Алехина Оксана: другие произведения.

Счастье за медяк

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.82*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Счастье коварно. Никогда не знаешь, когда оно тебе свалится на голову, какую форму примет и сколько за него придется заплатить. Для кого-то это может оказаться беспутный полуэльф, для кого-то истеричная принцесса в изгнании, а для некоторых хитроумных папаш-магов просто возможность одним махом избавиться от двух проблем разом. Какова же цена такого счастья: спасение всего мира от незримой угрозы , обретение наследия, счастье в личной жизни или всего лишь медная монетка? Все части в одном. Для удобства читателей. Продолжение следует... (Буду признательна за помощь в поиске корявок, ляпов и прочих "блох".)


Счастье за медяк

  
  
   Яркое, уже по-летнему теплое солнце заливало покрытый молодой, зеленой травкой луг, разрезанный пополам неровной линией узенькой дороги, по которой шли, держась за руки, две оживленно беседующие девушки. Их незатейливая болтовня время от времени прерывалась звонким хохотом.
   Не смотря на довольно скромную, добротную и не отягощенную обилием украшений одежду, все-таки можно было догадаться, что обе девицы принадлежали к зажиточным, а возможно и дворянским семьям, не уследившим за подружками, отправившимися на прогулку без сопровождения. Обеих девушек трудно было назвать красавицами, но, тем не менее, многие молодые люди сочли бы их весьма миловидными и привлекательными. Одна, та, что повыше, одетая в зеленое платье, была золотистой блондинкой, с огромными синими глазами, пухлыми губками, чаще всего сомкнутыми в капризном изгибе. Другая, в синем платье, обладательница роскошной, темно-русой косы, рядом со спутницей казалась на первый взгляд слегка невзрачной, пока наблюдатель не присматривался получше, и не замечал, красивую линию бровей, слегка миндалевидный разрез серых глаз, обрамленных необыкновенно длинными и пушистыми ресницами, чуть вздернутый носик и нежную, приветливую улыбку.
   - Миляна, а ты уверена, что родник предсказаний, захочет нас выслушать? - спросила обладательница темно-русой косы.
   - Должен. Нам уже ведь есть семнадцать лет. Илисса, а ты деньги взяла?
   - Да. Десять монет хватит? - с надеждой уточнила Илисса.
   - Не знаю. А я захватила тридцать, - похвасталась Миляна, для убедительности тряхнув привязанным к поясу кошельком и заметив, что ее подруга сразу сникла, поспешила успокоить ее. - Если родник будет в хорошем настроении, может он и за пару монет согласится ответить на наши вопросы.
   - Будем надеяться. А долго еще идти?
   - Вон уже показался лес, а там свернем на тропинку. Только я забыла налево или направо? - блондинка остановилась и наигранно задумалась.
   - Да ну тебя! - заулыбалась подруга.
   - Не бойся! Ты со мной! А у родника я уже была с Крайном! - опять похвасталась Миляна.
   - С сыном барона Фрегена? - округлила глаза Илисса. - Везучая ты...
   - Он сам предложил мне поехать с ним. Только ты не подумай, что он там что-то непристойное предлагал. Ничего такого не было. Крайн спросил у родника, когда его посвятят в рыцари и какой подвиг ему предстоит совершить для этого, - довольная произведенным впечатлением, сообщила спутница.
   - Жениться на тебе, - выпалила подруга и тут же ойкнула, так как Миляна довольно чувствительно дернула ее за косу. - И как тебя с ним отпустили?
   - Так же как и с тобой. Сбежала. Сказала, что пойду к травнице за кремом от веснушек, и поскольку кожа у меня нежная, мне надо попробовать его перед покупкой, чтобы не было раздражения. Отец, конечно, поворчал для приличия, но к знахарке отпустил.
   - Везучая ты. У тебя жених есть.
   - А это мы узнаем у родника предсказаний.
   Так вот болтая, девушки добрались до леса, нашли нужную тропинку и вскоре вышли на небольшую полянку, в центре которой возвышался огромный валун. У его подножия и должен был бить волшебный родник. Подойдя поближе, они услышали возмущенные голоса: хриплый мужской и какой-то по-детски веселый, звонкий и одновременно журчащий:
   - Это что, я тебя спрашиваю? Это золото? Где ты видел такое золото, фальшивомонетчик ...?
   Подруги смутились и покраснели, от последнего услышанного слова, но все же решили попытать счастья в ворожбе, раз уж пришли.
   - Да пошел ты в ...! - прохрипел мужской голос. - Не хочешь - не бери! Я еще от какой-то лужи ослиной мочи должен выслушивать оскорбления! Тоже мне знаток монет выискался!
   - Ты, урод, куда плюнул! Ты мне прямо в душу плюнул! Куда мусор бросаешь, гад!
   - Ах, ты плескаться! Да я тебя!.. Да я!..
   - Вали отсюда! Да побыстрее! Предсказание ему не нравится! Какая плата, такое и предсказание!
   Из-за огромного камня показался человек в одежде бродячего торговца. Он был с ног до головы обрызган водой, на куртке там и сям висели осколки яичной скорлупы, а на шляпе - спиральная шкурка от яблока. Мужчина заметил девушек, и, поравнявшись с ними, спросил:
   - И вы туда же?
   - Ага, - ответила, как самая смелая, Илисса.
   - Не в духе он.
   - Мы уже догадались.
   - Ну... удачи, - буркнул торговец и зашагал по тропинке к лесу, попутно сбивая пинками шляпки с попавшихся на глаза грибов-поганок.
   Подруги посмотрели ему вслед, переглянулись и, одновременно вздохнув, свернули за валун, на котором большими буквами было написано "Позолоти ручку". Увидев чудо-родник, они остановились в нерешительности.
   - Ну, и чего приперлись?! - возмущенно поинтересовался волшебный водоем и по его поверхности, шириной и длинной в пять шагов, пошла недовольная рябь.
   Илисса ткнула локтем подругу в бок.
   - Мы... Я... - неуверенно начала Миляна.
   - Как всегда... Когда замуж выскочу?! Кто супруг будет?! - перебил ее чудесный источник.
   Блондинка молча согласно закивала.
   - Пять золотых монет! Деньги вперед! - нагло потребовал родник предсказаний.
   - Вот, - девушка по одной бросила в воду монеты.
   - Значит так! Слушай меня девица. Выйдешь ты замуж за Крайна, сына барона Фрегена.
   Кукольная мордашка Миляны засветилась от счастья и, ощутив прилив храбрости, она поинтересовалась:
   - А когда?
   - Пять золотых!
   И еще пять монеток опустились на дно водоемчика.
   - Через четыре месяца.
   - Илисса! Ты слышала? Я так счастлива, так счастлива!
   Девушка запрыгала вокруг подруги, от переполняющих ее эмоций не дослушав ворчливое журчание родника:
   - Когда он тебя обрюхатит, а опозоренный папаша выпорет ненаглядную дочурку розгами. Ну, а тебе чего надо? Того же? - вопрос уже относился обладательнице роскошной косы.
   Та хорошо расслышала окончание предсказания подруге:
   - Мне ... нет... но я тоже хочу знать, кем будет мой жених.
   Чародейский источник на мгновение затих, словно задумался, а потом булькнул:
   - Одна медная монетка!
   - Медная? Всего одна? - удивленно переспросила Илисса.
   - Только одна, - подтвердил родник, и когда медяк плюхнулся в прозрачную воду, произнес: - Твой жених будет магом.
   Девушка опешила.
   - Всего лишь магом? - переспросила она. Ее подруге напророчили барона, наследника знатного рода, а ей какого-то мага! Возмущение выплеснулось через край: - Обычным магом?! И все?! И это предсказание для дочери принцессы?!!
   - Принцессы в изгнании, - уточнил источник, и обратился к Миляне: - А ты, девушка, иди, погуляй маленько. Нам тут наедине поговорить надо.
   Ошалевшая от счастья будущая супруга барона беспрекословно потопала за валун. Как только она за ним скрылась, родник продолжил:
   - А чего ты хотела? Принца на белом коне? Рыцаря в полном наборе брони? Ты свое отражение видела?
   - Не оскорбляй меня! Уж, какая уродилась!
   - Вот-вот. Яблоко от яблони и все такое... Ты знаешь, кем был твой отец?
   Илисса промолчала, так как имя и род занятий мужчины, осчастливившего ее маму, принцессу крови, ребенком, тщательно скрывали.
   - Так я и думал. В общем, слушай, чтобы потом ... Ладно. Папа твой был придворным магом, на редкость талантливым волшебником. А еще больше таланта и сообразительности он проявлял, заглядывая под юбки придворным дамам и служанкам. Где придворные дамы, там и принцессы, благо их в то время три штуки на выданье были. Вот одна и догулялась. Отца твоего выставили за ворота города, с запретом появляться вообще в этой стране. Казнить побоялись, маг ведь, мало ли что он там наколдует. А принцессу с позором сослали в отдаленный замок.
   - Это неправда!- выкрикнула девушка. - Ты обманываешь меня! Верни монету! - она, запустив руку в воду, стала шарить по дну в поисках медяка, но дно оказалось совершенно чистым.
   - Не нашла? - ехидно поинтересовался чудо-источник, и на его поверхности появилась волна, некое подобие улыбки.
   - Тебе в радость доводить людей? - обиделась Илисса.
   - Нет. Совсем нет. А хочешь, совершенно безвозмездно, еще про твоего жениха скажу?
   - Не знаю.
   - Это за счет заведения. Он не будет человеком.
   Девушка не ответила. Она молча развернулась и побрела по тропинке к лесу.
   - Эй! А спасибо где?! - возмутился родник. - Вот и предсказывай людям счастье! Они, видите ли, недовольны! Ну и не надо! Дура!
  
   Ночь сгустилась над небольшим городком Энмирэйн на южной границе Коризы. Уже было далеко за полночь. Луна явно решила подыграть воришкам и грабителям и совсем не торопилась показываться из-за густой пелены облаков. Спали все добропорядочные горожане, включая и городскую стражу, которой в столь позднее время полагалось охранять мирное население от всякого слоняющегося в поисках легкой поживы сброда. Только светились окна в доме городского знахаря и травника. Страсти кипели и булькали так, что от этого шума весь город был бы уже на ногах, если бы не магическая защита стен, глушащая все звуки.
   - Куда, куда ты меня отправляешь?!! - высокий молодой человек с очень экзотической внешностью, заставляющей призадуматься, а были ли у него в родословной люди вообще, возмущенно уставился на сидящего в глубоком кресле пожилого мага.
   - В Самиру, - спокойно ответил тот.
   - Да это же у дракона в заднице!!!
   - Так далеко я даже врагов не посылал! - рявкнул чародей, и, осознав, что поддался на провокацию воспитанника, быстро взял себя в руки: - Прекрати ругаться в моем присутствии! Да, драконы там встречаются, но редко. Они живут несколько дальше, в горах.
   - Ага, магу это не расстояние! Да мне туда полгода добираться придется! - ворчал парень.
   - Если не будешь заходить в каждый попавшийся по пути трактир и неделями валяться в постели с гулящими девками, за месяц доберешься, - заверил его маг.
   - Спасибо, дорогой учитель! - воспитанник мага принялся ходить туда-назад по комнате.
   - Энолан, престань, метаться из угла в угол! И прекрати истерику! Тебе уже двадцать с лишним лет, пора браться за ум и сделать в жизни что-то полезное.
   Молодой человек остановился напротив волшебника и пристально посмотрел ему в глаза:
   - Ну, скажите, только честно, в чем я провинился, что меня отсылают на другой конец света, почти к демонам в сортир?
   Чародей покачал головой и потянулся за лежащим на столе дневником. Открыл его и, перелистав несколько страниц, нашел нужное:
   - Так... Двадцать пятого числа, пятого месяца: был замечен в одном укромном уголке лапающим дочь мясника.
   - Это был не я, - запротестовал Энолан.
   - Конечно, не ты, - согласился пожилой мужчина. - И внешность твоя такая не приметная, и ушки совсем обычные, и цвет волос такой у каждого второго встречается, и нет у тебя на спине татуировки, изображающей пятнистого кота, хвост которого спускается по правой руке...
   - Она меня сама туда заманила... И не хотелось мне вовсе... - попытался оправдаться паршивец, но заостренные кончики его ушей, дрогнули и слегка опустились.
   Наставник заметил это и продолжил:
   - Отец девицы грозился, если она родит такого, как ты ушастика, не посмотрит, что ты маг и твое блудливое место сразу обкорнает, по самые уши.
   - Вот старый ...! Я был у нее не первым... честно.
   - Прекрати материться! Двадцать шестого числа, пятого месяца: в трактире "Три хряка" две блудницы устроили из-за тебя драку. Одна другой выбила зуб, ну и понаставили пятьдесят синяков на двоих. Хозяин трактира, видимо, лично считал. Мне пришлось бесплатно дать мазь от ушибов для этих девиц, так как не в силах был слушать стенания о том, что они не смогут работать неделю, - волшебник, ожидая объяснений, уставился на парня.
   - Я тут ни при чем... Я в это время в кости играл, выиграл 30 монет, - хвастливо заявил тот.
   - В тот же вечер, по словам трактирщика из "Трех хряков" ты во всю жульничал, из-за чего в заведении возникла очередная драка, - покачав головой, продолжил пожилой человек. - Поломано пять столов, десять табуретов, в стене выжжена дыра с человеческий рост, растворился в воздухе пролет лестницы и ...
   - Дальше не надо... - кончики ушей Энолана опустились еще ниже.
   - Мне пришлось заплатить за ремонт трактира. Ты думаешь, я сказочно богат?! Много ли заработаешь на продаже различных снадобий и эликсиров?! А вчера у меня был капитан городской стражи, сообщил, что ты пьяный с дружками шлялся ночью по улицам, горланил похабные песни и приставал к порядочным дамам.
   - Ну, где ты видел порядочных дам ночью на улице? - простонал парень.
   - Он настоятельно советовал занять тебя каким-нибудь полезным делом, иначе нас обоих выставят за городские ворота. А вот это тебе точно понравится. Хозяин города, граф Гредварн приказал тебе завтра прибыть в его замок. Надеюсь, догадываешься для чего ты ему нужен? Любит он экзотику, на тебя давно глаз положил. В приказе написано сам не придешь, доставят силой, даже если им придется меня убить.
   Молодой человек побледнел, сорвался с места и в одно мгновение оказался возле сундука, в котором хранились различные амулеты.
   - Вот козел! Старый извращенец! А, вот он... - Энолан достал из сундука амулет от любовной магии и тут же надел себе на шею.
   Пожилой маг улыбнулся в седеющие усы:
   - Не лучше ли тебе выполнить мою просьбу? По-моему самое подходящее время для путешествия?
   - Я тоже так думаю. Да и что-то вчера звезды подозрительно мне подмигивали... - вдруг Энолан замер, словно, что-то обдумывая, а затем, прищурив глаза, спросил: - А приказ где? Приказ покажи!
   - На него в лаборатории случайно кислота попала, - нагло соврал чародей, понимая, что обман не удался.
   - И не стыдно тебе, папа, играть на моих детских страхах? - молодой человек укоризненно покачал головой и опустился в кресло напротив собеседника. - Ведь знаешь же, что мне иногда в ночном кошмаре снится губастая рожа графа... Никуда я не поеду!
   - Значит так, сынок! - жестко произнес маг, поднимаясь. - Мне не приятно говорить об этом, но видимо, придется тебе напомнить, что шестнадцать лет назад, я спас от издевательств и побоев, а возможно и смерти, пятилетнего малыша, как потом выяснилось, сироту, которого местные мальчишки терзали за необычную внешность и который, кроме своего странного имени ничего не помнил. Я стал заботиться об этом ребенке, стараясь заменить ему родителей, учить всему, что знаю сам.
   - Не всему. Боевой магии не учил, - недовольно буркнул воспитанник, а про себя ехидно подумав, что читать-то его маг научил, и никакие запреты и заклинания не смогли помешать любознательному, обладающему великолепной памятью, мальчишке добраться до тщательно скрываемых книг по боевой магии. Особенно после одного весьма омерзительного случая, при воспоминании о котором его до сих пор трясет и выворачивает наизнанку. Хоть бы учитель об этом не вспомнил.
   - Слава Создателю, что не обучал. При твоей-то дури, силе и способностях достаточно того, что знаешь. И не перебивай меня! Восемь лет назад, мне пришлось с помощью магии и обмана, вырвать тебя из развратных лап графа Гредварна, известного любителя симпатичных...
   - О нем не надо, - жалобно простонал Энолан, его слегка удлиненные и заостренные ушки сложились почти пополам.
   - Хорошо. Так вот. Тебе не кажется, что ты мне кое-что должен?
   - Так куда говоришь надо ехать? В Самиру? - с наигранным энтузиазмом поинтересовался ученик мага.
   - Да, в замок Бренвенер. Отвезешь туда письмо, а оттуда привезешь мою дочь.
   - Что?!!!!!! - уши паршивца мгновенно распрямились, а на красивой физиономии отразилось неподдельное удивление. - Ну, ты, папа, даешь! Когда это ты успел?
   - А что? У меня что, не может быть ребенка? Я по молодости очень даже дамам нравился, - не удержался от хвастовства чародей.
   - Я не о том. Ты, почему так долго это от меня скрывал? Почему только теперь вспомнил.
   - Не надо о больном. Мне запрещено появляться в Самире. Видишь ли, мать девочки была из королевского рода, а с королями шутки плохи, даже если ты маг. Вчера я получил письмо из Бренвенера, в котором сообщалось, что этой зимой Илисса стала сиротой. Ее мать умерла. Кому теперь заботиться о ребенке, как не отцу?
   - Сколько девочке лет?
   - Семнадцать.
   Парень повеселел, улыбнулся и, в надежде, что учитель передумает, спросил:
   - Папа, ты ведь знаешь, какой я хороший... Не боишься мне свое невинное дитя доверять?
   - Ты видел меня в гневе? Видел. Надеюсь, не захочешь это испытать на своей смуглой шкурке.
   - Так! Сначала призывы к моей спящей совести, теперь настала очередь угроз. Ладно, привезу я тебе твою ненаглядную дочурку. Только как я ее узнаю? Мне же любую девицу втюхают.
   Волшебник снял с себя амулет с полупрозрачным голубым камнем и, протянув его Энолану, сказал:
   - Оденешь его девушке на шею. Камень помнит ауру хозяина и сможет распознать мою кровь в ребенке. Если он поменяет цвет и станет темно-синим, значит это моя дочь...
  
   ... Энолан хотел дотемна доехать, до этого растреклятого замка Бренвенер. Ну и названьице! Небось, какой-то сумасшедший гоблин придумал! Нормальному человеку правильно произнести это словечко удастся лишь со второй попытки. Кошмар, да и только.
   Как он добирался до Самиры рассказать стыдно, но вспомнить приятно. Да, папа был прав, уложиться можно было и в один месяц. Ну и подумаешь, что у Энолана весь путь сюда занял почти два? Не виноват он, что по дороге много красивых девушек попадалось, а в трактирах отлично готовят. Ну, не виноват и все! Хотелось старику покоя, что ж пусть отдыхает. И вообще спасибо скажет, что ученик согласился за этой девицей ехать. А вдруг она окажется страшнее разборки пьяных боевых магов, и ее противную физиономию надо будет терпеть весь обратный путь? Да и что люди скажут, увидев с таким красавцем уродину из ночного кошмара? Наказания хуже не придумаешь. Папа, ты мучитель!
   Ночь застала молодого человека в лесу. Здесь темнело значительно раньше и быстрее, чем в его почти родной Коризе, и Энолан решил заночевать на небольшой полянке, посреди которой возвышался огромный валун. Возле него толи растеклась небольшая лужа, толи бил родник. Без разницы. Жутко хотелось спать. Парень расседлал и стреножил коня. Небрежно кинул на всю поляну охранное заклинание и устроился отдыхать подле камня.
   Незадачливого путешественника разбудил звонкий, но ехидный голосок:
   - Эй, ты, вставай! Слышь, гад, тебе говорю! Подъем!
   И в лицо парню плеснули ледяной водой. Тот тут же вскочил на ноги, схватился за меч и осмотрелся в поисках нахала, посмевшего пробить его защиту и разбудить. Но поляна была пуста, лишь неподалеку верный скакун мерно пощипывал травку.
   - Слышь, ты, паразит, - раздался тот же странный журчащий голосок: - Что стоишь? Деньги гони! Думаешь, выспался задарма у меня в гостях, и платить не надо? И рожа у тебя странная. Хочешь узнать свою родословную? Пятнадцать золотых монет!
   - Ты кто? - поинтересовался Энолан, уловив, что звук исходит от воды.
   - Так и знал. Ты не местный. Родник предсказаний, я. Понял?
   - Понял. А за что это я тебе платить должен? Я же у тебя ничего не спрашивал, - возмутился ученик мага.
   - А я что, за бесплатно должен был всю ночь твой храп терпеть? Твоя скотина хлебала из меня воду, жрала и продолжает жрать траву с моей поляны, мало того, она еще и всю ее зас..., кхм, загадила!
   - У меня денег нет, - заявил путник, разглядывая свое отражение в водоеме.
   - Ага, так я и поверил! Приперся сюда только демоны знают и я откуда, а денег нет.
   - Может, и зачем я здесь знаешь?
   - Знаю. Вся информация за отдельную плату, - булькнул родник. - А тебе, что совсем не интересно узнать, кем были твои предки?
   - Наверно, жуткими извращенцами, - ответил парень.
   - А у тебя есть чувство юмора, - развеселился чудесный источник. - Ты мне нравишься. Я сегодня решил быть добрым. Так и быть прощу тебе плату за ночлег и выпас скота.
   - Ты, действительно, очень добр, - съязвил Энолан.
   - Про то, что в твоем роду намешаны эльфы и гарджирцы, ты знаешь. Тебя и твоего учителя Френарда интересовало, были ли там примешаны люди. Да, были. Ты ведь знаешь, что эльфы и гарджирцы друг друга на дух не переносят. Первые считают, что те слишком уродливы по их меркам, вторые ненавидят первых за излишнюю утонченность и самовлюбленность. Поэтому о союзах между этими двумя расами и речи не идет. Твои родители были полукровками: мать - полуэльфийка, отец - полугарджирец. Так что можешь считать, что в тебе течет половина человеческой крови, хотя на внешности это особо не отразилось. Ну, как?
   - А поконкретней нельзя? Имена, место жительства? - заинтересовался молодой человек.
   - А вот за точные сведения и плати 15 золотых монет.
   - Нет у меня таких денег. Я же сказал... Хотя... Родник, а ты в кости играешь?
   - Слышал, я о такой игре, но не пробовал.
   - Научить? - оживился парень, и его удлиненные кончики ушей возбужденно затряслись.
   - Давай! - согласился источник.
   Энолан кратко объяснил суть игры, показал, как надо кидать кости, и уже через некоторое время игра пошла на деньги.
   Родник безнадежно проигрывал, в последний раз выплюнув из глубины вод кости, которые выбили лишь четыре очка, он взмолился:
   - Ну, может, хватит? А?
   - Как будешь рассчитываться? - поинтересовался ученик мага, складывая кости в мешочек.
   - Часть деньгами, часть информацией, - обреченно пробулькал расстроенный источник.
   - Ну и кто мои родители? Где их искать? И как я оказался один в чужом селении? - в надежде узнать хоть что-нибудь о своей семье, спросил молодой человек.
   - Я уже говорил, кем по происхождению были твои родители. Отца звали Эленар. Юношей он ушел из Гарджира. Его человеческая половина жаждала славы и приключений, ее не устраивала спокойная жизнь в закрытом городе-государстве. Вот он и стал охотником. Однажды он забрел на приграничье с эльфийскими землями, где и увидел прекрасную полуэльфийку Аделинель. Они поженились по человеческим законам. Вскоре родился ты. Когда тебе исполнилось пять лет, на селение, в котором жила твоя семья, напала банда разбойников-работорговцев. Взрослых они обычно вырезали, а детей забирали с собой. На твоих глазах убили родителей. Тут в тебе и проснулась магическая сила. Ты испугался, захотел оказаться далеко от этого кошмара и закрыл глаза, а когда открыл, был уже далеко от родных мест. Все остальное знаешь. Эй, как ты?
   - Спасибо... - Энолан не ожидал услышать такую историю, а еще он не думал, что сможет все это вспомнить и пролистать, как книгу со страшными картинками, перед своим мысленным взором.
   - Про дочку твоего учителя рассказать? - полюбопытствовал родник предсказаний.
   - Как она выглядит? - безразлично спросил парень и принялся складывать вещи.
   - Обыкновенная серая мышка, - небрежно бросил источник. - Хотя, на любителя... Нет, не уродина, но... Короче, сам увидишь. Очень похожа на Френарда, особенно глазами. Обожает полевые цветы и кошек. Твоя татуировка ей понравится.
   - Вот уж ее-то она и не увидит. Я папе обещал... - заверил ученик мага.
   Родник издевательски забулькал, и по его поверхности прошлась волна-улыбка.
   - Увидит. Что еще сказать... Илисса любит конные прогулки и учится стрелять из лука.
   - О, Создатель! - воскликнул парень. - Ладно, хватит. Как мне добраться побыстрей до этого гоблинского сооружения, до замка Бренвенер?
   - По тропинке до леса, а там увидишь дорогу и повернешь налево. Ну, счастливо!
   - Ты мне зубы не заговаривай! Проиграл - плати! - потребовал Энолан свой выигрыш.
   - А если не отдам долг? - поинтересовался родник.
   - Заморожу, к гоблинам, а потом ...
   - Не надо. Я все понял, - поспешил ответить источник, и из глубины его вод блистая на солнце, вылетели золотые монетки и со звоном упали к ногам путника.
   Парень неспешно их подобрал, оседлал коня и, попрощавшись с болтливым водоемом, продолжил путь.
  
   Три стрелы одна за другой, выпущенные с небольшим промежутком, вошли в старый, ободранный и выщербленный по краям щит, прикрепленный к стволу клена. Илисса довольно улыбнулась: за сегодняшнюю тренировку она еще ни разу не промазала. Не надо будет потом шарить по кустам в поисках улетевших не знамо куда стрел. Девушка поправила выбившиеся из косы волосы и прицелилась - сейчас она пошлет стрелу точно в цент разнесчастной мишени. Некстати вспомнился недавний разговор с Миляной. Подруга хвасталась, что Крайн Фреген научил ее целоваться, и обещал еще чему-то научить. Вот дура! Он ее научит, и все будет так, как напророчил чудо-родник: семейный скандал и скорая свадьба, пока соседи не заметили позора. Почему-то у Илиссы язык не повернулся рассказать подруге окончание предсказания, может, волшебный источник чего наколдовал или не хотелось мешать ее мнимому счастью... Скорее всего она бы ей просто не поверила... Ну, их всех! Пусть сама разбирается... Миляна хотела в мужья Крайна - его она и получит.
   Покоя юной лучнице не давало собственное пророчество. Девушка опустила лук с наложенной на него стрелой. Демоны хвостатые! Вот загадку выдал чародейский источник. С тем, что жених будет магом, Илисса кое-как смирилась, но то, что он не будет человеком, ни как не укладывалось у нее в голове. О, Создатель! И за какие грехи ей уготовлено такое счастье?
   Девушка живо представила вместо раздолбанного щита физиономию напророченного жениха, или что там у него будет, и опять прицелилась. Мгновение и стрела сорвется в полет. Неожиданно перед лицом Илиссы зависла пчела. Девушка, еще в детстве испытав все прелести пчелиных укусов, взвизгнула. Рука дрогнула, и стрела унеслась вглубь леса, откуда донесся разгневанный мужской голос. Из всего потока слов, самыми приличными были "оторвать руки и воткнуть в".
   Первым порывом юной лучницы, было бежать подальше от этого места, но природное любопытство выиграло схватку у страха и Илисса поспешила на голос. Вскоре она вышла к лесной дороге и, увидев на ней всадника, юркнула за ближайшее дерево, в надежде, что тот ее не заметил. Под ногой хрустнула ветка, и незнакомец обернулся на звук:
  -- Эй! Кто там! Выходи!
   Душа ушла в пятки, сердце беспокойно заколотилось, и девушка припустила со всех ног, прочь от дороги. Но ее побег длился не долго. Беглянке показалось, что на нее накинули невидимую сеть, которая, накрыв ее с головой, спутала ноги. Илисса споткнулась и упала. Затем какая-то неведомая сила оторвала ее от земли и понесла по направлению к дороге. Вскоре горе-лучница стояла, не в силах сдвинуться с места, перед всадником, который грозно взирал не нее сверху вниз. Она подняла голову и от увиденного слегка обомлела. Незнакомец оказался необыкновенно красив, но какой-то странной, нечеловеческой красотой, от которой по коже девушки побежали мурашки.
   Илисса, как зачарованная, смотрела на молодого человека, которого и человеком-то можно было назвать с трудом: уж слишком много рас было намешано в его роду и все такие, о каких, как раньше она считала, можно прочитать только в книгах. Смуглая кожа и черные волосы, отливающие синевой на пробивающемся сквозь листву деревьев солнечном свете, выдавали в незнакомце гарджирца. Так же как и темно-синий цвет слегка косо посаженных, больших глаз. А уши - девушка упала б на месте, если бы могла - были удлиненные, с заостренными кончиками, но не такие лопухастые, как у эльфов, зато подвижные, как у жителей Гарджира, и вращал парень ими, прислушиваясь к лесным звукам, почище своего коня.
   И прическа у всадника была, под стать необычной внешности: прямые тяжелые волосы собраны на затылке в хвост, спускающийся ниже плеч. На висках - по нескольку тонких косичек. Одни из них заправлены под шнурок, стягивающий основную массу волос, другие свисали свободно и каждая украшена или бусиной, или пером, или еще какой побрякушкой. В левом ухе болталась серьга в виде небольшого кольца.
   Странник казался по-эльфийски высоким и гибким, но ширина плеч и бугрящиеся под одеждой мышцы намекали, что в его родословной, возможно, затесался кто-то из людей. На незнакомце были кожаные штаны и куртка-безрукавка с нашитыми металлическими пластинами, из-под которой виднелась светлая рубаха с коротким рукавом. На шее висели бусы и несколько амулетов на шнурочках. Правую руку украшала цветная татуировка, как показалось девушке, изображающая пятнистую змею, хвост которой скрывался под кожаным наручем. Но самое неприятное украшение, по мнению Илиссы, оказалось на правом плече. В нем колыхалось оперение ее случайно выпущенной стрелы.
   - Так-так! - чудо природы спешилось и демонстративно, прямо перед носом пленницы, обломало древко. Затем к месту ранения парень приложил правую руку, из-под ладони которой хлынул ярко-оранжевый свет, и медленно стал отводить ее в сторону, словно что-то вытягивая. Наконечник стрелы вышел из раны и упал к ногам мага.
   Мага!
   Илиссу передернуло. Вот оно, прямо перед ней, собственной персоной, демонское проклятие, тьфу ты, счастливое пророчество! Сбежать девушка не могла, но дара речи ее пока не лишили, и, набрав в легкие побольше воздуха, она заголосила:
   - Люди, помогите! Убивают! Издеваются! Насилуют!
   - Дура! Чего орешь! - рявкнул парень. - Я тебя даже пальцем не тронул!
   - Но тронешь! Спасите меня кто-нибудь! А-а-а-а-а-а!!!!!
   - И не дождешься! Насиловать я тебя не буду, даже не проси, - заявил нахал и занялся лечением раны.
   Илисса на мгновение умолкла, видимо переваривая слова незнакомца, и решив, что ее не только оскорбили, но и побрезговали ею, завопила еще громче:
   - Ах, ты, гад! Отпусти меня сейчас же! Я отцу пожалуюсь! Он у меня очень сильный маг! Да он оттяпает твои ослиные уши, и чучело из тебя сделает! Ты еще не знаешь кто мой отец!
   - Заткнись! От твоих воплей оглохнуть можно! Дай мне сосредоточиться на заклинании.
   - Сверни уши трубочкой и не слушай! - больше ничего умного посоветовать пленница не смогла. - А-а-а-а-а!!!!! Помогите!
   К ее удивлению молодой человек так и поступил. Он медленно, словно издеваясь, продемонстрировал, как это делается. Девушка побледнела, и ее чуть не стошнило от зрелища, однако нашла в себе силы не опозориться перед мучителем. Она открыла было рот, чтобы продолжить призывать на помощь, но небрежно брошенное незнакомцем заклинание, лишило ее голоса. Все, что оставалось горе-лучнице - это следить за тем, как маг залечивает рану и ожидать своей участи.
   Дочитав в блаженной тишине исцеляющее заклинание, Энолан обратил внимание на пойманную девицу. Девчонка, как девчонка, не красавица, но и совсем не уродка, а если приглядеться лучше, то очень даже миловидная. А коса какая шикарная! Молодому человеку так и захотелось ее распустить, но он обуздал свой порыв.
   Ага, на спине колчан со стрелами и лук. И про отца мага она что-то там болтала... Хм, спасибо родник, облегчил поиски. Так, скорей всего, это дочь учителя. Что-то есть знакомое в разрезе ее глаз, форме носа... Что ж проверим.
   Энолан достал из кошелька амулет Френарда, одел его на шею перепуганной девушки и стал ждать, когда камень поменяет цвет. Но этого не произошло. Вспомнив о том, что камень должен соприкоснуться с кожей предполагаемой дочери, молодой человек потянулся к шнуровке на груди пленницы. Чего он только не прочитал в ее глазах: и страх, и смущение, и отвращение...
   - Не бойся, я не причиню тебе вреда. Мне надо только кое-что проверить...
   Как только камень оказался на полуобнаженной груди девицы, он мгновенно изменил цвет. Все теперь ясно. Это и есть дитя наставника.
   Снимать амулет с девчонки молодой человек не стал.
   - Не бойся меня. Я не собираюсь причинять тебе вред. Не сердись, но я не могу снять с тебя заклинание, пока не расскажу, кто я и зачем сюда приехал, - сказал он, пристально глядя ей в глаза. - Меня прислал Френард, твой отец. Да-да, твой отец. Этот амулет должен был определить, являешься ли ты его дочерью. Френард хочет, чтобы я отвез тебя к нему. У меня от него есть письмо к твоей кормилице. Учитель сказал, что в нем все написано. Я, конечно, хотел его прочесть, но папа умеет накладывать очень мудреное заклинание приватности, и ни за что не развернешь пергамент, если послание не адресовано тебе. А теперь, я освобожу тебя, и ты без всяких глупостей проводишь меня в Бренвенер. Да, зови меня, Энолан, можно Нолан, а для друзей я просто Нол.
   Как только обездвиживающее заклинание было снято, Илисса разразилась ругательствами:
   - Да, плевать мне, как тебя зовут! Какого демона тебя сюда принесло?! Можно подумать мы таких ушей не видели! - и чего это она прицепилась к его ушам? Красивый парень, ну не такой как все... Миляна от зависти умрет, когда его увидит! Ну, нахален не в меру, но ведь не лапал же ее, хотя мог, лишь только слегка шнуровку распустил и то в пределах приличия. Создатель, что это она, в самом деле?
   Спохватившись, девушка затянула шнурок на груди, совсем забыв про медальон. Затем посмотрела на посланника внезапно обнаружившегося отца, и Илиссу снова разобрала злость. Стоит, спокойно взирает свысока на ее бессильное негодование и так загадочно улыбается... С ума сойти можно! Она ж ведь его убить могла, а он даже не упрекнул за это. И чего собственно он ждет? Извинений? Не дождется! Все вышло совершенно случайно! Ах да, ему надо показать дорогу в Бренвенер.
   - Никуда я тебя не буду провожать! Раз сюда сам добрался, то и замок сам найдешь! Прекрати так смотреть на меня и улыбаться! - Илисса чувствовала себя полной дурой. Почему-то ей хотелось, даже было жизненно необходимо, как-то досадить молодому человеку. Ах да, он счел ее не привлекательной. Красавец выискался!
   Она подошла к нему, со всей силы пнула по ноге:
   - Вот тебе!
   Энолан от неожиданности ойкнул и отступил, а девушка бросилась прочь через кусты. Вслед беглянке несся задорный смех парня.
  
   - И это они называют замком! - не удержался от ехидного восклицания Энолан, с высоты пологого холма, разглядывая несуразное строение с явной претензией на крепость и носящее странное название Бренвенер. И чем больше он всматривался в нагромождение башен, башенок и каких-то пристроек, тем больше убеждался, что его создатели во время стройки беспробудно пили, никогда не просыхая. Не удивительно, что у бедной сестрички - на протяжении длительного пути парень именно так приучал себя называть дочь наставника - не все в порядке с головой. Правда, после случайного знакомства с Илиссой в лесу, добавилось еще и "глупенькая". Да у любого, кто хоть несколько дней поживет в этом месте, черепица с крыши начнет обваливаться. Молодой человек вздохнул и направил коня к замку.
   Ворота крепости оказались открытыми, стражник, которому положено было бдительно нести охрану, сидел на земле, прислонившись к каменной, покрытой мхом, стене и сладко дрых, оглушая окрестности раскатистым храпом. В руках вояка крепко сжимал копье и щит, а в ногах лежал на боку пустой кувшин.
   Энолан хотел проехать сразу замок, но, немного подумав, решил соблюсти приличия и постучал ножнами меча по шлему солдата, а затем громко спросил:
   - Эй! Я могу въехать? У меня послание для хозяйки дома.
   Стражник заворочался и приоткрыл один глаз. Он некоторое время пытался разглядеть путника, но почему-то заметил только необычной формы уши и пьяно заявил:
   - С эльфами... я... не пью.
   - Ну, так я въезжаю?
   - И что теперь делать? - невпопад пробормотал вояка и снова захрапел.
   Нол пожал плечами и въехал во двор. Парень ожидал увидеть множество слуг, занимающихся повседневной работой, но узрел лишь чумазую девчонку лет девяти, ловящую пеструю курицу, состояние оперения которой говорило о том, что поймать ее пытаются уже около недели. Решив подарить несчастной птице еще один день жизни, Энолан окликнул девочку:
   - Где я могу увидеть даму Абигель? У меня для нее письмо.
   Маленькая служанка остановилась и с любопытством уставилась на незнакомца.
   - А у тебя уши настоящие? - прозвучал чисто детский вопрос.
   "Вот дались им мои уши!" - раздраженно подумал молодой человек, но спокойно ответил малышке:
   - Настоящие. Как тебя зовут?
   - Янися.
   - Так, где дама Абигель?
   - Идем, я тебя провожу, - предложила девочка.
   - А как же курица?
   - А ее все равно никто поймать не может, - отмахнулась Янися. - Госпожа Илисса обещала, тому, кто сможет отловить эту "чокнутую птицу", дать десять монеток. Вот я и гоняюсь за ней. Очень хочется купить большой медовый пряник.
  
   Девочка показала Энолану, конюшню, где он передал своего жеребца на попечение постоянно зевающего юноши. Затем маленькая служанка повела посланника в кухню, где по ее словам, должна была находиться в данный момент дама Абигель. По пути туда никто из взрослых представителей челяди им не встретился, и парень удивленно спросил:
   - Где все слуги?
   - Спят. Вчера в деревне был праздник Солнечных лучей. Гуляли до самого утра, рассвет встречали. Вот теперь и отдыхают.
   - А госпожа твоя не была на празднике?
   - Не знаю. Детей на сборище не пускают.
   Нол призадумался, что это за такой праздник, где ребятне присутствовать нельзя, и, сделав какие-то свои выводы, улыбнулся.
   Как и предполагалось, кормилицу госпожи Илиссы застали на кухне. Почтенная дама оживленно беседовала с кухаркой о каких-то насущных делах и не замечала вошедших, пока Янися не обратилась к ней.
   - Дама Абигель, я вам засланца привела! - радостно сообщила она и выбежала за дверь.
   "Спасибо, девочка. Хорошо, что другим словом не обозвала" - подумал Энолан, а в слух учтиво произнес:
   - Достопочтимая дама Абигель, я привез вам письмо от господина Френарда, - и протянул свиток.
   Кормилица молча взяла послание, с шелестом развернула его и принялась читать. Закончив чтение, она оценивающе посмотрела на молодого человека, покачала головой и произнесла:
   - Наконец-то старый развратник вспомнил о своей дочери. Так ты и есть его любимый воспитанник?
   - Да, достопочтимая дама Абигель, - Энолан поклонился.
   - Ты мне не нравишься, - категорично заявила дама: - Но другого способа избавиться от этой обузы и покинуть проклятое Создателем место я для себя не вижу.
   Ученика мага озадачили слова женщины, и он еще больше уверился, что дочь наставника действительно бедная и никому не нужная.
   - Фрида, - обратилась дама Абигель к кухарке: - Накорми этого... посыльного, а потом пришли его в главный зал.
   Дав еще несколько указаний относительно обеда, кормилица госпожи чинно удалилась. Как только за ней захлопнулась дверь, повариха прошипела:
   - Старая стерва... Садись сюда за стол, - она указала парню место.
   - Спасибо я не голоден, - попытался отказаться Энолан, после такого приглашения дамы, есть совсем не хотелось, даже противно было.
   - Не обращай на старую каргу внимания. Она со всеми такая. После смерти миледи почувствовала вкус власти... - продолжала Фрида, накладывая еду в невысокую деревянную миску. - Живем мы хоть и не очень богато, зато всегда сыты. Но уже прошло два месяца, как от его величества денег не привозили. Ее высочество, матушка госпожи Илиссы, экономила на всем. Ей удалось скопить для дочери неплохое приданное. И зачем это я все тебе говорю?
   - В самом деле... - отозвался молодой человек, догадавшись к чему клонит кухарка.
   - Значит, у девочки отец объявился? - спросила повариха и поставила перед гостем еду.
   - Да он, собственно, и не пропадал. Вернее, ему в этой стране появляться нельзя, - ответил Нол. Пища пахла так вкусно, что у него побежали слюнки, а рука сама потянулась к ложке.
   - Ешь, ешь... Я добавки еще дам...
  
   В главный зал Энолана, конечно, никто не проводил. Кухарка Фрида сослалась на неотложные дела, но объяснила, как туда добраться. Уже на подходе к дверям, за которым его ждала мерзкая баба, ученик мага почувствовал, что в воздухе пахнет скандалом и не простым, а грандиозным. Собравшись с духом, он отворил створки дверей и вошел в зал.
   Помещение было обставлено не особо богато, но со вкусом. По отсутствию знамен, щитов и оружия на стенах, можно было судить, что замком долгое время управляли только женщины. Почтенная дама восседала в кресле, а рядом с ней стояла собственной персоной госпожа Илисса. Девушка была в том же простеньком платье, за плечами также висели короткий лук и колчан со стрелами. Кормилица за что-то методично отчитывала воспитанницу, а та тихо огрызалась. Заметив гостя, женщины замолчали. Дочь учителя бросила гневный взгляд на парня и попыталась ретироваться.
   - Илисса, останься! - жестко потребовала дама Абигель.
   - Я не хочу находиться с ним в одной комнате! - заявила девушка, и сложила руки на груди.
   - Ты останешься! - почтенная дама, перешла на рык. - Пока я не зачитаю письмо твоего отца, никто отсюда не выйдет.
   "Так уж никто?" - мысленно задал вопрос Энолан, но перечить противной тетке не стал.
   - Подойдите ближе, молодой... человек, - выдушила из себя пожилая женщина. - Содержание письма касается и вас.
   "Да, конечно, я знаю", - подумал ученик мага: "Там написано, что надо забрать девицу отсюда и отвезти к отцу. Все ясно и просто"
   - Слушайте, дети, - кормилица госпожи Илиссы развернула письмо.
   "Какой я тебе ребенок! Старая карга!" - про себя возмутился парень: "Да у меня своих, может, полгорода бегает! Тьфу ты, не накаркать бы..."
   - Значит так... Ага... Вот "...юноша, который передаст это послание, - мой единственный воспитанник и любимый ученик. Только ему я могу доверить свое дитя. Поэтому прошу вас, достопочтимая дама Абигель, зачитать им обоим следующие мои слова.
   "Дочь моя, с разрешения твоего короля..." - имя и титулы пропускаю, тут на полстраницы - "... объявляю своего ученика Энолана, твоим женихом. Свадьба состоится сразу, как только вы прибудете в Энмирэйн. Твой любящий отец."
   В зале повисла тишина.
   Кормилица с чувством выполненного долга, свернула послание и удовлетворенно уставилась на потерявшую дар речи от неожиданности молодую пару.
   Энолан и Илисса переглянулись и в один голос крикнули:
   - Нет!
   - Я с этим уродом никуда не поеду! - заявила девушка, и в знак протеста повернулась ко всем спиной.
   - И кто бы говорил, у самой ничего красивого, кроме косы нет! - парировал парень.
   - Зато и таких омерзительных ушей тоже нет! - взвилась дочка мага, и развернулась к противнику.
   - И что вы все к моим ушам привязались?!
   Ответа не последовало.
   - Ну спасибо, папа, подставил ты меня... От большой любви, наверно. Видел я в ... твою заботу! - Энолан, был возмущен до глубины души, и даже не заметил, что рассуждает вслух, а дамы слегка покраснели. - А я, наивный дурак, мечтал о том, как буду гонять от своей младшей сестрички навязчивых женихов, или как за отдельную плату - разрешать ухлестывать за ней! Ну, что уставились?!
   - Ах, меня хотят отправить в дом к работорговцу! Не бывать этому! Я с места не сдвинусь! Не было у меня отца и не надо! - выпалила девушка.
   - А твоего мнения никто и спрашивать не будет! Я обещал привезти учителю его дочь, я и привезу!
   - Да тебя, видимо, тоже не спрашивали, когда этот приговор писали!
   - Я дал слово, что выполню все, о чем будет написано в письме!
   - А если бы там было написано повеситься на ближайшем дереве, ты бы тоже выполнил это? - задала каверзный вопрос девица.
   - Хи-хи-хи, - донеслось из кресла, в котором сидела дама Абигель.
   Взбешенные "жених" и "невеста" бросили на пожилую женщину такие взгляды, что та испугалась и благоразумно решила заткнуться. Затем спорщики опять повернулись друг к другу:
   - Дура!
   - Сам дурак! Я не собираюсь выходить за тебя замуж и каждый год рожать каких-то гоблинов! - выкрикнула Илисса и побледнела, поняв, что перешла все границы.
   Это оказалось последней каплей для Энолана. Он стоял и смотрел в упор на будущую супругу. В его глазах блестел какой-то дикий, необузданный огонь. Собранные в хвост волосы развевал неизвестно откуда взявшийся ветер. Ученик мага медленно разомкнул кулаки, и девушке показалось, что кончики его пальцев искрятся. Он резко развел в стороны руки, из его ладоней вырвался голубой свет, и замок хорошенько тряхнуло. Женщины испуганно вскрикнули.
   Молодой человек молча развернулся и направился к выходу. У самых дверей он остановился и сказал:
   - Что бы завтра было все приготовлено к отъезду, включая и приданное Илиссы.
   - Никакого приданного уже нет, - засуетилась дама Абигель: - Мы его проели, потратили на лечение ее высочества...
   - Я повторять не буду. Да, замок заколдован, и, пока я не вернусь, из него никто не сможет выйти...
  
   Энолан со стуком захлопнул за собой дверь и, костеря на чем свет стоит, глупых, бестолковых баб, поспешил вон из ненормального дома. Он решительно не хотел оставаться на ночь в этом гадючнике. В голове избалованного женским вниманием парня не укладывалось, как можно так брезгливо к нему относиться. Гоблинов рожать не хочет! Себя она видела? Мышь серая, не больше! Да в Энмирейне девицы готовы волосы друг другу повыдирать лишь за один его взгляд! А эта нос воротит! Больно надо! Бедный папа! На кой сдалась ему эта дура, то есть дочка? И совсем не понятно, за что Нолу такое наказание. Мало того, что через полмира Илиссу тащить с собой придется, терпеть ее вздорный характер, так еще и с женщинами не развлекайся, не пей, не гуляй и прочие запреты! Как же, невеста! Что б ее так и раз этак! На всем протяжении обратного пути в кусты даже спокойно не сбегать! Ну, папа, век не забуду твоей доброты и заботы! А заодно еще и твоей хитрости: решил и дочь пристроить, чтобы под ногами не путалась, жить не мешала, и воспитанника угомонить. Какого демона Энолан дал клятву исполнить то, о чем написано в письме, даже не уточнив его содержание?! Теперь все пропало! Пропала свобода! Пропала развеселая жизнь! Кандалы на ноги, оковы на руки и ярмо на шею! О! Будь проклята клятва мага, от которой не отвертишься, не сбежишь, не спрячешься, пока тот, кому ты поклялся, не освободит от нее. А не выполнишь - будут тебе все желаемые прелести. Поклялся б, чтобы уши отсохли, хоть никто бы к ним больше не придирался, так нет же, дернул гоблин красноглазый ляпнуть про самое сокровенное достоинство! И что теперь делать?!!
   Парень вышел во двор, по которому все та же мурзатая, бестолковая девчонка продолжала гонять несчастную курицу. Птица, спасаясь от преследовательницы, шмыгнула ему под ноги. Раздраженный и озлобленный Нол со всей силы пнул многострадальную квочку, отправив ее в парящий полет. Курица, с громким кудахтаньем пролетев около двадцати шагов, угодила прямо в руки Яниськи, которая вцепилась в нее мертвой хваткой. Молодой человек проводил глазами плавно оседающие на землю пух и перья и поспешил к конюшне. В след ему донесся счастливый голос девчонки:
   - Спасибо, дяденька!..
  
   ...Одев на своего коня только уздечку, Энолан легко вскочил ему на спину и взял с места в карьер. Светло-серый жеребец стрелой вылетел из ворот замка Бренвенер, обдав с ног до головы пылью мерно храпящего стражника, и помчался в поле.
   Конь несся наугад, пока не устал и не перешел на шаг. Вскоре он остановился, счастливо заржал и принялся вдохновенно щипать траву. Лишь только тогда Нол отбросил гнетущие мысли и решил осмотреться, куда занес его демон, вернее, преданный скакун. Поляна, на которой устроил себе отдых жеребец, показалась парню смутно знакомой. Ну конечно, вот громадный камень с надписью, а за ним должна быть чудо-лужа. Звонкий, журчащий голос разрушил все сомнения Энолана, если таковые у него были.
   - Опять твоя скотина портит мою лужайку! - возмутился родник. - Ты что, замок не нашел?
   - Нашел, - грустно ответил ученик мага и спрыгнул с коня.
   - Ну, так чего здесь ошиваешься? Невеста не понравилась? - поинтересовался волшебный источник.
   - Ты, гад, почему не предупредил, что учитель меня решил подставить?! - вскричал парень.
   - А ты не спрашивал, - невозмутимо прожурчал родник. - И потом, предсказания денег стоят.
   - А кто проигрался и обещал долг информацией выплатить?!!
   - Так информацией, а не пророчеством. Это разные понятия, мой ушастый друг, - пояснил водоем.
   - Да что вам всем мои уши покоя не дают?! - взревел Энолан. - В этой стране что, ни эльфов, ни гарджирцев не видели?! Прямо чудовище из меня сделали!
   - Нол, сядь, успокойся. Ты же знаешь, что женщины - глупые создания, и понять их нормальному человеку почти невозможно.
   - А ненормальной помеси, значит, можно?! - ученик мага опустился на траву возле источника.
   - Могу заверить - твои дети гоблинами не будут. Это она из вредности сказала. Подними руку, а потом резко опусти и скажи: "А пошла она...".
   - Спасибо! Утешил! Не пойму, чего она так против меня настроилась?!
   - А я ей тебя напророчил, - радостно заявил родник предсказаний.
   - И за сколько, если не секрет? - полюбопытствовал парень.
   - За медяк, - последовал скромный ответ.
   - Всего за медяк?! - подскочил Энолан. - Меня и за медяк?!!! Родник ты в своем уме?!!!
   - Да не жалуюсь... пока... Кстати, Илисса тоже возмущалась, когда узнала, кто будет ее муж. Это я так говорю, может тебе легче станет.
   - Мне станет легче, когда учитель освободит от данной клятвы!
   - Хи! Надо было думать, чем клясться.
   - Все-то ты знаешь! - воскликнул парень.
   - Да успокойся, ты, - примирительно сказал источник. - Знаешь, что? Я решил отыграться...
   - Все только и делают, что на мне отыгрываются! - рявкнул Нол, и в его глазах засветились дикие голубые огоньки. - Пора и мне на ком-нибудь отыграться! Ты будешь первым. Выбирай: испарение или заморозка?
   - Я про кости... - пояснил водоем, и по его поверхности пошла дрожащая рябь.
   - А я - нет.
   - Я больше не буду, - пообещал родник предсказаний.
   - Что - не буду? - не понял молодой человек.
   - Тебя кому-нибудь предсказывать...
   - Достаточно, что уже напророчил! Это надо же - за медяк!.. - никак не мог успокоиться ученик мага.
   - Знаю, продешевил...
   Юноша поднял руку. В ожидании расправы родник притих, его поверхность стала идеально гладкой, а уровень воды заметно понизился. Энолан, гневно зыркнув на болтливую лужу, резко опустил руку и, как ранее советовал источник, рявкнул:
   - Да пошел ты!..
   Затем покачал головой, развернулся и направился к коню.
  
   Возвращаться в приют для умалишенных, вернее, в непонятное сооружение с претензией на замок, гордо именуемый Бренвенер, ученику мага совсем не хотелось. Зато очень хотелось напиться. Не важно где, все равно с кем, но до потери сознания. Жаль, что не спросил у родника о местонахождении ближайшей деревни. Ехать назад к источнику было лень, тем боле, жеребец так прикипел к той поляне, что упрямца с большим трудом удалось с нее увести. И куда теперь податься? Скоро смеркаться начнет. Перспектива ночевать одному в лесу совсем не радовала. Расстроенная душа жаждала утешения, понимания, и Энолан решил запустить поискового зайчика. Маленький, озорной лучик резво сорвался с ладони и желтым пятнышком поскакал по тропинке. Юноша направил коня вслед за ним.
   Вскоре лес впереди поредел. Поисковый зайчик по извилистой тропинке привел Нола к поляне, с которой доносились разгневанные голоса: девичий и ребенка. Молодой человек понял, что попал в самый разгар скандала, и решил не выдавать сразу своего присутствия, а немного приглядеться. Он спрятался в кустах и стал следить за развивающимися событиями.
   Потрясающе красивая, миниатюрная девушка с темными волосами вдохновенно отчитывала не менее привлекательного, светловолосого парня, по росту, размеру плеч и выправке - явно рыцаря. Если при первом взгляде на красавицу у Нола и потекли слюнки, то вид ее спутника быстро заставил пересохнуть все во рту. Не хотел бы Энолан связываться с таким, не смотря на свои способности боевого мага! Белобрысый юноша смущенно улыбался и стойко сносил выплеск эмоций девицы, подзуживаемой очень странным, вихрастым мальчишкой. Ученик мага не мог понять, почему паренек показался ему необычным. Ну, цвет кожи слегка странноватый, а так с виду - нормальный ребенок. Хотя, какая-то у него непонятная аура, очень похожей обладают оборотни... Но тут что-то иное. Исчерпав свое красноречие, красотка со всего размаха врезала кулаком в живот молодому человеку. Тот рассмеялся и сказал, что ему совсем не больно, он не сожалеет, о том, что имел честь созерцать на озере, и выразил готовность все увиденное пощупать, дабы удостовериться в его реальности. Девушка ответила, что сейчас же надерет юноше уши, чтобы навсегда забыл, как подглядывать за купающимися девицами, что после этого ни один шлем больше ему на голову не налезет и придется заказывать новый со специальными выпуклостями. Услышав это, Нол подумал, что у девушек в этой стране какая-то непонятная страсть к юношеским ушам, и продолжил подслушивание и подглядывание. Светловолосый парень развеселился и заявил, что для этого ей сначала придется его поймать. Провокация сработала безукоризненно, и парочка шумно стала наматывать круги по полянке.
   Ученик мага, решил, что блондин - свой человек, и с таким не помешало бы завести дружеские отношения. Нол здорово развлекся, слушая веселую перебранку молодых людей во время погони. Но вскоре девушка сделала то, чего Энолан никак не ожидал увидеть. Она сплела магический аркан, видимый только волшебникам, и бросила его на юношу. Петля захватила одну ногу парня, тот рухнул носом в траву, но тут же перевернулся на спину. То ли красотка оказалась неопытной в магии, то ли во время погони не смогла толком сосредоточится на заклинании, но волшебная веревка оказалась слишком тонкой и тут же оборвалась. Горе-чародейка не удержалась на ногах и упала на своего спутника, который, быстро сообразив, что к чему, перевернулся, оказавшись над девушкой, и, не долго думая, приступил к проверке на предмет реальности увиденного на озере. Ситуация становилась занятнее и занятнее: Нол сожалел, что высокая трава мешает все хорошенько разглядеть - пока к молодым людям не подбежал вихрастый мальчишка, и не заявил, что на правах кровного брата он запрещает заниматься при нем таким безобразием. На что молодой человек произнес фразу, от которой волшебник подпрыгнул в кустах:
   - Дракон, исчезни!
   Дракон! Живой детеныш дракона-оборотня! Вот почему парнишка казался ученику мага странным! Энолану жутко захотелось познакомиться с этой компанией, пока дело не зашло далеко. Да и стыдно подглядывать за влюбленными. Ученик мага больше был не в силах скрывать свое присутствие, он вышел из-за кустов и направился к веселой троице.
   Дракон заметил приближение незнакомца и заявил:
   - Силвестр, Эльрин, раз меня не боитесь, то хотя бы постороннего человека постеснялись!
   Юноша нехотя отпустил возлюбленную, мысленно благодаря Создателя за то, что у Эльки на куртке слишком много застежек, поднялся и сердито посмотрел на подошедшего. Девушка тоже подскочила и, отвернувшись от молодых людей, смущенно принялась приводить свою одежду в порядок.
   - Простите, - сказал ученик мага, как можно более дружелюбный тоном. - Я тут мимо проходил...
   - И совершенно случайно подглядывал, сидя в кустах, - выдал дракон, нагло уставившись на молодого мага.
   Эльрин покраснела и, охнув, стыдливо спряталась за спину своего рыцаря. Тот заскрежетал зубами и зло уставился на незнакомца, который поспешил покаяться:
   - Как-то было неприлично появиться в самый разгар вашего спора.
   - А подсматривать - прилично?! - блондин был раздражен, и ученик мага хорошо понимал - почему.
   - Я сам не местный, - дружелюбно сообщил Энолан, рассматривая выглядывающую из-за спины молодого человека девушку.
   - Мы тоже...- недовольно ответил Сильвестр, заметив проявляемый Нолом интерес к его леди.
   - Надеюсь, я вам не помешал...
   - А ты сам как думаешь? - спросил Силь, недовольно хмурясь
   - Мне бы переночевать где-нибудь... - давя на жалость, тихо произнес ученик мага и умоляюще посмотрел на Эльрин.
   - Вот где-нибудь и ночуй,- буркнул светловолосый юноша.
   - Сильвестр, да что, ты, в самом деле? - возмутилась его возлюбленная. - Может, ему одному скучно или страшно?
   - Хи-хи! - развеселился дракон. - Ему страшно! Элька, ну ты как скажешь!
   - А что? - удивилась девушка.
   - Ему страшно! Ты что, не видишь - он маг. Ему ли бояться?
   - Это ты у нас по магии специалист.
   - Ладно, - вдруг сказал незнакомцу Сильвестр. - Можешь оставаться. Если что лишнее позволишь - не посмотрю, что чародей: вякнуть не успеешь. Ты меня понимаешь?
   - Да, конечно, - живо согласился Нол, а затем представился: - Меня Энолан зовут, я ученик мага Френарда из Энмирейна. Это в Коризе.
   - Это так далеко, - удивилась девушка и тут же поинтересовалась: - А что ты в нашей стране делаешь?
   - Поручение учителя выполняю, - ответил воспитанник мага и грустно вздохнул. К счастью Энолана, никого из новых знакомых не удивила его экзотическая внешность, и он не подвергся пристальному разглядыванию.
   - Коня своего близко к моему не привязывай, а то подерутся, - предупредил рыцарь, затем направился к подготовленному для розжига костру. Осмотрев вещи, лежавшие около груды веток, позвал: - Грино, поди-ка сюда!
   - Я тут ни причем! - отозвался дракон, и его изумрудные глазки плутовато забегали.
   - Кто сожрал зайца?!! - прогрохотал Сильвестр. - Ты, зеленый паршивец! Когда же, наконец, нажрешься?! Убить тебя мало!
   - Силь, он ведь маленький, ему расти надо, - заступилась за мальчугана Эльрин. - Ну не удержался, съел...
   - А мы теперь голодными будем! Скоро стемнеет, где я другую дичь найду? - продолжал возмущаться воин. - Иди, Зеленый, костер разожги!
   - Да ты специально самого тощего зайца в лесу выискал! Его все равно на четверых не хватило бы, - заявил парнишка, и нагло спросил у воспитанника мага: - А ты что - без еды явился?
   - Да я как-то не собирался тут с вами ужинать. Хотел до деревни добраться, но видимо уже до темноты не успею, вот и попросился у вашего костра переночевать, - ответил Нол.
   - Грино, тебе не стыдно у посторонних еду выклянчивать? - пожурила дракона девушка.
   - Я только спросил, - буркнул Грино и поплелся выполнять просьбу Сильвестра, бубня себе под нос: - Есть не дают, а костер разжигай...
   Когда мальчишка отошел подальше, Энолан спросил у девушки:
   - Он действительно дракон-оборотень?
   - Да. Редкостный обжора, но добрейшей души дракончик, - ответила Эльрин, и предупредила: - Он нечистокровный, его отец был человеком, поэтому Грино и любит ипостась ребенка, соответствующую его драконьему возрасту.
   Ученик мага присвистнул. Неудивительно, что его вид был спокойно воспринят влюбленной парочкой. Куда уж Нолу со своей экзотической внешностью и происхождением, до такого дракона-полукровки.
   - А магии - дракон вас учил? - поинтересовался Энолан.
   - Большей частью - Грино. Хотя у меня отец - маг, но он не любит магию, и меня не особо стремится учить. Говорит, что магия до добра не доводит. Скорее всего, папа прав. Мы с Сильвестром имели возможность в этом убедиться.
   - Я хотел бы еще раз извиниться, что стал свидетелем... - молодой маг замялся.
   - Я принимаю твои извинения, - девушка снова покраснела и опустила глаза.
   - Простите, - в очередной раз попросил прошения Нол, глядя на смущенную красавицу. И подумал о том, что рыцарю очень повезло с возлюбленной. А затем поинтересовался: - А кто вас учил заклинанию магического аркана?
   - Грино. Но он сам не очень знает заклинания, у него как-то все само собой получается.
   - А хотите, я вас научу некоторым не очень сложным заклинаниям, в компенсацию за причиненное неудобство? Например, быстрому вылечиванию ран - вам это пригодится, раз ваш возлюбленный воин; тому же магическому аркану, но более простому и быстрому. и другим?
   - Я не против. Учи, - согласилась Эльрин...
  
