Акуличев Андрей Викторович: другие произведения.

Хиж-2012:сделка По Правилам

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   СДЕЛКА ПО ПРАВИЛАМ
  
  
   Фантастический рассказ
  
  
  
  
  
  
   Он был тощ и небрит. Одет в какую-то поношенною ветровку, которая когда-то щеголяла насыщенным и глубоким синим колером, а теперь вылиняла в грязно-голубую потёртую тряпку. Прорехи были схвачены на грубую нитку, явно мужской, неумелой рукой. Скулы выпирали так, что казалось - человек только вот, сию секунду, вышел из Освенцима.
  
   Олег посторонился, когда бомжеватый незнакомец протиснулся мимо, распространяя вокруг себя облако дешёвого тройного одеколона.
  
   "То ли запах отбивает, - подумал Олег, брезгливо покрутив носом, - то ли засадил флакон с утречка. Трубы-то горят, поди". У него и у самого наблюдалась та же проблема. После вчерашней попойки с друзьями, сушняк долбил его неумолимо и неотвязно. Благо, сегодня суббота, выходной, а стало быть, можно без ущерба для работы поправить здоровье.
  
   Олег ещё не решил, пивом он это сделает или водкой. Соблазн накатить граммов двести беленькой вопиял в нём, аки обезвоженный бедуин в пустыне, застывший перед пересохшим источником. "Ну, у нас-то, хвала создателю, источник не пересох, - с чувством превосходства перед несчастным бедуином, констатировал Олег. - Ассортимент достаточен: пей - не хочу! И деньги имеются на хорошую водку"... Ага, на водку! Мысль представилась Олегу знаменательной - так зачем тогда о пиве и печаловаться?! Только водка! И никаких гвоздей!
  
   Окрылённый внезапно пришедшим решением, Олег ринулся чуть не бегом к стойке - точнее, это был торговый прилавок занюханной полузакусочной-полурюмочной - заказал сто пятьдесят "Столичной" и бутербродик с засохшим, загнувшимся вверх, точно скорпионье жало, ломтиком дырчатого сыра.
  
   В этой забегаловке всегда разливали водку из початых бутылок. А потому установить родословную благородного напитка не всегда удавалось. На вкус "Столичная" представала такой же бурдой, как и самопальная осетинская или ингушская "спиртсодержащая жидкость", именовать которую водкой значило нанести последней незаслуженное оскорбление. Но когда трубы горят... тут уж не до гурманства.
  
   Олег отнёс стакан и бутербродик, съёжившийся на картонной тарелке, к свободному столику, за которым никто не стоял. Ему сейчас не нужна была компания. Речь шла только о поправлении здоровья. А посему - сто пятьдесят, и больше ни-ни! Если и на выходные не заглянуть к Нюрке, можно считать, мосты будут окончательно сожжены. Нюрка уже грозилась. И в самом деле, кому понравится, если кавалер заглядывает к зазнобе только в перерывах между весьма нередкими возлияниями. Не найдёте вы такой Нюрки, которой бы это понравилось! Даже и не ищите. Время только зря потеряете.
  
   Запрокинув в жаждущее горло благодатную влагу, Олег, не торопясь, приступил и к закуске. Закуска была скудная, зато над ухом никто не трындел, попрекая бессовестным пьянством. Что-что, а попрекать Нюрка умела.
  
   Ладно, хорош о Нюрке. А то настроение и впрямь с концами испортится.
  
   Сыр крошился не хуже подчерствевшего изрядно хлебушка. "На вчера ещё бутерброд этот был приготовлен, - догадался Олег, разжёвывая неподдающуюся корочку. - А я вот его нынче уконтрапупил. А не я сейчас, так завтра какой-нибудь бедолага этим мумифицированным уродцем подавился бы".
  
   Неспешное течение мысли Олега, озаботившегося судьбой престарелого бутерброда, прервал нежданный-негаданный визит. Незнакомец, благоухавший тройным одеколоном, почему-то решил приземлиться за одним столиком с Олегом. А ведь рядом было несколько пустых столиков. Но ведь не погонишь же этого "ароматизированного" вон из-за стола. У нас свобода выбора: садись, куда пожелаешь. И никто тебе не укажет на твою неправоту.
  
