе заключил Гарди, - все за!
   - Ладно, посмотрим, - сдалась фурия, - дай-то бог, чтобы ты оказался прав.
   - Ну, что Келли, наливай мировую! Выпьем за удачу, джентльмены! - провозгласил Гарди.
   Пирушка продолжалась.
  
  
  
   ГЛАВА 23
  
  
  
   Нечего и говорить о том, что ни Том, ни Гек не сомкнули глаз до самого утра. И не потому, что в подвале было очень холодно. О холоде друзья и не вспоминали. Да и о каких удобствах можно вести речь, если их жизни висели буквально на волоске. Всю ночь они провели в разговорах, стараясь предугадать, как будут развиваться события. К утру, друзья пришли к неутешительному выводу, что шансы на благополучный для них исход дела, ничтожно малы. Но они все, же были, эти шансы, а значит, нужно было сделать всё возможное и невозможное, чтобы воспользоваться ими и вырваться из цепких лап одноногого атамана.
   - Держись Гек! - дрогнувшим голосом попрощался с другом Том, покидая ранним утром подвал, - я тебя обязательно вытащу отсюда! Верь мне!
   - Я тебе верю Том. Возвращайся поскорее, а то я здесь подохну от холода.
   Перед домом уже стояла подготовленная к поездке телега, та самая, которую Том с Геком встретили вчера, на свою беду, на пустынной дороге. Разница была лишь в том, что в этот раз, в телегу была впряжена другая лошадь и, судя по её виду, она была намного резвее, чем её предшественница.
   - Ну-ка, сынок, давай-ка свои ручонки сюда, - потребовал Келли, на ходу распутывая верёвку.
   - Зачем это? - спросил неприятно удивлённый юноша, отступая на шаг назад.
   - Так надо, - ухмыляясь, пояснил Келли, - это ненадолго дружок, всего-то на пару десятков миль. Давай, давай, не сопротивляйся, не вынуждай меня применять силу. Вот так, а теперь закроем тебе твои любопытные глазки. "Ага! Вот значит как"! - подумал Том и не сдержал саркастической улыбки. Заметив это, Келли так туго затянул повязку, закрывающую Тому глаза, что тот невольно вскрикнул от боли.
   - Ничего, потерпишь! - проворчал Келли и грубо толкнул юношу в спину.
   - Пошёл! Давай, укладывайся! - и Келли при помощи Мэнни, уложил беспомощного Тома на дно телеги.
   - Прости дружок, но перина для тебя не предусмотрена! - позлорадствовал бандит, прикрывая пленника пучком соломы.
   - Ну, что? Готовы? - послышался голос Гарди.
   - Да, хозяин, - ответил Мэнни, - можно ехать.
   - Ну, тогда в путь! И смотри в оба, Мэнни! Чуть что, убей его! Ты понял меня?! И ещё! Если приведёшь за собой "хвост", три шкуры спущу! Ты меня знаешь!
   - Не беспокойся хозяин! Всё будет в лучшем виде! - уверил одноногого Мэнни. И Том с удовлетворением отметил про себя, что в его голосе прозвучала едва уловимая нотка обиды. Телега тронулась.
   - Не пойму я тебя, Гарди, - задумчиво произнёс Келли, провожая взглядом удаляющуюся повозку.
   - Чего ты не поймёшь? - с подозрением осведомился одноногий атаман.
   - Зачем ты послал с мальчишкой этого тупого увальня?
   - Затем и послал, что он тупой и много лет предан мне, как собака. А если бы я послал тебя, - продолжал Гарди, ухмыляясь, - то не исключено, что мы никогда не увидели бы своих денег. Понятно?
   - Ты мне не доверяешь?! - зло спросил Келли, всем телом поворачиваясь к Гарди.
   - Нет Келли, и не только тебе. Я никому не доверяю до конца, даже собственной жене. Может, поэтому я всё ещё жив.
   - Хм! - хмыкнул бандит, - а как же Мэнни?
   - Мэнни я доверяю больше всех. Он со мной с малых лет, и ни разу не давал повода, усомниться в своей преданности, хотя, иногда, у него, наверняка, были причины меня ненавидеть. Ну, хватит об этом Келли, пойдём в дом, надо обсудить одно дельце.
   - Ладно, пойдём, обсудим, - с неохотой согласился Келли и направился к дому.
   Том уже потерял счёт времени, сколько он провёл на дне скрипучей телеги в почти недвижимом состоянии. У него затекли связанные за спиной руки, заныла поясница, всё настойчивее требуя смены положения. За весь, не маленький, а в этом Том не сомневался, отрезок пути, Мэнни не проронил ни звука. Казалось, он забыл, что везёт живого человека. Наконец, Том не выдержал.
   - Эй! Мэнни, черт тебя дери! Останови телегу!
   - Зачем это? - недовольно спросил Мэнни.
   - Надо мне, понимаешь?
   - Ах, это, - Мэнни натянул поводья и телега остановилась.
   Здоровяк, кряхтя слез с неё, не спеша, подошёл к Тому и помог ему сесть.
   - Может, развяжешь меня? - попросил Том, - да и повязку эту чёртову пора снять. Поедем, как люди. Сколько можно мучить меня? А, Мэнни?
   Здоровяк, молча, развязал Тому руки.
   - Так я сниму повязку? - спросил Том.
   - Снимай, - разрешил Мэнни.
   - Слава богу! Наконец-то! - обрадовался Том.
   - Ладно, иди, делай свои дела, - буркнул Мэнни.
   Спустя минут пять, Том уже сидел в повозке и с наслаждением вдыхал свежий утренний воздух. После пыльной соломы это было так приятно, что у него даже немного закружилась голова. Том вдруг почувствовал, что ему ужасно хочется есть.
   - Послушай Мэнни, а у тебя поесть чего-нибудь найдётся? Или мне до самого Фрубурга голодать? Кстати, а когда мы там будем?
   - Думаю, к завтрашнему утру будем, - после небольшой паузы ответил здоровяк.
   - Так как насчёт поесть? - повторил просьбу Том.
   В ответ Мэнни молча, натянул поводья, и повозка снова остановилась.
   - Ты прав, как тебя, Том, что ли? - спросил он.
   - Том, - подтвердил юноша.
   - Ты прав Том, - повторил Мэнни, - моё брюхо тоже требует, чтобы я его наполнил. Я тут кое-что прихватил с собой. Вон мешок, подай его сюда.
   Мэнни оказался запасливым, Том наелся, что называется "до отвала". Насытившись, он с удовольствием, растянулся во весь рост на мягкой соломе, устилавшей дно телеги. К его удивлению, Мэнни никак не отреагировал на фамильярное поведение своего подопечного, невозмутимо продолжая уничтожать содержимое мешка с продуктами. Том решил, что самое время начинать разговор.
   - Послушай Мэнни, - вкрадчиво начал он, - могу ли я задать тебе вопрос?
   - Ну, - буркнул набитым ртом Мэнни.
   - Как давно ты служишь у Гарди?
   - А тебе зачем? - продолжая жевать, с подозрением спросил Мэнни.
   - Да так, - с безразличным видом ответил Том, - просто любопытно.
   - Хозяин предупреждал меня, чтобы я поменьше с тобой разговаривал. Понятно?
   - Понятно, - вздохнул Том, - да, я и без тебя догадываюсь, что ты горбатишься на него лет десять, не меньше. А может, даже и больше. Что, не так?
   - Так, не так. Тебе какое дело? Хватит болтать, пора ехать, - Мэнни аккуратно уложил остатки снеди в мешок, и ловко завязал его каким-то замысловатым узлом. Затем он уселся поудобнее и щёлкнул поводьями. Некоторое время, они ехали в полном молчании. Том вдруг поймал себя на мысли, что его не покидает чувство, что за ними кто-то наблюдает. Ему даже показалось, что среди деревьев, в изобилии растущих вдоль дороги, время от времени, мелькает чья-то тень.
   - Мне кажется, за нами следят, - вполголоса сообщил он.
   - Чего? - повернул к нему голову Мэнни.
   - Мне так кажется, - повторил встревоженный Том.
   - Кажется ему! - хмыкнул Мэнни и отвернулся.
   - Как думаешь Мэнни, - не унимался Том, - кому могло понадобиться следить за нами?
   - Черт тебя подери! - выругался Мэнни, - заткнись, а не то, я тебя заткну!
   - Зря ты так, - спокойно заметил Том, - потом можешь пожалеть, что не прислушался ко мне.
   Мэнни предпочёл хранить молчание. "Да, - с огорчением подумал Том, - а ведь он действительно тупой, как пробка. Боюсь, мои надежды на этого болвана могут не оправдаться. Неужели за нами действительно следят? Интересно, кто это может быть"? "Если это, например, Келли, - продолжал рассуждать Том, - то ничего страшного, с ним я быстрее найду общий язык. Не то, что с этим тупицей". И он с презрением посмотрел на широкую спину Мэнни. Однако, шло время, но, ни Келли, ни кто-либо другой, так и не объявился. И Том вынужден был признать, что, пожалуй, Мэнни был прав, что не поверил в его фантазии насчёт слежки. А это значит, что дело ему, всё-таки, придётся иметь с этой тупоголовой гориллой.
   - Мы где-нибудь заночуем или будем ехать без остановок, до самого Фрубурга? - спросил он.
   - Заночуем, - словно эхо, отозвался Мэнни, - к вечеру доберёмся до Дорсада, там есть постоялый двор.
   - От Дорсада до Фрубурга рукой подать, - пояснил он.
   - Ясно, - задумчиво произнёс Том. Драгоценное время испарялось с быстротой пара из кипящего чайника, а он всё ещё так и не сделал попытки перетянуть Мэнни на свою сторону. Надо было срочно исправлять ситуацию.
   - Скажи Мэнни, а ты хотел бы иметь кучу денег и ни от кого не зависеть? Ну, проще говоря, жить в своё удовольствие и никому не подчиняться? - Том решил, что с такими людьми, как Мэнни, нет смысла ходить вокруг, да около, а лучше говорить напрямую, доступным им языком. Здоровяк ответил не сразу. Тому даже показалось, что он не слышал о чём только что, говорил его попутчик. Он уже собрался повторить свои вопросы, но Мэнни опередил его: - Купить хочешь? Хозяин предупреждал меня...
   - Да что ты заладил, хозяин, хозяин! - в сердцах перебил его Том, - неужели тебе самому никогда не хотелось быть хозяином?! Да! Я хочу купить свободу себе и своему другу! Но только я не хочу покупать её у одноногого, потому что знаю, что как только он получит деньги, то, не задумываясь, убьёт нас.
   - Не знаю, - по-прежнему, не оборачиваясь, пожал плечами Мэнни, - может, убьёт, а может, и не убьёт.
   - А я не хочу гадать. Я должен точно знать, что мы с Геком останемся живы и точка!
   - Ишь ты какой! Небось, когда меня били по башке табуреткой, только и думали, чтобы я сдох! А теперь он точно хочет знать, что будет жив! Надо же! "Господи! - подумал Том, - Какой же он осёл! Ну, причём здесь эта чертова табуретка?!"
   - Дурак ты Мэнни! Тебя по башке огрела будущая королева Мармонта! Ты должен гордиться этим, а ты ноешь! - запальчиво воскликнул Том.
   Мэнни резко натянул поводья и быстро повернулся к нему лицом.
   - За такие слова могу и шею свернуть!
   - Попробуй! - спокойно предложил Том, - и останешься не только без денег, но и без головы. Забыл, что тебе хозяин сказал? Пока я не принесу деньги, ты должен беречь меня, как зеницу ока! Понял?!
   - Чего, чего? Какую ещё синицу? - немного умерив пыл, спросил Мэнни.
   - Не синицу, а зеницу! Ладно, проехали. Давай поговорим спокойно, Мэнни. Я дело предлагаю. Понимаешь? У тебя есть шанс стать богатым и независимым человеком и, на мой взгляд, нужно быть круглым идиотом, чтобы не воспользоваться им. С такими деньгами ты можешь уехать куда угодно и одноногий гад, как бы ни старался, ни за что, тебя не найдёт. Ну, что согласен?
   Мэнни молчал. "Это хороший знак!" - подумал Том, внимательно вглядываясь в лицо подручного Гарди.
   - Ну, чего ты молчишь? - не выдержал Том, - ответь что-нибудь!
   - Все деньги достанутся мне? - наконец, прервал молчание Мэнни.
   - Чудак человек! А кому же ещё?! Здесь, кроме нас с тобой, больше никого нет. Пойми Мэнни! Рано или поздно, король доберётся до вас. Думаешь, он забыл, как вы издевались над Эльзой? А когда он вас найдёт, а он это непременно сделает, можешь быть уверен, он не будет разбираться, кто из вас больше виноват. Все будете болтаться на виселице, как миленькие! Ну, что убедил?
   Мэнни открыл, было, рот, чтобы ответить, но не успел, неизвестно откуда прилетевшая пуля, заставила его взвыть от нестерпимой боли. Том от неожиданности оторопел. Но уже в следующую секунду, повинуясь могучему инстинкту самосохранения, он молниеносно спрыгнул с телеги и, не оглядываясь, бросился наутёк. До спасительного леса оставалось каких-нибудь десяток шагов, когда он услышал второй выстрел. Впрочем, как и первый, лично ему, он не принёс никакого вреда. Ещё несколько прыжков и он, не разбирая дороги, с треском ломая ветки деревьев и кустарников, продолжил свой сумасшедший бег, но уже под сенью лесной чащи. В какой-то момент Том почувствовал, что у него не осталось сил, чтобы бежать дальше. Сердце готово было выскочить из груди, перед глазами стоял туман, и ноги, и руки, да и, наверное, всё его тело, разом перестали ему подчиняться. А мозг настойчиво приказывал двигаться дальше. С трудом сделав ещё пару неуверенных шагов, он упал на колени. Неизвестно сколько времени он так простоял, но ничего такого, чтобы заставило его снова опасаться за свою жизнь, не происходило. Кругом стояла тишина, если не считать весёлого щебетания лесных птиц, да шума листвы, время от времени, тревоженной порывами ветра. Том с трудом поднялся и огляделся, лес был очень густой, солнечные лучи, с трудом, прокладывали себе дорогу сквозь плотную зелень многочисленной и разнообразной лесной растительности. Всё это не радовало Тома, ему хотелось больше света, в силу своей неопытности, он наивно полагал, что если бы вокруг было светло, он без особого труда, нашёл бы дорогу, которая бы вывела его из этого проклятого леса. Леса, совсем недавно, возможно, спасшего ему жизнь, а, теперь, по иронии судьбы, угрожавшему отобрать её у него. Несмотря на то, что Том был весьма начитанным и эрудированным юношей, он был типичным городским жителем и совершенно не мог ориентироваться в лесу. Нет, Том, конечно, знал азы ориентировки, мох на деревьях и всё такое, но знания эти были чисто теоретические и поверхностные. И вот сейчас, когда он столкнулся с суровой действительностью, паника снова стала подбираться к нему, грозя опутать своими липкими холодными щупальцами. Усилием воли юноша заставил себя успокоиться, в конце концов, те испытания, которые ему довелось пройти, не прошли для него даром, он стал настоящим искателем приключений, а значит то положение, в котором он сейчас находился, было всего лишь очередным приключением и только. Итак, спокойствие, только спокойствие! Для начала, нужно было решить, куда двигаться дальше. Можно было попытаться выйти из лесной чащи, тем же путём каким он сюда попал. Свежеполоманные ветки, указали бы ему путь назад. Но стоило ли возвращаться туда, где, возможно, его поджидали, отнюдь не с добрыми намерениями. Тогда куда же идти? Том прислушался, ничего подозрительного, но и ничего обнадёживающего. Он вздохнул. "Интересно, - подумал Том, - почему меня не преследовали? Наверное, стрелявший или стрелявшие люди не местные и, соответственно, лес этот для них не знаком. И они решили сюда не соваться, а спокойненько подождать, пока я сам не выйду отсюда. Нет уж, дудки! Назад возвращаться не буду! Пусть себе ждут хоть до скончания века, а я попробую выбраться из этой ловушки другим путём". И Том, больше не колеблясь, решительно двинулся с места. На этот раз, он шёл осторожно, тщательно выбирая дорогу. К его великой радости, лес редел прямо на глазах и вскоре Том очутился на большой поляне сплошь покрытой камышом. "Если есть камыш, значит рядом вода, - заключил Том". И действительно, с трудом, продравшись сквозь плотный строй осоки, он едва не свалился в воду. Лесное, то ли озеро, то ли болото, было довольно большим. "Метров пятьдесят, а то и больше, - прикинул Том, - обходить неохота. Может переплыть"? Однако, эту мысль пришлось отбросить. Велика была вероятность, что безмятежная с виду, водная гладь, таит в себе нешуточную угрозу. "А вдруг это болото? Не хватало ещё утонуть здесь. Более глупой смерти, трудно себе представить. Придётся обходить, - вздохнул Том". Он повернулся и успел сделать всего пару шагов, как внезапный треск ломаемого камыша заставил его замереть. Между тем, треск продолжался, причём шум не отдалялся от Тома, а, к его глубокому сожалению, приближался к нему. Том не стал дожидаться, пока тот, или те, кто так бесцеремонно нарушил его одиночество, объявятся у него перед глазами, и бросился бежать. Жёсткий камыш больно хлестал его по лицу, но это не останавливало беглеца, а только придавало ему силы. Через несколько мгновений, он вырвался из камышового плена. Сзади послышалось хрюканье. Том не выдержал и обернулся. Невероятных размеров, во всяком случае, так показалось Тому, никогда не видевшего вживую этого зверя, вепрь выскочил вслед за ним из камыша. Маленькие красные глазки едва заметные на чудовищной, покрытой густой чёрной щетиной голове, в упор смотрели на Тома, их неподвижный взгляд не предвещал ему ничего хорошего. По всей видимости, зверь был в ярости. Огромные, грязно-желтого цвета серповидные клыки, угрожающе шевелились. У Тома от ужаса подкосились ноги. Но это было ещё не всё. Вслед за не самым приятным представителем лесной фауны, из камыша вынырнуло его непрерывно хрюкающее потомство, возглавляемое не уступающей в "красоте" своему супругу, мамашей. Угрожающе нагнув голову, вепрь пошёл в атаку. - Аааааа!!! - что есть мочи закричал Том и бросился бежать. Несмотря на то, что он бежал так, как, наверное, не бегал никогда в жизни, расстояние между ним и лесным монстром, неумолимо сокращалось. Оставалось одно, забраться на дерево, другого пути к спасению не было. Том не просто вскарабкался, он буквально взлетел на первое, попавшееся на пути дерево и намертво охватив руками и ногами его ствол, замер. Сердце колотилось так, что стало трудно дышать, пришлось ослабить хватку, чтобы хоть как-то перевести дух. Том посмотрел вниз и обмер, вепрь и не думал уходить, похоже, он вознамерился довести дело до желаемого им конца. Его клыки и пятак работали не хуже экскаватора, довольно быстро дерево сначала начало мелко трястись, потом поскрипывать и, наконец, к ужасу Тома, стало крениться к земле. Ещё мгновение и оно с шумом рухнуло на покрытую густым мягким мхом почву, погребя под своей листвой несчастного Тома. Последнее что увидел юноша, это налитые кровью глаза безжалостного убийцы и запачканные грязью клыки, готовые вонзиться в его плоть. Он закрыл глаза.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 24
  
  
  
  
   С тех пор, как герцогиня Кастилья познакомилась с бароном Аусверфом, минуло уже почти две недели. Встреча с эксцентричным бароном полностью перевернула её жизнь. Впрочем, внешне это было незаметно, во всяком случае, пока. После памятного разговора с бароном, герцогиня испытывала смешанные чувства. Сначала был испуг, да что там испуг! Неподдельный ужас! Барон в облике её умершего брата! Было, отчего сойти с ума! Потом ужас сменился любопытством, переросшим, впоследствии, в восторг. Ещё бы! Её мольбы были услышаны, наконец-то она сможет уничтожить всех своих врагов. Герцогиня была готова отправиться с бароном куда угодно, и в каком угодно качестве, лишь бы поскорее избавиться от груза, который давил на неё все эти два года, мешая ей нормально существовать. Однако, барон категорически запретил ей ехать с ним, приказав оставаться в замке и ждать от него вестей. Недовольная герцогиня вынуждена была подчиниться. Да, да. Эта властолюбивая, привыкшая повелевать, а не подчиняться, женщина, оказалась целиком во власти этого человека. Впрочем, человека ли? Этот вопрос, как и вопрос, какую цену ей придётся заплатить за услуги барона, теперь, по прошествии двух недель, стал не на шутку волновать её. Герцогине очень не хотелось быть зависимой от кого-либо. Да, собственно говоря, она никогда и не была таким человеком. Если, конечно, не считать зависимость от родного брата, но это было совсем другое дело. Поэтому радость, которую она испытала, узнав о том, что барон берётся помочь ей избавиться от врагов, постепенно сменилась неясной тревогой. Только сейчас Летиция Кастилья стала догадываться, чем может для неё обернуться сделка с бароном, который, к слову сказать, постарался уйти от прямого ответа на этот вопрос. Деньги барона Аусверфа, по всей видимости, не интересовали, тогда что? Что потребует этот человек взамен за свои услуги?! "Но ты, же сама предложила ему свою душу, не так ли"? вопрошала себя Летиция и тут, же отвечала, - Да, предложила. Но теперь я считаю, что это слишком высокая цена"! "Ты что же, Летиция, собираешься торговаться с самим сатаной"?! Этот внезапный вопрос, прозвучавший в голове помимо её воли, заставил герцогиню вздрогнуть, она едва не вскрикнула от неожиданности. Лишь появление, как нельзя более, кстати, секретаря, доложившего о прибытии графа Седрика, позволило герцогине немного расслабиться и отбросить на время нехорошие мысли, поселившиеся в её мозгу.
   - Пусть войдёт! - разрешила Летиция.
   - Слушаюсь, ваша светлость. Прошу вас, г-н граф, - секретарь почтительно, с поклоном, посторонился, пропуская в комнату статного седовласого человека лет шестидесяти.
   - Можешь идти, - отпустила секретаря герцогиня. Секретарь, немного поколебавшись, вышел.
   - Прошу вас граф присаживайтесь, - радушно предложила Летиция, - кофе, чай или чего-нибудь покрепче?
   - Не откажусь от чашки крепкого кофе, ваша светлость, - сказал граф, усаживаясь в широкое, обитое темно-зеленым бархатом кресло с позолоченными резными подлокотниками. Принесли кофе. Дождавшись ухода камердинера, Летиция спросила: - С чем пожаловали г-н граф?
   - Первоначальной целью моего визита ваша светлость, являлась просьба о возвращении вас в Мендин, под защиту его неприступных стен, - начал граф, пригубив чашку с ароматным кофе.
   - Я тронута вашей заботой г-н граф, но я, к сожалению, пока не готова полноценно править герцогством Кастилья. Вы должны понять меня, - герцогиня, в свою очередь, сделала глоток и, с прищуром, посмотрела на графа.
   - Да, да, я понимаю, - чинно склонил голову граф, - и я бы ни за что не позволил себе прервать ваше скорбное уединение, если бы не тревожные вести из Фрубурга.
   - О чём вы? - с деланным равнодушием спросила герцогиня.
   - Но, мы, же вам докладывали, что король Карл собирает армию, чтобы выступить против нас, - с лёгким недоумением ответил граф Седрик.
   - Надеюсь, его планы изменились? - с усмешкой спросила Летиция.
   - Да, ваша светлость, я узнал об этом уже, будучи на пути к вам.
   - Ну, что ж, я ожидала нечто подобное, - удовлетворённо заметила Летиция и спросила: - А вам известна причина, по которой Карл решил отложить наступление?
   - Насколько мне известно, - граф сделал глоток, осторожно поставил чашку с кофе на стол и поднял на Летицию глаза, - что-то случилось с его дочерьми.
   - Да?! - оживилась герцогиня, и голос её задрожал от радостного возбуждения, - я хочу услышать подробности граф!
   - К сожалению, подробности, - обескуражено развёл руками граф Седрик, - мне пока не сообщили.
   - Жаль, - разочаровано вздохнула Летиция, - придётся воспользоваться своими источниками информации.
   В дверь негромко постучали.
   - Войдите! - разрешила герцогиня. Массивная дверь бесшумно открылась, и на пороге показался секретарь Летиции Кастилья, Гектор.
   - Как ты вовремя Гектор! - обрадовалась Летиция, - такое впечатление, что ты заранее знаешь, когда ты нужен! Между прочим, очень ценное качество для личного секретаря и я ценю это.
   - Благодарю вас, ваша светлость, - поклонился секретарь.
   - Скажи-ка нам Гектор, есть ли какие-нибудь новости из Фрубурга? - спросила герцогиня.
   - Ничего определённого, ваша светлость, кроме того, что король Карл отменил поход на север, - ответил секретарь.
   - Это я уже знаю, - недовольно поморщилась герцогиня, - я хочу знать, по какой причине он принял это решение.
   - Возможно, ответ на этот вопрос знает человек, дожидающийся за дверью, - сказал секретарь.
   - Так что же ты молчишь, негодник ты эдакий! - вскричала герцогиня, - немедленно зови его сюда!
   - Я собирался доложить вам о нём, но...
   - Хватит рассуждать Гектор! - властно перебила секретаря герцогиня.
   - Я вас понял, ваша светлость, - секретарь слегка поклонился и вышел.
   Спустя минуту, в комнату вошёл средних лет мужчина одетый по-дорожному. Сапоги, покрытые густым слоем пыли, тёмные круги под глазами, говорили о том, что он проделал долгий путь и при этом не позволил себе полноценного отдыха, пока не добрался до конечной цели своей поездки.
   - Кто вы? - строго спросила Летиция.
   Незнакомец не ответил и выразительно посмотрел на графа Седрика. Летиция перехватила его взгляд и сказала: - Можешь говорить, здесь все свои.
   - Моё имя вам ничего не скажет, ваша светлость. Скажу лишь, что я прибыл из Фрубурга и принёс вам послание от небезызвестного вам лица.
   - Давайте же его сюда! - нетерпеливо потребовала герцогиня, вставая с кресла. Незнакомец сунул руку за пазуху, вынул оттуда свернутую в трубочку бумагу, скреплённую сургучной печатью, и протянул её герцогине. Та с жадностью схватила бумагу и вернулась в своё кресло. Прочитав письмо, Летиция, не сдержавшись, издала торжествующий возглас.
   - Что с вами, сударыня? - встревожено спросил граф, явно не ожидавший такой реакции от человека, пребывающего в трауре.
   - Ничего, ничего, милый граф. Со мной всё в порядке, - улыбаясь, успокоила графа Летиция и дёрнула за шнур звонка. В ту же секунду дверь открылась, и на пороге снова возник знакомый силуэт Гектора, личного секретаря герцогини.
   - Я вас слушаю, ваша светлость, - произнёс секретарь и покосился на незнакомца неподвижно стоявшего посреди комнаты.
   - Проводи этого человека, - герцогиня небрежно махнула в сторону незнакомца, - и распорядись, чтобы его накормили и почистили его одежду. Пусть отдохнёт у нас, если захочет.
   Летиция повернулась к посланцу из Фрубурга: - Скажите любезный, не передавали ли мне что-нибудь на словах?
   - Нет, ваша светлость.
   - В таком случае, сударь, можете быть свободным. Гектор позаботиться о вас и о вашем вознаграждении.
   - Благодарю вас, ваша светлость, - почтительно склонил голову незнакомец.
   - Идёмте сударь, - сказал секретарь и указал рукой на дверь. Незнакомец слегка поклонился герцогине и направился к выходу. Секретарь, обменявшись с госпожой выразительным взглядом, последовал за ним. Летиция повернулась лицом к графу Седрику, глаза её сияли.
   - Вас, граф, наверное, тоже интересует, почему блестящий полководец, король Карл, внезапно отложил поход? - тоном полным превосходства, спросила она.
   - Да, ваша светлость, меня гложет любопытство, и я очень надеюсь, что вы его удовлетворите.
   - Извольте сударь. Мой друг сообщает, что буквально за считанные дни до выступления армии Карла, дочери короля внезапно заболели странной болезнью, повлиявшей на их рассудок. В довершении ко всему, одна из сестёр бесследно исчезла из дворца.
   - То есть, как? - изумлённо спросил граф Седрик.
   - Не знаю, - равнодушно пожала плечами Летиция, - в письме об этом ни слова.
   - Но это не главное, дорогой мой! - с жаром продолжала герцогиня, - главное, то что, по словам моего друга, король, да что там король, весь двор, находятся в крайне подавленном состоянии! Карл деморализован и не способен принимать решения! Их сейчас можно брать голыми руками! Понимаете граф?! Мой друг настоятельно советует немедленно воспользоваться сложившейся ситуацией, и захватить престол.
   - Кто он, ваш таинственный друг? Ему можно верить? - с сомнением в голосе, спросил граф.
   - Можно. В качестве доказательства, скажу вам, что произошедшее с принцессами его рук дело. Достаточно? - не дожидаясь ответа, герцогиня продолжала.
   - Скажу вам больше, граф, на этом он не остановится, дальше будет только веселее! - плотоядно улыбнулась она. Летиция встала, граф Седрик тут же последовал её примеру и невольно залюбовался своей госпожой. Красивая, статная, Летиция Кастилья в эту минуту, была олицетворением безграничной власти и веры в себя.
   - Слава всевышнему! - не удержавшись, воскликнул граф, - наконец-то я вижу перед собой настоящую властительницу могучего герцогства!
   - Данной мне властью, - торжественно произнесла герцогиня, - приказываю, вам граф, немедленно возвращаться в Мендин и начинать подготовку к наступлению на Фрубург. Мы объявляем Карлу войну! Я наделяю вас всеми соответствующими полномочиями. Сама же я прибуду в столицу, как только войска будут готовы к походу. Сколько вам понадобиться времени на подготовку?
   - Но...
   - Никаких но, граф. Я приняла решение! Даю вам неделю, не больше.
   Понимая, что возражать бесполезно, граф склонил голову, в знак повиновения.
   - Слушаю ваша светлость.
   - Я вас более не задерживаю, г-н граф. Гектор подготовит нужные бумаги, я их подпишу, и можете возвращаться.
   Граф Седрик, несколько уязвлённый излишне официальным тоном герцогини, холодно поклонился и направился к выходу.
   - Постойте граф! - спохватилась Летиция, почувствовав, что перегнула палку, - прошу простить меня за излишний пафос. Но я не смогла сдержаться. Два долгих года я ждала..., и вот, наконец, фортуна повернулась ко мне лицом. И я ни за что не позволю себе упустить этот шанс. Поймите меня правильно, граф.
   Граф Седрик сделал ещё пару шагов и остановился. Затем он медленно повернулся к Летиции.
   - Я вас понимаю сударыня. И полностью поддерживаю, - сказал он и поклонился.
   - Ну и прекрасно! - весело сказала Летиция.
   - А знаете что, граф, - продолжала она всё тем же игривым тоном, - пока Гектор будет готовить бумаги, я предлагаю вам отобедать со мной. Согласны?
   - Как я могу отказаться от такой чести, ваша светлость! - улыбнулся граф, - с удовольствием принимаю ваше предложение. И в связи с этим, прошу вашего позволения, удалиться. Мне нужно переодеться.
   - Конечно, г-н Седрик. Прошу вас.
   Дождавшись, когда за графом закроется дверь, Летиция снова уселась в кресло и ещё раз перечитала письмо. Дочитав его до конца, она откинулась на широкую удобную спинку кресла и сладко потянулась. Затем она встала и подошла к большому, в массивной, покрытой золотой краской оправе, зеркалу. С минуту Летиция осматривала себя, поворачиваясь, то правым боком, то левым. Оставшись удовлетворённой осмотром, она не смогла сдержать широкой улыбки, обнажившей два ряда великолепных белоснежных зубов. Вдоволь собой, налюбовавшись, герцогиня Кастилья, которую вдруг перестали беспокоить страхи относительно дальнейших взаимоотношений с бароном Аусверфом, вернулась к креслу и вызвала к себе секретаря.
   - Вот что, Гектор, я хочу, чтобы ты подготовил приказ о назначении графа Седрика главнокомандующим моей армией. Подготовь соответствующие бумаги, дающие ему право распоряжаться всеми вооруженными силами герцогства. После обеда он должен отбыть в Мендин, где займётся подготовкой наступления на Фрубург. Приказ подготовь немедленно, я хочу подписать его до обеда. Понятно?
   - Да, ваша светлость, понятно. Понятно то, что мы начинаем войну с королём Мармонта.
   - Совершенно верно, Гектор. И на этот раз, победа будет за нами, в этом я не сомневаюсь.
   - Я могу идти, ваша светлость?
   - Погоди. У меня к тебе есть ещё одно поручение.
   - Я весь внимание, ваша светлость.
   - Найди и доставь сюда капитана Мартарена.
   Секретарь удивлённо приподнял брови: "Как срочно, ваша светлость"?
   - Как можно скорее.
   - А если он не в Мендине, а где-нибудь..., - секретарь неопределённо махнул рукой.
   - Черт возьми, Гектор! Мне всё равно, где сейчас находится этот человек! Он мне нужен и точка! Найди его или, по-крайней мере выясни, где он. Тебе ясно?
   - Да, ваша светлость. Осмелюсь спросить, зачем вам этот авантюрист?
   - Мне стало известно, где находится Томас Бамбелла.
   - Но как вы это узнали? - изумился секретарь.
   - Джек Блэквуд начал отрабатывать свой гонорар. Его люди нашли капитана, на чьём судне, Бамбелла отправился в свою необитаемую тюрьму.
   - И вы хотите, чтобы Мартарен отправился за Бамбеллой и привёз его сюда?
   - Сюда или не сюда, не важно, - поморщилась герцогиня, - главное, чтобы он доставил его ко мне, ясно?
   - Но почему именно Мартарен? - спросил секретарь.
   - А тебе не кажется, Гектор, что для секретаря ты слишком болтлив и любопытен?
   - Виноват, ваша милость, простите, - потупился секретарь.
   - Ты уж определись дорогой, милость или светлость, - усмехнулась герцогиня.
   - Ты мне нравишься Гектор, - после небольшой паузы, уже серьёзным тоном, продолжала Летиция, - нравишься, что ты такой расторопный и исполнительный. Но хочу предупредить, чтобы ты не злоупотреблял моим хорошим отношением к тебе. Умерь своё любопытство и не суй свой нос в дела, которые тебя совершенно не касаются, иначе твоя карьера оборвётся самым трагическим образом. Надеюсь, ты меня понимаешь?
   - Да, ваша милость, понимаю, - пролепетал молодой человек и виновато опустил голову.
   - Ну, что ж, - удовлетворённо заметила герцогиня, - полагаю, урок закончен.
   Оставшись одна, Летиция Кастилья ещё долго сидела в своём кресле, размышляя о том, правильно ли она поступила, отдав приказ о наступлении на Фрубург. В её голове ещё свежи были воспоминания о поражении двухгодичной давности. И вот, теперь, когда эмоциональный порыв, навеянный письмом барона, прошёл, и к герцогине вернулось способность мыслить трезво, сомнения стали настойчиво терзать её душу. Несмотря на ненависть, в глубине души она отдавала должное королю Мармонта и, не без оснований, побаивалась его полководческих талантов. С другой стороны, она понимала, что другого шанса у неё может и не быть. В конце концов, она сама этого хотела, хотела так, что вынуждена была обратиться за помощью к тёмным силам и ещё неизвестно, чем для неё может закончиться её нерешительность в решающий момент. "Значит, так тому и быть! - подвела итог своим размышлениям Летиция, - и да поможет мне.... Фу, ты черт! - спохватилась герцогиня и засмеялась".
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 25
  
  
  
  
   Выстрела, спасшего ему жизнь, Том не слышал, вернее, будет сказать, не осознал, считая его плодом галлюцинации. Однако шум грузно падающего тела и отчаянный поросячий визг разбегающегося в разные стороны кабаньего семейства, вернули его в действительность. Первое, что увидел Том, открыв глаза, это отвратительная окровавленная морда вепря, уставившаяся на него неподвижным безжизненным взглядом. Только сейчас он смог по-настоящему оценить размеры лесного монстра. Зверь был настолько крупный, что его черная туша, покрытая жёсткой густой шерстью, поначалу показалась Тому нереальной, он даже потрогал её, чтобы убедиться, что перед ним действительно настоящий дикий кабан.
   - Повезло тебе парень, - услышал он чей-то голос. Том поднял глаза и увидел приближающегося к нему бородатого, крепкого телосложения, мужчину, сжимающего в правой руке ружьё.
   - Опоздай я на полминуты, и плакали мои денежки, - продолжал, между тем, незнакомец, лицо которого, по мере приближения, показалось Тому знакомым.
   - Кто вы? - осторожно спросил юноша.
   - Не узнаёшь меня? - насмешливо спросил мужчина и протянул Тому руку, чтобы помочь ему подняться.
   Прежде чем ответить, Том отряхнул грязь и привёл в порядок одежду. Убедившись, что с ней всё в порядке, он внимательно посмотрел на незнакомца и, спустя несколько секунд, сказал: "Лицо ваше кажется мне знакомым, но узнать вас я не могу".
   - Меня зовут Тобиас. Тобиас Вальц, - представился незнакомец.
   - Вальц..., - наморщил лоб Том, - что-то припоминаю. Точно! Вспомнил! Вы сын этого, как его? Забыл. Ну, в общем, главы рыбацкой артели из посёлка.... Надо же, тоже забыл.
   - Птитбрайс, - напомнил Тобиас Вальц.
   - Ага! Верно! Птитбрайс! - обрадовался Том и спросил: - Но как, вы здесь оказались?
   - Надо выбираться отсюда, - вместо ответа, сказал Вальц, - пойдём, время близится к вечеру, стемнеет, можем заблудиться. Ты со страху, чёрте куда забежал, я тебя еле нашёл. Ну, что, идём?
   - Идём, - насторожено произнёс Том. "В, конце концов, - подумал он, - убивать этот Тобиас меня не намерен. Хотел бы, не спасал. И потом, он что-то говорил про деньги. Короче говоря, в одном он прав, для начала, нужно выбраться отсюда, а там посмотрим". А вслух он сказал: - Кстати, спасибо, что спас мне жизнь.
   Вальц в ответ только хмыкнул. Дальше шли молча. Когда вышли из леса, уже порядком стемнело. Телеги, на которой Том и Мэнни направлялись в столицу Мармонта, на дороге не оказалось.
   - А где телега, где Мэнни? - с тревогой спросил Том и замедлил ход.
   - Телегу вашу я спрятал, не бросать же её на дороге. Сам понимаешь, - уклончиво ответил Тобиас.
   - А Мэнни? - не унимался Том, - где он, что с ним? Он жив? Ведь это ты стрелял в него, правда?
   - Как много вопросов, - усмехнулся Тобиас, - и все они касаются этого дурня. Даже обидно! Убил я его и дело с концом. Такой ответ тебя устраивает?
   - Зачем?! - с негодованием, воскликнул Том.
   - Мешал он мне.
   - Мешал?! Ах, вот оно что! - догадался Том, - ты решил заменить его. Ну, конечно! Как же я сразу не догадался! Но как ты узнал? Ааа, понимаю. В банде одноногого, у тебя есть свой человек! Я прав?
   - А ты смышленый, я это ещё тогда заметил. Во только запамятовал, как тебя зовут. Напомни-ка.
   - Том, Том Сойер, - хмуро буркнул Том. Мэнни, конечно, не принадлежал к числу лучших представителей человечества, но убийство! "Да, - подумал Том, - попал ты парень из огня, да в полымя! Но деваться некуда, надо выкручиваться"!
   - Чего задумался? - спросил его Тобиас, - жалко Мэнни? Зря! Он давно заслужил, не пулю, так виселицу. Вон, кстати и телега, цела целёхонька! Да и куда ей деться, она же под присмотром. Ну, что, Мак? Говорил я тебе, что вернусь не с пустыми руками? А? Вот тебе курица, которая может принести нам золотые яйца.
   - Привет парень! Давно не виделись! - гаденько улыбаясь, приветствовал Тома человек, которого он с удовольствием утопил бы в ближайшем водоёме. Впрочем, не только его одного.
   - Ну, что, транспорт есть, - бодро заметил Вальц, - конь приличный, не пожалел, старый скряга! Поехали, до Дорсада всего несколько миль. Там и переночуем. Мак, где наши лошади?
   - Там, где мы их оставили.
   - Так сходи за ними! Поедешь за нами. Смотри не отставай, а то, не ровён час, собьёшься с дороги, в темноте то.
   - Ладно, не учи учёного.
   - Никуда я не поеду! - решительно заявил Том.
   - Вот тебе раз! - крякнул Тобиас.
   - Тебе что, парень, жизнь надоела? - грубо спросил он, - хочешь отправиться вслед за своим дружком?
   - Он мне не дружок, если ты о Мэнни, - невозмутимо ответил Том.
   - Ладно, - тон Тобиаса немного смягчился, - давай поговорим. Чего ты хочешь? Мы оба знаем, что ты едешь во Фрубург, клянчить у королевы деньги на выкуп. Так?
   Том молчал.
   - Можешь не отвечать, я и так знаю, что это так.
   - Да что ты говоришь?! - съязвил Том, - интересно, откуда такие познания?
   - Дерзит малец, - подал голос Мак, - может поучить его Тоби?
   - Успеем, - ответил Вальц и снова повернулся лицом к Тому.
   - Так вот слушай сюда дружище, отдашь все деньги нам, и будем считать, что ты купил себе жизнь. Потом можешь катиться на все четыре стороны. Но если попытаешься нас обмануть, не я, так Мак, тебя из под земли достанем и отрежем голову, тем более, что лично у меня давно руки чешутся это сделать. Ясно?
   - А как же Гек? - спросил Том.
   - Какой ещё Гек? Приятель твой что ли? Нашёл о ком вспоминать! Ты о себе думай дурень! Своя рубашка, как известно, ближе к телу. Ну, что? Поехали?
   - Поехали, - кивнул Том и добавил, - но только в обратную сторону.
   - Чего?! - угрожающе подступил к нему Вальц, - чего ты несёшь?!
   - В обратную, - твёрдо повторил Том, - что тут непонятного?
   - Ах, ты гадёныш! Да я, сейчас разнесу твою башку в клочья! - заорал Вальц и вскинул ружьё.
   - Разнеси, разнеси, - издевательским тоном продолжал Том, которому на самом деле, стоило больших усилий казаться спокойным, - только помни, что в этом случае, денег вам действительно не видать, как своих ушей!
   Вальц опустил ружьё и хмуро уставился на Тома.
   - Ну, что? Будем договариваться? - спросил Том, стараясь унять предательскую дрожь в коленях.
   - Говори! - процедил Вальц.
   - Сразу хочу сказать тебе Тобиас, что пока мы не освободим моего друга, ни в какой Фрубург я не поеду. Это моё непременное и окончательное условие.
   Том немного помолчал, ожидая реакцию на свои слова. Однако, ни Вальц, ни Мак никак не отреагировали на сказанное Томом, продолжая сверлить его яростными взглядами.
   - Моё предложение таково, - солидно продолжил Том, почувствовавший, что моральное преимущество на его стороне и надо ковать железо, пока оно горячо.
   - Мы возвращаемся и освобождаем Гека, даже если для этого понадобиться убить всех членов шайки Гарди, включая его самого. Короче говоря, если хотите получить деньги, придумайте, как освободить моего товарища. Если всё пройдёт хорошо, мы отправимся в столицу Мармонта. Там я иду к королеве, а Гек остаётся с вами, я получаю деньги и отдаю их вам, с надеждой, что вы ими подавитесь. Ну, а если, к моему глубокому сожалению, этого не произойдёт, что ж, мы разойдёмся, как в море корабли. Мы с Геком направо, а вы хоть к чёрту на рога. Ну, вот, собственно, и всё.
   Некоторое время, Вальц в задумчивости трепал свою бороду и вдруг расхохотался. Том растерялся, он не ожидал, что Вальц так отреагирует на его слова. Между тем, Вальц внезапно оборвал смех и снова угрожающе поднял ружьё.
   - Ты что, мерзавец, мало того, что дерзишь, ещё и за дурака меня принимаешь?
   - Нет, - стараясь говорить, как можно спокойнее, ответил Том и непроизвольно отступил на шаг.
   - Можешь топтаться, сколько захочешь, пуля всё равно тебя догонит в случае чего, - заметил Вальц и опустил ружьё.
   - Почему ты считаешь, что я тебя принимаю за дурака? - осторожно спросил Том, косясь на оружие.
   - Да потому что ты вернёшься от королевы не с деньгами, а с ротой гвардейцев, вот почему!
   - Вот сейчас Тобиас, извини, конечно, ты рассуждаешь действительно, как дурак.
   - Но, но! Полегче! А то моё терпение лопнет!
   - Можно и полегче, - пожал плечами Том, - только прежде, ответь мне на вопрос. Скажи, а что мешает мне вернуться с ротой гвардейцев, в первом случае? А? Пойми Тобиас, если с тобой останется мой друг Гек, жизнь которого, как, впрочем, и моя, дороже мне всех денег на свете, чего ради, я буду рисковать? Тем более, что деньги не мои. Ну, что? Согласен?
   Вальц снова задумался.
   - А ты уверен, что королева даст деньги? - спросил он, после минутного раздумья.
   - Даст! - убеждённо сказал Том, - и ты сам знаешь почему.
   - Ну, что Мак? - обратился Вальц к своему подельнику, - что будем делать?
   - Думаю, малый прав. Заложник нам не помешает.
   - Ладно, - медленно проговорил Вальц, - убедил, поехали в Птитбрайс, обмозгуем, как нам обтяпать это дельце.
   - Не понял! Зачем нам туда? А! - внезапно догадался Том, - посёлок недалеко от логова Гарди! Ну, конечно! Стал бы одноногий убегать к чёрту на кулички! Так ты с ним заодно, Тобиас? - спросил Том и сам же ответил, - конечно, заодно! Днём, мирный рыбак, а ночью бандит! Хотя нет, не так. Скорее всего, ты наводчик, глаза и уши банды. А что! Стоит проехать через ваш Птитбрайс, какому-нибудь богатенькому Буратино, а ты тут, как тут. Весточку в лес и дело с концом! Ловко! А Мак, как я понимаю, у вас вроде связного. А что? Удобно. Катается туда - сюда, а заодно и таких доверчивых дурачков, как мы с Геком, подбирает. А еще, ты, небось, помогаешь сбывать награбленное. Да, Тобиас? Или я не прав?
   - Ты всё сказал? - хмуро спросил Вальц.
   - Пожалуй, всё. Что тут ещё скажешь.
   - Вот слушаю я тебя, и мне всё больше хочется бросить всю эту затею и пристрелить тебя, как собаку, - задумчиво произнёс Вальц, и лицо его приняло мученическое выражение, какое бывает у людей, стоящих перед трудным выбором.
   - А как же деньги, Тобиас? Такую кучу денег, грабежом на дорогах не заработаешь.
   - В том-то и дело, - сказал Вальц, и, со вздохом, повторил, - в том-то и дело. Ладно, поехали, а то скоро совсем стемнеет.
   - Так куда едем, Тобиас? - на всякий случай, уточнил Том.
   - Домой, - буркнул Вальц и взяв под уздцы коня повел того на дорогу. Примерно через полчаса, совсем стемнело, кругом стояла такая тишина, что скрип не смазанных колёс телеги, наверное, был слышен на многие мили вокруг. Спутники поневоле, молчали, думая каждый о своём. Том находился в приподнятом настроении, он считал, что всё складывается лучше, чем он предполагал. Теперь он был почти уверен, что, с помощью Вальца и Мака, ему удастся освободить товарища. Ну, а дальше, только бы добраться до Фрубурга, а там.... Эх, жалко Томас далеко, уж он то, наверняка придумал бы, как избавиться от этих двух прохиндеев. Ну, да ничего, сами с усами! Чего-нибудь, да придумаем. Мысли Тома прервал возглас Мака.
   - Тысяча чертей! Не видно не зги! Похоже на дождь тянет.
   - Да, похоже, - согласился Вальц.
   - Вот что, Мак. Думаю нам нужно остановиться на ночевку. Тут где-то недалеко постоялый двор должен быть. Мы проезжали его помнишь?
   - Я помню! - вставил Том, который очень обрадовался перспективе хорошенько отдохнуть после всех волнений дня. И действительно, через некоторое время они увидели слабый огонек, мерцающий среди редких деревьев.
   Примерно в это же время, в разбойничьем притоне одноногого атамана между ним и его супругой происходил следующий разговор.
   - Почему ты послал Мэнни одного, Гарди? - спросила Мира мужа, наполняя два стакана вином.
   - Ты за этим меня оторвала от игры? - недовольно спросил Гарди, делая попытку подняться из-за стола.
   - Постой, - сказала Мира и потянула на себя костыль, - сначала ответь мне.
   - Чёрт возьми! Ты что себе позволяешь?! - вскипел Гарди.
   - Ответь мне, Гарди, - настаивала Мира, не отдавая мужу костыль, - ответь мне, а потом катись к своим дружкам.
   - Какая же ты дура, Мира! На самом деле, всё очень просто. Чем больше людей поехали бы с этим мальчишкой, тем большая вероятность того, что они не вернулись бы сюда. И наши денежки, вместе с ними. Понятно тебе?
   - Понятно. Но почему, в таком случае, ты не послал с Мэнни хотя бы меня?
   - Тебя? - удивился Гарди и рассмеялся, - а чем ты жёнушка, отличаешься от других? А?
   - Ты мне не доверяешь, старый хрыч?! - вскочила со стула Мира и замахнулась на мужа костылём.
   - Эй! Эй! Ну-ка сядь, стерва! Я уже говорил, и не раз, что не доверяю никому.
   - Но я твоя жена! Мне ты, значит, не доверяешь, а Мэнни тупоголовому увальню, доверяешь.
   - Во всяком случае, ему я доверяю больше, чем другим. Я уже, кажется, говорил почему. И вообще, к чему весь этот разговор Мира?
   - А вот к чему, старый дуралей! - сказала Мира и протянула мужу костыль.
   - Выпей вина и послушай, что я хочу тебе сказать.
   - Ну, ну, - проскрипел Гарди и сделал изрядный глоток.
   - У нас завёлся предатель. И я почему-то уверена, что его предательство связано с этим выкупом, - заявила Мира и залпом осушила свой стакан.
   - Ты что несёшь, дура?! Какой ещё предатель?! О ком ты?
   - Мак, - коротко ответила Мира.
   - Мак?! Ты в своём уме?! - побагровел Гарди.
   - Да, Мак, - спокойно повторила Мира, - и я попытаюсь доказать тебе это. Во-первых, Мак больше чем кто-либо из нас якшается с Тобиасом Вальцем. Так?
   - Ну и что? - хмуро заметил Гарди, - у него обязанность такая, он наш связной. А Вальц, сама знаешь, кто он для нас. Мы без него, как без рук.
   - Во-вторых, - невозмутимо продолжала Мира, - если ты помнишь, Мак вчера уехал почти сразу после твоего решения послать мальчишку за выкупом. И это несмотря на то, что на дворе уже был поздний вечер.
   Гарди сощурил правый глаз и судорожно сглотнул.
   - Дааа, - медленно произнёс он, после небольшого раздумья, - тут ты пожалуй, права, обычно он всегда ночует здесь или в Птитбрайсе, если не успел выехать засветло. Так ты думаешь...
   - Тут и думать нечего, - перебила Гарди Мира, - ясно, что они с Вальцем сговорились и хотят заграбастать все деньги себе.
   - Но зачем ему надо было ехать в Птитбрайс ночью, мог бы подождать до утра и, не вызвав подозрения, спокойно.... Постой, постой! Ну, конечно! Ему нельзя было терять времени. Во-первых, нужно добраться до посёлка, а это не очень близко. Во-вторых, рассказать обо всём Вальцу, придумать план и успеть устроить засаду на дороге, по которой поедет телега. На все это тоже нужно время. Так, так, - продолжал рассуждать Гарди, с каждой минутой, становясь всё мрачнее и мрачнее.
   - Ну почему ты думаешь, что они могли напасть на Мэнни до того, как мальчишка получит деньги? - спросила Мира.
   - Не знаю, - пожал плечами Гарди, - мне почему-то так кажется. Вальц нетерпелив и жаден, как и его покойный отец. Он, например, мог подумать, что этот пацан обведёт Мэнни вокруг пальца и, либо скроется с деньгами, либо приведёт полицейских.
   - А почему ты, так не подумал Гарди?
   - Я много пожил на этом свете, Мира, - усмехнулся одноногий атаман, - и в людях кое-что понимаю. Пацан этот, Том, не предатель по природе, и он сделает всё возможное и невозможное, чтобы освободить своего товарища. Ясно? Поэтому почти не сомневался, или..., - тут Гарди запнулся, - или, - после паузы повторил он, - теперь уже сомневаюсь, что он принесёт деньги. Надо что-то делать Мира, думаю, что у нас есть ещё шанс разбогатеть.
   - Что же нам делать Гарди?
   - А вот что! - возбуждённо провозгласил одноногий бандит, - если я не ошибся в парне, то он, наверняка потребует от Вальца, чтобы он помог ему освободить этого, как его...? Фу, ты, чёрт! Ну, ты поняла кого!
   Мира инстинктивно кивнула, заворожено глядя на мужа.
   - Значит, они вынуждены будут заявиться сюда! Понимаешь?!
   - Понимаю, - прошептала Мира.
   - А мы их здесь встретим!
   - А то!!! - не выдержав, вскричала Мира и бросилась к мужу обниматься.
   - Но! Но! Брось эти свои телячьи нежности! - грубо оттолкнул её Гарди, - не время миловаться! Получим деньги, вот тогда...
   - Что тогда? - недовольно пробурчала отвергнутая Мира.
   - Я покажу тебе небо в алмазах! Вот что тогда! А пока, позови-ка ко мне Келли.
   Спустя минуту, будучи изрядно навеселе, в комнате появился Келли. С трудом переступив порог, он упёрся спиной в стену и уставился на главаря тяжёлым мутным взглядом.
   - Ты способен соображать? - спросил его Гарди.
   - А то, как же? - заикаясь, с трудом, проговорил Келли и пьяно ухмыляясь, приготовился слушать.
   Гарди вкратце изложил ему суть дела. Удивительно, но факт, слушая своего главаря, Келли трезвел прямо на глазах.
   - Вот сволочь! Недаром, я его терпеть не мог! - воскликнул он и, сделав пару вполне уже уверенных шагов, уселся за стол рядом с Мирой.
   - Ты о ком? - спросил его Гарди.
   - О Вальце конечно!
   - А Мак?
   - Мак просто дурак! Мне жаль его, но раз он так поступил, пусть пеняет на себя.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 26
  
  
  
  
  
