Акимов Вадим Вадимович: другие произведения.

Возможно Ли Обуздать Монстра Наркомании?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это - статья, написанная несколько лет назад про заказу одного из ведомственных журналов, размещается мной среди прочих материалов антифоменковской направленности не случайно. Фоменкизм на нестойкие умы оказывает наркотически-разрушительное воздействие. И потому статья здесь будет вполне уместна.

  ВОЗМОЖНО ЛИ ОБУЗДАТЬ МОНСТРА НАРКОМАНИИ?
  
  I
  
  Наркомания продолжает свое триумфальное шествие по миру. Потребление дурманящих и опьяняющих препаратов людьми всех национальностей и возрастов неуклонно возрастает. Печать и электронные СМИ переполнены материалами на "наркотическую" тему; статистика свидетельствует об угрожающем росте числа людей, вовлекаемых в добровольное безумие наркодурмана; медики свидетельствуют о прогрессирующей деградации целых социальных слоев под влиянием безудержного потребления "белой смерти". Клиники для наркоманов переполнены. Проблема наркотизма - одна из дежурных тем парламентов и головная боль правительств ведущих стран мира.
  
  Доходы наркомафии не уступают денежным оборотам крупнейших транснациональных корпораций. Фактически сложилась и расширяется целая инфраструктура отраслей и сфер деятельности, связанная с производством, транспортировкой, организацией сбыта и потребления марихуаны, героина, крэка, кокаина и прочих наркотиков, в том числе и особо опасных искусственно синтезированных препаратов.
  
  Правительство большинства стран предпринимают отчаянные условия, пытаясь хотя бы немного сбить волну наркотизма. Тема наркомании не сходит со страниц периодической печати и экранов телевидения. Во множестве издаются научные труды, в которых вводится в оборот понятие наркоцивилизации, составляющей суть и системообразующий элемент современного социума.
  
  Общество со сложившимися традициями наркопотребления нравственно искажено и социально деформировано. Генофонд целого ряда наций поставлен под угрозу. Порой создается впечатление, что человечество находится во власти какого-то чудовищного монстра, словно насмехающегося над попытками людей обуздать его и обрекающего человечество на медленное, но неуклонное вырождение.
  
  Россия, позднее других стран вступившая на порочную стезю наркомании, словно вознамерилась одним стремительным рывком догнать и перегнать ведущие страны Запада в потреблении "белой смерти".
  
  Методы борьбы с наркоманией используются самые различные - от полицейских и судебных с применением драконовских мер наказания (вплоть до высшей меры), до медико-профилактических, от полного законодательного запрещения до легализации в отдельных странах "легких" наркотиков (последнее делается в иллюзорной надежде, что тем самым удастся сократить потребление более опасных препаратов). Но, увы, радикальных, по-настоящему результативных и способов борьбы с этой поистине вселенской опасностью пока не найдено.
  
  Подходов к определению наркомании и наркотизма множество, но большей частью все они тяготеют к одной из двух трактовок данного феномена: накромании, как болезни (то есть явления социально-медицинского) и криминального наркотизма (социально-правового явления). Между тем проблема наркомании значительно шире. Обратимся к историческим корням проблемы/
  
  II
  
  Наркотизм - проблема отнюдь не последнего столетия. Использование людьми одурманивающих средств уходит своими корнями во тьму веков. Египетские папирусы и вавилонские клинописные таблички, античный эпос и скандинавские саги содержат любопытнейшие сведения об использовании наркотических веществ в медицинских, религиозно-ритуальных и иных целях. Целый пласт древних легенд, сказаний и литературных памятников прямо или косвенно связан с употреблением наркотиков. Древнегреческие жрицы-пифии храма Аполлона в Дельфах, надышавшись одурманивающего вулканического газа, выходившего из расщелины сказы, приходили в наркотический экстаз и пророчествовали о будущем. Египетские и вавилонские жрецы использовали наркотизацию (главным образом опийную) для вызывания в помраченном сознании доверчивых прихожан образов богов. "Одиссея" Гомера содержит рассказ об избавлении Одиссеем его товарищей из плена у лотофагов - народа, одурманивавшего себя цветами лотоса. В Ведах - древнейших памятниках индийской культуры, содержащих религиозные гимны, мифы и формулы заклинаний, описывается одурманивающее действие каннабиса (по-видимому, марихуаны). Жители Мексики в древности при отправлении религиозных обрядов применяли сок кактуса, по преданию избавляющий от зла и горестей. Жрецы у викингов раннесредневековой Европы варили из мухоморов "напиток мужества", который давался воинам перед битвой. Отведав этого напитка, воины приходили в неистовство, и с диким воем и рычанием, с пеной у рта и выпученными глазами бросались на неприятеля, не чувствуя ран и боли.
  
