Акуличев Андрей Викторович: другие произведения.

Стихотворный сборник "Туман овражный", ч.2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Андрей  Акуличев



ТУМАН  ОВРАЖНЫЙ



Стихотворения

Vol. Љ 1


Часть вторая




ОБРЫВ

Замолк шуршащий ещё недавно сырой тростник.
И я, наверно, уже не вспомню твой тихий вскрик.

Ты удалялась - навстречу солнцу, меня забыв...
Смотрю с тоскою и смутной думой на тот обрыв.

Быть может, вставши на край обрыва, я крикну в даль - 
и только эхо вдруг возвратит мне мою печаль...




***
       
А правильно ли - вслушиваться в бред,
ища в бессвязных фразах откровенья?
И, может быть, надеясь на ответ,
который в миг развеет все сомненья.

А верно ли - довериться слепцу,
не врёт ли он про Светлую Дорогу,
ведущую к Счастливому Концу?
Ведь все мы привираем понемногу.

Не глупо ли - смотреть на миражи,
пустой обман натруженного зренья,
искать границ неведомой межи, - 
и жертвовать на это поколенья?..




ПЕСНЬ  СТАРЦА

Зима наступает,
пришли холода.
Ах, время как тает,
сжигая года.

И жизнь вспоминая,
грущу часто я:
где юность лихая,
где юность моя?

Когда-то недели,
одна за одной,
незримо летели;
весна - за весной...

Но вот - только зимы
маячат вдали...
И - неумолимы
объятья земли...


                             
                                               
РЕМЕСЛО  И  ВДОХНОВЕНИЕ

Амфибрахий, анапест, хорей,
дактиль, ямб и, конечно, пеоны - 
это всё инструменты, скорей,
чтоб клепать стихотворные клоны.

Чтобы в душу запала искра,
нужно как-то схватить настроенье,
так, чтоб сразу почуять: пора;
и - впустить в себя стихотворенье.




***
  
Горячий свет - он так далёк;
о нём - одно воспоминанье. 
И всё же - жжёт как уголёк
его чуть слышное дыханье.

Я был в несказочной дали.
Там навидался я такого,
что вы здесь видеть не могли...
Да и не надо, право слово.



***
          
Я всё стерплю: обиды и невзгоды,
чего уж там, ведь мне не привыкать;
не оптимист я, видно, от природы,
не смею верить в божью благодать.

Но лишь надежду - хрупкую как льдинка - 
боюсь утратить в мареве таком.
Тогда любая - малая - заминка 
послужит в жизни полным тупиком.




***
      
Ночной озон... Невольница свобод...
Вновь тучи вереницей проплывают.
Здесь час за день, и месяц здесь за год,
хотя и сами этого не знают.                 
                                           
Продавши день, стремился ночь купить - 
он жизнь делил на даты и на числа,
боясь понять, что лучше уж не жить,
чем каждодневно жить без смысла.




НЕПОНИМАНИЕ

Немой укор в глазах.
И снова эта боль.
Какой нелепый страх - 
произнести: "позволь..."

А день идёт за днём - 
впустую, низачем!
И мы их не вернём,
не возвратим затем.

Узоры на стекле
растают в эту ночь...
И есть ли на земле - 
кто сможет нам помочь?..


ХАНДРА

И струны заглохли давно,
и вечер уже на исходе;
в душе беспросветно темно,
хоть, право, не скучно мне, вроде.

Но свет погасить не спешу, - 
пусть будет хоть внешний источник,
листом пожелтелым шуршу - 
читаю Верлена подстрочник.

Я словно забылся и сплю.
Хандра ли всё это? Возможно.
Но только - её я люблю,
хотя с ней - порою - и сложно.


ПИЛИГРИМЫ

Как часто истины нам зримы,
когда до них рукой подать!..
Бредут в пустыне пилигримы - 
посланцы неба, солнца рать.

Идут, невидимые миру,
хотя их слёз, увы, не счесть;
несут, как царскую порфиру,
народам - мир, а людям - честь.

Да только их не замечают,
а их сокровища - смешны...
И их фигурки скорбно тают.
Им нет пристанища - лишь сны... 




