Аксенов Даниил Павлович: другие произведения.

Маг низшей категории

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.52*159  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Деметриос хочет овладеть магией, но не может найти учителя. Он говорит правду, но ему мало кто верит. У него нет друзей, но есть почитатели. Он не знает заклинаний, но они ему не нужны. У него нет денег, но он о них не думает. Он не самый сообразительный человек в мире, но умные люди ищут у него защиту. Он очень юн, но это лишь сбивает с толку остальных. У него нет врагов: они умирают слишком быстро!

  
  Глава первая, в которой все время что-то происходит
  
  Деметриос приехал к воротам школы магии на ослике. Высокая крепостная стена нависала над путешественниками как красная каменная глыба. Деметриос спешился и осторожно постучал в массивную деревянную дверь, на которой было нарисовано желтое солнце.
  - Кто там? - раздался из-за стены старческий голос.
  - Меня зовут Деметриос. Я приехал учиться.
  - А, еще один, - проскрипел голос. - Потяни на себя дверь и войди. Не заперто.
  Путешественник осторожно взялся на красную медную ручку.
  - Не открывается! - крикнул он.
  - А ты сильнее потяни.
  - Так ведь ручка сломается. Они всегда ломаются, когда я сильно тяну!
  - Не выдумывай. Не сломается. Тащи, тебе говорят! Не заставляй старика бегать туда-сюда.
  Деметриос потянул сильнее. Раздался треск.
  - Что это? - встревожился старик. - Ручка сломалась?!
  - Да нет..., ручка прочная, - со вздохом ответил Деметриос. - Даже удивительно, что не сломалась.
  - Ух, - с облегчением выдохнул старик. - Хорошо! Но погоди... а что за треск-то был?
  - Дверь.
  - Что 'дверь'?
  - Дверь отвалилась, уважаемый.
  Раздались торопливые шаги и вскоре в пустующем дверном проеме возник старик, закутанный в серый длинный халат.
  - Что ты наделал, злыдень?! - возопил привратник, изумленно взирая на хрупкого юношу, держащего на себе большую дверь.
  - Виноват, - с грустью сказал Деметриос. - Я же говорил, что мне нельзя ничего сильно тянуть. Все ломается. Я силен как бык. Даже наверное сильнее.
  Старик обхватил руками голову, опоясанную желтой тесьмой.
  - Эх, дверь-то дверь.... Ух! Ну ты, парень, даешь. А ведь по тебе и не скажешь. Вон какой худющий!
  Привратник с удивлением рассматривал тонкие руки юноши, одетого в заплатанный видавший виды синий кафтан. Местами на кафтане зияли прорехи. Свежие, судя по обнажившейся чистой белой подкладке.
  - Виноват, - повторил Деметриос.
  - Поставь дверь к стене. Мы ее потом починим. Ты к кому?
  Юноша старательно прислонил дверь к кирпичной кладке.
  - К магу-настоятелю. У меня к нему письмо от нашего старосты. Хочу к вам в ученики.
  - Проходи, - старик с горечью махнул рукой. - Если бы знал, что так выйдет, сам бы тебя впустил.
  Деметриос взял ослика за уздечку и медленно вошел во внутренний двор школы магии. Двор был большой, но довольно узкий, ведь располагался между каменным четырехэтажным домом и крепостной стеной. Первое же, на что Деметриос обратил внимание, были красные мишени, местами обугленные. Юноша сразу понял, что здесь маги оттачивают свое мастерство в огненных заклинаниях. Чуть поодаль располагались многочисленные горшки на полках под деревянным навесом и оттуда вкусно пахло супом.
  - Оставь осла здесь, а сам иди..., - старик взял из рук юноши уздечку. - А почему бок у животного в царапинах? Ты что, через кусты на нем ехал?
  - Нет, уважаемый, я люблю Люси и никогда не поехал бы на ней через кусты. Дело в гоблинах. Они напали на меня не так далеко отсюда. За ближайшим леском, даже не знаю, почему....
  - Что?! - привратник подпрыгнул так, что затряслись длинные седые космы.- Гоблины?! Эти разбойники?! Они совсем обнаглели, рядом со школой промышляют. Ну-ка, отвечай, когда напали?
  - Да только что, я ведь....
  - А сколько их было? - старик направил палец на грудь юноши.
  - Шестеро, но....
  Привратник развернулся и с неожиданной прытью бросился в большое четырехэтажное здание. Деметриос в недоумении посмотрел ему вслед.
  Однако юноша недолго оставался в одиночестве. Вскоре из здания высыпала толпа магов в разноцветных халатах. Во главе вышагивал важный господин, чья серебристая одежда отражала солнечный свет веселыми бликами.
  - Этот, что ли? - господин приблизился к юноше и посмотрел ему в глаза цепким взглядом.
  - Этот. Хочет у нас учиться. На него гоблины напали только что за тем леском, настоятель, - привратник семенил прямо за спиной важного господина.
  - Где именно? Помнишь? - настоятель в серебристых одеждах взял Деметриоса за плечо.
  - Да, помню. Где три дороги сливаются. Там еще опушка...
  - Знаю! Это совсем рядом! - глаза настоятеля грозно сузились.
  - Я же говорил, что обнаглели разбойники! - тут же отозвался привратник.
  - Туда, все туда! - рука настоятеля решительно показала направление. - Мы догоним их!
  Разноцветная толпа сразу резво двинулась к сиротливо зияющим воротам.
  Деметриос не посторонился, чтобы дать путь магам, а вместо этого подбежал к настоятелю.
  - Господин, послушайте....
  - Подожди, мальчик! - настоятель отодвинул его резким жестом. - С тобой потом. Жди тут!
  - Но..., - Деметриос сделал последнюю попытку остановить мага, однако все было впустую.
  Пестрая толпа выкатилась за пределы замка и помчалась к лесу, набирая скорость. Маги умели двигаться удивительно быстро, а старый привратник от них не отставал.
  - Да, жаль, что мы не увидим это сражение, - раздался чей-то печальный голос.
  Деметриос обернулся и обнаружил нескольких парней в белых ученических халатах. Самый старший из учеников выглядел лет на семнадцать-восемнадцать, как и Деметриос, а самому младшему было лет девять, не больше.
  - Так не будет никакого сражения, - сказал Деметриос. - Гоблины мертвы. Я хотел сказать настоятелю, но не сумел. Он у вас такой быстрый!
  Ученики с недоумением воззрились на путешественника.
  - Как мертвы? - переспросил самый старший, чьи черные короткие волосы так сверкали, что казались покрытыми слоем жира. - Кто их убил?
  - Я, - сказал Деметриос. - Но я не хотел даже. Они вели себя плохо. Визжали, смеялись, кололи меня каким-то железками. Я сначала терпел, но потом, когда они поцарапали Люси, рассердился.
  По толпе учеников пробежали смешки.
  - Ну ты и трепло, - с уважением сказал старший. - Сам убил их всех? Один? И шамана тоже?
  - Почему трепло? - обиделся Деметриос. - Я был один и всех убил. Не хотел даже убивать, но они легко умирали. Насчет шамана не знаю. Кто он такой вообще?
  - Маг с зачарованным бубном, - усмехнулся старший ученик. - Это бубен со стальными магическими лезвиями. Если его бросить, то он пробьет все на своем пути, а потом вернется к владельцу. Шаман у гоблинов - это, примерно, маг шестой категории. Его так просто не убьешь.
  - Был бубен, был, - кивнул Деметриос и почесал серый бок ослика. - Его в меня бросил какой-то тип в перьях. Я бубен поймал и отправил обратно....
  - Ха-ха-ха! - старший схватился за бока от смеха, остальные ученики не отставали. - Поймал бубен шамана! Ха-ха-ха! Вот трепло!
  - Я не трепло, - Деметриос обиделся еще больше. - Я всегда говорю правду.
  - Правду?! - старший от возмущения даже перестал смеяться. - Бубен шамана нельзя поймать! Его можно остановить лишь заклинаниями. Возьмем, к примеру, нашего настоятеля. Он - маг четвертой категории. И даже ему пришлось бы повозиться с шаманом гоблинов.
  За спором время летело быстро, и Деметриос даже не заметил, что маги вернулись. Юноша опомнился лишь тогда, когда настоятель снова положил руку ему на плечо.
  - Они все мертвы. Почему ты нам не сказал?
  Деметриос снова принялся извиняться.
  - Простите, господин настоятель, я хотел сказать, но вы удалились так стремительно, не дослушали меня, что....
  - А кто их убил, ты знаешь? - мужчина в серебристом халате снова прервал новичка.
  - Знает! - закричал старший ученик. - Это он их убил! Ха-ха! К нам приехал знатный фантезер, господин настоятель!
  - Не вмешивайся, Ерой, я к тебе не обращался, - черные брови хозяина школы нахмурились. - Это правда? Ты наплел ученикам небылиц? А знаешь, кто их убил на самом деле?
  Деметриос потупился. От него явно хотели услышать, что угодно, кроме правды.
  - Я, - тихо сказал он.
  - Понятно, - настоятель отпустил плечо новичка и отправился внутрь здания.
  Пестрая толпа последовала за ним. С Деметриосом остались лишь привратник и ученики.
  - 'Я убил', - передразнил новичка старик. - Думать же надо, что говоришь. Там не только были опытные воины, но и шаман. И кто-то этого шамана так отделал, что... короче, у него сейчас вместо головы - бубен. Даже не знаю, как такое получилось-то!
  - Это он, наш человек-легенда! - радостно откликнулся Ерой. - Поймал бубен на лету, и бросил его обратно! Нам все рассказал!
  - Эх, молодежь, - вздохнул старик и взял ослика за узду. - Воображение так и бурлит, так и бурлит. Я и сам когда-то был таким. Но лучше бы ты сказал настоятелю правду. Дескать, да, убили их, а кто - не знаю, не успел заметить. Или что там произошло?
  - Я всегда говорю правду, - упрямо повторил Деметриос. - Но мне почему-то часто не верят. Другим верят, а мне - нет. И это у меня с самого детства. Помню, впервые мне не поверили лет в пять. Когда я упал в ров с ядовитыми змеями, сплел из них веревку, а потом....
  - Не надо 'потом', - печально сказал привратник. - Иди к настоятелю со своим письмом. Да извинись хотя бы за глупые выдумки.... Эх, молодежь!
  Деметриос проводил взглядом Люси, внутренне собрался и вошел в большой дом. Новичка провожал Ерой и указывал путь. Они поднялись на второй этаж по скрипучей лестнице и очутились в роскошной комнате, стены которой были обиты синим бархатом. У Деметриоса даже захватило дух от сверкающих позолоченых статуэток, декоративного оружия и мягких кресел. Он еще никогда не видел ничего подобного.
  - Господин настоятель! Можно? К вам новичок! - Ерой вежливо постучал в открытую дверь.
  - Пусть заходит! - раздался зычный голос.
  - Иди! - Ерой подтолкнул Деметриоса. - Только там не увлекайся всякими россказнями. А то настоятель рассердится и прогонит.
  Деметриос постарался подавить волнение и вошел в кабинет. Здесь просто все утопало в роскоши. Стол и стулья из темного дерева были покрыты причудливыми узорами. На стенах висели картины, изображающие магов в бою. Позолоченные рамы этих картин были толщиной в ладонь.
  - Ну-ка, присаживайся, выдумщик ты наш, - настоятель улыбнулся и показал на один из величественных стульев.
  Деметриос осторожно присел на самый краешек, чтобы не запачкать красную шелковую подушку.
  - Что тебя привело к нам? - весь вид настоятеля излучал дружелюбие.
  Юноша подумал, что здешние обитатели, конечно, недоверчивы, но не очень-то страшны. Волнение начало улегаться.
  - Староста нашей деревни думает, что из меня получится хороший маг. Он написал вот это письмо, - Деметриос достал из-за пазухи желтый лист бумаги, сложенный вчетверо.
  - Так-с, посмотрим, - белые руки настоятеля ловко развернули письмо. - Хм.... Он тут пишет, что ты оказывал деревне большую помощь и что твои способности не для обычного человека.... Ага... Денег на обучение нет, но ты можешь отработать. Например, можешь перекопать все поле за... десять минут?!
  - Даже меньше, - сказал Деметриос.
  - Наверное, это очень маленькое поле. Ну ладно. Наша школа позволяет учиться бесплатно особенно одаренным ученикам. С условием, что потом они будут нам помогать. Проверим, насколько ты одарен. Ты владеешь заклинаниями? Знаешь что-нибудь о магии?
  - Ничего не знаю, - Деметриос развел руками. - У нас в деревне не было мага. Нам приходилось самим отбиваться от всяких напастей.
  Настоятель посмотрел на большие деревянные часы, стоящие на полу.
  - Ты ощущаешь эфир хотя бы?
  Деметриос на секунду задумался.
  - Может, ощущаю, а может нет. А что такое эфир?
  Хозяин школы покачал головой. Этот жест много сказал Деметриосу - в его магических способностях сильно сомневались.
  - Эфир пронизывает пространство вокруг нас. Каждый маг ощущает его и использует для заклинаний. Мы как бы зачерпываем эфир и превращаем его в разрушительную энергию, к примеру. Магами рождаются, и потому мы ощущаем эфир с раннего детства.
  Деметриос даже растерялся. Он не чувствовал никакого эфира.
  - И что же мне делать, господин настоятель?
  - Не знаю. Бывали, конечно, случаи, когда ощущение эфира приходило позже. Из таких людей не получалось хороших магов. Но я считаю, что каждому человеку нужно дать шанс проявить себя. Вот смотри, я покажу тебе простое заклинание. Оно называется 'Огненная стрелка'. Его используют в быту, чтобы зажигать свечи или разводить огонь в камине. Заклинание очень слабое и каждый маг обязан его знать.
  Настоятель придвинул к себе серебряный подсвечник с тремя свечами.
  - Слушай внимательно, Деметриос, и наблюдай. Почувствуй эфир вокруг своей руки. Направь его на палец, ощути, как эфир густеет, как он втягивает в себя эфир соседнего пространства. Легкий холодок коснется твоей руки и... готово!
  Из пальца мага вылетела красная стрелка, больше напоминающая искру, чем настоящий огонь. Свеча зажглась ровным оранжевым пламенем.
  - Это - самое простое, что может сделать маг, - продолжал настоятель. - Здесь не требуется уплотнять эфир, пропускать его через твое тело, создавать неровности, узоры.... Если ты сможешь это сделать с нашей помощью, то хорошо. Будешь магом. Но если нет, то увы.... Я дам тебе два дня. Походи по школе, пообщайся с учителями и учениками, они помогут тебе. Если получится овладеть этой простой магией, то оставайся, я не буду брать с тебя плату.
  Деметриос только сейчас оторвал взгляд от белой свечи и оранжевого огонька.
  - Но вы же сказали, что бесплатно обучаются только хорошие маги. И еще сказали, что если маг поздно почувствует эфир, то хорошим ему не стать.
  Настоятель рассмеялся баском и даже откинул голову на подголовник черного кресла.
  - А ты умеешь подмечать главное. Если ты овладеешь магией в таком возрасте.... Тебе сколько? Восемнадцать? Ну да... так вот, тогда ты будешь представлять собой диковинку, редкость. Я даже напишу о тебе моим коллегам в Академию. Будет редчайший случай! Иди, Деметриос, тренируйся. Хотя постой. Кто все-таки убил гоблинов, а?
  Деметриос вздохнул и посмотрел на мага так печально, что тот больше ничего не спрашивал и отпустил его.
  Юноша вышел от настоятеля в расстроенных чувствах. От деревни до школы - восемь дней пути. Получается, что он ехал напрасно? Как же он вернется домой, что скажет? Сельчане верили в него. Староста признался перед расставанием, что не хотел его отпускать, но потом решил, что так будет лучше для мальчика. Деметриос подозревал, что его никогда бы не отпустили, если бы рядом с деревней местный граф не построил большой замок и тем самым защитил все окрестные земли.
  - Ну, что тебе сказал настоятель? - Ерой прервал размышления новичка.
  Черные волосы старшего ученика в помещении блестели тускло.
  - Ничего хорошего. Он велел выучить заклинание 'Огненная стрелка'.
  - Так это же просто! - Ерой разом заулыбался. - Это каждый знает. Я помогу тебе!
  - Спасибо. Только я, наверное, не маг.
  Деметриос даже растрогался. Он не ожидал поддержки от того, кто не верил в его рассказы.
  - Ничего, - с энтузиазмом откликнулся Ерой. - Мы потренируемся все равно! Ты мне сразу понравился. У нас никто не умеет травить такие байки.
  Деметриос снова погрустнел.
  Он спустился вниз, проведал Люси, а потом позанимался с Ероем. Как и следовало ожидать, два часа занятий прошли впустую. Старший ученик и рассказывал и показывал и прибегал к образным сравнениям - ничего не помогало, никакой огонь из пальцев новичка не выскакивал.
  Потом настало время ужина. Маги сидели за одним столом, а ученики - за другим. Подавали вкусный суп, и он немного улучшил настроение Деметриоса. Юноша даже решил не расстраиваться. Не получится стать магом и ладно. Он вернется в деревню в свой дом из толстых бревен. Будет продавать дрова солдатам замка и все пойдет по-прежнему.
  На выходе из столовой один из младших учеников дернул за рукав Деметриоса. Наверное даже самый младший, тот самый, которому было лет девять. Кажется, его звали Викто.
  - А я ведь сначала тебе поверил, - рассерженно зашипел мальчик. - А Ерой-то прав. Ты наврал все!
  - В чем поверил и в чем наврал? - Деметриос отошел в сторону, чтобы освободить путь для магов, покидающих столовую. - Ничего не понимаю!
  Мальчик выглядел взъерошенным и напоминал воробья.
  - Я сначала поверил про гоблинов. Ну, что ты их убил! А потом ты рассказал про змей. Что связал их, чтобы выбраться из ямы. А ведь любой знает, что змей связать тяжело и такая веревка ничего не может выдержать!
  Деметриос невольно улыбнулся.
  - Так ведь меня не дослушали. Прервали на середине рассказа. Я хотел добавить, что веревку-то я сплел из змей, но она тут же развалилась. Тогда я стал искать другие пути спасения и обнаружил, что умею очень высоко прыгать... ну, если постараюсь. Понимаешь, в чем дело..., мне не только обычно не верят, но и перебивают все время. Почти никто не дослушивает до конца!
  - А, - мальчик тоже посторонился.
  Он отошел от арки и прислонился к гобелену, изображевшему осенний день у пруда.
  - Так ты теперь будешь с нами? Остаешься в школе?
  - Нет, - вздохнул Деметриос. - У меня не получается даже простейшая 'Огненная стрелка'. Ерой со мной столько провозился и все впустую. Дара к магии нет.
  Мальчик хмыкнул и почесал затылок.
  - Да-а.... А ты учителей поспрашивай. Может, они что посоветуют. Мне они всегда помогают. Завтра прямо с утра и поспрашивай.
  Деметриос решил послушать совета. Вечером он еще позанимался с Ероем, конечно, без всяких успехов, затем пожелал Люси спокойной ночи и отправился спать. Его разместили в комнате с младшими учениками, где стояли двухъярусные кровати.
  Бессоница никогда не мучала Деметриоса. Он мог заснуть в любой обстановке, в любую погоду, а наутро проснуться свежим и с ясной головой. Так случилось и на этот раз. Когда солнечный луч проник через стекло и пополз по белой стене, юноша проснулся. К его удивлению, жизнь в школе уже бурлила. Во дворе стояли какие-то повозки, суетились люди, а привратник отдавал указания прибывшим крестьянам и энергично жестикулировал.
  Деметриос подошел к нему, вежливо подождал, пока тот закончит с крестьянами и поинтересовался, у каких учителей можно попросить помощь и где их найти.
  Привратник наморщил лоб, от чего тесьма на лбу поднялась выше.
  - Найди Ренкиста или Даодао. Они хорошо учат новичков. Хм... вот что еще, у тебя ведь есть осел..., так что, съезди сразу перед обедом за водой в соседнюю деревню. Настоятель любит воду именно из того колодца.
  Деметриос воспринял эту просьбу как справедливую. Он ведь ест и спит в школе, значит, должен что-то делать в ответ. Но до обеда было еще далеко, поэтому Деметриос отправился на поиски учителей и первый, кого он нашел, был Даодао.
  Маг, одетый в ярко-красный халат, сидел на скамейке и с задумчивым видом водил гусиным пером по листу белой бумаги. Лицо Даодао казалось отрешенным, а две тонкие черные косички, свисающие на щеки, будто подчеркивали это впечатление.
  - Господин Даодао, я - Деметриос. Пришел, чтобы спросить вашего совета..., - юноша быстро изложил суть своей проблемы.
  Маг оторвал взгляд от бумаги.
  - Вряд ли получится, - сказал он, стряхивая в траву остатки чернил. - Тебе уже столько лет, а эфир не ощущаешь. Да и вообще, чтобы стать полноценным магом, мало владеть заклинаниями. Нужно быть Личностью. Какое у тебя образование?
  Деметриос следил глазами на гусиным пером, раскачивающимся в руке мага.
  - Образование? Да никакого. Писать, читать умею, спасибо нашему старосте. Но плохо, конечно.
  - Сколько ты книг прочел? - Даодао наконец прекратил размахивать пером.
  - Только одну. Об удивительном монстре, у которого не было ни рук, ни ног, ни туловища, только одна голова. Он сбежал от создавших его магов и катился по дороге, пока его не съела лиса.
  Даодао хмыкнул.
  - Это была просто короткая сказка. Ну что ж, проверим, стоит ли с тобой возиться. Посмотрим, есть ли у тебя дар к искусствам. Ты умеешь писать стихи?
  - Никогда не пробовал, - Деметриос даже поперхнулся от удивления. - Хотя слышал, конечно. К нам в деревню пару раз приезжали менестрели. Вот было весело!
  - Стихотворный дар дан не каждому, - важно произнес Даодао. - Я предлагаю такую проверку. Скажу тебе две строки... допустим, о природе... о закате..., а ты продолжишь и придумаешь две заключительные строчки. Понял?
  - Понял, - ответил Деметриос. - Что тут непонятного?
  - Ну ладно, вот начало стиха про закат:
  
  Дракон багряного заката
  Навис над полем и селом...
  
  - Теперь продолжай.
  Деметриос задумался на несколько секунд, но потом вздохнул и решительно произнес:
  
  Дракон багряного заката
  Навис над полем и селом.
  Кричали в ужасе девчата,
  Но я убил его горшком.
  