   - Желаю здравствовать, землянин! - Незнакомец вывалил на поверхность столика свою немудрящую снедь: несколько ссохшихся бутербродов с тем же загнувшимся сыром и два полных стакана водки. Полных даже не по ризку - по краешку. Это как раз бутылка на два стакана. И ведь не пролил не капли. Надо же!
  
   Олег несколько оторопел от непривычного обращения. По-видимому, незнакомец имел в виду "земляк", но пресловутые "трудности перевода" оказали своё чёрное воздействие и в этом случае.
  
   "Наверное, прибалт, - присмотревшись к бледному, с веснушками, усыпавшими нос, лицу, предположил Олег. - Эстонец или латыш... Точно, эстонец. Ишь, как слова коверкает".
  
   - Ну здравствуй, земеля! - ответствовал Олег, пододвинув с середины столика свой пустой стакан, чтобы незнакомцу было удобнее разместить собственные посудины. - Приятного аппетита.
  
   И собрался уже покинуть гостеприимное заведение, но незнакомец вдруг произнёс:
  
   - Меня Энунд зовут.
  
   "Энунд? Имя-то какое странное. И не слышал никогда, - подивился Олег и незамедлительно констатировал: - Стопудово - эстонец!"
  
   - А меня - Олег. - Теперь уходить просто так, без каких-то вежливых фраз и обмена любезностями с закордонным гостем, показалось Олегу невежливым с его стороны.
  
   Энунд сдержанно кивнул:
  
   - Очень приятно. Весьма рад знакомству.
  
   После таких слов Олег счёл своей обязанностью - даже прямым своим долгом! - продолжить знакомство. Чтобы не ударить в грязь лицом и показать иностранцу, каково оно, наше прославленное русское гостеприимство. И даже стал мысленно пересчитывать финансы, коими располагал, дабы скалькулировать в голове: насколько презентабельный заказ в состоянии сделать. Здесь мелочиться не следовало - на карту поставлена национальная честь России.
  
   Но это не понадобилось. Энунд пригласительным жестом и недвусмысленным мановением рук пригласил Олега к продолжению банкета:
  
   - Прошу вас. Угощайтесь. Милости просим.
  
   Олег не обратил внимания на странное построение фраз - иностранец, что с него возьмёшь. Спасибо, акцента почти не заметно.
  
   Выпили, чокнувшись, по полстакана. Заели пищавшим на зубах, ревматическим сыром. Повторили.
  
   Энунд сходил за добавкой. Это опять были два стакана, наполненных доверху. Что ж, видимо, у них в Эстонии манера такая.
  
   И вот, когда в голове появилась приятная лёгкость, а в желудке - ощущение райской теплоты, незнакомец перешёл к сугубо деловой части дружеского, и даже в чём-то братского, застолья.
  
   - Скажите, Олег, - проникновенным голосом вопросил Энунд, - а вы действительно являетесь аборигеном?
  
   - Кем-кем я являюсь? - сражаясь с подступающим опьянением, уточнил Олег.
  
   - О, простите, я неудачно выразился. Но правда ли вы местный уроженец? Я вовсе не имею в виду, что вы похожи на пришлого или на пришельца, но всё же мне хотелось бы удостовериться.
  
   - Да, я тут родился! - рявкнул Олег, стукнув себя в грудь кулаком. В порывах патриотического воодушевления - он таков, тут уж ничего не попишешь. Патриотизм - его слабое место. Точнее - больное... Тьфу ты, так и запутаться недолго.
  
   - О! Это славно! Славно! - воодушевился не менее воспылавшего внезапной любовью к Родине аборигена Энунд. - Тогда мы с вами, как у вас говорят, непременно сварим кашу.
  
   - Какую кашу? - полюбопытствовал Олег.
  
   - О, очень хорошую, замечательную кашу, - уверил его Энунд.
  
   - Ну что ж, я готов. Кашу - так кашу. Ведь щи да каша - пища наша! - блеснул Олег эрудицией, припомнив известную поговорку.
  
