Аксайский Владимир Александрович: другие произведения.

Владимир Иванович Вернадский о роли философии в научной работе. Метафизика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Вот посмотрите, как еще на заре прошлого века В.И. - обычный научный работник по призванию - выражал в словах свое отношение к философии. Метафизика высочайшего уровня. Я полностью сохранил его словесные конструкции. Меня они восхищают смысловой многослойностью - красивая попытка охватить необъятное, в общем, сказка - ложь, да в ней намёк ...
   Для тех, у кого блестят глаза. Владимир Аксайский.

Владимир Иванович Вернадский о роли философии в научной работе. Метафизика

  
   Для ученого развитие мысли в ходе времени неизбежно представ-ляется такой же частью изменения природы во времени, какой являет-ся эволюция химических элементов, космических тел, животных и рас-тительных форм, - это столь же научно закономерный процесс, ничем не отличающийся от других естественных процессов.
   Огромный рост человеческого сознания, интенсивного его про-никновения в окружающее, какое переживается в настоящее время, есть столь же мало случайное явление, как всякое другое явление окружа-ющей нас природы.
   Для всякого ученого это есть неизбежный логический вывод, не-преложность которого доказывается его неразрывной связью со всем вековым эмпирическим опытом человеческого сознания.
   Ученый неизбежно по существу реалист-эмпирик. Поэтому все его представления всегда, если мы станем в них вдумываться и под-вергать их логическому анализу, окажутся в самом основании своем далеко выходящими за пределы так называемых законов природы, мате-матических и логически рационалистических формул, в каких нам представляется окружающий мир.
   Между его пониманием и чувством природы и всяким рационалис-тическим ее построением, неизбежным для всякого последовательного философа, существует непереходимая грань.
   Стоя на почве научного охвата природы, ученый по существу в своих суждениях стоит бессоз-нательно на почве, далеко превышающей современные достижения науч-ной мысли, выражающиеся в так называемых научных объяснениях - причинах и следствиях, в математических образах и формулах. Основа его научной действенной мысли превышает даже и высказанные, научно принятые аксиомы и принципы природы.
   На его мировоззрение и вытекающие из него его суждения - раз он не теряет связи с окружающей его бесконечной и безначальной при-родой и не замыкается в узкие пределы, ограниченные научными гипо-тезами и математическими схемами, то есть остается тем, чем должен быть ученый - эмпириком, - бессознательно и независимо от его воли влияет большее целое, чем то, которое в данный момент охвачено на-учным мировоззрением.
   В своей научной работе, в установке научных фактов и их эмпи-рическом обобщении ученый неизбежно и всегда связан не только с математическими и логическими достижениями своего времени, но еще, может быть, больше - с тем огромным неизвестным, иррациональным, ко-торое вскроется и то не целиком - перед человечеством в логической и математической форме только при дальнейшей будущей эволюции его мыс-ли. Конечно, такая связь с будущим очень различна в разное время и в научной работе отдельных ученых.
   Всякий ученый, если не знает, то чувствует, что правила уста-новления научного факта только в малой степени сейчас сведены в яс-ную логическую систему научной и философской мыслью - за пределами логических формул лежит огромная область научного творчества, про-являющаяся в своей основной сущности в установлении новых научных фактов. Мы выражаем эту область, указывая на значение в развитии на-ук интуиции, научного чувства такта, бессознательного порыва, чувст-ва меры, красоты. Эти и многие другие туманные, очень различные вы-ражения отвечают одному и тому же явлению - невозможности выразить в логических и математических формулах целиком условия установления научного факта, научного открытия. Каждый из нас знает, как непол-ны и недостаточны, как лишь частично отвечают действительности все логические и математические правила, выработанные многовековой науч-ной и философской мыслью.
   Обычно эта сторона естествознания забывается и недостаточно учитывается.
   Это ярко сказывается на том значении, какое сейчас придается научной гипотезе и математическим схемам, превышающим в обычном соз-нании значение чисто эмпирического знания. Нередко вся история науки представляется как смена гипотез и логических или математических схем об окружающем, с забвением основной работы естествознания, его эмпирической - независимой от логических и математических схем и от научных гипотез - сущности.
