Псковские поэты на английском языке: другие произведения.

Поэты Пскова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Псковские поэты на английском языке. Перевод Алика Вагапова


Poets of Pskov Region

  

Translated by Alec Vagapov

  
  
   Stanislav Zolotsev
  
   The 21st Of March
  
   Alexander Gusev
  
   Autumn
  
   Klara Alyoshina
   Olga, The Princess Once Had A Vision
  
   Larina Fedotova
  
   At Times We Celebrate Our Success,
   The Light Of Wisdom, Is It Really Dead?
   Some Things Repeat Themselves, I Hear
   I thought I comprehended something
  
   Anatoly Moskalinsky
   The Little Girl, The Spring
   Ivan The Terrible' S Visit To A Church In Pskov Region
   The Witch
  
   Yevgeny Samuilov
   "May Our Great Ideals Live For Ever!"
   With Time We Take Too Close To Heart
   It's Known That The Less We Eat
   You're Wearing Red. It Does Become You, Dear
   The Candle Light Was Warm And Bright As Day
   Her Love Is Grown In The Kitchen
  
   Ivan Vinogradov
   There've Been Thunderbolts, Rains
   We ate an apple, you and I
   Seeing My Darling Off
   The Omen
  
   Yevgeny Mikhailov
  
   At last I am getting off the train
  
  
  
  
  
  
  
  

Станислав Золотцев

Stanislav Zolotsev

Translated by Alec Vagapov

ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ МАРТА

THE 21st OF MARCH

    
    
   День весеннего равноденствия!
   Солнце плещется высоко.
   ...Нам сегодня до благоденствия,
   как до солнышка, далеко.
    
   И лихие выходят бедствия
   из плод снега, из подо льда.
   День весеннего равноденствия --
   ты тревожен, как никогда...
    
   А душа -- все равно блаженствует,
   и ликует живая плоть.
   В день весеннего равноденствия
   одарил их теплом Господь.
    
   Потому что зима, злодействуя,
   душу выстудить не смогла.
   День весеннего равноденствия --
   равновесье добра и зла.
    
    
   Vernal equinox. Spring. Day of Parity!
   Up above is the flickering sun.
   ...We are far from the life of prosperity,
   as remote as the sun from a man.
    
   We have plights and calamities coming
   out of ice and from under the snow.
   Vernal equinox day, you're alarming
   and disturbing, like never before...
    
   Yet the soul is extremely exulting,
   and the body is happy and bright
   On this equinox day God Almighty
   gave them warmth and imbued with delight.
    
   For the winter in spite of its violence
   was unable to lower the mood.
   Vernal equinox is like a balance,
   counterpoising evil and good.
  
  
  
     
   Александр Гусев

ОСЕНЬ

   Alexander Gusev

AUTUMN

Translated by Alec Vagapov

  
   Сумасшедшая!
  
   Что ты вытворяешь,
   oсень?
   О эта пляска цвета!
   завораживаешь и не знаешь,
   что уже твоя песенка спета.
  
   "Как не знать? -- отвечает --
   Знаю.
   Мой осенний не долог век.
   Но недаром же я -- золотая,
   Непонятливый ты человек".
  
  
  
   You are crazy,
   Autumn!
   you're so fair!
   Oh what a colour dance! What an amaze!
   Bewitching me, you must be unaware
   That you've already seen your days.
  
   "Yes, of course, I know it --
   Says the Autumn --
   And I know my age is but a span.
   But they call me "golden", and you ought
   to
   Understand it well, you funny man".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Klara Alyoshina

Translated by Alec Vagapov

   Клара Алешина

***

   * * *
  
   Было видение Ольге-княгине:
   В небе над Кромом сошлись три луча.
   И повелела княгиня - отныне
   Будет построен здесь храм. Как свеча.
   Ввысь устремится главой золотою,
   Кромские башни вокруг соберет,
   Будет прославлен людскою молвою,
   Лебедем белым в веках проплывет.
  
  
  
    
    
   Olga, the Princess once had a vision:
   Three beams of sunlight here merged into one.
   It was a sign, and she made a decision:
   There'll be a church on this spot from now on.
   Up to the sky golden domes it will raise, and
   Towers an walls will surround its shrines
   People will sing their songs of appraisal,
   and, like a swan, it will flow through the times.
  
