Акуличев Андрей Викторович: другие произведения.

Стихотворный сборник "Туман овражный", ч. 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

Андрей  Акуличев



ТУМАН  ОВРАЖНЫЙ



Стихотворения

Vol. Љ 1


Часть третья




Т Р И П Т И Х    П А М Я Т И
(стилизация) 


1.	РОМАНС 

Задувает свечу, ветер свищет в пустые покои;  
эполеты в пыли, потускнели на них вензеля...
И уж очень легко позабыты святые устои, 
на которых держалась российская наша земля.

Погубили царя, расстреляли в Отечество веру.
Где хоругви? Они сапогами истоптаны в прах!
И кипеть нам в аду, задыхаясь, заглатывать серу 
за прощённую боль, за немую покорность в глазах.

Но, быть может, теперь, через семьдесят лет помраченья, 
может, синий рассвет выест ржавчину тяжких цепей?
И покаемся мы, у Руси испросивши прощенья, - 
и отпустят грехи колокольные звоны церквей.


2.	ЭЛЕГИЯ

Ах, оставьте, мой друг, эти сладкие воспоминанья, 
душу ранят они и терзают, терзают всю ночь.
За полвека страна испытала такие страданья, 
что они в нас давно всё святое смогли истолочь.

Так зачем же теперь вспоминать невозвратные годы, 
офицерскую честь и сиянье в свечах эполет?
За полвека страна повидала шальные разброды - 
Ни единства сейчас, ни России незыблемой нет. 

Часто видим мы сны, но всё это пустые забавы -
в этих снах и мечтах нам минувшее не воскресить.
Наши руки, увы, не по локоть - по плечи кровавы!
Покаяньем, мой друг, не дано нам грехи искупить.

Отрекаться и жечь мы привыкнуть так быстро успели!
За полвека страна позабыла героев своих.
И святых матерей, что стояли в церквях у купели, 
в матерей-героинь превратил обезумевший псих.

Ах, оставьте, мой друг, эти сладкие воспоминанья, 
разве может душа скорби Родины перенести?!
Столько лет, милый друг, мы ютились в стране без названья!
И к России родной нам заказаны были пути.


3.	МОЛИТВА

Чем ты, Россия согрешила?
За что тебе сей тяжкий крест?!
За что терзает злая сила 
всё светозарное окрест?

Давно свершилось святотатство:
убив законного царя,
здесь насаждали "Труд" и "Братство",
всё возводя концлагеря.

На месте, где б сиять иконе, 
висит портретище Вождя - 
очередного, но "в законе".
Там будет новый, погодя.

Где вместо веры - убежденья, 
где состраданье умерло,
где храмы рушат из глумленья,
там всюду - Зло, и только - Зло!

Там Русь насилует ватага, 
которой имя - легион!
Там стон огромного ГУЛага! - 
он глушит колокольный звон.

И только - слабое биенье 
надежды: "Господи, спаси!
Пошли России возрожденье!
Даруй прощение Руси!"

                              Ноябрь-декабрь 1990 г.




ПРОЩАЛЬНЫЙ  ТАНЕЦ
(шутка)

Прощальный танец стрелянного тела: 
два шага - и ничком упасть в песок,
с израненной душой - до беспредела! - 
с дырою, разорвавшею висок.

Прощальный танец... Ватною походкой
по зыбкой тропке между двух границ
пройти, как бы накачанному водкой,
пройти чуть-чуть, и пасть на землю ниц.

Прощальный танец... Пеною давиться, 
но из последней силы прохрипеть:
"И мне пришлось, однако, застрелиться..."
И, кровью харкнув, тихо умереть.




МУДРОСТЬ  ЖИЗНИ

Бывает так невмочь, 
что хоть петлю на шею...
Но тут приходит ночь.
А утро - мудренее!




