Арм Алекс: другие произведения.

Реквием обреченных. Часть первая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  "До самой смерти
  В спасенье не верьте!"(с)
  
  Вы когда-нибудь видели, как голодный пес разрывает горло своей жертвы? Как кровь стекает из его пасти, как блестят при свете луны белоснежные зубы и клыки... Именно в такие минуты ты понимаешь, что глубоко ошибался, что милое создание лишь на первый взгляд является ангелом, но копни глубже и увидишь гнилую душу... Тьму и смерть...
  Это их жизнь, их мир и их же судьба. Они управляют ею, как и смертью других, выбирают, кому пора покинуть землю...
  Боль других ничто в сравнении с собственной, и чтобы забыть, каково это, когда твои суставы выворачивает наизнанку, они заставляют испытывать подобное других. И им это нравится. Кровь вскипает в венах, на губах появляется улыбка маньяка и убийцы, а тяжелые ботинки находят цель.
  Хрип жертвы разносится по помещению, а потом до ушей долетает смех того, кто является виновником происшествия.
  Медленно, не торопясь и не думая о том, что понесет наказание за содеянное, он подойдет к жертве, склонится над ней, взяв за волосы, и произнесет только одну фразу, которую сможет услышать лишь жертва, после чего тяжелый сапог вновь опустится на грудь жертвы, прекратив ее существование...
  
  Глава первая.
  
  Это была пятница. Самая обычная пятница в самом обычном московском университете. На часах стояла ровно половина пятого, а это означало, что через полчаса учебный день подойдет к концу, и вся эта орава студентов, что окружала меня, хлынет к выходу. Вечер веселья, ночь удовольствий, вероятно, так думал каждый, кто смотрел на часы и ждал заветных слов ''увидимся в понедельник''.
  За окном стоял март месяц, пора слякоти, дождей и первых теплых лучей, подаренных солнцем. Пора любви, как говорили и считали многие романтичные личности, которые только и жили мечтами о прекрасных принцах и принцессах, а так же просто тупо развлечениями под луной. Ну, ещё бы, скоро пойдут теплые ночи, темнеть станет позже, и можно будет спокойно не являться домой с боем полуночных часов.
  Но пока это все были мечты, мечты уродливого и прогнившего изнутри мира, завернутого в красивую обертку, чтобы отвести взгляд от реальности. Кому-то, может, это и нравилось, но явно не всем...
  Если быть откровенным, то я жалел о том, что уходит зима, а ей на смену приходят весна и лето, столь популярные своими жаркими днями и знойными ночами. Я жалел, ведь зимой можно было скрыть себя от толпы, надеть капюшон и тем самым оградиться от всего мира, от тех созданий, гордо именуемых себя людьми и личностями. Нет, я не спорю, каждый житель планеты является личностью, но многие ведь не заслуживают данного определения. Они отбросы, и никак иначе.
  Как обычно я сидел на последнем ряду и наблюдал за окружающими. Было неимоверно скучно, так как в данном стаде невозможно найти человека, с которым было бы о чем поговорить. Ну, право, не болтать ведь с теми же гламурными блондинками, что строили мне глазки на каждом перерыве? Или, быть может, вступить в кружок "побей ближнего и возвысься в глазах других"? Все это определенно смахивало на плохо продуманный сценарий комедии, название которой было довольно просто - жизнь.
  Вот едешь ты в метро, занятия закончились полчаса назад, впереди весь вечер ничего не делания...
  Едешь, никого не трогаешь, а потом выясняется, что ты, якобы, кому-то наступил на ногу, этот кто-то оказался ворчливой старушкой, которая даже рядом с тобой не стояла; какое там ''наступил'', ты даже дотянуться до нее не смог бы, а ведь виноват. Молодежь всегда была, есть и будет виновата во всем, что сделала не так, и даже в том, чего вообще ни разу не делала. Закон этой чертовой жизни, и с ним, увы, не поспоришь. Все правила-то были созданы ещё до твоего рождения, куда тебе вмешиваться и что-то менять?
  Вот так и живешь, вроде, по правилам мира и в то же время нет. А потом выясняется, что ты вообще никто, зовут тебя никак, и все ты делаешь неправильно. Растешь отбросом, мировоззрение не то, одеваешься не так. Да и друзья у тебя обещают желать лучшего...
  Все это мир глазами взрослого, а как выглядит тогда мир нашими глазами, глазами школьников, студентов и просто детей? Неужели такого термина в принципе не может существовать? Что за вздор, он существует, но люди просто не желают его замечать и видеть. Обидно, а что поделать, такова жизнь...
  И, вроде, ты уже смирился с ней, закрыл глаза на большинство проблем, нашел выход из ситуации, и все замечательно, а потом - бац... Звонит какой-нибудь идиот, просит к телефону кого-то из родителей и сообщает, что их сын недавно был замечен в драке, да не просто какая-то хулиганская, в которой все живы, а в той, где есть жертвы и труп. И как быть? Говорить, что все это клевета, что тебя подставили? Или просто уйти от ответа и получить ''домашний арест на n-ое количество суток''?
  А потом со временем выяснится, что ты там действительно был, что человека того не убивал, а все произошло случайно... И все, ещё одно клеймо на душе и судьбе. Сколько их уже? Да какая разница, они же не только мои, они наши, общие!
  
  Нас считают отбросами общества, потому что мы не похожи на всех этих гламурных девочек и правильных мальчиков. Но миру пора уже понять, что мы - это будущее, мы - чистильщики, уничтожающие недостойных этой жизни, такими нас сделало общество, такими нас сделал этот мир.
  Каждый удар битой, каждый пинок или плевок - все это ни что иное, как шаги к новому миру. Шаги, которые мы должны делать, чтоб выжить.
  Это естественный отбор, и если тебе посчастливилось столкнуться с нами, побеждай или падай на колени, но в таком случае ты уже труп!
  Для нас не существует правил этого мира, этого правительства. У нас свои законы, свои правила, если ты с нами, то будь добр соблюдать их, в противном случае простись заранее с жизнью, наша кара настигнет тебя и разорвет горло, и это будет еще самая легкая смерть, какой ты достоин... Если достоин вообще...
  
  "Сегодня в новостях: банда подростков разгромила магазин и, угрожая пистолетом кассиру, похитила всю выручку за день. Преступников засняла камера слежения, что была поставлена в зале магазина, милиция уже ищет подростков... А теперь о других новостях..."
  
  Приступ адреналина, который разливается по всему телу, когда ты видишь чужую кровь. Нет, ты не боишься ее, ты наслаждаешься ее запахом, цветом, видом. Ты просто стоишь над телом и улыбаешься, пока твои же ребята "обрабатывают" других. Им ни раз говорили, чтоб не вставали на пути, мы не пощадим никого, не будем делать различий между парнями и девчонками - уничтожим всех, а если не уничтожим, то научим до конца своих дней обходить нас стороной.
  - Говорят, Настя замуж собралась...
  - В ее возрасте? А не рановато ли?
  - А сколько ей? Надо у Сашки спросить...
  - Не стоит, они вроде как теперь не общаются, лишь фикция, а не отношения. Кстати, что будем делать с этим очкариком, он ведь все видел...
  - Тоже, что и со всеми...
  Новый удар, стены окропляются алой кровью, а на губах застыла ухмылка. Ни чувства сострадания, ни жалости, ни стыда за то, что они творят. Зачем загружать себя проблемами, которые лишь заставят задумываться о том, что ты делаешь. Не проще ли совершать все дела, не думая, а просто поднимая руку и нанося удар?
  Стоя чуть в стороне, Евгений наблюдал за тем, как Костя и Макс с каким-то животным азартом наносили побои одному из неудачно подвернувшихся парней Рустана. Да, парни, надо признаться, были матерые, умели хорошо драться. По всей видимости ходили либо на боевые искусства, либо, как мы, дрались с детства в подворотнях. Однако, как не печально, но все их навыки им не помогли. Еще бы, куда они со своими кулаками против биты Кости и кастета Макса?
  А ведь у парней был шанс спастись - просто удрать, но гордость не позволяла.
  - "Жизнь моя - игра в лотерею..."- усмехнулся Женя и подошел к ребятам.
  Несчастные, если бы он мог, то посочувствовал, ведь парни явно не досчитаются определенного количества зубов, а так же ребер. Хотя, сами напросились, чего уж тут говорить.
  - Что дальше?
  - Добить?
  - Нет, мы не мясники, так что пусть поживут. Будет им урок, как связываться в нашими...
  Женя легко толкнул ботинком тело бездыханного противника. Как же его звали? Ба, да я и имен их не знаю, а все туда же...
  Развернувшись на пятках, юноша пошел прочь с платформы, чуть позже за ним последовали его приятели.
  На улице шел дождь, время перевалило за полночь. Видимо, поэтому в метро было мало народу, однако, нужно убираться, пока не пришел поезд, и пока менты не додумались оторвать задницы от стульев и взглянуть на мониторы камер.
  Выйдя на поверхность, Евгений усмехнулся своим мыслям. Кем он являлся? Чистильщик, ищейка... Какие странные определения, особенно, если ты знаешь, что все, что ты делаешь, незаконно, и за все содеянное тебе грозит чуть ли не пожизненный срок.
  - Нам всего лишь шестнадцать лет...
  - Чего? Не гони, на первом курсе в шестнадцать лет?
  - Это метафора, идиота кусок. Пойдем уже...
  
  Глава вторая.
  
  "Встань и сделай шаг,
  Поверив в то, что все
  Возможно, изменить
  За мгновение...
  Встань, не время ждать,
  Весь мир у наших ног,
  Мы вместе, я и ты
  Поколение РОК!" (Tracktor Bowling - Поколение Рок)
  
  Жизненный круг не имеет ни начала, ни конца... Кажется, именно так говорил кто-то из знаменитых людей, вот только не помню, кто именно.
  А ведь он был в чем-то прав. Все в нашей жизни взаимосвязано, все идет своим чередом и сменяется новыми происшествиями.
  Вот, к примеру, если бы я вчера не поленился зарядить телефон, то сегодня не проспал, ведь он бы не сел посреди ночи. Отсюда суматоха, сборы в спешке и в итоге опоздание на поезд. А там... да чего молчать-то, все как обычно.
  Сидя на лекции с наушниками в ушах и пытаясь услышать музыку, что еле слышно пробивается сквозь повседневный шум окружающих меня людей, я все никак не мог поверить, что день, который вроде бы так неплохо обещал начаться, перешел в полный крах всех моих ожиданий. Да еще и наушники полетели, теперь приходится слушать одним ухом, ведь второй сломан благодаря какой-то женщине, что невероятным образом зацепилась за мои провода да еще обвинила меня во всех своих проблемах за утро.
  Люди чертовски несправедливы, скажу я вам. Они видят во всем лишь выгоду для себя, но никогда не помогают и не становятся на место других. А что вы хотели? Эгоисты были всегда, только в наше время они перестали скрывать данный факт своего характера.
  - Я не знаю, как, но ты обязан отмыть это до прихода директора.
  - Я не буду этого делать, почему я должен за кого-то отмывать стены? Это не честно!
  А это еще один признак того, что люди предпочитают делать лишь то, что именно им нужно, или исправлять только свои ошибки. Действительно, какое им дело до того, что наказать могут всю группу, а всего-то потому, что кто-то написал на стене в коридоре непотребства, а другой не пожелал испачкать руки и отмыть это по-быстрому, пока не пришло руководство.
  - Видел, что эти придурки написали про нашу всезнайку?
  - Нет, мне это как-то не интересно...
  - А зря, весело же, к тому же она получила по заслугам...
  "Не судите, да не судимы будете", - как правильно это сказано, только не все придерживаются данного. А если подумать, то вполне можно жить, не обращая внимания на чужие проблемы, только... Как долго ты сможешь продержаться без общения и ввязывания во всякие неприятности? Не думаю, что тебя хватит на большой строк, сломаешься уже на следующей неделе.
  Телефон с грохотом упал на пол, заставив переключить все свое внимание исключительно на него.
  Который уже раз он вот так лежит на кафеле и мигает, прежде чем погаснуть? Честно признаться, я сбился со счета, главное, что он пока еще работает, а остальное меня как-то мало волнует. А вот когда накроется... Не хочу даже об этом думать...
  - Я достал флаеры в клуб, идем в эту субботу.
  - А меня вы явно забыли спросить...
  - Прости, я как-то не подумал.
  - Кто бы сомневался.
  И так почти каждый раз. Действительно, зачем спрашивать, когда можно просто поставить перед фактом, а есть у человека планы или нет, это уже мало кого волнует.
  - Так мы идем?
  - А ты у ребят спросил?
  - Ага... ну...
  - Так что со стеной-то делать?
  И в этом шуме мне предстоит проучиться ровно год. Тут хочется поднять голову к небу и завопить: "Господи, за что ты так меня ненавидишь, они же меня в могилу загонят!" Но ты этого не делаешь, лишь молча поднимаешь телефон с пола, пытаешься его включить, а потом убираешь в сумку. Да и вообще, на кой черт я согласился на перевод в другой универ, да еще так далеко от дома? Чем я думал, когда пришел с подобным заявлением к родителям? Мда, увы, но этого я уже никогда не узнаю, а жаль...
  - Так мы идем или нет? Саш, тебя вообще-то ждем!
  - Сейчас урок, какой к чертям клуб и прочий бред?
  - Давайте лучше все же решим проблему со стеной, а уже потом будем думать обо всем остальном.
  - А что там думать-то? Сходите, действительно, к художникам в соседний кабинет, возьмите кисти и белую краску и закрасьте эту надпись. Не вижу проблемы.
  - Раз такой умный, то сам иди к ним, они же нас недолюбливают, если ты забыл.
  - Вас, а не нас. Это две разные вещи. Так что, вы, как я понял, не идете?
  - Нет!
  Всегда бы они так хором отвечали, а то только и слышишь - "какая бездарная группа" или "какие неучи...". А ведь это сильно задевает самооценку каждого неуча, что не очень-то положительно сказывается на его учебе. Хотя, какая учителям разница, они обозвали, наорали и ушли в учительскую чай пить и перемывать директору кости, что тот зарплаты не платит.
  Ну, что же, назвался груздем - полезай в кузов. Придется идти к художникам за краской.
  Могу даже представить, как на меня там посмотрят. Ох, уж мне это разделение на подклассы - одни изучают живопись, другие химию, третьи еще чем-то заняты, а совместных уроков как таковых даже нет. И вот с чего бы завязаться дружбе, если ученики даже видят друг друга лишь на переменах, не то что поболтать не могут. Мда, что-то явно прогнило в их королевстве знаний или как еще это у них там называется...
  - Мария!
  Надеюсь, хоть она мне компанию составит, а иначе я уже до начала занятий сойду с ума от идиотизма, что творится вокруг.
  - Привет,- взгляд ее карих глаз падает на когда-то белоснежную стену.- Твоих рук дело?
  - Издеваешься? Нет, конечно, еще скажи, что все, что происходит в нашем корпусе - это моих рук дело. В прочем, не важно, ты занята?
  - Да нет, а что ты хотел?
  - Пойдем к художникам, нужно у них кисти и краску взять.
  - Стоп, минуточку, я историк, какие художники, мы не ладим.
  Еще одна старая история, о которой можно говорить бесконечно, только она быстро перетечет в ту, где врагами являются художники и писатели. О вторых я вообще промолчу, уж больно в этой школе все запутано.
  - Что значит не ладите? Маш, художники делали во все времена карты, по которым историки изучали ход войны и все такое...
  - Это картографы,- поправила она.
  - Какая разница, пойдем...
  А ведь идет, куда денется. Из всех моих друзей и не друзей, которыми я успел обзавестись за прошедшую неделю, Мария вполне лояльно и адекватно относится ко всем моим выходкам. Ну да, пару раз я получил от нее книгой, но потом она тут же спохватилась и начала извиняться. Нет, не предо мной, а перед книгой.
  Так уж получилось, что единственный Историк в моем окружении по уши был завален книгами даже в выходные, отсюда и проблема - мало общения... Но это ничуть не портило Марию, наоборот, что-то в этом есть, но пока я еще не понял что...
  