ПОЭМА
"АХ,  ЭТИ  СИМВОЛЫ  
УТЕРЯННОЙ  ЛЮБВИ"

               1.
От колкой тяжести последнего "прости"
          он вздрогнул и понурился трагично;
и сердце жжёт клеймо, поблескивая - "лично",
как штемпель на письме, затерянном в пути.

А в запахе ночном разлито столько грёз,
          что, право, не грешно стать наркоманом - 
пусть сизый морок сна расплещется туманом,
рождая в гулкой пустоте апофеоз!

И флейта запоёт, венчая Время Пик.
          Там вступит скрипка. Заиграют обе.
Когда замолкнет звук - в прерывистом захлёбе
ещё сто раз - как эхо - отзовётся крик.

                2.
Прилежный ученик, листая пыльный том, 
          пока ещё не проклял эти знанья,
в которых - только грань вселенского страданья,
лишь жалкий слепок вечных битв Добра со Злом.

Умельцы без проблем заглядывать в зрачки
          таинственно и кланово шаманят.
И хоть сильны они, но больше душу ранят
с подсветкой розовой разбитые очки.

Сметает ветер прах с раскрытых кем-то урн,
          частицы пепла сеются как зёрна,
земля в себя их примет (эта плоть покорна),
и свет зелёный на ростки прольёт Сатурн.

                3.
Сгоревший клевер - словно клятвенная вязь - 
          уходит дымом в небо беззаботно.
Ему навстречу рвётся селезень охотно - 
из поднебесья хочет окунуться в грязь!

Бездонный, жадный мозг - как губка на песке - 
          вбирает, паразит, балласт прогресса,
пока не брызнет слизью, лопнувши от стресса,
как хилый червячок в зажатом кулаке.

Последний комплимент смиренному листку, 
          который день хоронит календарный!
А там уже, пускай, настанет миг кошмарный,
когда начнёшь молиться пошлому курку.

                 4.
В тугих объятиях расхристанного сна 
          не сложно стать Мессией иль Пророком - 
пусть губы истекают пеной, даже соком,
начинка, может вправду, и не так дрянна.

А поутру мы все, вогнав себя в озноб, 
          торопимся согреться чашкой чая,
и в пустоту кричим: "Ещё чайку, родная!",
но, вспомнив, утираем потный, липкий лоб.

Любовь, любовь, любовь...ах, чем тебя замкнуть 
          на линию чужого декаданса?
Достаточно, ей-ей, давно пора из транса
перебираться в мир, где правит только суть.




***

Кто-то смотрит назад,
и стреляет с руки.  
В золотистом шампанском
бурлят пузырьки...
Кровь заката глотает
вечерняя мгла.
Ты сегодня меня 
вновь куда-то звала.
Я не верю в гаданье 
ворожеи в ночи.
Хоть метайся, хоть дико, 
истошно кричи.
Надрывается сердце, 
ну а ты всё молчишь...
А вокруг - всё стерильно, 
всюду благость и тишь...




*** 

Молчанье средь толпы. И вопли в пустоте.
О, одиночество и жажда быть любимым!
Полным-полно друзей, но всмотришься - не те: 
в наш век так просто стать наивным и ранимым.

Когда молчишь, ломая тяжкий крик внутри, 
не очень веришь сверхразумным постулатам - 
не зная: выпрыгнуть в окно под свет зари
или послушно выйти в дверь без брани матом...

...И забываясь вечером в кругу своих подруг, 
нашёптывать: "Всё хорошо!", гася в глазах испуг...




РОССИЙСКИЕ  СУДЬБЫ

Перелицованы судьбы веками:
норов суровый в кержачьем скиту
выкован злыми, с подковкой, кирзами, - 
чтоб "науку" хватал на лету.

Каторги; цепи, колодки - до крови.
Вместо мониста на шее петля.
Как задыхалась от бешеной нови
Русская наша, святая, земля.

Были пророки, сулившие хмуро
гибель России - как "царству греха";
головы к плахе тащили понуро,
чтобы представить свои потроха.

Были поэты... Витийствуя с жаром, 
нам обещали вселенский прогресс.
Только - не нужно их басен и даром:
не запустить этот глупый процесс.

