Алая Вита: другие произведения.

Дети Янтаря. Книга I. Глава 1. День возвращения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бригита и Моргана отправляются домой с Отражений после долгого отсутствия.


   Меня разбудил неясный толчок. Задержавшись между сном и явью, я услышала звонок в дверь, судя по длительности -- не первый. Чёрт побери, ненавижу, когда меня будят в такую рань! Я попыталась провалиться обратно в сон, но не прошло и пяти секунд, как трель звонка снова вонзилась мне в уши. Пришлось приоткрыть один глаз. Сумеречный свет за окном подтвердил, что ещё действительно рано, не только по моим меркам. Вот наглость! Раздался новый звонок -- ещё настойчивей предыдущего. Я рывком поднялась с кровати, гадая, что за идиот, любитель ранних прогулок мог припереться ко мне в... судя по часам, в семь утра. В дверь забарабанили -- идиот был к тому же нетерпелив. Спотыкаясь в наполовину обутых тапочках и натягивая халат на ходу, я поспешила к двери.
   Как только я негодующе распахнула дверь, стоявшая за ней тёмная фигура в плаще сделала быстрый шаг вперёд и резкое движение рукой, в которой что-то блеснуло. Не думайте, что я спросонья что-либо поняла! Но рефлекс, выработанный моим телом, сработал мгновенно: блок, захват, заломить руку назад, ногу в плечо для фиксации. Это всё было, конечно, здорово -- как говорится, долгие годы тренировок не прошли даром, но из такого положения я не могла видеть лица нападавшего, скрытого капюшоном. Болевой приём заставил его кисть разжаться, и кинжал оказался в моих руках. Тогда я сдёрнула капюшон и с силой оттолкнула человека к стене. Оп-ля! Это был не совсем человек... И он быстро выхватил из-под плаща револьвер. Тренировка и ещё раз тренировка! Падая, я метнула кинжал и откатилась за дверь. Послышался булькающий звук, а за ним -- свистящий вздох, оборвавшийся на полуноте. Я решила, что можно взглянуть, и застала существо оседающим на пол с собственным клинком в горле.
   За дверью послышались шаги, и, прежде чем мой рефлекс успел сработать вновь, прозвучал знакомый певучий голос:
   -- Неужели знаменитая соня Бригита уже поднялась? Генеральная уборка?
   Моргана заглянула в дверь и замерла, увидев существо. Прокашлялась и тоном ниже, хотя уже не так певуче, поинтересовалась:
   -- Ты что, приобрела привычку охотиться по утрам на экзотических животных?
   Расслабившись, я уселась прямо на порог и хрипло произнесла первую за сегодня фразу:
   -- Надеюсь, в привычку у меня это не войдёт, разве что ты решила будить меня таким экзотическим способом, заодно проверяя бдительность.
   Моргана прожгла меня недовольным взглядом тёмно-карих бархатных глаз:
   -- Ты что, всерьёз думаешь, что это моих рук дело?
   -- Боюсь, у меня просто плохо с юмором с утра пораньше, -- я примирительно почухала затылок.
   Я догадывалась, что тётя -- а Моргана приходилась мне именно тётей, хотя и родилась позже -- временами меня просто ненавидела. Но отнюдь не до смерти. Просто нужно обладать редким талантом, чтобы не возненавидеть другого человека за пару веков вынужденного партнёрства. Я была не столь раздражительна, но и меня брала усталость от долгого общения с ней. Впрочем, эта проблема легко решалась -- мы стали проводить всё больше времени врозь, а за истёкшие десять лет виделись всего три раза. Мы даже завели моду слать друг другу открытки, хотя прекрасно могли связаться по Козырю.
   -- Знаю, -- спокойно ответила Моргана, остыв так же внезапно как вспыхнула, и в подтверждение дружелюбного настроя тут же съехидничала: -- Но, учитывая последствия, я рада, что не мне пришлось тебя будить.
   Я ухмыльнулась. Моргана прошла в квартиру и поинтересовалась:
   -- Ты так и будешь там сидеть, или может, войдёшь, и мы закроем дверь?
   -- Да уж, не мешает, -- опомнилась я, поднимаясь.
   Как раз вовремя -- на лестничной площадке послышались шаги. Я поспешила захлопнуть дверь и заперла её на все замки.
   Моргана, не снимая ни плаща, ни сумки, присела на корточки перед трупом и принялась его осматривать, брезгливо приподнимая одежду кончиками ногтей.
   -- Так что здесь случилось? -- спросила она.
   -- Не видишь что ли? Какой-то идиот пытался кокнуть меня спозаранку.
   Я присела рядом с тётей и тоже вгляделась в облик существа. В общем, оно было человекообразным, только серовато-голубой цвет кожи и остроконечные уши выдавали пришельца из другого мира. Это если не считать совершенно безобразного носа, который, впрочем, мог случиться и у какого-нибудь особо невезучего "хомо сапиенса". Дополнительный осмотр показал больше отличий: перчатки скрывали четырёхпалые конечности с сильно загнутыми мощными ногтями, брюки -- чешую на ногах, а дешёвый парик -- лысый ороговевший череп. Вся одежда была куплена недавно -- даже цениики не сорваны, кроме видавшего виды плаща, который вышел здесь из моды с полвека назад.
   Моргана встала:
   -- Ну и какие у тебя соображения по этому поводу?
   -- Никаких, -- буркнула я, тоже поднимаясь. -- Проходи.
   Я вошла в гостиную первой и, развалившись в кресле, зажгла сигарету. Моргана сняла плащ в прихожей и последовала за мной.
   -- Опять закурила? -- отметила она.
   -- Да, -- обронила я и, сделав затяжку, добавила: -- Здесь располагающая атмосфера.
   Моргана понимающе усмехнулась:
   -- Я заметила, что ты начинаешь курить от безделья.
   Она уселась во второе кресло и, достав из сумочки тонкие дамские сигареты, тоже закурила.
   Спустя несколько задумчивых затяжек, Моргана многозначительно приподняла бровь в сторону прихожей и протянула:
   -- М-да... Дела! Похоже, тварь из Отражений.
   -- Угу, -- согласилась я. -- И если б не цвет кожи, я бы решила, что гоблин.