   План Тобиаса Вальца был прост и, вобщем-то, напрашивался сам собой. Мак должен был отправиться в банду и сообщить им, что из Птитбрайса утром, в сторону Фрубурга, выехал какой-то толстосум в сопровождении всего трёх охранников. Банда, как это было у них заведено, в полном составе, ну, может быть, за исключением жены Гарди или кого-нибудь другого, должен же был кто-то остаться, чтобы охранять пленника, покинет своё логово, чтобы ограбить незадачливого путешественника, рискнувшего передвигаться по дорогам Мармонта без соответствующей охраны. Пока бандиты будут преследовать мифическую добычу, Вальц с Маком и Томом освободят заложника. Простота плана и, прежде всего, его очевидность немного настораживала Тома и вызывала в нём плохие предчувствия. Но ничего другого он предложить не мог и вынужден был согласиться с Вальцем. Едва рассвело, они отправились в путь. Вальц передумал ехать в Птитбрайс, несмотря на то, что он был практически по пути, в принципе он был прав, ехать в посёлок, попусту терять время. И сейчас все трое направлялись к разбойничьему пристанищу.
   - Эй, Тоби! - внезапно крикнул Мак, ехавший верхом впереди телеги, на которой сидели Вальц и Том, - вижу всадников! Их трое! Несутся во весь опор! И, похоже, прямо на нас! Что будем делать?!
   - Спокойно, - сказал Вальц и потянул на себя лежащее рядом ружьё. Мак, в свою очередь, вынул из-за пояса пистолет. "Кажется, предчувствия меня не обманули! - с горечью подумал Том и почувствовал, как браслет пришёл в движение и стал сдавливать запястье. Он вытянул шею и стал внимательно вглядываться в приближающихся с пугающей быстротой всадников. Один из них, который опережал остальных, показался Тому знакомым. "Да это же Келли! - пронзила его догадка, от которой ему стало страшно. Значит одноногий мерзавец обо всём догадался"! В этот момент Келли, а это был действительно он, на полном скаку вытянул вперёд правую руку и выстрелил. Мак охнул, схватился рукой за грудь и, проехав ещё немного, свалился с лошади, запутавшись в стременах. Келли издал торжествующий клич, однако радовался он недолго, ибо его немедленно постигла та же участь, что и бывшего соратника. На этот раз Вальц, которому до этого, показать свою меткость мешал скачущий впереди Мак, не стал тянуть кота за хвост, и выстрелил из своего ружья. Выстрел оказался очень удачным, пуля попала правой руке Гарди, прямо в лоб. Бандит умер мгновенно. Всё произошло так стремительно, что Том только рот разинул.
   - Ложись!!! - заорал Вальц и с силой натянул поводья. Телега остановилась. Том, не мешкая, повалился на дно телеги под защиту её деревянных бортов. Раздалось несколько выстрелов. Одна из пуль с хрустом отколола деревянную щепку и, потеряв свою убойную силу, затерялась где-то в соломе на дне телеги. Вальц расположился рядом с Томом и стал перезаряжать ружьё.
   - Втравил ты меня в историю! - задыхаясь от возбуждения, прохрипел он, - ну, да делать нечего, придётся нам, на некоторое время, стать союзниками. Иначе, живыми отсюда не выберемся. Стрелять умеешь?
   - Умею, - прошептал Том.
   - Ну и хорошо. Тогда вытащи у меня сзади из-за пояса пистолет. Осторожно, он заряжен. А! Испугались, сволочи! - с удовлетворением отметил Вальц, наблюдая за бандитами через щель между досками, из которых были сколочены борта телеги. Между тем разбойники, отъехав на безопасное расстояние, о чём-то переговаривались, изредка бросая взгляды в сторону телеги.
   - А если они уедут за подмогой? - прошептал Том.
   - Ну, и хорошо. Нам это на руку. Пока они доскачут до своего логова, мы успеем спрятаться так, что они нас днём с огнём не найдут.
   - Значит, не уедут, - вздохнул Том, - а будут выкуривать нас отсюда до победного конца.
   - Не знаю, не знаю, - с сомнением в голосе, произнес Вальц, - дорога эта оживлённая, народу здесь всякого полным полно проезжает. Вояки тоже попадаются. А то, гляди, вельможа, какой, проедет, да ещё с охраной. Так что, как ни крути, не с руки им вечно здесь торчать. Запросто можно нарваться на неприятности.
   Том снова прильнул к щели и, к своему неудовольствию, убедился, что бандиты и не думали ретироваться. Они стали колесить вокруг телеги, то приближаясь к ней, в этот момент они производили выстрелы, то отдаляясь от неё на безопасное расстояние. Тому никак не удавалось поймать кого-нибудь из них на мушку. Вальц пару раз пальнул, но тоже без особого успеха. "Интересно, долго это будет продолжаться"? - подумал Том.
   - Может, поедем? - предложил он.
   - Что толку? - возразил Вальц, - они нас догонят в два счёта. Нет, надо тянуть время, пока на дороге не появятся люди. Тогда нам проще будет от них улизнуть. А если повезёт пристрелить кого-нибудь из них...
   - А лучше, обоих! - запальчиво перебил Вальца Том, вспомнив о друге дожидающимся от него помощи.
   Вальц в ответ только хмыкнул, продолжая внимательно следить за бандитами. И не зря, поскольку те, перешли к более активным действиям. Первым делом, они застрелили коня впряжённого в телегу, тем самым обездвижив её окончательно. Правда, оставалась лошадь Вальца, но она сейчас была бесполезна, потому, что была привязана к телеге сзади. Бедное животное, лишённое возможности двигаться, похоже, было на грани безумия от страха. Видя страдания лошади, Том не выдержал и, рискуя жизнью, отвязал её. Она тут же умчалась прочь.
   - Ты зачем это сделал идиот!!! - зарычал Вальц.
   - А какой от неё толк?! - огрызнулся Том.
   - Смотри! - вскричал Вальц, - эти сволочи, подожгли траву!
   Том прильнул к щели, и его сердце обмерло от страха. На беду, телега находилась на обочине дороги, по обеим сторонам которой росла высокая густая трава. Стояла середина лета и трава уже давно не радовала глаз сочной изумрудной зеленью, а имела вид пожухлого от нестерпимой жары бурьяна, который сейчас с удовольствием пожирало бушующее пламя. Пламя приближалось к телеге с пугающей быстротой. Том не стал дожидаться, когда их укрытие загорится и спрыгнул с телеги на землю. Раздались выстрелы, Том упал ничком и замер, одной рукой он прикрыл голову, другую с пистолетом, поджал под себя. Вальц, понимая, что другого выхода нет, последовал его примеру, но в отличие от Тома, не остался на месте, а покатился по земле, стараясь спрятаться за густым белым дымом. Однако бандиты не дремали, каждый из них выбрал себе жертву и занимался только ей. Том ничего другого не придумал, как притвориться мёртвым. Он услышал приближающийся топот копыт и фырканье лошади. Потом снова раздались выстрелы. Один, потом, после небольшой паузы, второй.
   - Ну, что убил мерзавца?
   Голос раздался над самой головой Тома, он ещё сильнее вжался в землю, как-будто хотел раствориться в ней.
   - Не знаю! Может, попал, а может, и нет! Не видно ни черта! А у тебя что? Нашёл щенка?!
   - Нашёл. Да что толку, он, кажется того.
   - Чего, чего? - видимо, не расслышал разбойник, охотившийся за Вальцем.
   - Ничего! - озабоченно ответил первый бандит и слез с лошади. Сердце Тома готово было выскочить из груди. "Ну, Томми, держись"! - вихрем пронеслось в голове. Он услышал, как хрустнули суставы в коленях присевшего рядом с ним, на корточки, бандита, почувствовал, как крепкие пальцы сжали воротник его рубашки. Мощным рывком, бандит перевернул Тома на спину и отпрянул, увидев направленный на него пистолет. Том зажмурил глаза и выстрелил. Дальше было всё, как в тумане, после, как ему показалось, нескончаемого сумасшедшего бега, когда лёгкие готовы были уже разорваться от напряжения, он решил, наконец, остановиться. Тяжело дыша, Том оглянулся, пламя полыхало уже по обеим сторонам дороги, стена огня подбиралась к лесу, за серым-белым едким дымом Том с трудом различил человеческие фигуры. А может ему это привиделось? Вернуться? Нет! Рисковать нельзя! Надо уходить отсюда и, как можно скорее! С этими мыслями Том, больше не оглядываясь, побрёл по пыльной дороге, томимый самыми мрачными мыслями. Навстречу ему всё чаще стали попадаться люди, кто пешком, кто верхом, кто на транспорте, он смотрел на них и не видел, потому, что мозг его был парализован. Он убил человека, пусть бандита, но человека! И что самое прискорбное, это вынужденное убийство никак не приблизило его к цели, освобождению товарища, которому грозила смертельная опасность. Страшное отчаяние охватило Тома, он готов был рвать на себе волосы. Но, ни одна хоть сколько-нибудь здравая мысль, что делать дальше, не приходила ему в голову.
   - Эй! Парень! Ты что такой грустный? Может, потерял чего?
   Том вздрогнул и поднял голову, с ним поравнялась лёгкая двуколка, которой управлял огненно-рыжий, с лицом, густо покрытым веснушками, молодой человек в залихватски сдвинутой на затылок щегольской шляпе с пером.
   - Да, нет, ничего я не потерял, - ответил Том и опустил голову, давая понять незнакомцу, что разговор окончен.
   - Может тебя подвезти? - не унимался рыжий, - а то на тебя смотреть страшно, такой весь несчастный, аж жуть берёт.
   Том хотел было уже огрызнуться, чтобы навязчивый сочувствователь отстал от него, но вместо этого он внезапно остановился и спросил: - До Птитбрайса подбросишь? Только у меня денег нет, сразу предупреждаю.
   - Да не нужны мне твои деньги! - радостно воскликнул рыжий незнакомец, - мне попутчик нужен! Скучно одному ехать, понимаешь? Эх, жалко, что ты только до Птитбрайса. До него всего ничего осталось, правда, придётся немного отклониться от дороги, ну, да ладно! Довезу! Чего уж там! Садись.
   Дождавшись, когда Том устроиться рядом, рыжий спросил, как его зовут. Том представился, и рассказал, что живёт в Птитбрайсе, что ездил по делам во Фрубург и на обратном пути его ограбили, и он теперь вынужден пешком добираться домой.
   - Да есть, отчего расстроится, - посочувствовал ему рыжий, - а меня зовут Фран. Фран Кормик. Я тоже был во Фрубурге по делам отцовской конторы, он у меня адвокат!
   При этих словах, новый знакомец Тома значительно поднял указательный палец правой руки вверх.
   - Но я, в отличие от тебя, грабителей не боюсь! - хвастливо заявил сын адвоката и показал Тому пару внушительных пистолетов, лежащих у него под сиденьем, - если что, пуля в лоб и никаких разговоров!
   - А тебе приходилось уже убивать людей? - спросил Том.
   - Бог миловал. Пока нет, - немного смущаясь, ответил Кормик, - но ты не думай! Если не дай бог, дело дойдёт до этого, рука у меня не дрогнет!
   - Я и не думаю, - грустно вздохнул Том, - просто так спросил.
   - Ты видел пожар? - спросил Кормик, - говорят, там кого-то убили. Я не стал останавливаться, чтобы узнать подробности. Меня ждёт отец и мне нельзя терять время по пустякам. Но я очень любопытный, может, ты знаешь, что там произошло?
   - Не знаю я, - быстро ответил Том, - пожар видел. Ничего особенного, сухая трава загорелась. А больше я ничего не знаю, - повторил он тоном, пресекающим дальнейшие расспросы на эту тему.
   - Ну, ладно! - нисколько не обидевшись, весело сказал Кормик, - не знаешь, так не знаешь. Чёрт с ним с этим пожаром. Ты лучше скажи, где ты живёшь в Птитбрайсе? Я там многих знаю.
   Том вздрогнул, такого поворота он не ожидал.
   - В доме Вальцев, - после паузы ответил он, - я служу у них, этим, как его, конторщиком. Вот.
   - Я знаю Вальца! Его покойный отец был клиентом моего отца. Ты работаешь на Тобиаса Вальца так?
   - Да..., на него. Точно.
   - Бедняга Тобиас, - сокрушённо заметил рыжий болтун, который с каждой минутой, стал раздражать Тома всё больше и больше. Однако, поддерживать разговор всё же пришлось.
   - Это почему это он бедный?
   - А ты разве не знаешь? - удивился рыжий, - два года назад погибла вся его семья.
   - Да, ну?! - присвистнул Том.
   - Странная история, - понизив голос, сказал Кормик, наклонившись к самому уху Тома, - говорят, их загрызли оборотни. Представляешь?
   - Не может быть! - подыграл рыжему Том.
   - Да! - с жаром подтвердил Кормик, - говорят, их тела нашли растерзанными в клочки! Повезло только Тобиасу, и то, потому, что он с ними не поехал.
   - Куда? - спросил Том.
   - Чёрт его знает куда! Про это толком никто не знает. Честно говоря, старый Вальц был пренеприятной личностью, царствие ему небесное! А вообще-то странно, что ты живёшь в Птитбрайсе и ничего об этом не знаешь, - Кормик с подозрением посмотрел на Тома.
   - Ничего удивительного, - спокойно отреагировал тот, и объяснил: - Во-первых, я живу в Птитбрайсе без году неделя, и толком ещё не успел никого узнать, во-вторых, с моим хозяином у меня чисто деловые отношения и мы с ним не общаемся на личные темы. Понятно?
   - Понятно, - сухо ответил Кормик, который, похоже, не поверил в объяснения своего случайного попутчика.
   Впереди показались строения.
   - А вот и твой Птитбрайс, - сообщил Кормик и натянул поводья, - Тпру!
   - Спасибо тебе, что подвёз, - с чувством сказал Том, - если когда-нибудь ещё встретимся, я отблагодарю тебя.
   - Да ладно тебе! - смущенно махнул рукой Кормик, - нужна мне твоя благодарность. Поговорили и на том спасибо. Ну, мне пора, поехал я, отец ждёт.
   - Давай! Пока! - в свою очередь махнул рукой Том и, повернувшись, решительно зашагал по улице, по которой два года назад, они с Геком и Эльзой уезжали из этого негостеприимного посёлка. Как-то будет на этот раз?
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 27
  
  
  
  
   Собственно говоря, Том и сам толком не знал, зачем ему понадобилось возвращаться в то место, откуда он, в своё время, еле ноги унёс. Вернее, он просто не знал, куда ещё ему податься. Можно, конечно, было идти в столицу, обратится к королеве, всё ей рассказать, ну, и так далее. Но, во-первых, на всё это ушла бы уйма времени, а во-вторых, что он мог рассказать Анне о местонахождении Гека, например? Ровным счётом, ничего! Так что, во Фрубург идти было, пока, рановато. А Птитбрайс, рассуждал Том, как ни крути, находится где-то недалеко от логова разбойников, это раз. Судя по утреннему происшествию, Гарди, каким-то образом, догадался, что у него появились нешуточные конкуренты на получение выкупа, это два. Значит, с таким же успехом, с каким он выслал в погоню за Томом Келли, он мог отправить пару человек в Птитбрайс, чтобы устроить в доме Вальца засаду, это три. "Отсюда вывод! - решил Том, - нужно найти дом Вальца, спрятаться где-нибудь поблизости и понаблюдать за ним. А там посмотрим по обстоятельствам. Эх, жаль оружия у меня, никакого нет".
   - Здравствуйте уважаемый! - обратился Том к прохожему, суровому на вид мужчине средних лет, одетого в рыбацкую одежду, типичную для представителей этой нелёгкой профессии. Несмотря на свою внешнюю суровость, рыбак дружелюбно ответил на приветствие юноши и, в ответ на вопрос Тома, подробно рассказал ему, как найти дом Вальца. Следуя указаниям рыбака, Том довольно быстро нашёл дом, расположившийся на самом краю посёлка. Это обстоятельство обрадовало Тома, потому что позволило ему, не приближаясь к интересующему его объекту, легко найти место для скрытного наблюдения за ним. Лишь одно омрачало сейчас его настроение и мешало сосредоточиться, ужасно хотелось, есть, да и пить тоже. Том огляделся. А вот и решение проблемы! Большущая яблоня, ветки, которой буквально ломились от спелых и сочных плодов, росла почти у него под носом. Правда, росла она через улицу, в соседнем с Вальцевским, дворе. Но Тома это нисколько не смутило, не раздумывая, он перебежал через дорогу и уже через несколько минут с хрустом вонзил свои крепкие молодые зубы в спелое яблоко.
   - Воруешь, значит! Ну, ну! - внезапно услышал он за спиной, и чуть не поперхнулся большим куском яблока, едва не застрявшем у него в горле.
   - Да я сорвал-то всего пару яблок. Что вам жалко, что ли? Вон их, сколько ещё на дереве, скоро на землю падать начнут, - говоря это, Том потихоньку стал пятиться назад.
   - А ты вообще откуда такой взялся? - с подозрением спросил, по-видимому, хозяин дома, высокий, крепкий на вид старик, наступая на Тома.
   - Успокойся старина Глен! - раздался за спиной Тома, знакомый голос, - это мой гость. А за яблоки, если хочешь, я заплачу.
   Том обернулся, и почувствовал большое облегчение, перед ним, держа под уздцы коня одной рукой, другой, опираясь на ружьё, стоял Вальц.
   - Да, да, Глен, - повторил Вальц, - это мой гость, зовут его Том. Мы просто разминулись, и он добрался сюда раньше меня. Почему ты ждёшь меня здесь, на улице? - обратился он к Тому, - почему не постучал в ворота? Садовник и кухарка дома. Зачем торчать на улице, да ещё и беспокоить добрых соседей? - с деланным возмущением спросил Вальц.
   - Не знаю, - смущённо пробормотал Том, - так вышло.
   - Так вышло! - передразнил его Вальц, - так как насчёт компенсации за нанесённый ущерб, Глен? - спросил он старика.
   - Не надо мне ничего, - пробурчал старик, - идите с миром.
   Спустя примерно, полчаса, Том уже сидел за столом в компании хозяина дома и уплетал за обе щёки вкусный обед, приготовленный умелыми руками кухарки Вальца. Покончив с едой, он вытер лоснящиеся от жира губы и спросил: - Ну, что? Когда выступаем? Я думаю, сегодня ночью.
   - Какой ты быстрый! - усмехнулся Вальц, - нас всего двое, а их четверо. И они нас ждут. Надо хорошенько всё обдумать, прежде чем совать голову в пекло. Послушай! - встрепенулся вдруг Вальц, - а может, ну его к чёрту приятеля твоего! А?! Поедем во Фрубург, возьмём деньги. Я поделюсь с тобой, и разбежимся в разные стороны!
   - Ещё раз тебе повторяю Тобиас! - возмущённо сказал Том, - меня не интересуют деньги, я хочу освободить своего товарища! Если ты мне не поможешь, то и чёрт с тобой! Сам справлюсь. Ты только дорогу к ним покажи!
   - Упрямый, как осёл! - в сердцах сплюнул Тобиас Вальц.
   - Ну ладно, так и быть, пойдём освобождать твоего дружка. Но смотри! Обманешь с деньгами, берегись! Убью, пикнуть не успеешь!
   - Да я уж понял, - сказал Том, - кстати, Тобиас, ты так и не рассказал мне, как тебе удалось спастись.
   - Мне?! Спастись?! От кого?! От олуха, который хотел меня пристрелить?! Ха! Ха! Я всадил ему пулю в лоб, прежде чем он успел меня разглядеть.
   - А лошадь? - спросил Том.
   - Что лошадь? - не понял Вальц, - ах, лошадь. Так это моя лошадь, разве ты не узнал? Умница! Не убежала далеко, паслась себе неподалёку. Ладно, давай к делу.
   Взвесив все за и против, они пришли к выводу, что тянуть с операцией по освобождению Гека нельзя. Днём подкрасться к логову разбойников, и остаться при этом, незамеченным, было делом почти безнадёжным. Значит, действовать нужно ночью, перед самым рассветом, когда велика была вероятность, что бандиты утратят бдительность. Хорошо ещё, что Вальц прекрасно знал дорогу к обиталищу банды, потому, что скрытно передвигаться по лесу, да ещё и ночью, занятие не из простых. Всю дорогу, Том старался настроить себя на решительный лад, но чем ближе они приближались к своей цели, тем чаще он ловил себя на мысли, что ему просто-напросто становиться страшно. В первую очередь от того, что у них может ничего не получиться, и Гек, да и сам Том могут погибнуть. Да, да, погибнуть, и никакой браслет здесь не поможет. Настроение Тома усугубляло всё, начиная от пугающей тишины, внезапно, до дрожи, нарушаемой ночными обитателями леса, до, так некстати, нахлынувших воспоминаний о встрече с Чёрной вдовой и её стаей. Вдруг чья-то рука легла ему на плечо и слегка сдавила его. Том вздрогнул.
   - Тсс! - цыкнул ему на ухо Вальц, - чего ты так дёргаешься?!
   - Задумался, - виновато прошептал в ответ, Том.
   - Нашёл время! Пришли. Вон там дом, видишь?
   Том напряг зрение, но ничего толком не разглядел, кроме очертаний деревьев. Как назло, ночь выдалась, темнее не придумаешь. Малочисленные звёзды светились каким-то мутным затуманенным светом, и их ленивое мерцание не помогло Тому увидеть то, что он должен был увидеть. Том повернулся к Вальцу, стоявшему у него за спиной: - Я ничего не вижу! Ровным счётом ничего!
   - Черт тебя подери! - вполголоса выругался Вальц, - послал же бог напарничка! Мало того, что дёрганый, так ещё и слепой! Хорошо, давай подойдём поближе. Только осторожно.
   Не успел Вальц произнести эти слова, как из-под ноги Тома послышался хруст. Сухая ветка, на которую, к несчастью, он наступил, издала звук, показавшийся ночным охотникам громом среди ясного неба. Оба замерли. Только сейчас Том, напряжение которого достигло наивысшей точки, наконец-то, увидел логово шайки одноногого атамана. К его удивлению, дом был совсем рядом, максимум в полутора десятках шагов от него. Как же он умудрился сразу его не разглядеть? Ответ на этот вопрос, так и повис в воздухе, ибо, с этого момента, события стали разворачиваться с молниеносной быстротой. Еле слышно, скрипнули ступени лестницы ведущей в дом и Том, к своему ужасу, увидел, как на пороге возникла мужская фигура.
   - Эй! Кто здесь?! Это ты Келли?
   - Стой! Не шевелись! - прошептал на ухо Тому Вальц.
   Внезапно, в ночной тиши, грянувший выстрел, своим грохотом оглушил Тома, он даже присел от неожиданности. Возможно, это спасло ему жизнь, потому что, в следующее мгновение, стоявший у него за спиной Вальц, ломая ветки, со стоном, упал на колени. Забыв об осторожности, Том бросился к нему.
   - Что с тобой Тобиас?! - взволновано, спросил юноша, подхватывая раненого и не давая ему упасть.
   - Не мешай! - сквозь зубы процедил Вальц, и вскинул руку с зажатым в ней пистолетом. Бабах! Шум, грузно падающего тела, возвестил о том, что Вальц, несмотря на ранение, не потерял свою меткость. Не успело эхо от прозвучавших, практически один за другим выстрелов, утихнуть в ночи, как установившуюся было тишину, прорезал истеричный женский визг, разбавляемый грязными ругательствами Гарди.
   - Брось меня! - скороговоркой приказал Тому Вальц, - обойди дом с тыла, пока они не опомнились, и попытайся залезть в окно! Стреляй в первого кого увидишь! Давай, быстрей!
   - А как же ты?! - с отчаянием спросил Том.
   - Иди! Я справлюсь! Иди, я сказал! - задыхаясь, повторил Вальц, - а то, поздно будет!
   Но не успел Том сделать и пары шагов, как звон разбитого стекла и последующий за ним выстрел, заставил его броситься на землю. Полежав пару мгновений неподвижно, Том поднял голову и осмотрелся. Тихо. Снова наступила тишина. Соблюдая величайшую осторожность, он сделал несколько движений по пластунски. Снова тихо. Тогда он пополз более уверенно. Из дома опять раздался выстрел. Том замер, вжавшись в землю.
   - Это они Гарди! Пришли за щенком! - визгливо провозгласила Мира, - я пойду, убью его!
   - Стой! Рано ещё! - хрипло остановил её Гарди.
   - Эй! Торк! - крикнул он, оставшемуся в живых бандиту, - ты не успел заметить, откуда стреляли?
   - Нет Гарди! Вздремнул я немного, - виноватым голосом ответил невидимый бандит.
   - Вздремнул! - в ярости повторил Гарди, - чтоб тебе провалиться в ад, и никогда не иметь там покоя! Будь хоть сейчас начеку, скотина! Стреляй, если услышишь, хоть малейший шорох!
   - Ладно, - недовольно пробурчал в ответ, бандит. Между тем, Том, весьма рационально воспользовался переговорами разбойников, с быстротой ящерицы, которой оторвали хвост, он подполз к стене дома и прижался к ней всем телом. Сердце его гулко билось, однако страха он уже не испытывал. Внезапно ему в голову пришла мысль, показавшаяся ему очень удачной. Нагнувшись, Том стал шарить рукой по земле и вскоре нащупал то, что искал. Увесистый камень. Как следует, размахнувшись, он швырнул его в темноту леса. Немедленно раздались выстрелы, один, второй. Под шум стрельбы, Тому удалось, наконец, оббежать дом и оказаться у бандитов в тылу. Осталось найти окно или какое-нибудь отверстие, чтобы проникнуть внутрь. Пока Том искал способ попасть в дом, Гарди подозвал к себе жену.
   - Иди Мира и притащи сюда щенка! - шепотом приказал он, - да смотри, будь осторожна, он хоть и связан, но вполне способен выкинуть какой-нибудь фортель.
   - Зачем он нам здесь? - недоумённо спросила туповатая Мира.
   - Скоро светает, посмотрим, что они запоют, когда я приставлю пистолет к башке этого ублюдка! Иди уже! Чего стоишь?!
   Пожав плечами, Мира пошла выполнять приказ. В это время Том, с трудом балансируя на камне, который он подставил, чтобы дотянуться до окна, делал уже третью безуспешную попытку его открыть. Это окно было единственным на тыльной стороне дома, и Том, разумеется, все свои усилия сосредоточил именно на нём. Разбить стекло, был не вариант, могли услышать, и тогда.... Что будет тогда, Том даже не хотел думать, и поэтому упорно продолжал нажимать на оконную раму в надежде, что она вот-вот поддастся его усилиям. Однако, все его попытки были тщетны. Рама не поддавалась. В отчаянии Том плюхнулся на землю и обхватил голову руками. Вдруг он увидел, как в окне, которое он так безуспешно пытался открыть, мелькнул подрагивающий свет свечи. Кто-то идёт. Но куда? Не к Геку ли?! От этих мыслей у Тома захватило дух, он вскочил на ноги и бросился к злосчастному окну. Подтянувшись, он заглянул в него и увидел удаляющуюся человеческую фигуру с зажжённой свечой в руке. "Интересно, кто это? - подумал Том, - но точно не Гарди. А впрочем, какая разница?! Чёрт возьми! Откроется это чёртово окно или нет?!" Он снова, с удвоенной энергией, налёг на раму, но та, в очередной раз, не поддалась. Собравшись с духом, Том собрался сделать ещё одну попытку, но потерял равновесие и упал вниз, больно ударившись коленом о какой-то твёрдый предмет. Невольно охнув от боли, потирая ушибленное колено, он попытался рассмотреть, куда это он врезался. И, о чудо! Обнаружил, что ударился он всего-навсего об дверную ручку. В темноте он сразу не заметил, что под окном прячется небольшая деревянная дверь. "Наверное, это чёрный ход, - подумал Том и с силой дёрнул за ручку". К его неописуемой радости, дверь с трудом, но всё, же приоткрылась. Незаперта! Вот здорово! Наконец-то повезло! Эти мысли вихрем пронеслись в голове, подталкивая Тома к дальнейшим действиям. Через мгновение, он уже был в доме. Куда идти вопросов не возникло. Во-первых, уже светало, и можно было без боязни наткнуться на что-нибудь, передвигаться по дому. Во-вторых, шестое чувство подсказывало Тому, что идти следует в том же направлении, куда удалилась фигура со свечой. Том достал из-за пояса пистолет, взвёл курок и, стараясь идти бесшумно, быстро пошёл по коридору. К счастью, идти пришлось недолго, потому что опоздай Том на несколько минут, и было бы уже поздно.
   - Ну-ка, вылезай мерзавец! Да пошевеливайся! А то я пристрелю тебя здесь же!
   Ба! Да это же красномордая фурия! Жена Гарди! И, судя по всему, она пришла за Геком. Ни секунды не раздумывая, Том в два прыжка оказался у неё за спиной и со всей силы обрушил на её затылок рукоять пистолета. Жена атамана грузно свалилась на пол, не издав ни звука. Из-под открытой крышки люка послышался радостный голос Гекельберри Финна.
   - Том! Это ты?! Я знал, что ты придешь! Знал!
   - Тихо, Гек! В доме есть ещё люди, и они наши враги. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из них пожаловал сюда. По-крайней мере, сейчас. Вылезай! Надо делать ноги отсюда, пока не поздно!
   - Сейчас, сейчас, Томми, - послышалось из глубины подвала, - я вылезаю. Ты подожди немного, у меня руки связаны.
   - Вот сволочь, одноногая! - В сердцах воскликнул Том, - он тебя ещё и связал!
   - Только вчера вечером. Не знаю, почему вдруг.
   - Зато я знаю. Ладно, давай помогу.
   Спустя минуту, друзья уже радостно обнимались.
   - Послушай, Том, а сколько бандитов в доме? - спросил Гек.
   - По моим подсчётам, ещё двое. Гарди и ещё кто-то. А что?
   - А куда остальные подевались?
   - Это долгая история. Я тебе потом расскажу. А сейчас надо спешить Гек! Если тебя хватятся, нам крышка!
   - А я думаю, что нам не надо спешить, Том! - внезапно заявил Гек.
   - Почему?!
   - Всё очень просто Томми. Эта мегера, - Гек кивнул на лежащую неподвижно жену одноногого разбойника, - неспроста пришла за мной. Её наверняка, прислал Гарди.
   - Можешь дальше не продолжать Гек! - воскликнул Том и его глаза возбуждённо загорелись, - я понял твою мысль! Сейчас этот одноногий гад, сам явиться сюда. Или пришлёт своего напарника. Так?
   - Конечно! А мы его здесь встретим!
   - И не просто встретим! А, как следует, встретим! Давай, для начала, эту дамочку в подвал спустим, там ей самое место. А то, не дай бог, придёт в себя и орать начнёт.
   - Точно! Давай Томми, вяжи ей руки, а я подыщу, чем бы ей рот заткнуть.
   Через пару минут, дело было сделано. Едва друзья успели занять позиции для достойной встречи не прошеного гостя, как тот не замедлил явиться. Характерный стук деревяшки об пол, ясно давали понять, что это, не кто иной, как сам одноногий главарь. Вполголоса бормоча ругательства, он вошел в комнату и остановился. "Ну, иди же! Иди! Чего стал"! Возбуждение Тома достигло предела. Он уже практически не чувствовал руку сжимающую ствол тяжёлого пистолета. В таком положении, нападать на Гарди было неудобно, друзья рассчитывали, что он подойдёт к входу в подвал, и, в идеале, нагнётся, чтобы открыть крышку люка. Но Гарди неподвижно стоял посередине комнаты, и, казалось, не собирался двигаться дальше. Первым не выдержал Гек, словно чёрт из табакерки, он выскочил из своего укрытия и бросился на Гарди. От неожиданности тот отпрянул назад и, как следствие, не удержал равновесие и, выронив из руки оружие, с грохотом, рухнул на пол. Гек попытался сразу его оглушить, но не тут-то было, несмотря на свою инвалидность, Гарди проявил чудеса ловкости. Он не только увернулся от Гека, но и успел больно ударить по ноге, спешащего ему на помощь Тома своим костылём, который, каким-то чудом не выпустил из руки, при падении.
   - Торк! Мира! На помощь! - заорал Гарди, извиваясь на полу, как змея.
   - Попробуй зажать ему голову Том! Осторожно у него нож!
   Это предупреждение прозвучало из уст Гека очень вовремя, Том едва успел отдёрнуть ногу, лезвие ножа лишь коснулось его щиколотки.
   - Ах ты, гад! - закричал он и со всего размаха попытался ударить ногой по руке сжимавшей нож. Но Гарди каким-то чудом успел убрать руку, и удар Тома пришёлся в пустоту. Взгляд Тома упал на лежащий, на полу, увесистый костыль Гарди. В мгновение ока он подобрал его и развернулся к дерущимся. В этот момент, Гарди, которому удалось свалить с ног Гека, а может, в пылу борьбы, тот сам кинулся на него, занёс руку с ножом для удара. Тяжёлый костыль, самым решительным образом, пресёк эту попытку, которая могла закончиться для Гека весьма плачевно.
   - Томми сзади! - крикнул Гек. Том быстро развернулся и увидел дуло пистолета направленное ему в грудь. Грохнул выстрел.
   - Аааа!!! - заорал Торк и, схватившись обеими руками за живот, выронил оружие. Том, что есть силы, толкнул его и бандит, не отрывая рук от живота, грузно упал на пол рядом со своим главарём.
   - Ты спас мне жизнь, Гек! - вскричал Том, - Я этого никогда не забуду!
   - Я тоже, - улыбаясь, сказал Гек, поднимаясь с пола и сжимая в руке оружие Гарди, из дула, которого вился синеватый дымок.
   - Если бы ни ты, Томми, в моей спине торчал бы вот этот нож, - и он пнул ногой валявшийся на полу, клинок.
   - Что будем делать с ними? - спросил Гек, кивнув на неподвижно лежащего Гарди и корчившегося рядом с ним Торка.
   - Свалим их в подвал и запрём. Вот и всё!
   - Правильно, давай Томми сделаем это по-быстрому, пока одноногий в себя не пришёл. Он хоть и инвалид, а сильный чёрт!
   Задвинув засов, Том вытер вспотевший лоб, и устало уселся прямо на пол. Гек последовал его примеру. С минуту, друзья молчали, приводя в порядок дыхание. Первым нарушил тишину Гек: - У них, наверняка, есть лошади, Томми. Нужно уходить отсюда и, как можно скорее, не дожидаясь пока остальные бандиты вернуться.
   - Ну, во-первых, никто уже сюда не вернётся, можешь быть в этом уверен. А, во-вторых, прежде чем уехать, я должен узнать, что стало с одним человеком. Конечно, можно было бы плюнуть на него, не самый, понимаешь, приятный тип. Но именно благодаря его помощи, мне удалось освободить тебя и поэтому мне совесть не позволит уехать, не выяснив его судьбу.
   - Ты говоришь загадками Томми. Объясни, что за человек, где он?
   - Тобиас Вальц, - просто ответил Том, - помнишь такого?
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 28
  
  
  
  
   Гек, как и ранее, его товарищ, не сразу вспомнил, о ком идёт речь. Чтобы освежить ему память, Том вкратце рассказал о событиях предшествовавших его повторному появлению в схроне лесных разбойников.
   - Тогда, тем более! - воскликнул Гек, когда он закончил свой рассказ, - зачем этот Вальц нам теперь нужен?! Он сделал своё дело. Я на свободе. Ты со мной! Чего ещё надо?!
   - Ты всё правильно говоришь Гек, - сказал Том, - и я бы так и поступил, если бы не одно но. Он ранен, понимаешь. Ну, не могу я его бросить здесь умирать, не могу, и всё.
   - А их, значит, можешь, - Гек кивком головы, указал на подвал.
   - Их, могу, тем более, что ими скоро займётся полиция.
   - Ну, а тот здоровяк, которого я ранил, с ним как? - не унимался Гек.
   - Ну, он же там не один. А если помрёт, то и чёрт с ним! Всё Гек! Хватит об этом! Пошли искать Вальца.
   - Пойдём, - вздохнул Гек, - и почему я всегда должен с тобой соглашаться?
   - Ты же сам говорил, какая у меня светлая голова! - улыбнулся Том.
   - Ну, да. Где его хоть искать то?
   - Пойдем, покажу. Я почти уверен, что Вальц остался там, где я его оставил.
   Последний сын Иеронима Вальца, был мёртв. Он лежал на спине, широко раскинув руки, одна из которых, по-прежнему сжимала пистолет.
   - А мне его не жалко, - сказал Гек, - если бы он оказался живым, нам бы это принесло одни неприятности.
   - Возможно, - тихо произнёс Том, - поехали отсюда Гек, теперь нас точно здесь ничего не держит.
   - Погоди, Томми. Куда же мы поедем без денег? Мы должны забрать свои деньги, да и вооружиться, как следует, не мешало бы. Как ты считаешь?
   - Разумеется, Гек, я с тобой абсолютно согласен. Но давай это сделаем как можно быстрее, мне ужасно хочется убраться отсюда.
   Дело уже близилось к глубокому вечеру, когда друзья подъехали к небольшому городку под названием Дорсад. От него до столицы Мармонта было рукой подать, но путники решили переночевать здесь, потому что, по понятным причинам, сил двигаться дальше у них совершенно не осталось. Гостиница, где они решили остановиться, носила гастрономическое название, "Три жареных пескаря". Наверное, именно это обстоятельство, заставило Тома и его друга, основательно проголодавшихся в дороге, сделать свой выбор. И они не ошиблись. Такого обильного и вкусного ужина им давно не приходилось отведывать. Один жареный поросёнок чего стоил, а запечённый зеркальный карп, а сочный кролик в сметане! Когда первый голод был утолён и челюсти стали двигаться гораздо медленнее, Том позволил себе осмотреться. Зал был полон. Похоже, что это заведение пользовалось заслуженной популярностью, и не только у проезжих. Внимание Тома привлёк не очень опрятно, хотя и не бедно одетый мужчина лет сорока, одиноко сидевший за соседним столом. Перед ним стоял небольшой кувшинчик с вином и глиняный стакан, больше на столе ничего не было. Можно было бы предположить, что человек просто зашёл в кабак выпить вина, расслабиться, так сказать, однако если судить по тем взглядам, которые он изредка бросал, на буквально заваленный различной снедью, стол наших героев, это мнение, скорее всего, было ошибочным. Тому вдруг стало жалко этого человека, кроме того, ему ужасно захотелось поговорить с кем-нибудь, кто мог бы рассказать последние новости.
   - Послушай, Гек, - вполголоса обратился он к товарищу, - что если мы пригласим, вон того мужика к нам за стол.
   - Зачем это? - удивился Гек.
   - Мне кажется, он голоден, а мы с тобой набрали с голодухи столько еды, что нам её просто не одолеть.
   - Ну и что? Что не съедим, возьмём с собой, - невозмутимо возразил хозяйственный Гек.
   - Да ладно тебе, не последний кусок хлеба доедаем. А так, человеку поможем, а заодно поболтаем, узнаем последние городские новости. Я так понимаю, городишко этот совсем близко от Фрубурга, так? Значит, все, что происходит в столице здесь известно. Вот и поговорим, может он чего интересного расскажет. Ну, что зову?
   - А чего ты меня спрашиваешь, если всё уже решил? Зови, чего уж там!
   Незнакомец не заставил себя просить дважды и уже через минуту уплетал за обе щёки любезно предложенную Томом еду, не забывая запивать её хорошим франкийским вином. Насытившись, он блаженно откинулся на спинку стула и весело посмотрел на своих кормильцев.
   - Благодарю вас, юные господа, вы, можно сказать, спасли меня от голодной смерти. Позвольте представиться, Дирк Квох, дворянин. К несчастью, обедневший.
   - А что случилось? Вы разорились? - участливо спросил Том.
   - Можно и так сказать. Но если выражаться точнее, то проигрался, в пух и прах! И сейчас вынужден скрываться от своих кредиторов в этом занюханном городишке.
   - И много вы задолжали? - спросил Гек.
   - Много, друг мой, много, - вздохнул Дирк Квох и потянулся за кувшином.
   - Что поделаешь, друзья мои, я игрок, - продолжал он, опрокинув в себя полный стакан вина, - я всегда им был, есть, и буду, до гробовой доски. Вот так-то. Между прочим, я не всегда был в таком бедственном положении, в каком нахожусь сейчас. У меня были такие взлёты, что вам и не снилось, я купался в роскоши! Эх! Да что там говорить! Да, что это я всё о себе, да о себе. Вы-то кто будете? Куда путь держите?
   - Мы путешественники, меня зовут Том Сойер, а моего товарища, Геккельберри Финн, - ответил Том.
   - Путешественники? - удивился Квох, - странно. Я всегда считал, что страсть к путешествиям проявляется у людей в более старшем возрасте. Хотя, может я и не прав. Вы, наверное, богачи? Судя по этому столу, вы ни в чём себе не отказываете.
   - Я получил небольшое наследство, - объяснил Том, - а поскольку близких у меня на этом свете, не осталось, как, впрочем, и у моего друга, мы решили, что самым лучшим применением для полученных мною денег, будет трата их на путешествие.
   - Позвольте полюбопытствовать, куда вы сейчас путь держите? - спросил Квох.
   - Завтра утром мы отправимся во Фрубург, - ответил Том.
   Гримаса неудовольствия исказила лицо Квоха, он шумно вздохнул и снова потянулся за кувшином.
   - Вы выбрали крайне неудачное время, чтобы посетить столицу Мармонта, господа, - мрачно заметил Квох и наполнил стакан.
   - Почему? - в один голос спросили Том и Гек.
   - А вы что ничего не знаете? - спросил Квох.
   - А что мы должны знать? - в свою очередь, спросил Том.
   - Город на осадном положении! В него с трудом впускают, и никого не выпускают, без соответствующего разрешения. Полиция и королевские гвардейцы буквально перетряхивают несчастный Фрубург сверху донизу!
   - А что случилось? - снова одновременно спросили друзья.
   - Что случилось! - передразнил их Квох, - бесследно исчезла одна из дочек короля, принцесса Тильда! Вот что случилось! Из-за этого король отложил поход на север.
   - Поход? Какой поход? Король Мармонта собрался воевать? Но с кем, опять с Остерросом?
   - Какой там Остеррос?! Причём здесь Остеррос?! Насколько я знаю, Карл подписал с Георгом мирный договор.
   - Тогда с кем? - не унимался Том.
   - С герцогством Кастилья, вот с кем!
   Друзья переглянулись.
   - Ну, дела! - воскликнул Том, - вот видишь Гек, как полезно иногда, бывает накормить страждущего.
   - А откуда вы всё это знаете, г-н Квох? - с подозрением спросил Гек.
   - Ну, во-первых, потому что я коренной житель Фрубурга, а во-вторых, об этом знает весь город, и вы сами сможете в этом убедиться, если туда поедете. Хотя, лично я вам настоятельно советую, повременить с посещением столицы Мармонта.
   Ответив на вопрос Гека, Квох, в который раз, взял в руку кувшин. На этот раз, его попытка оказалась неудачной, кувшин был пуст.
   - Друзья мои, - сказал Квох, поставив пустой кувшин на стол, - а не заказать ли нам ещё вина?
   - Вы хотите сказать не нам, а вам, - поправил его Гек, - так вот я вам отвечу, не хотим.
   - Не хотите, как хотите, - нисколько не обидевшись, весело провозгласил Квох, - ну, тогда, может быть, сыграем по маленькой? - предложил он.
   - Но, у вас, же нет денег, - заметил Том.
   - Не беда, я думаю, вам не составит труда, одолжить мне небольшую сумму, для начала, - невозмутимо продолжал гнуть свою линию, Квох.
   - Г-н Квох! У меня к вам будет маленькая просьба, - вкрадчиво проговорил Гек.
   - Слушаю, мой юный друг, - улыбнулся Квох.
   - Загляните под стол.
   Квох с недоумением посмотрел на Гека, потом на Тома, который, в свою очередь, знаком подтвердил просьбу товарища. Квох пожал плечами, нагнулся и заглянул под стол. То, что он увидел, мягко говоря, не вызвало у него восторга, потому что в лоб ему упёрся ствол пистолета. Щёлкнул взводимый курок, от этого звука любитель азартных игр дёрнулся так, что чуть было, не опрокинул стол.
   - Спокойно, г-н Квох, спокойно, - успокоил его Том, - мой друг пока что шутит, но если вы и дальше будете докучать нам своими предложениями, его терпение может лопнуть.
   - Надеюсь, вы сыты? - участливо спросил Том, когда Квох с округлившимися от страха глазами, выглянул из-под стола.
   Квох судорожно сглотнул и кивнул головой.
   - Ну, и прекрасно! - весело сказал Том, - а теперь, разрешите с вами распрощаться, мы с другом хотим остаться одни.
   Не успел Том закончить фразу, как Квоха, словно ветром сдуло.
   - Здорово мы его! Да?! - засмеялся Гек.
   - Да, неприятный тип, - заметил Том, - и, тем не менее, я считаю, что правильно сделал, что пригласил его за наш стол.
   - Не ты, а мы! - поправил его Гек.
   - Прости, конечно, мы, - засмеялся Том.
   - Хватит ржать! Давай, лучше обсудим то, что услышали.
   Том сразу посерьёзнел.
   - Даа, - протянул он, - ты прав, Гек, поговорить есть о чём.
   Поговорить было о чём и в другой компании, только, в отличие от дружеской беседы в таверне Дорсада, этот разговор прошёл на повышенных тонах, и состоялся немного раньше, примерно, за сутки до того, как Том с Геком познакомились с Дирком Квохом.
   - Вы меня глубоко разочаровали, господа! Скажу проще, вы идиоты! Упустить абсолютно беспомощную девчонку, которую вам преподнесли на блюдечке, это надо умудриться! - несмотря на явное недовольство, барон Аусверф выговаривал слова ровным, почти бесстрастным тоном, что лишь усиливало их эффект. Блэквуд и Шон чувствовали себя в роли провинившихся школяров, которых ругают за плохое поведение. Возразить им было нечего, барон был прав, они не выполнили элементарного задания и, почему это произошло, не поддавалось никакому вразумительному объяснению.
   - Г-н барон, - робко начал Шон, - позвольте я...
   - Вы что-то имеете сказать в своё оправдание? - перебил его барон с презрительной усмешкой.
   - Нет, г-н барон, но я хотел бы высказать предположение, куда она могла подеваться.
   - Да, барон, - проскрипел Блэквуд, - мы прошляпили девчонку, согласен, и виновные понесут за это наказание, но сейчас нужно исправлять ситуацию, причём срочно, а все разборки оставить на потом.
   - Хорошо, я слушаю вас, - всё тем же бесстрастным тоном сказал барон.
   - Как было условлено, наши люди ждали девчонку там, где вы сказали, но она там не появилась...
   - Вы всё-таки собираетесь оправдываться, - слегка поморщился барон.
   - Заткнись Шон! - вскипел Блэквуд, - если у тебя есть, что сказать по делу, говори! А нет, то лучше заткнись!
   - Хорошо! По делу, так по делу! - скорчил недовольную гримасу Шон, бросив быстрый взгляд на патрона.
   - В городе полным полно всякого сброда, - продолжал он, стараясь больше не смотреть на Блэквуда, который с ненавистью буравил его своим единственным глазом, - я имею в виду, нищих, попрошаек и прочих. Среди них есть настоящие профессионалы, которые занимаются этим делом всю жизнь.
   - К чему ты клонишь? - спросил Блэквуд.
   - Если я правильно вас понял, г-н барон, принцесса была немного не в себе, так? - спросил Шон, не обращая внимания на заданный вопрос.
   - Да, иначе мне не удалось бы заставить её выйти из дворца. Она находилась полностью под моим влиянием.
   - А сейчас? - спросил Блэквуд.
   - Сейчас, скорее всего, нет. Она слишком далеко от меня. Но могу сказать совершенно точно, что принцесса не помнит, кто она и что с ней произошло.
   - Значит, она по-прежнему выглядит и ведёт себя, как полоумная? - спросил Шон.
   - Смотря к кому, она попала в руки, - уклончиво ответил барон.
   - Я уверен, что принцесса попала в лапы банды профессиональных попрошаек, они таких любят. Кто не пожалеет симпатичную дурочку? Многие пожалеют, а значит, щедро будут подавать.
   - И что ты предлагаешь? - нетерпеливо спросил Блэквуд.
   - Предлагаю искать, - ответил Шон. Блэквуд хмыкнул.
   - Думаю, что найти её будет несложно, - продолжал, между тем, Шон. Блэквуд снова хмыкнул.
   - Здесь их нет, это ясно. Какой ближайший к столице приличный город? Конечно, Хейфен. Почти уверен, они направились именно туда. Учитывая, что попрошайки передвигаются медленно, мы успеем догнать их.
   - Что ж, разумно, - немного подумав, согласился барон, - действуйте господа, исправляйте свою ошибку. Но помните, времени у вас в обрез. Не сегодня, завтра группа офицеров-гвардейцев приступит к выполнению важного задания короля. Их никак нельзя упустить. Кстати, что по этому поводу доносит вам ваш осведомитель?
   - Вы правы, г-н барон, наш источник подтверждает ваши слова. Можете не беспокоиться, мы их не упустим, потому что нашему шпиону удалось узнать не только дату, но и маршрут следования королевских посланцев, - не без самодовольства сообщил Блэквуд.
   - Да?! Прекрасно! А что ему удалось узнать о цели этой экспедиции? - оживился барон.
   - Судя по всему, цель, уничтожить герцогиню или похитить её.
   - Ну, да, - согласился барон, - это, пожалуй, очевидно. Что ж господа, не смею вас больше задерживать. Надеюсь, следующая наша встреча будет более приятна, чем нынешняя.
   - Честно говоря, барон, я бы предпочёл с вами вообще не встречаться. Но что поделаешь, контракт есть контракт, - вздохнул Блэквуд и направился к выходу. Шон, слегка поклонившись барону, поспешил последовать примеру хозяина.
   - А если ты не прав, и попрошайки подались совсем в другую сторону. Дорога на Хейфен, не единственная, которая ведёт из Фрубурга. Что тогда? - спросил Блэквуд, повелительным жестом останавливая проезжавшего мимо извозчика.
   - А ничего, - беспечно махнул рукой Шон, - ну, не найдём мы её. Да и чёрт с ней! Главная то цель достигнута. Король лишился одной из своих любимых дочерей, так?
   - Так-то оно так, - задумчиво произнёс Блэквуд, усаживаясь в двуколке, - но, как я понимаю, на эту девчонку у барона были определённые планы.
   - Скорее всего, обыкновенный шантаж. Но, в конце концов, у Карла есть ещё одна дочь, а наш барон, похоже, каким-то образом, получил доступ во дворец. Так что ему стоит околпачить и вторую принцессу? Но, как бы, то, ни было, искать её сестрицу надо, и у меня такое чувство Джек, что я прав, она находится на дороге в Хейфен. Утром я возьму с собой пару толковых ребят и....
   - Хорошо, - перебил подельника Блэквуд, - действуй Шон и, дай бог, чтобы тебе повезло. Надеюсь, ты помнишь, как она выглядит. А я с остальными, займусь другими дорогами. Потрясу осведомителей, может, кто чего и видел.
   Время уже близилось к полуночи, когда Том с Геком решили, наконец, отправиться спать. Несмотря на поздний час, завсегдатаи "Трёх жареных пескарей" и не думали расходиться. Дым стоял коромыслом. Шум и гвалт не прерывался ни на минуту. Однако друзья настолько устали, что мечтали только об одном, поскорее коснутся головой подушки. И никакой шум не мог помешать им, погрузиться в долгожданный сон. Поднимаясь по скрипучей лестнице на второй этаж, где в гостинице располагались комнаты для постояльцев, Том, шедший вслед за Геком и уже клевавший носом, споткнулся и чуть не скатился кубарем обратно. Лишь в последнее мгновение, ему удалось схватиться за перила лестницы и удержать равновесие. При этом, он непроизвольно посмотрел вниз. В этот момент открылась входная дверь кабака и в зал вошли двое мужчин, один из которых, сразу показался Тому знакомым. Сонливость вмиг исчезла, Том развернулся и, продолжая внимательно вглядываться в одного из мужчин, спустился на пару ступенек. "Господи! Да это никак..., чёрт, забыл, как его зовут. Подручный капитана Блэквуда"! Он повернулся и негромко окликнул Гека.
   - Чего тебе, Томми? - недовольно пробурчал тот, - Пойдём спать! А? Я с ног валюсь от усталости.
   - Посмотри на вон того мужика Гек, он сейчас пробирается к стойке. Видишь?
   - Ну, вижу, ну, и что? - по-прежнему недовольным тоном спросил Гек.
   - Присмотрись повнимательнее, - настаивал Том, - ты разве не узнаёшь его?
   - Стоп! - вдруг воскликнул Гек, - да это Шон!
   - Точно! Шон! - с облегчением выдохнул Том, - а я, понимаешь, почти сразу узнал его, а вот имя подзабыл.
   - Я не удивлюсь, Томми, если...
   - Ты имеешь в виду капитана Блэквуда? - возбуждённо перебил товарища Том.
   - Конечно! А кого же ещё?! Труп капитана действительно никто не видел, да и Шон исчез тогда, как будто корова языком слизнула.
   - Отдых отменяется, Гек, - серьёзно сказал Том.
   - Да я уж понял, - вздохнул Гек, - что будем делать?
   - Для начала, пойдём, найдём нашу комнату. А то торчим здесь, как три тополя на Плющихе. Не дай бог, Шон нас заметит.
   - Верно, надо сматываться, пока не поздно. Послушай Том, а чего ты нёс там про какие-то тополя на этой, как её..., плющихе, что ли?
   - Не обращай внимания Гек, это выражение из моей другой жизни. Как-нибудь объясню.
   Комната под номером 5, оказалась очень маленькой, в ней едва разместились две кровати и тумбочка, на которой стоял кувшин до краёв наполненный водой, подсвечник на три свечи, да пара глиняных стакана. Том остался у открытой двери, дожидаясь, когда Гек, с трудом протиснувшись между кроватями, зажжёт свечи. Не успела третья свеча, как следует разгореться, как Том с силой захлопнул дверь.
   - Ты что? - встревожено, спросил Гек.
   - Тихо! - шёпотом сказал Том и приложил палец к губам.
   - Что? - понизив голос, повторил свой вопрос Гек.
   - Шон! А с ним ещё кто-то. Поднимаются по лестнице, наверное, тоже решили здесь заночевать.
   - Блэквуд?!
   - Не разглядел.
   - Ну, везёт нам! - с досадой махнул рукой Гек, - то Гарди встретили, еле ноги унесли, теперь вот Шон.
   - Да уж! - согласился Том и, с задумчивым видом сел на кровать, жалобно скрипнувшую под его весом.
  