   ...Силь сидел подле горящего костра и тихо зверел, глядя, как его возлюбленная отрабатывает магические заклинания под руководством красивого молодого волшебника. Раньше он не ревновал Эльку к другим мужчинам, даже к своему хозяину герцогу, когда считал, что девушка примет его предложение руки и сердца... Ну разве, что к тому сумасшедшему графу. Демоны! Тот тоже был магом! Позвать любимую и прекратить ее упражнения? Так ведь обидится...
   - Что, ревнуешь? - поинтересовался Грино у скучающего парня.
   - Не лезь не в свои дела, - огрызнулся Сильвестр. - И вообще, я никак тебя не пойму. То ты ведешь себя как тупая, бестолковая, прожорливая свинья, то рассуждаешь, как умудренный опытом старец, о вещах, о которых и знать-то пока не должен...
   - Ну, я же ведь не человек - дракон... Хотя, не знаю чего мне досталось больше от родителей: человеческого или драконьего... А ты не переживай... У Энолана уже есть невеста, и в приданное к ней - куча неприятностей... - начал разглагольствовать мальчишка. Вдруг его внимание привлек какой-то куст, и дракончик стал всматриваться в него, словно, что-то разыскивая среди веток и листвы. Затем Грино резко подскочил и бросился к нему, вопя:
   - Ах ты, сволочь! Дрянь цветная пакостная! Поймаю и прибью, гадину! Ненавижу! Паскудная пародия на древний род!
   Силь не понял, что так разозлило парнишку, и тоже направился к злополучному кусту, который подвергался постепенному уничтожению драконом. Когда рыцарь приблизился, то увидел меж ветвей юркую ящерку, лихо ускользающую от рук парнишки.
   - Что она тебе сделала? - поинтересовался молодой человек.
   - Сильвестр, не мешай и отойди от куста подальше!
   Нол с Эльрин прекратили занятия, и, как только они подбежали к месту событий, Грино плюнул огнем. Куст мгновенно вспыхнул, и из него выпрыгнула несчастная ящерка, расправив недоразвитые крылышки, спланировала на куртку Энолана, тут же спряталась ему за пазуху и затаилась.
   - Быстро отдавай эту тварь! Она не достойна жизни! - потребовал дракон. - Дай ее сюда! Я сверну ей шею!
   - Да за что ты на нее так вызверился? - поинтересовался ученик мага.
   - Ты не знаешь? - разозленный мальчишка окинул взглядом молодых людей и удивился: - Вы все не знаете? Это же радужный дракончик! Мерзкая маленькая тварь! Позор драконьего рода!
   - Ну и что? - спокойно спросила Эльрин.
   - Как что? Вы, люди, не понимаете и никогда не поймете, почему мы, драконы, так ненавидим этих гадин!
   Радужный дракончик высунул мордочку из-за пазухи Энолана и кашлянул, выдав на свет вместо огня жалкую струйку темного дыма.
   - И вы еще спрашиваете, почему драконы так не любят этих ящерок?! - Грино окончательно разобиделся.
   - Я слышал, что эльфы их приручают и неплохо натаскивают на ловлю разных насекомых и мышей. Пожалуй, оставлю я себе эту тварюшку, - сказал ученик мага и почесал взобравшуюся ему на плечо ящерицу под шейкой. Та, разомлев, расправила крылышки-огрызочки и засверкала чешуёй, переливаясь всеми цветами радуги.
   - Зачем она тебе? - полюбопытствовал Силь.
   - Невесте своей преподнесу... вместо свадебного подарка... - с некоторым ехидством ответил Нол.
   - Она любит ящерок? Ты думаешь - ей понравится? - спросила Эльрин, протягивая руку к радужному дракончику, который сложил крылышки и дал себя погладить по спинке.
   - Вот и узнаем, - криво усмехнулся молодой маг.
   - А она не сбежит?
   - Надеюсь, что да!
   - Я - о ящерке, - укоризненно покачала головой девушка.
   - Коротенькое заклинание послушания, и никуда никто не удерет.
   Дракон-оборотень плюнул, спалив еще один куст, развернулся и направился к центру поляны, где, к превеликому удовольствию Энолана, никогда ранее не видевшего живого дракона, принял свой истинный облик.
   - Эй, Грино, ты куда?! - крикнул ему вдогонку рыцарь.
   - Я не останусь ночевать рядом с этой вот тварью! Понадоблюсь - призовете...
  
   - Я не думал, что драконы такие обидчивые... - произнес Нол, глядя, как в небе, расчерченном красноватыми лучами заходящего солнца, исчезает темная точка Грино. - Извините, я не хотел огорчать вашего друга.
   - Ничего страшного, - улыбнулся Сильвестр. - Чтобы его обидеть, надо хорошенько потрудиться.
   - Силь! - нахмурилась девушка: - Он ведь тебя обожает, а ты...
   - А что я? - спросил рыцарь. - Энолан не знает, что у дракона привычка нашкодить, например, съесть все запасы. Потом обидеться, чтобы сохранить лицо, и исчезнуть, дабы где-нибудь поохотиться, нажраться до состояния невзлетания, а потом явиться и закатить очередную истерику, что, мол, такие все нехорошие, бедного ребенка обидели и не покормили.
   - Серьезно? - не поверил молодой маг и вопросительно посмотрел на Эльрин.
   - Бывает... Он ведь молодой и вечно голодный. Одним словом - дракон, - ответила та.
   - Кстати, я тут придумал, как нам раздобыть ужин, - сообщил воспитанник мага, и на его лице засияла хитрая улыбка.
   - Если при помощи магии стянуть еду с чьего-нибудь стола - я против, -категорично заявил Сильвестр.
   - Как можно? - слова рыцаря задели Нола, но он всеми силами постарался скрыть обиду.
   - Прости... - извинился рыцарь. - Хочу, чтобы ты знал. Буду предельно честен с тобой. Я не люблю магов и не доверяю им... За исключением двух очень близких людей... Не спрашивай о причине, не скажу, - и направился к костру.
   - Хорошо, не буду, - вслед ему пообещал Нол, и как только воин отошел дальше, поинтересовался у девушки: - А кто эти люди, если не секрет?
   Та улыбнулась и ответила:
  -- Я и мой отец.
  -- Хм... Понятно, - произнес Энолан, а затем спросил: - А что вы в лесу делаете?
  -- Собираемся устроиться на ночлег, - последовал уклончивый ответ.
  -- Это я и сам понял.
   - Эльрин! - позвал спутницу рыцарь, возмущенный ее шушуканьем с молодым магом.
   - Уже идем! - ответила она.
   - Моя невеста тоже дочка мага... - грустно сообщил Нол, топая позади девушки, любуясь ее стройным станом, и проклиная Судьбу за то, что есть на земле счастливцы, которым достается такая вот красота, а ему подсунули невзрачного мышонка, мало того, еще и вредного.
   - Ты говоришь о ней, словно, как о наказании, - обернувшись, заметила Эльрин.
   - По сути, так оно и есть... - тихо буркнул себе под нос парень.
   - Что? - не расслышав, переспросила черноволосая красавица.
   - Да, я так... - они уже подошли к костру, возле которого сидел рыцарь и подкладывал в него ветки. Энолану не хотелось продолжать разговор.
   - Я, кажется, тебя предупреждал! - рыкнул Сильвестр, услышав последние слова мага и решивший, что тот увлекся его возлюбленной. Рыцарь вскочил на ноги и уставился на молодого человека гневным взглядом.
   - Силь! Ты это чего надумал? - Эльрин показалось, что парни сейчас сцепятся, во всяком случае, у Сильвестра появился тот холодный блеск в глазах, выдающий готовность к бою. Она повисла у возлюбленного на руке и категорично заявила: - Сильвестр, никаких при мне драк! Слышишь!
   - Энолан, тогда давай отойдем, - процедил сквозь зубы воин, которого присутствие красавчика мага раздражало сильнее, чем красная тряпка быка.
   - Давай, - согласился Нол. Ему показалось, что работа кулаками прекрасная замена несостоявшейся пьянке, чтобы приглушить досаду и обиду на весь белый свет и в том числе на папу с его противной дочерью: - Вон там за кустами достаточно места.
   - Мне все равно где! - согласился рыцарь, готовый на все, чтобы не упустить недавно обретенную возлюбленную. Возможно, он сейчас со стороны выглядит глупо, но слишком много ему пришлось вынести, чтобы отдать ее какому-то бродячему магу со странной внешностью.
   - Прекратите, вы, оба! - Эльрин встала между ними.
   - Эльрин, подержите, - воспитанник мага достал из-за пазухи радужного дракончика и передал его девушке. Тот недовольно выпустил струйку темного дыма, выскользнул из рук девушки, прыгнул на грудь Энолана и скрылся у него под курткой.
   - Только без магии, - поставил условие Силь, не обращая внимания на девушку.
   - И без оружия, - выдвинул свое маг, и попытался снова достать отчаянно сопротивляющуюся ящерку из под одежды.
   - Согласен!
   Спутница рыцаря с облегчением выдохнула: соперники достойны друг друга, почти одного роста. Может воин и шире в плечах, Нол же кажется более проворным, во всяком случае, до смерти друг друга не забьют, но попытаться предотвратить драку все же надо.
   - Я сейчас вызову Грино и напущу его на вас обоих! - пообещала она. - Он с вами двумя легко справится! Ни оружие, ни магия от него не спасут!
   Сильвестр сник, ни слова больше не говоря, снова уселся у костра, отставив мага в недоумении, и мрачно уставился на трепещущие языки пламени. Рядом с ним примостилась Эльрин.
   - Энолан, присаживайся у костра, - предложила она и напомнила: - Ты, кажется, обещал ужин раздобыть.
   - Обещал, - подтвердил он, а потом полюбопытствовал: - А чем ваш Грино так страшен, что ничем с ним не справится?
   Силь не выдержал и ответил:
   - Ты видел ноющего дракона, которого оторвали от любимого занятия поглощения пищи?
   Ученик мага отрицательно покачал головой.
   - О, это душераздирающее зрелище! Он ведь еще и слезу пустит! Так что там с ужином? - довольно миролюбиво поинтересовался рыцарь, видимо голод его пронял так, что он был готов простить всем и все.
   - Вы не будете против, если я кое-кого призову? - поинтересовался Нол.
   - Это еще кого? - насторожился воин и тихо буркнул: - Одного тебя предостаточно. Ой!
   Эльрин толкнула его локтем в бок:
   - Не обращай внимание.
   - А вы когда-нибудь видели Лесного духа? - спросил молодой маг.
   - Нет, - ответила девушка.
   - Сейчас увидите, - и Энолан принялся читать заклинание призыва.
   - Ты совсем одурел! - Силь метнулся к лежащему возле седельных сумок мечу. - Если с Эльрин что случиться - останешься ты без всех важных частей тела! Все обрублю!
   - Сильвестр, я тебя не узнаю! Что с тобой сегодня? - воскликнула его возлюбленная. Потянув молодого человека за рукав, она заставила его нагнуться, и прошипела: - Ты меня скоро к трухлявым пенькам ревновать начнешь.
   Маг спокойно дочитал заклинание, хлопнул в ладоши - перед костром зависло туманное облако нежно зеленого цвета, светящееся изнутри, - и повернулся к рыцарю:
   - Если ты намекаешь, что лесные духи девушек в лес заманивают, а там те совсем пропадают, то это не правда. Вернее, пропадают, но по собственному желанию. И потом, исчезают одинокие странницы, сборщицы грибов и ягод, а сосватанные девицы, особенно благородного происхождения, духов леса не интересуют.
   Воин с Эльрин переглянулись, и леди опустила глаза, а молодой человек нахмурился. Прошел год как он в последний раз просил девушку стать его женой, но не получил в ответ ни согласия, ни отказа. И вот теперь из-за ушастого придурка и упрямства Эльки ему приходится постоянно быть начеку. Только он успел об этом подумать, зеленое облачко потемнело, и из него вывалился полуголый человек. Он упал чуть ли не в костер, пламя которого все же успело обдать его жаром. Мужчина вскрикнул и отпрянул в сторону, при этом каким-то образом ухитрившись не потерять придерживаемые одной рукой штаны, другой - сапоги и висящую на плече куртку. Ругаясь, поднялся и оглядел ошарашенную группку молодых людей, заметив среди них девушку, тут же отвернулся и принялся быстро одеваться. Покончив с этим занятием, он обернулся и, нисколько не смутившись своего появления в неподобающем виде, подошел к ним.
   - Энолан, это и есть лесной дух? - тихо спросила Эльрин, разглядывая невысокого, худощявого молодого человека, с длинными, до пояса, светлыми волосами, в которых запуталась сухая травка и перышки, принадлежащие неизвестной птице. На его шее краснели два подозрительных пятна, и одно красовалось на неприкрытом курткой участке груди. Веселые зеленые глаза лесного духа бегали, рассматривая людей. Он остановил взгляд на девушке и восхищенно улыбнулся.
   Заметив его заинтересованный взгляд, рыцарь проскрежетал зубами, положил одну руку на меч, который уже успел прикрепить к поясу, а другой - крепко прижал любимую к себе, тем самым, давая понять, что эту драгоценность он никому не отдаст. К его великой радости Эльрин даже не попыталась отстраниться, как делала это раньше, когда он позволял себе подобную вольность.
   - Я и есть Лесной дух, - ответил за мага вызванный. - А ты воин не бойся, не нужна мне твоя леди. Вы люди понапридумывали небылиц, что мы всех девиц, заплутавших в лесу, крадем и неизвестно потом что с ними творим. А нам, духам, между прочим, тоже надо род продолжать.
   - Так вы для этого молодых женщин в лесную чащу заманиваете? - отвесил челюсть Сильвестр.
   - А где ты видел, чтобы мужики рожали? - сверкнул глазами дух. - И потом мы женимся на своих избранницах, совершаем особый ритуал, иначе не видать ни счастья, ни наследника. Все по доброй воле и без принуждения. Живем долго, но и нам приходит время вознестись в небесную даль.
   Он еще раз окинул взглядом разбивших лагерь у него в лесу и поинтересовался:
   - И кому из вас я обязан своим спасением? Тебе? - он безошибочно указал на Энолана.
   - Спасением? - не понял тот. - Я тебя только вызвал... Извини, что побеспокоили... Наверно оторвали от важных дел... Хм...
   - Да ладно! - улыбнулся Лесной дух. - Очень во время вызвали! Гы! Я тут неделю назад женился.
   - Оно и видно, - не удержался Сильвестр.
   - Что так заметно?
   - Более чем, - рыцарь взглядом подсказал, чтобы тот обратил внимание на свою внешность.
   Дух сделал пасс рукой, и в воздухе зависло некое подобие медного зеркала. Он долго рассматривал свое отражение, вертясь перед ним, как девица перед свиданием: то подходя, то удаляясь, и разглядев предательские пятна на шее, громко рассмеялся:
   - Вот шаловливая девчонка!
   Силь кашлянул, мол, тут леди, а ты про такое. Леди же, напротив, с интересом разглядывала красные отметины и гадала, о чем это молодые люди ведут речь.
   - Ах да! Меня Кленом зову, - представился дух и щелкну пальцами - зеркало с хлопком исчезло, затем провел ладонью по шее и груди - метки любвеобильной супруги поблекли. - Ну, теперь все в полном порядке?
   - Да, - ответил Энолан.
   - Значит так, спаситель, - продолжил Клен весело глядя на мага. - За то, что так вовремя меня вызвал и тем самым оказал большую услугу, я просто обязан сделать тебе подарок! Мы Лесные духи не любим оставаться в долгу. - Нам бы... - воспитанник мага не договорил.
   - Сначала подарок, просьбы потом, - прервал его дух. - Протяни мне правую руку. Протягивай, говорю! И наруч сними!
   Молодой маг с некоей нерешительностью повиновался.
   Клен обхватил запястье Энолана двумя руками и зашептал заклинание: по изображению хвоста кошки прокатились одна за другой светящиеся волны: сначала белая, затем голубая, оранжевая, последней была красная. Они поднялись по татуировке вверх и исчезли под одеждой молодого человека. Из-под куртки вырвался клубящийся темный дымок, а следом за ним недовольная мордочка радужного дракончика, потревоженного магией. Он обиженно взобрался на плечо Нола и еще раз кашлянул дымком.
   - Во! - обрадовано вскричал Лесной дух. - Жемчужинка, вот где ты противная тварюшка пропадаешь?! А ну-ка иди к хозяину!
   Ящерка неохотно повиновалась и спланировала Клену на голову, где, немного покрутившись, уселась, гордо развесив крылышки.
   - Твой гаденыш? - удивился Энолан.
   - Это девочка, - уточнил дух. - Она сбежала из дома, после моей свадьбы. Я Жемчужинку неделю пытался пойти поискать, да жена не отпускала...
   Неожиданно дух дернул мага на себя и зашептал ему на ухо:
   - Лед, вода, огонь, ветер отныне твои слуги и верные спутники. Призови их в трудную минуту.
   - Как? - опешил насильно одаренный.
   - Прикажи и она проснется.
   - Кто?
   - Та, что будет с тобой до конца жизни, - последовал уклончивый ответ.
   - Сразу сказать нельзя? - нагло спросил Нол.
   - Нет. Это будет неожиданностью, - Клен отпустил его руку.
   - Если ты подразумеваешь мою будущую жену, то, сколько стихий в ней упрятано - одному Создателю известно. Ей бы гадюкой родиться...
   Громкий хохот Лесного духа не дал магу договорить. Отсмеявшись, Клен похлопал его по плечу и радостно поинтересовался:
   - Ну, и чего меня звали?
   - Да нам бы еды какой... - попросила Эльрин.
   - Желания леди для меня закон, - поклонился дух и исчез. Радужный дракончик, оказавшись без "насеста", перелетел на плечо Нола, а потом спрятался у него под курткой.
   Эльрин отстранилась от возлюбленного. Силь с большой неохотой отпустил ее и произнес:
   - Странный дух какой-то.
   - А влюбленные все странные, только они этого сами за собой не замечают. И вообще много ли Лесных духов ты видел? - улыбнулся маг.
   Рыцарь так и не успел ответить. Неподалеку от костра, из зеленоватого облачка, возник Клен с сумкой на плече.
   - А вот и наш кормилец, - радостно потер ладони Энолан.
   - Что, не ожидали так быстро? - весело осклабился дух, снимая сумку. - Ну, где стол будем делать?
   Девушка достала из своих вещей кусок чистого полотна, расстелила около костра:
   - Можешь здесь накрывать.
   Клен вздрогнул, замер, потом, качнув головой, усмехнулся и принялся раскладывать на ткани принесенные продукты, тихо приговаривая себе под нос: "Ну, надо же, послышалось... накрывать - на кровать... Хе! Ох, доведет меня женушка! Всю жизнь в кровати с ней не пробарахтаешься...".
   Как-то неожиданно быстро стемнело. Над погружающимся в сон лесом взошла луна, окруженная многочисленной свитой из звезд. Молодые люди голодными взглядами провожали, каждый выкладываемый из сумы предмет: сосуд с какой-то жидкостью, очередной наполненный сосуд, еще и еще... Решив, что света от костра маловато, дух отвлекся от своего занятия, поднялся и, прошептав заклинание, взмахнул руками. Тут же все окружающие деревья и ближайшие кусты вспыхнули ярким, изумрудным светом. Не поляне стало значительно светлее.
   -Светлячков призвал? - спросил воспитанник мага.
   - Ага? - ответил хозяин леса. - Нравится?
   - Красиво...
   - А еды ты не принес? - разочарованно поинтересовалась Эльрин, в то время как ее спутник равнодушно взирал на напитки. Нол просто сиял, довольный, что его желание сегодня напиться до зеленых гоблинов все-таки сбудется (дух, словно мысли его прочитал, а может, их желания просто совпали).
   - Принес, но сначала самое ценное, а остальное потом, - заявил Клен и достал на свет Создателя огромный кусок колбасы, каравай, сало и какую-то зелень. - Ну, гости дорогие, прошу к столу. Обычно люди мне гостинцы оставляют, а сегодня, в честь моей женитьбы и спасения, я вас угощаю. Давай, рыцарь, раз мечом хорошо владеешь, нарезай продукт!
   Силь перечить духу не стал, нехотя достал нож и пробурчал, нарезая колбасу:
   - Насчет женитьбы все ясно, а вот со спасением не совсем понятно.
   - Ну-у-у... Это длинная история, - неожиданно за скромничал Лесной дух.
   - А что, ты с нами даже не выпьешь? - всполошился маг, наколдовывая на импровизированном столе серебряные кубки. Девушка вопросительно уставилась на него мол, где взял? На что молодой человек ответил: - Не бойтесь леди, это из замка моей невесты. Все потом верну.
   - Гы! Да чтобы я, да отказался!.. - опять развеселился Клен и похвастался: - Вино из лесных ягод, собственного приготовления! Раз попробуешь, никогда не забудешь!
   - Расскажешь, как делаешь? - тут же поинтересовался Нол.
   - Готовлю как все, но есть один секрет... он передается только по наследству.
   - Как хочешь...
   В это время дух принялся разливать вино по кубкам. Неожиданно Сильвестр закрыл свой ладонью:
   - Я не пью.
   Клен с подозрением посмотрел на него:
   - Отчего ж так?
   - Не могу.
   - Как это понимать? Дух метнулся, накрыл поляну, а он отказывается! - возмутился хозяин леса.
   - Не заставляйте его, - вмешалась девушка: - Он в детстве отравился вином. После этого и не пьет.
   - Спасибо, Эльрин, - нахмурился воин и принялся нарезать хлеб.
   - Это странно и печально... Впервые вижу непьющего рыцаря, - выдал лесной дух, затем, немного помолчав, спросил: - А хочешь, я тебя избавлю от этого срамного недуга?
   Сильвестр оторвался от своего занятия и недоверчиво уставился на Клена:
   - А что, можешь?
   - Конечно!
   - Не надо! - воспротивилась возлюбленная рыцаря. - Нам завтра в путь, а он...
   - Что? - Силь посмотрел ей в глаза. - Ты меня пьяным хоть раз видела?
   - Да! Тогда ты чуть на небеса к Создателю не отправился! Тебя все время тош... не за столом это говорить... А моего двоюродного брата Збышека выпороли.
   - О-о-о... оказывается, все так серьезно... - протянул добровольный знахарь.
   - Мда, парень, - посочувствовал маг, и, не сдержавшись, хохотнул: - Это надо же, полжизни не знать такого удовольствия!
   Воин из-под нахмуренных бровей бросил на Энолана тяжелый взгляд и процедил:
   - Мой вызов еще в силе!
   - Я ж не против! - парировал тот, азартно сверкнув почти черными глазами и вгрызаясь в бутерброд с салом.
   - Силь, Нол! - вмешалась Эльрин и потребовала у духа: - Клен, ну ты их хоть утихомирь! Они весь вечер пытаются подраться!
   - У-у-у-у! Какие страсти! - хозяин леса округлил глаза, потом поднялся и торжественно произнес: - Ничто так не укрепляет мир и не разрешает споры, как совместная пьянка! Так что, Сильвестр, мои способности целителя к твоим услугам.
   Девушка, обидевшись, поджала губки и отвернулась, а ее спутник, пока она не видит, заговорщицки подмигнул духу, говоря только взглядом "не откажусь, но сам понимаешь...". Клен улыбнулся и подбадривающее кивнул.
   - О, прекрасная леди, да будет тебе известно, что от угощений лесных духов нельзя отказываться: не так часто они трапезничают с простыми людьми. А вино, приготовленное хозяином леса, воинам улучшает ратное искусство, прибавляет силы, выносливости и отваги, волшебникам - их магические способности, простым людям просто приносит радость, удачу и счастье, - дух замолк, обвел молодых людей лукавым взглядом и закончил речь: - И каждый испивший его может загадать самое заветное желание, которое наверняка сбудется.
   - Небось, обманываешь?! - не поверил Энолан. Слишком все просто и легко. А желание у него такое, что только с помощью магии от него и отделаешься.
   - Про улучшение способностей, чистая правда, - Клен расплылся в улыбке. - А вот про желание может и наврал, а может и правду сказал... Не попробуешь моего вина - не узнаешь. Гы! Обещаю одно - не отравитесь.
   - Все бы тебе потешаться! - воскликнула девушка, однако взяла кубок и поднесла к губам, но отпить так и не решилась.
   - Ну, за нашу длинную жизнь! - произнес маг и попробовал вино. - Хм! Очень даже... - он допил остатки. - Клен наливай!
   Сильвестр с нескрываемой завистью смотрел на него и думал, что если это правда, про особенности напитка, то почему он должен упускать такой шанс? Немного силы и выносливости никогда не помешает. А тут еще и Элька все-таки отважилась испить необычный напиток. Мало того, выпила целый кубок. О, Создатель! Как она на него посмотрела! И, как на зло, тут эти два придурка торчат! А когда девушка, совершенно не стесняясь посторонних мужчин, прижалась к нему и поцеловала в губы, он совсем опешил, но ответил ей (разве от такого можно отказаться!) под тихий смешок Клена и завистливый взгляд Нола. Неожиданно Эльрин обмякла и упала рыцарю на колени.
   - Что ты с ней сделал?! - вскричал Силь, гневно сверкая глазами на духа.
   - Тебе разве не понравилось? - осведомился тот, и, хихикнув, поспешил успокоить разъярившегося и обеспокоившегося воина: - Она спит. Завтра твоя леди даже и не вспомнит, что сейчас произошло. К сожалению, такое вот побочное действие моего усыпляющего заклинания. А хочешь, этой ночью она будет твоей?
   - Элька еще вечером была бы моей по доброй воле и без всяких магических штучек, если бы не явился этот ушастый проходимец! - в сердцах воскликнул рыцарь. Он взял любимую на руки и поднялся, мысленно ругая Клена с его магией.
   - Я за это, уже не знаю сколько раз, извинялся! Оставь мои уши в покое! - рявкнул Энолан и, вскочив на ноги добавил: - Я помню про твой вызов! Не понимаю, чего ты так злишься, ведь она любит тебя, это и так, без всякой магии видно...
   - Я того момента ждал почти пять лет, - неожиданно даже для самого себя признался воин. Никак лесной дух и на него заклятие наложил. - И тут появляешься ты и все портишь!
   - Портил ваш дракон, а я лишь...
   - Подглядывал!
   - Случайно вышло!
   - Не-е-е... парни, сегодня вы не подеретесь. Я не позволю! - вмешался Клен. - Ты, рыцарь, иди, устрой свою зазнобу на ночь и возвращайся к костру, я тебя от недуга избавлю. Да, не волнуйся ты! Если хочешь, только на сегодняшнюю ночь. А ты, маг, сядь и еще выпей. И желание не забудь загадать...
   Энолан вернулся на свое место и налил вина.
   - Охранное заклинание бы поставить, - буркнул он.
   - Вы под моей защитой, - заверил его лесной дух.
   - Глядя на Сильвестра, никогда бы не подумал, что он однолюб... Это надо же почти пять лет добиваться одной девушки... Ко мне девки сами приходят... - тихо произнес маг, глядя как воин заботливо укрывает любимую одеялом и нежно целует в висок.
   - Да и к нему бабы сами липнут... и он наверняка не отказывается... но любит только ее, - усмехнулся Клен. - А внешность... она обманчива бывает...
   Рыцарь вернулся к костру немного успокоившимся, и спросил у духа:
   - Ну что? Лечить будешь? А то я ведь какого-нибудь любителя побрякушек, сидящего напротив, сегодня убью!
   Лесной дух рассмеялся, встал и положил руки на виски воина.
   - Только на эту ночь, - попросил тот.
   - Как пожелаешь...
   Через некоторое время троица весело распивала вино и сквозь смех горланила песни, непредназначенные для дамских ушей. Пока Сильвестр не вспомнил, что так и не выяснил повод, по которому пьют.
   - Слышь, дух, а ты так и не рассказал, почему тебя спасли.
   - А... Ну да... Гы! Хи-хи! Короче, нашел я свою будущую супругу спящей в лесу, видимо заплутала, собирая травы. Девушка показалась мне такой нежной, скромной, красивой... Когда она проснулась, я предложил ей стать моей женой. Она согласилась. Не... супруга у меня хорошая, работящая, но как выяснилось, скромная она, только когда спит. А спит, она мало... Зато какая любвеобильная! Это даже не плохо, но у меня ведь свои обязанности и работа есть... Духам отдых тоже иногда нужен. А призыв Нола оказался как раз кстати: появился повод вырваться из объятий жены, - поделился своей "бедой" Клен.
   Молодые люди беззлобно посмеялись и на духа с двух сторон посыпались забавные истории про чрезмерно любвеобильных новобрачных.
   Отсмеявшись лесной дух осушил свой кубок и засобирался:
   - Что-то засиделся я с вами. Домой пора. Жена наверно заждалась...
   - Или ты по ней соскучился? - подхватил Энолан.
   - И я соскучился, - подтвердил Клен. - Веселые вы ребята! Обещаю, что путь ваш через мой лес будет прост и гладок, не заблудитесь, и всегда найдете еду. Нол, верни дракончика.
   Маг вынул недовольную ящерку из-под куртки и протянул духу. Тот взял Жемчужинку, посадил себе на плечо:
   - Если когда-нибудь еще Судьба вас заведет в мои владения, призывайте: отпразднуем встречу! - и исчез...
  
   ...Энолан проснулся от ощущения, что кто-то маленькими лапками прошелся по его лицу. Он открыл глаза и увидел морду радужного дракончика. Ящерка испуганно попятилась, выпустив в лицо магу облачко дыма, но убегать не собиралась. Парень закашлялся, сел и осмотрелся. Оказалось, он заснул прямо у костра, там, где самоотверженно напивался с новыми друзьями. В памяти постепенно стали всплывать события прошедшего вечера. Ага, Клен быстро дезертировал домой, сославшись на работу и неотложные дела. Хе-хе! Знаем, какие дела. Демоны! Что за вино у духа? Кажется, вчера так здорово набрался, а сегодня даже опохмелиться не тянет. А где Сильвестр? Насколько Нол помнил, перед тем как заснул, рыцарь все еще сидел у огня. Воспитанник мага увидел воина дрыхнущим поверх одеяла под боком своей возлюбленной, собственнически обнявшим ее за талию. Девушка, спала в той же позе, в какой ее уложил спутник, даже не повернулась во сне. Видимо, все еще действовало колдовство хозяина леса.
   Ящерка, оправившись от испуга, вскарабкалась Энолону на колени и попыталась влезть под куртку.
   - Ты чего это? Опять от хозяина сбежала? - молодой человек отловил дракончика и, заметив у него на шейке полоску пергамента, поинтересовался: - А это, что у тебя?
   Сняв тонкую ленточку кожи и дав тварюшке укрыться у себя за пазухой, он прочел несколько слов: "Забирай. Жена устроила скандал".
   Нол ехидно улыбнулся, радостно потер руки. Что ж свадебный подарок Илиссе будет. Молодой человек поднялся, еще раз посмотрел на спящую парочку, несколько озадаченно покачал головой и направился к своему жеребцу. Тот, увидев хозяина, приветственно заржал и стал нетерпеливо топтаться на месте. Энолан похлопал коня по белоснежному боку и подбадривающе сказал:
   - Сейчас, мой красавец, понесемся наперегонки с ветром.
   Серый жеребец, действительно отличался необыкновенной резвостью. Где приемный родитель отыскал такое чудо, так и осталось загадкой. Хотя как-то маг обмолвился, что конь ведет свою родословную от легендарных единорогов. Нол хоть с трудом, но все же старался уверовать в эту сказку. Жеребенок подрос, разменял уже шестой год, но рог так и не отрастил, зато три года подряд выиграл городские скачки семье на прибыль, а другим на зависть. Если бы животное не принадлежало магу, его бы давно свели со двора, а так род занятий хозяина отпугивал потенциальных конокрадов.
   Ученик мага отвязал коня, и хотел уже было вскочить на него, как в светлеющем небе показалась быстро увеличивающаяся темная точка. Через некоторое время она обрела очертания дракона, который грузно шмякнулся на поляну и тяжело потрусил в сторону Энолана. Остановившись около костра Грино громко рыгнул, поковырял когтем передней лапы в зубах и удивленно спросил:
   - И что тут такое происходит?
   - Что? - не понял Нол. Уж если, что-то и происходило, то это было вчера и уже почти неправда.
   - Почему Силь спит в обнимку с Элькой?! Я тебя спрашиваю! - возмутился изумрудный летун.
   - Не знаю. А что?
   - Да как я теперь ее отцу буду в глаза смотреть! Да он мне больше ни одной свиньи не выделит! Я же с голода помру!
   - Ага, я вижу, как ты помираешь! - съязвил парень и отметил для себя истинность слов Сильвестр о том, что Грино только о еде и думает.
   Дракон принюхался и, уловив ароматы ночного пиршества, опять вскричал:
   - Вот так всегда! Меня голодом морят, а сами объедаются! - и, ляпнувшись на зад, вкрадчиво поинтересовался: - Где еду брали-то?
   - Лесной дух угощал.
   - Кто вызвал?
   - Догадайся сам.
   В изумрудных глазах Грино засветились одобрение и уважение к способностям молодого мага:
   - Впечатляет.
   - Польщен, - собрав всю свою скромность, ответил Энолан. Вспомнив, что до сих пор не вернул кубки в замок своей невесты, сделал пасс рукой, и те, красиво сверкнув разноцветными огоньками, исчезли. - Кстати, ты умеешь снимать сонное заклинание?
   - Конечно. А что?
   - Снимешь его немного позже с Эльрин. Похоже, Клен, лесной дух, маленько с ним переборщил, - парень вскочил на коня. - Да, чуть не забыл, напомни Сильвестру, чтобы он ничего не рассказывал девушке, про ее вчерашние проделки.
   И оставив встревоженного дракона в недоумении, помчался в сторону замка Бренвенер.
  
   ...Илисса всю ночь не спала - провертелась на кровати. Она то лила слезы, оплакивая свою судьбу, - стать женой простого мага очень унизительно для дочери принцессы, то колотила многострадальную подушку кулачками, представляя, что это наглая смазливая физиономия женишка, приемного братца, ученика отца или кем он там еще является. А еще вчера кормилица устроила бурные сборы в дорогу: выгребла из сундука воспитанницы все платья поприличней, уложила их в платок и, несмотря на протесты Илиссы, отволокла в свою комнату, заявив, что в том захолустье, куда ее скоро увезут, такие наряды не понадобятся. Чуть позже, девушка застала даму Абигель в спальне матери за тем же занятием, но на этот раз ей удалось отвоевать шаль и шкатулочку с любимыми серьгами мамы. Пожилая женщина потом долго сокрушалась, что проработала задарма несколько месяцев, и что Илисса ей еще много должна. Единственным утешением дочери принцессы оказалось то, что ученик мага сдержал свое слово и кормилица, так и не смогла покинуть замок ни с вещами, ни без них.
   Сама же девушка в дорогу не собиралась, твердо решив, что с этим ушастым нахалом никуда не поедет. И вообще, она дочь принцессы, а не какая-то тряпичная кукла, которую можно перекидывать с рук на руки. Обойдется и без кормилицы, и без неизвестно откуда взявшегося отца обойдется, а особенно без навязанного им жениха. А еще она написала письмо королю с просьбой отменить свое решение и выделить немного денег на содержание и оплату слугам. Только вот не смогла отправить послание с гонцом, и в этом виноват ужасно-мерзко-противный ученик мага.
   Лишь перед самым рассветом девушка смогла уснуть. Но насладиться сновидениями ей так и не удалось, в комнату ворвалась дама Абигель:
   - Вставай! Вернулся твой жених и требует, чтобы ты срочно собиралась в дорогу!
   - Я никуда не еду, - потянувшись, ответила Илисса и отвернулась: - Так и передай.
   - Это что такое?!! - сорвалась на визг кормилица, испугавшись, что все ее планы пойдут крахом. - Это бунт?!!
   - А-га, - ленивый зевок.
   - Да как ты смеешь?! Да ты мне отъезд срываешь! Быстро поднимайся вредная девчонка! - пожилая женщина окончательно разошлась. - Это... Это неподчинение королю! Не выполнение его приказа!
   - Дедушка меня простит, - Илисса даже и не думала подниматься.
   - Да ему плевать на ребенка блудливой дочери! Потому и отправил твою мать рожать в это забытое Создателем место!
   Девушка подскочила с кровати. Сонливость, как рукой сняло:
   - Никогда не смей так говорить о моей маме! Ты поняла, старая ведьма? Поняла?
   - Я - ведьма? Я - старая? Да, мне всего сорок исполнилось!
   - Десять лет назад! А выглядишь на все сто!
   - Ах ты, мерзавка, неблагодарная! - дама погрозила кулаком и стала надвигаться на воспитанницу. - Я тебе покажу сто лет!
   - А это что?! - Илисса заметила на ее руке блеснувший рубин. Ее терпение закончилось. И с какой это стати она должна позволить наглой тетке обобрать себя. - Это мамин перстень! А ну отдай немедленно!
   Девушка схватила кормилицу за руку и попыталась снять украшение.
   -Не отдам! - взвизгнула дама Абигайль, вцепившись в ее волосы.
   - А-ай! - вскрикнула воспитанница и впилась зубами в предплечье противницы.
   Рев, огласивший замок, мог не услышать разве только мертвый, находящийся глубоко под землей на кладбище. Дверь распахнулась, и в комнату влетел Энолан.
   - Демоны! Что тут происходит?! - прогремел он, увидев дерущихся дам. - А ну прекратить!
   Он попытался протиснуться между ними, но его грубо, совсем не по-женски оттолкнули. Вторая попытка оказалась более удачной. Нол ухитрился ухватить скандалисток за плечи и отодвинуть на расстояние своих вытянутых рук:
   - Дамы! Остыньте!
   - Отпусти немедленно! - приказала дама Абигель.
   - Что происходит? - потребовал объяснений ученик мага, переводя взгляд с одной разъяренной женщины на другую, не менее разозленную.
   В дверном проеме стали появляться любопытные лица слуг, привлеченные поднятым шумом.
   - Эта гадина неблагодарная меня покусала! - заявила кормилица.
   - Она украла мамины драгоценности и хотела мне волосы повырывать.
   - Наглая ложь!
   - Тихо! - рявкнул молодой человек, отпуская первой Илиссу.
   - Это я лгу?! Я? - девушка воспользовалась моментом и ринулась на обидчицу, но наткнулась на предусмотрительно выставленную руку Энолана.
   Совершенно случайно, ладонь парня уперлась во что-то округлое и упругое, а пальцы помимо воли пришли в движение. Это что-то оказалось, как подсказал богатый жизненный опыт молодого волокиты, совершенной формы. Не ожидая такого, девушка замерла, посмотрела парню в глаза, а затем перевела взгляд на лежащую на ее груди руку. Он проследил за ее взором и нехотя, медленно убрал ладонь. Кормилица прекратила вырываться и, забыв про болезненный укус, с нескрываемым интересом следила за развитием событий. Илисса снова посмотрела на Нола...
   Маленький, нежный, девичий кулачек, взметнулся вверх и с точностью, присущей опытному бойцу, врезался в глаз молодого человека. Конечно, ей пришлось подпрыгнуть, что бы достать до его физиономии, но результат порадовал: парень охнул, отшатнулся и выпустил плечо дамы Абигейль. Женщины опять сцепились. Послышался треск рвущейся ткани.
   - Все! Надоело! Замерли! - ученик мага резко взмахнул руками: драчуньи застыли на месте.
   Что тут началось...
   - Да как ты посмел! - заорала почтенная дама.
   Илисса, с которой уже раз проделали такое, от возмущения не сразу нашла что сказать, но когда она обрела дар речи, - ее прорвало.
   - Ах, ты безродный, ушастый гад! - ее глаза гневно сверкали.
   - Да! - поддакнула кормилица.
   - Паскудный колдун! - продолжила Илисса.
   - Отвратительный мерзавец! - не отставала от нее дама Абигель.
   Нол посмотрел на девушку:
   - Ты, сейчас заткнешься и начнешь собираться в дорогу! - затем перевел взгляд на пожилую женщину: - Дама Абигейль, отдайте все, что украли у воспитанницы и ее приданное тоже. А вы вон отсюда, и дверь за собой закройте! - последнее относилось к столпившейся в дверном проходе челяди, которая развлекалась, наблюдая за скандалом.
   - Я никуда не поеду!
   - Я ничего не брала! Приданного нет! Ничего нет!
   - Скорее умру, чем стану твоей женой!
   - Какая сама - такой и жених!
   Энолан не проронил ни слова, но его глаза зло прищурились. Взгляд, обращенный на женщин, не обещал ничего хорошего. Наказание последовало незамедлительно.
   - Молчать! - быстрый пасс рукой. Дамы, помимо воли, умолкли. Кормилица, еще не веря, что ее лишили дара речи, тщетно пыталась сказать что-то. Беззвучным открыванием рта она напоминала выкинутую на берег рыбину.
   Ученик мага плюхнулся на кровать и воззрился на оцепеневших женщин. Те тоже уставились на него, и, как показалось парню, старались испепелить его ненавидящими взглядами. Молодой человек покачал головой. Демоны, заберите эти ужасные создания с собой. Если вы их выдержите хоть одни сутки, то весь мир будет вам так благодарен, так благодарен, что почитать начнет намного больше, чем Создателя и все его семейство.
   Демоны остались глухи к мольбам молодого человека, и скандальные дамы так и остались стоять на прежнем месте. Ну, папа! Ну, удружил! Мало подсунул невзрачную девицу, так она оказалась еще и скандальной стервой. Хотя... в некоторых местах все как надо. Молодой человек задумчиво перевел взгляд на руку, которая соприкоснулась с одним таким местом, - даже шикарно. Хм... Он снова посмотрел на Илиссу: распущенные, густые волосы, спускаются почти до середины бедер, ворот ночной рубашки разорван и из него выглядывает... мда... восхитительно округлое плечико... Так, Нол, ты увлекся! Ни одно из замеченных тобой достоинств девицы, не перевесит ее скверного характера. Все! Пора заканчивать это безобразие. Демоны! Надо еще своим глазом заняться, пока синяк не засветился всеми цветами радуги. Запустишь - труднее будет сводить. Надо же, какая рука у девчонки тяжелая! А как вмазала! Наверно, кто-то обучил.
   Энолан поднялся, подошел к дамам и, сложив на груди руки, произнес:
   - Некогда мне тут вас разнимать и выслушивать оскорбления. Илисса, быстро одеться и собраться в дорогу, иначе поедешь в таком виде, в каком сейчас находишься. Дама Абигайль, вы немедленно покажете мне, где спрятаны приданое моей невесты и другие вещи, взятые вами без ее разрешения. Если вы что-нибудь от меня утаите, то до конца жизни останетесь немой.
   Пасс рукой, и женщины обрели способность двигаться. Илисса что-то тихо прошипела, а затем кинулась к лежащему на сундуке платью. Ее кормилица громко скрипнула зубами, но перечить магу не решилась. А вдруг, действительно, снова заклинание наложит, и будешь остаток жизни молчать, с него ведь станется. Дама, подобрав юбки, поспешила из комнаты. Энолан последовал за ней, но в дверях остановился и оглянулся. Девушка одарила его взглядом, обещающим многое. И, как догадывался парень, это многое состояло из огромных неприятностей, постоянных скандалов и выяснений отношений. Ученик мага решил, что с этим "многим" он разберется как-нибудь по дороге, а сейчас надо проследить за вороватой кормилицей. И поспешил за убегающей дамой Абигейль.
   Лишь только дверь захлопнулась, Илисса отшвырнула в сторону платье и поторопилась закрыть дверь на засов. От нерастраченной до конца злобы хотелось взвыть. А еще больше хотелось подбить второй глаз ушастому наглецу, ворвавшемуся в ее спальню. Мало того, что увидел ее неодетой, так еще, как бы случайно, ухитрился облапать. Мерзавец! Ы-ы-ыыы! Она бросилась на кровать и принялась колотить кулачками подушку. Излив таким образом свое возмущение, она запустила многострадальный предмет в дверь.
   Ух! Девушка села. Наверно, надо одеться и привести волосы в порядок. Противная тетка столько колтунов понаделала - за день не расчешешь. Что бы надеть? Она заглянула в сундук. Да-а-а! Выбор не велик. После вчерашнего наведывания кормилицы осталось только два платья: домашнее и то, в котором она вчера по лесу гуляла. Не долго думая, Илиса натянула второе, решив, что первое слишком хорошо для дороги. Тьфу! Какой еще дороги? Илисса никуда не собиралась ехать. Ни за что! Ни за какие пироги! Она отыскала гребень и принялась расчесывать волосы.
   Дверь дернулась, но засов не дал ей открыться. Затем раздался стук и требовательный голос Энолана:
   - Открой!
   - И не подумаю! - ответила дочь принцессы.
   - Ты готова к дороге?
   - Нет.
   - Открывай! Быстро! - дверь снова дернулась.
   - Я неодета, - спокойно заявила девушка, наивно думая, что такое обстоятельство может отсрочить отъезд.
   - Тем лучше, - раздалось снаружи.
   То, что произошло дальше, заставило Илиссу замереть с поднятым в руке гребнем. Дверь колыхнулась, затем она, словно водная поверхность, пошла рябью и исчезла. В пустом дверном проеме показался ученик мага со связанными и перекинутыми через плечо большими узлами. Он удивленно посмотрел на лежащую у входа подушку, переступил ее и направился к девушке.
   - Руку опусти - затечет.
   Илисса с трудом справилась с изумлением. Медленно погрузив гребень в волосы, резко опустила его вниз и тут же вскрикнула от боли: зубец зацепился за колтун.
   - Такова расплата за хороший скандал, - назидательно произнес молодой человек и кинул узлы на кровать. - Твое приданое и другие вещи. А вот это, - он потряс перед ее лицом кошелек и сразу же спрятал у себя за пазухой: - Деньги на дорогу.
   - Я никуда не еду, - заявила дочь принцессы. - Лучше умереть, чем выйти за тебя замуж.
   - Прекрасно. Сделай одолжение - умри прямо здесь и сейчас, что бы я со спокойной совестью смог безутешно рыдать на плече у Френарда, оплакивая безвременную кончину его дочери и своей невесты.
   - Не дождешься! Ой! - гребешок снова наткнулся на колтун.
   - Помочь? - поинтересовался ученик мага.
   - Назло тебе буду жить долго, хоть и несчастливо! - заверила его Илисса и отвернулась.
   - Глупая, я предложил помощь в расчесывании твоих косм. Сама будешь до вечера с ними возиться.
   - Служанку позову!
   - Обойдемся. Сиди и не двигайся, а то голову оторвет! - серьезным тоном предупредил парень, поднимая над ней руки.
   - Мучитель... - прошипела девушка и охнула от накативших на нее волн никогда ранее не испытываемых ощущений. Неведомая сила коснулась ее головы, ласково погладила лицо и, нежно приподняв спутанную гриву, стала ее аккуратно перебирать, безболезненно распутывая сбитые волоски. Такое приятное проявление магии ошеломило Илиссу, и, когда все неожиданно закончилось, она не сразу пришла в себя и некоторое время сидела, глупо уставившись на стену.
   Нол понял, что на этот раз переборщил с магией, но не мог удержаться, чтобы не кольнуть девчонку. Он поднялся и через ее плечо заглянул в лицо.
   - Тук-тук. Ты здесь?- с издевкой поинтересовался молодой человек и рассмеялся. - У-у-у, как тебя пробрало!
   Наваждение исчезло. Девушка вздрогнула.
   - Ты... ты... несносный паразит! - только и смогла сказать она.
   - А я думал, тебе понравилось, - Энолан наигранно надулся, прикинувшись обиженным.
   - Мне понравилось синяки тебе под глазами ставить! - огрызнулась Илисса и принялась нервно заплетать косу.
   - Гоблины зеленые! Совсем забыл! - испуганно воскликнул молодой человек, а затем спросил: - Зеркало есть?
   - На столе, - буркнула "невеста".
   Парень метнулся к столу. Схватив отполированную, округлую, медную пластину, он с ужасом воззрился на свое отражение:
   - Демоны! Все-таки запустил!
   - Как баба... - тихо и брезгливо сказала девушка.
   Одно ухо молодого человека, прислушиваясь, повернулось в ее сторону:
   - Что ты сказала? - сделав вид, что не расслышал ее слов, поинтересовался Нол. - Вещи собирай!
   - Я голодной никуда не поеду, - выдвинула условие Илисса, любыми отговорками стремясь отложить отъезд. Она перекинула косу через спину и направилась к пустому дверному проему.
   - Куда?! - рявкнул ученик мага.
   - На кухню!
   - Сбежать решила?! Сиди здесь! Я не собираюсь играть в прятки и разыскивать тебя по всему замку! - заявил Энолан и предупредил: - Станешь рыпаться - заколдую! Будешь, как корова, идти куда погонят!
   Молодой человек смерил девушку взглядом, от которого у нее не осталось никаких сомнений, что именно так он и поступит. Илисса отошла от двери и снова села на кровать, закрыв руками лицо.
   - Иди завтракать.
   Девушка подняла голову и посмотрела на стол, на котором стаяли миска с кашей и опущенной в нее ложкой, кружка с каким-то напитком и лежал ломоть хлеба.
   - Опять магия? - с подозрением спросила она.
   - Только доставка. А еда самая настоящая и с вашей кухни. Не бойся. Кушай, - заверил ученик мага и занялся своим синяком.
   Илисса села за стол и недоверчиво поковырялась ложкой в вареве. Понюхала. Осторожно попробовала. Каша, как каша, и вкусом, и цветом. Есть можно. Девушка взглянула на Энолана. Тот, смотрясь в зеркало, водил пальцами под подбитым глазом и что-то бормотал. Тьфу! Точно, как женщина. Дочь принцессы брезгливо поморщилась. И за это создание она должна выйти замуж! Смотреть противно! Ну, где это видано, что бы мужчина так следил за своей внешностью! Ладно, синяк неприятное украшение, но нацепить на себя столько побрякушек и так следить за своей прической! Косички одинаковой толщины, ни чего не выбивается из высокого, хорошо прочесанного хвоста. И когда только время находит следить за волосами? Или тоже при помощи магии поддерживает их в порядке?
   Тем временем Нол покончил с синяком и поинтересовался у девушки:
   - Наелась?
   - Почти.
   - Поторопись. Вещи сложила?
   - Нет.
   - Где они? - юноша решил сам заняться сборами в дорогу.
   - Платье на кровати.
   - Это все? - удивился он.
   - Да. Это все, что мне оставила кормилица. Забыла, еще в сундуке шаль и шкатулка.
   - Ага, - он вынул все из сундука, свернул наряд и, распустив один из узлов, положил их к уже имеющимся там вещам, и снова завязал углы платка. Затем, произнес пару слов и провел рукой над узлами. Они тут же стали такими маленькими, что оба смогли бы поместиться в одну седельную сумку.
   Илисса, чуть не подавилась от возмущения. Вот так захотел и уменьшил, захотел - растворил дверь, захотел - обездвижил. Нужна еда - пожалуйста, при помощи магии стащил откуда-нибудь. Все так легко и просто. И самое главное - никаких угрызений совести и никакого раскаяния из-за своих проделок не испытывает. Гад! Противный гад! И речи быть не может, что бы с ним куда-то ехать.
   Девушка отодвинула миску:
   - Энолан, я НИКУДА НЕ ЕДУ!
   - Ты хорошо подумала?
   - Да! Делай, что хочешь! - дочь принцессы поднялась и сложила руки на груди, давая понять решительным видом о твердости намерений.
   - Как скажешь, - согласился Нол. Взяв с кровати узелки, он подошел к ней. И схватив Иллису за руку, не смотря на сопротивление, выволок из комнаты...
  
   Да-а-а... Энолану, непривыкшему иметь дела с вырывающимися несогласными девицами, пришлось не сладко. На его многострадальные уши вылилось столько интересного, запоминающегося на всю жизнь, многое из которого вообще простить нельзя, что они, помимо воли их обладателя, поникли. Илисса, не желая покидать замок, цеплялась за попадающиеся по пути колонны, углы, слуг. Ученика мага так и подмывало бросить на девчонку заклинание послушания, но папа за это голову оторвет, да и неизвестно, как оно повлияет на девицу. Эвон как ее пробрало от легкого волшебства. Конечно, можно скандалистку перекинуть через плечо и нести, так мерзавка пинаться начнет, еще все ребра переломает, а времени на сращивание костей нет. Впервые в жизни Нолу жутко, до боли, захотелось ударить женщину. Нет, не кулаком по лицу, а отшлепать... крапивой, что бы сидеть не могла несколько дней. А еще...
   Размышления Энолана прервал громкий рев дамы Абигайль, эхом отразившийся от стен и разнесшийся по всему замку:
   - Что за бардак!
   Илисса замолкла. А молодой человек поспешил вставить слово:
   - Пытаемся уехать.
   - Помощь нужна?
   Вопрос несказанно обрадовал парня.
   - Как ни странно - "да".
   Вся челядь замка развлекалась зрелищем: молодой человек тащил за руку вопящую и упирающуюся девицу, которую толкала в спину дама Абигейл. Только таким образом Нолу удалось доставить спутницу к конюшне, где их уже ждали оседланные лошади. Попросив кормилицу приглядеть за Илиссой, парень положил узлы с вещами девушки в седельные сумки, а затем, без лишних разговоров, подошел к строптивице и легко закинул ее на пегую кобылку. Противная девчонка, почувствовав свободу, лихо перекинула ногу и соскользнула с другого бока животного, но сделала она это бестолково и задела пяткой шею лошади. Та шарахнулась в сторону и наступила копытом на сапог Энолана. Ученик мага побледнел, ойкнул, затем что-то тихо прошипел, и запрыгал на одной ноге.
   Илиссе бы воспользоваться моментом и сбежать, но она не могла не насладиться местью, поэтому осталась посмотреть на страдания "конвоира". "Ничто так не радует сердце, как мучения врага. Ну, прямо бальзам на расстроенную душу." Девушка попыталась вспомнить в каком старом романе она прочла эти строки, но так и не смогла припомнить. А что до расстроенной души, то все верно. И дочь принцессы улыбнулась. Нол, увидев довольную и одновременно ехидную улыбочку на мордашке девицы, не выдержал и сорвался. Создатель свидетель: Энолан честно старался придерживать свой язык и, пока находился в Бренвенере, излишне не сквернословил, но сейчас пришло время высказать этой девчонке все, что он о ней думает. Теперь его очередь просветить Илиссу о "достоинствах" ее характера. И он это сделал, не стесняясь в выражениях и весьма сочно и образно. Смысл длинной, заковыристой тирады сводился к банальному: "Ты очень нехорошая".
   Девушка перестала улыбаться, покраснела и опустила глаза, а к моменту, когда парень наконец-то выдохся, - разрыдалась. Было обидно и стыдно слушать ругань Энолана, но она совсем недавно не особо следила за тем, что несла о его внешности, характере и происхождении. Каково же ему было все это выслушивать?! Сама во всем виновата. Нол тоже вряд ли обрадовался, узнав о намерении учителя женить его на своей дочери, и, видимо, по-своему переживает из-за этого.
   Ученик мага, заметив слезы на глазах Илиссы, немного поостыл и поинтересовался:
   - Что, не понравилось?
   - Зачем ты так? - всхлипнув, спросила девушка.
   - Привыкай. Нам с тобой теперь всю жизнь мучиться, - заявил несколько виноватым тоном молодой человек и задумался: ему впервые пришлось довести женщину до слез обиды, а ведь раньше если дамы и плакали из-за него, то только от наслаждения, а еще впервые возникло желание отшлепать девчонку. Демоны! Не слишком ли много "впервые" с этой девицей за один день? Да-а-а... путь домой обещает превратиться в настоящий кошмар. Ладно, эту неприятность переживем, пережуем, а может, и выплюнем где-нибудь по дороге. Главное, случайно не подавиться. Хватит церемониться! Он отвечает за благополучное прибытие девчонки в отцовский дом, и Илисса обязана его слушаться. Приняв как можно более строгий вид, Энолан заявил: - Не хочешь больше испытывать на себе последствия приступов моего "красноречия" - не выводи меня из себя!
   Девушка молча кивнула.
   - Вот и договорились, - примирительно сказал Нол, но по упрямо поджатым губкам Илиссы понял, что этот договор не надолго: слезы высохнут и все вернется на круги своя. Ну, как хочет. Самой же хуже будет. И вообще, с какого перепуга он ляпнул, что им теперь всю жизнь мучиться? Да ни за какие сокровища мира он не согласится жениться, особенно вот на этой серой мыши. Конечно, трудно забыть о клятве магу, отцу этой несносной девицы, но Энолан как-нибудь выкрутится или уговорит учителя освободить от данного ему слова.
   К удивлению молодого человека, девушка сама, без лишних уговоров и приказов, легко уселась на лошадь и нетерпеливо спросила:
   - Что, так и будешь столбом стоять? Ехать пора!
   Тьфу! Нол так и знал - решила оставить последнее слово за собой! Ну, еще посмотрим, кто под чью дудку плясать станет. Тоже мне принцесса выискалась! А ведь и точно принцесса... Наполовину, но принцесса, будь она неладна! Всего на вредную, противную, пакостную, гадкую, мерзкую, ..., ..., ... половину!
   Парень не стал спорить и вскочил в седло...
  
   День обещал выдаться жарким, поэтому ученик мага предпочел двигаться в тенистой прохладе лесной дороги. К счастью его решение не вызвало бурных протестов спутницы. Илисса, казалось, смирилась со своей участью и с момента, как они выехали за ворота, не проронила ни слова. Ее пегая лошадка мерно семенила за нетерпеливым жеребцом и каким-то образом ухитрялась не отставать, от рвущегося в галоп серого красавца, постоянно сдерживаемого хозяином.
   Нол часто оглядывался проверить, следует ли за ним девушка, не сбежала ли, и постоянно его встречал обиженный взгляд серых глаз и упрямо поджатые губки. По выражению личика дочки учителя можно было догадаться о мыслях, которые бродили в ее слегка нездоровой (на взгляд молодого человека) головке. По выражению личика дочки учителя можно было догадаться о мыслях, которые бродили в ее слегка, на взгляд молодого человека, нездоровой головке. Девчонка обдумывала план мести. И по всей вероятности, ужасный план. А что можно ожидать от человека, который, хоть и отпрыск голубой крови (который поспешили скоренько стереть с королевской мантии, дабы не портил общего впечатления), но, скорее всего, дальше соседней деревеньки нигде не бывал и единственным развлечением ему служили домашние склоки. В них-то Илисса точно преуспела. Одним словом, - дикарка. Да она, наверно, даже целоваться не умеет! От внезапно всплывшего откровения молодому человеку стало совсем тоскливо. Хотя, какие к демонам поцелуи! Больно надо! Не о том ты, парень, думаешь! Совсем не о том. Надо добраться до Энмирейн и сплавить папе. А уж с клятвами как-нибудь разберемся. Главное, что бы девица не воспылала к нему, Нолу, страстью.
   Нет, когда они доберутся до дома, друзья Энолона не поймут, как это он мог терпеть присутствие такой неинтересной во всех отношениях особы в течение целого месяца пути. И это после того, как послал подальше баронессу Арнайскую, даму редкой красоты, но необыкновенной стервозности! В глаза посочувствуют (некоторые даже слезу пустят), а за глаза посмеются. Стыдно-то как будет! Такого унизительного падения перед товарищами по гулянкам его репутация не перенесет. Да... Судьба решила посмеяться над несчастным парнем. Нет, она не просто смеется - она самым отвратительным образом издевается.
   Задумавшись, ученик мага пропустил момент, когда верный скакун свернул с лесной дороги на ответвляющуюся от нее тропинку. Молодой человек заметил это лишь после того, когда конь, радостно заржав, прибавил шаг. Нол не особо встревожился из-за этого: жеребец прекрасно запоминал путь и всегда доставлял домой своего хозяина, в каком бы состоянии тот не находился. Но еще лучше серый красавец запоминал места, где растет самая сочная и вкусная трава. Разумеется, он не смог пройти мимо облюбованной лесной поляны, где бил не в меру болтливый родник. Поздновато Энолан понял, куда устремился его четвероногий друг и соратник, и, спохватившись, попытался развернуть животное, но не тут-то было: конь, почуяв близость лакомства, несмотря на все усилия хозяина, упрямо двигался к заветной цели.
   - Энолан, что случилось, - с наигранной обеспокоенностью поинтересовалась Илисса, увидев, непослушание жеребца.
   - Ничего, - огрызнулся парень. - Жрать захотел, поляну любимую почуял. Плохо кормят в вашей конюшне.
   - Не правда! - обиделась девушка. Конюх у них хороший, добрый парень, и животные у него всегда накормленные и холеные.
   Нол не стал с ней спорить и в очередной раз попытался призвать строптивца к послушанию. Но как только ему это удалось, раздался громкий визг, а затем пронзительный крик:
   - Помогите!
   Илисса тут же пришпорила свою лошадь и поскакала на звук.
   - Стой! Куда! - крикнул ей молодой человек, устремляясь за ней...
  
   Серый жеребец, обрадовавшись, что в кои-то веки его желание совпало с желанием хозяина, помчался стрелой, и вскоре, обогнав пегую кобылку, вылетел на поляну, к которой так стремилось его сердце, а если точнее, желудок. Внезапно остановившись, он резко опустил шею, и выкинул всадника из седла. Нол, перелетев через голову коня, рухнул на землю, по счастливой случайности едва не раздавив сидящую за пазухой ящерку. Пока молодой человек приходил в себя и, громко ругаясь, поднимался, конь, счастливо заржал, гордо поднял хвост и прогарцевал до середины поляны, где принялся смачно хрустеть травой.
   Илисса остановила свою лошадь неподалеку от камня со знакомой надписью "Позолоти ручку" и спешилась. Она видела, как спутник свалился с коня, и хотела подойти посмотреть все ли с ним в порядке, но тот быстро поднялся, а по цветистым выражениям, которые он выдавал, поняла, что беспокоиться не о чем. Колоритная ругань Энолана заглушала крики о помощи. Попавший в бедственное положение очень быстро сдался и благоговейно умолк. Молодой маг, как всегда, не стесняясь в подборе слов, очень метко описывал все достоинства своего коня, а так же его родителей и других родственников, причастных к появлению на свет такого зас... великолепного животного. Девушка смущенно покраснела и осмотрелась в поисках нуждающегося в помощи.
  -- Вот дает! - послышался восторженный голосок. - Я бы так не смог.
  -- Родник, это ты? - удивилась дочь принцессы.
   - А ты еще кого-нибудь тут видишь, кроме меня и этого непревзойденного матера красноречия?
   - Э-э-э... Тут кто-то на помощь звал... Ты не знаешь кто? - озадаченно спросила девушка.
   - Я звал! - раздраженно звякнул чудесный источник. - Помогите! Спасите! Кристально чистую воду мутят!
   - Что?.. Мутят? - опешила Илисса.
   - Это все она! Подлая девица! Вот делай людям предсказания! - негодовал родник. - А-а-а-а! Убери ее скорее, а то мне сделается дурно!
   Не понимая, что происходит, девушка подошла к источнику и поинтересовалась:
   - Кого убрать?
   - Ее!
   - А-а-а-а! Вот она, гадость такая! Лови ее быстрее! Сейчас прыгнет!
   Послышался всплеск воды и душераздирающий вопль волшебного источника:
   - Лови ее! Пока икру не отложила! Быстрее! Все! Я теряю сознание!
   В кристально чистой воде плавала огромная лягушка. Она не спеша пересекла водоем и замерла у бережка.
   - Тьфу! Лягушка, - облегченно выдохнула Илисса. - А я то думала, что тут кому-то, действительно, нужна помощь.
   - Все вы, люди, подлые и жестокие! Никакого сочувствия к чужому горю! - голосок чудо источника сорвался на визг: - Да уберите же ее кто-нибудь!
   - И тебя принцесса уже довела? - раздался позади девушки голос молодого человека, который только что подошел и не слышал последних слов Илиссы.
   - Глупец! - разозлился родник и потребовал: - Жабу из моей воды достань!
   - Лягушку, - поправила его дочь принцессы.
   - Плевать, как эта мерзость называется!
   - Делать мне больше нечего, - огрызнулся Нол, и обратился к девушке: - Хотела спасать? Спасай!
   - Я?! Она же противная и скользкая! - брезгливо запротестовала та.
   - Хватит препираться! - не выдержал источник. - Помогите же мне кто-нибудь! А то как напророчу всякого "счастья", всю оставшуюся жизнь жалеть будете, что не...
   - Уже напророчил, - буркнул воспитанник мага, ловко выловив лягушку из воды. И не упустил возможность уколоть источник: - У-у-у, какая красотка тебе досталась!
   - На свою посмотри! - не остался в долгу водоем.
   Илисса обиженно поджала губы, а Нол ответил:
   - Зато я свою пощупать могу!
   - Прекратите! Вы! Оба! - не выдержала девушка. - Мужланы неотесанные!
   Она, несмотря на отвращение, которое вызывала у нее ядовито-зеленого цвета кожа лягушки, покрытая слизью, выхватила из рук парня несчастное создание и, держа его за одну лапку над родником, тоном глашатая, зачитывающего приговор осужденному, произнесла: - Еще одна хамская выходка и она поселится тут насовсем!
   - Не надо, миледи! - визгнул чудо водоемчик, и его поверхность пошла рябью. - Покорнейше прошу простить мой неуемный язык! Только унесите эту гадость от меня подальше!
   - Хорошо, - согласилась Илисса. С мыслью о том, что на вопрос "Где у родника может находиться язык?", вероятно, не найти ответ, она всучила Энолану лягушку: - Избавься от нее.
   - Да-да! Унеси куда-нибудь подальше! - поддержал ее родник.
   Энолан, не долго думая, что-то буркнул себе под нос, дунул на многострадальное создание, и оно мгновенно исчезло.
   - Что ты с ней сделал, живодер? - ужаснулась девушка, которой стало почему-то жаль невинное существо, ставшее орудием мести в руках людей.
   - Перенес к твоей кормилице в сундук с вещами, - ехидно ответил парень: - И не смей меня оскорблять, принцесса.
   - Рожу свою противную вытри, а потом приказывай, - не зная как досадить спутнику, сказала Илисса, и предупредила: - Зеркало не дам!
   - И не надо, - молодой человек осмотрел себя: - Рог единорога этой скотине в ... - он осекся по строгим взглядом Илиссы. - И локоть в земле и траве вывозил.
   Сокрушенно покачав головой, он присел возле водоемьчика.
   - Ты это что задумал?! - возмущенно прожурчал родник.
   - Молчи предсказатель хр....! - рявкнул на него Нол и, зачерпнув воды, стал умываться.
   - А... помогите! Илисса, сделай же что-нибудь! Почти девственной чистоты лишают!
   - Тогда считай это грязным надругательством, - спокойно заявил воспитанник мага, продолжая умываться.
   - Руки убери, мучитель! - взвизгнул родник так, что у Энолана зазвенело в ушах.
   - Если сейчас же не заткнешься, еще ноги помою и портянки постираю, я этого не делал ... - парень умолк, вспоминая, и выдал: - Почти месяц.
   - Ну, за что все так со мной поступают?! - почти рыдающим голосом жаловался источник. - Да что я всем вам такое сделал?!
   - Болтаешь много, - бесстрастно ответил Нол.
   - Нет, чтобы пожалеть, меня сиротиночку! Я ведь тут один одинешенек медленно испаряюсь. Иногда рожи человеческой неделями не вижу... Поговорить не с кем. А ты -болтаю! Предсказываешь вам, людишкам, счастье, а вы все недовольны! Все вам не так!
   Воспитанник мага покачал головой увидев, что кобылка спутницы присоединилась к его жеребцу, и они бодро набивают себе желудки, словно никогда в жизни ничего не ели.
   - Илисса, заканчивай слушать его стенания! Иди, лови свою лошадь! Я за ней бегать по всей поляне не собираюсь, - через плечо бросил он, направляясь к пасущимся животным.
   - Мучитель! И как ты его терпишь? - поинтересовался родник.
   Девушка ничего не ответила и медленно поплелась за воспитанником отца.
   - Эй! Постой! Ты меня тут так одного и бросишь?! - прозвенел ей вдогонку источник. - Ты такая же, как и дочка скорняка из Марошков! Я тебе счастье предсказал, а ты!..
   Илисса остановилась и обернулась:
   - Лучше бы ты про такое счастье даже и не заикался! А чем дочь скорняка тебя обидела? - полюбопытствовала она.
   - Глупая ты... Ну да ладно... Той девице я напророчил, что выйдет она за сына старосты, а вот какой деревни не сказал. Вернее она не дослушала и, обрадовавшись, убежала. Кстати, один медяк мне не додала. Что ты думаешь, вернулась эта... девушка... вчера злая, как гоблинская теща, и жабу противную мне в воду плюхнула. Да я же этих тварей ненавижу, меня от них тошнит...
   - Наверно есть за что? - предположила Илисса.
   - Слушать надо было предсказание до конца! Оказалось, она положила глаз на сына старосты из Ельников, это очень богатая деревня, а просватали ее за сына старосты из Врожек, где не в каждом дворе курицу увидишь, не то, что скотинку покрупнее. Вот эта змеюка, мне и отомстила.
   - И что мне теперь пойти в Морошки к дочери скорняка и пожурить ее? Сказать, чтобы больше так не делала?
   - Гы! Не надо! - оживился источник: - Я придумал кое-что получше.
   Девушка вопросительно посмотрела на собеседника.
   - Возьми меня с собой.
   - И как ты предлагаешь это сделать?
   - Там, под камнем, лежит серебряный кувшинчик. Достань его и зачерпни воды, а моя сущность сама в сосуд переберется.
   - Почему ты решил переселиться в другое место.
   - Здесь меня не любят и не ценят. Вот я и решил отсюда убраться.
   - Наверно, ожидаешь очередной мести? Еще кому-нибудь телегу счастья наобещал? - предположила дочь принцессы.
   - Э-э-э... Ну-у-у... - замялся родник. - Ну, помоги мне, пожалуйста! Я тебе еще пригожусь! Честно-честно! Не пожалеешь!
   - Сомневаюсь... Ну да ладно.
   Илисса нашла под валуном сосуд с крышкой и зачерпнула воды из источника.
   - Эй, родник, ты там? - она постучала по круглому боку кувшинчика.
   - Не стучи, а то оглохну! - раздалось оттуда.
   - Хорошо.
   - Эй, только женишку своему буйному не говори, а то мало что.
   - Не скажу, - пообещала девушка.
   - Договорились.
  