   -- Ну, я с гоблинами близкого знакомства не имела, -- она пожала плечами. -- Но кто же его послал?
   -- Без понятия.
   Так оно и было. Я не знала никого, кто мог бы ходить по Отражениям и желать моей смерти. Всякие маги-недоучки не в счёт -- эти предпочитают астральные схватки, да и столкновений с ними я научилась избегать давным-давно. Те же, кто достиг мастерства, могли, конечно, почуять во мне нечто особенное, но не стали бы лезть на рожон просто так. Мои магические амбиции никогда не касались воздействия на других, а для различных вендетт я слишком давно не воевала. Значит, это был кто-то из Амбера или Хаоса.
   Только вот о нашем существовании знало всего три человека из тех краёв: мои родители да дед, приходившийся Моргане отцом. Что касается меня, никто даже не догадывался, что у Принца Мерлина и Невесты Талисмана Корал ещё до их коронации в Хаосе родилась девочка Бригита. Будучи объектами нешуточной политической игры, они благоразумно скрыли даже сам факт беременности, воспользовавшись колоссальной разницей во времени с одним отдалённым Отражением под названием Кимру. С родителями мы виделись урывками, всё реже по мере моего взросления и возрастания их державной занятости, а потом вообще -- только по Козырям. На Бабалоне же, где я провела отрочество и юность в качестве "приёмыша" своего кровного деда Корвина, у меня была вполне безопасная фальшивая родословная.
   Морганы тогда ещё не было на свете -- она появилась вследствие визита Корвина в Хаос после того, как я покинула "родное гнездо". Впрочем, он даже не подозревал о существовании дочери, пока у той не наступил бунтарский возраст: она узнала, кто её отец, и сбежала к нему на Бабалон. В восемнадцать лет мать уговорила её временно вернуться ко Дворам Хаоса, чтобы ввести в свет, но вскоре обе они оказались жертвами так называемой Антиамберской смуты, в результате которой мать погибла, закрыв дочь собой от разрушительного заклинания, а мои родители пропали бесследно. Моргана считалась погибшей вместе с матерью.
   Когда мне пришло время получать образование, Корвин счёл свою любимую Землю слишком опасной из-за вероятности встречи с амберскими родственниками и поместил меня в другое, весьма похожее Отражение под названием Земеля, в котором история сильно запаздывала, а время шло быстрее. Так что я успела пережить своего первого учителя, индейского шамана к тому времени, как ко мне присоединилась чудом избежавшая смерти тётя, принёсшая невесёлые новости про события в Хаосе.
   Места нам среди родичей не было, так что мы тут и осели, увлёкшись собственной жизнью. Прошло несколько веков, и мы успели почти позабыть о кровной семье, которая о себе тоже не напоминала. Корвин был занят чем-то грандиозным и обещал Моргане связаться, когда наладит дела, ещё лет сто назад по местному времени, а потом перестал отвечать. Козыря Мерлина и Корал уже давно не холодели, и я даже не знала, живы ли они ещё. Впрочем, у меня были веские основания полагать, что после всего сделанного для утайки моего существования они бы никогда никому его не выдали ни случайно, ни под принуждением. В Корвине же мы были уверены на все сто. Возможно, прознал кто-то из хаосских родственников Морганы? Но как? И тогда почему напали на меня? Ответов не было, и пока неясно даже где их искать.
   Я затушила сигарету.
   -- Кофе, чай, завтрак? -- спросила я у Морганы.
   -- Пожалуй, не откажусь от первого и последнего, -- со своей всегдашней любовью к числительным отозвалась она.
   Мы прошли на кухню, и я занялась приготовлением омлета.
   -- А что это ты так рано? -- поинтересовалась я.
   -- С самолёта.
   -- Об этом я догадалась. А...
   -- Вот-вот-вот, -- Моргана назидательно закивала головой. -- Я так и знала! И поэтому я так рано. Ты, конечно же, забыла, что завтра -- день возвращения.
   -- А чёрт! -- я хлопнула себя ладонью по лбу. -- Дырявая башка!
   -- Ну! Я даже не сомневалась.
   А ведь действительно. В последнюю сотню лет нас по очереди грызла неясная ностальгия. Моргана говорила то о Корвине, то о великолепии Дворов Хаоса и Амбера, в котором успела побывать с отцом. Я же с детства была оторвана от корней и затруднялась облечь свою тоску в конкретные образы -- мне просто всё периодически надоедало. Думаю, обе мы просто наигрались в своё превосходство над окружающими, и нам хотелось чего-то "настоящего". Однако наши порывы всё никак не совпадали по времени: когда одна надумывала отправиться в путь, другая оказывалась в разгаре каких-то дел или отношений. По одиночке же отправляться мы не решались, ведь кроме друг друга у нас, по большому счёту, никого не было, а это путешествие подразумевало билет только в один конец.
   И вот однажды мы договорились, что, если за это время не получим весточки ни от кого из родителей, то попытаемся вернуться самостоятельно, и назначили дату -- десятого октября через десять лет, чтобы у обеих было время завершить все свои дела. Вначале это казалось слишком долгим сроком, но вот он пролетел незаметно, привычка взяла своё, и я даже думать забыла о возвращении.
   Мне сразу стало не по себе. Не здесь ли мой дом? Ведь я прожила на этом Отражении большую часть своей жизни, пусть и с частыми отлучками в другие миры... С другой стороны, не то чтобы у меня был настоящий дом. Место жительства и документы приходилось менять каждые десять-пятнадцать лет, чтобы не вызывать подозрений -- ведь мы не старели. Отчасти ощущению дома служила Моргана: даже если мы не общались подолгу, то всегда знали, что на расстоянии Козырного контакта есть кто-то, кто знает твою настоящую сущность и живёт так же долго, как ты. Уверена, без этого я бы не задержалась ни на одном Отражении дольше обычной человеческой жизни. Да впрочем, так оно и было.
   Мы жили как заблагорассудится, шлялись по разным мирам. Моргана больше гонялась за роскошью и диковинками, редко задерживаясь где-либо надолго, в основном, когда удавалось получить влияние в правящих кругах, да и то -- не дольше пяти лет. Она исходила гораздо больше Отражений, чем я, по дороге умудрившись обставить меня в возрасте благодаря разнице во времени. Наверняка, специально -- ей очень не нравилось досадное недоразумение природы, по которому племянница была старше тёти.