  Пальцы Даодао разжались и гусиное перо упало в траву.
  - Кого ты убил горшком? - маг прищурил один глаз.
  - Дракона, - просто ответил Деметриос. - Он же напал на село.
  Маг потер лоб и покачал головой.
  - Похоже, у тебя нет таланта к поэзии. Это ведь был метафорический дракон. Преувеличенное описание заката, так сказать.
  - Да, - охотно согласился Деметриос. - Горшок ведь тоже был преувеличением. На самом деле я убил дракона пустым чугунком из-под клея. Сбил его прямо в полете. Он нам успел три дома сжечь. Может быть тот дракон был тоже метафорический, я ведь не разбираюсь в них.
  Даодао посмотрел на новичка тоскующим взглядом.
  - Мальчик, ты о чем говоришь? Ты вообще знаешь, что такое дракон? Только маг высших уровней может с ним справиться. И то, это будет долгий, нелегкий бой. А ты тут - про чугунок из-под клея....
  - Вот и староста мне это сказал, - вздохнул Деметриос. - Он ведь не видел, как я бросал чугунок. А когда дракон упал, все стали думать, чего это он вдруг сдох....
  - Иди, - устало произнес Даодао. - Найди мастера Ренкиста. Может, он сумеет помочь тебе. А мне нужно закончить одну вещицу.
  Деметриос пожал плечами и отбыл, размышляя о том, какие еще бывают драконы, кроме метафорических.
  Ренкист нашелся почти сразу. Этот маг сушил свой зеленый халат на солнце, а сам стоял рядом, одетый в желтую пижаму.
  - Чего тебе? - хмуро спросил он, увидев новичка. - Говори быстрее, у меня скоро занятия.
  - Я долго вас не задержу, - успокоил его Деметриос. - Хочу стать магом, а способностей нет. Вот и все.
  - Вообще никаких нет? - маг осмотрел собеседника с головы до ног, будто прикидывая, где могли затеряться магические способности.
  - Вообще. Эфир даже не ощущаю. Настоятель сказал, что выгонит меня завтра, если не овладению заклинанием 'Огненная Стрелка'
  Ренкист потрогал халат, определяя, не высох ли он.
  - Если способностей нет, то тебе ничто не поможет. А если они есть, но малы, то попробуй вот что. Возьми свечу и представь, что тебе нужно зажечь ее во что бы то ни стало. Не думай об эфире, о концентрации энергии на пальце, ни о чем не думай, кроме свечи. Даже небольшие способности рано или поздно себя проявят. А если нет, то ничего не поделаешь.
  Нельзя сказать, что Деметриос возлагал большие надежды на этот метод, но, конечно, решил попробовать. Он ведь мечтал стать магом с раннего детства, когда впервые увидел человека, летящего в небе. Тот незнакомец был одет в простой голубой халат без всяких узоров и блесток. Но он летел так быстро и уверенно, что Деметриосу оставалось лишь восхищаться. Староста потом объяснил мальчику, что незнакомец был, видимо, великим магом, ведь только они умеют летать. Деметриос летать не мог, но очень хотел научиться.
  Ерой раздобыл свечу по просьбе новичка, и Деметриос уединился на улице, в самом узком пространстве между домом и крепостной стеной, там, где сушилось белье на веревке. Юноша поставил свечу перед собой на древний табурет, проведший свою жизнь на свежем воздухе, а сам присел рядом на корточки.
  Белая свеча с веревочным фитилем смотрелась странно на улице. Дул сильный ветер, и Деметриос подумал, что если вдруг заклинание получится, то огонь тут же погаснет. Но это будет неважно, если свеча зажжется. Главное - чтобы огонь моргнул хотя бы на секунду!
  Деметриос сосредоточился. Он направил свои взор и палец на бледное тело свечи и пожелал искру. Понятное дело, что ничего не произошло. Деметриос пожелал сильнее. Он даже сжал кулаки от внутреннего напряжения. И... снова ничего. Ветер дул, а свеча стояла целехонькая.
  Трудно сказать, сколько Деметриос потратил времени, бесцельно глазея на свечу. Может, час, но, скорее всего, больше.
  Однако юноша не стал отчаиваться, ведь уже пережил это чувство вчера. Он решил зайти с другой стороны. Деметриос стал вспоминать своих врагов, тех, которых хотел бы поджечь, чтобы спроецировать это желание на непослушную свечу. Но проблема заключалась в том, что таких врагов у него не имелось. Деметриос, однако, не растерялся и дал волю воображению. Он начал перебирать в уме друзей и представлять, как его лучшие друзья замерзают холодной зимой в самом центре ледяной северной пустыни, а он, Деметриос, может их спасти, если разведет огонь!
  Но даже столь богатое воображение оказалось бесполезным. Свеча стояла в полный рост, будто издеваясь над юношей.
  Но Деметриос был не так-то прост. Если он не мог спасти друзей, то нужно постараться спасти себя! Деметриос представил, как он, именно он, гибнет в снежной пустыне. Но тут воображение дало осечку. Дело в том, что Деметриос никогда раньше не чувствовал холод. Он вообще не замерзал! Даже в самую лютую стужу он мог выйти на улицу и бродить по деревне, любуясь заснеженными крышами и темными собачьими будками, где сжались от холода и дрожали их обитатели.
  Снова прошел час или даже больше. Деметриос наконец встал с корточек и начал ходить вокруг свечи, словно пытаясь отыскать слабую, уязвимую сторону. Но все стороны свечи выглядели одинаково плохо.
  Деметриос рассердился ни на шутку. В этой злости объединилось все: несбывшие надежды, разочарование в себе и сожаление о том, что он отнял столько времени у могущественных занятых магов.
  - Да провались ты! - крикнул юноша в адрес наглой свечи.
  Он взмахнул рукой, чтобы перевернуть табурет и сбросить свечу на землю, влажную от капель сохнущего белья. Но тут случилось нечто. Из его руки вылетел сгусток пламени. Никто и никогда не назвал бы это искрой, ведь сгусток моментально сжег и свечу и табурет и веревки и белье, а затем с ревом врезался в крепостную стену и разбился о нее, оставив после себя огромное черное пятно и сильно потрескавшиеся камни.
  Деметриос оцепенел. Он даже сначала не понял, что произошло, а просто смотрел на дело своих рук, вытаращив глаза. Из шока его вывел голос привратника.
  - Что ты опять натворил, изверг?! - завопил старик за его спиной. - Сначала ворота, а теперь вот это! Кто тебе позволил использовать свиток с таким могущественным заклинанием?! И где ты взял его вообще?!
  Деметриос обернулся.
  - Да я..., это был не свиток.... Это я! Я сумел создать 'Огненную стрелку'!
  Старик схватился за голову.
  - Лучшие простыни! Шелковые! Все сгорели! А стена... что ты сделал со стеной?! Как мы ее починим?! И где, вот скажи, где ты взял этот свиток?! Ты вообще знаешь, сколько он стоит?!
  - Но... это не свиток был, - повторил Деметриос успокаивающим тоном. - Это я научился заклинанию 'Огненная стрелка'.
  - О! - еще громче завопил старик. - Какая еще стрелка?! Что ты мелешь, наглый врун?! Стрелка вызывает лишь искру, а не пожар. Ты посмотри на стену! Такое чувство, что здесь потрудился десяток магов-огневиков!
  - Я не вру, - с обидой произнес Деметриос. - Могу показать. Думаю, что опять получится, вот смотрите....
  Юноша поднял руку, но старик остановил его отчаянным жестом.
  - Хватит мне тут представлений! - привратник продолжил кричать. - Я не знаю, что с тобой делать! Ты несешь разрушения! Разрушения и хаос! И еще врешь, врешь и врешь напропалую. Бери своего осла и привези воды из соседней деревни. Сейчас же! А я пока поговорю с настоятелем. Мы решим, что с тобой делать. Ты же просто ходячая катастрофа!
  - Но..., - попытался возразить Деметриос.
  - Немедленно за ослом! - привратник кивнул в сторону конюшни. - Делай, что тебе говорят, а иначе я выгоню тебя прямо сейчас! Своей властью, без настоятеля!
  Деметриос решил не спорить, а пойти за Люси. Какая разница, когда он покажет свои умения? Понятно, что теперь настоятель признает его магом. А стену... починить можно.
  Юноша вышел через ворота, которые, кстати, снова висели на своем месте. Деметриос бросил уздечку, но Люси привычно брела сзади без понуканий. На ее боках болтались два пустых кожаных бурдюка.
  Когда Деметриос отошел подальше от школы, он обернулся, чтобы убедиться, что никто не наблюдает за ним, а потом вытянул руку по направлению к полю, чтобы вновь проверить свои способности. Однако благоразумие одержало верх и рука поднялась повыше. Деметриосу не хватало только пожара в поле для завершения череды неудач.
  Огромное облако пламени взмыло над дорогой, едва не опалив бедного осла. Люси даже вскрикнула и отскочила назад. Деметриос затруднился бы сказать, какого размера было это облако, но обуглившийся гравий на дороге намекал на большую величину.
  - Хватит, пожалуй, экспериментов, - рассудительно произнес Деметриос, обращаясь к испуганной ослице. - Сдается мне, что свечу моей 'огненной стрелкой' поджечь не удастся. Сжечь дотла - да, конечно! Но не в этом же суть заклинания. Мне придется много учиться....
  До деревни оставалось часа два пути. Деметриос несколько раз порывался снова испытать заклинание, но потом пошли деревья, а их уничтожать было жаль вдвойне.
  Искомая деревня состояла из шести домов, вокруг которых бродили козы, утки и куры. Колодец располагался у околицы. Деметриос подошел к нему и только сейчас заметил девочку лет семи, которая пряталась за большим ведром.
  - Что ты тут делаешь? - поинтересовался юноша, снимая бурдюки с осла.
  Девочка, одетая в белое холщовое платье, вышла из-за ведра и нахмурилась.
  - Я видела гоблинов. Много. Они прошли мимо деревни, не заметили нас. Я прячусь, боюсь, что вернутся.
  - А, гоблины..., - Деметриос взял ведро и бросил его в колодец. - Знаю их. Вчера встретил в первый раз. Я бы и не догадался, что они - гоблины, так они сами сказали. Сказали: 'Мы - могучие воины', но как-то быстро умерли. Наверное, хвастались.
  - А ты разве не боишься гоблинов? - девочка широко раскрыла голубые глаза. - Вдруг ты им встретишься?
  - Конечно, встречусь, - кивнул Деметриос, вытаскивая ведро за веревку. - Непременно. Я всегда со всеми встречаюсь. Наш староста говорил, что мне везет на плохих людей. Впрочем, гоблины - не люди, но с ними тоже встречусь. Вот увидишь.
  - А ты не боишься?! - повторила девочка, с удивлением глядя на незнакомца.
  Деметриос на секунду задумался.
  - Нет. Не боюсь. Ну ладно, мне пора. До встречи!
  - До свидания и счастливого пути! - девочка старательно помахала рукой.
  Обратная дорога казалась веселее. Деметриос уже не думал, испытывать или нет 'Огненную стрелку'. Он решил, что сделает это перед наставником, во дворе, подальше от стены и от дома. Еще Деметриос пропустил обед и теперь надеялся, что его покормят во внеурочное время в связи с тем, что он выполнял задание привратника.
  Солнце давно миновало полдень и тени от деревьев становились все длиннее. По краям грунтовой дороги виднелись свежие следы копыт и Деметриос так пристально смотрел на них, что не сразу заметил препятствие, возникшее на его пути.
  Когда же юноша наконец поднял глаза, то в трех ярдах от себя увидел гоблина в полном воинском облачении: в черных чешуйчатых доспехах, с круглым щитом и широким мечом в ножнах. Огромный рогатый шлем гоблина, украшенный синим пером, казалось, служил лишь одной цели - заставлял хозяина казаться выше. Гоблин вместе со шлемом достигал шести футов.
  Деметриос поначалу хотел просто пройти мимо, но гоблин, опешив от такой наглости, выпростал руку и перекрыл путь.
  - Ты куда собрался?
  - Прямо, - ответил Деметриос. - Отойди, ты мне мешаешь.
  - Что?! - зеленоватая физиономия гоблина искривилась. - Да ты знаешь, кто я такой?!
  - Знаю, - кивнул Деметриос. - Могучий воин, потрясающий скалы одним своим голосом.
  Гоблин на секунду опешил.
  - Д-да. Откуда знаешь?
  - Мне вчера сказали. Трое по очереди. Сказали бы еще двое, но не успели.
  - Что ты несешь?! - взревел гоблин и выхватил меч. - Тебе жить надоело?! Думаешь, что ты лучше меня?!
   - Думаю, - устало ответил Деметриос. - Люди лучше, чем гоблины.
  - Чем?! Чем лучше? - заорала зеленоватая физиономия.
  - Чем гоблины.
  Гоблин замолчал, переваривая сказанное. Его жидкая черная бородка раскачивалась в такт жевательным движениям челюсти.
  - Слушай, ты, - гоблин направил меч в грудь юноши. - За моей спиной пятьдесят бойцов и двадцать шаманов. Они сейчас захватили школу магии и уже наверное перебили всех, а ты...
  Гоблин не договорил. Ему помешал кулак Деметриоса, который врезался в большой шлем. Раздались два глухих звука: от удара по голове и от падения тела на гравий. На физиономии гоблина застыло выражение бессмысленного удивления. Если бы Деметриос не торопился, то непременно подумал бы о том, почему многие его противники предпочитают переходить в иной мир именно с этим глупым выражением. Неужели они не могут как-то сосредоточиться хотя бы перед смертью? Ведь смерть - серьезное и ответственное дело, венец всех дел! Но Деметриос спешил и не успел ни о чем таком подумать.
  - Побежали, Люси! - крикнул юноша ослице. - Может, еще успеем!
  Деметриос рванул вперед и Люси сразу же отстала. Юноша даже сам не знал, как быстро он добежал до крепостной стены школы. Эта стена представляла собой плачевное зрелище. Огромные дымящиеся прорехи сразу в нескольких местах с валяющимися тут и там телами людей и гоблинов указывали на то, что здесь только что был бой.
  Некоторые мертвые люди были одеты в белые ученические халаты. Деметриос узнал Ероя. Его тело свисало с крепостной стены. Руки Ероя были устремлены к земле, словно пытались найти в ней поддержку и опору.
  Деметриос бросился к ближайшей прорехе. Он перепрыгнул через два трупа гоблинов и натолкнулся на привратника. Старик был мертв. Он сидел, прислонившись к столбу, на котором раньше сушилось белье. Его глаза были открыты и, казалось, смотрели на происходящее с осуждением.
  Из дома раздавались громкие звуки: хлопки, а иногда скрежетание. Там еще шел бой. Деметриос ринулся к дверям и тут же столкнулся с гоблином. Тот даже не успел понять, что происходит, - его сбили на бегу.
  Юноша помчался на четвертый этаж. Там действительно шел бой. В узком пространстве коридора сгрудилось несколько гоблинов, нападавших на кого-то, кого Деметриос не видел. Враги были обращены к юноше спинами. Деметриос пробежал сквозь вражеские ряды, не снижая скорости, и вмял гоблинов в стены.
  Перед ним предстала безрадостная картина: тяжело раненый настоятель в одиночестве защищал младших учеников. Рана в левом боку выглядела скверно, и маг зажимал ее рукой, пытаясь другой рукой создавать заклинания.
  - Я здесь! - крикнул Деметриос. - Я спасу вас!
  Настоятель в суматохе даже не понял, отчего упали гоблины.
  - Беги! - крикнул он новичку. - Спасайся! Я долго не продержусь!
  - Так больше не нужно держаться, - с недоумением ответил Деметриос. - Я ведь привычный. В нашей деревне мне приходилось и не с таким встречаться....
  Настоятель только сокрушенно мотнул головой, но вдруг его лицо изменилось.
  - Шаман! - крикнул он.
  Деметриос резко обернулся. В него летел бубен - вращающееся оружие, ощетинившееся магическими лезвиями.
  Юноша поймал бубен одной рукой и запустил обратно, прямо в голову шамана.
  Глаза настоятеля округлились.
  - Что?! - прошептал он.
  Шаман вжался в угол и напоминал бабочку, пришпиленную к стене за голову.
  Какой-то гоблин поднялся и бросился на Деметриоса с мечом. Юноша увернулся и нанес удар в грудь, прямо в доспех. Пластины доспеха треснули, а гоблин повалился ничком.
  - Что? - повторил настоятель.
  - Я ведь сильный, - с гордостью произнес Деметриос. - Для меня гоблины - пустяк. Вот, помню, быстрая мантикора....
  Поднялся еще один гоблин, но юноша пнул его ногой и он затих.
  Настоятель медленно сел на пол, прислонился спиной к двери, печально оглядел свою рваную рану, а потом перевел взгляд на выживших учеников. Их осталось всего пять. Дети испуганно прижимались к черным пустым рыцарским доспехам.
  - Выводи учеников, - сказал настоятель. - Только они выжили. Справишься?
  - Справлюсь, если надо, - кивнул Деметриос. - Но зачем их выводить? Я сам выйду во двор и разберусь с оставшимися гоблинами.
  Настоятель посмотрел на него так, как еще не смотрел ни на кого. В этом прищуренном взгляде встретились сомнения и надежда. Настоятеля мучила боль, но любопытство пересилило.
  - А с неуязвимой мантикорой что случилось? - спросил он пересохшими губами.
  - Быстрая она для меня слишком, - с сожалением ответил Деметриос. - Я не смог ее догнать, когда она убегала.
  Настоятель закрыл глаза. За всю свою жизнь он видел двух мантикор (опаснейшие твари!), но никогда даже не слышал о том, чтобы они от кого-то убегали.
  - Что с вами? - встревожился Деметриос.
  Маг выглядел скверно. Из раны медленно сочилась кровь и падала на красный ковер крупными каплями. Настоятель был бледен как белая стена и казалось, что он вот-вот умрет.
  - Послушай, - маг с трудом открыл глаза. - Возьми младших учеников и иди с ними в соседнюю школу. Она в пятидесяти милях отсюда. Передай учеников Нурсеану. Он там главный.
  - Хорошо, - сразу же кивнул Деметриос. - Все сделаю.
  - Я назначаю тебя старшим учеником, - настоятель едва говорил. - Позаботься о детях.
  Веки мага смежились, чтобы никогда больше не открыться.
  Деметриос сразу понял, что настоятель умер. Юноша оглядел учеников, перешедших под его начальство. Дети выглядели неважно. Они сбились в кучу, будто перепуганные щенки. А самого младшего, Викто, вообще не было видно - он прятался за спинами товарищей.
  - Подождите здесь, - сказал Деметриос. - Я выйду во двор и быстро вернусь.
  Ковры на лестнице почернели от сажи, вызванной заклинаниями. Юноша быстро сбежал вниз, перепрыгнул через несколько мертвых гоблинов и очутился лицом к лицу с шаманом. Этот зеленоватый тип был одет краше остальных. Перья, воткнутые в меховую шапку, казались длиннее, среди них встречались даже розовые, возможно, выдернутые из хвоста фламинго. Даже бубен выглядел более толстым и солидным.
  - Ты кто такой? - презрительно спросил шаман, оглядывая неказистую одежду Деметриоса. - Крестьянин?
  - Почему крестьянин? Нет. Я - старший ученик этой школы, - с достоинством произнес Деметриос. - А ты кто такой? Главарь гоблинов, что ли?
  - Наглец! - физиономия гоблина скривилась. - Какой еще главарь?! Я - Ужасный Убу! Великий шаман. Я уничтожил больше людей, чем ты видел за свою жизнь. И сейчас добавлю к общему счету такого ничтожного червяка, как ты. Старший ученик! Ха-ха! Хочешь сразиться со мной? Или дрожишь от страха?
  Деметриос прислушался к себе.
  - Нет, не дрожу, - ответил он. - А сразиться, конечно, можно. Хочешь магический бой? Я знаю одно заклинание.
  Гоблин удивился не на шутку. Его выпученные глаза выпучились еще больше.
  - Одно заклинание?! И это - старший ученик?! Я был о людских магах лучшего мнения. Да знаешь ли ты, что я лично убил четырнадцать магов? Когда я убью тебя, то это не зачтется, ведь ты не маг. Ты - человеческий недоучка. Давай свое заклинание. Моя защита однажды выдержала удар ифрита. А до него магам расти и расти! Покажи, на что ты способен, бей первым, а потом я....
  Деметриос, конечно, не старался сдерживать свою 'Огненную стрелку'. Пламя получилось хоть куда. Можно было даже услышать звук, радостный рев огня. Но когда все погасло, а дым рассеялся, Деметриос, к своему удивлению, шамана не обнаружил. Нет, бубен был на месте, валялся на земле. Тапочки тоже были тут. Они просто стояли и выглядели весьма сиротливо. А вот то, что составляло начинку тапочек, бесследно пропало.
  Деметриос на всякий случай посмотрел по сторонам, а потом лишь пожал плечами. Первый магический поединок вышел скомканным ввиду исчезновения противника.
  Юноша прошествовал дальше, вдоль стен дома, на которых тут и там попадались пятна крови или выбоины. Еще три гоблина неожиданно напали из-за угла. Они что-то кричали, размахивали мечами, но Деметриосу долго разбираться с ними было недосуг - он слишком разозлился и покончил с ними с помощью 'Огненной стрелки'.
  Казалось, двор опустел. Вокруг лежали трупы, струились столбики дыма, стоял терпкий запах паленой плоти. Деметриос нашел тело Даодао. Ярко-красный халат мага почти полностью скрывал пятна крови. Рядом с Даодао находилась кисточка для письма.
  Деметриосу было очень жаль всех этих людей. Он еще не успел подружиться с ними, но ведь собирался! Судьбе было угодно послать его за водой в то время, когда враг напал на школу. Староста, например, предпочитал не отпускать Деметриоса далеко от деревни. Так, просто на всякий случай.
  Внезапно тонкий стебель выскочил из-под земли и обвился вокруг ноги юноши. К нему присоединился еще один. На этот раз в плену оказалась и вторая нога. Стебли выпустили шипы, которые тут же впились в потрепанные штаны Деметриоса. Он очень удивился такому повороту и попытался осторожно освободить ноги.
  - Что, попался?! - раздался торжествующий голос откуда-то сверху. - Ловко ты разделался с Убу, ничего не скажешь, но теперь пришло время расплаты! Я тебя буду убивать медленно, с помощью природной магии. Ветки, направляемые мной, пронзят твои мышцы и войдут в печень и сердце! А я буду отсюда наблюдать за твоими мучениями!
  Деметриос посмотрел наверх. Там, на крыше, над теми окнами четвертого этажа, где виднелись бледные лица детей, расположился шаман. Зеленые перья вызывающе колыхались над черной меховой шапкой.
  - Убери шипы, слышишь?! - крикнул Деметриос. - Спускайся, мы сразимся честно, лицом к лицу!
  Гоблин расхохотался.
  - Еще чего! Я видел, что ты вытворял. Ничего, сейчас тебя насквозь пронзят мои ветки. Я направляю их прямо внутрь тебя! Ты кто вообще такой?!
  - Я - старший ученик этой школы! - ответил Деметриос, с тревогой наблюдая, как ветки поднимаются все выше. - Убери шипы и спускайся! Я не буду тебя убивать, если ты уберешь шипы!
  - Ты не будешь меня убивать?! Ха-ха-ха! Конечно, не будешь! Ты же там, а я здесь! Ты умрешь, а не я! Чувствуешь, как ветки входят в твое тело?
  - Убери шипы! - заорал разгневанный Деметриос.
  - Испугался?! - ликующе завопил шаман и даже начал пританцовывать. - Вот твой конец! Не думал, что умрешь таким образом?! Будешь знать, как сметь противостоять мне, Нару-природнику!
  - Да, испугался! - подтвердил Деметриос. - Из-за твоих дурацких шипов!
  - Уже ощущаешь, как они пробираются к твоему сердцу?! - с удовольствием произнес гоблин.
  - Уже ощущаю! - в гневе крикнул Деметриос. - Как тетушка Лайза расстроится!
  Шаман на секунду умолк.
  - Какая тетушка Лайза? - осторожно спросил он. - Ты, что, уже спятил от боли?
  - От какой еще боли?! - Деметриос завопил что было мочи. - Тетушка Лайза сшила эти штаны и подарила их мне на прошлый день рождения! Посмотри, что с ними сделали твои шипы! Если я дернусь, то штаны совсем порвутся! И когда я вернусь в деревню, тетушка Лайза спросит, где штаны! Что я ей отвечу? Что они порвались в клочья за каких-то два года?!
  Шаман перестал пританцовывать.
  - Штаны? - озадаченно спросил он и потер макушку под меховой шапкой. - Ты беспокоишься о каких-то штанах? А как же боль? Как же шипы в твоем теле?
  - Вот заладил! Нет в моем теле никаких шипов. Они в штанах! Сколько раз тебе говорить?! - Деметриос был вне себя от бестолковости гоблина.
  - Но я же направляю их прямо в тебя..., - неуверенно пробормотал шаман.
  - Или ты убираешь шипы или я сам приду к тебе! - заорал Деметриос. - И пусть штаны испортятся!
   Шаман совсем притих. Он внимательно посмотрел вниз на собеседника, опутанного ветками, потом - на крышу, где находился сам.
  - Ты не успеешь до меня добраться, - гоблин подытожил свои наблюдения. - Как только ты освободишься, я убегу! Ты же не умеешь летать? Да нет, конечно! Ты только ученик!
  Деметриос сжал руки в кулаки и посчитал до трех, чтобы хоть немного успокоиться.
  - Послушай, ты! - закричал юноша. - Месяц назад корова из нашей деревни свалилась в овраг. Мы не могли ее вытащить веревками. Мне пришлось спуститься туда, взвалить ее на плечи и выпрыгнуть вместе с ней! Убери шипы! В последний раз говорю!
  - Так овраг наверное был совсем маленький! - ответил шаман и неуверенно поежился. - Какая там была глубина?
  - Примерно как от меня и до тебя! - заорал Деметриос и прыгнул.
  Дети внимательно наблюдали за поединком из окна. Они увидели, как старший ученик взмыл вверх в поразительном прыжке, а потом заметили тело шамана, летящее прямо к земле. Шапка отделилась от его головы и спускалась более медленно, даже плавно, видимо, за счет перьев.
  Через пару минут Деметриос показался на лестнице. Он вывел учеников из пострадавшего здания. Откуда-то тут же появились крестьяне. Они наверное прятались поблизости, выжидая, чем закончится бой. Деметриос поручил им заботу о доме, а сам вместе с учениками сразу отправился в соседнюю школу, выполняя последний завет настоятеля.
  Люси все это время ждала у ворот. Деметриос взял ее за уздечку, похлопал по боку рядом с бурдюками с водой и взвалил на ослицу еще пару сумок, наполненных снедью. Юноша рассудил, что вода и еда пригодятся в пути. Они тронулись и поначалу шли не очень бодро, совсем не разговаривали. Даже безветреная погода, казалось, не хотела никого беспокоить. Однако им удалось уйти от школы только на пару миль, как им встретился большой боевой отряд.
  Их было человек сто. Рыцари в сверкающих начищенных доспехах и боевые маги в дорогущих блестящих халатах оккупировали всю дорогу. Деметриосу и ученикам пришлось посторониться. Глава отряда, воин в золотистом шлеме и с магическим искрящимся желтыми искрами копьем, подъехал к юноше.
  - Вы откуда? Из школы Первого Солнца?
  - Да, - кивнул Деметриос.
  - А гоблинов видели? - прогудел рыцарь из-под шлема.
  - Видели. Они только что напали на школу. Выжили лишь эти ученики, - Деметриос показал на пятерых ребят.
  - Ничего себе! - рыцарь зычно выругался и обернулся к подчиненным. - Слушай меня! Разделимся! Нападаем двумя отрядами, чтобы никто не ушел!
  - Но..., - сказал Деметриос, протягивая руки к рыцарю.
  - Подожди, мальчик! - рыцарь смотрел назад. - Сергиус, ты идешь с юга! Понял?
  - Понял! - отозвался воин с длинным красным плюмажем на закрытом шлеме.
  - Послушайте! - вскричал Деметриос.
  - Потом, мальчик! Потом! - главный рыцарь пришпорил коня и отряд моментально разделился на две половины.
  Одна помчалась по дороге, а другая - через поле, напрямик.
  - Стойте! - Деметриос махал руками. - Куда вы?! Все гоблины мертвы!
  Но, понятное дело, его никто не слышал.
  
  
  Глава вторая, в которой рассказывается о том, зачем вампирам еще одна голова
  
  Деметриос с учениками бодро двигались к намеченной цели, изредка делая привалы. Дорога из гравия извивалась, тщательно обходя холмы и овраги. Юноша неосторожно задал Викто один-единственный вопрос о местных порядках. Он ведь вырос в деревне и многого не знал. Викто, член семьи потомственных магов, возгордился от такого внимания 'непобедимого Деметриоса' и с энтузиазмом принялся рассказывать обо всем подряд: о больших городах, принадлежащих графам и герцогам, о столице и короле Ромуле III, о Гильдии, и даже о склоках внутри нее. Деметриос тут же узнал, что у короля сотни рыцарей и тысячи воинов, что ходят слухи о войне с соседями, что король приказал выдать магические доспехи всей своей гвардии, а землевладельцы подозревают, что эта гвардия пойдет против них. Еще Викто рассказал, что часть магов оставили королевскую службу и примкнули к герцогу Коти, кузену короля, а Гильдия ничего не предприняла. Он поведал и о волнениях на западной границе, откуда просачиваются всякие твари. Эти твари пробираются лесами и достигают иногда даже столицы.
  У Деметриоса опухла голова от потока сведений. Он пытался остановить Викто, но того просто несло. Мальчик слышал разговоры взрослых, все запоминал дословно и теперь вываливал информацию на бедного Деметриоса. От короля Викто перешел к местным сеньорам.
  - У нашего графа Преста огромный замок, - заливался соловьем мальчик. - А еще у него есть маг-ледовик и даже фаворитка....
  Он шел у края дороги и, не глядя, сбивал рукой травинки.
  - Кто такая фаворитка? - поинтересовался Деметриос, оглядываясь назад, чтобы убедиться, что никто из учеников не отстал.
  - Не знаю, - Викто сорвал большой белый одуванчик. - Но он называет ее зайкой. Наверное, она - оборотень, перевертыш. А маг-ледовик очень могуч. Кстати, это мой дядя. Он очень плохой, я его боюсь. У нас на Праздник Урожая принято загадывать желания. И если ты вел себя хорошо, то желание непременно исполняется. Я весь прошлый год вел себя хорошо! Всем помогал, слушался старших, делал добрые дела.... А потом я попросил пустяк: чтобы мой дядя отбросил копыта. Но не исполнилось! Наверное, я вел себя недостаточно хорошо....
  К счастью для Деметриоса, вдали показался караван и Викто умолк. Караван стоял неподвижно. Еще издалека были видны десяток телег и две красные кареты. Солнце как раз двигалось к закату и кареты казались черно-багряными.
  Деметриос вскоре поравнялся с караваном и его взору открылось удивительное зрелище. Семеро воинов, вооруженных мечами, копьями и щитами, сражались в поле с мантикорой, несколько женщин и торговцев испуганно жались к телегам, а два странных господина в черных сюртуках стояли около ближайшей к Деметриосу кареты и неспешно обсуждали ход боя.
  Мантикора выглядела как положено: на массивном желтом львином туловище прочно сидела огромная человекоподобная голова в обрамлении коричневой гривы. Единственное, что отличало зверя от собратьев - отсутствие хвоста, на котором, как известно, должно располагаться ядовитое жало. Мантикора двигалась стремительно, подпрыгивала и наносила быстрые удары лапами. Воинам приходилось туго, они полагались на стальные щиты, которые трещали под могучими лапами зверя. Некоторые воины падали, даже отлетали на пару ярдов, но поднимались и вновь включались в бой.
  - Что здесь происходит? - Деметриос подошел к людям в черных сюртуках.
  Старший из них, человек с длинным лицом и внимательными глазами, ничего не ответил. Зато младший, белобрысый парень лет двадцати пяти, дружелюбно улыбнулся.
  - А, ученики магов! Вы что, сами не видите, что происходит? Те люди сражаются с мантикорой! Мой наставник, господин Мегг, - парень кивнул на старшего, - постоянно учит меня наблюдать и делать выводы. Но этот вывод очень простой. Если люди защищаются щитами и бьют копьями, значит, они сражаются! Ха-ха.
  Деметриос, прищурившись, смотрел на поле боя. Один из воинов упал и выронил меч. Мантикора хотела было прыгнуть на упавшего человека, но его товарищи помешали. Они навалились на зверя со всех сторон и мантикора была вынуждена уворачиваться.
  - Может, им помочь надо? - спросил Деметриос.
  Парень в сюртуке поправил пятерней свои светлые волосы и хмыкнул.
  - Чем ты им можешь помочь? Отвлечешь на себя мантикору на пару секунд? Чтобы они передохнули, пока тварь будет тебя убивать? Ты лучше наблюдай и делай выводы. Видишь того человека с коротким копьем? Он еще не начал сражаться в полную силу. Посмотри на его скупые точные движения! Какой можно сделать вывод? Что он ждет удобного момента, чтобы нанести решаюший удар!
  Деметриос попытался сконцентрироваться и сделать хоть какой-нибудь вывод. Но все, что он видел, - это избиение людей мантикорой.
  - По-моему, тот воин с копьем просто слишком осторожен, - сказал юноша.
  - Но посмотри на другого, который слева, - продолжал парень в сюртуке. - Видишь, у него на поясе кожаная трубка? Какой можно сделать вывод? Что у него там магический свиток, и он его использует, если дело станет совсем плохо!
  - Так уже все плохо! - воскликнул Деметриос.
  Мантикора сбила пятерых с ног и оставшиеся двое с трудом блокировали удары щитами.
  - А тот, что справа, упал слишком уж ловко, - продолжать гнуть свое парень в сюртуке. - Какой можно сделать вывод? Он притворяется. Ждет, когда зверь прыгнет на него, а он нанесет неожиданный удар!
  - Гм..., - пробурчал Деметриос.
  Ему казалось, что он и этот парень видят разные сражения.
  - А другой взял щит обеими руками! - продолжал незнакомец, опираясь на колесо кареты. - Какой вывод следует из этого? Что, скорее всего, он хочет поразить зверя острым краем щита!
  Деметриосу происходящее нравилось все меньше и меньше. Он никогда не оставлял своих соседей в беде.
  - Этот со свитком упал, - снова прокомментировал парень в сюртуке. - Руку сломал, что ли? Вывод же....
  - Все! - сказал Деметриос. - С меня хватит выводов. Я помогу им.
  Парень в сюртуке вытянул руку, чтобы его задержать.
  - Постой! Если ты пойдешь, то умрешь!
  Деметриос просто стряхнул руку.
  - Ждите здесь, я мигом! - он обратился к ученикам.
  Затем Деметриос отдал уздечку Викто, а сам побежал к месту битвы.
  За ним следило множество пар глаз. Парень в сюртуке - с сожалением, а ученики - с восхищением и любопытством. Они-то видели его в деле и верили в него.
  В это время мантикора уже взгромоздилась на одного из воинов и разинула пасть с тремя рядами зубов, чтобы перекусить ему шею. Но что-то заставило ее еще раз оценить обстановку, она подняла голову, бросила быстрый взгляд вокруг и увидела бегущего к ней Деметриоса. Ее морда, почти лицо, тут же перекосилась от ужаса. Мантикора забыла о своей жертве и высоко подпрыгнула на месте, издав визжащий звук. Потом она развернулась прямо в прыжке и дала деру с поразительной сноровкой, демонстрируя слаженную работу могучих ягодиц. Скорость зверя была так велика, что за несколько секунд мантикора полностью скрылась из виду.
  Деметриос остановился и разочарованно махнул рукой. Наученный предыдущим опытом, он не собирался гоняться за стремительной мантикорой. Юноша двинулся назад к ученикам, широко ступая по высокой траве.
  Парень в сюртуке от увиденного онемел и застыл с открытым ртом. Он даже достал серебристую флягу из кармана и сделал большой глоток. Однако после этого его понесло в прежнем русле.
  - Мы наблюдали бегство мантикоры! - торжественно провозгласил он, постукивая кулаком по колесу кареты. - Какой можно сделать вывод? Что мантикора - животное глупое! Она считает, что может сражаться только с определенным числом противников. Скажем, с семью. Если появляется восьмой, то мантикора бежит. Она не в состоянии оценить силу этого восьмого из-за своей глупости. А ведь она могла бы запросто убить....
  - Этот вывод неправильный, - хмуро перебил его Деметриос. Он только что подошел к красной карете и теперь отмахивался от назойливой пчелы.
  - Интересно, почему? - снисходительно спросил парень в сюртуке. - Ты, что, спец по мантикорам?
  Деметриос не ответил. Он прогнал пчелу и принял уздечку из рук Викто.
  - Какой вывод тогда правильный? - не унимался парень в сюртуке.
  - У мантикоры хорошая память, но плохое зрение, - буркнул Деметриос.
  Это прозвучало так неожиданно, что даже молчаливый господин Мегг выгнул дугою левую бровь.
  - Объясни! - потребовал парень в сюртуке.
  - Что тут объяснять? - пожал плечами Деметриос, забирая уздечку у Викто. - Когда мы с Люси шли в школу магии, эта самая мантикора напала на меня. Пыталась ужалить своим дурацким хвостом! Пришлось оторвать ей хвост.
  - Как?! - собеседник чуть не выронил флягу. - Ты оторвал ей хвост?! Ха! Ну, ты загнул! Слышал я много разных вещей.... Погоди! С чего тогда вывод, что у нее хорошая память?
  - Когда она меня сейчас увидела, то сразу узнала и убежала, не дожидаясь, когда я приближусь, - Деметриос почесал Люси за ухом.
  Парень в сюртуке посмотрел на старшего товарища и расплылся в улыбке:
  - Она тебя испугалась, да? Ну и ну! Хотя постой! А почему ты сделал вывод, что у нее плохое зрение?
  - Увидела-то она меня не сразу!
  Парень в сюртуке окинул Деметриоса веселым взглядом и залился смехом.
  - Ты передразниваешь меня? Шутишь? Оторвал ей хвост?! Ха-ха-ха! Ты только посмотри на себя! У тебя даже оружия нет!
  - Мне не нужно оружие, - спокойно ответил Деметриос. - В прошлом году наш кузнец дал мне дубинку, чтобы я убил ею гигантского медведя-людоеда. Я ударил его дубинкой один раз, но она сломалась. Пришлось добивать рукой.
  Парень в сюртуке расхохотался еще громче.
  - Господин Мегг, я не слышал ничего более смешного! - задыхаясь, произнес он.
  Молчаливый господин Мегг ничего не сказал, но смерил юношу внимательным взглядом.
  Ученики же бросились на защиту Деметриоса.
  - Нет! - закричали они. - Деметриос всегда говорит правду!
  Викто даже затрясся от злости.
  - Все знают, что Деметриос никогда не врет! - крикнул мальчик, покраснев как помидор. - Если он сказал, что убил медведя рукой, так оно и было! Если сказал, что оторвал хвост мантикоре, значит, оторвал!
  Парня в сюртуке просто скрючило от смеха. Господин Мегг же неторопливо достал из-за пазухи коричневый блокнот, на котором красовался выпуклый череп. Блокнот украшали два ремня и непонятные знаки. Раньше он принадлежал некроманту, который ошибся в заклинаниях и теперь в имуществе не нуждался.
  Господин Мегг также извлек из кармана перо и миниатюрную чернильцу, а потом записал в блокноте: 'Встретил человека, который утверждает, что смог оторвать хвост мантикоре. Худощав, среднего роста, на вид лет семнадцать, рыжеватые волосы, нос картошкой. Маловероятно, что смог оторвать хвост. А если да? Тогда это - великий маг, притворяющийся юношей. Путешествует под именем Деметриос'.
  Господин Мегг всегда записывал необычные случаи. Он работал королевским сыщиком и считал, что может пригодиться любая мелочь. Но в эту минуту господин Мегг не испытывал особенного интереса к персоне Деметриоса, да и не верил ему. Дело в том, что главный королевский сыщик был сильно занят одним делом. А именно - он конвоировал опаснейшего вора, запертого в одной из красных карет.
  Вора звали Нубиус и он был поистине выдающимся человеком. Прожженный негодяй и прощелыга мог украсть что угодно и у кого угодно, на чем, впрочем, недавно погорел. Нубиус стащил магическую чашу у королевского мага первой категории, и лучший сыщик господин Мегг бросился в погоню со своим ассистентом.
  Сейчас Нубиус сидел, прикованный к стенке кареты, и не только внимательно прислушивался к разговору, но и почесывал лысину, одновременно наблюдая за происходящим через щель между штор. В отличие от господина Мегга, Нубиус полагался исключительно на интуицию. И эта самая интуиция подсказывала ему, что некто по имени Деметриос не врет. Что он действительно способен оторвать хвост мантикоре и убить медведя голыми руками. Нубиус еще не знал, что будет делать с этими сведениями, но уже чувствовал, что они понадобятся ему в будущем.
  
  
  В это самое время генерал Туко Великолепный принимал доклад о бесславной кончине двух отрядов, высланных на разведку. Точнее, на разведку был выслан первый отряд, а второй собирался отмстить за гибель первого.
  Когда Деметриос говорил, что он убил всех гоблинов, то невольно преувеличивал. Один гоблин выжил. Он сначала находился в первом отряде, а потом перешел во второй.
  Этот гоблин по имени Дуадук Скрытный не отличался храбростью. В сложных ситуациях он всегда умело прятался или убегал. Начальство ценило его как раз за скорость бега, а товарищи.... товарищей у Дуадука не имелось. Они все погибли в тех боях, откуда Скрытный бежал, не получив ни единой царапины.
  - Осмелюсь доложить, о Великолепный, - Дуадук мялся в походном шатре генерала. - И первый и второй отряды разгромил один человек. Конечно, второй отряд к тому времени был неполон, мы понесли потери от магов, но Убу был еще жив. Да и Нару тоже.
  Туко сидел на раскладном кресле и ел виноград. Его черная борода, заплетенная в косички, уже хранила в себе две виноградины.
  - Напомни мне, где ты был, когда первый отряд погиб, - пробасил генерал, вытирая руку о коричневый мундир.
  - В кустах, о Великолепный! В прекрасных густых кустах. Я выбрал их с таким расчетом, чтобы видеть все до мельчайших деталей!
  - Почему не помог остальным? - Туко взял с белой тарелки еще одну гроздь красного винограда.
  Дуадук низко поклонился. Его редкие волосы сразу свесились на лоб.
  - Если бы я вылез из кустов, то Жуткий Деметриос убил бы и меня вместе с другими. И тогда я не смог бы доложить о причинах постигшей нас неудачи.
  - Что в нем жуткого? - Туко принялся неторопливо чавкать темно-зелеными губами.
  - В том-то и дело, о Великолепный, что ничего! Он выглядит как обычный человек. И если не знать его в лицо, то очень просто ошибиться. Смертельно ошибиться! Но теперь я знаю его в лицо! И готов опознать....
  Туко важно поднял руку с гроздью винограда. Дуадук тут же смолк.
  - Где ты был, когда погиб второй отряд?
  Скрытный снова поклонился.
  - В кустах, о Великолепный! В прекрасных густых кустах. Я выбрал их с таким расчетом, чтобы видеть все до мельчайших деталей!
  - Ты в них сидел с самого начала?
  - С самого начала мы побеждали, о Великолепный. Я глумился над поверженными врагами. А в кусты залез, когда заметил, что к нам приближается Жуткий Деметриос. Сдается мне, его демоническая сила не позволяет видеть сквозь ветки и листву! Мать-природа защищает нас!
  Туко взглянул на разведчика из-под насупленных черных бровей.
  - Почему не предупредил остальных?
  Дуадук замялся и потупил взор.
  - Я пытался предупредить, но уже из кустов. Никто не услышал мой шепот. Даже Убу, хотя он стоял совсем рядом.
  Генерал сжал в кулак правую руку. Туко очень хотел обрушить удар на голову трусливого подчиненного, но сдержал себя. Ни один гоблин не бегал так быстро, как Дуадук. Ни один гонец не мог доставлять послания и приказы с такой скоростью.
  - Ты видел, как сражается этот твой Деметриос, - прорычал Туко. - Кто его может победить? Какими силами нужно действовать?
  Дуадук задумался и обхватил лоб костлявой пятерней, чтобы быть похожим на мыслителя. За это Туко еще раз захотел его убить, но снова сдержался.
  - Два лучших шамана справятся с ним, если нападут внезапно! - вынес свой вердикт Скрытный.
  Генерал мрачно нахмурился и кивнул.
  - Мы не можем планировать успешное вторжение на замок Преста, пока этот твой Деметриос орудует в округе. Следует устранить неведомую силу. С тобой пойдут три пса-гоблина. Ты опознаешь его, а они уберут злодея.
  Дуадук охнул и даже присел. Псы-гоблины являлись элитой, боевыми шаманами высоких уровней, обученными стремительно убивать.
  
