Ал Алустон: другие произведения.

Подпись бога неразборчива

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из сборника "Флегетон"

  ПОДПИСЬ БОГА НЕРАЗБОРЧИВА
  
  Ал Алустон
  
  Император стоял у иллюминатора и хмуро глядел наружу. Весь обзор загораживал огромный, уродливый ржавый бак, в лучах заходящего золотого солнца кажущийся особенно дряхлым и порочным. Император дал себе слово не трогать грузную железяку, но, потратив толику средств из резервного фонда, можно было сменить спектр излучения светила - вероятно, это несколько поправит неэстетичное зрелище.
  Император одернул себя: такого рода уловки неприличны, хотя формально его зарок касался лишь планеты... Нет, нужно было решить проблему, навязчиво напоминать о которой поставлен был этот железный хлам, и только потом можно все сделать по-прежнему и наслаждаться прекрасным видом. Возможно, со дня на день будут получены сведения, которые, наконец, позволят переломить ситуацию.
  Империя простиралась почти на всю Галактику; лишь на окраине оставались еще владения врагов. Военная мощь их была невелика, их давно бы уже раздавили... Но враг сумел закапсулировать свою часть пространства, и флот Империи уже долгие годы не мог преодолеть это хитроумное препятствие.
  Пространственная капсула, содержащая владения врагов, по своим физическим свойствам была близка "черным дырам" космоса. Империя отрядила к ближайшим из них - к одиннадцати - хорошо оснащенные и прикрытые надежной охраной исследовательские экспедиции. Долгое время доклады, приходящие от них, были полезны лишь специалистам; решающего прорыва не происходило.
  И вот наконец была достигнута возможность проникать в недра "черных дыр" и более того, получать оттуда информацию. Ученые все-таки нашли инструмент, позволяющий "взломать" этот огромный и таинственный космический объект, с непостижимой силой притягивающий и перемалывающий при этом материю и никогда не выпускающий ничего наружу. Полученные сообщения сейчас обрабатывались, анализировались и интерпретировались; военные ждали результатов с нетерпением и напоминали ученым, что те сделали еще не все. Мало было проникнуть в недра "черной дыры" при помощи зондов и получить оттуда информацию, нужно было найти способ ворваться в пространственную капсулу врагов - и не только с зондами, а с тяжелыми военными кораблями. И суметь не только передать изнутри те или иные сообщения, но и, одержав пусть нелегкую, но неизбежную, при имеющемся соотношении сил, победу, выйти наружу.
  Император понимал, что это будет достигнуто еще не скоро, но, по крайней мере, один зарок перед самим собой он выполнит, и бак из-под иллюминатора можно будет убрать. Уже что-то.
  Император получил сигнал: глава правительства, Первый Советник, явился с докладом. Монарх кивнул - пусть заходит. Входная мембрана, до сих пор прозрачно-невидимая, засеребрилась и впустила в зал человека.
  Император и Первый Советник обменялись предписанными этикетом приветствиями, затем глава правительства сразу перешел к делу.
  - Экселенц! Результаты, полученные при исследовании "черных дыр", хотя еще и не могут иметь непосредственного военного применения, ценны сами по себе - я бы сказал более чем ценны...
  - Да, мессир, - согласно склонил голову Император. - Это важный промежуточный результат, который уже сейчас позволит нам замечательно продвинуть дело... - он посмотрел в иллюминатор.
  Первый Советник проследил за его взглядом и улыбнулся:
  - Экселенц, ручаюсь головой, что вы и не подозреваете, что именно установлено по результатам исследований внутреннего пространства "черных дыр"! С... гм... эстетическим эффектом это не идет ни в какое сравнение...
  - Мало что во Вселенной может сравниться с хорошим видом из окна... - пробурчал Император. - Пойдемте отсюда, сменим обстановку; вы обстоятельно расскажете обо всем, что так вас увлекло.
  Сделав приглашающий жест, Император шагнул в боковую мембрану, поглотившую его тихо и без следа. Первый Советник последовал за ним...
  Они с Императором сидели на палубе маленькой изящной лодки, свесив ноги за борт. Перед ними расстилалась водная пропасть, глубины которой из-за дымки не было видно. Изредка оттуда вырывались шлейфы густого соленого тумана: лодка находилась на гребне огромной волны, высотой более километра и опоясывающей полпланеты. Суши здесь не было.
  Вода была очень прозрачна, с зеленоватым нежным оттенком, пронизанная острыми лучами местного молодого и яркого светила. В ней бойко сновали прыгучие рачки, спокойно шевелились бледные тонкие нити водорослей, расслабленно висели четырехглазые купола медуз с маленькими ресничками по окружности. Рыбы с оттопыренными жабрами задумчиво подплывали к ним и, внезапно стервенея, набрасывались и откусывали частицы одутловатых желеобразных щупалец.
