Алейников Алексей Юрьевич: другие произведения.

Метод сублимации

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.84*12  Ваша оценка:

Метод сублимации.

Возле громадного здания Института сна, более всего напоминающего многослойный бутерброд, в котором темная глубина окон перемежалась с серыми бетонными полосами, производившими впечатление внушительности, незыблемости и основательности, остановился роскошный автомобиль; из него вылез совсем еще не пожилой, но уже седой мужчина с морщинами на лице, усталым взглядом и тучноватой фигурой любителя пива и дивана. Захлопнув дверцу машины, он неторопливо направился ко входу в здание.

Сидевший за стеклянной дверью сонный ленивый вахтер, увидев посетителя, в мгновение ока оказался у двери и, распахнув ее, слегка поклонился с подобострастной улыбкой:

- Доброе утро, господин Мур! Прекрасный сегодня день...

Еле заметно кивнув головой, Мур сунул руку в карман, извлек оттуда какую-то банкноту и разжал пальцы. Улыбка вахтера стала еще шире; он поймал бумажку на лету и затрусил к лифту, всем своим видом стремясь показать важному гостю, что честно отрабатывает полученные деньги.

* * *

Так уж устроено природой, что любой человек, независимо от пола, возраста и темперамента, хотя бы изредка испытывает какую-то необъяснимую тягу к зрелищу смерти, разрушения, уничтожения, к тому, что принято называть "темным", и чем ужаснее будет зрелище, чем больше оно затронет нервы, тем более пленительно оно для людей, хотя многие не признаются в этом даже себе.

В прежние времена страсть эта отчасти удовлетворялась гладиаторскими боями, а позднее публичными казнями, неизменно собиравшими больше народу, чем любое другое зрелище; однако с течением времени писанные и неписаные - юридические и моральные - законы, окружавшие со всех сторон человека, ограничивавшие его свободу, но в то же время и обеспечивавшие его безопасность, становились все строже, и все гуманней становилось общество. Подсознание же человека, этот фрейдовский "кипящий котел инстинктов", продолжало жить своей жизнью, не считаясь с прошедшими веками и тысячелетиями, ибо его история насчитывала сотни миллионов лет и оно было древно как мир. Мощные протуберанцы злобы и ненависти, вырывающиеся время от времени из этого котла, пробивали хрупкую крышку сознания и овладевали разумом человека. И тогда наступало время преступлений - преступлений бессмысленных и жестоких, как бессмысленна и жестока была вырвавшаяся из-под контроля темная сила подсознания.

Исчерпав накопленную энергию, подсознание успокаивалось, и тогда в котле вновь восстанавливался порядок - до следующего взрыва, сминающего тонкую перегородку сознания между рассудком и инстинктами.

Сейчас уже невозможно определить, кто первый догадался, что лучше не дожидаться, пока накопившийся в котле пар вырвется наружу, грозя смертью и разрушениями, а выпускать этот пар самим, понемножку, маленькими порциями, безопасными для окружающих, но кто бы ни был этот человек, он был, безусловно, мудр. Многочисленные боевики, детективы, фильмы ужасов и компьютерные игры несколько сбавили давление в котле, давая выход самым темным и потому тщательно скрываемым страстям.

Случилось, однако, то, что и должно было случиться неминуемо: место выпущенного пара занимал новый, а старые клапаны становились малы для него; изобретенные вчера сценарии и спецэффекты казались сегодня нелепыми и смешными. Индустрия ужасов, с каждым днем становясь все изощренней, достигла некоторого предела, перешагнуть который не в силах было сознание. Достигла - и остановилась на месте, как всадник, под которым стал конь.