   Энунд лоснился, как масляный блин на Пасху. Он потирал ручки, дёргал кадыком и скалил плохо сохранившиеся зубы.
  
   - У меня к вам, Олег, есть выгодное коммерческое предложение.
  
   - Н-ну, - с некоторым безразличием, словно прожженный коммерческий агент, протянул тот, - и что же это за предложение? Вы хотите обменять кроны? Или евро? Или финские марки?
  
   - Нет-нет, вы не поняли. Я не филателист. И никакие марки меня интересуют.
  
   - Что же тогда? Лес-кругляк, нефть, хохломские сувениры? Предупреждаю, я не олигарх, Энунд, и возможности мои ограничены. Так что, не знаю, смогу ли соответствовать?
  
   - Сможете, Олег, сможете. Даже не сомневайтесь.
  
   - В таком случае, я вас слушаю.
  
   Энунд оглянулся вокруг, словно опасался увидеть подлых торговых конкурентов, расстегнул ветровку и полез за пазуху. Достал оттуда полотняной мешочек. В мешочке что-то было.
  
   - Хочу вам, Олег, продать вот это.
  
   И положил мешочек на стол.
  
   - Что это? Если наркотики, будь то "травка" или "колёса", Энунд, все договорённости отменяются. Я не связываюсь с наркотиками. Это противоречит моей внутренней философской установке.
  
   - И моей - тоже! - поспешил с заверениями Энунд. - Но здесь вовсе не наркотики.
  
   - Табак, что ли? - недоумевал Олег. - Уж больно тара на кисет похожа. Но вот партия несколько маловата-с, не находите, Энунд? Да и табак мне без надобности. Я курить неделю назад бросил.
  
   - Не гадайте, Олег. Всё равно не отгадаете.
  
   С этими словами Энунд высыпал на стол содержимое мешочка. И словно тысяча солнц зажглась вдруг перед олеговыми глазами! Двенадцать великолепных крупных бриллиантов покатились по столу.
  
   Минуту Олег молчал, потрясённый. Потом, очухавшись, выдавил пересохшим голосом:
  
   - Ух ты! Какие стекляшки! Блескучие.
  
   Энунд оскорблено выгнул спину. Как кот, которого несправедливо лишили обещанной выловленной рыбки.
  
   - Но, Олег, почему вы называете это стекляшками?
  
   - А как же их ещё называть? Стекляшки и есть. Правда, краси-и-ивые. Взгляд не оторвать.
  
   - Что вы, Олег! Что вы! - закудахтал Энунд. - Да за кого вы меня принимаете?! Это алмазы чистой воды. Настоящие, не какие-то там синтетические каменья. И, прошу убедиться, какова отделка! Изумительная огранка! Просто изумительная! Работа лучших наших ювелиров. Такой работы больше нигде не встретите.
  
   Настоящие?! Олег, покосившись на ветхое одеяние торговца алмазами, сардонически про себя усмехнулся. Ну да, настоящие! Да один такой камешек всей Великобритании стоит: с королевой-бабушкой и наследными принцами в придачу. И ещё должны останутся англичане, ох, и должны! На сдачу пойдут все их доминионы и бывшие колонии. А в довесок - сборная Англии по футболу. Хотя это уже не довесок, а нагрузка получается - если вспомнить, как эта сборная на чемпионате мира в ЮАР выступила.
  
   Энунд, приметив скепсис собеседника, счёл необходимым внести разъяснения:
  
   - Вижу, вас смущает мой костюм, Олег. Точнее, этот нелепый балахон, который продал мне один странный тип в какой-то мерзкой подворотне.
  
   - Ну, не то что бы смущает, - тактично увернулся Олег от прямого ответа, щадя чувства эксцентричного эстонского квази-миллиардера, - хотя кое-какие вопросы в связи с ним и возникают.
  
   - Но разве одежда красит человека, Олег?
  
   "Ого! А ведь мой визави не хуже меня знает русские поговорки. Пять баллов в его пользу!". Олег почесал задумчиво переносицу, скосил взгляд на бриллианты.
  