Будет всего лишь - в обыденной смуте
жёстко отлаженный времени бег:
жизнь отъедая чуть-чуть, по минуте,
не поперхнётся - проглотит и век.




*** 

За пеленой туманных отражений 
я зеркало настойчиво искал.
Но в суматохе светопреломлений 
нашёл я то, чего найти не ждал.

Был образ светел, но совсем не ярок; 
в нём лишних линий не отметил я.
Похож он был, скорее, на огарок, 
чем на свечу... И это жизнь моя...




*** 

Тронуты инеем ветки акаций, 
изморозь знобкая вьётся по ним, 
шелест последних осенних оваций 
чуть уловим. 

Бледное солнце скользит по аллее; 
бледные тени за солнцем скользят, 
словно заснуть норовят поскорее. 
Пусть себе спят.




***
                       
Контркультура и контрнадежды.
Антивзаимность - прощанье во мгле.
Сбросьте нелепые ваши одежды - 
дайте пройтись босиком по земле!

Верю - не скоро отторженность света.
Только не жгите напрасно свечу.
Сколько веков ожидал я ответа!
Видно, всё без толку. Что же - молчу...




ГИМН  КОНФОРМИСТА

По кругу - мысли и идеи!
Восславим общность наших чувств!
Пусть - популярны лицедеи
на тяжком поприще искусств.

Молитесь, братья, за единство.
Мы все - единая семья.
Изгоним духа сатанинство - 
и ты и я. И ты и я!

Мы тихи, кротки и послушны, 
чисты, как божия слеза.
Мы все - всегда - единодушны, 
и голосуем только - "за"!




*** 

Куда пойти, когда вокруг темно, 
а коль вернее - серо и уныло, 
и в мир заиндевевшее окно
охапкой снега наглухо забило?

Куда податься, чтоб развеять тьму, 
чтобы себя почувствовать свободно,
чтоб отвечать на сотни "почему",
и не свистеть о том, что нынче модно?

Кому сказать о том, что тяжело, 
когда тебя никто не понимает,
когда последнее осеннее тепло
и то тебя - как будто - избегает?

С кем говорить - без мысли о вражде, 
предательстве измене и расправе?.. 


В наш век - всегда, со всеми и везде! - 
мы правду говорить, увы, не вправе.




***

Укрывшись - как пледом - опавшей листвою,
земля засыпает пред долгой зимою.
Трескучий мороз ей теперь не угроза - 
бывают ведь средства и против мороза.
Всего через месяц навалит сугробы,
и пусть тогда вьюга клокочет от злобы,
и пусть завихряет снежинки позёмкой, - 
она не страшна своей удалью громкой.
Зато уже в марте, ну, может, в апреле
весна свою силу покажет на деле:
капелью сосульки под крышей заплачут...
и зИму в весну они переиначат.




ЖИЗНЬ 

Пусть жизнь - лишь призрак, пусть жизнь - мгновенье, 
пусть обнажает все наши раны,
но в ней я вижу - предназначенье;
всё остальное - мгла и туманы.

Пусть в сердце вспыхнет неистребимый 
огонь желанья и клич призыва!
И я - влюблённый, и я - любимый,
шагну без страха и - вниз - с обрыва...




***

Кто всю ночь воспевает рассвет - 
ночью бодр, а под утро храпит,  
нос уткнувши в домашний жилет,
успокоив свой радикулит.

Ну а те, что приходят к нам днём, -  
ночь малюют в своих образах:
заслоняя оконный проём,
всё вещают кончину и крах.

Те, кто  з н а е т,  давно предпочли
отказаться от знаний своих...
и отчалить от этой земли,
где так просто повесить за стих.




***  

Молчим опять, И нечего сказать.
Молчание незримо нас хоронит.
И по кому-то колокол уж звонит...
Такая нам, как видно, благодать.




***  

Весь этот мир предстанет как во сне, 
ведь и теперь всё будет как и раньше:
из сумерек ты выйдешь не ко мне.


Игра теней под бликами огня...
всё это - пустота, ведь из тумана
ты позовёшь, конечно, не меня...