   Илисса нашла привязанный к поясу кошель, в котором позвякивали несколько медяков, и положила в него кувшинчик. Затем, затянув мешочек, спрятала его в складках широкой юбки. Убедившись, что кошелек надежно сокрыт, направилась к спутнику, который все же поймал ее кобылку и теперь громогласно поносил своего жеребца, грациозно отбегающего на другую сторону поляны.
   - Дар, вернись! Скотина ты этакая! Кому говорю?! Стоять! - крикнул Энолан верному, но не забывающему о собственном желудке, скакуну. Конь остановился, но лишь тогда, когда отыскал, на свой привередливый взгляд, участок поляны с редкостно сочной травой. - Нет, ты это видела! - воскликнул молодой человек и вручил подошедшей девушке, поводья лошади. - Почему так долго? Уговаривала эту не в меру болтливую лужу принца себе в мужья напророчить?
   Понимая, что парень хочет просто согнать на ней злость и досаду, все же не удержалась и съязвила:
   - Ты против? Да любой завалявшийся принц намного лучше ушастого мага из захолустья!
   - Да я всеми руками, ногами и даже ушами согласен! Завалявшейся принцессе - завалявшегося принца! Другой на тебя даже не посмотрит! - раздраженно парировал молодой человек. Да сколько можно цепляться к его ушам?! Сколько?! Ну, родился он с такими ушами! Родителей ведь не выбирают. И еще... Это Энмирейн захолустье? Тогда, чем считать ту крысиную нору под названием Бренвенер, из которой эту серость, то есть "прынцессу", вытащили? Ух! Что бы еще обидное сказать девчонке? Энолан оценивающе окинул ее взглядом, и с нескрываемым ехидством заявил: - Хотя, на тебя и любой мужчина в здравом уме не позарится!
   Девушка сверкнула глазами, и ее искаженное злой гримасой личико стало краснеть. И чем гуще румянец заливал ее щеки, тем легче становилось на душе у парня. Нол вовремя заметил, как пальчики "принцессы" сжались в кулачок, и предусмотрительно отступил на шаг, сделав вид, что нога соскользнула с камешка. В этот момент бусины в прическе молодого человека ярко сверкнули, натолкнув Илиссу на некоторые мысли:
   - Украшения и разные побрякушки носят только мужики, которые ими не являются! Теперь я понимаю, почему ты ко мне придираешься!
   Нол скрипнул зубами и рявкнул:
   - Еще одно слово о моих ушах и амулетах - и будешь квакать каждый раз, когда задумаешь сказать гадость! А за очередной намек на мои якобы необычные любовные пристрастия - я навсегда лишу тебя дара речи! Понятно?!
   - Только попробуй - снова в глаз получишь! И зеркало не дам! - ощетинилась строптивица, забыв в "пылу сражения", что ученик мага может и не только это.
   Энолан сокрушенно покачал головой. Слышал бы Френард ее речи - поседел бы от стыда! Блажен он в неведении, какую матерую стерву захотел пригреть в своем доме. Вот демонское отродье, то есть принцесса! Прости меня папа! Впечатление такое, что ее не в дворянской семье воспитывали, а в каком-то борделе. Что ж, придется устроить небольшое представление, исключительно в воспитательных целях.
   В глазах молодого человека заплясали безумно дикие огоньки, губы растянулись в зловещей ухмылке, обнажив быстро увеличивающиеся клыки.
   - Не вводи меня в искушение свернуть твою тощую шейку прямо здесь, - хрипло произнес он, тайно гордясь безукоризненно созданным мороком.
   Но его самым жестоким образом вернули на грешную землю и не просто вернули, а хорошенько размазали по ней.
   - А тебе клыки идут, - нагло заявило стоящее напротив совершенно невозможное существо, невинно хлопая длинными ресницами, и поинтересовалось: - А хвост отрастить можешь?
   Парень чуть не взвыл от досады. Чтоб тебя! Она что, хочет войны? Так это он с радостью! Ну, держись, мерзавка!
  -- Могу, - он повернулся к ней спиной и стал расстегивать ремень, намереваясь продемонстрировать место, откуда должен вырасти хвост.
  -- Нет, лучше рога, - похоже, ему все же удалось смутить девицу.
   - Ну, для этого магии не надо. Ты мне их сама наставишь после свадьбы, - мрачно заверил Энолан.
   - Дур-квак! Квак! - раздалось в ответ.
   Воспитанник мага довольно улыбнулся, глядя на растерявшуюся мордашку Илиссы.
  -- Я ничего не говорила о твоих ушах! - вознегодовала девушка.
  -- Но ты хотела меня оскорбить!
  -- Заслужил! Ты собирался сверкать задом перед леди!
   Нол с напускным смущением огляделся вокруг:
  -- Что? Здесь леди?! Где? Покажи!
   Дочь принцессы взвизгнула от возмущения. Ее терпению пришел конец. Он что, ее за потаскушку принимает? Да как он смеет!
   Илисса замахнулась на Энолана левой рукой, словно намеревалась дать ему пощечину. Парень схватил ее за запястье, отводя удар. И тут же кулачек правой руки девушки врезался молодому человеку в живот. Тот охнул, но не отпустил девчонку и даже не пошатнулся. А вот Илисса взвыла: нанося удар, она содрала кожу на пальцах о железные пластины, нашитые на кожаной безрукавке Нола. Девушка осела на землю и всхлипнула от досады: ей больно, а этому смазливому паскуднику все ни по чем, он даже своим ослиным ухом не повел.
   Молодой человек отпустил ее, присел рядом и попросил:
  -- Покажи.
  -- Отстань! - Илисса шмыркнула носом и отвернулась.
  -- Как хочешь, - безразлично сказал Нол. Он поднялся и направился за жеребцом, к которому под шумок присоединилась пегая кобылка. Лишь только сейчас молодой человек вспомнил о радужном дракончике, прячущемся под безрукавкой. Не хватало еще, что бы эта девица прибила подарок лесного духа. Парень засунул за пазуху руку и сразу же почувствовал, как ее коснулся язычок ящерки.
   - Ненавижу, - прошипела дочь принцессы, от злости схватив раненой пятерней комок земли и бросив его парню вслед.
   Ком не попал в цель, рассыпавшись еще в полете. Илисса всхлипнула и вытерла набежавшие на глаза слезы запачканной в земле ладошкой, размазав по щекам грязь. Удар оказался довольно сильным, и кисть руки стала постепенно отекать. Девушка зашлась в беззвучных рыданиях. Ну, за что ей это все?! За что?! Раз уж неизвестно откуда взявшийся отец решил вернуть себе дочь, нельзя что ли было нормального сопровождающего за ней прислать? И неужели во всей стране не нашлось человека, согласного жениться на дочери принцессы? Так уж необходимо было сосватать ее неведомой "зверушке"? Вернее существу с непонятным происхождением. Да и надо ли было вообще ее сватать? Она еще не готова выходить замуж! Не хочет и все! Ни за этого ушастого полукровку, ни за кого-либо другого!
  
   Разозленный Энолан решил больше не церемониться с Даром и при помощи заклинания призвал к порядку строптивца. Плевать, что этот своенравный потомок однорогого осла терпеть не может магии и когда чары спадут обязательно устроит какую-нибудь подлянку. У парня сейчас самая жуткая за всю его жизнь головная боль, сильнее, чем после празднования его первой победы в городских скачках. И называется эта боль - Илисса.
   Молодой человек подошел к дочери Френарда, ведя в поводу серого жеребца, за которым след в след совершенно без всякой магии послушно плелась кобыла. Девушка как сидела, так и осталась сидеть на траве, только еще больше сгорбилась и ее плечи то и дело вздрагивали.
  -- Илисса, - примирительно позвал Нол.
   Спутница вздрогнула и шмыгнула носом. Вздохнув, парень отпустил повод коня и склонился над девушкой:
   - Очень больно? - участливо поинтересовался он.
   Илисса подняла голову, посмотрела ему в глаза и согласно кивнула.
  -- Ты не будешь против, если я окажу тебе помощь?
   Теряясь в догадках, где же тут подвох, дочь принцессы поднялась с земли и нерешительно протянула молодому человеку руку. Тот осторожно, положил ее ладонь на свою, а сверху накрыл другой рукой, тихо шепча заклинание. Илисса увидела, как из-под его пальцев вырвался ярко-оранжевый свет, и сразу же почувствовала приятное тепло, пронизывающее рану. Боль быстро отступила. Все это время девушка не сводила глаз с Нола, но его внимание было сосредоточено только на ее царапинах. Закончив читать заклинание он стал нежно поглаживать ее руку.
   На какое-то мгновение ей показалось, что спутник может быть человеком, когда захочет, что мир восстановлен, но неожиданно парень вскинул голову и их взгляды встретились. Увидев, что девчонка, как зачарованная, разглядывает его, Энолан запаниковал. Не приведи Создатель, чтобы она в него влюбилась, тогда свадьбы неминовать. Он резко оттолкнул от себя ее ладонь.
   - Пора ехать! Умойся! Не хватало еще, чтобы меня увидели вместе с такой замарашкой! - брезгливо рявкнул он, затем повернулся к жеребцу и перекинул ему на холку поводья.
   - Сам замарашка! - огрызнулась Илисса, рассматривая свою руку: опухоль спала, а царапины затянулись, будто их и не было.
   Нол обернулся с таким видом, словно собирался растерзать ее на месте и прогремел:
   - Бегом к роднику! Из-за тебя мы поздно выехали, застряли на этой демонской поляне, и если нам придется заночевать в лесу - я тебе этого никогда не прощу!
   Девушка поняла, что точно не простит. Громко фыркнув, она поплелась к источнику...
  
   ... Нол рассчитывал еще до темноты добраться до ближайшего постоялого двора, о чем он еще раз напомнил Илиссе перед отъездом с поляны, где раньше бил родник предсказаний, а теперь просто источник с кристально чистой водой. Но как бы молодой человек не спешил, он пустил коня шагом, то ли оберегая объевшееся животное от заворота желудка или еще каких напастей, то ли, в чем девушка очень сомневалась, щадя свою спутницу, считая ее непривычной к продолжительным конным поездкам.
   Они довольно длительное время ехали молча. Парень не оборачивался, но девушка знала, что он неустанно следит за ней: удлиненные, заостренные уши постоянно были повернуты назад, ловя все звуки за спиной. Вскоре лесная дорога стала шире, кустов вдоль нее поменьше и лес реже. Энолан пустил коня рысью. Илисса старалась не отставать и ударила свою лошадку по бокам каблуками. Но долго радовать ненавистного жениха примерным поведением у девушки не получилось - неожиданно она услышала странный звук, словно у кого-то урчит в животе.
   Илисса остановила лошадь и еще раз прислушалась: урчание, нет, скорее бульканье, повторилось и исходило оно из кошеля, болтающегося у нее на поясе.
   - Вот зараза, - тихо выругалась дочь принцессы, посылая кобылку галопом, чтобы догнать спутника
   - Я-я-я не-не-не за-за-за-ра-ра-ра-за! Ой! Бу-бу-ль! - возмутился обитатель спрятанного в кошельке кувшинчика.
   - Замолчи! - прошипела девушка, боясь, что Нол их услышит и раскроет их тайну.
   Догнав парня, всадница снова перешла на рысь, надеясь, что он ничего не заметил. Но молодой человек, попридержав коня, поравнялся со спутницей:
   - Что случилось? Почему отстаешь? - недовольно полюбопытствовал он.
   - Все хорошо.
   - Да? - он приподнял одну бровь. - Мне показалось, что ты с кем-то разговаривала.
   - С лошадью - она заартачилась, - соврала девушка, надеясь, что ложь получилась правдоподобной.
   - Она научилась разговаривать?
   - Что? - Илисса, испугавшись, натянула поводья, останавливая кобылу.
   - А кому ты приказала молчать? - допытывался Нол.
   Дочь принцессы побледнела, и, стыдливо опустив глаза, ответила:
   - С-с воем-му животу.
   В подтверждение ее слов снова раздалось урчание.
   Илисса, мысленно обругав противного обладателя всеслышащих лопухов и нагло напросившегося в спутники предсказателя, позорящего ее, стыдливо призналась:
   - Нол, мне надо...
   - Что?
   - Туда! - девушка кивнула головой в сторону кустов и соскользнула с лошади.
   - Тьфу! - сплюнул молодой человек, спешиваясь.
   - А ты куда? - испуганно поинтересовалась дочь принцессы.
   - С тобой, - совершенно серьезно заявил он.
   - Но... так нельзя! Я так не могу! - запротестовала дочь принцессы. - Это неприлично!
   По невозмутимому выражению лица паршивца, она поняла, что с приличиями он не знаком, а если и знаком, то давно послал их куда-нибудь подальше.
   Урчание повторилось.
   - Нол! - чуть не взвыла девушка.
   - Ну, хорошо, - сжалился парень и предупредил. - Я поставлю круговой защитный барьер. Если задумаешь сбежать и отойдешь от этого места более чем на сто шагов - получишь магическим лучом по заднице.
   Илисса бросила на похабника гневный взгляд и решительно направилась в глубь леса. Скрывшись из вида спутника за довольно густыми кустами, девушка споткнулась о выступающий из земли корень и тихо ойкнула. Тут же до нее донесся ехидный голос Энолана:
   - Что, принцесса, на ежа села?!
   - Нет! - раздраженно ответила она. Вот же гад! Все слышит.
   Пройдя еще несколько десятков шагов и убедившись, что она не видна магу, Илисса достала из кошелька кувшинчик и раскупорила его.
   - Ух! Свежий воздух! - блаженно раздалось из сосуда.
   - Родник, как тебе не стыдно меня так позорить! - возмутилась дочь принцессы.
   - Меня от этой скачки взболтало, а ты вместо того, что бы посочувствовать - ругаешься! - возмутился чудо источник. - Был бы я человеком - меня бы стошнило.
   - Сочувствую. Доволен? Что обо мне Нол подумает? У леди не должно урчать в животе! Во всяком случае, прилюдно! Это стыд и позор!
   - А он не думает о тебе, как о леди, - заявил родник.
   - Наверно, мне надо оставить тебя прямо здесь, - подумала вслух девушка.
   - Нет! Умоляю, не делай этого! Пожалей меня несчастного! - взмолился источник.
   - Ну, хорошо, - сжалилась дочь принцессы. - Только давай договоримся, что ты больше не урчишь и страдаешь молча, а я молча буду тебя жалеть.
   - Добренькая ты, - булькнул родник. - Постараюсь вести себя тихо, но кувшинчик сильно трясет во время скачки.
   - Пока больше ничем помочь не могу. Терпи. Мне тоже не в радость исполнять твое пророчество.
   - Эй, прынцесса, тебе помощь не нужна?! - донеслось до собеседников. Энолан явно издевался.
   - Иду! - Илисса закупорила кувшинчик и, спрятав его в кошелек, направилась к невыносимому похабнику.
  
   Молодые люди не успели до наступления темноты добраться до постоялого двора, так как путникам пришлось останавливаться еще пять раз. Девушка смущалась, краснела, бежала в кусты и выговаривала роднику, все, что о нем думает, а тот каждый раз убалтывал ее не бросать его несчастного на произвол судьбы. Нол же сначала посмеивался, потом стал злиться, а когда Илисса в последний раз вернулась из кустов, серьезно поинтересовался, не нуждается ли она в каком-нибудь лекарственном отваре. От стыда дочь мага готова была провалиться под землю.
   Начало смеркаться и Энолан, подобрав подходящую лесную полянку, объявил, что решил устроить привал. Молодой человек приказал девушке насобирать веток для костра, а сам принялся расседлывать лошадей. Илисса недовольно буркнула, что леди не пристало заниматься подобной работой. Спутник нахмурился и ответил, что леди может не заниматься сбором хвороста, но спать она отправится голодной, ночью без костра ее обязательно покусают комары. Она непременно замерзнет и придет греться к нему под бок, а уж он, чисто из сострадания, согреет ее одним всем известным способом. Конечно, ему будет очень неприятно, но он как-нибудь вынесет это испытание. Зато потом не придется объяснять Френарду, почему его ненаглядная дочурка безвременно скончалась от простуды. У девушки язык так и чесался достойно ответить похабнику, но, решив, что этим она только раззадорит его на продолжение словоблудия, молча отправилась выполнять поручение.
   Пока Илисса собирала хворост и небольшими охапками относила его к указанному месту, парень успел расседлать лошадей и перенести седла и седельные сумки поближе к медленно увеличивающейся кучке веток. Решив, что на сегодня она уже наработалась, девушка устало присела на одно из седел.
   - Лисси, - обратился к ней молодой человек.
   - Не называй меня так, - ощетинилась она.
   Но Нол пропустил мимо ушей ее протест и продолжил:
   - Лисси, я слышу журчание воды. Здесь неподалеку протекает ручей или небольшая речка. Пойду напою лошадей. Ты за это время разведи костер. Все необходимое есть в сумках. А это, - он запустил руку за пазуху: - Небольшой подарок для тебя, что бы не скучно было.
   Парень положил радужного дракончика девушке на колени. От неожиданности девушка взвизгнула и подскочила, пытаясь стряхнуть с подола платья мелкую крылатую гадину. Ящерка, просидевшая целый день под курткой, не сразу сориентировалась, куда ее угораздило попасть, и впилась коготками в ткань, никак не желая покидать юбку.
   - Нол, мерза-квак! Квак! Квак! Сними это! - потребовала дочь принцессы. - Это жестоко!
   Но молодой человек только шкодливо улыбнулся.
   "Это" решило найти более твердую поверхность для сидения и поползло Илиссе на плечо.
   Превозмогая брезгливость, девушка все же оторвала от себя тварюшку. Изумрудный дракончик выскользнул у нее из рук и спланировал на одну из седельных сумок.
   - Ты... ты... Ты! - Илисса не знала, что сказать такое обидное, но не ругательное, дабы не заквакать.
   А Энолан, видя ее тщетные попытки подобрать слова, расхохотался.
   - Не смешно! - обиделась девушка и отвернулась.
   - Это всего лишь радужный дракончик, ящерка. Она ручная и безобидная.
   - Мог и предупредить.
   - А я и предупредил... Сейчас, - сказал улыбаясь шутник. Затем порылся в сумке и достал малюсенький котелок, который в руках парня через мгновение принял нормальные размеры. - Ну, я пошел, а то скоро стемнеет. Не забудь разжечь костер. Охранный круг сейчас поставлю. От костра на пятьдесят шагов не отходи. Да, и ящерку не обижай.
   Девушка проводила спутника мысленным пожеланием уйти и никогда не возвращаться.
  
   Сумерки постепенно окутывали лес. В поисках кремня и огнива Илисса перерыла все сумки, для этого ей пришлось вынуть из них часть уменьшенных вещей, которые, оказавшись на земле, приняли свой истинный размер. Найдя необходимые камни для высечения огня, она приступила к этому непростому занятию. С первого раза разжечь костер у девушки не получилось. Не получилось и со второго, и с третьего... И с тридцатого тоже. Все это время радужный дракон с любопытством наблюдал за действиями девушки. Ящерке вскоре надоел постоянный стук камня о камень, и она отправилась ловить первых ночных бабочек.
   Потеряв счет тщетным попыткам высечь огонь, дочь принцессы бросила кремень и огниво около приготовленных для костра веток и уселась на одно из одеял. Сразу же к ней на колени спланировал радужный дракончик. Присмотревшись к ящерке Илисса уже не нашла ее отвратительной: последние лучи заходящего солнца заставили красиво переливаться чешую тварюшки всеми цветами радуги. Девушка невольно засмотрелась на игру света, и не заметила возвращения Нола.
   - Ну и где костер? - недовольно поинтересовался он, ставя котелок с водой возле горки хвороста.
   - У меня не получилось, - устало ответила она.
   - Да? А для чего я тебе еще и радужного дракончика оставил? Что бы ты любовалась его окраской? - возмутился молодой человек.
   - Ну и причем тут гадинка? - не поняла его Илисса.
   - Это же дракон, хоть и маленький. А драконы все умеют плеваться огнем, - пояснил он.
   - И как его заставить этого сделать? - заинтересовалась дочь принцессы.
   - Надо дернуть ящерку за хвост, - серьезно заявил молодой человек, но его глаза задорно сверкнули.
   Илисса почувствовала подвох, но Нол совершенно невинным взглядом смотрел на нее. Девушка решила сделать так, как он сказал, лишь бы это изверг поскорей оставил ее в покое. Она устала, голодна и хочет спать.
   Отловив дракончика, Илисса поднесла его к веткам и дернула за хвост. Ящерка издала, кокой-то свистящий звук, извернулась и обдала лицо дочери принцессы темным дымом. Девушка выпустила гадинку из рук и закашлялась.
   Заливистый хохот злобного шутника быстро привел Илиссу в себя. Она схватила, стоящий рядом котелок и запустила им в парня. Тот вскинул руку, и котелок завис в воздухе, затем медленно развернулся, и рухнул на землю, попутно окатив девушку водой.
   - Ненавижу тебя! - дочь принцессы бросилась прочь с поляны, забыв о предупреждении молодого мага, и со всего хода налетела на невидимый барьер. Хорошенько приложившись об него лбом, Илисса упала на землю и разревелась.
   - С тобой все хорошо? - прямо над ее ухом поинтересовался притворно сочувствующий голос.
   - Со мной будет хорошо, когда ты сдохнешь!
   - Ну-у-у... это еще не скоро будет. А вообще, кровожадная ты какая-то: дерешься, смерти желаешь.
   - И кто бы это говорил! - девушка села, вытирая слезы тыльной стороной ладони.
   - Пойдем к костру, а то замерзнешь тут в мокром платье, - Энолан положил руки ей на плечи.
   - Не прикасайся ко мне! - она стряхнула его ладони.
   - Как хочешь.
   - На сегодня наказание закончено? - прямо спросила Илисса, глядя в глаза молодого человека.
   - Не знаю... Наверно - "да", - без всяких угрызений совести ответил тот.
   - Я тебе не верю, - сказала девушка, поднимаясь с земли.
   Энолан не ответил, а лишь пожал плечами. Слава Создателю, слезы прекратились. Лучше пусть злится, чем ревет.
   Дочь принцессы, гордо вскинув голову, пошла к горящему костру. Ничего, ушастый поганец еще пожалеет о своих злых выходках. Она жестоко отомстит, правда пока не знает как. В какой-то старой книге она читала, что месть, как и одно очень сложное блюдо, не любит спешки в приготовлении. Чем скрупулезней подходишь к его созданию, тем вкуснее оно получается. В той же книге приводилась история одного вельможи, который терпеливо ждал удобного момента, что бы отомстить обидчику, и нанес удар, когда противник его совсем не ожидал. Она поступит так же. И месть ее будет страшной.
   Успокоив себя таким образом, девушка развязала узел со своими вещами. Пока она раздумывала, какое из платьев надеть, к седельным сумкам подошел Нол, и, склонившись над ними, принялся что-то искать.
   - Илисса, - он извлек из сумки хлеб, сыр, колбасу положил все это на чистый кусок ткани. - Воды нет, придется обойтись этим.
   - Мне все равно, - безучастно ответила девушка. Есть ей уже расхотелось. Единственное, что она ждала с нетерпением - это окончание этого дня.
   Нол печально посмотрел на нее. Похоже, сегодня он перестарался с попытками привить девчонке стойкую неприязнь к его особе. Увлекся так, что теперь сам испытывает к себе отвращение из-за своих поступков.
   - Переодевайся. Я не буду подсматривать, - миролюбиво сказал он и отвернулся, - Глаз на затылке у меня нет.
   - Кто тебя знает, - буркнула девушка. Но, быстренько скинув с себя мокрые платье и рубашку, натянула сухие. Во время переодевания она старалась не спускать глаз с парня.
   Но ненавистный жених все это время честно держал слово и не оборачивался, хотя его подвижные уши чутко ловили каждый шорох, издаваемый снимаемой и надеваемой одеждой.
   - Все, - Илисса кое как затянула шнуровку.
   Энолан повернулся к ней, кивнул и молча занялся приготовлением ужина. Ели тоже молча, изредка бросая друг на друга подозрительные взгляды: не задумал ли кто какую-нибудь гадость. Но вечер завершался на удивление тихо и мирно.
   Утолив голод, Нол соорудил возле костра из одеял рядом две постели.
   - Это что? - Илисса недовольно покачала головой.
   - Постели.
   - Нет, так не пойдет. Я рядом с тобой спать не буду,- она сгребла в охапку одну из постелей и перенесла ее на другую сторону костра. Расправив одеяла, она легла, но сомкнуть глаза не смогла, так как заметила, что парень не собирается укладываться спать, а сидит и рассматривает ее.
   - Не смотри на меня, - после сегодняшних событий она ему не доверяла. Явно парень задумал что-то дурное, раз постелил одеяла рядом.
   Илисса поднялась, подошла к кучке хвороста, оставленного для поддержания огня.
   - Ты чего, принцесса? - поинтересовался парень.
   - Я тебе не доверяю, - ответила девушка, затем выбрала из веток самую длинную и толстую, вернулась на свое место и легла, крепко сжав палку в руке.
   - Да не трону я тебя, - догадался об ее опасениях Энолан.
   - Поклянись.
   - Вот еще... ну хорошо. Я не буду к тебе приставать... - молодой человек замолчал. Потом добавил: - пока не привезу к Френарду, - и снова задумался, а потом выдал: - Клянусь остатками девственности дочки мясника из Энмирейна.
   Илисса прошипела в ответ, куда он может катиться с такими клятвами, но парень сделал вид, что не расслышал и примирительно сказал:
   - Да спи ты уже, - легким заклятием погружая девушку в сон...
  
   Еще никогда, сколько Илисса себя помнила, у нее не было таких красивых сновидений, как этой ночью. Ей снилась огромный, бесконечный луг с изумрудно-зеленой травой, сплошь усеянный необыкновенно красивыми и яркими цветами, испускающими восхитительный аромат. Она шла по этому лугу и собирала цветы, а над ее головой в лазурной синеве звенели переливчатые голоса птиц.
   - Илисса! - откуда-то сверху раздался мужской голос.
   Девушка удивленно огляделась: она неожиданно оказалась у подножия у холма, на котором стоял красивый пожилой мужчина с умными и добрыми глазами и рукой манил ее к себе.
   - Я давно жду тебя! - снова позвал он и искренне улыбнулся. - Я так хотел тебя увидеть.
   От его простых слов на душе стало необыкновенно тепло, и Илисса почувствовала, что действительно нужна этому незнакомцу, а он, как воздух, необходим ей. Что сейчас она поднимется на холм, и все невзгоды и обиды навсегда уйдут из ее жизни, останутся тут у подножия. И больше никто и никогда не посмеет насмехаться над ее происхождением.
   Она нерешительно сделала один шаг навстречу мужчине, второй... Вдруг, около него возникла полупрозрачная женская фигура.
   - Мама? - девушка узнала видение. Собранные цветы выскользнули из рук и веером легли на траву.
   - Доченька, это твой отец, - призрак коснулся плеча Френарда. - Ну же. Смелее!
   - Я иду! - Илисса бегом стала взбираться на холм. Упала, а когда встала на ноги, то оказалась уже на самой вершине холма в объятиях обоих родителей.
   Неожиданно все вокруг пришло в движение: пение птиц стихло, аромат трав истончился и улетучился, а ему на смену пришел запах каши с мясом. Девушка сглотнула слюну и открыла глаза.
   Солнце было уже высоко. Еще не придя в себя от волшебного сновидения и не сразу сообразив, где она находится, Илисса сладко потянулась.
   - Доброе утро, принцесса, - вернул ее в действительность голос Нола.
   Девушка села и повернулась в его сторону. Молодой человек помешивал варево в котелке. Парень, как ни в чем не бывало, приветливо улыбнулся ей, будто вчера они весь день вели светские беседы, а не изводили друг друга словесно и действенно. Возле костра на перекладине из веток висела ее одежда, которую вечером Илисса как сняла, так и бросила, не удосужившись развесить для просушки.
   - Как спалось? - поинтересовался спутник. - Надеюсь, не пришлось отбиваться от ночных кошмаров?
   Лишь только сейчас девушка заметила, что все еще сжимает палку в руке. Со стороны, наверно, это выглядело смешно. Илисса смутилась и отшвырнула ветку. Ну вот, из-за своей глупости, дала Нолу очередной повод позубоскалить. Но парень, явно не собирался это делать.
   - Твое дорожное платье высохло, - сказал он, затем попробовал кашу и сообщил: - Кажется, сварилась.
   Девушка поднялась, подошла к одежде. Что-то сегодня женишок кажется подозрительно милым. Никак задумал очередную грандиозную пакость. Но дорожное платье в пути намного удобней того, что сейчас на ней и переодеться просто необходимо. Илисса нерешительно коснулась наряда, словно ожидала, что тот, повинуясь воле пакостного мага, оживет и спляшет залихватский танец. Но ничего не произошло.
   - Спасибо, - дочь принцессы быстро сняла с перекладины платье и сорочку.
   - Не за что, - ответил Нол, уставившись на ее спину. Наряд, который был сейчас на девушке, предполагал помощь служанки при его надевании. Длинная шнуровка, которую конечно вчера затягивать было некому, - вернее было кому, но не попросили, а предложенная помощь сочлась бы за очередное издевательство, - начиналась от горлового выреза и заканчивалась ниже талии, являя окружающим красивый изгиб спинки, сокрытый лишь полупрозрачной сорочкой из тонкого и очень дорогого шелка. Мысли молодого человека сразу же потекли совершенно в не нужном в данный момент направлении, и, пока они еще не очень далеко углубились в мир его буйной фантазии, Энолан поспешил шутливо приказать:
   - Бегом умываться и завтракать! Река там, - он указал направление: - Где-то в ста шагах отсюда. Никого не бойся, я поставил защитный барьер.
   Девушка кивнула и пошла к реке. Молодой человек провожал ее взглядом, точнее ее полуобнаженную спину, пока она не скрылась за деревьями. Ученик мага вздохнул и покачал головой. И это он заявил, что у девчонки, кроме косы, нет ничего красивого. Похоже, его невеста обладает очень даже недурственной фигурой. Интересно...
   "Так, Нол, остановись, - одернул сам себя парень. - Ты решил, что не хочешь жениться, особенно на законной невесте. Забудь о том, что повезло тебе увидеть, и дыши спокойно. Сам знаешь, что мимолетные увлечения к добру не приводят. А влечение именно к этой девице крайне опасно для твоей вольной жизни. Возможно, так она мстит тебе за вчерашнее. Хотя... Скорее всего натянула первое попавшееся под руку платье."
   Энолан в сердцах сплюнул, смачно выругался, исключительно для душевного уравновешивания, и принялся сворачивать одеяла, на которых спала Илисса. Под одним, служившим подушкой, парень нашел кошелек девушки и, не долго думая, привязал его к своему поясу, чтобы не потерялся. Не желая тратить время попусту, молодой человек решил, что пока девчонка приводит себя в порядок, не плохо бы собрать вещи, которые в ближайшее время не понадобятся. Чем он и занялся, дожидаясь спутницу.
  
   Илисса постаралась поскорее скрыться из поля зрения молодого человека. Как ни странно, но сегодня ей удалось хорошо выспаться, несмотря на присутствие рядом кровопийц: Нола и комаров. Хоть вчера она и засыпала возле горящего костра, но мелкие летающие твари все равно ее покусали. Даже, невзирая на старания радужной ящерки, устроившей на девушке охотничьи угодья и полночи проскакавшей в погоне за добычей. Лицо и открытая часть рук покрылись красными пятнами и сильно зудели. А на женишке Илисса не заметила ни одного укуса. Наверно мерзкий маг всех комаров на нее напустил.
   Но на этом неприятности не закончились. Придя на берег лесной речушки, дочь принцессы стала снимать платье и лишь теперь заметила, что оно у нее не зашнуровано. Мысль о том, что в таком виде она щеголяла перед отцовским учеником, заставила ее покраснеть. Он о ней и так невысокого мнения, а теперь вообще решит, что она девица вольного поведения, и чего доброго станет вести с ней подобающе. А что она могла надеть, когда единственное платье со шнуровкой спереди промокло, а остальные наряды без посторонней помощи не зашнуровать? Не Нола же было просить? Вообще-то он обещал к ней не приставать, но кто его знает. Парню придется хорошенько попотеть, чтобы заслужить ее доверие. Хорошо, что вчера, когда она переоделась, уже стемнело. Но все равно до смерти стыдно.
   Девушка быстро облачилась в другую одежду, умылась, расчесала волосы, а потом заплела их в две тугих косы. Тяжело вздохнув, она поплелась к костру, мысленно подготовив себя к очередной порции глумливых выходок спутника. Мама во сне хотела, чтобы ее дочь встретилась с отцом, и Илисса сделает это, что бы не случилось.
  
   Когда Илисса вернулась к костру, Нол успел не только собрать сумки, но и оседлать лошадей. Девушка подумала, что, наверно, при помощи магии все сделал, нормальный человек так быстро бы не справился. А может, это она так долго пробыла у реки, что спутник успел столько дел переделать? Ну не важно.
   Энолан сидел с пустой тарелкой в руке, а по его плечам туда-сюда сновала верткая крылатая ящерка. Заметив девушку, молодой человек склонился над котелком, наложил в тарелку каши и протянул ей. Едва он выпрямился, радужный дракончик вскарабкался ему на голову, и, расправив недоразвитые крылышки, уселся возле стянутых в высокий хвост волос этаким кокетливым бантом. Илисса не удержалась и прыснула, едва не выронив посудину из рук.
   - Что? - встрепенулся парень, получивший насмешку вместо благодарности.
   - Прости, но твоя ящерка... - девушка опустила глаза и отвернулась, что бы скрыть улыбку.
   Нол, теряясь в догадках, что такое смешное отмочила гадинка, снял ее с головы, а потом засунул Жемчужинку за пазуху.
   - Что она сделала? - поинтересовался он.
   - Ничего, - поспешила заверить парня Илисса. Пусть помучается, теряясь в догадках. Если он сегодня чуть ли не ковриком расстилается, то это не значит, что она забыла все его вчерашние выходки.
   Парень провел по голове руками, вероятно, в поисках неожиданностей ящерки, потом потряс головой. Ничего не обнаружив, успокоился и принялся за еду. Он какое-то время молча пережевывал пищу, бросая на девушку короткие взгляды. Ему необходимо поговорить с ней, но как это сделать, когда она все еще злится и видит в нем врага? Ведь все истолкует не так, как нужно.
   - Илисса, нам надо поговорить, - сказал он. - Серьезно поговорить.
   Спутница прекратила есть, удивленно посмотрела на парня, затем положила ложку в тарелку и поставила последнюю на траву. Она догадывалась, что утренняя пушистость Нола показная, и сейчас снова начнутся насмешки и издевательства.
   - Я тебя слушаю.
   - Илисса, мы встретились при очень неприятных обстоятельствах. Тебе меня напророчили в женихи, а я узнал о том, что должен на тебе жениться, лишь тогда, когда дама Абигель прочла письмо. И меня это не обрадовало, так же, как и тебя. Мы совершенно не знаем друг друга, вернее немного знаем, но не с лучшей стороны. Нам одинаково противна мысль о браке. Я с большим удовольствием оставил бы тебя в Бренвенере, но меня связывает клятва, данная твоему отцу, которую я не могу нарушить. Мне нужно привезти тебя к Френарду. Это дело не только чести, но и жизни, - парень замолк, собираясь с мыслями.
   - У моего отца темно-русые волосы до плеч, с легкой сединой на висках? Такие, как у меня, серые глаза? - поинтересовалась девушка. - Он высокий? Такого же роста как ты? И добрый?
   Нол замер. Теперь настала его очередь удивляться:
   - Да. Тебе мать рассказывала?
   - Нет. Я видела его сегодня ночью во сне.
   Парень сник. Драконья задница! Папа все-таки за ним следит! И не поленился явиться в сон к девчонке, что бы призвать скандалистов к порядку. Иначе, зачем ему было тратить столько магической силы? Ведь не перед дочкой просто покрасоваться?
   - Отец с тобой говорил?
   - Он сказал, что ждет меня, - ответила девушка. - И я к нему приеду, - мысленно добавив: "Так хочет мама".
   - Тогда, давай договоримся: хоть нам и неприятно общество друг друга, мы без ругани и скандалов добираемся до Энмирейна. Дома объясним отцу, что мы против навязанного им брака, убедим его расторгнуть помолвку и освободить меня от клятвы. Ты согласна?
   - Да.
   - Дорога дальняя и небезопасная, поэтому попрошу меня слушаться и не совать свой нос, куда не следует, - продолжил молодой человек. - И еще, раз мы путешествуем вместе, разумней будет на постоялых дворах представляться как муж и жена, или как сводные брат и сестра.
   - Брат и сестра лучше, - девушку такой вариант тоже не очень устраивал.
   - Договорились, - Энолан не стал перечить, хотя любому дураку ясно, какие из них сводные брат и сестра. Он зачерпнул ложкой кашу. - Да, хотел еще спросить, кто тебя научил драться?
   - Наш конюх. Мы с ним вместе росли, ну и иногда дрались, - сказала Илисса и тут же задала встречный вопрос: - Нол, а почему ты носишь столько побрякушек?
   - Это не побрякушки, а талисманы, обереги, амулеты. Одни ограничивают мою магическую силу, другие - увеличивают определенные способности, а некоторые защищают, например от сглаза. Кольцо в ухе - знак того, что я ученик мастера. В Коризе у каждой гильдии своя форма серьги: у магов - круглая, у кузнецов - треугольная, у лекарей - напоминает каплю, у торговцев - похожа на звезду, - честно рассказал молодой человек, в надежде, что девица наконец-то отцепится от его украшений.
   Но Илисса не унималась. Ее глазки счастливо заблестели, и вопросы посыпались один за другим:
  -- А вот эта капелька из горного хрусталя от чего защищает?
  -- Этот помогает быстрее залечивать раны.
   - А этот? - девушка коснулась рукой перышек на одной из косичек на виске Нола.
  -- Этот оберегает от сглаза.
  -- А вот этот коготь с золотой отделкой?
  -- Улучшает магическое воздействие на животных, - вздохнул Нол. Он уже был не рад, что затеял этот разговор.
   Илисса выяснила, какими свойствами обладают многочисленные бусины в волосах ученика мага, половина болтающихся на его шее висюлек. Но когда она поинтересовалась, для чего нужен серебряный кулон с изумрудным глазком, парень, еле сдерживая раздражение, рявкнул:
   - Не скажу!
   - Нол, ну ведь интересно. Может, я себе такой тоже захочу! - не отставала девчонка.
   - От неприятных подарков!
   - Каких?
   - Принцесса, а не пойти ли тебе с твоими вопросами в ... - ученик мага вовремя спохватился. Девушка нахмурилась, обиженно поджав губки, давая понять, что перемирие очень скоро накроется дырявой кадушкой. Но, тем не менее, Нол попытался исправить положение и закончил: - ... зябликов ловить. Уже полдень. Хватить болтать. Пора в дорогу.
  
   Все равно обиделась. Молча поднялась и пошла к своей лошади, наверно, жаловаться. Энолан плюнул в костер.
   - Эй, прынцесса! А вещи собирать, миски мыть? - крикнул он ей.
   - Вещи ты уже почти все сложил. А посуда... Ну придумай что-нибудь. Река рядом.
   Парень выругался сквозь зубы.
  -- Сейчас придумаю, - он бросил грязные миски в костер. Ну, папа!.. Ну, удружил! Я что еще и прислугой работать должен?! Ничего... вот привезу тебе этакое счастье, передам из рук в руки, отмажусь от клятвы, и будешь тогда уже ты радоваться. Слышь, папа! Что-то я тебя стал часто вспоминать. Тебе там еще не икается? Если "нет" - очень жаль...
   Нол резко выпростал руку над костром и так же быстро опустил ее - огонь мгновенно погас. Затем парень сложил одеяла, на которых они сидели во время завтрака, уменьшил их и направился к своему коню. Спрятав вещи в седельную сумку, он вскочил в седло:
   - Поехали.
  
   Сегодня они опять выехали поздно. Солнце уже стоит в зените. И кто в этом виноват? Ты Нол сам и виноват: пожалел девчонку, дал ей поспать. Еду приготовил, накормил... И где ее благодарность?
   - Энолан, у тебя мой кошелек?! - спохватилась Илисса, прервав размышления молодого человека.
   - Он у меня с самого утра, - буркнул тот. - Думал уже и не вспомнишь о нем. Вернуть?
   Девушка немного подумала и, решив, что, болтаясь в мешочке на поясе парня, родник не станет выдавать свое присутствие, ответила:
   - Пусть пока у тебя побудет.
   - Как скажешь...
   - Нол, а далеко город, в котором живет мой отец?
   - Около месяца пути, - ответил молодой человек. Ну, надо же, интересоваться стала, куда ее везут! - Но с тобой все три будет.
   - Это почему со мной три? - опять обиделась Илисса.
   - Потому, что спишь много, не слушаешься, делаешь, что хочешь и ни в чем не помогаешь. Я тебе не нянька и не прислуга, принцесса! И вообще, забудь о своих королевских замашках! Твой отец обыкновенный маг и не более.
   - Но он же не нищий?! - похоже, до девчонки только дошло, что беззаботная жизнь закончилась.
   - Он довольно состоятельный и уважаемый человек. Но слуг у нас нет.
   - А кто же убирает в доме, стирает одежду, готовит? - в голове девушки не укладывалось, как можно жить без слуг. Пусть дома прислуга была не многочисленна, но Илиссе ничего не приходилось делать самой.
   - Слуги очень любопытны. Горожанам вовсе не обязательно знать, что творится в доме чародея. И потом, магия может почти все, - благоговейно заявил спутник: - А вот кухарка у нас есть: папа не любит наколдованную еду.
   Девушка облегченно выдохнула. Хоть готовить самой не придется.
   - Но раз у нас в доме появится женщина - придется от услуг поварихи отказаться. Френард не поощряет лишних трат, - обрадовал ее паршивец. - И не нужно будет использовать магическую силу на стирку грязных портянок и штанов.
   - Оказывается, я была права! Вы решили взять в дом не дочь и сестру, а рабыню! - возмутилась Илисса. - Не дождетесь! Я работать на вас не стану!
   - Значит, будешь ходить грязной, голодной и злой! - обрисовал молодой человек предположительное будущее девушки. - Хотя, ты всегда злая и недовольная.
   - В этом ты виноват!
   - Ну конечно... Вали все на меня! Только вот, что я тебе скажу, дорогуша: тебе придется или научиться выполнять всю домашнюю работу или освоить магию. Но не думаю, что к последней у тебя есть способности. И еще... Я никому не позволю позорить папу! Это моя привилегия! - рявкнул парень, крайне недовольный собой. Предложил тихо и мирно добраться до Энмирейна и сам же провоцирует девицу на скандал. Да и сказал он чистую правду. Нет у них слуг, и никогда не было. Отец опасался, что те могли что-то натворить с его магическими веществами и тем самым причинить себе вред. Достаточно того, что Нол в семь лет захотел из одной кошки сделать две. Сделал... Кошке процесс раздвоения не понравился, она вырвалась из рук, перевернула все склянки на столе, запрыгнула на полку с различными волшебными эликсирами, сбросив при этом часть из них. Сосуды при падении разбились, все жидкости перемешались, превратившись в белесое облачко. Энолан испугался и кинулся прочь из комнаты, но споткнулся о туже несчастную кошку, тоже несшуюся к двери, и упал. Животинка с воплем забилась под комод. Нол же при падении хорошенько ударился головой и потерял сознание. А волшебное облачко с наложившимся на него заклинанием осело на спину и правую руку мальчишки, прошло сквозь одежду и оставило на коже изображение кошки. Френард долго ругался, но после этого случая решил серьезно заняться обучением Энолана. Маг пытался удалить с тела воспитанника рисунок, но тот не поддавался никаким волшебным средствам и заклинаниям. Так вот изображение кошки и осталось у парня на всю жизнь, только со временем немного потускнело и стало напоминать татуировку...
   - Нол, ты меня слышишь? - Илисса встревожено смотрела на уставившегося куда-то вдаль спутника.
   - Что? - встрепенулся тот.
   - Я не буду позорить отца! - повторила спутница.
   - Значит, научишься готовить и стирать.
   - Посмотрим, - как-то странно ответила девушка, и у молодого человека появилось какое-то нехорошее предчувствие. Демоны! Что-то эта вся ситуация напоминает одну детскую сказочку, про вздорную принцессу и больного на всю голову короля, вздумавшего на таком чуде жениться. Только вот Нол - не король, и никогда им не будет... к счастью. И жениться он пока тоже не собирается. А Илиссе придется смириться с тем, что теперь она дочь мага и завидной партии ей не светит.
  
   В село Рожуки путники приехали ближе к вечеру. Довольно большое селение обладало собственным постоялым двором и трактиром, расположенными в одном строении. Нол, уже побывавший несколько дней назад в этом заведении, быстро отыскал его. Во дворе, молодые люди спешились и передали лошадей услужливому молодому конюху, вспомнившему щедрого постояльца.
   - Илисса, ты заходи в помещение, а я вещи заберу и присоединюсь к тебе.
   - Хорошо, - согласилась девушка, уставившись на вывеску, красующуюся над входом в двухэтажное здание. На деревянном щите радовала взор выведенная крупными буквами надпись "СЧАСТЛИВЫЙ БУГАЙ". Под ней красовалась бычья голова, между рогов которой были нарисованы золотой краской пять звезд. Что сие созвездие означало - трудно определить: то ли по задумке художника это должно было передать, что кто-то пытался посшибать бычьи рога, то ли так хозяин трактира хотел показать постояльцам качество оказываемых услуг.
   Илисса в нерешительности немного постояла перед дверью и, собравшись с духом, вошла. К ее удивлению большое помещение оказалось чистым и светлым. Посетителей было не много: в одном углу за столиком сидели, по всей видимости, приятели и тихо соображали на троих, за другим столом без лишних эмоций шла игра в кости, еще два постояльца трапезничали в гордом одиночестве.
   Мимо девушки прошмыгнула чернявая, пышногрудая служанка с пустым подносом в руке.
   - Простите, - окликнула ее Илисса.
   Смазливая девица остановилась, смерила посетительницу оценивающим взглядом, и, решив, что та платежеспособна, поинтересовалась:
   - Что госпоже угодно?
   - Мы с братом хотели бы снять две комнаты на ночь.
   - С братом? - служанка оживилась.
   - Да. Он сейчас подойдет, - подтвердила Илисса.
   - Это случайно не он? - спросила девица, глядя за спину девушки, и ее глазки похотливо заблестели.
   Дочь принцессы обернулась: в дверях стоял Энолан с седельными сумками на плече и улыбался подавальщице.
   - Нол! Рада тебя видеть! - промурлыкала та, подходя к молодому человеку. - Надеюсь, ты не забыл своего обещания?
   - Ну что, ты, Нэви! Я такие обещания не забываю.
   - Смотри мне! - служанка игриво погрозила пальчиком. - Так это и есть твоя сестра?
   - Сводная сестра, - уточнил парень.
   - Ну-ну... можно подумать...
   - Это не твое дело, Неви.
   - Пойду хозяина позову, - вдруг засуетилась девица и, пританцовывая, направилась в сторону кухни.
   - Иди, позови, - Энолан проводил ее мечтательным взглядом: похоже, день закончится лучше, чем он предполагал.
   - Нол, ты уверен, что это постоялый двор, а не другое сомнительное заведение? - недовольно поинтересовалась Илисса.
   - Тут большой список оказываемых услуг, - уклончиво ответил парень. - А вот и хозяин.
   Девушка обернулась. К путникам спешил молодой, не старше тридцати лет, симпатичный мужчина в чистой одежде и белоснежном переднике. Высокий и широкоплечий, он двигался меж столов и неровно стоящих табуретов на удивление проворно. Его облик как-то не увязывался с представлениями Илиссы о трактирщиках. Ранее она никогда не бывала в подобных заведениях, и ей казалось, что все их владельцы должны обладать маленьким ростом, лысиной и солидным пивным животиком. А этот больше напоминал дворянина, хорошо знакомого с воинским делом и решившего от нечего делать поиграть в простолюдина. Возможно, он и являлся внебрачным отпрыском некоего благородного господина, который его вырастил, воспитал, а когда пришло время, дал денег и пинком под зад отправил во взрослую жизнь.
   - Рад приветствовать вас госпожа, - владелец постоялого двора учтиво поклонился. - Думаю, вам понравится наша кухня, а отдых в этих стенах вы сочтете незабываемым... Я бы порекомендовал...
   - Хм-м... Нам нужны две отдельные комнаты, - перебил его Энолан. - К сожалению, моя Сестра привыкла рано ложиться спать, и не сможет послушать пение вашего замечательного барда и насладиться прочими увеселениями. Мы завтра рано утром уезжаем.
   Трактирщик с облегчением вздохнул:
   - Да... Понимаю... Бессонные ночи могут навредить вашей красоте, госпожа. Прошу подняться наверх, - он указал на лестницу. - Надеюсь, вы сочтете комнату достойной благородной...
   - Показывай комнаты, Ринард, - снова перебил его ученик мага, которому надоели показные расшаркивания. И что трактирщик такого в Илиссе отыскал? Наглый льстец. Тьфу! Глаз не сводит, соловьем заливается... Противно даже...
  
   Комната, выделенная Илиссе, превзошла все ее ожидания. Обставлена она была не очень богато, но со вкусом: кровать с балдахином, стол, пара кресел, в углу, слева от двери еще один маленький столик с принадлежностями для умывания. На свежевыбеленных стенах висят гобелены, изображающие прекрасных дев, единорогов и рыцарей, побеждающих каких-то чудовищ. Перед кроватью расстелена медвежья шкура. Но самое главное, деревянный пол был чистым, в углах под потолком не висела паутина и, вероятно, прочие насекомые тут тоже не обитали.
   - Располагайтесь, госпожа... - хозяин постоялого двора, ожидая подсказки умолк.
   - Илисса, - представилась девушка.
   - Госпожа Илисса, - улыбнулся мужчина.
   - Вот твои вещи, - Энолан с недовольным видом подошел к кровати и кинул на нее седельные сумки, а затем потребовал у трактирщика: - Веди в мою комнату.
   - У госпожи есть пожелания? Возможно, госпожа Илисса хочет освежиться после дороги? Вам прислать служанку? - не унимался Ринард.
   - Я... - под пристальным взглядом мужчины Илисса смутилась.
   - Госпожа недавно мылась, а служанку мне пришли, - ответил за нее Нол, отчего-то его раздражало пристальное внимание Ринарда к его спутнице.
   - Да они все три сегодня про работу забудут и весь вечер возле тебя одного прокрутятся, - с укором заметил трактирщик.
   - Ладно, ладно... Ужин сюда принеси.
   - Что изволите заказывать? - осведомился Ринард.
   - То, что и в прошлый раз, только на двух человек.
   - Как скажешь. Пошли, комнату покажу, - хозяин постоялого двора направился к двери.
   - Я скоро вернусь, - сказал молодой человек спутнице и последовал за Ринардом.
   Оказавшись в коридоре, Нол зашипел на трактирщика:
   - Что это ты себе позволяешь?
   - Я? - удивился тот.
   - Если мы несколько дней назад вместе хорошо повеселились, это не значит, что ты можешь заигрывать с моей сестрой!
   - Да какая она тебе сестра?!
   - Сводная... Короче не важно! У меня есть обязательства перед ее отцом, и я не позволю, что бы какой-то графский байстрюк клинья к ней подбивал.
   - Да не нужна мне твоя, якобы сестра! У меня своих таких "сестер" целых три на выбор! Только и ждут намека! - огрызнулся Ринард
   - Ладно... Но проследи, что бы ее никто не беспокоил, а то Илисса и так думает, что я ее в дом терпимости привез, - Энолан немного остыл. Драконья задница! И что это на него нашло? Про служанку при девчонке ляпнул! А какое ее собачье дело до его кошачьей жизни?!
   - Хорошо. И еще предупреждаю, если опять из-за тебя мои работницы перегрызутся, я за комнаты тройную плату возьму, и не посмотрю, что ты постоялец - все ребра пересчитаю.
   - Про заказ не забудь, - напомнил молодой человек, не обращая внимания на угрозу.
   - Да Нэви небось уже всю кухню на уши поставила! Для тебя любимого старается. Ну что? Вечером отметим приезд? - рассмеялся Ринард. Ему нравилось общество этого веселого, бесшабашного парня. Кому-нибудь другому он бы не простил такого отзыва о своем происхождении, но не Энолану.
   Нол улыбнулся:
   - Я согласен.
   - Вот и хорошо. Это твоя комната, - Ринард указал на дверь напротив Илиссиной и протянул ключ. - Буду ждать тебя в зале.
   - Договорились, - Энолан вернулся к спутнице.
  
   Дочь принцессы с недовольным видом сидела в кресле и теребила кончик косы. Илисса не соизволила достать свои вещи из седельных сумок, которые по прежнему лежали на кровати так, как их бросил Нол.
   - Энолан, тебя не учили стучаться, перед тем как войти в комнату к девушке? - возмутилась девушка.
   - Что еще не так? - парень приготовился к обороне.
   - Мне не нравится этот постоялый двор.
   - А ночевать в лесу тебе нравится? - спокойно поинтересовался Нол, садясь в другое кресло.
   - Еще мне неприятен здешний хозяин, - продолжила девушка перечисление своих претензий, игнорируя заданный вопрос.
   - И чем он тебе не угодил? - спросил молодой человек. Сегодня и его Ринард раздражал.
   - Не похож он на трактирщика. Ему бы махать мечом, а не торчать на кухне, - пояснила свое недовольство Илисса.
   - У всех свои причины заниматься тем или иным делом. Ты тоже на дочь принцессы не очень похожа.
   - Нол, почему ты не разрешил, чтобы мне приготовили воду для купания?
   - Потому, что я привык входить без стука, и запертые двери мне не преграда, - честно признался парень. - Увидел бы что-нибудь лишнее, ты бы потом обижалась, а мне бы ночью кошмары снились.
   Илисса надулась, напомнив Энолану нахохлившегося воробья.
   - Лисса, купание довольно дорогая услуга.
   - А эта комната дешевая?
   - Других тут просто нет. Ринард помешан на чистоте и аккуратности. И это не бордель, как ты решила. Так что отдыхай спокойно, никто, кроме меня тебе мешать не будет, - по выражению лица девушки, Нол понял, что она ему не верит. - И еще. Лучше не спускайся вечером в зал. Хоть Ринард строго следит за порядком, но мало ли что может случиться, а наверх всякому отребью хода нет.
   - Значит, ты будешь развлекаться, а я должна взаперти сидеть?!
   - Илисса...
   В дверь постучали.
   - Войдите! - разрешил парень.
   В комнату грациозно вплыла Нэви с подносом, полностью заставленным мисками. Запах пищи сразу же приятно защекотал ноздри молодых людей, проголодавшихся за целый день пути. Илиса отметила, что служанка успела сменить свое скромное одеяние на платье с неприлично глубоким вырезом, а темные волосы украсить цветочком. Нол тоже заметил изменения в облике Нэви и явно этим наслаждался. Он с видом довольного кота взирал на готовую выскользнуть из платья грудь при каждом наклоне девицы, расставляющей на столе посуду. Служанка млела под его взглядом и все ниже, и ниже склонялась над столом. Энолан сглотнул слюну, набежавшую то ли от вкусного запаха сытного ужина, то ли от вида соблазнительницы. Дочь принцессы готова была дать руку на отсечение, что от последнего.
   Нэви наконец-то освободила поднос, многообещающе улыбнулась молодому человеку и, виляя задом, вышла из комнаты, не забыв в дверях послать Нолу воздушный поцелуй.
   - И ты говоришь это порядочное заведение, - возмутилась Илисса.
   - Заведение приличное, а вот работающие тут девицы имеют свои представления о порядочности, - парировал парень, придвигая к себе миску с неким подозрительным блюдом: какие-то плавающие в соусе овальные кусочки мяса, напоминающие разрезанную пополам сливу. Затем радостно потер ручки и воскликнул: - Ну, разбирай, кому чего не хватает!
   Девушка посмотрела на содержимое стоящих перед ней мисок: в одной находилось такое же блюдо, какое за обе щеки уплетал Нол, а в другой какая-то рыхлая масса, сверху залитая плавленым сыром. Как гарнир предлагалась гречневая каша.
   - Нол, а что ты ешь? - поинтересовалась дочь принцессы, не решаясь попробовать подозрительные кушанья.
   - Это нашываетшя "Коровьи хрезы", - жуя, ответил парень.
   - Чьи грезы? - девушка чуть не выронила ложку из рук.
   - Коровьи... Я не виноват, что у Ринарда такое чувство юмора. В его трактире готовят только блюда из говядины.
   - Так что это?
   - Бычьи прелести. Так понятней будет?
   Девушка в ужасе отодвинула миску.
   - А это? - она подковырнула ложкой корку сыра на втором блюде. - Только говори сразу из чего это приготовлено.
   - Коровьи мозги. Вкуснятина, - порекомендовал молодой человек.
   Илисса с опаской попробовала рекомендуемое кушанье. К удивлению оно пришлось ей по вкусу, и девушка съела несколько ложек. Но мысль о том, что она ковыряется в чьих-то мозгах, заставила отставить и это блюдо.
   Парень с непониманием воззрился на спутницу и поинтересовался:
   - Ты это не будешь есть?
   - Забирай, если тебе этого всего не хватает, - недовольно ответила та.
   Нол перестал есть и серьезно посмотрел на девушку.
   - Знаешь, Лисси, настоящему мужчине и того, и другого никогда не бывает много, - назидательно произнес он и снова принялся за еду.
   Девушка же смущенно уставилась в миску с кашей, размышляя, есть это или не есть, и не приправлена ли она еще какой-нибудь "дрянью".
   Ужин завершился в полной тишине. Парень умял и свою еду, и Илисинну. Запив все красным вином, он встал из-за стола, снял с пояса кошельки: свой и спутницы, - и протянул их девушке.
   - Припрячь, а я пойду своими делами займусь, - сказал Нол. - Пришлю служанку, чтобы забрала грязную посуду. Когда она уйдет, закрой дверь на ключ. Никого постороннего не впускай и сама в зал не спускайся. Ты меня поняла?
   - Да, - обиженно ответила Илисса.
   Нол вздохнул:
   - Лисси, это для твоей безопасности. Я плохо знаю завсегдатаев этого трактира. Мало ли чего может произойти. Если с тобой что-то случится, Френард мне яй... голову открутит. Я не шучу. Ты не видела своего отца в гневе. Поверь мне на слово, это страшное зрелище.
   - Мой отец еще и чудовище, - как-то безучастно отозвалась девушка.
   - Тьфу-ты! Папа добрейшей души человек, но если обидят членов его семьи, он целый город в пыль обратить может. Ладно, отдыхай, а я пошел... Чуть не забыл... Пусть она у тебя переночует, - молодой человек достал из-за пазухи ящерку и посадил ее на кровать. Радужный дракончик тут же вскарабкался наверх балдахина.
  