   - Конечно, нет, - согласился он. - По ней, по одежде, то есть, не провожают, это так. Но по ней встречают. И от сего прискорбного факта никуда не денешься.
  
   Энунд демонстративно поднял руки вверх:
  
   - Всё, Олег, сдаюсь. Мне не переспорить вас, опираясь на ваши местные идиомы. Я не силён ни в софистике, ни в казуистике. Ни даже в риторике. Я всего лишь бизнесмен. И потому, не буду больше тратить времени на бесплодные дискуссии. Я открываю карты.
  
   И он действительно открыл карты. Олег стоял и слушал, едва ли не разинув рот от удивления и позабыв о недопитой водке. Моментами недоверчиво щурился, а иногда и откровенно опасался неадекватных выходок со стороны странного собутыльника. Но, тем не менее, с поля битвы почему то не бежал - поджав хвост и высунув язык. Что-то удерживало Олега. Наверное, всё-таки бриллианты. Ну, или стразы - в этом он пока ещё не до конца разобрался.
  
   Оказывается, Энунд был совсем не эстонцем, как Олег самоуверенно предположил в самом начале знакомства. Он вообще не был человеком. И не каким либо иным существом с Земли. Он был пришелец. Из какой-то там галактики. Энунд назвал её, но Олег не силён был в астрономии, и тут же позабыл это название.
  
   На какое-то время Олег заподозрил в нём явного сумасшедшего. К этому выводу подталкивало буквально всё: и одежда, точно вынутая из тележки старьёвщика, и крайне неправдоподобная версия происхождения Энунда с иной планеты, да и многое другое. Но было одно, что заставляло Олега не поверить в ненормальность стоящего против него человека... Хм-м, человека ли?.. Впрочем, с этим после. Сейчас по существу. Итак, ненормальный ли Энунд? Нет. На что угодно можно об заклад побиться - нет! У ненормальных не бывает за пазухой таких камешков. Или даже стекляшек. Стразы такого уровня и такой выделки сами по себе стоят весьма дорого. И где уж умалишённому владеть таким состоянием!
  
   - Ну так что, Олег, согласны вы совершить со мной сделку?
  
   Олег смешался: "Любопытно, он что, считает меня за восставшего из праха царя Креза? Или за держателя романовского золотого запаса, который не нашли до сих пор, и вряд ли уже отыщут в будущем?"
  
   - Видите ли, Энунд, боюсь, что я не смогу собрать достаточно средств, чтобы выкупить ваши драгоценности. Я для этого не достаточно богат.
  
   - Ну что вы, Олег, я ведь понимаю, что у вас негусто с деньгами.
  
   - И как же, по-вашему, я сумею расплатиться? Мне за всю жизнь не заработать даже на четверть такого... камня.
  
   - Деньги меня не интересуют. Дело вовсе не в них.
  
   - Вот как? А что же в таком случае вы хотите от меня? Может, золота в эквиваленте? Но у меня и золота нет. Я нищ, как церковная крыса. Вот, если вам нужны свечные огарки, - попытался пошутить Олег, - то этого добра у меня навалом.
  
   - Нет, свечные огарки мне ни к чему.
  
   - Так что же вам нужно, Энунд? Только учтите, что у меня нет практически ничего.
  
   - То, что мне нужно, у вас есть. По крайней мере, вы правомочны этим распорядиться.
  
   - Что, Энунд, вам понадобилась моя душа? Это было бы забавно!
  
   - Нет, душу оставьте себе, Олег! Я не по этой части.
  
   - Но что же?! Что, в самом деле, вам от меня угодно?
  
   - Я хочу купить ваш воздух! - разродился наконец конкретным ответом странный инопланетянин.
  
   - Воздух?! - Если сказать, что Олег был шокирован, это значит, ничего не сказать. - Но, позвольте, зачем вам воздух? Воздух ведь бесплатный - пользуйтесь себе, сколько влезет. На здоровье и без всяких сделок.
  
   - О, Олег, тут вы ошибаетесь. Воздух совсем не бесплатный! Это ценный стратегический ресурс. И он стоит дорого. Очень дорого.
  