   Обычно забывается, что задачей ученого не является только объяс-нение явлений, нахождение их причины и связи - еще большее значение имеют их описание и классификация. В этом описании и классификации не только гипотезы, но и логические и математические схемы отходят на далекий план и в точной научной работе этого рода, насколько это возможно, не должны учитываться.
   В сущности, в истории естествознания и связанных с ним наук ре-ально имеют наибольшее значение с точки зрения основ научного пони-мания природы, не научные гипотезы и научные теории - как их обычно выдвигают на первое место обзоры истории науки, связывающие ее ход с движением философской мысли в большей мере, чем это существует в действительности. Это значение не принадлежит и охвату науки математическими приемами и представлениями, многим казавшемуся еще недавно заветной целью научных стремлений. На первое место выступают, во-первых, эмпирические обобщения, часто неправильно отождествляемые с научными гипотезами, и, во-вторых, медленно, бессознательным эмпи-рическим путем идущее расширение той логической базы аксиом и основ-ных принципов, на которой строится и научная гипотеза и эмпирическое обобщение, и математическая или логическая схема-модель, которой мы пользуемся в научной работе.
   Настоящая среда, в которой живет ученый-исследователь, есть среда научных фактов, эмпирических обобщений и основных эмпирически выработанных аксиом и принципов природы. Научное объяснение, мате-матическая схема, значительная часть "законов природы" представляют логические подходы, как бы "рационалистическую сетку" которую наш разум набрасывает на сложную эмпирически научно охваченную природу. По существу это есть неизбежное орудие нашей научной работы, но в то же время - это есть искаженное выражение реальности, если мы бу-дем принимать только его во внимание, говоря о науке, научном миро-воззрении, научном творчестве.
   В отличие от ученого для философа в его работе главное значе-ние в достижениях науки имеют как раз эти схематические рационали-зированные, логические формы выражения действительности. Только благодаря философскому - и математическому - анализу они уточняются и углубляются, принимают новые формы и новую силу проникновения. Эта критическая, вековая работа философской мысли оказывает огром-ное влияние на научную мысль, но она по существу захватывает только небольшую часть научного знания.
   Основа научных построений и главное содержание науки - эмпири-ческие факты - остаются в стороне от философской работы.
   Теперь об особенностях научного знания, отличающего его от дру-гих форм знания.
   Научное знание в двух своих проявлениях резко и определенно отличается от всякого другого знания: философского, религиозного, от "народной мудрости", "здравого смысла" - бытового, векового зна-ния человеческих обществ. Оно отличается тем, что определенная, зна-чительная и все растущая его часть является бесспорной, общеобязательной для всех проявлений жизни, для каждого человека. Она аксио-матична для человеческого общества, ибо она логически обязательна для человеческого сознания. И во-вторых, научное знание отличается особой структурой значительной части своих понятий, как способом их получения, так и мыслительным анализом.
   В основе научного знания стоит проникающее всю сущность науки - аксиома - сознание реальности объектов изучения, сознание реаль-ности для нас проявляющегося мира. Только в этих пределах наука существует и может развиваться.
   Это сознание обусловливает непреложность, логическую непреобо-римость правильно сделанных научных выводов для всех людей без иск-лючения, для всех случаев без исключения. Оно является скрытой ос-новой социального бытия, ибо и жизнь и быт тоже проникнуты до конца сознанием реальности того же мира, который изучает наука. Создается единый общеобязательный, неоспоримый в людском обществе ком-плекс знаний и понятий для всех времен и всех народов.
   Эта общеобязательность и непреложность выводов охватывает толь-ко часть научного знания - математическую мысль и эмпирическую ос-нову знаний - эмпирические понятия, выраженные в фактах и обобщениях. Ни научные гипотезы, ни научные модели, ни научные теории, возбуж-дающие столько страстных споров, привлекающие к себе исторические и философские искания, этой общеобязательностью не обладают. Они необходимы и неизбежны, без них научная мысль работать не может, но они преходящи и в значительной, неопределимой для современников степени всегда неверны и двусмысленны.