  
  
  
   ГЛАВА 30
  
  
  
  
   По иронии судьбы Шон, а это был действительно он, заселился в комнату под номером 6. Когда друзья это поняли, то, не сговариваясь, бросились к деревянной стене, отделявшей их от соседнего номера, и приникли к ней ушами в надежде подслушать разговор неприятных соседей. Однако, их ждало разочарование, кроме гула голосов, разобрать что-либо было невозможно. Разговор в соседней комнате продолжался недолго, всего несколько минут, потом послышался скрип открываемой двери, затем хлопок, возвестивший о том, что её закрыли. Выждав, когда стихнут удаляющиеся шаги, Том осторожно приоткрыл дверь и выглянул наружу.
   - Ушли, причём оба, - констатировал он.
   - Как думаешь, надолго? - спросил Гек.
   - Не знаю, может поужинать пошли. Знаешь что, Гек, а давай заглянем в их номер.
   - Зачем?
   - Не знаю, посмотрим, может, чего интересного увидим. Они туда какие-то вещи принесли, судя по шуму, вещи тяжёлые.
   - Ну, не знаю, стоит ли? - с сомнением произнёс Гек, - а вдруг они нас застанут?
   - Не застанут. Ты постоишь на стрёме у лестницы, подашь знак в случае чего. Думаю, мы успеем спрятаться, номера наши рядом. Пару секунд и мы в норке!
   - А если дверь заперта?
   - Если, если! Хватит уже сомневаться Гек! Если дверь будет на запоре, я её взламывать не собираюсь.
   - Ну и зря! - вдруг выпалил Гек.
   - Не понял.
   - Если уж пошли на дело, так надо доводить его до конца, - между тем, невозмутимо продолжал Гек.
   - Но я не умею вскрывать замки без ключа.
   - А тебе и не нужно, потому что я умею, - с нотками самодовольства в голосе, заявил Гек.
   - Поонимааю! - восхищённо протянул Том, - но, как ты это сделаешь, у тебя, же нет никаких инструментов для этого.
   - Мне нужен нож, а он у меня есть. И какой-нибудь продолговатый тонкий предмет, например, гвоздь.
   Гек поискал глазами и спустя мгновение радостно воскликнул: - А вот и гвоздь! Да не один!
   Он вытащил из-за пояса нож и нагнулся. Том пригляделся, деревянный пол их комнаты давно нуждался в ремонте, в некоторых местах гвозди торчали почти наполовину своей длины. Гек, с помощью ножа, ловко вытащил один из них и сунул в карман. Затем он выпрямился и сказал: - Пора Томми, иди к лестнице, а я попробую открыть дверь. Давай, мы и так потратили много времени на разговоры.
   Друзья вышли в коридор, он был пуст. Том осторожно пошёл к лестнице. Гек, тем временем, направился к входной двери комнаты под номером 6. Замок, как он и предполагал, оказался несложным. Геку удалось, с ним справится всего за минуту, он осторожно открыл дверь и заглянул внутрь. Вдруг чья-то рука легла ему на плечо, юноша вздрогнул.
   - Что там? - шёпотом спросил Том.
   - Фу, ты черт! Напугал! Предупреждать надо! - Гек возмущённо сбросил руку товарища с плеча, - ты почему ушел со своего поста Томми? Хочешь, чтоб нас тут застукали?!
   - Не беспокойся, - успокоил товарища Том, - они сели ужинать и судя по количеству еды на столе и выпивке, они там надолго. Кстати, их трое, один, видимо, дожидался внизу.
   - Привет мальчики!
   На этот раз, вздрогнули оба.
   - Что не решаетесь войти?
   Друзья обернулись и увидели перед собой размалёванную девицу, от которой за версту несло винными парами.
   - Может, зайдём вместе? - вульгарно ухмыляясь, предложила девица.
   - Иди, куда шла, - строго сказал Гек, - и не мешай отдыхать порядочным людям!
   - Это кто здесь порядочный? Ты что ли? - девица облизнула губы и подбоченилась, всем своим видом показывая, что никуда уходить не собирается.
   - Чего тебе надо? - спросил Том, с тревогой бросив взгляд на лестницу. Этот взгляд не укрылся от назойливой девицы.
   - Понятно, - ухмыльнулась она.
   - Значит так ребятки! - Лицо девицы стало серьезным, - я буду могила, если заплатите. Если нет, пеняйте на себя.
   Том снова посмотрел в сторону лестницы, потом молча, сунул руку в карман и достал несколько золотых монет.
   - Ого! - глаза девицы загорелись, - за такие деньги я согласна не только молчать, но и забыть о вашем существовании.
   - Э, нет, дорогуша, - сказал Том, - всё не так просто. Если хочешь заработать эти деньги, посидишь немного взаперти, пока мы тут не закончим. Эй! Эй! Ты куда?!
   - Пойду, расскажу, чем вы тут занимаетесь, - ответила наглая девка и, отчаянно виляя бёдрами, пошла к лестнице.
   - Стой, дура! Возьми деньги и посиди в комнате минут десять, это всё, что от тебя требуется! - крикнул ей вдогонку Том.
   Девица остановилась. Друзья с облегчением вздохнули.
   Получив деньги, девица успокоилась и позволила себя запереть. Прежде чем зайти в комнату номер 6, Том ещё раз прошёл к лестнице и убедился, что Шон с приятелями всё ещё пируют. По знаку товарища, Гек снова открыл дверь и тут же отпрянул.
   - Там кто-то есть, Том! - прошептал он подбежавшему Тому и приложил палец к губам.
   - Кто? - машинально спросил Том.
   - Откуда я знаю! Похоже, он спит.
   - Странно, - почесал затылок Том, - что он пьяный что ли? Ладно, Гек, давай зайдем, осмотримся на месте.
   - Ты уверен?
   - Уверен. Пошли.
   Затаив дыхание, друзья, один за другим, осторожно вошли в неосвещённое помещение. Номер шестой оказался несколько больше чем тот, в которой остановились они. Когда глаза привыкли к темноте, Том насчитал три кровати, на одной из которых действительно кто-то лежал. Ровное дыхание, свидетельствовало о том, что человек крепко спит.
   - Пойдём отсюда Томми, - прошептал ему на ухо Гек, - здесь ничего интересного нет.
   - А это? - Том указал на спящего, - тебе не кажется, что он слишком мал для бандита.
   - И, правда, - после небольшой паузы, согласился Гек, - как думаешь, кто это может быть?
   - А ты не догадываешься?
   - Ты думаешь это...
   - А почему бы нет! - горячо зашептал Том, - давай дружище, зажигай свечку!
   Дрожащее пламя зажжённой свечи осветило лицо спящего человека.
   - Чёрт возьми, Томми! А ты, кажется, прав! Это девчонка! Смотри, у неё связаны руки! Неужели это и в самом деле, пропавшая принцесса?!
   - Честно говоря, я плохо помню, как они выглядели, - сознался Том.
   - А я так вообще их не видел.
   - Знаешь что, Гек, принцесса она или нет, сейчас это неважно, раз она связана, значит, она пленница, так?
   - Так.
   - Следовательно, мы должны вырвать её из лап Шона и его шайки. Причём, немедленно.
   - Как ты себе это представляешь?
   - Для начала развяжем её и разбудим.
   Однако, после нескольких энергичных попыток, разбудить спящую так и не удалось.
   - Похоже, они её чем-то накачали, - сказал Гек, - чувствуешь, разит, как из винной бочки.
   - Чувствую, бери её на руки, Гек. Она не тяжёлая, смотри, кожа да кости.
   - Да хоть бы и тяжёлая, мне всё равно! - хвастливо заявил Гек, осторожно беря на руки спящую девушку. Спустя пять минут, друзья уже находились в своём тесном номере, который стал ещё теснее, так как вместо двух человек, ему пришлось вместить четырёх.
   - Кто это? - со страхом, смешанным с любопытством, спросила накрашенная девица.
   - Как тебя зовут? - вместо ответа, задал вопрос Том.
   - Роза.
   - Роза. Красивое имя. Послушай Роза, ты хочешь ещё заработать?
   - Хочу!
   - Эта девочка, - Том указал на спящую, - пленница бандитов, которые сейчас ужинают внизу. Мы хотим её спасти. Ты, видимо, знаешь здесь все ходы и выходы, так?
   Роза кивнула.
   - Если поможешь нам незаметно покинуть эту гостиницу, я дам тебе пять золотых дукатов, а если проведёшь к конюшне, получишь ещё два. Ну, как, согласна?
   Роза молча, кивнула.
   - Отлично! Тогда вперёд, нельзя терять ни минуты! Гек, ты ещё в силах её нести?
   - Спрашиваешь!
   Первым вышел из номера Том и, стараясь ступать бесшумно, прошёл к лестнице. Убедившись, что бандиты по-прежнему за столом, он вернулся обратно. В коридоре его уже поджидала Роза. Гек со своей ношей всё ёщё оставался в комнате.
   - Куда идти? - тихо спросил Том.
   - За мной, - также тихо ответила Роза и уверенно пошла по коридору в противоположном от лестницы направлении. Том заглянул в комнату и тихонько позвал Гека: - Пора!
   К счастью, путешествие по коридору, который показался Тому бесконечным, прошло благополучно. Слава богу, никому из постояльцев гостиницы не пришло в голову, выйти из своей комнаты. Как оказалось, в конце коридора была ещё одна лестница, скорее всего, игравшая роль пожарной. Как бы то ни было, друзья, ведомые своей новой знакомой, спустя каких-нибудь несколько минут, очутились во дворе гостиницы. Залаяли собаки. "Чёрт! - сквозь зубы выругался Том, - только этого не хватало"! Но как выяснилось, волновался он напрасно. Их проводница, похоже, действительно знала в этой гостинице всех и вся. В том числе и местных четвероногих сторожей. Собаки умолкли также внезапно, как и начали свой предостерегающий лай.
   - Кто здесь? - внезапно, спросил кто-то из темноты.
   - Это я, Кастор, Роза. Посвети мне.
   Скрипнула дверь и в проёме показалась сгорбленная мужская фигура с лампой в руке.
   - Кто это с тобой? - настороженно спросила фигура, высоко поднимая лампу в надежде разглядеть спутников девушки.
   - Это постояльцы гостиницы Кастор, они заселились сегодня вечером, - отвечала Роза. Том осторожно тронул ее за плечо. В ответ девушка ободряюще пожала его руку и прошептала: - Это конюх, Кастор. Он старый и безобидный.
   Между тем, человек по имени Кастор подошёл поближе и осветил лица Розы и Тома, Гек с девушкой на руках, предусмотрительно спрятался за их спинами.
   - Ааа, вроде узнаю, - сказал Кастор и немного опустил лампу.
   - Что вам угодно, юный господин? - спросил он.
   - Нам нужно срочно уехать, Кастор, - объяснил Том, - мы пришли за нашими лошадьми.
   - Куда это вы, на ночь, глядя? - удивился конюх.
   - Срочное дело, - еле сдерживая нетерпение, ответил Том, - приведи нам наших лошадей старик, очень прошу! И возьми, вот, за труды и беспокойство.
   С этими словами, Том вложил в старческую руку конюха пару монет.
   - Так бы сразу и сказал, - оживился Кастор, надкусив одну из них. В это время, на втором этаже, послышался шум.
   - Всё! Не успели! - выдохнул сзади Гек.
   - Послушай, Кастор! - вмешалась Роза, - спрячь их! А то..., а то их убьют, понимаешь!
   - Вот те раз! - крякнул старый конюх, - куда ж я их спрячу?!
   - Да хоть у себя в каморке. Давай Кастор, дорога каждая минута!
   - Мы хорошо заплатим старик, только помоги нам. Это бандиты, они похитили девушку, а мы хотим её спасти, - скороговоркой пояснил Том. Мгновение Кастор раздумывал, потом обречённо вздохнул и махнул рукой, призывая друзей следовать за собой.
   - Я вернусь обратно, - сказала Роза, - посмотрю, что там происходит.
   - Хорошо, - кивнул Том, - иди.
   - Надеюсь, ты будешь держать язык за зубами, - подал голос Гек.
   - Обижаешь красавчик, - промурлыкала Роза, к которой вернулось игривое настроение.
   Жилище гостиничного конюха действительно, иначе, чем каморкой, назвать было нельзя. "Прям, как у папы Карло, - подумал Том, - только нарисованного очага не хватает. Зато есть настоящий, - отметил он, обнаружив в углу тлеющий огонёк и висящий над ним котелок, в котором что-то булькало".
   Между тем, на жилом этаже гостиницы "Три жареных пескаря" разгорался нешуточный скандал. Шон держа за грудки хозяина гостиницы, тряс его так немилосердно, что, казалось, голова несчастного, того и гляди, оторвётся от шеи.
   - Нас обокрали в твоём чёртовом вертепе! Ты понимаешь?! Тысяча дохлых крыс тебе в глотку!!! - орал он вне себя от бешенства.
   - Если мы не найдём того или тех, кто это сделал, я оторву твою никчемную голову!!! Отвечай! Кто наши соседи?!
   - Я..., я..., - лепетал полуобезумивший от страха, владелец "Пескарей".
   - Успокойся Шон! Оставь его, хотя бы на время! А то он двух слов связать не может.
   Слова коллеги по разбойничьему ремеслу, отрезвили Шона. Он перестал трясти свою жертву и выпустил из рук воротник его, изрядно поношенного, сюртука.
   - Говори мерзавец! Говори, если тебе жизнь дорога! Барк! - обратился Шон к одному из своих подручных, - давай во двор! Осмотрись там. Найди конюха, узнай, не выезжал ли кто-нибудь ночью!
   Человек, к которому обратился Шон, ни слова не говоря, быстро направился к лестнице. Второй бандит, тронул Шона за рукав, и когда тот обернулся, тихо сказал: - А может она сама сбежала?
   - Ты что идиот?! - с яростью прошипел Шон, - она бы до конца жизни не смогла развязать мой узел. А замок?! Ты хочешь сказать, что девочка-подросток, может профессионально вскрывать замки?!
   По мере того, как Шон говорил, у хозяина гостиницы глаза выпучились настолько, что он стал похож на стрекозу.
   - Ну! - снова повернулся к нему Шон, - говори, лупоглазый!
   - К-кроме вас и ва-ваших друзей, господин, - заикаясь от страха, начал хозяин гостиницы, - з-здесь живут д-два молодых парня, заселились часа за полтора до вашего приезда, потом старая дама со своей служанкой, он-на заехала ещё днём. Сейчас, наверное, уже спит. Ну, вот, собственно и всё. Дорсад городок маленький господа, в моей гостинице редко кто останавливается больше чем на одну ночь.
   - Старуха меня не интересует, - задумчиво произнёс Шон, - а вот два молодых парня, пожалуй, вызывают любопытство. В каком номере они остановились?
   - Рядом с вами, в 5-ом.
   - Ух, ты! Так, так! - Шон выразительно посмотрел на подельника. Тот, молча, кивнул и направился к двери комнаты под номером 5. Ответом на его требовательный стук была тишина. Бандит приложил ухо к двери и прислушался.
   - Ну, что там? - нетерпеливо спросил Шон.
   - Ни звука, похоже, там никого нет, - ответил бандит.
   - Но может они просто спят? - предположил хозяин гостиницы.
   - А вот это мы сейчас и проверим, - сказал Шон и взял хозяина "Пескарей" за шиворот, - неси ключ! Если не хочешь, чтобы мы сломали дверь.
   Тут его взгляд упал на прижавшуюся к стене Розу.
   - А тебе, что здесь надо, чёртова кукла?!
   - Я, я..., просто шла по своим делам. А что здесь происходит, г-н Лесандр? - обратилась Роза к побледневшему, как мел, хозяину гостиницы, который в ответ на её вопрос смог выдавить из себя только несколько нечленораздельных звуков. Шон медленно выпустил воротник бедолаги Лесандра из руки, и поманил девушку пальцем. В ответ на его жест, Роза отрицательно покачала головой и бросилась бежать, но не туда, откуда пришла, а к главной лестнице, ведущей в зал, где всё ещё оставалось довольно много посетителей.
   - Помогите! Убивают! - истошно завопила она, стремительно, перепрыгивая через несколько ступенек сразу. Из-за своих столов поднялись несколько мужчин.
   - Они там! Наверху! - продолжала вопить, находчивая Роза, - хотят убить г-на Лесандра!
   Толпа, разгорячённая выпивкой, ринулась на второй этаж.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 31
  
  
  
  
   Не успел Гек уложить на топчан, служивший конюху кроватью, спящую, но уже подающую признаки скорого пробуждения, спасённую незнакомку, как в дощатую дверь каморки громко постучали. Сейчас же, бешено залаяли собаки. Старик приложил палец к губам, призывая к тишине. Из-за двери послышались ругательства и стук повторился.
   - Открывай, лошадиная подстилка! А не то, я вышибу эту чёртову дверь и уж тогда тебе точно не сдобровать!
   Том, молча, достал из-за пояса пистолет и взвёл курок, Гек незамедлительно последовал его примеру. Бросив быстрый взгляд на оружие, старик Кастор укоризненно покачал головой, и указал на окно.
   - Оно выходит на улицу, уходите, пока не поздно, - прошептал он. Собаки, между тем, продолжали захлёбываться от неистового лая. Сильный удар, от которого все трое вздрогнули, сотряс хлипкую дверь, она жалобно скрипнула и едва не слетела с петель. Стало ясно, что следующего натиска она не выдержит. Том на цыпочках подкрался к двери и, стараясь не шуметь, тихонько отодвинул засов. Затем он взял пистолет за ствол и прислонился к косяку двери. Однако, к удивлению обитателей каморки, нападение больше не повторилось, более того, они, несмотря на яростный лай собак, отчётливо услышали быстро удаляющиеся шаги. Впрочем, объяснение этому нашлось очень быстро, как только все трое выбрались наружу. Причина, по которой агрессор ретировался, была на лицо. В освещённых окнах второго этажа мелькали многочисленные человеческие фигуры и их движения носили весьма недвусмысленный характер.
   - Как тебе это нравиться Гек? - спросил Том, на лице которого блуждала довольная улыбка.
   - Я глазам своим не верю. Господь бог предложил нам самый лучший выход из положения.
   - Господь бог тут совершенно не причём, дружище. Я почти уверен, что вся эта заварушка дело рук нашей новой знакомой.
   - Розы? - удивился Гек.
   - Именно.
   - Но как?
   - Провокация, самая обыкновенная провокация, Гек. Похоже, Роза большая мастерица устраивать подобные спектакли. Слушай! Как здорово, что мы убедили её стать нашей союзницей.
   - Прежде всего, её убедили наши деньги, - заметил Гек.
   - Не без этого, - согласился Том, - жить то ей на что-то надо. Но поверь мне Гек, в душе она нормальный порядочный человек, что и доказала поверив нам.
   - Ладно, Томми, хватит рассуждать, порядочная, не порядочная, я давно понял, что если тебя не остановить, ты можешь говорить вечно. Не забывай, что нам нужно, как можно быстрее уходить отсюда, сам говорил, что дорога каждая минута.
   - Верно Гек, что-то я заболтался. Где наш старикашка, где Кастор?
   Друзья огляделись, конюха нигде не было.
   - Не нравиться мне это Гек, - с тревогой произнёс Том.
   - Вот что Томми. Иди на конюшню, выводи наших лошадей и веди их к воротам, а я пойду за девчонкой. Да смотри, остерегайся собак, они могут сорваться с цепи.
   В этот момент, на втором этаже послышался звон разбитого стекла, сопровождавшийся руганью. И впервые за время потасовки прозвучал выстрел. Дело явно принимало серьёзный оборот. Том понял, что промедление, становиться смертельно опасным. К счастью, ему удалось без труда найти своих лошадей, помог фонарь, который оставил во дворе старый конюх. Том отвязал животных и повел их к воротам. Однако спокойно подойти к ним ему не удалось. Распахнулась дверь кабака и во дворе, возбуждённо переговариваясь, появились несколько человек, которые, правда, не обращая никакого внимания на Тома, сосредоточили своё нетрезвое любопытство на событиях, происходящих на втором этаже гостиницы. Том облегчённо вздохнул и стал искать засов, чтобы открыть ворота. В темноте, он не заметил, как от толпы отделилась фигура и направилась к нему со спины. Тем временем, его друг, Геккельберри Финн, на всякий случай, приготовив оружие, осторожно вошёл в каморку и... тоже, с облегчением, вздохнул. На топчане сидела наконец-то пробудившаяся ото сна, бывшая пленница бандитов, поддерживаемая заботливыми руками старого конюха и пила из глиняного кувшина молоко.
   - Как она? - шепотом спросил молодой человек.
   - Слаба очень. Настрадалась, наверное, бедняжка, - ответил Кастор и ласково погладил девушку по голове.
   - Тебя как зовут? - спросил Гек. Девушка опустила кувшин, вытерла губы и внимательно посмотрела на своего спасителя.
   - Так как же тебя зовут? - повторил свой вопрос Гек.
   - Не помню, - еле слышно произнесла девушка и, отдала кувшин с недопитым молоком старику, потом внезапно схватилась руками за голову и застонала.
   - Мне больно, - не сказала, а скорее, прошелестела она.
   - Это пройдёт, - Гек присел рядом с девушкой и обнял её за плечи.
   - Нам надо идти, - мягко сказал он ей на ухо, - вставай, я помогу тебе.
   Девушка послушно встала, но, не сделав и пары шагов, бессильно повисла на руках Гека. Понимая, что драгоценное время стремительно тает, он подхватил её на руки, кивнул старику, осенившим его крестным знамением, и вышел во двор, который напоминал теперь растревоженный улей. "Может это и к лучшему, - подумал Гек, пробираясь к воротам, - надеюсь у Тома всё в порядке и он ждёт нас".
   - Кто эти люди? И почему они кричат? - с тревогой спросила незнакомка, в испуге прижимаясь к его груди.
   - Потом, всё потом. Держись, скоро мы будем в безопасности, - рассеянно пробормотал Гек, пытаясь высмотреть своего товарища.
   - Ты куда-то спешишь приятель?
   От этого невинного вопроса, Том чуть не получил разрыв сердца, он резко обернулся и, в ту же секунду получил сильный удар по лицу, от которого у него, что называется, посыпались из глаз искры. Не удержав равновесие, он упал на спину, при этом больно ударившись затылком о землю. К счастью, сознание не покинуло его, он попытался вытащить из-за пояса оружие, но противник не дал ему такой возможности. В мгновение ока, он оседлал Тома и сомкнул свои пальцы на его шее.
   - Где девка?! Где она?! Говори!!! - яростно прошептал нападавший, сдавливая Тому горло. Почти теряя сознание, Том вспомнил любимый приём Томаса, принесший ему победу в схватке с капитаном Мингелем. Он развёл руки и, что есть силы, ударил противника по рёбрам. Тот, на мгновение, ослабил хватку, но, к сожалению, всего лишь на мгновение, ибо уже через секунду его железные пальцы вновь сомкнулись на шее юноши. Том почувствовал, что вот-вот, лишится чувств, в голове тотчас застучали тысячи маленьких молоточков, грозя раздробить черепную коробку. Виски заломило от пульсирующей крови. Вдруг, молоточки разом прекратили свою разрушительную работу, и сразу же, стало легче дышать, горло освободилось от тисков, но зато появилась тяжесть в груди, не позволявшая Тому хорошенько вздохнуть. Оказалось, что человек, всего несколько секунд назад, пытавшийся его задушить, теперь неподвижно лежит на нём словно куль с песком.
   - Это я, Роза! - услышал над ухом Том, - ты жив?
   - Да, - прохрипел Том, - это ты его?
   - А то кто же?! - самодовольно подтвердила Роза, и тихонько засмеялась, - давай, я помогу тебе.
   - Не надо, я сам, - Том с видимым удовольствием сбросил с себя бандита и, не удержавшись, пнул его ногой.
   - Чем это ты его саданула? - спросил он свою спасительницу.
   - Вот. Хорошее полено, правда? - снова засмеялась Роза.
   - Что у вас тут случилось Том? - с тревогой, и одновременно с видимым облегчением, спросил запыхавшийся Гек, с опаской бросив взгляд на неподвижно лежавшего человека.
   - Так, ничего особенного, просто кому-то очень захотелось меня убить. И у него бы это получилось, не подоспей мне на помощь Роза, - ответил Том, поднимаясь с земли.
   - О, сударыня! Я смотрю, вы проснулись! Так это же здорово! - обрадовался он, встретившись взглядом с молоденькой девушкой.
   - К сожалению, - продолжал Том, - у нас нет времени на объяснения, так что, пока, прошу поверить мне на слово, мы ваши друзья, и мы хотим вас спасти, кто бы вы ни были. Вы согласны поехать с нами?
   Девушка кивнула.
   - Отлично! - воскликнул Том, - Давай Гек, усаживай свою даму на лошадь и поехали отсюда, здесь становится жарко!
   Роза помогла Тому открыть ворота. Первым выехал Гек со спасённой девушкой. Прежде чем сесть в седло, Том обнял Розу, нежно поцеловал её в щёку, и прошептал на ухо: - Ты вытащила счастливый билет, Роза, я никогда не забуду, что ты для нас сделала и обещаю, что сделаю всё, чтобы тебе больше никогда не пришлось жить такой жизнью, которой ты живешь. Вот, возьми деньги и поделись со стариком Кастором.
   - Я не возьму! Ты обижаешь меня, Том, - отстранилась Роза.
   - Возьми, прошу, это от чистого сердца! - С этими словами Том вложил в руку девушки кошель с деньгами и вскочил в седло.
   - До свиданья, Роза! Мы скоро обязательно увидимся снова, только не уезжай из Дорсада, а если надумаешь уехать, оставь свои координаты хозяину гостиницы. Слышишь?!
   - Хорошо, - дрогнувшим голосом ответила Роза и помахала юноше рукой.
   Перед тем, как уехать Том обернулся и увидел, как рама одного из окон второго этажа с треском вывалилась наружу, а вместе с ней, под торжествующие крики толпы, вниз полетело чьё-то тело. Немного помедлив, Том отвернулся и пришпорил лошадь, не прошло и пары минут, как трое беглецов благополучно скрылись в ночной мгле.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 32
  
  
  
  
   Наконец-то, начальник тайной канцелярии г-н Тарвуд мог вздохнуть облегчённо. Пропавшая наследница престола найдена, причём, в кратчайший срок. Когда ему доложили, что ночью, на подъезде к столице Мармонта были задержаны, а затем арестованы похитители принцессы, он, поначалу, отнёсся к этому известию скептически. В последнее время, сообщения, подобного рода, поступали к нему с завидной регулярностью, но все они, к сожалению, на поверку, оказывались ложными. Однако, будучи человеком ответственным и глубоко преданным своему королю, г-н Тарвуд принимал личное участие в проверке каждого такого доклада. Убедившись, что девушка, находившаяся в компании двух молодых людей, на которых, к слову, он даже не успел взглянуть, действительно пропавшая принцесса Тильда, Тарвуд, обеспокоившись её состоянием, прежде всего, послал за доктором Дижоном, а сам, несмотря на раннее утро, поспешил во дворец. Слухи о том, что принцесса найдена, распространились с невероятной быстротой. Не успел начальник королевской спецслужбы переступить порог дворца, как к нему навстречу кинулась сама королева в окружении заспанных придворных.
   - Где она?! Что с ней?! - в волнении ломая руки, почти кричала она, стремительно приближаясь к начальнику тайной канцелярии.
   - Я передал её в руки д-ра Дижона, - с достоинством, отвечал Тарвуд, - я вызвал его сразу же, как только убедился, что это её высочество. Простите меня, ваше величество, но я должен доложить обо всём королю.
   - Да, да, конечно, - поспешно согласилась Анна и посторонилась, освобождая ему дорогу.
   - Идите, он ждёт вас. Один только вопрос, г-н Тарвуд.
   - Я весь внимание, ваше величество.
   - Кто они, зачем похитили Тильду?
   - Я пока не видел этих людей и поэтому не могу дать исчерпывающий ответ на ваш вопрос, ваше величество, - ответствовал Тарвуд, - скажу лишь, что они под надёжной охраной и скоро их привезут в мои пенаты. И поверьте, в нашей комнате для допросов, я сумею развязать им язык.
   После этих слов, начальник тайной службы хотел было уйти, но, не сделав и пары шагов, остановился и повернулся к королеве.
   - Что? - с тревогой спросила Анна.
   - Префект полиции успел сообщить мне, - медленно произнёс Тарвуд, - что задержанные настойчиво требуют встречи с вами, ваше величество.
   - Со мной? - удивилась Анна.
   - Именно, ваше величество.
   - Странно, - растерянно произнесла Анна, не зная, как реагировать на эту новость.
   - Не беспокойтесь, ваше величество, - мягко сказал долговязый чиновник, - скоро мы всё узнаем. А теперь, с вашего разрешения, позвольте мне...
   - Да, идите г-н Тарвуд, - рассеянно проговорила королева, полностью поглощённая в свои мысли, - И простите, что я вас задержала.
   Не успели шаги начальника тайной канцелярии утихнуть на последней ступеньке мраморной лестницы, ведущей к главному коридору королевского дворца, как массивная, покрытая золотым орнаментом дверь парадного входа медленно открылась, и впустила во дворец д-ра Дижона, держащего на руках принцессу Тильду.
   Слова начальника тайной канцелярии так разожгли любопытство Анны, что она решила, во что бы то ни стало, увидится с предполагаемыми похитителями принцессы до того, как их начнут допрашивать. Наскоро приласкав Тильду, королева оставила её в надёжных руках доктора и направилась во владения г-на Тарвуда, благо, что они располагались совсем недалеко. Она успела, как раз вовремя, арестантов только что привезли. Начальник охраны, седоусый капрал огромного роста, не посмел перечить королевской особе и разрешил ей спуститься в подвальное помещение, где располагались камеры временного содержания арестованных.
   - Господи! Том! Геккельберри! Это вы?! Глазам своим не верю! - сказать, что бывшая служанка одноногого Гарди, а ныне королева Мармонта, была удивлена, это ничего не сказать.
   - Но как? Вы? Но зачем? - спрашивала королева, не зная пока, радоваться ей или огорчаться.
   - Ваше величество, - тихо сказал Том, - прежде всего, прикажите этим людям оставить нас с вами наедине. Беспокоится вам не о чем, решётка, которая нас разделяет, кажется мне вполне весомым аргументом в пользу вашей безопасности.
   В ответ на эти слова, Анна укоризненно покачала головой и знаком приказала охранникам отойти подальше, те неохотно, но повиновались.
   Спустя полчаса, королева Мармонта, на губах которой, к удивлению служащих тайной канцелярии, играла счастливая улыбка, покинула каземат и направилась прямиком к королю. Однако Карл, вопреки ожиданиям Анны, не разделил её восторга. Конечно, он был рад, безмерно рад, что его дочь нашлась, но обстоятельства её чудесного спасения, по мнению короля, были весьма подозрительными. Реакция супруга огорчила королеву, хотя, к сожалению, и не очень удивила. С той памятной ночи, когда короля постиг странный обморок, а затем загадочным образом пропала принцесса, прошло всего ничего, но и за этот короткий срок, король изменился кардинальным образом. Он стал раздражительным и болезненно реагировал даже на пустяшные проблемы. Несмотря на настойчивые уговоры Анны, он не захотел встречаться со спасителями принцессы, приказав Тарвуду держать их под замком, по крайней мере, до тех пор, пока не будут тщательно расследованы все обстоятельства дела. Получив приказ короля, начальник тайной канцелярии лично допросил обоих арестованных. Оставшись удовлетворённым итогами допроса, он приказал своим подчинённым больше пока не беспокоить молодых людей и никого к ним не допускать без его особого распоряжения.
   - И на том спасибо! - заметил Том, с опаской поглядывая на многочисленные орудия для развязывания языков, имеющихся в распоряжении сотрудников тайной канцелярии.
   - Вот что значит, лишний раз, связываться с сильными мира сего, - назидательно заметил Гек, - сегодня они тебя превозносят до небес, а завтра раздавят, как таракана. А ты ещё хотел просить короля за Томаса!
   - Да, - сокрушенно вздохнул Том, - вынужден с тобой согласится друг мой. Положение наше незавидное. Но я, всё же, надеюсь на благополучный для нас исход дела. Этот худосочный господин, который нас допрашивал, показался мне человеком неглупым. Как думаешь?
   - Не знаю, - задумчиво произнёс Гек, - может быть. Хотя, король тоже казался человеком неглупым, а оказался человеком неблагодарным.
   - Но его можно понять Гек. Ты же слышал, что стряслось с его дочерьми. От такого можно даже с ума сойти.
   - Вот-вот, - с охотой подхватил Гек, - если король действительно тронулся умом, то нам точно не сдобровать. В нашем лице он нашёл отличных козлов отпущения. И королева нам не поможет.
   - Тьфу ты! - в сердцах сплюнул Том. - С тобой невозможно разговаривать! Ты всё видишь в чёрном цвете!
   - А ты в каком, в розовом что ли?!
   - Почему в розовом? Вовсе не в розовом, но и не в чёрном, как ты.
   - Ладно, что ты предлагаешь? - с иронией спросил Гек.
   - Лечь спать, - буркнул Том, - утро, вечера мудренее.
   Однако, вопреки ожиданиям Тома, наступившее утро не принесло никаких новостей. Ни плохих, ни хороших. Лишь только на третьи сутки пребывания молодых людей в застенках тайной канцелярии про них снова вспомнили. Загремел ключ в замочной скважине камеры, и вошедший охранник знаком приказал узникам следовать за ним. Спустя пять минут, друзья снова оказались в комнате для допросов, где их ожидал сам г-н Тарвуд.
   - Ваш показания господа, - начал он будничным тоном, - частично подтвердились. Мы провели следствие в Дорсаде и выяснили, что вы действительно вырвали принцессу из лап похитителей. Тому есть свидетели. А посему, вас нет необходимости держать под замком.
   - Так мы свободны?! - воскликнул Гек.
   - Не совсем, - покачал головой Тарвуд. - Во всяком случае, пока.
   - Пока? - с недоумением спросил Том.
   - Пока с вами не поговорит его величество, король. По результату этого разговора, он решит вашу судьбу.
   - Так это же очень хорошо! - не удержавшись, воскликнул Том. - Нам самим не терпится поговорить с королём. Когда он будет готов нас принять?
   - Немедленно, - был ответ.
   - Но мы даже не позавтракали, - посетовал Гек.
   - Там и позавтракаете. Король будет не один. При разговоре будут присутствовать и другие заинтересованные лица, в том числе, и моя скромная персона. А пока приведите себя в порядок, вам принесут всё необходимое, чтобы на завтраке у его величества вы выглядели достойно.
   Тарвуд взял со стола маленький бронзовый колокольчик и затряс им.
   - Скажите, г-н Тарвуд, а как себя чувствует принцесса? - спросил Гек.
   - Возможно, скоро вы всё узнаете, - уклончиво ответил тот.
   - Можно ещё вопрос, г-н Тарвуд? - спросил Том.
   - Слушаю.
   - Если не секрет, что вам удалось раскопать в Дорсаде?
   - Кроме того, что вы непричастны к похищению принцессы, почти ничего.
   - Как?! А бандиты?! Те, кто на самом деле похитил дочь короля?! Вы их не взяли?
   - Нам достались два трупа. Один из похитителей выпал из окна гостиницы и сломал себе шею. Другого убили в драке.
   - А третий?! Там же был третий! - вскричал Том.
   - К сожалению, ему, видимо, удалось сбежать.
   - Черт возьми! - воскликнул Гек, - неужели это был Шон?
   - Нет, - ответил Тарвуд, - человек, которого вы называете Шоном, погиб. Как раз, именно он выпал из окна.
   - А почему вы думаете, что это Шон?
   - Это единственный человек из этой троицы, которого вы очень хорошо описали.
   Друзья переглянулись.
   На этом разговор с начальником тайной канцелярии закончился, чтобы потом продолжиться за завтраком у короля Мармонта. За столом, кроме спасителей принцессы, присутствовали, сам король, его супруга королева Анна, доктор Дижон, начальник тайной канцелярии г-н Тарвуд и, конечно же, граф Рэндалл, который к удивлению Тома, встретил своего бывшего подопечного и его товарища, довольно прохладно.
   Солировал, конечно же, Том Сойер. Гек, не обладавший его красноречием, как всегда, безропотно уступил ему право главного рассказчика и, в очередной раз, не пожалел об этом. Сегодня Том был в ударе, то ли на него подействовала обстановка, сидеть за одним столом с королевскими особами, это вам не шуры-муры! То ли чувство глубокого облегчения, выйти живым здоровым из подвалов тайной канцелярии, всё равно, что заново родиться. Как бы то ни было, все присутствующие слушали вдохновенный рассказ Тома, затаив дыхание. Том рассказал обо всем, и про остров, и про бой с пиратами, и про банду одноногого Гарди, при упоминании об этом человеке, Анна так занервничала, что её пришлось успокаивать доктору Дижону, и конечно о событиях в Дорсаде. Умолчал Том лишь о Томасе Бамбелле, посчитав упоминание о нём преждевременным. Для этого ему пришлось немного подкорректировать сюжет своего повествования о событиях на острове. В новой версии, дело было так. Пленникам пиратов, под предводительством некоего капитана Лавуазьяка, удалось поднять бунт, в результате которого, после кровопролитной схватки, морские разбойники потерпели поражение. Оставшиеся в живых пираты, лишившись своего капитана, вынуждены были подчиниться новым хозяевам корабля, поставив им, однако, условие, чтобы их высадили на Мартуге. Тому с Геком, не понравилась перспектива оказаться в этом, далеко не самом благополучном месте и капитан Лавуазьяк не стал возражать, чтобы они сошли на берег Мармонта, где они и попали в лапы к одноногому бандиту.
   - Почти два года о вас ничего не было известно, друзья мои, - заметил король, когда Том умолк. - И вот, как и два года назад, вы снова появляетесь в нужный момент. Поневоле, начнёшь верить в провидение. Не так ли, д-р Дижон?
   - Мда, - по обыкновению, пожевав губами, поддакнул эскулап, - есть в этом что-то мистическое. Но я уверен, что, рано или поздно, всему найдётся объяснение.
   - Вы неисправимы доктор, - улыбнулся король.
   - Совершенно верно, ваше величество, я никогда не изменяю своим принципам, - почтительно подтвердил доктор.
   - Простите, ваше величество, можно задать вопрос? - спросил Том.
   - Мне? - в свою очередь спросил Карл.
   - Если вы, захотите ответить, мы с Геком будем вам очень признательны, - ответил Том.
   - Что вы хотите знать? - внезапно нахмурившись, спросил король.
   - Нас интересуют подробности того, что произошло с принцессами. Возможно, мы сможем помочь.
   Король ещё больше нахмурил брови.
   - Мне бы не хотелось сейчас, касаться этой темы, - произнёс он глухим голосом.
   - Ваше величество, умоляю, позвольте мне всё рассказать! - со слезами на глазах, попросила Анна, - у меня предчувствие что...
   - Опять! - вскричал король, но тут, же взял себя в руки. - Хорошо, если вы считаете это нужным, рассказывайте.
   Выслушав сбивчивый рассказ Анны, сопровождаемый комментариями доктора и графа Рэндалла, Том ненадолго задумался.
   - Ну, - не выдержал король, - что вы обо всём этом думаете молодой человек?
   - Я думаю, - почесав сморщенный лоб, ответил Том, - что источник зла находится в Мендине. Это первое. Второе. Рядом с вами, а значит, рядом с принцессами, появилось существо, обладающее сверхъестественными способностями, а попросту говоря, вампир.
   - Вы имеете в виду определённый вид летучей мыши? - спросил доктор.
   - И мыши, в том числе.
   - В том числе?! - взволновано переспросила Анна, - что вы хотите этим сказать?
   - Насколько я знаю, это существо, может принимать облик человека, животного и даже превращаться в туман.
   - Бред какой-то! - воскликнул д-р Дижон.
   - Откуда ты это всё знаешь Том?! - дрожащим голосом спросила Анна.
   - Я читал об этом. У моего отца было много старинных книг, я перечитал почти все. Среди них были книги, рассказывающие о всякой нечисти, в том числе и о вампирах. Я всегда считал, что это выдумки. Страшные сказки, не более того. Но, теперь, узнав о том, что произошло с несчастными принцессами, я изменил своё мнение. Да что там говорить, вспомните Черную вдову! Кто мог предположить, что это оборотень!
   Том умолк. За столом воцарилась молчание. Похоже, что эмоциональная речь Тома Сойера произвела нужное впечатление. Первым нарушил тишину граф Рэндалл.
   - А я не верю, - спокойно заметил он, - не верю, что здесь во дворце, рядом с принцессами, которых окружают только близкие, проверенные люди, находится некто, регулярно причиняющий им зло. Я допускаю, что герцогиня Кастилья всеми силами старается навредить королевской семье и делает для этого всё возможное и невозможное. Но вампиры, да ещё и в образе человека, это, пожалуй, перебор.
   - Тогда, как вы объясните, то, что произошло с Тильдой и Хильдой? - спросила Анна.
   - Мне кажется, это какое-то психическое заболевание, - пожал плечами граф, - возможно наследственное. Простите, ваше величество.
   Все невольно повернули головы к королю. Тот сидел, словно истукан и пристально смотрел на Анну, которая буквально съёжилась под его тяжёлым неподвижным взглядом. Том, чувствуя, что вот-вот разразится буря, сделал попытку разрядить обстановку.
   - Возможно, я погорячился, ваше величество, - начал он взволновано, но Карл резко перебил его.
   - Помолчите молодой человек, вы сказали достаточно. Ваша версия кажется мне глупой, потому что лишена всяких оснований, - сказал он, не отрывая взгляд от супруги. Глаза королевы наполнились слезами, казалось, она сейчас разрыдается. Но то, что не удалось Тому, удалось доктору.
   - Ваше величество, - обратился он к Карлу, вставая, - разрешите мне откланяться. Тильде пора принять лекарство.
   Король, наконец, оторвал свой взгляд от Анны и перевёл его на доктора, несколько секунд он смотрел на него, как-будто видел впервые. Потом рассеяно провел ладонью по вспотевшему лбу и тихо сказал: - Да, господа, пожалуй, мне необходимо отдохнуть и подумать. Я вас покину.
   Он снова посмотрел на Анну: - Проводи меня, дорогая.
   Присутствующие дружно встали и, все, как один, сочувствующими взглядами, проводили королевскую чету.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 33
  
  
  
   Такого сильного приступа у Блэквуда ещё не было, казалось, ещё чуть-чуть и его грудная клетка не выдержит и разлетится на мелкие кусочки. Вот уже несколько минут он корчился в своём кресле, не в силах остановить ужасный кашель, спровоцированный новостью, которую принёс единственный оставшийся в живых бандит, вернувшийся из Дорсада. Это был тот самый человек, напавший на Тома во дворе гостиницы. Он же безуспешно штурмовал дверь в каморку старого конюха. Звали его Барк. Сейчас он, молча, наблюдал за мучениями главаря, с волнением ожидая, когда они закончатся. Наконец, с огромным трудом, ценой невероятных усилий над собой, Блэквуду удалось подавить приступ. Пошатываясь, он встал с кресла и, отстранив рукой, стоявшего у него на пути Барка, нетвёрдым шагом направился к стойке.
   - Рому!
   Впрочем, это требование было излишним, прекрасно зная привычки хозяина, кабатчик наполнил стакан ещё до того, как Блэквуд встал с кресла. Жадно выпив содержимое стакана, Блэквуд даже не обтерев мокрые губы, с грохотом поставил его обратно и приказал: - Ещё!
   Залпом, выпив вторую порцию напитка, он повернулся лицом к Барку.
   - Ты уверен, что Шон мёртв?
   - Да, хозяин, - ответил тот, - мертвее не бывает. Он сломал себе шею.
   - Как тебе удалось улизнуть оттуда?
   - Меня ударили по голове поленом. Сзади. Я даже не успел разглядеть, кто. Наверное, посчитали, что я умер, поэтому перестали обращать на меня внимание. Когда я очнулся, во дворе, было полно народа, ворота были открыты..., ну, я и..., - Барк замолчал и виновато опустил голову.
   - Как же ты узнал, что Шон и Сид мертвы? - хмуро спросил Блэквуд, знаком приказав кабатчику наполнить свой стакан, что и было, сделано незамедлительно.
   - Сейчас, патрон, расскажу всё по порядку. Дело в том, что я почти не участвовал в драке. Шон меня послал во двор, на поиски тех, кто мог увести у нас девчонку. Это было ещё до начала потасовки. Во дворе я попытался найти конюха, чтобы узнать у него, не выезжал ли кто-нибудь ночью. Но поговорить с ним мне так и не удалось. Наверху началась заварушка, я кинулся туда. Но толпа меня обратно вынесла во двор. У ворот я увидел человека, держащего под уздцы двух лошадей. Я предположил, что это и есть один из похитителей девчонки. Я подкрался к нему сзади, свалил на землю, придушил немного, чтобы был сговорчивее.
   - Да ты, я смотрю, герой, - проскрипел Блэквуд.
   - Да ничего там геройского не было, - отмахнулся Барк, - молокосос! Я сломал бы ему шею в два счёта.
   - Однако ж, не сломал? - спросил Блэквуд.
   - Не успел! - разочаровано махнул рукой Барк и потёр ладонью ушибленный затылок.
   - Это всё?
   - Всё, хозяин.
   - Хм! Если это всё, почему ты уверен, что Шон мёртв? И, кстати, ты не сказал мне, когда это случилось? - Блэквуд смотрел на Барка со всё возрастающим подозрением.
   - Да, да, - засуетился тот, пряча глаза, тяжелый взгляд одноглазого атамана в банде мало кто мог выдерживать долго, - я убежал лишь после того, как убедился, что Шон и Сид мертвы. Клянусь праматерью святого Виринея, это истинная, правда, патрон!
   - И тебя не сцапали? - тон Блэквуда стал угрожающим.
   - Было темно, на меня никто не обращал внимания, я смешался с толпой, увидел лежащих на земле Шона и Сида. Понял, что я им уже ничем не помочь и решил, что пора сматываться. Ворота, как я уже сказал, были открыты, ну я и..., потихоньку ушёл. Мне просто повезло патрон.
   - А полиция? - не отводя от Барка пристального взгляда, спросил Блэквуд.
   - Полиция?! Ах, да! Господа полицейские прибыли, как раз тогда, когда я уже был на улице.
   - Скверно всё это, - проскрипел Блэквуд, - очень скверно. Так когда, говоришь, это случилось?
   - Третьего дня, патрон, - смущаясь, ответил Барк. Брови одноглазого главаря удивлённо поползли вверх.
   - У меня в Дорсаде есть одна знакомая кумушка, - поспешил объясниться Барк, - я решил переждать у неё, пока всё не уляжется
   Блэквуд внимательно на него посмотрел, молча, отхлебнул из стакана ром и направился к своему креслу, усевшись, он поманил Барка к себе и указал ему на стул, стоявший рядом с креслом. Барк послушно сел. Прежде чем продолжить с ним разговор, Блэквуд перевёл взгляд в зал. В этот поздний час, кроме нескольких членов банды, в кабаке никого из посторонних не было.
   - Эй, ребята! - позвал Блэквуд, - подгребайте поближе, нужно поговорить.
   - Мордок! - обратился он к кабатчику, - ты запер дверь? Я не хочу, чтобы нам помешал какой-нибудь полуночный выпивоха.
   - Да, хозяин, и ворота и дверь на запоре. Служанки у себя, спят уже, наверное.
   - Хорошо.
   Дождавшись пока все уселись, Блэквуд снова посмотрел на Барка.
   - Как он выглядел? - спросил он.
   - Молокосос?
   - А ты думал, я буду спрашивать о ком-то ещё? - с издёвкой спросил Блэквуд.
   - Было темно, я его толком не рассмотрел. Молодой парень, лет восемнадцати, может чуть больше, но не меньше. Волосы светлые, ростом с меня. Вот, пожалуй, всё.
   Выслушав Барка, Блэквуд сделал глоток и, с задумчивым видом, откинулся на спинку кресла. Воцарилась тишина, никто не смел, прерывать раздумья главаря.
   - Ты говоришь, он держал под уздцы двух лошадей, так? - спросил Блэквуд после паузы.
   - Да, патрон, их было двое. Об этом сказал ещё хозяин гостиницы, когда Шон, царствие ему небесное, прижал его хорошенько.
   - Уж не мой ли это крестник со своим дружком? - задумчиво произнёс Блэквуд, - светловолосый, да и возраст подходящий. Черт подери! Неужели фортуна опять свела меня с этим прохиндеем?!
   - Чанг! - обратился он к одному из парней, - ты помнишь юнгу с "Хризантемы"?
   - Помню, капитан, как не помнить. Хотя, пожалуй, сейчас бы я его в лицо не узнал. Но то, что он был блондин, это точно.
   - Значит так, джентльмены. Если это были те, о ком я думаю, то они, наверняка, подались во дворец к королю или к своему благодетелю, треклятому графу, и сейчас, скорее всего, находятся там.
   - Ходят слухи, хозяин, что принцесса нашлась, - подал голос Мордок.
   - Тогда, тем более. Чанг и ты Барк, завтра притащите сюда этого олуха Бауфала. От него узнаем все подробности и решим, как нам отомстить за Шона и Сида.
   - Сделаем, хозяин, - с готовностью откликнулся Барк.
   - Это ещё не всё джентльмены, - продолжал Блэквуд, - отомстить, конечно, надо, но нельзя забывать про нашу основную работу, за которую, как вам известно, нам хорошо должны заплатить. Доверие к нам и так уже подорвано, мы дважды крупно облажались, третьей неудачи нам не простят. И мы, прежде всего, я, в лучшем случае, останемся в живых, а в, худшем, даже говорить не хочу. Так вот, группа переодетых в простую одежду офицеров короля уже в пути. Маршрут мне известен. Как они выглядят, тоже не секрет, Бауфал недаром жуёт свой хлеб. Наша задача, уничтожить их, не дав им добраться до цели.
   - А куда они идут? - спросил один из бандитов.
   - Судя по всему, в гости к человеку, который нам платит и, который не жаждет встречаться с этими людьми. Движутся они осторожно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, поэтому мы их быстро нагоним. Справится с ними, будет нелегко, они умеют драться, поэтому брать будем не только силой, но и числом. Их пять человек, нас будет в два раза больше.
   - Такой большой отряд может вызвать подозрение. Повсюду полицейские ищейки короля, - озабочено заметил Чанг.
   - У нас будет охранная грамота, подписанная самим начальником тайной канцелярии, никто не посмеет нас тронуть, - заявил Блэквуд.
   - Фьююю! - восхищённо присвистнул Чанг, - неужели этот сморчок способен подделывать такие документы?
   - Нет, для такого дела, он слишком мелкая сошка. Бумага досталась мне другим путём, каким, вам знать необязательно. Ещё есть вопросы?
   - Есть, патрон, - сказал Барк.
   - Ну!
   - Кто отомстит за Шона и Сида, если мы уедем?
   - Во-первых, поедут не все, а, как я уже сказал, человек десять, двенадцать. Во-вторых, у нас есть Бауфал, он поможет информацией. Наши люди будут следить за каждым шагом мерзавцев, так что никуда они не денутся. Впрочем, если повезёт, возьмём их завтра же и, со спокойной душой, поедем делать свою работу. Ну, а когда вернёмся..., - кулаки Блэквуда сжались так, что костяшки его смуглых пальцев побелели, а в единственном глазу блеснула такая злоба, что всем присутствующим стало и без слов ясно, какая ужасная участь ожидает людей, из-за которых погибли их соратники.
   - На сегодня всё, джентльмены, - устало сказал Блэквуд, - мне надо отдохнуть. Лазар!
   - Да, патрон, - отозвался молодой человек с изрытой оспой лицом.
   - Я кое-что нацарапаю, утром отвезёшь в лес.
   Лазар молча, кивнул.
   - Выступаем завтра, ближе к вечеру. Сбор здесь, в два часа пополудни. Барк! Если я завтра не увижу Бауфала, считай, что тебя нет на свете! Понял?!
   - Да, хозяин, - слегка дрожащим от волнения голосом, ответил Барк.
   - И ещё Барк, - продолжал Блэквуд тоном, не предвещавшим ничего хорошего, - если я узнаю, что Шон и Сид погибли по твоей вине, ты проклянёшь тот день и час, когда появился на свет!
   - Да, хозяин, - чуть слышно повторил бандит и судорожно сглотнул.
   На следующее утро, Том проснулся очень рано, сказалась полубессонная ночь, которую он провёл, будучи под впечатлением от всего услышанного накануне. С завистью бросив взгляд на мирно посапывавшего Гека, Том, стараясь не шуметь, встал с кровати и, как был, босиком, направился к выходу. Казарма личной гвардии короля Мармонта, в которой временно поселили наших героев, находилась на территории дворцового ансамбля. Это было очень удобно, потому, что основной обязанностью роты отборных королевских гвардейцев была охрана королевской семьи и дворца. Дружески кивнув часовому, охранявшему вход в казарму, Том с наслаждением вдохнул свежий утренний воздух и с хрустом потянулся. Он огляделся в надежде найти место, чтобы присесть. Не найдя ничего подходящего, Том решил сесть на ограждение клумбы. Не прошло и минуты, как он убедился, что это был плохой выбор. Сидеть на металлической ограде оказалось крайне неудобно. Том встал и нехотя отправился обратно в казарму. Перед тем, как войти, он решил, что не будет ничего страшного, если он поговорит с часовым.
   - Послушайте, - обратился Том к гвардейцу, - может, вы подскажите, где здесь можно посидеть и подышать воздухом? При всём уважении, но в казарме немного душновато.
   - Есть такое дело, - с охотой согласился солдат, - душновато, но не смертельно. А для отдыха здесь мест хватает. Вон там, например, за елями, аллея, она ведёт к фонтану. А уж там найдешь себе место по душе.
   - Спасибо. А меня оттуда не погонят?
   - Ну, это уж я не знаю, - пожал плечами гвардеец.
   - Ладно, пойду, прогуляюсь.
   - Это куда ты без меня, решил прогуляться?
   - Привет приятель! - обрадовался Том, - тебе тоже не спиться?
   - Почему не спиться, я нормально выспался. А тебе чего, не спалось?
   - Да как тебе сказать, - ответил Том, - пойдём, посмотрим на фонтан, а заодно и поговорим.
   - Красиво! - восхитился Гек, когда они уселись на одну, из скамеек, установленных вдоль аллеи.
   - О чём ты, о фонтане? - поинтересовался Том.
   - Почему только о фонтане. Обо всём. Это не сад, а рай какой-то. Я ведь здесь первый раз днём. Вчерашний день не в счёт, сам знаешь, некогда было любоваться местными красотами. Так о чём ты хотел поговорить, Томми?
   - О принцессах Гек. И о том, что с ними случилось. Понимаешь, жалко мне их до слёз.
   - И мне жалко, но чем мы-то можем помочь?
   - Толком не знаю. Если с ними рядом на самом деле появился настоящий вампир или ещё кто-нибудь в этом роде, то дело серьёзно. Очень серьёзно.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Насколько я знаю, вампир, укусивший свою жертву, отравляет её кровь, и жертва эта, со временем, сама может превратиться в вампира.
   - Ничего себе! - воскликнул Гек, - ты точно это знаешь?
   - Нет, конечно, я с настоящими вампирами никогда не сталкивался. Все мои знания из книг. Но факты, вещь упрямая. Девушки находятся на грани безумия, а иначе, как объяснить их странное поведение?
   - Но Хильду, насколько мы знаем, никто не кусал. Правильно?
   - Чёрт его знает! Может и не кусал, а может.... Не знаю! Не знаю, что и думать, Гек.
   - Ну, ладно. А как распознать этого самого вампира? Должен же быть какой-то способ?
   - Ну, он не отражается в зеркале, например.
   - Так, а ещё?
   - Ненавидит чеснок и распятие.
   - Чеснок?! Интересно!
   - Чего тут интересного?! Ты что, предлагаешь всех придворных заставить есть чеснок? Так я уверен, что среди них, наверняка, найдутся те, которые на дух не выносят чеснок, а вампирами, при этом, не являются.
   - Да, задачка, - разочаровано вздохнул Гек и в задумчивости почесал затылок.
   - А что, если всех прогнать перед зеркалом, кто не отразился, тот и кровопивец!
   - Вариант неплохой, - согласился Том, - но, скорее всего, он нам не пригодится.
   - Почему?
   - Ну, во-первых, я на 100% не уверен, что вампиры не отражаются в зеркалах. В разных книгах об этом говорится по-разному. А во-вторых, ты видел реакцию короля на мою версию о вампирах? То-то же!
   - Но это всё можно попытаться провернуть втихаря.
   - Да брось ты Гек! Ты что будешь бегать по всему дворцу с куском зеркала, что ли?!
   - Так что же делать?
   - Прежде всего, надо поговорить с Анной и доктором. И сделать это нужно, как можно скорее.
   - А может лучше с графом? Он разумный человек, думаю, втроём мы что-нибудь придумаем.
   - Нет. Мы прибегнем к помощи сэра Робина, только в крайнем случае, например, если разговор с Анной и доктором ничего не даст.
   - Почему?
   - Потому что в вопросе о вампирах, он тоже на стороне короля. Вот почему. Да и встретил он нас как-то странно, ты разве не заметил?
   - Не знаю. А ты на что рассчитывал, что он полезет обниматься?
   - Ну, почему сразу обниматься? Просто я ожидал от него более радушного приёма.
   Плотно позавтракав, в компании заступающих на дневное несение службы, гвардейцев, друзья отправились во дворец с намерением встретиться с королевой. Дожидаться разрешения на аудиенцию с Анной им пришлось довольно долго, почти два часа. Молодые люди настолько истомились, что готовы были плюнуть на всё и покинуть дворец. И только когда чаша их терпения была почти переполнена, они, наконец, были допущены к королеве. Анна была искренне рада новой встрече со старыми друзьями и с большой охотой согласилась с ними поговорить, как в старые, добрые времена. Правда, её немного удивила просьба Тома об обязательном присутствии при разговоре, доктора Дижона. Впрочем, она не стала возражать. И вскоре королевский эскулап, немало удивлённый присутствием Тома и Гека в покоях королевы, присоединился к их компании.
   - Вы плохо выглядите, ваше величество, - заметил доктор, - что-нибудь случилось?
   - Ничего особенного, просто плохо выспалась, - устало отвечала Анна, - его величество опять, почти всю ночь, провёл в своём кабинете. Я беспокоилась за него.
   - И как он?! - с тревогой спросил доктор.
   - Ничего. Слава богу, ничего. С ним всё в порядке.
   - А что с королём что-то не так? - спросил Том.
   - Видишь ли, Томми, - грустно улыбнулась Анна, - в связи с последними трагическими событиями, мы все, включая и его величество, находимся в крайнем напряжении. И даже у таких сильных духом людей, как наш король, сдают, иногда, нервы. Ну, рассказывай Том, я всегда, с удовольствием тебя слушаю.
   Том не заставил себя ждать. Подробно и обстоятельно, он рассказал доктору и королеве, всё, что знал о вампирах и о способах борьбы с ними. Внимательно его выслушав, доктор задумался. Чувствовалось, что рассказ Тома, немного поколебал его материалистические взгляды.
   - Так что же вы предлагаете, молодой человек? Как, по вашему мнению, уберечь их высочеств от беды?
   - Прежде всего, им необходимо сделать переливание крови.
   - Да что вы говорите! - всплеснул руками доктор.
   - Ваше величество, - обратился он к королеве, - у меня появился конкурент!
   - Позвольте полюбопытствовать, коллега, - с иронией продолжал он, снова обращаясь к Тому, - а почему вы считаете, что переливание крови надо делать обеим сестрам?
   Том открыл, было, рот, чтобы ответить, но доктор Дижон опередил его.
   - Так вот, молодой человек. Я и без вашей подсказки делаю всё необходимое, чтобы очистить кровь Тильды. Надеюсь, что скоро это принесёт свои плоды. Что же касается Хильды, то подвергнув её тщательному осмотру, я убедился, что она, к счастью, не пострадала от нападения ммм..., - доктор замялся, - неизвестного существа.
   - И, правда, Том, - вмешалась Анна, - давать советы доктору, это уже слишком. Поверь, он хорошо знает своё дело. Я же, жду от тебя другого.
   - Я понял, ваше величество, - покорно склонил голову Том, - и вот наше предложение. Нужно изолировать принцесс таким образом, чтобы доступ к ним имели только самые близкие люди. Я имею в виду вас, ваше величество, короля и уважаемого доктора. Никаких нянек, служанок, а тем более придворных. Кроме того, в том месте, где будут находиться принцессы, не должно быть окон, внутри, на одной из стен, желательно напротив входа, должно висеть распятие, а над входной дверью надо развесить несколько связок свежего чеснока. И наблюдать, внимательно наблюдать за поведением тех, кто был близок с принцессами. Тот, кто охотиться на них, вынужден будет либо проявить активность, либо смириться и исчезнуть. Хотя, это вряд ли. Если этот гад обнаружит себя, мы его немедленно уничтожим, способ умерщвления вампиров, о котором я вам рассказал, кажется мне очень эффективным. Но самое главное, не это. Самое главное уничтожить источник зла, герцогиню Кастилья, я уверен, что ветер дует оттуда. И, вполне возможно, что на смену вампиру, в случае его смерти, придёт ещё, какая-нибудь нечисть.
   - Ты прав Томми, ветер зла дует именно оттуда. И поверь, скоро с ним будет покончено! - взволновано сказала Анна.
   - Если не секрет, каким образом?! - спросил Том, глаза которого, мгновенно загорелись от любопытства.
   - Для вас, не секрет...
   - Прошу прощения, ваше величество, - деликатно перебил королеву доктор, - с вашего позволения, если я не нужен...
   - Да, да, г-н Дижон, вы можете идти. Спасибо, что уделили нам своё внимание.
   - Не стоит, ваше величество. Я сегодня почерпнул для себя много интересного, - доктор многозначительно посмотрел на Тома и, едва заметно, усмехнулся.
   - Мы должны немедленно отправиться в Мендин! - решительно заявил Том, узнав о том, каким образом король, решил покончить с герцогиней.
   - Это совершенно излишне, - сказала Анна, - насколько мне известно, туда поехали опытные люди, способные успешно выполнить задание короля без посторонней помощи. Ну, а вы, если вы по-прежнему являетесь моими друзьями, должны остаться здесь, чтобы помочь нам справиться с исчадием ада, которое пытается уничтожить нашу семью. Мне нужна ваша поддержка Том, только вместе мы можем убедить Карла принять твой план.
   - Как думаешь, Гек, нам стоит остаться? - спросил Том.
   - Думаю, да, - тихо ответил Гек.
   - Ну, ладно. Остаться, так остаться. Что ж, поисками, а, тем более, истреблением вампиров я никогда не занимался. Надеюсь, это будет интересно, - улыбаясь, резюмировал Том.
   - Мы, кстати, тоже, раньше, не убивали вампиров! - хором подхватили Анна и Гек, и все трое рассмеялись.
   - Значит, - продолжал Том, многозначительно подняв указательный палец вверх, - нас ожидает нешуточная схватка с очередным представителем тёмных сил, и мы должны из неё выйти победителями.
   - Непременно, - серьёзно сказала Анна, - другого исхода быть просто не должно!
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 34
  
  
  