   Когда дверь за парнем закрылась, Илисса встала из кресла и подошла к кровати. Сбросив на пол седельные сумки, девушка села на ложе, а затем откинулась на него. Она лежала, разглядывая замысловатый узор на ткани балдахина, пока не раздался стук в дверь. Вспомнив о кошельках, девушка подскочила на ноги, метнулась к столу и подхватила лежащие на нем мешочки.
   - Кто там? - встревожено спросила она.
   - Это я, Марти, служанка. Меня за посудой прислали, - послышалось из-за двери.
   - Заходите.
   Илисса приготовилась увидеть очередную разбитную девицу, но Марти оказалась скромной молодой женщиной. Служанка собрала миски со стола и, собираясь уходить, поинтересовалась:
   - Не нуждаетесь ли вы в чем-нибудь, госпожа?
   - Спасибо, нет. Хотя... Можно уже было бы зажечь свечи.
   - Как пожелаете, госпожа.
   Марти ушла, а Илисса спрятала кошелек Нола под подушку, а из своего достала кувшинчик, где обитал родник. Девушка откупорила сосуд, из которого тут же раздался недовольный голос:
   - Ну, наконец-то! Чуть не задохнулся! Ты нарочно меня своему женишку подсунула? Мстишь за вчерашнее?
   - Знаешь, родник, мне своих неприятностей хватает. И потом, ты обещал, что будешь вести себя тихо.
   - Я и молчал весь день.
   - А вчера, что творил?! Позорил меня как мог!
   - Меня вчера убалтывало, а сегодня нет.
   - Ладно, не будем препираться. У меня нет сил с тобой спорить, - устало сказала девушка.
   - Тогда давай просто поговорим, - предложил родник.
   - О чем?
   - О чем-нибудь.
   - Не знаю, о чем можно разговаривать с родником, у которого даже имени нет. Да ты теперь и не родник вовсе.
   - Когда я был... Было у меня имя... - в журчащем голоске слышалась неподдельная грусть. - Очень давно...
   - И как тебя называли? - оживилась Илисса.
   - Не важно. Зови меня, как хочешь, - отмахнулся он.
   - Может, Родни? Или Бренвер, в честь замка Бренвенер?
   - Придумала еще в честь груды слепленных камней назвать, - недовольно пробурчал родник. - Родни мне больше нравится. Нет не надо... Ладно... Зови меня Мивар.
   - Мивар, так Мивар. Непривычное имя, - согласилась девушка.
   - Авердское.
   - Ого! Но Аверд находится в эльфийских землях! - удивленно воскликнула Илисса
   - Ну да. И что? Оно мне приятно. Может, я мечтаю стать эльфом! Я что не могу помечтать? - возмутился родник и недовольно булькнул.
   - Конечно, можешь, - попыталась успокоить его собеседница. Ну, надо же обидчивый какой нашелся. Везет ей на спутников: один - похабник, каких свет не видывал, другой - слишком обидчивый и тоже невоздержанный на язык.
   В дверь постучали.
   - Это, наверно, служанка пришла, - предположила Илисса.
   - Госпожа, это Марти! Вы просили зажечь свечи, - послышалось в подтверждение ее слов.
   - Входи, Марти! - пригласила девушка, а роднику шепнула: - Веди себя тихо.
   Служанка молча выполнила свою работу и, пожелав постоялице хорошего отдыха, вышла.
   - Ну, о чем еще поговорим? - тут же поинтересовался неугомонный Мивар.
   - Не знаю, - ответила дочь принцессы. - Хотелось бы расспросить тебя о моем отце, так ты деньги требовать начнешь.
   - Ну, что ты! Для тебя все за полцены, - девушка сникла, и родник тут же передумал: - Нет, все бесплатно. А лучше я тебе попробую кое-что показать. Только не знаю, получится ли. Неси сюда таз и кувшин с водой прихвати.
   - Что ты задумал?
   - Неси, говорю!
   Как только Илисса поставила таз на стол, Мивар приказал:
  -- Наполни его водой, а потом перелей туда меня.
   Девушка выполнила его просьбу.
   - Ух! Здорово! Хоть разомнусь немного, надоела теснота! - счастливо пробулькал родник.
   - Мивар, ты обещал мне что-то показать, - напомнила ему Илисса.
   - Обещал - покажу! Свечи придвинь поближе.
   Она сделала так, как он просил:
   - Так достаточно?
   - Вполне! Смотри! Кстати, ты двери заперла?
   - Ой! Забыла! - девушка бросилась к двери и задвинула засов, а затем вернулась к столу.
   - Теперь смотри, - раздалось из емкости. - Надеюсь, получится. Хе! Давно я так не баловался! То есть не делал. Хм... Ладно попробую...
   По воде в тазу пошли круги, как от кинутого в нее камушка. Потом возник водоворот, все ускоряющий и ускоряющий свое движение. Это происходило довольно долго и Илиссе показалось, что у нее начинает кружиться голова. Внезапно все прекратилось, жидкость в тазу потемнела. Через мгновение девушка увидела на замершей воде человеческий силуэт. Изображение посветлело настолько, что можно стало различить даже некоторые предметы, находящиеся в помещении, а затем раздался мужской голос:
   - Темновато.
   Человек пошарил рукой в каком-то ящике, извлек от туда несколько свечей, вставил их в свободные гнезда подсвечника и зажег. В комнате стало значительно светлее, но мужчина, недовольно покачав головой, сделал пасс рукой. На ладони появился бледно голубой шарик. Маг подкинул его вверх. Тот, зависнув над его головой, ярко засиял, освещая комнату.
   Довольно кивнув, человек поставил перед собой глубокую миску, потом открыл книгу, полистал ее и, остановившись на нужной странице, стал читать.
   - Добавить это, - он потянулся к полке, висящей над столом, и взял с нее какой-то маленький сосуд. Прочитав на нем надпись, вылил содержимое в миску. - А теперь добавить пять капель... - мужчина снова потянулся к расставленным на полке сосудам. - Куда этот паршивец его дел? - недовольно проворчал он. - Ага, вот.
   Маг откупорил кувшинчик, подозрительно понюхал его содержимое, затем отпил и разразился ругательствами:
   - Гоблины зеленые! Это же шеминкин самогон! А на что ушастый паскудник извел эликсир солнечных лучей?!
   Илисса, как завороженная, смотрела на ожившую картинку. Одетый в темно-синюю мантию с пятнами непонятного цвета, высокий русоволосый человек показался ей смутно знакомым. Не может быть!
   - Мивар, это мой отец?
   - Тихо, - шикнул на нее тот.
   Маг на ожившем изображении насторожился, оглянулся, сделал пасс рукой, и вода в тазу снова стала прозрачной.
   - Ну вот! - воскликнул Мивар. - Заметил, что за ним подсматривают.
   - Это мой отец? - повторила вопрос Илисса.
   - Да, это он.
   - Такой, каким я видела его во сне. Мивар, а покажи еще что-нибудь, - попросила девушка, ближе придвинувшись к столу.
   - Хорошо. Смотри.
   На потемневшей водной поверхности появилась новая живая картинка. Дама Абигейль готовилась ко сну. Женщина, видимо, тоже находилась на каком-то постоялом дворе. Она расчесала свои редкие волосенки, заплела их косу, напоминающую мышиный хвостик. Фальшиво напевая какую-то песенку, почтенная дама полезла в плетеный короб, вынула из него сундучок и поставила его на стол. Затем сняла с шеи подвешенный на серебряной цепочке ключ и вставила его в замочек. Подняла крышку. Что хранила в сундучке кормилица Илиссы, так и осталось неизвестным. Вместо ожидаемого почтенная дама увидела большую, зеленую, пучеглазую лягушку, которая, моргнув одним глазом, квакнула:
   - Ква!
   - А-а-а-а-а-а-а!!! - заверещала кормилица.
   - Ква! - повторила лягушка и выпрыгнула из сундучка на стол.
   Дама Абигейль ничего не ответила, а молча упала в обморок.
   Илисса расхохоталась. Так противной тетке и надо!
   - А еще что-нибудь покажи, - смеясь, попросила девушка родник.
   - Смотри.
   На воде появилась комната, окутанная полумраком. Послышались мужской шепот и тихий женский смех, к которым примешивались непонятные звуки, какая возня. Парочка, обнимаясь, приблизилась к столу, на котором стоял подсвечник. Его света оказалось достаточно, что бы Илисса разглядела, кем были эти двое. У девушки пропал дар речи. Опираясь спиной о стену, Нэви обнималась с Нолом. Обвив шею парня руками, девица прижималась к нему, а тот целовал ее шею, успевая при этом шептать какие-то глупости. Служанка что-то сказала Энолану на ухо, его рука тут же вцепилась в ткань платья и потянула юбку вверх. Девица помогла любовнику и бесстыдно закинула обнаженную ногу ему на бедро.
   - Убери это непотребство, - Илисса ударила ладонью по воде.
   - Потише, леди, потише. Я и сам не знал, что твой женишок э-э-э... не один, - попытался оправдаться родник.
   - Ты нарочно показал мне это! - возмутилась девушка
   - Ну, извини... так получилось, - в журчащем голоске совершенно не слышалось раскаяния. - А чего ты так разозлилась?
   - Я не разозлилась! Неприлично подглядывать за людьми...
   - Да, ладно! Наверно, ревнуешь женишка!
   - Делать мне нечего ревновать какого-то ушастого развратника к блудной девице. Он мне не муж и даст Создатель, никогда им не станет, - заявила Илисса и направилась к кровати.
   - Ну-ну... можно подумать, что тебе совсем не обидно, - не унимался родник. - От судьбы не скрыться и не...
   - Замолчи! А то выплесну тебя прямо из окошка! - пригрозила дочь принцессы.
   - Все. Молчу, молчу! - поспешно заверил ее Мивар, а затем спросил: - Ты не против, если я в этом тазике переночую?
   - Ночуй, только замолчи.
   Илисса, не раздеваясь, легла на постель. И почему ее так взволновало и задело увиденное? Ведь Энолан ей совсем не нравится. Конечно, он очень красив, но это его единственное положительное качество, а не повод смотреть на парня снизу вверх, преданно виляя хвостом.
  
   ...Оставшись один, Нол сладко потянулся и подумал, что не все так плохо в этой жизни. Во всяком случае, этот день прожит не зря, а вечер обещает еще и приятную беседу с другом за кубком дорогого танайского вина. Молодой человек не спеша оделся, поправил прическу и вышел в коридор.
   Перед тем как спуститься в зал, он решил проверить, все ли в порядке с Илиссой. Подойдя к комнате, выделенной для девушки, Нол прислушался. Тихо. Подумав, что спутница уже десятый сон видит, он отошел от двери, но, сделав несколько шагов к лестнице, остановился: мало ли почему там тихо, а вдруг девчонка в другой комнате и не одна, вон как ей Ринард глазки строил. И что трактирщика в ней привлекло? Он же не видел и не щупал того, что удалось Нолу, и даже не подозревает, что там под платьем спрятано. Ну, на мордашку Лисси все-таки довольно симпатичная, наконец-то признался он сам себе. Это внезапно пришедшее откровение, заставило развернуться и опять оказаться возле двери девушки
   - Илисса, ты спишь? - тихо, чтобы не разбудить других постояльцев, спросил он и постучал в дверь.
   Илисса не спала: как же уснешь тут после всего, показанного родником, да услышанного, когда потаскушка Нэви выметалась из комнаты Нола, - и отвечать ушастому развратнику не собиралась.
   - Ты одна? - раздалось из-за двери.
   Похоже, это Нола волновало больше всего.
   "Да за кого он меня принимает!? - возмутившись, подумала девушка, но промолчала. - Пусть помучается".
   Стук повторился, и дверь дернулась под натиском навалившегося на нее тела.
   - Ты точно одна? - чуть громче поинтересовался парень.
   Но в ответ все та же тишина.
   - Илисса, ты здесь? Ответь, или сама знаешь, что будет, - пригрозил молодой человек, намекая на событие, произошедшее в Бренвенере, когда дверь в комнату дочери принцессы просто растворилась.
   Девушка поняла: пока она не отзовется - он не оставит ее в покое.
   - Я тут! Одна! - зло произнесла Илисса, поворачиваясь на другой бок. - Отстань от меня!
   - Хорошо, - Нол для уверенности приложил ухо к двери и, услышав только одно дыхание, наконец-то утихомирился и со спокойной совестью пошел к лестнице. Уловленное чутким слухом недовольное шипение девушки и осознание того, что он сейчас учудил, лишено всякого смысла, уже не могло испортить его хорошего настроения.
  
   С заходом солнца в зале постоялого двора стало многолюдно. Как Нол заметил еще в прошлый свой визит, основными посетителями были более-менее зажиточные селяне, привыкшие коротать вечера за кружкой хорошего вина или пива и игрой в кости. За ближайшем к лестнице столом два довольно богато одетых господина, по всей видимости купцы, не громко обсуждали какие-то торговые сделки. Молодая пара, вероятно супружеская, устроившаяся через стол от купцов, обменивалась влюбленными взглядами. Муж, думая, что его никто не слышит, нашептывал на ушко жене свои фантазии, которые намерен воплотить в ближайшую ночь, а та счастливо хихикала. Впрочем, пока Энолан спустился с последней ступеньки, супруги решили приступить к осуществлению задуманного и поспешили наверх. Их место тут же заняли два крестьянина, даже не дожидаясь, когда служанка уберет со стола. Им было что отметить: сегодня они вернулись с рыбалки с богатым уловом. Одному посчастливилось подцепить огромную щуку, которая благополучно сорвалась с крючка. И вот теперь оба рыбака спорили каких размеров была та рыбина.
   Воспитанник мага подошел к стойке. Ринард отпустил посетителю пиво, пересчитал полученные медяки и ссыпал их в кошель, который тут же привязал к поясу. Заметив Энолана, он приветствующе кивнул и поинтересовался:
   - Ну как устроились? Твоей СЕСТРЕ все понравилось? Не нужно ли чего? Ты ей скажи, чтобы не стеснялась, все будет за счет заведения.
   - А чего это ты таким щедрым стал? - насторожился парень и пристально посмотрел в глаза Ринарду. Мдя... видимо запал тот на Илиссу. - Все-таки приглянулась тебе девчонка? И что ты в ней нашел? Перед тобой эвон какие красотки крутятся.
   Нол проводил взглядом стройную фигурку Нэви, спешащую с разносом к какому-то столику в глубине зала.
   - Дурак ты еще, - отмахнулся от него трактирщик, и поучающим тоном произнес: - Будешь хотя бы в моем возрасте, поймешь, но, возможно, будет поздно. - Хозяин заведения облокотился на стойку и заявил: - Твоя спутница ведь из дворян. Не отпирайся.
   - С чего ты взял?
   - Благородную кровь пальцем не размажешь и сапогом не разотрешь. Понасмотрелся я в свое время на дворянок...
   - А причем тут это? - не понял Энолан.
   - Притом, что эта леди, возможно, вращается среди знати и может порекомендовать высокородным господам мой постоялый двор. А это богатые посетители, и разумеется больший доход заведению.
   - Помечтай! Ты сам-то много навращался? - вздохнул юноша и окинув взглядом зал поинтересовался: - А что-то я твоего вышибалу не вижу.
   - У Бренека жена утром родила. Я его на сегодня отпустил.
   - Передавай ему мои поздравления.
   - Передам, - Ринард невесело улыбнулся. - Я вот думаю, тихо ли этот вечер пройдет? Принесла сегодня нелегкая четырех наемников. Когда уж тут за твоей "сестрой" ухлестывать. Зал ведь без присмотра не оставишь... Подожди-ка...
   К хозяину заведения быстро подошла Марти и что-то шепнула на ухо.
   - Пойду разберусь, а ты тут меня подмени, - ответил он ей, и, уже обращаясь к Энолану, сказал: - Тут на ночь глядя пиво привезли, надо принять и расплатиться. Я быстро. Подожди меня здесь.
   Нол кивнул, и тоскующим взглядом окинул зал. Не найдя ничего интерсного он воззрился на Марти, которая ловко обслуживала какого-то пожилого селянина.
   Освободившись, служанка без всякого почтения обратилась к Энолану:
   - Тебе чего-нибудь подать?
   - Нет, - сухо ответил тот. И какой гоблин подсунул Ринаду в прислугу такую зануду. Ну нашел же он двух совершенно нормальных девиц, а эта... Хотя, это тоже довольно ничего, но все-таки зануда.
   - Может присядешь где-нибудь, - недовольно предложила Марти. - Нечего на меня пялиться. Я тебе не какая-то там...
   Нол огляделся в поисках свободного места, где бы он смог бы спокойно дождаться хозяина трактира. В дальнем углу зала он заприметил четырех вооруженных парней. На коленях у самого крупного сидела Веся, еще одна служанка Ринарда. Наемник прижал ее себе и поцеловал в шейку. Девица громко рассмеялась.
   - Шлюха, - прошипела Марти, проследив за взглядом Энолана. - Лучше бы работать шла. Ничего не делает только вот...
   - Как умеет - так и работает... Все-таки подай пива, - немного поразмыслив попросил молодой человек. Кружка с пенным напитком незамедлительно и со стуком о прилавок была поставлена перед ним. Нол подхватил ее, отхлебнул пива, и, наконец-то отлепившись от стойки, направился к освободившемуся столу.
   В ожидании Ринарда воспитанник мага устроился поудобней и принялся неспешно потягивать хмельной напиток, изредка поглядывая на зал. Задумавшись о несправедливости богини Судьбы к его личной жизни, он не заметил, как кто-то подошел сзади и положил руки ему на плечи. Нол обернулся и увидел хорошенькую мордашку Веси.
   - Привет, красавчик, - проворковала дивица и склонилась над парнем, подставляя уста для поцелуя, а грудь, едва не вываливающуюся из расшнурованного платья, для обозрения.
   Нол посмотрел на ее губы, потом медленно перевел взгляд на бюст, сделал глоток пива и поставил кружку на стол.
   - Привет, Веся, - сухо поздоровался он.
   Молодой человек даже не успел моргнуть, а девица уже ерзала у него на коленях, устраиваясь поудобней. Обвив его шею руками служанка с наигранной обидой поинтересовалась:
   - Ты мне не рад?
   - Да как тут не радоваться? - обреченно ответил парень, медленно обнимая ее за талию, и оглядываясь на покинутого Весей наемника. Нол был конечно не против ее внимания, если бы оно не сопровождалось тяжелым взглядом и ходящими желваками на покрасневшей физиономии поклонника, только что отвергнутого служанкой. Из большого опыта пусть не долгой, но весьма бурной жизни парень знал, что сейчас назревает грандиозный скандал, со всеми вытекающими из него последствиями. Не то чтобы он боялся нескольких вооруженных бандитов, просто не хотелось портить Ринарду столь замечательное заведение. А девица, как нарочно, липнет к нему, словно не понимает, что творит. - Тебе не кажется, что...
   - Нол, ну что ты такой сегодня занудный, - капризно перебила его Веся, проведя пальчиком по его нижней губе. - Тебе трудно осчастливить девушку хотя бы поцелуем? - и не дожидаясь, когда Нол соизволит выполнить ее просьбу, сама поцеловала его.
   Услышав за спиной рык и грохот упавшего табурета, Энолан отцепил от своей шеи руки наглой девицы:
   - Лучше иди пока погуляй.
   Служанка не стала спорить и, соскользнув с его колен, поспешила из зала, то и дело оглядываясь и загадочно улыбаясь. Нол, услышал за спиной движение, но, словно ничего не происходит, потянулся за пивом. Насладиться напитком так и не успел - кружку накрыла огромная лапища и отодвинула на край стола. Парень просмотрел на волосатую ручищу, затем медленно перевел взгляд на несостоявшегося любовника Веси. Мда... Судьба решила внять прежним его мольбам, и в этот вечер сразу выполнить все желания: время с симпатичной девушкой он уже провел, хорошая драка вот-вот состоится, а славная попойка, к сожалению, на грани срыва. Хотя... вечер еще далек до завершения.
   - Так-так! - произнес наемник, разглядывая соперника. - Эй, парни, тут эльфийский ублюдок расселся.
   Парни, заинтересовавшись, зашевелились и обступили Энолана. Народ с ближайших столиков поспешил перебраться поближе к выходу. Драки в заведении Ринарда случались крайне редко, но чем пьяный демон не шутит? А, может, и обойдется.
   По-видимому удлиненные заостренные уши и обилие украшений в прическе Нола произвели неизгладимое впечатление на наемника. Он смачно, заковыристо выругался и поинтересовался:
   - Что ж, ты, эльфячья морда, словно баба, побрякушками увесился? А все туда же чужих девок сманивать! Тьфу! - и плюнул прямо на столешницу.
   - Может, тебе их удерживать нечем? - невинно поинтересовался воспитанник мага.
   - Что?! - взревел наемник.
   - Глянь, Дирк, он еще и серьгу на ухо нацепил! - заметил один из его товарищей, белобрысый и невысокого роста.
   - Щас я ему на задницу кольцо нацеплю, - пообещал Дирк.
   - Это зачем? - поинтересовался белобрысый.
   - Чтобы ведро повесить, а то щас как врежу промеж глаз - сразу обделается!
   - Прафильно! - поддержал его третий наемник, с перевязанной рукой и выбитыми передними зубами. - Пуфть сфое дерьмо с фобой тафкает!
   Тройка ретивых бродяг по ратным полям развеселилась. Нола же совсем не обрадовала перспектива, так живописно обрисованная Дирком:
  -- Ребята давайте разойдемся мирно и без лишних...
  -- Заткнись ушастый! - осадил его громила.
   - Дирк, не трогай его, - наконец-то отозвался четвертый, с кривым шрамом на левой щеке, наемник, до этого предпочитавший отмалчиваться.
   - Не порть нам веселье, Ланк, - рявкнул на него Дирк.
   - У него кольцо мага, - продолжил Ланк.
   - Чего? - не понял заводила.
   - Ну, я по молодости был в Коризе, где принято, чтобы маги носили вот такие серьги. Там все ремесленники серьгу, цеховой знак, в ухе носят, только разных форм.
   - Так он еще и маг?! Этот патлатый засранец маг?! - еще больше разъярился Дирк.
   Нол подумал, что у громилы какая-то особая "любовь" к магам, и решил - пора что-то делать, иначе...
   Он еле увернулся от летящего в лицо кулака и с поразительным для своего высокого роста проворством нырнул под стол, успев при этом толкнуть под ноги громилы табурет. Дирк потерявший равновесие рухнул на столешницу, сбив кружку с недопитым пивом. Кружка, разбрызгивая содержимое, отлетела к столу напротив и вдарила спящего за ним рыжебородого дядьку по лбу. Рыжебородый подскочил, долго не разбираясь, кто виноват, схватил табурет и запустил им в группу наемников. В это время Нол выбрался из-под стола и угодил прямиком в лапищи разбуженного мужика, который с ревом "Убью!" схватил его за куртку и вознамерился хорошенько приложить парня в ухо. Но осуществить задуманное Рыжебородый не успел: наемники, обидевшись, что их законную добычу перехватили, да еще таким хамским образом, ринулись в драку...
  
   Илисса проснулась от шума, доносящегося с первого этажа. Она села на кровати, пытаясь понять, что происходит.
   - Проснулась? Хи-хи! - послышался из тазика ехидный голосок родника.
   - Что случилось? - встревожено поинтересовалась она и вздрогнула от звука, как ей показалось, ломаемой о стену мебели.
   - Да ничего особенного, обычная драка, - спокойно сообщил источник, и не без удовольствия добавил: - Там нашему красавцу, морду бьют. Показать?!
   Последнее слово он уже крикнул вслед выбегающей из комнаты девушке.
   - Ну, надо же! Разволновалась-то как! - булькнул сам себе родник. - Так ему и надо! А то меня испарять собрался. Недорозумение ушастое!
  
   Дочь принцессы в нерешительности остановилась возле лестницы, где уже находились несколько зевак из постояльцев "Счастливого бугая". Один пожилой мужчина с помятым от сна лицом повернулся к девушке и возмутился:
   - Что это такое! Безобразие! Я плачу за спокойный сон, а тут демоны знают, что творится! Мне рекомендовали этот постоялый двор, как самый спокойный! И что?! Вы только посмотрите! Да тут сам хозяин отъявленный разбойник!..
   Илиса и сама сверху отлично видела, как посреди всеобщей свалки Ринард отчаянно мутузит какого-то белобрысого "бедолагу".
   - Гоблины зеленые! Ринард, с зади! Врежь этому лысому! - крикнул другой постоялец в рубахе плотно обтягивающей пивной животик.
   Хозяин постоялого двора, услышав предупреждение, пригнулся: кулак нападающего врезался в лицо белобрысого, который тут же рухнул на пол и больше уже не поднялся. Но воздать лысому по заслугам Ринарду так и не удалось: Нол, сбив с ног своего противника, бросился трактирщику на помощь. Он развернул наемника к себе и ударом в челюсть уложил рядом с белобрысым.
   Неожиданно распахнулась дверь и на пороге возник высоченный детина, закрыв широкими плечами весь дверной проем. Он оценивающим взглядом окинул побоище, покачал головой, тяжело вздохнул и, набрав в лёгкие побольше воздуха, рявкнул во все горло:
  -- А ну прекратить!!!
   Нол и Ринард обернулись на голос. А рыжебородый дядька и главарь наемников, не расслышав в пылу драки, продолжали самозабвенно колошматить друг друга.
   Зеваки-посетители трактира заторопились к выходу, зная, что с появлением вышибалы развлечению пришел конец. Бренека селяне не сказать, чтобы очень любили, но уважали за силу и умение этой силой пользоваться: еще не было случая, чтобы он ненароком причинил кому-то вред. Зрители-постояльцы, решив, что больше не на что смотреть, тоже побрели в свои комнаты, оставив Илиссу одну на лестнице.
   Вышибала пропустил выходящих и, лавируя между перевернутыми табуретами и передвинутыми с привычных мест столами, направился к так и неунявшимся драчунам.
   Воспользовавшись заминкой, первый противник Нола, наемник со шрамом на щеке, кое-как поднялся с пола, схватил табурет и обрушил его на голову воспитанника мага. Для хорошо помятого человека, он проделал это так поразительно быстро, что никто не успел предупредить Энолана. Растрепанный высокий хвост на голове парня, смягчил удар, но молодой человек потерял равновесие и, ударившись переносицей о край стола, упал на пол. Наемник же решил уделить внимание Бренару, но хозяин постоялого двора оказался проворней, перехватил руку противника и заломил ее ему за спину, а затем, схватив за шею, стукнул его лбом о столешницу.
   Илисса все видела, и даже вздрогнула, когда табурет опустился на голову ее спутника. Но вот отчего-то ей совсем не было жалко Нола. Девушке казалось, что именно воспитанник ее отца повинен в произошедшей драке, и заслужил подобной трепки. Она сама не могла объяснить почему. Наверно, слишком много недостатков находила она у этого парня. Ей самой хотелось еще раз врезать по наглой смазливой роже, только вот как-то случай не подворачивался, да и ушастый паршивец был всегда начеку. Ей даже в голову не пришло, что с ним могло произойти что-то серьезное. Зараза к заразе не пристает, а на этом ушастом все заживает, как на собаке. Маг ведь. Поэтому она не сдвинулась с места и молча взирала с высоты лестницы на второй этаж, как вышибала и Ринард скручивают сопротивляющихся наемников и выдворяют их из зала.
   - Бренек, тащи их к старосте в амбар. Пусть там отоспятся и в себя придут. И не забудь потом вернуться за их дружками, - напутствовал вышибалу хозяин постоялого двора. Затем обратился к рыжебородому мужику: - А ты, дядька Дарен, ступай домой, проспись. Завтра поговорим.
   Тот хотел что-то возразить, но махнув в сердцах рукой, поплелся к выходу, что-то недовольно бубня себе под нос.
   Дочь принцессы подумала, что слуга Ринарда с двумя наемниками не справится хоть и здоровенный детина. Но со двора донеслись восклицания, одобряющие действия хозяина постоялого двора и предложения помощи в доставке драчунов к сельскому старосте. По всей видимости, народ, так ретиво покинувший поле боя, не спешил расходиться, решив урвать себе хоть немного славы. Несколько добровольцев следом за трактирщиком вернулись в зал, дабы подобрать потерявших сознание наемников и воссоединить их с друзьями.
   - Грифона мать! - выругался Ринард, прикинув в уме стоимость разрушенной мебели, и поинтересовался у одного добровольного помощников: - Ладко, не знаешь, кто драку начал?
   - Да вроде этот ушастый! - последовал ответ и кивок в сторону так и не пришедшего в себя Нола.
   - А, может, и не он, - отозвался другой помощник, мужчина средних лет с проседью в темных волосах, разглядывая лежащего лицом вниз и не подающего признаков жизни парня. - Я то не особо понял из-за чего они сцепились. Наемники. Им любой повод подойдет.
   Хозяин постоялого двора сокрушенно покачал головой, а затем присел на корточки у распростертого тела:
   - Так и знал, что этим все закончиться.
   Сказано это было довольно громко, и Илисса прекрасно расслышала слова Ринарда. О наемниках ходила дурная слава, но она была уверена, что именно Нол со своим паскудным характером спровоцировал драку. Однако, увидев расстроенное выражение лица Ринарда, девушка заволновалась: неужели воспитанник отца помер. Неожиданная догадка заставила ее сорваться с места и поспешить вниз по лестнице. Но на середине спуска Илиссу остановил вопрос одного из селян.
   - Этот хвостатый жив? - полюбопытствовал чернявый доброволец, пытаясь поднять обмякшее тело белобрысого наемника. Ему на помощь пришел Ладко, им вдвоем как-то удалось оторвать драчуна от пола.
   Ринард перевернул Энолана на спину и нащупал пульсирующую вену на шее.
   - Жив пока... Но если я узнаю, что по его вине произошла драка - он так просто не отвертится, - мрачно пообещал хозяин постоялого двора.
   Сообразив, что так или иначе рассчитываться за причиненный заведению ущерб все-таки придется ей, Илисса развернулась и бросилась в свою комнату. Хоть Нол и редкостный гад, но она сделает все, чтобы ему оказали должный уход. Чем скорее они покинут эту "обитель пьянства и разврата", тем быстрее она окажется в доме отца, а там, постарается убедить Френарда в ошибочном выборе жениха.
   Увидев, что его добровольные помощники с трудом справляются с одним наемником, Ринард поднялся и сказал:
   - Вы, наверное, вдвоем тащите его к старосте, а я за другим присмотрю. Скажете Бренеку, чтобы поторопился.
   - А ушастого, потом куда? - участливо поинтересовался Ладко.
   - Это мой постоялец. С ним будет отдельный разговор, когда очухается, - ответил хозяин постоялого двора, а затем, бросив взгляд на отпечаток оставленный краем столешницы на переносице Нола, добавил: - Если очухается...
   Когда Илисса снова оказалась на лестнице, она увидела, что Энолан уже пришел в себя, но все еще сидит на полу, а вокруг него суетятся две женщины: Нэви и рыжеволосая незнакомка. Если первая пыталась помочь пострадавшему, прикладывая к его переносице смоченную в воде тряпицу, то вторая просто стояла передним на коленях, прижимая руку молодого человека к своей полуобнаженной груди, и слезно молила о прощении. Сам же парень, не обращая внимание на суету вокруг него, смотрел в одну точку на полу и что-то бормотал себе под нос. Из-под его прижатой к првавому боку ладони исходило слабое красноватое свечение. "Небось хорошенько досталось ему по ребрам, раз не боится при посторонних заниматься колдовством," - подумала Илисса. Она уже ранее видела, как он лечит себя при помощи волшебства, но почему-то только сейчас задумалась о том, что парень нагло, в открытую, пользуется магией, что в этой стране простолюдинам делать запрещено.
   Марти собирала разбросанные кружки и обломки табуретов, пытаясь, хоть как-то привести зал в порядок. Ринард задумчиво сидел за одним из столов, а у его ног валялся связанный по рукам и ногам наемник, матерясь и крича, что все бабы подлые твари и шлюхи.
   - Заткнись! Башка болит! - хозяин постоялого пнул носком сапога лежащего на полу, но тот зашелся в очередном припадке ругани. Ринард, вздохнув, громко попросил: - Веська, ты-то хоть помолчи! Заварила тут кашу, а мне расхлебывай! Выгоню к гоблиновой теще!
   Перепугавшись, рыжая девица оставила Нола в покое и обратила внимание на хозяина.
   - Ринардик, миленький, прости меня! Я... я не хотела... Вернее хотела... но не то, чтобы твою мебель поломали... а... А он с этой потаскушкой Неви ... - рыжая на коленях подползла к трактирщику и, обхватив его ноги, зашлась в рыданиях.
   - Это кто тут потаскушка? - бросив тряпку в тазик с такой силой, что брызги разлетелись во все стороны, Неви гневно воззрилась на Весю. - Это ты меня потаскушкой называешь?! Ах, ты тварь, неблагодарная! Это я Ринарда уговорила тебя на работу взять, а ты!.. Ты!.. Шлюха!
   - Знаю, как ты его уговаривала! - не осталась в долгу Веся.
   Марти прекратила свое занятие подняла глаза кверху и с укором покачала головой.
   Нол тихо застонал и попытался подняться, пока две девицы не сцепились, но сильная боль в поломанных ребрах пригвоздила его к полу.
   - А ну молчать! Обе хороши! - рявкнул на служанок Ринард. - Распустил я вас тут!
   Совсем страх потеряли! Превратили постоялый двор, в бордель! Только и знаете юбки перед мужиками задирать, а работать некому! Вот оставлю обеих без оплаты на 2 недели - будете знать, как задами вертеть!
   Илиcсе вся сложившаяся ситуация показалась ужасно омерзительной и пошлой. Девушка больше не смогла это слушать. Она быстро спустилась с лестницы, подбежала к Ринарду, ловко проскользнув между двумя разбушевавшимися девицами, и хлопком положила ему на стол несколько монет:
   - Вот! Это покроет стоимость ущерба?
   В зале повисла тишина. Все воззрились на столешницу, на которой в свете свечей тускло блестели пять золотых.
   - Золото? - спросила Веся, жадно сверкнув глазами.
   - Илисса! - простонал Нол. У парня и без того ломило все тело от побоев, а тут еще новая головная боль. Неужели глупая девчонка не понимает что творит! Но сил высказать все, что он думает по поводу ее поступка, не было. Было лишь одно желание как-нибудь доползти до своей комнаты, чтобы в тишине и покое заняться лечением ушибов и сломанных ребер.
   Наемник перестал трепыхаться и с удивлением посмотрел на дочь принцессы, а затем на Энолана, силясь понять, чем между собой связаны эти двое, настоящее ли на столе золото и как много его может оказаться у этой странной парочки.
   Ринард, не ожидавший такого поворота событий, сперва недоуменно уставился на деньги, затем перевел взгляд на покрасневшее от неловкости и стыда личико Илиссы, не зная, как отнестись к ее выходке. Золото точно пришлось бы кстати, тем более, когда столько мебели уничтожили, но, вероятно, девчонка не совсем представляет покупную ценность этих монет. За такие деньги можно не только заменить поломанные табуреты, но и остальную мебель, а так же отремонтировать зал, да еще и все здание побелить. Еще надо разобраться, кто же все-таки спровоцировал драку. Пока ясно, что в этом деле как-то замешана Веська, и Ринард очень сомневался, что Нол из-за этой девицы мог затеять побоище. Скорее всего, парня банально втянули в драку.
   Заметив алчный взгляд наемника, старающегося приподняться с пола, чтобы рассмотреть много ли золота лежит на столе, хозяин поcтоялого двора подскочил с табурета и грозно приказал Илиссе:
   - Забери деньги немедленно!
   - Но Энолан виноват... Мы должны... - пролепетала Илисса, отступая от нависшей над ней крупной фигуры Ринарда.
   - Бери золото и марш наверх! - рявкнул хозяин постоялого двора, поражаясь бестолковости спутницы Энолана.
   - Не возьму! - упрямо стояла на своем девушка.
   - Ты с ума сошла, глупая девчонка! - Ринард сгреб деньги со столешницы, и, подхватив Илиссу под локоть, поволок ее к лестнице.
   - Отпусти меня, - дочь принцессы не привыкшая к подобному обращению, попыталась вырваться, но пальцы трактирщика только крепче сжали ее руку. - Да что ты себе позволяешь?!
   Нол застонал. Илисса окончательно свихнулась! При народе золотом швыряться! Мало того, при таком отребье, что рядом на полу валяется, не говоря уже о двух разбитных девицах, которым он не очень-то доверяет. Ринард прав: девчонка - дура! Но какого демона он ее наверх поволок?! Решил воспользоваться его, Нола, беспомощностью? Дружба дружбой, а меру знать надо. Пусть своих потаскушек пользует, а "сестричка" не для простых смертных. Папа ж за нее яйца оторвет и сожрать заставит.
   Страх наказания... Нет, скорее неосознанная ревность заставила парня несмотря на боль подняться и, шатаясь, поплестись к лестнице, под ядовитый гогот и похабные шуточки наемника, смекнувшего что к чему. Перед глазами мелькали цветные пятна. Сил хватило лишь для того, чтобы добраться до ступенек и ухватиться за перила, дабы не упасть. Неожиданно в глазах потемнело, от накатившей слабости пальцы сами по себе разжались, и Нол почувствовал что падает. Решив, что лучше сдохнуть сразу, приложившись об пол и без того ушибленной головой, чем оправдываться перед Френардом за причиненный ущерб чести его драгоценной дочери, молодой человек даже не попытался снова ухватиться за перила.
   - Чтоб вас всех дракону в задницу! - последнее, что услышал воспитанник мага.
   Бренек вернулся, чтобы забрать последнего наемника, увидел, что ушастый постоялец падает, и еле успел его подхватить. Тут же подбежали Веська с Нэви, запричитали, заохали и поспешили показать вышибале, куда надо отнести бедняжку, что бы они смогли обеспечить ему должный уход и лечение.
  
   Ринард затащил Илиссу в ее комнату, и, не отпуская девушку, плотно закрыл дверь.
   - Пусти! - дочь принцессы попыталась вырваться. Да что это такое творится! С ней никто и никогда не позволял себе так обращаться, как в последние несколько дней. Словно она не дочь принцессы, а какая-то там служанка. Никто не считается с ее мнением, навязывают жениха, силком увозят из родного замка, мало того даже простой трактирщик указывает, что ей делать. - Убери от меня руки! А то пожалеешь!
   - Успокойся, миледи! - примирительно попросил трактирщик, но так и не отпустил ее локоть.
   - Да я... Я... - дочь принцессы, от возмущения не смогла сразу подобрать способ расправы над обидчиком. Решение пришло неожиданно само: - Нол из тебя отбивную сделает, если ты...
   - Нол сам сейчас, как отбивная, - рассмеялся мужчина и разжал пальцы, в тот момент, когда Илисса в очередной раз попыталась освободиться. Девушка, потеряв равновесие, упала на кровать.
   Из тазика на столе донеслось какое-то странное бульканье, похожее на: "Ах!".
   Дочь принцессы тут же оказалась на ногах.
   - Простите, леди. Я не хотел, - без капли раскаяния в голосе извинился Ринард. А Илиссе, хоть в комнате и было темно, даже показалось, что он улыбнулся.
   Мужчина сделал шаг к девушке.
   - Не подходи ко мне! - она поспешно отступила к окну, но в темноте споткнулась о седельные сумки и чуть не упала.
   - Осторожно, миледи, - хозяин постоялого двора успел ее подхватить и прижать к себе.
   - Убери от меня свои руки! - пытаясь освободиться, Илисса уперлась в его грудь ладонями.
   - А ты свои, - парировал Ринард, явно наслаждаясь двусмысленностью ситуации. Он, видимо вспомнив про свое дворянское воспитание, галантно заявил: - Я конечно не против присутствия женских пальчиков на своей груди, но, к сожалению, вынужден отказать вам, миледи. Понимаете, дела.
   Дочь принцессы отдернула от него руки, и тут же оказалась еще плотнее прижатой к мужчине. Тыльная сторона его ладони заскользила вниз по ее шее.
   - Наглец! Что ты себе позволяешь! - задыхаясь от гнева прошипела она.
   - Это, - последовал ответ. Рука Ринарда нырнула в вырез платья, и тут же вынырнула, оставив там золотые, которыми Илисса пыталась расплатиться за устроенный погром. - И не смей больше раскидываться деньгами, глупая девчонка! Если твой дружок мне что-то должен, я сам назову цену!
   Он отпустил девушку.
   - Ты... Ты... - Илисса опять не могла подобрать слова, поражаясь наглости Ринарда. Она замахнулась, чтобы отвесить нахалу заслуженную пощечину, но хозяин постоялого двора оказался проворней. Ловко перехватив ее руку, он тутже развернул девушку спиной к себе и шлепнул по заду.
   - Ложись спать, миледи! - смеясь сказал хозяин постоялого двора. - И думай иногда перед кем соришь деньгами. Уже выходяиз комнаты добавил: - Не забудь дверь закрыть. Мало ли что...
   Девушка опешила от такой вольности и не успела даже повернуться к обидчику, как услышала за собой тихий хлопок закрывшейся двери.
   - Он прав. Дверь запри, - раздался из тазика насмешливый журчащий голосок.
   - А ты молчи, - шикнула Илисса на родник и тут же высказала мысли в слух: - Наглые ублюдки!
   Мивар, которому не терпелось обсудить только что произошедшее, тут же подхватил тему:
   - Да. Все мужики ублюдки!
   Заперев дверь на засов, девушка подошла к кровати, упала на нее, уткнувшись носом в подушку. Золотые в корсаже тут же напомнили о себе, вдавишись в тело. Илисса достала их, сжала в кулаке и, не сдержав слез обиды, разревелась:
   - Они все гады!
   - Еще какие, - охотно поддакнул родник и с напускной искренностью удивился: - Ты разве не знала?
   Дочь принцессы посмотрела на освещенный лунным светом тазик, в котором плескался родник. А тот довольный вниманием продолжил:
   - А еще они все сволочи!
   - Точно, сволочи! - согласилась девушка, не понимая с чего это волшебный источник, который если разобраться теперь и не источник вовсе, а всего лишь немного жидкости, так проникся ее чувствами.
   - И похотливые козлы! - не унимался родник.
   - Козлы! - повторила дочь принцессы, удивляясь догадливостью собеседника. Ведь Мивар словно мысли ее читает.
   - Все беды от этих мужиков! - подвел итог родник.
   - Ты то откуда знаешь? - поинтересовалась девушка, осушив слезы. Поддержка родника в такой тяжелый для ее уязвленной гордости момент оказалась как нельзя кстати. Однако причина такой внезапной солидарности была непонятна и интересна, тем более, что Илисса относилась к роднику, как к существу мужского пола.
   - Мне ли не знать, - уклончиво булькнул родник и замолк. Но ненадолго. - А трактирщик на тебя глаз положил. Да, ты ему понравилась. Я уже думал, что он тебя... ну короче... - выдал Мивар, а затем назидательным тоном, напомнившим девушке бесконечные нотации дамы Абигель, изрек: - Не позволяй мужикам себя лапать, а то увлечешься и окажешься в положении, как твоя ящерка.
   - В каком положении? - не поняла девушка. Она очень устала за этот день и безумное начало ночи, и смысл последних слов родника не сразу дошел до нее. - Как в положении?
   - А ты у Нола спроси, - не без удовольствия съязвил родник. - Он тебе объяснит, какое положение принять и покажет, как в нём оказываются.
   - Мивар, ты - мерзкий похабник! - разозлилась дочь принцессы.
   - Спасибо преогромное, - обиделся чудо-источник. - Все люди таковы. Им правду говоришь, а они оскорбляют. Я всего-то хотел сообщить, что твоя радужная дракониха беременна.
   - Я поняла, что ты сказал. Просто не ожидала такое услышать. А ты начал говорить всякие гадости про меня и Нола, - взвилась Илисса. Эти мужики ее окончательно довели. Пора поставить хоть одного нахала на место. Уж с родником-то она справится.
   Сунув монеты под подушку, девушка поднялась с кровати. Подойдя к тазику, в котором расположился родник, подняла его и со стуком опустила на стол.
   - Ты с ума сошла?! - возмутился источник, чуть не выплеснувшись из посудины. - Так и убить не долго!
   - Запомни, маленький сырой ублюдок, еще раз что-нибудь ляпнешь неприличное про меня и нашего ушастого "друга" и...
   - Все понял. Понял, - перебил ее Мивар. - Больше не буду. Наверно... Нет! Не делай этого! Поставь кувшинчик на место! Честное слово буду молчать всю дорогу! Ну не совсем молчать, а про Нола. Только не выливай меня сейчас в эту темницу.
   Илисса поставила маленький сосуд рядом с тазом. Даже при лунном свете, было заметна мелкая рябь на поверхности воды. Наверно струхнул, болтливый родник. Но его клятвам верилось с большим трудом, вернее совсем не верилось.
   - Договорились, - все-таки смилостивилась дочь принцессы, которую начала мучить совесть: родник хоть и редкостный паскудник, но стыдно пользоваться его бессилием. - И на будущее, Мивар. Я не вчера родилась. Может, в каких-то делах я не опытна и плохо знаю жизнь, но, что детей находят не в капусте - мне известно.
   - Ага, их аисты приносят, - не сдержался Мивар и тут же испуганно умолк.
   Девушка покачала головой и легла в постель. Попыталась заснуть, но сон никак не приходил. В голову, словно назойливые мухи, лезли совсем нежелательные мысли. И все почему-то о мерзком ушастом спутнике. Жив ли? Ведь он своей смазливой физиономией хорошенько о стол приложился. Синяком или шишкой не отделался это точно. Когда Ринард потащил Илиссу по лестнице, она заметила, что Нол шевелился, даже пытался подняться, ее узнал и по имени назвал. Может, ему все-таки помощь нужна? Небось, никому до бедолаги дела нет. Хотя как же! Наверняка эти развратные девицы вокруг него вьются, полуобнаженными сиськами перед носом трясут! Только зачем он им сейчас такой побитый...
   Трактирщик вроде показался дочери принцессы порядочным в отношении к постояльцам. Может не оставил Энолана без помощи, помог до комнаты добраться, в себя придти. Но вот этакий порядочный взял и самым наглым образом ее облапал, да еще намекнул про всякие непотребства.
   А вдруг женишок взял да и помер от ран или просто из вредности, лишь бы ей досадить, чтобы пометалась, помучалась, похороны оплатила. За несколько дней знакомства Илисса кое-что узнала о характере спутника и поняла, что так легко и просто он точно не умрет. Нет. Он еще поиздевается. Придется Илиссе сидеть в этой обители разврата и пьянства несколько суток, пока ушастый не поправится или не вознесется в небесные дали...
   Богатое воображение девушки тут же нарисовало перед мысленным взором фривольную картинку: белое облачко, на котором Нол добирается до не особо целомудренной девицы из божественного семейства. Потом ей пришло на ум, что женишок-то не совсем человек и вероятно может попасть в Эльфийский волшебный сад на какую-нибудь клумбу с маргаритками или что там у эльфов имеется. А раз у Энолана есть в роду гарджирцы, то и вовсе сольется с лунным светом и будет по ночам подглядывать за всеми девицами, в том числе и за ней.
   В конце концов Илисса поняла, что все ее домыслы - чистейший бред, и она не заснет, пока лично не проверит в каком состоянии находится блудливый женишок.
   Девушка выскользнула из постели. Сапожки нащупать не удалось, вероятно, разувшись, она задвинула их под кровать. Искать обувь без света не хотелось, а свечу зажигать лень, вернее ее тоже надо найти. Еще, как назло, луну скрыло облаками, и в комнате царила кромешная тьма. Не долго думая, девушка потопала босиком к двери.
   - Ты куда? - поинтересовался у нее родник.
   - Посмотреть, что с Нолом.
   - Да? Ну-ну, иди... - прожурчал Мивар.
   В коридоре почему-то горел только один факел, но его света вполне хватало, чтобы не ошибиться в выборе нужной комнаты. С первого этажа доносились тихие голоса. В одном из них Илисса узнала Марти, второй мужской, веселый. Прислушавшись дочь принцессы поняла, что прибыл новый постоялец. Несмотря на заверения служанки, что он выпил остатки вина, принести еще она не может, поскольку ключи от подвала у хозяина, а тот сегодня очень устал и запретил его будить, мужчина шутливо клянчил выпивку, осыпая Марти комплементами.
   Илисса пересекла коридор и в нерешительности остановилась возле входа в комнату Нола. Прислушалась. Невольно подумалось, что бы сказала дама Абигейль, застань она воспитанницу возле двери в покои молодого мужчины. Но дама Абигейль далеко и ей давно нет дела до дочери принцессы. Избавилась от обузы и умыла руки. А незаконный отпрыск королевской крови пусть сам крутится, как может, если хочет выжить. Но вот так сложилось, что крутиться Илиссе приходится вокруг наглого, безответственного типа и не по собственной воле, а по принуждению. А тому плевать на нее, ему важнее собственные желания и удовольствия. Хотя обстоятельства таковы, что Нол теперь не совсем здоров, а вернее совсем не здоров телесно и, вероятно, умственно, потому, что ни один нормальный человек не выдержит без последствий удар табуретом по голове, да еще и по переносице. Вполне вероятно застанет она своего спутника лежащим в постели, никого не узнающим, пускающим слюни и делающим под себя. И что же ей тогда делать? Как с таким "сокровищем" добираться к родителю, которого видела лишь во сне да мельком на водной ряби.
   Перспектива путешествия с полоумным калекой-магом ввела Илиссу в полное уныние. С мыслью: "О Создатель, сделай так чтобы Нол поправился, хотя бы пока не приедем в Коризу, а потом делай с ним, что хочешь, только избавь от такого женишка!", девушка толкнула дверь в комнату спутника.
   Ее встретили темнота и тихое посапывание. Оставив дверь слегка приоткрытой, девушка сделала несколько неуверенных шагов по направлению к звуку.
   - Кто здесь? - раздался вдруг из темноты женский голос.
   Илисса от неожиданности на мгновение замерла, а потом метнулась к выходу. Выбежав из комнаты и спешно закрыв за собой дверь, она сразу же угодила в чьи-то сильные руки: Ее спина оказалась прижатой к мужской груди: через ткань платья она почувствовала жесткость и холод железных пластин, нашитых на куртку.
   - Вот это улов! - дыхнул ей в ухо винными парами человек, а его руки скользнули к ее груди. - Выпивки не додали, удовольствуюсь тогда любовью.
   - Отпусти! - дернулась Илисса, уже второй раз за день ее беззастенчиво лапают. - Я не местная шлюха!
   - Да? - искренне удивился мужчина, слегка ослабив хватку. - И я должен поверить, что девица шастающая ночью по чужим комнатам честная и порядочная?
   - В той комнате спит мой жених, - попыталась припугнуть нахала дочь принцессы.
   - А что мешает честной и порядочной девушке, подарить немного любви и нежности изголодавшему по ласкам путнику, - новый постоялец развернул Илиссу лицом к себе и, заговорщицки подмигнув, добавил: - Пока жених спит.
   В свете факела Илисса смогла разглядеть лицо страждущего утешения. Он оказался довольно молодым, чуть старше Нола, симпатичным и на веселее. В его слегка пьяных глазах плясали завораживающий танец хитрые демонята. Чем больше она разглядывала молодого человека, тем больше попадала под влияние его обаяния. Девушка поняла, что легко от этого парня не избавиться, если не перебудить весь постоялый двор, и тогда придет конец ее незапятнанной чести. Путь Нолу и плевать на это, зато ей не плевать.
   - Мой жених - маг! - в надежде, что это охладит пыл неожиданного ухажера, сообщила Илисса.
   - Надо же! - ничуть не смутился тот и посочувствовал: - У такой хорошенькой девушки жених оказывается маг!
   - Если ты меня сейчас же не отпустишь - я закричу! - пообещала девушка, мысленно прощаясь с чистотой своей чести.
   Помощь подоспела с неожиданной стороны.
   - Могу ли я чем-то помочь господину, - промурлыкал за спиной дочери принцессы голос Нэви.
   Новый постоялец, не отпуская Илиссу, отодвинул ее в сторону, чтобы разглядеть предлагаемую замену. Замена в свою очередь уже успела оценить привлекательность мужчины, а по добротной одежде и его платежеспособность.
   - Можешь, - сочтя обмен достойным, согласился он, но первый улов, так и не освободил.
   - Тогда оставьте эту неопытную дуреху, - посоветовала Нэви и, заметив колебания нового постояльца, сказала: - Поверьте, она не доставит вам никакого удовольствия.
   Истосковавшийся по любви и ласкам путник, отпустил Илиссу и тут же заключил в объятия Нэви, которая не преминула съязвить:
   - Иди спать, СЕСТРЕНКА. Оставь заботу о мужчинах истинным женщинам.
  
   Илисса стрелой влетела в свою комнату и закрыла дверь на засов. Все! Хватит! Она тут не останется ни на мгновение. Благо за окном забрезжил рассвет.
   Нырнув под кровать, девушка на ощупь нашла сапожки, извлекла из одного устроившуюся в нем на ночь радужную дракониху, и натянула их на ноги.
   - Что случилось? - поинтересовался родник сонным голосом.
   - Мы уезжаем!
   - Прямо сейчас? - удивился источник.
   - Прямо сейчас!
   - Нол уже поправился?
   - Мне все равно, что с Нолом! - последовал раздраженный ответ.
   - Даже так? - заинтересовался Мивар.
   - Да так! Он не пропадет. О нем позаботятся настоящие женщины. Настоящие шлюхи! - горечь обиды вырвалась на свободу и девушка уже не смогла остановиться. - Я за него переживаю, всю ночь не сплю, а он! Он с потаскушками трактирными развлекается! И побитая рожа ему не помеха!
   Родник тихо булькнул, что набитая физиономия в этом деле совсем не мешает, но Илисса его не услышала.
   - А еще этот наглец в коридоре не может отличить честную девушку от гулящей! - продолжала возмущаться она.
   - Ну-у-у... Будь я человеком, тоже бы не отличил, - сказал Мивар. Илисса замерла.
   Почувствовав опасность, родник поспешил добавить: - Вид у тебя такой: растрепанная, в помятом платье, босиком... Да еще ночью вышла из чьей-то комнаты.
   - А откуда он узнал, что это не моя комната? - не сдавалась дочь принцессы.
   - Все равно, нечего леди шляться ночью по темным коридорам, - парировал собеседник и ехидно напомнил: - Ринард тебя же предупреждал!
   - И ты туда же! Мог бы сказать, что Нол не страдает от боли, а обложился со всех сторон гулящими девками и развлекается!
   - Ты же сама запретила говорить тебе гадости про Нола, - спокойно напомнил источник. - И потом, он не...
   - Слышать о нем больше не хочу! - перебила его девушка. - Так ты едешь со мной?
   - Илисса, может не стоит одной отправляться такой дальний путь? - попытался образумить ее Мивар. - Мало ли что может случиться в дороге. Сама сейчас убедилась, что одинокие девушки всегда в опасности.
   - Я и с Нолом не могу чувствовать себя в безопасности! Сам знаешь! И вообще, доберусь к отцу сама. Язык и до эльфийских земель доведет. А ты дорогу в Коризу знаешь?
   - Знаю, но все же я бы не советовал...
   - Вот больше ничего и не советуй, - отрезала Илисса.
   Она перелила родник в маленький кувшинчик и плотно закрыла крышечку. Сосуд поместила в кошелек, привязанный к поясу. Вспомнив, что под подушкой спрятаны золотые монеты, собрала их и ссыпала в мешочек к остальным ценностям. Сам же мешочек спрятала в корсаж. Почувствовав неудобство, вынула его и всунула в первые попавшиеся седельные сумки. Закинув их на плечо, девушка направилась к выходу, но на пороге ее остановил голос родника:
   - А ящерку не берем?
   - Она не моя, а Нола. Пусть он с ней возится!
   - Ты хочешь оставить несчастную беременную гадинку этому черствому, безответственному мужлану? - возмутился Мивар. - Я был о тебе лучшего мнения.
   Илисса вздохнула:
   - У меня нет времени ловить ее по всей комнате, да еще и в темноте.
   - А ехать в темноте это в порядке вещей?
   - Мивар!
  
   - Ей скоро рожать! Ты представляешь, что наш дружок сделает с ее детишками, если ему оставить Жемчужинку?
   - Я даже представить не могу, что буду сама делать со всем этим семейством! У меня нет времени сидеть и ждать пока дракониха отложит яйца и из них вылупится малышня, - Илисса твердо решила держать оборону.
   - Да будет тебе известно, что изумрудные драконы живородящие, - сообщил родник.
   - Тем более, куда я буду девать целый выводок?
   - Между прочим, радужные дракончики довольно редки. За одного детеныша, в эльфийских землях можно купить эльмера!
   - Кого? - поинтересовалась Илисса.
   - Скакуна, в котором течет кровь единорога, - пояснил родник. - Такого же, как у Нола.
   - Ну и пусть Нол себе на драконят хоть табун этих самых эльмеров выменяет, - девушка продолжала упорствовать: - мне все равно.
   - Да не будет он их менять! Он их на магические опыты изведет или амулетов из шкурок понаделает! - прибег к последнему аргументу источник.
   - Если так... - Илисса задумалась: хоть и хлопотно будет ехать с семейством радужных дракончиков, но ей совсем не хотелось, чтобы малышам Жемчужинки был причинен вред. Седельные сумки скользнули с плеча на пол.
   После того, как девушка выгнала ящерку из сапога, гадинка устроила себе убежище в складках балдахина, о чем не преминул сообщить родник. Найти ее оказалось легко, а вот снять с ткани оказалось не простым делом. Жемчужинка никак не хотела покидать спокойное пристанище. С большим трудом отцепив радужного дракончика от балдахина и подобрав брошенные у порога седельные сумки, девушка покинула комнату.
   В зале постоялого двора господствовала тишина. Помещение освещали всего два факела, висящие на стенах ближе к стойке. Положив голову на раскрытую книгу записи постояльцев "Счастливого бугая", спала Марти. Неровный свет догорающей свечи отбрасывал тени на стоящие рядом кувшин для вина и пустой кубок. Девушка видимо так устала, что, приняв последнего, слишком припозднившегося путника, не нашла сил дойти до постели. Умение писать и читать возвысило трактирную служанку в глазах Илиссы. Недолго думая, дочь принцессы усадила Жемчужинку себе на плечо, достала из мешочка золотой и осторожно подсунула его под руку спящей. Она догадается, кто оставил деньги и честно передаст их Ринарду, чтобы потом не говорили, что Илисса уехала, не заплатив за постой.
   Рассвет медленно, но верно вступал в свои права, осветляя небо и приглушая свет звезд. Дверь конюшни оказалась приоткрытой. Из темноты доносился голос конюха, колоритно и от всей души желающего прибывшему поздно ночью путнику всяческих "благ". Илисса мысленно добавила к уже высказанным пожеланиям свои и шагнула во внутрь. В одном, расположенном в глубине строения, деннике горел тусклый свет. Девушка, направилась к нему, подумав, что именно там должен находиться сейчас конюх, Потревоженные лошади заволновались.
   - Кого там еще демоны принесли?! - недовольно поинтересовался конюх, совсем из другого угла конюшни. - Иди сюда! Живо!
   - Куда? - спросила дочь принцессы.
   - О, Создатель! Еще и девки бестолковые по ночам шляются, - буркнул мужчина и пояснил: - на свет иди, дуреха. Сейчас подойду.
   Илисса приблизилась к освещенному деннику. Стоящий в нем гнедой конь потянулся к девушке и потрепал губами рукав. Испугавшись лошадиной морды, радужный дракончик юркнул под косу, крепко вцепившись в волосы коготками.
   - Эх, ты, животинка. Что ты, что твой хозяин два сапога - пара. Все вам ласку подавай, - дочь принцессы погладила жеребца по лбу. - И оба такие же нахальные.
   - Что верно, то верно, - согласился с ней, подошедший с охапкой приятно пахнущего сена, конюх - кряжистый бородатый дядька. - Лошади ласку тоже любят. А вот нахальства у хозяина поболее будет. - Разглядев при свете девушку, извинился: - Прости госпожа, я думал это кто-то из наших трактирных бабенок шляется. Что угодно?
   - Мне нужна моя кобыла, - попросила Илисса.
   - Это которая? - последовал вопрос.
   - Пегая.
   - А, та, что рядом с эльмером стоит? - уточнил мужчина, раскладывая в ясли принесенное гнедому сено.
   - Скорее всего, она, - ответила девушка.
   - Помнится, обоих привел эльф - не эльф, но уж очень ушастый парень, - подозрительно прищурился дядька. - Я подумал, что вы с ним вместе путешествуете.
   - Мне тоже так казалось до сегодняшнего утра. Но у него тут еще какие-то дела, а мне уже пора ехать.
   - В такую рань? - допытывался конюх. Зная о произошедшей поздно вечером драке и о том, кто принимал в ней участие, он не мог понять, какие могут быть дела у ушастого, когда тому надо дня три, а то и больше отлеживаться в постели. Ну, сказала бы девчонка, что некогда ждать, пока дружок поправится, а то - дела.
   - Да, - девушка уже начала думать, что подозрительный конюх не отдаст ей лошадь. - Мне надо спешить.
   - Как скажете, госпожа, - сдался наконец дядька. В конце концов это не его дело, пусть сами разбираются. Может, и правда, парочка торопилась куда-то, а тут такое случилось.
   Илисса с облегчением вздохнула...
  
   Когда девушка выехала с постоялого двора, совсем рассвело.
   - Ну и куда теперь? - спросила она у родника.
   - Налево, до конца деревни, а там до перекрестка, - недовольно булькнул он.
   - Ты уверен?
   - Да. Если сомневаешься - возвращайся на постоялый двор и жди пока Нол поправится, - обиделся Мивар.
   Дочь принцессы на мгновение задумалась, а может родник был прав, отговаривая ее от путешествия в одиночестве. Может действительно надо вернуться, пока не поздно. Но вспомнилось отражение в воде Нола, задирающего юбку трактирной потаскушке, парочка развратных девиц, суетящихся вокруг побитого спутника, женский голос из темноты его комнаты, ощущение прикосновений Ринарда и припозднившегося веселого путника. Уязвленная гордость быстренько заткнула рот благоразумию, и Илисса пришпорила пегую кобылку.
  
   Остановившись на перекрестке, она задумалась, пытаясь выбрать верный путь. На столбе, вбитом в землю на месте пересечения дорог, оказалось пять указателей.
   - Нам куда? - снова поинтересовалась девушка у родника.
   - А какой ты хочешь путь? - в свою очередь поинтересовался тот.
   - Тот, который приведет в Коризу, - подивилась бестолковости источника девушка. Ведь знает же куда ей ехать.
   - Я не о том. Сперва, нам надо добраться до города Ведар. В него отсюда ведут две дороги: одна - короткая, через Кажутки, другая - длинная, через Махмыри. Которую выбираешь?
   Оба названия селений Илиссе ничего не говорили. Несколько насторожило, что длинная дорога на Махмыри была хорошо укатана, а вот дорога на Кажутки сплошь поросла травой, являя миру лишь узкие колеи от колес.
   - А ты, по какой советуешь ехать?
   - Мне запрещено советовать, - обиженно пробулькал Мивар. - Думай сама.
   - Ну, Мивар! Скажи, пожалуйста. Ну что тебе стоит подсказать одинокой путнице дорогу, - заныла Илисса, пытаясь разжалобить собеседника.
   - Один медяк, - оживился родник.
   - Вымогатель! И как я тебе отдам этот медяк? - поинтересовалась девушка.
   - Будешь должна, потом сочтемся, - с явно поднявшимся настроением сказал Мивар.
   - Хорошо. Так по какой дороге лучше ехать? - повторно спросила Илисса.
   - Я бы поехал на Кажутки. Быстрее доберемся. Правда есть там одно место... Впрочем, если за светло окажемся в селении - обойдемся без неприятностей. А вот если ехать по длинной дороге, то можно попасть в какую-нибудь переделку. Вроде встречи с грабителями или озабоченными мужиками.
   С грабителями Илиссе совсем не хотелось встречаться, равно как и с озабоченными мужиками: за последние сутки ей стало казаться, что нормальных мужчин днем с огнем надо искать.
   - Тогда едем на Кажутки, - девушка направила лошадь по короткой дороге.
  