  - Краску дам, а вот кисти нет.
  - Это еще почему?
  - Дефицит нынче... Да и знаю я, для чего вам все это. Опять, небось, будете друг друга в индейцев разукрашивать.
  - Нор, посмотри на меня и скажи, похож я на чокнутого, что позволит себя в индейца белой краской разукрасить? Не веришь мне, спроси ее.
  Ну, да, как говорится, главное вовремя стрелки перевести, а остальное не важно. Разумеется, это не всегда удачно получается, ведь тот, на кого ты взвалил свою проблему, может просто отказаться помогать и наговорит такого, что ты еще долго будешь пытаться избавиться от смеха за спиной.
  - Там в коридоре какой-то придурок...
  - Почему ты решила, что он был один?
  - Не перебивай, раз взвалил все на меня. Так вот, там в коридоре на стене написали кое-что про нашу общую любимицу...
  - Это про директрису что ли?
  Нора усмехнулась, но потом тут же стала серьезной.
  - Ладно, сейчас спрошу, может, кто поделится с вами кистями, ну, или заявит, что потом будете покупать новые.
  - Это еще почему?- вот ведь наглость-то.
  - Потому что мы уже который раз недосчитываемся кистей, вот почему.
  Она скрылась за дверьми кабинета, а затем появилась вновь, на это раз уже с банкой краски и двумя малярными кистями.
  - Красить тоже вы будете?
  - Чего?!- Мария резко и с вызовом повернулась ко мне.
  - Она пошутила,- пришлось все же вновь взвалить все проблемы на себя.- Мы заставим того, кто это сделал. Только... Нужно сперва узнать, кто он, а это не так-то просто.
  - Напряги извилины...
  - Если бы они были...
  Мария как обычно лишь недовольно усмехнулась и поспешила за Норой в коридор.
  И что я такого сказал-то? Просто подтвердил, что чувствую себя дауном на их фоне, вот и все.
  
  Стена, расписанная странными знаками, называемыми среди людей буквами. Почему нужно писать о своем негодовании именно на стенах? Не проще ли взять лист бумаги и изложить на нем все претензии? Странный народ, странные люди меня окружают. Каждый из них считает себя уникальным. Каждый неустанно твердит, что он лучше и талантливее другого, но в чем выражается этот талант? В том, что буквально накануне был убит человек, а сейчас они смеются и делают вид, будто ничего не произошло? Видимо, мне никогда их не понять, да и чего уж там, я даже не пытался.
  Не отрицаю, были в моей жизни моменты, когда я желал кому-то смерти, но желания и действительность - два разных понятия. Зачем... Почему... За что...
  - Саш, тебя к доске позвали.
  - Я не готов... Не сегодня... Простите.
  А ведь это все мои друзья. Они такие же люди, как и остальные жители этого большого мегаполиса, этого муравейника. И никто не виноват, что они днем ангелы, а ночью сущие дьяволята. Нас такими сделал этот мир. Мы с рождения были обречены на подобное существование.
  "Убирать чернь с улиц города - это наивысшая работа", - сказал как-то Женька. И ведь в чем-то он был прав. Мы убираем именно тех, кто, по словам Наставника, червоточина на коже города. Нашего города!
  - Ты получил двойку...
  - Не сейчас, Маш, я думаю.
  - О чем, если не секрет?
  - Не важно...
  Мария выделяется из нашего круга. Она ни разу не подняла на кого-то руку, не причинила боли. Что она забыла в таком мире, как наш? Что она вообще забыла подле таких людей, как я, Жэка, Рома...
  Может, ей не положено тут быть вообще? Но она же есть, и именно она не позволяет окончательно рухнуть в омут. Это такой человек, который всегда будет рядом, что бы не случилось... У нас разные дороги, но они петляют и пересекаются, порой соединяясь и расходясь.
  А еще есть Женька. Он художник, живущий в своем мире. У каждого из нас есть свой мир, но мир Жени иной...Он не похож на наши. Порой смотришь на него и ведь хочется улыбнуться, представив, что за его спиной крылья. Пусть они черные, но все же это крылья...
  Сейчас все это довольно странно вспоминать, особенно момент встречи в метро. Тогда я готов был разбить ему голову или толкнуть под поезд. Но что- то остановило, не позволило, отдернуло... И теперь вот он сидит на общем уроке через две парты от меня и делает вид, что ему интересен предмет, а на самом деле, скорее всего, вновь пишет очередную записку Насте.
  Странно, но знакомству с ней я обязан именно Жене, как и обязан ему тем, что не прыгнул сам с моста. Нет, не из-за Анастасии, тут иная история, она никак не пересекается с той, о которой повествую я на данный момент.
  И все же наша жизнь странная штука, она свела нас вместе, не взирая на разные интересы и увлечения. Да и характеры у всех обещают желать лучшего. Так что же тогда удерживает нас вместе? Неужели только "работа"?..
  Взгляд падает на Романа . Вот уж точно странный человек. Он всегда весел, даже проблемы мирового масштаба переводит в шутки. Только это не всегда положительно сказывается на наших отношениях. Яркая вспышка на фоне мрака, вот как-то так можно перевести образ Ромки в одну фразу...
  - Как ее зовут? -слышу за спиной.
  - Кого?
  - Ту девушку, которая заменила Настю.
  - Вы заткнетесь или как??
  Нервы шалят, вот и взрываюсь. Плевать что сейчас урок, что вся группа повернулась в мою сторону. Мне никогда не было дела до окружающего мира и чужого мнения. Как они смеют за моей спиной обсуждать мою жизнь? Кто они вообще такие, чтобы говорить о том, кто кого заменил! Все это фикция, не были мы парой, но вам об этом знать не обязательно. Уроды... Ненавижу!
  - Александр, сядьте на место, у нас урок. Либо выйдите из кабинета, воздухом подышите.
  Покидая кабинет, я совершенно случайно взглянул на Жэку. Да, судя по всему именно к нашей компании надолго прицепится фраза мушкетеров - "один за всех, и все за одного". Как бы чего худого не вышло, а то я же своих знаю...
  Как только за спиной хлопнула дверь, наступило неожиданное облегчение. Стоять в пустынном коридоре возле окна гораздо приятнее, чем находиться в кабинете и слушать весь бред, который говорят о тебе твои же сокурсники. А вообще, если так подумать, то мир не так уж плох до того определенного момента, пока на горизонте светлого будущего не появится какой-нибудь отморозок. Тут же кто-то из ребят возьмет биту и уберет "ненужный элемент"...
  - Закурить найдется?
  - Не курю...
  Даже оборачиваться не хочется, ведь уже и так понятно, что ничего хорошего из этой встречи не выйдет.
  - А по виду не скажешь.
  - По виду судить нельзя, ведь не всегда внешность олицетворяет и характер с манерами. Хотя...- я все же бегло оглядел парня, что подошел,- про тебя такого не скажешь.
  Занятные все же люди у нас учатся. Вот этот, к примеру, полу-лысый. Почему наполовину? Пойди разберись, но пол башки у него выбрито "под Катовского", зато волосы на второй половине достают аж почти до плеч. Парадокс одним словом, ходячая мишень для сплетен, которые так любит наш мир и в частности жители нашего города.
  Большинство людей начинают негативно относиться к тем людям, которые одеваются вызывающе, нет, дело не в этом... Просто они им завидуют. Не можешь одеваться так же, значит, надо сказать "фи, какая гадость, я бы никогда..." А что именно никогда? Никогда бы не одел такое или никогда бы не смог такое носить из-за финансов или банального стереотипа?
  Почему люди привыкли называть готами всех, кто в черном?
  А ведь если взглянуть с другой стороны, то почти половина нашего города ходит в черном и сером. И что же, выходит, что мы все готы? Что за вздор...
  
  Глава третья.
  
  Наша жизнь - это пламя свечи.
  Наша смерть - это пепел и дым.
  И любой, кто родился на свет,
  Не уходит отсюда живым.
  
  Здесь всему, что имеет начало,
  Всегда наступает конец.
  Но ты слышишь, как бьется одно
  Из шести миллиардов сердец. (Tracktor Bowling - Сердце)
  
  Не курю, не пью, в драки не лезу... Боже, какой я примерный ребенок, осталось еще во время домой приходить и тогда звание "маменькин сынок" мне обеспечено. И все же эти слова были ложью. Почти все, что я говорил в конечном итоге оказывалось враньем, за которое я ничуть себя не корил.
  Живя по правилу "если что-то не нравится, выход знаете где", я зачастую причинял боль, даже сам того не желая и не подозревая. Однако остатки совести все же остались в этой прогнившей душе. И видимо по этому я стоял в коридоре и не собирался уходить. Я ждал звонка, чтоб вернуться в класс, собрать свои вещи и пойти на следующий урок. Спокойно, никому ничего не объясняя и даже не вспоминая о том, что пару минут назад был выгнан из класса.
  Примерный ребенок? Как бы ни так, только не в этом мире, только не в нашей жизни.
  Как-то Женька сказал, что быть одиночкой не всегда выгодно, а главное это стало опасно. Некому прикрыть спину в бою, некому предупредить об опасности. Но он же мне сказал и другую вещь - если у тебя есть дорогие сердцу люди, то ты уязвим для врагов. Рано или поздно они прознают про это и нанесут удар именно по тем, кто дорог.
  Я вздохнул и прислонился спиной к стене коридора. До окончания урока еще десять минут, значит, еще есть время покопаться в себе, попытавшись понять, что же в жизни пошло не так, и в какой момент я стал участвовать в этой игре. И действительно, я совершенно не помню, когда впервые в моих руках оказался смертельный осколок, а может и что пострашнее. Я не помню, как нанес свой первый удар противнику, но я четко вижу, когда закрываю глаза, как капли багряной крови окропляют руки, пачкают ботинки и одежду. Как в стороне, где то далеко, или мне просто так кажется, кричит женщина. Она все видела, видела как я нанес удар, видела как противник, хрипя повалился к моим ногам.
  А я стоял посреди платформы метро и смотрел на свои руки, будто впервые их увидел.
  Интересно, что бы со мной было, оставшись я там до прихода милиции? Как со мной поступили бы, ведь на тот момент я считался несовершеннолетним, у меня и паспорта-то не было.
  Однако, не судьба мне узнать ответ на этот вопрос, ведь я четко помню, как кто-то схватил за рукав и потащил прочь от мертвого тела. И я машинально поддался и последовал за ним, даже не стараясь вырваться. Я бежал, но не видел куда, я слышал голос, но не мог понять, что он говорит. А потом наступила тьма...
  Она пришла столь внезапно, что я даже до сих пор не могу понять - упал я в обморок, или меня ударили по голове. Очнулся уже на диване в гостиной Кости. Голова ужасно болела, а руки все еще пахли кровью.
  -Очнулся? Я тебе поесть принес,- в дверях появился Костя. Видимо это именно он увел меня с той платформы. Выходит, друг спас мне жизнь, а то сидел бы я сейчас на допросе с пристрастием или уже в кутузке.
  - Голова болит,- почему то решил пожаловаться я.- Что произошло?
  - Женька сказал, что это последствие шока. Видимо ты впервые увидел кровь...
  - Не мели ерунды,- огрызнулся я и тут же пожалел о том, что резко дернулся.
  Костя лишь покачал головой и поставил мне на колени поднос с едой. Интересно, это он сам готовил или все же воспользовался материнской стряпней? Поговаривали, что Константин не ладил со своей матерью, у них были какие-то разногласия, а вот на почве чего именно - не ясно. Но у Кота оставался еще отец, который, к сожалению, частенько шел на поводу у своей жены. Боялся что ли?
  Вздохнув и усевшись поудобнее на диване, я оглядел содержимое тарелки. Выглядело довольно аппетитно, о чем тут же поведал мне мой желудок.
  - Долго я проспал?
  Костя слегка призадумался, поглядывая на часы и, видимо, подсчитывая.
  - Около четырех часов. Это если не брать в расчет тот час, который мы с Жэкой тебя тащили.
  Я почувствовал, как кровь приливает к щекам. Почему то стало стыдно, и скорее не перед Костей, которого знаю не один год, а перед Женькой. Прошла всего неделя после того, как мы встретились в метро, и я чуть не столкнул его на рельсы в порыве ярости. Да, никому не пожелаю больше такого знакомства. Домой я тогда пришел весь разбитый, в драной одежде и в крови. Подрались мы капитально, хотя на следующий день при встречи в школе не стали даже задирать друг друга. Как так получилось, что после этого мордобоя мы стали друзьями - до сих пор не ясно...
  Я молча ел, пока Костя объяснял мне, как вышло, что я оказался на его диване в его квартире. С каждым словом мне становилось не по себе.
  - Убил?- тихо переспросил я, откладывая в сторону вилку. Теперь кусок в горло не лез.
  - Убил, иного и не дано было. Видимо этот бой был не на жизнь, а на смерть. Позже Ромка обнаружил у него под курткой пистолет, так что этот несчастный осколок витрины спас тебе жизнь. Только ума не приложу, с чего все началось-то?
  Костя присел на стул и скрестил руки на груди.
  - Не помню, я ничего не помню, кроме лужи крови у моих ног и багряных пятен на руках... А где сейчас Жэка?
  - Ушел домой, не сидеть же ему тут с тобой, дожидаясь пока наша Спящая красавица проснется.
  - Идиот!- разозлился я, но потом все же остыл. Хватит на сегодня скандалов и стычек.- Я пожалуй домой пойду.
  Поднявшись, немного постоял на месте, пока не прошло головокружение, а потом под пристальным взглядом Кости направился к дверям.
  - Родители уехали на дачу, будут только завтра вечером, так что можешь остаться у меня...
  - Спасибо, но я лучше домой.
  - Саш, ты на часы смотрел? Час ночи уже, метро закрыто.
  Я молча выругался, так и оставшись стоять в коридоре с курткой в руках. Голова продолжала болеть, а перед глазами все плыло. Так что же все-таки произошло, почему я потерял сознание?..
  Константин все так же продолжал сидеть на стуле, скрестив руки на груди и наблюдая за мной, будто гипнотизируя. И вот я все же повесил куртку обратно, стянул, уже одетые, ботинки и вернулся к дивану. Говорить ничего не хотелось, в голове все колокола били набат, а во рту до сих пор был привкус крови.
  - Спать будешь тут,- наконец после затянувшейся паузы произнес Кот, поднявший и вернув стул на место.- Планировку квартиры знаешь, так что экскурсию проводить не буду. Пойду в шкафу пороюсь, не ходить же тебе в кровище.
  На губах друга появилась хитрая улыбка, а потом он ушел, оставив меня одного. Порывшись в кармане, я достал телефон и набрал свой домашний номер.
  - Алло, мам, я домой не приду, так что квартира в полном вашем распоряжении...
  Она что то проворчала в трубку, что я когда-нибудь доиграюсь со своим "не приду" и что она в "эти игры" уже не играет, поэтому ей как-то все равно - дома я или нет. Главное позвонил и главное живой.
  Пожелав ей доброй ночи, я отключил телефон и поднял глаза на появившегося в дверях Костю. В руках тот держал подушку, которой тут же зашвырнул в меня.
  - Предоставил маме отчет, да? Завидую я тебе, она ведь никогда не ворчит без повода, позволяет делать, что пожелаешь. Вот бы мне такую.. Или свою перевоспитать, что вряд ли. Саш, а ты помнишь нашу первую встречу?
  - Я назвал тебя каланчей, заявив, что ты проглотил палку... Хотя нет, в тот момент я лишь подумал об этом, а сказал я уже позже. Там еще была Нора, которая заявила, что я самонадеянный эгоист и что такому не найти истинных друзей...
  В коридоре зазвонил телефон, поэтому воспоминания пришлось прервать. Я молча сидел на диване, продолжая сжимать в руках подушку, и случал, как Кот разговаривал с кем-то. Видимо это звонил его родители, ведь друг объяснял, что все в порядке и что он уже никуда не пойдет. И это я еще "маменькин сынок"? Я хотя бы не отчитываюсь за каждый шаг. И все же странные у него родители.
  - На чем мы остановились?- Кот вернулся в зал спустя пару минут.
  - Ты хотел принести мне вещи и одеяло,- усмехнулся я.
  - Вещи да, а про одеяло речи не было.
  - Побойся бога, хвостатый, я же замерзну. К тому же если я буду спать под одеялом или хотя бы пледом, у меня не будет бредовой мысли, что я могу пагубно влиять своим видом на самого приличного человека в нашей компании.
  Костя хмыкнул, но все же ушел за обещанными и не обещанными вещами...
  