   - Предлагаю, прогуляться по городу, - предложил Том, как только друзья снова оказались в парке, - честно говоря, за эти два года, я очень соскучился по Фрубургу.
   - Я тоже, - подхватил Гек, - слушай Том! Может, воспользуемся случаем и навестим г-на Леброна? Помнишь такого?
   - Еще бы! Конечно, помню! А ты уверен, что мы найдём дорогу к его дому? Если мне не изменяет память, это довольно далеко отсюда.
   - Точно. Но можешь не сомневаться, я приведу тебя туда без всяких проблем. Потому что после твоего внезапного исчезновения, я ещё несколько дней жил в этой гостинице, прежде чем распрощаться с Фрубургом.
   - Да?! - удивился Том, - а почему? Насколько я припоминаю, ты ведь хотел сразу же отправиться путешествовать?
   - Мне надо было переварить твой неожиданный поступок, Томми. Ты тогда меня просто оглоушил.
   - Понимаю, - виновато вздохнул Том, - но у меня не было другого выхода.
   - Ладно, - махнул рукой Гек, - чего теперь об этом вспоминать! Ну, что, пошли?
   - Пошли! - весело тряхнул головой Том, и тут же посерьёзнел, - но к вечеру обязательно нужно вернуться во дворец!
   - Само собой! Кто-то же должен изловить этого чертового кровопийцу!
   - Вот именно, что чертового, - согласился Том, - господи! Как же я ненавижу связываться со всякой нечистью! Куда проще иметь дело с настоящими врагами, такими, как Блэквуд или Гарди. Они, конечно, ещё те сволочи, но всё-таки реальные, из крови и плоти. А тут...!
   Том обречённо махнул рукой и решительно зашагал к центральным воротам парка. За прошедшие два года, Королевская площадь не претерпела никаких изменений, во всяком случае, Том их не заметил. Здесь всё также было многолюдно и шумно, но это отнюдь не портило впечатление от самого, пожалуй, красивого места столицы Мармонта. Гек толкнул товарища в бок: - Ну, чего застыл?
   - Погоди! - отмахнулся Том, - Столько воспоминаний нахлынуло!
   - Глянь туда Томми! Узнаёшь?!
   - Чего?
   - Вон там, на другой стороне площади, неприметное здание в два этажа.
   - Ну и что?
   - Ну, ты даёшь! - воскликнул Гек, - неужели ты не запомнил место, где ещё вчера мы сидели в подвале, не зная, что нас ожидает!
   - Да, ну! Неужели это та самая тайная канцелярия?! Честно говоря, я, как-то, не присматривался к этому "гостеприимному" домику. Не до того было. Тем более, привезли нас ночью, а когда везли во дворец, я, особо, и не смотрел по сторонам.
   - А вот я смотрел.... Гляди Томми! Знакомые всё лица! - Гек дёрнул товарища за рукав и указал на маленького, неказистого человечка, быстро пересекавшего Королевскую площадь.
   - Кто это? - удивлённо спросил Том.
   - Не помнишь? Это один служащих тайной канцелярии. Он заходил пару раз, в комнату, где нас допрашивал этот долговязый Тарвуд. Я его запомнил, потому что когда он зашёл во второй раз, Тарвуд довольно грубо выставил его за дверь и приказал ему заниматься своими делами, и не совать нос в дела, которые его не касаются.
   - А..., - протянул Том, - ну, да. Припоминаю. Я ещё подумал тогда, надо же, как может человек быть так похожим на крысу.
   - Точно! Морда у него, не дай бог! Настоящая крыса в человеческом обличье, - согласился Гек.
   - Интересно, куда это он так спешит? - задумчиво пробормотал Том, следя глазами за удаляющейся фигурой чиновника тайной канцелярии.
   - На кой он тебе Томми? Пойдём, мне не терпится повидаться с г-ном Леброном.
   - Погоди Гек. Смотри, как странно он себя ведёт. Постоянно оглядывается по сторонам, как-будто опасается чего-то. Хотя, казалось бы, чего ему опасаться, он ведь только что вышел из своей конторы. Нет, здесь что-то не так. Думаю, нам надо проследить за ним.
   - Так я и знал! - в сердцах воскликнул Гек, - да мало ли на свете людей, которые в пути, имеют привычку смотреть по сторонам?!
   - Наверное, немало, - согласился Том, - но, думается мне, это не тот случай. Пойдем скорее Гек, а то упустим его.
   - Черт! Ну, почему я всегда должен тебя слушаться?
   - Потом скажу! Давай, ходу!
   Однако, к неудовольствию Тома и к нескрываемой, не без злорадства, радости его товарища, довольно продолжительная слежка за крысоподобным чиновником тайной канцелярии так ни к чему и не привела.
   - Всё хватит! - не выдержал Гек, - сколько можно?! Мы идём за ним уже почти..., уже не знаю сколько! Черт возьми! Томми!
   - Ладно, - сдался Том, - может я и не прав, Гек. После всех этих чертей, оборотней, вампиров, может померещиться что угодно! Пошли отсюда.
   Том решительно развернулся, но не успел сделать и шага, замер, почувствовав на своём плече руку товарища.
   - Что? - обернувшись, спросил он.
   - Ты знаешь Томми, мне кажется, что ты, всё-таки, прав, - тихо сказал Гек, - смотри!
   - Чёрт побери! - воскликнул Том и тотчас присел на корточки, низко опустив голову.
   - Что с тобой?! - взволновано, спросил Гек.
   - Те люди, что разговаривают с коротышкой! Один из них, тот, что в фиолетовой шляпе. Это он, пытался меня убить во дворе гостиницы.
   - Вот так номер! - воскликнул Гек, - ты уверен, что это он?
   - Уверен, я его рожу на всю жизнь запомнил.
   - Что будем делать, Том?
   - Прежде всего, надо куда-нибудь, спрятаться. А то отсвечиваем тут, как...
   - Три тополя на этой, твоей, как её...?
   - Плющихе, Гек, Плющихе! Молодец! Точно подметил. Давай вон туда, в подворотню.
   Едва друзья успели укрыться от любопытных глаз, как, Барк, словно зверь, почуявший опасность, резко обернулся и внимательно осмотрел улицу. Взгляд его обшарил каждый её уголок и остановился, как раз на том месте, где притаились Том и Гек. Том нутром почувствовал, что высовываться из укрытия нельзя, нужно немного выждать. И он оказался прав.
   - Ты что Барк? - встревожено, спросил Чанг.
   - Да нет, ничего. Так, показалось, - небрежно ответил Барк, и повернулся к Бауфалу, - ну, что идём в гости к г-ну Гагуазу?
   - Господа, побойтесь бога! - взмолился чиновник, - я и так на подозрении, из-за моего излишнего любопытства. И потом, всё, что я знаю, я вам рассказал, вам остаётся передать всю информацию г-ну Гагуазу. Поймите, мне нельзя надолго покидать наше здание...
   - Хватит болтать! - грубо перебил его Барк, - поедешь с нами и сам всё расскажешь г-ну эээ..., Гагуазу.
   Чанг сделал знак, и к ним подъехала легкая двуколка, все трое уселись в неё, извозчик щёлкнул бичом и коляска тронулась.
   - Что будем делать, Томми?! - озабочено спросил Гек.
   - Как что? За ними поедем! Зови извозчика.
   День был в самом разгаре, в центре Фрубурга было полно народа, а спрос, как известно, рождает предложение. Геку без труда удалось заполучить в своё распоряжение одного из многочисленных городских возниц, и вскоре друзья уже "висели на хвосте", у преследуемой ими двуколки.
   - Близко к ним не приближайся, - наставлял Том возницу, - если они нас не заметят, получишь вознаграждение.
   Окрыленный ожиданием дополнительного заработка, "водитель кобылы", как назвал его про себя Том, так мастерски управлял своим транспортом, что у преследуемых, вплоть до прибытия к месту назначения, не возникло и тени подозрения, что за ними может кто-то следить. Расплатившись с извозчиком, друзья осторожно приблизились к наглухо закрытым массивным воротам гостиницы.
   - Добро пожаловать! Гостиница и таверна "Добрый дядюшка", - прочитал вывеску Гек.
   - Интересно, кто такой этот добрый дядюшка? - пробормотал Том.
   - Заходить нам туда нельзя, Том. Во всяком случае, тебе, - заметил Гек.
   - Как-будто тебе можно! А вдруг там капитан Блэквуд, собственной персоной?
   - Ты всё-таки думаешь, что он не умер тогда?
   - Не знаю, но готовыми нужно быть ко всему. Вон там видишь? Дерево с густой листвой, давай на него залезем и попытаемся заглянуть во двор.
   Сказано, сделано. Не прошло и минуты, как друзья уже сидели на толстой ветке клена, прикрываясь большими зелёными листьями, напоминающими опахало. Но, к их глубокому разочарованию, ничего интересного им разглядеть не удалось. С их наблюдательного пункта видна была лишь малая часть постоялого двора.
   - Будем ждать до темноты, потом попытаемся перелезть через забор, - решил Том.
   - Нет, через забор мы не полезем, слишком опасно, нас могут быстро обнаружить, - возразил, опытный в таких делах, Гек, - попробуем пробраться на крышу, а там посмотрим.
   - Тебе виднее, Гек. Я согласен.
   Однако, не прошло и получаса, как планы охотников за вампирами, изменились, ибо "Добрый дядюшка" соизволил выпустить на волю своего шпиона.
   - А мужичок-то плюгавенький, - заметил Гек, - может, побеседуем с ним по-свойски? А, Томми?
   - Ты просто читаешь мои мысли, дружище, - с азартом поддержал товарища, Том.
   Подождав пока Бауфал удалится на почтительное расстояние, молодые люди, один за другим, осторожно соскользнули с дерева и направились вслед за ним.
   - Том, ты заметил, что места здесь, будто созданы для обделывания тёмных делишек.
   - Да, Гек места здесь невесёлые, но нам, сейчас, это только на руку.
   - Точно. Смотри! Людей вокруг ни души, а вон там, слева, заросший пустырь. По-моему, это то, что надо!
   - Согласен! Давай догоним его. Ходу!
   И друзья, уже больше не скрываясь, бросились догонять свою жертву. Услышав быстро приближающийся топот ног, Бауфал, даже не оглянувшись, бросился наутёк. Но где ему было, на его коротеньких кривых ножках убежать от двух молодых рослых парней.
   - Помогите! Убивают! - истошно завопил Бауфал, в отчаянной надежде, хотя бы таким способом, избежать грозивших ему неприятностей. Но все его призывы о помощи, оказались тщетными. Гек, первым догнавший шпиона повалил его на землю и зажал ему рот. Бауфал бешено сопротивлялся, предпринимая отчаянные попытки укусить Гека за ладонь. Подоспевший Том разом пресёк его поползновения, показав ему кинжал с длинным узким лезвием. Холодный блеск стали, мигом отрезвил трусоватого чиновника, он прекратил сопротивляться и знаком показал Тому, что готов к разговору.
   - Вот так-то лучше, - тяжело дыша, удовлетворённо заметил Том, - отпусти его Гек, никуда он от нас не денется.
   - Ну что, давайте знакомиться? - обратился Том к шпиону, - впрочем, я полагаю, нам с Геком представляться не надо. Так?
   - Так, - хмуро ответил Бауфал.
   - В таком случае, позвольте узнать ваше имя и должность, которую вы занимаете в секретном ведомстве короля Мармонта.
   - Меня зовут Бауфал, я младший казначей тайной канцелярии. Имейте в виду, господа, что нападение на чиновника тайной канцелярии является государственным преступлением и вас ждёт суровое наказание.
   - Напугал! - засмеялся Гек, - а скажи-ка нам любезный, каким наказанием карается предательство короля?
   Это был удар ниже пояса, Бауфал сразу сник и опустился на колени.
   - Умоляю вас, господа, не выдавайте меня! У меня больная мать, а ещё сестра, младшая, я их единственный кормилец! Они, они, угрожали убить их, а потом и меня, если я не соглашусь добывать для них информацию.
   - Старая песня, - поморщился Том, - всё это враньё. Вернее, часть правды. То, что тебе угрожали, верю. Но то, что выбор бандитов неспроста, пал именно на тебя, мне тоже ясно. Так на чём они тебя подцепили, г-н младший казначей? И, кстати, кто они? Кто ими руководит?
   Бауфал опустил голову и тихо пробормотал: - Я игрок, проиграл одному из них большую сумму.
   - Всё понятно, - усмехнулся Гек, - старо, как мир.
   - Кто у них главарь? - повторил свой вопрос Том.
   - Некто Гагуаз, хозяин "Доброго дядюшки".
   - Полагаю, он и есть сам добрый дядюшка, - усмехнулся Том, - сколько их?
   - Не знаю, сейчас там человек десять, может больше.
   - Ого! - присвистнул Гек, - а ты, часом, ничего не попутал, может это постояльцы или кабацкие выпивохи?
   - Нет, - уверено заявил Бауфал, - по такому случаю, и гостиница, и кабак, закрыты.
   - По какому, такому случаю? - сразу насторожился Том. Когда Бауфал закончил говорить, Том задумался.
   - Конечно, ты большая сволочь Бауфал, - сказал он, после минутного раздумья, - но мне тебя жалко, вернее не тебя, а твоих близких, если они у тебя есть, на самом деле.
   - Есть, есть! - вновь упал на колени продажный чиновник, - верьте мне господа!
   - Хорошо. А теперь, отойди-ка в сторонку, нам с товарищем посовещаться надо. Кстати, если надумаешь бежать, беги. Нам ты больше не нужен, а вот твой начальник, вероятно, тобой очень заинтересуется.
   Потупив голову, Бауфал отошёл на несколько шагов и остался стоять, не двигаясь с места.
   - Ну, что ты обо всём этом думаешь? - спросил Том.
   - А чего тут думать, надо тащить этого сморчка к Тарвуду. И чем быстрее мы это сделаем, тем лучше, может, успеем накрыть всю банду разом.
   - Верно. Тарвуду надо сообщить, но как быть с Бауфалом? Его же повесят.
   - И правильно сделают! Я что-то тебя не пойму Томми, тебе его, что? Действительно жалко?
   - Ну, как тебе сказать, наверное, да.
   - Ну, ты даёшь! Предателя пожалел. Да, благодаря этому мерзавцу, за нами теперь ведётся настоящая охота. Ты это понимаешь?!
   - Ладно! Хватит! Я просто не хочу, чтобы он..., чтобы его лишили жизни. Вот и всё! Поэтому предлагаю дать ему шанс выжить, пусть собирает свои манатки, берет семью, и валит из города навсегда. А Тарвуду скажем, что бандитов мы выследили самостоятельно. Мог же я, в конце концов, случайно наткнуться на одного из них, во время прогулки по городу!
   - Эх, Томми! Добрая ты душа. Ладно, будь, по-твоему. Эй, ты! Любитель азартных игр! Поди, сюда!
   Уже подъезжая к королевской площади, Том почувствовал лёгкую тревогу, которую, к тому же, подогрел браслет, ощутимо сжав запястье.
   - Извозчик! Останови здесь, - приказал он вознице.
   - Ты что? Мы ещё не доехали! - воскликнул Гек.
   - Так надо, дружище, - твёрдо сказал Том, - слезай, дальше пойдём пешком.
   - У меня плохое предчувствие, Гек, - пояснил Том, когда друзья остались одни.
   - Не понял.
   - Да, я и сам не пойму. Только думаю, что к Тарвуду нам идти не надо.
   - Что ты такое говоришь, Том! Бандиты в любой момент смотаются из города! Дорога каждая минута!
   - Обрати внимание Гек, на площади полно гвардейцев. Когда мы выходили в город, такого не было.
   - Ну и что?
   - Постой! Смотри! Доктор Дижон! Он только что вышел из парка, ждёт кого-то.
   - Кого-то! - передразнил друга Гек, - карету свою он ждёт. Вон она, подъезжает.
   - Надо его перехватить, Гек.
   - Зачем?! - изумился тот.
   - Пока не знаю, но чувствую, что нам необходимо с ним поговорить.
   - Мне кажется, что ты немного тронулся, Томми.
   - Об этом потом! - с досадой отмахнулся Том. - Нам повезло Гек! Карета едет прямо сюда!
   И действительно, карета королевского светила медицины, не спеша, покатила в сторону именно той улицы, на углу которой, её с нетерпением поджидал Том. Как только карета поравнялась с ним, он ловко запрыгнул на подножку, распахнул дверь и, через мгновение, уже сидел напротив доктора. На удивление, доктор спокойно отреагировал на внезапное появление молодого человека. Более того, как оказалось, он был рад видеть перед собой живого и невредимого Тома.
   - А где же второй? - спокойно осведомился доктор.
   - Наверное, он просто не успел, - ответил Том, - реакция подвела. Но если уважаемый доктор будет так любезен, что остановит карету, мой друг тут же к нам присоединится.
   Доктор Дижон молча, дёрнул за шнур, где-то снаружи, раздался приглушённый звон колокольчика, и карета остановилась. Спустя минуту, Гек, тяжело дыша от быстрого бега, уже сидел рядом с Томом, с выражением крайнего любопытства на раскрасневшемся лице.
   - Ну, что ж, юные господа, - начал доктор, по обыкновению, пожевав губами, - вынужден признать, что имею дело с отчаянными везунчиками.
   - А что случилось, г-н доктор? - спросил Том.
   - Произошла крайне неприятная вещь, молодой человек, - со вздохом глубокого сожаления, произнес доктор, - у короля случилась очередная вспышка подозрительности. К несчастью, на этот раз, она превысила все пределы. Королева Анна под замком, король обвинил её в колдовстве и велел держать взаперти и под охраной. Ну, а вы, друзья мои, объявлены пособниками королевы. И в связи с этим, отдан приказ вас немедленно арестовать.
   - Ничего себе! - воскликнул Гек, - вот это новость!
   - Но, доктор, как, же это? Было же проведено расследование, нас оправдали..., - возмутился Том.
   - К сожалению, в последнее время, психическое здоровье короля внушает мне опасение, но что поделаешь, он король и волен поступать, как ему заблагорассудится. Что касается меня, то лично я не считаю вас, а, тем более, королеву, виновными в том, в чём вас обвиняют. Поэтому-то я и назвал вас везунчиками, ибо если бы вы меня не встретили, то сидели бы уже за решёткой, в подвале тайной канцелярии.
   - Ну, Гек, что будем делать?
   - Думаю, ответ на этот вопрос очевиден, мой юный друг, - заметил доктор, - если вам, господа, дорога ваша жизнь, вам нужно исчезнуть из Фрубурга, и, как можно, скорее.
   - Но королева, мы не можем её бросить в беде! - воскликнул Том.
   - А чем вы можете ей помочь, молодой человек? - с иронией, спросил доктор, - как только вы попадёте в поле зрения полиции, вас тут же арестуют. Или вы хотите штурмом взять королевский дворец? Послушайтесь моего совета, уезжайте, а с королевой ничего плохого не случится, король отходчив. И, кстати, насчет вашего совета, г-н Сойер. Я правильно произнёс вашу фамилию?
   Том кивнул.
   - Так вот, я думаю, мне удастся убедить короля изолировать принцесс. Я придумал, под каким соусом ему это преподнести. Кроме того, я надеюсь, на поддержку г-на Тарвуда, в этом вопросе, он кажется мне вполне здравомыслящим человеком. Ну, что скажете?
   Том, молча, переглянулся с Геком, тот едва заметно, кивнул головой. Том повернулся лицом к доктору.
   - Одна просьба, г-н доктор.
   - Слушаю вас, молодой человек.
   - Если вас не затруднит, увезите нас подальше от Королевской площади, Гек укажет вашему кучеру дорогу.
   - Не затруднит, молодой человек, - улыбнулся доктор, - если уж, я начал вам помогать, то не вижу смысла, останавливаться на полпути.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 35
  
  
  
   Не трудно догадаться, что кучер личного врача королевской семьи, следуя указаниям Гека, направил карету не куда-нибудь, а к гостинице г-на Леброна. Тепло, распрощавшись с доктором, друзья вскоре оказались перед знакомым зданием. Но каково, же было их удивление, когда они увидели наглухо заколоченные окна, а на входной двери огромный амбарный замок.
   - Вот те на! - озадаченно сказал Том.
   - Может я ошибся? - предположил Гек, - все-таки два года прошло.
   - Да нет, что ты! Я прекрасно помню этот дом. Это и есть гостиница г-на Леброна. Вернее, то, что от неё осталось.
   - Вы кого-то ищете, господа?
   Друзья резко обернулись и увидели перед собой невысокого худощавого господина, лет тридцати пяти. Одет он был во всё чёрное, что придавало ему сходство с работником погребальной конторы.
   - Здесь раньше была гостиница г-на Леброна, - сказал Гек.
   - Вы, видимо, давно здесь не бывали? - спросил незнакомец.
   - Давно.
   - Вот уже около года, как г-н Леброн покоится на городском кладбище, упокой господь его душу.
   - А что с ним случилось? - хором спросили друзья.
   - Чахотка, - кратко ответил незнакомец.
   - Жаль, - сказал Гек.
   - А кому же теперь, принадлежит этот дом? - спросил Том.
   - Наследники выставили его на продажу, но вот желающих его купить, что-то не находится.
   - А вы, собственно, кто такой? - спросил Том.
   - Сосед. Дом, в котором я живу, в двух шагах отсюда. Зовут меня Гурт. Гурт Перси, я совладелец похоронного бюро.
   - Надо же! - воскликнул Гек, - я так и подумал.
   - Позвольте и мне поинтересоваться, с кем имею честь?
   - Том Сойер, - представился Том, - а это мой друг и компаньон, Геккельберри Финн.
   - Послушайте, г-н Перси, - спросил Гек, - не можете ли вы нам оказать одну услугу?
   - Услугу? - переспросил Перси, - какую услугу?
   - Нам нужны лошади, дела призывают нас в дорогу. Мы думали, нам поможет г-н Леброн, но...
   - Лошади? Но это, же очень просто. Сегодня, наверное, уже поздно, но завтра на рынке...
   - А нам надо сегодня, - перебил его Том.
   - Даже, не знаю, - развёл руками Перси, - дело в том, что я, по роду своей деятельности, не имею дело с лошадьми, и...
   - В таком случае, не смеем вас больше задерживать, г-н Перси, - сказал Том и многозначительно посмотрел на товарища. Этот взгляд не укрылся от внимательных глаз гробовщика.
   - А знаете господа, - быстро сказал он, - мне кажется, я смогу вам помочь. Во всяком случае, попытаюсь.
   - Нет, нет, г-н Перси! - запротестовал Том, - не беспокойтесь, мы сами решим нашу проблему.
   - Ну, что вы! Я считаю своим долгом, помочь людям, знавшим любезнейшего г-на Леброна. Тем более, что при его жизни, мы были с ним друзьями и выпили вместе, не одну кружку доброго эля!
   - Но где, же вы достанете нам лошадей? - спросил Гек.
   - Я вспомнил, к кому мы можем обратиться по этому вопросу. Надеюсь, вы при деньгах?
   - За этим дело не станет, - солидно ответил Гек.
   - Тогда прошу вас следовать за мной, господа.
   Улица, на которой располагалась бывшая гостиница, почившего в бозе, г-на Леброна, была не в пример оживлённее, чем та, на которой находился постоялый двор "Добрый дядюшка". В этот, далеко ещё не поздний час, на ней было довольно многолюдно. Это обстоятельство немного беспокоило Тома. В конце концов, они с Геком находились в розыске, мало ли, кто может обратить на них внимание. Бедный юноша и не догадывался, что внимание на них уже обратили, причём, самое непосредственное и доля вины за это лежала на нём.
   - Ну, вот мы и пришли, господа! - голос гробовщика звучал торжествующе.
   - Куда? - машинально спросил Том, и тут же осекся, увидев выходящих из полицейского участка двух дюжих защитников правопорядка.
   - Арестуйте их! - приказал им мнимый "гробовщик". В тот же миг, Гек, с полуразворота, правой, смачно врезал ему в висок. Удар вышел на загляденье! Перси всхлипнул и стал заваливаться на бок. В свою очередь, Том, выхватив нож, метнул его в полицейского, тем самым не дав ему возможности воспользоваться оружием. Клинок, выпущенный опытной рукой юноши, глубоко вошёл в правое предплечье блюстителя закона. Второй полицейский, видимо, менее храбрый, чем его сотоварищи, разинув рот, попятился назад. Тем временем, из участка, на подмогу своим коллегам, спотыкаясь, и толкая друг друга, вывалились ещё несколько человек. Друзьям ничего не оставалось, как броситься наутёк. Началась погоня. Бег давался с трудом, беглецы, то и дело, натыкались на прохожих. Полицейские свистели непрерывно, требуя освободить им дорогу. "Дело плохо!" - подумал Том. "Похоже, нам не уйти"!
   - Давай врассыпную! - задыхаясь от быстрого бега, крикнул ему Гек, - если выживем, встретимся в Буэно, у Жакса! Помнишь?!
   - Помню! - прокричал в ответ Том и юркнул в ближайшую подворотню. К счастью, в крошечном дворике, кроме двух испуганных кошек, вытаращивших глаза на не прошеного гостя, не было никого. Том огляделся. Так и есть, тупик! Со двора был только один выход, на улицу. Том отчаянно завертелся, в поисках укрытия. Взгляд его остановился на старой обветшалой деревянной лестнице, ведущей на второй этаж дома. Он поднял глаза, и увидел, как в одном из окон, выходивших во двор, мелькнуло чьё-то лицо. Том бросился к лестнице, взлетев на второй этаж, он обернулся и посмотрел вниз. Пронзительные трели полицейских свистков были уже совсем рядом. Бум! Бум! Бум! Бум! Сердце работало с частотой отбойного молотка. Положение становилось критическим.
   - Эй! Сюда, быстрее!
   "Господи! Как же вовремя"! - успел подумать Том и, через мгновение, уже был в тёмном коридоре. В пылу, не дождавшись, когда глаза привыкнут к темноте, он сделал пару шагов и, тут же, с грохотом свалился на пол, на голову ему посыпались какие-то склянки, а за шиворот полилось что-то очень пахучее.
   - Тсс! - раздался из темноты девичий голос, - экий вы неуклюжий! Вставайте и идите за мной, только осторожно. Свечу зажигать не будем, пусть думают, что в доме никого нет.
   - А в доме действительно, кроме вас, никого нет? - шёпотом спросил Том.
   - Никого. Отец ещё не вернулся с работы, а мать с сестрой пошли разносить заказы.
   - Заказы?
   - Моя мама белошвейка, шьёт на заказ.
   - Понятно.
   Постепенно глаза привыкли к темноте и Том смог разглядеть своего спасителя, вернее, спасительницу. Девчонку, лет двенадцати.
   - Тебя как зовут? - спросил он. Девчушка не успела ответить, как настойчивый стук в дверь заставил обоих присесть. Том нащупал худенькую руку ребёнка и потянул её к себе. Обняв девочку, он зашептал ей на ухо: - Ничего не бойся! Им нужен только я. Если они начнут ломать дверь, спрячься где-нибудь, в темноте они тебя не заметят.
   - А вы?
   - Я сдамся, другого выхода нет.
   - Есть.
   Стук повторился.
   - Откройте! Именем закона и короля!
   - Над нами, - горячо зашептала маленькая хозяйка дома, - ход на чердак. Оттуда можно попасть на крышу.
   - Умница ты моя! Спасибо! - Том нежно поцеловал её в щёку и выпрямился. Полицейские за дверью не унимались. Послышались угрозы расправой за неповиновение. Соблюдая величайшую осторожность, Том поднялся на чердак, и вскоре оказался на крыше. Распластавшись словно камбала, он осторожно подполз к самому краю, посмотрел вниз и, тут же, отпрянул. Потому что его глаза встретились с глазами полицейского смотревшего прямо на него.
   - Он на крыше! За мной! Окружить дом!
   Том вскочил и, рискуя переломать себе ноги на скользкой черепице, побежал к противоположному краю крыши. К счастью, дома на этой улице, стояли почти вплотную друг к другу, ни секунды не колеблясь, Том перепрыгнул на крышу соседнего здания и, не снижая темпа, помчался дальше. А дальше.... Дальше, его ждало горькое разочарование, квартал закончился. Дом, на крыше которого, сейчас находился Том, был крайним. Прыгать с него можно было только на землю, и то, с мизерным шансом остаться целым.
   - Ну что голубчик, спускайся! - послышалось снизу.
   - Господин пристав, позвольте, я его подстрелю, а то, он, не дай бог, выкинет какую-нибудь штуку!
   - Я тебе подстрелю! Приказ был взять их живыми! Эй, ребята! Полезайте за ним! Надоело тут торчать! Не забывайте, второй беглец ещё на свободе!
   - Не надо! - упавшим голосом, сказал Том, - сам слезу.
   - Вот и молодец! - одобрительно сказал старший полисмен, - тебе это непременно зачтётся.
   Спустя пару минут, Том уже был на земле в окружении нескольких полицейских. Его быстро обыскали, но ничего, кроме небольшого количества монет, не нашли. Слава богу, руки, ему связывать не стали. Видимо, пристав посчитал это излишним.
   - Ведите его в участок, - приказал он.
   Том опустил голову. "Неужели это всё"?!
   - Пожар! - этот крик, вновь наполнил его надеждой, он поднял голову и увидел, как, совсем недалеко, примерно там, где располагался полицейский участок, вверх поднимается столб серого дыма. Все, кто находился на улице, бросились туда.
   - Господин пристав, похоже, наш участок горит! - возбуждённо сказал один из полицейских.
   - Похоже! Не похоже! - вскричал пристав, - ну-ка за мной! Быстрее ребята!
   Том мгновенно оценил ситуацию и упал на одно колено.
   - Что? Что случилось? А, ну, вставай, мерзавец! - сопровождавший юношу полисмен, больно пнул его ногой пониже спины.
   - Колено! - простонал Том, - повредил, когда спускался с крыши.
   - Идти можешь? - спросил полицейский.
   - Могу, только не так быстро.
   - Ладно, черт с ним! - махнул рукой пристав, - пусть идет, как может. Головой за него отвечаешь! Ты меня понял, Дилан?
   - Так точно, г-н начальник!
   - Не ори ты так, дурень! Лучше свяжи ему руки, на всякий случай, так будет надёжнее, - приказал пристав и бросился догонять своих людей.
   Полицейский достал оружие и приказал Тому, лечь на землю лицом вниз, а руки завести за спину. С большой неохотой, Том подчинился. Да и какие могут быть возражения, когда тебе в лоб смотрит дуло пистолета.
   - Вот так, - удовлетворённо заметил полисмен, опускаясь на одно колено, с намерением связать Тому руки. Но выполнить установку своего начальника, ему не удалось. Мощный удар по затылку, заставил блюстителя порядка уткнуться носом в булыжную мостовую.
   - Вставай Томми! Забери у него оружие и бегом отсюда, пока нас не сцапали!
   - Гек! Ты?! Здорово! Но как тебе...
   - Всё потом Томми! Потом! Сматываемся!
   Пробежав несколько кварталов, друзья наняли извозчика и, не сговариваясь, велели везти их к "Доброму дядюшке". Этот злачный район столицы, сейчас для них был спасением. Ворота постоялого двора, оказались открыты, а из окон кабака слышался гомон подвыпившей публики.
   - Ну, что зайдём? - предложил Том, - судя по всему, там полно народа. На нас не обратят никакого внимания.
   - Ну, конечно! - с иронией заметил Гек, - не обратят! Особенно на тебя! Послушай Томми, а зачем мы вообще сюда приехали?
   - Ну, отсидеться, что ли. Надеюсь, полиция этот район не очень-то жалует.
   - Но не в "Добром, же дядюшке"!
   - Нет, конечно! Но, по крайней мере, узнать уехала ли банда из города, мы должны. Если уехала, то нам нельзя терять время, нужно, во что бы то ни стало, найти лошадей и попытаться опередить банду, чтобы предупредить посланцев короля.
   - Том, а почему бы нам просто не дать дёру и отправиться, наконец, путешествовать, а? Ну их всех к чёрту, с их вампирами, сумасшедшими королями, бандитами! Что ты на это скажешь?
   - Скажу, что, на самом деле, ты так не думаешь.
   - Ну, не думаю! И что?! Эх! - Гек яростно почесал затылок. - Тогда вот что! - решительно заявил он, - Зайду я один. Разнюхаю, что к чему. А ты, пока, залезь на дерево, на котором мы давеча прятались. И жди, понял? Я скоро.
   - Я тебя одного не пущу! - решительно возразил Том.
   - Не мели чепухи Том. Ты сам прекрасно понимаешь, что я прав.
   - Ну, ладно, - сдался Том, - иди, и возвращайся, как можно скорее. Хотя нет, подожди. Прежде, расскажи, как тебе удалось меня освободить. А то я сдохну от любопытства.
   - А это, - улыбнулся Гек, - пожалуйста. Мне повезло, я забежал в какой-то двор, а он оказался проходным. Я выбежал на соседнюю улицу, народа поблизости никого. Смотрю, домик подходящий.
   - В каком смысле? - спросил Том.
   - В смысле водосточной трубы. Помнишь, как мы спускались с крыши королевского дворца?
   - Ещё бы!
   - Ну, вот. По трубе я быстренько залез на крышу.
   - Зачем?
   - Решил, что лучшего места, чтобы укрыться от погони, не придумаешь. Хорошо ещё что дом, на который я залез, оказался выше твоего. Я когда увидел тебя, скачущего по черепице, сразу понял, что дела твои плохи. Надо было срочно, что-нибудь придумать. Я и придумал. Спустился по трубе обратно, наломал сухого бурьяна и побежал к полицейскому участку, на меня никто не обратил внимания, все полицаи были заняты тобой. Сперва я бросил пучок горящей соломы в окно, но этого, для хорошего пожара, оказалось мало, тогда я зашёл в участок.
   - Там кто-нибудь был?
   - Да, тот бедолага, которого ты продырявил, да ещё этот гад, Перси. Всё-таки здорово я ему приложил! Короче, им обоим было не до меня. Я опрокинул лампу на бумаги, поджёг занавески, и дело пошло веселей. Вот и всё.
   - Здорово! - восхитился Том, - ты молодец, Гек! Ты знаешь об этом?
   - Знаю, знаю! Смотри Томми! Какая-то женщина с ведром вышла из кабака, видишь?!
   - Да! Наверное, это служанка.
   - Почти наверняка! А давай её обо всём расспросим? А чтобы была разговорчивей, дадим ей немного денег.
   Не отвечая товарищу, Том решительно направился к женщине с ведром. Увидев пару золотых монет, та, чуть не потеряла сознание. Похоже, что таких денег, она в руках никогда не держала. Уже через пару минут, друзья узнали всё, что им было нужно. Итак, банда, во главе с "добрым дядюшкой", уже в пути. Нужно было срочно отправляться в погоню. Но где достать лошадей? И тут Тома осенило.
   - Послушай любезная, если я дам тебе ещё два золотых, ты поможешь нам пробраться на конюшню и позаимствовать там пару лошадок?
   - Вы хотите украсть хозяйских лошадей?! - округлила глаза служанка.
   - Ну, почему же сразу украсть? Мы возьмём их взаймы, на время.
   - Они убьют меня, - упавшим голосом, еле слышно, проговорила служанка.
   - Почему это? - удивился Том, - ворота у вас нараспашку, заходи, кто хочет. Ну, давай, соглашайся, время дорого, не дай бог, тебя хватятся. Вот, держи, не две, а целых три золотых.
   Как это нередко бывает, золото, в очередной раз, пересилило страх и уже через несколько минут, друзья с величайшей осторожностью, вели к воротам двух осёдланных, слава богу, Гек умел обращаться с лошадьми, на вид, очень недурных животных. Золото также помогло им благополучно выбраться из города. А ведь всего этого могло и не случится, если бы ни Гек, державший всегда при себе, весь свой денежный запас. Чего нельзя было сказать о его товарище, оставившем свой, в гвардейской казарме.
   - Чёрт возьми, Гек! Но я, же был уверен, что мы туда вернёмся!
  
  
  
  
   ГЛАВА 36
  
  
  
  
   Вырвавшись, наконец, на свободу, друзья, прекрасно понимая, что за ними не исключена погоня, сразу взяли с места в карьер, и понеслись, сломя голову, навстречу очередному приключению. Миль двадцать они отмахали без остановки и, лишь когда совсем стемнело, сбавили скорость.
   - А ты молодец, - похвалил товарища Гек, - в седле стал держаться, что надо, не то, что раньше.
   - Да ладно, - смущённо пробормотал Том, - скажешь тоже, я всё время от тебя отставал.
   - Ну и что! Темп ты держал уверенно, а если и отставал, то совсем чуть-чуть.
   - Послушай, Гек. А ты уверен, что мы едем в верном направлении?
   - Бес его знает. Будем надеяться. Если, конечно, я правильно понял Бауфала.
   - И если он нам не соврал, - заметил Том.
   - Да, - со вздохом, подтвердил Гек, - и если он нам не соврал.
   - И спросить-то не у кого, - Том огляделся, - тьма, хоть глаз выколи. Мне кажется, ехать дальше нельзя Гек, мы можем, заблудимся.
   - Запросто, но не ночевать же прямо здесь, на дороге? Да и жрать охота и, наверное, не только нам. Лошадки наши тоже, поди, не прочь подкрепиться. Я думаю, надо ехать. Луна, вон, выглянула. Поедем потихоньку, может, набредём на постоялый двор или селение, какое. Переночуем, а заодно дорогу спросим. Как думаешь?
   - Ну, поехали.
   Ехать ночью, по незнакомой дороге, занятие, прямо скажем, невесёлое, к тому же, Том, через некоторое время, стал ощущать неясную тревогу. Тревожные предчувствия усугублялись тем обстоятельством, что они с Геком были практически безоружны, если не считать пистолета с одним зарядом, отобранного у полицейского. Браслет тоже не остался в стороне, в очередной раз, предупредив хозяина о грозившей ему опасности. И она не заставила себя ждать. Две большие черные тени с быстротой молнии, пересекли дорогу, по которой медленно двигались путники.
   - Гек! Ты видел?! - вскричал Том.
   - Что? Что я должен был увидеть Томми? - встревожился Гек.
   - Там, впереди, кто-то перебежал дорогу! Ты разве не заметил?!
   - Неет, вроде.
   - Странно. Я ясно видел две тени, такие продолговатые. Конечно, может, мне показалось.
   - Скорее всего, тебе показалось. Луна сегодня какая-то тусклая, да и звёзд почти не видно, вот и кажется чёрте что.
   Последние слова Гека потонули в неистовом ржании лошадей. Оба животных одновременно встали на дыбы. И если Гек, как более опытный наездник, сумел удержаться в седле, то его товарищ, тут же оказался на земле. Больно ударившись затылком, Том инстинктивно схватился руками за голову, не обратив внимания, что его правая нога запуталась в стремени. Весь ужас своего положения он осознал только тогда, когда его лошадь, чем-то до смерти напуганная, рванулась вперёд. К счастью, она помчалась не по дороге, а то не сносить бы Тому головы, а рванула в сторону от неё. Высокая густая трава смягчила удары, но только смягчила. Всю дорогу, Том делал отчаянные попытки освободить ногу, но пока животное было в движении, все его усилия были напрасны. Наконец, каким-то чудом, ему удалось схватиться руками за ствол то ли тоненького деревца, то ли кустарника, одиноко растущего, посреди травяного поля. Рискуя оторвать себе руки, Том с такой силой вцепился в него, что лошадь, видимо, наконец, почувствовав сильное сопротивление, внезапно остановилась. Все еще не веря своей удаче, Том осторожно высвободил из стремени ногу, и, с облегчением, растянулся на траве.
   - Весёленькое дело! Чуть не погиб по глупости! - вслух сказал он, - интересно, куда подевался Гек?
   Том приподнялся, с намерением встать на ноги и осмотреться, но не тут-то было. Испуганное ржание злосчастной лошади и её последующий побег, заставили его снова опуститься на траву, ибо кто-то, или что-то, пронеслось мимо него с большой скоростью, явно преследуя несчастное животное. Волки! Ну, конечно, это были волки! Вот кого он видел на дороге. Сердце тревожно забилось, рука машинально потянулась к поясу в поисках оружия. Однако пистолета там не оказалось. "Наверное, потерял" - с огорчением подумал Том. "Как бы то, ни было, нужно выбираться отсюда, и, как можно быстрее. Эти твари могут вернуться. Хотя вряд ли. Если они догонят лошадку, сытный ужин им обеспечен. Чего не скажешь обо мне". Он, наконец, встал и огляделся. Темнота кругом. Толком ничего не видно. Поднялся лёгкий ветерок, в воздухе запахло озоном.
   - Вот те раз! - воскликнул Том, - для полного счастья только дождя не хватало! Господи! Куда ж податься-то? И Гек, словно, сквозь землю провалился!
   Между тем, Геккельберри Финн, которому, благодаря умению держаться в седле, повезло больше, чем его товарищу, был уже довольно далеко от того места, где они расстались. Перепуганная лошадь, не разбирая дороги, понеслась вперёд с бешеной скоростью, и Геку с большим трудом удалось остановить её. Когда это, наконец, случилось, Гек первым делом, попытался направить её обратно, но испуганное животное, наотрез, отказалось подчиняться. Тогда Гек решил позвать друга, в надежде, что тот, каким-то чудом окажется поблизости и откликнется на зов. Однако, все его усилия оказались напрасными, ветер, крепчающий с каждой секундой, заглушал его голос. "Что же делать?! - в отчаянии подумал он, - как мне его найти?! Ему, наверняка, нужна моя помощь! А я стою здесь, как дурак, и не знаю, что делать"! Немного подумав, он принял решение, отправиться на поиски пропавшего друга, пешком. Бросив пару "ласковых" слов в адрес строптивой кобылы, он тронулся в путь. Однако, уже через пару десятков шагов, был вынужден остановиться. Проклятая тьма! "Том! Том! Где ты"?! Всё бесполезно, никто не отзывался на отчаянный призыв Гека. Тем временем, тучи, гонимые ураганным ветром, окончательно захватили власть над звёздным небом, и вскоре на землю упали первые капли дождя. "Надо где-нибудь укрыться и переждать дождь, - решил Гек, - а потом, можно будет поискать Тома". Он огляделся в поисках подходящего укрытия и вдруг, сквозь пелену дождевых струй, увидел слабый огонёк, одиноко мерцающий во мгле. Сердце Гека радостно забилось. "Люди! Там могут быть люди! Они помогут отыскать Тома"! Он с трудом нашёл свою лошадь, точнее, она сама себя обнаружила, издав тревожное ржание. На этот раз, животное безропотно подчинилась наезднику, словно почувствовав, что её может ждать добрая порция овса. Вскоре, промокший до нитки, Гек, оказался перед одиноко стоявшим домом, обнесённым частоколом. Он постучал в ворота. Прислушался. Тишина. Немного подождав, он постучал снова. Тот же результат. Никто не вышел, чтобы впустить путника в дом. Гек снова забрался на лошадь и заглянул во двор. Все окна светились, дом явно был обитаем. Тогда он слез с лошади, решительно подошёл к воротам и легко перелез через них. Отодвинув засов, он открыл ворота и завел животное во двор. Задвигая засов обратно, он, скорее почувствовал, чем услышал, что к нему кто-то приблизился со спины. Резко обернувшись, Гек увидел занесённый над своей головой топор.
   - А ну, убирайся отсюда! А не то, я снесу тебе башку!
   Голос принадлежал довольно крупному мужчине неопределённого возраста, одетого в странную хламиду из грубого сукна.
   - Эй! Вы чего это задумали?! - вскричал Гек и, едва успел отпрыгнуть, как топор со свистом рассёк воздух, чуть не коснувшись его плеча.
   - Я сказал, убирайся! - мужик снова угрожающе поднял над головой топор.
   - Я дам вам деньги, только уберите от моего лица, этот чёртов топор! - стараясь перекричать шум дождя, громко сказал Гек. Услышав про деньги, мужик опустил топор и перешёл на миролюбивый тон: - Ну, проходи в дом, а я пока позабочусь о твоей лошадке.
   Опасливо покосившись на топор, Гек, постоянно оглядываясь, пошёл к дому. Внутри обстановочка была так себе. Сразу было видно, что мужик жил один. Грубо сколоченное подобие мебели, грязный пол, отсутствие на засаленных окнах занавесок, всё говорило, что хозяин дома, мало того, что был одинок, но ещё и был человеком бедным и неопрятным. "Зато здесь сухо и тепло, - подумал Гек, - эх! Как-то сейчас там Том"?! От этой мысли сердце у него сжалось. "Скорей бы дождь кончился! Как видно хозяин беднее церковной крысы, дам ему пару золотых. Сделаем факелы. Надеюсь, у него найдётся пакля...". Размышления юноши прервал хозяин дома.
   - Чего стоишь? Садись, в ногах правды нет, - сказал он, снимая с себя хламиду.
   - Можно мне сесть у огня? - спросил Гек.
   - Отчего ж нельзя, садись, коли охота.
   Гек придвинул тяжёлый табурет поближе к очагу и с наслаждением уселся на нём. Теперь он мог подробно рассмотреть хозяина этого странного дома. Первое, что поразило Гека, это то, что мужик был бос. Грязные ноги, похоже, крайне редко, если вообще, когда-либо, ощущали на себе башмаки. Отметив про себя это обстоятельство, Гек перешёл к атлетичной фигуре незнакомца. "Здоровый бугай! Только одет, как нищеброд какой-то. А рожа! Ночью приснится, к утру с ума сойти можно". Между тем, хозяин дома, тоже уселся на табурет и, сложив, покрытые густой растительностью руки, на груди, уставился на непрошенного гостя суровым пронзительным взглядом, от которого у Гека неприятно засосало под ложечкой.
   - Предупреждаю, если про деньги соврал, сильно пожалеешь, - сказал незнакомец.
   - Не соврал, - в тон ему ответил Гек и достал из кармана золотой, - вот, возьмите. Только у меня будет к вам просьба. У меня тут, недалеко, друг потерялся. Если поможете его найти, получите ещё.
   Хозяин дома удивлённо поднял густые брови.
   - Какой ещё друг? - грозно спросил он, не отрывая глаз от ладони, где лежала монета.
   - Какой, какой! - раздражаясь, ответил Гек, - обыкновенный, такой же, как я!
   - Ну, ну. Друг, значит. Так, так. А сколько заплатишь?
   - Достаточно, будешь доволен, - Гек незаметно для себя, перешёл на ты, - для спасения товарища мне ничего не жалко.
   - Ух, ты! - усмехнулся хозяин дома, - что ж, поискать, конечно, можно. Только придётся подождать до утра. Ночью мы его не найдём, а утром, если его не сожрут волки, найдём, пожалуй.
   Гек украдкой посмотрел в подслеповатое окошко, дождь продолжался. Он тяжело вздохнул и повернулся к хозяину дома: - Попить не найдётся? Пить ужасно хочется.
   Хозяин, молча, указал ему на стоявшую у двери, деревянную кадушку с плавающим в ней ковшиком. Напившись, Гек набрался смелости и спросил: - А пожевать?
   - А заплатить? - в тон ему ответил мужик.
   - Я же тебе сказал, за деньгами дело не станет.
   - Богатый, значит.
   - Ну, почему сразу богатый! Вовсе и не богатый. Но заплатить за ночлег и еду способен. Ну, так как на счёт поужинать?
   - Перебьешься. Вон, на столе пару сухарей осталось, погрызи, коли охота, и ложись спать. Тюфяк в углу, можешь постлать себе у очага.
   Поняв, что разговор окончен, Гек, молча, поднял с пола тюфяк, больше похожий на ежа, из-за торчавшей из него соломы и постелил его у двери. Затем он улёгся, закрыл глаза и мгновенно заснул. Проснулся он от страшного грохота и звона разбитого стекла. Ничего не понимая спросонья, он вскочил на ноги и обомлел. По полу в яростной схватке катались два тела. Одно из них точно принадлежало хозяину, кому принадлежит второе, в тусклом свете луны светившей в разбитое окно, разобрать было невозможно. В любом случае, нужно было с этим что-то делать, и Гек бросился разнимать дерущихся. Он с разбега бросился на широкую спину хозяина дома, который явно брал верх над своим противником. - Гек! Гек! Помоги! - услышал он сдавленный, но, до боли, знакомый голос. "Господи! Да это же Том"! Теперь всё стало на свои места. Вот враг, а вот друг. Не мешкая, Гек обхватил голову "гостеприимного хозяина" руками, и, что есть силы, вонзил пальцы в его глаза. Издав страшный вой, тот мотнул бычьей головой, и Гек, словно пушинка, отлетел в сторону. Но, как говорится, "мавр сделал своё дело", продолжая завывать, мужик встал на колени и принялся яростно тереть глаза, в надежде вновь обрести остроту зрения. Том воспользовался передышкой и, не имея сил сразу встать на ноги, перекатился подальше от места схватки. Взгляд его упал на топор, валявшийся на полу между Геком и хозяином дома. Между тем, в комнате стало заметно светлее, луна, наконец, вступила в свои права в полную силу. Том поднял руку, указывая товарищу на топор. Гек, который был уже на ногах, кивнул и подобрал грозное оружие, повернув его таким образом, чтобы использовать в качестве дубины. Тем временем, мужик сделал попытку подняться с колен. Медлить было нельзя. Хрясь! Грохот грузно падающего тела, казалось, потряс весь дом. Всё было кончено.
   - Ты его убил? - еле слышно спросил Том.
   - Не знаю, - дрожа от волнения, ответил Гек, - надеюсь, что нет. Не хотелось бы, брать грех на душу.
   - А тебе, наверное, и не придётся, - попытался успокоить товарища Том, - у таких, как этот обормот, башка, что твой булыжник. Вспомни Мэнни, царствие ему небесное.
   Словно подтверждая слова Тома, хозяин дома пошевелился и застонал.
   - Вот видишь! Что я тебе говорил?! - воскликнул Том.
   - Может его ещё раз огреть? - спросил осмелевший Гек.
   - А вот этого не надо, а то и правда окочурится. Лучше давай его свяжем и рот заткнём.
   - Давай. Я только лампу зажгу. Не видно ни черта!
   Пока Гек искал, чем связать поверженного противника, Том держал топор на готове, на случай, если верзила очнётся раньше времени. Но он не очнулся, тяжелый топор хорошо выполнил свою работу.
   - Ну, рассказывай! Как ты здесь очутился?! - нетерпеливо спросил Гек, когда дело было сделано.
   - Подожди, пить хочу, сил нет! Есть тут вода?
   - Есть. Вон в углу кадушка. Пей, сколько влезет. А вот с едой, засада. Мужик жил впроголодь.
   - Не думаю, - покачал головой Том, отдуваясь после выпитого залпом ковша с водой.
   - Такой здоровый бугай может быка сожрать в один присест. Ты посмотри на него, разве он производит впечатление голодающего?
   - Ну, не производит, - пожал плечами Гек, - и что?
   - А то, что еда у него есть. Нужно поискать хорошенько. Кстати, тебе и карты в руки, ты же специалист по чужим домам.
   - Ну, уж и специалист. Скажешь тоже. Ладно, давай поищем, а то у меня уже пелена перед глазами от голода.
   Как и предполагал Том, съестные припасы нашлись. Хозяин хранил их в погребе, ход в который был скрыт под старой замызганной циновкой.
   - Ну, теперь рассказывай, - радостно жуя, повторил свою просьбу Гек.
   - Рассказывать-то особо не о чем. Шёл, куда глаза глядят, в поисках укрытия, пока не уткнулся в забор. Причём, на самом деле, уткнулся. Не видно ж было ни зги, а тут ещё дождь льёт, как из ведра. Короче говоря, пощупал, вроде забор. Стал искать вход. Нашел. Постучал. Тишина. Опять постучал. Снова тишина. Ни ответа, ни привета. Перелез через ворота. Смотрю, вроде, как дом. В окнах темень. Ну, ладно, думаю, спят хозяева, наверное, время то позднее. Подхожу к крыльцу, как вдруг, свет в ближайшем окошке мелькнул, я туда, решил посмотреть, что, да, как. А то, мало ли, кто в этом домишке одиноком обитает. И, как в воду глядел, этот козлина, - Том махнул рукой с зажатой в кулаке обглоданной костью, в сторону по-прежнему не подающего признаков жизни, лесного отшельника, - со свечой в одной руке, и с занесённым топором, в другой, склонился над кем-то, я пригляделся и обомлел. Сперва хотел окно разбить, да что толку. Тогда я кинулся к двери. Толкнул, она, родимая, на твоё и моё счастье, не заперта была. Ну, а дальше, чего рассказывать, сам всё знаешь.
   - Томми! - воскликнул Гек, - ты опять спас мне жизнь!
   - А ты мне. Если бы не ты, он бы, наверное, меня придушил.
   - Я думаю, что это и есть его основной доход, грабить и убивать заблудившихся путников.
   - Черт его знает. Может быть. Как бы то ни было, ночевать мы здесь не будем. Дождь закончился, небо ясное, давай запасёмся едой и ходу отсюда. Согласен?
   - Согласен! - кивнул Гек, - тем более, что транспорт, какой, никакой, у нас имеется.
   - Да ты что?! Правда?! Твоя лошадь жива?!
   - Жива! И, надеюсь, сыта.
   - Отлично! Тогда в путь! Чувствую, что впереди нас ждут испытания похлеще нынешнего.
   - А с этим, что делать?
   - Да ничего. Если очнётся, его счастье, а не очнётся, туда ему и дорога. Кстати, надо бы вооружиться чем-нибудь. Я смотрю, тесачок там приличный лежит, прихвачу его, пожалуй. Ты тоже поищи себе чего-нибудь, Гек. Только топор не бери, ради бога, мы же не дровосеки.
   Огнестрельного оружия в доме не нашлось, зато холодного, хоть отбавляй, даже шпаги присутствовали. Но друзья ограничились, тем самым тесаком, уж очень он понравился Тому, да парой кинжалов. Во дворе их ждал приятный сюрприз. В стойле, помимо лошади Гека, обитала ещё одна, по-видимому, хозяйская.
   - Не такой уж он и бедный, - заметил Гек.
   - Да, уж, - согласился Том.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 37
  
  
  
