Алафинова Светлана Юрьевна: другие произведения.

Приключение в Зарадужной стране

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   РАДУЖНЫЕ ВРАТА
   Часть 1
   ПРИКЛЮЧЕНИЕ В ЗАРАДУЖНОЙ СТРАНЕ
   Пролог
   в котором мы узнаем, что некто строит козни
   против маленького мальчика, который и не
   подозревает об этом.
  
   Все в округе было погружено в глубокую ночь, не предвещавшую ничего необычного. Она накрыла дворец своими ласковыми успокаивающими крылами, давая отдохнуть всем ее обитателям, выбившимся за день из сил. Но вот тишину и спокойствие ночи нарушил душераздирающий злорадный, холодящий душу хохот. Стены сотрясались от этих неожиданных для этого времени суток, звуков. Тот, кто находился поблизости от той комнаты, откуда раздавался смех, повскакивали со своих кроватей. Со страхом на лицах они озирались по сторонам, не понимая, что могло так развеселить их правителя. А, от еще звучащего по округе хохота, у людей и существ, населяющих этот дворец, по телу пробегали мурашки, а волосы на теле вставали дыбом.
   Человек, а может быть и не человек вовсе, а нечто на него похожее, назовем его Кумирусом, нарушивший спокойствие ночи, стоял у окна. На плече у него восседал маленький ушастый зверек. Именно он передал столь долгожданную радостную весть. Наконец-то Кумирус избавился от своего злейшего врага, которым являлся мальчик десяти лет от роду. Причем этот мальчик и не подозревал вовсе, что является для кого-то врагом, да еще и настолько сильно.
   Кумирус постоял у окна еще какое-то время. Потом с чувством выполненного долга вздохнул полной грудью ночной прохладный воздух. Хотя чувства, какие-либо положительные эмоции и этот человек, были вещи абсолютно несовместимые. Легким движением руки он отправил зверька в ночь, в обратный путь, не дав ему даже передохнуть с долгой дороги, а сам завалился на кровать, досматривать прерванный сон.
   Настроение было приподнятым, ощущалась легкость, как будто бы с исчезновением этого проклятого мальчишки с плеч был сброшен огромный груз. Но сон не шел. Как только глаза слипались, в голову лезли явно нерадостные и беззаботные сны, на которые он рассчитывал, а видения говорящие о приближающейся опасности. И опасность эта исходила от того самого мальчишки, которого он уже считал мертвым. Так провозившись и проворочавшись всю оставшуюся ночь, уже под утро Кумирус проснулся окончательно.
   Утро было в самом разгаре, но Кумируса никто не беспокоил. Во дворце все знали, какие последствия могут грозить тому, кто побеспокоит господина правителя.
   День был в разгаре, когда к Кумирусу прилетел, еще один ушастый зверек. Находящийся, в более-менее добром расположении духа, он с надеждой на еще одну хорошую весть, принял летающее существо к себе на плечо. Но по мере того, как зверек передавал ему очередное сообщение, лицо человека менялось, оно искажалось, приобретая вид зловещей гримасы. Не обращая ни на кого внимания, он взревел.
   -Нет! Опять! Этого не должно было случиться!
   Рев, прокатившийся по всей округе, был ужасен. Впрочем лицо Кумируса выглядело не менее ужасным . Зверек, не теряя времени спикировал с его плеча и, что было сил, ринулся в открытое окно. Ближайшее пространство вокруг Кумируса опустело в считанные доли секунды. Даже тогда, когда настроение у повелителя портилось хотя бы чуть-чуть, никто из окружения не хотел попадать под его горячую руку, а в данный момент...
   Кумирус сверкал глазами, метая холодными искрами в поисках кого-нибудь, на ком можно было бы сорвать злость, но прислуги в его кабинете, да и в коридоре давно и след простыл. Он начал крушить все, что попадало ему на глаза и под руки. Наконец весь пыл из него вышел. Правитель начал рассуждать более трезво. Ему ничего не оставалось делать, кроме как смириться с произошедшим и ждать, когда мальчишка сам явится к нему в руки, собственной персоной. Вот тогда Кумирус отыграется на нем за все!
  
   Глава 1
   в которой мы знакомимся с одним из главных
   героев нашего приключения.
  
   Ему сегодня опять не повезло. Был летний день и накрапывал мелкий противный дождик. Причем не только сегодня, но и несколько дней подряд. А это значило, что яркая, пестреющая красками и лицами площадь пустовала. Народ сидел дома. Пробегали лишь редкие прохожие. Приходилось думать о запасном варианте. Хотя пользовался он этим вариантом совсем не плохо, а даже профессионально и не только в дождливую погоду. Это было его хобби: он любил подворовывать.
   Всего лишь несколько месяцев назад жить было намного легче и интереснее. Погода стояла почти всегда солнечная. Если шел дождик, то только ночью и только для необходимости, пропитать землю. Если это происходило днем, то весь город выбегал на улицы, потому что каждая дождинка блестела, переливалась в цветах радуги, словно драгоценные камушки, потому как дневные дожди были редким явлением.
   Погода стояла сказочной во все времена года. И даже промозглая осень не могла испортить настроение местным жителям.
   Зимой же с неба падали, кружились пушистые, сверкающие на солнце крупные снежинки. А радуга в это время года казалась как будто бы хрустальной.
   В общем, в этой стране всегда была хорошая погода. Дни были великолепными, радужными. Дело в том, что через весь город, изо дня в день, был перекинут радужный мост. С восходом солнца радуга начинала переливаться. И по мере того как солнце меняло свое положение в течении дня, его лучи преломлялись через радугу. От всего этого воздух играл различными оттенками от красного с восходом солнца, до фиолетового к вечеру. Поэтому город, как и страна, назывался Радужным.
   Самой людной площадью Радужного города была центральная. Народ заполнял улицы: гулял, торговал, что-то продавал, радовался, развлекался.
   Паренек по имени Валемир, был в принципе не плохим парнем. Ему было десять лет от роду. До шести лет Валемир рос в детском доме. Говорили, что попал он туда, когда при неизвестных обстоятельствах исчезла его мать, а отец после этого бросил его. когда мальчику исполнилось шесть лет, Валемир убежал из детского дома. Там, по его мнению ограничивали его свободу действий, в детском доме ему было неуютно и тесно. Беглеца возвращали. Он опять убегал, причем каким образом, не мог понять никто. Чтобы мальчика не искали работники из детского дома, он подался в шайку воров, и довольно быстро и мастерски освоил эту специальность. Но и там над ним висели определенные обязательства, сковывающие его желания и возможности. Больше года не выдержал, покинул и это место.
   Вскоре мальчик почувствовал, что кто-то стал ненавязчиво вести его по жизни но, не понимая, кто это мог быть, не сопротивлялся.
   Валемир присмотрел пустующий чердачок в одном из домов на центральной площади. Там и решил поселиться.
   Его место жительства ему очень нравилось. Этот чердачок он не променял бы ни на какое другое место. Какой великолепный вид открывался из этого места и не передать словами! А словами Валемир владел совсем не плохо, ведь после того, как он ушел из воровской шайки, это было его основным заработком на жизнь. Он сам придумывал и ставил мини спектакли.
   Валемир был творческой натурой, которая могла выдумать историю практически из воздуха. И не просто выдумать, но одновременно разыграть и показать: где мимикой, где спеть, станцевать. И если в каком-то месте или смешном эпизоде, он смеялся, то это было настолько заразительно, что смех подхватывали все зрители, если грустил - переживали так же все окружающие. Так действие одного актера превращалось в многообразное зрелище. Его истории были захватывающие и не повторяемые, так как после того как он ее рассказывал, то почти сразу забывал.
   Но была у Валемира одна нехорошая черта характера. Он разбрасывался словами. Пообещав, не выполнял обещания, не держал слово. Вследствие чего друзей у него почти не было. Мало того, ему не раз влетало за свои выходки. Но выходил из этих ситуаций мальчик опять же за счет новых обещаний и клятв. И ситуации повторялись.
   -Ну что Пуча, пойдем домой? - обратился Валемир к своему существу, сидящему у него на плече.
   Внешне существо не проявило никаких действий, но подтверждение на свой вопрос мальчик услышал.
   А так как из-за отсутствия и сегодня на площади людей, реализовать свою творческую натуру Валемир так и не смог, то дома ему пришлось обдумывать очередной выход на дело. Нужно было проследить за человеком с парочкой камней.
   Да, воровать Валемир любил в основном камни. В Радужном городе, как и в стране в целом, драгоценными считались семицветные прозрачные камни. Были они и двух, и трех цветов, и чем больше камень имел цветов - до семи, и чем прозрачнее он был, тем считался дороже. Из них делали украшения, ювелирные изделия, коллекционировали, выставляли в музеях, на выставках. По слухам эти камни откалывались от радуги, которая в зимнюю пору становилась будто бы хрустальной, а птицы разносили их по всей стране. В округе поговаривали, что есть под центром радуги радужные врата, и вокруг них находятся целые залежи камней. Но кто бы, не пытался найти это место, все ни с чем возвращались. Приблизиться к радуге так никто и не смог, потому что цели ставили перед собой корыстные, разбогатеть, похвастаться, что удача улыбнулась именно им, а не кому-то другому. Вот радуга свою дорожку и не показывала.
   Была и у Валемира мечта. Найти радужные врата, набрать там камней и жить припеваючи. И мечте его, хоть и частично, но дано будет осуществиться.
   "В лавку зайдем"? - услышал Валемир мысленный вопрос в голове.
   -Да, пожалуй, - подтвердил мальчик.
  
   * * *
  
   Таких существ, как Пуча, звали ступиками. Они были вроде домашних животных, которые служили охранниками. Их заводили состоятельные люди, у которых были такие возможности иметь семицветные камни. Эти существа обладали уникальными способностями. Во время их укуса с кончиков зубов в кровь попадала порция яда, и человек на какое-то время оказывался парализованным или же, как можно еще сказать впадал в ступор. Пока ступики были щенками, их использовали как сумчатых охранников. Они замирали на дне сумки на все время следования пути хозяина, готовые в любой момент вцепиться в чужую руку. Взрослые же особи, охраняли камни в помещении. Они могли притаиться, на каком либо высоком и незаметном месте и в момент опасности планировали на вора, кусали, после чего мысленно вызывали хозяина. Мысленное общение ступики поддерживали только со своими хозяевами.
   Мордочка зверьков была похожа на собачью. Передние лапки напоминали обезьяньи, с четырьмя маленькими пальчиками и остренькими коготками на них, а задние - на заячьи. Хвост был тонкий и длинный как шнурок. На не большой голове ступиков торчали огромные уши. Кожица на ушах была тонкой, нежной и чуть ли, не прозрачной. Именно с помощью них, они могли преодолевать небольшие расстояния или слетать с какой-либо возвышенности. Начинались они, как у многих животных - на макушке головы, правда располагались близко друг к другу, затем тонким капюшончиком свисали по голове, а заканчивались на локотках передних лапок этих зверьков. Таким образом, в состоянии покоя, уши выглядели как обычные, их боковые перепонки плотно прилегали к маленькой головке и плечикам зверьков, а в полете, расставляя лапки в сторону, ушки расправлялись парашютом, и ступики планировали на них. Хвост при полете вращался как пропеллер, и с такой скоростью, что расплывался в воздухе размытым пятном. Так ступики управляли полетом. По размеру взрослые особи, не считая ушей, достигали размера с голубя.
   Просохнув дома от дождя и переодевшись, Валемир с Пучей отправились в антикварную лавку. Там всегда было оживленно. Кто покупал, продавал камни или изделия из них, кто приходил за лекарством, кто за советом. Именно отсюда мальчик вел свою жертву грабежа и прослеживал за ней до самого дома. А там уже собирал информацию о хозяине: кто он таков, где хранил камни, а главное, откуда ведут наблюдение ступики, если таковые имелись у хозяина камней.
   В эту же лавку мальчик и сбывал ворованные камни. Если камень был большим, приметным, то он скалывал кусочек или же, чтобы не вызвать подозрения в воровстве специальным приспособлением распиливал его.
   Хозяин антикварной лавки, он же лекарь-травник ждал Валемира. День ото дня ему становилось все хуже и хуже. У него пропадал аппетит, живость, энергичность. И он знал, что в данной ситуации никакое лекарство ему не поможет. Хозяин лавки догадывался о причине своего угасания.
  
   Глава 2
   В которой появляется загадочный лавочник-травник
   и мы знакомимся с одной из героинь, и узнаем, почему
   ее так зовут.
  
   Миролад так звали лавочника-травника. Он был высоким крепким мужчиной с неопределенным возрастом. Волосы до плеч, брови, усы и борода Миролада были седыми, но непросто, а отливали легким сиреневым оттенком. Лицо всегда выражало радость и приветствие. Его глаза светились добротой, в них играла легкая улыбка и они были необычными. Цвет глаз менялся. В основном это был сине-васильковый цвет, но могли быть и фиолетовыми, и голубыми, и зелеными. Но самое главное сам взгляд, он был внимательным, глубоким. Посмотрев на человека, Миролад знал ответы на все еще незаданные ему вопросы. Но, тем не менее, пока не прозвучит просьба, в чужие дела и проблемы не вмешивался. Но по неизвестной причине иногда в его глазах проскальзывала тоска и отчаяние.
   Миролада любили все. Он сочетал в себе все хорошее, что может быть в человеке. К нему в лавку приходили не только за покупками, но и за советом и помощью. Никому, не отказывая, сегодня ему самому нужна была помощь.
   Миролад хорошо знал Валемира. Несмотря на мнения других людей о Валемире, что тот являлся пустословом, он знал, что поможет ему именно этот паренек. В этом, безответственном на первый взгляд, мальчике, были заложены, правда глубоко, далеко немалые возможности, которые в процессе их развития и должны помочь Мироладу восстановить силы, а главное найти самого себя.
   Валемир вошел в лавку, стряхнул с себя капли дождя. Пуча в это время, вспорхнула с плеча мальчика, но потом опять устроилась на месте.
   -Привет Мир. Неплохо выглядишь, - поздоровался Валемир с хозяином, хотя и заметил значительные изменения в друге.
   -И тебе здравствуй, юный сказочник.
   Миролад позвонил в колокольчик, вызвал помощника, а сам пригласил Валемира пройти за прилавок попить чайку, послушать новые выдумки паренька.
   Они прошли в соседнюю комнатушку. В ней было очень уютно. Когда Валемир гостил у старика зимний период, в комнате всегда было тепло, летом же стояла приятная прохлада. Здесь и жил Миролад со своим другом и помощником. В одном из занавешенных углов, возле камина стояла егокровать, при входе - умывальник, у окошка, которое выходило на небольшой ухоженный садик - стол. На не большой масляной горелке закипал чайник.
   -Мир, я смотрю, ты ждал меня, - удивился Валемир.
   -Я всегда тебе рад, друг мой. Как Пуча, не все еще погрызла у тебя в доме: пуговицы, башмаки, все на месте? - засмеялся Миролад.
   Пуча, задергала ушами, услышав, что разговор пошел о ней.
   -Да, вроде все на месте. Но если у тебя в комнате есть что-то лишнее, могу оставить ее у тебя на недельку-другую, она быстро наведет здесь порядок, - предложил мальчик.
   Пуча завиляла своим хвостом-шнурком и осклабилась в улыбку, без привычки далеко не симпатичную.
  
   * * *
  
   Пуча, появилась у Валемира по случайной ошибке, можно сказать недоразумению. Это был неудачный поход за камнями. А началось все с лавки Миролада. В этот день посетителей в лавке было мало, и все в основном приходили или продать камни или приобрести лекарство. А вот покупатель камней, был только один и то зашел под самый вечер, но камней набрал немало. Сложил их в мешочек и повесил его себе на пояс, не задумываясь, что его снимут такие ловкачи, как Валемир. Ведь обычно драгоценности переносили в заплечных сумках.
   Следил Валемир всегда в одно из окошек своего чердачка, которое как раз выходило на торговую площадь, в свою увеличительную трубку, которую ему подарил друг Миролада. Удивившись нерасторопности господина в отношении к камням, быстро собравшись, мальчик вылетел из дома. И вовремя. Покупатель уже удалялся, направляясь к выходу из города.
   Обычно так бездумно, Валемир не относился к делу, но видя легкую добычу, решил действовать тихо и быстро. Он тенью скользнул за незнакомцем, а тот в свою очередь удалялся от города, приближаясь к залеску, и озеру за ним. Мальчик знал все тропки через лесок к озеру. И когда незнакомец ступил на одну из них, Валемир рванул вперед и в обход. Но уж, а там оставалось дело техники. Незнакомец приближался к кустам, где засел воришка. Незаметным движением, незаметная рука срезала с пояса мешочек с камнями. И настолько быстро повесила другой - с обычными, что человек не заметил подмены.
   Ах, как же Валемир любил семицветики, даже если в них не было полного наличия цветов! Перед тем, как их сбыть, он любовался ими, на игру света в камнях, на узоры.
   Домой пришел уже поздно ночью. Терпения ждать до утра не было. Мальчик положил мешочек на краешек стола. Обставил его свечами и масляной лампой, так чтобы свет падал на место, где устроился мешочек с камнями. С радостной улыбкой от предвкушения созерцания камней, Валемир развязав веревочку, отступил на шаг и наклонился поближе к столу, чтобы глаза были на уровне мешочка.
   Мешковина стала медленно сползать с того, что было в мешочке. И с каждым сползанием тряпицы на радостном лице мальчика улыбка стала застывать, но в место этого стали округляться глаза. На столе в складках опадавшего мешка, показалось существо, но какое! Один глаз у него был больше, а другой, видимо не раскрывшийся при рождении, меньше. Шерстка почти отсутствовала. По мере того, как тряпица сползала с головы и ушей на спинку, уши расправились, а пух торчащий из-за них еще и увеличил их размер. Лапки на груди сплелись между собой и стали перебирать пальчиками, словно он был в чем то виноват. Пружинкой выпрыгнул и взвился вверх хвост, причем длиннее самого существа раза в два-три. Морда существа исказилась в довольную гримасу, которая вероятно выражала улыбку. И по мере того как она росла на морде ступика, с лица Валемира она сползала.
   -Э... - только и мог произнести Валемир.
   Тут кончика носа мальчика коснулось что-то влажное, теплое и шершавое.
   -Фу-у-у, - скривился мальчик, догадавшись, что это был язычок этого недоразумения и стал вытираться.
   Тут он услышал в голове: "Спасибо за спасение хозяин".
   Щенки ступиков очень дорого стоят, но этого, неудавшегося видимо несли топить и, что произойдет такая подмена мешочков, Валемир даже не подозревал.
   Ступик прыгнул на плечо мальчика и стал вылизывать его ободранную веткой щеку, которая всю дорогу из леса саднила и кровоточила.
   -Отстань от меня чудовище, - замахал на ступика руками Валемир, как будто бы отгонял назойливую муху.
   Но тут мальчик заметил внимательно смотрящий на него глаз, из тех, что побольше, а потом почувствовал неприятный укол-укус в шею. После чего движения его рук замедлилось, а вскоре он вообще оказался обездвижен.
   Ступик сидя на плече мальчика, зализывал ему ранку на щеке, а в голове проносились мысли: "лечить хозяина".
   Спустя минут пять, ступик удобно устроился на шкафу, а Валемир разглядывал себя в зеркало, с удивлением не находя и следа пореза, не говоря уже о неприятных болезненных ощущениях на щеке.
   Так они и познакомились. Валемир долго привыкал к внешности ступика, и из-за разных размеров его глаз, в связи с чем назвал зверька Пучеглазом.
   Шло время. Пучеглаз рос. Шерстка на спине ступика выровнялась, хотя пух за ушами так и остался.
   Со временем Валемир заметил, что в его комнатке на чердаке стали исчезать его вещи, а если и находились, то погрызенные, а так же присутствие неприятного запаха. Не понимая, откуда взялась эта напасть, Валемир стал ставить ловушки на крыс и мышей и искать, возможно, сдохшую где-то крысу. Но все было намного интереснее.
   Как-то Валемир немного раньше вернулся с представления с площади и в приоткрытую дверь увидел такую картину. Пучеглаз, повиснув на коготках передних и задних лап на его куртке, увлеченно грыз пуговицу. Затем спланировал на стол и принялся за свечу, причем от всего, что он сгрызал, не оставалось и следа. Как же он все это переваривал? После этого подлез под стул и начал выгрызать стельку одного из башмаков. И тут Валемир не выдержал. С криком и руганью на Пучеглаза, он вбежал в комнату. Но самое неприятное было впереди. Не обращая внимания на рассерженного мальчика, с раздутым животиком, Пучеглаз вспорхнул на шкаф, где благополучно и устроился.
   Там ступик, провел какое-то время, затем слетел на пол и, не обращая внимания на своего хозяина, начал наматывать круги по комнате вокруг стола. Время от времени он останавливался и испускал многообещающие звуки. В воздухе повисли тяжелые газообразные облачка. Появился тот самый запах, который несколькими днями назад так насторожил Валемира, и который тот сравнивал с запахом дохлой крысой, и он заполнил всю комнату. Валемир вылетел на улицу в еще большем возмущении и гневе, а в след ему мысленно неслось: "Прости хозяин, но мне надо зубки поточить, а после этого у меня всегда животик пучит". Мальчик не возвращался, пока воздух в комнате полностью не очистился. После этого имя Пучеглаз сократилось до Пучи, тем более что Пучеглаз оказался женского пола. В последствии, когда мальчик заставал Пучу за гонками по комнате, он кричал: "Пуча воздух", - и открывал окошко.
   Когда истории про Пучу, Валемир рассказывал на площади смех, хохот и подколы долго не смолкали. Зато теперь у мальчика в комнате, воизбежании неприятных сюрпризов, всегда все было прибрано и спрятано по укромным местам.
  
   * * *
  
   -Вообще-то, Валемир тебе повезло с Пучей. Особей женского пола на охранную службу не берут. Они служат только для размножения и выращивания щенков. Их держат отдельно от остальных ступиков и очень берегут, потому как, ступики-девочки рождаются крайне редко и в связи с этим, люди не знают, насколько они разумны и способны. Если ты догадался Валемир, Пуча может общаться не только с тобой, а читать и передавать мысли кому посчитает нужным и к кому испытывает симпатию, и на большем расстоянии. Так, что ты береги Пучу.
   Посмеялись, попили чайку. Чай естественно только травяной, душистый, полезный и главное вкусный.
   -А теперь мальчик мой, я хотел бы задать тебе один вопрос, - перешел Миролад на серьезную тему. - Действительно ли я так хорошо выгляжу, как ты сказал или видишь какие-то изменения во мне?
   К кому Валемир очень хорошо относился, так это к Мироладу, поэтому обидеть его не хотел, но и неправду говорить тоже.
   -Да как тебе сказать, Мир? Мне кажется, это погода на всех нас так действует, всех меняет. Все как-то посерело, поблекло. Ну, а ты, не знаю, сник что ли. Вроде тот же, а вроде и нет. В общем, да, изменился.
   -Мне становится все хуже и хуже день ото дня. Я чувствую, как из меня утекает жизненная сила. Не знаю, сколько времени мне осталось. Поможешь ли ты мне Валемир? Если да, то поможешь всей Радужной стране.
   Валемир очень хотел помочь Мироладу, хотя до страны ему было наплевать. Но помочь он хотел чуть позже, в данный момент голова его была забита несколько иным замыслом, подыскать себе жертву очередного грабежа. Тут Пуча перелетела с плеча мальчика к Мироладу.
   Знахарь внимательно посмотрел на Валемира.
   - Не стоит тебе заниматься грабежом, не сегодня, да и потом тоже, - вдруг произнес Миролад. - Знаю я, чувствую, отвернется от тебя удача. Тучи воровские над тобой сгущаются. Мешаешься ты им на пути. Уводишь добычу и не делишься. Расправа над тобой зреет, - предостерег он мальчика.
   Валемир молчал. Затем встал и подошел к выходу:
   - Я завтра зайду. Поговорим о твоем деле. - скороговоркой проговорил он и выскользнул из лавки.
   - Посматривай за ним, береги, - обратился Миролад к Пуче, и выпустил вслед за мальчиком.
  
   Глава 3
   В которой сбываются предостережения Миролада
   а Валемир сам попадает в ловушку и захлопывает
   за ней дверцу.
  
   Увидев со своего чердака человека купившего камни, Валемир выскочил за ним вдогонку.
   Незаметной тенью мальчик заскользил за человеком в темных одеждах. За плечами у того, крест-накрест висели две сумки. Валемир передвигался красиво, грациозно. У него не было ни одного лишнего движения. Одно движение плавно перетекало в другое, он был, практически не видим. В людном месте он сливался с толпой, в пустынных безлюдных местах со стеной, деревом. Но несколько глаз безотрывно следили за мальчиком. Одну пару из этих глаз было легко отличить от других: один был большой, другой поменьше. А вот остальные следили с ненавистью и завистью.
   Валемир все дальше удалялся в незнакомый район города. Район впрочем как и дома были дорогие, но несмотря на это, мальчик почувствовал нарастающее напряжение, внутри, тревогу, что ранее никогда не испытывал.
   Незнакомец дошел до крайнего дома и повернул за угол. Валемир дождался, когда человек скроется за углом и шмыгнул за ним. Вот тут-то и стали проявляться неприятности, которые он ощущал до этого. Он успел только пригнуться, чтобы быть менее заметным, когда почувствовал несколько уже знакомых укусов. Мальчик мог только видеть и слышать, но предпринять в ответ ничего не мог. Сверху на него упала сетка. Так скрюченным, его и потащили.
   Мальчик оказался на пустыре. Рядом лежали склады мусора. Перед Валемиром предстал тот самый человек, за которым он следил. Человек стер с лица грим, накинул свой излюбленный плащ и шляпу, и мальчик сразу же узнал главаря шайки воров - Пустырника.
   Пустырник отличался малоприятной внешностью. Его лицо всегда было искажено в отвратительной ухмылке. Глаза черные как смоль, с острым пронизывающим взглядом. Пустырник любил ходить в незаметных, неброских одеждах, всегда в плаще до пят и широкополой шляпе, скрывающей лицо. Голос был мягкий и ласковый как мед, но глаза выдавали его внутреннюю гнилую натуру. Не смотря на то, что он был главарем воров, он неплохо владел ножичком и с легкостью и радостью мог им воспользоваться.
   Его окружение составляли дети и подростки. Чтобы иметь над ними контроль и власть Пустырник, плел между ними интриги. Кого-то выставлял в лучшем свете, кого-то в худшем, а за глаза говорил совсем другое. Таким образом, дружбы среди детей не допускал, она просто не могла водиться в таких условиях. Каждый в группе смотрел друг на друга волком, не доверяя никому. Дети были озлоблены на весь мир. Достигнув определенного возраста, дети-подростки неожиданно пропадали, и никто из их соплеменников даже не интересовался, куда. Пустырник не допускал конкуренции в своем сообществе.
   В голове у Валемира всплывали слова Миролада о предупреждении, и сожаление о том, что не послушал старшего друга. Но было поздно. Мальчик знал, помощи ждать не откуда.
   К Валемиру приблизились сапоги Пустырника, и один из них пнул мальчика в живот. Единственной, пока еще радостью у Валемира было то, что в этот момент он ничего не чувствовал. Но, что будет дальше?
   -Ну что допрыгался, артист? Сидел бы у себя дома на своем чердаке, со своим ушастым хорьком, и не лез не в свое дело. Предупреждали ведь тебя, - процедил на ухо мальчику сквозь зубы Пустырник.
   От Пустырника пахнуло таким зловонием, что облачка газа Пучи по сравнению с этим казались душистым ароматом. Мальчик хотел отвернуться, но не мог. Действие яда ступиков парализовавшие его, не давало совершить ни малейшего движения.
   -А теперь давай прощаться друг мой. Этот прекрасный ландшафт, последнее, что ты увидишь. - Сказал вор, поднимаясь. И обратился уже к своим подопечным: - Бейте, пока концы не отбросит. И это в назидание тем, кто посмеет предать наш дружный коллектив! - Закончил свою ораторскую речь Пустырник и скрылся из вида.
   В тот же момент на Валемира налетели ботинки, кулаки, палки. Били, как казалось мальчику долго и куда попало. Появлялись ушибы, рассеченные раны, кровь сочилась, размазываясь по лицу и одежде, но Валемир ничего этого не чувствовал. Но тут один из ударов пришелся по голове. Мальчик почувствовал, что начал проваливатьсяя в темную глубокую яму, и потерял сознание.
   -Кажись окочурился, - произнес чей-то хриплый голос, пнув напоследок мальчика. - Все, уходим. - И абсолютно спокойно и не торопясь толпа развернулась от бесчувственного ребенка и двинулась по своим делам.
   Это Валемира и спасло. А еще то, что пригнувшись возле забора, он оказался в позе зародыша, и жизненно важные органы были не задеты.
  
   Глава 4
   в которой к Валемир приходит неожиданное
   спасение, и мальчика захлестнули воспоминания
   былых лет, и мы знакомимся с еще одной из
   главных героинь.
  
   Толпа удалялась. С моментом, как исчезла последняя спина, из-за кучи мусора появилась голова, а затем и вся фигура. Она по-пластунски приблизилась к Валемиру и начала осматривать его раны. Наиболее открытые и кровоточащие, стала перевязывать кусками материи. После первой медицинской помощи, на которую была способна неизвестная личность, она попыталась тащить мальчика, но у нее одной силенок на это не хватало, поэтому получалось неважно. Тут на плечо фигуры что-то опустилось. От неожиданности, фигура в испуге вздрогнула и остановилась. Медленно повернула голову и встретилась взглядом с маленькой перекошенной мордочкой с озабоченными, разными по размеру глазами.
   "Жди, помощь уже спешит", - услышала незнакомка в голове мысли и удивилась, что слышит мысль незнакомого ей ступика.
   "Хорошо бы, по быстрее", - пыхтя, ответила она тоже мысленно, и продолжила тащить мальчика.
   Фигура с Валемиром появилась из-за угла того последнего, злополучного дома, за которым Валемира ждала засада, прислонилась к стене и вдалеке увидела спешащего к ней, спотыкающегося человека. Когда он приблизился - это оказался хозяин антикварной лавки, и они уже вместе потащили Валемира в дом Миролада.
   Валемир очнулся через несколько дней. Молодой и здоровый организм сделал свое дело - выжил.
   Мальчик лежал на животе. И вопрос, что у тебя болит? - был бы не уместен. Болело все и везде. В затылке, в висках стучали несмолкаемые молоточки, и было ощущение, что голова сейчас развалится на несколько мелких мозаичных кусочков. Глаза от боли в голове слезились, сужались и сами собой закрывались. Спина, ноги, руки ныли, как будто все тело было заложено острыми и тяжелыми булыжниками.
   Мальчик застонал. К нему кто-то приблизился и наклонился. Сквозь пелену глаз Валемир разглядел девичье лицо, а рядом уже знакомую мордочку с ушами, которые тут же зашевелились, а морда преобразилась из озабоченной, в радостную.
   "Жить будет", - услышал Валемир.
   -Пойдем, сообщим Миру! - радостно сказала девочка и вприпрыжку побежала в другую комнату.
   Валемир остался один. Несмотря на раскалывающую боль в голове, он пытался вспомнить, где встречался с этой девочкой. Откуда такое знакомое лицо? В его голове стали всплывать давно былые эпизоды жизни.
  
   * * *
  
   Серое подвальное помещение. В длину в два ряда стоят столы. На небольшой возвышенности, отдельно от остальных стоит большой стол, за которым сидит Пустырник. К нему по одному подходят дети разного возраста, начиная от трех-пяти лет и совсем взрослые. Они выкладывают на стол добытую за день прибыль. Кого-то Пустырник принимает молча, с кем-то ведет беседы, и этот ребенок сразу замирает. Чтобы стать менее заметным, голова сама собой втягивается в плечи. Дети поменьше молча выслушивают и со страхом уходят. Постарше, начинают юлить, оправдываться, отговариваться. В это время в зале накрываются столы. Те ребята, с кем заговаривал их учитель - Пустырник, садились за последние столы. Им доставалась меньшая порция еды. К таким часто относилась девочка лет пяти. Она всегда со страхом выслушивала Пустырника, отмалчивалась и отходила, сразу шла в конец зала.
   Младшая возрастная группа до семи лет, занималась попрошайничеством: денег, еды, кто - что подаст. И эта девочка всегда собирала немалую прибыль. Но часть своих сборов она отдавала, более младшим или невезучим ребятам, предупреждая при этом, что бы те не проболтались.
   Это была худенькая девочка с короткими каштановыми волосами. У нее был очаровательный курносый носик, губки с веселой задорной улыбкой, и глаза изумрудные, большие, сияющие.
   Однажды, когда Валемир только пришел в эту организацию, и обучался чтобы встать на воровское поприще, ему тоже не очень повезло в его деле. Мальчику пришлось сесть за один из последних столов, но на границе с теми, кому повезло больше. За крайним столом со стороны везучих, сидела эта самая девочка. Он не заметил, как это получилось, но в тарелке у Валемира оказалась дополнительная порция еды, и ему лукаво подмигнул изумрудный веселый глаз. Мальчик подмигнул в ответ. Так в тайне ото всех завязалась их дружба. Они познакомились. Девочку звали Милева. Кроме всего общего, у нее была очень необычная черта характера. Сначала она внимательно смотрела на Валемира, в глазах загорались искорки. И вдруг она начинала похихикивать. Но совсем необидно, а весело и задорно. Потом отворачивалась, чувствуя, что не может сдержаться, после чего, например, говорила:
   -У тебя на носу каша! Нет, правда на твоем носу повисла капля каши и пытается его откусить! - мальчик утирал свой нос, и они смеялись уже вместе.
   -Откуда ты только взялась такая? - спросил мальчик у Милевы.
   -Сама не знаю. Просто взялась и все. Я помню себя уже у Пустырника, за некоторое время до твоего появления. Я так думаю, наверное, с неба упала. - Потом сморщив свой вздернутый носик и надув губки, серьезно так задумалась, посмотрев куда-то вдаль и в небо, и поправила себя. - Нет не с неба, а скорее всего, с какой-нибудь яркой красивой звезды.
   Их дружба длилась в течении года, пока Валемир не решил уйти из шайки Пустырника. Он звал с собой Милеву, но та посчитала нужным остаться, продолжать помогать невезучим малышам.
   И вот они не виделись пять лет. Милева конечно изменилась, детские когда-то пухленькие щечки вытянулись. Лицо повзрослело, волосы отросли, но глаза, вздернутый носик и улыбка остались прежними.
  