   Я же часто оставалась пожить на каком-либо Отражении, если завязывались отношения с местными. Но человек, который не меняется с возрастом, не встречает доверия у новых поколений. Со смертью дорогих людей Отражение для меня пустело, и я покидала его навсегда. Дольше всего, кроме Земели, я прожила на Белериане среди неувядающего Дивного Народа. Но и бессмертные порой погибают, как погибли мой муж Лей и сын Диан... Больше я туда никогда не возвращалась, хотя всем сердцем любила тот сладкий воздух и изумрудную зелень, золотистую листву и хрустальные ручьи. После Великой битвы при Эрготе и разгрома Теней Хаоса там надолго воцарились мирные времена, вот только мне было ими уже не насладиться -- ведь самые прекрасные места теперь отравлены горькой памятью о безвозвратно ушедших...
   Я заметила, что Моргана пристально смотрит на меня взглядом психиатра, и поймала себя на том, что бессознательно тереблю полный знак Солнца-Луны, висящий на длинной мифриловой цепочке, не покидавшей мою шею уже более сотни лет. К тому же, у меня непроизвольно задёргалась левая половина лица по памяти о старой ране. Конечно, под зеркальным заклятьем Моргана не могла этого видеть, если не воспользовалась Логрусом или Лабиринтом, но всё равно поняла, о чём я вспомнила. Спасибо хоть промолчала.
   Нет, пожалуй, и на Земеле для меня теперь не осталось соблазнов и тайн. Действительно, самое время возвращаться. Наверное, она тоже об этом думала, хотя я не заглядывала ей в мысли из деликатности. Во всяком случае, краткий завтрак прошёл в полном молчании.
   Закончив есть, мы прошли ко мне в спальню. Моргана уселась со второй чашечкой кофе на кушетку, закурив новую сигарету, и порекомендовала мне собираться. Брать было особо нечего -- почти всё останется "в наследство" следующим жильцам квартиры. Однако мне, как всегда, требовался длительный ритуал прощания с милыми сердцу мелочами, накопившимися со времени последнего переезда около девяти лет назад. Моя невинная сентиментальность за века не изменилась, и я считала, что это не так уж плохо по сравнению с цинизмом Морганы, появившимся после первой же сотни лет на Земеле среди её столь недолговечных обитателей. К тому же, нужно было уничтожить "странные" предметы, могущие завести кого-либо из местных так называемых магов за пределы их мира, что всегда чревато опасностями, и не только для них самих.
   Я вспомнила о сувенире, пришедшем ко мне вчера по почте и лежавшем теперь под подушкой. Эта вещица сразу запала мне в сердце -- небольшой кусочек прозрачного янтаря, на вид ничем не примечательный, но если вглядеться в него попристальнее, внутри проступал завораживающий узор, будто нарисованный солнечным светом в меду. Конечно, это была не окаменевшая смола, а какой-то гораздо более плотный и твёрдый минерал, но я всё равно называла его "янтарём" из-за внешнего сходства.
   Я достала камушек и спросила Моргану:
   -- Не пойму, зачем ты послала мне это, если собиралась приезжать?
   Брови Морганы удивлённо приподнялись, и она протянула руку. Я дала ей сувенир, уже подозревая неладное. Она повертела его в руках, вгляделась, и вернула мне. Затем молча вышла за сумочкой и, покопавшись в ней, протянула мне очень похожий предмет, явно из того же минерала, только более вытянутой формы.
   -- Я так понимаю, что это тоже не твой подарок?
   Я ошарашено села на кровать.
   -- Тоже по почте пришло?
   -- Да, без обратного адреса, но со штемпелем твоего почтового отделения.
   Я вгляделась в янтарную глубину, но ничего не разглядела.
   -- Что, ничего не видишь? -- я только покачала головой. -- А в своём?
   -- Узор какой-то светящийся.
   -- Вот-вот, у меня то же самое. В моём, когда я вглядываюсь в него, начинает светиться будто водой нарисованный лабиринт.
   -- Лабиринт? -- воскликнула я.
   -- Да, -- удивилась Моргана. -- А ты что-то другое видишь?
   -- Нет, я просто не могла понять, что мне напоминает этот узор. Конечно же -- Лабиринт в Талисмане Закона! Но он совсем на него не похож -- тот трёхмерный.
   Моргана поджала губы и многозначительно приподняла брови.
   -- А мне и не приходило в голову связать это с тем Лабиринтом... И правда, похож на Творение Дворкина, но это точно не он.
   Такая мыслительная работа требовала перекура. Я вернула Моргане камень и потянулась за сигаретой, но тут в дверь снова позвонили. Восемь тридцать утра. Что за нашествие сегодня? День посещений?
   К моему удивлению, это был ещё один гоблин-негоблин. Но ни он, ни я не успели шевельнуться -- раздался приглушённый выстрел, и тварь из Отражений упала навзничь на лестничную площадку. Когда я оглянулась, Моргана с победным видом убирала в сумочку свой маленький браунинг с эксклюзивным крошечным глушителем.
   -- Дверь закрой, -- спокойно сказала она.
   Пожав плечами, я за ноги втащила новое тело в прихожую и заперла дверь. Обследование не показало никаких отличий, разве что эта тварь была чуть покрупнее первой, на поясе имела целый арсенал отравленных ножей и два револьвера, а плащ был такой же потрёпанный и старомодный.
   -- Кажется, я успела вовремя, и сматываться придётся досрочно, -- сказала тётя.
   Я была с ней совершенно согласна -- где двое, там и больше может статься. Не получится на этот раз долгого прощания с привычной обстановкой. Но может, это и к лучшему?
   -- Только куда этих девать? -- задумалась я. -- Дай-ка попробую тряхнуть стариной и открыть двери в другое Отражение -- выкинем их туда.
   Моргана лишь повела точёным плечиком.
   -- Ладно, тогда я, так уж и быть, пока соберу тебе сумку. Вещи брать как обычно?
   -- Да, -- отозвалась я машинально, потому что уже погружалась сознанием на уровень потоков незримых сил.
