Сато Тсутому: другие произведения.

Непутевый ученик в школе магии 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Непутевый ученик в школе магии 2: Зачисление в школу (Часть 2)

 []

Непутевый ученик в школе магии 2: Зачисление в школу (Часть 2)

Реквизиты переводчиков

     Над переводом работала команда RuRa-team
     Перевод с английского: Elberet
     Самый свежий перевод всегда можно найти на сайте нашего проекта:
     http://ruranobe.ru
     Чтобы оставаться в курсе всех новостей, вступайте в нашу группу в Контакте:
     http://vk.com/ru.ranobe

     Для желающих отблагодарить переводчика материально имеются webmoney-кошельки команды:
     R423112027434
     U111832103951
     Z131082988014
     А также киви-кошелек:
     +380504105631

     Версия от 05.09.2014

     Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено

     __TOC__

Устройство поддержки магии

     {{Иллюстрация|MKnR v02 06
     Коротко: CAD.{{ref|CAD: Casting Assistant Device в переводе с английского Устройство поддержки магии. Чтобы не было путаницы с сокращениями мы везде будем писать английское сокращение. Также известный как Устройство, Помощник, Хоки. Они сильно различаются и подразделяются на два типа: общие и специализированные. Он требуется, чтобы заменить такие вещи, как чтение заклинаний, амулеты, печати, магические книги и т.п; альтернатива традиционным методам и средствам, это устройство необходимо для использования современной магии. Скорость активации магической последовательности, и количество доступной информации зависит возможностей жесткого диска CAD; точность и эффективность активации зависит от производительности программного обеспечения, заложенного в CAD. Даже уступающий по производительности CAD может увеличить силу обработки магии за счет упрощения последовательности активации, но это высокоуровневое мастерство. В целом вычислительные мощности CAD является основным ограничением того, как быстро магия может быть активирована.
     CAD общего назначения делают акцент на разнообразии. Независимо от комбинаций, в CAD можно установить до 99 видов активационных последовательностей. Наиболее распространены CAD в форме браслета, но также находятся в обращении CAD в форме мобильного терминала, которые предпочитают старшие мастера магии, не любящие, чтобы были заняты обе руки во время активации.
     Специализированные CAD увеличивают скорость в ущерб разнообразию, их преимущество — поддержка основных интегрированных подсистем. В специализированный CAD можно установить до 9 видов активационных последовательностей. Их часто конструируют в форме пистолетов и винтовок. В районне ствола обычно сконцентрированы дополнительные системы прицеливания, и чем больше размер «ствола» CAD, тем сильнее они развиты. CAD, которым обладает Шиба Тацуя — модель Silver Horn «Трайдент», является одним из них.

Глава 6

     Штаб управления клубами.
     — Данный инцидент — следствие вмешательства клуба кэндзюцу в демонстрацию клуба кэндо для новичков.
     Тацуя, наблюдавший и почувствовавший всё на своей шкуре, теперь стоял перед тремя учениками и давал оценку событиям, включающим ссору Мибу Саяки и Кирихары Такэаки, и то, как Тацуя в неё вмешался и лично бросил вызов всему клубу кэндзюцу.
     — Несмотря на то, что ты сражался с более чем десятью противниками — на тебе ни царапинки.
     Прямо перед ним, справа, была Президент школьного совета Саэгуса Маюми.
     — Если быть точным — 14 человек. Чего и следовало ожидать от ученика Коконоэ-сэнсэя, — прокомментировала глава дисциплинарного комитета, Ватанабэ Мари, которая располагалась в центре и была его руководителем.
     Она заинтересованно посмеялась над забавным случаем; данная реплика была сказана ею с долей иронии. И хотя выражение её лица было немного неискренним, но скорее всего, она хвалила его.
     Маюми и Мари больше всего впечатлило то, что после подавления Кирихары, Тацуя только оборонялся от агрессивных членов клуба кэндзюцу, никак не атакуя их. Однако он сам не блистал какими-либо техниками, достойными похвалы.
     На первый взгляд казалось, что у него навыки на уровне обычного старшеклассника, но на самом деле — всё оказалось иначе.
     Вот почему этим нападавшим повезло гораздо меньше, чем ученикам в храме Якумо — они ведь просто не знали, что он способен сражаться с четырнадцатью оппонентами и выйти из боя без царапинки — настолько он был подготовлен.
     Внимание Тацуи было сосредоточено на ученике третьего года, сидевшем слева.
     Скорее всего, это был Председатель группы управления клубами, Дзюмондзи Катсуто. Носящий номер «10» в своей фамилии, он был старшим сыном дома Дзюмондзи.
     "А выглядит он круто... "
     Ростом он был около 185см. Но не только это вызывало чувство, будто этот человек смотрит на тебя свысока.
     Просто у него была мощная грудь, широкие плечи и массивные мышцы, легко различимые даже под формой.
     И дело даже не в его физических особенностях: каждый элемент тела был в нем так ярко выражен, что при личной встрече поневоле ощущалось нереально мощное давление.
     Как и ожидалось от того, кто стоит возле Маюми и Мари как член Большой Тройки Первой старшей школы, подумал Тацуя, понимая это всё по внешнему виду и первым впечатлениям.
     — Ты не видел обстоятельств, которые привели к инциденту?
     Вопрос Мари, поменявшей выражение лица, заставил Тацую вернуться к реальности. Он ещё раз вспомнил события, которые только что доложил, и утвердительно ответил на вопрос:
     — Да это так. Но я не могу сказать с уверенностью, была ли это провокация Кирихары-сэмпая, или же клуб кэндо ранее оскорбил клуб кэндзюцу.
     Всё что он сам видел — это спор Мибу и Кирихары. Вместе с Эрикой они стояли у выхода спортзала сзади толпы, и всё, что они слышали — доходящий до них шум спора, но не сам спор. К тому моменту, когда они прошли сквозь толпу и увидели сцену воочию — Кирихара и Мибу уже стояли с мечами наготове.
     — Поэтому ты не сразу отреагировал? — спросила Маюми.
     Похоже, Катсуто придерживался позиции слушателя.
     — Я намеревался вмешаться, только когда посчитал бы развивающиеся события опасными. Если бы они просто понаставили друг другу синяков — то это была бы их проблема.
     Примерно так ответил Тацуя на вопрос Маюми.
     Как она и говорила ранее, он перво-наперво являлся свидетелем, до тех пор, пока не выяснит, кто именно должен остановиться.
     Конечно, можно сказать, что ему надо было остановить их обоих, но в результате он бы просто приобрел репутацию человека подавляющего конфликты, а не разрешающего их.
     Но это не было единственной причиной. В обязанности, наложенные на него дисциплинарным комитетом, входило предотвращение магического насилия. Ни Кирихара, ни Мибу на момент начала спарринга не использовали магию. Если бы Кирихара не воспользовался «Звуковым Мечом», то, скорее всего, Тацуя бы просто досмотрел всё до конца.
     — ...Ну что ж. Мы и в самом деле не должны персонально вмешиваться в каждый конфликт.
     Во время проведения набора новичков такие проблемы решались посредством совещаний в штабе. Замечание Мари опиралось на это, поэтому ни Маюми, ни Катсуто не возражали.
     — А что ты сделал с Кирихарой?
     — У него была сломана ключица, поэтому я направил его в медпункт. Подобную травму можно быстро залечить посредством магии. В медпункте он признал свою ошибку, поэтому я решил, что дальнейших действий не требуется.
     На самом деле, трещина в кости, которую Кирихара получил от удара шиная, переросла в перелом от удара Тацуи. Но он посчитал, что не следует докладывать такие детали.
     И поскольку Мари сама не видела, в каком состоянии Кирихара, то она бы и не догадалась об этом.
     — Хм... ну что же. Решение всё же остается за членом дисциплинарного комитета.
     Соглашаясь со словами Тацуи, Мари посмотрела на Катсуто.
     — Всё как ты и слышал, Дзюмондзи. Как Глава дисциплинарного комитета, я не собираюсь брать данный инцидент под нашу юрисдикцию.
     — Я благодарен за твою снисходительность. Он использовал крайне опасную магию «Звуковой меч». И даже если никто не пострадал, мы думали, что его отстранение — уже решенное дело. Я уверен, что он уже сам понял это. Мы проведем с ним подробную беседу и убедимся, что данный урок он запомнит надолго.
     — Оставляю это тебе.
     Катсуто слегка склонил голову — Мари ответила так же.
     — А клуб кэндо будет удовлетворен этим?
     — Они также участвовали в инциденте и не станут поднимать шум.
     Мари резко отклонила вопрос Маюми, и та решила не опровергать её. Данное дело было под юрисдикцией Главы дисциплинарного комитета, Председатель группы управления клубами принял это, а Президент школьного совета не возражала. Следовательно, инцидент был исчерпан.
     Тацуя особо не обращал внимания на их разговор. В его работу не входила борьба с тлеющим недовольством.
     — Шеф, прошу прощения, но мне надо идти.
     Тацуя подал сигнал Мари, что он хотел бы уже уйти.
     — Минутку, перед этим, есть ещё кое-что, что я хотела бы уточнить.
     Мари также не имела никакого намерения задерживать Тацую (хотя, на сегодня у него не было никаких обязанностей), поэтому вопрос её был краток.
     — Кирихара был единственным, кто использовал магию?
     — Да, это так.
     Тацуя ответил просто и понятно.
     Но если быть точным, то Кирихара был единственным, кто смог успешно активировать магию. И хотя он должен был сказать именно это, Тацуя не имел желания вдаваться в такие подробности.
     — Понятно. Благодарю за работу.
     Получив разрешение, Тацуя развернулся и покинул штаб управления клубами.
◊ ◊ ◊
     Выйдя из штаба, Тацуя повернул голову в сторону комнаты школьного совета.
     Солнце зашло совсем недавно.
     Неприлично девушке быть одной в такое время, пусть и особенно опытной в магии; кроме того, Миюки ранее попросила Тацую возвращаться домой вместе.
     Этим планам суждено было исполниться на полпути к месту его назначения.
     Штаб управления клубами находился в отдельном здании, в то время как школьный совет располагался в главном корпусе.
     Чтобы попасть из штаба в комнату школьного совета, требовалось ненадолго покинуть кампус (но необходимость переобуваться отсутствовала — данная традиция в настоящее время почти нигде не выполнялась) и проследовать к главному входу, но около него его уже ждали знакомые лица.
     — Хорошо поработал!
     — Онии-сама.
     Эрика первая окликнула его, но Миюки первая подошла к нему.
     Всё остальные лишь удивились её неожиданной ловкости.
     — Спасибо за твою заботу. Сегодняшний день был изматывающим, не так ли?
     — Да ничего особого. Миюки, ты тоже неплохо сегодня постаралась.
     Она стояла перед ним, обе её руки спереди удерживали сумку. Тацуя, с любящим взглядом, нежно погладил Миюки по её волосам 2-3 раза.
     Немного зажмурившись от удовольствия, она посмотрела на брата, и их глаза встретились.
     — Я, конечно, понимаю, что они родственники, но всё же... — подходя к этим двоим со смущенным выражением лица, тихо прошептал Лео.
     — Напоминает сцену из картины...
     Сзади него была Мизуки, с полностью красным лицом, смотрящая на них так, словно готова была поглотить их.
     Видя это, Эрика направила свой взгляд на Лео и Мизуки.
     — Эй, народ... А чего вы, собственно, ожидали от них?
     Намеренно пожав плечами и неторопливо качая головой из стороны в сторону, — подобная реакция идеально подходила характеру Эрики, и со стороны эта наигранность смотрелась нормально — она продолжила свою фразу:
     — Вы ведь сами сказали, что они родственники, ведь так?
     Выражение её лица, в сочетании со словами привели Лео и Мизуки в чувство. Паникуя, они отреагировали на эту ситуацию очень показательно.
     — Н-н-н-н-не говори то, что и так очевидно! Я, я совершенно ничего такого не ожидал!
     — Д-д-да, точно, Эрика-тян! Н-не говори странных вещей.
     — ...да да, оставлю всё как есть.
     Скорее всего, если бы Эрика не превратила всё в цуккоми, то и Лео, и Мизуки сами бы не знали, как преодолеть их собственное заблуждение.
     Не замечая борьбы Эрики, Тацуя наконец-то убрал руку с головы его сестры и развернулся к ним.
     Миюки, с немного недовольным выражением лица, последовала за братом.
     Видя её, можно было спокойно ошибиться.
     Однако на лице Тацуи не было никакого намека на смущение, так что он, совершенно искренне, позвал своих друзей и извинился перед ними.
     — Простите, что заставил ждать.
     Напряженная атмосфера испарилась, и Лео, ярко улыбаясь, покачал головой.
     — Не будь таким отстраненным, Тацуя. Тебе не за что извиняться.
     — Я только что сама пришла с окончания собрания клуба. И совсем тебя не ждала.
     Мизуки, слегка улыбаясь, так же настаивала на ненадобности извинений.
     — Она действительно только что пришла из своего клуба. Так что не беспокойся.
     Эрика, как обычно, озорно посмеялась, вставляя острое словечко от себя.
     Лео, Мизуки и Эрика — все они приветствовали Тацую с улыбкой на лицах.
     И хотя Тацуя сразу раскусил, что их слова расходились с истиной, он не хотел, чтобы их усилия пропали даром.
     — Так как уже довольно поздно, то почему бы нам не поесть? Могу заплатить за всех, если это будет в пределах 1000 йен.
     Курс валюты в нынешнее время был двукратный по сравнению с тем, что был 100 лет назад вследствие Деноминации.[1]
     Для школьника старшей школы 1000 йен — нормальная сумма.
     Вместо дальнейших извинений он решил пригласить их в кафе.
     И не было никого, кто не понял этого или почувствовал себя неловко.
◊ ◊ ◊
     Как на следующий день после церемонии поступления, так и сейчас пятеро друзей разговаривали о том, что случилось днем: о клубах, к которым они присоединились, о скучных домашних заданиях, о тех, кто хотел за ними «приударить», о разного рода событиях. Но, в конце концов, всё это привело к обсуждению самой интересной для них новости — драматических событий, в которые был вовлечен Тацуя.
     — Этот второгодка Кирихара, он ведь использовал смертельно опасную магию B-класса, не так ли? Удивительно, что тебя не ранило.
     — Даже если ты говоришь, что она опасная, в конце концов, «Звуковой меч» — это магия с ограниченным применением. За исключением того, что этого меча нельзя касаться, в остальном она почти не отличается от обычного острого меча. С нею не так сложно справиться.
     На вопрос сильно впечатленного Лео, Тацуя ответил с довольно скучным видом.
     — Но ты же остановил его голыми руками. Разве это не опасно?
     — Будь спокойна, Мизуки. Если это Онии-сама — нет причин волноваться.
     — А ты очень спокойна, не так ли, Миюки?
     Эрика сразу обратила внимание на подобное неестественное поведение Миюки, когда та ответила мрачной Мизуки.
     — Конечно, я могу только восхвалять способности Тацуи в ближнем бою с более чем десятью противниками, но оружие Кирихары-сэмпая само по себе не являлось простым мечом. Тем более, со стороны выглядело всё так, как будто он проскальзывал сквозь всех тех людей. Миюки, неужели ты ни капельки не волновалась?
     На подобные обвинения со стороны Эрики Миюки ответила просто:
     — Нисколько. Моего Онии-саму никто не может победить.
     Ответ был дан без тени сомнения.
     — уххх...
     Даже Эрика растерялась после таких слов.
     Она ведь видела техники Тацуи воочию в тот раз.
     Своими глазами она видела, что искусство меча Кирихары было безупречным. И Тацуя сам осознавал, что режущая кромка не имела никакого отношения к самому мечу. Нет, даже не так. Тацуя не напрягался: он не показывал никого страха или сомнения даже на подсознательном уровне; пока Кирихара наносил удар шинаем: он приблизился к Кирихаре, схватил за рукоятку и, держа его за запястье, повалил его на пол, используя приём из Айки-дзюцу.[2] Хотя, может быть, это был какой-нибудь рукопашный навык боя.
     И не было бы преувеличением сказать, что его техника была на уровне эксперта. Задолго до поступления в старшую школу Тацуя изучил достаточно техник, чтобы его можно было назвать мастером, или очень близким к этому титулом. Но, даже предполагая это, Эрика просто не могла пожать плечами, глядя на подобные стычки и ни о чем не волноваться.
     — ...Я не сомневаюсь в способностях Тацуи, но «Звуковой меч» — это нечто большее, чем обычный меч. Он ведь излучает ультразвуковые волны, не так ли?
     — А если подумать, я что-то подобное слышала. Кажется, обычно закрывают уши берушами, чтобы заблокировать ультразвук. Хотя для этого надо специально готовиться с самого начала.
     — Всё не так. Если по простому: Онии-сама — эксперт в тайдзюцу.
     На беспокойство Лео и Мизуки, Миюки ответила, слегка улыбаясь.
     — Противодействие последовательностям магии — специализация Онии-самы.
     Эрика сразу отреагировала на слова Миюки.
     — Противодействие последовательностям магии? Не только Укрепление данных или Зона подавления магии?
     — Ага.
     Глядя на Миюки, которая гордо кивала, и на Тацую, который посмеивался с видом «ничего тут не поделаешь», шокированная Эрика могла лишь пробормотать, выражая своё восхищение.
     — Это, должно быть, очень редкий навык.
     — Ты права. По крайней мере, такому в школе не научат. А даже если бы и учили, то не каждый смог бы такое провернуть. Эрика, не помнишь ли ты, после того как Онии-сама выпрыгнул, была ли иллюзия того, будто земля сотрясается?
     — А~га, для меня это была так, мелочь, а вот некоторые ученики испытали симптомы, похожие на тяжелую степень укачивания. А если вспомнить, то это было не только вначале, но и происходило не раз во время самого боя?..
     — Это всё сделал Онии-сама. Онии-сама, ты ведь использовал Помехи, не так ли?
     Глядя на широкую улыбку Миюки, Тацуя мог лишь вздохнуть и сдаться.
     — Как всегда, я не могу от тебя ничего скрыть.
     — Ой, да ладно. Миюки знает абсолютно всё о Онии-саме.
     — Стоп стоп стоп стоп.
     Лео прервал обмен смеха и улыбок между этими двумя.
     — Это уже не разговор между родственниками, не так ли? Это уже давно соответствует уровню влюбленных.
     — Ты так думаешь?
     — Неужели?
     Спустя секунду Лео рухнул на стол, получив такой гармоничный ответ от Миюки и Тацуи.
     — ...Выкинуть цуккоми против этой влюблённой парочки родственников — очень сложная задача. У тебя с самого начала не было ни одного шанса, — печально сказала Эрика.
     — Ахх, похоже, я ошибался... — поднимаясь, ответил Лео с долей раскаяния.
     — Я не согласен с твоими доводами, — возразил Тацуя, хотя по голосу казалось, что он не слишком-то и сопротивляется этому:
     — Это не проблема. На самом деле Онии-сама и я связаны крепкими узами родственной любви, — слегка утешила Миюки собственного брата.
     На этот раз и Эрика, и Лео упали на стол одновременно.
     — Гааахх!
     Лео выражал свои чувства посредством звуков, напоминающие брызги крови.
     — Всё потому что, моя любовь и уважение к Онии-саме сильнее, чем у кого-либо во всём мире.
     Миюки не собиралась останавливаться на достигнутом. На виду у всех она толкнула собственный стул поближе к Тацуе и прижалась к нему; глядя ему в лицо, она сама немного покраснела.
     — Аххх~ Я думаю мне ~ уже пора ~ домой.
     Несмотря на то, что подбородок Эрики был прижат к столу, было видно, что она дуется.
     — Миюки, нет нужды так увлекаться, ладно? А то некоторые люди не совсем понимают, что мы всего лишь играем.
     — ... — ... — ...
     В то время как Тацуя криво улыбнулся, упрекая Миюки, взгляды Эрики и Лео устремились к персоне сидящей слева от них.
     — ...Э? Эээ? Играете?
     Мизуки, чьё лицо было краснее красного, начала беспокойно метать взгляды в ответ на неожиданную тишину и всеобщее молчание.
     — ...ну, это вполне ожидаемо от впечатлительной Мизуки.
     — Уууу...
     На сочувственный шепот Эрики лицо Мизуки ещё больше покраснело уже по другой причине.
     — ...в любом случае, что вы там говорили о Помехах?
     Не в состоянии выдержать невыносимо колючей атмосферы, Лео решил принудительно вернуться к прошлой теме разговора.
     — Раз уж вы услышали об этом, то ладно.
     Для Тацуи данная тема для разговора была самая неудобная, но перевешивало то, что он тоже хотел что-нибудь сделать с той атмосферой. Так что, особо не горя желанием, он всё же присоединился к разговору с Лео.
     — Помехи — это ведь какие-то электромагнитные волны, которые препятствуют магии?
     — Ну не совсем электромагнитные.
     — Я просто так выразился.
     На цуккоми Лео Эрика с совершенно каменным лицом шлепнула его, а затем перевела взгляд на Тацую, словно ничего и не произошло.
     Помехи также являлись последовательностью магии, но это являлось магией, которая вмешивалась в явление перезаписи Эйдоса. В широком обиходе данное явление описывалось как система отмены магии.
     Также была похожая магия, которая отключала всю стороннюю магию и называлась «Зона подавления магии». Эта операция влияла на фиксированную область с волшебником, находящимся в центре этой области и не давала изменить информацию этой области. Технология такова: если сила вмешательства слабее, чем защитная последовательность магии, тогда данное вмешательство не происходило. В то же время, Помехи рассеивают громадное количество бесполезных псионных волн и тем самым предотвращают последовательности, воздействующие на Эйдос.
     Зона подавления магии фактически не сдерживает магию, а на самом деле, предотвращает наложение магии оппонента и всем понятно, что в этом случае сила вмешательства должна быть намного выше, чем магия противника.
     С другой стороны, Помехи работают путем уменьшения скорости загрузки данных волшебника в подсознание, перегружая его громадным потоком данных, и тем самым, сила вмешательства становится не так важна. На выходе мы получаем псионный шум, который распространяется абсолютно случайно по всем восьми разновидностям четырех систематических частот, и по существу, становится антенной, которая блокирует все передачи.
     — Но чтобы такое делать, разве тебе не требуется какой-то определенный камень? Анти... анти что-то...
     Пока Эрика силилась вспомнить остаток нужного слова, ей на помощь поспешила Мизуки, которая и сказала вторую половинку слова.
     — Это Антинит, Эрика-тян. Тацуя-сан, у тебя есть Антинит? Я думала, что это нечто очень дорогое.
     Было известно, что Антинит выполняет нужные условия по испусканию псионного шума. В теории, сам волшебник мог вызвать шум необходимый для Помех, но на практике сделать это было крайне трудно.
     В отличие от Зоны подавления магии, под влиянием Помех магия самого пользователя будет также затронута, так как даже если волшебник подсознательно пытается настроить шум Помех, его подсознание будет отвергать это. (Обработка магических процессов идет в подсознании, поэтому его действия имеют приоритет над сознанием)
     Из-за этого считалось, что для того, чтобы использовать Помехи, абсолютно необходимо использовать Антинит, который удовлетворял условиям по испусканию одного только псионного шума... но ответ Тацуи опроверг эти обычные суждения.
     — Нет, у меня его нет. В конце концов, Антинит — это военный ресурс. Не говоря о цене, это нечто такое, чем обычный гражданский просто не может обладать.
     — Э? Но ты же сказал, что использовал Помехи...
     То, что сказала Эрика со смущенным лицом, выражало мысли Лео и Мизуки.
     — Ах, я бы хотел, чтобы то, что я сейчас скажу, осталось между нами, хорошо?
     Тацуя понизил голос и приблизился к столу, на что другие трое ответили недоуменными взглядами, но всё же сделали то же, что и он.
     — Если быть точным, то это были не совсем Помехи. То, что я использовал на самом деле, является практическим применением Помех — «Особые магические помехи».
     Услышав Тацую, Мизуки подавила свои эмоции и несколько раз моргнула.
     — Уммм... а разве такая магия существует?
     — Я так не думаю.
     Бегло ответила Эрика на вопрос Мизуки.
     — Следовательно, ты хочешь сказать, что, теоретически, это новая магия?
     Возглас Эрики в этот раз был не столько восхищенным или удивленным, а скорее шокированным.
     Количество волшебников, использующих свою собственную магию, было не таким уж и маленьким. А многочисленные эксперты-волшебники использовали магию, разработанную ещё в детстве. Однако большинство из них использовали интуицию для создания своей магии и действовали они инстинктивно, а волшебников, которые направленно разрабатывали абсолютно новую магию, на самом деле было мало.
     Магия очень сильно зависит от подсознания.
     Если разработать магию, которую достаточно просто может использовать подсознание, то для того, чтобы создать новую магическую теорию, даже если это вариант уже существующей магии, необходимо глубокое понимание структуры и принципов использования данной магии.
     И не будет преувеличением сказать, что разработка теоретически новой магии учеником старшей школы является чистым безумием.
     — Ну, честно говоря, я не разработал её, а случайно открыл, — улыбаясь, ответил Тацуя на столь честную реакцию Эрики.
     — Вы ведь знаете, что когда 2 CAD используются одновременно, то выделяемые псионные волны в большинстве случаев делают использование магии невозможным?
     — Ага, у меня были такие случаи!
     Лео кивнул на слова Тацуи.
     — Ух, как надменно! — шокировано ответила Эрика на его слова.
     — Черта с два!
     — Одновременное использование двух CAD; ты что, пытался исполнить параллельный вызов магии? Я в недоумении: ты, что, реально думал, что способен использовать такие продвинутые техники?
     — Заткнись. Я думал, что мог! И однажды, при подходящих обстоятельствах, я сумею это сделать!
     — Да неужто ~ да ты шутишь~ прекращай~
     — ...я уже понял, что ты из меня шута делаешь, так что можешь не говорить таким тоном? Он сильно раздражает!
     — В-вы оба, помолчите, давайте просто дослушаем объяснения Тацуи-сана, ладно? А?
     — ...
     — ...хм.
     Эрика и Лео перестали смотреть друг на друга.
     В то время как взгляд Миюки беспокойно бегал туда-сюда меж ними, Тацуя лишь пожал плечами.
     — Я думаю, что уже и так прилично рассказал... Или вы хотите продолжения? Ну что же, думаю, я могу рассказать ещё кое-что... Дело в том, что когда используешь два CAD одновременно, случайные псионовые волны, напоминающие Помехи, покрывают волшебника и уже содержат намерение перезаписи Эйдоса. Если вы запустите последовательность активации магии вмешательства в одном CAD, а в другом начнете абсолютно противоположную последовательность, то они усилят друг друга, не переходя при этом в последовательности магии. Затем, если вы высвободите эти псионовые волны как Внешнюю системную магию, созданные последовательности активации каждым CAD естественным образом укрепятся, что приведет к формированию двух последовательностей магии, способных сообща, в некоторой степени, вызывать помехи. Даже такая стойкая магия, как, к примеру «Звуковой меч», не может поддерживаться вечно силой лишь одной последовательности магии. После определенного времени, последовательность должна быть обновлена. Так что я просто поймал нужный момент.
     Тихим голосом, Лео прошептал: "да ты шутишь... ". Полное отсутствие интонации вкупе с ошеломленным взглядом явно указывало на то, что он сказал это на полном серьезе.
     Внезапно, Мизуки закашлялась. Всё потому, что она продолжала пить из соломинки, пока стакан не опустел, и она поперхнулась. Когда приступ кашля утих, и она сумела восстановить самообладание — по выражению лица можно было легко сказать, в каком она была состоянии.
     Эрика поморщила брови и размышляла в тишине. Судя по мрачной гримасе — мысли совсем её совсем не радовали, но не было похоже, чтобы она вспомнила что-то плохое.
     — ...Я без понятия, как ты это на самом деле делаешь, но я немного понял твою теорию. Но почему ты держишь это в секрете? Если ты запатентуешь это, то наверняка получишь большую прибыль.
     На Лео, который кое-как сумел оправиться, Тацуя посмотрел непроницаемым выражением лица.
     Горько улыбаясь, он ответил ему, чуть наклонив голову, и было видно, что эта горечь шла из глубин души.
     — Для начала — эта техника до сих пор не завершена. Она может быть использована только в процессе активации магии противника, и, более того, она невероятно сложная; к тому же, я ведь сам не могу использовать любой тип магии, который захочу. Это само по себе очень критично, но главная проблема в том, что моя магия способна вмешиваться в магию оппонента без использования Антинита.
     — ...а в чем, собственно, тут проблема? — спросил Лео без тени замешательства или недовольства, на что Эрика отругала его первой.
     — Не будь идиотом, причина очевидна. С точки зрения национальной обороны и безопасности, магия просто необходима. Если способность рассеивать магию без особой магической силы или без сверхдорогого Антинита станет широко распространена, то фундамент общества может треснуть.
     — Я так же верю в то, что сказала Эрика. Во всём мире немало расистов, которые выступают против магии, а также экстремистов, которые осуждают её. Но так как производство Антинита незначительно, то они сидят в подполье и не являются реальной угрозой. Пока я сам не найду способ противостоять своему изобретению — у меня нет никаких намерений разглашать эту подделку Помех.
     Вне зависимости от того, был ли Лео полностью убежден или нет, но он кивал головой множество раз. Почему-то, Мизуки также подражала ему в этом.
     — Удивительно... ты продумал это настолько досконально.
     Возглас восхищения слетел с его губ.
     — Если бы я был на твоём месте — то, наверное, использовал этот шанс, чтобы прославиться.
     В продолжение Лео лишь вздохнул, на что Миюки слегка улыбнулась и скромно посмеялась.
     — Онии-сама слишком много думает обо всём этом, тебе так не кажется? Перво-наперво: суметь заметить, что твой оппонент в процессе формирования последовательности активации, а также спроецировать волны вмешательства CAD — это не каждый сумеет сделать. Но моему Онии-саме это, похоже, нравится.
     — ...ты хочешь сказать, что я бесполезный слабак?
     В ответ на слова сестры, на лице Тацуи появилось беспощадное выражение.
     — Кто знает? Эрика, а ты как думаешь?
     Выражая пренебрежительное отношение, Миюки перенаправила вопрос Эрике.
     — Без понятия. Я хотела бы узнать, что об этом думает Мизуки.
     Эрика, осознанно, также перекинула вопрос Мизуки.
     — Эээх? Я, ну, как бы...
     — Итак, никто не собирается опровергать это...
     Миюки избегала взгляда Тацуи с веселой ухмылкой на лице, в то время как Эрика скрыла своё лицо с помощью меню, а нервный взгляд Мизуки метался туда-сюда. И помощи ждать было не от кого.
◊ ◊ ◊
     Прошла неделя.
     Для Тацуи, эта неделя набора была схожа с сезоном штормов.
     Во всём дисциплинарном комитете он, наверняка, был самым загруженным человеком.
     ... к тому же, его обязанности немного изменились.
     В первый же день своего патрулирования, он вынес Кирихару Такэаки, чья боевая магия была одной из самых многообещающих в данной школе.
     Некоторые считали причиной такого легкого поражение то, что Кирихара, к моменту столкновения с Тацуей, уже получил некоторый урон от Мибу Саяки. Но тех, кто не знал всех подробностей матча, интересовали лишь преувеличенные слухи о том, что ученик 1-го года обучения, более того — «Сорняк» — победил боевого волшебника.
     И как результат...
     — Тацуя, у тебя снова работа в комитете?
     Как только Тацуя собрался и был готов идти домой — Лео передал ему его сумку.
     — У меня сегодня свободный день. Наконец-то можно передохнуть.
     — Ты сделал много трудной работы, не так ли?
     — Ну, меня это счастливым не делает.
     Лео, стоя перед Тацуей, вздыхающим от разочарования, сделал такое лицо, что было видно — он едва сдерживает смех.
     — Ты теперь реально популярный парень, Тацуя. Загадочный ученик-первогодка, который отправил в нокаут тучу волшебников, не используя никакой магии — вот ты кто.
     — Что за «загадочный»...
     — По одной версии, что я слышала, Тацуя-кун — убийца, присланный людьми, отрицающими магию.
     Неожиданно хлопнув себя по голове, Эрика также закончила приготовления, чтобы также покинуть класс.
     — Кто, черт возьми, распускает все эти глупые слухи...
     — Я~
     — ЭЙ!
     — Конечно же, я шучу.
     — Дай мне отдохнуть... и так на меня слишком много свалилось.
     — Но, тем не менее, их содержание является правдой.
     Услышав детали слухов от Эрики, Тацуя вновь глубоко вздохнул.
     Приятно конечно, что ни один человек не поведется на такой обман, но в то же время, многие готовы распускать сплетни и добавлять что-то от себя.
     — Что-то ты больно сильно вздыхаешь.
     — Постоянно заниматься чужими проблемами... Такое чувство, что я за прошедшую неделю уже три раза умер.
     — Ну, хорошего мало.
     Тацуя с трудом удержался от удара кулаком по довольному лицу Лео, который даже не пытался скрыть его, и вздохнул уже в третий раз.
     Второгодка Кирихара Такэаки — будущий ас клуба кэндзюцу, его показатель силы был на довольно высоком уровне — и всё это не спасло его от новичка-сорняка.
     Как уже говорилось ранее, эти новости сильно поразили тех, кто верил в «идеальный» метод оценки магии, и вызвали неконтролируемую волну слухов.
     Многие направили свой необоснованный гнев и всеобщую враждебность на Тацую, доходя до попыток несправедливого возмездия.
     И этот конфликт привел к тому, что он стал целью их нападок.
     Даже не зная всей подоплеки, легко было догадаться, что Глава дисциплинарного комитета была на стороне Тацуи, а Президент школьного совета и Председатель группы управления клубами всегда стояли стеной за него.
     Что же делать...
     В таких случаях есть проверенная стратегия — пусть всё выглядит как несчастный случай.
     Что они и пытались сделать.
     Как только Тацуя шел на патрулирование — они тут же устраивали беспорядки.
     А когда он вмешивался — в него летели магические атаки, под видом случайных промахов.
     Стычек по такому шаблону было довольно много.
     С точки зрения Тацуи, простые нарушения возникали постоянно, и они просто не могли оставаться безнаказанными.
     Выполняя задачи члена дисциплинарного комитета, он просто не мог пройти мимо, не разобравшись в ситуации.
     Более того, подобная магия прилетала в его направлении ежедневно. От большинства из них можно было уклониться или рассеять до начала их действия, но все же некоторые невозможно было заблокировать вовремя.
     Было понятно, что он — живая мишень в течение дня, но не мог найти точных доказательств сговора. А получить их смог только к концу недели.
     Другими словами, иного выхода, кроме как пытаться избежать всех ловушек, не было.
     Он почти поймал одного на четвертый день, но и тот в конце сбежал.
     Ну, другого от учеников престижной Первой старшей школы и не ожидалось — их трюки удавались. Конечно, лучше бы они демонстрировали всю свою силу и превосходные возможности в другом месте, в другое время и для иных целей, но...
     — ...а если серьезно подумать, я ведь довольно неплохо со всем этим справился, не так ли?..
     — С сегодняшнего дня полный запрет на все CAD снова будет в силе, так что причин для волнения станет меньше, ведь так?
     — Надеюсь, что да.
     На успокаивающие слова Мизуки Тацуя слегка кивнул.
◊ ◊ ◊
     Даже в те дни, когда школьный совет не работает, кто-то один всегда находится на дежурстве. И дело не только в устройстве системы.
     У Миюки на сегодня была работа.
     Однако для этих родственников принципа «идти домой раздельно» просто не существовало.
     И, глядя на это, уже никто особо не дразнил их «комплексом сестры» или «комплексом брата».
     И, несмотря на это...
     — Прости меня, Онии-сама, что заставила тебя так долго ждать...
     Простое чувство вины, вызванное тем, что заставил кого-то ждать, уже реабилитирует тебя в глазах другого.
     — Даже если я скажу что-то вроде «не волнуйся об этом», это наверняка не поможет...
     Нежно улыбаясь, Тацуя легко похлопал голову своей сестры.
     Хотя вместо «похлопал» правильнее было сказать «погладил», и подобное нежное наказание привело к тому, что Миюки, зажмурившись, просто блестела от удовольствия. Лицезреть это приходилось другим ученикам, проходящим по коридору на пути домой.
     Увидев такую сцену, которая обязательно приводила к недоразумению, многие бросали враждебные взгляды на их пути к школьному совету. Однако эти взгляды явно отличались от тех, которые обычно направляют на влюбленную парочку. Эта враждебность была направлена только на Тацую.
     До прошлой недели подобные походы с Миюки приводили лишь к многочисленным взглядам, которые были наполнены призрением.
     Но сейчас за враждебностью, если смотреть внимательно, можно было заметить и страх.
     И не страх силы, а страх от неизвестности.
     И те же сорняки, которые уже знали, на что он способен, тоже испытывали подобные чувства.
     Именно поэтому они первый раз столкнулись с окликнувшим их учеником.
     — Шиба-кун.
     Одновременно Миюки и Тацуя оглянулись.
     Физически Тацуя намного превосходил её.
     А причина одновременной реакции была проста: в то время как Миюки повернулась рефлекторно, Тацуя ещё доли секунды думал, предназначается ли данный оклик ему.
     Это явно был женский голос, пусть и немного хриплый.
     — Добрый день. Или мне сначала сказать, что я рада знакомству с тобой?
     Её волосы средней длины были собраны в хвостик, и, в целом, она была довольно привлекательна.
     Её прическа была другой, но это лицо было немного знакомо Тацуе.
     — И я рад знакомству с тобой. Мибу-сэмпай, если не ошибаюсь?
     Для Тацуи она была второклассницей из клуба кэндо, из-за которой вся неделя была сплошной головной болью.
     Ведь именно клуб кэндо был второй стороной, вовлеченной в тот инцидент.
     Быстро и без колебаний, она подошла к Тацуе.
     Возможно, потому что она не была скромницей, или, возможно, ни о чем не волновалась, поскольку он был кохаем, а, может быть, она просто его недооценивала.
     Но в последнее верилось с трудом, ибо было видно, что она пришла подготовленной.
     Миюки, являющаяся цветком и стоявшая спереди брата, теперь ушла ему за спину.
     Мотивы просты: не загораживать обзор Тацуе, на случай, если ему надо будет сосредоточиться, а также самой всё видеть.
     — Меня зовут Мибу Саяка. Класс Е, такой же, как и у Шибы-куна.
     Взгляд Тацуи пал на левую сторону её груди.
     На зеленый пиджак была пришита пустая эмблема.
     Значение слова «такой же» стало разом понятно Тацуе.
     — Спасибо тебе. Хоть ты и спас меня, я до сих пор не поблагодарила тебя.
     Большинство парней упадут от такой приветливой улыбки.
     Подобные слова легко можно услышать от людей, опытных в магии, но более правильно использовать их литературно, дабы легко очаровывать кого-то. Но в большинстве своём их можно увидеть лишь в любовных романах.
     — Я хотела бы отблагодарить тебя должным образом, а также немного поговорить с тобой... Можешь составить мне компанию ненадолго?
     Она хорошо понимала, что её улыбка пленила учеников, хотела она того или нет.
     Однако на Тацую это не действовало, так как его слишком красивая сестра сильно превосходила её.
     — Сейчас это невозможно.
     Такой бесцеремонный отказ ошеломил её.
     — Но если ты согласна встретится через 15 минут...
     Последующие слова Тацуи вогнали её в ступор, и только после того, как несколько раз моргнула, наконец смогла собраться и дать свой ответ.
     — Ну, тогда, я буду ждать в кафетерии.
     Хотя его ответ был совсем другим, нежели она ожидала, Саяка смогла договориться о встрече.
◊ ◊ ◊
     Тацуя проводил Миюки только до входа в комнату школьного совета.
     Если бы он вошел, то, скорее всего, встретился бы с Хаттори. И раз от таких встреч счастья мало, то, естественно, Тацуя попросту не хотел заходить туда без явных причин.
     — Я буду ждать тебя в библиотеке.
     До сегодняшнего дня именно Миюки ждала Тацую.
     А сегодня впервые всё было наоборот. Но он уже думал о таких ситуациях, ещё до поступления.
     Так как у него не было сомнений, что Миюки будет приглашена в школьный совет.
     Поэтому у него не было вопроса «где бы скоротать ожидание».
     Одна из причин его поступления в школу — громадное количество дополнительной литературы, к которой невозможно было получить доступ кому-то, не имеющему связей с Национальным университетом магии.
     — В библиотеке?
     Однако Миюки, хорошо знающая всё это, вопросительно склонила голову. Похоже, у неё всё же оставались кое-какие сомнения.
     — ...именно так. В чем дело?
     — Да нет, я просто думала, что у тебя назначена встреча с Мибу-сэмпай в кафетерии...
     Её взгляд сфокусировался в районе горла Тацуи.
     — Миюки?
     Даже услышав вопрос, она не подняла голову.
     Казалось, что она не хотела встретиться с его взглядом.
     Или даже не так — она намеренно отводила взгляд.
     Тацуя не понимал, чем вызвано такое её поведение.
     Голос разума говорил о том, что она дуется, но зная характер своей сестры, было ясно, что дело не только в этом.
     Он мог бы её спросить, но они стояли перед дверьми школьного совета и уже начинали привлекать внимание.
     — Я долго с ней разговаривать не буду. Она, скорее всего, просто попробует меня зазвать в свой клуб.
     Но было такое чувство, что он думал совершенно иначе.
     И тем не менее, шанс разрядить обстановку всё же появился.
     — ...И это всё?
     — Что?
     — Я думаю, действительно ли она просто хочет пригласить тебя. У меня другие предчувствия. Я сама не знаю почему. Но, я... волнуюсь. То, что у Онии-самы такая слава, меня очень радует... но если все узнают о твоей истинной силе, многие захотят заполучить её. И она не исключение. Пожалуйста, будь очень осторожен.
     Над этим можно было бы посмеяться.
     Если бы он не был Шибой Тацуей.
     И если бы она не была Шибой Миюки.
     — ...нет причин для волнения. Что бы ни случилось — со мной будет всё хорошо.
     — Вот почему! Именно этого я и боюсь!
     Наконец-то Тацуя отдаленно начинал понимать причину волнений своей сестры.
     — ...проблем не возникнет. Что бы ни случилось — я тебя не разочарую.
     — ...обещай, Онии-сама.
     — Обещаю. Кстати, Миюки, говорить, что я прославился своей активностью в комитете, как-то слишком.
     — ...Нет, не слишком! И ничего плохого в этом нет. Я думаю, что имя Онии-самы должно быть известно всем!
     Развернувшись, Миюки провела карточкой по кард-ридеру. Казалось, что её щеки, скрытые под покровом черных волос, слегка покраснели.
◊ ◊ ◊
     Вскоре он нашел ту, с кем назначена встреча.
     Причина проста — Саяка стояла в стороне от толпы.
     — Я думаю, что сидя ждать намного удобнее.
     — Если бы я села, то Шиба-кун не нашел бы меня, не так ли? Я пригласила тебя, поэтому не хочу причинять тебе проблем.
     То ли это были женские принципы, то ли она была обеспокоена как сэмпай, но Тацуе казалось, что она сама себя не до конца понимает. Она стояла в стороне от других людей на очень значительном расстоянии.
     Похоже, могли появиться другие надоедливые слухи.
     "Старшеклассница так живо встречает его?" — пронеслось в голове у Тацуи, и он мысленно вздохнул.
     И всё же, даже в такой ситуации он не думал притворяться.
     Встречаясь с девушкой впервые, слишком неприлично заставлять её ждать.
     — В любом случае, давай присядем. Мы можем поговорить вон там.
     — Ещё не слишком людно, поэтому давай сядем, как только купим напитков.
     Это был не вопрос или предложение, а утверждение.
     Ему отдаленно вспомнилось нечто похожее.
     Однако он не возражал.
     Тацуя взял кофе, а Саяка сок. Затем они сели друг напротив друга за свободный столик.
     Попивая кофе, Тацуя сидел с чашкой в руке и всматривался в собеседницу.
     Саяка отстраненно пила через соломинку ярко-красный сок.
     Выпив две трети своих напитков, они наконец-то посмотрели друг на друга.
     Их взгляды встретились.
     Её лицо ничего не выражало, но её щеки покраснели.
     Складывалось чувство, что именно сок перекрасил её лицо.
     — ...Тебе он так понравился?
     Тацуя задал простой вопрос.
     — Уу... И что плохого в любви к сладкому? Можешь думать, что я ребенок, который пьёт сколько захочет!
     Внезапно она рассердилась... даже не так — надулась.
     "Если ты так смущаешься, то незачем было заказывать" — думал Тацуя.
     Чтобы сгладить её смущение, он постарался помочь ей.
     Но вот выбор слов оказался немного ошибочен.
     — Мне тоже нравится сладкое. Пусть не в школе, но дома я часто пью сок.
     — В самом деле?
     — Ага.
     — Ясно...
     И хотя это было не совсем так, но Саяка, смотрящая себе на грудь, в данный момент не казалась старше него. Она сильно отличалась от той, что была на прошлой неделе.
     — Ммм, я повторюсь... Большое спасибо за то, что произошло на прошлой неделе. Только благодаря тебе я избежала серьезных ран.
     Она положила руки на колени, выпрямившись, и поклонилась.
     «Милая школьница», что была раньше, теперь заметно изменилась и стала той, кого следует называть «мечница».
     — Не стоит меня благодарить. Я просто делал свою работу.
     Тацуя почти сразу дал свой вежливый ответ, особо не думая над содержанием.
     — Нет-нет, это не только за то, что остановил Кирихару-куна.
     Столь простой и формальный ответ не устраивал Саяку.
     — Между нами была столь буйная дуэль, и после всего этого избежали наказания не только я и Кирихара-кун, но и клубы кэндо и кэндзюцу в целом. Разве это всё не связано с твоим влиянием, Шиба-кун?
     — Правда в том, что не стоит так раздувать это дело. Пострадавших, кроме Мибу-сэмпая и Кирихары-сэмпая, не было. Последующая драка — вина клуба кэндзюцу, так что клуб кэндо тут вообще не причём.
     — Большой беды мы избежали только благодаря тебе. Никто другой не смог бы предотвратить ранения случайных наблюдателей. Возможно, их бы и подавили, не причиняя серьёзного вреда, но даже сейчас я не могу поверить в то, что ты сделал это в одиночку. Я думаю, что клуб кэндзюцу очень благодарен тебе, что ты с ними так легко обошелся. Всё же, я ранила Кирихару-куна, но... я частенько слышу одно и то же оправдание, да и ты, Шиба-кун, наверное его знаешь — «ты всего лишь девчонка»... и если бы я не знала так досконально боевые искусства, то наверное тоже так и думала. Но твой внешний вид никак не говорит о твоей силе, и только ты сам решаешь, как себя показать другим. Шиба-кун, ты понимаешь меня?
     — Верно. Я знаю, что ты имеешь в виду.
     ...но это была ложь.
     Или, как минимум, наполовину ложь.
     Он ничего не знал о практикуемых боевых искусствах.
     То, чему он обучался — это принципы боя. У него было желание что-то делать и чему-то учиться, дабы выполнить поставленные цели, но он не испытывал желания демонстрировать свою силу другим, чтобы покрасоваться.
     — Правда?
     Однако Саяка, которая сегодня впервые заговорила с ним, ещё не знала этого.
     — Раздувать большой скандал тоже не стоит. Но в любом случае, если бы тогда многие получили ранения в ближнем бою, то сейчас было бы множество проблем, а в итоге единственным кто получил травму, был один Кирихара-кун. И он, и я были готовы к возможным последствиям, так что это никого не должно сильно волновать.
     "А вот это неправильно" — думал Тацуя. Проблема была в том, что Кирихара нарушил правила и использовал очень опасную магию. Правила на время наборов в клубы позволяют ученикам решать свои проблемы. Если бы Саяка и Кирихара просто размахивали шинаями, то Тацуя не стал бы вмешиваться, да и, скорее всего, Мари так же не стала бы влезать.
     Но свои мысли он не озвучил.
     — И всё же у многих до сих пор есть проблемы с этим случаем. Даже сейчас многие ученики продолжают обсуждать этот инцидент снова и снова. Дисциплинарный комитет пытается получить дополнительные очки на этом что ли?
     — ...вообще-то, я тоже состою в этом комитете... так что извини.
     — Ах, п-прости! Я не это имела в виду, честно!
     Смотря вниз на склонившегося Тацую, Саяка в панике и с покрасневшим лицом внезапно бросилась извиняться.
     — Всё что я хочу сказать, Шиба-кун — ты отличаешься от других людей, потому что ты спас меня и, хм, не то, чтобы я хотела очернить дисциплинарный комитет, но я на самом деле не люблю их, и... э, эм?
     Тацуя невыразительно смотрел на отчаянно жестикулирующую Саяку.
     ... но его глаза,
     были наполнены смехом.
     Бессвязный набор слов постепенно затихал, пока Саяка, молча открывая и закрывая рот, наконец-то не заметила улыбку Тацуи. Смущение стало брать вверх над ней.
     — ...Эй, Шиба-кун, на самом деле хулиган?..
     Эти слова ему были знакомы.
     — Я не обладаю такой чертой характера.
     Капля лжи. И обратно к теме разговора.
     — В любом случае, что на самом деле ты хотела обсудить со мной?
     — ...Скажу прямо.
     Её губы издавали отдельные звуки, но постепенно она смогла взять над собой контроль и вспомнила свою основную цель.
     — Шиба-кун, не хочешь вступить в клуб кэндо?
     Саяка разом выложила все карты на стол.
     Его ожидания оправдались, и хотя столь долгое вступление ему начало уже надоедать, но в любом случае его ответ уже был готов. Если бы она сразу же начала с этого, они бы быстро с этим разобрались, но сейчас в уже готовом коротком ответе Тацуи звенели нотки раздражения.
     — Я отказываюсь.
     — ...Могу ли я узнать причину?
     Саяка не могла скрыть шок от столь быстрого ответа.
     — Позволь мне спросить для начала: зачем вы меня приглашаете? Мои способности отличаются от тех, которые нужны в кэндо. И очень опытная в этом деле Мибу-сэмпай должна это понимать, верно?
     В его голосе не было намека на грубость или провокацию, но в то же время было понятно, что он не простит любой лжи в ответ.
     Саяка отвела взгляд
     Было видно, что она отчаянно ищет слова.
     Ведь он был абсолютно прав.
     Наконец она выдохнула, восстановила взгляд и открыла рот.
     — В академии магии самым главным признается производительность магии... С самого начала я знала это, даже когда поступала сюда, но, в конце концов, неужели тебе не кажется, что всё должно быть не так?
     — Продолжай.
     — То, что идет дискриминация среди классов — общепризнанный факт. Всё просто потому, что у нас нет нужных способностей. Но школьная жизнь не должна состоять из этого. Магия, даже для клубов, является приоритетом — и это в корне неправильно.
     Из того, что Тацуя видел на этой неделе, он мог понять, что клубы, не вовлеченные в использование магии, получают несправедливое отношение. Другие же клубы на самом деле всячески поощряются школой.
     Однако такая пропаганда направлена на повышение значимости Академии и неукоснительно выполняется руководством школы.
     Думая об этом, разгоряченная девушка не видела различий между «особым поощрением» и «унижением».
     Но подобные выводы слишком поспешны.
     — Только из-за того, что я плохо использую магию, они смеют потешаться над моим искусством меча. Я не могу просто стоять и ничего не делать. Меня не должны отрицать из-за одной магии.
     Не раздумывая, она повысила свой голос.
     Среди этих слов просматривались какие-то убеждения, граничащие с одержимостью. И Тацуя уловил их.
     Ей стало неудобно смотреть Тацуе прямо в глаза, но она успокоила своё горло и продолжила.
     — Такие люди, как мы, ищем себя в клубах, которые не требуют магию. В клубе кэндо многие думают так же, как я. В этом году мы хотим создать организацию и донести до руководства свои идеи. Магия не должна быть единственным критерием. И ради этого, Шиба-кун, не поделишься ли ты с нами своей силой?
     — Понятно...
     Вначале он считал её звездой, идолом, а она на самом деле была рыцарем.
     Тацуя рассмеялся над своей слепотой.
     — ...Ты смеешься надо мной?
     Похоже, она не правильно его поняла.
     Если бы он сейчас развернулся и ушёл, то в будущем это спасло бы его от многих проблем, но Тацуя сказал кое-что лишнее.
     — Совсем нет. Я лишь смеюсь над своим неведеньем. Я думал, что сэмпай всего-навсего красивая мечница и только...
     Последние слова он сказал про себя.
     С момента его поступления он встречал одну красотку за другой, и с ними было сложно совладать, поэтому он ожидал, что хотя бы эта будет обычной — поэтому он смеялся над собой.
     — Красивая...
     Так как его мысли бежали впереди слов, Тацуя не успел заметить, что Саяка подозрительно покраснела и стала мямлить.
     — Мибу-сэмпай.
     — Чт-что?
     Подавив желание рассмеяться безо всякой причины, Тацуя поменял выражение лица.
     Ответ Саяки был довольно громкий, но Тацуя проигнорировал это.
     И, наконец, Тацуя сказал последнее лишнее предложение.
     — После того как вы скажете школе свои доводы, что вы собираетесь делать?
     — ...Э?