   Картина, представшая перед глазами юных искателей приключений, была поистине ужасной. Они насчитали, по меньшей мере, десять окровавленных трупов, и это, не считая тех, кто лежал во дворе.
   - Опоздали! - в отчаянии вскричал Том и опрометью бросился вон. На воздух! Скорее на воздух! Стараясь не смотреть на обезображенные тела, Том, шатаясь, будто пьяный, с трудом, вышел со двора на дорогу. Вдохнув полной грудью, он несколько мгновений постоял неподвижно, потом медленно осел на землю и, в отчаянии, обхватил голову руками.
   - Том! Ты где?! Давай скорее сюда, тут, кажется, есть живой!
   Этот зов вывел Тома из состояния шока. Он встал и, собрав всю свою волю в кулак, пошёл обратно. Судя по запаху, царившему в доме, и, ещё тёплым телам, побоище произошло совсем недавно. Похоже, они опоздали всего на пару часов, а может, и того меньше. После памятного ночного происшествия, случившегося два дня назад, Том и Гек практически без отдыха гнали себя и лошадей, в надежде наверстать упущенное время и встретиться с посланцами короля, чтобы предупредить их о грозившей им опасности. Но не успели. Радовало только одно, в жестокой схватке, офицерам удалось убить почти всех бандитов, несмотря на то, что те, более чем в два раза, превосходили их по численности. С трудом подавляя приступы тошноты, Том подошел к Геку, стоявшему на коленях в дальнем углу комнаты.
   - Том, найди где-нибудь чистую тряпицу, нужно зажать ему рану.
   Том огляделся, взгляд его упал на полотенце, висящее на спинке одного из стульев.
   - Вот, возьми, - он протянул полотенце Геку и присел рядом с ним на корточки.
   - Кто вы? - еле слышно спросил раненый.
   - Нас послал г-н Тарвуд, - соврал Том, - предупредить, что за вами ведётся охота. Но мы, к сожалению, не успели.
   - А я тебя знаю, - с трудом выговаривая слова, прошептал раненый, - это ты спас короля.
   - Верно. Это был я, правда, было это давно.
   - Да, давно, - подтвердил офицер и закрыл глаза.
   - Он умирает. Потерял слишком много крови, - сказал Том, - мы ему уже ничем не сможем помочь, даже если хорошо его перевяжем.
   Раненый гвардеец снова открыл глаза.
   - Они напали внезапно. Их было человек десять, двенадцать. А нас только пятеро. Откуда они могли узнать о нас? Кто эти люди?
   - Обыкновенные бандиты. Их наняли, чтобы помешать вам, прихлопнуть герцогиню, - объяснил Гек.
   - Мы их хорошо потрепали. Правда? - слабая улыбка тронула пересохшие губы офицера.
   - Не то слово! - воскликнул Том, - судя по количеству мертвецов, вы уничтожили почти всех!
   - Я не нашел среди убитых, капитана Блэквуда, - сказал Гек.
   - Живучий гад! Снова ему удалось ускользнуть! Ну, надо же! - всплеснул руками Том.
   - Кто такой этот капитан Блэквуд? - спросил раненый.
   - Главарь банды.
   Раненый снова закрыл глаза: - Я умираю, - тихо сказал он, не открывая глаз, - поэтому, слушайте меня внимательно, повторить мне, наверное, уже не придётся. До замка, где находится герцогиня, всего день пути. Двигаться нужно в направлении местечка Гранден. У меня, в левой поле камзола, зашит документ. Этот документ позволит вам беспрепятственно передвигаться по дорогам герцогства.
   Офицер умолк.
   - Том, - сказал Гек, - подай воды.
   - Ага, сейчас.
   Почувствовав на губах живительную влагу, раненый гвардеец открыл глаза.
   - Вы должны выполнить задание короля. Если не удастся похитить герцогиню, убейте. В её окружении есть наш человек. Зовут его Гектор. Свяжитесь с ним. Без его помощи вам не обойтись. Обещайте, что выполните задание! Обе..., - не договорив, он судорожно вытянулся в струнку и затих.
   - Всё, - еле слышно проговорил Том.
   - Нужно уходить Томми. Здесь нам больше делать нечего. С минуты на минуту, сюда может нагрянуть полиция, а нам это ни к чему. Ну, что ты стоишь, как столб?! Пошли отсюда быстрее!
   - Да, да! - встрепенулся Том, - пойдём. Хотя подожди! Возьмём оружие, что-нибудь посерьёзнее кинжалов. Мало ли, что нас ждёт!
   - Верно. Ты молодец Томми.
   Вооружившись пистолетами и прихватив к ним боеприпасы, те, что удалось найти, друзья поспешили покинуть страшное место. И сделали это, как нельзя более вовремя, ибо уже через четверть часа после их отъезда, постоялый двор, где нашли себе последнее пристанище посланцы короля Карла, был наводнён представителями власти герцогства Кастилья.
   - Чёрт! - воскликнул Том и ударил себя ладонью по лбу.
   - Что?! - с тревогой спросил Гек.
   - Что, что! Растяпы мы с тобой, Гек! Вот, что!
   - О чём ты?!
   - Бумагу, охранную, забыли!
   - Точно! И что теперь делать?
   - Ничего, так поедем, без бумаги. Не возвращаться же, в самом деле, назад.
   - И то верно.
   - Знаешь, что я думаю, Гек? - продолжал Том, после минутного раздумья.
   - Чего?
   - Я думаю, нам нужен проводник, вот чего.
   - Зачем нам проводник? Мы и так дорогу знаем. Если что, всегда уточнить можно, вон народу сколько кругом.
   - В том то и дело. Сцапают нас на этой дороге, как пить дать, сцапают.
   - Это почему ещё?
   - Мы находимся на территории враждебного Мармонту государства, так?
   - Так.
   - А вот теперь представь себе. Останавливает нас патруль какой-нибудь, или ещё кто, в этом роде. Два молодых парня, вооружены до зубов, деньги тоже имеются, едут в направлении фамильного замка герцогов Кастилья. Зачем спрашивается?
   - Ну и что ты предлагаешь?
   - В ближайшей деревне, найти проводника, человека, который знает местность, как свои пять пальцев.
   - Я понял, - догадался Гек, - ты хочешь подобраться к замку не по главной дороге, а в обход!
   - Совершенно верно! Наверняка, существуют окольные пути, подальше от любопытных глаз. Только мы с тобой этих путей не знаем, а местные знают.
   - Тогда чего далеко ходить, вон, смотри, дома виднеются.
   - Где?!
   - Да, вон, справа от дороги, примерно в полумиле. Видишь?!
   - Ага, теперь вижу!
   - Ну, что? Заглянем на огонёк?
   - Заглянем, - Том назидательно поднял указательный палец вверх, - деньги Гек, великая вещь. Уверен, здесь мы найдём нужного нам человека.
   - Надеюсь.
   Надежды друзей оправдались, как говорится, на все сто. Подданным герцогини, особенно простому народу, крестьянам, ремесленникам, жилось трудно, большинство из них, еле сводили концы с концами. Многие ненавидели герцогиню и её окружение. Поэтому нашим героям, без труда удалось нанять проводника. Выбор пал на молодого парня по имени Фарук. На вид ему было лет двадцать пять. Ребят подкупило его честное открытое лицо и весёлый нрав. У него была большая семья, можно сказать, семеро по лавкам. Это обстоятельство тоже сыграло свою роль. Друзьям захотелось помочь этим людям, которые, похоже, уже давно сытно не ели. Фарук с полуслова понял, что от него требуется.
   - Всё сделаем в лучшем виде, господа. Можете, на меня положится. Ни одна живая душа не узнает, как два молодых путешественника появятся у Черного замка.
   - Чёрного? - спросил Том, - почему черного?
   - Сами увидите. Когда прикажете выступать?
   - Немедленно, - последовал ответ.
   Фарук не подвёл, под его руководством друзья подобрались к замку Кастилья, не встретив на пути никаких препятствий. Пришла пора прощаться с проводником. Лицо Фарука расплылось в довольной улыбке, когда он сполна получил честно заработанные деньги.
   - Послушай Фарук, а не хочешь ли ты заработать ещё немного денег? - неожиданно спросил Том. Гек с удивлением посмотрел на товарища.
   - А почему бы и нет? - весело тряхнул головой проводник, - а что нужно сделать?
   - Для начала, скажи нам, доводилось ли тебе бывать в этом замке?
   - И не раз. Когда совсем было невмоготу, как и многие другие, такие же бедняки, как я, приходил сюда в надежде получить хотя бы временную работу. Иногда мне везло и удавалось подработать. Я ведь неплохой плотник, да и в кузнечном деле кое-что смыслю. А что?
   - Таак, - протянул Том, - это хорошо.
   - Не пойму Томми, к чему ты клонишь? - спросил Гек.
   - Сейчас узнаешь дружище, - ответил Том и снова обратился к Фаруку.
   - Понимаешь Фарук, нам до зарезу нужно найти человека по имени Гектор.
   - А кто он?
   - В том то и дело, что мы знаем только его имя. Но я почти уверен, что он не последний человек в замке. Скорее всего, он один из приближённых герцогини.
   - А почему вы сами не хотите выяснить кто он такой? В замке ворота запирают только на ночь. Попасть туда не сложно.
   - Нам такой вариант не подходит Фарук. Открыто появляться в замке для нас небезопасно.
   - Аааа, понимаю, - с заговорщицким видом кивнул проводник.
   - Ну, так что, согласен нам помочь? - нетерпеливо спросил Гек, который, наконец, разгадал ход мыслей Тома.
   - Согласен. Ну, допустим, узнаю я, кто такой этот Гектор, дальше что?
   - Постарайся с ним встретиться, чтобы передать письмо. На словах скажешь, чтобы он прочитал это письмо при тебе. Нам обязательно нужен его ответ. Сделаешь?
   - Сделаю, давайте сюда ваше письмо.
   - Н-да, письмо, - смущённо почесал затылок Том, - а письма пока что нет.
   - Нет?
   - Нет. Понимаешь, надо его написать, а вот на чём и чем написать, об этом мы, как-то не подумали.
   - И что делать? - спросил Фарук.
   - Не знаю, пока. Гек, есть у тебя какие-нибудь мысли на этот счёт?
   - Нет, но скоро будут.
   - Тогда вот что! - решительно заявил Том, - не будет, пока, никакого письма. Ты иди Фарук в замок, выясни кто такой этот Гектор, и попытайся с ним поговорить. Но только осторожно, без свидетелей. Скажешь ему, что к нему пришли друзья и очень хотят с ним встретиться. Надеюсь, ему хватит ума придумать, как организовать такую встречу. Всё, иди. И будь начеку. Мы ждём тебя с хорошими вестями, слышишь?
   - Не беспокойтесь, господа, всё сделаем в лучшем виде! - широко улыбнулся Фарук и, повернувшись, бодро зашагал в сторону замка. Проводив долгим взглядом удаляющуюся фигуру проводника, Том предложил обследовать окрестности. Гек немедленно согласился.
   - А замок действительно черный, - заметил Том, разглядывая высоченные стены фамильной цитадели семейства Кастилья.
   - Да, невесёленький домишко, - согласился Гек, - интересно, что это за камни такие? Их, что дёгтем вымазали или ещё чем-то?
   - Вряд ли. Представляешь, сколько нужно дёгтя, чтобы покрасить такую махину?! Да и к чему? Нет, скорее всего, цвет камней, это шутка природы, вот и всё. В, конце концов, не из угля же он построен?
   - Из угля дома не строят, тем более замки, - убеждённо заявил Гек.
   - Надо же! А я думал, что строят. Спасибо, что просветил, - с иронией заметил Том.
   - Да, ладно тебе, умник! Посмотри, лучше туда!
   - Куда?
   - Вон туда!
   - Ну и что?
   - Цыганский табор видишь?
   - Да, действительно, цыгане. Хм! Смотри-ка, выходит они везде одинаковые! Что у вас, что у нас. Ни чем не отличаются.
   - У вас тоже есть цыгане? - удивился Гек.
   - Я тебе больше скажу, они везде есть. И, как я теперь вижу, во все времена, выглядят одинаково. Странно, однако, почему герцогиня позволила им расположиться у самых стен замка?
   - Да, странно, - подхватил Гек, - чтобы такая стерва, как герцогиня, терпела этот сброд у себя под носом! Удивительно!
   - Что-то за этим кроется, Гек. Неспроста всё это, - задумчиво произнёс Том.
   - Кажется, я догадываюсь, - после минутного раздумья, продолжал он.
   - О чём ты?
   - Я читал одну книгу о самом известном у нас вампире, графе Дракуле. Так вот, цыгане были самыми верными его помощниками. Чувствуешь, куда я клоню?
   - Ты думаешь, что герцогиня...?
   - А почему бы и нет? А если это так, то вдвоём мы с ней можем не справиться. Разве что попытаться увезти её в гробу, пока она будет спать.
   - В гробу?!!! Ты часом, не спятил Томми?!
   - Ничего я не спятил! Сейчас я тебе всё объясню, имей терпение. Дело в том, что вампиры не выносят дневного света, поэтому предпочитают до наступления сумерек, лежать в гробу или в специальном ящике. Как только солнце скроется, они вылезают из своей постели и вперёд, кровь пить. Такая у них жизнь. Короче говоря, пока они лежат в гробу, они абсолютно беспомощны.
   - Ты это точно знаешь? - недоверчиво спросил Гек.
   - Нет, конечно. Я тебе рассказал то, о чём читал. А каковы вампиры на самом деле, я не знаю, там, откуда я прибыл, их нет. А в книгах, мало ли, что напишут. А вот у вас тут полное безобразие на этот счёт, и ведьмы, и оборотни, и вампиры. Не хватает только динозавров.
   - Кого?
   - Динозавров. Это такие гигантские звери, доисторические.
   - Завидую я тебе Том, ты столько всего знаешь! А я даже читаю с трудом.
   - Ладно, - смутился Том, - сейчас не об этом. Давай лучше подумаем, что нам делать с герцогиней.
   - Ты знаешь Том, я не верю, что она вампир, но проверить, конечно, надо. И я думаю, в этом нам поможет Гектор. А уж когда мы узнаем, кто она, обычный человек или кровопийца, тогда и обсудим, как будем действовать.
   - Согласен. Ну, что, будем ждать возвращения Фарука? А пока, предлагаю отдохнуть, где-нибудь в укромном месте.
   - Например, вон там, - Гек указал на небольшую полянку под раскидистым дубом, густые ветви которого склонились почти до самой земли.
   - Отличное место Гек! Нас там никто не увидит, а вот мы, кого надо, увидим издалека.
   Ждать Фарука пришлось довольно долго. Друзья уже начали не на шутку беспокоиться. Гек несколько раз порывался отправиться в замок и выяснить, что случилось с их посланцем, но Том, хоть и не без труда, каждый раз, удерживал его. И вот, наконец, они смогли вздохнуть с облегчением. Впереди, среди высоких кустарников, замаячила знакомая фигура.
   - Фарук! Наконец-то! Мы уж думали, что ты попал в беду. Гек даже хотел идти на выручку.
   - Спасибо Гек. Но помощь мне бы не понадобилась, - устало произнёс Фарук, усаживаясь на пенёк.
   - Где ж ты пропадал столько времени? - спросил Гек.
   - В замке, где же ещё? Найти вашего Гектора оказалось нелегко.
   - Но ты, же нашёл? - с нетерпением спросил Том.
   - Как сказать, найти то, я нашёл, вернее, узнал, кто он такой.
   - Ну и кто он? - хором спросили Том и Гек.
   - Личный секретарь самой герцогини Кастилья. Вот кто он.
   - Ничего себе! - воскликнул Гек.
   - А сама герцогиня в замке? Ты её случайно не видел? - спросил Том.
   - В замке. Правда, увидеть её саму не довелось. Поговаривают, она на днях, собирается возвратиться в столицу, в Мендин.
   - Ну, хорошо. А с Гектором этим, тебе удалось пообщаться?
   - Толком не удалось, - виновато опустил голову Фарук, - он не появлялся.
   - Эх! - с огорчением махнул рукой Гек, - всё коту под хвост!
   - Погоди Гек! - остановил друга Том, - скажи, Фарук, что значит "толком не удалось"? Ты видел Гектора или нет?
   - Видел. Спасибо одному моему знакомому, он на кухне работает. Если бы не он, вообще ничего не вышло бы.
   - Таак, - протянул Том, - уже лучше. Ну, так что же Гектор, как он выглядит?
   - Молодой, примерно, как я.
   - И всё?
   - Всё. А что ещё?
   - Господи, Фарук! Какого он роста? Какой у него цвет волос? Ну, и так далее.
   - А это. Ростом он с меня, а волосы у него черные. Одет, как самый настоящий вельможа. Важный такой. Когда он проходил мимо, я успел шепнуть ему, что, мол, друзья к нему пришли, хотят повидаться, а он даже ухом не повёл.
   - Может это был не Гектор? - с надеждой спросил Гек.
   - Он, - убеждённо сказал Фарук, - мне на него мой знакомый указал.
   - Это всё, что ты нам можешь рассказать?
   - Да, - тихо ответил Фарук.
   - Да, не густо, - с грустью, заметил Том.
   - А что ж ты, друг мой, столько времени там делал? - с иронией, спросил Гек.
   - Как что? Ждал, даже на работу устроился, уголь таскать.
   - Зачем?
   - Уголь таскать? - не понял Фарук.
   - Да, нет! На работу устроился, зачем?
   - Как зачем, ждал, пока кто-нибудь из знакомых, кому можно доверять, не появиться и не проведёт меня внутрь.
   - Ладно, спасибо тебе Фарук, ты сделал всё, что мог. Гек, заплати ему.
   - Нет! - внезапно, запротестовал честный малый, - я не возьму этих денег, я их не заслужил!
   - Брось Фарук! Не говори ерунды! Ты сделал всё правильно. Честно говоря, я и не рассчитывал на большее. Так, что бери деньги и возвращайся домой, дальше мы сами.
   - Бери, бери, - поддержал Гек, - тебе семью кормить надо.
   Немного поколебавшись, Фарук взял монеты и, тепло, распрощавшись с друзьями, отправился в обратный путь.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 38
  
  
  
  
  
   - Ну, что будем делать? - спросил Том, - ситуация, похоже, тупиковая.
   - Да, - согласился Гек, - ничего путного на ум не приходит. Послушай, Томми, может мы зря отпустили Фарука? А?
   - Почему?
   - Ну, можно было бы, повторить попытку, встретится с этим, как его..., Гектором.
   - Нет, Гек. Фарук, конечно, добрый малый, но для таких дел не годится. Слишком прост. Понимаешь?
   - Понимаю, - вздохнул Гек, - но от этого не легче, Томми. Знаешь, о чём я подумал?
   - О чём?
   - Может у них там два Гектора? Один секретарь, а другой, который нам нужен, повар там какой-нибудь или военный, например.
   - Нет, дружище, тут ты, пожалуй, неправ. Вот, смотри, незнакомый человек передаёт тебе привет от друзей, которые хотят с тобой встретиться. Если ты не при делах, какова будет твоя реакция? И будет ли она вообще?
   - Конечно, будет.
   - Вот и я об этом. Фарук говорит, что Гектор даже ухом не повёл. Значит, для него, в тот момент, неудобно было заговаривать с незнакомцем. Может его подозревают в измене, и следят за каждым шагом!
   - Ну, тогда наши дела совсем плохи.
   - А вот с этим я согласен. Но делать всё равно что-то надо. Давай перекусим, а заодно подумаем, как нам решить эту непростую задачку.
   - Да уж, задачка! Ни много, ни мало, ухлопать саму герцогиню Кастилья, да ещё и в её логове! Кстати, имей в виду, я её убивать не собираюсь, у меня рука не поднимется. Похитить герцогиню, это другое дело, а убивать. Нет, я не убийца.
   - А я убийца, что ли?! - возмутился Том, - я тоже убивать, не намерен, если она, конечно, не кровопийца, тогда другое дело.
   - Значит, наша задача практически невыполнима.
   - В том-то и дело. Поэтому нам, кровь из носа, надо придумать, как встретиться с Гектором. Только с его помощью, мы можем на что-то надеяться. Надо обязательно что-нибудь придумать, потому что, чует моё сердце, сейчас во Фрубурге обстановочка та ещё!
   Том, как в воду глядел, в столице Мармонта, действительно, ситуация, с каждым днём становилась, всё хуже и хуже. Король был на грани безумия. По его приказу, Анну из дворца перевели в городскую тюрьму, официально обвинив в колдовстве. Через несколько дней, должен состояться суд по её делу. Итогом судебного заседания, скорее всего, будет смертный приговор. Начальник секретной службы Тарвуд, отправлен в отставку и арестован. Д-ра Дижона более не подпускают к принцессам. Пока ему удалось избежать ареста, но, кто знает, какова будет его дальнейшая судьба, если король будет продолжать в том, же духе. Из приближённых короля Карла, лишь граф Рэндалл сохранил своё положение и даже укрепил его. Возможно, благодаря именно этому человеку, ситуация ещё не совсем вышла из-под контроля.
   - Ночью пробраться в замок, скорее всего, не получится. Да и что мы там будем делать, не зная, куда идти? Охраны тоже, поди, полным полно, схватят нас, мы и шага не успеем сделать, - продолжал рассуждать Том, - остаётся проникнуть туда легально, а значит, днём. Тебя Гек, герцогиня если и видела, то мельком. Тем более, два года прошло. Вряд ли она тебя узнает.
   - Наверное.
   - До вечера ещё далеко. Значит, у нас есть время попробовать ещё раз установить связь с Гектором.
   - А почему не завтра? Сегодня всё хорошенько обмозгуем, а завтра с новыми силами...
   - Нет. Сегодня. Ты помнишь, что сказал Фарук? Герцогиня, не сегодня, завтра, отправится в Мендин. И тогда, действительно, всё пропало. Надеюсь, ты понимаешь, что нападение на герцогиню на пути в Мендин...
   - Понимаю, не дурак! - с досадой перебил товарища Гек.
   - Ну, вот. Я бы пошёл с тобой, но боюсь, если случайно попадусь ей на глаза, завалю всё дело.
   - Томми! Сюда идут какие-то люди!
   - Ложись!
   Друзья буквально рухнули в густую траву, и, не теряя времени, быстро поползли в сторону небольшого лесочка, облюбовавшего себе место вдоль глубокого защитного рва, наполненного водой. Ползти было крайне неудобно, мешало, прежде всего, оружие, заткнутое за пояс. Первым не выдержал Том.
   - Стой Гек! - тяжело дыша, проговорил он, - Давай посмотрим, может мы зря запаниковали.
   К сожалению, опасения оказались не напрасными, их преследовали, причём, весьма настойчиво. Преследователей было человек шесть или семь, они растянулись в цепь и шли довольно быстро, не забывая, при этом, тщательно осматривать каждый куст.
   - Как думаешь, кто это? - шёпотом спросил Том.
   - Ты что не видишь?! Это цыгане и они вооружены.
   - Хм! Похоже, мои подозрения подтверждаются, они служат герцогине, а значит, она превратилась в вампира.
   - Как это превратилась?
   - Очень просто, её укусил настоящий вампир, скорее всего тот, кто сейчас орудует в королевском дворце.
   - Ну, дела! Том, а отступать-то дальше некуда, позади нас вода.
   - Вижу. А если бегом, до той тропы, по которой нас привёл Фарук?
   - Боюсь, не успеем, догонят.
   Не сговариваясь, друзья одновременно вытащили из-за пояса оружие и привели его в боевую готовность.
   - Подпустим их поближе. Том, ты вроде неплохо стреляешь, на тебе вон тот, в идиотской шляпе, кажется, он у них за главного.
   Бах!
   - Отлично, Том!
   Бах!
   - Ты тоже неплох, дружище! Перезаряжаем, пока они не очухались!
   Однако стрелять больше не пришлось. Цыгане, получив неожиданно мощный отпор и, потеряв, при этом своего вожака, прекратили преследование и предпочли ретироваться, прихватив с собой пострадавших. Оба выстрела оказались, на редкость, меткими.
   - Ну, а теперь ходу Томми! Если нам жизнь дорога!
   - Ничего подобного Гек! Возвращаемся назад!
   - Ты что, с ума сошёл Том?!
   - А ты что, не понимаешь, что скоро здесь будет полно людей герцогини, которые будут обшаривать каждый куст.
   - Ну?!
   - Баранки гну! Они будут искать нас везде! Но только не там, откуда мы убежали! Понимаешь?!
   - Понял! Бежим обратно?
   - Да, к дубу! Надеюсь, мы сможем на него залезть, если нет, тогда проще сдаться! Давай Гек, дорога каждая минута!
   Человек, в минуты наивысшего напряжения, способен на вещи, на которые он, в обычном состоянии, никогда бы не решился. Это общеизвестный факт. Сторонний наблюдатель, не успел бы досчитать и до десяти, как наши герои оказались почти на самой верхушке старого дуба. Том оказался прав, едва они устроились в своём временном убежище, внизу послышался лай собак и возбуждённые людские голоса. Это были солдаты под командованием двух офицеров, впереди бежали егеря с непрерывно лающими собаками, в арьергарде отряда шла толпа цыган, сотрясая воздух, гневными выкриками. Гек одобрительно посмотрел на Тома и даже попытался похлопать его по плечу, но тот решительно пресёк этот жест, предостерегающе приложив указательный палец к губам. Опасность ещё не миновала, возможно, всё только начиналось.
   - Кажется, ушли, - прошептал Том.
   - Они могут ещё вернуться, - также шепотом, сказал Гек.
   - Если не предпочтут другую дорогу.
   - Вряд ли.
   - В любом случае, сидим здесь до победного. Ты как устроился?
   - Нормально, часа два, могу высидеть, а ты?
   - Я тоже. Хорошее, всё-таки, дерево, дуб. Да? Крепкое и листва густая. Нам крупно повезло, Гек.
   - Ага.... Смотри! Возвращаются!
   - Тихо! Ни звука!
   Одна из собак, первой подбежавшая к дереву, на котором спрятались Том и Гек, вдруг сделала стойку. Она подняла свою острую морду вверх и стала принюхиваться. Том мгновенно покрылся холодным потом.
   - Ты что-то учуяла малышка?! - послышался голос подоспевшего егеря.
   В ту же секунду, раздался неистовый многоголосый лай, который, к великому облегчению друзей, стал стремительно удаляться.
   - Что там, Гасли?
   - Похоже, заяц, черт бы его побрал, г-н капитан.
   - Ты уверен?
   - Ну, может лисица или барсук. Я точно не разглядел, но не человек, в этом я не сомневаюсь!
   - Ладно, возвращаемся. К сожалению, мерзавцам удалось уйти.
   - Ну, почему вы считаете их мерзавцами, г-н капитан? - вмешался в разговор третий голос, - подумаешь, подстрелили двух цыган! По-моему, они сделали доброе дело, воздух у замка станет чище!
   - Вы правы лейтенант. До сих пор не понимаю, почему её светлость не разгонит эту шайку? Сколько можно их тут терпеть? Эй! Чего уши развесили?! Стройся! И шагом марш в казарму! Капрал! А где подевался этот сброд, что шёл за нами?
   - Они там остались, г-н капитан, продолжают искать своих обидчиков.
   - Ну, что ж, пусть поищут. Может, и найдут..., очередную пулю в лоб!
   Раздался хохот, подчинённые оценили шутку начальника.
   - Что у вас тут стряслось капитан? Её светлости доложили, что здесь была стрельба. Она очень взволнована и хочет знать все подробности немедленно!
   Новый голос явно принадлежал молодому человеку, однако, ни Тому, ни его товарищу, из-за их вынужденного статичного положения и густой листвы, надёжно спрятавшей их от посторонних глаз, не представлялось возможным разглядеть то, что творилось внизу. Они же, могли только слушать и делать выводы.
   - Да, ничего особенного не стряслось, г-н секретарь, - отвечал офицер, - кто-то подстрелил двух оборванцев из табора. Мы, на всякий случай, решили проверить, но никого не обнаружили. Ушли стрелки, словно, сквозь землю провалились!
   - Стрелки? Их было несколько?
   - Цыгане утверждают, что их было двое, сэр.
   - Ну и куда они могли подеваться, по вашему мнению? Не могли же они так быстро переплыть ров?
   - Нет, конечно. Они, скорее всего, ушли той тропкой, у моста.
   - Но, в таком случае, их должны были видеть.
   - Может, кто и видел, мы не спрашивали. Да и к чему спрашивать? Это, наверняка, были такие же цыгане. У них же кровная месть в ходу, чуть что, сразу за оружие хватаются...
   - Цыгане, говорите, - задумчиво произнёс человек, которого офицер назвал секретарем, - что ж, возможно. Вы, г-н капитан, возвращайтесь со своими людьми в замок и доложите обо всём герцогине. А я, пожалуй, тут останусь, осмотрюсь.
   - Может вам оставить пару солдат, на всякий случай, г-н секретарь? - осведомился офицер.
   - Не нужно. Я не думаю, что мне может грозить опасность, к тому же, я вооружен.
   - Что ж, как знаете. Эй, ребята, возвращаемся! Гасли! Да уймите, наконец, своих псов, мы скоро оглохнем от их лая!
   - Смотрите-ка, г-н капитан, цыгане идут. Похоже, их поиски тоже не увенчались успехом.
   - Кто бы сомневался, лейтенант. Этот сброд способен только попрошайничать и пудрить людям мозги.
   Наконец-то можно было вздохнуть с облегчением, на поляне остался только один человек и, скорее всего, это был именно тот человек, с которым так хотели встретиться наши герои.
   - Ну, что рискнём? - еле слышно спросил Том.
   - А что нам ещё остаётся? Давай, Том, надо решаться, а то он уйдёт.
   - Эй! Вас случайно зовут не Гектор?
   Молодой человек вздрогнул и быстро огляделся, пытаясь определить, откуда раздался голос.
   - Мы здесь, наверху. Если вы подождёте немного, мы спустимся.
   Молодой человек поднял голову и, вдруг громко расхохотался.
   - Ловко! Вас искали почти полтора десятка бойцов, не считая цыган! И ни одному из них не пришло в голову, что вы находитесь у них под носом!
   - Слава богу, что это не пришло в голову собакам, - сказал Том, спрыгивая на землю.
   - Да, действительно. С собаками вам повезло. Ну, что давайте знакомиться. Меня зовут Гектор, я личный секретарь герцогини Кастилья. А кто вы будете, джентльмены?
   - Меня зовут Том Сойер, - представился Том, - а это мой друг, Геккельберри Финн.
   - Можно просто Гек, - вставил Геккельберри.
   - Я так понимаю, вы и есть те самые друзья, которые жаждали встречи со мной, так?
   - Да, это так, - подтвердил Том.
   - Не ожидал, что король Мармонта доверит столь сложное задание таким...
   - Юнцам, вы хотите сказать, - перебил Гектора Том.
   - Да, что-то в этом роде, я и хотел сказать.
   - Король Карл нас сюда не посылал. Мы сами пришли, добровольно.
   - Вот почему вы живы! А я, было, подумал, Блэквуд соврал, когда заявил, что убил всех посланцев короля.
   - Блэквуд?! Он здесь?! - Том и Гек переглянулись.
   - Да, он здесь. Зализывает раны.
   - Он один? - спросил Том.
   - Нет. Их двое. Он и некто по имени Барк.
   Том и Гек вновь переглянулись.
   - Нет, к сожалению, Блэквуд не соврал, - сказал Том, - мы видели трупы офицеров своими глазами. Когда мы пришли на место схватки, один из них был ещё жив. Он и назвал ваше имя.
   - Кроме моего имени, что он ещё успел вам сообщить? - спросил Гектор.
   - Он просил выполнить приказ короля. Больше он ничего не успел сказать. Но если вы о сути задания, то мы её знаем, иначе, не пришли бы сюда.
   - Тогда, позвольте спросить, если вы изначально знали о задании короля, почему вас не оказалось в составе отряда?
   - Всё очень просто, г-н Гектор. Нашей с Геком задачей было догнать отряд и предупредить о возможном нападении. Но, к сожалению, мы не успели.
   - Но как вы узнали, что отряд собираются уничтожить?
   - В тайной канцелярии работал шпион Блэквуда, - вступил в разговор Гек.
   - Понятно, - вздохнул Гектор.
   - Ладно, - продолжил он, после небольшой паузы, - давайте присядем, что ли, а то, не дай бог, опять цыгане увидят. Что-то невзлюбили они вас, а теперь и подавно.... Кстати, а зачем вы в них стреляли?
   - Мы защищались, - пояснил Гек, - они шли к нам с оружием.
   - И явно не для дружеской беседы, - подхватил Том.
   - Странно. До сегодняшнего дня, никаких происшествий связанных с обитателями цыганского табора, не было.
   - Ничего странного, цыгане служат герцогине. Они почувствовали, что мы представляем для неё опасность, - сказал Том.
   - Чего, чего?! - секретарь герцогини Кастилья даже приоткрыл рот от удивления.
   - А как вы думаете, г-н Гектор, почему такая стервозная женщина, как ваша хозяйка, позволяет жить презренным попрошайкам и конокрадам у самых стен своего замка? Кстати, а как давно они здесь обосновались? - спросил, в свою очередь, Том.
   - Да уж, прилично, без малого месяц, а что? Постойте, постойте..., - Гектор наморщил лоб, - они поселились здесь, ровно за неделю до того, как в замке появился барон Аусверф.
   - А кто такой этот барон Аусверф? - сразу напрягся Том.
   - Очень странный и загадочный тип. После встречи с ним герцогиню Кастилья будто подменили.
   - В каком смысле?
   - Она снова стала прежней, такой, какой была при живом брате, надеюсь, он сгорел в аду!
   - Ага! Теперь я кажется, понимаю, почему вы служите королю Мармонта! - воскликнул Том.
   - Я никому не служу! - вспыхнул Гектор, - я просто хочу отомстить, и при этом, остаться в живых!
   - И при деньгах, - вставил Гек.
   - Да! Черт возьми! И при деньгах! Поэтому я решил помочь королю Мармонта в этом деле.
   - Если не секрет, за что вы ненавидите Кастилья? - спросил Том.
   - Покойный герцог отобрал у нас всё. Под надуманным предлогом, был арестован и казнён мой отец, всё наше имущество перешло в руки Кастилья. Мы были буквально выброшены на улицу. От нищеты и голода погибли мои сестра и мать. Выжить удалось только мне. Я поставил себе цель уничтожить герцога. Не буду рассказывать о том, чего мне стоило войти в ближайшее окружение семьи Кастилья, но я этого добился. И вот, когда я уже был готов нанести решающий удар, меня опередили. Кастилью отправил к праотцам некий Бамбелла ближайший соратник короля Мармонта. Я не знал, радоваться мне или огорчаться, потому что хотел убить герцога собственными руками. Но поразмыслив, я понял, что провидение сделало мне подарок, герцог мертв, а я остался рядом с его сестрой.
   - Она тоже вам чем-то насолила? - спросил Гек.
   - Ещё как! Именно по её инициативе, герцог обратил своё внимание на мою семью. Дело в том, что мой отец был известным ювелиром и владел внушительной коллекцией бриллиантов, среди которых выделялся один, так называемый жёлтый алмаз очень большого размера. Герцогиня неоднократно делала попытки купить его, но отец, ни за что не хотел с ним расставаться. Как вы понимаете, жили мы не бедно, поэтому нужды продавать камень не было. Тогда вступил в дело сам герцог Кастилья. В результате из всей семьи в живых остался только я. Поначалу, у меня была мысль отравить герцогиню, оставалось только достать яд. Но потом отказался от этого намерения.
   - Почему? - спросил Том.
   - Это была бы слишком простая смерть для неё. И самая главное, она не узнала бы от чьей руки и за что она приняла её. Я стал вынашивать разные планы, но, ни один из них не казался мне реалистичным. Тогда я опять стал склоняться к простому убийству, как вдруг судьба меня свела с человеком г-на Тарвуда, начальника тайной канцелярии Мармонта. Оказалось, что Тарвуд давно искал подходы к герцогине. Похищение герцогини и последующая её публичная казнь, что могло лучше удовлетворить жажду мщения! И я стал работать на Тарвуда.
   - Угу. Понятно, - сказал Том, - г-н Гектор, давайте вернёмся к загадочному барону, он меня очень заинтересовал.
   - Да, он стоит того. Личность более чем примечательная. Появился ниоткуда и также таинственно исчез неизвестно куда.
   - Можно ли связать его появление с цыганами, как думаете? - спросил Том.
   - Не знаю. Хотя, подождите, мне вдруг вспомнился разговор с герцогиней, как раз накануне её встречи с бароном. Так вот, она спросила меня, живут ли ещё цыгане у стен замка, я ответил, что да, живут, вот уже почти неделя прошла с тех пор, как живут. Тогда она как-то странно произнесла: "Семь дней", и усмехнулась. Затем приказала позвать к ней лейтенанта Барраса. Я сразу понял, что она хочет, наконец, разогнать табор. И тут я доложил ей, что с ней добивается встречи некий барон Аусверф. Сначала герцогиня отказалась принимать его, но потом, вдруг, неожиданно согласилась и сказала, что лейтенанта, пока, присылать не надо.
   - И как это должно связать барона с цыганами? - спросил Том.
   - Я же говорил, что табор расположился у стен замка ровно за семь дней до того, как появился барон. А ещё я припоминаю, о чём рассказал мне лейтенант Баррас, сопровождавший герцогиню на прогулке, как раз в тот день, когда объявились цыгане.
   - О чём? - спросил донельзя заинтригованный Том.
   - О том, что герцогиня поначалу была возмущена тем, что табор расположился прямо у неё под носом, и велела прогнать цыган, но поговорив о чём-то с их предводительницей, передумала и приказала офицеру не трогать их.
   - Очень интересно! - воскликнул Том.
   - Скажи Гектор, - продолжал он взволновано, - а как ведёт себя герцогиня с тех пор, как исчез барон?
   - В каком смысле? - с недоумением спросил секретарь герцогини Кастилья.
   - Спрошу прямо, она спит днём? И если спит, то где?
   - Иногда спит, но это бывает крайне редко. А спит она всегда в своей спальне, а что?
   - Так, ничего, - разочаровано произнёс Том.
   - Если интересно, могу ещё кое-что рассказать о бароне.
   - Конечно, интересно!
   - В тот вечер, барон прибыл на аудиенцию ровно в девять часов, как ему было назначено. Я проводил его к герцогине и дверь за ним закрыл неплотно. Зал для приёмов у нас большой и шансов что-либо подслушать было немного, но я всё же, попытался. То, что мне удалось услышать, в первое мгновение, повергло меня в шок. Герцогиня назвала барона именем своего умершего брата и, судя по всему, после этого, упала в обморок!
   - Я же тебе говорил Гек! - воскликнул Том.
   - Ну! Рассказывай Гектор! Рассказывай!
   - Рассказывать-то больше нечего. Больше мне ничего не удалось услышать. Спустя некоторое время, герцогиня велела подать ужин. Я потом спросил у камердинера, прислуживавшего герцогине и барону во время ужина, не заметил ли он чего-нибудь необычного. Он рассказал, что ничего такого не заметил.
   - Может быть, барон внешне похож на брата герцогини? - предположил Гек.
   - В том-то и дело, что абсолютно не похож.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 39
  
  
  
  
   - Разрешите, ваша светлость?
   - Входите лейтенант. Что опять случилось? Я только начала успокаиваться после доклада капитана Вернера и снова вижу у себя военного.
   - Пока ничего страшного не случилось, может быть и не случится. Но я считаю своим долгом, доложить вам о подозрительном поведении вашего секретаря, г-на Гектора.
   - Что, что?! Гектора?! - брови герцогини Кастилья удивлённо поползли вверх.
   - Вы в своём уме, лейтенант Баррас?!
   - Так точно, ваша светлость, в своём!
   - Хорошо, рассказывайте. Я вас слушаю. Но предупреждаю, если ваш рассказ окажется пустой болтовнёй или очередной сплетней, берегитесь! Итак...
   - Меня удивило, ваша светлость, что ваш секретарь решил остаться один на том месте, где обнаружили людей стрелявших в цыган.
   - Гектор решил там остаться? Но зачем? - брови Летиции снова поползли вверх.
   - Вот и я подумал зачем? Почему отверг помощь? Капитан Вернер предложил оставить в его распоряжении двух солдат, но г-н Гектор решительно отказался, сославшись на то, что он хорошо вооружен и, в случае чего, сможет за себя постоять.
   - Действительно странно, - задумчиво произнесла герцогиня и нахмурилась.
   - Он объяснил, зачем ему это было нужно?
   - Да, если это можно назвать объяснением. Он сказал, что хотел бы осмотреться.
   - Осмотреться? Хм! Он посчитал, что может поймать этих двух в одиночку, что ли? Так я понимаю?
   - Как выяснилось, не совсем так, ваша светлость.
   - Объяснитесь, лейтенант! - тон герцогини постепенно приобретал металлический оттенок.
   - Я тоже подумал, сначала, что г-н секретарь решил проявить себя и попытаться самостоятельно разобраться со стрелками. И поэтому, исключительно из дружеских побуждений, решил скрытно понаблюдать за ним, чтобы, в случае чего, помочь. В конце концов, преступников было двое, мало ли, что могло случиться.
   - И что же?! - в напряжении герцогиня, не замечая того, подалась вперёд в своём кресле и буквально впилась взглядом в офицера.
   - Ваш секретарь уже собрался уходить, как вдруг резко развернулся и пошёл назад, как-будто его кто-то окликнул. Он подошёл к старому дубу и поднял голову, и вскоре, к своему удивлению, я увидел, как с дерева спускаются два молодых человека.
   - Это были те, кто стрелял? - быстро спросила герцогиня.
   - Не знаю, но, думаю, да.
   - Ну, и что же Гектор?
   - Мне показалось, что они были ему знакомы. Во всяком случае, они разговаривали вполне дружески.
   Гримаса гнева на мгновение исказила красивое лицо герцогини.
   - Что было дальше, лейтенант?! - почти выкрикнула она.
   - Они скрылись из поля моего зрения. Преследовать я их не стал, когда пытаешься следить за теми, кого не видишь, есть риск быть обнаруженным. На всякий случай, я подождал немного, но больше, ни г-н Гектор, ни эти двое на поляне не появились.
   - Таак! - зловеще протянула Летиция Кастилья и сжала кулачки до хруста в костяшках.
   - Слушайте мой приказ, г-н лейтенант! Распорядитесь, чтобы ко мне прислали капитана Блэквуда и капитана Вернера, это первое. Второе, свободный доступ в замок прекратить, всех подозрительных личностей арестовывать и под замок. Разбираться с ними будем потом. Третье, передайте капитану Вернеру, чтобы гарнизон был приведён в полную боевую готовность. Вам всё ясно, лейтенант?
   - Так точно, ваша светлость! - отрапортовал лейтенант Баррас, вытянувшись в струнку.
   Герцогиня встала с кресла, давая понять офицеру, что тот может быть свободен и, не дожидаясь, пока за ним закроется дверь, нетерпеливо зазвонила в колокольчик.
   - Проглоти меня бешеная акула со всеми моими потрохами! Когда-нибудь я избавлюсь от этих прохиндеев или нет!!! Клянусь всеми святыми, я отдал бы весь свой гонорар тому, кто помог бы мне оторвать этим двум негодяям головы!
   - Успокойтесь Блэквуд! Что вас так вывело из себя? - с любопытством спросила герцогиня Кастилья, как и её офицеры, не ожидавшая от бывшего подручного своего брата, такой реакции, на краткий доклад лейтенанта Барраса, почти слово в слово повторившего то, о чём он рассказал ей, всего полчаса назад.
   - Потому что я почти уверен.... К чёрту "почти"! Я убеждён, что ваш секретарь встречался с бывшим юнгой "Хризантемы" Томом, если мне не изменяет память, Сойером, и с его приятелем, чтоб его черти разодрали! Это они, ваша милость, увели из под моего носа, похищенную принцессу. А сейчас, похоже, готовят для вас сюрприз! И смею вас уверить, что он будет неприятным!
   - Постойте, постойте, неужели это тот самый мальчишка, который украл дневник ведьмы?
   - Тот самый, тот самый, можете не сомневаться! И он уже далеко не мальчишка.
   - Ну, что ж, хорошо, - неожиданно спокойно отреагировала герцогиня.
   - Что хорошо? - озадачено, спросил одноглазый атаман.
   - Эта парочка, пусть и косвенно, но тоже приложила руку к смерти брата. И поэтому я с удовольствием повешу их на замковой площади.
   - Для этого их ещё надо поймать, - хмуро заметил Блэквуд.
   - Вам и карты в руки, капитан. Поймайте их, только не убивайте, по возможности. Капитан Вернер, - обратилась герцогиня к командующему гарнизоном замка, - выделите г-ну Блэквуду необходимое количество людей.
   - Слушаюсь, ваша светлость! Мне самому остаться в замке?
   - Да. С г-ном Блэквудом пойдёт лейтенант Баррас.
   - Так точно, ваша светлость, - выпрямился Баррас и спросил, - как поступить с вашим секретарём, в случае сопротивления?
   - Ни в коем случае, не убивайте! - встрепенулась герцогиня и даже привстала со своего места, - Слышите?! Я хочу лично его допросить!
   На этом маленький военный совет был закончен. Над Томом и Геком сгустились тучи, с которыми даже их самые страшные грозовые собратья, не шли ни в какое сравнение. Между тем, ничего не подозревающая троица, как ни в чём не бывало, продолжала разговор.
   - Так вы думаете г-н Гектор...
   - Можно без господин, - перебил Тома секретарь герцогини, - обращайся ко мне по имени. Меня зовут Сэмюель. Сэм.
   - Хорошо. Так ты думаешь, Сэм, что этот барон и есть причина всех бед королевской семьи?
   - Убеждён в этом. Я написал Тарвуду письмо, в котором подробно описал внешность барона. Но, как я понимаю, этот человек, так и не попал в поле зрения тайной канцелярии, не так ли?
   - Похоже, что так. Во всяком случае, нам с Геком об этом ничего неизвестно. По правде говоря, всё это попахивает мистикой, - сказал Том.
   - Том считает, что этот барон кровопийца, - вставил Гек.
   - То есть??? В каком смысле? - удивился Гектор.
   - В самом прямом, - ответил Том и пояснил, - как известно, вампиры, они же кровопийцы, могут менять внешность...
   - Кому известно? - перебил Гектор.
   - Мне известно, - твёрдо ответил Том.
   - Ааа, - улыбнулся Гектор.
   - Зря смеёшься, - заметил Том, - сейчас я попытаюсь доказать тебе это.
   И Том вкратце рассказал, все, что он знал о вампирах и их повадках, связав свой рассказ с бароном Аусверфом, начиная с момента его появления в замке герцогини и кончая описанием драматических событий в королевской семье и вокруг неё.
   - Дааа, - задумчиво протянул Гектор, внимательно выслушав Тома, - но откуда ты всё это знаешь, Том?
   - Неважно, знаю и всё. Сейчас надо думать не об этом. Согласен?
   - Согласен.
   - Судя по тому образу жизни, которую ведёт герцогиня, барон Аусверф её не тронул, - продолжал Том.
   - В каком смысле? - не понял Гектор.
   - Ну, не укусил. Иными словами, не превратил её в вампира. А это говорит о том, что они союзники. Скорее всего, герцогиня обратилась за помощью к этому барону, чтобы тот, небескорыстно, разумеется, помог ей отомстить за брата, а заодно завоевать трон Мармонта. Она прекрасно понимала, что, рано или поздно, Карл уничтожил бы её и чтобы не допустить этого, решила его опередить. И судя по тому, что происходит во Фрубурге, барон знает своё дело. Ну, как вам моя версия?
   - Хорошая версия. И я, пожалуй, соглашусь с ней Томми, - сказал Гек, - но вот вопрос, почему Тарвуду до сих пор, не удалось обнаружить барона? Чтобы обделывать свои делишки, ему необходимо находиться рядом с королевской семьёй, я правильно понимаю?
   - Резонно, - заметил Гектор.
   - А ты, Сэм вспомни тот вечер, когда барон впервые появился в замке. Ты сказал, что герцогиня назвала его именем умершего герцога, так? А потом ещё грохнулась в обморок.
   - Да, так и было.
   - И при этом, ты уверяешь, что барон, ни капельки не похож на Диего Кастилья.
   - Не похож.
   - Отсюда можно сделать вывод, барон, может менять свою внешность, только тогда, когда ему это нужно! Вот почему, Тарвуд не может его разоблачить! И вот почему, барон имеет возможность находиться вблизи королевской семьи!
   - Ничего себе! - воскликнул Гек, - а почему, в таком случае, он не перевоплотился в самого короля?! И тогда всё было бы шито-крыто!
   - Не знаю, возможно, он может принимать облик только умерших людей.
   - Да, но там все живые, и Тарвуд, и король, и Анна, и...,
   - Хватит перечислять Гек! Я и сам всё это знаю! Это было только моё предположение. Правду знают только два человека, причём, один из них не совсем человек, это барон Аусверф и её светлость Летиция Кастилья.
   Блэквуд быстро вычислил местонахождение своих заклятых врагов и сделал он это при помощи простой подзорной трубы. Вид из сторожевой башни замка был отличный. Одноглазый атаман, сразу отказался от идеи наобум прочёсывать местность вокруг замка, такая операция могла спугнуть разыскиваемых и они могли скрыться. Кроме того, он был уверен, что все трое, по-прежнему, находятся поблизости от стен замка. Секретарь герцогини не знает, что он практически разоблачён и поэтому должен вернуться к исполнению своих обязанностей, а значит, ему нет резона, надолго и далеко удаляться от замка, рассудил бывший пират.
   - Вот они голубки! Посмотри, лейтенант, - злорадно заметил Блэквуд и протянул трубу Баррасу.
   - Я никого не вижу!
   - Вот что значит быть сухопутной крысой! У меня один глаз и я их сразу заметил, а у тебя два и ты ни черта не видишь!
   - Вы забываетесь, капитан! - вспыхнул офицер, - за такие слова...
   - Ну, ладно, ладно. Погорячился, прошу прощения, - примирительно сказал Блэквуд и попытался дружески похлопать Барраса по плечу, но тот недовольно отстранился. Блэквуд пожал плечами и снова приник своим единственным глазом к окуляру.
   - Да, так и есть, это они. Давай лейтенант, взгляни ещё раз. И хватит обижаться. Одно дело делаем. Смотри, берёзу одинокую видишь? Почти утонула в зарослях. Одна верхушка торчит. Левее, смотри, левее.
   - Ну, вижу, берёзу, и что дальше?
   - Смотри внимательнее. Ну?
   - Точно! Я их увидел! Ну, и зрение у вас, капитан.
   - Если бы ты был моряком, у тебя было бы такое же.
   - Предлагаю, разделиться на две группы, - предложил Баррас, - одну возглавлю я, другую вы, капитан. Я со своими людьми зайду с одной стороны, а вы с другой. Нужно отрезать им путь к отступлению.
   - Согласен, другого здесь и не придумаешь. Самое главное, не спугнуть их до поры до времени. Действуй осторожно лейтенант, а людям своим пообещай награду, если всех троих возьмём живыми. Ну, всё, хватит рассуждать, пора действовать! У меня руки чешутся поскорее затянуть петлю на их шеях, надеюсь, герцогиня окажет мне доверие и позволит лично привести приговор в исполнение!
   - Идёмте, капитан, нас ждут солдаты.
   - Том! Ты ничего не слышал?! - внезапно вскричал Гек и, приподняв голову, стал с тревогой смотреть по сторонам.
   - Ничего такого, а что?
   - А ты Сэм? - продолжал допытываться Гек, отчаянно вертя головой.
   - Я тоже. Но должен сказать, что засиделись мы, меня, могут начать разыскивать, а это чревато для всех нас.
   - Да, но мы ни о чём не успели договориться, - заметил Том.
   - Да, не успели, - согласился Гектор, - но, за то, я узнал много интересного, будет, о чём подумать. Я встречусь с вами завтра, здесь же. Надеюсь, к утру у меня созреет какой-нибудь план. Да и вы времени не теряйте. Думайте, ребята, думайте.
   - Нас окружают! Это солдаты герцогини! - звонко прокричал Гек и, выдернув из-за пояса пистолет, не целясь, выстрелил.
   - Живьём брать мерзавцев! - знакомый голос, заставил Тома вздрогнуть всем телом. "Блэквуд"!
   - Бежим! - сквозь грохот стрельбы прозвучал голос Гектора, - их слишком много! Мы не отобьемся!
   - Поздно! Они нас почти окружили! - прокричал в ответ Гек, - отступать некуда, позади нас стена! Что будем делать, Томми?!
   - Сдаваться, - спокойно ответил Том, бросая на землю разряженный пистолет.
   - Сдаваться, - чуть слышно повторил он дрогнувшим голосом, - иначе, они нас перестреляют, как куропаток.
   Гек с удивлением посмотрел на друга, нет, не потому, что Том предложил сдаться, и так было ясно, что им не уйти. Гека поразило, с каким стоическим спокойствием он это произнёс. Знал бы Гек, чего стоило его товарищу это кажущееся спокойствие. Том испытывал сильнейшее чувство страха за свою жизнь, и это чувство стремительно заполняло всё его существо, ему стоило невероятных усилий держать себя в руках и не поддаться панике. Вот откуда взялось, так называемое, спокойствие, так удивившее его друга. Но, как бы то ни было, поведение Тома оказало положительный эффект на его товарищей по несчастью. Они приободрились и были вынуждены покориться неизбежному.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 40
  
  
  
  
   Ночью поднялся сильный ветер, его завывания, оказались как нельзя, кстати, для одинокого смельчака, рискнувшего карабкаться по почти отвесной стене замка. Шум ветра напрочь заглушал стук и скрежет стали, когда он, в очередной раз, вбивал железные, остро заточенные колышки между камней, подготавливая себе упоры для дальнейшего подъёма наверх. Но у ветра была и другая сторона, весьма неприятная, его периодические порывы грозили сбросить верхолаза вниз. Несколько раз, под воздействием стихии, он терял опору, но каждый раз, каким-то чудом, ему удавалось удержаться. Кожа на ладонях и пальцах рук, полопалась от постоянного соприкосновения с острыми выступами каменной кладки. Следствием этого стало ощутимое кровотечение. В открывшиеся раны набилась грязь и от этого они нещадно саднили, заставляя мозг переключаться на боль. Это отчаянно мешало ночному верхолазу, он всё чаще и чаще, останавливался, чтобы перевести дух. Иногда ему казалось, что он переоценил свои возможности и что ему ни за что, не удастся достичь своей цели, добраться до вершины крепостной стены. Однако отдохнув, он снова, в который раз, находил в себе силы, чтобы отбросить малодушные мысли и упрямо продолжать двигаться дальше. Прошло ещё не менее трёх четвертей часа, прежде чем, его упорство было, наконец, вознаграждено. С трудом протиснувшись в бойницу, он без сил свалился на каменный холодный пол крепостной стены. Так он пролежал неподвижно около пяти минут, пока мерный звук приближающихся шагов человека обутого в подкованные сапоги, не заставили его подняться и всем телом прижаться к стене. Мелькающий в ночи свет факела неумолимо приближался, верхолаз затаил дыхание. Ещё пара шагов и.... Молниеносный, страшный по своей эффективности, удар в горло и стражник, роняя факел, упал на руки своего убийцы.
   - Ну, вот и первый, - задыхаясь от напряжения, прошептал незнакомец, подтаскивая поверженного стражника к краю стены. Перед тем, как просунуть тело в бойницу, он замер и прислушался, постояв так несколько мгновений и не услышав ничего подозрительного, он продолжил свою неприятную работу. Наконец, дело было сделано, тело стражника исчезло в ночи. Незнакомец снова опустился на пол. Он тяжело дышал, силы окончательно покинули его. "Сейчас, - подумал незнакомец, - со мной справился бы даже ребёнок. А когда-то...". Он усмехнулся.
   На удивление, герцогиня Кастилья, не выразила желания допросить Тома Сойера и его товарища, для неё они теперь представляли интерес только в качестве подсудимых, которых надо было осудить и повесить, что и должно было быть сделано в ближайшее время. Блэквуд же, напротив, был полон желания близко пообщаться с людьми, которые ему попортили столько крови. Предваряя допрос, они с Барком, с видимым удовольствием, исполосовали спины своих жертв кнутами. Особенно, как и следовало ожидать, досталось Тому. Неизвестно чем бы могла закончиться для него экзекуция, если бы одноглазого дьявола не остановил приступ жуткого кашля. Барк, видя, что легкие Блэквуда вот-вот лопнут от напряжения, бросил свой кнут и поспешил вывести хозяина на свежий воздух.
   Время близилось к полуночи, когда герцогиня приказала привести к ней провинившегося секретаря. Летиция намеренно держала своего молодого помощника в сырой и холодной камере несколько часов, таким образом, она надеялась окончательно морально сломать его, прежде чем начинать допрос. Задавать вопросы секретарю, герцогиня, несмотря на предостережения, предпочла у себя в покоях, самостоятельно и без свидетелей. На то была своя причина. Холодная и жестокая хозяйка Черного замка в душе испытывала симпатию к своему молодому, недурно выглядевшему секретарю. Его предательство стало для неё полнейшей и очень неприятной неожиданностью, и она хотела дать ему возможность оправдаться, втайне надеясь, что тому удастся найти вразумительное объяснение своему поступку. В дверь негромко постучали.
   - Войдите! - разрешила Летиция. На пороге выросли дюжие фигуры двух солдат, между ними со связанными сзади руками стоял Гектор. Голова его была опущена. Отстранив солдата, первым в комнату вошёл лейтенант Баррас.
   - Каковы будут указания, ваша светлость? - спросил он.
   - Привяжите его к стулу и можете быть свободны. Солдаты пусть подождут за дверью.
   - Слушаюсь, ваша светлость.
   Спустя минуту, Летиция и её секретарь остались с глазу на глаз. Герцогиня не торопилась начинать разговор, она пристально рассматривала молодого человека, как-будто хотела найти на нём слабое место, чтобы через него проникнуть в его душу. Однако её взгляд, вопреки ожиданиям, не смутил Гектора, он смело и, в то же время, спокойно отреагировал на него. Ни мало не смущаясь, он отвечал ей взглядом, в котором, без труда, читалась непоколебимая уверенность в себе. Наконец, герцогине надоело играть в гляделки, она откинулась на спинку кресла и задала первый вопрос.
   - Как давно, ты служишь королю Мармонта? - с места в карьер, начала она.
   - А кто вам сказал, что я на него работаю? - вопросом на вопрос, отвечал Гектор.
   - Ты решил поиздеваться надо мной?! - повысила голос герцогиня.
   - Вовсе нет, ваша милость. Как я, ничтожный раб, мог позволить себе издеваться над своей госпожой?!
   - Не прикидывайся паинькой, Сэмюэль! А лучше расскажи, что тебя связывает со шпионами короля Карла?
   - До вчерашнего дня, ничего, ваша милость, - без тени беспокойства, отвечал секретарь.
   - Объяснись! - потребовала Летиция.
   - Сегодня утром, здесь, в замке, незнакомый мне человек, по виду подённый рабочий, проходя мимо, шепнул, что со мной хотят встретиться некие друзья. Поначалу, я не придал значения его словам, посчитав их бредом полоумного. Но, потом, всё же, решил поговорить с этим человеком, но, увы, его и след простыл.
   - Что было дальше?
   - А дальше случилось это происшествие со стрельбой. Вы послали меня узнать, что произошло. Узнав подробности от капитана Вернера, я сразу вспомнил о подённом рабочем и предположил, что эти двое вполне могут быть теми самыми "друзьями", которые так жаждали встречи со мной. Меня грызло любопытство, почему их интересует именно моя персона. Я решил разобраться со всем этим, без посторонней помощи, потому что понимал, что если я буду не один, встреча может не состояться.
   - Ну, и что? Разобрался? - с иронией спросила Летиция.
   - Как вам сказать, ваша милость? И да, и нет. Ясно одно, они знали, кто я такой и действительно хотели встретиться именно со мной, Сэмюелем Гектором, вашим секретарём.
   - Что им было нужно от тебя? - после небольшой паузы, спросила Летиция, в глазах которой, впервые, промелькнули искорки неподдельного интереса. Это не укрылось от Гектора, он внутренне приободрился, почувствовав шанс на спасение.
   - Они хотели меня купить, ваша милость. Сделать шпионом короля Мармонта.
   Герцогиня скривила рот в презрительной недоверчивой усмешке.
   - Ты что, негодяй, за дурочку меня принимаешь?
   - Нет! Что вы, ваша милость! У меня и в мыслях не было.... Клянусь богом! Всё так и было на самом деле! Верьте мне! - с жаром воскликнул секретарь.
   - Ну, ну, продолжай, язык, как известно, без костей. Послушаем, что ты ещё споёшь, - Летиция встала со своего места и прошлась по комнате, чувствовалось, что она взволнована.
   - Посудите сами, ваша милость. Кто, как не я, лучший кандидат в шпионы?! Я ваш секретарь, между прочим.
   Гектор умолк, исподтишка наблюдая за продолжающей расхаживать по комнате, герцогиней.
   - Ну, что же ты замолчал? - спросила Летиция.
   - Ну, так вот, - с готовностью продолжал ободрённый секретарь, - я сделал вид, что меня заинтересовало их предложение. Для убедительности, я спросил, сколько мне будут платить и что я должен делать. Для начала, они попросили меня узнать, не собираетесь ли вы покинуть замок и, если собираетесь, то когда точно, и какая у вас будет охрана.
   - Вот как?! - герцогиня подошла к своему секретарю вплотную, нагнулась и заглянула ему в лицо.
   - И что ты ответил? - медленно, растягивая слова, спросила она.
   - Я ничего не ответил. Вернее не успел ответить, появились солдаты во главе с лейтенантом Баррасом и этим одноглазым разбойником. Дальше вы всё знаете. Кстати, меня, между прочим, чуть не убили!
   - Не мели чепухи! Я приказала взять тебя живым! Впрочем, даже если бы тебя убили, никто не горевал бы. Лучшее наказание для предателя, его смерть, - произнося эти слова нарочито небрежным тоном, герцогиня внимательно наблюдала за реакцией на них своего секретаря.
   - Так-то вы цените мою преданность, ваша светлость, - с невыразимой грустью проговорил Гектор.
   - Неправда! Я её ценила. До сегодняшнего дня, - Летиция снова подошла к Гектору вплотную, взяла его за подбородок и заглянула в глаза. Тот, в который раз, спокойно, без тени волнения, выдержал очередную попытку поколебать его уверенность.
   - Значит, вы мне, всё-таки, не поверили, - заметил секретарь.
   - Я отвечу тебе на этот вопрос, завтра, после допроса с пристрастием шпионов Карла. У меня найдутся люди, способные развязать им язык. А пока..., - Летиция выпрямилась, подошла к туалетному столику, взяла в руку изящный золотой колокольчик и резко тряхнула им. Дверь распахнулась, и на пороге показался солдат.
   - Вот что, любезный, отведи-ка ты этого господина в его комнату и запри его там, ключ оставь у себя, передашь его тому, кто придет тебя сменить. Где второй?
   - В коридоре дожидается, ваша светлость.
   - Позови!
   - Слушаюсь!
   Через минуту перед герцогиней стоял, вытянувшись в струнку, второй солдат. Герцогиня поручила ему найти лейтенанта Барраса и передать ему, чтобы тот организовал смену караула у комнаты Гектора.
   Так, находчивость секретаря Летиции Кастилья, вместо тюремной камеры, привела его в собственные покои. Нежданно-негаданно, оказавшись у себя дома, Сэмюель Гектор, долго не мог поверить, что ему удалось одурачить саму герцогиню Кастилья! Неужели, она ему поверила?! Он беззвучно засмеялся. Однако радостное настроение быстро улетучилось. А что, если Том и Гек не выдержат пыток? От этой мысли у Гектора по спине пробежали мурашки. Что же делать?! Хорошо бы устроить им побег! Но, как?! Что он может, в своём нынешнем положении? В отчаянии, Гектор плюхнулся на диван, обхватил голову руками и задумался.
   Человек, дерзнувший покорить неприступную стену Черного замка, не остановился на достигнутом, умело пользуясь поздним часом, он, ловко миновал все препятствия и вскоре, оказался в том самом крыле замка, где располагалась спальня герцогини Кастилья. Это была большая удача для того, кто впервые посетил Черный замок. Незнакомец двигался осторожно и абсолютно бесшумно, это позволило ему почти вплотную подобраться к солдатам, охранявшим вход в покои герцогини. Несмотря на хорошую освещённость, ни один из них не заметил человеческую фигуру, прямо у них перед носом, юркнувшую за тяжёлую парчовую портьеру.
   - Похоже, я не ошибся, - пробормотал незнакомец, осторожно выглядывая из-за портьеры, - это здесь. Что ж, ваша светлость, пришло время пообщаться.
   Незнакомец сунул руку за пояс и, через мгновение, в отблеске свечей блеснуло длинное тонкое лезвие ножа, похожего на стилет. Внезапно раздавшийся звон колокольчика, особенно громко прозвучавший в этот поздний час, заставил ночного охотника изменить свои планы и поглубже зарыться в портьеру. Сонная атмосфера, царившая в коридоре, мигом улетучилась. Словно из-под земли появилась служанка и застыла у двери опочивальни, терпеливо дожидаясь, когда ей разрешат войти. Незнакомец с интересом и некоторым удивлением наблюдал, как из покоев герцогини вывели молодого человека и один из солдат повёл его вглубь коридора. В то же время, другой солдат, видимо, выполняя поручение герцогини, удалился, громко стуча коваными сапогами. Тем временем, служанка исчезла за дверью покоев хозяйки Черного замка. Незнакомец на минуту задумался, потом крадучись, словно дикий зверь выслеживающий добычу, пошёл вслед за солдатом, сопровождающим человека показавшегося ему знакомым. Вскоре, солдат и его спутник остановились. Молодой человек пошарил у себя в карманах, судя по всему, в поисках ключа, который и был благополучно найден. Он, молча, отпер дверь, потом вынул ключ из замочной скважины и передал его солдату, тот, также молча, зажал его в кулаке и знаком предложил молодому человеку зайти внутрь помещения. Тот послушно скрылся за дверью. Солдат вставил ключ в замочную скважину и запер дверь.
   "Очень интересно, - подумал незнакомец, - это что же, домашний арест, что ли"?
   Между тем, солдат, немного поколебавшись, вновь вставил ключ в замок.
   "Так! Мне это надоело! То открывают, то закрывают! Пора с этим кончать"! В два прыжка, незнакомец оказался за спиной у служивого и обрушил на его выбритый затылок удар рукоятью своего ножа. Солдат даже не охнул и, почти бесшумно, поддерживаемый сильной рукой незнакомца, опустился на пол. Ключ по-прежнему, торчал в замке. Незнакомец отпер им дверь и без колебаний, вошёл внутрь.
   - Господи! Кто вы?! - воскликнул Гектор и вскочил на ноги.
   - Спокойно, парень. Без глупостей, - быстро проговорил незнакомец, - объяснимся чуть позже. А сейчас помоги мне затащить сюда твоего конвоира. Негоже ему валяться в коридоре. Не дай господь, кто-нибудь обнаружит его раньше времени.
   Через несколько минут солдат, крепко связанный, с кляпом во рту, лежал на полу в двух шагах от двери.
   - Ну, вот, - с видимым облегчением, произнёс незнакомец, - пусть пока, побудет здесь. А теперь, расскажи мне, кто ты такой и почему удостоился чести быть принятым самой Летицией Кастилья, если я, конечно, не ошибаюсь, и это была она, в столь поздний час?
   Гектор молчал и только ошалело смотрел на непрошеного гостя.
   - Ты что язык проглотил? - спросил незнакомец, усаживаясь на свободный стул.
   - Ты говори братец, говори, - продолжал он, - сдаётся мне, это в твоих же интересах.
   - Меня зовут Сэмюель Гектор, я секретарь герцогини Кастилья, - наконец, выдавил из себя Гектор.
   - Только лишь секретарь? - усмехнувшись, спросил незнакомец.
   - Да! - с вызовом подтвердил Гектор.
   - Ух, ты, как тебя задело. Ну, ладно, секретарь, так секретарь. Рассказывай Сэмюель Гектор, всё по порядку. Больше всего, меня интересует, при каких обстоятельствах ты познакомился с Томом Сойером и Геккельберри Финном и что вас связывает? И самое главное, где они сейчас?
   - А почему я должен с вами откровенничать? Кто вы такой, в конце концов?! - осмелев, спросил Гектор.
   - А у тебя нет выбора, милейший, - не повышая тона, как-будто даже устало, заметил незнакомец.
   - Если ты мне всё не расскажешь, я тебя убью, - продолжал он всё тем же будничным тоном.
   - Но я должен знать, с кем имею дело! - упрямо настаивал Гектор.
   - Могу тебе сказать только одно, я друг этих ребят и сделаю всё, чтобы их спасти. Это всё, что ты должен знать.
   - Но скажите, хотя бы, как к вам обращаться?
   - Обращайся ко мне сэр. Просто сэр.
   - Хорошо сэр, я расскажу вам всё, что знаю.
   - Значит, герцогиня тебе почти поверила, - задумчиво произнёс незнакомец, когда секретарь Летиции Кастилья закончил свой рассказ, - а ты ловкий малый! Но сильно не обольщайся, если бы герцогиня не питала к тебе слабость.... Да, да, поверь моему опыту, это так. Ты бы сейчас был соседом Тома и Гека. Герцогиня, дружок, просто хотела тебе поверить и поверила. Ладно, оставим её пока. Давай лучше подумаем, как нам вытащить отсюда моих ребят. Ты сможешь скрытно провести меня туда, где они находятся?
   - Смогу, пожалуй. Но там, же охрана!
   - Ничего, как-нибудь справимся. Главное, туда незаметно добраться. И здесь мне без тебя не обойтись.
   - Есть ещё одна проблема, - сказал Гектор.
   - Какая же?
   - Его, - Гектор кивнул в сторону лежащего на полу солдата, - должны сменить, когда, не знаю.
   - Это не проблема, - сказал незнакомец, - мы здесь с тобой, не более получаса. А караульных, как правило, меняют не раньше, чем через два часа, а то и через три. Так что пусть тебя это не беспокоит. Оружие у тебя найдётся какое-нибудь?
   - Нет. Было, но его отобрали.
   - Ладно. Посмотри, может у него чего есть путного.
   - Так у него же есть ружьё! - воскликнул Гектор, - вон оно стоит.
   - Балда! Я же сказал, путного! На кой нам ружьё?! Что мы с такой громадиной будем делать? Будить всех?!
   - А! Понял! - Гектор подошёл к солдату, который, к слову сказать, уже очнулся и перевернул его на живот. Служивый недовольно замычал.
   - Нож есть и довольно большой.
   - Это тесак. Подойдёт, бери его и пошли, время дорого.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 41
  