   Глава 5
   в которой Валемир осознает свое поведение, и узнает
   о действительно ценных камнях
  
   Миролад лежал, когда с радостной новостью в комнату вприпрыжку вбежала Милева.
   Они вместе вошли в загороженный уголок, где находился Валемир. Мальчик заметил, как за это время постарел и осунулся Миролад. Ему было стыдно за произошедшее, он отвернул лицо к стене не в силах сдержать слез. Потом почувствовал, как на край кровати сел Миролад, и положил руку на плечо мальчика. Плечи Валемира вздрагивали. Он плакал навзрыд и никак не мог остановиться. Мальчик знал, во всем виноват только он. Сам себя завел в капкан, из-за чего было потеряно время, и Мироладу от этого стало хуже.
   -Это хорошо, что ты все понял, мальчик мой, но слезами делу не поможешь. Ты должен выздоравливать, набираться сил. А потом я расскажу тебе, как найти дорогу к радужным вратам, почему все меняется в нашем мире, как это происходит и твои цели и задачи на будущее.
   По мере того как Миролад говорил, Валемир постепенно успокаивался. Голос друга излучал нежность, доброту, и в нем не присутствовало ни капельки осуждения.
   -Ты не сердишься на меня Мир? Ведь я вижу как тебе тяжело. И все из-за меня.
   -Некоторые учатся на своих ошибках, а некоторым надо пройти через полезные ситуации, причем достаточно жесткие. И если бы ты не осознал эту ситуацию, она бы повторилась. Но, тогда неизвестно, успел бы к тебе кто-нибудь на помощь, и чем это все закончилось для тебя. А сейчас отдыхай. Милева даст тебе питье, ты быстрее успокоишься и уснешь. А потом я раскрою тебе один секрет с радужными камнями.
   Миролад с трудом поднялся с кровати и пошел в свою комнату прилечь.
   Милева засуетилась около мальчика. Пуча перелетела с плеча девочки на подушку к мальчику.
   -Только не пытайся пустить газов, - пошутил мальчик. - А то, когда я выздоровею, оставлю тебя здесь. - Валемир строго посмотрел на ступика, потом уже мягче на девочку, и они вместе рассмеялись.
   Милева внимательно посмотрела на мальчика, отвернулась и захихикала, потом, не переставая смеяться, опять глянула на него. В глазах заиграли веселые искорки.
   -Ну, ладно, говори уже, - улыбаясь, попросил Валемир.
   -Ты знаешь, после того, как мы принесли тебя с Мироладом домой, мы думали, что потеряем тебя. Не спасем от нападок Пучи. Она как грозный коршун налетела на твое лицо, и вылизывала его до тех пор, пока на нем не исчезла последняя рана. Правда, потом ты так обтекал от слюней Пучи, что пришлось тебя умывать.
   Друзья прыснули от смеха.
   -Спасибо тебе Милева за все, что ты для меня сделала и продолжаешь делать. Но как, как ты здесь оказалась?
   -Я давно хотела уйти от Пустырника. Когда мне исполнилось семь лет, и Пустырник приказал воровать, пока только по карманам, я так и не стала этого делать. Все это время продолжала побираться. На моем месте меня все знали и подавали неплохо. Но в последний раз, когда я помогла одному новичку избежать голодного стола, Пустырник узнал об этом. Неделю я сидела на воде и хлебе в темном сыром подвале. Удивляюсь, как, живая осталась или не заболела. После этого решила окончательно уйти, как и ты. Все ждала подходящего момента. Потом узнала о тебе, о грозящей тебе опасности, но когда это должно было произойти - не знала. Нашла Миролада и предупредила его. Ну, а дальше мы вместе с ним дотащили тебя до дома. А Миролада вызвала Пуча, она всю дорогу следила за тобой. А все то время пока ты провел без сознания, Мир учил меня знахарству, разбираться в травах, чувствовать их. Ну а теперь, на выпей и давай-ка поспи. Тебе надо набираться сил.
   Не без помощи Милевы, Валеми выпил настойку, и с благодарностью посмотрев на девочку и ступика быстро заснул.
  
   * * *
  
   Проспал еще сутки. Проснувшись, почувствовал себя намного лучше. На подушке так и сидела преданная Пуча. На этот раз у мальчика хватило сил, чтобы погладить ступика. В ответ услышал: "люблю Валемира".
   В комнатушку зашли Миролад с Милевой. Девочка несла мешочек. Было слышно, что там перестукивались какие-то камни.
   Миролад присел на край кровати. Милева рядышком выкладывала из мешка камни.
   -Вот по-настоящему ценные камни. У них уникальные свойства. Я добавляю их в травные настойки и мази. У каждого из них, свои функции.
   Камни были непрозрачные, и не многоцветные. У каждого был свой цвет: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый, и каждый имел свой размер.
   Миролад стал накладывать камни на спину Валемира. Каждый на определенное место: красный - на копчик, оранжевый - на поясницу, зеленый - на грудь, а желтый между оранжевым и зеленым. Далее: на шею - голубой, на затылок - синий, и к макушке прислонил - фиолетовый. Валемир почувствовал, что места под каждым камнем, как бы раскрылись и задышали, почувствовал проникающее внутрь приятное тепло. Но он не видел самого интересного.
   - У каждого человека есть жизненно важные центры, - в то время рассказывал Миролад. - У кого полностью раскрытые, у кого - частично. Каждому центру соответствует свой цвет, а называются они родниками жизни. Эти камни восстанавливают родники жизни, и человек выздоравливает, чувствует себя лучше. В зависимости от того в каком месте болит, заблокирован тот или иной центр. В лекарства: настойки и мази я добавляю нужный по цвету и функции камень, он смешивается с определенными травками и лекарство готово.
   У тебя все родники жизни ослаблены. Мы восстановим их с помощью камней до состояния обычного человека. Но от того, как быстро ты их раскроешь полностью, зависит моя жизнь.
   В таком положении Валемир лежал около двадцати минут. Затем Милева сняла камни, и мальчик уже без помощи перевернулся на спину. Милева разложила камни, каждый на свое место. И когда лег последний, Валемир увидел преобразование. Каждый участок тела, где лежал определенный камень начал светиться своим цветом, сами же камни в это время, стали обычными, серыми. Цвета над телом мальчика переливались, плавно переходя из одного в другой. Тело как будто растворилось, появилось желание взлететь. Они отдавали свою силу и энергию мальчику. Это действо проходило так же около двадцати минут. Затем сила камней иссякла, свечение камней прекратилось. На теле лежали простые серые, ничем не примечательные булыжнички, зато у Валемира появилась легкость, бодрость, желание действовать. После этого превращения, Милева собрала камни, промыла их проточной водой, и положила сушиться на окошко, впитывать новую порцию солнечной энергии. Через некоторое время, камни снова приобрели каждый свой цвет.
   -Ну что ж, камушки сделали свое дело, поделились с тобой своей волшебной силушкой. Полежи еще немного, прими, почувствуй энергию камней, а потом поможешь Милеве. Ну а завтра будем готовиться к походу.
  
   Глава 6
   в которой Миролад вещает свою не очень-то веселую,
   а скорее опасную историю, после которой у него
   открываются кое-какие способности и знания.
  
   Наступило завтра. Валемир чувствовал себя очень хорошо, но микстуру пришлось выпить. Мальчик помог Милеве приготовить завтрак, накрыть на стол. Все вместе позавтракали. С ними за столом сидел помощник и друг Миролада, Добряк. Он ходил за продуктами, помогал по хозяйству, стоял за прилавком.
   Добряк был коренастым, небольшого роста стариком, но довольно бодрым и крепким. У него были мощные натруженные руки, которые с виду могли только крушить и ломать. Но, тем не менее, это были очень чувствительные руки, они могли творить чудеса, и не только по хозяйству и ремонту чего-либо. Из обычного, даже из самого недорогого семицветного камня Добряк мог выточить настоящее чудо, произведение искусства, превратить из обычного камня дорогостоящую изысканную поделку, ювелирное украшение. У Добряка был внимательный взгляд, но уж очень хмурый со сведенными к переносице бровями, остальную часть лица скрывала густая покладистая борода, доходящая до груди. Кто не знал Добряка, тот мог посчитать его бандитом с большой дороги, но это было не так. Не смотря, на свою угрюмую внешность, он был очень добрым услужливым человеком, готовым всегда прийти на помощь. На голове Добряк неизменно носил шапочку в виде колпака, из-за которого сверкали волосы до плеч. И борода и волосы были седыми как линь.
   -Был я сегодня на ярмарочной площади, начал Добряк. - Со стороны вроде все спокойно. Но витает в воздухе скрытая угроза. Побродил я среди прилавков, поговорил с народом, прислушался. Ищут вас обоих. И тебя девочка тоже, но особенно тебя Валемир. Говорят, переполох поднялся, когда на следующий день после того как тебя избили, тело твое не нашли. Уж очень ты кому-то насолил или просто избавиться от тебя хотят, уж причины не знаю.
   Наступила тишина.
   -Ну что мальчик мой, - нарушил молчание Миролад. - Полежал недельку, отдохнул. Пора и в путь дорогу собираться. А прежде, расскажу я вам друзья мои историю, произошедшую вот уже одиннадцать лет назад. Был я в то время по моложе, а седины в волосах и в помине не было. Глаза были обычного синего цвета. Работа была любимая, занимался, как и сейчас травами, о камнях и не помышлял. Любил я уходить подальше от города. Бродил по лесам, собирал растения, искал, находил и изучал новые. Исследовал их. И даже ядовитые, если правильно с ними обращаться, то они приносили пользу, получая из них противоядие, средства от отравления. Вот так я и бродил в один из дней. Зашел далеко. В этом участке леса я еще ни разу не был. Нашел полянку, наклонился для поисков своих любимых травок и цветочков и тут боковым зрением увидел, что-то невероятное красивое и необычное. Поверх травы и цветов стелилась, сотканная из воздуха, светясь и извиваясь, разноцветная дорожка уходящая вдаль. Не забывая собирать нужные мне растения, я стал придерживаться ее. Я удалялся от поляны все дальше и дальше. Лесок остался далеко позади, и оказался я перед бесконечным лугом. Ни каких хожих тропинок или дорожек в округе не было. Уже больше из-за любопытства, чем по необходимости - растений собрал полную сумку, я продолжил путь по радужной дорожке. Оказался на пустыре. Вдалеке показались какие-то ничем ни примечательные серые столбы, расположенные по кругу. По мере приближения к ним растительность убывала, зато стали встречаться наши знаменитые семицветные камни. Я стал их собирать. И с каждым собранным камнем стал чувствовать, что во мне поднимается, что-то темное и чужеродное. Внутри начала происходить необъяснимая борьба. И тогда увидел я себя со стороны, с горящими алчными холодными глазами, жестокой улыбкой. Это был вроде я, но в тоже время и не я. Меня потянуло к столбам. Внутри в центре, я увидел разноцветную воронку, вращающуюся как бы вовнутрь. И тут же услышал чужие мысли: "Не только камни, но и вся радуга будет моей". После чего раздался злорадный смех, и смех этот шел из меня и раздавался он по всей округе. Я чувствовал, что если поддамся, то это злобное существо, которое поселилось во мне, одержит надо мной верх, и меня засосет в воронку. Я стал сопротивляться, хватаясь то за один, то за другой столб. Наконец, когда думая, что меня затянет в неизвестность, от меня стала отделяться липкая, клейкая коричневого цвета масса. Потом эта тень обрела очертание меня, еще раз злорадно хохотнула, показав на меня пальцем и произнесла: "Я приду за тобой, жди", - и прыгнула в воронку. Меня трясло, шатало, колотил озноб, я не понимал, что со мной произошло, и кто это был. Но знал только одно, что это существо не оставит меня в покое. Если не скоро, то через какое-то время вернется за мной, за моими родными и близкими.
   Дома меня не было двое суток. Меня уже собирались искать, когда я вернулся весь измотанный и исхудавший. Ко всему прочему я был полностью седым, меня с трудом узнали. Что и как со мной приключилось, я никому не рассказал, всех своих друзей и родных намеренно отдалил от себя. В таком страхе я прожил около года, потом вроде успокоился. Жизнь стала налаживаться. Но спустя год в моей жизни произошла еще одна трагедия. Я потерял любимого и дорогого мне человека. После долгих поисков я отчаялся найти ее. Поэтому с головой ушел в работу. Возле серых столбов среди семицветных камней обнаружил обычные серые камни. Но их свойства сохранял до сегодняшнего момента в тайне. Со временем люди стали замечать изменения цвета моих глаз. А спустя пару лет, я заметил появление шайки Пустырника. И кажется мне, что это не простой человек, а присланный тем, который прыгнул в воронку.
   -Да..., - протянул Валемир. - Вот тебе и радужные врата! Но как у тебя получилось обнаружить эту дорожку?
   -Я долго думал об этом мальчик мой. И все-таки смог понять. Подумай и ты.
   -А бывал ли ты там еще? - поинтересовалась Милева.
   -Да. И не один раз. Подходил к самим столбам, хотя за них не заходил. Тогда-то и обратил внимание на серые осколки столбов, которые и оказались целебными. Там они серые и неприметные, видимо отдают свои цвета воронке, а отдаляясь от них, камни приобретают каждый свой цвет. Со временем узнал их целебные свойства. Стал добавлять в лекарства, растирать с травами, испытывал их свойства на себе. Заметил положительные изменения и даже улучшения. Разработал лечения камнями. Только, откуда их взял никому не говорил, и накладывал только на спину, так пациенты ничего видят.
   -Мир, а расскажи свои наблюдения за радугой, - попросили дети.
   -О, это очень интересно друзья мои. Я выяснил, что радуга является важным знаком небес. Так же с того момента, как у меня стал меняться цвет глаз, мне открылось радужное зрение. Я увидел, что радуга имеет форму кольца. Обычным зрением этого увидеть невозможно. В том месте, где концы размываются в воздухе, есть их продолжение, они уходят в другую земную сферу. У земли есть несколько сфер, в одной из которых живем мы. Другие - параллельные миры - можно их так назвать, которые мы не видим. Так вот эта воронка или радужные врата, как их еще называют, ведет в параллельную сферу. Вот туда и отправилась моя тень. Она находилась во мне всегда, но была очень глубоко запрятана, и пока не увидела дорогие, как она считает камни, и у нее не проснулась жадность, корысть, желание властвовать, я ее не чувствовал, и даже не подозревал о ее существовании. Сначала я думал, что это что-то чужое, неизвестно откуда взявшееся чудовище, и стал бороться с ней, пока радужная воронка не вытянула ее из меня, так как я ее не принял. А принять свои недостатки, самое сложное дело. Но при желании - возможное.
  
  
  
   - Но Мир, разве не нужно бороться с тенью? - удивился Валемир.
   - Именно не нужно.
   - Но как же так? - растерялся мальчик. - Свои отрицательные качества надо уничтожать на корню, как только обнаружил их.
   - Валемир, борьбой ты только усилишь противоречия в себе и разделишь себя еще больше на фрагменты. Представь перед собой мазайку, которую тебе нужно собрать воедино. Что представляет она из себя, когда разбита на множество мелких кусочков или деталей?
   - Абсолютно ничего, - ответил мальчик. - Именно россыпь деталей или кусочков.
   - И заметь мальчик мой, чем мельче детальки и больше их количество, тем сложнее их соединить.
   - Да, с этим я согласен.
   - Вот и с тенью. Чем больше ты борешься с ней, тем сложней ее уравновесить. Задача состоит не в том, чтобы отсечь от себя тень и чтобы она существовала как отдельный механизм, а в том, чтобы объединить ее со своим творческим началом. То, что жизнь является борьбой, и те, кто борются и при этом заслуживают звание героев - есть одно из человеческих заблуждений и неверное представление. Бороться и биться в закрытые двери - это не духовный путь. Тот, кто так делает, сбивается с дороги и увеличивает количество тьмы в мире. Ведь он движется в потемках, поэтому не видит своего пути, его цели. Но в мире достаточно света, чтобы увидеть истину и найти верный путь. Для этого надо всего лишь не создавать тьму. Будь источником света Валемир, именно в этом твое предназначение. Там где свет, там нет борьбы, там путь стелется ровно и гладко, как радужная дорожка. И только на ровном пути ты сможешь решить все задачи, которые пред тобой возникнут.
   - А что значит принять тень? - задала вопрос Милева. - Ведь ты сказал, что тень нужно принять, такой, какая она есть, со всеми ее минусами и недостатками.
   - Да, Мир. Получается, что приняв свои отрицательные качества, ты так и остаешься жить с ними, ничего не изменив. Так какой от этого смысл, принял ты их или нет? - добавил Валемир. - Вот живешь ты и не знаешь о своих недостатках или знаешь. Сути-то это не меняет.
   - Принять свою тень, друзья мои, значит стать с ней единым целом, любить ее так же, как и свои положительные качества. И, в конце концов, растворить ее в своей любви. Только тогда ты будешь полноценным человеком, собранной воедино мазайкой и будешь нести свет в мир.
   - Все, что ты говоришь, это очень сложно понять Мир. Но я попробую во всем разобраться, - пообещал Валемир.
   - У тебя все получится мальчик мой. Так вот, друзья мои, если у вас больше нет вопросов, я продолжу. В параллельном же мире моя тень развернула свою разрушительную деятельность. И по мере того как мой двойник отравляет и загаживает тот мир, он набирает силы, я же свои силы теряю. Я должен, во что бы то ни стало воссоединиться со своей тенью, принять ее как одно целое. Цель же моей тени, как я понял уничтожить меня, и властвовать над обоими мирами. Но вернуться обратно она не может до тех пор, пока краски параллельного мира, то есть нашего впрочем, как и радуги, полностью не угаснут. Я вижу, как блекнет тот мир, цветовая гамма радуги тухнет. И время его возвращения сюда неумолимо близится.
   -Ну что, как я могу помочь тебе Миролад?!- Валемира переполняли эмоции.
   -Не я, а мы, - поправила друга Милева. Мальчик посмотрел на нее с нежностью и благодарностью, но Миролад остановил стремление девочки помочь Валемиру.
   -Ты звездочка моя, тоже туда отправишься, но не раньше, чем того потребуется. Вы там встретитесь, но тебе мальчик мой надо будет ее найти. А пока Валемир будет решать свои задачи там, ты поможешь мне здесь по хозяйству, подучишься с травками обращаться. Если, конечно не против.
   -Нет, конечно. Спасибо Миролад, мне всегда интересно научится чему-то новому и полезному.
   -А вот, Пуча отправится с тобой, - вновь обратился Миролад к Валемиру. - Хотя и с этим вопросом определенное испытание пройти надо будет. Легкости преодоления своих задач не жди. Что тебя там ждет, я не знаю. Но думаю, что твои артистические способности тебе могут пригодиться, возможно, и воровские навыки тоже. Но последним пользуйся только в крайних случаях, особо не увлекайся. Отправитесь сегодня в ночь. - Было видно, что Миролад устал, но хотел довести тему разговора до конца. - Днем еще поднаберешься сил, выспишься к ночи. Добряк тебя проводит до той поляны, а дальше дорожку сам увидишь.
   -Миролад, но почему ты думаешь, что я смогу увидеть эту дорожку?! - не понимал мальчик. - Ведь я столько раз пытался найти радужные врата!
   -А потому, что цели ставил ни те. Вот раньше, кроме того как разбогатеть, владеть большим количеством камней у тебя ничего в мыслях и не было, - Валемир поник головой, покраснел. - А сейчас ты пойдешь совсем с другими, добрыми бескорыстными намерениями. Будешь подходить к столбам, следи за своими внутренними изменениями. Если что-то почувствуешь похожее на мое описание, не борись с этим ощущение, а прими ее. Скажи: "Да, я вижу тебя. Ты моя. Я принимаю тебя. Но без контроля и любви не оставлю". Ты понял меня, мальчик мой? Иначе твоя тень тоже вырвется из тебя, и будет у тебя в том мире на одну нерешенную задачу больше. И помни все проблемы изменяй в задачи. Задачу хоть и сложную - решить можно, а проблему - нет. Ну, вот вроде и все. Устал я, да и ты отдохни. А Добряк подготовит тебя в дорогу еду. Кстати, а вы не догадались, что Добряк - гном?
   У детей от изумления открылись рты.
   - Гном? - в один голос переспросили дети.
   -Да, я обнаружил его спустя два года, после произошедшего со мной события. Его просили помочь мне, присмотреть и предупредить о возможно грозящей мне опасности. Я так догадываюсь, что Пустырник сам является чьей-то тенью. Поэтому забрав в себя весь негатив того человека, приблизиться ко мне не может. Хотя последний неприятный случай с тобой показал, что с убыванием моих сил, его хватило прийти ко мне в лавку и купить камни, чтобы выманить тебя. Поэтому Добряка, к сожалению, я не могу отпустить. Как я уже говорил, он всего лишь проводит тебя.
   С этими словами Миролад с тяжестью поднялся, и направился к себе в комнату. Остальные так и остались сидеть, обдумывая каждый свою роль в этом спектакле.
   Валемир весь перевозбужденный от такой информации, никак не мог уснуть. Милева приготовила ему питье. Мальчик выпил, и провалился в восстанавливающий, без сновидений сон.
  
   Глава 7
   в которой мы узнаем историю Добряка и как он
   попадает в Радужные мир, и как Валемир смог испытать
   такое состояние, которого он не испытывал ранее.
  
   Смеркалось. Около двери стоял заплечный мешок для Валемира, с провиантом в дорогу.
   Все собрались за столом. Валемир подсел к остальным, и с любопытством уставился на Добряка. Потом обратился ко всем:
   -Ну что, я готов.
   -Хорошо. Но сначала, давайте выслушаем Добряка, - сказал Миролад.
   -Да, возможно для вас это окажется полезной информацией, - начал свой рассказ гном. - В нашем мире из семицветных камней делали украшения и поделки, но таким спросом как у вас, они не пользовались - так разноцветное стекло. Столбы стоят в окружении горной цепи, где мы и добываем эти камни. Осколки камней отлетают далеко, и их засасывает воронка. Так они оказываются у вас. И зная, что попадая что-либо в воронку, обратно ничего не возвращается, к столбам никто не приближается. После того, как в стране и непосредственно в нашем городе появился коричневый человек, стали происходить разительные изменения. Через какое-то время, добыча камней увеличилась, стали появляться склады с ними. Он отобрал лучших мастеров ювелиров из гномов для поделок из камней. Таким образом, я оказался при дворе. Нового человека в коричневом, все боялись. И вот так, через страх и угрозы он пробил себе дорогу к власти. Окружение подобрал себе не из приятных, зато достойное. Дворец стал наполняться троллями и гоблинами. До этого момента, из-за своего отвратительного характера, их не подпускали к жилым районам, и они были вынуждены жить обособленно. И вот они становились хозяевами всех нас. Нахошлись, конечно, и среди людей неприятные личности, они быстро примкнули к Кумирусу, так он себя называл.
   Через год, после появления этого самого Кумируса, у него появилась женщина. Говорили, что симпатичная. Но никто из наших, из гномов ее не видел и никто не пытался с ней заговаривать, думали, что такая же как и он сам - бессердечная, жестокая, злая. Держал он ее всегда в запертой комнате.
   А еще через какое-то время, со слугой, который следил за нашей работой, произошли разительные изменения. Раньше он был жестоким и нахальным, злобным и обиженным на весь мир, любил поиздеваться над более слабыми, старясь как можно больше их унизить. И вдруг в одно прекрасное время, стал как размягченное масло: безвольным, безропотным, трусоватым. Но единственное, что хорошо - заметно подобрел. И как-то однажды, вместе с уже изменившимся слугой, я нес поделки из камней из мастерской в хранилище и проходил мимо какой-то комнатушке.
   -Хозяйка, - прошептал слуга, приостановившись возле двери, после чего продолжил путь дальше.
   На обратном пути, уже с пустыми руками и один, проходя мимо той самой комнатушки я услышал плачь. Удивление и любопытство взяло верх. Кто мог так горестно плакать, при этом находясь у Кумируса по своей собственной воли? Я подкрался к двери. Спросил:
   -Кто там? Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
   В ответ тишина. Затем я услышал шорох. К замочной скважине кто-то приблизился.
   Меня довольно долго изучали, после чего послышался облегченный вздох, и следом прозвучал вопрос:
   -Кто вы? Можно ли вам довериться? - голос прозвучал шепотом, опасаясь, что его могут услышать.
   Я ответил:
   -Если вы думаете, что я один из прислужников Кумируса, то вы глубоко ошибаетесь. Я всего лишь мастер-ювелир.
   Опять тишина. Человек, а точнее, это была женщина, вероятно думала насколько может мне довериться. И вот:
   -Вы должны помочь одному человеку, но вы его не знаете. Возможно, потом он сможет избавить эту страну от угнетения Кумируса. Слуга, который проходил вместе с вами по коридору, обслуживает меня. После его изменений я расспросила, что с ним произошло. Он поведал мне про радужную воронку. Его хозяин дал ему указания, что тот должен уничтожить одного человека. После чего привез его к серым столбам, привязал к одному из них, и толкнул за их границу к воронке. Так как поглотить его полностью не давала короткая длина веревки, от него отслоилась какая-то непонятная масса и засосалась в воронку. Я знаю того человека, которому угрожает опасность, поэтому переживаю за него. Пообещайте, что найдете его, предупредите о грозящей ему опасности и будете присматривать за ним.
   Я не видел ее лица, но голос, он был такой печальный, трогательный. В нем слышались нотки волнения и тревоги за этого человека и тоски по нему, а главное чувствовалась любовь. Я не мог отказаться от ее просьбы, тем более там, в том мире, меня мало что держало. Единственный сын давно вырос и обзавелся своей семьей... Я конечно часто вспоминаю его и скучаю по нему.
   Той же ночью я сбежал из дворца. У столбов собрался с духом, разбежался и прыгнул в воронку. Так я очутился на пустыре, в вашем мире. А через пару дней Миролад сам меня нашел.
   Так вот. Что происходило во дворце в то время, было - очень давно. Судя по изменениям, происходящим в этой стране, там похоже, намного хуже, чем было вот уже девять лет назад. Но могу сказать с уверенностью, за помощью можешь обратиться к гномам. К людям с осторожностью. Каким-то образом насколько я понял, с помощью своих глаз некоторых из них Кумирус превращает в зомбированных. Мы же гномы неподвластны воздействию его взгляда, - закончил Добряк.
   -Ну, что посидели на дорожку. Пора и в путь тебе Валемир. Но прежде, чем уйти, я дам тебе настойку на всех семи камнях - восстанавливающую силы и пузыречек с лекарством на основе слюнок ступиков, в том числе и Пучиной, с быстрозаживляющим и кровоостанавливающим действием, хотя глубокие раны нужно будет предварительно зашить. Но я надеюсь, до такого дела не дойдет. Спрячь их получше, чтобы не потерять в процессе перелета и в дороге.
  
   * * *
  
   Встали, обнялись. Добряк взял мешок Валемира, закинул себе на плечо и вышел в ночь. Мальчик последовал за ним. На плече у Валемира, как всегда неизменно сидела Пуча, повиливая хвостом и подергивая чуткими ушами, ловя самые тихие шорохи. Их провожали одни из самых близких людей.
   -Валемир, у тебя все получится, я верю в тебя! - раздался в след мальчика голос Милевы.
   -Спасибо Милева, я обязательно найду тебя.
   Шли долго, в основном молча. Город остался позади. Вошли в лес. Гном хорошо видел в темноте, и уверенно вел за собой Валемира. Вышли на поляну.
   -Вот здесь и остановимся до утра. Хочешь, вздремни, а я покараулю.
   Валемир проснулся от легкого прикосновения руки гнома.
   -Что пора? - мальчик посмотрел на Добряка.
   Гном кивнул головой и помог мальчику подняться, после чего протянул ему руку с раскрытой ладонью. На ней лежал браслет из семи серых камушков. Они были гладко отшлифованными, овальной плоской формы, размером с небольшие фасолинки. Основа браслета растянувшись, плотно закрепилась на запястье мальчика.
   -По мере того, как ты будешь проходить свои испытания, и приближаться к цели, у камушков по очереди, будет проявляться их цвет, и ты будешь знать о прохождении очередной задачи.
   -Спасибо тебе Добряк, я буду хранить твой подарок, - поблагодарил мальчик гнома.
   -Валемир, мог ли ты оказать мне одну небольшую услугу?
   -Говори Добряк.
   -В городе живет семья, достаточно молодая. В то время, когда я покидал Зарадужную страну, у них был один ребенок, сейчас он должен быть примерно твоего возраста. Главу семьи зовут Силовер, это мой сын. Его жену - Ладьюшка. Я их очень люблю и скучаю. Если встретишь их, передай от меня привет. И можешь рассчитывать от них на любую помощь и поддержку.
   Они обнялись на прощание, и Валемир пошел по радужной дорожке, которая так же, как и все вокруг поблекла, но мальчик ее сразу обнаружил.
   Приближаясь к столбам, мальчик все чаще стал замечать разбросанные то там, то сям семицветные камни, но старался не обращать на них внимания. Но чем ближе приближался Валемир к столбам, тем сильнее у мальчика стали всплывать былые мечты о богатстве. Он почувствовал неприятные ощущения внутри. Пуча, заволновалась.
   "Эти камни - абсолютно бесценны. - Услышал мальчик мысли Пучи. И продолжение: - Не смотри на них. Вспомни о настоящей цели".
   Валемир стал вспоминать, и произносить про себя слова Миролада. Внимание от камней отвлеклось, и разбушевавшаяся тень улеглась.
   Остальной путь до столбов, мальчик преодолел бегом. Так же с разбегу, ни о чем не думая, зажмурившись, Валемир прыгнул в радужную воронку.
   Никакого падения, как ожидал мальчик, не последовало. Валемир открыл глаза и только тогда почувствовал и заметил легкое движение. От увиденного чуда глаза мальчика расширились. Вокруг него мелькали и переливались краски. Валемир был полностью погружен в это великолепие разноцветья. Это место успокаивало и расслабляло, но ни так, что ничего не хотелось делать, а наоборот наполняло все его тело силой, радостью, верой в успех своего дела. Ему хотелось обнять весь мир в целом и по отдельности. Ему хотелось радоваться, смеяться, причем без какой-либо причины. И он смеялся, с такой легкостью и искренностью, которые не испытывал раньше никогда. Он ощущал чувства полета, практически не ощущая своего тела. В это время Валемир услышал:
   "Запомни это состояние легкости и радости, мальчик мой. Оно тебе может пригодиться".
   Догадавшись, что эти мысли идут не от Пучи, а от Миролада, Валемир немало удивился.
   В таком состоянии мальчик купался и наслаждался еще какое-то время. Затем он заметил, как появилось ускорение движения, цвета постепенно стали терять свою яркость, почти угасли. Вдруг, что-то сорвалось с плеча мальчика. Он понял, что это сорвало с плеча, и унесло Пучу. Оставшийся путь Валемир преодолел в волнении и тревоге.
  
   Глава 8
   в которой Валемир оказывается в Зарадужной
   стране, знакомится с очень интересной особой,
   и вообще узнает много полезного о неизвестном мире.
  
   Потускневшая радужная воронка выплюнула Валемира за границу серых столбов. Какое-то время, мальчик лежал неподвижно в надежде, что к нему вот-вот вернется и спланирует на плечо Пуча. Но время шло, а ступика так и не было. С беспокойством Валемир приподнялся и стал оглядываться.
   Если в его мире было тускло и безрадостно, то здесь цвета почти отсутствовали, были небольшие оттенки, а местами вообще все заменяла серость. Ему под руку попал камень. Автоматически мальчик поднял руку с камнем, и начал его рассматривать. Он был семицветным, но прозрачность и цвета почти отсутствовали у него, их заменяла, какая-то мутность. Валемир различил несколько переходов цветов, но все они сливались в серо-коричневые. Мальчик отбросил камень. Посидел, подумал.
   Если за несколько минут назад погодные условия не изменились, то Пучу выкинуло в ту же сторону, куда и его, только намного дальше, так как она совсем легкая.
   Мальчик встал, поправил заплечный мешок, отряхнулся и отправился в том направлении, на поиски Пучи.
   Вокруг столбы опоясывала горная местность, все, как и рассказывал Добряк. Причем если на той стороне радуги распростерся бесконечный пустырь, то здесь, насколько хватало глаз, вокруг виднелись одни лишь вершины гор.
   С первого взгляда можно было подумать, что ты попал в горную ловушку. Издалека, не было видно ни одной дорожки или тропинки, пересекающие горы. Но по мере приближения к горам, стали проглядываться протоптанные просеки. Выбрав одну, соответствующую его направления дорогу, мальчик начал подъем. Дорожка была достаточно удобной. Местами по краю, на крутых подъемах примостились поручни. Валемир догадался, что дорожка хожая, ей часто пользуются но, не смотря на это мысли мальчика были тревожными и витали далеко отсюда.
   Он уже забыл, что пока к нему не попала Пуча, он жил совсем один. А к присутствию ступика настолько привык, что не принимал ее во внимание. Относился к ней как к какой-то вещи, с равнодушием, почти не замечая ее присутствия. Теперь же ему стало одиноко. По-настоящему одиноко. Только сейчас он понял, насколько нуждался в ней, и что раньше не принимал Пучу как друга. Валемир понял, как виноват перед Пучей. У него в груди все разрывалось от тревоги за ступика, и мальчик ускорил шаг.
   Во время пути он вспоминал об их знакомстве. Как он частенько ругался на нее - она всегда попадалась ему под руки, и всегда не вовремя. А Пуча, она принимала все обиды как должное, терпела, предупреждала его об опасности, зализывала раны. От этих мыслей Валемир сам перед собой краснел, бледнел, ему было так стыдно за свое поведение и отношение к ней. В сердцах, надеясь, что ступик слышит его, мальчик крикнул:
   -Пуча, я найду тебя! Если ты меня слышишь, жди!
   Но ответа не последовало.
   Валемир продолжал двигаться. Вот он уже перешел вершину горы, спустился вниз. Каменная кладка закончилась, стала появляться бедная и бледная растительность.
  