Глава 7

     Обед в комнате школьного совета теперь сильно отличался от того, который был 2 недели назад.
     Прежде всего, больше не нужно было пользоваться Модулем Подачи Обедов.
     Сначала Миюки последовала примеру Мари, а теперь и Маюми принесла свой бэнто.
     Вначале были сомнения в кулинарных навыках Маюми (подозрения шли от Мари), но её мастерство росло, и теперь она спокойно могла обмениваться десертом с друзьями.
     Выросло также число участников.
     Обычно, Азуса обедала со сверстниками в классе, но её стали вызывать в комнату школьного совета каждый день.
     Причина, если можно так выразиться, была проста: в комнате обычно присутствовали учащиеся 1-го и 3-го годов обучения, что несколько нарушало баланс. Столкнувшись с этим, Азуса могла лишь изнывать от бессилия — что ей неплохо подходило.
     Для заметки: соотношение мужчин и женщин было 1 к 4.
     Если бы такое положение дел было проблемой — таких обедов не было бы вовсе. Но, кажется, это никого не волновало.
     — Тацуя-кун.
     — Да, Шеф?
     Как только все закончили обедать, Мари окликнула сидящего напротив Тацую. (За столом они сидели следующим образом: Миюки сидела рядом с Тацуей, Мари — напротив него, Маюми — напротив Миюки, а Азуса — по другую сторону от Маюми).
     Мари пыталась сохранить каменное выражение лица, но всё же не могла скрыть озорную улыбку.
     Несмотря на это, она сохраняла величие красивой молодой леди.
     — Правда, что вчера ты наехал на второклассницу Мибу?
     "Слава богу, что мы уже закончили есть" — подумал Тацуя.
     Если бы у него сейчас было что-нибудь во рту, зрелище было бы не самое приятное.
     — Подобное слово — «наехал» — не подходит такой девушке, как сэмпай.
     — Ха ха ха, спасибо, что напомнил. Тацуя-кун наверно единственный, кто видит во мне девушку.
     — Правда? Должно быть, парень сэмпая совсем не джентльмен, раз не видит в вас девушку.
     — Это не так! Нао...
     Мари закрыла рот, но весь её вид ясно выражал — «Черт, попалась».
     — ...
     Глядя на лицо старшего, пусть и всего лишь Главы дисциплинарного комитета, лицо Тацуи не выражало никаких эмоций.
     — ...
     — ...
     — ...Почему ты молчишь?
     — ...А что-то нужно комментировать?
     Боковым взглядом Мари ясно видела копну черных волнообразных волос, трясущихся вверх-вниз.
     И хотя ей не особо хотелось, Мари всё же направила взгляд на неё.
     Как и ожидалось.
     Спина Маюми, как и её плечи, тряслись от смеха.
     На полсекунды она задержала свой взгляд.
     И тотчас отвернулась.
     Её глаза поймали взгляд Тацуи.
     — ...Так это правда, что ты «наезжал» на Мибу из клуба кэндо?
     Было видно, что она пыталась стереть из памяти предыдущий эпизод.
     Взгляд Тацуи прошел мимо Мари.
     Маюми взяла под контроль свой смех и пожала плечами, как актриса.
     "...Кажется, не отвертеться. В данном случае, наверное, лучшее плыть по течению" — подумал Тацуя.
     — Может, прекратим использовать слово «наехал»... мы подаём плохой пример Миюки...
     — ...ммм, Онии-сама? Ты случайно не путаешь мой возраст?..
     Миюки неохотно огласила своё мнение, но быстро отступила под взглядом Тацуи.
     И снова тишина воцарилась в комнате.
     Но, к сожалению, кости уже были брошены.
     В сёги[3] он может как-нибудь выкрутился бы.
     Но чувствуя атмосферу... Черт, даже Тацуя ничего не мог поделать.
     Создавалось впечатление, что кто-то усиленно работал за кулисами и добивался определенного результата.
     — ...Между нами ничего не было.
     — Разве? Я слышала, что кто-то видел покрасневшую Мибу кое с кем.
     Тацуя тут же почувствовал резкое похолодание сбоку от него.
     — Онии-сама?.. Скажи мне, о чем она говорит?
     Без сомнения, температура вокруг Миюки быстро уменьшалась.
     — М-магия?.. — удивленно вскрикнула Азуса.
     Современная магическая теория была открыта после исследования сверхъестественных сил.
     То есть одно ответвление современной магии изучало только эти супер силы.
     От древней магии их отличала необходимость дополнительной активации. Исключением из этого была простая сила мысли.
     Например, современная магия может быть активирована и без CAD.
     Но в то же время это совершенно не означает, что современная магия и супер сила — одно и то же.
     В общем, «Пользователи супер силы» могут использовать лишь один тип магии и её различные разновидности.
     «Супер силы» систематизировали в современной магии; взяв последовательности активации исходным материалом, а последовательности магии методом — в результате стало возможным увеличивать число различных магий по экспоненте.
     Однако современная магия очень дифференцирована, поэтому если её рассматривать тем же подходом, что и супер силы — наберется около 20-30 типов. Но их всё равно слишком много.
     Современные волшебники используют последовательность магии для создания продуманных заклинаний. В то же время, чтобы волшебники могли их использовать без помощи инструментов, они должны подстроить свою душу и характер под них.
     Специализированная магия, если она была отточена волшебниками до уровня супер сил, может быть активирована порывами мысли без всякого намерения или умысла.
     Однако волшебникам, использующим множество типов магий, случайно активировать магию подобным образом почти невозможно.
     Последовательность магии обрабатывается в подсознании и запускается намерением, поэтому непреднамеренно создавать последовательность магии и в дальнейшем активировать их невозможно.
     Если волшебник, способный вызывать различные типы магий, способен на непреднамеренный запуск магии...
     — Способность перезаписи довольно сильна...
     В ответ на шепот Маюми, Тацуя мог лишь натянуто улыбнуться.
     Даже после утраты части «Супер сил», оставшаяся часть всё равно несет в себе способность перезаписывать «реальность».
     Случайная магия явно свидетельствует как о магической неопытности, так и о превосходных магических способностях.
     — Миюки, успокойся. Я сейчас всё объясню. Для начала, возьми магию под контроль.
     — Я глубоко извиняюсь...
     Услышав голос брата, Миюки смущенно опустила голову и начала контролировать своё дыхание.
     Температура в комнате перестала понижаться.
     — Летом нет нужды в кондиционерах.
     — Вот только в одно мгновение жара лета может превратиться в ледяной ад.
     Маюми хотела превратить всё в невинную шутку, которую немного приукрасил Тацуя, стараясь сгладить острые углы.
     После этого Тацуя рассказал о разговоре с Саякой всем присутствующим.
     — Действия дисциплинарного комитета вызывают негативную реакцию со стороны учеников.
     Эти слова нагнали мрак на лица Мари и Маюми.
     — Но говорить, что мы пытаемся набрать очки на этом... Это правда? По крайней мере, я не слышала подобных вещей на прошлой неделе.
     — Как и я. Пусть я еще и не полностью вник в реальное положение дел, но, смотря на довольно беспорядочное ведение дел, создается мнение, что дисциплинарный комитет слишком слаб.
     В ответ на комментарии Тацуи и Миюки, лицо Маюми стало несчастным, а Мари покачала головой и ответила.
     — Мибу кое-что не понимает. Возможно, она просто зациклилась на этом. Дисциплинарный комитет выполняет ту работу, за которую достижений и наград не положено. И, как в настоящем сражении, интриги не добавляет нам величия.
     — ...Хотя можно подтвердить и тот факт, что они обладают определенной властью на территории школы. Особенно ученики, недовольные текущей системой, рассматривают дисциплинарный комитет, ответственный за поддержание порядка, как верных собачек в подчинении власть имущих.
     Тацуя не мог не удивиться от подобных слов Маюми.
     Неожиданные, но обоснованные слова.
     — Мы знаем их?
     Для него это был логичный следующий шаг.
     — Э? Нет, вся информация состоит из слухов, поэтому их не так-то просто найти...
     — ...если бы мы знали, кто стоит за этим, то смогли бы их остановили.
     Но для Маюми и Мари этот вопрос оказался неожиданным.
     Ранний комментарий Маюми также случайно сорвался с языка.
     А Тацуя смотрел прямо ей в глаза.
     Она тотчас отвернулась, пытаясь избежать его взгляда.
     Впервые он увидел её такой нерешительной.
     — Меня не интересуют те, кто разносит слухи, я хочу знать, кто за ними стоит и управляет всем этим.
     Тацуя почувствовал, как что-то тянет его рукав.
     Повернувшись, он увидел Миюки, дергающую его рукав под столом.
     Она намекала на то, что разговор стал слишком напряженным.
     Однако Тацуя не намеревался отступать.
     У него в голове всплыл образ убегающего человека после того, как его засада провалилась. Кроме того, он не забыл красно-зеленый браслет, который носили некоторые ученики.
     — К примеру, организация наподобие «Бланш»?
     Нерешительность сменилась шоком.
     Как Маюми, так и Мари оцепенели.
     Глаза Азусы расширились, глядя на них.
     "Судя по реакции Азусы — она не в курсе происходящего" — подумал Тацуя
     — Откуда ты знаешь это название...
     — Это ведь не засекреченная информация. Честно говоря, даже если её пытаются скрывать, всё равно невозможно остановить все утечки из различных источников.
     С точки зрения Тацуи то, что Маюми была настолько шокирована, удивляло намного больше.
     Международная антимагическая политическая организация «Бланш».
     Их идеология взывала к тому, чтобы политические режимы прекратили поощрение волшебников и устранили неравенство между волшебниками и обычными.
     Однако сама идея, что волшебники получают поощрение от властей страны, была лживой.
     Если точнее: так как волшебники рассматривались как инструменты для использования в военных и других ветвях власти, то стоило сказать, что они получают «негуманные» привилегии.
     Всё потому, что в соседней от Японии стране было самое большое население в мире, поэтому если невозможно достичь количественного превосходства войск, то нужно достигать качественного.
     Волшебники, служащие в армии, действительно получали высокую зарплату. Но это была компенсация за большую нагрузку и возможные риски.
     Критика, высказываемая антимагическими организациями, основывалась на отсутствии привилегий для своих, что и вызывало появление оппозиционных организаций, среди которых «Бланш» проявляла наибольшую активность.
     Им способствовали принятые законы о разрешении критики правительства. Их не могли запретить или разогнать.
     Исторически сложилось так, что антимагические протесты шли рука об руку с преступной деятельностью. В настоящее время некоторые из этих организаций стали террористическими.
     «Бланш» была живым примером таких организаций. Департамент общественной безопасности объявил её вне закона.
     К тому же браслеты, которые были на некоторых учениках во время нападений на Тацую, были эмблемой «Эгалита» — одной из подчиненной «Бланш» организации.
     В настоящее время, прямой связи между «Эгалит» и «Бланш» не наблюдается, но использование имени «Бланш» было довольно эффективным методом при наборе оппозиционной молодежи.
     Каждый, кто интересовался подобными вещами, знал это.
     Точное количество людей, проникших на территорию школы, было неизвестно, не говоря о том, что именно ученики были ответственны за нападения.
     Однако эти лазутчики обладали боевыми навыками и не являлись обычными идеологическими сторонниками, что говорило об их обширной информационной подготовке, направленной против Первой старшей школы.
     — Ничего хорошего из этого не выйдет. Хм, я не критикую Президента, просто говорю о том, что подход правительства слишком неэффективен.
     От утешительных слов Тацуи легче Маюми не стало.
     — ...нет, ты прав, Тацуя-кун. Пока организации, видящие в волшебниках врагов, существуют — вне зависимости от их благоразумности — вместо их сокрытия, мы должны раскрывать всю правду и обмениваться с ними информацией… Мы избегаем прямого противостояния… Нет, мы бежим от него!
     Её тон стал самокритичным.
     — Ну, ничего не поделаешь.
     Столь либеральный ответ был дан ледяным тоном.
     — Это государственная школа. И любая активность школьников или членов школьного совета жестко ограничена государственной политикой.
     — Э?
     Сказанный ледяным голосом комментарий очень плохо воспринимался мозгом, и Маюми могла лишь невыразительно смотреть на Тацую.
     — ...другими словами, несмотря на твою позицию Президента, всё, что ты можешь — вести дела в секрете от всех.
     Глядя на Тацую, который смотрел в другую сторону, Мари чуть изогнула губы.
     — Хо хо, так даже Тацуя-кун бывает нежным.
     — Но именно он довел Президента до такого состояния... — тихо прошептала Азуса.
     Мари сразу же продолжила натиск.
     — Сначала опустить на самое дно, а потом самому же и вытащить — довольно известный трюк жиголо. Даже Маюми может перед этим не устоять. Нам нельзя недооценивать Тацую-куна.
     — П-подожди, Мари, не смей говорить столь странные вещи!
     — Ты вся покраснела, Маюми.
     — Мари!
     Президент школьного совета и Глава дисциплинарного комитета стали обмениваться взглядами.
     В это время Тацуя посмотрел в потолок с непроницаемым выражением.
     Даже зная, что в это время собственная сестра буравит его ледяным взглядом, единственное, что он мог сделать — не замечать её.

     — Так... время возвращаться в класс. Пошли, Миюки.
     Тацуя озвучил своё намерение всё ещё спорящим Маюми и Мари, а затем встал со своего стула.
     Плохое настроение Миюки было разрушено лаской Тацуи.
     Даже вид совершенно красной Азусы, сбежавшей к терминалу в углу комнаты, абсолютно не волновал его.
     — Ах, Тацуя-кун, подожди секундочку. Так, Маюми, стоп, остановись, мне надо сказать кое-что важное.
     — ...может лучше дождаться окончания занятий, тогда мы сможем всё нормально обсудить.
     — Ясно, ясно... блин, он слишком сильно волнуется по этому поводу... Итак, Тацуя-кун, что же ты решил?
     — Я жду её ответ и всё решу после того, как его услышу.
     Вчера в кафетерии Саяка так и не смогла ответить на поставленный Тацуей вопрос.
     " После того как вы скажете школе свои доводы, что вы собираетесь делать? "
     Она могла лишь выдавать звуки «А» или «Ох», но была не способна дать вразумительный ответ.
     Поэтому Тацуя оставил этот вопрос на потом.
     Он встретится с ней снова, как только она соберется с мыслями.
     — От нашего прошлого разговора осталось чувство, что я не могу взять и всё так бросить.
     — Мы рассчитываем на тебя.
     — Нет нужды в этом, так как я сам ни в чем не уверен.
     — Ну, всё в твоих руках.
     — Немного тяжело говорить о том, оправдаются ли мои ожидания или нет... Забудьте, я сам смогу во всём этом разобраться.
     Это нельзя было так просто проигнорировать, и Тацуя не был столь любезным. Если активность антимагических организаций проявится в виде дебатов — то его вмешательства не требовалось, но насилие, направленное на руководство — совсем другое дело. Никто не гарантировал, что Миюки не станет их мишенью, как представитель поступивших учеников. Конечно, он сам не верил, что дешевые трюки преступников могут навредить Миюки, но лучше было перестраховаться.
     — Я сделаю всё, что в моих силах.
     Глядя на ответ Тацуи и поклон Миюки перед их уходом, Мари тихо прошептала:
     — Он, наверное, добьётся лучших результатов.
◊ ◊ ◊
     Особенность графика работы членов дисциплинарного комитета в том, что нет необходимости каждый день приходить в штаб и докладывать.
     Сама Глава чаще всего была в комнате школьного совета.
     Поскольку большинство членов были приняты за их боевые навыки, то рабочие и организационные аспекты не являются сильной стороной комитета. А с отсутствием нормального управления сам штаб превратился в зону бедствия.
     До событий недели наборов в клубы Тацуя выделялся впечатляющими рабочими навыками. Так что, хотел он этого или нет, это и определило его место в дисциплинарном комитете.
     Сегодня несмотря на свой выходной, Тацуя был вызван Мари помочь в написании и приведении в порядок отчетов об инцидентах прошедшей недели. И хотя он был вызван помочь, на самом деле работал только он сам.
     Всю эту работу просто свалили на него.
     Изначально планировалось использовать время после занятий для просмотра неизданных файлов, находящихся в магических университетах и разрешенных для просмотра в терминалах школьной библиотеке. Но теперь все эти планы покатились к черту.
     "В любом случае надо покончить с этими докладами сегодня"
     Осознание своей беспомощности не могло прекратить постоянные вздохи Тацуи. Он планировал отключиться от терминала и встретиться с Миюки.
     И именно в эту секунду на экране возникло оповещение о входящем сообщении.
     Оно содержало школьную эмблему.
     Другими словами, это было нечто такое, что ученик не мог проигнорировать. Такие сообщения обычно расходились с заданиями от учителей.
     Он не мог его проигнорировать — выпрямившись, Тацуя открыл его.
     Имя отправителя — «Оно Харука».
◊ ◊ ◊
     — Извини, что так срочно позвала тебя.
     — Ничего, у меня не было срочных дел.
     В комнате консультаций на улыбку Харуки, свободную от вины и извинений, Тацуя решил ответить просто.
     Сказать по правде, такой вызов сильно помешал его планам.
     Пусть это было не к спеху, но извинения и отказ от просьбы Мари вели к нагромождению работы.
     А когда он сказал Миюки, что сегодня они домой идут раздельно, то, несмотря на её внешнее спокойствие, его уже начинала мучить головная боль от мысли «как ей вернуть хорошее расположение духа».
     После всего этого он просто не мог понять, зачем его вызвал школьный консультант.
     И Тацуя хотел бы узнать это побыстрее.
     — Ну как, ты уже привык к школьной жизни?
     "Она ведь не может читать мои мысли?.. нет, это невозможно" — подумал Тацуя, услышав обычный вопрос Харуки.
     — Пока нет.
     В ответ она услышала довольно нетипичный ответ.
     — ...ты столкнулся с некоторыми трудностями?
     — Ну, достаточно много неожиданных ситуаций отвлекают меня от учебы.
     "Короче, переходи уже к сути разговора и прекращай тратить моё время"
     Даже если она не слышала эту реплику, то должна была догадаться по его столь неприветливому поведению. Её искусственная улыбка чуть увеличилась, и она закинула одну ногу на другую.
     Под мини-юбкой уже почти были видны ягодицы, скрытые шелковыми чулками.
     А для человека, сидящего напротив, обзор был идеальный.
     Вообще-то, общепринятые стандарты советуют свести обнажение тела к минимуму.
     Поэтому это очень сильно бросалось в глаза, так как обычно женщины носили плотные чулки, скрывающие всё под платьями. А благодаря прогрессу в легкой промышленности, даже ношение их в летнюю жару не вызывало дискомфорта.
     Кроме того, она была одета в достаточно открытую блузку, под которой проглядывались бретельки бюстгальтера.
     Довольно фривольная одежда для преподавателя на работе.
     — ...Что-то не так?
     Харука озорно спросила Тацую, подозрительно смотрящего на неё.
     Он сразу изменил направление взгляда и ответил бесстрастным голосом:
     — С точки зрения современного дресс-кода, вызывающая одежда Оно-сэнсея подобрана немного не к месту.
     — П-прошу прощения.
     На столь холодный ответ и не менее прохладный взгляд Тацуи, Харука тут же вернулась к обычной позе.
     Использовать обольщение оппонента, чтобы захватить инициативу в разговоре — довольно известная тактика. Скорее всего Харука сделала ставку именно на этом. Но только вот этот орешек (Тацуя) оказался ей не по зубам.
     Невозможно контролировать его.
     Харука поразилась своей неспособностью взять превосходство в беседе.
     — Итак, зачем вы меня вызвали?
     Пусть он и старался это скрыть, но тень упрека слышалась в его голосе.
     "Он что, всё заранее просчитал?" — пролетело в голове Харуки.
     Ему было всего лишь 16 лет, и так как она хотела избежать возрастного барьера в разговоре, то заставила себя использовать обольщение, в котором была не сильна. Но в текущих условиях придется отказаться от данной тактики.
     Решив это, Харука обратилась к нему снова.
     — Я хотела, чтобы Шиба-кун помог нам.
     — Помочь вам?
     О его интеллекте говорили его оценки на вступительных экзаменах.
     К тому же, если бы она продолжила темнить и дальше, то он бы еще больше насторожился.
     — Ага, в работе Департамента консультаций.
     Харука решила выложить все карты на стол, хотя, наверное, он уже и сам догадался.
     И в чём заключается эта «работа в Департаменте Консультаций» ей ещё придется рассказать.
     — Мышление учеников меняется каждый год. К примеру, Шиба-кун, обращаясь к себе, ты говоришь «орэ».[4] Для учеников-волшебников, которые стремятся вступить в армию, тут нет ничего странного. Однако так ученики стали говорить только после победы в Битве при обороне Окинавы три года назад. Изменения в обществе меняют и мышление учеников. Особенно сильно влияют крупные инциденты, которые заставляют посмотреть на свой реальный возраст по-другому.
     Сказав это, Харука внимательно изучила лицо Тацуи.
     На его лице не было ни тени сомнения, а если сказать точнее — эти слова он пропустил мимо ушей.
     — Поэтому каждый год мы опрашиваем около 10% учеников с целью подробного изучения и обсуждения их идеологий и мнений.
     — Другими словами — мы объекты наблюдения?
     Прямой вопрос без тени оскорбления и возмущения.
     — Ну, если это действительно так, то я не имею ничего против. Однако, что же является вашей истинной целью?
     Чуть улыбнувшись, он сам ответил вопросом.
     Харука собрала всю волю в кулак — лишь бы ответить без запинки.
     — ...Ты думаешь, что у меня есть скрытые мотивы? Ух, как грубо. Я не настолько коварна.
     Кокетливый, почти шутливый тон был полностью задействован, лишь бы собраться и перестать паниковать.
     — Как образец для исследования я не думаю, что подхожу под все критерии.
     — Да, это так. Я тоже думаю, что Шиба-кун не совсем типичный ученик. Именно поэтому я и прошу тебя о помощи. Ведь ты можешь быть первым учеником, сломавшим барьер между первым и вторым потоками, но нет гарантий, что таких случаев не будет в будущем.
     — ...В таком случае мы будем относится к этому именно так.
     Наконец-то Харука смогла расслабиться, уговорив его. "Пусть он и не полностью согласен, но помощь таким неординарным личностям и является работой консультантов" — говорила про себя Харука с нежеланием признавать поражение.
     — Должно быть, моя неопытность несколько отталкивает Шибу-куна. Как жаль... Итак, перейдем к вопросам?
     — Прошу.
     Даже зная, что он всё еще настороже — они больше не могли тратить время на болтовню.
     Харука достала лист с вопросами и передала его Тацуе.

