Андерсон Александр: другие произведения.

Ватагин 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa

Героями не рождаются 2

 []

Annotation

     Перерождаться снова и снова, в разных Мирах и под разными именами — судьба таких, как он. Очередной виток его бесконечных странствий привёл его в Мир, так похожий на тот с которого всё началось, его Дом, его Родину. Похожий, но не идентичный, потому как дома не существовало ни опасных монстров, ни людей со сверхъестественными способностями, что посвятили свои жизни борьбе с ними. Сможет ли он выжить в знакомом Мире, полном неведомых опасностей, защитить близких и добиться успеха? Пора показать, чему он научился за годы странствий!


Андрей Ватагин Героями не рождаются 2

Пролог

     Мерно стучали колёса поезда, а я, то и дело отрываясь от накачанных в дорогу книг, любовался проплывающими за окном пейзажами. Леса и поля, реки и автострады, городки и деревушки. Что в родном моём мире, что в этом Родина, какое бы название она ни носила, неизменно радовала своими величественными просторами. Мы уже второй день в пути, а виды за окном всё ещё не успели приесться. Да уж, только ради подобных впечатлений стоило выбирать именно поезд, а не лететь самолётом. Может оно и быстрее в итоге бы получилось, но все эти красоты… и багаж, конечно. Всё-таки не как туристы едем, а на постоянное место жительства, так что собрали с собой, что могли. Не всё, конечно, остальное — самое крупногабаритное — должны доставить отдельно.
     — Как насчёт перекусить? — Спросил я, взглянув на настоящие командирские часы — подарок деда на моё совершеннолетие.
     — Было бы неплохо, — отозвалась Аня, отложив в сторону свой планшет. — Идём?
     — Ребят, вы с нами? — Спросил я у Игоря и Светланы.
     Нашими соседями по купе оказалась эта молодая пара. Ну как, молодая… чуть старше нас. Приятные, общительные люди, вполне тактичные и не особо назойливые. Повезло нам с ними. А им, соответственно, с нами. Говорю это как человек, который успел наслушаться отцовских баек о его путешествиях на самых разных видах транспорта. И, когда дело касалось длительных поездок по железной дороге, его истории практически сразу приобретали налёт чёрного юмора. Эдакий смех сквозь слёзы — слушать забавно, а испытать на собственном опыте большого желания нет.
     — Мы позже сходим, — Игорь с намёком взглянул на свою жену, что задремала, привалившись к его плечу.
     Выйдя в довольно просторный коридор и закрыв за собой дверь, мы двинулись в сторону вагона-ресторана. Нам предстояло миновать полсостава, чтобы добраться до цели. И всё бы ничего, если бы нам постоянно не приходилось протискиваться сквозь курящие компании, оккупировавшие тамбуры и коридоры. Не хочу строить из себя эдакого ханжу, который со сморщенной гримасой обходит смолящих незнакомцев, скорее я… просто не понимаю прикола. Да, иной раз какой-нибудь герой фильма с сигаретой, сигарой или даже трубкой в зубах смотрится довольно эффектно, но и только.
     — Поскорее бы уже доехать, — вздохнула Аня, когда мы уселись за свободный столик и заказали себе обед.
     Вот уж кто за годы своей Геройской деятельности привык к быстрым, практически не запоминающимся, путешествиям, так это моя девушка. Все эти их джетвинги, прочие сверхскоростные транспорты и даже телепорты на самый крайний случай, приучили её иначе воспринимать расстояния. Если по служебной необходимости она могла проделать весь этот путь за пару часов, то поездом нам предстояло ехать до конечной цели примерно три дня. Я ещё помнил прошлую жизнь в средневековом мире, когда из точки «А» в точку «Б» вполне можно было добираться неделями, и повезёт, если хотя бы часть пути можно преодолеть верхом. В общем, я по этому поводу был куда более терпелив и снисходителен. Мне даже нравилась вся эта дорожно-рельсовая атмосфера.
     — Смотри на это, как на последнюю возможность расслабиться, потому как по прибытии нам вряд ли в ближайшее время представится возможность выдохнуть, — хмыкнул я.
     — Переезд… — страдальчески протянула она. — Думаешь, мы не зря решились?
     Я ждал этого вопроса, причём куда раньше. К чести Ани стоит отметить, что подняла она его только теперь, когда мы были уже фактически на полпути к цели, ранее не давая сомнениям подтачивать её решимость. А ведь найти тысячу причин против столь кардинального изменения в окружении и быте — раз плюнуть! И некоторые из них, если начать о них задумываться, вполне могли бы перевесить наши желания и амбиции. Конечно, останься мы в Победограде, то называли бы это благоразумием и никак иначе, но… Да, в моменты, когда следует сделать выбор, что, возможно, перевернёт всю твою дальнейшую жизнь, без «но» определённо не обойтись.
     — Новые места — новые возможности, — откинувшись на спинку сидения, ответил я. — Честно говоря, я до сих пор поражён этим предложением, но оно из разряда тех, от которых не принято отказываться.
     — Я понимаю, — сказала она, устремив взгляд за окно, где зелёной стеной вставали кусты и деревья. — Только, кажется, уже начинаю скучать.
     — Скучать — нормально, — заверил её я. — Вот если бы ты начала жалеть, даже не добравшись до места, тогда можно было бы сказать, что что-то мы делаем неправильно, а так… вот увидишь, очень скоро нам станет не до этого.
     Перед нами поставили поднос и сгрузили с него исходящие паром тарелки с первым. Вот и обед подоспел! Отличный суп с фрикадельками, должен признать. Конечно же, не такой вкусный, как готовит моя мама. Только вот что в принципе способно сравниться с готовкой, к которой ты привык с детства? Так что я тоже скучаю по очень многому, что осталось там, в Победограде. Родители, Тёмка, друзья с которыми я познакомился в институте, да что там — мне стали как родные даже Изверги из Зоны! Возможно я несколько нестандартно демонстрирую своё к ним расположение, неизменно уничтожая каждую встреченную мной тварь, но я делаю это с тем уважением, который охотник только может испытывать к своей добыче.
     Вот уже пять лет прошло с тех пор, как овеянный тайнами и оккупированный самыми разными враждебными силами Мрачногорск преобразился в славный город Победоград. Пять долгих лет, которые, как бы парадоксально это ни звучало, пролетели бы будто за один миг. Конечно, я не могу сказать, что за это время город разительно поменялся, что над ним теперь не заходит солнце, а счастливые горожане неизменно пугают приезжих своими радостными лицами с довольными улыбками. Нет, очень многое осталось неизменным. Разве что в городе и впрямь как будто легче дышится, и причиной тому стало, разумеется, резкое сокращение поголовья подпольщиков.
     Ни один из главарей Четвёрки не всплыл впоследствии, что могло говорить либо о том, что «кара» их всё же настигла, либо… либо же, случись им уцелеть, они поняли, что этот город им более не рад и подались куда-нибудь на новое место. Хотя лично я скорее склонен поверить в первый вариант, потому как мало что может оторвать отожравшегося подпольщика от своей кормушки. В этом смысле они прямо как клещи.
     Разумеется, свято место пусто не бывает, и освободившуюся нишу не могли не попытаться занять новые, преимущественно молодые и дерзкие, представители Подполья, что повалили уже в Победоград из глубинки, да соседних городов. И их ждал воистину тёплый приём, ибо таких гостей с распростёртыми объятиями встречали как представители органов, так и Герои, что слишком ценили свою недавнюю победу, за которую было заплачено кровью, чтобы сливать эти достижения в унитаз просто почивая на лаврах и позволяя подпольной сволочи вновь наводнить городские улицы.
     Тем не менее, кое-кому всё-таки удалось сплотить вокруг себя людей и кое-как закрепиться. И, конечно же, это были местные, что пережили Большую Чистку, как в подпольной среде теперь называют ту операцию, после которой не осталось никакой Четвёрки. Да уж, Постановщик, подобно античному герою, неплохо постарался, чтобы очистить сии Авгиевы конюшни. Все неплохо постарались, включая и меня. Тем не менее, новые преступные ростки всё же дали первые всходы.
     В городе возобновил свою деятельность, восставший из пепла, Картель, теперь уже под предводительством моей старой знакомой — Авроры. Девушка смогла пережить Чистку и предшествующие ей события и смогла сплотить вокруг себя выживших картельщиков. Вспоминая сказанное Львом Модестовичем на той встрече в Яблочных Садах, можно сделать вполне определённый вывод, что Картель — это нечто большее, чем просто заштатная подпольная группировка.
     Артём пробил этот вопрос среди масовцев, и сообщил, что Картель — самая настоящая международная преступная организация. И, видимо, вышестоящие боссы помогли Авроре хоть как-то восстановить ныне уже Победоградский филиал. Разумеется, до былого влияния им теперь далеко, да и противодействие со стороны властей велось отнюдь не номинальное, но Картелю всё же удалось укорениться. Впрочем, теперь они полностью оправдывали свою подпольную суть, ютясь буквально по подвалам и не смея высунуть носа без риска нарваться на группу захвата, либо отряд Героев.
     Помимо этих сверхоненавистников, случилась с городским Подпольем и совершенно новая группировка. И пусть ранее об Отморозках никто даже не слышал, однако же имена их лидеров были на слуху и до Чистки. И, что самое забавное, именно я поспособствовал её возникновению. Косвенно, понятное дело. Фрик и Бугор. Бывший лидер Фениксов, прославившихся тем, что слились после первого же громкого дела, и бывший серый кардинал множества мелких банд с внешностью недалёкого громилы. Я принимал участие в захвате каждого из них, и арест позволил им избежать бесславной гибели в ходе Чистки.
     Скажу больше, они сумели скооперироваться, очень удачно оказавшись соседями по камере, и сбежать, пока на город надвигалась Орда и всем было не до расположенного в Башне Ассоциации изолятора. Я подозреваю, что им могла помочь снаружи якобы перевоспитавшаяся Летяга. Хотя тот же Тёмка заверил меня в обратном, утверждая, что её проверили в первую очередь и признали благонадёжной. Более-менее.
     В любом случае, под предводительством двух не самых слабых сверхов Отморозки медленно, но верно набирали силу, пополняя свои ряды такими откровенными отбросами, коими даже Четвёрка в своё время побрезговала. Пока они лишь старались не попадаться, во всю рубились с картельщиками и пытались прибрать к рукам то, что осталось от уничтоженных группировок. В будущем они грозились стать серьёзной силой, новой головной болью всего города, а потому на них велась настоящая охота.
     К сожалению, за пять лет лидеров поймать так и не удалось, а рядовые бойцы… с пополнением своих рядов у Отморозков обычно проблем не было. В мегаполисе целая прорва всяческих маргиналов и прочих асоциальных элементов, которые не прочь пощекотать нервишки себе и окружающим. Желательно чем-нибудь остреньким, приставленным к шее. В любом случае, позволять им и дальше развиваться никто не собирался, да и я полагал, что они вывозят исключительно за счёт удачи и куража. Но везение не могло длиться вечно. Что Фрик, что Бугор являлись теми ещё хитрожопыми ублюдками, однако же по-настоящему умными людьми я бы их не назвал. Им определённо не хватало дальновидности и холодного расчёта, иначе они бы просто залегли на дно и гребли под себя «остатки былой роскоши» из-под полы, как и подобает приличным подпольщикам.
     В любом случае, сейчас на страже общественной безопасности стояли не только представители власти и МАС, но и Общество, под мудрым руководством Постановщика. Никакого официального статуса за ними так и не закрепили, да он и не нужен был никому — зачем создавать опасные прецеденты? — однако же общественное мнение относительно Диких Героев серьёзно изменилось. Не в последнюю очередь благодаря мне и почившему Бригадиру. Наши геройские имена, в числе прочих, были высечены на стеле, установленной, дабы увековечить память о тех, кто отдал свои жизни в борьбе с тройственной угрозой, как теперь называют то противоестественное «объединение» Подполья, Уродов и Извергов.
     Я был там однажды, практически сразу после открытия, и возложил цветы к основанию этого памятника. Чувствовал я себя при этом… двояко. С одной стороны — я не мог не прийти и не почтить память одного конкретного Героя, что не раз меня выручал. Того, кто спас меня и, возможно, вдохновил на то, чтобы и самому стать Героем. Лишь много позже, во время многочисленных восстановительных трансов я понял, что это действительно так. Бригадир стал первым встреченным мной Героем, и, если разобраться, я не просто пошёл по его стопам, но и неосознанно копировал его манеру поведения, ставшую неотъемлемой частью образа Ветролова.
     С другой же стороны — мне было откровенно неловко, особенно после того, как вокруг моей геройской ипостаси вновь поднялась шумиха. Это произошло после того, как был найден довольно приличный фрагмент моей маски, моего геройского «лица». Он занял своё место в экспозиции городского музея, став частью новейшей истории города, на ряду с повторным нападением Орды и закидыванием Подполья бомбами. Ветролов позиционировался символом перемен, тем, без кого преображение Мрачногорска в Победоград оказалось бы невозможным.
     На мой взгляд, участие Ветролова в тех событиях было изрядно преувеличено, пусть я и впрямь сделал немало. Хотя, в основном, просто месил всех, кто попадался мне под руку. Тем не менее, общественности нужен был настоящий, Народный Герой и они нашли на эту роль подходящую кандидатуру. Не удивлюсь, если этому поспособствовал один конкретный любитель излишнего драматизма, дабы выгадать пользу даже из моей мнимой смерти.
     Сначала ничего не предвещало беды, а потом всех будто прорвало. Интервью с моими знакомыми по Обществу, с увечным Даниловым, до которого докапывались, пока он проходил реабилитацию и заново учился ходить при помощи протеза, с кем-то из пойманных подпольщиков, которых я даже не запомнил, но, судя по словам комментаторов, это именно я засадил их за решётку, во время совместных патрулей с милицией. Потом пошёл разнообразный мерч, от игрушек, до пластиковых масок, повторяющих мою собственную. А магазины хозтоваров в который раз распродали партии пожарных топоров.
     Про то, что творилось в интернете мне даже сейчас, спустя пять лет, страшно вспоминать. Я тогда даже чуть всерьёз не подрался с Артёмом, который вбил в свою кристальную башку, будто мне интересно знать всё, что обо мне пишут, и зачитывающим наиболее интересные на его взгляд перлы, вгоняя меня тем самым в краску. И это при том, что я никогда особо стеснительным не был! Сейчас вся эта волна улеглась, но нет-нет, а время от времени я всё же натыкаюсь на школьников с изображениями Ветролова на футболках, куртках, ранцах… на всём подряд! Даже интересно, много ли народу после такой вот пиар-компании присоединилось к Обществу?
* * *
     Ближе к ночи, забравшись на верхнюю полку и откинувшись на подушку, я лежал с прикрытыми глазами, даже не пытаясь уснуть, потому как голова была забита тяжкими думами. Недавние события требовали осмысления, чем я и занимался под убаюкивающее покачивание вагона. Помнится, ещё в самом первом для меня мире, была одна песня, начало которой звучало следующим образом:
Поезд по России идёт и идет,
Поезд по России, сто грамм и вперёд!
Перестук колёс, необъятна даль,
Поезд нас унёс к началу всех начал!

     И пусть к алкоголю я отношусь не менее прохладно, чем к куреву, некий смысл в этих строках есть. Начало всех начал… место, куда мы с Аней направляемся, вполне можно расценивать именно так. Тем не менее, в свете случившегося, их можно трактовать и иначе. Что же такого со мной недавно произошло? Пожалуй, что и ничего… кроме того, что я добрался до самого центра Закрытой Зоны, и увидел там… нечто. Нечто, вызвавшее гору вопросов, на которые попросту некому ответить.
     Вообще, все эти пять лет я не жил мирной жизнью, где основной моей заботой могла считаться лишь своевременная сдача сессий. Отнюдь! Я регулярно посещал свою постоянную тренировочную площадку, в которую, с обретением ранга Мастера, окончательно превратилась для меня Зона. Прикрытый Пологом, я Скакал сквозь покинутые людьми дома, улицы… целые районы. И разил всех, кто попадался на моём пути и отличался от человека. Отрабатывал свои новые заклинания, совершенствовал старые. Аккуратно помогал коллегам-Диким, если видел, что им требуется помощь. Собирал хабар… в смысле, ингредиенты для создания артефактов. В общем, занимался чем и всегда, разве что без какого-либо прикрытия и взаимодействия хоть с кем-либо.
     Я эволюционировал с каждой новой ходкой. Чуть ли не из подручных материалов — Тёмка помог достать солидный отрез Тэ-ткани — создал себе пусть и кустарное, но всё же одеяние боевого мага. Укреплённый и усиленный рунами, удерживающими плетения энергий, балахон с глубоким капюшоном. И неизменная мотозащита, так же не оставшаяся без соответствующих улучшений, под ним. В итоге получилась полноценная броня, завязанная на мои способности. Новая маска была мне без надобности — меня просто никто не видел.
     Основным же моим оружием стал Астральный Клинок, который я умудрился слегка модернизировать и добиться нанесения противнику ещё и физического урона. Правда в такой вариации он вполне виден человеческому глазу, пусть и просвечивает, будто самый настоящий призрачный меч. Да и Пульсары свои я неплохо так прокачал, заново научившись придавать им стихийные свойства. Так что теперь я куда сильнее соответствую более классическому образу мага — могу и огненным шаром вдарить, и шаровой молнией в лоб запустить, и даже сферу холода выдать, пусть последнее даётся мне тяжелее всего.
     В общем, я неплохо за прошедшее время продвинулся, став вполне уверенным Мастером. Тем не менее, перешагнуть на следующую ступень я пока так и не смог. Было ли это следствием моего прошлого экстремального рывка, либо я и впрямь пока не был готов — я не знал. Я чувствовал, что мой потенциал на данной ступени раскрыт если не полностью, то довольно близко к этому. И, тем не менее, очередного перехода пока не случилось. Меня это беспокоило, пусть я и старался успокоить себя тем, что это вполне нормально. Вот только то, что нормально для магического мира, в этом работает иначе, в чём я успел неоднократно убедиться.
     Именно поэтому я раз от раза забирался всё дальше и дальше вглубь Зоны. Как только я почувствовал себя вполне свободно в жёлтых секторах, где уже ни одна из населяющих их тварей не могла представлять для меня опасность, я отправился в оранжевые. Сначала робко и неуверенно, но с каждым разом всё смелее и смелее, я продвигался в глубь, время от времени натыкаясь на оранжевых Извергов, способных устроить Прорыв, успевая перехватить их раньше наблюдающих за Зоной масовцев.
     Первые пару раз я просто пропускал их мимо себя, страхуя геройские команды, что отправляли на перехват монстров. А потом… потом я просто остановил очередную злобную махину, грозящую прорвать оцепление, в одиночку. Не знаю, что тогда переклинило у меня в мозгах, потому как до этого я был уверен, что человек просто не способен уничтожать этих тварей в одиночку, весь мой прошлый опыт «общения» с ними говорил об этом. И, тем не менее, я накинулся на Изверга и сделал то, чего сам от себя не ожидал — победил. Сначала одного, потом следующего. А затем ещё парочку.
     Каждое из этих сражений не было простым. Я выкладывался на полную, чтобы не просто выжить, но и умудриться умертвить очередную тварь. И так четыре раза подряд. После последнего, оказавшегося памятным мне Дьяволом, от которого я в качестве трофея отпилил рога и копыта, полагая, что они могут пригодиться мне в качестве материалов для новых артефактов, я окончательно уверовал в собственные силы. И это едва меня не сгубило.
     Самый центр Зоны — сталелитейный завод над которым энергетические линии скручиваются в гигантскую воронку, заметную, почему-то только вблизи. Эдакий глаз бури. Я вошёл туда, подстёгиваемый любопытством и преисполненный гордыней. Кто ещё из людей был здесь с самого момента возникновения Зоны? Ну, возможно, кто и впрямь был. Но ему уж точно не удалось выбраться отсюда живым.
     Там я наткнулся на нечто… видимое лишь Магическим Зрением. И у этого нечто имелся страж. Во всяком случае, иначе то крайне агрессивное энергетическое образование, что напало на меня, стоило мне только появиться посреди сталеплавилен, я назвать не могу. Это лишённое физического воплощения существо плевать хотело на мою собственную, наконец-то обретённую Нематериальность и чуть было не растерзало моё Астральное тело. Но чуть, как говориться, не считается.
     Я сумел выбраться оттуда, пусть и с изрядно помятой, если не сказать пожёванной оболочкой, и попранной гордостью. Не стоило мне забывать, что всегда найдётся кто-то сильнее. Опаснее. Непредсказуемее. В общем кто-то, способный сбить с задравшего нос Героя спесь. Да уж, к чему я точно не был готов, так это к появлению существа, играющего на моём собственном поле.
     Повезло ещё, что я решил приурочить этот выход к получению диплома и дождался окончания выпускных экзаменов, а то было бы обидно оступиться на последней ступеньке и со всего маха разбить морду об лестницу, на которую взбирался последние пять лет. В итоге, я получил честно заслуженный Красный Диплом, пугая преподавателей и сокурсников своей осунувшейся физиономией и красными от разрывов капилляров белками глаз. Кто-то посчитал, что я ради успешной сдачи экзаменов учился не жалея себя и, в итоге, надорвался. А кто-то наверняка решил, что я просто начал раньше времени отмечать. В любом случае, заветная корочка была у меня в кармане, как, собственно, и то самое предложение, которого я никак не ожидал.
     — А ты не изменилась за всё это время, — Шоу, которую я не видел со времён наших кухонных посиделок пятилетней давности, как ни в чём не бывало развалилась на нашей с друзьями любимой скамейке в скверике, когда я вышел одним тихим летним вечером, чтобы немного погулять в одиночестве, предаться самокопанию, да окончательно определиться с планами на будущее.
     — Зато ты ещё сильнее вытянулся, мистер Каланча, — хмыкнула она, отсев в сторону и освобождая мне место.
     — Я попрошу — товарищ Каланча! — Напустив на себя как можно более суровый вид, поправил её я, после чего плюхнулся рядом.
     — Смотрю, ты как обычно — первый во всём, — она окинула меня странным взглядом. — В учёбе, в желании поскорее отправиться на перерождение, да.
     Я подобрался и искоса взглянул на собеседницу.
     — Ты знаешь что-нибудь об этом?.. — Я неопределённо покрутил перед собой пятернёй с растопыренными пальцами. — В общем, об этом. Что это было за нечто?
     — Нечто, — задумчиво повторила она. — Знаешь, твоё название ничем не хуже моего — оно точно так же не подкреплено какими-либо фактами. Впрочем, я зову подобные штуки Искажениями.
     — Штуки?! — Я подскочил на месте. — Их что, много?!
     — Как минимум две ты уже видел, да, — пожала плечами она. — И одна из них чуть было тебя не сожрала. Но есть и другие. Менее плотные, если к ним вообще применимо подобное определение, зато более… обширные.
     — Где? — Спросил я.
     — Много где. Ты ведь понял, да?
     — Это из-за Искажений появляются Изверги.
     Я высказал скорее утверждение, чем предположение, ибо сопоставить самый центр кишащей тварями Зоны и находящуюся в нём непонятную энергетическую хрень — не самая сложная задачка.
     — На самом деле, тут всё не так однозначно, да, — не слишком уверенно, что для Шоу крайне необычно, ответила она. — Искажения и Изверги определённо связаны, вот только что из этих, скажем так, явлений — причина, а что — следствие, нельзя сказать наверняка.
     — Почему ты так думаешь?
     — Искажения в куда большем количестве встречаются и в других местах, но там они не наводняют окрестности монстрами из других миров. Значит там они проявляют себя каким-то иным образом. Каким именно я сказать не могу, ведь я их, в отличие от тебя, даже не вижу.
     — Тогда как ты о них вообще узнала?
     — Потому что об этом нельзя было не узнать, да, — загадочно ответила она. — Искажения повсюду. Где-то их больше, где-то меньше. Наиболее всего они проявлены в самых крупных и самых густонаселённых городах мира. И — какое совпадение! — именно в этих городах постоянно что-то случается. Что-то, по масштабам вполне сравнимое с тем, что произошло здесь пять лет назад. Так что, если бы кто-то мог пронаблюдать за этим явлением, составить свою экспертную оценку и… не поломать в процессе всю систему, если она имеется… в общем, это было бы просто замечательно.
     — Слишком толсто, Шоу, — проворчал я, откидываясь на спинку лавки, — слишком очевидно.
     — Ты бы предпочёл, чтобы это прозвучало более завуалированно? — Усмехнулась она. — Но в таком случае, это оказалось бы слишком избито. Персонажей, которые разговаривают сплошными загадками, не особо любят — они давно уже стали клише. А потому, на сегодня мой лимит загадочности исчерпан. К тому же, тебе ведь всё равно предстоит в скором времени попасть в один из крупнейших рассадников Искажений, так что ничто не помешает тебе немного подработать натуралистом и понаблюдать за… этим — чем бы оно ни являлось — в естественных условиях.
     — Эй! Я пока ещё ничего не решил.
     — Всё ты решил. Потому как сам знаешь, что засиделся на одном месте. Во всех смыслах, да. Ты хочешь перемен. Ты жаждешь их. Новые места, новые знакомства… новые силы и новые возможности. Это всё там, ты это знаешь.
     — Но и здесь остаётся не мало.
     — Так что тебе мешает взять с собой хотя бы самое дорогое?
     Я поднял лицо к вечереющему небу и какое-то время разглядывал редкие, подкрашенные закатом облачка. Когда я повернулся в сторону своей собеседницы, её предсказуемо не оказалось рядом. Странное ощущение: пять лет прошло, а кажется, будто виделись в последний раз только вчера. Ни капли не изменилась. Но не статична, как она сама мне тогда рассказала. Поднявшись, я побрёл дальше. Решение и впрямь было принято. Возможно, оно было принято ещё до того, как мне поступило предложение.
     Я знал, что не останусь тут надолго. У мага должен быть стимул для дальнейшего развития, так может потому я до сих пор не Магистр? Первые полгода после пробуждения памяти оказались более насыщенны на разнообразные события, чем последующие пять лет. Не хочу сказать, что всё это время прошло зря — вовсе нет. В конце концов, я получил высшее образование! И неслабо подкачался. Осталось теперь найти применение как моим знаниям, так и обретённой силе.
* * *
     Я помнил, как нас провожали. Как махали нам вслед наши родители и Тёмка. Видел слёзы на щеках наших матерей. Слышал напутственные возгласы отца и Агарина-старшего. Хорошо запомнил немного растерянный взгляд Артёма. Да, вот именно поэтому я и не любил долгих прощаний, и если бы уезжал один, то непременно провернул бы это как можно более… буднично. И отец с мамой меня бы поняли. Но сейчас я увозил и то «самое дороге», о чём мне напомнила Шоу. Долгих уговоров, скандалов, либо истерик не было — это не про Анну. Между нами состоялся один серьёзный разговор после которого всё было решено.
     Мы вместе покинули Победоград и, три дня спустя, вместе же вышли на широкий, забитый кучей народа перрон. Если отбытие выдалось грустным и эмоциональным, то прибытие оказалось по большей части сумбурным и суетливым. Выбрались из вагона, забрали вещи, допёрли их до стоянки такси. Повсюду гомон и спешащие кто куда люди с озабоченными лицами. И редкий летний дождик, перемежаемый то и дело выглядывающими из-за туч солнечными лучами.
     Златоглавая и Нерезиновая Столица нашей Родины встретила очередных Понаехавших в своём неповторимом стиле — непонятной, быстро сменяющейся погодой, дорожными пробками и ощущением всеобщей занятости. Как человек, проживший в этом городе практически всю свою первую жизнь, должен отметить, что порой мне сильно не хватало этого бешеного темпа. Полагаю, на данном этапе моего развития, это как раз то, что надо.

Глава 1

     — Это здесь, — произнесла одна из фигур, что прятались в ночных тенях, стараясь избегать уличного освящения.
     — Миша, — неуверенно прозвучал следом другой голос, — ты уверен?
     — Не зови его так! — Тут же отреагировал уже третий голос. — Забыла, что мы в масках? Если ты так подставишь меня при свидетелях, то получишь — гарантирую!
     — Извини! Я ещё не привыкла!
     — Нечего тут привыкать! Либо ты носишь маску и делаешь своё дело, либо… ты всегда можешь зарегистрироваться. Чёртовы любители, зачем я с вами только связалась?..
     — Нужно ещё разобраться, кто с кем связался, — раздался новый, более грубый и задиристый голос. — Короче, мы так и будем здесь стоять? Ми… в смысле, Провидец, ты уверен, что это нужное место?
     Ответом ему была тишина.
     — Провидец?
     — Кажется, он ушёл.
     — Опять?.. — задира явно подавил тяжёлый вздох.
     — Кажется, что-то мелькнуло возле ограды.
     — За ним!
     — Н-но…
     — Двигайтесь!
     Послышалась возня, после чего из густой тени под растущим на обочине деревом отделилось трое тёмных фигур, которые, пригибаясь и стараясь не привлекать к себе внимания, что со стороны выглядело только подозрительнее, перебежали пустынную дорогу и привалились к белой бетонной стене.
     — Ты куда в одиночку рванул? — В тусклом свете луны можно было разглядеть лишь какую-то возню.
     — Так вы уже закончили препираться? Тогда, может, займёмся делом?
     — Но нам точно сюда? Ми… Ай!
     — Я тебя предупреждала.
     — Завязывайте вы уже, — устало произнёс самый первый голос. — Не на прогулку вышли. И да — я уверен, что именно это самое место нам и нужно.
     — Ага, психушка, — хохотнул грубиян. — Нас тут примут с распростёртыми объятиями!
     — Мы никого не потревожим, нас даже не заметят, — прозвучал загадочный ответ. — Нужно просто перебраться через ограду, и…
     — И?..
     — Вы сами всё увидите. Так мы идём? — Одна тёмная фигура по очереди оглядела три другие не менее тёмные фигуры.
     — Я готова, Провидец…
     — Для этого я к вам и присоединилась. Сейчас выясним, не напрасно ли?
     — Раздор?
     — Да идём, идём уже!
     Помогая друг другу, компания тёмных личностей перелезла через бетонное ограждение.
     — Вау. Вот просто… вау, — задрав голову к переливающемуся всеми оттенками фиолетового небу, растерянно пробормотал названный Раздором.
     — Всё как-то… расплывается… будто во сне…
     — Не нравится мне эта дымка. Весь обзор загораживает. Так и должно быть?
     — Понятия не имею, в прошлый раз было немного по-другому. Но также не реально.
     — Так это правильное место?
     — Говорю же, не знаю. Чтобы точно что-то утверждать, необходимо хотя бы осмотреться.
     — Отлично, тогда разделимся, и…
     — И нас перебьют поодиночке? — Вновь раздался издевательский смешок Раздора. — Нет уж, давайте не будем повторять самую распространённую ошибку персонажей ужастиков. Мало ли, что тут водится, вдруг на Изверга наткнёмся?
     — Здесь могут быть Изверги? — Прозвучал испуганный писк.
     — Теперь ты Героиня, детка, добро пожаловать в геройский мир!
     — Вообще-то, ты не меньший новичок в этом деле, чем она. И я бы посмотрела, что бы ты сделал, покажись здесь хотя бы зелёный Изверг. Наверняка драпал бы впереди всех, поддерживая мокрые штанишки!
     — Да уж, куда нам до такой опытной Героини, как ты! Которая не смогла защитить даже…
     — Раздор, заткнись! Это совсем не то место, чтобы выяснять отношения. Вполне возможно, что оно реагирует на… аргх… — Провидец содрогнулся и упал на колени, обхватив голову руками. Было заметно, что он всеми силами сдерживается, чтобы не закричать, плотно стиснув зубы и издавая лишь сдавленные стоны.
     — Миха! — Кинулся к другу второй парень в этой компании, мигом забыв о конспирации. — Держись, чувак, сейчас мы тебя отсюда вытащим! Ну, чего встали? Помогайте!
     — Часто с ним такое? — Поинтересовалась невысокая коротко стриженная девушка, спортивное телосложение которой подчёркивал её геройский костюм.
     — Чаще, чем хотелось бы, — взвалив Провидца на плечо, он потащил его обратно к ограде, которая выглядела столь же эфемерно, как и всё остальное в этом странном месте. — Но такого сильного… приступа я не припомню. Давайте же, не тормозите!
     — А что с нашим делом?
     — Подождёт! — Рявкнул Раздор. — Лучше помоги мне его поднять!
     — Вы… бесполезные… ничего не знающие… и не умеющие… любители… — девушка беспрерывно ворчала, но всё же помогала перевалить через ограду временно недееспособного товарища. Другая же лишь беспокойно суетилась рядом, не зная, что ей делать.
     — Добро пожаловать в реальный мир, — выдохнул Раздор, когда четвёрка Героев вновь оказалась по другую сторону ограды, а вокруг них сгустилась такая тёмная и неприветливая, но такая родная московская ночь. — Ты как там, чувак, лучше?
     — Мы… снаружи?.. — Провидец самостоятельно приподнялся и привалился спиной к стволу дерева, под которое его утащили.
     — Походу тебя там кроет сильнее обычного, — поделился своими наблюдениями Кондрат. — Скажи, ты… опять что-то видел?
     — О чём вы там болтаете? Ты натурально галюны что ли ловишь? Я что, с нариками связалась?!
     — Ой, да закройся ты уже! Сама-то…
     — Не орите, и без вас башка трещит… — в который уже раз прервал зарождающийся спор всё ещё приходящий в себя Провидец, после чего попытался объясниться: — это одна из особенностей моей силы.
     — Его не зря зовут Провидцем, — вставил Раздор.
     — Иногда у меня бывают… видения, — с какой-то непонятной грустью произнёс он. — Порой я вижу прошлое, иногда предвижу грядущее.
     — А сейчас что ты видел? — Мрачно поинтересовалась Героиня.
     — Сейчас — из разряда непонятного. Разрозненные образы. Что-то знакомое… и в то же время… другое. Оно… вернее, он уже совсем рядом.
     — И что это значит? Кто рядом? — Героиня склонилась над товарищем, посмотрев ему в глаза, блестящие в прорезях маски в свете ближайшего дорожного фонаря. Взгляд Провидца показался ей вполне осмысленным, пусть и несколько рассеянным.
     — Мне нужно время, чтобы… разобраться с этим. Всё проверить.
     — Тогда, как разберёшься, расскажешь, — хмыкнул Кондрат. — А пока — давайте по домам. Вставай, я тебя доведу.
     — Погодите, мы тут ещё не закончили! — Возмутилась Героиня.
     — На сегодня — закончили. Ми… кхм… Провидец сейчас в состоянии не стояния, как ты могла заметить, а без него нам туда не попасть! — Он помог другу подняться.
     — Извини, — произнёс Провидец, — продолжим в следующий раз, ладно?
     Двое парней отправились вдоль по улице, провожаемые раздражённым взглядом невысокой девушки.
     — Дилетанты, — процедила она им вслед. — Эй, ты всё ещё здесь?
     — Д-да… — вторая девушка, весь предшествующий разговор держащаяся в стороне, неуверенно обозначила своё присутствие.
     — Жаль, я уж было обрадовалась, что мы тебя там забыли, — проворчала Героиня. — Что не идёшь со своими дружками?
     — Тогда ты останешься здесь одна.
     — И?
     — Ну…
     — Что за детский сад? — Обречённо выдохнула Героиня, прикрыв глаза ладонью.
* * *
     Здание Министерства Иностранных Дел впечатляло. Не могу сказать, что оно прямо нависало над окружающими строениями, наоборот — смотрелось оно очень органично. Мог ли я подумать, что мой выбор пятилетней давности в конечном итоге приведёт меня сюда? Если бы мне кто сказал, что выпускником заштатного, пусть и довольно престижного в нашей части страны ВУЗа, без каких-либо начальствующих родственников, друзей семьи и прочих связей, заинтересуется столь солидное учреждение, я рассмеялся бы ему в лицо. И тем не менее, вот он я, стою на пороге пафосной высотки, расположившейся на Смоленской площади, и залипаю на табличку с советским гербом и надписью, доказывающей, что это не какая-нибудь досадная ошибка, а самая настоящая реальность.
     Полагаю, всему виной моя практичность и мой же перфекционизм. Положившись на первое, я сделал выбор, а благодаря второму сумел отличиться. Я бы даже сказал: выделиться. Факультет международных отношений Победоградского Гуманитарного Института предоставлял именно те знания, которые были нужны мне более всего. Углублённые История и Политология, неплохой набор иностранных языков, Социология с Психологией и — самое интересное! — Риторика с Ораторским искусством! Мимо такого набора предметов я попросту не мог пройти. И пусть вступительные экзамены отличались повышенной сложностью, пусть конкурс за место оказался чрезвычайно высок, я конкретно так закусил удила и пробился в число всего двенадцати счастливчиков, которым удалось поступить.
     Дальше же я с энтузиазмом постигал все те науки, которые мне готовы были предоставить. Очень увлёкся языками. Увлекаться языками — вообще полезное дело для мироходца. К тому же, наш разум довольно восприимчив к их изучению, во всяком случае, проблем с изъяснением передо мной не стояло ни разу за все прожитые мной жизни. Ещё в самой первой я неплохо знал английский. В этой же — к нему добавились немецкий, французский, китайский и японский. То есть, остальные самые распространённые языки мира. Я овладел ими на весьма приличном уровне, к тому же продолжал постоянно совершенствоваться. Конечно, не забил я и на прочие предметы.
     Не то, чтобы я совсем не думал, каким образом распорядиться полученными знаниями — намётки и соображения у меня имелись — однако же за пару месяцев до выпускных экзаменов меня вызвали к ректору, который отрекомендовал меня сотруднику МИДа, прибывшему в Победоград чтобы лично сделать мне то самое предложение. Стажировка с последующим трудоустройством. Подобный поворот меня тогда буквально ошеломил. Нет, ну кто я и что такое МИД? Это было для меня крайне непривычно и… в некоторой степени противоестественно. Я даже предался поднявшей голову паранойе и какое-то время следил под Пологом за тем госслужащим. Попутно, кстати, уберёг его от ограбления каким-то Отморозком. В конце выяснилось удивительное — одарённого студента и впрямь решили пристроить к делу, пока он не пристроился сам куда-нибудь на сторону. Такие дела…
     Настоящая задница, по нервотрёпке вполне сравнимая с написанием дипломной работы, началась после того, как я дал положительный ответ. Собеседования, тесты, анкеты, сбор целых гор документов и прохождение медицинского обследования. И я выдержал всё это, чтобы оказаться сегодня здесь. Войдя в огромный холл, я прошёл через металлоискатель, предъявил документы охраннику и назвал ему цель визита. Придирчиво осмотрев мой паспорт и коротко переговорив с кем-то по телефону, он объяснил мне путь до кабинета, в котором меня ожидали.
     Прежде чем идти дальше, подошёл к одному из огромных зеркал, что были здесь установлены, поправил галстук, пригладил ладонью короткостриженые волосы и убедился, что на пиджаке нет лишних складок. Только после этого я, стараясь не вертеть головой по сторонам, двинулся к лифту. Каблуки лакированных туфель звонко цокали по мраморному полу. Если я чем и отличался от вальяжно и спокойно расхаживающих здесь людей в строгих костюмах, так только своим ростом да выправкой, привитой мне на военной кафедре. Всё-таки школьная форма — определённо очень полезная вещь, помогает привыкнуть к деловому костюму, так сказать, с младых ногтей. Даже не представляю, как неловко я бы себя чувствовал, не будь у меня подобной практики. Галстук-удавка, натирающие брюки, стесняющий движения пиджак и всё такое.
     Шестой этаж встретил меня латунной табличкой с интригующей надписью «Департамент международного сотрудничества по вопросам глобальной безопасности». Если проще, то сотрудники именно этого отдела осуществляют контакты с Ассоциацией на территории нашей страны. И один из них настолько заинтересовался моими успехами, что лично прибыл в Победоград, чтобы со мной познакомиться. Ну и другими важными делами заняться, свидетелем которых я стал, пока потворствовал своей паранойе. Именно с ним мне предстояло сейчас встретиться.
     Оказавшись на перепутье коридоров, устланных ковровыми дорожками и с обеих сторон утыканных дверьми с табличками, я заозирался. Потратив некоторое время на ориентирование, благо помимо всяческих картин на стенах были развешены и указатели, я нашёл нужный кабинет, надпись на котором гласила: «Зам. Нач. Северов П.И.». Постучав и дождавшись приглашающего возгласа, я прошёл внутрь.
     — Доброе утро, Павел Ильич, — первым делом поздоровался я.
     Довольно крупный мужчина с намечающейся проседью в волосах, мощной челюстью и прямоугольными очками без оправы поднялся мне навстречу и приветственно протянул руку.
     — Здравствуй, Севастьян, — пророкотал он своим глубоким голосом. — Как добрался? Уже устроились на новом месте?
     — Да, всё отлично, — ответив на его крепкое рукопожатие, кивнул я.
     Уже два дня, как мы в Москве, и всё это время только тем и занимались, что обживали свою квартиру. Убирались, распаковывали вещи, дожидались доставки остальных вещей, отбивались от излишне навязчивой опеки моей тётки Варвары Васильевны, что смотрела на нас с Аней с явным неодобрением. И дело было вовсе не в том, что, воспользовавшись поводом, мы с моей девушкой, наконец, съехались вместе — преодолена новая высота в наших отношениях! — сколько в том, что своим приездом мы развалили её бизнес по сдаче нашей квартиры.
     На самом деле, эта жилплощадь принадлежала раньше моей матери. Переехав с отцом в тогда ещё Мрачногорск, она не стала её продавать, мудро рассудив, что недвижимость в Столице лишней не будет, и попросила своего старшего брата, дядю Семёна, время от времени за ней присматривать. Однако же его предприимчивая жена настояла на том, чтобы квадратные метры не простаивали, и начала сдавать жильё. Половина платы переводилась нам. Хотя, глядя на эту женщину, я постоянно ловил себя на мысли: «А половина ли?». В любом случае, приехали мы с Аней, и теперь ни о каких посторонних жильцах не могло быть и речи.
     Сама по себе квартира находилась хоть и на окраине Москвы, однако же была вполне просторной, двухкомнатной, и по прибытии мы застали в ней форменный срач. Мусор по углам и засоры в трубах — лишь наименее отвратительное зрелище из тех, что нам открылись. Не знаю, кто здесь жил, но хотел бы я побеседовать с ним по-своему, по-Геройски.
     В общем-то, нам пришлось тут же впрягаться в работу, стараясь как можно скорее привести весь этот свинарник в более-менее нормальное состояние. И то — было ясно, что ремонта нам не избежать. В первую очередь необходимо было хотя бы обои приличные наклеить вместо того выцветшего и ободранного недоразумения, что прикрывало стены сейчас. И лишь Варвара Васильевна набегала к нам по пять раз на дню, суетилась, охала-вздыхала нам под руки, грозила непонятно кому непонятно чем и удалялась до следующего захода.
     Оперативная смена замков — кто знает у кого ещё остались ключи? — немного охладила пыл уже не хозяйки, которой теперь не светит снимать с жильцов кварплату. Дядю Семёна же, довольно душевного мужика по моим детским воспоминаниям, мы пока не видели. Как рассказала его жена, он сейчас очень занят и уделяет работе практически всё своё внимание. Было бы неплохо нанести ему визит, поприветствовать, справиться о здоровье, передать приветы от родителей, однако же, стоило немного разгрести дела домашние, как нас тоже закрутили дела рабочие. Меня вызвали сегодня к десяти утра вот в этот самый кабинет, а Анна поехала в московский отдел Ассоциации — оформлять перевод.
     — Вообще-то, — доверительным тоном начал Павел Ильич, когда мы расселись — он за свой стол, а я — в кресло для посетителей, — обычно мы приглашаем на стажировку ещё с последних курсов, но тут уж больно поздно спохватились, да и расстояния, — он развёл руками, — сам понимаешь. Стажироваться будешь в этом отделе, под присмотром опытных наставников. Рабочий день пока только сокращённый, но без оклада не оставим, чтобы тебе не пришлось отвлекаться на подработки. Наша профессия не терпит халатности. Дипломат постоянно, на протяжении всей своей карьеры учится, чтобы быть в курсе всего, что может понадобиться ему в работе. Так что не сомневайся, тебе будет чем занять «свободное» время.
     — Ну, учёбой меня не испугать, — бодро откликнулся я.
     — Разумеется, — кивнул Павел Ильич, — ведь иначе тебя бы здесь не было. Во время стажировки тебя, конечно, в командировки никто посылать не станет, но даже в нашем департаменте без этого никуда. Если ты хорошо подумал и всерьёз собираешься посвятить себя профессии, а в нашем деле по-другому и не получится, учти, что ты должен быть лёгок на подъём. Наша жизнь — сплошные разъезды. Ты к этому готов?
     — Готов, — коротко ответил я.
     Он уже спрашивал меня об этом в нашу первую встречу, но тогда я был слишком ошеломлён, чтобы ответить… полностью осознавая открывающиеся передо мной сложности, возможности и перспективы. И пусть сомнения до сих пор не покинули меня, я не позволил неуверенности отразиться на своём лице. Командировки? К подобному мне не привыкать. В мире магии я не вылезал из постоянных экспедиций, а в средневековом мире последние годы у меня даже дома собственного толком не было — я буквально жил походами.
     — Верю, — Павел Ильич откинулся на спинку своего кожаного кресла. — Однако, что-то тебя всё-таки беспокоит. Поделишься?
     Мда, вот что значит — опытный дипломат. Он подмечает даже малейшие детали, видит те подтексты, о которых ты и сам не задумываешься. Высший пилотаж, которому я бы хотел когда-нибудь соответствовать. Может статься, что именно подобные умения помогут мне выйти из ситуаций, когда даже магия окажется бессильна.
     — Просто, — я попытался сформулировать собственные ощущения, — мне до сих пор не верится.
     Я выразительно обвёл взглядом кабинет. Он оказался довольно просторен, но я не назвал бы его роскошным. Это было сугубо рабочее помещение, где даже картина с фруктами за спиной Северова должна была скорее сбивать посетителей с толку, чем тешить его эстетические чувства. Ничего лишнего, предельная функциональность.
     — Кажется, я понимаю, — произнёс Павел Ильич. — Удивительно, что тебе не объяснили этого на твоём факультете. Всё дело в том, что у нас в стране имеет место быть некоторый кадровый голод по определённым специальностям. Конкретно наше Министерство постоянно расширяется и нам всегда требуется «свежая кровь». В результате чего в самых престижных вузах по всей стране было инициировано обучение по соответствующей программе. Но даже этого пока недостаточно, так что за самыми перспективными студентами существует особый пригляд. Ты можешь удивляться тому, что я, замначальника одного из департаментов, заявился к тебе лично, однако же я всего лишь успел первым. Между прочим, очень спешил, чтобы снять «самые сливки», так сказать.
     — Обычно это студенты бегают по работодателям, а не наоборот, — недоверчиво хмыкнул я.
     — Сколько вместе с тобой поступило? — Спросил меня Северов.
     — Одиннадцать человек.
     — А сколько окончило?
     — Со мной — пятеро.
     — И несмотря на то, что ты среди них первый, я не сомневаюсь, что вскоре ты встретишь всех своих бывших сокурсников здесь. Возможно в чуть менее престижных отделах, но вряд ли кто-то пройдёт мимо нас. Что же касается тебя — никогда не позволяй собственным успехам вскружить себе голову. Я рассказал тебе об этом не для того, чтобы ты уверился в собственной исключительности.
     После того, как моё Астральное тело немного пожевали, смею надеяться, что я усвоил этот урок.
     — Помни, что по карьерной лестнице всегда можно двигаться в обе стороны. Вершина — должность посла. Исключительный случай — Министр иностранных дел. И тут уже недостаточно таланта и способностей. Даже простой атташе должен иметь незапятнанную репутацию. Но чем выше поднимается дипломат, тем больший с него спрос.
     Он тяжело посмотрел на меня исподлобья.
     — Это важно, Севастьян. Многие будут наблюдать за тобой. Как свои, так и чужие. — Его слова звучали веско и тяжело, будто гвозди, вбиваемые прямо в черепушку собеседника. — И это касается не только твоей работы, но и, к примеру, личной жизни. Мы — люди публичные. Запомни, любые наши действия, каждый наш шаг — всё это влияет на репутацию, комплексно. Даже малейшую найденную слабость потенциальный враг может обернуть не только против нас самих, но и против страны, которую мы представляем. Нам постоянно приходится делать выбор, и намного чаще, чем нам бы того хотелось, он ограничивается лишь вариантами «плохо» и «ужасно». Но таков уж наш крест, и мы несём его с гордостью.
     — Я запомню.
     — Не сомневаюсь, — Северов прекратил буравить меня своим пристальным взглядом, удостоверившись, что я проникся важностью момента. — Ладно, пожалуй, пока с тебя достаточно. Эту неделю приходи в себя после переезда, налаживай быт, жду тебя в следующий понедельник, — он поднялся, и я встал следом, — и вот еще что. Очень часто молодые люди, приехавшие в Столицу, скажем так… пускаются во все тяжкие. Поаккуратнее с этим, приводы в милицию независимо от причин не красят репутацию госслужащих.
* * *
     Москва… Москва никогда не меняется. Хотел бы я так сказать, однако тогда это утверждение не соответствовало бы истине. Я помню ту, свою Москву. Не сказать, что она являлась идеальным местом для проживания, но жителем никакого другого города я себя не представлял. Возможно потому, что если куда и путешествовал, то только в туристических целях, когда полноценно проникнуться укладом и обычаями новых мест попросту невозможно. Я жил в довольно старом районе, забитом тихими — насколько это вообще возможно в таком мегаполисе — улочками и двориками. Но там постоянно что-то менялось. Сносилось старое, возводилось новое.
     Эта же Москва… её застройка показалась мне более продуманной. Центральные районы практически не изменились. Прогуливаясь по ним и проветривая голову после разговора с Павлом Ильичом, который с ходу знатно меня загрузил, я неоднократно ловил себя на мысли, что будто бы переместился в пространстве и времени. Всё те же улицы, те же забитые машинами дороги, те же будто бы вечно занятые горожане и выделяющиеся среди них стайки любопытных туристов. Разве что рекламы стало поменьше, а соответствующей символики — побольше. Ну, оно и понятно — Столица.
     Зато чем дальше от Садового Кольца, тем больше я подмечал изменений. Да даже район Вавилово, где располагалась наша квартира, не был знаком мне по прошлой жизни. Северо-восток города, синяя ветка метро. Метро, кстати, тоже оказалось куда более ветвистым, чем я помнил. Эта Москва разрослась куда сильнее, отхватив солидные куски замкадовых территорий. Взять хотя бы печально известное Жулебино, где в восьмидесятых годах разверзся Пролом. Не такой здоровенный, как в том же Бомбее, но полгорода тогда эвакуировали и проутюжили ту территорию авиаударами знатно. Теперь там то ли пустырь, то ли свалка, то ли сверхсекретные объекты понатыканы — фиг разберёшь. Закрытая территория, короче. Повезло ещё, что там не плодятся после всего случившегося Изверги, а то была бы у москвичей собственная Зона под боком.
     Гуляя по центру, я постоянно внимательно всматривался в окружающее меня пространство своим Магическим Зрением, однако никаких аномалий — или Искажений, если использовать терминологию Шоу — не заметил, хотя она меня уверяла, что уж с этим-то здесь всё должно быть в порядке. Побродив по Старому и Новому Арбатам, да исключительно ностальгии ради перекусив шаурмой, купленной в ларьке — кажется, это какое-то межмировое явление, которое никак не вытравить из бытия — я спустился в ближайшую станцию Метро, благо в центре они буквально на каждом шагу.
     Вообще-то у меня имелись права, какой-никакой опыт вождения отцовской тачки и даже некоторые сбережения, однако же брать себе машину, чтобы передвигаться по Москве… скажем так, я ещё не окончательно свихнулся. Нет, если бы моё будущее место работы не было расположено в самом центре, ещё можно было бы подумать о необходимости обзавестись собственным транспортом. А так — без вариантов. Ну, если я, конечно, не собираюсь терять минимум пару часов в день на очень своеобразный отдых в столичных пробках. Так что, Метро — по прежнему наш выбор.
     Я добрался до дома первым и как раз успел приготовить абсолютно невзыскательный ужин в виде поджаренного мяса с картошкой и салатом, прежде чем вернулась Анна. Выглядела она усталой и раздраженной, так что я повременил с расспросами, быстренько накрыв на стол и разложив еду по тарелкам.
     — Ты был прав, — заявила она, после того, как мы перекусили.
     — М? — Я вопросительно взглянул на неё, флегматично облокотившуюся на кухонный стол. — В чём конкретно?
     — В том, что нам теперь будет не до скуки, — вздохнула она.
     — Пришлось побегать с бумажками? — Предположил я, отвлекшись от мытья посуды.
     — Если бы только это…
     Вытерев руки, я сел напротив.
     — Рассказывай!
     — Да что там рассказывать? Просто слишком много незнакомых Героев. А также слишком хорошо знакомых Героев, которых постоянно показывают по ящику.
     — Давно сформировавшийся коллектив, — понятливо покивал я. — Пренебрежение к понаехавшему провинциалу, недоверчивость к потенциальному конкуренту, вся эта внутренняя мышиная возня.
     — Я столько времени угробила, чтобы полноценно войти в наше, победоградское товарищество, а тут — всё заново. Там хоть у меня была поддержка в лице Тёмчика и Альдис, и время, когда мы тусили в Юниор-отряде, чтобы разобраться во внутренних раскладах и узнать кто есть кто. А здесь — тёмный лес.
     — Ты справишься, — подбодрил её я, — не было такого случая, чтобы сама Яшма перед чем-то пасовала!
     — Конечно, справлюсь, — насмешливо фыркнула Аня. — У тебя-то как прошло?
     Я вкратце поведал ей о своей встрече с будущим начальством, сделав акцент на том, что меня всячески стращали серьёзностью и важностью предстоящей мне работы.
     — Так что теперь я должен быть примерным мальчиком, не связываться с дурными компаниями, мыть руки перед едой и всячески блюсти нравственность! — Напустив на себя самый серьёзный вид, на какой только был способен, подытожил я.
     — Насчёт нравственности, — Аня игриво провела пальчиком по тыльной стороне моей ладони. — Может немного обождёшь с этим и начнёшь с завтрашнего дня? А то мы как приехали — постоянно в делах, даже расслабиться некогда было.
     — Ну… — я нетерпеливо поёрзал на стуле, — полагаю, проводить время с любимой девушкой, а не в сомнительных ночных клубах, где пасутся наркобарыги и дамочки лёгкого поведения — просто образец нравственности.
     — Знаешь, это прозвучало чертовски дипломатично. Может, это и впрямь твоё истинное призвание?
     — Вот и проверим. — Я придвинулся ближе. — Прямо сейчас.
     — Ты умеешь уговаривать.
     Вообще, я собирался побродить этим вечером по району, осмотреть его своим Магическим Зрением, попытаться выявить даже малейшие потенциальные источники опасности, ведь всем известно, что в Москве постоянно что-то случается, но… Полагаю, это потерпит до завтра. Или до послезавтра. В общем, время ещё есть и его стоит потратить с пользой. Например, уделить его своей девушке, у которой сегодня был не самый простой день. И то ли ещё будет дальше…

