Акуличев Андрей Викторович: другие произведения.

На вес золота, гл. 1,2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Андрей Акуличев
  
  
   НА ВЕС ЗОЛОТА
  
   главы 1, 2.
  
  
  
   ГЛАВА 1
  
  
   Солнечные лучи лениво скользили по столу, останавливались на нетронутых чернилами листах бумаги, застенчиво касались ручки с позолоченным колпачком, от которого во все стороны прыскали скачущие по стенам оранжевые зайчики, заглядывали в распахнутый верхний ящик стола, такой же пустой, как и мои карманы.
   Я сидел и неистово зевал, рискуя вывихнуть челюсть. Моя новая работка пока не торопилась загрузить меня выше крыши. И мне оставалось глазеть в окошко и считать пышные хвосты пролетающих где-то в запредельной вышине сверхзвуковых самолётов. Но и это занятие скоро надоело мне. До тошноты, до скрежета зубовного. Я раскачивался на стуле и барабанил пальцами по крышке стола, отбивая все приходящие на ум мотивчики.
   За этим развлечением и застал меня мой первый посетитель, которому я несказанно обрадовался.
   - Можно? - осведомился он, заглядывая в мои "апартаменты".
   - Ещё бы! - сильно потускневший за последние часы оптимизм вновь заиграл во мне яркими красками. - Прошу. Вот кресло, располагайтесь.
   Он не стал отнекиваться и быстренько воспользовался моим приглашением. Пока он осуществлял эту нехитрую операцию, я обрыскал его намётанным глазом и мысленно прикинул, какова же его платёжеспособность. Судя по всему, она не вызывала сомнений. Одет он был не в дешёвенькие джинсы и вездесущую футболку - комплект, который нынче так полюбился представителям всех возрастов в нашей непредсказуемой стране. Дорогой костюм, синий, в тонюсенькую светлую полосочку, был сшит явно на заказ. Разумеется, белоснежная рубашка и галстук с претензией на стодолларовый статус. Великолепны были и туфли, надраенные кремом с воском и блестевшие как медный самовар. В общем, прикинут клиент был, что надо! Для его 25-28 лет - просто потрясающе! Особенно, если учесть, что многим его сверстникам, в том числе и мне, так одеваться просто не по карману.
   - Слушаю, - я изобразил на лице угрюмую сосредоточенность, что, по моему мнению, должно было обозначать опытность и профессионализм бывалого сыщика. - Какие-то проблемы?
   - Да.. - тягуче, словно раздумывая говорить или нет, произнёс посетитель.
   - Ну, и?.. - я всячески пытался подбодрить его, подтолкнуть к изъяснению.
   - Мне посоветовали обратиться к вам, Игорь Петрович...
   - Угу, - хмыкнул я, усиленно соображая, кто такой этот Игорь Петрович. Разрази меня гром, я никак не мог припомнить, кому принадлежит названное имя-отчество. К тому же, любопытно, каким образом обо мне уже распространилась слава, если я открыл свою контору всего два дня назад, и до сих пор меня никто не навещал. Даже налоговики и пожарники. Шучу! Избави бог от таких визитёров.
   Однако недоумение своё я решил оставить при себе.
   - Всё же, какие проблемы?
   - Я нуждаюсь в ваших услугах, - промямлил наконец мой несмелый визави.
   - И какого рода услуги вас интересуют?
   Он опять замолчал. Затем, оглядевшись, уточнил:
   - Мы здесь одни?
   - Абсолютно.
   - Нас никто не может услышать?
   - Кто? Вы же видите, секретарша ушла и будет только после обеда, - соврал я. Не стану же я признаваться ему, что сижу здесь один как сыч; что напарник, которого я сманил из милиции, отрабатывает положенный для увольнения срок, и появится в конторе не раньше, чем через полторы недели; что в секретарше, которой пока тоже нет, меня привлекают два несовместимейших качества: симпатичная мордашка и отсутствие притязаний на высокий оклад; что комната, которую я арендую у прогорающей организации, оплачена лишь за три месяца вперёд, и мне срочно нужны гонорары, чтобы самому не прогореть.
   - Это хорошо, - констатировал щёголь в отутюженном костюме. - Значит, нам никто не помешает.
   - Значит, так, - подтвердил я. - Чем я могу вам помочь?
   Щёголь помялся, но всё-таки родил:
   - Мне нужны доказательства неверности моей жены.
   - А она дала повод для подозрений? - спросил я, попутно заметив себе, что на пальцах у оскорблённого супруга обручального колечка что-то не видать.
   - Может, и не дала... пока ещё. Но обязательно даст. Я уверен! И я хочу, чтоб это было зафиксировано.