  На протяжении столетий у многих народов наркотики использовались как обезболивающее средство, сделавшись неотъемлемой частью медицины того времени. Одновременно происходили засекречивание, сакрализация сведений о "чудодейственных" препаратах, складывается монополия определенных сословий (главным образом жреческого) на сокровенное знание о наркотических веществах.
  
  В зависимости от особенностей исторического развития, традиций и природно-географических условий складывались как способы потребления наркотиков, так и возделывания растений, содержащих наркотические вещества. В Южной Америке традиционно употребляли листья коки (исходное сырье для получения кокаина). В Юго-Восточной Азии был распространен опиум - продукт переработки опийного мака. Индия, Центральная и передняя Азия были местом потребления млечного сока и пыльцы индийской конопли (гашиш, анаша, марихуана). В зависимости от типа наркотика или его исходного сырья, а также ритуальных или иных целей варьировались и способы употребления (прием внутрь с питьем или едой, курение, вдыхание, жевание, и др.)
  
  Немало примеров использования наркотиков в тех или иных целях дает нам история стран Востока. Ислам, резко осудивший и запретивший устами пророка Мухаммеда употребление вина, к потреблению наркотиков относился более терпимо. Правители стран Востока специально распространяли наркотики среди своего народа, добиваясь его беспрекословного подчинения и полного повиновения. Одновременно в кругах высшей мусульманской знати, возникает своего рода культ наркопотребления, главным образом марихуаны, ставший непременным атрибутом окружавшей их атмосферы роскоши и удовольствий. Широко распространенный и поныне на Востоке курительный прибор - кальян изначально предназначался именно для наркокурения.
  
  Начиная с эпохи крестовых походов (X - XII вв.), познакомивших европейцев с доселе неведомыми им обычаями и культурой народов Востока, начинается постепенное проникновение наркотиков в страны средневековой Европы. Позднее, в эпоху становления рыночных отношений, развития промышленности и международной торговли наркотики приобретают новый импульс для своего развития. Многие страны из-за баснословных прибылей включаются в процесс выращивания, возделывания, перевозки, торговли, иных незаконных операций с наркотиками. Наркотики делаются мощным средством влияния на колониальные народы. Проблемы, прямо или косвенно связанные с производством и продажей в колониальных странах наркотиков, делаются фактором международной политики. Так, Англия, производившая в XIX столетии опиум в покоренной Индии для последующей продаже его в Китае, явилась инициатором так называемых "опиумных войн" (англо-китайская и англо-франко-китайская войны 1840-1842 и 1856-60 гг.). Однако колоссальные прибыли, извлекаемые из этой торговли, дали и "побочный" эффект - привели к распространению опийной наркомании в самой Англии, где, начиная со второй половины XIX столетия без курилен опиума и притонов для наркоманов не обходился ни один крупный город.
  
  В дореволюционной России основным очагом распространения наркотиков была Средняя Азия. Здесь наркотизация населения шла на фоне крайней нищеты и глубочайшего невежества, на базе традиций использования некоторых наркотических вещество в народной медицине и при приготовлении некоторых национальных блюд.
  
  Уже этот краткий исторический экскурс позволяет выделить целый ряд аспектов "наркотической" проблемы: историко-традиционный (факты наркотизма являются частью ряда древних легенд, образующих основу национальной культуры многих народов); медицинский или врачебный, основанный на обезболивающем или усыпляющем эффекте наркотиков; религиозно-ритуальный, связанный с введением верующего в мир образов и видений; прогностический (пророчества, предсказания будущего в наркотическом трансе); социально-политический (контроль, духовное порабощение определенных сословий властью), криминальный и связанный с ним юридический (сращивание наркомании с преступным миром, правовые стороны проблемы); собственно наркотический (способность вызывать эйфорию, "кайф", иллюзорное ощущение удовольствия или покоя, уход от тягот и невзгод в мир приятных грез и галлюцинаций).
  
  Этот краткий перечень представляет собой, по существу, не что иное, как обозначение тех областей или сфер общественной жизни, с которыми так или иначе оказывается связанной проблема наркомании: государственное управление и народные традиции, медицина и здравоохранение, религия и право; внутренний духовный мир личности.
  