Глава 2

     Кажется, я чего-то в этой жизни не понимаю. Москва — один из самых густонаселённых городов мира, раскинувшийся на огромной территории. Так как это не обычный город, а Столица государства, Подмосковье буквально утыкано всеми возможными военными частями. Наверняка всего на один городской округ приходится не меньше групп специального назначения, чем на весь Победоград. Московский филиал Ассоциации — крупнейший в стране и третий в мире по количеству боеспособных Героев, уступая лишь Нью-Йоркскому с Лос-Анджелесским и оставляя за спиной Лондонский, Гонг-Конгский и Токийский филиалы.
     Так же мне точно известно, что здесь имеется аж целых три организации наподобие нашего Общества, сплачивающие вокруг себя Диких Героев. Про Московское Подполье чего-то конкретного из общедоступных источников выяснить не удалось. Ну, кроме того, что оно существует и в некотором смысле процветает.
     Уроды самых разных мастей — здесь отнюдь не редкие гости. Эти ребята любят пошуметь, привлечь к себе внимание, а потому крупнейшие мегаполисы мира их особенно привлекают. И, разумеется, не стоит забывать об иномировой опасности, исходящей от Извергов, ибо они вполне могут просто появиться в самое неподходящее время, в самом неподходящем месте.
     Исходя из всего этого, меня терзают ровно два вопроса. Для начала, почему Москва до сих пор стоит, и её жители живут своей по большей части вполне спокойной жизнью, ничего из вышеперечисленного не опасаясь? И где, Изверг задери, весь этот движняк?! Я уже неделю как приехал — всё тихо-мирно. И это несмотря на то, что несколько раз я вырывался на ночные улицы, летал над ними под Пологом в своём костюме, да так ничего интересного и не углядел. Даже в Победограде всегда можно было наткнуться на какого-нибудь неосторожного подпольщика, решившего по-тихому — ну или как получится — гопнуть мирных граждан, в то время как здесь мне даже этого не встретилось. И это при том, что Анну уже вовсю припахали к дежурствам, в том числе и ночным.
     Возможно, в этом весь секрет? Местные защитники спокойствия работают слишком эффективно? Они наверняка знают на что следует обращать внимание в первую очередь, знают привычки и, скажем так, «ареалы обитания» всех возможных возмутителей этого самого спокойствия. Они на одной волне и ведут друг с другом непримиримые и ожесточённые сражения, не вмешивая в них обычных горожан. И я, подобно слепому котёнку шарю в непроглядной тьме, не в силах заметить того, что, возможно, происходит у меня под носом. И всё это потому, что я пока что не выбрался из категории «обычных горожан», и не в состоянии постичь двойственную натуру этого города.
     А ведь она имеет место быть, я ничего не придумываю. По городским новостям то и дело упоминают о всяческих предотвращённых нападениях и прочих не случившихся неприятностях. Показывают места событий, по которым невозможно сказать, что там произошла жёсткая заруба, берут интервью у немногочисленных свидетелей, кто сумбурно и скомкано, а кто флегматично и обстоятельно, пересказывающих увиденное. Вся эта сверх-тусовка показалась мне настолько закрытым клубом, что попасть туда крайне непросто даже случайно, разве что подглядеть, но и только. Лично мне, для начала, вполне хватило бы и этого.
     Анна также пока не смогла ни подтвердить, ни опровергнуть моих выводов. Понятное дело, что пройдёт какое-то время прежде чем она освоится на новом месте и её допустят до чего-то серьёзного. Сейчас же ей назначили постоянного напарника, что потихоньку вводил её в курс дел и обучал специфике работы Героев Ассоциации в больших городах. Ну, так предполагалось, потому как по словам Ани, этот «столичный хлыщ», как она его называла, предпочитал проводить рабочее время в соцсетях, уткнувшись в свой мобильный, либо же наслаждаться всеобщим «восхищением», когда они пешком патрулировали центральные районы Москвы.
     — Будто бы в Юниор-отряд снова вернулась, — ворчала моя девушка после очередной наполненной «геройскими свершениями» смены, пока я разминал и массировал ей плечи.
     — А что этот твой… как его там?
     — Адамантовый Витязь, — чуть поморщилась Анна и совсем не из-за моих действий по снятию напряжения. Напротив — в этом я был как минимум неплох. Умел, и даже частенько практиковал. — Постоянно просит, чтобы я звала его Ави. «Так короче… все так зовут…». Такого самовлюблённого и уверенного в собственной исключительности типа ещё поискать. Он в этом даже тебя переплюнет!
     — Эй, это было обидно! Ты же знаешь — я сама скромность!
     — Значит у тебя исключительно из скромности в твоей старой комнате одна полка фигурками Ветролова забита? — Прищурившись, ехидно припомнила мне мою небольшую коллекцию она.
     — Это всё мне твой брат натаскал, — с непроницаемым видом ответил я. — Не выбрасывать же, а то он бы обиделся.
     — Ну да, конечно, — протянула Аня. — Но всё равно, Адамантовый Витязь — просто невыносим!
     Не знаю уж, что этот… Ави из себя представляет, но приставили его к моей девушке неспроста. Насколько я понял, почитав о нём в интернете, Адамантовый Витязь являлся сверхом, специализирующимся на ближнем бое и был неплох как в обороне, так и в атаке. То есть, своими возможностями он не уступал Кварцу, наиболее привычному Яшме напарнику. Следовательно, руководство Ассоциации как минимум учло этот момент, приставив к Героине с мощными дальнобойными атаками необходимое прикрытие. Можно долго спорить о личных качествах того или иного Героя, но то, что моя девушка не останется без должной защиты, случись ей попасть в передрягу, меня определённо радовало. Что, впрочем, не мешало мне понимающе кивать в ответ на её возмущённые восклицания в адрес Ави.
     — А знаешь, что он мне сказал, когда я спросила, зачем нам столько народу, если всё равно ничего не происходит?
     — И что же? — Вот тут уже я заинтересовался по-настоящему.
     — Он посоветовал мне набраться терпения и заверил, что если мне не повезёт, и у меня появится собственный злодей, а то и парочка, я с ними точно не заскучаю! — Фыркнула Анна. — Я поспрашивала, и выяснилось, что такое иногда происходит и какие-нибудь Уроды с Подпольщиками время от времени могут прицепиться к определённому Герою и устраивать ему всяческие каверзы. В смысле, пытаются убить, подставить, переманить на свою сторону и всё в этом духе.
     — Зачем? — Озадаченно сморгнул я.
     Уроды-то ещё ладно, с этих психов спрос невелик, но вот в то, что предельно прагматичные подпольщики — хотя и среди них двинутых хватает — станут заниматься подобной ерундой, верилось с трудом.
     — Поди разбери, — пожала плечами она. — Возможно, это результат классовой системы. Мы — Герои, а они в глазах общественности — Злодеи. Вот и подтверждают свою… злодеистость, как умеют. А может они просто пересмотрели фильмов, да перечитали комиксов. Там разные теории по этому поводу выдвигаются.
     — Что-то дома я подобного не замечал.
     — Я точно также и сказала, — хмыкнула Аня, — на что мне заявили, что в провинции нечто вроде этого проявляется редко. Уродов там заметно меньше, чего не скажешь о тварях. Всё-таки в том же Победограде Ассоциация была заточена скорее на противодействие Извергам, да приглядывала за Зоной. Вспомни, мы и в конфликт с Подпольем вмешались только после того, как они окончательно потеряли берега, а до этого с милицией плотно работало лишь Общество. А тут — более серьёзное взаимодействие сразу на нескольких уровнях.
     Об этом я знал и сам, всё же департамент МИДа, куда меня приняли на стажировку, как раз подобными делами и занимался. Налаживал это самое взаимодействие между МАС и госструктурами, сглаживал углы, разрешал спорные вопросы. Понятное дело, что я только начал вникать и к более конкретной информации меня пока не допускали, но общее направление деятельности мне расписали хорошо.
     В любом случае, по нашей с Анной договорённости мы не разглашали серьёзных подробностей, которых представителю организации-оппонента лучше не знать. Вообще, иметь официальный статус и вести дела с организацией, в которой состоит твоя вторая половинка — довольно щекотливое положение вырисовывается. Не Ромео и Джульетта, конечно, но и не то, что останется без пристального внимания. Если не сейчас, то в будущем — уж точно. Так что мы заранее решили определиться с нашей стратегией поведения. Например, не рассказывать друг другу рабочую информацию, чтобы не навлекать неприятностей ни на себя, ни на коллег. Долг и личное иногда бывает очень непросто совместить. Остаётся надеяться, что мы справимся со всеми трудностями, какие может повлечь столь опасное сочетание.
     — Да, дела, — вздохнул я. — Ладно уж, разберёмся как-нибудь. Но если этот Ави начнёт к тебе подкатывать ты только скажи, я вмиг его адамантовую морду начищу.
     — Ревнуешь меня? — Аня бросила в мою сторону игривый взгляд после чего протянула: — Это так ми-ило!
     — Серьёзно, что ли? — Недоверчиво спросил я.
     — Конечно! — Она обратила внимание на моё нахмуренное лицо и озадаченно поинтересовалась: — Что-то не так?
     — Всё так, просто вспомнилось кое-что, — отмахнулся я и поспешил развить успех: — Но даже если сам Монарх положит на тебя глаз, его от меня ничто не спасёт! Так ему и передай!
     Анна захихикала в кулачок, а я расплылся в умильной улыбке. Надо же, тот давнишний отцовский совет по поводу того, чтобы наезжать на любого, кто не подобающе взглянет на твою девушку, оказался не просто глупой шуткой, а реально работающей вещью! Мда, житейская мудрость она такая — предельно логичная при всей своей кажущейся нелепости.
* * *
     — Что-то я делаю не так, — пробормотал я стоя прямо на плафоне уличного фонаря, невидимый и неуловимый, обозревая уходящее вдаль шоссе, машины по которому не переставали проноситься даже в столь поздний час.
     Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что стоял я не столько на самом плафоне, сколько на энергопотоках, удерживаясь с помощью Поступи. На самом деле, после стольких лет практики мне не составило бы труда проделать подобный фокус и с энергиями, что не привязаны к статичному объекту, как этот самый фонарный столб. Вот только они по большей части всегда в движении, так что спокойно на них стоять, либо даже ходить у меня получилось бы лишь в очень редких случаях. В основном же, перемещение по ним напоминало скорее скольжение, где я, подобно фигуристу, выделывал прямо в воздухе невероятные кульбиты и пируэты, перескакивая с одного потока на другой. Вот это — полноценное использование Поступи, не чета тому экстремальному парению, что я использовал, прыгая с Вышки. Здесь даже Скачки практически не нужны — свобода в маневрировании просто потрясающая.
     Как жаль, что мне даже выпендриться не перед кем, всё-таки я уже настолько привык ощущать себя невидимкой, что без Полога чувствую себя будто бы голым. И это несмотря на мой новый наряд мага, который, по словам Анны, может дать фору даже дизайнерским костюмам Героев Ассоциации. Ну, надеюсь она была искренна, когда говорила мне это, а не просто хотела меня подбодрить. В любом случае, лично я своим новым образом вполне доволен, пусть пока мне и не удалось предстать перед благодарной публикой «во всей красе».
     В Победограде я поостерегся плодить сущности и появляться в образе другого Героя с очень похожими на кое-чьи способностями. Да и не гнался я тогда за признательностью. Не после того, как вокруг моего прошлого образа поднялась такая волна хайпа. Хорошо хоть, что за прошедшие годы она если и не улеглась полностью, то изрядно стихла.
     Так что я просто занимался своими делами никем не узнанный и не замеченный. Хотя… насчёт последнего я бы не стал так категорично что-либо утверждать. Всё-таки падёж Извергов, в том числе и оранжевых — совсем не то, что можно не заметить, либо оставить без внимания, не придав этому факту какого-либо значения. Так и появилась одна из первых полноценно Победоградских городских легенд — ну либо страшилок для кого-то — легенда о Призраке Зоны.
     Об этом явлении частенько велись многочисленные форумные споры, которые Тёмка тщательно отслеживал и по моей просьбе вбрасывал, что называется, на вентилятор самые разнообразные и преимущественно абсолютно безумные теории. Так же и те из Героев, как Дикие, так и зарегистрированные, что частенько выбирались в Зону, постоянно подливали масла в огонь. Порой они «видели» Призрака там, где меня и близко не было.
     Кто-то считал его сверхом-одиночкой, одержимом жаждой мести к Извергам, кто-то — новым видом Извергов, охотящимся исключительно на других гостей из иных миров, а некоторые утверждали, что это новая аномалия Зоны. Ага, которая оставляет после себя лишь туши убитых тварей, нередко — разделанные, с некомплектом внутренних органов и прочих частей тела. Да, для создания артефактов мне бывают нужны определённые… материалы и ингредиенты. И раз уж я не могу, как и прежде, сбывать хабар — да и некому уже, после Чистки лавочка закрылась окончательно — это не значит, что я не поимею с убитых мной монстров совсем никакой пользы.
     В любом случае, среди многочисленных теорий и предположений я даже пару раз встречал практически правильную. Дескать, это всё призрак Ветролова шалит, мстя тварям за свою преждевременную кончину. Либо не призрак, а новая ипостась в которую перешёл Герой перед тем, как на него обрушилась «кара». Всё-таки силы сверхов при должном старании вполне могли эволюционировать, не просто расширяя арсенал возможностей, но и принципиально изменяя самих сверхов в соответствии с выбранным ими направлением развития.
     Честно говоря, я о таком только на том форуме и узнал. Это было что-то типа механизма мутации у Уродов, только более сложное, комплексное и осмысленное, требующее не малых усилий и, разумеется, длительных тренировок. Не многие решались на что-то подобное, и у ещё меньшего числа рисковых личностей это получилось. Как пример, чаще всего там назывались четыре имени: Шёпот, Ведьма, Чак и Кали. Да-да, герои высшего, десятого ранга по классификации МАС. Каждый из них являлся уже чем-то большим, чем человек или даже сверх. Во всяком случае, точно никто ничего не знал. Лично я думаю, что некто, достигший подобного уровня сил, вряд ли позволит себя изучать… всякими неприятными способами.
     Помимо этого, ещё одним останавливающим фактором эволюции могла стать далеко не нулевая вероятность неудачи. В том смысле, что изменения окажутся… немного не такими, какие ты там себе нафантазировал. Как пример, приводимый на форумах по отношению к Ветролову — невидимка так и останется навсегда невидимым, пусть и научится, до кучи, проходить сквозь стены. Иногда, открывшиеся возможности совсем не окупают возникшие неудобства.
     По сравнению с такой хаотичной и непредсказуемой системой развития, мой, пусть даже работающий не без сбоев в этом мире, метод прокачки магических сил уже не вызывает никаких нареканий. Боль при переходе на следующую ступень вполне можно перетерпеть, зато ты получаешь ровно тот результат, на который изначально рассчитываешь. Элемент рандома здесь не просто сведён к минимуму, он окончательно изжит многими поколениями магов, что оттачивали свои практики на протяжении тысячелетий.
     Возможно, в этом вся проблема сверхов? Первые наделённые сверхспособностями люди появились относительно недавно — и века пройти не успело. Так что в настоящее время фундамент для обучения будущих поколений сверхов только закладывается. Но уже сейчас отдельные личности — не обязательно достигшие самых высот, как упомянутая мной четвёрка Героев — поражают воображение своими возможностями. И все они, по сути, самоучки, сумевшие себя реализовать. Даже страшно представить, во что всё это выльется, как только дорожка будет не просто проторена, но и выложена асфальтом. Когда утвердится более-менее универсальная и единая для всех сверхов методика обучения.
     Надеюсь, к этому времени я уже успею стать Архимагом, а то, боюсь, конкурировать с правильно выращенными и обученными сверхами окажется не то, что непросто, но и смертельно опасно. На самом деле, при мыслях об отдалённом будущем этого мира у меня всегда перед глазами встают картины постапокалипсиса. Все эти безжизненные пустыни, радиоактивные пустоши, разрушенные города, ставшие полями сражений между титанами, что некогда были людьми.
     Может ли статься, что Изверги посланы в этот мир в качестве некоего сдерживающего и заодно отвлекающего на себя внимание фактора? Ведь если их вдруг не станет, то люди попросту начнут сражаться друг с другом, как делали это на протяжении всего своего существования. И сверхи они, или нет — уже не будет иметь совершенно никакого значения. Да что там — они уже начали! Все эти Уроды плодятся, как грибы после дождя. Страшно представить, что произойдёт, если среди них окажется «самородок», сумевший выйти на один уровень силы с десятиранговыми Героями. Невероятная мощь, изощрённый человеческий разум, жестокость и непредсказуемость безумца. Интересно, подобного монстра приравняют к угрозе красного, или уже чёрного уровня опасности?
     В общем, думая об этом, мне всё больше кажется, что Изверги — это не просто бедствие, бессмысленное и беспощадное, а нечто большее. И возможно, что именно Искажения помогут мне найти верный ответ. Зачем мне вообще это нужно? Список причин довольно длинный, но хватит и одного пункта — мне очень нравится этот мир, и я хотел бы остаться в нём подольше. И взять от него всё, что только получится. Знания и силу, любовь и дружбу, семью и призвание. Конечно, загадывать на сотни лет вперёд — не лучшая затея, но ведь и ближайшее будущее не менее туманно и не вызывает особого оптимизма. В конце концов, один раз мир уже перевернулся в середине двадцатого века, так кто даст гарантию, что он не продолжит своё вращение, чем дальше, тем быстрее набирая обороты, словно катящееся с горы колесо?
     Невозможно быть готовым ко всему, так что стоит предварительно выяснить, к чему конкретно готовиться. Именно поэтому меня так заинтересовали Искажения, несмотря на ту опасность, что они могут нести персонально для меня. Уверен, Шоу рассказала мне далеко не всё, что знает сама, и вызнать правду у меня нет никакой возможности, даже стань я Магистром, если не Архимагом. Силой этот вопрос уж точно не решить. Однако же, она задала мне направление… которое, в данный момент, завело меня в тупик. Хочется надеяться, что это лишь временно.
     В Москве ни дня без происшествий… Искажения на каждом шагу… Изучи и постарайся не сломать… Да, я определённо ожидал, что хотя бы отыскать их окажется проще. Привык, что важные события если и не вертятся вокруг меня, то уж точно случаются где-то рядом. Стоит вспомнить хотя бы самого первого в моей жизни оранжевого Изверга, который буквально свалился нам с Акумой и Токсиком на головы. Здесь же… да, так и напрашивается сравнение про крупную рыбу, которая из своего уютного озерца неведомо каким образом оказалась посреди океана. И остаётся лишь наугад плавать в бескрайней пустоте, надеясь разглядеть хоть какой-нибудь ориентир.
     Собственно, именно этим я сейчас и занимался. Положившись на удачу и Магическое Зрение, парил и «скользил» над городом — на самом деле, лишь малой его частью — в надежде высмотреть хоть что-то заслуживающее внимания. Искажение, необычное завихрение энергетических потоков, активированный узор сверхспособностей… в общем, хоть что-нибудь! Что-то, что позволит мне зацепиться хотя бы одним коготком, чтобы в конце концов вонзить в неведомую обычным горожанам ипостась города уже всю свою волосатую лапу.
* * *
     Следующим днём я радовал своих будущих коллег — называть этих серьёзных людей полноценными коллегами, пока меня официально не взяли на работу, было бы очень самонадеянно с моей стороны — своим бодрым видом и неизменной вежливой улыбкой с налётом лёгкой заинтересованности во взгляде. Кажется, я перенял от Постановщика куда больше, чем сам того хотел. Либо же просто привык придерживаться определённого образа и модели поведения.
     В любом случае, люди постоянно придумывают для себя «маски», которые носят в повседневной жизни. Так какой-нибудь серьёзный и строгий начальник фирмы вполне может расслабиться дома, перевоплощаясь в любящего мужа и отца, чтобы не быть даже в кругу семьи всё тем же начальником. Или же, наоборот, все эти образы сливаются воедино, выставляя на всеобщее обозрение истинное «я» человека.
     Понятное дело, что в окружении пока ещё не вполне знакомых людей я пытался… не то, чтобы выпятить свои лучшие качества, скорее равняться на заданные ими стандарты. В некотором роде я им подражал, в какой-то мере — неосознанно. Они, как профессионалы своего дела, просекли всё в момент и даже подсказывали мне время от времени, как именно должен восприниматься людьми человек, называющий себя дипломатом. Неизменно сдержанный, вежливый и предельно тактичный. Но при этом, излучающий внутреннюю уверенность. С последним, как оказалось, у меня всё было в порядке.
     — Неплохо, — практически сразу после начала моей стажировки хмыкнул Вениамин Петрович, пожилой уже сотрудник департамента в ранге второго секретаря, назначенный моим куратором. До этого он выдал мне папку с какими-то газетными вырезками и сказал заняться этим, более ничего не объясняя. А потом полдня за мной наблюдал, наверняка подмечая все мои действия. — Несмотря на то, что ты понятия не имеешь, с какой стороны к этому подойти, у тебя на удивление неплохо получается делать вид, что ты держишь ситуацию под контролем.
     Первые дни моей стажировки практически полностью состояли из таких вот проверок. Сотрудники министерства очень редко говорили что-то напрямую, зато позволяли за собой наблюдать. И делать выводы. Вот так, постепенно я и подстраивался под свой… новый статус, стараясь ему соответствовать.
     Тем не менее, этим утром моё приподнятое настроение можно было разглядеть невооружённым глазом. И это несмотря на то, что я половину ночи мотался по ночному городу. Но, в отличие от предыдущих выходов, на этот раз мои поиски хоть чего-нибудь не вписывающегося в стандарты обычности для «простого горожанина», наконец-то увенчались успехом. Возможно не полным, но частичным уж точно. Я не набрёл случайно на стрелку подпольщиков, не стал свидетелем битвы Героев с Извергами и даже не наткнулся на тусовку Диких. Однако же я, наконец, нашёл то, что искал изначально — Искажение.
     Благодаря уличному освещению, ночью в Москве достаточно светло, во всяком случае, если не сворачивать с дорог во всяческие переулки, да дворики, где полно закутков, куда не достаёт свет уличных фонарей. И аура человека, что перемещался исключительно от одного такого закутка к другому, от одной густой тени к следующей, просто не могла не привлечь моего внимания. Неужели, передо мной подпольщик, решивший выйти на дело, которое априори не может оставаться в рамках закона?
     Приободрившись, я спустился на тротуар и поподробнее оглядел шарящегося за кустами мужика. Ну… моя версия относительно подпольщика дала трещину, хотя сходу отбрасывать её всё же не стоило. Человек, что, постоянно оглядываясь и пригибаясь, бежал вдоль дороги, скрываясь во тьме, был похож скорее на жертву концлагеря, чем на матёрого злоумышленника. Бритоголовый, тощий, с затравленным и усталым взглядом. Так же он выделялся бледной кожей с просвечивающими венами, и испачканной в грязи пижамой. Да, моё Магическое Зрение также неплохо улучшилось за прошедшее время, позволив мне рассмотреть в кромешной темноте все эти подробности.
     Из увиденного мной можно было сделать однозначный вывод — передо мной именно что беглец. Только вот откуда он сбежал? Явно больничная пижама как бы намекала на верный ответ, вот только я очень сомневался, что столичная система здравоохранения находится в таком упадке, что из Московских больниц разбегаются пациенты, опасаясь, как бы их там не залечили до смерти. В любом случае, следовало выйти с этим бедолагой на контакт и расспросить о произошедшем, прежде чем делать хоть какие-то выводы, однако я обоснованно опасался, что при моём внезапном появлении он скорее сердечный приступ словит, чем загорится желанием поговорить по душам с незнакомцем в причудливом балахоне. Тут следовало действовать аккуратнее.
     Не успел я ничего предпринять, как в конце улицы послышался рёв мотора. Из-за угла вырулил микроавтобус, при виде которого беглеца аж заколотило от ужаса. Он огляделся и поняв, что может выдать себя если побежит, скрылся за ближайшим кустом, припав к земле. Машина тормознула у обочины прямо напротив места, где затихарился мужик. Поразительная точность. Хотя, скорее уж — подозрительная. Из микроавтобуса тут же выскочило трое мордоворотов, двое из которых были в униформе санитаров, а водитель — в джинсах и лёгкой коричневой куртке. В руке он сжимал некое устройство, похожее на обычный смартфон, разве что поквадратнее, да поувесистее.
     — Ну, где он? — Пробасил один из санитаров — здоровущий детина с огромными кулаками, на которые были натянуты медицинские резиновые перчатки.
     — Погодь, — буркнул водила, водя перед собой устройством и внимательно всматриваясь в экран. — Должен быть где-то здесь.
     — Матвеев! — Выкрикнул санитар в сторону усаженной кустами и деревцами зоны за тротуаром. — Выходи немедленно! У тебя ещё курс терапии не закончен!
     Второй санитар вытащил из машины приличных размеров фонарь и, направив луч во тьму между деревьев, начал медленно обходить предполагаемую зону залегания сбежавшего пациента по кругу.
     — Может, поторопить? — С нехорошей усмешкой спросил водила, со значением покачав в руке свой девайс.
     — Ты дурак? — Приблизившись рыкнул ему в лицо санитар, отобрав штуку и сунув её себе в карман.
     — А что такого-то? — Дерзко выпятив небритый подбородок, ответил тот.
     — Сказал бы я тебе, да главный лучше справится.
     После этого заявления водила как-то растерял весь свой запал и заметно скис. Тем временем второй санитар, что не слишком сильно отличался от своего коллеги габаритами, высветил вжавшегося в землю и старающегося даже дышать через раз пациента.
     — Нашёл! — Крикнул он, после чего обратился уже к беглецу: — Вставай, Матвеев, погуляли и хватит. Сейчас мы отвезём тебя обратно, сделаем укольчик и…
     — Нет! — Дико возопив, мужик взвился на ноги и в руке его что-то блеснуло. — Я не вернусь!
     Грязный осколок стекла являлся таким себе оружием, однако же санитар счёл за лучшее отойти на пару шагов. Его коллега достал из кармана ранее отобранный у водителя девайс и продемонстрировал его явно не совсем адекватному пациенту.
     — Тихо, Матвеев, тихо, — успокаивающим голосом произнёс он. — Видишь это? Не заставляй меня его применять. Выброси стекляшку и садись в машину, всё будет хорошо.
     Его призыв не слишком сильно помог, однако же вид прибора будто бы придал беглецу решимости. Он перехватил осколок поудобнее и замахнулся, будто бы собрался вонзить его себе в грудь.
     — Стой! — Закричал санитар, поняв, что пациент собирается сделать.
     Я готов был вмешаться в любой момент, намереваясь попросту оглушить всех присутствующих Пульсарами, если ситуация примет совсем уж скверный оборот, и только после этого разбираться. Однако же, санитар с фонарём вовремя сориентировался, накинувшись на беглеца сбоку. Повалив его на землю и насев сверху, он выкрутил тощую руку, заставив выронить осколок стекла.
     — Отпусти, сука! — Придавленный немалым весом санитара, сбежавший пациент скулил и извивался, пытаясь вырваться из вполне профессионального захвата. — Я туда не вернусь!
     — А куда ты денешься? Не дёргайся, только хуже себе сделаешь, и так ладонь уже поранил. Жора, чего ты там копаешься?
     — Иду! — Стоявший ранее поодаль санитар подскочил к ним со шприцом наизготовку.
     Не прошло и минуты, как всё было закончено. Пациент успокоен уколом в шею и перенесён в машину, которая, стоило всем загрузиться, взрычала двигателем и, с ходу развернувшись, укатила туда, откуда и приехала. Ну а я последовал за ней. С одной стороны, ситуация хоть и была странной, но вполне объяснимой. С другой же — отдельные детали не давали мне покоя. С каких пор в пациентов медицинских учреждений вживляют следящие импланты?
     Никак иначе они бы его выследить не смогли, да и в ауре беглеца я разглядел нечто постороннее, когда понял к чему надо приглядываться. К тому же, если судить по его реакции на то устройство, только ли слежение обеспечивает этот имплант? В общем, произошедшее показалось мне подозрительным, и я скользил во мраке ночи, стараясь не упустить из виду петляющую по городским улицам машину.
     Минут пятнадцать спустя, она подъехала к комплексу трёхэтажных белых строений, что раскинулся на солидной территории с парковкой, сквериком и широким внутренним двором, что был обнесён бетонной оградой. Микроавтобус, предварительно бибикнув, проехал через автоматически открывшиеся ворота, ну и я поспешил следом, одним Скачком спустя оказавшись посреди мощёного дворика со скамейками.
     И стоило мне оказаться на территории этой страной больницы, как я понял, что сорвал настоящий Джек-Пот. Снаружи этого заметно не было, но тут… пространство буквально искрилось и плыло от переполняющих его энергий. Они обтекали и пронизывали здания, стелились по земле, переплетались в причудливые узоры в воздухе, а над всем этим закручивалась энергетическая воронка… прямо как там, в центре Зоны.
     Аномалия, Искажение, или как там оно на самом деле называется, но я, наконец-то, нашёл её. Здесь она не была сконцентрирована в одной точке, напоминая огромный энергетический сгусток, изменчивый и непостижимый. Нет, тут Искажение занимало всю огороженную территорию, и сейчас я находился прямо в нём. Это было странное чувство. Оно дезориентировало, но, вместе с тем, наполняло тело лёгкостью, даруя некоторое подобие эйфории. Выдохнув, я погрузился в лёгкий транс, чтобы вернуть себе ясность мыслей.
     К Искажению Зоны я не рискнул бы подступиться даже если бы меня не пытались сожрать. Оно слепило моё Видение и ощутимо опаляло своей мощью мою ауру. Здесь же… такое чувство, будто я погрузился своим Астральным телом в некую метафизическую целебную ванну, наполненную всякими солями, маслами и прочим подобным. По ходу, совершенно иной тип Искажения. И, как по заказу, прямо внутри неё выстроена больница. Вернее… не совсем больница.
     «Психиатрическая клиника им. Базаева» — гласила синяя табличка на входе в главный корпус. Похоже, что не так уж благотворно подобное соседство влияет на пациентов, раз уж они отсюда разбегаются и настолько боятся вернуться, что готовы себя порезать. С другой стороны — кто знает, что за проблемы у того мужика и насколько они влияют на его суждения? Так что не стоит судить раньше времени. Но приглядеться к этому месту определённо необходимо, ибо оно вызывает не меньше вопросов само по себе, чем, непосредственно, Искажение.
     Так как шёл уже третий час ночи, я вернулся домой. Сегодня после работы наведаюсь туда вновь. То, что я ухватился за кончик давно искомой мной ниточки, и теперь могу начать распутывать клубок, наполняло меня предвкушением и азартом. Ведь я переехал в Москву в том числе и для этого — познавать тайны этого мира и раскрывать грани собственных сил. Не знаю, с чем мне предстоит столкнуться в этой клинике, но очень сомневаюсь, что они держат на цепи собственного оранжевого Изверга, которому скармливают особо буйных пациентов. А если и держат — что с того? Мне уже не привыкать ставить на место подобных тварей…
     Так! Не зазнаваться, ведь порой и куда более слабый Изверг способен удивить даже бывалого Героя. Причём, смертельно удивить! Так что не следует очертя голову бросаться в первую же попавшуюся аномалию, нужно быть осмотрительнее и хитрее. Не терять бдительности. Эк меня то ощущение зацепило, стоит перед выходом провести часик в медитации и подготовить свой разум к неожиданным встряскам. Когда имеешь дело с непонятными штуками, способными влиять на твоё Астральное тело, требуется холодная голова.
* * *
     Дверь едва заметно пискнула, давая понять, что магнитный замок открыт, после чего он потянул за ручку и прошёл внутрь. Короткий спуск по лестнице, вторая дверь, на этот раз куда более внушительная, и он оказался в довольно просторном полуподвальном помещении, заставленном компьютерной техникой и разными фансервисными безделушками. Выложенные же плиткой стены как обычно были плотно завешены постерами Героинь со всего мира. Не обязательно самых популярных, но неизменно наиболее привлекательных.
     — Ну чего ты там застыл, проходи, — раздался недовольный голос из глубины помещения.
     Михаил хмыкнул и направился к своему… Вирта вполне можно было назвать приятелем. Достаточно надёжным, чтобы на него можно было положиться в некоторых делах, но… не без своих странностей. Впрочем, у кого их нет, особенно в такое-то время?
     Он обнаружился там же, где и всегда, на своём рабочем месте у дальней от входа стены, за рядами стеллажей, забитых компьютерным железом. Невысокий парень лет двадцати с парой… десятков лишних килограмм. На лице очки и лёгкая небритость, а из одежды очередная безразмерная футболка с изображением незнакомой Героини в откровенном наряде, да клетчатые шорты до колен. В общем-то довольно небрежный вид, которым, меж тем, не стоило обманываться. Пусть Вирт и не являлся сверхом, но умом он был не обделён, причём достаточно острым и изощрённым. И, что более важно, он умел виртуозно им пользоваться, особенно когда это касалось его интересов. Очень специфических, стоит заметить.
     — Ты нашёл, что я просил? — С ходу заговорил о деле Михаил.
     — Нашёл, и должен сказать, — Вирт отвлёкся от мониторов, полукругом расставленных на широком столе, и развернулся к нему на своём удобном кресле, — что это было не сложно. Собственно, ты вполне мог бы и сам всё сделать, или твои сверхсилы запрещают тебе пользоваться поисковиками?
     Михаил вздохнул про себя. Словесный понос Вирта было проще перетерпеть, чем вступать с ним в бесполезную полемику. Он, конечно, мог попытаться надавить, но не собирался делать этого по столь незначительному поводу. В конце концов, других знакомых, способных раскапывать полезные сведения в куче информационного мусора, у него не имелось.
     — Впрочем, это вполне можно объяснить тем, что когда это произошло, ты был лишь обычным беззаботным сопляком, не интересующимся ничем, кроме… Чем ты, кстати, тогда интересовался? Только не говори, что учёбой, всё равно не поверю. Ладно, — Вирт видимо смилостивился, всё же решив перейти к делу. Взяв одну из фигурок со стола, он кинул её Михаилу. — Ничего не напоминает?
     Это оказалось фигурка Героя. Наверное. Возможно. Скорее всего. Просто потому, что других фигурок Вирт у себя обычно не держит. Но смотрелась она жутковато. Чёрный плащ с капюшоном, пожарный топор в руках и…
     — Та самая маска… — тихо произнёс он.
     Да, именно эта маска явилась к нему в видении. Добравшись до дома, он попытался нарисовать её, пока воспоминания были ещё свежи, после чего тут же сфотографировал получившееся кривоватое изображение на телефон и отправил снимок Вирту, сопроводив его просьбой узнать, что это такое.
     — Дикий Герой Ветролов. Эпично отжигал в Мрачногорске, пока тот ещё был Мрачногорском. — Пояснил Вирт. — Погиб во время ихнего Инцидента, после чего, собственно, и прославился. Сейчас, конечно, всё улеглось, но этот образ до сих пор узнаётся. Я удивлён, что ты не встречал его раньше.
     — У меня было ощущение, будто я его где-то видел.
     — Ну ещё бы, — фыркнул Вирт. — В своё время он был везде.
     — Но… он действительно умер?
     — На местных форумах, конечно, пишут всякое, но факты есть факты. Смотри, — Вирт вывел на экран фотографию из какого-то музея где за стеклом была выставлена та самая маска. Вернее то, что от неё осталось.
     Молча смотря на расколотую и подпаленную личину, Михаил неосознанно сжал в руке фигурку павшего Героя. Неужели…
     — Эй, ты чего творишь! — Возмущённо воскликнул Вирт. — Она у меня одна такая, дай сюда!
     — Слушай, а можешь мне рассказать про его отжиги? — Поинтересовался Михаил, возвращая фигурку. То, что пришло ему в видении и то, что он услышал сейчас… Чтобы быть уверенным, ему требовалось больше информации.
     — Собственно, я рассчитывал, что ты спросишь, — довольно улыбнувшись, кивнул Вирт. — Открыть для несмышлёного неофита чудесный мир неподдельной брутальности — что может быть прекраснее? Внимай же мне, юный ученик: в первый раз Ветролов засветился во время драки с Дьяволом. Оранжевый уровень опасности, между прочим. И это засняли на камеру! Даже странно что этот ролик не попадался тебе на глаза раньше, потому как иначе ты бы дурацких вопросов не задавал. Ты только глянь, как круто он ему засадил!..
     Выбравшись примерно через час на свежий воздух, Михаил отошёл подальше от магазина разнообразной компьютерной и офисной техники, которым владел отец Вирта и в подвале которого тот засел, помогая своему родителю консультированием клиентов и починкой железа. Достав мобильный, он набрал номер своего лучшего друга.
     — Мих, — тут же ответил ему сонный голос. — Ну чё ты там? Надумал, наконец?
     — Да, пора, — выдохнул в трубку он. — Мы должны повторить сегодня, обзвонишь девчонок?

Глава 3

     Я расселся на диване, уставившись в телевизор, но не обращая никакого внимания на то, что крутится на экране. И впрямь — сейчас мои мысли были заняты исключительно событиями минувшего вечера. Слишком многое сегодня произошло, и это требовало осмысления. Да уж, когда я тянул за так удачно подвернувшуюся мне ниточку, то даже не представлял, что на другом её конце меня будет поджидать настоящая лавина событий, только и ждущая момента, чтобы подгрести под собой излишне любопытного провинциального паренька, совершенно не разбирающегося в столичных раскладах. С другой стороны, а чего ещё я хотел? Моё умение влипать в переделки никуда не делось, просто на какое-то время впало в спячку.
     Если отбросить весь пафос и все самооправдания, то именно этого я и ждал — вновь оказаться в самой гуще событий. Оседлать зарождающийся ураган и, подобно наезднику на родео, стараться не сорваться раньше времени. Всё-таки, моё самое первое геройское имя просто идеально мне подходило. Даже жаль, что оно стало слишком известно, чтобы использовать его вновь, а потому, когда сегодня поднялся этот вопрос, пришлось спешно придумывать новое. Впрочем… обо всём по порядку.
     Как я и собирался, следующим днём после работы я вновь отправился к Искажению, которое не могло меня не заинтересовать само по себе, и это не говоря о психиатрической клинике, с которой тоже явно не всё в порядке. Даже не учитывая тот факт, что она построена внутри аномалии непонятного происхождения, которая неизвестно, как и на здоровых-то людей способна воздействовать, а уж про душевно больных и говорить нечего.
     Когда я добрался до цели, даже шести вечера не было. Как и говорил Северов, рабочий день у меня оказался прилично сокращён, ибо подобные стажировки рассчитаны по большей части именно на студентов последних курсов, а не на закончивших обучение. Так что свободного времени у меня появилось куда больше, чем я изначально рассчитывал. Ну, оно, может, и к лучшему — есть время войти в столичный ритм, от которого я за минувшие жизни успел отвыкнуть. Да уж, одна только утренняя давка в метро чего стоит. Теперь понятно, зачем в подсобке рядом с комнатой отдыха у нас гладильная доска с утюгом имеются — специально для безлошадных сотрудников держат, дабы вид дипломата всегда оставался с иголочки, чему мятый после столь… тесного контакта с толпами народа пиджак никак не способствует.
     Так же обещанное дополнительное обучение тоже имело место быть, однако же особой проблемой для меня это не стало, я всегда отлично усваивал материал. Будь иначе, сомневаюсь, что со мной вообще стали бы возиться, хоть Павел Ильич и пытался убедить меня в обратном. Возможно, стереотипы о столь… высоких кругах, оставшиеся от самого первого мира, слишком сильны и не дают мне беспристрастно оценивать происходящее? Чтож, если и так, не думаю, что это сильно мне помешает. В крайнем случае будет лишь очередным стимулом к усердной работе, и я буду трудиться в поте лица, дабы меня не вышвырнули «на мороз».
     Кстати о погоде… последние летние деньки радовали ясным небом и довольно высокой температурой под тридцать градусов. Ночью и ближе к вечеру, когда солнце идёт на спад, в моём чёрном, украшенном причудливыми узорами балахоне ещё ничего, но сейчас — натуральная парилка. Была бы, если бы он не являлся костюмом боевого мага со всеми вытекающими, ибо погодные условия не должны стать помехой в нелёгком деле нанесения противникам максимального магического урона, а потому плетения, отвечающие за подобное, не просто имелись, но и исправно работали. Костюм с климат контролем — вещь! А Тэ-ткань только облегчила мой труд по доведению его до известных мне стандартов.
     Прибыв на место, я не спешил очертя голову лезть прямиком внутрь огороженной территории, за пределами которой и начиналось всё самое интересное. Это вчера, ведомый азартом охотника, вставшего на след дичи, я ломанулся прямо внутрь Искажения, результатом чего стало воздействие на мою Астральную оболочку, отголоски которого отзываются до сих пор, даже после сеанса медитации, снижая критическое мышление и подбивая меня на очередную авантюру.
     Я, конечно, совсем не против авантюр, но только тех, на которые я готов подписаться, пребывая в здравом уме и твёрдой памяти. Да и то — с рядом определённых оговорок. Всё же ранг Мастера дал мне доступ к новому кругу заклинаний, практически все из которых, помимо уже упомянутой мной Бестелесности, имели по большей части атакующий характер. В определённых ситуациях это изрядно развязывало руки. Например, в Зоне мне новые умения сильно пригодились, открывая передо мной определённый тактический простор. Пусть заклинания и были менее универсальны, чем те, которыми я овладел до этого, однако же отнюдь не в универсальности крылась их главная ценность, а в том, что я наконец-то обзавёлся воистину убойными аргументами.
     Вот, к примеру — Энергетический Залп. Он аккумулировал энергопотоки из окружающего пространства в сияющую, видимую даже обычным глазом сферу, запускаемую с огромной скоростью и приносящую немалые разрушения. Используя данную атаку в пору орать что-то типа «Камекамеха!», жаль, что не поймёт никто, а эпатировать лишний раз «благодарную» аудиторию я считаю излишним. В зависимости от уровня освоения и насыщенности пространства энергией, мощность залпа многократно увеличивается.
     За прошедшее время я несколько раз применял его против оранжевых Извергов и, должен отметить, что делал это с величайшей осторожностью, дабы вместе с тварью не уничтожить, к примеру, парочку домов до кучи. Не потому, что мне жалко образцы советского зодчества, а исключительно из нежелания палиться. Ведь существо, способное хотя бы частично выдавать то, на что способна та же «кара», очень быстро собрало бы вокруг себя множество заинтересованных лиц, от спецслужб и Ассоциации, до Подпольщиков и Уродов.
     Следующим чисто атакующим заклинанием являлся Астральный Шторм. Это массовое заклинание, накладываемое на определённую область, превращает обычно неторопливые потоки энергий, собственно, в полноценный шторм, буквально на клочки разрывающий Астральные тела всех, кому не повезло оказаться в его пределах, что предсказуемо приводит к немедленной, но вполне мучительной смерти. При прокачке эти пределы расширяются, однако мощность остаётся неизменной.
     К сожалению, на Извергов высшего порядка он действует не так эффективно, как я надеялся. Их Астральные тела зачастую слишком плотны, чтобы их можно просто так взять и растерзать. Однако же, повреждения всё же проходят, иной раз существенно ослабляя противника. Против тварей, предпочитающих охотиться стаями, на вроде тех же Собак — незаменимая вещь. На сверхах же, чьи оболочки обычно бывают защищены узорами сверхспособностей, я действие Шторма, по понятным причинам, не испытывал. Если в Москве и впрямь такое засилье разнообразных Уродов, как об этом любят говорить в СМИ, возможно мне ещё представится возможность исправить сие досадное упущение.
     Последним заклинанием третьего круга был Астальный Вампиризм. Натуральное откачивание энергий из противника, дабы восполнить в бою собственные силы, либо, если навык развит достаточно хорошо, даже подлечить полученные ранения. На самом деле, в реалиях этого мира — не настолько полезное заклинание, как это может показаться. Хотя бы потому, что для его применения требуется физический контакт с жертвой. Хорошо хоть впиваться в него клыками и всё в таком роде — не обязательно, необходимо лишь посредством прикосновения соединить наши Астральные тела, да перегнать энергию из одного в другое.
     Этим заклинанием вполне можно убить, если забрать слишком много, оставив вместо полного сил врага его иссохшую мумию. Лапать Извергов — не самое приятное занятие, однако на что только не пойдёшь, дабы наиболее полно раскрыть потенциал собственных возможностей, ведь при улучшении владения этим заклинанием появляется возможность не только забирать, но и отдавать энергию, а это уже неплохое подспорье при наличии союзников, которых подобным образом можно как взбодрить, так и подлечить.
     Именно Мастера всегда являлись основной ударной силой большинства армий магического мира. Эдакая живая сверхмобильная артиллерия, и это касается не столько энергетов, сколько стихийников, которые на третьей ступени овладевают всякими там «Огненными Дождями», «Молниеносными извержениями», «Каменными дроблениями», да «Снежными бурями». Набор атакующих заклинаний стихийников заметно шире, однако все они заточены под одно — уничтожение выбранной цели. В этом смысле энергеты не настолько узкоспециализированы.
     Тем не менее, пусть моя наступательная мощь серьёзно возросла, что и позволило мне выходить один на один против оранжевых Извергов, уж чего я точно не собирался делать, так это применять внутри Искажения любое из этих заклинаний, ибо совсем не факт, что там оно сработает должным образом, а не обернётся против заклинателя. Так что, прежде чем вновь соваться внутрь, я счёл за лучшее хотя бы немного понаблюдать за этим местом со стороны. Не прошло и получаса, как это решение принесло свои плоды — я заметил узор сверхспособности, сияющий, будто маяк в ночи.
* * *
     Они прятались за находящимися неподалёку гаражами, то и дело выглядывая и обозревая окрестности лечебницы. Всего их было четверо — двое парней и две девушки. Все в характерных костюмах, со скрытыми за масками лицами. Внешний вид костюмов, а также отсутствие Эмблем говорили в пользу того, что передо мной Дикие Герои.
     — Ми… — начала было девушка, одетая в свободную тёмную рясу, скрывающую фигуру, с покрывающей голову вуалью, но была прервана лёгким подзатыльником от своей коллеги. — Ай! Перестань!
     — Это мои слова, — недовольно процедила та.
     Ей костюмом служило бело-голубое облегающее трико с чисто декоративной кружевной юбочкой, едва достающей до колен. Верхнюю половину её лица скрывала карнавальная маска с блёстками и будто бы морозными узорами. Своим образом она походила на фигуристку, что вместо коньков зачем-то нацепила ботинки на толстой подошве и высокими голенищами на шнуровке. Голубенького цвета, ага. Прямо боевая Снегурка какая-то получилась.
     — Завязывай уже с этим, не на прогулку вышли!
     — Я стараюсь! — Заверила её «монашка».
     Один лишь только короткий обмен фразами дал мне понять, что передо мной сейчас явные новички у которых пока даже более-менее сформировавшихся образов нет — только лишь костюмы.
     — Блин, вы задолбали уже! Можете хотя бы пять минут не шуметь, мы ж сюда вроде как по делу пришли! — Совершая типичную мужскую ошибку, влез в разборки двух дам один из парней.
     Данный персонаж по-видимому совсем не запаривался со своим образом, нацепив на себя обычный мотоциклетный костюм с чёрно-красной курткой, под которой угадывались очертания мотозащиты. Анонимность его обеспечивала ничем особо не выделяющаяся маска для пейнтбола, поверх которой торчал ёжик рыжеватых волос. Повадками и выбором амуниции этот конкретный член данной группы напомнил мне моего бывшего коллегу по Обществу — Разрядника.
     Тем не менее, не мне осуждать его за столь ленивый и часто встречающийся среди начинающих Героев подбор снаряги, ибо я и сам — если вспомнить костюм Ветролова — в этом плане от него мало чем отличался в начале своей геройской карьеры. Практичность и удобство вместо уникальности и пафоса. Единственное, если у него нет «поддоспешника» из Тэ-ткани, ему сейчас должно быть жарковато. Возможно, именно поэтому он буквально излучает негатив, а вовсе не из-за его личностных качеств?
     — Вот именно, что вроде как! Если вы пришли по делу, то и ведите себя как настоящие Герои, а не как кучка разодетых придурков! — Тут же переключилась на него «фигуристка», оставив «монашку» в покое. — Сколько можно напоминать? Если вы настолько несерьёзно относитесь к собственным образам, о каких делах в принципе может идти речь?! Одна малейшая оговорка и нас всех спалят! Думаете, те Герои, которых показывают по ящику, или которые заливают свои видосы в интернет, ведут себя как идиоты просто так, по приколу? Нет, они придерживаются выбранных для себя образов, намеренно искажают свои постоянные привычки и черты характера, чтобы их не узнали! Недостаточно нацепить костюм, чтобы гарантировать свою анонимность, над этим нужно усердно работать, постоянно контролировать каждое своё слово, каждое действие!
     — Ты говоришь так, будто бы мы не воспринимаем происходящее всерьёз, — хмыкнул рыжий.
     — А разве это не так? Мы больше недели занимались херней, дожидаясь отмашки нашего, — она развернулась к последнему члену этой группы и демонстративно изобразила пальцами кавычки, — лидера! Чего мы всё это время ждали, Провидец? И почему так резко сорвались именно сегодня, даже без предварительной договорённости?
     — Что, носик напудрить не успела? — Не удержался от подколки «мотоциклист».
     — Да я щас тебе носик раскрашу! — Не осталась в долгу «фигуристка», угрожающе надвинувшись на своего оппонента.
     — Метель, Раздор — прекратите, мы сюда не выяснять отношения пришли, — вмешался наконец их типа «лидер», встав между ними.
     Именно он изначально и привлёк моё внимание своим сияющим узором, окутывающим его с ног до головы. Довольно щуплый паренёк, в обычных чёрных брюках и водолазке. Самыми примечательными деталями его образа можно считать лишь накидку, да маску. Доходящая до середины бедра чёрная бархатная накидка со стоячим воротом была скреплена серебряной цепочкой с которой свисал стилизованный под человеческий глаз кулон. Ну а маска… Просто зеркальная маска с довольно широкими прорезями для лучшего обзора, закрывающая всё лицо и обрамлённая свисающими почти до плеч прядями тёмных волос.
     — Флер, — он обратился к закутанной в непроницаемое одеяние девушке, — ты что-то хотела?
     — Да. Мы сегодня надолго задержимся? — Не слишком уверенно спросила она. — Просто, у меня были планы…
     — Планы! — Фыркнула Метель, но короткий взгляд Провидца не дал ей развить тему.
     Не смотря на открыто высказываемые ей претензии, своего «лидера» она всё же уважала. Возможно сама же того в полной мере не осознавая, на подсознательном уровне, но всё-таки определённо уважала.
     — Пожалуй, — парень в зеркальной маске несколько секунд, будто раздумывая, простоял со склонённой к плечу головой, после чего встрепенулся и обвёл своих товарищей взглядом, — пора начинать! Всё, как и в прошлый раз: подбегаем и перелезаем через ограду.
     — А ничего, что сейчас день? — С сомнением протянул названный Раздором.
     Поразительно точный выбор имени. Интересно, это он сам придумал, или ему друзья «помогли»?
     — Мы не можем ждать, пока стемнеет, — покачал вихрастой головой лидер. — Смотрите, с той стороны, где всё заросло, практически никто не ходит. Попробуем проскочить.
     — Надеюсь на этот раз ты не словишь приход, — Метель подступила к нему в плотную, — потому как я здесь не для того, чтобы снова таскать твоё немощное тельце туда-обратно. Мне нужен результат, понял?
     — Сегодня у нас всё получится, — с уверенностью ответил тот.
     — Надеюсь на это, — медленно кивнула Героиня отступая. — Тогда давайте уже двигать!
     Её призыв послужил сигналом к действию и вся компания в дужном порыве, продираясь через кусты и заросли лопухов с крапивой, понеслась — насколько это вообще возможно, постоянно цепляясь одеждой за ветви и сорняки — к белой бетонной ограде, отделяющей нормальный мир от аномалии непонятного происхождения. Ну и я от них не отставал, что было совершенно не сложно.
     В самом деле, не мог же я просто взять и оставить этих откровенных сопляков — а они, насколько я сумел заметить, вряд ли были старше меня самого, когда я надел костюм — без пригляда, особенно в пределах Искажения, куда, собственно, они и вознамерились пробраться. Уж не знаю, чем вызвано подобное рвение — ведь они просто не могли распознать аномалию — но скорее всего это как-то связано с лечебницей. И это лишь подтверждало мои подозрения относительно данного заведения. Попробовать разузнать побольше, сев на хвост местным Героям — не самая дурная идея. Пусть им недостаёт опыта, но зато они явно разбираются в происходящем получше меня. Так что это отличная возможность получить хоть какую-то информацию об оборотной стороне Столицы, пока лишь просто наблюдая, да слушая.
     Герои вчетвером сгрудились возле стены, после чего Метель и Провидец довольно ловко забрались на верх, помогая подняться Флер. Раздор кое-как вскарабкался сам, ловкости ему явно не доставало. Я же, как только они свесили ноги на другую сторону, используя Поступь, одним прыжком перемахнул через ограду, сразу после того, как они исчезли из вида.
     Переход на другой план бытия, признаться, несколько меня дезориентировал, так что чистого приземления не получилось — я оступился и перекатился через плечо, прежде чем вновь вскочить на ноги. Да уж, такого я точно не ожидал… будто бы переливающееся всеми оттенками фиолетового небо, какая-то странная дымка вокруг, сквозь которую я не смог ничего разглядеть даже с помощью Магического Зрения. Даже само окружающее пространство будто бы искажалось и преломлялось на грани восприятия. Я опустил глаза вниз и с удивлением обнаружил под ногами самую обычную зелёную травку. Которая причудливо извивалась, подобно клубку змей. Да, дела…
     — Эй, а ты ещё кто? — Раздался за спиной воинственный голос Раздора. — Ты тут живёшь? Отвечай!
     Я поспешил оглядеться. Неужели так засмотрелся на окружившие меня странности, что каким-то невероятным образом проворонил появление новых действующих лиц? Однако же, никого кроме меня, да четвёрки Диких здесь не было. Вот только Герои отчего-то настороженно смотрели именно в то место, где я стоял. Скажу больше, они прямо на меня и смотрели! Неужели…
     — Раньше его здесь не было, — медленно произнёс, меж тем, Провидец. — Он пришёл вместе с нами. Это именно его мы дожидались всё это время.
     — В смысле?! — Тут же воскликнул Раздор, переводя непонимающий взгляд со своего товарища на меня, и обратно.
     — Лучше бы тебе объясниться, — одновременно с ним высказалась Снегурка, пристально за мной наблюдая и пребывая в готовности задействовать свои силы в любой момент, о чём красноречиво свидетельствовали линии, засиявшие вокруг её будто бы покрывшихся изморозью кистей, выставленных в мою сторону.
     Прелестно, перемещение сюда — чем бы это место ни являлось — сорвало с меня Полог, и я этого даже не заметил. Хорошо хоть капюшон мой отдельно зачарован таким образом, что разглядеть под ним лицо нет никакой возможности. Не дурак же я, в конце концов, постоянно полагаться на одно лишь заклинание невидимости, не предусмотрев чего-то в этом роде?
     — Провидец? — Флер сместилась за спину лидера, прикрываясь им от меня.
     Ну а я, я стоял перед этими детишками — докатился, говорю, будто сам сильно старше… — готовый в любой момент снова накинуть на себя Полог и уйти в Нематериальность. Почему я этого до сих пор не сделал? Да потому, что если я хочу полноценно начать действовать в этом городе, мне в любом случае придётся идти на контакт с местными сверхами. Так почему бы не начать прямо сейчас, раз уж меня всё равно запалили? Тем более, что этот парень…
     — Успокойтесь, он не причинит нам вреда, — сказал он, выйдя вперёд, — если мы его не спровоцируем. Метель, прекрати, это всё равно не поможет.
     Да, этот парень определённо не прост. Сам же я пока лишь молча стоял перед ними, сложив руки на груди, наблюдая и анализируя реакцию каждого из них. Когда ты растерян не меньше своих оппонентов, ни за что им этого не показывай. Лучше сделай вид, что уж у тебя-то точно всё под контролем.
     — Пусть твой образ изменился, — произнёс Провидец, задумчиво меня оглядывая, — но суть осталась неизменной. Похоже, твой родной город оставил на тебе свой отпечаток.
     Воистину, очень непрост. Пусть сейчас он пытался говорить намёками, но для человека, которого опытные дипломаты обучают видеть в словах собеседника двойное, если не тройное дно, вываливая на меня такие хитровывернутые сентенции, что мозги чуть через уши не вытекают в безуспешных попытках найти истинный смысл… короче, это прозвучало слишком прямо и очевидно. Можно было бы донести мысль, что он знает о моей предыдущей ипостаси, куда более изящным и менее палевным образом.
     Впрочем, я, наверное, придираюсь. Не стоит отвыкать общаться с людьми, которые говорят ровно то, что и имеют ввиду. Ну а что до его знания — если это, конечно, именно знание, а не догадка, к примеру, то я не собираюсь ему подыгрывать.
     — Ты его знаешь? — Спросил меж тем у товарища Раздор, некультурно тыкнув в мою сторону пальцем.
     — Я видел его, — тот утвердительно качнул своей зеркальной маской. — В тот раз. Без него нам не справиться.
     — Ты издеваешься? — Воскликнула Метель. — Здесь появляется какой-то мутный хмырь, и ты сходу заявляешь, будто он нам поможет, а сами мы вроде как и не при делах! И всё это просто потому, что он тебе приглючился? Скажи, что ты это несерьёзно!
     — Я абсолютно серьёзен, — разбил последние надежды девушки Провидец. Видимо, последние надежды на его вменяемость, судя потому, как она скривилась. — Поверьте, это опытный Герой, который спас…
     Договорить ему помешала моя рука, стиснувшая его плечо так, что он невольно вскрикнул. Никто из этих Героев-недоучек даже отреагировать не успел на мой Скачок к их лидеру. Да и после этого они лишь отскочили в стороны, ошалело оглядывая происходящее. Хотя вот Метель вновь активировала свой узор.
     — Поаккуратней с этим, Снегурка, — наконец-то подав голос, насмешливо обратился к ней я, — а то ещё вызовешь у кого насморк. По своему опыту скажу, что чихать в маску не слишком приятно. В любом случае мы сейчас с моим… новым знакомым отойдём в сторонку и перетрём за дела, а вы… займитесь чем-нибудь полезным. Например, оставайтесь на месте и постарайтесь не потеряться.
     Схватив Провидца за ворот накидки, я оттащил его от его приятелей, пока те не опомнились. Сам он при этом, тоже особо не сопротивлялся, послушно следуя за мной.
     — Значит, это действительно ты, — произнёс он, когда мы удалились достаточно, чтобы нас не было слышно.
     Его товарищи уже успели прийти в себя и ломанулись, было следом за нами, но он успокаивающе помахал им рукой.
     — Все считают, что ты…
     — Понятия не имею, что ты там себе напридумывал, — перебил его я, — но настоятельно советую оставить свои нелепые фантазии при себе.
     Парень не был особо высок и едва доставал макушкой мне до подбородка, так что мне пришлось наклониться, чтобы затемнённое пространство под глубоким капюшоном оказалось напротив зеркальной маски с парой голубых глаз, что немного нервно взирали на меня сквозь прорези. Да, хоть пацан и старался выглядеть невозмутимо, но всё же не сумел скрыть от меня своего беспокойства.
     — Я понятно выражаюсь? — Подражая Павлу Ильичу, будто отчеканил каждое слово я.
     Судя по тому, как замельтешила вверх-вниз зеркальная маска, получилось у меня вполне убедительно.
     — Чудненько, — хмыкнул я. — А теперь — рассказывай: кто такие, зачем сюда залезли, и что это за место?
     Провидец сделал несколько размеренных вдохов и выдохов, по ходу, собираясь с мыслями, после чего заговорил:
     — Мы — Теневые Мистики…
     — Что, прости? — Переспросил я.
     — Так называется наша Геройская команда, — пояснил он.
     — Ясно, — кивнул я.
     Людям свойственно собираться в группы и сверхи — не исключение. Впрочем, в Победограде редко когда можно было встретить такое образование, как постоянная команда Героев. Ну, если не считать масовский Юниор-отряд. Эти ребята как раз бы туда подошли. Остальные же команды Ассоциации не имели фиксированных составов, Герои то и дело перетасовывались между собой. В Обществе же не редкостью были небольшие более-менее постоянные группки Диких, работающих друг с другом, но вряд ли их можно было назвать отрядами, либо командами, тем более, что отдельных названий для них никто не придумывал.
     Но, полагаю, в «большом мире» это куда более популярная тема, раз уж даже школьнички объединяются в такие вот команды. Хотя у меня подобное скорее ассоциируется с подпольными бандами, типа тех же «Фениксов». Ничего, привыкну ещё, от подобных заморочек теперь никуда не деться.
     — Вы сами по себе? — Решил сразу расставить точки над «и» я.
     — Регистрацию не проходили, если ты об этом. К ОГГ тоже никакого отношения не имеем. Хотя, — он на секунду замялся, после чего решительно продолжил, — прошлым летом я пару месяцев протусил среди Анархистов, а Метель раньше состояла в Светочах.
     — Ясно. Понятно. — В который раз по приезде в Москву я почувствовал неловкость и ощутил себя бестолковым понаехавшим провинциалом, не знающим каких-то элементарных для столичного жителя вещей. — ОГГ?
     — Организованная Геройская Группировка, — терпеливо пояснил Провидец. — Всего их в городе три: Анархисты, Светочи и Кулаки. Хотя последних многие считают скорее кем-то вроде подпольщиков, чем Героями, пусть и Дикими…
     — Ладно, это всё, конечно, интересно, но что там с вами? — Направил разговор в более конструктивное русло я.
     Пусть я немного покривил душой и было мне не просто интересно, а очень и очень интересно, ведь сейчас этот паренёк приоткрыл передо мной двери в столичный мир сверхов, однако же обстановка немного не располагала к более обстоятельному разговору, и я, скрепя сердце, решил оставить этот вопрос до лучших времён.
     — Да, точно. Недавно мы лишились товарища. И это случилось… — пацан буквально выдавливал из себя эти слова. Походу, трагедия произошла настолько недавно, что впечатления были ещё слишком свежи. — …при очень странных обстоятельствах. Он набрёл на… плохое место, где и пострадал. Мы взялись за расследование, и я повторил его путь, но со мной ничего не произошло. Кроме того, что там я впервые провалился сюда… наизнанку. Затем мы пересеклись с Метелью, у которой схожим образом пострадала сестра, и объединились, чтобы всё выяснить… и, возможно, найти способ ей помочь… или отомстить… А потом один мой друг навёл нас на эту клинику, сказал, что это тоже «гиблое место», и, как видишь, — он развёл руками, — всё так и есть.
     Понятно, что ничего не понятно. Рассказ Провидца оказался очень сумбурным и прерывистым, без конкретики и подробностей, но, учитывая обстоятельства, оно и понятно. Ладно, с произошедшим можно разобраться позже, гораздо важнее — как действовать сейчас? Кстати!..
     — И что же вы собирались тут делать?
     — Хотели попытаться разобраться своими силами, но, когда мы были здесь в прошлый раз, мне пришло видение, в котором был ты, только… в маске, и… — он умолк, после чего отвёл взгляд, стараясь не смотреть в темноту под капюшоном.
     — И? — Настоял я.
     — Ты будто бы метался в темноте, не зная куда идти.
     — Что-нибудь ещё? — Почти спокойным голосом поинтересовался я, после того, как ввёл себя в лёгкий транс, дабы приглушить совершенно лишние в данный момент эмоции.
     Ещё в магическом мире я очень настороженно относился к людям, что были способны в той или иной мере «видеть будущее», хотя, как это было доказано, практически все из них лишь тем или иным образом соприкасались с Сутью Мира — или инфополем, чтобы было понятнее — и наблюдали лишь определённые вероятности, выдавая их за предсказания и пророчества. Вполне возможно, что и сверхсилы Провидца примерно из той же категории, а следовательно, безоговорочно верить его «видениям» так же нельзя.
     — Только то, что я понял, что без твоей помощи нам со всем этим не разобраться, — меж тем покачал головой он.
     Походу, меня сейчас попытаются припахать к работе и втянуть в чужие проблемы.
     — Но ты ведь тоже здесь не просто так? Тоже что-то ищешь? — Будто бы прочитав мои мысли, спросил он. — Не знаю почему, но изнанка раскрывается только в моём присутствии. Моя сила как-то открывает проход. Мы можем помочь друг другу. Твои способности, твой опыт и… наш свет, озаряющий непроглядную тьму вокруг тебя. Мы осветим тебе путь, поможем разглядеть детали.
     Да уж, очень метафоричное, но, тем не менее, весьма точное описание моей ситуации. Уж что-что, а фонарик бы мне точно не помешал. И это касается не столько моих дел с Искажениями, сколько всего остального. Выход на Московское сообщество сверхов — вот он, стоит передо мной, терпеливо дожидаясь моего ответа.
     Впрочем, с изучением непонятностей тоже всё не так просто, как мне бы того хотелось. Нечто, аномалия, Искажение, а теперь вот — ещё и изнанка. Похоже у этого явления названий не меньше, чем граней и форм. Если то, что я видел и ощущал вчера вполне могло быть внешним проявлением Искажения, значит это место — его, так сказать, внутреннее пространство. Здесь присутствуют очень странные энергии: хаотичные и, в то же время, обладающие своей едва уловимой гармонией. Мне тяжело с ними взаимодействовать, однако всё-таки не невозможно.
     Уж чего-чего, но подобного я точно не ожидал, хотя, казалось бы, мне следовало готовиться к чему угодно, ведь я ступаю на ранее неизведанную территорию. Которую, оказывается, уже успела облюбовать для себя компания Героев-школьников. Ну, кому что: у нас вот по Зоне гуляют, в Москве, смотрю, иначе развлекаются.
     — Ты ведь открываешь проход в обе стороны? — На всякий случай поинтересовался я. — Сможешь нас отсюда выпустить?
     — В любой момент. Но мы только вошли, может хотя бы осмотримся?
     Я обернулся на нервно переминающихся в сторонке товарищей Провидца, терпеливо ожидающих окончания нашего разговора. Таскать за собой ребят по этому вполне вероятно опасному измерению, возможно наполненному агрессивно настроенными астральными сущностями вроде той, что напала на меня в центре Зоны — не самая разумная затея. С другой стороны, «ключ» к этому месту всё равно находится у них, и им ничего не стоит вернуться сюда позже самим. Так что же мне, постоянно здесь караулить и, как сегодня, проникать вместе с ними зайцем?
     — Впредь помощи не обещаю, — произнёс, наконец, я, — но сегодня, пожалуй, составлю вам компанию.

Глава 4

     — Как тебя звать-то? — Этот, казалось бы, простой вопрос Раздора заставил меня задуматься.
     Ещё в Обществе меня просветили насчёт важности геройского имени. Оно ведь подобно названию корабля, как Герой себя назовёт — такому типажу и образу ему и предстоит соответствовать дальше. Взять хотя бы того же Акуму, что обращался со всеми на японский манер, постоянно используя довольно чуждые русскому уху словечки. В прошлый раз подходящее имя практически моментально всплыло у меня в голове, сейчас же… Нет, ну не Призраком Зоны же мне себя называть?
     Если исходить из дизайна костюма, то всяческих Магов, Волшебников, Кудесников, Чародеев а также прочих Колдунов и без того полно. Ведуны, Шаманы и Знахари в моём представлении — скорее герои российских телесериалов из моего родного мира. Какой-нибудь Магомэн или Энергомэн?.. Звучит просто отвратительно, да и по-западному слишком. Блин, следовало озаботиться именем заранее, а то костюмчик пошил, вышел, можно сказать, в люди, а об одной из важнейших составляющих образа любого современного Героя как-то позабыл. Ладно, рискую показаться неоригинальным, но…
     — Мастер, — гордо вскинув голову, наполненным важностью голосом, чтобы не казалось, будто я выдумал это только сейчас, представился я.
     — Ты это только сейчас придумал? — Скептически хмыкнула не в меру проницательная Снегурка.
     — Мастер чего? Про команду Мастеров я точно где-то слышал, ты из этих? — Заинтересовался Раздор.
     — Нет, я просто Мастер, и я сам по себе.
     — А мне нравится, — пискнула Флер, из-за спины Провидца, за которого она снова спряталась, стоило нам вернуться к основной компании.
     Сам Провидец лишь пожал плечами. Ну, хоть не ляпнул что-то типа «прежнее имя было круче». Этот момент мы обговорили с ним отдельно, ибо нечего распространять всяческие нелепые слухи. Мёртвое должно оставаться мёртвым — и точка!
     — Разумеется, средним умам не ведом истинный смысл имени того, кто всю свою сознательную жизнь посветил изучению тайных знаний! — Напыщенно отозвался я. Если я хотел максимально дистанцироваться от образа Ветролова, следовало быть, хотя бы, чуть более разговорчивым.
     — Ну да, конечно, куда уж нам! — Не скрывая насмешки, произнёс Раздор. — Стоп! Средние умы… Ты нас сейчас типа придурками назвал?
     Вот так и состоялось моё знакомство с командой Теневых Мистиков. И никто из нас — за исключением, пожалуй, Провидца — не выказал по этому поводу особого энтузиазма. Я уже давно не работал с напарниками, вполне успешно справляясь самостоятельно. И, соответственно, отвык от той ответственности, что это за собой влечёт — прикрывать чужие спины, следить за собой, дабы не сильно палиться своими силами, проговаривать некоторые моменты вслух, чтобы напарники представляли, что от них требуется и ещё множество самых разнообразных мелочей.
     Дикие также не горели восторгом из-за присутствия в их и без того не слишком слаженных рядах нового непонятного, да что там — откровенно мутного элемента.
     — Ладно, — вздохнул я, решив установить хоть какое-то подобие порядка прежде чем мы двинемся исследовать это место. — Давайте кое о чём условимся. Мы никуда не спешим, не разбредаемся по сторонам, на всякий случай не шумим, и уж точно не стоит ничего здесь трогать. Если кто-то увидел хоть что-то… ещё более странное, чем то, что нас окружает, он тихонько оповещает об этом остальных. Если кажется настроенным агрессивно — немедленно поднимайте тревогу! Мы не знаем с чем можем здесь столкнуться, а потому вступаем в бой только в самом крайнем случае. При непредвиденных обстоятельствах, главное — как можно скорее покинуть… аномальную территорию.
     Этих базовых правил придерживались даже более-менее опытные Исследователи из магического мира, ведь никогда не знаешь на что можешь набрести в очередных древних руинах. Следование этим простейшим принципам не дало сгинуть многим моим коллегам. И мне, конечно, тоже. Да и в Зоне, особенно поначалу, они вполне себе работали. Тем не менее, я всё-таки решил уточнить:
     — Всем всё понятно? Возможно, у кого-то есть вопросы?
     — Только один, — выступила вперёд Метель. — Чего это ты тут раскомандовался?
     — С того, Снегурка…
     — И не зови меня так!
     — …что мне уже приходилось сталкиваться с чем-то подобным, — не обратив на её возмущение никакого внимания, продолжил я. — Не так давно я сунулся к похожей штуке, и она меня едва не прикончила. Я понятия не имею, чем вы занимались раньше, но, если не тем, что постоянно лазали по опасным местам с риском нарваться на тварь, способную выпрыгнуть из-за угла и откусить вам голову, советую прислушаться к моим советам. Меньше всего мне хочется кем-то там командовать, однако же и вытаскивать отсюда на своём горбу раненных — в лучшем случае — неудачников у меня также желания нет.
     — Нам и впрямь не достаёт опыта в подобного рода вещах, мы будем осторожны, — согласился с моими доводами Провидец, которого не надо было ни в чём убеждать, но как лидер команды, он обязан был озвучить своё решение.
     — Говори за себя!
     Которое понравилось далеко не всем. Например, надувшейся Метели. И это она попрекала своих товарищей непрофессионализмом? Её слова о необходимости поддерживать образ были более чем справедливы, однако в остальном она мало чем отличалась от прочих членов команды.
     — Отнеситесь к делу серьёзнее, — проявил твёрдость Провидец. — Если вы забыли, мы сюда не на прогулку пришли, так что давайте не будем доставлять себе лишних неприятностей и послушаем того, кто точно знает, что делать в подобных ситуациях.
     — Не думал, что когда-нибудь это скажу, — куда более серьёзным тоном, чем раньше, заговорил Раздор, — но сейчас я согласен со Снежинкой. Мы этого парня, — я удостоился небрежного взмаха рукой, — впервые видим. Мало ли, что там было в твоём видении, ты вполне мог неверно его истолковать. С чего это нам ему доверять?
     — Если ты так считаешь, — Провидец встал прямо напротив товарища, сцепившись с ним взглядом, — то следует поставить вопрос иначе: с чего это вам доверять мне? Ну так что, Раздор, ты мне доверяешь?
     Внутрикомандные конфликты, что может быть более волнительно? Особенно когда они случаются в столь неподходящее время. Хороший лидер должен уметь держать своих товарищей — каждый из которых весь из себя уникальный и незаменимый — в узде. Можно долго рассуждать о его истинных мотивах, но тот же Постановщик являлся отличным лидером, умеющим предотвращать подобные ситуации в зародыше. Здесь же… напряжённое молчание, которое не решилась прервать даже скорая на поспешные суждения Снегурка, затягивалось.
     — Понял тебя, — в конце концов, буркнул Раздор отступая, как в прямом, так и в переносном смысле.
     — В таком случае, идём, — кивнул ему Провидец, — мы и так сильно задержались.
* * *
     Непроглядное марево, сквозь которое не могло пробиться даже моё Магическое Зрение, расступалось при нашем продвижении и вновь смыкалось у нас за спинами. В этом месте можно было бы легко заблудиться и плутать здесь часами, ибо я чувствовал, что оно каким-то совершенно невероятным образом закольцовано и представляет из себя чуть ли не, как бы странно это ни звучало, лабиринт без стен.
     Я находился внутри Искажения и даже само моё восприятие здесь оказалось искажено. Даже приблизительно сложно было определить, сколько мы прошли, и я не имел ни малейшего понятия, продвинулись ли мы хоть немного. Тем не менее, нас вёл Провидец. Целенаправленно вёл, стоит заметить. Причём куда именно, он и сам толком не мог сказать. Хотя, если бы кто-то удосужился спросить меня, то я бы ответил, что вероятнее всего конечной точкой нашего пути окажется центр Искажения, его средоточие. И представлено оно оказалось в виде предельно гротескного здания, будто вышедшего из-под пера безумного художника-экспрессиониста, которое внезапно проявилось перед нами, проступив сквозь пелену стремительно истаявшей дымки. Очень отдалённо сие архитектурное непотребство походило на главный корпус психлечебницы.
     — Это что, психушка? — Хмыкнул Раздор. — В кои-то веке внешний вид соответствует содержанию.
     Меня же больше заинтересовала табличка у входа. Такая же синяя и прямоугольная, как и виденная мной в реальном мире. Своей обычностью она сильно выделялась на общем фоне. Хотя, подойдя ближе, я понял, что поспешил с выводами, ибо золотистые буковки отказывались стоять на месте, постоянно складываясь в те или иные слова и даже целые фразы.
     — «Обитель скорби», «Юдоль обречённости», «Колыбель амбиций», — зачитал вставший рядом Провидец самые броские и осмысленные из них. — Кажется, мы пришли по адресу.
     — Это место будто намеренно нагоняет на нас жути, — передёрнула плечами Метель, после чего обратилась ко мне: — Ты ведь типа эксперт. Может разъяснишь, что всё это значит?
     — Ну, либо на нас и впрямь намеренно нагоняют жути… — в моём Магическом Зрении огибающие здания энергии вычерчивали в пространстве эдакий каркас, более соответствующий реальному корпусу лечебницы, чем тому, что предстало перед нами, — либо здесь всё искажено по определению. Эдакое кривое зеркало.
     — Тогда к чему все эти надписи? — Поинтересовался с любопытством разглядывающий табличку Раздор. — Может они нужны как раз для того, чтобы заставить нас отступить?
     — Чтобы заставить отступить существуют более действенные методы. Например, огромный монстр-привратник или что-то типа того. Скорее всего это просто искажённая надпись. Другой вопрос, что именно она искажает: правду или ложь?
     — В смысле? — Теневые Мистики с одинаково озадаченными взглядами уставились на меня.
     — За этой табличкой в реальном мире вполне может располагаться… скажем так, не просто психиатрическая клиника. Сразу уточню — у меня есть основания подозревать подобное, да и вы, полагаю, вышли на это место не случайно. Следовательно, на этой табличке изначально могла быть написана информация, не вполне соответствующая действительности. Но здесь, где всё столь явно искажено, не исказиться ли эта ложь, превратившись в правду?
     Мои рассуждения были откровенно притянуты за уши, я и сам это прекрасно понимал. Тем не менее, делиться даже самыми бредовыми версиями, вынести их на общее обсуждение, иногда бывает полезно. В конце концов, в спорах рождается истина и всё такое.
     — Звучит, как бред, — предсказуемо фыркнула Метель, на что я лишь пожал плечами.
     — Разберёмся по ходу, — произнёс Провидец, потянувшись к загогулине, что исполняла роль дверной ручки.
     — Погоди, — я встал за его плечом, материализовав в правой руке озаривший окружающее пространство зеленоватым сиянием Астральный клинок, а ладонь левой нацелив на дверной проём, готовый в любой момент шарахнуть Пульсаром.
     Эти заклинания не тянули энергию из окружающего пространства, а использовали мою собственную, так что я не опасался их использовать. Ну, почти… В любом случае, я счёл необходимым подстраховаться. Герои смотрели на мои манипуляции с нескрываемым изумлением. Да, оказывается я не просто клоун в мрачном пафосном костюме, а реально что-то умею.
     — Как откроешь, сразу уходи в сторону, — сказал я и, дождавшись подтверждающего кивка Провидца, скомандовал: — Давай!
     Он дёрнул на себя створку, тут же отскакивая вбок, а я остался напротив распахнутой двери, из которой прямо на меня тут же хлынула толпа… непонятно чего. Они напоминали обычные здесь искажения пространства, разве что повторяющие человеческие силуэты. Если приглядеться, можно было различить отдельные детали одежды и черты лиц, но в целом же узнать кого-то конкретного не было никакой возможности.
     Я махал перед собой своим светящимся клинком и посылал в толпу Пульсары, однако они не обратили на это совершенно никакого внимания. Эти «призраки» валили мимо меня и сквозь меня, а я не ощущал ничего, кроме неприятного холодка, будто бы пробирающегося по позвоночнику к самому затылку. При этом не схлопнулся ни один из слоёв моего Барьера. Их поток иссяк, оставив после себя чувство лёгкой дезориентации и немалого недоумения. Сами же сущности будто истаяли в воздухе, стоило им только вырваться на свободу. Но только для обычного зрения, потому как в Магическом всё обстояло не совсем так.
     — Что это было?! — Озвучил Раздор вопрос, вертевшийся у меня в голове.
     — Осторожно, там ещё! — Взвизгнула Флер, указывая пальцем куда-то вглубь здания.
     На этот раз я успел убраться с дороги второй волны «призраков», которая разительно отличалась от первой. Они были крупнее и… плотнее, что ли. Ну и агрессивнее, что было отлично заметно по их резким движениям и угрожающим жестам. Подобно тем, что пронеслись через меня, они исчезли из видимого спектра, однако передо мной в полной мере предстало завораживающее зрелище, разворачивающееся на фоне фиолетового неба. Одни энергетические сгустки норовили разлететься кто куда, зато другие, прибывшие следом, подобно овчаркам, пытались согнать это непослушное стадо в кучу.
     — Снова! — Теперь предупреждающий крик принадлежал Провидцу.
     В том, что вышло из искажённой психлечебницы на этот раз, уже вполне узнавался конкретный человек. Да, примерно трёхметрового роста, с непропорционально длинными руками и ногами. Зато можно было разглядеть белый докторский халат и лицо. Пусть оно более походило на какую-то карикатуру, чем на реальный человеческий образ, отдельные его черты отлично различались. Внушительный нос, впалые щёки, глаза навыкате и высокий лоб с залысиной. В отличие от остальных, этот «призрак» двигался медленно, будто бы продираясь сквозь кисель. Однако же, стоило ему выйти за порог, как он также присоединился к «пастухам», организовывая их в нелёгком деле поимки заблудших «овечек».
     — Какого х… здесь твориться?! — Не постеснявшись присутствующих здесь дам, выкрикнул заметно запаниковавший Раздор.
     И я не могу его за это осуждать, ибо взгляд показавшегося последним существа, оказался настолько холоден и… безразличен, что пробрало даже меня. В любом случае, у меня уже имелись некие догадки насчёт произошедшего.
     — Полагаю, это какая-то метафора, — озвучил самую правдоподобную из них я. — Образы, в некоторой степени соответствующие действительности.
     — То есть, это не привидения? — С опаской заглядывая в распахнутые двери, за которыми простирался тёмный будто бы перекошенный коридор, уточнила Метель.
     — Сомневаюсь, — не особо уверенно ответил я.
     Да, я много где побывал, и повидал за прошедшие жизни всякого, однако же с чем-то… потусторонним мне сталкиваться не приходилось, так что абсолютно точно я ответить на этот вопрос не мог. Всё-таки в магическом мире под определение призрака вполне можно было подогнать и любого мага-энергета, достигшего соответствующей ступени развития. Были ещё некроманты, но работали они по большей части с мёртвой плотью и аурами, чем непосредственно с душами. Да и никакого «того света» в процессе перерождения я совершенно не помню. Для меня связка помер-родился заново очень похожа на сон. Только «засыпаешь» ты зачастую не самым приятным образом, а при «пробуждении» не помнишь своих сновидений, да и в принципе не сразу можешь воспринимать себя… собой.
     — В любом случае, — я краем глаза взглянул на небо, где продолжалось неистовое мельтешение, — они нам больше не помеха. Впрочем, всё это «представление» наводит на определённые мысли.
     — Это на какие же?
     — Что в этой клинике, — я указал на здание, — явно не всё в порядке.
     — Да ладно! С чего ты взял? — Демонстративно кривляясь произнёс Раздор.
     — Я имею ввиду реальную клинику, — вздохнув, терпеливо продолжил я.
     — Это всё, конечно, интересно, но может мы продолжим? — Предложила Метель. — Пора посмотреть, что внутри.
     — Думаю, это преждевременно, — с сомнением заглянув внутрь, высказал своё мнение я. — Мы понятия не имеем, каким образом наши действия здесь скажутся в реальности. Нужно вернуться и понаблюдать…
     — Плевать! — Выкрикнула Снегурка, решительно заходя внутрь. — Пусть эта долбанная дурка хоть под землю провалится, но я должна разобраться с тем, что за хрень творится в этом чёртовом городе!
     — Подожди меня! — Неожиданно выкрикнула тихоня «монашка» и побежала вслед за ней.
     — Так и собираетесь тут тормозить? — Мимо нас с Провидцем протопал Раздор. — Шевелитесь, пока они там не потерялись!
     — Да, ты прав! — Будто бы отмер лидер Теневых Мистиков и, прежде чем отправиться следом, оглянулся на меня. — Ты идёшь?
     У моей маскировки есть один серьёзный недостаток — за ней не видно моих укоризненных взглядов.
* * *
     Наше блуждание по этому бесконечному коридору напомнило мне аттракцион под названием «Тоннель страха». Та же длинная извилистая и предельно жуткая «кишка» коридора, освещённого тусклым светом мигающих ламп. Разве что никто не выпрыгивал на нас с рычанием и воем из дверей самых разнообразных форм и расцветок, расположенных по обе его стороны. Скажу больше — все они были заперты, мы проверяли каждую мимо которой проходили.
     Несмотря на выбранную мной когда-то стезю, я считал себя по большей части материалистом. И как материалисту, мне в этом иллюзорном — как мне хотелось верить — месте не нравилось. Не слишком-то приятно чувствовать себя эдакой Алисой в Зазеркалье, где вполне возможно царят совершенно иные законы, предельно далёкие от того, к чему ты привык. Однако же, для того я здесь и находился — чтобы изучить Искажение.
     Можно долго и нудно бродить вокруг да около, наблюдать с расстояния и надеяться в этом вопросе на других, однако это никогда не являлось моим методом. В магическом мире я не отсиживался за спинами коллег и ассистентов, ожидая, пока они сделают самую нудную и трудную часть работы, чтобы потом прийти на всё готовенькое. Нет, я всегда был в первых рядах и теперь, пару жизней спустя, не намерен отрекаться от собственных принципов. Конечно, это не значило, что следовало забывать об осторожности.
     Пройдя этот, казалось бы, бесконечный коридор насквозь, мы вновь оказались там, где и начинали — на пороге искажённой лечебницы, выйдя через ту самую дверь, в которую вошли ранее.
     — Мы вернулись обратно! — Раздражённо констатировала очевидное Снегурка. — Ну уж нет, я так просто не сдамся!
     Она развернулась и хотела было вновь зайти внутрь, но я схватил её за предплечье.
     — Пусти! — Дёрнув рукой и вырываясь она гневно зыркнула в мою сторону.
     — Это бессмысленно, — покачал головой я. — Ты просто потратишь время и снова вернёшься сюда. Коридор закольцован, как ты уже успела заметить.
     — Я знаю, что внутри что-то есть! И оно прямо там, за этими чёртовыми дверями! И если их не получается открыть, значит их нужно вынести!
     — Крушить всё подряд — худшая идея из всех возможных. Наверняка есть правильный способ открыть эти двери, и что-то мне подсказывает, что он завязан на реальный мир. Прежде чем что-то предпринимать следует вернуться и…
     Метель подскочила вплотную ко мне и, встав на цыпочки, заглянула в темноту под капюшоном.
     — Без конкретного результата я не вернусь! — Упрямо процедила она. — Я и так слишком долго ждала, а теперь ты говоришь, что нужно всё бросить и уходить, так ничего толком и не сделав? Вот сам тогда и проваливай, от тебя всё равно никакой пользы!
     Отстранившись, она оглядела притихших товарищей, что взирали на неё кто с пониманием, а кто — с укором.
     — Ты! — Она пересеклась взглядом с Раздором, который наверняка ухмылялся под своей маской, с интересом наблюдая за разыгравшейся сценкой. — Помоги-ка мне!
     Она схватила его за рукав и потащила обратно в коридор к ближайшей запертой двери. Я взглянул на явно пребывающего в растерянности лидера Теневых Мистиков, который нерешительно переминался с ноги на ногу, не представляя, что ему предпринять.
     — Это твоя команда, — обратился я к нему. — Лидер несёт бремя ответственности за своих товарищей и должен уметь вовремя остановить их, если они собираются совершить какую-нибудь глупость. Это, — я ткнул пальцем внутрь коридора, — очевидная глупость, так останови их!
     — Но разве Метель не права? — Неуверенно спросил он, отводя взгляд. — Мы уже так близко, и…
     Я понятия не имел, какие причины толкали этих сопляков на подобные безрассудства, но сейчас было уже некогда это выяснять. Если лидер самоустранился, значит оградить их от собственного идиотизма придётся лично и не гарантирую, что кому-то это понравится. Неужели тогда, впервые выйдя в Зону, я был таким же самоуверенным болваном? Сомневаюсь, ибо в таком случае просто не дожил бы до этого момента, обязательно свернув себе шею несмотря на все старания Токсика и Акумы.
     Стоило мне двинуться в сторону входа, как передо мной, перегородив дверной проём, возникло препятствие — какая-то странная не то пелена, не то завеса, будто бы сотканная из тончайших нитей тьмы с сияющим плетением узора сверхспособностей. Уж не знаю, какие свойства она имела, однако же испытывать их на себе желания не было.
     — Убери это, — обратился я к стоящей за моей спиной Флер с распростёртой в сторону преграды рукой, — немедленно!
     — Извините, — втянув голову в плечи, пискнула она, — я не могу!
     За завесой было отлично видно, как Метель с Раздором покрываются узорами, готовясь нанести совместный удар. Не оборачиваясь, я взмахнул рукой назад, запуская в мешающую мне девушку оглушающий Электропульсар. На то чтобы разводить лишнюю дипломатию, как бы при этом не протестовала моя старательно взращиваемая под руководством опытных наставников дипломатическая натура, времени уже практически не оставалось. Девушка предсказуемо потеряла сознание, но не успела упасть, подхваченная Провидцем, который будто только этого и ждал. Список странностей этого паренька начал переходить все разумные пределы.
     Установленная Флер преграда, меж тем, не спешила исчезать, оказавшись без подпитки. Судя по всему, какой-то запас энергии она туда закачать успела. Казалось бы — вот она, отличная цель для Астрального Вампиризма… если бы не неизвестные свойства использованных сверхспособностей. Так что мне не оставалось ничего, кроме как заново воплотить Астральный клинок, попытаясь буквально прорубиться сквозь препятствие. И оно мне поддавалось, только вот… слишком медленно!
     Сквозь завесу было отлично видно, как Метель буквально промораживает ближайшую из дверей, после чего отстраняется и по подготовленному участку приходит атака Раздора, представляющая собой, насколько я сумел разглядеть, некое подобие направленной ударной волны. Покрытая инеем дверь пошла чёрными разломами трещин, которые тут же стали разрастаться на стены, пол и потолок. Фрагменты псевдоматерии — или из чего тут всё состоит? — начали истаивать и вскоре вместо солидного куска коридора образовался пролом с неровными краями, ведущий… в пустоту.
     Явно не ожидавшие чего-то подобного Герои, пребывая на гране паники, попятились к перекрытому выходу, а я ещё усердней заработал клинком. Мда, неплохая у Флер способность, её преграда пусть и поддавалась, но не так быстро, как мне бы того хотелось. Пролом в бездну, меж тем, прекратил разрастаться и по пустоте за ним пошла едва уловимая рябь. Словно круги на воде. Я уже практически расчистил проход, повредив основные связующие линии узора, когда пролом истаял, будто его и не было, предварительно исторгнув из себя подарочек для горе-исследователей. Желтоуровневый и пока ещё не сообразивший где оказался монстр. Но замешательство Изверга долго не продлится, так что стоит подналечь.
     Размахнувшись, я обрушил очередной удар на завесу, и она, не выдержав, наконец-то растворилась в воздухе. Первым делом я схватил за шиворот ребят, что замерли будто кролики перед удавом, стоило им столкнуться лицом к морде с довольно опасным монстром, и не особо деликатничая вышвырнул их за дверь. Только после этого я шагнул навстречу Примату — двухметровому обезьяноподобному Извергу, с длинными мощными передними лапами, и короткой жёсткой шерстью по всему телу. Он повернул свою зубастую морду ко мне, уставившись на меня тремя своими злобными чёрными глазками, один из которых — самый крупный — находился у него во лбу. Коротко взрыкнув, он рванул ко мне.
     Эта тварь соответствовала своему уровню опасности и если по силе до того же Слайсера она не дотягивала, то с каким-нибудь Прыгуном потягаться вполне могла. Прочная шкура, когтистые лапы, позволяющие карабкаться по вертикальным поверхностям, да и в целом добавляющие манёвренности, а также чрезвычайная свирепость с готовностью бороться до последнего издыхания, делали этого Изверга серьёзным испытанием даже для опытных Героев, что уж говорить об откровенных новичках.
     Разбежавшись и набрав приличную скорость, Примат заскочил на стену и продолжил движение уже по ней. Я же, в свою очередь, не стал дожидаться, пока он обрушится на меня с высоты и, используя Поступь, повторил его манёвр, решив встретить монстра под высоким потолком коридора. Швыряться в него пульсарами я поостерегся, не желая повторять чужих ошибок. То, что пролом в никуда практически сразу закрылся — это хорошо, однако же, каких ещё тварей сюда может занести, если я окажусь неаккуратен?
     Конечно, проще всего было бы сражаться с ним снаружи, однако там сейчас находились Теневые Мистики, которым ничего не стоило по неопытности попасть Извергу под горячую лапу. А уж лапищи его — те ещё оглобли, удачно вдарит — костей не соберёшь. Так что я решил не испытывать судьбу и разобраться с монстром прямо здесь, благо ему относительная теснота коридора мешала куда сильнее, чем мне.
     Дальнейшее было делом техники — с помощью Поступи я скакал вокруг Изверга, атакуя его исключительно Астральным клинком. Так сказать, хирургическая работа, дабы не навредить Искажению ещё больше, чем это сделала кучка малолетних долбо… дятлов. Тварь ревела и яростно махала своими когтистыми лапами, стараясь меня задеть, но тщетно. Прокачанные Поступь с Усилением давали мне скорость и манёвренность, значительно превосходящие мощь Изверга, позволяя мне не задействовать иных способностей, дабы не особо светить их перед любопытными школьниками, что заглянув через дверь, но не решаясь войти и вмешаться — наконец-то дождался от них хоть какого-то подобия благоразумия — наблюдали за боем. Хотя, в данном случае, вернее будет сказать — за избиением.
     Долго я с Приматом не провозился, нанеся ему сначала несколько серьёзных ранений, и заставив упасть на пол, а потом буквально напрыгнув на него сверху. Пока он не успел подняться, я всадил ему промеж лопаток свой мерцающий зеленоватым призрачным светом меч. Это, конечно, не Демоническая Бомба Акумы, но уверен, что со стороны моя последняя атака, оборвавшая жизнь Изверга, смотрелась не менее впечатляюще. Тело монстра пару раз дёрнулось и затихло после чего… развоплотилось, сливаясь с энергиями, пронизывающими это место.
     Честно говоря, я так и не понял, был ли это реальный Изверг, выдернутый из своего мира, либо же некое подобие системы защиты Искажения, призванное давать укорот всяческим малолетним вандалам. Тварь совершенно не отличалась от реальной, причём даже в Магическом Зрении, однако же, в этом месте я пока не могу быть хоть в чём-то стопроцентно уверен. Покинув коридор, я с силой захлопнул за собой дверь и, развернувшись к выстроившимся вокруг Теневым Мистикам, включая приведённую в чувства Флёр, бросил:
     — Нам пора, возвращаемся.
     Несмотря на заметное охреневание от произошедшего, охватившее всю четвёрку, Снегурка всё же попыталась что-то там вякнуть.
     — Но… — начала было она.
     — Сегодня вы уже достаточно поиграли в Героев, — как можно более холодным тоном перебил её я, после чего обратился к Провидцу, который даже несмотря на глухую маску, через которую были видны лишь его глаза, умудрялся выглядеть поникшим: — вытаскивай нас отсюда.
     — Хорошо, — не став протестовать, согласился он. — Идите за мной, не отставайте.
     — Погоди-ка! — Попытался притормозить меня Раздор. — Мы ведь только начали, и…
     — Не знаете, когда стоит остановиться, — закончил я за него. — Вы попросили меня о помощи и лучшее, что я могу сделать — кроме того, что уже сделано — так это сказать, что сейчас самое время. Возможно, вы так не считаете, но сегодня перед вами открылось не мало тайн этого места. И прежде чем продолжать испытывать его на прочность, лучше в спокойной обстановке обмозговать и проанализировать уже увиденное. Вы сами убедились, что здесь небезопасно. Желтый Изверг — это может быть только началом. Любое не осторожное действие не обойдётся без последствий. Кто знает, что сюда заявится из-за вашего очередного косяка?
     — Он прав, Раздор, — сказал Провидец, — нам не следовало так торопиться. Идём.
     И вот мы вновь тащимся сквозь непроглядную хмарь, однако на этот раз вместо ощущения едва сдерживаемого энтузиазма, над командой Диких нависло чувство подавленности и никого не тянуло на разговоры. Вот и славно, возможно в следующий раз они подумают дважды, прежде чем творить всякую дичь. В любом случае, надеюсь впредь им хватит благоразумия, чтобы сюда не соваться. Ну, либо не соваться как сегодня — фактически с голым задом и совершенно неподготовленными.
     На самом деле у этих ребят есть потенциал, и немалый, вот только чего им не хватает — ну, в числе таких важных вещей, как тренировки, опыт и всякое такое — так это понимания того, зачем они вообще надели костюмы. Ну, во всяком случае, таково моё первое впечатление после знакомства с ними. Все они, даже «профессионалка» Метель, скорее играются в Героев, чем реально стараются ими стать. Пока они лишь детишки со сверхспособностями в костюмах — не более.
     Не стану вспоминать себя в их годы, ибо это отдельный случай, но вот, к примеру, Анна с Артёмом изначально были настроены куда более серьёзно, чем, помнится, немало меня удивили. Они готовились несколько месяцев, прежде чем выйти в Зону. Учились сражаться, взаимодействовать друг с другом и оказывать первую помощь. А здесь… впрочем, возможно я слишком предвзят. У меня есть перед глазами пример, которому они не соответствуют, и, отталкиваясь от него, я и рассуждаю столь категорично, толком не разобравшись в ситуации. В общем, пока они сами не захотят стать теми, кем пока только пытаются казаться — в первую очередь самим себе — весь их потенциал, сколь бы велик он не был, не стоит даже завалящей копейки.
     Бетонная стена, преградившая нам путь, внезапно проступив из хмари, стала приятной неожиданностью. По субъективным ощущениям, туда мы шли гораздо дольше, чем возвращались. Интересно, это вопрос восприятия, либо же очередные странности аномалии? Впрочем, моих новых знакомых подобные вопросы не особо волновали. Вяло перебрасываясь фразами, они забрались наверх и спрыгнули на другую сторону, в реальный мир. Я же вновь использовал Поступь, покинув это странное место одновременно с ними.
     Вечерняя Москва встретила нас уже темнеющим небом, приятной вечерней прохладой, а также дикими криками, звуками выстрелов и воем милицейских сирен, что доносились со стороны психбольницы.
     — Что там ещё случилось?! — Удивлённо воскликнул Раздор.
     — Полагаю, что мы, — мрачно ответил я.
     Хотелось бы мне верить, что это не последствия наших же действий внутри Искажения сказываются подобным образом, но я был не настолько оптимистичен и самонадеян, чтобы всерьёз воспринимать вариант со случайным совпадением. Похоже, мои похождения на сегодня ещё не закончились. И я поймал себя на мысли, что мне это нравится. Признаться, до этого дня я и сам не осознавал, насколько соскучился по подобным неожиданным поворотам, погрязнув в рутине будней. Ведь это касалось даже моих ходок по Зоне, ставших уже чем-то напоминающим бесконечный гринд мобов, как в какой-нибудь РПГ, с редкими рейдами на боссов-оранжевых. Но, похоже, в моей жизни наконец-то настало время для «квестов»! Чтож, посмотрим, что готова предложить уже бывалому Герою, пускай и в новом образе, столица.