   Пегая лошадка медленно переставляла копыта по заросшей травой дороге. После бессонной ночи девушка задремала, каким-то чудом удерживаясь в седле. Выпустив из рук поводья, она уже давно предоставила свободу кобылке, а та больше щипала траву, чем продвигалась вперед. Илисса проснулась от неожиданного толчка: пегая, дернулась, споткнувшись о травяную кочку, - и чуть не оказалась на земле, успев схватиться за луку седла.
   - Поосторожней, соня! - тут же раздалось недовольное бульканье родника. - Чуть меня не уронила.
   - Мог бы и разбудить! - не осталась в долгу девушка.
   Родник что-то недовольно булькнул, но дочь принцессы не обратила внимания на его бурчание. Она осмотрелась вокруг. Лошадка, никуда не сворачивая, честно везла ее по дороге, и луга по обочинам сменились редколесьем. Как много они проехали, понять было невозможно. Девушка попыталась расспросить Мивара, но тот заявил, что не знает.
   Солнце стояло в зените. Проехав еще не много, Илисса почувствовала, что сильно проголодалась. Увидев первую попавшуюся тропку, она решила свернуть в лес и устроить привал, чтобы подкрепить силы и отдохнуть. Чем дальше от дороги она удалялась, тем гуще росли деревья и кустарники. Вскоре девушке пришлось спешиться и вести лошадь в поводу. Зачем ей понадобилось углубляться в лес, Илисса сама не могла понять. Возможно, чтобы избежать нежелательных встреч или скрыться от преследования Энолана, ведь он, как придет в себя, будет ее искать. Хотя в быстрое исцеление парня, даже при помощи магии, она не верила. Девушка пыталась поговорить с родником, но тот не откликался. Даже после того, как его обозвали противной лужей, он хранил молчание. Это несколько насторожило путницу, но, вспомнив, что Мивар всегда был сам себе на уме, оставила попытки разговорить его. Наверно вспомнил источник какую-то давнюю обиду вот и молчит.
   Тропинка привела девушку на небольшую полянку, посередине которой лежал огромный продолговатый камень, покрытый островками мха. Илисса привязала лошадь к растущему возле камня деревцу и потянулась к седельным сумкам. Лишь только сейчас она заметила, что в темноте схватила не свои, а Нола. Вышло так, что их сумки оказались одинакового темно-коричневого цвета и отличались лишь качеством выделки кожи и тиснеными узорами. В спешке их не то что ночью, но и при свете можно было перепутать. Это обстоятельство хоть несколько озадачило, но и обрадовало девушку. Она не очень помнила, что напихал женишок в ее сумки, помимо приданого, а вот еду позапрошлым вечером он точно доставал из своих.
   Засунув руку в одну из сумок, Илисса поняла, что все содержимое завязано в ткань, и извлечь его можно только все целиком. Вытащив узел, девушка устроилась на траве возле камня и принялась развязывать его. Он раскрылся с неожиданным приглушенным хлопком, от которого дочь принцессы невольно вздрогнула. Вещей оказалось значительно больше, чем, по ее мнению, мог содержать узел. К сожалению еды там не оказалось, а лишь какая-то одежда, пара книг и несколько свитков. Девушка снова собрала имущество Нола в узел и попыталась запихнуть его в сумку, но тюк получился слишком большим. Вспомнив, что Энолан при помощи магии уменьшал ее платься, Илисса расстроилась: придется видимо перебрать вещи молодого человека и оставить самое необходимое. Но этим можно заняться позже, а сейчас надо найти еду.
   Радужный дракончик, заметив севшую на камень большую с синими крыльями бабочку, ринулся на охоту. Ловко схватив насекомое, Жемчужинка быстро проглотила его и улеглась на валун греться на солнышке.
   Дочь принцессы бросила узел на землю и достала другой. В нем она нашла немного крупы, большой кусок копченого сала, вяленое мясо, два кольца колбасы и три каравая хлеба, один из которых был начат, флягу с какой-то жидкостью, а так же котелок. При виде всего этого съестного богатства сразу же потекли слюнки, а желудок отозвался громким урчанием. Илисса схватила вяленое мясо и поняла, что без ножа тут не обойтись: она ведь не собака какая-нибудь, чтобы вгрызаться в целый кусок. Но на беду, ножа у нее не было. С печальным вздохом, отложив мясо, девушка разорвала кольцо колбасы и отщипнула немного хлеба. Ничего, купит она себе в этих Кажутках нож, а заодно и еще какой-нибудь еды.
   После колбасы с хлебом очень захотелось пить, и девушка открыла флягу, в которой оказалось вино с терпким изысканным ароматом, по всей видимости дорогое. Сделав глоток и по достоинству оценив этот напиток, Илисса не смогла удержаться, чтобы не попробовать еще. После пяти глотков она почувствовала легкое опьянение и поняла, что перебрала. Завязав еду в ткань, дочь принцессы запихала ее в седельную сумку. Для котелка не хватило места. Он так и остался лежать на земле.
   Теперь дошла очередь и до вещей Энолана. Девушка опустилась на траву и снова развязала узел.
   - Так, что тут у него есть? - произнесла она вслух.
   Книги, которые оказались без картинок и написанными на непонятном языке, Илисса тут же отложила в сторону и принялась рассматривать свитки, почти все перевязанные разноцветными атласными ленточками, кроме одного. Его девушка развернула первым и возрадовалась, что уже сидит: в одну трубочку были свернуты не одна, а три картинки с изображением обнаженных парочек. Все бы ничего, но эти парочки двигались, занимаясь всяким непотребством. Дочь принцессы смутилась и покраснела. Соблазн рассмотреть изображения получше был велик, но порядочной девушке, не пристало этим заниматься. Илисса быстренько свернула развратные рисунки и закинула их за камень.
   Взяв следующий свиток с красно-золотистой лентой, самой красивой на ее взгляд, дочь принцессы развязала ее и развернула пергамент. На тонкой телячьей коже было начертано всего несколько странных слов. Девушка много слышала про магические свитки и не могла не воспользоваться случаем испытать их в действии. Недолго думая, Илисса прочла написанное вслух и стала ожидать, что произойдет. Но ничего особого не случилось, лишь все написанное в свитке исчезло. Подумав, что Нол все-таки был прав, говоря, что волшебницы из нее не выйдет, девушка бросила бесполезный уже пергамент на траву.
   Больше пытаться колдовать при помощи свитков она не стала, и, расстроившись, взялась перебирать одежду ученика мага. Добротный дорожный плащ был одобрен и отложен в сторону, как очень нужная вещь. К нему были добавлены новая кожаная куртка с длинными рукавами и не первой свежести белая рубаха. Они оказались очень велики, но девушка подумала, что все это может пригодиться в пути. Счет лишним вещам открыли потертые кожаные штаны: что-что, а их Илисса за парнем донашивать не собиралась. Да и если прикинуть, то уж очень узки они для нее в бедрах. На удивление чистые портянки, тоже были не нужны девушке, и она их бросила к штанам. Последним на ткани остался маленький мешочек, в котором дочь принцессы обнаружила различные амулеты или украшения: разве поймешь, что там этот красавчик на себя навешивает. Мешочек она сунула в вырез платья. Он довольно ценный, чтобы терять и не такой уж большой, чтобы мешать. Там он целее будет.
   Усталость, обед и выпитое вино разморили девушку. Подумав, что не плохо бы немного отдохнуть, она расстелила на траве плащ и улеглась на него, положив под голову куртку. Веки сомкнулись сами собой и уставшая путница погрузилась в сон.
   Разбудило девушку ржание кобылки. Толком не проснувшись, Илисса приоткрыла веки. Сквозь ресницы она увидела, что из леса на поляну, ведя под узцы своего серого скакуна, вышел Нол. Выражение лица у него было многообещающее и совсем не похвал или комплементов. Беглянке бы вскочить на ноги и приготовиться к защите, но вид парня заставил девушку убедиться, что она все еще спит. Это надо же так насмотреться похабных рисунков, чтобы приснился обнаженный женишок, на котором каким-то загадочным образом или при помощи магии, держалось оружие: на боку кинжал, на икрах два ножа. Впрочем, голый Нол оказался довольно привлекательным зрелищем. Чтобы не упустить сновидение Илисса закрыла глаза и перевернулась на другой бок.
   Пегая снова заржала. Ей совсем близко ответила другая лошадь.
   - И как это понимать? - раздался разгневанный голос Энолана почти над самым ухом девушки.
   Остатки сна мгновенно развеялись, и Илисса подскочила на ноги, замерев с широко раскрытыми от удивления глазами. Нет, то был не сон. Перед ней во всей обнаженной красе стоял воспитанник отца. На его покрытом буграми мускулов торсе виднелись блеклые пятна синяков, а на руке оказалась вытатуирована не змея, как девушка думала ранее, а хвост какого-то зверя. О, Создатель! Парня видимо так приложили по голове, что он окончательно свихнулся и разгуливает перед нормальными людьми в чем мать родила. Случайно скользнув глазами ниже его пояса, дочь принцессы густо покраснела.
   Нол проследил за взглядом беглянки, не понимая, что заставило ее так смутиться. Вроде одет, как всегда. Ну, может на куртке после драки остались пятна от крови или еды: некогда было их выводить. Магические силы берег для лечения побоев. Сломанные ребра так толком и не успел срастить, и они теперь давали о себе знать тупой болью. Энолан шагнул к девушке.
   Глаза Илиссы стали еще больше, она побледнела. Вдруг ушастый вовсе не сошел с ума: ему просто показалось мало ласк трактирных потаскушек, и он решил воспользоваться ею. Или таким образом наказать за побег. А одежду предусмотрительно снял в лесу, чтобы удобнее было выполнить задуманное. Девушка в ужасе шарахнулась в сторону с единственной мыслью бежать, куда глаза глядят. Но уже знакомое заклинание заставило замереть на месте.
   - Да что ты вытворяешь? - рявкнул Нол. - С ума, что ли сошла?
   - Это ты окончательно свихнулся! - не осталась в долгу Илисса, закрыв глаза, дабы не видеть весь этот срам.
   - Понесло тебя одну к дракону в задницу! - не унимался ученик мага, совсем не стесняясь в выражениях. А, увидев, что она еще рылась в его вещах, вообще загнул что-то трехэтажное и заковыристое.
   Услышав столь колоритное выражение, Илисса пожалела, что у нее нет таких замечательных, сворачивающихся в трубочку ушей, как у Нола.
   - Кто тебе разрешал трогать мои вещи?! - продолжал бушевать молодой человек.
   - Ты бы лучше оделся, развратник, а потом бы орал! - крикнула дочь принцессы.
   - Чем тебе моя одежда не нравится?! - не понял ее парень. - Она очень удобна в дороге!
   - Ну да, очень удобно голый зад об седло натирать!
   - Какой голый зад? - теперь глаза округлились и у Нола.
   - Твой!
   - Ты что, бредишь?
   - Ты бы лучше срам прикрыл, а то оружия на голое тело повесил и говоришь, что так удобно! - выдала девушка, продолжая стоять с закрытыми глазами.
   Энолан замер. Внезапная догадка осенила его. Окинув взглядом свои вещи, он заметил, что один из свитков развязан и небрежно валяется на траве, а рядом с ним красно-золотая ленточка.
   - Ты! Ты! Ты - дура! - задыхаясь от гнева выдавил Нол. - Ты его извела!
   Любопытство перевесило скромность, и Илисса приоткрыла один глаз. Надо же было узнать, в чем ее еще обвиняют. Парень заметил это и спрятался за круп своего коня и уже из-за этого, не желающего стоять долго на одном месте, укрытия продолжил ругаться:
   - Это было очень редкое и дорогое заклинание! А ты, глупая девчонка, впустую использовала его! Что, насмотрелась на голого мужика?! Понравился?! И кто из нас после этого больший развратник?
   - Нечего на меня орать! Это было совсем бесполезное заклинание. Я его прочла - и ничего не произошло, только написанное исчезло! - попыталась оправдаться девушка.
   - А ты думаешь, маги допустят, чтобы придурки вроде тебя покупали заклинания и использовали их налево и направо сколько захотят?!
   - Но ведь никто не пострадал! Ничего же не произошло! - не поняла возмущений воспитанника отца Илисса.
   - А ты не забыла, что у меня тоже и честь, и гордость есть? - прошипел молодой человек. Жеребцу, топчущемуся на месте, тоже перепало: - Да стой ты спокойно, вредная скотина!
   - А причем тут твоя гордость?
   - Ты что, действительно не понимаешь? - удивился Нол, немного остыв. - Ну да, откуда тебе знать? Я это заклинание случайно увидел на черным рынке приграничного городка. Оно было создано одним из придворных магов для личной охраны твоего деда. Прочитавший его мог видеть оружие, спрятанное под одеждой.
   - Так я тебе и поверила. Можно подумать все охранники деда умеют читать. Да ты сам наверно придумал это заклинание, чтобы за женщинами подглядывать!
   - Да будет тебе известно, что в личную охрану твоего деда отбирают рыцарей только из знати. Я хотел отвезти это заклинание папе, чтобы он помог его подправить так, чтобы не требовалось непременное чтение его со свитка. А вот подглядывала как раз ты! И я не понимаю, почему так получилось. Должно было быть видно только спрятанное оружие, а не становиться невидимой вся одежда. Но с этим я еще разберусь, когда действие чар исчезнет.
   - И как скоро оно исчезнет? - поинтересовалась Илисса, которой совсем не хотелось долго стоять столбом.
   - Откуда я знаю! - зло рыкнул Энолан. Плохо сросшиеся ребра снова напомнили о себе несщадной ноющей болью, голова раскалывалась - удар табуретом тоже не прошел бесследно. Вместо того, чтобы спокойно заниматься своим лечением, он вынужден прятаться за лошадиной задницей.
   - Нол, мне не удобно стоять в такой позе, - давя на жалость, заныла девушка.
   - Мне тоже!
   - Нол, а может, ты все-таки освободишь меня?
   - Нет, дорогуша, будешь обездвижена, пока действие того заклинания не закончится. Может это отучит тебя копаться в чужих вещах и пользоваться магическими свитками, а заодно бросать раненых... - молодой человек замялся, подбирая нужное слово: - родственников на произвол судьбы.
   В его последних словах прозвучала плохо скрываемая обида.
   - Ну, какой ты мне родственник?! - вырвалось у Илиссы.
   - Приемный брат! Хочешь ты или нет. И, демоны всех раздери, пока жених! - рявкнул ученик мага, поспешно добавив: - Не дай Создатель...
   Дочь принцессы тут же сникла, осознавая, что парень прав. Как бы то ни было, а именно ему отец поручил привезти ее в Энмирэйн. И пусть Энолан сам виноват в своих злоключениях - она его бросила. Тем не менее, Илисса не будет перед ним извиняться. Она тоже пострадала. Конечно, ничего страшного не произошло, но быть облапаной в один день двумя мужиками очень неприятно.
   Девушка посмотрела на голые плечи парня и отвела взгляд. О, Создатель! Когда же это заклинание перестанет действовать! Неужели Нол ничего придумать не может? Маг-недоучка какой-то! А татуировка у него красивая. Илисса снова уставилась на молодого человека, пытаясь догадаться, какой зверь изображен на его спине.
   Нол заметил пристальный взгляд и ощетинился:
   - Чего вылупилась?! Не насмотрелась?!
   Вся эта ситуация начинала его раздражать. И чего это девчонка на него так глазеет? Времени разглядеть его во всех подробностях у Илиссы было предостаточно. Гоблины зеленые! Гадко-то как.
   - Ну, так сделай что-нибудь! Мне надоело с закрытыми глазами стоять, - потребовала дочь принцессы.
   - Ты думаешь, что заклинание можно вот так просто снять? - ученик мага щелкнул пальцами.
   Почувствовав, что хозяин отвлекся, серый жеребец рванул вперед: уж очень ему хотелось оказаться поближе к кобылке. Ляпнув очень неприличное слово, Нол метнулся за коня.
   - Ура! Все получилось! - воскликнула Илисса.
   - Лгунья! - Нола чуть не подкинуло от злости. - Я даже общее заклинание отмены сказать не успел!
   - А мне показалось, что успел, - девушка снова покраснела. Обман не прошел. Ей совсем не хотелось созерцать голого парня, просто надоело стоять без движения.
   - И что я про тебя должен теперь думать?
   - Очень-то нужно на тебя такого расчудесного смотреть, - ответ дочери принцессы получился по-детски глупым и бестолковым.
   - Видимо нужно, раз пялишься!
   - Зато у тебя есть повод, найти способ прекратить действие заклинания, - выкрутилась Илисса.
   - Самый простой - прибить тебя, - зло ухмыльнулся Энролан, сверкнув клыком, показавшимся девушке несколько длиннее, чем человеческий.
   - А что тогда скажет папа? - ехидно поинтересовалась Илисса
   - Папа ничего не скажет. Папа сделает, - недовольно буркнул молодой человек. Девчонка мало того, что самая обычная на рожицу так вдобавок и противная. Однако, попробовать общее заклинание отмены совсем не помешает. Может и выйдет. Недолеченные ребра вновь отозвались тупой болью и Нол покосился на расстеленный на земле плащ, манящий отдохнуть и набраться сил. - Ладно. Я попробую одно заклинание, а ты скажешь, исчезло действие чар или нет.
   - Хорошо, - поспешно согласилась девушка. - Только обещай, что не будешь на меня злиться и ругаться.
   У Энолана чуть ли не отвисла челюсть от такого нахальства.
   - А если не пообещаю? - с вызовом поинтересовался он.
   - Ну, тогда правду ты вряд ли узнаешь.
   - Ну-ну, - ученик мага хитро прищурился. Затем его лицо приобрело серьезное выражение. - Хватит болтать! Закрой глаза.
   - А если не закрою? - прочно обосновавшийся в девушке дух противоречия никак не хотел сдаваться.
   - Глаза лопнут! - ученику мага пришлось припугнуть Илиссу. Как же она ему надоела своим упрямством!
   Она ему не поверила, но просьбу выполнила. Теплая волна приятно пробежала по ее телу. Илисса разомкнула веки - действие заклинания из магического свитка прекратилось. Нол действительно был одет. Девушка хотела рассказать об этом молодому человеку, но не успела: ей показалось, что легкий ветерок коснулся губ, будто вскользь поцеловал. А появившаяся на лице парня лукавая улыбка, насторожила и заставила задуматься: "Ветерок ли это был?"
   - Нол, что ты сделал?
   - Попробовал снять заклинание "подглядывания". Ну что, получилось?
   Девушка из вредности хотела сказать "нет", но против воли ответила:
   - Да.
   - А еще наложил на тебя заклинание правды.
   - Зачем?!
   - Чтобы не повадно было меня шантажировать. Отныне, пока не приедем в Коризу, будешь говорить только правду. Хотя, я еще подумаю, стоит ли его снимать вообще.
   - Как я тебя ненавижу! - прошипела Илисса, жалея, что не может пошевелиться и отвесить женишку оплеуху. Во всяком случае, она это произнесла, и Нол может быть уверен в искренности ее чувств.
   Бессильный гнев "глупенькой сестрички" позабавил Энолана, а небольшая месть несколько подлечила поруганные гордость и честь.
   - Теперь освободи меня! - потребовала девушка.
   - Нет. Давай сначала поговорим, - молодой человек подошел к дочери принцессы. - Поговорим, как взрослые люди.
   Илисса промолчала, а Нол продолжил:
   - Мы ведь с тобой ранее договорились, что едем вместе к Френарду без всякой ругани и дурацких взбрыкиваний. Путь длинный и небезопасный. В этой стране магия запрещена, а я и так засветился используя ее по делу и без дела. И в основном по твоей вине! Возможно, уже кто-то успел на меня донести, и скоро на нас начнут охотиться все кому ни лень, чтобы получить награду. Поэтому, нам надо тихо и как можно быстрее добраться до границы. Там я могу открыть переход. Он, конечно, не закинет нас вглубь Коризы, но позволит немного сократить расстояние. А пока забудем про все обиды и не станем создавать друг другу трудности. Ты согласна?
   Илисса, понимая, что он прав, согласно кивнула.
   - А теперь, я освобожу тебя. Еще раз прошу: не делай глупостей, - Нол сделал взмах рукой, словно отодвинул от себя что-то невидимое и сразу же пошел собирать свои вещи. Зная, что длительное действие заклинания правды может привести к помутнению рассудка, он заодно снял и его, но ничего не сказал об этом Илиссе. Конечно, она сама скоро догадается, что может лгать, но по крайней мере хоть какое-то время будет думать, что говорит.
  
   Получив свободу, девушка так и осталась стоять на месте, наблюдая за парнем.
   Ученик мага первым делом подобрал книги, проверил, не испортила ли их ненароком спутница, и лишь убедившись, что все в порядке, положил их на ткань. Затем пришла очередь магических свитков. После пересчета Нол пристроил их рядом с книгами и окинул взглядом полянку. Подобрав пергамент использованного заклинания, он свернул его в трубочку и перевязал лентой.
   - Энолан, как называлось это заклинание? - поинтересовалась Илисса, подойдя ближе к молодому человеку.
   - Заклинание Леора, - ответил молодой человек, снова осматривая поляну.
   - Ясно, - сказала девушка, хотя понятия не имела, кто такой Леор. - А зачем тебе пустой пергамент?
   - Френард сильный маг, возможно, он сможет восстановить написанное, - продолжая оглядываться по сторонам, ответил Нол. - У меня был еще один свиток, ничем не перевязанный, - он пристально посмотрел на спутницу. - Ты его не видела?
   Илисса смутилась и опустила глаза:
   - Они там, за камнем...
   Парень покачал головой и тоном строгого родителя, заставшего чадо в разгаре какой-то шалости, спросил:
   - Ты их смотрела?
   - Не думала, что ты повсюду таскаешь с собой эту гадость! - вместо ответа возмутилась Илисса.
   - Не твое дело, что я с собой вожу! - осадил девушку молодой человек, но после небольшой заминки признался: - Это подарки друзьям. Купил по случаю.
   - А я уже решила, что ты сам их разглядываешь, словно тебе не хватает живых...
   - А это тем более не твое дело, - перебил ее Нол, заходя за валун. Он с трудом, держась за больные ребра рукой, поднял рисунки.
   Молодой человек просмотрел все картинки, улыбнулся и скрутил их в один свиток. Жаль, что он не умеет рисовать, а то бы вот мог тоже делать подобные изображения и продавать их. Но мысль понравилась, и Нол поинтересовался у спутницы:
   - Илисса, ты рисовать умеешь?
   - Нет, а что? - удивилась девушка странному вопросу.
   - Ну и ладно, - сник парень. Подумв, что надо будет расспросить про художников у друзей в Энмирейне, он вернулся к своим вещам.
   В очередной раз осмотрел место, где были раскиданы его пожитки, и даже пошарив в траве руками, Нол воззрился на Илиссу и спросил:
   - Тут еще был мешочек с амулетами. Где он?
   - У меня, - ответила она, отворачиваясь и доставая его из корсажа.
   Парень недовольно покачал головой и вздохнул. Хлопот еще прибавилось.
   - На, - девушка протянула ему мешочек.
   Нол принял его, присел на корточки, затем положил на ткань рядом с вещами и накрыл ладонью, проверяя настройку. Интересненько получается, девчонка испортила все амулеты, теперь придется их заново настраивать на себя. Демоны! Да она все забила своей аурой.
   - Илисса, тебе не говорили, что чужие амулеты нельзя носить близко к телу? - возмутился он.
   - Нет. А почему?
   - Потому, что каждый амулет настраивается на своего хозяина, иначе не срабатывают защитные свойства. Вернее срабатывают, но не в должной мере, когда кто-то посторонний наденет их на себя, - ученик мага поднялся и подошел к камню. - Если же этот кто-то еще и обладает некоей магической силой, то амулеты надо сразу выкинуть, - он положил мешочек на валун. С его ладони соскользнул язычок пламени, мгновенно испепелив обереги. - А лучше всего уничтожить.
   - Зачем?! - Илисса бросилась к камню, с которого легкий ветерок сдувал пепел.
   - Ты ничего не поняла? - серьезно спросил молодой человек, пристально глядя на девушку.
   - Нет, - она даже не задумывалась над его словами. Ее привлекло происходящее на монолите. - Нол посмотри.
   Парень перевел взгляд на замшелый, вросший в землю валун, по которому ветерок разметал останки магических амулетов. На неровной каменной поверхности, там, где оседал пепел, стали проявляться странные письмена, с каждым мгновением становясь все отчетливее и отчетливее.
   - Что это? - поинтересовалась девушка, склонившись над камнем, чтобы получше рассмотреть загадочную надпись.
   - Это написано на языке давно исчезнувшего народа, - мрачно отозвался Энолан, мысленно молясь Создателю, чтобы девчонка не приставала с расспросами. Но Создатель оказался глух к его мольбам.
   - А что именно написано? - Илисса посмотрела на молодого человека.
   - Я не знаю, - ложь получилась совсем неубедительной. Френард обучил парня нескольким мертвым языкам, на которых написаны самые ценные и древние магические книги, поэтому ему не составило труда разобрать выдолбленную на камне вязь. И ученик мага задумался, а не рассказать ли спутнице, что по ее милости и глупости забрели они в Священный лес забвения, о чем и предупреждают надписи на поваленном обелиске.
   Нолу стоило бы и самому догадаться, что поросшая травой дорога таит неприятные сюрпризы. Не зря короткий путь на Ведар через Кажутки избегают многие путники. Но он, как только вышел из лечебного транса и узнал от Марти, что "сестричка" благополучно уехала и даже щедро расплатилась за ночлег золотом (что может позволить себе редкий постоялец), сломя голову кинулся ее разыскивать. Следуя за поисковым зайчиком, парень не особо следил, куда тот его ведет. Главное - вовремя догнать дуреху, пока она не влипла в какую-нибудь скверную историю. Но получилось так, что, как он ни торопился, а девица все-таки угодила по уши в неприятности и его с собой прихватила.
   На беду побитого страдальца девчонка ему не поверила:
   - Нол, не обманывай меня! Раз ты узнал, на каком языке сделана надпись, то и наверняка прочел письмена.
   - Мы в Священном лесу, - сказал парень, чтобы девушка прекратила расспросы. Незачем ей знать про "забвение" и прочие прелести, которые подразумевает полное название этого места.
   - А что это за священный лес? - не унималась Илисса.
   - Мне неизвестно, - последовал уклончивый ответ. - Уже прошло более тысячи лет, как исчезли экноры.
   - Экноры это кто? Как они выглядели? Это племя людей? А куда они исчезли? - посыпались вопросы.
   - Да откуда я знаю! - раздраженно рыкнул Энолан. - Исчезли и все! Приедем домой - возьмешь у папы книгу о древних народах и прочитаешь. Ты вот лучше скажи, где мой радужный дракончик.
   - Жемчужинка была где-то тут... до того, как я заснула, - растерялась дочь принцессы. - Кажется, она на камне грелась.
   Девушка огляделась по сторонам в поисках ящерки, но изумрудная негодница куда-то спряталась. Вдруг Илиссу осенило, и она поспешила поделиться мыслью со спутником:
   - Может она сделала себе норку и ро... Ой!
   Поняв, что проговорилась, девушка прикрыла рот ладонями. Ну, теперь Нол не отстанет и выведает всю правду о дракончике, отловит детишек и снимет с них шкурки.
   - Что? - насторожился Энолан, пристально воззрившись на Илиссу. - Что она делает?
   Илиссе вдруг настолько стало жаль бедных новорожденных дракончиков, что она разревелась и сквозь слезы призналась:
   - Ро-рожает. Жжем... Жемчужинка б-была б-беременная.
   - Что!? - опешил молодой человек, чуть не уронив челюсть прямо на камень. - Откуда ты знаешь?
   Но девчонка не ответила на его вопрос и еще больше зашлась рыданиями:
   - Ты... ты с-с них шкурки с-снимешь и ам-мулетов понаделаешь!
   - Каких амулетов? - не понял Нол. Парень мог со спокойной совестью признать себя бабником, пьяницей, драчуном и вообще жутким возмутителем спокойствия, но только не живодером. В детстве напрактиковался на кошке. Хватит.
   - М-магических!
   Воспитанник мага сокрушенно покачал головой. Как же ему надоели эти бабы! Одна натравила свору наемников и все из-за того, что ей внимание своевременно не уделил, другую непонятно с какого перепуга понесло искать приключений на свою распрекрасную задницу, а третья, хоть и гадина, но все равно баба, оказывается беременная и собирается рожать! Кошмар какой-то! Еще роды у ящерки заставят принимать! Может, пойти сразу повеситься? Что-то от такой жизни тошно стало. Точно надо повеситься. Да вот хоть на том раскидистом дубе, что растет возле тропки, по которой он вышел на эту поляну. Нол бросил тоскливый взгляд на расстеленный на траве плащ. Вот только надо немного полежать, ребра подлечить, а то веревку не сможет закинуть на ветку.
   - Илисса, сделай милость, поищи ящерку, - попросил молодой человек, растягиваясь на плаще. - Только смотри далеко от поляны не уходи, мало ли чего. Хочу немного отдохнуть, а то к ночи от меня никакого толка не будет.
   Опешившая от последнего заявления девушка ничего не успела сказать в ответ, так как на живот Нолу спланировала Жемчужинка, растопырив крылышки, пробежалась по его груди и уселась перед лицом.
   - О! Привет, красавица, - парень сел, а ящерка перебралась ему на плечо. Он аккуратно снял ее и принялся рассматривать. Легонько погладил пальцем брюшко, заглянул под хвост. Не найдя признаков интересного положения ученик мага произнес: - Ящерка как ящерка. И где у нее беременность?
   Радужный дракончик не одобрил фамильярного отношения к своей персоне и выпустил из пасти струйку дыма прямо в глаза молодому человеку.
   - Вот же... гадина! - выпустив ящерку из рук, Нол зажмурил глаза и потряс головой, еле удержавшись от более меткого определения, кто она есть на самом деле.
   Жемчужинка проковыляла по траве к девушке и взобралась по одежде к ней на плечо.
   - Не смей кричать бедное животное! - возмутилась Илисса. - Если ты ничего не увидел, то не значит, что она не беременна. И что это ты собираешься делать ночью?
   - Ставить охранное заклинание! - рявкнул Энолан, потирая руками веки. - А ты что подумала?
   - Ничего я не подумала, - ответила девушка, покраснев и опустив глаза.
   Парень прекрасно знал, что его слова прозвучали несколько двусмысленно, поэтому "сестричка" и вообразила невесть что. Гоблины зеленые, как же ему нравится смущать ее! Пожалуй, ветвистому дубу, что возле тропинки, придется остаться без украшения. Нол не намерен отказываться от такого развлечения. Да и потом, веревки настоящей нет, а наколдованная не причинит вред своему создателю.
   - Подумала, подумала! - заверил молодой человек и с улыбкой демона-искусителя добил: - После того, как вдоволь нагляделась!
   - Прекрати! Сколько можно! Все случайно вышло! - обиделась Илисса. Она убежала за камень, где, усевшись на траву, снова разрыдалась.
   Уже из-за валуна до молодого человека донеслась угроза:
   - Я все Френарду расскажу!
   Энолан вздохнул, печально посмотрел на раскинувший толстые ветви дуб и пошел мириться.
   Молодому человеку пришлось процитировать чуть ли не весь свиток "О лекарских возможностях магии", изложить суть трактата "О накоплении магической силы" и клятвенно пообещать, никогда не вспоминать о случае с заклинанием Леора, будто это не он пострадал, а Илисса. Во время примирения, Нол вспомнил, что так и не выяснил, почему дочь Френарда удрала с постоялого двора и откуда она узнала, что ящерка беременна. Но про это расспросит позже, а пока надо дать время девушке успокоиться. Да и самому необходимо отдохнуть, подлечиться и восстановить запас магической силы.
   А еще ученика мага осенило, почему заклинание Леора так подействовало на Илиссу. Она ведь прочла его в Священном лесу забвения. Хоть и прошло более тысячи лет, как экноры покинули эти места, но их магия очевидно еще действует. Она повлияла на такой эффект прочитанного девушкой заклятия. Энолан и сам почувствовал, что здесь его магические силы восстанавливаются быстрее, чем обычно. Хотя это не должно происходить, ведь Священный лес забвения - мертвое место.
   Своими размышлениями молодой человек поделился с девушкой, но умолчал, что занесло их на кладбище. Ему с трудом удалось успокоить спутницу, поэтому незачем ей знать, что Священный лес забвения не отпустит, пока не снимет с них дань. Какого рода будет эта дань можно только гадать. Платой могут оказаться пара медяков или мешок золота, берущая за душу песня или жизнь. Как решит Судьба. А она что-то в последнее время решает все не в пользу Нола. Ну да ладно.
   Ученик мага посмотрел на небо: солнце давно вышло из зенита. К наступлению темноты они до селения точно не доберутся. И кто его знает, насколько велик этот Священный лес забвения. Вот кажется от Рожуков до Кижуток день пути, а не захочет этот лес отпустить, так и будешь блуждать сутками, а то и неделями, пока не свихнешься или не помрешь от голода и жажды, ведь кроме насекомых никакой другой живности не встретишь. Нол бросил взгляд на лошадей и вздохнул. Придется надеяться, что все окажется не так плохо, как написано по экноров в умной папиной книге.
   Воспитанник мага решил, что терять время на сращивание ребер не будет - полечится в пути, раз в этом лесу так быстро восстанавливается магическая сила, а он с Илиссой быстренько перекусят и отправятся в дорогу.
   Девушка от еды отказалась, сославшись, что не так давно поела, и смущенно опустила глаза, после того как молодой человек потряс флягой с вином и с удивлением посмотрел на нее. Нол, ничего не сказав Илиссе, отложил флягу в сторону, решив, что сегодня ему нужна светлая голова. Кто знает, что их ожидает в этом лесу.
   Собрав вещи и уложив их в свои седельные сумки парень все-таки поинтересовался у спутницы:
   - Илисса, может, все-таки объяснишь, почему ты уехала одна с постоялого двора.
   - Я не хочу об этом говорить, - девушка покраснела и отвернулась.
   - Что-то случилось? - насторожился Нол.
   - Нет... Не совсем. Не спрашивай. Не надо...
   - Илисса! Я должен знать, - настаивал ученик мага. - Тебя кто-то обидел?
   Девушка промолчала, хотя очень ей хотелось крикнуть: "Ты!". Ни насмешливые слова Ринарда, ни откровенные приставания запоздалого гостя на постоялом дворе, так не обидели ее, как присутствие ночью женщины в комнате Энолана. Да, он ей никто, жених только на бумаге. Но вот почему-то на душе гадко, будто он ее предал. А ведь парень ей нисколечко не нравится. Он ей совершенно безразличен. Илисса лишь вынуждена его терпеть, пока не приедут к отцу. И какое ей дело, с кем Нол там по ночам развлекается. Однако горечь обиды, с каждым его встревоженным вопросом, все глубже проникает в сердце.
   - Я думала тебе плохо, думала ты нуждаешься в помощи, а ты...
   - Что я? - Энолан не мог себе представить, что мог такого сделать, когда был в лечебном трансе. Он даже не помнил, как оказался в своей комнате. Знает лишь, что очнулся среди ночи и сразу же занялся лечением.
   - Ничего...
   - Илисса! Раз начала, то договаривай! - потребовал молодой человек. Пусть уж выскажет все претензии. Лучше сейчас все выяснить, чтобы потом не было непонятных обид и разных недомолвок.
   - Я зашла проведать, как ты... А ты с какой-то девкой развлекаешься! - пальцы Илиссы впились в юбку платья.
   - С какой девкой? - поинтересовался Нол. Он так спешно покинул постоялый двор, что не успел с Ринардом попрощаться, не говоря уже о том, чтобы расспросить, кто ему помог добраться до постели.
   - Я не видела, было темно, - сообщила девушка, повернувшись к собеседнику.
   - Лиси, я не помню... Честно не помню, что кто-то был ночью у моей постели.
   - Не лги! И не называй меня Лиси!
   - Я действительно не помню. Когда Ринард потащил тебя наверх, мне хватило сил доползти до лестницы, а потом потерял сознание. Очнулся уже ночью у себя в комнате и один. У меня не было сил, чтобы пошевелиться, а ты обвиняешь меня в распутстве. Девушка обиженно сжала губы, чувствуя, что сейчас выглядит очень глупо. Щеки не просто еще гуще покраснели - они запылали.
   Нолу же весь этот разговор показался припадком ревности. Это ему не понравилось, совсем не понравилось. А как же их уговор? И он, запаниковав, поспешил сменить тему.
   - Илисса, я знаю Ринарда несколько дней, но мне показалось, что у него есть понятие о чести, - начал он заходить издалека, пытаясь выяснить тревожащую его со вчерашнего дня мысль. Конечно, из-за последних событий она отошла на второй план, но раз уж они затеяли этот разговор, то надо выяснить все. - Он случайно ничего не... Он не причинил тебе вреда?
   - Нет. Но ему не помешало бы придержать свой язык, - прошипела Илисса, умолчав, что и руки тоже надо было бы попридержать.
   - В смысле? - заволновался Энолан, вбивший себе в голову, что трактирщик мог воспользоваться моментом, пока девушка осталась без присмотра, и позволить себе лишнее.
   - Ну почему меня все поучают? Я же не дурочка какая-то! - обиженно сказала девушка.
   Молодой человек вздохнул: ну вот, опять начинается. Мысленно попросив у Создателя терпения, он успокаивающе произнес:
   - Илисса, ты еще молода и наверно кроме своего замка, да окрестных деревушек нигде не была, ничего не видела и ничего не знаешь о жизни.
   - Неправда. Я была в замке барона Фрегена и в замке Сенар, принадлежащем родителям моей подруги Миляны. И никто так со мной не обращался как ты и этот наглый трактирщик.
   - Потому, что для них ты особа королевской крови, пусть и незаконнорожденная. Ну и потом, твой отец был королевским магом и дворянином. С магами люди не очень-то хотят связываться.
   - Нол, никто не знал, кто мой отец. Мама ничего не рассказывала о нем, только плакала, когда я спрашивала. Я думала, что он умер, пока не сходила к роднику предсказаний.
   - Наверно, твоей матери сказали, что его казнили, но на самом деле его просто выставили из страны. Кстати, оказывается дама Абигель знала, кто твой отец, поэтому ее и отправили вместе с принцессой в такую глухомань. Слушай, а ведь твои родители могли бы пожениться, - предположил парень, не задумываясь, что его слова могут еще больше расстроить девушку. - Ну не знаю, почему твой дед поступил так с вами. Может папа расскажет.
   - Я спрошу. Только это ничего не изменит, - грустно произнесла Илисса, пожалев, что не расспросила у кормилицы про отца, когда узнала о нем от родника.
   - Так вот, те, кто не знает о твоем происхождении, теперь будут видеть в тебе лишь простолюдинку, с которой можно не церемониться. И поверь, не все ограничатся, как я или Ринард, назидательной беседой, - заверил спутницу Энолан.
   - Да ты сам только беседой не ограничился! - разозлилась девушка.
   - Ну, я тебе вроде за старшего брата... и к тому же жених пока еще! Мне не только можно, а нужно применять более доходчивые средства. Так, что не обижайся, - подытожил парень, которому надоело быть понимающим и сочувствующим. - Ладно, хватит болтать, пора в путь собираться.
   Молодые люди поспешно покинули поляну и, ведя лошадей в поводу, направились по тропинке к дороге. Разговор не клеился. Нол иногда оглядывался, идет ли за ним Илисса, а та брела следом, погруженная в свои мысли. Через некоторое время парень заметил, что они давно должны были выйти к дороге, но почему-то ее не было видно, а лес казался все таким же густым. Наконец-то между стволов деревьев и ветвей кустарников забрезжил свет. Обрадовавшись, ученик мага ускорил шаг. Но радость мгновенно улетучилась, когда оказалось, что вышли они снова на туже поляну с замшелым валуном.
   Нол остановился и громко заковыристо выругался.
   - Кажется, мы вернулись... - девушка узнала место, на которое они пришли.
   - Да, та же демонова поляна, - перебил ее парень, и снова в сердцах ругнулся, но уже тише.
   - Но мы же шли по верной тропинке, никуда не сворачивали. Не понимаю, почему оказались снова тут.
   Молодой человек не ответил, а лишь обернулся посмотреть, на тропку, по которой они оказались здесь. Та исчезла, словно и ее и не было.
   - Нол, смотри, дорожка пропала, - заметила Илисса, широко раскрыв глаза от удивления.
   - Вижу, - мрачно ответил Энолан, понимая, что Священный лес забвения решил их не отпускать. Интересно, какой платы потребует зачарованное место. И когда потребует. Молодому человеку совсем не хочется блуждать тут сутками, мучиться от голода, под непрекращающиеся жалобы девчонки. С лошадьми он категорически отказывается расставаться. Так и знайте задрипанные духи трухлявых пеньков. Не удастся вам довести ученика мага до состояния такой безысходности, чтобы он покусился на жизнь верных и благородных животных. Да он наизнанку вывернется и залихватский танец тирильс на ушах спляшет, но выяснит, как справиться с чарами древнего места. Ни одно дерево не простоит тысячу лет без магии. Исчезнет волшебство - рассыплются прахом ныне зеленые и крепкие великаны. Вот только как совладать с этой магией? Может для начала попробовать пустить поискового зайчика, чтобы тот нашел кратчайшую дорогу к селению. Только вряд ли лес выпустит путников из своего плена, пока сам не соизволит. Но попробовать все-таки надо.
   Желтое пульсирующее пятнышко шустро сорвалось с ладони и заскользило по траве в противоположную сторону от тропинки, ведущей с поляны. Достигнув ближайших кустов, поисковый зайчик нервно заметался, словно что-то невидимое препятствовало ему проникнуть сквозь живую изгородь.
   Нол выругался. Спутница встревожено воззрилась на него.
   - Что? - нервно спросил парень. Ему совсем не хотелось именно сейчас объяснять девушке, что они крупно влипли. Но видимо придется.
   - Это магия? - поинтересовалась Илисса, не уточнив, что именно: бешено мечущееся пятнышко света или то, что не отпускает их с поляны.
   Энолан кивнул.
   - Я надеялся найти выход из этого демонского места, но поляна зачарована, как и прилегающий к ней лес. В общем, придется нам тут задержаться, - его голос был настолько серьезен, что девушка поняла - он не шутит.
   - А если их, поляну и лес, расколдовать? Ты сможешь? - поинтересовалась дочь принцессы, надеясь, что парень пытается просто ее напугать.
   - Не знаю, я не всемогущий. Пробить брешь в невидимой стене, попробовать можно, но кто знает, не врежет ли заклинание по своему творцу, если его применить внутри чужого магического кольца.
   - Мы тут умрем? - неожиданно пришла страшная мысль в голову девушке, и на ее глаза навернулись слезы.
   Молодой человек снова выругался (но уже шепотом), в сердцах высказав, где он видел хнычущую принцессу с ее смертью. Слышала ли его девушка, Нола мало волновало. Сейчас его больше заботил выбор заклинания, чтобы пробить магический барьер и отдача оказалась бы незначительной.
   - Отпусти лошадь, - сказал парень, выпуская из рук поводья своего жеребца. Илисса удивилась, но сделала так, как он просил.
   Светящееся пятнышко продолжало бестолково метаться вдоль преграды, своим бессилием еще больше пугая девушку и мешая молодому магу сосредоточиться.
   - Успокойся! - непонятно, кому строго приказал Энолан, но его послушались оба: Илисса перестала всхлипывать, а поисковый зайчик замер, зависнув над кустами.
   И Нол ударил.
   С пальцев, вытянутой вперед руки, сорвалась невидимая волна и устремилась в место, обозначенное желтым пятнышком. Магическая преграда дрогнула под ее натиском. Девушке даже показалось, что в месте удара пространство исказилось, как будто в медный таз врезался камень, оставив вмятину.
   - Ложись! - парень грубо толкнул Илиссу на землю, и сам упал, накрыв ее своим телом.
   Лошади, истошно заржав, шарахнулись в разные стороны, обдав комьями выбитой копытами земли бросившихся им под ноги людей.
   Над молодыми людьми с громким свистом что-то пронеслось. Дочь принцессы попыталась приподнять голову и стряхнуть с себя Нола. Но тот не дал этого сделать, надавив рукой ей на затылок и рявкнув на ухо: "Лежать!". Над ними снова что-то пронеслось, но уже в другую сторону. Раздался оглушающий хлопок. А затем все стихло.
   Парень скатился с девушки и замер, лежа спиной на траве и глядя в безоблачное небо. Илисса села.
   - Нол, что ты себе позволяешь?! Предупредить не мог? - напустилась она на спутника.
   - Не мог, - неохотно ответил он и закрыл глаза.
   Девушка поднялась и начала отряхивать платье. Заметив на юбке несколько зеленых пятен от раздавленной травы, она возмутилась:
   - Из-за тебя я все платье зазеленила!
   - Потом, - безучастно произнес он.
   - Что потом?!
   - Потом почищу.
   - Ой, а Жемчужинка! - вспомнила Илисса. - Ты ее, наверно, раздавил!
   Нол тяжело вздохнул и, держась за ноющие ребра рукой, с большим трудом сел. Пожалуй, рановато он так резво скакать начал. К уже становящейся привычной боли добавилось ощущение, будто его голой спиной протянули по речной гальке. А тут эта со своим платьем и залетевшей радужной драконицей. К тому же магическая сила снова иссякла, хотя не такое уж и сложное было заклинание. Почему-то парню жутко захотелось девицу придушить, а ящерку расплющить, если еще не успел. Он делает все, чтобы выбраться из передряги, в которую угодили по милости Илиссы, а взамен получает только упреки. Озеро обиды на эгоистичную и бестолковую "прынцессу", медленно наполнявшееся все эти дни где-то в глубине души, мгновенно переполнилось и выплеснулось из берегов.
   - Заткнись! - рыкнул он и попытался встать. С первого раза ему это не удалось, но вот четвертая попытка оказалась удачной. Поднявшись, он шаткой походкой направился к тому месту, где пытался пробить магический барьер. Не оборачиваясь, бросил Илиссе:
   - Поймай лошадей!
   Сказано это было таким тоном, что девушка не посмела перечить и обвинять его в грубости. Глядя на его, еще недавно добротную куртку, а теперь чуть ли не до дыр истертую на спине, Илисса поняла, что парню здорово перепало. А тут она со своим платьем... Не прикрой он ее своим телом, содрало бы с нее это платье вместе с кожей. Это Нол еще не видит своей прически. Если высокий хвост казался с утра просто небрежно завязанным, то после того, как по нему прогулялась магическая волна, он выглядел, словно крысы в нем гнезда делали. Девушка даже представить побоялась, что с парнем будет, когда он это обнаружит.
   Она огляделась в поисках лошадей. Белоснежный эльмер, видимо привыкший к выходкам хозяина, спокойно щипал траву возле замшелого валуна, а вот перепуганная пегая кобыла металась вдоль окружающих поляну кустов почище того желтого пятнышка.
   Илисса медленно подошла к лошади и спокойным голосом позвала ее. Но пегую почему-то это только больше напугало. Как загнанный в угол зверь пытается укусить ловца, так и кобыла, встала на дыбы, стараясь ударить копытами девушку. Дочь принцессы отпрянула и в надежде на помощь посмотрела на Энолана, водящего руками по воздуху, словно ощупывающего границы невидимой дыры. Молодой человек, почувствовав ее взгляд, обернулся. Увидев мечущуюся лошадь, он сплюнул, тихо выругался и, что-то шепча, направился к ней. С его приближением пегая становилась все спокойнее и спокойнее. Когда же до кобылы стало можно дотянуться рукой, она сама подставила голову под ладонь парня. Тот погладил ее по храпу, подобрал поводья и вручил их девушке.
   - Нол, ты ее успокоил при помощи колдовства? - поинтересовалась Илисса, проведя пальцами по шее строптивицы.
   - Заговор. У меня совсем не осталось магической силы, - устало ответил Энолан, присев на корточки.
   - А разве заговор творится без магии? - продолжала полюбопытствовать девушка.
   - Расход мизерный, незаметный, - последовал сухой ответ. Молодой человек растянулся на траве и закрыл глаза: - Я все-таки немного полежу, а потом будем выбираться с этой поляны.
   - А дырка не затянется? - обеспокоилась его спутница.
   - Сегодня не затянется.
   -Нол, - покраснев, тихо произнесла Илисса: - извини.
   Ученик мага приоткрыл глаза и махнул рукой, типа мелочи. От этого небрежного жеста девушке стало еще более стыдно и она, решив хоть как-то загладить свою вину, предложила:
   - У тебя волосы сбились. Я могу их расчесать.
   Глаза у парня округлились, и в них дочь принцессы прочла неподдельный ужас.
   - Не надо, - поспешно отказался Нол. - Я сам. Потом.
   Девушка сникла: все ее добрые намерения оказались сразу срублены под корень. Ну что тут такого страшного? Насколько она помнит, по этикету, благородная дама может оказать рыцарю-гостю честь, помогая привести его прическу в порядок. Обычно вся помощь заключалась в преподнесении гребешка или щетки из конского волоса, но очень знатных, а особенно нужных, гостей леди могла расчесать собственноручно, и никто бы не посмел уличить ее в чем-то неприличном. Поэтому выражение лица Энолана девушку очень расстроило и обидело: какой-то безродный маг-недоучка посмел отказаться от услуги дочери принцессы.
   Молодой человек, видимо, тоже имел какие-то познания об этикете, и, чтобы придать отказу достойное оправдание, сразу добавил:
   - Это не столь важно. Лучше поищи ящерицу
   Илисса вздохнула и повела кобылу к деревцу, растущему возле валуна, чтобы привязать. Едва девушка затянула узел из поводьев на стволе - нашлась пропажа: жеребец Нола подошел к своей подружке, а на его холке восседала Жемчужинка. Когда только радужный дракончик успел оседлать Дара неизвестно. Илисса пересадила ящерицу себе на плечо и села на валун, ожидая, когда Энолан закончит отдыхать.
   К ее радости молодой человек не стал долго разлеживаться и вскоре подошел к камню.
   - Нашла? - кивнул он, увидев дракончика на плече девушки.
   - Нашла, - подтвердила та, подумав, что мог бы не спрашивать, и так видно.
   - Ну, что, пойдем? - предложил он.
   - Пойдем, - согласилась Илисса.
   - Ты умеешь прыгать на лошади через препятствия? - поинтересовался молодой человек.
   - Пробовала, а что? - насторожилась она, отвязывая пегую от деревца.
   - Да там кусты слишком густые, лошади не пройдут, а вот перескочить могут. Будь у меня побольше магической силы, я бы что-нибудь с этими зарослями придумал, а так, - он развел руками, - придется прыгать.
   - А дырка точно получилась? - поинтересовалась девушка. Ей издалека вообще не было видно над кустами никаких изменений.
   - Получилась, - последовал утвердительный ответ. - И довольно большая.
   Нол взял под уздцы эльмера и направился к бреши в магической преграде. Илисса понурив голову поплелась за ним. Ей как-то совсем не хотелось прыгать, да еще через такие высокие кусты.
   - Нол, а прыгать обязательно? Может, все-таки лошади пройдут через заросли? - не теряя надежды, что спутник откажется от опасного плана, спросила она.
   - Возможно, и смогут, но они все бока себе обдерут, а лечить их у нас нет ни сил, ни времени, - ответил молодой человек.
   - Ты сам тоже верхом перепрыгивать будешь?
   - Нет. Я через кусты проберусь, а затем позову Дара. Он и без седока легко преграды берет.
   - Нол, а как же твоя спина? - побеспокоилась Илисса.
   - А, - отмахнулся парень, - царапиной больше, царапиной меньше. Да и куртку все равно выкидывать придется.
   - Может, я тоже через кусты проберусь, а ты заговоришь кобылу, чтобы она сама их перескочила, - предложила дочь принцессы. Она не была уверена в своих силах и боялась, что не удержится в седле. Самое высокое препятствие, которое доводилось ей преодолевать на лошади - это не очень толстый поваленный ствол дерева. А тут преграда высотой ей по грудь
   - Илисса, заговором лошадь прыгать не заставишь, тут магия нужна. А я всю магическую силу на то, чтобы пробить этот демонов барьер потратил, - возразил Энолан, останавливаясь возле только ему видимой бреши. - Ну, я пошел.
   Он отпустил повод жеребца и обернулся.
   - Нол... Я боюсь, - призналась девушка, чувствуя, что у нее подкашиваются ноги, а по спине заскользил мерзкий холодок страха. - А если ты на моей кобыле перепрыгнешь, а потом своего коня позовешь.
   Глядя на побледневшее лицо спутницы, воспитанник мага сказал:
   - Лисси, я едва на ногах стою. В седло если и вскарабкаюсь, то уж точно во время прыжка из него вылечу и убьюсь. Без меня ты из этого леса не выберешься, - он натянуто улыбнулся.
   - А если убьюсь я, то будет всем счастье!- разозлилась девушка, и ее щеки вспыхнули.
   - Не всем, - не согласился молодой человек. - Только мне.
   - Нол!
   - Но не долго, - исправился он и посетовал. - И зачем только клятву дал.
   - Энолан!
   - Не бойся. Дар перескочит, а пегая пойдет за ним следом. Только держись крепче.
   - Но там же дерево!
   - Оно далеко. Лошадям хватит места.
   Его ответ показался Илиссе неубедительным. Ее трясло, сердце бешено колотилось. Она попыталась вставить ногу в стремя, но промахнулась. Энолан тем временем, тихо ругаясь, уже пробирался через кусты под встревоженное ржание эльмера. Преодолев препятствие, он повернулся к девушке и спросил:
   - Готова?
   - Сейчас, - девушке наконец-то удалось взобраться на лошадь. Она отъехала подальше от преграды, чтобы дать кобыле разгон.
   Молодой человек отошел в сторону от невидимой дыры и свистнул. Дар, повинуясь призыву хозяина, сделал петлю по поляне и легко перемахнул через живой барьер. Пегая, понукаемая всадницей, ринулась за ним, но перед самыми кустами, испугавшись препятствия, резко остановилась, а затем попятилась назад. Девушка успокоила лошадь, объехав по кругу поляну, и повторила попытку. На это раз кобыла не стала артачиться и взвилась над кустами. Однако при приземлении она оступилась, и Илисса, не удержавшись, вылетела из седла.
   Нол увидел, что девушка падает и не в его сторону. Парень так и не понял, как получилось, что он в одно мгновение оказался с другого бока уже успевшей выровнявшейся лошади и ухитрился поймать Илиссу. Но на ногах он устоять не смог и упал навзничь вместе со спасенной девушкой.
   Истерзанная спина тут же полыхнула огнем боли, а многострадальные ребра, под весом девицы, ответили им угрожающим треском.
   - .....! - только и смог выдавить Нол. Его руки безвольно обмякли. "Допрыгались", - успела мелькнуть у парня мысль, прежде чем он погрузился во тьму.
  
   Илиссу подбросило в седле. Ноги потеряли стремена. Сердце сумасшедше затрепыхалось, грозя выскочить из груди. Кровь застучала в висках. Всадница, испугавшись, выпустила поводья и попыталась схватиться за гриву лошади, но пальцы лишь сжались в воздухе. Веки помимо воли зажмурились, и девушка почувствовала, что падает.
   Но к удивлению, она ударилась обо что-то мягкое, а что-то крепкое обвило ее талию. И снова падение. В ноздри ударили терпкий запах травяного сока и аромат лесных цветов.
   Крепкое словцо, высказанное знакомым голосом почти на ухо, заставило ее открыть глаза. Илисса увидела перед собой искаженное от боли лицо спутника. Затем его руки соскользнули с ее талии, веки сомкнулись, а черты приобрели умиротворенное выражение.
   Девушка поняла, что лежит на Ноле, который поймал ее, но из-за слабости не удержался на ногах. Вспомнились его пострадавшая спина и синяки по всему телу, и то, что трактирная драка, возможно, не обошлась без других повреждений, невидимых, но болезненных. А тут на бедолагу вдобавок и она свалилась. "Я убила Нола", - пришла страшная мысль в ее голову. Она сползла с тела молодого человека, мазнув подолом платья по его лицу, и на четвереньках добралась до ближайшего дерева, где уселась, прислонившись к стволу.
   Подняться и посмотреть действительно ли парень умер, Илисса смогла не сразу. Ей никак не удавалось совладать с безумным биением сердца, выровнять дыхание и унять дрожь в конечностях. Осознание того, что она убийца, да еще осталась одна в зачарованном лесу, ввергло девушку в ужас. На глаза навернулись слезы, а из груди вырвался крик отчаянья. Дочь принцессы теперь была бы готова всю дорогу выслушивать насмешки спутника и его постоянные поучения. Даже согласилась бы выйти за него замуж и прощать все измены, только бы он остался жив. Но сделанного не изменишь. Она не сможет жить с такой виной на сердце. Она не хочет быть убийцей!
   Пока девушка страдала над своей незавидной участью, к распростертому на земле парню подошел Дар и ткнулся храпом ему в лицо. Губами потеребил пучок волос, а затем хорошенько дернул его зубами.
   Илиссе показалось, что веки молодого человека дрогнули. Возможно, так получилось, когда конь трепал его волосы. А если... Призрачная надежда придала силы, и девушка метнулась к Нолу. Упав перед ним на колени, она приникла ухом к его груди, пытаясь услышать биение сердца. Но через кожаную куртку, она не смогла ничего расслышать. Дрожащими от волнения пальцами она расстегнула ее и снова прислушалась.
   Эльмер, оставивший в покое прическу хозяина, заинтересовался тем, что делает девушка и толкнул ее мордой в плечо. Та потеряла равновесие и, чтобы не упасть, оперлась рукой о грудь парня. Боль, повергшая Нола в забытье, заставила его придти в сознание. Тихий стон сорвался с губ парня.
   - Ты жив! - обрадовано вскричала Илисса, у которой словно камень с души свалился. На радостях она чмокнула Нола в лоб.
   "Как покойника", - подумал парень, открывая глаза. Его взгляд уперся в вырез платья склонившейся над ним девушки. Увиденное, заставило его воспрянуть духом, а рука сама по себе скользнула по ее бедру и бессильно упала.
   Но, похоже, девушка не обратила на это внимание.
   - Я думала, что ты умер. Даже в мыслях согласилась стать твоей женой, лишь бы ты ожил, - улыбаясь, затараторила она.
   "Лучше бы я действительно умер", - мысленно сказал Энолан. Но, глядя, как улыбка медленно исчезает с ее лица, понял, что ляпнул это вслух, и снова застонал. Уже от досады. Теперь, если Судьба соблаговолит, и его не убьют на месте, придется снова вымаливать у девчонки прощение. Как это все надоело!
   Но Илисса молча проглотила обиду. Увидев, куда он пялится, она нахмурилась и выпрямилась. Однако подниматься с колен не спешила. Лишь сухо поинтересовалась:
   - Нол, что я могу сделать, чтобы помочь тебе?
   - Пока ничего, - хрипло ответил воспитанник мага. - Но нам надо выбираться отсюда, как можно быстрее.
   - Да ты подняться не сможешь, а я тебя одна не дотяну. Я вообще не знаю куда идти. А еще лошади.
   - Я же говорил, что к ночи толка от меня не будет, - не весело усмехнулся парень.
   - Накаркал, - отрезала Илисса. За несколько дней совместного путешествия она привыкла полагаться на всезнающего и вроде как "всемогущего" спутника. Ее совсем не прельщало тащить груз ответственности за себя и молодого человека. Особенно после его назидательной беседы с ней. - Энолан, мне не до шуток.
   - Мне тоже.
   - Но надо же что-то делать. Я не хочу ночевать в лесу.
   - А придется, - парень пошевелился, пробуя приподняться, и застонал от боли. Похоже, недолеченные ребра снова сломались. Демоны! Как же плохо быть простым человеком, лишенным магической силы и не имеющим ничего под рукой, чтобы приглушить боль! Хотя... - Илисса, достань вино и шугани от меня Дара, а то он скоро мне оба уха оттопчет, - попросил он, немного подумав, добавил: - Пожалуйста.
   Девушка, недовольно поджав губы, встала, достала из принадлежащей Нолу седельной сумки флягу, отвела в сторону жеребца, а затем присела возле парня и, приподняв ему голову, поднесла к его рту сосуд. Молодой человек припал губами к горлышку и стал жадными глотками пить вино. По раздраженному сопению Илиссы, Энолан понял - шутка не принята. И сделал вывод, что за невольно ляпнутые слова извиняться придется долго и с усердием.
   Когда он сделал приблизительно десять глотков, девушка попыталась убрать флягу, но Нол выхватил ее, и принялся допивать веселящий напиток, держа сосуд самостоятельно.
   Вино, к сожалению, быстро закончилось. Даже его концентрированность не гарантировала, что выпитого хватит, чтобы притупить боль и забыться сном. Илисса убрала флягу и не очень аккуратно отпустила голову парня. Нол поморщился, ударившись затылком о землю. Было чувствительно и неприятно, но почти не больно. Однако он поинтересовался:
   - И чем я еще провинился?
   Девушка, помня, как на нее подействовали несколько глотков этого напитка, не на шутку рассердилась:
   - Тем, что напился! Я с тобой побитым и пьяным не справлюсь!
   - Я сопротивляться не буду. Честно. И на будущее, с расстегивания куртки начинать не обязательно. Лучше сразу со ...
   - Нол! - перебила его Илисса, яростно сверкнув глазами.
   - Да?
   - Иди в задницу со своими советами! - девушка вскочила на ноги.
   Парень проникся и даже улыбнулся. Он предпочитал видеть ее злой и решительной, а не ревущей и наматывающей сопли на кулак.
   - Хватит скалиться! Почему с тобой невозможно разговаривать, как с нормальным человеком? - спросила девушка и в сердцах сшибла ногой одиноко торчащую из травы шляпку поганки.
   - Может потому, что я не человек? - предположил ученик мага.
   - Твоя правда! Ты - редкостный га... квак-квак... - девушка изумленно посмотрела на Нола.
   - Этого заклинания я не отменял, - ехидно сообщил тот.
   Илисса метнула на него испепеляющий взгляд и направилась к жеребцу, чтобы спрятать флягу в седельную сумку.
   - Будешь возвращаться, Дара захвати! - крикнул ей в след парень, почувствовав, что от вина его начинает развозить. - Пора в дорогу.
   Девушка не ответила, но коня привела.
   - Лежать, - как собаке, приказал воспитанник мага скакуну.
   Конь недовольно фыркнул, однако медленно и неуклюже улегся возле хозяина, чуть не придавив ему руку. Радужный дракончик скатился с бока жеребца. Добравшись до Илиссы, он шустро вскарабкался по платью к ней на плечо, а затем спрятался под косой.
   - Илисса, помоги мне забраться на Дара. Пожалуйста, - попросил Нол и, стиснув от боли зубы, стал поворачиваться на бок.
   - А ты сможешь на нем удержаться? - поинтересовалась девушка, осторожно поддерживая Нола за плечи.
   - Не знаю, но постараюсь, - ответил он, ухватившись рукой за седло.
   С горем пополам и помощью Илиссы, парню наконец-то удалось взгромоздиться на коня. Ноги безвольно свесились по бокам, грудь уперлась в луку седла, щека приникла к шее, а пальцы вцепились в гриву.
   Повинуясь тихому приказу, конь довольно плавно и аккуратно поднялся, не уронив молодого человека. Из чего девушка заключила, что умному животному, не в первой подобным образом доставлять перепившего хозяина домой.
   - Нол, тебе удобно, - участливо поинтересовалась Илисса. Перекошенная от боли видимая половина физиономии парня все-таки произвела на нее впечатление и заставила устыдиться высказанных ему упреков. Девушка решила, что больше не будет принимать близко к сердцу всю чушь, которую он мелет, чтобы посмеяться над ней. А еще она наконец-то приняла мудрое решение прислушиваться к его мнению и советам. Хотя, безоговорочно доверять Нолу не следовало бы. По крайней мере, пока. В любом случае если, что с ними произойдет, виноватым окажется Нол, а ее не будут терзать угрызения совести.
   - Нет. Но терпеть можно, - со стоном сказал молодой человек. - Пусть Дар поработает. Что я его за спасибо кормлю? Отлавливай кобылу, и убираемся отсюда.
   - Но я не знаю, в какую сторону идти.
   - Ступай за моим конем. Даром у него, что ли кровь волшебных созданий течет. Он дом на любом расстоянии найдет. Заодно и меня подлечит.
   - Подлечит? - удивилась Илисса.
   - Поделится своей магической силой, а я с ее помощью подлечусь. Правда, этой силы у него маловато, но это лучше, чем ничего, - последние слова молодой человек сказал шепотом.
   - Нол, а как... - девушка осеклась, услышав тихий храп.
   Вино все-таки дало нужный результат.
  