  Дальше, в глубине, тяжело и неуклонно двигалась большая черепаха, сопровождаемая серебряными лентами рыб-попутчиков. Еще ниже, где, несмотря на уникальную прозрачность воды, все казалось подернутым плотной завесой, залег огромный морской ящер.
  С гребня исполинской волны, что-то шепча, соскользнула вниз струйка пены. Кругом было тихо; страшный рев, царивший на дне водной пропасти, сюда не достигал. Легкие облака умеряли жесткое сияние светила. Первый Советник повел рукой, и перед собеседниками возник матовый прямоугольник экрана.
  - Экселенц, предлагаю вашему вниманию реконструкцию сигналов, полученных из внутреннего пространства "черной дыры".
  Экран потемнел, по краям побежали сполохи разнообразных оттенков, центр был спокоен и сер. Император с интересом следил за изображением, но оно долго не менялось. Он вопросительно посмотрел на Первого Советника, тот невозмутимо ожидал продолжения.
  Из сполохов в верхней части экрана к середине пополз некий черный извив; присмотревшись, Император понял, что это - впадина на ровной монотонной поверхности. Изображение резко дернулось, и перед зрителями предстали уже несколько впадин, имевших различные очертания.
  Император щелкнул пальцами - размер экрана увеличился, встав перед людьми мерцающей матовой стеной. Всю его ширину занимала серая плоскость, испещренная ровными размеренными рядами знаков.
  - Вот, собственно, и все, - заявил Первый Советник.
  По знаку Императора экран сократился до прежних размеров и сдвинулся далеко в сторону.
  - Надпись удалось расшифровать? - первым делом поинтересовался Император.
  - Нет. Не думаю, что это возможно; кроме того, если и удастся, вряд ли мы извлечем из этого какую-то пользу...
  - Почему вы так думаете?
  - Я скажу об этом немного позже...
  - Хорошо, - согласился Император. - Излагайте все по порядку, мессир.
  Первый Советник немного помолчал. Водная гора неслась вперед с огромной скоростью, оставаясь на своей вершине ровной и спокойной. Лодка слегка покачивалась над краем пропасти.
  - Конфигурацию объекта, на который нанесены письмена, охарактеризовать трудно: ученые еще плохо понимают свойства пространства внутри "черных дыр", да и информации оттуда поступило слишком мало... Предварительно можно сказать, что это нечто вроде плоской плиты, этакой таблички с письменами. Кроме нее в "черной дыре" нет ничего, имеющего макроразмеры. Но зато масштабы самой плиты... Они неимоверны. Иначе бы, само собой, нам долго пришлось бы обследовать внутренние пространства "черных дыр", чтобы что-то обнаружить.
  Император недвижно смотрел в морскую пропасть, лицо его было бледно. Первый Советник продолжал:
  - Экселенц, такие плиты мы обнаружили в семи "черных дырах" в разных точках космоса. И на всех - аналогичные письмена.
  - Что остальные?
  - Обследование еще трех закончилось неудачно: никакой информации изнутри не поступило. Одиннадцатая оказалась пуста; но надо заметить, что ее физические характеристики отличаются от свойств других "черных дыр". Она возникла иначе, поэтому в ней не оказалось того, что есть в других.
  - Скажите, мессир, а есть ли какие-нибудь данные о том, из чего эти плиты изготовлены? Я говорю "изготовлены", так как предполагаю их искусственное происхождение.
  - Исследования показывают, что плиты состоят из нейтрино, экселенц...
  - Но нейтрино не могут выступать в качестве материала! Эти частицы ничто не может удержать в соприкосновении друг с другом, у них нет заряда, они практически не поддаются какому-либо иному физическому взаимодействию! - Император умолк. - Или внутри "черных дыр" действуют иные законы природы?
  - Есть одна гипотеза, объясняющая этот парадокс, экселенц. Нейтрино, образующие плиту, связаны не физически, а генетически - или, если хотите, исторически. Все они были запущены в движение по соприкасающимся траекториям. Они не связаны друг с другом, они просто летят рядом... Мчатся со скоростью света в закапсулированном пространстве "черной дыры". Подобное объяснение корректно с научной точки зрения... - по знаку Первого Советника экран приблизился к собеседникам, по нему замелькали формулы, строчки текста, таблицы, объемные диаграммы и схемы, лица экспертов, приводящих свои доводы.
  - Достаточно, - с легкой досадой сказал Император, и экран вновь удалился. - Мне важно одно. Кто стоит за этими дьявольскими сооружениями? Создать "черную дыру", эмитировать столько нейтрино в таком порядке... За этими должна быть мощь вселенских масштабов. Если это иная цивилизация, то... Не зря ли мы полезли изучать "черные дыры"? Нам не под силу противостоять такому врагу...
  Первый Советник согласно склонил голову и надолго умолк. Было видно, что он собирается сказать что-то важное и неожиданное. Император поднялся и шагнул из лодки прочь, призывая Первого Советника следовать за ним. Они полетели вниз, в кипящую мглу гигантской водной пропасти; на полпути воздух вокруг них вспыхнул искристым мерцанием, и люди исчезли из этого мира.
  