Глава 5

     В дурдоме, названном в честь некоего Базаева, царило — как бы странно это не звучало — форменное безумие. Будто бы взбесившиеся психи, которым каким-то образом удалось выбраться из своих палат, вырвались на улицу, где с воплями носились вдоль стен. Персонал госпиталя — все как на подбор довольно крепкие с виду люди — явно пытались их усмирить. И всё бы ничего, если бы в дело не вмешалась третья сторона — Изверги. Вот уж чьё внезапное появление придало ситуации должного накала!
     Я не знаю, Искажение ли их сюда привело, либо же мутное руководство мутной клиники и впрямь держало тварей на привязи где-нибудь в подвалах, однако факт появления в черте города тварей, что называется, на лицо. Впрочем, на полноценный Прорыв — как в родном Победограде — это не тянуло, ибо среди монстров не было даже жёлтых, не говоря уже об оранжевых.
     Но, меж тем, для невооружённых и слабо организованных людей эти твари могли представлять не шуточную угрозу. Санитары и прибывший наряд милиции как могли отгоняли тварей от паникующих психов, однако же, к моменту моего появления, судя по следам крови, те успели если не сожрать, то понадкусать несчастных пациентов точно.
     Сегодня я не скрывался, незачем изображать из себя невидимку в городе, где полно Героев самого разного толка. Так что я буквально сошёл с небес в пафосно развевающемся плаще за спиной и с сияющим мечом в руке, сходу вклинившись в скопление Извергов. В качестве приоритетной цели я выбрал стайку Крысюков, что собирались обойти отстреливающих тварей милиционеров, закрепившихся при подъезде к основному входу, стараясь не попасть по мельтешащим пациентам.
     Меня они заметили только когда сзади раздались мерзкие визге атакуемых мной монстров, которых я безжалостно разил материализованным клинком и Электропульсарами. Вообще, против них лучше бы подошла огненная составляющая, но в подобной обстановке я поостерегся использовать столь убойный аргумент, способный при промахе подпалить случайно подвернувшегося человека.
     Много времени на этих довольно крупных, передвигающихся на задних лапах, грызунов-мутантов у меня не ушло. Хитрые твари, предпочитающие действовать из засады, могли стать проблемой и для героев-новичков, что уж тут об обычных стражах порядка говорить, однако противопоставить что-то более-менее слаженной команде, либо опытному Герою им было уже нечего.
     — Чей будешь? — С ходу спросил меня один из милиционеров, видимо старший патруля, который до этого говорил что-то в рацию. — Из Светочей что ли?
     — Нет, — мотнул головой я, — одиночка.
     — Неужели? — Нахмурившись, произнёс он. — Значит, группа Диких, что зашла с другой стороны и оказывает содействие одному из наших сотрудников, не с тобой?
     Подавив тяжкий вздох и сдержав так и просящиеся на язык ругательства, я Поступью попрыгал в указанном направлении. Видимо, слишком наивно было предполагать, что эти пакостники, у которых ничего полезного в голове дольше двух минут не задерживается, воспримут высказанное мной напутствие катиться отсюда подальше адекватно и пропустят наметившийся замес.
     Сократив путь через крышу здания, я оказался на месте и имел удовольствие наблюдать за Теневыми Мистиками в деле. И, должен признать, действовали они куда более… толково, чем я от них ожидал. Пусть к откровенно жутковатому виду Извергов они были непривычны и явно их побаивались, но всё же старались защитить беспомощных и перепуганных пациентов от клыков и когтей тварей, причём вполне успешно.
     Наибольший вклад в это дело вносила, к моему удивлению, Флер. Эта робкая девчонка под руководством Провидца ставила на пути монстров свои заграждения, не позволяющие тем добраться до желанной добычи. Метель так же активно им мешала, посылая в их сторону свои морозные порывы. К сожалению — а возможно, учитывая темперамент Героини, и к счастью — особой убойной силой они не обладали и проморозить врага насквозь были неспособны. Во всяком случае, на данном этапе развития сверхспособностей.
     У кого же не было с убойностью никаких проблем, так это у Раздора. Его ударные волны оставляли на газоне натуральные борозды и буквально сминали тела попавших под них Извергов. Хорошо хоть координирующий действия своих товарищей Провидец уделил ему куда больше внимания, и никто случайный под воздействие столь разрушительных сил не попал. Чего нельзя было сказать об окружающем Раздора ландшафте, который тот изрядно перепахал.
     Сам же лидер Теневых Мистиков непосредственно участия в сражении не принимал, пусть и держал наготове телескопическую дубинку. Это было определённо не то оружие, с которым следует ходить на Извергов, однако, полагаю, возможности достать что-то более действенное у школьника могло просто не быть. Хотя, он ведь упоминал, что пусть и недолго, но всё же состоял в некой Геройской организации, так что, чисто теоретически, вполне мог приобрести что-то стоящее через неё.
     Тем не менее, дубинка ему всё же пригодилась, когда команда, совершив типичнейшую для новичков ошибку, сосредоточилась на атаке и совершенно забыла про необходимость следить за тем, что твориться у них в тылу. Подкравшийся Иглоспин, эдакая смесь гиены и дикобраза, вполне мог натворить немалых бед и ранить, если не убить, кого-то из них. Я, пока лишь наблюдающий за действиями команды со стороны, подобрался ближе и готов был Скакнуть к ним в любой момент, однако же Провидцу всё же удалось вовремя среагировать.
     Он, чуть ли не в последнюю секунду, даже не видя опасности, увернулся от направленного ему в спину броска твари, умудрившись одновременно с этим приласкать её дубинкой поперёк морды. Иглоспин коротко рыкнул и, встопорщив иглы, растущие из холки, выпустил несколько в сторону намеченной жертвы, посмевшей огрызнуться. Попадание даже одной такой иглы парализовало взрослого здорового человека, а уж несколько могли и сердце остановить. Тем не менее, Провидец играючи избежал и этой атаки, уйдя в сторону перекатом, при этом отбив одну из игл дубинкой. Ловко!
     Наконец заметившие неладное у себя в тылу Герои начали оборачиваться. Флер, вскрикнувшая от неожиданности, перевела внимание монстра на себя. Он уже изготовился к очередному броску, но тут же рухнул, чуть ли не пополам перерубленный моим материализованным клинком. Я всё же счёл за лучшее вмешаться, потому как ещё неизвестно, кто мог навредить им больше — весьма шустрый Изверг, либо они сами, переполошившиеся и оттого только более неосторожные.
     — А мы тут это… — начал было оправдываться Раздор, напомнивший мне ребёнка, которого поймали на шалости.
     — Мы хотим помочь! — Перебила его Метель, с вызовом глядя на меня.
     — В таком случае, не отвлекайтесь, — произнёс я. — Изверги ещё не закончились.
     После моих слов все они заметно приободрились, начав выискивать новую опасность. В самом деле, не думали же они, что я начну их с ходу отчитывать? Во-первых, я им не мамочка, а во-вторых, сейчас не время и не место. Возможно я и выскажу им пару ласковых, когда всё закончится, но не раньше, чем мы устраним угрозу для невинных людей.
     Далее мы уже действовали сообща, причём я скорее как прикрытие, нежели полноценная боевая единица, дав Мистикам возможность сполна прочувствовать то, чем в основном и занимаются Герои в моём представлении, а именно — уничтожением Извергов и спасением от их лап обычных людей. Нет, будь среди тварей хоть кто-то серьёзный, наподобие давешнего Примата, я бы прикончил его первым же делом, а так — лишь следил, чтобы никто не пострадал, изредка швыряясь в пропущенных ребятами монстров Пульсарами. Стоит признать, необходимость вмешиваться появлялась не так уж часто — для новичков они неплохо справлялись.
     Не знаю, для кого из них произошедшее стало полноценным боевым крещением, однако же сориентировались и взяли себя в руки все, чем дальше, тем спокойнее становясь и уже не столь явно шарахась от монстров. Что и сказать — извергская кровища на собственных руках обычно весьма благоприятно действует на пока ещё неокрепшую в многочисленных сражениях психику сверхов.
     Всё-таки есть что-то такое, заложенное в них на уровне инстинктов. Я неоднократно это подмечал, расспрашивая близнецов и общаясь с коллегами из Общества, пока ещё в нём состоял. И теперь собственными глазами наблюдал, как опаска и настороженность по отношению к тварям довольно быстро сменяются азартом и агрессией. Даже робкая Флер под конец зачистки не только ограждала так до конца и не выловленных санитарами пациентов, но и лично расправлялась с монстрами, окутывая их своими способностями и, как говориться, ломая их полностью. Очень интересный приём, пусть и не без ограничений по количеству и размеру целей.
     Мы уже практически закончили обход и зачистку территории клиники — последними встреченными нами Извергами была пара Собак, загнавшая упитанного санитара на молодую берёзку, прогибающуюся под его весом — когда сверху прозвучал знакомый гул. Похоже, прибыла кавалерия.
     Про Героев столичного отдела Ассоциации было довольно многое известно. Они ведь не только вели свои блоги и периодически мелькали в новостях. У самых раскрученных из них имелись полноценные фансайты, их приглашали на телевидение и снимали в рекламе. МАС пиарила своих «лучших из лучших» всеми доступными этой организации средствами и возможностями. Ветролов, изрядно нашумевший каких-то пять лет назад чуть ли не на всю страну, уже почти забылся — к моему облегчению — зато любой из Московских Героев, пусть и не самого высокого ранга, мог дать ему в плане популярности солидную фору.
     Что Тёмка, что Аня частенько не слишком одобрительно отзывались о своих столичных коллегах, считая, что слава ими зарабатывается не реальными свершениями, а постоянным мельканием их масок на экранах по любым, зачастую весьма далёким от их основного занятия, поводам. Какое-то время по ящику даже реалити-шоу про геройскую жизнь показывали, однако же оно довольно быстро закрылось. Не всем понравились те черты, которые популярные Герои демонстрировали своим почитателям, наблюдающим за их повседневной жизнью.
     Да, есть вещи, которые довольно сложно скрывать за выбранными образами, а уж если это попадает на камеру… В общем, как только личные рейтинги участников этого шоу поползли вниз, МАС благоразумно прикрыла лавочку. И это при том, что на западе подобные проекты весьма успешно развиваются, взять хотя бы ту популярную французскую парочку, с которой Кварц и Яшма в начале своей геройской карьеры собирались брать пример. В общем, наш народ в этом плане оказался более привередлив и бескомпромиссен. Не готов прощать своим кумирам их… маленькие недостатки. Если ты Герой, то Герой во всём, иначе и быть не может.
     Не знаю, как в Московском отделе Ассоциации всё обстоит на самом деле, даже Аня пока не до конца разобралась и освоилась, однако, чувствую, сейчас мне самому предстоит это выяснить. Опытным путём, так сказать.
     Джетвинг завис метрах в десяти над землёй, его десантная аппарель открылась и из неё выпрыгнули трое человек. Они не переломали себе при этом ноги, троица Героев пафосно — прямо как я при своём появлении — спланировала к поверхности, скорее всего поддерживаемая силой одного из них. Ну либо в МАС стали раздавать портативные репульсоры, чтобы даже не умеющие летать Герои имели возможность столь эффектно появляться. Это Москва, так что я ничему не удивлюсь. Стоило Героям ступить на землю, как они тут же бросились в атаку. На нас.
     — Именем Правосудия — сдавайтесь!
     Оглашая пространство воинственным воплем, на нас надвигался Герой в стильном костюме с оранжевой подсветкой, верхнюю половину лица которого закрывал щиток со светящимися прорезями. В качестве оружия он использовал футуристично выглядящее копьё, по наконечнику которого угрожающе пробегали электрические разряды.
     Впрочем, стоит отдать этому здоровяку должное, атаковать он собрался древком, а не сходу попытался насадить кого-нибудь из нас на свою точёную пику. Впрочем, ему бы не удалось и это, ведь я тоже не щёлкал клювом и мигом оказался перед Теневыми Мистиками, заслоняя их от столь недружелюбно настроенных Героев Ассоциации.
     Сей некультурный персонаж нанёс мне довольно сильный удар прямиком в корпус, который не заставил меня даже пошатнуться, пусть и схлопнул мне слой Барьера. Я бы вполне мог увернуться и одновременно с этим контратаковать, однако же, нападать на парня с Эмблемой — не самая удачная идея. Во всяком случае, нападать первым. Так что пришлось подставиться под его удар, чтобы развязать себе руки. По рассказам близнецов я знал, что многие Герои обычно таскают на себе миникамеры, да и с борта джетвинга наверняка ведётся запись, так что никто не скажет, что конфликт был начат нами.
     — Эй, угомонись, мы тоже Герои, услышали выстрелы и пришли на помощь, — попытался решить дело миром я.
     Как никак, я — будущий дипломат, мне нужно уметь предотвращать подобные конфликты, а не ввязываться в них. Помахать кулаками всегда успею. Тем не менее на переговоры новоприбывшие настроены явно не были.
     — Кого ты пытаешься обмануть? — Презрительно скривившись, произнёс неизвестный мне Герой, вновь замахиваясь. — Хочешь, чтобы я поверил, будто бы кучка Диких просто проходила мимо, когда очень удачно произошло нападение Извергов?
     От следующего взмаха я увернулся, махнув рукой Мистикам, чтобы те не грудились у меня за спиной, а отошли подальше, дав мне больше пространства для манёвра.
     — Это ж Москва, придурок! — Меж тем, не преминул влезть Раздор. — Так оно обычно и происходит!
     Ну, учитывая обстоятельства, благодаря которым я в принципе вышел на это место, определённая доля истины в его словах была. Единственное, для этого мне понадобилось практически неделю наматывать над Москвой круги в надежде вляпаться хоть в какую-то историю. Но уж как вляпался, так по самые уши, этого не отнять.
     — А ещё здесь постоянно трутся всякие Уроды типа вас, — глумливо усмехнувшись, произнёс второй Герой, что обходил нашу компанию с боку. — А потому мы вас задержим и доставим в Крепость для выяснения всех обстоятельств происшествия. Советую сотрудничать, иначе мы применим силу!
     — Обычно это говорят до того, как лезут в драку! — Резонно отметила Метель.
     Этот парень выглядел не настолько внушительно, как копьеносец — в обычном тёмно-синем трико из Тэ-ткани и с какой-то непонятной абстрактной загогулиной в качестве Эмблемы на груди. Но на вероятности преподнести неприятный сюрприз, существующей при встрече с любым незнакомым сверхом, это не отражалось, пусть активных узоров я на нём пока не видел. Третья Героиня, обходящая нас уже с другой стороны, так же не скрывала своего к нам пренебрежения и всем своим видом демонстрировала превосходство. Чем-то её цветастый геройский наряд напоминал форму черлидерши, разве что помпонов она с собой не таскала.
     Но и с их стороны вот так просто нарываться на драку с целой группой сверхов, особенно если их силы тебе не известны — не просто глупо, но и опасно, ведь даже какой-нибудь задохлик вполне может обладать чем-то убойным и, в критической ситуации, пустить свою силу в ход. Как, например, тот же Раздор, которому досталась чрезвычайно опасная способность. Если верить рассказам моей девушки, многие Герои относятся к тем, кто не прошёл должного обучения в Ассоциации с изрядной долей пренебрежения. Но это длится ровно до первого же столкновения с каким-нибудь серьёзным сверхом. Насколько я понял, на всяческих Злодеев, как здесь называют антисоциальные элементы, в Столице дефицита нет, так что Герои должны быть более осмотрительны в выборе противников. Здесь же…
     Мда, хулиганьё в геройских костюмах, решившее проучить детишек, возомнивших о себе невесть что и отбирающих их геройский хлеб. Они ведь не могли не заметить валяющиеся повсюду трупы монстров, да и милиция, как назло, сейчас с другой стороны здания, помогает санитарам с оставшимися пациентами. Вот на нас и решили отыграться за «ложный вызов», иных причин подобного поведения я не вижу. Впрочем, что я вообще знаю о Столичных порядках в геройской среде?
     На очередной тычок древком копья я ответил уже собственным пинком Герою под колено, заставившим его охнуть и пошатнуться, после чего развил успех Усиленным ударом под дых, от которого тот, выронив свою палку-колялку, скрючился на газоне, судорожно пытаясь вздохнуть. Следующим мгновением во второго Героя отправился электропульсар, надёжно его вырубивший, если судить по ауре.
     — Ублюдок! — Выкрикнула Героиня, тут же набрасываясь на меня.
     Её кулаки, при этом, сияли не только в Магическом Зрении и мне совершенно не хотелось проверять — на собственной шкуре, так уж точно — чем могло грозить прямое попадание. А потому я, уклонившись от пары довольно неплохо поставленных ударов, перехватил её руку за запястье и, заведя за спину, взял в захват. Она тут же попыталась вырваться, но только зашипела от боли.
     — Давай-ка ты успокоишься, засунешь свой геройский гонор куда подальше, и начнёшь наконец мыслить конструктивно, желательно — своими верхними полушариями, — доброжелательно посоветовал ей я, не ослабляя захвата.
     — Пошёл ты! — Огрызнулась она, попробовав развернуться ко мне лицом, чему я немедленно воспрепятствовал, чуть усилив нажим.
     Вполне возможно, что она хотела видеть, с кем общается, либо же невежливо плюнуть мне под капюшон. Но кто знает, вдруг она и плевки свои силой заряжать умеет? Вот так цыкнет на кого — и полбашки как не бывало.
     — Мастер, берегись! — Вдруг выкрикнул Провидец.
     Я знал, что копьеносец уже практически пришёл в себя и скорее всего вновь попытается меня атаковать. И был к этому готов, краем глаза отслеживая его положение и наблюдая за активностью его узоров. Тем не менее, мне не пришлось на него отвлекаться, ибо Провидец не ограничился одним лишь предупреждением — Герой даже не успел ничего предпринять, оперативно вырубленный ударом телескопической дубинки.
     — Он… — пробормотал лидер Теневых Мистиков как-то странно поглядывая на распростёртое перед ним бессознательное тело, — у него было что-то, на поясе… что-то опасное… я видел… видел, как он собирался…
     — Молодец, что заметил! — Оборвал я его, чтобы тот не наговорил лишнего про собственные возможности. — Полагаю, более нам здесь не рады. Уходим.
     Свободной рукой воздействовав на Брешь Спокойствия Героини, я погрузил её в беспамятство, после чего аккуратно уложил на травку. Да уж, мне ещё учиться и учиться, чтобы выходить из подобных ситуаций лишь благодаря своим дипломатическим навыкам, а пока… ну, хотя бы галантность проявлю — дама всё-таки, пусть и излишне боевая.
* * *
     Мы собрались на пустой детской площадке, неплохо прикрытой от окон близлежащих зданий густой растительностью. Группа подростков — ну, не считая меня — мирно отдыхающих после наполненного подростковыми заботами дня. Что может быть более естественно? Моим новым знакомым только пиваса, сигарет, да семок для полноты картины не хватает.
     — Это было круто! Как они попёрли? А как мы их?! — Возбуждённо делился впечатлениями от последних событий Раздор, экспрессивно размахивая руками. — Нет, ну вы видели, как я того чешуйчатого!.. А потом эти — и сразу на нас наезжать! Не, ну разве не придурки?!
     — Кто тут придурки, вообще-то, ещё разобраться нужно, — хмыкнул я, прерывая его бурное словоизлияние. — Возможно, масовцы действовали несколько поспешно, однако же, по большому счёту, они были не так уж и не правы.
     — Чё? — Развернулся ко мне Раздор.
     — Глупо отрицать, что первопричиной случившегося в клинике переполоха были именно наши неосторожные действия на обратной стороне Искажения.
     Излишне раздухарившийся Герой враз поумерил свой пыл, стоило только напомнить, с чего всё началось.
     — Но мы же не знали! — Воскликнула Метель, вскочив со скамейки, на которой до этого устроилась.
     — Неужели? — Я встал напротив неё. — Но разве же я вас не предупреждал? Разве не призывал быть аккуратнее? Послушали ли вы меня?
     С каждым вопросом я всё сильнее нависал над Снегуркой, что при нашей разнице в росте было не так уж и сложно, пока она не плюхнулась обратно на скамейку. Выпрямившись, я отошёл на несколько шагов назад, чтобы перед моим взором предстали все Теневые Мистики. За масками их истинных эмоций было не разглядеть, хотя Провидец казался предельно задумчивым, а сидевшая рядом с ним Флер то ли от стыда, то ли от растерянности не знала, куда деть руки. Возбуждение после первого серьёзного боя ещё не покинуло Раздора, хотя и он склонил голову, стараясь не смотреть на товарищей. И лишь Метель была напряжена и по-прежнему глядела на меня с вызовом.
     — Я понятия не имею, что в действительности у вас там произошло, и какие ответы вы искали в том месте, — начал я, приковав к себе внимание четверых подростков, — да мне это и не особенно интересно. Гораздо важнее другой вопрос: зачем вы надели костюмы? Потому как, если уж вы называете себя Героями, то извольте соответствовать. И меньшее, что вы можете для этого сделать, это хотя бы не подвергать опасности посторонних людей, как это случилось сегодня. Окажись среди Извергов хоть кто-то серьёзнее зелёного уровня, и ранениями дело бы точно не ограничилось. Я знаю, что в произошедшем не было злого умысла, однако в нашем деле некомпетентность может стоить чьей-нибудь жизни. Нередко — нашей собственной. У меня нет никакого права ничего вам запрещать, однако хорошенько подумайте, прежде чем соваться туда снова. Теперь вы знаете, чем ваша следующая ошибка может обернуться как для вас, так и для абсолютно непричастных к вашим делам людей.
     — Э-э… а ты что с нами больше не пойдёшь? — Недоумённо уставился на меня Раздор.
     — Как мы сразу заговорили, — усмехнулся в ответ я. — Конечно, намного проще живётся, когда за плечом у тебя стоит старший товарищ, готовый если не предотвратить очередной косяк, то хотя бы помочь вам справиться с его последствиями. Я вам что нянька, чтобы постоянно с вами возиться? Да и не нянька вам нужна, сопельки подтирать, а скорее дрессировщик с палкой, готовый безжалостно вас гонять, чтобы раскрыть ваш потенциал не просто как сверхов, но как полноценных Героев.
     Эх, прежде чем уйти хотел им просто попенять за безответственность, а в итоге полноценную речь закатил. Радует хотя бы то, что они меня внимательно слушали и, возможно, в последствии даже что-нибудь из всего этого для себя вынесут.
     — Ладно, заболтался я что-то, пора мне. Но помните — если в своих начинаниях вы перейдёте черту, я буду первым, кто явится, чтобы призвать вас к ответу. Усекли?
     Сказав это, я резко развернулся, взмахнув плащом, после чего высоко подпрыгнул и Поступью, отталкиваясь от потоков энергий, в три прыжка скрылся за кронами деревьев. Конечно же, я не ушёл с концами, а, накрывшись Пологом и притаившись в сторонке — просто на случай, если Провидец сможет засечь моё присутствие — решил понаблюдать за дальнейшим развитием событий.
     — Ну и хрен с ним, — махнув рукой в сторону, куда я упрыгал, фыркнул Раздор, после чего обратился к лидеру: — ладно, что теперь делать будем?
     — Готовиться, — поднявшись с лавки, ответил ему Провидец. — Ведь мы не готовы, как ты сам мог убедиться.
     — Может быть вы и не готовы, — тут же подскочила на ноги Метель, — но…
     — Если кто-то из нас, либо вообще посторонний, пострадает из-за наших необдуманных действий, это ничем нам не поможет. Вспомни Метель, это тебя пришлось спасать от Изверга в коридоре, — тут же осадил её лидер. — Та образина была намного сильнее тварей, с которыми мы столкнулись позже. К тому же, даже с ними мы не справились бы без поддержки. Да и всё остальное, что сказал Мастер…
     — Не бери в голову то, что втирал нам этот напыщенный придурок, — Раздор дружески похлопал товарища по плечу. — Пусть он может пачками класть монстров и в одиночку раскидал масоцев, но это совершенно не значит, что его путь самый правильный. Разве не ты говорил, что мы найдём собственный? Так что же…
     — Мне кажется, — перебил его Провидец, — что я всё-таки неправильно истолковал то видение.
     — Вот видишь! О чём я и говорю!
     — Не совсем, — покачал головой лидер. — Мне нужно подумать, разобраться… Расходимся, я вам позвоню.
     — Опять ты и твои закидоны, — проворчала Метель. — Постарайся больше надолго не пропадать.
     — Это не займёт много времени, — заверил её тот.
     Ещё какое-то время они перекидывались колкостями, потом прощались, после чего, наконец, разошлись. Не то, чтобы подслушанное оказалось хоть сколько-то интересно, но… пределы способностей Провидца меня интриговали всё сильнее. И, конечно, ничто не спасёт не в меру болтливого Раздора от неминуемой кары, когда мы пересечёмся в следующий раз. А мы пересечёмся — мне ещё многое у них предстоит вызнать, всё же, сколь бы неопытными Героями они не являлись, но разбираются они в столичной геройской жизни явно получше меня. Сие досадное упущение стоит устранить в самое ближайшее время!
* * *
     — Чего ты такой хмурый? — Отвлёк меня от воспоминаний о произошедших сегодня событиях голос наконец-то вернувшейся домой Ани. — Что-то случилось?
     — Вроде того, — кивнул я.
     Во время совместного ужина я поделился произошедшим, рассказав практически всё, исключая моей заинтересованности в Искажениях. Не хотелось поднимать этот вопрос раньше времени, пока я хоть немного не разберусь в этом явлении и буду, как минимум, знать, что от него ожидать. Сегодняшний «рейд» принёс мне не мало интересной информации, которую следовало уложить в голове и сопоставить с теми фактами, что стали мне известны после первого знакомства с ними.
     — Это хорошо, — покивала Аня, когда я закончил.
     — Что именно? — Уточнил я.
     — То, что ты снова при деле. А то последнее время ты какой-то… — она задумалась, подбирая подходящее слово, — неприкаянный ходишь. Словно тебе всё надоело. А сейчас, не смотря на твоё ворчание, ты словно светишься изнутри, прямо как тогда.
     — Как когда? — Спросил я, на всякий случай проверив своё Астральное тело и ауру Магическим Зрением.
     — Как когда мы только начинали. Когда ты был Ветроловом и не пропускал мимо себя ни одной неприятности. Когда ты их уверенно и будто бы играючи преодолевал. Когда ты сам задавал направление, а не просто плыл по течению. И когда я увидела в тебе не просто друга детства. — Аня протянула руку через стол и крепко сжала мою ладонь. — Всё это время я сомневалась, правильно ли мы сделали, что переехали сюда? Но теперь я понимаю, что это было не зря, сегодня ты прямо расцвёл!
     — Э-эм… знаешь, это выражение по отношению к парню звучит немного… не уместно.
     Я просто не мог не улыбнуться в ответ на заразительное хихиканье своей девушки.
     — Кстати, насчёт тех Героев Ассоциации…
     — Понятие не имею, о ком ты, я далеко не всех своих коллег знаю, Московский отдел в разы больше Победоградского.
     — Да я не о том. Скажи, это вообще нормально, так кидаться на незнакомых людей, пусть они и увели из-под носа «добычу»?
     — Ну, некоторые Герои и дома были не прочь иногда шугануть «ничего собой не представляющих» Диких. Особенно в мрачногорские времена. Думаю, здесь подобное, учитывая масштабы, также не редкость. Те Герои, с которыми я успела познакомиться, обычно не слишком высокого мнения конкретно о Диких, хотя Уродов воспринимают более чем серьёзно.
     — Ясно, — протянул я. — Думаешь, нам стоит ждать неприятностей от МАС?
     — Вряд ли, они же не совсем уж идиоты, чтобы выставлять себя на посмешище, рассказывая, как их отделала кучка Диких? Думаю, они даже на своём джетвинге все записи потрут, да пилоту внушение сделают, чтобы лишнего не болтал. Ты бы знал, как тут все носятся со своими рейтингами! Мордобоец здесь бы точно не прижился, — усмехнулась Аня. — Впрочем, сами пострадавшие Герои вполне могут попытаться с вами рассчитаться. Тебе-то всё нипочём, но вот твоим знакомым может неслабо прилететь, если они подставятся. Кстати, что там с ними?
     — А что с ними? — Пожал плечами я. — Выдою из них всю полезную информацию, какую они знают. Возможно пригляжу, чтобы по первому времени шеи себе не посворачивали, а дальше — всё зависит от них.
     — То есть, ты не собираешься брать их под своё крыло? — Она поймала мой скептический взгляд. — Не пойми меня неправильно, но люди, готовые прикрыть спину никогда не помешают. А кто может быть более надёжен чем те, кого ты самостоятельно подготовишь и от кого будешь знать, чего ожидать?
     — Как я уже сказал — всё зависит от них. Несмотря на весь их потенциал, пока не понятно, выйдет ли из них толк. Это должен быть в первую очередь их собственный выбор, без какого-либо принуждения или давления с моей стороны. В противном же случае — я только время зря потрачу.
     — Чтож, тогда, надеюсь, они тебя не разочаруют.
     — А я надеюсь на обратное, — буркнул я, — этож сколько мороки прибавится?
     — Ветролов никогда от проблем не бегал, надеюсь и Мастер сохранит подобную черту. Кстати, имя можно было подобрать и пооригинальнее. И вообще, Мастер чего хоть?
     — Тайных Искусств! — Провозгласил я. — Продемонстрировать?
     — Ты меня заинтриговал, — игриво ответила Анна.
     — В таком случае, идём!
     — Прямо сейчас?
     Я встал и поманил свою девушку за собой. В самом деле, какой смысл съезжаться, если не пользоваться этим по прямому назначению и к обоюдному удовольствию?

Глава 6

Отступление 1
     Трель звонка разнеслась по небольшой квартирке, заставив её хозяина отвлечься от приготовления завтрака и проследовать к двери. Никифор Иванович был уже довольно стар. Впрочем, назвать его немощным не повернулся бы язык ни у кого, кто знал его лично. И он отнюдь не шаркал тапочками по паркету, наоборот — бодрой пружинящей походкой прошёл в прихожую и, предварительно глянув в глазок, впустил раннего гостя.
     — Утро доброе, Никифор Иваныч! — Поздоровался с ним молодой — лет тридцати — человек, снимая кроссовки и обуваясь в предложенные тапки.
     — Утро добрым не бывает, Кирюша, — добродушно усмехнулся в седые усы хозяин квартиры. — Впрочем, это утро вполне можно считать приятным исключением. Проходи давай, чаю налью.
     Они расположились за столом на тесной кухоньке, первым делом употребив приготовленный на двоих холостяцкий завтрак — чай с бутербродами. И только после этого Кирилл Валетов решил поинтересоваться причинами столь срочного вызова и, что было более интересно, приподнятого настроения хозяина квартиры. Обычно Никифор Иванович практически не выходил из образа сварливого старика, что любит порассуждать о том «как раньше-то было!..», да побранить бестолковую молодёжь. Сегодня же число подобных сентенций он свёл к минимуму, лишь изредка — можно сказать, что чисто для приличия — садясь на любимого конька.
     — Ты с утра новости смотрел? — Вопросом на вопрос ответил старик. — Знаешь про недавнее нападение Извергов на психбольницу?
     — Что-то такое ещё вчера вечером слышал. Но там, вроде как, ничего серьёзного и благодаря вмешательству Героев всё обошлось.
     Признаться, Кирилл не придал этой новости большого значения, ибо подобными сюжетами москвичей не удивишь, порой в Столице случаются истории и позабористей. Так что он привычно пропустил очередной сюжет об очередной небольшой победе Добра над Злом мимо своего сознания. Он и вспомнил то сейчас об этом только потому, что данная битва сверхов с Извергами произошла на территории какой-то там психушки, что несколько выбивалось из общей картины.
     — Так и есть, — кивнул хозяин квартиры, — но самое интересное заключается не столько в самом факте нападения, сколько в личностях подоспевших на помощь Героев.
     — Ну ты прямо заинтриговал, Никифор Иваныч, свежее пополнение Ассоциации спешит себя зарекомендовать? Или из наших кто отличился?
     — Оба раза — нет! Погоди-ка, я сейчас.
     Старик поднялся с табуретки и вышел из кухни, чтобы минуту спустя вернуться с раскрытым и работающим ноутбуком. Кирилл поспешно освободил место на столе под комп, сдвинув в сторону пару чашек и блюдо, ранее наполненное бутербродами.
     — Вот, смотри! — Разместив ноут, он включил видео на заранее открытой страничке, являющееся записью утреннего выпуска новостей с одного из центральных городских телеканалов. — Так, где оно тут?..
     — Давай лучше сначала посмотрим, — предложил Кирилл.
     Сперва строгого вида телеведущая озвучила уже известную ему информацию о том, что нападение Извергов на «Психиатрическую клинику имени Базаева Л. С.» было остановлено силами отряда предположительно Диких Героев. Видеоряд на экране представлял собой запись с телефона крайне низкого качества, сделанную, по-видимому, через окно одного из корпусов психушки. Также картинка усугублялась ещё и тем, что происходило всё уже в сумерках. Лучше всего были различимы силуэты в больничных пижамах, беспорядочно носящиеся по скверику и внутреннему двору. Изверги, в большинстве своём, практически не выделялись на общем фоне.
     Герои же… на записи невозможно было разобрать не только детали костюмов, но и сколько их вообще было. С уверенностью Кирилл мог сказать только то, что один из них носил какую-то блестящую маску, которая постоянно бликовала, второй — высокий человек в тёмном балахоне — имел в своём арсенале довольно эффектные атаки, время от времени кидаясь какими-то зеленоватыми искорками, а третья…
     — Это же!.. — Поражённо пробормотал он, осенённый внезапной догадкой.
     — Думаю, тут ты немного ошибаешься, — покачал головой старик, ставя видео на паузу так, чтобы на нём остался виден нечёткий светлый силуэт, от которого исходила снежная волна, окрашивающая как траву, так и попавших под неё врагов белым. Последние при попадании становились медлительными и их было несложно поразить уже чем-то более убойным. — Смотри, здесь способность как будто раздаётся вширь, в то время как силы Вьюги куда более… сфокусированы, да и промораживают глубже и эффективнее.
     — Если прикинуть, — Кирилл вгляделся в экран, — то Вьюга должна быть повыше. К тому же, эта штука, — он тыкнул в привлёкшую его внимание деталь пальцем, — похожа на юбку, причём довольно пышную. Она бы никогда не стала надевать чего-то подобного. Но раз тут не она, чем нам это поможет?
     — Возможно, это кто-то, кто с ней знаком, — пожал плечами старик и поспешил развить свою мысль прежде, чем гость успел возразить: — Ты же знаешь, что сверхи-родственники очень часто имеют схожие силы?
     — Стихийные сверхспособности — одни из самых распространённых, — покачал головой Кирилл. — Так что это может быть простым совпадением.
     — И много ты знаешь сверхов, что, подобно Вьюге, могут вот так вот замораживать? — Никифор Иванович махнул рукой в сторону экрана.
     — Ну, вообще-то…
     — В Москве, я имею ввиду, — уточнил он. — Я вот только нашу девочку с ходу припомнить и могу. А тут — стоило ей внезапно исчезнуть, появляется человек со схожими способностями. Совпадение, говоришь? Не думаю!
     — Дед, ты уже за соломинку хватаешься, — ответил Кирилл, несколько поражённый напором старика.
     — Я готов за что угодно ухватиться, лишь бы понять, что произошло с Вьюгой! И от вас, бездельников, я ожидаю того же! В конце концов, Вьюга — одна из нас!
     — Так-то оно так, — сказал Кирилл, отводя взгляд, — но многие считают, что она просто уехала. Ты же её знаешь, она не любила о себе распространяться, однако, если судить по её немногочисленным рассказам, она… легка на подъём.
     — В таком случае, она бы нас предупредила, а не пропала без следа! — Продолжил стоять на своём Никифор Иванович. — К тому же… — он внезапно осёкся, будто чуть было не ляпнул что-то лишнее, — впрочем, это не важно. Я уже много лет кручусь во всём этом, Кирюша, и можешь мне поверить, просто так довольно сильные сверхи не исчезают. А если и исчезают, то скоро проявляют себя в другом месте, чего с Вьюгой пока не произошло, хотя времени уже прошло прилично.
     — То есть нам сейчас необходимо выйти на девушку с похожими способностями в надежде, сколь бы призрачной она не была, что она сможет нам помочь, — подвёл итог Кирилл.
     — На самом деле — не только ради этого. Рассматривай данную ситуацию более комплексно. Вот, смотри дальше, — щелчок клавиши, и ролик продолжился.
     Теперь в репортаже показывали последствия минувшего сражения — перепаханную неизвестной сверхсилой землю, раскуроченные оградки и вздыбленный асфальт дорожек, а также мёртвые тела самых разнообразных, пусть и не особо опасных, тварей. Здесь Кирилл обратил особое внимание на те трупы монстров, что были покрыты лёгкой изморозью. Впрочем, и остальные вызывали немалый интерес: одни были сильно изувеченными, с переломанными костями, у других имелись заметные подпалины, видимо от тех самых искр. Нередко одно накладывалось на другое. Также он заметил несколько тел, по которым невозможно было определить, что конкретно их убило, потому как с виду они выглядели абсолютно целыми.
     В конце репортажа было интервью с непосредственными участниками и очевидцами произошедшего, в котором главврач больницы и лейтенант милиции, командовавший прибывшим на место происшествия нарядом, рассказали о случившемся, не забыв поблагодарить ранее нигде не светившихся Диких Героев, что было отмечено отдельно. Даже команду Героев Ассоциации показали, которая припозднилась и не успела принять активного участия в истреблении Извергов. Особо довольными те не выглядели — ещё бы, если их обошли какие-то Дикие! — однако же от резких высказываний воздержались, ограничившись скупой похвалой расторопности неизвестных Героев. В принципе, они вообще могли бы воздержаться от комментариев, однако же, какой масовец откажется от того, чтобы лишний раз засветиться в новостях?
     — Также хочу обратить ваше внимание, — проникновенно произнёс Электрогастат, как гласила надпись внизу экрана, — что настоящим Героям нет нужды скрываться в тенях, подобно подпольщикам или кому похуже. Наоборот, открытость — наше сильнейшее оружие! И если бы эти, как и многие другие так называемые Дикие Герои не боялись выйти из тени, наш город стал бы намного более безопасным местом! Местом, где ты знаешь, что за маской скрывается реальный Герой, а не запутавшаяся личность, не способная отличить…
     — Дальше там сплошная масовская пропаганда, — скривился старик, останавливая ролик.
     — Ну и имечко он себе выбрал, — насмешливо хмыкнул Кирилл, — звучит, как диагноз.
     — Чтобы ты знал, неуч, гастаты — это древнеримские копейщики, — не поддержал его Никифор Иванович. — В любом случае, не отвлекайся на ерунду, лучше скажи, ты понял, к чему я тебе это показал?
     — Не только девушка привлекла твоё внимание, да? Среди этих Диких имеются обладатели весьма интересных способностей.
     — Именно! И что-то мне подсказывает, что они пока ещё ни к кому не присоединились, иначе бы мы о них уже знали.
     — Значит, следует привлечь их на свою сторону, пока их не переманили к себе другие.
     — Вот-вот, этим и займитесь. Поработайте, для разнообразия, вместо того, чтобы целыми днями дурью маяться, — снова включил режим ворчливого старика Никифор Иванович. — Не знаю, как всё сложится, но хотя бы выйти на контакт с этой ледяной девочкой мы обязаны. Так что, хоть землю носом ройте, но результат чтобы был!
     — Сделаем, — подобравшись уверенно пообещал Кирилл.
     — Смотрите мне там! — Погрозил ему пальцем старик. — Узнаю, что филоните, я вам устрою!
     Возможно, со стороны это выглядело несколько комично и предельно буднично, однако же Кирилл знал, что когда Никифор Иванович становится серьёзен, его мнением, советами, либо же и вовсе прямыми приказами лучше не пренебрегать, а то ведь он и впрямь вполне может «устроить». Один из старейших сверхов Союза пусть и не обладал ультимативными и всесокрушающими способностями, зато за годы своей жизни отточил до предела то, что имел. Попасть ему под горячую руку желающих не было, так что Кирилл уже знал, кого именно стоит подключить к порученному делу, ибо кое-кто в последнее время совсем обленился, но при этом вечно жалуется на недостаток работы по профилю. Вот пусть теперь и отдувается, а начнёт возмущаться, так с таким стимулом, как недовольный Никифор Иванович, не забалуешь!
     — Сделаем в лучшем виде!
* * *
     К сожалению, утро выдалось уже не столь радужным, как минувшая ночь, проведённая в объятиях любимой девушки. Да и с чего бы, ведь это было утро очередного рабочего дня, когда нужно рано вставать, потом добираться на метро до работы и далее по списку. Но сегодня к этому уравнению добавилась ещё одна переменная, сумевшая вогнать меня в уныние до того момента, как я в очередной раз оказался со всех сторон сдавленным незнакомыми людьми посреди забитого вагона. Утренний выпуск новостей.
     Как оказалось, мои вчерашние похождения не остались незамеченными и сегодня я имел сомнительное удовольствие наблюдать за произошедшими прошлым вечером событиями со стороны. И пусть качество видео оставляло желать лучшего, это вполне можно было считать своим — хотя, скорее уж нашим общим с Теневыми Мистиками — дебютом на геройской арене столицы. Да, здесь я — лишь силуэт в плаще с капюшоном, разбрасывающийся спецэффектами, к тому же не особо выделяюсь на фоне остальной «команды», разве что только ростом. В любом случае, не сам по себе, но — один из многих. И сейчас это даже удобно.
     Тем не менее, если продолжится в том же духе, вскоре обо мне узнают куда больше, чем я сам готов показать. Всё же не стоит расслабляться и забывать, что отныне мне предстоит действовать не в Закрытой Зоне, где на случайного наблюдателя можно наткнуться лишь если ты сам его ищешь, а в переполненном мегаполисе, где на каждом углу с десяток зевак с телефонами. Конечно, Полог мне в помощь, но продолжать постоянно отыгрывать молчаливого невидимку — уже не вариант. Нужно заново составлять образ и определиться с умениями, которые вполне можно демонстрировать без опаски.
     К ним с ходу стоит отнести те, которые не вызывают ассоциаций с пока ещё живущим в людской памяти Ветроловом — как, к примеру, тот же Полог, Скачок, да возможность видеть всякое — и которые не влекут за собой масштабных разрушении. Подобный козырь в обязательном порядке должен храниться исключительно в рукаве, дожидаясь того прискорбного момента, когда он всё же может пригодиться. Конечно, с одной стороны, понятно, что мало кто рискнёт с тобой связываться зная, что ты способен одной атакой снести многоэтажку. С другой же — это обязательно привлечёт ко мне внимание всяческих неприятных личностей. Так что «осторожность» — мой девиз на ближайшее время.
     Помимо того, что показали нас, я так же узнал и некоторые неизвестные мне подробности минувшего вечера. В частности, главврач клиники официально заявил, что Изверги появились буквально из ниоткуда, во время вечерней прогулки пациентов на свежем воздухе. Вот только верить этому дядьке я не стал бы хотя бы потому, что именно его искажённый образ я видел на изнанке Искажения. Та же долговязая фигура, то же вытянутое лицо, тот же крючковатый нос… и этот его равнодушный взгляд также никуда не делся, пусть и не пробирал до костей, как у его гротескного двойника.
     Очень подозрительный тип. Впрочем, звучал он обстоятельно и врал правдоподобно, старательно искажая факты относительно пребывания приличного числа психов вне здания. Под конец даже поблагодарил за помощь неизвестных Героев, не забыв добавить, что только благодаря нам удалось избежать жертв среди пациентов и персонала. Было бы совсем хорошо, если бы это не наши действия внутри Искажения стали причиной возникновения данной ситуации. Почему-то мне подумалось, что если мои новые знакомые также смотрят новости, то, узнав об отсутствии убитых, они наверняка облегчённо выдохнули.
     Стать косвенной причиной смерти человека — это совсем не то же самое, что и осознанно убить кого-то собственными руками. Но, без сомнения, также непросто. Особенно для распираемых гормонами, дурью в башке и неистощимой жаждой действия, подростков. Сам таким не так давно был, только с помощью регулярных медитаций и держал себя в определённых рамках. Ну и Агариных, до кучи, притормаживал. А потом им невероятно повезло — и это без малейшей иронии, пусть Тёмка со мной в этом вопросе категорически не согласен — обучаться у такого человека, как Мордобоец, который, что называется, набил кулак на сдерживании разрушительных, а иной раз и саморазрушительных, порывов юных сверхов.
     Интервью с напавшим на нас Героем, у которого оказалось довольно хитровыдуманное имя, не открыло мне ничего нового, разве что подтвердило Анькино предположение насчёт того, что они попросту замяли произошедшее.
     — Лично незнакома, но пару раз вроде бы видела, — заметила так же с любопытством смотревшая репортаж Аня. — Кажется, четвёртый или пятый ранг, но я могу ошибаться. Приглядеть за ним?
     — Зачем? — Пожал плечами я. — Если он и начнёт обдумывать планы страшной мести, то вряд ли станет делиться ими где-нибудь в общей столовой со всеми желающими.
     — Как знаешь, — покладисто отозвалась она.
     Слишком покладисто, я бы даже сказал. Подозрительно покладисто.
     — Ань?
     — Да-да?
     — Это было всего лишь недоразумение.
     — Конечно, — легко согласилась она.
     — Я не пострадал, да и не мог пострадать, ты же знаешь.
     — Разумеется, — покивала она.
     — Это не стоит того, чтобы… — я осёкся, взглянув на её будто сверкающее энтузиазмом личико, и выдохнул: — ты, главное, не подставляйся ладно? Сама понимаешь, былая репутация здесь мало что значит, а потому не стоит начинать работу на новом месте с конфликта.
     — Несомненно! — Вновь согласилась со мной она. — Не переживай, Сев, я правда всё понимаю и буду осторожна, как… — она замолкла, подыскивая подходящее сравнение, — прямо как ты, короче!
     — Кхем!.. — Булькнул я, чуть не подавившись своим утренним кофе. — Боюсь ты переоцениваешь мою осторожность. Кажется, она атрофировалась ещё до моего рождения.
     — Ничего подобного, — улыбнулась она. — Иначе ты бы здесь не сидел.
     И ведь не поспоришь…
* * *
     Несмотря на неполный рабочий день и тот факт, что к серьёзным делам меня пока и на пушечный выстрел не подпускали, это вовсе не значило, что мне было легко. На самом деле, иной раз, взявшие надо мной шефство старшие коллеги изматывали меня, как не каждая сессия до этого. Вот и сегодня я возвращался домой с кипящими мозгами. Имеется всё же у длительных поездок на метро и положительная сторона — это время можно потратить с пользой. Например, прикрыв глаза, немного помедитировать, благо на обратном пути уже не было такой давки, и я мог спокойно пристроится где-нибудь в уголке, либо и вовсе занять сидячее место.
     На своей станции я вышел уже с относительно свежей головой и, прежде чем двигать домой, посетил ряд магазинов — следовало закупиться продуктами. Северов не обманул и мне действительно выплачивали жалование, причём это были вполне приличные деньги, на которые, не особо шикуя, конечно, можно нормально жить. Впрочем, с Анькиным окладом в Ассоциации моя зарплата не шла ни в какое сравнение, что меня несколько удручало.
     Тем не менее, некий собственный капиталец у меня всё же имелся и основу его я заложил ещё пять лет назад, сдавая Сидоровичу хабар. Жаль лавочка прикрылась, иначе я тем или иным образом нашёл бы способ сбыть свои более поздние трофеи. Разумеется, в Москве просто обязано было существовать какое-то своё подобие нашего Чёрного Рынка, так после Чистки и не сформировавшегося в едином торговом пространстве заново.
     Впрочем, лезть туда мне откровенно рано, хотя, что предложить — имеется. Не всё собранное за эти пять лет пошло на материалы для артефактов. Разумеется, большая часть трофеев хранилась сейчас в моём тайнике, обустроенном прямо в Зоне, причём в одном из наиболее опасных секторов. С собой же я прихватил лишь самое малогабаритное и самое ценное, что удалось набить в небольшой, исписанный рунами привязки деревянный пенальчик, надёжно скрывающий содержимое на энергетическом уровне.
     Всё-таки, я ещё не окончательно спятил, чтобы в открытую возить с собой нечто подобное, ибо за контрабанду «материалов иномирового происхождения» Уголовным Кодексом предусмотрен реальный срок. Багаж пассажиров же, обычно проверяется специальными сканерами наподобие металлоискателей. Для перестраховки мне даже над своим костюмом, в котором не так уж и много подобных элементов, пришлось изрядно поработать, чтобы спокойно его провезти.
     В любом случае, остро вопрос денег перед нами не стоял, а на небольшой косметический ремонт нам вполне хватит и имеющихся средств. Анну снаряжением обеспечивает МАС, а меня — я сам, так что дополнительные траты с этой стороны также как-то не планировались. Во всяком случае, пока, ведь геройская доля непредсказуема и полна разнообразными форс-мажорными обстоятельствами. В общем, пенал с хабаром я спрятал практически сразу же по прибытии, причём подальше от дома в расположенном неподалёку парке. Натурально зарыл клад, ага. И серьёзно постарался, в том числе и использовав магию, чтобы никто кроме меня его не то, что не достал, но и не нашёл случайно. Да уж, подобные вещи в доме лучше не хранить, так что я лишь облегчённо выдохнул, «избавившись» наконец от своего ценного груза.
     Таща в обеих руках набитые продуктами пакеты из супермаркета, я невольно застыл, когда завернул в свой двор. Мда, ещё никогда Штирлиц не был так близок к провалу. Меня спалили, показали мне всю мою несостоятельность, как конспиратора, цинично ткнули носом в собственную некомпетентность. И кто?!
     На скамейке напротив моего подъезда устроился чрезвычайно подозрительный субъект. Худосочный патлатый паренёк лет пятнадцати в узких потёртых джинсах, чёрной футболке с изображением какой-то незнакомой музыкальной группы на груди и с обычным школьным рюкзаком, лежащим рядом. Я бы прошёл мимо него и не заметил… если бы он не светился, словно маяк в ночи, узором сверхспособностей. Знакомым мне со вчерашнего дня узором.
     Вот ведь долбанные читеры! Ты корячишься на протяжении многих лет, если не жизней, чтобы хоть что-то из себя представлять. Медитируешь, тренируешься, пачками валишь разнообразных тварей, при этом стараясь сохранить тайну личности, и что в итоге? Появляется какой-то пацан, которому его силы предположительно дают безлимитное подключение к инфополю планеты, и палит всю контору! Как будто одной Шоу мне мало!
     Так, выдохнуть, успокоиться, погрузиться в транс и спокойно пройти к подъезду, ибо он меня вроде как пока не заметил. Не знаю, какие образы ему пришли, но вполне возможно, что это было лишь конкретное место, где можно найти нужного человека, а не сам человек. Так что есть смысл попробовать проскочить. Если же он меня узнает, то… так или иначе это произойдёт в любом случае. И, возможно, в куда более неподходящий момент.
     — Помочь? — Прозвучал со спины знакомый голос, когда я, нагруженный пакетами, притормозил возле закрытой двери. Не пронесло.
     Вздохнув, я обернулся через плечо и бегло оглядел Провидца без своего геройского костюма вблизи. Если бы кто попросил охарактеризовать его внешний вид одним словом, то это было бы слово «обычный». Совершенно обычный подросток мало чем отличающийся от своих сверстников, наводнивших городские улицы в последние дни летних каникул.
     — Это было бы очень любезно с твоей стороны, — кивнул я, отступая на шаг и позволяя ему отворить передо мной дверь.
     — Мы могли бы поговорить? — Спросил он, когда я проходил мимо.
     — Спущусь через пару минут, — ответил я, скрываясь внутри подъезда.
* * *
     На то, чтобы закинуть продукты в холодильник и переодеться у меня ушло чуть больше времени, чем озвученная пара минут. Нет, ну не в деловом же костюме мне здесь прогуливаться? Так что я с чистой совестью его снял и повесил обратно в шкаф, одевшись в джинсы, светлую рубашку с короткими рукавами, да накинув сверху лёгкую замшевую куртку. Спустившись вниз, я нашёл взглядом вернувшегося на скамейку Провидца, кивнул ему и пошёл к выходу со двора. Тот, подхватив рюкзак, быстро меня нагнал.
     Он собирался сходу что-то сказать, но я коротко бросил ему «не здесь», после чего ускорил шаг. Вавиловский пруд служил излюбленным местом отдыха, наверное, для доброй трети жителей района. Весьма обширная такая лужа, скованная бетонными берегами, вокруг которой были установлены скамейки, проложены пешеходные дорожки и выращены яркие клумбы. Здесь постоянно катались на велосипедах, выгуливали детей и собак, рыбачили, кормили уток, при благоприятной погоде — даже загорали.
     Сейчас же, в самый разгар рабочего дня, тут было достаточно спокойно. Я устроился на скамейке под раскидистым деревом — в тени которого оказалось особенно приятно — с живописным видом на прудик. Рядом, на самый край скамейки примостился Провидец, устроив рюкзак у себя на коленях. Я молча рассматривал слегка колышущуюся, исходящую сотнями бликов от солнечных лучей водную гладь, предоставив ему право первым начать разговор. Ведь не для того же, чтобы просто познакомиться он на меня вышел?
     — Михаил, — для начала представился Провидец, неловко ёрзая на месте.
     — Севастьян, — ответил я, протянув ему руку, — но лучше просто Сев.
     Немного доброжелательности не помешает, особенно когда человек, знающий о моём предыдущем образе и вышедший на мою гражданскую личность, нервничает настолько, что это заметно невооружённым взглядом. «Что я тут делаю?», «Зачем мне это?», «Куда я полез?» — примерно такие мысли буквально читались на его лице. Неуверенность, нерешительность, а также сомнение в собственных силах и поступках — не самые подходящие качества для человека, что надел костюм и считает себя Героем. Но ведь это только то, что лежит на поверхности. Неправильно судить о ком-то лишь по первым впечатлениям.
     — Очень приятно! — Ответил на рукопожатие он.
     Хватка его оказалась на удивление крепкой, не слишком вяжущейся с его малость дистрофичным телосложением.
     — Итак, я тебя слушаю.
     — Мы… я… — он запнулся, закусив губу.
     Какое-то время он молчал, после чего поудобнее устроился на скамейке, устремив взгляд куда-то вдаль. Не скажу, что напряжение полностью его покинуло, но всё-таки немного расслабиться у него получилось.
     — Сегодня утром по телевизору сказали, что мы — Герои, — произнёс он, причём явно не то, что собирался изначально.
     — Ты с этим не согласен? — Краем глаза покосился на него я.
     — Нет, — мотнул головой он, — пока — нет.
     — Самокритично, — заметил я.
     — Против правды не попрёшь. Вчера ты всё правильно сказал, мы многого не знаем и не понимаем. Вот только, — он развернулся ко мне, и взгляд его был ясен и твёрд, — мы одели костюмы совсем не ради развлечения.
     Что-то мне подсказывает, что сейчас я узнаю ради чего.
     — Это всё Ромка, мой лучший друг. Именно он основал Теневых Мистиков и стал нашим лидером. До этого мы с ним, как я уже упоминал, какое-то время состояли в Анархистах, и, наверное, нам не стоило изначально с ними связываться. Именно после этого Ромка и загорелся идеей собрать собственную команду.
     Ага, с блэкджэком и… кхм… девицами лёгкого поведения.
     — Ну, знаешь, своя команда, свои правила, свой геройский путь и всё такое. В принципе, только найти людей, да объединить нас он и успел. Не без моей помощи, если ты понимаешь о чём я.
     Я понимал, а потому мне не осталось ничего, кроме как кивнуть. Как я уже говорил: долбанный читер!
     — Мы с Раздором в одном дворе живём, с детства знакомы. А Флер учится в нашей школе, в параллельном классе.
     — Как кучно в Москве сверхи понатыканы, — хмыкнул я.
     — А чего ещё ожидать, когда народ сюда со всей страны валит, будто намазано чем? — Поддел меня он. — В любом случае, Ромка успел нам только название придумать, прежде чем с ним случилось… честно говоря, я понятия не имею, что именно с ним произошло, но из-за этого он лишился своих сил.
     — Как так? — пришлось проявить немалую выдержку, чтобы воздержаться от неуместных восклицаний и не подскочить на месте, будучи ошарашенным таким внезапным поворотом.
     — А вот так, — мрачно выдохнул Михаил. — Он хотел найти для нас что-то типа базы или убежища, где мы могли бы собираться вместе и тренироваться использовать свои способности. Из-за этого он постоянно лазил по разным сомнительным местам. Так его и нашли под вечер, валяющимся без сознания возле одной из заброшек. Отвезли в больницу, там сказали, что с ним всё в порядке, да вот только сам он прекрасно знал, что ничего не в порядке. Он рассказывал, что сразу, как только очнулся, почувствовал это. Будто от его тела оторвали кусок. И совершенно не помнил, как это произошло, вообще тот вечер не помнил.
     — Он ощущал физическую боль? — Тут же уточнил я.
     — Скорее уж — метафизическую, — покачал головой Провидец, — он не любил об этом говорить, упоминал лишь, что чувство утраты было нестерпимым, будто бы он лишился зрения или слуха. Чем дальше, тем отстранённей он становился. Спустя несколько недель, прямо перед летними каникулами…
     Он замолк, вновь уставившись на сверкающую поверхность воды. Я не стал его торопить, пусть и догадывался, что именно произошло. Подросток с наверняка травмированной энергетикой и аурой, из-за чего постоянно пребывающий депресняке и считающий себя неполноценным, особенно в сравнении со своими друзьями-сверхами… иначе чем самоубийством, без своевременной помощи компетентного психолога, это закончится не могло.
     — Он наглотался таблеток и… заснул, — чуть дрожащим голосом продолжил, наконец, Михаил. — Утром рядом с ним нашли записку, в которой он в общих чертах расписал все свои страдания, указав причиной неразделённую любовь. Я её читал — прямо мороз по коже. Но, тем не менее, даже так Ромка прикрыл нас от лишних подозрений. Мне он тоже прислал прощальное письмо с компьютера в интернет-кафе. Перестраховывался, думал, что следаки его ноут с телефоном перероют.
     Предусмотрительный парень. Был.
     — В общем, нам он желал не сдаваться, идти за мечтой, стать такими Героями, которыми он мог бы гордиться, найти собственный путь и всё такое.
     — Значит это и есть главная движущая сила Теневых Мистиков? — Спросил я.
     — Скорее скрепляющий нас вместе цемент. Да и то — лишь поначалу, — покачал головой Михаил. — Я был в той самой заброшке, и там я впервые провалился на изнанку. Несколько часов бродил по безжизненным и бесконечным развалинам под фиолетовым небом, пока каким-то чудом не вывалился в реальность. Хотел показать это ребятам, но, когда мы туда выбрались несколько дней спустя, нашли лишь заваленный обломками пустырь. Там уже бульдозеры вовсю копались, расчищали место.
     — И чем ты там таким на изнанке занимался, что аж дом снесло?
     — В основном пытался окончательно не впасть в панику и отыскать выход, — не поддержал шутки Провидец. — И смотрел видения, разумеется, там они почему-то наиболее чёткие и понятные.
     — Как то, в котором ты узнал обо мне? — Припомнил я.
     — Именно, — подтвердил он.
     — А в первом Искажении, значит, ты увидел что-то, что позволило вам выйти на Метель, не так ли? Ну, чего ты вылупился, это же элементарно. Вряд ли вы бы наткнулись на человека с похожей проблемой случайно. Ты вроде как упоминал, что у неё с сестрой что-то подобное приключилось.
     — Со сводной сестрой, — уточнил он. — Да, она лишилась своих сверхспособностей и тоже не помнила где и как, так что место, где это могло произойти, я даже проверить не смог.
     — И она… — я замялся, однако Михаил меня понял, покачав патлатой головой.
     — Нет, она жива, всё-таки уже взрослая и сильная духом. Во всяком случае, так уверяет Метель.
     — Отлично, было бы неплохо с ней пообщаться, — задумчиво пробормотал я.
     На самом деле же, мне было скорее более интересно взглянуть на неё Магическим Зрением, посмотреть, что произошло с её Астральным телом, аурой и тем, что осталось от узора её способностей.
     — Метель сказала, что она уехала из Москвы сразу же, как только это случилось, вернулась в родной город. Вроде как не смогла найти в себе силы и далее вращаться в сверхсообществе, всё же здесь слишком многое на него завязано.
     Вот только я этого как-то не заметил. Должно быть смотрел неправильно. Или не в ту сторону. В любом случае…
     — Значит Метель именно из-за этого тогда взбесилась? Хотела во чтобы то ни стало выяснить, что произошло с её сестрой?
     — Да, — кивнул Михаил. — Но основная наша цель не просто узнать, но и попытаться это, чем бы оно ни было, остановить. Мы не хотим, чтобы подобное происходило с людьми и дальше. До вчерашнего дня я считал, что именно в этом и заключается предназначение Теневых Мистиков.
     — То есть, теперь ты своё мнение изменил?
     — Нас назвали Героями, хоть по факту мы ими не являемся, — он опустил голову так, что нависающие чёрные пряди скрыли его лицо. — Сейчас мы кто угодно, только не Герои. Каким бы путём мы не шли до этого, но он завёл нас куда-то не туда. Мы заблудились. И застряли. Сконцентрировались на основной задаче, не просто забыв, а натурально наплевав на всё остальное. Это… неправильно.
     Какое-то время мы просто сидели молча. Если бы у меня имелась дурная привычка травить себя табаком, то сейчас был бы идеальный момент, чтобы закурить сигаретку, чтобы хоть чем-то заполнить возникшую паузу.
     — Считаешь, что мне известно верное направление? — Наконец спросил я.
     — Я ознакомился с тем, что о тебе пишут. Верное или нет, но направление, которое ты считаешь правильным, тебе точно известно, — Михаил поднял на меня взгляд. — Я больше не хочу всего лишь казаться Героем, я хочу стать им.
     — А остальные?
     — Они… близки к просветлению, насколько это вообще возможно, — скороговоркой выдал он.
     — Другими словами, ты решил за всех сам, — усмехнулся я, — в таком случае могу тебя поздравить с твоим первым серьёзным решением в качестве лидера. Вот только я тут человек посторонний и подрабатывать паровозиком, тащащим вас за собой на прицепе, особого желания не имею. Что мне с того?
     — Мне кажется…
     Он крепко зажмурился и сосредоточился, сжав виски указательными пальцами. Лицо его перекосилось от напряжения, а на лбу проступила пульсирующая жилка. Сила Пророка в действии — очень любопытно. В Магическом Зрении я видел, как линии его сверхспособностей концентрируются и вращаются вокруг его головы, образуя нечто, напоминающее воронку смерча в миниатюре. Весьма необычное и в некотором смысле даже завораживающее зрелище, должен отметить. Продолжалось это совсем не долго, не прошло и полминуты, как он, облегчённо выдохнув, распахнул чуть покрасневшие глаза, обведя меня рассеянным взглядом.
     — Кажется, об этом ты и сам всё уже знаешь, — выдавил из себя слабую улыбку он. В целом же, было заметно, что подобное действо прилично его измотало.
     Не устану повторять, что сверхи — те ещё читеры. Если во время нашего с ним возможного сотрудничества он заглянет слишком далеко и докопается до моей истинной сути мироходца, мне придётся… поговорить с ним уже по-взрослому.