     В работе консультанта конфиденциальность — самое главное. Хотя, в зависимости от темы, иногда для этого требовалась помощь третьей стороны, но просьба помощи Харуки не требовала этого. Все вопросы были довольно просты и затрагивали события, происходившие со дня поступления по текущий день.
     На ответ Тацуи об описании нарушений на территории школы Харука сказала:
     — ...Благодарю за сотрудничество. Говоря прямо, ты неплохо справляешься. Пройдя через все это, я бы не удивилась, если бы у тебя были какие-нибудь психические отклонения.
     Манерой речи сейчас она была похожа на доктора.
     Тацуя использовал обращение «Сэнсэй», так как Харука имела лицензию психолога, но в настоящее время у неё была должность школьного консультанта.
     — Говоря с точки зрения медицины — вы может быть и правы. Но в статистических данных всегда есть погрешности.
     Харука смущенно отвела взгляд, прекрасно зная, что методики лечения формировались в основном на проработке статистических данных.
     Пока Харука смотрела в сторону, она вдруг заметила, что взгляд Тацуи уперся в древние настенные часы (из другой эры). Он сделал это специально, чтобы она заметила и срочно взглянула на него.
     — Ум, ну на сегодня всё... Ах да, есть еще 1 вопрос, но он не относится к теме...
     — И какой же?
     — Правда, что Шиба-кун встречается с Мибу-тян 2-го года обучения?
     — ...И правда, вопрос не по теме.
     Тацуя не смог скрыть удивленное выражение лица.
     Харука тут же продолжила.
     — Мибу-тян кое-что беспокоит... К сожалению, мне не дозволяется разглашать, что именно.
     — Если знаешь секреты других, то у тебя также возникают проблемы. И где же вы, сэнсэй, услышали эти слухи?
     — Значит, это слухи?
     — Обычные слухи, что-то не так?
     — Нет, совершенно ничего... Хм, я бы хотела попросить тебя об одном одолжении, если ты всё же решишь с ней встречаться. Но если нет — то тогда и не стоит волноваться.
     — Я уже сказал, что всё это — домыслы других людей. Где вы их услышали?
     На повторный вопрос Тацуи, Харука лишь опустила взгляд в пол.
     — Прости, но это секрет.
     Тацуя не стал настаивать.
     — Ну, в таком случае я пойду.
     Он встал со стула и направился к двери, не дожидаясь ответа.
     — Если что-то из ряда вон выходящее случится с Мибу-тян, то ты всегда можешь со мной это обсудить.
     Её голос прозвучал так, как будто она знала, что что-то должно случиться.
     И почему-то было предчувствие, что это «что-то» обязательно случится.
     Но Тацую не интересовали её мысли — не оборачиваясь, он продолжил движение к выходу. Его характер не был настолько наивным, чтобы заглотнуть подобную наживку.
◊ ◊ ◊
     После ужина Тацуя сидел за консолью в своей комнате, когда услышал голос с другой стороны двери.
     — Онии-сама, это Миюки.
     Ну, дома-то были лишь они вдвоём.
     Следовательно, личность была ясна, даже если бы она просто постучалась без слов.
     Но Миюки всегда произносила своё имя.
     Как будто желая, чтобы она навсегда осталась в его сердце.
     Как будто боясь, что Тацуя забудет её имя.
     — Входи, — сказал он, смотря в экран.
     При входе в комнату казалось, что консоль встроена в боковую стену.
     Быстро просматривая длинные строки текста, боковым зрением Тацуя поймал силуэт своей сестры.
     — Я принесла пирожные, которые хотел Онии-сама... Не желаешь ли чая?
     Предложение было неуверенным, чтобы привлечь его внимание.
     Для Тацуи это было не просто предложение попробовать пирожные, а одно из достоинств его сестры — пусть это кроме него никто не заметит и не поймет.
     100 лет назад мало кто говорил «пирожные прибыли», а теперь это стало довольно известной фразой.
     С прогрессом транспортных систем фраза «таскать багаж» ушла в прошлое.
     Теперь даже маленькие предметы, такие как пирожные, доставляются бесплатно.
     Конечно, для магазинов вопрос получения заказа и доставки товара был всегда предметом спора, где на одной стороне весов было «снижение количества излишков товара», а на другой — «повышение количества покупателей». Всё это и привело к текущей системе доставки.
     — Уже иду.
     Ответив, Тацуя сохранил информацию на экране и добавил закладку на рабочий стол.

     Наслаждаясь любимым шоколадными пирожными Миюки и запивая оставшиеся сладости горьким кофе, Тацуя переключил консоль гостиной в режим просмотра данных.
     — ...Могу я тоже посмотреть?
     Тацуя еще не съел свое пирожное; не говоря о Миюки, которая ела еще медленнее.
     Он продолжил открывать файлы, подчеркивая своё согласие.
     — Разумеется.
     Но устное согласие Миюки требовалось, так как она просила разрешение сесть с ним рядом.
     — Такие темы обычно не обсуждают в кругу семьи, ну да ладно. Это имеет к тебе отношение, поэтому, чем раньше ты узнаешь, тем лучше... И не стоит так нервничать.
     Видя, что его сестра отложила вилку и села в формальную позу, Тацуя указал, что в этом нет необходимости.
     Она немного смутилась и снова взяла вилку в руки.
     — Дата-файл. «Бланш». Открыть.
     Естественно, что на столе для еды клавиатура не предусмотрена.
     И пусть ему это не очень нравилось, но Тацуя всё же использовал голосовые команды для прямого вывода файлов расследования на экран.
     — Речь о политической организации, вовлеченную в антимагическую деятельность, о которой мы разговаривали во время обеда?
     — Её члены зовут себя гражданским движением. Негласно же, они — скандально известная террористическая группа. И, похоже, члены этой группы проявляют активность в школе. Организация «Эгалит» подчинена «Бланш». Во время моей деятельности в дисциплинарном комитете я видел некоторых учеников, которые могут быть членами «Эгалита».
     Эти слова удивили Миюки, но, обдумав их, она кивнула головой.
     — Ученики с антимагическими взглядами в школе магии?
     — Твой скептицизм вполне естественен.
     Видя её замешательство, Тацуя кивнул головой в знак согласия.
     — И не только в Первой старшей: люди поступают в магические школы, потому что верят, что это позволит им развить их магию. Делают они это сами, или их туда отправляют — это совсем другая история. Поэтому отрицать магии учениками магических школ подобно самобичеванию.
     С точки зрения Тацуи, даже если общество считает его плохим волшебником, как исследователь магии, он вовсе не намерен её отрицать.
     — Они избрали очевидный и логический путь, и это может показаться странным... Но идеи этой организации распространяются так быстро именно из-за этой «очевидно-логической» составляющей.
     — ...Что ты имеешь ввиду?
     — Если ты будешь рассматривать их с обычной точки зрения — то ничего не поймешь. Тут надо анализировать несколько точек зрения. Во-первых: почему они проповедуют антимагической идеологии, но не отрицают саму магию в целом.
     — Хм, а ведь верно...
     — Они предлагают убрать различия в обществе, сформированные магией. Довольно правильная и безупречная идея на первый взгляд.
     — ...Ну да.
     — В таком случае, в чем же истинные различия?
     — Талант человека или тяжелая работа не гарантируют адекватную компенсацию от общества?..
     — Миюки, я уже говорил, смотри с разных точек зрения.
     Ответив ей, Тацуя подобрал пульт управления со стола и повернулся к экрану.
     На нём появилось шестнадцать различных картинок, каждая из которых то увеличивалась, то уменьшалась.
     — «Бланш», на первый взгляд, кажется политической организацией. Их доказательства, что волшебники получают привилегии, исходят от различия заработной платы волшебников и обычных людей. Они делают акцент на разнице в средней зарплате. Но дальше этот вопрос не рассматривается. Они не учитывают нагрузку волшебников, которая приходит с такой зарплатой. «Бланш» также игнорирует тот факт, что волшебникам разрешают работать только в тех отраслях, где требуется магия, а некоторые из них, поддерживающие других волшебников, получают достаток поменьше, чем обычные офисные работники.
     Тихий голос Тацуи был лишен всех эмоций. Но в нем можно было уловить отголоски тоски.
     — Не важно, как ты способен или уникален — пока обществу не требуется твоя магия, ты не получишь ни денежного достатка, ни народного признания.
     Миюки печально опустила взгляд.
     Тацуя встал, немного походил, а после положил руку на плечо сестры.
     — Есть причина, по которой волшебники так много зарабатывают. Всё потому, что обществу нужны определенные специалисты в магии. И прирост их очень ограничен — от этого зарплата становится запредельной. Далее — боевые волшебники и ответственные за устройство государства. Они могут предоставить обществу какую-то пользу: денежную и так далее, за которую они получают большую компенсацию, а не за то, что им «повезло» родиться волшебником. Наш мир очень жесток, и то, что ты родился с талантом к магии, еще не означает хорошее будущее. Я думаю, это ты прекрасно понимаешь. Ведь так, Миюки?
     — Да... Очень хорошо понимаю.
     Миюки кивнула и накрыла его руку своей рукой.
     — То есть «Бланш», предлагая убрать вызванные магией различия в размере зарплат, на самом деле выступает за отмену денежных поощрений пользователям магии. Иными словами, они предлагают волшебникам самоотверженно и безвозмездно вносить вклад в развитие общества.
     — ...Довольно эгоистичное предложение. Каждому нужны деньги для выживания, вне зависимости пользуешься ты магией или нет. Но они не позволяют волшебникам использовать её для полного обеспечения, а если магам надо будет осваивать другие профессии для выживания... В конце концов, просто потому, что они не умеют пользоваться магией, они не хотят, чтобы она становилась единицей измерения значимости человека! То, что они говорят, что тяжелая работа волшебников еще не повод для достойной компенсации — просто намёк на ненужность такой деятельности... Или такие люди просто не знают, что рождение с талантом к магии еще ничего не значит? Многие годы интенсивного обучения и тренировок уходят на познание магии!
     Тацуя отошел от Миюки и вернулся на своё место с улыбкой на губах.
     — Да нет, они всё знают. Знают, но не говорят. То, что они не говорят или не думают об информации, которая противоречит их доводам, помогает им лгать самим себе и другим. Миюки, ты же сама спрашивала это в начале: "Зачем ученики магии присоединяются к деятельности антимагических организаций наподобие «Бланш» или «Эгалит»?"
     — Хм... Потому что они не знают истинной философии, стоящей за всеми антимагическими требованиями?
     — Люди, неспособные использовать магию вне зависимости от их стараний, всегда будут чувствовать, что общество несправедливо вознаграждает труд волшебников, способных на это. Тогда что насчет учеников, которые могут использовать магию, но из-за нехватки таланта неспособных догнать выдающихся учеников, как бы они не старались, и обреченных всегда смотреть на них снизу вверх? Возникновение подобных ситуаций вполне реально. Различие в таланте — не редкость и для магии. Это можно заметить и в других областях: в искусстве или в легкой атлетике. Возможно, они талантливы не в магии, а в других сферах. Если им не повезло на этом пути — надо найти другой.
     Если кто-то, поверхностно знакомый с Тацуей, услышал бы его слова, наверняка бы решил, что это он говорит о себе. Но Миюки, сидящая рядом с ним, никогда бы о таком не подумала.
     — Я верю, что люди, обучающиеся магии, неспособны отвергать «различия», вызванные магией, так как они неспособны бросить магию. Неспособные сдаться, но позволяющие себе принять «второстепенность». Неспособные принять правду — существуют настолько талантливые люди, что им их просто не догнать. Неспособные принять реальность, что огромный объём проделанной ими работы всё равно не позволит им догнать лучших. Поэтому они и отказываются от магии в целом. Естественно, они понимают, что талантливые люди также выполняют громадный объём работы. Они сами это видят. Но они выбирают отрицание всего этого и сваливают всё на врожденный талант. Ну... Не скажу, что я не понимаю их чувств. Всё же, у меня те же проблемы.
     — Это не так!
     Миюки знала, что Тацуя на самом деле не критиковал себя. Но всё равно она не могла контролировать свой голос.
     — Онии-сама обладает навыками, с которыми никто не может соперничать, и даже если у тебя нет таких талантов, как у других людей, ты многократно перекрываешь это своим тяжелым трудом!
     У Тацуи не было обычных людских качеств, так как он обладал талантами, превосходящими многих на свете. Это Миюки знала лучше, чем кто-либо. И она не позволяла отрицать это никому, даже самому Тацуе.
     — Всё потому, что у меня есть другие сильные стороны.
     — Ах...
     Но Тацуя был тем, кто кроме понимания своего превосходства над другими учениками мог также понять свои слабые стороны. Миюки покраснела, когда поняла, насколько поверхностны были её опровержения.
     — Если ты не обладаешь талантом в современной магии — ищи другие способы убрать эти различия. Если способен на это, то увидишь для себя другой путь развития. А если нет — тогда не стоит удивляться увязанию в болоте с красивым названием «равенство». В конце концов, для них это просто иллюзия.
     — ...
     Миюки не могла опровергнуть ледяные слова его брата. Она уже поняла, что Тацуя пытался передать. Он не страдал сентиментальностью или жалостью к другим, когда говорил о «слабости, присущей всем людям», включая его самого.
     — Те, кто не обладает талантом, не говорят, что они не могут сравниться с другими, и громко поют песню о равенстве. Те, кто вообще неспособен к магии, не говорят, что магия — это один из типов талантов и сжигают себя ревностью. Что же движет людьми, которые, понимая эти принципы, дергают за ниточки, сидя в тени? Равенство в их понимании — это равное отношение ко всем людям, независимо от их магических способностей. Уничтожение социальных неравенств, созданных магией, равносильно обесцениванию значения магии. В результате — магия потеряет всю значимость для общества. В обществе, где её не ценят, она не будет развиваться или совершенствоваться. Стоя за спинами волшебников и обычных людей, взывающих к отмене неравенства, вызванного магией, они планируют уничтожить магическую мощь этой страны.
     — Тогда что?..
     — Плохо это или нет, но магия — это сила. Экономика, технологии, военная мощь — всё это силы государства. Магия может стать мощью, такой же, как самолеты или боевые корабли. В настоящее время каждая страна исследует способности магии в военной сфере. И множество шпионов пытаются выведать информацию о ней.
     — Тогда, если первоначальная цель антимагических партий — это уничтожение магии в стране, то главная цель — снижение силы государства?
     — Скорее всего так. Поэтому они и прибегают к терроризму. А если сила нации ослабнет, кто от этого выиграет больше всего?
     — Ты имеешь в виду... Тогда становится понятно, кто стоит за всем этим.
     — Вот именно. А когда речь идет о них, то Десять Главных Кланов ни за что не оставят их в покое. Особенно клан Йоцуба. Так что с этого момента нам надо быть очень внимательными.
     Больше не прозвучало ни слова
     Они уже всё сами поняли.
     С бледным лицом Миюки удовлетворительно кивнула брату.

Глава 8

     С окончанием недели набора в клубы закончились и все события, связанные с поступлением.
     В классе Тацуи начиналось серьезное обучение техническим навыкам.
     Некоторое магическое обучение в какой-то степени было пройдено в младших классах, и большинство учеников уже имело своё собственное понимание магии — оно отражалось в их оценках за техническую часть вступительного экзамена.
     Это легло в основу распределения учеников по классам, так как, к примеру, ученики, имеющие глубокие познания в магии, но слабые в боевых навыках могут чувствовать, что тянут сильный класс вниз. Таким образом, разграничение учеников на первый и второй потоки создавалось специально, чтобы эти отрицательные чувства не давили на них. Пусть и ценой чувств учеников одного из потоков.
◊ ◊ ◊
     — 940мс. Ты прошёл, Тацуя-кун!
     — Наконец-то... А то уже третья попытка. Слава богу, всё позади.
     Тацуя устало улыбнулся Мизуки, которая была так взволнована, как будто она сама сделала это.
     На уроке класс Тацуи практиковался в технических навыках магии.
     Он включал составление одиночной системной магии, а затем её активацию за определенное время группами по два ученика.
     Задание заключалось в считывании последовательности активации и, основываясь на прочитанном, а также используя Вычислительную область магии в подсознании волшебника, создании последовательности магии с последующей активацией.
     Такой была современная магия.
     В Схеме происходит следующее: последовательности активации, которые машинами могут быть записаны в качестве чисел, трансформируются в форму магии, которую машины не могут создать в реальности, используя при этом процесс, известный в Информационном проектировании как «компиляция». Разделяя необходимые для вызова магии процессы, преобразовав их в последовательности активации, затем используя Схемы, чтобы преобразовать их назад в последовательности магии, современная магия улучшилась в точности, стабильности и изменчивости.
     Волшебникам пришлось пожертвовать скоростью, но взамен они получили множество магий.
     Поскольку сложный метод конструирования последовательностей магии уже существовал, тут уже ничего нельзя было поделать.
     Однако если время создания последовательности магии нельзя свести к нулю, то его можно максимально к нему приблизить.
     Вот почему современная магия акцентирует внимание на скорости создания последовательности магии.
     Первоначально CAD использовались только для хранения последовательностей активации, но вскоре они стали устройствами, ускоряющими процесс активации магии.
     На сегодняшних занятиях в CAD не было механизма ускорения магии, так как они не были персонально настроены. Целью занятия было улучшение скорости создания магии с использованием заводских установок CAD.
     Для завершения задания оба ученика в паре должны были выполнить его. Мизуки справилась с первой попытки, но громко вздохнула и быстро похлопала по груди, чтобы утешить Тацую.
     — Удивительно, что у Тацуи-куна слабые технические навыки...
     Сегодняшнее задание — «Одиночная системная однопроцессная магия». На считывание последовательности активации и вызов магии хорошим волшебникам требовалось всего 500мс.
     Тацуя же только с третьего раза смог перевалить необходимый временной лимит в 1000мс и никоим образом не мог считаться «хорошим».
     — А что здесь удивительного?.. Кажется, я сам об этом не раз упоминал.
     — Ну да, я слышала об этом пару раз... но всегда думала, что ты просто скромничал. Так как Тацуя-кун вызывает чувство уверенности, кажется, будто ты на всё способен. Довольно сложно поверить, что ты не в ладах с техническими навыками.
     Мизуки склонила голову набок, выражая искреннее изумление, на что Тацуя мог лишь криво улыбнуться и никак иначе.
     — ...я немного преувеличиваю, но если бы у меня не было этих проблем — я бы не был в этом классе.
     Тацуя контролировал свой голос, чтобы в нём не было ни отголоска гнева. Он не был уверен, удалось ли ему это, но Мизуки в ответ кивнула головой.
     — Да, но будь ты также силен в технических навыках... Ты бы был идеальным волшебником? — сказала Мизуки с беззаботной улыбкой на лице.
     "Эта улыбка ей хорошо подходит" — подумал он.
     — Однако Тацуя-кун... Неужели ты не чувствуешь себя немного неудовлетворенным?
     — ...Неудовлетворенным?
     Мизуки наклонила голову с непроницаемым выражением лица. Из-за чего Тацуя не понимал, как ему реагировать на её вопрос.
     — Если у тебя есть талант, который не признаётся, обычно это вызывает негодование. Если бы я обладала такими же навыками, как Тацуя-кун, я была бы в бешенстве, когда меня называли «сорняком»... Но у меня такое чувство, что Тацую-куна это абсолютно не волнует...
     На этот вопрос было довольно сложно ответить.
     Зная её характер, Тацуя понимал, что она вряд ли будет распускать плохие слухи или говорить об этом с другими, но если он даст ей ответ, который Мизуки не сможет принять, то она, скорее всего, и дальше будет задавать подобные вопросы.
     — Скорость активации — тоже талант. А также довольно важный фактор. В смертельных ситуациях иногда даже одна секунда может сыграть существенную роль. Так что моя слабая оценка является вполне правдивой.
     Если бы Мизуки была обычной ученицей второго потока, ее, скорее всего, устроил бы такой ответ.
     Но:
     — Если бы это был настоящий бой, Тацуя-кун придумал бы что-то, чтобы увеличить скорость вызова магии.
     Она обладала особыми «глазами».
     — ...Почему ты так думаешь?
     Даже зная, что, ответив так, он полностью признал ее правоту, он всё равно не мог придумать лучшего ответа.
     — При выполнении задания каждый раз казалось, что ты заставлял себя, Тацуя-кун. Моя мама — переводчик, поэтому я объясню это так: как если бы кто-то знал английский язык и, отвечая на вопрос, должен был сначала перевести текст на японский, а затем снова на английский. Тацуя-кун отказался от созданной последовательности магии и начал всё с начала, ведь так? Я точно видела, что ты считывал последовательность активации и одновременно с этим создавал последовательность магии. Увидев это, я подумала: "Неужели Тацуя-кун достиг такого мастерства в магии, что может создавать последовательность магии без последовательности активации?"
     Не использовать последовательность некоторые называют это «игнорированием CAD», и использовать магию без потерь в скорости. Ему был дан строгий приказ о неразглашении данного секрета.
     Однако кое-кто увидел это, причем, на первом же практическом занятии.
     Он успокоился, как будто на него только что вылили ушат холодной воды.
     Его осторожность достигла предела, а нерешительность — самого пика, и всё это помогло ему вернуться в нормальное состояние.
     Он очень редко так колебался — это послужило Тацуе хорошим опытом.
     — Я даже не думал, что кто-то сможет это разглядеть. Что за удивительные глаза.
     Мизуки побелела. Как и ожидалось, она всячески старалась скрыть правду о своих «глазах».
     На лице Тацуи появилась злая улыбка. Судя по её реакции, шансы, что его скрытные способности будут обнаружены, чрезвычайно снизились.
     У Тацуи уже созрела одна идея. Так как она уже поняла, что он обладает способностью прямого создания магии, то если Мизуки будет думать, что это не его персональный навык, а Системный — всё будет хорошо. У него не будет проблем, если он сможет насытить её любопытство.
     — Ты права. В некоторых случаях получается быстрее создать последовательность магии напрямую. Но это можно использовать только в магии с минимальным количеством процессов. Мой лимит — 5 процессов.
     Под словом «процессы» в современной магии подразумевают шаги, которые приводят к вызову магии, и компоненты магии, используемые для перезаписи явлений.
     Понятие «5 процессов в магии», о котором только что сказал Тацуя, означает связь пяти магических процессов для изменения чего-либо.
     К примеру, чтобы переместить яйцо из кухни в гостиную необходимо 4 действия: Увеличение скорости (Ускорение), Перемещение, Уменьшение скорости (обратное Ускорение) и Остановка (окончание движения).
     Магия движения способна изменить скорость объекта и направление его движения, поэтому если убрать Уменьшение скорости из формулы, то скорость будет постоянно увеличиваться вне зависимости от инерции, что в конечном итоге приведет к разбитию яйца.
     Если убрать процесс Перемещения и положиться только на Увеличение и Уменьшение скорости для передвижения яйца, то скорость будет увеличиваться линейно, что усложнит его замедление. Поэтому, пусть даже это ведет к добавлению одного процесса, намного проще использовать комбинацию магий Ускорения и Перемещения для манипуляции объектами.
     Но в тоже время, если необходимо отбросить противника в бою, то можно обойтись одним простым процессом. Когда необходимо причинить вред врагу — нет необходимости уменьшать силу воздействия.
     — Я думаю, пяти процессов вполне достаточно для боевой магии...
     Если говорить в общем, магия, которую используют обычные люди, требует гораздо больше процессов, чем боевая магия.
     Как и сказала Мизуки, около половины всех известных боевых магий используют от одного до пяти процессов.
     — Но я обучаюсь магии не для боя. Чтобы быстро вызвать магию, требующую большее количество процессов, необходима последовательность активации, поэтому то, что я получил столь низкую оценку за технические навыки, меня совершенно не беспокоит.
     Сказав это, Тацуя улыбнулся, и только потом заметил, что глаза Мизуки почему-то наполнились слёзами.
     Внезапно он почувствовал, что где-то его очень сильно недопоняли.
     И результат этого недоразумения сразу проявился перед Тацуей.
     — Удивительно! Тацуя-кун... Ты и вправду достоин уважения!
     Сложив руки на груди, Мизуки сказала настолько бредовую (для Тацуи) фразу, что он не мог её просто проигнорировать.
     — Ээээ?
     — Большинство людей становятся волшебниками просто потому, что они могут использовать магию... Но у Тацуи-куна есть собственные цели, и он обучается, чтобы достичь их.
     — Ну, как бы, ты права...
     — Я просто прозрела!
     — Это...
     — Сначала я обучалась магии только для того, чтобы научиться контролировать свои «глаза», и даже не думала об изучении магии, чтобы в будущем применять её.
     Хм, разве изначально она не скрывала свои «глаза»? Пока Тацуя думал над этим, душевный порыв Мизуки полностью отбил желание возразить что либо.
     — Эээ, Мизуки-тян?
     — Пока у тебя есть цель — ты не сойдешь с пути, даже столкнувшись с препятствиями. Пока ты можешь воплотить свою мечту, школьные оценки ничего для тебя не значат. Это и есть то, ради чего стоит жить. Люди должны постоянно гнаться за мечтами...
     — Секундочку, Мизуки, ты чего так разволновалась?
     Монолог Мизуки — во время урока, между прочим — продолжался, пока не влезла Эрика.
     Наконец заметив странные взгляды одноклассников, Мизуки смутилась и опустила голову.
     Увидев её реакцию, выражение лица Тацуи стало серьезным, скрывая его истинные чувства.
     Мечты и надежды?
     Всё совсем не так прекрасно, как ты думаешь.
     С самого рождения он никогда не имел шанса на жизнь, не связанную с магией.
     Он стал волшебником, не потому что мог пользоваться магией; он стал волшебником именно потому, что не мог её использовать.
     Для него магия была проклятьем, наложенным на него с момента рождения.
     Даже если бы она превратилась во что-то, что он мог бы принять, он бы всё равно сопротивлялся ей.
     Как говориться, если волшебниками становятся просто потому, что они могут пользоваться магией, то нет ничего удивительного, что самые слабые волшебники могут выбрать путь отрицания магии.
     "Хотя, возможно, я заблуждаюсь" — внезапно пролетело в мыслях Тацуи.
◊ ◊ ◊
     Уже наступило время обеда.
     В конце концов, даже Тацуя был вынужден остаться.
     Его попросили остаться Эрика и Лео.
     — 1060мс... Хорошо, продолжай. Уже немного осталось.
     — Но всё еще далековато... Я никогда не думал, что десятые секунды станут такой длинной дистанцией...
     — Идиот, «длиной» время не измеришь. Ты должен говорить «далекой».
     — Эрика-тян... 1052мс.
     — Арггггг! Не говори это! Я только настроилась на позитивный лад.
     — П-прости...
     — Да нет, всё нормально, Мизуки... Не важно, как безнадежна реальность, нам не сбежать от неё. Такова наша судьба...
     — ...Твои скучные действия меня не волнуют. Пришло время покончить с этой тупой ситуацией.
     Комбинация Лео + Эрика не могла поддерживать дружелюбные отношения дольше пары секунд даже в классе.
     Поэтому они и попросили Тацую помочь.
     — Лео, на мой взгляд, ты тратишь слишком много времени на прицеливание. В текущей ситуации тебе не нужно точное прицеливание.
     — Я это понимаю, но...
     На безжизненный ответ Лео Тацуя мог лишь сочувственно кивнуть.
     — Впрочем, я тебя понимаю... Если ты ничего не можешь с этим поделать, как насчет одной уловки? Почему бы тебе заранее не установить свою цель до начала считывания последовательности активации?
     — Эээ? А это не нарушает правил?
     — Вот почему это уловка. Никакого технического опыта тебе это не принесет, но в данной ситуации мне ничего лучше в голову не приходит, пусть я и не особо хотел озвучивать её...
     — Эй! Пожалуйста, Тацуя! Меня не волнует, уловка это или обман — если это поможет мне, то просто расскажи о ней!
     Смотря, как Лео просит его, сложив руки над головой, Тацуя лишь глубоко вздохнул.
     — Не говори об этом так. Это не жульничество и не обман… Я уже говорил, что не очень хорош в технических навыках. Если тебе нужен совет, то почему бы не спросить эксперта?
     — Даже если ты не разбираешься в этом, ты ведь всё равно лучше меня? К тому же только ты знаешь нужную комбинацию процессов, а также способен указать мои ошибки.
     — Я и так скажу тебе всё, что знаю, можешь не льстить мне. Далее, очередь Эрики.
     — Да, да? Уловка или обман, что угодно, только скажи, что надо делать! Я уже умираю с голоду.
     — Хм, когда вы вместе так просите — ощущения просто ужасные. Ах~, Эрика... Я честно не могу понять, с чем у тебя проблема.
     — Э?
     — Если точнее, я просто не понимаю, почему ты делаешь подобные ошибки. Ты должна быть намного сильнее меня в компиляции.
     — Как же так?! Тацуя-кун, не бросай меня!
     Он посмотрел в эти глаза, полные слёз — без актерства тут не обошлось — а Эрика плотно сжала ладони, будто молясь; Тацуя лишь вновь вздохнул.
     "Они как зеркальные отражения друг друга" — подумал Тацуя, но вслух не сказал.
     — Эрика, слушай: когда будешь считывать последовательность активации, положи на панель правую руку поверх левой.
     — Э?
     Услышав это, смутилась не только Эрика, но и Мизуки.
     — ...И это всё, что надо сделать?
     — Я не уверен. Я всё объясню, если это сработает.
     — Хм, ну, попробую...
     Эрика выкинула сомнения из головы и подошла к встроенному в панель CAD.
     Видя это, Тацуя стал обучать Лео.
     После того, как вспышка псионового света исчезла, в воздухе появился набор чисел размером с большой мяч. Это было датчик давления, для активации одиночной системной магии веса. Таймер, замерявший время выполнения упражнения, начинал отчсет только после того, как количество вводимых псионов превышало установленное в датчике давление.
     — 1010мс. Эрика-тян, ты улучшила результат на 40мс за одну попытку! Совсем немного осталось.
     — Да! Такое чувство, будто вся моя мотивация вернулась!
     — 1016. Не волнуйся, Лео. Ты уже знаешь расположение цели. Просто не смотри на неё каждый раз.
     — Я п-понял. Хорошо, сейчас получится!
     Тацуя и Мизуки пошли перезапускать приборы записи, в то время как Эрика и Лео закрыли глаза и разминали руки, поддерживая свою мораль.
     В этот момент за спиной Тацуи послышался робкий голос.
     — Онии-сама, ты занят?..
     Это был голос его сестры — можно было даже не оборачиваться.
     Эрика услышала шаги, принадлежавшие больше, чем одному человеку, и повернулась.
     — Миюки... Вместе с Мицуи-тян и Китаямой-тян?
     — Эрика, не отвлекайся. Прости, Миюки. Мы уже почти закончили. Дай нам пару секунд.
     — Э?
     — Ясно, прошу прощения, что побеспокоила, Онии-сама.
     Миюки ласково улыбнулась и поклонилась Тацуе в ответ на нотки извинения в его голосе.
     Лео нахмурил брови, чувствуя, что по какой-то причине давление в воздухе многократно возросло.
     Две девушки также проследовали за Миюки.
     Тацуя кивнул, увидев это.
     — Так, вы двое — готовьтесь.
     Его голос не был громким, но казалось, что он не потерпит каких-либо возражений.
     — Ага!
     — Покончим с этим!
     Их мораль достигла максимума, и они уткнулись в дисплеи CAD.
     — Мы сделали это~
     Возглас Эрики был похож на звонок, огласивший конец этого урока.
     — Хух... Danke,[5] Тацуя.
     Тацуя поднял руку, принимая благодарность Лео, а затем помахал Миюки.
     Её лицо светилось от счастья, и она подошла к нему.
     В сравнении с ней, её одноклассницы были более сдержаны — Мицуи Хонока и Китаяма Шизуку чуть подошли с легкой улыбкой на лицах.
     — Отличная работа. Онии-сама, я принесла, что ты просил... Этого будет достаточно?
     Тацуя лишь покачал головой, так как он еще разговаривал с Эрикой и Лео.
     — Нет, но у нас не так много времени, так что нам хватит. Молодец, Миюки. Мицуи-сан и Китаяма-сан, также благодарю за помощь.
     Его тон был столь формальным, поскольку, хоть они и разговаривали раньше, они были лишь подругами Миюки и не считались его друзьями.
     — Да нет, это совсем мелочи!
     — Не волнуйся об этом. Несмотря на мою внешность, я довольно сильная.
     Видя неожиданно бурный ответ Хоноки и, по-видимому, шутливый ответ Шизуки, Тацуя еще раз выразил свою благодарность и взял у них пластиковые пакеты.
     — Лови.
     Он кинул кое-что Эрике и Лео — те поймали.
     — Что это?
     — Бутерброды?
     В сумке лежали бутерброды и напитки, продаваемые в школьном кафетерии.
     — Если мы пойдем сейчас в кафетерий, то уже не успеем вовремя на послеобеденные уроки.
     Сказав это, Тацуя взял приготовленный Миюки бэнто.
     — Благодарю~ Я умираю с голоду.
     — Тацуя, ты лучший!
     Криво улыбаясь, глядя на одержимых пищей друзей, Тацуя сел на ближайший стул. В эту секунду неуверенный голос Мизуки достиг его ушей.
     — ...А мы ничего не нарушаем? Разве в классах можно есть?
     — Еда запрещена только в зонах с терминалами. Школьные правила не запрещают еду в классах.
     — Эээ, неужели?
     — Хм, ты бы это знала, если бы серьезно прочитала школьные правила. Я тоже думал так и был немного удивлен, — ответил Тацуя и достал пару палочек для еды.
     — Ну, в таком случае... — сказала Мизуки и протянула руку за бутербродом.
     Лео открыл обертку и прилично откусил.
     — А тебя, похоже, с самого начала не слишком это волновало, — возразила Эрика, смакуя изысканно сделанный бутерброд.
     Мирное зрелище... пусть и просто на стульях, ведь столов в классе не было, но это не помешало Тацуе и компании начать столь запоздалый обеденный перерыв.
     Миюки и группа поддержки также присоединились, попивая свои напитки.
     — Миюки-тян, вы ведь уже пообедали?
     — Да. Онии-сама сказал приходить сюда сразу как закончим.
     Такой ответ от Миюки получила обеспокоенная Мизуки.
     — Удивительно. Я думала, Миюки скажет нечто вроде "Я не начну есть, пока Онии-сама не возьмет в руки палочки", или что-то подобное.
     Комментарий был поддержан всеобщим смехом, а не простым хихиканьем.
     Было видно, что она просто шутила. И никто серьезно это не воспринимал.
     ...ну, кроме одной персоны.
     — Всё именно так, Эрика. Обычно я так и делаю, просто сегодня Онии-сама попросил меня. И естественно, что я никогда не осмелюсь перечить ему.
     — ...ты сказала «Обычно»...
     — Угу.
     — ...«Естественно»... Эээ?
     — Хм, да?
     Судорога прошлась по улыбке Эрики, когда она смотрела на столь серьезное покачивание головой Миюки. Атмосфера быстро стала очень тяжелой.
     Пытаясь как-то разрушить столь странную атмосферу, Мизуки заговорила неестественно громко.
     — Класс Миюки-тян также приступил к техническому обучению? А какое оно у вас?
     Хонока и Шизуку обеспокоенно посмотрели друг на друга.
     Не обращая внимания на реакцию сверстников, Миюки убрала соломку изо рта и ответила:
     — То же самое, что и в твоём классе, Мизуки: использование медленной машины и задание по скучной вычислительной практике.
     Все пятеро, кроме Тацуи, не скрывали шока.
     Её жесткий, почти змеиный голос совершенно не согласовывался с её обазом леди.
     — Ты так говоришь, будто очень недовольна.
     — Конечно, я недовольна. Подобные упражнения хороши только для личной тренировки.
     Миюки ответила с долей гнева на дразнящие слова брата, хотя в её голосе чувствовался кокетливый намёк.
     — Хм... Даже в учебе хорошие и плохие идеи идут рука об руку.
     — Признаю, что нас обучают по-особому. Я извиняюсь, если обидела Эрику своими словами.
     — Да нет, все нормально.
     Эрика помахала ей рукой извиняющейся Миюки.
     — Искать учеников с хорошим потенциалом естественно. Тот же подход практикуется и в моём фамильном додзё:[6] люди без потенциала отсеиваются и о них забывают.
     — Дом Эрики-тян — додзё?
     — Со слабым уклоном в древний стиль кэндзюцу, хотя это всего лишь второстепенная работа.
     — А, ну теперь ясно, почему... — кивнула Мизуки, понимая что-то.
     Она, возможно, думала о том случае, когда Эрика использовала выдвижной жезл чтобы обезоружить CAD Морисаки.
     — Тиба-сан... Для тебя это естественно?
     На этот раз Хонока вставила своё слово с долей трепета.
     — Можно просто Эрика. Серьезно, зови меня так.
     — Почему ты всегда изменяешь тему разговора...
     Удивленное высказывание Лео создало идеальный повод для Хоноки.
     — Тогда, Эрика, можешь звать меня Хонока.
     — Хорошо, не вопрос. Когда ты говорила о «естественном», то имела ввиду то, что ученики первого потока обучаются учителями, в то время как ученики второго потока не могут их догнать?
     — ...Ну, да, — чуть поколебавшись, всё же ответила Хонока.
     — Ну, если так, то конечно.
     Эрика кивнула без каких-либо колебаний.
     — Всё это проблемы политики потоков, поэтому Миюки и Хоноке не стоит волноваться об этом.
     — ...Ты довольно спокойно рассуждаешь об этом, — ответил Лео на декларацию Эрики.
     — А? Лео-кун, ты недоволен данной ситуацией?
     — Нет, я просто знаю, что тут ничего не поделаешь...
     Голос Лео был совсем безжизненным.
     — Понятненько~. Я не думаю, что эта ситуация безнадежна, скорее всего «так просто так сложилось».
     Голос Эрики был расслабленным, пока она говорила это.
     — Могу я спросить, почему ты так думаешь?
     Эрика склонила голову, услышав вопрос Хоноки.
     После короткой паузы, взятой, чтобы собраться с мыслями, она начала отвечать, прижимая указательный палец к виску.
     — Хм... Я всегда думала, что это естественно, поэтому это трудно объяснить... Ну, к примеру, в нашем додзё новичков начинают обучать техникам только спустя шесть месяцев после начала занятий.
     — Ооо.
     Тацуя кивнул, выражая заинтересованность.
     Вопросительные выражения лиц были у Хоноки, Шизуку и Мизуки.
     — В самом начале мы обучаем их технике шага и взмахам меча. После одной демонстрации идет только индивидуальная практика. В дальнейшем мы начинаем обучать тех, которые, на наш взгляд, правильно поняли технику взмахов.
     — ...А если некоторые ученики никогда не поймут и не улучшатся независимо от времени их обучения?..
     — Ну да, такое тоже случается.
     Эрика кивнула Хоноке.
     — Они все должны безустанно тренироваться. К тому же если ваше тело не привыкло к мечу, то обучение тяжелым техникам превратится в пустую трату времени.
     — Ах... — тихо прошептала Мизухи.
     Посмотрев на Мизуки, Эрика продолжила говорить.
     — Именно поэтому всё, что ты можешь сделать — тренироваться взмахам. Смотреть, как это делают другие, и пусть это вгрызается в твою память. Вокруг тебя множество специалистов по мечу. Ты просто потратишь время впустую, если будешь ждать, что кто-нибудь научит тебя. Только наивные глупцы верят в то, что их с самого начала будут обучать. Учителя и их ассистенты знают в лицо тех, кто в текущий момент проходит обучение. У всех них свой персональный режим подготовки. Те же, кто не может обучаться, смотря на других в ожидании, что именно их скоро начнут обучать — полные идиоты.
     Закончив свой монолог, её глаза наполнились заманчивым блеском.
     Слушая такую лекцию и глядя на столь оживленную Эрику, Тацуя чувствовал растущую в нём личную заинтересованность.
     — ...Толкая такую речь, ты случайно не забываешь, что мы совсем недавно напрямую учились у Тацуи?..
     — Эй! Не режь по живому!
     Эрика встретила в штыки высказывание Лео, но её расслабленный голос не изменился.
     — Это совершенно разные вещи, как яблоки и апельсины... Хотя и встречаются случаи, когда учитель и ученик находятся в разных реалиях, но обычно подобные исключения заканчиваются катастрофой. Более ужасным является то, что иногда обучаемый намного сильнее своего учителя.
     На лице Тацуи проявилась злая ухмылка.
     — К сожалению, сегодняшние занятия — вот настоящая катастрофа. В конце концов, результат Эрики был лучше моего на 100мс.
     У Эрики мурашки по коже побежали.
     — Да нет же, я совсем не то имела в виду... К-кстати говоря, я до сих пор кое-что не понимаю! Как наложенные друг на друга руки так улучшили мой результат?
     Резкая смена темы разговора.
     Хоть все знали, что она мутит воду, но если бы кто-нибудь напрямую сказал ей это, то это бы стало проблемой. Поэтому Тацуя проницательно проигнорировал это.
     — Ничего особенного. На самом деле очень просто. Эрика привыкла держать CAD одной рукой.
     –– Ух? –– Хотя Тацуя уже начал разъяснения, Эрика прервала его наступающей лавиной вопросов.
     "Как ты узнал это?" — было буквально написано на лице у Эрики, но Тацуя с самого начала ожидал такой реакции. Приняв во внимание форму её CAD в том конфликте с Морисаки Сюном, ответ напрашивался сам собой. Проигнорировав такую бурную реакцию со стороны Эрики, Тацуя продолжил своё объяснение.
     — Поэтому я и подумал, что если она просто положит обе руки на панель CAD в классе, то ей будет трудно его использовать.
     — Поэтому ты сказал ей положить одну руку на другую, как бы формируя хват...
     Мизуки закивала в изумлении. И подобная реакция был не только у неё.
     — При таком положении рук возникают некоторые другие проблемы, но они меркнут с её мотивацией, когда её руки приняли более знакомое положение; так что единственная проблема Эрики — подсознательное отрицание.
     — ...Вот как. Похоже, Тацуя-кун видит меня насквозь.
     Эрика не удержалась и криво улыбнулась, на что все остальные громко рассмеялись.
     — Такое чувство, что из меня все силы высосали. Да, кстати, а класс А использует те же CAD?
     — Да.
     Миюки не скрывала своего отвращения, отвечая на любопытство Эрики.
     — Просто ради интереса, можешь показать, сколько у тебя это занимает?
     — Э? Я?
     Глаза Миюки расширились от удивления, и Эрика намеренно кивнула ей.
     Миюки посмотрела на Тацую.
     –– Покажи им — кивнул ей Тацуя с легкой улыбкой на губах.
     — Ну, если Онии-сама так сказал...
     Чуть поколебавшись, Миюки согласилась.
     Мизуки настроила измеряющее оборудование, так как она была ближе всех к нему.
     Миюки положила свои пальцы на панель, как будто она собиралась играть на пианино.
     Измерение началось.
     В ту же секунду промелькнула псионовая вспышка.
     Лицо Мизуки окаменело.
     Её друзья поскорее хотели узнать результат, и Эрика поторопила её.
     — ...235мс...
     — Чего?..
     — Это безумие...
     Окаменение на лицах быстро распространилось.
     — Каждый раз, когда я слышу об этом, не перестаю удивляться такому поразительному результату...
     — Технические способности Миюки достигли предела человеческой реакции.
     Даже ученики класса А не могли удержаться от вздоха.
     И только её брат особо ничему не удивлялся.
     Даже напротив — по морщинам на лбу было видно, что он чем-то недоволен.
     — На таких старых моделях, используемых для обучения, это всё, на что ты способна. Тут ничего не поделаешь, Миюки. — К сожалению, ты прав. Мне необходимо использовать эту не отрегулированную последовательность активации, наполненную посторонними элементами... Это так бесит. Как я и думала, всю мою силу может показать только CAD, настроенный лично Онии-самой.
     Она выражала чувства где-то между истерией и кокетливостью, поэтому Миюки уткнулась головой в грудь Тацуи. А он погладил её головку, словно успокаивая ребенка.
     Все кто видел это представление, не стали подшучивать над ними.
     Сила родственников и их слова говорили сами за себя.
     Видя такие различия между ними и этой парочкой, сгорать от зависти могут только настоящие идиоты.
◊ ◊ ◊
     После занятий Тацуя сел в кафетерии и без интереса смотрел на проходящих мимо него учеников.
     Довольно странная атмосфера этого помещения была основной причиной притяжения столь большого числа учеников.
     Если верить Мари, то именно в кафетерии замечалось наибольшее скопление людей в самом начале учебного года.
     После того, как ученики освоились с планом кампуса, они стали осматривать помещения клубных комнат, центральный двор или пустые классные комнаты, чтобы чем-то занять свободное время.
     Ну и со временем в кафетерии уже не наблюдалось большого скопления людей, хотя на его работе это никак не сказывалось.
     Его кофе уже давно остыл.
     Ситуация была прямо противоположная в сравнении с прошлой встречей.
     Единственное, что оставалось неизменным — персона, назначившая встречу.
     Тацуя ожидал Саяку, надеясь услышать ответ на свой вопрос.
     Хотя он и чувствовал раздражение от следящего за ним взгляда, но Тацуя никак на него не реагировал. Он был уверен, что если захочет, то обнаружит свою цель вне зависимости от её маскировки. Но силовой захват цели прямо посреди кафетерия был очень нежелателен, поэтому он решил не прибегать к насильственным действиям и просто продолжил своё ожидание.
     По истечению 15 минут от назначенного времени она наконец-то появилась.
     — Я извиняюсь! Не слишком долго ждал?
     — Я прочел твоё сообщение, не волнуйся.
     Он не пытался казаться вежливым.
     На терминал Тацуи пришло сообщение Саяки, в котором было написано, что она опоздает минут на десять.
     К тому же, когда он получил это сообщение, оставалось 5 минут до намеченного времени. Так как место встречи они выбрали то же самое, ему оставалось лишь ждать её — не важно, 10 или 20 минут. Подобные размышления натолкнули его на мысль, что у него громадный запас терпения.
     — Вот как? Слава богу. Я уже начинала думать, что бы я делала, если бы Шиба-кун ушел.
     Саяка похлопала себя по груди, явно преувеличивая.
     Похоже, и сегодня она была «милой девушкой».
     Тацуя склонил голову и подумал: "Чем же именно я вызвал у неё столь большой интерес?"
     — Что-то не так?
     Саяка была озадачена.
     Похоже, на его лице случайно отобразились его мысли.
     — Да нет, ничего. Просто когда сэмпай превращается в «милую девушку», то сразу проявляются различия с твоим образом, когда ты держишь меч.
     — Ты на самом деле злюка... Не издевайся надо мной.
     Она быстро отвела взгляд.
     Тацуя не мог понять, была ли это её естественная реакция, или она просто изображала всё это.
     К сожалению, результат стал понятен до того, как он смог сам это сообразить.
     — Прости.
     Он улыбнулся, извиняясь.
     Тацуя сделал это нарочно.
     Пусть даже он и не был полностью уверен в своих действиях.
     — Тацуя… На самом деле обольститель?
     — Ну не волшебник точно, по крайней мере, пока что.
     Отпив холодного кофе, Тацуя развернулся. Он не избегал взгляда Саяки, а смотрел на силуэт, скрывающийся среди растений.
     — Ватанабэ-сэмпай...
     Саяка резко вдохнула, увидев её фигуру. Но звук, вырвавшийся при этом, был очень тихий и вряд ли достиг её ушей.
     — Ох, Тацуя-кун.
     Первой ответила Мари. Но было очевидно, что взглядом она ругала Тацую. Если бы он специально на неё не посмотрел, тогда она подошла бы к ним незаметно — и лишь так бы смогла скрыть своё присутствие.
     — Я тут не прохлаждаюсь.
     На такой ответ Тацуи Мари натянуто улыбнулась. Было невозможно сказать, была ли это простая шутка, или он имел в виду, что у него сегодня выходной.
     — Не волнуйся, я не собиралась напоминать тебе, что ты член Дисциплинарного комитета. Я просто проходила мимо.
     Появление Мари было очень неестественным, и Тацуя приметил это. Она постаралась скрыть это излишней вежливостью.
     — Извиняюсь, если помешала вам. Прости, Мибу.
     — Нет, можешь не волноваться...
     Ответ Саяки был немного жестким. То ли это из-за того, что она нервничала, отвечая старшекласснице, то ли из-за негативных личных чувств по отношению к дисциплинарному комитету.
     Тацуя чувствовал, что оба предположения были неверны.
     Это чувство лишь усилилось, когда он заметил, каким выразительным взглядом Саяка провожала уходящую фигуру Мари.