  Этот весьма непростой круг вопросов и тем, с которыми с неизбежностью оказались вынужденными работать те, кто так или иначе был причастен к борьбе с наркотиками и наркоманией, с начала XIX столетия начал стремительно дополняться еще одной составляющей - информационно-пропагандистской. Связано это было с коммерциализацией литературы и средств массовой информации, нашедших в наркотиках поистине неисчерпаемую тему. Эксплуатация этой темы оказалась (иной раз вопреки усилиям авторам литературных произведений и публицистам) отнюдь не безобидной.
  
  III
  
  Пожалуй, сейчас трудно отыскать жанр художественного творчества, который так или иначе не оказался бы вольно или невольно вовлеченным в эксплуатацию "наркотической темы". Свой вклад в рекламу и, следовательно, дальнейшее распространение наркомании внесла и научная и творческая интеллигенция. Воспоминания и откровения некоторых врачей-энтузиастов, пробовавших на себе действие обезболивающих или наркотических препаратов, сверх всякой меры раздувались и приукрашивались журналистами, взахлеб рассказывавшими публике о "необыкновенных ощущениях" людей, приобщившихся к морфию или опиуму. Появляется и начинает свое триумфальное шествие новый, "отпочковавшийся" от медицины способ потребления наркотиков - подкожные инъекции.
  
  Художники, в поисках творческого вдохновения начавшие экспериментировать с искусственными психостимуляторами, всячески рекламировались литературой и прессой. Сама атрибутика и образ жизни наркомана, отрешенного от текущих житейских проблем и живущего в особом, как бы запредельном потустороннем мире делается к середине-второй половине XIX века неотъемлемой составной частью описания художественной богемы. Алкоголь, азартные игры, секс, наркотики, полное пренебрежение текущими политическими, социальными проблемами, семейными узами образовали в совокупности некий устойчивый стереотип восприятия массовым сознанием художника, писателя, артиста, просто богатого человека, ведущего "легкую" жизнь.
  
  Едва ли не вся мировая литературная классика оказалась так или иначе вовлеченной в процесс косвенного рекламирования мифов и легенд о наркотиках и наркомании. Вокруг них начинает создаваться ореол загадочности и таинственности, им начинают приписываться совершенно невероятные свойства и возможности. Обстановка тайны, которая искусственно насаждалась вокруг наркотиков, повела к возникновению целого ряда мифов о них.
  
  Пожалуй, одним из главных является миф о непобедимости наркомании, невозможности искоренить потребление наркотиков, сама потребность в которых является якобы неотъемлемой составной частью человеческой природы. Прогрессивные силы, вступавшие на нелегкую тропу борьбы с наркотическим злом, средства массовой информации еще с конца XIX века сталкивались с прессингом со стороны писателей и журналистов, внушавших неизбежность провала и бесполезность каких-либо антинарокотических мер.
  
  Другой весьма устойчивый миф состоит в приписывании наркотикам каких-то необычайных, воистину магических свойств и качеств, каких-то неземных удовольствий. С ними стали связывать возможности раскрытия внутренних способностей человека, повышения его интеллекта. Наркотики начали наделяться неземной силой, способной творить чудеса.
  Эти заблуждения сопровождались развитием и укреплением не менее социально опасных мифов, связанных с самой процедурой потребления дурмана. Как показывают данные европейских учреждений здравоохранения начала XX столетия, уже тогда потребители морфия и кокаина были в массе своей уверены, что кратковременное употребление наркотиков им не повредит, что в любой момент они смогут это "бросить", что силы воли добровольно отказаться от потребления наркотиков вполне хватит. Последние мифические измышления оказались весьма живучими и сохраняются и сейчас, главным образом в молодежной среде.
  
  К пропаганде этих мифов, увы, приложили свою руку и творцы самых знаменитых литературных произведений. Достаточно самого беглого взгляда на классическую художественную литературу, чтобы убедиться, какое огромное место в ней занимает тема наркомании.
  
  Герой знаменитого романа А. Дюма "Граф Монте-Кристо" с явным удовольствием знакомит своих гостей с действием пилюль из опиума и гашиша. Вот краткая цитата.
  
  " - А можно узнать, что это за средство? - спросил Дебрэ.
  
  - Разумеется, - сказал Монте-Кристо, - я не делаю из него тайны: это смесь отличнейшего опиума, за которым я сам ездил в Кантон, чтобы быть уверенным в его качестве, и лучшего гашиша, собираемого между Тигром и Евфратом; их смешивают в равных долях и делают пилюли, которые вы и глотаете, когда нужно. Действие наступает через десять минут. Спросите у барона Франца д'Эпине; он, кажется, пробовал их однажды.
  