   * * *
  
   На горизонте растительность изменилась. Появились кустарники, которые стояли неровной стеной, прерываясь местами. Подойдя ближе, мальчик увидел, что кусты росли вдоль довольно широкого ручья, больше похожего на узкую речушку. Местами ручей был глубоким, а где прерывалась плотная полоса растительности, сверкали переходы через ручей вброд. Никакого мостушки поблизости видно не было, а если где и был, то для того что бы его отыскать временем Валемир не располагал, поэтому подыскал более мелкий переход на тот берег. Устроился, чтобы снять обувь и замер. Прислушался и услышал чье-то кряхтенье. Все мысли о тревоге за Пучу, сразу же вылетели. Зато залетели другие: кто бы это мог быть? Чем бояться неизвестно кого или чего, лучше эту неизвестность развеять.
   Валемир быстро обулся и крадущимися движениями, стараясь не производить никакого шума, двинулся вдоль кустов.
   Прокрался до ближайшего брода, откуда раздавался звук, и увидел следующую картину: на берегу сидела, как догадался Валемир, гномиха. Она была без обуви, добротного телосложения. Одну из ног гномиха пыталась обернуть листом какого-то большого растения, но размера листа все равно не хватало на ее объемную ногу. Руки у нее были коротковатые, впрочем, как и пальчики на руках, а вот живот большеватый. И кряхтя и бубня, что-то себе под нос, она пыталась-таки, натянуть на ногу этот злополучный лист, и закрепить его.
   Валемиру стало любопытно, для чего гномиха пыталась проделать всю эту процедуру. Угрозы от нее никакой не исходило, и мальчик вышел из укрытия. Его не заметили, тогда он приблизился и стал наблюдать, уже не таясь. Вдруг почувствовав чье-то присутствие, гномиха застыла на месте. Резко обернулась и со словами:
   -Ой, батюшки, - отступила на несколько шагов назад. Зайдя в воду обеими ногами, она тут же выскочила на берег, после чего с осуждением посмотрела на мальчика.
   В это время, ее глаза смешно выпучились, причем каждый из них убежал в разные стороны. Узкие тонкие губки-ниточки пытались безрезультатно надуться, но всего лишь скривились в недовольную мину.
   -Ты напугал бабушку и стоишь, насмехаешься над ней? - с осуждением произнесла гномиха впрочем, довольно приятным голосом.
   -Простите, я не хотел вас напугать. Просто услышал шорох в кустах и вышел на это место. И мне стало любопытно, что же за сооружение вы городили у себя на ноге, и для чего? - мальчик спрятал улыбку.
   -Ах, это? Это все равно уже напрасно, - поникшим голосом ответила она. - Я не успела закрепить на ноге лапушной лист, как ты напугал меня, и вода просочилась на мои не заживляющие раны. Теперь придется начать их лечить с самого начала.
   -Но позвольте спросить, что с вашей ногой, и могу ли я чем-то помочь вам?
   Гномиха окинула Валемира оценивающим взглядом.
   -Насчет помощи с твоей стороны, я что-то сильно сомневаюсь... А вот, что с моей бедной ногой? Я и сама точно не знаю. Или съела, что-то ни то - аллергия. Но вероятнее всего, кто-то покусал. А я такая чувствительная на укусы всяких насекомых! И ведь как кусают не заметно! И даже не знаешь кто. Но мне посоветовали держать ногу в чистоте и сухости. А в речках содержится столько всего заразного: бациллы, микробы, - она стала снимать свою плохо закрепленную повязку и рассматривать ногу.
   На ноге действительно были небольшие покраснения, но ни одной открытой раны, чтобы занести инфекцию через воду.
   -А все ради детей, ради детей, - бубнила гномиха себе под нос. Достала какую-то тряпицу, и стала промокать ею свою ногу.
   Тут Валемир вспомнил про заживляющую мазь на основе слюнок ступиков и его Пучи, в том числе.
   -Разрешите, все-таки попробовать вам помочь. У меня есть волшебное снадобье, которое останавливает кровь и заживляет раны, да так, что не остается и следа.
   Гномиха пристально и внимательно посмотрела на Валемира своим, в нормальном состоянии, чуть раскосым взглядом. Но вот что-то ей подсказало, что мальчик искренен, в своей попытке помочь ей и разрешила попробовать, решив, что хуже-то уж точно не будет.
   Валемир достал из-за пазухи небольшую емкость. Выдавил горошинку мази и всю размазал по покраснениям на ноге. Затем втер, и покраснения на глазах стали бледнеть, а вскоре и совсем исчезли.
   Гномиха подняла взгляд со своей ноги на мальчика. Глаза опять выпучились, но теперь уже от удивления, а не от страха и спросила:
   -Что это за чудодейственная мазь?
   -Там, откуда я родом, есть домашние животные - ступики. Их слюни обладают целебными заживляющими свойствами. Так вот эта мазь на этой основе. К сожалению, я потерял своего ступика. Его сорвало с моего плеча и его куда-то унесло. Меня зовут Валемир и я ищу свою подругу - ступика, которую зовут Пуча. - Более подробно мальчик решил не рассказывать гномихе о своих намерениях. - Я думаю, в том направлении, куда я иду и унесло Пучу. Вы не подскажете, что там находиться. И куда вероятно могла попасть моя подруга?
   Гномиха с сочувствием посмотрела на мальчика. Ее просто распирало сунуть, куда-нибудь свой нос и, конечно же, помочь в чем-либо, особенно если ее об этом не просят. Это было неисправимое качество гномихи - всех жалеть, помогать и сочувствовать и, конечно же, давать бесплатные советы. И делала она все это, когда ее об этом ни только не просили, но когда это в общем-то и не требовалось. Тем самым гномиха создавала себе дополнительные проблемы, от которых у нее начинались головные боли. Таким образом, у нее постоянно что-нибудь болело, и она постоянно решала какие-то задачи, откуда-то свалившиеся на ее бедную больную голову.
   -Меня зовут бабушка Гага, и я тебе помогу. Ты же помог мне? - напомнила бабушка мальчику. - А я в долгу не люблю оставаться.
   Валемир посмотрел на бабу Гагу. Пожалуй, имя Гага ей подходило очень даже не плохо. Она была толстой, маленького роста, примерно с двенадцати летнего подростка. На данный момент, совсем чуточку повыше мальчика, и то может быть, это казалось из-за своих крупных габаритов. Когда она кряхтела или пыхтела, то была похожа на наседку-курушку, а при ходьбе шла вперевалочку, и напоминала неуклюжую гусыню. Валемир улыбнулся, но так чтобы Гага не заметила, а то опять глаза выпучит, и тогда он точно не сдержится - рассмеется, решил для себя мальчик.
   -Так вот там находится охотничье хозяйство. Туда привозят отловленных диких ушакрылов и готовят и дрессируют их для чего-то. Их держат в мысленепроникаемых клетях, чтобы они не могли общаться друг с другом, так как являются достаточно разумными существами.
   -А кто это такие, ушакрылы?
   -Как ты не знаешь, кто такие - ушакрылы? Видимо ты действительно не местный. И выглядишь для местного слишком живеньким и ярким. Так вот, ушакрылы это тоже наши домашние животные. Они очень распространены в нашем мире, имеются почти в каждой семье и даже по два, а то и по три. Они выглядят...
   И баба Гага стала описывать местных ушакрылов. По описанию они были здорово похожи на ступиков из Радужной страны, с разницей всего лишь, что служили для несколько иных целей. Из-за того, что их уши заканчивались не на локотках лапок, как у ступиков, а на запястьях лапок, эти зверьки обладали еще большим размахом ушей, поэтому могли перелетать быстрее и на более дальние расстояния.
   - В охотничьем хозяйстве, - тем временем продолжала баба Гага, - их подготавливают для задач, цель которых никто из нас не знает. У нас же ушакрылы играют роль "сообщателей". Их разводят и воспитывают гномы, в очень хороших условиях.
   -А что значит, "сообщатели"?
   -Все очень просто. В одном месте, ты мысленно или вслух, делаешь какое-либо сообщение ушакрылу и они, перелетая в другое место, передают данную весть. Мысленно конечно. Если ответа не дождался, то по необходимости можно послать еще одного. Так мы переговариваемся на расстоянии. Ушакрылов держат, кто в клетках, кто просто дома, и тогда они перелетают по дому, где хотят. Но я с этим категорически не согласна! Животное должно жить в клетках или на улице, а не латать по дому, где непоподя, как это происходит у моего сына и моей невестки. Ах, он такой доверчивый мальчик! Эта Ладьюшка забила ему голову, и внушила о свободе ушакрылов в доме. А они же переносчики всяких инфекций и болезней!
   Видя, что бабу Гагу понесло не в то русло, мальчик перевел ее внимание на нужную ему тему.
   -Баба Гага, а далеко ли находится это охотничье хозяйство?
   -Ах да, об этом... Да, в общем-то, не очень. Но тебе туда дорога закрыта. Потому, что служат там прихвостни господина Кумируса. А они я тебе скажу, отличаются особой жестокостью и хладнокровием, но единственным в этом случае плюсом - тупостью. Они тупы как пробки. Но, не смотря на это, мы обходим это участок леса стороной. Чего и тебе советую.
   -Но я должен убедиться в том, что в это место не попала моя Пуча. И потому я не могу пройти мимо него. Баба Гага, доведите меня до этого охотничьего хозяйства, а там, чтобы не подвергать вас никакой опасности мы расстанемся.
   Баба Гага посмотрела на мальчика раскосым взглядом и пожевала губами-ниточками.
   -Ну что ж пойдем, пожалуй. Только не говори, что я тебя не предупреждала.
   За разговором они давно преодолели, и речушку и луг, открывшийся за ней. Подходили к лесу.
   Валемир, если честно уже устал от болтовни бабы Гаги. У нее болело практически все, правда, с определенной последовательностью, о чем узнал мальчик. Но, не смотря на это, и на ее походку вперевалочку, шла она довольно шустро.
   Тут баба Гага стала притихать в словесности и как бы невзначай притормаживать. Валемир догадался о приближении его цели на сегодняшний момент.
   -Ну что баба Гага пора прощаться. Тут наши с вами пути расходятся. Спасибо, что проводила.
   Валемир не знал, что ждет его впереди, но был рад, освободится от бесконечной словесной тирады гномихи.
  
   Глава 9
   в которой Валемир встречает гоблинов, второй раз
   сам же попадает в ловушку с захлопывающей дверцей,
   но сам находит из нее выход, и как бы прозревает.
  
   Не оглядываясь, мальчик вошел в лес, и пошел в том направлении, куда показала бабушка Гага. Продвигался он аккуратно и осторожно, чтобы не создавать лишнего шума и не привлекать к себе внимание.
   Валемир вышел на поляну, но поляной она была раньше. Сейчас же весь лесной простор был застроен. По краю поляны вдоль леса шел забор, но не высокий. Зато к забору была прикреплена и поднималась вверх частая сетка. Она закруглялась, сужалась к середине и там крепилась, по типу купола. За забором находилось несколько строений. Туда и сюда сновали какие-то существа. Чтобы быть незамеченным, Валемир пригнулся, и пошел вдоль забора, чтобы отыскать какую-нибудь щель. Если нет, то вход чтобы проникнуть за ограждение, а там уже получше рассмотреть, что происходит внутри.
   Щели, как и ожидал мальчик, он так и не нашел, но дошел до двери-калитки. Она была заперта изнутри, и похоже на задвижку. Валемир приник спиной к двери и стал думать. Затем рванул к лесу. Вскоре, если очень постараться, его можно было обнаружить, на одном из ближайших к забору деревьев. Валемир достал из внутреннего кармана свою увеличительную трубку, раскрыл ее и начал наблюдение.
   Картина ему открылась совсем невеселая. На ветках деревьев были развешаны клетки, в которых находились ушакрылы. Некоторые из них пытались грызть прутья клетей, дергали их своими маленькими лапками, и старались просунуть между ними свои ушастые головки, скребли дно клеток остренькими коготками. Большинство отчаялись, смирясь со своей участью и судьбою.
   Между деревьев с клетками ходили те самые существа. При лучшем рассмотрении, они оказались просто отвратительными. Их лысые головы украшали уши, похожие на ослиные. Они торчали в разные стороны. Глазки были маленькие и злобные, глубоко посаженные, и близко расположенные к задратому вверх носу, так что ноздри были вывернуты чуть ли не наизнанку, большой рот, постоянно раскрытый в глуповатой ухмылке. Одеты они были в рубаху мешковатого вида и короткие штаны, из которых выглядывали мощные жилистые ноги. Валемир догадался, это были те самые гоблины, о которых рассказывала бабушка Гага.
   Несмотря на улыбку, блуждающую на их морде, гоблинам не мешало жестоко относиться к маленьким существам, находящимся в клетках. Кого они замечали борющихся с прутьями клеток, подходили и тыкали в них заостренной палкой, или долбили той же палкой по веткам деревьев, тем самым нагнетая ужас на безобидных зверьков. Так же мальчик заметил, еле живых существ, подвешенных за их нежные ушки-лопушки. Их маленькие тельца вздрагивали и сотрясались от каждого удара по дереву, от чего раздавался надрывный гогот гоблинов.
   Глаза и разум Валемира затмевал гнев. Он был в недоумении и негодовании. Мальчик понимал, что плохо обходился с Пучей, но чтобы дойти до таких истязаний и издевательств... В голове у мальчика, это не укладывалось.
   У отдельно стоящего дома, на дереве висело еще несколько клеток. В них сидело по два ушакрыла, и со стороны можно заметить, что у одного из них не было никакого желания общаться с другим.
   -Пуча милая, я рядом, за забором. Смотрю на лагерь со стороны входа на дерево, стоящее рядом с домом. Если ты меня слышишь, выдели себя от остальных, покажись.
   Тут же в сторону, где находился Валемир, из клетки, где сидело по два ушакрыла, уставились два таких родных глаза. Какие это были печальные глаза. Но не смотря на это, в них стояла несгибаемая воля и отвага. От радости уши зверька задергались, хвост завилял.
   -Пуча, я вижу тебя и спасу что бы мне это не стоило. И мы поможем остальным. - Пуча закивала головкой, не отрывая взгляда от своего любимого хозяина, но теперь, скорее всего уже друга.
   Тут внимание Валемира привлекло движение у калитки. К входу подвезли ящик, битком набитый новой партией ушакрылов. В лагере засуетились. Ушакрылов не подаваемых никаких признаков сопротивления, вытаскивали из клеток, и складывали в другой - пустой подготовленный ящик, освобождая места для новых диких пока еще животных.
   Калитку открыли, впуская охранников с новой партией существ. И видимо зная, что им предстоит вывозить другой груз, задвижку на двери не закрыли.
   Мальчик стремительно обвел взглядом весь лагерь, соображая, как бы проскользнуть незамеченным. Он быстро сполз с дерева, при этом, не забыв прихватить с собой палку.
   На палках он научился драться в компании все того же Пустырника, и получалось у него это очень неплохо. Но практиковал свое умение крайне редко, мальчик не любил причинять боль и насилие над другими, и выкручивался из различных ситуаций за счет изворотливости ума и хитрости. Но на этот раз, он точно знал, палка ему пригодится, и в ход он ее пустит по полной программе.
   Мальчик подкрался к входу. Чуть приоткрыл тяжелую калитку. Проскользнул незаметной тенью внутрь и растворился, слился с ближайшими кустами, никем, как он думал не замеченным. В своем укрытии, он провел все оставшееся время, пока не начала сгущаться серость вечера, а затем и ночь.
   В течении всего времени, что он пробыл в кустах, шла сортировка нового привоза ушакрылов. Гоблины в рукавицах, по одному доставали животных, за что попало: за уши, лапки, хвосты, и рассовывали их по свободным клеткам.
   Валемир наблюдал всю эту не менее отвратительную картину, закипая от злости и ярости, все крепче сжимая в руке палку. Мальчик уже сейчас готов был выскочить из-за укрытия, и как он представлял раскидать всех гоблинов. За всей этой суетой, он не заметил, как была захлопнута ловушка-задвижка. Ее закрыли, повесив на нее тяжелый замок.
   Ночь принесла в лагерь временную, хоть и гнетущее успокоение и тишину. Ушакрылы, устав за день от борьбы, прикорнули в клетка. Гоблины разошлись, разбрелись по своим хижинам. Лагерь остался без охраны.
   Валемир оглядываясь, выполз из своего укрытия и, обходя хижины с гоблинами, направился к дереву, где томился его ступик. Приблизившись, мальчик заглянул в клетку. Увидел свою подругу, на внешний вид в нормальном состоянии. Но несмотря на это Пуча, отрицательно махала головкой, в глазах ее стоял страх. Ничего не понимая, мальчик начал успокаивать ее, нашептывая слова утешения, что все будет хорошо. Валемир стал снимать заплечный мешок, в котором лежала одна из связок отмычек, но вот заметил промелькнувшие за спиной тени. Быстрым движением, закинул мешок обратно за спину и обернулся. К нему приближались, наверное, гоблины всего лагеря. Дверь большого дома отворилась, на его пороге появился человек. В свете дверного проема, разглядеть его лица мальчик не мог, зато тот стал наблюдать за разворачивающимися событиями.
   Валемир попятился. Вот он уперся спиной о ствол дерева. Недолго думая мальчик принял защитную стойку. Он понял, что выиграть это сражение он не сможет, но так хоть по дороже продаст свою жизнь.
   Гоблины, видимо решив поразвлечься над легкой добычей, пошли в атаку по одному. В воздухе замелькала палка. Все когда-то изученные и отработанные приемы и движения всплыли в памяти сами собой. Послышались глухие звуки ударов палки по гоблинам, а следом визг, уханье, оханье, ругательства. Несколько гоблинов отскочили от дерева с мальчиком, как горох от стенки. Кто растирал ушибы, кто прижимал рассеченные раны. Взгляды гоблинов, с нахальных и уверенных, сменились на настороженные, но тем самым и ожесточенные. Недолго думая и не сговариваясь, гоблины всей гурьбой кинулись на Валемира. Палка мелькала все стремительнее и с большей скоростью. Но вскоре, движения мальчика стали затормаживаться, терять координацию. Палка была отброшена в сторону, а Валемир помятый, лежал у основания дерева скрюченным, только и, успевая, что закрываться руками от побоев.
   -Баста, уроды! - раздался из дверного проема звучный голос.
   Гоблины нехотя остановились и расступились, давая подойти хозяину. Тот неспешной походкой приблизился к Валемиру.
   Мальчика мутило, голова кружилась, в глазах все расплывалось. Он потряс ею, в надежде, что кусочки увиденной картинки соберутся воедино, но стало только хуже. Во рту было противно, скопилась густая слюна вперемешку с кисловато-солоноватой кровью. Он сплюнул ее в сторону, где стоял человек, но тот и бровью не повел. Ярость кипела в мальчике, но силы покинули его, а бессилие вызывало новую волну ярости.
   -В клетку его, - голос был холодным, бесчувственным.
   Гоблины принесли большую клетку и затолкали туда Валемира, перед этим не забыв стащить с него заплечный мешок. Прутья и дно клетки были сделаны из породы какого-то неизвестного мальчику дерева. Видимо именно это дерево блокировало и экранировало все мыслеформы.
   -С восходом солнца, отправитесь во дворец господина Кумируса, - дал указ хозяин своим подчиненным. - Уж он сможет прочистить ему мозги.
   Человек и гоблины разошлись по своим домам. Остались только три охранника.
   Валемир понял, что попал в ловушку. Но каким образом? А главное, почему он не заметил, что это была ловушка? И как слепая мышь сам забежал в нее, мало того еще и захлопнул за собой крышку.
   Тишина вновь накрыла лагерь. Лишь изредка раздавался гогот трех гоблинов, тех, что охраняли Валемира.
   Понимая, что сейчас сбежать невозможно, мальчик решил вздремнуть. Расслабился и облокотился на прутья клетки.
   Его разбудил шум и гвалт. У охранников-гоблинов явно начиналась потасовка. Они о чем-то ожесточенно спорили. Потом один из троих стукнул второго по голове дубинкой, да так, что глаза гоблина в буквальном смысле слова вывалились из орбит, потом всосались обратно, причем с таким хлюпающим звуком, и это картина выглядела так уморительно, что Валемир не удержался и хохотнул. Тот гоблин, которому досталось дубинкой, раскосым и взбешенным взглядом уставился на мальчика. Но вот взгляд его на что-то упал, он сдвинулся с места, и ни до чего больше не додумался, кроме как поднять палку Валемира, которая так и осталась валяться неподалеку от клетки. Довольный гоблин вернулся к своим дружкам. Недолго думая он с такой силой всадил палкой обидчику, что у того произошла такая же реакция с глазами, да еще и челюсть отвисла. Глаза повисли над открытой скособоченной челюстью. Гоблин сдул их подальше от своей морды, после чего все с тем же хлюпающим звуком, они всосались обратно. Теперь уже смеялись и Валемир и третий гоблин, который не принимал участие в потасовке. А два других, не обращая ни на кого внимания, дубасили друг друга почем зря. Причем эти удары особого ущерба им не приносили, видимо вместо мозгов в черепной коробке гоблинов, занимала все та же кость.
   Но вот произошло невероятное. Смеющийся гоблин неожиданно схватился за живот, повалился на бок и на спину, повсхлипывал чуть-чуть и затих. Драчуны остановились, посмотрели друг на друга, потом на лежачего гоблина, побросали палки и, взяв его за руки и за ноги, оттащили к дальним кустам, затолкав его в них поглубже. Потом зашли в одну из хижин, и вернулись опять уже втроем.
   Мальчик проследил за всей этой кутерьмой. Не смотря, на его побитое состояние и незавидное местонахождение настроение поднялось, и спать уже совсем не хотелось. Голова была пустая и легкая. Валемир просто бездумно сидел и, не моргая смотрел на клетку своей подруги Пучи. Напротив скучала и не отрывала глаз от мальчика осунувшаяся и расстроенная Пуча. И тут Валемир понял, почему попал в капкан, как слепой котенок. Ведь он действительно был слеп. Его разум и глаза затмили ярость, злость, обида. Да так, что кроме как о мести, мальчик ни о чем не мог думать. Он именно, как когда-то объяснял Миролад, бился в закрытую дверь. И вот результат, мальчик оказался загнанным в ловушку, побитый, запертый.
   Прокрутив все это в голове, лицо Валемира ожило, он улыбнулся своему ступику, и одним губами прошептал:
   -Я все понял, я все исправлю.
   Пуча завиляла хвостом.
   Валемир тут же вспомнил про настойку на травах и камнях. Достал ее из потайного кармана и глотнул и стал смазывать раны заживляющей мазью. Потом обратился к гоблинам:
   -Эй, поросячьи рыла, а ну-ка подьте сюда!
   Гоблины оторвались от какой-то, захватывающей игры, из-за которой видимо и подрались. Повернули свои тупые морды к мальчику, и тупо направились к клетке с Валемиром.
   -Хотите, веселую историю расскажу?- предложил мальчик гоблинам.
   Те утверждающе прохрипели.
   Эту бестолковую историю Валемир сочинил, когда ему было лет семь. И окружающим в то время непросветленным огрубевшим детям из шайки Пустырника, она очень даже пришлась по вкусу. Сейчас же эта история всплыла мальчику на ум.
   -Жили-были дед и баба. Жили они очень бедно. Но, не смотря на это, приютили к себе кота по кличке Писун и собаку по кличке Лизун.
   -Писун, - хохотнул один гоблин.
   -Лизун, - хохотнул еще один.
   -Да. Так вот, посмотрели кот и пес, на житие-бытие деда и бабы, и отправились на заработки. Ходили от дома к дому. Кот Писун, проникал в дома, и делал там свое грязное и мокрое дело.
   -Какое? - спросил один гоблин.
   -Да, такое! Писал, - ответил другой, более догадливый и захохотал над своей догадкой. Но все-таки остановился. Вероятно, ему было интересно узнать, чем же история закончится.
   -Так, вот, - продолжил мальчик. - Сделает свое грязное дело Писун и смывается, оставляя за собой мокрые следы, и непревзойденный чудный аромат. Чувствуют хозяева, не чистое дело произошло, мокрое. Бегают, суетятся, руками размахивают, ахают, охают. Что делать, как быть? Вдруг стук в дверь. "Не надо ли где, что помыть, вылизать"? Появляется Лизун. Его приглашают, деньги платят. Так Писун и Лизун обеспечивали старость деда и бабы.
   Еще не дослушав Валемира до конца, гоблины начали хохотать, повторяя слова: "Писун", - ха-ха-ха, "Лизун", - ха-ха-ха, при этом показывая на мальчика пальцами. Потом вдруг все трое схватились за животы, упали на спину, захрипели, завалились на бок и умолкли.
   Валемир в полном молчании и непонимании, уставился на них. Просунул ногу между прутьями клетки до ближайшего гоблина, и ткнул его. Гоблин был неподвижен.
   -Никогда бы не подумал, что смех убивает, - сказал сам себе вслух Валемир. - А говорят, что жизнь продлевает.
   С этими словами, мальчик стал хлопать по своим карманам. Достал еще одну запасную связку отмычек, и с легкостью открыл дверь своей клетки.
   Чувствовал себя Валемир уже хорошо. Настойка и мазь сделали свое дело. Мальчик вылез из своей клетки, и рванул к Пуче. Пуча выпорхнула сразу же на плечо Валемира, и стала его всего облизывать. Смеясь, Валемир вытирал лицо от облизывания Пучи, и от выступивших на глаза слез радости. Оба были несказанно рады встречи и такому чудесному освобождению.
   Затем мальчик поочередно стал открывать клетки с ушакрылами. Те, от страха и удивления, прижимаясь к дальним стенкам клеток, сначала шарахались от спасителя. Они до сих пор не верили в свое счастье. Но вот пришла очередь освободить ушакрылов, которые сидели в клетках подвое. Валемир подошел к ним, но прежде чем протянуть руку к первой, услышал предостережение Пучи:
   "Один из них предатель. Доставай того, который повернут мордочкой к прутьям, второго обязательно оставь в клетке. И не забудь одеть рукавицы".
   Валемир сделал все, как советовал ступик. Ушакрылы-предатели пытались вырваться на свободу, проскочив сквозь руку мальчика в открытую дверцу, но Валемир, помня наставления Пучи этого не допустил. Так же выпустили ушакрылов, которых готовили вывезти к Кумирусу и были битком набиты в ящике.
   Валемир с Пучей на плече припустил к калитке. Замок был топорной работой. Его смогла открыть даже Пуча хвостом. Отодвинули задвижку, открыли дверь. И вот она, свобода!
   Мальчик со ступиком вылетели из лагеря, как пробка из бутылки. Какое-то время ничего не происходило, но в следующий момент туча ушакрылов вырвалась из дверного проема калитки, перегоняя друг друга, разлетаясь по деревьям и в разные стороны.
   Друзья посмотрели друг на друга и засмеялись. Мальчик подставил ступику палец по которому радостная Пуча хлопнула своей маленькой когтистой лапкой.
  
   Глава10
   в которой браслет Валемир, впервые дал о себе
   знать, где Валемир вновь встречает бабушку Гагу,
   и узнает, что Добряк-то, оказывается, был женат.
  
   Бегом ринулись от этого страшного места. И только пробежав какое-то расстояние, и перейдя на шаг, ступик передал мальчику:
   "Посмотри на браслет, Валемир".
   Не успев разглядеть его внимательно, мальчик с радостным криком подпрыгнул, и начал пританцовывать. В порыве чувств, он чмокнул Пучу в головочку, отчего та взвилась в воздух, при этом замахав хвостом и задергав ушами, и приземлилась обратно на плечо. Один из камушков на браслете у мальчика приобрел ярко красный цвет. Если бы кто-то в это время находился в округе столбов, то увидел, как один из них загорелся красным цветом, и из него вверх к радуге взметнулся красный луч. Это явление происходило буквально какие-то секунды. Потом все стало прежним, но радуга приобрела оттенок поярче, а в природе Зарадужного мира повсеместно восстановились красные цвета.
   Зная, что за друзьями возможно преследование, Валемир с Пучей, шли всю оставшуюся ночь и часть дня, не останавливаясь. Мальчика вела Пуча, уверив его, что знает дорогу до деревни, где им могут оказать помощь. Как оказалось ступику, указывали нужное направление появившиеся новые друзья среди ушакрылов.
   Дорогой мальчик со ступиком переговаривались. Из разговоров Валемир узнал, что в том лагере, ушакрылов готовили на службу к Кумирусу. В качестве разведчиков их подсылали к гномам в деревни, чтобы они добывали сведения о восстании против Кумируса. Так же отловив ушакрылов-сообщателей, в клетки к ним подсаживали ушакрылов-предателей, и те мысленно вытягивали всю информацию, узнавая все о житие-бытие гномов. Еще предателей пересылали на ту сторону радуги в услужение Пустырнику. И искусан Валемир был именно ими. На той стороне у них появлялись парализующие способности как у ступиков. А вот ушакрылы, которых только готовили к вывозу во дворец Кумируса были пока еще не опасны. В естественной среде, они восстановят прежнее состояние, так что если бы не Валемир, у Кумируса прибавилось на одну партию предателей больше. Так в процессе разговора, мальчик понял, что у них есть поддержка в виде местных лесных жителей.
   Решили отдохнуть. Так как мешок с продуктами мальчика остался у гоблинов, пришлось воспользоваться подножным кормом. По дороге они собирали грибы, съедобные коренья. Друзья подыскали местечко для отдыха. Валемир немного полежал, дав отдохнуть гудящим от долгой ходьбы ногам. Пуча же, все еще суетилась в поиске чего-нибудь съестного. И вскоре к уже собранному довольно скромному провианту вернулась еще с несколькими ягодками в лапках.
   -Пуча, кормилица ты моя. Где ты нашла такие сочные и яркие ягоды? - Валемир попробовал их на вкус. - М-м-м, а вкусные какие! Ай да туда!
   И они вместе отправились к найденному Пучей месту, где растут такие вкусные ягоды.
  
   * * *
  
   От места стоянки до кустов ягод, заняло минут пять ходьбы. Когда подошли поближе, мальчик был приятно удивлен от размера и количества ягод. Сам кустарник был не высокий, где-то по пояс Валемира, а ягоды на нем висели под ветками так, что собирая их, приходилось или поднимать ветки или наклоняться под них. Этот факт мальчика ничуть не смутил, и он припустил к кустам, чтобы нырнуть в них, на съедение зрелых и сочных плодов.
   Но вдруг нога мальчика застыла в воздухе, в кустах кто-то был. И буквально через секунду из их глубины стало подниматься нечто, и это нечто было похоже на дикое осиное гнездо. Вот это самое гнездо, то пропадая из виду, то вновь появляясь, начало двигаться над кустами. Валемир, с все еще поднятой ногой, затаил дыхание. Одновременно с передвижением гнезда раздавалось сопение, пыхтение и кряхтение. И эти звуки смутно напоминали мальчику кого-то. Но вот оно приблизилось к границе, где кустарник обрывался, и вместе с гнездом из кустов появилась голова, плечи с руками, а затем и полностью туловище, стоящее на четвереньках.
   Наконец-то Валемир поставил ногу на землю, и стал рассматривать это явление природы.
   Тут в своей голове мальчик услышал какой-то всхлипывающий с замираниями звук. Сначала он не понял, что это такое, а главное, откуда доносится, но потом догадался. Это был смех Пучи, она просто заливалась от смеха, и мальчик понял, что сам сейчас не удержится и прыснет. Валемир очень серьезно посмотрел на Пучу. И со словами:
   -Хватит, перестань сейчас же, - слегка щелкнул ее по уху.
   В ответ он почувствовал шлепок маленькой когтистой лапкой по своему уху.
   -Эй, ты чего это? Драться со мной? - обратился мальчик к своей подруге, и щелкнул ее по животику. Пуча, не переставая смеяться, схватилась лапками за свой животик и на плече мальчика опрокинулась на спинку, предварительно опоясав его шею своим хвостом, так на всякий случай, чтобы не свалиться окончательно. И Валемир не выдержал. Его прорвало. Они с Пучей смеялись на пару и до слез.
   "Посмотри на ее глаза", - услышал Валемир.
   Мальчик глянул, и увидел сидящую на пятой точке уже знакомую ему гномиху. Вокруг нее рассыпался ворох ягод. Лицо было осуждающее. Глаза, как и положено выпученные, и смотрящие в разные стороны, губы-ниточки недовольно скривлены.
   -Простите баба Гага, - произнес мальчик сквозь смех, и побежал за ближайшее дерево, где прислонившись к стволу, наконец-то успокоился.
   Валемир пару раз глубоко вздохнул и выглянул из-за дерева, затем вышел полностью и направился к гномихе.
   -Баба Гага, простите меня, - еще раз извинился Валемир. - Вы меня так напугали. Я думал, что на нас движется что-то неведомое, как минимум кокой-то волосатый гоблин. Но тут я увидел вас и так обрадовался, так обрадовался, что не смог удержаться. Баба Гага, вы же рассыпали все ягоды. Я вам помогу.
   Мальчик подошел к гномихе, помог ей подняться, и начал собирать спелые плоды в ее кузовочек, который валялся неподалеку.
   Затем из прутиков сплел маленькое лукошко, и тоже стал собирать ягоды себе в дорогу при этом, не забывая закладывать их в рот.
   -Ты, я смотрю, нашел своего друга. И смотрю, он такой же несдержанный, как и ты, - с осуждением заметила бабушка.
   -Да нет, баба Гага. Это просто все нервы. Как вы знаете, я направлялся к лагерю гоблинов. Так вот, нам пришлось бежать из их лагеря. А здесь вы... Вот мы и не сдержались. Кстати, у вас больше не болит нога или еще что-нибудь? Пуча сможет зализать ее вам до полного исцеления.
   Скривившись от брезгливости и отвращения, Баба Гага посмотрела на ступика. Валемир догадался, что подумала в этот момент гномиха: "Переносчики бацилл и инфекций". И тут же услышал от Пучи:
   "Почти угадал", - и оба незаметно хихикнули.
   -Но баба Гага, как вы здесь оказались, в этом месте? Я думал, что вы уже давно в гостях у своих детей.
   -О, я напала на этот прекрасный куст ягод совершенно случайно! И не могла пройти мимо. Таких спелых сочных и вкусных ягод, я не видела и не пробовала, вот уже... - И баба Гага замолчала, вспоминая и просчитывая, когда же это было. - Да, пожалуй с того момента, как исчез мой муж. О, а это около десяти лет назад. Или девяти... Точно не помню.
   Валемир в это время собирал ягоды.
   -А у вас был муж? - удивился мальчик. - Как же мог бесследно исчезнуть взрослый человек или пусть даже гном?
   -Но вообще-то, мужем его назвать было сложно. Он был неплохим гномом, и мастером своего дела. Но по хозяйству Добряк был ни рыба ни мясо. Я все тянула на себе, на своих хрупких плечах.
   При имени Добряк, мальчик поперхнулся, и уставился на гномиху. Тем более, что Валемир знал гнома совсем с другой стороны. Тот мог починить практически все, приготовить из чего угодно и что угодно, причем вполне съедобно и вкусно. Привести лавку в порядок за считанные минуты.
   При такой реакции мальчика на имя Добряк, баба Гага, конечно же, подумала о своем. Как это такая беззащитная и слабая женщина могла тащить все на своих плечах.
   -Да, да все хозяйство на себе! - повторила она. - Хотя он очень любил своих детей: сына, невестку, и в то время пока еще единственного внука. Гномик в то время только родился. Или ему был уже годик? Не помню. Да и какая разница. - Баба Гага махнула коротенькой пухлой рукой. - Так вот эти ягоды - гостинцы моим внукам и детям. Я уверена, что это единственный куст в лесу, где растут такие крупные, вкусные ягоды. И нашла их я! Вот внучки обрадуются!
   -Баба Гага, а вы не могли бы познакомить меня со своими родственниками? - спросил Валемир.
   -Конечно, могу. С радостью! И я думаю, ты быстро подружишься с моими внуками, а внучка сама найдет с тобой общий язык. О, это не ребенок, а маленький ангелочек!
   Наконец-то Валемир плотненько набил живот, набрал ягод в лукошко в дорогу и они отправились в путь.
   -А, что это за такая удивительная прическа у вас, баба Гага? - Когда Валемир впервые встретил гномиху, волосы у нее были собраны на затылке в обыкновенный пучок. Сейчас же на голове было что-то невообразимое. Волосы стояли на макушке в форме вытянутой пирамиды, сужаясь на конус. Тем самым вся паутина начеса была на виду, и создавалось впечатление, что на голове сооружено неаккуратное осиное гнездо.
   -Видишь ли, мальчик мой. Тебе этого конечно не понять...
   -Ну, почему же. - Валемир сохранил серьезное выражение лица.
   -Деревня с моими родственниками уже недалеко. В общем, таким образом, я привела себя в порядок. Видишь ли, с некоторых пор, мои волосики потеряли былую густоту, толщину и блеск, они стали тоньше и реже. Особенно вот здесь, на этом височке. Видишь? - И баба Гага наклонила свою голову к лицу мальчика, чтобы тот смог получше рассмотреть проблемный участок головы гномихи. В это время Валемиру показалось, что нагромождение на голове бабушки вот-вот перевесит и рухнет прямо на него, поэтому мальчик отпрянул от нее подальше. Но гномиха под впечатлением того, что с кем-то можно поделиться своей насущной проблемой, даже не заметила резкого движения Валемира. - Я их подлечиваю всевозможными способами, - тем временем продолжала она. - Например, мне посоветовали поделать масочки на основе урины. Хотя это слово, мало о чем тебе говорит. Но, не смотря на все мои старания, до прежнего состояния, они все равно не восстанавливаются. Вот я и придумала прическу, которая увеличивает объем моих волос. Но я ее делаю редко, только по праздникам или на выход в гости, чтобы всегда выглядеть достойно. И я не удивлюсь, если с моей прически начнется новое направление в моде! - Величаво закончила баба Гага.
   "Мне кажется, что благодаря этому причесону бабушки, на праздниках всегда царит аншлаг", - услышал Валемир Пучу. Мальчик хихикнул в сторону, чтобы баба Гага не заметила. Он уже понял, что с юмором у нее слабовато, она все принимает за чистую монету.
   Так и шли. С самого начала, инициативу в разговоре взяла гномиха, видимо ей не хватало общения в своей деревне. Когда наконец-то показались жилые дома, Валемир знал всю подноготную бабы Гаги и ее родственников, на сколько, она старается для своих детей, не жалея ни времени ни сил, а они никто не замечают этого и не ценят ее. Валемир уже давно переговаривался с Пучей, не обращая внимания на болтовню гномихи. Но вот, ура, деревня!
  