  
  Деметриос ничего не знал об этих приготовлениях гоблинов. Он торопился в школу настоятеля Нурсеана. После встречи с мантикорой караван двинулся дальше, а Деметриос с учениками - в противоположном направлении. Их путь лежал мимо замка Преста, где родился Викто. Деметриоса распирало от далекоидущих планов. Он думал о том, что новая школа теперь уж точно примет его, научит всему, чему нужно, и он, Деметриос, станет настоящим магом.
  Поля быстро сменились лесостепью, усеянной дикими вишневыми деревьями. Их розовые и белые цветы потрясающе смотрелись на фоне темно-зеленой травы. Деметриосу даже показалось, что он попал в чудесный мир, где давно не бывало смертей или сражений.
  И, действительно, юноша с учениками наталкивались на хорошо одетых крестьян, всадников на лошадях, украшенных лентами, и роскошные кареты. В одной из таких карет, белой с позолотой, ехала знакомая Викто. Она отодвинула атласные шторки и помахала мальчику рукой. Деметриос успел заметить, какой она была красавицей.
  - Кто это? - спросил он у Викто, когда карета скрылась в облаке пыли.
  - Так это же и есть она! - мальчик был горд, что ему помахали рукой. - Фаворитка нашего графа!
  - А! - ответил юноша. - Никогда бы не подумал, что она может превращаться в зайку по ночам. Выглядит обычным человеком.
  Деметриос торопился выполнить указание настоятеля, но все-таки решил остановиться на ночлег в одном из сел. Когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, на пути как раз встретилась деревенька. Она располагалась в полумиле от дороги и была хорошо видна. Десяток домов выстроились в ряд вдоль небольшой речки. Каменными дома с красной черепицей казались крепкими, что указывало на зажиточность местных жителей.
  Деметриос постучался в самый большой дом. Ему открыл староста деревни, долговязый старикашка с белыми пушистыми бакенбардами, одетый в светлые рубаху и штаны.
  - Мы - ученики магов, - без обиняков представился Деметриос. - Пустите переночевать?
  Юноша знал, что говорить. Никто не отказал бы ученикам магов. По той простой причине, что скоро эти самые ученики станут настоящими магами. Любой здравомыслящий крестьянин не стал бы портить отношения с такими людьми.
  Однако староста неувернно посмотрел за спины детей, туда, где виднелись огни другой деревни.
  - Вы не могли бы пойти в Две Мельницы? - он вытянул длинную руку, показывая направление. - А то у нас тут неспокойно.
  - Туда же еще мили три, - Деметриос оглянулся и оценил расстояние. - Ребята устали. У них был тяжелый день.
  Староста тяжело вздохнул.
  - Ну ладно, заходите. Только тогда уж сидите в избе.
  Компания учеников ввалилась в дом и разместилась по лавкам, коих присутствовало большое множество. Жена старосты щедро поделилась пловом, а потом еще сварила гречневую кашу, чтобы хватило на всех.
  Деметриос плов ел не стал, но зато съел миску каши. Староста сидел рядом на скамье и изо всех сил молчал. Он даже не расспрашивал, откуда и куда идут ученики магов. Юноша удивился такой неразговорчивости и начал беседу первым.
  - Что у вас тут случилось? - спросил он.
  Старик снова вздохнул, но поняв, что ему не отвертеться от любопытного взгляда гостя, все-таки ответил:
  - Позавчера у нас пропал человек. Помощник Расула, его дом соседний. А вчера ночью пропали еще двое. Один приезжий, а второй - старший сын Гамзы. Его дом на отшибе. Они вышли на улицу, но так и не вернулись. Приезжего нашли к вечеру. Мертвее мертвого. Думаю отправить гонца к графу завтра же поутру.
  - Где нашли? - тут же поинтересовался Деметриос.
  Он отставил пустую миску и даже вытер ложку синим платком, который достал из кармана.
  - За домом Гамзы. Где лесок, - старик неопределенно кивнул. - Два дня назад Гамза копал там колодец, но натолкнулся на камни и бросил.
  Деметриос хмыкнул. Ученики уже стали укладываться спать прямо на жестких лавках. Викто, впрочем, постелил себе большое полотенце.
  - Похожая история случилась и в моей деревне, - произнес юноша. - Мы нашли мертвеца в горах. Совсем высохшее тело. Староста попросил графа прислать мага-следопыта, чтобы узнать, кто и как убил незнакомца. Хотя в наши места маги не очень-то любят заглядывать, один все-таки приехал. Он нашел, что незнакомца звали Беркви Йоти, что убил его двоюродный брат предательским ударом в спину, и что причиной ссоры явился большой золотой самородок. Также он установил, что убийство произошло тысячу лет назад. Мы, конечно, сразу же выслали погоню за убийцей.
  Староста изумленно потрогал бакенбарды.
  - А... э-э-э... что, поймали кого-то?
  - Трех разбойников. Но они были ни при чем. Просто по новым королевским законам положено всегда высылать погоню, если находишь убитого. Так сказал маг. Он очень ругал главного министра, который принял эти глупые законы. Называл его бю... бюро... кра... ну, как-то так. Нехорошим словом, короче.
  - Дела-а, - протянул староста.
  - Но я все-таки хочу посмотреть на то место, где вы нашли мертвеца, - Деметриос привстал со скамьи.
  - Что, прямо сейчас?! - старик снова поразился. - Лучше до утра подождать. Мало ли что!
  - У нас в деревне я был ответственен за всякие погони, - Деметриос стряхнул крошки со своего потрепанного кафтана. - Куда идти?
  - Опасно ведь! - староста тоже встал и загородил собой дубовую входную дверь. - Что я скажу твоим учителям, если ты тоже сгинешь? А дети что будут делать? Ты главный среди них!
  Деметриос бочком стал оттирать старика от двери.
  - Не волнуйся. Я ведь - старший ученик! Знаю заклинания.. е.
  - Не могу! - старик уперся руками в дверную раму. - Не могу и все!
  Но после нескольких минут препирательств он все-таки сдался.
  - Я покажу тебе это место, но только с крыльца, - сказал старик. - Иди туда сам, если так хочешь рисковать своей жизнью. Но возьми тогда факел.
  Староста сунул в руки юноши деревяшку, обмотанную паклей и зажег ее свечой.
  Деметриос вышел на порог, освещая желтым светом двор и сараи.
  - Где это место?
  - Там, за последним домом, где начинается лесок, - старик вытянул руку и зацепился рукавом за дверную ручку.
  - Понял! - Деметриос шагнул в темноту. - Сейчас вернусь.
  Староста тут же захлопнул дверь, но сам остался за ней, чтобы прислушиваться.
  Деметриос двинулся в указанном направлении, стараясь не сойти с дорожки. Он вскоре обошел последний дом Гамзы и очутился перед рядами деревьев. Листва слегка шелестела на ветру, и можно было почуять запах лесной влажной земли и грибов.
  Юноша быстро нашел наполовину выкопанный колодец. На дне виднелись каменные белые плиты. Деметриос посветил вокруг факелом, посмотрел по сторонам, услышал какой-то шум за ближайшим деревом и спросил:
  - Кто здесь?
  Шум усилился, казалось, кто-то переминается с ноги на ногу.
  - Кхе... еще один! Ну, здравствуй! - голос незнакомца был глух и плохо разборчив.
  - Добрый вечер! - откликнулся вежливый Деметриос. - Ты кто?
  - Кхе... я - Талас Нетопырь! Последний из великого рода Таласов.
  - А что ты тут делаешь так поздно? - резонно поинтересовался юноша, пытаясь разглядеть что-то, кроме кроны темных узких листьев.
  - Я недавно тут. Провел в заточении несколько веков. Но меня выпустили, и я счастлив! - голос заскрежетал так сильно, что никакого счастья в нем не ощущалось.
  - Ого! - присвиснул Деметриос. - Несколько веков в заточении? Бедный! А за что тебя так?
  За деревом показалась тень и сразу же исчезла.
  - Граф Гуго собрал магов. Меня изловили, но убить до конца не захотели, - незнакомец был явно словоохотлив. - Граф думал, что я ему потом пригожусь. Меня заточили в каменный саркофаг и забыли обо мне. Только два дня назад меня выпустил какой-то крестьянин.
  - Гм... интересная история, - Деметриос старался светить факелом на дерево, чтобы рассмотреть собеседника. - Однако за что тебя заточили-то?
  - За то, что я хотел жить! - неожиданно загрохотал голос. - Я питаюсь жизненными соками. Только они поддерживают мое существование. Кхе... Граф собрал слишком много магов. Будь их в два раза меньше, то я совладал бы с ними! Дотянул бы до ночи и совладал!
   - А что такое жизненные соки? - спросил любопытный Деметриос, все еще тщетно пытаясь разглядеть как выглядит незнакомец.
  - О, это прекрасная вещь! Она присуща каждому живому! Но никто не хочет делиться со мной.... Два дня назад я был слаб, но теперь вновь полон сил! Кхе... если бы сейчас здесь были бы те маги и граф Гуго... я бы им показал....
  - Наверное, показал бы, - согласился Деметриос, потирая левой рукой глаз. - А ты ничего не знаешь о трех пропавших людях? Они исчезли где-то здесь, но нашли лишь одного, уже мертвого.
  - Кхе... кхе..., кхе....
  Деметриосу показалось, что незнакомец смеется.
  - Нет, я ничего не знаю о них.... Кхе... кхе..., кхе.... А ты кто такой? Почему спрашиваешь?
  - Жаль, что ничего не знаешь, - с сожалением ответил Деметриос. - А я - старший ученик школы Первого Солнца. Ищу этих людей, потому что их исчезновение - непорядок. Я не люблю непорядок. К этому меня с детства приучил наш староста. Как только что-нибудь случалось, он мне говорил: 'Деметриос, иди-ка наведи там порядок'. Я шел и наводил.
  - Так ты тоже маг, - проскрипел голос. - Мне нравятся маги! Их жизненные силы отличаются от жизненных сил простых людей... Обожаю!
  Внезапно из кустов позади Деметриоса выскочило высокое черное существо с длинными кожистыми крыльями. Оно вцепилось когтистыми лапами в грудь юноши и вонзило зубы в плечо. Деметриос почувствовал запах тлена и услышал, как трещат и ломаются зубы неизвестной твари.
  Юноша был занят разговором с интересным собеседником и не хотел отвлекаться. Он просто одним движением оторвал твари голову. Тело тут же разжало когти и повалилось на землю, выбрасывая потоки темной крови. Тварь даже подергалась на земле, но не очень долго.
  - Прости, - сказал Деметриос, обращаясь к незнакомцу за деревом. - Тут на меня кто-то напал. Так о чем ты говорил? О магах? Что с ними? Почему ты их обожаешь?
  Однако тишина была ответом.
  - Ты где? - продолжал спрашивать Деметриос. - Испугался этого существа, что ли? Ну да, оно неприятное, но не более. К тому же, уже умерло. Отвечай!
  Раздавались только стрекот сверчков и далекое квакание лягушек.
  - Ох! Да где же ты?!
  Деметриос оглянулся по сторонам, прошелся туда-сюда, заглянул за то самое дерево, потом еще за пару кустов, но никого не обнаружил.
  - Непонятно. Сбежал куда-то, - сказал сам себе Деметриос и побрел к деревне, удивляясь, почему его собеседники иногда исчезают.
  Это ведь был уже не первый случай такого рода!
  Староста тут же открыл дверь, когда Деметриос постучал и назвался.
  - Нашел что-нибудь? У тебя кафтан в крови, - старик потрогал черное пятно на плече Деметриоса.
  Юноша зашел в дом и отдал факел.
  - На меня кто-то напал. Еще я познакомился с таинственным незнакомцем, который сказал, что несколько веков провел в заточении. Потом он исчез. Его звали Талас. Возможно, вернется.
  
  Но Талас никуда возвращаться не собирался. Он пытался отрастить новую голову и думал о том, что с ним случилось. Он помнил, как говорил с доверчивым юношей, как подкрался к нему, как бросился... а что было дальше - забыл. Талас мучительно припоминал, почему вдруг он лишился головы. По всем рассчетам выходило, что к этому причастен тот самый юноша, ученик магов. Но ведь такого не могло быть! Даже группа боевых магов не сумела бы лишить Таласа головы после того, как древний вампир насытился кровью. Ему оставалось лишь гадать о том, что произошло. Но он не прожил бы почти тысячу лет, если бы не прислушивался к голосу осторожности. Этот голос утверждал, что не стоит повторять уже пройденное, и что второй раз голова может не отрасти. И потому, когда Деметриос с учениками утром покинули деревню, Талас был уже далеко.
  
  Над школой настоятеля Нурсеана гордо развевался черный флаг с серой головой волка - знак специализации в животной магии. Деметриос с учениками вошли в зеленые ворота, распахнувшиеся прямо перед ними.
  Привратник оказался молодой девушкой, которая с расширенными от ужаса глазами выслушала рассказ об уничтожении школы Первого Солнца и тут же побежала докладывать настоятелю.
  Деметриос недолго ждал во дворе, разглядывая причудливые растения и цветы, которыми была усыпана земля. Эти цветы росли везде. Какие-то алые розы даже поднимались вдоль каменных кладок и цеплялись за небольшие зубья крепостной стены. Юноше цветы всегда нравились. В деревне их выращивала тетушка Полли, которая каждые выходные пекла пирожки и угощала Деметриоса. Иногда он даже размышлял о том, что хорошо бы научиться создавать цветы. Магическим путем, конечно.
  Девушка вскоре вернулась, чтобы проводить гостя к настоятелю. Ученики остались во дворе, а юноша снова прошел по коврам роскошной лестницы. Его старенький дырявый кафтан выглядел ужасно на фоне выглаженных халатов и дорогих сюртуков. Деметриос даже подумал, что надо бы прикрывать руками явные прорехи, но рук было всего две, а прорех значительно больше.
  Настоятель принял старшего ученика в кабинете. Свет в эту огромную комнату проникал через четыре ажурных окна и отражался от позолоты на стенах, шкафах и даже креслах.
  Нурсеан был настоятелем уже лет тридцать. Он выглядел как старый-престарый гриб из-за большой зеленой широкополой шляпы и узкого халата такого же цвета. На его шее красовалась серебряная цепь с головой волка и цифрой три. Перед Деметриосом сидел маг неслабой третьей категории.
  - Это правда, что мне рассказала Анна? Школа Первого Солнца погибла? - Нурсеан говорил тонким дребезжащим голосом.
  - Да, - Деметриос осторожно приблизился к столу.
  - Садись же, - сухой палец настоятеля указал на золоченое кресло. - Как это произошло?
  Деметриос решился сесть только на подлокотник.
  - Всех магов убили гоблины, - ответил он. - Я увел оттуда лишь пять младших учеников. Настоятель приказал, чтобы я передал их вам.
  Нурсеан смахнул невидимую пылинку с черной полированной поверхности стола.
  - А гоблины? Мертвы? Сколько их было?
  - Мертвы. Около сорока-пятидесяти, - Деметриос поднял глаза к потолку, пытаясь вспомнить точное число и увидел ослепительную хрустальную люстру.
  Настоятель встал из-за стола и подошел к окну. Его шелковый халат тоже блестел в лучах солнца.
  - Такой отряд - неспроста, - задумчиво сказал он сам себе. - Это не похоже на разведовательный рейд, для разведчиков группа слишком велика. Скорее всего, где-то неподалеку притаились более крупные силы. Но чего они хотят? В чем их цель?
  Деметриос не знал, что маг говорит сам с собой, а потому ответил:
  - Да чего они хотят? Как обычно. Что-то украсть. Может, свинью? Помню, года два назад в нашу деревню пришли какие-то беглые воины. Хотели украсть свинью.
  Нурсеан обернулся к юноше.
  - Эти вряд ли за свиньей. Маленький приз.
  - Cмотря сколько она весит, - рассудительно сказал Деметриос.
  Нурсеан вернулся в свое кресло, по пути зацепившись краем халата об угол стола.
  - Анна мне сказала, что ты - единственный Старший ученик в твоей группе. Остальные - младшие. Это так?
  - Да, - согласился Деметриос.
  Настоятель покачал головой, и его зеленая широкополая шляпа затряслась.
  - Ты привел ко мне младших учеников. Я их возьму. Но тебя взять не смогу. Правила запрещают.
  Деметриос удивился несказанно. Он-то был уверен, что поступит в эту школу!
  - Какие... правила?
  - Новые, - Нурсеан взял красную книгу, потряс ею и бросил на стол. - По ним выходит, что если школа перестает существовать, то старшие ученики должны продолжать занятия самостоятельно. Они не имеют права примыкать к другой школе, но могут брать индивидуальные уроки. А мы такие уроки не даем....
  Деметриос недоуменно развел руками:
  - Как же я буду заниматься самостоятельно, если я ничего не знаю? Знаю лишь одно заклинание, но и оно выходит не так, как положено!
  Теперь уже Нурсеан удивленно поднял брови, которые коснулись края его шляпы.
  - Как одно? Почему одно? В программе обучения любой школы сказано, что старшим учеником назначается учащийся, знающий не менее пяти основных заклинаний и не менее трех предпоследнего уровня сложности. Старший ученик - это почти готовый маг низшей категории!
  Деметриос с тоской посмотрел на блестящую люстру и вздохнул.
  - Со мной все произошло совсем не так. Настоятель назначит меня Старшим учеником перед своей смертью. Наверное, чтобы младшие ученики пошли за мной. Я даже ни дня не учился в той школе!
  Нурсеан по-стариковски хмыкнул и подвигал нижней челюстью из стороны в сторону.
  - Н-да! Я о таком даже никогда не слышал. Ты вообще знаешь, откуда взялось это правило? Нет? Так я расскажу. Несколько лет назад погибла одна школа. Примерно, как твоя. Но несколько старших учеников не стали принимать бой, а сбежали. Их запретили принимать в другие школы и ввели новое правило.
  Деметриос горько вздохнул.
  - Но это несправедливо! Я хотел стать магом. Чтобы летать... даже цветы выращивать хотел научиться тоже!
  Нурсеан развел руками и край его правого рукава обмакнулся в чернильницу и тут же потемнел.
  - Ничем не могу помочь, к сожалению. Если хочешь учиться, то тебе придется идти в город и брать частные уроки. Я тебе выдам бумагу, что ты - старший ученик, иначе могут не поверить.... Хотя... постой-ка! Бумагу-то я тебе выдам, но ты ведь ее можешь потерять!
  Настоятель хитро прищурился одним глазом и даже подмигнул.
  - Как потерять? Я редко что теряю, - недоуменно ответил Деметриос.
  - Какой ты непонятливый! Бумагу ты потеряешь, потом пойдешь в другую школу и скажешь, что ты - младший ученик! Кто будет проверять? Даже если проверят рано или поздно, ты уже станешь магом к тому времени. Понял?
  Деметриос вздохнул еще горше.
  - Понял... но я так не могу. Не могу сказать, что я - младший, когда я уже старший!
  - Как знаешь, - Нурсеан махнул рукой и снова попал рукавом в чернильцу. - Тогда копи деньги. Частные уроки дорого стоят, ведь их могут давать лишь маги высших категорий. По тем же правилам.
  Деметриос вскоре попрощался с настоятелем и спустился во двор. Он хотел сразу же уйти, чтобы не затягивать расставание с учениками, но Викто и другие его долго не отпускали. Дети даже хотели пойти с ним город! Юноша с трудом убедил их остаться, чтобы они могли научиться хоть чему-нибудь. Викто клятвенно пообещал побыстрее выпуститься из школы, чтобы присоединиться к Деметриосу в его путешествиях.
  Некоторые розы огибали крепостную стену, и Деметриос мог видеть алые цветки, когда оглядывался. Дети еще долго махали ему рукой, стоя перед воротами школы. Юноша перестал оборачиваться только, когда и младшие ученики и само здание с крепостной стеной скрылись из виду.
  Деметриос шагал бодро, иногда похлопывая Люси по серым бокам. Царапины на шерсти ослика почти зажили. Дул небольшой ветер, разогреваемый жарким солнцем. Недавно прошел небольшой дождь и пыли на дороге почти не было. Деметриос собирался идти еще часа четыре, а потом сделать привал. Однако этим планам не суждено было сбыться.
  Примерно через полчаса после начала пути, впереди показалась карета. Она неслась как сумасшедшая, и Деметриос поначалу решил было, что кто-то куда-то сильно торопится. Однако и это оказалось неверным - юноша услышал крики.
  Похоже, кучера на карете не было вообще, а четыре черных лошади мчались, закусив удила и разбрасывая пену. Эту белую карету с позолотой Деметриос узнал сразу - в ней ехала та самая фаворитка местного графа, которая вчера встретилась им. Да и в левом окне кто-то размахивал руками и кричал, взывая о помощи.
  Любой простой деревенский парень, такой как Деметриос, легко догадался бы, что лошади понесли. В такой ситуации следовало что-то немедленно предпринять, и юноша не стал мешкать. Он выскочил на середину дороги прямо перед каретой и схватил за узду одну из передних лошадей. Та попыталась остановиться, даже взвиться на дыбы, но задние животные напирали, а упряжь кареты оказалась не такой прочной, чтобы выдержать столкновение с Деметриосом. Лошади попадали, а карета завалилась набок. Она даже проскользила несколько ярдов, прежде чем остановиться.
  Деметриос бросился к дверце кареты. Она треснула и распахнулась без труда. Там, в глубине кареты копошилась прекрасная женщина. Она барахталась в кружевах, а ее длинные светлые волосы растрепались. Деметриос ее сразу узнал - именно эта женщина вчера помахала рукой Викто.
  - Помогите же мне подняться, - прошептала она губами, бледными от переживаний. - Я не могу. Запуталась в платье.
  Ее синее кружевное платье выглядело столь же роскошно, как и карета. Деметриос даже не мог представить, сколько это все должно стоить. Он осторожно взял женщину за руку и вытащил наружу.
  Ее пальцы тряслись, и она пыталась скрыть эту дрожь, непрерывно трогая длинные широкие рукава платья. Левая рука была покрыта рассыпавшейся пудрой. Деметриос просто стоял и смотрел на женщину.
  - Ну что же вы... что вы смотрите, как истукан? - спросила она слабым голосом. - Скажите что-нибудь!
  До этого Деметриоса ни разу не просила ни одна красавица, но он попытался не ударить лицом в грязь. Он собрался, откашлялся и произнес:
  - Э-э-э... Я всегда хотел узнать, какая она, жизнь оборотня?
  
  
  Глава третья, в которой объясняется, откуда взялись боевые еноты
  
  Деметриосу и его новой знакомой Виоле пришлось идти в замок графа Преста пешком. Точнее, Виола ехала на ослике, а юноша шел рядом. Лошадей оставили на месте происшествия - женщина наотрез отказалась воспользоваться их услугами.
  Они шли через небольшой хвойный лесок. Некоторые колючие ветки нависали над дорогой и Деметриосу даже приходилось их отодвигать.
  - Нет, подумать только, меня еще никто не называл оборотнем, - Виола возмущалась уже битый час. - Конечно, завистники... завистницы обзывали меня по-разному, но оборотнем - никогда!
  Деметриос и сам был не рад, что начал этот разговор. Он шел впереди ослика и мучительно кривился в такт каждому упреку.
  - В детстве я была немного полной и меня называли коровой, - продолжала причитать безжалостная Виола. - Но изредка! Те, кто меня не любил. А если теперь и называют зайкой, то только те, кто любит! Я не превращаюсь по ночам в зайку. Наоборот, меня сравнивают с тигрицей.... Мальчик! Сделай вид, что этого не слышал. Я в тигрицу тоже не превращаюсь.
  Ветра почти не было, и высокий женский голос доносился до ушей Деметриоса без всяких искажений. Это продолжалось вплоть до того момента, как арбалетный болт вылетел из леса и впился в грудь юноши.
  Деметриос остановился, наклонил голову и посмотрел на стальной стержень, торчащий около левой подмышки.
  - Что случилось? Я слышала какой-то звук, - Виола придержала подол синего платья и спрыгнула с ослика.
  - В меня стреляли, - Деметриос схватил правой рукой стрелу и вытащил ее. - Вот! Кажется, из арбалета.
  Юноша с интересом разглядывал, как болт блестит в лучах заходящего солнца.
  - Ты ранен? Тебе больно?! - девушка хотела было подойти поближе, но скрежущий злорадный голос остановил ее.
  - Ему не больно! Яд не дает почувствовать боль! - голос доносился со стороны леса, из-за большой разлапистой сосны.
  Деметриос прищурил глаза и увидел трех гоблинов, выходящих из-за толстого ствола.
  - Ох! - Виола отпрыгнула от испуга и оказалась за осликом. - Кто это?!
  - Это гоблины, - спокойно ответил Деметриос. - Наверное, они в меня стреляли. Вот же неугомонные. И чего им дома не сидится?
  Самый мелкий и шустрый гоблин выбежал вперед. Его редкие черные волосы слиплись от пота. Только он из троицы был без шлема.
  - Это он! - голос гоблина был визглив и противен. - Точно он! Жуткий Деметриос! Мы настигли его!
  Зеленоватый палец гоблина указывал на добычу.
  - Так ты не был уверен? Чего тогда сказал, чтобы мы стреляли? - другой гоблин говорил важно, с расстановкой.
  Этот казался значительной птицей. Его кожаный шлем украшало короткое черное перо, впрочем, такое же, как и на голове его товарища. Однако у него был черный лоснящийся плащ, придававший ему сходство со странствующим воином. У обоих на левых руках красовалась татуировка в виде оскаленной собачьей морды.
  - Был почти уверен! Почти! - заверещал шустрый. - И я оказался прав!
  - Что вам надо? - Виола спросила из-за ослика дрожащим голосом.
  - Он! - шустрый снова начал тыкать черным ногтем в Деметриоса. - Нам нужен он! Он должен умереть!
  Юноша посмотрел на него, как на дурачка.
  - Но я не собираюсь умирать.
  - Не собираешься, а придется, - важно произнес гоблин в плаще. - Яд уже проник в тебя и начинает действовать. Это не какой-то магический яд, а самый настоящий. Из золотистой водяной кобры. Нет такого человека, такого немагического существа, который бы выжил после этого яда. Даже гиганский ящер... хотя ему потребуется начинка двух-трех таких стрел.
  Деметриос взглянул на болт с уважением.
  - Интересный яд. Как же он проник в меня? Через кожу, что ли?
  Главарь в плаще сморщил зеленый нос.
  - Через кровь! Яд плывет по твоим венам. Скоро он охватит все тело, и тебе придет конец. Чувствуешь, как немеют руки?
  - Нет, - Деметриос сжал в кулак левую кисть. - Ничего не чувствую.
  - Сейчас почувствуешь! - зловеще пообещал главарь. - Ты умрешь, а девицу мы заберем. Продадим ее в наложницы. Такие красотки дорого стоят.
  Виола охнула и отшатнулась.
  - Какие еще наложницы? Что за глупости? - Деметриос взвесил на руке арбалетный болт. - И как этот ваш яд может плыть по венам, если стрела даже кожу не пробила?
  - Как не пробила?! - опешил главарь.
  Он и его напарник в шлеме сделали шаг вперед, обнажая короткие мечи, а шустрый гоблин - два шага назад.
  - Великий господин Грогу, - пропищал шустрый, нервно теребя коричневую пуговицу на темно-серой куртке, - осмелюсь предложить отступление. Я ведь знаю его. Если внезапно убить не получилось....
  - Молчать! - рявкнул главарь, очерчивая магическим мечом сверкающий белый круг. - Неужели мы, псы-гоблины, убийцы магов, не справимся с каким-то деревенщиной? Мой меч купался в крови людей сотни раз. Он взламывает магическую защиту, словно яичную кожуру!
  - Скорлупу, - робко поправил шустрый.
  - Кожуру! Я сказал, что кожуру, значит, так оно и есть! Отойди, ничтожный трус, и смотри, как работают псы-гоблины!
  Шустрого не надо было просить дважды - он отошел почти к самому лесу, к ближайшей большой сосне. Помялся там, с тревогой взирая на медленные перемещения воинов, и решился возразить.
  - Генерал Туко меня не простит, если я и на этот раз никого не предупрежу, - писклявый голос шустрого слегка окреп. - Я ведь предлагал не ограничиваться ядовитой стрелой, а прибегнуть ко всем методам, пока Жуткий Деметриос ничего не подозревает. А сейчас уже поздно. Нам надо бежать, вот что скажу.
  Деметриос ничего не говорил, а лишь с интересом наблюдал за происходящим.
  - Молчать, трус! - снова рявкнул Грогу. - Я не вижу тут никого, от кого нужно драпать! Смотри!
  Главарь псов-гоблинов бросился на Деметриоса справа, его помощник бросился на Деметриоса слева, а шустрый бросился в лес. Он бежал, что было мочи, и оглянулся только один раз, в тот момент, когда тело великого господина Грогу взмыло над верхушкой сосны от какого-то невероятного удара. Шустрый гоблин даже успел заметить выражение бескрайнего удивления на лице великого господина Грогу. Впрочем, Дуадук Скрытный не пытался остановиться или как-то помочь. Наоборот, он нарастил скорость.
  Дуадук бежал, уворачиваясь от веток, и думал о том, что скажет генералу на этот раз, как объяснит свое спасение и исчезновение псов-гоблинов. Еще он думал, почему ему так не везет, чем он провинился перед богами, чтобы ему все время приходится бегать или прятаться. Дуадук уже давно мечтал дезертировать и теперь размышлял, не пришло ли время. Его, конечно, будут искать, но быстро бросят это дело, ведь подумают, что он погиб вместе с псами-гоблинами.
  Но если кому-то не везет, то не везет до конца. Дуадук едва успел выбежать из леса, как магический аркан спеленал его быстрые ноги, и гоблин повалился на землю, пропахав носом неслабую борозду.
  - Это что у нас такое? - раздался чей-то излишне спокойный голос.
  Дуадук с трудом развернул голову и увидел человека в черном сюртуке. Его внимательные глаза, казалось, не оставляли ни единого шанса для уверток, а правая рука крепко сжимала синий прозрачный аркан.
  - Это я, Дуадук, - пропищал гоблин. - Можно меня отпустить? Я безвредный.
  - Ты слишком быстро бегаешь, чтобы тебя отпускать, - человек почесал подбородок левой рукой. Его лицо казалось удлиненным и напоминала морду лошади. - А что безвредный - верю. Только безвредный может так быстро бегать, вредному такая скорость ни к чему. Выкладывай!
  - Ч-что выкладывать? - аркан болезненно сдавливал ноги.
  - Все, что знаешь. Если скажешь что-то полезное, то я тебя отпущу. Если ничего не скажешь, то останешься здесь навсегда. Начинай.
  Дуадук еще раз внимательно посмотрел на длинное спокойное лицо и понял, что человек не шутит. Будет так, как тот сказал, и только от него, от Дуадука, зависит, останется он в живых или нет. Поразмыслив несколько секунд, гоблин заговорил.
  Человек же достал черную записную книжку с изображением черепа и приготовился записывать. Если бы Дуадук заглянул ему через плечо, то увидел бы самую последнюю запись. Она гласила: 'Нубиус снова сбежал, но чаша в сохранности. Что он сделает на этот раз? Он не может не выдать себя. Нужно просто подождать'.
  Тем временем Дуадук подробно рассказывал все, что знал о последних событиях. О небольшой армии, притаившейся неподалеку, о планах генерала атаковать замок Преста, о своих печальных приключениях и, конечно, о Деметриосе.
  Когда гоблин в первый раз произнес имя 'Деметриос', человек в сюртуке полистал свою записную книжку и наткнулся на старую запись: 'Тогда это - великий маг, притворяющийся юношей. Путешествует под именем Деметриос'.
  И, буквально через несколько минут разговора, эта запись обогатилась дополнением: 'Судя по боевым качествам, Деметриос - действительно великий маг. Но что он хочет? Почему путешествует инкогнито? Надо бы узнать'.
  У сыщика Мегга были основания больше переживать по поводу великих магов, чем из-за атаки гоблинов на какой-то замок. Лет двадцать назад могучий Протеус повел себя странно. Сначала на это никто не обратил внимание, ведь долгоживущие великие маги на каком-то этапе, обычно лет через сто-двести от своего рождения, начинали чудить. У большинства чудачества были безобидны. Их объясняли тем, что великим магам невесело живется, что они ошалели от могущества и пытаются искать развлечения в неожиданных местах. Но в случае Протеуса дела приобрели скверный характер. Он решил, что является царем енотов и находится в состоянии войны с людьми. Столица королевства понесла серьезные разрушения, прежде чем его удалось нейтрализовать с помощью трех других великих магов, специально приглашенных для этой миссии. Но даже до сего дня рукотворные боевые еноты не были отловлены полностью. С тех пор первой обязанностью всех королевских сыщиков стало наблюдение за великими магами, чтобы сразу заметить приближение опасных странностей в поведении. И Деметриос теперь попал под подозрение.
  
  В то самое время выдающийся вор современности по имени Нубиус брел рядом с тем же леском, но с другой стороны. Он тоже думал о том, что ему не очень-то везет в последние месяцы. Три крупных провала - и все благодаря этому проклятому Меггу. Нубиус даже считал, что пришла пора залечь на дно. В том смысле, чтобы откопать сундук, заготовленный на черный день, и притвориться обычным бездельником. Но эта мысль не нравилась энергичной натуре вора.
  Лес сделал крутой поворот, и Нубиус вдруг заметил вдалеке фигуры юноши, женщины и ослика. В отличие от мантикоры, у вора было хорошее зрение, и он без труда опознал в юноше того самого Деметриоса, который был способен прикончить голыми руками разнообразных тварей.
  Нубиус на секунду задумался, что ему делать: догнать удаляющихся путников или нет. Но потом решил, что не стоит торопиться. Он последовал за Деметриосом на некотором расстоянии и вскоре обнаружил прелюбытную вещь. А именно - два трупа гоблинов, которых еще не успели разграбить мародеры.
  Столь опытный вор как Нубиус тут же узнал татуировки. Перед ним бесславно валялись псы-гоблины - элита зеленоватых неуживчивых существ. А это означало лишь одно: мечи и другая экипировка у этих воинов будут магическими и крайне дорогими, если это все собрать и толкнуть на рынке крупного города.
  Нубиус с уважением и даже благодарностью посмотрел вслед удаляющему Деметриосу. Чутье вора не подвело: этот юноша уже сильно пригодился. Нубиус деловито потер свою лысину и сложил один из коротких мечей в ножны, а ножны - в мешок. Второй гоблин валялся крайне неудачно - по сути, он висел на дереве вверх тормашками. Нубиусу пришлось лезть за ним, но ловкий вор справился с этим без труда. Помимо мечей он обнаружил два тугих кошеля, два арбалета, пучок ядовитых стрел, метательные ножи, кожаные магические доспехи и какую-то мелочовку в виде амулетов непонятного предназначения и пузырьков с неизвестной жидкостью. Все вместе это тянуло на крупную сумму.
  В голове хитроумного вора тут же сложился блестящий план. Нубиус уже не собирался на покой, нет. Но и к своему прежнему ремеслу он тоже не намеревался возвращаться. Вор смекнул, что если этот Деметриос просто бродит по округе и убивает всех подряд, то почему бы ему, Нубиусу, не ходить следом и не подбирать останки всяких тварей или экипировку павших врагов? За тот же оторванный хвост мантикоры маги-знахари заплатили бы золотом.
  Когда Нубиус закончил собирать добычу, Деметриос уже скрылся за дальним холмом. Следовало торопиться! Нубиус закинул на плечи огромный коричневый кожаный мешок и бросился в погоню за своей путеводной звездой. Вор намеревался стать тайным, но твердым последователем Деметриоса.
  
  Глава четвертая, в которой появляется несварившееся яйцо
  
  
  - Где этот хлыщ?! - кричал генерал Туко, обращаясь к своему заместителю. - Где Дуадук? Где псы-гоблины?!
  Его собеседник, умудренный сединами Кренуко, тоскливо смотрел в открытую дверь палатки. Он не знал ответы на эти вопросы, но зато видел красную птичку, которая порхала с ветки на ветку.
  - Куда делся этот мерзавец?! Я прикажу медленно откручивать ему голову! - продолжал орать Туко. - Он, что, повел псов на верную смерть? Но если так, где он?! Он всегда выживает!
  - Что будем делать? Провиант на исходе, - мудрый Кренуко предпочел сменить тему. - Если начнем рыскать по округе, нас обнаружат.
  Туко встал с раскладного черного стула и сделал пять шагов, пока не уперся в серую матерчатую стену.
  - Больше ждать мы не можем, - сказал он. - Неподалеку от замка Преста еще две магические школы. Они могут прийти на помощь замку. Но нападать на них опасно. Я так и не понял, что случилось в школе Первого Солнца. Не знаю, что делать.
  Кренуко медленно снял перчатки, сделанные из кожи крокодила.
  - У меня есть план, генерал. Мы можем взять замок и раздобыть артефакт, но потеряем большую часть войск.
  - Говори! - желтые глаза Туко впились в собеседника.
  Генерала не заботили потери. Цель - главное.
  Кренуко кашлянул.
  - Мы разделим армию на три отряда. Первый, самый большой, нападет на крупное село, которое находится в двадцати милях от замка. Граф бросится туда со своими войсками. Завяжется долгий бой. Туда побегут все: и магические школы и таинственные странствующие воины. Тем временем, второй отряд, самый быстрый, подойдет к замку и разрушит стены с помощью каменного тролля. За ним последует третий отряд, в котором будем мы, и завершит начатое. Потом мы отойдем. Что останется от первого отряда...
  - Неважно, что останется от первого отряда! - Туко хлопнул старика по спине. - Гениально! Гениальный план! Я давно заметил, что по утрам ко мне в голову приходят только гениальные планы!
  