Глава 7

     — Ну что, готов? — Спросил я, краем глаза поглядывая на Провидца.
     — Готов, — не слишком-то уверенно кивнул он в ответ.
     — Так не пойдёт, — покачал головой я, — если уж ты собрался…
     — Я готов! — На этот раз он выглядел решительнее, вот это уже куда более подходящий настрой для предстоящего ему дела.
     — Отлично, — я похлопал его по плечу, — иди! Главное помни, если они попытаются тебя прибить, я тебя вытащу, так что ни о чём не волнуйся.
     — Надеюсь, до этого не дойдёт, — сделав пару глубоких вдохов, будто собирается нырнуть в прорубь с головой, Провидец решительно шагнул вперёд, к дожидающимся его товарищам, которым предстоит услышать сегодня несколько важных новостей, что вряд ли их обрадуют.
     Во время нашего с ним недавнего разговора я не особо долго упрямился, прежде чем согласиться, как выразилась Анна, взять этих юных дарований под своё крыло. В конце концов, я и впрямь подумывал об этом после первого совместного с ними дела. Проявили они себя тогда… не слишком разумно, однако же это оказалось для меня скорее причиной впрячься, чем отказаться иметь с ними дальнейшие дела. Просто потому, что Теневые Мистики рискуют незатейливо посворачивать шеи по неопытности, и если бы только себе!
     Я был бы более спокоен на этот счёт, если бы знал, что они хотя бы попытаются найти альтернативу. К примеру, присоединятся к местным ОГГ, как обозначил Московские сообщества Диких Провидец. И он же вполне чётко дал понять, что связываться с ними ни у кого из команды особого желания нет. Было ли это обычным проявлением извечного подросткового протеста, либо у них имелись куда более серьёзные причины, я пока не знал, но, думаю, вскоре мне предстоит разобраться и в этом вопросе.
     В общем, я всё же согласился поднатаскать Теневых Мистиков до более-менее приемлемого уровня, когда я буду точно уверен, что они и сами не убьются и посторонних людей за собой не утянут. Причём на лидерские позиции я никоим образом не претендовал, иначе во всём этом не было бы никакого смысла. Как всем Мистикам в целом ещё только предстояло стать Героями, так и Провидцу нужно было учиться быть полноценным лидером команды, состоящей из совершенно разных сверхов, имеющих собственные закидоны. Уметь их организовывать, сплочать перед лицом опасности и давать укорот, когда это необходимо. Ведь тогда, на изнанке, именно его пассивное отношение к собственным обязанностям вполне могло привести к весьма печальным последствиям, не окажись меня рядом.
     Так что сейчас именно Провидец должен был объявить команде о своём решении подключить меня в качестве наставника. Да уж, с позапрошлой жизни никого особо не наставлял, надеюсь не растерял навык. Пусть в магическом мире я и не успел взять себе полноценного ученика, зато со всяческими практикантами-исследователями возился частенько.
     Вот уж кто настоящие лемминги-самоубийцы, после художеств которых действия Мистиков внутри Искажения можно считать чуть ли не эталоном разумности. И если я уж с ними вполне справлялся, то и четвёрка малолетних Героев не должна вызвать у меня особых затруднений. Да и наша не такая уж большая разница в возрасте поможет мне найти с Мистиками общий язык. К тому же, как минимум двое из них кажутся мне вполне спокойными и открытыми к плодотворному сотрудничеству. В общем, что может пойти не так?..
     Сходка Теневых Мистиков происходила в их типа убежище. Временном, как уверял меня Провидец. Всё-таки недостроенный жилой комплекс, расположенный неподалёку от памятной психбольницы — не самое удобное и безопасное место для подобных целей. Как оказалось, таких объектов хватает даже в Москве, особенно где-нибудь на окраинах. Не удивлюсь, если окажется, что имеются здесь имеются свои закрытые театры, пожарные части и всё в этом духе, использующееся Московскими ОГГ в качестве мест базирования.
     — Ну что, каков наш следующий шаг? — Спросил Раздор, после того как лидер вышел к команде и с приветствиями было покончено.
     — Прежде чем двигаться дальше, следует определиться, кем мы хотим быть, — произнёс Провидец.
     — В смысле? Мы ведь Герои, разве нет?
     — Пока ещё — нет, — покачал головой лидер.
     — Вот именно, — неожиданно поддержала его Метель. — На данный момент, вы — лишь горстка дилетантов.
     — С небольшой поправкой — ты тоже часть этой горстки, — повернулся к ней Провидец. — И ты это прекрасно знаешь. Я долго тянул с этим, но сейчас намерен поставить вопрос ребром — ты с нами, Метель? Ты никогда не скрывала причин, по которым решила к нам присоединиться, однако до этого момента оставалась будто бы в стороне от коллектива. После того, что произошло… я хочу быть уверен в каждом из вас.
     — А не много ли ты на себя берёшь? — Нехорошо прищурилась Снегурка.
     — Только то, что входит в мои обязанности, ведь и я собираюсь стать для нашей команды не просто лидером, но настоящей опорой. Не таким, каким был когда-то Ромка, но… лучше него. Таково моё желание, а теперь ваш черёд определиться. Мы вместе станем Героями, либо… останемся не пойми кем? Но в этом случае — уже по отдельности. Так что?
     Провидец поочерёдно обвёл взглядом каждого из своих товарищей. Его зеркальная маска выхватывала их личины из полумрака помещения.
     — Я с тобой! — Первой отозвалась Флер.
     — Да я, как бы, тоже, — хмыкнул Раздор, — как иначе то?
     Теперь троица будущих Героев выжидающе смотрела на Метель, которой под их взглядами было заметно неуютно.
     — Это всё, конечно, хорошо, но что с нашим делом? Я связалась с вами только из-за него!
     — Вот в этом-то и проблема. Я не собираюсь подставлять команду под удар, занимаясь тем, что нам пока не по силам. В тот раз нам повезло, но на одном лишь везении далеко не уедешь. Если мы для тебя не более, чем полезные инструменты, если ты готова рисковать не только своей, но и чужими жизнями ради собственных целей… в общем, тогда нам с тобой не по пути.
     — Значит так, да? Просто возьмёшь и отступишься? А вы? После всего этого нытья про вашего любимого Эквилибриста вы забьёте на это?
     — Никто не собирается ничего забывать и ни на что забивать, однако же Эквилибрист был бы первым, кто надавал бы нам по шапке за подобную самодеятельность, — вздохнул Провидец. — Он не был сторонником необдуманных действий.
     — Вот уж точно, — согласился с ним Раздор, машинально потерев шею, по которой, видимо, неоднократно прилетало.
     — Ну так как? Ты с нами или разбежимся сразу, чтобы не портить друг другу жизнь? В конце концов, ты ведь всегда можешь вернуться к Светочам.
     — Тебе прекрасно известно, что самой мне на изнанку не проникнуть, — мрачно отозвалась Метель. — Так что я в деле.
     — Это не совсем то, чего я ожидал, — признал Провидец, — но пусть так. Просто знай, что теперь мы постараемся вести себя умнее. Попытаемся обойтись без подобных авантюр, пока наших навыков недостаточно, чтобы справиться с последствиями.
     — И чем же нам тогда заниматься?
     — Учиться, — пожал плечами лидер.
     — Типа бегать по утрам, прыгать по вбитым в землю колышкам и приседать с мешком песка на плечах? — Опасливо поинтересовался Раздор.
     — Кто-то пересмотрел китайских боевиков, — констатировал я, выходя из-за полуразобранной стены к ребятам, которые — за исключением Провидца — дружно отпрянули в стороны. — Вас всего четверо, потому мне не составит труда гонять каждого из вас по индивидуальной программе. Но это касается лишь тренировок ваших сверхсил, куда более насущный вопрос — общее представление о том, чем должен заниматься и как себя должен вести Герой, чтобы не помереть и не оказаться в один не самый прекрасный момент по ту сторону закона.
     — Эй! Ты что здесь забыл?! — Возмущённо выкрикнул Раздор.
     Кажется, кто-то меня даже не слушал. Походу, это будет немного сложнее, чем я предполагал.
     — Я его позвал, — сообщил своей команде лидер. — Вчера Мастер вышел на меня, мы поговорили, и он согласился нам помочь.
     Мы с ним условились именно о такой трактовке событий. Единственным человеком, кто ранее в полной мере осознавал всю опасность — прежде всего для него самого — способностей Провидца, был его погибший друг Роман, он же — Эквилибрист. Он и впрямь оказался довольно осторожным парнем, так что крепко замотивировал Михаила скрывать некоторые из своих возможностей даже от товарищей. Исключительно для общего спокойствия. Ведь кому будет хорошо, если кто-то случайно ляпнет, что знает сверха, который вполне способен раскрыть чужую анонимность? Да за таким, без преувеличения, сокровищем начнут гоняться все, кому не лень. И не только для того, чтобы влить в свои ряды, кто-нибудь вполне может попытаться незатейливо его убрать.
     По словам самого Михаила, он раскрылся мне в качестве жеста доверия, давая против себя в прямом смысле убойный компроматец. «Секрет на секрет», — как он сказал, ибо и ему самому слишком многое обо мне известно. Вот он и показал себя, так сказать, во всей красе для установления наиболее доверительных отношений. Я в полной мере оценил этот жест, понимая, что сам — во всяком случае добровольно — вряд ли смог бы довериться незнакомому человеку.
     Хотя тут он скорее доверял своим способностям, благодаря которым узнал, что в подобных вопросах со мной шутить не стоит. Нет, убивать столь опасного секретоносителя я вряд ли бы стал. Однако же использовать Бреши, чтобы завязать его энергетику морским узлом, дабы отбить желание трепаться, либо же незатейливо спровоцировать потерю памяти, вполне мог бы. В общем, теперь мы примерно в равных условиях к нашему обоюдному — насколько странно бы это ни звучало — спокойствию.
     — Вот-вот, — поддерживая легенду, покивал я. — Решил подрессировать вас немного, исключительно по доброте душевной. Как говориться, мы в ответе за тех, кого приручили.
     — Нам не нужна помощь! — Воскликнула Метель, упрямо топнув обутой в тяжёлый ботинок ножкой. Со стороны это смотрелось весьма забавно, я даже расплылся в умилительной улыбке.
     — Да, я видел, насколько вам не нужна помощь, — хмыкнул в ответ, — только что-то конкретно ты не особо сопротивлялась, когда я встал между вами и жёлтым Извергом.
     — Провидец, — она оставила меня без внимания, обратившись напрямую к лидеру, — я понимаю твои мотивы… ну, по большей части, но это!.. — на меня был брошен выразительный взгляд. — Я пыталась пробить его по инету, и никто никакого «просто Мастера» не знает. Никто кроме нас! Он взялся не пойми откуда, причём в настолько подозрительном месте. Вдруг он не Герой, а самый натуральный Урод? Ты только взгляни на этот мрачный костюм!
     Это она моего прошлого не видела.
     — Возможно это он за всем и стоит?! Он пытается втереться к нам в доверие, чтобы… чтобы…
     — На будущее, Снегурка, — прервал я её и без того забуксовавшую мысль, — когда делишься с кем-то подозрениями, убедись, что объект этих самых подозрений тебя не слышит. Впрочем, вынужден согласиться с тем, что они вполне обоснованы. Вы, конечно, не обязаны верить мне на слово, однако же я далеко не новичок в геройских делах, разве что в Москву прибыл совсем недавно и с местными раскладами пока не знаком. Я и в родном городе старался особо не светиться и молча делал своё дело, так что неудивительно, что здесь обо мне не знают.
     — Всё равно подозрительно, — высказался Раздор, явно не горящий желанием особо напрягаться и от того лелеющий собственный скептицизм.
     — Я не спорю, сам бы с типом подобным мне связываться ни за что бы не стал, — усмехнулся я.
     — Ему можно верить, — попытался вернуть разговор в более конструктивное русло Провидец, авторитетно заявив: — я знаю.
     Как он мне поведал ранее, Раздор и Флер довольно серьёзно относились к его «предсказаниям», пусть и не считали их истиной в последней инстанции. И в данный момент их поведение в полной мере подтверждало данное утверждение. Впрочем, от Снегурки всё так же веяло сомнениями. Но это нормально, в среде Героев доверительные отношения строятся далеко не сразу. Они меня знают, они видели меня в деле, они получили от меня разнос. И этого вполне достаточно для начала, а уж дальше — посмотрим, как пойдёт.
     — Да, детишки, всё уже решено, контракты подписаны и обратной дороги нет, — покивал я. — Вы станете Героями, либо… нет, я не буду стращать вас смертью в процессе, но для многих сверхов остаться серой посредственностью, изначально имея неплохие задатки — намного хуже смерти. Не так давно вы выдержали бой против истинных врагов человечества. Вы пролили их кровь и, в целом, показали себя как командой, способной действовать вместе, так и одиночными бойцами, пусть умения следить за обстановкой вам пока не хватает. В любом случае, не обольщайтесь, со многими из тех тварей вполне способен справиться даже какой-нибудь пожилой сторож, вооружённый лишь старенькой двустволкой. Сейчас мы выйдем наружу, и я хочу, чтобы вы показали мне всё, на что способны.
     — Чё? — Уставился на меня Раздор. — В смысле?
     — В смысле: я вас немного попинаю, а вы постарайтесь чтобы это хотя бы со стороны выглядело не особо убого. Ты, — обратился я к Провидцу, — должен сплотить свою команду как тогда и попытаться дать мне отпор.
     — Понял, — кивнул он.
* * *
     Эта заброшенная стройка выглядела как то самое место по которому обожает лазить детвора в поисках острых ощущений. Как правило, ничем хорошим это не заканчивается и сломанные конечности зачастую являются наиболее благополучным исходом. К счастью, данная стройка была неплохо огорожена, и ограда эта со всех сторон пестрела предупреждающими надписями. Конечно всяческих маргиналов подобное никогда не останавливало, и следы их пребывания здесь имелись, причём в избытке — граффити на стенах, следы от костров, валяющиеся по углам пластиковые шприцы. Но сейчас никого лишнего, кто мог бы нам помешать, здесь не находилось, уж это-то я проверил с особой тщательностью.
     В любом случае Теневые Мистики, которым банально было негде больше приткнуться, терпели все неудобства, чтобы хотя бы иметь возможность просто переодеться в свои костюмы перед своими вылазками к обнаруженному ими Искажению. Ну и до кучи здесь вполне можно было потренироваться. Для этих целей отлично подходил фундамент одного из недостроенных корпусов с уже обустроенными подвальными помещениями, выше которых дело не сдвинулось. Не слишком удобно, зато полностью предотвращена вероятность, что на тебя упадёт потолок, если кто-нибудь разойдётся.
     Да уж, если подумать, то Победоградским сверхам реально повезло иметь под боком такой объект, как Закрытая Зона, где можно в полной мере реализовать себя, как Героя, никому, кроме Извергов, разумеется, особо не мешая. Ну ладно, пока сойдёт и это, а потом можно попытаться найти что-нибудь более приемлемое. В первую очередь стоит проверить Московские парки.
     — Начинаем! — Подождав, пока Провидец поделится с командой своими соображениями относительно предстоящего им боя, дал отмашку я.
     Теневые Мистики не стали переть напролом, наоборот — они тут же отступили, прячась от меня за бетонными перекрытиями. Разумная тактика, они ведь собственными глазами видели, как я раскидал трёх масовцев в одиночку, и решили не повторять чужих ошибок. Будь мы на открытой местности, у них не было бы иного выбора, но сейчас они предпочли реализовать те преимущества, что давало им поле боя. Не то, чтобы недостроенные — а где уже и частично разрушенные — стены были преградой для моего Магического Зрения, так что я прекрасно видел кто и где затаился. Тем не менее, я решил им немного подыграть. В конце концов, это всего лишь тренировка, а не настоящий поединок, так что следует хоть немного, но соответствовать уровню оппонентов. Просто чтобы не уничтожить всю их мотивацию слишком уж очевидным превосходством.
     Медленно, постоянно оборачиваясь, я начал обходить этот бетонно-кирпичный лабиринт, расположенный в огромном котловане. Дополнительными препятствиями служили также горы самого разнообразного мусора и разросшиеся чуть ли не до высоты человеческого роста сорняки. В одной из таких вот «клумб» притаился, судя по ауре, Раздор. Мне было интересно, что же придумал Провидец, так что я благополучно его «не заметил». Понятное дело, что это должно быть нечто вроде засады, однако…
     Из дверного проёма выскочила Метель, сходу задействуя силы и окатив меня волной промораживающего воздуха. Это не причинило мне никакого вреда, тут даже магия была не нужна, достаточно оказалось защиты, которую предоставлял костюм. Тем не менее, это был лишь отвлекающий манёвр, потому как тут же пространство для маневрирования оказалось ограничено завесами Флер. На сбитого с толку и стеснённого в действиях противника — меня то бишь — тут же налетел Раздор, послав в мою сторону нехилый такой импульс, прочертивший между нами борозду на бетонном полу и раскидавший во все стороны мусор и осколки бетона. Находящаяся прямо за мной стена треснула, а пространство вокруг тут же заволокло пылью.
     Кашляя и размахивая перед собой руками, Мистики выбежали из своих укрытий, пытаясь разглядеть, что со мной стало. Я же наблюдал за ними стоя на противоположной стене, куда благополучно упрыгал с помощью Поступи, незатейливо разминувшись с атакой Раздора. Может силы Флер и ограничили меня в передвижениях, но только лишь с боков — всего-то и потребовалось, что уйти вверх.
     — Где он? — Разобрал я голос Метели, так же скрывшейся в пыльном облаке.
     — Я ведь его не убил? — А вот это уже Раздор.
     — Если это получилось так просто, значит не так уж он был и крут, как хотел казаться, — ответила ему Снегурка. Какая добрая девочка!
     — Провидец, ты что-нибудь видишь? — Спросила Флер, так же пытающаяся разыскать противника. — Провидец?
     Провидец ничего не видел, он отдыхал, привалившись спиной к одной из стен. Не без моей помощи, разумеется. Быстрое сближение, воздействие на Брешь Покоя, и командир выбывает первым. Возможно он и предвидел нападение, вот только вовремя среагировать на него уже не смог. Да что там — он даже пикнуть не успел! Вот уж кому точно не помешает нарастить мышечной массы.
     — Провидец, ты где-е… — очередной зов Флер, отправившейся на поиски своего командира, превратился в звонкий пусть и быстро смолкший возглас, когда её в очередной раз настиг мой оглушающий электропульсар.
     — Что это было? — Тут же среагировал Раздор.
     Он уже выбрался из созданного им бардака, весь чумазый и пытающийся понять, что происходит.
     — Привет! — Произнёс я, зайдя ему за спину.
     Я ожидал, что он в очередной раз применит способность, однако вместо этого Раздор машинально отскочил в сторону, запнулся об вздыбленный после его атаки пол и шлёпнулся на пятую точку. Да, здесь мне предстоит много, очень много работы…
     Последняя оставшаяся в строю Героиня отступила, наморозив за собой ледяную корку на полу для затруднения преследования. Не то, чтобы ей сильно это помогло… Я появился прямо перед ней, и мы некоторое время помахали кулаками, прежде чем я одним не сильным, но точным ударом закончил эту небольшую тренировку. Ну, здесь определённо заметны хоть какие-то навыки. Вообще-то я рассчитывал, что она соединит их со своими способностями, но не дождавшись этого попросту прекратил бой.
     — Для первого раза — вполне неплохо, — объявил я, когда Теневые Мистики не без моей посильной помощи пришли в себя. — Молодцы, что додумались не переть в лоб. Однако после первой же комбинации всё ваше взаимодействие друг с другом будто улетучилось. Вы растерялись, что позволило мне выловить вас по одиночке. Обычно, когда Герои находятся на незнакомой местности и понятия не имеют, есть ли вокруг опасность, они уходят в глухую оборону, собираясь возле своего командира.
     Это была стандартная тактика масовцев, неоднократно наблюдал за подобным в пределах Зоны. Когда ты ждёшь нападения с абсолютно любой стороны — это довольно удобный ход, особенно при наличии сверха поддержки с соответствующими способностями. У Мистиков такой сверх был, на что я и поспешил указать:
     — Завеса Флер достаточно прочна, я лично успел в этом убедиться. Когда научитесь действовать из-под её прикрытия, большинство Извергов зелёного уровня, включая тех, что предпочитают охотиться стаями, будут вам не страшны. Как, впрочем, и некоторые жёлтые, но при столкновении с ними не всегда выходит отсидеться за защитой, так что лучше не мешкать.
     Далее я прошёлся по каждому из них по отдельности, озвучив то, что успел заметить на данный момент. Впрочем, всем им критически недоставало физической подготовки, что я так же не преминул им сообщить.
     — Я вам не физрук и не намерен гонять вас из-под палки, либо задавать нормативы. Однако вы должны понимать, что ваше выживание зависит от физического развития в той же степени, что и от умения правильно использовать сверхсилы. Если противник вдруг окажется вам не по зубам, вы должны быть в состоянии хотя бы убежать от него. А потому я надеюсь исключительно на ваше благоразумие и нежелание помереть молодыми и жду от вас того, что вы самостоятельно озаботитесь этим вопросом.
     — Значит, всё-таки бег по утрам, — кисло произнёс Раздор.
     — И, желательно, по вечерам. Извращаться по китайской методе я вас не призываю, однако же практически в каждом дворе есть спортплощадки с тренажёрами, да и в школе имеется всё, что нужно для гармоничного развития растущего организма. Ваши учителя физкультуры вполне могут помочь вам определить оптимальные нагрузки, не стесняйтесь к ним обращаться. Так что все возможности у вас есть, рекомендую ими не пренебрегать, если, конечно, вы не торопитесь стать кормом для Извергов.
     Раздор издал прямо-таки душераздирающий стон.
     — Не волнуйся, я за всем прослежу, — кивнул мне Провидец, похлопав своего товарища по плечу.
     — Не сомневаюсь, однако надеюсь, что вы и сами проникнитесь всей серьёзностью этого дела. И раз уж первое сентября уже на носу, то сразу же после начала занятий вы все дружно идёте записываться на курсы оказания первой помощи. Каждый из вас должен уметь обработать рану, либо наложить шину на перелом. И, конечно, иметь для этого всё необходимое, но комплектацией индивидуальных аптечек мы займёмся позже.
     — Я уже проходила эти курсы, — сообщила Метель и, когда на ней скрестились вопросительные взгляды товарищей, пояснила: — сестра настояла.
     — Не вижу у тебя аптечки, — заметил я.
     — Да где мне её носить? — Язвительно спросила она, разведя руки в стороны и крутанувшись вокруг собственной оси.
     — В нашем деле полумеры не работают, так что с этим мы ещё разберёмся, помимо аптечки у вас должен иметься необходимый минимум полезных предметов. Впрочем, об этом опять же позже. Помимо этого, пока вы ещё школьники, у вас есть отличная возможность записываться в клубы и секции. Возможно кто-то из вас уже где-нибудь записан?
     — Клуб рукоделия, — приподняв руку, будто ученица на уроке, сказала Флер.
     — А у меня настольный теннис, — добавил Провидец.
     — Готов поспорить, что ты в нём особенно хорош. Неплохой выбор, развивает координацию и скорость реакции, но, боюсь, этого может оказаться мало. Тебе бы записаться в какую-нибудь боевую секцию, где упор сделан на уворотах и контратаках. Карате, а в идеале — фехтование, всё-таки голыми руками без соответствующих сил против тварей сражаться не особо удобно.
     — Не уверен, что у нас в школе такое есть, — озадаченно пробормотал он.
     — Нет в школе, значит обязательно найдётся в Доме Культуры, либо ещё где. Проконсультируйся со своим классным руководителем, помогать с подобными вопросами его прямая обязанность. Теперь ты, Раздор, на твои силы идеально ляжет самый обыкновенный бокс.
     — Б-бокс?! — Кажется, он немного прифигел от подобного поворота.
     — Не заметил, чтобы ты воспроизводил свои импульсы чем-то, кроме рук, так что да — бокс. Совмещением его со способностями займёмся отдельно, а сейчас тебе следует хотя бы удары поставить. Поверь, после этого твой боевой потенциал возрастёт многократно, а главное — ты сможешь действовать куда более… аккуратно. Именно твоя атака лишила вас видимости, в боевой обстановке подобное может очень плохо закончиться. К тому же я заметил, что ты стараешься не использовать свои силы рядом с друзьями, боясь случайно им навредить, и правильно делаешь, однако даже это можно будет со временем исправить. Так что — определённо бокс!
     — Ну блин, так никакого свободного времени не останется, — проворчал тот.
     — Когда я только начинал, то был немногим старше вас — учился в выпускном классе. И, как видите, сейчас я не только кое-что умею, как Герой, но и окончил школу с весьма приличными оценками. При этом у меня было время чтобы расслабиться и погулять с друзьями. Провидец сказал, что вам ещё два года учиться, и это просто замечательно! У вас имеется возможность целых два года абсолютно бесплатно заниматься в самых разнообразных секциях, не упустите её! Снегурка, я заметил, что у тебя есть определённая подготовка, где-то занималась?
     — Нет, меня сестра кое-чему обучила, — мрачно ответила она.
     — Чтож, ты неплохо усвоила её уроки, но необходимо развиваться дальше. У тебя примерно такая же ситуация, что и у Раздора, только с твоими силами лучше выбрать что-то менее… прямолинейное. Возможно, какие-нибудь восточные единоборства. Свяжись с сестрой и спроси у неё…
     — Я бы не хотела без нужды её беспокоить, — прервала меня она.
     — Ну, в таком случае, — немного подумав, я решил лишний раз на неё не давить, потому как у неё с сестрой сейчас должно быть особенно непросто, — обратись к учителям, рассмотри возможности. Хоть что-то подходящее обязательно найдётся.
     — Извините, — вновь робко подняв руку, напомнила о себе Флер, — а что делать мне? Я совсем не умею драться.
     — Не волнуйся, для сверха поддержки это не столь критично, как для сверха атаки. На самом деле с твоими способностями тебе лучше всего сконцентрироваться на развитии абстрактного воображения. Живопись, скульптура. Впрочем, — я ненадолго задумался, вспоминая переплетения линий узора, что прослеживались в её завесах, — рукоделие говоришь? В смысле, вышивка?
     — Да, — кивнула девушка, — этот костюм я пошила сама.
     — Знаешь, думаю здесь не стоит ничего менять, — произнёс я, — это занятие тебе идеально подходит.
     Не знаю уж осознанно ли она применяла свои таланты при создании завес, однако похоже именно благодаря этому они и получались столь прочными. Лишь с помощью Магического Зрения и Астрального Клинка я смог прорваться через возведённую ей внутри Искажения преграду относительно быстро, ибо слишком уж хитро оказался перекручен узор. Не каждый день встречаешь сверха, который не просто на уровне интуиции способен заставить свои силы работать как надо, но благодаря чутью выжимает из них максимальный потенциал.
     Так что не стоит мне лезть немытыми лапами в механизм, который и без того отлично работает. Вдруг, смена деятельности повлияет на её восприятие слишком сильно, и Флер утратит над сверхсилами уже наработанный контроль? А так, глядишь, ещё усовершенствует что, натура-то у неё по ходу творческая.
     — Но, меж тем, тебе не стоит забывать и о физическом развитии, всё-таки непредвиденные ситуации, когда имеешь дело с Извергами или враждебными сверхами, случаются куда чаще, чем нам бы того хотелось. Тебе определённо не помешает что-нибудь для самообороны, но с этим мы определимся позже.
     Я смолк и обвёл взглядом своих подопечных. Слишком молодые, слишком неумелые, пока ещё они не вполне понимали на что подписались, одев свои костюмы. Но у каждого из них была мотивация, а значит — с этим уже можно работать и не бояться, что потрачу время впустую. Они ведь и впрямь стремятся стать Героями, сейчас мне это отлично заметно. Когда в начале Провидец задал им прямой вопрос, каждый из них был предельно серьёзен при ответе. Каждый точно знал, чего он хочет, а не тупо следовал стадному инстинкту. Даже Раздор сейчас жалуется скорее для приличия. Возможно, это часть его формирующегося образа.
     — Знаете, — произнёс я, понимая, что пора бы уже на сегодня закругляться, — мне кажется, что это начало долгого сотрудничества, но насколько плодотворным оно окажется зависит только от вас самих. Я не собираюсь тащить вас в Герои за уши, так что, если вы и впрямь уверены в своём выборе, ни один из моих советов не окажется проигнорирован. У вас ещё остались свободные деньки, и я рекомендую сходу начать втягиваться в рабочий режим. Возможно мы ещё с вами пересечёмся до конца каникул, это будет зависеть от того, сумею ли я подобрать для нас более походящее место, потому как сюда мы точно больше не вернёмся. Пока что держим связь через Провидца, если у кого-то возникнут какие-то вопросы, он даст мне знать. Ну а сейчас — все свободны.
* * *
     Я удалился, дав ребятам возможность переодеться в цивильное и обсудить всё в своём кругу. К счастью, они не стали особо рассусоливать и довольно быстро покинули это не слишком приятное место. Очень вовремя, потому как замеченная мной несколькими минутами ранее аномалия, до этого описывающая круги над соседними зданиями как раз переместилась к заброшенной стройке. Птица. Обычный городской голубь, вокруг которого буквально сиял узор чьей-то сверхспособности, причём так мощно, что привлёк моё внимание будучи ещё относительно далеко и заставив спешно закруглить наше общение.
     Я наблюдал за этим «дроном» естественного происхождения уже укрывшись под Пологом. Голубь покружил над огороженной территорией, кажется особое внимание уделив тому месту, где мы провели первую тренировку, после чего узор на нём рассеялся, и он полетел дальше, уже исключительно по собственным птичьим делам. Я же не спешил уходить, мне было интересно, кто заявится по этой «наводке».
     Их оказалось двое. Не считая собаки, ага. Причём, собаки-поводыря. Песочного цвета лабрадор вёл довольно молодого парня, возможно чуть старше меня, одетого в джинсы и чёрно-белую куртку-бомбер. Его глаза предсказуемо прикрывали тёмные очки, но я бы не сказал, что он испытывает хоть какие-то проблемы с ориентированием в пространстве. Ещё бы, ведь он предположительно использует органы чувств своего питомца — их соединял тот же узор, что до этого я видел на голубе.
     Слепого сопровождала высокая брюнетка с длинными собранными в косу волосами. По её кислому выражению лица можно было сделать вывод, что ей не нравится либо происходящее в принципе, либо спутник, либо она просто собак не любит. А может и всё вместе. В любом случае, эта колоритная парочка целенаправленно двигалась к стройке.
     Чтобы сюда пробраться Теневые Мистики без затей перелезали ограду с кучей предупреждающих об опасности табличек и надписей, я и вовсе преодолел её одним прыжком, а эти… они, как белые люди прошли через ворота. Правда для этого девушке пришлось голыми руками разорвать цепь, удерживающую створки и скреплённую навесным замком. И смотрелось это, должен отметить, довольно эффектно. Не часто встретишь представительницу слабого пола, которой достались увеличивающие физические показатели способности. Обычно подобным могли похвастать брутальные мужики, как тот же Бригадир.
     Парочка сразу же направилась к нашему импровизированному тренировочному полигону.
     — Вот, я же говорил, — с улыбкой произнёс слепой, довольно точно указав в сторону отлично видимых сверху разрушений, оставленных силами Раздора, — прямо как те отметины во дворе дурки. А я говорил, что не зря мы проверяем окрестности, вот — первые результаты!
     Ещё одна причина больше здесь не появляться — слишком близко от места, где мы засветились. Понятное дело, что готовиться к вылазке гораздо удобнее где-нибудь рядом, чтобы за неимением транспортного средства не слишком долго переть по московским улочкам прямо в костюме, но и об осторожности забывать не следовало.
     — Кажется я вижу корку льда на полу, и он пока не успел растаять, — заметила девушка, — эти Герои были здесь совсем недавно! Пусть твой пёс возьмёт след, возможно мы успеем их догнать!
     — Разве я не говорил, что Маркиз не служебная собака и он этого не умеет? Он служит мне глазами, а не носом!
     — Бесполезная псина! — Фыркнула девушка.
     Парень же присел на колено рядом со своим четвероногим другом, ласково потрепав его за ухом, на что тот ответил довольным поскуливанием.
     — Не обижайся, Марк, она не хотела тебя обидеть.
     — И вообще, если тебе нужны глаза, то таскал бы с собой что-то более компактное, например, хомяка.
     — Во-первых, хомяки близорукие, дальше метра практически ничего не видят, лишь размытые силуэты вокруг. А во-вторых — ты представляешь, как глупо это смотрится со стороны? Слепой чувак с хомяком в вытянутой руке! Так что лучше уж как все нормальные люди, пользоваться проверенными методами. К тому же я отлично лажу с собаками, я же говорил!
     — Избавь меня от этих подробностей, лучше скажи, что дальше делать будем?
     — Предлагаю продолжить мониторить округу, скорее всего они живут где-то рядом, иначе как они набрели на ту заварушку? Да и сюда они возможно ещё вернутся.
     — Вот ведь! — Раздосадовано воскликнула девушка, пнув обутой в кроссовок ногой осколок кирпича, который залетел аж на второй этаж ближайшей недостройки, устроив там разгром, о чём свидетельствовал изрядный грохот и вырвавшееся из оконного проёма облачко пыли.
     Мда, сила есть — ума не надо.
     — Я постоянно тебе говорю, будь сдержаннее, — укоризненно покачал головой слепой. — Не хотелось бы насторожить их внезапными разрушениями, а потом начинать заново.
     — Мы уже второй день по округе шляемся…
     — И не без результата, хочу сказать!
     — … сколько ещё это может продолжаться?
     — А я ведь им говорил, что ты для этого дела не подходишь, — вздохнул слепой.
     — Что-что ты там говорил? — Кинула на него пронзительный взгляд девушка.
     — В смысле… может мне попросить тебя кем-нибудь заменить?
     — Чтобы Дед меня потом своими нотациями задолбал? Не уж, спасибо!
     — Как скажешь. В таком случае — продолжим. Если они не успели далеко уйти, я смогу засечь их сверху.
     — Вряд ли они совсем дебилы, чтобы по улицам в костюмах бегать, — логично заметила девушка.
     — Ты, конечно, права, но лучше уж я проверю, чем потом буду докладывать, что не учёл этот момент. Мне лично тоже нарываться на Дедовы нотации не особо хочется.
     — Ладно уж, валяй, только побыстрее…
     Я наблюдал за данными персонажами с немалым интересом. Пусть без костюмов, но это определённо сверхи. Причём, скорее всего, тоже Дикие, так как девушка назвала нас именно Героями, что для масовцев, за редкими исключениями, не характерно. Только вот для чего они нас ищут? Если они принадлежат к какой-то ОГГ, то вариантов не так уж много. Скорее всего нами банально заинтересовались после того репортажа и хотят… взять в оборот, к примеру. Весьма агрессивная политика, как по мне. Возможно именно поэтому Мистики не горят желанием к кому-либо присоединяться?
     В любом случае, подобные вещи не стоит пускать на самотёк и лучше сразу всё проверить, чтобы потом оперировать конкретными фактами, а не догадками. Надеюсь эта парочка, как закончит здесь, пойдёт на доклад к этому их Деду, или ещё к кому, и было бы не лишним за ними проследить. Главное, не подходить слишком близко, потому как пёсик тут же начинает как-то подозрительно озираться, отчего и слепой проявляет некоторое беспокойство. Да, терпение и аккуратность — вот мой девиз на предстоящий вечер…

Глава 8

     Ощущать себя самым крутым и сильным, тем кто находится на вершине некоей гипотетической пищевой цепочки — ни с чем не сравнимое ощущение. И чем сильнее им проникся человек, считающий себя таковым, тем больнее окажется удар, когда его спустят с небес на землю. Очень неприятно осознавать, что на самом деле всё обстоит несколько иначе, чем ты там себе напредставлял в своих фантазиях.
     Взять, к примеру, меня. На протяжении последней пары лет точно, я уверился в том, что среди как сверхов, так и Извергов Победограда мне достойного соперника, который заставил бы меня выложиться на полную, не найти. А потом реальность смачно приложила меня мордой об асфальт при встрече с тем крайне агрессивным Искажением, от которого я только и мог, что сбежать, да и то — не без определённых последствий. Даже если отставить в сторону фактическую сторону вопроса — типа, что за хрень это была?! — мне пришлось тогда немного переосмыслить ценности.
     Когда ты являешься сущностью с бесконечным запасом жизней, трудно не увериться в собственной исключительности. Тем более, что, если верить словам Шоу, таких как мы реально мало. Однако, по её же словам, это палка о двух концах, ибо подобным нам мироходцам ничего не стоит впасть в какую-нибудь крайность, которая в конечном итоге вполне может привести нас к окончательной гибели. Либо к стагнации — бесконечному и бесполезному существованию, что, по мне, немногим лучше полного прекращения этого самого существования. Впрочем, я вполне допускаю, что сейчас во мне говорит юношеский — даже по меркам мироходцев — максимализм.
     В любом случае, меня также не обошло стороной это ощущение собственного превосходства, и даже последние события так до конца и не смогли его окончательно из меня вытрясти. Просто потому, что будь иначе, я ни за что бы не сунулся в место, набитое сверхами, поддавшись своему любопытству и положившись на Полог с новым костюмом, способным меня в некотором роде скрывать. Например, от тепловизоров. В конце концов я так и не придумал, каким образом можно усовершенствовать непосредственно Полог, однако смог добиться желаемого эффекта при помощи артефакторики, внедрив получившиеся плетения непосредственно в накидку.
     Как мне казалось, подобное сочетание просто не может давать каких-либо сбоев. Мне бы сразу насторожиться, поняв, что даже псина слепого сверха способна меня каким-то образом ощущать, и лёгкой прогулки не получится. Но нет, тогда мои мысли были заняты не этим. Соскучившийся по острым ощущениям, отвыкший от того, что постоянно влипаю в истории разной степени опасности, я обеими руками ухватился за очередную ниточку, что могла вывести меня на сверхсообщество столицы.
     Да, конечно, Теневые Мистики должны что-то об этом знать, вот только это реально лишь «что-то». Здесь же передо мной предстали явно не новички в нашем деле, и узнать побольше как о них самих, так и об организации, в которой они состоят, показалось мне само собой разумеющимся. Так что, держась на приличном отдалении, дабы не насторожить сверх меры слепого и его собаку — с Магическим Зрением я не опасался, что упущу их — я начал свою слежку.
     Дикие ещё какое-то время походили по стройке. Слепой, взяв под контроль очередного голубя, послал его наблюдать за окрестностями. Я не опасался, что он может чисто случайно наткнуться на моих подопечных хотя бы потому, что без костюмов определить в них Героев попросту нереально, а в конце лета вернувшихся с отдыха детишек по городу и без того шатается приличное количество.
     Предсказуемо ничего более не добившись, эта парочка села в припаркованную неподалёку машину и покатила в неизвестном направлении. За рулём, понятное дело, была девушка. Скачок и Поступь позволяли мне не отставать от этого небольшого серебристого седанчика. С расстояния было не разобрать, но по характерной обтекаемой форме тачка скорее всего была марки «Ксунг».
     Китайские автоконцерны довольно популярны в этом мире и являются производителями по большей части таких вот «рабочих лошадок», относительно дешёвых, с небольшим сроком эксплуатации, но хотя бы вполне стильно выглядящих. Отечественный же автопром выпускал куда более качественные и долговечные средства передвижения, но далеко не всем — особенно среди женщин — нравился его дизайн, отдающий некоей… монументальностью.
     Я, наверное, минут сорок преследовал эту петляющую по улицам мыльницу на колёсах пока она, наконец, не заехала во двор какого-то совершенно непритязательного с виду то ли завода, то ли фабрики, что находилась где-то в северо-западном округе Москвы, если чувство ориентации в пространстве во время этого марафона меня не подвело. Это вытянутое здание никоим образом не производило впечатление чего-то заброшенного. Возможно немного обветшалого, но всё же кем-то использующегося. О чём красноречиво свидетельствовала отгороженная парковка, что была заполнена примерно на треть. Впрочем, никаких вывесок, кроме таблички с номером дома, я на этом «предприятии» не заметил.
     Могли ли столичные сверхи официально оформить для себя место в частную собственность, а не самовольно захватывать никем не занятые площади? Отчего — нет? При наличии денег и связей в определённых кругах это было вполне осуществимо. Полагаю, даже наше Победоградское Общество вполне способно было себе подобное позволить, раз уж курировалось спецслужбами, однако же Постановщик старательно поддерживал видимость эдакой андеграундности. Полагаю, чтобы Дикие особо не расслаблялись и всегда помнили, что они сами по себе. Здесь же можно было смело разразиться восклицаниями в духе «всё как у людей!».
     Я и впрямь не особо долго раздумывал над тем, стоит ли мне здесь осмотреться, либо хватит пока и адреса. Исследовательский зуд одержал над благоразумием решительную победу, и я, убедив себя в том, что под Пологом, да с нематериальностью, способной спасти меня почти от любых физических проявлений сверхсил, не особо сильно рискую. Но одно дело не сильно рисковать, к примеру, жизнью, что и впрямь имело место быть, и совсем другое — рисковать привлечь к себе, а теперь и к своим подопечным, нежелательное внимание.
     Весь первый этаж здания занимал просторный цех. Его внутреннее пространство я смог осмотреть через довольно широкие окна, находящиеся под потолком. Более всего то, что я увидел, напомнило мне огромную тренировочную площадку. Повсюду в качестве препятствий, либо укрытий, свалены какие-то старинные станки, верстаки, да ржавые контейнеры. Нередко поломанные, выгнутые и даже как-то стрёмно перекрученные. Пол и стены густо покрыты разного рода рубцами и отметинами. Я разглядел как будто следы когтей, подпалины, сетки трещин, просто выбоины и многое другое. А ещё были там и вовсе какие-то непонятные разводы, будто стену в некоторых местах сглаживали подобно пластилину, возможно, чтобы заделать куда более сильные повреждения.
     Тем не менее, из увиденного было предельно ясно, что здесь регулярно рубятся сверхи, о чём также свидетельствовали хаотичные завихрения энергетических потоков с фрагментами чьих-то пока не развеявшихся узоров. Впрочем, до того хаоса, что я наблюдал внутри Искажения здесь было далеко. Да и тренировались тут явно не в полную силу, так как здание до сих пор стоит и снаружи совершенно ничего не навевает на мысли о его… нецелевом использовании.
* * *
     Приподняв одну из ставен, я аккуратно забрался внутрь, разместившись на ближайшей потолочной балке. Честно признаться, подобное место меня заинтриговало. Не только витающими остатками узоров, но и своим функционалом. Что ни говори, но выглядит это всё крайне любопытно. Оказавшись внутри, я обнаружил, что имеются здесь и поднятые сейчас железные жалюзи на окнах, полагаю для светомаскировки. С другой стороны — пока непонятно, как Дикие скрывают шум. Хотя, тут вполне могла иметься предусмотренная конструкцией шумоизоляция, всё-таки когда-то это место было заводом, и производство вполне могло сопровождаться грохотом станков, который было бы неплохо как-то ограничить.
     Не успел я в подробностях рассмотреть этот полигон — всё же мне и собственный неплохо бы оборудовать, куда вполне можно перенести наиболее удачные решения — как неожиданно с неприятным лязгом жалюзи опустились на окна, перекрывая выходы, и зажглись яркие лампы с широкими металлическими плафонами, осветив царящий в помещении бардак. Благо я сидел выше, в тенях под самым потолком, которые от этого стали только гуще.
     Довольно широкая железная створка, закрывающая вход, отъехала в сторону, и в цех вошли несколько человек. Почти все они были без костюмов, однако обеспечили себе анонимность прикрывшись простенькими пластиковыми масками, полностью закрывающими их лица. Похоже, моё появление стало для них такой же неожиданностью, как для меня сам факт моего обнаружения.
     Кроме уже виденной мной парочки, прибежала ещё и троица незнакомцев. Крепкий старик в пусть и немного старомодном, но отлично на нём сидящем деловом костюме. Видимо это и есть так часто поминаемый теми двумя Дед. Следующим был мужчина, при взгляде на которого, даже не видя его лица, у меня возникла стойкая ассоциация с каким-нибудь офисным работником, либо программистом. Последней оказалась ещё одна девушка, менее эффектная, чем брюнетка, но от этого не менее примечательная.
     Вырвиглазной расцветки футболка, джинсовый комбинезон, торчащие в разные стороны кудрявые волосы, делающие её причёску с выкрашенными в разные цвета прядями похожей на распустившийся одуванчик. Вместо маски на ней были надеты тёмные очки с широкими радужными линзами, практически закрывающие верхнюю половину лица. Эдакая хиппи получилась, ей только косячка в зубах не хватает, да соответствующей символики. Надеюсь, это лишь её геройский образ, и она не ходит так в повседневной жизни.
     Вся эта компания осторожно втянулась в цех, внимательно осматриваясь. Несмотря на включенное освещение, чтобы спрятаться здесь и помимо потолочных балок мест хватало, так что сверхи не пёрли всей толпой вперёд, а образовали некое подобие боевой формации, где девушки оказались впереди, сразу за ними шёл слепой со своей собакой, а самыми последними двигались старик с «клерком». Впрочем, ничего не зная об их силах, об истинном смысле такого порядка можно было только догадываться.
     — Эй, выходи! — Задиристо выкрикнула брюнетка. — Тогда мы тебя не больно убьём!
     — Очень мотивирующее заявление, я бы сказал, — усмехнулся слепой. — Только скорее к сопротивлению, чем к капитуляции.
     — Тихо вы! — Рявкнул на них старик, выходя вперёд. — Сейчас узнаем, где наш гость прячется.
     Он медленно развёл руки в стороны, будто делая гимнастику, после чего резко свёл ладони вместе. Этот хлопок породил какую-то странную, видимую лишь в Магическом Зрении волну непонятной мне природы, что довольно быстро прошлась по всему цеху до противоположного его конца, после чего вернулась обратно к породившему её сверху, попутно заставив дребезжать стёкла и чуть заметно поскрипывать металлоконструкции. Возможно, это некое подобие эхолокации? В любом случае, пока эта волна гуляла туда-сюда, я перешёл в Нематериальность.
     — Как будто никого, — задумчиво пробормотал старик, — но есть что-то странное… Радуга, пальни-ка туда!
     И он ткнул узловатым пальцем прямо в мою сторону, давая разноцветной девушке наводку. Похоже, его способности воздействуют на пространство не только на физическом уровне… Впрочем, сейчас не самое удачное время для размышлений. Девушка выкинула вперёд руку со сложенными буквой «V» пальцами. Честно говоря, я даже почти не удивился использованию ей стандартных хипарских жестов. Потому как для удивления у меня оказался куда более подходящий повод — реальная радуга, что протянулась от неё, до места, где я скрывался. Очень быстрая и очень широкая радуга.
     И пусть я Поступью метнулся в сторону, не решившись подставляться под атаку неизвестной природы, меня всё равно успело зацепить буквально самым её краешком. Кажется, это был фиолетовый… С меня сорвало Полог, а также на какое-то мгновение я утратил контроль над умением держаться на энергопотоках, из-за чего вывалился на освещённое пространство. Тем не менее, мне удалось вовремя восстановить контроль, после чего я мягко приземлился на пол, прямо перед замершими при виде меня сверхами.
     Это было… очень неприятно. Сверхи по природе своей полны неприятных сюрпризов. Вот и эта Радуга оказалась способна взаимодействовать с потоками энергий, насыщая их своей силой и придавая определённые свойства. Например, там, где прошла её атака, энергии выкрутились какими-то странными шлейфами, выглядящими довольно устрашающе. Походу, непосредственно этими изменёнными энергиями и приложило моё Астральное тело, кратковременно мешая мне производить собственные манипуляции. Из всех сверхспособностей, что я когда-либо видел собственными глазами, именно данную можно считать потенциально самой опасной конкретно для меня.
     — Показался! — Первой на моё появление отреагировала брюнетка, тут же бросившись в атаку.
     — Зверяна, назад! — Донеслось ей вслед, но окрик старика не возымел никакого эффекта.
     Её глаза буквально светились азартом и жаждой хорошенько подраться, когда она на меня налетела. Зверяна — на удивление метко подобранное имя — и впрямь оказалась очень сильна, но это я и так уже успел заметить. Однако скоростью она ненамного превосходила хорошо тренированного человека, так что под Усилением мне не составляло никакого труда избегать её сокрушительных ударов. А уж покрушить лишь в первые секунды нашей, с позволения сказать, схватки, она успела прилично. От её ударов разлетались нагромождения хлама и оставались вмятины и трещины на бетонном полу. Она бездумно и беспорядочно махала руками, надеясь хотя бы наотмашь по мне попасть и то, что я уходил от её атак лишь в самый последний момент, только подогревало её азарт, заставляя ещё активнее меня «теснить».
     Разумеется, мне было это на руку, ведь пока мы настолько близко друг к другу, вряд ли кто-то лишний решит вмешаться, опасаясь попасть по своей. Особенно меня беспокоила эта хиппи с радужными лучами. Подозреваю, что на обычных людей, либо даже сверхов, они вполне могли действовать несколько иначе, но лично мне было страшно представить, что произойдёт с моей энергетикой, если по мне придётся прямое попадание подобного залпа. Вполне возможно, что по сравнению с этим моя встреча с крайне агрессивным Искажением в Зоне покажется мне не более чем досадным недоразумением.
     Именно поэтому я сейчас и держался к этой воинствующей фурии настолько близко, насколько это вообще было возможно. И это несмотря на немалый риск нарваться на удар, способный отправить меня в полёт, как тот кирпич, и пробить моим телом стену. Но я пошёл бы на этот риск, даже если бы не имел в своём арсенале Барьера, Усиления и Нематериальности. Уж лучше физические повреждения с вполне предсказуемым результатом, чем энергетические с шансом до конца этой жизни оказаться недееспособным в магическом плане инвалидом.
     Пока мы с этой драчуньей «танцевали», как я и рассчитывал, никто не спешил как вмешиваться, так и просто приближаться, предпочтя наблюдать с почтительного расстояния. Лишь старик что-то гневно выкрикивал, причём явно не в мой адрес, но я был слишком сконцентрирован на сражении, чтобы на это отвлекаться. Я не только скакал вокруг своей противницы, постоянно её раззадоривая, но и дожидался удобного момента для контратаки. И когда он настал, я его не упустил.
     Зверяна слишком сильно замахнулась, отчего при ударе, в который раз разминувшись со своей целью, подалась вперёд и сбилась с шага, благодаря чему у меня появилось время, чтобы ответить. Сверкнула зелёная искра оглушающего Пульсара, и поражённая им хиппи осела на пол. Остальные сверхи, наблюдающие за нашей схваткой, не сразу сообразили, что произошло, а когда разобрались, то тут же кинулись к ней. Ну, не считая мой противницы, которая ни на кого кроме меня не обращала никакого внимания.
     Когда сверхи отвлеклись на первую выбывшую, это дало мне отличную возможность завершить затянувшуюся разминку и выбить вторую. Что я, собственно, и сделал, уйдя от очередной атаки головокружительным кульбитом и познакомив Брешь Спокойствия этой предположительно Героини со своим Астральным клинком. Пусть эта компания была не особо похожа на Уродов или подпольщиков, но подобного развития событий также нельзя было исключать.
     В конце концов, тех же Уродов я в своей жизни встречал всего ничего, впрочем, мне вполне хватило. Однако об их злодейской деятельности я знаю в основном только то, что рассказывают в различных СМИ. И если им верить, то в Москве подобных печально известному Озизу Осквернителю деструктивно настроенных личностей более чем достаточно. Вдруг я изначально принял этих сверхов за Диких несколько преждевременно? Не наткнулся ли я на натуральных Уродов?
     Всё-таки поведение Зверяны довольно далеко от образа Героя. Ну запалили они меня на своей базе, но кидаться с кулаками со всякими нехорошими намерениями, даже парой слов предварительно не перебросившись, было совсем ни к чему. Всё же одним её неудачно прилетевшим ударом, способным покорёжить даже на вид прочный металлический корпус станка, обычному человеку в лучшем случае переломает кости, в худшем же — незатейливо превратит в мокрое место. Сойдясь со мной в бою она не особо-то сдерживалась.
     — Дедуля, держи свои руки так, чтобы я их видел и подальше друг от друга, — посоветовал я развернувшемуся ко мне старику, подхватив потерявшую сознание девушку за талию и выставив её перед собой, дабы обезопаситься от возможных атак оставшихся сверхов.
     — Ловко ты её, — тот послушно поднял руки вверх. — Она в порядке?
     — Пока да.
     — А что ты сделал с Радугой? — Старик качнул головой в сторону разноцветной девушки, вокруг которой продолжали суетиться слепой с «клерком», пытаясь привести её в чувства.
     Уж на неё то я мощности Пульсара не пожалел, вырубил с гарантией, так что парой пощёчин её не разбудить.
     — Дал симметричный ответ. Знаешь, как это обычно бывает: око за око, зуб за зуб, непонятная хрень за непонятную хрень.
     — Мы, вообще-то, защищались, — резонно отметил старик, — это ты к нам залез.
     — А лучшая защита — это нападение? С такой логикой, конечно, не поспоришь, но раз уж мы миновали этот этап и перешли к переговорам, предлагаю вам открыть окна. Я мирно вас покину, и никто более не пострадает.
     — Заманчивое предложение, — кивнули мне в ответ, — и я даже склонен с ним согласиться. Однако, прежде чем мы разойдёмся, позволь уточнить парочку деталей?
     Было бы глупо рассчитывать, что они меня отпустят, не получив объяснений.
     — Разве что парочку, — согласился я.
     Обострять конфликт и дальше не было совершенно никакого желания, так что я, как будущий дипломат, решил в очередной раз попытаться разрешить его если не миром, то хотя бы перемирием. С Героями в прошлый раз не вышло, так может хоть Дикие — надеюсь, это именно они — проявят благоразумие.
     — Я уже видел такие зелёные молнии, это ведь тебя показывали в том репортаже? — Спросил меня он. — Ты и ещё несколько сверхов пару дней назад спасли пациентов психиатрической лечебницы от Извергов.
     — Допустим, — не стал отпираться я, тем более, что уже догадывался о причинах их интереса.
     — И, видимо, ты пришёл сюда, увязавшись за нашими товарищами, которым я поручил найти столь перспективных молодых Героев?
     — Да, мне стало интересно для чего мы вам понадобились.
     — Чтобы предложить вам свою помощь и покровительство, разумеется! — Провозгласил старик, сделав приглашающий жест. — Рад приветствовать тебя, незнакомец, здесь, на тренировочной базе Светочей.
     — Очень мило, только руки не опускай.
     — Конечно-конечно, желание гостя — закон, — язвительно произнёс он, впрочем, вновь подняв руки. — Мне успели рассказать в каких условиях вы тренируетесь, но только посмотри на это место. С нами у вас не будет подобных проблем! К тому же, здесь имеются самые разные… спарринг-партнёры.
     — Это я заметил, — хмыкнул я, удобнее перехватив начавшую сползать на пол девушку.
     — Конечно, до Ассоциации с её материальной базой нам далеко, но, учитывая, какие вам приходится терпеть неудобства, глупо о ней вспоминать в принципе, потому как официальный статус вас явно не привлекает. Мы же не только обеспечиваем анонимность, но и помогаем свободным сверхам раскрыть собственный потенциал, как можем. Это не только тренировки и спарринги, но в том числе и доступные нам ресурсы: информация, связи, бесценный опыт старших товарищей. Также сотрудничающие с нами Герои никогда не остаются без геройской работы. Мы, Светочи…
     — Ты сейчас будто рекламный буклет по памяти зачитываешь, — прервал его я. — Но на данный момент нам подобные кооперации не интересны. Возможно в будущем это изменится, однако сейчас мы не ищем ни покровителей, ни союзников. Но если что, будем иметь вас ввиду в первую очередь.
     — Да, молодёжь в наше время предпочитает жить своим умом, — вздохнул старик, — и я никоим образом этого не осуждаю, наоборот, считаю, что это замечательно! Однако же…
     — Однако ты испытываешь моё терпение, — закончил за него я, материализовав в свободной руке Астральный клинок и развернувшись таким образом, чтобы за моей спиной оказался один из массивных контейнеров. — Твой невидимый дружок сопит и топает так, что его за версту слышно.
     Сверх, чьи способности к маскировке были намного совершеннее таковых у Мимика и практически ничем не уступали моему Пологу, настороженно замер, не дойдя до меня каких-то десяти-пятнадцати метров. Этого невидимку я заметил ещё когда сражался с девчонкой, узор сверхспособностей отлично оповещал о его присутствии. Он зашёл в цех с противоположного входа и всё это время медленно и аккуратно ко мне подкрадывался. Вёл он себя, конечно, куда более тихо, чем я заявил, однако же пусть лучше они считают, что у меня чуткий слух, чем поймут, что я умею, подобно одному павшему провинциальному Герою, видеть всякое. Перестраховка, конечно, но, если за ОГГ по всей стране стоит одна довольно серьёзная контора, лишней она точно не окажется.
     — Не дури, парень, — стараясь не повышать голоса, чтобы не спровоцировать непонятного сверха на агрессию, произнёс старик. — Успокойся и убери эту штуку.
     Всё-таки в своей полуматериальной форме мой клинок выглядел довольно внушительно. Не настолько, как, к примеру, измазанный извергской кровищей топор, но напрячься заставлял не хуже.
     — Я — само спокойствие, — заверил его я, — а штука уберётся только вместе со мной, когда вы, наконец, поднимите жалюзи.
     Я вполне бы мог свалить отсюда и без этого, Нематериальность мне в помощь, да вот только светить столь полезное умение так рано мне не хотелось. Как и снова прослыть специалистом по проникновению — одного раза оказалось достаточно, опять подставляться под «кару» как-то не хочется, а тем более ввязываться в сомнительные мероприятия, когда применение столь серьёзного аргумента становится возможным в принципе.
     — Сейчас всё будет, не волнуйся, — сказал он, после чего кивнул подобравшемуся и готовому к нападению «клерку».
     Тот медленно, не делая резких движений, достал из заднего кармана брюк некое устройство, напомнившее мне брелок управления сигнализацией и нажал на нём одну из кнопок, после чего металлические жалюзи поползли вверх, впуская в помещение красноватые лучи уже заходящего солнца.
     — Прежде чем ты нас покинешь, — вновь заговорил старик, — позволь кое-что сказать. В твоей команде есть некто, обладающий замораживающей способностью. Я бы хотел с ним, а точнее с ней, переговорить.
     Неужели у нашей Снегурки настолько редкие способности, что эти Светочи сходу опознали в ней бывшую коллегу? Судя по тому, насколько сильно она не любит говорить о своём прошлом в составе ОГГ, вряд ли она сильно обрадуется их интересу к своей персоне. Впрочем, предупредить всё же не помешает.
     — Я ей сообщу, и если она надумает, то свяжется с вами, а пока, — я толкнул свою бессознательную заложницу в сторону старика, — не смею более отвлекать вас своим присутствием!
     Это я проорал уже Поступью несясь к окну. Обычное стекло не стало для меня препятствием — сгруппировавшись, я попросту вышиб его собственным телом вместе с куском деревянной рамы. Стоило мне только оказаться на улице, как оставшиеся целыми стёкла в этой части строения разбились, окатывая меня облаком осколков. Походу дедок сориентировался быстрее, чем я рассчитывал и послал мне вдогонку небольшой подарок. Который, впрочем, не причинил мне особого вреда, разве что слизал пару… десятков слоёв Барьера за раз, заставив поднажать и убраться от столь гостеприимных хозяев подальше.
* * *
     Походу, правы были Теневые Мистики, не желая связываться с этими ОГГ, нервные там все какие-то, с такими иметь дело себе дороже. Вон, при моём первом знакомстве с Обществом я тоже пробрался куда меня не звали, да паре человек рожи начистил, но там мне об этом даже слова никто не сказал, включая самих пострадавших, перед которыми я впоследствии извинился. А тут?.. Честно говоря, у меня просто нет слов. Цензурных, во всяком случае. Ещё и этот их интерес к бывшей подельнице… Прямо мафия какая-то получается, из которой выходят только вперёд ногами.
     Да и способ, которым меня запалили… Честно говоря, я могу лишь догадываться, что это было. Возможно, какая-то замаскированная система сигнализации, стоящая на окнах, либо же чья-то сверхспособность. В той мешанине энергий я мог и проглядеть нечто подобное, попросту приняв активный узор за оставшийся после тренировок след. Если все Светочи сражаются подобно Зверяне, в этом нет ничего удивительного.
     Вернувшись домой, я решил заняться моим излюбленным методом самопознания — медитацией, ибо ничто другое так не прочищает мозги и не помогает разобраться в себе. Данный сеанс не оказался безрезультатным, наоборот — после всестороннего рассмотрения собственных действия я пришёл к выводу, что они были вполне оправданы. В конце концов, я узнал, кто именно проявляет к нам интерес. Как говориться, кто предупреждён — тот вооружён. Также я примерно оценил уровень столичных Диких, причём тех, кто находится непосредственно у руля одной из организаций.
     Да, старикан мог бы стать для меня неприятным противником, если бы я ему это позволил. Даже представить страшно, чего может добиться человек, который оттачивает собственные способности не первый десяток лет. Сверхам ведь их силы достаются просто так, то ли по воле каких-либо высших сил, то ли по велению вездесущего корейского рандома. Многим они и нафиг не сдались, по идее, но они есть и толкают своего носителя на их использование. Кому-то будет достаточно, так сказать, «базовых настроек», но некоторые вполне могут самостоятельно дойти до «профессиональных». Сейчас я имею ввиду вовсе не Эволюцию способностей, а изобретательность самих пользователей.
     Тот же старик при мне использовал свои силы дважды, причём с абсолютно разными целями: для обнаружения и для атаки. И я более чем уверен, что этим его арсенал не ограничивается. А если он и сам столь многое умеет, то вполне логично предположить, что и своих ближайших сподвижников подтянул. Та же Зверяна показалась мне куда более опасным противником, нежели троица Героев МАС, с которыми я пересёкся чуть ранее. Про хиппи даже вспоминать не хочется, само осознание того, что существуют сверхи с подобными способностями, для меня словно ушат холодной воды на голову. Как говориться, на каждую хитрую гайку всегда найдётся свой болт с резьбой. И это очередное полезное знание, которое я вынес после сегодняшних похождений.
     Ко всему прочему, обустройство их тренировочной базы, предельно простое и незатейливое, но обладающее всем полагающимся функционалом, также дало мне некоторую пищу для размышлений.
     Из транса меня вывело треньканье мобильного, возвестившее о получении эсэмэски. Сообщение оказалось от Ани и было оно весьма лаконичным: «Коллега подвёз до дома, встречай».
     Подхватив куртку, я вышел из квартиры и уже пару минут спустя мог наблюдать паркующийся практически у самого подъезда ярко-красный, опять-таки китайский, кроссовер из которого, стоило ему остановиться, выбралась моя девушка. Следом за ней покинул водительское место, судя по всему, её напарник. Стильная причёска с выбритыми висками, аккуратная бородка, спортивное телосложение и потёртый клетчатый пиджак, который куда более уместно смотрелся бы на встреченном мной сегодня старичке, чем на парне, которому больше двадцати пяти не дашь.
     Да тот самый Адамантовый Витязь, Просто Ави и Столичный Хлыщ собственной персоной, узнать которого после стольких рассказов мне не составило труда. Герой-хипстер — такие забавные зверушки мне до этого момента ещё не встречались. Походу тренды кочуют от мира к миру и нет от них никакого спасения даже в стране победившего социализма.
     — Анечка, подожди! — Воскликнул он, догоняя мою девушку. — Ты меня даже на чай не пригласишь? Я, конечно, не навязываюсь, но было бы неплохо получше узнать человека, с которым приходится работать, именно в неформальной обстановке.
     По виду Аньки можно было с полной уверенностью утверждать, что ждёт Ави весьма продолжительный, наполненный колкостями и саркастичными нотками ответ. Которому, впрочем, не суждено было прозвучать, потому как на освещённое пространство перед подъездом выступил я, оскалившись воистину самой гостеприимной и радушной улыбкой на которую только был способен.
     — Отличная идея! — С энтузиазмом поддержал его я. — Давно хотел лично познакомиться с человеком, с которым моя девушка проводит так много времени.
     — Что? — Ави удивлённо и будто даже неверяще уставился на меня. — А ты ещё кто такой?
     — Не тупи, Макс, это Сев, мой парень, я тебе про него рассказывала, — проворчала Анна, взяв меня под руку.
     — Тот самый Сев, значит, — он подошёл вплотную, критически меня оглядывая. Я тут же приосанился и заулыбался ещё шире. Ситуация, должен признать, забавляла, особенно учитывая, что я был выше него примерно на полголовы. — Ты мне, конечно рассказывала, но, по-моему, таких идеальных и непогрешимых людей попросту не существует, так что я подумал, что ты описываешь мне своего воображаемого друга.
     — Когда девушка рассказывает тебе байки о своём якобы парне, то это довольно толстый намёк, — заметил я, — если ты понимаешь, о чём я.
     — Либо же, она просто набивает себе цену, — не остался в долгу этот Ави, Макс, или как там его ещё называют?.. — Если ты, — он некультурно ткнул мне в грудь пальцем, — понимаешь, о чём я.
     — Смотри-смотри, а ручки прибери, — я отмахнулся от его наманекюренной лапы с каким-то нелепым вязанным браслетом на запястье. — Считай это советом на все случаи жизни.
     — Похоже, вы нашли общий язык, — прокомментировала Анька, пытаясь хотя бы немного разрядить возникшее между нами напряжение. — Так и будете тут в гляделки играть, или может поднимемся и действительно чая выпьем? Хоть по нормальному познакомитесь.
     — Боюсь, сейчас я вынужден отказаться, — он отошёл на пару шагов, впрочем, не отводя от меня пристального взгляда, — но когда-нибудь я обязательно воспользуюсь этим предложением.
     — Приезжай в любой момент, — помахал ему рукой я, — для хорошего человека у меня всегда найдётся увесистый кулёк крепкого чая.
     — Так до драки и не дошло, — вздохнула Аня, после того, как её напарник завёл свою тачку и укатил.
     — Звучит так, будто ты этого и ждала, — хмыкнул я.
     — Не то, чтобы прямо ждала, — протянула она, — но не исключала подобную возможность. Твои коллеги определённо дурно на тебя влияют, смотри, докатишься до того, что начнёшь забалтывать Извергов до смерти.
     — Если бы! — Усмехнулся я, после чего уже серьёзно спросил: — Он тебя настолько достал?
     — Просто перешёл от ничего не значащих намёков к откровенному флирту, и я решила сразу внести ясность, — объяснила она, — чтобы потом не возникало всяческих недоразумений.
     — И что? Думаешь он внял?
     — Посмотрим, — ответила она.
     — Ты же знаешь, что я всегда готов перетереть по-мужски с кем потребуется, — заверил её я.
     — Да-да, я помню, даже Монарха не пожалеешь, — прильнув к моему плечу, улыбнулась Анна.