  ***
  
  Теперь Император и его Первый Советник оказались на вершине острого утеса, уходящего далеко в глубины космоса от своего основания - изъеденного рытвинами желто-коричневого астероида. Сила тяжести здесь почти отсутствовала, атмосфера - тоже. Но оба человека были надежно защищены системами автономного жизнеобеспечения. Они разместились на небольшом балкончике черного мрамора и рассматривали открывшийся вид.
  Чуть поодаль, казалось, совсем близко - отсутствие атмосферы создавало этот обманчивый эффект - проплывал другой астероид. Он представлял собой огромный массив природного изумруда, оплетенный тонкими жилами золотой руды и украшенной вкраплениями горного хрусталя. Солнце этого мира касалось нежными лучами таинственных глубин причудливого космического тела; они отзывались благодарным насыщенным сиянием.
  - Красиво, экселенц, - оценил Первый Советник.
  Император отличался своими тонкими эстетическими изысками, хотя не умел ни рисовать, ни заниматься музыкой, литературой, танцем... Он считал это недостаточно элитарным. Специальная комиссия отбирала для имперских заповедников лучшие планеты и другие космические тела, представляющие ценность с точки зрения красоты вида. Говорили, что однажды в некоей звездной системе он велел зажечь два новых светила, чтобы устроить небывалый зрительный эффект.
  - Я думаю, вы уже достаточно насмотрелись; тем более вы здесь не впервые... Выкладывайте, что там у вас на уме. Я выдержу самое дикое и невероятное.
  Первый Советник покорно склонил голову.
  - Извольте, экселенц... Я полагаю, что за обнаруженными в "черных дырах" фантастическими сооружениями не стоит какая-либо высокоразвитая цивилизация, которая могла бы испытывать к нам враждебные намерения. По крайней, мере, назвать это цивилизацией в общепринятом смысле нельзя, - Первый Советник сделал паузу, собираясь с духом.
  Император смотрел на него внимательно и ожидал дальнейших объяснений.
  - Все, мне думается, - продолжал Первый Советник, - проще, грубее и фантастичнее...
  - Многообещающая фраза...
  - Экселенц! Я пришел к выводу, что мы столкнулись с признаками существования бога. Со зримыми, материальными и вполне недвусмысленными свидетельствами его бытия и, если так можно выразиться, авторства создания нашей вселенной. Как художник оставляет подпись на созданной им картине, так бог поместил плиты с письменами в недра "черных дыр".
  - Однако подпись эта неразборчива, - заметил Император. - Вряд ли удастся расшифровать его знаки... Раз уж это бог... - он задумался. - Сумасшедшее дело! - внезапно усмехнулся монарх. -Мне всегда представлялось, что бог - это воплощение тех великих и таинственных сил, овладеть которыми еще не удалось человеку. Что это - некий умозрительный и зачастую надуманный образ, условность... Мне трудно находить слова для подобных мыслей, но, надеюсь, мессир, вы меня понимаете...
  Первый Советник поклонился.
  - Действительно, ваша догадка кажется мне верной, - продолжал Император после некоторой паузы. - Творение таких масштабов не припишешь силе, находящейся внутри вселенной. Естественным путем такое не возникает, искусственным - осуществлено быть не может. Хотя... - Император нахмурился, - ведь в некоторых "черных дырах" плит с надписями не обнаружено...
  - Эти "черные дыры" могли образоваться естественным путем либо являются искусственными созданиями разумных существ. Недаром наши враги закапсулировали свой сектор пространства... Определяющим, на мой взгляд, является наличие плит из нейтрино. Они действительно фантастичны!
  - Да, - внезапно упавшим голосом откликнулся Император. - Вы правы, мессир... Признаться, на душе у меня царит страшная смута. Еще полчаса назад я был... О, кем я был полчаса назад! - Император глубоко вздохнул. - Властитель крупнейшего государства в Галактике, да что в Галактике - во всем известном космосе! Вся Галактика станет моей, как только мы покончим с врагами!.. Да, конечно, концепция бога была мне известна и раньше: что это такой вселенский владыка, по сравнению с которым моя мощь, сила моей империи - мелочь, ничто, ничтожество. Но, в конце концов, я не расстраивался, что не могу с ним тягаться - не вызывал же у меня зависти закон Архимеда или Мальчик-с-пальчик. То есть - объективная природная сила или плод воображения. А теперь... Обидно, мессир!
  - Осмелюсь обратить ваше внимание, экселенц, на имеющие место положительные моменты. Процессы капсулирования пространства теперь станут более доступны для наших ученых, что приблизит победу над врагами. Свойства внутреннего пространства "черных дыр" представляют большой интерес для фундаментальной науки. А какой пропагандистский эффект! Сам факт успеха исследований свидетельствует о гигантской мощи империи! Обнаружение письмен бога укрепит основы религии и, следовательно, верноподданнические настроения в народе...
  - Письмена вряд ли удастся расшифровать, и каждая конфессия будет трактовать их по-своему... Так что в этом отношении я бы не рассчитывал на многое, мессир.
  Первый Советник поклонился.
  - И последнее, экселенц... Вы по могуществу приблизились к самому богу...
  - Не я, империя.
  Новый поклон в ответ.
  - Нет государства в Галактике более мощного. Нет в Галактике и более могучего правителя, чем вы, экселенц. Ваши слуги прикоснулись к самому сокровенному творению бога. Выше уже некуда идти. Вы - на вершине! Все препятствия, которые еще есть - мелочи, не более.
  Изумрудный астероид медленно уплывал в сторону. На смену ему прибыл другой - из горного хрусталя, увенчанный массивной золотой шапкой. Лучи светила заставляли ее жарко пламенеть.
  - Пройдет время - и вы, экселенц, сможете сами создавать новые "черные дыры" и помещать в них памятные плиты - на этот раз со своим именем. Ваше величие достигнет космических масштабов!
  По лицу Императора пробежала судорога отвращения.
  - Этого не будет... Я никогда до такого... не унижусь.
  Видя, что Первый Советник не понимает его, монарх сухо кивнул ему:
  - Благодарю вас, мессир, за важные сведения. Можете идти.
  Чиновник удалился, сдерживая недоумение. Император покинул астероид и оказался в новом, непохожем на предыдущие, мире.
  