     — Итак, относительно того, о чем мы говорили в прошлый раз...
     После того, как силуэт Мари покинул кафетерий, Саяка, наконец, вернулась к главной теме разговора.
     Тацуя думал о таких вещах, как «Она говорила, что передаст всё в мои руки...», или «Она специально пришла, чтобы наблюдать, так как...» и «Просто наблюдать, в целом, не зазорно», но не решил озвучивать это вслух.
     — Сначала я думала, что просто донести наши идеи до школы будет достаточно.
     Её плечо дернулось — похоже, она сжала руку в кулак под столом.
     — Но, как мы и думали, этого мало.
     "А она глубоко ныряет" — образно подумал Тацуя.
     Она серьезно так считала? Или всё это из-за того, что он просто заинтересовал её?
     Ведь подобные идеи могут вызвать прямо противоположный эффект.
     — У тебя есть конкретные предложения для улучшения данной ситуации?
     — Ну это... Всё, в плане обращения к нам.
     — «Всё» — ты имеешь в виду проведение занятий?
     — ...ну как один из пунктов.
     — Главным различием между 1 и 2 потоками является наличие инструкторов. Сэмпай предлагает школе увеличить число преподавателей?
     Это было невозможно.
     На самом деле, такое разделение появилось, потому что талантливых людей, эффективно использующих магию, было очень мало.
     Система второго потока являлась необходимым злом и помогала обеспечить страну как волшебниками, так и ремесленниками магии.
     — Я так далеко не планировала...
     Как и ожидалось, в ответ он услышал лишь вялый отказ.
     — Или твои предложения относятся к клубной деятельности? На мой взгляд, клубы кэндо и кэндзюцу имеют равные привилегии и доступ к спортивному залу.
     Вчера Тацуя провел расследование и был удивлен результатом: эти клубы занимали спортзал равное количество дней.
     — Или проблема в их бюджетах? Ни для кого не секрет, что клубы, связанные с магией, получают большее финансирование, но если сравнивать бюджеты различных школ, то можно заметить, что подобное практикуется и в обычных старших школах.
     — Ну... Может быть это... Но, Шиба-кун, разве тебя это устраивает? Всех оценивают по их техническим навыкам. Даже если ты превзойдешь учеников первого потока в теории магии, обычных предметах, физических возможностях или даже в боевых способностях, то всё равно будешь заклеймён Сорняком просто из-за плохих технических оценок. Ты действительно способен смириться с этим?
     Глядя на Саяку, отчаянно пытавшуюся найти нужные аргументы, Тацуя почувствовал, что он слишком жестко ей всё преподнес.
     Его смирение и сожаления не имели отношения к её мыслям.
     Если ты сам хочешь измениться, то зачем использовать свои мысли для уговоров других?
     — Конечно, я с этим не смирюсь.
     Тогда он должен...
     — В этом случае!..
     — Однако у меня нет причин изменять школу.
     ...рассказать о своих собственных мыслях.
     — Что?
     — Я ничего не ожидаю от этой государственной школы.
     Это были его собственные истинные доводы, без всякого лицемерия.
     — Всё что мне надо — получить доступ к закрытым данным, расположенным в университетах магии и соответствующих организациях, а потом окончить старшую школу магии. Кроме этих, у меня нет никаких других желаний.
     Саяка была ошарашена подобным ответом Тацуи.
     — Не говоря о том, что я никого не хочу винить за «использование запрещенных слов, оскорбляющих других учеников, на территории школы» или за незрелость сверстников, ходящих в школу.
     На первый взгляд, в этом комментарии проявлялся критика неправильной идеологии, которая привела к тому, что ученики первого потока относились к ученикам второго потока, как к «Сорнякам». Но на самом деле это был выговор тем, кто не мог удовлетворить свои собственные ожидания и находил простой выход из ситуации, обвиняя других в своей слабости. Тацуя ясно дал понять Саяке всё это.
     — Увы, но у нас с сэмпаем совершенно разные идеологии.
     Сказав это, Тацуя встал со стула.
     — Постой... Подожди секунду!
     Он обернулся и увидел всё еще сидящую — или, скорее всего, не могущую встать — Саяку, чьё лицо потеряло все цвета, а глаза отчаянно искали поддержки. Она подняла голову и посмотрела на него.
     Её взгляд не был свирепым, а больше серьезным и отчаянным.
     — Как... ты можешь так спокойно ко всему относиться? Что поддерживает тебя, Шиба-кун?
     — Моя мечта — создать магию Гравитационного контроля для термоядерного реактора. Обучение магии не более чем одна ступенька на пути к этой цели.
     Лицо Саяки окаменело.
     Скорее всего, она просто была не способна понять его слова.
     Создание магии Гравитационного контроля для термоядерного реактора, совместно с «созданием общей магии Полета» и «разработкой вечного двигателя, на основе теории бесконечного инерциального расширения», всё это более известно под единым названием — «Три Великие Загадки системной магии Веса».
     Грандиозная цель для ученика второго потока.
     Но Тацуя и не рассчитывал на понимание, поэтому он не стал продолжать разговор.
     Не желая больше тратить время на Саяку, он снова развернулся и ушел.
◊ ◊ ◊
     Неделя прошла в тишине и покое.
     Выполняя задачу дисциплинарного комитета по патрулированию, он больше не попадал в засады, неожиданно возникавшие во время недели набора в клубы. Как и предполагала Мизуки, никаких инцидентов не происходило.
     Наконец-то Тацуя мог насладиться обычной жизнью ученика старшей школы — ну, по крайней мере, так это выглядело со стороны.
     На самом деле это было лишь затишьем перед бурей.

     Однажды после уроков.
     В то время, когда ученики, состоящие в клубах, направлялись в раздевалки, чтобы снять их школьную форму и сдать на хранение свои школьные вещи, а те, кто собирался уходить домой, уже были готовы покинуть школу...
     — Ученики, внимание!
     ...рёв раздался из громкоговорителей.
     — Что черт возьми происходит!
     — Чувак, расслабься. И так шум раздражает, ещё и ты тут орёшь.
     — ...Я думаю, что Эрике-тян тоже надо бы успокоиться.
     Множество учеников просто не знали, как отреагировать на это.
     — ...Мы извиняемся перед всеми!
     Тот же голос донесся из динамиков.
     — Они, возможно, напутали с громкостью в первый раз.
     — Я уверена, сейчас не время говорить об этом.
     Тихое бормотание Тацуи достигло острых ушей Эрики, и она тут же вставила своё слово.
     "То же самое относится и к тебе, Эрика-тян" — подумала Мизуки, но ничего не сказала.
     — Мы, Альянс учеников, желаем разрушить разногласия в стенах этой школы.
     — Учеников...
     Тацуя повторил слово, сказанное мужским голосом через громкоговорители. Вспоминая разговор в кафетерии на прошлой неделе, он понял, что это радиовещание и есть «попытка улучшения отношения к ним», о которой говорила Саяка. Однако в этом инциденте принимали участие члены политической группы или организации, называющие себя «Ученики». Мысли Тацуи сами по себе погрузились в раздумья.
     — Мы требуем разговора со школьным советом и группой управления клубами на равных.
     — Может быть, тебе стоит кое-куда отлучиться?
     Хотя Эрика и не слышала его неприятного бормотания, её бурный голос обрушился на Тацую, который всё еще сидел и смотрел в громкоговоритель.
     — Верно.
     Мысль Эрики была, в некотором смысле, разумной, и Тацуя на неё не ответил, так как считал её правильной.
     — Это неправомерное использование Радио-комнаты. Члены комитета, наверное, уже направляются туда.
     Как только Тацуя сказал это, на его персональный терминал, который он носил у себя в кармане, пришло сообщение.
     — Хех, вот и оно. Ну, я пошел.
     — Ага, только будь осторожен.
     Мизуки встала со стула и сказала это Тацуе беспокойным голосом. Вспомнив, что они не одни в классе, он бегло оглядел всех присутствующих. В классе было множество учеников, сидящих на стульях или уже стоящих, но немногие из них решили покинуть класс после услышанного. Эти немногие были либо теми, кто заинтересовался сообщением, как, к примеру, Эрика, либо поддались любопытству и последовали за Лео. Большинство же учеников были обеспокоены и думали, стоит им уходить, или нет.
◊ ◊ ◊
     — Ах, Онии-сама.
     — Миюки, тебя также вызвали?
     — Да, Президент сказала следовать к Радио-комнате.
     Тацуя встретился с Миюки по пути туда.
     Однако они особо не спешили.
     — Это работа «Бланш»?
     — Не уверен, что они являются членами этой организации, но их методы схожи.
     Они продолжили разговор, пока сообща не достигли дверей Радио-комнаты.
     Перед дверью стояли Мари, Катсуто, Сузуне, а также члены дисциплинарного комитета и группы управления клубами.
     — Ты опоздал.
     — Прошу прощения.
     Обе стороны обменялись выговорами и извинениями, а затем стали выяснять подробности ситуации.
     Скорее всего, радио-комнату обесточили, тем самым прекратив вещание.
     Но они не могли войти, так как дверь была заперта. И их оппоненты смогли каким-то образом завладеть Мастер-ключом.
     — Разве это не вопиющее нарушение правил?
     Цель оправдывает средства — подобного типа мышления придерживались эти образцовые «ученики».
     — Это так. Но мы должны проявить благоразумие, чтобы они случайно не перешли к радикальным мерам.
     Хотя Тацуя и говорил сам с собой, но Сузуне всё же ответила ему.
     — Даже если мы проявим благоразумие, еще не факт, что они пойдут на уступки. Я считаю, что мы должны проявить жесткий подход, чтобы покончить с этим поскорее.
     Внезапно вмешалась Мари.
     «Похоже у нас совершенно разные подходы к ситуации. При урегулировании таких происшествий, эта самая худшая ситуация» – подумал Тацуя.
     — Что думает председатель клубов Дзюмондзи?
     Вопрос Тацуи вызвал несколько удивленных взглядов.
     Он и сам чувствовал, что вызвал у окружающих вопрос «кто ты такой, чтобы подобное спрашивать», но это было предпочтительней, чем стоять и ничего не делать.
     Он не хотел казаться взрослым.
     И не планировал полагаться на взрослых при решении этой проблемы.
     — Я считаю, что мы можем согласиться на переговоры. Это всего лишь более радикальная попытка того, с чем мы сталкивались в прошлом. Пока мы способны опровергать их претензии, мы должны делать это без создания новых проблем.
     — То есть мы будем сидеть и ждать?
     — Пока нет достаточно сведений, чтобы так говорить. Хоть мы не можем игнорировать преступную деятельность, с другой стороны повреждение школьных помещений тоже является преступной деятельностью, кроме особых случаев. Мы обратились к руководству школы, чтобы перезаписать систему безопасности и открыть дверь, но они отказали.
     Другими словами — они не хотят силового решения проблемы.
     Идея Катсуто, в конце концов, совпала с предложением Сузуне.
     В этом случае им действительно ничего не остается, кроме как сидеть и ждать.
     На Тацую, который кивнул головой перед тем как отойти, Мари направила недовольный взгляд.
     Пока никто не следил за его действиями, он быстро достал портативный терминал из кармана и изменил его в режим звонка.
     Обстоятельства заставляли их ждать, только вот бесконечно ждать они не могли.
     После пяти гудков...
     — Это Мибу-сэмпай? Говорит Шиба.
     Несколько взглядов устремилось к нему.
     — ...итак, где же вы сейчас, сэмпай?
     Количество взглядов, направленных на него, резко увеличилось.
     — Ах, вы же в Радио-комнате, что вполне ожидаемо... Спасибо за ваш труд.
     Тацуя нахмурил брови, так как далее в наушниках раздался слишком громкий шум, абсолютно независящий от динамиков.
     Голос собеседницы Тацуи просто потонул в голосах стоящих рядом с ней людей, поэтому можно было лишь догадываться, о чем они там говорили.
     — Нет, я не думаю что сэмпай дурочка. Сэмпай, оставайтесь спокойной во время разговора... Ах, простите. Тогда давайте перейдем сразу к делу?
     Мари и Сузуне, а также еще несколько людей навострили уши, желая услышать каждое слово Тацуи.
     — Председатель клубов Дзюмондзи готов к переговорам. Что же касается школьного совета, то мы еще не знаем точно... нет, Президент так же согласна на переговоры.
     Увидев сигнал руки Сузуне, Тацуя сразу внес корректировки.
     — Да, кстати, для начала я бы хотел узнать о месте проведения переговоров. Такие детали как время и дата... Хм, сейчас. Пока школа не вмешается... Нет, я гарантирую свободу сэмпая. Мы не полиция, поэтому не имеем права задерживать учеников... Да, на этом всё.
     Тацуя вынул наушники и убрал портативный терминал обратно в карман, и после этого, повернулся к Мари.
     — Похоже, они сейчас к нам выйдут.
     — Ты разговаривал с Мибу Саякой?
     — Да. Ранее, она мне дала свой номер телефона, когда договаривалась о встрече. Не думал, что это будет полезным в такой ситуации.
     Стоя за Тацуей, Миюки медленно склонила голову. Хотя никто не счел её действия неестественным, но Тацуя сразу понял, что его сестра использует свои длинные волосы, чтобы скрыть выражение своего лица.
     — Ты быстро среагировал, неужто ты...
     — Ты заблуждаешься.
     Тацуя не мог сказать точно, к чему могли привести слова Мари. В любом случае, Миюки еще плохо разбиралась в ситуациях и могла бы попросту атаковать спину Тацуи в приступе ревности.
     — Прежде всего, я считаю, что нам следует приготовиться.
     Тацуя не повернулся (к Миюки), а сосредоточил внимание на Мари, Сузуне и Катсуто, взывая к их действиям.
     — Приготовиться?
     "О чем ты говоришь?" — такое было выражение на лице у Мари, смотрящей на Тацую.
     "Почему ты спрашиваешь?" — читалось в пустом взгляде Тацуи.
     — Я говорю о подготовке к аресту всех тех, кто находится внутри комнаты. То, что они смогли украсть ключи от комнаты, говорит мне о том, что они могут быть экипированы CAD или другим оружием.
     — ...Разве ты не гарантировал их свободу?
     — Я говорил, что гарантирую свободу только одной Мибу-сэмпай. К тому же, я ни разу не упоминал, что веду переговоры в роли доверенного лица дисциплинарного комитета.
     Не только Мари, но даже Сузуне и Катсуто были ошарашены словами Тацуи.
     И только одна девушка слабо отругала его.
     — Онии-сама злой.
     — Слишком поздно это говорить, Миюки.
     — Хе-хе, ты даже не отрицаешь.
     Однако её выговор был произнесен голосом, полным восхищения.
     — Кстати, Онии-сама? Еще не поздно рассказать мне подробности насчет того, почему ты сохранил телефонный номер Мибу-сэмпай в своём терминале, не так ли?
     Её лицо озарялось ослепительной улыбкой, когда она говорила это довольным голосом.
◊ ◊ ◊
     — Что всё это значит?!
     Было ли это ожидаемо, либо само собой разумеющимся — Саяка начала допрос Тацуи.
     Считая её, всего пятеро человек находилось в Радио-комнате.
     Как Тацуя и подозревал, у всех были CAD, но не было огнестрельного оружия или мечей.
     С точки зрения Тацуи то, что никто из них даже не предположил, что он мог лгать, выставляло их полными новичками. Результат конфликта был предопределен.
     Четверо были арестованы членами дисциплинарного комитета, в то время как у Саяки просто изъяли CAD.
     Всё потому, что Мари учла мнение Тацуи.
     Хотя он сам полагал, что словесные договоренности абсолютно ничем его не связывали.
     Саяка попыталась схватить Тацую за воротник, но он схватил её за запястья.
     Перехватив её руки, покушающиеся на воротник, Тацуя просто смотрел, как Саяка изливала свои чувства.
     — Как ты смел лгать нам!
     Глядя на её яростное сопротивление, он немного расслабил руки.
     Сзади Саяки, всё еще угрожающе надвигающейся на Тацую, раздался голос.
     — Шиба не лгал вам.
     Саяка дрогнула от тяжелого, сильного голоса.
     — Председатель клубов Дзюмондзи...
     — Я слышал ваши требования. И я готов начать переговоры. Однако услышать ваши доводы это одно, а соглашаться с вашими методами — совсем иное.
     Боевой дух Саяки мгновенно испарился.
     Перед тем, кто был ответственен за все внеклассные мероприятия, и перед решимостью Катсуто Саяка могла лишь проглотить своё негодование.
     — В этом случае, почему бы нам не освободить их всех?
     В то же время, вдогонку к предыдущему комментарию, миниатюрная фигура встала между Тацуей и Саякой.
     Она встала спиной к Тацуе, как будто защищая его.
     — Саэгуса? — изумленно спросил Катсуто.
     — Маюми, но — не соглашалась Мари.
     Однако Маюми прервала их.
     — Я понимаю, что ты хочешь сказать, Мари. Но если мы будем разговаривать только с Мибу-сан, то не сможем договориться. К тому же они всё ещё являются учениками школы — они никуда не сбегут.
     — Конечно, мы не побежим!
     Саяка рефлекторно ответила на слова Маюми.
     — Я уже обсудила всё с учителями. Школьный совет берет всю ответственность за кражу ключей и за несанкционированное использование громкоговорителей.
     Маюми обрисовала причину своего опоздания, а также текущие подробности их ситуации.
     Несмотря на это Саяка и её компаньоны не выдавали ни следа страха. Но Тацуя полагал, что если бы кто-нибудь мог заглянуть им в души, то много чего бы там обнаружил.
     — Мибу-сан, относительно тем, которые мы будем обсуждать — я бы хотела обговорить их с тобой лично. Можешь пойти со мной?
     — ...ага, без проблем.
     — Дзюмондзи-кун, я пошла.
     — Я понял.
     — Прости, Мари, но я, кажется, украла всю вашу славу.
     — Я никогда так не подумаю. Но в реальности всё может так и оказаться. Так что не волнуйся об этом.
     — Ну и славненько. Тацуя-кун, Миюки, вы можете идти домой.
     — ...Ну, тогда, Президент, мы пойдем.
     После короткой паузы
     Первой, кто пришла в себя была Миюки.
     Следом за торжественным поклоном его сестры, безмолвно поклонился Тацуя и покинул сцену.