   - Вот так номер! Это что же у вас, прогноз на будущее? Или вы предлагаете мне сфабриковать фальшивку?
   - Я сейчас всё объясню.
   - Да уж, пожалуйста!
   - Дело в том, что мой отец всегда был недоволен невесткой. Он невзлюбил её сразу после нашей свадьбы. Постоянно укорял меня неудачным выбором. А недавно он заявил, что если я не распутаюсь с ней, он лишит меня всего: дачи, машины. В общем, всего.
   - И вы, конечно, предпочли первый вариант?
   - Да.
   - И жена ваша добровольно на развод не согласится?
   - Именно. Иначе бы меня здесь и не было.
   - Насколько я понимаю, процедура развода в нашем суде не требует каких-то особых уличающих фактов. Зачем же вам то, что вы желаете получить от меня?
   - Меня поджимает время. И я хочу избежать лишних формальностей.
   Я покусал нижнюю губу и ничего не ответил. Чего там скрывать, что-то не нравилось мне во всём этом. И даже не сам заказ - такая уж у меня работа, и чистоплюю в ней нечего рассчитывать на успех, - а нечто другое, неуловимое и пока непонятное. Какая-то наигранность в поведении сидящего напротив меня папенькиного сыночка смущала и даже беспокоила меня. Я почему-то инстинктивно не доверял ему, хотя видимой причины для этого вроде бы и не было. Но, может, это от недостатка опыта. Во всяком случае, я мысленно приказал себе отбросить сомнения и сделаться посговорчивее. Как-никак, это мой первый клиент, к тому же, исходя из стоимости одёжки, клиент солидный. И если я выпровожу его, прислушиваясь к бредням внутреннего голоса, скорее всего, окажусь в дураках. Да и вряд ли подобная выходка создаст хорошую рекламу моей конторе. От неё начнут шарахаться, как от чумного барака. Нужно мне это? Нет, совсем не нужно.
   Что ж, я буду любезен. И не стану ломаться, как манерная барышня.
   - Хорошо, - выдавил я на лице жалкое подобие улыбки. - Какого рода доказательства вам нужны?
   - Вам лучше знать, - пожал плечами милый скромняга в синем пиджаке.
   - Фотография устроит? Ещё смогу организовать парочку свидетелей с убойными показаниями, - я уже корчил из себя прожженного дельца и организатора свидетельских показаний. - Достаточно?
   - О, вполне!
   - Но всё это, как вы понимаете, за весьма отдельную плату.
   - Да, я понимаю. С этим проблем не будет.
   Ого, клиент дозрел! Как быстро.
   Я цапнул со стола ручку и свинтил с неё колпачок. Придвинув к себе листок бумаги, я приготовился записывать.
   - Адрес? - Черкнув пару фиолетовых закорючек, я провёл горизонтальную черту.
   - Что?
   - Оставьте ваши координаты. Не могу же я раздобыть вам снимки, сидя на своём стуле. И ещё, пожалуйста: когда и на сколько ваша жена отлучается из дома, круг её знакомых, привязанности - иными словами, предоставьте мне оперативную информацию, без которой гарантировать результат я не возьмусь.
   В оконное стекло билась, жужжа и противно всхлипывая, огромная навозная муха с синеватым отливом на брюшке. Навоевавшись вдоволь с прозрачной преградой, она, наконец-то, убралась восвояси, вылетев в раскрытую форточку.
   - Итак, - со всей возможной степенью терпения сказал я, прервав возникшую паузу, - где вы живёте?
   - Мы поступим по другому, - заявил клиент, ничуть не обращая внимания на заданный вопрос. - Сейчас мы поедем ко мне. И там вы на месте разберётесь - что к чему.
   - Но я занят. Мне нужно ещё кое-что уладить. Весьма срочно.
   Нет, эта работка всё же обратит меня в отчаянного лжеца. В действительности, в данный момент в мире не было большего бездельника, чем я. Но цену себе набить нужно. Напустить пыли в глаза, представляясь сыщиком, идущим нарасхват. Как горячие пирожки.
   - Если вас волнуют дополнительные расходы, я готов покрыть их незамедлительно. Плюс - премия за неотложность.
   Ишь ты, какой догадливый. Сам завёл речь. Мы определённо сработаемся.
   - Кстати, об оплате, - подхватил я затронутую тему. - Давайте условимся о вознаграждении более детально.
   Синий пиджак не возражал.
   - Расценки в нашей конторе не из самых дешёвых. С учётом обещанных вами бонусов это может вылиться в весьма значительную сумму.
   - Сколько?