  ***
  
  Небо здесь было низкое и темное, серо-фиолетовое. В насыщенной плотной атмосфере плавали белесые волокна, бугорчатая равнина простиралась до горизонта. То и дело на ее поверхности вспыхивали короткие слепящие огоньки природного электричества.
  Император шагнул вперед и ощутил легкое возбуждающее покалывание во всем теле: допустимая доза внешнего воздействия была пропущена через защиту. Монарх сделал еще несколько шагов - вокруг едва слышно, но грозно загудело, воздух над ним сгустился. Еще немного - и с рвущим небо грохотом прямо в Императора ударила молния. Бледное пламя омыло его тело со всех сторон и исчезло; он поднял кверху лицо и расставил руки. Император шел по равнине, а молнии били в него отовсюду - с неба и с земли, из тех самых бугорков, накапливавших электричество. Ветвистые отрывистые разряды образовывали различные фигуры - кресты, дуги, кружева. Император шел вперед среди грохота и нестерпимого блеска, земля под ним плавилась и пузырилась.
  Потом он остановился и вздохнул, вспоминая разговор с Первым Советником. Да, конечно... Ему, властелину почти всей Галактики, не грозили ни старость, ни болезни. Его жизнь надежно оберегала система защиты, многочисленная охрана, мощная военная машина. Он может дожить и дождаться, когда станет возможным формирование собственных "черных дыр". Когда техника и технологии позволят создавать нейтринные массы, не уступающие скрижалям бога. И даже - что гораздо труднее - он сможет усеять собственными "черными дырами" всю бесконечную вселенную. Но...
  Несмотря на это, он не станет равен богу. Ибо тот создавал не только укрывища с памятными плитами. Он создал всю Вселенную. Нельзя поставить свою подпись на чужой картине и превратиться благодаря этому в ее автора.
  Можно заставить своих подданных, всю империю, поверить в божественность повелителя. Такое уже бывало. Но он сам будет знать, что это - ложь. Он будет мучиться от мысли, что из зависти к настоящему богу прибегнул к такой дешевой уловке.
  Теперь молнии били непрерывно, образовав вокруг тела Императора сплошной дрожащий клубок. А он легкой поступью шел вперед и, глядя в это бешеное пламя, думал о своем.
  Даже если он создаст собственную Вселенную. Свой бесконечный мир, наполненный бессчетным множеством галактик... Даже если там, в собственной Вселенной, установит в пространственных капсулах или еще как-нибудь собственные памятные плиты - по полному праву, как Творец и Создатель...
  Он все равно не будет первым. Он будет лишь учеником, подражателем, тенью того бога, который создал эту Вселенную, эту Галактику. Того, кто подал ему идею, вдохновил своим примером...
  Император, дойдя до мембраны, перенесся в другой мир. Молнии дважды ударили ему вдогонку, после чего электрическая буря прекратилась. Небо и земля вновь начали накапливать растраченную мощь.
  