  

Larina Fedotova Ларина Федотова

Translated by Alec Vagapov

* * *

* * *

    
    
   Мы празднуем успехи иногда,
   Мы привыкаем к мелочам, к обычности,
   Не всех образумляют и года,
   Что не хватает нам самокритичности.
    
   Мы жаждем видеть полной чашей дом,
   Чтоб по желаниям все в жизни вышло.
   -- А чем я хуже? -- слышится кругом.
   -- Чем я лучше? -- этого не слышно.
    
    
   At times we celebrate our success,
   And we get used to triviality;
   Not all of us grow wise with years,
   Self-criticism is not our reality.
    
   We want our homes to be well off and sound,
   We wish our dreams come true, as it appears.
   "Well, am I any worse?" -- we hear all around.
   "Well, am I any better?" -- no one hears.

* * *

* * *

    
    
   Уже ли светоч разума зачах,
   И что с людьми простыми стало?
   Заботимся о пище и вещах,
   О разуме заботимся так мало.
    
   И кто-нибудь глядится простаком,
   Свои достоинства оценивая ложно.
   Прикинуться возможно дураком,
   Прикинуться разумным не возможно.
    
    
   The light of wisdom, is it really dead?
   The common people, what's the matter with them?
   We care for clothes and our daily bread,
   But we don't care much for wisdom.
    
   Somebody makes as if he were "a simple one"
   Appraising his good traits without reason.
   One can pretend to be a silly man,
   But one can never feign a man of wisdom.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

* * *

* * *

    
    
   Что повторимо в этой жизни?
   Жила спокойно я, жила
   И дожила до странной мысли:
   А, может я уже была?
  
   Когда-то в прошлом, древнем мире,
   Совсем забыв ее красу?
   Ни в частном доме, ни в квартире,
   А просто где-нибудь в лесу.
  
   Проходит жизнь, проходит тленье
   И ничего же дальше нет.
   Но вдруг возможно повторенье
   Пусть через много-много лет?
  
   О, сколько лиц! О, сколько видов!
   За все века не сосчитать.
   И если каждый -- индивидуум,
   Где их природе столько взять?
  
   Кто знает, вдруг она бесспорно
   Дает нас в облике былом,
   А вот сознанье не повторно,
   И мы себя не узнаем.
  
   Но голос предков, как и прежде,
   Зовет в прошедшее маня.
   И тайно теплится надежда:
   А, может, снова буду я?
    
    
   Some things repeat themselves, I hear.
   I lived like anyone on earth
   Until I got to the idea
   That I had lived before my birth.
  
   Without thinking of life's graces,
   I may have lived in ancient worlds...
   Not in a flat nor suchlike places,
   But , maybe, somewhere in the woods.
  
   But life goes by, so does decomposition,
   There's nothing after, anyhow.
   But, there maybe a repetition,
   Perhaps, in many years from now?
  
   There are so many things in being!
   There is no counting them all.
   If every little thing is living,
   Then how can nature make each soul?
  
   Who knows, we've probably been fitted
   Into our own former shells,
   But conscience cannot be repeated,
   So we don't recognize ourselves.
  
   The voice of ancestors still calls me,
   Into the past where I can stay.
   I have a ray of hope that warms me:
   Maybe, I'll live again some day?

* * *

* * *

    
    
   Казалось мне, что все я понимаю,
   Премудрой стану, проучась весь век.
   "Я знаю то, что ничего не знаю", --
   Ах, как был прав премудрый человек.
    
   И в мир познаний глубже проникая,
   И я теряла свой "ученый" вид...
   О, молодость, что многого не зная,
   О многом как решенном говорит.
    
    
   I thought I comprehended something,
   And if I always learnt I'd see the light.
   A man once said: "I know that I know nothing",
   The great philosopher was right.
    
   As I got deep into the essence
   Of things, I lost my "wisdom" touch...
   The youth! They're quick to make assessments
   Without really knowing much.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
    

Анатолий Москалинский

Anatoly Moskalinsky

Translated by Alec Vagapov

  
  
  
  

ВИЗИТ ЦАРЯ ИВАНА ВО ВРЕВ

IVAN THE TERRIBLE' S VISIT TO A CHURCH
IN PSKOV REGION

    
    
   Бил о колокол язык --
   и людей собралось.
   Чем грядущий день велик
   В грамоте читалось:
   -- Каждый должен быть румян,
   Чист и разноряжен --
   Гость к обедне -- царь Иван
   Едет зол и страшен.
    