   - Но с чего вы взяли, что я могу продавать воздух? Это же не моя собственность. Воздух принадлежит всей Земле. Он - как бы неотъемлемая её часть.
  
   - Согласно наших правил, - успокоил компаньона Энунд, - законной будет считаться сделка, заключённая с любым представителем вашей планеты. Ведь вы, как вы сами сказали, - неотъемлемая часть человечества. Следовательно, заключая сделку с вами, я заключаю её как бы со всем человечеством.
  
   - Не нравится мне это "как бы", - проронил Олег, задумавшись об ответственности, которую могла бы повлечь за собой подобная коммерция.
  
   - Ну, Олег, вы, кажется, струсили? - ловко подначивал его Энунд.
  
   - Я? С чего вы взяли?
  
   - Откуда же эта нерешительность? Ведь я предлагаю очень хорошие условия.
  
   - Боюсь прогадать. Я в таких делах, как ни крути, новичок.
  
   - Понимаю. Однако, вы можете быть совершенно спокойны. В соответствии с уложениями галактического торгового кодекса, ни один негоциант не имеет права вводить в заблуждение контрагента по поводу условий сделки или цены реализуемого товара. Мы даём клятву не нарушать кодекс. И не нарушаем. Иначе - смерть! Так что вам нечего опасаться - я вас не надую. И с ценой не нагрею.
  
   - И какова же цена? - робко спросил Олег.
  
   - О, цена - самая справедливая! - Энунд, как истинный торговец, принялся нахваливать предлагаемую им цену. - Причём, её устанавливаю не я.
  
   - А кто же?
  
   - Это у вас, на Земле, царит дикий капитализм. Анархия цен, подделка товаров, махинации и спекуляции - всё это у нас, цивилизованных торговцев, в далёком прошлом. А цены устанавливаются в единообразном порядке - на Антаресской Бирже. Это центральная биржа, и никто не вправе совершать сделки по ценам, отличающимся от общеустановленных. Иначе, как я уже упоминал, смерть.
  
   - Но что может быть дешевле воздуха? Даже если он не бесплатен, то ЧТО он может стоить в сравнении с вашими бриллиантами?... А это... действительно бриллианты, кстати? Не подделка? Больно уж великолепны они, что бы быть настоящими, - всё ещё смущаясь, но уже с алчной ноткой в голосе выпытывал Олег.
  
   - Не беспокойтесь, Олег. Бриллианты настоящие. Фальсификатом мы не торгуем, даже на Земле. Жизнь дороже.
  
   - И вы уверены, что хотите заключить сделку именно со мной?
  
   - Абсолютно.
  
   - А-а... у меня хватит... так сказать, наличности, чтобы... расплатиться?
  
   - Вполне.
  
   - И что, я могу забрать бриллианты прямо сейчас? Мне не нужно подписывать никаких документов?
  
   - У нас не принято фиксировать всё на бумаге. Достаточно купеческого слова. Да и вам формальности не особо-то сдались... Или вы, Олег, желаете заплатить налоги?
  
   - Ну... тогда я согласен, - проигнорировав последний, весьма провокационный вопрос Энунда, решился Олег.
  
   - Отлично. Мы ударили по рукам?
  
   - Ударили, - подтвердил обалдевший от всего произошедшего с ним землянин.
  
   - Сделка состоялась! - громогласно объявил Энунд. Так громогласно, что на них с Олегом даже обернулись некоторые посетители из-за других столиков. - Поздравляю вас, Олег. Вы произвели выгодный обмен. И отныне становитесь обладателем всех этих сокровищ.
  
   Энунд собрал раскатившиеся по столу бриллианты, сгрёб их в полотняной мешочек, а сам мешочек вручил собеседнику. Приятная тяжесть легла в ладонь Олега.
  
   - А засим, дорогой землянин, позвольте откланяться!
  
   Энунд церемонно приподнял несуществующую шляпу и собрался уже покинуть питейное заведение, как вдруг у Олега возник немаловажный вопрос:
  
   - Постойте, Энунд!
  
   - Да?
  
   - Вы так и не объяснили мне, каким образом вы намереваетесь воспользоваться воздухом? Вы будете перевозить его на ваших звездолётах?
  