Глава 9

     На следующий день Тацуя и Миюки вышли из дому раньше обычного.
     Но не затем, чтобы прийти раньше в школу; они хотели прибыть раньше на станцию.
     Им повезло — они не слишком долго ждали нужного им человека.
     — Доброе утро, Президент.
     Среди других девушек рост Маюми считается довольно маленьким, но это совершенно не значит, что она будет незаметна в толпе. Даже в толпе она выделяется своей уникальной аурой — её Тацуя сразу и приметил.
     — Тацуя-кун? И Миюки тоже. Что случилось?
     Хотя причина встречи должна быть и так понятна, Маюми совершенно не ожидала встретить их здесь, поэтому она проявила вполне естественную реакцию.
     Однако они вовсе не хотели удивить Маюми. Тацуя пропустил формальности и сразу перешел к главной теме разговора.
     — Меня интересует, что случилось вчера, после того, как мы ушли. Не могла бы ты рассказать о результатах разговора между тобой и Мибу-сэмпай?
     Услышав просьбу Тацуи, глаза Маюми распахнулись от шока.
     — Удивительно.
     Её голос и её лицо также выражали искреннее удивление.
     — Тацуя-кун обычно не интересуется делами других людей.
     — Если бы это были бы только их дела — я бы не интересовался. К сожалению, судьба решила иначе.
     — Тут уж верно.
     Услышав ответ Тацуи, Маюми одобрительно кивнула. Он уже был вовлечен в дела «Альянса учеников». И даже если бы он хотел отстраниться от всего этого, то всё равно не смог бы.
     "Тацуя имел право знать, что происходит" — думала Маюми. Всё равно результаты той встречи будут оглашены завтра утром.
     — Они потребовали, чтобы учеников 1 и 2 потоков воспринимали одинаково. Но они сами не знают, что для этого надо сделать. А если точнее — они хотят, чтобы школьный совет решил за них эти проблемы. Из-за этого весь разговор напоминал серию вопросов и ответов. Перво-наперво, вчера мы только уточняли детали будущих переговоров, и всё свелось к тому, что завтра в актовом зале будет проведено публичное обсуждение этого вопроса.
     — События развиваются с поразительной скоростью...
     Тацую это известие очень удивило, хотя он и представлял, что в итоге всё к этому и придёт. Так что это не ошеломило его. Изначально Тацуя полагал, что самая эффективная стратегия в таком вопросе — прямое противостояние, даже если некоторые члены этой организации смогут сбежать. Впрочем, его реакция на эти новости была довольно уникальна. К примеру, даже Миюки не могла полностью придти в себя от столь быстрого развития событий.
     — Они думают, что у нас будет мало времени, чтобы подготовиться, но это же можно сказать и о них. Кто на этом форуме будет представлять школьный совет?
     В ответ на вопрос Тацуи лицо Маюми расцвело в улыбке, так и говорящей «Хороший вопрос», и она указала на себя.
     — ...Президент, ты одна будешь выступать?
     Голос Тацуи был полон скептицизма, не говоря уже о том, что Миюки все еще молчала.
     — Ну, Ханзо-кун также будет на сцене, но только я буду говорить. Как Тацуя-кун заметил, поскольку времени на подготовку мало, то говорить с оппонентом лучше мне одной. По крайней мере, не беспокоишься, что запутаешься с доводами партнера по команде. Также я не хочу показаться агрессивной.
     — Другими словами, в обычных дебатах ты ни за что не проиграешь?
     В ответ на вопрос Тацуи Маюми уверенно кивнула головой.
     — Ну, впрочем, есть еще один пунктик...
     В тихом голосе Маюми послышались оттенки предвкушения.
     — Если они действительно смогут превзойти мои аргументы, то разве не будет замечательным то, что они смогут реально помочь школе?
     Уши Тацуи явно уловили надежду в словах Маюми. Она хотела, чтобы они сломили её доводы.
◊ ◊ ◊
     Как только распространилась новость о том, что завтра будет проведен беспрецедентный форум, так сразу Альянс (сокращение от «Объединение учеников, выступающих за отмену неравенства в школе») развил широкую деятельность.
     Конечно, в подобной деятельности было замечено не слишком много людей, но немногочисленные члены Альянса отчаянно искали сторонников до, во время и после уроков.
     У каждого из них на руке был белый браслет с зеленой и красной полосой. "Они даже не старались скрываться? Или вообще не знали, что подразумевает эта эмблема?..", — Тацуя считал правильным второй ответ. Конечно, он не поддерживал идею «незнание законов освобождает от ответственности». Он полагал, что отвечать нужно не за свои идеи, а за свои деяния.
     Тацуя не планировал вмешиваться в деятельность Альянса. Довольно естественной считалась для него тактика сбора максимального числа сторонников. Он знал их истинные цели, но не противился им, так как ему было безразлично на всех тех учеников, которые по своей неопытности будут поддерживать такие идеи, что в конечном итоге столкнет их в бесконечную пропасть (пусть и подобное решение многие сочтут диким по разным причинам).
     С другой стороны, если в подобное будут втягиваться знакомые ему люди — Тацуя так же учился в Первой старшей школе и не отгораживался от всех — и их будут пытаться обмануть, то он не будет сидеть, сложа руки.
     — Мизуки.
     За день до форума, после окончания занятий Тацуя позвал одноклассницу, которая была в состоянии замешательства из-за разговора с молодым человеком, носящим браслет на правой руке и, скорее всего, являющимся учеником 3-го года обучения. Мизуки прижимала к груди несколько книг, которые, скорее всего, являлись необходимыми для занятий в клубе. Факт использования печатных пособий говорил о том, что в клубе Искусства многие разделяли его интересы[7]. Однако не будем отвлекаться от главной темы.
     — О, Тацуя-кун.
     Узнав его, Мизуки вздохнула с облегчением. Видя такую реакцию, можно было предположить, что с ней вёлся довольно долгий разговор.
     Сперва Тацуя внимательно рассмотрел старшеклассника. Он был высокого роста и худого телосложения, по его виду можно было сказать, что он обучается боевым искусствам.
     Подобные пропорции тела навевали Тацуе некоторые воспоминания.
     Без сомнения, именно он убегал от Тацуи после неудавшейся засады во время событий недели набора в клубы.
     — Меня зовут Шиба, я состою в дисциплинарном комитете. Если вы продолжите беспокоить других учеников, я буду считать это домогательством. Не переборщите с этим.
     Подходя к старшекласснику, Тацуя не стал выяснять подробности у Мизуки. Но Тацуя решил не спрашивать его о событиях во время недели набора в клубы. Он был уверен, что старшеклассник не будет отвечать на подобные вопросы, а давление на него лишь приведет к нежелательному результату. Так что Тацуя просто встал между ним и Мизуки.
     У него на пиджаке так же не было эмблемы цветка.
     Его глаза были скрыты очками, и казалось, что они были не для улучшения зрения.
     — Понятно, ну тогда я пойду. Шибата-сан, если вы измените своё мнение — сразу же дайте мне знать. Я выслушаю вас в любое время дня и ночи.
     Старшеклассник сделал вежливый пируэт рукой и ушел по лестнице в конце коридора. Тацуя же решил спросить Мизуки, о чём вёлся разговор до его прибытия.
     — Он — ас клуба кэндо. Кажется, его зовут Цукаса Киноэ-кун. Так же как я, он страдает от «сверхчувствительности к духовным частицам», поэтому он хотел, чтобы я присоединилась к его клубу.
     Тацуя не ожидал, что Мизуки будет так открыто говорить о своих «глазах». Однако он узнал о её секрете, поэтому особо не удивлялся такому повороту событий.
     — Он предлагал нечто вроде обмена опытом? Или я что-то не так понял?
     — Нет, Киноэ-сэмпай говорил, что после вступления в клуб кэндо его состояние сильно улучшилось, поэтому он хотел и мне помочь с этим...
     — Но это...
     Смешно. Но Тацуя не решил озвучивать это предложение до конца.
     Но Мизуки также разделяла его точку зрения.
     Единственным способом уменьшения вреда от чувствительности к магии было улучшение способностей общего восприятия. Чтобы держать своё восприятие под контролем, необходимо было постоянно тренироваться.
     К слову: даже в классах без преподавателей сами уроки по содержанию очень сильно напоминали эту «тренировку». Абсурдно было думать, что клубные занятия принесут больший результат, нежели сами уроки. Если бы эти клубные занятия проводились под руководством школы... Но преподавателей и так не хватало, о чём и свидетельствовала система 1 и 2 потоков.
     — Я уже много раз отказывала ему, говоря, что меня устраивает то, чего я добиваюсь, обучаясь в классе.
     — Ты права, с этим лучше не торопиться. Лучше идти медленно, но верно.
     Мизуки кивнула Тацуе, словно говоря "Ты прав", и направилась в клубную комнату.
     Тацуя же пошел совершенно в другую сторону. Его мозг работал в бешеном темпе. Цукаса Киноэ случайно встретил Мизуки, у которой были те же проблемы, что и у него — Тацуя не верил в подобные совпадения. Под завлечением в клуб скрывалось нечто больше похожее на «промывку мозгов» Мизуки, которая входила в круг его знакомых. Также следовало принимать во внимание уровень подготовки определённого ученика, который нападал на Тацую еще до того, как активизировалась деятельность Альянса. Этот ученик 3-го года обучения был очень способен. Было ясно, что он сам «промывает мозги».
     "Цукаса Киноэ — ас из клуба кэндо"
     "Надо бы побольше о нём разузнать" — подумал Тацуя.
◊ ◊ ◊
     После ужина Тацуя не стал отдыхать после школы, а сел за руль недавно приобретенного электрического мотоцикла.
     Он направлялся в храм Якумо.
     Он не стал бежал, так как сейчас был день, и на дороге было слишком много машин и пешеходов. К тому же использование магии без законных оснований может наказываться штрафами и взысканиями. Несовершеннолетние так же попадали под действие этого закона.
     А езда на электрических мотоциклах была узаконена. В 2095 году правила дорожного движения позволяли всем школьникам средних классов и выше получить права на данный вид транспорта. Требования теперь базировались не на возрасте. Достаточно было пройти специальное обучение.
     Его пояс нежно обвивала пара женских рук. А его спина чутко ощущала прикосновения двух сферических объектов. И пусть они всё ещё развиваются, но по сравнению с другими пятнадцатилетними девушками их размер уже превышал среднестатистические показатели (день рождения Миюки был в Марте).
     Что ни говори, Тацуя довольно спокойно воспринимал данную ситуацию. Всё же Миюки была его кровной сестрой.
     Их поездка продолжалась 10 минут. И никаких психологических или физических аморальных событий до точки назначения не произошло.
     На этот раз его не встречала толпа разъяренных учеников. Всё же целью поездки не являлась дальнейшая тренировка, поэтому надобность грандиозного приветствия отпадала сразу после того, как Тацуя договорился по телефону о встрече. Парочка проследовала прямо в храм.
     Дом Якумо был стилизован под гражданский коттедж середины 20-го века. Возможно, здание было как раз из тех времен, но Тацуя и Миюки не могли с уверенностью это утверждать.
     Но то, что в храм не проникали лучи солнечного света, скорее всего, к возрасту здания не имело никакого отношения.
     Причиной этому был не только внешний вид храма, но и сам интерьер внутри здания. В храме было очень темно. К тому же лунный свет сегодня был скрыт облаками, а свет уличных фонарей не проходил через толстые внешние стены храма.
     Было ещё не слишком позднее время, или монахи ложатся спать раньше остальных? В это было сложно поверить, так как никто не слышал о ниндзя, которые рано вставали и рано ложились. Кроме того, они заранее позвонили и запланировали встречу.
     Миюки протянула руку навстречу Тацуе. Она не дрожала и не сильно сжимала его рукав. Миюки плохо видела в темноте, в отличии от Тацуи, поэтому можно было не удивляться тому, что она чувствовала беспокойство в кромешной тьме. Тем более, она всего лишь ухватилась за него рукой. А если бы сейчас возникла какая-нибудь опасность, то Тацуя и своей магией с ней бы справился.
     Храм не был ни слишком широким, ни слишком узким, поэтому они быстро добрались до вестибюля, ведущего к комнатам монахов. Не было ничего похожего на домофон или дверной звонок — было ясно, что так было сделано специально. Тацуя уже хотел открыть дверь и громко объявить о своём прибытии, как...
     — Тацуя-кун, прошу сюда.
     Сквозь мертвую тишину голос донесся до Тацуи.
     Рука, сжимавшая его рукав, вздрогнула от неожиданности. Тацуя лишь беспомощно улыбнулся, чувствуя это. Нет, серьёзно, в подобном возрасте Якумо всё еще играет как ребенок, пугая внезапным появлением из темноты.
     В то время как Миюки действительно испугалась, Тацуя ничего особого не почувствовал. Так что план Якумо удался только наполовину — если он действительно это планировал.
     Несколько секунд Тацуя помышлял, а не покинуть ли ему с Миюки это место, но сегодня он сам напросился на встречу. Так что Тацуя проглотил своё недовольство и прошел к источнику голоса.
     Якумо расслабленно стоял, прижавшись спиной к стене.
     Если бы он медитировал в привычной позе монахов, то его можно было с легкостью спутать с ними, но именно им и был Якумо. С момента знакомства с ним прошло уже два с половиной года, а Тацуе всё еще было сложно понять, о чём Якумо думает.
     — Добрый вечер, Сэнсэй. Собираетесь пойти спать?
     — О, Тацуя-кун, Миюки-кун, добрый вечер! Я не настолько небрежен, чтобы забыть о встрече и отправиться в мир снов.
     Жалоба Тацуи была быстро отбита фразой Якумо. Тацуя думал, что Якумо будет более многословен, поэтому он был немного запутан его ответом.
     — Сэнсэй, извиняюсь, что пришли так поздно. Но всё же... если вы не собирались идти спать, то почему у вас не горят фонари?
     — А? О, не волнуйся, это всего лишь привычка. Если мне не нужно освещение, я обхожусь без него. Я же всё-таки ниндзя.
     Однако Тацуя, похоже, ошибался, думая, что всё это было так задумано, чтобы подшутить над ними. Что бы с ним тут ни случалось, он всегда опасался делать скорые выводы. Именно так думал Тацуя.
     Конечно, он не расскажет Якумо о своих мыслях.
     Но в целом Якумо понял, что хотел выразить Тацуя. Внимательно посмотрев на родственников, он внезапно сменил тему разговора.
     — И всё же ваши духовные ауры просто поражают своей красотой. И смотреть на них в темноте даже, в какой-то степени, полезно для глаз.
     — Духовные ауры?
     — Вы называете это пушионовым светом.
     Миюки, склонившей голову, Якумо ответил с серьёзным выражением лица.
     Щурясь и так слишком узкими глазами, он мог увидеть то, что другие вряд ли смогли бы увидеть.
     — Духовная аура Миюки светит ярким блеском и не имеет недостатков, в то время как аура Тацуи четко покрывает его тело. А если их соединить...
     — Сэнсэй.
     Тацуя резко прервал развитие темы. Якумо перестал щурить глазами, а его лицо приобрело несколько глупый оттенок.
     — Прости, прости. Я и забыл, что об этом не стоит говорить.
     — Я тоже был несколько дерзок с вами.
     Тацуя чуть склонил голову, говоря о том, что эту тему лучше бы сейчас закрыть. И Якумо не собирался игнорировать это.
     — Итак, с чем же вы пожаловали?
     — Я бы хотел, чтобы сэнсэй кое о ком разузнал.
     Сказав это, Тацуя рассказал обо всех обстоятельствах, касающихся Цукасы Киноэ.
     — Этот ученик 3-го года обучения является членом «Эгалит», хотя я полагаю, что он как-то связан и с «Бланш». Только я не могу понять, что именно хотят добиться «Бланш» используя Цукасу Киноэ.
     — «Эгалит» и «Бланш»... Ну, разузнать об этом не так уж трудно.
     Таков был ответ Якумо на просьбу Тацуи. Его слова как всегда были полны гордости или самоуверенности, но сказанное им звучало вполне естественно.
     Конечно, Тацуя знал, что для Якумо вопросы, связанные с расследованием деятельности террористических организаций, работающих в стране, не являются трудными.
     — Однако я — монах. Поэтому не могу слишком много говорить на такие темы. К тому же, если тебе нужна информация для глубокого анализа, не лучше было бы спросить Казаму-куна? Тем более, с ним и дочь семьи Фудзибаяси.
     — Спрашивать полковника о таком как-то...
     — А ну да, твоя тётя может воспротивиться этому.
     Немного помолчав, Якумо сам сказал то, о чём не хотел говорить Тацуя по ряду причин.
     — В таком случае, я единственный, кто может помочь тебе.
     Тацуя молча склонил голову; не в знак признательности за помощь в его просьбе, а в благодарность за понимание его ситуации.
     Якумо как обычно помахал ему рукой, как бы говоря, что в поклоне нет необходимости, а затем присел, указывая родственникам, чтобы тоже садились.
     Тацуя сел радом с Якумо, а более боязливая Миюки села рядом с братом. Дождавшись этого, Якумо начал говорить.
     — Цукаса Киноэ, ранее известный как Камоно Киноэ.
     И начал он сразу с разъяснений.
     — Его родители и дедушка с бабушкой генетически не были склонны к магии. На первый взгляд, они «светская» семья, но на самом деле, они — ответвление семьи Камо. Несмотря на это, они особо не поддерживают отношения, потому-то это и делает их обычной семьёй. «Глаза» Киноэ-куна скорее всего передались от далёких предшественников.
     Казалось, будто Якумо заранее знал, о чем его попросит Тацуя. Глаза Миюки расширились от изумления, а Тацуя не выражал никаких эмоций.
     Если бы он каждый раз изумлялся чему-то подобному, то никак бы не смог так сдружиться с Якумо.
     Но кое-что он всё же высказал.
     — Сэнсэй, вы что-либо слышали о «личной жизни»?
     — Я слышал, что это означает.
     Даже не думая о том, что его собственная просьба вторгается в чью-то личную жизнь, Тацуя спокойно порицал Якумо. Но тот оставался спокойным.
     Они оба проигнорировали Миюки, которая подняла руку, желая задать вопрос.
     — И всё же, как вы узнали, что я захочу узнать о Цукасе Киноэ?
     Тацуя изменил свой вопрос, что свидетельствовало о том, что полностью игнорировать свою сестру он всё же не хотел.
     А Якумо, учитывая это, так же решил не возражать внезапной смене разговора.
     — То, что я знаю о нём, абсолютно никак не связано с твоей просьбой.
     — ...А в чем причина?
     — Пусть я и являюсь смотрителем в храме, но в то же время — нет, не так — когда-то я был ниндзя. Как рыба не может выжить без воды, так и ниндзя не может жить вне бесконечного потока информации. Если надо что-то расследовать — есть эксперты и получше, а я останусь простым наблюдателем.
     Тацуя прищурился.
     — Вы и про нас узнавали?
     Якумо искренне рассмеялся.
     — Я пытался, но не смог раскрыть всех ваших секретов. Ваша конспирация воистину безупречна. Она заслуживает высокой оценки.
     Напряжение в воздухе между Якумо и Тацуей усилилось.
     Заметив это, Миюки быстро вклинилась в разговор между ними.
     — Сэнсэй, что вы там говорили об отношениях между Киноэ-сэмпаем и «Бланш»?..
     Усилия Миюки не пропали даром — Тацуя и Якумо немного расслабились. Никто из них не собирался провоцировать разговор, так что они просто яростно смотрели друг на друга. Нервозность в воздухе так же быстро испарилась.
     — Мать Киноэ-куна женилась во второй раз, и её супруг также пришел с ребенком от прошлого брака. Этот ребенок на самом деле является нынешним лидером японской ячейки «Бланш».
     Лицо Якумо оставалось безмятежным, только вот его слова такими же спокойными не были.
     — Киноэ-кун, скорее всего, поступил в Первую старшую школу по указанию своего старшего брата. Вся эта деятельность — так же его рук дело... Но что они планируют в итоге — для меня остается тайной.
     — Понятно...
     Слушая слова Якумо, Тацуя многозначительно кивнул.
     — Сожалею, что мало чем могу помочь в такой критический момент.
     — Нет, эта информация очень полезна.
     Тацуя говорил так не просто из-за вежливости, так как он даже не надеялся получить все ответы тут. Кроме того, информация о том, что предположение «кое-кто может быть опасен» превращается в «кое-кто непременно опасен» сама по себе очень ценна. Тацуя уже строил планы на завтрашний день — он был обязан предупредить Мари о том, что за Цукасой Киноэ следует установить слежку на время проведения форума.
     Разобравшись в этом, Тацуя внезапно понял, что ему ещё кое-что следовало бы обсудить.
     — Кстати говоря, сэнсэй. Что именно могут разглядеть «глаза» Цукасы Киноэ?
     На его вопрос Якумо потер подбородок и призадумался.
     — Хм... Он, скорее всего, может разглядеть выбросы духовных частиц. Но он не способен читать духовную ауру, скрытую в теле волшебника. По крайней мере, он не обладает настолько мощным духовным взглядом, нежели одна одноклассница Тацуи-куна.
     От последних слов Якумо Тацуя сморщился.
     — Вы даже о Мизуки разузнали?
     Услышав вопрос Тацуи, Якумо лишь загадочно улыбнулся.
     — Разве ты не интересовался ею?
     Тацуя нахмурился. То, что Якумо так открыто сказал об этом, говорило лишь о том, что Тацуя выдал себя намного раньше. Он был слишком наивен.
     Вышеупомянутый интерес не содержал никакого романтического подтекста. Другими словами, Тацуя также опасался Мизуки. Как Якумо и сказал, она действительно могла читать «духовные ауры, скрытые в телах волшебников».
     — Результат говорит сам за себя. Но, впрочем, я думаю, что тебе не стоит её опасаться.
     Якумо было достаточно и одного вида кислой физиономии Тацуи.
     Он больше не смеялся. Его обычный голос и ветряное отношение никак не изменились, но по лицу было заметно, что он уже не шутил.
     — Даже если она способна видеть духовные ауры, то вряд ли она может понять их. Если бы она так владела магией, что была бы способна понять твои секреты, то вряд ли испытывала бы проблемы с контролем своих собственных «глаз».
     Казалось, что Якумо специально рассказал ему об этом, чтобы он смог расслабиться. Настроение Тацуи сразу же немного улучшилось.
     Пусть Якумо никогда и не говорил об этом, но Тацуя всегда чувствовал то, что он является нетипичным волшебником.

Глава 10

     Наступил день проведения форума.
     Половина учеников школы собралось в актовом зале.
     — Удивительно, что собралось так много учеников.
     — Думаю, всё это лучше можно описать словом «неожиданно».
     — Довольно многим ученикам нечем заняться после занятий... Надо бы обратиться к руководству школы, чтобы улучшили программу обучения.
     — Завязывай с подобными шутками, Итихара...
     Участники разговора: Миюки, Тацуя, Сузуне и Мари.
     Они стояли на краю сцены и осматривали зал. Хаттори с двумя помощниками стоял возле Маюми. На другом краю сцены стояло четверо учеников третьего года обучения. Они находились под пристальным взором дисциплинарного комитета. Среди них не было Саяки.
     — Значит, основные силы где-то в другом месте?.. — прошептала Мари, как будто сама себе. Но только вот это «как будто» значило, что она не разговаривала сама с собой.
     — Согласен, — выразил понимание Тацуя, потому что думал о том же.
     Он внимательно осмотрел зал.
     Количество учеников первого и второго потоков было примерно равным. Не обращая внимания на сарказм Сузуне, он всё же невольно поражался тому, что данный вопрос заботил довольно много учеников и первого и второго потока.
     Среди них сидело около десяти легко различимых членов Альянса. Ни один из них не участвовал в захвате Радио-комнаты.
     — Мы не знаем, что именно они планируют... Так что мы не можем с этим ничего поделать.
     Столь очевидные слова можно было даже не говорить вслух.
     — Как обычно, мы сможем отреагировать как только они начнут действовать, и мы сможем понять их истинные цели.
     — Полностью уйти в оборону — звучит как-то...
     — Шеф Ватанабэ, пожалуйста, не думай, что всё можно решить одной лишь силой... О, начинается.
     Возмутившись, Мари хотела что-то ответить, но, услышав слова Сузуне, направила взгляд на сцену.