  Из воспоминаний о прошлом меня, как и было очевидно, выдернул звонок, а так же легкое покашливание. Подняв голову и перестав разглядывать мысы своих кроссовок, я перевел взгляд на высокую стройную и довольно привлекательную девушку с короткой стрижкой.
  Настя. И как я сразу не догадался, ведь запах ее духов ни с каким другим не спутаешь. Интересно, давно ли она тут стоит?
  - Что происходит?- спокойным тоном произнесла единственный психолог в нашем коллективе.- То тишина и отстраненность. Теперь вот ор на всю аудиторию и резкие выпады в адрес однокашников. У тебя проблемы?
  -Нет у меня никаких проблем, просто откровенно достало уже все.
  Я облокотился спиной о стену и взглянул себе под ноги.
  Настя была той девушкой, о которой мечтали почти все в универе, но вот беда, она не обращала ни на кого внимания, как на плод любви и страсти. Скорее она в каждом парне видела игрушку или даже марионетку. Анастасия могла разыграть комедию, трагедию, пролить море слез или радостно посмеяться, если это ей было выгодно.
  Легко находя общий язык со многими нашими друзьями, я так и не смог понять, почему именно с ней, оставшись наедине, все мои мысли куда-то испарялись. Привыкший болтать больше положенного, зачастую я сидел напротив нее и чаще всего пытался себя чем-то занять, лишь бы не думать о гнетущей восковой тишине, висевшей меж нами.
  О нет, мы не были совершенно чужими друг другу. Просто взгляды на мир не позволяли порой безмятежно улыбнуться и начать нести чушь, как-то бывало в компании с Женькой или Костей. И все же со временем тишина переросла в нечто иное.
  Как только для личной выгоды мы решили заявить, что являемся якобы парой, начались неприятности. И дело не в каких-то там ее воздыхателях или моих поклонницах, которые не понятно, откуда берутся. Дело в том, что наигранные отношения разбавлялись не наигранными скандалами.
  Чаще всего эти самые скандалы возникали на почве манер поведения или тех же взглядов. Настя ни раз уже грозилась самолично отправить меня на тот свет, если я не возьмусь за голову и не выкину всю дурь из головы. Порой скандалы затягивались, но потом наступало такое время, будто ничего и не было, и мы вновь продолжали играть свои роли в маленьком спектакле именуемым жизнью.
  - Так и будешь молчать?- она проследовала за мной до самого кабинета, подождала, пока я возьму сумку, а потом пошла дальше по коридору.- В последнее время все какие-то нервные стали. Подумываю раскошелится и купить вам успокоительного. Валерьяна весьма неплохо помогает при нервных расстройствах.
  - Со мной все в полном порядке,- вздохнул я. Ну, в конце-то концов, не спорить же мне с ней по пустякам.- Просто уже достало это все... Надоело слышать шушуканье за спиной, а когда обернешься, видеть милые улыбки. Достало.
  Я стиснул кулаки и остановился посреди коридора.
  - Понимаю...- начала Настя.
  - Ни черта ты не понимаешь! Ты даже представить не можешь, как меня все достало. Скандалы дома, тут черти что... В голове кавардак. Может и правда надо было давно отправится Туда?
  - Может, успокоишься, и мы поговорим нормально?
  Нервное хихиканье слетело с моих губ, а потом я вздрогнул, ощутив, как чьи-то руки сжали мои плечи в объятиях.
  - Давайте вы не будете ссориться?- тихим и вкрадчивым голосом произнес Женька у самого уха.- Вы два моих дорогих человека, не хочу видеть ваши скандалы. Уж лучше молчите и общайтесь молча.
  - Раз в полгода,- хмыкнула Настя, поправив сумку на плече.- Все же я вас не понимаю. Люди, разве можно обращать внимание на такие мелочи, как мнение о тебе других? Саш, ведь тебя раньше это мало волновало...
  - Мало,- кивнул я, выбираясь из цепких лапок Женьки.- Да только все меняется. И если ты почти постоянно сталкиваешься с мнением других о тебе - не важно плохим или хорошим - ты непременно начнешь прислушиваться. А потом, как следствие, делать соответствующие выводы.
  - А как же стена, что была воздвигнута столько лет, и которая отделяла тебя от окружающего мира?
  - В ней появились трещины...
  Я поправил рубашку и пошел прочь.
  
  Оставшееся время в университете пролетело сравнительно быстро. Я не успел и глазом моргнуть, как уже стоял в холле и застегивал последнюю пуговицу черного пальто. За этот год друзья не однократно мне говорили, что строгое пальто никак не сочетается с рваными джинсами и кроссовками, но мне нравилось, а главное было удобно. Разумеется, я мог бы одевать строгие брюки и ботинки, которые сам же купил три месяца назад, но ведь в них неудобно бегать. Вот и приходилось одеваться как разгильдяй, разумеется ради собственного самосохранения, ведь в нашей жизни и в "работе" мы каждую минуту были под дулом чьего либо ствола.
  И пусть Женька говорит, что другие прикроют, пусть уверяет, что все мы одна команда, рано или поздно подобному придет конец. У всего ведь в этой жизни есть финал.
  - Саш, ты домой?- уже у самого выхода меня нагнала Машка.
  - Угум,- кивнул я, пропуская девушку вперед.
  - Тогда вместе поедем, если ты не против.
  В метро было почти безлюдно. Войдя в вагон, я огляделся и решил расположиться в углу на самой последней скамейке, или как еще можно назвать сидения в вагоне поезда? Мария присела рядом и, тут же выудив из сумки книгу, погрузилась в чтение.
  Достав плеер, я еще раз оглядел пассажиров: воркующая парочка у одного из выходов, явно собирающаяся выходить на следующей станции, пожилая старушка, читающая странную брошюру, видимо недавно сорванную с какой-то стены, мужчина, сидящий в противоположном углу вагона. Люди как люди, ничего необычного. Я размотал наушники и включил плеер, который тут же заговорил голосом Горшка из "Король и Шут".
  Ребят я ждать не стал. Да и с чего бы это, ведь у каждого свое расписание и свои планы. Мы и вместе то собираемся, когда есть сложное задание, а тут такой пустяк как дорога домой. Да и живу я на другом конце города, чего не скажешь о таких соседях, как Женька, Настя и Костик. Не удивительно, что они почти всегда вместе.
  Вагон тряхнуло, и я машинально открыл глаза. Мария все так же была поглощена чтением и лишь изредка смежала веки, будто прокручивая в голосе уже прочитанные строки. Я оторвал от нее взгляд и вновь огляделся. Передо мой сидели двое парней и о чем то шептались, изредка поглядывая в нашу с Марией сторону. Одеты они были вполне обычно для нынешней молодежи, даже почти инкубаторски, ведь различались только по наличию у одного кепки цвету одежды. Однако что то в них все же было не так. Их взгляды выражали скорее недовольство, ярость или даже отвращение, нежели банальное любопытство и желание постебаться над "не таким, как они".
  В любой другой момент подобное поведение меня бы насторожило, но сегодня я был опустошен своей же ненавистью и небольшой перепалкой с Настей, а посему, взглянув еще раз на Машу, вновь закрыл глаза, погрузившись в свои мысли и музыку.
  - Эй, приятель, интересный значок у тебя на пальто. Может, поведаешь мне и моему другу, что он означает?
  Я вновь открыл глаза. Теперь один из парней стоял рядом со мной и нагло разглядывал эмблему нашего Наставника. Такие были у каждого, кто являлся Чистильщиком. Мы обязаны были носить их на виду, чтоб люди из Нашего мира при встрече знали, кто перед ними.
  Я с неохотой поставил плеер на паузу и взглянул на парня, отметив про себя, что моя спутница напряглась, а ее взгляд перестал бегать по строчкам.
  - Просто значок, такие можно купить в любой палатке. На той же Горбушке или на ВДНХ в павильоне рок-отрибутики.
  - Ты видимо не понял, парень, мы спросили, что он обозначает, а не где можно приобрести.
  Я поздно сообразил, что предо мной не просто Проходящие Мимо Жители большого города, а такие же, как и мы, Чистильщики. Только их профессия значилась слегка иначе. Теперь я смог распознать в лице второго парня студента, что днем просил закурить. Видимо им что-то было нужно, раз решили заговорить, когда вокруг никого.
  - Да ничего, собственно, он не означает. Просто прикольный значок,- отмахнулся я и уже собирался вновь включить плеер и закрыть глаза, но тут парень, сидящий напротив, поднялся. В его руке что-то блеснуло.
  - Пентакль Соломона не может быть простой "прикольной вещицей",- тихо зашипел второй.- Он определенно что-то обозначает. В нашем кругу.
  - В вашем? Простите парни, но если вы таким способом пытаетесь выбить у меня деньги на пиво или знакомитесь, то смею вас огорчить. Во-первых, я сейчас на мели, ну и во-вторых, я не интересуюсь парнями. Вот были бы вы девушками, тогда разговор, может быть, и удался.
  Мария рядом тихо хихикнула, а затем вскрикнула и вскочила на ноги.
  Все произошло неожиданно быстро. Один из "пришлых" метнулся вперед и попытался пустить в ход нож, но мне удалось увернуться. Вот именно в такие моменты я бываю безумно рад, что ношу в противовес моде кроссовки и джинсы вместо строгого наряда.
  Нож врезался в спинку скамейки да так там и застрял. Пока парень в кепке пытался вытащить свое оружие из обивки, второй уже во всю наступал, заставляя пятится. Пассажиры, позабыв про свои занятия, с ужасом в глазах наблюдали за происходящим. Мария нажала на кнопку вызова машиниста, но та почему-то не захотела работать.
  - Вам разве не говорили, что время таких вот молокососов давно прошло? Не пора ли уже вернуться в люльку.
  - Молоко... Что? Послушай, приятель, на сколько ты меня старше, месяца на два-три?- на моих губах заиграла ехидная улыбка, а пальцы нащупали под пальто извечную спутницу "бабочку".- Какого черта тут вообще происходит?
  "Кепка" нервно хихикнул и вновь дернул за нож. Тот резко выскочил из спинки, от чего парень по инерции повалился назад. Видимо ума у этих дылд было гораздо меньше, чем мускулов. Интересно, кто вообще способен с такими работать, да и на что они годятся? Разве только чтоб резать всех направо и налево...
  
  
  - Кот, ну сколько тебя можно ждать, в конце-то концов. Живее давай.
  Женька явно куда-то опаздывал, но ехать один не желал, поэтому и дергал приятеля. Костя же с умным видом игнорировал все выпады и продолжал завязывать злосчастные шнурки, которые после каждой пары шагов вновь развязывались.
  - Если тебе так не имеется, то иди один. Я не хочу по твоей прихоти навернуться из-за собственных шнурков.
  - Ботаник, может. клеем их зальем? Так уж точно не развяжутся.
  - Ну да, как же, гениальная мысль, Ватсон,- скривился Капитанский.- Только как я их потом снимать буду? И вот только попробуй мне сказать про "резать", тут же урою.
  Женька рассмеялся, но говорить ничего не стал. Через пару секунд они вновь шли по аллее в сторону дома. Вечер был на удивление тихий, если не считать лая собак на площадке и песен, долетающих из окон домов.
  - Кому-то сейчас ой как весело, а нам еще идти черти сколько. И по каким это таким законам мы должны заканчивать позже всех?
  Жэка поправил сумку на плече и вздохнул. За сегодняшний день он устал, да к тому же был чертовски голоден. Так что мысли его теперь были направлены только в сторону дома, ужина и дивана. Про задания на дом даже говорить не хотелось.
  - Пятница...- выдохнул Жэка и тут же остановился.- Ты слышал?
  - Что?- Кот вопросительно посмотрел на друга, подергав от нетерпения за лямки своего рюкзака.
  - Показалось, будто кто-то идет за нами,- оглядывая аллею, продолжил Женька.
  - У тебя паранойя, приятель. То за тобой следят, то теперь преследуют. Думаю, тебе пора поговорить с Настей не как с другом, а как пациент с доктором.
  - Ты вот сейчас что сделал?
  - Что?
  - Мне показалось, или ты назвал меня психом?
  Константин рассмеялся. Порой Женька находил проблемы даже там, где их в принципе и быть не могло.
  Махнув рукой, Капитанский пошел дальше, слыша шаги друга за спиной.
  - И все же обратись к Настене, может оно и к лучшему будет.
  Спустя час они стояли возле дома Женьки и собирались расходиться.
  - Я подумаю, но я не псих!- погрозил Женька другу.
  - Разумеется, нет. Что ж, я пошел. До завтра.
  - Бывай!
  Со скрипом за спиной закрылась железная дверь подъезда, и Женька уже сделал пару шагов в сторону лестницы, как почувствовал чье-то присутствие. Нападавший метил аккурат в голову, но промахнулся. Не иначе как судьба была в эту ночь благосклонна к Женьке, ведь удар должен был быть смертельным.
  Увернувшись и швырнув в нападавшего сумкой, Женя тут же нанес ему мощный удар ногой в живот. Нападавший отлетел к стене, но тут же поднялся на ноги.
  Его мерзкий скрипучий смех пронзил тишину подъезда и отразился от стен. Мужчина был среднего роста, довольно худоват, но двигался проворно. Женьке пришлось изрядно потрудиться, чтоб обезоружить его, выбив из руки нож, и вырубить. По расчетам парня, времени, пока нападавший будет валяться в беспамятстве, должно было хватить до приезда милиции. Однако Женька медлил.
  В свете единственной лампы, юноша принялся изучать нападавшего и тут же заметил эмблему Падших - на воротнике куртки мужчины красовался значок с перечеркнутой надписью "RIP".
  Изначально Падшие входили в состав Чистильщиков, точнее одного из подотрядов. Но потом что-то произошло и договор с ними был расторгнут. Наставник напрочь запретил даже упоминать о Падших, не говоря уже о том, чтоб иметь с ними какие-то совместные дела.
  Женька присел на корточки и резко сорвал значок с куртки. Затем он вновь поднялся, набрал номер милиции и сообщил о побитом бомже, валяющимся в подъезде. Имени своего парень не стал называть.
  Лишь после того, как за ним захлопнулась дверь квартиры, юноша смог вздохнуть с облегчением. Но дело было не окончено. Раз на него с ножом бросился один из Падших, значит, и на других могли напасть.
  Впопыхах скинув рваную куртку и ботинки, Женька прошел в ванную, чтоб его не могла подслушать мать, включил воду и набрал номер Насти.
  Девушка долго не отвечала, и Жэка уже начал нервничать, но вот раздался щелчок и в трубке послышался знакомый голос.
  - С тобой все в порядке?- тут же осведомился Женька.
  - Ну, если не считать прорванную трубу в ванной, а брат будет дома только завтра, то все нормально. А ты чего такой нервный-то, что-то случилось?
  - На меня напали в подъезде, как только я распрощался с Котом.
  На том конце повисла пауза, а затем все такой же спокойный голос Анастасии поинтересовался:
  - Ты хотя бы цел остался? Или мне придти и, как заботливой мамочке, осмотреть раны?
  - Я цел, только куртку порвал, но это не беда. Обзвони наших, надо удостоверится, что все целы, а я пока попытаюсь связаться с Наставником и выяснить, почему Падшие вышли на поверхность.
  - Хорошо, звони если что узнаешь.
  Она повесила трубку, и Женька остался один на один с тишиной квартиры и гудками телефона.
  Случившееся не выходило из головы. Их предупреждали, что могут открыть охоту, как только узнают, кто они и чем занимаются. Но почему-то Женька не верил, что все это может быть правдой. Не верил, пока Падший не попытался его убить...
  