   Кэйэриз вихрем ворвался в свой дом, чуть не сбив с ног сводного младшего брата, ученика и слугу в одном лице, и устремился вверх по лестнице к кабинету. Привыкший к частым отлучкам и таким вот бурно-неожиданным возвращениям опекуна, мальчишка поспешил поскорее укрыться в глубине дома, пока не позовут. Его небольшой жизненный опыт подсказывал, что к раздраженному наставнику лучше не попадаться на глаза, а если уж попался - жди крупных неприятностей.
   Проверив целостность магического замка, Кэйэриз недовольно покачал головой и вошел в комнату: он бы на месте Рийэна уже бы раз сто попытался проникнуть в кабинет учителя, доступ в который строго запрещен, хотя бы из праздного любопытства. А этот полукровка не только не пытался взломать заклинание, он даже на второй этаж не поднимался. Да и в учении особого рвения не проявляет, хотя, определенно задатки у него имеются и довольно неплохие, опять же для полукровки. Завтра придется отчитываться перед дядей о проделанной работе и тот непременно поинтересуется, как идет подготовка Рийэна, а докладывать особо нечего. Ладно, он попозже придумает, что ответить Верховному магу, а пока надо заняться более насущной проблемой.
   Он скинул мокрый плащ прямо у двери, одним щелчком пальцев зажег свечи в развешенных по всей комнате канделябрах и метнулся к столу. Отыскав в горе различных свитков потрепанную карту Самиры и приграничных земель, Кэйэриз нетерпеливо развернул ее, сбросив на пол несколько мешавших документов. Мужчина провел рукой над затертым символом леса, неподалеку от замка Сенар, и, не почувствовав привычного тепла, стукнул кулаком по столешнице, громко выругавшись:
   - Идиот!
   Значит, не зря его охватила внезапная тревога, заставившая дрогнуть руку и вместо одного чистого удара со спины прямо в сердце, закончить дело, еще грубо перерезав горло.
   С мокрой темно-каштановой пряди, выбившейся из пучка низко завязанных волос, скатилась капля, и темным пятнышком растеклась по пергаменту, придав точке какой-то захудалой деревеньки размеры огромного города. Кэйэриз лихорадочно принялся водить руками по карте, но так ничего и не почувствовал.
   Прошипев сквозь стиснутые зубы грубое ругательство, он подошел к алхимическому столу, вытряхнул на пол содержимое из первой попавшейся миски. Налил в нее воду. Из снятых с висящей над столом полки нескольких прозрачных флаконов, накапал туда же эликсиров. Что-то пошептал над всем этим, а затем из ножен, висящих на поясе, выхватил тонкий обоюдоострый кинжал и вскрыл себе вену. Тоненькая багровая струйка побежала по руке, стекая в подставленную миску с раствором, постепенно окрашивая его в голубой цвет. Решив, что концентрации крови в жидкости достаточно, мужчина заклинанием остановил кровотечение и принялся специальной палочкой перемешивать содержимое прозрачного сосуда.
   Закончив с приготовлениями, Кэйэриз что-то прошептал над содержимым миски и воззрился на водянистую поверхность в ожидании результата. Но ничего не происходило. Мужчина снова выругался и повторил заклинание, но оно снова не подействовало. В гневе, он смахнул сосуд со стола: миска с глухим стуком ударилась о пол и разлетелась хрустальным крошевом. Ничто и никто не мог вывести помощника Старшего советника по особым поручениям из состояния равновесия, только...
   Неожиданно воздух перед ним дрогнул. Пространство пропорола вспышка молнии и ушла в пол, оставив на нем разрастающееся пятно светящегося перехода. Затем раздался голос Верховного мага и по совместительству Старшего советника:
   - Тэнерин, зайди ко мне. Надо поговорить.
   Мужчина недовольно поморщился: ему совсем не хотелось сейчас встречаться с дядей, однако с холодной вежливостью ответил:
   - О, мудрейший, готов припасть к твоим ногам.
   И шагнул в сверкающий круг.
  
   - Здравствуй, мудрейший Денеэр! - с легким поклоном, поприветствовал Кэйэриз Старшего советника, и огляделся по сторонам, пытаясь понять, где тот изволил его принять.
   Личный кабинет Дэнеэра в королевском замке всегда навевал тоску на Тэнерина, точнее его начинало тошнить от излишне пышного убранства и стойкого приторного аромата королевской розы. Еще раздражало то, что дядя упорно продолжал называть его именем, данным при рождении, иногда даже сокращая его до детского Тэни. Помощник Старшего советника по особым поручениям давно уже свыкся с данной по окончании академии и намертво прилипшей кличкой Кэйэриз, означающей кинжал с длинным и тонким обоюдоострым клинком.
   - Тэнер, садись, - не отрываясь от изучения какого-то документа, показал на кресло, сидящий за столом эльф с легкой проседью в темных волосах, переплетенных каким-то хитроумным способом.
   Кэйэриз устало плюхнулся на предложенное место, злорадно надеясь, что его намокшая и пропахшая лошадью кожаная дорожная одежда оставит на нежно-розовом с золотым шитьем бархате обивки если не пятна, то хотя бы запах. Догадываясь, что разговор предстоит долгий и нудный, он откинулся на спинку кресла и закинул ноги на край рабочего стола дяди.
   - Как там обстоят дела с обучением полукровки? - поинтересовался Денеэр, продолжая вчитываться в свиток и делая вид, что не замечает наглости племянника. Однако унизанные перстнями и кольцами пальцы его левой руки нервно забарабанили по столешнице.
   - На данный момент он все еще непригоден для нашей цели, и, возможно, никогда не достигнет нужного нам уровня, - последовал уже набивший оскомину ответ.
   Старший советник оторвался от чтения и пристально воззрился на племянника, пытаясь пробить защиту и пошарить в его мыслях. Тот тоже уставился прямо в глаза дяде, без труда давая отпор нападающему. Эта игра-проверка, ставшая ритуалом при каждой встрече, порядком надоела Кэйэризу, однако он никогда и ничем не выдавал своего недовольства.
   - Хм, - наконец-то произнес Дэнеэр, раздосадованный и одновременно обрадованный своей неудачей. Редко кто мог выдержать его ментальный натиск. Тэнерин сегодня справился с потрясающей легкостью. - Прочти. И убери ноги со стола.
   Он передал документ племяннику, который так и не изменил позы. Тот быстро пробежал глазами колонки цифр отчета Советника по внешней и внутренней торговле, и перевел взгляд на Старшего советника.
   - Рийэн слишком молод. Ему всего-то четырнадцать.
   - Через два года запасы наэны иссякнут, и мы начнем нести убытки. Советник по торговле требует принять экстренные меры, - жестко сказал Дэнеэр.
   - Я жду приказов, о мудрейший, - с подобострастным взглядом сказал Кэйэриз.
   - Не издевайся, мальчишка! - Старший советник встал из-за стола. - Ты прекрасно знаешь, что делать!
   - Я жду приказов, - сухо повторил племянник.
   - Ускорь взросление и обучение, этого как там... - Дэнеэр замялся, будто не может вспомнить имени человеческого байстрюка брата, хотя прекрасно его знал.
   - Рийэн, - "подсказал" его помощник по особым поручениям. - Не мне тебе напоминать, что без достаточного количества наэны это может его убить. Судя по отчету, мы не можем себе позволить такое расточительство. Да, и тогда пойдут насмарку целых четыре года моего труда.
   Сократите потребление наэны и его продажу другим расам.
   - Мы это уже рассматривали, хотели еще поднять цену на вещество, но тогда возникает слишком много проблем. Проще, найти и вернуть колье.
   - Тогда, вспомни, что у тебя есть...
   - Нет, - жестко отрезал Старший советник.
   - Но...
   - Молчать!
   - Как мудрейший прикажет! - Кэйэриз поднялся и поклонился при выпрямлении, обдав дядю стальным холодом голубых глаз.
   - Можешь идти! - Дэнеэр занервничал, однако вида не подал. И припугнул наглеца: - Его величество не доволен твоей последней работой.
   - Аккуратист, - прошипел тот, про себя добавив какой.
   - Будем думать, что я тебя не слышал, - Старший советник вернулся к изучению деловых бумаг, тем самым, давая понять, что племяннику придется добираться домой своим ходом.
   На этот раз разговор с родственником закончился подозрительно быстро, и помощник Старшего советника по особым поручениям сделал вывод, что дела в Эльфийском королевстве совсем плохи
   Кэйэриз, тихо ругаясь, вышел из кабинета. Упрямство дядьки ему уже порядком надоело. Он никак не мог понять, почему нельзя найти в стране иной источник дохода, который не зависит от разных там артефактов и прочей магической ерунды. Выживают же как-то люди, да и те же гарджирцы, все земли которых ограничиваются одним городом-государством и прилегающими к нему деревнями. Ах, да! Гарджирцы, они ж сродни животным! Так только примазываются к великой эльфийской расе. Висячие уши, как у охотничьей собаки, смуглая кожа и крепкое коренастое телосложение подобное гномьему - это же насмешка над первородными. То, что гарджирцы производят неземной красоты ткани, которая пользуется большим спросом, невзирая на дороговизну, эльфов не интересует. А их уникальная магия, которая могла бы помочь выкрутиться их сложившейся неприятной ситуации, сродни шаманству гоблинов.
   В пределах королевского замка колдовать имеет право только Верховный маг. Придется тащиться под дождь, и уже на улице открывать переход. Кэйэриз вздохнул и направился к выходу. Ему не впервой появляться в этом месте в столь потасканном виде, оскорбляя эстетические чувства, а так же обоняние придворной знати и ловя на себе их брезгливые ненавидящие взгляды. Об особенности его должности догадывались многие, но никто не осмеливался осуждать открыто, прямо в лицо. Никто, кроме Нириэль. Воспоминание об этой подлой твари заставило Кэйэриза скрипнуть зубами.
   Не успел он прогнать неприятные мысли, как перед ним, подобно пестрым бабочкам, пропорхнула стайка придворных дам, а среди них и златовласая причина его ненависти. Он проводил ее тяжелым взглядом, а она обернулась. "Потаскуха!" - мысленно выругался помощник старшего советника. "Убийца!" - в яростном блеске серых глаз читался ответ.
   Девушка отвернулась, гордо следуя за подругами. Помощник Старшего советника свернул в центральный коридор, но потом резко остановился, развернулся на каблуках и поспешил обратно в кабинет дяди.
   Одним только взглядом оттеснив дежурившего воина, Кэйэриз распахнул дверь и прямо с порога крикнул:
   - Мне надо уехать.
   Дэнеэр оторвался от работы и коротко ответил:
   - Нет.
   - Я не прошу разрешения, а ставлю в известность, - сообщил племянник, творя рукой в воздухе символ перехода.
   - Что ты себе позволяешь, мальчишка?! - взревел Старший советник, глядя как Кэйэриз с самым невинным взглядом голубых глаз, исчезает в сверкающем круге.
  
   Кэйэриз не стал дожидаться пока к нему нагрянет дядя и на правах Верховного мага и Старшего советника вынесет приговор за колдовство в пределах королевского замка. У него нет времени, праздно прохлаждаться в темнице целую неделю. Конечно, будь на его месте кто-то другой, то нарушителя посадили бы под замок в специально оборудованную камеру для магов этак лет на пятьдесят. Но кто же станет так строго наказывать своего родственника, единственного законного наследника великого рода, связанного кровными узами с правящей династией. Поэтому, очутившись в своей спальне, он быстро переоделся, собрал необходимые для дальнего путешествия вещи и наскоро сотворил переход, но, вспомнив, что не предупредил Рийэна о своем отъезде, тут же закрыл его.
   Не тратя зря время на поиски полукровки, Кэйэриз черканул несколько строк на пергаменте, и при помощи магии перенес его на стол в кухню, где часто любил ошиваться ученик. Помощник советника не испытывал привязанности к парнишке, а тем более братской любви, просто тот оказался единственным полукровкой мальчиком, да к тому же наделенным магическим даром, из десятка отцовских ублюдков от человеческих женщин. Никто бы не заинтересовался судьбой Рийэна, а тем более не взялся за его воспитание, если бы не одно из ряда вон выходящее происшествие, бумерангом ударившее по всему роду. Из королевской сокровищницы около сорока лет назад был похищен ценный артефакт, Пророчество гласило, что вернуть его сможет только, несущий лишь половину человеческой крови, потомок рода, виновного в краже. Так уж вышло, что охранял этот артефакт в злополучную ночь именно родной брат Кэйэриза.
   Кэйэриз вздохнул. Великая Богиня видно издевается над своими детьми, раз допустила такое. И кому она хочет вручить судьбу целого народа? Трусливому лентяю-мальчишке? Да он при виде обнаженных клинков учителя чуть в обморок грохнулся, а когда приказали взять их в руки, так его от страха стошнило. И вот это несчастье Кэйэриз должен обучать? Отправлять Рийэна на поиски артефакта - это отсроченное убийство. Лучше сразу на месте его прикончить, а потом поднять. В качестве зомби он лучше послужит, правда, не долго. Но Дэнеэр не хочет брать на себя ответственность за смерть пусть полукровки, но все же племянника. Да неизвестно, как к этому отнесется его брат-близнец Кириан, отец Кэйэриза и Рийэна. С того станется и родного брата на поединок вызвать. Он ведь так и не простил Старшего советника за невмешательство в трибунал над охранниками пропавшего артефакта и молчаливое одобрение вынесенного приговора. А Кэйэриз, как один из исполнителей, вообще для него умер. В прочем, помощник Старшего советника мертв и для своей матери, которая после приведения приговора в действие развелась с отцом и ушла служительницей в храм Великой Богини.
   "Если род совершил проступок, то род примет наказание, род его исполнит, род обязан компенсировать ущерб" - гласит статья кодекса чести. А что после этого будет твориться внутри рода - это проблема самого рода. "Теперь, дядя, это временно только твоя проблема", - подумал Кэйэриз, исчезая в свете перехода.
  
   Илисса некоторое время стояла, глядя на мирно посапывающего спутника, гадая каким образом заставить его коня указать нужный путь. Сам эльмер, похоже, не собирался помогать добровольно и ехидно косился на нее лиловым глазом.
   - Дар, домой! - девушка дернула его за повод, но жеребец лишь, хлестнув по своему боку хвостом, недовольно закивал головой, оставаясь на месте.
   Вероятно, по вредности и несговорчивости он был подстать своему хозяину. Илисса вздохнула и повторно потянула повод:
   - Ступай домой! Домой, тебе говорят!
   Но конь продолжал делать вид, что ничего не слышит. Девушка с силой потянула повод на себя, но упрямец лишь переступил с ноги на ногу.
   - Ты, вредная скотина, домой! - в сердцах выкрикнула дочь принцессы, и свершилось чудо: Дар всхрапнув, резво потрусил в глубь леса.
   Девушка от неожиданности выпустила его повод, однако быстро сориентировалась и, схватив под узцы пегую, поспешила за эльмером, не обращая внимания, что он уводит ее еще дальше от дороги.
   Илиссе, ведущей в поводу свою лошадь, было тяжело поспевать за жеребцом, постоянно то скрывающимся между деревьями и кусами, то появляющимся на мгновенье, чтобы потом снова спрятаться за густой листвой кустарников. Девушке оставалось только гадать, каким образом Дар еще не скинул или случайно не потерял свою ношу.
   Незаметно лес стал еще гуще и эльмер перешел на шаг, а потом и вовсе остановился у древнего дуба, всем своим видом давая понять, что дальше он никуда не пойдет, ни за какие коврижки. Более того, он опустился на колени и аккуратно стряхнул хозяина со спины. Тот перемену места даже не почувствовал, лишь только чуть громче засопел во сне. Девушка потрясла парня за плечо. Нол, не раскрывая глаз, что-то пробормотал и попытался свернуться калачиком, но, видимо, сочтя такую позу неудобной, снова растянулся на траве.
   Как обычно, в лесу рано начало смеркаться. Илисса поняла, что спутника ей растолкать не получится, и ночевать им придется здесь. Девушка пришла в ужас, осознав, что, по сути, она в лесу одна: Нол напился и спит, как сурок, и даже если бы ему на ухо рявкнул дракон, то не проснулся бы. В прочем от парня, будь он в бодрствующем состоянии и трезв, проку было бы не много: охранного заклинания не поставил бы, и, из-за полученных травм, ни ее, ни себя при помощи меча он бы вряд ли смог защитить.
   Пока совсем не стемнело, дочь принцессы решила собрать хвороста для костра. Насколько она знала, дикие звери боятся огня. С ним в ночи теплее и не так страшно. Но сначала надо отловить и расседлать лошадей, а то серый побрел куда-то за кусты, а пегая, пощипывая травку, вообще направилась назад, к поляне.
   Разобравшись с лошадьми, девушка сгрузила вещи возле спутника. Нол лежал на спине. Одна рука вытянута вдоль тела, другая покоится на груди, прикрывая выскользнувшие из запазухи амулеты. Густые в колтунах волосы, собранные в высокий хвост, разметались по траве. В приоткрытом рте видны необыкновенной белизны верхние зубы с клыками, чуть длиннее человеческих. Илисса раньше думала, что парень при помощи магии увеличивает их, чтобы ее попугать, но оказалось, что они такие от природы. И совсем не портят красоту Энолана. Девушка поймала себя на мысли, что откровенно любуется молодым человеком и его слегка помятая физиономия вызывает сочувствие и жалость. Он вообще показался Илиссе таким беззащитным и несчастным, что ей опять стало стыдно. Обвинять его в пьянстве было несусветной глупостью и дуростью. Да, Нол напился, но не из вредности, а чтобы притупить боль. Как она могла забыть об этом свойстве вина? Словно, кто-то взял и выкинул это из памяти. А может, она была слишком зла на спутника?
   Ругая себя за то, что позволила бедняжке, как какому-то забулдыге, просто валяться на земле, Илисса достала одеяла. Одно ей, хоть с большим трудом, но все-таки удалось подсунуть под молодого человека, который, несмотря на ее не совсем аккуратные действия, продолжал спать. Вторым она прикрыла Нола сверху. Затем приподняла голову парня, чтобы подложить под нее свернутое валиком третье одеяло, и замерла. Вместо винного перегара от его губ доносился тонкий и нежный запах ягод и каких-то трав. Илисса раньше даже представить не могла, что вино может так приятно пахнуть. Она, ниже склонилась над лицом молодого человека, наслаждаясь понравившимся ароматом. Отчего-то его уста показались ей необыкновенно привлекательными и манящими. Девушка не поняла, как получилось так, что ее губы коснулись его губ. Опомнилась лишь, когда Нол, отмахиваясь, как от назойливого насекомого, чуть не врезал ладонью ей по щеке. Наваждение, как рукой сняло. Илисса еле успела увернуться, жестко опустив голову спутника на свернутое одеяло. Девушка, думая, что парень проснулся, вскочила на ноги и шарахнулась в сторону, но он лишь потер губы и снова опустил руку себе на грудь.
   Вот так. Даже во сне она ему неприятна. Хотя, Нол мог и не понять, что произошло. Лучше бы не понял и не вспомнил. Илисса не то чтобы расстроилась, но отчего-то ей стало обидно. И как это ей в голову взбрело его поцеловать и, собственно, зачем? Никак демоны попутали, а может, просто стало интересно, как это целоваться с мужчиной, ведь раньше ей не доводилось этого делать. Однако, что случилось, то случилось, и она не могла разобраться понравилось ли ей это или нет. Интересно, а можно ли это считать настоящим поцелуем? А как потом смотреть в глаза Энолану? Опять будет жутко стыдно. Вот с такими невеселыми мыслями девушка принялась собирать ветки.
   Она побоялась далеко отходить от спящего Нола, поэтому хвороста собрала немного, и костерок у нее получился маленький. Но это полбеды, его еще надо было как-то разжечь. Вспомнилась неудача в позапрошлую ночь, и это еще больше расстроило Илиссу. Но делать нечего, придется справляться самой ведь помощи ждать не от кого. Девушка до темноты провозилась с огнивом и кремнем: то ли ветки оказались слишком свежими, то ли девушка забыла что-то еще положить для розжига, то ли она делала что-то не так, но пламя упорно не хотело разгораться. Отчаявшись, Илисса отбросила в сторону огниво и кремень. Видимо, придется обойтись без костра.
  
   Пересадив радужного дракончика с плеча на траву, девушка принялась готовить постель. Сначала, она раскатала одеяло в шагах пяти от спутника, но быстро сгущающаяся и пугающая темнота заставила ее передумать и перебраться под бок к молодому человеку. Решив, что не так страшен Нол, как он пытается себя подать, Илисса улеглась рядом с ним. Потом, ей показалось, что она устроилась неприлично близко к парню, и немного отодвинулась, а затем и вовсе повернулась к нему спиной.
   Девушка долго не могла заснуть, и не из-за страха, а оттого, что в памяти всплывали события сегодняшнего дня, большинство которых она бы хотела поскорее забыть. Особенно случай с заклинанием Леора. И какой демон дернул ее прочесть этот свиток! Илисса почувствовала, что при этом воспоминании, ее щеки снова запылали от стыда, и она еще дальше отодвинулась от спутника. А зачем ей понадобилось его целовать? Наваждение какое-то. Да, Нол красивый парень. Тут уж, что есть, то есть. Этого у него не отнимешь. Но с чего бы это его целовать-то? И вообще, мужчине быть таким смазливым совсем не обязательно. Это просто непростительное расточительство красоты. Куда только Создатель смотрел, когда творил такое чудо! Лучше бы ей немного привлекательности добавил. Ей нужнее.
   - Привет! - неожиданно раздался тихий голос.
   Илисса подумала, что это родник, о котором она совсем забыла, решил наконец-то напомнил о себе.
   - Мивар, это ты? - она открыла глаза. Ей показалось, что какое-то белесое облачко, висевшее у нее над головой, метнулось за ствол дуба. Подумав, что это ей просто померещилось, девушка отвязала от пояса мешочек и достала из него кувшинчик. Она легонько потрясла сосуд, но оттуда не донеслось ни звука. - Родник, ты чего молчишь?
   - Это не Мивар. Это я, - из-за дерева показалось полупрозрачное облачко, медленно приобретая очертания человеческой фигуры.
   - Призрак?! - в ужасе Илисса метнулась к спутнику и лихорадочно затрясла его за плечо. - Нол, проснись! Ну, проснись же!
   Но парень продолжал сладко посапывать во сне. По своему опыту дочь принцессы знала, что встреча с привидениями не сулит ничего хорошего. Несколько лет назад Миляна призналась ей, что в их замке живет призрак. Давным-давно предок отца подруги захватил в плен некоего барона. Подданные плененного пытались вести переговоры о выкупе сюзерена, но неcчастный барон взял и помер. Как там было на самом деле, уже не помнил никто: то ли была затребована слишком большая сумма за бедолагу, то ли он из-за полученных ран и отсутствия должного ухода не дотянул до окончания переговоров, а может из-за очередного нападения на замок Сенар все позабыли о пленнике, но несчастный расстался с жизнью. Когда о бароне вспомнили, было уже поздно совершать должный погребальный обряд. С тех пор и завелся в подземелье замка беспокойный дух, являющийся только владельцам крепости.
   Илисса никогда не была трусихой, и ей захотелось посмотреть настоящего призрака. Поэтому она подбила подругу спуститься в темницу. Приведение искали утомительно долго, но потом очень быстро от него удирали. А тот несся за девчонками, гремя цепями, дико воя и ругаясь на чем свет стоит. После этого случая дочь принцессы зареклась искать встреч с призраками.
   И вот пожалуйста!
   - Не бойся, я не причиню тебе зла, - тихо заверило привидение. - И не дергай своего друга: он все равно не проснется, пока не придет время.
   - Ч-что... Ч-что т-тебе н-надо? - заикаясь от страха на каждом слове спросила Илисса. Люди говорили, что если встретишь привидение, то лучше от него не убегать, а узнать, что оно хочет и постараться выполнить его просьбу. Возможно, дух и уйдет.
   Призрак сделался немного плотнее и приблизился к девушке.
   - Не бойся, - снова повторил он.
   Дочь принцессы прекратила трясти плечо Нола и заворожено уставилась на полупрозрачную фигуру, парящую над землей. Страх перед привидением странным образом исчез.
   - Я Агриз, - представился призрак, коснувшись своей груди неким подобием руки. - А ты?
   - Илисса, - ответила девушка.
   - Красиво... - донесся шепот. Белесая фигура стала еще плотнее и, как показалось Илиссе, приобрела цветные оттенки. С каждым мгновением призрак становился больше похожим на человека: появились черты лица, в обрамлении светлых длинных волос, руки приобрели пальцы, а тело странную, мешковатую одежду. Лишь ноги начиная от колен и ниже все еще оставались бесформенными и почти прозрачными.
   Дух облетел вокруг девушки и завис на уровне ее глаз, пристально вглядываясь в ее лицо.
   - Ты тоже красивая, - сообщил он, приземляясь на землю, на внезапно появившиеся у него ноги.
   Илисса не стала спорить. В кои-то веки кто-то посчитал ее красивой. Услышать такой комплемент пусть от призрака было приятно. Хотя, умершему парню любая живая девушка покажется необыкновенной красавицей.
   - Ошибаешься, - неожиданно заявил Агриз, скромно улыбнувшись.
   - Ты читаешь мысли? - смутилась девушка, опустив глаза.
   Он не ответил, но его скромная улыбка превратилась в нахально-дерзкую.
   - Можно с тобой побеседовать? - спросил призрак и, не дожидаясь согласия, уселся на траву напротив Илиссы. - Давно к нам никто не забредал...
   - К вам? - удивилась дочь принцессы.
   -Таких, как я, здесь много...
   - Много?!
   Призрак утверждающе кивнул.
   - Но им еще рано... Сегодня моя ночь... - прошептал Агриз. - Я так долго ждал...
   - Ждал чего? - насторожилась девушка. Ей не доводилось слышать о призраках делающих дамам непристойные предложения, просто слово "ночь" прозвучало как-то двусмысленно. Видимо, начало сказываться влияние Нола с его шуточками, раз Илиссе везде чудится подвох.
   Вместо ответа призрак загадочно улыбнулся.
   "Видимо, снова прочел мысли", - подумала дочь принцессы и покраснела.
   Какое-то время они сидели, молча разглядывая друг друга. Девушка заметила, что лицо у привидения очень молодое. Возможно, парень в момент смерти едва ли достиг ее возраста. Скорее всего, он был года на два моложе.
   - Все верно, - прервал молчание дух. - Я много не успел испытать в жизни...
   - Ты умер тут, в лесу? - поинтересовалась Илисса, решив, что если она поскорее выяснит, что нужно призраку, то он скорее уйдет.
   - Нет, я тут похоронен, - ответил Агриз.
   - Почему тебя похоронили здесь, а не на кладбище?
   - Это и есть кладбище, - снова улыбнулся призрак.
   - Что?! - ужаснулась дочь принцессы. Если он сейчас еще скажет, что она спит на его могиле, то у нее начнется истерика.
   - Не бойся, - успокоил ее Агриз. - Мы, экноры, не хороним покойников в земле. Видишь вокруг деревья с толстыми стволами?
   - Да.
   - Это и есть наши могилы. Моя вот в том, - дух показал рукой на какой-то из толстенных дубов.
   Девушка не стала вглядываться в темноту в поисках указанного дерева. Ей и без этой новости было невыносимо страшно, куда уж там еще ночью на кладбище могилы разглядывать. Достаточно того, что уже происходит.
   А дух, видимо оседлав любимого конька, продолжил:
   - Мой народ верит, что умерший будет продолжать жить пока живо дерево, в котором его захоронили. Конечно, сами по себе деревья не могут существовать, если потревожить их стволы, но наши маги нашли способ поддерживать их при помощи колдовства.
   - Нол сказал, что экноры исчезли тысячу лет назад
   - Исчезли? Так давно? Все-таки ушли в другой мир. Они собирались, - расстроился призрак, а затем грустно произнес. - Значит, мой народ очень любил своих предков, раз наложил на Священный лес забвения такое мощное заклинание.
   - Наверно, - согласилась Илисса, и, набравшись смелости, поинтересовалась: - Все экноры после смерти становятся привидениями?
   - Нет...
   - Но ты сказал, что таких, как ты, тут много?
   - Много... - нехотя отозвался Агриз.
   - А почему ты стал призраком?
   - Меня убили...
   - Но ведь не все убитые становятся привидениями.
   - Не все... Я не захотел вознестись... - признался призрак. - А ты красивая, - вдруг вспомнил он.
   - Может быть, - согласилась дочь принцессы. Кто их знает этих экноров, может по их меркам она и на самом деле редкая красавица.
   - Правда, - Агриз перевел взгляд на траву.
   Илиссе показалось, что он смутился, и даже покраснел. Во всяком случае, его лицо приобрело розовый оттенок.
   - Мне нужна твоя помощь... - дух посмотрел на девушку.
   - Какая?
   - Ты не могла бы меня поцеловать? - призрак еще больше покраснел.
   - Я?! - ужаснулась Илисса, снова вцепившись рукой в плечо Нола. О, Создатель! С ума сойти можно!
   - Не бойся... - успокаивающе произнес Агриз. - Я знаю, это не больно.
   - Я н-не ум-мею, - отказалась девушка, пытаясь разбудить спутника. - Нол, ну проснись же!
   - Не лги! - разозлился Агриз и завис в воздухе. - Я видел, как ты его целовала!
   Призрак указал рукой на Энолана. Затем облетел вокруг девушки и, заглянув в лицо спящего, поинтересовался:
   - Чем я хуже него?
   - Ты не хуже. Ты другой, - попыталась успокоить привидение Илисса.
   - Мертвый? И это препятствие? - недоумевал призрак.
   - Прозрачный, - дочь принцессы отчаянно пыталась найти причину отказать Агризу. Кто знает, к чему могут привести поцелуи с привидением? Вдруг это опасно для жизни? И она изо всех сил затрясла Энолана. - Ну, проснись же, горький пьяница!
   - А так, лучше? - Агриз опустился на землю и сделался непрозрачным. Даже трава под ним примялась, как под нормальным человеком. Он прикоснулся пальцами к ее щеке, и девушка удивленно отметила, что они теплые. - Так хорошо?
   - Не знаю. Нол, проснись! Проснись, ушастая мор... Квак! - девушка, устыдившись, прикрыла рот руками.
   - А он знает? - полюбопытствовал призрак.
   - Он знает все! - заверила его собеседница, в надежде, что у призрака получится разбудить Энолана, и тот придет ей на помощь.
   Призрак подошел к спящему и, склонившись над ним, провел по его лицу ладонью. М-м-м... - Энолан зашевелился, открыл глаза и тут же закрыл их.
   - Нол! - обрадовалась девушка.
   - Да? - отозвался он.
   - Тут призрак.
   - И что? - молодой человек приоткрыл один глаз.
   - Он хочет, чтобы я его поцеловала, - пожаловалась Илисса в надежде, что спутник защитит ее.
   - Ну и поцелуй, - сомкнув веки, безразлично произнес он. - Отстаньте, придурки.
   - Нол! - возмутилась девушка, но парень уже опять сладко посапывал во сне. А виновник ее злоключений стоял рядом со счастливо-дурацкой улыбочкой на устах. Илисса поняла, что защищаться придется самой и напустилась на Агриза. - Это не честно! Ты его заставил так сказать! Да как ты посмел, маленький извращенец, приставать к порядочной девушке!
   - Я... - начал было оправдываться тот.
   - Ты! - перебила его Илисса.
   - Я не заставлял! Он сам сказал, чтобы ты меня поцеловала!
   - А я против! - категорично заявила Илисса, вскочив на ноги.
   - Очень жаль... - опечалился призрак. - Ты такая красивая... Ты мне нравишься.
   - Вот привязался! Почему именно я? Найди себе другую помощницу!
   - Ты мне нравишься...
   - Ну что ты заладил одно и тоже?!
   - Жаль, очень жаль... - прошептал Агриз, превращаясь в белесое облачко. - Жаль...
   Облачко метнулось к ближайшему дереву и, достигнув самой низкой и толстой ветки, осело на ней, медленно обретая форму человеческой фигуры. Вскоре до Илиссы донеслись тихие всхлипывания.
   Илисса могла ожидать от встречи с призраком всего, но не того, что доведет бедолагу до рыданий. Призрак "плакал" горько и навзрыд. Девушке уже в какой раз за сутки стало стыдно. Она подошла к дереву, и встала под веткой, на которой сидел Агриз. Ей показалось, как будто что-то маленькое и твердое ударило ее по плечу. Раз, потом еще раз. Она подняла голову: мелкие полупрозрачные камешки один за другим падали ей на лицо.
   - Агриз! - позвала привидение Илисса: падение камешков прекратилось.
   - Да? - отозвался призрак и еще раз всхлипнул.
   - Извини...
   Привидение, соскользнув с ветки, опустилось перед девушкой на землю и обрадовано поинтересовалось:
   - Ты согласна?
   - Нет, - дочь принцессы отрицательно качнула головой.
   - Ну почему? Почему все отказывают в такой малости? - вскричал Агриз, и по его щекам, быстро застывая и превращаясь в камешки, покатились две слезинки. - Ведь, чтобы вознестись, мне нужен поцелуй! Всего один! Это так много? Илисса, я разве прошу чего-то невозможного?
   - Нет...
   Призрак, обретя плотность человеческого тела, отошел от девушки и сел на выступающий из земли огромный корень дерева.
   - Я ждал Амире в условленном месте, возле ручья, - произнес он, глядя куда-то вдаль. - Это было наше первое свидание. Мое самое первое свидание. Ну... Я... - он замялся.
   Илисса устроилась рядом с призраком и положила руку ему на плечо.
   - Она почему-то задерживалась... А мне так хотелось ее поцеловать... Мой первый поцелуй... Я так этого ждал. А ее все не было, - продолжил Агриз. - Пришли они. Стали насмехаться надо мной. Потом меня толкнули - я ответил. Но их было пятеро, а я один... Кто-то ударил меня сзади чем-то тяжелым. Я упал... Почему люди так нас ненавидят? Завидуют, что Создатель дал нам более долгий срок жизни? больше знаний? мудрости? И ты тоже...
   - Я не ненавижу тебя, - поспешила заверить его девушка.
   Но призрак, погруженный в свои воспоминания, словно не слыша ее, продолжил:
   - Помню она пришла... Амире пришла, но было уже поздно... Она плакала... Не хотела, чтобы я умирал. А я попросил ее меня поцеловать. Но она... Она не сделала этого... Испугалась... Как ты...
   Илиссе, вдруг стало невыносимо стыдно за девицу, отказавшую умирающему другу в последней просьбе, за свою трусость. Ведь надо так немного, чтобы его душа обрела покой и вознеслась.
   - Прости меня, - тихо произнесла девушка, обняв Агриза. Он был, как живой. Даже показалось, что она чувствует частое биение его сердца. - Я никогда не любила и не знаю, смогу ли помочь...
   Она коснулась его губ своими... Голова закружилась...
   - Спи спокойно. Да пребудут с тобой счастье и любовь... - донесся шепот.
   Илиссе снился сон: светловолосый хрупкий парнишка в странной мешковатой одежде счастливо бежал по ромашковой поляне, постепенно растворяясь в синеве горизонта.
  
   Нола же донимали сновидения, далекие от идиллической картины, которую видела Илисса. То, что снилось молодому человеку, даже сновидением было трудно назвать. Ночной кошмар - вот истинное имя того, что переживал парень во сне.
   Энолан вдруг очнулся посреди городской площади, привязанным к позорному столбу. Вокруг толпился народ, то и дело отпуская шуточки фривольного толка, главным героем которых, разумеется, был ученик мага. Все это сборище умело подзадоривал мясник, как-то заставший Нола со своей дочерью в совсем не двусмысленной ситуации. Опозоренный папаша, громогласно и весьма колоритно описывал собравшейся публике то, что он намерен сотворить с непомерно обнаглевшим эльфийским ублюдком, грязно надругавшимся над честью его ненаглядной дочурки. То, что эльфийскому ублюдку в тот вечер просто не повезло, знала большая часть мужского населения города, которую "невинная дева" не обошла своим вниманием. Знала и откровенно потешалась, над более привлекательным, но менее удачливым соперником.
   Воспитанник мага кричал что-то в свое оправдание, но его никто не слышал, словно Нола и толпу разделял звуконепроницаемый барьер, глушащий его голос, но пропускающий другие звуки.
   Тем временем мясник решил, что довел зрителей до нужного состояния, сорвал с парня рубаху и бросил в толпу. Та с одобрительным ревом подхватила ее и мгновенно разорвала на мелкие клочки. Почему-то каждый считал своим долгом оставить себе хоть что-то на память об этом событии. Нолу, глядя на все это, стало невыносимо грустно. Одновременно с этим чувством пришло осознание того, что живым его с площади не отпустят. И парень, запаниковав, задергался, пытаясь вырвать из столба кольцо, к которому крепились цепи его кандалов. Тут же по спине несчастного захлестали жгучие побеги крапивы, оставляя на смуглой коже красные зудящие бугорки. И где только такую ядреную крапиву мясник отыскал! Никак специально выращивал, нежно лелея каждое растение.
   Вскоре вся спина Энолана была усыпана крапивными ожогами, но мясник не остановился на достигнутом.
   - Кто еще хочет попотчевать этого голубчика? Пять ударов, всего за медяк! - он обвел взглядом толпу.
   От количества желающих у Нола сердце стало пропускать удары, а уши зашлись мелкой дрожью. И молодой человек вдруг вспомнил, что он маг и нервно зашептал заклинание открывающее переход. Но кто-то или что-то блокировало его магию. Парень даже не смог унять боль, не то чтобы перенестись в другое место. А крапива снова и снова жалила многострадальную спину, под звон монет, бросаемых в кубышку мясника.
   Нол уже потерял счет добровольным палачам и безвольно повис на кандальных цепях. Ему стало уже все равно, кто и за что терзает его. Из оцепенения молодого человека вывел до боли знакомый голос:
   - Ну что, сынок, допрыгался? Я тебя предупреждал.
   Парень оглянулся и встретился с осуждающим взглядом отца и летящей навстречу крапивной плетью.
   - Папа, и ты? - прогнувшись, выдохнул Энолан. Он не ожидал ответ, но на удивление его услышали.
   - И я, - заверил Френард. - Ты не представляешь, как я долго ждал этого момента!
   - За что?!
   - За то, что не хочешь жениться на Илиссе! - последовал ответ с очередным жгучим ударом крапивы.
   - Она дура, - только и нашелся ответить Нол.
   - У всех свои недостатки! - побег крапивы в руках Френарда надломился и печально сник, так же как и уши молодого человека. Маг разочарованно оглядел орудие пытки и поинтересовался у мясника: - Багрен, а еще у тебя нет?
   - К сожалению все закончились, - расстроено ответил тот.
   Френард вздохнул и отошел от позорного столба.
   - А как же мы? - обиделись две трактирные блудницы, которые постоянно дрались между собой за внимание Нола.
   - Ну, поищите чего-нибудь, - посоветовал мясник. - Вон сколько камней под ногами валяется.
   Нол насторожился: у этих двух хватит мозгов последовать совету Багрена. И он не ошибся - один камешек врезался в плечо, другой в ухо. Парень стиснул зубы, опустил голову, пряча уши между руками, и принимал на спину удары камней, пока две девицы опять не сцепились между собой, но уже за право бросить в него последний валявшийся под ногами камень.
   Похоже, эти гулящие девки оказались последними из желающих развлечься и Энолан облегченно вздохнул. Но как жестоко он ошибся: на площадь прибежала городская стража во главе с капитаном. Но вместо того, чтобы разнимать дерущихся женщин, капитан поинтересовался:
   - Я не опоздал?
   - Нет, - радостно ответствовал мясник, - он еще живой!
   Послышался свист кнута - у Нола потемнело в глазах, и он почувствовал, что падает. Падение было не долгим. Парень приземлился на что-то мягкое, пахнущее лесными травами и цветами. Чьи-то нежные руки погладили его по голове, плечам. Он открыл глаза и увидел склонившуюся над ним Нэви. Локон длинных темных волос соскользнул с обнаженного плеча девушки и коснулся губ молодого человека. Спина Энолана почему-то сразу перестала болеть. Он скинул со своего лица волосы Нэви и в одно мгновение оказался над ней, жадно припав губами к ее устам.
   Ласки трактирной подавальщицы были так искусны и нежны, что молодой человек забыл, где он и что с ним происходило. Все горести и печали улетели прочь, осталось лишь желание раствориться в темных больших очах. Энолан от счастья закрыл глаза...
   - Нол! - совсем не кстати кто-то потряс парня за плечо.
   - Да? - отозвался он, нехотя отрываясь от губ любовницы.
   - Тут призрак.
   - И что? - молодой человек приоткрыл один глаз.
   - Он хочет, чтобы я его поцеловала, - парень узнал голос невесты. Как надоела эта девчонка! Сомкнув веки, он безразлично произнес: - Ну и поцелуй. Отстаньте, придурки!
   И снова провалился в темноту.
  
   Темнота обволакивала, мягко и нежно лаская измученное тело. С каждым ее прикосновением боль притуплялась все больше и больше. Вскоре даже сломанные ребра перестали напоминать о себе, а в душе поселились покой и безмятежность. Так спокойно и хорошо ему никогда не было. И Нол подумал, что хотел бы всю оставшуюся жизнь купаться в этой неге.
   - Привет! - властный голос разрушил сонное блаженство Нола. - Надо поработать.
   "Работать?!" - стрелой пронеслась ужасная мысль в голове парня, и ему стало как-то не по себе: закружилась голова и стало подташнивать.
   - Пора вставать! Пришло твое время! - не унимался все тот же голос.
   - Не хочу! - едва успел ответить молодой человек, как что-то выплюнуло его из сонной темноты в реальный мир, врезав по ушам так, что в голове зазвенело.
   В считанные мгновения неведомая сила заставила тело парня помимо его воли принять сидячее положение и неожиданно резко отпустила. Нол пытаясь удержаться, вцепился одной рукой в скомканное одеяло, а другой... Пальцы другой скользнули по чему-то упругому, обтянутому тканью, и ухватились за какие-то тонкие, судя по ощущениям, веревочки. Молодой человек открыл глаза и, увидев, что это завязанный узел шнуровки на платье спящей рядом спутницы, тотчас же отдернул руку. Не дай Создатель, девчонка проснется и обвинит его в грязных приставаниях. Нолу совсем не хочется в очередной раз рассыпаться в извинениях. Надоело!
   На этот раз Создатель оказался своим парнем и Илисса, как спала, так и продолжала спать на боку, трогательно подсунув сложенные вместе ладони под щеку.
   - Подохнуть можно от умиления, - буркнул ученик мага, больше досадуя из-за того, что его непонятно кто разбудил, чем на спящую спутницу. Хотя, какого рожна она завалилась спать ему под бок?
   - Что ж ты так с девушкой? - снова раздалось над головой.
   Нол, невзирая на больную спину, вскочил на ноги и в поисках говорившего огляделся по сторонам. Но в темноте, он смог различить только толстые стволы деревьев. Даже унаследованная от предков-гарджирцев способность прекрасно видеть ночью не помогла.
   Неизвестный, явно довольный замешательством парня, продолжил:
   - Она к тебе со всей любовью, а ты...
   - Я?- растерялся Энолан.
   - Ну не я же, - с издевкой заявил невидимка.
   - Да кто ж тебя знает, - только и нашелся ляпнуть молодой человек. И тут же осознал, что, пока он во сне терпел пытки у позорного столба, сопровождаемой им девице мог быть нанесен непоправимый вред.
   Едва парень представил, какому наказанию за недосмотр уже наяву его подвергнет папа, как ощутил, что косички и стянутые в хвост волосы встали дыбом, а многострадальную спину и недолеченные ребра скрутил приступ невыносимой боли. Окинув быстрым взглядом сладко спящую Илиссу и не заметив на ней никаких повреждений, Нол немножко успокоился. Так, слегка. Слова неизвестного собеседника про любовь или что-то подобное, все еще настораживали.
   - Ты это о чем? - с подозрением спросил молодой человек.
   - О том, что когда тебя целует такая привлекательная девушка, нельзя размахивать перед ее лицом кулаками. Так можно девице и нос разбить, а он у нее очень даже хорошенький, - пояснил знаток женских достоинств.
   - Что? - не понял Нол, но как только до него дошел смысл услышанного, воскликнул: - Так пусть не лезет дура!
   Это возмущение самому парню показалось по-детски смешным. Убудет что ли от него от одного поцелуя? Она не первая, кто приставал к нему с ласками, и, даст Создатель, не последняя. Поэтому молодой человек поспешил сменить тему.
   - А ты, собственно, кто? - поинтересовался он.
   - Страж, - последовал лаконичный ответ.
   Слово "страж" само по себе ничего не говорило, поэтому парень спросил:
   - Какой еще страж?
   - Страж Священного леса забвения, - нескрываемой гордостью пояснил неизвестный.
   - Ты где? - Нолу показалось, что говорящий прячется в кроне дуба, под которым Илисса устроила привал, и, насколько позволяла сковывающая боль в спине, посмотрел на нижние ветки высокого дерева.
   - Тут я. Ты на меня сейчас пялишься.
   - Тогда тебе лучше спуститься, - посоветовал молодой человек. - Знаешь, как-то не удобно разговаривать задрав голову.
   - Рад бы, да не могу, - посетовал невидимый собеседник. - Им, простым духам, это позволено, а мне нет.
   - Подожди, ты хочешь сказать, что тоже дух? - удивился Энолан.
   - Ну, что-то вроде того. Дело в том, что я добровольно выбрал участь стража, позволил заключить свою душу в ствол дерева, - объяснил невидимка.
   - Ты точно того! - вырвалось у воспитанника мага. В представлении Нола подобными добровольцами могли быть только умалишенные с рождения, фанатики и маньяки. В лучшем случае редкостные глупцы.
   - Я не обижаюсь, - предупредил дух-стражник, за многочисленные века привыкший к подобным возгласам. - Ты поймешь меня, когда полюбишь страстно, сильно, безумно. Когда разлука с любимой будет причинять такую невыносимую боль, что предпочтешь охранять ее беспробудный сон живьем заключенным навечно в стволе дуба, лишь бы изредка видеть по ночам ее призрачный образ.
   Парень покачал головой, решив, что страж, еще до того, как навсегда потерял невесту, спятил, а, возможно, сам приложил определенные усилия, чтобы она оказалась в столь примечательном месте, поинтересовался:
   - Ну и какова она вечность в окружении жмуриков? без гулянок, вина и баб? Ну, ты понимаешь, о чем я.
   - Вечность, как вечность, - ничуть не смутился невидимый собеседник и посетовал: - Есть, конечно, определенные трудности, но они преодолимы. Во всяком случае, сегодня...
   - Ладно, - махнул рукой Энолан. Почему-то волнение от нахождения на древнем кладбище исчезло. - Если ты натрепался, лягу я спать.
   - Э-нет, пока рано, - не согласился страж. - Время ведь детское.
   - Может быть, - пожал плечами молодой человек, усаживаясь на одеяло рядом с Илиссой.
   - Оно и есть, - эхом прозвучала насмешка.
   И Нол почувствовал, что кто-то потянул его за волосы.
   - Дядя, а давай поиграем?! - раздался позади детский голосок.
   Резко обернувшись, воспитанник мага увидел полупрозрачную детскую фигурку. Нол застонал скорее не от боли в спине и ребрах, а от осознания какой платы потребовал от него Священный лес забвения.
   - Это подло, страж! - с угрозой прошипел парень.
   В ответ он услышал лишь насмешливый шелест дубовых листьев.
   Энолан перевел взгляд на ставший несколько плотнее маленький призрак с забавными косичками. Будь это живой человеческий ребенок, он дал бы девочке лет пять-шесть от роду. Но кто знает, сколько исполнилось этой экнорке, когда она умерла.
   - Ты кто? - ничего умнее Нол не смог придумать.
   - Леара, - представилась девчушка и засмеялась. - Давай играть!
   - Я не умею, - попытался отказаться парень сроду не возившийся с детьми.
   - А мы научим!
   - Мы? - паника стала постепенно охватывать молодого человека. Дети сами по себе вызывали у него если не ужас, то стойкое желание оказаться от них как можно дальше. После того, как одного из его друзей четыре года назад женили, и тот спустя шесть загадочных месяцев обзавелся тройняшками, в голове у Нола закрепилось мнение, что дети - это зло. Это - маленькие чудовища, постоянно писающие и какающие в штанишки, все время лезущие куда не надо, хватающие что попало и пробующие добычу на зуб. А еще эти монстры умеют оглушительно орать и визжать подобно гарпиям так, что можно навсегда лишиться слуха.
   - Ага! - закивала Леара и ее призрачная фигурка стала совсем плотной.
   Энолан осмотрелся в поисках других детских духов, но никого больше не увидел:
   - Где они?
   Дух Леары вновь стал полупрозрачным. Он завис над землей на уровне лица молодого человека и прошептал ему на ухо:
   - Они тебя боятся.
   - Правильно делают. А ты не боишься?
   - Нет, - дух девочки снова опустился на траву и потерял прозрачность. - Ты не страшный, а смешной.
   - Я? - изумился ученик мага.
   Призрак согласно закивал.
   - Я не смешной! - возмутился Нол и поспешно попытался придать весомости своей персоне: - Я большой и сильный, а еще маг.
   - Эй, не бойтесь! - прокричала Леара, совсем не впечатлившись словами парня. - Он всего лишь маг!
   Энолан в одно мгновение оказался окруженным многочисленными детскими призраками. Полупрозрачные маленькие ручки тянулись к нему, хватали за одежду, трогали амулеты, цеплялись за волосы. Вопросы "зачем?", "для чего?", "почему?" доносились со всех сторон, сводя с ума.
   - Давай играть в лошадку и всадников, - вдруг предложил один из давно почивших сорванцов.
   - Я не умею, - воспротивился молодой человек.
   - Это просто, - сообщил тот же сорванец. - Ты будешь лошадкой, а мы всадниками. Ты на четвереньках будешь изображать необъезженного коня, а мы будем тебя укрощать.
   - Все сразу?! - сердце Нола пропустило один удар.
   - Нет, только кто захочет. По очереди.
   - И много вас хочет играть в лошадки?
   - Я хочу! - донесся один ответ.
   - И я хочу! - послышался другой.
   - Да мы все хотим! - раздалось сверху.
   От ужаса по коже Энолана пробежали мерзкие мурашки холода, и он нерешительно предложил:
   - Может вас на настоящем коне покатать?
   - Животные нас боятся, - посетовал дух девочки с очень длинными распущенными волосами. - Я любила лошадей... Не надо их пугать.
   - А я хочу играть в жмурки, - заявила Леара.
   - И я! И я! - донеслось с разных сторон.
   - Повеситься можно, жмурики хотят играть в жмурки, - тихо пробормотал молодой человек, а затем в надежде, что маленькие монстры отступятся от своего замысла, громко сообщил: - Я не могу. У меня спина болит.
   - Это все ерунда, - заявил сорванец.
   Тут же по спине парня проскользнула теплая волна, унеся с собой боль.
   - Значит так, - подвел итог все тот же заводила: - сначала играем в лошадки, а потом в жмурки. Все согласны?
   Призрачные фигурки согласно закивали.
   - У нас нет веревки для уздечки, - напомнил один из детских духов.
   - А я знаю, где ее найти, - сообщила Леара и метнулась к спящей девушке.
   - Эй, не трогай Лиссу! - только успел крикнуть Нол, как неожиданно оказался стоящим на четвереньках, а на его спине уже восседал вредный заводила. Через какое-то мгновение во рту у парня оказался какой-то тонкий шнурок. А затем последовал чувствительный удар голыми пятками по ребрам...
  
   - Ненави-и-и-и-и-и-жу! - переходящий в визг крик и отвешенный от всей души пинок заставили Нола расстаться со сновидениями. Парень разомкнул веки лишь для того, чтобы через мгновение вновь зажмуриться, получив очередной пинок.
   - Ты, жалкий извращенец! Да как ты посмел! - Илисса занесла ногу для следующего удара. Голая пятка не встретила препятствия и девушка, потеряв равновесие, больно шлепнулась на зад
   - С ума сошла, дура! - Энолан успел откатиться в сторону и вскочить на ноги. Не понимая, что происходит поинтересовался: - Кто тебя так раздраконил?
   - Ты! Ненавижу! - дочь принцессы задыхалась от возмущения.
   Молодой человек окинул ее беглым взглядом: девчонка сидела на траве, одной рукой стягивая расходящиеся половинки корсажа, а другой поправляла, задравшуюся, по ее мнению, слишком высоко, юбку, из-под которой виднелась всего лишь босая ступня.
   - Вот зараза! - Нол, хлопнул себя по лбу, вспоминая ночные приключения.
   - Это я зараза?! - Илисса тут же оказалась на ногах. При резком подъеме ее рука соскользнула, и корсаж разошелся, явив миру рубаху из очень тонкого полотна.
   - Я не про тебя! - ответил парень, не сводя глаз с предоставленного зрелища.
   - Можно подумать! - девушка двумя руками запахнула корсаж. - Это ж надо так незаметно все провернуть, даже не разбудив меня! Дай сюда, развратник!
   Она подошла, сдернула с шеи молодого человека тонкий кожаный шнурок и, отвернувшись, принялась зашнуровывать верх платья.
   - Знаешь ли, годы тренировок и все такое, - нахально улыбнулся Нол, решив, пусть девчонка помучается, придумывая варианты события. Ему самому, пока она сладко спала, пришлось развлекать ватагу неугомонных детских призраков. Это вам не шутки с привидениями в жмурки играть.
   Нол ощупал свои волосы. Чулок Илиссы все еще украшал его прическу.
   - А это тебе не надо? - поинтересовался парень, стягивая его с головы.
   - Как ты мог воспользоваться моей усталостью! - девушка, повернувшись, выхватила чулок. Бросив его на траву, продолжила шнуровать корсаж.
   - Так же как ты воспользовалась моим беспомощным состоянием.
   - Я? - дочь принцессы покраснела. Неужели он только прикидывался пьяным, а сам все чувствовал? Вот скотина! Она надрывалась, поворачивая его совсем не легкое тело, а он... Она его еще поцеловала. Стыд то какой! Разумеется, Нол посчитал возможным отплатить ей той же монетой. Вот теперь стоит и гнусно лыбится! Сквозь землю, провалиться, что ли?
   Илисса, закончив со шнуровкой, подняла чулок.
   - Помочь? - смазливая физиономия продолжала нахально улыбаться.
   - Нет, - рыкнула Илисса.
   - Я же стянул, мне и одевать, - не унимался похабник.
   - Прекрати издеваться! Ко мне всю ночь призрак приставал, просил его поцеловать! Мне нужна была твоя помощь. А ты! - негодовала девушка.
   - А что я?- невозмутимо поинтересовался Нол. Раз уж его жестоко отпинали неизвестно за что, то он намерен получить сатисфакцию, хотя бы немножко потрепав девчонке нервы.
   - А ты посоветовал выполнить его просьбу! - обиженно ответила дочь принцессы.
   - Ну и как? Понравилось? Лучше чем со мной?
   - Дурак! - выкрикнула Илисса и пошла за ближайшие кусты надевать чулок, так и не заметив, что может снова безнаказанно оскорблять спутника.
   То, что заклинание, препятствующее обзывать своего создателя разными нелестными эпитетами, прекратило свое действие не ускользнуло от Энолана. В том, что к этому приложил руку, то есть ветку, страж Священного леса он не сомневался. Парню даже послышалась насмешка в тихом шелесте листьев древнего дуба.
   - Мы свободны? - шепотом спросил воспитанник мага.
   - Да... - послышался еле уловимый вздох. - Ищи у корней... Слезы призрака...
   Нолу не надо было повторять дважды, он сразу взялся за поиски маленьких прозрачных камешков. Слезы призрака - очень редкий и невероятно дорогой магический ингредиент. Дороже даже эльфийской наэны.
   - Спасибо, страж, - еле слышно произнес молодой человек.
   - Благодари ее...
  
   Илисса вышла из-за кустов и увидела спутника, ползающего на четвереньках между толстенных корней многовекового дерева. Радужный дракончик восседал у него на спине и взмахивал крыльями при каждом резком движении парня. Ей уже надоело убеждаться в отсутствии здравости ума навязанного женишка. Вот скажите на милость, что он потерял в траве? Стоит оставить хоть на мгновение без присмотра, так он что-нибудь учудит или ввяжется в неприятности. Если бы Нол на постоянном дворе не обхаживал служанок, то не случилась бы драка, его бы не избили, а ей бы не пришлось одной отправляться в путь, ну и не случилось бы то, что случилось. Да как он вообще добрался живым до Бренвенера?
   Немного поразмыслив в таком духе, девушка поняла, что без нее парень совсем пропадет, и она просто-таки обязана следить за его поведением и душевным состоянием. Возможно, именно поэтому отец решил их поженить. Но она не собирается всю жизнь быть нянькой для великовозрастного недоросля, пусть и очень красивого. Кстати, пусть даже не надеется, что она простит его за ночную выходку.
   Девушка решительно подошла к спутнику и встала над ним, сложив руки на груди, в ожидании извинений. Но тот упорно не хотел ее замечать, продолжая ползать на карачках, что-то выискивая в траве и складывая найденное в ладонь.
   Наконец Илисса не выдержала и раздраженно поинтересовалась:
   - Ты долго собираешься искать вчерашний день?
   - Долго, - не прерывая своего занятия, ответил Нол.
   - Совесть у тебя есть?
   - Нет. А что это такое? - парень все-таки поднял голову и наивным взглядом посмотрел на девушку, которую от злости аж перекосило. - И вообще отойди, ты мне мешаешь.
   - Что?! - возмутилась Илисса, уперев руки в бока.
   - Ногу подними, - попросил наглец, протянув руку к ее подолу с намерением приподнять.
   - Ненормальный! - дочь принцессы отпрыгнула в сторону.
   - Как раз таки очень даже в здравом рассудке, - выковыривая из земли прозрачный камушек на там месте, где только, что стояла спутница, заметил молодой человек.
   - Это что? - заинтересовалась Илисса.
   - Твое приданное, - последовал довольный ответ.
   - Приданное? - не поверила девушка. - Нол, прекрати издеваться!
   - Да кто издевается? - наконец выпрямился парень, а Жемчужинка перелетела на плечо Илиссе.
   - Ты!
   - Это слезы призрака!
   - Что? - удивилась спутница.
   - Только не говори, что этой ночью тут призрак не рыдал.
   - Рыдал, - согласилась дочь принцессы. - А ты наслаждался нашими страданиями!
   - И что с того? - невозмутимо ответил Нол. - Надо же поддерживать свою репутацию.
   - Ненавижу тебя, - сквозь зубы прошипела девушка.
   - Это твое обычное состояние, - улыбнулся наглец. - Лучше бы помогла собирать слезы призрака.
   - Ни за что! - обиделась Илисса и отвернулась.
   - Даже, если я скажу, что за каждый камушек дадут целое состояние?
   - Врешь! - ответила спутница, но тем не мене обернулась.
   - Ну да, бывает иногда, но не на этот раз, - серьезно ответил парень. - Ползал бы я тут на четырех костях, если бы оно того не стоило?
   - От тебя можно ожидать, что угодно, - не сдавалась дочь принцессы. - Нашел дурочку!
   - Не смею перечить.
   Девушки стиснула зубы в бессильной злобе и пошла собирать вещи. Вскоре к ней присоединился спутник.
   - Ну что, набрал стекляшек? - злоба и обида переполняли Илиссу. Мало того, что ночью женишок вытворял с ней, что хотел, и наверняка при помощи магии, так еще и глупой считает.
   - Насобирал, - согласился тот. - Больше двадцати штук будет. Наверно, половину продадим в Зардисе, там за них лучшую цену дадут, а остальное отвезем папе. Вот он обрадуется.
   Девушка фыркнула, посчитав планы Нола чистой воды идиотизмом. Тот же, как ни в чем не бывало, заявил:
   - Можешь не верить, но эти, как ты говоришь "стекляшки", стоят бешеных денег. Кстати, можем даже начать свое дело. Станем ездить по кладбищам - ты будешь призраков до слез доводить, а я собирать камушки и продавать. Прибыль поделим: тебе - одну третью часть, а мне две третьих.
   - Так не честно, - вырвалось у Илиссы, хотя она прекрасно понимала, что женишок просто над ней смеется.
   - Ты права. Как твой будущий супруг, я возьму на себя труд распоряжаться твоей долей. И это будет справедливо.
   - Смотри не перетрудись.

   Путешествие по землям людей вводило Кэйэриза в состояние жуткой депрессии. Но на этот раз еще добавились раздражение и еле сдерживаемое желание, если не убить одно, любящее потрепаться создание, то хотя бы высказать все, что он думает по поводу его исчезновения. Помощник советника слишком многое поставил на кон, чтобы его водили за нос, как желторотого юнца. Велено было сидеть и не рыпаться, так нет же, понесло эту радость путешествовать. Как был глупцом, так и остался. За почти сорок лет ума не добавилось.
   Чтобы не привлекать к себе внимание всплеском магической силы, вызываемой переходом, Кэйэризу пришлось трястись два дня по ухабистой дороге на купленной в приграничной деревеньке лошаденке. Благо продавец не обманул - неказистая с виду кобылка хоть и не отличалась резвостью, но по выносливости могла сравниться с эльмером. Достоинства лошадки не окупили разочарования и осознания бесполезности двух суток страданий, когда прибыв на поляну, на которой возвышался огромный валун с надписью "Позолоти ручку", он никого не застал. Лишь легкий магический след витал над высокими сочными травами. След чужой, но был в нем некий оттенок, заинтриговавший помощника Старшего Советника.
   Прикоснувшись к водной глади, успевшего несколько обмелеть маленького водоема, Кэйэриз произнес заклинание. По водной поверхности пошла легкая рябь, затем показались: беззвучный всплеск, удаляющаяся женская рука, сжимающая пальчиками маленький кувшинчик, симпатичная, по человеческим меркам, девичья мордашка, молодое мужское лицо с... Тенерин остановил заклинание, чтобы лучше рассмотреть его. Он отдаст руку на отсечение, если это не физиономия полукровки - явление столь редкое в этой стране, как и появление дракона. Примесь эльфийских кровей очевидна. Возможно, не обошлось тут без гарджирцев, уж очень смуглая кожа у парня, да и не бывает таких черных волос у обычных эльфийских байстрюков от человеческих женщин.
   Интересно... Кэйэриз взмахнул рукой - изображение темноволосого полукровки зависло в воздухе. Эльф задумался, внимательно вглядываясь в черты лица странного парня. Что-то было в них неуловимо знакомое. Но что? Тенерин заклинанием заставил изображение снова двигаться. Полуэльф что-то говорил своей спутнице. Та недовольно отвечала ему. Молодые люди явно ссорились. А скорее всего, парень подшучивал над девчонкой, уж слишком она выглядела недовольной. И тут полукровка улыбнулся. Вот они. Знакомая улыбка, прищур глаз. Хм...
   Случайное совпадение? Игры Богини? Происки Судьбы?
   Ясно одно, странная парочка как-то причастна к исчезновению волшебного источника. Вот только зачем он им понадобился? А возможно хитрый родник заставил глупых детишек плясать под его дудку. Это он умеет, при желании. Надо же, додумался прикрыться чужой магией! И хорошо прикрылся. Везет же паршивцу!
   Как бы то там ни было, а Кэйэриз разыщет беглеца и за все спросит, а заодно проверит насколько силен в магии его сообщник и можно ли использовать полуэльфа в своих целях.
   Тенерин щелчком пальцев убрал изображение парня и вскочил на кобылку.
   Ну что ж, дядя, придется тебе обойтись несколько дольше без помощника. Найти - не найдешь. Сам знаешь, не родился еще тот, кто переплюнет твоего старшего племянника в магии и умении заметать следы. Да и не сунешься ты без приглашения в людские земли. Да здравствует госпожа Политика! Эльф ехидно улыбнулся. Сочинить ей оду что ли?
  