   Обежав взглядом помещение, я не нашла подходящего места. Зато в гостиной между окнами плотность Отражения была меньше, чем везде. Я начала чертить необходимые фигуры, и тут почувствовала, что янтарный сувенир, по-прежнему зажатый в моей руке, запульсировал Силой. Среди смутно мерцающих вокруг энергетических потоков, он сиял, как звезда. Не долго думая, я использовала его в качестве жезла, и портал открылся на удивление легко. За порогом был тёмный дремучий лес весьма неприветливого вида. Там копошилась, шуршала и чавкала незримая жизнь. Очертив порог, чтобы обитатели неизвестного мира не проникли в этот, я позвала Моргану.
   Она появилась, держа в руках мою заветную ташку1, в которой хранились те особые вещи, без которых я не покидала дом надолго:
   -- По-прежнему прячешь своё барахло за репродукцией Монны Лиззи? Хоть убей, не пойму, как ещё ни один грабитель не нашёл его там за все годы -- эта загадочная улыбка так и кричит о спрятанной тайне...
   -- Не могут, потому что отвод глаз стоит. Лучше помоги мне выкинуть этих гавриков в тот милый лесок.
   Она обратила внимание на открытый портал и приподняла свою красивую длинную бровь:
   -- Впечатляет! А ты не можешь с такими-то умениями их по воздуху переместить? А то руки марать...
   В дверь раздался ещё один звонок. Мы переглянулись.
   -- Очередной твой поклонник? -- иронически усмехнулась Моргана и потянулась к стоящей на столе сумочке за пистолетом.
   Я только вздохнула. Оставлять портал без присмотра было опасно. К тому же...
   -- Может это почтальон или соседка, -- пробурчала я, не особенно в это веря.
   -- И почему ты себе не установишь камеру наблюдения?
   -- Так надобности не было... А теперь уже поздно. К тому же, там есть глазок.
   Моргана возмущённо фыркнула:
   -- Что же ты им раньше не воспользовалась? -- и вышла в коридор посмотреть.
   Вернулась она через несколько секунд с белым лицом и расширенными от ужаса зрачками, держа в руке несколько плащей, явно сорванных с вешалки наобум. Кинула мне ташку, схватила свою сумку и толкнула меня к порталу.
   -- Что случилось?
   -- Нам лучше немедленно смотаться!
   -- Но там...
   -- Поверь мне, иначе мы точно трупы! -- почти взвизгнула она, суя мне лишнюю верхнюю одежду и никак не попадая рукой в рукав плаща -- не своего, а моего, кстати.
   Моргана была вовсе не робкого десятка, и если она понимает, что её любимый револьвер с серебряными пулями против того, что за дверью, бессилен, значит, там действительно что-то из ряда вон выходящее. Так и не надев плащ, она уже шагнула в проём и дёрнула меня за собой.
   Однако я не могла сигануть в неизвестность, оставив своё верное волшебное оружие, скованное и заклятое мной и Леем между мирами: шпагу Эйрилан и боевой веер Эйриаден. Они висели вместе с портупеей и поясным ремнём на стене здесь же, в гостиной, так что мне потребовалось всего две секунды, чтобы вооружиться, а заодно прихватить свою мантию-невидимку, под которой и была спрятана бесценная амуниция. В этот момент моих ноздрей достиг тошнотворный сладковатый запашок, потянувшийся от дверей, и я поспешила за тётей в другое Отражение.
   -- Закрывай! Скорей же! -- зашипела она на меня, едва я прошла сквозь портал.
   Из прихожей моей квартиры послышалось утробное чавканье, слившееся со звуками окружающего нас теперь леса -- видимо, тварь решила перекусить по дороге своими теперь бесполезными предшественниками. Я вновь сжала в кулаке чудесный кусочек янтаря и быстро ликвидировала дверь. Это было лучше, чем запечатывать открытую, хотя и требовало на несколько секунд больше времени. Зато не оставалось никаких следов, кроме собственно применения магии, а для чего и зачем...
   Уши мои резанул истошный вопль Морганы. Выхватив в развороте шпагу, я обнаружила, что она отчаянно борется с каким-то крокодилообразным существом за свой, вернее, мой плащ. Я шёпотом выругалась и отрубила ему голову. Тело тут же утащили назад в кусты их невидимые обитатели и зачавкали ещё громче. Так, тут нужно быть настороже.
   Я быстро очертила вокруг нас защитный круг при помощи Эйрилан, засиявшей от применения магии, как закатное солнце. Это явно не понравилось шуршащим во тьме прожорливым монстрам, которые предназначались вовсе не нам в компанию, а тем двум трупам из моей прихожей. Получив передышку, первым делом я быстро скрутила мантию-невидимку в тонкий жгут, заправив его в специальные хлястики на портупее -- эту редкую вещицу стоило поберечь.
   Пока новые любители полакомиться ближним не подползли к нам снова, я нацепила один из тех плащей, что Моргана сунула мне в руки, отдала ей её плащ, а прочие отбросила в кусты. Затем, воспользовавшись всё тем же кусочком магического янтаря, создала вокруг нас мобильную защитную сферу. Вряд ли она надолго удержит этих живоглотов, но тёте знать об этом не обязательно -- защиты должно хватить на минимальную отсрочку, а больше нам и не требовалось.
   -- Всё, успокойся, -- приказала я Моргане. -- Нужно сматываться отсюда. Я держу защиту, так что заняться Отражениями придётся тебе.
   Моргана терпеть не могла, когда с ней говорили в приказном тоне, поэтому сразу же взяла себя в руки и ощетинилась:
   -- Посмотрела бы я на тебя, если б ты увидела, что пожаловало к нам в гости! -- огрызнулась она, наконец-то выбросив пожёванный плащ и надевая свой.
   -- Ну и что же там было?
   -- Не знаю! Но оно просачивалось в дверные щели и наводило могильный ужас. У меня аж все волосы на теле встали дыбом. Так что мне вовсе не хотелось знакомиться с ним поближе! -- она сердито одёрнула плащ. -- Куда пойдём?
   -- Пешком мы далеко не продвинемся. Ты свою машину продала или бросила?
   -- Стоит на стоянке открытая, с ключами внутри.