  
  
  
   Две черные тени, то растворяясь в темноте, то снова появляясь в свете ночных фонарей, быстро скользили по территории замка, неумолимо приближаясь к своей цели, тюремному каземату. Незнакомец был прав, без Гектора, как свои пять пальцев знавшего все ходы-выходы замка, он бы ни за что не смог, по крайней мере, незаметно для охраны, преодолеть расстояние, отделявшее жилые помещения от построек специального назначения, в число которых входила и небольшая тюрьма. Почти весь путь они прошли без приключений, если не считать небольшой стычки с некстати подвернувшимся полуночником. Одному из многочисленных обитателей замка, на свою беду, вздумалось подышать свежим ночным воздухом. Незнакомец мастерски расправился с любителем ночных прогулок, что вызвало неподдельное восхищение его проводника.
   - Забыл предупредить сэр, тюрьма переполнена. За сегодняшний день арестовали кучу народа. Герцогиня до смерти боится покушения на свою особу. А после сегодняшнего происшествия и вовсе приказала хватать всех, кто покажется подозрительным.
   - Что ж, это нам на руку, - сказал незнакомец, довольно потирая руки.
   - Это почему же? - шёпотом спросил Гектор.
   - Можно попробовать поднять небольшое восстание и, если повезёт, с боем прорваться наружу. Или у тебя есть другие предложения? Может в замке имеется какой-нибудь тайный ход? А? Так ты скажи, пока не поздно.
   - Не знаю я. Может и имеется, но мне об этом ничего неизвестно.
   - Жаль. Скажи-ка Сэм, герцогиня действительно собирается в Мендин?
   - Да. Она ждёт подкрепления из столицы, чтобы охрана её была понадёжней. Вы разве не знаете? Герцогиня решила напасть на Карла.
   - Я слышал, она уже пыталась это сделать, пару лет назад.
   - Да, было дело. Но сейчас, она уверена в успехе.
   - Это почему же?
   - Карл деморализован. Ходят слухи, что он на грани помешательства. Герцогиня недавно получила письмо из Фрубурга и, насколько я могу судить, оно послужило толчком к тому, чтобы она приняла решение атаковать столицу Мармонта.
   - Очень интересно. Потом всё расскажешь подробно, а пока у нас другая задача, нужно выручать моих друзей.
   - Можете на меня рассчитывать, сэр.
   - Всё, молчок. Я впереди, ты прикрываешь мой тыл и беспрекословно выполняешь мои приказы, ясно?
   - Ясно.
   Вход в тюремное помещение никто не охранял. Видимо, вся охрана была внутри. Всем телом прижимаясь к тюремной стене, незнакомец стал осторожно подкрадываться к двери.
   - Эй! Кто здесь?!
   От неожиданности, Гектор вздрогнул так, что чуть не упал. Гравий под его ногами предательски зашуршал.
   - Я спросил кто здесь?! А ну, выходи на свет, а то стрелять буду!
   Только сейчас, Гектор осознал, что голос доносится сверху. Скорее всего, они проглядели охранника на крыше тюрьмы. Незнакомец буквально слился со стеной, его почти не было видно, и Гектор решил взять инициативу в свои руки. Он отделился от стены и решительно вышел на освещенное место.
   - Ты что не узнаёшь? Я Гектор, секретарь её светлости герцогини Кастилья.
   Солдат поднял фонарь и подошёл к самому краю крыши.
   - Точно! Г-н секретарь! Но..., вас, же арестовали!
   - Как арестовали, так и освободили. Мой арест был ошибкой. Её светлость во всём разобралась и меня отпустили.
   - Пооонятно, - протянул солдат. Однако, по его тону чувствовалось, что ему не совсем понятно.
   - Эй! Казинс! Что там у тебя?! - послышалось откуда-то из темноты.
   - Всё в порядке! - отвечал солдат, - думаю, сам разберусь!
   - Что вы тут делаете, ночью, г-н секретарь? - с подозрением спросил он, присаживаясь на корточки на самом краю крыши.
   - Выполняю поручение её светлости. Мне нужно попасть внутрь, - Гектор кивком головы указал на тюремную дверь.
   - Сейчас?!
   - Да, именно сейчас. Дело не терпит отлагательства.
   - Ладно, - после недолгого раздумья, сказал солдат, - ждите меня там, я сейчас спущусь и позову начальника караула, пусть он решает, как с вами поступить.
   - Стой там, где стоишь, - послышался из темноты приглушенный голос незнакомца, - остальное предоставь мне.
   Потянулись томительные минуты ожидания. Караульный всё не появлялся. Гектор не на шутку взволновался. Не приведёт ли этот Казинс, помимо своего начальника, ещё пару человек и тогда им придётся худо. Очень худо. Вдруг, он услышал какую-то возню, сопровождавшуюся кратковременным хрипом, затем всё стихло. Гектор, в полной растерянности, продолжал стоять там, где ему приказали, безуспешно вглядываясь в темноту. Внезапно окошко в тюремной двери с шумом открылось и в ярко освещённом проёме, показалась чья-то голова.
   - Кто.... Видимо тот, кто стоял за дверью, хотел спросить: "Кто здесь"? Но не успел. Незнакомец вонзил свои пальцы в ноздри охранника тюрьмы и силой притянул того к двери. Охранник застонал от нестерпимой боли.
   - Заткнись! И открывай дверь, а то я навсегда испорчу твою физиономию, - прошипел незнакомец. Дважды ему повторять не пришлось, заскрипел ключ в замке, дверь начала медленно открываться.
   - Сэм! Ты где там? Заходи и приставь к горлу этого красавца нож, мне изрядно надоело ковыряться в его носу. Только тихо. Он наверняка, там не один.
   В два прыжка, Гектор очутился за спиной у охранника и в точности выполнил приказ незнакомца, который тут же освободил злополучный нос и, вслед за Гектором, осторожно, буквально на цыпочках, вошёл внутрь.
   - Разоружи его Сэм, - шёпотом приказал незнакомец, - если попытается взбрыкнуть, перережь ему горло.
   Не отнимая тесак от горла охранника, Гектор ощупал его и, к своему разочарованию, убедился, что тот не вооружен. Тем временем незнакомец, соблюдая величайшую осторожность, закрыл дверь.
   - Ну, что там? - спросил он, оборачиваясь.
   - Он безоружен, - прошептал Гектор.
   - Где остальные? И сколько их? - спросил незнакомец охранника.
   - Только не убивайте! - взмолился тот, опускаясь на колени.
   - Поможешь нам, будешь жить. Обещаю. Итак, повторяю вопрос...
   - Понял, понял! - заторопился охранник, - вместе со мной, ещё трое. Они в караулке, там дальше по коридору. Не беспокойтесь господа, они дрыхнут, как сурки. А у меня бессонница, вот и пользуются мной, знают, что не засну.
   - Арестантов много?
   - Человек двадцать наберётся. Почти всех арестовали сегодня, - с готовностью сообщил охранник.
   - А два молодых парня, лет восемнадцати, один блондин, другой рыжий, они здесь? - спросил незнакомец.
   - Здесь, - кивнул охранник, - отлёживаются в отдельной камере, им здорово досталось.
   - Что с ними?! - встревожился незнакомец.
   - Их высекли. Одноглазый и его подельник.
   - Блэквуд! - догадался Гектор. Незнакомец ничего не сказал, лишь яростно скрипнул зубами.
   - Ладно, - продолжал он, после небольшой паузы, - пойдём будить твоих коллег. И помни, пикнешь раньше времени, кишки выпущу!
   Охранник не соврал, его сослуживцы, все как один, мирно храпели в караулке. Нейтрализовать их не составило особого труда. Незнакомец всё сделал быстро и аккуратно. Не прошло и четверти часа, как все трое, обездвиженные с кляпами во рту, валялись на полу. Гектор только диву давался, наблюдая за своим новым знакомым незнакомцем.
   - Бери с собой ключи от всех камер, - приказал охраннику незнакомец, - и для начала, веди нас к камере, где находятся два моих друга. Надеюсь, ты понял о ком я.
   В тюрьме было тихо, по-видимому, все арестанты спали.
   - Какие они у вас дисциплинированные, - с насмешкой заметил незнакомец, пока они шли по тюремному коридору вслед за охранником, - спят, как по команде.
   - Народ всё больше простой, деревенский, - на ходу пояснил охранник, - привыкли рано ложиться, вот и завалились комара душить. Я думаю, большинство из них завтра отпустят по домам. Всё, пришли, вот их камера.
   И охранник загремел ключами. Незнакомец нетерпеливо оттолкнул его и рывком распахнул тяжёлую дверь.
   - Опять пришли Томми, - послышался из темноты слабый голос.
   - Лампу! Посветите мне! - приказал незнакомец.
   - Да это же.... Глазам своим не верю! Томас ты?!
   - А то, кто же! А вы что, ребятки, ждали кого-то другого?
   - Томас! Неужели это ты?!
   - Я, я Гек! Том, а ты почему молчишь?
   - Я не молчу Томас, я плачу.
   - Ну, ну! Ты это брось! Потому что, если ты плачешь от радости, то ещё рано. А если от боли, то...
   - Какая там боль, Томас! Я, как тебя увидел, совсем забыл о ней. Гек, помоги подняться.
   Гек нагнулся, чтобы помочь другу, но Томас опередил его.
   - Ты, как себя чувствуешь, Томми? - участливо спросил он, поддерживая Тома под руку, - идти сможешь?
   - Теперь я понимаю, как себя чувствует побитая собака, - сказал Том, - но ты не беспокойся Томас, это всё ерунда. Когда ты рядом, я могу горы свернуть.
   - Нет, - засмеялся Томас Бамбелла, - горы сворачивать не надо, всё гораздо проще. Нужно выбраться отсюда и, желательно, без потерь. Давайте ребятки, выходим из этой конуры. Ты не находишь Томми, что тюремная камера данвирской тюрьмы не в пример просторнее этой?
   - Нахожу! - подхватил шутку Том, - в Данвире сидеть было гораздо удобнее, да и накормили нас там, будь здоров!
   - Превосходно! - воскликнул Бамбелла, - если ты способен шутить, наши шансы на успех увеличиваются на глазах! А вот и мой новый знакомый Сэм Гектор. Думаю, вы тоже с ним знакомы.
   - Сэм! И ты здесь! Здорово! - и Том и Гек были несказанно рады, что судьба вновь свела их, с теперь уже бывшим секретарем могущественной герцогини.
   - Как вы ребята? - участливо спросил Гектор, - говорят, вам изрядно досталось!
   - Ничего, - сказал Том, - до свадьбы заживёт.
   - До свадьбы?! - одновременно воскликнули Гектор, Гек и Бамбелла.
   - Ты что собираешься жениться?! - хором спросили они.
   - Нет, что вы! Это просто поговорка такая, - поспешил объясниться Том.
   - Странно, - сказал Томас, - никогда не слышал такую поговорку.
   - Ладно, - продолжал он, - шутки в сторону! Нам предстоит сложная задача, убраться отсюда, как можно быстрее.
   - У тебя есть план, как это сделать, Томас? - спросил Гек.
   - Целых два. Первый - вернуться назад, и попытаться попасть в спальню герцогини, взять её в заложники, ну, дальше сами понимаете.
   - Нет! - решительно возразил Гектор, - этот план неосуществим по нескольким причинам. Например, мы вряд ли сможем также незаметно, как попали сюда, вернуться обратно. Тем более, что нет никакой гарантии, что у дверей в спальню герцогини не выставили караул. Но даже если там никого нет, взломать без шума дверь в спальню нереально. Уж я-то знаю.
   - Но, насколько я понимаю, - сказал Бамбелла, - герцогиня почти не считает тебя предателем, и если ты её очень попросишь, она тебе откроет. Не так ли?
   - Может, откроет, а может и не откроет. Слишком большой риск. Поднимется шум, проснутся служанки....
   - Н-да, - вздохнул Томас, - пожалуй, ты прав. Слишком рискованно.
   - А какой второй план, Томас? - спросил Том.
   - Устроим небольшую заварушку и в суматохе попробуем ускользнуть.
   - Как это? - хором спросили Том и Гек.
   - Очень просто, Мы откроем все камеры и выпустим народ на свободу. Предложим им бежать с нами из замка посредством штурма главных ворот. Учитывая, что сейчас ночь, и бодрствует только внутренняя охрана замка, да и то, наверное, не вся, внезапная атака на ворота, должна принести успех.
   - А если они не согласятся? - спросил Том.
   - Здесь сидят в основном, деревенские увальни. Так я говорю? - Томас перевёл взгляд на охранника испуганно жавшегося в углу коридора.
   - Да, сэр, вы правы, - закивал головой охранник.
   - Ну, вот, слышите? Запудрить мозги этой публике не составит труда. Скажем им, например, что завтра, по приказу герцогини, их всех повесят. Уверен, это на них подействует. Ну, как вам мой второй план?
   - Получше, но тоже рискованно, - с сомнением произнёс Сэм Гектор, - у ворот замка серьёзная охрана.
   - На тебя не угодишь, друг мой. Ещё у кого-нибудь возражения есть?
   - Нет, Томас! - хором сказали Том и Гек.
   Надежды Бамбеллы полностью оправдались. Большинство арестантов согласились на побег. Для пущей убедительности, сообщение Томаса о том, что их должны казнить за государственную измену, подтвердил охранник тюрьмы. После этого, сомневающихся почти не осталось. Вместе с Бамбеллой и его друзьями, отряд насчитывал двадцать три человека. По задумке Томаса, по мере приближения к главным воротам замка, они должны были, как можно дольше оставаться незамеченными. Здесь всё зависело от Гектора, именно ему отводилась роль проводника. В случае обнаружения, беглецы, не дожидаясь приказа, должны были, не мешкая, атаковать охрану ворот. Бамбелла с Гектором открывают ворота, остальные делают всё, чтобы им не мешали. В принципе, план был, вполне реализуем. Беспокоило только количество оружия. Его было катастрофически мало, для такого рискованного мероприятия. В тюремной караулке нашлось всего три ружья, да пара пистолетов. Томас, правда, рассчитывал ещё на одно ружьё, оставшееся лежать рядом с убитым им солдатом. Это было всё, если не считать холодного оружия, которого тоже на всех не хватало. Но что толку, обо всём этом, рассуждать, когда другого пути вырваться на свободу просто не было.
   - Готовы? - Томас в последний раз, перед тем, как покинуть каземат, окинул взглядом своё маленькое войско.
   - Готовы, - раздался в ответ нестройный гул голосов.
   - Тогда вперёд!
   Бамбелла осторожно открыл дверь и..., оказался носом к носу с лейтенантом Баррасом, за спиной которого маячили две или больше, в полумраке было не разобрать, человеческие фигуры. Не медля ни секунды, бывший узник необитаемого острова, пронзил грудь бравого офицера штыком ружья. Лейтенант умер мгновенно. Дальше, к сожалению, всё пошло не по плану. Пришедшие с офицером солдаты оказали яростное сопротивление, и, тем самым, подняли тревогу.
   - Сэм! Бегом к воротам! Мы за тобой! - крикнул Томас. Он обернулся, численное превосходство беглецов, несмотря на первые потери, сказалось. Сопротивление пришедших с лейтенантом бойцов было сломлено.
   - Оружие! Берите их оружие и за мной!
   Призыв Бамбеллы заглушила беспорядочная стрельба. Судя по всему, стреляли с крепостной стены. Упали сразу несколько человек, остальные в панике стали разбегаться в разные стороны. Бамбелла огляделся, дело принимало катастрофический оборот. Отовсюду бежали люди с факелами, скоро здесь будет светло, как днём, и тогда им конец.
   - Бегом ребятки! Ещё не всё потеряно! Том, Гек, где вы?
   - Мы здесь Томас!
   - А Сэм? Где Сэм?!
   - Я тоже здесь!
   - Так что же мы стоим! Вперёд! Веди нас Сэмми! Держитесь у стен ребятки, так вы будете менее уязвимы!
   Шум, гам, непрекращающаяся стрельба, всё это было на руку беглецам. Им удалось добраться до ворот, не встретив на своём пути никаких серьёзных препятствий. Оставалось решить самую трудную задачу, вырваться за пределы замка. Но.... У Тома упало сердце, когда он увидел, сколько вооружённых людей охраняют ворота.
   - Быстро сюда! - скомандовал Томас и первым метнулся в укрытие, которое, хотя бы, на время, должно было спрятать беглецов от посторонних глаз.
   - Нам не выйти отсюда, по крайней мере, через эти проклятые ворота! - в отчаянии воскликнул Гектор, когда вся четверка устроилась под защитой штабеля из дубовых бочек, так, кстати, оказавшегося на их пути.
   - Да, сделать это будет трудновато, - согласился Бамбелла.
   - Трудновато?! Вы что издеваетесь?! - снова вскричал Гектор.
   - Во-первых, прекрати панику! Или я тебя прикончу, здесь же! Ясно?! - грозно сказал Томас, поднося стилет к лицу бывшего секретаря герцогини.
   - Сэм, успокойся, - вмешался Том, - ты, что не понимаешь, что своими криками ты накличешь на нас беду?!
   - И, правда, Сэм, - подхватил Гек, - вместо того, чтобы искать выход...
   - Хорошо. Я всё понял! - перебил его Гектор, примирительно подняв обе руки вверх, - но я ума не приложу, что нам делать дальше!
   - Ну, вот, так-то лучше, - сказал Томас, - надеюсь, к тебе вернулась способность соображать? Если, да, просто кивни. Так, прекрасно. Теперь слушай меня внимательно Сэмми. Через ворота мы не прорвёмся, к сожалению, это факт. А теперь подумай, как мы можем вернуться к покоям герцогини. Да, да, именно туда. Другого выхода у нас нет. Надо воспользоваться тем, что всё внимание охраны, да и не только её, пока, сосредоточено здесь, на площади. Это будет продолжаться недолго, поэтому действовать нужно быстро.
   - Ты хочешь взять герцогиню в заложники! - догадался Том.
   - Да. Другого варианта я не вижу. Герцогиня, наверняка, на ногах. Ждёт докладов о происходящем. Она труслива и, вряд ли покинет свою спальню, пока всё не уляжется. Мы же попробуем этим воспользоваться. Давай, Сэм! На тебя вся надежда!
   - Тогда, за мной, вон к той лестнице! - решительно сказал Гектор и поднялся.
   - Стой! Погоди-ка! - умерил его пыл Томас и осторожно выглянул из укрытия.
   - Теперь, можно. Вперёд ребятки, перебежками, на полусогнутых!
   До лестницы, ведущей на один из ярусов крепостной стены, все четверо, добрались без проблем. Но едва они одолели несколько ступенек, как столкнулись с группой солдат спускавшихся вниз. Те сразу не сообразили, кто перед ними. Этим мгновенно воспользовался Бамбелла, острое лезвие стилета мягко вошло в человеческую плоть, и боец, шедший первым, завалился на бок, перекрыв дорогу остальным. До конца не разобравшись, в чём дело, солдаты попытались привести в чувство своего товарища, тем самым, предоставив возможность Томасу и компании, атаковать их. Короткая схватка увенчалась успехом, солдат оказалось всего двое, если не считать того, кого обезвредил Бамбелла. Одного Том с Геком сбросили вниз, другой присоединился к своему товарищу по несчастью, неподвижно распластавшемуся на ступенях.
   - Том, Гек! Возьмите факелы, надо поджечь лестницу, - тяжело дыша, приказал Томас, - начинайте с навеса, он сделан из дощатой черепицы, так что загорится быстро! Мы с Сэмом будем ждать вас наверху! Вперёд Сэмми!
   Деревянная конструкция занялась почти мгновенно, чему немало способствовала пакля, которой были законопачены щели между черепицей. Убедившись, что пламя уверенно охватывает всё новые и новые участки, друзья бросились догонять своих товарищей. Через минуту, все четверо снова были в сборе. Гектор вопросительно посмотрел на Бамбеллу.
   - Погоди Сэм! - предостерегающе поднял руку Томас, - Успеем. Прежде чем мы уйдем отсюда, я хочу подлить немного масла в огонь.
   Не обращая внимания на удивлённые взгляды своих товарищей, он перегнулся через перила и, сложив ладони рупором, закричал, что есть мочи: - Пожар!!! Всем на стены!!! Нас атакуют!!!
   - Ну, вот, - заметил Бамбелла удовлетворённо, - теперь можно уходить. Давай Сэм! Веди нас! Мне не терпится нанести визит её светлости!
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 42
  
  
  
   На пути к цели, четырём смельчакам пришлось ещё раз схлестнуться с солдатами герцогини, и снова успех был на их стороне. Маленький отряд, под предводительством опытного командира, действовал стремительно, не давая соперникам ни единого шанса. Эти локальные победы окрылили Тома, он чувствовал себя неуязвимым, способным смести со своего пути любого, кто попытается ему помешать. Впрочем, он был не одинок в своих чувствах. И Гек, и Сэм Гектор испытывали те же эмоции. Лишь бывший начальник тайной канцелярии Мармонта, побывавший на своём веку в переделках и похуже, был далёк от переживаний своих молодых соратников. И вот, наконец, они оказались там, куда стремились с таким упорством. И здесь их ожидал сюрприз. Бывший капитан пиратского корабля "Хризантема", преданный пёс покойного герцога Кастилья, а ныне атаман разбойничьей шайки Джек Блэквуд, явился на зов своей новой хозяйки, как раз в тот момент, когда четверо его лютых врагов появились в конце коридора ведущего к покоям властительницы герцогства Кастилья. Блэквуд был не один, с ним был Барк, а перед дверью спальни герцогини стоял караул, состоящий из двух дюжих гренадёров. Прятаться было поздно. Их заметили.
   - Идём спокойно и уверено, - приказал сквозь зубы, Бамбелла, - Сэм, ты, как всегда, первый, я за тобой, Гек за мной. Том, ты замыкаешь. Оружие держите на готове.
   - Господи! Да это же..., это же Блэквуд! - чуть не вскрикнул Том.
   - Вижу! - процедил Бамбелла, - если что, он мой, ясно?
   Между тем, всё внимание одноглазого разбойника, как, впрочем, и его спутника, переключилось на быстро приближающихся к ним группу людей.
   - Тебе никого не напоминает, вон тот человек? - обратился Блэквуд к Барку, указывая на Гектора.
   - По-моему, это секретарь герцогини, - проговорил Барк насторожено.
   - Вот и мне кажется, что это он. Но, тысяча чертей! Что он здесь делает? - Блэквуд сунул руку за пояс, и взялся за рукоять пистолета.
   - А вот это мы сейчас и выясним, - процедил Барк и стал вытаскивать своё оружие.
   В этот момент Гектор, не меняя скорости движения, сделал резкий шаг в сторону, шедший за ним, с оружием наизготовку, Бамбелла, немедленно нажал на курок. Барк охнул и, схватившись рукой за грудь, стал медленно оседать на пол. Блэквуд, мгновенно узнавший своего врага, от неожиданности, оторопел. Воспользовавшись его замешательством, Томас, не обращая внимания на караульных, вскинувших ружья, в невероятном прыжке, преодолел остаток расстояния, отделявшего его от одноглазого атамана, и вцепился в него, словно, клещ. Не устояв под таким яростным натиском, Блэквуд упал на спину. Один из караульных замахнулся, было, прикладом своего ружья, чтобы ударить Томаса, оседлавшего бандита, по затылку. Но Гек не дал ему довести дело до конца, его меткий выстрел заставил гренадёра рухнуть на пол. Сэм Гектор и второй солдат выстрелили одновременно и оба упали.
   - Сэм!!! - Том первым бросился к распростёртому на мраморном полу, Гектору.
   - Что с ним?! Он жив?! - вскричал Гек, склоняясь над бывшим секретарём герцогини.
   - Сэм! Сэм! Отзовись! Не умирай, пожалуйста! - Том заботливо, с величайшей осторожностью, приподнял голову Гектора и положил её себе на колени.
   - Куда его ранило? - спросил Гек.
   - В грудь. Он без сознания, Гек, но ещё дышит. Надо его перевязать, а то он может умереть от потери крови.
   - Да, да. Ты прав. Погоди, я сниму рубаху.
   Занимаясь раненым, друзья совершенно забыли о ещё двух, оставшихся в живых, участников разыгравшейся драмы. Несмотря на пошатнувшееся здоровье, Блэквуд отчаянно сопротивлялся, прекрасно понимая, что для него настал момент истины. И что у него нет шансов на выживание, кроме как победить в схватке. В схватке не на жизнь, а на смерть. В то же время и Бамбелла ясно отдавал себе отчёт в том, что затягивать расправу с одноглазым дьяволом, никак нельзя. На шум выстрелов вот-вот должны были отреагировать люди герцогини и тогда.... Что будет тогда, думать, не хотелось. И Томас с удвоенной энергией продолжил вминать тело врага в пол. В какой-то момент, Блэквуд почувствовал, что больше не в силах оказывать достойное сопротивление своему противнику. Он в который раз попытался вывернуться из цепких объятий Бамбеллы, но безуспешно. Тогда он попробовал укусить его за горло, зубы пирата лязгнули у самого кадыка Томаса, не причинив ему, однако, ни какого вреда. Наконец, пальцы бывшего телохранителя короля Мармонта, сомкнулись на шее бывшего подручного герцога Кастилья, глаза которого мигом помутнели и закатились, выставляя напоказ, пожелтевшие белки пьяницы. Некогда сильные руки одноглазого разбойника безвольно обмякли, по телу пробежала судорога. Ещё несколько конвульсивных движений и всё было кончено. Жестокого разбойника и цареубийцы не стало. Бамбелла разжал пальцы и с трудом поднялся. Пошатываясь от усталости, он подошёл к Тому и Геку, возившимся у тела раненого Гектора.
   - Что с ним? - хрипло спросил Томас.
   - Его ранили в грудь, - не оборачиваясь, объяснил Гек.
   - Поднимайте его ребята. Нам нужно в гости к герцогине. Ибо, клянусь всеми святыми, если мы не продолжим коротать ночь в компании этой особы, нас ждёт та же участь, - Томас махнул рукой в сторону погибших.
   - Ты покончил с Блэквудом?! - воскликнул Том, поднимаясь с колен.
   - Надеюсь, на этот раз, он прямиком отправился в ад. Всё! Хватит о нём. Подай мне вот это ружьецо, Том.
   Получив требуемое, Томас подошёл к двери спальни герцогини прицелился и выстрелил. Пуля вышибла дверной замок, Томас ногой толкнул массивную дверь, которая, нехотя, приоткрылась, явно не желая пускать в покои своей хозяйки непрошеных гостей. Немного помедлив, Томас отступил на пару шагов назад и вдруг, пригнув голову, ринулся вперёд. На ходу, он распахнул дверь настежь и буквально влетел в спальню. Раздался женский визг, потом грянул выстрел. Том вздрогнул и переглянулся с Геком. Из глубины коридора послышался шум похожий на топот. Нужно было принимать решение. "Семь бед, один ответ", - подумал Том и кивнул товарищу. Вдвоём они подхватили раненого под руки, и вслед за Бамбеллой, вошли в спальню. Первым, кого они увидели, был Томас. Он стоял посередине комнаты, и на его лице застыла торжествующая ухмылка. Том повернул голову и увидел сидящую на огромной кровати герцогиню Кастилья. В её безвольно повисшей руке, был зажат пистолет, из дула которого, вился дымок. У ног Бамбеллы, в луже крови, лежала женщина, по-видимому, камеристка герцогини. Судя по всему, Летиция Кастилья пребывала в лёгком шоке. Взгляд её был неподвижен и устремлён в одну точку.
   - Ну! Чего застыли?! - быстро спросил Томас, - кладите раненого на кровать, а я пока подопру чем-нибудь дверь и займусь нашей гостеприимной хозяйкой. Она, видимо, очень расстроена, тем, что вместо меня, убила собственную служанку.
   Тяжелый, богато инкрустированный секретер, был призван Томасом, служить подпоркой для входной двери, он едва успел занять своё новое место, как в дверь громко постучали. Послышались голоса.
   - Откройте, ваша светлость! Это я, капитан Вернер! Со мной мои люди. Откройте! Мы пришли помочь вам!
   - Идите со своей помощью к чёрту, капитан Вернер! - громко сказал Бамбелла, - и прекратите стучать, всё равно не откроем, по крайней мере, пока.
   - Кто это говорит?! Что с её светлостью?! Она жива?!
   - Как много вопросов, капитан. Но, так и быть, я отвечу на них. Меня зовут Томас Бамбелла. Я и мои друзья взяли в заложники герцогиню Летицию Кастилья. Достаточно вам?!
   За дверью воцарилось молчание.
   - Так, - удовлетворённо заметил Томас, - пока достаточно. Пусть переваривают.
   Он отошёл от двери и подошёл к герцогине по-прежнему находившейся в ступоре. Томас нагнулся и посмотрел ей в глаза, потом хмыкнул и выпрямился.
   - Н-да, - сказал он, - жидковата, оказалась наша заложница, как бы, со страха, умом не повредилась.
   Томас снова нагнулся и отвесил герцогине лёгкую пощёчину. Это возымело действие, Летиция Кастилья вздрогнула и выронила тяжёлый пистолет прямо на ногу Томасу.
   - Чёрт! - выругался тот и отдёрнул ногу.
   - Аааааа!!! - истошно завопила очнувшаяся герцогиня и попыталась вцепиться ногтями в лицо Бамбеллы. Однако, её отчаянная попытка не увенчалась успехом, Томас, ожидавший от Летиции Кастилья и такой реакции, был к ней готов. Он ловко перехватил руки герцогини и одним движением заломил их ей за спину. Но этот приём не сломил боевой дух хозяйки Черного замка. Несмотря на то, что она вынуждена была опуститься на пол, она продолжила попытки нанести урон своему заклятому врагу. Летиция, проявляя чудеса гибкости, пыталась укусить Томаса, и пару раз ей это удалось, при этом она не переставала лягаться, стараясь, как можно больнее ударить его по ногам. Всё это происходило на фоне возобновившегося стука в дверь быстро переросшего в попытки её открыть.
   - Ну, всё хватит! - не выдержал Томас, - видит бог, я не хотел причинять ей чрезмерной боли. Но, видимо, придётся.
   Он сильнее надавил на хрупкие руки герцогини, и та, изнывая от боли, вынуждена была прекратить сопротивление.
   - Том! Сними вон тот шнур, и помоги мне связать её!
   Дверь в спальню герцогини Кастилья открылась в тот самый момент, когда Том и Бамбелла закончили пеленать её хозяйку. Первым в опочивальню ворвался капитан Вернер, в каждой руке у него было по пистолету.
   - Капитан, - с ледяным спокойствием, обратился к нему Бамбелла, - если вы или ваши люди приблизитесь к нам ещё, хотя бы, на один шаг, я прострелю ей голову. Мне и моим товарищам, терять нечего. Итак, вы останетесь стоять там, где стоите?
   - Да, - скрежеща от злобы зубами, процедил Вернер.
   - Хорошо. Тогда, с вашего позволения, я озвучу наши требования. Они, как вы, наверное, догадываетесь, просты. Вы даёте нам самую лёгкую карету запряженную четверкой самых резвых лошадей. В карете должно быть оружие, деньги, думаю, тысяч пять золотых, хватит, и провиант, дня на два. Кроме того, нам будут нужны ещё три хороших оседланных лошади.
   - Да, вы с ума сошли! - не выдержал капитан Вернер.
   - Не перебивайте меня, капитан, а то я вынужден буду пристрелить вас и продолжить переговоры с другими людьми, более сдержанными.
   После этих слов командующий гарнизоном Черного замка, чуть не задохнулся от ярости. Лицо его побагровело, вены на лбу и висках вздулись так, что казалось, они вот-вот лопнут.
   - Зря вы так волнуетесь, капитан, - насмешливо заметил Бамбелла, - так и до удара недалеко. Успокойтесь и выслушайте меня до конца и только тогда решайте, стоит вам так переживать или нет. Итак, если нет возражений, продолжаю. Всё вышеперечисленное нам нужно, чтобы отправиться в небольшое путешествие в компании её светлости герцогини Кастилья. Разумеется, мы отпустим её, как только убедимся, в собственной безопасности.
   - Но... - снова начал, было, капитан.
   - Чёрт возьми! Какой же вы, всё-таки, нетерпеливый! И как, только такому несдержанному человеку, доверили командовать гарнизоном? Удивляюсь я вам, сударыня, - Томас весело подмигнул герцогине.
   - Так вот, - продолжал он, не дождавшись от неё какой-либо, реакции, - вы выполняете все наши требования, а мы гарантируем, что вы получите вашу госпожу живой и невредимой. Если, конечно, она сама не решит наложить на себя руки. Ну, или падёт жертвой какого-нибудь бродяги, или хищника. Здесь всё будет зависеть от всевышнего и от вашей расторопности, потому что отпустим мы Летицию Кастилья ровно через два часа после нашего отъезда и замка. Если же на протяжении этих двух часов мы заметим погоню, то, в тот же миг, вашей госпоже придёт конец.
   - Почему я должен вам верить? - хмуро спросил капитан Вернер.
   - Прежде всего, потому, что у вас нет другого выхода. А нам, повторяюсь, терять нечего.
   Повисла тягостная тишина. Капитан молчал, он явно не решался брать на себя столь высокую ответственность. Бамбелла начал терять терпение.
   - Вы правы, капитан. Меня так и подмывает сделать то, чего вы больше всего боитесь. А именно, отвезти герцогиню во Фрубург и отдать её в руки короля Карла! Но я человек слова, её светлость знает об этом не понаслышке. Да, в моей биографии есть тёмные пятна, но я никогда не нарушал данного мной обещания. Ровно через два часа, я высажу герцогиню из кареты. Она будет при деньгах, поэтому если захочет, сможет отправиться вам навстречу. Думаю, желающих подвезти знатную даму найдётся немало.
   - Делайте, что он говорит, капитан, - внезапно подала голос герцогиня, - за меня не беспокойтесь. Главное, приезжайте за мной побыстрее.
   - И вот ещё что, - продолжал Бамбелла, - у нас тяжелораненый. Прежде чем, мы отправимся в путь, хочу, чтобы его осмотрел врач и сделал всё необходимое, для того, чтобы он смог перенести дальнюю дорогу.
   Вернер посмотрел на герцогиню, та, едва заметно, кивнула.
   - Хорошо, будем вам врач.
   Уже светало, когда из ворот Черного замка выехала карета, запряженная четверкой лошадей. Пассажирами её были, по-прежнему, находившийся без сознания, Сэм Гектор, его бывшая хозяйка, а также Том Сойер, которому Томас поручил охрану заложницы и уход за раненым. На козлах восседал сам Бамбелла. Гек сопровождал карету верхом. Как только они оказались на дороге, Томас привстал, лихо взмахнул длинным бичом, который описав в воздухе круг, щелкнул так громко, что лошади сразу взяли с места в карьер и понеслись по пыльной мостовой, с каждой секундой увеличивая скорость. Отсчёт времени начался.
   Бамбелла, как, в прочем, и его товарищи, прекрасно понимал, что с раненым им далеко уйти не удастся. Рано или поздно люди капитана Вернера их поймают. И фора во времени, растает, как утренний туман. Тогда, по предложению Тома, решено было немного изменить первоначальный план побега, и снова прибегнуть к помощи Фарука. Небольшая сложность заключалась лишь в том, что деревенька, в которой жил Фарук, находилась не так далеко от Черного замка. Возникал вопрос, как быть с герцогиней?
   - Может, всё-таки, преподнесём подарок королю Мармонта? - предложил Гек.
   - Нет! - решительно возразил Томас, - это не обсуждается.
   Тогда, слово взял Том.
   - Перед поездкой, надо накачать герцогиню каким-нибудь сонным зельем, - предложил он, - наверняка, у местного доктора, найдётся, что-нибудь в этом роде. Заставим её выпить лошадиную дозу и пусть дрыхнет всю дорогу. А Вернеру скажем, что не будем высаживать герцогиню из кареты, а оставим её в ней. В, конце концов, не пристало такой высокопоставленной особе передвигаться пешком. Мало ли, что может с ней случиться. А так, будет дожидаться своих спасителей в комфортных условиях.
   - А что! Это может сработать! - воскликнул Гек, - герцогиня будет спать и не почувствует, когда мы передадим Гектора Фаруку. Так?
   - Так! - подтвердил Том.
   - Так-то, оно так, - задумчиво заметил Томас, - но не забывайте, что мы, при этом, потеряем много драгоценного времени.
   - Но, с другой стороны, - продолжал рассуждать он, - с раненым нам всё равно не уйти. Кроме того, он может не перенести дорогу и умереть. Так что, пожалуй, я соглашусь с тобой, Том. Скажите-ка ребятки, как далеко от дороги, находится деревня?
   - Мили две будет, я думаю, - ответил Гек, - правда, Том?
   - Наверное, во всяком случае, дома были видны с дороги.
   - Это хорошо. Как только доедем, ты, Гек, отправишься в деревню и приведешь с собой этого, как его...
   - Фарука, - подсказал Том.
   - Вот-вот, Фарука. И пусть захватит с собой, какую-нибудь повозку. Передадим Гектора на его попечение, а сами поедем дальше. Ничего не поделаешь, придётся довериться этому вашему знакомому. Как думаете, не подведёт?
   - Не подведёт! - уверил Бамбеллу Том.
   - Конечно, не подведёт! - подхватил Гек, - особенно, если ему хорошенько заплатить.
   - Гек! - укоризненно посмотрел на него Том.
   - А что я такого сказал? Дружба дружбой, а деньги никому не помешают. Тем более, Фаруку.
   - Ну ладно, хватит! - сказал Томас, - на том и порешим. Гек, - он кивнул на лежащую, на кровати герцогиню, - вытащи у неё затычки из ушей, больше от неё секретов не будет. Том, а ты скажи там, чтобы позвали доктора. Пора отсюда сматывать господа.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 43
  
  
  
  
  
   Летиция Кастилья, поначалу, наотрез отказалась принимать снотворное, да ещё и запивать его вином. Том взволновался не на шутку. Чёрт возьми! Из-за упрямства этой мегеры его блестящий план мог провалиться еще, не начав осуществляться. Однако, Томас Бамбелла не был бы самим собой, если бы не решил эту проблему. Он уселся рядом с герцогиней, наклонился к её уху, и негромко, но внятно, сказал: - Убивать я тебя не буду. Потому что, тем самым мы подпишем себе смертный приговор. В то же время, нам очень нужно, чтобы ты выспалась, как следует, и не помешала нам уйти. И для того, чтобы заставить тебя подчиниться, я возьму вот этот стилет и порежу тебе лицо. Превращу тебя из красивой женщины в редкостную уродину. Уверяю тебя, у меня это получится. Ну, так как? Будем пить?
   - Как же я ненавижу тебя мерзавец! Чтоб ты сдох! И ты сдохнешь! Причем скоро, очень скоро!
   - Сдохну, сдохну! Когда придёт черёд. Ты будешь пить, чёртова кукла?!
   - Буду, - опустив голову, еле слышно проговорила Летиция.
   Капитан Вернер был человеком не глупым и догадывался, зачем беглецам понадобилась усыплять хозяйку Чёрного замка. Как и Бамбелла, он понимал, что с такой обузой, как раненый Гектор, им трудно будет уйти от преследования. В своём мнении, он ещё больше укрепился, поговорив с доктором, который, после осмотра раненого, пришёл к однозначному выводу, что долгая поездка для него смертельно опасна.
   "Что ж, - рассудил капитан, - по-крайней мере, один из преступников у меня в руках! Перевернём вверх дном всю округу, но найдём мерзавца! А там, бог даст, и остальных разыщем, далеко не уйдут. Лишь бы этот Бамбелла сдержал слово". Словно прочитав его мысли, один из стоящих рядом с ним офицеров, сказал: - Не похож он на человека, который может нарушить обещание.
   - Да, - рассеяно поддакнул Вернер, провожая долгим взглядом, быстро удаляющуюся карету.
   В свою очередь, Томас, человек опытный в таких делах, допускал, что начальник гарнизона Чёрного замка, может раскусить их план по спасению Гектора, поэтому он посоветовал Фаруку, ни в коем случае, не укрывать раненого у себя дома, а спрятать где-нибудь так, чтобы солдаты, в случае обыска, не смогли его найти.
   - Есть у меня такое местечко, - хитро улыбнулся Фарук, - правда, в этом случае, ни я, ни мои близкие, не сможем за ним постоянно приглядывать.
   - Ничего, - сказал Томас, - доктор из него пулю вынул. Человек он молодой, даст бог, сам справится. Самое главное, меняйте ему повязки и кормите, как следует.
   Том и Гек с помощью Фарука, заботливо уложили раненого на повозку.
   - Прощай, Сэм! - сказал Том, - надеюсь, мы ещё встретимся.
   - Конечно, встретимся! - убеждённо заметил Гек, - вот увидишь, он выкарабкается!
   Словно в подтверждение его слов, раненый открыл глаза и слабо застонал.
   - Он пришёл в себя, Том! - вскричал Гек и бросился к Гектору.
   - Всё! Ребятки, всё! Пора ехать! - нетерпеливо щёлкнул кнутом Бамбелла.
   - Да, да, Томас! Едем! Прощай, Фарук, береги Гектора!
   Бамбелла снова взмахнул кнутом, и карета вновь покатила по дороге, оставляя за собой облако пыли.
   Как и следовало ожидать, капитан Вернер, не сдержал слово данное похитителям герцогини. Он лично возглавил отряд, отправившись в погоню спустя всего час с небольшим после того, как карета, скрылась из вида. Опытный Бамбелла учитывал такой вариант. Поэтому он остановил карету, проехав, примерно миль двадцать, от того места, где произошла передача раненого Гектора, Фаруку.
   - Что?! Что случилось?! Почему мы остановились?! - хором спросили, возбуждённые от скачки, Том и Гек. Тому уже не было необходимости сидеть в карете и слушать храп Летиции Кастилья, поэтому он, как и его товарищ, сопровождал карету верхом.
   - Вот что, ребятки, - сказал Томас, с трудом удерживая вошедших в раж, действительно резвых жеребцов, в этом случае, претензий к капитану Вернеру, быть, не могло, - чует моё сердце, что наш любезный капитан, не будет дожидаться обещанных двух часов.
   - Ты думаешь? - засомневался Том.
   - Почти уверен. Значит так, бросаем нашу пленницу здесь. Пусть себе досыпает, на здоровье. А мы помчимся дальше. По моим расчётам, миль через десять, доберёмся до реки.
   - Странно, - сказал Гек, - мы ехали сюда по этой же дороге, но никакой реки не видели.
   - Не удивительно, с дороги её не видно. Всё, хватит объяснений, мы теряем драгоценное время. Готовы продолжить путь?
   - Готовы!
   - Тогда, вперед!
   Неистовая скачка, уже, порядком утомила, самого неопытного наездника, когда Томас стал придерживать своего коня. Постепенно, он перешёл на шаг. Том огляделся, в надежде увидеть обещанную речку, но ничего похожего, сквозь густую листву деревьев, плотным строем растущих вдоль дороги, не увидел. Вскоре, всадники поравнялись с группой молодых людей, бодро шагающих по обочине дороги. Их было четверо. Судя по одежде и скромному скарбу, они, скорее всего, были выходцами из крестьянских семей, которых горькая доля, заставила отправиться в путь, в поисках лучшей жизни. Томас остановил своего коня, Том и Гек немедленно последовали его примеру.
   - Эй! Ребята! Не хотите, ли подзаработать? - обратился Бамбелла к парням, которые тоже остановились и, с удивлением, стали рассматривать незнакомцев.
   - Кто ж не хочет, - за всех ответил высокий худощавый молодой человек, лицо которого обильно было покрыто юношескими прыщами.
   - Для начала, спрошу. Нравятся ли вам наши лошадки?
   Молодые люди, напустив на себя вид знатоков, принялись рассматривать животных.
   - Ничего себе лошадки, хорошие, - наконец, вынес свой вердикт прыщавый, - а что?
   - Видите ли, господа, дело в том, что я грешен, очень грешен и, единственным моим желанием является облегчение души от тяжкого бремени. Я дал обет, ежедневно совершать добрые поступки, чтобы, в конце концов, господь простил меня.
   - Что же вы такого совершили, сударь? - спросил прыщавый. Видимо он был вожаком этой компании.
   - Вам лучше не знать об этом, мой юный друг.
   - Что же, в таком случае, вы от нас хотите?
   - Хочу совершить очередной добрый поступок, а именно, подарить вам этих чудных животных. Как вы на это смотрите, господа?
   От неожиданности, все четверо только рты разинули. Да, что там крестьяне! Том и Гек чуть с лошадей не свалились от удивления.
   - Ну, так что, берёте лошадей или мы поедем дальше?
   - Берём, конечно, берём, добрый господин! - засуетился прыщавый, - они нам очень пригодятся! А вас, господь, обязательно вознаградит за этот поступок! Не сомневайтесь! Потому что вы отдаёте этих божьих тварей в хорошие руки!
   - Вот и прекрасно! - воскликнул Томас и слез с коня.
   - Но прежде чем передать вам этих благородных животных, вы должны пообещать мне, что выполните моё условие.
   - Какое условие? - насторожился прыщавый.
   - Вы должны скакать по этой дороге, никуда не сворачивая, во весь опор, пока лошади не устанут. Не вы, а лошади, помните об этом!
   - Ах, это! - с облегчением выдохнул прыщавый, - можете не сомневаться, сударь, мы помчимся быстрее ветра, потому что теперь у нас появился шанс успеть на ярмарку в Керсене.
   - Отлично, - деловито сказал Томас и повернулся к своим товарищам.
   - Ну, что застыли, слезайте! Не слышали, этим господам нужно успеть на ярмарку! Давай, давай, Том, потом всё объясню.
   - Можешь не трудиться, мы и так всё поняли. Правда, Гек?
   - Угу, - буркнул Гек, с явной неохотой, слезая с коня.
   - А вообще-то, ты здорово придумал Томас, - спустя минуту, сказал Том, провожая взглядом, быстро удаляющихся всадников.
   - Ну? - подал голос Гек, - что будем делать дальше?
   - Как, что? - удивился Бамбелла, - уходить отсюда, и, как можно, быстрее. За мной ребятки! Если я всё правильно запомнил, скоро мы должны выйти к реке.
   С этими словами, он решительно направился в сторону от дороги. Прошло не менее часа, прежде чем друзья убедились в правоте своего вожака, они действительно вышли к реке. Всё время, пока они шли, Том, которого раздирало любопытство, делал попытки разговорить Томаса. Ему, как, впрочем, и Геку, не терпелось услышать, каким образом Бамбелла появился в Чёрном замке. Однако, Томас только отмахивался.
   - Ну, что? - спросил Том, окидывая взглядом водную преграду, - теперь-то мы можем, наконец, всё узнать? Рассказывай, Томас, иначе я с ума сойду от любопытства.
   - Успеется, - снова отмахнулся Бамбелла, - расскажу, когда мы будем в безопасности.
   - А когда мы будем в безопасности? - спросил Гек.
   - А когда переправимся на тот берег. Устроим привал. Ну, я всё и расскажу, - с этими словами, бывший соратник короля Мармонта стал раздеваться.
   - Ты что, Томас, плыть собрался? - Том снова обратил свой взор на водную гладь, и вдруг поймал себя на мысли, что ему совсем не хочется купаться, а, тем более, переплывать эту, довольно широкую, и, как он теперь обратил внимание, совсем не безмятежную реку.
   - А что тебя смущает? Насколько я помню, пловец ты отличный, не так ли? Да и Гек, как уроженец Данвира, с водой, наверняка, на ты. Так, Гек?
   - Так.
   - Ну и прекрасно. Поймите, только оказавшись на той стороне, мы сможем себя почувствовать относительно спокойно.
   - Почему ты так уверен в этом, Томас?
   - Потому что я сам пришёл оттуда и хорошо запомнил дорогу.
   - Может, мы построим плот? Материала кругом завались!
   - Времени у нас нет, плоты строить! - отрезал Бамбелла.
   - Ну, ладно, ладно, - вздохнул Том, - плыть, так плыть. Здесь глубоко?
   - Наверное, я дна не доставал. Самое главное, учитывайте течение, оно здесь приличное. Что поделаешь, это вам не море. Одежду свяжите узлом, как я, оружие внутрь. Вот так. Ну, что, с богом?
   - С богом!
   Бамбелла первым, уверено вошёл в воду и, слегка оттолкнувшись от берега, поплыл, держа над головой свой багаж. За ним последовали его товарищи. Том, большой любитель плавания, в этот раз, не испытывал никакого удовольствия от одного из своих любимых занятий. Во-первых, вода оказалась холоднее, чем он думал, во-вторых, грести одной рукой, да ещё борясь с течением, это вам не шутки. Тем не менее, он довольно быстро достиг середины реки, и вот тут его поджидала неприятность. Пытаясь расслабить занемевшую руку, державшую одежду, он сделал неловкое движение и.... Бултых! Уронил всё своё богатство в воду. Тяжелый свёрток, "Чёртов пистолет!", быстро пошёл ко дну. Том немедленно набрал в лёгкие побольше воздуха и нырнул, в отчаянной надежде спасти своё имущество. Но, не тут-то было! Речная вода, благодаря течению, была абсолютно непрозрачна.
   - Эй! Томми! Что случилось?! - услышал он встревоженный голос Гека.
   - Ничего! - отплевываясь, прокричал в ответ Том, - кроме того, что дальше я пойду налегке! Если, конечно, доплыву, - пробормотал он себе под нос и принялся энергично грести, теперь уже обеими руками.
   - Как же ты умудрился, Томми? - укоризненно спросил его Томас, когда все трое, благополучно, выбрались на противоположный берег.
   - Как, как! Вот так! - огрызнулся Том и стал прыгать на одной ноге, стремясь удалить из своего уха попавшую туда речную воду.
   - Ну, ладно, - сказал Томас, - в конце концов, ничего страшного не произошло. Не велика потеря. Главное, что все мы живы и здоровы. Как считаешь, Гек?
   - Согласен, - кивнул Гек и широко улыбнулся, - хорошо ещё, что ты штаны не снял Томми, а то пришлось бы тебе в набедренной повязке из лопухов щеголять!
   - Смейтесь, смейтесь, только помните, хорошо смеётся тот, кто смеётся последним! Ясно?!
   - Хорошо сказано, мой мальчик, - одобрительно похлопал Тома по плечу, Бамбелла, - вот возьми мою куртку и пошли.
   - Как пошли?! - воскликнули молодые люди, - а привал?
   - Будет вам привал, только немного погодя, нужно удалиться от берега. Найдём какое-нибудь укромное местечко, там и отдохнём.
   Ещё полчаса ходьбы по пересечённой местности и, наконец, путники с удовольствием устроились на небольшой живописной поляне, в тени деревьев, склонивших над ними тяжёлые ветки, густо усеянные изумрудными листьями.
   - Красота! - восхитился Том, окидывая взглядом окрестности, сплошь покрытые полевыми цветами, разнообразие которых, могло поспорить с самой замудрённой мозаикой.
   - Да уж! - согласился Бамбелла, - хоть картины пиши. Давайте перекусим ребята, чем бог послал.
   - Не бог, а герцогиня Кастилья, - поправил его Гек, - кстати, чего у нас там есть?
   - Кроме хлеба с ветчиной, ничем обрадовать не могу. Сам понимаешь, нужно было уходить налегке.
   - А я что, возражаю что ли? Хлеб с ветчиной, то, что надо. Воды бы ещё где-нибудь раздобыть.
   - Это не проблема. Том, подай флягу, она в мешке, осталась.
   На некоторое время, на поляне воцарилась тишина, нарушаемая аппетитным чавканьем, уплетающих за обе щёки едоков. Наконец, когда с трапезой было покончено, Том вытер губы рукавом куртки, протянул руку в сторону Томаса и легонько тронул его за плечо.
   - Ну!
   - Уже, когда вы сошли на берег Мармонта, - начал Бамбелла, - я понял, что мне не суждено быть капитаном пиратского корабля. Не моё это.
   - Я же говорил, Гек! - не выдержал Том.
   - Ну, говорил! И что? Ты лучше не перебивай человека по пустякам, Томми! Дай ему рассказать, а потом будешь себя хвалить, сколько захочешь!
   - Чего, чего?! - вспылил Том.
   - Так мне продолжать или нет? - осведомился Томас.
   - Продолжай, - недовольно буркнул Том.
   - Так вот. По прибытии на Мартугу, я собрал команду и объявил, что ухожу с судна и командовать им не собираюсь. Надо сказать, что моё решение, было встречено с одобрением, прежде всего, у пиратов. Видимо они так и не смогли простить мне моего вероломства. Ну, да бог с ними, отпустили с миром и ладно.
   - А остальные? - спросил Том и уточнил, - бывшие пленники?
   - Их тоже отпустили. Кстати, некоторые из них изъявили желание, попытать счастье на морских просторах, и были приняты в команду. Остальные разбрелись кто куда. У меня были деньги и свобода, что ещё нужно для беззаботной жизни? Я купил небольшой домик на берегу, вдали от любопытных глаз и поселился в нём. Однако, такая жизнь мне быстро надоела, быстрее, чем я думал. Даже на острове я не чувствовал себя так одиноко. Я не знаю, как бы я жил дальше, если бы однажды, в одном из портовых кабаков, в которые я иногда наведывался, чтобы хоть как-то развеять тоску, я не встретил старого знакомого, только что прибывшего на Мартугу из Фрубурга. Мы разговорились. И он рассказал мне, о том, что происходит в столице Мармонта.
   - И он не попытался выдать тебя? - спросил Том.
   - Какое там! Его самого бы кто не выдал! Будто вы не знаете, зачем люди едут на Мартугу. После нашего разговора, я не спал всю ночь, а на утро с первым же парусником отправился в Мармонт, чтобы разыскать вас, потому что чувствовал, что вам может грозить опасность. По моим расчётам, вы должны уже были обосноваться во Фрубурге, однако, прежде чем наведаться в город, и приступить к поискам, я решил, как следует подготовиться к этому и отправился в....
   - Буэно! - хором вскричали Том и Гек.
   - Верно! В Буэно, к своему старому приятелю Жаксу. И, как выяснилось, не зря. Жакс рассказал мне, что совсем недавно его таверну посетил ни кто иной, как капитан Блэквуд со своей шайкой. Рассказал он также, что его таверна была выбрана бандитами для переговоров с неким бароном, то ли Астером, то ли Аусфером, личностью, по словам трактирщика, в высшей степени странной, если не сказать больше.
   - Это был барон Аусверф, посланец герцогини Кастилья. Я почти уверен в этом, - заявил Том.
   Бамбелла удивлённо приподнял брови.
   - Откуда ты знаешь? - спросил он.
   - Потом расскажу, но прежде чем это произойдёт, скажу, что всё, что произошло и происходит сейчас в королевском дворце, дело рук этого самого барона и действует он по указке герцогини Кастилья. В этом я тоже уверен.
   - Да, ну! - не сдержался Бамбелла, - выходит, мы мыслим в одном направлении?
   - Возможно, - скромно подтвердил Том.
   - А что ещё Жакс, рассказал об этом человеке? - спросил Гек.
   - Рассказал, что во время переговоров между бароном и Блэквудом произошла стычка, в которой также принял участие небезызвестный вам Шон, правая рука капитана. Так вот, по словам Жакса, барон их обоих чуть по стенке не размазал. Особенно досталось Блэквуду, Жакс думал, что он уже не очухается. А ведь Блэквуд, как и Шон, сильные и опытные бойцы. Вот такие, братцы, дела. Дааа. В общем, Жаксу, к сожалению, толком не удалось подслушать весь разговор, но из того, что он мне рассказал, я сделал однозначный вывод, барон человек опасный, и, в союзе с Блэквудом, представляет грозную силу, способную нанести вред королевской семье. И, конечно же, я догадался, что здесь не обошлось без герцогини Кастилья.
   - А о том, что мы отправились в Чёрный замок, ты тоже догадался? - спросил Том.
   - Скорее предположил. После того, как Жакс, по моей просьбе, собрал для меня кое-какие сведения во Фрубурге. Сам я решил там не появляться, до поры до времени. Вы же знаете, ребятки, какое положение было у меня при дворе и, думаю, не особенно удивитесь, что в окружении Карла остались преданные мне люди, которые, в своё время, были мне многим обязаны.
   - А почему ты не обратился за помощью к графу Рэндаллу? - спросил Том.
   - Да, действительно, почему? - подхватил Гек.
   - Во-первых, потому что никогда, особенно, не доверял ему, а во-вторых, кто знает, как бы он отреагировал на моё появление. Короче говоря, интуиция, а она меня никогда не подводила, подсказала мне, что встречаться с графом, преждевременно. Я узнал о том, что в Чёрный замок, где временно обитает Летиция Кастилья, отправился небольшой отряд с тайной миссией. Не составило труда, догадаться, в чём была её цель. Я сам, в своё время, подготовил немало подобных операций и не единожды принимал в них участие. А когда Жакс сообщил мне, что вы находитесь в розыске, я всё взвесил и предположил, что вы тоже направите свои авантюрные стопы в сторону Чёрного замка. Слава богу, я успел вовремя. Кстати, я был свидетелем вашего ареста. Ну, вот, собственно, и всё. Теперь ваш черёд. Хочу знать обо всех ваших похождениях, начиная с того момента, когда вы покинули "Медузу".
   Нечего и говорить о том, с каким удовольствием Том Сойер, оседлал своего любимого конька, его рассказ был настолько живописен, что даже Гек, непосредственный участник всех событий, приоткрыл рот от восхищения.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 44
  