  Бежать по мокрой от дождя мостовой было не так-то просто. Ромка пару раз споткнулся, но все же сумел удержаться на ногах. Весь день его не покидала мысль, что должно что-то случиться и вот его опасения стали явью. Не успел Гераськин покинуть здание своего колледжа, как тут же наткнулся на компанию каких то амбалов, явно в нетрезвом состоянии.
  Роман, разумеется, обошел их, перейдя на другую улицу, но тут же оказался впутан в другую историю.
  Теперь же, перепрыгивая через невысокие заборы и бордюры, парень старался понять, как такое могло произойти, что он не заметил эмблемы, о которой им говорили чуть ли не каждый день.
  Роман ругал себя за невнимательность, продолжая слышать за спиной топот ног преследователей. Они что-то кричали, но юноша не мог разобрать. Кровь стучала в ушах, перед глазами начинало темнеть от усталости и долгого бега, пот, стекающий по лицу, мешал нормально видеть дорогу.
  Наконец, завернув за угол, Роман спрятался в каком-то подъезде, и тут же сработал телефон.
  - Слушаю,- задыхаясь, ответил Гераськин.
  - У тебя вечерний марафон, решил спортом позаниматься что ли?- Анастасия хихикнула в трубку, но через секунду уже была серьезна.- Женька просил обзвонить всех, чтоб узнать живы ли...
  Роман вздохнул и прикрыл глаза. Видимо и правда что-то случилось, раз Женька просит, а Настя выполняет. Обычно девушка делала лишь то, что сама хотела, не слушая других и уж тем более, не выполняя какую-либо работу по просьбе.
  - Я жив...- откашлявшись, продолжил Роман шепотом.- За мной тут какие-то типы гонятся, но я вроде ушел от них. Что с Женькой?
  - Женька в норме, на него напал Падший. Откуда он взялся, пока не выяснили. Точнее Жэка решил сперва связаться с Наставником. Ром, тебе далеко до дома-то? Может, кого из ребят дернуть, чтоб помогли?
  - Нет, я в норме, еще пара кварталов осталось. Вот только,- парень замолчал,- стоит ли идти домой? Может, они этого и добиваются? Насть, ты другим звонила?
  Анастасия с минуту молчала, будто что-то обдумывая, а затем, вздохнув, заговорила:
  - Кот дома уже, говорит, что за ним кто-то шел, но он во время скрылся в подъезде. Про Женьку ты знаешь... Я не могу дозвониться Сашке, но думаю это потому, что он еще в метро, а там сеть не берет. Позвоню позже.
  Рома зачем-то кивнул, будто девушка могла его видеть и понять этот жест.
  Затем он простился с Настей и выглянул на улицу. Никого не было. Вероятно, преследователи решили, что парень ушел от них, и прекратили погоню. Поправив рюкзак за спиной, Гераськин рванул в сторону своего дома.
  Лишь оказавшись в квартире, юноша смог нормально отдышаться и уселся на пол, даже не раздевшись.
  - Милый, это ты?- из кухни вышла Валентина Николаевна - мать Ромки.- Что с тобой, сынок, за тобой кто-то гонится?
  Ромка помотал головой и прикрыл глаза.
  - Тогда почему ты так запыхался?- не унималась мать.- Что случилось?
  - Ничего, мам, просто решил немного побегать перед сном. Спортом заняться, ведь это полезно.
  Парень поднялся на ноги, снял куртку и ботинки, а затем скрылся у себя в комнате.
  Сердце продолжало бешено колотиться в груди, а дыхание очень медленно восстанавливалось. Ромка переоделся и вышел из комнаты.
  Валентина Николаевна хлопотала на кухне, готовя на стол к ужину. Они жили вдвоем, ведь отец давно ушел из семьи, но присылал деньги. Кем он был - Ромка уже и не помнил.
  - Может, все же расскажешь?- попыталась разузнать мать.
  - Нет,- отрезал Роман и покосился на радиотрубку городского телефона.- Я позвоню?
  Мать кивнула и отвернулась к плите.
  Набрав номер Женьки, Ромка ждал около пяти минут, а потом с видимым для себя облегчением услышал знакомый голос.
  - Жэк, что случилось? Ты в норме?
  - Да все замечательно, только теперь куртку чинить надо, а денег, ты сам понимаешь, нет. Настя уже сказала, что ты тоже чуть не влип в историю. Надеюсь, все обошлось?
  Роман покосился на мать и покинул кухню.
  - У них на куртках были знаки Падших. Я сперва не поверил, что это возможно, но потом один из них отчетливо назвал меня монстром нашего века, убийцей... Жень, разве возможно, чтоб все сказки Наставника были явью?
  Евгений помолчал, вертя в руках карандаш.
  Он не знал, что ответить на данный вопрос, ведь ответа просто не было. Наставник не стал разъяснять, что к чему, а просто заявил чтоб ребята были начеку и по одиночке не ходили.
  - Жень, ты тут еще?- Роман вновь начинал нервничать.
  - Да, просто задумался,- до слуха Гераськина долетел звук падающего карандаша.- Все наши вроде целы, мы Норе тоже звонили, ведь она близкий друг, все время с нами. Только вот Алекс недоступен, думаем позвонить позже. Когда он должен дома быть?
  - Где-то в районе девяти,- неуверенно произнес Роман и посмотрел на часы.- Еще полчаса, верно?
  - Угу,- рассеяно кивнул Евгений.- Вот если не ответит, тогда можно будет начинать бить тревогу. Но думаю, что все обойдется... Доброй ночи.
  - Жень, но...
  В трубке послышались гудки. Видимо Женьке надоело посвящать Рому в события, как и надоело играть роль заботливого. Да он по своему переживал, но неотвеченый звонок это еще не повод для паники.
  
  Новая станция оказалась спасением. Не знаю, что бы было со мной и Марией, если бы в какой-то момент двери вагона не отворились, являя собой путь к отступлению.
  Схватив девушку за руку, я рванул к выходу. Лишь оказавшись по ту сторону от уже закрывшихся дверей поезда, я смог вздохнуть с облегчением. Но и оно не было продолжительным...
  - Куда теперь?- недовольно поинтересовалась Маша, продолжая сжимать мою руку.
  - Бежать...- тихо ответил я, заметив двух парней, идущих в нашу сторону. По всей видимости, Падшие устроили облаву на Чистильщиков.
  - Бежать? Саш, что вообще происходит?
  - Потом объясню, а пока не останавливайся.
  Мы сорвались с места и помчались в сторону выхода из метро. Кровь стучала в висках, ноги периодически подкашивались от усталости, навалившейся за весь день, но мы продолжали бежать.
  В данный момент у меня была цель - защитить Марию, ведь сам-то я как-нибудь выкручусь из этой ситуации, не впервой убегать и драться, но подставлять под удар жизнь девушки я не собирался.
  Оказавшись на улице, мы немного перевели дух и огляделись.
  Народу было мало, в основном все уже разъехались по домам в предвкушении отдыха.
  - Саш, может, все же вернемся и попытаемся прошмыгнуть в вагон? Сомневаюсь, что в толпе они смогут нас заметить, а если и заметят, то за поездом им точно не угнаться.
  Мария прислонилась к стене, прикрыв глаза. Она еще ни разу так быстро не бегала, ведь в жизни ей не приходилось ни от кого удирать. И ведь все так и могло остаться, если бы она некоторое время назад не предложила отправиться домой вместе...
  - Этого не должно было случиться. Нельзя тебя в это впутывать, не твоя это жизнь...
  - Дорожки жизни у всех разные, но порой они пересекаются, а иногда даже сливаются в одну,- она открыла глаза и улыбнулась.- Бежим? Я слышу шаги на лестнице.
  Я кивнул и протянул ей руку, наблюдая, как Мария улыбается, подходя ближе... И стоило моим пальцам ощутить тепло ее ладони, как я тут же сорвался с места, увлекая подругу в темноту городских улиц...
  
  Меня разбудил телефон. Почему-то он находился на соседней подушке, а не валялся в сумке или на столе.
  Не ходя открыв глаза, я огляделся и вздохнул. Вчерашний день отпечатался в сознании, словно кошмар, который теперь будет преследовать вечно. Ничего тут не поделаешь, каждый в нашей компании уже давно смирился с такими вот ситуациями, теперь их принимали как нечто должное, неотъемлемую часть самой жизни.
  Дисплей телефона показывал номер Женьки. Видимо лидер все же переживал за своих, хоть и редко показывал это. Вообще, Женька был неплохим парнем, даже скорее хорошим, особенно как друг.
  Еще тогда в метро при первой встрече, я невольно заметил, что хотел бы иметь такого вот товарища, способного явиться именно тогда, когда он тебе нужен, а не околачиваться рядом почти постоянно.
  Телефон продолжал неистово орать, а я не знал, что ответить. Внутреннее Я подсказывало, что Жэка звонит из-за вчерашнего инцидента в метро. Откуда он узнал об этом, не сложно было догадаться... Разумеется, Женька вряд ли знал, что наткнулся на Падших я именно в метро, но про сам факт нападения наверняка уже было известно всем.
  Еще раз вздохнув, я взял трубку.
  - Долго же ты спишь, я уже собирался отключаться,- голос Евгения не выражал никаких эмоций, будто он говорил заученный ранее текст.- Вчера произошло несколько нападений на наших. Все целы, но все на тебя злы... Сложно было позвонить и сказать, что все в порядке?
  - Я поздно вернулся домой. Пришлось, чуть ли, не квартал бежать...
  - Оправдания, оправдания и еще раз оправдания. Чушь полнейшая,- Жэка фыркнул и, кажется, даже усмехнулся.- Ладно, главное, что все наши живы и целы. Впредь просто будь любезен найди силы хотя бы на долбанную смс-ку.
  - Постараюсь, но не обещаю...
  - Самолично убью.
  В трубке послышались гудки.
  И все же Женька был еще тот тип. Он никогда ни с кем не сюсюкался, порой даже информацию не разглашал, хотя она предназначалась всем.
  Его девизом была простая фраза - "Один за всех, и каждый сам за себя". Да, мы поддерживали друг дружку, помогали, но в основном старались все делать независимо от остальных.
  Главным в нашей жизни было не привязываться и не привязывать, ведь сегодня ты жив, а завтра тобой обедают черви...
  
  
  Глава четвертая.
  
  "В объятьях ночи звезды сиянье,
  Признаться хочется - очарованье.
  Путь Млечный, гоню по встречной
  На встречу ветру, свету, звездам и планетам..." (Face2Face - В объятьях ночи)
  
  Она отличалась... На вид хрупкая, нежная и ранимая, в душе она была совсем другой. Твердое, как камень сердце, душа, израненная в кровь, но продолжающая существовать.
  Нет, она не жила в этом мире, она просто плыла по течению, существовала в толпе. И только ночью, под рев мотора и под ощущением ветра в лицо, она начинала жить.
  Впереди бесконечная дорога, по бокам огни, как светляки они мелькают и исчезают во тьме... И есть только одна мысль - вперед, не сворачивая с пути, не оглядываясь, только вперед...
  И в этом безумии ветра, мотора и дороги, она была королевой, богиней и самим вихрем. Во всем первая, никому не уступая ни в любви, ни на трассе... Этот ночной мир был ее и только ее...
  Я знал ее уже давно, мы столько раз выручали друг друга, что у меня и сомнений не возникло, кому звонить и с кем поделиться своими состоянием и мыслями.
  Она не сразу взяла трубку, возможно, отсыпалась после очередной гонки.
  - Надо поговорить,- спокойно сказал я, глядя куда-то в пол и ожидая ее ответа.
  - Приезжай...
  Ни слова больше, просто, четко и понятно. И я понимаю, она будет ждать, как ждала всегда. Ждала в ночи, когда я участвовал в драках, когда я пропадал надолго.
  Она ждала, потому что знала, что является лучиком солнца в моем темном мире. Моя сестра, моя любимая, часть меня самого...
  Моя Алиса...
  
  Дверь была открыта, поэтому мне не пришлось дотрагиваться до старого звонка. Переступив порог, я прикрыл ее, а потом и вовсе захлопнул.
  - Это ты?
  - Да...
  Она не вышла из комнаты. Просто подала голос, чтоб я знал - она ждет.
  Оставив куртку в коридоре, прошел в комнату. Алиса сидела у окна и курила. Тонкая фигура на фоне серого Московского неба. Ветер играл с ее волосами и легкой рубашкой. Кажется, она была мужская и доставала до бедер.
  - Что случилось?- Алиса повернулась ко мне и пристально заглянула в глаза.- Просто хреново? Ты же знаешь, что я в это не поверю.
  Она выкинула окурок в окно и поднялась на ноги. Густые кудри черного цвета обрамляли бледное лицо, алые губы были чуть приоткрыты, а так мной любимые глаза выглядели сонными.
  Алиса подошла ко мне и улыбнулась. Так она улыбалась только мне, и я прекрасно это знал.
  - Смерть...- с усмешкой произнес я, отвечая на ее взгляд.
  - Никогда нас не получит,- отозвалась она.- Идем, у меня как раз сварился кофе. Думаю, ты не откажешь мне в компании?
  Я рассмеялся.
  Моя милая Алиса, сколько лет прошло с тех пор, как мы были вместе? Как давно это было, да и было ли вообще.
  - Я чуть не погиб этой ночью,- проследовав за ней, я присел на табурет и прикрыл глаза.- Но страшно не это... Я чуть не подставил под удар невинного человека.
  Алиса молча слушала, разливая кофе и ища что-нибудь перекусить в холодильнике.
  - А я научилась готовить,- неожиданно весело произнесла она, оборачиваясь.- Думаешь, я буду хорошей женой?
  - Смотря для кого...
  - Саш, наш мир не так прост. Он не был простым и розовым никогда. И замечу, что именно ты меня в этом убедил...
  Я усмехнулся. Разумеется, кто как не я любил разбивать невинные мечты о счастливом мире. Сам не верил в это и не позволял верить другим.
  - Много лет назад, один мальчишка, улыбаясь, предложил мне из стульев сделать кораблик. Я согласилась, и вместе мы отправились в выдуманное плавание. Нам было хорошо там, пока не пришла пора возвращаться к реальности. Тогда я очень не хотела этого делать, ведь уже знала, что в реальном мире не все так сказочно, как в мечтах. Но этот мальчик улыбнулся, заверив меня, что если есть такое место, где светло и радостно, то и жизнь можно принять гораздо проще...
  Я молчал. Да, все так и было, как будто кораблик существовал всегда. Как будто стоило выйти за порог, и тв вновь мог окунуться в тот мир...
  - А потом мальчишка пропал...-продолжала Алиса.- чтоб вернуться спустя несколько лет. И именно в тот момент, стоя возле колодца, я смотрела на него, такого знакомого и незнакомого одновременно. Я смотрела и понимала, что теперь мы будем вместе всегда...
  - Лис, все это в прошлом... Детство не вернуть, можно только вспоминать его...
  - Мы же все еще вместе... Но ответь мне, какого черта ты тут скис? Я за тобой такого не замечала раньше.
  Я усмехнулся, приняв из ее рук кружку с кофе.
  - Как и я не замечал за тобой "возвращений в прошлое". Но все это лирика, я в порядке, просто действительно испугался за Машу.
  Алиса рассмеялась, а затем, подавшись вперед, легко поцеловала меня в щеку.
  - Составь мне сегодня компанию... Я участвую в гонках, хочу чтоб ты поехал со мной, ощутил вкус свободы, ветер и рев мотора. Все проблемы уйдут, вот увидишь.
  - Согласен...
  