   -- Тогда давай возвращаться в Бостонс. Будем надеяться, твоим подарком ещё не успели воспользоваться. К своей в Паризий меня совсем не тянет.
   -- Меня так тем более, -- буркнула она. -- Пошли что ли?
   Пробраться сквозь заросли было бы проблематичным, но Моргана мастерски владела Смещением, и нам сразу же открылась тропинка. Сперва она была такой узкой, что я поцарапала себе шею о колючие кусты, но очень скоро дорожка расширилась и постепенно превратилась в просеку. Гнусное чавканье стихло, а лес значительно посветлел. Через час мы были уже в парке Френклена, что находился недалеко от дома Морганы. К счастью, она предпочитала бесхлопотную роскошь элитных квартир, так что стоянка была вполне защищённой, и её красный "Кугуар" стоял нетронутым.
   Я села на штурманское сиденье, Моргана -- за руль. Положив руку на ключ зажигания, она обернулась ко мне, впервые заговорив за всю дорогу:
   -- Тебя нужно... -- да так и застыла, вытаращив глаза. -- Езус Мария!
   -- В чём дело? -- забеспокоилась я, но рука уже сама тянулась к левой щеке.
   -- Угу! -- внушительно хмыкнула Моргана. -- Что случилось с твоим ошейником?
   Я лихорадочно ощупала шею, хотя было уже ясно, что колье с заклятием на мне больше нет -- там висела только неразрываемая мифриловая цепочка со знаком Солнца-Луны. За эту беспокоиться нечего -- пару раз она чуть не стоила мне головы в самом прямом смысле, но колье облегало мою шею почти так же долго. Я поверить не могла, что оно исчезло. Пошарила за пазухой, вышла из машины, попрыгала, содрала с себя плащ, и даже халат, потрясла их как следует, обшарила, но всё безуспешно -- волшебное колье исчезло. Моргана наблюдала за мной с умеренно-скептическим выражением лица. Уже одевшись, я в последний раз инстинктивно прижала ладонь к шее -- за долгие годы кожа так привыкла, что казалось, я по-прежнему ощущаю лёгкое, прохладное прикосновение магической вещицы. Отняв руку, я почувствовала жжение растревоженных царапин и внезапно поняла, что произошло.
   -- Sapperlipopette!2 Кажется, я потеряла её в том чёртовом лесу!
   -- Хочешь вернуться? -- издевательски поинтересовалась Моргана.
   -- Ясное дело, что нет. Caramba!3 У тебя часом не осталось театрального грима?
   -- Остался. Но он в квартире. А мне что-то не хочется выяснять, какую мерзость послали наши доброжелатели ко мне в гости!
   -- Ты права. Ладно, всё равно уходим.
   -- Угу. А если за нами будет погоня, мы с твоим лицом всё равно что с флагом: "Ребята, мы тут! Догоняйте скорей!" Хотя твой архаичный пиратский лексикон и так сведёт на нет все усилия остаться незамеченными, -- съехидничала тётя, заводя "Кугуар".
   Я лишь пожала плечами в ответ.
   Это колье помогали сделать гномы, которые выплавили металл с необходимыми свойствами. Оно было носителем зеркального заклятия для моего лица, половина которого была обезображена магическим огнём в той последней битве, когда погибли Лей и Диан... На нас всё заживает как на кошках, но левая сторона лица у меня всё равно осталась чёрной, с седыми ресницами и бровью. В некоторых посещаемых мною Отражениях я чувствовала себя в таком виде вполне спокойно, а если и смущала своим видом местных жителей, то это были их проблемы, но, чтобы не слишком выделяться на Земеле, которая была нашей основной базой и домом, мне пришлось как-то замаскироваться. Колье с заклятием, точно отражающим для всякого смотрящего мою правую половину лица на левую, стало идеальным вариантом, не требующим постоянного внимания. И теперь, когда мы покидали Земелю, можно было бы наплевать -- пусть поглазеют, но светиться столь запоминающимся образом, когда за нами посылают убийц, было, по меньшей мере, неразумно.
   Мы срезали путь через Отражения в Московию, где как раз был разгар бела дня, купили всё необходимое, и Моргана со знанием дела нанесла актёрский грим и профессиональный макияж на моё лицо, придав ему если не приличный, то обыденный вид. Пусть я бы в жизни так не наштукатурилась, зато отдельные представительницы местного населения находят вполне возможным ходить в подобной маске каждый день.
   Задержка объяснялась ещё и тем, что мне нужно было одеться, ведь я выскочила из квартиры в халате да тапках, и только непромокаемый плащ прикрывал это безобразие. В одном из скандально дорогих магазинов, водившихся в центре Лугундума, куда мы переместились для пущей конспирации, я купила одежду своих цветов: облегающие чёрные джинсы, красную блузу с золотыми узорами, чёрный кожаный кардиган, золотой пояс со стразами и чёрные полуботинки с золотой фурнитурой на низком ходу.
   Обычно я не понимаю траты пятизначных сумм на одежду, да что уж было мелочиться перед отбытием, тем более что так щедро истрачивала я остатки финансов на кредитке Морганы. Та была вполне элегантно для похода одета в свои цвета -- фиолетовые леггинсы, серебристый гольфик и чёрный кожаный плащ с кучей серебристых змеечек, но не отказала себе в удовольствии добавить к экипировке чёрные шитые серебром брюки с разрезами по колено спереди, через которые теперь кокетливо выглядывали её леггинсы. Продавщица просто захлёбывалась восторгом от нашего вкуса и стиля, а главное, как я подозреваю, от потраченной нами суммы.
   Мы завернули пообедать в ресторанчик с видом на озеро Гайдн-Парка, а потом заправили полный бак и двинулись прочь из города без дальнейших промедлений.
   Слой грима на лице с непривычки вызывал желание почесаться. Конечно, это было лучше первобытных белил, которые я использовала, когда только получила свою травму, и всё же такой метод мне не подходил -- моя кожа слишком привыкла дышать непосредственно воздухом. Я крепко задумалась, глядя на дорогу, что же теперь делать со своей внешностью, и надо ли с ней вообще что-либо делать. Слишком пугающая? Тем хуже для врагов. Слишком заметная? Тем легче для друзей.