   Глава 11
   в которой Валемир оказывается в гостях у гномов, а
   единственный куст ягод оказался далеко не единственным,
   в которой Валемир знакомиться с гномиками, а между
   ними происходят военные действия
  
   Гномиха шла вдоль домов, здороваясь с встречающимися ей жителями деревни, жалуясь на свои болезни, и тут же доставая пишущую палочку, фиксируя все советы по лечению той или иной воображаемой или надуманной у себя болезни, на кусочке бумаги. Подходя к нужному дому, баба Гага предупредила:
   -У Ладьюшки всегда такой беспорядок.. Так, что ты не пугайся. И наверняка пустая съестная комната. Она это объясняет тем, что у них за забором в лесу и в огороде все растет и, мол, продуктовая лавка, поблизости работает. Когда надо все необходимое покупают. Но, я считаю, что еды у них постоянно, в крайнем случае, как я не приду - нет. Съестная комната должна быть всегда заполнена. У бабушки опыт в ведении хозяйства, она жизнь прожила. - Баба Гага многозначительно окинула себя взглядом и закончила диалог.
   "Интересно, какую"? - произнесла Пуча, и Валемир задумался.
   Довести мужа до состояния, чтобы он от нее сбежал, и даже не скучал и не упоминал о ней. Хороша жизнь.
   Подошли к дому. Со стороны дом оказался вполне ухоженным, хотя и не большим. Ровненький крашеный заборчик, в огороде выполотые ухоженые грядки, на деревьях висят спелые плоды. Причем в саду Валемир заметил точно такой же разросшийся куст с ягодами, какой они встретили в лесу, только ягоды на нем оказались даже крупнее и ярче лесных.
   "Вот бабушка огорчиться, что те ягоды в лесу, оказались не единственными", - притворно расстроенным тоном проговорила Пуча.
   Они оба отвернулись в сторону, как будто в этот момент увидели что-то новое для себя и внимательно рассматривали и засмеялись.
   Вошли в калитку. Баба Гага первая поднялась на крылечко. Постучалась. Дверь открыла молодая гномиха. Симпатичная, аккуратная, волосы заплетены в косу.
   -Здравствуй баба Гага, - поприветствовала молодая хозяйка гостью. И уже вглубь комнаты, сообщила: - Дети, бабушка приехала! - и опять, обращаясь к гномихе: - С гостинцами? - бабушка, утверждающе кивнула. - С гостинцами! - опять вглубь дома.
   В прихожую из комнаты, выбежали три гномика: постарше, поменьше и совсем маленькая. Сразу же коридор наполнился шумом, гамом, спором, кто первый и, конечно же, раздался визг. А как же без него?
   -Здравствуй Ладьюшка, - сдержанно поздоровалась баба Гага. - Как вы тут поживаете без бабушки? - И не дождавшись ответа, всплеснула руками. - Ой, батюшки, как же это я забыла? Я привела с собой новых друзей, мальчика и его ушакрыла.
   -Ступика, - поправил гномиху Валемир, и обратился уже к хозяевам: - Здравствуйте. Я очень рад, что встретил вас, хотя мне сообщили, что ваша семья живет в городе. Меня зовут Валемир, а мою подругу - Пучей.
   -Мы встретились у горного ручья. Валемир помог мне безболезненно перебраться через него. Потом наши пути временно разошлись, опять же мы встретились в лесу, около обсыпного ягодного куста. Посмотрите, какие ягодки я вам набрала! Бабушка всегда носит с собой кузовочек, чтобы наполнить его полезными здоровыми гостинцами, и принести вам, моим любимым деткам. Ладьюшка, неси посуду!
   Баба Гага приготовила свой кузовочек. Когда молодая хозяйка принесла чашку, довольная, что сейчас всех удивит, гномиха высыпала туда свои ягоды с якобы единственного и лучшего куста на свете.
   -А у нас, тоже с утра созрели. Точно такие же. Мы проснулись, а они висят, - сунул нос в чашку средний брат.
   -Не может быть Дутышка. Я обошла весь лес, прежде чем наткнулась на такой обсыпной куст спелых ягод.
   Тут гномик стянул салфетку с плошки, которая стояла в центре стола, подтверждая свою правоту. Она тоже была наполнена ягодами, только еще крупнее, чем у бабушки. Глаза у бабы Гаги остались на месте, но губы скривились в недовольную гримасу.
   В кухонную комнату вошел гном. Он чем-то отдаленно напоминал Добряка, только совсем не хмурый и не угрюмый. Видимо его семейная жизнь, не смотря на наличие троих детей, так его не потрепала, как отца и с женой ему повезло гораздо больше. Его волосы, которые выглядывали из-под шапки, похожей на шапку Добряка, были каштанового цвета, борода заплетена в несколько маленьких косичек. Он был таким же коренастым, как и его отец, и источал силу и уверенность.
   -Здравствуй, мамочка, - он чмокнул мать в щеку, отдав ей должное. - И тебе здравствуй друг Валемир.
   -Здравствуй Силовер.
   Все недоуменно уставились на мальчика, откуда он мог знать имя гнома, если впервые оказался в их доме.
   -Я знаком с твоим отцом, - расставил все точки над "и" Валемир. - И при встрече с вами, Добряк просил передать тебе и твоей семье привет.
   Баба Гага прямо таки рвалась, все разузнать о Добряке, откуда Валемир его знает, как он там без нее поживает, но Ладьюшка опередила ее. Она подошла к мальчику, погладила его по голове, и предложила:
   -Ты, наверное, очень устал с дороги? Хочешь, я постелю тебе в комнате Весельчака? Отдохнешь.
   -Если можно, я пойду на улицу к ребятам. - Валемир многозначительно посмотрел на гнома, и вышел во двор. Он не хотел все рассказывать при бабе Гаге и знал, что Силовер найдет возможность переговорить с ним.
  
   * * *
  
   Выйдя на улицу Валемир сел на крылечко. Он стал наблюдать за снующими то туда, то сюда гномиками. Старший по возрасту, был как Валемир десяти лет, но ростом гораздо меньше. Средний гномик лет четырех-пяти, а младшей сестренке два-три годика.
   Старший брат ходил с каким-то листом бумаги и отсчитывал шаги. Отсчитав определенное количество, поворачивал в ту или иную сторону. За ним по пятам следовала цепочка из младших, иногда сестренка отставала, и тогда старший брат останавливался и дожидался ее. За ними следом не отставая перепархивал с ветки на ветку, с дерева на дерево, безостановочно вертя хвостом, ушакрыл. Вдруг старший брат остановился за какой-то небольшой постройкой. Дождался, когда его догонят младшие, и завел их за то строение, а через короткое время из-за него выбежал средний братишка с радостными возгласами и с небольшим чугунком в руках, в котором лежали какие-то сладости.
   -Мы нашли клад сладкоежек! - Голосил гномик на всю деревню
   Все трое и ушакрыл на плече у среднего брата, расселись под яблоней прямо на травку и стали делить клад.
   Валемир загрустил. Он жил в детском доме, и там находилось большое количество детей, но ни одного, родного или близкого человека среди них не было, не говоря уже о родителях. Он вспомнил о Мироладе, а самое главное о Милеве. Он даже не знал, какие чувства испытывает к ней, дружбу, привязанность или что-то большее, необъяснимое, но соскучился по ней несказанно.
   "Я тоже скучаю по ней", - с тоской передала мальчику Пуча.
   От невеселых мыслей, Валемира отвлекли гномики. Они гурьбой приблизились к мальчику, с ними ушакрыл и стали предлагать сладости из горшочка.
   -Почему твоего, как там его, ступика кажется, зовут Пуча? - задал первый вопрос старший брат.
   -А кто такие - ступики? Чем они отличаются, от наших ушакрылов? - это был средний братец.
   Гномики завалили мальчика вопросами. Двое братьев уселись на крыльце по бокам от гостя. Сестренка, недолго думая, запрыгнула к Валемиру на колени. Он сначала опешил от такой непосредственности маленькой девочки, потом вспомнил Милеву, когда она тоже была маленькой, и поудобнее устроил младшую сестренку гномиков у себя на коленях.
   Валемир начал рассказывать кто такие ступики, как попала к нему Пуча, и почему ее так зовут. Дети смеялись от души.
   -А как зовут, вашего ушакрыла?
   -Его зовут Кучик. - И старший гномик рассказал похожую историю, но только про Кучика. Вместо выпускания газов, как было с Пучей Кучик, перелетая с одной возвышенности на другую, скидывал кучки маленьких катишков, причем так метко, что все кто в данный момент находился в доме, выбегали на улицу. И это происходило, когда у молодого ушакрыла, как и у ступика резались зубки, и он грыз все попало. Когда при этом явлении как-то присутствовала баба Гага, она вылетела из дома как ошпаренная и, не оглядываясь, припустила к себе домой. После этого бабушка не появлялась у них в гостях почти месяц. Все уже было думали, что больше не увидят ее у себя в доме, но их ожидание, к сожалению некоторых, не оправдалось.
   Вдруг старший брат гномиков вспомнил, что они не познакомились, не представили себя их новому другу, в то время как все они знали, как имя их гостя.
   -Меня зовут Весельчак, - представился старший брат. - Это Дутышка, - он показал на среднего. - А, это Лапочка, хотя она называет себя и феечкой и принцессой, но больше все-таки - феечкой.
   -Почему среднего зовут Дутышкой?
   -А он любит дуться. И частенько, бывает ходит недовольный, и бубукает себе под нос.
   Дутышка махнул на Весельчака ручкой, тот не глядя отмахнулся от брата, как от назойливой мушки, при этом, не обращая на него не малейшего внимания.
   -Дутыся хоесий. Я юбью Дутысю, - произнесла вдруг Лапочка, и поцеловала Дутышку в щечку.
   Тут под ручки к Лапочке подлез Весельчак и, глядя ей в глаза спросил:
   -А Лапочка, любит Весельчака? - и без разрешения на то сестренки, сам начал ее целовать.
   -Остань от меня! - с этими словами малышка шлепнула своей маленькой ладошкой по щеке Весельчака.
   Весельчак со звуком:
   - О-о-о..., - упал на землю, и притворился бесчувственным.
   Лапочка не обратила на это происшествие, никакого внимания. Но время шло. Весельчак не двигался. Заинтересованная сестренка подошла к брату, и стала шлепать его по щекам и таскать за нос. Не выдержав такого напора, Весельчак со смехом вскочил на ноги и, подняв ее на руки, начал вновь целовать. Та с криком:
   -Веечак похой, - стала звать на помощь среднего брата. - Дутыся помоги!
   Дважды повторять не пришлось, Дутышка пришел на помощь. Схватив Лапочку своей медвежьей хваткой, стал вырывать сестренку из рук Весельчака. Раздались шум, визг, смех.
   На Весельчака сыпался град довольно чувствительных ударов от младшего братишки, а иногда и сестренки. Но при этом он, не переставая хохотать, иногда сам подставлялся под Дутышку, иногда подминал его под себя, и тогда визг раздавался еще громче. Лапочка, как только у нее появилась возможность, решила отойти от них. И вовремя. На Весельчака обрушился неожиданный и такой мощный удар от Дутыша, что тот даже не успел увернуться, а Валемиру не смотря на то, что Весельчак был старше младшего раза в два, стало даже жалко его. Младший же чувствуя, что сейчас что-то произойдет, и не очень для него хорошее, отскочил от старшего, и подальше. Наступило временное затишье. Затем Весельчак вскочил на ноги, и со словами:
   -Ну, Дутышка, держись! - ринулся за братишкой.
   Этот визг слышала, наверное, вся деревня. Его просто не могли не слышать. У Валемира заложило уши. Но, не смотря на это, он покатывался со смеху. Т ут на улицу вышел Силовер.
   -А ну тихо все! Успокойтесь и поиграйте во что-нибудь спокойное. Найдите еще один клад, или что там еще. Сходите на охоту что ли? - И обратился к Валемиру: - Ну, а теперь рассказывай.
  
   Глава 12
   В которой Валемир узнает о своем тайном, но очень
   опасном враге Кумирусе, и присутствует на ужине гномов.
  
   Валемиру очень понравилась это дружная и любящая семейная пара. Обоим он мог довериться, и Ладьюшке и Силоверу. В то время, как Ладьюшка всеми правдами и неправдами отвлекала бабу Гагу от желания сунуть свой нос куда не просят, Валемир начал свой рассказ с того момента, как Миролад предупредил его об опасности, и попросил ему помочь. Он рассказывал обо всех своих неудачах, переживаниях. О своем состоянии, когда находил правильное решение своих ошибок, вплоть до своих отношений к бабе Гаге. Он чувствовал, что Силовер его поймет. С одной стороны, бабушка была такая несуразная, смешная, но, в то же время своим постоянным нытьем, могла вывести из себя, наверное, любого. И если бы Валемир сам своими глазами не увидел, как живет эта веселая, счастливая семья, он действительно мог бы подумать, что здесь живут бедные, заросшие в грязи, и мающиеся от голода люди и их дети.
   Силовер, слушал мальчика молча, не задавая никаких вопросов, иногда прерываясь на смех. В это время уши гномиков, особенно Весельчака, как бы вытягивались, пытаясь уловить хоть что-то из разговора их отца. Но многозначительный взгляд Силовера ставил его на место.
   -Ты, здорово похож на моего старшего сына. За ним водятся похожие грешки. Но у него есть мы с Ладьюшкой. Ему есть, кому на пальцах разъяснить ту или иную ситуацию, и он проходит их более-менее легко. Тебе, конечно же, пришлось самому учиться преодолевать и исправлять свои ошибки. И тем не менее, тебе очень повезло, что у тебя есть такие друзья, как Миролад, Добряк, Милева и Пуча. Я надеюсь, что в нашем с Ладьюшкой лице, ты так же сможешь найти дружескую поддержку.
   -Спасибо тебе Силовер. Зная Добряка, я сразу понял, что смогу обратиться к вам за помощью.
   -А теперь Валемир расскажи о своих планах. Что ты собираешься делать дальше?
   -Я хочу добраться до города. Пробраться в крепость Кумируса. Мне нужно спасти ту женщину, которая отправила твоего отца на помощь Мироладу. Я просто уверен, что это та самая женщина, которая появилась у Кумируса много лет назад, и она мается, у него в плену. Добряк не мог ошибиться в человеке, поняв, что он хороший. Поэтому, Силовер, расскажи мне пожалуйста о городе. Когда и как туда лучше проникнуть, чтобы не обращать на себя излишнего внимания, о дворцовой крепости. А самое главное о Кумирусе. В чем заключается его сила? Почему его так боятся? Добряк что-то упоминал о глазах Кумируса, но что именно?
   Выслушав все вопросы Валемира, Силовер начал рассказ.
   -Мы прожили в городе всю свою жизнь, до недавнего времени. Кумирус почувствовал угрозу, исходящую от некоторых жителей города и от нас в том числе. Мы не соглашались с его правлением и взглядами, и втайне от него готовили восстание. К нам подослали ушакрыла-предателя. И от него же получили информацию об облаве на нас через несколько дней. Узнав об этом, за самое короткое время мы, проделали подкоп под городской стеной. Я нарисую и объясню, в каком месте он находится. И как только он был готов, на следующую ночь все мы и наши соратники покинули город. Часть наших друзей обосновали деревню здесь, часть в небольшом отдалении от нас. Подходы к нашим деревням тщательно охраняются и они хорошо замаскированы.
   Так вот, в город можно попасть через этот подкоп, он до сих пор сохранился в тайне. Проникнуть туда лучше под утро, охрана в большей степени спит или же ждет своей смены, поэтому внимание в это время у них рассеянное. За день успеешь приглядеться, присмотреться. Большая удача будет, если ты найдешь местного слугу, тень которого, как ты рассказывал, верховодит у вас воровской братвой. Он хоть и трусоват, но может помочь, подсказать, где держат ту женщину, которую ты хочешь спасти. Но ты должен быть предельно осторожен, там везде уши. А теперь о Кумирусе. Его прозвали коричневым. Хотя по сути своей этот цвет такой же красивый, как и остальные, яркий, насыщенный. У Кумируса цвет кожи тела, скорее земляной, болотный, жухлый. Он любит, что бы ему поклонялись, подрожали перед ним. Он не принимает кого бы то не было, кто проявляет себя в каком-либо творчестве или не боится выражать свои мысли, чувства, подает идеи. Он сразу блокирует таких людей, не допускает к себе. Поэтому для окружения собрал тупых, не имеющих своих мнений гоблинов и троллей, а из людей делает их подобие.
   Кумирус действительно, как предполагал мой отец, опасен своими глазами, а если быть точнее, взглядом. Сам, я взгляда его не видел, но видел это действо со стороны и хорошо, что издалека. И я хочу сказать это чудовищное зрелище. Человека, стоящего перед ним заставили смотреть на Кумирыса, тот же, поймал взгляд человека, и уже не отпускал его. У человека появились судорожные движения, его как бы выворачивало наизнанку, и через определенное время, он словно опустошился, обмяк. И все. На Кумируса и по сторонам, смотрел бездушный зомби, не реагирующий ни на что, кроме команд хозяина. Гномы могут устоять от воздействия его взгляда, но люди почти все попадают под его власть. Но если и это не помогает, то людей, имеющих силу воли и духа большую, чем у Кумируса, сажают в "выжималку". Этот механизм, создали мы гномы. Но что это должен быть за механизм никто из наших не знал. Гномов просто заставляли делать определенные работы. Говорят, что "выжималка" выглядит в виде каменного глубокого мешка, больше о ней никаких сведений нет, так как кто попадал в нее, больше уже ничего не рассказывал. Находится она глубоко, под самой крепостью Кумируса.
   Силовер закончил свой рассказ под впечатлением своих воспоминаний. Потом словно очнулся.
   -Валемир, ты уверен, что пойдешь один. Может, мне с тобой?
   -Нет, я не могу брать на себя такую ответственность, ведь у тебя семья, дети. Я пойду один. Ну, с Пучей, конечно.
   -Тогда, мы с женой загримируем тебя под гнома, ростом ты как раз подойдешь. Пучу спрячь в заплечный мешок, а сверху мой старый плащ, палку в руку, прихрамывать на одну ногу, капюшон на голову, волосы полохматье из-под капюшона, и вот перед нами горбатый гном. Тебя никто не тронет, ты не будешь представлять для них угрозы, только старайся глаза не поднимать, а если придется - щурься.
   Последние слова Силовер произносил уже в попыхых. К ним, вырвавшись таки из объятий и внимания Ладушки, торопилась вперевалочку баба Гага, надеясь хоть что-то услышать. Но не успела. Разговор перевели на другую тему.
   -А, мама? А Валемир так наигрался с нашими детьми, ему просто не обходимо отдохнуть. Да, Ладьюшка?
   -Да, мой золотой, я уже постелила Валемиру в детской. Иди, поспи мальчик мой, а потом мы все вместе поужинаем. Баба Гага, вы ведь поможете мне на кухне? На такое количество народу, я одна не справлюсь наготовить. А у вас ведь такой опыт!
   Бабу Гагу распирало от любопытства, но комплимент со стороны невестки в ее сторону пересилил, и она затопала вслед за Ладюшкой.
   Валемир проводил их взглядом.
   -Как это, у Ладьюшки получается общаться с бабой Гагой, не смотря на ее отношения к ней? Я еще могу понять ты - ее сын.
   -Вообще-то моя мать не всегда была такой нудной и навязчивой. Но со временем, чем больше уходили цвета из нашего мира, она все больше стала поддаваться отчаянию, - Силовер немного подумал. - Хотя и раньше была не сахар. На месте своего отца, я бы тоже, наверное, сбежал, будь у меня такая жена. Но мне очень повезло с Ладьюшкой. Я сам удивляюсь, как она терпеливо и с пониманием может относиться к моей матери. Как-то, я задал ей такой вопрос. А она ответила, что просто принимает ее такой, какая она есть. Ты понимаешь, она в каждом человеке может, найти что-то хорошее, за что его можно уважать и даже любить. И она задала мне задачу, найти за что можно уважать, того же гоблина и тролля. Тогда ты сможешь принять любого человека, найти в нем положительные качества. Но нашу бабушку долго терпеть не может даже моя жена, нас хватает на какое-то время, а потом, если мы находимся у нее в гостях, то начинаем собирать вещи, и к себе домой. Ну, а если она у нас, то дети создают такую для нее обстановку, что она находит какой-либо повод и просто-напросто сбегает от нас. - Силовер усмехнулся, видимо вспомнив одну из последних ситуаций, а вспомнить, действительно было что. - Ну, а теперь давай иди, отдохни.
   Уговаривать его не пришлось, Валемир действительно падал от усталости, и его здорово клонило ко сну. Он не спал уже почти двое суток.
   Не успев коснуться головой подушки, мальчик сразу провалился в сон.
  
   * * *
  
   Проснулся от суеты и гама. Гномы накрывали на стол. Тут же под ногами крутились и гномики от старшего до самой маленькой с желанием помочь.
   Валемир поднялся. За окном сгущались серые сумерки.
   Лапочка видя, что мальчик уже проснулся, подбежала к нему, взяла в свою маленькую ладошку его руку и подвела к столу.
   За столом речь пошла о Добряке. Как он там поживает, как устроился, чем занимается. Гномики впервые услышали, что у них есть такой героический дед, первым пересекший радужные врата.
   Но тут встряла баба Гага. Узнав что она хотела, слушать дальше о своем муже ей было уже совсем не интересно, тем более, что внимание было уделено не ей.
   -Ладьюшка, а попробуй вот этот салатик. Я успела его приготовить, пока ты разнимала Весельчака и Дутыша. Это очень полезное блюдо, и оно легко и быстро готовится, а главное хорошо усваивается организмом. - И она начала рассказывать из чего состоит этот салатик, хотя ее об этом никто не просил.
   -Спасибо баба Гага. Я пока не хочу, чуть позже. - Но, не смотря на это, баба Гага уже накладывала Ладьюшке порцию. Та приняла тарелку, поблагодарив еще раз, но есть, не торопилась.
   Баба Гага переключилась на другого члена компании.
   -Весельчак, давай-ка вот этот кусочек. Я успела это приготовить, пока ваша мама отвлеклась на Лапочку. - Она хотела было уже забрать тарелку у гномика, но тот остановил ее. Со всей серьезностью он посмотрел на гномиху и ответил:
   -Спасибо конечно баб, но я сам возьму, - потом добавил: - Когда захочу.
   -Силовер, сынок, а тебе подложить ложечку? - переключилась она на сына.
   -Нет, мама, спасибо. Я сначала вот этот салатик съем, очень уж он удался у Ладьюшки, а потом посмотрю.
   Баба Гага скривила губы-ниточки, ее не хотели замечать. Затем посмотрела на Валемира, и воспрянула духом. Вот кто не сможет ей отказать.
   -Валемир, давай я положу тебе вот это, - с этими словами баба Гага взяла у мальчика тарелку.
   -Нет, баба Гага. Не надо...
   -Это блюдо уже остыло, и ты не обожжешься.
   Мальчик, в растерянности посмотрел по сторонам.
   -Я сейчас не хочу, я потом, - неуверенно попытался отказаться он.
   -Держи, Валемир мальчик мой. Я уже наложила тебе. Кушай.
   Баба Гага вернула Валемиру полностью заложенную тарелку и с упоением и надеждой уставилась на мальчика, ожидая как он все это будет есть и нахваливать ее великолепную, как она сама думала стряпню. Но тот с уже испорченным настроением, да и аппетитом принял тарелку обратно.
   Сама же гномиха, ела размеренно, накладывая себе маленькими порциями, подцепляя кончиком вилки маленькие кусочки, как будто всю жизнь провела фрейлиной при дворе.
   Тут Весельчак:
   -О, Валемир, у тебя так много еды! Поделись с другом, - и, не обращая внимание на бабушкину мимику, ополовинил тарелку мальчика в свою. И шепотом, на ухо скороговоркой произнес: - Возьми, что хочешь и не обращай на нее внимания, - после чего подмигнул другу.
   -Весельчак, как ты можешь объедать Валемира?! Ему надо больше кушать, восстанавливать силы после долгой дороги.
   Весельчак серьезно посмотрел на бабушку.
   -Баб, что б ты знала, на то он и друг, что бы делиться.
   Мальчик был благодарен Весельчаку. Баба Гага опять обиделась. Скривив губки, и выпучив глаза, она стала водить пальчиком-коротышкой по скатерти стола. Потом начала у всех выпрашивать, какое блюдо и кому больше всего понравилось, нахваливая в это время, исключительно свои. Но вот она обратилась к Весельчаку:
   -Скажи Весельчак, ведь правда у вашей мамы этот напиток не получается таким, как у вашей бабушки?
   -Да, бабушка очень вкусно, - встрял Дутыш, и тут же Весельчак:
   -Да баб, ты права, у мамы такой не получается. У нее получается вкуснее, - и хитро заулыбался. Пуча, тоже хихикнула, отвернулся и Валемир.
   -Спасибо баба Гага, все было вкусно, - прервала баловников Ладьюшка. - Ну, наелись, марш из-за стола, а мы с бабушкой его разберем, посуду перемоем.
   Дети выскочили из-за стола и ринулись в свою комнату. Гномики показывали Валемиру свои игрушки, при этом рассказывая и споря, какая из них чья и лучше. Поиграли, повозились. Первой заснула на своей кроватке Лапочка, затем привалился и Дутыш. Старшие мальчики остались одни. Вскоре за Валемиром зашел Силовер.
  
   * * *
  
   -Пойдем Валемир, мама наконец-то заснула. Я расскажу тебе, как найти тайный подземный ход. А как подойти к крепости более незаметно расскажет Весельчак, они с пацанами там все улочки в свое время облазили.
   Собрались на кухне. Пока Ладьюшка накладывала грим на лицо мальчика, Силовер объяснял, как найти вход в подземный переход, через который он окажется с другой стороны стены, и куда двигаться дальше. Тут подошла очередь Весельчака. Он в подробностях рассказал, что находится вокруг крепостной стены Кумируса, где лучше затаиться, откуда лучше следить, где встречал того слугу. А встречал он его на ярмарочной площади, тот закупал продукты, лично для Кумируса и его женщины, хотя держит он пленницу отдельно от себя.
   Информация была полезной. Валемир старался ничего не пропустить, запомнить каждую мелочь. Попросил Пучу тоже запоминать, на случай если, что-то сам забудет.
   Наконец Валемира причесали, загримировали и дали заплечную сумку, в которую тут же нырнула Пуча. Мальчик надел плащ, накинул капюшон, взял палку и продемонстрировал, как он хромает. Затем поблагодарил всех за заботу, гостеприимство и вышел в путь.
   В одиночестве Валемир дошел до конца деревни. Там их встретил гном в преклонных годах с седой бородой, из шапки которого торчали седые волосы. Он стоял на часах. Через "сообщателя", Силовер передал ему, чтобы тот вывел мальчика из леса, к городским стенам, и показал направление, где находится подкоп.
   Они шли и почти всю дорогу разговаривали. В процессе разговора оказалось, что гоблины несут охранную, военную службу, а во дворце по хозяйственной части командуют тролли. Они готовят, накрывают на стол, делают уборку помещений замка, кормят узников. Причем и гоблины, и тролли ненавидят друг друга, пытаясь выставить себя перед хозяином в лучшем свете, а своих конкурентов охаять по полной. Эта информация могла помочь Валемиру. Только самого Кумируса и его женщину кормит и ухаживает слуга человек.
  
   Глава 13
   в которой Валемир оказывается в
   городе и встречается с Потерянным.
  
   Валемир с гномом расстались на границе леса. Гном показал, в какую сторону надо идти, чтобы найти подземный переход, и отправился обратно нести караул.
   Мальчик осмотрелся и направился к городским стенам. Потом повернул в нужную от них сторону и начал искать отметину на стене. Время приближалось к рассвету, и мальчик торопился. По его расчетам он уже должен был достичь того места, где находится скрытый механизм в стене, открывающий люк. И вот, наконец-то, по всем приметам он достиг этого отрезка. Вся стена на всем своем протяжении была обшарпана, но в этом месте, через обшарпанность проступали тонкие, почти не бросающиеся в глаза, паутинки трещин. Валемир начал шарить по самому низу стены в траве, ища описанное Силовером углубление. К радости мальчика рука провалилась в небольшое отверстие, в котором он наткнулся на еле ощутимый рычажок. Рычажок с легкостью поддался при нажатии, и в метре от стены приподнялся и отодвинулся в сторону пласт земли. Оттуда пахнуло сыростью и затхлостью. Валемира это нисколько не остановило, и он шагнул по ступенькам, ведущим вниз. На уровне первой ступени, мальчик обнаружил еще один рычаг и закрыл за собой вход. Валемира окутала кромешная тьма, он зажег факел и стал продвигаться вниз по ступенькам. Спуск был не очень долгим, затем пошла ровная поверхность, и через небольшое расстояние подъем вверх. На верхней ступени так же рычагом открыл подкоп, но уже с другой стороны городской стены. Мальчик потушил факел и быстро выбрался наружу, он оказался в окружении кустов и куч мусора. Не теряя времени и стараясь не привлекать к себе внимания, начал искать потайной механизм. Нашел, запомнил его местонахождение, вернул крышку люка и только после этого огляделся более внимательно. Кусты и кучи мусора очень хорошо скрывали место подземного перехода. Оглядевшись, мальчик понял, что это был, наверное, самый отстойный район города, здесь жили самые бедные горожане, и сюда же свозили мусор со всего города.
   Валемир вышел из-за свалки и направился в сторону дворца и ярмарочной площади.
   Со временем совсем расцвело, на улице чаще стало встречаться все больше народу. В основном это были гномы, если встречались люди, то безликие, бесцветные, и в основе своей бедные, в лохмотьях. Часто в качестве охраны встречались гоблины, стараясь кого-нибудь задеть и толкнуть, гогоча при этом. Валемир обратил внимание еще на какие-то существа, выглядели они просто безобразными. Ростом пониже гоблинов, на обрюзшем сальном лице сверкали злобные и заплывшие глазки, с крупным носом, у кого грушевидной, у кого формы картошкой, выпиравшим над слюнявыми склизкими губами, постоянно чего-то жующими. Существа женского пола, ходили в длинных бесформенных юбках, мужского - в шароварах. На ногах грубые башмаки, выточенные из дерева. Волосы были прилизаны по голове жирными грязными паклями или заплетены в тощие косички. Валемир догадался, кто это были такие, гном как раз рассказывал о них. Это были тролли. Раньше они жили в дремучих лесах и в пещерах, но по мере роста власти Кумируса, перебрались в город, они были не такие сильные, как гоблины, но умнее и хитрее, поэтому могли выполнять определенные поручения и вести хозяйство.
   Таким образом, оглядываясь, Валемир добрел до дворца. По дороге он останавливался в тех местах, которые указывал ему Весельчак, для лучшей слежки за дворцом. Но чтобы проследить за временем открываемых служебных дверей и главного входа, и кто входил и выходил оттуда, для этого требовалось больше времени, которым он не располагал. Поэтому Валемир сразу отправился на базарную площадь, с надеждой, что сможет там встретить слугу, двойника Пустырника. На базар вело два входа. Один - для городских жителей, а второй только для служащих замка и со стороны замка. С этого входа в ряд растянулась толпа побирающихся гномов, по их количеству и внешнему виду было видно, в какой упадок пришел город. Валемир пристроился последним в ряду. Бросил на землю скомканную шапку и стал присматриваться, стараясь не поднимать высоко головы.
   Все это время Пуча молчала, неподвижно сидя в мешке. Но вот за спиной завозилось, и Валемир услышал:
   "Кажется, слуга вышел из дворца. Я слышала, как переговаривались ушакрылы гоблинов-охранников. Жди, скоро".
   И вот еще издалека Валемир заметил фигуру, сильно напоминающую Пустырника. Подойдя поближе, мальчик рассмотрел точную копию вора, за исключением глаз. У слуги они были живыми, хотя излучали в основном страх, растерянность, непонимание происходящего и недоверие, нежели положительных эмоций и чувств. Как только слуга прошел мимо Валемира, мальчик быстро собрал свои вещи, и двинулся вслед за этим человеком. Он обошел всю ярмарку, следуя за слугой, и лишь на обратном пути, в более безлюдном месте смог привлечь его внимание. Прихрамывая, мальчик приблизился к человеку.
   -Извините. Не могли бы мы поговорить с вами. Мне рассказывали о вас гномы, как о единственном человеке, который может мне помочь.
   -Кто ты? Ты не похож на гнома. И судя по голосу, ты... - слуга не договорил, и стал всматриваться в незнакомца.
   -Я мальчик. И мне надо спасти одного человека, - тут Валемир запнулся.
   Кого он хотел спасти? Он ни разу не видел ту женщину. Кто она? Он даже не знает, как ее зовут. И Валемир ляпнул первое, что пришло ему в голову, причем, даже не зная почему.
   -Мне надо спасти мою маму.
   Человек остановился, он был обескуражен.
   -Маму? Но кто ты такой, откуда?
   Валемиру ничего не оставалось делать, кроме как довериться этому человеку, так похожего на того, который пытался его уничтожить.
   -Я с другой стороны радуги. Оттуда, откуда сюда пришел Кумирус, куда он отправил вашу тень. Моя мама исчезла, когда я был совсем маленький. И я преодолел немалый путь, что бы вернуться ни с чем. Вы просто должны мне помочь! Я верю в вас! - И Валемир встал в полный рост, поднял голову, капюшон слетел с его головы. И не боясь, что его увидят, он посмотрел слуге в глаза. Мальчик увидел внутреннюю борьбу, происходящую со слугой, но отступать просто не имел права. Ему нужна была помощь этого хоть и трусливого человека, и Валемир верил, что добро победит в этом человеке, а страх отступит.
   Наконец слуга поставил свою поклажу на землю, развернулся и пошел вперед.
   -Зови меня Потерянный, - буркнул он на ходу.
   Мальчик обо всем догадался. Опять накинул капюшон, надвинув его на глаза, взял сумки слуги какие в руки, какие повесил на плечи, и захромал за ним следом, опираясь на палку.
  