   Краткость вопроса воодушевила меня неимоверно. В результате, я назвал ему сумму, раза в три превышающую ту, что изначально надеялся содрать с него.
   Видимо, наглость моя произвела впечатление и на клиента.
   - Не чересчур ли? - усомнился он.
   - Инфляция, - я испустил горестный вздох, в котором притворства, если разобраться, было не так уж и много. - Деньги нынче ничто, но даже это ничто обесценивается с каждым днём.
   - Что-то я не заметил, чтобы еврики обесценивались, - усмехнулся посетитель. - Но ладно, я, в принципе, согласен.
   Я чуть было не откусил себе язык. Или этот щеголёк привык разбрасываться монетой, или он стопроцентный кретин. Хотя - кретины в таких прикидах не ходят.
   Унимая дрожь в пальцах (наверное, жадность была ей мамой), я старался скорее закрепить достигнутое:
   - Секундочку, я только зарегистрирую заказ, и мы вылетаем.
   - А что, это обязательно?
   - К сожалению. Если налоговая инспекция раскопает неучтённые доходы и наложит лапу на моё заведение, я запросто лишусь лицензии. А ребята оттуда - мастера совать носы во все щели, поверьте мне.
   - Однако, нельзя ли повременить с регистрацией7 Пусть...м-м-м... потом, после того, как всё благополучно окончится. Уж больно щекотливое поручение, а я не хотел бы огласки.
   - Я обещаю полную конфиденциальность.
   - И тем не менее. По мне лучше переплатить, но сохранить дело в тайне.
   Ах, как нетрудно, в сущности, меня уговорить. Не могу похвастаться стойкостью, когда мне предлагают лишние банкноты. Вы именуете это компромиссом с совестью? Что ж, вполне допускаю. Но мне больше нравится словечко "благоразумие".
   На улице было чудесно. Июньская погода так и тянула на пляж, к Волге, хотя воспоминания о том мусоре, который несла в себе река, заляпанная пятнами мазута и усеянная тушками дохлых осетров и белуг, несколько расхолаживали желание немедленно плюхнуться в воду.
   Новенький "Опель-рекорд", куда посадил меня мой клиент, плавно набирал скорость, лавируя в потоке чадящего, чихающего выхлопными дымами транспорта. Я опустил ветровое стекло и с позволения водителя закурил. Мы почти всю дорогу молчали, и я, убаюканный монотонным движением, начал позёвывать.
   Когда мы забрались в глубь частного сектора, я, признаться, едва не переменил своё мнение о клиенте, рассматривая ветхие развалюшки, полускрытые фруктовыми деревьями. Однако впечатление это не успело укорениться.
   Мы подкатили к внушительных размеров трёхэтажному особняку с гаражом внизу, обнесённому металлической оградой в полтора человеческих роста. Сразу видно, выстроен он был недавно, нет даже зелёных насаждений, но сработан капитально и, как говорится, на века.
   Внутри обстановка вполне соответствовала внешнему фасаду. Только без "модерна", "афро" и прочих новомодных дизайнерских дрючек. По старому, по барски - основательно и без претензий. Цветистые ковры висели по стенам, будто в гареме какого-нибудь восточного султана. Хрусталь, стоявший в затенении массивных полок орехового гарнитура, казалось, излучал свой собственный, внутренний свет. Вот только книг я не заметил. Ну что ж, хозяева хотя бы не выпячивают мнимую интеллигентность и не начиняют зал тем, что никогда не прочтут.
   - Ну как? - Клиент уже успел снять пиджак и кинуть его на спинку дивана. - Ничего? - с ноткой бахвальства он окинул взглядом зал.
   - О, да это просто дворец! - Я старался быть учтивым, хотя здесь мне лицемерить не пришлось ни на йоту. - Царские хоромы, - причмокнув, добавил я.
   - Присаживайтесь, где вам больше нравится. В общем, чувствуйте себя как дома. Я на минуточку отлучусь, приготовлю пару коктейлей.
   Я не возражал. Зачем мешать человеку проявлять гостеприимство? Да и от чего-нибудь освежающего я бы после этой духоты полуденной не отказался.
   Обещанные напитки появились минут через пять. Они были налиты в высокие фужеры, с кружочками лимона и соломинками. На дне, глухо позвякивая о стекло, шевелились кубики льда.
   О` кей! Приём что надо! Всё по высшему классу, если и дальше так пойдёт, я, похоже, никогда не разочаруюсь в выборе профессии.
   Я потягивал через соломинку коктейль, и скоро фужер опустел.
   - Ещё? - предупредительно привстал хозяин. - Может, водочки?