СТРАННЫЙ  СТРАННИК  НОЧЕЙ

Напустился туман
                         на забытые Богом проулки.
Пусть забрезжило чуть, 
                         но в окошках, по-прежнему, свет.
И бредёт в темноте, 
                         возвращаясь с полночной прогулки,
Странный Странник Ночей, 
                         потерявший течение лет. 

Скоро солнце взойдёт, 
                         и истают ночные туманы;
будет всё как всегда 
                         в перекрестии ярких лучей.
Не увидит никто, 
                         как откроются старые раны
у того, кто был тем 
                         Странным Странником сизых Ночей.


Лишь под вечер опять 
                          приутихнут дневные проблемы,
и в прохладе листвы 
                          растворится навязчивый зной.
Но когда в морок снов 
                          по привычке погрузимся все мы -   
Странный Странник Ночей 
                          в свой дозор побредёт вековой...




ЛЕТО  УШЛО

Снова утром туман, и белёсой фатой
затянуло сухие травинки.
Только дождь зарядил - льёт сплошною стеной, 
он по лету справляет поминки. 
 
Лето в этом году отошло, умерлО,
отгулявши и бурно и лихо,
без остатка своё раздарило тепло,
и как свечка истаяло тихо.




ИНЕЙ

На промёрзшей земле он узорочьем лёг -
по газонам травы, по бордюрам дорог.
И хрустящий налёт - только солнце взошло -
заблестел, заиграл, серым краскам назло.
Ослепительных искр восхитительный рой 
зарезвился над ним, засверкал мишурой.  
Но к полудню его шлейф воздушный померк, 
и угас и поблёк озорной фейерверк.




ЛУНА

Под осень опять пожелтела луна, 
и - вновь задыхается в клочьях тумана, 
в просветах которого чуть лишь видна...
и тускло мерцает - не ждана, не звана.

Она - словно гость, позабытый в углу,
что робок и тих, и почти незаметен, 
когда остальные слетелись к столу,
дурея от водки, закуски и сплетен.

Чуть-чуть в отдаленьи, чуть-чуть в стороне, 
всегда независима, но - одинока.
Быть может, она тем и нравится мне, 
что нагло не лезет светиться до срока.

Наверное, грустно - скитаться одной,
и таять под утро так тихо, интимно...  
Но я, например, очарован луной. 
И очень надеюсь, что это взаимно.




*** 

Однажды вечером в сугроб 
слезинка тёплая упала.
К утру декабрьский озноб 
она безропотно впитала.

Хрустальный шарик на снегу 
под солнцем засверкал алмазом...
Но - занесёт его в пургу,
и сгинет он под снегом разом...




***

Постепенно тают очертанья 
в сумерках октябрьской поры;
и дымы - как древние преданья -
источают тусклые костры.

Воздух не звенит, а грустно-грустно 
медью листьев медленно гудит,
словно неумолчно, но безустно
о своей печали говорит.

И уже почти неразличимы
ветви, растерявшие листву.
Так всегда, ведь осени и зимы - 
это сны природы наяву.




ХРУСТАЛЬ И ЯНТАРЬ

Хрусталь и янтарь - две стихии земли.
Хрусталь - это лёд в запуржелой дали;
он в панцирь кристалла навечно одет;
в нём ярче в сто раз преломляется свет.
Янтарь - это пламень в застывшей смоле;
он так не похож на огонь в хрустале;
он - словно затерянный солнечный блик,
в медвяной росе омывающий лик.
Хрусталь и янтарь - антиподы во всём:
различны окраской, различны огнём,
огранкой и просто искусной резьбой.
Но, право, прекрасны - и тот и другой.




*** 

Глухие вечера, 
зелёные от скуки... - 
наверное, пора
настала для разлуки.

Как видно, час пробИл, 
и сломаны куранты:
быть вместе - нету сил,
растрачены все гранты.

Расстаться без проблем, 
без ссылки на мотивы - 
вот выход, между тем!
И нет альтернативы.