  ***
  
  Император висел в открытом космосе, в ясном и чистом вакууме, и смотрел на одинокую, без планет и комет, звезду. Он ясно видел огненные ячеи на ее поверхности, в которых бурлило первозданное пламя. Проникнуть туда одинокий человек, пусть даже с такой защитой, как у Императора, еще не мог. Для этого требовалась специальная тяжелая техника и огромные энергетические ресурсы.
  Немного левее центра застилающей полнеба звезды темнело подковообразное пятно; огонь рядом с ним был каким-то притихшим и придушенным, конфигурация близлежащих ячей исказилась. Пройдет время, и оттуда далеко в космос ринется страшной силы пламенный вихрь, протуберанец, способный развеять в пыль все, что попадется на его пути - даже могучий имперский броненосец.
  Но пока звезда была спокойна; немного утишив душевную тяжесть, возникшую после сообщений Первого Советника, Император двинулся дальше.
  Теперь перед ним простерся мрачный, выжженный в пепел мир; на обнаженно-шершавой поверхности торчали иззубренные, резких очертаний клыки скал. Багровая луна тускло светила в небе...
  Вдруг свинцовые, черные облака на горизонте прорезал тонкий, огневого золота луч. Потом еще один, и еще, и вскоре полнеба запылало чистыми, режущими глаз и спирающими дыхание красками - все более спокойных и спокойных тонов.
  Планета преобразилась, залитая сочным зеленым светом - это взошло местное светило. Скалы стали походить на нежные побеги диковинных растений, пространство между ними обрело облик мягкого, упругого, сочного мха. Со всех сторон стали стекаться струи призрачного, дремотного бирюзового тумана, распространяя пьянящий, дурманящий аромат.
  Над горизонтом поднялся еще один спутник планеты; вскоре он затмил светило, и вид местности снова переменился. Все вокруг стало прозрачной черно-фиолетовой глубиной, пронизанной столбами колышащегося чистого мрака. Императора охватило чувство глубокой успокоенности, отрешенности от всего внешнего; казалось, время застыло навсегда среди этих безмолвных фиолетовых вод.
  Пробыв здесь целый час, Император направился дальше.
  
  ***
  
  Возможно, он не может состязаться с богом в масштабах творения, что с того? Зато он превосходит бога по такому показателю, как чувство меры. Гигантомания неэстетична, вульгарна и груба, как в искусстве, так и в управлении Вселенной. Гораздо приятнее создать пусть небольшую, но со вкусом отделанную, радующую глаз вещь, чем нечто огромное, необозримое и потому не вызывающее впечатления целостности и завершенности.
  Вот, например...
  Император, прищурившись, осмотрел ярко сияющую, без пятен и аномалий, звезду. Прекрасное место для обитаемой планеты!
  - Дежурного архитектора, - распорядился он негромко. - Это место нужно заселить, -произнес Император, и система связи дала подтверждающий сигнал: "Указание принято к исполнению".
  