   - Нет, премного благодарен, достаточно. Лучше... я бы хотел уточнить кое-какие детали. Я... должен знать... О, Боже!
   Со мной творилось что-то неладное. Язык будто онемел, в голове стучало, перед глазами всё плыло. Почуяв подвох, я попробовал приподняться. Но ноги были как ватные, и я рухнул на пол. Последним проблеском сознания я зафиксировал, что в зал вошёл посторонний - крупный детина со шрамом чуть пониже левого виска...
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
   Прикосновения были нежными и осторожными. Меня кто-то ощупывал. Но старался делать это так, чтобы не причинить мне боли. Вскоре я ощутил и чужое дыхание - слабое и чуть прерывистое. Еле различимый аромат духов подсказал мне, что рядом со мной находится женщина.
   И я не ошибся. Когда я разлепил ресницы, я увидел девушку, склонившуюся надо мной. Она была совсем ещё молода, может быть, даже несовершеннолетняя. И очень привлекательная - это я рассмотрел и в том полумраке, что окружал нас.
   - Где я? - вопрос, конечно, не отличался оригинальностью, но он был единственным, посетившим мой просыпающийся разум.
   - Вы совсем ничего не помните? - спросила девушка.
   Ну, до амнезии-то мне далеко. Я, разумеется, помнил, что мне подмешали в питьё какую-то гадость, проглотив которую я моментально отключился. Но я пришёл к выводу, что мне выгодно не обнаруживать пока это обстоятельство, и послушать, что скажет мне моя милая юная леди.
   Отрицательно мотнув головой, я тут же скривился: или меня хорошенько приложили по затылку или это было следствием употреблённого зелья, но моя черепушка раскалывалась как после дикого, продолжительного похмелья.
   - Тогда мы в одинаковом положении. Я знаю ненамного больше вас.
   - И всё-таки, - я повертел шеей, чтоб удостовериться, что у меня, по крайней мере, хоть цел позвоночник и я не превратился в беспомощного паралитика. - Для начала давайте представимся. Как вас, например, величают?
   - Оксана. - Девушка глядела на меня широко открытыми от удивления глазами. Не иначе, она приняла меня за неунывающего хлопчика с готовыми планами на все случаи жизни. Как бы я хотел не разочаровывать её.
   - А я - Сергей. Надеюсь, в отчестве пока нужды нет?
   Она промолчала, и я понял это как знак согласия. Да и правда, разница-то между нами лет десять, не больше.
   - Боюсь показаться назойливым, - снова пошёл в атаку я, - но раз уж мы угодили вдвоём в "сей склеп смиренный", может быть, будем на "ты"?
   Она снова промолчала. Но я-то теперь умел расшифровывать её невысказанные желания.
   - Так мы условились, Оксана?
   - Хорошо... Сергей.
   - Что ж, после того, как мы познакомились, Оксана, не введёшь ли ты меня в курс дела? Что было до того, как я очухался? Почему мы здесь, в этом пыльном подвале, валяемся на куцых циновках, будто породистые легавые на псарне у китайского императора? И главное, откуда на мне взялись наручники? Я, что, арестант, или как? И если да, то за что?
   - Мне и самой не всё ясно. Меня привезли сюда позавчера.
   - И как это произошло?
   - Я заскочила перекусить в кафе. В очереди я разговорилась с приятным молодым человеком. Вернее, он разговорил меня. Я не очень признаю уличные знакомства, но тут - прокололась. Была очарована его обаянием. Мы пообедали, затем он подвёз меня, предложил заглянуть на минутку к нему в гости. До вечера я была свободна, не могла придумать, чем заняться. Томилась от скуки, короче. И надо же мне было, дуре распроклятой, согласиться: мол, почему бы не избрать этот вариант в качестве одного из способов не без пользы убить пару-тройку часов. К тому же, если честно, молодой человек мне ужасно понравился. Галантный, вежливый, предупредительный. В общем, рыцарь из девичьих мечтаний. Сказав "нет", я рисковала потерять его навсегда. А это меня не устраивало. Совсем. Такое перспективное знакомство! Да и сам кавалер не внушал опасений: я не верила, что он способен на что-нибудь дурное. Настолько это было не в его стиле, что я и мысли такой не допускала. В общем, я добровольно полезла в капкан, клюнув на броскую приманку.
   Стоило нам только войти в дом, как мой рыцарь совершенно преобразился: он стал груб и нагл. Силой он втащил меня сюда, бросил наземь и наговорил кучу дерзостей. Я уже приготовилась к неизбежному, но он меня не тронул. Ничего не объяснив толком, он просто ушёл. С тех пор он не показывался. Еду приносил здоровенный бугай со злым взглядом. По-моему, если бы эту гориллу не предупредили настрого, уж он бы с удовольствием сделал то, от чего отказался его предшественник.