Таким было положение дел на момент открытия методики управления снами. Методика же заключалась в том, что при воздействии на спящего человека определенными лучами (подробности держались в строжайшем секрете) мозг облученного начинал воспроизводить самые невероятные образы, которые оставались в памяти в виде снов и которые были столь чужды человеческому рассудку, что не оставалось никаких сомнений в том, что шли эти видения прямо из глубины подсознания. Никогда нельзя было заранее предсказать, какие именно образы будут извлечены на свет Божий из бездны тайных желаний, поддавался контролю лишь общий настрой этих видений. Применяя излучение различной частоты, можно было получить по желанию цветной сон, похожий на волшебную сказку, или ночной кошмар, или спокойный безмятежный отдых.

Первоначально эта методика использовалась для лечения психических расстройств, но вскоре чей-то пытливый ум догадался применять управление снами для синтезирования книг и фильмов ужасов, и это позволило перешагнуть границу между кошмарными, но поддающимися осмыслению творениями разума и бессмысленно-кошмарными порождениями бессознательного.

Аппаратура для управления снами была слишком сложна и дорогостояща, поэтому пользоваться ей могли лишь немногие. В основном это были писатели, художники, режиссеры, воплощавшие в художественной форме образы, нашептанные подсознанием. Кто-то окрестил новый метод методом сублимации; название, хотя и не совсем верное, но красивое и звучащее научно, быстро подхватили, и оно пошло гулять по титрам видеофильмов и обложкам книг. "Метод сублимации" - это была лучшая реклама "ужасной" продукции; "метод сублимации" - и в кинотеатры выстраивались очереди, а книги становились бестселлерами.

Пресыщенные всем люди обнаружили нечто новое в книгах и фильмах, созданных по методу сублимации, хотя новое это было лишь хорошо забытым старым. "Метод сублимации" - эти два магических слова, словно два глаза удава, завораживали и влекли к себе все новые жертвы, стремящиеся утонуть в бездне диких необузданных страстей.

Одним из посредников, помогающих желающим окунуться в кошмарный мир своих видений, и был самый популярный писатель современности Мур. Именно его книги пользовались наибольшим успехом в книжных лавках, его имя чаще других звучало в устах миллионов его поклонников, ему присуждались всевозможные премии и призы за лучшие произведения жанра.

То ли у Мура была богаче фантазия, то ли сказывалась некая предрасположенность его душевного склада к мистике и ужасам, то ли он просто лучше других умел облекать свои видения в четкие словесные формулировки, но книги Мура действительно превосходили творения всех его конкурентов. В них ощущался первобытный ужас, сжимавший сердце читателя своей ледяной рукой и загонявший трепещущую от страха душу в пятки.

Помимо всего прочего, Мур, в отличие от других людей, в своих грезах всегда попадал в одно и то же место. Вернее, не место, а местность, так как в каждом новом сне он оказывался в новой точке одной и той же территории. Мур уже неплохо изучил это пространство, которое называл про себя Страной, а благодаря тому, что в его Стране были высокие горы, на которых очутился Мур в одном из своих снов, он знал в общих чертах и карту Страны.

Несмотря на небольшие размеры Страны, ее география поражала разнообразием. Здесь были непроходимые джунгли, где воздух был столь горяч и влажен, что каждый вдох превращался в тяжелую физическую работу; здесь была пустыня - огромная покрытая песком территория, раскаленная днем и ледяная ночью; были здесь и горы - острые, словно лезвия, гряды, поросшие мхом валуны, серые бесформенные скалы и глубокие ущелья, находясь в которых можно было видеть лишь узкую полоску неба, зажатую между отвесными каменными стенами; здесь были пещеры - мрачные подземелья со спертым воздухом, капающей с низких сводов водой и коварными ямами, внезапно открывающимися за поворотом; здесь были зловонные болота, издающие утробные звуки при поглощении очередной жертвы, так что казалось, будто болото - некий ужасный хищник, пожирающий все, что попадало в его огромную пасть, полную гниющих остатков предыдущих трапез.

Еще более странными и удивительными были обитатели Страны. Буйная фантазия Мура населила Страну такими мерзкими и кошмарными тварями, что по сравнению с ними самые ужасные хищники Земли казались лишь милыми зверушками.