И потому - не стоит свеч игра, 
я прекращаю все поползновенья,
ведь до сих пор я тратил лишь мгновенья,
ну а теперь уж - жизнь спасать пора...



ВЕСЕННЯЯ  ЗАРИСОВКА

Тает снег и ветры вешние 
запахи несут нездешние.
Чуть колеблясь в свете утра,
                        перламутра
                         блеск живой
повисает над рекой.

Солнца блики хрупко-нежные 
пали на поля безбрежные,
и застыли, замечтались.
                        Но остались
                        вдалеке - 
тени, тени на реке...




***  

За горизонтом - таким далёким и непонятным - 
садится солнце, окрасив землю огнём закатным.

Я уезжаю, я этот город навек покину, 
и я надеюсь, никто не плюнет мне гневно в спину.

Я был наивен, слегка доверчив и слишком честен - 
вот потому-то я оказался здесь неуместен.

Но мне не стыдно - ни на секунду и ни на йоту:
себя не предал, не опозорил свою работу.

Теперь уеду... без сожаленья - в часы заката.
И в этот город, я знаю точно, мне нет возврата.




*** 

Я поздно понял: Человек - ничто, 
когда он в жертву брошен Идеалам,
его сотрут в пылюгу лишь за то,
что он с Идеей разошёлся в малом.

Он так бессилен против тех кликуш, 
что изучили Своды и Уставы,
что покупают скопом сотни душ
и что всегда и неизменно правы.

А Человек... ведь он неповторим, 
когда свободен - он парит как птица;
не "массы" он, не коллективный мим!
Прекрасно, что он просто - Единица!




НЕПОЗНАВАЕМОЕ 

Последний звук в исчезнувшей дали.
Последний стон исторгнутых созвучий.
И тень луны, и шёпот неминучий - 
всё это было словно вне земли.

Как будто - сон, заклятый на лучах 
дрожащего, осеннего заката... 
Но полумрак сильней. И виновата 
душа за этот непонятный страх.

Молчите все. И вслушайтесь в молчанье.
В нём многое услышать нам дано...
Но, как не зарекайтесь, всё равно 
останется одно...воспоминанье... 




*** 

Свет угасает, и сумерки душные 
липкой своей тенетОй
к ночи стремятся в объятья послушные, 
вкупе с дневной суетой.

Звёзды, как искорки жгуче-алмазные, 
ярче любого огня:
красные, жёлтые, белые...разные - 
отблеск прошедшего дня. 




ЗИМНЯЯ  АГРЕССИЯ

Залепило окна - снежным покрывалом.
Потускнело небо - матовым стеклом.
Намело сугробы. Намело - навалом.
Словно - в месть кому-то... Ну и поделом.




СЕВЕР  ЛЕНИНГРАДСКОЙ  ОБЛАСТИ

И дальний крик, не тающий во мгле, 
и лунный свет, искрящийся в узорах
на тихих и таинственных озёрах,
и палый лист на смёрзшейся земле...

Всё это вкупе - край не ближний мой, 
окутанный туманами и мхами,
овеянный легендами, стихами,
такой далёкий...и такой родной.




*** 

В тебе я вижу только свет, 
который манит, но не греет;
а то, что теплоты в нём нет,
увы, значенья не имеет.

Но, может, утром обожгусь 
об эти вспышки ледяные:
я в них стократно отражусь,
и, может быть, один - впервые...




*** 

Гореть уже не будет тот костёр, 
который мы небрежно затушили.
Но искру от него и до сих пор
В своих ладонях тайно мы хранили.

Мы верили, что в сумрачной дали 
она согреет стынущие руки,
и крохотный огонь мы сберегли - 
от ссоры, от обиды, от разлуки.




***

Над дорогой застыл
блёклый свет фонарей.
Остужая их пыл,
вьётся сетка дождей.

На асфальте блестит
световой силуэт,  
ветер клёны пушит
да обрывки газет...




ВСЕГО  ЛИШЬ  СОН

В ночной тиши свершаются обеты 
далёких звёзд, отверженных миров,
где нет ни слёз, ни музыки, ни слов - 
лишь россыпь солнц да тусклые кометы.