   - А этот предшественник случайно был одет не в синий костюм? - поинтересовался я.
   - Ну да. Он был выряжен с иголочки. На бандюгу из подворотни никак не походил. Это точно!
   -Ага, - хмыкнул я, облизывая губы. - Я так и предполагал.
   - А что, - выдохнула девушка, - это что-нибудь даёт? В смысле, хоть чем-то помогает?
   - Пока ничего не даёт. Во всяком случае, причина нашего заключения всё так же скрыта в тумане, как и прежде. Зато вырисовывается определённый механизм похищения. Один, умеющий ловко прикидываться порядочным человеком, завлекает намеченную жертву, другой, видимо, тот, со шрамом, выполняет функции обслуживающего персонала, будучи одновременно и официантом и охранником. Причём, я уверен, в этой комбинации есть и другие фигуры, даже более важные. Вот только цель, какова цель?!
   - Я тоже теряюсь в догадках, - призналась Оксана. - Ведь не в рабство же нас собираются продать.
   - Да уж, - подтвердил я, - для этого они опоздали веком.
   - А как же Чечня! Вообще - весь Северный Кавказ!
   - Вряд ли. Для этого рабов можно было и поближе найти. Тащить нас в багажнике, связанными, с кляпом во рту, через несколько областей - весьма хлопотно. А вдруг гаишник непродажный по пути встретится. Нет, очень сомнительно.
   - Но зачем тогда?
   - Понятия не имею. Но думаю, не для того, чтобы провести экскурсию по этому подвалу. А вот зачем - нужно постараться выяснить.
   Если бы и на деле это было так же просто, как на словах! Впрочем, не хватало ещё раскваситься от жалости к себе и пустить слезу! Попытка не пытка, как сказал один бедолага, прыгая из горящего самолёта без парашюта.
   - Знаешь, Оксана, у этих жуликов, которые нас сюда затащили, где-то на задворках сознания, наверно, ещё трепыхаются остатки тщательно давимой ими совести. Например, у них не хватило в башке дерьма, чтобы связать и тебя. И лишить свободы передвижения.
   - Значит, не очень меня боятся. Слабую, беззащитную девушку.
   - И вот здесь они промахнулись. Что ж, мы попробуем использовать эту оплошность.
   - Оплошность? Ты считаешь это оплошностью?! - вспылила Оксана. - По-твоему, было б лучше, если бы и на мне позвякивали оковы?
   О, она взбеленилась до предела - чистая фурия! Страстная натура, однако.
   Успокаивать взъярённую женщину - неблагодарное занятие. Но не мог же я разочаровывать её в себе окончательно.
   - Вовсе нет, - оправдывался я. - Ты неправильно истолковала мою радость по поводу чудом сохранившейся в подонках тактичности по отношению к прекрасному полу.
   - Как же, как же, выкручивайся! - буркнула Оксана, но голос её уже не был таким холодным и отчуждённым, как минуту назад.
   - И, тем не менее, это так.
   - Ладно уж, поверю. Но больше так не шути!
   - Ни на споры, ни на шутки времени теперь нет. Нам нельзя медлить: в любой момент нас могут побеспокоить. А так как я не жду ничего хорошего от подобного визита, пора действовать.
   - Да, но что мы можем сделать? Ведь мы заперты, будто звери в клетке.
   - Посмотрим, - отпустил я туманный намёк. - Никогда не надо поддаваться отчаянию. У меня в кармане джинсов лежит связка ключей. Будь любезна, достань её, и я продемонстрирую тебе занимательный трюк.
   - В каком кармане?
   - В правом. Заднем.
   Я с первого взгляда догадался, что Оксана - девушка понятливая, и в пространных объяснениях не нуждается. Она без колебаний выполнила мою просьбу.
   - А теперь постарайся открыть замок на этих прелестных браслетиках. Они мне уже успели порядком наскучить.
   - Но здесь всего шесть ключей!
   - Зато все они подобраны с умом. И я могу поручиться, что эта полудюжина подойдёт к половине всех наручников, выпускаемых в нашей стране.
   Оксана не стала пререкаться и выражать сомнения, что нацепленные на меня наручники могут быть и из другой половины. Она просто взялась за работу. И на четвёртом ключе я услышал характерный щелчок. А это означало, что отныне у меня на руках не болтается сверхплановое количество железа: я ведь привык носить часы и ничего больше.