Хозяевами джунглей были маленькие - не более сантиметра в длину - змейки, жившие огромными колониями, как муравьи или термиты. Обладавшие сильнейшим ядом, эти змейки были столь многочисленны, что оставляли лишь кости от любой, даже самой крупной, добычи. Несколько укусов острыми жалами было достаточно, чтобы парализовать тело жертвы; незамутненным оставалось лишь сознание, и зачастую в течение долгих часов лишенная возможности двигаться, но не потерявшая чувствительности жертва еще жила, ощущая на себе мириады копошащихся крохотных телец, заползавших в рот, нос, уши, выедающих глаза и язык, вызывающих острую жгучую боль разливающимся по живой плоти ядом.

В пустыне жили огромные песочного цвета пауки с отвратительными мохнатыми ногами и выпуклыми черными глазами, в которых жизни было меньше, чем в автомобильных фарах. Эти пауки не плели паутины, но, выкопав яму в песке, неподвижно сидели в центре образовавшейся воронки, терпеливо поджидая добычу. Расположенные по разным сторонам тела четыре глаза, напоминавшие большие пуговицы, засекали любое движение на краю воронки, и расположенные под ногами железы мгновенно выстреливали мертвенно-белую липучую нить, опутывающую жертву с ног до головы. Отрывая свое желтое мягкое брюхо от песка, паук неуклюже ковылял к добыче и стаскивал ее вниз, чтобы там впиться острыми зубами в еще живое тело.

В горных ущельях гнездились стаи гигантских летучих мышей с щупальцами вместо лап. Заметив добычу, вся стая собиралась вокруг нее, окружая плотным облаком, и, издавая мощные инфразвуки, доводила жертву до безумия, заставляя ее броситься с обрыва или умереть в ужасных мучениях.

И это были еще самые симпатичные из живущих в Стране созданий. Для описания многих других у Мура просто не находилось слов, а некоторых он даже не видел, а лишь слышал ужасные звуки в Богом забытых уголках джунглей, слышал предсмертные крики жертвы и хруст переламываемых костей в горных ущельях, слышал тихий шелест и шуршание, доносящиеся из бездонных колодцев в самых дальних и темных коридорах пещеры.

Мур не знал, что за твари издают эти звуки, но он и хотел их увидеть, и боялся этого, опасаясь за свой рассудок. Подобное чувство испытывает стоящий на краю пропасти - понимая, что прыжок означает смерть, он тем не менее страстно желает, оттолкнувшись от твердой земли, броситься в эту беспредельную глубину - зачем? он и сам не знает.

Однако самым страшным в Стране были не змеи, не пауки, не те чудовища, о которых Мур мог судить только по звукам - нет, наибольший ужас вызывало Нечто. Оно ни разу не показывалось на глаза Муру и даже не издавало никаких звуков, оно лишь присутствовало. Мур не мог объяснить, каким образом он чувствует его присутствие, но он безошибочно определял, находится ли Нечто неподалеку.

Мур хорошо помнил первые посещения Страны и был твердо уверен, что тогда дороги его и Нечто не пересекались. Странные ощущения появились лишь на шестое или седьмое посещение. В тот раз Мур блуждал по джунглям, глубоко увязая в мокрой земле и старательно обходя усики ядовитых лиан, свешивающихся с деревьев, и вдруг почувствовал чье-то присутствие рядом. Мур замер. Неизвестное существо не выдавало себя ни звуком, ни запахом, ни движением, но тем не менее Мур был убежден, что кто-то находится рядом с ним, видит каждый его шаг, слышит каждое произнесенное им слово и остается в тени.

Многих обитателей Страны Мур рассмотрел во всех подробностях, других видел лишь мельком, третьих только слышал, но даже и о них он мог составить себе какое-то представление на основе издаваемых ими звуков. Когда же дело касалось Нечто, у Мура не было почвы даже для догадок, и это было самым страшным.