   Уже совсем стемнело, когда магический след привел Кэйэриза на постоялый двор в селе Рожуки. Зевающий подросток принял у припозднившегося посетителя лошадь, получил причитающуюся плату и поспешил определить уставшее животное под присмотр конюха.
   Внимание эльфа привлекла освещаемая факелами висящая над входом в строение вывеска с надписью "Счастливый бугай" и рисунком бычьей головы с пятью звездами между рогов. Помощник Советника много раз бывал в человеческих поселениях, но вот такой "шедевр" изобразительного искусства этой расы увидал впервые. Картинка поражала своим безвкусием, кричащими красками и не натуралистичностью. То, что люди - существа довольно странные он понял давно. Один его воспитанник чего стоит. Но как можно вешать такое уродство на всеобщее обозрение Кэйэриз, наверно, никогда не поймет. Даже при его терпимости и уважении к другим культурам.
   Внезапно открывшаяся наружу дверь, чуть не врезала задумавшегося эльфа по лбу. Только природная быстрота и натренированное тело позволили ему уклониться от удара. Отскочив в сторону и скрывшись в тени, отбрасываемой дверью, Кэйэриз тихо выругался, помянув на всех известных ему языках матушку автора шедевральной вывески, вынудившего ослабить бдительность, а так же двух пьяных вдрызг селян, выкатившихся из помещения.
   - К-кейко... А... А ты п-помнишь, к-как тот ушастый за-аехал в челюсть лысому? - заплетающимся языком спросил темноволосый мужик с недельной щетиной на физиономии.
   - Ага, - ответил Кейко, неуверенно стоя на ногах. - А потом табуретом по голове хрясть!
   - Кому? - поинтересовался темноволосый.
   - Да ушастому ка-а-а-ак хрясть! - Кейко поднял руку со сжатыми в кулак пальцами, а затем быстро опустил ее, имитируя удар. Резкое движение заставило его потерять равновесие и уцепиться за рукав дружка. - По черепушке!
   Тот уставился на землю, видимо вспоминая события:
   - А-а-а да-а-а...
   - А он мордой об стол шмяк! Думал, помрет. Э-нет. Где ж эту ельфячью кровь с одного раза пришибешь?
   - Эт точно, - поддакнул темноволосый. - Живучие гады.
   - Угу.
   - А мы за ельфей сегодня пили?
   - А на кой?
   - Ну, повод...
   - Да ну их! Ельфей етих... - отмахнулся Кейко. - Пошли, я тебя до дома спроважу...
   - Пшли, - согласился темноволосый. - А да-авай нашу!
   - Вы-и-и-пил я с дружком пивка, - гнусаво затянул Кейко.
   - За-а-а-кружилась голова, - подхватил его товарищ более противным голосом. - Еле до дому дошел, милку с ха-а-а-халем наше-о-ол...
   Пьяная парочка обнялась и, шатаясь, поплелась прочь с постоялого двора, горланя на все село не совсем приличную песенку.
   Эльф решил особо не мудрствовать с изменением внешности. Развязал шнурок, стягивающий волосы, провел по ним руками, заклинанием придавая чистоту и блеск, и придал ушам присущую людям форму. Кто в потемках будет к нему приглядываться? Ну, а если разглядят его слишком красивую, по человеческим меркам, физиономию, то все равно, потом не смогут вспомнить, как он выглядит. Не будь он помощником Старшего советника по особым поручениям и учеником Верховного мага. К счастью люди не очень-то умеют отслеживать эльфийскую магию.
   Кэйэриз проводил их взглядом, затем снова посмотрел на выбившую его из колеи вывеску. Вздохнул и, пригнувшись, чтобы не удариться головой о притолоку, шагнул в дверной проем под затихающую в дали песню о неверной любимой.
   Опустевший зал деревенского постоялого двора приятно удивил Тенерина чистотой, насколько она возможна в конце дня, когда все постояльцы и посетители удалились на покой. Тем не менее, в воздухе все еще витал дух хорошей драки, который эльф почувствовал, едва оказался в помещении. Он не мог не заметить с излишним усердием выскобленные столешницы и пол, отсутствие доброй дюжины табуретов и неодобрительного взгляда верзилы, явно вышибалы, облокотившегося на стойку возле миловидной служанки, подсчитывающей дневную выручку.
   Заметив нового посетителя, девушка сгребла монеты в мешочек и сухо поинтересовалась:
   - Что господину угодно?
   - Постель и ужин или ужин и постель. Какую последовательность очаровательная дама предпочитает? - Кэйэриз обворожительно улыбнулся.
   Но смазливая физиономия эльфа не произвела никакого впечатления на даму, которая окинула его оценивающим взглядом, а потом ответила:
   - Комнаты по два и пять серебряных. Ужин пятьдесят медяков. Вино - двадцать, пиво - пять... Есть комната подешевле...
   Последние слова служанка произнесла неуверенно, словно боясь обидеть посетителя.
   - Комната за два и ужин, - помощник советника, решил особо не шиковать.
   - Запишитесь тут, - девушка протянула книгу записи посетителей и гусиное перо обмакнутое в чернила.
   Перед тем как старательно вывести непривычными рунами на пергаменте выдуманное имя, Кэйэриз пробежал глазами записи. Обычные людские имена, фамилии, прозвища. Хотя одна строка привлекла внимание помощника Старшего Советника: неуверенно начертанные "Илисса из Бренвенера с братом" и какая-то закорюка вместо подписи. Рядом была сделана пометка, что эта дама вчера утром уехала.
   - Илисса из Бренвенера, это такая симпатичная русоволосая с серыми глазами? - поинтересовался эльф у служанки.
   - Ты тоже ее... "брат"? - вместо девушки ответил вопросом на вопрос верзила, сделав многозначительную паузу перед последним словом.
   - Что похож?
   - Ты, смотри, мне тут, не балуй. Шутник, - предупредил Бренек, пропустив мимо ушей его вопрос. Затем отлепился от стойки и уселся на табурет возле двери.
   Кэйэриз проводил его взглядом, пытаясь прочесть мысли вышибалы. Но в них не было ничего, кроме недовольства по поводу явления в этом заведении очередной смазливой рожи.
   - Господин берет комнату или отказывается? - нетерпеливо поинтересовалась служанка.
   - Ах, да, - спохватившись Тенерин сделал запись в книге. - Так ты не ответила, я не ошибся Илисса из Брен...
   - Извините, господин, но хозяин не любит когда слуги обсуждают постояльцев, - перебила его девушка, присыпав запись песком, перед тем как захлопнуть книгу. - Вам еду куда подавать? В комнату?
   - Я здесь поем, - сказал эльф, надеясь, что тут, несмотря на позднее время, наверняка найдется народ поразговорчивей.
   - Ваша комната третья справа, - книга со стойки исчезла, а вместо нее появился довольно потертый ключ.
   Кэйэриз подхватил его и устроился за одним из столов, в ожидании ужина и размышлениях о том, почему магический след обрывался именно тут, ведь во дворе постоялого двора не обнаружилось его продолжения, уводящего прочь от заведения. След исчезает, когда маг умирает или теряет волшебную силу. Потерять волшебную силу можно, если творить заклинания не обладая достаточными знаниями и опытом или расходуя ее на лечение. Конечно же, она восстановится, но на это нужно некоторое время. Так что же тут произошло? Эльф снова посмотрел на вышибалу, который не сводил с него глаз и недовольно хмурился. Не надо уметь читать мысли, дабы понять, что верзила явно ожидал неприятностей от припозднившегося посетителя.
   Со стороны кухни послышались спорящие женские голоса. Тенерин обернулся на звук. В дверном проеме показалась рыжеволосая девушка с тряпкой в руках, сделала несколько шагов в зал, но как только встретилась взглядом с посетителем, замерла на месте.
   О, Создатель! Вот это мужчина! Даже Нолу с ним не тягаться. Веся сглотнула слюну. Хорошо, что Неви уже спит. После разноса, который устроил им Бренар, несчастная дурочка решила, что он действительно лишит их оплаты, и присмирела. Но Веся не так глупа, как ее товарка, и ради торжества справедливости теперь ее очередь завладеть вниманием такого красавца. Его она не упустит. Тем более, судя по скромной, но дорогой одежде, посетитель явно при деньгах. У Марти тоже мозгов не больше чем у гусыни. Как она посмела не пускать ее к этому совершенству?! Бренару, видите ли, не понравится! Да плевала Веся на хозяина и его запреты, когда неземной красоты мужчина так и манит взглядом.
   - Веська, брысь на кухню! - Бренек заметил появление блудливой служанки, из-за которой пару дней назад случилась драка.
   - Мне надо столы протереть, - запротестовала девушка.
   - Задом тебе повертеть надо! - гневно рявкнул вышибала. - Позже протрешь!
   Девица показала ему язык.
   Вся эта ситуация позабавила Кэйэриза и он, призывно кивнув головой, улыбнулся Веське, а затем потупил взгляд на пустую столешницу, успев заметить, что служанка попалась, как рыбка на крючок. Тенерин не был любителем человеческих женщин, как его отец и дядька, более того, он испытывал к ним чувство брезгливости. Не то, чтобы он боялся о них опоганиться. Нет. Они просто казались ему недостаточно красивыми и ухоженными. В любом случае, ему совсем не хотелось уж слишком близко с ними знакомиться. Но ради важного дела, очень важного дела, он мог пойти и на это.
   Рыжеволосая служанка, верно истолковав намеки позднего посетителя, исчезла на кухне, а через некоторое время вновь появилась, но уже с уставленным различными блюдами подносом в руках. Не первой свежести передник исчез с ее талии, а шнуровка на груди ослабла настолько, что платье держалось на плечах каким-то чудом.
   Вышибала, заметив изменения в одежде Веськи, смачно выругался, назвав девицу народным словом, характеризующим истинный род ее занятий.
   Эльф посмотрел на служанку. Улыбка на его лице стала еще шире и соблазнительнее, а в глазах появился призывный блеск. Веська, довольная произведенным впечатлением, не обратила внимания на брошенное Бренеком оскорбление, и, покачивая бедрами, направилась к столику за которым устроился Кэйэриз.
   Расставляя блюда на столе, она беззастенчиво разглядывала посетителя, понимая, что пропала. Нол? Какой Нол? Когда тут такое совершенство! Ну, разве могут быть у обычного человека такие пронзительной синевы глаза, взгляд которых обволакивает, дурманит, ласкает, заставляет раствориться в них, подчиниться их воле? А его каштановые густые волосы, падающие на плечи крупными волнами и в свете факелов отливающие красным золотом? Руки так сами и тянутся прикоснуться к ним, чтобы ощутить их шелковистость. Куда там Энолану с его черной гривой! Пусть катится со своей простушкой Илиссой к гоблинам зеленым! О Создатель! Как она была глупа, когда спровоцировала драку и чуть не лишилась работы из-за какого-то ушастого ублюдка. Рассчитай ее хозяин - она бы никогда не встретила столь красивого мужчину.
   Освободив поднос, Веся выпрямилась ни в силах отвести глаз, ни отойти от позднего посетителя. Будь передней кто-то попроще, она не задумываясь плюхнулась бы к нему на колени, навязчиво требуя близости. Но с этим господином такое не пройдет. Что-то удерживало ее от подобного шага. Только он сам должен решить хочет ли пообщаться с ней наедине. Может ему помочь принять решение? Служанка склонила на бок голову и повела плечиком. Ткань платья легко заскользила по руке, значительно приоткрывая грудь.
   Улыбка на мгновение исчезла с лица Кэйэриза. Драконья задница! Она когда в последний раз шею мыла? Пару дней назад? А величина груди? Нет, из эльфов такой восхищаться могут разве что отец и дядя. Зрелище не для слабаков. Спокойно Кэйэриз, без паники. Кое-что ты уже вытянул из ее бестолковой головки. Еще немного терпения и бегом наверх, спать.
   Чувственные губы эльфа снова расплылись в соблазняющей улыбке. От девушки не ускользнуло мимолетное замешательство на лице мужчины, но она приняла это как признание им ее неотразимой красоты и осознала, что ради только одного его поцелуя, она готова предать, украсть, убить.
   - Господин еще что-то желает? - поинтересовалась Веся.
   - Общения, - честно признался Кэйэриз, совершенно не заботясь о том, что под этим словом поняла служанка.
   - Мне подняться наверх и дождаться господина в комнате, - разумеется, девица поняла все по-своему.
   - Ну, зачем же, посиди здесь, со мной.
   Девушка несколько огорчилась, но ее не прогнали сразу, и то хорошо. А вдруг, действительно, посетителю захотелось поговорить.
   - Меня зовут Рин, - представился эльф, выбрав созвучное с его собственным человеческое имя.
   - А я...
   - Веся, - перебил ее Кэйэриз. - Слышал, как тебя ваш вышибала называл.
   Отчего-то девице стало на мгновение стыдно, ведь Бренек ее еще и по-другому назвал. Но Веся и стыд не совместимы, поэтому последнему пришлось позорно ретироваться. Служанка уселась напротив Рина, положив поднос на соседний табурет, и облокотилась обеими руками на столешницу так, что при желании собеседник мог беспрепятственно заглянуть в вырез ее платья, если бы захотел. Но мужчина продолжал смотреть ей в глаза.
   - Слышал, тут недавно драка была, однако все довольно уютно.
   - Ой! Да наемники немного побузили. Привычное дело, - охотно ответила девица, давая понять, что ничего особенного не произошло.
   - И что ж это они так? Кормят у вас что ли плохо? - эльф с сомнением покосился на стоящие на столе блюда, от которых, надо отдать должное, исходил аппетитный аромат.
   Веська проглотила наживку и грудью ринулась на защиту чести кухарки "Счастливого бугая". Как бы там ни было, но качество готовки влияет на количество довольных постояльцев, от которых зависит как ее заработок, так и приработок.
   - У нас отлично готовят, господин! Попробуйте сами. Вам придется по вкусу! - затараторила служанка. - Наемникам не понравился один посетитель. Вот они и пристали к нему.
   - И чем же этот посетитель им не угодил? - допытывался эльф, одновременно читая весины мысли.
   - А, он какой-то полукровка. Полуэльф что ли, - последовал пренебрежительный ответ.
   - Полуэльф? - переспросил Кэйэриз с наигранными удивлением и заинтересованностью, будто сам эльфов в глаза не видел, и знать не знает, как они выглядят.
   - Ай, - отмахнулась девица и под нос пробубнила. - Понавесил на себя побрякушек вроде амулетов, сам такой важный... Дурак ушастый.
   "Может, и не дурак. Я бы на тебя тоже не позарился", - подумал эльф, снова улыбнувшись. Вслух же произнес:
   - Видимо он ничего не понимает в красоте.
   Помощник Старшего Советника восхищенно посмотрел на служанку. Веська совсем растаяла и затеребила пальчиками сережку.
   - Вы, словно, мысли мои читаете, господин, - сказала она с наигранным смущением.
   "Читаю, читаю, - мысленно согласился Кэйэриз. - Только давай по существу думай". Его глаза странно блеснули.
   - А если честно, они из-за меня подрались, - неожиданно для себя выпалила девица и осеклась. Тут же почти скороговоркой продолжила: - Да-да. Будет знать козел ушастый, как мною пренебрегать. Надо же он с Нэви развлекался, а со мной даже не поздоровался. Думал, я это терпеть буду? Вот и получил по ушам маг недоделанный, так, что еле оклемался! На лошадь с трудом влез, чтобы за своей бестолковой девицей податься. Да зачем она ему нужна такая страшная? Явно из-за денег. Она, представляете, золотыми при всех раскидывалась.
   - Девицей?
   - А... говорит сестра. А на самом деле ну какая она ему сестра? Она же обычная потаскушка!
   - А ты у нас честная и порядочная, - подал голос со своего табурета вышибала. Не то, чтобы он прислушивался к разговору, но уж слишком громко Веська произнесла последние слова.
   - Любезный, - обратился к нему эльф, - а тебе не надо ничего проверить во дворе? Время ведь позднее.
   - Может и надо, - проворчал Бренек, досадуя, что не помнит, делал ли обход постоялого двора перед тем, как закрыться на ночь. Он нехотя поднялся и вышел во двор.
   - Значит, этот полуэльф путешествует с подругой? - полюбопытствовал Тенерин, когда за вышибалой захлопнулась дверь.
   - Да не знаю, как они там вместе путешествуют, но вот девка эта уехала одна с рассветом. Марти говорит, что Нол ругался самыми последними словами, когда узнал об этом.
   - Нол?
   - Ну да. Энолан, - подтвердила Веська и подвинулась вместе с табуретом ближе к собеседнику.
   - Значит Энолан, - задумчиво повторил эльф, гадая с какой прихоти Великой Богини ему так везет. - Так куда, говоришь, они направлялись?
   - Я? Я не говорила. А, ну, да... Может быть... не знаю, - расстроено пролепетала девица, боясь, что посетитель потеряет к ней интерес. - Хозяин знает. Наверное...
   Эльф пристально посмотрел ей в глаза. А ведь точно не знает. И куда только смотрит человеческий Создатель! Великая Богиня, заткни уши, закрой глазки, поставь ментальный блок! Ну и фантазии у этой дурочки! Что бы он, да с ней и такое!
   - С наемниками-то что сделали? - поинтересовался Кэйэриз, пытаясь направить мысли девицы в более приличное русло. Но та оказалась крепким орешком.
   - А что им сделаешь? - пожала плечами служанка, отчего ее платье опустилось еще ниже. - Посидят пару деньков в амбаре у старосты. Штраф селу заплатят и пойдут на все четыре стороны.
   - Кто староста? - Тенерин отвел взгляд от творящегося бесстыдства. Эльфийские женщины, даже самые распутные, никогда не позволят так открыто предлагать себя. Вероятно, людской Создатель, зная порочную сущность своих творений нарочно наделил их впечатляющими формами, чтобы те не так легко расставались с одеждой в общественных местах.
   - Дядька Гуверт.
   - Где живет?
   - Если господин захочет, ну когда мы проснемся утром, я провожу, - предложила Веська, с обожанием глядя на собеседника. - А чего вы не едите?
   Слово "мы" оказалось последней каплей терпения эльфа. Борясь с желанием придушить навязчивую девицу, Кэйэриз встал и поднял со стола поднос с нетронутым ужином:
   - Знаешь, я решил в комнате поесть.
   Служанка тут же оказалась на ногах и вцепилась двумя руками в поднос с другой стороны:
   - Я помогу. Вы, господин, поди, с дороги устали.
   Кэйэриз действительно устал с дороги, но больше устал созерцать выставляемые на показ сомнительные прелести и читать похотливые мыслишки глупой девчонки, особенно после того, как вытянул из нее все, что хотел знать.
   - Что ж, помоги. Но только отнеси еду и ничего более, - загадочно улыбнувшись, эльф сверкнул глазами.
   - Ничего более... - эхом отозвалась Веська, заворожено глядя на мужчину своей мечты. Затем выхватила из его рук поднос и заспешила к лестнице.
  
   - Ничего более, - прошептала служанка, расставив блюда с едой на столе в комнате красивого постояльца. Потом схватила поднос и стрелой выскочила в коридор.
   Лишь услышав хлопок двери и звук проворачиваемого в замке ключа, Веська опомнилась:
   - Как это ничего более?!
  
   Убедившись, что навязчивая служанка ушла, эльф бесшумно выскользнул в полумрак коридора. Прошло не так уж и много времени с тех пор, как Илисса из Бренвенера покинула постоялый двор. Наверняка еще можно отследить остатки ее ауры. Сгодится и это, раз полукровка выдохся. Только вот придется проверять каждую комнату. Осмотревшись вокруг и запомнив расположение дверей Кэйэриз вернулся в свою. Нет смысла красться в потемках, вручную снимать с помещений ауры постояльцев, когда обладаешь немереной магической силой. Что мешает воспользоваться заклинанием собственного изобретения, не раз выручавшим помощника Старшего Советника. Все спят, а всплеск магии настолько ничтожен, что его никто и не заметит, даже если намеренно будет отслеживать.
   Эльф стянул кожаным шнуром волосы в низкий хвост, чтобы не мешали. Убрал все со стола и застелил его сдернутой с кровати простынёй. Пальцем прочертил на ней расположение комнат, оставляя светящиеся красные линии. Затем, прошептав заклинание, поочередно прикоснулся к изображению каждого помещения, вызывая эфемерные картины произошедших за сутки событий, пока не нашел нужное. Знакомая девушка с шикарной русой косой, собрав вещи, вышла за дверь. Это все, что удалось разглядеть Тенерину. Изображение, зависшее над белой тканью, оказалось бледным и нечетким, словно какой-то очень сильный амулет защищал Илиссу из Бренвенера. Но, несомненно, это была девчонка, которую искал эльф. Попробовать снять отпечаток ауры Илиссы в комнате, где она ночевала, можно, а затем запустить поискового зайчика. Будь, Кэйэриз магом послабее, даже бы не пытался отыскать кого-то по столь ничтожному следу, прикрываемому очень сильной чужой магией. Но везение его не покинуло - помещение сейчас было свободно.
   Замок глухо щелкнул, повинуясь наложенному заклинанию. Тенерину удалось тихо отворить дверь, норовящую скрипнуть в самый неподходящий момент, и зайти в комнату. Вытянув руки вперед и закрыв глаза, он принялся считывать остатки ауры Илиссы. Что ж, не много, но полученного хватит, чтобы выследить девчонку.
   Так, а тут что? Эльф приблизился к столу. На том месте, где ранее стоял тазик с родником, ощущался едва уловимый магический след. Мда... У паршивца смекалки не занимать. Нашел сердобольную девицу с сильным защитным амулетом и под этим прикрытием бросился в бега. Глупец! Кэйэриз повел головой, словно разминая мышцы шеи. Мивар даже в ночном кошмаре не может представить, что его ожидает, когда окажется в руках Тенерина.
   Щелчок пальцами и в воздухе завис маленький светящийся шар, рассеивая темноту. Эльф огляделся в поисках случайно забытых вещей. Но комнату уже успели хорошо прибрать, даже таз тщательно вымыли. Ну что ж, больше никаких зацепок. Придется довольствоваться тем, что есть.
   Тенерин вернулся в свою комнату и растянулся на кровати, положив руки под голову. Рассвет наступит еще не скоро и есть время поспать, а утром он навестит старосту и потолкует с наемниками. Вдохнув неожиданно приятный аромат свежести, исходящий от белоснежного постельного белья, эльф закрыл глаза.
  
   Солнце клонилось к закату, медленно исчезая за высокими пушистыми елями, отбрасывающими длинные неровные тени на колышущуюся на легком ветерке траву. Двое наемников, учинивших драку в "Счастливом бугае", с удрученным выражением на лицах сидели, прислонившись к почерневшему и потрескавшемуся от старости стволу березы. Препоганейшее настроение усугубляло наличие на запястьях омерзительных украшений, которыми их каким-то хитроумным способом снабдил высокий незнакомец с властными пронзительно синими глазами.
   - Дирк, я не уверен, что следовало заключать сделку с тем мужиком, - не выдержал тягостное молчание, темноволосый наемник, левую щеку которого пересекал кривой шрам.
   - Ланк, прекрати скулить! Когда тебе норовят свернуть шею и одновременно между ребер ножиком тыкают, становишься до неприличия сговорчивым! - осадил товарища Дирк и с досадой плюнул в траву, стыдясь своей давешней беспомощности.
   - Не нравится мне он, - настаивал тот.
   - Он не баба, чтобы тебе нравиться!
   - Не из простых он, хоть неприглядные шмотки на себе таскает.
   Дирк что-то буркнул невнятное в ответ.
   - Ты его кинжал видел? - не унимался Ланк.
   - У меня на заднице глаз нет! - вызверился Дирк при упоминании товарищем о его поражении.
   - Похоже, эльфийская работа, толком не разглядел. Но точно - дорогу-у-ущий.
   - Откуда тебе, отрепью трактирному, о таком знать? - криво усмехнулся предводитель наемников.
   - А я мальчишкой на златодела учился, много драгоценностей перевидал, пока мастер жив был. А как тот с перепоя помер, меня тут же на улицу вышвырнули... Я ведь сирота, а мастер мне родным дядькой приходился.
   Помолчали. Каждый подумал о своем.
   - Один нас четверых, как слепых щенят раскидал. Захотел бы - убил. Пикнуть бы не успели, - заметил Дирк, сорвав подсохшую травинку.
   - И я о том же. Странный он какой-то. Не человек это, - оживился Ланк и посетовал: - Ох, и влипли же мы!
   - То-то и оно, - Дирк отбросил в сторону травинку и потер место на куртке, куда ранее упирался клинок высокого незнакомца, а ныне зиял разрез с окровавленными краями. - Лучше уж поиметь девкино золотишко и саму девку, да еще за работу плату получить, чем гнить в какой-либо канаве.
   - Ты хоть сам веришь в то, что говоришь?
   - Ланк, заткнись и не трепи душу. Самому тошно, - огрызнулся здоровяк. - Тешь себя надеждой, что условия сделки будут выполнены.
   - Если живы останемся.
   - Именно, - Дирк посмотрел на левое запястье, вокруг которого обвилась ярко-зеленая змейка.
   Гадинка почувствовав недовольство человека, подняла голову и угрожающе зашипела, обнажив два тонких ядовитых зуба. Одновременно с ней зашевелилась и ее товарка, плотнее стиснув руку Ланка.
   - Чё не так? - гаркнул на свое "украшение" здоровяк. Змейка захлопнула пасть и, опустив голову на хвост, замерла. - Вот тварь, чуть в штаны не наделал.
   - Вот не пойму, зачем мы ему понадобились, когда он сам мог с ушастым справиться?
   - Да кто ж этих магов поймет. Может и не мог, - произнес Дирк, а затем неожиданно рявкнул с нескрываемой болью в глазах: - Ненавижу этих уродов! Жечь их всех надо! Жечь! Ненавижу!
   Ланк удивленно уставился на предводителя:
   - Дирк, я тоже не доверяю этой братии, но у тебя, вижу, зуб на них имеется, - нерешительно заметил он, опасаясь вызвать очередную вспышку гнева.
   - Еще какой! - согласился тот. - Я ж раньше кузнецом был. Жениться хотел. Да вот проезжал через нашу деревню один маг. Задержался на несколько дней и зачаровал мою Любчу. Позабыла она про меня, только того ублюдка и видела, а потом с ним ночью сбежала. Я ее больше года искал, но она, как в воду канула вместе с тем магом. Когда хозяин меня нашел - всю шкуру кнутом содрал, прямо на том месте, где поймал. И подыхать на лесной дороге оставил. Меня Беззубый подобрал, с тех пор мы с ним не на одном ратном поле мечами отмахали.
   - Да-а-а, дела, - почесав затылок, сочувственно протянул Ланк. Видать не его одного безысходность привела в ряды наемников. Его товарищи Зелко и Варн могли бы поведать не менее трагические истории своих жизней. Но они предпочитали молчать. А теперь вот остались с тем колдуном. Живы ли?
   Озвучить свой вопрос он не успел: змейка на его руке зашевелилась, подняла голову и уставилась не мигающим взглядом на человека. Неожиданный плевок ядом в лицо. Ланк не успел зажмуриться, как белесая пелена застлала глаза. А затем он провалился в небытие.
  
   Илисса целый день дулась на спутника. Мало, что поиздевался утром, так и не согласился остановиться на ночь в Кажутках. Он, видите ли, не желает больше оставлять ее без присмотра. И теперь она вынуждена по милости остроухого конвоира снова ночевать в лесу. В довершение ко всему, он всю дорогу теребил одну из висящих на шее побрякушек и с недовольной рожей пялился на нее. Да, в конце концов, она ведь девушка - создание слабое и нежное, которое надо любить, защищать и лелеять, а не тащить по лесам через всю страну. Хотя любить... От него этого не дождешься, так же, как и лелеять... И защищает он ее с пятого на десятое. Жива и слава Создателю. А то, что на ее голове может вскоре целый зверинец завестись, его мало волнует. Нолу то что - руками волосы пригладил - и прическа в порядке. А ей - попробуй расчесаться. И хватило же наглости мерзавцу в ответ на ее жалобы предложить побриться налысо. Ух, как Илисса его ненавидит! И с чего это она решила, что он ей симпатичен? Наверно, наваждение, насланное беспокойными духами. В здравом уме Нола любить нельзя. Ни под каким соусом.
   Нол же все это время злился на спутницу. Его раздражало ее нытье. Хотя какое там нытье... Всего-то несколько жалоб и просьб. И возмущенное выражение на симпатичной мордашке. Вот это и выводило парня из себя больше всего. С какого перепуга он нашел Илиссу привлекательной? Но ему жутко хотелось смотреть на нее непрерывно. Энолан уже со счета сбился, сколько раз проверил наличие различных амулетов, а в особенности от любовных приворотов. Просто сумасшествие какое-то. Никак происки подлого стража Леса забвения. Одна надежда, что магия ослабнет по мере удаления от волшебного места или со временем. А если нет, то папа наверняка знает, как снять "проклятие", но захочет ли... Тоже еще вопрос. Главное не натворить чего-нибудь непоправимого пока они находятся в пути.
   Путешественники, выбрав получше место, стали готовиться к ночлегу. Никто не стремился завести разговор. Ограничивались короткими вопросами или ответами и то лишь по необходимости. Илисса продолжала обижаться, а Нол - "тайком" поглядывать на нее. Только ложась спать, для разнообразия, девушка показала спутнику язык в ответ на очередной, вроде как украдкой брошенный им взгляд. А тот улыбнулся, обнажив клыки, которые прямо на глазах выросли до устрашающих размеров. На этом и отошли ко сну.
   Энолана разбудил глухой звук, будто по надутому бычьему пузырю ударили палкой. Воспитанник мага сел и огляделся по сторонам. Илисса безмятежно спит с таким трогательным выражением на лице, что хочется погладить ее по головке. И не только по головке и не совсем погладить... Тысяча пьяных гоблинов! Парень судорожно сглотнул слюну. Примостившийся на груди девушки радужный дракончик, почувствовав его взгляд, поднял голову и зашипел, явно защищая облюбованное местечко от посягательств соперника.
   - Ты же баба, - тихо буркнул Нол, затем уточнил: - беременная баба.
   Но Жемчужинка в ответ посмотрела на него так, словно хотела сказать: "Вот когда сам будешь беременным, вот тогда и потеснюсь".
   - Катись к гоблиновой... - молодой человек на мгновение замялся: - свекрови.
   Ящерка с оскорбленным видом снова свернулась колечком, давая понять, что хамами общаться больше не намерена.
   Нол же стал вглядываться в ночной лес. Никого. Даже, доставшееся от предков ночное зрение, не помогло. Однако острый слух уловил где-то очень далеко шорох. Видимо, какой-то лесной обитатель пробирается сквозь кусты. Может, показалось?
   Глухой звук повторился. Но теперь парень заметил, что что-то отскочило от невидимой преграды охранного заклинания и рикошетом отлетело в сторону. Удар, еще удар в то же место. Будто кто-то намеренно пытается пробить в магической защите дыру.
   Лошади заволновались, а ящерка, встревожено дыхнув темным дымком, пробежала по лицу спящей девушки и юркнула в одну из седельных сумок. Илисса зашевелилась, натянула повыше одеяло, а затем повернулась на бок, пробормотав, что-то про приставучих извращенцев. Размышлять над тем, что за оргию видит во сне спутница, Нолу было некогда: он заметил, отбившийся от невидимой стены, болт. Вскочив на ноги, парень метнулся к месту, куда целился неизвестный враг.
   Охранное заклинание прекрасно справлялась с возложенной на него задачей: что ему какие-то там болты, стрелы, мечи... Однако сердце Энолана пропустило один удар, когда он ощутил присутствие чужой магической силы, необыкновенно мощной и агрессивной. С этим пришло осознание надвигающейся смерти. Нет, не его или Илиссы, хотя и это не исключено, - он сам будет убивать, жестоко и безжалостно. Как подтверждение его догадке, светящийся шар ударил о волшебную стену. Медленно растекаясь, голубое пламя принялось пожирать ее. Нол наспех обновил магическую защиту, но чужая магия беспрепятственно продолжила уничтожать охранное заклинание, жадной волной накатываясь на новые участки.
   - Лиса, вставай! - рявкнул воспитанник мага, затем выставил руки вперед и творя заклинание волшебного щита.
   - Отстань, - сквозь сон буркнула девушка и повернулась на другой бок.
   - Подъем, дура! На нас напали!
   - Что ты сказал?! - сон с Илиссы, как рукой сняло. Что он себе позволяет! Ни с того, ни с сего обзывает и излишне раннюю побудку устраивает. Решив разобраться с обидчиком, дочь принцессы поднялась и заметила окружающие их голубые волны и светящиеся жёлтым лучи, исходящие из рук спутника. - Нол? - пораженно произнесла она.
   - Встань за моей спиной и не высовывайся, - успел приказать парень, как о его магический щит ударился огненный шар и красными брызгами разлетелся в разные стороны. Затем еще один шар и еще.
   - Пригнись! - крикнул парень, уловив звук летящей со спины стрелы и прикрывая волшебным щитом успевшую присесть девушку.
   Какое-то время ученик мага успешно отбивал огненные шары, стрелы, арбалетные болты, посланные из лесной темноты. Илисса только и успевала следовать его приказам. И вдруг все прекратилось.
   - Нол, что это было? - шепотом спросила девушка.
   - Прощупывал, гад, - ответил ученик мага.
   - Зачем? Кто?
   - Тихо!
   Из лесной темноты выплыло серое облако и замерло на кое-то мгновение, словно прислушиваясь или даже принюхиваясь, как гончая, преследующая зверя. Во всяком случае, именно это сравнение пришло Нолу на ум. Парень и глазом моргнуть не успел, как его со спутницей окружило плотное кольцо тумана.
   - Твою мать! - вырвалось у парня. Про заклинание туманного кольца он только читал в отцовских книгах. Сотворить такое мерзкое колдовство и управлять им мог лишь очень сильный маг. Сам по себе туман был не опасен. Подлость заклятия заключалась в том, что из этого кольца невозможно улизнуть - оно перемещалось вместе с находящимся в нем человеком и подавляло всякое проявление магии внутри себя. Но это еще цветочки. Из серого марева могла выскочить любая тварь, рожденная больным воображением колдуна, и растерзать застигнутую врасплох жертву. Полагаться придется только на свою силу и спутницу. Главное, чтобы та не впала в истерику и не мешала.
   - Нол, что это? - девушка дернула его за куртку.
   - На, - ученик мага достал из-за голенища нож и протянул девушке.
   - Но... - ее глаза округлились.
   - Держись за моей спиной и бей все, что вылезет из тумана.
   - Но я не смогу, - по телу Илиссы пробежали мерзкие мурашки ужаса.
   - Сможешь, если хочешь жить, - резко, как клинком полосонул, сказал Энолан. Возражать дочь принцессы не решилась.
   Туман, клубясь, подкрался к молодым людям, лизнул подол платья и носки сапог, словно пробуя на вкус, и резко отпрянул. Илисса прижалась спиной к спине Нола. Девушку трясло от страха так, что парень еле сдержал порыв спрятать ее в своих объятиях. Но тогда верная смерть.
   - Все будет хорошо, - с наигранной бравадой заверил он спутницу. - Со мной не пропадешь!
   - Хоть попадешь в различные неприятности, - в тон ему ответила девушка.
   Нол улыбнулся. Храбрится, когда сама трепещет, как осиновый лист на ветру. И это ему понравилось.
   - Слышь, прынцесса, ты молодец! - ученик мага оглянулся на спутницу и пропустил момент, когда туман внезапно осел.
   - Заткнись! Смотри! - крикнула Илисса, ткнув его локтем в спину.
   Нол громко, и не стесняясь девушки, выругался. С четырех сторон к молодым людям приближались наемники, устроившие несколько дней назад побоище на постоялом дворе. Шли они как-то неестественно, с трудом переставляя ноги, словно путаясь в клубах тумана. Обнаженные мечи поблескивали в лучах восходящего солнца. Из-за спины одного виднелся арбалет.
   - Нол, это кажется те люди из... - начала было дочь принцессы, узнав наемника, приложившего табуретом Нола по голове.
   - Знаю, - перебил ее парень, осматриваясь по сторонам, чтобы не пропустить первый удар. - Посмотри на их глаза!
   Илисса пригляделась и ужаснулась. Устремленный на них взгляд нападающих был пуст и безжизнен, а на лицах застыло выражение непередаваемой боли. Девушка невольно ухватилась за руку спутника, но мгновенно поняв, что будет ему мешать, тут же отпустила ее.
   Нол же напрягся, приготовившись в любой момент ринуться в бой. Хорошо, что папа научил его неплохо владеть мечом, а не полагаться только на магию. Но кто знает, чем закончится схватка с матерыми вояками, находящимися под магическим воздействием. Да и люди ли это теперь, затруднительно ответить. На зомби они тоже не походили. Тех друзей Энолану не раз доводилось видеть. Отцу как-то пришлось зачищать кладбище после проделок свихнувшегося некроманта, сбежавшего из-под стражи. Обладая прекрасным слухом, он улавливал бешеное биение сердец, приближающихся наемников. Парень еще не сталкивался со столь сильной магией, заставляющей четырех людей повиноваться чужой воле.
   "Кто же ты неведомый противник? Зачем тебе нужна наша смерть?" - пронеслась мысль у Нола. Одно он знал - Илиссу они не получат. Пусть только попробуют прикоснуться!
   Они попробовали, мгновенно оказавшись прямо перед молодыми людьми. Ученик мага еле успел отразить удар и отшвырнуть в сторону главаря наемников, как на него налетел другой, с кривым шрамом на лице. Нож парня вошел прямо в сердце нападающего. Тот отшатнулся и замер, уставившись на клинок, пронзивший его тело. Раздался крик девушки и мужской смех. Энолан обернулся: в нескольких шагах от него наемник с арбалетом за спиной, схватив Илиссу за шею, держал ее на расстоянии вытянутой руки, не обращая внимания на пинки, которыми та его щедро награждала. Четвертый же, который на постоялом дворе распознал в Ноле мага, заливался громким хохотом, разглядывая резаную рану на животе. Молодой человек заметил, что крови на одежде раненого не было. Но размышлять над этим было некогда: очередной вскрик спутницы перешел в сдавленный хрип.
   Ярость охватила Нола: взмах меча - и на траву рядом с осевшей девушкой упала отрубленная рука. Разворот - клинок прошелся по плечу, осмелившегося напасть на молодого человека с его же ножом, вояки, которому по всем законам природы пора уже было умереть, ибо с раной в сердце нормальные люди не живут. "Сумасшествие какое-то. Морок? Но уж слишком реальный", - только и успел подумать Энолан, как наемники навалились скопом. Даже однорукий не остался в стороне. Краем глаза молодой человек заметил, что Илисса, приподнявшись на локтях, пытается восстановить дыхание, и погрузился в вихрь схватки.
   Предательский удар магической стрелой в спину сбил Нола с ног. Падая, ученик мага увидел, как колдовской туман высокой волной надвигается к нему. Словно сквозь воду доносится испуганный вскрик спутницы. Жесткое столкновение с землей. И нестерпимое жжение растекающееся по всему телу от места, в которое попал неизвестный колдун. В горле комком застревает крик боли. Отяжелевшие веки помимо воли медленно смыкаются, давая взору запечатлеть, как туман откатывается, унося с собой покалеченные тела наемников. В угасающем сознании отчаянно бьется мысль: "Защитить Илиссу"!
  
   Как только колдовское марево исчезло в глубине леса, Илисса подползла к спутнику: не было сил подняться на ноги. Дочь принцессы трясло, а из глаз катились слезы. Чем она провинилась перед Судьбой и Создателем, что после знакомства с ушастым недоразумением, ее постоянно бросает из огня да в полымя. Хорошо, что жизнь все время бьет не по ее голове, а Нола. Ей же достается лишь рикошетом. Но хорошенько так достается.
   Виновник всех бед лежал на левом боку и не шевелился. До боли знакомая картина. Илисса попыталась перевернуть Нола на спину, чтобы прослушать есть ли сердцебиение, но не смогла. Всхлипывания девушки перешли в истерический смех, а затем в рыдания. Ей показалось, что еще немного, и она окончательно сойдет с ума. Надо взять себя в руки и что-то делать. Но что?
   Дочь принцессы тыльной стороной ладони вытерла слезы, бегло осмотрела парня и никаких смертельных ран не обнаружила, лишь царапины, ссадины да наливающиеся синяки на обнаженных руках. Момента, когда Нол упал, она не видела. Может его опять по голове ударили? Но и там серьезных ран не оказалось, только одна небольшая шишка на лбу. Может у него раны на другом боку? Очередная попытка повернуть тело тоже не увенчалась успехом. Окончательно обессилев, Илисса уткнулась лбом в плечо парня и разревелась.
   Вдруг что-то мягкое и пушистое коснулось руки девушки. Отпрянув от молодого человека, Илисса заметила, что татуировка с его правой руки исчезла, а куртка на спине оттопырилась и заколыхалась, словно какой-то маленький зверек пытается устроиться там поуютнее. Дочь принцессы подумала, что это Жемчужинка решила укрыться в более защищенном, по мнению ящерки, месте, но из-под короткого рукава рубахи появилась кошачья мордочка с огромными зелеными глазами.
   - Мур-р-р! - серо-пятнистое животное мягко опустилось на землю. Затем теплым боком скользнуло по руке Илиссы и огромными скачками скрылось за деревьями.
  
   "Не плохо, не плохо", - подумал Кэйэриз, глядя в сторону привала, устроенного молодыми людьми, и довольно улыбнулся. А из сопляка, пожалуй, может выйти толк. Надо же, распознал заклинание туманного кольца и сразу схватился за оружие.
   Эльф перевел взгляд на наемников, лежащих рядом в неудобных позах на траве.
   - Ну, а вы, ребятки, как? - он ткнул носком сапога ближайшего вояку. - Конечно, конечно, надо в себя придти. Никто ж не спорит.
   Тенерин склонился над главарем: только синяки и ссадины - очухается быстро. Эльф перешел к другому наемнику, с арбалетом за спиной. А вот у этого рука долго будет изводить жуткой болью. Ничего, жив и ладно. Третий тоже легко отделался, только немного животом помается. Быстрая девчонка оказалась, эвон как лихо полосонула.
   Последний наемник, с обезображивающим левую щеку шрамом, лежал, уставившись остекленевшим взглядом в рассветное небо.
   - Что ж ты такой квеленький оказался? - покачал головой эльф. - Пошустрее надо было быть. Что ж, дружкам твоим больше достанется. - И бросил на бездыханное тело кошель с причитающейся воякам оплатой. Затем прошептал заклинание и ярко-зеленые змейки на запястьях наемников истаяли, словно их и не бывало. Когда вояки очнутся, они вспомнят все, что произошло, только вот как выглядел, нанявший их человек, рассказать не смогут.
   Размышляя о том, что у людишек видно совсем дела плохи, раз в войско нанимают таких заморышей, Кэйэриз направился к привязанной неподалеку лошади. Вдруг чуткий слух уловил тихое движение за спиной. Эльф резко развернулся - в нескольких шагах от него, припав к земле всем телом, приготовилась к прыжку серо-пятнистая кошка. С виду обычная такая деревенская мышеловка, только размером со среднюю собаку.
   - Привет, киска, - произнес Кэйэриз, глядя как зверюга продолжает увеличиваться в размерах. Магией стихий от нее веяло так, что ощущалось даже кожей.
   Кошка прижала уши и оглушительно рыкнула. В изумрудно-зеленых глазах вспыхнула огненная искра и, расходясь волной по всему телу, зажгла каждую шерстинку, превращая животное в пылающий сгусток ярости. Эльф выругался. Что это? Ответный ход? Ублюдок однозначно вырос в его глазах.
   Зверь атаковал, но напоролся на магический щит и отскочил назад. Щит дрогнул и пеплом осыпался к ногам Кэйэриза. Тот с руганью затряс опаленными руками. Кошка попробовала зайти со спины, однако эльф не терял бдительности: воздушный кнут, сбивая пламя, вспорол шкуру на боку животного, которое с криком боли отпрянуло. Кнут прошелся по зверю еще раз, сбивая с лап. Но кошка легко сдаваться не собиралась: оказавшись на земле, тело волшебного создания превратилось в пылающую жидкость, которая двумя потоками заключила Тенерина в кольцо.
   Помощнику Советника ничего не оставалось, как наспех сотворить переход и бежать с поля боя: магическая сила ведь не бесконечна, а он и так уже порядком выложился на ерунду. Лошадь он заберет, может быть, позже, когда волшебная зверюшка, нарезвившись, вернется к хозяину.
   Пылающее кольцо, потеряв жертву, быстро сжалось в комок. Огонь погас. Кошка, принявшая свой первоначальный вид, выгнув спину, потянулась и довольно затрусила к привалу.
   Илисса проводила волшебного зверя взглядом: после сегодняшних событий ее уже ничто не могло удивить. Что там какая-то неожиданно ожившая, явно миролюбивая, кошка, когда она только что пережила нападение зомби или как там эта нежить называется.
   Конечно же, всю вину за произошедшее девушка возлагала только на Нола. Вероятнее всего он что-то не поделил с неизвестным магом и поэтому тот мстит, как может. Сидеть, ничего не предпринимая, глядя на неподвижное тело парня, просто не выносимо, но и сил пошевелиться нет. Может где-то там, в глубине леса, враг затевает очередное нападение, а она совершенно беззащитна. Хотя нет. Вон в траве нож Нола валяется. Девушка собралась с силами, дотянулась до клинка с резной рукоятью и прижала его к груди. Однако, что она сможет сделать с этим оружием против магии. Но с ним не так страшно и немного спокойнее.
   Некоторое время девушка просидела на коленях в обнимку с ножом, лезвие которого холодило трясущиеся руки. Хотя с наступающим рассветом пришло тепло, Илисса никак не могла согреться. Мысль о том, что можно закутаться в одеяла, лежащие на расстоянии вытянутой руки, даже не пришла ей в голову. Все размышления девушки сводились к тому, что делать, если парень умер. Надо все-таки выяснить: жив Энолан или нет.
   После недолгого отсутствия вернулась кошка. По довольной мордочке было видно, что она не зря прогулялась по лесу. Несколько раз мазнув мягкими боками о бедро девушки, она нагло взгромоздилась к ней на колени, гортанным мурлыканьем требуя внимания. Илисса положила нож на примятую траву и запустила руки в теплую кошачью шерсть. Прикосновения к живому существу, с готовностью подставляющего голову и спину для ласки, согрели, придали сил и вселили надежду. И вдруг ее осенило. А ведь нож можно использовать как зеркало, чтобы проверить дышит ли парень или нет. Илисса сняла с колен кошку, громким мяуканьем протестующую против такого произвола, и взяла клинок. Животное, еще раз недовольно муркнув, легко скользнуло по плечу Энолана вверх и скрылось под его одеждой. А через мгновение пятнистый хвост серо-пятнистой татуировкой обвил руку молодого человека. Дочь принцессы же низко склонилась над спутником и поднесла лезвие ножа к его лицу.
  
   Сознание возвращалось к Нолу вспышками, обрывками воспоминаний о схватке в туманном кольце, сопровождаясь сильной болью во всем обездвиженном теле. Хотелось орать во весь голос, чтобы приглушить нестерпимые муки, но немой крик тонул в очередном провале в небытие. Изредка, в проблесках сознания, парню чудилось, что он слышит плач Илиссы, эхом доносящийся издалека. Воспитанник мага не мог понять, сколько все это продолжалось, но внезапно ощутил, что к телу вернулась подвижность. Вернее, сперва он почувствовал, что его лица касается что-то легкое, почти невесомое. Возможно, насекомое решило пробежать по нему, чтобы не сбиться с ранее проторенной тропки, или жучки-могильщики уже решили устроить пир. Или...
   Нол без всяких усилий и боли разомкнул веки и увидел заплаканное лицо Илиссы. Девушка явно не ожидала, что он придет в себя, так как ее большие глаза то ли от испуга, то ли от удивления округлились еще больше. Чем-то непонятным, щекотавшем лицо парня, оказалась выбившаяся из ее косы прядка волос, которую колыхал легкий утренний ветерок. Молодой человек опустил глаза и чуть не подпрыгнул, узрев около шеи блестящее лезвие собственного ножа. Видимо все эмоции мгновенно отразились на лице Энолана поскольку оружие тут же исчезло из поля зрения, предоставив место куда более увлекательному зрелищу. Разумеется, Нол не мог упустить момент, чтобы не заглянуть в вырез платья склонившейся над ним спутницы. Вырез конечно не глубок, но то, что удалось увидеть, оказалось довольно соблазнительным и достаточным, чтобы окончательно вернуться к жизни. Маленькая мерзавка еще зачем-то решила облизать краешек верхней губы... Подлая искусительница...
   - Захотела воспользоваться моментом и под шумок избавиться от постылого жениха? - прошипел он, злясь на самого себя и за беспомощность, начинающую надоедать слишком частыми визитами, и за совсем неуместные желания, скорее всего, навязанные магией Леса Забвения, и на глупышку Илиссу, неосознанно выставившую на обозрение свои прелести. А может и осознанно...
   - Я... Ты живой?! - девушка быстро выпрямилась, заметив куда устремлен взгляд молодого человека, но так и осталась сидеть возле него.
   - Извини, так получилось, - буркнул Нол, не расслышав в ее голосе особой радости по этому поводу.
   - Твой нож, - дочь принцессы все еще дрожащими руками протянула оружие.
   - Ножик дурам не игрушка, - назидательно произнес воспитанник мага и, приподнявшись на одном локте, выхватил у нее клинок.
   - Но... Не смей меня оскорблять! - взвилась Илисса, чуть не задохнувшись от возмущения. - Ты мне его сам дал!
   - Я дал тебе его для защиты, а не для того, чтобы ты перерезала мне горло! - Энолан с трудом сел: сил хватало лишь ругаться, но вот так сразу подняться...
   - Я лишь хотела проверить, жив ты или нет. И всего-то! - нижняя губа девушки предательски дрогнула. Хватит! Сколько можно рыдать "по" и "из-за" ушастого ублюдка!
   Она встала с колен, подавляя желание воспользов-аться случаем и хорошенько- пнуть парня, пока он окончатель-но не пришел в себя. Расправив складки на юбке, Илисса решительно направилась к седельным сумкам. Враги врагами, а есть захотелось жутко. Надо в рот кинуть чего-нибудь, хоть маленький кусочек, иначе ее желудок своим урчанием окончательно опозорит ее перед спутником. За несколько дней пути девушка почувствовала, что похудела. Во всяком случае, шнуровку дорожного платья теперь приходилось затягивать потуже. Конечно же, она не считала себя худышкой, но если так и будет дальше продолжаться, Нол рискует привезти своему обожаемому папеньке-учителю хладный труп невесты, умершей в пути от усталости и голода. И тогда настанет время ее мести. Она обязательно превратится в привидение и будет в самый неподходящий момент своим воем пугать Энолана и его подружек.
   С такими мыслями девушка протянула руку к седельной сумке с едой. Струя темного дыма со свистом ударила в лицо Илиссы, лишь только она откинула клапан. Взвизгнув от неожиданности, дочь принцессы отпрянула, а из сумки показалась недовольная мордочка Жемчужинки.
   - Ах, ты мерзкая гадинка! Ну-ка иди сюда! - дочь принцессы схватила сопротивляющуюся ящерку и выпустила в траву. Радужный дракончик, воинственно растопырив крылышки, метнулся обратно к сумке, с содержимым которой Илисса уже успела познакомиться.
   - А-а-а-а! Пиявки! - вскричала девушка, выдернув из сумки руку с какими-то козявками, впившимися в пальцы.
   Молодого человека от этих воплей, так и подкинуло с земли. Откуда только силы взялись. В мгновение ока он оказался возле спутницы, неистово трясущей рукой, пытаясь сбросить присосавшихся тварей. Сначала Нол подумал, что это очередная пакость ранее атаковавшего их чародея (ну скажите на милость, откуда еще могли бы взяться в сумке пиявки), но чужой магии не ощущалось, ни в этом месте, ни где-то поблизости. Разглядеть, что за существа напали на девчонку, пока она скачет, как перебравшая авры, было невозможно, поэтому он во все горло рявкнул:
   - Стоять!
   Илисса тут же замерла, явно не ожидая такой прыти и силы голоса от недавнего "покойника" и удивленно уставилась на парня.
   - Покажи! - последовал очередной приказ.
   Девушка протянула руку с висящими на припухших пальцах "пиявками".
   - Кто это? - взволнованно поинтересовалась она, опасаясь за свою жизнь: вдруг напавшие твари ядовиты.
   Нол, взяв ее ладонь в свои руки, пригляделся и тут же зашелся заливистым смехом.
   - Ты чего? Что это за мерзость? - непонимающе поинтересовалась Илисса.
   Но воспитанник мага, отпустив ее руку, согнулся пополам от смеха, а затем и вовсе оказался сидящим на траве.
   - Это не смешно, Нол! - обиделась дочь принцессы. Веселье парня немного успокоило ее. Видимо, эти существа не опасны. Собравшись с духом, она присмотрелась к напавшим на нее козявкам. Но это же...
   Переливающиеся на солнце всеми цветами радуги хвостатые тельца, с недоразвитыми отростками крылышек, оказались немногим больше мужского ногтя. По четыре крохотных лапки безвольно болтались в воздухе, а голодные черные глазенки-бусинки кровожадно взирали на Илиссу.
   - Это же... - осенило девушку.
   - Детишки Жемчужинки, - закончил за нее Нол, продолжая смеяться, совсем не щадя чувства расстроенной и напуганной спутницы.
   - Сними их! Ну, пожалуйста! - взмолилась дочь принцессы, которой было совсем не до смеха.
   - Ой! Не могу! - не унимался парень, двусмысленным ответом еще больше озадачивая спутницу.
   Илисса несколько растерялась: попробуй, пойми этого ненормального.
   - Не можешь мне помочь, или не хочешь? - поинтересовалась она. Но вместо ответа Энолан склонил голову, схватившись за нее руками, и затрясся уже в немом смехе.
   - Нол! Сними же их! - снова взмолилась девушка, но в ответ лишь раздалось тихое всхлипывание. Илисса прислушалась - наверное, показалось. Но всхлипывание повторилось уже отчетливее. Девушка заволновалась: - Энолан, ты чего? Плачешь?
   Парень вытер набежавшую слезу, и, шмыгнув носом, посмотрел на спутницу.
   - Нол? - только и смогла произнести та, совсем не ожидая, что станет свидетельницей такого зрелища, как плачущий женишок. О! Это что-то! Нет, Илисса, совсем не злорадствовала, но как-то на душе полегчало. Хоть не ей одной плохо. Даже висящий на руке выводок радужных дракончиков уже не так волновал.
   - Что же мне с вами, бабами, делать? - сквозь слезы поинтересовался молодой человек. - Я скоро из-за вас с ума сойду!
   "Ага, сойдет с ума он!" - подумала девушка, - "Да он уже давно на девках помешался, а теперь хочет во всем обвинить меня".
   - Думаю, это будет заслуженное наказание за распутство, - назидательно произнесла она, попытавшись отцепить одного радужного детеныша, но маленькое тельце лишь проскользнуло между пальцев, а крохотные зубки впились еще глубже в плоть. У Илиссы даже слезы на глаза навернулись от боли.
   - Вот видишь, даже ты прослезилась, как только подумала про такое наказание для меня, - воспрянул духом Энолан. - И потом, для кого-то это распутство, а для кого-то удовлетворение насущных потребностей.
   - Значит, пора пересмотреть список твоих потребностей. Вот скажи, неужели так необходимо заглядывать мне в корсаж?
   - А что делать, если ты сама выставляешь свои прелести на обозрение? - с невинным выражением на физиономии ответил вопросом на вопрос парень.
   - Я ничего не выставляю! - возмутилась Илисса. - Это ты нарочно притворился мертвым, чтобы вынудить меня наклониться!
   - Да? Я вынудил? - тут уже Нола понесло. - Тебе бы хорошенько звездануть магической стрелой по ж... мягкому месту, чтобы прочувствовала, какое это незабываемое удовольствие! А когда ты на первом привале мелькала передо мной голой задницей, я тоже притворялся?
   - Я не мелькала! Я была в платье и сорочке!
   - В сорочке настолько прозрачной, что она ничего не скрывала!
   - Мог бы и не пялиться! Сам меня водой облил, чтобы подсмотреть, как я переодеваться буду!
   - Я не подсматривал! Да что с тобой разговаривать, когда ты все переворачиваешь с ног на голову, будто я во всем виноват! - отмахнулся Нол и подумал, что неплохо бы сделаться слепым и глухим, чтобы навсегда прекратить эти бесконечные споры на предмет кто кого, за что и как.
   - Вот именно. Виноват во всем только ты! - наконец-то паршивец это осознал. На душе у девушки стало легче. Немного подумав, она добавила: - и твои потребности!
   - Кто бы сомневался... - пробурчал молодой человек. Пусть глупая девчонка думает, что хочет. Ну, надо же! Даже забыла про висящий на пальцах зверинец. А ну ее!
   Конец перепалке положила Жемчужинка, нервно пробегавшая по краю открытой седельной сумки все время ссоры. Крылатая ящерка перелетела на плечо девушки, и, цепляясь коготками за ткань рукава, устремилась к своему потомству.
   - Ой! - только и смогла произнести девушка, глядя, как пучеглазая мелюзга, словно по команде, отпускает ее пальцы и хватается лапками за подставленный мамашей хвост. Собрав детвору, Жемчужинка вернулась обратно к седельной сумке и скрылась в ее глубине.
   Молодые люди молча проводили взглядом радужного дракончика с семейством, а затем посмотрели друг на друга.
   - И что теперь с ними будем делать? - поинтересовалась Илисса. - Они же всю сумку загадят, а там продукты.
   При воспоминании о еде, у нее сразу же засосало под ложечкой, а пустой желудок поспешил напомнить о себе громким и протяжным звуком. Девушка смутилась и покраснела, под насмешливым взглядом Энолана.
   - Извини, - пролепетала она, опустив глаза. Это же надо так опозориться перед парнем! Ну почему она всегда попадает в такие нелепые ситуации?! Стыд-то какой!
   Спутница выглядела настолько жалкой и подавленной, что Нолу стало не по себе. Он не понял, что заставило его подняться и вплотную приблизиться к Илиссе. Руки словно сами по себе легли на хрупкие плечики, а затем прижали девушку к груди. Она подняла лицо на него, а он... Что он делает? Зачем? Надо остановиться! Чтоб стражу Леса забвения, всю его многовековую не жизнь снились только развратные сны с участием гоблинов и троллей! Создатель, до чего ж у нее красивые глаза! Удивленные, выдающие замешательство и испуг, но...
   Молодой человек еще сильнее прижал девушку к себе и уткнулся подбородком в ее макушку. На душе мгновенно стало необыкновенно легко, словно в одночасье исчез гнет, давящий на сердце. Ушли раздражение и обиды. Даже усталость помахала на прощанье лапкой. Осталось ощущение тепла и уюта. Домашнего уюта, что ли... Нол часто обнимал женщин, но такого он никогда не испытывал.
   - Мир? - прошептал он.
   - Если не удушишь, - послышался тихий ответ. Действия Энолана окончательно выбили Илиссу из колеи. Издевается или действительно пытается быть милым и внимательным. Только с чего бы это? Последствия, как он сам выразился, попадания магической стрелы в задницу? Однако, в его объятиях так уютно и надежно.
   - Прости, - парень отстранился, но так и не отпустил плечи спутницы. - Не понимаю, что на меня нашло.
   - Нол, а тот маг и наемники? - поинтересовалась дочь принцессы, и мысленно обругала себя за глупость. Можно подумать, сейчас это волнует ее больше всего. На самом деле она не хотела, чтобы он разжимал объятия.
   - Они далеко... - произнес воспитанник мага, продолжая бороться с желанием поцеловать девушку и в сотый раз за сутки убеждая себя, что она совсем ему не нравится как спутница, а уж тем более как женщина. Ну, страж! Вернуться бы в Лес забвения и за такую пакость спалить твой дуб! А ты, глупая девица, прекрати призывно таращиться на меня! Совсем страх потеряла?!
   Но руки словно живут своей жизнью, совершенно не подчиняются воле хозяина. Вместо того чтобы отпустить девичьи плечи, они стали нежно скользить по ним. Нола охватила паника. Дурочка, ну чего ты стоишь? Сделай что-нибудь! Срочно обидься! Обзови развратником и бабником! Можешь даже в глаз вмазать! Ты же умеешь! Разрушь наваждение!
   Спасение пришло с неожиданной стороны. Самым благоразумным в столь напряженной ситуации оказался пустой желудок Илиссы, в очередной раз громко потребовавший пищи. Волшебство момента дрогнуло и разлетелось в разные стороны, обдав отрезвляющими осколками молодых людей. Девушка тут же перевела взгляд на землю, впившись пальцами в юбку и мысленно ругая свой живот за то, что всё испортил.
   Нол облегченно вздохнул.
   - Хочешь есть? - поинтересовался он, наконец-то найдя благовидный предлог для отступления.
   Спутница согласно кивнула, стыдясь посмотреть на него.
   - Не переживай! С кем не бывает, - успокаивающе произнес молодой человек, наконец-то найдя силы убрать руки с ее плеч. - Сейчас закатим пир!
   Конечно пир - это громко сказано. Что там у них могло остаться? Глупая "сестричка" так спешила сбежать с постоялого двора, что не позаботилась о пополнении съестных запасов, а ему как-то не до того было. Вот сейчас стоит она, глаз не может оторвать от созерцания своих сапог. Юбку теребит. На жалость давит. Пытается скрыть чувство неловкости? Да, ему самому неловко как-то. Хе! Ему неловко! Кто бы мог подумать! Что-то не так стало в этом мире. Волшебство волшебством, но должен же быть предел у этого кошмара!
   - А хочешь, в ближайшем городе отдохнем несколько дней? - как-то само по себе вырвалось предложение. Нол чуть свой язык не прикусил. Какие несколько дней?!
   - Хочу, - незамедлительно последовал радостный ответ, и серые глаза с мольбой воззрились на него.
   - Тогда, договорились, - рот парня расплылся в вымученной улыбке. - Что ж расстилай одеяло, будем завтракать.
   Оставив девушку, Нол занялся седельной сумкой, превращенной Жемчужинкой в гнездо. Вредная гадинка пару раз ухитрилась укусить парня за руку, пока он пытался поймать ее и выдворить вон вместе с выводком. О том, куда переселять семейство радужных дракончиков, он имел очень смутное представление. Все мысли Нола были заняты сложившейся ситуацией.
   Это же надо было такое ляпнуть! А она, что не могла отказаться? Пара дней тут, пара дней там. Сколько же они до Энмирэйна добираться будут? После сегодняшнего происшествия, задержка в пути смерти подобна. Совершенно непонятно, чем Нол досадил неизвестному волшебнику. Ну, с наемниками-то все ясно: маг просто мог вызвать существ из последних воспоминаний человека, на которого направлено заклинание. Может, дело в девчонке? Все-таки особа полуголубых кровей. Мало ли какие в королевстве ведутся закулисные игры. Порой кто-то совсем неприметный становится особо значимым и влиятельным.
   А может все гораздо проще? Кто-то, обладающий магическими способностями, положил глаз на девицу. Да, она не писаная красавица, но не дурнушка определенно. Совсем не дурнушка. А если присмотреться хорошенько, то даже хороша. Местами... В памяти сразу возникла картина, увиденная в вырезе платья, когда Илисса пыталась его "прирезать".
   Тьфу! Опять увлекся! Так вот, не в этом ли загадочном маге все дело? Ведь девчонка так отчаянно сопротивлялась отъезду.
   Сделанное умозаключение совсем не понравилось молодому человеку. Не понравилось, не тем, что у девчонки оказался воздыхатель, а тем, что это вызвало у Нола совсем непонятные чувства.
   - Гадская гадина! - выругался молодой человек, после того, как Жемчужинка в очередной раз куснула его за палец. Разозлившись, он, не церемонясь, отловил мамашку за крыло и выкинул из сумки. Следом за ней последовала парочка мелких проглотов, отцепившихся от материнского хвоста во время "облавы". Семейство мгновенно воссоединилось и обиженно поковыляло к расстеленному для завтрака одеялу.
   - Нол, зачем так грубо с дракончиками? - возмутилась Илисса. - Ты же мог причинить им вред! Прав был... - девушка осеклась, поняв, что ляпнула лишнее, и с опаской посмотрела на спутника.
   - Кто?! - рявкнул тот, мгновенно превратившись из приторно покладистого парня в разъяренного огнедышащего дракона. Еще мгновение и из ушей пар пойдет.
   Убедительно лгать девушка никогда не умела. Она бессильно села на колени и виновато уставилась на расстеленное одеяло.
   - Кто?! - повторный вопрос прогремел прямо над склоненной головой Илиссы, вздрогнувшей от неожиданности. - Смотри на меня! - Он с силой дернул подбородок спутницы вверх.
   - Лапу убери! Мне больно! - дочь принцессы стукнула наглеца по руке и чуть не вскричала от боли, наткнувшись на крепкие, словно железо, мускулы.
   Лапа убралась: неохотно, но Энолан отпустил ее подбородок.
   - О ком ты чуть не проговорилась? - уже более ровным голосом спросил он, пытаясь обуздать вспышку гнева. И в самом деле, что на него нашло? Конечно, противно быть дичью, преследуемой неким влюбленным магом, но надо как-то держать себя в руках.
   - Ни о ком, - девушка обиженно поджала нижнюю губу.
   - Илисса, давай поговорим начистоту. Скажи, до того, как я приехал за тобой, у тебя был жених? Он случайно не владел магией? И тайно не последовал за нами?
   - Нет, - отрицательно закачала головой спутница.
   - Я просто хочу понять, кто на нас напал, и кто что-то про меня наговорил?
   - Да не было у меня никакого жениха мага, кроме тебя! Отстань!
   - Тогда может эта болтливо-вонючая лужа что-то про меня ляпала, когда мы были на его поляне? - осенила догадка молодого человека. Ну, кто еще мог наплести про него столько гадостей, как не в меру разговорчивый источник. Тоже нашелся предсказатель! Благо времени у него было предостаточно, пока Энолан отлавливал жеребца.
   "О, Создатель! Какой же ты, Нол, догадливая душка! Сам спросил и сам ответил! Спасибо за подсказку", - обрадовалась Илисса. - "И совсем тебе не обязательно знать, когда это сказал Мивар: на поляне или на постоялом дворе."
   В слух же ответила:
   - Да, это он. И про беременность ящерки тоже он рассказал.
   - Почему сразу не призналась? - спросил молодой человек, пристально глядя в глаза спутнице. Он не мог не заметить нестыковки в событиях. Если она знала, про дракончика, то чего так возмущалась, когда он решил познакомить ее с Жемчужинкой? И почему столько времени молчала о беременности ящерки? Ладно, придется сделать вид, что ответ принят и одобрен, а там посмотрим.
   - В чем? В том, что кто-то напророчил мне этот кошмар, который стал явью?! - с вызовом ответила девушка. - Ты бы хотел, чтобы я при первой же встрече рассказала, что он про тебя говорил то-то и то-то? Кажется, мы были и так не в восторге друг от друга!
   "Хорошо бы, чтобы это так и осталось", - подумал Нол, в очередной раз пожалевший, о предложении остановиться на несколько дней в ближайшем городе. Надо как можно быстрее добраться до Энмирейна, пока он ее не удавил, или не соблазнил. В свете последних событий он уже готов и на то, и на другое. И это маленькое чудовище считает его кошмаром!
   - Надеюсь, что некоторые моменты слабости, никак не повлияли на наше отношение друг к другу, - с надеждой в голосе произнес он.
   - Если и повлияли, то не в лучшую сторону, - с готовностью подхватила Илисса.
   "Что она несет? Бред какой-то!" - подумал парень, несколько уязвленный ее ответом. Надо же! Не в лучшую сторону! Она хоть понимает, о чем так легкомысленно рассуждает? Да за него девицы побоища устраивают, а она... Хоть он пересмотрел свое мнение о внешности невесты, но все еще не считал девушку достойной себя. Последнее даже не обсуждается.
   Продолжать развивать тему дальше - себя не уважать. Поэтому он развернулся и пошел к седельным сумкам. Взяв сверток с едой, небрежно швырнул его на одеяло прямо под колени спутнице, ограничившись словами:
   - Давай завтракать.
  