Пусть губы поцелуем не согреты, 
но в грёзах несбывающихся снов - 
безжизненный, рассохшийся покров
спадёт, дыханье ощутив, с планеты.

И запах трав, и отзвуки весны 
проснутся вдруг под новой атмосферой,
вспьянив простор надеждою и верой...

Но через миг сменЯтся явью сны - 
...и мы увидим мёртвые пространства,
застывшие в чертогах постоянства...




НА  ОСТАНОВКЕ  В  СИЛЬНЫЙ  СНЕГОПАД

Люди - словно живые сугробы 
(замело всё кругом, замело):
иногда пошевЕлятся, чтобы 
стало хоть на секунду тепло,
иногда отряхнутся от снега
и подпрыгнут на месте слегка.
Но ворваться в троллейбус с разбега 
не удастся им - наверняка!
Их троллейбус увяз в снегопаде - 
запорошен, как белый скелет.
Ведь такой снегопад в Волгограде 
раз бывает в четырнадцать лет.




***  

Снег падал, падал. Застывал, не тая.
Мы по нему вдвоём с тобою шли.
Мы шли вдвоём, и не желали края 
для нашей - снегом убранной - земли.

Блик фонаря метался у сугроба, 
ночную тьму на сумерки дробя.
Хоть мы под фонарём стояли оба, 
но освещал он только лишь тебя.

Молчала ты. И таяли снежинки, 
с ресниц ссыпаясь радужным дождём;
и мне казалось - чистые слезинки
торЯт дорожки на лице твоём.




***  

Бог един - пророки лживы! 
В этом кроется вся суть!
Громогласны и крикливы 
те, что нам пророчат Путь.

Только искренности тона 
не хватает им порой:
много шума, много звона,
и - лишь сути никакой!




ВЕЧЕРНЯЯ  ЗАРИСОВКА

Снег сухой, блестящей пылью
серебрится за окном - 
то ли сказкой, то ли былью,
то ли несказанным сном.

Фонари снопами света
разрывают темноту,
и обрывок партбилета
ветер треплет на лету...




***

СЕГОДНЯ так похоже на ВЧЕРА.
Как близнецы - и сутки и недели:
протяжные, глухие вечера,
и снова дни, летящие без цели.

Нет нового, есть только дисбаланс
меж будущим и прошлым, меж веками.
А жизнь - хотя и крохотный, но шанс
                       увидеться нам с вами. 





БАСНЯ  О  ДЕМОКРАТИИ 

О демократии порою - 
суждений, доводов не счесть! 
Но мне хотелось бы, не скрою, 
одно из мнений вам привесть. 

Оно сложилось так спонтанно 
на Конференции Зверей, 
что если выглядит и странно, 
не я виновен в том, ей-ей. 

В лесу "Симпозиум Животных" 
свои собранья проводил. 
Так вот, о темах подотчётных 
я расскажу по мере сил. 

Медведь был спикером назначен, 
Лиса в президиум вошла, 
и (чем он сам был озадачен) 
туда избрали и Осла. 

Короче, эта процедура 
свершилась вовсе на "ура". 
И вот Медведь, из-под прищура 
взглянув на всех, сказал: "Пора!" 

- Ну, кворум есть, тогда, друзья, 
открою заседанье я. 
Вопрос один, но очень важный - 
о плюрализме разговор. 
Так кто ж из вас такой отважный, 
чтобы открыть наш честный спор?! 

Песец, извёртливый политик, 
знал толк в приветственных речах 
(он избегал хулы и критик), 
к трибуне лезет впопыхах: 

- Нет, я, конечно, извиняюсь, - 
залепетал сладчайше он, - 
но в демократии, признаюсь. 
я не найду никак резон. 
Нам лапы сильной не хватает, 
вот потому везде раскол! 
А плюрализм? - ох, кто же знает, 
к чему бы он зверей привёл! 

- А я скажу, - вдруг взвился Кочет, - 
моя душа свободы хочет. 
В свободе вижу я знаменье. 
Давить свободу - преступленье! 