   Моргана, сидевшая за рулём, вдруг раздражённо сказала:
   -- Может, ты всё-таки займёшься Смещением? У меня от твоего бедлама и того чудного мирка, куда ты нас отправила, разболелась голова.
   Вернуться на Бабалон, последнее известное нам место жительства Корвина, спустя столько веков казалось сложным, но картины величественных лесов и сочных полей оказались живы в памяти, и я начала потихоньку смещать нас в нужном направлении.
   Вот местность поднялась холмами, трава на них становилась всё зеленее и выше. Я нашла нужный оттенок глубокого салатового, но небо над нашими головами стало оранжевым. Мне вспомнилось небо Кимру, и я добавила голубые облака. Постепенно красный перетёк в них, и облака приобрели сиреневый оттенок, а небо -- жёлтый. Оттуда повалил снег цвета манго. Он был ласковым и тёплым. И вообще, это был не снег, а лепестки орхидей. Они упали на холмы, и те расцвели огромными маргаритками.
   Вот за очередным холмом появилось дерево, по другую сторону ещё два. Мы проехали небольшую рощицу и выехали на дорогу среди покрытых шафрановыми цветами лугов. Взметнулся резкий порыв ветра, и цветы взлетели -- это были бабочки. Они закружились над нашей машиной, несколько сели нам на плечи и голову. Моргана метнула в мою сторону неодобрительный взгляд, но мне было не до неё. Улыбаясь от пьянящего ощущения свободы, я продолжала менять окружающий мир. Да, именно свободу чувствуешь, когда покидаешь какое-нибудь место навсегда -- давно я этого не делала.
   Ветер сдул всех бабочек, а под ними открылись поля незабудок. Они сливались в сплошное море небесного цвета, и вот рядом с дорогой показалось такое же нежно-голубое озеро. За озером стояла группка деревьев -- что-то среднее между тополями и берёзками. Они слегка напоминали левандры с Бабалона, но были слишком юными и хрупкими. Ничего, это только первые ласточки.
   На холме по ту сторону дороги мелькнуло селение с соломенными крышами. В лиловом вечереющем небе взошла крупная щербатая луна. За ней выползла ещё одна, поменьше и поярче. Третья луна показалась чуть спустя, её гигантская половинка зависла над горизонтом. Светло было, почти как днём. Маленькая луна, описав низкую дугу, быстро скатилась за горизонт, но небо не потемнело -- где-то за холмами сияло зарево большого города. Вскоре город остался позади, первая луна тоже канула в небытие, а небо усыпало белыми, крупными, как ателасы, звёздами. Наша машина изрядно вытянулась и отбрасывала изящную тень.
   Небо начало бледнеть, и вот мы уже под редкими персиковыми облачками, подъезжаем к целой роще похожих на левандры деревьев постарше. На серебристых листьях крупными бусинами блестит роса. Дорога огибает лесное озеро и снова углубляется под деревья. По листьям начинает шуршать лёгкий дождь. Моргана снова косится на меня: не нужно ли поднять верх? Я лишь улыбаюсь.
   Спустя несколько часов Моргана заявила, что больше не может вести, да и я чувствовала себя измотанной. Отыскав подходящее Отражение, в котором время клонилось к вечеру, мы остановились в придорожной гостинице маленького городка. Великолепный красный "Кугуар" превратился в довольно забавного вида колымагу, отчего моя дражайшая тётушка, которая и без головной боли была не сахар, шипела и плевалась ещё больше. Мы заказали ужин в номер, и, набив животы, отключились.
   Я заснула мертвецким сном, даже не раздеваясь. Немногим позже мне приснилось, что надвигается чёрная, смертельно опасная буря. Нужно немедленно уходить! Я рывком села на кровати, выдёргивая себя из сна. Пошарила рукой в темноте в поисках выключателя лампы на прикроватной тумбе, но он мне всё никак не попадался. Пришлось напрячься, переводя зрение на ночное. На верхушке лампы что-то сияло! Было трудно поверить, что я не заметила этого свечения раньше, но, видимо, оно было волшебного свойства, ведь ночное зрение сродни зрению магическому.
   Я схватилась за светящийся предмет -- это оказалась кнопка. Включив лампу, я поднесла её поближе к глазам. Каково же было моё удивление, когда я узнала в выключателе точно такой же янтарь, что и наши с тётей сувениры! Всматриваясь вглубь, в малюсенький узор внутри, я даже не сразу услышала, как Моргана недовольно бурчит по поводу того, что мне вздумалось посреди ночи зажечь свет.
   -- Посмотри-ка лучше на это, -- сказала я, протягивая ей лампу.
   Когда тётушка узрела, из чего сделана кнопка, весь сон с неё как ветром сдуло.
   -- Я вижу лабиринт! А ты?
   -- Я тоже.
   -- Что бы это значило?
   -- Не знаю. Нет времени гадать, нужно сматываться.
   -- Среди ночи???
   -- Да, мне снился сон, надвигается что-то очень опасное. Так что лучше поспешить.
   Ворча, Моргана поднялась и побрела в ванную. Она знала, что моим снам можно верить гораздо больше, чем прогнозу погоды по земельному телевидению. Пока она возилась с туалетом, я наглым образом выковыряла из лампы кнопку и положила в ташку, к первому янтарю.
   Теперь я ощущала приближение "бури" уже наяву -- эфир подрагивал от отдалённых тревожных вибраций. Поэтому, хотя моя кожа порядком устала от грима, я плюнула на умывание -- покойникам туалет совершенно ни к чему. Как только Моргана вышла из ванной, я вручила ей плащ, и мы тихо спустились на задний двор.
   -- Ты разбудила среди ночи, тебе и вести, -- тётя сунула мне ключи.
   Я выехала за околицу городка и немедля начала Смещать нас дальше по Отражениям. Первым делом подняла из-за горизонта вторую яркую луну, чтобы лучше видеть окружающее. Пышный округлый кустарник по сторонам дороги постепенно стал выше и раскидистей. Вот он покрылся жёлтыми звёздочками цветов. На небе появились несанкционированные облака. Я покосилась на Моргану -- что за шутки? -- но та дремала с приоткрытым ртом, откинувшись в кресле. Мне это не понравилось, и я поспешила к рассвету.