*** 

Пепельно-сизый хитин стрекозы 
в солнечном свете сверкает сапфиром...
Если и стоит что детской слезы - 
прелесть природы, восставшей над миром.




ПЕРВЫЙ СНЕГ

Над шуршащей листвой
первый снег закружил.
Бледный и голубой,
лишь мгновенье он жил.

Прилетев издали,
таял он на весу
и, коснувшись земли,
превращался в росу.




ФОЛИАНТ

Я тронул переплёт старинной книги, 
под пальцами теплеет медь витков;
раскрыл её и слышу: звон вериги
и заунывный шёпот кандалов.

А на страницах - воск свечи застывший
(опального монаха, может быть),
кровавые столетья переживший, 
чтоб мудрость вековую сохранить.

И я листаю плотные страницы -
века шуршат под пальцами, шуршат,
людских судеб сплошные вереницы
явиться мне из прошлого спешат.

Они как тени - вечны и бесплотны, 
как назиданье, выжимка из снов;
ведь тени никому не подотчётны,
но знают всё, что скрыто в тьме веков.

И я услышал тихие преданья, 
я понял суть нашептанных мне фраз,
ведь если есть Законы Мирозданья,- 
они хранимы от недобрых глаз.

И только в книгах тайные намёки 
рассыпаны по тысячам томов.
Пусть сеют ложь крикливые пророки - 
им не порушить истинных Основ.

Пока есть книги - есть и осознанье 
единого Начала бытия.
И это сокровенное преданье - 
одно из первых, что услышал я.

Пока есть книги - связи поколений 
ничто в подлунном мире не грозит;
они - как бы соткАнный из мгновений
между веками тОренный транзит.

Храните книги! Истинней мерила 
всей нашей жизни просто не найти;
в них - Красота, Загадочность и Сила;
в них - указатель верного Пути! 




ПТИЧИЙ  ГРИПП

Перелётные птицы зыстыли в пруду - 
птичий грипп подкосил лебединую стаю.
Край далёкий им всем напророчил беду,
да беду - без конца и, как видно, без краю.

Снежно-белые хлопья увязли в песке,
пух, почти тополиный, злой ветер ерошит,
и миазмами вируса там, в тростнике,
даже воздух - как нитью незримою - прОшит.

И такой безнадёгой пронзило простор!
Крик, исполненный боли, сдавило в гортани - 
лебединая песня свалилась в минор...
                         и растаяла в утренней рани.




СОЗДАТЕЛЬ  МИРОВ
(формально-экспериментальный опус)

Звёздную пыль я вдыхал озоном,
словно пыльцу небес. 
Как я родился - собой или клоном?
С сердцем внутри?.. или - без?

Как я шаманил в той каменоломне! - 
любящим был, как Бог!
Небо кричало: навек запомни 
важный самый урок.

Я не предал ни одну из песен - 
тех, что ночами пел;
мир был безумно, безумно тесен,
в пальцах крошился мел.

Я созидал рукотворный Космос, 
пахнущий имбирём, 
я его мял, как любимой космы,
льющиеся янтарём.

Бусы планет завихрял в спирали 
возле сверхновых звёзд,
имя любимой занёс в скрижали,
вплёл их комете в хвост. 

Я был Творцом, и это бремя 
прИнял я как обет.
Пульсом в висках отдавалось Время - 
то, что рождало Свет.

И за секунду века кромешно 
рушили весь уклад;   
в этом и я был виной, конечно, 
хоть и не был я рад.

Перемежая любовь и муку, 
я создавал миры,
пренебрегал, прогоняя скуку,
правилами игры.

Гроздьями звёзд я увешал небо, 
галькой устлал прибой...
В этот момент кем я только нЕ был, 
и лишь чуть-чуть - собой. 

Я воплощался в кишащих тварей, -  
в тех, что я сам создал, 
в топи болот с колпаком испарин,
в твёрдый как сталь кристалл.