Глава 9

Отступление 2
     Яна с детства увлекалась спортом, что, принимая в расчёт её высокий рост, всегда казалось ей чем-то само собой разумеющимся. Она пробовала себя как в баскетболе, так и волейболе и была там вполне успешна, даже несмотря на то, что командные игры никогда ей особо не давались. Она любила дух соперничества и не была готова делить свои победы с кем-то ещё. Либо же надеяться на кого-то постороннего, от взаимодействия с кем в большей степени будет зависеть исход игры. Когда определяющим моментом является именно сработанность с сокомандниками и совместные действия, нежели собственные усилия.
     Последним её увлечением стал теннис, где она смогла добиться определённых высот. Сначала районные соревнования, потом городские. Снова и снова выходя на корт она всё крепче убеждалась, что, наконец-то, нашла своё истинное призвание. То, чему сможет посветить ближайшие годы. То, что подарит ей уверенность в завтрашнем дне и даст возможность подпитывать собственное эго. Разного достоинства медали и кубки только подтверждали её выбор.
     Однако же перейти на всесоюзный уровень она не успела. Всё оборвалось во время одной из вечерних тренировок, когда Яна, оставшись одна в зале и отбивая мяч от стены, очередным ударом послала его с такой силой, что тот буквально разорвало от соприкосновения с твёрдой поверхностью, а по самой стене пошла едва заметная сеть трещин. Семнадцатилетняя тогда девушка в немом изумлении переводила взгляд с места попадания мяча на сломанную теннисную ракетку в руке. Такую же сломанную, как и её мечта — стать всемирно известной теннисисткой.
     Это стало для неё ударом. Ранее она никогда не задумывалась о сверхсилах, и это было последним, чего она хотела бы лично для себя. Сверхи не участвуют в соревнованиях. Во всяком случае, не с обычными людьми. В профессиональном спорте для сверхсил, даже самых ничтожных, но всё же способных дать своему обладателю хотя бы малейшее преимущество, попросту нет места.
     Впрочем, если бы ей выпала какая-нибудь иная сила, она определённо рискнула бы это скрыть, пусть и представляла себе все последствия, вплоть до лишения всех наград с титулами, и принудительной регистрации в МАС. Но та мощь… мало того, что в подобном виде спорта это просто нереально утаить — разница сразу же бросится в глаза даже простым зрителям, не говоря уже о тренерах и судьях — так это ещё и очень опасно. Одно неосторожное действие, чуть больше вложенной в удар силы, и соперницу можно увозить на скорой. В лучшем случае.
     Яна всегда целиком и полностью отдавалась тому, чем она занималась, а потому не тешила себя мыслями, что сможет контролировать свои способности в достаточной мере, чтобы хотя бы никто не пострадал, если она разойдётся. Увлекшись, она попросту забудет, что следует сдерживаться, после чего обязательно произойдёт что-то очень плохое.
     Родители, друзья и наставники очень удивились, когда она объявила о том, что уходит из спорта. Просто так, потому что надоело. Как раньше надоели ей волейбол с баскетболом. Но там она не показывала столь выдающихся результатов, так что и лишних вопросов особо не было. Здесь же… казаться равнодушной, когда сердце буквально разрывается от осознания того, что больше ей не светит заниматься любимым делом на профессиональном уровне, оказалось выше её моральных сил.
     Яна ударилась во все тяжкие. Ну, в её понимании. Она пыталась найти себя в чём-нибудь другом, причём касалось это не столько профессии, сколько самого образа жизни. Субкультуры и движения — вот где она пыталась забыться. Руферы, скейтеры, паркуристы, граффити-художники — она стала завсегдатаем этих и многих других тусовок. И вместе с ними гоняла на досках, бегала по крышам и малевала на стенах. Где-то она была хороша, что-то ей не давалось. Как, например, рисование, ибо иначе чем мазнёй её потуги на данном поприще назвать было нельзя.
     Так продолжалось на протяжении пары лет, пока однажды на неё не вышли Дикие Герои. Это оказалось довольно неожиданно, особенно учитывая, что свои силы Яна использовала по минимуму, считая, что они уничтожили её жизнь. В общем, к данным визитёрам она отнеслась без особого радушия. Те, впрочем, явно ожидали чего-то подобного, потому как всё же смогли найти нужные слова, чтобы для начала просто её заинтересовать. Через несколько месяцев довольно плотного общения и совместных вылазок, Яна уже полноценно присоединилась к Светочам, как называлась эта конкретная ОГГ.
     С тех самых пор её жизнь наконец-то обрела смысл. У неё появились друзья, которые в полной мере её понимали, наставники, способные разъяснить даже малейшие нюансы в освоении и использовании сверхсил, а также… новые соперники. Да, теперь перед ней вновь предстала возможность состязаться с кем-то на равных, раз от раза доказывая своё превосходство. Ну… или как получалось. За буйный нрав и неукротимость в бою Яне присвоили геройское имя Зверяна. На самом деле, поначалу это было лишь шутливым прозвищем, которое предсказуемо слишком сильно прилипло к своему владельцу, чтобы её можно было называть как-то иначе. Впрочем, самой Яне нравилось.
     Жизнь Героя, пусть и Дикого, как их называли снобливые засранцы с эмблемами, оказалась полна приключений и опасностей. Тёрки между столичными ОГГ с распределением сфер влияния, регулярные стычки с Уродами и подпольщиками, которые вечно что-то замышляли, мешая честным гражданам спокойно жить, редкие столкновения с каким-то неведомым образом попадающими на городские улицы Извергами — Зверяна погрузилась в этот омут с головой и плескалась в нём уже третий год.
     За это время она успела пересечься со многими сверхами, на себе познав всё разнообразие возможных способностей. Личного врага среди Уродов или подпольщиков она себе не нажила, но надеялась, что подобная участь её не минует. Всё-таки персональная груша для битья, которая сама за тобой повсюду таскается в ожидании очередной порции тумаков — это очень удобно. Во всяком случае, так она считала. Зато у неё имелась постоянная соперница.
     Вьюга была её полной противоположностью. Всегда сдержанная и спокойная, рассудительная и чрезвычайно практичная. Она очень редко повышала голос и разила скорее колкостью своего языка, чем экспрессией. Они невзлюбили друг друга с первого взгляда. Это не мешало им время от времени работать сообща, однако друг против друга они действовали с куда большей охотой, будь то обычный спарринг, либо очередной спор на пустом месте.
     Тем не менее, когда Вьюга неожиданно исчезла, Зверяна ощутила себя в какой-то степени преданной. После всего, что между ними произошло, пропасть вот так, не сказав ни единого слова, было по меньшей мере весьма некрасиво. Когда её попросили помочь в поисках бывшей коллеги-соперницы, она не особо раздумывая согласилась, надеясь популярно объяснить Вьюге при встрече, насколько та неправа. Но она даже не предполагала, что это окажется настолько скучно! Да ещё и Шпика ей в качестве напарника назначили.
     В принципе, против слепого сверха Зверяна ничего не имела, во всяком случае у него не было привычки пялится на её стати, однако же человеком он оказался до невозможности занудным и обожающим умничать по любому поводу. К счастью, их совместная работа принесла плоды уже на второй день, после того, как они вышли на след, что мог привести Светочей к пропавшей Героине. Хотя, вернее будет сказать, что это «след» вышел на них.
     Столкновение с неизвестным Диким изрядно пошатнуло её самолюбие. А также в который раз обозначило проблему самоконтроля. Всего один сверх против группы отлично знающих возможности друг друга Героев, действующих на собственном поле! И если бы не её, Зверяны, необдуманные и импульсивные действия, у них был неплохой шанс поймать этого ловкача. За тот порыв ей было практически так же стыдно, как и за очередную стычку с Бомбилой из Анархистов — с шумом, немалыми разрушениями и всем прочим, что обычно при этом происходит.
     Тип в тёмном балахоне, украшенном причудливыми узорами серебристо-серого цвета, оказался не только невообразимо вёрток, но и чрезвычайно хитёр. На самом деле, когда она только на него налетела, то вовсе не ожидала, что нарушитель примет бой, а не попытается от неё удрать. Тем не менее, играючи уходил от всех её ударов, будто дразня её. Хотя, почему «будто»? У незнакомца был план, которого он придерживался и который позволил ему в конечном счёте сбежать без особых препятствий.
     Насколько поняла Зверяна из объяснений товарищей, которые стали свидетелями происходящего, этот тип даже Деда умудрился вывести из себя, в чём сама она всё же несколько сомневалась, ибо бессменный лидер Светочей всегда славился своим самообладанием и рассудительностью. Человека, пережившего многих и многих своих ровесников, стоящих у истоков всего геройского движения, в принципе трудно заподозрить в излишней импульсивности. Однако же…
     — До чего наглая молодёжь пошла! — Ворчал тот в усы на следующий день, когда немного остыл и подавил в себе желание насмерть замучить своих подчинённых бесконечными нотациями. — Мы в своё время наоборот старались держаться друг друга. Сверхов тогда было маловато, а вот Извергов — очень даже! Это сейчас… — он досадливо махнул рукой, — ладно, чего уж там! Кирюша, скажи лучше, удалось что-нибудь узнать о нашем госте?
     — Глухо, Никифор Иваныч, — покачал головой Админ, — я прошерстил все базы, проверил соцсети, но ни одного Героя с настолько приметным костюмом и способностями так и не нашёл. Скорее всего, он и впрямь новичок.
     — Для новичка он подозрительно хорошо держался, — хмыкнула Зверяна, — может это кто-то, решивший сменить костюм и имя?
     — Но способности-то так просто не поменяешь, — возразил Админ.
     Этот сверх был не менее зануден, чем Шпик, что заставляло ограничивать общение с ним к необходимому минимуму. Жаль с Дедом подобное не прокатывало, а ведь как было бы неплохо сбежать куда подальше от его вечных нравоучений.
     — Да, так и есть, — кивнул старик, — он вполне может числится среди Уродов, либо подпольщиков, эти паскуды обычно скрывают свои силы. Если это так, то у Вьюги могут быть серьёзные неприятности, потому что я не верю, что она решила бы добровольно связаться с неподобающей компанией. В любом случае, теперь найти их — лишь вопрос времени. Справишься, Славик?
     — А куда я денусь? — Вздохнул слепой. — В любом случае, люди подобного уровня сил долго сидеть без дела не станут, что наша вчерашняя встреча только подтверждает. Так что, либо я и так их разыщу, либо они снова дадут о себе знать, главное ушами не хлопать.
     — Вот и не хлопайте! — В подтверждении серьёзности своих слов, Дед звонко хлопнул ладонью по столу. — На благоразумие нынешней молодёжи надеяться не стоит, так что мы должны найти их первыми!
     — Чему они наверняка не обрадуются, — прокомментировал Шпик, — я ведь говорил, что не следовало мешать ему при отходе? Очень сомневаюсь, что он воспримет удар в спину, как напутствие, или пожелание доброго пути.
     — Не мог же я просто так отпустить этого сопляка? — Возмутился Дед. — Эдак одного отпустишь, второго, а потом все решат, что наши объекты — проходной двор и по ним можно безнаказанно разгуливать! Кстати, Кирюша, как он обошёл скрытые камеры снаружи, ты ведь уверял меня, что слепых пятен вокруг нет.
     — Полагаю, что сверху. Собственными глазами видел, как пару раз он будто оттолкнулся от воздуха, так что вполне мог забраться повыше, да спуститься прямо к нам на крышу.
     — Возможно, так и было. В любом случае, Шпик, Зверяна, — он обратился к ним по геройским именам, а значит за этим последует распоряжение лидера Светочей, — продолжайте поиски. Но не больше. Теперь о нас знают и будут осмотрительнее, так что действуйте аккуратнее. В контакт не вступать, в драки не ввязываться — это я специально для тебя говорю, девочка. Ты меня поняла?
     — Поняла, — кивнула Яна, стараясь скрыть недовольство, дабы не нарваться на очередную лекцию о пользе самоконтроля.
     — В таком случае, можете приступать, — буравя её пристальным взглядом, медленно кивнул Дед. — Идите, а у нас и без вконец распоясавшихся детишек дел невпроворот. Кирюша, что там по делу…
     Выйдя из комнаты и подождав Шпика со своей собакой, Зверяна могла только вздохнуть. Сколь бы сильно ей не хотелось отыскать свою соперницу и высказать ей много всего интересного — желательно с сопутствующим мордобоем, просто для лучшего взаимопонимания — но это задание уже начало её утомлять.
     — А я говорил, что тебе следует быть сдержаннее, — обратился к ней Шпик.
     — Да завались ты уже! — Махнув в его сторону рукой, она решительно двинулась вниз по лестнице, ворча на ходу: — Говорил он…
     Тем не менее, повод, чтобы крепко задуматься, у неё имелся — она наконец-то встретила достойного противника! Того, кто играючи уходил от её атак, моментально просчитал её слабости и умело ими воспользовался. Она уже давно уяснила, что, когда имеешь дело со сверхами, понятия «честно» или «нечестно» не применимы. Ведь что может быть честного в том, чтобы поразить противника-рукопашника дальнобойной атакой? Либо же оказаться сражённым неожиданным ударом в спину? Да, сверхи изначально не равны благодаря природе своих способностей, и должны уметь использовать как собственные сильные стороны, так и слабости своего оппонента.
     Зверяна проиграла и это не подлежит сомнению. Вторженец моментально просёк ситуацию, и выиграл партию, когда изначальный расклад был отнюдь не в его пользу. Но, в то же время, это многое рассказало и о нём самом. С ним было бы интересно сойтись в схватке вновь, но уж точно не в ближайшее время, а только после того, как она придумает способ законтрить хотя бы его вёрткость. Сейчас же… Героиня понимала, что стоит им встретиться снова, как всё повториться, вот только неизвестно, что последует за очередным проигрышем. Всё-таки этот тип слишком мутен, да и его принадлежность к Диким Героям вызывает определённые сомнения. Решится ли он оставить за спиной живого врага, когда рядом нет никого, кто мог бы ему помешать? Сколь бы не являлась Зверяна любительницей всевозможного экстрима, но столь бесславно сгинуть она бы не хотела.
     «Интересно», — думала она, забравшись в машину и дожидаясь напарника со своей псиной, извозившей слюнями всё заднее сидение, — «чем он занимается с такой-то силищей? Вряд ли котят с деревьев снимает, наверняка нашёл им куда более серьёзное применение. Надеюсь, они не охотятся на Извергов где-нибудь в подмосковных лесах, а то затрахаемся их там искать…»
* * *
     Искажение вело себя не нормально. Я ни в коей мере не считаю себя экспертом в области Искажений, однако, чтобы понять, что что-то не в порядке, этого и не требуется. Как когда ты видишь человека, который постоянно чихает и кашляет, то сразу понимаешь, что он болен. Вот также и здесь. Пространство за пределами больничной ограды будто бы содрогалось от спазмов. Оно буквально искрило и трещало, отчего по коже проходили целые табуны мурашек, а волосы невольно становились дыбом. И всё бы ничего, если бы мне при этом не пришлось куда сильнее выкладываться на поддержание Полога с Барьером, которые будто выкачивали из меня силы.
     Видимо, не зря я решил проверить, что же твориться в лечебнице после всех наших недавних отжигов. И чтобы здесь не происходило, ничего хорошего оно в себе не несло. Слишком долго при таких условиях оставаться незамеченным у меня бы не вышло, однако я всё-таки пробрался непосредственно внутрь лечебницы, просто чтобы проверить, как сильно происходящее влияет на лечащихся и работающих здесь людей.
     Дабы не погореть на невнимательности снова, я действовал очень аккуратно, пристально осматриваясь по сторонам и максимально напрягая Магическое Зрение. Что оказалось не так уж просто из-за жуткой рези в глазах и головной боли — всё же царящий в энергетическом плане хаос создавал просто невообразимое мельтешение энергий. Тем не менее, все эти мучения были не напрасны.
     Примерно представляя на что обращать внимание, при входе я обошёл неожиданно большое число подозрительных мест, в которых можно было различить едва уловимые упорядоченные энергоконструкции. Обычное электричество, ничего более, однако же технологические приблуды порой могут быть намного более универсальны и эффективны, чем их магические аналоги. В общем, стены этой лечебницы содержали в себе немало сюрпризов, причём в самом прямом смысле. Некая система безопасности, что была встроена в перекрытия, пол и потолок. Такое можно было разместить лишь во время строительства самого здания, потому как, чтобы оборудовать главный холл таким количеством датчиков, сканеров и камер, его бы понадобилось полностью разобрать.
     Мне уже приходилось видеть не менее навороченную систему безопасности прежде — внутри Победоградской Башни Ассоциации, когда мы с семьёй давали показания после того инцидента на дороге, когда я впервые увидел Изверга своими глазами. Да и позже на экскурсии в ихнем музее мне приходилось бывать, так что стены, напичканные разнообразным оборудованием я уже наблюдал, если можно так выразиться, вживую. Представитель Ассоциации, провожавший нас тогда, не забыл упомянуть про передовую систему безопасности, включающую не только камеры, но и всевозможные датчики, а также средства… отражения возможной агрессии разной степени опасности для посмевших напасть на штаб-квартиру МАС безумцев, вплоть до летального исхода.
     Но то было отделение самой серьёзной международной организации на планете. Здесь же — обычная клиника на окраине Москвы. Вкупе с тем, что расположена она внутри Искажения, а в пациентов сего заведение вживлены следящие и кто знает, что ещё делающие импланты, картина вырисовывается весьма скверная. Настолько скверная, что в голове у меня начали крутиться всевозможные конспирологические теории разной степени упоротости и реалистичности.
     В коридорах психушки оказалось на удивление тихо, можно сказать — безлюдно. Пациенты обнаружились в своих палатах, крепко зафиксированные к своим койкам и пребывающие без сознания. Причём было их куда меньше, чем я запомнил по своему прошлому визиту, когда они разбегались от Извергов. Некоторые лежали смирно и даже дыхание их едва улавливалось, но были и те, что лихорадочно метались в своих путах. Редкие санитары со скучающим видом обходили палаты, и происходящее их не особо волновало. Ни одного врача я также не заметил.
     Полноценно прочесать лечебницу мне не удалось, ибо с каждой минутой поддерживать маскировку было всё более тяжко, а без неё здесь и вовсе нечего делать, однако же увериться в том, что с этим местом всё ещё более непросто, чем я предполагал ранее, мне это не помешало. Воображение рисовало мрачные картины подземных лабораторий, где безумные учёные ставят над несчастными психами свои непонятные, но оттого не менее бесчеловечные эксперименты. Эксперименты, каким-то образом влияющие непосредственно на Искажение.
     После увиденного я сильно засомневался, что происходящее здесь — последствия наших недавних действий. Нападение Извергов — скорее всего, но это… Нет, тут точно нечто иное. Но чтобы можно было конкретно что-то утверждать, следовало смотаться наизнанку и глянуть, что же сейчас происходит там. Что-то мне подсказывает, что пошедшая вразнос аномалия непонятного происхождения — не самая безопасная штука как для тех, кто находится непосредственно внутри неё, так и для всего города в целом.
     Похоже Теневым Мистикам, а если точнее, то одному конкретному Мистику, предстоит вновь заняться этим делом куда раньше, чем он мог предполагать. Хотя… в случае с Провидцем это довольно спорное утверждение. Кто знает, какие сигналы он ловит и какое откровение к нему снизойдёт во время очередного прихода?
     Завтра как раз суббота, а потому следует постараться разобраться со всем за выходные. Всё-таки мне неизвестно, сколько времени Искажение может находиться в подобном состоянии, так что лучше не затягивать. Надеюсь у Михаила нет никаких планов, потому как нам предстоит совместная прогулка по изнанке, и я понятия не имею, что от этого ждать. Кажется, только недавно я жаловался на недостаток драйва в своей жизни, а теперь и в нескольких стычках со сверхами поучаствовать успел, и другие заботы себе нашёл. Полагаю, можно с чистой совестью обозначить это многообещающим началом…
* * *
     Мы договорились пересечься в девять утра в скверике, что находился неподалёку от места, где жил Михаил. Неплохой райончик, кстати, тихий, со всем необходимым в шаговой доступности. Ждать его самого не пришлось, этот конкретный школьник оказался на удивление пунктуален, рухнув рядом на скамейку и дыша, словно загнанная лошадь, практически минута в минуту. Одет он оказался по-спортивному, в просторную майку и шорты до колен. Он даже свои длинные патлы на затылке резинкой подвязал, чтобы во время тренировки в глаза не лезли.
     — Утренняя пробежка, — выдохнул он, перехватив вопросительный взгляд и подтвердив мои выводы, — уже второй день на пару с Раздором круги наматываем.
     — Похвально, что вы отнеслись к этому всерьёз, — кивнул я. — Впрочем, насчёт тебя я как раз не сомневался.
     — Раздор куда более ответственен, чем пытается казаться, — сказал Михаил. — Мы с Ромкой вышли на него, когда его способности только проявились. — Он замолк, будто решая, стоит ли продолжать. Я его не торопил и моё терпение оказалось вознаграждено, не прошло и минуты, как он продолжил: — Тогда он сильно испугался своих сил. Не хотел кому-то случайно навредить, а потому ходил, постоянно держа руки в карманах, начал всех сторониться. А тем, кто лез в его личное пространство, он попросту хамил. Некоторые его даже хулиганом считать начали, родителей в школу вызывали, его самого к школьному психологу направили. Не особо помогло, тогда он только сильнее дистанцировался от остальных.
     — Надо полагать, вам двоим всё же удалось его растормошить, — заметил я.
     — Тут скорее Ромка постарался, таскался за Стасом… — он запнулся, осознав, что ляпнул лишнее.
     Ранее мы с ним пришли к договорённости, что инкогнито его друзей — это их личное дело, и если они решат мне довериться, то сделают это исключительно по собственному желанию. Мне чьи бы то ни было паспортные данные не интересны, так что я против этого не возражал. В конце концов, когда-то я вполне неплохо сотрудничал с теми же Токсиком и Акумой, понятия не имея, как их по-настоящему зовут, так что для меня это было не особо существенно. Некоторые черты характера просто невозможно скрыть за образами, и то, что я о них знал, позволяло мне довериться им в достаточной для совместных вылазок в Зону степени. Также и здесь — я не претендовал на что-то большее, и не был намерен лезть в чью-то жизнь сверх необходимого.
     — Вот это и означает — вести двойную жизнь, — хмыкнул я. — Поэтому-то некоторые предпочитают отыгрывать образ максимально далёкий от своего реального характера — так намного проще всё это дело разграничивать. Конечно, здесь начинаются совершено иные сложности, но это уже другой вопрос. Ладно, лучше расскажи, что было дальше.
     — Дальше… — Михаил, раздосадованный своей оплошностью, будто бы отмер. — Дальше Ромка начал его доставать, постоянно к нему прикапывался, пытался вывести из равновесия. Закончилось всё дракой на школьном дворе, после чего их обоих с разукрашенными рожами сначала отвели в медпункт, а затем — к директору. Потом мы подкараулили Раздора по пути домой, и Ромка сказал ему: видишь, не стоит так бояться собственных сил, ты не навредишь никому, если сам этого не захочешь.
     — Неплохой ход, — кивнул я, — если не учитывать того факта, что это на самом деле было опасно. Со всеми этими бушующими гормонами никогда нельзя быть точно уверенным, что человек вашего возраста может выкинуть в следующий момент.
     — Ромка был абсолютно уверен, что Раздор сдержится, — пожал плечами Михаил. — И не надо так на меня смотреть, я ему ничего такого не предсказывал, наоборот — пытался отговорить от этой затеи. В итоге получилось, как получилось. Нас стало трое, да и Раздор перестал замыкаться в себе и отгораживаться ото всех подряд. Хотя от привычки постоянно держать руки в карманах так и не избавился.
     — Получается, тогда-то и зародилась основа для его образа, — кивнул своим мыслям я. — Только она так и осталась не более чем основой. Было бы неплохо её развить, а может и творчески доработать, но об этом я поговорю с самим Раздором. Сейчас же у нас есть темы посерьёзнее, затем я тебя и позвал.
     Для начала я пересказал Михаилу подробности моего «знакомства» со Светочами, не забыв предупредить об их заинтересованности Метелью.
     — Вы поэтому не горите желанием к кому-либо присоединяться? Здесь такое нормально?
     — Насчёт Светочей лучше у Метели уточнить, но среди Анархистов нам с Ромкой оказалось тяжко. Они как разросшаяся до совершенно неприличных размеров банда, да и занимаются в основном разборками со Злодеями и другими ОГГ. С ними они постоянно либо сверхов-новичков делят, либо территории для патрулирования. И это при том, что среди них редко кто в принципе горит желанием что-то там патрулировать. Сплошная мышиная возня, за те два месяца, что мы среди них провели, так ничего геройского и не совершили!
     — Знаешь, живя в Победограде, с Зоной под боком, я и не подозревал, насколько общая угроза в лице Извергов дисциплинирует отдельных сверхов, — заметил я.
     — По-моему, Анархисты даже слова такого не знают — дисциплина, — усмехнулся Михаил.
     — Весело тут у вас. Вернее — у нас. Думаешь остальные ОГГ также проявят к нам интерес?
     — Если мы станем известны, но останемся при этом независимыми — наверняка. Диких-одиночек в Москве крайне мало и либо они попросту никому не интересны, либо достаточно сильны сами по себе, чтобы не нуждаться в крыше.
     — Да, дела, — протянул я.
     Не трудно догадаться, к чему это «крышевание» вообще нужно. Как я уже упоминал, здесь нет постоянной угрозы нападения Извергов, если какая тварь и вылезет на городские улицы, то это можно считать скорее исключением, чем правилом. Никаких Зон и Периметров, где они плодятся, никакой угрозы Прорыва. Основная опасность для москвичей исходит от враждебно настроенных сверхов. А они в первую очередь — люди. Иной раз не менее кровожадные, чем монстры, зато куда более хитрые, изобретательные и мстительные. Если имеешь дело с подобным противником, то лучше всего, когда за тобой стоит некая сила, способная защитить тебя и твою семью в случае… непредвиденных осложнений.
     Похоже, что ОГГ стали подобной силой здесь. Действие рождает противодействие, а потому против организованной преступности сформировался такой вот своеобразный ответ. Так как Ассоциация с её политикой регистрации устраивает далеко не каждого, подобные объединения просто не могли не возникнуть, тем более на столь благодатной почве, да с качественными удобрениями, наверняка предоставляемыми отечественными спецслужбами. Светочи, Анархисты и Кулаки — крупнейшие игроки, не считая МАС, на столичной геройской арене. Но если с первыми двумя всё более-менее понятно, то вот последние…
     — Кстати, а что Кулаки? — Тут же поинтересовался я. — Слышал о них что-нибудь?
     — Говорят разное, — ответил Михаил, — только не обязательно это является правдой. Однако практически все сходятся во мнении, что Кулаки — радикалы, считающие, что в борьбе со злом все средства хороши. Они ни с кем не церемонятся, и, если кто-то после столкновения с Кулаками отделался лишь тяжкими телесными, можно считать, что ему сильно повезло. Эти парни реально ходят по самому краю, но сторонников у них хватает. Многие считают их жёсткие методы вполне оправданными.
     — Не сомневаюсь, — покачал головой я, дивясь, как этих сверхов до сих пор не объявили вне закона. — Людям в принципе свойственно быть на стороне некоей, пусть даже абстрактной, справедливости. С другой стороны, врагов у них также должно быть немало.
     Видимо они — прямая креатура каких-нибудь силовых структур, по мере сил очищающая город от всяческой мрази. Не удивлюсь, если среди них вообще нет случайных людей и каждый член этой ОГГ условно говоря носит под геройским костюмом погоны. Данный вывод напрашивается сам собой просто потому, что их ещё не переловили, да не пересажали, ибо мало кто любит откровенных беспредельщиков.
     — Мы с Ромкой тоже так решили, когда выбирали, к кому бы примкнуть, — согласился со мной Михаил.
     — А почему тогда не к Светочам подались? — Поинтересовался я.
     — Говорят, что у них реально строгие правила, тогда это нас и отпугнуло. Да и сейчас… ну, сам понимаешь.
     — Чего уж тут не понять: подростки и правила — две вещи несовместные, — беззлобно усмехнулся я, — тоже таким был. А возможно — и остался. В любом случае, разузнай у Метели побольше об этих Светочах. Да и сама она… в общем, быстро на нас вышли. Понятия не имею, какие там у неё с ними тёрки приключились, но нам, как минимум, следует об этом знать, потому как из-за пустяков они так напрягаться не стали бы.
     — Я спрошу, — серьёзно кивнул Провидец, отчего выбившаяся из хвоста прядь упала на его лицо, как по заказу добавляя моменту должного пафоса.
     — Отлично, — я также посерьёзнел, — а теперь самое важное. Мне нужна твоя помощь — я собираюсь ещё раз смотаться наизнанку и проверить, что там сейчас творится.
     — Зачем? — Удивился он. — Ты же говорил…
     — Сейчас в этой дурке происходит нечто… крайне скверное, — произнёс я. — Я понятия не имею, что именно, и это мне определённо не нравится. Подобные места я называю Искажениями и мне уже приходилось сталкиваться с ними прежде. В самом центре Победоградской Закрытой Зоны также имеется нечто похожее. Там оно не настолько обширное, но зато в разы более концентрированное. И на много километров вокруг него плодятся Изверги. Мне бы не хотелось стращать тебя перспективами возникновения чего-то подобного нашей Зоне здесь, однако… то появление тварей в пределах аномалии наводит на определённые мысли.
     — Хочешь сказать, что это из-за нас… — с нарастающей паникой во взгляде заговорил он.
     Перспектива оказаться виновником катаклизма вполне может напугать и куда более стрессоустойчивого человека, нежели юнец, периодически облачающийся в геройский костюм. Я вот, к примеру, тоже не горю желанием стать руинером городского масштаба.
     — Нет! — Заранее пресёк подобные мысли я. — То, что там происходит сейчас, кажется мне следствием куда более глобальных вмешательств, чем наша недавняя прогулка. Но чтобы можно было с уверенностью что-то утверждать, следует сперва всё проверить и во всём разобраться. Так что, проведёшь меня наизнанку?
     — Конечно! — Он буквально подскочил на месте, пылая энтузиазмом и желая оказаться хоть сколько-нибудь полезным, после чего вытащил из широкого кармана шорт свой мобильный. — Сейчас обзвоню остальных!
     — А вот этого делать не надо, — остановил его порыв я. — Поверь, я ни за что не стал бы впутывать в такие опасные дела тех, кто к подобному пока не готов. Не известно, что нас может там ждать, однако мне куда проще будет приглядывать за одним тобой, чем за всеми вами разом. Ты ведь не станешь спорить с тем, что пока за вами нужен пригляд?
     Михаил закусил губу и отвёл взгляд. Судя по всему, ему было что сказать по этому поводу, однако он очень старался обуздать свою, вполне свойственную возрасту, бунтующую натуру.
     — Я понял, — наконец произнёс он. — Когда выступаем?
     — Чем скорее, тем лучше, — ответил я. — А значит: ноги в руки, и бегом за снаряжением!
     Провидец умчался с такой скоростью, будто и не был до этого измотан утренней пробежкой. Я же только головой качал — мне очень не хотелось подписывать на это дело кого-то ещё, но особого выбора у меня не было. Моё Магическое Зрение давало мне возможность наблюдать за внешними проявлениями Искажения, но то, что происходило внутри него… у Провидца определённо интересная сила, раз позволяет ему подобное. И эта грань способностей может оказаться для него не менее опасной, чем возможность узнавать чужие тайны. Надеюсь, в итоге мне удастся научить это юное дарование всему необходимому и уберечь его, в некотором смысле, от себя самого.

Глава 10

     Когда меня, выпускника магической Академии, натаскивали на мага-диверсанта в специализированном учебном центре, там уделяли особое внимание всевозможным непредвиденным обстоятельствам. Всё-таки наши воинствующие соседи были ничуть не дурнее нас самих и устраивать сюрпризы — неприятные, разумеется, вплоть до натуральных катаклизмов — умели не хуже. Потому никогда точно не было известно, на что именно ты нарвёшься в ходе выполнения очередного задания.
     Должен отметить, данная там подготовка не раз выручала меня впоследствии. Причём не только на войне, но и в последующей исследовательской деятельности, ибо древние маги также являлись теми ещё затейниками по части сюрпризов. Так что умение быстро оценивать обстановку и сначала действовать, и только потом удивляться, выпучив глаза, пришлось в этом деле как нельзя кстати.
     Впрочем, этот наполненный самыми разнообразными сверхами и Извергами мир оказался серьёзным испытанием для моей, выработанной ещё в позапрошлой жизни, невозмутимости. Что ни говори, но в конечном итоге всё в магическом мире подчинялось определённым правилам, фундаментальным законам мироздания, да просто логике и здравому смыслу, наконец! Имелись чёткие рамки, которые хоть и можно было существенным образом расширить — пусть для этого и придётся изобретать какую-нибудь новую ветвь магического искусства — но нереально вырваться за их пределы.
     Здесь же… если какие правила и существовали, то мне они были не известны. Да что там, очень сомневаюсь, что они хоть кому-то известны! Разве что Шоу… но она сама по себе — то ещё исключение из правил. К примеру, некоторые сверхи, изначально обладающие определёнными способностями, либо же развившие их до высочайшего уровня, вполне могли помериться силами с Мастерами, либо даже Магистрами, посветившими жизнь чисто боевому аспекту магии. И кто знает, не сравнима ли мощь признанных сильнейшими сверхов планеты — четырёх Героев десятого ранга — с иными Архимагами? И это при всей узкоспециализированности сверхспособностей.
     Про Извергов я вообще молчу! Твари, приходящие к нам из иных реальностей все как на подбор — крайне агрессивные, рассматривающие человечество лишь с гастрономический и никакой другой точки зрения, а также обладающие поразительной адаптивностью, позволяющей им моментально приспосабливаться к условиям нового мира и даже вполне успешно здесь существовать.
     И, как вишенка на торте, теперь к уравнению добавилась новая неизвестная переменная — Искажения. Аномалии, являющиеся не то причиной, не то следствием происходящих с этим миром процессов, до сих пор неведомых и непознанных. То, о чём многие здесь живущие не то, что не знают, но даже не догадываются об их существовании. Многие, но не все, ибо сам факт использования одного из таких Искажений ради какой-то непонятной цели, уже может означать, что люди не просто в курсе и изучают этот вопрос, но и активно используют данные аномалии в собственных интересах.
     Очевидность факта осознанного взаимодействия пришла ко мне сразу, стоило только сопоставить всю известную, пусть и довольно скудную информацию по данному вопросу. Наш с Провидцем визит на изнанку должен был в том числе и подтвердить мои догадки. Если я правильно понял суть происходящего в этом измерении, то творящееся «снаружи» каким-то образом обязательно должно отобразиться и «внутри».
     Долго ждать Михаила не пришлось, он вернулся, не прошло и десяти минут, с туго набитым рюкзаком за плечами. Сразу вспомнились старые добрые деньки, когда я, точно так же упаковав костюм и снаряжение Ветролова в удобный туристический рюкзак, сперва ехал на метро через полгорода, а потом ещё и тащился до оборудованного мной в подвале заброшенного дома схрона, где мог спокойно облачиться и уже после этого выдвигаться непосредственно в Зону.
     В Москве не было какой-то особой территории, внутри которой и происходил весь геройский движняк. Хотя, вернее будет сказать, что весь город являлся такой территорией, а потому наличие подобных схронов было не особо оправданным. Если, конечно, не делать их повсюду, что не только излишне накладно, но и чересчур палевно.
     Многие Дикие, по словам того же Михаила, попросту не запаривались со всем этим, разгуливая по городу в своих костюмах. Что могло говорить о том, что Москва реально здоровая, раз уж мне пока не довелось натолкнуться на подобное, либо же, что это я такой вот «везунчик». С другой стороны, яркие, выделяющиеся костюмы — это, в первую очередь, прерогатива Героев с эмблемами, а Дикие традиционно предпочитают что попроще и, как следствие, не настолько приметны. Некоторые особо состоятельные и смекалистые попросту разъезжают по городу в микроавтобусах, где можно спокойно переодеться. Так, во всяком случае, действовали некоторые из Анархистов, как рассказал мне Провидец.
     Идея с эдаким небольшим штабом на колёсах показалась мне вполне перспективной и заслуживающей внимания. Конечно, соответствующую нуждам машину следует для начала приобрести, засветив при этом свои документы, потом довести до ума и подогнать под геройские потребности, и только после этого выпускать на московские дороги. В ОГГ каким-то образом обходили все эти сложности, однако у нас требующихся для подобного ресурсов и связей попросту не имеется, и не факт, что они появятся в будущем.
     Да и при правах здесь только я, но возиться с собственной тачкой, причём довольно крупногабаритной, чтобы всем места хватило, у меня особого желания нет. Тем не менее, сразу данную идею я всё же не отбросил, вдруг нам удастся наткнуться на столичный аналог Семёныча из Общества? Помнится, его прокачанная буханка отлично справлялась с ролью геройского транспорта. Такого сверхполезного кадра, даже если у него не окажется сверхспособностей, упускать никак нельзя!
     В любом случае, пока мы безлошадные, а потому и путешествовать пришлось по старинке — на метро. Благо, здесь оно куда более разветвлённое, опутывающее не только весь город, но местами и пригород, так что с мобильностью у нас проблем не быть не должно в любом случае. Будь я один, то вообще не запаривался бы со всем этим, как обычно двигаясь исключительно своим ходом, но… не на шею же мне Провидца сажать?
     На стройку мы, понятное дело, не пошли. Место уже засвеченное, а потому надеяться на то, что Светочи не сочтут нас идиотами, раз от раза наступающими на одни и те же грабли, и оставят это его без наблюдения, явно не следовало. Так что для переоблачения пришлось использовать закуток за расположенными невдалеке от дурки гаражами.
     Должен признать, со стороны это выглядело совершенно не по-геройски, когда один переодевается в то время как второй стоит на стрёме, что напоминает куда более… приземлённый процесс, нежели преображение из гражданского в Героя. А растущие повсюду лопухи только усиливают ассоциацию. Мда, хоть реально в телефонную будку лезь, как подобное показывали в старых супергеройских фильмах моего первого мира. Если бы они ещё не были настолько тесными, с прозрачными стенами и камерами видеонаблюдения внутри…
     — Тебе в этом балахоне не жарко? — Спросил Провидец, когда с переодеванием было закончено.
     — Он из Тэ-ткани, — пояснил я, не став вдаваться в детали относительно всех магических манипуляций, что я произвёл со своим костюмом. — А что у тебя?
     — Из шёлка. Кажется… — неуверенно пробормотал Михаил, под конец несколько смущённо добавив: — Флёр сшила.
     — Да, у неё определённо талант, — хмыкнул я, — однако же с вашими костюмами нам тоже придётся поработать. Сейчас тебе жарко, ближе к зиме станет холодно. Да и про прочность, при нашем образе жизни, так же забывать не следует — одна серьёзная переделка и твой костюм только на выброс.
     — Не знаю, как там у вас, в Победограде, но здесь масовские технологии на каждом шагу не продаются, — заметил он.
     — Может и не на каждом, но не сомневаюсь, что в таком крупном рассаднике всевозможных сверхов точно должно быть нечто вроде нашего Чёрного Рынка, — уверенно заявил я.
     Вообще, Чёрный Рынок можно было во многих смыслах считать уникальным явлением. Позволяющий сбывать товары из Зоны, объединяющий большинство подпольных крафтеров и находящийся под защитой Четвёрки. Он появился в идеальное время — когда в городе царила смута из-за первого нашествия Орды, и перестал существовать непосредственно перед вторым.
     Я лично присутствовал там во время Чистки, когда подпольщики превратили Дворец Культуры, где ранее располагался Чёрный Рынок, в одну большую ловушку. В результате, само здание сравняли с землёй, а дельцы и крафтеры после этого так и не смогли скооперироваться вновь, чтобы воссоздать Рынок на новом месте. Без хотя бы одной серьёзной группировки, как организующей силы, это оказалось уже нереально повторить. А то, что пришло на смену Четвёрке в полной мере не могло даже само себя нормально организовать, не говоря уж о каком-то стороннем бизнесе.
     Так что всевозможные дельцы либо сели, либо разбежались, да и подпольные крафтеры остались сами по себе. Некоторых удалось прижать, и они влились в стройные ряды Ассоциации, кто-то уехал из города в поисках более гостеприимного для убеждённых подпольщиков места, но были и те, кто продолжил заниматься своим делом, но уже в одиночку, на свой страх и риск. Сомнительное решение, учитывая, что после Чистки их клиентская база сократилась в разы, а новое поколение в большинстве своём… недоговороспособно. Пока, во всяком случае.
     Благодаря инсайдерской информации от Тёмки и собственным наблюдениям я неплохо представлял современные победоградские расклады, но вот какие услуги предлагает молодым, но амбициозным Героям столица, мне только предстояло выяснить. Теневые Мистики, как видно, мне в этом вряд ли помогут, так что придётся идти… чуть более извилистым путём. К счастью, с «проходимостью» у меня никогда особых проблем не возникало.
* * *
     Чтобы не привлекать к себе внимания посреди бела дня, до ограды лечебницы мы добрались, скрытые моим Пологом. Несколько секунд ушло на то, чтобы Провидец настроился на свою волну, после чего мы одновременно с ним перемахнули через бетонную стену, оказавшись, наконец, на изнанке Искажения.
     — Эй! Очнись! — Будто сквозь вату звал меня встревоженный голос Михаила. — Давай же!
     Я почувствовал, как он меня тормошит, стараясь поскорее привести в чувства. Мда, неслабо меня приложило. Если в реальности внутри искажения энергии будто бурлили, то здесь всё оказалось гораздо хуже. Это невообразимое буйство… я запрыгнул на изнанку, вовсю навострив своё Магическое Зрение, надеясь загодя определить любую потенциальную опасность, в результате чего просто и незатейливо сходу словил сенсорный шок, отчего, собственно, и вырубился.
     Застонав, я слабо отмахнулся от суетящегося рядом Провидца и попытался привстать. Впрочем, ничего хорошего из этого не вышло, потому как голову прострелило болью, заставив меня зашипеть сквозь зубы и вновь улечься на стрёмную шевелящуюся травку.
     — Что произошло? — Нависнув надо мной, спросил Михаил.
     В его зеркальной маске я разглядел своё бледное, перекошенное лицо. Плохо — чары, поддерживающие тьму под капюшоном, развеялись. Видимо этот энергоураган — по-другому происходящее и не назвать — не то повредил, не то истощил маскировочные плетения. Да и защитные тоже, как выяснилось после беглой проверки снаряжения.
     Чудненько: Магическое Зрение сейчас использовать нельзя, защита костюма не функционирует, Барьер предсказуемо тянет из меня силы куда больше положенного, а применять здесь бестелесность я попросту не рискну, опасаясь раствориться во взбесившихся энергиях. Я, конечно, ожидал, что на изнанке нас ждёт отнюдь не лёгкая прогулка, однако и представить не мог, что значительная часть моего арсенала окажется бесполезна. С другой стороны — прятать лицо здесь как бы не от кого, а Барьер… если нам вновь встретятся Изверги, я вполне могу продержать его достаточно долго, чтобы успеть с ними разобраться.
     — Ничего, с чем бы я не справился, — поднимаясь, наконец-то ответил я.
     Вторая попытка встать оказалась более успешной. Пусть меня ещё немного пошатывало, но снова пообниматься с землёй больше не тянуло. Я огляделся. Даже без Видения было понятно, что тут далеко не всё в порядке. Фиолетовое небо заволокло тёмными тучами, которые то и дело подсвечивались алыми разрядами молний. В прошлый раз застилавшая нам обзор плотная дымка сейчас закручивалась в причудливые протуберанцы, открывая вид на уходящее вдаль поле шевелящейся травы. И, конечно же, наши с Провидцем накидки трепал поднявшийся ветер. От него не ощущалось ни прохлады, ни сырости, ни свежести — вообще ничего. И он постоянно менял своё направление, многократно увеличивая шансы запутаться в собственных одеждах.
     Впрочем, к реальному ветру это явление не имело никакого отношения, ибо являлось скорее физическим проявлением бушующих энергий. Признаться, никогда прежде мне не приходилось сталкиваться с тем, что они насыщены до такой степени, что их можно ощутить. Чтож, хоть такая, пусть и несколько неполноценная замена Магическому Зрению. При необходимости это можно будет использовать для передвижения Поступью. При очень большой необходимости…
     — Как тебе? — Поинтересовался я у Михаила.
     — Смотрится жутковато, — заворожённо наблюдая за происходящим, ответил он. — Кажется, нам здесь не рады.
     — Здесь сейчас никому не рады. Всё это выглядит крайне нездоровым симптомом.
     — Мне кажется, что я… — он задумался в попытке объяснить понятными словами очевидные лишь для него вещи, — условно говоря будто бы «нахожусь вне зоны доступа». Я… не представляю, чего ожидать дальше!
     В его голосе я уловил нотки зарождающейся паники, а потому, сохраняя спокойствие, произнёс так, будто ничего особо страшного не произошло:
     — Бывает, у меня та же фигня.
     — Но как такое возможно? Что здесь должно было произойти, чтобы получилось… вот это?!
     — Для того мы сюда и залезли, чтобы разобраться в происходящем. Полагаю, мы узнаем больше, когда доберёмся до отражения лечебницы. Сможешь провести нас вновь?
     — Не уверен, но что-то мне подсказывает, что если мы пойдём вон туда, то не ошибёмся.
     Он указал направление рукой, и я взглядом проследил за его жестом. Именно в ту сторону сходились бегущие по небу тучи, и именно там дымка наиболее хаотично плясала под струями энерговетров. Признаться, я надеялся, что нам всё же не туда, но, тем не менее…
     — Отлично, двинули! — Преувеличенно бодро произнёс я, зашагав в том направлении.
     — Ты уверен, что это хорошая идея? — Выразил сомнение Провидец.
     — Нет, но других пока не имею, — вздохнул я. — Не волнуйся, иди за мной и не отставай, мы только туда и обратно.
     Дождавшись кивка начинающего Героя, я двинулся первым. Был большой соблазн оставить его здесь дожидаться моего возвращения, однако же… честно говоря, я ещё не настолько ему доверял. Боялся вернуться к ограде и не обнаружить единственный ключик к выходу в реальный мир на месте.
     Я даже несколько устыдился подобных мыслей, ведь я тащу за собой заведомо более неподготовленного к экстремальным условиям человека, чем я сам, однако же… стыд не убивает, в отличие от излишней доверчивости и собственной глупости. Впрочем, я всегда могу успокоить себя тем, что со мной ему будет намного безопаснее, чем одному, хотя бы просто потому, что чтобы выбраться отсюда, мне нужно привести его обратно к ограде, живым и здоровым.
     Можно было, конечно, не рисковать и попросту сразу вернуться в реальный мир, однако же игнорирование проблемы также не приведёт ни к чему хорошему. Все эти процессы, протекающие внутри Искажения, никуда сами собой не исчезнут, и я по-прежнему не буду знать, к чему они могут привести. И ведь даже никого постороннего к этому делу не подключить, просто потому, что кроме Теневых Мистиков, да нескольких Светочей я никого толком и не знаю.
     Но для первых это всё пока слишком серьёзно, а вторые совершенно не внушают мне доверия. И, полагаю, что это у нас взаимно. Ассоциацию тоже не задействовать, всё же никаких материальных доказательств творящихся в лечебнице тёмных делишек у меня нет. Да что там, я и сам понятия не имею, какие именно делишки здесь проворачивают, и настолько сильно всё это влияет на Искажение. В общем, в МАС неизвестного Дикого со своими бредовыми фантазиями даже слушать не станут, как и Яшму, если я решу действовать через неё. Я скорее подставлю свою девушку, чем добьюсь результата. Так что самый верный путь — только вперёд, к центру изнанки.
     Ветер то подгонял нас в спину, то наоборот — тормозил наше продвижение, задувая прямо в лицо. Я заставил Провидца намотать на руку край моего плаща и вообще покрепче за него ухватиться. Не хватало ещё, чтобы нас разнесло в разные стороны, и мы окончательно здесь заблудились в поисках друг друга. И чем дальше мы продвигались, тем сильнее нас метало из стороны в сторону. Я буквально на буксире тянул за собой Михаила, для которого подобные нагрузки оказались чрезмерны и уже стало заметно, насколько сильно он устал. Я уж было подумал, что вскоре мне придётся тащить его на себе — благо Усиление работало исправно и даже практически не истощало меня, как тот же Полог — когда мы наконец-то добрались до цели.
     Вот мы медленно продвигаемся вперёд, сквозь способные сбить с ног порывы, а вот — вываливаемся из всего этого мельтешения на абсолютно спокойное пространство, будто оказавшись в самом сердце урагана. Оглядевшись, я понял, что это сравнение куда ближе к истине, чем можно было предполагать. Все бегущие в эту сторону тучи закручивались в небе в гигантскую воронку, центр которой напоминал чёрную дыру, по краям которой постоянно пробегали всё те же красные молнии. И вся эта красота висела над представшим перед нами архитектурным извращением, являющимся отражением лечебницы.
     — Это что, тот главврач?! — Поражённо воскликнул Провидец, уставившись на существо, оккупировавшее крышу этого кособокого строения.
     — Паразит, — захваченный собственными размышлениями, пробормотал я, — он… и впрямь паразитирует на Искажении. Отжирается!
     И верно — образ главврача претерпел существенные изменения с момента нашей прошлой встречи. Он сильно вымахал, теперь это была уже громадная пародия на человека, которая занимала собой практически всю крышу лечебницы. Главврач угнездился на ней, подобно какому-то пауку и многосуставчатые длиннющие конечности лишь усиливали сходство. Да он буквально обхватил свою вотчину руками и ногами, причём таким неестественным для человека образом, что его локти и колени смотрели в небо. И этих локтей с коленями у него оказалось куда больше, чем положено — руки и ноги сгибались аж в двух местах.
     Большей карикатурности этому существу придавали блестящие лакированные туфли на ногах, медицинские резиновые перчатки на руках, белый врачебный халат и яркий галстук. Существо будто отрешённо наблюдало за происходящими в небе процессами, не обращая на нас никакого внимания.
     — Ты понимаешь, что здесь происходит? — Ошалело таращась на это непотребство, спросил меня Михаил.
     — Во время нашего прошлого визита сюда я выдвинул предположение, что всё это — лишь метафора. И, как мне кажется, я не ошибся.
     — Но эта штука!.. — Он указал пальцем в сторону человекоподобной твари. — Что она в таком случае означает?
     — Это всего лишь образ реального человека, — пожал плечами я, — полагаю подобный его вид обусловлен тем, что именно главврач стоит за происходящим. Он всё здесь контролирует, всё подчинено его воле и именно он извлекает из происходящего основную выгоду. Видишь? Он будто бы присосался к лечебнице и тянет из неё, а, соответственно, и из Искажения, все соки. Вернее, направляет полученную энергию в какое-то определённое русло, куда конкретно я затрудняюсь определить. — Теперь я скорее проговаривал свои выводы для себя, чем отвечал на заданный вопрос. — Но в чём его цель? Просто дестабилизация, или нечто иное? И каким образом к этому подвязаны пациенты? Что он с ними делает?
     — Надеюсь, мы не собираемся идти внутрь, чтобы узнать это, — пробормотал Провидец с сомнением посматривая на дверь, над которой нависла башка этой образины.
     — Да, полагаю, что без подготовки туда лезть не стоит, — согласился с ним я.
     — Как вообще можно подготовиться к бою с такой громадиной? — Опасливо покосившись на этого «паукана», спросил он.
     — Нам незачем с ним драться, — покачав головой, ответил я. — Прежде всего это просто образ, разбираться придётся с самим главврачом в реальности. Так что не обращай на него внимание, это просто своего рода декорация.
     — Кажется, эта декорация нас заметила, — чуть понизив голос и подёргав меня за край плаща, предупредил Михаил.
     И действительно — холодные безразличные глаза твари оказались обращены в нашу сторону. Под этим взглядом хотелось поёжиться, но я подавил в себе сей недостойный мага порыв. Не знаю уж, что он за человек по жизни, но Мастеру не пристало бояться всяких там паразитов!
     — Непорядок! — Произнёс «всякий там паразит».
     От его громогласного голоса окружающее нас пространство наполнилось гулом, будто где-то рядом завывая турбинами взлетал сверхзвуковой самолёт, заставив нас с Провидцем схватиться за уши. В мой капюшон специально для подобных случаев были встроены плетения против акустических атак — всё же я помню насколько часто страдал от этого в самом начале своей геройской карьеры — однако сейчас они оказались выведены из строя, как и все прочие магические навороты. Да уж, будто по заказу получилось. Карма, что ещё тут скажешь?
     — На терапию! — Вновь прогрохотал образ главврача.
     Наконец-то смолкнув, чудовище будто утратило к нам интерес, снова уставившись вверх.
     — Я уже устал это сегодня повторять, — отняв руки от ушей и слегка пошатываясь, выдохнул Михаил, — но какого хрена здесь происходит?!
     — Кажется, всё немного сложнее, чем казалось мне изначально, — взглянув ему за спину, сказал я.
     — Что? В смысле?
     Проследив за моим взглядом, он развернулся и…
     — Б…
     Я и раньше не считал себя особым поборником нравственности относительно непечатных выражений, а сейчас так и вовсе был целиком и полностью солидарен со своим новым товарищем. Недалеко от входа в клинику пространство пошло уже знакомыми мне чёрными трещинами, которые быстро расширившись открыли отличный обзор на черноту бездны. Я уже знал, что случится дальше, и… в общем, иногда очень хочется оказаться неправым. Полностью соответствуя моим ожиданиям, бездна исторгла из себя аж трёх тварей за раз, от одного взгляда на которых я непроизвольно скривился. Это были Слизни — довольно мерзкие Изверги жёлтого уровня опасности.
     Эти довольно шустрые твари, пусть на первый взгляд о них такого и не скажешь, могли представлять нешуточную угрозу даже для более-менее опытных Героев. Мало того, что Слизни предпочитали нападать из засады, так ещё и основным их оружием являлся ядовитый газ, струи которого они из себя исторгали. С помощью него одна такая тварь обездвиживала жертву, после чего наваливалась на неё своим студнеобразным телом и в прямом смысле растворяла в себе. Если ты не попал под воздействие газа, то разумнее всего было попытаться сбежать, потому как бороться с ними, не имея определённых способностей или вспомогательных средств, крайне неблагодарное занятие, ибо Слизни на удивление устойчивы к физическим атакам и способны быстро регенерировать даже серьёзные повреждения.
     Прежде я лишь раз сталкивался с ними в Зоне, причём, когда и сам был всего лишь новичком, и мне тогда очень повезло, что я состоял в команде с Токсиком и Акумой. Впрочем, в тот раз от Акумы, как и от меня, особого проку не было, против Изверга вышел Токсик, залив его своей кислотой. Пусть за прошедшее время я так и не научился плеваться разъедающими веществами, однако…
     Решительно задвинув себе за спину замершего в растерянности Провидца, я выставил перед собой правую руку. Слабое ощущение тепла на кончиках пальцев и в следующую секунду с моей ладони срывается огненный Пульсар, затем ещё раз и ещё. Каждый из натуральных огненных шаров нашёл свою цель, поджигая уже почувствовавших человечину Слизней. Как рассказали мне после того случая напарники, горят эти твари тоже преотлично. И ещё лучше они взрываются.
     — Не высовывайся! — Я развернулся к выглянувшему из-за моей спины Провидцу, с любопытством уставившемуся на объятых пламенем корчащихся Извергов, издающих резкие неприятные звуки, напоминающие свист, с которым обычно стравливается воздух.
     От трёх, прозвучавших практически одновременно хлопков лидера Мистиков едва не сбило с ног, однако я вовремя придержал его за локоть. Спешно возведённого Барьера вполне хватило, чтобы сдержать не особо сильную взрывную волну. Ну, по большей части.
     — Смотри, там опять кто-то лезет! — Закричал Провидец.
     Обернувшись, я увидел, как из до сих пор не закрывшейся бреши в бездну вылезла чья-то лапа. Довольно приличных размеров и с весьма внушительными когтями. Потом показалась морда существа с устрашающего вида зазубренным клювом. Признаться, подобное я видел впервые и оценить уровень опасности мог только приблизительно, так сказать — на глаз. И по всему выходило, что тварь минимум жёлтая.
     Сходиться в ближнем бою с неизвестным противником — не самое умное, что можно придумать. Особенно если есть возможность этого избежать. Именно поэтому я сходу послал в голову монстра очередной огненный Пульсар, заставивший его оглушительно завизжать, но особого урона вроде бы не нанёсший. Полностью показавшееся существо стояло на задних лапах, имело поджарое тело, покрытое даже на вид прочной шкурой, а из его спины росла пара кожистых крыльев с местами ободранными перепонками.
     Очередной визг, Изверг прыжком взмыл вверх метров на двадцать — на удивление сильные задние лапы, напрочь отбивающие желание проверять, на что же способны передние — после чего расправил крылья и спикировал прямо на нас. Ожидая чего-то подобного, я успел оттолкнуть Провидца в сторону и встретить атаку твари с материализованным Астральным клинком в руке. Она была быстра, несясь на меня с выставленным вперёд клювом и растопыренными когтями, да только и я за прошедшие годы успел неплохо развить своё Усиление. Пусть подобно Финту я от пуль уворачиваться не научился, но и этот цыплёнок-переросток — далеко не пуля.
     Разминувшись с когтями, я взмахнул клинком, подрубая ближайшее ко мне крыло. С пронзительным стрекочущим звуком энергетический клинок рассёк перепонку поперёк крыла, практически его перерубив. Изверг тут же рухнул, прочертив своим клювом изрядную борозду в шевелящейся травке. Опомниться я ему не дал, сблизившись Скачком и вогнав ярко сияющий от поданной в него силы кончик клинка в открытый затылок твари, после чего тут же отпрыгнул в сторону, ибо она начала яростно бить по сторонам всеми оставшимися конечностями. Но это была уже агония.
     Повезло, до оранжевого уровня данная особь не дотянула, хотя благодаря возможности атаковать с воздуха могла бы многим доставить определённые затруднения. Не знаю почему, но в Зоне полноценно летающих Извергов практически не встречалось, хотя любители падать на голову водились, взять хотя бы тех же Гнусов. Здесь же… трудно сказать, мог ли данный Изверг именно летать, либо только пикировать он и способен. Всё же его крылышки кажутся мне слишком маленькими, чтобы полноценно держать остальную тушу в небе. С другой стороны, мы ведь говорим об Извергах, а с ними всё далеко не так просто и однозначно, даже когда дело доходит до таких основополагающих вещей, как законы физики. В любом случае, я не позволил монстру в полной мере реализовать своё преимущество, иначе, чувствую, с ним было бы куда больше возни, а нам здесь лучше не задерживаться.
     — Кажется эта штука становится больше, — воскликнул Михаил, обратив моё внимание на заметно увеличившуюся в размерах брешь.
     — Действительно, — мрачно произнёс я, — уходим!
     — А как же ЭТО?
     — Не знаю, как ты, но я закрывать пространственные разрывы не умею. К тому же, они видятся мне чем-то вроде системы безопасности, которую та хрень, — я махнул в сторону главврача-паукана, — каким-то образом обратила против нас. Скорее всего, брешь закроется сама по себе, как и та, что была в прошлый раз, как только угроза в нашем лице будет устранена. Так что лучше уж нам поскорее свалить отсюда, пока оттуда не вылез кто-нибудь посерьёзнее.
     — Скорее всего? — Ухватился за оговорку он.
     — Если тебе в жизни не хватает точности, взгляни на часы. Давай, не тормози, — поторопил его я, — лично мне не хочется проверять, что ещё может прийти по наши души через такие-то ворота.
     И впрямь, брешь разрослась до таких размеров, что через неё грузовик спокойно смог бы проехать. Или протиснулся бы Громозавр… В общем, я поспешил убраться подальше от отражения лечебницы и мой сегодняшний напарник, несмотря на оставшиеся сомнения, ничуть от меня в этом не отставал. Когда мы практически достигли границы, чётко очерченной непроглядным беснующимся в потоках ветра маревом, чернота условного междумирья в проломе будто поблекла и уже не казалась столь плотной и… реальной.
     — Вроде работает, — выдохнул Провидец.
     — Похоже на то, — согласился я, неодобрительно покосившись на занятого созерцанием главврача-паукана, который настолько не любит незваных гостей, что готов проколы в реальности создавать, лишь бы их шугануть. — Ладно, идём. Чем скорее мы отсюда свалим, тем раньше закроется это непотребство.
* * *
     В конце концов мне всё же пришлось тащить своего не особо тренированного товарища, подставив ему плечо. К чести Провидца могу добавить, что большую часть пути он всё же проделал сам, едва не рухнув, когда нам оставалось пройти уже всего ничего. Ориентироваться в творящемся вокруг хаосе оказалось довольно сложно, но я попросту поглядывал на тучи и вёл нас в сторону, откуда они тянутся. В конце концов мы чуть ли не лбами упёрлись в неожиданно выросшую перед нами стену.
     Пара минут, чтобы перевести дыхание, и вот — мы уже вываливаемся в реальный мир.
     — Эй! Вы ещё кто такие?! — От расположенной рядом будки КПП, примыкающей к основным воротам в лечебницу, на нас надвигался внушительных габаритов мужик в форме охранника.
     Первым делом, пока он не подошёл достаточно близко, я заново запитал плетения в капюшоне, ответственные за маскировку, скрыв лицо густыми искусственными тенями.
     — Мы? — Я развернулся к охраннику, остановившемуся в паре метров от нас. — Мы Герои, недавно у вас Извергов истребляли. Вот, решили проверить, всё ли в порядке, не нужна ли ещё какая помощь.
     — Всё спокойно, никакая помощь нам не требуется, — он снял с пояса дубинку и, подобно гаишнику, указал ей в сторону, куда нам, по его мнению, следовало двигать.
     — Может, мы посмотрим? Мало ли, кто тут ещё завёлся?
     — Не положено! — Отрезал охранник. — Посторонним вход воспрещён, убирайтесь, либо я вызову милицию!
     — Не положено, — передразнил его я, — как Изверги нападут, то сразу милости просим, а в любое другое время — не положено…
     Так, подчёркнуто недовольно ворча, я, поддерживая еле передвигающего ногами уставшего Провидца, всё дальше и дальше удалялся от стены и сверлящего нам взглядом спины охранника. Внутрь изнанки мы забирались с противоположной стороны, где всё поросло сорняками и практически никто не ходит, зато обратно в реальность вывалились уже здесь, со стороны улицы, причём практически у самого входа на территорию лечебницы. Плохо, что нас заметили, конечно, не хотелось столь явно обозначать свой интерес к этому заведению, но что поделать? По-хорошему, прежде чем перелезать через стену, следовало накинуть на нас Полог, только вот и я вымотался не меньше Провидца, разве что в плане магических сил. Всё же колдовать в подобных условиях непросто в принципе, а уж если приходится драться…
     — Должен признать, это было круто! — Воскликнул Михаил, устроившись на скамейке и вытянув ноги вперёд.
     Небольшой тихий двор с запаркованными где попало машинами неплохо подходил, чтобы немного перевести дух перед тем, как разъезжаться по домам. К счастью, с переодеванием обратно в цивильное никаких проблем не возникло и на припрятанные нами в кустах вещи никто не покусился. Не зря я до этого, тщательно отслеживая отголоски человеческих аур, искал место, куда народ особо не суётся. Но… с собственной тачкой оно всё равно удобнее было бы…
     — Вот поэтому я и настаивал на приведении вас в надлежащую физическую форму, — ухмыльнувшись, наставительно произнёс я, оглядев растёкшегося по скамейке начинающего Героя.
     — До этого дня мне вполне хватало и обычной физры, — задрав голову и рассматривая медленно плывущие по небу облачка, ничем не напоминающие те виденные нами на изнанке и подсвеченные зловещими алыми всполохами сгустки мрака, ответил он.
     — Для обыденной жизни многого не нужно, — пожал плечами я, после чего замолк — мне было о чём подумать.
     — И что нам теперь делать со всем этим? — Несколько минут спустя отвлёк меня от размышлений о всяческой метафизике вопрос Провидца.
     — Вам — усиленно и старательно тренироваться. А я постараюсь разобраться как-нибудь с этой штукой.
     — Но как именно? — Тут же уточнил он.
     — Для начала, стоит хотя бы найти побольше информации, чтобы было от чего отталкиваться, а дальше — видно будет. Виновник происходящего известен, осталось лишь прояснить детали. Узнать, кто он такой и чем занимается у себя в лечебнице.
     — Если подумать, то у этого места очень нехорошая история, потому нас на него и навели.
     — Какая история? — Тут же заинтересовался я. — И кто навёл?
     — Один наш с Ромкой общий знакомый, — ответил Михаил. — Он эксперт по сбору информации. Ну или считает себя таковым, потому как в основном собирает компы.
     — Сверх?
     — Да вроде нет, — мотнул головой он, — но точно в теме.
     — Интересно… — задумчиво пробормотал я, — познакомишь?
     — Почему бы и нет? — Михаил как-то странно на меня глянул и усмехнулся. — Думаю ты найдёшь с ним общий язык.
     Я отчётливо уловил в его словах какой-то скрытый смысл, но переспрашивать не стал. Зачем? За годы геройской деятельности я встречал уже стольких странных людей и сверхов, что очередной чудак вряд ли сумеет хоть чем-то меня удивить. Но, несмотря на все странности, многие из них были реально талантливы и по-своему даже гениальны. Если этот «знакомый» хоть вполовину также хорош в сборе информации, как и Браузер, он вполне способен существенно облегчить мне дальнейшую жизнь, причём не только в деле с лечебницей, но и в куда более глобальном смысле.