   Начало было положено. Дело оставалось за малым: взломать дверь. Но после детального осмотра я убедился, что вывести её из строя удастся лишь внушительным зарядом взрывчатки. А как раз ей-то я и не располагал.
   Потирая затёкшие запястья, я слонялся по подвалу, подыскивая верное решение. Страшно хотелось курить, но сигареты в пачке измялись и раскрошились, вследствие чего могли сейчас пригодиться разве что на посыпание ими головы. Да и то по причине отсутствия полагающегося в таких случаях пепла.
   Сотовый телефон, у меня, конечно, конфисковали. Разве можно было надеяться на что-то иное?
   Я размышлял. Это продолжалось до тех пор, пока за дверью не раздались шаги. Я, как застигнутый врасплох на огороде за воровством морковки зайчонок, подскочил на месте и бросился к циновке, на которой меня устроили заботливые хозяева. Юркнув на своё законное место, я спрятал руки за спину и прикрыл веки, заодно нагнав на лицо гримасу страдания и муки. Всё должно выглядеть правдоподобно, чёрт побери, если я рассчитываю усыпить бдительность громилы со шрамом.
   Споткнувшись о порожек и сыпля проклятиями через каждое междометие, издаваемое его лужёной глоткой, внутрь ввалился давешний амбал. Да-да, тот самый, со шрамом пониже левого виска. Он чуть не выпустил из ладоней поднос, на котором стояли алюминиевые миски.
   - Эй, детка! - гаркнул он Оксане, вернувшейся калачиком на матрасе возле противоположной стены. - Жратва прибыла - чисти зубки. Хавать-то, небось, охота?
   Он поставил поднос на пол.
   - Сама полопаешь и этого красавчика покормишь, - амбал ткнул в мою сторону жирным пальцем. - С ложечки, - добавил он и загоготал. Надо полагать, восхищаясь собственным остроумием. - А если ему приспичит "пи-пи", ты уж ему помоги, чтобы он не обоссался. Ну, и если там ещё чего захочешь, можешь поразвлечься. Парень в наручниках - мечта всех озабоченных тёлок.
   - Сам так развлекаешься? - огрызнулась Оксана.
   - Чего-о?
   - Говорю, опытом своим делишься, что ли?
   - А ты, молодец. Бойкая. Я бойких люблю.
   И тут я застонал. Подразумевалось, что я прихожу в себя. Надо же нарваться на контакт с этим дегенератом, и потихоньку выудить из него информацию. Прежде, чем обезвредить.
   - Что, придурок, оклемался?
   Судя по этому обращению, меня здесь не ставили ни в грош. Ничего, я ещё докажу обратное. Дай только срок!
   - Кто вы? - Лицедействовать, так на всю катушку. Я строил из себя идиота, не отошедшего толком от наркотика. Или, чем там меня глушанули? - И как я сюда попал?
   - Ты в раю, ублюдок. А я - твой ангел-хранитель. Явился по твою душу.
   Нет, у этого отморозка явно какое-то гипертрофированное чувство юмора. Он мог бы прилично зарабатывать на жизнь, выступая клоуном на подмостках деревенской самодеятельности.
   - Но почему я здесь? Что это за подвал?
   - "Почему", говоришь? А сам как думаешь?
   - Я не хочу думать, я хочу знать! С какой стати я валяюсь в вонючем подземелье, закованный и избитый? И надо мной же ещё и насмехаются!
   - Ну, во-первых, тебя никто не бил. И в дальнейшем тебя не тронут, если не будешь рыпаться. Ты нам нужнее целенький и невредименький, милочек, кумекаешь? А во-вторых, я не нанимался докладывать тебе. Но если попросишь вежливо, могу и просветить.
   - Хорошо, считайте, что я вас прошу.
   - Э, нет считать не по мне. И не надо мне этих одолжений. Или ты просишь по настоящему или отваливаешь несолоно хлебавши.
   - Что ж, я вас очень прошу, расскажите, пожалуйста, всё, что можете.
   Чудак не понял моего сарказма. Он плохо врубался - по причине тупого самодовольства, так и прущего из него.
   - Вот это другой разговор. Так уж и быть, снизойду. Ты и девчонка имеете право знать, что с вами станется. Это по понятиям. Как никак, вы ведь заинтересованные лица. Да и не увидите вы никого больше, стало быть, и не растреплете.
   - Как это, "не увидите"! Что вы такое плетёте! Вы что, смертью нам грозите?
   - Ну, допустим, не я буду вас резать.
   - Как, "резать"!!! - Получаемые сведения начинали тревожить меня не на шутку. - Это что у вас тут, общество маньяков или психопатов, а?!