  ***
  
  Несколько астероидов и комет были собраны в точку, положение которой было заранее рассчитано. Среди этих разрозненных космических тел поместили генератор гравитации, создавший нормальное притяжение на вновь образованной планете и компенсирующий неустойчивость ее внутренней структуры. Излучатели наплавили слой планетарной коры, сформировали литосферные плиты и выемки для океанов и морей.
  После этого провели коррекцию настроек генератора гравитации: наклон оси вращения планеты приобрел расчетный угол, скорость вращения вошла в заданный интервал. Заварив возникшие трещины в коре, техники приступили к созданию гидросферы и атмосферы.
  Размещенные на орбите новой планеты станции-комбинаты перерабатывали глыбы космического льда в воду и воздух, закачивая под купол силового поля гравитационного генератора. Малые планетологические платформы сновали над поверхностью, вырезая русла рек и ручьев, затем занялись подземными потоками и пещерами. В расчетных зонах скальная поверхность взрыхлялась, превращалась в валуны, гравий, песок, глину.
  Дальше настала очередь биологов. Суша, дно пресноводных водоемов и шельфы морей и океанов были покрыты слоем почвы и ила. Каждый кубический метр воды и каждый квадратный метр суши населялся строго рассчитанным количеством особей различных живых существ - вирусами, микроорганизмами, растениями от травы до могучих лесных великанов, животными - от клопа до тридцатиметрового кита.
  Архитекторы работали почти одновременно с биологами. Еще при формировании планетарной коры были размечены и подготовлены места для городов, дорог, промышленных зон и портов. Сейчас там возводились конструкции подземных заводов, небоскребы, коттеджи, ангары для космической техники.
  Начали прибывать жители новой планеты - население для полусотни мегаполисов, двадцати тысяч средних городов, ста пятидесяти тысяч малых городов и огромного множества поселков. В новеньких квартирах по вкусу жильцов расставлялась мебель, развешивались таблички с фамилиями начальников на дверях кабинетов в административных зданиях, в ресторанах готовилась пища, в школах составлялось расписание занятий на предстоящий день.
  В медицинских центрах раздались вопли новорожденных - первых коренных жителей планеты. Бюро ритуальных услуг занимались погребением первых усопших.
  Собачьи парикмахеры стригли пуделей.
  Планета с населением в 10 миллиардов граждан спокойно и уверенно двигалась по орбите вокруг красивой звезды через 30 часов после того, как прозвучало распоряжение Императора.
  Таков был стандарт.
  
  ***
  
  В суточном распорядке Императора настало время ночи. Он отбыл в покои своей супруги.
  Императрица находилась в одном из своих дворцов - восьмисотэтажном чуде архитектуры, высеченном из гигантской жемчужины.
  - Как прошел день, любимый? - задала вопрос женщина, устремив на Императора взор прекрасных глаз.
  - Спасибо, ничего, дорогая... - с усталым вздохом отвечал тот. - Знаешь, все как всегда: решая одну проблему, сталкиваешься с двумя новыми, и всему этому конца-края не видно. Впрочем, - добавил Император с легкой улыбкой, - я сумел сохранить спокойствие духа и настроиться на бодрый лад. Не это ли главное? - он поцеловал жену. - Пойдем-ка отсюда, здесь душно...
  Они оказались в открытом космосе, вдали от звезд и туманностей. Галактика, почти вся покорная Императору, распростерлась на полнеба под ногами венценосных супругов. Как на полотнище черного бархата с блестками серебра, легли они, оберегаемые силовым полем.
  - Я люблю тебя, - прошептал Император и коснулся губ жены легким поцелуем...
  
  ***
  
  Расслабленно обнимая теплые плечи супруги, Император из-под полуприкрытых век смотрел на сверкающую в черноте спираль Галактики. Его Галактики. 372 миллиарда звезд. Вот они - у его ног...
  Даже владения врага видны: отсюда они предстают в том облике, в котором были сотни тысяч лет назад, еще до войны и заключения их части пространства в капсулу. Враг ничтожен и жалок - менее полумиллиарда звезд контролируется им.
  Этот маленький кусочек Галактики не столь уж необходим империи. Важно найти и иметь в своем арсенале способ взламывать и штурмовать пространственные капсулы.
  Враг сначала будет вынужден к миру, затем - к союзу с империей, а в итоге - полностью ассимилирован.
  И тогда он, Император, будет иметь полностью принадлежащую ему галактику. Собственную галактику.
  
  ***
  
  В чужой Вселенной...
  