   Глава 14
   в которой Валемир находит еще кое-кого в
   своем мешке, строит планы по освобождению
   узницы, а Потерянный ему в этом помогает.
  
   Шли молча. Достигли дворцовых ворот. Подошли к гоблинской охране. На посту стояли три гоблина. Они не упустили возможности посмеяться над хромым, горбатым гномом. Валемир не мог удержаться от такой возможности, он обернулся и состроил такую уморительную рожицу, что ряды гоблинов понесли три потери. Они ржали так, что через короткое время схватились за животы, захрипели и попадали навзничь. Потерянный же с помощником гномом, как ни в чем не бывало, продолжили путь. Так по коридорам, поворачивая то в одну, то в другую сторону, дошли до служебного помещения, которое являлось одновременно и комнатой и спальней слуги.
   Запыхавшись, мальчик свалил на пол все сумки, приставил свою полку к стене.
   -Спасибо, - произнес Валемир.
   -Ты посиди пока, переведи дух. Я пойду, продукты на кухню отнесу.
   Валемир огляделся. Подошел к столу, снял плащ, повесил на стул. Снял заплечную сумку со ступиком, положил ее на стол и развязал.
   -Ну, что вылезай подружка. Засиделась, пади, в сумке-то?
   Пуча выпорхнула. Но не на плечо к мальчику, как обычно, а на верхнюю полку ближайшего шкафа. Мордочка была виноватая, как будто бы, Пуча, что-то натворила. Но, Валемир понял эту мимику по-своему.
   -Ты чего это, Пуча? Я тебя чем-то обидел?
   "Нет, ты тут не причем. Просто... Загляни в сумку".
   Валемир раскрыл по шире мешковину, и увидел еще одну пару глаз, застенчивых, стеснительных, молящих о прощении.
   -Это... Кто это? Кучик, ты что ли? Как ты здесь оказался? Что я с тобой делать-то буду?
   "Он уже сидел в мешке, когда я туда залезла".
   -Ага. Ну, все понятно! Сговорились!
   Кучик наконец-то тоже выпорхнул из сумки, приземлился рядышком с Пучей, и с нежностью посмотрел на нее.
   -Вот тебе и раз. Уж о чем не мог подумать. В общем-то, я на вас не сержусь, но могли бы и предупредить. Тем более то, что присутствие Кучика здесь, может нам пригодиться. Появилась у меня одна идейка, возможно опасная, но задействованы вы будете оба. Но сперва, все надо уточнить у нашего нового друга.
   Ступик и ушакрыл сорвались со шкафа, и сели каждый на свое плечо. Пуча обняла мальчика, насколько могла позволить длина ее лапок.
   "Мы не подведем, обещаю".
   Вернулся уже с пустыми руками Потерянный.
   -Рассказывай, в чем должна заключаться вам моя помощь.
   -В основном в информации. Где держат пленницу, мою маму? Как туда можно пройти? Пока это. Если с прохождением будут трудности, тогда придется воплощать один небольшой и безобидный планчик.
   -Вход в подвалы, где держат сейчас Любомиру, то есть твою маму и других провинившихся, в качестве наказаний, пролегает через охранную комнату гоблинов. Эта комната проходная. Там постоянно тусуются гоблины, незамеченным пройти через нее просто невозможно. Каждая охрана держит при себе по два-три ушакрыла, чтобы при необходимости, вызвать подмогу. А вот тролли в отличии от гоблинов, наоборот ушакрылов терпеть не могут.
   -Скажите, а насколько сильно враждуют между собой гоблины и тролли? И как часто у них бывают стычки? И есть ли дополнительная охрана непосредственно около дверей камер?
   -Охраны в подвалах больше никакой нет. Стычки случаются достаточно часто. Сбегаются все, находящиеся в этой части дворца, причем не думая ни о своих обязанностях на кухне, если это касается троллей, ни об охране, что касается гоблинов.
   -Где находятся ближайшие жилые комнаты троллей или же кухни? Там, наверное, тоже большое их скопление. И кухня, пожалуй, подойдет гораздо лучше.
   Слуга встал, нашел кусок бумаги и начал чертить на ней подробный план подвала, указав комнату, в которой держат пленницу. Охранное помещение, расположенное по пути в подвал, кухня, жилище троллей. Так же, Потерянный указал, где находятся небольшие, но затемненные ниши в стенах, где можно спрятаться и переждать какое-то время опасность.
   Валемир подробно изучил чертеж. Затем начал мерить шагами комнату, обдумывая свой план. Встряла Пуча:
   "Я все поняла. У нас получится".
   По чертежу выходило, что удача на их стороне.
   Кухня располагалась, не доходя до охранки, в отдельном ответвлении от центрального коридора. Жилище троллей еще дальше по тому же проходу. Если точно рассчитать время, то тролли и гоблины скопятся в том самом проходе, освободив вход и выход через охранку в подвал, тем самым освободив центральный коридор для удачного побега. По рассказам слуги Валемир рассчитывал, что гоблины с центрального входа так же покинут свой пост, не пропустив потасовку с троллями, тем самым, дав им сбежать.
   Потом Валемир с беспокойством посмотрел на Пучу, произнес:
   -Там будет как минимум два, а то три ушакрыла. Я не могу так рисковать тобой.
   Пуча, уже знала все расчеты Валемира, и не могла его подвести, и поменяться с Кучиком ей было невозможно. Каждому предстояло разыграть свою роль.
   "Не беспокойся за меня. Ушакрылы больше меня и тяжелее, и им будет сложно до меня добраться".
   -Ну, хорошо, - хотя и с сомнениями, сдался мальчик, после чего обратился к Потерянному. - У меня к вам еще одна просьба. В чем работают тролли на кухне, и вообще по хозяйству? Вы не могли бы достать что-либо из их спецодежды, в которой они готовят и убираются: халат, фартук или поварской колпак. А я добуду дубинку гоблинов.
   Слуга утвердительно кивнул, и они вместе с мальчиком вышли из комнаты. Новый друг Валемира отправился в сторону рабочих помещений троллей. Сам же мальчик пошел к туалетам гоблинов. Помня расположение отхожих мест по карте-чертежу, мальчик перебежками от одной ниши к другой продвигался к своей цели. Пару раз чуть не столкнулся с патрулями гоблинов, несущими службу. Наконец-то он достиг нужного места и, скрывшись в ближайшей нише, стал ждать гоблина, которого приспичило бы в туалет.
   Стены коридоров дворца освещались факелами, но туда где спрятался Валемир, свет от огня ближайшего факела не попадал, поэтому в своем временном укрытии мальчик смог немного расслабится и отдохнуть. Но, вскоре услышал Пучу:
   " Приготовься, идут".
   "Где ты была, моя дорогая, когда я чуть не столкнулся лбами с патрулем гоблинов"?
   "Я полагалась на твой профессионализм, Валемирчик", - парировала Пуча с иронией в голосе.
   "Пуча, да я смотрю, ты совсем от рук отбилась! Тебе совсем нет дела до твоего друга лучшего Валемирчика. Ваша любовь с Кучиком до добра не доведет".
   Перепалка прекратилась. В поле зрения появились два гоблина. Оба зашли в туалет вместе с дубинками. Недолго думая, Валемир выскользнул из своего убежища и метнулся к двери туалета. Затаив дыхание, приоткрыл дверь и увидел две мощные спины. Около входа, у стены были прислонены две дубинки. Валемир протянул руку, неслышно подхватил ближайшую из них, и ужом улизнул из щели двери, не забыв прикрыть ее. Спустя пару секунд, переводя дыхание, он уже пережидал в своем укрытии. Минутой позже, из туалета вывалились гоблины, один с дубинкой, второй без, но это, похоже его совсем не смутило. Тупость у гоблинов родилась вперед их самих.
   "Я так переживала, так переживала, что чуть не сдержалась испортить воздух" - хихикнула Пуча.
   "Пуча оставь свои шуточки, они сейчас совсем неуместны. У меня там аж дыхание сбилось от страха, да и от духана тоже".
   Без происшествий они вернулись в комнату слуги. Он был уже на месте. На столе лежал замызганный фартук. Валемир прислонил дубину гоблинов к стене рядом со своей палкой.
   -Ну, что дождемся ночи?
  
   Глава 15
   в которой приходит время на то, что бы привести
   план в действие, Пуча получает ранение в неравном бою,
   на Валемира нападают со спины, но все заканчивается хорошо.
  
   Оставшееся время провели в молчании. Иногда Пуча пыталась шутить, тем самым заглушая волнение друга, а поволноваться было о чем. В воздухе витало напряжение.
   Наконец за окном стемнело. Пуча и Кучик, хорошенько подкрепились перед выходом, а если бать точнее, то перед вылетом на дело. Подождали еще немного. Валемир решительно подошел к двери, прихватив с собой фартук тролля, и теперь стоял перед выбором. Он стоял и смотрел на дубинку гоблина, и рядом прислоненную к стене палку, с которой пришел во дворец. Он помнил, чем закончилась ситуация, когда он применил так называемое холодное оружие в лагере гоблинов, поэтому взял лишь одну дубинку. Закинул ее на плечо, уже было взялся за дверную ручку, как вдруг:
   -Может быть мне с вами? Может, я еще чем-то смогу вам помочь? - неуверенно предложил свою помощь Потерянный.
   Вообще-то в одном месте план у Валемира не сходился, ему необходимо было быть в двух местах одновременно, и явно требовалось наличие еще одного человека. В то же время просить помощи у Потерянного, он как-то не решался, приходилось рассчитывать только на свои силы. И вдруг такая удача в лице слуги!
   На самом деле, видя переживания и волнения своего друга, Пуча немного смухлевала. Ненавязчиво Пуча внушила в сознание Потерянного свои мысли, которые тот принял как свои собственные.
   Валемир, уже готовый выйти из комнаты слуги, повернулся к нему. Подскочил и стал быстро посвящать Потерянного в свои планы. Тому нужно было лишь подойти к кухонной комнате, в нужный момент приоткрыть дверь, в щель которой залетел бы Кучик, и подкинуть туда гоблинскую дубинку.
   Валемир обнял Потерянного, поблагодарил его, и они вместе вышли из комнаты. Вскоре их пути разошлись, и каждый из них отправился в свою сторону.
   Мальчик с Пучей отправился к охранному помещению гоблинов. Валемир дождался, когда Пуча передала ему сообщение, что Потерянный с Кучеком уже на месте и приоткрыл немного дверь в охранку, куда тут же влетела его ушастая подруга. Приняв ступика еще за одного ушакрыла, гоблины не обратили на нее ни малейшего внимания. Мальчик же слегка зацепил фартук троллей за дверную ручку с наружи, и подоткнул кончик фартука внутрь комнаты с такой целью, чтобы он был виден, а сам встал в ближайшую затемненную нишу.
   Спустя какое-то время за дверью началась суета, беготня и ругань.
   -Фу, что это? Кто подкинул нам эту вонючку? - раздался первый голос.
   -Ой, аж глаза слезятся! Никакого терпежу нет! - подхватил второй.
   -Лови его! - засуетились было гоблины.
   -Я больше не могу. Все рвем в коридор!
   "У меня все по плану. Кучик тоже действует". - успела передать Пуча между делом мысли Потерянного.
   В это время, Кучик порхал по кухне, целясь непосредственно в открытые кастрюли, сковороды и головы троллей. Его броски были отработаны еще с детства, и он не промахивался, катешки попадали точно в цель. Здесь раздавалась не меньшая ругань, чем в охранке у гоблинов, но этого шума Валемир не слышал. Мальчик не спускал глаз с входа охранного помещения.
   Наконец-то дверь охранки распахнулась, да с такой силой, что мальчик подумал, что ее сорвет с петель. Из комнаты гурьбой, наперебой вываливались гоблины. Причем первый, увидев повисший фартук, в котором он чуть не запутался и не упал с разъяренным возгласом: "Это работа троллей. Они закинули нам эту вонючку"! - ринулся в сторону жилья троллей, за ним с криками последовали остальные гоблины. Но там гоблинов уже встречали их заклятые враги, размахивая той самой дубинкой, которую обнаружили при выходе из кухни. Две противоборствующие силы встретились как раз в том проходе, в котором и рассчитывал Валемир. К троллям-поварам бежали тролли из комнат отдыха, а к гоблинам сорвалась вся ближайшая охрана, в том числе и с центрального входа.
   Как только последний гоблин выскочил из комнаты, до мальчика донеслись мысли Пучи: "Все чисто". Так же он уловил, что интонация, с которой были произнесены мысли Пучи, слышались уставшими, как будто ей тяжело дышалось. Не терял времени, Валемир влетел в опустевшую комнату. Как это обычно бывает, Пуча не вспорхнула мальчику на плечо. Быстрым взглядом Валемир обвел охранку в поисках своей верной подруги. Он нашел ее в одном из дальних углов комнаты, она была вся израненная и покусанная.
   "Ушакрылы" - прошептала она еле-еле.
   Валемир аккуратно поднял подругу.
   -Потерпи, отдохни. Я помогу тебе, обещаю, - произнес мальчик.
   Пуча осклабилась в улыбку и прикрыла глаза.
   "Поторопись", - был дан ответ.
   Валемир аккуратно положил ее во внутренний карман свободного плаща гномов, и припустил из комнаты в подвальные помещения. По ходу достал связку отмычек. Отсчитал нужную дверь и, не задумываясь, открыл ее. Вошел.
   Это была тесная комнатушка. В самом дальнем углу стояла кровать, на которой лежала довольно симпатичная женщина. Вроде бы живая, не зомби, только уж сильно бледная, с осунувшимся лицом. Под глазами пролегли темные круги от пролитых слез, бессонных ночей, пережитых испытаний, волнений... Любомира подняла голову, почувствовав чье-то присутствие, и долго всматривалась, кто же это к ней пожаловал.
   -Мальчик? - сразу узнала она в нем ребенка, хотя грим наложенный гномами все еще держался на лице Валемира. - Что ты здесь делаешь?
   -Я пришел спасти тебя. Я от гнома, от Добряка, которого ты девять или десять лет назад посылала в наш мир на помощь Мироладу. Вставай скорее. Собирайся, у нас мало времени.
   -Но, я не могу уйти отсюда одна. В соседней комнате в наказание, сидит мой сын со своей новой подружкой. Без него я не могу уйти.
   -Быстро говорите, где он. И давайте собирайтесь. Я мигом.
   Впопыхах, Любомира обговорила с Валемиром месторасположение той комнаты, где прибывает ее ребенок.
   Он опять выскочил в коридор и побежал, отсчитывая нужную дверь. Остановился. Сердце билось, как у загнанного зайца, мальчик перевел дыхание, после чего вскрыл еще один замок и влетел в комнату. Эта комната была похожа на каменный мешок, в одном углу валялась куча сена, в другом находилась отхожая яма. Комнату разделяла решетка, за которой на пятачке сена, подперев колени к лицу и обняв их, сидела маленькая тролличка. Она была не такая уродливая, каких прежде видел мальчик, наверное, сказывался возраст. Ей, как и Валемиру, было примерно лет десять.
   Маленький мальчик, который, так же как и тролличка, устроился на своем пятачке сена, при появлении Валемира удивленно поднял голову. Но когда Валемир направился к клетке, чтобы открыть ее и выпустить тролличку, вскочил на ноги. Мальчик уже открыл замок и приоткрыл было дверцу, когда сзади на него запрыгнул этот, безобидный на первый взгляд, малыш. Обхватив туловище Валемира ногами, на его голову обрушился нескончаемый поток ударов маленьких кулачков и возглас:
   -Куда ты забираешь мою подругу? Я никому не дам ее в обиду! Так и передай своему Кумирусу!
   Тут он нащупал нос Валемира, и вцепился в него одной из ручек, да так крепко, что мальчик, крутясь на месте, никак не мог освободиться от этой маленькой, но цепкой ручонки.
   -Да успокойся ты, заступник, - прогнусавил Валемир. - Я пришел вытащить вас отсюда. Твоя мама уже ждет тебя в своей комнате.
   Хватка ослабла. Мальчик сполз со спины Валемира, внимательно его разглядывая. Из-за клетки вышла тролличка, с радостью глядя на Валемира, хотя сам мальчик этой радости явно не разделял. Они все еще находились в сырых подвалах Кумируса. Валемир быстро вытолкнул новых знакомых из их казематов и, взяв мальчика за руку, потащил вперед по коридору.
   Но тут из своей комнаты вышла Любомира. Больше мальчика не пришлось подталкивать, он оцепил руку Валемира и бегом припустил к матери. Оба не веря в такое счастье и удачу, обнимались, целовались. Подошел Валемир, за ними тролличка.
   -Уходим отсюда, пока охрана не опомнилась. - И все бегом рванули за Валемиром, к выходу.
   Охранная комната была все еще пустой. Они быстро преодолели ее, и направились по коридорам к центральным воротам. По пути на плечо к Валемиру подсел Кучик, он посмотрел на мальчика, и тот услышал недоумение, куда могла деться его любовь Пуча.
   -Она ранена, но я помогу ей, - произнес Валемир на ходу, больше успокаивая себя, нежели Кучика.
   По мере того, как они бежали по коридорам, раздавались крики, ругательства, звуки ударов, споры. Все вместе друзья выбежали из охраняемого дворца.
   Наконец-то беглецы на улице, но пока еще в ловушке городских стен. К удивлению Валемира, там их уже ждал Потерянный, он одним взглядом показал следовать за ним и, обходя открытые, охраняемые места, вывел всех к бедному району города.
   -Спасибо тебе Потерянный. Ты обязательно найдешь себя и воссоединишься. И если будет надо, я помогу тебе в этом.
   -Бегите, но в деревню старайтесь не заходить. Скорее всего, там будет устроена облава. Такой потери, как женщина и его сын Кумирус никому не простит.
   Они обнялись. Валемир на какое-то время прижался к Потерянному, ему так необходима была поддержка. Но вот Валемир оторвался от нового друга и хлопнул его по плечу. Потерянный заспешил к себе во дворец. Вслед ему мальчик крикнул:
   -Не забудь избавиться от моей палки в своей комнате.
   Не оборачиваясь, слуга приподнял руку, обозначающую, что все понял.
   Валемир уже в одиночестве повел своих спутников к подземному ходу. Зная, где расположен потайной механизм, он быстро открыл вход, скрытый горами мусора и заросшими кустами. На первой ступени, мальчика ждал его факел. Валемир зажег его, закрыл вход туннеля и повел всех под городскими стенами. Все благополучно выбрались. Мальчик закрыл люк. После чего отправил Кучика с сообщением к гномам, что в деревню заходить они не будут во избежании возможных поисков.
  
   Глава 16
   в которой Валемир узнает, как Травка и Заступник
   оказываются в одной камере, баба Гага находит сходство
   Валемира с Заступником, а Пуча выздоравливает.
  
   Они добежали до леса, и только тут Валемир извлек из кармана раненую подругу.
   -Чем я могу помочь тебе, Пуча?
   "Поможет тролличка, она разбирается в травах, и ни о чем не волнуйся за меня".
   Валемир с удивлением посмотрел на тролличку, но в темноте ночи и леса, особо ничего не разглядел, но не поверить Пуче мальчик не мог и передал ее новой знакомой.
   -Как тебя зовут?
   -Травка, - подумав, ответила тролличка. - Вы идите вперед, не задерживайтесь. Я же останусь, поищу нужные растения. Я в темноте хорошо вижу. А чуть позже мы вас догоним.
   -А тебя, как зовут заступник? - обратился Валемир к маленькому мальчику.
   - Так и зовут, Заступник. Только тролли, да и гоблины смеялись надо мной и издевались.
   Они шли через лес. Валемир помнил примерное месторасположение деревни, поэтому шел, отклоняясь от этого курса.
   Шли в полном молчании. Но вот...
   -Мальчик, а тебя-то как зовут, ты столько для нас сделал, а мы так и не знаем твоего имени, - поинтересовалась Любомира.
   -Да, зовите... Сказочник, что ли. Так меня называл мой друг в нашей стране.
   Шли всю ночь. Видя, что у Заступника от усталости стали заплетаться ноги, Валемир предложил ему залезть к себе на плечи. Малыш с радостью согласился.
   Начало светать и Заступник с интересом стал рассматривать лес, ведь кроме дворцовых серых стен, коридоров и отвратительных рож придворных гоблинов и троллей, мальчик больше ничего в своей жизни не видел.
   Уже совсем расцвело. И этот рассвет обрадовал и удивил Валемира. Он был похож на тот, на другой стороне радуги. Оттенки в воздухе изменились. Изначально красные, при самом восходе солнца лучи, со временем преобразовались в оранжевые. Валемир остановился и поднял руку. Второй камушек на браслете окрасился оранжевым цветом. Он закружился на месте и засмеялся, но с Заступником на плечах попрыгать от радости было ни так-то легко.
   Потом постепенно веселое настроение сменилось на грустное. Ему не с кем было поделиться своей радостью и победой над новой решенной задачей. Ни Миролада, ни Милевы рядом не было. Даже к друзьям гномом он не мог попасть.
   Валемир все чаще вспоминал о Милеве. А как ее здесь найти, в чужой стране он не имел ни малейшего понятия. Зато он знал, что когда отведет в безопасное место беглецов мать с сыном, подастся на поиски Милевы.
   С каждым шагом идти становилось все сложнее. Заступник на плечах Валемира заснул, и давил на них все ощутимее. Это заметила и Любомира, и тут же предложила помочь снять Заступника и остановиться на привал. Любомира быстро смастерила из веток и травы лежанку, и на них вдвоем с Валемиром, уложили спящего мальчика. Несколько позже заснули и Любомира с Валемиром.
   Мальчика разбудило легкое прикосновение. Он открыл глаза и спросонку долго не мог понять, кто же это перед ним. Но вот, наконец:
   -А-а-а Травка. Как ты нас нашла?
   -Это не совсем я. Пуча помогла, а ее ушакрылы местные направляли. Очень извинялись за предателей, переживали, что с Пучей произошла такая неприятность.
   -Как Пуча?
   -С ней все будет хорошо. Я нашла нужные растения, сделала из них кашицу, наложила на ранки, сварила отвар, дала попить. Теперь она спит, а когда проснется, будет как новая.
   Все то время, пока Травка рассказывала, Валемир не отрывал от нее глаз. Ее манера держаться, разговор ему кого-то отдалено отдаленно напоминала. Несмотря на ее необычную внешность с ней было легко общаться, и Пуча к ней легко пошла, доверилась. А Пуче Валемир не мог не верить.
   -Травка, как ты оказалась при дворе и познакомилась с Заступником?
   -Меня подобрал на ярмарке Потерянный. Я стояла в ряду с побирающимися. Он привел меня на кухню. А во дворце в это время была такая суета. Говорили, что опять сработала сигнализация на серых столбах. Кумирус был в бешенстве. До этого были пойманы двое перебежчиков, да они говорят, сбежали, и к тому же весь лагерь гоблинов разорили. А спустя два дня, вот еще кто-то проскочил. Кумирус - в ярости, рвет и мечет, все злые, нервные. Меня отправили накрывать на стол в центральную залу. Тут Заступник появился. Не зная, чем заняться стал мне помогать. Из наших, из троллей это заметили. А их хлебом не корми, дай выслужиться, а кого-то осмеять. Кумирус и его прислужники откушали, с ними за столом сидел и Заступник. А когда, я убирала со стола грязную посуду, мне подставили подножку. Я споткнулась прямо с посудой в руках и растянулась во весь рост. Раздался звон посуды, гогот. Кумирус хохотал вместе со всеми. Тут молча, встал Заступник, подошел ко мне, помог подняться и отряхнул. Правитель пытался остановить его, но Заступник глядя ему в глаза, отказался, сказав, что так поступать нельзя, унижать и обежать более слабых. Кумирус был взбешен. "Я тебя не этому учу сын"! - Рявкнул, как отрезал он.
   "А я и не хочу быть таким как ты. Я хочу, и буду помогать, кому это необходимо и кому посчитаю нужным".
   "Ну, раз так, иди-ка и посиди в подвале, пока не одумаешься. А, эта грязнуха будет сидеть вместе с тобой, разделенная решеткой, чтобы ты видел и понимал из-за кого ты попал в эту неприятную ситуацию".
   Так мы оказались в подвале. И нам всем очень повезло, что в это время, ты решил спасти Любомиру.
   Их разговор прервало хлопанье ушей, и к Валемиру на плечо приземлился Кучик.
   -Кучик, ты, откуда взялся? - удивленно произнес мальчик.
   "Ждите, бабушка идет", - последовал краткий ответ.
   Как только Кучик передал сообщение, непроходимый на первый взгляд кустарник-бурелом зашевелился, и перед Валемиром с Травкой предстала гномиха собственной персоной. Она с легкостью просто напросто подмяла все дебри у себя на пути под себя же.
   -Ну вот, наконец-то, - пропыхтела гномиха. - Я думала, не угонюсь за этим влюбленным ушакрылом.
   "Кто еще за кем гнался" - возмутился Кучик. А Валемир услышав мысли ушакрыла, улыбнулся.
   -Здравствуйте баба Гага. Не думал, что так скоро увижусь с вами.
   -Мы ждали от вас каких либо известий, и после прибытия Кучика, посовещались, и я решила, что негоже вам таскаться по незнакомой для вас местности, пока не влипли в очередные неприятности. Я провожу вас к себе домой, на песочные пустоши. - Бабушка огляделась. - Это твои друзья? Познакомишь нас?
   -Да, баба Гага. Эта тролличка, ее зовут Травка. Она не такая как остальные тролли, она помогает лечить Пучу. На Пучу напали три ушакрылы-предателя, искусали и порезали когтями, а Травка хорошо разбирается в целебных растениях. Женщину, которую мы спасли из плена Кумируса, зовут Любомира. Она из другого мира, откуда и я. А, этот мальчик, ее сын, по имени Заступник.
   Гномиха внимательно рассматривала спящих мать и сына.
   -Ты, знаешь, Валемир, мальчик мой, а этот мальчуган здорово похож на тебя, прямо-таки твоя уменьшенная копия.
   -Не говорите глупости! - почему-то вскипел Валеми. И уже спокойнее и тише добавил: - Как он, может быть на меня похож?
   -Ты знаешь, мальчик мой. В давно былые времена, когда бабушка была совсем молодая, то работала помощницей самой знаменитой в то время швеи. Так вот, у меня очень хорошо развито образное видение на вещи, и я точно вижу ваше сходство.
   Баба Гага посмотрела на Валемира, закашлялась и поправилась.
   -Хотя нет Валемир. Сейчас, в данный момент ваше сходство абсолютно потерянно. Когда ты смоешь свой грим?
   Валемир провел по своему лицу.
   -Я так полагаю, когда доберемся до воды. Баба Гага, у меня к вам просьба, и к тебе Травка. Не могли бы вы называть меня при наших новых друзьях Сказочником? Я им представился таким именем.
   Вскоре проснулись Любомира с Заступником и гномиха, лично с каждым из них перезнакомилась.
   Время было послеобеденное. Баба Гага разгрузила свой кузовочек и стала всех почивать, периодически интересуясь, как кому понравилась то или иное блюдо. Валемир догадался, что именно ту еду, о которой интересовалась гномиха, она же и готовила, но промолчал. Зато Заступник, не зная того, нахваливал еду, приготовленную Ладьюшкой. При каждой хвальбе мальчика, губы гномихи все больше искривлялись.
   Тут Валемир услышал смех Пучи:
   "Не хватает выпученных глаз".
   Валемир посмотрел на место, где лежал его спящий ступик и засмеялся, радуясь, что с Пучей все хорошо. Пуча вспорхнула на плечо мальчика, где не сидел Кучик и лизнула его щеку. Кучик ласково посмотрел на свою подругу.
   -Как я рад, что с тобой все в порядке Пученька!
   Травка осмотрела ступика.
   -Еще денечек поменяю повязки, и тогда уж точно все будет хорошо.
   Перекусили и отправились в путь. Валемир быстро сошелся с Травкой. Они шли, болтали ни о чем, смеялись, рассказывали друг другу всякие истории. Валемир очень обрадовался, что у него появилась еще одна подруга, но сожалел, что это была ни Милева. Милеву никто заменить не мог.
   Пуча видя, что сейчас лишняя, перепорхнула на плечо одиноко плетущегося Заступника, следом за ней на другое плечо мальчика последовал Кучик, а совсем скоро мальчик стал заливисто смеяться. Валемир с Травкой обернулись и, глядя на него, тоже захихикали. Валемир уловил мысли Пучи, которая рассказывала малышу о гномихе, местами привирая и приукрашивая, когда она впервые увидела ее в кустах ягод, и это была не последняя история про бабушку. Больше Заступник не грустил. Он шел и переговаривался со своими новыми друзьями Пучей и Кучиком. После этого, Валемир внимательно уставился на Травку, она опять кого-то ему напомнила.
   Баба Гага составила компанию Любомире. Любомира истосковалась по общению, по человеческой, пусть и гномьей, неумолкаемой речи, поэтому шла рядом с гномихой и просто радовалась жизни, пропуская мимо ушей все, что та рассказывала.
   Так незаметно разговаривая, смеясь, радуясь жизни и свободе, друзья дошли до очередного привала, где решили переночевать. День клонился к вечеру, и все путем подустали, кто от дороги, а кто-то от чьего-то присутствия.
  
   Глава 17
   в которой Любомира рассказывает свою печальную
   историю, а у Валемира закрадываются размышления.
  