  До городка Ведар молодые люди добрались без особых приключений. Нол, ехавший впереди, все время оглядывался на хмурящуюся спутницу, гадая, какие же мысли вертятся в ее сумасбродной головке. Может опять затевает какую-нибудь каверзную выходку лишь бы досадить ненавистному женишку? Или строит план встречи со своим любовником, который к тому же еще и маг. И чего это Нола так тянет разглядывать ее? Скорее всего (и он это, к своему неудовольствию, осознавал) просто привлекает красивый изгиб девичьей шейки и высокая грудь, приоткрытая вырезом платья, к которой, пусть случайно, но удалось прикоснуться. Ну, хорошо, надо быть честным с собой, не только прикоснуться, но и обследовать с пристрастием, пусть даже через ткань ночной сорочки.
   В конце концов, что с ним такое творится? Размышляет о прелестях Илиссы, будто женщин у него никогда не было. Как мальчишка-подросток, честное слово. К счастью Нол знает прекрасное лекарство от подобного недуга. Он бросил тоскливый взгляд на девушку. Однако это средство вылечит одно, но добавит головной боли на всю жизнь. Нужно искать "целебное снадобье" в ближайшем борделе. Но если оно не поможет, придется, как только окажутся в Орзаре, бежать в Академию магии рыться в библиотеке. Может там найдется ответ, как избавиться от этого проклятия? Гоблинские экноры! Чтобы вас всех так и раз этак! И посмертно тоже!
   Илиссу всю дорогу до приграничного городка раздражали частые огядывания спутника (и как только шею себе не свернул), его взгляд, скользивший по ее фигуре и неизменно задерживавшийся на груди, будто она ехала в чем мать родила. От этого девушка чувствовала себя неловко и недовольно хмурилась. Да, Нол красивый парень. Любая на ее месте верещала бы от восторга, если бы он так вот смотрел на нее. Но дочь принцессы знала, что за мерзкая натура скрывается под столь красивой оболочкой: наглый, самоуверенный, противный тип, умеющий пустить пыль в глаза, притвориться внимательным и сочувствующим, а потом макнуть головой в ледяную воду и одновременно врезать крапивой по мягкому месту. Вроде не особо больно, но зато как обидно. Ну, что Нолу стоило поцеловать ее. Для него пустяк, а ей было бы приятно. Хотя приятно ли? О, Создатель! Что за бредовые мысли! Больно нужны ей его поцелуи! Фальшивые и вымученные. Но интересно было бы попробовать. Именно только один раз попробовать. Не более. И все.
   Кстати, Илисса так и не показала "женишка" Миляне. Не смогла попрощаться с подругой. Даже записки никакой написать не успела. Что Миляна подумает о ней? Наверное, обидится, будет злиться. Мда-а... Прискорбно, что об этом дочь принцессы только вспомнила. Вихрь событий завертел ее, и не удивительно, что она про это забыла. Надо будет при первой возможности черкануть несколько строк подруге и отправить письмо в Сенар.
   А еще девушка волновалась за родник. Что с ним случилось? Почему несколько дней молчит? Во время коротких остановок украдкой проверяла содержимое кувшинчика, не расплескалось ли. Однако все было в порядке, но Мивар упорно не отзывался. Илисса подумала, может он умер, задохнулся в закупоренном сосуде. Хотя, это полный бред. Как может умереть жидкость? А вдруг его сущность испарилась?
   Илиссе очень не хватало общества болтливого источника. Вот уж кто знает все! Она была уверена, что родник смог бы подсказать ей выход из трудных ситуаций, поддержал бы морально и оградил бы от необдуманных и откровенно глупых поступков. Одна история с магическим свитком чего стоит! Конечно, при этом Мивар наговорил бы разных гадостей, но дал бы толковый совет. Не за спасибо конечно. Но это все-таки лучше, чем в одиночку воевать с Нолом.
   Городишко откровенно разочаровал Илиссу, имевшую представление о таких поселениях только из книг. Кроме ближайших к Бренвенеру деревенек, да замков соседей, она ранее нигде не бывала. Девушка ожидала увидеть нечто внушительное, красивое, с высокими стенами, многоэтажными домами, чистыми, широкими, вымощенными камнем улицами, большими площадями, украшенными цветочными гирляндами и флагами. Ведар же напоминал очень большую деревню, обнесенную бревенчатым частоколом. Грязные одноэтажные, за редким исключением, домишки, ютились на узких извилистых улочках, загаженных испражнениями животных и другим мусором. Наглые куры, так и норовили прошмыгнуть между копытами лошадей, заставляя последних нервничать и недовольно фыркать. В довершение ко всему, за пегой увязалась какая-то мелкая брехливая собачонка, норовящая ее укусить. К счастью, отконвоировав путников через вверенный ей участок улицы, навязчивая псина отстала.
   Лишь только увидев вывески торговых лавок Ведара, Илисса поняла - Ринард повесил над входом в свой трактир настоящее произведение искусства. Такого кричащего безвкусия дочь принцессы никогда не видела. Особенно впечатлила табличка, прибитая на стену одного двухэтажного здания с надписью "МАЛИНОВАЯ ФЕЕЧКА" и изображением горшочка с вареньем, из которого торчали крылышки и нижняя половина обнаженной феечки с оттопыренной попой и игриво согнутой ножкой. К великому неудовольствию Илиссы, у столь замечательной вывески Нол придержал коня и улыбнулся в ответ высунувшейся из окна тетке совсем не феечной наружности. Не трудно догадаться, куда отправится "женишок", как только устроит будущую супругу на ночлег. Настроение у девушки окончательно испортилось. Вдобавок испортилась и погода: несмотря на светящее солнце, на землю, прибивая дорожную пыль, упали тяжелые капли дождя, заставив молодых людей поторопиться с поисками постоялого двора.
   Как оказалось, в городке оказалось три пристанища для усталых путников. Для себя Илисса отметила, что именно пристанища, так как они не шли ни в какое сравнение с заведением Ринарда. К счастью, на двух, не отличающихся чистотой, постоялых дворах не оказалось свободных комнат: городок ведь приграничный, приезжего люда полным-полно. Появление Нола не вызвало ни у кого ни удивления, ни раздражения, ни неприязни. Да и с чего бы? Когда среди постояльцев одного заведения девушка заметила несколько бородатых, плотно скроенных коротышек-гномов, а другого - компанию черноволосых, смуглых, симпатичных и улыбчивых парней со странными, длинными ушами со свисающими острыми кончиками. Энолан сказал, что это и есть гарджирцы. Девушка еще подумала, что красотой и скверным характером ее спутник явно пошел в эльфийскую линию. Во всяком случае, в книгах писалось много о тяжелом характере этой расы. Гарджирцы восхитили дочь принцессы своею жизнерадостностью. Не понравились лишь их уши унизанные по внешнему краю многочисленными кольцеобразными серьгами, которые явно портили общее впечатление.
   Лишь на третьем постоялом дворе уставшие и промокшие спутники нашли свободные комнаты, и то, как догадывалась девушка, потому, что это заведение находилось в неприметном переулке вдали от обоих городских ворот. На что рассчитывал хозяин, открывая дело в таком месте - трудно сказать. Однако, он явно не бедствовал из-за нехватки посетителей, несмотря на очень доступные цены на услуги.
   Комнатка Илиссы оказалась очень скромной. Ну, очень скромной, если говорить честно. Как и в "ВЕСЕЛОМ БУГАЕ", Нол кинул возле кровати седельные сумки. Взяв из них сменную одежду и коротко бросив: "Отдыхай", - спешно ретировался за дверь, попутно с хрустом прибив ползущего по стене откормленного таракана и оставив девушку наедине с этим импровизированным "украшением". Женишок сбежал так быстро, что у дочери принцессы не возникло сомнений, куда он направился.
   Пробормотав под нос: "Вот кобелина!" - Илисса выпустила из седельной сумки семейку радужных дракончиков и переоделась в сухое платье. Кувшинчик с родником, в надежде, что Мивар все-таки отзовется, она поставила на стол. Развесив промокшую одежду для просушки, девушка устало опустилась на кровать.
   Очень хотелось спать. Плевать, что простыни не ослепительной белизны и сделаны из грубой ткани, зато они чистые и даже пахнут полевыми цветами. Не исключено, что в постели обнаружатся мелкие кровососущие паразиты, но это такие мелочи, по сравнению с утренней побудкой, устроенной неизвестным магом. Поняв, что дождаться еды уже не хватит сил, Илисса легла на кровать и мгновенно заснула.
  
   Нол решил, что затягивать с лечением не стоит. Ибо всем известно, чем раньше начнешь борьбу с недугом, тем больше шанс поправиться. Плевать, что "МАЛИНОВАЯ ФЕЕЧКА" на другом конце города. Как говорится, собаке полкоролевства не дорога. И кто знает, захочет ли Илисса остаться в этом городе на несколько дней. Можно ведь и пролететь с лечением, что было бы крайне вредно для здоровья. К счастью дождь уже закончился.
   Насколько хорош был "малинник" снаружи, настолько он оказался жалок изнутри. Вернее, с обстановкой было все в полном порядке. Удручающее впечатление произвела вспорхнувшая с покрытой старым потертым гобеленом скамьи стайка "феечек", устремившаяся к молодому красивому мужчине подобно комариному рою. Не первой свежести, всяко видавшие в жизни, девахи окружили парня, пытаясь, как можно тщательнее, его облапать, и соревнуясь в пошлости отпускаемых комплиментов. Словно святейший увидевший демона, Нол, невольно попятился к выходу, гадая, все ли "феечки" тут такие, или просто ему так "повезло", и лучшее лекарство уже разобрали более шустрые нуждающиеся. Не то, чтобы он был слишком привередливым, но как-то стало боязливо за оставшееся здоровье. Эти "феечки" могут так полечить, так "нафеячить", что уж лучше пожизненная головная боль.
   Спасаясь позорным бегством, Энолан вылетел за дверь, будто бы его преследовал дракон во время гона. Что ж это такое делается? Отказаться от лечения! Как можно дойти до такого состояния, чтобы его воротило от борделя! Кому скажи - засмеют! И ощущение какой-то гадливости, словно, в дерьмо с головой макнули. Никак опять происки хранителя Священного леса забвения. К счастью Нол знает альтернативное лекарство. Правда, оно не такое действенное и менее приятное поутру, но все же лучше, чем ничего. Илисса, конечно, будет ругаться и вопить, но как-нибудь переживет.
  
   Илиссу разбудил звонкий, словно колокольчик, голосок:
   - Илисса! И-ли-и-исса! Ли-и-иса-а-а-а! Глаза открой! Хватит дрыхнуть! Вставай! Слышишь!
   Девушка с трудом перебарывая сон разомкнула веки, которые тут же сами собой сомкнулись.
   - Ли-и-и-ска! Да проснись ты! - снова раздалось в комнате. - Смерти моей хочешь, соня беспробудная? И это после всего, что я для тебя сделал?!
   - Мивар, отстань, - сонно пробормотала дочь принцессы и повернулась на бок.
   - Неблагодарная! Я тут вот! А она! - захлебываясь возмутился источник.
   - Мивар? - наконец-то до Илиссы дошло, кто ее зовет. Сон как рукой сняло. Она соскочила с кровати и метнулась к столу, на котором стоял кувшинчик. - Миварчик, ты жив!
   - Ну не твоими стараниями... Да! Я жив! - пробулькал волшебный источник.
   - Миварчик, что с тобой было? Ты несколько дней не отзывался!
   - Тебя, глупую гусыню, понесло в зачарованное чужеродной магией место. Вот я и потерял сознание! - обиженно прожурчал родник.
   - Да ты сам меня по той дороге направил! Да еще и денег требовал!
   - Нечего меня обвинять в своей бестолковости! Лучше перелей в тазик, а то я тут окончательно задохнусь и еще тухлятиной вонять начну. Ужас-то какой! И не называй меня Миварчиком! Противно! - разошелся источник.
   Лунный свет, проникающий через небольшое окошко, позволил без труда зажечь сальную свечу и найти нужную емкость. Лишь только девушка выполнила просьбу Мивара, он поинтересовался:
   - А ушастый где?
   - В заднице с крылышками, - с наигранным безразличием ответила дочь принцессы.
   - Где-где? - переспросил родник, внезапно очень оживившись.
   - Да в борделе, - пояснила Илисса. - Там на вывеске соответствующий рисунок изображен.
   - Хочу это видеть! - выдал родник, а по его поверхности пошла рябь.
   - Я тебя туда не понесу. Даже не проси, - запротестовала дочь принцессы. Еще чего не хватало, осматривать дом разврата, как некую достопримечательность, да еще посреди ночи.
   - Вот так всегда, - вздохнул Мивар. - Кому-то зад с крылышками, а кому-то медный таз, как развлечение!
   - Кто кем уродился, кто на что учился, - ответила поговоркой девушка. - Ты бы лучше расспросил, что с нами произошло.
   - Вижу, ящерка уже разродилась, - словно это обычное явление произнес родник.
   - Да. Эти мелкие гаденыши мне всю руку искусали, - пожаловалась Илисса, поднеся кисть ближе к воде.
   - Только не вздумай ее в таз опустить! - грозно предупредил Мивар.
   - Больно надо.
   - Может и не больно, но не надо. Рассказывай, где тебя Нол нашел, что случилось в волшебном лесу, и как вас лес отпустил.
   Девушка кратко рассказала, о приключениях в Священном лесу забвения, умолчав историю со свитками. А вот про нападение мага и подозрения Энолана изложила со всеми подробностями.
   - Мивар, а ты не знаешь, кто бы это мог быть? - закончила повествование вопросом Илисса.
   - Нет, не знаю. Во всяком случае, его тут поблизости нет. И больше про него не спрашивай. Никогда, - с какой-то непонятной тревогой прожурчал Мивар.
   - Ну а что мне сказать Нолу? Он ведь Создатель только знает, что про меня думает.
   - Пусть думает, на то ему и мозги даны.
   - Мивар, ты такой же, как и он!
   - Какой такой?
   - Вредный и злой! И ни капли сочувствия! Нол обвиняет меня во всех грехах, в том числе и порочном поведении, а тебе наплевать! - обиделась девушка. Не связалась бы она с болтливым родником, возможно бы все было бы по-другому.
   - А почему тебя так волнует, что о тебе думает Нол? - спросил Мивар.
   Девушка не сразу нашлась что ответить. В самом деле, почему?
   - Не знаю. Может он моему отцу гадостей про меня наговорит, чтобы отказаться от свадьбы, - пролепетала первое, что пришло на ум Илисса, и тут же пожалела о сказанном. Ну, почему она всегда несет какие-то глупости? Не надо ей никакой свадьбы! А тем более с Нолом! Вернее, свадьбу когда-нибудь надо, но только не с воспитанником отца.
   - А тебе уже не терпится стать его женой? - противным голоском поинтересовался волшебный источник.
   Девушка готова была поклясться, что это произнес он, хитро прищурившись. Хотя, как он мог прищуриться? У него и лица то нет. Но, внезапно возникшее ощущение того, что с ней разговаривает не магическая сущность, а живой человек прочно закрепилось в сознании. Она даже могла бы поклясться, что, несмотря на прищур, разглядела необыкновенно синие глаза собеседника.
   - Нет. Не дай Создатель! - спешно запротестовала Илисса.
   - Тогда чего переживать о том, что он про тебя думает? - подвел итог Мивар.
   "И в самом деле, зачем?" - подумала девушка, но ответ тут же нашелся.
   - А как же моя честь?
   - О какой чести может идти речь, когда все будут знать, что ты почти месяц провела наедине с таким бабником, как Нол? Ну и потом, придется ведь жить с ним под одной крышей. Люди не поверят в твою непорочность. Знаешь, сколько девиц не устояло перед его красотой и обаянием? Вот подумай, не поэтому ли Френард и решил вас поженить?
   Девушка задумалась. Да... Тут уж не поспоришь. Получается, деваться ей некуда, если только не найдется мужчина, который захочет на ней жениться, несмотря на все обстоятельства. А как же любовь? Брак должен быть только по взаимной любви. Но где ее найти, когда постоянно рядом будет этот ушастый монстр! Замкнутый круг. Может все-таки сбежать? Но куда? Один раз уже попробовала. Хоть в омут с головой! Но умирать Илиссе совсем не хотелось. Может все-таки попытаться найти себе возлюбленного, но такого, чтобы и ей понравился, и отца устроил, и не убоялся людского мнения.
   - Мивар, а не скажешь ли ты, есть ли смысл мне поискать другого жениха? - на всякий случай спросила Илисса. Вдруг сделанное ранее родником предсказание может измениться?
   - Я тебе уже предсказал мужа, - категорично заявил волшебный источник.
   - Значит, не стоит пытаться, что-то изменить? Ты предлагаешь вот так просто плыть по течению?
   - Хочешь бросить вызов Судьбе? - с нескрываемым ехидством поинтересовался Мивар. А Илиссе снова почудился насмешливый взгляд пронзительной синевы глаз.
   Ответить дочь принцессы не успела, ибо Судьба первой бросила ей вызов.
  
   В замочной скважине заскрипело, зашуршало. На дверь налегли, но она не поддалась. На миг все затихло. Но потом опять в замке попытались поковыряться, и также безрезультатно. Затем раздалась витиеватая фраза, полностью состоящая из очень неприличных слов. Можно было даже не гадать, кто пытается проникнуть в комнату Илиссы. А через мгновение дверь истаяла, будто ее и не бывало, и в дверном проеме, держась за косяк, появился Нол.
   Девушка не сразу нашлась, что и сказать. Там, в лесу, был не пьяный Нол. Пьяный Нол сейчас вот, покачиваясь, стоял перед ней, изображая на лице активную работу мысли: "Где он?" и "Как сюда попал?"
   - Ик! И-и-илисса? - с сомнением спросил он. Тут же с его ладони взлетел маленький ярко-желтый шарик и завис над потолком, освещая помещение. Нол присмотрелся и, наконец-то, поверив своим глазам, уже утвердительно произнес: - Ли-и-иссочка.
   Потеряв равновесие, он уперся предплечьем в дверной косяк на уровне плеча. Не застегнутая куртка разошлась, выставив на обозрение обнаженный торс. В памяти Илиссы сразу всплыла картина явления Нола на лесной поляне, после того, как она использовала свиток с заклинанием Леора. Но тогда парень был зол, как сотня демонов, а теперь глаза призывно блестели, на губах играла легкая манящая улыбка. Глядя на это пьяное искушение девушка невольно сглотнула слюну. Жутко захотелось прикоснуться к нему, провести ладонью по впадинке разделяющей бугорки мышц на животе. Наверно, из всех мужчин только этот паршивец умеет выглядеть в таком состоянии более привлекательным, чем трезвым. Но своевременно вспомнились слова Мивара о веренице соблазненных и брошенных Эноланом девиц, в ряды которых дочери принцессы совсем не хотелось попасть.
   Первым порывом девушки было бежать, куда глаза глядят, подальше от "женишка", но здравый рассудок заставил подойти к нему и за куртку втянуть в комнату.
   - Ты что творишь? Верни дверь на место! - прошипела она. Не дай Создатель, кто-нибудь увидит или почувствует действие магии.
   От сильного рывка Нол пошатнулся и повис на спутнице, обхватив ее одной рукой под грудью и уткнувшись носом в ключичную впадину.
   - О-о-о! У-п-с-с-с! - выдало в ответ подпитое недоразумение.
   - Дверь верни! - еле выдавила из себя девушка, стараясь не упасть под тяжестью навалившегося молодого человека.
   - Д-да-а? Ик! Пф! - Энолан сдунул упавшую ему на лицо прядку волос "сестрички". Прядка подлетела вверх, но тут же вернулась на прежнее место. Это показалось парню забавным, он дунул еще раз и противно хихикнул.
   - Нол! Дверь! - напомнила Илисса, дыша через раз, чтобы не задохнуться от исходящего от "женишка" амбре.
   - Ик! С-сло-во... Ик! ...леди зак-к-кон! - заплетающимся языком изрек молодой человек и, взмахнув рукой, что-то буркнул.
   Дверь появилась, но почему-то оказалась приделанной поперек дверного проема.
   - У-ш-ш-ш-ко! - многозначительно изрек ученик мага и прижался губами к девичьей шейке за ухом.
   - Не так! - запротестовала дочь принцессы.
   - Так? - парень коснулся языком мочки уха.
   - Дурак, дверь поставь правильно! - Илисса еле сдерживалась, чтобы не сбросить его на пол и сделать то, что очень давно хотелось - от всей души отпинать.
   - Не так? Ик! - окончательно расстроился Энолан и опять что-то там пробормотал. Дверь встала правильно, но петли почему-то оказались по обе ее стороны.
   Поняв, что дальше бороться с горьким пьяницей бесполезно, разумнее будет уложить его спать, девушка потащила почти невменяемое тело к кровати. Завтра рано утром его разбудит и заставит исправить все, что натворил.
   - Рубаха где? - не удержалась она от ехидного вопроса.
   - А з-зачем н-н-нам рубаха?
   - Не важно, - отмахнулась Илисса, осознав, что ведет себя, как жена, отчитывающая пришедшего домой на рогах мужа.
   - И п-платье н-нам не надо! Ик! - ляпнул Нол. Плюхаясь на постель, он уцепился за рукав девушки. Плечо обнажилось. Дочь принцессы тихо ойкнула и влепила наглецу пощечину.
   Молодой человек окончательно расстроился:
   - Т-там т-та-а-акие феечки... О-о-о! Ик! А т-ты! М-меня по морде!
   - Спи! - зло прошипела дочь принцессы и попыталась отойти от кровати, однако была схвачена Нолом за юбку. - Пусти! - она попыталась освободить подол, но парень потянул его на себя.
   Ситуацию спасла Жемчужинка, неизвестно где устроившая свой выводок на ночлег и спланировавшая на грудь хозяина. Энолан оставил спутницу в покое и обратил внимание на ящерку.
   Еще долго пришлось Илиссе, сидя на табурете возле стола, слушать, как Нол плачется радужному дракончику. Из всего сказанного, она поняла, что "феечки" оставили неизгладимый след в его душе, а она, жестокая и злая, и ей наплевать на его страдания. В конце концов, воспитанник мага заснул и погас светивший под потолком шарик. Девушка обессилено уронила голову на стол.
   На ночь Кэйэриз остановился в Кажутках, в небольшом домишке на окраине деревеньки. Престарелая женщина не сразу согласилась пустить переночевать высокого путника. Но золотая монета, блеснувшая на его ладони, быстро помогла принять положительное решение, и Тэнерин оказался до утра хозяином скромного жилища, а старушка на это время отправилась к дочери, живущей в соседнем дворе.
   Быстро поглотив оставленный хозяйкой нехитрый ужин, овсяную кашу с куском сыровяленой колбасы, эльф завалился прямо с сапогами на скрипучую кровать. Сегодня он выдохся физически и чувствительно истощился магически. Вот зачем было использовать такое сложное заклинание туманного кольца? Выпендриться захотел? Хорошенько припугнуть детишек? Ну, попугал. Только вот не из пугливых попались. Так еще и подвалили довольно чувствительно. Откуда у них зверь стихий взялся? Конечно же, Тенерин смог бы укротить огненную кошку, не одним махом, но справился бы. Однако такой сильный всплеск магии не остался бы незамеченным. Уж слишком бы он превысил допустимый магический фон на приграничье. И так кто-нибудь из местных магов мог уловить волнение от заклинания туманного кольца и сообщить куда надо. Кэйэризу то что? Ничего. Исчез и все. Следа не останется. А вот способен ли сопляк так лихо заметать магические следы, помощник Советника сомневался. Эльфийский ублюдок ему очень нужен живым, невредимым, в здравом рассудке и, конечно же, на свободе. Зачем усложнять себе жизнь, пытаясь вытащить его на волю.
   Кстати, за мальчишкой еще должок. Это из-за его огненной зверушки Кэйэриз остался без лошади. Когда он вернулся, чтобы забрать свою кобылу, поляна была пуста. Вернее не совсем пуста. На ней вместо одного трупа, оказалось три. Тела застыли в тех же позах, в которых эльф оставил двух живых, потерявших сознание наемников. Вероятно, четвертый наемник пришел в себя раньше других, решил не делиться деньгами с товарищами, перерезал им глотки и исчез вместе с кошельком и лошадью.
   Ох, Тэнерин и натопался этим днем! Ноги без привычки так болят, что не заснуть.
   Эльф сел на кровати. Старое рассохшееся дерево протяжно скрипнуло. Скинув сапоги, он наложил обезболивающее заклинание. Только он хотел улечься, как в слюдяное окошко что-то ударилось. Кэйэриз повернулся на звук и увидел размытые очертания птицы, уцепившейся коготками за оконный переплет. Пернатая гостья еще раз ударила клювом в окошко, словно пробуя на прочность, а затем просочилась сквозь него в помещение.
   Тенерин выругался. Пичуга, совершенно не испугавшись громкого голоса, нагло подлетела к эльфу и, усевшись на правое колено, превратилась в маленький прозрачный камушек.
   Кэйэриз замер. Все-таки дядя его выследил. И что теперь делать? Скинуть послание на пол и раздавить сапогом? Так ведь Советник примет более чувствительные меры, чтобы призвать племянника к ответу. Тяжело вздохнув, Тэнерин, взял камушек в руку. Послание активировалось, и в воздухе повисла светящаяся надпись, состоящая всего лишь из одного слова: "Немедленно".
   Делать нечего. Придется исполнять приказ. С разгневанным дядей шутки плохи.
  
   - Сколько я могу повторять, чтобы ты не клал ноги на мой стол! - ревел Старший Советник, огромными шагами меряя свой кабинет. Видя, что племянник не собирается менять позу, крикнул: - Убрал немедленно!
   Кэйэриз нехотя, но повиновался.
   - Какого демона тебя занесло в приграничье Самиры?
   - Да, вот захотелось посмотреть, что вам с отцом нравится в человеческих женщинах, - развязно произнес наглец и снова водрузил ноги на стол. - Скажем так, решил сам попробовать.
   - Ну и как, попробовал? - скрипнул зубами от злости Денеэр, а затем взорвался: - Так свербело в штанах, что вылетел из моего кабинета через переход, словно дагрус укушенный в зад!
   - Ну, так приперло же! - Тэнерин откровенно издевался, зная, что наказание за провинность будет минимальным. Единственный наследник как-никак. - Новый опыт, новые ощущения...
   - Тэни, - зная как племянник не любит свое детское имя, не остался в долгу Старший Советник: - для этого надо было переться именно в эту страну?
   - Ну, так приграничную полосу Коризы ты и отец застолбили. Ну не могу же я в ваших угодьях пастись, еще чего доброго подпорчу репутацию семьи, - Кэйэриз уставился на дядю невинным взглядом.
   - Наглец! Как ты смеешь так разговаривать со мной! - рвал и метал Денеэр, гадая, с чего бы это Тэнерин стал увлекаться человеческими женщинами. Он и на эльфиек не особо падок был, а в последние годы, по донесениям соглядатаев, и вовсе на них внимания не обращал. Пробиться сквозь щиты и пошарить в памяти племянника не удалось. Остается только гадать об истинной причине, заставившей того отправиться в Самиру. Великая Богиня видимо решила поиздеваться над их родом, наградив выдающимися способностями к магии и воинскому делу, такого несносного и своенравного мальчишку. Может прав его величество - пора женить оболтуса.
   - Кстати, а не надо ли тебе мебель поменять? - неожиданно изменил тему разговора Кэйэриз .
   - Что? - Старший советник не ожидал такого поворота.
   - Говорю, обивка у твоих кресел, какого-то... скажем, сомнительного тона.
   - Ты пойди это и скажи нашему королю! Его распоряжение - всем Советникам обставить кабинеты в одном стиле.
   - Маркий цвет.
   - А ты своим грязным задом по ним меньше обтирайся! Ты когда в последний раз появлялся в королевском дворце в одеяниях, подобающих своему происхождению?
   - Э-э-э!
   - Чтобы я тебя больше не видел тут в дорожной одежде! И больше мне зубы не заговаривай! - Старший Советник уселся за стол, и, заметив, что сапоги паршивца лежат на только что подписанном приказе, гаркнул: - Ноги убери! Не будь ты последним в роду...
   - Не надо было подписывать постановление трибунала...
   - Молчать и слушать! - рявкнул Денеэр, встав из кресла и упершись руками о столешницу. - Будь моя воля, запер бы тебя в камере для магов лет на тридцать, но твои услуги срочно потребовались его величеству. Сейчас ты пойдешь домой, приведешь себя в порядок и явишься к королю. И не дай Великая Богиня, что-нибудь учудишь! Ступай!
   Кэйэриз поднялся и, молча, направился к выходу.
   - Постой!
   - Да, о мудрейший! - легкий почтительный поклон с совсем не почтительным выражением лица.
   - Если, его величество заведет разговор о твоей женитьбе...
   - Что?! - наглая ухмылка исчезла с губ Тэнерина, а в глазах мелькнула тень страха. Но помощник Советника быстро взял себя в руки.
   - Зная твой характер, советую, чтобы ты дал какой-нибудь уклончивый ответ. Не руби сгоряча, - теперь уже пришло время праздновать победу Денеэру. Проняло племянничка и спесь сбило.
   - Кто она? - Кэйэриз подошел к столу.
   - Делелит, дочь Советника Артеэра.
   - Но эта соплявка еще в куклы играет! - ужаснулся помощник Советника.
   - Ты когда ее в последний раз видел? Лет десять назад? Могу тебя заверить, что девица вполне созрела для замужества. Нашему роду нужны наследники. Ее происхождение идет от...
   - Жени на ней моего отца.
   - Ты же знаешь, кроме твоей матери он никого не хочет видеть в качестве жены.
   - Тогда сам на ней женись, или предпочитаешь всю жизнь, как он улучшать человеческую кровь!
   - Молчать! - сгусток гнева ударил под дых строптивца.
   Тенерин, успел бы отразить атаку дяди, однако ничего не предпринял, осознавая, что в своей наглости зашел слишком далеко. Он пошатнулся и, чтобы не упасть, ухватился руками за край столешницы.
   - Ее семью не пугает моя репутация? - хрипло спросил он.
   - Ее семья боится отказать его Величеству.
   - И почему его Величество решило вспомнить о таком "недостойном" родственнике? Ты же знаешь, что моим именем детей пугают, а девицы, увидев меня, в обморок падают?
   - Не утрируй! У нашего величайшего монарха иногда просыпаются родственные чувства. А когда они просыпаются, лучше ему не перечить.
   - Всегда подозревал, что отдавая приказ о моем назначении на должность твоего помощника, у его родственных чувств была очередная буйная побудка, - зло буркнул Тенерин.
   Старший советник укоризненно покачал головой.
   - Хочешь, чтобы девчонка Артеэра умерла от страха прямо во время брачной церемонии? - не сдавался Кэйэриз. - Как ты потом с ним объясняться будешь?
   - Хватит молоть чушь. Нашему роду нужен законный наследник, которого дашь именно ты. Хорошенько подумай, что ответишь королю. Да, еще постарайся припомнить, что ты знаешь об Неритэс, дочери заговорщика Тариэна, исчезнувшей в ночь смерти отца.
   - Я должен об этом знать? - совершенно искренне удивился Кэйэриз. Во всяком случае, он надеялся, что скрыл охватившее его волнение.
   - Видишь ли... ее бабушке было видение, что девица жива. Ты же знаешь о провидческих способностях старушки. Она обратилась к нашему повелителю с просьбой возобновить поиски. Возможно, это и будет тем поручением, по поводу которого его величество и вызывает тебя.
  
   Илиссу разбудили шум дождя и далекие раскаты грома. Не открывая глаз, девушка сладко потянулась. Сонную томность сразу развеяло, когда рука случайно задела спинку кровати. Дочь принцессы помнила, что вчера ночью в постель она уложила Нола, а сама сидела за столом и страдала, слушая его пьяный бред.
   Девушка тут же разомкнула веки и села. Бегло осмотрела себя: одежда вся в порядке, только с ног кто-то стянул сапожки и аккуратно поставил возле кровати. Энолана в помещении не оказалось. Дверь была приделана, как положено и даже заперта изнутри на засов. Да и вообще в комнате ничего не напоминало о ночных проделках пьяного мага, только вот со стены исчез раздавленный тараканий трупик. Илисса сомневалась, что парень позаботился об ее деликатных чувствах. Скорее всего, останки насекомого пошли на корм Жемчужинке и ее выводку.
   - Ли-и-иссочка! - явно передразнивая ученика мага, прожурчал Мивар. - Проснулась наконец-то, моя спасительница!
   - Спасительница? - спросонья Илисса плохо соображала.
   - Да! Этот изверг грязно надругался надомной! - стал плакаться волшебный родник.
   - Что? - удивилась девушка.
   - Да! Подлец во мне умыл свою пьяную рожу! - негодовал собеседник. - Срочно поменяй воду, а то мне станет дурно! Меня уже тошнит! Буль-буль!
   - Как я в постели оказалась? - дочь принцессы свесила ноги с кровати и потянулась за сапогами.
   - Что трудно догадаться? Да женишок твой уложил. Не отвлекайся, поменяй мне воду!
   - И я даже не проснулась?! - ужаснулась Илисса.
   - Так он сонное заклинание на тебя наложил, и в постель перенес, а потом... - Мивар замолчал, нагнетая обстановку.
   - Что потом?! Что он со мной сделал?! - не на шутку перепугалась девушка. В свете последних событий, от Нола можно ожидать всего, вплоть до всяких непотребств.
   - Кровать под вами чуть не задымилась! - хихикнул болтливый источник, заметив, что девушка поддалась на провокацию. Но тут же сжалился: - Да шучу я. Потом опоганил мою воду, забрал ящерку вместе с выводком и ушел.
   - Мивар, попробуй еще так пошутить! За такое издевательство, не только не буду тебе воду менять, так еще и сама в ней умоюсь! - Илисса подошла к столу.
   - Фи! Это после Нола?! - брезгливо фыркнул родник. - Девочка моя, ты меня пугаешь!
   Илисе на миг показалось, что опять она видит презрение в синих глазах. Наваждение какое-то.
   - Знаешь, Мивар, ты уже надоел грязными шутками, даже больше, чем Энолан своими выходками. Начинается казаться, что ты мне нарочно предсказал такого жениха, какой сам.
   - Да я ж только вчера очнулся! - запротестовал волшебный источник. - Когда я мог так надоесть?
   - Сегодня ты уже перебрал дозволенного.
   - А вот и нет! Это Нол вчера перебрал и дозволенного, и не очень, а я...
   - Ты трепло, которому место только в закрытом кувшине, - отрезала дочь принцессы, беря в руки тазик.
   - Что? Что ты делаешь? - всполошился Мивар.
   - Хочу перелить тебя в сосуд.
   - У тебя совсем нет сердца! - трагически заломил руки родник.
   Руки? Какие руки? Но Илисса явно видела этот жест отраженным в воде.
   - Мивар, мне же надо умыться перед завтраком, - сказала она.
   - Каким завтраком?! Уже ужинать пора!
   - Что?! - ужаснулась девушка, вернув таз на прежнее место.
   За окном раздался раскат грома. Гроза приближалась.
   - Да-да, - подтвердил Мивар. - Эй! Ты куда? А как же мое спасение?!
   Хлопок закрывающейся двери послужил ему ответом.
  
   Илисса была не в себе от злости. Ей даже не пришло в голову, что ломиться в комнату мужчины неприлично, даже если по официальной версии он является братом. В сущности, ломиться и не пришлось, дверь открылась от одного толчка.
   На правой половине разобранной кровати Жемчужинка учила выводок охотиться на комаров, которых, по всей видимости, призвал проживающий в помещении. За сутки окрепший и отрастивший крылышки радужный молодняк забавно скакал по смятым простыням, пытаясь взлететь и поймать добычу. Крупные, по сравнению с тельцами, головы перевешивали, и мелюзга, с недовольным шипением, плюхалась на постель. Своими потешными прыжками маленькие ящерки напоминали блох-переростков, что невольно вызвало улыбку у девушки.
   На левой половине "охотничьих угодий" прямо в сапогах полулежал Нол. Надетая на голое тело куртка распахнута на груди. Ремень штанов ослаблен. Но Илиссе было совершенно наплевать на его расхристанный вид. Она жаждала получить извинения и объяснения.
   - Нол, что это вчера было?! - прямо с порога перешла к делу дочь принцессы.
   - Вчера что-то было? - озадаченно почесал затылок наглец.
   - Только не говори, что не помнишь?!
   - А что я должен помнить? - совершенно искренне поинтересовался Энолан.
   - Прекрати!
   - Да я вроде, еще ничего не начинал.
   - Нол!
   - Я весь внимание, - парень одним плавным движением оказался на ногах.
   - Ты вчера напился до поросячьего визга, ввалился в мою комнату и вытворял неизвестно что! - одним махом выдала дочь принцессы.
   - Что подразумевается под "неизвестно что"? - спросил Нол, подходя к спутнице.
   - Пользовался магией, приставал ко мне и нес какую-то ахинею про "феечек"!
   - О! Феечки... И это все? - искренне удивился он. Обычно он не ограничивается такими мелочами, как неправильно прилаженная дверь, пара невинных поцелуев и небольшое словоблудие.
   - Нет! Подозреваю, ты еще усыпил меня! - добавила список претензий Илисса.
   - И откуда такие выводы?
   - Я бы не проспала до вечера. И заснула за столом, а проснулась в кровати. Ты перенес меня, и я даже ничего не почувствовала.
   - Не хочешь списать это на усталость? - предложил молодой человек, затягивая ремень штанов, которые потихоньку начали сползать с бедер.
   - Нет, - твердо ответила девушка, вздрогнув от очередного раската грома.
   - Ну как хочешь, - пожал плечами парень.
   - Нол! - ответ явно не устроил спутницу.
   - Ну, немного выпил. Повод был, - нехотя признался Энолан. - Комнаты перепутал.
   - Не знаю, каким должен был быть повод, чтобы напиться до беспамятства и потерять рубаху.
   - Залил вином и отдал нищему, - придумал отговорку парень.
   - Нол, скажи уж сразу, что в кости проиграл, - не поверила Илисса.
   - Если ты знаешь, зачем тогда спрашиваешь?
   - А прочему сонное заклинание на меня наложил? - допытывалась дочь принцессы.
   - Проснулся утром. За окном дождь. Ты спишь за столом. Вот решил дать тебе немного отдохнуть. Перенес на кровать. Все-таки в постели спать удобнее.
   - А теперь ты скажешь, что выполнил обещание отдохнуть в ближайшем городе. Это не считается!
   - Почему?
   - Потому, что это большая деревня, а не город. Я проспала весь день и ничего в этой деревне не видела!
   - Но ты же отдохнула, - настаивал парень.
   - Но это не город! Ой!
   Ветер дождем ударил в окно, а после этого совсем рядом сверкнула молния. Через мгновение стены гостиницы содрогнулись от раската грома. Испугавшись, Илисса прижалась к груди Энолана и впилась пальцами в полы куртки. Первым порывом парня было обнять спутницу, но удержался. Из чего сделал вывод, что лечение пошло на пользу. По большому счету, естественно было бы заключить испуганную девушку в объятия. Будь то обычная девчонка, он бы так и поступил. Но с Илиссой надо держать ухо востро. Эта, не моргнув, снова обвинит в приставаниях. И не ошибся.
   Над зданием опять громыхнуло, и девушка, закрыв глаза, еще плотнее прижалась к молодому человеку. От него исходили волны уверенности и спокойствия, на удивление приятно пахло и никаких признаков похмелья.
   - Кхы-кхы! - кашлянул парень. Донимающая несколько дней "болезнь" сделала обманный маневр: отступила лишь для того, чтобы снова перейти в наступление. Но каким-то образом ему удалось удержать руки при себе, хотя безумно захотелось ее обнять и поцеловать не в ушко, как вчера, а со всей страстью. Он нервно вздрогнул.
   - Отпусти меня! - потребовала Илисса, открыв глаза.
   - Да, собственно и не держу, - он сделал шаг назад.
   - Ты нарочно...
   - Вынудил придти в свою комнату и вызвал грозу? - Нол улыбнулся. Ну как всегда, виноват только он.
   - Да! - подтвердила Илисса. Пальцы отпустили его куртку. Опять она чувствовала себя дурочкой, однако уходить из комнаты Нола ей не хотелось.
   Илисса с детства опасалась грозы. Страх перед стихией пришел после того, как ее, Миляну и служанку, сопровождавшую их во время прогулки на лугу, застала непогода. Девочки спрятались от дождя под одиноко стоящее дерево, и не хотели никуда уходить. С большим трудом мудрой женщине удалось уговорить детей выйти из-под укрытия. Они успели отойти на хорошее расстояние, когда в то дерево ударила молния. Со временем панический страх перед грозой прошел, но девушка не упускала возможности переждать ее в чьей-нибудь компании. Конечно, признаваться в этом спутнику Илисса не хотела. На помощь девушке опять пришли Жемчужинка и ее детишки, которых совсем не пугала непогода за окном. Семейство дракончиков отловило всех насекомых, и недовольно шипело, требуя добавки.
   - Нол, кажется, они не наелись, - дочь принцессы кивнула в сторону кровати. - Может, призовешь еще насекомых? Можно я посмотрю, как мелкие их ловят? Они такие потешные.
   Воспитанник мага согласно кивнул: все, что угодно, лишь бы отвлечься от неподобающих мыслей.
  
   Из городка они выехали рано утром и уже ближе к полудню были в приграничной деревне так и называющейся "Приграничье". Поселение служило своего рода перевалочным пунктом для купцов и разных торговцев и больше напоминало одну огромную нескончаемую ярмарку. Торговые сделки заключались везде, где можно было пристроить заполненные различным товаром телеги. Продавали все: от мелких дешевых украшений, до крупных диких и домашних животных. Как правило, народ из-за границы старался сбыть свой товар оптом в один день и сразу же вернуться домой за очередной партией. Самирским же купцам не надо было тратиться на пошлины за ввоз предметов торговли. На границе можно было покупать товар дешевле, а продавать значительно дороже по всей стране. Так было выгодно и удобно всем.
   Внимание Илиссы привлек низкорослый худощавый купец, торгующий тканями и готовыми шалями. Он нахваливал товар покупателю, поочередно разворачивая пестрые рулоны материи. Ткани с прекрасным рисунком переливались и искрились на солнце, радуя глаз. Подобной красоты девушка никогда не видела. Она остановила лошадь, чтобы получше разглядеть их.
   - Илисса, - нетерпеливо окликнул ее спутник, придержав эльмера.
   - Нол, можно я немного полюбуюсь на это великолепие, - попросила дочь принцессы, подъехав поближе к торговцу.
   Тот заметил ее интерес, извинился перед первым покупателем и, оставив его дальше оценивать товар самостоятельно, обратился к девушке:
   - Что, прекрасная леди, желает?
   - Я... - смутилась Илисса: - только посмотреть.
   - Почему только посмотреть? - удивился продавец. - У меня есть разные ткани от простого эльфийского шелка до гарджирского бархата. А не хотите ли взглянуть на шали?
   Торговец порылся в цветастом ворохе и выудил из него полупрозрачный серебристо-голубой отрез материи с богатой вышивкой серебряными нитями по краям.
   - Посмотрите на эту прелесть! Шаль из тончайшей гарджирской виансы! Что может быть прекраснее?
   - Ее цена, - буркнул подъехавший Нол.
   - Она того стоит!
   - И сколько? - полюбопытствовала Илисса. Вещь была необыкновенно красива и, конечно же, ей хотелось ее приобрести. Шаль прекрасно бы дополнила ее праздничное платье.
   - Всего десять золотых, - сообщил торговец.
   Энолан демонстративно закатил глаза, давая понять спутнице, что цена непомерно высока.
   - Так дорого? - не смогла скрыть огорчения девушка.
   - Но это же гаржирская вианса! - возразил продавец, давая понять глупым покупателям, что ничего они не смыслят в тканях вообще, а в гаржирских в частности.
   - Лисси, поехали. В Орзаре такое добро можно за пять купить. И даже красивее. Хотя, я не понимаю, куда ты собиралась в этом ходить? - вылил на спутницу "ведро холодной воды" Нол.
   Илисса недовольно поджала губы и развернула пегую. Вот так всегда. Как ему на девок, выпивку и игры то деньги тратить можно, а ей отказывает в таком маленьком удовольствии. В конце концов, это ее приданое, ее золото. А он ей еще не муж, чтобы ими распоряжаться.
   - Илисса! За семь золотых мы с друзьями снимали весь бордель на трое суток, а ты хотела выкинуть десять лишь за кусок расшитой тряпки! - послышался позади возмущенный голос спутника.
   Девушка вздрогнула. Неужели она выразила свое недовольство вслух? Ее щеки залила краска стыда. Хотя чего ей стыдиться?
   - Но мне понравилась эта, как ты говоришь, расшитая тряпка. И, на мой взгляд, это лучшее вложение денег, чем бордель на трое суток! - не оборачиваясь, произнесла Илисса.
   - Можно поспорить! - возразил парень, поравнявшись со спутницей.
   - Еще бы! То, что надо тебе - это хорошо и правильно, а то, что необходимо мне -напрасная трата денег, - возмутилась она.
   - Ну, я же не требую себе рубаху из эльфийского шелка! Я вообще себе запасную рубашку не прошу! Да и куртка новая мне бы не помешала...
   - Вот и не требуй дальше! Обходись тем, что есть.
   - Илисса, я не думаю, что тебе жизненно необходима та шаль... за десять золотых... Ну, если только ты не согласишься носить ее на голое тело передо мной, - предложил Энолан, живое воображение которого уже нарисовало обнаженную спутницу, укутанную в полупрозрачную ткань.
   - А если соглашусь? - неожиданно для самой себя ляпнула девушка.
   Нол, не ожидавший такого поворота беседы, на мгновение лишился дара речи и удивленно воззрился на нее, вогнав в краску.
   - Тогда мы немедленно возвращаемся, - расплылся в довольной улыбке он.
   - Извращенец, - прошипела Илисса. Ну, что за мерзкий тип. Всегда ему надо выставить ее идиоткой и все опошлить, даже невинное желание приобрести нарядную вещь. А она сама тоже хороша, додумалась такое сказануть и кому! - И не мечтай!
   - Полагаю, интерес к шали пропал? - наглец торжествовал победу.
   - Купим похожую в Орзаре, - девушка не собирала сдаваться. - И не твое дело, как я ее буду носить.
   - Как скажешь, - согласился парень. - Только не забывай, что нам еще пограничную пошлину платить придется.
   Да где уж тут забудешь. После такого Илисса уже боялась останавливаться перед заинтересовавшими предметами и разглядывать их. А посмотреть на всем протяжении пути до приграничного перехода было на что. Умилили мелкие пушистые комочки, так похожие на обычных котят, которых очень хотелось потискать. Однако надпись на клетке гласила, что это детеныши жуткого горного крысолова. Девушка никогда не слышала, что в горах водятся крысы. Хотя, продавцу виднее. Внимание привлекли красивые, расшитые сложной вышивкой платья, замшевые сапожки всех цветов, искусно сделанные украшения из полудрагоценных камней. Особенно ей запал в душу пояс с серебряными вставками, инкрустированными бирюзой. Но только попробуй заикнуться, что вещь понравилась, так Нол опять, что-нибудь похабное выдаст. Лучше уж обиженно молчать.
  
   Дорога, протянувшаяся через всю деревню, наконец-то вывела молодых людей на широкий луг. По одну сторону луга, разрезанного пополам колеями от колес, в белесой дымке виднелись горы, а по другую - темнел густой лес. Впереди своеобразным маяком возвышалась высоченная сторожевая башня, возле которой разместились небольшие строения.
   - Нол, это и есть пограничный переход? - Илисса указала на башню.
   - Да, - отозвался тот.
   - А почему надо ехать именно туда? Разве нельзя попасть в Коризу в другом месте?
   - Можно и в другом месте, где есть пограничный переход, - с легким раздражением ответил Нол. Ну, до чего ж глупая девчонка. Вроде королевских кровей, и грамоте обучена, а вот простого не знает.
   - Я спрашиваю, почему нельзя оказаться в соседней стране, если поехать не по этой дороге, а, например, через луг и вон ту пропаханную широкую полосу.
   - Вон та пропаханная полоса и есть граница. А пересечь ее нельзя, так как по всей протяженности этой самой паханой полосы тянется еще и магический барьер, который реагирует на нарушителя.
   - Как?
   - Насколько мне известно, барьер пропускает животных и птиц, но если через него попрется человек, то он в том месте рвется и оседает на нарушителе. А дальше работает, как маячок.
   - Это как? - не поняла девушка.
   - Сигнал о незаконном переходе поступает штатным пограничным магам, а те принимают соответствующие меры: кто-то восстанавливает барьер, кто-то отслеживает нарушителя по исходящему от него магическому фону.
   - Нол, вот ты маг, - не отставала дочь принцессы: - от тебя же должен исходить магический фон. Значит, тебя могут задержать, как этого самого нарушителя границы.
   - Нет. - Недовольно нахмурился парень. Вот же прицепилась. Издевается? Мстит за историю с шалью? - У магического барьера другой фон.
   - Нол, а если кто-то, привяжет к птице или животному какой-то предмет и при помощи заклинания заставит пересечь границу в определенном месте и отнести этот предмет какому-нибудь человеку?
   - Ты что, решила контрабандой заняться? - возмутился Энолан и категорично заявил: - Уволь, я в этом не участвую.
   - Мне просто интересно, - пролепетала Илисса. Ну не паршивец же он? Вечно как скажет, так хоть со стыда сгорай! - А ты вечно все не так думаешь!
   - Интересно ей... Не знаю я, - ответил молодой человек, хотя имел кое-какие представления по этому вопросу. Доходили разные слухи о том, что через эльфийско-коризскую границу периодически нелегально переправляют партии наэны и продают на черном рынке значительно дешевле, чем при законной поставке. А из Маама постоянно идет поток авры, наркотика, в малых дозах не причиняющего никакого вреда и не вызывающего привыкания, но в больших могущего привести к помутнению рассудка и даже к смерти. И сколько бы власти не перекрывали его, он в скором времени открывался снова, меняя русло. Нол, будучи шестнадцатилетним подростком, даже размышлял над тем, как бы он провернул подобное дельце, если бы захотел. Но вовремя получил по ушам от папы, когда тот догадался о замыслах воспитанника, задававшего очень странные и подозрительные вопросы. Трепка и строгий выговор отбили все желание углубляться в изыскания по столь сомнительной проблеме.
   Ответ видимо удовлетворил спутницу, и она на какое-то время умолкла. Но ненадолго.
   - Нол, почему на этой стороне перехода выстроили такую высокую башню, а на другой - только простые ворота? - раздался очередной вопрос, когда путники подъехали ближе к границе.
   - Обострение мании величия у твоего деда, - предположил Энолан, испугавшись, что сейчас придется объяснять, что это за мания, да еще обостренная.
   Но Илисса промолчала. Наверно обиделась. Она не отозвалась, пока не подъехали к пропускному пункту.
  
  
   -Тени, - детское имя, так раздражающее помощника Советника, в ее устах звучало ласкающее мягко и нежно.
   Темноволосая девушка подошла к Кэйэризу и, обняв, прижалась к его спине.
   - Да, моя любовь, - отозвался он, оставив в покое застежки дорожной куртки.
   - Не уезжай, - тихо попросила она.
   - Рисэ, ты же знаешь, что я не принадлежу самому себе. - Он развернулся к ней лицом и заключил в свои объятия, запутавшись пальцами в многочисленных складках ее одеяния.
   - Тени, сколько они будут играть твоей судьбой? - Ее ресницы дрогнули, а руки нервно затянули ремень одной застежки его куртки и взялись за другую. Она ненавидела его работу, но понимала, что выбора ему не предоставили.
   Тенерин вместо ответа грустно улыбнулся. Будь его воля, он бы никогда не покидал свою гордую, верную и прекрасную жену.
   - Я хочу, чтобы ты был рядом, когда это случится. - Она положила руку на уже заметно округлившийся живот.
   - Я тоже всем сердцем желаю всегда быть рядом с тобой. - Тенерин накрыл ее ладонь своей. - Но, ты же понимаешь, что мне надо сдержать данное королю обещание.
   - Ты уверен, что все пройдет, как задумал? - Рисэ подошла к креслу, на котором валялся дорожный плащ Кэйэриза.
   - Тебе ли не знать, что я всегда добиваюсь поставленных целей. - На его лице появилась самодовольная усмешка.
   Она улыбнулась в ответ и протянула ему плащ.
   - Кстати, мне наше высочество приказал отыскать леди Неритес. Ее бабушке было видение, что она жива, - сообщил Тенерин жене, принимая одеяние.
   На ее прекрасном лице мелькнула тень удивления:
   - Старушка еще не потеряла своего дара?
   - Как видно нет. Вот только почему это поручили именно мне? - спросил Кэйэриз, застегивая плащ на плече.
   - Дай подумаю... Ты самый лучший? - предположила девушка, придавая складкам на одеянии мужа красивый вид.
   - И сколько времени мне искать ее? - поинтересовался Тенерин, любуясь красотой Рисэ. Беременность ей не просто была к лицу, а делала еще более прекрасной. Кэйэризу долго пришлось добиваться любви будущей супруги. Он вытерпел и презрение, и ярую ненависть. А сколько она закатывала истерик и устраивала скандалов! Но он выдержал и это. Теперь она всецело его. И только его. Их союз одобрила сама Великая Богиня. Пусть обряд прошел тайно, но теперь никто и ничто не сможет их разлучить. Перед волей Богини все бессильны, и их семьи не исключение. Остается надеяться, что скоро наступит время, когда им не нужно будет скрывать свой брак, и он сможет дать своей любимой все, что она пожелает, что она заслуживает.
   - Найди ее, когда посчитаешь нужным. - Рисэ подставила губы для прощального поцелуя.
   Поцелуй получился скорее обещающим, чем прощальным. Обоим не хотелось его прерывать, хотя понимали, что Тенерину предстоит еще долгий путь. С трудом выпустив супругу из объятий, Кэйэриз быстрыми шагами вышел из спальни.
  
  
   За спиной Тенерина захлопнулся переход. Он оглядел свою комнату: все как всегда - любимый рабочий беспорядок. Мебель и книги, небрежно лежащие на столе и в стопках на полу, успел покрыть тонкий, ровный слой пыли. Видно, что в отсутствии хозяина, в помещение никто не заглядывал. Как и должно быть. Выглянул в коридор: слуги ни видны и ни слышны (не дай Великая Богиня случайно попасться на глаза хозяину, а вдруг он явится не в духе и прибьет ненароком).
   - Задница грифона! - тихо выругался Кэйэриз, уловив магический фон Старшего Советника. И какого дядюшка тут забыл? А казалось, что он навсегда забыл в этот дом дорогу. А подопечный где? Ага, в комнате для приема гостей вместе с Денеэром.
   Послышались робкие шаги. Так... Советник заметил появление хозяина дома и послал за ним мальчишку. Вскоре явился и сам посыльный, взъерошенный и покрасневший от стыда.
   - Милорд, там Ваш дядя ждет, - протараторил полукровка и поспешил скрыться из поля зрения Кэйэриза.
   "Ваш дядя". Тенерина передернуло. Отцовский ублюдок его откровенно раздражал. В их семье никогда не было трусов, пока не появилось это несчастье. Великая Богиня явно гневается, за то, что род не смог сберечь ее колье, и мстит самым извращенным образом. Более того, Кэйэризу достается больше всех, и он знает почему. От величайшего эльфийского божества ничто не укроется.
   Помощник Старшего Советника вздохнул. Надо спуститься к гостю, отдать долг уважения и почтения, и смиренно вынести разнос за нерадивость ученика и свою наставническую "леность". В том, что дядюшка уже успел проверить знания мальчишки, Тенерин не сомневался, слишком резво Рийэн сбежал.
   Верховный маг давно не бывал в доме племянника. Наверно, с того самого дня когда был зачитан приговор трибунала и произошел раскол семьи. Кодекс чести говорит: "Если род совершил проступок, то род примет наказание, род его исполнит, род обязан компенсировать ущерб". Его род совершил проступок, его род принял наказание и исполнил его. Но нанесенный родом ущерб невозможно компенсировать. Род должен вернуть похищенный артефакт.
   Проверка, устроенная полукровке, не только не удовлетворила Старшего Советника, но и разозлила. Столько времени Кэйэриз возится с мальчишкой и все без толку. А время поджимает. Его величество, хоть и проявляет редкую терпеливость, но уже чувствуется, что скоро ей наступит конец. Найрэн Восхитительный не хочет осознавать, что к такому бедственному положению страны привели действия его наследника, захотевшего поскорее прибрать к своим рукам эльфийский трон. Мальчишка в глупости превзошёл всех идиотов Тиэрры, земель принадлежащих человеческой расе: додумался связаться с мерзким колдуном-изгнанником, известным как "Говорящий с Сумраком". В итоге этот трухлявый пень задурил ему мозги, стянул мощный артефакт и подвел под трибунал семерых представителей самых знатных родов, охранявших в ту злополучную ночь статую Великой Богини.
   А не плохо Тенер устроился. Денеэр в ожидании племянника осматривал зал для приема гостей. Кажется, раньше тут стояли небольшие простые кресла, а теперь массивные из королевского дуба и с обивкой из ткани, расшитой серебряными нитями. И канделябры с магическими свечами другие, явно сделанные на заказ у очень известного и дорогого мастера Риланэра. У мальчишки отменный вкус.
   Денеэр с тоской посмотрел на висящий на стене гобелен, вышитый матерью Кэйэриза. На фоне густого леса были изображены его два законнорожденных племянника. Тени только что завершил в Академии круг "Танцующих с Тенью". Еще даже до конца не сошла магическая татуировка на левой скуле. Сколько ему тогда было? Кажется около тридцати лет. Кэйэриз придерживал рукой мальчугана с огромными голубыми глазами и длинными распущенными огненно-рыжими волосами, сидящего на эльфийском пони. Со временем цвет волос подрастающего парнишки изменился на золотисто-каштановый...
   - Мудрейший? - раздалось за спиной Старшего Советника.
   Он замер, не спеша оборачиваться на голос. Да, племянник всегда умеет застать врасплох.
   - Чем обязан твоему визиту, о мудрейший? - Тенерин небрежно поклонился.
   - Где ты шляешься, демон тебя подери?! - вместо приветствия потребовал объяснений Денеэр, наконец-то повернувшись к своему помощнику лицом.
   - Да так, дела, - уклончиво ответил тот, выпрямляясь.
   - Это у меня могут быть просто дела, а у тебя королевская служба, от которой ты умудряешься отлынивать! - недовольно проворчал Советник.
   - Но, мудрейший...
   - Что ты наплел его величеству?!
   - Да ничего особенного, - нагло ухмыльнулся Кэйэриз.
   - Ничего особенного?! Вот скажи мне, что это такое "ничего особенного", если после аудиенции с тобой Найрэн вызвал меня и приказал не привлекать тебя ни к каким заданиям в течение двух месяцев, и всячески содействовать, когда возникнет такая необходимость, даже если это идет в разрез с моими принципами и желаниями? - возмущенно спросил Денеэр.
   - Я обещал в этот срок вернуть колье Великой Богини, - спокойно ответил Тенерин, с совершенно невинным взглядом.
   - Что? Ты спятил! Твой никчемный братец... - начал орать Старший Советник.
   - Он мне не брат, - отрезал помощник Советника, окатив дядю холодным взглядом.
   - ... полная бездарность и лентяй! - закончил мысль Денеэр. - И не смей меня перебивать!
   - Что ж поделать, если в семье остался лишь один молодой гений, - буркнул себе под нос Кэйэриз.
   - Умерь свою гордыню сопляк! Твои наставнитские способности оставляют желать лучшего. - Все-таки Советник расслышал бормотание племянника. - Ты пренебрегаешь своими обязанностями! И потом, нравится тебе или нет, Рийэн, сын твоего отца. Не вздумай подобное ляпнуть при Кириане.
   - Хорошо, - Тенерин сложил руки на груди: - я - очередной позор семьи. Это так невыносимо, что ты лично явился мне об этом сообщить?
   - Я пришел сказать, что ты безответственный, наглый идиот, которому наплевать на то, что случится с родом. Ты представляешь, что будет, если не выполнишь обещанного королю?
   - Подумаешь, еще на одного оболтуса в семье станет меньше. - Равнодушно пожал плечами племянник. - А отцу или тебе, придется потрудиться над очередным законным наследником. Кстати, наше величество больше не настаивает на моем браке с Делелит. Так что девчонка Артеэра вполне сгодится на роль племенной кобылки для одного из вас.
   - Да что с тобой творится?! - ужаснулся Денеэр. Племянник явно выходит из-под контроля. Вернее уже вышел. Его наглость перешла все границы. Врезать бы ему как следует под хвост, да правила приличия запрещают подобное поведение по отношению к хозяину дома. Достаточно того, что Советник, мягко говоря, уже повысил голос. Хорошо, что Кириан не слышит своего зарвавшегося отпрыска.
   - Ни-че-го. Просто есть огромная проблема, которую я лично взялся разрешить в кратчайший срок. К сожалению, твои старания в продвижении этого дела не приносят должного успеха.
   - Но ты сам вино...
   - Я тут ни при чем. Риэн слишком молод, и ты прекрасно понимаешь, что за два года интенсивного обучения от него мы все равно не добьемся нужных результатов. Даже если я рискну ускорить его взросление, потратив на это весь оставшийся в королевстве запас наэны.
   - И каков твой план? - недовольный отстранением от дела, гневно поинтересовался Денеэр.
   Кэйэриз с издевкой улыбнулся:
   - Мой план так и останется только моим планом. Главное, чтобы ты не мешал и, как выразился по твоим словам Найрэн, всячески содействовал, если возникнет потребность. Безоговорочно и без лишних вопросов.
  Денеэр чуть не взорвался от такой безграничной наглости. Слишком уж гремучую жидкость намешал Тенерин. Его, Старшего Советника, швырнули в пыльный угол, словно ненужную вещь, и еще вынудили подчиняться вздорному сопляку. Подумать только, БЕЗОГОВОРОЧНО! Но несколько сотен лет, проведенных при королевском дворе, научили быстро брать себя в руки и, совладав с гневом, он произнес:
   - Я так понимаю, есть причина, по которой ты решился на подобный шаг.
   - Да и очень веская, - нехотя признался Кэйриз.
   - И?
   - Если я справлюсь в установленный срок, наш король выполнит две моих просьбы, независимо от их характера.
   - И как ты уговорил его на это? - от удивления брови дяди поползли вверх.
   - Я могу быть очень убедительным. Даже не прибегая к насилию, - усмехнулся племянник, и, давая понять, что тема исчерпана, предложил: - А не желаете ли вина? Я тут недавно приобрел бочонок ларинского. Чудесный аромат!
   Денеэр измотанно опустился в кресло, стоящее возле стены с гобеленом. Мальчишка далеко пойдет и очень скоро, если...
Оценка: 6.82*32  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"