   Небо впереди забрезжило сиреневым, и вскоре прямо перед нами взошло огромное лиловое светило. Ставшая более массивной, как джип, машина карабкалась по крутым каменистым холмам вверх, навстречу солнцу. С неба стали падать микроскопические льдинки, светящиеся в лиловых лучах, как неоновые -- тоже не моя работа. Меня это насторожило ещё больше, а Моргану разбудило -- она села, закутавшись поплотнее в плащ, и нахохлилась, словно недовольный ворон.
   Я решила сделать небольшой крюк по Отражениям. Вот справа на горе мелькнула мрачная массивная крепость с гранитными стенами, лёд превратился в меленький снежок -- и я успокоилась, что власть над реальностью пока при мне. Тревожные вибрации тоже потихоньку слабели.
   Постепенно солнце разгорелось до красного, поднялось выше, мы проехали через невысокий перевал и спустились в засеянные цветущей гречихой поля. Солнце заслонили быстро несущиеся синие тучи, а когда пролетели, оно сделалось маленьким и жёлтым.
   Перед нами выросла одинокая гора, пронзённая туннелем -- отличный способ срезать большое расстояние по Отражениям. По ту сторону мы выехали в полный свежести лес с огромными стволами. Кое-где в раскидистых кронах виднелись помосты, с которых нас провожали любопытными взглядами мохнатые обитатели.
   Ещё несколько поворотов, и лес становится совсем древним и дремучим. Здесь никто не живёт. Наступает тишина, нарушаемая лишь звуком нашего мотора, который сделался глухим и странным.
   Я начинаю разрежать лес -- и вот уже сквозь кроны видно синющее небо, наполненное воздушными змеями. Их запускают с холмов по обе стороны дороги дети, множество детей в ярких лоскутных одеждах. Вскоре мы снова в бескрайней степи с голубой травой, которая становится всё выше и зеленее, начиная колоситься. Автомобиль выглядит допотопно, но меня мало заботит его внешний вид, пока он нам служит.
   Ощущение опасности окончательно отступило, и я расслабилась. Тут же сказалась нехватка сна, зато Моргана выглядела теперь бодрячком.
   -- Что-то я стала засыпать на ходу. Не хочешь поменяться местами? -- предложила я.
   Моргана охотно согласилась и, взяв на себя функции водителя и смещателя, не замедлила вырулить на какую-то шоссейную дорогу, где её "Кугуар" вновь приобрёл изящные, и даже ещё более хищные очертания.
   -- Ты не забывай, что важно не как и на чём ехать, а куда, -- прокомментировала я тётины манипуляции.
   -- Не учи учёного, -- огрызнулась она. -- Небось, больше твоего по Отражениям хаживала.
   Я только хмыкнула и погрузилась в полудрёму, лишь изредка приоткрывая глаза, чтобы заметить поля огромных чёрных цветов на серебристых ножках; табуны четвероногих страусов в алмазных песках; озёра сиреневой лавы; дюжину маленьких зелёных лун среди колючих белых звёзд; серебряные ограды вокруг светящихся красным могил; и прочее в том же духе. В общем, Моргана выбирала дорогу по себе.
   Мы менялись ещё несколько раз, но часов через десять обе устали с недосыпа и снова завернули в людные места. Гостиница и городок были почти такими же, разве что дома были круглые и каменные. Лицо моё немилосердно чесалось, и наконец-то я смогла оттереть его от грима и отпарить с травами. Неземное блаженство! Мы снова заказали еду в номер и легли вздремнуть несколько часов.
   Я проснулась под вечер местного дня, и обнаружила, что Моргана с загадочной улыбкой поигрывает чем-то вроде пишущей ручки. На конце был стеклянный цилиндр, заполненный маслом, в котором плавали какие-то безделушки. Увидев, что я проснулась, она молча протянула мне предмет. Что бы вы думали содержалось внутри? Блёстки, несколько бусин и шарик из знакомого нам янтаря!
   Я разбила стекляшку о каменный подоконник и подняла янтарик. Моргана издала недовольный возглас, но я хотела посмотреть внутрь камня. Свечение и узор, теперь совсем крошечный, были на месте. Я отдала шарик Моргане, позволив убедиться в том же самом, и извлекла из ташки давешнюю кнопку -- она тоже светилась. Я протянула её Моргане, но на этот раз та ничего не увидела.
   -- Может быть, камни как-то настраиваются на носителя спустя время? -- предположила она.
   -- Может быть... -- я нахмурилась. -- Но мне это не нравится. Я снова чувствую приближение опасности... Может и на них в свою очередь кто-то настраивается?
   -- Тогда их нужно выкинуть! -- Моргана передёрнула плечами.
   -- Ну уж нет, давай сюда! Если хочешь, всё давай. Это мощный катализатор магических потоков, я такое за здорово живёшь не выкину.
   Моргана хмыкнула и вернула мне только кнопку.
   -- Надеюсь, он достаточно мощный, чтобы спасти нашу шкуру, если что-то нас догонит! Так что, снова в путь?
   -- Пора.
   Когда мы спустились, то обнаружили, что народ мечется туда-сюда, вопя о каком-то тайфуне, пришедшем не вовремя. Судя по всему, они были довольно суеверны, утверждая, что их покарают за грехи. У меня же всё больше складывалось нехорошее ощущение, что нас преследует какая-то серьёзная сила.
   Хозяин в суматохе пытался затолкать нас вместе с остальными в погреб, но народ, увидев мою чёрную половину лица, возопил, что горе им, ибо я -- Хуирвен, Ангел Смерти, а значит, мы -- Вестники Конца Света. Моргана тут же отрастила себе пару чёрных крыльев и сообщила, что Ангел Смерти -- это она, а я -- Последний Судья, что повергло местных в полный ужас и отчаяние. Хозяин тут же отшатнулся от нас, и, заискивающе кланяясь, с невероятной скоростью скрылся в погребе и захлопнул за собой дверь. Мы переглянулись и захохотали. Вот что меня устраивало в моей покалеченной внешности -- глупцов как ветром сдувало, хотя была и обратная сторона...
   Как только мы оказались на улице, стало ясно, что паниковали жители не зря -- полнеба было затянуто чёрной пеленой и вдалеке угадывались десятки мощных смерчей.