Я был как вирус ничтожно малым, 
сеющимся в пустоте,
был и осой со смертельным жалом,
Э Т И М  я был и  Т Е М.

Тысячи новых тех воплощений 
чередовал, как мог.
Но я не звался - Вселенский Гений
и, того паче, - Бог.

Я был всего лишь творец иллюзий, 
фокусник бытия:
в ритме коллАпса, в потоке диффузий
перерождался я.

Переиначивал скопом Уставы, 
рушил Декретов жуть, 
не потому, что хотел я славы,
в этом я видел - Путь!

Пусть не разведал я свой генезис - 
клон ли, оригинал? 
Ведь тождество - это только тезис, 
глупых идей финал.

Есть лишь одно божество - Движенье!
Только - порыв вперёд!
Это и смерть, и опять рожденье, 
времени вечный ход.

А потому - я с собой не в ссоре, 
прИнял я суть вещей:
микрочастицей я стану вскоре,  
но - во Вселенной всей!

В ней и Создатель и мелкий атом 
между собой равны:
все из Единых Начал когда-то
хАосом рождены.

Все и уйдём - за одно мгновенье, 
если конечен Путь:
Время закончит своё движенье, 
выполнив Архисуть. 

И, растворясь в пустоте вчерашней,
схлопнувши Времена,
Космос предстанет целинной пашней, 
жаждущей Семена

(ведь и Числитель, а с ним Знаменатель
стёрты лишь до поры)...  - 
В будущем новый придёт Создатель!
И породит миры!!!




КАРНИЗЫ  И  КУПОЛА

Карнизы к куполам
                       тянулись, как хотели,
их линий кривизна
                       сползала тут и там;
они стремились вверх...
                       но только в самом деле - 
окутывала их
                       сплошная пустота.

В разорванных снопах
                       небесных окоёмов
сгорал смурной закат,
                       подкрашивая враз, - 
и треснувшую хмарь
                       над точкою излома,
и матрицу дождя,
                        впечатанную в нас...




*** 

В провалах чёрных глаз 
так многое сокрыто:
обрывки чьих-то фраз
в перипетиях быта,
забытые друзья, - 
они теперь далече...
и где-то, может, я,
мечтающий о встрече.




МЕЧТЫ  И  КАРЬЕРА
             ЧИНОВНИКА

Перманентные проблемы
и досужие дела - 
занимательные темы
для чиновного "орла".

То-то он "разрулит" споры,
то-то шорох наведёт - 
и утихнут разговоры,
кто в Отчизне идиот.

Дальше - воспаренье чина,
к юбилею - орденок.
Вот вам, братцы, и причина,
что в России всё "прыг-скок".




*** 

Какое-то нелепое знаменье, 
какой-то непонятный сердцу вздор - 
не вместе мы второе воскресенье,
в разлуке мы, в разлуке до сих пор.

Ничтожные и глупые причины 
каньоном между нами пролегли -
как будто бы лишили парусины,
спиливши мачты, в море корабли.

И гложет нас обида и досада, 
гордыня застилает  мутью взор.
Какая недостойная преграда 
для тех, кто любит... любит до сих пор!




*** 

В шёпоте дождя 
растворилось лето,
унеся с собой
синий небосвод,
дымом от костров
пахнет близко где-то -
жёлтый тлен листвы
жгут из года в год...




МАЙСКИЕ  ДОЖДИ

Как больно! как дыханье захватило 
от знобной, с жёлтым высверком луны.
До этого три дня подряд дождило, 
как будто - даже не было весны; 

как будто Вечный Дождь, взбесясь от скуки,
заклял весь мир, природе вопреки,
оставив - шелестящей влаги звуки
да пар ночной над зеркалом реки.




КАРТИННАЯ  ГАЛЕРЕЯ


  1. БЮРОКРАТ

Есть профзаболеванье у того,
кто жизнь провёл, копаючись в бумажках:
тифозной сыпью лезут у него - 
печать на лбу и штампики на ляжках.