  ***
  
  Высший аппарат империи, родственники и друзья властелина с тревогой отмечали, что в последнее время он улыбался гораздо реже обычного. И даже в этом узком кругу мало кто догадывался, в чем дело.
  А вот Первый Советник был уверен в том, что знает причину упадка настроения Императора. И то и дело предпринимал попытки вернуть повелителя, хотя бы ненадолго, в бодрое и веселое расположение духа.
  - Вот, экселенц, взгляните, что наши станции наблюдения подсмотрели в одной из окраинных звездных систем, - предложил он как-то, раскрывая перед Императором обзорный экран. На картине появилось приземистое пятидесятиэтажное здание, жалко поблескивающее убогой облицовкой из низкокачественного искусственного камня и запыленного стекла. У его подножия, вымощенного тем же материалом, вертикально располагались полторы-две сотни шестов со свисающими с верхушек разноцветными тряпицами.
  Тут же стояло несколько десятков повозок весьма помпезного и нарочито технически примитивного вида, клубилась плохо организованная толпа гуманоидов, одетых почти одинаково неудобно и неэстетично. Многие улыбались друг другу и цеплялись верхними конечностями, другие стремились к ним с протянутыми устройствами съема аудио- и видеоинформации.
  - Мы видим здесь мир, не входящий в число подвластных империи, хотя и находящийся в нашей галактике, - пояснял Первый Советник. - Происходящее здесь - встреча лидеров этого мира...
  - То-то у этих типов такие важные физиономии, - усмехнулся император, - аж смешно становится... Бьюсь об заклад, далеко не каждый из них имеет хотя бы одну звезду в подчинении.
  Первый Советник довольно посмотрел на улыбающегося повелителя. Он не ошибся с этим видеосюжетом.
  - У них у всех, - медленно сказал Первый Советник, - в подчинении нет ни одной звезды. Они контролируют - и то лишь частично - одну-единственную планету...
  Император взглянул на экран с недоумением: так фантастически мало? Казалось, что здание, шесты с тряпицами и кучка народу - вот и все, что могло уместиться на столь ничтожной территории. Дальше и повсюду - лишь космическая пустота, вакуум и жидкая взвесь звездной пыли...
  Конечно же, нет. Если уж переходить на столь малые масштабы, очевидно, что даже на одной планете может кое-что поместиться. Император снова усмехнулся - по крайней мере для самодовольства туземных вождей пространства там явно хватало.
  Их явно не обескураживала ничтожность своих владений: похоже, они не мыслили даже в масштабах звездной системы. А галактика, вселенная - для них наверняка и вовсе фантастика...
  - Объявите этот сектор моим личным заповедником, мессир, - распорядился Император. - Зрелище там просто уморительное... Кроме того, здесь сосредоточен запас одного ресурса, достаточный для половины галактики.
  - Какого ресурса, экселенц?
  Император улыбнулся, все шире и шире, потом и вовсе расхохотался:
  - Спеси, мессир, спеси!
  
  ***
  
  Впрочем, таких эпизодов было явно недостаточно, чтобы всерьез и надолго повлиять на настроение Императора.
  Бог создал вселенную и поместил в ней знаки своего авторства и прав повелителя. Император не создал даже одной-единственной галактики, которой руководил. Мало того, он даже не покорил ее: власть досталась ему по наследству.
  Чтобы избавиться от чувства собственной ничтожности или хотя бы для того, чтобы не страдать от него так сильно, Император обратился к сфере религии и магии...
  - Ваш культ считается темным и зловещим, - говорил властелин своему собеседнику, одетому в просторную, ниспадающую складками черную мантию. - Однако все вынуждены признать, что он самый действенный...
  - Его ненавидят именно за это, государь, - глухо промолвил верховный жрец. Он внимательно посмотрел на Императора и добавил: - Можете не объяснять, зачем я вам понадобился...
  Жрец отвернулся и принялся что-то беззвучно шептать, едва шевеля губами. Затем он извлек из складок одеяния простого вида чашу, очень древнюю, и такой же ланцет. Император тем временем отдал необходимые команды системе жизнеобеспечения.
  Невесомо коснувшись руки властелина, жрец пустил ему кровь и внимательно следил, как она наполняет чашу.
  - Достаточно, - сказал служитель культа.
  Император вернул прежние параметры системы жизнеобеспечения: ранка тут же бесследно затянулась, объем крови начал восстанавливаться. Тело властелина стало неуязвимо не только для ланцета, но и для пули, лазерного луча или плазменного ожога.
  Жрец дал команду бытовому процессору, и перед Императором появилась емкость с водой, образуемая силовым полем. Повинуясь мягкому нажиму руки служителя культа, властелин опустил голову в воду...
  