  - Да, - сказал Альбер, - он говорил мне; он сохранил о них самое приятное воспоминание.
  
  - Значит, - сказал Бошан, который, как полагается журналисту, был очень недоверчив, - это снадобье у вас всегда при себе?
  
  - Всегда, - отвечал Монте-Кристо".
  
  На последующих страницах знаменитый романист с явным удовольствием, словно смакуя, описывает "неземные" ощущения благородного графа-мстителя.
  
  В знаменитом детективном романе Уилки Коллинза "Лунный камень" вся фабула произведения - как кража драгоценного камня, так и его отыскание, оказываются связанными с приемом героем препарата опиума. К подкожным впрыскиваниям морфия прибегает не менее знаменитый герой Конан Дойла - Шерлок Холмс, таким искусственным способом заполняющий свое сознание во время вынужденного "простоя", то есть отсутствия криминальных дел для расследования.
  
  Немало примеров подобного рода можно встретить и в отечественной литературе.
  
  Была ли Анна Каренина, героиня знаменитого романа Л.Н. Толстого, наркоманкой?
  Подобный вопрос, заданный даже знатоку творчества великого писателя, может повергнуть в изумление, а у иных его поклонников пожалуй, вызовет и резко негативные реакции и возмущение. Вроде бы все этот роман читали и ничего подобного не припоминают...
  Не будем торопиться с выводами. Обратим внимание на несколько эпизодов романа.
  
  Эпизод романа, в котором Анна страдает после тяжелых родов.
  
  "- Боже мой, боже мой! Когда это кончится? Дайте мне морфину. Доктор! дайте же морфину. Боже мой, боже мой!
  И она заметалась на постели".
  
  Пока это всего лишь обращение к препарату морфия, как обычному обезболивающему средству. Но неоднократный его прием вызывает привыкание. Нравственные страдания, связанные с "греховной" любовью к Вронскому, бесконечными мыслями о нем начинают преодолеваться героиней с помощью того же "обезболивающего" средства:
  
  "- Я не думаю? Нет дня, часа, когда бы я не думала и не упрекала себя за то, что думаю... потому что мысли об этом могут с ума свести. С ума свести, - повторила она. - Когда я думаю об этом, то я уже не засыпаю без морфина".
  
  Это - уже явная стадия привыкания и невозможности обойтись без наркотика.
  
  А вот и пример чисто эйфорического его действия, отнюдь не вызванного физическими либо нравственными страданиями:
  
  "Анна между тем, вернувшись в свой кабинет, взяла рюмку и накапала в нее несколько капель лекарства, в котором важную часть составлял морфин, и, выпив и посидев несколько времени неподвижно, с успокоенным и веселым духом пошла в спальню".
  
  Налицо состояние искусственной наркотической эйфории. Тот же наркотик помогает героине справиться с отчаянием из-за охлаждения Вронского к ней:
  
  "И хотя она убедилась, что начинается охлаждение, ей все-таки нечего было делать, нельзя было ни в чем изменить своих отношений к нему. Точно так же как прежде, одною любовью и привлекательностью она могла удержать его. И так же как прежде, занятиями днем и морфином по ночам она могла заглушать страшные мысли о том, что будет, если он разлюбит ее".
  
  Эту довольно устойчивую привычку замечают и окружающие Анну люди, сообщающие Вронскому, что с его избранницей происходит нечто странное:
  
  "Вечер прошел счастливо и весело при княжне Варваре, которая жаловалась ему, что Анна без него принимала морфин".
  
  Наконец, все, что окружает Анну, начинает казаться ей каким-то сплошным одурманивающим миром, воспринимаемым и ощущаемым сквозь призму чисто наркотических ощущений:
  
  "А я не могу писать еще. Я ничего не могу делать, ничего начинать, ничего изменять, я сдерживаю себя, жду, выдумывая себе забавы - семейство англичанина, писание, чтение, но все это только обман, все это тот же морфин. Он бы должен пожалеть меня, - говорила она, чувствуя, как слезы жалости о себе выступают ей на глаза".
  