Глава 11

     Мы снова встретились возле станции метро уже ближе к вечеру следующего дня, после чего Михаил провёл меня к какому-то магазину, судя по товарам за витриной, торгующему компьютерной и офисной техникой. Вернее, к железной двери с обратной его стороны, что вела, по всей видимости, в подвал.
     — Мишаня? Кто там с тобой? — Раздался из динамика домофона чей-то недовольный голос, стоило нам позвонить.
     — Это… — Михаил бросил на меня, замершего за его плечом, быстрый взгляд. — Это тот Герой, который согласился нас поднатаскать. Помнишь, я тебе рассказывал?
     — Да, вроде ты что-то такое говорил. Слышь ты, как там тебя… — похоже это уже мне.
     Напитав руны маскировочного плетения, я задрал голову вверх и заинтересованно уставился в объектив камеры, ожидая… Из домофона прозвучал какой-то грохот, сопровождаемый неразборчивой руганью. Хе-хе, да, именно этого я и ждал.
     — Кого ты сюда привёл?! — Прозвучал после продолжительной матерной тирады более-менее внятный вопрос. — С ручными Извергами вход воспрещён!
     Ничего не понимающий Михаил развернулся ко мне и ощутимо вздрогнул, когда наткнулся взглядом на привычную ему тьму, что сгустилась под моим капюшоном. Единственное, капюшон на этот раз был не от геройского костюма, а от обычной ветровки. Пришлось запариться и озаботиться схожей маскировкой, без необходимости полностью переоблачаться. Судя по реакции этих двоих, получилось у меня неплохо.
     — Ну и кто из нас двоих после этого «взрослый уравновешенный Герой», а кто «гиперактивная школота»? — Укоризненно покачал головой Провидец.
     — Сложный вопрос, можно я выберу звонок другу? — Как хорошо, что некоторые вещи кочуют от мира к миру — ну, во всяком случае, когда миры настолько схожи — и нет нужды совсем уж радикально обновлять свой арсенал дебильных шуточек на все случаи жизни.
     Михаил лишь закатил глаза и заговорил в домофон:
     — Это просто маскировка такая, Вирт, открывай — сам убедишься.
     — Хорошо, но передай своему дружку, что я вооружён и очень опасен!
     — Вообще-то я тоже тебя слышу, — произнёс я.
     — Отлично, тогда, надеюсь, ты слышишь это! — В динамике раздался какой-то странный звук, напоминающий свист… я бы даже сказал — механический свист, сколь бы странно это ни звучало. — Заходите, но помните, что я слежу за вами!
     Не то, чтобы мне нравилось, когда меня называют чьим-то дружком, но… думаю и впрямь не время излишне выделываться. Короткий писк, и Михаил тянет на себя отпертую железную дверь. Полуподвал, где засел его знакомый, оказался весьма занятным помещением. Нет, против бардака я ничего не имею, когда это не мой собственный бардак, так что завалы самого разного компьютерного железа меня не впечатлили. Гораздо интереснее было наблюдать целые залежи самых разных фигурок известных и не очень Героев, а также полноразмерные реплики их вооружения, и несколько узнаваемых масок, натянутых на головы манекенов. Ну и конечно постеры с Героинями, некоторые из которых позировали в весьма откровенных нарядах.
     Я никогда насчёт всей этой ерунды особо не запаривался, однако же, благодаря Тёмке, хоть немного, но разбирался в вопросе. Во всяком случае знал, что большинство всего этого мерчендайза производят подконтрольные Ассоциации компании, тем самым вливая в бюджет солидные средства за использование лицензий. Но есть и сторонние фирмы, что делают эксклюзивные, коллекционные фигурки, причём не только Героев с Эмблемами, но и известных Диких, либо и вовсе, самых одиозных личностей из подпольщиков и Уродов. Несколькие из подобных коллекционных фигурок просто не могли не броситься мне в глаза. По ходу, обитатель этого места реально повёрнут на геройской тематике. Значит, загадочное молчание Михаила, когда я расспрашивал о личности его знакомого, обуславливалось этим? Либо же, есть что-то ещё, что мне необходимо знать о его знакомом?
     Сам он, кстати, встретил нас, преградив собой единственный свободный проход промеж забитых всяческим хламом и мерчем — хотя, по сути, это одно и то же — стеллажей. Выглядел он не слишком внушительно: примерно моих лет, ниже ростом, шире в талии. Посверкивая линзами очков, он, держа в руке какой-то игрушечный хромированный пистолетик футуристичного дизайна, настороженно смотрел на меня.
     — Понятия не имею, кто ты такой и откуда вылез, — стараясь, чтобы его голос не слишком дрожал, произнёс он, — но советую тебе не делать глупостей, или я вынужден буду применить силу!
     Он выразительно потряс своей игрушкой.
     — Этим? — Уточнил я, не в силах отделаться от ощущения, будто попал в какой-то театр абсурда, после чего обратился к Михаилу: — Ты, случаем, адресом не ошибся?
     — Нет, Вирт именно тот, кто нам нужен, — пожал плечами он, пусть и сам смотрел на своего приятеля и его «грозное оружие» с неким непониманием во взгляде.
     — Не смей меня недооценивать! — Пафосно воскликнул тот, встав в некое подобие героической позы, как это часто изображали в комиксах. Которые, стоит добавить, так же имелись здесь в избытке. — Смотри!
     Он направил свой «бластер» на стоящий неподалёку от меня полуразобранный корпус системного блока, после чего нажал на спусковой крючок и из дула этой штуки, вновь издавшей тот свист, которым пугал нас по домофону хозяин, реально будто бы плазменная дуга вырвалась. Светопреставление длилось не более пары секунд, и результатом его стала приличных размеров оплавленная дыра в стенке корпуса. Я с каким-то нездоровым исследовательским интересом наблюдал за тем, как струйка расплавленного металла течёт по бетонному полу прямо к стоящей рядом картонной коробке, набитой старинными VHS-кассетами. Секунда-ругая — и вот уже коробка с одного края медленно занимается пламенем.
     — Нет, мои архивы! — Воскликнул заметивший это хозяин.
     Он второпях сунул бластер — или что это на самом деле за штука? — себе за пояс, и метнулся куда-то за стеллажи. Мда, я на его месте не рискнул бы обращаться с этим оружием подобным образом. Возможно сейчас мне ещё рано о таком думать, однако в будущем я не отказался бы настругать себе пару-другую спиногрызов, что с аннигилированными причиндалами сделать было бы крайне затруднительно.
     Вернулся Вирт, как его назвал Михаил, с огнетушителем наперевес и, оттеснив нас в сторону своей объёмной кормой, залил уже прилично разгоревшуюся коробку пеной. Я бы, конечно, и сам мог приложить начинающийся пожар сферой холода, и, безусловно сделал бы это, если бы хозяин задержался, однако что-то мне подсказывало, что он не слишком обрадуется перспективе откалывать от своего имущества ледяную корку.
     — Вот блин, здесь были записи сражений с Извергами в Америке семидесятых! Настоящий раритет! — Он рухнул на колени рядом с коробкой, принявшись счищать с неё пену.
     — Раритет? — Хмыкнул я. — Я помню, как это по телику крутили, наверняка оттуда ты всё и записал на видак.
     — И что? — Обернувшись, он с вызовом взглянул на меня. — Для меня это настоящий раритет! Именно с этих кассет и началось моё увлечение! А теперь, теперь…
     — Да всё с ними в порядке, — я взял одну из кассет, на которой корявым почерком была выведена надпись «Пауэр-мэн против Кальмара, 19 сент. 1971 г.».
     Помню эту битву, её снимали с вертолёта и в детстве она казалась мне невероятно зрелищной и эпичной. И лишь сейчас, оценивая происходящее более-менее профессиональным взглядом, я пришёл к мнению, что американец сработал крайне неаккуратно, позволив монстру не просто выбраться на Лос-Анджелесский пляж, но и прорваться непосредственно в город. Да и без посильной помощи Героя, пытающегося в одиночку прикончить тварь оранжевого уровня, самому Кальмару никогда не удалось бы учинить столько разрушений.
     — Огонь только коробку подпалил, кассеты не пострадали. Ну, почти…
     — Вот именно, что почти! — Вирт выхватил у меня кассету и положил её на ближайшую полку. — Ладно, чего припёрлись-то? Не для того же, чтобы мои вещи портить?
     — Нет, — мотнул головой я. — Ты и сам с этим прекрасно справляешься.
     — Он всегда такой? — Обратился Вирт к Михаилу.
     — Эй, это мой вопрос! — Возмутился я.
     Стоящий меж нами Провидец прикрыл глаза ладонью и издал тяжкий вздох.
     — Вы друг друга стоите, оба будто из пятого класса сбежали, — проворчал он.
     Признаться, тут я не удержался и заржал. Мне вторил ухающий смех Вирта. Нередко я попадаю в опасные для жизни, загадочные, либо же попросту странные ситуации. А вот о чём-то абсурдном и забавном я такого сказать не могу, так что происходящее вполне можно назвать эдакой эмоциональной разрядкой, когда совсем не обязательно строить из себя пафосного Героя, разящего врагов одной своей крутостью. В общем, когда предоставляется возможность хоть немного расслабиться, не стоит её упускать.
* * *
     — Мастер? Какой именно Мастер? — Уточнил Вирт, после того как мы были представлены друг другу, как подобает. — Ты случайно не из Шаолиня? Знаком с Нефритовым Мастером?
     — С кем? — Немного растерялся под градом вопросов я.
     — Это самый известный из Героев шаолиньской команды, работающий в Гонг-Конгском отделении МАС. Хотя, командой их можно считать лишь условно, они просто вместе обучаются в своих монастырях боевым искусствам, адаптируя под них собственные способности, а потом разъезжаются по всему миру в разные филиалы Ассоциации. — С явным энтузиазмом в голосе и бурно при этом жестикулируя, занялся просветительской деятельностью мой новый знакомый. — У нас, в Москве, тоже один такой есть — Мастер-Костолом! Он не прямо в топе, конечно, но уверенно к нему движется.
     — Я не из этих! — Поспешил откреститься я. — И просто Мастер!
     — Нельзя быть просто Мастером, — приподняв очки и помассировав двумя пальцами переносицу, вздохнул Вирт. — Уже есть один просто Мастер — старший наставник Шаолиня, который, собственно, и открыл ворота монастыря для сверхов, желающих постичь боевые искусства.
     — Ну, рад за него, — пожал плечами я, — но я тот, кем являюсь, и называться как-то иначе, только потому, что имя занято, не собираюсь.
     Во всяком случае пока не перейду, наконец, на новую ступень, став Магистром.
     — Дело твоё, конечно, — сверкнул в мою сторону очками Вирт, — но тогда проблем с шаолиньцами тебе не избежать, они к этому реально серьёзно относятся.
     — Учту, — кивнул я, — но мы, вообще-то по делу зашли, а не просто познакомиться.
     — Ну тогда идём, чего встали? — Он двинулся вдоль стеллажей, призывно помахав нам рукой. — Ты, кстати, так и собираешься с чёрной дырой вместо рожи ходить?
     — Пока — да. Извини, но я тебя не знаю, так что…
     — Вы, Герои, прямо носитесь со своей анонимностью. Впрочем, не могу сказать, что это не оправдано.
     Вирт провёл нас в свой рабочий закуток, как я назвал бы место, которое передо мной предстало. Мониторы чуть ли не во всю стену, на столе аж три клавиатуры, сам комп — настоящий монстр Франкенштейна, со всеми этими торчащими из него шлейфами и проводами. И, разумеется, размеренный гул множества кулеров, охлаждающих всё это техническое нагромождение.
     Помнится, тому же Браузеру всегда хватало одного — при том, не самого нового — ноутбука. Впрочем, это вполне можно объяснить тем, что основные вычислительные мощности располагались внутри его черепной коробки. Бедняга жил в условиях постоянного использования своих сверхсил, что просто не могло не отражаться на его здоровье, прежде всего психическом. Конечно, при всех он отлично держался, однако пару раз мне всё-таки удавалось заметить, как он украдкой глотает какие-то таблетки. По идее, способности не должны вредить своему носителю, так что возможно, в тот момент он попросту не успел в полной мере под них подстроиться. Надеюсь, сейчас у него подобных проблем нет, всё же пять лет прошло, за этот срок можно многого достичь.
     В любом случае, Вирт компенсировал собственную обычность — хотя, учитывая его увлечения, это вопрос спорный — мощностью железа. Понятия не имею, для каких целей он его использовал, возможно тоже был тем ещё куллхацкером, однако же…
     — Это ещё что?! — Непроизвольно вырвалось у меня, когда я наткнулся взглядом на постер, висящий рядом с его рабочим местом.
     Он практически не отличался от всех остальных, которые я видел тут ранее: изображение Героини, одетой в открытый, хотя скорее уж — минималистичный, купальник и стоящей в кокетливой и призывающей позе. И всё бы ничего, если бы это была не Яшма! Вообще, снимать своих самых красивых девушек в различных вариантах костюмов — особая фишка МАС. И Героини, которые не против попозировать перед профессиональными фотографами, обычно примеряют на себя самые разнообразные наряды, от строгой учительницы, до горничной, разве что маски их всегда остаются неизменными. Однако я точно знал, что моя девушка ничем подобным никогда не занималась!
     — Это? — Крутанулся в своём кресле уже успевший устроиться Вирт. — А, это — Яшма, наша новая восходящая звёздочка. Появилась в Москве совсем недавно, но уже имеет неплохие перспективы! Лично я дико за неё топлю, но не считай это мейнстримом, я заметил её задолго до перевода в московское отделение, ещё когда она была одной из популярнейших Героинь Победограда.
     Присмотревшись, я понял, что кто-то неплохо побаловался с местным фотошопозаменителем, ибо переход от головы к остальному телу совершенно не бросался в глаза и смотрелось всё весьма органично. Уж тело любимой девушки от чьего-то другого я завсегда отличу, примет хватает, хотя по фигуре сходство было идеальным.
     — Пока её не подпускают к чему-то серьёзному, однако я уверен, что она ещё не раз блеснёт. — Продолжил распинаться Вирт. Похоже, он принадлежал к числу людей, способных часами говорить о собственных увлечениях. — Мы всем фанклубом в неё верим!
     — У неё есть фанклуб? — Тут же отреагировал я.
     — Ага, хочешь вступить? Нас в соцсетях уже больше двух тысяч набралось, к тому же подтянулись её старые фаны из Победограда, — довольный тем, что его слушают, охотно ответил мне этот подвальный хакер. — Надо же как-то ограждать Яшмочку от хейта со стороны этих клуш-фанаток Ави? Этож надо было её в пару к такому говнюку поставить? Как Герой он — полное ничтожество, только и умеет, что своим пафосом разить! Сколько лет в деле, а у него до сих пор даже собственного Злодея не завелось. Ну, если не считать за коллективного Злодея тех чокнутых девчонок, что ему официальную страничку своими фотками заспамили. И чего только в нём нашли? По-моему, он вообще гомик!
     — А вы сами, — у меня будто пересохло во рту, а кисти рук непроизвольно сжались в кулаки, — ничего такого Яшме не шлёте?
     — Не, лично я не размещаю ничего, за что мне было бы стыдно, и, как модератор, тщательно слежу за… хех… чистотой наших помыслов, — отмахнулся он, совершенно не заметив моего напряжения.
     В отличие от Михаила, который уже поглядывал на меня с некоторой опаской. Медленно выпустив воздух сквозь сжатые зубы, я постарался расслабиться.
     — Серьёзно?
     — Блин, мужик, ты только глянь на меня? — Он звучно хлопнул ладонью по своему объёмному пузу. — Разве я смогу заменить ей её погибшего парня? Ну где я, да и все мы, а где он?
     Сказав это, Вирт покопался в одном из ящиков стола и выудил оттуда подозрительно знакомую фигурку в дождевике с топором. У меня дома такая же осталась.
     — Это же…
     — О, рад, что ты его ещё помнишь! — Перебив меня, воскликнул он. — Не то, что этот неуч! — Вирт кинул на Михаила укоризненный взгляд. — Представляешь, пришлось ему недавно рассказывать про одного из величайших Героев современности!
     — В своё время Ветролов конечно пошумел, однако, по-моему, ты несколько преувеличиваешь его роль в тех событиях, — скромно оценил собственные действия я.
     — Да он там всех спас! Завалил Озиза Осквернителя и целого Громозавра! А до этого будто катком прошёлся по подпольным объектам! — Размахивая зажатой в руке фигуркой, эмоционально выдал Вирт. — Я знаю, что там многое приписывают армии и всяким левым челам типа какого-то Бригадира, однако кто корректировал огонь артиллерии по Гоблинам? Кто первым заметил опасность с тыла, когда даже масовские дроны оказались бесполезны? Кто встал на пути у заведомо более сильного врага? Кто, пожертвовав своей жизнью, навёл на него бомбардировщик?
     — Вряд ли он справился бы в одиночку, — хмыкнул я, вспоминая те печальные события. — Без Бригадира его бы…
     — Есть мнение, и не только моё, что Бригадир ему только помешал. В заведомо проигрышной ситуации, поставленный на грань гибели, сверх вполне может раскрыть свой истинный потенциал. Эволюционировать! Я считаю, что у Ветролова были на это все шансы, но случилось то, что случилось, — печально вздохнул Вирт, после чего как-то даже сник. — А ведь, учитывая всё разнообразие и мощь его изначальных способностей, он вполне мог встать в один ряд с десятиранговыми Героями! Только представь, первый Герой подобной силы в Союзе, причём не состоящий в Ассоциации!
     — Понятно, — протянул я, удивлённый тем, что подобные теории, начавшиеся плодиться после моего финального отжига, не просто известны в Москве спустя столько лет, но даже всерьёз кого-то волнуют. — Только причём здесь Яшма?
     — А это… короче, на записи, где Ветролов засаживает Дьяволу, можно найти момент, где мельком появляется тогда ещё Дикая Яшма, метающая свои кристаллы. Ну и присутствие там Кварца, не узнать которого невозможно, говорит само за себя. Если учесть, что Кварц и Яшма скорее всего близкие родственники, и тогда они явно состояли в команде с Ветроловом, можно предположить, что… Ветролова с Яшмой могло связывать нечто большее, чем просто профессиональные отношения. А если учесть, что она до сих пор не встречается ни с кем из Героев, можно сделать вывод, что она всё ещё скорбит о нём. Такая одинокая и такая недоступная… — Вирт устремил взгляд куда-то мимо нас с Провидцем, будто в этот самый момент его воображение рисовало картины, за содержание которых я, возможно, был бы не прочь открутить ему голову.
     — Или же она нашла себе кого-нибудь в своей гражданской ипостаси, — поспешил сбить его с лиричного настроя я.
     — Ну, или так, — нехотя признал он, — однако, если верить статистике, Герои обычно сходятся именно друг с другом. Всё-таки генетику нахер не пошлёшь, и в таком случае шанс заиметь сверходарённое потомство существенно выше.
     — Ладно, мы здесь не для того, чтобы дискутировать об особенностях селекции сверхов, — решил наконец вернуть тему в конструктивное русло я.
     — Мишаня говорил что-то про ту дурку, — кивнул Вирт, разворачиваясь обратно к мониторам, — смотрю вы неплохо успели там повеселиться. И откуда только у них так удачно Изверги нарисовались?
     — Вот это мы и хотим узнать, — подтвердил Провидец. — Поможешь?
     — Почему нет? — Хмыкнул он. — В конце концов, Теневые Мистики наконец-то вышли из тени! Давно пора! Сделали хоть что-то полезное, прекратив ныть про потерянных друзей и прочих родственников!
     — Эй!.. — тут же вскинулся Михаил. — Вообще-то, Ромка был и твоим другом тоже!
     — Не хочу тебя обидеть, Мишань, Ромыч реально был отличным парнем, но жизнь продолжается, и… в общем, я рад, что ваш депрессивный период закончился, рано или поздно это должно было произойти. А раз так — самое время действовать!
     Хрустнув пальцами, Вирт подвинул поближе одну из клавиатур — массивную угловатую доску с красной подсветкой.
     — Итак, что именно вас интересует?
     — Сама лечебница, а также непосредственно место, на котором она построена. Ну и личность главврача этого заведения, до кучи, — ответил я. — Сам прошерстил всё, что только можно, однако по всем пунктам нашлось на удивление мало инфы, только общие сведения.
     — Просто нужно знать, где искать, — наставительно произнёс Вирт, уйдя в работу. Разные окошки тут же начали сменять друг друга на одном из экранов. — Москва — город старый. Может и не древний, однако всяческими городскими легендами обрасти успел. Существуют соответствующие форумы, на которых и выложена информация по большинству подобных объектов, неавторизированным пользователям на которые войти попросту невозможно. А авторизация там — только по личному знакомству!
     — И что, ты вхож в этот круг? — Поинтересовался Михаил.
     — Я много куда вхож! — Самодовольно оскалился Вирт. — И туда — в том числе.
     — К чему вообще такая конспирация? Будто не байки всякие обсуждаете, а организованно торгуете контрабандой извергской требухи.
     — Если в открытую всё это выкладывать — блочат.
     — За обсуждения городских легенд? — Удивился Михаил.
     — За оперирование реальными фактами. Это ведь тебе не страшилки про чёрный-черный дом на чёрной-чёрной улице. Даты, адреса, имена людей, связанных со странными и загадочными обстоятельствами. Вот такое и удаляется. Не знаю кем именно, но работают они с размахом, иной раз даже интернет-операторов привлечь могут, чтобы прикрыть какой-нибудь ресурс. Ладно, не мешайте мне хотя бы пять минут. Можете пока полюбоваться моей коллекцией, только ничего не трогайте!
     — Ты не говорил мне, что он фанатеет от Ветролова, — тихо проворчал я, когда мы отошли в сторонку, чтобы не мешать Вирту работать. По себе знаю, насколько это сбивает, когда кто-то постоянно смотрит тебе через плечо.
     — Ну, эм… сюрприз? — Невинно улыбнулся Михаил.
     — На самом деле, куда больший сюрприз — это наличие у него крафтовой пушки. Где попало такого не купишь. Если через Вирта удастся выйти на здешний Чёрный Рынок, вас наконец-то можно будет прилично приодеть.
     — Это, конечно, круто, но та же Тэ-ткань, наверное, дорого стоит, — с сомнением в голосе протянул почти обычный советский школьник, который вряд ли смог бы накопить на приличный отрез этого сверхполезного материала из своих карманных денег.
     — Расходы я возьму на себя, — припомнив о своей заначке, сообщил я.
     — Не надо… — возмутился, было, Михаил, но я не дал ему продолжить.
     — Подобающая экипировка — это не только удобство. Нередко только она способна спасти вам жизнь. Я собираюсь вложить в вас своё время и усилия, но всё это не будет стоить ничего, если вас прикончат из-за ненадлежащего оснащения. Защита, связь, предметы первой для Героя необходимости, вроде той же аптечки — без соответствующей экипировки я вас в «поле» не выпущу! Ты даже представить не можешь, как часто мне всё это помогало, когда я только начинал. Да и позже… В общем, не запаривайся по этому поводу. Если нам удастся сконтачиться с местным Чёрным Рынком… я расскажу вам, что такое хабар, вот тогда-то и рассчитаемся.
     — И всё равно, я… — Провидец всё ещё не испытывал особого энтузиазма на счёт подобного спонсорства с моей стороны, однако очередную порцию сомнений ему на этот раз помешал озвучить уже Вирт.
     — Эй, хорош там по углам шептаться, идите сюда, что покажу! — В своей обычной, насколько я успел его узнать, бесцеремонной манере выкрикнул он.
     — Что тут у тебя? — Поинтересовался я, когда мы вернулись.
     — Пожалуй, начнём с самого начала. Вот! — Он вывел на один из экранов чёрно-белый не слишком-то чёткий снимок с изображением какого-то старинного трёхэтажного строения, отличающегося разве что красивыми резными наличниками на окнах. — Доходный дом купца Синицына, стоял на месте, где сейчас располагается интересующая нас лечебница с конца девятнадцатого века, когда, собственно, этот район и стал частью Москвы. На протяжении всей своей истории это заведение имело мрачную и зловещую репутацию. Ранее абсолютно вменяемые люди, заселившиеся в этот дом, нередко страдали от самых разных психозов и расстройств. Кому-то просто снились дурные сны, но некоторые основательно текли крышей, вплоть до зрительных и слуховых галлюцинаций. Как итог — девятнадцать случаев самоубийств и двенадцать бытовых убийств за неполные сорок лет.
     — Отличное место для психушки, — отметил Михаил.
     — Это мы пока только начали, — усмехнулся Вирт, сменив фотографию. На следующем снимке было изображено натуральное пепелище с торчащими тут и там закопчёнными обломками стен. — В тридцать четвёртом году прошлого века доходный дом сгорел, однако почти всем жильцам — а тогда он был переоборудован в натуральную коммуналку — удалось вовремя оттуда выбраться. Следствие не нашло следов умышленного поджога, и всё списали на неосторожность при отоплении, хотя прочих странностей в этом деле было не мало.
     Очередной щелчок мыши, и перед нами уже следующее фото, на котором оказалось запечатлено длинное одноэтажное строение с белыми стенами и широкими окнами.
     — Следующие лет десять этот участок был никому не интересен, но уже после войны там построили спорткомплекс для детей из окрестных школ, который, впрочем, особой популярности у них не заимел. Наоборот, детишки предпочитали туда лишний раз не соваться, а немногочисленные функционирующие спорт кружки стали причиной такого количества различных травм, что об этом даже в газетах писали.
     Теперь нам продемонстрировали скан газетной страницы с выделяющимся названием «Московская правда». В статье по большей части приводились жалобы родителей на неквалифицированный персонал, допускающий подобное.
     — В общем, эту лавочку тоже быстренько прикрыли, а в помещениях разместили библиотеку. Благодаря специфике заведения, годы в этом статусе прошли относительно спокойно.
     — Относительно? — Хмыкнул я. — Там что, под книжными завалами парочку читателей погребло?
     — Не совсем, — покачал головой Вирт и вывел на экран снимок, на котором интеллигентного вида мужчину в очках, впрочем, с искажённым в зверском оскале лицом, вели к милицейскому фургону двое милиционеров, заломив ему руки за спиной. — Один из старших сотрудников библиотеки оказался маньяком-убийцей, на счету которого было более десятка жертв, преимущественно женщин. Ну, это те, которые точно доказаны. Сам маньяк-библиотекарь со следствием решил не сотрудничать и покончил жизнь самоубийством, откусив себе язык.
     — Весёлая история, нечего сказать. Что было дальше?
     — Два года спустя, в семьдесят третьем, библиотека закрылась и здание простояло заброшенным почти пятнадцать лет. А потом его снесли и выстроили на этом месте психиатрическую лечебницу, которая до сих пор работает. Должен отметить, что с этого самого момента вокруг данного куска земли никаких страшных историй, или хотя бы странных слухов не ходило. Разве что имел место массовый побег пациентов в девяносто пятом, однако ту историю подозрительно быстро замяли. Следующее происшествие — нападение Извергов, непосредственными участниками которого вы и стали.
     — Ясно, — пробормотал я, — и ты дал Мистикам наводку именно на это место, потому что…
     — Им нужны были места с тёмной историей, типа того, в котором пострадал Ромыч, — пожал плечами Вирт, — и когда Мишаня спросил меня об этом, в первую очередь на ум мне пришло именно оно.
     — Понятно. А что там с главврачом? Нашёл что-нибудь интересное?
     — Здесь глухо. Задворский Аристарх Иванович. Как говориться, родился, учился, работал. Сначала устроился в лечебницу обычным врачом, шесть лет назад предыдущий главврач вышел на пенсию, и он занял его место. Ни тебе скандалов, ни происшествий. Всё совершенно обычно, как у всех. Разве что… — Вирт помедлил.
     — Что? — поторопил его я.
     — Это моё субъективное мнение, — предупредил он, — однако, на мой взгляд, в его биографии всё слишком обычно. И очень мало контактов, ведущих к другим людям. Семьи нет, друзья неизвестны, на всяческих конференциях он никогда не светился, собственные труды, за исключением парочки статей и диссертаций, не публиковал.
     — Думаешь его биография сфабрикована? — Спросил Михаил.
     — Как вариант. Ну, либо он невероятно скучный человек. Настоящий эталон обычности и заурядности, я бы сказал.
     — А если копнуть глубже? — Поинтересовался я. — Через подпольные ресурсы, к примеру.
     — В таком случае есть немалая вероятность, что те, кто гипотетически за ним стоит, быстро просекут, что им кто-то интересуется, и могут в ответ копнуть под нас. Я, конечно, далеко не беззащитен, как вы могли убедиться, — он смешался, наткнувшись на скептический взгляд Михаила, — короче, для меня это слишком рискованно. У этих людей имеются немалые ресурсы, чтобы подчищать информацию в интернете, и уже одно это о многом говорит.
     — Есть идеи, кто бы это мог быть? — Не сдавался Провидец.
     — Спецслужбы, наши, либо наших заокеанских «друзей», — он обозначил пальцами кавычки, — Уроды, Подполье… да кто угодно, честно говоря! И ни один из этих вариантов мне не нравится! Так что, если соберётесь раскручивать эту тему и дальше, будьте предельно осторожны. Я не знаю, какая тут связь с тем, что произошло с Ромычем, и есть ли она вообще, однако же… это всё значительно превосходит тот уровень компетенции, что доступен обычным Диким Героям.
     — Но ведь разве Ветролов, про которого ты сегодня столько распинался, не был обычным Диким Героем? — Напомнил Михаил. — Разве не он, по твоим собственным словам, не дал осуществиться заговору Уродов, и спас свой город от уничтожения?
     — Оба раза — он, — кивнул Вирт, — но в конечном итоге, куда это его привело? Вы же пока только встаёте на ноги, и взваливать на себя подобные дела — не самый безболезненный способ самоубиться. Если серьёзные люди хотя бы прознают о вашем интересе… Впрочем, чего это именно я тебе об этом говорю? У вас же теперь наставник нарисовался! Ты, — он развернулся ко мне, — ты ведь не собираешься впутывать их в это нездоровое дерьмо?
     Дилемма, однако. С одной стороны, неизвестная организация, способная доставить горстке Диких немало проблем, с другой же — будто бы агонизирующее Искажение, которое непонятно к чему может привести. Подставлять ребят я не собираюсь, тем более, что они реально не готовы, а значит придётся действовать самому. В общем-то, как я и привык. Корень проблемы, как мне кажется, находится именно в реальном мире, а потому помощь Провидца мне дальше не понадобится. Но сперва следует изготовить амулет, блокирующий отток сил внутри Искажения, благо намётки имеются, и вот тогда-то я смогу разойтись по полной.
     — Нет, — покачал головой я, — теперь придётся немного пересмотреть планы и действовать куда осмотрительнее. Спасибо, Вирт.
     — Не за что, мне завсегда в радость всяческие геройские делишки, так что обращайтесь, если что.
     — Ну, если уж ты не против, то у меня есть к тебе ещё одно дело, — расплылся в предвкушающей улыбке я, решив ковать железо, пока горячо.
* * *
     Из подвала мы выбрались лишь спустя пару часов. Это время я потратил не зря, прояснив давно уже интересующие меня подробности геройской жизни Столицы, и расспросив насчёт возможности покупать и сбывать всяческие специфические товары. Роль просветителя для приехавшего покорять большой город провинциального Героя явно пришлась Вирту по душе, и он воспринял её с завидным энтузиазмом. Даже Михаил, проживший в Москве всю свою жизнь, слушал его лекцию с нескрываемым интересом. Так что, это было познавательно для нас обоих. И пусть узнали мы пока далеко не всё, но хотя бы прояснили самые основные моменты.
     В общем, таким полезным знакомством я оказался более чем доволен. Несмотря на свой весьма специфический стиль общения, на совершенно не скрываемые, скорее даже подчёркиваемое увлечение геройской тематикой, этот парень показался мне вполне шарящим в своём деле человеком. Не возьмусь сравнивать его в профессиональном плане с тем же Браузером, но хотя бы в общении с ним всё оказалось намного проще, мы как-то сходу нашли общий язык.
     — Эй, чего ты такой загруженный? — Спросил я бредущего рядом хмурого Провидца, уткнувшегося в свой телефон. — Случилось что?
     — Пока непонятно, — буркнул он, переведя на меня взгляд. — Флёр пишет, что сегодня условилась встретиться с Метелью, чтобы вместе походить по магазинам. Она ещё и меня приглашала, — он нервно передёрнул плечами. Хех, смотрю, парень явно в теме, уже знает, что к чему. — Но мы с тобой раньше договорились, так что пришлось отказаться. Да и Метель тоже не пришла, хотя вроде как собиралась.
     — Похоже, она и сама не большая любительница всех этих девчачьих радостей, — хмыкнул я. — Что конкретно тебя в этом напрягает?
     — Я не уверен, что-то крутится в голове, но я не могу разобрать… — тут его ноги подкосились, и он начал заваливаться на бок.
     Мне удалось подхватить его прежде, чем он грохнулся на асфальт и, оттащив с тротуара, умостить на газонную травку, аккуратно поддерживая голову и вглядываясь в его лицо. Должен признать, выглядел сейчас Провидец довольно жутко — глаза его закатились настолько, что были видны лишь белки, рот разинут в беззвучном крике, а тело его сотрясали судороги. Из его носа вытекла струйка крови. Походу, это и есть его провидческий приход, со стороны смотрится будто реальный припадок.
     — Что случилось? — Подошла к нам женщина средних лет. — Молодому человеку плохо? Может вызвать скорую?
     Остальные немногочисленные прохожие также начали стягиваться к нам. Хорошо хоть не забыл снять маскировку с лица, когда мы вышли на улицу, а то бы перед всеми желающими предстала эпическая картина «человекоподобный Изверг и его жертва».
     — Я уже, — сообщил я, продемонстрировав выхваченный чуть ли не на лету телефон Михаила. — Видно опять забыл свои таблетки принять, вот и скрутило. Не волнуйтесь, скоро он оклемается.
     Будто в подтверждение моих слов Провидец перестал содрогаться и обмяк на травке, после чего часто заморгал и попытался оглядеть склонившихся над нами обеспокоенных граждан мутным рассеянным взглядом.
     — Ну что вы тут столпились, товарищи? Дайте ему побольше пространства! — Сказал я и помог Михаилу принять сидячее положение.
     Народ потихоньку начал расходиться, впрочем, не скупясь на советы вроде «ему бы к доктору обратиться», да восклицая, что «болезненная молодёжь нынче пошла, это всё экология виновата!».
     — Миш, ты как? — Спросил я, когда нас оставили в покое.
     — Сев… — он не без труда сконцентрировал внимание на мне, — Сев, я видел…
     Я его не торопил, давая возможность спокойно собраться с мыслями. Во время «приёма сигнала» узор сверхспособностей, ярко сверкая и закручиваясь в замысловатые кренделя, сконцентрировался вокруг его головы. Если у него при этом всегда падучая наступает, это должно быть не только неприятно, но и весьма неудобно. Следует попытаться научить его хотя бы базовой медитации, возможно это поможет ему хоть как-то облегчить данный процесс.
     — Я видел Метель… — хриплым голосом произнёс, наконец, он. — Кажется, у неё неприятности…
     Мда, когда дело касается этой неугомонной девчонки, я почему-то совершенно не удивлён.

Глава 12

Отступление 3
     Ника появилась в жизни Вики, когда та уже была в более-менее сознательном возрасте. Старшая дочь отца от первого брака. После развода мать Ники уехала в свой родной город, взяв дочь с собой. Которая вернулась лишь спустя долгие десять лет, получив высшее образование и, подобно многим молодым людям со всей страны, решившая, что в столице намного больше возможностей для самореализации. Так что Вика впервые лично встретилась с сестрой только после своего девятого дня рождения.
     Тогда сильная и волевая девушка произвела на свою маленькую сестру неизгладимое впечатление. Любящие родители всегда окружали Вику нежностью и заботой. И не то, чтобы прямо баловали, однако же недостатка в сладостях и игрушках она не испытывала. И тем сильнее совсем ещё маленькая девочка ощутила контраст между собой и своей взрослой сестрой, когда та впервые появилась у них дома.
     Отец был очень рад видеть свою старшую дочь, и та отвечала ему взаимностью, было заметно, что она сильно соскучилась по своему родителю. Тем не менее, никакие родственные чувства не заставили её не то, что поселиться с ними, но хотя бы просто снимать отдельное жильё на родительские деньги. Нет, только обретя долгожданную самостоятельность Ника не горела желанием выпускать её из рук и вновь от кого-то зависеть.
     Так что за найденную отцом уютную однокомнатную квартирку, буквально на соседней улице, она платила исключительно из собственного заработка, благо работу ей удалось найти относительно быстро. Однако же, шаговая доступность позволила ей довольно тесно общаться с отцом и его новой семьёй. Женщиной вторая жена отца оказалась тёплой и понимающей, так что особых разногласий меж ними не случалось. Но вот сестра…
     По началу Ника её даже несколько опасалась. Просто потому, что та была совсем ещё ребёнком, с которыми она явно не умела общаться. Серьёзно, не играть же с ней в куколки и совместно смотреть мультфильмы? Тем не менее, отвязаться от надоедливой сопли оказалось не так-то просто, тем более что Вика смотрела на неё полными обожания глазами, как могут смотреть только дети, что подкупало. И чем дальше, тем больше времени они проводили вместе.
     Нередко Вика после школы сразу шла в гости к своей сестре, где под её присмотром делала уроки. Они болтали и веселились, иногда Ника заказывала пиццу, реже — готовила что-то сама. А потом провожала её до дома. Так продолжалось три года. Три года, ставшие самым счастливым временем в жизни Виктории Воронцовой, в последствие более известной под геройским именем Метель.
     Всё изменилось в один далеко не самый хороший день, когда ей шёл уже тринадцатый год, и она в очередной раз решила нагрянуть к сестре после окончания занятий. Пару минут она топталась на лестничной клетке, мучая кнопку дверного звонка — никто не открывал. Это не было чем-то необычным, всё же Ника — взрослая работающая девушка, которая иногда бывает сильно загружена своими делами, и, соответственно, просто физически не может уделять сестре слишком много своего времени. Но в таких случаях она обычно всегда предупреждала по телефону.
     Вика уже собиралась уходить — в конце концов, домашнее задание само себя не сделает — но её взгляд наткнулся на нечто непривычное, и… пугающее. Несколько тёмно-алых капель на плиточном полу лестничной клетки возле двери, рядом с которой она топталась. Казалось, в тот момент она не слышала ничего, кроме стука собственного сердца в ушах. Тогда, возможно впервые в жизни, её охватили очень нехорошие предчувствия.
     Она начала буквально биться в дверь зовя сестру, схватилась за ручку, в бессмысленной надежде распахнуть мешающую ей преграду… и обнаружила, что всё это время она была не заперта. Вика опасливо вошла внутрь, боясь обнаружить самое страшное. И в некоторой мере её страхи начали воплощаться в реальность — она с ужасом заметила капли крови на паркетном полу и алые разводы на стенах, будто кто-то мазнул по ним окровавленными ладонями. Медленно переставляя будто одеревеневшими ногами, девочка прошла по этому следу, который привёл её к приоткрытой двери в ванную.
     — Никааа! — Дикий визг Виктории, стоило ей осознать увиденное, смог бы разбудить и мертвеца.
     К счастью, несмотря на непрезентабельный внешний вид, старшая сестра оказалась жива, пусть и не в полной мере здорова. Бледная и тяжело дышащая, она сидела на полу, прислонившись спиной к стенке ванной и поддерживая рукой неумело перебинтованный бок. Болезненно поморщившись, она развернулась к источнику шума и… замерла с отвисшей челюстью и широко распахнутыми глазами. От её пребывающей в истерике любимой сестрёнки по стенам и полу расходились узоры инея, да и похолодало в квартире заметно.
     Собрав силы в кулак, ей удалось подняться на ноги и, сделав пару шагов, заключить в объятья рыдающего и шибающего по сторонам холодом от пробудившейся сверхспособности ребёнка. Ей и самой хотелось разрыдаться, только не от боли в распоротом боку, а от осознания, что жизнь её маленькой Вики нормальной теперь уже не будет.
     Тот момент стал поворотным в их отношениях — место любящей сестры и подруги заняла пусть и заботливая, но от этого не менее требовательная наставница. Ника учила младшую так, как никто никогда не учил её саму. Все умения и знания происходили из собственного, вымученного и выстраданного, а иногда и весьма печального опыта. И касалось это не только умения обращаться непосредственно со сверхсилами, благо до некоторой степени они оказались у сестёр идентичны. Выживание в суровом геройском мире — вот чему она должна была обучить её в первую очередь.
     Да, прежде всего она хотела показать Вике, что геройская доля — это не шутки. Что одна ошибка может повлечь за собой воистину фатальные последствия. Что не стоит доверять каждому, кто зовёт себя Героем, будь он Дикий, либо даже при Эмблеме. Именно по этой причине она всячески ограничивала контакты сестры со своими коллегами. Эти люди не были плохими… во всяком случае, однозначно плохими, но у них существовали собственные цели, к которым они шли определёнными методами, не всегда соответствующими её собственным представлениям о героичности.
     Ника считала, что сестре пока ещё рано вливаться в геройское сообщество Столицы, а потому старательно ограждала её от чужого влияния, в том числе и той ОГГ в которой состояла сама. Она прививала ей определённую степень недоверия как к крупным организациям, так и к одиночкам, либо командам, пытающимся казаться дружелюбнее, чем они есть на самом деле. И часто любила повторять, что люди, которые станут прикрывать тебе спину в бою, должны быть неоднократно проверены не только в многочисленных стычках хоть с Извергами, хоть с другими сверхами, но и в более мирной обстановке. Возможно, тогда она и сама забыла, что для чего-то подобного требуется также раскрыться в ответ.
     Вот так, постепенно Виктория и обрастала всевозможными знаниями и умениями, которые обязательно должны будут ей пригодиться в дальнейшей геройской карьере. Когда-нибудь потом, в будущем. Когда и она, подобно сестре, станет сильной и независимой Героиней, способной отстаивать собственную позицию и своё видение ситуации. Ну а пока… реальной практики у неё не было от слова «совсем».
     Сестра не знакомила её с друзьями-Героями, не брала с собой на задания и, конечно же, не позволяла патрулировать городские улицы самостоятельно. «Тебе ведь некуда торопиться», «не забывай про школу, это не менее важно», «пока ещё это слишком опасно, ты не готова». Эти и многие другие причины пока ещё сдерживали непоседливую девчонку от поиска приключений на мягкое место, но долго так продолжаться не могло.
     Но не её деятельная натура стала причиной какой-либо неприятности, как это можно было бы предположить. Нет, произошло нечто куда более страшное. Что-то настолько не вписывающееся в успевшую у неё сложиться к пятнадцати годам картину мира, что даже задумываться об этом казалось чем-то… немыслимым.
     Старшая сестра была для неё всем. В первую очередь — непререкаемым авторитетом и идеалом, к которому стоит стремиться. И для неё было втройне больно видеть её не просто лишённой своих сил, но… сломленной. Опустошённой и замкнувшейся в себе. Она, как могла, пыталась хоть немного её растормошить, и в какой-то момент ей даже казалось, что у неё начало получаться. Ника поддерживала разговор, улыбалась в ответ на её неумелые попытки шутить, но тоска так и не покинула её взгляда. А потом Ника просто собрала вещи и вернулась домой, незадолго до этого просто поставив сестру перед фактом.
     — Не влезай во всё это, — предупредила она, отведя Вику в сторонку, когда они дожидались поезда на перроне. — Не хочу, чтобы с тобой произошло то же самое. И не связывайся с группировками. На самом деле, мне было бы спокойнее, если бы ты вообще не лезла в геройские дела, — она провела ладонью по короткостриженым волосам сестры, — но просить тебя о подобном… это было бы слишком эгоистично с моей стороны. Так что ты хотя бы не рискуй понапрасну. Было бы замечательно если бы ты нашла кого-нибудь, кто прикрыл бы тебе спину. Ты знаешь, я не помню, что со мной случилось, но, возможно, действуй я тогда с проверенным напарником, подобного бы не произошло. Не повторяй моих ошибок, сестрёнка, и прощай!
     И она уехала, оставив вместо себя лишь горечь в душе. Вика не могла её ни в чём винить, поскольку понимала, насколько тяжело ей было здесь оставаться. Рядом с ней, здоровой и полной сверхсил. С той, кто пока не встал на геройский путь, но у которой ещё всё было впереди. Вот тогда-то она и поняла — пора! Пора, наконец, заявить о себе. Но не просто так. Нет, теперь и у неё появилась собственная Цель, а не просто геройство ради геройства — она, несмотря на все предупреждения, всё же решила разобраться в произошедшем с сестрой и найти способ её вылечить. Ну и стать достойной преемницей Дикой Героини Вьюги.
     Надев давно дожидающийся своего часа костюм — который сестра в своё время сильно раскритиковала из-за обилия чисто декоративных элементов — и назвав себя Метелью, она вышла на Московские улицы. И практически сразу наткнулась на команду коллег-Героев, что недалеко ушли от неё как возрастом, так и своей неопытностью на данном поприще.
     Теневые Мистики также, как и она, пытались разобраться с тем, что случилось с их товарищем и первым лидером команды, который, подобно Вьюге, утратил сверхсилы, отчего так и не смог оправиться. После их истории Вика заключила, что возвращение Ники в родные пенаты — не самое худшее, что могло с ней произойти. Однако в то, что их встреча оказалась совершенно случайной, она не поверила ни на миг, ибо таких совпадений попросту не бывает. Впрочем, очень быстро выяснилось, что они встретились благодаря способностям нового лидера Мистиков. Тем не менее, они всё же решили объединить усилия, всё же у неё самой не было ни единой зацепки, никакого представления с чего начать, так что она не смогла отказаться, пусть эти недогерои — а всерьёз их Героями она на тот момент не воспринимала — не вызывали ни малейшего доверия.
     К примеру, Провидец не казался человеком, способным хоть кого-то за собой вести. Ему явно недоставало решительности, да и силы его не особо внушали. Даже Раздор куда больше подходил на эту роль, тем более, что она очень впечатлилась, впервые увидев его разрушительные способности. Вернее, он подходил бы, если бы не был столь безалаберен и сварлив. Ну а Флёр… об этой девчонке и говорить нечего, она будто хвостиком следовала за парнями и даже собственное мнение, хоть как-то отличающееся от мнения остальных, высказывала крайне редко.
     В общем, не нужно быть гением, чтобы понять, что все Теневые Мистики вместе взятые куда более зелены, чем она сама. Для того, чтобы её слова были подкреплены хоть каким-то весом, она будто невзначай упомянула, что какое-то время состояла в группировке Светочей, благо сестра довольно много рассказала ей об этой ОГГ, да и обучала её на совесть. Так что показать себя немного более бывалой, чем есть на самом деле, у неё худо-бедно получилось.
     Впрочем, она сделала это не столько для того, чтобы набрать побольше авторитета в глазах новых товарищей, сколько затем, чтобы её слова звучали более веско, и они не воспринимали их в штыки. И этот небольшой обман в некоторой мере сработал. Во всяком случае, ей всё же удалось донести для этих любителей — как она пристрастилась называть сокомандников — несколько простейших вещей, вроде необходимости соблюдать конспирацию, даже когда их никто не слышит, не называя друг друга реальными именами. Впрочем, работы с ними оказалось намного больше, чем она того хотела, в то время как польза от подобного сотрудничества выходила весьма сомнительная.
     Так она думала до того раза, как впервые очутилась на изнанке. Только оказавшись под странным фиолетовым небом, она поняла, что действительно стала ближе к своей цели. Пусть на шаг, но всё лучше, чем топтаться на месте. И с этим уже можно было как-то работать. От чего-то отталкиваться. Но не успела Метель во всём разобраться сама, как появился ОН.
     Этот невероятно подозрительный, самодовольный, высокомерный и просто невыносимый тип в дурацком балахоне. Она бы не постеснялась высказать всё это ему в лицо… если бы он не использовал столь жуткий способ обеспечить свою анонимность — будто под его капюшоном простирается бесконечная пустота, подобная той, из которой вылез тот Изверг в результате её небольшой оплошности. Ну и ещё он был чертовски силён, а как наставляла сестра:
     — Дерзить всем подряд в сверхсообществе — верный путь нажить себе массу недоброжелателей. И им даже не обязательно быть откровенными врагами, чтобы существенно осложнить тебе жизнь, достаточно даже малейшего желания хоть как-то тебя задеть, чтобы, к примеру, не вовремя открыть рот и разболтать какую-нибудь важную информацию о тебе твоему истинному врагу. А уж если ты неосторожным словом оскорбила кого-то по-настоящему сильного, то вполне можешь нарваться и на куда более серьёзные неприятности.
     Так что в отношении этого незнакомца она всё же старалась не нарываться. Но при этом была настороже, пусть он и защитил её от последствий — больших, волосатых и злобных, стоит заметить — её собственной глупости и небрежности. Тем не менее, лидер не был столь скептичен и категоричен. Хотя, возможно, благодаря своей силе он просто больше знал об этом таинственном сверхе, пусть и не торопился делиться своими знаниями с остальными. И он один решил за всех, что Мастер станет для них неплохим наставником.
     Как бы сама Метель к этому не относилась, впоследствии оказалось вполне очевидно, что он прав. После небольшой проверки способностей Мастер сперва устроил разбор полётов, а затем ещё и дал каждому индивидуальные рекомендации, которые мало того, что частично перекликались с наставлениями Вьюги, так ещё и сами по себе казались вполне толковыми. И у неё не имелось причин быть чем-то недовольной, если бы не одно «но»: всё это лишь отсрочит достижение основной Цели!
     Нет, критическое мышление не до конца ей отказало, и она отлично понимала, что высказанное в тот день Мастером сработает лишь в долгосрочной перспективе, однако она не могла столько ждать! Её сестра нуждалась помощи прямо в эту самую минуту, страдая из-за отсутствия сверхсил. Всё-таки произошедшее с Эквилибристом весьма переполошило её, и она не была точно уверена, что Ника до конца оправится от подобного потрясения, а не решится в один не самый прекрасный момент также радикально закончить свои мучения. Последнее время они созванивались каждый вечер, и, в принципе, сестра звучала куда более умиротворённо, чем пока оставалась в Москве. Она не представляла, что это могло значить, но надеялась на лучшее.
     В любом случае, она поняла, что должна брать дело в свои руки, причём как можно скорее, пока не начался учебный год и она не погрязла в рутине, разрываясь между непосредственно учёбой и тренировками под руководством Мастера. Следовало исполнить самостоятельно взваленные на себя обязательства перед сестрой, прежде чем начинать жить для себя. Именно это она и вбила себе в голову.
     Потому-то она и полезла в подозрительную лечебницу в одиночку. Пускай не на её изнанку, ведь Провидец, смотрящий Мастеру в рот, ни за что не согласился бы её туда провести. Но она собиралась хотя бы осмотреться на местности. Поискать что-нибудь странное, попытаться подглядеть за тем, что происходит внутри. Возможно проверить, сильно ли досталось пациентам во время нападения Извергов, за которое она всё же ощущала свою вину. Не то, чтобы она реально ожидала хоть что-то найти, но бездействие попросту сводило её с ума. Она не могла просто сидеть сложа руки, зная, как страдает её сестра.
     Перебраться через ограду оказалось не трудно, в конце концов она же не Флёр в своём длиннополом платье, и не нуждается в том, чтобы её подсаживали. И пусть ничего необычного на территории лечебницы она не нашла — если не считать пока не устранённых следов их недавнего боя — в воздухе явственно ощущалось какое-то напряжение. Кончики пальцев едва заметно покалывало, а в груди чем дальше, тем сильнее щемила какая-то неясная тревога. Тем не менее, она проигнорировала все эти сигналы, решив двигаться дальше. Ей не хотелось уходить отсюда ни с чем, да и этому невесть что возомнившему о себе Мастеру следовало утереть нос, дабы он не ровнял её с остальными, считая такой же неумёхой, как и прочие Мистики.
     Внутрь она проникла через приоткрытое окно одного из лечебных корпусов, и мягко ступила на покрытый линолеумом с невзрачным узором пол. Территория могла условно считаться вражеской, а потому по длинным пустым коридорам она продвигалась короткими перебежками, медленно и осторожно, держась поближе к окнам и намереваясь, при появлении здешних обитателей спрятаться за шторами. Медицинское убранство никогда не отличалось особым разнообразием, а потому заблудиться во всех этих одинаковых коридорах было не сложно. Хорошо хоть, в отличие от изнанки, здесь хотя бы имелись окна наружу и можно было примерно оценить, с какой стороны здания ты находишься.
     В этом корпусе оказалось на удивление пусто — лишь пару раз Метель замечала в дальних концах коридоров массивные фигуры санитаров, успевая юркнуть за штору, либо скрыться за раскидистыми кустами, стоящими по углам в огромных напольных горшках. Многие одноклассники, а особенно одноклассницы, частенько подшучивали над ней из-за её низкого роста, однако она никогда не комплектовала по этому поводу. Сестра всегда учила её видеть преимущество в том, что все остальные зачастую считают недостатком. Вот и сейчас её «малогабаритность» сыграла ей на руку.
     Она понятия не имела в каком отделении находилась, но явно не там, где содержат пациентов, ибо никаких палат ей пока не встретилось, а ведь она уже успела обойти пару этажей — сплошные запертые кабинеты с непонятными аббревиатурами и чьими-то фамилиями на латунных табличках. Она битые полчаса тут бродила и уже успела возненавидеть это место — неудивительно, что в искажении оно являлось именно закольцованным коридором. Тем не менее, упрямство не давало ей уйти отсюда с пустыми руками. Прямо как тогда, когда она на пару с Раздором открыла тот пролом в… Нет! Об этом лучше не думать! Сегодня она обязательно что-нибудь отыщет!
     Метель тихонько просочилась между двойными створками двери и через наконец-то обнаруженный переход прошла в соседний корпус, надеясь, что хоть там найдётся что-то стоящее внимания. Что и случилось, только не совсем так, как она ожидала.
     «Это ловушка!» — Пронеслось у неё в голове, когда она оказалась в каком-то тесном предбаннике в окружении здоровых санитаров, судя по пронзительным взглядам только её и ждущих. И вооружённых искрящимися шоковыми дубинками, да какими-то массивными пушками с толстыми прямоугольными стволами. К счастью уроки Вьюги не пропали даром, ведь та всё же сумела вдолбить в голову сестры одно простое правило — в любой непонятной и потенциально опасной ситуации сначала действуй, а уже потом задавай вопросы. И сейчас это оказалось как нельзя кстати!
     Метель пустила вокруг себя порыв холода — что было скорее инстинктивным действием, чем осознанным — после чего, круто развернувшись на каблуках, нырнула в ещё не успевшую за ней закрыться дверь. У неё было несколько секунд форы, прежде чем четверо довольно массивных мужиков оправятся после её не самой сильной атаки и пустятся в погоню. Возможно, следовало попытаться объясниться, но что-то ей подсказывало — никак, здравый смысл, наконец, проснулся — что они поджидали её там вовсе не для задушевной беседы.
     Опрометью миновав переход, она захлопнула за собой створки и наскоро приморозила их друг к другу. Это хоть и ненадолго, но всё же задержит преследователей, а также даст ей время, чтобы отсюда выбраться. Метель кинулась дальше, на всякий случай намораживая за собой ледяную корку на полу. Вьюга учила её пользоваться любым возможным преимуществом и имела в своём арсенале множество приёмов и тактик, способных его обеспечить. Добравшись до ближайшего окна, Героиня откинула занавески.
     — Твою жеж… — ругнулась она, глядя на опустившиеся с внешней стороны решётки, перекрывшие ей самый очевидный путь к свободе.
     Позади послышался тяжёлый топот нескольких человек, который, впрочем, быстро сменился грохотом и вскриками, перемежаемыми матерной бранью. Прежде чем двигаться дальше, она достала мобильный — позвать на помощь было не самым глупым решением в подобной ситуации — однако индикатор на экране сигнализировал о том, что «сеть не найдена». Похоже, она впуталась в куда более серьёзное дело, чем рассчитывала изначально. И с чем была бы способна справиться самостоятельно.
     — Ладно, мы ещё посмотрим, кто кого, — мрачно пообещала преследователям девушка, метнувшись дальше по коридору.
     Сейчас главное, чтобы её не зажали в угол, а потому долго оставаться на одном месте было нельзя.
* * *
     — Потом она бежала по коридорам, — описывал пришедшие ему в видении образы Провидец, — а дальше — всё. Последнее, что я увидел, хотя скорее почувствовал, был холод, будто меня в морозилке заперли.
     Михаил аж поёжился от таких воспоминаний.
     — Понятно, — протянул я, хотя особой ясности не испытывал. Тем не менее, одно было ясно точно — Снегурка зачем-то залезла в лечебницу, и закономерно огребла неприятностей. — Ладно, иди домой, отдохни, и ни о чём не беспокойся, я разберусь.
     — Нет! — Он упрямо мотнул головой. — Я пойду с тобой! Все мы пойдём!
     Стоит отметить, что после этого прихода-припадка Провидец выглядел очень нездорово — заметно побледневший, с тёмными кругами вокруг глаз. И уж насколько он сам по себе дрищ дрищом, но сейчас его худоба смотрелась особенно болезненно.
     — Слушай, я уже говорил, что вам пока рано в «поле», — напомнил ему я, но скорее лишь для порядка, потому как по яростному блеску его глаз уже сообразил, что его это не остановит.
     — Метель — одна из нас! Мы не можем просто так её бросить! — Воскликнул он так, что на нас начали оборачиваться прохожие. Заметив это, Михаил досадливо поморщился, втянув голову в плечи, и уже тише продолжил: — Какой мы будем после этого командой, если взвалим все проблемы на тебя, а сами станем просто ждать результатов? Я понимаю, что мы ещё многого не знаем и не умеем, что возможно будем лишь мешать, но… это ведь НАШЕ дело! Как мы собираемся помогать кому-то, если даже своему товарищу не придём на выручку? Какими мы после этого станем Героями?!
     Он замолк, переводя дух после своей хоть и короткой, но предельно эмоциональной речи.
     — Закончил? — Строго спросил я.
     Он устремил на меня упрямый и решительный взгляд, по которому сразу было понятно, что моё разрешение ему не особо-то нужно.
     — В таком случае, собирай своих, встречаемся, — я взглянул на часы, — через сорок минут возле тех гаражей рядом с психушкой. Успеете?
     — Да! — Просияв, выдохнул он.
     — Тогда за дело.
     Глядя на быстро удаляющуюся спину Провидца, который будто и не валялся тут недавно, словно обморочная девица, зато теперь носится как угорелый, я лишь головой покачал. Впрочем, понять его можно — когда свои в беде, тут уж не до собственных слабостей. Я и сам помню тот душевный подъём, когда мы, всей нашей Дикой оравой, ехали спасать похищенную Ехидну. Можно долго рассуждать на тему того, что к этому нас подтолкнула рука умелого манипулятора Постановщика, но на самом деле, она лишь задала нам верное направление, сдвинулись с места мы сами. Вот также и здесь — ребятам нужен не побудительный толчок, а скорее направляющий пендаль. О том, чтобы ставить им подножки и речи нет, если я не хочу разрушить то пока лишь зарождающееся доверие, что образовалось между нами за пару встреч.
     Да и в целом Провидец всё правильно сказал, переубеждать его в обратном — верный способ запороть эту заготовку под геройскую команду, изначально заложив в них совершенно негеройские принципы. Вот уж кем я точно не хочу стать, так это причиной возникновения очередной компании Уродов.
     Ну и конечно то, что они будут мешаться у меня под ногами… на самом деле также спорный вопрос. Особенно учитывая, что мне придётся лезть в Искажение без нивелирующего его негативного воздействия артефакта, а, следовательно, буду там далеко не в полной своей мощи. При данных обстоятельствах ударная сила Раздора, защита и поддержка Флёр, да предвидение Провидца могут стать неплохим подспорьем. Во всяком случае, если я сам не затуплю, не поленюсь за ними приглядывать и отдавать своевременные команды.
* * *
     — Все пришли, — я поочерёдно оглядел каждого из собравшихся Теневых Мистиков, встав пред ними в пафосную позу со сложенными на груди руками. — Да будет так!
     Кхм… ну, это Ветролов не особо любил выделяться, у Мастера же несколько иной образ, который я сейчас усиленно прорабатываю. Судя по воодушевлению, что я чувствую от своих подопечных, в подобных ситуациях некоторая театральность идёт только в плюс. Да уж, только теперь, приняв ответственность за кого-то, кроме себя, я стал куда лучше понимать Постановщика и его закидоны. Теперь главное не переборщить и не превратиться в его бледную копию.
     — Для начала — оденьте это, — я передал каждому из них так хорошо зарекомендовавшие себя в прошлом компактные рации с гарнитурами. — Привыкайте всегда оставаться на связи. Ситуации, когда от своевременного предупреждения будет зависеть ваша, либо ваших товарищей жизнь, происходят регулярно.
     Немного помявшись, Мистики начали цеплять на себя приборы, причём Раздор с Флёр развернулись ко мне спиной, потому как для этого требовалось приподнять маску и вуаль соответственно. Хорошо, что я решил приобрести гаджеты заранее и раздать ребятам на следующей совместной тренировке, чтобы их сопротивление мне стало чуть более организованным, чем в первый раз. Ну и чтобы они привыкали взаимодействовать между собой и таким вот образом.
     — Далее, пока вы не обучены действовать в группе с максимальной эффективностью используя свои силы, требую точно выполнять все мои команды. Никакой самодеятельности и одиночных хождений по враждебной территории! И уж точно, чтобы не было, как в прошлый раз на изнанке! Усекли?
     В ответ на это раздался какой-то нестройный гул, который мне сложно было интерпретировать, как однозначный ответ.
     — Если нет, то мне проще будет прямо сейчас вас вырубить и отправиться одному. Итак, что скажешь Провидец?
     — Ты — командуешь, мы — исполняем, — кивком подтвердил он.
     Михаил правильно понял, что я ни капли не шутил и реально оставил бы их прямо здесь, отдыхать под кустиком.
     — Да-да, конечно, — поспешно согласился Раздор следом.
     — Помогите нам спасти Метель! — Воскликнула Флёр, отчего сразу смутилась и тихонько добавила: — Пожалуйста…
     Я вздохнул.
     — Просто хочу, чтобы вы понимали, что именно стоит на кону. В первую очередь — это ваши жизни. Любое неосторожное действие может привести к трагедии. Единственный импульсивный поступок способен сорвать операцию. Именно поэтому мне нужно полное содействие с вашей стороны. Я хочу быть полностью уверен, что никто из вас не выкинет какой-нибудь глупости, увидев что-то… неправильное, и поддавшись порыву. Я не собираюсь спасать одного за счёт жизни другого.
     — Мы всё понимаем, Мастер, — переглянувшись с друзьями, ответил Провидец, — и не подведём!
     — Точно! — Подтвердил Раздор. — Может прекратим болтать и начнём?
     — Вообще-то, мы уже начали, — усмехнулся я, подразумевая, что предварительная психологическая накачка — немаловажная часть любого командного процесса.
* * *
     Сгрудившись в тесную кучку, мы медленно, но верно продвигались к чёрному входу в административный корпус. Конечно, было бы намного разумней двигаться в чуть более привычном построении, но тогда я бы попросту не смог накинуть на всю группу Полог. А так… ну хотя бы под него поместились все. Всё-таки хорошо, что последние годы я развивал каждое из своих заклинаний, да так, что подобные фокусы стали возможны. Пускай сил у меня это жрало немеряно, особенно учитывая… агрессивность окружающей среды, потому как энергии внутри Искажения и не думали успокаиваться. Кажется, они, наоборот, стали только более хаотичными. Но, хотя бы, не слепили меня так, как это было на изнанке, и я вполне мог использовать Магическое Зрение.
     Рядом с широкими задними дверьми, расположенными над пандусом, у которого явно паркуются грузовики, хватало подсобных построек, вроде небольшого склада для разнообразного садового инвентаря — всё-таки прилегающая к лечебнице территория отнюдь не маленькая и за ней нужно ухаживать. Вот в таком вот бетонном сарайчике с узкими окошками под потолком я и спрятал Теневых Мистиков, благо закрывалась дверь на обычный навесной замок без всяческих наворотов, снять который не составило труда. Оставив ребят в компании граблей и мётел, я двинулся непосредственно к лечебнице.
     Вот там уже начинались куда более серьёзные меры безопасности. Я бы сказал, чрезмерно серьёзные для обычной психушки. В прошлый свой визит я достаточно плотно познакомился с системой безопасности, в частности — отыскал пост дежурных операторов, которые следили за всем происходящим, сидя в заставленной оборудованием комнате, расположенной на первом этаже по соседству со столовкой для персонала. Хорошо устроились, однако. Вот именно туда мне и предстояло попасть, чтобы незаметно провести внутрь остальных.
     Задняя дверь имела уже куда более серьёзные запоры, однако Бестелесность мне в помощь — я попросту прошёл сквозь неё и направился к намеченной цели. Сегодня здесь было столь же тихо и малолюдно, как и в прошлый раз. Впрочем, это было понятно и после беглого осмотра Видением снаружи. Никакой тревоги и прочих шевелений, что могли быть последствиями визита Метели, я не заметил.
     Тщательно обходя все подозрительные места, то и дело используя бестелесность, когда ощущал присутствие каких-то датчиков на полу и в стенах, либо же лазерных препятствий, я продвигался всё дальше и дальше. Эх, жаль нельзя просто скользить сквозь стены, даже у нематериальности есть свои ограничения и я не могу пересекать слишком уж толстые препятствия. Вернее, пока не могу.
     К сожалению, конкретно это заклинание качается очень медленно и очень нудно, в полной мере раскрываясь уже на магистрской ступени, когда Астральное тело развито настолько, что может без особых проблем как бы развоплощать реальное тело и собирать его вновь спустя весьма продолжительное время. Вот это уже — полноценный, если можно так выразиться, режим призрака. Впрочем, и сейчас мне грех жаловаться, потому как даже кратковременное развоплощение открывает мне широчайший простор для манёвра, хоть в пространстве, хоть в бою. Например, вот прямо сейчас я могу просто и без затей просочиться через металлическую дверь комнаты безопасности, для входа в которую охранники используют установленный сбоку сканер сетчатки.
     В просторном полутёмном помещении, одна стена которого была заполнена многочисленными экранами, за пультом сидела пара охранников-операторов. Они привычно водили сонными взглядами по экранам, лениво перебрасываясь ничего не значащими фразами. И один из них ничего не успел сообразить, когда второй не ответил на очередной его вопрос — обоих я просто и надёжно нейтрализовал быстрым воздействием Астрального клинка на их Бреши Спокойствия.
     — Так, посмотрим, что тут у нас, — я сел за один из пультов, разбираясь что тут к чему.
     К счастью, интерфейс со всеми этими навороченными системами безопасности не был предназначен для каких-нибудь кандидатов наук, наоборот, он оказался весьма интуитивен и понятен. Ну, в охранники люди с высшим образованием как правило не идут. Во всяком случае, в этом мире, за свой самый первый — не поручусь.
     — Так, Провидец, я открыл вам дверь, заходите, — произнёс я в гарнитуру.
     — Понял, выдвигаемся, — прозвучало в ответ.
     Через камеру на улице я видел, как из сарая выбралась троица подростков в геройских костюмах и, постоянно озираясь, метнулась к двери. Вот — они вскарабкались на пандус и скрылись внутри здания. Я перевёл взгляд на следующий экран. Совсем камеры я не вырубал, всё же мне нужно было наблюдать за передвижениями своих подопечных, однако запись отключил. Следующие несколько минут я водил их по коридорам корпуса в обход немногочисленных охранников, отключая на их пути прочие системы обнаружения. Когда они были у цели, просто отпер им дверь изнутри, благо для этого никаких ухищрений не требовалось.
     — Ух, — перевёл дух Раздор, упёршись ладонями в колени, будто марафон пробежал, — и что дальше?
     — Попробуем узнать, что стало с Метелью, — пожал плечами я, — все записи — здесь.
     Видение пришло Провидцу примерно в полседьмого вечера, так что я решил взять упреждение хотя бы в час и начал прокручивать записи с камер, одну за другой. Поглядев, как это делаю я, Раздор опасливо покосился на отдыхающих в сторонке охранников, после чего уселся за второй пульт и занялся тем же самым, взяв на себя систему наблюдения другого корпуса.
     — Нашёл! — Пару минут спустя воскликнул он. — Смотрите!
     Он вывел на один из больших экранов картинку с камеры в каком-то коридоре, где было видно, как Снегурка беспалевно залезла в окно и, для приличия оглянувшись туда-обратно, чуть пригибаясь зарысила вдоль коридора, стараясь держаться внешней стены. Далее, переключая изображения с разных камер, мы стали свидетелями сначала её беспорядочных блужданий по бесконечным коридорам, а затем и столкновения с поджидавшими её санитарами. Кстати, почему тёплый приём ей организовали именно они, а не непосредственно охрана, ведь это работа как раз для них?
     В тот момент Снегурку спасла только отличная реакция, я даже одобрительно хмыкнул, увидев, насколько быстро и чётко она сработала. Впрочем, если ей и удалось отсрочить пленение, то ненадолго, ибо окружили её довольно скоро несмотря на все её хитрости и ухищрения, которые, впрочем, также немало меня впечатлили. Тем не менее, учитывая, что все передвижения Метели были отлично известны охране благодаря камерам, ничем иным её забег закончится не мог. Её попросту зажали с двух сторон в одном из коридоров.
     Мы молча наблюдали, как Метель мечется, не зная куда дальше бежать. Как она безуспешно пытается отпереть оказавшуюся рядом дверь. Как отмахивается от медленно подступающих санитаров волнами своего холода, заставляя их осторожничать. И как хватается за плечо, когда в него впивается какой-то дротик, выпущенный из угловатого неказистого ружья одним из санитаров. Снегурка прижимается спиной к запертой двери, у неё изо рта вырываются клубы пара, а в глазах её стоит… Лёд. Изображение постепенно мутнеет, будто бы сам объектив скрытой камеры постепенно покрывается изморозью, и последнее, что мы видим — трясущихся от холода и не решающихся подойти ближе санитаров.
     — Что произошло? — Быстро спросил Провидец, не отрывая взгляда от экрана, на котором теперь были лишь помехи. — Что было дальше?
     — Погоди, щас найду, — заверил его Раздор, проверяя записи ближайших камер.
     Я ему не мешал, размышляя об одной странности. Я отчётливо видел, как Метель пыталась с помощью телефона позвать на помощь, но у неё ничего не вышло. Однако сейчас связь работает отлично — и наши рации и мой мобильник, который я украдкой проверил, сигнал ловят. Значит, у них есть возможность глушить его, когда это требуется и, скорее всего, оно должно управляться отсюда. Определённо, это может нам пригодиться…
     — Есть! Вот она! — Раздор вывел очередную запись, на которой покрытую прозрачной ледяной коркой героиню, кое как пристёгнутую ремнями к каталке, куда-то толкают двое мужиков-санитаров, одного из которых я кажется видел той ночью, когда они гонялись за беглым психом.
     — Как там у тебя в видении было, — припомнил я, — будто бы в морозилке заперли, да? Кажется, она сама себя там заперла.
     Провидец лишь отрешённо кивнул на мои слова, внимательно следя за тем, куда везут его сокомандницу.
     — Метель, — срывающимся голосом проговорила Флёр, вцепившись руками в подол своей юбки, — как же так?..
     — Без паники! — Только истерик мне тут не хватало. — Нужно сильно постараться, чтобы сверху навредили собственные способности. Здесь же сразу понятно, что это защитный механизм, так что…
     — Здесь её закатывают в лифт, — перебил меня Раздор, — а дальше записей нет. И непонятно куда он идёт, в том корпусе только три этажа, но соединяющая их лифтовая шахта расположена в противоположном конце.
     — Значит, всё же подземные уровни, — вздохнул я, ожидая чего-то подобного.
     — Камеры ничего такого не показывают, — Раздор начал копаться в настройках, намереваясь узнать ещё хоть что-нибудь.
     — Сомневаюсь, что эта часть подключена к общей комнате безопасности. Если внизу расположено то, что я думаю, у них там отдельная защита.
     — Тогда нам нужно вниз! — Решительно заявил Провидец. — Где расположен этот лифт?
     — Недалеко, но… — Раздор склонился над экраном, — я не вижу там никаких кнопок вызова, когда они подошли к лифту, створки раскрылись сами собой.
     — Должно быть их впустили изнутри, — вздохнул я, вставая с места, когда уловил движение на одном из экранов. — Чтож, это будет немного сложнее, чем я надеялся.
     Придётся ещё какое-то время поработать призраком, благо, пока смотрели «кино», я успел немного восстановить потраченные ранее силы.
     — Не обязательно, — как-то странно встрепенувшись и помотав головой из стороны в сторону, сообщил Провидец. — Я сейчас!
     Он подскочил к двери и замер, вжавшись в стену слева от входа.
     — Эй, что ты там!.. — Начал было Раздор, развернувшись в кресле, но замер на полуслове, потому как дверь в комнату, коротко пискнув, отворилась, и внутрь шагнул тот самый, узнанный мной ранее, мордатый санитар.
     — Вы чего тут, уснули?.. — Кажется, он даже ничего не успел сообразить, потому как в следующий момент рухнул на пол, сражённый ударом тяжёлой телескопической дубинки.
     — Он нам поможет, — сообщил стоящий над поверженным здоровяком Михаил.
     Его рука не дрогнула, а удар оказался достаточно силён и точен, чтобы свалить с ног такого-то бугая. Похоже, это очередная грань его способностей, позволяющая рассчитывать собственные действия в мельчайших деталях — он прекрасно знал куда, с какой силой и под каким углом следует бить, чтобы достичь оптимального результата. Самодеятельность, конечно, но вполне оправданная. Тем более, что краем глаза я отслеживал происходящее у входа в комнату безопасности через камеры и был готов запустить оглушающий Пульсар в любой момент. Как бы то ни было, жаловаться мне не на что: Провидец отлично себя проявил, а пленный язык, у которого точно есть допуск на нижние уровни, существенно облегчит нам дальнейшее проникновение. Теперь осталось всего лишь склонить его к сотрудничеству…