   Местечко было удобным, расположенным в небольшом овражке. Стена леса с обеих сторон и сам овражек, хорошо скрывали огонь небольшого костерка, который решили развести. Недалеко от стоянки расположился куст с ягодами, с теми самыми, единственными. Все, что собрали дорогой: грибы, ягоды, орехи - все пошло в дело. Гномиха достала остатки утренней еды, заявив, что на следующий день ужинать будут уже в домашних условиях и в полной безопасности. Ужин удался на славу.
   Благодаря Любомире баба Гага почти не доставала Валемира своими советами и замечаниями, что ему и было нужно. К Травке тоже почти не обращалась, видимо брезгуя ее внешним видом. Зато часть внимания перешло на новый объект внимания - на Заступника. Сначала тот отвечал вежливо, но по мере приставания к нему гномихи, начал отмалчиваться и даже отговариваться. Гномиха же в свою очередь, объяснила, что во времена былой молодости, она, то есть бабушка Гага, работала в частном и самом лучшем в то время детском садике у самой лучшей воспитательнице детей, ее помощницей, и уж она-то знает подход к детям. Они и сейчас порой встречаются, делятся друг с другом опытом и советами. И вдруг.
   -Ва.., - но тут гномиха глянула на Валемира, на его многозначительный взгляд и вспомнила о его просьбе и поправилась. - Сказочник мальчик мой, я совсем забыла. Ладьюшка с Силовером, передали тебе записку. - И она достала из одного из карманов клочок бумаги. Валеми принял ее из рук гномихи и прочитал:
   "Я разгадал загадку Ладьюшки на счет гоблинов и троллей, и предлагаю тебе сделать тоже самое. Мы с Ладьюшкой чувствуем, что тебе это поможет в общении с окружающими, тем более с бабой Гагой. Удачи тебе Валемир. И поздравляем тебя с решением второй задачи!"
   Валемир улыбнулся записке и уставился на гномиху. Та усмотрела в этом взгляде нечто другое, но мальчик с улыбкой произнес:
   -Спасибо баба Гага. Как это вы не потеряли в дороге такой маленький клочок бумаги?
   -Чтобы ты знал Сказочник мальчик мой, но во времена былой молодости бабушка работала секретарем у самого главного начальника, поэтому все бумажки привыкла сохранять в целости и сохранности, - и, подумав, добавила. - И никогда не читаю чужих записок.
   Во время переговоров Валемира с бабой Гагой, на мальчика безотрывно смотрела Любомира, но из-за грима так и не могла, как следует разглядеть лицо мальчика. Шептала что-то себе под нос, прикидывала, подсчитывала. Валемир почувствовал этот взгляд и перевел свое внимание на Любомиру. Он тоже часто за ней наблюдал, не понимая, почему назвался ее сыном. Ему нравилось ее отношение к Заступнику, и так же одинаково ласково и хорошо она вела себя и с Валемиром и с Травкой, абсолютно не обращая внимания на то, как тролличка выглядит. И вдруг спросил.
   -Любомира, а расскажи, как ты оказалась на этой стороне радуги? И как у тебя появился Заступник?
   В это момент они смотрели друг на друга, не отрываясь, пытаясь заглянуть вглубь каждого. Любомира моргнула, и как будто бы не заметно смахнула с глаза слезу.
   -Конечно. Я расскажу вам мою историю.
   Она погладила маленькую головочку Заступника, который пристроился на ее колене, и уже начинал засыпать, и приступила к своей грустной истории.
   -На той стороне радуги у меня был любимый муж, его зовут Миролад, и хочу верить, что с ним все в порядке, что сейчас ему не грозит никакая опасность. Одиннадцать лет назад все началось с того случая, когда после очередной вылазки в лес, он вернулся спустя два дня, весь седой и очень обеспокоенный. Никому ничего не сказал, но стал отдаляться от своих друзей, и даже меня хотел отправить к моим родителям в другой город, подальше от себя, объясняя это тем, что могут случиться непредвиденные неприятности. Я в то время была беременна. Местные знахари предсказывали мальчика. Я осталась, не хотела покидать в таком подавленном состоянии своего мужа в одиночестве, хотела подарить ему радость новой жизни. Время шло, ничего не происходило, со временем муж стал поспокойнее, немного расслабился.
   Вскоре, как нам и предсказывали, я родила мальчика. И это было огромным бесконечным счастьем. Мы с мужем дали ему имя во время моей беременности. Я в то время еще находилась в родильном доме. Нас с нашим мальчиком поселили в одной комнате, и Миролад навещал меня по несколько раз в день.
   И вот спустя четыре дня, как родился наш малыш ночью, сквозь сон, я почувствовала укусы, и уже впадая в парализацию поняла, что это были ступики. На меня накинули мешковину, и через окно вытащили из комнаты, при этом, не тронув ребенка. У меня было огромное желание вырваться из состояния парализации, кричать, звать на помощь, но, к сожалению, я была бессильна. Меня долго несли, даже не зная, куда и кто. Я не поняла, то ли впала в беспамятство из-за того, что в мешке не хватало воздуха, то ли провалилась в беспокойный сон.
   Очнулась спустя какое-то время в комнате, хорошо обставленной, с большими окнами, на богато убранной кровати и поняла, что нахожусь в золотой клетке, из которой никуда не вырваться. Встала, осмотрелась, подошла к окну. В то еще время вид из окна открывался великолепный, ярмарочная площадь пестрела красками, почти как у нас центральная площадь, люди, человечки небольшого роста, потом только я узнала, что это были гномы, переговаривались, торговали, смеялись. Но среди яркой кучи народа попадали какие-то чудовища, как оказалось гоблины, и тогда смех, разговоры, радость на лицах, сразу же, прекращались, их старались обходить стороной. При встрече людей и гномов с неприятными сальными существами - троллями, происходила та же реакция.
   От созерцания в окно, меня отвлек звук открываемой двери. На пороге стоял он. Сначала я кинулась к нему с радостью и желанием рассказать, что со мной произошло, но тут он поднял лицо, и меня словно молнией отбросило от этого человека. Это было страшно и жутко. От него исходил такой леденящий душу холод, что меня сразу же пробрало до костей. Вот так я и познакомилась с Кумирусом.
   Я не понимала, зачем я ему, ведь он кроме себя никого не любил, не ценил и не уважал. Впоследствии, когда Кумирус рассказал, кто он такой и как сюда попал, я поняла, что нужна ему просто как вещь, к которой привязался, привык, чтобы просто находилась рядом с ним. После первой встречи с этим человеком я долго не могла смотреть на его лицо, не говоря уже о глазах, но решила, что всю жизнь бояться просто невозможно, и в один прекрасный день, набралась смелости и заглянула в его глаза. Глядя в бесчувственные глаза Кумируса, которые всех сводили с ума, я стала вспоминать взгляд своего мужа Миролада, они были чудесными, меняли цвета от: фиолетового до зеленого, от них всегда исходила теплота, я тонула в нежности и любви его глаз. Таким образом, я одержала первую победу над Кумирусом. Больше я его не боялась, хотя мне кажется, ему это было безразлично, он просто приходил ко мне в комнату, смотрел на меня и уходил. Через какое-то время стал выводить меня в общий зал, в трапезную, но кроме троллей и гоблинов больше я никого не встречала. Иногда мимо пробегали гномы, но они меня почему-то избегали. Так медленно и мучительно для меня шло время.
   Потом от слуги, который меня обслуживал, и который с некоторого времеми вдруг изменился до неузнаваемости, я узнала, что Кумирус послал на ту сторону радуги страшного человека навредить моему мужу. Мне повезло, мне удалось-таки переговорить с одним гномом, и он пообещал присмотреть за Мироладом. Судя по тому, что я его больше не видела, поняла, гном сдержал данное обещание.
   Я потеряла счет дням. Проходили годы. Но вот, в один из дней, ко мне как всегда пришел Кумирус и заявил, что хочет наследника. Я опешила, долго не соглашалась и не поддавалась ни на какие уговоры. И тогда Кумирус пошел на крайние меры. Он показал мне " выжималку".
   Меня и еще одного человека затолкнули в каменный мешок, который находится, где-то глубоко в подвалах. Его освещали несколько факелов. Потолка не было видно, он терялся в темноте. Сначала ничего не происходило, потом раздался всасывающий звук, но еще все оставалось по-прежнему, никаких изменений. Но вот появилась воронка, похожая на размытую грязь, сперва она находилась высоко, и мы с моим напарником не чувствовали и не ощущали никаких изменений. Но, по мере ее приближении, мое состояние начало меняться. Сначала я почувствовала слабость, но чем ближе она опускалась, тем хуже мне становилось. Я ощущала, как из меня стали выходить жизненные силы, во всем теле появилась нестерпимая боль, меня как будто бы выворачивало наизнанку, помимо моей воли из меня вырвался крик боли и отчаяния. Кричал и человек, которого запустили вместе со мной. Потом вдруг все закончилось, движение этого чудовища прекратилось. Открылась дверь, и меня волоком вытащили оттуда, сама я двигаться не могла. Человека оставили внутри. Через какое-то время, его крики заглушили всасывающие звуки. Затем наступила гнетущая тишина. Гоблины открыли дверь, и вывели из этого чудовищного места уже не человека. Это была всего лишь его оболочка с пустыми глазами, безликий и готовый бездумно исполнять данные ему приказы. Я испытала на себе действие этой "выжималки", видела результат. И да, я согласилась. Я подпустила к себе Кумируса, правда перед этим он дал мне время на восстановление сил, потерянных в каменном мешке. Так через девять месяцев появился на свет Заступник.
   -Но, не смотря на страхи испытанные вами и неприязнь к Кумирусу, Заступник вырос добрым и ласковым мальчиком, - произнесла Травка.
   -Да, всю беременность, я вкладывалась в будущего ребенка. Я любила его еще не родившегося, рассказывала ему свои воспоминания о прежней жизни, наполняя их любовью и радостью. Я рассказывала о Мироладе, о своем любимом добром муже, не упоминая о Кумирусе ни слова. Это все происходило и после родов, вплоть до двух лет, до того момента, пока у меня не забрали моего мальчика. Но с молоком, я смогла заложить ему все что хотела, что успела. Поэтому до сегодняшнего момента Кумирусу не удалось извратить и изменить сознание моего мальчика, моего Заступника. И я очень рада этому факту.
   Наступила тишина, и ее никто не нарушал. В этой тишине все и заснули.
   Все то время, пока Любомира вещала свою историю, Валемир не отрывал от нее глаз. У него не укладывалось в голове, неужели Любомира его мать? Тогда получается Миролад его отец? Но, почему в таком случае он ни разу не упоминал об этом, не проявлял себя как отец? В голове Валемира все смешалось. Он очень хотел и в то же время опасался, верить в такое чудо, боясь, что оно рухнет, россыпится, словно карточный замок.
   Мальчик не помнил, как заснул. Ему казалось, что его мысли плавно перетекли в сон. И лучшего сна, Валемир еще никогда не видел, и даже мечтать об этом не мог. Он купался и умилялся в любви своих родителей, как он надеялся Миролада и Любомиры. Валемиру так не хотелось просыпаться, но его кто-то упорно, но нежно будил. Когда он открыл глаза, к его удивлению уже давно расцвело. Как оказалось, все уже давно проснулись и сейчас собирались в дорогу. Перед ним на коленях стояла Травка и тихонько теребила его за плечо.
  
   Глава 18
   в которой, все снимаются с места стоянки, а Заступник
   показывает красоту бабе Гаге, но та, к сожалению ее не
   оценивает, зато пускается в пляс, Валемир находит Милеву,
   и не только, после чего мир окрашивается в зеленые цвета.
  
   -Сказочник, вставай. Все уже давно поднялись, даже Заступник. Я не могла тебя разбудить вот уже пять минут, и даже начала волноваться. - Травка с тревогой смотрела на Валемира.
   Мальчик же с непониманием уставился на нее, пытаясь понять, где он находится, и к кому обращается Травка, с огромным желанием вернуться в тот прекрасный сон. Потом, видя тревогу на лице троллички, ответил:
   -Все нормально Травка. Просто мне снился такой замечательный сон! И мне так не хотелось выходить из него!
   Валемир приподнялся, осмотрелся. Травка принесла ему попить.
   -Этот отвар из ягод приготовила баба Гага. - Мальчик с удовольствием выпил его, и сразу приободрился. - Мне баба Гага не доверяет ей помогать, поэтому все утро копошится сама. Но, я совсем не скучала. Заступник не перестает хохотать, я даже не знаю, что уже ему там нашептывает твоя Пуча, но она явно что-то замыслила.
   -Да, у Пучи шутки и юмор стали бить ключом, и Кучик глядя на нее, стал не такой малословный.
   -Любовь, она такая. А Кучик общаясь со своей подругой, тем самым тянется за ней, развивается, - заключила Травка.
   Валемир обратился ко всем.
   -Ну, что все собрались? Давайте выдвигаться в путь?
   -Еще чуть-чуть Сказочник мальчик мой, - баба Гага возилась, перекладывая вещи с места на место, никак не сообразив, что же при этом ей нужно.
   В это время, Заступник прыгал как кузнечик в травке, рассматривая каждый цветочек, любуясь каждым листочком. Услышав, пение какой-нибудь птички, замирал, прислушивался, искал ее глазами, любовался. Он впитывал всю эту утреннюю красоту как губка, заполняя ту пустоту, которая образовалась у него, в то время когда он жил и находился при дворе, не видя вокруг себя никакой красоты, никакого разнообразия красок природы, хотя и сейчас еще не все цвета восстановились, но этого малышу было более чем достаточно. Вдруг его взгляд остановился на чем-то, скрывавшемся в траве. Он замер и, не отрывая от него взгляда, следил за малейшим движением этого существом, но не давая убежать от себя. Потом все-таки решился взять это в руки. Этим самым существом оказалась небольшая ящерка. Как оказалось, поймать ее было не так-то просто. Она юлила вокруг травинок, изгибалась от рук Заступника, но тот все-таки изловчился, и в скорости мальчик уже рассматривал, как он думал необычное чудо. Спинка, головка и лапки у чуда были серыми, с мутно зеленными полосками, поэтому-то Заступник не сразу ее и обнаружил, пока та не начала передвигаться. А вот животик, он был таким красивым, пятнистым: на ярко оранжевом фоне, мелькали ярко красные пятнышки. На ощупь ящерка была чуть влажная, но вовсе не противная и не склизкая. Еще Заступнику понравились лапки ящерки. Кожица на них оказалась такая тонкая и нежная, что мальчик боялся причинить ей боль и неудобства, поэтому держал ящерку очень трепетно и нежно. Рассмотрев это чудо, мальчик хотел было уже ее отпустить, как услышал:
   "Давай покажем эту красоту бабушке Гаге? У нее же развито образное видение, особенно к красоте. Ей ящерка должна понравиться". - Конечно же это была Пуча.
   -А, вдруг она не захочет на нее смотреть, и тем более взять ее в руки?
   Пуча задумалась, посмотрела по сторонам. Но вот взгляд ее упал на куст ягод.
   "А давай-ка, ты спрячь ящерку в кулачках двух ручек. Только не сильно сдавливай. На одну ладошку положи, второй легонько прикрой. Подойди к бабушке со словами: "Бабушка Гага я вот вам тут ягодок нарвал, полные ладошки". Она обрадуется. В крайнем случае, я думаю, что должна". - Заключила Пуча.
   Заступник посмотрел на Пучу, сидящую на его плече, он что-то совсем не поверил в такую внезапную заботливость ступика. Пуча же в это время, очень тщательно скрывала свои хулиганистые мысли, да и хитрый взгляд тоже, но перекошенная улыбка на мордочке выдавала ее истинные намерения. Заразившись этим настроением, на лице у Заступника тоже появилось плутоватое выражение. Он понял план Пучи и, не задавая лишних вопросов, направился к снующей туда-сюда гномихи. Пуча слетела с плеча мальчика, и стала следить за этим действом, которое обещало быть веселеньким, но на расстоянии.
   Когда Заступник уже подходил к бабушке, услышал вслед:
   "Только смотри, не смейся и не улыбайся".
   Валемир с Травкой все это время, наблюдая за малышом и его новыми друзьями, ждали, чем это закончится. И когда, Заступник уже подходил к бабе Гаге, Валемиру вдруг стало жалко гномиху. Он, было рванулся к мальчугану, остановить эту затею, но не успел.
   Любомира тоже сидела неподалеку, она просто не могла надышаться свободой, но тоже заметила и заинтересовалась, с чем это Заступник вдруг обратился к гномихе.
   -Бабушка Гага, бабушка Гага, - заговорил в это время вкрадчивым голосом, не предполагающим ничего плохого Заступник.
   Гномиха оторвалась от своих дел и перевела внимание на малыша.
   -Чего тебе, Заступник мальчик мой?
   -Я тебе вот тут ягодок собрал. Самых крупных, самых вкусных. Много... Боюсь рассыпать. - Заступник протянул ручки по направлению к бабе Гаге.
   Бабушка расчувствовалась. Начала гладить Заступника по голове, приговаривая:
   -Ой, спасибо, родной ты мой, позаботился о бабушке. - С этими словами она протянула навстречу рукам мальчика свои. Заступник раскрыл ладошки, и тут же в ладони гномихи вывалилась маленькая перепуганная ящерка.
   Последовала пятисекундное молчание, видимо гномиха осознавала какого сорта ягоды оказались в е руках. Затем раздался такой визг, что у всех рядом находящихся, наверное, заложило уши. Она с выкриком разомкнула ладони:
   -Батюшки святы, какая гадость!
   Бедная ящерка выпала из толстых ладошек гномихи, и угодила как раз ей на ногу. Тут начались танцы народов мира, которым даже позавидовали бы эти самые народы. Она притоптывала, раскидывала ногами в разные стороны, пытаясь сбросить бедное перепуганное существо, не переставая в это время визжать, словно заправская сирена. Глаза бабушки, в это время естественно выпучились и дружно разъехались в разные стороны.
   Пуча заливалась. В голове Валемира, Травки и Заступника, раздавался ее смех с всхлипываниями. Заступник не отставал от нее. Несмотря на то, что Валемир с тролличкой хотели остановить малыша, эта волна смеха передалась и им. Даже Любомира ко всему уважению к гномихе, не удержалась. Смеялись все. И этот смех, особенно после вчерашнего горестного рассказа Любомиры, придавал силы и поднимал настроение.
   Ящерка уже давно и благополучно свалилась с ноги бабушки Гаги и убежала от этого страшного для нее места, а гномиха по инерции все еще продолжала размахивать ногами и руками. Наконец успокоилась и она. Сирена замолкла, бабушка перевела дух от "утренней зарядки", и с обидой посмотрела по сторонам. Но долго дуться не смогла, и со смехом присоединилась к друзьям. После этой психологической разгрузки, друзья посчитали нужным сниматься с этого места стоянки и по быстрее, так как таким звучным криком баба Гага могла привлечь кого угодно, в том числе и недоброжелателей.
   Так, на веселых нотках все дружно продолжили путь.
  
   * * *
  
   Опять разделились на группы: Заступник с Пучей и Кучиком, баба Гага с Любомирой, а Валемир с Травкой.
   У Валемира было хорошее настроение, тем более, что он узнавал эти места. Лес должен скоро закончиться и пройдя луг, они должны достичь той самой речушки, где впервые встретился с бабой Гагой. Маска-грим на его лице ссохлась и начала стягивать и раздражать кожу, а чтобы смыть его с лица, вода была просто необходима.
   Валемир достал записку, переданную вчера вечером бабой Гагой, и дал почитать Травке.
   -Ты, знаешь, мне кажется, я нашел положительные качества у гоблинов и у троллей. Хотя, зная тебя ничего искать не надо, ты полная противоположность всем троллям.
   -Спасибо за комплимент. Но все же, какие качества ты нашел у гоблинов и троллей?
   -Гоблины непревзойденные войны. Что касается боевых действий, они исполнительны и верны, встанут за хозяина грудью. А для меня лично их положительным качеством явилась их глупость, благодаря которой мы с Пучей смогли сбежать из их лагеря. Тролли же оказались мастерами кухонных дел, хорошими хозяйственниками и, не смотря на свой внешний вид, они чистоплотны. Они вкладываются в свою работу, следят за чистотой и порядком на своих территориях, а их враждебность с гоблинами, опять же помогла нам бежать, но уже из дворца. И ты знаешь Травка, я начинаю понимать Ладьюшку которая, не смотря на все недостатки бабы Гаги, хорошо к ней относится. В общем-то, она любит своих внуков и сына с невесткой, только по своему, как она это видит и умеет. И несмотря на свой достаточно преклонный возраст, помогает нам оказаться в безопасности. Правда, насколько я успел ее узнать, с целью, чтобы ее похвалили, оценили, уделили ей лишнее внимание. Да она такая. Но, я хочу тебе сказать, принимать человека таким, какой он есть довольно сложно. Внутри во мне что-то так и сопротивляется, принять бабушку со всеми ее чудачествами и навязчивостью.
   -Я знаю, что это Сказочник. Это гордыня. Одна из отрицательных черт твоей тени. Которую надо принять, как хочет принять всю свою тень Миролад.
   Валемир посмотрел на Травку, но не придал значение, откуда она не зная ни Миролада, ни его истории, могла знать об его тени, то есть о Кумирусе.
   Так за разговорами преодолели луг, и подошли к кустам, опоясывающим горную речушку. Начали искать брод и более удобный подход к воде. Прежде, чем перейти на другую сторону, Валемир решил срочно умыться, отскоблить со своего лица чужую маску.
   Баба Гага, Любомира и Заступник со ступиком и ушакрылом, перешли на ту сторону речки. На другом берегу они дожидались, отставших от них Валемира и Травку.
   Сначала Валемир начал смывать грим просто водой. Но все попытки не принесли желаемого успеха, местами краска настолько присохла и впиталась в кожу, что так легко не отиралась, поэтому он начал тереть его мелким речным песочком. Наконец ему, удалось-таки избавиться от грима, и со словами:
   -Ну, что так гораздо лучше? - повернулся к Травке.
   Та, сначала молча разглядывала его, и вдруг.
   -Хи-хи, хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи, - тролличка отвернулась, не в силах сдержать смех и, стараясь скрыть его. Затем: - Да... Да, так гораздо лучше. Только вот... - и она снова захихикала.
   -Ну чего смешного-то? Чего ты такого увидела? Да говори уже.
   -Ты знаешь, на твоем носу повисла такая большая сливка! Нет, правда! Она мотается на его кончике, и пытается сорваться с твоего носа и прихватить его с собой! - И продолжила смеяться дальше.
   Валемир посмотрел на отражение в реке и увидел свой нос с сияющей на нем сливкой, и вспомнил, как день назад, не давая в обиду Травку, за него крепко ухватился Заступник. Под маской же гнома, которую с усердием наложила ему Ладьюшка, ее видимо не было заметно, а сейчас она проявилась во всей своей красе. Потом, уже более внимательно Валемир посмотрел на Травку. В его голове сложились все частички головоломки: кого Травка периодически напоминала Валемиру, откуда она знает о тени Миролада, почему он так быстро и легко нашел с ней общий язык. Не обращая внимания на ее теперешний внешний вид, с радостным возгласом мальчик кинулся к ней:
   -Милева! Наконец-то, я нашел тебя! - Он стал обнимать ее, целовать в щечки. Когда же оторвал от нее свои объятия, перед ним стояла уже самая настоящая, смеющаяся, розовощекая Милева, со своим неизменно курносым носиком и задорным блеском в глазах. Валемир не мог оторвать глаз от девочки, такой долгожданной, родной для него, любимой.
   Все это время от них не отрывались глаза с того берега. Из глаз Любомиры текли слезы.
   Валемир, взявшись за руки с Милевой, переходили речку.
   Баба Гага, со словами:
   -Ой, батюшки, - увидев превращение троллички в хорошенькую девочку, села на пятую точку.
   Заступник прыгал и хлопал в ладоши от радости от произошедшего на глазах чуда. Одна Любомира стояла, не отрывая взгляда от Валемира. Казалось, она сейчас упадет в обморок. И когда дети перешли речку, она кинулась к мальчику.
   -Валемир, сыночек мой родненький, - произнесла она одними губами. Слезы застилали ее глаза, голос осип. Она стояла перед мальчиком на коленях и шептала. - Я чувствовала. Я с самой первой нашей встречи чувствовала, но под маской не могла разглядеть твоего лица. Мальчик мой, сколько слез я пролила, в этой золотой клетке Кумируса, не зная, что с тобой сталось, с моим маленьким мальчиком, думая, что больше никогда не увижу тебя. - Пока Любомира произносила все эти слова, он расцеловывала - руки, шею, лицо нашедшегося сына, ощупала, все ли с ним в порядке.
   Мальчик стоял, боясь пошевелиться. Потом он взял ее плачуще лицо в свои ладони. Валемир вглядывался в это лицо, эти глаза, в которых были видны все перенесенные этой женщиной страдания и муки. Ни в чем больше не сомневаясь, мальчик кинулся на шею к матери, целуя ее щеки, по которым текли слезы, теперь уже слезы радости, в лоб, голову, шею. Никто не произносил ни слова. Они были не нужны. В воздухе витали тонкие ароматы любви. Все еще стоя на коленях, Любомира притянула к себе Заступника и обнимала уже их обоих. Затем Валемир оторвался от Любомиры, и стал расцеловывать своего теперь уже младшего братишку. Он плакал и одновременно с этим хохотал, вспоминая их первую встречу, как в защиту своей подруги тот набросился на него словно маленький разъяренный коршун.
   Все это время баба Гага промокала глаза платочком, даже хохотунья Пуча расчувствовалась.
   Наконец все насытились всплесками радости встречи. В обнимку, не выпуская рук своих родных и любимых, они двинулись дальше в путь.
   Перед ними выросли горы, к которым они и держали путь. Горная местность была скупа на растительность, поэтому никто не смог заметить, как приобрели яркость, заиграли всеми зеленными оттенками растения, травка, листочки, цветочки, но желтый цвет в природе пока еще отсутствовал, поэтому камушки на браслете Валемира никак не изменились.
  
   Глава 19
   в которой только что найденных друзей и родных, Валемир
   оставляет на попечительство бабы Гаги, встречается с
   Кумирусом с глазу на глаз, и мы узнаем, кто же победит в
   игре "гляделки".
  
   -Нам осталось перейти эту и еще одну гору, и мы в песчаной пустоши, - объявила гномиха через какое-то время.
   Вдруг Влемир услышал Пучу: "К нам гость с новостью".
   Через минуту на плечо к Валемиру приземлился ушакрыл.
   "Всю деревню захватили гоблины и люди-зомби. К этой операции каким-то образом приобщили даже троллей. Искали тебя, мальчик. Не нашли. Всех жителей увели в город к Кумирусу на расправу. Если они тебя не выдадут, им светит "выжималка". Но Силовер и остальные гномы не выдадут".
   Решение было принято моментально, Валемир не мог рисковать столькими жизнями, ради одной - своей.
   Пуча, без лишних слов все поняла, и перелетела с плеча Заступника к Валемиру. Мальчик обратился к гномихе:
   -Баба Гага, я знаю на вас можно положиться. Я оставляю на вас самое дорогое, что у меня есть. Пожалуйста, доведите Любомиру с Заступником и Милеву до вашего жилья, и проследите, что бы с ними, и с вами ничего не случилось. Я не могу потерять то, что нашел с таким трудом. А мне надо идти, торопиться, бежать. Я должен спасти наших друзей. Вашу семью баба Гага, которую вы так любите.
   -Да, конечно Валемир мальчик мой. Я все сделаю, как ты просишь.
   Валемир подошел к Милеве.
   -Ты же знаешь, я не могу взять тебя с собой. После таких долгих поисков, я не могу потерять тебя снова, тем более, это одна из моих задач, которую я должен решить сам.
   Они обнялись.
   -Я знаю Валемир. Я всегда верила в тебя, что у тебя все получиться, и сейчас тоже, ты же знаешь. Только будь там по аккуратнее.
   Валемир подошел к Любомире. Они молча обнялись. Заступника Валемир потрепал по голове.
   -Кучик останется с тобой. У них с Пучей сильная связь и может быть, у них получится общаться на расстоянии. Ты будешь первым, кому Кучик будет передавать от нас известия, - и, наклоняясь к братишке, шепнул на ушко: - Береги маму, не расстраивай ее по пустякам.
   Он развернулся и побежал, мысленно прося ступика:
   "Пуча, показывай мне самую короткую дорогу, прямиком к городу".
   Валемир бежал долго. Когда выбивался из сил, переходил на шаг, но не останавливался. По пути, Пуча срывалась с плеча мальчика, улетала, набирала по дороге немного ягод или орехов и подкармливала его на всем продолжении длительного пути. Так закончился день, но друзья не останавливались. Пуча, видя, что Валемир совсем выбился из сил, стала уговаривать Валемир:
   "Тебе надо хоть немного отдохнуть. Силы тебе еще понадобятся и не только физические".
   В словах ступика был смысл, мальчик согласился со своей подругой. Сделали перевал, но совсем ненадолго. Сон не шел, поэтому поворочаясь, помыкавшись какое-то время в полусонном состоянии, друзья продолжили путь.
   К рассвету достигли городских стен. Ворота были распахнуты настежь. Валемир не таясь направился прямо к ним, но Пучу решил спрятать. Мальчик все еще был в просторном гномьем плаще, и ступик удобно устроился во внутреннем его кармане.
   Его уже ждали. Как только он пересек границу городских стен, к нему пристроился охранный патруль, причем из людей-зомби. Так под караулом, он и дошел до дворцовой площади. Валемир еще издалека заметил столпившихся людей и гномов. Вокруг стояло оцепление из гоблинов, вперемешку с зомбированными людьми. Сверху над головами деревенских жителей то и дело перепархивали ушакрылы-предатели. По округе суетились тролли. Как же надо было запугать троллей и гоблинов, чтобы они не начали междоусобные войны и стычки, а поддерживалась строгая дисциплина.
   Валемира подвели к заполненной дворцовой площади. Гоблины и тролли засуетились, стали распихивать гномов и людей в разные стороны, освобождая проход мальчику.
   Мальчик ступил на освобожденное перед ним и для него место, и зашагал вперед, сначала медленно, неуверенно. Но вот толпа сама стала перед ним расступаться, освобождая проход. С каждым шагом у Валемира появлялась уверенность. Он проходил сквозь ряды его плененных друзей, как вдруг услышал:
   -Валемир, мы все верим в тебя! - это был голос Силовера.
   Как же сейчас Валемиру была необходима поддержка! И как вовремя она была произнесена!
   Мальчик прошел через всю площадь. В изголовье ее стоял трон. Похоже, из-за комплекса неполноценности, все теневые личности очень любили троны. У Пустырника тоже имелся, но по сравнению с троном Кумируса, тот выглядел как большой громоздкий стул. Этот же был резным, богато убранным, украшенным семицветными камнями, высоким, подогнанным непосредственно под рост и фигуру Кумируса.
   -Ну, что сынок, наконец-то мы с тобой встретились, - произнес Кумирус таким голосом, что казалось, посреди лета, сейчас же все живое покроется инеем.
   -Ты ждал меня Кумирус, и хотел видеть лишь меня одного, поэтому отпусти всех этих невиновных людей. Ты добился своего, я у твоего трона. Но я не твой сынок. У меня есть отец, и нашлась мама. Ты же, поищи себе сыночка, среди гоблинов или троллей.
   -У... как мы заговорили... Отец у него есть, мать нашлась. Поверь мне ненадолго. И я своего еще не добился. Добьюсь я своего, когда ты полностью будешь моим, в моей власти. Единственное о чем я жалею, это что упустил столько времени.
   Когда мои тупые гоблины похитили твою мать, им и в голову не пришло захватить тебя с собой. А когда я отправил их обратно, тебя в родильном доме уже не было, тебя переправили в дом малютки, а затем и в детский дом. Но там были и другие дети, и найти среди них тебя было уже сложно.
   Тогда я послал в Радужную страну Пустырника, по возможности навредить Мироладу, а через него выйти на тебя. Но тот, чтобы не выдать тебя и не подвергать опасности полностью отстранился от тебя, и не проявлял себя в качестве отца. И до последнего момента, я не знал кто ты такой, пока Пустырник не проследил ваших дружеских отношений с Мироладом, а с его стороны слишком уж дружеских. Когда я уже думал, что ты мертв тебе опять повезло, тебя вынесли полуживого, и оградили от внешнего мира, пока ты не встал на ноги. А проникнуть в этот дом-лавку мешал, что б его... гном. Тогда я стал ждать тебя здесь, поставил ловушки-сигнализации. Но и здесь тебе удалось бежать. Мало того, ты разорил все мое охотничье хозяйство для ушакрылов. Потом ты свел между собой половину дворца троллей и гоблинов, при этом выкрал мою женщину и моего наследника.
   Поэтому за все, что ты мне учинил, я думаю, обычная смерть для тебя будет слишком легким и простым наказанием. Я сделаю тебя своим преданным безотказным рабом. Ты будешь лизать мне ноги, ублажать все мои прихоти и желания, а твоя мать и отец будут за всем этим наблюдать, ну а я восторгаться. Только тогда я добьюсь своего! Ты меня понял?! - И уже обращаясь к охранникам: - Подведите этого щенка ко мне. И чтобы смотрел на меня, не отрывая глаз! - громогласно приказал он.
   Валемира схватили холодные неживые руки и поволокли его ближе к трону. Лапы какого-то гоблина схватили голову мальчика и повернули в ту сторону, где находился Кумирус. Валемир не хотел смотреть на него и тем более в его глаза, но взгляд Кумируса сам приковал глаза мальчика к своим. Они состояли почти из одних белков, в центре которых располагался провал черной пустоты, который вращался вовнутрь. Он то и высасывал из людей все жизненные силы.
   Валемир сразу же ощутил, как заполняя все его существо, вытесняя всю накопленную им радость и любовь, в него начал входить холод. Потом он почувствовал боль, болело все внутри, все внутренние органы как бы выворачивало наизнанку, тело помимо его воли стало совершать судорожное движение. С каждым мигом мальчику становилось все хуже, и все больнее, казалось конца и края, не будет этому состоянию дикого ужаса. И тогда, не выдержав этого, из его груди вырвался крик боли и отчаяния. Мальчика охватило полная безысходность, он уже не надеялся, на какую бы то ни было помощь. И вдруг...
   "Валемир мальчик мой, послушай меня", - эти мысли сквозь крик проникли в голову Валемира. И он понял, что это были мысли Миролада, которые передавала ему Пуча.
   "Вспомни то состояние, которое ты испытал в радужной воронке. Ты просто должен, обязан это сделать. Я верю в тебя мальчик мой".
   Валемир ловил и ощущал каждое слово Миролада. Он пустил в воображаемый полет свое сознание, свое тело, вспоминая и представляя все ощущения, испытанные им ранее в радужной воронке. Крик унялся, его тело перестала бить судорога. Он стоял и смотрел в глаза Кумирусу, при этом испытывая полное умиротворение. Валемир вспомнил то состояние радости и засмеялся, но не холодным издевательским хохотом, а естественным, открытым и легким смехом радости и счастья. Теперь Валемир видел перед собой несчастное существо, которое ни разу не испытывало никаких чувств, никаких эмоций. Отсмеявшись, мальчик просто смотрел на это существо. Без страха, без ненависти, без каких-либо эмоций и обид.
   Кумирус понял, что проиграл, но главное он не знал, что вдруг помешало превращению этого мальчишки в безропотного раба.
   -Ты хотел, чтобы я отпустил всех твоих друзей в обмен на тебя? Так вот, вы вместе окажетесь в "выжималке". И для тебя это будет большее наказание, чем что-либо. Ты увидишь их страдания собственными глазами, а они будут видеть перед собой того, из-за кого оказались в таком чудном и приятном месте, где можно получить незабываемые ощущения. - После этого Кумирус обратился к своим подопечным. - Отведите их в "выжималку".
  
   Глава 20
   в которой Валемир и вся деревня оказываются
   в "выжималке", ее преобразование, и обнаружение
   еще нескольких цветов на браслете мальчика.
  