   ...Снежный был, зимы белей
   Церкви околоток
   От новехоньких лаптей
   И косовороток.
    
   Не спадает с лиц словцо --
   Боязно "подарка",
   Перед царственным лицом
   Холодно и жарко.
    
   Из кареты на крыльцо
   Гость ступил тяжелый:
   Ястребиный колкий взор,
   Бархатные полы.
   И ни крошки не вкусив
   Дара хлеба-соли,
   Перед храмом был радив
   Шапку снять соболью.
    
   ...Был священник в церкви стар
   И затрясся жаже:
   "За запинки иль угар
   Государь накажет".
    
   Только клирос замолкал --
   Чтоб не сбиться слогу,
   Тихо дьяк ему шептал:
   -- Владице и богу.
    
   Царь взглянул, оставив пыл,
   В купальные ниши.
   Крест щепотью положил,
   Постоял и вышел.
    
   Красноризные стрельцы
   Коней запрягали,
   В стремена сапог носы,
   Заспешив, совали.
    
   А когда, присев на край,
   Кучер вскинул вожжи,
   -- Строг, но верущ Грозный царь, --
   Рассудил псаломщик.
    
    
   People gathered round, lead
   By the church bell's ringing.
   The official paper read
   What the day was bringing:
   "All, no matter who you are,
   Dress up, don't look ugly.
   Coming to us is the tsar
   Terrible and angry.
    
   All was white around the church
   And the nearby places,
   From the sandals, fibre shoes,
   Kerchiefs, shirts and dresses.
    
   No one dared say a word
   Fearing his frown.
   It was really hot and cold
   Standing near the crown.
    
   Stepping off the coach, His Grace
   Walked onto the carpet
   Wearing a falcon's face,
   And a velvet garment.
   Bread and salt were there, but
   He disdained to taste it
   Taking off his sable hat
   The holy place he entered.
    
   ...The priest, an aged man by far,
   Stood there scared and humble
   Realising that the tsar
   Wouldn't have him stumble.
    
   As the choir made a pause,
   Deacon put a word in
   prompted, lowering his voice,
   "God forbid the Sovereign"
    
   Looking up, he made a wish,
   Then he looked around,
   Put a cross into a niche,
   And, lingering, went out.
    
   Dressed in red, the bodyguard
   Got the horses ready
   Pressing on the stirrups hard,
   Making saddles steady.
    
   When the coachman went ahead
   Tossing reins to cries:
   "Our tsar, -- the psalmist said, --
   Is terrible but pious".

ВЕДЬМА

THE WITCH

    
    
   Из трубы своей повети,
   Перепачкавшись в золе,
   Галкой выпорхнула ведьма,
   Восседая на метле.
    
   И под нею в этот вечер --
   Города леса, поля.
   Ей приятны встречный ветер,
   Белый саван января.
    
   По сугробам тенью тонкой
   Проскользнет в мерцанье звезд,
   Месяц ясною гребенкой
   Серебрит ей прядь волос.
    
   То метлой коснется крыши,
   То взойдет на Млечный путь,
   И не видишь, и не слышишь,
   Но не можешь и уснуть.
   В зимнем, звездно-черном небе,
   Как безмолвная сова,
   Над землей летает ведьма
   На кануне Рождества.
    
    
   Flying out of the chimney,
   Dirty , all in soot and fume,
   The witch started on her journey
   Sitting grandly on a broom.
    
   Taking wing she flew around
   Over cities, woods and fields,
   Relishing the winter shroud
   Of the snow, and heavy winds.
    
   On the snow-drifts here and there
   Like a shadow she would slide,
   And the moon would brush her hair
   With the silver comb of light.
    
   Now she'd touch the roof, or ground,
   Now ascend the Milky Way,
   Though she wouldn't make a sound, --
   You could not sleep anyway.
    
   Like a silent owl, high in
   Starry heaven, in dismay,
   Up above the witch is flying
   On the Eve of Christmas Day.
  
  
   ДЕВОЧКА-ВЕСНА
   THE LITTLE GIRL, THE SPRING
    
    
   Уж зима неловкая и не удержала --
   По ступенькам облака девочка сбежала.
    