         2. ДЕПУТАТ

Наш славный-достославный депутат
одну имел, но чудную икону:
молился каждодневно на мандат,
страхующий дражайшую персону.

    3. НАЛОГОВЫЙ 
                      ИНСПЕКТОР

Чтоб бонусы к зарплате поиметь,
он совершал набеги в частный сектор
и долго "щупал" розничную сеть.
А звать его - налоговый инспектор.




ПРАВИТЕЛЯМ

Верховные вершители судьбы!
Как вы живёте? Как идёт реформа?
Мы служим вам, ведь мы для вас рабы, 
мы не народ, мы - быдло для прокорма.

Но и без нас всем вам сплошной капут, 
ведь вы работать вряд ли захотите:
одни из вас от голода помрут,
другие - станут служки в чьей-то свите.

Жрецы идей, пророки пошлых фраз, 
фильтруйте свои гнусные указы -  
они порой по вредности в сто раз
страшнее и холеры и проказы!!!




КРУГОВОРОТ  ПРИРОДЫ

И снова дождь. И слякоть во дворе.
Всё в серый цвет упрятала природа.
Ноябрь шелестит в календаре, 
венчая предзакатный трепет года.

Ещё чуть-чуть - и всё кругом замрёт, 
и в декабре белёсом растворится. 
Затихнет всё... Но вот уж Новый год 
в наш календарь настойчиво стучится.

А дальше - март, весёлый озорник, 
изменчив, как смешливая девица,
сотрёт снега (он к этому привык),
веснушки кинет горсточкой на лица.

А там - июнь с духмяною травой, 
с полянами созревшей земляники,
с бездонною небесной синевой,
в которой тают солнечные блики... 

И наконец, мы снова в ноябре: 
ход времени смиренно-скоротечен - 
круговорот свершён в календаре, 
и новый круг природою намечен.




НОВЫЙ  ГОД

Теплятся свечи, мигая огнями, 
ёлка увИта цветной мишурой.
Мы собираемся вместе с друзьями 
только раз в год... или реже - порой.

Пенясь, в фужерах шампанское бродит:
ток пузырьков в золотистой росе
с донца цепочками тонкими всходит.
Весело - всем! И так счастливы - все!




*** 

Зеркальных брызг созвездья на полу - 
печальный знак семейного разлада.
Любовь, неподдающаяся злу, - 
и дар и боль.. и кара и награда...  

А сердце сотрясается - навзрыд! - 
в нём рана пострашнее, чем от пули:  
разбилась лодка о семейный быт,
и в результате - двое утонули.




ИМЕНИНЫ  ИЗ  ПРОШЛОГО

Порой из прошлого мираж 
рисует мне свои картины:
мне виден сказочный витраж,
              в нём - именины...

Там где-то, в скопище огней, 
есть дом из далей несказанных,
а в нём полным-полно гостей,
              и нет - незваных.

Там отмечает ход веков 
звон хрусталя в именье панском,
и ожерелье пузырьков
              кипит в шампанском.

Там запускают серпантин, 
и, несмотря на курс валюты,
там в честь удачных именин
              палят салюты...

И пусть в том доме не бывал! - 
в бокал шампанским, друже, брызни:
я верю - будет карнавал
              и в нашей жизни!!!




СТРАДАНИЯ  КОМПЬЮТЕРЩИКА

Апгрейд, немедленный апгрейд! -
всё чаще требует компьютер:
вновь глючит модный техношутер
и не качается битрейт.

Железо ловит тормоза,
злой юзер чёрта поминает...
а по щеке ползёт слеза
и, как компьютер... зависает. 




АВТОПОРТРЕТ
(и свой и современников)

Я - суперсовременное животное, 
цивилизован - просто-таки жуть. 
Но мне, признаться, нужно суперрвотное, 
чтоб на себя же в зеркало взглянуть.
  