   Эмпирические понятия резко отличаются от обычных, от понятий философии в частности, тем, что они в науке непрерывно подвергаются не только логическому анализу как слова, но и реальному анализу опы-том и наблюдением как тела реальности.
   Слова, такой реальности отвечающие, в словах изреченный научный факт и фактам отвечающая научная мысль - научное понятие, всегда подвергаются не только логическому анализу нашего мыслительного ап-парата, неизбежно проникнутого личностью, - они одновременно подвер-гаются в течение поколений, непрерывно опыту и наблюдению; ими, а не одной логикой исправляются; при этом в опыте и в наблюдении сти-рается проявление индивидуальности, личности. В науке мысль, выра-женная в изречении непрерывно соприкасается - реальным научным тру-дом - с тем, от чего она отнята в момент, когда она рассматривается только как изречение. Изречение ее не всю охватывает. Динамически опыт и наблюдение непрерывно восстанавливают ее связь с реальностью.
   Эта особенность эмпирического понятия есть такое же логическое следствие признания реальности мира, как общеобязательность научных выводов.
   В этом, основном ее свойстве заключается отличие научной мысли от всякой другой - философской в том числе. Философия резко отличается от науки гораздо более глубокой и широкой базой, на которой возникают ее построения, и иной по сущест-ву методикой своей работы, разным характером основного ее содержания - понятий, анализ и синтез которых являются существом философской мысли. Она существенно отличается и тем, что область ее исканий без-гранична, тогда как науке поставлены пределы - реальный мир. Понятие реальности мира, свободное для критики философской мысли, есть аксио-матическое представление для научной мысли, оно дает ее построениям по существу иное значение.
   Под влиянием роста научного знания, увеличения его социального значения, роста техники и прежде всего под влиянием чрезвычайного расширения и углубления знания в XX веке - "взрыва" научного твор-чества, научные компоненты, научные понятия входят все больше в фи-лософскую мысль, приобретают в ней все большее значение.
   Взятая в целом, философия использует научные понятия для реше-ния своих проблем неполно и односторонне. Научные гипотезы и теории выдвигаются в ней на такое место, какого они никогда не имели и не имеют в реальном содержании научного творчества и научной работы. Огромная, основная часть научного творчества и научной мысли - эмпирические понятия (факты) и эмпирические обобщения - отходят для философии на второй план.
   Это происходит прежде всего потому, что для философской мысли имеют интерес не частности - реальные факты, а общие достижения науки. Для философа достижения науки интересны как понятия, а не как реаль-нее бытие, понятием выраженное. Понятие есть для него основная цель изучения; за пределы понятия - слова - он выходить не может. Точное и глубокое логическое изучение понятий есть основа и самая суть фи-лософского мышления. Эта та сила - анализ понятий, которым философия глубочайшим образом влияет на науку.
   Для ученого реальность его понятий есть предпосылка возможности научной работы. Его понятия отличны от остальных понятий прежде все-го способом своего образования и вытекающей из него своей сложной природой, ясно выявляющейся при их использовании.
   Для того чтобы ясно было, в чем тут дело, проще всего всмотреть-ся в характер работы ученого-исследователя в естественных науках. Здесь проще, чем в гуманитарных науках, выявляется основная черта научного творчества, организационная сущность научной исследователь-ской работы.
   Но по существу то же самое относится и к научной работе в области гуманитарных дисциплин.
   Констатируя какой-нибудь эмпирический факт, например какое-нибудь численно или качественно выраженное свойство какого-нибудь минерала или растения, постоянно приходиться не только читать о нем, мыслить понятиями, но обращаться вновь к реальному объекту, о котором идет речь. В музеях и гербариях всегда находятся образцы, позволяющие это делать, и одна из задач организации научной работы заключается в подборе возможно большего числа их, возможно полно-го содержания этих музеев, гербариев и т.п. Сделанное каким-нибудь исследователем описание нового вида, например, никогда не считает-ся достаточным. Исследователь во всех сомнительных случаях обраща-ется к оригиналу или к наиболее ему близкому образцу. Непрерывно, иногда в течение поколений, эти оригиналы пересматриваются многими, находятся ошибки, из старых эмпирических фактов, т.е. научных по-нятий, создаются путем их эмпирического уточнения, а не одного логи-ческого анализа, новые факты, а старые получают новый смысл.