  Деметриос еще никогда не был внутри замков. Когда Виола провела его под большими воротами, он поразился тому, что все, даже дороги и площадь, были сделаны из камня. Башенки, торчащие то тут то там, огибались причудливой каменной лентой, которая будто подчеркивала их красоту.
  - Пойдем! Не стой! - Виола требовательно потащила Деметриоса внутрь большого круглого донжона. - Отдай осла Стесу, это наш конюх. Не переживай ни о чем. Ты в надежных руках!
  Они прошли по длинному серому ковру и Виола показывала то на одну, то на другую дверь:
  - Здесь живет сын графа, здесь - его дочь, здесь я, но пока не буду заходить, а здесь - Ернык. Он нам как раз нужен.
  Виола без обиняков толкнула дверь и, обнаружив, что она заперта, громко постучала кулаком.
  - Ернык! Открывай!
  За дверь раздались шаги, она отворилась и на пороге возник хмурый пожилой мужчина, сжимающий в руке массивный кусок льда. Он был одет в синий халат мага.
  - Чего тебе?
  Голос Ерныка звучал глухо и хрипло.
  - Я привела к тебе ученика! - Виола деловито показала на Деметриоса.
  - Чего?! - пальцы мужчины разжались и ледяная глыба разлетелась мелкими осколками.
  - Ученика, говорю, привела. Ты что, оглох? - Виола ответила неприветливо. - Его зовут Деметриос. Он был старшим учеником в школе Первого Солнца. В той, которую разгромили. Теперь его никуда не берут. А он хочет учиться!
  Мужчина стал еще более хмурым, его черные косматые брови сошлись к переносице, а бледное лицо стало еще бледнее.
  - Мало ли что он хочет.
  Ернык попытался закрыть дверь, но Виола помахала указательным пальцем.
  - Куда? Или ты забыл, что я ничего не сказала графу, когда ты стащил ту шкатулку? Красную такую, в ней было яйцо какой-то птицы. Граф мне поведал по секрету, что оно магическое, принадлежало фениксу, и стоит кучу денег. А ты мне сказал, что просто хочешь его сварить, потому что проголодался. За дуру меня принимал. Но я промолчала!
  Ернык посмотрел на нее с тяжелым подозрением во взгляде.
  - Почему промолчала?
  - Чтобы ты был у меня вот где! - Виола показала ему красивый маленький кулачок.
  Мужчина на секунду задумался, а потом злорадно улыбнулся.
  - А я его съел. Не знал, что оно магическое. Проголодался и съел.
  - Врешь! - уверенно сказала Виола.
  Ернык улыбнулся еще злораднее бледными губами.
  - Лежала красная шкатулка. Я ее открыл. Смотрю - яйцо. Я всегда яйца храню в красных шкатулках. Был голодный. Взял и сварил. Потом узнал, что оно ценное. Шкатулку спрятал, чтобы подумали, что ее украли. Можешь рассказать графу. Пусть он меня выгонит из-за моей рассеянности. И катись со своим учеником. Еще никто не держал меня, Ерныка, в своих руках!
  - Ну ты подонок! - восхитилась Виола. - Ну, жук! А кто писал любовные письма дочке графа и выдавал себя за молодого воздыхателя? Кто предлагал ей встретиться ночью в саду в масках?
  Ернык отшатнулся.
  - Ты... знаешь?
  - Или тоже скажешь графу, что хотел сварить его дочь и съесть? Или что ты там собирался с ней сделать, а?
  - Чего тебе нужно от меня, вертихвостка? - с гневом вопросил мужчина. - Я не имею права никого учить. У меня пятая категория. А уроки дают маги второй и выше. Меня гильдия накажет!
  Виола подтолкнула Деметриоса вперед.
  - Вот тебе ученик и учи его хорошо! А не то граф узнает обо всем. Не только о том, что я тебе сказала, а обо всех твоих делишках. Заходи, Деметриос. Если он будет плохо себя вести, то скажи об этом мне.
  Виола помахала юноше рукой и упорхнула.
  Ернык неприязненно посмотрел женщине вслед и еще более неприязненно на Деметриоса.
  - Ты вообще кто такой?
  - Я - Деметриос! - вежливо ответил юноша.
  - Это я уже слышал. А что умеешь-то?
  - Ничего, наверное, - Деметриос пожал плечами. - Знаю одно заклинание. Огненную стрелку. Но делаю ее неправильно.
  - Вот что, у меня на тебя нет времени, - грубо сказал Ернык. - Я занят! Но эта девица от меня не отстанет, пронырливая бабенка. Давай так. Я тебя по-быстрому чему-нибудь научу и вали отсюда.
  Деметриос кивнул. Он очень хотел хоть чему-нибудь научиться!
  - Я, маг-ледовик, должен терять время на каких-то сопляков, - Ернык втащил юношу внутрь и захлопнул дверь. - И это с моей-то квалификацией! Я мог бы уже давно получить четвертую категорию, если бы не тратил свои силы на всякую чушь. Вот как может старший ученик магической школы ничего не знать? Нет, не отвечай! Я не хочу выслушивать бред.
  Апартаменты мага казались огромными. Большой зал был застелен красным пушистым ковром, на стене висела шкура белого медведя. В дальнем углу стоял шкаф, заполненный желтыми фолиантами.
  - Ты вообще быстро учишься? - Ернык повернул сердитое лицо в сторону Деметриоса. - Ах да! Ты же знаешь только одно заклинание. Значит, медленно. Но это твои проблемы. Я быстро покажу тебе одну вещь и все. Понял ты, не понял... мне без разницы! Идем!
  Маг прошел в дверь, расположенную слева, Деметриос последовал за ним и очутился в странном помещении, похоже, комнате для тренировок. Стены были обиты блестящими стальными листами, а у решетчатого окна стоял железный стол. Размеры комнаты не внушали уважения, по сравнению с залом. Деметриос предположил, что в длину будет ярдов шесть, не больше, а в ширину около пяти.
  - Становись тут! - распорядился маг, показывая на место около порога. - Покажи мне свою огненную стрелку. Хочу посмотреть, сколько эфира ты расходуешь. Может, ты вообще ни на что не способен. Тогда мне и стараться не стоит. Скажу этой дуре, что пытался, но не получилось.
  Деметриос с опаской посмотрел по сторонам. Хоть стены и были обиты сталью, он что-то сомневался в разумности этой идеи.
  - Может, лучше не здесь, а на улице? - предложил юноша. - А то....
  - Делай, что тебе говорят! - рявкнул маг и даже вмахнул синими рукавами от злости. - Ты слышал, что я сказал?! У меня нет вре-ме-ни!
  - Но и защиты у вас нет, - Деметриос не сдавался. - Нужна защита, если так!
  - Какая, к демонам, защита?! От чего?! От твоего заклинания, что ли?! Ты не смеши меня!
  Но Ернык не смеялся. Его бледное прежде лицо побагровело, а ноздри раздулись.
  - К твоему сведению, такие опытные маги, как я, всегда выставляют защиту в случае опасности. У ледовиков против огня особенно хорошая защита. У нас это выходит само собой. Мы даже думать об этом не должны. Тебе до такого мастерства никогда не дожить. Ты просто не понимаешь этого и не поймешь. Делай!
  - Но...
  - Делай, что тебе говорят! - заорал Ернык, выпучивая глаза.
  - Ладно, - со вздохом согласился Деметриос и вытянул руку вперед.
  Хоть он и пытался создать заклинание как можно более слабым, но пламя все-таки получилось на славу. Оно снова взревело как дикий зверь и бросилось на стены и полоток веселой плотной волною. В последнее мгновение Ерных все-таки успел почуять приближение катастрофы и поставил щиты. Но они ему не очень-то помогли. Потому что через несколько секунд, когда пламя рассеялось, Деметриос увидел оплавившиеся стены, стол, хлопья сажи и мага, валяющегося в дальнем углу.
  Юноша вытащил наставника в зал, подальше от раскаленной комнаты, и заодно быстрыми ударами погасил свой тлеющий кафтан.
  Маг выглядел не очень. Его волосы почти сгорели, лицо из красного стало красно-синим, а халат превратился в лохмотья со вставками золы.
  Деметриос подумал было, что его учитель умер, но веки мага вскоре дрогнули и попытались раскрыться.
  - Что... это... было... - прошептали сухие губы.
  - Ну как же.... Огненная стрелка, которую я не умею делать, - ответил Деметриос. - Вам, что, совсем плохо? Может, позвать кого? Дать чего? Воды?
  - Воды..., - едва слышно согласился маг.
  - Сейчас!
  Деметриос бросился искать воду. В зале ее не было, даже под фолиантами. Он увидел дверь слева и побежал туда. Там распологались какие-то деревянные столы, на которых стояли колбы и даже сковородки. Еще в углу чернел большой шкаф. Воды не было.
  Юноша вернулся к магу.
  - Нет воды! Не могу найти. Где она?
  Тот выглядел совсем скверно, но попытался пошевелить обожженными бровями.
  - Воды, - прошептал маг. - Хоть лоб смочить....
  Деметриос вернулся в комнату со сковородками и распахнул черный шкаф. Там стояли пустые вазы, лежали кипы бумаг, а за ними, за этими кипами, в глубине пряталась красная шкатулка. Юноша раскрыл ее и увидел яйцо.
  Это яйцо выглядело как гусиное, только с каким-то золотистым отливом. Деметриос вспомнил, как тетушка Полли готовила мазь из белков яиц. Старушка говорила, что эта мазь помогает от ожогов.
  Юноша подбежал к учителю, посмотрел на его багрово-синее лицо, щелчком разбил яйцо, вылил содержимое на лоб Ерныка, а потом заботливо убрал желток и отбросил его в сторону.
  Маг приоткрыл глаза.
  - Что... что на мне? Липко...
  - Яйцо, - живо пояснил Деметриос. - Я взял яйцо и смочил им лоб. Вам лучше?
  Веки снова моргнули.
  - Но... здесь... нет... яиц.
  - Как же нет? - удивился Деметриос. - А то, которое в красной шкатулке? Вы сами недавно сказали, что храните яйца в красных шкатулках!
  Маг широко открыл глаза и тут же закрыл их. Он потерял сознание.
  
  Утром следующего дня Деметриос покинул замок. Он торопился в город, как ему советовал настоятель. Надежды на помощь Ерныка не оправдались. Графский лекарь сказал, что маг-ледовик может быть без сознания еще долгое время. Он сильно пострадал. Однако даже лекаря удивлял тот факт, что при упоминании имени Деметриоса находящийся без сознания Ернык начинал глухо стонать.
  Рассветные лучи только пробивались через крону деревьев, дул легкий ветерок, и ослик шел бодро, весело. Деметриос не знал, что как только он ушел из замка, туда прилетел гонец с известием о том, что гоблины напали на Черную Дубраву, крупное село, расположенное в двадцати милях на запад. И графу пришлось сразу же выступить на подмогу.
  Деметриос двигался на восток. За ним, на некотором расстоянии, крался знаменитый вор Нубиус. Тому удалось продать добычу прямо в замке. Конечно, выручка оказалась не такой хорошей, как на рынке крупного города, но вор рассчитывал на новые трофеи.
  Однако в это же самое время к замку с востока бежал небольшой отряд гоблинов. Туко и Кренуко называли этот отряд вторым. Он состоял из каменного тролля и семерых быстрых шаманов.
  Деметриос заметил эту странную компанию первым. Да и немудрено - тролль достигал пяти ярдов в высоту, и его рубиновые глаза сверкали яркими магическими искрами.
  Юноша удивился такому зрелищу и даже слегка прибавил шаг. Ему еще не приходилось видеть троллей. Второй гоблинский отряд же несся на всех парах и встреча была неминуемой.
  Нубиус тоже вскоре увидел и тролля и шаманов. Это все очень не понравилось вору. Он заколебался и даже остановился. Еще в детстве ему приходилось слышать рассказы о могучих каменных троллях, которых практически невозможно убить. Холодное оружие, огонь и даже лед были бессильны против них. Нубиус сильно сомневался, что Деметриос справится. А если прибавить сюда семерых шаманов, которые способны разить заклинаниями, пока тролль ведет бой... нет, вор заколебался в высшей степени. Ему совсем не хотелось оказаться на пути этого отряда. Эдак можно и лишиться жизни, да так быстро, что и не заметишь.
  Нубиус захотел бежать. Он даже попятился. Его коленки затряслись от страха, а на теле выступил липкий пот. Но, как часто бывало в подобных случаях, вор вспомнил одно заклинание. Это заклинание помогало побеждать страх, можно сказать, уничтожало его на корню. Даже когда Нубиус испытывал животный ужас, вот как теперь, магические слова неизменно возвращали храбрость и решительность.
  Несмотря на то, что страх сковывал челюсти, Нубиус прошептал первые два слова заклинания: 'Ты можешь...'. Однако вид бегущего тролля, от которого тряслась земля, вызвал новый приступ отчаяния. Коленки затряслись так, что стало трудно стоять. Лишь неимоверным усилием воли Нубиус продолжил произносить магические слова, коих было всего три: 'Ты можешь разбогатеть!'. Вор повторил их снова и снова. После третьего раза магия подействовала - страх прошел, уступив место жадности.
  И действительно, экипировка шаманов плюс рубиновые глаза тролля тянули на очень крупную сумму. Ради такого стоило рискнуть! Нубиус рассудил так: допустим, Деметриос не справится со всеми, но одного-двух убьет. Тогда он, вор, отбежит в сторону, когда увидит, что его добытчик проигрывает, а потом вернется сюда за снаряжением павших.
  Тем временем любознательный Деметриос уже оказался совсем рядом от тролля. Их разделяло всего ничего. И неизвестно, что было тому виной, то ли тролль заинтересовался одиноким человеком, стоящим на дороге, то ли по какой другой причине, но он остановился тоже.
  Деметриос внимательно посмотрел на ярко-красные глаза, пышущие холодным гневом, на разгоряченных шаманов в шапках с перьями и похлопал ослика по боку:
  - Иди, Люси, погуляй.
  Ослик не заставил себя просить дважды и потрусил прочь.
  Шаманы переглянулись и один, одетый в красную куртку с пришитыми к ней лисьими хвостами, вышел вперед.
  - Как ты остановил тролля, человек?
  - Не знаю, - честно сказал Деметриос, переводя взгляд то на серую каменную глыбу, нависшую над ним, то на зеленоватого собеседника. - Он сам остановился. А что вы тут делаете? Куда идете? Там, впереди, деревни, люди... ваш каменный зверь может их растоптать.
  Ответом был магический бубен, который метнул один из шаманов, одетый в немыслимый разноцветный балахон с перьями. И Деметриос поступил так, как поступал всегда: бубен поймал и отправил обратно.
  И началось! Тролль взревел, поднял огромные кулаки и попытался раздавить Деметриоса ударами. Шаманы вмиг рассыпались по полю, чтобы каждый пустил в ход свое, коронное, заклинание. Тут же поднялся ветер, полетели огненные искры, поперли из-под земли какие-то растения, набежал ядовитый туман....
  Нубиус следил за битвой, замерев в особом положении - прижав руку к сердцу, словно удерживая его в груди. Он вздрагивал при каждом громком вопле шаманов, при реве тролля, при треске разрываемой земли. Но когда три шамана пали, сраженные их же собственными бубнами, вор устало сел на землю и горько заплакал, размазывая слезы по морщинистым щекам. А когда Деметриос запрыгнул на голову тролля, стал вырывать из нее камни и разбрасывать их вокруг дороги, вор принялся бить себя по макушке кулаками, рвать остатки волос и рыдать в полный голос. Он плакал о том, что взял с собой только один мешок для трофеев.
  
  
  
  Глава пятая, в которой возникает сердитый мистик
  
  
  Когда Деметриос входил в небольшой город под названием Аракез, Нубиус следовал за ним на почтительном расстоянии, смешавшись с толпой купцов. Вор тащил огромный коричневый мешок и тоже казался начинающим торговцем, который еще не раздобыл денег на вьючное животное.
  Нубиус уже который час находился в приподнятом настроении, несмотря на то, что ноша была тяжела и громоздка. Нутро вора пело и наверное даже плясало. Семь шаманских бубнов, четыре посоха, три ремня и кинжала, шесть магических курток, пять шапок и одни чрезвычайно магические штаны - таков был улов, не говоря уже о внушительных рубиновых глазах тролля. Мешок трещал по швам приятным треском, радующим душу.
  Вероятно по причине приподнятого настроения Нубиус утратил свою обычную осторожность. Когда он входил в распахнутые ворота, то, вопреки обыкновению, не пытался спрятаться за чью-то спину или скрыть лицо под плащом. Напротив, вор шагал уверенной походкой честного человека, который не сделал ничего плохого.
  Нубиус отдал красную медную монету стражнику у ворот, вышел на главную улицу, покрытую булыжниками и тут только услышал слова: 'Вот он! Хватай его!'. Эти слова для вора все равно, что красная тряпка для быка. Они моментально взбадривают. Благодушное настроение Нубиуса как рукой сняло. Он бросился бежать, оглядываясь на ходу, но знакомый магический аркан плотно спеленал его ноги. Нубиус упал, продолжая сжимать мешок изо всех сил.
  - И снова ты попался, - раздался спокойный голос. - Я так и знал, что ты придешь сюда, в Аракез. Но на этот раз я тебя не упущу. Что ты несешь с собой? Где это украл?
  Нубиус изловчился, выглянул из-под мешка и узнал сыщика Мегга. Вор, который только что думал о себе как об очень богатом человеке, вдруг почувствовал себя ограбленным.
  - Нигде не украл! - как можно более твердо простонал Нубиус из-за боли в спине. - Это мое!
  - Украл, - уверенно произнес Мегг, ощупывая мешок мягким черным сапогом. - Но ничего. Пожалуй, пришла пора прекратить твою деятельность. А то ты прыткий слишком. Мне надоело за тобой бегать.
  - Мое! - захрипел Нубиус. - Я сам снял эти вещи с тел убитых шаманов!
  - Да? - Мегг пошевелил мешок и вор вздохнул чуть свободней. - Наверное все же стащил у кого-то трофеи. Впрочем, неважно. Ты не понял, что я сказал. Поднимите его!
  Один дюжий воин в синей накидке с белым львом - гербом города Аракеза - взял мешок, а два других подхватили Нубиуса подмышки.
  - Закончились твои приключения, - Мегг улыбнулся, и у вора мурашки пошли по спине.
  - Меня, что, в тюрьму? - неуверенно спросил Нубиус, вглядываясь в продолговатые скулы и холодные глаза сыщика.
  - В тюрьму? Нет. Ты еще оттуда сбежишь, - усмехнулся Мегг, ощупывая драгоценный мешок. - На эшафот. Прямиком на эшафот. Я, как главный королевский сыщик, имею право казнить и миловать. Тебя вот решил казнить. Давно пора было.
  В глазах вора сразу потемнело. Он никак не ожидал такого поворота.
  - На эшафот? Сейчас? За что?!
  - Тебе перечислить? - голос сыщика казался ледяным. - Я не хочу. Слишком много всего накопилось. Несите его на площадь.
  Дюжие стражники тут же поволокли бедного Нубиуса прочь. Его ноги пересчитывали каждый булыжник.
  - Как на площадь?! - превозмогая панику, завопил вор. - Там же ничего не готово! Эшафот сколачивается два дня!
  - Готово! - крикнул ему вдогонку сыщик злорадным голосом. - Тут собирались повесить одного, а он умер в камере. Тебе повезло. Все готово.
  Нубиус чуть не потерял сознание из-за этих слов. Его мысли смешались. Он словно погрузился в бездонную пучину, откуда нет выхода. Вор так сильно распереживался, что даже не помнил, как его доставили к месту казни. А ведь ведь обычно он запечатлевал в своей памяти каждого прохожего, каждое здание и вообще каждую деталь.
  Очнулся Нубиус уже на деревянном полу эшафота. Над головой незадачливого вора болталась петля, а рядом стоял невысокий прочный табурет. Вокруг эшафота собиралась толпа в предвкушении увлекательного зрелища. Неподалеку находился господин Мегг и переговаривался о чем-то с человеком с толстой серебряной цепью на шее. Такую цепь обычно надевали распорядители экзекуций.
  Из-за спины вора показался палач в красном колпаке с прорезями для глаз и ободряюще похлопал Нубиуса по плечу. Дескать, не дрейфь, мы - люди опытные и отправим тебя на тот свет без задержки.
  Появились многочисленные стражники в синих плащах и оцепили эшафот.
  - Начнем, когда появится мэр, - до ушей Нубиуса донеслись слова распорядителя экзекуций.
  Вор видел, как наполняется площадь. Прибыло несколько карет с дамами. Даже на балконах зданий показались зеваки. Несколько магов в халатах заняли почетные места около эшафота.
  Палач одним рывком поднял Нубиуса и поставил рядом с табуретом.
  Вор посмотрел на толстую веревочную петлю и необъятная тоска охватила его сердце. Он подумал, что вот он, конец пути. А ведь путь был такой веселый, полный неожиданностей, часто приятных. Нубиус даже припомнил свое детство. Он давно уже не вспоминал ранние годы, ведь вырос в бедности. В его детстве не было ничего хорошего, за исключением Мариши, девочки, жившей по соседству. Нубиус пытался найти ее долгие годы, но не преуспел.
  Вскоре появился мэр - пожилой мужчина в зеленом бархатном костюме. Он пришел пешком прямо из магистрата, расположенного за углом.
  Господин Мэгг приблизился к Нубиусу и произнес своим обычным спокойным голосом:
  - Прощай. Ты доставил мне массу неприятных часов.
  После этого сыщик развернулся и удалился. Вор увидел, как исчезает в толпе спина в черном сюртуке.
  Распорядитель с одышкой поднялся на эшафот и развернул свернутый в трубочку приговор.
  - Сегодня волею короля к смертной казни приговаривается известный вор Нубиус! Он виновен в в многочисленных кражах! Его вина усугубляется побегами!
  Нубиус надеялся, что приговор будет длинным, но господин Мегг, очевидно, торопился и написал всего три фразы.
  Вор закрыл глаза и попытался припомнить что-нибудь приятное, чтобы хоть на секунду забыть о происходящем. Перед внутренним взором снова мелькнули светлые косички Мариши.
  - Прошу! - палач отвлек Нубиуса от воспоминаний.
  Вор открыл глаза и увидел, что ему предлагают встать на табурет.
  Сопротивляться не было смысла. Нубиус шагнул на табурет и мысленно попрощался со своей бурной жизнью.
  - Последнее слово? - деловито осведомился распорядитель и потряс звенья цепи левой рукой.
  Раздалось тихое позвякивание.
  Нубиус был не в том настроении, чтобы произносить речи. Он словно уже умер и не чувствовал не только рук и ног, но и языка.
  Не дождавшись ответа, палач потянулся за петлей, чтобы набросить ее на шею осужденного. И тут, в этот самый момент, Нубиус заметил в дальнем конце площади знакомую фигуру с осликом.
  Через секунду в голове вора все перевернулось. Если до этого он казался пассивным обреченным человеком, то сейчас в его глазах зажегся прежний огонь, а в груди забурлила энергия.
  - У меня есть последнее слово! - воскликнул Нубиус, приподнимаясь на цыпочки. И, не дожидаясь разрешения, продолжил. - Деметриос!!! Спаси меня, добрый Деметриос!!!
  Вопль был такой силы, что разнесся не только по площади, но и проник в самые дальние переулки.
  - Что такое? - удивился распорядитель. - Какой еще Деметриос? Тебе уже никто не поможет.
  - Деметриос! Мой благодетель! - не унимался Нубиус. - Помоги мне! Умоляю!
  Распорядитель посмотрел на толпу и увидел, как к эшафоту пробираются два человека. Один из них - господин Мегг. Похоже, имя 'Деметриос' было знакомо сыщику, потому что обычно спокойные глаза сейчас наполнялись сомнением и даже тревогой.
  Вторым человеком был юноша с осликом. Этот двигался к эшафоту с поразительной скоростью, рассекая толпу, будто меч масло.
  Распорядителю показалось, что оба прибыли на крики осужденного одновременно, но юноша заговорил первым.
  - Что здесь происходит? - его голос звучал как голос обыкновенного отрока. - Почему этого человека хотят казнить?
  Распорядитель хотел было проигнорировать наглого юношу, а стражник даже занес секиру, чтобы ударить вновь прибывшего тупым концом, но тут вмешался господин Мегг.
  Если распорядитель думал о юноше, как о назойливом зеваке, которого стоило бы научить субординации, то сыщик смотрел на происходящее совсем иными глазами. Он узнал Деметриоса и, с точки зрения Мегга, странствующий великий маг снизошел до того, чтобы принять участье в судьбе вора и пожелал выяснить, что происходит.
  - Стой! - господин Мегг крикнул стражнику. - Сдай назад!
  Тот подчинился, опустил секиру и позволил юноше с ослом приблизиться прямо к эшафоту.
  Мегг был тонким знатоком психологии и знал, что если ударить великого мага секирой, то это его немножко расстроит. Перед внутренним взором сыщика явственно предстали дымящиеся руины славного города Аракеза, и Мегг даже помотал головой, чтобы прогнать ужасное наваждение.
  - Мы хотим казнить этого преступника, - вежливо ответил сыщик и, к удивлению распорядителя, даже слегка поклонился.
  Деметриос перевел взгляд на Нубиуса и тот тут же завопил с новой силой, стараясь вложить в голос побольше жалостливых нот:
  - О, Деметриос! Ты же не оставишь старика в беде?! Посмотри на мои седые волосы. Они выпали от неустанных трудов. Прошу тебя, спаси мою жизнь! Избавь меня от этих злодеев!
  Распорядитель хотел было отдать приказ о продолжении казни, но медлил, ведь не понимал, почему осужденный все время просит о помощи этого Деметриоса, словно означенный юноша может на самом деле помешать казни. Хуже того, королевский сыщик говорит с этим юношей вполне вежливо и даже уважительно.
  - Это правда? - Деметриос спросил Мегга как самого словоохотливого. - Вы - злодеи?
  Сыщику очень не понравились и формулировка вопроса и чистый простой взгляд этого юноши. Мегг даже подумал, что если вдруг кто-нибудь в шутку ответит 'да', то смеха не последует. Дальше все будет совсем невесело.
  Мегг поспешил прояснить ситуацию.
  - Мы - представители закона. Я - главный королевский сыщик. А на эшафоте известный вор Нубиус. Он совершил такое количество краж, что они даже не поддаются подсчету.
  - Это правда? - Деметриос принялся задумчиво перебирать шерсть осла и снова повернулся к осужденному.
  - Признаюсь! - закричал Нубиус, справедливо рассудив, что отречься от краж не получится. - Крал! Был плохим, подлым человеком! Брал чужое! Но не более того! Я и мухи за свою жизнь не обидел! Никого не убил и даже не ударил! К тому же, я ведь исправился! Раскаялся во всех проступках! А меня на эшафот! Разве это справедливо?! Я взываю к твоему милосердию! Спаси меня!
  Распорядитель ничего не понимал в происходящем. Стражники - тоже. Народ находился в недоумении. Один только Мегг как-то сразу все понял. Он внезапно осознал, что казнь не состоится, что этому пройдохе Нубиусу снова невероятно повезло. Великий маг явно собирался взять его под свое покровительство.
  - Это несправедливо, - просто сказал Деметриос. - Он же вор, а не убийца. Его не надо казнить. Он обещал исправиться.
  Сыщик хотел было возразить для порядка, но вспомнил проклятого Протеуса, спятившего великого мага. Его безумие обострилось после какого-то спора. В глазах Мегга Деметриос тоже выглядел очень подозрительным. С какой это стати великий маг в своем уме будет притворяться юношей, да еще и странствовать инкогнито в компании осла? Что должно быть у Деметриоса в мыслях, чтобы так поступать?
  Сыщик спорить не решился. Горький опыт научил его, что общение с непредсказуемыми великими магами требует максимальной сосредоточенности и осторожности.
  С другой стороны, как отменить казнь и не уронить собственное достоинство? Можно, конечно, сказать, что сыщик вынужден уступить требованиям великого мага, но и тут кроется ловушка. Деметриос явно желает быть неузнанным.
  Мегг поднапряг извилины и выбрал самый безобидный вариант.
  - Мы не собирались его казнить. В самом деле, за что? За какие-то кражи? Нет, хотели просто попугать. Преподать урок. Чтобы он и в самом деле исправился.
  Стон разочарования пронесся по толпе. Люди принялись топать ногами и свистеть, а распорядитель лишь моргал в недоумении. Никто не понял, что произошло, кто такой этот Деметриос, и почему Мегг отвечал на вопросы какого-то юноши. И только Нубиус думал о том, потребовать ли вернуть ему мешок или не испытывать дальше судьбу и просто тихо смыться.
  
  
  Деметриос не особенно задумывался о том, что случилось на площади. Его позвали на помощь, и он пришел. Так было всегда. Мысли юноши заботило совсем другое - где взять наставника-мага? Потому Деметриос рассеянно выслушал сбивчивые благодарности Нубиуса и совсем не обратил внимание на Мегга, который утратил свое хваленое спокойствие и что-то яростно строчил в блокноте. Деметриос просто покинул площадь и пошел туда, куда собирался с самого начала - в местное здание Гильдии.
  Гильдия магов не жалела денег на показуху. Ее конторы всегда были отделаны белым мрамором, украшены массивными колоннами и разноцветными витражами.
  Деметриос поговорил с важным привратником в фиолетовой ливрее, поднялся по лестнице и вскоре оказался на приеме у помощника местного босса Гильдии.
  Тот был разряжен как павлин: темно-зеленый халат на тучном теле украшали многочисленные золотые брошки, значки и цепочки.
  Деметриос изложил свою просьбу, что так и так, ищет наставника. А потом отдал два письма. Одно от настоятеля, а второе - от графа, который подписал письмо по просьбе Виолы.
  Помощник прочитал оба послания и почесал круглую розовую щеку:
  - Значит, старший ученик школы Первого Солнца... Ясно. Граф очень просит найти тебе наставника. Понятно. А ты-то сам что? Может, уже готов к экзамену на мага?
  - Может, и готов, - с энтузиазмом согласился Деметриос. - А что для этого нужно?
  - Вот! - помощник вытащил из черного стола какую-то бумажку и потряс ею. - Для двенадцатой категории надо знать шесть заклинаний, сдать экзамен по философскому диспуту и решить три задачи по математике.
  Деметриос несколько секунд переваривал сказанное.
  - А... нельзя ли просто кого-нибудь сокрушить или что-нибудь разрушить? Это у меня хорошо получается, - робко поинтересовался юноша.
  - Нет! - отрезал помощник. - Наши ученые показали, что сила мага прямо зависит от способности решать математические задачи и вести диспуты. Без этого ты никто. Кого ты можешь победить, если не знаком с математикой и философией? Ведь у каждого боя должна быть стратегия, должен быть смысл! Ты вообще сражался всерьез?
  - Да, приходилось, - ответил Деметриос, зачарованно взирая на желтую бумажку с инструкцией. - Только не знаю, было ли это всерьез... меня ни разу даже не ранили.
  - Видишь! - толстые пальцы помощника продолжали трясти бумажку. - Всерьез не сражался, а споришь! Молодежь! Когда тебе придется туго, то ты вспомнишь наш экзамен и поймешь, как тебе пригодился диплом.
  Деметриос пожал плечами. Он не знал, что такое диплом, но подумал, что это наверняка что-то полезное, особенно, в бою.
  - Как ты сражался? Без плана, что ли? - с осуждением спросил помощник.
  - Без плана, - признался Деметриос. - Просто бил и все. Иногда разрывал... или отрывал... или выдергивал... или сбрасывал вниз... или подбрасывал вверх... или раздроблял... или расшибал... или душил... или откручивал... или жег... или топил. Но все это без плана, конечно.
  - Ай-яй! Ты делал все неправильно. То, в чем не приврал. Тебя, конечно, нужно учить и философии и математике. Мы поступим так, - помощник наконец убрал бумажку обратно в недры стола. - Свободных наставников сейчас нет. Но граф за тебя очень просит, мы должны это учесть. Я прикреплю тебя к Ралуанту. Это маг второй категории. В письме графа сказано, что ты хочешь научиться летать и выращивать цветы. Ну, до летать тебе еще далеко, это удел высших магов, но Ралуант цветы выращивать умеет и любит. Есть только одна проблема. Ралуант - маг-мистик. Примерно год назад он потерял все свои способности в ходе тяжелого боя. И учеников брать не хочет. У него вообще непростой характер.
  - Как же он меня возьмет в ученики, если не хочет? - Деметриос задал резонный вопрос.
  - Так, что я пойду с тобой и сам с ним поговорю, - помощник тяжело поднялся из-за стола. - Все-таки графа надо уважить.
  Они вышли из дворца Гильдии и миновали пять-шесть кварталов, прежде чем оказались перед высоким трехэтажным домом. Здание производило мрачное впечатление то ли из-за потрескавшейся серой штукатурки на фасаде, то ли из-за плюща, охватившего добрую половину дома своими объятиями.
  На стук дверного молотка откуда-то сверху раздался раздраженный голос:
  - Входите! Открыто!
  Деметриос взялся за железную ручку и потянул. Раздался треск и ручка осталась в кулаке у юноши.
  - Ручка. Все, - лаконично сказал Деметриос.
  Несмотря на скупость сообщения, хозяин дома оказался понятливым. Он мигом сбежал вниз и толкнул дверь изнутри. Она открылась и посетители увидели мужчину лет сорока, одетого в мятую белую рубаху и черные штаны. На лице Ралуанта белели два длинных шрама.
  - Что вам надо? - голос хозяина дома звучал раздраженно.
  - Вот, возьмите, уважаемый, - Деметриос с почтением протянул дверную ручку. - Я не хотел. Она сама....
  - Н-да. Заклинание, похоже, ослабло, - Ралуант взвесил ручку на длинной и узкой ладони и пояснил, обращаясь к помощнику. - Некоторое время назад я наложил заклинание на дом. Дверь можно было открыть только с моего разрешения. А сломать ее было почти невозможно. Так что вам надо?
  - Я привел к вам ученика, - помощник кивнул на Деметриоса.
  - Что?! - голос Ралуант взвился ввысь. - Я не...
  - Спокойно, не нужно так нервничать, - помощник бесцеремонно перебил мага. - Вы ведь состоите в гильдии, так? От взносов мы вас освободили. Помощь оказываем. Если вы хотите, чтобы так продолжалось и впредь, то вам придется взять этого юношу в обучение. Больше некому, а наш граф просил найти ему учителя.
  Ралуант насупился. Его каштановые брови будто сделались гуще.
  - Я не... вы не понимаете! Я не хотел брать учеников и раньше, но теперь тем более не могу. Мне угрожает опасность. Если что, то со мной погибнет и ученик.
  - Да-да, мы уже слышали об этом от вас, - с вежливой улыбкой произнес помощник. - Что тут якобы хранится Малая Печать, а враги могут попытаться ее украсть.
  - Не могут, а точно попытаются, - Ралуант нервно сорвал лист с плюща. - До начала следующего месяца. Я пока лишен силы. Она наверное восстановится, но никто не знает, когда это будет. Я не смогу защитить ни себя, ни ученика.
  - Мы знаем о ваших переживаниях, - улыбка помощника стала шире. - И чтобы вас успокоить, в ночное время приставили охрану к вашему дому. Видите, мы все делаем для вас. Теперь ваша очередь. Возьмите ученика!
  Последняя фраза звучала уже не как просьба, а как требование.
  Ралуант заколебался. Он посмотрел на Деметриоса таким взглядом, будто оценивал, много ли потеряет мир после смерти этого ученика. Потом, видимо решив, что не очень много, просто взял юношу за руку и втащил в дом. А затем захлопнул дверь прямо перед носом помощника местного босса магов.
  - Здравствуйте, учитель! - обрадованно сказал Деметриос. - Я - Деметриос. Со мной еще тут ослик по имени Люси. Я привязал ее неподалеку.
  Маг-мистик недовольно зыркнул на него.
  - Я не знаю, кто ты такой и как к тебе относиться, но скажу сразу, что в моем доме должна быть строгая дисциплина, если хочешь выжить. Идем! Я покажу тебе самое главное. Осел может подождать.
  Ралуант устремился прошел чуть дальше по темному коридору и открыл неприметную дверь. Деметриос увидел железную лестницу, которая вела в подвал.
  Хозяин дома пошел вниз, бормоча себе под нос, как он ненавидит магов и особенно руководство Гильдии. Что никто не пришел к нему на выручку, когда было нужно, а теперь все рассчитывают отделаться мелкими услугами. Что Гильдии кажется, что она оказывает такую большую помощь, что имеет право что-то требовать. И что придет время, когда он, Ралуант, сквитается с этими бездельниками и трусами.
  Деметриос тоже спустился по гулкой лестнице с решетчатыми ступенями и оказался в большом подвале. Вдоль потолка тускло горели желтые магические светильники, напоминающие чайные блюдца. Кирпичный дымоход от камина находился справа от лестницы, а посередине подвала темнело непонятное сооружение. Оно выглядело как громоздкий железный шкаф с толстыми стенами, только вместо двери была решетка.
  - Видишь, здесь линия? - Ралуант показал на едва заметную серую полоску недалеко от 'шкафа'. - Если за нее заступишь, то тебя укусит змееглав. Для людей его укусы просто болезненны, а для магических существ могут быть очень опасны. Он сторожит Малую Печать. Попробуй, заступи за линию, но слегка. Ты успеешь отпрыгнуть. Лучше сразу увидеть змееглава, чтобы потом не мучиться любопытством и не подвергать свою жизнь опасности в мое отсутствие. Он кусает, когда я отворачиваюсь. Змееглав знает, что я тут главный.
  Деметриос сделал несколько шагов и оказался посередине между линией и 'шкафом'. В ту же секунду из темноты за решеткой на юношу бросилась огромная черная змеиная голова на толстой шее. Деметриос не стал отпрыгивать, а встретил змеиную голову щелбаном. Голова отдернулась и закачалась около решетки.
  Ралуант обернулся.
  - Ты слишком близко стоишь! Змееглав тебя укусил?
  - Нет, не укусил, - честно ответил Деметриос.
  - Странно. Был какой-то звук.... Что-то змееглав неважно выглядит.
  Загадочная тварь напоминала змею разве что своей шеей и чешуей. Енотовидные близкопосаженные глаза, широкий нос и массивные челюсти - все это было похоже на что угодно, только не на змею. Тела не было видно, оно пряталось за решеткой 'шкафа'.
  - Но ты отойди подальше на всякий случай.
  Ралуант отвернулся на какую-то секунду и змееглав опять атаковал. Деметриос снова дал ему щелбан. Голова отпрянула и задрожала.
  Маг посмотрел на Деметриоса.
  - Ты все еще здесь стоишь! Он тебя укусил?
  - Нет, - опять честно ответил юноша.
  - Хм.... был какой-то звук. Может, змееглав заболел? Он выглядит совсем нехорошо. Глаза в кучу.
  Теперь зверь действительно явственно косил и вроде бы даже едва слышно поскуливал.
  - Но даже если и заболел, то странно, почему он на тебя не нападает. Ты ведь так близко стоишь.
  Деметриос открыл было рот, чтобы ответить, но маг прервал его.
  - Погоди, сейчас проведем эксперимент. Ты отойди прямо к линии на всякий случай, а я спрячусь за хранилищем.
  Ралуант сам отвел ученика на линию, а затем скрылся за 'шкафом'. Голова твари снова закачалась. Было видно, что ей одновременно и хочется и не хочется броситься. Но боль от щелбанов была слишком свежа и голова не решилась.
  - Удивительно! - Ралуант вышел из-за 'шкафа'. - На тебя не нападает. На всех нападает, а на тебя нет! Хотя, постой, ты говорил, что у тебя есть осел. Тебя вообще любят животные?
  - Любят, - уверенно ответил Деметриос.
  - Да. Поразительно! Змееглав тебя, похоже, тоже полюбил.
  