  Почему-то в тот момент у меня не возникло никаких вопросов. Даже голос разума молчал..
  В университет я не поехал, проведя этот день с Алисой. Мы вспоминали нашу жизнь, которая была как зебра с черными и белыми полосками. Вспоминали и знакомство, расставание, времена, когда нас было больше, когда с нами еще были Влад, Ксения, Стася... Теперь все они далеко, за пределами нашей досягаемости. Теперь они просто забыли о том, что когда-то, смеясь, мы все вместе собирали жимолость, чтоб потом сесть на крыльце и всю ее съесть.
  Те времена были по истине счастливыми, ведь мы были еще детьми, пусть даже с нестандартным для детей взглядом на мир.
  Прошло время, и нас осталось только двое. Мы вместе, когда плохо и когда радость переполняет сердце. Порой достаточно улыбки или даже смайлика в сети - сразу тепло на душе, сразу чувство, что ты не одинок в этом бескрайнем мире.
  "Мир - одиночество"... Один из прекрасных сборников Мандельштама. Не каждому дано его понять, а тот, кто смог, становится фанатом или просто любителем этого автора.
  
  Весь день телефон надрывался. Звонили Женька, Настя, Кот... Звонила Маша. Я не брал трубку, а на смс отвечал коротко - "все хорошо".
  И это была правда. Рядом с Алисой я забывал про проблемы.
  Так незаметно подошел вечер и время гонки. Вместе с Лис я вышел из квартиры, направился к ее любимой машине. Это была ее первая любовь, второй являлась ночная дорога, а потом уже отводилось место в сердце и мне. Другие парни там как-то не задерживались надолго. Видимо, они просто не могли сосуществовать бок о бок с экстримом дороги, адреналином гонок...
  
  Ночной город никогда не был похож на того серого монстра, коим он был днем. Новые краски, яркие, сочные. Огни витрин, мчащихся вперед и навстречу машин, фонари, начавший таять снег.
  Март еще холодный месяц, но все же привычно называть его весенним.
  Алиса взяла курс в сторону Воробьевых гор. Там уже много лет, как собирались любители дороги, адреналина и рева железного коня.
  - И так, всю гонку со мной, или будешь зрителем?- ее глаза блестели, Алиса оживала.
  Вот солнце совсем скрылось, уступив место ночи и ее жителям.
  - С тобой до конца,- я смотрел вперед, наслаждаясь этими минутами. Они были прекрасны, ведь мелькающие огни позволяли забыться.
  Алиса удовлетворенно хмыкнула и вдавила педаль газа в пол...
  
  Я редко кому про них рассказывал. Это другая жизнь, полная безбашености, странностей и таких разных людей.
  Это была другая компания, совершенно отличающаяся от Чистильщиков. Тут были другие законы, ты был своим, всегда... Если это слово вообще существует.
  Алиса принадлежала этому миру, миру ночи, где снимаются маски и остается лишь голая реальность.
  Гонки по ночной Москве это было нечто по истине невероятно...каждый изгиб дороги, лязг тормозов, рев мотора.. Где то противник не вписался в поворот и вылетел на встречную, тут же раздался удар.
  О да, они никогда не ограничивали пространство, не оцепляли трассу. Чем больше препятствий, тем выше адреналин, тем сильнее чувство жизни. И никому не было дела до простых мирных граждан. Ночь не их время...
  Алиса улыбалась. По ее лицу можно было определить степень ее оживления. Кровь закипает и с новой силой бежит по венам, глаза блестят, пальцы крепко держат руль.
  Она была мастером своего дела. Дорога была ее миром, ее жизнью. Тут она чувствовала себя, как рыба в воде. Тут она была королевой и богиней.
  - Шульман, как успехи?- стоило Алисе припарковать автомобиль после одной из начальных гонок, к нам подошли трое ребят. Это была другая компания, в которой ты действительно не задумываешься ни о чем. Они уже привыкли к яду в словах, к резким действиям. Они - это вторая сторона монеты.
  - Здорово, отличная гонка, Лис, не сомневался в твоем успехе.
  - Yes baby,- рассмеялась Алиса, прислонившись к машине и скрестив руки на груди.
  - Сегодня тут шумно, даже немного непривычно,- Шульман окинула толпу взглядом.- Огромный муравейник... И откуда только они берутся.
  - Размножаются почкованием,- подмигнул девушкам Егор.- И так, что за шоу нам ждать сегодня? После такого первого проката ты просто обязана показать что-то фееричное.
  Алиса хитро улыбнулась, скосив взгляд в мою сторону.
  - Увидите, терпение главное. Кстати, где этот индюк Максим? Говорят, что он мнит себя самым крутым.. Хотелось бы проверить эту его "крутизну".
  Шульман принялась вновь изучать толпу.
  - Индюка не вижу, а то можно было бы зажарить на Рождество, а вот павлина общипанного наблюдаю.
  Алиса отошла от машины и принялась с Ириной разглядывать будущего соперника. Мы с Егором остались на месте.
  Прохладный ночной воздух расслабляюще действовал на весь организм. Постепенно забылось все, что произошло и происходило до этого момента. Теперь была только эта толпа, музыка, рев моторов и смех ребят.
  Каждый из них по-своему добивается свободы и жизни. Каждый знает, чего хочет этой ночью...
  
  Пламя, стеной поднималось к черному небу, оно будто говорило о том, что в моей жизни еще не достаточно смертей и боли. Слишком малую цену я заплатил за свое существование, ведь за все нужно платить. Каждый день и час имеет свою плату...
  Я смотрел на огонь, на толпу, снующую туда-сюда и пытающуюся хоть как-то сбить пламя. Казалось, что я попал в какой-то фильм ужасов. Кругом кричали люди, кто-то плакал, кто-то истерично смеялся, а мне хотелось кричать... Хотелось разжать пересохшие губы и закричать что есть мочи. И кричать, не останавливаясь, будто вместе с криком можно потерять эту треклятую жизнь, отдать ее вместе с воздухом другому..
  Шаг, еще один. Чья-то рука ложится на плечо, а на глаза наворачиваются предательские слезы.
  "Сашка, ты же сильный, ты справишься".
  И крик все же срывается с губ. Я падаю на колени, в грязь, в лужу после недавнего дождя и стискиваю голову руками. Она раскалывается, будто в черепную коробку вонзили сотни раскаленных гвоздей. Все тело ноет, будто это я нахожусь там, в горящей машине, будто это я попал в аварию, а не Егор.
  "Ты сильный, Саша, ты справишься..."
  Проклятье, как я устал от этого. Почему именно я всегда должен держать себя в руках, почему должен оставаться собранным, даже когда чертовски плохо? Неужели я не заслужил хоть какого-то послабления, маленькой поблажки.
  Я хочу умереть. Уйти из жизни вместо всех тех, кто умер на моих глазах, вместо моих друзей. Подарите мне тишину и вечную ночь...
  
  Сны, они порой реальнее действительности, видимо по этому, по возвращению в реальность, не сразу понимаешь, где находишься. Это пламя, что теперь каждую ночь снилось мне, было словно живое. Оно говорило о том, что произошло, или что могло произойти. Но судьбе было угодно сделать все иначе...
  
  "Найдены виновники ночного ДТП на Волоколамском шоссе",-диктор на мгновение умолкла, будто позволяя осмыслить сказанные ей слова.
  Я сидел на диване в комнате Алисы, а перед глазами стояла все та же жуткая картина.
  Вот начинаются гонки. Алиса садится за руль и направляется к стартовой линии на асфальте, следом за ней Егор. Мы с Ирой отходим в сторону и теперь уже просто болеем за своих, как зрители, а не принимаем участие в гонках.
  Старт дан, и автомобили срываются с мест. Алиса впереди, это и не удивительно, ведь дорога и ночь это ее мир, она тут родная. Накрапывает дождик, но это не помеха для гонки, он даже не может перекрыть своей барабанной дробью рев моторов.
  Проходит определенное время, гонщики уже должны были пересечь черту в полпути, их можно было уже увидеть... Дождь усиливается, но публика не спешит расходиться, всем интересно, кто же победит. И вот из-за поворота показывается лидер.
  Я сразу узнал автомобиль, его ни с каким другим не перепутаю. Алиса лидер, она мчит по дороге, невзирая на стену дождя, и кажется, что она уже не здесь, а в другом мире.
  Следом из-за поворота появляется автомобиль Егора, и Ира радостно вскрикивает, хлопая в ладоши. Я улыбаюсь, ведь чертовски рад за своих друзей, чуть склоняю голову на бок и оборачиваюсь к Ире, чтоб поздравить...
  На ее лице застыла улыбка, глаза светятся счастье, но вот позади раздается пронзительный визг тормозов, улыбка Шульман сменяется криком ужаса, и я понимаю, что-то не так.
  Взгляд на дорогу подтверждает опасение - автомобиль Алисы занесло на последнем повороте, но она смогла справиться с управлением. Сердце замерло в груди от страха, еще ни разу в жизни мне не было так страшно за кого-то. Даже когда мы с Марией бежали по метрополитену от Падших, я испытывал панику, адреналин в крови зашкаливал, но не так, как сейчас.
  Страх и обреченность. Почему в те минуты я испытал именно их? Алиса справилась, она смогла, но почему не проходит чувство страха? Вот ее машина пересекает финишную черту, вот останавливается, и счастливая победительница выходит из кабины, чтоб поймать взрыв аплодисментов. Но их нет, вместо бури оваций слышны лязг тормозов, чьи-то вопли ужаса и звук удара.
  Ира вскрикнула и, кажется, осела на землю. Я не мог видеть ее, ведь все мое внимание было приковано к дороге. Там, скользя по мокрому асфальту, крутясь словно волчок, "летела" машина Егора. Она пару раз перевернулась, чтоб потом вылететь за пределы трассы и свалиться в кювет.
  Зрители молчали. Кто-то рванул было на помощь гонщику, но было уже поздно...
  
  - Держи,- она протянула мне кружку с кофе и уселась напротив на ковер.
  - Иногда мне кажется, что я притягиваю несчастья. Что не должен был рождаться, или должен был остаться там, в больнице, ведь я увечный.
  Алиса молчала. Она знала эту историю, историю о том, как я чуть не умер при родах, как лежал под капельницей, как меня пытались чуть ли не вернуть с Того Света. Она все это знала и каждый раз пыталась убедить меня в том, что я ни в чем не виноват. Но так ли это?
  - В последнее время мне часто снится сон, будто я лежу в какой-то яме. Вокруг темно, а с неба падают капли дождя. Они застилают глаза, заставляя те постоянно закрываться, но я продолжаю стараться рассмотреть небо, будто что-то ищу на нем, какую-то подсказку. И вот во тьме мерцает одинокая звезда. Так ярко и красиво, разрывая тьму своим сиянием.. Я чувствую, что она является моим спасением, лесенкой или канатом, чтобы выбраться из ямы. И я протягиваю руку, чтоб схватить ее, чтобы выбраться. И кажется, что вот немного, еще чуть-чуть и мне это удастся, но стоит мне коснуться звезды, как она вспыхивает и гаснет, а простая яма превращается в могилу...
  Я прикрыл глаза, глубоко вздохнул и сделал глоток кофе. Алиса продолжала молчать.
  - Я притягиваю несчастья, даже когда пытаюсь помочь. Не проще ли тогда вообще держаться от меня как можно дальше? Не хочу, чтоб из-за меня кто-то страдал...
  - Почему ты всегда во всем винишь только себя? Алекс, происшедшее с Егором не твоя вина, такое случается, к сожалению...
  - До моего появления на гонках, ничего такого не было,- продолжал я, а Алиса лишь качала головой.
  Она мне не верила, точнее не верила в тот факт, что я могу приносить несчастья. Да и почему "могу", когда так оно и есть...
  
  Глава пятая.
  Сто искажений у отражений...
  
  Страх твой оживет, ты на безумства готов...
  Но здесь только ты и нет больше врагов!
  Нет, не смотри в зеркала...
  Не смотри в зеркала...
  Не смотри в зеркала... (Черный кузнец - зеркало времени)
  
  Последний месяц обучения пролетел, как один миг. Я не помню, как сдавал экзамены, что ставили мне в зачетку, и что говорили на этот счет родители.
  С отцом я уже тогда оборвал все связи, хоть он периодически звонил мне, а мать вновь ушла в рисование. Она вспомнила, как жила до их знакомства, до того злосчастного момента на Арбате.
  Новая жизнь обещала быть по-настоящему новой, стирая с каждым мигом прошлое, закрывая назад двери. И я этому был рад.
  Неизменным оставались они: тихие и веселые, задиристые и спокойные... Все они были рядом, сколько бы километров нас не разделяло, я знал, что друзья всегда придут на помощь.
  Каждый нашел свой путь, свою дорогу в новом мире, в новой жизни...
  Ранам свойственно затягиваться, но шрамы остаются навечно. Видимо поэтому я каждый раз кусал губы, когда слышал от Алисы про новые гонки. Тут же вспоминался Егор, его улыбка, смех и последние слова, говорящие только о победе. В моменты, когда Алиса уезжала в ночь, я сидел перед телефоном и вздрагивал от каждого звонка. Мне неустанно казалось, что вот в мире исчезнут все звуки, вот зазвонит телефон, оповещая о трагедии. Я боялся, и это уже было за гранью моего мира...
  Все это было, все это приходило и уходило, а так хотелось забыться и полностью уйти в себя.
  Был Женька, счастливый и безмятежный, никогда не задумывающийся о том, что будет дальше. Кажется, он нашел свою судьбу в объятиях какой-то девушки, и она сделала его по-настоящему счастливым.
  Были Настя и Нора, которые вроде как и участвовали во всей этой заварухе относительно Падших и Чистильщиков, а вроде и нет. Они всегда были где-то в стороне и в тоже время в курсе всех событий. И они были счастливы - каждая по своему.
  Был Кот, вечно мечтающий о почти несбыточном, думающий о чем-то неземном и всегда готовый своей улыбкой подбодрить... Ромка, с его вечным позитивом и отсутствием здравого смысла. Маша... Отдельная ветвь моей жизнь, товарищ, друг, возможно нечто большее. Человек, способный понять и поддержать всего парой слов.
  И были другие, те, кто старался принести в мою жизнь что-то новое, а может просто увести меня в свой мир.
  Их было много, каждая по своему прекрасна, но ни одна не была любимой, ни одна не слышала заветных трех слов...
  Так уж получилось, что наша с Алисой детская мечта сбылась - мы теперь жили в небольшой двухкомнатной квартире Дмитровского района. Добираться на работу отсюда было не так просто, но все же эта квартира была хоть какой-то крышей над головой.
  Еще задолго до въезда, мы оговаривали совместные правила, одним из пунктов которых были бойфренды и просто мимолетные знакомства. Решено было договариваться заранее о встречах, чтоб второй житель квартиры в это время мог где-то переночевать. Но, увы, не всегда можно предугадать наперед, что ждет тебя в течение того или иного часа.
  