   - Не драматизируй, приятель. Если тебе легче от того, что ты принимаешь нас за шизиков, я не буду тебя разубеждать.
   - Да какая мне разница - шизики вы или с табуретки в детстве уроненные! Я требую, настоятельно требую, чтобы нас с девушкой тотчас же отпустили! Или ваши дурацкие затеи здорово вам икнутся!
   Оксана, всё это время молчавшая, кусала кулак и с ужасом смотрела на нас, хлопая длинными ресницами.
   - Нет, ребятки, отсюда вы не уйдёте. Слишком дорого вы стоите. И нам не по карману роскошь - подарить вам жизнь. Известно ли вам, что за ваши кишочки-потрошочки, короче, все внутренности, если, конечно, там у вас не гнильё, что вряд ли, учитывая ваш цветущий возраст, можно выручить весьма солидные бабки? Какая уж тут благотворительность! Вам не повезло. Вы попались на глаза нашему "заготовителю". Ваш внешний вид его устроил. Так что, как вас ни жаль, ребятки, но таков, видно, ваш жребий. Вам будет плохо, но не долго, зато нам потом будет хорошо очень долго. Вот, правда, наркоз вам пообещать не могу: наш лекарь говорит, что от наркоза ухудшаются товарные качества "начинки".
   До меня донёсся тихий вскрик. Голый натурализм, с которым описывал нашу участь амбал, отрицательно подействовал на Оксану, и у неё, похоже, начиналась истерика. Вот уж некстати. Если она вдобавок ещё и в обморок грохнется, мне придётся тащить её на себе.
   Нет уж, дальше события будут развиваться по моему сценарию. Иначе, всё покатится кувырком, и, в результате, мы действительно угодим под нож этим мясникам.
   - Поди-ка сюда, эй, ты, импотент! - Мне нужно было, чтобы охранник приблизился на удобную дистанцию. А назвать самовлюблённого кретина обидным словом - наивернейший способ вывести его из себя.
   - Ты мне?!!
   - А ты думал - папе Римскому? Больше в этом подвале импотентов нет.
   - Ах ты, падаль! Ну, я сейчас тебе устрою!
   Он кинулся на меня, в момент позабыв, что кому-то выгоднее моя целостность и невредимость. Его намерения не вызывали сомнений: как минимум переломать мне руки-ноги. Не знаю, ограничился ли бы он этим.
   Но у меня не возникало желания проверить это экспериментальным путём. Так сказать, для получения точного ответа.
   Когда его туша нависла надо мной, я резким толчком выбросил вперёд ногу и попал, куда так старательно метил, - в голень. Он взвизгнул от боли, остановился и присел на корточки.
   Этого я только и ждал. Я тут же вскочил, и теперь преимущество было уже у меня. Взмахнув правой рукой, я нанёс ему сокрушительный удар металлическим кольцом наручников прямо в переносицу. У него лопнула кожа, вдавились внутрь хрящи, и во все стороны полетели брызги соплей, перемешанных с кровью. Надо полагать, шрамов на личике после моего гостинца у него прибавится.
   Амбал невнятно хрюкнул и со стонами брякнулся на мою циновку. Что ж, пусть циновочка послужит и ему. Вот только испачкает он её - не отстирать потом. Столько кровищи! Впрочем, это уже не мои заботы.
   Я подбежал к Оксане и помог ей подняться. Она ещё всхлипывала, но истерикой уже и не пахло. Она всё-таки молодец, здесь амбал был прав. Я даже успел полюбить её, несмотря на короткое знакомство.
   - Всё, а теперь даём дёру отсюда! Я иду первым, ты следуешь за мной, шагах в десяти, так, чтобы мы видели друг друга. Твоя задача - наблюдать за тылами. Если заметишь сзади опасность, сразу же догоняй меня. Если я наткнусь на кого-нибудь, не спеши себя обнаруживать.
   На ходу инструктируя Оксану, я подошёл к двери и осторожно выглянул наружу. Тесный коридорчик, освещаемый тусклой желтоватой лампочкой, заканчивался лестницей, которая вела наверх. Я подал знак Оксане и направился к лестнице, прислушиваясь, всё ли тихо. Цементные ступеньки, когда я на них ступал, хрустели отслоившимся песком, и я боялся, что эти звуки всполошат весь дом.
   Выбравшись на первый этаж, я огляделся.
   Ничего подозрительного, всё чисто. Завернув налево, я увидел входную дверь. И она даже оказалась не заперта. Это уже настоящая удача. Видимо, о бдительности у похитителей имелись лишь самые поверхностные понятия. Или же у них ещё не было осечек, и жизнь не научила их уму-разуму. На наше счастье!