  
  
  
   Одинокая карета, медленно и, почти бесшумно, если не считать лёгкого постукивания подков по булыжной мостовой, катилась по тёмным улицам ночного Фрубурга, всё дальше углубляясь в злачные районы большого города. Иногда, когда свет, излучаемый ночными обитателями небосвода, сливаясь с тусклыми, мерцающими огнями, кое-где освещённых окон, падал на неё под определённым углом, отбрасываемая каретой тень, напоминала гигантское чудовище, выслеживающее добычу. В сущности, так это и было на самом деле. Барон Аусверф был голоден. Он не питался уже два дня, так уж получилось и, теперь, гонимый настойчивыми позывами своего порочного организма, он жадно всматривался в ночную мглу. Едва заметная улыбка тронула плотно сжатые губы барона, он вспомнил, как, всего пару часов назад, он плотно поужинал в компании короля Мармонта, но разве это была еда?! Так, легкая закуска, в преддверии основного блюда. Барон предпочитал искать себе жертву вдали от шумного и, почти никогда не спящего, центра города, так было спокойнее. Вот и сегодня, он заехал в один из самых опасных районов Фрубурга, в надежде заманить в свои сети кого-нибудь, кто предпочитал коротать ночное время не в постели, а проводить его на улице. Как правило, это были люди определённого сорта, но барона это не смущало. Его вообще невозможно было смутить, особенно, когда дело касалось еды, его еды. Ну, вот, наконец-то! Карета мягко остановилась, кучер, преданный пёс своего хозяина, сладко потянулся, разминая руки, в темноте, больше похожие на щупальца, еле сдерживаясь от нетерпения, он замер в предвкушении долгожданных остатков с барского стола.
   - Простите, сударыня!
   - Что вам угодно сударь? - тотчас откликнулась молоденькая, безвкусно накрашенная барышня, в тоне которой явственно прозвучал определённый интерес к случайному собеседнику.
   - Дело в том, что я приехал во Фрубург недавно, и мой кучер, впрочем, как и я, совсем не знаем города.
   - Вы заблудились? - подбоченись, насмешливо спросила девица.
   - Да, похоже, что так. И, в связи с этим, хочу обратиться к вам с просьбой...
   - Вы хотите выбраться отсюда! Понимаю.
   - Вы догадливы сударыня! Не соблаговолите, ли помочь мне в этом?
   - Почему бы нет! Но, имейте в виду, сударь, мои услуги не бесплатны, - девушка кокетливо улыбнулась и, даже, присела в полуреверансе.
   - Разумеется. Вы будете щедро вознаграждены, сударыня, прошу вас, - барон шире распахнул дверцу кареты, приглашая легкомысленную особу составить ему компанию. Спустя всего минуту, после того, как за ночной гостьей барона Аусверфа, закрылась дверь, украшенная гербом графа Рэндалла, ночную тишину нарушил краткий сдавленный крик. Карета тронулась.
   Несмотря, на приятное и долгожданное чувство сытости, барон чувствовал себя, что называется, не в "своей тарелке". Сидя у камина, в роскошной гостиной дома, ранее принадлежащего триумфатору битвы при Симуре, он тщетно пытался распознать источник тревоги, в последнее время, портившей ему настроение. Барон взял в руку бокал, доверху наполненный вином ярко красного, почти кровавого цвета, поднёс его к глазам и долго рассматривал, прежде чем сделать глоток. Ослепительно белые, хищные зубы барона, на мгновение, приобрели пурпурную окраску, когда он, смакуя во рту, благородный напиток, сделал паузу, перед тем, как проглотить нектар, так напоминающий ему то, без чего его существование было бы невозможно. Однако, вино не принесло ему ожидаемого облегчения. Чувство приближающейся опасности не покинуло его, наоборот, оно стало тревожить ещё сильнее. Казалось, поводов для беспокойства не было. Династии Малинпьеров, скоро конец. Король, на грани безумия, встречи с умершим "отцом" основательно повредили его рассудок. Барон усмехнулся. Ещё чуть-чуть, и Карл превратится в марионетку в его руках, на радость герцогине Кастилья. Королева в тюрьме, ожидает приговора. Принцессы..., да, тут вышла неувязочка. Но, ничего, скоро Карл окончательно спятит, и, он, барон..., нет! Не барон! Граф Рэндалл! Получит к ним беспрепятственный доступ. От этой мысли у барона сразу улучшилось настроение. Его ярко красные тонкие губы растянулись в плотоядной улыбке, которая, правда, тут же погасла. "И всё же, чёрт возьми, что-то не так! Кто-то хочет помешать мне, кто-то, кого я пока не знаю, но уже чувствую его приближение". Барон встал с кресла, подошёл к окну, немного отодвинул в сторону тяжёлую портьеру и стал жадно всматриваться в ночную мглу, словно хотел разглядеть в ней своего вероятного противника. Постояв так минут, пять, он снова вернулся в своё кресло и задумался. Помимо всего прочего, его беспокоило отсутствие вестей от Блэквуда. Если этот одноглазый авантюрист провалит задание, и посланцы короля выполнят его поручение, это может серьезно осложнить дело. Хотя, если герцогиня не дура, то после получения от него письма, она должна была немедленно отправиться в Мендин, чтобы собирать войска для наступления на Фрубург и тогда неважно, выполнит Блэквуд задание или нет. Вряд ли королевские гвардейцы, если, конечно, они останутся в живых, достанут её в Мендине. Так рассуждал барон Аусверф, пытаясь найти объяснение долгому молчанию герцогини Кастилья и её протеже, капитана Блэквуда.
   Барон вспомнил свои первые дни во Фрубурге, когда он только приглядывался к королевскому дворцу и его обитателям. Он тогда искал способ проникнуть в ближайшее окружение королевской семьи, ибо, без этого, он не мог бы сделать того, что сделал и продолжал успешно делать. А именно, методично разрушать династию Малинпьеров, расчищая дорогу представителям династии Кастилья, которые, здесь, лёгкая улыбка снова тронула губы барона, захватив трон, сами, впоследствии, окажутся во власти того с чьим могуществом, ничто не может сравниться на этой грешной земле. Понаблюдав за жизнью двора и наведя нужные справки, барон понял, что лучшей кандидатуры для перевоплощения, чем граф Рэндалл, ему не найти. Оставалось дело за малым, нужно было убрать графа. Для барона Аусверфа это не составило труда. Ближайший соратник короля Мармонта, бывший советник короля Остерроса и, наконец, герой битвы при Симуре, умер быстро и безболезненно. Приняв облик графа Рэндалла, барон приступил к решению задачи, которую поставила перед ним герцогиня Кастилья. Всё шло, как нельзя лучше, за исключением, может быть, поисков непосредственного убийцы герцога, некоего Томаса Бамбеллы. Но, откровенно говоря, судьба этого человека не особенно волновала барона. Ему нужна была неограниченная власть над умами и душами людей в этом королевстве. Этого он добивался, выполняя своё предназначение. И это будет платой, которую он потребует, усадив герцогиню Кастилья на трон Мармонта. Слуги дьявола приходят, когда их позовут и за это нужно платить и, почти всегда, высокую цену.
   В это же время, король Мармонта, Карл, неподвижно лежал в своей кровати и широко раскрытыми глазами, смотрел в потолок. В этой позе он находился с тех пор, как лёг в постель. А с той поры, минуло уже почти полтора часа. Король давно забыл, что такое здоровый и крепкий сон, стоило ему закрыть глаза, и начинался один нескончаемый кошмар. Карл спал и одновременно бодрствовал. Так продолжалось до самого утра. Это состояние выматывало его настолько, что он, порой, путал сны с явью. Придворные и слуги смертельно боялись его внезапных вспышек безудержного гнева. В такие минуты, король не контролировал себя и был готов убить или покалечить любого, кто подвернётся ему под руку. По его приказу, тайная канцелярия и королевский суд, работали не покладая рук, в прямом и переносном смысле слова. Сотням людей, не взирая на лица и звания, были предъявлены обвинения в шпионаже и предательстве. Все они были, либо казнены, либо брошены за решётку. Лишь принцессы, спрятанные за "семью замками", да граф Рэндалл, могли быть спокойны за свою судьбу.
   Несмотря на то, что веки его изрядно потяжелели, король упорно продолжал смотреть в потолок, отчаянно боясь закрыть глаза и снова погрузиться в пучину душераздирающих видений, моментально оккупирующих его воспалённый мозг. В глубине души, Карл понимал, что что-то он делает не так, что так жить нельзя, надо как-то по-другому. Но ничего не мог с собой поделать, потому что здравый смысл в его сознании, с каждым днём, уступал позиции, стремительно наступающему безумию. Не выдержав напора усталости, глаза закрылись, дьявольская пляска началась!
   Летиции Кастилья крупно повезло. Во-первых, потому что Томас Бамбелла оказался человеком действительно способным держать слово. Во-вторых, потому что на её карету, равно, как и на её саму, никто не польстился. Ни лихие люди, ни лихие животные. Немаловажную роль в этом, сыграло, конечно, и то, что дело происходило ранним утром. И пока капитан Вернер спешил на помощь своей госпоже, она продолжала крепко спать, а лошади мирно пощипывать травку у дороги. Те немногие путники, которым попалась на глаза одиноко стоящая на обочине карета, запряжённая четвёркой лошадей, лишь с любопытством разглядывали её, но заглянуть внутрь, не решились. Мало ли, что! Всё-таки на дверце кареты красовался герб самих Кастилья. Как бы чего не вышло.
   Увидев мирно посапывающую герцогиню, капитан Вернер вздохнул с облегчением и с уважением подумал о Бамбелле. Ему даже, на какой-то миг, расхотелось преследовать беглецов, но он тут, же взял себя в руки и отдал приказ. Десятка полтора всадников немедленно ринулись в погоню. Честно говоря, капитан не верил, что им удастся догнать Бамбеллу и компанию. Он прекрасно понимал, что этот ловкий человек далеко не дурак, и, вряд ли будет действовать прямолинейно. Но, он, также понимал, что должен был что-то предпринять для поимки преступников иначе, герцогиня не простит ему этого. Как и предполагал начальник гарнизона Чёрного замка, преступников, взявших в заложницы его госпожу, задержать не удалось. Маленькая хитрость Бамбеллы сработала. Поиски раненого Гектора, тоже, не дали результатов. Летиция Кастилья, некоторое время, пребывала в бешенстве. Но, взяв себя в руки, успокоилась. - В, конце концов, - рассудила она, - я жива и невредима, и это главное. А Бамбелла, рано или поздно, попадёт в мои руки! Никуда он теперь не денется!
   Вскоре, в замок прибыл долгожданный полк драгун, посланный из Мендина, чтобы сопровождать герцогиню Кастилья в столицу. Перед отъездом, Летиция написала барону письмо, где подробно описала произошедшее в замке и сообщила о смерти капитана Блэквуда.
   Тем временем, Томас Бамбелла и два его молодых спутника, благополучно добрались до Буэно, где были радушно встречены Жаксом и его семьёй.
   - Какие новости, старина Жакс? - спросил Томас, когда, после сытного ужина, он и его друзья остались наедине с хозяином таверны.
   - Ничего хорошего, - отвечал Жакс, - суд над королевой Анной, назначен на ближайшую пятницу, то есть через три дня. Город гудит, того и гляди, взбунтуется. Слухи ходят, король окончательно сошёл с ума. Тюрьмы переполнены, людей хватают прямо на улице, при малейшем подозрении, бросают за решётку, а то и того похуже.
   - Чего похуже? - спросил Том.
   - Расстрел. Без суда и следствия. Хуже некуда, - был ответ.
   - Ничего себе! - воскликнул Гек.
   - Да, - согласился Томас, - положение серьёзное. Скажи-ка Жакс, чего добивается король, кого он ищет?
   - Кого ищет? - переспросил трактирщик, - шпионов герцогини Кастилья, а ещё этих, как их? - трактирщик наморщил лоб, - вампиров, вот кого!
   - Вампиров?!
   - Ну, да! Кровопийц! На окраинах города паника, с наступлением вечера, люди боятся высунуть нос из дому.
   - Боятся вампиров? - уточнил Томас.
   - Наверное, - пожал плечами трактирщик, - говорят, что почти каждое утро, где-нибудь находят очередной труп с прокушенной шеей.
   - А сам ты веришь в существование вампиров? - спросил Том.
   - Нет, конечно! - воскликнул Жакс, - какие там ещё вампиры! В городе творится чёрте что! Вот народ и придумал себе страшную сказку.
   После этих слов повисла пауза.
   - Что будем делать? - первым нарушил молчание Том.
   - Я считаю, надо устроить побег королеве, - предложил Гек.
   - А я считаю, что, прежде всего, надо вычислить и убить барона Аусверфа! Его смерть всё расставит на свои места! - возразил Том.
   - Что именно, Томми? - спросил Томас.
   - Король придёт в себя и выпустит королеву на свободу. Поймите, этот кровопийца, каким-то образом, влияет на Карла, тем самым, разрушая его психику. Отсюда и происходит то, что происходит. А, для начала, нужно попытаться понять, под какой личиной скрывается барон и насколько близок он к королю.
   - Ты считаешь, что он принял облик кого-то, кто входит в ближайшее окружение Карла? - с сомнением в голосе, спросил Бамбелла.
   - Убеждён в этом!
   - Но кто бы это мог быть?
   - Давайте попробуем определить, - предложил Том и сразу перешёл к делу.
   - Тарвуд арестован, значит отпадает. Так? Доктор тоже в опале и во дворец не вхож, значит, тоже не при делах. Королева сидит...
   - Ты что, Томми, совсем ополоумел?! - с негодованием, перебил его Гек, - как ты можешь подозревать Анну?!
   - Да, ладно тебе! Я же просто рассуждаю.
   - Рассуждает он! Надо же! А тут, между прочим, и рассуждать нечего, потому что ответ один. И он, по-моему, очевиден, - заявил Гек.
   - Ты, имеешь в виду, графа Рэндалла? - тихо спросил Томас.
   - А то, кого же!
   - А ты Томми, что думаешь?
   - Пожалуй, соглашусь с Геком. Граф единственный, кто постоянно находится рядом с Карлом и, насколько я могу судить, по-прежнему пользуется его доверием, в отличие от остальных вельмож.
   - Откуда ты знаешь, Томми? Может быть, в эту самую минуту, его везут в тюрьму.
   - Ну, это вряд ли, - внезапно, подал голос трактирщик.
   - Что вряд ли? - не понял Томас.
   - Вряд ли, графа Рэндалла везут в тюрьму. Вот, что я хотел сказать. Король почти не правит. Народ уже забыл, как он выглядит. А граф всегда на виду. Именно он, именем короля, подписывает приказы об арестах и утверждает обвинительные приговоры. Народ его боится больше, чем обезумевшего короля.
   - Вот как?! - удивился Томас, - но откуда, ты это всё знаешь, любезный Жакс?
   - Здесь нет никакого секрета. Об этом знаю не только я, но и весь Фрубург. И, скоро, наверное, узнает весь Мармонт.
   - Бог мой! - воскликнул Бамбелла, - сколько всего произошло, с момента нашей последней встречи, старина!
   Бывший капитан королевской гвардии встал и нервно заходил по комнате, то и дело, натыкаясь на различные предметы интерьера. На лице его застыла неподвижная маска человека, погружённого в глубокие раздумья. Его собеседники, молча за ним, наблюдали, не смея прервать ход его мыслей. Наконец, споткнувшись в очередной раз, о ножку стула, он остановился и возбуждённо потер ладони.
   - Ну, что ребятки, пора действовать? Пришло время, преподать урок барону Аусверфу! Как, ты говоришь Том, убивают вампиров?
   - Нам понадобиться осиновый кол и острая сабля, а лучше всего, топор, - будничным тоном ответил Том и, встретившись взглядом с трактирщиком, смотревшим на него округлившимися от ужаса глазами, не сдержал улыбки.
   - Помимо кола в сердце, нужно обязательно отрубить ему голову, - пояснил он, - иначе никак.
   - Боже всемогущий! - воскликнул Жакс, - что я слышу! Вы сошли с ума! Какой ещё кол?!
   - Обыкновенный, но только обязательно осиновый! Кстати Жакс, не растёт ли тут по близости осина? - не скрывая улыбки, спросил Том.
   - Вы что, серьёзно?! - трактирщик недоумённо посмотрел на Бамбеллу, тот в ответ, только развёл руками.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 45
  
  
  
  
   Подготовка к схватке с бароном-вампиром, велась под руководством Тома Сойера. Из всех троих, он один, пусть и чисто теоретически, знал тонкости борьбы с кровопийцами в человеческом обличье. Его познания, в основном, базировались на книге Брэма Стокера "Граф Дракула" о, пожалуй, самом известном вампире, на счету которого несметное количество загубленных человеческих жизней. Если, конечно, верить литературному источнику. Как бы то ни было, но другие способы уничтожения вампиров, кроме вбивания кола в сердце и последующего отделения головы от туловища монстра, были Тому не известны. Поэтому, каждый из участников предстоящей битвы, помимо обычного оружия, должен был иметь при себе три осиновых палки размером с локоть, с остро заточенным концом, а также небольшой молоток. С молчаливого согласия всех участников экспедиции, финальный аккорд, в уничтожении барона, должен был исполнить Томас Бамбелла. Ему и достался средневековый рыцарский топор, каким-то чудом сохранившийся у Жакса в чулане. Оружие привели в порядок и заточили.
   - Сколько я тебя знаю, Томми, столько и не перестаю удивляться твоей образованности. Тебе известны такие вещи, о которых люди намного старше тебя и слыхом не слыхивали.
   - Ты о себе говоришь Томас?
   - В том числе и о себе. Всё-таки, ты соврал мне о своём происхождении, а? Признайся, кто ты на самом деле?
   У Тома заколотилось сердце, в тоне Бамбеллы он, впервые, уловил нотки не обычного праздного любопытства, а настойчивый интерес, пусть и бывшего, чиновника тайной канцелярии.
   - Да, я не прост и родители у меня не простые люди. Благодаря этому, я имел возможность рано обучиться грамоте и прочитать много разных книг, отсюда и мои знания. Вот и всё.
   - Нет, не всё! - настаивал Бамбелла, - я хочу знать больше.
   - Ну, что ты к нему пристал Томас? - вмешался Гек, спеша на выручку другу, - не хочет говорить и не надо. Лично мне нет никакого интереса до происхождения Тома. Когда-то и у меня были родители, но я их не помню. Может они были знатными людьми, а может, и нет. Судьбе было угодно, чтобы я вырос на улице, я и вырос. И этим доволен. Да! Доволен, чёрт возьми! А ещё я доволен, что судьба меня свела с Томом и теперь считаю его своим лучшим другом.
   - А кем ты считаешь меня? - серьёзно спросил Томас.
   - Хорошим человеком и своим старшим товарищем. Если бы я так не считал, меня бы здесь не было, - не задумываясь, ответил Гек.
   - Ну, спасибо, уважил.
   - Да, ты не обижайся, Томас, - тронул его за плечо, Том, - но у меня действительно есть веская причина не рассказывать о себе больше, чем я рассказал. Но, я уверяю тебя, это не имеет никакого отношения к нашей дружбе.
   - Да, знаю я! Если бы это было не так, я бы не пришёл за вами в Чёрный замок. Ладно, не хочешь удовлетворить моё любопытство, не надо. Обещаю, больше с расспросами на эту тему, я к тебе приставать не буду. А теперь, давайте обсудим план по ликвидации нашего необычного врага. Какие будут мысли?
   - Мысль одна, - сказал Гек, - поскорее прикончить кровопийцу.
   - Это понятно. Но как это сделать?
   - Надо найти его логово, - отозвался Том, - насколько я знаю, вампиры не переносят солнечного света и, поэтому спать предпочитают днём, в специальных ящиках с землёй.
   - А почему именно с землёй? - поинтересовался Гек, - что, в пустом гробу им холодно, что ли?
   - Не знаю. У меня не было знакомого вампира, который мог бы мне это объяснить.
   - Тогда придётся спросить об этом у барона, - со смехом предложил Гек.
   - Ну, хватит! Не время шутить! - резко пресёк веселье Томас, - Потом нашутитесь, если живы останемся. Ты уверен Томми, в том, о чём говоришь?
   - Нет. Но, в любом случае, нам нужно найти его убежище. Не во дворце же нам с ним воевать?
   - Согласен.
   - А если он во дворце живёт постоянно? - предположил Гек.
   - Возможно, но маловероятно, - ответил Томас.
   - Почему?
   - Потому что, на моей памяти, граф Рэндалл никогда не жил во дворце. Это раз. И, насколько мне известно, у него прекрасный особняк во Фрубурге, совсем недалеко от Королевской площади. Это два.
   - Но, то настоящий граф Рэндалл, а этот поддельный. И для того, чтобы контролировать короля, он мог переехать во дворец, так сказать, на постоянное место жительства. Такое же могло быть? - продолжал настаивать Гек.
   - Могло, конечно, - задумчиво произнёс Том, - но мне, всё же кажется, что это не так. У вампиров, обязательно должно быть своё логово, особенно у такого, как наш барон. Очень он сильно мне напоминает одного известного вампира.
   - Вот те раз! - воскликнул Гек, - а говорил, что у тебя нет знакомого вампира!
   - Конечно, нет, дурья твоя голова! Он мне знаком только по книге! Это всего лишь литературный персонаж, понимаешь?
   - Кто, кто? Какой ещё персонаж?
   - Так, все! - не выдержал Томас, - давайте ближе к делу. Вот, что я думаю, ребятки. Прежде всего, надо установить наблюдение за домом графа. Таким образом, мы сможем узнать постоянное место жительства барона. Если он действительно живёт в этом доме, дождемся, когда он покинет его и устроим засаду. А заодно проверим, может, настоящий граф Рэндалл ещё жив и нам удастся его освободить. Хотелось бы, конечно, чтобы Том оказался прав, насчёт того, что вампиры днём спят в ящиках, это значительно упростило бы нам дело.
   - Насчет сэра Робина не обольщайся, Томас, - заметил Том, - я думаю, он мёртв и уже давно. Меня больше волнует другое. Как нам попасть во Фрубург? Мы же все в розыске!
   - В этом нам поможет Жакс и деньги. Он сегодня же отправиться в город и выправит нам необходимые документы.
   - Слушаю я вас и только диву даюсь, - внезапно подал голос трактирщик, - вам, что, жить надоело?
   - А тебе? - вопросом на вопрос, ответил Том.
   - А причём здесь я? - недоумённо посмотрел на него Жакс.
   - А ты, что, думаешь, тебя не тронут, когда герцогиня Кастилья сядет на трон Мармонта? Блэквуд и Шон мертвы, но это ничего не значит. Жив барон Аусверф, вот это главное. Так что, друг мой Жакс, как бы ты не хотел, но остаться в стороне, у тебя не получится.
   - Блэквуд мёртв?! - вскочил со стула трактирщик, - Господи! Небо услышало мои молитвы!
   - Причём здесь небо! - поморщился Том, - его убил Томас, без всякой посторонней помощи.
   - Благодарю тебя Томас! От всей моей семьи, благодарю! Ты избавил нас от этого чудовища! - ещё немного, и трактирщик упал бы на колени перед Бамбеллой, но тот удержал его.
   - Не благодари меня Жакс, я сделал то, что должен был сделать. Одним негодяем на земле стало меньше. Ты лучше покажи нам, где растёт ближайшая осина и собирайся в путь, время не терпит, нам нужно покончить с бароном, как можно скорее, пока король окончательно не сошёл с ума, а королева не погибла на эшафоте.
   Трактирщик вернулся из города, когда уже совсем стемнело. В его отсутствие, и трактир и гостиница работу не прекращали. Старший сын Жакса, Питер, занял место отца за стойкой. Том и Гек помогали его матери на кухне. Томас нашёл своё призвание на конюшне. Все были при деле, и это было здорово, потому что работа отвлекала охотников за вампирами от дурных мыслей. А их было, хоть отбавляй, по крайней мере, у Тома. Шутка сказать, ему предстояло принять участие в схватке с очередной сверхъестественной нечистью. По сравнению с которой, волчица-оборотень Чёрная вдова, сейчас, казалась ему сущим младенцем. Хотя, наверное, он был не прав, принижая "достоинства" одноглазой зверюги. Неизвестно, как развивались бы события в тот памятный день, если бы не браслет, в очередной раз вдохновивший своего хозяина на подвиг. Том перевел взгляд на запястье, осторожно потрогал браслет и вдруг, неожиданно для себя, подмигнул ему. Украшение никак не отреагировало на эту фамильярность, продолжая без движения, покоиться на своём законном месте.
   - Ты что Томми? - участливо спросил его Гек.
   - Да, так, ничего. Тревожно мне что-то.
   - Понимаю. Я сам не в восторге, но деваться некуда, назад пути нет.
   - Да, - словно эхо откликнулся Том, - назад пути нет.
   Как и граф Рэндалл, Томас неплохо владел искусством нанесения грима. По его поручению, Жакс, помимо всего прочего, привёз и всё необходимое для перевоплощения. Понадобилось около часа кропотливой работы, и бывший узник необитаемого острова превратился в тучного, добропорядочного купчишку с пышными усами и окладистой бородой. Блондин Том, стал жгучим брюнетом и обладателем раскосых глаз. Гека решено было оставить, как есть, ему лишь изменили цвет лица. Оно стало мертвенно-бледным с болезненной желтизной на скулах и тёмными кругами под глазами. По задумке Томаса, внешний вид Геккельберри Финна должен был отпугивать излишне любопытных представителей власти.
   Утром следующего дня, едва погасли звёзды, уступая натиску восходящего солнца, на дороге, ведущей в столицу Мармонта, показались три всадника. Одному, двигавшемуся впереди остальных, на вид, было лет сорок пять, пятьдесят, он был похож на гигантскую грушу из-за своего внушительного живота, который не смог скрыть даже застегнутый на все пуговицы камзол, туго подпоясанный широким кожаным ремнём. Ехал он налегке, чего нельзя было сказать об его молодых спутниках, чьи лошади, помимо своих седоков, вынуждены были мириться с дополнительным грузом в виде объемистых тюков, притороченных сзади к сёдлам. В тучном господине, почти невозможно было узнать Томаса Бамбеллу, игравшего роль негоцианта, едущего в столицу по своим коммерческим делам, в сопровождении своих молодых помощников. Друзья выехали из Буэно в приподнятом настроении. Их новые образы сразу же стали предметом для обоюдных шуток.
   Однако, их весёлость быстро сошла на нет, когда они оказались на дороге, ведущей в столицу Мармонта. Прошло примерно два часа, с тех пор, как охотники за вампирами покинули гостеприимный дом Жакса. Удивительно, но за всё это время, никто из них, включая Томаса, можно сказать, не проронил, ни слова. По мере приближения к Фрубургу всех трое чувствовали нарастающее волнение. Том поймал себя на мысли, что за ними кто-то внимательно наблюдает. Он постоянно оглядывался по сторонам, но ничего подозрительного не замечал.
   - Странно, - вдруг, громко произнёс Томас. Это прозвучало настолько неожиданно, учитывая два часа почти полного молчания, что Том и Гек, не сговариваясь, вздрогнули.
   - Что? - с тревогой спросили оба.
   - Туман. Утром его не было, а сейчас появился. С чего бы это?
   Действительно, туман стремительно заполнял пространство. В воздухе запахло сыростью, подобно той, какую источают заброшенные колодцы.
   - И запах странный, - продолжал Томас насторожено, - не замечаете?
   - Да! - подтвердил Гек, - пахнет какой-то тухлятиной. Правда, Том?
   - Угу.
   - Не нравиться мне всё это, - сказал Томас.
   - Сколько ещё до города? - спросил Гек.
   - Скоро доберёмся. Немного осталось.
   - Заметили, что на дороге ни души, едем, словно в пустыне, - сказал Том, продолжая озираться.
   - Да, действительно, - вполголоса проговорил Томас и натянул поводья. Том и Гек немедленно последовали его примеру. Все трое спешились. Томас ослабил ремень, расстегнул камзол и вытащил из-под него подушку, имитирующую живот.
   - Похоже, мы сбились с дороги, ребятки. И возможно, давно.
   - Может быть поэтому, мы никого не встретили? - шепотом спросил Гек.
   - Приготовьте-ка лучше оружие, - вместо ответа, тихо сказал Томас, - чует моё сердце, оно нам может понадобиться.
   - А если это он? - шепотом спросил Том.
   - О ком это ты?
   - О нём.
   - В таком случае, нужно убрать пистолеты и вооружиться осиновыми кольями.
   - Нашёл время шутить! - возмутился Гек. Томас ничего не ответил. Он, как и его спутники пытался разглядеть в тумане возможную угрозу. Между тем, туман сгустился до такой степени, что Том едва различал очертания фигур своих товарищей. И это, несмотря на то, что они находились всего в двух шагах от него. Тухлый запах усилился, Том почувствовал рвотный позыв и зажал нос. Внезапно, что-то липкое и скользкое обхватило его шею и сдавило так сильно, что он чуть не задохнулся. Еле слышно прохрипев: "Помогите!", - Том, увлекаемый неведомой силой, был вынужден ей подчиниться, и попятился назад. Обхватив себя за шею, он попытался освободиться от удавки, но тщетно, пальцы скользили по её склизкой поверхности, не имея возможности закрепиться. В какой-то момент, он потерял из виду и Томаса и Гека. Браслет ощутимо сдавил запястье, предупреждая хозяина о нависшей над ним опасности. Том до предела напрягся, и, ценой нечеловеческого усилия, ему удалось остановиться. Где-то вдалеке, во всяком случае, ему так показалось, раздались выстрелы, и послышался шум борьбы. Петля на миг ослабла, потом снова сдавила шею. У Тома потемнело в глазах. "Боже! Какой же я осёл!" - сверкнула в голове отчаянная мысль. Почти теряя сознание, он нащупал на поясе нож. Браслет ещё туже сдавил руку. Том выхватил клинок из ножен и молниеносным движением, рискуя перерезать сонную артерию, полоснул себе по шее. Он услышал за спиной, то ли визг, то ли хрип, похожий на визг. Удушающие оковы исчезли. Тяжело дыша, Том обернулся и увидел перед собой безобразно уродливую старуху-цыганку, сверлившую его желтыми, сплошь покрытыми кровавой паутиной, глазами, сверкающими неистовой злобой. Её рот был приоткрыт и оттуда, словно из рога изобилия, струилась, обильно орошая впалую грудь, едва прикрытую лохмотьями, густая, иссиня-черного цвета, жидкость, похожая на школьные чернила. Тома объял невыразимый ужас. Его ноги перестали ему подчиняться, они, словно приросли к земле. Он стоял, как вкопанный не в силах оторвать взгляд от старухи. Между тем, старая карга, не обращая внимания на льющуюся из её зловонного рта жидкость, сделала шаг навстречу Тому. Она вытянула вперёд свои костлявые руки, явно намереваясь вцепиться ему в горло. Её скрюченные пальцы увенчанные черными острыми когтями, угрожающе шевелились. Лишь когда цыганская ведьма почти добралась до него, Том, наконец, пришёл в себя. Он отскочил в сторону, и, не сводя глаз со старухи, стал лихорадочно ощупывать пояс, в надежде найти пистолет. Однако, его усилия оказались напрасными, оружия не было, за то под руку попался остро заточенный осиновый кол. Старуха снова двинулась на него. Мелькнула мысль метнуть нож прямо в её поганый рот. Но Том тут, же отказался от этой идеи. А вдруг, промах?! Он машинально опустил глаза и увидел нечто, заставившее его снова испытать тошноту. Так вот чем старуха хотела его задушить! На земле, источая из себя такую же жидкость, какой обливалась старуха, лежало свернутое кольцом, змеевидное тело, похожее на морского угря. Судя по всему, это был язык ведьмы, вернее, его часть. Он отрезал ей язык! Что ж, неплохо. Но, что делать дальше? Том бросил быстрый взгляд на старуху, она была уже совсем близко, не теряя больше, ни секунды, он резко развернулся и побежал, не разбирая дороги, прочь.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 46
  
  
  
  
   Примерно в то же время, Гек Финн и Томас Бамбелла вступили в неравный бой с группой вооружённых цыган. Благодаря тому, что они успели подготовиться к возможному нападению, первая атака слуг сатаны была ими успешно отбита. Цыгане, вооружённые исключительно холодным оружием, понесли ощутимые потери. После метких выстрелов, на земле остались лежать неподвижно два тела. Перезаряжать оружие времени уже не было, и Томас пустил в ход боевой топор, применив его по прямому назначению, результатом этого, стал ещё один бородач с разбитой головой.
   - Уходим отсюда! Быстро! - крикнул Бамбелла и вскочил в седло.
   - Томас! Том пропал! - отчаянно закричал Гек, вертясь вместе с лошадью в надежде отыскать друга.
   - Где он?! Убит?!
   - Нет! Он просто исчез, его нигде нет!
   - Чёрт подери! - в голосе Томаса Бамбеллы зазвучала неподдельная тревога, - куда он мог подеваться?!
   - Тооом! Где ты?! - что есть силы, прокричал Гек.
   - Гек! Осторожно! Слева!
   Предупреждение прозвучало вовремя. Гек едва успел увернуться, как вылетевшая из тумана, кривая сабля просвистела над самой его макушкой, попутно срезав несколько волосков. Он немедленно поднял коня на дыбы, чтобы воспользоваться им, как щитом.
   - За мной Гек! Уходим! - Томас тоже поднял лошадь на дыбы и, под аккомпанемент мощного ржания, обрушил своё грозное оружие на очередного нападавшего. Два всадника, преследуемые, оставшимися в живых цыганами, понеслись прочь.
   - Гек! - на ходу прокричал Томас, - у тебя должен быть ещё один пистолет!
   - Да! Он здесь! - на полном скаку, Гек вынул из седельной кобуры оружие и поднял его вверх.
   - Отлично! По моей команде, разворачиваемся и атакуем! Постарайся не промахнуться!
   - Хорошо!
   Спустя пару минут, прозвучала команда, ведомые опытными наездниками, лошади, описав полукруг, синхронно развернулись и помчались навстречу врагу. Два выстрела слились в один, два цыгана свалились на землю. Ещё один преследователь, не успев среагировать на падение своих товарищей, вылетел из седла, словно, камень из пращи. Томас был начеку и не дал ему подняться. Едва успев развернуться, он увидел, как на Гека, отчаянно пытающегося зарядить оружие, яростно размахивая саблей, несется здоровенный цыган. Не мешкая ни секунды, Бамбелла метнул топор, лезвие грозного оружия, разделило череп бедняги пополам. Между тем, Геку, каким-то чудом, удалось подхватить саблю, выпавшую из руки убитого. Однако, пустить в ход трофейное оружие ему уже было не суждено. Оставшиеся в живых нападавшие, а их осталось всего двое, бросились наутёк.
   - Кажется, пока, всё, - тяжело дыша, проговорил Томас, вытирая со лба пот. Надо сказать, что вид, при этом, у бывшего королевского чиновника был тот ещё! Перепачканный кровью, в разодранном камзоле, сжимая в руке окровавленный топор, он был похож на разбойника с большой дороги. Искусственная борода и усы, придавали ему ещё большую свирепость.
   - Надо бы выбраться отсюда, - продолжал Томас, немного отдышавшись, - проклятый туман! Ни черта не видно!
   - А, как же Том? - спросил Гек.
   - Если он жив, отыщется. Я верю в Тома, Гек. Сердце подсказывает мне, что он выкрутится, как это делал уже не раз.
   - А мне кажется, нужно вернуться обратно и попробовать поискать его, - продолжал настаивать Гек.
   - Ну, хорошо, - немного подумав, согласился Томас, - давай вернёмся, но вот вопрос. Каким путём? Ты, например, запомнил дорогу? Я, нет.
   - Так что же нам делать? - упавшим голосом спросил Гек.
   - Прежде всего, проверить оружие и быть готовым, в любой момент, применить его. Это раз. Найти местечко, где можно передохнуть и подождать, пока не рассеется этот треклятый туман. Это два.
   - А потом будем искать Тома?
   - А потом будем искать Тома. Но я, почему-то думаю, что он сам нас найдёт.
   Тому очень хотелось найти своих товарищей, убегая от страшной старухи, он, как никогда, нуждался в их помощи и поддержке. Несколько минут, он бежал, не разбирая дороги, пока любопытство не взяло верх над страхом, и он остановился, чтобы оглянуться. Туман по-прежнему, существенно ограничивал обзор. Том замер и прислушался. Кроме стука собственного сердца, ничего подозрительного не услышал. Он напряг зрение, и, вдруг, сквозь причудливые, из-за густого тумана, очертания редких деревьев, увидел силуэт животного очень похожего на лошадь. Сердце Тома наполнилось надеждой, но едва он сделал несколько шагов, как был вынужден остановиться. А вдруг, это не лошадь, а кое-что похуже? А если, это ... ?! От этой мысли у него по спине пробежал холодок. Между тем, туман понемногу начинал редеть. Это приободрило Тома. - Что бы это ни было, надо это проверить! - решил он и уже занёс ногу, чтобы сделать шаг, когда почувствовал, что кто-то крепко держит его за воротник рубахи. Не поворачивая головы, Том рванулся, воротник затрещал, но остался на месте. Вторая попытка освободиться, тоже закончилась неудачей. Тогда он выхватил из-за пояса осиновый кол, и, ловко вывернувшись из-под руки того, кто удерживал его на месте, оказался с ним лицом к лицу. Страха почти не осталось, ему на смену пришла ярость, загнанного в угол, зверя. Старуха, а это была она, немедленно изрыгнула на Тома, фонтан чёрной жидкости, облив его практически с ног до головы. Из глубины её широко разинутого, утыканного гнилыми зубами, рта показался обрубок языка, который, стремительно увеличиваясь в длину, стал неумолимо приближаться к его шее. Почти ничего не видя, Том нащупал костлявую руку старухи, и, с силой, оторвал её от себя, оставив кусок воротника в скрюченных пальцах ведьмы. Тем временем, змеевидный язык достиг подбородка Тома. Одной рукой лихорадочно протирая глаза, другой, он, с трудом, превозмогая чувство брезгливости, ухватился за язык и резко дёрнул, притягивая ведьму к себе. Старуха дико завизжала. Не давая ей опомниться, Том замахнулся и нанёс удар. Деревянный кол, с хрустом вошёл в правый глаз ведьмы, пробив её череп насквозь. Разжав пальцы, Том отступил. Ведьма упала на спину и забилась в судорожных конвульсиях. Острый кол, легко вошёл в мягкую от влаги землю и пригвоздил ведьму у самых ног Тома. Не сдержавшись, он пнул труп ногой и, не спуская с него глаз, отступил на пару шагов. Произошедшее дальше, повергло его в лёгкий шок. Плоть ведьмы, буквально за минуту, превратилась в кашеобразную массу, мышиного цвета, которая тут же испарилась под лучами солнца, пробившими себе дорогу сквозь остатки уходящего тумана. На месте гибели старухи осталась лишь, кучка рванья, да несколько типичных для цыганской нации, украшений. Том с облегчением выдохнул и огляделся по сторонам. Вокруг всё было тихо и спокойно. Как-будто ничего не произошло. Как-будто не было ведьмы пытавшейся его убить. Он ещё раз бросил взгляд на то место, где валялось то, что осталось от старухи, в сердцах сплюнул и направился туда, где ранее видел нечто, похожее на лошадь. Однако, к его величайшему огорчению, это была не лошадь. Это было всего лишь дерево причудливой формы, которое в тумане он принял за животное.
   - Чёрт! - вслух выругался Том, - что же делать?
   Он сложил ладони рупором и поднёс их ко рту.
   - Томас!!! Гек!!! Где вы?!!!
   Ответом ему была тишина. Никто не откликнулся на его отчаянный зов.
   - Чёрт! Чёрт! Чёрт! - в сердцах выкрикнул Том, с тревогой оглядываясь вокруг. Вдруг, что-то заставило его замереть на месте. Ему показалось, что краем глаза он, кое-что заметил, кое-что необычное. Том медленно повернул голову и его сердце бешено заколотилось. Примерно в пятидесяти шагах от него на небольшом пригорке, покрытом густой травой, стоял человек и пристально смотрел в его сторону. Это был высокий худощавый господин с мертвенно бледным лицом, одетый во всё чёрное. Исключение составлял лишь алый подбой плаща, который только подчёркивал пугающую черноту его костюма. Голову этого странного человека венчал высокий цилиндр, отчего рост его казался ещё большим. Том был готов поклясться, что минуту назад, на этой возвышенности никого не было. Человек стоял абсолютно неподвижно и не делал никаких попыток сдвинуться с места. "Кто это такой? - подумал Том, холодея от страшного предчувствия. "Неужели это барон"?! От мысли, что он оказался один на один с одним из самых ужасных монстров, каких только можно было представить, у Тома скрутило живот. Не отдавая отчёта в своих действиях, он попятился назад. Сделав пару неуверенных шагов, он споткнулся и упал, но уже через мгновение, снова был на ногах. Каково же было его удивление, когда он увидел, что человек в цилиндре исчез. Пригорок был пуст. Том быстро огляделся. Ни одной живой души кругом. "Может мне это почудилось? Хорошо бы если бы это было так". Однако, уже через минуту, вынужден был опровергнуть эти мысли. "А кто же это, скажи на милость, как не барон Аусверф? Сначала натравил на нас своих слуг. А когда те потерпели неудачу, сам решил взяться за дело. Но, в таком случае, куда, же он, чёрт возьми, подевался"?!
   - Том! Том! Живой! Мы здесь!
   Услышав радостный вопль Гека, Том чуть не задохнулся от восторга. Едва справившись с волнением, он бросился навстречу друзьям. После крепких объятий, Том и Гек, перебивая друг друга, принялись рассказывать каждый о своём. Не выдержав этой тарабарщины, Томас был вынужден вмешаться.
   - Эй, эй! Придержите лошадей ребятки! Гек! Помолчи, чёрт побери! Пусть Том первый расскажет всё по порядку. Предвкушаю, мы узнаем много интересного. Не так ли, Томми?
   Господи! Как же я рад тебя видеть!
   Выслушав Тома, Бамбелла помрачнел и пока Гек рассказывал товарищу о схватке с цыганами, привязал лошадь к дереву, уселся рядом с ней прямо на землю и задумался. Когда Гек закончил говорить, Томас спросил: - Ну, ребятки, что вы обо всём этом думаете?
   - Я думаю, - начал Том, - что барон Аусверф осведомлён о том, кто мы, и зачем направляемся во Фрубург. И он, вероятно, решил не дожидаться, пока мы объявимся в городе, и захотел избавиться от нас с помощью своих верных слуг.
   - Но почему он сам не напал на нас? - поинтересовался Томас, - ведь, насколько я понимаю, этот высокий господин, одетый во всё чёрное, это и был барон?
   - Интересно, откуда этот кровопийца узнал о нас? - спросил Гек.
   - Ну, это, как раз просто, - объяснил Томас, - гонец герцогини с письмом, прибыл во Фрубург раньше, чем мы добрались до Буэно. Летиция Кастилья далеко не дура и, наверняка, догадалась, куда мы подались. К тому же, я не исключаю, что её люди могли обнаружить Гектора.
   - Не может быть! - вырвалось у Тома.
   - Всё может быть, Томми. К сожалению, всё может быть. Ну, так как, насчёт, того господина в чёрном?
   - Я почти уверен, - после небольшой паузы, произнёс Том, - что это был барон, собственной персоной.
   - Ну, и.... Почему он не напал на тебя?
   - Не знаю, - пожал плечами Том.
   - А может это был не он? - вмешался в разговор Гек.
   - А кто же, по-твоему?
   - Я имел в виду, что это был не сам барон, а его призрак! - выпалил Гек.
   - А что! Очень может быть! - загорелся Том, - сам барон находиться во Фрубурге, а его призрак, это его глаза и уши. Молодец Гек!
   - Мдаа, - протянул Томас, - с вами не соскучишься. Вампир, цыганская ведьма, а теперь ещё и призрак. Повезло нам, нечего сказать.
   - Да, но другого объяснения внезапному исчезновению барона, у меня нет.
   - Ладно, хватит об этом. Будем считать, что первый раунд поединка с вампиром остался за нами. Так?
   - Так! - хором подтвердили Том и Гек.
   - Теперь, что? Едем во Фрубург? - спросил Гек.
   - Едем, но только попозже. А пока поищем лошадь Тома, может, повезёт, и мы найдём её живой и невредимой.
   - А если не найдём? - спросил Том.
   - Ну, не найдём, так не найдём. В любом случае, во Фрубург, нам соваться раньше, чем наступит глубокая ночь, нельзя. Так что у нас полно времени, чтобы туда добраться.
   - Но почему именно ночью? - поинтересовался Гек.
   - Не забывай дружок, что городом правит мнимый граф Рэндалл, вся полиция в его руках. После сегодняшних событий, нас могут арестовать ещё на подъезде, несмотря на нашу маскировку.
   - Ты не учитываешь Томас, - сказал Том, - что ночью мнимый граф, не менее, а может и более, опасен, чем днём. Не забывай, что мы имеем дело с вампиром, а ночь, это его стихия.
   - А ты не забывай дружище, что только я знаю, как нам пробраться в город и не нарваться на полицию. И, чтобы это было, наверняка, это придётся сделать ночью.
   - Хорошо. Какой у тебя план Томас? Надеюсь, ты не собираешься этой же ночью напасть на барона?
   - Нет, конечно. Я не самоубийца и прекрасно помню твой рассказ о повадках кровопийц. Я знаю пару надёжных мест, которые нам понадобятся. И одно из них, совсем недалеко от Королевской площади, - хитро улыбнулся Бамбелла. Том и Гек с недоумением, переглянулись.
   - Утром, - как, как ни в чем, ни бывало, продолжал Томас, - установим наблюдение за домом графа. Как только барон покинет его, мы проберёмся туда и устроим засаду. Ну, а дальше, как получится.
   - А его слуги? - спросил Гек.
   - Для начала, нужно попасть в дом графа незаметно для них. Я не раз бывал там и думаю, что смогу сориентироваться.
   - Но слуги могут нам помешать, когда мы будем убивать барона, - заметил Том.
   - Могут, - согласился Бамбелла, - поэтому, в случае необходимости, кого-то придётся ликвидировать, кого-то нейтрализовать. Тщательное наблюдение за домом, должно помочь нам выяснить, сколько человек обитает в нём постоянно. От этого и будут зависеть наши действия.
   - Ладно, - улыбнулся Том, - уговорил. Пойдём искать мою несчастную лошадь.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 47
  
  
  
  
   Прочитав письмо герцогини Кастилья, барон Аусверф получил объяснение своим предчувствиям. Итак, на него началась охота. По понятным причинам, не склонный к каким-либо сильным эмоциям, барон всё же, был несколько озадачен, узнав, что за люди рискнули посягнуть на его существование. Ну, ладно этот Томас Бамбелла, человек, по-видимому, ловкий и умный. Но эти два мальчишки! На что они надеются? Рот барона скривился в презрительной усмешке. Но, как бы то, ни было, совсем не реагировать на угрозу, было никак нельзя. А если они уже в городе? Хотя, вряд ли. Он бы уже почувствовал, что опасность очень близко. Если верить герцогине, они ушли, чуть ли не пешком. И уж, конечно, не сразу направились во Фрубург. Два молодых шалопая, по-прежнему, в розыске, да и сам Бамбелла, личность известная, чтобы вот так, запросто, объявиться в городе, где его знает каждая собака. Значит, им нужно время, чтобы, соответствующим образом, подготовиться к появлению в столице Мармонта. И для этого, им понадобиться безопасное место, желательно недалеко от города. И тут, барон вспомнил, как покойный Блэквуд как-то обмолвился ему, по какой причине, их знакомство произошло именно в Буэно. Так-так! Ну, конечно! Где же им ещё быть! Что ж, это лишний повод, нанести визит славному трактирщику и поближе познакомиться с его семейкой. Рот барона исказила зловещая гримаса. Но, это всё потом. На десерт. А сейчас барону было не до них. Назревал финал в истории короля Мармонта и его семьи. Войска герцогини, вот-вот, выступят в поход, и надо успеть сделать всё возможное, чтобы они беспрепятственно заняли Фрубург. Взвесив всё это, барон решил не тратить своё время на уничтожение Бамбеллы и его спутников и приказал сделать это своим верным помощникам, цыганам, во главе со старой ведьмой, не раз выручавшей барона в подобных случаях.
   Он был почти уверен, что больше никогда не услышит об этой троице. Но, как выяснилось впоследствии, на этот раз, барон Аусверф ошибся. Томасу и его молодым товарищам удалось справиться с бандой цыган, а самое главное, что для барона оказалось полной неожиданностью, они смогли уничтожить старуху. Барон мгновенно почувствовал, когда ведьма испускала дух. Между ней и вампиром существовала незримая связь, позволявшая общаться на расстоянии, и барон успел увидеть её глазами, человека, воткнувшего ей в голову, остро заточенную палку.
   Гек был не далёк от истины, когда предположил, что Том видел призрак вампира на пригорке. На самом деле, это был не призрак, это было видение. Том увидел то, что было в его голове. Барон, с помощью умирающей ведьмы, успел влезть в голову её убийцы и, не удержался, чтобы не показать себя во всей красе.
   Несмотря на то, что барон был немного раздосадован, тем, что ему всё же, придётся уделить внимание Томасу и компании, в целом, он был настроен оптимистично. Благодаря чарам ведьмы, у него появилась возможность время от времени, появляться в голове Тома, читая его мысли, таким образом, он надеялся быть в курсе намерений охотников за вампирами. Тем временем, сами охотники, безуспешно пытались отыскать лошадь Тома. Более того, они не смогли найти ни одного следа кровавой схватки с цыганами.
   - Ну, всё! Хватит! Чёрт с ней, с этой лошадью! - после почти двухчасовых поисков, сдался Томас, - давайте передохнём, перекусим и в путь. А то уже вечереет. Пока найдём дорогу, пока то, да сё. Поедем медленно, надо держаться в стороне от главной дороги. Никто не должен нас видеть. Чем ближе Фрубург, тем больше вероятность нарваться на патруль.
   - Ой! - вдруг, вскрикнул Том и схватился за голову.
   - Что с тобой?! - встревожился Гек.
   - Голова, что-то.... Не хорошо мне.
   - Присядь Томми, тебе надо отдохнуть. Наверное, это последствия встречи с ведьмой, - предположил Томас, испытующе оглядывая товарища.
   - Да, да, Том! Садись! Я сейчас мигом всё организую. Вот увидишь, когда поешь, тебе станет легче.
   - Да, ладно, - весело отмахнулся Том, - у меня уже почти всё прошло.
   Про себя он подумал: "Странное, какое-то чувство, как-будто кто-то поселился у меня в мозгу". В задумчивости, Том принял от Гека увесистый шмат вяленого мяса, откусил кусок, и, машинально, принялся его жевать. Стоп! Он едва не поперхнулся, до конца, не пережёванным мясом. Уж, не проделки ли это барона?! Он вспомнил, что в книге Брэма Стокера, был подобный эпизод. У Дракулы была удалённая связь с укушенной им девушкой, он мог воздействовать на неё на расстоянии. "Но это не мой случай", - мысленно возразил себе Том. "Меня же никто не кусал. И, тем более, не пил мою кровь". Он ещё немного подумал. "А может это ведьма, перед смертью, чем-нибудь меня заразила"? Том вздрогнул от омерзения, вспомнив, как старуха обдала его зловонной чёрной гадостью. А её взгляд! Особенно перед смертью, такое никогда не забудешь!
   - Ты о чём задумался Том? - вопрос Томаса, вернул его в реальность.
   - Может, конечно, я ошибаюсь, но есть у меня одно подозрение, - начал Том и вкратце, рассказал друзьям о своих опасениях.
   - Чёрт возьми! Ну и дела! - воскликнул Гек, выслушав Тома.
   - Так ты думаешь, он может читать твои мысли? - серьёзно спросил Бамбелла.
   - Не знаю. Я только предполагаю и всё.
   - Что ж, это осложняет дело, - сказал Бамбелла, поднимаясь.
   - Но, - продолжал он, после небольшой паузы, - ни в коем случае, не отменяет его. Ну, чего сидим? Собирайтесь, ребятки. Пора в путь. А ты, Томми, постарайся ни о чём таком не думать. Разговаривай с нами, рассказывай что-нибудь. В общем, отвлекайся от дурных мыслей. И делай всё, как я скажу, тогда у нас всё получится.
   - Да, Томми! - подхватил Гек, - Томас прав. Кстати! Мне в голову пришла одна идея. Попробуй представить, как мы будем убивать этого монстра, кол в сердце и всё такое.
   - Я понял, Гек! - засмеялся Том, - ты думаешь, он испугается?
   - Нет, конечно. Но видеть это ему будет неприятно, это факт.
   Наступила уже глубокая ночь, когда они достигли столицы Мармонта. Словно по заказу, начался дождь, помогая охотникам незамеченными проникнуть в город. Томас привёл свой небольшой отряд в тот самый постоялый двор, а по сути, воровской притон, где сам когда-то скрывался от людей герцога Кастилья. И где его, по поручению Тома, нашёл Гек. Здесь они могли себя чувствовать в полной безопасности. Полиция крайне неохотно совалась в эти места, снискавшие себе дурную славу. Томас хорошо знал хозяина заведения, тот промышлял скупкой краденого и пользовался большим авторитетом. В своё время, Бамбелла спас его сына от верной гибели, совершенно случайно вмешавшись в уличную драку, и благодарный отец поклялся, что отныне он его вечный должник. Среди здешних обитателей вряд ли бы нашлись люди, знавшие бывшего начальника тайной канцелярии в лицо. А если бы, кто и нашёлся, то не побежал бы доносить в полицию. Себе дороже. После сытного ужина, Бамбелла отправил своих молодых товарищей спать, а сам намекнул хозяину, что хотел бы с ним поговорить наедине.
   - Послушай, Деррик, - начал разговор Томас, - за стеной мы оставили двух неплохих лошадок, я укажу место. Можешь взять их себе. Надеюсь, у тебя есть пропуск, чтобы легально проехать в город?
   - Пропуск-то есть, да что толку. На ночь он не распространяется.
   - Ясно, - вздохнул Томас, - ну, тогда забери их утром.
   - Если доживут, заберу, - усмехнулся Деррик.
   - Ну, выкладывай Томас. Как я понимаю, ты затеял этот разговор не только из-за лошадок?
   - Не только. Мне и моим ребятам, нужно незамеченными добраться до улицы Сен-Жавез.
   - Когда? - деловито спросил Деррик.
   - Утром.
   - У меня есть знакомый гробовщик, - немного подумав, сказал Деррик, - он обслуживает городскую тюрьму, а заодно и тайную канцелярию. В последнее время, его товар пользуется повышенным спросом. Его повозка настолько примелькалась, что полиция перестала обращать на неё внимание.
   - Ты что, предлагаешь, чтобы мы проделали этот путь в гробах?
   - А что? Тебя что-то смущает?
   - Хм! Да, нет. Просто мне никогда ещё не приходилось лежать в гробу, - усмехнулся Томас.
   - Рано или поздно, большинство из нас, окажутся на этом прискорбном ложе.
   - Это верно, - вздохнул Томас, - хорошо Деррик, я согласен, в гробах, так в гробах. Ладно, я пошёл спать, надо хорошенько отдохнуть, завтра будет тяжёлый день.
   Томас встал, широко зевнул, рискуя вывихнуть челюсть, и, тяжело ступая, направился к выходу. Чем ещё хорош был этот Деррик, так это тем, что он никогда не задавал лишних вопросов. С этой мыслью, Томас, удобно устроившись на соломенном тюфяке, закрыл глаза и мгновенно уснул.
   Едва забрезжил рассвет, гробы были поданы. Грубо сколоченные из неотёсанных сучковатых досок, эти, с позволения сказать, изделия, больше походили на обычные ящики для хранения и перевозки, например, оружия или чего-нибудь ещё, но только не на то, для чего они, на самом деле, предназначались.
   - А гробики то, так себе, - посмеиваясь, сказал Гек.
   - Угу, - согласился Том, - я бы не хотел, чтобы меня в таком хоронили.
   - Да что ты! - саркастически заметил Томас, - уверяю тебя, когда придёт твоё время, тебе будет абсолютно всё равно, в чём тебя похоронят. Ладно, хватит рассуждать. Устраивайтесь, пора ехать.
   Как и предсказывал Деррик, несмотря на то, что повозка нагруженная гробами, проехала почти полгорода, её ни разу не остановили для проверки. Вылезая из гроба, Томас мысленно ещё раз поблагодарил хозяина постоялого двора за находчивость.
   - Не узнаёте? - спросил он, показывая на, деревянный двухэтажный, немного скособоченный домик, с, закрытыми и наглухо заколоченными ставнями.
   - Неужели это тот самый?! - воскликнул Гек.
   - Угу, тот самый. Узнали, значит. Ну, что ж, добро пожаловать. Вход, если кто забыл, со двора, - сказал Томас, широким жестом, приглашая следовать за собой.
   Да, это был тот самый дом, где, почти два года назад, вся троица укрывалась от полиции, после побега с городского рынка. Здесь же, Томас допрашивал шпиона Блэквуда, который изрядно потрепал Тома и Гека.
   - Вот так-то. Теперь это будет наш дом, - сказал Томас, усаживаясь на старый скрипучий диван, покрытый толстым слоем пыли, которая, от сотрясения, лёгким облачком, поднялась в воздух, заставив всех троих, чихнуть.
   - Прибраться бы тут надо, - предложил хозяйственный Гек.
   - Конечно, надо. Сейчас этим и займёмся.
   - Скажи Томас, а кому принадлежит этот дом? - спросил Том.
   - Мне. Вернее не мне, а некоему Гедеону Талботу, на законных основаниях, между прочим. Соответствующие бумаги тоже имеются. Они здесь, спрятаны в надёжном месте.
   - А кто такой, этот Гедеон, как его...? Талбот! - спросил Гек.
   - Это я, - просто ответил Томас.
   - Аааа, - многозначительно переглянувшись, протянули Том и Гек, - понятно.
   - Если вы помните, отсюда до Королевской площади рукой подать. Быстренько прибираемся, перекусываем и приступаем к делу. Ясно?
   - Так точно! - отрапортовали молодые люди.
   Нищий просящий милостыню, напротив шикарного особняка графа Рэндалла, похоже, не вызвал подозрения ни у самого мнимого графа, ни у гвардейцев, патрулирующих улицу, где располагались дома фрубуржских богачей. Это было неудивительно, времена настали тяжёлые, нищих, бродяг, и прочего сброда, расплодилось столько, что власти, не в силах с ними справиться, просто перестали обращать на них внимание. В грязном седом старике со всклоченной бородой напоминавшей многократно использованную мочалку, совершенно невозможно было узнать бывшего узника необитаемого острова. Как только карета, увозящая барона Аусверфа, скрылась за ближайшим углом, Гек, прятавшийся вместе с Томом в кустах, перебежал дорогу, с ловкостью обезьяны, перелез через забор и скрылся в глубине двора графского дома. Забор, окружавший особняк графа Рэндалла был довольно высок, но не представлял собой непреодолимое препятствие, особенно для такого опытного человека, каким был Геккельберри Финн, знавший толк, в проникновении в чужие дома. Задачей Гека, действовавшего по указанию Томаса, была предварительная разведка, прежде всего, он должен был узнать, где находится дом прислуги, и если таковой имелся, выяснить, сколько человек в нём проживают. С первой задачей Гек справился без труда. Кроме конюшни, и собственно самого особняка, никаких строений во дворе больше не было. "Выходит, все слуги живут вместе с хозяином", - подумал Гек. "И как же мне узнать, сколько их? Может всё-таки, нарушить приказ Томаса и забраться внутрь? Например, вон через то окно, оно, похоже, приоткрыто". Рассуждая, таким образом, Гек, прижался к стене и стал осторожно подкрадываться к намеченному окну, острота зрения не подвела юношу, оно действительно, оказалось приоткрытым. Совсем чуть-чуть, но щели хватало, чтобы просунуть туда пальцы. Осталось добраться до самого окна. Карабкаться по стене было не сложно, стены особняка были украшены лепниной, которую Гек, с успехом использовал в качестве лестничных ступеней. Затаив дыхание, он медленно надавил на массивную оконную раму. К его удивлению, тяжёлая рама поддалась легко. Осмелев, Гек уверено толкнул её и, через мгновение, уже сидел на широком подоконнике. Спустив ноги, он мягко спрыгнул на пол, и едва не упал, запутавшись в тяжёлой многоярусной занавеси, свисавшей от потолка до самого пола. Мысленно, обругав себя за неловкость, Гек осторожно, стараясь не создавать лишнего шума, освободился и высунул из-за занавеси голову. Комната была пуста. Взгляд юноши упал на красивый дубовый стол со сверкающей, отполированной до блеска, лакированной поверхностью, который занимал, чуть ли не треть площади помещения. Вокруг стола пристроились двенадцать резных стульев, обитых бардовой парчой. Стены комнаты, по-видимому, служившей столовой, украшали богато инкрустированные картины. Быстро окинув их взглядом, Гек не стал больше заострять своё внимание на интерьере, сегодня, у него была другая цель. Он на цыпочках, пересек комнату, осторожно приоткрыл дверь и выглянул наружу. Никого. В доме стояла просто-таки, гробовая тишина. "Странно", - едва успел подумать Гек, прежде чем получил страшный удар по голове.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 48
  