В то, первое, появление Нечто Мур еле ощутил его присутствие, но с каждым новым посещением Страны все явственней становилось чувство его близости. Оно пряталось за скалами в горах, растворялось во влажном воздухе джунглей, поднималось испарениями над поверхностью болот.

Нервы Мура были уже на пределе, но он как наркоман снова и снова стремился в свою Страну, не отдавая себе отчета, чем это может ему грозить.

* * *

Лифт остановился на девятнадцатом этаже, и, пройдя длинным коридором, Мур очутился в знакомой ему лаборатории, где его уже ждал профессор Ретт. Кресло, похожее на стоматологическое, "шлем" из проводов и электродов, стоящая вдоль стен аппаратура с экранами, кнопками и тумблерами - все было как обычно, и даже легкая дрожь, внезапно охватившая Мура, была, скорее всего, лишь признаком азарта - азарта исследователя, писателя, человека.

Однако было в лаборатории и нечто новое - вместо привычного Муру ассистента Лапа профессору помогал невысокий темноволосый молодой человек с карими глазами, восхищенно смотревшими на Мура - ассистент Боул, как представил его профессор.

Выполняя привычную процедуру, Мур снял пиджак, отдал его Боулу и, расстегнув запонку с бриллиантом на правом рукаве рубашки, слегка засучил рукав. Снова какая-то трепетная дрожь овладела им, сердце, словно сжатое стальной рукой, затрепыхалось в груди, участилось дыхание.

- Пульс учащен и давление повышено, - сказал профессор Ретт, снимая щуп прибора с запястья Мура. - Как Вы себя чувствуете?

- Великолепно, - солгал Мур. - Просто я прошел пешком два этажа. Подойдя к креслу, Мур удобно устроился в нем и услышал слегка дрожащий от волнения голос Боула:

- Господин Мур, я восхищаюсь Вашим талантом. Все Ваши книги пронизаны просто дьявольским ужасом. Не могли бы Вы дать мне автограф?

Откуда-то сбоку вынырнула "Зловещая долина" - последняя книга Мура - с лежащей на ней авторучкой.

- Дьявол - младенец по сравнению с монстрами, которых я вижу, - снисходительно улыбнулся Мур. - Дьявол был рожден сознанием человека, а мои видения возникли еще в мозгу тираннозавра. А автограф будет после опыта.

Мур привык к таким знакам внимания со стороны своих поклонников, и они уже нимало его не трогали.

- Обычный режим? - спросил профессор, закрепляя на голове Мура "шлем", и вновь писатель почувствовал необъяснимое волнение, захлестнувшее его.

"Что за черт? - раздраженно подумал он. - Может, отказаться?.. Ну нет, этого еще не хватало. А вот нервы никуда не годятся, надо обратиться к врачу.". Все эти мысли пронеслись в голове Мура с быстротой молнии; вслух же он сказал лишь одно слово:

- Да.

Через несколько мгновений Мура охватил мрак.

* * *

Когда тьма рассеялась, Мур обнаружил себя бредущим через джунгли. Ядовитые лианы свешивали свои усики, громко хлюпала под ногами грязь, горячие испарения так насыщали воздух, что взгляд проникал не более, чем на десять метров. Пройдя немного, Мур увидел у себя под ногами маленьких желтых змеек. Значит, где-то поблизости их жилье. Он поднял глаза и осмотрелся.

На одном из деревьев, метрах в пяти слева, он увидел две массы - белую и желтую. Белая, плотно охватив ветви, была неподвижна, желтая же беспрестанно меняла свой объем и форму - то растекалась по стволу, то стягивалась в ком. По прежнему опыту Мур уже знал, что это гнездо змеек. Белая масса - их яйца, прикрепленные к дереву клеем, желтая - они сами, змейки-убийцы, охраняющие яйца и ищущие добычу. Снова переведя взгляд на ноги, Мур обнаружил, что несколько крохотных желтых созданий уже ползет по его сапогу. С остервенением раздавив их другой ногой, он повернулся вправо и побрел прочь от мерзких, отвратительных ему исчадий ада.