Глава 13

     Когда тебя готовят на диверсанта, невозможно обойти стороной такую важную деталь, как методы полевого допроса. Нас в обязательном порядке обучали трём из них, пусть далеко не каждый из кадетов готов был применять подобные знания на практике. Если коротко, то эти методы можно разделить на психологический, физический и магический. При первом следует хорошенько запугать скраденного языка, стращая его угрозами пыток, либо ещё как, по обстоятельствам. Впрочем, против «крепких орешков» такое, как правило, не прокатывало.
     Физический — это непосредственно сами пытки, когда действовать следовало быстро и излишне миндальничать попросту было некогда. Впрочем, сюда можно отнести и применение разнообразных наркотических веществ, неплохо развязывающих язык, однако негативно влияющих на здоровье. Да и стопроцентного результата подобное не гарантировало, потому как офицерам обычно тем или иным образом прививалась стойкость против подобных препаратов. В некоторых случаях — искусственно приобретённая аллергическая реакция, дабы попавший в плен неудачник скорее загнулся сам, чем выдал секреты.
     Магический же способ… в общем, это то, к чему я старался прибегать как можно реже — воздействие на Брешь Истины. Оно не позволяло умышленно искажать факты, однако не мешало в чём-то недоговаривать, а где-то и вовсе подменять понятия. То есть, стопроцентного результата не давало. И ладно бы только это, но оно и от непосредственно проводящего допрос энергета требовало огромной концентрации и внимательности в управлении энергопотоками, ибо одна малейшая небрежность могла безвозвратно повредить разум допрашиваемого, превратив ценный источник информации если не в овощ, то в дебила, не способного и пары слов связать, уж точно. Спровоцировать эдакий Ходор головного мозга, если обратиться к классикам.
     Понятное дело, что ни потрошить сотрудников лечебницы, ни плавить им мозги магией я себе позволить не мог. При впечатлительных детишках — так уж точно! Следовательно, единственное, что мне оставалось — это хорошенько их запугать. Помнится, Егерь, когда мы шли на Траперов, использовал для подобного устрашающего вида нож, после того как мы с ним заловили одного из ублюдков. У меня же имелись собственные… спецэффекты.
     Наиболее перспективным мне показался выведенный из строя Провидцем санитар, так что, дабы не терять времени зря, с него я и решил начать, оставив охранников-операторов и дальше отдыхать в сторонке. Не без труда затащив его тяжеловесную тушу на одно из кресел и зафиксировав её с помощью клейкой ленты — обязательная составляющая геройского арсенала! — я приказал Теневым Мистикам отойти назад и не отсвечивать. Только после этого, воздействовав живительным зарядом бодрости на Астральное тело санитара, проще говоря — легонько полоснув его поперёк пуза не до конца сформированным Астральным клинком — я привёл его в чувства.
     — Где Героиня?! — Тут же начал давить на него я, стоило ему только проморгаться. — Куда вы её дели?!
     Здоровяк непроизвольно вжался в спинку кресла, отчего то отчаянно заскрипело. Оно и не удивительно, когда над тобой нависло непонятное существо, у которого вместо лица зияет непроглядная тьма. Да и голос я, немного перестроив Астральную оболочку, изменил так, что он и сам по себе звучал жутко, и инфразвук при этом задействовал, дабы усилить впечатление.
     — Говори! — Я придвинулся ближе, подав больше сил в магические руны, отчего тьма начала вырываться из-под капюшона, будто тянясь тонкими хаотично извивающимися жгутиками к его лицу.
     — Нет! — Завопил он и дёрнулся так, что кресло опрокинулось на спинку.
     — Где она?! — Я присел над извивающимся в путах санитаром, усиливая нажим.
     — Прошу, нет! — Крикнул он, когда я наклонился к его объятой ужасом морде. — Не надо, я всё скажу!
     — Ну конечно скажешь, — согласился с ним я всё тем же изменённым голосом, — никуда не денешься.
     Когда фонтан его красноречия иссяк, я отправил переволновавшегося здоровяка в спасительное забытье точным уколом в Брешь Спокойствия.
     — Вот, как-то так, — прокашлявшись после этого небольшого фокуса, уже своим голосом произнёс я.
     — Мощно, — прокомментировал произошедшее Раздор, остальные Мистики кивками выразили солидарность его оценке. — Только вот, если он сказал правду, внутри нас ожидает полная жопа.
     Мда, пусть и несколько вульгарно, но более точно происходящее внизу описать вряд ли получится. Подумать только — настоящая подземная лаборатория, где занимаются… непонятно чем. Во всяком случае, не понятно простому исполнителю, коим и являлся наш невольный информатор. Вообще, сам он особо далеко не заходил, просто спуская туда время от времени пациентов и понятия не имея, что местные врачи, во главе с Задворским, с ними там делают. Однако, после данной «терапии», как они это называли, психи выглядели во всех смыслах истощёнными до предела. А после нескольких таких ходок их уже даже в свои палаты не возвращали. Санитар клялся, что не знает об их дальнейшей судьбе, однако догадаться об этом несложно.
     Также он рассказал, что после недавнего нападения Извергов эти «врачи» как с цепи посрывались, заперлись внизу и требуют одного психа за другим, ни один из которых оттуда не вернулся. Да уж, если всё так плохо, насколько я успел себе напредставлять, времени у нас практически не осталось. Надеюсь, ледяная защита Метели окажется достаточно прочной, чтобы выиграть нам время, потому как страшно представить, что произойдёт с Искажением, если сей рассадник безумных учёных вдруг решит задействовать в своих экспериментах так кстати подвернувшуюся Героиню.
     — Так, — я оглядел выстроившихся подле меня молодых Героев, буквально фонтанирующих энтузиазмом и только и ждущих повода набить несколько злодейских морд. И, боюсь, в данный момент эти ожидания и впрямь могут оправдаться. — Нужно торопиться. Будем действовать быстро и решительно.
     Толкового плана, имея столь мало информации, всё равно не придумать, а потому остаётся лишь надеяться на импровизацию. Ну, без умения подстраиваться под моментально сменяющиеся обстоятельства я бы не достиг в предыдущей жизни звания Магистра, так что мне было не привыкать. Мистики же… чтож, у них появилась реальная возможность прокачать свою геройскую приспосабливаемость. Ну, либо умереть в процессе, так что мне придётся очень постараться, чтобы этого не допустить.
     Старший санитар Авдотьев, которого мы так удачно повязали, имел довольно приличный уровень допуска. Для обслуживающего персонала, понятно, а потому беспрепятственно спускаться в лаборатории не мог даже он. Тем не менее, наводку на возможную точку входа он нам с радостью предоставил, благо лечебницу знал, как свои пять пальцев, и вполне представлял, где расположена вентиляционная шахта, обеспечивающая воздухом подземные уровни.
     Я понятия не имел, кто сторожит непосредственно самих учёных, пока они занимаются своими безумствами, но не сомневался, что такие охранники имеются, и они куда зубастее тех, кто работает во внешней части сего заведения. Так что, неплохо было бы их оттуда выманить. К счастью, всё для этого у нас имелось, включая телеметрические данные нашего пленника, пусть ворочать его бессознательное тело — то ещё удовольствие.
     Прежде чем углубляться в недра этого комплекса, я включил режим тревоги, завизировав его отпечатком ладони старшего санитара и сканом сетчатки глаза, для чего пришлось удерживать его в определённом положении, пока Провидец оттягивал ему веко. После этого все двери и окна лечебницы тут же оказались забраны опустившимися решётками, а в коридорах зазвучала пронзительная сирена. При этом автоматически включился режим глушения всего и вся, заставив нас чуть ли не синхронно передёрнутся от белого шума, зазвучавшего в гарнитурах. И это вместо стандартной в подобных случаях передачи тревожного сигнала в милицию, что уже о многом говорит.
     На всякий случай скопировав на собственную флешку запись, где за Героиней идёт целенаправленная охота, я отошёл от пульта и окликнул нашего штатного вандала-разрушителя:
     — Твой выход, Раздор!
     — Ну наконец-то! — С энтузиазмом воскликнул он.
     Подождав, пока все отойдут к дальней стене помещения, куда заранее были оттащены бесчувственные тела охранников и санитара, он с двух рук вдарил волной разрушения по пультам и экранам. После такого технику безвозвратно раскололо, покорёжило и смяло. К тому же, он немного перестарался, потому как пол и потолок так же частично покрылись сетью трещин. Ну, лучше уж так, чем если бы нас гоняли, как и Метель до этого, отслеживая по камерам с этого поста.
     До подвала — да, помимо подземных уровней здесь имелся вполне обычный подвал — где располагались всяческие котельные, генераторы и узлы вентиляции, мы добрались без особых проблем. Ну, если не считать переполошённых охранников и санитаров, которых мы благополучно обходили благодаря моему Магическому зрению и способностям Провидца. Правда у самой лестницы нам встретились уже куда более серьёзные ребята, оснащением напомнившие мне бойцов Картеля. Разве что, амуниция у них была всё же попроще, без усиливающих экзоскелетов, да глаза их оказались защищены обычными прозрачными пластиковыми щитками, а не навороченными визорами со встроенным тепловидением, когда-то доставившим мне определённые трудности.
     Чтож, похоже я оказался прав в своих расчётах, и этих суровых парней реально послали наверх, разбираться, что здесь происходит. Мы всей толпой скрылись за углом и оттуда наблюдали, как они внимательно рассматривают лестницу, ведущую вниз.
     — Здесь чисто, — доложил один из них в висящую на груди рацию, — маркеры не задеты.
     — Двигайтесь дальше! — Пришёл в ответ очередной приказ.
     Знаками дав Мистикам понять, чтобы оставались на месте, я метнулся вслед за этой парочкой, с ходу проведя подсечку по ногам одного и ошеломляя ударом под дых второго. Вырубить дезориентированных охранников не составило труда. Под конец, приголубил их по Брешам Спокойствия, дабы они не очнулись раньше времени.
     Когда я закончил, ко мне тут же подтянулись остальные, с любопытством разглядывая их снаряжение и, особенно, стволы — компактные пистолеты-пулемёты, висящие на ремнях поперёк груди. Да, с такими противниками уже не до шуток. Тот же Провидец возможно и сможет предвидеть направление выстрела, однако уклониться от пуль…
     — Держи, — я сунул ему одну из раций, которые как-то работали при режиме глушения, вторую забрав себе. — Помогите мне…
     Мы оттащили их бесчувственные тела в какую-то подсобку для уборщиков, что находилась относительно недалеко, и только после этого вернулись к лестнице. Признаться, моё Видение не позволило мне выявить те маркеры, о которых они говорили, однако Провидец, выступив вперёд и предупредив, чтобы мы следовали за ним шаг в шаг, начал медленно спускаться вниз, иной раз на несколько секунд замирая на одной ступеньке и перешагивая следующую.
     Не знаю, оставили ли мы за собой следы, однако медлить больше было нельзя, несколько служебных помещений — и вот уже перед нами знакомые по фильмам квадратные металлические трубы, ведущие от потолка к полу. Я материализовал свой Астральный Клинок, который отчаянно засиял от вкачиваемой в него силы, рассеивая полумрак помещения — самое время проделать нам вход!
* * *
     Спуск на несколько этажей вниз по вентиляционным шахтам выдался… изматывающим. Причём, для всех нас. Если у Мистиков попросту не было подобающей физической подготовки, то лично я задолбался не от самого процесса продвижения, а от того, что постоянно приходилось их страховать. Кого-то подсаживать, кого-то придерживать. С помощью бестелесности перемещаться из конца строя в начало и обратно. Спускать их Поступью, когда спрыгнуть, не переломав себе при этом ноги, не было никакой возможности. В общем, та ещё веселуха.
     Но всё кончается, закончилось и наше, если так можно выразиться, погружение на самое дно. Прорубать выход необходимости не возникло, потому как там имелась очень удобная решётка, которую я аккуратно выставил плечом. Кстати, удивлён, что в вентиляции не оказалось никаких систем слежения. Видно, решили на этом сэкономить, ограничившись подступами к подвалу.
     Выбрались, осмотрелись — очередное подсобное помещение. Но, тем не менее, мы попали по адресу, о чём свидетельствовала повышенная концентрация и хаотичность энергий, причём настолько, что это можно было прочувствовать, даже не обладая Магическим зрением — ощущение, будто тебя энергетиком по самые брови накачали, потому как, чтобы удержаться от лишних телодвижений, приходилось постоянно себя одёргивать.
     — Мы уже близко, — констатировал я, разворачиваясь к вылезающим из вентиляции Героям.
     Должен признать, спуск не прошёл даром для их костюмов. Особенно это касается Флёр, которая своим одеянием, наверное, всю пыль по дороге собрала. Ну и, конечно, они тоже не могли не прочувствовать насыщенное энергиями окружение, чуть ли не приплясывая на месте.
     Приоткрыв дверь, я выглянул в коридор. Оформление оказалось, что называется, в лучших традициях — металлические стены, скруглённые углы, тревожно мигающие красным лампы под потолком. Ну прямо классический бункер во время штурма. Интересно, это хоть как-то обосновано необходимостью, либо просто для нагнетания чрезмерной жути, для тех бедолаг, которым не повезло проходить здесь загадочную «терапию»? Впрочем, сейчас некогда об этом размышлять, следует поспешить. Выйдя в коридор, я тут же свернул направо. Не потому, что налево я не ходок, просто именно в эту сторону целенаправленно стекались энергетические потоки.
     — Нам сюда, — я позвал Мистиков за собой. — Я впереди, Провидец, идёшь замыкающим, мониторь угрозу с тыла, почувствуешь хоть что-то подозрительное — кричи! Флёр, сразу же ставь защиту!
     — Понял, — кивнул он.
     — Хорошо, — ответила девушка.
     — Эй, а мне что делать? — Поинтересовался Раздор.
     — Жди своего звёздного часа, я предупрежу, когда пора, — хмыкнул я. — Ладно, двинули!
     И мы, собственно, двинули. Камеры видеонаблюдения имелись и здесь, а значит нас должны были уже засечь, и я ждал неприятностей чуть ли не за каждым следующим поворотом. Было бы спокойнее и сейчас воспользоваться Пологом, однако с таким-то энергетическим «сквознячком» его бы сдуло с нас за несколько секунд. К тому же, мне даже задумываться не хочется, сколько сил он мог бы из меня здесь выкачать, а ведь нам ещё сражаться, так как я очень сомневаюсь, что нам беспрепятственно позволят забрать Метель и остановить их «исследования», чем бы они ни являлись.
     Слушая переговоры охранников по прихваченной рации, я узнал, что наш отвлекающий манёвр и впрямь неплохо сработал, оттянув значительные силы наверх. Так что мы успели прилично пройти, прежде чем по нам открыли огонь, зажав нас с разных сторон на одном из перекрёстков. Тем не менее, мы были к этому готовы — первые пули принял мой Барьер, а там уж и Флёр не сплоховала, создав неплохое круговое укрытие из своего плотного тумана, выдержавшего даже прямые попадания из автоматического оружия.
     — Пора?! — Перекрикивая грохот выстрелов, спросил меня Раздор.
     — Рано! — Выкрикнул в ответ я, высовываясь и посылая в одну из групп палящих по нам охранников свои Электропульсары.
     В принципе, эффективнее было бы огненным жахнуть, предельно накачав его магической силой, однако в таком узком помещении нам от ударной волны не спрятаться, да и разорванные и частично подгоревшие тела — не самое мотивирующее к продолжению геройской карьеры зрелище, а мои подопечные, хотя бы в силу возраста, ещё слишком впечатлительные. В общем, обойдёмся без крайних мер, пока это возможно.
     Когда последний из нападающих — или в данной ситуации нападающими следует считать нас? — рухнул на металлический пол, суча конечностями из-за спровоцированных электроударом судорог, мы двинулись дальше. Воистину, как сверх поддержки Флёр просто отлично справилась, создав вокруг нас непроницаемую баррикаду. После того, как она её сняла, звон стоял ещё тот — застрявшие в завесе пули разом рассыпались по полу. Впрочем, даром это для девушки не прошло — пусть я и не видел её лица, однако она заметно сгорбилась и тяжело дышала, а узор её немного поблек.
     — Сильно устала? — Уточнил я.
     — Всё нормально, — покачала головой она, — мне уже легче.
     И правда — концентрация энергий здесь была столь высока, что сама по себе насыщала её истощённый узор сверхспособностей, позволяя ему восстанавливаться быстрее. Неплохое подспорье, конечно, но, если против нас выступит сверх, это может вылиться нам боком. Как жаль, что мне таким образом «подзаряжаться» затруднительно — уж слишком агрессивные в Искажении витают энергии.
     Миновав живописно разбросанные по коридору, стонущие и чуть подёргивающиеся тела, мы наконец вышли в более-менее просторное помещение. И там нас уже ждали, причём далеко не охранники. Вернее, среди них был всего один охранник — высокий парень в чёрной форме, с небритой физиономией на которой застыло некое предвкушение, и коротким ёжиком светлых, будто поседевших, волос. Остальные же члены этого «комитета по встрече» оказались Извергами. Внезапно, да?
     Около десятка самых разнообразных тварей, ни одна из которых, впрочем, не была опаснее зелёного уровня. Проще говоря — сущая мелочь. Если бы ещё им в черепа не были имплантированы какие-то металлические штуки, торчащие из их затылков, и, если бы не энергонасыщенная среда, я бы сказал, что подобное препятствие и вовсе не стоит внимания. Сейчас же… не думаю, что нам стоит расслабляться.
     — А вы далеко зашли, — выступив вперёд, заговорил охранник. — Только вот у дока сейчас важный эксперимент на носу, он утверждает, что сегодня точно добьётся какого-то важного прорыва… хотя он в последнее время часто это повторяет. Так что не стоит ему мешать, вдруг и впрямь получится?
     — Где наша подруга? — Отбросив свою обычную робость, и стараясь не обращать внимания на взрыкивающих тварей, воскликнула Флёр. — Немедленно её отпустите, или…
     — Или что? — Издевательски усмехнувшись, перебил её парень. — Зря вы к нам забрались, детишки, потому как теперь я вас отсюда не выпущу.
     В его руке я заметил прибор, отдалённо похожий на тот, с помощью которого сотрудники лечебницы искали беглого психа. И который сильно испугал того бедолагу.
     — Взять! — Движение пальцем, и до этого смирно стоявшие твари тут же сорвались в атаку.
     Мда, ну хоть не контролирующие амулеты, слепленные из подручного хлама, а, скорее всего, чья-то крафтовая разработка. Походу, ограничений у неё не мало, раз уж среди этого зоопарка нет ни одного приличного жёлтого. Но, тем не менее, тенденция не может не настораживать. Гонки вооружений не остались пережитком других миров, как видно — в этом они также процветают.
     Использовать в качестве оружия Извергов… это ведь напрашивается само собой! Но если бы существовал надёжный способ подчинять по-настоящему опасных тварей, этот мир стал бы очень неприятным местом. Это даже хорошо, что тот же Озиз был Уродом, а не работал на какое-нибудь государство, ведь его способности, распорядись он ими иначе, могли бы по-настоящему изменить баланс сил в этом мире. Впрочем, рассуждать о роли Извергов в геополитике сейчас, учитывая обстоятельства, не самая удачная идея, так что…
     — Твари на вас, — произнёс я, не отводя взгляда от охранника, чей сияющий узор сигнализировал о том, что тот является не слабым сверхом, — а я разберусь с этим.
     Сказав это, я ломанулся вперёд, ловко разминувшись с оскаленными пастями несущихся на нас монстров. Волновался ли я за Мистиков, которым придётся самостоятельно с ними схлестнутся? Определённо — да, однако они Герои и должны уметь разбирать подобных тварей без особых затруднений. К тому же, все эти Изверги были совершенно разных видов, стайных среди них я не заметил, и они не нападают друг на друга только за счёт имплантов. А значит, какого-то более-менее осмысленного взаимодействия между ними нет и быть не может, что так же облегчает моим подопечным задачу. Уверен, твари им вполне по силам, но вот этот сверх…
     Он встретил меня широким взмахом руки, и лишь с помощью Поступи, изогнувшись назад словно танцор лимбо, я пропустил над собой его стремительную атаку. Это была режущая волна воздуха, что устремилась дальше, оставив приличную зарубку в металлическом покрытии дальней стены. Мощно! Сблизиться сверх с собой не позволил, прыгнув спиной вперёд так, будто его сдуло с места, и тем самым прилично разорвав меж нами дистанцию. Манипуляции с воздухом — не самые приятные способности, особенно когда пользователь хитёр и опытен. Он может иметь в своём арсенале кучу неприятных трюков.
     С пальцев срывается электропульсар, но не достигает цели, натыкаясь на преграду в виде минисмерча, возникшего вокруг противника, когда он крутанулся вокруг своей оси. Вот ведь! Со стороны это смотрелось практически как мультяшный эффект! Стань он аниматором, от клиентов отбоя не было бы — на днях рождения, да утренниках выступать. Но нет, мы обязательно пойдём на работу к сомнительным личностям и будем защищать всяких мразей от справедливого возмездия добропорядочных Героев. Жизнь такая жизнь!..
     Экспериментировать с остальными видами стихийного урона я не стал, предельно ускорившись под Усилением и, наконец, подскочив в плотную. Проще всего было бы использовать Скачок, однако я не сомневался, что и здесь полно всяческих камер, а потому с подбором умений следовало быть максимально осторожным, дабы не засветить лишнее.
     Сблизившись, я чуть было не попал под очередную атаку, что вполне могло привести к моему распиливанию на две части. Ну, если бы меня не защищал Полог, и не имелось нематериальности. Впрочем, даже применения всего этого мне удалось избежать. Вовремя материализовав в руке Астральный клинок, я рассёк готовящуюся им воздушную атаку — сверх обильно напитывал окружающее его пространство нитями своего узора, так что разглядеть формирование режущей кромки и пресечь это непотребство оказалось несложно. При условии, что я чего-то подобного ждал, естественно, ибо действовал этот гад реально быстро.
     Тем не менее, он так демонстративно от меня драпал, что я не мог не заподозрить ловушку. Пока он не сообразил, что произошло, я незатейливо вломил ему с ноги в корпус. С Усилением, понятное дело, посылая его в полёт и тут же устремляясь следом. Парень оказался бывалым бойцом и даже пытался как-то изменить направление движения, однако я настиг его прямо в воздухе и очередным ударом вбил в пол, отчего тот болезненно вскрикнул. Жесткая встреча с твёрдой поверхностью обычно здоровья на добавляет, несколько костей он себе точно сломал.
     Но он всё ещё оставался в сознании, а значит — опасен. В первую очередь для Теневых Мистиков. Я конечно не давал ему заскучать, однако предоставлять ему возможность атаковать их своими режущими порывами, чтобы хоть как-то меня отвлечь, не собирался. Именно поэтому, я не остановился и впечатал кулак в его искажённую болезненной гримасой физиономию, да так что он ещё и затылком об пол приложился. Ладно, с этого пока хватит, последний удар был достаточно силён, чтобы обеспечить ему сотрясение, с чем — даже не учитывая прочие повреждения — не то что продолжать сражение, даже связно соображать тяжко.
     Всё то время, пока я сражался, краем глаза следил за схваткой своих протеже и, должен отметить, причин для срочного вмешательства они мне не дали. Флёр снова возвела туманную баррикаду, мешающую Извергам до них добраться, Раздор, одну за другой раскидывал тварей своей силой, прилично их при этом калеча, ну а Провидец, время от времени, корректировал направление его атак. Действовали ребята более-менее спокойно, чётко и слаженно и успели выкосить уже практически половину натравленных на них монстров. Кстати об этом…
     Я обыскал карманы форменной куртки поверженного мной сверха и, наконец, выудил оттуда тот самый прибор, с помощью которого он отдавал тварям команды. Покопался в меню на небольшом сенсорном дисплейчике, выбрав один из пунктов — «нейтрализация». Сразу после этого оставшиеся в живых Изверги дико заверещали, каждый на свой лад, а от вживлённых в их черепа приборов начал струиться едва заметный дымок. Не прошло и десятка секунд, как они, уже дохлые, валялись на полу. Кажется, эти штуки в прямом смысле поджарили им мозги. Остаётся надеяться, что в имплантах пациентов подобных функций не предусмотрено. Хотя, учитывая, как испугался беглый псих, когда один из преследователей грозил ему похожей штукой… В общем, рассчитывать на хоть какую-то человечность местных Менгеле не стоит.
     — У нас всё было под контролем! — Недовольно проворчал Раздор.
     — Я знаю, — кивнул я, — но нам не стоит задерживаться.
     Сжав прибор в кулаке и раздавив его в мелкое крошево, я направился к двери в противоположном конце этого помещения. Подозрительно большого и пустого, кстати. Не удивлюсь, если оно являлось чем-то типа испытательного полигона, потому как здесь и до нашего появления разнообразных следов и отметин на стенах и полу хватало.
     — А что с этим? — Догнал меня вопрос Раздора.
     Оглянувшись, я с сомнением посмотрел на распластавшееся тело поверженного сверха. Левая нога и правая рука вывернуты под неестественными углами, про прочие последствия нашего с ним столкновения я вообще молчу. Несколько месяцев в больничке я ему обеспечил. Если повезёт, то не в этой, а тюремной.
     — Хочешь добавить? — Развернувшись, поинтересовался я.
     Похоже, ответный вопрос поставил в тупик всю троицу начинающих Героев, которые только и могли, что глазами хлопать.
     — Ну, нет так нет, — пожал плечами я, — мы идём, или как?
* * *
     Мы, наконец-то добрались до лабораторий, и… честно говоря, тут даже мне, привычному ко всякому, было довольно тяжело находиться. До этого момента деятельность местных «врачей» являлась для нас загадкой. Мы понятия не имели, чем именно здесь занимаются. Однако, стоило нам увидеть плавающие в колбах с каким-то мутным зеленоватым раствором людей… вернее тех, кто раньше были людьми, всё стало на свои места. Подопытные оказались… изменены. Кто-то больше, кто-то меньше.
     Их лица были искажены, приобретя какие-то хищные, звериные черты. У некоторых заметна чешуя, а кто-то оброс шерстью по всему телу. Имелись и те, кому особо не повезло — они приобрели лишние, явно атрофированные конечности, зачастую не до конца сформировавшиеся, какие-то скрюченные и недееспособные. Например, как куцые крылышки, торчащие из лопаток одного бедолаги. Чаще всего, конечно, встречались хвосты.
     Похоже, здесь каким-то образом пытались скрестить человека и Изверга. Однако, на генетическом уровне этого просто нереально достичь, уж слишком мы разные. Неужели они как-то приспособили для подобного Искажение? Если так, то неудивительно, что его настолько корёжит, ибо выглядит этот, с позволения сказать, результат предельно противоестественно.
     За масками я не видел выражений лиц моих спутников, однако, чтобы понять, насколько им сейчас херово, этого и не требовалось. Во всяком случае, на эти «экспонаты» они старались не смотреть. Да, лучше уж так, чем заблевать полкоридора, и впоследствии от ночных кошмаров мучиться.
     — Идём дальше, мы почти у цели, — поторопил их я, направляясь к входу, видимо, в главную лабораторию.
     В этой части подземного комплекса оказалось на удивление безлюдно, а редкие охранники даже не успевали оказать какого-либо организованного сопротивления, сражённые моими пульсарами. У меня сложилось впечатление, что несмотря на весь поднятый нами шум, здесь нас никто особо не ждал. Будто тот сверх с выводком Извергов мог стать для нас воистину непреодолимым препятствием. Хотя… для Мистиков, случись им забраться сюда в одиночку, определённо мог. В любом случае, финальный отрезок пути прошёл практически без происшествий. Даже автоматические средства защиты — если они здесь вообще имелись — оказались не задействованы. Последней преградой на нашем пути стали запертые металлические двери. Именно за ними сходились потоки энергий.
     — Раздор, вот он — твой звёздный час, — я указал на препятствие, — не сдерживайся.
     — И не собирался, — мрачно процедил он сквозь зубы, — спрячьтесь за угол.
     Оказавшись перед дверями один, Раздор для лучшей устойчивости встал на одно колено, начав формировать заряд. Я видел, как линии узора, окутывающие его кулаки, наливаются мощью, подстёгиваемые внешними потоками. Наконец, он резко выбросил обе руки вперёд, отчего даже с виду толстые металлические створки буквально выгнуло внутрь, после чего они с грохотом выпали из проёма. Проход был свободен, и мы поспешили внутрь. Должен отметить, явились мы как раз вовремя.
     — Как вы сюда попали?! — Развернулся к нам главврач, смерив нашу компанию своим фирменным холодным взглядом, на сей раз приправленным немалым раздражением. — Охрана!
     — Кажется, она закончилась, — произнёс я, стараясь, чтобы голос мой звучал спокойно, чему обстановка ни капли не способствовала.
     Огромное круглое помещение было заставлено всяческой непонятной техникой. В самом его центре находился некий прибор, напоминающий металлическую полусферу примерно трёх метров в диаметре, вокруг которой были расположены восемь кресел, наподобие зубоврачебных, разве что со специальными фиксаторами для конечностей и какой-то странной, утыканной проводами конструкцией, наподобие колпака охватывающей голову. Семь из них были заняты обмякшими людьми с остекленевшими взглядами во врачебных халатах. И всё бы ничего, если бы не явные следы мутаций на открытых участках кожи. Не то, что я видел в тех колбах, однако это могло быть лишь началом их… изменений. На последнем кресле, изо всех сил стараясь вырваться и мыча сквозь кляп во рту, обнаружилась Метель.
     То, что она жива и с виду вполне человечна — это просто прекрасно! Что нельзя было сказать о мерно гудящей полусфере за её спиной, что каким-то образом генерировала… натуральные пространственные разрывы. От её поверхности уходила вверх, под самый куполообразный потолок помещения сеть чёрных трещин, точно таких же, какие мы видели, находясь на изнанке Искажения. И вот теперь оно проявилось в реальности. Не нужно иметь профильное образование, чтобы понять, что именно эта штука и стала причиной мутаций подопытных.
     — Что?! — Воскликнул тем временем Задворский. — Впрочем, это уже не важно, эксперимент подходит к концу.
     — Вырубай эту хрень, или я вырублю тебя! — Предупредил я, опасливо косясь на это произведение сумрачного гения.
     Я не специалист, но что-то мне подсказывает, что мало просто переключить какой-то рубильник, либо же выдернуть вилку из розетки, чтобы отключить машину. А это было бы не лишним, учитывая, какой вред она наносит Искажению. Я совсем не уверен, что уничтожение этой штуки не спровоцирует коллапс всей системы с неизвестными последствиями, так что придётся действовать тоньше, а не просто крушить всё вокруг.
     — Ни за что! — Мотнул головой он, чем дальше, тем сильнее походя на классический образ безумного учёного. — Это дело всей моей жизни! Я докажу этому заносчивому ублюдку, насколько он ошибается! Кому нужны бесполезные способности жалких сверхов? Вот где настоящая сила, — он взмахнул рукой в сторону пролома, — в Извергах! Всё решиться здесь и сейчас на примере этой девчонки. Останется ли она сверхом, либо же переродиться и станет первой жизнеспособной особью абсолютно нового вида?
     От этих слов Метель ещё яростнее забилась в своих путах. Пример соседей её явно не вдохновлял. С Астральным клинком наперевес я тут же подскочил к ней, перерубил удерживающие её ремни, откинул колпак, и сдёрнул с кресла.
     — Нет! — Выкрикнул главврач. — Верни её обратно! Немедленно верни обратно!
     — Извини, но я твоих пристрастий не разделяю, мне нравятся девушки, какие они есть, без всяких излишеств, типа щупалец или перьев, — хмыкнул я, прижимая к себе трясущуюся девчонку, пребывающую на грани истерики.
     К нам тут же подскочили остальные Мистики, и я передал Метель в их надёжные руки.
     — Я не шучу! — Задворский достал из-под халата некое подобие пистолета причудливой формы, направив его на меня. — Не позволю всякой нечеловеческой швали погубить труд всей моей жизни!
     После сегодняшнего знакомства с Виртом я усвоил одно — недооценивать подобные «игрушки» не стоит, а потому тут же оказался рядом с ним, выбив оружие из его руки и схватив его за шею.
     — Я тоже не шучу, — прорычал ему в лицо я, — отключи это, либо я тебе все кости переломаю!
     К сожалению простое запугивание на него не подействовало, скорее уж наоборот, только взбесило, ибо его и без того мерзкую физиономию исказила гримаса злобы. Чтож, похоже придётся перейти от угроз к делу, ибо ситуация к чистоплюйству откровенно не располагает.
     — Мастер, берегись! — Раздался крик Провидца, который очень вовремя оттолкнул своих товарищей от входа, из которого вылетела мощная и невероятно быстрая режущая волна воздуха.
     Я только и успел завалиться на пол, увлекая за собой Задворского, прежде чем поток прошел над нашими головами. Секунду спустя в проёме появился недавний охранник. Он пусть и выглядел бледновато, однако на то покалеченное, изломанное тело, что я оставил позади, не походил ни капли. Вот уж кого я точно не ожидал здесь увидеть. И, собственно, прозевал его появление, так как бушевавшие вокруг пролома энергии неслабо меня дезориентировали. Хорошо, что хоть на способностях Провидца происходящее никак не сказалось. Я-то ладно, удар бы выдержал, а вот остальные…
     — Ты что творишь, идиот! — Вскочив на ноги, заорал на него главврач. — Бесполезное нечеловеческое ничтожество! Ты мог задеть устройство! И вообще, разве ты не должен был остановить этих отродий до того, как они прорвутся сюда? Разве не за это тебе платят?
     — Сделал, что мог, — развёл руками тот, как-то странно улыбаясь, — мне пришлось даже Будильник на себе использовать, а тебе должно быть известно, док, насколько это неприятно.
     — Меня не волнуют твои жалкие оправдания! И вообще, как ты со мной разговариваешь?! Тебе что, последние мозги отшибло?
     — Ну, вообще-то да, есть маленько, — он опасливо покосился на меня, — но дело не в этом, у меня новый приказ, док — зачистить тут всё. Даже ценой потери Места Силы.
     — В смысле?..
     — Флёр, защищай! — Выкрикнул я, поняв к чему всё идёт и кидаясь на врага.
     Тот не стал дожидаться, пока я к нему подберусь, закрутившись на месте. Однако теперь вокруг него образовался далеко не безобидный мультяшный ураганчик, нет — в этот раз он хаотично раскидывал во все стороны свои режущие порывы. Как я и подозревал, оказавшись в непосредственной близости от пролома, сверх стал заметно сильнее. Его атаки прочерчивали огромные борозды в металлическом покрытии пола и стен, уничтожали оборудование, расчленяли изуродованные тела учёных, ставших жертвами безумия своего коллеги. Впрочем, насколько я мог судить, созданный Флёр туманный купол неплохо держался, гася приходящиеся по нему атаки, а было их не мало.
     В отличие от сверхов, я находился здесь куда в менее выгодном положении, ибо каждое следующее заклинание давалось мне тяжелее предыдущего. Настолько, что решись я вдруг применить здесь нечто… ультимативное, боюсь оно истощило бы меня с концами. Так что я, когда уворачиваясь, а когда принимая порывы непосредственно на Барьер, всё же смог добраться до уже раз побеждённого мной охранника. Только теперь я не был настроен давать ему шанс на беззаботное существование в какой-нибудь тюрьме для сверхов.
     Материализованный Астральный клинок вошёл прямо в центр миниурагана, после чего меня тут же отбросило назад волной ветра, а этот, без сомнения, полноценный Урод… в общем, вращаясь вокруг своей оси, он нашинковал себя моим мечом, и высвободившийся после его смерти порыв разметал его части по всему залу. Не знаю уж, что это за Будильник такой он использовал, однако теперь ему уж точно ничего не поможет!
     — Уже закончилось? — Спросил Раздор, когда завеса Флёр рассеялась и Мистики смогли в полной мере оценить учинённый сверхом разгром.
     — Боюсь, всё только начинается, — произнёс я, глядя на искрящуюся раскуроченную установку, что генерировала пролом.
     Теперь он начал истаивать, что было хорошим знаком, однако энергии не могли рассеяться просто так. Наоборот, они начали сгущаться и закручиваться вокруг постепенно исчезающих трещин, втягиваясь в потустороннее пространство.
     — Как же так… — раздался слабый голос Задворского, — моя работа…
     Он валялся в луже собственной крови, лишённый правой руки от локтя. Учитывая, насколько сильно разгулялся тут режущий ветер, ему невероятно повезло потерять всего одну конечность. Он кое как перевернулся, встал на четвереньки и пополз к своему творению, оставляя за собой кровавый след. Мне очень хотелось задать ему парочку вопросов, особенно касательно упомянутого им «ублюдка», каким-то образом работающего со способностями сверхов, однако медлить было нельзя.
     — Сваливаем! — Крикнул я, подхватывая на руки выложившуюся на полную Флёр, и бегом направляясь к выходу. — Ходу-ходу!
     Мистики тотчас припустили следом, хоть я и успел краем глаза заметить, как Метель кинула последний взгляд на пленившего её главврача, явно что-то знающего относительно произошедшего с её сестрой. От досады закусив губу, она, тем не менее не колебалась ни на миг, двигаясь к выходу. Рад, что, хотя бы в подобной ситуации здравый смысл ей не изменил.
* * *
     Пол у нас под ногами шатало так, словно началось землетрясение, но мы продолжали, поддерживая друг друга, нестись вперёд. Неважно куда, лишь бы подальше от этого места. На одном из поворотов Провидец затормозил, заставляя остановиться и нас.
     — Туда! — Крикнул он, задавая нам новое направление. — Там лифт!
     Подниматься в тесной кабине во время такой-то тряски — не самая удачная идея. Хуже неё может быть лишь восхождение по узкой металлической кишке вентиляции, которую в любой момент может сдавить пластами земли, в лучшем случае отрезая путь наверх, а в худшем — погребая нас заживо. Так что выбор, я думаю, очевиден!
     Несколько поворотов и мы тормозим у створок. К счастью, здесь кнопка вызова обнаружилась и даже работала, так что, дождавшись, пока они разойдутся, мы погрузились внутрь. Уж не знаю, либо это под землёй вся эта тряска казалась куда сильнее, чем была на самом деле, либо лифтовую шахту создавали с учётом подобных нагрузок, однако спустя десяток тревожных секунд, мы оказались на первом этаже, спешно вывалившись из кабины лифта. Здесь было уже поспокойнее, хотя дрожь всё-таки ощущалась. Потоки энергий, меж тем, продолжали с огромной скоростью сходиться в одной точке.
     Для лучшего обзора я метнулся вверх по ближайшей лестнице и застыл у окна между вторым и третьим этажами. Вовремя, ибо мне довелось своими глазами пронаблюдать, как земля на заднем дворе клиники закручивается воронкой и проседает, обнажая спешно покинутый нами зал, ныне засыпанный землёй, из которой корявыми изогнутыми обломками, словно раскрывшийся бутон, торчал его разорванный изнутри купол.
     Последние потоки энергий втянулись в пространственный пролом, после чего тот окончательно истаял. Вместе с этим мне стало намного легче дышать, а тело наполнила невероятная лёгкость, будто с моих плеч сняли груз весом минимум в пару тонн — Искажение перестало существовать. Не знаю уж, хорошо это или плохо для нашего мира, однако меня безмерно радует хотя бы то, что здесь не открылся филиал Зоны, или ещё что похуже.

Глава 14

     — А потом мы сбежали, чтобы не попасться милиции, МАС и кто там ещё подтянулся?.. — Вечером уже следующего дня, развалившись на диване, закончил свой рассказ я.
     — Спасатели, представители городской администрации, прокуратура, ну и журналюги, конечно, куда уж без них? — Монотонно перечислила Анна, устроившаяся рядом и положившая голову мне на плечо. — Да, Сев, ты если и влипаешь, то только по-крупному.
     Что верно, то верно, ибо пошумели мы вчера знатно. Произойди подобное в Победограде, я бы сказал, что мы переполошили весь город. Здесь же, на фоне прочих событий, связанных со сверхами, вчерашнее происшествие если и выделялось на общем фоне, то не слишком сильно.
     — Разве не ты мне недавно заявляла, что именно это тебе во мне и нравится? — Поддел свою девушку я.
     — Не в том случае, когда из-за этого мне продлевают дежурство до самого утра, — притворно нахмурившись, проворчала она.
     — Вообще-то я извинился, — напомнил я, — и даже поздний завтрак тебе организовал! А если серьёзно, я не уверен, как далеко всё могло бы зайти, если бы они продолжили заниматься… чем занимались.
     Сколь бы бывалой Героиней Яшма не являлась, но и она невольно передёрнула плечами после моих слов. В конце концов, лаборатория с заспиртованными мутантами, да вольер с Извергами, который обнаружился на самом нижнем уровне подземного комплекса — всё это очень красочно иллюстрировало не самую приглядную картину. И во всём этом поучаствовала чья-то очень волосатая лапа. А именно: кто-то ведь поспособствовал проведению столь масштабных работ по выведению человекоизвергов и превращению обычных тварей в послушное оружие? Кто-то покрывал их всё это время?
     Ответ на этот вопрос предстояло найти специально сформированной следственной группе, в которой состояли как государственные органы, так и Ассоциация. В прессе всех подробностей по понятным причинам освещено не было, там лишь указали о причастности ко всем этим злодеяниям неких неустановленных Уродов, и что «следствие ведётся». Я узнал об этом только потому, что подобные операции находятся в ведении как раз нашего департамента, на который легла часть организационных вопросов.
     Так что атмосфера сегодня на работе царила просто непередаваемая. Впервые с момента начала моей стажировки в МИД я увидел, как функционирует раскочегаренный на полную мощь департамент. Не было никакой суеты, каждый оказался при деле, с кем-то созванивался, что-то запрашивал, оформлял какие-то документы. Всё это напомнило мне отлаженный механизм, которым мастерской рукой управлял Павел Ильич Северов, изредка вызывающий к себе того или иного сотрудника, либо приходящий сам и отдающий краткие приказы.
     Моя деятельность во всём этом сводилась к закономерной роли мальчика на побегушках, таскающего папки с документами из одного кабинета в другой, да устно передающего сообщения. Ну и конечно же, куратор посоветовал мне наблюдать и «мотать на ус», чем я, собственно, и занимался. Всё-таки столь плотное сотрудничество различных структур и ведомств с Ассоциацией происходит не каждый день.
     — Да там на высшую меру тянет! Минимум! — Мрачно произнесла Анна, чуть отстранившись. — Надеюсь, специалисты выяснят, откуда тянутся нити.
     — Должны, — пожал плечами я, — причастных и вещдоков у них осталось прилично.
     Не знаю, на что рассчитывал ветродуй, когда собирался всё там зачистить, возможно помимо столь варварского «отключения» установки там имелась ещё какая-то система самоуничтожения, которую он попросту не успел активировать, однако большая часть всего этого подземного ужаса не пострадала, и Спасатели в прямом смысле докопались до правды. Повезло, что с ними тогда были Герои Ассоциации, которые взяли на себя откопанных Извергов, иначе лишних жертв было бы не избежать.
     Яшма, кстати, тоже в этом поучаствовала, так что о произошедшем я знал из первых рук. Вернулась она только под утро, раздражённая и уставшая, успевшая лишь предупредить, что я ей ещё всё расскажу, прежде чем плюхнуться в постель и моментально заснуть. А когда она проснулась, я уже успел вернуться с работы.
     — Вы, кстати, уже второй раз сбегаете от заслуженной славы, — заметила она, решив сменить неприятную тему.
     — За нас говорят дела, зачем нам ещё что-то добавлять? — Приняв сидячее положение и подбоченившись, изрёк я.
     Как это обычно бывает после подобных событий, весь день по ящику крутили репортажи с места происшествия, приправленные аналитикой, «шокирующими кадрами» огромной воронки на территории прилегающего к лечебнице участка, да комментарии всяких ответственных лиц. Единственное чего не было — интервью с непосредственными участниками, ну и виновниками, до кучи, всего этого замеса. То есть — с нами. Да, мы реально вовремя оттуда свинтили, не попав под прицелы видеокамер вездесущих журналистов.
     Сторонних материалов, запечатлевших наши геройства непосредственно под землёй, также никто не публиковал. То есть, либо это напрочь засекретили, либо… кое-что охранник-сверх уничтожить всё-таки успел. Например, сервера с данными. В любом случае, о нас стало известно лишь со слов арестованных пособников Уродов, в число которых записали всех, кто имел к лечебнице хоть какое-то отношение. Как того же допрошенного нами санитара, который порассказал на камеру всяческих небылиц.
     Так что о нас упомянули, лишь как о «группе Диких Героев, решивших остаться неизвестными». Что меня, если честно, немало удивило. Я привык, что к Диким зачастую довольно предвзятое отношение, однако нас не торопились мешать с грязью и обвинять во всех смертных грехах. Наоборот — назвали «неравнодушными гражданами», пусть и не забыли добавить, что нам следовало сообщить о своих подозрениях относительно этого заведения куда следует, а не действовать своими силами, рискуя жизнями ни в чём не повинных пациентов.
     Справедливости ради стоит отметить, что запертым в своих палатах психам реально повезло — мало того, что сам комплекс строений больницы практически не пострадал, во всяком случае настолько, чтобы сходу осыпаться, погребая под собой всех подряд, так над ними теперь не висит угроза потери человеческого облика с последующей гибелью. Впрочем, это далеко не наша заслуга, а скорее просто удачное стечение обстоятельств, ведь всё могло закончиться куда печальнее, и не факт, что мы бы сумели хоть кого-нибудь спасти, включая самих себя.
     — К тому же, мы были немного не в форме, — добавил я.
     Вот уж точно, измотаны оказались все. Я и сам, как только добрался до дома, ушёл в восстановительную медитацию на пару часов. Но больше всего досталось Метели, которой немного намяли бока, пока отколупывали с неё ледяную корку, да и потом — чтобы не сопротивлялась, когда её пристёгивали к креслу. При этом ей вкололи Блокиратор, так сказать, во избежание. Переломов у неё вроде бы не было, однако ушибов оказалось порядочно. Когда адреналин схлынул, она попросту со стоном осела на землю, благо к тому моменту мы успели свалить уже достаточно далеко.
     Впрочем, кроме общей усталости у нас и видок был тот ещё. Скажу прямо — на Героев тогда мы походили меньше всего. Да и настроение после всего случившегося не располагало к бахвальству на камеру, чем обычно грешат Герои с Эмблемами. Оно и неудивительно, после такого-то стресса. Кстати, надо будет этот момент проконтролировать, а не пускать на самотёк.
     — Кстати, как там твои? — Будто прочитав мои мысли поинтересовалась Анна.
     — После вчерашних нагрузок им, наверное, даже лежать сейчас больно, — хмыкнул я, вполне здраво оценивая физическую подготовку Мистиков, которая далека не то, что от идеальной, но хотя бы от приемлемой. — Ну ничего, будет им лишний стимул подналечь на тренировки.
     — Вообще-то, я имела ввиду другое, — нахмурилась она.
     — Я знаю, — ответил я, на какое-то время уйдя в свои мысли. — Стоит поскорее найти для них новое место сбора. Нужно провести разбор полётов, да и… просто поговорить. Обо всём произошедшем. Эх, насколько всё-таки с Извергами проще! Сокращаешь их поголовье и понимаешь, что это правильно. К сожалению, с людьми подобное не прокатывает. Жаль, что они столкнулись с подобным в самом начале своей деятельности.
     — На них многое навалилось, — кивнула Аня. — Считаешь, они захотят завязать?
     — Всё возможно, но мне почему-то кажется, что это только укрепит их решимость. Если я прав, то рано или поздно они станут отличными Героями.
     — Знаешь, Сев, я думаю, что тебе не стоит тянуть и искать какое-то там специальное место, лучше собери их в неформальной обстановке. Сейчас это им больше на пользу пойдёт, чем очередная встреча в костюмах.
     — Так-то оно так, но анонимность, все дела…
     — Твоя или их? — Хитро прищурившись, спросила моя излишне прозорливая девушка. — Они и так отлично друг друга знают, а вот ты… ты продолжаешь прятаться за этой жуткой дырой вместо человеческого лица. Они никогда не примут тебя до конца, если ты сам не решишь им довериться, и сейчас — самый подходящий момент!
     — Подходящий для чего? — Угрюмо поинтересовался я.
     — Ох, Сев, иногда ты настолько продуман, что просто сил нет, а иногда — не видишь дальше собственного носа! — Она страдальчески закатила глаза. — Ты спас одну из них, вывел всех оттуда в целости, а теперь пора закрепить результат! Не упустить момент и стать для них не просто безликим незнакомцем, но кумиром, примером того, каким должен быть настоящий Герой!
     — По-моему, ты немного перебарщиваешь, — хмыкнул я.
     — Разве что самую малость, — отмахнулась она. — В любом случае, если вы продолжите так тесно взаимодействовать, то не сможете долго скрываться друг от друга за масками.
     — Раньше у меня это неплохо получалось.
     — Се-ев, ну чего ты такой упрямый? Токсик и Акума не в счёт, ты никогда не воспринимал себя частью их вполне сложившейся команды по-настоящему. Здесь куда лучше подходит мой с Тёмчиком пример, нам ведь ты открылся.
     Я машинально потёр левую скулу.
     — Да я тебе из собственного опыта скажу, что, когда нет необходимости таиться от своих товарищей, живётся намного легче. Так было с ребятами из Юниор-отряда, да и со всем нашим Победоградским отделом в целом. Даже здесь, в Москве, мало кто предпочитает носить маски и поддерживать образы в своём кругу.
     — Но ведь есть и те, кто так не считает, — заметил я.
     — Конечно, — согласилась Аня, — только вот все они — чудики похлеще Мордобойца. Поверь, я не подняла бы этот вопрос, не реши ты взяться за ребят настолько серьёзно. Я говорю тебе это не просто как Герой, который плотно работает в коллективе, но и как та, кого обучали другие Герои. Если между вами не возникнет доверия, если ты продолжишь держать дистанцию, ничего путного из всей этой затеи не получится, и здесь именно ты должен сделать первый шаг.
     — Ну, возможно, смысл в этом есть, — признал я.
     Не то, чтобы я сам об этом не задумывался, вспомнить хотя бы какой-никакой опыт с натаскиванием исследователей-практикантов, однако я не хотел торопить события. Собирался подождать, пока мы более-менее сработаемся и привыкнем друг к другу. Но жизнь, как это обычно и происходит, внесла свои коррективы. Впрочем, дело здесь не только в налаживании доверительных отношений. Банальное удобство, как моё, так и Мистиков, также имеет не последнее значение. Когда не надо облачаться в костюмы и переть непонятно куда, чтобы обсудить несколько рядовых вопросов. Когда можно обменяться номерами и быть на связи не только во время очередной вылазки.
     — В таком случае, не тяни и назначь им встречу, — посоветовала Анна. — Можешь даже к нам их пригласить!
     — Что, прости? — Я вытаращился на неё.
     — А что такого? Ты столько о них рассказываешь, что мне захотелось самой с ними познакомиться. К тому же, — она несколько неуверенно заёрзала на своей половине дивана, — есть нюансы, указать на которые девочкам-Героиням ты при всём желании не сможешь. А они довольно существенны и, если их проигнорировать и пустить на самотёк, потом вам останется только локти кусать. Ты ведь не хочешь себе в команду вторую Ехидну?
     — То есть, всё НАСТОЛЬКО серьёзно? — С сомнением взглянул на неё я.
     — Можешь проверить, — безмятежно улыбнулась Анька, — только потом не жалуйся.
     Я испустил тяжкий вздох и помассировал пальцами переносицу. Эти женщины… как порой с ними сложно. Особенно, когда они знают тебя как облупленного, что даёт им возможность подбирать наиболее убойные аргументы.
     — Ну так что, познакомишь нас?
     — Я подумаю, — нейтрально ответил я.
* * *
     До полноценного ремонта в квартире у нас руки пока не дошли, однако мы уже начинали к нему готовиться. Морально. Но, хотя бы самое необходимое себе приобрели, затарившись в местном аналоге Икеи. Я ни в коем случае не стал бы сейчас приглашать к себе в гости коллег с работы, однако группа обычных школьников представлялась мне чуть менее взыскательной публикой, нежели сотрудники серьёзного министерства.
     На самом деле, я и впрямь очень долго думал над этим шагом, а не просто хотел потомить Аньку неизвестностью. И пришёл к выводу, что предложенный ей вариант напрашивается сам собой. Встречаться на «нейтральной территории», в каком-нибудь кафе, либо парке не слишком то удобно. Всё же нам предстоит поговорить об очень важных вещах, и лучше делать это в спокойной обстановке, где можно расслабиться и не волноваться о том, что тебя будет слышно от соседних столиков.
     Так что я созвонился с Михаилом, обрисовал ему ситуацию и пригласил его и прочих Мистиков на условные чай с печеньками. По телефону голос у парня был не слишком бодрый, впрочем, иного я и не ожидал, однако же мою идею он поддержал с неожиданным энтузиазмом, обещав, что будут все. Особенно Метель.
     — Почему «особенно»? — Заинтересовался я. — Что-то случилось?
     — Пока ничего, — было мне ответом.
     — Ты что-то видел? — Насторожился я.
     — Никакой конкретики, — не слишком уверенно прозвучало в трубке, — но есть у меня нехорошее предчувствие.
     — Ну раз предчувствие, то конечно, — согласился я. — Ждём вас завтра.
     Когда дело касается человека, чьи способности заключаются как раз в предвидении, подобное лучше не игнорировать. Так что тихим вечером вторника, когда я вернулся с работы, а у Анны сегодня и вовсе был выходной, у нас уже всё было готово к приходу гостей. Закуплена пицца с газированными напитками, а Анька, пока меня не было, реально запарилась и напекла того самого печенья по рецепту её матери, так что, оказывается, ещё и чаепитие ожидается совсем даже не условным.
     Около шести вечера, примерно, как мы и договаривались, в дверь раздался звонок. Глянув в глазок, рассмотрел своих подопечных без их геройских личин. Рыжие торчащие волосы Раздора не узнать было невозможно. Помимо этого, он выделялся веснушчатой улыбчивой физиономией. По его ссутулившейся позе и бегающему взгляду было заметно, что он нервничает. Флёр оказалась симпатиной шатенкой с успевшей сформироваться фигурой, которую она ранее скрывала под своим просторным одеянием. Рядом с ней миниатюрная Метель выглядела совсем уж ребёнком, хотя они вроде как ровесницы. Не став томить гостей ожиданием, открыл дверь, впуская их в прихожую.
     — Ну что, раз уж мы сейчас не «при параде», давайте знакомиться заново. Меня зовут Севастьян, но лучше просто Сев. — Судя по их выражениям лиц, они ожидали увидеть кого-то… постарше и посолиднее. — А это Аня, моя девушка.
     — Приветики! — Выглянула из-за моего плеча Анька, помахав немного опешившим Мистикам рукой. — Сев про вас много рассказывал. Ты ведь Миша, да?
     — А? — Удивлённо сморгнул Провидец, во все глаза уставившись на неё. — Ага! В смысле, очень приятно! — Явно смутившись и отведя взгляд, пробубнил он.
     Ну, оно и не удивительно, Анна выросла в весьма эффектную девушку. Так что мне пришлось постараться, чтобы удержаться от самодовольной ухмылки.
     — А это… — хотел было представить своих товарищей Михаил, но тут вперёд вышел Раздор.
     — Стас, — самостоятельно назвался он, смотря мне за плечо, — здрасте! А вы тоже Героиня?
     — Во-первых, давайте на «ты», а во-вторых — да, но у меня своя… компания. А что вы, девочки?
     — Настя, — привычно робким голосом отозвалась Флёр.
     — А я Вика, — буркнула Метель, исподлобья разглядывая нас с Анной.
     — Отлично, раз с этим закончили, добро пожаловать! — торжественно подытожил я. — Как вы сами видите, мы тут живём под угрозой ремонта, так что можете не разуваться. Прошу!
     Мы расположились в гостиной — в смысле в самой большой из двух комнат — рассевшись вокруг широкого, но низкого столика, кто на диване, а кто — на принесённых из кухни стульях. Причём Анна тактично удалилась, дабы не смущать Мистиков своим присутствием — всё-таки сперва нам предстояло разобраться с произошедшим, а она была человеком посторонним. Пододвинув к столу кресло и разместившись на нём, я начал:
     — Во-первых, хочу сказать, что все вы отлично справились…
     Меня прервал скептический фырк Метели, которая пристроилась на дальнем от меня краю дивана.
     — Не фыркай, тебя это тоже касается. Мы видели запись, где ты бегала от санитаров, и, несмотря на то, что в итоге тебя всё-таки поймали, действовала ты вполне уверенно и изобретательно. У тебя неплохое понимание собственных сил.
     На этот раз вместо фырка от неё донёсся хмык.
     — Если тебе есть что сказать, то мы тебя слушаем, — я обвёл присутствующих взглядом, — ведь в первую очередь именно для этого мы и собрались — обсудить ваше полноценное, пусть и несколько преждевременное, вступление на кривую геройскую дорожку. Вполне успешное, хочу заметить.
     — Успешное? — Вскинулась Метель. — Меня там чуть не!.. Да и вас всех тоже…
     — Вот потому эта дорожка и кривая — лёгкой прогулки здесь не получится. С одной стороны, вы и впрямь подверглись нешуточной опасности, собственными глазами увидели, на что способны некоторые… мне даже людьми их называть не хочется. С другой же — теперь-то вы понимаете, насколько всё серьёзно. И понимаете, что настоящие Уроды — это далеко не те дебилы в дурацких костюмах, что таскаются за Героями, подстраивая им всяческие каверзы в надежде урвать себе частичку славы. Именно подобные Задворскому мрази, наряду с Извергами — истинная угроза человечеству и настоящая цель для тех, кто надевает костюм не для того чтобы покрасоваться, а желая приносить реальную пользу. Да, по глазам вижу, что теперь вы всё понимаете, так скажите мне: вы до сих пор хотите этим заниматься? Зная, насколько суровой может оказаться Геройская Доля.
     — Мы уже давно всё для себя решили и сворачивать с только наметившегося пути не собираемся, — высказался Михаил.
     — Точняк! — Поддержал его Стас, сидящий на стуле задом на перёд, положив локти на спинку.
     — Да! — Коротко кивнула Настя.
     — Я… — Вика оглядела предельно однозначно высказавшихся товарищей. — Я не знаю… это ведь случилось из-за меня! Это я виновата! И как теперь?..
     — Тебе решать — как, — перебив её, строго произнёс я. — Ты признаёшь свою ошибку, из-за которой кроме тебя вполне могли пострадать и твои товарищи, и это хорошо. Но подумай вот ещё о чём: как бы вся эта история могла закончится, не ввяжись мы в это дело? Исходя из собственного опыта, могу предположить, что очень печально.
     О том, что я в любом случае собирался вмешаться, дабы пресечь дальнейшее расшатывание Искажения, я предпочёл умолчать. И выразительным взглядом удержал от комментариев Михаила, который был в курсе моих планов.
     — Так оно обычно и происходит — ты становишься Героем не когда обнаруживаешь в себе силы, либо же надеваешь маску, а когда, представляя себе все последствия, осознанно делаешь выбор, который изменит твою дальнейшую жизнь.
     — Я знаю, — стараясь ни на кого не смотреть, буркнула Вика, — сестра мне об этом говорила. И ещё она говорила, что я пока не готова.
     — Не сомневаюсь, что как только я это скажу, у меня отсохнет и отвалится язык, — в своей обычной манере проворчал Стас, — но если не готова ты, то что уж о нас говорить? Я реально думал, что могу там сдохнуть! У меня до сих пор ноги подкашиваются, и я не могу смотреть на маринованные огурчики в банке без рвотных позывов. А я люблю маринованные огурчики!
     — Серьёзная психологическая травма, — хмыкнула Вика. — Ну как, не отсохло там у тебя?
     — Ме! — Показал язык он. — А если серьёзно: не загоняйся с этим, лады?
     — Вместе у нас обязательно всё получится! — Подтвердила Настя, подсев к Вике поближе и потеснив ту своим уже далеко не детским бюстом.
     — Ладно-ладно, я всё поняла, — поспешно выдавила та и, когда подруга отодвинулась, дав ей больше свободного пространства, с чувством произнесла: — спасибо вам ребята, и тебе, Мастер… в смысле, Сев, что пришли за мной!
     — Мы — команда, — произнёс Михаил, — иначе мы просто не могли.
     — Ага, фигня-вопрос, — фыркнул Стас. — Может наконец-то закончим сопли на кулак наматывать? Что там у нас дальше по программе?
     — Самое интересное, — предвкушающее улыбнулся я, — разберём наши действия, выявим ошибки и сделаем соответствующие выводы!
     Следующие полтора часа мы обсуждали наши похождения, включая метания Метели, запись которых я вывел через свой ноутбук. Это был принципиально важный момент, чтобы ребята могли оценить себя и свои действия, друг друга, да и меня тоже, с разных сторон, и принять эти события, как уже случившийся факт, окончательно оставив их в прошлом.
     Этот момент я почерпнул из собственного прошлого, когда был вынужден таскаться к школьному психологу после того, как меня с семьёй чуть не порвал Изверг. И пусть сам я особо по этому поводу не переживал, однако тогда меня первым делом попросили пересказать случившееся, припомнив как можно больше подробностей. Помнится, мне это даже в некотором роде помогло, и это при том, что я изначально был настроен к подобным походам скептически, и считал, что со мной и так всё в порядке. Тем не менее, наш психолог явно знал, что делал.
     В ходе обсуждения не забыл я указать и на собственную ошибку, ведь мне ничего не стоило проконтролировать вражеского сверха, хорошенько приголубив его по Бреши Спокойствия, но я посчитал, что поломанным он и так никуда не денется, продолжив гнать нас вперёд. Не стоило мне забывать, в каком мире я теперь живу, и что здесь возможны и куда более странные вещи, чем чуть ли не моментальное восстановление после тяжких телесных повреждений. Впрочем, как мне теперь кажется, далеко неполное, ибо тот тип после этого находился явно в неадеквате, иначе бы просто не попёр против меня снова.
     Либо же это побочный эффект от использования Будильника, чем бы эта штука ни являлась? В любом случае, теперь я знаю о её существовании и намерен учитывать данный фактор в будущем. Как и не недооценивать, казалось бы, уже поверженных, но ещё живых врагов. В общем, всё это время мы провели не зря, и кое-что для себя вынесли. Я — так уж точно!
     После того, как закончили, пришло время перекусить, и вот тогда наступил звёздный час Аньки. Обворожительная девушка с пиццей и напитками наготове — она буквально покорила сердца юных Героев, придав нашему общению больше… вернее всего будет сказать, что неформальности. Просто потому, что она старалась не касаться исключительно геройских тем.
     В общем, посидели мы хорошо и, благодаря стараниям моей девушки, наша и без того не слишком большая разница в возрасте стала казаться и вовсе не значительной. В том смысле, что теперь и прочие Мистики, помимо Провидца, показались мне значительно менее скованными в общении с таким «стариком», как я. Перед тем, как расходиться, Анна отвела Настю с Викой на кухню «пошушукаться о своём, о девичьем», как она нам заявила, утаскивая за собой сбитых с толку девчонок.
     — Интересно, о чём они там разговаривают? — Хрустнув печенькой, как бы в никуда спросил Стас.
     — Честно говоря, я не хочу об этом знать, — не отставая от него в благородном деле уничтожения домашней выпечки, протянул я, краем глаза поглядывая на Михаила, чей узор начал постепенно разгораться.
     Впрочем, секунду спустя его способность отключилась, а сам он, прикрыв глаза, мотал головой из стороны в сторону, будто пытаясь что-то развидеть. Меж тем, его торчащие промеж прядей уши заметно покраснели.
     — Ты чё там? — Удивлённо покосившись на друга, спросил Стас.
     — Н-ничего! — Излишне поспешно выпалил тот, ухватившись за последнюю печеньку, как за спасательный круг.
     — Ну-ну… — Усмехнулся я.
     Очень надеюсь, что усилия Аньки не пропадут даром и помогут сохранить в команде мир и покой. Просто потому, что иначе я с ними натурально свихнусь, вспомнить хотя бы традиционные словесные пикировки Раздора с Метелью…
* * *
     — Шоу, — поприветствовал я устроившуюся на подоконнике девушку, когда поднимался на свой этаж, после того, как проводил гостей. Ну и попутно выбросил пустые пластиковые бутылки и коробки из-под пиццы.
     — Севастьян, — кивнула она в ответ, не отрывая, впрочем, взгляда от окна. — Интересных ребяток ты нашёл.
     — Думаешь?
     — Заскучать они тебе точно не дадут, да. Ох уж эта энергия молодости! Возясь с детишками поневоле забываешь, насколько ты сам от этого далёк.
     — Мне такое напоминание пока не нужно, — покачал головой я.
     — Так может говорить лишь тот, кто ни разу ещё не дожил до преклонных лет. Кто на себе не прочувствовал, что такое ноющая спина, скрипучие суставы и дырявая память. В каком-то смысле ты счастливчик, да. Можешь даже попытаться сохранить в себе это.
     — Раз от раза помирать молодым? — Хмыкнул я. — Пожалуй, я — пас.
     — По твоим действиям этого не скажешь, постоянно совать голову в пасть льва — вот твой стиль. Главное, не забывай, что лев — животное дикое и неистовое.
     — Звучит, как предупреждение, — её слова заставили меня насторожиться, ибо обычно Шоу либо ограничивалась туманными намёками, либо и вовсе предпочитала отмалчиваться.
     — Тебе показалось, да, — не слишком убедительно заверила меня в обратном она.
     — Можешь что-нибудь добавить об этом Искажении, — вздохнув, решил сменить тему я. — Оно было совершенно иным, не таким, как в Зоне. И его назвали Местом Силы. Может ли быть, что это в принципе разные явления?
     — Не явления, а проявления. Вот они разные, но общая суть — одна. И раз уж ты об этом заговорил, то напомню тебе, что если Искажения существуют, значит это зачем-то нужно, а потому не стоит так… неаккуратно с ними обращаться. Кто знает, как это отразится на мире, в котором мы живём, в глобальном плане?
     Сказав это, Шоу пропала, стоило мне лишь раз моргнуть. Сегодня она уже не выглядела столь безмятежной, как прежде, а в голосе её я уловил чётко обозначенный упрёк. Да и обычно она куда более изящно обставляет свои исчезновения. Кажется, этот вопрос волнует её куда сильнее, чем можно было бы изначально предположить, и о чём она недвусмысленно мне просигнализировала. Понять бы ещё, что это может значить…
Отступление 4
     — Войдите! — Крикнул хозяин просторного кабинета в ответ на деликатное постукивание в дверь, после чего, дождавшись пока визитёр войдёт, требовательно спросил: — ну что там?
     Гость прошёл прямо к массивному столу, не удостоив и взглядом великолепный вид на ночной город, открывающийся из огромного панорамного окна во всю стену.
     — Как вы и приказали, мы зачистили все концы, — доложил невзрачный человек в строгом костюме, держащий в руках папку в кожаном переплёте, — всё чисто, никто не подкопается.
     — Я на это надеюсь, однако, если бы этот идиот справился с заданием, нам не пришлось бы идти на крайние меры, — раздражённо проворчал хозяин кабинета. — Это же сколько потерь за раз получается?! Скажи, вот зачем он полез на ЭТО?
     Помощник без излишних уточнений понял о чём, вернее о ком говорил его шеф, потому как и сам не раз пересматривал записи с камер одного из их исследовательских центров, ныне, к сожалению, прикрытого. Проникновение внутрь охраняемого объекта команды Героев само по себе было очень необычным явлением, ибо к конспирации в их… компании подходили очень серьёзно. Тут же и вовсе произошло какое-то невероятное стечение обстоятельств.
     Руководитель центра сорвался и совсем потерял берега, чем привлёк к себе и своему проекту нежелательное внимание кого-то очень сильного, способного на раз вывести из строя одного из их самых надёжных сотрудников, который, ко всему прочему, был наделён немалой сверхсилой. Тем не менее, до конца выполнить задачу не помогла ни она, ни экспериментальное средство, что было выделено ему как раз для подобных критических ситуаций.
     — Будильник не совершенен, — высказал предположение он, — мы ещё не знаем до конца всех его свойств и побочных эффектов…
     — В таком случае этим бездельниками стоит лучше работать! — Шеф ударил кулаком по столу. — Увеличь им финансирование. И направь надёжного человека, чтобы проследил за исследованиями и… обеспечил дополнительную мотивацию.
     — Будет сделано, — открыв папку и черканув на чистом листе пару строк, кивнул помощник. — Ещё я бы рекомендовал инициировать проверки по остальным отделениям.
     Некоторое время шеф обдумывал данное предложение. С одной стороны, не хотелось отвлекать людей, ведь это повлечёт за собой потерю времени и денег, с другой же…
     — Давай, — наконец кивнул он. — Сначала Гофман, теперь вот — Задворский… два потерянных Места Силы за последние полгода! И, что хуже — бездарно и бесполезно потерянных!
     — Вам известно, как эти Места воздействуют на людей, — невозмутимо отозвался помощник. — Пусть мы и снабжаем персонал препаратами, подобные прискорбные инциденты неизбежны. В любом случае, нам удалось спасти исследования, так что какую-то пользу мы всё-таки извлекли.
     — Скорее уж не просрали всё окончательно, — мрачно усмехнулся начальник. — Ладно, ты знаешь, что делать.
     Помощник коротко поклонился и зашагал к выходу.
     — И ещё, — остановил его голос шефа у самой двери, — найдите, что сможете по этому безликому ловкачу в балахоне. Такой сверх под рукой всегда пригодится, тем более, что его действия нанесли нам немалый ущерб. И он его возместит, так или иначе.
     — Будет сделано, — заверил помощник, прежде чем удалиться.