  Приходится признать, что великий писатель в приведенных отрывках с большим мастерством описал как один из путей приобщения к наркомании (путь, весьма типичный для XIX столетия ) - через медицину, так и последующие стадии постепенного вовлечения в наркоманию.
  Невероятно, но этот аспект знаменитого романа не подвергался анализу критиками и оставался практически как бы незамеченным. Однако резко критическое содержание данных эпизодов в сочетанием с трагическим концом героини почему-то остается как бы за кадром, вне внимания, а назойливая мысль о непременном присутствии наркотика в любых жизненных ситуациях как бы исподволь привносится в сознание читателя.
  
  Начало XX столетия с его войнами и революционными катаклизмами породило новую волну увлечения наркоманией. Новомодное веяние аристократических салонов Европы и России - кокаин - быстро перешагнуло их границы и захватило самые широкие слои населения, искавшие в белом порошке иллюзорного спасения от кошмаров действительности. "Перебиты, поломаны крылья // Страшной болью всю душу свело // Кокаином - серебряной пылью // Всю дорогу мою замело" - такие, в частности, слова можно встретить в весьма популярной в годы гражданской войны песне.
  
  Первые социалистические преобразования в России, красный террор и репрессивная политика большевиков в отношении всех, не разделявших установок нового политического режима, казалось, бы, способствовали успешной борьбе со страшным социальным злом - наркоманией. Тотальная пропаганда, разделение нравов и бытовых привычек на "наши" и "не наши" сопровождались отнесением идеологами советской эпохи всего комплекса проблем, связанных с наркоманией, всецело и исключительно к атрибутам капитализма. Наркомания в СССР на долгое время оказалась загнанной в подполье, в иные годы практически не давая знать о себе. Но пропагандистский аспект, объявление наркомании исключительно социальной проблемой, порождаемой "эксплуататорским обществом", сохранили ее в обиходе идеологов советского общества в качестве средства обличения капитализма. Описание "язв и гримас" капиталистического общества не обходилось без непременных рассказов о разгуле наркомании в странах капитала.
  
  Даже писатели-фантасты, описывавшие космические путешествия, зачастую изображали на отдаленных планетах общество, похожее на капиталистическое, с непременным присутствием наркотического средства для поддержания в повиновении трудящихся.
  
  Хрестоматийный и весьма популярный роман А.Н. Толстого "Аэлита" содержит такие, в частности, строки:
  
  "Стеклянные своды, перекрещивающиеся лучи света, водовороты бесчисленных голов - уходили в глубину, терялись в пыльной, дымной мгле.
  - Что они делают? - закричал Гусев, надрывая голос, - так велик был шум.
   - Они дышат драгоценным дымом. Вы видите клубы дыма? - это курятся листья Хавры. Это драгоценный дым. Он называется дымом бессмертия. Кто вдыхает его - видит необыкновенные вещи: - кажется, будто никогда не умрешь, - такие чудеса можно видеть и понимать. Многие слышат звук уллы. Никто не имеет права курить Хавру у себя на дому, - за это наказываются смертью. Только Верховный Совет разрешает курение, только двенадцать раз в году, в этом дому, зажигаются листья Хавры".
  
  Своеобразным парафразом этой же темы в начале 60-х гг. стал довольно посредственный роман Колпакова "Гриада", в котором действие происходит уже в коммунистическом обществе. Два космонавта, прилетев на отдаленную планету, обнаруживают на ней замаскированное эксплуататорское общество, в котором правящий класс - ("Познаватели"), предается гнусному пороку наркомании, как едва ли не единственному источнику радости и удовольствия:
  
  "В густом полумраке, созданном стенами растительности, в центре павильона возвышался огромный конусообразный сосуд - вернее, это был не сосуд, а тысячи трубкообразных сосудов, соединенных вместе так, что они образовывали какое-то причудливое фантастическое дерево. От общей массы трубок отходили длинные гибкие ответвления; одни из них опускались к головам Познавателей, лежащих в разнообразных позах под "деревом", другие, извиваясь по колоннам, достигали самых отдаленных углов павильона и также спускались вниз. Это причудливое дерево излучало какой-то мигающий, волшебный свет.
  Вначале мне показалось, что в сосудах движется светящаяся жидкость, но, присмотревшись, я понял, что там пульсирует газ. Время от времени синеватые струйки газа фонтаном выбрасывались откуда-то снизу и, переливаясь всеми цветами радуги, мгновенно достигали концов трубочек, выполненных в виде букета цветов. Познаватели напряженно ловили момент, когда газ испарялся из букетов, и с жадностью вдыхали его. Газ оказывал на них странное действие: их тела конвульсивно извивались, глаза безумно блуждали, а на всегда бесстрастных лицах было написано невыразимое наслаждение".
  