  В это самое время в лесу неподалеку генерал Туко Великолепный устроил совещание со своим заместителем. Оба военачальника находились в подавленном настроении. Первый отряд погиб почти полностью, впрочем, как и второй, а замок взят не был. Выжил только третий отряд, который сейчас ютился на сиротливой опушке.
  - Ты еще не знаешь последних новостей? - Туко меланхолично перебирал виноградины, рассыпанные по большому деревянному блюду. - Так вот, следопыт вернулся. Он определил, что на месте боя с троллем и сопровождающими его шаманами присутствовал не только человек, но и осел.
  - Вот это поворот! - Кренуко грузно сел на походный стул. - Осел ведь у Деметриоса. Получается, что это он? Снова Деметриос?!
  - Да, - с тоской ответил генерал. - Я даже не могу сосчитать, сколько моих воинов он погубил. Наш заказчик не будет счастлив. А все из-за этого мерзавца. Интересно, кто он такой и откуда взялся.
  Кренуко поерзал в кресле. Он боялся гнева заказчика.
  - Но у нас есть шанс частично исправиться, - продолжил Туко, ставя миску с виноградом на стол. - Если не удалось завладеть Большой Печатью, то мы можем захватить Малую Печать. Она находится поблизости, в Аркезе. В доме мага Ралуанта.
  - О! Это хорошая мысль! - Кренуко воспрял духом. - Там большая охрана?
  - Почти нет. Ралуант когда-то был сильным магом, но временно утратил могущество. Его дом охраняется спустя рукава. В самом доме наверняка живет змееглав, все мистики используют их как сторожей. Вот и все.
  - А кого пошлем? - Кренуко поднял глаза к серому матерчатому потолку, словно подсчитывая оставшихся гоблинов.
  - Ха! - Туко приподнялся и хлопнул заместителя по спине. - Помнишь, лет двадцать назад... кто были самыми лучшим лазутчиками?
  - Нет, не помню..., - неуверенно ответил Кренуко.
  - Мы! Мы с тобой! - Туко громко захохотал. - Ну что, тряхнем стариной? Что нам какой-то маг, лишенный силы, и тупой змееглав? Что скажешь?
  Седые брови Кренуко поднялись почти до волос.
  - Х-рр. Да, это правда. Мы были. Но... хотя из кого сейчас выбирать?
  - Да! - Туко продолжал смеяться. - Пойдем мы с тобой. Быстро обернемся! И знаешь, что меня особенно радует? Что в том доме не будет этого Деметриоса!
  
  
  
  Глава шестая, в которой Нубиус снова волнуется
  
  
  После того, как Ралуант познакомил своего ученика со змееглавом, маг вдруг вспомнил, что он - все-таки хозяин дома, и накормил Деметриоса. Спаржа, морковь, огурцы и кабачки - вот что было на скромном столе мистика. И пока ученик ел, Ралуант пытался понять, кто ему достался.
  - Так что ты умеешь? Сколько заклинаний знаешь? Какой направленности? - основательный маг приготовил лист бумаги, чтобы составить список.
  - Знаю 'огненную стрелку', - откликнулся Деметриос, уминая зеленый кабачок. - Но не очень хорошо.
  - 'Огненная стрелка', - произнес Ралуант, записывая белым гусиным пером. - Еще что?
  - Все, - Деметриос принялся за спаржу. - Больше ничего не знаю.
  - В смысле? - не понял маг. - Другими еще хуже владеешь?
  - Вообще не владею! - Деметриос вилкой пользовался плохо и помогал себе рукой.
  Ралуант отложил список и посмотрел на юношу по-новому.
  - Но... ты же старший ученик!
  Деметриос оторвался от еды и тяжело вздохнул. А потом принялся рассказывать свою историю о том, как он пытался спасти детей, как настоятель перед смертью назначил его старшим учеником, а другой настоятель выдал справку об этом.
  - Н-да, - сказал Ралуант, когда рассказ завершился. - Они бы мне еще подсунули ученика без всяких способностей к магии.
  Хозяин дома разочарованно покачал головой. До этого рассказа в глубине души он надеялся, что ученик попадется способный, что потом, когда сила Ралуанта восстановится, в мире появится еще один молодой мистик. Все-таки старший ученик должен быть почти готовым магом!
  Но Ралуант решил пока не устраивать очередной скандал в Гильдии. Ведь у него было одно неотложное дело, в котором мог помочь даже человек с минимальными магическими способностями.
  - Если хотя бы 'огненная стрелка' получается, то это значит, что эфир хоть чуть-чуть, но дрогнет, - задумчиво произнес маг. - Деметриос, ты не хочешь мне немного помочь?
  - Конечно, хочу! - юноша снова оторвался от спаржи. - Только скажите, что нужно делать!
  Ралуант отодвинул бесполезный лист бумаги.
  - Сначала я должен объяснить, что вообще происходит. Малая Печать хранится у меня не просто так. Она может быть использована, чтобы освободить Заусао, одного из древних некромантов, и его миньонов. И я вынужден защищать эту Печать практически в одиночестве, ведь никто не верит в его существование. Все думают, что он давно мертв. А на самом деле - заперт в одном из магических миров. Я это точно установил!
  Деметриосу еще никто и никогда не открывал тайн. Его глаза расширились, и он подался вперед.
  - Но ты, наверное, не знаешь, чем занимаются мистики, - продолжал маг. - Мы как раз путешествуем в магические миры. Туда и обратно. Эти миры просто дополнение к нашему. Они могут быть большими, но чаще маленькие. Самый известный - Спиральный мир. Там я раздобыл змееглава, магического стража. У меня сохранились Врата, ведущие в этот мир. Они частично закрыты, но в последнее время кое-кто пытается проникнуть в мой дом оттуда. Я знаю, кто. Это - один из ракшасов, который служит Заусао. Я бы хотел снова открыть Врата, чтобы бросить туда магический заряд, а потом быстро закрыть. Это отучит ракшаса приближаться к ним. Но беда в том, что сил у меня сейчас нет, а чтобы открыть Врата, нужно хотя бы небольшое колебание эфира. Я подумал, что твоей огненной стрелки будет достаточно.
  - Я готов! - Деметриос вскочил из-за стола. - Куда идти?
  - Подожди! - маг рассмеялся такой прыти. - Конечно, это надо сделать как можно быстрее, но я должен сначала объяснить кое-что о ракшасах. Чтобы ты знал, с кем столкнешься, хоть и опосредованно. Пойдем, я расскажу тебе по пути.
  Они снова отправились в подвал и спустились по той же гулкой лестнице.
  Ралуант шел впереди, рассказывал и иногда оборачивался.
  - Ракшасы - отвратительные существа. Они, по сути, духи. Магические создания. Могут принимать любой облик, а питаются людьми. Им нельзя доверять. Вонзают в людей когти, которые появляются почти мгновенно. Вот представь, перед тобой юная прекрасная девушка. Она приближается к тебе, а потом - у нее возникают когти!
  - У Виолы были длинные когти, - задумчиво сказал Деметриос. - Ну, у фаворитки нашего графа.
  Ралуант улыбнулся.
  - Виола вне подозрений. У ракшасов когти гораздо длиннее. И эти твари такие прыткие! Даже когда я был в расцвете своих сил, то старался избегать боя с ними. Даже один мог бы меня измотать и убить. Мы пришли.
  Они остановились у дальней стены. Вроде бы ничего не напоминало никакие Врата. Стена как стена - кирпичная, но почему-то покрашенная в черный цвет.
  - Видишь рукоять? - маг кивнул на тонкий рычажок, который был почти незаметен на фоне стены. - Если за нее потянуть, то Врата закроются. А открыть их можно, только если нарушить состояние эфира вот здесь.
  Ралуант показал на место в стене, которое ничем не отличалось от других мест.
  - Магический заряд со мной, - маг достал из кармана штанов небольшой синий шар, который переливался маленькими молниями. - Заряд может даже оглушить ракшаса! Они стараются не приближаться к нему.
  - Так что же, мне придется применить 'огненную стрелку' прямо тут? - поздновато догадался Деметриус. - Она же сожжет весь дом!
  - Ты наверное совсем не разбираешься в магии, - печально покачал головой Ралуант. - 'Огненная стрелка' способна создать лишь небольшой язык пламени. Ох! Неужели ничего не выйдет? Мне придется просить помощи у этих бездельников? Ты и 'огненной стрелкой' не владеешь?
  - Владею, только она у меня выходит не так, как надо, - с горечью ответил Деметриос, оглядываясь по сторонам, словно пытаясь оценить возможный ущерб. - Кирпичные стены ее выдержат, наверное, но оплавятся и потрескаются. Огонь может заполнить подвал и пойти наверх. Это опасно. Тогда весь дом сгорит.
  Ралуант посмотрел на ученика таким взглядом, будто у юноши был жар.
  - Послушай, - принялся увещевать маг. - Ты что-то не то говоришь. О каком пламени речь? Может, ты заклинания перепутал? Но даже если перепутал, я не представляю себе даже огневика, который мог бы одним заклинанием расплавить и разрушить каменную кладку.
  Деметрис сделал шаг вперед и потрогал кирпич.
  - Точно расплавится, - вынес он свой вердик. - В моей школе крепостные стены попрочнее были, да и те почти рухнули. Нет, я не буду тут применять заклинание. Опасно!
  Маг задумчиво поскреб один из белых шрамов на своем лице. Его ученик казался совсем безграмотным путаником. Но проблема заключалась в том, что ракшас был прямо за этими Вратами. Мистик ощущал его. Ралуант решил отложить выяснение отношений с учеником на потом, а пока прибегнуть к дипломатии.
  - Послушай, а ты можешь направить это свое пламя в стену? Ведь Врата откроются сразу, как только эфир поколеблется. Пламя появится потом. Ты успеешь весь свой огонь пустить туда, в Спиральный мир.
  - Д-да, я могу попробовать, - неуверенно сказал Деметриос.
  - Отлично! - Ралуант ободряюще похлопал юношу по плечу и подумал, что Гильдия специально подсунула ему такого растяпу, чтобы позлить его, мистика. - Мы поступим так: ты начинаешь заклинание, Врата открываются, пламя идет туда, я бросаю заряд, а потом закрываю Врата. Понятно?
  - Понятно, - Деметриос подошел к стене близко-близко. - Я постараюсь не сжечь ваш дом. Но вы тоже стойте как можно дальше.
  Ралуант опять не смог сдержать улыбки. Фантазии этого юноши выглядели забавно. Маг решил, что если ничего не выйдет, то придется все-таки просить кого-то из Гильдии.
  - Готов?
  - Да, - произнес Деметриос, вытягивая руку так, что она уперлась в холодную стену.
  - Давай!
  И Деметриос сделал все то же, что делал прежде. Но, к его удивлению, ревущее пламя, вырвавшееся из его руки, не встретило пряпятствия в виде стены, а устремилось куда-то вперед, в странное пространство, возникшее почти мгновенно. Впрочем, отголоски пламени все-таки проникли в подвал и даже слегка опалили одежду юноши.
  - Получилось! - радостно крикнул Деметриос, когда пламя еще продолжало извиваться, будто толстенная змея. - Я смог! Все ушло туда!
  Он оглянулся на учителя, ожидая похвалы. Однако Ралуант стоял, вытаращив глаза. Его брови тлели, но он не думал об этом. Маг забыл даже, что собирался бросить заряд и закрыть Врата. Он просто смотрел на Деметриоса и на затихающее пламя.
  - Учитель? - спросил юноша встревоженно. - У вас брови горят.
  - А? Что? - Ралуант поднес руки к бровям и сбил слабый огонь. - Что? Что это было?
  - Огненная стрелка, - охотно пояснил Деметриос. - Я же говорил, что она у меня не выходит, как надо. Но посмотрите! Учитель! Там кто-то есть!
  Ралуант кое-как собрался с мыслями и взглянул в отверстие в стене. Там на фоне ярко-голубого неба стояла чья-то черная фигура, напоминающая человека высокого роста. Она пошатывалась. Было невозможно разобрать, в чем фигура одета, из-за сажи, покрывавшей и лицо и руки и ноги и туловище.
  - Это ракшас! Проклятый ракшас! - крикнул маг и замахнулся зарядом, чтобы бросить его прямо во Врата.
  Но ракшас вдруг вытянул черную руку и сказал:
  - Бу!
  Потом он упал и больше уже не двигался.
  - Я перестал его ощущать, - маг все еще держал руку с зарядом над головой. - Он умер!
  - Понятно, что умер, - ответил Деметриос как ни в чем не бывало. - Он же был прямо там, куда пошло пламя. Я видел его, но он мне сразу не понравился. Клыки у него были большие... Сгорели, к счастью. Я обычно когда вижу людей с клыками, не расспрашиваю их о житье-бытье. Меня этому наш староста научил. Он мне когда еще говорил: увидишь человека с клыками - не вздумай лясы точить. Первым делом вырви клыки, убедись, что они не приклеены. А то всякие шутники встречаются. А затем стукни по макушке. Или голову открути. Как получится. Главное - чтобы не убег!
  Маг сделал назад несколько медленнных шагов, будто во сне. Он потянул за рукоять дрожащей рукой, и Врата тут же схлопнулись. На месте голубого отверстия возникла черная крашеная кирпичная стена.
  - Я думал, что ракшасы не умирают от огня, - невпопад сказал Ралуант. - Их обычно побеждают заклинания духов.
  Деметриус и не собирался сомневаться в словах учителя и потому сразу ответил:
  - Так может, он не от огня умер. Просто расстроился и того! Всякое ведь бывает. Может, с сердцем у него швах. Впечатлительный попался!
  - У ракшасов нет сердца, - медленно произнес маг. - Они не расстраиваются. Знаешь... а кто ты, собственно, такой?
  - Так я же говорил: меня Деметриос зовут, - охотно сказал юноша. - Если вы забыли мое имя, то я могу его записать. Умею писать, хоть и плохо. Меня староста научил.
  Ралуант отошел к соседней стене и прижался лбом к холодной кладке.
  - Погоди. Мне нужно собраться с мыслями.
  Деметриос немного подождал, а потом принялся прогуливаться по подвалу и рассматривать загадочный железный шкаф, в котором хранилась Малая Печать. Змееглав хотел было броситься из своего укрытия, но узнал гостя и тут же спрятался обратно.
  В голове Ралуанта тем временем метался вихрь возможных объяснений произошедшего. Маг даже допускал, что это неопознанное заклинание вышло у Деметриоса случайно. Но одновременно он не исключал того, что к нему забрел кто-то очень могущественный, который по какой-то причине просто валял дурака.
  
  
  Нубиус был озадачен, а также мучим бессонницей. Его благодетель Деметриос вроде бы не собирался путешествовать в ближайшее время. Наоборот, он поселился в доме мага Ралуанта. И Нубиуса одолевал вопрос, когда Деметриос снова двинется в путь и примется оставлять за своей спиной прекрасные трофеи?
  Бывший вор бродил ночью вокруг дома мага в сумрачном настроении, ждал и жалел о чудесном мешке, который ему так и не вернули. Забрали в качестве судебных издержек, хотя никакого суда вовсе не было. Нубиус не роптал, он надеялся на новые мешки. Только когда они будут? Через неделю? Через месяц? Когда Деметриос покинет дом мага? Деньги нужны были Нубиусу как можно быстрее.
  Во второй половине ночи бывшему вору надоело ходить вокруг дома мага, и он принялся закладывать круги вокруг квартала. И вскоре на пустынных ночных улицах ему встретилась странная троица. Их рост был чуть ниже среднего, но лиц Нубиус не смог разобрать из-за тяжелых черных капюшонов. Из-под плащей выглядывали рукояти дорогих мечей.
  Нубиус сразу вычислил этих путников - наверняка собираются кого-то обокрасть ли убить. А иначе зачем ходить по темноте, скрывая лица? Явно работают по заказу. Что ж, кому-то сегодня не повезет. Но бывшему вору и дела не было до чужих проблем. Он был озабочен собственной - где взять денег.
  Однако один из троицы окликнул его:
  - Эй, бродяга! Ты знаешь город?
  Нубиус город не знал, но рассчитывал получить хотя бы медяк за консультацию и ответил:
  - Конечно! Я здесь вырос. Каждый закоулок как родной!
  И действительно, один из троицы бросил на булыжники монету:
  - Где здесь дом мага Ралуанта?
  Нубиус задумчиво посмотрел на монету и тут же потерял к ней интерес.
  - Три дорогих меча..., - прошептал он. - За сколько их можно продать? И что у них под плащами?
  - Что? Что ты бормочешь?! Говори громче! - потребовал незнакомец в черном плаще.
  - Совсем рядом, господин! - встрепенулся Нубиус. - Идите прямо, потом направо, и дом мага третьим будет! Он трехэтажный, не перепутаете.
  Воины отвернулись и направились к повороту.
  - Постойте! - закричал Нубиус, одолеваемый любопытством насчет того, что прячется под плащами. - Один мой друг торгует магическими кольчугами. Они вам не нужны? Очень прочные! Вдруг у вас нет?
  - Отвали. У нас получше есть, - хохотнул один из незнакомцев.
  - Получше... - прошептал Нубиус.
  В его глазах разгорался огонь предчувствия добычи.
  - В добрый путь! - крикнул он вдогонку незнакомцам. - Счастливой дороги!
  Потом чуть подождал и покрался следом, подсчитывая будущую прибыль. Он изрядно волновался о том, чтобы его благодетель Деметриос, когда будет убивать ночных гостей, не повредил кольчуги. Ведь тогда они потеряют в цене.
  
  
  Генерал Туко, его заместитель Кренуко и искушенный следопыт Ауго подошли к дому мага Ралуанта. В окнах огни не горели, и гоблины справедливо рассудили, что хозяин спит.
  - Как пойдем? - поинтересовался Туко, разглядывая темный плющ, обвивший почти весь дом.
  - Через задний двор, - ответил заместитель, тревожно принюхиваясь. - Так лучше. Здесь какое-то животное. Не могу понять, какое. Корова, что ли?
  - Люди не держат коров в центре города, - Туко первым полез через деревянный забор, примыкающий к дому. - О! Осел!
  - Кто осел? - Кренуко тоже стал тяжело карабкаться на забор. - Эх! Осел!
  Во дворе за домом около небольшой яблони мирно стоял серый осел, освещаемый почти полной луной.
  Следопыт одним прыжком тоже оказался наверху.
  - У меня плохие предчувствия, - вдруг сказал Кренуко. - Там осел.
  В его голосе прозвучали тревожные нотки.
  - Ну и что, что осел? - прошептал Туко, раздражаясь. - Мало ли ослов в этом городе? Может, их тут большинство! Ты боишься ослов?
  Кренуко прищурил глаза, пытаясь рассмотреть животное во всех деталях. Гоблины гордились своим зрением в темноте.
  - Я боюсь не ослов, а одного конкретного осла. Точнее, его хозяина.
  Туко снял с головы капюшон и тоже воззрился на мирное животное, которое вдруг повернулось к ним хвостом.
  - Не может быть! Это не тот осел!
  Кренуко с сомнением покачал головой. Он тоже не верил в совпадения, но проклятый Деметриос ведь каждый раз оказывался у них на пути!
  - Генерал, вы знаете этого осла? - шепотом спросил следопыт, который не понимал, о чем ведется речь.
  - Нет! - Туко отверг предположение с ужасом. - Я не знаю этого осла! Я никогда не слышал о нем! Это просто обычный осел!
  Хитрому Кренуко пришла в голову удачная мысль.
  - Послушай, братец, - он обратился к следопыту. - Сходи-ка в дом. А мы подождем тут. Разведай там, что да как. Если все спокойно, то мы потом вместе разберемся со змееглавом и заберем Печать.
  Туко молчаливо согласился с предложением и молодой следопыт бесшумно побежал к двери черного хода. Он быстро открыл нехитрый замок отмычкой и шмыгнул в темноту помещения.
  - Подождем, - сказал Кренуко.
  Туко слегка наклонил голову.
  Секунды шли, но ничего не происходило. Из дома не доносилось ни звука.
  - Осел все-таки не тот, - заключил генерал.
  - Подождем, - повторил осторожный заместитель.
  Прошла минута или даже две.
  - Точно осел не тот. Мы зря волновались. Откуда Деметриусу здесь взяться? Даже если он в этом городе, то явно не в этом доме, - сказал генерал со вздохом облегчения.
  - Да, - согласился Кренуко, бросая на животное последний подозрительный взгляд. - Осел не тот.
  Внезапно дверь отворилась вновь и из нее стрелой вылетело тело следопыта. Оно врезалось в забор и затихло. Дверь сразу же захлопнулась.
  Туко и Кренуко переглянулись.
  - Не может быть, - сказал генерал. - Неужели это тот осел? Нет! В доме кто-то другой. Не Деметриос!
  - Не зна... - заместитель хотел было ответить, но его прервал вопль, доносящийся откуда-то сбоку.
  - Деметриос! - кто-то орал во всю глотку. - Они на заборе! Твои враги! Они хотят убить тебя, твоего мага и осла! Я твой друг, я тебя предупредил! Но прошу - не повреди кольчуги!
  Никогда еще генерал и его заместитель не бегали так быстро. Они спрыгнули с забора и понеслись по городу со скоростью молнии, теряя на ходу плащи. Им удалось достичь тайного хода, ведущего под крепостную стену, за рекордное время. Они шмыгнули вниз, промчались по подземелью и перевели дух, только когда оказались за пределами города, в леске.
  - Что... как... - Туко задыхался.
  Он стоял на ковре из мелких веток, опираясь руками на колени.
  - Как... это... возможно? Что... будем делать?
  Несмотря на пожилой возраст, Кренуко первым обрел дыхание. Он остановился рядом с большим дубом и меланхолично гладил шершавую кору.
  - Все-таки это был тот осел, - Кренуко говорил скорбным голосом. - Придется все рассказать заказчику. Залог мы вернем. Может, обойдется.
  - Но что мы расскажем?! - Туко не знал, что ему делать: гневаться или впадать в отчаяние. - Что все время натыкались на этого Деметриоса?! Что потеряли войска? Кто он вообще такой?
  - Расскажем правду, - Кренуко провел по коре длинным ногтем. - Так и так, не совладали с могучим духом. Но ведь мы не были готовы к такому. Заказчик был обязан нас предупредить.
  - С каким духом? - Туко с трудом разогнулся, упершись ладонью в спину. - Ты о чем?
  - Думаю, я знаю, что произошло, - Кренуко внимательно посмотрел на далекие стены города, словно пытаясь удостовериться, что погони нет. - Этот маг, Ралуант, ведь мистик. Он посещал магические миры, включая сущий ужас - Спиральный мир. Тот, откуда мистики берут змееглавов. Но эти звери водятся в самом начале. А что там дальше - лишь демоны разберут. Мало кто решается углубляться в Спираль. Я слышал об этих магах. Они или гибнут там или приобретают сильных союзников. Ралуант, похоже, решился пойти дальше по Спирали, и не только выжил, но и нашел могучего духа. Деметриоса. Маг поручил ему охранять и Большую и Малую Печати. Вот так и случилось, что мы все время сталкивались с этим Деметриосом. Это единственное объяснение.
  - Хм.... Выходит, заказчик нанял неправильных исполнителей, - Туко веселел на глазах. - Нашей вины тут нет.
  - Да, - подтвердил Кренуко. - Что до задатка, то....
  - Не будем возвращать! - быстро сказал Туко.
  - Это как? - заместитель снова встревожился.
  - Встретимся с заказчиком, задержку объясним, а затем наймем специалистов по духам. Время еще есть, успеем!
  
  
  Глава седьмая, в которой кое-кто наконец согрелся
  
  Ранним утром, когда солнце еще не появилось из-за городских крыш, Деметриос и Ралуант вышли из дома.
  - Суматошная ночь! - сказал маг, оглядываясь по сторонам. - Я же говорил, что за Малой Печатью кто-нибудь, да придет. А где грабитель-то? Мы ведь оставили его здесь до утра!
  Тело ночного гостя пропало. Трещина в заборе была, вмятина на земле была, а самого гоблина не было.
  - Где он? - маг подошел к забору, пощупал трещину и вытер влажную от росы руку о черные штаны.
  - Не знаю, - сказал Деметриос. - Кто-то его забрал.
  - Забрал? - с сомнением произнес мистик. - Он наверное сам ушел.
  - Слишком быстро летел, - поделился ночными наблюдениями Деметриос. - Гоблины недостаточно прочные, чтобы на такой скорости врезаться в забор, а потом уйти.
  - Но кому он нужен, чтобы его забирать? - маг посмотрел на землю, пытаясь отыскать следы ног. - Поднялся и ушел!
  Покладистый Деметриос не хотел спорить с учителем.
  - Да, - сказал он. - Наверное, превратился в зомби и ушел.
  Ралуант рассмеялся шутке и отправился обратно в дом. Но вдруг вспомнил о вчерашних происшествиях, о необъяснимом заклинании ученика, о смерти ракшаса и тут же вернулся к забору. Он захотел проверить, не шатает ли поблизости зомби. Этот маг теперь уже даже не знал, что можно ожидать от ученика.
  Между тем, отсутствие следов ног объяснялось просто - над телом поработал знаменитый вор, который следов вообще не оставлял. Как только два гоблина, сидевших на заборе, убежали, опечаленный Нубиус собрал с трупа всю экипировку и припрятал ее, чтобы продать днем на рынке. Но затем бывший вор случайно прошел мимо лавки с тканями, после чего хлопнул себя рукой по лбу, вернулся к телу и снял с гоблина всю одежду. Нубиус намеревался пристроить ее какому-нибудь портному. Потом, когда 'друг Деметриоса' возвращался уже с одеждой, то вдруг увидел больницу. Он почесал свою лысину и вновь вернулся к уже обнаженному телу. Нубиус взвалил это самое тело на плечи, пошел с ним в больницу и продал труп гоблина магам-лекарям. Для опытов.
  Ралуант зомби не нашел и все-таки решил последовать своей первоначальной идее - изучить феномен Деметриоса. У мистика за ночь сложился отличный план. Он пригласил ученика следовать за ним, отправился в библиотеку, там расположился в огромном коричневом кресле, обитом плотной тканью, и достал несколько книг.
  - Здесь сказано все о заклинании 'Огненная стрелка', - мистик показал на внушительную стопку потертых фолиантов, лежащую на столе. - Разные авторы, выдающиеся маги описали его. Сейчас мы выясним, что происходит, когда ты используешь это заклинание. Узнаем, почему оно у тебя получается таким сильным!
  Деметриосу тоже хотелось понять наконец, что он делает не так. Юноша уселся напротив, в кресло поменьше, но обитое все той же коричневой тканью, и приготовился ждать.
  Маг листал фолианты один за другим. Сначала лицо Ралуанта было добрым от предвкушения скорой разгадки. Но потом, постепенно, по мере истончения стопки, мистик все больше хмурился. Наконец, примерно через час занятий, уже на последней книге, его морщины вдруг разгладились.
  - Вот! - воскликнул он. - Нашел!
  И даже радостно постучал пальцем по развернутым страницам.
  - 'Если заклинание выходит слишком сильным'! Такой заголовок! Эту книгу написал несравненный Тобиас триста лет назад. Эврика! Слушай, Деметриос!
  Юноша даже подался вперед от предвкушения разгадки.
  Маг откашлялся и продолжил чтение:
  - Если заклинание 'огненная стрелка' выходит слишком сильным, то нужно в первую очередь проверить, нет ли рядом источника природного хорошо воспламеняющегося газа.
  Мистик оторвал глаза от книги и изумленно уставился в окно.
  - Ничего не понимаю.... Какого еще газа? В моем подвале нет никакого газа. Что за ерунда?
  Деметриос тоже пожал плечами. Он вообще не понимал, о чем речь.
  - Ладно! - произнес Ралуант. - Тут есть продолжение. Раздел не так уж мал. Читаем.
  Он снова обратил взор на книгу:
  - Если газа нет, а заклинание 'огненная стрелка' все-таки выходит слишком сильным, то нужно убедиться, что заклинатель не находится в ворохе сухой листвы или не закопан в обрывки бумаг....
  Ралуант задумчиво поскреб рукой белый шрам.
  - Этот Тобиас, что, выпил, перед тем как написать эту ахинею? О чем вообще тут?! Какой маг, находясь в своем уме, станет вызывать огонь, будучи закопан в бумажные обрывки?
  Деметриос тоже находил это загадочным, но ему не терпелось узнать, о чем говорится потом.
  - А дальше там что? Дальше? - спросил ученик.
  - Ладно! - маг решительно вернулся к желтым страницам. - Дальше вот что. 'Если вы исключили газ, сухие листья и обрывки бумаг, а заклинание все равно выходит слишком сильным, тогда заклинатель - огненный джинн, ифрит. Рисунок ифрита прилагается'.
  Деметриос даже привстал, чтобы разглядеть схематичное изображение существа с горящими руками, туловищем и головой. Ног у ифрита не было.
  Ралуант тоже сначала долго смотрел на рисунок, потом поднял взгляд на Деметриоса, затем снова вернулся к рисунку и так несколько раз.
  - Не похож! - маг наконец вынес свой вердикт. - Клянусь чем угодно, ты на ифрита не похож!
  - Да, - произнес Деметриос. - Я в одежде, а ифрит вроде как голый.
  Маг снова пристально воззрился на ученика. Ему показалось, что Деметриос издевается. Но зеленые глаза юноши были столь простодушны и чисты, что мистик отбросил недостойное подозрение.
  - Чувствую, мы не разберемся с этим заклинанием, - сказал Ралуант и принялся расставлять потрепанные тусклые тома обратно на полки. - Что ж, тогда начнем сначала. Скажи-ка, кто твои родители?
  Деметриос поерзал в кресле. Раздался скрип.
  - Не знаю. Я найденыш. Меня нашла тетушка Лайза в лесу около деревни. Я лежал в корзинке, весь усыпанный снегом, и агукал. Так она сказала.
  Ралуант скептически хмыкнул.
  - Если лежал недолго, то почему был снегом засыпан? А если долго, то почему не замерз?
  - Не знаю, - Деметриос беззаботно махнул рукой. - Я вообще не мерзну.
  Маг вернулся на место и протер рукавом полированную поверхность стола, чтобы очистить от пыли, оставленной книгами.
  - Хорошо. А что еще там было? Может, записка какая? Белье с монограммой?
  - Ничего не было, только корзинка и я. Ну, еще три дохлых волка рядом. Вот и все.
  Ралуант забарабанил пальцами по столу. Деметриос выдавал информацию скудными порциями. Это мистику не нравилось.
  - Любопытно. Младенец в корзинке в мороз в лесу.... Рядом три дохлых волка. Кто их убил?
  - Не знаю, - простодушно сказал Деметриос. - Не помню. Может, и я.
  - Ох, - маг вскочил с кресла и быстро зашагал по комнате вдоль низкого окна. - Как ты мог их убить, ведь был новорожденным! Так мы ничего не решим. Ты еще ведь слишком кратко отвечаешь! А потом что с тобой произошло?
  - Я вырос в деревне, - голова юноши двигалась влево-вправо, в зависимости от того, куда шел учитель. - Ко мне все хорошо относились. Потом староста отправил меня в школу Первого Солнца. В ту самую, которая погибла.
  Ралуант резко остановился. Его рубашка пропускала солнечные лучи, а черные штаны - нет. Маг решил уже не расспрашивать о деревне, а перейти к главному.
  - Как получилось, что ты выжил, когда всех магов убили?
  Деметриос ответил честно и прямо:
  - Я всегда выживаю. Что со мной может случиться? Гоблины на меня нападали, конечно, но потом умерли.
  Ралуант слегка вспылил из-за того, как скупо отвечал ученик.
  - Как умерли?! От чего умерли?! От долгой болезни, что ли?!
  Демтриос на секунду задумался.
  - Пожалуй, от болезни. Но не от долгой.
  Ралуант закрыл глаза и досчитал до десяти, чтобы успокоиться. Он понял, что здесь нужно запастись терпением.
  - Расскажи подробно, как они умерли. Кто их убил?
  - Я, - простодушно ответил Деметриос.
  - Каким образом? - подчеркнуто терпеливо спросил маг.
  - По-разному. Некоторых сжег, других просто ударил, одного сбросил с крыши, а шаманов еще бубнами приложил. Знаете, учитель, это так увлекательно - перебрасываться бубнами. Я бы даже не отказался это сделать много раз. Ну, чтобы шаманы бубны снова ловили и бросали обратно мне. Но они не ловили.... Точнее, ловили, но головой. Потом уже обратно бросить не могли.
  Маг не знал, удивляться ему или отчаиваться. Он вернулся в кресло и закрыл лицо руками.
  - Невозможно поймать шаманский бубен на лету, - простонал Ралуант.
  - Я не вру, - сказал Деметриос.
  - Да. Я уже понял, что не врешь, - мистик убрал руки, взгляд карих глаз был печален. - Но все равно невозможно поймать шаманский бубен на лету! Хотя... вот что. Скажи-ка, ты быстро бегаешь?
  - Нормально, - юноше очень хотелось прочитать все книги, расположенные за спиной мага, но он сомневался, что осилит. - Не всех могу догнать, правда.
  Если бы Ралуант был менее расстроен и более сосредоточен, то он, внимательнейший маг, понял бы истинный смысл фразы 'Не всех могу догнать'. Но мистик был слишком озабочен другими проблемами.
  - Я бы никогда не решился подвергнуть ученика опасности, - продолжал он, - но мне кажется, что ты можешь выжить, раз уж каким-то образом справился с гоблинами. И это хорошо! Дело в том, что я оставил в Спиральном мире сумку. Это случилось как раз перед моим последним боем. Она лежит рядом со скалой из белого кристалла, совсем недалеко от входа. Моего входа! Я сам туда пойти не могу, ведь поблизости бродит Золотистый Октопус, а магических сил у меня еще нет. Да и бегаю я так себе. Что скажешь? Рискнешь?
  - Еще бы! - Деметриос даже подскочил на месте.
  Маг печально кивнул.
  - Но сначала я должен немного рассказать о Спиральном мире, чтобы ты знал, куда идешь. Так вот, этот мир, как считается, создан Великим мистиком Дрюдо. В него очень легко попасть, но, если углубился, то трудно вернуться. Дрюдо поместил туда разнообразных тварей, чтобы было почти невозможно добраться до конца спирали. Твари опасны тем, что хорошо соображают. У многих из них человеческие лица и они умеют говорить. Если тебя заметит Золотистый Октопус, то беги изо всех сил. Он славится тем, что любит отрывать людям руки и ноги. Бросай все и беги. Вопросы есть?
  - Конечно! - Деметриос был очень рад, что сможет побывать в мире, созданном великим магом. - А что там в самом конце спирали?
  Маг снова взял с полки книжку, на этот раз в ярко-красном переплете, повертел ее в руках и поставил обратно, будто не решившись открыть.
  - Никто точно не знает. Некоторые говорят, что там находится исполнитель личных желаний. Другие - что Дрюдо построил свой замок прямо в центре Спирали и живет в нем до сих пор. Я, когда был совсем маленьким, но уже обладал большими способностями, попытался туда добежать. Мне так повезло, что добрался почти до самого конца! Я был так безрассуден. Удивительно, что вообще выжил. Наверное твари не обращали внимания на такого малявку. Ну что, пойдем?
  - Да! - бодро Деметриос вскочил с кресла.
  Они снова спустились в тот самый подвал, где прятался змееглав и находилась черная стена, ведущая в Спиральный мир.
  - Применишь свое заклинание? Огненную стрелку? - спросил маг, показывая на заветное место. - Мы должны снова открыть ворота с твоей помощью.
  - Применю! - с удовольствием произнес Деметрий и приготовился.
  