- Однако, Петя, ты не прав, - 
поправил Кочета Жираф. 
- Мы все - и это год от году - 
мы все радеем за свободу. 
Но суть, однако же, не в ней, 
а в братском равенстве зверей. 
Ведь диким хищникам в угоду 
не можем мы ввести свободу... 

............................. 

...Короче, мненья разделились. 
Но чтоб к консенсусу придти, 
все звери вдруг объединились 
в Платформу "К светлому пути!" 

А в ней одна из резолюций 
вещала просто и мудрО: 
"Вся маета - от революций, 
а это пОшло и старО".




***  

Все рвались ввысь в младенческой поре.
И в юности ещё, не унывая, 
всё солнца ждали - солнца в ноябре! - 
и снегопада ждали среди мая.

Но жизнь недаром школою зовут: 
она нам в зубы истины пихнула,
и кто летал бы - те уже ползут
под чёрною прогалиною дула;

кто осенью выпрашивал тепла - 
отныне верят лишь в прогноз погоды...
и вспоминают детские дела
и слишком уж наивные те годы...




В  РАЗГАР  ЛЕТА

Поутру васильки 
от росы хмелеют,
пар идёт от реки,
и туманы млеют.

Облака чуть видны - 
тонут в яркой сини,
и вовсю зелены
листья на осине.





МЁРТВЫЙ  ГОРОД 

Город пуст, свободен от людей.
Лишь по стенам - старые плакаты.
А на них - плечом к плечу солдаты,
ратоборцы верные Идей.

Город мёртв, запущен и забыт.
Он - как храм, стоящий средь пустыни,
где уж некому беречь святыни,
где разрухой потревожен быт.

Город изнемог от пустоты;
и окон печальные глазницы
в миг вражды и злобной суеты
превратились в грозные бойницы.

Город мёртв... и, видно, навсегда
   (не ожить - ни в сказках, ни в былинах).
Он уйдёт, исчезнет без следа,
растворится в собственных руинах...




***  

Пусть печаль моя утонет 
в вихре светлом листопада.
Ветер глухо, хмуро стонет 
в глубине ночного сада.

Скрипнет старая калитка.
Я в неё войду украдкой.
Надо мной рябины нитка 
каплет кровью кисло-сладкой.

Я забуду все невзгоды, 
ведь (рассматривая здраво)
есть в запасе у Природы
вот такие ночи, право!




*** 

Прошло пять дней. Казалось бы, пустяк.
Совсем не срок, как будто, для разлуки.
Но всё - вкривь-вкось, всё - наперекосяк, 
и ни на что поднять не в силах руки.

На расстояньи видится ясней 
и суть вещей и смысл отношений;
а потому - достаточно пять дней
для самых смелых умозаключений.




НАЧАЛО  АПРЕЛЯ

Снег подёрнулся стеклянной,
жутко хрупкою фатой.
Но, увы, - непостоянной,
неустойчивой такой.
Солнце нежится, играя, 
плавит замки изо льда, 
чтоб уже в начале мая
разлилась вокруг вода.
Воздух с утреннею стынью 
распрощался. Поделом!
Скоро с облачною синью 
к нам весна заглянет в дом.  
Синей льдинкою прозрачной
тихо стукнет по стеклу:
а внутри, во тьме чердачной -
брызги солнца на полу.




БУКЕТ

Букет гвоздик в подтаявшем снегу - 
забытый кем-то в суматохе буден 
и брошенный небрежно на бегу -
совсем поник... а мир вокруг - безлюден...

Мир вымер от шуршащей суеты, 
от страсти запродать себя дороже.
Ведь так всегда: когда умрут цветы - 
всё остальное умирает тоже.




ВНЕШНИЙ  ЛОСК

За яркой упаковкой мы порой
не замечаем скудную начинку,
и гонимся за пошлой мишурой,
боготворя картонную картинку.

Но внешний лоск - всего лишь дребедень, 
бессмысленно-чарующая тара,
и - пусть мозги сбивает набекрень - 
не дольше он полночного кошмара.

Сотрётся позолота, дай лишь срок,
и потускнеет глянец, потускнеет;
а без обёртки вкладыш-пустышок
сам по себе - значенья не имеет.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"