   Всех выставили в цепочку и по одному повели в подвалы, на их нижние уровни. К каждому человеку и гному приставили вооруженную охрану из гоблинов и зомбированных людей. Долго петляли по полутемным коридорам и ходам, спускаясь все ниже и ниже. Ну, вот их привели. Загремели замки, засовы.
   Жителей деревни поочередно затолкали в довольно просторный каменный мешок. Дверь с шумом захлопнулась, послышались звуки задвигаемых задвижек. Люди и гномы начали осматриваться по сторонам. По форме каменный мешок был округлый и вроде бы ничего примечательного из себя, не представлял. На стенах висели факелы. Люди и гномы расселись, кто, где стоял, прямо на пол. Некоторые сняли свою верхнюю одежду и подстелили детям, некоторые просто оперлись о стену, детишки, помладше прижались к своим родителям. Валемир увидел, как к нему пробираются его друзья - гномы: Ладьюшка с Силовром и их дети. У всех на лицах читалось неведение, даже Весельчаку было не до веселья. Гномы расположились вокруг мальчика. Лапочка легла на колени к Ладьюшке, та успокаивая, гладила ее головочку, Дутышка прижался к матери с другой стороны. Весельчак держался ближе к отцу. Все разместились вдоль стены. Вдруг Лапочка стала показывать пальчиком вверх. Все как по команде посмотрели в том же направлении. Потолок в этом каменном мешке отсутствовал, как и описывала Любомира. Спустя некоторое время послышался сосущий звук, но в туннеле, уходящем высоко вверх и в темноту, что-то пришло в движение. Люди и гномы повскакивали со своих мест, засуетились. Стали долбиться в дверь. А звук приближался, и стало ясно, что за движение происходило вверху. Из ниоткуда на головы пленников спускалась, надвигалась серо-коричневая масса. Люди и гномы еще сильнее задолбили в дверь. Кричали, просили выпустить хотя бы детей.
   Валемир и его друзья гномы в этом действии участие не принимали, мальчик знал, криком, страхом и паникой делу не поможешь. Он сел, прислонясь спиной к стене и запрокинув голову, стал наблюдать за приближением бесформенной массы. Она неумолимо приближалась и становилась похожа на радужную воронку, только без ярких радужных красок. Эта воронка состояла из грязно серых и коричневых размазанных разводов.
   Все столпившиеся в стороне и около двери гномы и люди застыли на месте. Они перестали стучать и кричать, в глазах появилась безысходность. Жители деревни сдались, все они поддались отчаянию, некоторые уставились немигающим взглядом на приближающуюся воронку, некоторые сели на пол, обхватив голову руками. Валемир перевел свой взгляд с воронки на своих друзей. Перед ним столпились те, кто дольше остальных сопротивлялся законом и воли Кумируса. Они верили в него, поддерживали, помогали, чем могли. А теперь он не может им помочь. Они так давно не видели великолепия красок природы, полноценно окрашенной радуги, и не увидят этого уже никогда. Валемир всего лишь захотел поднять настроение людям и гномам, перед их и его превращением в зомбированных существ.
   И мальчик стал вспоминать свою родину, страну, которую до сегодняшнего момента не ценил и не замечал. Он начал рассказывать о том, где жил - о своем чердаке. Как каждое утро встречал рассвет, как с моментом передвижения солнца, преображалось небо, и как в это время его любимая площадь играла всеми цветами радуги и пестреющими красками. Он рассказывал о дневном дождике, при котором все люди выбегали на улицу любоваться прозрачными, переливающимися капельками. Мальчик вспоминал счастливые лица взрослых людей, которые преображались, радовались как дети, собирая в ладони дождевые капли, а затем разбрызгивали их во все стороны. А после дождя, радуга становилась еще ярче. Она тоже радовалась дождику, она была, как бы омыта дождем.
   Валемир рассказывал это очень живо и образно. Нужные слова сами рождались и с легкостью слетали с его уст. Мальчик видел красочные картинки у себя в голове и перед глазами. При этом он ни на миг не отрывал взгляда от неминуемо приближающейся, пожирающей все живое воронки. Но он уже ее не видел, потому, как перед его глазами стояли видения и образы прошлых счастливых дней. Он не видел, как стали преображаться его друзья и он сам. Все до одного стали излучать цвета радужных красок. И никто не заметил, как опустилась, поглотила каждого человека и гнома мерзкая субстанция. Все оказались внутри нее, но когда через какое-то время, воронка поднялась, то это была уже не та воронка, она изменилась...
   Но вот Валемир замолчал. Он непонимающе посмотрел на своих друзей, а все столпившиеся у входа - на мальчика, потом друг на друга, и только после этого вверх и увидели удаляющуюся ввысь воронку. Но какую! Она была не угнетающей, убивающей все живое на своем пути, она весело играла, сверкала и переливалась всеми цветами радуги.
   Люди, гномы и дети, все запрыгали от радости, стали обниматься, целоваться. Подбежали к Валемиру, подняли его на руки и стали качать его, подбрасывая верх. В одном из полетов, он увидел сразу три сияющих цветами камушков на браслете: желтый, зеленый и голубой, и мальчик засмеялся вместе со всеми. Он догадался, что проявленной самоотверженностью и силой воли, он раскрыл желтый цвет, раскрыв свои чувства, найдя в безобразном виде троллички, свою Милеву, а потом и встретив свою маму - зеленый, и голубой - через свои воспоминания, и рассказ смог передать всем все краски радости и счастья. Это одухотворенное состояние передалось каждому из присутствующих, они видели то, что видел в этот момент сам мальчик и, будучи в этом состоянии, сами преобразовали из всепоглощающей воронки радужную.
   Наконец буйство радости под остыло. Из внутреннего кармана вылезла Пуча и перебралась на плечо мальчику. Несколько жителей деревни так же повытаскивали своих ушакрылов.
   Валемир заговорил:
   -За нами скоро должны прийти зомбированные люди, причем, как я предполагаю в небольшом количестве, так как считают, что теперь никакой опасности для них мы не представляем. Дождемся, когда они откроют двери, и просто-напросто поместим их в это устройство. Наша задача, во-первых: не попадаться сейчас на глаза гоблинам и троллям, но узнать местонахождение остальных зомбированных людей. Потихоньку выманивать их из своих укрытий и приводить сюда.
   Во-вторых: найти, где включается этот механизм. Я думаю в каком-нибудь ближайшем охранном помещении гоблинов. Параллельно с этим выпустить ушакрылов с донесениями в другие деревни, пусть продвигаются к городским стенам. Власть больше не принадлежит Кумирусу!
   Как только, с помощью теперь уже радужного механизма, мы преобразуем всех из зомбированных людей в нормальных, можно будет начинать восстание, и гнать взашей гоблинов и троллей. До этого же момента вести с ними партизанские войны, нападать на небольшие группки и не оставлять свидетелей. Ведь они не догадываются, что внутри дворца образовалась партизанская группировка, поэтому абсолютно не подготовлены к внезапным нападениям. Еще, у гоблинов есть слабое место, от смеха у них начинаются колики в животе и они мрут, как мухи. Это по твоей части Весельчак. - Гномик в ответ хитро улыбнулся. - А теперь всем тихо, Пуча передала, у нас скоро будут гости. Кстати у них и можно будет узнать про месторасположение остальных людей-зомби, и о месте включения механизма.
   Как только мальчик закончил, загремели засовы, отпираемых замков. Дверь открылась, на выходе их встречало четверо зомби.
   -Ну, что коллеги, прошу на выход.
   Крайние в двери гномы, вышли из каменного мешка, тут же взяли в кольцо зомбированных и затолкали их в "выжималку", с ними и остались для добычи необходимой информации. Остальные гномы, закрыв за собой дверь, гурьбой двинулись в коридор.
   Через некоторое время, из "выжималки" вышли добытчики и уже с информацией. Люди и гномы стали распределять между собой обязанности по плану Валемира. Они делали это очень умело, сплоченно и дружно.
  
   * * *
  
   Пока гномы распределяли между собой роли, Валемир вдруг почувствовал тревогу, исходящую от Пучи. Она была явно обеспокоена. Дергала ушами будто, пытаясь уловить какой-то звук, волну, исходящую издалека или не известно откуда.
   -Что с тобой Пуча? Кучик что-то передает? Мама с братом и Милева в опасности?
   "Нет, с ними все в порядке. Баба Гага их живыми никому не отдаст. Просто я не могу уловить. Вроде как просьба о помощи. Но сигнал такой слабый, и идет из какой-то глубины. Интонации вроде бы знакомые. Ты отпускай деревенских. Пусть делают свое дело. А я в тишине, может быть, лучше сориентируюсь.
   Валемир обратился к Силоверу.
   -Вы идите. А я с Пучей останусь, она уловила какие-то слабые сигналы о помощи, ей нужна тишина. Если, что мы справимся вдвоем.
   Силовер переглянулся с Ладьюшкой.
   -Ты знаешь Валемир, я пожалуй останусь с вами, - предложил гном. - Тебе может пригодиться моя помощь, а может быть и какая-то информация. Мешать тебе я не буду, а поддержать в трудную минуту смогу.
   Валемир обрадовался и сразу же согласился. Он чувствовал, что здорово подустал, и лишний раз моральная, а то и физическая поддержка друга не помешает.
   -Ладьюшка присматривай за Лапочкой и Дутышкой. Весельчак остаешься за главного, как старший мужчина в семье. На рожон не лезь, но смотри в оба.
  
   Глава 21
   в которой Валемир более подробно узнал о лабиринте, и
   совсем не понаслышке, как друзья избежали первую из
   ловушек, и увидели, какие опасности они в себе таят
  
   Люди и гномы поняв, что перед Валемиром стоит его личная задача, быстро удалились. Движение их были размеренными. Никто никуда не торопился, не спешил, каждый из них знал свое дело. За ними следом отправились Ладьюшка с детьми. Валемир и Силовер смотрели им в след, пока те не скрылись из вида, и не стих звук их шагов. Теперь они остались в полной тишине, только запертые пока еще не преобразованные зомбированные, иногда постукивали в дверь.
   Валемир отошел подальше от двери и услышал:
   "Это просьба о помощи идет глубоко из-под земли. Голос похож на нашего недавнего друга Потерянного. Спроси у Силовера, есть ли здесь еще какие ходы"?
   -Силовер, есть ли здесь ход в более глубокие подвалы или, что там еще?
   -Дай-ка подумать мой юный друг. - Гном нахмурился, вспоминая давно произошедшие дела. В это время он был похож на своего отца Добряка. - Ты знаешь, о более глубоких подвалах не слышал, а вот о лабиринте-ловушке, было дело. В конце лабиринта в заточении сидят одни из самых злейших врагов Кумируса. Вспомнив о лабиринте, я удивляюсь, как он тебя туда не отправил, наверное, гордыня не дала. Вероятно ему важнее было унизить тебя, хотя бы перед самим собой, превратить в раба, исполняющего все его желания.
   Так вот о лабиринте. Его строительство началось, как только Кумирус пришел к власти. Много гномов тогда было согнано на прокладывание лабиринта, и никто из них не вернулся обратно. Часть погибла на тяжелых работах, а выжившие возможно до сих пор томятся в подземных казематах, чтобы секрет ни одной из ловушек не был раскрыт. Но всего утаить не возможно, часть информации все равно просочилась.
   Рассказывали, что как только переступаешь порог в один из неверных ходов, то вход-выход за тобой намертво захлопывается, и вернуться назад, если вдруг передумал идти по этой дороге, ты уже не сможешь. Не захлопывается только верный вход. Если ты, все-таки ступил на правильный путь, то те неверные два или три, а может быть и больше, в зависимости от того, сколько ходов ведет из этого коридора, захлопываются все равно. Таким образом, попадая в ловушку, ты обязательно погибнешь, причем неизвестно какой смертью - мучительной или быстрой, кто знает какие хитрости и подлости хранят они в себе? Так по мере прохождения верными путями, все неверные выходы перекрываются, и путь обратно остается один единственный. Как только человек возвращается из лабиринта, все ловушки опять открываются и активизируются, готовые принять и поглотить новых жертв. Говорят, что дорога в лабиринт известна одному лишь Кумирусу. Он берет с собой помощника гнома, которого приглашает из бедного района города, мотивируя это тем, что есть возможность подработать, но ни один гном после таких приглашений не возвращался. Гном служит Кумирусу в качестве носильщика, он тащит с собой корзину с ушакрылами. На случай, если вдруг Кумирус забывает правильный путь, то во все ходы, предварительно он засылает по одному маленькому зверьку. Какой ход остается открытым, и откуда возвращается ушакрыл, туда он и направляется.
   "Да, Валемир не слабая задачка", - услышал мальчик Пучу. - "И ушакрылов жалко, хоть и предатели, но они же не виноваты".
   -Веди, Пуча туда, откуда на помощь зовут. Я не могу оставить Потерянного в беде. Он столько для нас сделал. Преодолеть свой страх, помочь бежать пленникам - уже очень много значит.
   Пуча развернула друзей в ту сторону, где все думали, находится тупик. На самом деле, туда просто не достигал свет от факелов, и в этом месте находилась черная завеса.
   Силовер и Валемир, вытащили по факелу, висящих на стене и направились в том направлении, куда указывала Пуча. По мере приближения к месту, где сгущалась кромешная тьма и все думали, что там находится тупик, свет факелов стал высвечивать продолжение коридора, уходящего дальше во тьму. Друзья переглянулись и пошли вперед.
   Ничего не происходило, никого не встречали. Коридор перешел в каменно-земляной туннель. Ход вился, поворачивал то в одну, то в другую сторону, но никаких раздвоений или разветвлений не встречалось. Но вот на пути они заметили, что по все высоте стены, туннель обрамляет арка. Все остановились. Валемир подошел поближе, вытянул вперед руку с факелом, надеясь таким образом разглядеть что-нибудь впереди, может быть какую-то дверь, обозначающую вход в лабиринт. Но ничего подобного не было видно. За аркой находился все тот же однообразный земляной туннель и непроглядная темнота. Так как никаких вариантов больше не было, друзья шагнули за арку и продолжили путь. Сначала с небольшим напряжением, но по мере отдаления от арки, и сознания, что ничего не происходит - расслабились. Как вдруг - бум!!! Все вздрогнули. Настолько неожиданный и оглушительный пронесся по туннелю грохот, будто отвалился и шлепнулся кусок стены. Все разом обернулись. На месте арки стояла монолитная плита, выход был наглухо перекрыт.
   "Кажется, это и был вход в лабиринт, - произнесла Пуча. - Хоть бы обозначили его как".
   -Ты думаешь Пуча, все правильные и неправильные пути нам будут обозначать крестиком или указывать стрелочкой? Если это был вход в лабиринт, то дальше жди ловушек. Давайте-ка быть поосмотрительнее и не совершать скорых и необдуманных действий. - Предложил Валемир как Пуче, так и Силоверу.
   Друзьям ничего не оставалось делать, кроме как продолжить это опасное путешествие. В полной тишине прошли еще какое-то время. Шли медленно, стараясь не пропустить ни одной неприметной арки, а если быть точнее ходов, но уже ведущих в ловушки.
   Но вот туннель расширился. Во время пути по широкому туннелю, передвигались по его центру. Отдаленные стены проплывали во мраке, свет от факелов их не достигал. Этот расширенный туннель, привел их к очередному ходу, обрамленному аркой. По логике вещей, ходов в туннеле должно быть несколько, как минимум два и по логике, если ходов больше видно не было, то этот был единственный для дальнейшего продвижения.
   -По всей вероятности это единственный ход, больше-то никакого нет. Похоже, он и есть продолжение нашего пути, - вслух повторил свои рассуждения Силовер.
   -Ты знаешь Силовер, в последнее время я так часто попадаю в ловушки, причем сам себя и загоняю в них. Из одной мне помогли выбраться друзья, из другой нашел выход сам. Но здесь нам не кому будет помочь и самим нам уже не удастся выбраться. Поэтому, давайте-ка облазим все стены вдоль и поперек, пока не найдем еще какую-либо лазейку.
   С Валемиром все согласились. Силовер и мальчик разбрелись в разные стороны вдоль тех стен, которые плохо освещались и были этого момента не осмотрены.
   Каждый из них обошел свою стену. Вновь встретились у места, где туннель расширялся, но к сожалению, с тем же результатом, ничего другого не обнаружили.
   -Силовер давай теперь поменяемся стенами, вдруг я что-то пропустил со своей стороны, а ты со своей и мы новым взглядом это обнаружим.
   Поменялись местами и продолжили поиск. Валемир нес свой факел на вытянутой руке, отстранив подальше от себя, таким образом, огонь почти лизал стену. Уже почти приближаясь к единственному выходу, мальчик заметил, что огонь изменил свое положение и стал слегка колыхаться. Мальчик прошел метра-полтора, огонь снова вернулся в первоначальное состояние, пламя горело ровно, не двигаясь.
   "Пуча я что-то заметил, но что это значит, пока не пойму. Давай-ка присоединяйся, посмотрим вместе и более внимательно. Я вернусь обратно вдоль этой стены, а ты вместе со мной следи за пламенем".
   Мальчик повернулся к стене лицом и приставными, не торопящими шагами, направился обратно, так же направляя факел ближе к стене. И тут пламя действительно стало изменять свое положение, то отклоняясь от стены, то наоборот, чуть ли не лижа стену.
   "Я тоже это видела".
   Видя заинтересованность Валемира и Пучи, к ним подошел гном. Уже втроем, они стали наблюдать этот необъяснимый феномен и уже за двумя факелами. Они вели себя абсолютно одинаково, колыхались возле одного места, а отойдя от него, вновь горели ровно. Но кроме равномерной стены друзья больше ничего не замечали. Тогда Валемир отдал свой факел Силоверу. Он подошел к стене вплотную и оперся об нее руками. Таким образом, перебирая по стене руками, мальчик начал по ней продвигаться. Вдруг после очередного движения вдоль стены руки, а следом за ними и сам Валемир провалился куда-то вперед и исчез в темноте. Прошло не более пяти секунд, когда из плотного полога тьмы появилось его сияющее довольное лицо, а потом он полностью вышел из затемнения.
   -Вот такая вот хитрость получается. Стена следующего коридора полностью сливается со стеной этого, и если бы не огонь и небольшая тяга, мы бы так и ходили вдоль и поперек.
  
   * * *
  
   Валемир взял свой факел у Силовера, и смело вошел в следующий туннель. Пройдя метров пять, услышали уже знакомый громкий бум от упавшей плиты, которая плотно завалили ход-ловушку, а одна из стен, видимо смежная с соседним коридором, стала прозрачной и освещенной изнутри. Присмотревшись, друзья смогли разглядеть, что же происходит в ловушке-тупике, в которой, не обнаружив еще одного, верного пути, могли оказаться и наши друзья.
   Все ужаснулись, когда увидели то, что увидели. Пол был устлан какой-то непонятной массой. Изредка на поверхности ее сверкало что-то белое, похожее на отполированные камушки. Затем вдоль, поперек, снизу, сверху, по диагоналям из незаметных прорезей в стене начали выскакивать заточенные блестящие лезвия разнообразных ножей, и с определенной периодичностью. При желании их можно было перепрыгивать, уворачиваться от них, уклоняться. Но скорость появлений лезвий постепенно и неумолимо увеличивалась. И все догадались, чем был устлан пол. Эти лезвия просто-напросто мелко нашинковывали тех, кто попадал в это чудовищное место, а на полу белели кости, обглоданные местными жителями-крысами. От всего увиденного Валемиру стало не по себе. Уже не глядя больше на стену, они постарались по быстрее преодолеть оставшийся отрезок пути. Наконец-то прозрачная стена туннеля перешла в обычную - земляную.
   Понимая, какую незавидную участь удалось избежать друзьям, никто не произносил ни слова. В полном молчании дошли до очередного расширенного туннеля.
   Здесь были уже две арки. Между ними шла довольно широкая каменная кладка. Приблизились, стали всматриваться в темноту ходов, пытаясь угадать, какой из них верный. Но проходя мимо каменной стены, разделяющей арки, гном вдруг остановился и уставился на нее вдумчивым внимательным взглядом.
   -Вы знаете, друзья мои вид этой вот каменной кладки мне что-то смутно напоминает. А если быть точнее, то место городской стены, под которой мы делали подкоп, когда бежали из города. Так вот, возможно, именно здесь, а не в одной из арок и есть еще один путь, а если быть точным - подземный ход. Давай-ка Валемир мальчик мой, ощупаем всю эту стену. Мы должны найти какой-нибудь механизм, открывающий люк.
   В одном месте на почти ровной поверхности на кирпичах были заметны тонкие, разбегающиеся в разные стороны, как паутина трещинки. Вот к этому месту и приблизился Силовер. Гном присел на колени и миллиметр за миллиметром стал ощупывать и осматривать стену. На этот раз Валемир освещал гному место осмотра двумя факелами. Силовер продвигался медленно, стараясь не пропустить ни одного штырька, камушка, отверстия, в общем, всего, что может послужить открывающим рычажком. И вот наконец-то раздался тихий щелчок, сработал потайной механизм, открывший друзьям люк. Гном поднял вспотевшее, но довольное лицо, встал с колен и направился к подземному ходу. За ним последовал Валемир с Пучей на плече.
   Время передвижения заняло примерно столько же, сколько при переходе под городской стеной. Выбрались в очередной туннель. Пройдя немного, как это уже было ранее, послышался оглушительный удар плит, перекрывших ходы-ловушки, а стены с обеих сторон, вновь стали прозрачными и со слабым освещением внутри.
   С одной стороны, вроде бы ничего не происходило. Обычный тупичок, в который по своей неосторожности попала крыса. Она забежала туда прямо перед тем, как захлопнуться плите. Помещение было чистым, видимо в эту ловушку никто, никогда не попадал. Но вот крыса начала суетиться, видимо почувствовав приближавшуюся опасность, она судорожно искала выход. И действительно, ее опасения оправдались. Из не видимых отверстий, со всех сторон стала вытекать какая-то дымящаяся жидкость, заполняющая ловушку. Она покрывала пол и пузырилась. Пытаясь избежать неизбежного, крыса карабкалась по стене пока у нее хватило сил. Но вот она сорвалась со стены, при этом упав в лужу пузырящейся жидкости. Эта дымящаяся мерзость с бурлением накрыла маленькое бедное тельце зверька. Крыса растворилась, как все поняли в кислоте, а та и не прекращала останавливаться, поднимаясь все выше и выше до самого потолка.
   С другой стороны пол в ловушке ходил ходуном. Он состоял из плит, которые двигались, то выходили из стены, то задвигались обратно. Таким образом, перескакивая с одной на другую плиту, выбившись из сил человек или какое другое существо рано или поздно оказывался в яме с заостренными пиками на дне, что также приводило к неминуемой смерти.
  
   Глава 22
   в которой Пуча настаивает на своем предложении,
   Валемир понимает, что на прозрачные стены не
   стоит смотреть даже одним глазком, и оказывается
   в свободном полете, правда, ненадолго.
  
   Но вот закончились и эти прозрачные стены, они перешли в обычные - земляные. Друзья продолжали движение и вскоре вышли к следующей загадке. Перед ними вновь показались две арки, а вместо третьей зияла бездонная пропасть. Через нее, вместо моста, с одной стороны обрыва, крепилась серебряная нить, которая уходила в неведомую даль, и была натянута через всю пропасть до противоположной стороны обрыва.
   "Узковат мосточек будет. Пожалуй, даже я по такому узкому не смогу перебраться". - Произнесла мысленно Пуча.
   -Да, я с тобой, совершенно согласен, - ответил Валемир. - Но как я понимаю другой дороги у нас нет, на эти две можно не рассчитывать. Силовер, а насколько крепкой может быть серебряная нить? Что, если по ней перебраться по одному на руках?
   -Нет Валемир, это не вариант, - возразил гном. - Может быть, это вообще ни наш путь, и нужно выбрать в какую из этих двух арок идти?
   Но тут вступилась Пуча.
   "Нет Силовер, я точно знаю, эта дорожка верная! Я просто знаю это и все"!
   Валемир посмотрел на свою подругу-ступичку, мордочка зверька выражала уверенность и твердость в своем решении. Мальчик не мог не верить Пуче, она столько раз помогала ему, предупреждала об опасностях. И он понял, что этот путь, указывающий Пучей - тот самый, как говорит баба Гага, единственный на данный момент. Глубоко вздохнув, Валемир встал на самом краю обрыва, закрыл глаза и ступил на тонкую серебряную нить. Мальчик был безмерно удивлен, проволока под ним не провисла, и тем более не оборвалась, мало того он почувствовал под ногой твердую почву. Валемир сделал еще один шаг. Со стороны казалось, что мальчик весит в воздухе, опоры под ногами так и не было видно. Валемир открыл глаза, осмотрелся и удивился еще больше. Не смотря на то, что он четко ощущал под собой твердую поверхность, вокруг зияла пустота за исключением тонкой блестящей нити. Мальчик опустил факел прямо себе под ноги, присмотрелся и увидел, что стоит на приступке. В тридцати сантиметрах от его ног, он разглядел еле видимое очертание края обрыва, уходящего глубоко, в бездну. С другой стороны к приступку примыкала стена. Получалось, что Валемир продвигался по довольно узкой тропе, на которой была протянута сияющая нить. И стена, и тропка, все сливалось в одну бездонную пропасть, и кроме серебряной нити, уходящей вдаль, ничего не было видно.
   Валемир прошел чуть вперед, после чего, прижавшись широкой спиной к стене, на тропу ступил гном. Пройдя небольшое расстояние от края тропы стена, которая примыкала к тропе, засветилась. Валемир хоть и одним глазком, но увидел, как за ней в, казалось бы, пустой полости начала подниматься какая-то бесформенная масса. Затем, перетекая сама в себя, при этом постоянно изменяя форму, она развернулась мордой к прозрачной стене и немигающим безумным взглядом уставилось на мальчика. Медленно и лениво существо стало разевать свой рот, демонстрируя при этом огромную пасть, усеянную гнилыми черными и ломаными клыками-пеньками. Вдруг существо, с таким проворством и внезапностью прыгнуло на стену, что Валемир этого явно не ожидал. После чего оно сползло по стене и исчезло, будто его и не было вовсе.
   Гном ничего этого видеть не мог, так как шел, прижавшись спиной к стене. А вот мальчик, кроме как вздрогнул от неожиданности, еще и отступил от стены на один - два маленьких шажка и оказался на самом краю приступка. Пытаясь сохранить равновесие, он замахал руками. В это время Пуча вспорхнула с плеча Валемира и перелетела к Силоверу, а сам мальчик с криком:
   -А-а-а... - полетел вниз головой в бездну.
   Далеко упасть он не смог. Неотступно следуя за мальчиком, верный друг Силовер успел вовремя среагировать на падение ребенка и схватить его за ногу. В результате чего гном лежал на тропинке вдоль стены, одна рука его свешивалась...
   -Не делай лишних движений, мальчик мой, - пробурчал гном от напряжения. - Сейчас я перехвачу тебя покрепче, а потом уже и вытащу.
   Валемир промолчал, только крепче сжал не выпущенный из руки, но потухший факел. Согнув руку в локте, Силовер подбросил мальчика чуть повыше, чтобы поудобнее схватить его за щиколотку. Не смотря на то, что ноги у Валемира в данный момент находились вверху, сердце в этот момент свободного висения провалилось, а точнее подпрыгнуло мальчику в пятки.
   -Теперь я раскачаю тебя вдоль обрыва, и закину на тропинку.
   Держа Валемира за ногу, Силовер стал раскачивать его словно маятник, и в наивысшей точке подъема, перекинул перепуганного ребенка на узкую площадку. Какое-то время никто не двигался. Гном встал первым, после чего помог подняться мальчику.
   Валемир бросился на шею к Силоверу обнимать его и благодарить за спасение. Он думал, что чудовище будет последним, что мальчик увидит в своей жизни перед смертью. Сердце из пяток вернулось обратно на место, оно стучалось и билось, словно отбойный молоточек, пытаясь вырваться из груди от пережитого ужаса.
   Остальной путь преодолели в полном внимании, следуя по невидимой тропе, ведомые блестящей нитью. Наконец все вздохнули с облегчением. Под ними оказалась широкая платформа, которая ввела их в продолжающийся туннель.
   Говорить не хотелось, от произошедшего случая все были напряжены и напуганы. Так молча, и дошли до очередного испытания.
  
   Глава 23
   В которой туман чуть не завел друзей в ловушки,
   у Валемира открывается одна интересная способность,
   которая к сожаления не всегда может помочь, друзья
   достигают цели путешествия
  
   Туннель вывел друзей в достаточно широкую, округлую пещеру. В ней на равном расстоянии друг от друга располагались пять арок, по полу стлался густой туман. Друзья вышли на центр пещеры. И вот туман начал подниматься, сначала до колен, потом до пояса, а затем заполнил все пространство пещеры. Но, не смотря на это, все арки были видны очень четко, и в каждой из них наши друзья различали разные происходящие в них сценки.
   В первой Валемир увидел истерзанного Потерянного, который звал на помощь. Во второй - "выжималку", в нее опять поместили всех жителей деревни, воронка опускалась на головы кричащих людей, и уже вытягивала их жизненную силу. В третьей оказалась счастливая семья: он сам, его отец, мама с Заступником и Милева. Его душа так и рвалась в эту теплую, уютную обстановку. В четвертой мальчик увидел Кумируса, который пытался подчинить сознание Валемира своим взглядом. В пятой ничего не было, кроме сплошного мутного тумана. Все эти сценки, проплывали, менялись между собой в арках. Голова мальчика шла кругом от увиденных картинок. Его разрывало на части, кого успеть спасти первыми и возможно ли это, и в то же время он так хотел оказаться в ласковых руках своих родных и любимых. Уже совсем не осознавая, куда он направляется, в какой из этих ходов, и лишь бы избавиться от всего этого головокружения, Валемир двинулся с места. Но почти приблизившись к выбранной цели, он почувствовал довольно ощутимый и даже болезненный шлепок по щеке. Это Пуча, что было сил отвесила Валемиру оплеуху, да так сильно, что от ее остреньких коготков остались глубокие порезы. От неожиданности и боли, мальчик вздрогнул. Он приложил ладонь, щека была теплой, влажной и липкой. Это был кровь. Уже нормальным осознанным взглядом, мальчик осмотрелся. Не далеко от него стоял Силовер с таким же недоуменным лицом, как у Валемира, а Пуча перепахивала между ними. У нее было встревоженное, и в то же время виноватое выражение физиономии.
   -В чем дело Пуча? - спросил мальчик.
   "Вы оба были под гипнозом. Это туман так действует на ваше сознание. Я пробовала, старалась, но по-другому не могла вывести вас из этого состояния, пришлось применить силу, но зато получилось. Тебе Силовер чтобы не видеть проникающего по всюду тумана. просто надо сесть и закрыть глаза. - Обращаясь к Валемиру, Пуча стала сама серьезность, такой мальчик ее никогда не видел. - А у тебя, Валемир задача будет посложнее. Для того, что бы увидеть единственно верный путь, ты должен освободить свое сознание. Прислонись к стене, расслабься, в общем, прими удобную для себя позу. Я помогу тебе достичь этого состояния. Мало того у тебя оно уже было. В лагере гоблинов, когда отсмеявшись, ты уставился на меня ничего невидящим вокруг себя взглядом. Помнишь? Но там было проще. Смех помог тебе освободиться от всех проблем, позабыть их. Здесь же будет чуть сложнее".
   Пока Пуча говорила, Валемир добрел до ближайшей стены, сел и прислонился к ней.
   "Ты должен услышать тишину в своей голове. Освободиться от всех страхов, переживаний, волнений. Только вытеснив все эти мысли, ты почувствуешь тишину, и только в этой тишине придет единственно верное решение, ты увидишь нужный нам путь".
   -Но как, как после увиденного и пережитого, я смогу избавиться от всего этого?
   "Закрой глаза. Представь, что ты сидишь на той прекрасной поляне, через которую простилается радужная дорожка. Тебе хорошо и легко. Ты испытываешь наслаждение от запахов цветов, ягод, свежести леса, которые окружают тебя, от звуков леса: пения птиц, шума листвы, скрипа деревьев, которые таким образом общаются с тобой. Тебя обдувает приятный легкий ветерок, освежая тебя и принося прохладу. И вот этот ветерок проникает внутрь тебя. Заполняет всего тебя без остатка. Все мысли выветрились, страхи и неприятности, перенесенные тобой, рассеялись. И вот она, тишина".
   С каждым произнесенным Пучей словом, Валемир расслаблялся все больше и больше. В него действительно проник неизвестно откуда здесь взявшийся ветерок, который вытеснил из головы мальчика все неприятности, переживания, перенесшие им за последнее время. И ему стало так хорошо, так легко... И тогда он услышал тишину. А спустя минуту легкий ветерок разбушевался внутри его тела до такой степени, что Валемир почувствовал, как вместе с ветерком он сам выходит из своего тела. Он увидел свои руки-крылья, увидел себя со стороны и сверху, сидящего, прислоненного к стене, с закрытыми глазами. Он ощущал себя таким свободным, легким. Все туманные видения тут же исчезли. Валемир беспрепятственно побывал в каждой из арок и вернулся обратно в свое тело.
   Мальчик открыл глаза и с благодарностью посмотрел на Пучу. Подошел к все еще сидящему с закрытыми глазами гному, взял его за руку, и повел за собой. И как только друзья перешли за границу, разделяющую арку туман исчез, как и не бывало. А не много погодя раздался такой оглушительный грохот, что те предыдущие, были по сравнению с этим тихим шелестом. Упали одновременно четыре плиты, причем с каким-то разочарованием, что в них так никто и не попался.
   Как оказалось в процессе разговора, в глазах Силовера проплывали совсем другие сценки, абсолютно не совпадавшие с видениями мальчика. Как догадались друзья, они были направлены на слабости и страхи каждого из них.
   При пересечении хода факелы старались держать и направлять только вперед, чтобы не освещать и не видеть соседние комнаты-ловушки. Друзьям совсем не хотелось видеть и знать, какие ужасы их бы там поджидали. С открывшейся у Валемира, благодаря Пучи способностью, преодолели еще два лабиринта. Валемир выходил из своего физического тела в виде тонкого, обследовал существующие перед ними ходы и вел друзей по верному пути. С каждым разом расслабляться получалось все легче и быстрее, просто вспоминая уже пережитое им легкое состояние полета.
  