  
  
  
   Карл Малинпьер заметно нервничал. Завтра должен состояться суд над Анной. Это, из ряда вон, выходящее событие, должно было положить конец несчастьям, постигшим его семью. И вот, теперь, когда королева стоит на пороге лестницы ведущей на эшафот, в воспалённом мозгу Карла вдруг, прорезались ростки сомнения. Так ли уж виновна Анна, на самом деле? Он обвинил её в страшном преступлении в порыве приступа безумия, после очередной встречи с "отцом", которого ненавидел и боялся. Боялся до смерти, до помрачения рассудка и, всё же продолжал с ним встречаться.
   - Господи! Вразуми меня, не дай совершить роковую ошибку! - воскликнул король, воздевая руки к небу. Внезапно, в его голове, снова зазвучали слова отца. "Господь позволил мне помочь тебе, сын. Помни! Это она виновата в твоих бедах! Уничтожь её, пока она тебя не опередила"! Карл безвольно опустил дрожащие руки и упал на колени. Неизвестно, сколько бы он так простоял, если бы не очнулся от стука в дверь. Король с трудом поднялся с колен, пошатываясь и шаркая ногами, словно глубокий старик, направился к письменному столу.
   - Войдите! - разрешил он, усаживаясь за стол. Вошел камердинер.
   - Я посылал за графом Рэндаллом. Где он? - устало, спросил король.
   - Он ещё не прибыл во дворец, ваше величество, - негромко, но внятно ответил камердинер.
   - До сих пор? - удивлённо поднял брови Карл. Камердинер молчал, он просто не знал, что отвечать. Впрочем, король и не ждал от него ответа.
   - Как только он появиться...
   - Слушаюсь, ваше величество! - не дожидаясь окончания фразы, выпалил камердинер.
   - Принесите чаю, - приказал король. Камердинер, молча, поклонился и вышел из кабинета. "Странно", - раздраженно, подумал Карл. "Не похоже на Рэндалла. Где его, чёрт возьми, носит?! Знает же, что я без него, как без рук"!
   В последнее время, король почти не принимал самостоятельных решений, целиком полагаясь на советы графа. В дверь снова постучали. Вошёл всё тот же камердинер с подносом. Сервировав чайный столик, он поклонился и направился к выходу. Уже взявшись за ручку двери, он обернулся и снова поклонился.
   - Что ещё? - спросил король.
   - Ваше величество, герцог Мелвилл просит его принять. Говорит у него срочное дело.
   - Хорошо, - после некоторого колебания, согласился король, - пусть войдет. Принесите ещё одну чашку, - кивнул он в сторону чайного столика. Спустя несколько минут, герцог Мелвилл, тучный лысеющий человек, сидел напротив Карла и старательно заглядывал ему в глаза, словно хотел лишний раз, убедить государя в своей преданности.
   - Я слушаю вас, г-н герцог, - равнодушно произнес король, отпив из чашки крепкий ароматный чай.
   - Ваше величество, - тоном, полным беспокойства, начал Мелвилл, - я считаю своим долгом, предупредить вас о нависшей над всеми нами опасности. Речь идёт о существовании нашего государства! И если мы не ...
   - Не надо, г-н герцог, - поморщился Карл, - что конкретно вы хотели мне сообщить?
   - Хорошо, - сухо сказал герцог Мелвилл, - можно и конкретно. Армия герцогини Кастилья выступила в поход и движется на Фрубург.
   - Вы уверены? - всё тем же равнодушным тоном спросил Карл.
   - Можете не сомневаться, государь. Сведения из надёжных источников.
   Король помрачнел. "Странно", - в который раз, подумал он. "Граф Рэндалл уверил меня, что герцогиню, вот-вот привезут с мешком на голове. Выходит, миссия потерпела крах и граф, либо ничего толком не знает об этом, либо..., говорит мне неправду. Но зачем"? "Непременно нужно с ним поговорить", - решил король, а вслух сказал: - Надо срочно созвать королевский совет, г-н герцог. Займитесь этим.
   - Когда? - спросил Мелвилл.
   - В четыре часа пополудни. Сегодня, разумеется.
   Дождавшись, когда за герцогом закроется дверь, Карл снова задумался и вдруг, поймал себя на мысли, что когда рядом долго нет графа Рэндалла, его ум начинает проясняться. Он снова приобретает возможность трезво рассуждать, не полагаясь на мнение графа, который, за последнее время, морально, буквально подавил его. В присутствии Рэндалла, сам того не осознавая, Карл полностью находился под его контролем. Зависимость от графа стала настолько сильной, что даже сейчас, когда над королевством действительно нависла смертельная опасность, он не мог, как когда-то, взять всё в свои руки и принять нужное решение.
   Заложив руки за спину, король ходил по кабинету и думал, стоит ли ему ждать графа или уже сейчас, не дожидаясь королевского совета, вызвать к себе генералов и отдать им необходимые распоряжения.
   К сожалению, настоящий граф Рэндалл, уже давно был в могиле и ничем не мог помочь своему королю. А мнимый, в настоящий момент, поджидал свои жертвы и, по этой уважительной причине, вынужден был отложить визит в королевский дворец.
   Обеспокоенный долгим отсутствием Гека, Том не выдержал и покинул свой пост. Он подошёл к Томасу и присел рядом с ним, делая вид, что тоже просит милостыню.
   - Что будем делать? - шёпотом спросил он.
   - Думаю, что мы недооценили проклятого кровопийцу. Он в доме. И, похоже, придётся драться с ним в открытую. Давай проверим оружие и пойдём выручать Гека. Если он ещё жив, - добавил Томас, после паузы. От последней фразы Бамбеллы, Тома передёрнуло, он почувствовал, как браслет туго сдавил ему запястье, а лоб покрылся холодным потом.
   - Смотри! Гвардейцы!
   - Спокойно Томми, спокойно. Их всего двое.
   Тревога Тома, оказалась напрасной, красавцы офицеры едва взглянули на двух оборванцев и, вскоре, скрылись за поворотом.
   - Всё! Пошли, - сказал Томас, поднимаясь. С гулко бьющимся сердцем, Том последовал за ним. Дождавшись, когда поблизости, никого не было, они, по очереди, перелезли через забор.
   - Куда? - одними губами, спросил Том.
   - К парадному входу, - неожиданно ответил Бамбелла, разворачивая тряпицу, в которой был спрятан топор.
   - Ты должен быть готовым ко всему Томми. Если боишься, скажи сразу. Я пойду один.
   - Боюсь, - честно признался Том, - но один, ты туда не пойдёшь Томас. Мы должны убить эту тварь, чего бы это нам, не стоило, - твёрдо закончил он.
   - Хорошо, старайся держаться за моей спиной. Вперёд.
   Когда они приблизились к парадным дверям, за их спинами раздался голос, заставивший Тома вздрогнуть всем телом.
   - Эй, вы! Что вам тут надо?!
   Оба немедленно обернулись и увидели мужчину средних лет, сжимавшего в руках, вилы. Судя по одежде, это был работник, ухаживающий за лошадьми. Томас, одной рукой, приложил палец к губам, другой поманил конюха к себе. Тот не двинулся с места, уставившись на дула пистолетов, направленных на него Томом. Не сводя глаз, с конюха, Томас негромко сказал: - Подойди к нему Томми и скажи, что...
   - Я понял, - перебил его Том, и угрожающе подняв пистолеты, медленно двинулся в сторону оторопевшего при виде, наведённого на него оружия, несчастного конюха. Подойдя к нему вплотную, Том, прежде всего, поинтересовался, хочет ли тот жить. Получив утвердительный ответ, Том спросил, сколько слуг в доме.
   - Сейчас трое, - дрожа всем телом, сообщил конюх.
   - Где остальные? - осведомился Том.
   - Кучер уехал без хозяина. Куда, не знаю, - не отрывая взгляд от оружия, сказал конюх.
   - Почему не знаешь, вы, что не общаетесь?
   - Он личный слуга его светлости, появился тут совсем недавно. Ни с кем из нас не разговаривает, только с хозяином, - скороговоркой, объяснил конюх.
   - Бар..., то есть граф, в доме?
   - Да.
   - Хорошо. Теперь иди на конюшню и прикрой за собой дверь. Вилы дай сюда. Вот так. Теперь иди.
   Конюх послушно выполнил приказ. Когда за ним закрылась дверь, Том подпёр её снаружи, вилами и вернулся к Томасу.
   - Что так долго? - недовольно спросил тот.
   - Ты прав, он в доме, - сообщил Том, - кроме него там ещё трое. Но, скорее всего, они нам, если и помеха, то небольшая, и вряд ли знают, кто их хозяин, на самом деле.
   - Неужели?
   - Да. Кучер, вот кто, мог бы нам помешать. Но он уехал.
   - Интересно, куда и зачем? - задумчиво произнёс Томас и, взялся за изящную, бронзовую ручку двери. Немного помедлив, он потянул её на себя. Дверь оказалась не заперта, и открылась довольно легко. В вестибюле не было, ни одной живой души. Цепкий взгляд Томаса при беглом осмотре помещения, не обнаружил ничего подозрительного. Постояв несколько мгновений, он двинулся вперёд, в направлении центра зала. Гулкое эхо от его шагов бесцеремонно разрушило, поистине, могильную тишину, царившую в доме. "Ничего себе, прихожка"! - подумал Том, с любопытством, разглядывая внушительных размеров помещение, больше похожее на зал для торжественных приёмов. Из осторожности, он решил, пока, остаться у входа, сжимая в руках готовые к стрельбе пистолеты. Внезапно, слева от него, послышался какой-то неясный шум. У Тома перехватило дыхание, а по телу пробежала дрожь. Он поднял оружие и повернулся в сторону, где могла скрываться возможная угроза. Тяжелая портьера, приоткрылась и в зал, почти бесшумно ступая, вошел высокий худощавый человек с бледным восковым лицом, на котором ярким пятном выделялись красные, плотно сжатые губы. Одет он был во всё чёрное, исключение составлял лишь красный, в тон губам, подбой его длинного, почти до пят, плаща. Сделав пару шагов, барон Аусверф остановился и посмотрел, сначала, мельком, на Томаса, потом медленно перевёл свой взгляд на Тома. Не выражающий ничего, кроме абсолютного зла, холодный взгляд вампира, пронзил юношу насквозь, впрыснув в него парализующий яд страха. Руки Тома Сойера разом отказались ему подчиняться и безвольно повисли вдоль туловища. Оружие, с громким стуком, упало на пол. Губы барона дрогнули в едва заметной усмешке, и он повернулся в сторону Бамбеллы, продолжавшего неподвижно стоять на месте. Не дожидаясь, действий вампира, Томас поднял пистолет, прицелился и выстрелил. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что стрелял в пустое место. Пуля выпущенная из его пистолета не нашла адресата и, со смаком впилась в драпированную бархатом стену. Томас в изумлении опустил дымящийся пистолет, и стал лихорадочно озираться, пытаясь выяснить, куда подевался барон.
   - Посмотри наверх! - в голосе Тома звучал такой неподдельный ужас, что Бамбелла невольно вздрогнул. Непроизвольно вжав голову в плечи, будто ожидая удара, он посмотрел в указанном направлении. То, что предстало глазам бывшего начальника тайной канцелярии, человека, которого практически невозможно было чем-либо напугать, повергло его в шок. На потолке, прямо над его головой, распластав огромные перепончатые крылья, увенчанные мускулистыми лапами с острыми когтями, сидела гигантская летучая мышь, размером с быка. Тяжёлая многоярусная хрустальная люстра служила ей опорой. Морда монстра, с выпирающими из пасти грязно-жёлтыми клыками, представляла собой нечто среднее между безобразной головой настоящей летучей мыши и изрезанной вдоль и поперёк глубокими шрамами, человеческой головой. Налитые бесконечной злобой, темно-красные глаза, сверкали, словно, два драгоценных рубина, вставленные в недостойную, для них, оправу. Не отрывая взгляд от чудовища, явно готового к атаке, Томас отбросил разряженный пистолет и вытащил из-за пояса топор. Вампир ринулся вниз. Проявив чудеса реакции, Бамбелла, каким-то чудом, успел от него увернуться, в самый последний момент. Страшные когти противно заскрежетали по мраморному полу. Стиснув зубы, Том заставил-таки себя собраться. Браслет, почти до онемения, сжал его запястье, возвращая хозяину силы. Он поднял с пола выпавшее из рук оружие, и выстрелил, разрядив оба ствола. Пули попали в цель, не причинив, однако, монстру особого вреда. Единственное, чего добился Том, это внимания чудовища. Оно обернулось и, перебирая по полу сложенными крыльями, словно костылями, двинулось на него. Том, в ужасе, прижался к стене. В то же мгновение, Бамбелла подскочил к чудовищу сзади, и вонзил свой топор ему в спину, он едва успел вытащить оружие для повторного удара, как гигантское крыло немедленно расправилось и мощным движением, отбросило Томаса, словно пушинку. Он отлетел на добрый десяток шагов, и, уронив топор, упал навзничь, сильно ударившись затылком, об мраморный пол. Удар оказался настолько сильным, что лишил его сознания. Том остался с вампиром один на один. Не передать словами, какой ужас испытывал Том, глядя в его глаза. Отвратительная морда чудовища, неумолимо приближалась к его лицу. Он чувствовал себя абсолютно беспомощным.
   - Получай гадина!!!
   Вслед за этим отчаянным возгласом послышался звон разбитого стекла. Том увидел, как голову гигантской летучей мыши охватывает пламя. Чудовище выпрямилось и, впервые подало голос. Подобный, Том уже слышал. Так визжала ведьма, когда он отрезал ей язык. Вампир развернулся, попутно сбив Тома с ног своим крылом. Ободрённому неожиданной поддержкой, Тому удалось быстро подняться. Он выхватил из-за пояса мачете. Томас настоял на том, чтобы у каждого из них, помимо остального оружия, обязательно был большой нож. Если бы, кто-то вздумал обыскать нищего старика, с утра сидевшего рядом с домом графа Рэндалла, он был бы, мягко говоря, удивлён тем количеством оружия, на котором тот сидел. Только сейчас, Том понял, насколько дальновидно поступил Бамбелла. Не мешкая ни секунды, он, для начала, полоснул остро заточенным лезвием по когтистой лапе монстра, перерезав ему сухожилие, а затем нанёс несколько рубящих ударов по его крылу. Чудовище зашаталось и, прихрамывая, вынуждено было отступить.
   - Надо добить его, Томми! - отчаянно вскричал Гек и поднял с пола топор Бамбеллы. При взгляде на друга, у Тома, на мгновение, сжалось сердце. Голова Гека кровоточила, рубаха изодрана в клочья, руки тоже были в крови, почти по локоть. Но, несмотря на это, взгляд Геккельберри Финна, пылал непоколебимой решимостью. Тем временем, вампиру удалось сбить пламя. Обгоревшая шерсть обнажила сморщенную кожу на его голове. Злобно сверкнув рубиновыми глазами, он взмахнул неповреждённым крылом и попытался сбить с ног Гека. Но тому удалось вовремя отскочить. Воспользовавшись этим, Том метнул нож, целя между глаз монстра. Два горящих глаза, служили для него прекрасным ориентиром. Неуловимым движением, вампир успел закрыться крылом. Смертоносное лезвие вонзилось в перепонку. В два прыжка, Гек подскочил к чудовищу и рубанул его по здоровой лапе. На этот раз, зверь зарычал. Казалось, нанесённые ему раны только раззадорили его. Когтистая лапа схватила Гека за горло и швырнула его на пол. Не давая ему опомниться, вампир навис над ним всем телом, приготовившись разорвать его в клочья. Медлить было нельзя, и Том бросился на выручку. С быстротой молнии, он вскарабкался на спину чудовища, быстро прикинул, где у него может быть сердце и, со всего размаха, вонзил туда осиновый кол. Раздался хруст, кол уперся во что-то твёрдое. Том чертыхнулся. Забивать деревяшку было не чем. Молоток остался в мешке на полу. Тогда он стал наносить беспорядочные удары мачете. Из образовавшихся ран, фонтаном брызнула кровь. Вампир дёрнулся и сбросил Тома со спины. При падении, он больно ударился головой и, что самое неприятное, подвернул ногу. Тем не менее, он поднялся и, прихрамывая, попятился назад. Сделав пару шагов, он споткнулся и снова упал, на этот раз, на что-то мягкое. Оказалось, это Томас, которому встряска пришлась, как нельзя, кстати. Он зашевелился, поднял голову, затуманенным взором посмотрел сначала на Тома, потом перевёл взгляд в сторону и, тут же, мощным толчком ноги, отбросил от себя юношу. Том отлетел к широким мраморным ступеням. Если бы не Томас, его тело, пронзили бы когти вампира. Зарычав, тот набросился на Бамбеллу, но он уже не так был ловок и силён, усилия охотников не прошли даром. Томасу, с большим трудом, но всё же удалось вырваться из его лап. Через мгновение, он уже был на ногах и, несмотря на многочисленные, кровоточащие раны, результат встречи с когтями монстра, снова сжимал в руках своё грозное оружие. Лёжа на полу, Том обратил внимание, что чудовище находится рядом с мраморной статуей, изображавшей девушку-нимфу, несущую на плече кувшин с водой. Статуя привлекла его своим размером. "Метра два, если не больше", - прикинул Том. Он осторожно поднялся и поскакал к скульптуре, на одной ноге. Томас догадался, что собирался сделать Том и стал приближаться к вампиру, отвлекая на себя, его внимание. Ощерив зубастую пасть, монстр приготовился к прыжку. Тяжёлая статуя поддалась не сразу. Для того, чтобы её столкнуть, Том упёрся спиной в стену, а ногами в ягодицы девушки с кувшином. Ценой невероятных усилий, превозмогая сильнейшую боль в повреждённой ноге, он заставил скульптуру сначала пошатнуться, а потом опрокинул её на монстра. Это произошло в тот самый момент, когда барон Аусверф, в личине летучей мыши, уже готов был оторвать Бамбелле голову. Веса и размера статуи не хватало, чтобы полностью подмять под собой вампира, но, для того, чтобы сбить его с ног, вполне было достаточно. Монстр рухнул к ногам Томаса, который мгновенно оценив ситуацию, запрыгнул ему на спину, где по-прежнему торчал деревянный кол. Обухом топора, Бамбелла нанёс мощный удар. Кол, с громким хрустом, вошёл в тело почти наполовину. Зверь взвыл. Томас снова опустил топор, кол вошёл ещё глубже, вампир попытался приподняться, но чувствовалось, что сил на это, у него уже не оставалось. Томас ударил в третий раз. И тут с гигантским монстром произошла метаморфоза. На глазах изумлённых охотников, чудовище превратилось в барона Аусверфа, грудь которого была насквозь пробита осиновым колом. Он лежал ничком. Томас нагнулся и перевернул его на спину. Из горла барона, фонтаном, брызнула тёмно-красная, почти чёрная, кровь. Он был ещё жив и, скаля острые покрытые кровавым налётом, зубы, яростным взглядом сверлил Бамбеллу.
   - Ну, всё. Пора с тобой кончать, сатанинское отродье! - прохрипел Томас и одним ударом отсёк голову вампира. С этого момента, у Вельзевула на одного верного слугу, стало меньше.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 49
  
  
  
  
   Наступила долгожданная тишина. На радостные эмоции, сил не осталось. Опираясь на топор, Бамбелла устало опустился на пол и подмигнул Тому, тот, ответил ему слабой улыбкой.
   - Надеюсь, он никого не укусил?
   Этот вопрос, заставил Тома улыбнуться шире.
   - Будь покоен, Гек! Мы навсегда отбили ему охоту кусаться, - ответил он, и радостно заковылял в сторону лежащего на полу товарища.
   - Здорово. Честно говоря, я не ожидал, что это будет так просто, - со смешком, отметил Гек.
   - Действительно, - смеясь, оценил шутку Том, помогая ему подняться.
   - А где он? - с удивлением, спросил Гек, осматриваясь.
   - Да вот же.... Не понял! Томас! Где барон?! - с тревогой воскликнул Том.
   - Чёрт подери! Куда он подевался?! - вскричал Бамбелла и немедленно вскочил на ноги. Трое охотников, с озабоченным видом, уставились на то место, где, всего минуту назад, лежал обезглавленный труп вампира.
   - Постой, постой, - сказал Том, внимательно разглядывая место гибели барона.
   - Что?! Что ты там увидел?! - хором спросили Бамбелла и Гек.
   - Я, кажется, понял, куда делся труп.
   - И куда же?!
   - Он исчез! - торжественно объявил Том.
   - То есть, как исчез?! Куда?! - изумлённо спросил Гек.
   - Как ты думаешь, что это? - спросил Том, указывая на черные хлопья, усеявшие мраморный пол. Гек присел на корточки.
   - Да это же просто пепел! Я огрел его лампой, прямо по башке! Помнишь? Горящее масло разлилось на его шкуре, ну, и.... Отсюда и пепел, наверное..., - неуверенно закончил Гек.
   - Да. Если бы ты, вовремя, не подоспел со своей лампой, мне каюк. Но этот пепел не от сгоревшей шерсти. Этот пепел и есть останки барона, Гек. Точно также, испарилась цыганская ведьма, которая пыталась убить меня в лесу. Кстати, вспомни волчицу, если мне не изменяет память, с ней тоже случилось нечто подобное. А вот и колышек, - Том нагнулся, и поднял с пола заточенную осиновую палку, которую Томас вбил в сердце вампира.
   - Выходит, нечистая сила, когда её убивают...
   - Именно так, Гек. Недаром же, ведьм и колдунов предпочитают жечь на кострах, и от них остаётся только пепел, - вмешался в разговор Томас.
   - Возможно, - осторожно сказал Том, - но я, до поры, до времени, считал, что вся эта нечисть существует только в воображении писателей. Во всяком случае, у нас...
   - Где это у вас? - удивлённо спросил Бамбелла. Том прикусил язык. Он понял, что почти проговорился.
   - Там, откуда я родом.
   - А откуда ты родом? - быстро спросил Томас.
   - Будто ты не знаешь, - ответил Том с безразличным видом.
   - Ну, хватит! - решительно сказал Гек, - исчезновение барона не сулит нам ничего хорошего, вот о чём сейчас нужно говорить.
   - А ведь верно! - с энтузиазмом, подхватил Том, - как мы теперь объясним королю, что рядом с ним был ненастоящий граф Рэндалл? Учитывая состояние Карла, нам это может выйти боком. Он запросто обвинит нас в убийстве графа и нас повесят.
   - Дааа, - протянул Бамбелла, - ты прав, перспектива вырисовывается нехорошая. Послушайте-ка ребятки. А что, если нам поискать свидетелей? Местный конюх сказал, что в доме находятся трое слуг. Так Том?
   - Да.
   - Тогда давайте учиним обыск.
   - Дохлый номер, - сказал Гек, - они, либо мертвы, либо сбежали.
   - Почему так думаешь? - спросил Бамбелла.
   - А зачем барону свидетели? Уверен, он заранее знал, что мы, именно сегодня, пожалуем к нему в гости.
   - Тоже верно, - задумчиво произнёс Том.
   - Верно, или не верно, время покажет. А пока, давайте всё же осмотрим жилище графа, ребятки. За мной, и, на всякий случай, приготовьте оружие. Мало ли что.
   - Хорошо Томас, - сказал Том, - мы пойдём. Но прежде чем идти, я, как и ты, наверное, очень хочу узнать, что приключилось с Геком. Рассказывай скорее Гек, а то я сума сойду от любопытства.
   - Рассказывать то особо не о чем, - скромно потупился Гек.
   - Я нарушил твой приказ Томас, и залез в дом, ты уж извини, - продолжал он после паузы, - увидел приоткрытое окно, и не сдержался, решил рискнуть. В комнате, в которую я попал, никого не было, но стоило мне высунуть голову в коридор, меня огрели так, что потемнело в глазах. Очнулся от боли, кто-то связывал мне руки. Вернее руку, привязывали к спинке кровати. Хорошо, что я очнулся, до того, как меня успели спеленать. Всё-таки, голова у меня крепкая. В общем, врезал я свободной рукой кучеру, да так удачно, что он почти отключился. Ну, я для верности, ещё и ногой приложился.
   - Кучера? - перебил Гека Том, - какого кучера, того самого?
   - Да, того самого. Я его хорошо запомнил, когда он проезжал мимо нас.
   - Я думаю, барон нарочно придумал трюк с пустой каретой, чтобы заманить нас в дом, - сказал Томас, - сейчас, карета, наверняка стоит где-нибудь на соседней улице или за домом. А кучер этот, доверенное лицо барона. Начинающий кровопийца, наверное.
   - Думаю, так и есть, - согласился Гек, - пока мы дрались, он всё время пытался меня укусить. Изворотливый гадёныш, пришлось повозиться, - солидно продолжил он, - был даже момент, когда я почувствовал, что мне хана. Ваза помогла, большая такая, вовремя под руку подвернулась. Я её разбил об его голову, а потом осколком..., в общем, кое-как справился. А тут вы палить начали. Я понял, что по-тихому, прикончить кровопийцу не удалось. Прихватил лампу и пошёл вас искать. Вот и всё.
   - Ты что его убил? - почему-то шёпотом спросил Том.
   - Наверное, я не проверял. Тут уж Томми, извини, на кону моя жизнь стояла.
   - Ну, да. Ты прав, тут уж не до сантиментов, - вздохнул Том.
   - Молодец Гек, - похвалил молодого человека, Томас, - если бы ты не нарушил мой приказ, неизвестно, как бы всё закончилось. Но на будущее, учти, приказы старших нарушать нельзя.
   - Усёк.
   Поиски живых душ в доме, оказались успешными. Повар и прислуга прятались на кухне. Как и предполагал Том, они не знали о двойной жизни мнимого графа Рэндалла. Свидетели из них оказались никакие, даже, наоборот, их показания могли навредить охотникам. Зато в кабинете графа нашлось письмо герцогини Кастилья к барону. Это был весомый, но, всё же, недостаточный аргумент в пользу Томаса и компании. К сожалению, больше никаких доказательств, существования барона Аусверфа найти не удалось.
   - Нужна сама герцогиня или письма барона к ней. Если она их, конечно, сохранила, - сказал Томас.
   - Если они вообще были, письма эти, - с сомнением произнёс Гек.
   - Ладно. Чего гадать? Уходить надо отсюда, пока не поздно. Вернёмся домой, там всё и обсудим. Эй ты! Подойди сюда! - Томас поманил к себе пальцем тучного повара. Тот не двинулся с места.
   - Иди, не бойся. Ничего мы тебе не сделаем. Том, приведи его что ли, а то у него от страха, ноги отказали.
   Вмешательство Тома не потребовалось, повар взял себя в руки и торопливо засеменил к Томасу.
   - Вот что, любезный. Хочу сказать тебе одну вещь. Хозяин ваш не тот человек, за которого он себя выдавал. Настоящий граф Рэндалл давно уже мёртв. Самозванец просто воспользовался своей поразительной схожестью с графом и занял его место.
   У повара округлились глаза.
   - Я понимаю, что это звучит, как бред. Но это не бред. Поверь мне, пока, на слово. Когда найдутся доказательства, всё станет на свои места.
   - Возможно, вы правы, сэр, - подал голос один из слуг, пожилой седовласый старик, одетый в форму камердинера.
   - Дело в том, сэр, - продолжал он, не спеша, подойдя к Томасу и заняв место рядом с поваром, - что я единственный, кто служит здесь много лет. Остальные были уволены и разбежались, кто куда. Это произошло не так давно, его светлости внезапно захотелось, как он выразился, поменять команду. Поэтому Эмилю, - он кивнул в сторону повара, - сложно вас понять. Я же, могу сказать со всей определённостью, с тех пор, как это произошло, его светлость, словно подменили. Он изменил свои привычки, да и вообще, стал другим. Если бы не внешность, я бы подумал, что это вовсе не граф, а кто-то другой.
   - А почему же он вас оставил? - спросил Том.
   - Я умолял его не выгонять меня, в моём возрасте, я был бы обречен, умереть в нищете. Поначалу, он даже слушать не хотел, а потом вдруг, сменил гнев на милость. Не знаю, пожалел, наверное.
   - Ну, это вряд ли, - усмехнулся Гек, - такому, как он, чувство жалости неведомо.
   - Скорее всего, увольнение всех слуг сразу, могло показаться подозрительным друзьям графа, - рассудил Том, - вот он и решил оставить того, кто служил настоящему графу дольше всех.
   - Как зовут тебя, старик? - спросил Томас.
   - Дэзил, сэр. Я вас знаю, сэр, вы бывали в этом доме. Если мои глаза и память не подводят меня, вас зовут Томас Бамбелла.
   - Хорошая у тебя память старик. Надеюсь, в этом доме найдутся перо и бумага?
   - Так точно, сэр.
   - Принеси, пожалуйста, сюда. И чернила не забудь!
   - Конечно, сэр, - старый слуга, слегка поклонился и вышел из комнаты.
   - Как там тебя? Эмиль, что ли? - Томас ободряюще похлопал повара по плечу, - возвращайся, пока, на своё место. А вот и наш Дэзил! Приятно иметь с тобой дело, старина. Том, садись и пиши письмо королю. Ты у нас самый красноречивый. Пиши, что считаешь нужным, но найди слова, чтобы король начал сомневаться в виновности Анны и, по крайней мере, отсрочил суд над ней. Про меня ничего не скрывай, теперь это не имеет никакого смысла.
   - Так, - Томас повернулся к Дэзилу, - примерно, через полчаса, после нашего ухода, пошли кого-нибудь за полицией. Расскажи им всё, что рассказал нам. Теперь ты Гек. Найди труп кучера, тщательно осмотри тело на предмет наличия признаков начинающего вампира или чего-нибудь в этом роде.
   - Прежде всего, проверь зубы! - посоветовал Том, не отрываясь от письма. Гек быстро ушел.
   - Том, долго ещё? У нас не так много времени. Не ровён час, король пришлёт узнать, куда подевался его ближайший советник. Нам лишний шум ни к чему.
   - Да, да, я понимаю, стараюсь, как могу, - ответил Том, продолжая скрипеть пером.
   Вернулся Гек, с горящими от возбуждения глазами.
   - Так и есть! - выпалил он, с порога, - клыки! Небольшие, правда, но, если открыть рот, сразу заметно!
   - Ещё что-нибудь?
   - Ничего вроде. Труп, как труп.
   - Дэзил, ты слышал? Обязательно покажите труп кучера полиции и пусть посмотрят его зубы. Ясно?
   - Простите, сэр. Могу ли я задать вам вопрос? - заметно волнуясь, спросил Дэзил.
   - Валяй!
   - Вы намекаете на то, что в доме его светлости, скрывался самый настоящий кровопийца? Я вас правильно понял? Тот самый, который по ночам убивал людей и пил их кровь?! Неужели это правда?!
   - В этом доме, старик, скрывался не один, а целых два вампира. Один, которого вы знали под именем его светлости графа Рэндалла, а другой, его верный помощник, он же кучер. Правда, скорее, он был не вампир, а вампирёныш, но сути дела это не меняет. Скажи, часто ли граф, уезжал куда-нибудь, по ночам?
   - Да, частенько..., - в ужасе прошептал Дэзил и попятился, осеняя себя крестным знамением.
   - Ну, вот, делай выводы.
   - Я закончил, - сказал Том и протянул исписанный лист бумаги Томасу. Тот взял письмо и быстро пробежал его глазами.
   - Молодец! Я в тебе не сомневался, - удовлетворённо сказал он, - давайте, ребятки поставим свои подписи. Надеюсь, мою руку Карл узнает.
   Первым расписался Томас, потом Том, последним Гек. Бамбелла свернул письмо в трубочку и обратился к Тому: - У тебя письмо герцогини?
   Том, молча, протянул ему письмо.
   - Отлично. Так, Дэзил, вот эти два письма, обязательно должны попасть в руки королю.
   - Но, как, же я...?
   - Твоё дело передать их полицейскому офицеру и рассказать о своих подозрениях насчёт мнимого графа. Ясно? Если сделаешь всё так, как я сказал, невиновный человек может избежать незаслуженного наказания.
   - У тебя есть шанс, спасти саму королеву от виселицы, - уточнил Том, - помни об этом.
   - Всё, уходим, - сказал Томас. Будучи уже в дверях, он оглянулся, - освободи из плена конюха, мы его там заперли, чтобы не мешал.
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 50
  
  
  
  
   Фаворит и ближайший помощник короля Мармонта, граф Рэндалл, так и не появился во дворце до начала королевского совета. Король, поначалу, слегка раздосадованный отсутствием графа, хотел было, послать за ним, но внезапно передумал, поймав себя на мысли, что чувствует себя значительно лучше в отсутствие своего советника. Вдруг, куда-то испарилась тяжесть, давившая на него, с тех самых пор, как одну из его дочерей укусил, теперь он в этом не сомневался, вампир. Голова Карла прояснилась, а необычный, за последнее время, прилив сил, заставил его отбросить мрачные мысли и сосредоточиться на неотложных государственных делах. В зал, в котором, в ожидании короля, вокруг знаменитого овального стола выстроились члены королевского совета, государь вошёл бодрым, пружинистым шагом, что вызвало у присутствующих оживлённую реакцию. Отметив про себя, далеко не полный состав совета, Карл направился к своему месту.
   - Почему вас так мало, господа? - вместо приветствия, грозно спросил король, - где, например, генерал Фресс, чёрт возьми?! Или в Мармонте появились люди, которым безразлична судьба государства?!
   - Прошу прощения, ваше величество, - тихо произнёс герцог Мелвилл, - генерал Фресс арестован по приказу графа Рэндалла, согласно вашему распоряжению.
   Король вздрогнул и удивлённо приподнял брови: - Арестован? За что? Я не припомню, чтобы я..., - он вдруг, смешался и замолчал. Повисла неловкая пауза. После минутного раздумья, король нервно тряхнул головой и решительно продолжил: - Хорошо, с этим потом разберёмся. Садитесь, господа.
   Он дождался, пока все рассядутся по своим местам, сел сам и задумчиво посмотрел на герцога, - Вот что, г-н герцог, - сказал король, после паузы, - распорядитесь, чтобы сюда привезли генерала Фресса и, как можно скорее! Я не могу проводить совещание без одного из лучших полководцев королевства.
   Получив молчаливое одобрение Карла, герцог покинул своё место и сделал знак одному из офицеров стоящих у двери на часах. Тот вытянулся в струнку, отдал честь и чеканным шагом подошёл к вельможе, чтобы получить приказ.
   Так, король Мармонта снова стал самим собой. Эта удивительная метаморфоза вновь вселила в его подданных веру в то, что мрачные страницы истории их государства перевёрнуты раз и навсегда. Королевский совет, не собиравшийся с тех пор, как начались события, чуть не приведшие короля к помешательству, прошёл в конструктивном и деловом ключе. Карл чётко сформулировал задачи стоящие перед военачальниками и те, с энтузиазмом, бросились их решать. Прошло около часа, после окончания совета, когда Карлу доложили, что его срочно просит принять исполняющий обязанности начальника тайной канцелярии. Выслушав его, Карл внимательно прочитал письмо, написанное Томом Сойером и подписанное им и его друзьями. Письмо потрясло короля, он велел, как можно скорее, разыскать всех троих, даже, если для этого понадобиться перевернуть вверх дном весь Фрубург. Вся полиция и все агенты тайной канцелярии были подняты на ноги, город вмиг превратился в растревоженный улей. Между тем, подготовка армии к неизбежному столкновению с приближающимися к Фрубургу войсками герцогини продолжалась строго по намеченному плану и возня, связанная с поисками Бамбеллы и его друзей, никоим образом не сказалась на работе военных.
   - Вот, что я надумал, друзья мои, - сказал Томас, снимая с себя фальшивую бороду. Он только что, вернулся с городского рынка, куда ходил за продуктами, и теперь, с видимым облегчением, возвращал себе свой настоящий облик.
   - О чём ты, Томас? - спросил Том, жадно откусывая кусок хлеба.
   - О том, что пришло время, нам выйти из подполья и сдаться властям.
   - Как так? - озадачено спросил Гек.
   - Похоже, старый Дэзил сделал всё, как надо. Город буквально стоит на ушах. Нас ищут и очень активно.
   - Ну и что? Пусть себе ищут, на здоровье. Мы тут будем сидеть, пока вся шумиха не уляжется, а потом...
   - Что потом? - перебил Гека, Томас и повторил, - что потом? Уйдём из города и станем изгоями, вынужденными всю жизнь скрываться от властей?
   - Почему скрываться? Уедем подальше, где нас никто не знает. Я думаю, с нашими деньгами, это будет не трудно. Мы своё дело сделали и нас здесь ничего не держит. Разве я не прав? - обратился он к Тому.
   - Нет, Гек, не прав, мы своё дело ещё не сделали, вернее недоделали. Анна по-прежнему в тюрьме. Войска герцогини на подходе к Фрубургу. И кто знает, хватит ли сил у Карла, чтобы противостоять им.
   - Верно, говоришь, Том, - одобрил Томас, - раз уж мы вписались в это дело, надо идти до конца и помочь королю со всем этим справиться.
   - Стоит нам открыться и король нас повесит. Вот увидите, - сказал Гек.
   - Да, есть такая вероятность, - подтвердил Томас, - но мне, почему-то кажется, Карл на пути к выздоровлению и больше не захочет напрасной крови.
   - Почему?
   - Ну, посуди сам. Стал бы король тратить столько сил на наши поиски, когда несравнимо более могущественный и сильный враг у ворот столицы Мармонта? Зачем такая срочность? Объяснение тут может быть только одно, король поверил нам и ищет встречи.
   - Для того, чтобы повесить нас за убийство графа Рэндалла! - продолжал упрямиться Гек.
   - Да риск есть, никто не спорит. Но, за последнее время, мы столько рисковали, что рискнуть ещё разок, думаю, стоит!
   - Конечно, стоит! - горячо поддержал Бамбеллу, Том, - тем более, что у меня созрел план, как победить герцогиню.
   - Так ты ещё и военный стратег?! Воистину, ты кладезь талантов, Томми! - широко улыбаясь, сказал Томас.
   - Ладно, уговорили, - сдался Гек и, с недовольным видом, уселся на скрипучий диван.
   Когда королю доложили о том, что разыскиваемая троица добровольно явилась в полицию, он очень обрадовался и приказал немедленно доставить всех троих во дворец. Спустя полчаса, Томаса Бамбеллу и компанию, под усиленным конвоем, завели в кабинет короля Мармонта. Минут пять, Карл, молча, на них смотрел, переводя взгляд с одного, на другого.
   - Что ж, садитесь, господа, - наконец, прервал молчание король и, не дожидаясь пока гости или пленники, рассядутся, круто развернулся и направился к своему письменному столу. Заняв привычное место за столом, король жестом отпустил конвоиров. Офицер, возглавлявший конвой, позволил себе немного задержаться и бросил на короля вопросительный взгляд. Однако король нетерпеливо повторил свой жест, и офицер немедленно удалился вслед за солдатами.
   - Ну, - не утруждая себя приветствием, осведомился Карл, - с чего начнём, господа?
   Говорил, в основном Том, Томас изредка вставлял реплики, не давая своему красноречивому товарищу, уходить от конкретики. Гек предпочёл помалкивать. Король слушал внимательно, не перебивая и не задавая вопросов. Наконец, Том умолк. Повисла пауза, которую нарушил король.
   - Как тебе удалось бежать с острова, Томас? - спросил он своего бывшего друга и соратника. Этот вопрос прозвучал несколько неожиданно. Во всяком случае, ни Том, ни его друзья, не предполагали, что Карл первым, задаст именно его.
   - Это длинная история, ваше величество, - спокойно ответил Бамбелла, - и я вам её обязательно расскажу, но, с вашего позволения, позже. Сейчас, насколько я понимаю, ситуация складывается критическая, войска герцогини Кастилья на подходе к Фрубургу и...
   - И что?! - резко перебил его король, - у тебя есть средство остановить её?!
   - Да, у нас есть кое-какие соображения на этот счёт, - подчёркнуто спокойно отреагировал Бамбелла.
   - Какие же? Позвольте поинтересоваться, - удивлённо и, в то же время, насмешливо спросил Карл.
   - У Тома Сойера есть предложение по этому поводу, - пояснил Бамбелла.
   - Слушаю, - посерьёзнел король и, с любопытством, перевёл взгляд на Тома.
   - Герцогиня не знает, - немного волнуясь, начал Том, - что барона больше нет. И поэтому, не сомневается в лёгкой победе. Я предлагаю, беспрепятственно подпустить её к стенам Фрубурга. Если она не встретит сопротивления, она подумает, что барон сделал своё дело окончательно, и город, как и всё королевство, у её ног.
   - К чему вы клоните, молодой человек? - повысил голос, Карл.
   - Можете называть меня, как раньше, Том, мне так удобнее, ваше величество. Так вот, увидев никем не защищаемый город, герцогиня, как и её генералы, обязательно потеряют бдительность. И вот тут, нужно неожиданно ударить по ним с флангов. Пока они сообразят, что к чему, начнётся паника. Вдобавок, когда герцогиня увидит вас, живым и невредимым, ваше величество, она сломается, помяните моё слово.
   - Разрешите, ваше величество? - попросил Томас.
   - Говори!
   - Я полагаю, у нас не так много времени, чтобы, успеть подготовить войска к открытому бою.
   - У нас? - презрительно поднял брови, Карл.
   - Простите, сир. Я хотел сказать, у вас, - голос Томаса, слегка задрожал.
   - И что же? - всё больше раздражаясь, спросил король.
   - Поэтому я считаю, что, в целом, план Тома Сойера весьма неплох. Местность в окрестностях Фрубурга вполне подходящая для его реализации. Конечно, некоторой корректировки план потребует, но, повторюсь, в целом, идея хорошая. По крайней мере, к ней стоит прислушаться.
   - Для убедительности, - снова влез в разговор, Том, - можно пустить слух, что король Мармонта..., - он замялся, - как бы это сказать....
   - Ну, ну, - подбодрил его Карл, - смелее.
   - Что король Мармонта.... Простите, ваше величество, сошёл с ума или умер.
   Бамбелла и Гек дружно вздрогнули и посмотрели на Тома, как на умалишённого. А Карл неожиданно расхохотался. Его заразительный смех заставил всех вздохнуть с облегчением.
   - Господи, я уже и забыл, когда так смеялся, - сказал Карл, утирая выступившие от смеха слёзы.
   - Скажите, ваше величество, уже известно, как близко находятся войска герцогини от Фрубурга? - спросил Том.
   - Известно, что они движутся, не так быстро, как могли бы. И если они продолжат в том же духе, то будут здесь, дня через три, ну, может быть, четыре. А что?
   - Скорость их передвижения лишний раз доказывает, что герцогиня уверена в успехе и предпочитает ехать с комфортом. А мы, пустив о вас слухи, подогреем её самоуверенность.
   - Да, Том, - со вздохом, сказал король, - я лишний раз убедился в твоей незаурядности. И, пользуясь случаем, хочу извиниться перед тобой и твоим товарищем, за то, что несправедливо подозревал вас в нечестности и предательстве. Вы, вернули мне дочь и душевное здоровье, а это дорогого стоит. Не передать словами, насколько я вам благодарен.
   - Простите ваше величество, за мою дерзость, но я не совсем согласен с вами. И я, и Гек, от всей души принимаем вашу благодарность, но, мне кажется, что вы забыли про Томаса Бамбеллу. Если бы не он, мы бы перед вами, сейчас, не стояли, а барон Аусверф добился бы своей цели!
   Король бросил мимолётный холодный взгляд на Бамбеллу и снова посмотрел на Тома.
   - Что ж, возможно ты прав. Но прежде всего, это человек, совершивший серьёзное преступление. Причём, дважды. Потому что побег из места заключения, это тоже преступление или тебе это неизвестно?
   - О! Ваше величество! - с жаром, воскликнул Том, - уверяю вас, если вы узнаете обо всём...
   - Стоп, Томми! Более ни слова! - поднялся со своего места Бамбелла, - его величество прав. Прежде всего, я беглый преступник и меня нужно судить за побег. Ваше величество, - обратился он к Карлу, - я ни на что не претендую и со смирением приму заслуженное наказание.
   - Но это несправедливо! - воскликнул Том, - Ваше величество! Умоляю, если Томас не хочет себя защищать, дайте мне возможность оправдать его! Я не прощу себе, если вы не узнаете всего, что с нами произошло с тех пор, как мы с Геком, по счастливой случайности, оказались на острове.
   - В самом деле? - оживился король, - На том самом острове?
   - Да, ваше величество!
   - Очень интересно! - воскликнул, явно заинтригованный Карл.
   - Так я расскажу?! - с надеждой, спросил Том.
   - Рассказывай, - разрешил Карл и откинулся на спинку кресла, приготовившись слушать.
   - Но, перед тем, как я начну, один маленький, но очень важный вопросик. Можно?
   - Прошу.
   - Скажите, ваше величество, что станет с Ан..., простите, с королевой? Меня и моих друзей, очень волнует её судьба.
   - Ты смелый и добрый парень, Том, - сказал король, и уголки его губ тронула почти незаметная улыбка, - её величество у себя в покоях, отдыхает. Надеюсь, завтра она сможет принять вас.
   - Здорово! - воскликнул Том и, с облегчением, выдохнул.
   - Кстати, если вам интересно, Тильда и Хильда чувствуют себя значительно лучше. А ведь это была тоже твоя идея Том, изолировать их, помнишь?
   - Конечно, помню! Но, как вам удалось не допустить к ним барона?
   - Не знаю, - пожал плечами король, - наверное, потому, что он сам к ним особо не рвался. Видимо, решил оставить их герцогине, в качестве трофея. Ну, хватит о грустном! Давай Том, начинай, времени у нас в обрез, а надо ещё успеть поставить жирную точку в нашей истории.
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЭПИЛОГ
  
  
  
  
   Как и следовало ожидать, герцогиня с удовольствием, заглотила приготовленную для неё наживку. Слух о сумасшествии и последующей смерти короля Мармонта заставил её окончательно забыть об осторожности. Слишком долго она ждала этого часа, часа триумфа, часа отмщения, чтобы внимать предостережениям своих генералов. Внезапная атака мармонтской армии явилась для предвкушавших лёгкую победу войск герцогини, полной неожиданностью. Ни офицеры, ни солдаты, не смогли толком собраться и оказать сопротивление войскам, ведомым самим королём Мармонта. Увидев Карла живым и полным сил, герцогиня Кастилья чуть не лишилась чувств. Её разочарование было настолько глубоким, что она вмиг потеряла способность что-либо соображать. Словно в тумане она смотрела, как армия, во главе которой, она должна была триумфально прошествовать по улицам Фрубурга, теперь бежит, не обращая никакого внимания на свою предводительницу.
   - Ваша светлость! Очнитесь, ваша светлость! - герцогиня вздрогнула и, с удивлением, узнала капитана Вернера, отчаянно трясшего её за плечо.
   - Вы что себе позволяете, капитан! Уберите руку, сейчас же!
   - Не до церемоний, ваша светлость, бежать надо! Пока не поздно!
   - Бежать?! Куда бежать?! Где граф Седрик?!
   - Граф Седрик в плену. Он сдался самому королю Мармонта. Если вы хотите выжить, Летиция, я и мои люди, готовы попытаться спасти вас. Вы только возьмите себя в руки и ...
   Не закончив фразы, капитан, лицо которого внезапно исказила гримаса боли, схватился рукой за грудь. Герцогиня с ужасом наблюдала, как её верный телохранитель припал к холке своего коня. А когда она почувствовала, что чья-то сильная рука обхватила её талию, Летиция Кастилья упала в обморок.
   Обратив войска герцогини в бегство и захватив в плен её саму, Карл решил не останавливаться на достигнутом, и приказал своим генералам продолжать преследование противника, вплоть до взятия Мендина. Король, во что бы то, ни стало, хотел выполнить данное себе обещание, уничтожить династию Кастилья и полностью подчинить герцогство.
   Том Сойер и его ближайший друг, и товарищ Геккельберри Финн, благоразумно решили не принимать участия в сражении. А вот Томас Бамбелла вновь примерил офицерский мундир и, как в старые добрые времена, стал тенью своего короля. Узнав подробности приключений своего бывшего соратника и его молодых друзей, король, посоветовавшись с супругой, решил помиловать его и простить. Он вернул Томасу офицерское звание и вновь, доверил командовать королевскими гвардейцами.
   Мир и спокойствие снова вернулись в королевскую семью. Анна была на седьмом небе от счастья. Она раз сто успела поблагодарить Тома и Гека за то, что они сделали для неё, для принцесс, ну, и, конечно же, для короля. Тильда и Хильда тоже не оставались в долгу, не уставая восхищаться их подвигами. Особенно усердствовала Тильда, не отпускавшая от себя Гека, буквально, ни на шаг, что, к некоторому удивлению Тома, не вызывало недовольства у его свободолюбивого друга. Сам же Том изрядно устав от повышенного внимания со стороны членов королевской семьи, почувствовал большое облегчение, покинув королевский дворец. Он должен был выполнить обещание, которое дал девушке по имени Роза, некогда, спасшей ему жизнь во дворе гостиницы "Три жареных пескаря". Гек, было, вызвался сопровождать его в этой поездке, но Том решительно отказал ему. Впрочем, его товарищ, на этот раз, был не особенно настойчив. Том выехал из Фрубурга, едва забрезжил рассвет, и в Дорсад прибыл ещё засветло. Он без труда нашёл гостиницу, с которой у него было связано столько воспоминаний. К его великой радости, первым кого он увидел въезжая через широко распахнутые ворота во двор, была Роза, собственной персоной. Обнимая девушку, Том почувствовал, что у него совершенно нет желания выпускать её из своих объятий. Наверное, Роза чувствовала то же самое, по отношению к Тому, потому что, явно не торопилась из них высвободиться.
   - Теперь ты богатая невеста, Роза, - сказал Том, когда они сидели за столом в ожидании ужина.
   - Да, - кокетливо улыбнулась девушка, и лицо её залила краска смущения.
   - Мой тебе совет, дорогая, - продолжал Том, чувствуя, как у него запылали щёки, - уезжай отсюда. Например, в столицу. Там и жениха достойного найдёшь. С таким приданым, к тебе очередь выстроится.
   - А может, я уже нашла, - опустив глаза, еле слышно пролепетала Роза. Том почувствовал, как покраснел до самых кончиков волос.
   - Ну, ты..., это.... На кого намекаешь, на меня, что ли? - заикаясь от волнения, шепотом, спросил он. Роза молчала, не поднимая головы. Молчал и совсем растерявшийся, Том. Принесли ужин. Появление служанки с тарелками вывело обоих из состояния ступора. Первым заговорил Том.
   - Послушай, Роза, - мягко начал он, - я ещё слишком молод и, несмотря на то, что ты мне очень нравишься, не готов к серьёзным отношениям. Понимаешь?
   Роза по-прежнему, молчала и не поднимала головы.
   - Давай, пока, побудем друзьями. Просто друзьями. А? Если ты переедешь во Фрубург, мы сможем, часто видится, - соврал он, чувствуя, как снова краснеет. Девушка подняла голову, в глазах у неё стояли слёзы.
   - Я не хочу переезжать, - тихо, но твёрдо произнесла она, - г-н Лесандр хочет уехать отсюда, со всей своей семьёй, и продаёт "Трёх пескарей". Я куплю у него гостиницу. Тех денег, что ты мне привёз, должно хватить.
   - Ну и хорошо, - с облегчением, выдохнул Том, - я уверен, что под твоим руководством, гостиница будет процветать.
   - Вдвоём было бы легче заставить её процветать, - сказала Роза, пристально глядя на Тома. Тот не выдержал её взгляд и отвёл глаза.
   - Кто ж, спорит, - тихо сказал он, и, со вздохом, повторил, - кто ж спорит.
   Возвращался Том с тяжёлым сердцем, потому что чувствовал себя предателем и, по отношению к девушке, признавшейся ему в любви, и, по отношению к своему лучшему другу, с которым снова пришла пора расставаться. И, в этот раз, скорее всего, навсегда. Но чем ближе подъезжал он к городу, ставшему для него почти родным, плохое настроение сменила тихая грусть. Грусть, от того, что пришло время возвращаться домой и никуда от этого не деться. Он поймал себя на мысли, что в данную минуту, испытывает такое же чувство, какое обычно испытывал в конце лета, когда заканчивалось самое лучшее время в жизни каждого школьника, вне зависимости от возраста. Показались первые постройки, свидетельствующие о приближении к большому городу. Том натянул поводья и слез с коня. "А надо ли мне туда возвращаться"? - подумал он и вдруг, почувствовал такую тоску, от которой у него защемило сердце, а на глаза навернулись слёзы. Том долго смотрел в сторону Фрубурга и не решался сдвинуться с места. Его мучил вопрос. "Неужели я больше никогда сюда не вернусь"?! Постояв так ещё немного, он смахнул предательски скользнувшую по щеке слезу, широко улыбнулся и сам себе ответил, - Никогда не говори никогда, Серёжа!
  
  
  
  
  
  
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"