Ведь в нём я вижу только отражение 
какой-то бестолковой суеты;
и в миг теряешь самоуважение,
когда поймёшь, что эта мерзость - ты.





ОСЕННИЕ  ФЕИ

Небо серой вуалью
обесцветил туман,
и за мглистою далью
зреет снежный буран.

По тропинкам аллеи 
разбросало листву.
Вас, осенние феи,
попрощаться зову.

Флейты нежные звуки 
пусть отплачут по мне,
я устал от разлуки,
а от грусти - вдвойне.

Может быть, я отбуду... 
и уже не вернусь,
вы со мною - повсюду,
как и милая Русь.

И пускай, в честь затеи, 
я слегка во хмелю -  
вас, осенние феи,
и любил и люблю.

Каждый год вы - иные: 
цвет меняют слегка
парики золотые
и накидок шелка.

И всегда - вы со мною.
Я вас жду каждый год.
Мне так важен, не скрою,
ваш осенний приход...




*** 

Внезапно в этот год похолодало: 
под плёнкой льда пожухлая трава
скукожилась, заметная едва,
а солнца и тепла совсем не стало.

И вскоре, засучивши рукава, 
мороз соорудит своё лекало:
с ним стёкол разукрасит он немало,
сплетая завитушек кружева.




СЕРО-ФИОЛЕТОВЫЕ  ТУЧИ

Серо-фиолетовой мглистой пеленою 
обложили небо, сыпнули дождём.
Отсырели хвойные иглы под сосною 
и покрылся мелкою рябью водоём

Враз запахло сыростью и какой-то прелью, 
воздух вымок начисто и отяжелел,  
облака набухшие прорвало капелью,
горизонт вдруг схлопнулся и... не просветлел.

Серо-фиолетовой, мглистой и туманной 
облачностью низкою всё заволокло. 
Этой непогодою, ах, какой нежданной, 
за момент рассеяло летнее тепло.

Серо-серебристые струи дождевые, 
нудно застрочившие чуть наискосок,
промочили марево, может быть, впервые
в середине лета - на один часок.




*** 

Снег искрится, серебрится 
в свете солнечных лучей.
Ранним утром  мне не спится 
в тесной комнатке моей.

Выбираюсь я наружу - 
бал не правит нынче лень.
Поуняв ночную стужу, 
утро переходит в день. 

И сверкают как алмазы, 
словно даже второпях,
льдинок маленькие стразы
на обсыпанных ветвях.




*** 

На часах - полвторого, 
тень качнулась на юг.
Запоздалое слово 
произносится вдруг.

После слова - напрасно 
сохранять нам тепло;
и становится ясно:
всё, что было, - прошло.




ИСПОВЕДЬ  ГРАФОМАНА

Намедни-сь сунулся я с басней
в один увесистый журнал
(вот, не нашёл - чего прекрасней!) - 
печальным выдался финал.

Питая страсть попасть в анналы 
как выдающийся поэт,
строчу я опусы в журналы,
да только... результата нет.




МУЗЫКА  СБЛИЖЕНЬЯ

Запоминая образы как ноты, 
мелодии ты пишешь круглый год.
Наверно, это часть твоей работы, 
а может быть, - совсем наоборот.

Ты вся в шелках - обманчиво-струистых, - 
играет на свету их перелив;
в твоих глазах - бездонных и лучистых - 
мне чудится таинственный мотив.

Симфонии, звучащие в движеньи 
твоих ресниц, взлетающих с лица,
исполнены надеждой о сближеньи - 
коротком пусть, но - нашем, до конца!

И если суждено расстаться вскоре, 
мы будем помнить - в самый скорбный час:
есть музыка, бездонная как море,
которая соединила нас.




*** 

Коротая минутки, 
что уйдут без следа, 
просто так, ради шутки,
мы транжирим года.

Пустословия путы, 
фраз фальшивых река -
стоят нам не минуты, 
а порою - века.







К О Н Е Ц


                                      
.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"