  ***
  
  Они оказались в убогом помещении с щелястыми дощатыми полами, закопченными стенами и низким бревенчатым потолком с бахромой соломы. Посреди комнаты на ржавых цепях над открытым огнем висел железный почерневший котел, в котором что-то варилось. Как отметил Император, пахло очень даже аппетитно.
  По углам комнаты стояли четыре стола, покрытых неожиданно чистой, яркого и блестящего вида материей. За ними сидели вполне гуманоидной внешности личности, правда, с довольно щедрой растительностью на физиономиях. Их одежду составляли бархатные и парчовые кафтаны, огромные сапоги выше колен, бурого и серого цвета необъятные плащи.
  Прихлебывая что-то из больших глиняных кружек, они вынимали из стоящей перед ними объемистой миски кончиками кинжалов куски мяса с подливой и жадно насыщались. Сидящий у дверей нищий в лохмотьях не сводил с них голодного взгляда; на тряпке у его ног валялось несколько мелких, донельзя истертых монет.
  Император с удивлением обнаружил, что понимает речь местных обитателей - впрочем, довольно грубую, невнятную и засоренную ругательствами.
  - ...секача завалили, - довольно басил рыжий верзила с большой красной серьгой в правом ухе. - Я об него копье чуть не сломал! Одной моей суке бок пропорол, похоже, сдохнет... - он нахмурился и саданул кулачищем по столу; впрочем, мало кто обратил на это внимание - шум в комнате стоял сильный. - Но на завтра у меня еще есть пара замечательных собачек, так их и разэтак!..
  - ...большое упущение! - говорил сочным баритоном сухощавый старик за другим столом. - Хозяин, говорят, не пожалел доходов с двух поместий, так что такой пир будет!
  - Честно говорю, последняя, - угрюмо сопел бородач в заляпанном грязью плаще, потерянно глядя на большую монету. Его собеседник, глядя в кружку, монотонно покачивал головой. - Совсем я разорен, совсем!
  - Перещеголяю я его, так меня и разэтак, перещеголяю! - клялся молодой человек в изысканном платье. - Он в честь помолвки дочери устраивает... так... - он начал загибать пальцы, - охоту, пять дней, для всех гостей и соседей, ага. Пир двухдневный. Ну, и подарки, кому какие. С четырех поместий доходы угробил, говорит, но явно завирается... На свадьбу целый остров обещает в приданое не пожалеть, но это мы еще посмотрим... Я через месяц за сестрой дам: на помолвку... охоту - целую неделю, и не только кабанов, дракона затравим! Пир - на неделю опять же, и народу соберу вдвое больше! И подарки - всем! С пяти поместий доходов не пожалею! Весь мир заговорит о моей щедрости!.. В приданое - два острова дам! Целых два!..
  Императору наскучило слушать, он обернулся к жрецу:
  - Что все это значит?
  Тот легко усмехнулся.
  - Ровным счетом ничего, государь... Скажу только о том, что "поместье" в понимании этих людей для нас означает "вселенная". "Остров" - универсум второго порядка, то есть континуум, заключающий в себе бесконечное множество вселенных, как вселенная заключает в себе галактики... - служитель культа двинулся к двери. - Идите, государь, мы не можем здесь оставаться долго.
  У выхода Император замешкался, ему хотелось что-нибудь дать нищему. Но привычные системы обеспечения и доставки здесь не работали, ничего не было и в карманах.
  - Не ищите, государь, - заметил на эти попытки жрец, - вы ничего не можете ему дать... Идемте же!
  
  ***
  
  Они вновь оказались в покоях Императора; вода, казалось, только что выпустила из своих объятий голову властелина. Так оно и было: хронометр зафиксировал, что прошла лишь секунда.
  - Полагаю, вы получили от меня достаточно, государь, - с поклоном обратился к нему жрец.
  Император долго молчал, глядя на воду, затем, не оборачиваясь, кивнул. Жрец двинулся прочь.
  - Постойте, - окликнул его владыка. - Вы сказали, что я ничего не могу дать нищему там... Почему?
  - Цена самой мелкой монеты там - галактика, государь, - спокойно пояснил жрец и ушел, не дожидаясь дальнейших расспросов.
  
  ***
  
  Император долго оставался в одиночестве, никого не принимая и не выходя на связь. Он не посещал своих излюбленных мест в космосе, не интересовался новыми: лишь сидел у иллюминатора или расхаживал по покоям.
  - Ну что ж, - сказал он, наконец, сам себе, - я жалок и ничтожен. Но что с того?
  Император включил видеоизображение, представленное ему Первым Советником. Вожди затерянной, дикой планеты снова стали позировать перед прессой, улыбаться и пожимать руки друг другу. Их нисколько не задевало то, что галактика, в которой они обитали, повиновалась неведомому для них Императору; вселенная, в которой находилась галактика, принадлежала неведомому богу; так называемый "универсум второго порядка", заключающий в себе среди бесконечного множества прочих, и эту вселенную, находился еще в чьей-то власти...
  Вожди стали произносить речи; император, не вслушиваясь в смысл слов, вглядывался в их лица. Мрачное настроение стало рассеиваться, властелин едва заметно улыбнулся раз, другой, затем тихо рассмеялся...
   The End
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"