  Нелишне заметить, что в обоих романах дело завершается, конечно же, победоносной революцией, в которой герои-земляне принимают самое непосредственное участие.
  
  Иными словами, можно констатировать, что двадцатое столетие придало "наркотической" теме еще одну функцию - она стала инструментом идеологической пропаганды, средством обличения капитализма и пропаганды норм и духовных ценностей социалистического общества. Тем самым радикальное средство борьбы с чудовищем наркомании было объявлено найденным: ее преодоление стало связываться всецело с проблемой победы социализма во всемирном масштабе.
  
  Но недаром говорят, что благами намерениями вымощена дорога в ад...Стремление к победе над чумой двадцатого столетия породило чисто политическую страсть доказать, что долгожданная панацея от наркомании найдена, и связана она с преимуществами социалистического образа жизни. Страсть переросла в уверенность. А доказательство того, что панацея действует, что она вполне реализуема, обернулось элементарным замалчиванием информации о реальных проблемах, увы, на деле никуда не девшихся, никем не излеченных, и всего лишь загнанных в подполье советской действительности.
  
  А действительность, особенно на периферии жизни (периферии как географической, так и социальной) увы, не давала оснований для подобного оптимизма. Наркотики оставались привычным атрибутом жизни в местах заключения. Они сохранялись как элемент чисто бытовой традиции в закавказских и среднеазиатских республиках. Медленно, но неуклонно коварное чудище наркомании тянуло свои щупальца к учащейся молодежи. Информационная блокада вокруг темы наркомании, из "лучших побуждений" установленная властью, испытывала все большее давление со стороны фактов, не вписывавшихся в благостную картину общества, свободного от "капиталистического" дурмана, все больше давала сбои. И наступил момент ее шокирующего прорыва.
  
  Тараном, сокрушившим в начале 80-х гг. стену молчания вокруг наркотиков, стал роман Ч. Айтматова "Плаха".
  
  Основной темой произведения является деформация человеческих душ под действием жестокой цивилизации, всеобщее искажение в понимании высшего блага, а так же слепое противостояние природе, которая, в свою очередь, мстит человеку за это. Люди потеряли нравственную связь с природой, их поступки мелочны и низки. И одним из проявлений кризиса человеческой души является прогрессирующее потребление наркотиков. Тема наркомании, точнее, наркоцивилизации, является в романе своеобразным фоном, на котором происходит отчаянная борьба главного героя за души молодых людей, попавших в рабство к наркотическому монстру. Выводы автора о наличии социальных корней наркомании в позднесоциалистическом обществе шокирующе контрастировали со ставшим уже привычным мнением о причинах этого явления.
  
  В романе молодой журналист, а прошлом - семинарист Авдий "...поставил себе задачу - постичь природу этих явлений, затягивающих в свои тенета все новых и новых молодых людей. И чем больше вникал он в эти печальные истории, тем больше убеждался, что все это напоминало некое подводное течение при обманчивом спокойствии поверхности житейского моря и что, помимо частных и личных причин, порождающих склонность к пороку, существуют общественные причины, допускающие возможность возникновения этого рода болезней молодежи. Причины эти на первый взгляд было трудно уловить - они напоминали сообщающиеся кровеносные сосуды, которые разносят болезнь по всему организму. Сколько ни вдавайся в эти причины на личном уровне, толку от этого мало, если не вовсе никакого. Тут необходимо было как минимум написать целый социологический трактат, а лучше всего открыть дискуссию - в печати и на телевидении. Вон он чего захотел, ну точно пришелец... А он и был таковым, если учесть его семинаристскую ограниченность и неведение повседневной жизни. Потом он убедился: никто не заинтересован в том, чтобы о подобных вещах говорилось в открытую, и объяснялось это всегда соображениями якобы престижа нашего общества, хотя, по сути дела, речь шла прежде всего о нежелании рисковать лишний раз своим положением, зависящим от мнения и настроения других лиц".
  
  Трагический конец героя, пытающегося разобраться в проблеме наркомании и убитого наркосборщиками, как бы символизирует гибель системы официальных воззрений в этой сфере.
  