     Так как формат дискуссии подразумевал диалог, то было естественным, что начинала его сторона Альянса.
     — Президент, я хочу задать вопрос о распределении бюджета клубов. По нашим данным, клубы, принимающие участие в магических соревнованиях и имеющие в своём составе большее количество учеников первого потока, получают существенно большее финансирование, нежели клубы не ориентированные на магические соревнования и состоящие преимущественно из учеников второго потока. Это доказательство того, что ученикам первого потока явно симпатизируют как в обучении, так и в клубной деятельности! Если Президент на самом деле выступает за равноправие между потоками, то я надеюсь, она сможет объяснить эту несправедливость.
     — Бюджет клубов распределяют по числу зарегистрированных членов клуба, а также по его достижениям, что решается на обсуждении во время встречи всех руководителей клубов. Щедрое поощрение клубов, связанных с магическими соревнованиями, отражает их хорошие результаты на соревнованиях. Уверена, что все здесь присутствующие понимают, что клубы, успешно выступающие на немагических соревнованиях национального уровня, например футбольный клуб, получают такое же щедрое финансирование. Так что довод о фаворитизме клубов с большим количеством учеников первого потока является обычным заблуждением.
     Маюми выбрала стратегию опровержение доводов Альянса, поясняя точку зрения школьного совета.
     Стоит сказать, что Альянс не выдвигал никаких конкретных предложений. Они просто настаивали на равном распределении бюджета, но не выдвигали наименования клубов, которые нуждаются в дополнительном финансировании.
     Первоначально, их целью было убедить Тацую присоединиться к ним.
     — К слову, везде в школе к ученикам второго потока относятся хуже, чем к ученикам первого потока. Школьный совет пытается замять и скрыть это!
     — Подобную критику мы часто слышим в свой адрес, но, вернемся к делу — вы имеете доказательства по данному доводу? Как я говорила ранее, доступ к оборудованию и распределение материалов одинаково для всех классов от А до H.[8]
     Даже если подобные доводы могли разъярить толпу, на этой сцене они были лишь ничем не подкрепленными теориями. Разбиваясь об аргументы Маюми, их доводы превращались в пустые слова и непроверенные данные, быстро затухая.
     Форум быстро превратился в место, где Маюми единолично высказывала свою точку зрения.
     — ...Я не могу опровергнуть доводы различного обращения к ученикам разных потоков, которые выдвигает Альянс. Однако это лишь выражение чувств превосходства и неполноценности. И это полностью не соответствует ситуации, где привилегированные боятся потерять свой статус и создают в свою защиту систему отбора. Понятия «Цветки» и «Сорняки» запрещены школой, школьным советом и дисциплинарным комитетом, но, к сожалению, многие ученики ежедневно их используют. Однако проблема не только в том, что ученики первого потока называют себя цветками и унижают учеников второго потока, называя их сорняками. Проблема усугубляется тем, что ученики второго потока уже смирились с этим ярлыком и попали в порочный круг саморазрушения, приходя к мысли, что всё так и должно быть. Подобная проблема действительно существует.
     На эти слова в зале послышалось недовольное освистывание, но никто не смог полностью их опровергнуть.
     С завораживающей, даже дьявольской улыбкой, Маюми погасила всё недовольство, затем её лицо стало более серьезным, она готовилась защищать свою позицию. Сопротивление Альянса было полностью сломлено.
     — Эта стена самосознания и является истинной проблемой. Хотя разница между потоками и прописана в школьной системе, но она только отражает нехватку учителей в стране. Это было временное решение, с учетом всех недостатков. Должны ли все получать плохое образование или половина учеников — полноценное? Школа выбрала второй вариант. У нас различные подходы к ученикам. И этого мы избежать никак не можем. И это должны понимать все ученики, если хотят здесь обучаться. Но больше различий в нет. Возможно, это шокирует кого-то, но оба потока обучаются по одинаковым учебным планам. Хоть подход к обучению отличается, лекционные и практические занятия одинаковы.
     Подобному откровению удивился не только Тацуя, но и Миюки. Тацуя даже непреднамеренно сказал «А?», в то время как Миюки молча согласилась со сказанным. Видя это, на лице Сузуне расцвела улыбка.
     — Для внеклассных мероприятий группа управления клубами и школьный совет стремятся поровну распределить права и доступ к различным объектам школы. Нельзя отрицать, что клубам с большим количеством членов особое отношение. Тем не менее, понимая, что мы должны давать им одинаковые возможности, одно мы игнорировать не можем — все клубы разные. Вот что мы думаем. И мы не стремимся отдать более высокий приоритет внеклассным занятиям, связанным с магией. Члены Альянса только что привели довод, что клубы магических соревнований получают значительное финансирование. Всё действительно так, как они и говорят, только вот это связано с их успехами, как я ранее говорила. Кроме проблемы нехватки учителей, причину разделения учеников на потоки можно четко объяснить. Я считаю, что каждый может понять проблему, если её детально разобрать. Хотя есть и другие причины, но как мы все знаем — они были вызваны стеной недопонимания, которая выросла, разделив учеников первого и второго потоков.
     Снова послышались освистывания.
     Но в этот раз они были двух видов. На свист сторонников Альянса возникла аура, пытавшаяся успокоить их, в районе тех мест, где сидели ученики второго потока — явный признак перелома ситуации.
     — Меня, как Президента школьного совета, совершенно не устраивает текущая ситуация. Я хотела бы найти способ разбить эту стену, которая вечно приводит учеников к конфликту. Тем не менее, одни только изменения текущей учебной системы ни к чему не приведут. Если ученики второго потока будут обучаться как ученики первого потока — никаких проблем это не решит. Вы всё равно являетесь учениками нашей школы, независимо от потока. И ничто не заменит ученикам три года, проведенных ими здесь.
     Эти слова были встречены аплодисментами. Это не были «бурные аплодисменты» — хлопающих учеников было не очень много — но они также не были слишком редкими. И среди них были представители обоих потоков.
     Как только они угасли, тишина вернулась в зал. Учащиеся, затаив дыхание, ждали следующих слов Маюми, которая возвышалась над трибуной.
     Представители Альянса на сцене могли лишь смотреть на неё взглядом, наполненным беспокойством и завистью.
     — Для уменьшения различий в системе без усугубления ситуации, на мой взгляд, нам нужно провести две реформы. Я воспользуюсь данной ситуацией и озвучу вам то, к чему я стремлюсь. Сказать по правде, различия между потоками укоренились и в системе школьного совета. Я имею в виду выбор его членов, помимо самого Президента. При текущей системе все его члены, включая Президента, должны быть учащимися первого потока. И это правило может быть изменено только на ежегодных выборах Президента школьного совета, проходящих при участии всех учеников школы. Я уберу это правило, когда буду уходить со своего поста. И это будет моим последним указом в роли Президента.
     Казалось, будто на эти слова вся аудитория затаила дыхание. Ученики полностью забыли об освистывании и были заняты перешептыванием друг с другом. Маюми молча ждала тишины, дабы закончить своё выступление.
     — ...Прошла лишь половина моего срока. Даже делая подобное официальное заявление, я понимаю, что наши сердца и умы невозможно объединить силой. Да и никакие внешние усилия не помогут... Поэтому, единственное чего я добиваюсь — это улучшения текущей ситуации. Пусть даже незначительного.
     Зал взорвался аплодисментами.
     Подобная атмосфера была больше похожа на появление идола. Ученики, независимо от их потока, ясно выражали свою поддержку Маюми, а не Альянсу.
     Речь Маюми была выше всех предрассудков.
     Активисты Альянса действительно стремились к отмене неравенства в школе. Однако подобное реформирование явно не входило в их планы и превзошло их ожидания.
     Революционеры никогда не удовлетворятся одним лишь достижением своих целей.
     Они хотели своими руками обрести то, к чему стремились.
     Такое решение не просто не удовлетворит членов Альянса, а будет настоящей проблемой для тех, кто манипулирует всем из тени.
     Более того, одна из групп Саяки никак не планировала останавливаться на этом...
◊ ◊ ◊
     Внезапно от громкого взрыва загремели окна зала, выведя аплодирующих учеников из их мечтаний.
     Мобилизованные члены дисциплинарного комитета приготовились к действиям.
     Они даже не ожидали, что их обучение пригодится им. По приказу Шефа, они быстро задержали членов Альянса, за которыми велось наблюдение.
     Из разбитого окна в зал влетел стержнеобразный предмет.
     Как только граната ударилась о пол, из неё повалил дым. Но белый дым так и не смог распространиться — воздух обратно «всосался», как будто кто-то нажал кнопку обратной записи на видеокассетном плеере. Затем она снова была выкинута в окно.
     Хаттори лишь отдернул голову, показывая своё недовольство в ответ на благодарный взгляд Тацуи.
     Видя это, Маюми стала посмеялась.
     Мари вытянула руку в направлении выхода из зала.
     Несколько захватчиков в противогазах ворвались в зал, но из-за различия в боевой силе, были быстро подавлены.
     Ожидаемое внезапное нападение было подавлено в соответствии с планом, хотя никто и не подозревал, что они будут применять взрывчатку и химическое оружие.
     Ситуация была полностью взята под контроль без существенной паники в зале.
     — Я пойду проверю Здание практических занятий.
     — Онии-сама, я пойду с тобой!
     — Будьте осторожны!
     Услышав напутствие Мари, Тацуя и Миюки направились к зоне, откуда и послышался звук взрыва.
◊ ◊ ◊
     Из-за необходимости постоянного магического надзора школы магии принимали на учительские должности только волшебников.
     Первая школа, имеющая большое влияние среди других школ, особенно гордилась своим учительским составом, сплошь состоящим из первоклассных волшебников.
     Её силы вполне могло хватить на отражение атаки маленького государства.
     Конечно, они понимали, что существует возможность нападения злоумышленников, вот только такого они не ожидали.
     Полное отсутствие чувства опасности привело к тому, что охрана слишком расслабилась.
     По черным стенам и разбитым окнам было ясно, что основной целью атаки было здание обучения практическим навыкам. Тацуя также слышал далекие взрывы — звук, похожий на взрывы небольших бомб. Два учителя были заняты тушением пожаров, пытаясь потушить горючую жидкость, разлитую по стенам.
     — Что, чёрт возьми, происходит? — прокричал проворный парень, ответственный за защиту учителей, как только увидел Тацую.
     Пальцы Миюки начали танцевать.
     Одной рукой она оперировала CAD в форме портативного терминала.
     Мгновенно Помощник информации Псионов развернулся, завершил обработку и активировался.
     Вспышку магического света, видеть могли только «магистры» — волшебники и инженеры магии.
     Трое мужчин, окружающих Лео, были в тот же миг отброшены. Все они были одеты в формы электротехников и определенно не являлись ни учениками, ни служащими школы.
     Со стороны казалось, что они наступили на мину, но Лео, стоящий в центре, остался невредимым.
     Подобная избирательность и являлась одним из самых больших преимуществ магии.
     — Террористы проникли на территорию школы.
     Пока Миюки обсуждала сложившуюся ситуацию с учителями, Тацуя быстро ответил на вопрос Лео и посвятил его в детали.
     — Черт возьми, это довольно серьёзно.
     Лео быстро освоился с текущей ситуацией. Его согласие означало его понимание инцидента и готовность участвовать в подавлении террористов.
     Прямо сейчас надо было ликвидировать всех врагов.
     — Лео, вот твой Хоки!.. О, а вот и подкрепление прибыло.
     В это мгновение с другой стороны здания появилась Эрика. Узнав Тацую и компанию, она перешла с бега на шаг.
     — Нет повода для беспокойств. У тебя ещё было время в запасе.
     — Поводов для волнений было достаточно. Например — как бы не умереть.
     — Какого черта!.. Блин, сейчас не время для этого. Дай мне мой CAD. Черт, да не бросай его!
     CAD являлся важной экипировкой и был очень полезен в разгар таких сложных ситуаций.
     С ним бы ничего не случилось, если бы он упал на мягкое покрытие теннисного корта. Эрика бросила CAD, понимая это, так что она просто проигнорировала возражения Лео. Хотя, даже если бы он и получил какой-либо урон от падения — она бы проигнорировала и это.
     — И кто это сделал? Тацуя или Миюки? — коротко спросила Эрика, окинув беспощадным взглядом стонущих захватчиков, которые пытались отползти.
     — Это была Миюки. Я бы не смог так качественно всё сделать.
     — Я сделала это. Онии-саме незачем обращать своё внимание на подобные мелочи.
     Тацуя и Миюки почти одновременно сказали это.
     — Ясно, ясно — я вашей родственной связи прям завидую... А это нормально — отправить их в полет без какого-либо предупреждения?
     — Если они не ученики — можно не сдерживаться.
     Спокойный ответ Тацуи тонко изменил направление разговора. Услышав его, Эрика рассмеялась:
     — Хаха, а я думала, что старшая школа будет скучным местом.
     — Жуть. Теперь понятно, как выглядит кровожадная женщина.
     — Заткнись.
     Эрика замахнулась правой рукой, но сумела сдержаться и не стала бить специальной полицейской дубинкой.
     — Кстати, а что это вы делали в такой час рядом со зданием обучения практическим навыкам?
     Как правило, ученики не слонялись здесь после уроков, если только не задерживались на дополнительную практику.
     Невинный вопрос без тени возмездия.
     — Э? Ну, это, эм, как это бы назвать?
     — Ну, эээ, как бы, это, как ты там говорила?
     К слову, довольно необычно, что они так заколебались.
     — ...Что вы вместе тут делали? — серьезно спросил Тацуя. Однако никто не знал его лучше, чем Миюки. Как только она увидела, что за его серьёзным выражением лица скрывается дьявольская ухмылка, то сразу поняла, в чём дело.
     — Мы, вдвоём? — не скрывая удивление, спросила Эрика.
     — Это недопонимание! — Не было бы преувеличением описать голос Лео рёвом. — Я просто пришел потренироваться практическим навыкам! Эта девка пришла позже!
     — Когда я пришла на тренировку, этот наглый идиот уже был тут.
     — Кого ты назвала наглым?
     — Ах, я понял. Всё ясно. Больше не буду думать об этом.
     Тацуя был вполне удовлетворен, вызвав такую реакцию у них, поэтому не было никакого смысла продолжать ссору.
     Так что он быстро замял эту тему.
     — Вы встречали других нарушителей?
     — Учителя оборонялись на другой стороне здания. Так что не удивительно, что там все посторонние уже были задержаны.
     Тацуя с восторгом наблюдал за речью Эрики. Она же делала вид, как будто прошлого всплеска недовольства вовсе не было, и отвечала тяжелым тоном, в котором не было ни торжества, ни шуток.
     Лео одел CAD так быстро, насколько это вообще было возможным.
     — Пусть это и звучит немножко поверхностно, но эти парни в лучшем случае всего лишь третьесортные волшебники. Я просто никогда не тренировался в групповых магических боях.
     Лео попытался преуменьшить произошедшее, но сражение против троих оппонентов не было чем-то обычным.
     Компетентность сверстников превзошла все первоначальные ожидания Тацуи.
     — Эрика, с офисными зданиями проблемы были?
     Эрика кивнула на вопрос Миюки.
     — Выглядело так, что они давно готовились к этому. Когда я добралась сюда, учителя уже связывали нападающих. Возможно, потому что все дорогостоящее оборудование находится там.
     Большинство значимых вещей хранилось в офисах, поэтому было очевидно, что это заманчивая цель.
     К слову: в здании практической подготовки находились лишь устаревшие CAD.
     Следовало отметить, что здания были построены с высокой степенью защищенности от землетрясений, огня и терактов — они всего лишь немного почернели от взрывов гранат. Даже если здание будет повреждено, это лишь приведет к изменению расписания уроков на месяц.
     То есть, чтобы полностью саботировать школу и не допустить проведение занятий, необходимо было уничтожить важное оборудование, которое трудно заменить за короткий промежуток времени, а также образцы и данные исследований...
     — ...Лаборатории и библиотека!
     — Так значит атака здесь — всего лишь отвлекающий маневр? Однако её масштаб намного превышает наши предположения. Похоже, что секретные встречи, направленные на организацию протестов во время форума, были такой же диверсией.
     На вопрос Миюки Тацуя лишь покачал головой:
     — Я так не думаю. Кто-то использовал Альянс в своих интересах.
     “Как жаль”, — подумал Тацуя, но решил не говорить вслух. Если обвинить их в этом, не дав и шанса высказаться в свою защиту, возможно, это очень сильно оскорбит тех, кто действительно хотел изменить текущую систему к лучшему.
     — Давайте отложим эти мысли в сторону. Каковы наши дальнейшие действия?
     Перед ними было три пути.
     Первый: разделить силы.
     Второй: направиться всем к научному зданию.
     И третий: выдвинуться в библиотеку.
     — Их цель — библиотека.
     Их план действий решил только что появившийся человек.
     — Оно-сэнсэй?
     Она была одета в пару ботинок на низких каблуках, длинные джинсы и блестящий свитер, скрывающийся под курткой.
     Сегодняшний наряд делал акцент на мобильности и сильно отличался от того, в чём она была несколько дней назад.
     Блеск ткани свидетельствовал о том, что она, скорее всего, обладала пуленепробиваемыми свойствами и защитой от режущих предметов.
     Выражение её лица было напряженным и нервным. Казалось, что перед ними стоит не она, а какой-то другой человек.
     — Главные силы врага уже проникли в библиотеку. Мибу-сан тоже среди них.
     Три взгляда уперлись в Тацую.
     Однако его глаза смотрели на Харуку.
     Менее секунды прошло перед тем, как он начал говорить:
     — Я всё объясню, как только этот инцидент закончиться. Вас это устроит?
     — Нет, хотя ты всё равно пойдешь туда. Могу попросить тебя об одолжении?
     — О каком?
     На лице Харуки была видна её нерешительность, но она не болтала и не тратила впустую драгоценное время.
     — Я хотела бы попросить тебя, как школьный консультант Оно Харука. Пожалуйста, дай Мибу-сан шанс. С прошлого года её сильно беспокоило несоответствие статуса ценного спортсмена кэндо и ярлык ученицы второго потока. Она даже обращалась ко мне несколько раз... А я не смогла ей хоть как-то помочь. И, в конце концов, эти парни переманили её к себе.
     — Не балуйте её.
     Просьба Харуки, скорее всего, исходила от чувства профессионального долга.
     Однако Тацуя безжалостно отказал этой просьбе.
     — Пойдем, Миюки.
     — Да
     — Подожди, Тацуя.
     В ответ друзьям, которые не могли так просто отказать такой просьбе, Тацуя лишь сказал честное предупреждение:
     — Излишняя сентиментальность лишь навредит себе.
     Он не мог больше тратить драгоценное время.
     Сказав своё зловещее предупреждение, он повернулся к друзьям спиной и побежал.
◊ ◊ ◊
     Перед входом в библиотеку продолжали сражаться маленькие группы людей.
     Кроме CAD у нападавших также были кинжалы и кое-какое метальное оружие. Среди них была и группа учеников, но большинство из них к школе никак не относились, одним словом — захватчики.
     Ученики третьего года, несмотря на отсутствие CAD, смогли сформировать линию обороны благодаря преимуществу в магической силе.
     Даже без CAD они могли использовать магию и портативное оружие, чтобы отражать атаки врагов. Не стоило удивляться таким навыкам, так как они были юными птенцами, решившими стать волшебниками. Хотя уместнее их было бы называть юными тиграми, а не птенцами.
     Видя это, Лео первым бросился в бой.
     — Танк! — с криком он кинулся в ближний бой.
     И у него была причина так кричать.
     — У него редкое оборудование, способное различать звуки...
     — Онии-сама, во время крика магия сконструировалась и распространилась почти мгновенно?
     — Хм, она распространилась постепенно. Такая техника была популярна лет десять назад.
     — Этот парень... даже его магия старомодна. — Эрика украдкой проязвила, делая вид, что не знает, что её Гравюрная магия также была распространена в прошлом. К счастью, Лео не расслышал её слов, так как был поглощен боем. Используя CAD, состоящий из перчатки и вамбрейса,[9] закрепленный на предплечье, он блокировал атаки врага и посылал удары в ответ. Первоначально CAD защитного типа не нуждались в подвижных частях или внешних сенсорах, таких как система распознавания голоса. И всё же... — Так использовать CAD... чудо, что тот еще на куски не развалился!
     — Должно быть, CAD зачарован Укрепляющей магией. Она стабилизирует координаты молекул в определенной зоне. CAD невозможно сломать, независимо от силы удара, пока координаты действительны и внешняя оболочка не повреждена.
     — Нечто, что не сломается, какие бы яростные усилия не приложить. Эта магия ему очень идёт.
     Полностью игнорируя Эрику и компанию, стоящую в сторонке, а также их комментарии и насмешки, Лео опрометчиво метался в бою, словно пытаясь смыть чувство стыда.
     Его руки, покрытые парой черных перчаток, разрушали камни, валуны и лёд, в то время как закаленные посохи из металла и углеродных материалов просто гнулись и ломались перед его натиском.
     Иногда контакт со скрытой оглушающей дубинкой порождал маленький сноп искр.
     Кинжалы, от которых он не успевал уклониться, и дротики, которыми стреляли из скрытых пружинных механизмов в рукавах, лишь отскакивали от его бело-зеленой школьной формы.
     — Он так же усилил каждый миллиметр своей одежды. Со стороны может показаться, что он полностью одет в броню.
     И это была адекватная похвала магии, в которой он преуспел.
     Укрепляющая магия Лео одновременно выполняла создание последовательности активации, проходила стадию вызова последовательности магии и успешно распространялась, поддерживая постоянное обновление магии.
     У этих террористов, которые были полнейшими новичками в плане боя, даже с их оружием, не было почти никаких шансов как-то пронзить его броню.
     Более того, его кулаки, которые должны были иметь определенные пределы человеческого тела, были усилены магией Скорости и Движения и превращались в воистину ужасающую силу полного уничтожения.
     За боевую силу его легко бы приняли даже на передовую линию фронта, так как кое-где требовалась сила рукопашного боя, ибо огнестрельное оружие было ограничено.
     — Лео, мы пойдем вперед!
     — Понял!
     Тацуя оставил эту зону на попечение Лео.
◊ ◊ ◊
     Когда они вошли в библиотеку, их встретила полная тишина.
     Если Харука была права, то причиной этому было не подавление захватчиков, а поражение обороняющихся.
     Помимо штатных сотрудников в библиотеке присутствовали сотрудники службы безопасности, но, вероятно, и они уже были побеждены.
     Основываясь на этом можно было сделать вывод, что мастерство главного отряда было на порядок выше.
     Тацуя временно затаился в вестибюле и стал искать любые признаки жизни.
     На первый взгляд казалось, что там никого нет.
     Современная магия способна вмешиваться в природные явления и это сопровождается особыми сигналами, которые включают в себя существование явлений и Эйдоса.
     Все пользователи современной магии могут подключаться к информационному измерению — информационному проводнику вселенной, платформе, которая включает в себя все Эйдосы, наподобие Греческой философской концепции «информации» — для идентификации других Эйдосов.
     Тем не менее, очень мало людей могут четко идентифицировать и различить их.
     Отличие Тацуи от других пользователей магии заключалось в невероятной склонности к сенсорным способностям, до такой степени, что можно было идентифицировать каждый Эйдос в информационном измерении.
     — Четверо в комнате просмотра особых материалов, двое у лестницы и двое наверху...
     — Отлично. С Тацуей-куном все засады становятся бессмысленными. Невероятное преимущество в настоящем сражении.
     — Что они делают в комнате особых материалов?
     — Слишком тихо, если бы они хотели там всё разрушить. Возможно, они пытаются украсть секретные исследовательские материалы, находящиеся в магических университетах. В этой комнате они легко могут получить доступ к неопубликованным материалам, которые недоступны в обычных библиотеках.
     Услышав ответ Тацуи на вопрос Миюки, лицо Эрики приобрело угрюмые оттенки.
     — Эрика, твоё выражение лица говорит о том, что ты ожидала чего-то другого.
     На этот вопрос Миюки Эрика лишь пожала плечами, но слишком неестественно.
     — Ну потому что~, это же школьное восстание, истинная бунтарская молодость. А сейчас ты говоришь мне, что за всем стоит обычная и скучная попытка хищения исследовательских данных... Не разрушай мои мечты столь неприятной правдой! Вот что я чувствую. Как тебе это?
     — Не спрашивай меня. Кстати, твои мечты какие-то необъективные.
     — Ты сейчас ответил на свой вопрос.
     — Гхм.
     Тацуя не мог опровергнуть это. Миюки быстро вклинилась в разговор.
     — Ну хватит, давайте поспешим в эту комнату особых материалов. Я разберусь с засадой.
     — Неа, оставь эту миссию мне~.— Эрика пропела, что разберется с этой проблемой и сразу выпрыгнула из укрытия, прежде чем кто-либо смог возразить ей.
     Она бесшумно прошла до лестницы.
     Её складная полицейская дубинка со встроенным CAD уже была наготове.
     Сидящие в засаде в неё же и попали.
     Как только дубинка поражала врага, Эрика сразу проходила дальше.
     Она опрокинула двух противников молниеносно.
     В отличие от брутального подхода Лео, в бою она действовала искусно.
     Звук падающих тел союзников наконец-то предупредил охрану наверху о том, что их атакуют.
     Один из них кинулся вниз, в то время как другой начал формировать последовательность активации.
     Однако, как только Псионы начали мигать, эта последовательность была разрушена.
     Волшебник потерял дар речи, увидев, что его магия была уничтожена.
     Напряжение в его теле было неестественным, и, спустя секунду, он потерял равновесие и полетел с лестницы.
     — Ах...
     — Не волнуйся.
     Слыша миленький голос своей сестры, Тацуя лишь произнес два слова и убрал CAD в форме пистолета обратно в кобуру.
     Люди обычно корректируют свой центр тяжести, чтобы уверенно стоять на ногах.
     Миюки просто была застигнута врасплох тем, что человек внезапно покатился с лестницы. Но именно этого и добивался Тацуя.
     Ну, похоже, его ключица была цела, поэтому он отделается сотрясением и парой сломанных ребер. Вот что Тацуя имел в виду, когда говорил “Не волнуйся”.
     Другой же атакующий, экипированный настоящим коротким мечом, вместо обычного кинжала, несся навстречу Эрике.
     Это им показалось знакомым.
     Он был похож на оппонента Саяки во время демонстрации кэндо. Правое запястье с повязанными зеленой и белой ленточками, вырвалось вперед, желая уничтожить Эрику. Похоже, клуб кэндо был первым подвергся внешнему влиянию.
     — Блин. Тацуя-кун, мы ведь не должны сдерживаться против учеников, не так ли?
     Её голос немного дрожал, так как она спрашивала в пылу боя.
     С учетом разницы в высоте и в физической силе, это могло сильно повлиять на эту тупиковую ситуацию.
     — Нет никакой нужды сдерживаться и быть милосердной, — сказал Тацуя и сделал шаг вперед.
     — Ха! Мне не нужна твоя помощь! — Но Эрика остановила его. — Я легко разберусь с подобным противником, если буду серьёзной. — Она усилила давление на врага, а затем быстро отскочила в сторону. Поменявшись местами с потерявшим баланс оппонентом, Эрика быстро крикнула Тацуе: — Оставь это место мне!
     — Понял!
     Парень опасался атаки с двух сторон, поэтому он согнулся.
     Однако в глазах Тацуи и Миюки он уже не существовал.
     Тацуя с силой оттолкнулся от земли.
     Миюки слегка шагнула в воздух.
     Тацуя отталкивался от стен, в то время как Миюки парила в воздухе.
     Они оба быстро приземлились на втором этаже.
     — Вау~— Эрика восхищенно присвистнула, а ученик Альянса лишь раскрыл рот в изумлении. Тацуя и Миюки побежали к комнате особых материалов.
◊ ◊ ◊
     Затуманенным разумом Саяка наблюдала за тем, что происходило перед ней.
     Перед ней, на единственном терминале с самыми высокими правами доступа к секретным разработкам страны, её компаньоны — члены Бланш — были заняты взломом системы.
     Полгода назад их познакомил Цукаса, ас мужской команды клуба кэндо. Но почему-то он не пригласил её в Эгалит, в котором сам состоял, а сразу предложил вступить в Бланш.
     В начале Саяка не планировала нарушать законы или вести какую-либо деятельность за пределами школьной территории. Она помогала им только из-за Цукасы, который часто заботился о ней. Его старший брат, который являлся главой японской ветви Бланш, рассказал ей о многом, например, почему различия на территории школы из-за магического таланта не могут быть решены. Она знала об этом, но это и являлось её основным беспокойством — отношение к ученикам второго потока в школе.
     По правде, Саяка хотела участвовать в форуме. Она не только хотела его посетить, но и мечтала озвучить свою позицию. Цукаса смог убедить её не делать этого, так как она была знакома с деталями всей миссии.
     “Что, черт возьми, я делаю?”, — думала Саяка. Взяла ключи без разрешения, соучастие во взломе... Действительно ли этим она должна заниматься?
     Её мысли шли в неприятном направлении. Поняв это, Саяка быстро внушила себе сконцентрироваться на текущей миссии.
     — Однако, если наша цель упразднить различие в обращении, вызванное магией, то зачем нам нужны передовые магические исследования?
     — Старший брат Цукасы сказал, что первым шагом к упразднению и будет публикация этих данных.
     “Но какой толк от публикации, если магические теории могут понять только волшебники?”
     Вопросы, которые шли друг за другом, снова вышли на передний план.
     Людям, которые не могут использовать магию, магические теории ничего не дадут.
     В какой-то степени, магические теории основывались на научных теориях, поэтому их и отделяли от других духовных дисциплин, таких как теология к примеру.
     Если люди, которые действительно хотели знать о самых передовых магических разработках, существовали, то разве не они хотели бы использовать магию?
     “Нет, исследовательские данные, которые могут принести пользу людям, не использующим магию, существуют и они находятся здесь...”
     Из-за этого она и идет вперед. Это и позволяет ей идти по пути, который она выбрала.
     Однако, как бы много раз она не повторяла это своему сердцу, она всё равно не могла полностью принять эти слова.
     — ...Отлично, мы проникли, — тихо сказал кто-то.
     Он поспешно достал Кубический накопитель, используемый для хранения информации.
     На лицах своих компаньонов Саяка разглядела алчность, которая заставила её отвернуться.
     Её взгляд упал на дверь.
     Поэтому она и заметила первой.
     — ДВЕРЬ!
     Её компаньоны, услышав её крик, обернулись.
     На их глазах квадратные двери развалились на части и рухнули на пол комнаты.
     — Невозможно!
     Встревоженные крики, в данной ситуации, были довольно консервативны.
     Объектами с укрепленным Эйдосом намного сложнее манипулировать. Дважды усиленные двери могли выдержать прямой удар ракеты, но были уничтожены магией.
     Однако, чтобы получить такой результат требовалась сложнейшая последовательность магии Веса и Колебания. Никто не мог поверить, что дважды усиленная дверь могла рухнуть так тихо и быстро.
     Мужчины замерли от этого вида, оспаривающего их понимание мира. В тот же миг Кубический накопитель разлетелся на куски.
     И сразу после этого хакерский терминал разлетелся на составляющие, как будто кто-то перемотал время его сборки назад.
     Следом сигнал с Устройства так же прекратился, и комната просмотра вернулась к обычному спящему состоянию.
     — Подозреваю, что вас стоит называть индустриальными шпионами? Конец вашим замыслам.
     Знакомая фигура спокойно сказала это, нацеливая на них Специализированный CAD в форме пистолета в правой руке, который поблёскивал с каждым пройденным шагом.
     За ним грациозно следовала стройная фигура, держа в руке CAD в форме терминала.
     Брат и сестра своим видом вызывали восхищение, которое заставляло забыть, что кое-кого поймали на месте преступления.
     — Шиба-кун... — Саяка тихо прошептала, в то время как кто-то поднял правую руку.
     Они не собирались сдаваться. Один из компаньонов нацелил пистолет на её кохая.
     И этот мужчина не являлся учеником Первой школы.
     Он вообще не был учеником.
     Его направил сюда старший брат Цукасы, их лидер.
     И он, специально отправленный их лидером, явно намеревался убить.
     Саяка беззвучно закричала от ужаса.
     Она хотела остановить всё это, но не могла кричать. Руки словно заледенели.
     Она становилась соучастницей в убийстве — Саяка была настолько напугана этим, что руки бешено затрясло.
     Однако, пуля, которая могла легко забрать чью-то жизнь, так и не вылетела из дула.
     Его правая рука с силой обхватила пистолет — нет, не так — пистолет впечатало в его руку.
     Правая рука мужчины покрылась фиолетовым свечением.
     — Пожалуйста, воздержитесь в дальнейшем от глупых действий. Я не смогу оставаться милосердной к тем, кто хочет навредить Онии-саме.
     Её голос был убийственно тих и так же серьезен.
     Словно он звучал от кого-то другого человека.
     Она испускала ауру неуязвимости, будто любое действие против неё будет бесполезным.
     Её голос разлагал любые попытки сопротивления.
     В тот же миг жестокие слова Тацуи проникли в уши запуганной Саяки:
     — Вот она, реальность, Мибу-сэмпай.
     — Э?..
     — Мир, где все будут равны, просто невозможен. Если бы существовал такой мир, то в нём бы полностью обесценились таланты и способности, и тогда бы в нём все одинаково холодно относились друг к другу. Мибу-сэмпай, ты и сама это понимаешь, не так ли? Никто не способен относится ко всем одинаково. Это возможно только если искусно лгать и вводить других в заблуждение.
     Отчаянье на лице Саяки постепенно усиливалось.
     В пустых глазах стоящего перед ней кохая она могла заметить слабый лучик...
     — Мибу-сэмпай, вас всего лишь использовали для кражи неопубликованных исследовательских данных, хранящихся в магических университетах. Вот она, правда, скрывающаяся за вашими величественными идеалами.
     ...жалости?
     — Почему? Почему всё так обернулось?
     Когда она поняла его слова, всё эмоции Саяки вырвались наружу.
     — Что плохого в устранении различий? Что плохого в мечтах о равенстве? Различия действительно существуют! Это не просто мои заблуждения. И я их презираю. На меня кидали презрительные взгляды. Я слышала, как они обзывали меня. Что плохого в желании убрать всё это? Ты такой же как и я! Они сравнивают тебя с твоей супер талантливой сестрой. И тебя проведут через все эти унижения. И на тебя налепят ярлык полного дурака!
     Крики Саяки продолжали вырываться из неё.
     Из самых глубин её души.
     И ни один из этих жалобных криков не достигал Тацуи. Его сердце не отвечало на эти слова. Всё потому, что Тацуя попросту принял все эти доводы за приемлемую реальность.
     Поэтому Тацуя буквально понимал «смысл» её слов и «причину» её криков. Перед ним стояла отчаявшаяся девушка. Это было единственной вещью, которую него отняли.
     Жалость, которую Саяка разглядела в его глазах, была простой иллюзией, навеянной ей крайней подавленностью.
     Её крики не могли достигнуть юного мужского сердца, но проникли в сердце юной девушки, стоящей рядом с ним.
     — Я никогда не буду презирать Онии-саму, — спокойно сказала она. Однако в её голосе было столько эмоций, что их хватило на подавление криков Саяки — чистая ярость скрывалась под слоями спокойствия. — Моя любовь и уважение к Онии-саме никогда не изменится, даже если кто-либо другой будет оскорблять или презирать моего брата.
     — ...Ты... — Саяка потеряла дар речи.
     Саяка не могла ни ответить, ни просто это обдумать слова Миюки
     — Моя любовь и уважение не зависят от силы магии. В глазах всего мира моя магия многократно сильнее магии Онии-самы. Но это никак не повлияет на мою любовь и уважение к нему. По сравнению с моими чувствами к Онии-саме, все остальные вещи становятся обычными и бессмысленными. Потому что я знаю, что магия представляет всего лишь маленькую частичку Онии-самы.
     — ...
     — Любой может оскорбить Онии-саму? Для меня это и впрямь невыносимая наглость. Лишь невежественные дураки могут очернять Онии-саму. Но вместе с тем, по сравнению с незначительным числом гнилых людей, существует больше, нет, намного больше людей, которые признают превосходящие таланты Онии-самы. Мибу-сэмпай, ты воистину жалкая.
     — Что ты сказала?
     Её голос стал немного громче.
     Но это был безжизненный голос. Он был лишен всех чувств и мыслей.
     — Разве нет людей, признавших тебя? Разве все в тебе видят лишь магию? Это не так. По крайней мере, я знаю одного человека, кто так не думает. И ты знаешь кто это?
     — ...
     — Онии-сама признал тебя. Твоё мастерство меча и твою красоту.
     — ...Это всего лишь внешность.
     — Именно так. Но разве внешность не является частью сэмпая, так же, как, к примеру, твоя харизма и характер?
     — ...
     — Конечно, вполне естественно оценивать внешность. Включая две встречи в кафе и одну во время событий в радиорубке это всего лишь четвертый раз, когда ты говоришь с Онии-самой. Ты его видела всего лишь четыре раза и думаешь, что он много понял о тебе?
     — Это...
     — Больше чем кто-либо другой, ты сама ставила себя ниже других учеников и самокритично использовала термин «Сорняк».
     Её слова были неоспоримы.
     Никакого желания отрицать её аргументы не возникало.
     Подобный выговор сильно ударил по Саяке, опустошив её сознание.
     Когда её разум застопорился,
     Когда она потеряла всю волю,
     Её бездушная оболочка позволила проникнуть дьявольскому шипению.
     Хотя в данном случае это больше походило на тихий шепот кукловода.
     — Мибу, используй кольцо!
     Он послышался от трусливого мужчины, бесстыдно прикрывавшегося спиной 16-летней девушки.
     И вдруг он закричал.
     Дополняя крик, его запястье качнулось вниз.
     Сверкнула искра, наряду с плотной завесой белого дыма.
     В то же время раздались пронзительные звуки, которые никто не слышал.
     Это был фоновый шум Псионов.
     Они пытались остановить вызов магии, используя Помехи — Прерыватель Волшебства.
     В дыму можно было на слух различить три типа шагов.
     Тацуя действовал дважды.
     Два удара ладони пронзили дым.
     Но его глаза были полностью закрыты.
     Послышались два удара по телу, вместно с двумя ударами тел об пол.
     — Миюки, остановись!
     Когда Тацуя отдал такой приказ, последовательность магии Миюки стремительно изменила цель воздействия.
     Белый дым собрался в виде торнадо.
     Облака пыли были сжаты до размеров шариков для пинг-понга, а затем оказались заперты внутри треугольных ледяных блоков, материализовавшихся из воздуха.
     Когда зрению ничто не мешало, было видно троих мужчин, лежащих на земле.
     Один из них катался по полу, пытаясь справиться с болью от обморожения.
     Двое других, с синяками на лицах, просто лежали без сознания.
     — Онии-сама, ничего, что мы дали Мибу-сэмпай уйти? — вслух поинтересовалась Миюки.
     У неё не было никаких сомнений, что якобы Тацуя имел скрытые мотивы.
     Миюки считала маловероятным, что Тацуя заведет с кем-то роман, который не был бы очередной шуткой.
     Также она ясно понимала, что Тацуя не из тех людей, на которых сильно влияют личные чувства.
     — Я не сомневаюсь в твоих навыках, но всегда есть возможность неудачи, когда видимость ограничена. Я не хочу, чтобы ты подвергала себя риску, поэтому пусть с Мибу-сэмпай разберется Эрика.
     Кратчайший выход отсюда неизбежно приведет к Эрике, стоящей на первом этаже. А учитывая текущее состояние Саяки, становилось ясно, что она не будет искать альтернативные маршруты.
     — Не думаю, что Эрика заинтересована ею...
     — Возможно, только если оппонентом не является Мибу-сэмпай.
     Миюки так и не поняла в чём важность оппонента.
     Для неё сражения были тем, чего следовало бы избегать на начальном этапе, но если это становилось невозможным, то победа замещала всё остальные мысли.
     Не важно, кто был оппонентом.
     Для идентификации противника слова «враг» было достаточно — всё остальное становилось бессмысленным.
     Но к слову, с интеллектуальной точки зрения, она признавала, что некоторые люди придавали особое значение своим оппонентам.
     — Неужели? В таком, у Эрики не должно возникнуть никаких проблем.
     Мысленно оставив Саяку Эрике, Миюки начала помогать старшему брату связывать воров методами, созданными специально для террористов.
◊ ◊ ◊
     Саяка двигалась бессознательно.
     Антинитовое кольцо было её секретной картой, приготовленной специально для побегов.
     Обучаясь на «Магистра», она знала характер и ограничения Помех.
     Хотя нет, об этом кольце Саяка знала намного больше, нежели обычный волшебник.
     Это кольцо не обладало силой побеждать других волшебников.
     Оно обладало лишь силой вмешательства в магию посредством Помех. У него не было другого предназначения, кроме помощи в избегания магических атак.
     “Тебе не победить этого первогодку”
     “Я видела такие техники, о которых ничего не знаю”
     Когда их лидер давал ей это кольцо он неоднократно предостерегал её.
     “Это кольцо используется исключительно для побега”
     Глубоко отпечатавшаяся сцена в мозгу и эхо тех мощных слов, звучавших у неё в ушах, заставляли ноги продолжать двигаться.
     Позади не было слышно шагов.
     Никто её не преследовал.
     Глубоко в сердце, она понимала, что её товарищи были повержены.
     Тем не менее, парализованный ум не позволял вернуться и помочь им.
     Разум, поверженный провалом плана, и обеспокоенный желанием поскорее покинуть территорию школы и добраться до временной базы, гнал Саяку по коридорам и вниз по лестнице.
     В этот миг её ноги остановились.
     — Сэмпай, как я рада с тобой познакомиться!
     Молодая девушка — скорее всего первогодка, так как назвала её «сэмпай» — улыбалась ей, убрав руки за спину.
     — ...Кто ты? — с настороженностью выдавила она.
     Однако веселое выражение лица первогодки нисколько не потускнело.
     — Первый год, класс Е, Тиба Эрика. Я бы хотела кое-что уточнить. Так, на всякий случай. Ты ведь Мибу Саяка-сэмпай, взявшая серебро в прошлогодних Национальных соревнованиях по Кэндо среди девушек средней школы?
     Эти слова нанесли Саяке невидимый удар.
     Темные уголки её сознания и самые глубины сердца поразила боль, словно от удара шиная.
     — ...И что если это так? — Подавляя внезапную боль, Саяка смогла ответить.
     — Да нет, ничего особенного. Просто хотела удостовериться.
     Эрика продолжала держать руки за спиной.
     Однако в её стойке не было ни одного слабого места, подходящего для атаки.
     Её тонкая фигура, неспособная полностью загородить проход, полностью закрывала все возможные «пробелы», сквозь которые можно бы было пройти.
     Также, к слову... пусты ли скрытые за её спиной руки?
     В руках у неё точно ничего нет?
     — ...Вдруг возникла передо мной. Ты планируешь остановить меня?
     Признаков преследования не было.
     Как бы то ни было, для того парня скрыть своё присутствие не составит труда.
     Саяка успокоила свои тревожные эмоции и стремилась говорить четко.
     Она знала, что шансы вырваться отсюда невредимой были равны нулю с самого начала.
     — Куда ты направляешься?
     — Не твоё дело.
     — Не хочешь отвечать, да?
     — Да.
     — Переговоры провалились, — радостно заявила Эрика.
     И хотя её слова казались немного надуманными, Саяка очень хорошо понимала, что та изначально не планировала её пропустить.
     Саяка быстро осмотрелась по сторонам.
     К сожалению, в руках у неё не было оружия.
     У неё был CAD, но чтобы его использовать пришлось бы отказаться от Помех.
     Уголком зрения она заметила серо-серебристый стержень.
     Это была дубинка, принадлежащая одному из компаньонов Саяки.
     Размер дубинки не совпадал с тем, к чему она привыкла, но послужит подходящей заменой оружию.
     Саяка медленно пригнулась.
     И сосредоточила все силы в ногах.
     А затем резко прыгнула.
     Схватив дубинку, Саяка упала на корточки с готовностью отражать атаку девушки.
     Но Эрика всего лишь наблюдала за движениями Саяки.
     — В подобной спешке нет нужды, я всё равно планировала дать тебе время подобрать оружие...
     Саяка покраснела.
     Я ради себя тут всё это устраиваю! В попытке скрыть неловкость и смущение, которые выплеснулись из-за её действий, Саяка посмотрела на Эрику и прокричала:
     — Уйди с дороги! Иначе так просто не отделаешься!
     — Самооборона подтверждена! Впрочем, я никогда и не собиралась оправдывать свои поступки, — очень возбужденным тоном сказала Эрика и наконец-то показала свои руки. В правой руке была полицейская дубинка, а в левой — настоящий короткий меч.
     Затем она просто выбросила оружие из левой руки.
     — Ну что, начнём, сэмпай? — Эрика подняла правую руку.
     Саяка также приняла боевую стойку. Оружием она указывала прямо на оппонента, а её правая рука легла поверх левой.
     На одной стороне: Саяка, использующая двуручный стиль. На другой стороне: Эрика в изогнутой стойке, использующая стиль одноручного меча.
     Матч мгновенно начался.
     Их мечи встретились, но звука почти не последовало.
     В то же мгновение Эрика замахнулась дубинкой в район шеи Саяки.
     Саяка бешено подняла руку.
     Она отскочила назад, машинально приняв оборонительную стойку, и была готова к удару. Но в то же время противник уже была готова нанести удар сзади.
     Уклонившись от удара, Саяка инстинктивно подняла свою дубинку.
     Отдача от удара сразу же передалась от дубинки в руки. Саяка была готова к ближнему бою, но Эрика уже вышла из радиуса поражения.
     — Персональная магия Ускорения?.. — тихо прошептала Саяка.
     Эрика не стала отвечать.
     — ...Тот же стиль, что у Ватанабэ-сэмпай?
     Эти слова словно остудили Эрику.
     Даже этой секунды колебаний хватило для частичного перелома ситуации.
     Эрика, снова начавшая наступление, была вынуждена остановиться от пронзающего звука, заполняющего коридор.
     Это был псионовый шум, неслышимый ушами.
     Видя, как лицо Эрики скривилось от дискомфорта, Саяка сразу пошла в атаку.
     Она не давала противнику и мгновения на передышку.
     Лицо, лицо, предплечье, тело, косой удар, апперкот, лицо, обратный косой удар...
     Это была серия ударов меча, которую не изучают в кэндо, но включающая в себя техники древних стилей кэндо.
     Её атаки были быстры, словно выстрелы, и яростны, словно пламя, будто сошедшее из пословицы Фуринказан.[10]
     Но в то же время псионовый шум прекратился.
     Причина была понятна.
     Для поддержания Помех необходимо было постоянно вливать Псионы в Антинит.
     И если этого не делать, то и шум прекратиться.
     Шум, наполняющий всю комнату, постепенно затих.
     Поскольку Саяка поставила всё на эти удары, поддержка Помех становилась невозможной.
     Пока кто-либо мог использовать магию, не важно на сколько яростна или мощна была атака, ничто не могло сравниться со скоростью магии.
     Эрика понимала это, но не использовала магию.
     Возможно, она просто не имела достаточно времени на формирование последовательности магии.
     Она была ученицей второго потока, поэтому её технические навыки оставляли желать лучшего.
     Но CAD Эрики был специализированным. Он создавался для сражений на высоких скоростях и идеально подходил её по форме.
     К тому же, её магия Гравюры позволяла обеспечить проход Псионам даже под действием Помех.
     Если бы разорвала дистанцию, то смогла бы использовать магические атаки.
     Однако Эрика не пыталась выйти из-под атак и не планировала перейти в наступление.
     По сравнению с сопротивлением Эрики, действия Саяки можно было охарактеризовать как неуклюжие.
     Эрика старалась использовать точные и быстрые движения для отражения каждой атаки.
     В её глазах не было и тени волнения. А дыхание оставалось абсолютно спокойным.
     Дыхание Саяки, потратившей всю свою энергию на атаку, сбилось раньше.
     Через мгновение ситуация снова поменялась.
     Атакующая и обороняющаяся позиции поменялись местами.
     Эрика уклонилась от последнего удара, а затем молниеносно ударила по дубинке Саяки.
     Дубинка, которая изначально была менее прочной, чем боккэн или посох, переломилась в районе рукояти.
     — ...
     Саяка нерешительно смотрела на полицейскую дубинку, указывающую на неё.
     В её глазах еще пылал боевой дух.
     — Подбери это, пожалуйста, — промолвила Эрика, не сдвигая своё оружие.
     — ...
     Саяка не смогла ответить, так как не могла осмыслить услышанное.
     — Подними короткий меч и покажи мне свою истинную силу. Я сокрушу все женские иллюзии, связывающие тебя.
     Не обращая внимания на дубинку перед глазами, Саяка согнула колени.
     И подняла короткий меч, который ранее выбросила Эрика, приняв боевую стойку.
     Следом, как будто что-то вспомнив, она вышла из стойки и положила левую руку поверх правой.
     Она сняла блестящее бронзовое кольцо с правой руки.
     И бросила его на пол.
     — Мне оно не понадобится. Я сокрушу твою технику своей собственной силой.
     Саяка сняла свой жакет.
     В Первой школе девушки носили жакеты с длинными рукавами.
     Теперь руки Саяки были открыты до самых плеч, гарантируя полную свободу движения.
     Она направила лезвие меча к небу.
     Причем режущей частью меча назад. Этим действием она пренебрегала всеми структурными свойствами меча и лишь увеличивала риск поломать лезвие.
     И даже в таком невыгодном положении Саяка не хотела, чтобы её нежелание убивать замедлили скорость лезвия меча. Таково было её решение.
     — Понятно.
     Они снова стояли друг напротив друга.
     — Твои техники имеют те же истоки, что и стиль боя Ватанабэ-сэмпай.
     — Не говори о моём мече теми же словами что и о мече той женщины. Мы находимся на совершенно разных уровнях.
     Каждая из сторон обменялась по одной фразе, закончив разговорную часть.
     После этого настала тишина.
     Молчание переходило в беспокойство, а тревога становилась настойчивостью.
     И когда всё это достигло предела, фигура Эрики внезапно исчезла.
     Обмен ударами закончился мгновенно.
     Прозвучал металлический звук.
     Это невозможно было различить невооруженным глазом, но Саяка действительно смогла отбить одну магически ускоренную атаку Эрики.
     Она смогла сдержать первую атаку «длинного меча».
     И тем не менее короткий меч выпал из рук Саяки.
     В тот же миг она упала на колено и прижала правую руку.
     — Мои извинения, сэмпай, но у тебя, похоже, перелом.
     — ...Кость сломана. Но ничего, уверена, ты не сдерживалась.
     — Да, сэмпай, ты можешь гордо поднять голову. Ты сражалась на равных с женщиной из клана Тиба.
     — Понятно... Так ты член семьи Тибы.
     — Это так. Кстати, Ватанабэ Мари также обучалась у нас. Я сама видела, как она проходила финальный экзамен. По чистому мастерству меча я намного опережаю её.
     Услышав это, Саяка наконец-то улыбнулась.
     Короткой, беззаботной улыбкой.
     — Это так?.. Хотя, как проигравшая, я не имею права о чем-то просить, но не могла бы ты вызвать для меня носилки? Я чувствую, как теряю сознание, ах...
     Саяка начала заваливаться.
     Эрика бережно её подхватила.
     Она нежно прошептала на ушко бессознательной Саяке:
     — Не волнуйся, сэмпай. Твой вежливый кохай заберет тебя отсюда.
◊ ◊ ◊
     — Ты хочешь, чтобы я нес Мибу-сэмпай?
     Услышав естественный вопрос Тацуи, Эрика лишь кивнула головой, ни о чем не думая.
     — Да всё в порядке, она не тяжелая.
     — Не в этом дело.
     — Тебе сейчас дается особое право — обнять красивую девушку, так почему бы тебе радостно не воспользоваться им?
     — У меня нет никакого желания радоваться такому банальному факту... Да и не о том речь.
     — Знаешь, меня всегда беспокоил один вопрос. Тацуя-кун, ты вообще не интересуешься девушками? Ты что, другой ориентации?
     — Что ты подразумеваешь под ориентацией?
     — Гей!
     — Не шути так. Я уже сказал, что не в этом дело. Мы легко можем вызвать носилки, так почему мне надо нести её?
     Миюки весело рассмеялась при виде этой сцены.
     Тацуя одновременно пытался справиться с ментальной усталостью и понять логику Эрики. Но он уже понимал, что мыслях он уже почти сдался.
     — Потому что Мибу-сэмпай будет очень рада!
     Тацуя перестал отвечать.
     Хотя он по-прежнему считал, что предложение Эрики нелогично, но уже понял, что убедить её при помощи логики почти невозможно.
     Кстати говоря, разговор подошел к концу.
     — Разве это не чудесно, Онии-сама? Её ранение не тяжелое, но чем быстрее ей окажут помощь — тем лучше. И быстрее всего будет, если Онии-сама понесет её. К тому же нет никакого смысла продолжать разговор. Ведь твой оппонент — Эрика.
     — Подожди, Миюки, что это значит?
     — Ты права. Ладно.
     — Подожди, Тацуя-кун, что это за принцип — бить лежачего? Вам не кажется, что немного коварно вдвоём наваливаться на меня?
     — Хи-хи, я вообще-то помогаю тебе, Эрика.
     — Ложь! Наглая ложь!
     Миюки весело улыбалась, слушая крики Эрики. Этот разговор был для Тацуи не больше чем фоновыми звуками, он аккуратно поднял Саяку, плавно, без каких-либо колебаний.
     Хотя выглядело это так, будто он сам не знал, нужна ли сила для этого действия.
     — Хм, Тацуя-кун, ты способный, как и ожидалось.
     Почему-то Эрика выразила своё мнение и несколько раз кивнула. Тацуя посчитал, что ответив на её слова, лишь потратит впустую время, поэтому решил сразу начать движение.
     Бессознательное лицо Саяки выглядело так, будто она видела приятный сон.
◊ ◊ ◊
     Узнав о захвате террористов в библиотеке из своего портативного терминала, глава мужского дивизиона кэндо, Цукаса, понимал, что сейчас должен связаться со своим старшим братом, главой японского отделения Бланш, и получить последующие указания. И это нужно сделать как можно быстрее.
     На самом деле его старший брат был сводным от второй женитьбы отца. Однако Цукаса всегда ему верил, даже если они не были братьями по крови. Между ними не было никаких неловких чувств — сразу со времен свадьбы. Как они достигли такого понимания — он уже и не помнил.
     Всякий раз, когда он думал об этом, сразу же переключался на что-либо другое. В то мгновение, когда Цукаса подумал об этом, он сразу же покачал головой, потому что сейчас надо было думать о другом. Использовать беспроводной интернет было слишком опасно. Он не опасался быть подслушанным, он просто не хотел использовать такой простой вид связи, но подобная критическая ситуация не оставляла ему выбора. Подобное мышление было понятным, так как любое сообщение, посланное по кабелю или беспроводным способом, могли перехватить.
     Цукаса не ожидал препятствий при выходе со школьных территорий. Несмотря на критическую ситуацию, она никак не сравнивалась ни с военным временем, ни с периодом гражданской войны. О перестрелке на территории школы не могло быть и речи. Люди, никак не связанные с клубами должны были проходить сложную регистрацию, но никаких препятствий ученикам не создавалось.
     Цукаса так решил, основываясь на своих предположениях, но, к несчастью для него, судьба имела другие планы.
     — Не уж то Цукаса из клуба кэндо? Домой идешь?
     Как только он пытался проскочить главные врата, кто-то окрикнул его сзади.
     И это не был его друг. По голосу он не мог определить кто это.
     Когда он повернулся, перед ним оказался смуглый парень среднего роста, которого спокойно можно было описать одним словом — невоспитанный. Как и Цукаса, он обладал крепким телосложением и большим телом. Он так же с третьего года обучения, и на запястье носил эмблему дисциплинарного комитета.
     — Тацуми... Эм, разве клубная деятельность не была отменена из-за беспорядков? Поэтому я направляюсь домой!
     Если он будет запинаться и плохо лгать, то у него будут проблемы. Сознательно приказывая телу подчиняться, Цукаса ответил ему ровным голосом.
     — Разве? Ну да ладно. Клубная деятельность действительно отменена во всей школе.
     — Вот и я о чём. Поэтому...
     Прощай. Это слово уже срывалось с кончика языка, но Цукаса не имел шанса сказать его.
     — Подожди секундочку. Есть ещё кое-что, о чём бы я хотел тебя спросить.
     Его сердце забилось быстрее.
     — О чем?
     Едва успевая скрыть сомнения, Цукасе удалось подделать изумленное выражение лица.
     — Да, у меня есть парочка вопросов к тебе.
     Голос Тацуми буквально разжигал беспокойство Цукасы. Он чувствовал, что этот голос знает всё, что он делал до этого.
     — У нашего Шефа есть удивительная техника.
     Внезапно, нить разговора полностью поменялась — по крайней мере, так казалось — но чувство опасности с самого начала не угасало ни на миг.
     — Манипулируя потоками воздуха с добавлением некоторых смесей, она может создать сыворотку правды, не используя запрещенные препараты.
     Цукаса кое-как подавил крик, готовый вырваться из горла.
     Однако он всего лишь тратил своё время.
     — Не придуривайся, Цукаса. Ты ведь знаешь, о чём я говорю? У нас уже есть доказательства, что именно ты стоял за беспорядками.
     Цукаса не отвечал.
     Пусть он и был учеником второго потока со слабыми техническими навыками, но благодаря интенсивным тренировкам в кэндо, он был уверен в своей магии Скорости. Они оба выглядели довольно крупными, и Тацуми был одним из учеников третьего года, способным на серьезное ускорение, но Цукаса был уверен, что у него преимущество в скорости бега.
     Казалось, что он всё просчитал, но его плану снова не суждено было сбыться.
     — Цукаса-сэмпай! Пожалуйста, пройдите с нами! — раздался мрачный, но сильный голос. А сам владелец голоса стоял прямо у него на пути.
     — Саваки... Черт возьми, почему вы оба тут? — хрипло прокричал Цукаса. Когда начались беспорядки, они оба должны были быть в библиотеке. Так что, черт возьми, два члена дисциплинарного комитета позабыли тут? Мысли Цукасы были вполне понятны.
     — Разве ты не заметил? Наша работа заключалась в наблюдении за тобой с дальнего расстояния с небольшой помощью Сенсорной магии дальнего действия. Мы бы потратили много времени, если бы ты не откололся от остальных, но, в конце концов, мы поняли твой план.
     На радостные объяснения Тацуми, стоящего позади него, Цукаса принял решение силой прорываться отсюда.
     Путь для побега проходил через Саваки. В подобной ситуации возвращение на территорию школы — чистое самоубийство.
     К слову, даже если Саваки все еще был второгодкой, он специализировался на магии ближнего боя, называемой Магией Боевых Искусств. Безоружный Цукаса против него не имел и шанса — по крайней мере в ближнем бою.
     Цукаса убрал шарф, повязанный на правой руке.
     Там располагался браслет бронзового цвета. Антинитовый браслет.
     Он активировал Помехи.
     Цукаса знал, что подобным распространением волн Помех он предупредит их союзников о его расположении. Однако у него не было времени думать об этом. Самым важным для него был побег из этой ловушки и установка связи со старшим братом — эти мощные порывы преобладали в действиях Цукасы.
     Он кинулся навстречу Саваки, который стал морщить брови. В нынешние дни Магическими Боевыми Искусствами называли техники, которые использовали магию для усиления физического тела, для использования мощных боевых способностей. Если магию невозможно было использовать, Саваки не должен был иметь и шанса одолеть кэндоиста, даже если он безоружен. Думая об этом, Цукаса кинулся на Саваки.
     Саваки легко уклонился от его рубящего удара.
     А затем нанёс яростный удар сбоку. Локоть Саваки глубоко погрузился в живот Цукасы.
     — Цукаса, идиот, я не думаю, что ты сможешь понять, — сочувственно сказал Тацуми рухнувшему на землю Цукасе.
     — Саваки — трудный противник, даже безо всякой магии. Многие люди неправильно понимают меня, считая, что эти парни ни на что не способны без магии и что они и шага без такой необязательной вещи, как магия, ступить не смогут.
     Цукаса не мог ответить — он мог лишь стонать от боли. Не говоря ни слова, Саваки надежно связал его.
◊ ◊ ◊
     В лазарете все слушали историю Саяки.
     Её правая рука нуждалась в лечении, поэтому лучше было бы не давить на неё. Пусть школьный доктор запретил разговоры, но сама Саяка хотела поведать свою историю.
     Маюми, Мари и Катсуто также присутствовали при этом. Кукловод Киноэ Цукаса был схвачен и беспорядки были подавлены, но истинные цели атакующих всё ещё были неизвестны. Внешкольные захватчики были схвачены и переданы в полицию учителями, а благодаря действиям школьного совета, дисциплинарного комитета и группы управления клубами, вражески настроенных учеников это не коснулось.
     В настоящее время Цукаса был не в том состоянии, чтобы его можно было допрашивать. Понимая это, признание Саяки становилось единственным надежным источником информации, поэтому-то и не стоило удивляться присутствию Маюми и других.
     Историю Саяка начала с того, как её впервые познакомили с будущими компаньонами.
     В прошлом году, как только Саяка поступила в школу, она начала общаться с Цукасой. В то же время появилось много сочувствующих им в рядах клуба кэндо. И не только клуба кэндо, но и ученики из других магических клубов имели схожее мышление. Большим шоком стал истинный масштаб данной деятельности — она намного превосходила ожидания Маюми и компании. Больше всех, вероятно, это ударило по Мари. Маюми, Мари и Катсуто поразились этим откровениям по-разному.
     — Прости, я никогда не думала, что такое могло произойти, но...
     Эрика пристально смотрела на моргающую Мари.
     Однако у неё не было времени волноваться об этом взгляде.
     — Мибу, ты сказала правду?
     Услышав нерешительный вопрос Мари, Саяка где-то на секунду опустила голову. Подняв её обратно, Саяка спокойно кивнула и стала отвечать в такой же спокойной манере:
     — Думая об этом сейчас, понимаю, что, скорее всего, в средней школе я была слишком горда прозвищем «красавица из клуба кэндо». Как только я пришла в эту школу, увидела невероятное мастерство магии и меча Ватанабэ-сэмпай во время недели набора в клубы. Я хотела взять у тебя персональные уроки, но была отвергнута, и это сильно по мне ударило... Я не смогла оказаться твоим оппонентом, потому что была ученицей второго потока. Как только я подумала об этом — то сразу потеряла всю мотивацию.
     — Подожди... Постой секунду. Ты говоришь о прошлогодней неделе набора в клубы, когда я переборщила во время уроков кэндзюцу? Я помню тот инцидент. Я не забыла, что ты хотела поединка со мной. Но я не помню, чтобы отвергла тебя.
     — Это нормально. Люди не понимают, что чувствуют те, кому отказали, — в ироничной манере Эрика сделала выговор Мари, стоящей с мрачным выражением лица и опущенной головой.
     — Эрика, помолчи немного.
     Но Тацуя её остановил.
     — Чего? Тацуя-кун, ты тоже на стороне Ватанабэ-сэмпай?
     — Я просто хочу, чтобы ты услышала её рассказ до конца. Можешь сколько угодно обдумывать или дискутировать об этом, когда услышишь всю историю целиком.
     Услышав упрек, лицо Эрики стало очень недовольным, но она успокоилась.
     После короткого периода тишины, Саяка мучительно продолжила:
     — Сэмпай, ты сказала, что я не могу быть твоим оппонентом, поэтому я не должна тратить своё время и найти кого-нибудь своего уровня... Услышать такое от уважаемого сэмпая сразу после поступления в школу...
     — Стой... Нет, подожди минутку! Ты всё не так поняла, Мибу.
     — Э?
     — Я действительно так сказала. «Прости, но моё мастерство меча не может сравниваться с твоим, поэтому не теряй своего времени, и найди более достойного противника» — вот что я имела в виду. Разве не так?
     — Э, но это... Тогда, получается...
     — Вот почему я сказала, что «не могу быть твоим соперником». В искусстве меча ты намного сильнее меня.
     У Саяки от таких слов отвисла челюсть, а Маюми повернулась с вопросом к Мари:
     — Погоди, Мари. Я правильно тебя поняла: ты отвергла просьбу Мибу только потому, что она была намного сильнее тебя?
     — Именно так. Также правдой является то, что я сильнеё её, если буду использовать магию... Техники, которым я обучалась, были эффективны в связке с магией. Я прошла физическую и оружейную подготовку, чтобы понять, как мне использовать свою магию более эффективно. Но я не имею права своё мастерство меча с навыками Мибу.
     — Так это... с самого начала... было моим заблуждением?..
     В лазарете повисла неловкая тишина.
     — Чувствую себя идиоткой... Я эгоистично, неправильно истолковала намеренья сэмпая... так опустилась...
     Только жалобы Саяки пронзали тишину.
     — Я не думаю, что всё было напрасно.
     Пока Тацуя не разбил всё это своими словами.
     — ...Шиба-кун? — Саяка подняла голову и посмотрела прямо на Тацую, который продолжил говорить расплывчатым тоном:
     — Так сказала Эрика, после того как увидела твои техники, сэмпай. По мнению Эрики, ты сейчас намного сильнее, чем та «красавица кэндоистка», которая взяла серебро на соревнованиях средней школы. Возможно, это звучит очень грустно, но ты смогла найти новые силы, пришедшие от твоего негодования и ненависти. Но неоспоримым является и то, что твоё мастерство меча, Мибу-сэмпай, улучшилось в результате твоей самоотверженности и трудолюбия. Ты не была поглощена ненавистью и не пала в глубины отчаянья — весь прошедший год ты тренировала себя до выхода на следующий уровень. Так что я не думаю, что ты потеряла время зря.
     — ...
     — Многие обстоятельства делают нас сильнее. Существует несметное количество причин заниматься трудной работой. Ты действительно потеряешь время зря, если откажешься от всех тех часов тяжелых тренировок и результатов, которых ты достигла, не так ли?
     — Шиба-кун... — Саяка смотрела на Тацую и в её глазах наливались слёзы. Однако, сейчас, она улыбалась. — Шиба-кун, у меня есть просьба.
     — Какая?
     — Можешь подойти ко мне немного поближе?
     — Достаточно?
     — Еще чуть-чуть.
     — Хм...
     Атмосфера полностью изменилась: от прошлой, напряженной, атмосферы не осталось и следа.
     Однако,
     — Да, прошу.
     она быстро
     — Просто стань рядом и не двигайся.
     снова наполнилась нервозностью.
     Саяка крепко схватилась за одежду Тацуи и уткнулась лицом ему в грудь.
     — Ааа, ааааа...
     Всхлипывания быстро переросли в громкие рыдания.
     Прижимаясь к груди Тацуи, Саяка громко ревела.
     Все смотрели друг на друга в смятении, видя, как Тацуя молча держал её за тонкие плечи. Видя это, Миюки молча опустила голову.