  ***
  
  В это самое время заклинатели духов, нанятые генералом Туко, собирались попасть в дом мага Ралуанта через уже существующий проход в Спиральном мире. Их план был прост: ворваться в дом через врата, а затем найти и нейтрализовать духа по имени Деметриос. Это были два матерых шамана, поднаторевших в изгнании магических существ.
  - Что за погода в Аракезе? Надеюсь, не так холодно, как здесь? - самый старший изгонятель, седобородый Неуко, ставил железные магические колышки около врат, расположенных в серой скале.
  Он хотел взломать защиту.
  - Даже жарко! Мне так нравится жара. Я совсем замерз тут, - второй шаман по имени Ирукез был лет на десять младше. - Дрожу весь. Как только получу вознаграждение за этого Деметриоса, поеду на юг. В теплые страны!
  - И то верно! - Неуко, кряхтя, приподнялся и подошел к кожаным дорожным мешкам, сложенным неподалеку, чтобы взять еще один, предпоследний, колышек.
  - Ничего! - старший шаман поставил этот колышек так, что получился почти полукруг вокруг скалы. - Сейчас откроем эти врата и наконец согреемся.
  
  ***
  
  Заклинание 'Огненная стрелка' вышло, как обычно, большим. Струя озлобленного пламени влетела в только что открывшиеся врата и исчезла в синеве, оставив после себя дым и золу.
  - Зола! - сказал Деметриос, показывая на темные хлопья. - Ее не было в прошлый раз.
  Ралуант поймал ладонью невесомый пепел, отряхнул его и осторожно заглянул в темно-синий проход, появившийся в черной стене.
  - Странно. Да. Здесь какие-то две кучки золы. Прямо рядом со входом. О, нет!
  - Что? - живо спросил Деметриос, тоже заглядывая внутрь.
  - Колышки! Видишь эти колышки? - палец Ралуанта показывал на расплавленные металлические болванки, которые превратились в блестящие блины.
  - Разве это колышки? - с сомнением произнес Деметриос.
  - Да. Только что были колышками. Еще дымятся. Тогда получается, что эти две кучки золы... только что пытались проникнуть в мой дом с другой стороны. Со стороны Спирального мира!
  - Вот это да! - не на шутку удивился Деметриос. - Никогда бы не подумал, что две кучки золы могут желать пройти сквозь магические врата.
  Это прозвучало так неожиданно, что Ралуант оторвался от лицезрения останков шаманов и с подозрением воззрился на юношу. Мага не покидало чувство, что над ним потешаются.
  - Это не кучки золы желали пройти, а шаманы-мистики, - на всякий случай пояснил Ралуант. - Наверняка хотели украсть Малую Печать. Но почему одни? Обычно их сопровождают воины. Шаманы-мистики умеют сражаться лишь с духами. Странно.... Они, что, полагали, что у меня тут живет дух? Или что я - это дух? Ничего не понимаю....
  - Может, там где-то еще есть воины? - с надеждой спросил Деметриос, вытягивая шею. - Может, они на нас нападут?
  Ралуант вышел из врат, но ничего не увидел, кроме желтого гравия, серых скал, нереальной синевы неба и далеких ярко-зеленых деревьев.
  - Нет тут никаких воинов. Шаманы были одни. Загадка! Хотя... чего бесплодно ломать голову? Нужно решать важные задачи! Ты готов, Деметриос? Сможешь принести сумку?
  - Да! - юноша тоже вышел из врат и завертел головой, словно пытаясь разом охватить все буйство необычных ярких красок.
  - Хорошо. Она там, - маг вытянут руку в сторону деревьев вдали. - Где ущелье. Под сосной с двумя стволами. Точнее, это выглядит как сосна, только иголки красноватые. Сумка же белая, холщовая. Я оставил ее перед битвой, думал, заберу потом. Но не смог. Если бы у меня были силы, то отвлек бы Золотистого Октопуса. Есть такое заклинание 'Манок'.... Да чего уж там.... Деметриос?! Ты куда?!
  Последний вопрос полетел в спину ученика, уже набирающего разгон.
  - Как куда? - обернулся удивленный Деметриос. - За сумкой!
  - Но я же не дал инструкции, как убегать от Октопуса! Послушай, он будет где-то в ущелье. Ты крадись! Если он тебя заметит, просто убегай. Обычно из ущелья он не выходит. Тогда попробуем в другой раз. Главное - не давай ему приближаться к тебе. У него ведь щупальца!
  Деметриос махнул рукой в знак того, что услышал инструкции, а потом помчался еще быстрее. Ралуант только головой покачал.
  Щебенка вылетала из-под ног бегущего юноши веселыми брызгами. В этом мире даже воздух казался более свежим, чем в молодом весеннем лесу.
  Вскоре деревья приблизись настолько, что Деметриос увидел овраг. Покатые стены были покрыты большими камнями, между которыми нагло росли деревья и кусты. Вдали, посередине оврага, высилось дерево с двумя стволами и красноватыми иголками. Других похожих деревьев поблизости не наблюдалось, и юноша решил, что это и есть - главная цель. Он весело запрыгал по камням, спускаясь вниз.
  Травы в овраге почти не было, но мелкие кусты все-таки цеплялись за штаны. Деметриос очень хотел оказаться полезным учителю и потому бежал прямо к дереву с двумя стволами, чтобы побыстрее раздобыть сумку и вернуться. И действительно, матерчатая белая сумка лежала там, на самом видном месте, на каком-то светлом валуне. Юноша радостно схватил ее, развернулся и только тогда подумал, что не последовал советам мага, и не стал оглядываться по сторонам. На эти мысли его натолкнуло огромное существо золотистого цвета, нависшее над головой.
  Это существо выглядело довольно странно. Восемь ног-щупалец удерживали круглое тело, напоминающее шар. На переднем конца этого шара красовалось огромное человеческое лицо, тоже золотистое. В высоту существо достигало, пожалуй, пять ярдов.
  - Ого! - сказал Деметриос, задирая голову вверх. - Вот это да!
  - Ты - мистик? - лицо разжало блестящие губы и рокочущие слова прокатились по оврагу.
  - Я? Нет! - улыбнулся юноша. - Я тут так... А ты... этот... Золотистый... Золотистый... тьфу ты! Забыл! Золотистый... Фокус?
  Лицо искривилось. В глазах появился хищный яростный блеск.
  - Только что я думал, что с тобой сделать! Но ты сам решил свою судьбу безумными словами! - загрохотал голос. - Сначала я оторву тебе руки!
  - Подожди-ка..., - Деметриос, казалось, не слышал, что только что произнесло существо. - Ты ведь не Фокус.... А кто же? Кто?... Фокус-Покус, что ли?
  Огромное щупальце схватило юношу за левую руку.
  - Все! Я буду отрывать тебе руки и ноги постепенно! С расстановкой! Чтобы ты почувствовал...
  Мелкие камни покатились со стен оврага из-за громкости голоса.
  - Фикус! - прервал Деметриос зловещую речь. - Ты - Фикус, да?
  Физиономия твари страшно перекосилась.
  - Нет, не Фикус, - юноша почесал затылок свободной правой рукой. - А кто же ты? А, вспомнил! Кактус! Точно! Ты - Золотистый Кактус!
  Глаза существа выпучились.
  - Молись своим богам! - завопило оно и дернуло щупальцем, держащим левую руку Деметриоса.
  Однако ничего не произошло.
  Лицо искривилось еще больше, на этот раз от напряжения.
  - Почему... не выходит?! - загрохотал голос.
  - Не получается? - участливо спросил Деметриос. - Наверное, трудно жить с именем Золотистый Кактус, если ты на самом деле не кактус, а шар на ножках.
  Существо взревело и уперлось другим щупальцем в бок юноши, чтобы выдернуть руку наверняка.
  - У тебя не выходит потому, что ты не очень сильно тащишь, - философски заключил Деметриос. - Я сейчас покажу, как надо.
  И он дернул за одно из щупалец правой рукой.
  
  
  Глава восьмая, в которой лич продолжает умирать
  
  Каждый лич считает себя бессмертным. И у него есть право так думать. Он рождается как обычный человек, долго учится, чтобы стать хорошим магом, затем увлекается некромантией и... вступает на скользкий путь погони за могуществом. Хороший некромант может поднять зомби или создать вампира, которые способны жить вечно. Это мага расстраивает. Как же так, он, творец этих созданий, смертен, а они нет? Зависть проникает черными щупальцами в сердце мага и, рано или поздно, он приходит к выводу, что мир несправедлив к нему. И надо это исправить. Что нужно поднять не только зомби, но и самого себя, предварительно заключив свою сущность в предмет, в филактерию. Так человек проходит путь от ученика мага до полноценного лича.
  Бенуа Годаур был учеником мага лет двести назад. Он вырос в хорошей семье почтенных торговцев, в детстве ни в чем не нуждался и попал в отличную магическую школу. Нельзя сказать, что там его обижали потомственные маги или дворяне. Наоборот, Бенуа проявил твердые лидерские и магические способности, великолепно окончил школу и сразу получил десятую категорию. Затем он поступил в секретари к одному из выдающихся магов, проработал там три года и еще больше повысил свой уровень. Его будущее казалось безоблачным - лет через двадцать он мог бы претендовать на одну из высших категорий, но.... Как обычно, появилось одно 'но'. Невеста Бенуа скончалась от несчастного случая, когда ударилась головой о ветку дерева во время скачки на лошади.
  Похороны прошли скромно. Годаур не плакал. Он стоял в стороне и молчал. Может, Бенуа вообще не произнес бы ни слова на тех похоронах, но к нему приблизился человек в черном пиджаке.
  - Господин маг, - сказал незнакомец. - Я предлагаю вам сделку. Ваша невеста вернется к вам, но взамен....
  Бенуа даже затрясся от отвращения и гнева, когда понял, что ему предлагают.
  - Да как вы посмели?! - вскричал он. - Как посмели такое мне сказать?! Чтобы моя прекрасная невеста, моя Стелла, превратилась в зомби! Да я....
  Далее честный Годаур ругался и проклинал мерзавца несколько минут подряд. Однако незнакомец терпеливо ждал. И когда поток проклятий иссяк, человек в черном пиджаке откашлялся:
  - Вы, наверное, не совсем поняли. Мой хозяин не любит поднимать зомби. Они получаются совсем безмозглыми. А мой хозяин в силах сделать нечто иное. Получше. Сохранить разум.
  Бенуа давно уже сдерживался, чтобы не ударить подонка. Но все-таки ответил:
  - Зомби не могут быть разумными. Заклинание превращает остатки мозга в светящуюся массу.
  Человек в пиджаке снова сдержанно улыбнулся тонкими синими губами.
  - Мы не говорим о зомби, повторяю. Мой хозяин сделает из вашей невесты вампира. Она будет такой же, как прежде... почти такой.
  Бенуа вновь хотел было резко ответить, но его сердце дрогнуло. Он вспомнил Стеллу. Ее смех, походку, движения... вспомнил, как она радовалась ему при встречах и бросалась в его обьятия.
  - И... что взамен? - неожиданно для себя спросил он, даже не пытаясь оценить могущество мага, который может из обычного трупа сделать полноценного вампира.
  - Вы будете его учеником, - кратко ответил незнакомец.
  Так Бенуа стал некромантом.
  Потом минуло несколько лет. Жизнь Годаура наладилась, но его уже никто не назвал бы честным. Днем он казался обычным магом, теперь уже пятой категории, а ночью был совсем другим. Его черный балахон, расшитый серебристыми узорами, частенько появлялся не только на кладбищах, но и в парках и на пустынных улицах. На кладбищах Бенуа оттачивал свое мастерство, а в парках и на улицах добывал еду для своей вечной невесты.
  Может, такая жизнь продолжалась бы еще некоторое время, но однажды некромант Годаур заметил, как пробиваются на его висках седые волосы. Он подошел к своей прекрасной невесте, чьи длинные черные локоны струились как весенний водопад, и вдруг понял, что пора что-то предпринять. А иначе вскоре он будет выглядеть как стареющий ловелас рядом с молодой красавицей.
  Тогда Бенуа отправился за советом. К своему учителю. И, конечно, получил исчерпывающую помощь. Так когда-то честный и добрый маг стал личем.
  С тех пор прошли те самые двести лет. Бенуа уже было не узнать. Во всех смыслах. Его сущность жила в филактерии, в небольшом черном кувшине. А тело казалось молодым полным сил человеческим магом. У Бенуа больше не было невесты. Как только он стал личем, то избавился от надоедливой и бесполезной вампирши. Потому что не ощущал больше никакой любви.
  Тело Бенуа существовало под именем Бриан. Его принимали за талантливого мага четвертой категории и никто не подозревал, что им управляет древний лич, чей реальный магический уровень значительно превышал эту категорию. Бриан жил при Гильдии и был на хорошем счету у начальства. Он много путешествовал и никто не удивился, когда молодой маг внезапно сорвался с места и бросился в городок Аракез. Его знакомые не подозревали, что всему виной было краткое письмо:
  'Бенуа! Немедленно поспеши в Аракез. Найди там мага Ралуанта и забери Малую Печать. Большую Печать мы не успеем раздобыть, на штурм замка уже нет времени. Генерал Туко не справился с задачей. У него был еще какой-то план в запасе, но мы уже не можем на это полагаться. Ралуанта ты должен знать, это мистик второй категории. Он утратил силы и не способен на сопротивление. Сбежать в другой мир не сумеет. Туко сообщил, что в том же доме живет некий Деметриос. Выясни, кто он такой. Туко утверждает, что Деметриос опасен. Мне кажется, что генерал не в своем уме. Не нужно было поручать ему такое дело'.
  
  Когда Бенуа шел по улицам Аракеза, Ралуант встречал Деметриоса с сумкой.
  - Достал! - вскричал маг, простирая руки вверх. - Достал-таки сумку!
  - Да. Вот, - Деметриос протянул светлую сумку и Ралуант почти выхватил ее.
  - Она! Все здесь! Все на месте! - маг судорожно копался в матерчатых глубинах.
  На его губах расцветала улыбка.
  - Заленая лампа... указующая бечева... мел! Мел сохранился! Не пропал! Теперь, Деметриос, нам снова начнет везти, даже если мои силы и не вернутся вскоре!
  Юноша кивал. Он был рад, что осчастливил учителя.
  - А ты как? Октопуса не видел? - рассеянно спросил Ралуант.
  - Видел, - ответил Деметриос, заглядывая через плечо мага, чтобы рассмотреть этот загадочный мел, который вызвал столько радости.
  - И что? Убежал от него? - маг все еще рылся в сумке.
  - Нет. Он со мной говорил.
  - Говорил? - Ралуант поднял взгляд. - Говорил? О чем?
  Деметриос пожал плечами.
  - Он очень сердился. Я тогда не понял, почему. Но сейчас понял. Я забыл, как его зовут.
  - Хм... и он не причинил тебе никакого вреда? - губы мага удивленно искривились. - Я не знаю никого, кто говорил бы с Октопусом и выжил после этого!
  - Мне? Нет, не причинил, - мотнул головой Деметриос.
  - И позволил тебе уйти?
  Юноша на секунду задумался, вспомнив огромного золотистого колобка, летящего от пинка вдоль оврага, и кивнул:
  - Да. Позволил, выходит. Щупалец ведь мало было.
  Ралуант торжественно вытащил кусок синего мела из сумки. Судя по сияющим глазам, маг уже не думал об Октопусе.
  - Смотри, Деметриос! Это Морской Камень. Он так называется потому, что его можно отыскать только в одном месте, на берегу моря. Для мистиков он необходим, потому что позволяет открывать врата в другие миры даже с самыми слабыми способностями. Я надеюсь, что мне тоже вскоре поможет, когда хоть какие-то силы появятся....
  Юноша с уважением посмотрел на небольшой камень, который помещался у мага на ладони.
  - Хотя... знаешь что? - мистик слегка подбросил мел. - Почему бы не проверить пока, получится из тебя мистик или нет? Идем-ка.
  Учитель и ученик вышли из Спирального мира через врата, ведущие в подвал, и маг захлопнул 'дверь', дернув за рычажок.
  - Мел работает очень просто, - Ралуант приблизился к черной стене и прищурил левый глаз, будто прицеливаясь. - Нужно нарисовать круг. А потом ты попробуешь представить, как проходишь сквозь него. Обычно у мистиков получается с первого раза. Они попадают в самый подходящий для себя мир. В тот, в котором им легко и приятно. А потом уже учатся выбирать, куда попасть.... Если у тебя все пойдет, как надо, то мы увидим, где тебе живется легко, что ты считаешь своим домом.
  Деметриос радостно улыбнулся. Ему тоже хотелось увидеть тот мир, который можно назвать домом. Ралуант опытной рукой начертал почти идеальный синий круг.
  - Вот... теперь....
  Но в эту секунду раздался настойчивый грохот дверного молотка.
  - Демоны раздери! Кого там принесло? - выругался Ралуант. - Нам тут сосредоточиться надо! Через несколько минут мел перестанет действовать.
  Молоток продолжал грохотать.
  - Придется открыть, - зло сказал маг. - Они не оставят в покое. Откроем и сразу назад!
  Ралуант и Деметриос заспешили по скрипучей лестнице наверх. Они прошли по коридору быстрым шагом и оказались перед парадной дверью, которая сотрясалась от ударов молотком.
  Маг распахнул дверь. На пороге стоял высокий и статный молодой человек в фиолетовом халате. К его вороту была приколота серебряная заколка с цифрой '4', обвитой виноградом.
  - Господин Ралуант? - хорошо поставленным голосом произнес маг. - Я - Бриан. Помните, мы познакомились в прошлом году на конклаве в Руссете?
  - Помню..., - мистик наклонил голову. - Тогда у вас, кажется, была пятая категория.
  - Теперь четвертая, - гость расплылся в улыбке. - Меня прислала Гильдия. Вот письмо от...
  - Подождите! - Ралуант замахал руками. - Мы сейчас очень заняты. Открываем новые врата. В первый раз! Если не возражаете, присоединяйтесь. Полюбуетесь, как пойдет. А то действие мела скоро закончится.
  Бенуа с энтузиазмом согласился. Проникновение в дом входило в его планы, а вот бой на улице - нет.
  И теперь уже компания из трех человек вернулась в подвал, к синему кругу на черной стене.
  - Вот, - Ралуант показал на круг рукой, будто сие творение можно было не заметить. - Сейчас мой ученик Деметриос попробует открыть первые врата в своей жизни.
  Бенуа мог бы попробовать прямо сейчас забрать Малую Печать, но решил присмотреться к этому загадочному Деметриосу, которого так боялся бравый генерал Туко. Что за врата получатся у него? Если вообще получатся....
  - Пожалуйста, начинайте. Считайте, что меня здесь нет, - галантно произнес Бенуа и отошел подальше, размышляя, не хранится ли Малая Печать прямо здесь, в подвале, в мрачном стальном шкафу.
  - Что я должен делать? - с интересом спросил Деметриос, разглядывая круг.
  - Просто думай о чем-нибудь приятном. О каком-нибудь месте. Любом, где тебе хорошо, - произнес Ралуант. - Если у тебя есть дар мистика, то тебе откроется мир, сходный с этим местом.
  - Я подумаю о доме тетушки Лайзы, - с удовольствием произнес Деметриос. - О коте Мурре, о козе Кусе, об утках и гусях. Еще подумаю о пруде, где водятся большие рыбы, и о коровах старосты.... Да, конечно, о тетушке Полли и ее пирогах, о Тине, моей соседке, и даже о шумной собаке Шуше. О....
  - Достаточно, - с улыбкой прервал речь ученика Ралуант. - Подумай вот о них. Этого хватит. Приступай.
  Деметриос нахмурился и даже сжал кулаки. Но, конечно, ничего не происходило. Тогда юноша приложил палец ко лбу, изображая напряженную умственную деятельность. Круг оставался просто синим кругом на черном фоне.
  - Просто вспоминай, - посоветовал Ралуант. - Козу... кота... кто там у тебя еще был?
  - Собака Шуша и....
  - Не надо перечислять, - быстро сказал маг. - Вспоминай и все.
  Деметриос обхватил руками голову и даже зажмурился. Бенуа с интересом наблюдал за происходящим и медленно постукивал по железному шкафу с тыльной стороны. В подвале раздавался только этот размеренный тихий стук.
  - Не получается..., - горесто произнес Деметриос, открывая глаза. - Чувствую, что не получается.
  - Ничего-ничего, - успокоил его мистик. - У нас еще осталась минута-другая. Пробуй.
  Юноша вновь сосредоточился и покраснел от напряжения. Снова безуспешно.
  - Пробуй, - ободряюще сказал Ралуант, уже не надеяясь на успех и жалея о потраченной части мела. - Пробуй как можешь.
  Деметриос закрыл глаза, на этот раз его лицо оставалось спокойным. Конечно, секунды шли, а круг и не собирался превращаться во врата.
  Ралуант громко вздохнул, а Деметриос махнул рукой. Взгляд юноши был печален.
  - Не вышло, - сказал ученик. - Наверное не стать мне мистиком.
  Бенуа был единственным, кто не огорчился. Наоборот, он наблюдал за происходящим, хоть и с потаенной усмешкой, но внимательно. Именно поэтому лич первым заметил изменения в синем круге.
  - Там что-то происходит, - сказал Бенуа, показывая рукой на светло-синие блики, замелькавшие на черной стене.
  Хитрый лич сразу смекнул, что если маг с учеником бросятся в открывшиеся врата, то он сможет спокойно обыскать шкаф.
  - Деметриос! - вскричал Ралуант. - Получилось! Ты открыл свою первую дорогу в другой мир! Из тебя выйдет мистик!
  Юноша обернулся с изумлением на лице. А блики становились все заметнее. Из голубых они превращались в фиолетовые, в черной стене появлялись желтые трещины.
  - Очень хорошо! - Ралуант радовался, что мел оказался потрачен не напрасно. - Чудесно! Теперь мы узнаем, какой мир ты считаешь родным. Может, это будет мир Торри? С фиалковыми полями, домиками будто из сказки, веселыми ручьями! Многие начинающие мистики открывают врата именно в этот мир.
  Деметриос подошел поближе, чтобы первым увидеть то, что окажется за стеною. Он тоже был готов и к фиалкам и к домикам и к веселым ручьям.
  Через врата пробежала последняя желтая трещина, и они распахнулись. Деметриос смотрел вдаль широко открытыми глазами. На его лице не отражались никакие эмоции. Ралуант же, когда заглянул внутрь, отшатнулся так быстро, будто увидел перед собой разъяренного дракона.
  - Дем... Деметриос! Что это? - прошептал мистик. - Это куда ты открыл проход?
  - Не знаю, - спокойным голосом сказал юноша. - Только здесь нет домиков. И собаки Шуши тоже нет. И кота...
  Перед взором учителя и ученика находилась картина зловещего сумрачного увядания. Рядом с вратами коричневело поле. Трава была мертвой, но пока еще не распавшейся. Рядом темнели деревья. Их сухие желтые листья беспомощно висели на ветках, но не падали вниз. Вдали неподвижным черным стеклом застыла река. Посередине ее было что-то, похожее на лодку. Серый тяжелый небосвод наводил на мысли, что здесь никогда не бывает ни солнца ни тьмы.
  - Бриан, подойдите, - слабым голосом произнес мистик, хватаясь за сердце. - Посмотрите. Я лично такого еще никогда не видел. И даже не слышал о подобном.
  Бенуа приблизился. Хотя лич и лишен глубоких чувств, но он может ощущать поверхностные. Любопытство, например.
  Мир, открывшийся Бенуа, произвел даже на него впечатление. Некромант обычно комфортно чувствует себя даже среди мертвых или умирающих. Но Бенуа почуял, как легкая тревога кольнула его застывшее сердце. В том мире было что-то непонятное, опасное и неприятное даже для него, бессмертного лича.
  - Я... не понимаю, - Ралуан произнес фразу, уже ставшую привычной для него в последние дни. - Там нет ветра... листья не шевелятся... но почему они не падают вниз? Посмотрите, под деревьями нет ни одного листочка. Только эта жуткая трава. Она тоже стоит и не пригибается!
  Бенуа ясно понял, что мистик в тот мир не пойдет, что его туда не заманишь ничем. Да и лич бы тоже не пошел.
  - Деметриос, что это? - повторил Ралуант. - Это ты так себе представляешь свой дом?
  Деметриос легкомысленно пожал плечами.
  - Да, тусклое местечко. Но даже уютное.
  - Уютное?! - Бенуа не выдержал и вмешался в разговор. - А что случится с теми, кто войдет в этот мир? Там вообще можно находиться?
  - Мне да, - ответил Деметриос. - И другим тоже. Только они умрут.
  Ралуант поднял свою светлую сумку, лежавшую тут же, покопался в ней и извлек маленькую зеленую масляную лампу и огниво. Маг чиркнул огнивом, высек искру и лампа зажглась трепетным красно-желтым пламенем. Как только этот легкий свет коснулся врат, они задрожали и... схлопнулись, оставив после себя прежнюю черную стену.
  - Нельзя держать открытыми врата, ведущие в опасный мир, - пояснил свои действия мистик. - Это азы нашего ремесла. Я потом почитаю об этом мире. Вдруг кто-нибудь что-нибудь написал? Надеюсь только, не так, как Тобиас об огненной стрелке.
  Бенуа понял, что его намерение забрать Малую Печать спокойно и без хлопот практически провалилось. Но он решил вернуться к первоначальному плану.
  - Раз мы выяснили все с вашим учеником, то давайте вернемся к делам. У меня есть письмо от Гильдии, предписывающее вам отдать мне Малую Печать. Вот письмо.
  Лич достал из-за пазухи тонкий свиток и протянул его мистику.
  Ралуант развернул белый лист бумаги, не догадываясь, что держит подделку.
  - Из столицы, - сказал он. - Любопытно. А где вы раньше-то были? Почему мне не верили? Почему считали, что Заусао нет, что он исчез и больше никогда не вернется?
  - Мы же люди, мы совершаем ошибки, - обезоруживающе улыбнулся лич. - Где Малая Печать? Я ее заберу и помещу под надежную охрану.
  Мистик сделал было шаг к железному шкафу, но остановился.
  - Вы же маг четвертой категории. Простите, при всем уважении, я не могу доверить такую вещь. Сходите в наше отделение Гильдии, пусть вам выделят сопровождающих. Так надежней будет.
  Бенуа на миг задумался. Он моментально взвесил эту возможность и понял, что поход в местное отделение Гильдии отпадает, подделку там могли разоблачить.
  - Не нужно меня недооценивать, я справлюсь, - лич прищурил глаза и они стали холодными, злыми.
  Но Ралуант не понял намек.
  - Не могу, - сказал он. - Нужен конвой.
  - Малая Печать здесь? - вместо ответа Бенуа показал рукой на железный шкаф. - Охраняется змееглавом?
  - Здесь, - Ралуант приблизился к шкафу и любовно погладил стену. - У меня хорошая защита.
  - Она вас не спасет, - произнес Бенуа жестким голосом. - Отдавайте печать по-хорошему.
  - Что вы имеете в виду? - недоуменно переспросил мистик. - С каких это пор Гильдия начала мне угрожать?
  - Это не Гильдия, - лицо Бенуа стало совсем угловатым и злым. - Мне нужна Малая Печать, и я ее возьму. Вы не сможете мне помешать. У вас нет магических сил. А ваш ученик слишком юн. Предлагаю в последний раз: отдайте.
  Реакция Ралуанта оказалась стремительной. Он метнул под ноги гостю горящую зеленую лампу, которая тут же взорвалась небольшой огненной вспышкой, и повалил обильный серый дым. Мистик тут же схватился за сумку и извлек оттуда короткую палку, напоминающую веретено. Ралуант нацелил палку на гостя, резко встряхнул ее и оттуда вылетела молния.
  Однако тот, кого принимали за Бриана, неожиданно быстро погасил пламя под ногами, а молния вообще не оказала никакого эффекта.
  - Ну-ну, - сказал Бенуа, ухмыляясь. - Вы теперь можете лишь амулетами пользоваться. А посмотрите, что могу я.
  Он вновь сунул руку за пазуху и извлек маленький кинжал.
  - Я ведь специализируюсь на оружии, господин Ралуант. Попробуйте отбить мой удар.
  Лезвие кинжала начало быстро вытягиваться и вскоре превратилось в тонкий длинный стержень, который несся по направлению к мистику. Глаза Ралуанта расширились. Он вдруг понял, что не успеет отскочить и стержень вопьется в его грудь.
  Бенуа уже раздвинул губы в хищной улыбке... но эта полуулыбка вдруг застыла на его лице. Стержень врезался в ладонь Деметриоса и сломался.
  - А что это тут такое происходит? - спросил ученик. - Сдается мне, вы хотите убить моего учителя.
  - Какой проницательный юноша, - с иронией произнес Бенуа. - Я уже несколько минут собираюсь его убить, а ты....
  Он не договорил, потому что Деметриос одним прыжком оказался около него и ударил рукой куда-то в район живота. Гостя согнуло, он отлетел к лестнице и распластался на ступенях, как дохлая лягушка.
  - Ты убил его! - воскликнул мистик, переводя дух.
  - А что, не надо было? - удивился Деметриос.
  - Да почему... может и надо, только как-то это неожиданно..., - Ралуант подошел к магу, распростертому на собственном фиолетовом халате. - Ты прыгнул столь быстро, что я не успел ничего увидеть. Теперь понимаю, как умерли твои гоблины. Вот так!
  - Не так, - поправил учителя Деметриос. - Иначе. На них не было фиолетовых халатов.
  Мистик открыл было рот, чтобы ответить на непредсказуемое возражение, как вдруг заметил, что Бриан поднимается.
  Гость медленно сел, опираясь на руки. Его лицо казалось безжизненным, а пустые глаза смотрели на Ралуанта, не моргая.
  - Что за демоны! - выругался мистик. - Он жив? Судя по лицу, нет! Это зомби, что ли? Но как тогда он смог удлинить кинжал? Зомби не владеют магией. Или он стал зомби после смерти?
  Бриан поднялся на ноги. Кисти его рук принялись темнеть, окутываясь клубами черного дыма, который струился прямо из кожи.
  - Ч... что? Что это? Это не зомби! - светлая кожа Ралуанта еще больше побледнела от волнения. - Деметриос! Ты видишь?
  - Вижу, - спокойно отозвался ученик. - У него что-то с руками. Может, он горит? Может, тушить надо?
  - Деметриос! Это не зомби! Он и не был зомби! Это... лич! О, нет! Лич! - в ужасе закричал Ралуант. - Он просто притворялся человеком, магом! Даже когда у меня были силы, я бы не смог с ним справиться! Теперь он заберет Печать! Я не знаю, что делать!
  - Можно сбегать за водой, - пожал плечами Деметриос. - Он еще дымится.
  Черный чад вырывался теперь уже из рукавов халата. Казалось, что руки Бриана превратились в этот самый дым.
  - У тебя ловкий ученик, Ралуант, - безжизненные губы едва шевелились. - Недаром Туко его боится. Но он тебя не спасет. Мне немного интересно, что чувствуют люди сразу перед смертью? Вот что ты чувствуешь, Ралуант?
  - Мы с вами не на ты, - мистик почти сразу успокоился.
  Он волновался больше за Печать, чем за себя. И теперь, когда счел, что Печать сохранить не удастся, беспокоиться перестал.
  - Я предлагаю сделку, - продолжил Ралуант. - Я отдам вам Малую Печать, а вы отпустите моего ученика.
  - Ты предлагаешь мне то, что тебе уже не принадлежит, - лич усмехнулся одними уголками тонких посиневших губ.
  - Зачем меня отпускать? - вмешался в разговор Деметриос. - Куда меня отпускать? Я здесь учиться собираюсь.
  Лич перевел взор с мистика на юношу. Что-то, похожее на сомнение, мелькнуло в мертвом взгляде.
  - Ты чувствуешь лишь любопытство, - сказал Бенуа. - Ралуант волнуется, а ты нет.
  - Мне любопытно, почему у тебя руки из дыма, - Деметриос почесал нос. - Что ими можно делать? А если ты захочешь чаю?
  Лич Деметриоса знал плохо и потому рассудил, что нам ним издеваются. Древние неживые некроманты не любят насмешек. Каждый из них полагает себя властителем мертвых. Они считают, что не для того обрели мрачное могущество, чтобы над ними потешались.
  - Эти руки, чтобы убивать и поднимать, - резко сказал лич и двинулся к Деметриосу.
  - Беги! - крикнул мистик, обращаясь к ученику.
  Но юноша стоял, слегка наклонив голову на бок. Ралуант подумал, что Деметриос растерялся, хотел броситься к нему, чтобы оттолкнуть, но не успел. Лич опередил на целую секунду и обнял ученика черными дымовыми объятьями.
  Через мгновение оба скрылись в дыму, ничего нельзя было различить. Ралуант уже мысленно попрощался с перспективным, но непутевым учеником, и в голове мистика даже стал складываться план по спасению Малой Печати, если бой лича и Деметриоса затянется.
  Но бой не затянулся. Лич неожиданно разжал объятия и бросился наутек вверх по лестнице. Ралуант даже не успел удивиться такому повороту, как Деметриос включился в преследование.
  Юноша нагнал лича уже во дворе. Деметриос прыгнул на плечи гостя и принялся наносить поразительно быстрые удары. А потом, видимо, решив, что дело сделано, просто перебросил обмякшее тело через забор.
  Лич пролетел несколько ярдов и шлепнулся на тротуар. Сознание Бенуа, конечно, работало, но связь с телом стремительно пропадала. Разум лича затрепыхался в своей филактерии. С одной стороны, ему было жаль терять отличное тело, которое он попытался спасти в последнюю минуту. С другой стороны, лич не мог толком понять, с кем или с чем он столкнулся. Почему темная магия не оказала вообще никакого эффекта, даже наоборот, кажется раззадорила эту загадочную сущность, притворяющуюся юношей. Но был и третий вопрос, который лича тоже интересовал. Погибающее тело мага Бриана уже не могло видеть, но слух сохранялся. И вот этими остатками слуха лич услышал таинственные фразы, раздавшиеся сразу после падения тела на тротуар.
  - Так-с, что тут у нас? Кошель? Есть! Халат? Ну, так себе. Заколка тоже сгодится. Еще всякие магические штуки на нем. Эти пойдут оптом, я не знаю их. Эх... ну почему мой благодетель никак не отправится в путешествие? Неужели ему не понятно, что мне нужно больше денег? На этих трупах около дома особо не разживешься. А старость не за горами.
  