  Распад советской государственности, лихорадочные усилия новой, посткоммунистической России в воссоздании рынка и утраченных демократических ценностей, породили полную открытость общества. Открытость политическую и идеологическую. Открытость и доступность всех форм хозяйственной деятельности. Открытость нравственную. Открытость для всех соблазнов мировой цивилизации, включая и самые негативные. Неизбежные издержки постсоветского развития выразились, в частности, в стремительном, почти триумфальном шествии наркомании по стране. Россия словно вознамерилась за короткий срок догнать и перегнать ведущие страны Запада как по части наркопотребления, так и в развитии всей присущей наркотикам криминальной инфраструктуры. Необходимость борьбы с вырвавшимся на свободу наркотическим монстром встала перед российским государством и обществом как одна из острейших общественных проблем, не терпящих ни малейшего отлагательства.
  
  
  IV
  
  В большинстве изданий, и научных трудов, посвященных теме борьбы с наркоманией, в настоящее время сложился устойчивый набор признаков, позволяющих относить то или иное средство к разряду наркотических. Обычно выделяются три: медицинский, социальный и юридико-правовой. Средство признается наркотическим при наличии и единстве этих критериев. А именно:
  
  - медицинского, если соответствующее средство, вещество, лекарственный препарат оказывает специфическое воздействие на центральную нервную систему (стимулирующее, седативное, галлюциногенное, и т.д.), которое является причиной его немедицинского применения;
  
  - социального, если это немедицинское применение принимает масштабы явления социальной значимости;
  
  - юридического, если, исходя из этих двух предпосылок, соответствующая инстанция (имеющая на то официальные полномочия), признала данное вещество наркотическим.
  
  Подобная трактовка самого понятия "наркотик" породила не только объединение усилий криминалистов и врачей на ниве борьбы с рассматриваемым явлением, но и, как ни парадоксально, повела и к определенному разобщению усилий направленных на борьбу с ним. К какой сфере относится наркомания - к сфере криминологии или медицины? Нельзя не согласиться (и это уже отмечалось нами ранее), что проблема наркомании имеет ярко выраженный медицинский аспект, однако социальная составляющая, имеющая самое непосредственное отношение к криминологии, побуждает включать ее в круг проблем, входящих в компетенцию юристов и правоохранительных органов. Подобное разобщение отразилось даже в установившейся терминологии, использовании двух понятий: "наркотизм" и "наркомания" Под наркотизмом понимают распространенность и характер потребления наркотических веществ как социальное явление (наиболее опасным его проявлением является наркотическая преступность - совокупность преступлений, так или иначе связанных с наркотиками), наркомания же трактуется как наркозависимость человека, как своеобразное заболевание, требующая чисто медицинских, здравоохранительных мер. Тем самым производится как бы закрепление, фиксация двух аспектов борьбы с наркотиками - социального (и связанного с ним правового) и медицинского.
  
  К правовому аспекту относится законодательно урегулированные правоотношения, возникающие в связи с немедицинским употреблением гражданами наркотических средств, то есть урегулированную, отраженную и закрепленную правом часть социального аспекта.
  Медицинский включает в себя широкий комплекс мер санитарно-профилактического, лечебного, реабилитационного характера.
  Большинство авторов, занимающихся данной проблематикой, жестко акцентируют внимание на недопустимости смешения этих двух аспектов проблемы - наркотизма и наркомании, то есть социально-правового и медицинского аспектов.
  
  Между тем явно недостаточная результативность применяемых в настоящее время мер как правового, так и медико-оздоровительного характера позволяет отнестись к подобным категорическим установкам с определенной долей скепсиса.
  
  Конечно, в своей базовой части (как терминологический, так и практико-организационной), меры по борьбе с наркоманией и наркотизмом нельзя смешивать либо подменять одно другим. Два отмеченных аспекта проблемы действительно существуют.
  И все же, как нам кажется, проблема в целом значительно шире, ибо вытекает из отмечавшихся уже исторических, психологических, культово-религиозных, пропагандистских, культурных корней наркопотребления. Решение ее возможно лишь на основе более масштабного диалектического подхода к анализу этого социального зла, включающего в себя элементы как самостоятельного, раздельного рассмотрения аспектов проблемы, так и их объединения, изучения в комплексе. Без последнего немыслима сама идея единой общегосударственной политики в данной сфере, выработка единых установок государства и общества, объединяющих в себе все частные элементы или аспекты борьбы с наркопотреблением.
  