   - О, это лишнее. Звездолёты нам не понадобятся. Слишком не экономная транспортировка.
  
   - А как же тогда?
  
   - Элементарно, Олег. Необходимое количество воздуха, соответствующее цене сделки, будет откачано по пространственно-континуумным туннелям. Ну, вроде как по трубам, если по-вашему.
  
   - И когда начнётся... транспортировка?
  
   - А она уже началась. С того момента, как мы ударили по рукам.
  
   Ошеломлённый случившимся с ним, Олег ещё с полчаса оставался в рюмочной. Хотя, правильнее было бы сказать - в "стаканной". Пили-то здесь стаканами.
  
   Бриллианты во внутреннем кармане, казалось, жгли ему сердце. Он всё не мог поверить, что это случилось именно с ним, а не с кем-то другим. Какой-то инопланетянин, похожий на эстонца и на бомжа одновременно, всучил ему практически задаром - во всяком случае, Олегу это не стоило ни копейки - шикарные камешки, которые, если даже и были фальшивыми, выглядели всё равно на миллион. Хотя, какой там миллион! Если камни не поддельные, цена их настолько умопомрачительна, что Олег и предполагать не брался - сколько же это будет в цифрах. Много будет. Настолько много, что всех олеговых познаний в арифметике не хватило бы, чтобы осознать величину суммы.
  
   "Ну, а если камешки туфта туфтой, а не природные алмазы, огранённые честными ювелирами, - рассуждал разгорячённый Олег, - я тоже не в пролёте. Деньги-то я за них не отдавал. А так - Нюрке презентую. Наплету, что больших деньжищ стоят. Тыщ пять... или шесть. Причём, наших, родимых рубликов. То-то будет рада цацкам, дурища! А мне - что? Я на этой операции своих бабок не просадил. А воздух... он и есть воздух. От него не убудет. А если и убудет чуть-чуть - у нас лесов полно в Сибири, тайга быстро восполнит то, чем я сегодня торговал".
  
   Торговец воздухом. Надо же! Никогда ещё Олег не ощущал себя в шкуре торговца воздухом. Покупателем оного был, это точно. Когда акции "МММ" сдуру прикупил. Но так чтобы самому воздухом торгануть - это впервые.
  
   Чтобы унять учащённое сердцебиение, Олег принял ещё сто пятьдесят. Водка потекла по пищеводу, тёплая и ласковая, как сияние давешних бриллиантов. И сияние и водка согревали почти одинаково. А впрочем, нет. Бриллианты грели душу так, как не согреет и цистерна водки. Тем более, что цистерну за раз не выпьешь.
  
   Куснув напоследок неподдающийся сырный ломтик, позаимствованный с бутерброда, Олег понял, что засиделся - точнее, застоялся за этим столиком, - и пора уже домой. Ноги затекли, а переступать ими, как кобыла копытами в конюшне, откровенно надоело. Да и ничего здесь больше не выстоишь: всё, что могло здесь произойти хорошего, уже произошло.
  
   Выйдя наружу, Олег пошатнулся. В глазах прыгали светящиеся точки, кружилась голова. Вокруг как-то странно потемнело. Почти даже почернело. И сквозь совершенно очистившееся от хмарных противных облачков, стоявших от горизонта до горизонта с самого утра, небо - стали вдруг видны немигающие звёзды.
  
   Невероятно! Звёзды не могут быть различимы в полдень. Это нонсенс!
  
   В груди остро закололо. И тут Олег впервые ощутил недостаток воздуха. Дышать было практически нечем, и с каждой секундой ситуация всё ухудшалась. Олег разевал рот как вытянутая на берег рыбина, тускнел зрачками и слабел конечностями... Но перед тем, как сознание его окончательно померкло, успел пожалеть, что не удосужился, заключая сделку, поинтересоваться курсами земного воздуха и инопланетных бриллиантов на Антаресской Бирже. Ведь цена на бриллианты могла оказаться слишком высокой. И слишком непомерной для нашего уютного, столь милого нам шарика, где ещё недавно было так много совсем бесплатного воздуха...
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   9
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"