  Я вернулся домой около десяти вечера. Еще на улице, только заметив выключенный свет и не единого признака жизни в квартире, я невольно засомневался, а не забыл ли о каком-либо договоре на этот вечер. Но нет, память ничего такого не преподнесла, и я со спокойной душей направился к дому. Звяканье ключей в замке чаще всего сопровождается скрипом двери и голосом Алисы, долетающим из душа. Но сегодня меня встречали лишь первые два пункта. Повесив куртку на вешалку в маленькой прихожей и скинув ботинки, я прошел к себе в комнату. Это была самая маленькая из двух, но я не жаловался, ведь у дам всегда больше вещей и нужных предметов интерьера.
  Переодевшись в домашнее, я вышел из комнаты и направился на кухню.
  В первые несколько минут моего замешательства, я пытался сообразить, почему на столе два бокала, початая бутылка вина и пепельница. В голове тут же всплыли мысли о том, что Алиса опять завалила кинопробы, вот и решила таким образом себя успокоить. В картину не вписывался только второй бокал...
  - Ой, Саш, ты уже дома?- я обернулся на голос и тут же принял исходное положение.
  - Уволь меня от лицезрения твоей наготы,- спокойно произнес я, улавливая возню в коридоре.
  Обернуться я осмелился только спустя несколько минут, да и то с каким-то сомнением, мол, а надо ли вообще.
  - Я думала, ты будешь позже...- и вновь какая-то возня, а потом шепот.- Давай уже, собирайся живее.
  Я усмехнулся. Алиса всегда ревностно относилась к идее познакомить меня хотя бы с одним своим кавалером, хотя попытки были. Видимо это все происходило потому, что я тут же выяснял, что это за человек на самом деле. Порой даже не нужно было знать его в реале, хватало фотографии.
  - Саш, я тут подумала, может завтра ты переночуешь у кого-нибудь? Скажем, у Кота...
  - А сегодняшнего вечера тебя оказалось мало?- я взял бутылку со стола и прочитал название, затем усмехнулся.- Знаешь, твои заявления про ночевку у Кота порой наводят на мысли.
  - Это какие же?- она вошла на кухню и улыбнулась, поправляя волосы. Позади нее тенью возник так называемое легкое увлечение.
  - Ну не знаю, может, ты решила меня в геи записать, чтоб не мешался тут, или я тебе просто настолько осточертел.
  - Эм, а вы что...- наконец подал голос парень-увлечение.- Вы это... Вместе что ли?
  Видимо наши откровенные разговоры могли ввести в ступор даже такого умного на вид человека.
  - Он мой брат,- ответила Алиса, продолжая сверлить меня взглядом.
  - Ага, незаконнорожденный, названный, самопровозглашенный...- съязвил я.- Приятно познакомиться, Алекс.
  - Антон,- парень явно не понимал, что сейчас происходило у него на глазах.- Эм, я пожалуй пойду, приятно было познакомиться, Алекс. А с тобой, Лис, мы завтра увидимся на площадке.
  Он поцеловал ее в щеку и ушел. Через минуту хлопнула входная дверь.
  - Ну и что это было?- Алиса скрестила руки на груди и пристально заглянула мне в глаза.
  - Я иду спать.
  - Не-ет, я повторяю вопрос. Что. Это. Было?
  Остановившись в коридоре и преградив мне дорогу к спальне, она явно была намерена решительно. Только вот проблема, я правда не понимал, что имелось в виду под этим "было".
  - Это была что, ревность?
  Я усмехнулся и обняв ее, словно пушинку переставил на другое место. Теперь Алиса не могла мне помешать добраться до мечты всей моей жизни на сегодня - кровати.
  - О да, сестренка, считай, что это так. Я решил немного поревновать тебя к новому увлечению. Кстати, предыдущие, с которыми мне волей случая, удавалось познакомиться или краем глаза их видеть, мне нравятся гораздо больше.
  - Ты несносен,- рассмеялась она.- Так что насчет завтра? Ты поедешь к Косте?
  Я немного подумал.
  - Знаешь, получается довольно забавная картина: Кот открывает дверь и, вуаля, на пороге вновь оказываюсь я. Слушай, может, мне к нему вообще жить переехать, ибо тут меня даже и не бывает толком. Думаю, я смогу смириться с мыслью о том, что его соседи уже давно считают нас педиками.
  - Александр!- Алиса повысила голос и сделала шаг в мою сторону, но я быстро юркнул к себе в комнату и закрыл дверь.- А как же насчет завтра?
  - Утром решу, спокойной ночи!
  
  Ее звали Лидия. В отличие от меня она совершенно не нравилась Алисе, а у Кости и Женьки вызывала рвотный рефлекс. Зато я был покорен до глубины души. Ее огненно-рыжие волосы каскадом ниспадали до лопаток, стройная фигурка всегда была подчеркнула изысканными одеяниями, а на правой руке неизменно красовался серебряный браслет в виде толстой цепочки, с навешанной на нее всякой мелочевкой. Взгляд у Лиды был мягкий и довольно притягательный, только немного детский и капельку наивный, а возможно даже слишком.
  Познакомились мы случайно, на каком-то празднике, посвященном... Да какая разница, чему он был посвящен, главное, что мы были вместе.
  Лидия уже в первые минуты пребывания в нашей компании показалась мне непохожей на других. Она была в стороне, но всегда приветливо улыбалась. Мне почему-то тоже захотелось улыбнуться, а возможно и посмеяться, но я не стал. Когда наши глаза встретились, она смерила меня взглядом, будто оценивая, а затем улыбнулась, слегка кивнув. Я ответил тем же.
  Тот вечер прошел, как обычно в основном основываясь на воспоминаниях, веселье и паре приколов и игр. Я даже не помню, как так получилось, что мы с Лидией вместе добирались домой в моей машине. Лишь у самого ее дома я понял, что кажется нашел человека, в которого мог бы влюбиться.
  Наверное, это и послужило причиной того, что на следующий день после разговора с Алисой, я набрал номер Лиды и поинтересовался, смогу ли у нее переночевать. Она согласилась.
  Мы уже ни раз оставались вдвоем, отношения перешли на новую стадию, а потому ей не нужно было гадать, куда меня положить на ночь и как разбирается диван в гостиной. Все было просто - одна кровать на двоих.
  После разговора с Лидой, который проходил по дороге на работу, я отключил телефон и на время выпал из привычного временного пространства. Теперь до вечера меня не существовало в принципе, а для всех знакомых и друзей я был в не зоны доступа...
  
  Мы часто говорим, что совершенно одни в этом бескрайнем мире, населенном миллиардами живых существ. Но действительно ли мы одиноки настолько, насколько сами уверены. Быть может, все это лишь наигранно, плод воображения или желания, чтоб нас пожалели?
  Порой мне кажется, что мы сами создаем себя такими, каким видят нас другие. Так разве не мы в таком случае сами виноваты в своем так называемом одиночестве?
  
  Я вздохнул и прикрыл глаза. За окном во всю сияло солнце, голубое небо напоминало ровный ковер, а снующие туда-сюда птицы мило щебетали, заставляя улыбаться.
  Идиллия природы, в которую так не вписываются огромные дома, шум моторов, голоса людей. Что бы с нами со всеми было без техники? Смогли бы жить дальше, или все же зачахли со временем, как это случается с цветами без воды и света?
  - Вот это твоя работа на сегодня,- на стол упала приличных размеров папка с какими-то документами.- Это договора. Через неделю в клуб приезжает какая-то известная американская группа, так вот тебе нужно проверить, все ли в порядке. По договору аренды вопросов нет, тут уже проверено было за год, а вот с остальным...
  - Я понял,- вздохнув, протянул руку к самому верхнему файлу с бумагами.
  - Не важно выглядишь, что Алиса опять из дома выставила? Женись ты на этой красотке, подпишите брачный договор, и живи в своей квартире, а не ночуй где попало и с кем попало, словно бабочка какая-то.
  Я вздохнул.
  - Спасибо, Леш, за совет. Я обещаю, что подумаю над твоим предложением и завяжу с "ночевкой где попало" и "жизнью бабочки",- усмехнувшись я углубился в изучение договора, давая понять, что разговор окончен.
  Поняв мой намек без слов, Алексей направился дальше, раздавать поручения моим коллегам.
  - И да,- осторожно добавил он, уже стоя в дверях,- тебя Константин искал, сказал, что это срочно и важно.
  - Что может быть важнее американской группы?- съязвил я, но все же поднялся на ноги, чтоб навестить друга. Вот только знать бы, где в этом здании искать этого Константина.
  Не спеша прогуливаясь по коридорам и заглядывая в открытые двери вип-кабинок, я старался заранее предугадать, о чем таком важном со мной желает поговорить Кот. Я что, забыл у него расческу в прошлый раз, или его девушка нашла в квартире чужие волосы и закатила скандал?
  Такие мысли изрядно повеселили, но глубоко внутри я прекрасно понимал и помнил, что такие мелочи Кот назвать "важным" не мог, да и девушки у него не было. Мальчиков, кстати, как могли подумать многие, тоже не было. Зато у него был я, особенно если верить словам соседей. О да, бедный Костя, на него уже косо смотреть стали даже из соседнего подъезда, а некоторые самые любопытные старушки порой даже не стеснялись спрашивать "А кем тебе приходится этот блондин по имени Саша?".
  Не знаю, что им там отвечал на это Кот, но если такое происходило, то на работу он являлся в весьма прескверном настроении.
  Костю я нашел возле барной стойки, уныло протирающим бокалы.
  - Саш, я девушку нашел,- не отрываясь от своего занятия и даже не посмотрев на меня, начал он.
  - Это плохо?- разговоры про девушек, личные отношения и прочую лабуду я никогда не любил, а уж разговаривать на эту тему с Котом вообще было странным, он то вообще от них шугался, как от прокаженных.
  - Это не то, что ты подумал,- между тем продолжал приятель, грозя протереть дыру в бокале,- просто сам факт того, что я ее НАШЕЛ меня немного напрягает.
  Так, это было уже интересно. Я присел на стул напротив и принялся пристально изучать друга. Его голубые глаза все так же неотрывно следили за пальцами, умело доводящими бока всяких фужеров, бокалов и стаканов до блеска. Длинные до плеч темные, почти черные волосы сегодня аккуратно убраны в хвост и стянуты какой-то лентой на старинный манер. И откуда у него такие престрастия к чему-то необычному?..
  - Что значит "нашел"? Найти можно кошелек, деньги, спички... А с девушкой если только познакомиться.
  Кот вздохнул и наконец отставил бокалы в сторону. С минуту он пристально смотрел мне в глаза, чтоб потом податься вперед и заговорить, понизив голос почти до шепота.
  - Иду вчера с работы, ну смена моя закончился почти через полчаса после твоего ухода. Ребята предлагали остаться выпить, но проработав тут барменом уже два года я понял, что пить не имею никакого желания.- он помолчал, будто обдумывая, как лучше продолжить.- Так вот, иду домой по той самой аллее, где ты в школе любил сидеть, когда с родоками ругался...
  Я кивнул, мол, понял, о чем он говорит.
  - Иду, никого не трогаю, слушаю тишину ночи, даже наушники не включал, музыки за день работы хватило, и вдруг вижу.. Сидит в сугробе девушка и плачет. Ну я же не могу пройти мимо. Подхожу и спрашиваю, что с ней случилось, а она мне в ответ, мол сидит там уже давно, ждет пока ее кто-нибудь найдет.
  Я усмехнулся.
  - Кот, признайся, ты сегодня уже пил? Ребята к тебе не подходили с предложением что-нибудь отметить?
  - Да ну тебя, Сашка,- отмахнулся Костя и, выпрямившись, вернул внимание своей работе.- Я ему тут правду жизни моей, а он как обычно шутки шутит. С тобой либо только о депрессии говорить либо байки травить, серьезности ноль.
  Я задумался. Вообще Кот был не прав в отсутствие у меня серьезной нотки характера, просто порой я предпочитал улыбаться, а не показывать истинных чувств.
  Смех сквозь слезы... Или что-то в этом роде.
  Однако, надо признаться, что рассказ Капитанского меня заинтриговал, и хотелось узнать, что же дальше было с этой "находкой".
  - Кость, ты что обиделся?- я улыбнулся.- Да ладно тебе, я же пошутил, а ты принял за чистую монету. Пора бы уже привыкнуть.
  - У меня складывается впечатление, что к тебе и твоим выходкам я никогда не привыкну, а если такое когда-нибудь случится, то...
  - То я подарю тебе букет цветов прям на глазах у твоих же соседей. Надо же старушкам новые сплетни подкидывать.
  - Идиот!- Костя в сердцах ударил меня полотенцем по плечу.- Знаешь вообще каково это жить в таком доме, где чуть ли не каждый второй парень почему-то либо морду грозится набить, либо глазки строит, а остальные шушукаются за спиной.
  - И откуда мне все это знать, когда я живу с Алисой, которую уже давно считают моей женой, и поэтому стоит мне привести кого-то в дом, пока ее нет, так соседка вечером тут же жалуется, что у Лис неверный супруг. И наоборот, кстати, тоже... Но это все лирика, давай колись, что с девушкой сделал, пустил на холодец, Ганибал ты наш Лектор?
  У Кота всегда была прекрасная фантазия. Порой очень трудно понять, где он говорит чистую правду, а где слегка ее приукрашивает. Но истории про отношения с людьми всегда были правдивыми, как бы странно они не выглядели.
  Я слушал друга, а сам улыбался. Только Костя мог найти девушку в сугробе, привести ее домой, а потом с безмятежной улыбкой рассказывать обо всем мне. Хороший все же человек, этот Константин Капитанский, даже слишком, чтоб быть моим другом.
  - Саш, ты вообще меня слушаешь?- кажется, я задумался, поэтому не сразу уловил ход его мыслей. Кот уже завершил свой рассказ и ждал реакции, а я продолжал молчать.
  - Сэр, тут вам посылка,- послышался голос курьера, работающего в нашем баре на побегушках.- Сказали, чтоб передал лично в руки.
  Я кивнул и забрал небольшую коробку. Что-то внутри подсказывало, что в данный момент я стою у края пропасти, и она поглотит меня, стоит только открыть посылку.
  Мы рискуем всю свою жизнь, мы рискуем самой жизнью, так чем же для таких является простая коробка, даже, если там бомба.
  - От кого она?- Кот вышел из-за барной стойки и остановился рядом, чтоб разглядеть посылку.- Открывай, раз уж получил, не любоваться же.
  - Ты прав,- на автомате выпалил я, ставя коробку на стойку и распечатывая.
  Секунда, другая... Удар сердца, второй... Тишина, потом снова удар. Кажется, я забыл, как надо дышать. Забыл, что без воздуха человек умрет.
  Кот рядом издал странный гортанный звук, отдаленно напоминающий стон.
  Удар, еще один... Вздох.
  Я задохнулся, словно меня вытащили из воды, и организм еще не понял, что может дышать воздухом.
  Содержимое коробки напоминало о прошлом, о тех днях, которые Чистильщики пытались забыть, прикидываясь простыми людьми. Мы отрицали любую причастность к ночной жизни вот уже два года. Просто всем хотелось почувствовать себя простыми смертными, работающими, имеющими семьи и возлюбленных.
  Эта посылка была вызовом, ведь лежала в ней человеческая рука - рука нашего друга, если судить по кольцу на среднем пальце. Тут же прилагалась записка, говорящая о том, что некто по имени Артур передает "привет" и жалуется, что нас так сложно найти...
  
  Последняя встреча с Артуром произошла на станции Проспект Вернадского, когда практически все Чистильщики были вызваны Наставником на "Чистый Поединок". Это своего рода дуэль, как у средневековых рыцарей. Тут есть правила, которые, как не странно, все нарушают, зрители, судьи. Победителю даруется жизнь, проигравшему смерть. Все просто, как у гладиаторов... Мы словно Идущие на Смерть, только без своего Цезаря.
  Артур был самым сильным из Падших, его глаза блестели жаждой убивать, а пальцы то и дело сжимались в кулак. Коротко остриженные волосы, рваные джинсы, футболка и куртка поверх. На шее висел какой-то кулон, но я не запомнил, что он из себя представлял. Этот Падший был своего рода вожаком, он отдавал приказы и выбирал, кого послать в бой.
  Станция была перекрыта, никого, кроме нас, не было. По всей видимости, кто-то из высших смог подкупить охрану.
  Против Артура вышел Жэка. Главы волчьих стай сошлись в поединке не на жизнь, а на смерть, но дуэли не суждено было завершиться.
  Как потом поговаривали, видимо не хватило денег для подкупа, поэтому доблестные стражи правопорядка устроили облаву на таких вот ночных жителей.
  В тот момент, когда Женьке оставалась всего пара ударов до победы, на сцене появились полицейские с оружием, и все бросились спасать свою шкуру...
  Задетое самолюбие Артура не давало ему покоя два года, он часто давал о себе знать странными заявлениями, что ищет тех, кому по силе одолеть его, кто не испугается. Видимо, Женя сильно задел самооценку этого парня, раз он никак не мог угомониться.
  