Не пройдя и нескольких шагов, Мур наткнулся на скелет какого-то животного. Глаза его расширились, сердце забилось сильнее, по всему телу пробежала мучительная дрожь. Он узнал этот скелет, узнал по переломанной задней лапе. Он уже был здесь - в тот день, когда впервые ощутил присутствие Нечто. Оглянувшись по сторонам, Мур ринулся вперед. Преодолев таким образом метров двадцать, Мур остановился, тяжело дыша. Сердце готово было выскочить из груди, по спине лился пот. Горячий влажный воздух, попадая в легкие, не приносил облегчения, и, с трудом переводя дух, Мур подумал: "Нет, так я долго не протяну". Кое-как отдышавшись, он двинулся дальше.

Внезапно - или это ему только показалось? - Мур услышал тяжелый вздох, разнесшийся над джунглями. Во вздохе этом была такая безнадежная тоска, что Мур, несмотря на жару, похолодел. Это была тоска хищника по пище и тоска жертвы, сознающей, что ей не уйти от погони, тоска, смешанная со страхом, тоска, отзывающаяся холодом в желудке, тоска, заставляющая волков выть на луну, а людей - накладывать на себя руки. В этом вздохе было то, что будило дремлющих в юрских болотах динозавров, то, что заставляло жаться к костру пещерных людей, то, что вызывало неосознанный ужас во всех сердцах.

Остановившись, Мур стал прислушиваться, но вздох (или галлюцинация?) больше не повторился. Ни звука не было слышно в этих джунглях, кроме тяжелого дыхания Мура, стука его сердца и нестерпимого звона в ушах. И тем не менее - ошибки быть не могло - Мур ощущал Нечто, оно было ближе, чем когда-либо, казалось, на расстоянии вытянутой руки.

Мощный бросок адреналина в кровь немедленно отозвался во всем теле - от головы до ног. Дико оглянувшись, Мур повернулся и зачем-то стал пятиться спиной вперед, затем опять повернулся и бросился бежать, упал, споткнувшись о корень, лицом в грязь, и лежал так, боясь поднять голову, чтобы не встретиться взглядом с Нечто, которое - он это знал - стоит сейчас прямо перед ним.

* * *

- Пульс поднялся до ста, - ассистент Боул сидел в глубоком вращающемся кресле перед экраном и заинтересованно изучал показатели жизнедеятельности Мура. - Давление - сто сорок на восемьдесят пять.

- Это нормально, - не отрываясь от своего занятия, отозвался профессор Ретт, склонившийся над микроскопом. - У него каждый раз бывает хуже. Впрочем, это неудивительно: с такими-то снами.

На несколько минут в лаборатории воцарилось молчание.

- Пульс сто двадцать, - снова сообщил Боул.

- Дайте знать, если поднимется до ста сорока.

- Хорошо, профессор.

Теперь тишина в лаборатории уже не была полной: она нарушалась частым тяжелым дыханием Мура. Подержавшись немного на ста двадцати, пульс снизился, затем стал резко расти. Когда он дошел до ста сорока, Боул окликнул профессора. В тот миг, когда Ретт встал из-за стола, пульс равнялся уже ста пятидесяти и продолжал стремительно учащаться. Мур стал дышать со всхлипами. Лицо его исказила гримаса ужаса. Приняв решение прекратить опыт, профессор Ретт нажал большую красную кнопку на пульте. В тот же момент нечеловеческий, поистине безумный ужас отразился на лице Мура; писатель широко раскрыл глаза, изогнулся всем телом, открыл рот, словно желая что-то сказать, и внезапно обмяк. На экране засветились нули.


Оценка: 5.84*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"