  
  Глава девятая, в которой убийца учится летать
  
  Появление лича наделало настоящий переполох. У дома Ралуанта собрались все городские маги Пришел даже важный господин Тэри - начальник местного отделения Гильдии.
  - Ралуант, вы убеждены, что это был лич? Полностью убеждены? - Тэри переспрашивал уже об этом в пятый раз со страдальческим видом.
  Подумать только, все было тихо, да гладко, а теперь столица пришлет комиссию, которая еще неизвестно, что может обнаружить. Тэри сомневался, что финансы отделения Гильдии находятся в порядке. Он был даже уверен, что нет.
  - Я еще не разучился отличать черную магию, - терпеливо повторял Ралуант, пренебрежительно разглядывая золотую вязь и мелкие драгоценные камни на халате собеседника.
  Господин Мегг закончил осмотр трупа и приблизился.
  - Похоже, что лич, - сказал он, стряхивая со строгого сюртука невидимую нить. - Тело умерло довольно давно, а поддерживалось в приличном состоянии с помощью магии. Вы знаете, что это за магия. Я думал, что личей уже нет, а вот поди ж ты.... Надо его срочно найти. Хотя я не понимаю одну вещь....
  - Какую? -Тэри с надежной воззрил на сыщика свои бесстыжие голубые глаза. - Может, все-таки он не лич?
  - Лич, - Мегг качнул своей шапкой, напоминающей цилиндр. - Я не могу понять, почему на нем нет личных вещей. Кошеля там, бумаг, свитков каких-нибудь, даже завалящей цепочки нет! Это необычно для мага. Все таскают с собой кучу барахла на всякий случай.
  - Но как Ралуант, маг без магии, мог справиться с личем! - Тэри хватался за соломинку. - Даже я со своей второй категорией поостерегся бы вступать в такой бой.
  - Мы справились с помощью подручных средств, - уклончиво ответил Ралуант.
  - Да каких подручных средств! - вспылил Тэри. - Что это за средства такие!
  Однако господин Мегг уже знал ответ на этот вопрос, ведь увидел подходящего к ним знакомого юношу. Подручные средства носили имя. Их звали Деметриос.
  - Забор придется чинить, - сказал юноша, беззаботно протискиваясь на место напротив Ралуанта и оттесняя важного господина Тэри. - Этот тип сломал несколько досок. Ну, своей головой когда летел через забор. Но это ничего! Я знаю, как чинить заборы.
  - Это еще кто?! - Тэри и так находился на грани, а бесцеремонный юноша окончательно вывел босса из себя.
  - Мой ученик. Деметриос, - Ралуант представил юношу.
  Мистик не собирался делиться с Гильдией своими знаниями о Деметриосе. Он намеревался использовать их более эффективно.
  Господин Мегг мгновенно насторожился. Его глаза сузились, а ноздри тревожно раздулись. Он достал свой блокнот и записал быстрым размашистым почерком: 'Великий маг Деметриос поступил в ученики к другому, обычному, магу. Похоже, Деметриос окончательно спятил. Надо установить за ним круглосуточное наблюдение, чтобы он не наделал дел'.
  Господин Мегг уважал великих магов, но очень боялся их долголетия. Магия могла почти бесконечно поддерживать тело, но не разум. После двух-трех сотен лет жизни разум частенько начинал сдавать. Но сколько лет Деметриосу? Никто не знал! А спросить напрямик боязно - вдруг это спровоцирует приступ?
  - Я схожу на базар, куплю новые доски, - Деметриос ударил по кафтану на груди и поднялось небольшое облачко пыли. - Возьму с собой Люси, пусть прогуляется. Учитель, у вас есть деньги?
  - Да, возьми, - Ралуант покопался в карманах и достал две серебряные монеты. - Купи, что надо.
  Деметриос столь же бесцеремонно протиснулся между Тэри и Меггом и удалился.
  Сыщик выждал минуту и устремился за юношей. Он не знал, что безумный великий маг собирается делать с досками, но его богатое воображение подсказывало удручающие и разрушительные картины.
  Юноша беззаботно шагал по городу и не догадывался, что за ним по пятам следуют двое - сыщик и Нубиус. Бывший вор был очень рад, что его благодетель наконец покинул дом мага и теперь даже трепетал от ожидания богатой добычи, если вдруг Деметриос решит оставить город.
  Между тем, дела Нубиуса явно налаживались. Трупы гоблина и мага немного обогатили вора, он даже собирался купить новую куртку и раздобыть какой-нибудь магический мешок, куда можно положить побольше трофеев.
  Вор даже принялся мечтать, что вот, он походит за Деметриосом еще немного, потом купит большой дом на берегу какого-нибудь озера. Нубиусу нравилась рыбалка, хотя в последний раз он ловил рыбу еще мальчишкой. Ему даже явственно представился этот дом с зеленым ставнями и большой верандой, куда можно будет поставить кресло-качалку.
  И как обычно это с ним бывает, Нубиус отвлекся из-за мечтаний, расслабился и не заметил вовремя своих недругов, бывших собратьев по ремеслу. Их звали Есок и Уно. Первый был раньше младшим партнером Нубиуса, а второй - просто подручным.
  Есок считал, что угодил на рудники из-за Нубиуса, затаил глубокую обиду и мечтал воспользоваться шансом, чтобы отомстить. И вот, неожиданно, этот шанс представился. Нубиус крался за кем-то и ни на что не обращал внимания.
  Бывший вор даже не успел заметить, кто его ударили дубинкой по голове сзади. Он также не чувствовал, что его тело завернули в ткань и куда-то тащат. Нубиус очнулся лишь позже и обнаружил себя связанным, сидящим около окна небольшой комнаты на втором этаже какого-то дома.
  Перед глазами вора плавали разноцветные круги, голова нестерпимо болела, но он нашел в себе силы сосредоточиться и узнать улыбающееся лицо своего бывшего партнера. У Есока не хватало левого переднего зуба, отчего улыбка получалась не совсем страшной.
  - Ну что, оклемался? - издевательским голосом спросил Есок. - Сколько лет, сколько зим!
  - Ты, - выдохнул Нубиус. - Чего тебе? Меня предупреждали еще давно, что ты за мной охотишься. Но зачем?
  Убранство комнаты оставляло желать лучшего. Там стояли хлипкая кровать, стол и стул. Больше ничего не было. Похоже, похители просто у кого-то снимали эту комнату.
  - Зачем?! - расхохотался Есок и обернулся к Уно. - Он спрашивает зачем! Да я три года из-за него на рудниках! Три! Чудом сбежал!
  Бывший партнер даже растопырил три пальца, будто подчеркивая важность сказанного.
  Плавающие круги перед глазами Нубиуса постепенно уменьшались. Вор вообще привык к передрягам и быстро восстанавливался. Однако теперь он чуял, что дело пахнет жареным, что восстановление ему не поможет. Репутация у Есока была еще та в прежние времена, а сейчас наверное еще и ухудшилась.
  - Я тебе говорил не убивать того старика. Говорил ведь! - Нубиус предпринял попытку воззвать к разуму бывшего партнера. - Предупреждал, что если ты это сделаешь, то я уйду сам, а ты выпутывайся, как можешь.
  - Ты знал, что в том лабиринте демоны ногу сломят, и оставил меня там! - взвился Есок. Его морщинистое лицо побагровело от злости. - Ты помнил, как выходить! А я нет! Вот меня и сцапали. Хотели повесить, но им нужны были работники на рудники.
  - Это дело давнее, - Нубиус несколько раз моргнул, чтобы прогнать оставшиеся круги. - Мы же ладили с тобой. Я честно делился.
  - Делился он! - зло хохотнул Есок. - Я три года провел в пекле из-за тебя. Целых три года! Мне там все ребра переломали. Несколько раз!
  - Что ты хочешь? - Нубиус осмотрелся, но путей к спасению не находил.
  Через окно был виден рынок вдали, люди на нем и даже Деметриос со своим ослом. Но благодетель был далеко и не услышал бы призыв о помощи. Даже хуже, если бы Нубиус стал кричать, то Есок быстро заткнул бы ему рот. Возможно, раз и навсегда.
  - Я хочу, чтобы ты ощутил то же, что и я, - Есок осклабился щербатым ртом. - Я не буду тебя убивать. Просто переломаю ребра. И запру тут. Ты сам сдохнешь вскоре.
  - Послушай, мы же были друзьями, и ты знал, что я - просто вор, а не убийца, - Нубиус предпринял еще одну попытку урезонить похителя.
  - Не убийца?! Да ты меня почти прикончил! - лицо Есока пунцовым. - Друг! Уно, гляди, как он складно брешет!
  Его молчаливый подручный наконец решил вставить словечко:
  - Да что мы тянем? Я могу и сам его прикончить.
  Уно достал из-за пазухи нож и поиграл лезвием.
  Нубиус с сожалением посмотрел на еще молодого подручного.
  - Когда ты к нам пристал совсем мальчишкой, то не был таким, - сказал бывший вор. - Красть толком не мог, это да. Но зачем убийцей-то стал? Мало ли других занятий...
  Уно ничего не ответил, а Есок вытащил из грязного холщового мешка дубинку.
  - Видишь? Хороша? - похвалился он ей перед Нубиусом. - Мала только. С первого удара она ребро не сломает. Придется несколько раз бить. Но ниче. Щас начнем, а через час закончим.
  Нубиус отчетливо понял, что дела его плохи, а помощи ждать неоткуда. Он еще раз посмотрел в окно, а потом на своих похителей. Бывший вор не любил убийц.
  - У меня припрятан сундучок в лесу, - сказал Нубиус. - Возьми его, а меня отпусти.
  - Ха! Сундучок! Откупиться хочешь! Не выйдет! - Есок смотрел на бывшего приятеля с ненавистью. - Хотя... ты мне и так скажешь, где сундучок.
  - Не скажу, - мотнул головой Нубиус, отчего она опять заболела. - Или навру. Как проверишь?
  - И то верно, - Есок пожал плечами. - Подавись своим сундучком! Пусть он шакалам достанется! Те три года стоят дороже твоего барахла!
  - Ты все такой же. Не бережливый и злой, - Нубиус теперь уже опасался мотать головой. - Мстительный. Это до добра не доведет.
  - Заткнись, а то хуже будет! Больнее! - Есок взмахнул дубинкой, будто пробуя ее силу.
  - Но если ты такой мстительный, то поймешь меня, - Нубиус продолжал говорить как ни в чем не бывало. - Я дам тебе сундучок просто так. Если поможешь мне отомстить.
  - Кому это? - Есок замер с отведенной для удара рукой. - Ты меня не сбивай. Я тебя тут не брошу, чтобы улаживать твои делишки.
  - Так далеко и не нужно ходить. Мой обидчик там, - Нубиус показал глазами на базар. - Я его вижу.
  Есок приблизился к окну, а потом посмотрел на пленника с большим сомнением.
  - Врешь ты все. Толкаешь меня в западню. Я помню твои хитрости. Ты наверняка предложишь убить какого-то громилу. Или мага! Да, точно, мага! Засунь свой сундук себе в....
  - Там много золота, - Нубиус произнес волшебное слово. - И мой обидчик вовсе не маг. Я тебе скажу, кто он. Только не смейся.
  - Откуда я узнаю, маг он или нет, если он не будет в халате? - резонно спросил Есок, впечатленный однако словом 'золото'.
  - Узнаешь оттуда, что он не человек, - вздохнул Нубиус. - Меня обидел не человек.
  - А кто же? Если это какая магическая тварь, то я....
  - Осел, - с грустью произнес Нубиус. - Нет, не ты осел! Не бей меня! Меня обидел осел. Больно лягнул, когда я собирался украсть роскошный кошель. Меня повязали, но я сумел сбежать. Тогда же и поклялся найти проклятую скотину! И сейчас ее вижу. Осел там, за окном. Бредет вон за каким-то мальчишкой.
  Есок нахмурил лоб и снова посмотрел в окно. Там, вдали, действительно шел осел.
  - Не понимаю, в чем подвох, - задумчиво протянул похититель. - Вроде как обычный осел. А кому он принадлежит?
  - Откуда мне знать? - пожал плечами Нубиус. - Может, тому мальчишке. Может, еще кому. И я не предлагаю тебе убивать осла даже. Врежь ему как следует, вот и все. Дубинкой. И я скажу, где сундук. Зуб даю.
  - А за что ты его так ненавидишь? - Есок продолжал сомневаться.
  - Он мне всю жизнь испортил, - прочувствованно сообщил Нубиус. - Если бы не он, я бы стащил тот кошель, полный самоцветов, и меня уже тут давно не было. И с тобой бы не повстречался.
  Последний аргумент развеял сомнения похитителя.
  - А далеко сундук-то зарыт? - спросил он с живым интересом.
  - Миль десять отсюда будет. Но там место приметное. Я все расскажу.
  Есок вмиг стал решительным и деловитым.
  - Уно, следи за ним. Я сейчас врежу тому ослу и вернусь. А Нубиуса... мы его в мешок положим и к тому месту оттащим. Если он наврал про сундук и просто тянет время....
  Похититель быстро подошел к двери, отворил ее и скрылся в темноте. Раздался скрип старой деревянной лестницы.
  Вскоре Есок показался в поле видимости окна. Он был одет в белую рубаху, и за ним было легко наблюдать. Оба: и Нубиус и Уно смотрели в окно. Первый размышлял о том, как переменчива жизнь, а второй ни о чем не думал, потому что думать не умел.
  Нубиус отчетливо видел, как Есок проталкивается сквозь людей, как он подходит к ослу, стоящему около прилавка плотника, как достает дубинку, как размахивается... короче говоря, он видел все.
  Есок от души размахнулся и врезал по крупу осла. Животное дернулось, Деметриос резко обернулся, его лицо исказилось, он схватил Есока, и дальше началось интересное.
  - Человек летит! Человек летит! - раздались отовсюду крики, настолько громкие, что достигли даже ушей Нубиуса.
  И действительно по небу летел человек. Обычно люди летят вниз, если у них есть такая возможность, но Есок после удара палкой по ослу умудрился полететь вверх.
  Нубиус даже слегка позавидовал такому прекрасному полету. Ему показалось, что лицо у летящего Есока было одухотворенным и каким-то светлым, как у человека, познавшего наконец мудрость и отвергнувшего всякие злые мысли.
  Однако чувство зависти было недолгим, ведь полет быстро закончился. Есок взлетел вверх ярдов на двадцать, а потом шлепнулся на крышу большого четырехэтажного дома.
  Уно издал нечленораздельный звук за спиной Нубиуса, но быстро взял себя в руки и смог выдавить пару слов:
  - Ч-что... такое?
  Нубиус обернулся.
  - Ты еще тут? - спросил он. - Твой же босс там! Посмотри! Вон его рубаха белеет на красной крыше! Почему ты стоишь? Беги, спасай его! Может, он еще жив!
  Уно бросился к дверям и затопал по лестнице.
  Нубиус вновь вздохнул и полез в потайное место за маленькой пилой, чтобы разрезать веревки. Он думал уже не о том, как переменчива жизнь, а о том, чем отличаются воры от убийц. Убийцы туго соображают и потому бьются о крыши, а воры попадают в переделки, конечно, но потом все-таки возвращаются домой.
  
  ***
  
  Что чувствует лич, когда обманывает смерть? То же, что и любой другой жулик - радость от удачного предприятия. Но у лича это чувство смазано и превращено в злорадство.
  Однако теперь у Бенуа к привычному злорадству примешивался отчетливый привкус тревоги. Он не мог понять, с кем столкнулся в доме неудачника Ралуанта. Мысль о том, что это был просто ученик мага, Бенуа отмел сразу же. Ученики магов не обладают природной устойчивостью к черной магии.
  Лич с трудом выползал из своей филактерии. Он сейчас выглядел как бесплотная серая тень. В той подвальной комнате, где стоял кувшин-филактерия, было бы совсем темно, если бы свет не пробивался через щель под железной дверью, ведущей в соседнее помещение.
  Бенуа не любил быть развоплощенной тенью. В этом состоянии мир казался совсем тусклым, ненастоящим. Потому Бенуа заранее заботился о том, чтобы запасное тело было всегда поблизости. Вот и сейчас в соседней комнате на кровати лежал молодой мужчина. Его опаивали снотворным зельем и держали в таком положении уже несколько недель. Как только его мышцы окончательно ослабли бы, мужчина был бы умертвлен и заменен другим.
  Но неизвестному мужчине 'повезло' - лич нуждался в новом теле. Серая тень проскользнула в щель под дверью и оказалась в комнате, освящаемой пятью магическими лампами, приделанными к потолку.
  Бенуа приблизился к кровати. Ее массивные деревянные ножки, покрашенные черным лаком, могли выдержать десяток человек. Лич посмотрел на пленника. Мужчина выглядел не очень. Его рыжая борода была подстрижена кое-как, закрытые глаза казались запавшими, а из полуоткрытого рта вырывалось хриплое дыхание. Лич, конечно, предпочел бы кого-нибудь получше, но выбирать не приходилось. Бенуа прикоснулся ко лбу пленника серой дланью и убил его. А потом, не мешкая, вошел в свежий труп. Лич не любил давно умерших, ведь не умел обращать процессы гниения вспять, но зато мог 'законсервировать' хорошее тело так, что оно еще долго выглядело бы живым.
  На мертвое тело зелье уже не действовало, и Бенуа сразу же поднялся. Мышцы, отвыкшие от движений, слушались кое-как.
  Рядом с кроватью висел колокольчик с красным шелковым шнуром. Лич сначала промахнулся мимо шнура, но потом сконцентрировался и позвонил.
  Загрохотал замок второй железной двери и на пороге возник маг в простом черном халате.
  - Господин Бенуа! Что случилось?! - маг сокрушенно простер руки. - Кто разрушил ваше прекрасное тело?!
  - Грх..., - лич прочистил горло. - А... э.... я сам... хотел бы... это знать.
  - Кто-нибудь из великих? - предположил маг, нахмурив коричневые брови. - Вы не знаете его имя? Как он выглядел? Я хорошо помню всех местных!
  - Уф... выглядел как мальчишка. Худой..., одет... плохо..., говорит... не пойми что, ... лет семнадцать на вид, - лич неловко взял со стула синий халат в серебристых узорах и набросил на себя. - Как дела в замке, Ромус?
  - Все в порядке, господин Бенуа. Мы закончили ремонт восточной башни. Скоро завезем мебель. Но я не совсем понял, что вы имели в виду. Маг, убивший ваше тело, был худощав? Так худощав, что казался подростком?
  Лич зацепился халатом за стул, раздался грохот.
  - Он не казался подростком, Ромус. Он им был. И я бы многое отдал, чтобы узнать, в чем тут дело.
  - Может, это был Тутмас? Он очень худой. Как он убил ваше тело?
  Бенуа отодвинул ногой упавший стул и с досадой произнес:
  - Не Тутмас. Я бы узнал его. Меня убили кулаками.
  - Как кулаками? - опешил Ромус. - Разве можно мага убить кулаками?!
  - Выходит, что можно. Он устойчив к черной магии. Вообще никакого эффекта. Я такого никогда не встречал. И это опасно, Ромус. Меня предупреждали насчет этого Деметриоса. Наш Повелитель написал, что генерал Туко не справился из-за него. Надо во что бы то ни стало узнать, кто он такой.
  Ромус кивнул в знак согласия. Его волосы были заплетены в косичку, и она забавно дернулась.
  - Я распоряжусь приготовить ванну. Как вы собираетесь узнавать? Поспрашиваете?
  Бенуа медленно двинулся к выходу, держась рукой за холодные камни стены.
  - Поспрашивать не получится. Если Повелитель ничего не знает, значит, практически никто ничего не знает. Я думаю использовать Прозрачный Ключ.
  - Прозрачный Ключ?! Вы хотите потратить вопрос к Ключу на этого Деметриоса? - Ромус вытаращил глаза. - Ведь тогда мы сможем задать другой вопрос лишь через пять лет! А вдруг что-нибудь случится?
  - Ты не понимаешь ситуацию, - Бенуа оперся плечом на стену. - Я разоблачил сам себя. Теперь Ралуанту известно, что я - лич. Мне не удалось его убить из-за Деметриоса. Скоро по нашему следу пойдут королевские ищейки. Все думали, что личей уже нет, а теперь всполошатся. Но ищейки еще ладно. Потом маги начнут формировать поисковые отряды. Тоже пока не страшно. Многие размякли, разленились... я не жду особенной активности. Такие энергичные, как Ралуант, в меньшинстве. Однако у Ралуанта есть некто, называющий себя его учеником. Деметриос! Что это за существо? Что случится, если Ралуант натравит его на нас? Вот вопросы, которые требуют немедленных ответов.
  Бенуа заковылял прочь, по-прежнему опираясь на стену. Однако с каждым шагом он двигался все увереннее и когда достиг лестницы, довольно бойко принялся переставлять ноги, хоть и наваливался на резные перила всем телом.
  Таким макаром Бенуа и Ромус добрались до самого верхнего этажа башни замка. Оттуда открывался чудесный вид на степь, речку и лес, но маги не любовались природой. Они приблизились к трехногому столику, на котором лежала толстая книга в черном переплете. Солнце светило прямо на золотистые буквы названия 'Прозрачный Ключ' и было заметно, что книга окутана сероватой дымкой.
  - Конечно, господин Бенуа, если вы хотите задать вопрос, то не смею препятствовать, - обреченным голосом произнес Ромус.
  - Это необходимо, - спокойно ответил лич и запахнулся поплотнее в синий халат. - Только не очень понятно, что будем спрашивать.
  - Как не очень понятно? Вы хотели спросить, кто такой Деметриос! - Ромус оторвал взгляд от книги и уставился на Бенуа.
  - Мы можем это узнать, да, - лич важно кивнул. - И что потом? Вдруг окажется, что Деметриос - такое существо, о котором никому ничего не известно? И мы не сможем его убить, потому что тоже не будем знать, как это сделать.
  - Тогда спросим, как его убить! - Ромус взмахнул рукой, показывая, что легко справился с пустяковой проблемой.
  Бенуа задумчиво наклонил голову.
  - Ты еще молод и не заглядываешь далеко в будущее, - размеренно произнес он. - Вот когда поживешь с мое, то поймешь, что жизнь не проста. Иногда ты точно знаешь, как кого-нибудь убить, но не можешь это сделать. Подай-ка мне журнал. Тот, в который записывались все предыдущие вопросы к Прозрачному Ключу.
  Ромус отворил небольшой стеклянный шкаф и достал потертую кожаную тетрадь.
  - Ищи вопрос 'Как убить радужного дракона?'. Это спросили пятьдесят назад. Еще до того, как Ключ перешел в мои руки.
  Маг принялся осторожно шелестеть пожелтевшими страницами.
  - Что-то не могу найти.... Простите, господин Бенуа, я стал какой-то рассеянный. А, вот, нашел! - он ткнул пальцем в черные прописные строчки.
  - Читай, - лич кивнул.
  В его глазах на миг зажегся интерес, но тут же погас.
  - Самый верный способ убить радужного дракона - воспользоваться вибрацией, которая разрушит тело дракона изнутри, - Ромус читал размеренно и с выражением. - Чтобы эту вибрацию создать, нужно сильно ударить дракона небольшим живым существом, обработанным специальным образом. Лучше всего использовать только что вылупившегося черного цыпленка, смоченного в настое из сорока трав (список прилагается на отдельном листе). Удар должен быть нанесен между тысяча четыреста пятым и шестьсот пятьдесят шестой чешуями ровно в восьмую полночь девятого месяца. Год может быть любым.
  Ромус закончил читать и недоуменно заморгал.
  - Ну, что скажешь? - с усмешкой поинтересовался лич. - Чем тебе поможет этот способ, если ты решишь убить радужного дракона?
  - Гм..., - озадаченно протянул Ромул. - Тяжело, но выполнимо. Я представляю это себе так. Нужно ночью подкрасться к дракону с корзиной яиц, которые вот-вот вылупятся. Мы же не знаем, где будет черный цыпленок! Подождать вылупления, отобрать черного цыпленка, смочить и ударить! Нам не повезет, если вылупятся одни желтые.
  - А голова у тебя соображает, - одобрительно кивнул лич. - Даже корзину учел. Полагаю, что ты подкрадешься к дракону, когда он спит?
  - Да. Конечно! - с энтузиазмом ответил Ромул.
  - Так вот, он никогда не спит и обычно мчится на бешеной скорости. Очень редко спускается на землю. Тебе придется лететь рядом с ним вместе с корзиной, полной яиц, и ждать искомую полночь. Этот способ, вероятно, хорош, но на практике не применим. Мы теперь знаем, как лучше всего убивать радужных драконов, но это знание не делает нас счастливее. Подобное может случиться и с убийством Деметриоса. Нет, тут надо задать вопрос поумнее.
  - Какой же?
  - Сейчас подумаем. Нам ведь надо просто избавиться от этого Деметриоса. Чтобы он не вредил.... Так...
  - Может, ванну пока приготовить? - услужливо предложил Ромус.
  - Ванна подождет, - отмахнулся лич и заковылял взад-вперед по комнате. - Нам нужно что-то, что нейтрализует его наверняка... Обсудим!
  Они принялись обсуждать и это продолжалось несколько часов кряду до позднего вечера. Бенуа не любил откладывать важные дела на потом. Ромус совсем выбился из сил и охрип. Лич тоже охрип и не мог уже ходить, тело отказалось работать без отдыха. Бенуа сидел на стуле, опираясь руками на колени. Наконец, после долгих споров, вопрос был сформулирован.
  Лич кое-как придвинул стул к книге и положил на нее правую руку. Золотистая надпись сразу вспыхнула красноватым светом, а по черной обложке заструились прозрачные синеватые змейки. Бенуа знал лишь о трех Ключах. Большой и Малый открывали путь в другие миры, а Прозрачный заглядывал в будущее и прошлое.
  - Сейчас книга загорится еще ярче и можно будет спрашивать, - сказал лич. - Приготовь журнал, чтобы записать вопрос и ответ.
  Ромус вновь зашелестел желтыми страницами. Бенуа же прокручивал в голове вопрос, на который они потратили столько времени. 'Как проще и эффективнее нейтрализовать угрозу, исходящую от Деметриоса?' - так он звучал. Лич считал, что раз уж вопросы можно задавать лишь раз в пять лет, то нужно очень тщательно готовиться.
  Золотисто-красноватое сияние, исходящее от книги, усиливалось на глазах. Солнце давно зашло и комната освещалась лишь двумя слабыми магическими светильниками и этим сильным сиянием, от которого на стенах плясали красные блики.
  Бенуа сосредоточился. Скоро он узнает, как лучше всего противостоять этому загадочному Деметриосу, который нарушил планы генерала Туго и даже встревожил Повелителя.
  Золотисто-красноватый свет стал нестерпимо ярким. Бенуа открыл было рот, но тут Ромус хлопнул себя рукой по лбу.
  - Перо забыл, чтобы записывать! - воскликнул он. - И почему я такой рассеянный?
  Раздалась тихая мелодия, исходящая от книги.
  - Твой отец был рассеянный, это наследственное, - ответила книга приятным женским голосом и сразу погасла.
  
  
  
  
  Глава десятая, в которой появляется черный мститель
  
  Господин Мегг был незаурядным магом. Он родился в очень богатой и знатной семье. Но вместо того, чтобы стать огневиком, как и все его одаренные родственники, Мегг сбежал из дома, прибился к труппе странствующих артистов и овладел музыкальной магией. Когда ему исполнилось четырнадцать лет, труппу уничтожили разбойники. Мегг спасся, но затаил глубокую ненависть к разбойничьему племени. Он вернулся домой, закончил Академию, а потом предложил свои услуги при дворе. Мегг заявил, что наведет порядок в самых злачных местах столицы. Он сдержал обещание, был замечен королем и постепенно стал главным сыщиком.
  Теперь же господин Мегг следил за Деметриосом и оказался в трудной ситуации в связи с полетом человека на крышу. С одной стороны - налицо пострадавший, с другой - это дело рук безумного великого мага, которого не следует ни в чем обвинять из чувства самосохранения. Или пока не подойдет существенное подкрепление. Подкреплений не ожидалось, ведь не принимать же всерьез местное отделение Гильдии! И сыщик решил уладить дело любой ценой.
  Однако народ волновался. Один баламут, одетый в зеленую куртку, обсыпанную мукой, тыкал в Деметриоса пальцем и вопил:
  - Я все видел! Это он его бросил! Прямо р-раз... и в небеса! Не иначе использовал магический свиток!
  Деметриос с интересом смотрел на сдвигающуюся вокруг него толпу, и господин Мегг понял, что нужно что-то немедленно предпринять, иначе население славного города Аракеза резко сократится. Будь Деметриос в халате мага, то люди поостереглись бы, а так видели перед собой просто юношу.
  Господин Мегг не любил разгонять толпу именем короля и прибегал к этому лишь в крайних случаях. Ведь если толпа не разойдется, то получится форменный бунт. Поэтому для начала сыщик посмотрел по сторонам и наметанным взглядом тут же нашел помощника. Господин Мегг схватил за шиворот какого-то бродягу, дал ему пару монет и что-то шепнул на ухо. Оборвыш оказался понятливым, он быстро кивнул и тоже завопил, что было мочи:
  - Я тоже все видел! Парень ни при чем! Он пытался удержать того от полета!
  Народ от этого известия слегка опешил и переключил внимание на бродягу.
  - Как удержать? Ты о чем? - баламут в зеленой куртке выпучил глаза.
  Бродяга усмехнулся с манерой заправского рассказчика и позвенел монетками в руке.
  - Парень с ослом просто вцепился в того, в белой рубахе, и не пускал. А тот все равно полетел!
  Народ замер в недоумении. Две противоположные картины просто не укладывались в обобщенной голове народа. Но баламут не сдавался.
  - Да как он мог сам полететь-то?! - закричал он.
  Бродяга покачал головой с мудрым видом человека, видавшего всякое.
  - Я скажу, как было. Всю правду, как на духу! Этот в белой рубахе говорил: я сейчас собираюсь полететь на крышу. Очень хочу на крышу! Кушать не могу, а хочу на крышу! А вот этот парень с ослом отвечал: зачем тебе? Там нечего делать! Крыша раскалилась на солнце и тебе будет жарко.
  Мегг подумал, что такого ловкача можно было бы и на службу взять.
  Народ окончательно отупел от противоречий и застыл на месте как вкопанный. Но тут подоспел Уно.
  - Да как Есо мог сам полететь на крышу, если он даже не маг! - закричал он.
  Мегг посмотрел на него, узнал и красноречиво провел рукой по горлу. Уно сразу затерялся в толпе.
  В этот миг раздался еще один вопль.
  - Держите меня! Я тоже хочу на крышу! - вдруг закричал из толпы какой-то припадочный.
  Народ снова всколыхнулся и в ошеломлении принялся расходиться. Дело вмиг запуталось так, что никто ничего не мог уже понять. Конечно, кроме господина Мегга.
  Деметриос за время разбирательств не проронил ни слова. Он изумленно озирался, переводя взгляд с одного оратора на другого, и думал о том, что ничего такого не хотел, а просто вышел за досками.
  Постепенно все успокоилось. Люди вернулись к своим делам, а городские стражники даже быстро сняли с крыши бесчувственное тело. Солнце светило уже не так жарко из-за низких серых туч, беззаботно дрейфующих по небу. Деметриос купил доски, отправился с ними к дому Ралуанта и, к удивлению Мегга, действительно починил забор.
  За время происшествия на базаре маг-мистик успел переругаться со всеми шишками местной Гильдии. Он обвинял их в лени и требовал немедленно отыскать лича.
  - Мы должны тщательно подготовиться, - отвечал Тэри и щурил наглые глаза. - Надо изучить вопрос!
  Они по-прежнему стояли около парадного входа в дом.
  - Трус! - Ралуант бросил это слово магу в лицо. - Вы просто боитесь лича!
  - Да кто же не боится лича? - Тэри философски пожал плечами. - Сколько ему лет? Мы не знаем! А ведь сила лича зависит от возраста. Кому охота рисковать понапрасну? Нужно собрать большой отряд....
  Ралуант разозлился бы еще сильнее, если бы не знал, с кем имеет дело. Мистик глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.
  - Я сам займусь личем. Сам найду его! Но в доме останется Малая Печать без присмотра...
  Тэри широко улыбнулся. Он понял, что удастся вступить в борьбу с неведомым личем, не прикладывая сил.
  - Я прикажу спрятать Малую Печать в казне, - сказал он. - Среди сундуков. Под очень хорошей охраной. Вы ведь знаете, как охраняется казна!
  Ралуант не сомневался, что Тэри сторожит деньги лучше, чем голодная собака - кость.
  Когда Деметриос починил забор и вернулся в дом, то все уже разошлись. Он нашел Ралуанта в библиотеке. Тот усердно перебирал книги.
  - Помоги мне, - мистик поманил ученика рукой. - Ты ведь умеешь читать. Недавно один мой друг умер и его библиотека перешла ко мне. Я еще не успел ничего разобрать.Нужно найти книги по черной магии. Ты тоже их ищи и клади на стол. Я хочу узнать побольше о личах.
  Деметриос энергично кивнул и уже почти принялся за дело, как вдруг остановился около коричневой книжной полки.
  - А что такое эта черная магия? - спросил он, взвешивая в руке какой-то красный том.
  Ралуант на миг оторвался от книг.
  - Черная магия - самая неприятная и опасная. Она убивает, а потом как бы воскрешает, но не до конца. Получается ходячий труп. Черная магия опасна не только для окружающих, но и для самого некроманта. Одна маленькая ошибка в заклинаниях и он - покойник.
  Деметриос кивнул, показывая, что все понял, и рьяно принялся за дело. Он стремительно снимал книги с полки, медленно читал названия и молниеносно ставил их обратно.
  - Нашел! - вдруг воскликнул Деметриос. - Вот! Автор - какой-то Нукшт. Книга называется 'Описание смертоносных заклинаний черной магии'!
  - Отлично! - Ралуант снова обернулся. - Клади на стол!
  Мистик только успел перебрать три-четыре книги, как Деметриос опять обрадовался:
  - Нашел! Снова этот же Нукшт!
  - А название какое? - насторожился Ралуант.
  - 'Теперь уже точное описание смертоносных заклинаний черной магии. Издание второе, исправленное', - отбарабанил Деметриос.
  - Хм... интересно, - нахмурился Ралуант. - Ну, положи его на стол.
  Он не успел взять в руки следующую книгу, как Деметриос вновь ликующе воскликнул:
  - Нашел! Снова Нукшт!
  - А называется как? - спросил Ралуант, терзаемый дурными предчувствиями.
  - 'Теперь уже гарантированно точное описаний смертоносных заклинаний черной магии. Издание третье, тщательно исправленное. Извинения семьям погибших некромантов прилагаются', - прочитал название Деметриос.
  Ралуант задумчиво почесал книгой лоб.
  - Ты убери их со стола, сбрось на пол. Мы лучше не будем читать этого Нукшта, - произнес он. - Если найдешь четвертое издание, то бросай туда же.
  Солнце садилось стремительно, но Ралуан и Деметриос работали быстрее и управились до заката. На столе возвышалась разноцветная стопка из десятка книг. Мистик оглядел ее хозяйским взглядом и произнес:
  - Конечно, тут не все хороши. Мы возьмем эту и... пожалуй, еще эту. Потом можем добавить, если надо.
  Ралуант зажег толстую белую свечу, чтобы разогнать сумерки, взял книгу в зеленой обложке и принялся читать вслух:
  - Лич - существо почти неуязвимое. Его сущность спрятана в филактерии, которая может находиться в тридцати милях от тела обыкновенного лича. Но если это древний архилич, то расстояние значительно увеличивается. Чтобы убить обыкновенного лича, достаточно разрушить филактерию, а потом уничтожить тело. Если сначала уничтожить тело, а затем уже найти филактерию, то лич превратится в призрака, которого трудно будет поймать. Но уничтожение архилича требует больших усилий. У него может быть несколько филактерий.
  Ралуант перевернул страницу.
  - Будем надеяться, что имеем дело с простым личем. Деметриос... я хотел спросить, а ты как думаешь - что это за лич? Ты же его убил как-то.
  Деметриос сидел за столом, подперев руками подбородок. Ему ужасно нравилось, что учитель читает вслух. Раньше только тетушка Полли читала юному Деметриосу сказки из одной-единственной книжки. Он помнил все эти сказки наизусть, но все равно очень любил слушать.
  - Не знаю, что за лич, - ответил юноша, не отрывая подбородок от рук. - Он слишком быстро умер. И ничего не сказал перед смертью. Может, не успел.
  Ралуант подавил тяжелый вздох.
  - Личи обычно не говорят перед смертью, кто они такие.
  - Да? - разочарованно произнес Деметриос. - Жаль. Я бы хотел, чтобы он что-то сказал. Даже не бил бы его по голове, чтобы не мешать говорить.
  - Ты очень добр, - усмехнулся Ралуант. - Конечно, нужно бить только по туловищу, чтобы голова могла спокойно говорить при этом. Занятная картинка получится! Но вернемся к книге.
  Мистик откашлялся и снова принялся читать вслух:
  - Выследить филактерию можно с помощью призрачной гончей. Она будет полезна, если известно, где погибло одно из тел лича. Призрачная гончая возьмет след в течение месяца после уничтожения тела.
  - А кто такая призрачная гончая? - с интересом спросил Деметриос, щурясь на свечу.
  - Обитатель одного из миров. Если бы у меня были силы, то мы бы ее запросто отыскали. Но придется попросить Антуана. Что поделать.... Это мистик. Он живет тут, неподалеку. - Ралуант захлопнул книгу и встал. - Идем! Нанесем ему неожиданный визит.
  Они вышли из дома и тут же натолкнулись на стоящую у порога большую корзину, наполненную морковкой. Сверху лежала краткая записка: 'Ослу благодетеля. Спасибо и прости'.
  - Что это? - поинтересовался Ралуант.
  - Не знаю, - честно ответил Деметриос. - Но морковка хорошая. Люси понравится.
  Юноша затащил корзину в дом, и они наконец отправились к Антуану.
  Вечерний город скупо освещался магическими фонарями и тени казались слишком темными и длинными.
  Второй мистик этого города жил в двухэтажном доме. Крыльцо подпирали две небольшие белые колонны. Ралуант постучал дверным молотком и дверь сразу распахнулась. На пороге стоял вовсе не Антуан, а господин Мегг.
  - Вы тоже за гончей? - деловито осведомился он. - Мистик уже отбыл. Ищет ее. Нам нужно только подождать.
  Ралуант довольно хмыкнул.
  - А королевский сыск работает лучше, чем наша Гильдия.
  - Вы даже не представляете, насколько лучше, - Мегг выразительно посмотрел на Деметриоса. - Но заходите! Подождем вместе.
  Они прошли в уютную гостиную, заставленную красными креслами и диваном. Антуан уже успел отпустить слугу и господину Меггу пришлось самому готовить чай.
  Сыщик был очень рад, что все так здорово получилось. Он ведь разрывался между двумя разными желаниями: следить за Деметриосом и найти лича. В конце концов Мегг дождался, когда юноша вернется в дом и помчался к Антуану за гончей. Теперь дело шло к тому, что получится следить за Деметриосом, почти и не таясь. Если, конечно, они договорятся о совместном путешествии.
  - Антуан добудет только одну гончую, - закинул удочку Мегг, когда чай был готов. - Может быть объединим усилия? Или вы хотите, чтобы королевский сыск сам занялся этим делом? Нам тогда придется искать квалифицированного мистика... для консультаций.
  Он не сводил глаз с лиц посетителей и когда Ралуант собрался ответить, тут же вставил еще словечко:
  - Мы можем вам заплатить.
  - Мне? - Ралуант приподнял левую бровь. - Но ко мне пока не вернулись магические силы.
  - Вам! - Мегг показал глазами на Деметриоса. - Вам обоим! Магу и... гм... ученику.
  Ралуант из всего этого переглядывания сделал лишь один вывод: сыщик что-то знает о силе Деметриосе, потому что иначе не предлагал бы платить какому-то ученику. А раз так, то Меггу придется поделиться этой информацией.
  - Мы согласны, - сказал Ралуант. - Мы же сможем еще раз убить лича, Деметриос?
  - Конечно! - юноша оторвался от большой белой чашки с чаем. - Нужно дать ему почитать книгу.
  - Какую книгу?! - Мегг и Ралуант спросили одновременно.
  - Нукшта. Первое издание, - спокойно ответил Деметриос.
  Ралуант засмеялся, а сыщик нахмурился.
  - Что такое? Какого еще Нукшта?
  - Да был такой автор-некромант, который сильно напортачил в первой книге. Там много неправильных заклинаний черной магии, - объяснил мистик. - Если их применить, то ... сами понимаете, заклинателю конец. Это Деметриос так шутит о книге.
  - Я не шучу, - тут же откликнулся юноша и поставил белую чашку на черный столик. - Просто заглянул в тот том, где Нукшт приносит извинения семьям погибших. Их там сотни. Мы можем даже ничего не делать. Просто дадим личу книгу и все.
  Мегг хмыкнул. Он тоже не мог понять, шутит Деметриос или нет.
  - К сожалению, личи уже ничего не читают по некромантии, - Ралуант взял из железной сахарницы три куска сахара и бросил в чай. - Но идея хорошая. А без книги мы сможем его убить?
  - И с книгой сможем и без нее, - Деметриос тоже бросил несколько кусков сахара в чай. - Без книги - как в прошлый раз. И с книгой все-таки получится. Я могу ей его бить, пока он не умрет.
  Мегг потер рукой лоб. Он еще не встречал великого мага с такими методами уничтожения противников.
  В это же время послышались шаги на лестнице, ведущей из подвала, и вскоре в комнате возник бородатый человек в пыльном сером халате. Он держал на поводке удивительную тварь: размером с шакала, на четырех ногах, существо казалось полупрозрачным. Оно было синеватым, а вокруг большой головы с длинными висячими ушами клубился легкий фиолетовый дым.
  - Ого! Да тут целая компания собралась! - бородач присвистнул. - Ралуант! А ты что тут делаешь?
  - За гончей пришел, Антуан, - без улыбки ответил мистик. - Хоть мы с тобой и не дружны, подумал, что ты не отказал бы.
  - Так вот господин Мегг тоже за гончей! - Антуан показал левой рукой на сыщика.
  Мегг широко улыбнулся. У его врагов пошел бы мороз по коже от такой улыбки.
  - А мы уже договорились тут. Пойдем все вместе. Кстати, не желаете к нам присоединиться и изловить лича?
  Антуан даже отшатнулся от такого предложения.
  - Болею я. Не могу личей ловить. Гончую и ту насилу нашел.
  - Какая интересная собака, - сказал Деметриос, встал с дивана и потянулся рукой к синеватой морде.
  - Не трогай! - Антуан дернул за поводок. - Она слушается лишь того, в чьих руках аркан!
  - Что-то сомневаюсь, что она сможет принести вред нашему Деметриосу, - Мегг тоже поднялся с места, чтобы получше рассмотреть гончую. - Я предлагаю выступить завтра рано утром.
  