   Босиком по лужам живо скок-поскок,
   Личико в веснушках, звонкий голосок
    
   Краски так решили неба и реки --
   Банты голубые ей невелики!
    
   На ладошках крошечных -- блики золоты,
   Белые горошины -- ландыши-цветы.
    
   Улыбаясь кроткая, смехом озорна,
   По аллейкам топает девочка-Весна.
    
    
   Unhandy now and cumbersome, the winter couldn't help it:
   Down the steps, a girlie from the cloud ascended.
    
   Hopping pools and puddles, bare footed, live,
   Freckle-faced, the Girlie strolled about the drive.
    
   Colours of the rivers and the bright blue skies
   Thought the band She'd put on was the proper size.
    
   On Her little palm were golden specks of light,
   Lilies of the valley looked like pees all right.
    
   Smiling, joyous, humble, sounding like a ring,
   Down the lane was strolling little Girl, the Spring.
  
  
  
  
  
  

Евгений Самуйлов

Yevgeny Samuilov

* * *

* * *

    
    
   "Да будет вечен в мире идеал!" --
   Такой девиз беря с собой в дорогу,
   Почти что каждый, сделав шаг с порога,
   Об этом тут же твердо забывал.
    
   Не ценят люди в жизни путь прямой,
   Не любят в ширь расправленные плечи --
   Блажен, кто ходит с согнутой спиной
   И говорит уродливые речи, --
    
   В одной земле зароют подлеца
   И честного. И нет тому конца.
    
    
   "May our great ideals live for ever!"
   One takes this motto getting under way.
   When he steps out of his door, however,
   He totally forgets about it right away.
    
   One doesn't like straight roads that stretch ahead
   Nor shoulders, straightened up, in spite of stitches.
   Blessed is the one who humbly hangs his head
   And makes obsequious, complaisant speeches.
    
   A rascal and an honest, man however,
   Is buried in the same old earth, -- as ever.

* * *

* * *

    
    
   С годами все острее ценишь круг,
   Очерченный немногими друзьями:
   И близость душ, возникшую не вдруг,
   И жертвы тех, что так любимы нами.
    
   И в жизни что безрадостна давно,
   Оставив в прошлом легкие победы,
   Мы словно смотрим старое кино:
   Семейный стол, душевная беседа.
    
    
   With time we take too close to heart
   The circle of some friends which we had once,
   Propinquity of souls that came too hard
   And sacrifices of our beloved ones.
    
   In our life, which has been long so sour,
   We have forgotten our conquests in a "rebel".
   We seem to watch a motion-picture now:
   A cordial talk, a family at table.

* * *

* * *

    
    
   Чем меньше начинаешь есть,
   Тем насыщаешься быстрее,
   И чувство голода тупее,
   И, кажется смысл жизни весь,
    
   Чтоб от страны своей зарплату
   Ждать, то полгода, а то год...
   И проклято-благославен народ,
   Что воспитали так когда-то.
    
   Что то, что нажито горбом,
   Он принимает, как подачку,
   Иль кость, что бросят ли собачке,
   Исправно охранявшей дом.
    
   И, зная хлебным крошкам счет,
   Прислушиваясь к кашлю дочки, --
   Я понял: дохожу до точки,
   За коей ненависть живет.
    
   Их много -- тех, кого любовь спасла;
   Ведь и Господь простил Иуду...
   Когда же ненависть, как сквозняки, повсюду,
   И кровососам нет числа.
    
   Она мне кровная родня,
   Впадаю в грех, пускаясь по мытарствам,
   И утверждаю: нет от ней лекарства --
   И... глупо переубеждать меня...
    
    
   It's known that the less we eat
   The faster we're fed up and sated,
   And our hunger is abated,
   And it it's the sense of life, is it?
    
   We think it does make sense to wait
   for months until we get our wages...
   Blessed is the nation which for ages
   Has had to bear such a state.
    
   What has been earned by dent of work
   We take as their condescension,
   Or leavings thrown to the dog
   A sigh of great consideration.
    
   I know the cost of bread of mine
   And, thinking of my daughter's ailing,
   I know that I have reached the line
   Where hatred find its place of dwelling.
    