   * * *
  
   Но вот перед ними предстало очередные три арки, без каких-либо намеков, в какую из них направиться. Валемир сел на пол, сразу же почувствовал ветерок в своем теле, и вот вместе с порывом ветерка, он уже вышел из своего тела. Увидел руки-крылья, и себя сидящем с верной Пучей на плече. Его фантом направился к первому из лабиринтов. Хотел влететь в арку, как вдруг его отбросило от нее, как будто бы там была невидимая преграда. Мальчик удивился, подумал, что если два оставшихся дадут возможность проникнуть в них, то первый и будет верным. Но с прохождением и второго и третьего ходов, произошла та же самая реакция. Он не смог проскользнуть внутрь. Валемир растерялся. Повторил попытки, но так ничего и не добился. Начал осматривать каждый из ходов, и обнаружил сверху над ними какие-то иероглифы. Видимо их наличие и не давало проникнуть фантому мальчика внутрь, они создавали невидимую преграду.
   Валемир вернулся в свое тело. Зашевелился, проморгался. К нему подошел Силовер. На мальчика обратила внимание Пуча, но тот пребывал в полной растерянности.
   -Я не знаю, куда нам идти, - с отчаянием проговорил мальчик. - Я не смог попасть ни в один из ходов, зато обнаружил над каждой аркой какие-то знаки, похоже, они обладают магической силой, они и не пропустили меня вовнутрь.
   -Видимо это древняя магия гоблинов, я слышал о ней от своего отца. Сейчас гоблины почти утеряли свои магические силы, они деградировали и стали годны только на исполнение тупых приказов, но в то время... Кумирус наверное нашел, какого-то старого гоблина, который и наложил эти знаки, - сказал гном.
   -Так-то оно так, но моего умения выхода из тела не достаточно, чтобы решить эту задачу! - с досадой произнес Валемир.
   "В прошлый раз с помощью расслабления, ты смог освободить свою голову от лишних мыслей и наполнить себя яркими образами, которые помогли тебе выйти из тела. Здесь же нужно принять необъяснимое, необдуманное решение, которое и будет верным. А прийти оно должно через озарение - бум, и ты пошел, с легкостью, радостью, а главное без сомнения. Поймать это состояние, ты можешь через чувства. Вспомни, представь последнюю встречу с Милевой, когда ты узнал ее в чужом обличии, и тут же встречу с мамой. Возможно это тебе поможет", - посоветовала Пуча мальчику.
   Не теряя времени и не задавая лишних вопросов Валемир сел, как обычно на пол. Освобождаясь от мыслей, закрыл глаза и практически тут же вылетел из тела. Этот прием стал у него получаться с легкостью, но на данный момент это ему не могло пригодиться. Он быстро вернулся обратно в тело, и начал процесс по новой.
   Тишина без образов никак не наступала. Мальчик все сидел и сидел. Пуча перелетела к Силоверу, и оба в ожидании результатов Валемира прикорнули. Со стороны можно было подумать, что прислонив голову к стене Валемир заснул. Он и на самом деле вошел в состояние дремоты. Мальчик вроде бы спал, и в то же время бодрствовал. И вот он увидел свою мать Любомиру, она сидела за столом, и что-то черкала на бумаге. Рядом на кровати посапывал Заступник. Валемиру удалось разглядеть то, что рисовала его мама. Оказывается, это был его портрет. Она по памяти выводила черты лица Валемира. Потом, как бы гладя его, нежно проводила по изображению на бумаге руками.
   Это видение исчезло. Затем Валемир увидел Милеву. Та сидела на широком подоконнике и смотрела в открытое окно в сторону гор. Ветерок развевал ее распущенные волосы, и она была прекрасна, но в глазах стояли печаль и беспокойство. Вдруг ее взгляд изменился, она так посмотрела, как будто бы увидела его. Их взоры встретились, и казалось, смотрели друг на друга бесконечно. Наконец Милева просто кивнула головой, и губы прошептали: "Иди и ни о чем не думай, это и будет единственный верный путь. Я верю в тебя". Видение исчезло. Но у Валемира был такой подъем настроения, и в голове действительно образовалась мягкая и умиротворяющая тишина, без каких-либо воспоминаний и тревог. И вот мальчику пришел образ нужной арки и знание, что именно туда ему и надо идти.
   Валемру было хорошо, но надо было двигать дальше, решать очередную задачу. Он открыл глаза, увидел спящего гнома со ступиком у того на коленях. Легкими касаниями Валемир разбудил своих друзей.
   -Пойдемте, я знаю куда идти, - и он смело и уверено направился к крайнему правому ходу, за ним его друзья.
   Через короткое время все услышали, как захлопнулись плиты ловушек. Силовер с Пучей обернулись, но Валемир просто шел вперед, вспоминая рисунок матери и удивительные глаза своей любимой подруги Милевы.
   Прохождение оставшегося лабиринта не представляло для мальчика никаких трудностей.
   Наконец-то друзья достигли коридора, вдоль которого в ряд располагались камеры с узниками. На стенах висело несколько факелов.
   Не создавая лишнего шума, наши спасители преодолевали метр за метром этого угнетающего места. В конце коридора обнаружилась комната, изнутри которой в приоткрытую дверь лился неяркий свет. К ней и направились друзья. Подкрались как можно незаметнее, и в образовавшейся щели увидели двух троллей. Один отдыхал, второй суетился, готовил какую-то бурду, вероятно кормешку для пленников. В дверной проем неслышно вспорхнула Пуча. Она укусила сначала одного, а затем и второго троллей, после чего в охранку смело вошли Силовер, а следом за ним и Валемир. Пока в поисках ключей от камер, мальчик обыскивал охранное помещение, Силовер принялся крепко накрепко связывать обоих троллей. Гном все еще возился с троллями, когда Валемир выбежал в коридор, открывать и снимать замки с дверей камер. Возле каждой открытой двери он кричал:
   -Выходите, вы свободны!
   На пороге некоторых камер появлялись гномы, некоторых - люди. Вид у них был ужасный. На изможденных лицах болезненным блеском сверкали ввалившиеся глаза, истощавшие тела, оборванная одежда. Из камер несло гнилью, затхлостью, смертью. Среди вышедших Потерянного Валемир не увидел. Он начал обходит каждую из оставшихся камер. В них лежали, полусидели обессиленные люди. Наконец-то мальчик нашел камеру с Потерянным. Тот лежал и не шевелился. Валемир подошел к своему другу и, думая, что тот мертв, со страхом коснулся его плеча. Но Потерянный был жив, он просто забылся в беспокойном сне. Он медленно повернул голову к мальчику и долго разглядывал, кто же мог его разбудить.
   -Валемир? - недоверчиво спросил Потерянный. - Это действительно ты? - Не веря своим глазам и счастью, он долго всматривался в лицо мальчика. На лице отразилась надежда.
   Валемир помог подняться другу. Так вдвоем они и вышли в коридор. Все взгляды спасенных, были устремлены на мальчика.
   -Все, кто способен передвигаться самостоятельно, и у кого есть силы помочь друзьям-сокамерникам, помогите им покинуть это страшное место и следуйте все за мной, - предложил Валемир.
   К мальчику подошел Силовер, тоже поддерживая какого-то гнома. Потерянному с другой стороны подставил свое плечо какой-то человек, тем самым облегчая нелегкую ношу юного спасителя.
   После того, как все камеры опустели, Валемир выдвинулся в обратный путь. Обратно дорога была куда короче и спокойнее. На прозрачные стены ловушек пытались не смотреть. Самым сложным участком в прохождении лабиринта была узкая тропа с серебряной нитью над бездной, но преодолели и ее. Останавливались, делали недолгие привалы, обессиленным гномам и людям нужны были передышка и отдых. Так медленно, но верно достигли последней арки, которая к тому времени была уже открыта. Благополучно покинули страшный лабиринт.
   А в городе в это время происходил государственный переворот. Те гномы из бывших пленных, кто находился в более-менее крепком состоянии, присоединились к мятежникам. Раненых и ослабленных расположили в одном из помещений дворца, ухаживать за ними согласились женщины и дети.
   На пороге дворцового крыльца появились Валемир с Пучей на плече и Силовер. В воздух полетели шапки, поднялся крик приветствия и поздравления. К Силоверу тут же наперегонки подбежали его дети: Весельчак, Дутыш и Лапочка, за ними подошла его жена Ладьюшка. Все обнимались, целовались. Силовер рассказывал им свое похождение в недрах опасного лабиринта, его рассказ слушали те, кто стоял рядом, и передавали из уст в уста.
  
   Глава 24
   в которой Валемир испытал и грусть и радость от встречи с
   отцом, где их сопровождала гномья семейка, и новые
   разборки гномиков, произошла встреча двух влюбленных
   сердец, и состоялся ужин в тишине.
  
   Валемиру взгрустнулось. На браслете камушек окрасился в синий цвет, но мальчик был один. Несмотря на внимание со стороны семьи гномов, ему не хватало его мамы с младшим братцем и Милевы. И он скучал по Мироладу. Тем более, после откровений Кумируса Валемир понял, почему Миролад, его отец так долго скрывал свое отцовство. Он просто хотел уберечь своего сына от опасностей, которые несли в себе Пустырник с его ватагой под предводительством Кумируса.
   Но вдруг взгляд Валемира замер, вдалеке он разглядел фигуру, которая приближалась к дворцовой площади. У человека был длинный дорожный плащ. Лицо обрамляли красивые седые волосы до плеч. Но ни усов, ни бороды не было, и человек выглядел гораздо моложе прежнего, но был узнан Валемиром. И не только им.
   По мере приближения этого человека, толпа народа перед ним расступалась. Очень уж он был похож на Кумируса, их жестокого правителя. Но вот с плеча Валемира, с радостным визгом сорвалась Пуча и перелетела на плечо этого человека, за которым неотступно следовал гном, который так же был с легкостью узнан. Это был Добряк, он как всегда преданно сопровождал своего друга. Но вот человек остановился. Не обращая на перепуганную и шарахающую от него толпу, он осмотрелся, заметил мальчика, который одиноко слонялся неподалеку от радостно-возбужденной толпы, и направился прямиком к нему. Вот он вплотную подошел к Валемиру.
   -Ну что, ты меня совсем не узнаешь? - произнес он, обращаясь к Валемиру. - Как ты здесь Валемир мальчик мой?
   Валемир молча разглядывал Миролада. Конечно же, он его узнал. И теперь он с точностью знал, что Миролад его отец, но не знал одного, как сейчас вести себя с ним.
   Миролад тем временем в ожидании ответа наклонился к мальчику. Несмотря на столпившийся народ, вокруг стояла полная тишина.
   -Обращаясь ко мне: "Валемир мальчик мой", ты подразумевал "Сын мой Валемир"? - с трудом прошептал мальчик. У него в горле стоял предательский комок, то ли от радости, что наконец-то он обрел отца, то ли от боли и обиды, что ему столько всего пришлось пережить, прежде чем эта встреча состоялась.
   -Ты все знаешь? - Миролад с удивлением уставился на мальчика.
   -Да, - Валемир справился с криком, который так хотел вырваться на свободу. - Мне частично рассказала моя мама и твоя жена Любомира, и окончательно подтвердил своим признанием Кумирус. Я знаю, почему ты не проявлял себя как отец. Ты хотел оградить меня от опасности. Спасибо тебе за все.
   Больше Валемир не мог терпеть, со слезами на глазах он кинулся на шею к Мироладу. Миролад принял в объятия своего сына. Больше для них ничего не существовало.
   Добряка узнали многие гномы, они подходили к нему, хлопали по плечу, интересовались как он, где был все это время. Через толпу к нему протиснулись Силовер с Ладьюшкой, а за ними следом их дети, его внуки. Увидев, кто к нему приближается, Добряк оторвался от приятелей. Радости всех не было предела.
   Под шум и гам радостных встреч и приветствий, от дворцовой площади удалялись две счастливые фигуры: большая и маленькая. Они держали друг друга за руки, и ни за что не хотели больше разлучаться. Им много о чем было поговорить, чем поделиться, что рассказать. Они уже покинули городские ворота и почти приблизились к границе леса, как вдруг за свободную руку Валемира, взялась чья-то маленькая нежная ладошка. Мальчик бросил туда взгляд и увидел Лапочку. Оглянулся, за ними следом тихо шли их друзья: вся семья гномов. Братья не выдержали и наперегонки побежали к счастливому мальчику, и естественно с визгом. Его просто затолкали с криком:
   -Ты слишком легко хотел отделаться от нас. Мы направляемся к бабе Гаге, и я думаю, вам с нами по пути. Ведь вы тоже туда идете? - произнес Весельчак.
   И тут же Дутыш:
   -Я первый добежал до Валемира.
   -Ты пухлый, поэтому не мог добежать первым. Ты же пухлый! - Заключил Весельчак.
   -Я не пухлай, ты сам пухлай и толстай, - братья не переставали толкаться и спорить.
   -Лапочка скажи, кто первый добежал до Валемира? Правда, ведь я? - Подскочил Весельчак к сестренке.
   -Нет, я! - Не сдавался Дутышка.
   Чтобы не вводить в перепалку братьев их младшую сестренку, Валемир ответил за нее:
   -Вообще-то, Лапочка и была первая, так что хватит вам обоим спорить. Побежали лучше в лес, ягод наберем. Кто первый, тот первый. - Сказал мальчик, посадил довольную Лапочку себе на плечи и припустил к ближайшим кустам. Братья, сзади толкаясь, споря, смеясь и визжа, ринулись вдогонку.
   Взрослые отстали. Шли, разговаривали. Иногда разнимали, ни в чем не уступающих друг другу братьев-гномиков.
   В результате разговора, Миролад узнал, что Кумирус скрылся из города, видимо сбежал вместе с гоблинами и троллями, и дальнейшие его планы пока были не известны.
   Услышав разговор взрослых, Пуча сообщила Валемиру:
   "Не волнуйся, обо всех планах Кумируса нам сообщат наши друзья-ушакрылы, и они наверняка уже знают место укрытия Кумируса. Просто сейчас с его стороны не исходит никаких угроз, поэтому они не считают нужным беспокоить тебя".
   Во время передвижения, Весельчак подначивал Дутышку. Обзывая того то толстым, то пухлым. Но после нескольких вмешательств и угроз со стороны родителей изменил тактику доставания младшего братишки. Не произнося ни слова, он просто кивал головой, тем самым подтверждая сказанное им ранее, а Дутыш в ответ верещал:
   -Сам пухлай!
   Через какое-то время.
   -Ты пухлай!
   И снова.
   -Нет, ты толстай!
   Причем все эти выкрики произносились так звонко, хоть уши затыкай, и продолжаться это могло до бесконечности. Валемир шел рядом, и не смотря на неумолкаемые выкрики и звон в ушах, ему было интересно, чем же закончится эта перепалка. И закончится ли вообще?
   Но первым закончилась не перепалка, а терпение у Силовера.
   -Весельчак, прекрати наконец-то это безобразие!
   -А, че? Я ниче. Я воще молчу. Он сам обзывается.
   -Весельчак, мы же прекрасно видим, как ты киваешь головой и дразнишь Дутыша. - поддержала Силовера Ладьюшка.
   -А мне нравиться, когда он пищит. Это так здорово!
   -Тогда, я сейчас сделаю так, что пищать уже будешь ты, - ответил Силовер. - А мы с Дутышом посмотрим насколько это будет здорово.
   На какое-то время наступает перемирие.
   Гномы решили дойти до своей деревни, захватить продуктов в дорогу, проверить свое хозяйство. Некоторые деревенские жители собирали свои пожитки, чтобы переехать обратно в город, где они жили прежде. Переговорив и попрощавшись с соседями и теперь уже бывшими жителями, друзья вышли в путь-дорогу, в гости к бабе Гаге.
   За разговорами время передвижения проходило весело и довольно быстро. Остановились на ночлег. Развели костерок. Ладьюшка собрала ужин. Вечер провели в относительной тишине. Дутыш играл с Лапочкой, они о чем-то переговаривались, шушукались, топтались с места на место, перекладывали какие-то веточки, листочки. Но когда в их игру пытался вклиниться Весельчак, в округе начинал раздаваться визг, то от Дутыша: "Иди отсюдова", то от Лапочки: "Остань от меня, Веечак. Похой гномик". Тогда слышалось предупреждение или окрик Силовера:
   -Отойди от них, Весельчак. Видишь, какая у них идиллия?
   Наконец Весельчак оторвал- таки Валемира от общения с отцом, и они увлеклись какой-то игрой.
  
   * * *
  
   Следующий день прошел не менее интересно. Перебрались через горную речушку, горы и к вечеру достигли дома бабы Гаги.
   Там их уже все ждали. Пуча постаралась и передала сообщение о приближении гостей.
   При встрече Валемир познакомил друзей-гномиков со своим братишкой Заступником, которым совсем недавно обзавелся и, конечно же, со своей самой близкой и любимой подругой Милевой. Она сразу увлекла детей, особенно маленьких в игру, чтобы те не мешали встрече и общению друг с другом так неожиданно найденных людей, да и гномов тоже.
   Встреча бабы Гаги с Добряком прошла довольно повседневно. Они поздоровались так, как будто Добряк только, что вернулся с работы. Никаких проявлений чувств и даже эмоций. Вскоре Гага с Ладьюшкой пошли на кухню накрывать на стол. Добряк же с Силовером присоединились к детям, принять участие в их игре.
   Но Миролад с Любомирой! Они долго стояли друг перед другом, не веря своим глазам и своему счастью, не видя и не замечая, что происходит вокруг. Каждому из них казалось, что перед ним мираж, видение, которое вот-вот испарится и исчезнет. Но решив сделать первый шаг на встречу к Мироладу, своему любимому мужу, Любомира стала оседать. От переполняемых ее чувств, в глазах ее потемнело, ноги не удержали, и она оказалась в сильных, но нежных объятиях Миролада. Он гладил ее лицо, убирая с него волосы, любуясь каждой черточкой лица, каждой появившейся на нем морщинкой. На его глазах проступили слезы, и этот взрослый, сильный мужчина, не стеснялся их. Любомира подняла руку, вытирая текущие прозрачные капельки и влажные дорожки, которые те оставляли за собой.
   -Любимый мой, единственный, - произнесла она, и они наконец-то обнялись.
   Их руки и сердца слились воедино. Вокруг ничего не существовало, время, словно замедлилось или даже остановилось. Через какое-то время они разорвали свои объятия, и стали смотреть в лица, утопая, в глазах друг друга. Потом они начали вспоминать те, далекие времена. Их знакомство, счастливую, но короткую совместную жизнь в той другой стране, испытанные радость и счастье от рождения их первенства. Но вот Миролад и Любомира почувствовали чье-то ненавязчивое присутствие, чьи-то внимательные взгляды, устремленные на них. Влюбленные оторвались друг от друга, от своих воспоминаний, и посмотрели в ту сторону, откуда шла волна присутствия. Из-за открытой двери за парой наблюдали два новоявленных брательника. Валемир присел около Заступника, и что-то нашептывал тому на ухо, вероятно, объяснял братишке, кто такой Миролад.
   Миролад вместе с Любомирой замахали им руками, приглашая, подзывая мальчишек к себе. Братцы сорвались с места и, держась за руки, кинулись к своим родителям. Валемир вспомнил свой сон, из которого он так не хотел выходить, и радовался вместе со всеми.
   Наконец-то каждый из этой семьи наполнился той любовью, которую сам же излучал. Они отправились к дому бабы Гаги. Дом оказался просторным, места было куда больше, чем в доме Силовера. В центральной комнате стоял накрытый стол. За ним уже все собрались, и ждали только их.
   Баба Гага суетилась вокруг стола со своей неизменной объемной прической, под названием "осиное гнездо", сделанной исключительно для гостей. Пуча, увидев это нагромождение, сразу же захихикала. Бабушка, как истинная гостеприимная хозяйка предлагала то одно, то другое блюдо, пытаясь получить похвалу в свой адрес.
   -Баба Гага присядьте, покушайте сами. Вы столько всего наготовили вместе с Любомирой, - пригласила к столу гномиху Ладьюшка.
   -Баба Гага попробуйте вот этот салатик. Мне давно не приходилось готовить, но раньше это блюдо очень нравилось моему Миру, - предложила Любомира бабушке, и посмотрела любящим взглядом на своего мужа.
   Тут же откликнулись дети. Им действительно понравился предложенный Любомирой салат, их поддержали и Ладьюшка с Силовером.
   -А что здесь содержится? Я что-то не пойму, из чего он состоит? - поинтересовалась гномиха, при этом ковыряясь в нем столовым прибором, надеясь определить его ингредиенты.
   Любомира стала перечислять составляющие салата. Все вроде бы оказалось съедобным, но...
   -Ой, нет, - произнесла баба Гага. - Боюсь, этот салат мне нельзя. Здесь содержится один из продуктов, от которого, не за столом будет сказано... - бабушка смущенно потупилась, - у меня пучит живот.
   И тут Валемир услышал тишину, которую так долго пытался достичь в лабиринте. Но эта тишина была несколько иной, такая тишина обычно возникает перед надвигающей бурей. Первой не выдержала Пуча, она просто умирала, просто рыдала от смеха. А затем произошла та самая буря, взрыв, о котором мы предупреждали. И это был взрыв неудержимого смеха. Все переводили взгляды с бабы Гаги на ступика и обратно. Все присутствующие здесь, конечно кроме самой гномихи, знали ту самую историю про Пучу. Казалось, стены дома сейчас рухнут от неумолкаемого смеха. Одна лишь бабушка Гага сидела недовольная с выпученными и разбежавшимися в разные стороны от обиды глазам, и надутыми губками. Только эта реакция бабушки никого и нисколечко не смущала.
   На такой веселой нотке, закончился этот счастливый день встреч.
  
   Глава 25
  
   В которой, Валемиру пришло единственно верное решение,
   но далеко не безопасное, в которой удалось остановить
   Кумируса, но к сожалению не удержать.
  
   На ночь баба Гага расселила всех по разным комнатам, благо места было предостаточно.
   Валемир со своими родителями и Заступником, уже спали в своей комнате, как вдруг в голову Валемира стали стучаться навязчивые тревожные мысли. Сначала он думал, что это всего лишь сон. Но когда почувствовал на своей щеке шлепок маленькой лапкой понял, что это Пуча пытается до него достучаться. Валемиру ничего не оставалось, кроме как проснуться. Ничего не понимая, он вскочил с кровати.
   Пуча, сразу же оказалась у мальчика на плече, и начала быстро передавать сообщение:
   "Бежав через радужную воронку, Кумирус собирается покинуть эту сторону радуги".
   Спросонку какое-то время Валемир обдумывал, сказанное Пучей. Потом:
   -Его надо как-то остановить! Но как? Мы успеем прибыть первыми к воронке?
   "Боюсь, мы отстаем уже сейчас, не говоря уже о том, что надо собраться и что-то придумать, что бы его затормозить".
   Валемир пристально посмотрел на Пучу.
   -Что его может остановить или кто, остаться на этой стороне радуги? Ведь он, очень нужен Мироладу. - Озираясь по сторонам, Валемир стал в растерянности одеваться. Тут его взгляд упал на спящую Любомиру, затем он подошел к зеркалу и стал всматриваться в свое отражение. И его осенило. Он знал, КТО может остановить Кумируса, а если не остановить, то задержать. Конечно, Кумирус никого не любит, но благодаря его отцу и его любви к Любомире, Кумирус сильно привязан к ней. А ему Валемиру, он просто спит и видит, как бы отомстить, и если не здесь, то будет строить козни с другой стороны радуги, и пытаться вновь заполучить Любомиру.
   Валемир быстро принял решение. Оставалось только убедить в этом отца и маму.
   Тихо, стараясь не разбудить младшего братишку, он растолкал своих родителей и передал им сообщение Пучи. Они начали собираться в дорогу. Любомира пошла к Милеве, попросить ее побыть до их возвращения с Заступником. Миролад - за Добряком и Силовером.
   Валемир с Пучей, ждали всех на улице. О том, что они уже опаздывают и о своем предложении мальчик еще не успел сообщить. Увидев его на улице, Миролад удивился.
   -Валемир ты должен остаться дома с мамой. Мы не можем взять вас с собой, это очень опасно. Я не могу так рисковать вами.
   -Вы не знаете всего. Кумирус нас опережает во времени, мы не можем его опередить и остановить обычным образом. Нужен предлог или какой-либо довод, что бы он задержался до нашего прихода. И я знаю этот предлог. Возможно, вы не согласитесь со мной, но боюсь, это единственное решение этой задачи.
   -Говори Валемир, мы знаем тебе можно доверять.
   И мальчик рассказал свои рассуждения. После минутного обдумывания, Миролад произнес:
   -Пойдемте все. Любомира ты с нами согласна? Я очень дорожу вами, но думаю, другого выхода нет.
   -Я знаю Мир любимый мой. Давайте же поторопимся.
   Насколько было возможно, все заторопились к радужным вратам.
   По пути, Валемир наставлял Пучу:
   -Лети вперед, попытайся опередить Кумируса. Как только он приблизится к серым столбам, внушай ему....
   Пуча сорвалась вперед и быстро исчезла под покровом ночи.
   Друзья спешили, как только могли. Они стали подходить к горам, обрамляющим радужные врата, когда Валемир услышал Пучу.
   "Он показался на виду. Торопиться. Один, с ним никого не видать. Не волнуйся дружище, я сделаю все, что от меня зависит".
   Уже бегом стали преодолевать подножие гор. Когда приблизились к вершине, все услышали монолог Пучи.
   "Мне надо остановиться. Я не могу покинуть эту страну без своей женщины, и не отмщенным. Неужели я не хочу отомстить этому мерзкому мальчишке-выскочке? Неужели я не хочу вернуть себе своего сына-наследника? Моя женщина и мои недруги, с которыми я хотел бы поквитаться, здесь рядом, и я не упущу такого шанса. Или я настолько слаб, что не верю в собственные силы?
   В то время пока Пуча доводила свои мысли до Кумируса, выдавая их за его собственные, Валемир со своими родителями и друзьями перевалили вершину горы. При свете звезд и освещении от радужных врат, они видели, как совсем немного, не достигнув серых столбов, стоял и о чем-то думал Кумирус. Но вот почувствовал приближение опасности, он повернулся в ту сторону, откуда она, по его мнению, исходила. Его взгляд обошел каждого по отдельности и остановился на Мироладе. Кумирус понимал, что одержав над Мироладом победу, его злейшем врагом, конечно, не считая пацана, и все будет так, как доносила до него свои мысли Пуча, он будет обладать всем, о чем желал.
   Миролад знал, что пришло его время. Он чувствовал, что у него восстановлены все родники жизни, он вошел в полную силу, и благодаря Валемиру может полностью принять Кумируса, даже не смотря на то, что видел пред собой отвратительное низкое существо, человеком его назвать было невозможно.
   -Оставайтесь все здесь. Валемир ты сделал все возможное. Посмотри на свой браслет. Ты решил все задачи. Теперь пришла моя очередь, исправлять свои ошибки.
   Миролад направился к серым столбам, где ждал его Кумирус. Ему оставалось преодолеть совсем небольшое расстояние, как вдруг Кумирус сорвался с места, пересек границу столбов и с криком боли нырнул в воронку. Та быстро поглотила его.
   Все замерли от такого неожиданного поворота событий. Миролад первый пришел в себя и побежал вслед за Кумирусом. Но, не добежав немного до столбов, чтобы кинуться в воронку, остановился. Из-за них стали выходить друзья и прихвостни Кумируса - гоблины. Подход к столбам, чтобы продолжить преследование, был перекрыт. Но к Мироладу на помощь уже бежали его друзья - гномы: Добряк и Силовер, чтобы поддержать друга. Вместе с Мироладом, под натиском гоблинов, они отступили к горам. Гоблины их не преследовали, вероятно, им дана была команда просто никого не подпускать к столбам и тем более к радужному порталу.
   Уже дорогой домой через Пучу и ушакрылов, гномы передали сообщения друзьям: гномам и людям, о сборах отрядов, и выходе их на гоблинов походом, прочесать леса и горы, и гнать нелюдей в их непролазные дебри. Но все понимали, что драгоценное время было упущено, и за это время Кумирус на другой стороне радуги, уже успеет скрыться.
   Так ни с чем под утро, друзья вернулись домой. Все еще спали. Перед тем, как разойтись по комнатам, Миролад произнес:
   -Ну, что же в этот раз моя тень сбежала, ей удалось скрыться от меня, и нам остается только ждать, когда она проявит себя в следующий раз. И тогда по этому черному маяку, мы сможем обнаружить его местонахождение и отыскать его, возможно, расстроив его очередные каверзные планы. А пока нам остается радоваться за Валемира, ведь он полностью смог раскрыть все свои родники жизни. Эта сторона радуги вновь заиграла всеми красками, как и радужная воронка. И думаю, проходя через нее, Кумирус испытал далеко не нежные ощущения.
   Только к вечеру Пуча сообщила, что всех гоблинов изгнали из города и ближайших районов и областей. В каждом дворе стояла радость от победы над Кумирусом.
  
   Эпилог
  
   Долго пользоваться гостеприимством бабы Гаги наши друзья не хотели, да и не было особого желания. Семья Силовера, после обеда засобиралась домой. Любомира с Мироладом, их дети и Милева, присоединились к компании друзей-гномов, и решили остаться жить на этой стороне радуги. Они хотели поселиться в той же деревне, в которой жили гномы. Многие семьи покинули деревню, переехав в город, так что много домов осталось свободными, выбирай любой. Добряк недолго думая, собрался теперь уже в свою ювелирную лавку на другую сторону радужных врат, мастерить, торговать семицветными камнями, и поддерживать хозяйство.
   Так счастливо для всех, ну конечно за исключением гоблинов и троллей, закончилась эта история в Зарадужной стране. Но думаю не последняя. Мы, конечно, еще услышим о новых приключениях Валемира с Милевой, а возможно и не только их. И Миролад просто должен встретиться со своей тенью и, конечно же, принять ее обратно. Со всеми его недостатками. Но это уже другая история.
  
   Начало первой главы следующей книги,
   в которой Кумирус чуть не погибает при перелете
   через радужные врата, но получает еще большую
   силу, и замышляет новые каверзы.
  
   Кумирус очнулся через несколько минут. Он лежал на пустыре, на котором почти отсутствовала растительность. Перелет дался ему тяжело, болезненно. Его серо-коричневая сущность, не принимала цветную радужную воронку, а воронка в свою очередь, не могла принять черноту нутра Кумируса. Он сам перенес на себе практически то, что заставлял испытывать тех несчастных людей, которых вынуждал смотреть в свои глаза, или же когда сажал их в "выжималку". Во время перелета, его тело кидало из стороны в сторону, ударяя о стенки воронки, оно сотрясалось в конвульсиях, и он испытывал такую невыносимую боль, что потерял сознание, будучи еще внутри воронки. Она же выплюнула его тело как что-то нечто чужеродное, отвратительное и мерзкое. Мало того при вылете, он наткнулся на один из столбов, и только потом перевалил за их границу, где и остался лежать в глубоком беспамятстве.
   Но, он выжил.
   Наконец-то Кумирус открыл глаза - перед глазами все плыло. Чтобы почувствовать все ли на месте, он пошевелил ногами и руками. Со стоном приподнялся, осмотрелся вокруг, где же он находиться. В город, в котором жил Миролад и своей шайкой верховодил Пустырник, он идти не собирался. Он хотел одного - восстановить свои силы, и подпитаться. Кумирус чувствовал голод, но какой-то необычный, неестественный. Ему была необходима не просто пища, а жизненная сила и энергия для восстановления. Наконец он нашел в себе силы поднятья на ноги. Его шатало и мутило. Итак, пошатываясь из стороны в сторону, он поплелся, куда глаза глядят.
   С каждым последующим шагом, злость в нем закипала все больше и больше. Он ненавидел весь мир, но больше всего Миролада и, пожалуй, еще мальчишку. Когда Кумирус вспоминал смех Валемира, при этом глядящего ему прямо в глаза, он скрежетал зубами. Причем смех шел не издевательский, а открытый, и легкий. А самое главное, в глазах пацана он увидел нотки сожаления к нему. Этот сопляк, жалел его, сочувствовал ему. Ему Кумирусу, который поставил на колени почти всю страну, не говоря уже о городе!
   Все это время Кумирус думал, что его переполняет сила. Тем более помня состояние Миролада в последний раз, когда вышел из него здесь, на пустыре, и доклады Пустырника, он рассчитывал на легкую победу над своим двойником-добряком. Но каким-то невероятным образом Миролад вошел в силу, и виной этому наверняка был этот настырный малец, и к тому же его Кумируса что-то остановило от схватки с Мироладом. Ему пришлось бежать, не смотря на осознание, через что ему придется пройти, нырнув в эту ненавидящую для него, яркую, заигравшую вдруг всеми цветами радуги воронку. Но если бы он этого не сделал, то его наверняка бы уже не было. Кумирус чувствовал, что проиграл бы Мироладу, не выдержал бы натиска ненавистного для него двойника. И в то же время каким-то шестым чувством осознавал, что убивать Миролада ему нельзя, а как одолеть одного из злейших врагов, кроме смертоубийства, он пока еще не знал.
   С такими мыслями Кумирус отдалялся от радужных врат, впрочем, не забывая забивать на ходу карманы всей своей одежды семицветными камнями.
   Камирус шел и шел. Пустырь давно закончился, его сменил бесконечный луг. Но вот перед ним вырос лес, и в какую бы сторону не посмотрел Кумирус, лес был таким же, как и луг, без конца и края. Ему ни чего не оставалось делать, как войти в него. Кумируса встретили заросли непроходимого колючего кустарника. Он стлался по земле настолько плотно, что в нем не было никаких прорехов, чтобы пересечь его безболезненно, и доходил Кумирусу выше пояса. Но Кумируса этот факт нисколько не смутил. Его переполняла злоба. Не обращая внимания на колотые раны, ободранную кожу от шипов, веток и колючек, Кумирус продирался вперед. Вылез через какое-то время. Полы излюбленного плаща и штанины оказались изодраны в клочья, ноги и руки исцарапанные и кровоточащие. Выйдя на ближайшую полянку, решил перевести дух, передохнуть. Присел у ближайшего дерева, и только сейчас услышал звуки леса - он играл многоголосьем. Кумирус опять заскрипел зубами от всех этих звуков природы, в которых фонтаном била жизнь.
   -Только этого хора мне не хватало, - процедил сквозь зубы Кумирус.
   Но тут он услышал, греющие душу звуки - вой волков, диких хищников, таких же, как он сам. Кумируса взяли в кольцо, и оно постепенно смыкалось. И вскоре Кумирус оказался наедине с четырьмя довольно голодными волками. Они подходили не торопящими, уверенными движениями, зная, что их обеду никуда не деться. Но Кумирус и не пытался никуда деться. Его взгляд встретился с первым волком, тот засуетился, пытаясь оторваться от этого страшного взгляда, но его участь была предрешена. Кумирус не отпускал свою добычу. Волк завалился на бок, его стала бить судорога, и через короткое время Кумирус увидел небольшое облачко, выходящее из тела волка, и входящее в него. Хищник дернулся последний раз и обмяк. Кумирус же почувствовал себя гораздо лучше, к нему пришло чувство насыщения. Голод частично ушел, появилась бодрость. Это чудовище перевело свой убийственный взгляд на следующего волка, которого повергла та же участь, впрочем, как и третьего. Это произошло настолько быстро, что никто из волков не успел понять, что же случилось. Последний четвертый, почувствовав свою слабость перед этим странным существом, без поддержки сородичей, решил бежать, но был пригвожден взглядом это страшного человека. Но Кумирус насытился. Он довел зверя до состояния зомби, как раньше людей в "выжималке" и тот, подвластный желанию Кумируса, подошел к нему и стал зализывать раны на руках и ногах, нанесенные при переходе через непроходимые колючие дебри. Затем посчитав, что волк больше ему не нужен, Кумирус хладнокровно допил его энергию, лишив животное жизни.
   Кумирус ощущал себя на все сто процентов. Он понял, что силы и возможности с переходом его через радужные врата, несмотря на то, что он при этом чуть не погиб, многократно возросли, что теперь-то он развернет здесь свою деятельность по полной программе, и никто ему не помеха.
   Кумирус поднялся во весь рост. Он ощущал силу и мощь в своем теле, и вот лес был оглушен его леденящим душу хохотом. Ближайшие к нему ветки деревьев и трава от такого смеха покрылись инеем.
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"