  ***
  
  Если бы Бенуа мог злиться в полную силу, то его помощнику Ромусу настал бы немедленный конец после происшествия с Прозрачным Ключом. Но лич испытывал только холодную ярость, приглушенную отсутствием настоящего живого тела. Это Ромуса и спасло.
  - У меня было много слуг, - лич стоял у окна той самой башни, где хранился Прозрачный Ключ, и выговаривал подчеркнуто спокойным размеренным тоном. - Но ни один из них не был столь бесполезен. А ты даже вреден!
  Ромус отлично представлял, что его ждет. Он ведь был начинающим некромантом и никакой ценности для могущественного лича не представлял. Жизнь бедного Ромуса висела на волоске и он понял, что если сейчас же, в эту минуту, не сделает что-то полезное, то другой минуты у него уже не будет.
  - У меня есть одна способность! Очень редкая! - затарабанил он, запинаясь. - Я тоже умею предсказывать будущее! Почти как Прозрачный Ключ! Это у нас семейное!
  Лич строго и недоверчиво взглянул на дрожащего помощника.
  - Если ты бы мог предсказывать будущее, то не был бы некромантом. А сидел бы в собственном замке и к тебе маги ходили бы на поклон.
  Ромус судорожно поправил растрепавшийся воротник простого черного халата.
  - Я не всегда могу... это делать... предсказывать... а только, когда....
  - Когда что? - отрешенно переспросил лич.
  - Когда напьюсь в стельку, - выдохнул Ромус.
  Брови Бенуа невольно поползли вверх. Ему показалось, что Ромус говорит правду или то, что принимает за правду.
  - И что ты предсказываешь? - голос лича был ровен и холоден, как стекло.
  - Все! Почти все могу предсказать! Просто отвечаю на вопросы. Только часто получается запутанно. Ведь в таком состоянии трудно говорить или писать. А потом, когда трезвею, все уже забываю.
  Лич провел рукой по белому подоконнику.
  - Это легко проверить.
  - Что, прямо сейчас? - Ромус чувствовал, как липкий страх постепенно уходит и уступает место облегчению.
  Теперь его не убьют, пока не проверят способность предвидения.
  - Да, сейчас, - Бенуа не любил откладывать важные дела в долгий ящик. - Что тебе нужно? Вино? Ром?
  - Вино как-то мягче, - промямлил Ромус. - Но ром - быстрее....
  - Значит, ром! - подытожил лич. - Пошли.
  Они спустились по винтовой лестнице прямо в подвал. У каждого уважающего себя владельца замка там хранились запасы спиртного. У непьющего лича этих запасов было особенно много.
  Бенуа достал толстую зеленую бутылку рома двадцатилетней выдержки, вспомнил сказанное помощником "в стельку" и присовокупил еще одну.
  - Здесь? В этом подвале? - с тоской спросил Ромус.
  - Да, - равнодушно ответил лич. - Начинай.
  Ромус со вздохом раскупорил бутылку и приложился к горлу. Прозрачная жидкость потекла по его щекам.
  Бенуа терпеливо ждал. Для него, привыкшего измерять время десятилетиями, несколько минут не играли никакой роли.
  Ромус хотел получить хороший результат, а потому усердствовал. Когда он опустошил первую бутыку и налег на вторую, в голове уже отчетливо шумело. А когда закончилась и вторая, то Ромус был уже почти готов.
  Однако дотошный лич подождал еще некоторое время и принялся расспрашивать, только когда помощник сполз на пол вдоль деревянных винных стеллажей.
  - Говори! - произнес лич. - Какие опасности нас ожидают в ближайшие дни?
  - Ммм.., - ответил Ромус.
  Бенуа поднял его одной рукой и встряхнул.
  - Говори! - крикнул лич. - Какие опасности нас ожидают в ближайшие дни?!
  Мутные глаза помощника распахнулись.
  - Хрр... ви-жу! - сказал он через силу.
  - Что видишь? - скептически спросил лич, продолжая удерживать Ромуса одной рукой.
  - Всадник смерти! Всадник смерти! - неожиданно тонким голосом выкрикнул некромант. - Он приближается!
  Бенуа разжал руку и Ромус рухнул на пол.
  - Что за бред. Ты начитался бульварных романов о магах-мстителях, - брезгливо произнес лич. - Еще в мое время, когда я был жив, писали о всадниках смерти. 'Всадник в черной одежде мчится как молния на черном коне!'. Вот такую чушь писали.
  - Мчится как молния на черном коне, - повторил осоловевший Ромус.
  - Да! - прогрохотал лич. - Не смей мне....
  - Мчится как молния на черном коне, - пьяный Ромус осмелился перебить своего господина. - Нет! Все не так!
  - А как? - лич все-таки сохранил способность удивляться.
  - Он не мчится, а еле плетется, - тихо произнес Ромус и зажмурил глаза от ужаса. - И не на черном коне, а на сером осле. Он скоро будет тут! Непременно! Наш всадник смерти!
  
  
  Глава одиннадцатая, в которой происходят битвы за престол
  
  
  Когда солнце позолотило верхушки деревьев, запели птицы, очнулся рынок, а осел наконец проснулся, компания двинулась в путь. Она состояла из четырех человек. Ралуант важно шагал с небольшой котомкой на плече, впереди двигался господин Мегг с гончей и загадочным видом, а позади всех на ослике ехал Деметриос, которого вдруг потянуло к верховой езде. Юноша наотрез отказался оставить Люси в городе у знакомых Ралуанта. Четвертый участник предприятия крался чуть поодаль и предвкушал наконец истинно богатую добычу. Ведь в самом деле, в городе особо не разживешься. За пару дней в дом Ралуанта пришло лишь несколько посетителей, из которых некоторые остались живы.
  Гончая шла четко по следу, но эманации духов не двигаются вдоль дорог. Они соединяют тело лича и филактерию напрямую. Собака с самого начала рванула в поля, и господин Мегг понял, что путешествие предстоит еще то.
  Сыщик оказался прав в своих предчувствиях. Уже к обеду компания форсировала два глубоких оврага, преодолела рощу и вышла прямо к лесу.
  - Похоже, скоро придется идти через чащу, - без энтузиазма заметил Ралуант, рассматривая кудрявые березы и осины. - Что там нам встретится?
  Многие магические твари пробирались лесами с запада. Они не всегда решались выходить на открытую местность, но в лесах их концентрация могла превосходить самые смелые предположения.
  Господин Мегг пожал плечами.
  - Ладно, двинули, - вздохнул Ралуант. - Будем держаться поближе друг к другу, чтобы не потеряться.
  Деметриос согласно кивнул. Он не любил теряться.
  Но как только компания вошла в лес, Люси тут же принялась хватать губами листья с низких веток. Особенно ей нравились акации. Деметриос, конечно, принялся увещевать осла, что, дескать, нужно торопиться, а то они сильно отстанут. Люси согласно кивала, но продолжала жевать. И вскоре они действительно отстали.
  Когда учитель и господин Мегг скрылись из виду, Деметриос принялся настойчиво подталкивать Люси. Он двигался на голоса, которые были едва слышны. И наверное вскоре догнал бы компанию, если бы ему не помешали.
  Внезапно чуть не прямо перед ним из кучи старых веток стало выползать какое-то существо. Оно медленно поднималось и поначалу было облеплено этими самыми ветками, так что разглядеть его не представлялось возможным. Но потом, когда существо поднялось во весь свой рост, Деметриос увидел нечто, напоминающую обезьяну, покрытую длинной зеленой шерстью. Непонятное создание было на три головы выше юноши. Шерсть на лице закрывала и нос и рот. Большие красно-желтые глаза злобно блестели, отражая тонкие лучи солнца, пробивающиеся сквозь листву.
  Деметриос остановился и наклонил голову, чтобы внимательно рассмотреть колоритного незнакомца. Тот же потянулся, будто бы разминаясь, засопел и вдруг наставил на юношу огромный палец с длинным ногтем.
  - Ты вторгся в мои владения! - голос существа казался больше скрежещущим, чем громким.
  Деметриос удивился. Ему казалось, что он находится в диком лесу, а не в чьих-то владениях. Он даже огляделся по сторонам, чтобы убедиться в этом еще раз.
  - Тут лес, - сказал юноша. - Какие еще владения?
  - Мои! - существо повысило голос. - Я - Рекс Силвам! Царь этого леса! Никто не может пройти через него, не заплатив мне дань!
  Это озадачило Деметриоса еще больше. Он ведь никогда не встречался с царями, но представлял их немного иначе. У царей должен быть трон, золотые одежды, разнаряженные придворные.... Не пучки листьев и не зеленая шерсть. Юноша задумался о причинах такого противоречия.
  - Что-то ты не выглядишь как царь. Может, ты - царь в изнании? - рассудительно спросил он. - Тетушка Полли читала мне сказки о царях, которых прогоняли. Их, кажется, сажали в бочки и бросали в море. Им пришлось долго плыть, пока бочка не разбивалась о берег острова. Тогда цари выходили, садились на берегу и плакали. Потому что выглядели примерно как ты. Тут любой бы заплакал. Но к ним всегда потом кто-то приплывал или прилетал, чтобы исполнять их желания. И они снова превращались в царей. Так что, не переживай. Если ты - царь в изгнании, то к тебе обязательно кто-то прилетит или приплывет... нет, приплывет вряд ли, здесь лес все-таки. Кто-то прилетит или приползет и твое желание сбудется! Так было во всех книжках про царей.
  Зеленые брови Рекса Силвама сдвинулись в мучительном желании понять, что происходит. Перед ним стоял какой-то худощавый парень с ослом и нес чушь. Даже, похоже, что издевался.
  - Кто ты такой, чтобы так говорить с могучим Рексом Силвамом! - обезьяна повысила голос. - Меня создал великий маг Лориант! Я вел его армию в бой! У меня было целое царство!
  - Царь все-таки, значит, - Деметриос потер рукой шею. - Неожиданно. Но а здесь ты как оказался?
  Рекс Силвам не знал, что ему делать. С одной стороны, мальчишку хотелось немедленно убить. С другой - нужно сделать так, чтобы дерзкий понял всю глубину своей дерзости.
  К разговору прислушивался еще один человек. Его одолевали противоречивые чувства. Он прятался за деревом и четко уловил слово 'царь'. Это обнадеживало. Цари, даже бывшие, могут быть вполне состоятельными. Однако обезьяна не выглядела состоятельной. Это расстраивало. Кому нужен царь, если у него вообще ничего нет?
  - Ты даже не представляешь себе размеры моей силы! - грозно сообщил Рекс. - Смотри и трепещи!
  Существо обхватило руками ствол ближайшего дерева и сжало его так, что по нему пошли трещины.
  - Я сотворен для того, чтобы сокрушать! - возвестил Рекс Силвам и поднял кулаки вверх. - Мой создатель наделил меня силой и магией! Я умею пробивать доспехи врагов одним ударом! Даже зачарованные! Ты потрясен моей силой?
  Это был интересный вопрос, и Деметриос задумался.
  Впрочем, Нубиуса тоже мучил вопрос, но другой. Есть ли у царя карманы?
  - Даже не знаю, - наконец ответил Деметриос. - Когда я был маленьким, то тоже портил деревья. Но староста объяснил мне, что это нехорошо. Деревья растут, никого себе не трогают. Зачем их портить?
  Рекс Силвам зарычал и наклонился к человечку так, что их лица оказались почти на одном уровне.
  - Ты наверное не понял меня! Я это сказал для того, чтобы ты знал, что тебя ждет! Я разорву твое тело прямо сейчас!
  В это время Люси подошла поближе и принялась меланхолично жевать зеленое ухо Рекса Силвама.
  Нубиус уже по опыту знал, что если в дело вовлекается осел, то оно движется к развязке семимильными прыжками.
  Рекс Силвам отпрянул, гневно взглянул на Люси и замахнулся....
  Нубиус не успел закрыть глаза и потом раскаивался в этом всю жизнь. Потому что образ крупной зеленой обезьяны, которой били об уже поврежденное дерево, часто преследовал его в снах.
  Впрочем, по мнению Нубиуса, Рекс Силвам оказался не таким прочным, как ожидалось. Когда Деметриос разжал руки, царь мешком повалился на землю и больше не шевелился.
  Нубиус хотел было броситься к телу, но его остановил посторонний шум. Это были господин Мегг и Ралуант. Они услышали звуки ударов и прибежали на них.
  - Что тут произошло? - господин Мегг остановился в растерянности, когда увидел большое зеленое тело, валяющееся в куче веток.
  - Да вот..., - Деметриос развел руками. - Оно само как это вышло.... Царь это, вроде бы. Только непонятно, чего именно.
  - Гомункул Лорианта, - хмуро произнес Ралуант, наклоняясь, чтобы потрогать длинную шерсть. - Не думал, что они еще остались. Помните историю с этим магом?
  - А, да! - Мегг хлопнул себя по лбу. - Очередной безумец, который решил, что люди хуже искусственных существ. Он ведь создал целый отряд таких тварей. Это было... лет сорок назад. Интересно, их тут еще много? В этом лесу?
  - Не знаю, он не сказал, - Деметриос снова оглянулся по сторонам, надеясь увидеть других зеленошерстных противников. - Сказал просто, что царь. Вел куда-то какие-то армии.
  Мегг облегченно махнул рукой.
  - Если это их главарь, то он последний. Я читал, как они нападали. Бежали толпой, полагаясь на силу. Надо сказать, что наши рыцари тогда подкачали. Или доспехи.... Непонятно что... уже не помню.
  Нубиус терпеливо ждал, пока Ралуант и Мегг закончат обсуждение, а Деметриос отгонит осла подальше от тела, чтобы тот не жевал длинные зеленые волосы. Когда компания вновь двинулась в путь, бывший вор осторожно приблизился к огромной обезьяне.
  - Ну, и где хранится имущество этого царя? - Нубиус задумчиво оглядывал тело, на котором было невозможно заметить ни одного признака одежды.
  - У царей должна быть казна! Даже у беглых, - он продолжал тихо разговаривать сам с собой. - Особенно у беглых. Потому что они ее берут в первую очередь. Где она?
  Нубиус на всякий случай осмотрел ветки, из-под которых выбрался царь, но и под ними ничего не обнаружил, кроме сырости и мха.
  - Вот правители пошли! Еще беднее меня! - он хотел уже махнуть рукой и удалиться, как вдруг заметил какой-то блеск на груди павшей твари.
  Опытная рука вора тут же метнулась и туда и обнаружила круглый медальон на красноватой цепочке. Разочарованный Нубиус снял медальон и тяжело вздохнул:
  - Медь! Да что же это за царь такой?
  Внутри медальон был пуст. Только на крышке красовалась надпись: 'Моему денщику Рексу Силваму за верную службу!'
  Нубиус совсем погрустнел. Он размахнулся медальоном и забросил его подальше.
  - Вот жулик! - сказал бывший вор. - Денщик, а назвался царем. Самозванец! Полководец нашелся... армии он водил! Негодяй! Ничего святого! На плаху таких надо сразу же! Поделом было бы! А я-то так рассчитывал на казну....
  Безутешный вор, потрясенный обманом, двинулся вслед за Деметриосом. Но постепенно страдальческие морщины Нубиуса разглаживались. Он думал, что путь, судя по всему, предстоит еще длинный, а в лесу водится множество тварей, у которых наверняка найдется хоть что-то ценное. Зубы там или рога или рубиновые глаза... Нубиус даже подумал о том, сколько будет стоить зеленая шкура обезьяны, но возвращаться поленился, ведь выходило, что не очень дорого. Хрустальной мечтой бывшего вора была бы встреча Деметриоса с богатыми разбойниками. Вот это стало бы настоящей удачей!
  Но Нубиусу в тот вечер не повезло. Никто никого больше не встретил и компания расположилась на ночлег на какой-то опушке, усыпанной множеством заплесневелых пней. Он видел, как Мегг развел огонь с помощью простого заклинания, а Деметриос принялся причесывать осла и угощать его морковкой. Той самой, корзину которой подарил Нубиус.
  Бывший вор решил пройтись по периметру опушки, чтобы подыскать подходящее дерево для ночлега. Опытному бродяге было не привыкать спать в самых неожиданных местах.
  И вот, когда он уже присмотрел большой дуб с развилистой кроной, ему показалось, что откуда-то со стороны густого леса доносится стон. Нубиус сразу же покрался в том направлении. Не то, чтобы он собирался кого-то спасти, нет. Просто хотел разведать, что там. Вдруг стонет какая-то знатная дама, привязанная к дереву? Такие дамы легко заплатят за свое спасение увесистыми золотыми слитками.
  Но, к пущему разочарованию Нубиуса, оказалось, что никакой дамы там не было. Даже наоборот. В ветвях огромного бука висел кокон из паутины. На фоне темнеющего неба виднелась лишь одна мужская голова. А вокруг тянулись белые толстые липкие паучьи нити, обхватывающие сразу несколько деревьев.
  Голова заметила Нубиуса раньше, чем тот успел вымолвить хоть одно слово.
  - Тише! - зашипела голова. - Не шуми и не прикасайся к нитям! Иначе он тут же прибежит!
  - Кто прибежит? - таким же шепотом ответил Нубиус, цепко оглядывая деревья и паутину.
  - Гигантский паук! Я попался как дурак. А ты уходи. Беги отсюда! - голова мотнулась в сторону, будто показывая направление, куда надо бежать.
  - А, - сказал Нубиус и развернулся. - Ну ладно. Тогда досвидос.
  Он уже сделал шаг к отступлению, но внезапно передумал.
  - А это какой паук? Он не ценен? Может, его получится продать на запчасти? Кровь там... хитин....
  - Просто тварь, - вздохнула голова. - Не знаю, кто его купит.
  - А ты не из богатых будешь? - шепотом спросил не теряющий надежды Нубиус. - Что дашь за свое спасение, а?
  Голова печально дернулась.
  - Я - бедный школяр. Ученик магов. Недавно начал учиться на травника, пошел в лес за синим мхом и вот что случилось. У меня ничего нет. Я беден как мышь.
  Нубиус печально кивнул.
  - Давай тогда. Пойду спать.
  Однако голова продолжила свою речь:
  - Да и как меня спасти? Паук-то устойчив к магии. Я испортил три огненных свитка. Эх...
  Нубиус махнул рукой, прощаясь, но последние слова школяра звучали так жалобно, что тронули даже очерствевшее сердце вора. Ему почему-то вспомнился один из друзей во времена его бурной молодости. Этот друг попал в ловушку и точно так же отправил Нубиуса прочь, а сам остался умирать.
  - Ладно, - нехотя произнес бывший вор. - Помогу тебе выбраться. Просто так. Будешь моим должником. Вдруг ты разбогатеешь. Тогда и расплатишься.
  - Да как ты мне поможешь? - обреченно спросила голова. - Кто с ним совладает? С этим пауком.... Он ярда четыре в длину, а то и пять.
  - Ты же и поможешь сам себе, - Нубиус говорил тихо, но отчетливо. - Я научу тебя заклинанию. Одному из самых великих заклинаний, которое пригодится почти в любой ситуации.
  - Это что за заклинание такое? - с сомнением произнесла голова. - Мои учителя говорили, что таких заклинаний нет.
  - Они многого не знают, твои учителя, - с мудрым видом заметил Нубиус и даже приложил палец ко лбу, как бы указывая на бесценный кладезь знаний. - Ты их не слушай. Ты меня слушай. Это заклинание можно назвать самым важным, единым, совершенным! Если ты его знаешь и находишься в благоприятной ситуации, то считай, что твоей жизни ничто не угрожает. Даже если ты висишь, завернутый в кокон.
  - Такого не бывает, - печально ответила голова. - Мои учителя говорили, что нет единого заклинания, которое объединяет все. Небо и землю, огонь и воду, затишье и ветер....
  - Есть! - твердо сказал Нубиус. - Но, кстати, о ветре. Когда ты произносишь это заклинание, то ветер очень важен.
  - О чем ты говоришь, старик? - без всякой надежды спросила голова. - Ответь уже, не томи. Что там за заклинание такое? Слова какие-то? Я ведь жесты не осилю.
  - Слова, слова, - успокоительно произнес Нубиус. - Никаких жестов. Но тебе придется произносить эти слова очень громко. Ну, чтобы они сработали. Объединили, как говорится, небо и землю, огонь и воду, затишье и ветер. Готов?
  - Да, - тускло ответила голова, ни на что не надеясь.
  - Нужно сказать очень громко всего три слова, - шепотом произнес Нубиус. - И ты будешь в порядке.
  - Что это значит? - недоуменно спросила голова. - Что за слова такие? Это выглядит слишком просто для такого великого заклинания, которое ты мне описывал.
  Нубиус пожал плечами.
  - Если кажется простым, то изволь. Я его могу улучшить. Можно еще подходящие слова добавить. Они не повредят. Добавить слова 'великий', 'могучий' или там 'благородный'. Я с этим заклинанием хорошо знаком. Оно не подведет. Ты тоже можешь поработать над его улучшением, если уловил суть. И говори громче. Ори во всю глотку. Кстати, как тебя зовут?
  - Орлунд, - голова явно находилась в замешательстве.
  - А меня - Нубиус. Но держи мое имя в секрете. Это я тебе говорю на тот случай, если ты разбогатеешь. Тогда заплатишь мне как следует. Такими ценными заклинаниями ведь не разбрасываются.
  В это время, когда Ралуант и господин Мегг разжигали огонь и разворачивали походные постели, Деметриос внезапно перестал причесывать осла.
  - Слышите? - юноша повернул голову. - Кто-то кричит.
  - Кто? - Мегг и Ралуант тоже прислушались.
  - Да, действительно, чей-то голос, - опытный мистик не стал обращать лицо к источнику звука, а повернулся правым ухом. - Кажется, кому-то нужна помощь против ос.
  - Ос? - удивился Мегг. - Каких ос? Хотя да... вы правы. Кто-то кричит: 'Спаси меня...' ... потом неразборчиво... '... ос'!
  - Там, похоже, три осы, - сказать Ралуант. - Слышите? '... три ос'! Неправильно говорит как-то. Иностранец, что ли?
  - Наверное, на какого-то иностранца напали три гигантские осы, - сделал вывод господин Мегг.
  Деметриос рванул в лес по направлению звука. Мистик и сыщик бросились за ним следом.
  Эти двое прибежали позже юноши и увидели, как тот разрывает руками паутину, освобождая какого-то несчастного из кокона. А вокруг, над головами, в свете ранней луны, серебрились толстые нити паучьей сети.
  - Вот это да. Какая огромная паутина! - Мегг быстро выхватил из заплечного мешка свиток, содержащий огненное заклинание. - А где же хозяин? Где паук? И где осы?
  - Я спасен! Я спасен! - освобожденный незнакомец сначала не мог стоять, но от радости бил руками по черной земле и целовал ее. - А я не верил! Не верил ведь, что заклинание поможет!
  - Подожди-ка, - прервал его Мегг. - Тут должны быть три гигантские осы и, очевидно, паук. Где они?
  Незнакомец вздрогнул. Выражение счастья потускнело.
  - Паук... да. Его нет! А он ведь всегда приходит, когда паутина трясется! Насчет ос не знаю. Не видел их. Но где этот гад?
  Все стали озираться, но в темной листве не было заметно даже малейшего движения.
  - Может, паук умер, когда я произнес заклинание? - предположил незнакомец. - Может, оно такое мощное, что сразу убивает?
  - О чем речь? - вмешался в разговор Ралуант. - О каком заклинании?
  Незнакомец уселся на мшистую кочку и вздохнул. Переживания захлестывали его, но он попытался справиться с ними и вновь обрести рассудительность.
  - Тут кое-кто мне только что сказал, что есть единое великое заклинание, объединяющее небо и землю, огонь и воду, затишье и ветер. Если его произнести в нужное время и в нужном месте, то обязательно спасешься. Даже если и не надеялся!
  Ралуан скептически хмыкнул и улыбнулся.
  - Ну-ну. Я слышал много историй о таких заклинаниях. Все они оказывались выдумкой. Так что это? Как оно звучит?
  - 'Спаси меня, Деметриос', - торжественно произнес незнакомец.
  Ралуант перестал улыбаться. Он понял сразу три вещи. Во-первых, никаких трех ос действительно не было. Во-вторых, рядом с ними находится кто-то, кто знает о Деметриосе. В-третьих, паук жив и притаился где-то рядом.
  - Нда-с. Не существовало 'три ос', - Мегг пришел к тем же выводам. - Был 'Деметриос'. И где же эта тварь, что сплела паутину?
  Они принялись ждать нападения паука, вспоминать о поведении этих существ и обсуждать стратегию по отражению атаки. Мегг указал два возможных направления, откуда зверь может появиться незамеченным, а Ралуант расставил несколько магических фонариков, чтобы лучше осветить место будущего боя.
  Незнакомец сидел под деревом. Он тяжело дышал от волнения.
  - Кто тебе рассказал об этом 'заклинании' с Деметриосом? - между делом осведомился мистик.
  Орлунд помнил, что Нубиус просил не выдавать его и потому ответил так:
  - Какой-то старик. Он случайно проходил мимо и сжалился надо мной.
  Ралуанта в целом очень интересовали осведомленные люди, которые случайно проходят мимо в чаще леса глубокой ночью, но мистик решил отложить дальнейшие расспросы на потом.
  - Да что это за паук такой? - спросил у него Мегг, уставший вглядываться в темные кроны деревьев. - Почему он не идет?
  - Не знаю. Обычно быстро приходил, - выдохнул тот. - Помню, олень попался. Так паук его сразу же и сожрал. А меня сказал, что еще подержит. Ему нравилось со мной разговаривать.
  - Так эта тварь еще и говорящая..., - со злостью произнес господин Мегг. - Чье создание, интересно?
  - Он сказал, что Лорианта. .....
  - Опять этот Лориант! - Мегг зло сорвал лист к ближайшего дуба. - Его недобитыши все сюда перебрались, что ли? Что он еще сказал?
  - Что тут неподалеку прячется зеленая обезьяна, которая называет себя царем этого леса. Так вот, это неправда. Паук говорит, что на самом деле, он - царь этого леса.
  Деметриос схватился за голову. Еще один! Ралуант нервно усмехнулся, а господин Мегг хмуро пожал плечами.
  Но возмущение Нубиуса, который прятался неподалеку, просто было невозможно передать. 'Лес кишит проходимцами и голодранцами, - подумал он. - Если ты - честный и порядочный, то должен сначала разбогатеть, а потом выдавать себя за царя. Иначе что после тебя останется, кроме долгов или зеленой шкуры?'
  Паук же находился рядом, нападать не спешил и прислушивался. Он был хитрый, этот паук Раук, и никогда не бросался на добычу, которая могла оказать серьезное сопротивление. Около его паутины сейчас находились три взрослых человека и один... не совсем взрослый по имени Деметриос. Если первые трое не вызывали у него опасений, то Деметриос заставлял сомневаться в решительном успехе атаки. Раук не знал ни одного человека, способного разорвать паутину голыми руками.
  - Конечно, паук - никакой не царь, - рассудительно заметил господин Мегг, направляя синий светильник в виде короткой палки вверх, чтобы осветить нижнюю часть крон деревьев. - Лориант верил в человекоподобных существ. Считал, что они лучше людей. Остальных создавал только для сражений.
  Раук хотел было заскрежетать челюстями, но сдержался. Его творец однажды выразился вполне ясно: паук создан для того, чтобы повелевать лесом, чтобы обладать подданными, которые приносили бы ему жертвы.
  - Я тоже думаю, что не царь, - мистик достал из мешка точно такой же светильник, только желтый, и также принялся светить им вверх.
  Раук позеленел бы от злости, если бы умел это делать.
  - И я, - вдруг отозвался Деметриос, который с беззаботным видом тыкал пальцем в липкие ошметки паутины. - Я больше верю обезьяне. А два царя в одном лесу - это слишком.
  Раук никогда не отличался терпеливостью и уже не мог сдерживаться. Он спрыгнул вниз, прямо в центр небольшой поляны, и его острые ноги вонзились в землю.
  - Я вам сейчас покажу, какой я не царь! - проскрежетал он и метко плюнул кислотой в Деметриоса.
  Раук был опытен в боях и сразу попытался вывести из строя самого непредсказуемого противника с помощью кислотной слюны, пожирающей все живое. Паук был так велик, что даже в высоту превосходил самого высокого человека, а в длину был подобен восьминогому слону, покрытому синим переливающимся панцирем.
  Ралуант выхватил из заплечного мешка свиток, переливающийся зеленоватыми искрами, а господин Мегг тут же активировал свой, который уже держал в левой руке. Эти свитки представляли собой упакованную энергию заклинаний. Они стоили безумные деньги, ведь изготавливались сразу несколькими магами, одним из которых обязательно был мастер-артефактор. Свиток господина Мегга превратился в огромный огненный шар, который устремился к пауку, оставляя за собой желто-красный след.
  Орлунд, только что вызволенный из кокона, в ужасе закрыл лицо руками. От волнения он забыл сказать, что паук устойчив к магии.
  Шар врезался в тварь, на мгновение обнял ее своими огненными щупальцами и бесславно растаял.
  - Вот же демоны! На него огонь не действует! - воскликнул Ралуант и активировал свой свиток.
  Коричневые лианы рванули из-под земли, обвивая ноги и темно-синее туловище паука. Растения казались живыми, они извивались, пытаясь найти щель в панцире и проникнуть в нее.
  Однако Раук лишь слегка подпрыгнул и лианы порвались. Они пали на землю, лишенные опоры.
  - Я покажу, какой я не царь! - повторился разневанный паук и ударил длинной ногой господина Мегга прямо в грудь.
  Сыщик отлетел прочь, каким-то чудом избежав столкновения с деревом. Вокруг его черного сюртука на мгновение появился белый прозрачный обруч. Мегг всегда пользовался одеждой с хорошей защитой.
  Другая паучья нога просвистела рядом с лицом Ралуанта. Мистик понял, что бой приобретает нехороший оборот.
  - Деметриос! - закричал он.
  Но ответил Раук с неприятным шелестящим смешком:
  - Твой Деметриос уже расплавился! Сначала умер он, а потом умрешь ты!
  - Сначала штаны, а потом кафтан, - отозвался грустный голос из-за спины паука. - Теперь я даже не знаю, что скажет тетушка Лайза. Обычно я ношу такие хорошие вещи несколько лет. А тут пара недель и все! На меня ведь материала не напасешься!
  Паук разом забыл о Ралуанте и торопливо развернулся. Он увидел Деметриоса, живого и невредимого, который печально рассматривал остатки кафтана, растворенного кислотой. Серая ткань скукожилась, почернела и пропиталась ядом. На землю падали дымящиеся зеленые капли.
  Раук весь подобрался и напружинился. Опытный боец всегда знает, когда надо выходить из схватки. Паук прыгнул, устремляясь вверх, к кронам деревьев. Но прыжок вышел неудачным. Одна нога за что-то зацепилась и громоздкое синее тело рухнуло на прежнее место.
  - Нет, - сказал Деметриос, удерживая рукой паучью ногу. - Ты мне не нравишься. Ты помещаешь людей в кокон и даже портишь одежду.
  На мгновение все участники событий замерли. И Ралуант и Мегг и даже Нубиус, сидящий в засаде, ожидали действий паука. И они последовали.
  Раук тонко запищал, перевернулся, упал на спину, задрыгал лапами и затих.
  - Чего это он? - с недоумением спросил Деметриос. Он отпустил паучью ногу и потрогал панцирь на брюхе. - Сдох, что ли?
  - Цари не дохнут, они отправляются в лучший мир, - поправил ученика Ралуант, который всегда приходил в себя быстро. - Но этот сдох.
  Раук проглотил обиду и даже не шевельнулся. Он не понимал, с кем связался, но твердо решил спастись.
  
Оценка: 7.52*159  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"