   Those saved by love are not so rare;
   God Pardoned Judas in old times...
   When there is hatred everywhere
   There's abundance of vampires.
    
   Thus hatred is a kin of mine
   To sin and anguish I'm fated.
   I claim: there is no remedy from hatred
   (Don't try to make me change my mind)...

* * *

* * *

    
    
   Опять Вы в красном. Вам оно к лицу,
   А мое тихо кровоточит сердце.
   И пулей продолжает мысль вертеться:
   Зачем приполз я к Вашему крыльцу?!
    
   Опять Вы в красном. Красное -- запрет,
   А я как старикашка, впавший в детство,
   Или корабль, потерпевший бедствие,
   Жду помощи. А ее нет и нет...
    
   Опять Вы в красном. Все у Ваших ног, --
   И даже этот, мной любимый город,
   И мой навек неутоленный голод,
   И те, кто заглушить его не смог...
    
   Опять Вы в красном. Даже не краснея,
   Вы смотрите не мир поверх голов,
   Осталось вскинуть брови: "Кто таков,
   Что дал топор и приготовил шею?.."
    
    
   You're wearing red. It does become you, dear,
   Whereas my heart is broken, bleeding.
   And, like a bullet, in my head one thought is spinning:
   Why have I come to you? Why am I here?
    
   You're wearing red. And red denotes a ban.
   While I am like an aged man in dotage,
   Or, like a ship, that sends a trouble message,
   I need a helping hand, and there is none...
    
   You're wearing red again and look your best.
   You own the town which I love so dearly,
   The hunger I'm suffering from severely,
   And those who couldn't quench my thirst.
    
   You're wearing red. And you don't blush, nor frown,
   As you look down on the whole wide world,
   And all you have to say now is the word:
   "Who's here, giving me an axe and bending down?.."
    
    
   * * *
    
    
   * * *
    
    
   Свеча тепло горела в алтаре,
   За здравие жены , меня и дочки.
   Весны-невесты -- вербы почки
   Сияли -- все в пасхальном серебре.
    
   И исподволь в тиши амвона,
   Как жница, в сноп грехи связав,
   Сожгла их на моих глазах,
   Шепча душе: ты прощена, ты дома...
    
   А дальше -- светлый миг поста:
   Причастники подходят к чаше,
   И, ложечку даров прияша,
   Пьют кровь и пот с голгофского креста.
    
   Душа зовется ввысь -- горе,
   Презреть греховность, нелюдимость,
   Чтоб понял я необходимость
   Свечи, горящей в алтаре.
    
    
   The candle light was warm and bright as day,
   For me, my wife and our little daughter.
   Spring buds of willow in the alter
   Were shining on the Easter silver tray.
    
   I saw confession, in seclusion,
   Tie in a bundle all the sins
   And burn them like confounded things
   Declaring: "Now you have your absolution".
    
   Next came the sweet bright fast, of course,
   Communion takers came up to the bowl,
   To take a gulp so that the soul
   Might share the blood from crucifixion cross.
    
   My soul aspires to the height,
   Away from solitude, transgression,
   So that I come to comprehension
   Of Holy Altar's candle light...
    
    
   * * *
    
    
   * * *
    
    
   Она любовь растит на кухне
   Средь ругани и суеты,
   Надежды хрупкой, что не рухнет
   Мир ее созданной мечты,
    
   И, что, обдав житейской пеной,
   Волна корабль пригонит к ней,
   И что по трапу, несомненно,
   Спеша сбежит красавец Грей...
    
   ...Ночь паруса свернет жгутом.
   И вновь поднимет лишь к рассвету...
   И будут пить матросы ром,
   Желая паре "много лета",
    
   И солнца луч отыщет чудо,
   Скользя средь мятых простыней...
   ... Ну вот -- ты вымыла посуду,
   Теперь подай еду скорей,
    
   Забудь, что был волшебник милый, --
   И не пролей тарелку щей,
   Неся к столу, где брызжет силой
   Пусть кто угодно, но не Грей.
    
   И, поклоняясь многим бедам,
   Прими удар еще одной:
   Мир сказки жрущему не ведом --
   Вот смысл истины простой...
    
    
   Her love is grown in the kitchen
   Amidst the wrangle, fuss and rush,
   The world of dream, for which she's itching,
   And which, she faintly hopes, won't crash.
    