     Наконец-то успокоившись, Саяка начала объяснять все, что знала о Бланш — организации, стоящей за деятельностью Альянса.
     — Всё так, как ты и предполагал, Онии-сама.
     — Настолько точно, что даже скучно.
     — Такова реальность, Шеф. Однако реальные проблемы только впереди, — произнёс Тацуя, готовясь наметить следующие действия.
     — ...Тацуя-кун, ты планируешься драться с ними?
     — Не совсем. Я не собираюсь с ними драться, Я собираюсь уничтожить их.
     Услышав беспокойство Маюми, Тацуя прямо ей ответил, используя самые простые для понимания слова.
     — Это слишком опасно! Ты уже и так сделал для учеников слишком много, — первой возразила Мари.
     Даже в пределах территории школы Мари была той, кто частенько разрешал «горячие проблемы», поэтому у неё было очень острое чувство опасности, что было вполне естественным.
     — Я тоже против. Ты должен оставить решение внешкольных проблем полиции, — серьезно покачала головой Маюми.
     Однако...
     — То есть мы должны разгласить детали о попытке ограбления Мибу-сэмпай и передать её под юрисдикцию семейного суда?
     Маюми окаменела и не могла вымолвить и слова.
     — Понятно, значит ты не хочешь, чтобы вмешивалась полиция. Но и не можешь это всё просто так оставить. Чтобы в будущем нечто такое не повторилось. Не так ли, Шиба? — Своим пылающим взглядом Катсуто поймал глаза Тацуи. — Твои противники — террористы. Ты умрешь, если утратишь бдительность. Ни я, ни Маюми, ни Ватанабэ не можем позволить ученикам нашей школы идти на такой риск.
     — Конечно. — Но, несмотря на это, Тацуя не проигнорировал его взгляд и мгновенно ответил. — С самого начала я не планировал просить помощи ни от дисциплинарного комитета, ни от группы управления клубами.
     — ...Ты планировал пойти один?
     — Такой был план.
     — Я пойду с тобой.
     Услышав мгновенный ответ сестры, Тацуя улыбнулся горьковатой улыбкой.
     — Я тоже.
     — И я.
     Эрика и Лео также сделали шаг вперед, намереваясь примкнуть к битве.
     — Шиба-кун, если ты делаешь это из-за меня, то прошу, одумайся. Как и сказала Президент — просто оставь всё полиции. Всё нормально, меня накажут по заслугам. Но если Шиба-кун будет ранен из-за меня, то я не смогу пережить это, — Саяка сразу же попыталась остановить его, но выражение лица Тацуи было не очень дружелюбным.
     — Я делаю это не ради Мибу-сэмпай.
     Эти холодные слова сразу остановили Саяку, в результате чего, она опустила голову.
     — Я заинтересован в этом, как человек, жизнь которого оказалась под угрозой террористов. Я буду истреблять все источники угроз, направленных на Миюки и меня. Это является моим высшим приоритетом.
     Намеренно ли он сказал всё это, чтобы Саяка не чувствовала вины? Очень сомнительно, судя по его выражению лица. Миюки понимала чувства брата, а Лео, Эрика, Маюми и Мари решили, что он говорил искренне, от всего сердца.
     Его пронзающего, леденящего взгляда было достаточно, чтобы убедить их в этом.
     В нём не было злобы, не вскипал боевой дух — просто обычное желание уничтожить террористов. Перед уверенностью Тацуи — или, может быть, решимостью — даже Катсуто не мог ничего добавить.
     — Однако, Онии-сама, как мы полностью уничтожим штаб Бланш? Они, скорее всего, уже эвакуировались с временной базы, о которой говорила Мибу-сэмпай, поэтому у нас не осталось зацепок.
     Только Миюки могла спокойно продолжать разговор с братом.
     — Это так. Цукаса-сэмпай, скорее всего, думает так же. Вместо того чтобы говорить, что у нас не осталось никаких зацепок, стоило бы понять, что у нас их вовсе не было с самого начала.
     — И что же нам тогда делать?
     Хотя у них не было никаких улик на руках, Миюки, без тени тревоги на лице, продолжала спрашивать брата.
     — Пытаясь понять неизвестное, проще всего спросить это у того, кто знаком с проблемой.
     — ...Кого-то, кто знаком с проблемой?
     — У тебя есть идеи, Тацуя?
     Тацуя не ответил на вопросы Эрики и Лео. Он просто открыл дверь.
     — Оно-сэнсэй? — Маюми ошеломленно улыбнулась при виде Харуки в брючном костюме.
     — ...Не могу поверить, что была настолько наивна, пытаясь скрыть своё присутствие от любимого ученика Якумо-сэнсэя... — выдавила улыбку и беззаботным тоном сказала она. Подразумевала она, конечно, Тацую.
     Апатичный Тацуя ответил слегка удивленным голосом:
     — С самого начала вы и не старались скрыть своё присутствие. Благодаря той лжи, которую вы мне говорили, я теперь не могу сказать, когда вы говорите правду.
     — Возьму на заметку.
     Тацуя приветственным движением пригласил её войти, и Харука медленно прошла к койке.
     Она наклонилась и встретилась взглядами с сидящей на койке Саякой.
     — Выглядишь неплохо...
     — Оно-сэнсэй...
     — Прости, что не смогла тебе ничем помочь.
     Саяка покачала головой и Оно-сэнсэй положила руку ей на плечо и посмотрела ей в глаза. После короткой паузы она направила взгляд на койку.
     — Харука-тян, ты знаешь, где располагается база Бланш?
     "Ты к кому обращаешься?" -Оно-сэнсэй решила воздержаться от её нормальной игривой манеры.
     — Харука-тян?
     — А? Тацуя, ты не в курсе?
     Сам вопрос был очевиден, но получив подобный ответ, Тацуя размышлял, как истолковать его.
     — Наши одноклассники предпочитают звать её так. Харука-тян тоже не возражает.
     — Не все, а только определенные парни. Тацуя-кун, не дай себя запутать.
     — Эм...
     Неожиданная драма быстро разрядила напряженную атмосферу в комнате.
     Чем вызывать рост напряженности, неправильно обращаясь к кому-либо, лучше уж действовать по-другому, подумал Тацуя. Во всяком случае, такое объяснение он как-то мог принять.
     — ...Тогда, Оно-сэнсэй.
     — Ты можешь звать меня Харука-тян, если пожелаешь.
     Он не мог поверить, что даже в таком затруднительном положении эта женщина была столь игрива. Тацуя мог лишь подавить своё раздражение.
     — Оно-сэнсэй, учитывая ситуацию, перейдем к делу.
     — Как всегда бесчувственный.
     — ...
     — ...Гхм.
     Непроницаемый взгляд Тацуи был довольно груб, не важно, как это смотрелось со стороны, но после короткого кашля — довольно преувеличенного — Харука сменила позу.
     — Кто-нибудь, достаньте карту. Так будет намного быстрее.
     Тацуя молча достал информационный терминал.
     И выставил экран в режим карты.
     Харука также достала свой терминал — более изящным и вежливым движением, нежели Тацуя — и включила режим передачи данных.
     После получения сигнала, на карте появилась светящаяся точка.
     — ...Это же прямо под нашим носом!
     — ...Они провоцируют нас?
     Причина возмущения Лео и Эрики заключалось в том, что до логова врага можно было дойти пешком за час.
     Изображение было переведено в режим детального макета.
     Это была холмистая местность, за пределами города, недалеко от заброшенных заводов химической промышленности.
     — ...было подтверждено, что завод был укрытием Эко-террористов, которые оставили его, когда бежали оттуда. — Тацуя читал дополнительные примечания. — Они вернулись туда, не выдав себя сотрудникам правоохранительных органов.
     — Они из той же группы?
     Несмотря на их вопрос, все мысли Мари и Маюми можно было увидеть на их лицах.
     — Завозились ли туда токсичные материалы?
     — Хм, судя по нашим данным, никакого биохимического оружия там нет.
     Услышав комментарий Катсуто, Харука кивнула головой.
     — Добраться туда не составит проблем.
     — Они засекут нашу магию?
     — Даже если и засекут, то не будут менять свои планы. Скорее всего, они засели там и ждут нас.
     Тацуя называл себя «кем-то, кто был вовлечен» не потому что все жертвы были учениками Первой школы. Террористы намеревались захватить неопубликованные магические данные и техники. Из-за этого его личная техника могла также стать целью террористов. Тацуя сделал такой вывод, основываясь на засаде Цукасы Киноэ, который проверял эффективность его техники.
     — Будем прорываться с главного входа?
     — Этой тактики противник меньше всего ожидает.
     Тацуе больше не требовалось ничего говорить. Когда Миюки озвучила подобные слова, они оба уже разработали свою стратегию.
     Катсуто согласился с ними.
     — Приемлемая тактика. Я подготовлю автомобиль.
     — Э? Дзюмондзи-кун, ты тоже пойдешь?
     Вопрос Маюми, скорее всего, отобразил мысли Тацуи.
     Катсуто определенно не являлся человеком, который будет препятствовать своим подчиненным только для того, чтобы бы самому отправиться на поле боя.
     — Это обязанность семьи Дзюмондзи, которая входит в Десять главных кланов. Но, прежде всего, я также являюсь учеником Первой школы, поэтому я не могу просто так на это закрыть глаза.
     — ...Тогда и я тоже.
     — Саэгуса, ты не можешь пойти.
     — Маюми, ситуация будет проблемной, если Президент школьного совета не будет доступен.
     — ...Я поняла.
     Объединенной силы двоих людей еле хватило, чтобы убедить Маюми принять их предложение.
     — Тогда, Мари, ты тоже не можешь идти с ними. Враги все еще могут скрываться где-то на территории школы. Если Глава дисциплинарного комитета оставит свой пост в такое важное время, то это может создать сложности.
     Теперь была очередь Мари неохотно принимать такие условия.
     Полностью игнорируя двух девушек, сверлящих друг друга взглядами, Катсуто направил свой взгляд на Тацую.
     — Шиба, ты выдвигаешься немедленно? Если мы потеряем время, то будем вынуждены сражаться в темноте.
     — Нам не потребуется много времени. Битва закончится до заката.
     — Ты так думаешь?
     Катсуто, возможно, разглядел что-то в непреклонном отношении Тацуи.
     Поэтому не стал задавать дальнейших вопросов. Он покинул лазарет, сказав, что пошел получать машину.
     — Я понимаю, что Президент и Лидер группы управления клубами — члены Десяти Главных Кланов... Но откуда Харука-тян получила все эти данные?
     — Поговорим об этом попозже. Пошли.
     Чрезвычайно стремительный вопрос Лео был, как обычно, отклонен Тацуей.
     Следуя за Миюки и Тацуей, Лео и Эрика покинули лазарет.

     Большой джип был припаркован на стоянке за школьными общежитиями.
     И кое-кто уже занимал переднее пассажирское место.
     — Йо, Шиба.
     — Кирихара-сэмпай.
     — Ты не очень то и удивился.
     — ...Нет, я очень удивлён.
     Первое что его шокировало, так это форма приветствия, хотя это могло быть вызвано цветком, который свисал с его губ.
     — Эй, бро, я иду с тобой.
     — Как пожелаешь.
     Тацуя совершенно не мог понять, о чём думал Кирихара, произнеся подобные слова.
     Дневной свет всё ещё был ярким.
     Тацуя сел в джип и его сестра с друзьями последовали за ним.

Глава 11

     Мир утопал в кроваво красном цвете.
     Большой внедорожник отражал лучи заходящего солнца. Его бешеная поездка по городу закончилась сносом ворот, которые вели к фабрике.