  - Это рука,- Кот провел рукой по своей длинной шевелюре и пару раз переступил с ноги на ногу.- Мать твою, это человеческая рука!
  - Макс...
  - Что?
  - Рука принадлежит...- я замолчал.- Принадлежала Максу. Об этом говорит перстень на пальце.
  - Да мало ли таких перстней!- взорвался Костя, но тут же умолк, поймав мой гневный взгляд.- Что это все значит, черт побери? Какого лешего ее притащили сюда, как посылку? Кому это нужно, мать твою?
  В отличие от меня в моменты стресса или паники Кот начинал чрезмерно болтать, задавать вопросы, на которые и так знал ответы. Я же молчал, не зная, как объяснить самому себе всю происходящую картину.
  - Сэр,- голос Эрика вывел из оцепенения.- Что делать?
  - Уничтожить,- мгновенно сказал я, даже не думая долго.- Отнести на задний двор и сжечь. Ничего не оставить, кольцо расплавить. Никто не должен знать о том, что тут произошло, для нашего клуба это не принесет успеха.
  - Саш,- Кот уже был за своим рабочим местом и наливал себе выпить,- может, стоит сказать Женьке?
  - Скажем.
  Пальцы аккуратно взяли записку, стараясь не касаться мертвой кожи, а затем я передал коробку Эрику. Парень тут же поспешил выполнить поручение.
  
  Глава шестая.
  
  Пролетали минуты, а может года...
  Боль бесследно ушла... Навсегда
  Порой извилиста дорога домой,
  Но я вернусь - не постою за ценой! (Эпидемия - Вернусь домой)
  
  Мысли роем вились в голове. Порой казалось, что она того гляди лопнет или взорвется, так много их было. Но пока этого не происходило и приходилось как-то мириться с теми беспорядками, что на данный момент мешали нормально думать.
  На повестке дня было несколько шагов, которые нельзя было откладывать.
  
  Шаг первый - избавиться от улик, что могли навредить клубу. Это мы сделали незамедлительно, Эрик постарался. Если признаться, то я никогда не питал особой симпатии к этому парню. Да, он был приятной наружности, знал многое, можно было поболтать на разные темы. И в тоже время он был редкостным нюней, который постоянно молчал, будто не зная вообще, как быть в той или иной ситуации. Ему, судя по тому, что я уже успел заметить, наблюдая, проще было согласиться с каждым словом, нежели отстаивать свою точку зрения и что-то пытаться сделать самому.
  Не люблю таких людей, они напоминают мне вареные овощи - с виду, вроде, ничего, а на вкус как-то не очень.
  
  Шаг второй - набрать Женьке и рассказать о случившемся.
  Этого сделать сразу не получилось. Все просто - для Женьки телефон существует лишь в том случае, когда есть проблемы глобального масштаба, к примеру, завал на работе или депра. Последнее, к счастью, в последнее время случалось редко, или я просто не был посвящен в подробности. Шучу, разумеется, телефон не только для этого...
  Жене удалось дозвониться только с третьего раза. Расписав ситуацию и прочитав еще раз записку, описав ее состояние, цвет чернил и даже запах, коего на мой взгляд не было вообще, я принялся ждать мнения Художника относительно происходящего.
  Вердикт был прост, можно было даже не звонить Жэке - убрать все и выяснить, какая тварь и с какой целью это сделала. Возражений Женя, как обычно не принимал и тут же повесил трубку.
  - Мда, видимо разгребать придется нам,- пробежав еще раз взглядом записку, произнес я.
  - Что значит "нам"? Нет, брат, я понимаю, что касается это всех, но я завязал. Знаешь, как обычно бывает - бывший алкоголик встречает нынешнего, и начинают обсуждать жизнь. Нынешний предлагает в конечном итоге выпить за "все прекрасно", а бывший в ответ "завязал, не пью".
  Я посмотрел на Костю.
  - И к чему ты это сказал? Мы не алкоголики и ситуация у нас пострашнее, нежели пьянка под забором или в подвале. Тут дело идет к тому, что этот вызов скоро аукнется всем - и нам и им.
  - Понял, не дурак, но ввязываться и принимать участие не желаю...
  - Ты уже ввязался, когда увидел вместе со мной содержимое посылки.
  
  * * *
  Вы когда-нибудь признавались своей девушке в том, что безумно ее любите, но она такая занудливая, что вас от нее тошнит? Нет, не приходилось? А вы попробуйте, узнаете, что именно ваша вам скажет в ответ, ведь сколько людей столько и вариантов.
  К Лиде я так и не поехал. Почему-то показалось бестактным ехать к девушке в момент полного уничтожения, ну или частичного, какая разница. Всегда считал, что к любимым или даже нелюбимым дамам надо приезжать с улыбкой и без негативных мыслей, они ведь дамы - цветы нашей жизни, прям, как дети.
  Домой как-то тоже не хотелось да и желания особого не было. Алиса наверняка опять пригласила кого-то в гости. И не надоело ей, пора бы уже найти достойного, если такой вообще имеется, парня и жить с ним душа в душу. Хотя, про кого я это говорю... Про свою вольную и свободную Алиску?
  Стоя возле выхода из клуба и наблюдая, как капли дождя нарушают спокойствие водной глади на мостовой, я невольно подумал о четвертом человеке в своей жизни, что всегда был рядом, пусть даже только в мыслях.
  Артем. Какая странная ирония судьбы - два брата и оба на "А" зовутся. Родители явно решили пошутить, или судьба такая...
  Артем был младше всего на пару месяцев, но это не мешало ему в тех или иных ситуациях вести себя гораздо благоразумнее, чем я. Он всегда знал, где нужно промолчать, а где подколоть человека, кому дать в морду, а кого похвалить. Вот взглянешь так на его улыбку, и сразу становится весело и тепло на душе.
  Сейчас он был далеко. Брат уехал около трех лет назад в другой город, зачем так и не сказав. Но он приезжал. Раз в месяца два уж точно я мог лицезреть его хитрую лисью морду. Почему лисью? Артем был рыжим.
  - Идем, а то простудишься и заболеешь.
  Кот появился на пороге неожиданно, даже внезапно. Он сам закрыл дверь, вручил мне ключи и подтолкнул в сторону машины, одиноко стоящей на автостоянке.
  - Завтра решим, как быть, сейчас уже мозги не варят,- произнес Костя, садясь на водительское сидение.
  - Угум,- только и ответил я.
  Ночевать остался у него же. Матушка Кота как раз напекла пирожков и уже чуть ли не с порога начала ими угощать. Странная женщина... Ей никогда не нравились друзья и знакомые Кости, а со мной она иначе обращалась, будто я другой, не такой как остальные.
  На дисплее телефона высветилось сообщение от Алисы. Она писала про какие-то гонки, про то, как ее друг не справился с управлением и погиб. Все это было сжато и сокращено настолько, что я не сразу понял смысла каждого слова.
  - Все уходят...-вздохнув, сделал глоток чаю и отложил телефон, чтоб через пару секунд вновь его взять в руки.- Я пойду позвоню.
  Костя кивнул и принялся жевать. Его матушка, убедившись, что мы голодными не останемся, ушла к себе в комнату смотреть какой-то сериал.
  -"Здравствуйте, с вами говорит автоответчик. Оставьте свое сообщение после сигнала. Спасибо."
  - Привет, это опять я,- спокойно заговорил, проходя в комнату и садясь на диван.- Знаю, что уже позднее, но все же надо поговорить. Думаю, тебе все же бывает интересно знать, в какие неприятности я опять вляпался. Да и лишний повод увидеться не на кладбище в день похорон. Перезвони.
  - Очередная девушка?- я вновь не заметил, как Костя оказался рядом.
  - Артем,- короткий ответ.
  - Понятно... Ладно, идем чай допивать, а решать проблемы будем завтра, когда наши соберутся.
  
  В тот день мне показалось, что утро наступило слишком быстро. Вот я закрываю глаза, расположившись на диване в комнате Кости, и вот уже надо вставать.
  Телефон зазвонил всего один раз, когда Женька обзванивал всех, сообщая место встречи и время.
  И снова эта игра, снова спешка и бег от самих себя и от событий. Каждый из нас старался забыть о том, что было раньше, о том, как мы пришли в отряд Чистильщики.
  Это мы его так пафосно называли - "отряд", а на самом деле это была просто группа людей, таких же, как мы. Некоторые из них еще не окончили университеты, другие только поступали в высшее учебное. Но все они были связаны странной клятвой неразгляшения, а так же кровью, хотя бы раз пролитой на Поединке.
  Подпольные бои - именно так мы называли сходки ночью в московском метро. А как иначе все это можно было назвать? Мы сражались, сами не зная за что, если не считать денег и честь. К нам приходили те, кто не видел смысла в жизни, кому нужны были деньги или адреналин. Были и такие, кому просто нечем было заняться. У каждого своя причина быть здесь, и другим не обязательно о ней знать.
  - У меня странное чувство, будто мы тут сидим в последний раз,- Кот поерзал на скамейке и обвел взглядом пустынную аллею.- Сколько еще ждать?
  - Минут десять,- отозвался я.
  Вот из-за поворота показалась фигура с зонтом в руках. Мы с Костей только сейчас заметили мелкий моросящий дождик.
  - Всем привет!- улыбка Иры была искренней и радостной, будто мы собирались не случившуюся трагедию обсуждать, а просто прогуляться.- Я первая что ли, а эти где?
  - Нора не придет, да и правильно сделает. Нечего ей тут делать, и на Поединок мы ее тоже не возьмем.
  - А мы на него пойдем? Он сегодня ведь, верно?
  Я кивнул, продолжая разглядывать аллею и вертеть в руках так и не зажженную сигарету.
  Спустя еще несколько минут на аллее появились еще трое человек. Они приближались, и можно было быть уверенным, что это наши.
  Женька, как всегда одетый в черные джинсы и куртку, усмехнулся, останавливаясь рядом.
  - И так, судя по кислым рожам, вы готовы на что угодно, только не на позитивный день.
  - О каком позитиве можно говорить,- вздохнул Кот.- Нам послали вызов, если мы его не примем, пострадают родные. Я знал, что этим все кончится. А у меня сестра через два дня приезжает..
  - Познакомишь?- улыбнулся Ромка, поправляя рыжую шевелюру.
  Капитанский лишь махнул рукой.
  - Вам бы все шутить, а человека-то нет. И замечу, что по нашей вине его нет.
  - Почему это сразу по нашей?- огрызнулся Жэка.- Макс так же на правах участника "сражался", так что вполне возможно, что он просто проиграл и...
  - Тогда почему руку прислали именно нам, а не его команде?- Костя вскочил на ноги и гневно посмотрел на друга.- Я не хочу каждый раз вздрагивать, получая посылку, и думать, что там может быть рука Ксюхи или Ритки, или кого-то из вас! Ты неужели не понимаешь, что этот вызов последняя ступень. Не примем - кранты, примем - так же.
  - Думаешь, мы умрем?- вмешалась в разговор Настя. Она, под стать своему прозвищу "Психолог", была на удивление спокойна. Ни единый мускул ее лица и тела не говорил про эмоции, которые девушка испытывала сейчас.- Я понимаю, вы все на взводе, но, может, успокоимся для начала, а уже потом будем решать, как быть. Пока что ясно одно - Поединок состоится сегодня, это ближайший, и именно на него нас так мило "позвали".
  - Не "нас", Насть, а меня,- вздохнул я, наконец, выкинув испорченную сигарету в урну.- Они прислали коробку на работу, просчитав, чтобы рядом почти никого не было. Если бы коробка пришла на имя Женьки, то да, можно было бы подумать, что это вызов...
  - Один ты все равно не пойдешь,- серьезно произнес Жэка.- Знаешь, Волков, геройство это хорошо, но тут дело чести всей команды. Чести и мести за друга. Да, Максим был в каком-то роде наш противник, но только во время Поединков.
  Он обвел нас взглядом и улыбнулся.
  - Мы принимаем вызов, зная, что команда Артура одна из самых сильных, но в тоже время мы более сплоченные, это наш плюс. Сегодня Поединок проходит на станции Чеховская. Она светлая и почти пустая. Кажется, там даже нет столба "SOS" в центре...
  - Есть..
  - Не важно. Мы пойдем туда и победим, утерев нос всем, особенно Артуру!
  
  * * *
  У тебя может быть много девушек. Один для походов по вечеринкам и клубам, другие просто для легкого флирта, третьи исключительно только для постели. Сколько людей, столько и фантазий на тему отношений, но все мы нужнаемся хотя бы однажды, сидя напротив такого вот лица противоположного пола, признаться, что она нужна тебе, не как компания для клубов или постели, а именно, как девушка, занявшая место в сердце.
  Была ли такой Лидия, так умело притворяющаяся, что ей есть дело до меня, и что она на самом деле любит? Разумеет, нет. Лида относилась к тем девушкам, которые были приятны в общении, с ней можно сходить в клуб или просто прогуляться, но все это потом сведется к одному - постель. Плохо ли это? Вроде нет, но с ней нельзя быть откровенным на все сто, ей нельзя рассказать о том, что возможно завтра тебя уже не будет. Лидии вообще нельзя ничего рассказывать, да я бы и не стал.
  Алиса - подруга детства, знающая про меня все и, возможно, даже больше. Порой кажется, что она может рассказать обо мне такое, чего я сам не знаю. Но и она не та девушка, которую можно назвать любимой. Я люблю Алису, но по-своему... Как брат, как друг. Или я вру сам себе? Что бы на это сказала Мария?
  И вот третья, но ни в коей мере не последняя, важная девушка в моей жизни - Маша. Она именно тот человек, с которым можно поговорить, которому можно рассказать абсолютно все. Она выслушает, нальет чаю, а потом разложит все по полочкам. Ты будешь сидеть напротив и усмехаться простоте выхода, к которому сам так и не смог придти.
  Именно с Машей мы похожи, как никто другой, но в тоже время мы разные настолько, что каждый в другом может найти что-то новое.
  
  У нас всех было время до вечера, мы могли провести его с кем угодно и где угодно. Мать была на работе, поэтому мне ничего не оставалось, как написать ей и Артему письмо. Ручка сама бежала по бумаге, выводя буквы странным почерком, который не всегда мог понять даже я. Уже ставя точку, я услышал поворот ключа в скважине и скрип двери, а потом голос:
  - Есть кто дома?
  Отложив ручку и спрятав лист, я вышел в коридор. Передо мной стоял брат. Лохматый, темно-рыжий в странной зеленой куртке и с сумкой в руках.
  - Приведения?- произнес он.
  - Что?- я часто заморгал, приходя в себя.- Тем, ты что тут делаешь?
  Артем усмехнулся.
  - Вот тебе на, то он звонит, что у него проблемы, а то заявляет, мол, что я делаю у себя дома. Ну ты даешь, братец.
  Артем поставил сумку на голошницу и принялся стягивать ботинки, а я все так же стоял и смотрел на него.
  Вот он вешает куртку в шкаф, вот поправляет рубашку и волосы. Подходит к телефону и снимает трубку. Я не услышал звонка? Снова моргаю, пытаясь придти в себя.
  - Тебя, братишка,- Темка передает мне трубку, а сам идет на кухню.- Есть что пожевать, а то я с дороги голодный?
  - В холодильнике глянь и на плите,- подношу трубку к уху.- Алло.
  - Ты почему на звонки не отвечаешь? Звоню на сотовый - никто не берет, звоню на ту квартиру - тоже самое.
  Я аж поперхнулся от такого наезда, а Маша тем временем продолжала.
  - Я слышала от знакомого, что сегодня что-то устраивается в метро. Скажи мне, опять взялся за старое?
  - Маш, это не так...
  - Знаю я твое "не так". В общем слушай, я сейчас в библиотеке, потом на кафедру заскочу - лекцию прочитать надо, а потом я надеюсь тебя увидеть. Желательно целым и невредимым. Уяснил?
  - Где и во сколько?- мне ничего не оставалось, как согласиться, ведь это была Маша.
  Получив от нее "указания", я вернулся к брату.
  - Что это?- с порога кухни осведомился я, видя на столе огромную рыбину на газете, кажется, рыбина даже шевелила хвостом. Или мне показалось?
  - Подарок, скажем так,- Артем вытащил из пищащей микроволновки тарелку с супом.- Мы ездили вчера на рыбалку с приятелями, вот я и решил, а почему бы не привезти свежей рыбки семье.
  Я рванул открывать окно.
  - Безумец! Тут же сейчас все провоняет твоей рыбой! Что мне с ней делать?
  - Есть,- улыбаясь, ответил Тема.
  - Так прям?
  - Нет, братишка, сперва ее чистят, потом жарят или варят, а уже потом едят. Я тебе покажу, раз мамы нет дома.
  Я застонал и упал в прямом смысле этого слова на стул.
  - Я тебя убью...- выдохнул, уже смеясь.
  - И я рад тебя видеть, братишка!- засмеялся Артем.
  