   She hopes that splashing her all over
   With worldly froth, the waves will send
   A ship to her, from which her lover,
   The handsome Grey, is to descend.
    
   The night will then roll up the sail
   And hoist it at daybreak, on leaving,
   The sailors, drinking rum, will hail
   The couple wishing them "long living".
    
   The sunray will search out the wonder,
   Sliding about the crumpled sheet...
   ...You've washed the dishes? Don't meander,
   Now bring him quickly food to eat...
    
   Forget about the magician,
   Don't spill the soup bringing the tray
   To muscled man, full of ambition,
   Who can be anyone but Grey.
    
   You humbly bear pains and ailment,
   Perhaps you will find this blow of use:
   The world of fairy-tales is alien
   To gluttons, -- that's the simple truth...

Иван Виноградов

Ivan Vinogradov

Translated by Alec Vagapov

БЫТЬ ЛЮБИМЫМ ЛЕГКО...

IT'S EASY TO BE LOVED...

    
    
   Много было разлук,
   Много ливней и гроз.
   Только не было мук,
   Только на было слез.
    
   Шел навстречу ветрам,
   Мерил дальность дорого,
   Только не было ран,
   Не был мокрым платок
    
   ...Я стою, не дыша,
   Сердца слушаю бой.
   Леденеет душа
   От разлуки с тобой.
    
   Не хочу и о ком
   Ни судить: ни рядить...
   .................................
   Быть любимым легко,
   Очень трудно любить..
    
    
   There've been thunderbolts, rains,
   Separations and fears,
   But there haven't been pains,
   And there haven't been tears.
    
   I have faced blowing winds,
   Many roads I've got by,
   But there haven't been wounds
   And my kerchief's been dry.
    
   Now my breath I can't hold
   Nor the beat of my heart,
   And my blood's running cold
   Now that we are apart.
    
   Far be it from me
   To censure like daft...
   ...............................
   It's harder to be
   In love than be loved.

* * *

* * *

    
    
   Мы ели яблоко вдвоем:
   Кусал я справа, а ты слева.
   В воображении моем
   Предстали вдруг Адам и Ева
    
   И хоть заветную черту
   Не перешли мы, нет. И все же
   На ту библейскую чету
   Мы были очень уж похожи
    
    
   We ate an apple, you and I,
   You'd bite at one side, I at the other.
   And suddenly in my mind's eye
   I thought we were Eve and Adam,
    
   And though we had to draw the line
   At getting into sweet good "trouble"
   We did appear to be like
   That famous couple from the Bible.
  

ПРОВОДЫ

SEEING MY DARLING OFF

    
    
   Даже небо сегодня пусто,
   Мрачно хмурится с высоты.
   Ему тоже, наверно, грустно
   От того, что уедешь ты.
    
   Небо, небо! Мы оба скучаем,
   Оба вместе чего-то ждем,
   Ярким солнцем ее встречаем,
   А провожаем -- дождем.
    
   Одиноко стою на перроне,
   Весь осунулся и угас.
   ...Падают капли в мои ладони,
   То ли с неба, то ли из глаз.
    
    
   Now the sky looks at me with a frown,
   It's so dull and deserted today,
   It's upset, I suppose it is down
   `cause my darling is going away.
    
   Oh my heaven, we both miss her badly!
   And we both hope for something again.
   We meet her with sunshine gladly
   And we see her off always with rain.
    
   Here I stand on the platform, worrying
   Broken-hearted, as cold as ice.
   ...Down on me little drops are a-falling.
   From the sky, or perhaps from my eyes.

ПРИМЕТА

THE OMEN

    
    
   Говорят,
   Что желтый цвет к измене.
   За моим окном
   Пылает клен.
   Что сулит мне
   Яркий лист осенний?
   Не измену ль
   Предвещает он?
    
   Я не суеверен,
   Хоть нередко вижу даль,
   Как серое сукно.
   И грущу, когда янтарной веткой
   Машет клен в открытое окно.
    
    
   People say
   That yellow means betrayal.
   Outside my window
   There's a tree.
   What do autumns leaves
   portend in real?
   Do they signify adultery?
    
   Though not superstitious,
   I am anxious
   For my prospects
   Which look dull and gray.
   And I feel upset when amber branches
   Outside my window sway.
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"