     — Хорошая работа, Лео.
     — ... Аа, пустяки.
     — Черт возьми, это выматывает.
     Внезапно Лео попросили усилить внедорожник, несущийся на скорости 100км/ч, Укрепляющей магией в момент столкновения, что поглотило все его внутренние резервы.
     — Шиба, ты главный. Командуй.
     Тацуя принял полномочия и ответственность, предложенные Катсуто, без каких-либо возражений.
     — Лео — оставайся здесь и охраняй главный вход. Эрика — помогай Лео и позаботься обо всех, кто попытается сбежать.
     — ... Их можно не задерживать?
     — Рисковать не стоит. Просто вырубай всех. Кирихара-сэмпай и Глава клубов зайдите с заднего входа. Миюки и я зайдем с парадного.
     — Понятно.
     — Так, давайте сделаем это. Я позабочусь обо всех убегающих.
     — Тацуя, будь осторожен.
     — Миюки, не переусердствуй.
     Лео и Эрика согласились с условиями и не показывали никакого недовольства.
     С клинком в руке — но в ножнах — Кирихара побежал вдоль здания и Катсуто, не торопясь, последовал за ним.
     Тацуя и Миюки направились на неосвещенную территорию фабрики такой же легкой походкой, как будто они входили в магазин.
◊ ◊ ◊
     Врага они встретили намного ранее, чем рассчитывали.
     Не прячась от них, Тацуя бесстрашно вышел к противнику, стоявшему ровными рядами в центре комнаты.
     — Добро пожаловать! Рад встрече с тобой, Шиба Тацуя-кун! А эта принцесса наверняка твоя сестра Миюки-кун, не так ли?
     — А ты, скорее всего, глава ветви Бланш.
     Холодно спросил Тацуя человека, который раскинул руками в преувеличенном приветственном жесте.
     С виду ему было 30 лет. Он был необычайно молод, для такой работы.
     Он носил очки без оправы, был худощав и высок. По внешнему виду, его можно было принять за какого-нибудь ученого или адвоката.
     — О, простите мою грубость. Как ты только что и сказал, Я — глава Японской ветви Бланш, Цукаса Хаджимэ.
     В словах не было никакого давления, по мнению Тацуи. В его понимании, этот человек производил впечатление интеллектуала неудавшейся революции.
     Однако, видя его нелепые жесты и слыша гипнотизирующий голос, можно было прочувствовать скрытые темные эмоции в глубине его души.
     — Вот как?
     Тацуя не дрогнул, хотя и видел дикие выходки своего оппонента. Не имело значения, к какому из семи кругов Ада он относился — Тацуя уже привык к любому из них. Ему не нужно было устанавливать связь между этим человеком и Цукасой Киноэ из клуба кэндо, поэтому он просто задал этот вопрос, а затем твердо кивнул головой.
     Пусть он и не выразил этого словами, но его действия сразу показали его намеренья — Тацуя вытащил серебряный CAD из кобуры.
     — Хм, CAD. Я думал, что ты придешь, по крайней мере, с огнестрельным оружием. А ты довольно смелый. Идешь напролом без какого-либо прикрытия. Не важно, что ты являешься волшебником — тебя можно легко убить пулями!
     — Я не волшебник.
     Реакция Тацуи на такую точечную угрозу была совершенно не той, на которую рассчитывал удивленный лидер Бланш.
     — О, вот значит как. Ты всё ещё ученик. Я и забыл такие детали, после того как увидел тебя в живую.
     — Ты говоришь слишком много. Ну, для подстрекательства всех твоих людей, которые стоят сзади, вполне хватает и твоей точки зрения.
     — А для своего возраста, ты довольно неплох. Такое сквозное мышление в твоём возрасте делает тебя чересчур жестким. Такими темпами, ты очень быстро повзрослеешь.
     Нелепая жестикуляция и тон голоса. И такие бредовые слова.
     Но, к слову сказать — Тацуя совершенно не планировал выслушивать бред Цукасы Хаджимэ.
     — В любом случае, я рекомендую вам сдаться. Бросайте оружие на пол и руки за голову.
     — Ха ха ха ха, разве Сорняки сильны в магии? О, прости, я не должен был использовать запрещенные слова. Но, откуда такая уверенность? Если ты думаешь, что магия вершит всё и вся — ты сильно ошибаешься.
     Как будто смеясь, дикость окружающих Цукасы Хаджимэ возросла, как только он поднял руку.
     Слева и справа от него около 20-ти членов Бланш разом подняли своё оружие.
     Кроме пистолетов у них были штурмовые винтовки и полуавтоматическое оружие.
     — Я дам тебе ещё один шанс, чтобы решить всё мирно. Шиба Тацуя-кун, присоединяйся к нам. Я слышал от своего младшего брата, что ты можешь использовать Помехи без Антинита. И я очень заинтересован в этой способности. Мне пришлось потратить много сил и средств, чтобы подготовить сегодняшние события. Много времени и ресурсов ушло на подкуп всех тех учеников, которые подчинялись мне. Мне очень неприятно, что все эти усилия пошли насмарку, но если ты присоединишься к нам, то я готов пересмотреть своё отношение к этому.
     На его лице легкомысленная ухмылка скрывала дикость за маской праведности. Это лицо ввергло Миюки в ужас, если бы рядом не было Тацуи. Если бы его не было с ней, то у неё давно бы встали волосы дыбом, от вида этого человека.
     — Вот какая у тебя цель. Как я и ожидал, ты заставил Мибу-сэмпай сблизиться со мной и приказал своему младшему брату напасть на меня, чтобы протестировать силу моих Помех?
     — Ммм, мне нравятся умные детишки. Но понимание всего этого и решение вломиться сюда без какой-либо подготовки всё равно показывает, что ты всё ещё ребенок. И всё же дети могут быть упрямыми. Даже если они знают, что у них нет и шанса на победу — они всё равно не соглашаются с этим фактом.
     — И что с того?
     — Да... ... Ну что, тогда давай пойдем другим путем.
     Его движения были больше похожи на движения уличного актера, чем ученого.
     Он подбросил свои очки в воздух, убрал рукой волосы со лба и устремил свой взгляд в Тацую.
     — Шиба Тацуя — стань нашим товарищем!
     Глаза Цукасы Хаджимэ испускали странное свечение.
     Все эмоции ушли с лица Тацуи и его правая рука, держащая CAD, упала, как будто все силы покинули его.
     — Ха ха ха ха, теперь ты один из нас!
     Цукаса Хаджимэ перестал скрывать все свои эмоции, которые прятались в нём. Аура вокруг него не вызывала уважения или восхищения, но она всё равно была достойна лидера.
     — И первым делом я попрошу тебя казнить свою маленькую сестренку своими же руками! Умереть от рук своего любимого брата — наверное, самое заветное твоё желание!
     Он больше не играл на публику. Он стал тем, кто отдаёт другим приказы.
     Воистину, он подчинил многих людей.
     Его кривая улыбка показывала абсолютную уверенность в его способностях.
     — ... ...Закончим спектакль. Любой, кто увидит тебя, будет смущен твоим поведением.
     Однако вызывающие слова Тацуи пронзили его гримасу.
     — Внесистемная магия Психического вмешательства — Злой глаз. Несмотря на такое благородное название, её сущность заключается в том, что свет, исходящий из глаз, рассылает гипнотизирующие волны, и, используя скорость света для преодоления пределов сенсорных возможностей человека, непосредственно влияет на противника, используя магию колебания световых волн. Это всего лишь метод промывая мозгов, навык, который можно провернуть и с проектором — Гипноз. Эта способность не требует каких-либо инструментов и позволяет контролировать сознание человека в течение дня. До формирования Нового Советского Союза этой способностью активно пользовалась Белоруссия, после обширных исследований.
     Даже магия не требовалась — слов Тацуи было достаточно, чтобы заморозить своего оппонента.
     — Память Мибу-сэмпай, скорее всего, была переписана так же.
     — Онии-сама, но тогда...
     Тацуя кивнул без какого-либо выражения на лице.
     — Ошибки в память Мибу-сэмпай были слишком большими, чтобы быть естественными. Подобный результат мог случиться, если она что-либо не так поняла. Однако такие недоразумения должны были раствориться и уйти со временем.
     — ... ...Ты, презренный негодяй.
     Рот Миюки проговорил это фривольное предложение.
     Скорее всего, огонь ярости растопил лёд в ней.
     — ...Ты, как...
     Цукаса Хаджимэ застонал, говоря так, будто он боролся с астмой. Дикая улыбка исчезла с его лица. Без неё он превратился в обычного хрупкого ученого, который отдавал приказы, но не желал лично замарать руки.
     — Скучный.
     Тацуя не выбирал выражения.
     — Используя правую руку, чтобы скинуть очки и отвлечь внимание от левой руки, которая манипулирует CAD. Ты думаешь, что подобные дешевые трюки сработают на мне? Пока я вижу последовательность активации, я могу понять, какую магию ты используешь, и легко разрушить её. Для такой легкой магии достаточно убрать маленький кусок последовательности активации. Без гипнотической составляющей, Злой Глаз всего лишь световое шоу.
     Тацуя уже потерял интерес к этому мошеннику, чьи трюки были раскрыты.
     — Как это возможно?.. Сделать подобное... Да кто, черт возьми, ты такой?..
     — Кстати говоря, «ты» относится к нам обоим? Твоя многословность не согласуется с твоей чудовищной маской.
     Наконец, Цукаса Хаджимэ понял.
     Его лицо и мускулы ослабли только после того, как он полностью нейтрализовал магию Цукасы Хаджимэ.
     С самого начала, этот парень никогда не видел в Цукасе Хаджимэ равного.
     Он не видел Цукасу Хаджимэ как человека. Его особенности, имя, личность, даже сознание были несущественны для этого молодого человека. Цукаса Хаджимэ наконец-то понял это.
     Он видел в нём всего лишь «врага», «помеху».
     И сейчас, определившись в своих действиях, ему осталось лишь устранить эту помеху.
     — Огонь, черт возьми! Стреляйте!
     На царственные или величественные речи не было времени.
     Он даже не обратил внимание на запутанные взгляды своих товарищей, нет не так — подчиненных.
     Поглощенный примитивным животным страхом, Цукаса Хаджимэ отдал приказ — стрелять на поражение.
     Но...
     — Ч-что за...
     — Что за чертовщина?
     Ни одна пуля не была пущена в цель.
     Паника охватила всю комнату.
     С грохотом, различные пистолеты, винтовки и полуавтоматика развалилась на куски.
     Как только мужчины нажали на курки — всё их оружие рассыпалось на составляющие.
     В центре этого ужаса, лишь Цукаса Хаджимэ предпринял попытку к бегству.
     Ни один из его товарищей не последовали за ним.
     — Онии-сама, пожалуйста, следуй за ним. Я тут справлюсь.
     — Понял
     Тацуя зашагал вглубь фабрики.
     Толпа сразу расступилась перед ним.
     Тацуя не обращал никакого внимания на них — он смотрел лишь на убегающего Цукасу Хаджимэ.
     Если бы они дали ему пройти, то оставшиеся члены Бланш могли бы усесться и ждать своего ареста.
     Но один из них вытащил нож и бросился к Тацуе.
     Как только он сделал это...
     — Глупый плебей.
     Обычно, её голос был очарователен и мил, но сейчас он приносил лишь отчаяние.
     — Накажи их слегка. Эти люди не стоят твоего внимания.
     — Да, Онии-сама.
     Статуя, полностью покрытая инеем, наклонилась и упала между беседующими родственниками.
◊ ◊ ◊
     Только один из них посмел поднять руку на Онии-саму.
     И этот глупец уже был заморожен.
     Однако, для неё, подобный уровень мести был достаточным, но в то же время, неудовлетворительным.
     Достаточная причина.
     Неудовлетворяющий результат.
     Перед тонкой фигурой юной девушки стояло две шеренги мужчин, неспособных двигаться.
     Ментально и физически.
     Пол покрылся сплошным слоем инея.
     Единственным нетронутым местом был маленький круг, вокруг юной девушки.
     Белый туман превратился в торнадо.
     Мороз резко остудил воздух.
     Она подняла правую руку.
     В этой реальности, она стояла словно Королева Льда и вершила свой суд над проклятыми.
     — Вам... очень не повезло.
     Её голос совершенно отличался от обычного.
     Однако, эти слова, наполненные величием, карой и властью шли вразрез с её внешностью.
     — Если бы вы не подняли руку на Онии-саму, то я была бы милостива к вам.
     Ледяной воздух всё прибывал.
     Постепенно, холод проник в их тела.
     Лица мужчин были искажены ужасом и отчаянием.
     — Я не столь милосердна, как Онии-сама.
     Белый туман поднялся до уровня шеи.
     — Молитесь. Молитесь, чтобы сохранить свои жалкие жизни.
     Ледяной воздух, покрывающий их с головы до ног, создал этот мрачный вид.
     Магия Замедления частиц на широкой площади «Нифльхейм».
     Приглушенные крики пронзали этот глубокий туман.
◊ ◊ ◊
     Никто не ждал в засаде.
     Его противник больше не собирался разделять свои силы, думал Тацуя.
     Для Тацуи, который мог засечь любое присутствие вокруг него, засады были бессмысленны.
     В следующей комнате его ждали оставшиеся десять членов террористической ячейки.
     С десятью штурмовыми винтовками наперевес.
     Тацуя нажал на курок CAD, еще на подходе к комнате.
     Физические объекты не являлись препятствием для магии.
     Тацуя мог свободно манипулировать двумя видами магии. Первой была «Разложение», которая была способна превратить винтовки в их составляющие.
     Можно было снова услышать панические крики.
     При помощи его сенсорной способности, его магия могла разложить не только последовательности магии, но также и последовательности активации. Но это был побочный эффект от совершенно иной магии.
     Определить конструкцию и разложить её.
     Пока существовал объект, то он мог перевести физический объект в набор сигналов и затем переписать или стереть его основу по своему усмотрению.
     Если это было информационное тело, то он вполне мог разобрать его на составляющие части.
     Это была одна из самых сложных мысленных магий, которая могла непосредственно вмешиваться в информационную конструкцию.
     И поскольку он был рожден с такой способностью, Тацуя не мог использовать другую магию.
     Он мог лишь использовать имитационную или теоретическую магию.
     Его Зона расчета магии была полностью подчинена этими двумя сложными магиями.
     Однако, сегодня, он не нуждался в других магиях.
     Этой первой несравненной магии уже хватало для захвата инициативы на поле боя.
     У противника в руках не было никакого оружия.
     Тацуя прошел вглубь комнаты, но его встретили не пули, а пустой смех совместно с неслышимым звуком.
     — Ну как тебе это, волшебник? Это — истинные Помехи.
     Этот дикий смех больше не нес в себе ту тьму, которая могла поглотить чье-то сознание.
     Нелепый смех Цукасы Хаджимэ был лишь прикрытием.
     Загнанный в угол; единственное, что поддерживало его волю — бронзовый Антинитовый браслет на его правом запястье.
     Все остальные мужчины также носили похожие кольца на пальцах.
     Антинит был военным ресурсом, с ограниченными зонами добычи.
     Эти зоны располагались на территории древней империи Ацтеков, где-то на территории руин Майя, в центральном Тибете, в горах Шотландии и частично на высоких равнинах Ирана.
     Другими словами, только на территориях древних цивилизаций, обитавшими в горах, могли производить Антинит.
     Это напоминало промышленные товары, которые могли производиться на большой высоте.
     — Похоже, ты подготовил большое количество Антинита, — тихо сказал Тацуя.
     — Твой заказчик — отколовшаяся группа сепаратистов Украины-Белоруссии, которую поддерживает Великий Азиатский Альянс.
     Дрогнувшие эмоции промелькнули на лицах.
     Его уже утомила вся эта ситуация.
     Назвать их третьесортными злодеями — сильно переоценить их.
     И снова, их реакция как нельзя лучше подходила им.
     — Убить его! Волшебник без магии — обычный ребенок!
     Ввязываться в рукопашный бой — слишком утомительно, поэтому Тацуя поднял правую руку и снова нажал на курок CAD.
     У него не было пистолета. Но он мог создавать пулевидные проекции, которые действовали подобно лазеру или электрически-заряженным частицам.
     Поэтому, каждый, кто был ранен таким выстрелом, падал на пол, окропляя пол кровью из своих бедер.
     На них появлялись всего лишь две точки — спереди и сзади.
     Такая крошечная точка, размером с иглу, разрывала нервы и полностью проходила сквозь бедро.
     Тацуя продолжал жать на курок.
     Раны появлялись на плечах и ногах мужчин, которые падали слева направо.
     На линии огня, образованной последовательностью магии Тацуи, части, формирующие человеческое тело, включая кожу, плоть, нервы, кровь, кости и клеточную структуру, были разложены на молекулярном уровне, создавая точечное отверстие.
     Он был способен переписать малую часть составляющего всего Информационного тела.
     Это была одна из самых сложных техник в современной магии. В награду за такую ценную способность, Зона расчета магии Тацуи была полностью сфокусирована на этой технике, в ущерб всем остальным.
     — Почему?
     Как много раз этот человек произнес сегодня эту фразу?
     Глупо было рыться в памяти и вспоминать ответ на этот вопрос.
     — Почему ты можешь использовать магию, несмотря на Помехи?
     Помехи относились к Внесистемной магии, способной создавать псионный шум, который прерывал создание магии других людей. Псионный шум, созданный Антинитом, создавался для вмешательства в формирование последовательности магии.
     Тацуя попросту разложил его структуру и изменил колебание псионного шума.
     Помехи были лишь препятствием, на пути последовательности магии. И именно это препятствие и растворил своей магией Тацуя.
     Но это не все.
     Этот мужчина, использующий Злой глаз, даже не смог понять этого.
     Он уже хотел заняться им, не тратя времени на какие-либо разъяснения.
     И тогда, стена за Цукасой Хаджимэ разлетелась на куски.
     Мелькающая сталь отражала свет во все стороны, образуя искры серебристого цвета.
     Это было лезвие магии Колебания «Звуковой меч».
     — Иккк~~!
     Вильнув бедрами, Цукаса Хаджимэ отпрыгнул в сторону в испуге.
     Его место занял Кирихара Такэаки.
     Выглядело это так, как будто он вошел с заднего входа и просто прорубил тут проход.
     — Йо, ты позаботился обо всех этих ребятах?
     Ответа не было.
     До того, как Тацуя дал своё согласие, Кирихара кивнул несколько раз.
     — Неплохая работа, бро. Итак, кто этот парень?
     Кирихара пренебрежительно взглянул и указал пальцем на мужчину, который съежился у стены.
     — Это Цукаса Хаджимэ, лидер Бланш.
     — Этот парень?..
     Кирихара мгновенно изменился.
     Ярость, буквально льющаяся из каждой клетки тела Кирихары, заставила Тацую прерваться.
     — Это был ТЫ! Ты обманул Мибу!
     — Ааааааааааааааааааа!
     Видя яростное приближение Кирихары, то ли от желания сражаться, то ли инстинктивно, псионный шум, гораздо сильнее, нежели ранее, снова заполонил комнату.
     Первоначально, Звуковой меч Кирихары должен был стать бесполезным.
     Против такой то мощи Помех.
     Однако...
     — Из-за тебя, Мибу!
     — Аааааааа!
     Тупой край лезвия меча Кирихары срезал часть руки Цукасы Хаджимэ от локтя до кисти с надетым Антинитовым браслетом.
     Катсуто появился в отверстии, которое проделал Кирихара.
     Он немного нахмурился и стал манипулировать CAD в его левой руке.
     Это был Общий CAD, по виду напоминающий портативный терминал, наподобие того, который был у Миюки.
     Небольшая задержка ошеломила все пять чувств...
     Резкий запах горящей плоти сопровождался остановкой кровотечения и криков.
     Цукаса Хаджимэ, обмочившись и с пеной у рта, потерял сознание.

Глава 12

     Улаживание ситуации было возложено на Катсуто.
     Действия Тацуи и компании могли бы быть истолкованы как чрезмерная самооборона в лучшем случае, в худшем случае неправомерное использование магии, причинение вреда и покушение на убийство, но рука закона их не тронет.
     Власть Десяти Главных Кланов была больше судебных органов.
     Как только стало известно, что на талант в современной магии влияет генетическая предрасположенность человека, как нечто само собой разумеющееся, были приняты меры для укрепления крови.
     Это означает, что для стран, в которых магия систематически классифицировалась как форма государственной власти на протяжении последних лет, уже есть отличия от эпохи, когда магия была ещё неизвестна.
     Конечно, это относится и к этой стране.
     Результатом стало формирование новой группы для наблюдения за магией в стране.
     Это были Десять Главных Кланов.
     Их истории менее ста лет, так что их место в иерархии было по-прежнему неустойчиво. Однако дело в том, что вокруг семей, называемых Десятью Главными Кланами, уже появился барьер, который трудно преодолеть прочим семьям.
     Многократно усиливая свою кровь связями с другими домами, Десять Главных Кланов, наряду с родственными им Ста Семьями, обладали заметным отличием от тех, кто так не делал.
     В любом случае эти десять домов не вмешиваются в политику.
     Они не имеют никакой формальной власти.
     Вместо этого, используя своих волшебников в качестве солдат, офицеров и администраторов, они находятся в авангарде группы поддержки страны.
     В обмен на это, вместо того, чтобы обладать реальной властью, они влияют на политику из тени.
     Такой путь избрали волшебники в этой стране.
     В настоящее время две наиболее влиятельные семьи в составе Десяти Главных Кланов — это Йоцуба и Саэгуса.
     На третьем месте расположен дом Дзюмондзи.
     В инцидент с участием старшего сына семьи Дзюмондзи, обычная полиция не будет даже вмешиваться. После этого инцидента, Харука отправилась в долгосрочную командировку.
     Причины подобного обращения к ней, такие, какими они были, были далеки от истины.
     Харука до сих пор ещё не дал ответа на вопрос Лео.
     Учитывая, что замена консультанту ещё не была назначена, казалось, что она планирует когда-нибудь вернуться.
     В рамках зачистки, дверь библиотеки, которую Тацуя уничтожил своим «разложением», в итоге была объявлена делом рук оперативников «Бланш».
     Даже школа не расследовала данный вопрос в связи с небрежностью управления. Кроме того, большая их часть не верила, что Тацуя мог самостоятельно пробиться через композитную броню двери. Они также скрыли, что другой ученик украл ключ.
     В любом случае, присутствие учеников первой старшей школы в этом месте уже было списано.
     Что касается взрослых — они не были обеспокоены тем, что Саяка была поймана за индустриальным шпионажем.
     Так же Саяка была госпитализирована на некоторое время.
     Хотя из-за перелома правой руки, госпитализация, по сути, не была столь необходимой, но после того, как выяснилось, что лидер «Бланш» использовал на ней системную магию Колебания «Дурной глаз», её поместили в больницу, чтобы удостоверится, что не было никаких остаточных влияний контроля разума.
     Во время её пребывания в больнице Тацуя навестил её только один раз, Эрика же приходила постоянно.
     Так что они стали довольно близки.
     Лидер клуба кэндо, Цукаса Киноэ, также был оправдан. Так как он был под серьезным влиянием контроля над разумом.
     Он не был исключен, но находился в длительном отпуске по причине добровольного отказа от посещения. С самого начала он не хотел быть волшебником, а просто страдал от нарушений в своей повседневной жизни из-за повышенной чувствительности к выбросам частиц.
     Цукаса вступил в школу магии просто, чтобы узнать полезную магию для того, чтобы держать под контролем свои волшебные, проницательные глаза. После рассеивания контроля разума, он вернулся к тому, чем действительно хотел заниматься, к кэндо.
     Необычные магические способности Тацуи остались неизвестными для окружающих, за частичным исключением его товарищей, которые сопровождали его на заброшенной фабрике.
     Ни Маюми, ни Мари не были в курсе.
     Его друзья — Мизуки, Хонока и Шизуку также оставались в неведении.
     На самом деле, Лео и Эрика тоже не понимали в полной мере его сил.
     Тацуя не знал, что именно думал Катсуто, и почему Кирихара не сказал ни слова, но он был благодарен им.
     Эта особенная магия была, пока что, неизвестна широкой публике.
     В любом случае, как Маюми, так и Мари, кажется, начали что-то подозревать.
     У Миюки было подавленное настроение в течение недели после того.
     Внешне казалось, что она была такой же красивой, как и прежде, но иногда можно было увидеть, как она уткнулась лицом в ладони.
     Она поступала так и дома.
     Как и ожидалось, кажется, что она раскаивалась в использования «Нифльхейма» так как это было чересчур мощное заклинание для данной ситуации.
     К счастью, благодаря тому, что члены «Бланш» по случайности были пойманы в ледяные рукава (в связи с характером магии, все члены группы были заморожены в мгновение ока, не допуская разрыва клеточных мембран), пострадали они, похоже, не слишком сильно.
     В это время, Тацуя бесконечное число раз утешал Миюки, до тех пор, пока она не вышла из своего подавленного состояния к такому, в котором могла улыбаться, несмотря на своё мрачное состояние.
     Для Тацуи школа была такой же хлопотной, как и обычно, работа в дисциплинарном комитете и школьном совете занимали много времени, но, как только период вступления, наконец, подошел к концу, он смог приобщится к тихой и мирной среде обучения.
◊ ◊ ◊
     Начало мая.
     Сегодня должны были выписать Саяку. Тацуя вместе с Миюки посетил больницу, чтобы отметить это.
     Они взяли отгул. Одно из главных преимуществ дистанционного метода обучения — отсутствие учителей, что предоставляет больше свободы для учеников.
     В этом месте был...
     — Разве это не Кирихара-сэмпай?
     Миюки произнесла это напрасно, ведь Тацуя сразу заметил его.
     Саяка, в повседневной одежде, стояла в больничном холле в окружении семьи и медсестер. В этой толпе, стоящей рядом с Саякой, был виден Кирихара с нервным взглядом, на лице которого читалось смущение.
     — Они, кажется, довольно дружны?
     Миюки естественно, знала о серии событий, названных «спорным инцидентом кэндо».
     Зная об этом, и видя дружественные взаимодействия между Саякой и Кирихарой, было, конечно же, весьма странным.
     — Похоже, что Кирихара-сэмпай приходил каждый день.
     — Хех, верно.
     Обернувшись, чтобы увидеть обладателя голоса, который прилетел из ниоткуда, Тацуя столкнулся с Эрикой, у которой было скучающее выражение лица.
     — Тц, как я и думала, вас действительно невозможно удивить.
     — Нет, я, конечно, удивился. Я не думал, что у Кирихары-сэмпая столь чуткий характер.
     — Не в этом дело!
     Естественно Тацуя тоже заметил, что сменил тему, так что он просто одарил обманчивой улыбкой надувшуюся Эрику.
     — Хм. Ты всегда делаешь подобные вещи. Как хитро, но всё равно Сая тебя бросила.
     Тацуя был не слишком обеспокоен подобной ситуацией.
     Это не хвастовство, ведь число учениц, которые привлекли его внимание, было нулевым.
     Что более важно:
     — Эрика... когда ты говоришь «Сая», ты имеешь в виду Мибу-сэмпай так ведь?
     Миюки озвучила данный вопрос немного быстрее.
     — Мм? Точно.
     — ...Вы, кажется, стали довольно близки.
     — Оставьте это мне!
     «Оставить что?» – Так и не произнёс он, но так как, это, скорее всего не относится к текущей ситуации, он решил оставить всё как есть.
     Более того, они здесь были посетителями.
     — Мибу-сэмпай.
     Приведя Миюки и Эрику к группе — то ли потому, что Эрика вдруг повзрослела, или ей было непривычно, она казалась чрезмерно тревожной — Тацуя поприветствовал группу людей.
     — Шиба-кун! Ты пришёл?
     Толпа расступилась, удивленная столь неожиданным развитием событий и закончила сплетничать. Оглядываясь на него, Саяка появилась и приветствовала Тацую широкой улыбкой.
     Рядом с ней стоял Кирихара, на мгновение у него появилось недовольное выражение лица, но даже этого было недостаточно, чтобы испортить этот мирный день.
     — Поздравляем с выпиской.
     Миюки передала ей букет, который держала обеими руками.
     Сначала Тацуя намеревался следовать обычаю своего времени, и просто отправить их через доставку, но Миюки настояла: "это то, что мы должны сделать сами!" С необычайно твердым и сильным тоном, приняв угрожающую позу, так что он решил взять их с собой.
     Вид Миюки с букетом цветов был болезненно красивым зрелищем, сильно отличавшимся от далеких мутных серых будней, и веселое лицо Саяки, когда она получила цветы, Тацуя подумал, что он поступил верно, прислушавшись к совету сестры.
     — Ты Шиба-кун, так ведь?
     Мужчина средних лет окликнул его, когда Тацуя сделал шаг назад чтобы посмотреть на то, как девушки разговаривали друг с другом, тем самым низведя себя до роли декорации.
     Хотя он и был назван по фамилии, направление его взгляда означало, что тут не было недоразумений.
     Судя по его отточенному телу и резкой позе, он хорошо разбирался в боевых искусствах.
     Его присутствие также предполагало родство с Саякой.
     — Я Мибу Юудзо, отец Саяки.
     — Приятно с вами познакомится, я Шиба Тацуя.
     — Я его сестра, Шиба Миюки. Приятно познакомиться.
     Заметив, что Тацуя обменялся приветствиями, Миюки подошла и вежливо поклонилась за спиной Тацуи.
     Отец Саяки, казалось, посмотрел немного на неё элегантные и царственные манеры, но выражение его лица практически сразу же стало непроницаемым, как и подобает адептам боевых искусств.
     Наиболее вероятно, что Саяка обучалась фехтованию у отца.
     — Миюки, не могла бы ты присмотреть за Эрикой?
     Когда Тацуя оглянулся и сказал ей это, Кирихара был загнан в угол во время разговора с Эрикой.
     — Да. Одзи-сама, Извините я пойду.
     Человек, которого Миюки назвала «Одзи-сама» — отец Саяки, не мог не показать, что он немного расстроен, но…
     Каким-то образом ему удалось ответить безобидно.
     Конечно же, Тацуя и Миюки сделали вид, что ничего не заметили.
     Тацуя вновь повернулся к отцу Саяки.
     Отец Саяки превосходно понимал, что Тацуя отправил Миюки подальше, таким образом, он привлёк всё внимание Тацуи, и не стал тратить время на ненужные прелюдии.
     — Шиба-кун, я в долгу перед тобой. Благодаря тебе моя дочь смогла восстановиться.
     — Я ничего не сделал. Те, кто помогали Мибу-сэмпай, были Тиба и моя сестра. Ну а те, кто давал ей сил, пока она была в больнице, были Тиба и Кирихара-сэмпай. Как человек, который всего лишь отрешённо привлек её к делу, думаю, я заслуживаю осуждения, нежели благодарности.
     — Если ты так говоришь, то я являюсь тем, кто даже не смог поговорить с ней. Я знал, что моя дочь была расстроенной из-за отсутствия прогресса в магии, но я проигнорировал это, как нечто несущественное. Я был ослеплен собственной верой в то, что оценка магических умений и истинные боевые способности это отдельные вещи, и я на самом деле не осознавал степень страданий моей дочери. Вместо этого я укрылся за оправданиями, и не показался ей, даже когда она начала общаться с вредной для неё компанией, так что я провалился, как отец. Я слышал от неё о событиях, что происходили во время этого инцидента. Она сказала, что слушая твои слова, она вспомнила, что потеряла давным-давно. Это стало шансом для неё, чтобы проснуться от своего кошмара. Моя дочь очень благодарна тебе. Она попросила меня сказать тебе, что твои слова не были напрасными. Я не до конца понимаю, что это значит, но, я знаю, что её чувства являются подлинными. Именно поэтому я хотел рассказать тебе об этом. Спасибо.
     — ...Здесь действительно не за что благодарить.
     Тацуя слегка покачал головой в замешательстве, и отец Саяки выдал небольшой смешок.
     — ... как и сказал Казама.
     Этих слов было достаточно, чтобы пробиться даже сквозь спокойствие Тацуи.
     — ...Вы знаете, майора Казаму?
     — Я сейчас на пенсии, но мы долгое время были товарищами и жили в одной казарме. Мы также одного возраста. Даже сейчас, мы близкие друзья.
     Он знал, что слово «близкие» не представляет собой всю правду. Он слишком хорошо это знал.
     Казама не стал бы о Тацуе с хорошими или даже близкими друзьями.
     — Узнав, что Саяка относится к вам с большим уважением, я подумал, что это было божественное провидение. Если можно, я надеялся, что такой человек, как ты мог бы продолжать поддерживать Саяку и в будущем...
     — ...Пока что я не являюсь человеком, который в состоянии поддержать кого либо.
     — ...Тогда давайте оставим все как есть. Это был просто безнадежный бред одного из родителей, поэтому, пожалуйста, забудь об этом. И, конечно же, я никому не рассказывал о вещах, которые слышал от Казамы, моя дочь не исключение, так что можешь быть спокоен. Я просто хотел, чтобы ты, как человек, который действительно спас мою дочь, услышал одну вещь: "Огромное спасибо".
     Сказав это, не дожидаясь ответа — спасая Тацую от необходимости отвечать — отец Саяки пошёл обратно к своей жене.
     Покачав головой и отогнав беспокойство прочь от своих мыслей, Тацуя также присоединился к своей сестре.
     — Ах, Шиба-кун. О чём ты говорил с моим папой?
     Саяка сразу начала разговор, чувствуя в нем хватающегося за соломинку человека.
     Казалось, что одна Миюки была не в состоянии подавить Эрику.
     — Он сказал, что один мой хороший знакомый был его другом.
     — Эх, это так?
     — Да. В конце концов, мир тесен.
     — Между Тацуей-куном и Саей действительно есть глубокая связь?
     Эрика моментально среагировала. Кажется, что она сегодня в отличной форме.
     — Ой, Сая. Почему ты переключилась на Кирихару-сэмпая с Тацуи-куна? Тебе ведь понравился Тацуя-кун?
     — Он..., эй Эри-тян?
     Увидев, как Саяка смутилась, Тацуя подумал о чем-то совсем другом.
     (Эри-тян это ...)
     А они неплохо сдружились, подумал Тацуя. Как будто это было не его дело.
     — Эрика, я думаю, ты слишком сильно увлеклась.
     Несмотря на недовольство Миюки, она не обратила на него внимания.
     Этого было недостаточно, чтобы остановить её в подобном состоянии.
     — С точки зрения внешности, я уверена, Тацуя-кун лучше.
     — ...Ты очень наглая женщина, не так ли.
     — Забудь. Кирихара-сэмпай, ты ведь даже не подошел.
     — ...Ты пытаешься заставить меня плакать?
     — Может быть~. Ну, в таком случае Сая, все дело в верности? Неужели неуклюжая доброта этого парня, наконец, победила?
     Лицо Саяки полностью покраснело.
     Она пыталась отвести взгляд много раз, но каждый раз, Эрика заступала ей дорогу — возможно, даже повышая свою скорость с помощью магии в разы — пока, наконец, Саяка, не начала плакать.
     — Эрика, хватит!
     Сказал он, подумывая, что надо их разнять.
     — Да... Я думаю, это Эри-тян сказала правду.
     Слабым голосом, начала признаваться Саяка, но было уже слишком поздно.
     Похоже, она достигла своего предела, и все ментальные барьеры Саяки рухнули в одночасье.
     — Мне кажется, что я действительно была влюблена в Тацую-куна ...
     — Чтоооо?
     Во время признания Саяки, по какой-то причине тем, больше всего удивилась Эрика.
     — Это потому что у него есть несравненная сила, о которой я всегда мечтала. Но как бы я не желала её, мне было страшно.
     На встревоженный взгляд Миюки, Тацуя ответил легкой улыбкой.
     По непонятным причинам, его сестра была уверена, что он был крайне чувствительным человеком.
     — Тем не менее, как бы я не стремилась, мне никогда не догнать Шибу-куна. Чтобы попытаться стать такой же сильной, как Шиба-кун, я могла бы, стремится вперёд вечно, и не важно, как долго бы я ни рвалась вперёд, я никогда бы не смогла стать столь же сильной... Это может быть неуважительно по отношению к Тацуе-куну, который имеет столько сил, но это мои истинные мысли.
     — ...Я знаю, что ты имеешь в виду. Иногда я думаю точно также о Тацуе-куне.
     — Кирихара-кун... У нас с ним впервые был серьезный разговор, когда он пришел меня проведать. Но мне кажется, если это он, даже если мы будем драться, мы все равно будем продвигаться в одном и том же темпе. И поэтому...
     — ...Спасибо.[11]
     В то же время, будучи не согласным с её глупым изречением, в глубине души, Тацуя считал так же, как и Эрика.
     В это раз он уже не видел в Саяке «милую девушку». Он видел «красивую девушку».
     — Эй, что насчёт тебя, Кирихара-сэмпай? С каких пор тебе начала нравится Сая?
     — ...Ты любопытная женщина. Это не существенно. Тем более что к вам это не имеет ни малейшего отношения.
     — Это точно, Эрика. Ведь неважно, когда всё началось.
     Кирихара не останавливаясь на достигнутом, дождался, когда Эрика замолчала с вопросом на лице, и продолжил, показывая всем, почему так много людей считают, его ужасным человеком.
     — Важно то, что Кирихара-сэмпай теперь полностью слетел с катушек от любви к Мибу-сэмпай.
     — Что! Ты!?
     — Эхх ...
     — Я не буду вдаваться в подробности, в связи с тем, что это тайна, но... С храбростью, которую показал Кирихара во время столкновения с лидером «Бланш», он точно никому не проиграет.
     — Ясно... Эй, Тацуя-кун.
     — Да?
     — Расскажешь мне потом об этом.
     — Тиба, сволочь! Шиба, попробуй ей только хоть что-то сказать, я точно об этом узнаю!
     — Я не скажу ей.
     — Ээх, все хорошо?
     — Чтоб тебя женщина!
     Пока Кирихара бушевал, а Эрика делала вид, что убегает, с криками "Кья-Кья", родители Саяки вместе с медсестрами, да и она сама весело смотрели на них.
     Когда те двое начали погоню всерьёз, и Тацуя смотрел на них с теплыми, или скорее веселыми глазами, к нему тихо подошла Миюки, и стала рядом с ним.
     — Онии-сама.
     — Да?
     Ответил он, при этом пристально смотря на Эрику и остальных.
     — Миюки будет следовать за тобой всегда, Онии-сама, куда бы ты ни пошел. Даже если ты убежишь со скоростью звука. Даже если ты пронзишь небо, и вознесешься до самих звезд...
     — Но я не собираюсь делать что-то подобное.
     В тот момент, Тацуя одарил её по-настоящему теплой улыбкой.
     — Но пока, я думаю, что буду твёрдо стоять на земле, а не стремиться к мечтам.
     Миюки вернула ему озорную улыбку.
     — Вернемся в школу?
     — Да. Если я не попаду на уроки, то я застряну там на все выходные.
     Миюки поняла, что это была шутка. Именно поэтому она смогла посмеяться вместе с ним.
     Пусть даже и так, но ей всё равно надо было кое-что спросить.
     — Онии-сама... тебе не тяжело в школе? С твоими способностями, тебе не обязательно посещать её... Но ты всё равно приходишь, принимая всё то неуважение и презрение, только ради меня...
     — Миюки.
     Голос Тацуи прервал её вопрос.
     — Это не так. Я превосходно понимаю, что каждый день бесценен. Я могу быть обычным школьником и вместе с тобой ходить в школу. Я очень рад этой возможности.
     — Онии-сама ...
     — Так что, давай с этого момента вернемся к нашей обычной «повседневной» жизни.
     И с лёгким намеком на смущение, Тацуя предложил свою руку Миюки.
     Чем она с восторгом воспользовалась.
     В конце дня Эрика пришла к нему плакаться о пропущенном практическом занятии во второй половине дня, и ему и в правду пришлось просидеть на уроках в течение выходных.

Послесловие

     Если вы читаете это послесловие, это означает, что книга была успешно опубликована. Я все еще ошеломлен тем, что смог увидеть, как моя работа, наконец-то, превратилась в настоящую книгу.
     Потому что это моя дебютная работа, и я использовал такой дерзкий метод, разделив первую арку на два тома. Кроме того, эти два тома будут выпущены в следующие два месяца. Даже при написании этого послесловия, я все еще не вижу концовки этого романа.
     Когда меня попросили «выпустить два тома друг за другом», я знал, что это было действительно сложная просьба. Поэтому, когда расписание выхода такое жесткое, я мог только жаловаться небесам, скажу только, что это было вполне заслуженно.
     Однако я могу только извинится перед Стоун-самой, и всеми, кто помогал мне(?) с этой эгоистичной просьбой.
     Честно говоря, если полный новичок в индустрии внезапно захочет написать в конце «Продолжение в следующем томе», будет ли это нормально? Меня очень пугает это.
     Этот роман изначально был опубликован в интернете, и количество страниц тогда не имело значения. Я знал, что когда я будут адаптировать его в ранобэ, я должен буду сжать текст или удалить часть материала, и я был по-настоящему рад, когда получил разрешение «ничего не подрезать» от Редактор-самы. Однако у меня все равно были некоторые проблемы.
     Раз это был необычный продукт, было множество сложных элементов, которые могли появиться, и я должен признать, что так и получилось. Однако именно из-за существования подобных элементов, когда Редактор-сама поставила задачу выпуска двух томов подряд, я просто согласился…
     Говоря о сложных вещах, я имел в виду главных персонажей «Mahouka Koukou no Rettousei». Хоть они и отличаются от остальных, они также являются необычными подростками.
     Кстати говоря, концепцией протогониста, Тацуи, является «в связи с невозможность установить его истинную силу, он был заклеимен неуспевающим учеником». Люди, окружающие его, также имеют свои странности.

     Второй главный персонаж, младшая сестра, Миюки, силы которой оценили правильно, такая же. Хотя она является почетной ученицей, ее точно нельзя назвать обычной. …Однако, если вы уже прочитали книгу, я не должен упоминать об этом снова.
     Однако друзья обоих главных персонажей, в зависимости от принадлежности к «необычной» группе, не чувствуют неловкости и не расстраивались по этому поводу. Главные герои и другие основные персонажи просветились с мыслью «Ну и что?». Нет, вместо этого лучше сказать, что они не осознали, что просветились.
     Повстанцы будут использовать жесткие и экстремальные меры для того, чтобы иметь возможность продвигаться… И это возможно будет иметь последствия, которые я хочу увидеть.
     В повстанцах, которые отказываются преклониться перед традиционной системой и сражаются до последней капли крови, перед тем как проиграть, есть определенный шарм. С другой стороны, оказалось очень сложным уйти от темы повстанцев, кричащих «И что с того?», лома общепринятые устои для движения вперед.
     Тацуя и Миюки, Лео и Эрика, Маюми и Мари, а также множество других почетных и неуспевающих учеников – с помощью этих персонажей создать волнующую и чудесную историю…
     Думаю, будет хорошо, если у меня получится такая история.
     Я думаю, пора прекращать писать о моих мечтах здесь
     Хочу выразить благодарность Исиде-саме, который нарисовал прекрасные иллюстрации, Стоун-саме, который занимался всеми моими просьбами, а также всех остальных, кто помогал с созданием этого рома. Спасибо вам большое.
     Особенно М-сама. Потому что я сделал множество неудовлетворительных мест там и тут. Пожалуйста, примите мои извинения.
     И самое главное. Я хочу поблагодарить всех читателей, купивших эту книгу.
     Надеюсь встретиться с вами в следующем томе «Mahouka Koukou no Rettousei 3 – Турнир девяти школ (I)».
     (Сато Цутому)

Примечания

1
Подробнее про Деноминацию — тут.

2
Подробнее про Айки-дзюцу — тут.

3
Сёги — японский аналог шахмат

4
«орэ» — крайне мужественное обращение к себе. На русский переводится — «Я». Излишне подчеркивает свой статус. Если вы не полностью понимаете в чем смысл — пройдите на Wiki и прочитайте разницу в орэ/боку, аташи/ваташи

5
Danke — спасибо на немецком языке

6
Додзё — в современном понимании — место, где проходят тренировки, соревнования и аттестации в японских боевых искусствах, таких, как айкидо, дзюдо, дзю-дзютсу, кэндо, каратэ. Подробнее тут — http://ru.wikipedia.org/wiki/Додзё

7
Тацуя поступил в школу, чтобы получить доступ к закрытым данным. Именно это и подразумевается тут

8
Используется английский алфавит, в наименовании классов (A, B, C, D, E, F, G, H).

9
Вамбрейс: часть латного наруча — защита предплечья (от французского avant-bras).

10
«Будь быстр как ветер, спокойн как лес, свиреп как огонь и нерушим как гора». Подробности пословицы тут.

11
Gochisousama: В обычном случае означает спасибо (за еду), в этом контексте означает спасибо за.. эро информацию


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"