  Как и было оговорено ранее, с Марией я встретился в назначенное время в нужном месте. Никто из нас даже не опоздал, оба появились на аллее в одно и тоже время. Мистика прям какая-то.
  - Привет,- улыбнулась она, окинув меня взглядом.- Вроде бы нет синяков, ссадин. Верно?
  - Нет, не переживай, все в полном порядке.
  Сегодня она выглядела немного иначе. Строгое пальто, расстегнутое ибо было жарко, юбка по колено и рубашка. Ну да, я и забыл, что она преподает историю, а так же выезжает на раскопки. Надо бы их с Артемом познакомить, думаю, они бы нашли общий язык.
  - Каблуки?- усмехнулся я, предлагая даме взять меня под руку и немного прогуляться.
  - Я девушка, не забывай об этом. Порой приходится ходить в подобном,- она улыбнулась и не спеша пошла рядом.- Что у вас произошло? В новостях сказали про исчезновение одного парня, которого через сутки нашли мертвым возле метро. У него не было кисти одной руки. Это как-то связано с вами?
  - И да, и нет. Понимаешь, Маш, тут все слишком запутано. Есть даже вещи и моменты, которые мы сами не можем толком понять. Недавно все было так хорошо: новая жизнь, друзья, работа... И вот в одно мгновение все меняется, а прошлое дает о себе знать. Это странно и страшно одновременно. Мы ведь, как ты знаешь, старались забыть про Поединки, иногда, правда, являясь туда, как зрители.
  - Еще и зрители,- фыркнула девушка.- Послушай, я конечно не имею никакого права вмешиваться в твою жизнь, но тебе самому это не надоело? Ну живешь ты нормальной жизнью без всех этих драк, и живи дальше. Почему тебя все время тянет на приключения? Я понимаю раньше, когда еще были, можно сказать, детьми. Тогда взгляды на многие вещи были иными, а сейчас то, что толкает на подвиги, тем более такие?
  - Месть,- еле слышно ответил я.
  Мария остановилась и пристально заглянула мне в глаза, будто пытаясь там что-то увидеть.
  - Это уже запутаннее, как оказалось. И что же случилось за то время, пока я посвятила себя работе и перестала за тобой следить? Я, наверное, повторюсь, но во что ты ввязался?
  Пошел дождь, и нам пришлось перенести беседу в более уютное место - кафе.
  Теперь, сидя за столиком у окна и наблюдая за каплями воды, бегущими по стеклу, я размышлял о том, стоит ли рассказать все или все же что-то лучше утаить.
  Она заказала себе жасминовый чай и принялась вновь изучать мое лицо, пытаясь понять, о чем я думаю.
  - Есть вещи, о которых мы жалеем, стоит только совершить. Порой это просто слова, которые для одних ничего не значат, а для других значат слишком многое. Тоже самое относится и к поступкам. Мы совершаем что-то в прошлом, а в настоящем или даже будущем оно к нам возвращается в троекратном размере.
  - Это все верно, но в тоже время стоять на одном месте и ничего не делать не является самым выгодным средством существования. На ошибках учатся, а как можно получить урок, не совершая ошибок?
  Я пристально посмотрел на подругу.
  - Слишком много ошибок, слишком много ненужных слов и поступков. Чувство вины зашкаливает. Все эти Поединки это способ убежать от самого себя. Заглушить физической болью душевную. Это разве хорошо?
  Она покачала головой.
  - Все со временем налаживается и забывается. Не стоит об этом так часто думать. Сейчас ты другой человек, а тот мальчишка без смысла жизни остался в прошлом. Пусть он там и остается, винит себя за свои поступки, а в настоящем ему места нет.
  - Это никогда не будет просто воспоминаниями, Маш, потому, что я продолжаю винить себя почти за все,- я замолчал, дожидаясь, пока официант расставит заказ и уйдет.- До сих пор происходят вещи, о которых никак иначе не получается думать...
  - Ты просто слишком глубоко ушел в себя и поднимаешь на поверхность то, что уже далеко в прошлом. Не пора ли прекратить?
  
  Молчание, повисшее между нами, явно затянулось. Я не знал, что ей сказать, да и нужно ли было что-либо говорить, ведь Мария сама все прекрасно понимала.
  - Хорошо, тогда расскажи мне про все эти ваши Поединки, или как они там называются? Я ведь как никак наткнулась на одного... Падшего, кажется? Так вот, я ведь наткнулась на него вместе с тобой и бежала тоже. Может, теперь-то ты мне все расскажешь?
  Глубоко вздохнув, я вновь обратил свой взор в сторону улицы за стеклом.
  - Вам положено какое-то оружие, есть ли правила? Если я буду все это знать, мне, возможно, будет легче пережить тот факт, что ты участвуешь во всем этом. Да и тебе будет легче, перестанешь все скрывать.
  - Ты не понимаешь, я не имею права...
  - Я видела, что эти Падшие напали на тебя и пытались и меня убить, так что хватит увиливать. Рассказывай.
  И я сдался.
  
  Нам не положено было оружие. Мы те, кому оно вообще не нужно. Игроки сражаются подручными средствами, в ход идут пилочки для ногтей, ключи, а иногда даже тетради с острыми, как бритва, краями. У каждого своя техника, которую можно познать только на "арене".
  Каждый Поединок проходит в отведенном для этого месте и в определенное временя. Ни раньше и не позже. Если ты опоздал к своему сроку, значит, ты вообще не участвуешь и считаешься проигравшим.
  Поединки бывают разного уровня, с правилами или без, со зрителями или без них. Все это и другое устанавливают Судьи - люди, которые являются главными и по сути создали этот гребаный "проект". По их словам таким людям, таким подросткам, которые приходят драться, нет места в будущем мире, они этого не заслуживают.
  С каждым годом, как некогда нам рассказывал Наставник, игроков становилось все больше, но мало кто желал следовать правилам.
  Правила созданы, что бы их нарушать. Знакомая всем фраза обернулась чем-то противоестественным, в боях такого не приемлют. Если же бой в начале оглашается, как "бой без правил", то так тому и быть, в противном случае не смей эти самые правила нарушать.
  Одно из самых основных правил Поединков говорит о том, что игрок не имеет права кому либо рассказывать о сражениях, а так же не имеет права нападать на противников вне арены - иначе говоря вне платформы метро. Все мы свято чтим эти законы, но всегда есть те, кто будет нарушать правила и рамки.
  Таких называют Падшими. Это бывшие участники Поединков, нарушавшие правила и переметнувшиеся от нас. Куда именно они перешли и перешли ли вообще - никто не знает. Известно лишь то, что до того как стать Падшими, эти люди принимали участие в боях наравне со всеми, а потом что-то пошло не так.
  По началу Падших было немного, большинство все же опасалось гнева Судей и не решалось нарушать правила. Но с каждым годом чисто "смелых" росло, что и послужило созданием нас - Чистильщиков.
  Первой и почти единственной нашей обязанностью было убирать с лица земли Падших и всех тех, кого укажут Наставник и Судьи. Никаких вопросов, просто слепое подчинение. Отбирались в Чистильщиков не все, а лишь те, кто отличился теми или иными качествами. Таким образом, к концу моего пятого года пребывания в числе игроков я получил письмо от Наставника, в котором говорилось, что я выбран на роль Чистильщика, и со дня на день должен буду познакомиться со своими так называемыми коллегами и партнерами.
  Если ты Чистильщик, это не значит что твоя игра на поле боя подошла к концу. Ты имеешь полное право принимать участие в Поединках наравне с другими, но не стоит забывать, что в случае Чистильщика ты не имеешь права на проигрыш. Иначе, какой же из тебя "страж порядка и равновесия"?
  
  - Выходит, вы хранители законов Поединка?- спустя пару минут после того, как я завершил рассказ, вздохнула Мария.- И получается, что ты сейчас нарушил те самые правила, за которые сам же и караешь?
  - Я тебя предупреждал, что мне запрещено рассказывать, но тебе видимо совсем не дорога моя жизнь.
  - Что за вздор! Думай, о чем говоришь! Я как никак все время вытаскиваю тебя из депрессий и неприятностей похлещи твоего друга-алкоголя.
  Я невольно рассмеялся. Вышло немного громче, чем рассчитывал, ведь на нас тут же начали коситься.
  - Что сегодня должно произойти в метро?- тихо прошептала Маша, подавшись ко мне и обняв двумя руками кружку с чаем.- Это как-то связано с вами?
  Я кивнул.
  - Мы получили вызов, от которого не имеем права отказаться. Предстоящий поединок решит - правильно ли поступили Судьи, назначив нас Чистильщиками. Если мы выиграем, то надолго закрепим за собой звание самых серьезных и сильных противников. Если же проиграем...
  На мгновение я замолчал. Как то до этого момента я даже не думал о том, что будет, если мы проиграем.
  - А если проиграете?- подтолкнула к ответу Мария.
  - Нас убьют. Не важно будет, все ли проиграли или только один-два. И поверь мне, смерть на поле боя в числе простых игроков была бы куда приятнее и милосерднее, нежели "гонение". Артур все продумал, когда отправлял вызов. Абсолютно все.
  
  * * *
  Время, отведенное для Поединка, стремительно приближалось. Еще около часа я смог провести с Марией в кафе, обсуждая разные темы, но ни коем образом не возвращаясь к тебе боя и прочего, что с ним связано.
  Женька вновь обзванивал всех. Нет, он не говорил слова поддержки, а просто удостоверивался, что все в порядке. Кот, который так никуда и не пошел, хотя собирался в библиотеку за каким-то пособиями, нагло явился ко мне. Вот уже час прошел, как они с Артемом засели за компьютерную игру и били друг другу морды. Я же ушел на кухню, где погрузился в свои мысли, оставшись наедине с чашкой кофе и парой печенек - это все, что оставил Темка после своего плотного обеда.
  Что в это время делали Рома, Настя и Ира, я не знал. Звонить совершенно не хотелось, да и смысла я в этом не видел.
  И вот в коридоре раздался звонок мобильного телефона, который я оставил на тумбочке, чтоб не искать по всей квартире. В гостиной воцарилась тишина, игра была поставлена на паузу, а брат и друг вышли в коридор как раз в тот момент, когда я поднес телефон к уху.
  - Пора,- только и сказал Женька, а затем послышались гудки.
  
  Метрополитен - место, где люди постоянно куда-то спешат, не замечая друг друга. Место, где по ночам проходят Поединки не на жизнь, а на смерть, где людям нет дела до других.
  Он представляет собой миллионы туннелей, переходов и тупиков. Наверное, если бы была возможность увидеть это место в разрезе, то оно бы представляло собой подобие паутины, только не такой хрупкой. Или... На что вообще может быть похоже метро? На вены, по которым бежит кровь?
  Тут есть время подумать чуть ли не о всей своей жизни. Пока ты едешь от станции к станции, перед глазами и в мыслях проносятся все деяния. Ты анализируешь их, приходишь к какому-то выводу, а потом забываешь, стоит выйти на очередной станции. Они - эти станции - в основном оживают с приездом поездов. Люди, словно муравьи, снуют туда - сюда, куда-то торопятся, а порой просто не спеша прогуливаются, если кого-то ждут.
  Метро это отдельный мир, созданный из механизмов. В нем нет места жизни, есть только смерть и скорость. Есть время...
  
  Станции мелькали одна за другой, приближая ту единственную, на которой все должно было решиться. Она будто манила, говоря о том, что не может быть иначе, что пришло время. Но что именно должно было дать это самое время, никто не знал. Многие из нас уже давно для себя решили, что после сегодняшней ночи мы дружно скажем, что больше никогда не будем принимать участие в Поединках, больше никогда не будем называться Чистильщиками, которые убивают и скрываются.
  Но никогда это слишком громкое слово, ведь людям свойственно срываться, свойственно не сдерживать слова, даже данные самому себе.
  Перед выходом Кот вспомнил, что нужно было написать матери, чтоб та не волновалась, и убежал к себе, пообещав присоединиться позже. Так вот вышло, что на Поединок я ехал с Женькой и Настей, а остальные подойдут уже на место.
  - Наша станция,- тихо произнес Женька,- идем.
  Будто во сне я видел, как расходятся двери, как друг покидает вагон, а Настя следует за ним. Молчаливая, уже смирившаяся с тем, что, возможно, не вернется к своему возлюбленному. Наверное, она уже простилась с ним, или хотя бы написала записку.
  Были ли у меня такие люди, с которыми нужно было проститься? Разумеется, были. Вернувшись из библиотеки Мария получит конверт, подсунутый под дверь квартиры. Там я описал все, что когда-либо происходило, и о чем не мог рассказать лично, а еще я просил прощения за все содеянное и надеялся, что она будет меня помнить только с хорошей стороны.
  Мама и Артем получили почти такие же письма. И плевать, что мы с Темой редко виделись, он все равно дорог мне...
  Надеюсь, после нашего очередного разногласия он не сильно на меня обиделся и примет все таким, какое оно есть. Я не подарок, это уж точно, но все же, надеюсь, что хорошего и плохого я совершил поровну.
  Лишь Алиса была не в курсе происходящего. Сегодня она участвовала в гонке, именно по этому я не стал ей вообще ничего говорить. Не сейчас... Может быть позже, если это самое "позже" когда-нибудь настанет.
  - Постойте,- Женька остановился перед эскалатором и резко отошел в сторону. Нам оставалось лишь преодолеть этот переход со станции Тверская на Чеховскую и обратно дороги уже не будет.- Я вот что подумал, разве так нужно идти в бой? Откуда такие кислые лица?
  - А мы разве должны улыбаться?- Настя прислонилась спиной к стене и на время прикрыла глаза.- Перед смертью не важно, как ты выглядишь и что делаешь, она все равно настигнет, хотим этого или нет.
  - Идущие на смерть приветствуют тебя!- попытался пошутить я и тут же замолчал.
  Слишком нереальным и пугающим казались шаги к эскалатору. Они будто вели в Загробный мир, не давая даже надежды выжить.
  Последний поезд прогудел где-то позади. Пора было что-то решать и быстро. Нужно затаиться на время, пока подсадные люди не вырубят на время Поединка камеры. Сколько ждать предстоит, не знал никто.
  Ожидание убивает не хуже самого удара.
  - Мы не изменим ничего, если будем стоять тут и ждать,- продолжала Настя.- Все уже решено без нас, там внизу наша судьба, хотим мы этого или нет.
  - Я вас не узнаю, откуда такие мысли? Вы что же, уже без боя решили сдаться? Где мои ребята, что выходили сухими из воды в любой ситуации?
  - Вымерли или остались где-то дома.
  Мы резко обернулись на голос. По пустынной платформе не спеша шли Рома и Ира, а рядом с нами уже стоял Костя. За своими размышлениями мы даже не заметили, как Кот подошел. Сколько он вообще тут простоял, слушая нас, прежде чем произнести хоть слово?
  - Не верю,- усмехнулся Женька словам Кота.- Вы просто придуриваетесь, ведь знаете, что победите. И вообще, время поджимает, пора идти.
  - Наставника нет,- вновь заговорила Настя.- Без него не допустят.
  - Не имеют права!
  Женька первым двинулся к эскалатору, который уже давно прекратил свою работу и сейчас представлял из себя простую железную лестницу.
  Дождавшись Иру и Ромку, мы последовали за ним.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) О.Рыбаченко "Трудно ли быть роботом? "(Киберпанк) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) М.Арден "Авиценна"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Дух некроманта"(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Так бывает... михайловна надеждаЯнтарь чужих воспоминаний. Суржевская Марина \ Эфф ИрМои двенадцать увольнений. K A AЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаВ плену монстра. Ольга ЛавинСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"