   Гербарий или музей выбраны только как пример и неполный, ибо обычно при научной работе надо обращаться к более основному объекту, к нетронутому человеческим творчеством природному явлению как оно есть и постоянно его пересматривать, что и делается на протяжении поколений.
   В научной работе не только устанавливаются новые научные факты и явления, производятся новые опыты и наблюдения, но непрерывно пе-ределываются раз сделанные опыты, пересматриваются раз наблюденные факты и явления, непрерывно, возвращением к исходному, пересматри-ваются научные понятия. Реально даже эта работа преобладает в нау-ке. В эпохи застоя это преобладание становится патологическим.
   Легко убедиться, что это общее явление для построения научного миропонимания и мироздания. Ткань, проникающая научное мироздание, состоит не из философских и логически последовательно отшли-фованных понятий, а, если можно так выразиться, из особых эмпири-ческих понятий, в которых, наряду с логикой, идет непрерывное возвращение к исходному, отвечающему понятию реальности, предмету или явлению. Этот реальный предмет или явление не охватывается понятием, каким только и пользуется философ, и часто при таком повторяющемся анализе получает новое наименование, а старое меняет свой смысл. Идет непрерывная переработка содержания науки новым научным искани-ем и новыми личностями, смотрящими другими глазами, мыслящими другими органами мышления, в иной исторической обстановке как отдельного человека, так и его совокупностей. В отсутствии общеобязательных достижений заключается резкое отличие результатов философского твор-чества от построения картины реальности научной мыслью, где в опре-деленной ее части существует единое и общеобязательное - путем опы-та и наблюдения полученные раньше, иногда десятки и сотни лет рань-ше, понятия. Это основное условие научного понятия.
   Созданные таким образом эмпирические научные факты, и выведен-ные из них эмпирические обобщения являются не только главной, наиболее существенной частью содержания науки: они обладают еще одним свойством - общеобязательностью; их нельзя не принять во внимание и с ними обязательно должны считаться и, если это нужно, подчиняться все без исключения. Так или иначе им не могут противоречить - фактически, если не идеологически - ни наука, ни религия, ни философия, ни жизнь.
   История показывает, что настоящее реальное расширение рамок знания, открытие новых его областей создаются не анализом понятий, проверяемых хотя бы опытом и наблюдением в логически выведенном новом их содержании, но в логически нежданном открытии нового эмпирического факта, открывающего новые пути для опыта, наблюдения, научной и философской мысли.
   Что же можно противопоставить современному состоянию научных знаний, как же можно указать результаты многотысячелетней работы философской мысли в области охвата и понимания природы? Эта работа началась за много столетий - если не тысячелетий - рань-ше научной работы. Одно достижение ясно - из философской мысли вы-росла наука.
   С этой точки зрения, возможно, конечно, считать, что в конце концов все достижения науки являются результатом философской мысли. Но сейчас нас интересует не генезис научного мировоззрения, а сравнение работы философской мысли и научной после выделения науки из философии - со времени создания современной науки с XVII в. Результат сравнения таков: непрерывно идущие более 3000 лет стремления философии найти общеобязательные, единые для всех истины - правду - до сих пор не привели ни к одному бесспорному достижению - ни к одной для всех обязательной бесспорной правде, ни к одной бесспорной истине, равноценной в этом отношении с многочисленными эмпирическими обобщениями, с бесчисленными научно установленными фактами, с неудержимо растущим строгим и великим построением математической мысли.
   Огромное значение, которое в научном знании иг-рают гипотезы и научные теории, определяют роль философского мыш-ления в научной работе. Ибо установка научных теорий и научных ги-потез находится в теснейшей зависимости от философской мысли, ею в значительной мере определяется.
   Влияние философской мысли, таким образом, в научном мировоз-зрении данного времени в научной работе ученого огромно.
   Без философской работы научная мысль не может действовать - не может интенсивно и глубоко идти углубление научных гипотез и теорий.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"