   -- Давай, я за рулём, а ты Смещаешь, -- сказала, поёжившись, Моргана. -- У тебя резче получаются переходы, но за дорогой тогда нужен глаз да глаз.
   Так мы и сделали. Нам не раз приходилось выдерживать Адскую гонку вместе, и каждый знал, что делать, без лишних слов. Это требовало крайнего сосредоточения, так что мне пришлось отрешиться даже от страшных воронок на горизонте.
   На выезде из городка на нас быстро поползла тёмно-синяя туча. У меня по рукам пробежали мурашки -- туча задумывалась серой. Но поскольку в остальном она делала, что требовалось, я решила продолжать -- думать, чем это может грозить, было некогда.
   По сторонам дороги стали повышаться холмы, покрытые полевыми цветами. Хорошо. Когда мы оказались под тучей, шины редко застучали по стыкам огромных каменных плит, а холмы стали лысыми и выжженными. А где же сухой ковыль? Ну да чёрт с ним, некогда отвлекаться. Моргана жмёт на газ, а я на своё воображение.
   Сырость, мне нужна сырость! Следующие холмы уже покрыты мхом, между ними из заболоченной почвы поднимаются камыши. Хорошо. Туча приобрела зелёный оттенок и густо заморосила. Морось слишком липкая, что за дрянь? Словно меня заносит в смещении по Отражениям -- ощущение, от которого волосам впору встать дыбом, да ещё и на такой скорости... Но смертельная опасность дышит в затылок, о тормозах можно забыть, остаётся лишь держать контроль изо всех сил, не обращая внимания на детали.
   Дождь послушно прекращается, местность выравнивается -- по сторонам иссохшее болото. Хорошо. Дорожное покрытие превращается в буроватый асфальт. Не лиловый... всё равно нет другого выбора, кроме как продолжать, и быстро.
   Туча прошла над головами, открыв бледно-фиолетовое небо с двумя маленькими белыми солнцами. Солнца чуть больше, чем полагалось, но, в принципе, это мелочь. Дальше, дальше, прочь от пробирающего душу морозом ощущения смерти позади!
   Дорога становится гладкой, словно зеркало, машина обрастает крыльями и прижимается к земле, скорость увеличивается. Хорошо. По сторонам поднимаются высокие бетонные заборы и глухие гладкие башни за ними. Теперь не хватает окошек на самом верху, но и с этим ничего не поделаешь, хорошо хоть остальное на месте.
   Дорога сворачивает к югу и продолжается вдоль высокого плетня по дощатой мостовой. Скорость округлившейся машины падает, но главное для нас -- скорость смещения по Отражениям. Мы поворачиваем снова, и попадаем на укатанную сельскую дорогу, затем, обогнув лысый холм, въезжаем в берёзовую рощу. Вроде бы отклонения отсутствуют, но берёзы всё равно кажутся немного не такими, как я себе представила.
   Роща быстро заканчивается, и мы катимся по каменистому склону горы. Гнетущее ощущение непосредственной опасности понемногу отступает, но чем дальше мы от неё оторвёмся, тем лучше, так что я продолжаю быстро менять Отражения.
   За каждым из частых поворотов гора послушно становится всё темнее, а небо меняет оттенок за оттенком, под колёсами то шуршит гравий, то щёлкают каменные стыки, то тянется чистая, не всегда достаточно ровная гора. Автомобиль превратился в вездеход. Всё хорошо.
   За последним поворотом спуск заканчивается, мы выезжаем в покрытую синими зарослями болотистую долину и мчимся по высокой насыпи до недалёких тёмно-фиолетовых деревьев. Наши шины поднимают слой палых листьев с бетонированной поверхности заброшенной просеки в старом кривом лесу. Опасность больше не чувствуется. Отлично.
   Отражения уже достаточно долго вели себя послушно, следы бури на горизонте исчезли, и я позволила себе снизить темп. За лесом открылась заросшая полевыми цветами равнина под синеватым солнцем, прикрытым перламутровым флёром перистых облаков. Машина снова стала походить на легковую. Вскоре наша дорога влилась в более широкую, и, преодолев горбатый мост, мы выехали на шоссе, бежавшее по узкой полосе между лиманом и морем. Небеса и воды были окрашены в тона позднего заката, кругом не наблюдалось ни души, и я устало откинулась на сидении.
   Некоторое время мы обе молчали, отдыхая от напряжения Адской гонки. Шелест ветра в камышах и плеск волн были бальзамом для вымотанных нервов.
   Немного успокоившись, я рассказала Моргане о непонятных дефектах при смещении, она же поделилась наблюдениями в зеркале заднего вида. Тайфун был нешуточный -- несмотря на резкие переходы, смерчи наблюдались ещё в четырёх мирах от места нашего последнего пристанища. Похоже на бурю, смещающуюся по Отражениям и создающую некую турбулентность, из-за которой ткань реальности не полностью подчинялась мне... Это заставило меня крепко призадуматься, предоставив дальнейшее, уже неторопливое Смещение Моргане.
   Что, если эта "буря" действительно идёт по нашим следам, притягиваемая загадочными сувенирами из волшебного янтаря? Однако интуиция подсказывала, что нам эти штуки могут быть скорее полезны, чем вредны. Но кто их оставил? Корвин? Для чего? Почему просто не связаться с нами по Козырю? Или дать знак, что это от него. Вот только первые кусочки пришли по почте, и след был нарочно запутан, так что вряд ли это дед. Тогда кто и зачем подсовывает нам их? Тот же, кто подослал убийц? И как эти камни вообще оказываются на нашем пути, выбираемом достаточно случайным образом? Или они лежат в каждой комнате всех близлежащих таверн по дороге на Бабалон? Слишком сложно. Хотя никто не мешает просканировать местность на следующей остановке. Эти камушки сияют так, что за милю заметно. Вот и узнаю. Конечно, если появится очередной кусочек "янтаря"... Впрочем, в последнем я практически не сомневалась.
   1 Ташка -- небольшая плоская кожаная сумка для патронов и других мелких предметов военного снаряжения у гусар, позднее ставшая декоративным элементом униформы.
   2 Sapperlipopette (фр., устар.) -- Чёрт побери!
   3 Caramba (исп.) -- Проклятие!

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"