  Иными словами, проблема борьбы с нарокоманией и наркотизмом включает в себя весьма обширный комплекс разноплановых мер. На сегодняшний день ни у кого не вызывает сомнения, что их реализация не может быть прерогативой одних лишь правительственных органов, а должна представлять собой широкомасштабную, хорошо скоординированную систему мер политического, экономического, социального, медицинского, правового, пропагандистского, психологического и иного характера. Кроме того, эта система мер должна быть тесно скоординирована и с основами культурно-просветительной политики государства, и с общим комплексом медико-здравоохранительных мер, и с мерами по борьбе с преступностью - как в целом, так и с ее отдельными конкретными проявлениями.
  
  Совершенно очевидно, что настало время объединения усилий в борьбе с нарокманией и наркотизмом в рамках специализированного общегосударственного учреждения, возможно - в организационных формах и с масштабами деятельности своеобразного министерства или государственного комитета, наделенного полномочиями административного, научного, образовательного, правового, медико-профилактического и пропагандистского характера, и тем самым способного осуществить объединение и координацию усилий государства и общества, направленных на борьбу с рассматриваемым социальным злом.
  
  Злоупотребление наркотиками и связанная с ними преступная деятельность дельцов наркобизнеса порождают насилие и расширяющуюся коррупцию, давно уже перешагнувшие границы отдельных государств и ставших проблемой международного масштаба. Международные связи наркоторговцев ставят под угрозу не только социальную структуру многих стран, но и угрожают стабильности правительств. В борьбу с наркоманией или - шире - в систему решения задач, связанных с ней, сегодня оказываются вовлеченными самые различные страны большинства регионов мира, невзирая на их национальные и конфессиональные различия. На это расходуются миллиарды долларов. Злоупотребление наркотиками все больше приобретает черты одной из глобальных проблем современной цивилизации.
  
  Не подлежит ни малейшему сомнению то, что необходимо активизировать и международное сотрудничество в этой области. Учитывая общемировой, международный аспект наркотической проблемы, российский центр борьбы с наркоманией и наркотизмом должен быть как минимум тесно интегрирован в структуры международной деятельности российского правительства, а также учреждения, отвечающие за экономическую и информационную безопасность государства.
  
  Решение рассматриваемого вопроса, естественно, находится в компетенции высших органов государственной власти.
  
  Столь непростая задача предъявляет повышенные требования к кадрам. Люди, отвечающие за успех столь масштабной задачи, должны быть не просто высококвалифицированными специалистами. Их профессиональная подготовка должна, во-первых, включать в себя такой обязательный момент, как многопрофильность, объединение в рамах одной должности или профессии нескольких специальностей; во-вторых, подобный специалист должен в обязательном порядке пройти через систему государственной аттестации, включая при необходимости и аттестацию для работы в сферах, относящихся к экономической, политической и информационной безопасности государства. Поэтому создание специализированного общегосударственного учреждения или комитета с неизбежностью выводит на кадрово-образовательный аспект проблемы.
  
  Работники столь сложного профиля могут быть подготовлены только в рамках высшего учебного заведения, уже имеющего достаточный опыт и научно-методические наработки в подготовке специалистов смежных областей - правовой, финансово-экономической, информационной, психологической. Заказ на специалистов подобного профиля, равно как и организационная и финансовая поддержка вуза (вузов), отвечающего предъявляемым требованиям, должна, в свою очередь, стать одной из доминант практической деятельности подобного государственного учреждения.
  
  Совершенно очевидно, что столь сложная сфера практической политики государства потребует и активизации научных исследований в данной области.
  
  Наконец, научный, пропагандистский и воспитательный потенциал ВУЗов Российской Федерации позволяет и обязывает использовать их как самостоятельный и действенный инструмент борьбы с наркоманией, важность которого определяется еще и тем, то через образовательные учреждения проще всего обеспечить связь (как прямую, так и обратную) между структурами, отвечающими за борьбу с наркотической опасностью, и многомиллиоными массами российской молодежи, являющимися главной мишенью дельцов наркобизнеса.
  
  Цифры и данные, приводившиеся на заседании Совета Безопасности РФ в сентябре 2002 г., свидетельствуют, что масштабы наркотической проблемы давно уже достигли уровня, за пределами которого усилий отдельных ведомств, до сих пор занимавшихся данной проблемой, явно недостаточно.
  
  Сложность, структурная многослойность, общественно-политическая правовая и культурная неоднозначность наркомании и наркотизма требуют столь же сложных, неоднозначных, но тесно взаимосвязанных и взаимоинтегрированных мер. И потенциал российской высшей школы позволяет с успехом использовать его в рассматриваемом направлении.
  
  АКИМОВ В.В.
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) К.Блэк "Апокалиптические рассказы "(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"