   Оксана, как ей и было велено, держалась на расстоянии. Казалось, я спиной чувствовал её дыхание: горячее и взволнованное. Конечно, для неё такие приключения впервой. А вот мне, наверно, не так уж и редко придётся отныне выкарабкиваться из подобных переделок. Но я сам выбрал себе будущее, а потому пенять на превратности судьбы мне теперь вроде как не полагается.
   Дверь заскрипела как несмазанная телега, стоило слегка пошевелить её. Нарочно, что ли, придумали? Сигнализация, ети её!
   Но об отступлении не могло быть и речи. Я распахнул дверь настежь и собрался выскочить наружу, предварительно подозвав девушку.
   Увы, планам моим не суждено было сбыться. На пороге, прямо передо мной с громким лаем выросли две огромных, лохматых собаки с оскаленными мордами. Такие зверюги запросто разорвут человека. С голыми руками на них и соваться нечего, коли шкура дорога.
   Пока всё это проносилось у меня в голове, хозяева, видимо, стряхнули дремоту и занялись восстановлением подмоченной репутации. Холодное дуло упёрлось мне в затылок, после чего недвусмысленно щёлкнул взведённый курок. С этой секунды любое неосторожное движение могло окончиться спонтанным выстрелом.
   Специальными тренировками я развил у себя хорошее боковое зрение. Почти не поворачивая головы, я рассмотрел у себя за спиной двоих: моего бывшего клиента (чёрт, он снова был в пиджаке. Неужели он и ночью с ним не расстаётся!) и косоглазого урода с мерзкой ухмылкой.
   - Если дёрнешься, паскуда, на месте положу! - заявил любитель пиджаков, поигрывая желваком на скуле.
   - Помнится, ещё недавно ваш словарный запас был более изыскан. - Я пытался острить, а сам всё думал - как там Оксана? Удалось ли ей остаться незамеченной и спрятаться или она тоже угодила в лапы негодяев?
   И тут вступил косоглазый. Он ощерился гнилыми, мелкими зубками и проквакал:
   - Молодой человек, надо полагать, желает поупражняться в осторумии. Что ж, мы ценим каламбуры.
   Боже, как мне хотелось заткнуть его вонючую пасть. Но вместо этого я решил потянуть время, чтобы Оксана, если её ещё не схватили, имела хоть какую-то возможность укрыться в доме.
   - Могу презентовать полезный совет, - доверительным тоном сообщил я косоглазому. - Если такие недомерки, как ты, да ещё с таким же чарующим взором, вдобавок не чистят три раза на дню зубы, - это уже чересчур! Ты, дружище, наверно, шокируешь женщин своей привлекательностью, ведь так? Ален Делон, просто-таки! Не стесняйся, светик, скажи, я угадал?
   Я был уверен, что косоглазый взбеленится. А если хоть один из них потеряет над собой контроль, у меня появятся какие-то шансы.
   Но косоглазый не отреагировал на мой выпад. Или он с детства привык к оскорблениям, дефектное дитя, или его хладнокровию мне следовало только позавидовать. Во всяком случае, он оставался всё так же спокоен, как и минутой раньше, и лишь подлая ухмылочка сделалась чуточку шире.
   - Я ещё приду пошутить к тебе, - пообещал он с садистскими интонациями в голосе. - На свете нет ничего лучше милой беседы двух остроумных людей.
   У меня возникло стойкое подозрение, что эта скользкая жаба с гнилостным запахом изо рта - прирождённый педик или другой какой извращенец. А что ему ещё остаётся с его гадким обличьем и повадками. Я невольно содрогнулся, когда представил, что эта тварь может удумать, окажись я в беспомощном состоянии. Мне ничего не стоило вырвать его хлипкий кадык тремя пальцами, но я был под прицелом его сообщника.
   Пистолет - вот главная проблема, которую предстояло разрешить. Я достаточно долго отвлекал их, но теперь пора было действовать.
   Молниеносным движением я выбил пистолет из руки ошеломлённого щеголька, а вторым взмахом послал его в глубокий нокаут. Я видел, как голова его дёрнулась, безвольно мотнулась, и на отутюженный пиджак брызнула струйка крови. Но я не принял в расчёт косоглазого. Пренебрежение и отвращение, которые вызывала его внешность, сыграли со мной злую шутку: я не воспринимал этого хорька как серьёзного противника.
   И вскоре жестоко за это поплатился. Тот с кошачьей ловкостью увернулся от моего удара и, в свою очередь, шандарахнул меня дубинкой по виску.
   Огненный звездопад завертелся у меня перед глазами и заслонил собою весь белый свет...
  
  
  
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"