Глава 15

     Сверхсообщество столицы оказалось куда более обширным, разнообразным и комплексным, чем я мог предположить. И это не говоря уж о том, что некая условная граница между Героями и Злодеями оказалась достаточно размыта, а в некоторых случаях так и вовсе не очевидна.
     Взять хотя бы тех же Анархистов, считающихся сообществом пусть и Диких, но всё же Героев. Однако же, если судить по рассказам Михаила, приправленным изрядной долей фактов, что предоставил мне Вирт, то получится нечто, напоминающее скорее байкерскую банду, нежели сборище энтузиастов, в едином порыве решивших бороться со Злом в лице Уродов и Извергов. Они не торговали наркотой, либо ещё чем запрещённым — или, по крайней мере, не были в этом замечены — однако активно занимались крышеванием разнообразных нейтралов — крафтеров и обычных людей, ведущих свои дела преимущественно среди сверхов и оказывающих им те услуги, которые они не смогут получить официально. Например, медицина и страхование. Да-да, оказывается есть здесь и такое!
     Светочи также занимаются чем-то подобным, разве что в куда меньшей степени, так что это не настолько бросается в глаза. На самом деле, если судить по рассказам Вьюги, пересказанным нам Метелью — таки признавшейся, что сама она не имеет к данному ОГГ совершенно никакого отношения и не горит желанием их налаживать — Светочи в моём представлении очень походили на Победоградское Общество. Вернее, во что оно эволюционировало в последние годы. Воистину, не зря я в своё время столь радикально оборвал все концы.
     Так вот, Светочи во всю позиционировали себя эдакими поборниками порядка, нередко как напрямую сотрудничая с милицией, так и попросту патрулируя улицы, прикрывшись красными нарукавными повязками дружинников. А это — практически официальный статус. И параллели с тем, чем когда-то приходилось заниматься и мне, что называется, на лицо. Скажу больше, Дикие Герои из этой конкретной ОГГ регулярно удостаиваются всяческих медалек за «оказание содействия» и прочего в этом духе, от милиции и Спасателей. И их репутация старательно поддерживается в СМИ на весьма приличном уровне, не опускаясь до откровенно паршивой. Дескать, смотрите — вот наши Народные Герои, которые без всяческих даруемых МАС преимуществ и благ, стоят на страже покоя мирных граждан.
     Понятное дело, что государству, причём не только нашему, выгодно иметь на своих территориях сверхформирования не подконтрольные Ассоциации, и которые как будто бы сами по себе. Вот и мы с ребятами так же попали под эту информационную кампанию после нашего участия в чрезвычайно мутном деле с психушкой. Впрочем, лично я не в обиде, тем более, что вся шумиха как относительно всего этого дела, так и конкретно вокруг нас, довольно быстро сошла на нет. Однако это не значило, что нас не взяли после всего этого «на карандаш», и попросту забыли. Уверен, те же Светочи до сих пор нас ищут.
     Что же касается третьей крупнейшей Московской ОГГ, то мне тут даже сказать нечего, ибо уж больно тёмное вырисовывается дело. О них не говорят по телевизору и не печатают статьи в газетах, однако в интернете деятельность Кулаков — если знать, где искать, конечно — освещена достаточно полно, чтобы можно было составить о них собственное мнение. Но в том-то и проблема: однозначным его назвать не получится при всём желании!
     Если просмотреть все их «геройства» только за последние несколько месяцев, то там сплошные кровавые рейды на всяческие притоны, подпольные лаборатории по производству разнообразной дури, предприятия по отмыву денег, подпольные бордели и тому подобные объекты. Ну и действий против конкретных персоналий, типа всяческих печально известных подпольщиков и Уродов, тоже хватает. И всё это вроде как правильно и нужно, эти люди реально очищают город от всевозможной мрази, однако же… я видел на удивление многочисленные фото и видеоматериалы. И в ряде случаев у меня создалось впечатление, что стараются они как-то излишне усердно. Настолько, что это откровенным садизмом попахивает.
     Я и сам не без греха, чего уж таить, и случаев радикальных действий против своих врагов у меня накопилось изрядно — из последних взять того же сверха из лаборатории — однако не могу сказать, что испытал хоть какое-то удовольствие от того, что мне приходилось делать. Здесь же… со многими своими жертвами, иначе и не скажешь, Кулаки расправлялись предельно жестоко. Так что, либо среди них встречаются конкретные маньяки, либо же это сознательный выбор для того, чтобы запугать остальных, до кого они пока ещё не добрались. Хочется надеяться на второе, но, к сожалению, первый вариант также не исключён.
     С Подпольем же в Москве дела обстоят одновременно и проще, и сложнее, чем не периферии. Следует начать с того, то оно имеет место быть, однако же, чётко выраженных огромных бандформирований, подобных Четвёрке, здесь не имеется. Либо же они прячутся настолько глубоко, что о них никто ничего не слышал. И вот как раз за это следует благодарить — реально, без иронии — именно Кулаков, которые регулярно устраивают рейды против подпольной мрази.
     Зато здесь существует такой феномен, как Злодеи. Эдакие фрики со сверхспособностями, которым и в Герои не хочется, но и до Уродов далеко. Как наглядный пример, отлично иллюстрирующий подобный контингент, Вирт обозначил банду с немного непривычным для русского уха названием Трайфорс. Впрочем, в определённых кругах они более известны как Тригада, хотя далеко не всякий решится назвать их так в лицо при личной встрече. Трое сверхов, каждый из которых силён в чём-то своём. При этом они действуют настолько слаженно, что справиться с ними не могли ни их коллеги-Злодеи, ни Дикие, ни даже Герои с Эмблемами.
     В отличие от подпольщиков, занимается Трайфорс не преступной деятельностью, во всяком случае, в привычном понимании, а натуральным «валянием дурака». Эта троица и так понятно, что довольно молодых сверхов, которые как-бы «идут против системы», либо нарываются с кем-нибудь на драки, либо устраивают в общественных местах скандальные выходки. С последующими драками, естественно. Свои похождения они снимают на камеры, а потом выкладывают на своём личном сайте. И у них целая орава фанатов в лице точно таких же молодых долбо… дятлов, как и они сами.
     Бесспорно, есть и куда более достойные способы применения такой-то силищи, однако с другой стороны — им хватает благоразумия не причинять никому вреда. Пока, во всяком случае. Вероятно, потому-то МАС до сих пор их не прижала, навалившись всей своей мощью, с них бы сталось. Но нет, как предположил Вирт, для Ассоциации они — очень удобные «тренажёры» как для начинающих, так и для вполне опытных Героев. Убить не убьют, но отделать и обстебать в процессе вполне могут.
     И таких вот Злодеев здесь хватает, причём они даже в милиции лишь как злостные хулиганы проходят. К сожалению, не одними лишь чудиками подобного толка полнится Московское «дно». Встречаются здесь и наркодиллеры, и контрабандисты, и откровенные головорезы, и небольшие этнические группировки. Подобная мразота занимается исключительно своими подпольными делами, стараясь не привлекать к себе как внимание Героев, так и своих типа «коллег», которые, за счёт превосходства в силе, порой не прочь поживиться неправедно нажитым. Ну и, конечно, наверняка им частенько Кулаки в кошмарах снятся.
     Но, несмотря на все трудности бытия классическим подпольщиком в Столице, поток желающих всё никак не иссякает. В конце концов Москва — самый большой мегаполис в этой части света, один из крупнейших на планете! Несмотря на всю нашу правоохранительную систему, на целую кучу всевозможных Героев, которым постоянно неймётся, для предприимчивого человека существует масса разнообразнейших возможностей урвать себе солидный куш. И на смену одним бандитам всегда приходят другие. Пример Победограда весьма показателен и как нельзя более актуален для столицы.
     Однако же, помимо Подполья, Героев и Злодеев здесь проживает также множество сверхов без чётко выраженной жизненной позиции. Эдаких нейтралов — тех, кого Вирт обозначил термином «серые сверхи». В первую очередь — это всевозможные крафтеры, что продают свои поделки всем без разбора, лишь бы платили. В смысле, так предполагается, однако, будь всё так просто, город давно бы наводнили смертельно опасные игрушки, и он бы превратился в натуральную зону боевых действий.
     На деле же — количество подобных предложений весьма ограничено, и сбываются такие вещи лишь через надёжных посредников проверенным клиентам за очень большие деньги. Ума не приложу, каким образом мой новый знакомый попал в их число, однако могу предположить, что у него налажен прямой контакт с одним из крафтеров, который и подогнал своему «корешу-гику» более-менее приличное средство самообороны.
     Также к серым сверхам вполне можно отнести и наёмников самого разного толка. Сверхи-детективы, чьи способности позволяют им заниматься розыскной деятельностью. Сверхи-курьеры, доставляющие самые разные грузы быстро и без проволочек. Сверхи-охранники, что могут придать солидности любому ЧОПу. Это лишь часто встречаемые из всей этой братии, но ведь есть ещё солидное количество всяких узкоспециализированных сверхов, предлагающих свои способности каждому, кто готов за это заплатить.
     В общем, не плохой такой бульончик варится в котле под названием Москва, не правда ли? И всё бы ничего, если бы данное варево раз от раза не портилось добавляемыми в избытке острыми специями. Да, это я сейчас об Уродах говорю. Если в родном Победограде нашей основной головной болью считались в первую очередь Изверги, то здесь сия неблагодарная роль была отнята у бедных зверушек из других миров нашими собственными монстрами.
     Уроды, в том или ином виде, существовали с самого начала, стоило только человечеству преобразиться. Никогда не иссякал поток желающих приблизить этот мир к самому краю. И иногда у них это даже получалось. Этих безумцев всегда манили огни больших городов, они слетались к ним, словно мотыльки, и предсказуемо сгорали. К сожалению, не сами по себе — иногда им удавалось захватить за собой многих и многих совершенно непричастных людей.
     Однако же человечество всегда славилось своей приспосабливаемостью. За годы активной борьбы методы противодействия подобной угрозе не просто созданы и применяются, но и активно дорабатываются прямо в процессе. Но чтобы они работали как надо, требуется участие всех возможных структур, от Ассоциации, до армейских подразделений, международных и государственных спецслужб, региональных полицейских сил, а также добровольцев из числа местного населения и просто бдительных граждан. Скажу больше — последние играют во всём этом деле чуть ли не ключевую роль.
     Каждое утро из телевизора льются ориентировки на всевозможных Уродов, пребывание которых в Москве считается весьма вероятным. И каждый житель столицы, который прожил здесь хотя бы чуть дольше месяца, наизусть знает короткий номер в горячую линию, по которому можно сообщить местоположения показавшегося подозрительным субъекта. Именно для этого на каждом углу понатыканы характерные красные телефонные будки, а вовсе не для оповещения об Извергах, как это было в Победограде.
     Так что мы с Анной день ото дня не только всё больше проникаемся местным бешеным ритмом настоящего мегаполиса, но и постепенно учимся бдительности. Недавно я поймал себя на том, что всматриваюсь в лица прохожих, просто гуляя по улице. И нередко ловлю на себе точно такие же внимательные взгляды. При этом я не могу сказать, что атмосфера в городе наполнена напряжением, паранойей и тотальным недоверием к ближнему своему. Нету такого.
     Не знаю уж, как можно добиться подобного эффекта, однако пропаганда собственной безопасности реально работает и приносит свои плоды. То есть, метод и впрямь рабочий! Во всяком случае, каких-то масштабных инцидентов — как их принято называть — в Москве не было уже года полтора, в то время как о предотвращённых то и дело трубят в различных СМИ. Впрочем, учитывая сколько крови гражданских было пролито за последние полвека, чтобы на международном уровне образовался столь серьёзный механизм, удивляться мне не стоит.
     Впрочем, даже он время от времени даёт осечки, выявляя те или иные слабые места системы. Уродам приходится постоянно придумывать что-то новое, а противостоящим им силам — то есть всему прогрессивному человечеству — контрить то, до чего эти утырки таки додумаются. И всё это на фоне постоянных нападений всевозможных тварей. Весело, что тут ещё скажешь? Особенно, когда в дело вступают реально глубоко законспирированные уродские организации, которые позволяют себе играть с силами, сути которых по большей части не понимают.
     Да, это я всё о своём, о наболевшем — далеко не раз за прошедшее время я медитировал, стараясь припомнить мельчайшие детали произошедших в психушке событий. И чем дольше я этим занимался, тем сильнее убеждался, что имел тогда дело именно с Уродами. Отлично оснащёнными, законспирированными насколько это вообще возможно, но всё же Уродами. На что указывал целый ряд просчётов, которые не допустила бы ни одна нормальная спецслужба. И это только то, что я, как полнейших дилетант в подобных вопросах, мог подметить просто потому, что некоторые такие нестыковки банально противоречили здравому смыслу.
     Ну и ещё мои подозрения частично подтверждались данными о ходе расследования следственной группы, проходившими через наш департамент. Многих озадачили странные смерти людей, будто бы даже и не связанных никак с этим делом. Только после проверки стало понятно, что они всё же имели какое-то отношение к ныне закрытой Психиатрической лечебнице имени Базаева. Было похоже, что кто-то решил перестраховаться и заранее обрубить все концы. Причём даже в тех случаях, когда на какого-то конкретного человека вообще ничего не указывало, и выйти на него следствие не могло при всём желании.
     Подобным рвением неизвестные сами себя перехитрили — пусть у мертвецов ничего не спросишь при всём развитии технологий и разнообразии сверхспособностей, однако следственная группа получила куда больше зацепок, чем могла рассчитывать при ином развитии событий. Я же держал руку на пульсе, меж тем понимая одну простую вещь — кто бы ни стоял за всем этим, теперь они о нас знают. И вряд ли позволят мешать их планам и впредь. Так что стоит быть осторожнее, особенно — среди сверхов, ведь именно с этой стороны возможные недоброжелатели и станут копать в первую очередь. Но прятаться я не собираюсь, не для того я перебрался в Москву, чтобы вновь отсиживаться в тени. Так что мы ещё посмотрим, кто кого…
* * *
     — Значит так, вон тот арочный проход между домами видишь? — Спросил Вирт, указав в нужную сторону.
     — Вижу, — кивнул я, отстёгивая ремень безопасности и намереваясь покинуть машину.
     — Если вдруг приспичит, там есть бесплатный туалет.
     Я откинулся на спинку сидения и уставился на сидящего за рулём куллхацкера своим понимающим и очень добрым взглядом.
     — Что? — Воскликнул он, даже не пытаясь скрыть улыбку. — Это важно! Если, конечно, ты не желаешь себе подмоченной репутации, если кто заметит, как ты ходишь в кустики. Подмоченная, понял? А? А?
     — Да ты прямо юморист, — протянул я, — тебя надо со сцены показывать.
     — Не, я интроверт, мне на сцену нельзя, — невозмутимо откликнулся он. — Хотя у меня была идея начать записывать ролики со стёбными комментариями на видео разных сверхов-дибилов, которые творят в кадре всякую дичь.
     — И что тебя остановило? — Хмыкнул я.
     — Конкуренция, что же ещё? Сам поди видел видосы какого-нибудь Костяна Рогочёва, ведь до того, как его подстерегли и избили в подворотне какие-то Злодеи по которым он прошёлся, он был во всех топах и его смотрели миллионы! Ну а когда он… кхм… отошёл от дел… в общем, лично я не собираюсь заниматься откровенным плагиатом и наживаться на чужих идеях!
     — Ага, и заодно получать от обиженных сверхов, — понимающе покивал я.
     — Костян пострадал за искусство и его жертва не будет забыта! — Проигнорировав мою подначку, патетично произнёс Вирт. — Он вдохновил меня и сотни, даже тысячи простых парней к тому, чтобы искать свой творческий путь и идти к своей мечте!
     — Так ты для этого связался с Мистиками? — Озвучил свою догадку я.
     — Если их правильно распиарить, они вполне в состоянии взлететь на столичный геройский Олимп, — отстранённо ответил он.
     — Это Герои, а не молодёжная рок-группа, — проворчал я. — Чтобы добиться известности им не концертики по подвалам, да гаражам давать придётся, а сражаться с чудовищами и очень плохими людьми. Это не то, к чему они сейчас готовы.
     — Знаешь, чтобы твои слова звучали более убедительно, следовало говорить их ДО того, как ты потащил кучку детишек, возомнивших себя Героями, в рейд на этих самых чудовищ и очень плохих людей! — Вмиг растеряв всё напускную несерьёзность, попенял мне Вирт. — Если ты настолько крут, как они о тебе отзываются, то вполне мог бы справиться и сам!
     — Мог бы, — согласился с ним я. — Скажу больше — одному мне было бы только легче. Однако, это, в первую очередь, было их дело. Которое, в результате, закалило их как Героев, и сплотило как команду.
     — Тебя послушать, так кругом одни сплошные плюсы. Не пойми меня неправильно, но ведь это совершенно не их уровень!
     — Не драматизируй, Вирт, я ведь не собираюсь кидать их в бой при первой удобной возможности. В ближайшее время — так уж точно.
     — Хотелось бы верить, однако кто даст гарантию, что опять не произойдёт что-то подобное, требующее участия всей команды?
     — Никто, — пожал плечами я. — Геройская Доля, сам понимаешь. Я бы и в более спокойном месте, чем Москва, не стал бы ручаться за что-то подобное.
     — Вот уж точно, — выдохнул Вирт. — Вообще, их бы сейчас скооперировать с какими-нибудь начинающими Злодеями, чтобы трепали друг друга периодически, да опыт нарабатывали. И известность бы потихоньку капала.
     — Вообще, — я призадумался, — идея здравая. В подобных стычках Провидец смог бы в полной мере проявить свои лидерские качества, не оглядываясь постоянно на меня. Да и нужна же им хоть какая-то разрядка от учёбы и тренировок.
     — Вот-вот, и я об чём! Только… ты уверен, что у Мишани в принципе имеются лидерские качества? Он, конечно, старается заменить Ромыча, но на одном этом далеко не уедешь.
     — Вполне, — кивнул я. — Он парень ответственный, да и остальные ему доверяют.
     — Надеюсь, это не станет для него неподъёмным грузом, — едва слышно пробормотал Вирт, после чего, задумчиво побарабанив пальцами по рулю, развернулся ко мне и спросил: — Ну так что, мне поискать кандидатов на роль персональных Злодеев для Мистиков?
     — Попробуй, — кивнул я, — только сам понимаешь, совсем уж бешеные неадекваты нам не нужны.
     — Ясное дело, — буркнул он. — Ладно, тебе туда — дальше по улице и налево. Место общественное, так что никаких привратников там нет, и пароль у тебя никто не спросит, однако не забывай, насколько сильно новички привлекают всеобщее внимание. Короче… аккуратнее там, постарайся не нарываться. Что непонятно будет — звони.
     — Договорились, — кивнул я после чего, одев тёмные очки и поглубже натянув капюшон, вышел из машины.
     Оглянувшись, я увидел, как Вирт, лениво махнув мне рукой через лобовое стекло, дескать «иди давай!», уткнулся в свой смартфон. Для своей первой вылазки в крупнейший столичный анклав сверхов, дабы не слишком выделяться, оделся я вполне цивильно — в обычные джинсы и куртку с капюшоном. Причём маскирующее лицо зачарование я не активировал, ограничившись натянутой на нижнюю часть лица тканевой ветрозащитной полумаской и тёмными очками.
     Лучше уж так, чем привлекать ненужное внимание непроницаемой чернотой под капюшоном. А маска в любом случае лишней не будет, мало ли что может произойти с рунами в процессе жёсткой зарубы? Теперь, когда моими противниками чаще всего будут именно люди, стоит подстраховаться и обычными методами, не надеясь только лишь на магию.
     Место, куда меня подвёз Вирт являлось чем-то типа аналога Мрачногорского Теневого Квартала. В смысле, до того, как на него скинули «кару», чем, собственно, и завершилась Чистка. Впрочем, здесь не собирались лишь представители Подполья, как это было у нас, на Артемьевской Площади были рады всем. Даже обывателям. Даже представителям власти. Даже туристам, и одно только это говорило о многом. Другое дело, что далеко не перед каждым раскрывалась истинная суть этого во многих смыслах уникального места. До последнего времени я и сам понятия не имел, что именно здесь скрыто.
     Площадь, расположенная не так уж далеко от центра, получила своё название — вполне официальное, хочу заметить — в честь Героя, что в далёких шестидесятых годах прошлого века спас Москву от уничтожения Извергом красного уровня опасности. Понятное дело, что сражался он не один, однако именно его отвага и решительные действия позволили одержать над монстром окончательную победу. Сам он ту битву на подступах к городу, к сожалению, не пережил.
     Капитан Артемьев не являлся членом Ассоциации, которая в те времена была далеко не той монолитной и могущественной организацией, какой мы знаем её сейчас. Он не носил костюма и не имел геройского имени. Он был военным и исполнял свой долг. Тем не менее, он считается первым в Союзе истинным Народным Героем, посмертно награждённым звездой Героя Советского Союза, которого помнят и чтят до сих пор. На десятилетний юбилей той битвы в центре данной площади был установлен памятник Артемьеву, ну и место тоже переименовали соответствующе.
     Площадь практически сразу обрела некий культовый статус и превратилась в место паломничества сверхов со всей страны. Понятное дело, что при таком масштабном наплыве подобной публики, живущим по соседству людям стало совсем уж не весело. Постепенно они разъехались кто куда, а близлежащие дома стали выкупаться предприимчивыми людьми, которые оказались не прочь использовать это к собственной выгоде. Так что, как выяснилось, здесь расположено множество заведений, обеспечивающих самые разнообразные нужды сверхов, будь они хоть Герои, хоть Злодеи. Главное — чтобы не Уроды.
     Разумеется, никаких борделей или казино здесь не найти, все заведения являлись вполне легальными и платили налоги. Однако же прямо в открытую они не работали. Всё-таки иногда каждому хочется побыть в обществе себе подобных, а потому нигде не имелось ни витрин, ни вывесок. Кто в теме и без того знали, где что находится, а посторонним это и без надобности. Я много раз видел саму Площадь на фотографиях и по телевизору, однако, до общения с Виртом, не имел ни малейшего понятия, что здесь расположено столько всяческих полезных в геройском деле объектов.
     Пройдя по указанному направлению, я оказался на просторной прямоугольной площади, обрамлённой клумбами и небольшим сквериком, в центре которой возвышался бронзовый памятник. Человек в военной шинели стоял на постаменте, припав на правое колено и подняв мужественное, не скрытое маской лицо к самому небу. У подножия постамента лежали цветы. Сколько материалов я не просматривал, ни разу не находил изображения без данной детали.
     Огляделся — людей в самых разнообразных костюмах здесь и впрямь хватало. Не знаю уж, кто тут есть кто, однако вели они себя довольно мирно. Насколько знал Вирт, а знал он не так чтобы очень много относительно данного места, но драки здесь… мягко говоря не поощрялись — для особо буйных многие двери были намертво закрыты. В общем, кто-то просто прогуливался, а кто-то явно шёл по делам. И дела эти делались внутри окружающих Площадь старых четырёх-пятиэтажных домов.
     Вот и я пришёл сюда не только, чтобы просто осмотреться, но и собирался разжиться подобающими костюмами, либо хотя бы материалами для них, чтобы нормально экипировать своих подопечных. Уже неделю как прозвенел первый звонок нового учебного года, и Мистики самоотверженно приступили к школьным занятиям, также не забыв и о моих рекомендациях. Я тоже до этого не предпринимал никаких одиночных вылазок, так как оказался загружен на работе сильнее, чем обычно, что было предсказуемо, учитывая обстоятельства. Зато к Вирту частенько наведывался для очередного ликбеза. Он, конечно, постоянно попрекает меня тем, что я втянул малолеток, и его заодно, в какие-то мутные дела, однако же постепенно его запал проходит, и отношения между нами становятся более-менее конструктивными. Этот разговор в машине — только лишнее тому подтверждение.
     Какое-то время я просто гулял по Площади, стараясь определить, что здесь и как. Что следует делать в первую очередь, когда находишься в незнакомом месте и понятия не имеешь, куда идти и к кому обратиться? В поисках ответов у тебя лишь одна дорога — в бар! А как его найти, если нет ни единой вывески? Ну, тут всё просто — нужно лишь понять, куда движутся народные массы. В общем, определить отправную точку для моего квеста оказалось не так уж сложно.
     Я вошёл в стоящее неподалёку здание с высоким крыльцом. Да уж, отсюда спускаться — самое-то для малость перебравших посетителей. Наверняка слетевший со ступенек и запутавшийся в собственном плаще Герой смотрится крайне потешно. Ну, если он не свернул себе при этом шею, разумеется. Может это такой тонкий намёк для посетителей, что не стоит перебарщивать?
     — Друг, ты, случаем, адресом не ошибся? — Стоило мне только войти в двери сего гостеприимного заведения, оказавшись в полутёмном тесном предбаннике, как мне тут же преградили путь.
     Довольно внушительных размеров мужчина с бритой головой и заросшим жёсткой щетиной подбородком занимал собой большую часть предбанника и обойти его, если он сам не посторонится, не было никакой возможности. При этом его Астральное тело обволакивал едва заметный узор сверхспособности. Могу ошибаться, но, кажется, это было что-то, связанное с физическим усилением. Я неоднократно встречал сверхов подобного типа, и некоторые характерные черты узора подметил сразу. Причём насыщенность узора вовсе не означала, что его способность слаба, скорее уж он просто задействует силы на минимум, вроде и не растрачивая их попусту, но всё же постоянно оставаясь наготове. Профессиональный подход, должен отметить.
     — Уверен, что нет, — ответил я, после чего приподнял руку в тонкой кожаной перчатке и, пошевелив пальцами, вызвал несколько искорок, доказывая, что я — сверх, а не случайно забредший турист.
     — Понятно, — охранник отступил в сторону. — Ты чьих будешь?
     — В данный момент — сам по себе.
     — В таком случае не нарывайся особо, чтобы мне не пришлось тебя отсюда выкидывать.
     Я лишь кивнул и прошёл дальше.
     Бар был… ну как бар. Просторное помещение с кучей столов, развешенными тут и там телевизорами, по которым крутился какой-то футбольный матч, и длинной барной стойкой, за которой стоял широкоплечий смуглый парень в фартуке и якобы скучающим взглядом, периодически бросаемым в сторону выхода, то есть на меня. Его волосы были заплетены в множество косичек, на левой брови и нижней губе имелся пирсинг в виде колечек, а от шеи под ворот белой рубашки уходила татуировка изображающая переплетающиеся ветви. Впрочем, активного узора я на нём не заметил, так что пока было непонятно, сверх он, либо обычный человек. Однако же, кем бы он ни являлся, этот бармен был явно непрост. Пройдя к стойке, я взгромоздился на один из высоких стульев прямо напротив него.
     — Новичок, да? — Вместо приветствия спросил меня он.
     — Так заметно?
     — Ещё бы, — ухмыльнулся бармен. — Также, как и то, что зашёл ты сюда совсем не для того, чтобы расслабиться и выпить, а потому учти, что у нас тут не справочное бюро, так что, если жаждешь общения, не забудь что-нибудь заказать.
     — Тогда пива.
     — Какого?
     — Фирменного. И соломинку.
     На последнюю просьбу бармен и бровью не повёл, поставив передо мной высокий бокал, увенчанный пенной шапкой, с воткнутой в неё трубочкой. Я специально выбирал в магазине спорттоваров полумаску с едва заметной прорезью как раз для подобных моментов, так что выкручиваться с этим не пришлось.
     — Так ты за хороших парней играешь, или за плохих? — Поинтересовался бармен, когда я присосался к напитку. Весьма недурному, к слову. — Или как получится?
     — Я не играю, — ответил я.
     Честно говоря, подобное несерьёзное отношение к геройству, как таковому, меня несколько коробило. Хотя, чего я, собственно, ждал? Вся эта возня Героев и Злодеев и впрямь напоминает какую-то игру. Со стороны — так уж точно. Я всё понимаю, сверхам нужно куда-то девать избыточную энергию, держать себя в тонусе, вот они и бьют друг дружке морды, разделившись на условные команды, однако под понятие геройства лично у меня подобное не попадает.
     Впрочем, я, наверное, слишком предвзят, ведь подобных «игроков» мне доводилось встречать и дома. Взять, хотя бы, того же Разрядника, что устраивал свои свето-представления, поджаривая слабеньких Извергов. Учитывая его возможности, он мог бы выносить куда более опасных противников, но ему это банально не было нужно, он хотел развлекаться и снимать новые видео для своего канала. Впрочем, когда действительно припёрло, в стороне он не остался.
     Поэтому не следует столь поспешно судить о процессах, сути и истинной подоплёки которых я, в силу малой информированности, пока не в состоянии в полной мере осознать. Здесь наверняка имеются какие-то подводные камни, отлично понятые лишь непосредственным участникам всего этого действа. В любом случае, чего я делать не намерен, так это учить кого-то жить. Ну, кроме Теневых Мистиков, конечно, но они сами на это подписались.
     — Значит — наёмничаешь, — истолковал мой ответ по-своему бармен.
     Я не стал его переубеждать, неопределённо пожав плечами.
     — Тогда ты правильно зашёл, у нас можно зарегистрироваться на… одном специализированном сайте. Оставить там своё резюме и получать заказы на указанный тобой электронный адрес.
     — Удобно, — хмыкнул я.
     У нас для подобного целая Гильдия существовала. Хотя… здесь наверняка такие же посредники со всем этим работают, только лично ни перед кем не предстают. И фиг знает какие ещё проценты дерут за свои услуги.
     — Так что, интересует?
     — Для начала я бы хотел немного прибарахлиться. Есть тут что-то типа ателье? Может продаются готовые комбезы, или хотя бы материалы для пошива?
     — Это в соседнем здании, — ответил бармен. — Вход со двора, коричневая железная дверь. Только туда кого попало не пускают. Я мог бы замолвить за тебя словечко, если докажешь свою профпригодность и выполнишь небольшое задание.
     Булькнув пивом, я чуть не закашлялся, уставившись на собеседника странным взглядом, который он прочувствовал даже сквозь глухие очки, непроизвольно напрягшись.
     — Что? — Осторожно спросил он, косясь в сторону выхода.
     Да уж когда имеешь дело со верхами, осторожность точно не помешает. Как, впрочем, и здоровяк-вышибала, готовый, если прижмёт, своим огромным кулачищем привести разошедшегося клиента в чувства.
     — Да так, ничего особенного, просто впечатление, будто в рпг попал. — Ответил я. — Ты бы хоть как-то своё предложение завуалировал, а то один в один непись-квестодатель.
     — Хех, — несколько смущённо усмехнулся бармен, нервно проведя рукой по своим косичкам, — и впрямь похоже получилось. Однако от формы подачи смысл не изменится. Возьмёшься?
     — Неа, я же сказал, что не играю.
     Да, мне посредники в подобных делах не нужны. А уж те, кто настолько не прикрыто стремиться сесть тебе на шею — тем более. Так что я уж как-нибудь по старинке, своими силами. Благо их у меня не мало, да и с разнообразием проблем не испытываю, что-нибудь обязательно подойдёт.
     — В таком случае, разбирайся сам, моё дело предложить.
     — Ничего, я не в претензии.
     Допив своё пиво, я поднялся со стула, не забыв прихватить из бокала соломинку и, смяв, сунуть её в карман куртки. Да, со стороны смотрится странно, но свои образцы, пусть даже и слюны, оставлять где попало не хочется. Всё-таки технологии в этом мире уж больно продвинутые, лучше вовремя перестраховаться, чем потом погореть на деталях из-за сущей ерунды.
     — Сколько с меня?
     Расплатившись наличными, я развернулся к выходу, однако карма настигла меня и здесь. Не успел я отойти от стойки, как дверь отворилась, впуская новых посетителей. Весьма… необычных, должен отметить. Мне доводилось встречать на своём пути как подпольных сверхов, так и натуральных Уродов. Среди них мне встречались скверные личности, извращённая сущность которых была буквально написана у них на лице, прилично исказив их черты, вспомнить хотя бы того же Людоеда. И вот теперь я нос к носу столкнулся с теми, кто — не иначе как в пику «системе» — называют себя Злодеями. Чтож, взглянуть на них, так сказать, в естественной среде обитания может оказаться крайне познавательно.

Глава 16

     Не узнать вошедших было просто невозможно. Во всяком случае не после столь плотного общения с Виртом, энтузиазм которого в просвещении ничего не знающего провинциала оказался воистину неиссякаем. Нет, он не заставлял меня наизусть заучивать имена и детали костюмов всех более-менее значимых сверхов города, однако же самые эпичные видео — ну, по его мнению — мы с ним пересмотрели. И среди них не могло не быть роликов, запечатлевших художества так кстати недавно мной уже упомянутой Тригады. В смысле, Трайфорса, да. Так что я сразу понял кто передо мной, стоило только бросить на новоприбывшую троицу сверхов беглый взгляд.
     Все они оказались одеты в единообразном стиле — в строгие чёрные костюмы, я так подозреваю, из Тэ-ткани, белые маски разнообразных форм с незатейливыми узорами, а также разноцветные парики. Наиболее внушительно среди них смотрелся широкоплечий высокий парень — примерно одного со мной роста — в брюках, жилетке и белой рубашке с закатанными рукавами, обнажающими татуированные могучие ручищи.
     Его лицо скрывала заострённая к низу хоккейная маска с простеньким узором, а из-под неё за спину спускалась собранная в хвост зеленоватая грива, доходящая аж до поясницы. Насколько я помнил, этот здоровяк носил имя Лют и вроде как являлся неплохим рукопашником. О его специализации так же свидетельствовали перчатки, совмещённые с кастетами.
     Вторым «гадом» из трёх был вертлявый паренёк в маске-кабуки, изображающей кошачью морду, с копной иссиня-чёрных волос, художественно торчащих в разные стороны. Он называл себя Чеширом и более прочих своих подельников обожал хохмить как по делу, так и просто из любви к процессу. В качестве основного оружия он использовал нож-танто в потёртых деревянных ножнах, который обычно прятал под полой пиджака, откуда пафосно его выхватывал в каждом втором своём видео. Исходя из того, что я успел просмотреть, можно было сделать закономерный вывод, что это именно он являлся заводилой в данной компании.
     Ну и последним членом Трайфорса являлась девушка в брючном костюме и с маскарадной будто фарфоровой маской в виде женского личика, прикрытой по бокам причёской каре серебристого цвета. Всё это делало её похожей на эдакую ожившую куклу. Её звали Мираж, и оружием ей служил собственный разум, что был способен выдавать разнообразные иллюзии, в том числе и материальные. Она вполне успешно использовала эти силы в бою, доставляя своим противникам массу неудобств, однако чаще всего просто создавала декорации к устраиваемым Трайфосом выходкам.
     Способности же парней не были столь очевидны. Например, направленные на Люта атаки, не важно, физические ли они, либо энергетические, каким-то образом будто огибали его стороной, иной раз даже возвращаясь к нападавшему. Не видя сам процесс Магическим зрением, я не мог что-то утверждать точно, однако подозревал, что он каким-то образом манипулирует пространством. Впрочем, это лишь первое из возможных объяснений, что приходит на ум.
     Второй парень в команде тоже был далеко не так прост, как старался казаться. Он… резал своим ножиком на расстоянии, причём весьма приличном. Причём это были не лёгкие порезы — я сам видел ролик, где он повалил на одного Героя фонарный столб, стоя от него в нескольких метрах и просто взмахнув своей заточкой. Не знаю уж, как он это проворачивает, и какие у него ограничения, но применительно к живым людям способность реально страшная.
     В общем, эти Злодеи были достаточно опасны. Явно не те ребята, с которыми я бы решил ввязываться в конфликт на пустом месте. Во всяком случае, не узнав заранее на что точно они способны. Каждый из них и по-отдельности может оказаться для меня той ещё головной болью, а уж работая вместе и прикрывая друг друга… Мда, не удивительно, что они считаются проблемой для многих московских Героев.
     — Валет, как жизнь? — Приветственно махнул бармену Чешир.
     — Пока вы не припёрлись, всё было зашибись, — взяв полотенце и одну из кружек проворчал тот, принявшись изображать занятость.
     — Ну Валет, чего ты такой хмурый? — Подскочив к стойке и чуть ли не навалившись на неё, вопросил болтливый Злодей. — У нас сегодня юбилей — триста тысяч подписчиков, надо это отметить!
     — Бесплатно не наливаем! — Рявкнул бармен. — Я предупреждал вас, чтобы вы сюда больше не совались. Все ваши кредиты давно исчерпаны, а в первую очередь — кредит доверия! И что вы сделали с новым охранником? Я специально проинструктировал его на ваш счёт!
     — Да всё с ним хорошо, — заверил его Чешир, — ну… теперь-то уж точно. Он выглядел таким усталым, как мы могли не помочь хорошему человеку отдохнуть? Совсем ты их не жалеешь, эксплуататор. Что, трудовое законодательство не про тебя писано?
     — Так, выметайтесь! — Бармен грохнул кулаком по стойке.
     — Эй, ну зачем же так грубо! — Искренне возмутился Злодей. — Разве ты не знаешь, что клиент всегда прав? Между прочим, мы сегодня не с пустыми руками пришли, у нас есть деньги и мы намерены гулять аж до завтрашнего утра!
     — Деньги — это хорошо, — немного успокоившись, кивнул названный Валетом бармен, — возможно их хватит, чтобы покрыть хотя бы часть вашего долга, а потому давайте их сюда и проваливайте, пока я не вызвал кого надо.
     Злодеи переглянулись между собой.
     — Отличная идея, дружище! — Заявил после этого Чешир. — Вызывай свою крышу, мы сами с ними все дела порешаем. Уверен, они отнесутся с пониманием к бедным студентам.
     — Значит, вот чего вы добиваетесь, — процедил сквозь зубы бармен. — Ищете очередную жертву для своего шоу, да? Чтож, это было предсказуемо, однако не стоит испытывать терпение серьёзных людей, иначе даже на вас, «бедных студентов», может найтись управа.
     — Серьёзное заявление, Валет, — подал голос здоровяк, скрестив руки на груди. — И я не прочь проверить его достоверность. Как этот балабол уже сказал, у нас юбилей, и мы собираемся отметить его очередной громкой победой. Давай, звони кому ты там собирался, чем раньше начнём, тем быстрее закончим. Если ты, конечно, не блефуешь.
     — Вы пришли не по адресу. Хотите громких побед — штурмуйте Крепость Ассоциации.
     — Всенепременно! — заверил его Чешир. — Но для этого нужен куда более значимый повод, например, миллион подписчиков! Ну, давай, звони своим друзьям, чего ждёшь-то?
     — Здесь нейтральная территория, — терпеливо отозвался бармен. — Начнёте буйствовать, никто после этого не захочет иметь с вами никаких дел, Площадь окажется для вас закрыта.
     — Очень сомневаюсь, что до этого дойдёт, — лениво протянул Лют.
     — Если тебя, конечно, не Кулаки крышуют, — поддакнул Чешир. — Мы уже давно на них выйти пытаемся, но они нас игнорят, — печально вздохнул он, — хоть в подполы записывайся!
     — Знаете, — бармен окинул их мрачным взглядом, — я здесь уже довольно долго работаю, и кого только не повидал…
     — Мирочка! — Чешир развернулся к единственной девушке в их компании, что пока не участвовала в разговоре, безразлично уткнувшись в свой телефон. — Кажется нас сейчас будут хвалить!
     Она встрепенулась, тут же направив камеру своего гаджета на бармена, что, уперев кулаки в стойку, подался вперёд и заговорил:
     — …но таких конченых дол…в, без малейшего намёка на здравомыслие мне ещё не попадалось!
     — Отличная рекомендация, — довольно покивал Чешир, — будет круто смотреться у нас на сайте!
     Я стоял, не отсвечивая, в сторонке и с немалым интересом наблюдал за развивающимися событиями. Прочих же немногочисленных посетителей сего заведения происходящее в принципе не волновало, они продолжали заниматься своими делами, не обращая на новоприбывших совершенно никакого внимания. И единственным, кто отчётливо пылал негативом, был бармен сего заведения. Видимо, эти ребята много крови ему попортили.
     — Кажется, вы совсем берега от безнаказанности потеряли, но не сомневайтесь, стоит вам хоть немного оступиться, вас тут же сожрут. Поверьте, здесь водятся рыбы покрупнее и позубастее, чем вы можете себе представить.
     — Хотелось бы хоть на одну такую взглянуть, — усмехнулся Лют.
     — В таком случае, обернись, — неприятно оскалившись, посоветовал ему бармен.
     Хмыкнув, здоровяк последовал его совету, развернулся и… наткнулся взглядом на меня, подпирающего плечом стенку недалеко от выхода. Остальные также повернулись в мою сторону, недоумённо на меня уставившись. Девушка неуверенно помахала мне рукой. Я помахал в ответ. Чисто в качестве ответной вежливости.
     — Видите! — Злорадно продолжил бармен. — Всегда может найтись кто-то, кто способен видеть сквозь твои иллюзии, Мираж.
     Иллюзии? Я удивлённо сморгнул, впившись взглядом в хрупкую фигурку девушки. Её узор был неактивен. Вернее, почти неактивен. Узор девушки, если специально не приглядываться, был совершенно не заметен! И всё же он работал и даже каким-то едва уловимым способом воздействовал на энергии вокруг. Вот ведь! Никогда прежде не видел, чтобы сверхспособностями манипулировали на столь тонком уровне, задействуя лишь самый минимум сил.
     Я, наблюдая за ними Видением, и впрямь смотрел сквозь наложенную иллюзию, даже не осознав её наличия. На миг отключив Магическое Зрение, я стал свидетелем идиллической картины натирающего бокалы бармена, без намёка на кого-либо постороннего. Теперь понятно, почему никто не обращает на происходящее внимания. Да, дела — чем дольше живу в этом мире, тем больше сюрпризов он мне преподносит.
     — Друг, — меж тем обратился ко мне Валет, — я сразу понял, что ты парень не промах. Ты, видно, не любишь, когда тебя пытаются использовать, но как насчёт взаимовыгодного сотрудничества? Услуга за услугу. Избавь меня от этих дебилов, и я тебе не только рекомендации дам, а лично перезнакомлю со всеми, кто может быть тебе полезен.
     — Эй, это ещё что за ретард в обносках? — Спросил у него Чешир, после чего обратился уже ко мне: — ты, типа, крутой что ли?
     — От недостатка крутости в организме не страдаю, — буркнул я, протолкнувшись через Тригаду обратно к стойке и, ухватив не ожидавшего такого бармена за край передника, дёрнул его на себя, заставив распластаться грудью по столешнице. — Разве я не говорил тебе, что мне не интересны эти игры?
     — Продолжаешь набивать себе цену, а? Неплохо, значит ты, как минимум, уверен в собственных силах. Но ведь и я не фуфло какое тебе предлагаю, а верный доступ к эксклюзивным товарам и ещё более эксклюзивным услугам. Если ты понимаешь, о чём я.
     Отпустив его, я отступил чуть в сторону, рассматривая Злодеев уже с новым интересом. Эксклюзивные услуги… для меня это в первую очередь значит полноценный доступ к чёрному рынку с возможностью сбывать хабар. То есть, по сути, находиться на самообеспечении. А ведь есть ещё и юридическая помощь. Нет, адвокат мне не нужен, но вот поверенный, который мог бы приобрести для меня недвижимость от имени какой-нибудь фиктивной фирмы, точно не помешал бы. Как рассказал Вирт, именно таким образом Герои в Москве и обзаводятся своими убежищами, ибо самозахваты, как правило, рано или поздно раскрываются — ещё одна деталь механизма по контролю за Уродами.
     Так что сейчас Валет предлагал мне выход на реально полезных людей, сконтачиться с которыми самостоятельно может оказаться очень непросто, если вообще возможно. Это тебе не портные, сидящие в соседнем здании. В общем, куш более чем солидный. Однако же на другой чаше весов — схватка с тремя сверхами, чьи способности являются для меня загадкой. Так что…
     — Пойдём выйдем, — развернувшись на каблуках, обратился к трайфорсофцам я.
     — То есть, драка всё-таки будет! — Просиял Чешир. — Слыхал, Лют? А ты говорил, что все зассут и никто не появится! Не стоило сомневаться в нашем друге Валете!
     — Я надеялся, что народу наберётся побольше, а не один неизвестный чувак.
     — Когда-нибудь вы точно нарвётесь, — мрачно предрёк им Валет, — хотя считайте, что уже нарвались. Я не намерен более закрывать глаза на ваши выходки и будьте уверены, что я в любом случае найму профессионалов, чтобы взыскать с вас долг.
     — Валетик, ты просто чудо, — в ответ на это весело заявил Чешир, — я и представить не мог, что день может стать ещё лучше! Надеюсь, твои профессионалы нас не разочаруют!
     — Как же с вами тяжело, — выдохнул он, потерев двумя пальцами переносицу. — Ладно, все на задний двор, я не позволю крушить мой бар.
     Сказав это, он вышел из-за стойки и прошёл к неприметной двери, что обнаружилась неподалёку. Миновав череду подсобных помещений, мы вышли из здания с другой стороны, где и впрямь имелся задний двор, огороженный высоким металлическим забором, с забетонированной площадкой по центру. С кучей трещин, вмятин, рытвин и прочих следов, позволяющих понять, что этот импровизированный ринг не простаивает.
     — Устраиваешь бои? — Как бы невзначай поинтересовался я, припомнив печально известную Арену.
     — Они сами устраиваются, — фыркнул Валет, — к сожалению, эти — далеко не единственные любители помахать кулаками. Хотя, как правило, большинству моих клиентов, прежде чем лезть выяснять отношения, предварительно требуется хотя бы выпить.
     — А что со ставками? — Уточнил я.
     — Всегда найдётся какой-нибудь ушлый малый, готовый организовать импровизированный тотализатор, — пожал плечами бармен.
     Ну, это несерьёзно. Не то, чтобы мне было подобное интересно, однако в Москве наверняка имеется собственная Арена, а то и не одна. Нужно будет потом прояснить этот вопрос у Вирта, и… держать своих от подобного места подальше.
     — Ну что, готов отхватить? — Подскочил ко мне Злодей в кошачьей маске. — Главное — продержись подольше, а то опять нам в комменты понабегут хейтеры и начнут выть о том, что мы наезжаем только на тех, кто заведомо слабее нас.
     — А разве это не так? — Хмыкнул Валет. — Что-то я не припомню, чтобы вы хоть раз бросали вызов, к примеру, высокоранговым масовцам. Всё по мелочи работаете.
     — Эй, вообще-то мы отделали…
     Возмущённую отповедь Чешира прервал подзатыльник, отвешенный Лютом.
     — Ауч!
     — За языком следи, — проворчал он, после чего, подойдя вплотную, обратился ко мне. — Слушай сюда: я очень надеюсь, что тебе есть, что нам показать и ты реально на что-то способен, а не собираешься попусту тратить наше время, так что уж постарайся, иначе пару месяцев на больничной койке я тебе точно гарантирую. Усёк?
     Из-за отсутствия сильной разницы в росте, угрожающе нависнуть надо мной у него не получилось, что не помешало ему некультурно ткнуть указательным пальцем мне в грудь.
     — Я вас не разочарую, — пообещал я, схватившись за этот самый палец и резко дёрнув в сторону, отчего раздался тихий щелчок.
     Тем не менее, это было только начало. Мало застать врасплох, нужно уметь развить успех. Пусть узор сверхспособности Люта был активирован с того момента, как он только вышел на «ринг», для активного использования сверхсил ему явно требовалось волевое усилие. Иначе даже трюк с пальцем у меня попросту не сработал бы. Так что в следующее мгновение я, прилично Усилившись, нанёс ему прямой, но от этого не менее эффективный удар в корпус.
     Лют попытался задействовать свою силу, скорее всего это произошло чисто инстинктивно, потому как он пока даже не успел в полной мере осознать происходящее, однако мой кулак немного сместился в сторону. Впрочем, это ему не особо помогло. Хоть я и попал не совсем туда, куда изначально метил, однако же здесь главное, что попал. Удар был прилично усилен, так что Люта попросту смело, спиной опрокинув на бетонную площадку. Походу при приземлении у него из лёгких выбило воздух, потому как он даже не вскрикнул, лишь перевалился на бок и чуть приподнял край маски, явно пытаясь нормально вдохнуть.
     — Мы уже начали, если что, — обернувшись, обратился я к его подельникам, только сейчас сообразившим, что вообще произошло.
     — Ах ты!.. — Выкрикнул Чершир, встав в свою пафосную стойку, и попытавшись вытащить свой танто.
     Привычка к подобным театральным жестам, на мой субъективный взгляд — одна из самых пагубных, которые только может иметь сверх, Герой он, или, как сейчас, Злодей. Извергу ведь глубоко плевать на все эти кривляния, и пока ты будешь выделываться, пытаясь поразить тварь собственным пафосом, велика вероятность что она просто и незатейливо тебя сожрёт. Да и с подпольщиками, вспоминая свои совместные с милицией патрули, тоже как повезёт — смотря на кого нарвёшься.
     А вот Уроды в этом плане меня скорее разочаровывали. Что недавние из дурки, что тот же Озиз со своими последователями. Помнится, заставить его отвлечься от намеченной цели, задвинув речугу в лучших геройских традициях — до сих пор за это стыдно, но чего только ради дела не учудишь? — оказалось не особенно сложно. Так что с ними тоже — как повезёт. Мне вот пока везло, однако же о трайфорсовцах я такого сказать не могу, ибо лично мне упускать даже малое преимущество как-то не с руки. А потому, не дожидаясь пока Чешир достанет своё оружие и начнёт полосовать им направо-налево, я пошёл на сближение.
     Следует отдать этому сверху должное, ибо реакция у него оказалась что надо, и, вовремя отшатнувшись, ему удалось уйти от моей атаки, которой я рассчитывал отправить его в нокаут. Тем не менее, я продолжил наседать, а он… он умудрился сильно меня удивить — мне не удалось попасть по нему ни разу! Его скорость ничуть не уступала моей под Усилением, а чуть ли не звериное чутьё позволяло избегать наиболее опасные моменты. И это я не говорю о его нечеловеческой ловкости. Воистину, было в его движениях что-то такое… кошачье. Узор сверха, при этом практически слился с его Астральным телом, образовав какое-то подобие каркаса, причём с характерными ушами и хвостом, сотканными из сияющих нитей. Признаться, ничего подобного мне прежде видеть не доводилось.
     Вот, уходя от моего широкого взмаха он припал к земле, изогнув спину так, что напомнил мне изготовившегося к броску кошака. Кажется, я даже угрожающее шипение услышал. В следующий миг он будто выстрелил собой, намереваясь сбить меня с ног, выставив вперёд руки в белых матерчатых перчатках. На кончиках его пальцев я заметил пропоровшие ткань изогнутые когти. Чтобы увернуться, мне пришлось задействовать Поступь, и, подпрыгнув, сделать над озверевшим сверхом головокружительный кульбит.
     Вновь оказавшись на ногах, я тут же обернулся к своему противнику, ожидая очередной атаки, однако он не спешил нападать. Наоборот, как-то странно сгорбившись, он отступал назад, не сводя с меня пронзительного взгляда голубых глаз с вертикальным зрачком, видимых сквозь прорези маски.
     — С-сука! Заставил меня выпустить когти! — Искажённым, будто вибрирующим голосом прошипел он.
     Да уж, неслабо на его состояние влияет его же сверхспособность. Даёт ему не просто кошачью грацию и звериную интуицию, но и видоизменяет сам организм. Делает его сильнее, предоставляет оружие в виде когтей, пусть и добавляет при этом некоторые звериные черты и повадки. И это всё явно не мутация, а вполне нормальная для подобной силы метаморфоза, если судить по тому, что я вижу Магическим зрением. Узор Чешира необычен — это бесспорно, но при этом стабилен и, если можно так выразиться, завершён и гармоничен.
     Очень интересно, эдакая способность к частичному оборотничеству получается. Или не частичному, а вполне полноценному, и сейчас я вижу лишь первый этап. Занятно… Одного я понять не могу: как со всем этим вяжется сила, позволяющая разрезать предметы на расстоянии?
     — Мираж, отвлеки! — Бросил тем временем этот зверёныш.
     Я и опомниться не успел, как на меня с двух сторон налетели Изверги. Вывернулся из-под когтей первого, обутой в тяжёлый ботинок пяткой заехал в морду второму, после чего отскочил в сторону, разорвав дистанцию. Доли секунды мне хватило, чтобы сообразить, что это были совсем не Изверги, а скорее некие энергоконструкты, которым придали соответствующую форму. А я всё ждал, когда она себя, наконец-то, проявит. Так вот они какие — материальные иллюзии. Ожидание определённо стоило того, чтобы взглянуть на это Магическим зрением. Заметив следы от могучих когтей, оставленные на бетонной поверхности площадки для драчунов, мне показалось, что эти иллюзорные существа как-то излишне материальные. Это следовало исправить.
     Создав в руке Астральный клинок, я отмахнулся от отпрыгнувшей на меня твари, полоснув её поперёк морды. Видимо, подобное повреждение оказалось для неё критическим, потому как псевдоматериальное тело тут же будто бы растворилось в воздухе. Однако вместо одного поверженного Изверга по разные стороны от меня возникла ещё парочка новых. Таким образом я оказался зажат иллюзорными тварями уже с трёх сторон.
     Впрочем, как это обычно бывает, когда мне приходится сражаться с девушками, проблему решил всего один электропульсар. Всё это время держащаяся в сторонке и ведущая запись на свой смартфон Мираж затряслась в конвульсиях, выронив свой заискривший и задымивший девайс, после чего осела на землю. Стоило ей отключиться, как её «создания» тут же истаяли подобно самой первой твари. Очень сомневаюсь, что она была способна создать что-то реально большое и опасное, однако и без того мощь её способности неприятно меня удивила.
     Вспышка в Магическом Зрении, и я отскакиваю в сторону, а какая-то невидимая сила рассекает потоки энергий как раз на том месте, где я стоял мгновением ранее.
     — Сейчас посмотрим, кто кого! — Всё тем же шипяще-дребезжащим голосом самодовольно заявил Чешир, направив в мою сторону острие своего ножа. — Советую не дёргаться, а то я могу случайно отрезать тебе что-нибудь нужное!
     Теперь всё стало на свои места. «Разрезание» изначально не являлось его собственной силой, он использовал для этого крафтовое оружие, которое имело собственный узор, видимо наложенный непосредственно крафтером при создании. По принципу действия это напомнило мне управляющие браслеты Озиза, в которые была заложена частица его сверхсил, позволяющих с определёнными ограничениями, но всё же подчинять людей и тварей. Вот так же и здесь. Судя по насыщенности линий на лезвии, создавший этот «артефакт» крафтер не поскупился и накачал его по максимуму.
     Одновременно с размышлениями я уворачивался от странных серповидных атак, видимых лишь Магическим Зрением, и рассекающих потоки энергий. Я видел, как они оставляют следы на бетоне, однако кое-что не давало мне покоя. Мне только кажется, или…
     — Эта штука ведь не действует на живые организмы, не так ли? — Спросил я, внимательно отслеживая реакцию подпольщика.
     — А ты постой смирно, вот и проверишь, — поспешно отозвался он.
     — На расстоянии ты мне разве что одёжку попортить способен, — кивнул я, только убедившись в собственной правоте. — Впрочем, мы и впрямь можем проверить, но ты учти, что моя собственная штука способна и не на такое.
     Я помахал из стороны в сторону светящимся призрачным лезвием Астрального клинка. Неуверенность буквально плескалась в его кошачьих глазах, однако он не позволил себе дрогнуть, лишь ещё шире оскалившись и встав в боевую стойку. Держа своё оружие параллельно земле, он самым его кончиком указывал мне точно в середину груди.
     — Значит, мне придётся подобраться поближе, только и всего! — Вновь перешёл на шипение он, изготовившись к броску.
     — Стой! — На его плечо легла рука оклемавшегося, наконец, Люта.
     Пока мы тут скакали друг вокруг друга, он успел как восстановить дыхание, так и вправить палец обратно в сустав. Признаться, я рассчитывал, что он вернётся в строй раньше. Тем не менее, жаловаться мне не на что. Пока он мне не мешал, я успел не только оценить его напарников в деле, но и более-менее разобраться с их способностями. Чтож, теперь, похоже, настала его очередь.
     — Отвали, он мой! — Раздражённо огрызнулся Чешир, не сводя с меня напряжённого взгляда.
     — Если это тот, о ком я думаю, то тебе с ним не справиться.
     — В смысле?
     Вот теперь Чешир уже заинтересовался. Впрочем, как и я.
     — Ты только взгляни на эту хрень у него в руке, ничего не напоминает? Походу это тот самый Безликий, что недавно вынес каких-то Уродов в дурке. Помнишь, по телику показывали?
     — Ну да, и чё? Там, вроде, ничего особенного не было.
     — Если не считать вооружённой охраны, Извергов и Урода.
     — Обычное дело! — Пренебрежительно фыркнул «кошак».
     — Как рассказала мне… наша общая знакомая, то, что осталось от того Урода собирали по частям, как какой-то паззл.
     — Оу…
     — Так что отойди, я сам здесь разберусь.
     — Уверен? — С тревогой покосившись на подельника, уточнил Чешир.
     — Ему меня не достать, а ты лучше проверь, что там с Мираж, — твёрдо произнёс Лют.
     — Один раз я тебя уже достал, — заметил я, когда место своего напарника занял вернувшийся в строй боец.
     — Снова тебе так не повезёт, — пообещал он, тут же кинувшись на меня.
     Развеяв клинок, я встретил его с голыми руками, решил предварительно прощупать бойца-рукопашника с непонятной пока силой обычными физическими атаками. Не хватало ещё, чтобы он умудрился обернуть моё же оружие против меня. И, как оказалось, моя предусмотрительность была не лишней, ибо каждый мой удар буквально попадал в никуда, сколь бы силён, быстр и точен он не был. В то время сам Лют, явно владеющий каким-то единоборством — определить которое я, как не специалист в этой сфере, сходу не смог — вполне успешно заставлял меня пятиться, то и дело срывая очередной слой Барьера всё новыми атаками, которые прилетали по мне будто по волшебству, несмотря на все мои попытки увернуться.
     — Я ожидал большего! — Выкрикнул он, окончательно войдя в раж.
     Признаться, я тоже. Пока мы с ним сражались в столь тесном контакте, я таки смог разгадать суть его сил. Манипулирование векторами. Этот сверх был способен изменять направление векторов всего, что находится в пределах окутывающего его тело узора. Даже невидимый глазу противника стандартный Пульсар, выпущенный для проверки, оказался отбит куда-то в сторону. И пока он поддерживает концентрацию, до него довольно сложно добраться, если вообще возможно. Но в том-то и дело, что заниматься этим постоянно он не в состоянии, иначе бы самая первая моя атака, заставившая его на какое-то время выбыть, попросту бы не прошла.
     Так что сейчас я не просто отступал, но раззадоривал своего противника, как это было с девчонкой из Светочей. Этот «умник» не придумал ничего лучше, чем дополнить сверхспособностью свой боевой стиль, хотя потенциально она могла бы стать воистину разрушительной силой сама по себе. Сейчас же он, упиваясь своей якобы неуязвимостью, давил меня исключительно физическими атаками. Чрезвычайно мощными и непредсказуемыми, всегда прилетающими точно в цель. Однако же, один такой удар, сколь бы силён он не был, срывает лишь один слой Барьера, который я постоянно восстанавливаю, а инерцию мне удаётся гасить за счёт Поступи, так что запустить меня в полёт ему также не удаётся.
     Чем чаще я отступал, тем сильнее напирал мой соперник, атакуя всё более и более яростно. Кажется, он и сам не заметил, что в один прекрасный момент сконцентрировал все свои силы на атаке, совсем позабыв про защиту, о чём свидетельствовали его сияющие до локтя узором руки, открывая остальное тело. Да, сверхспособности подстраиваются под своего владельца, но у них нет собственного разума. Если сверх сам не понимает, чего хочет, сила будет слепо следовать его командам, хоть сознательным, хоть подсознательным. Я не раз подмечал подобные моменты и у куда более опытных сверхов, так что прекрасно знал, что делал, дожидаясь удобного момента. Этого момента.
     Как обычно в подобных случаях и происходит, увлёкшийся охотник до самого конца не осознавал, что сам превратился в добычу. Впрочем, разобраться в случившемся ему доведётся не раньше, чем он придёт в себя, ибо я свалил его единственным ударом, чтобы он, ненароком, не успел изменить приоритеты, вновь прикрывшись узором со всех сторон. Удар правой прилетел ему в голову, бросив его наземь. Сила оказалась достаточной, чтобы сходу послать противника в нокаут, не размозжив ему при этом башку. Хотя хоккейная маска всё же раскололась — приличных размеров трещина пролегла через левую прорезь.
     Выдохнув, я бросил взгляд на замершего на коленях рядом с «отдыхающей» напарницей кошака, таращащегося на меня с отвисшей челюстью. Не отводя от меня звериных глаз, он зашарил руками вокруг себя, видимо пытаясь нащупать своё оружие.
     — Отличная разминка получилась, — размяв шею, ответил я, после чего предостерегающим тоном произнёс: — мы ведь не хотим, чтобы она переросла во что-то большее?
     Чешир машинально замотал головой, но тут же встрепенулся, фыркнул от досады на самого себя, и, вскочив на ноги, выкрикнул, стараясь скрыть дрожь в голосе за напускной дерзостью:
     — Тебе это так просто с рук не сойдёт! Трайфорс не простит подобного оскорбления и тебе не скрыться от расплаты! Ты не…
     — Мне обязательно всё это выслушивать? — Обратился я к подошедшему бармену, который до этого благоразумно свалил подальше, как только начался замес.
     Честно говоря, все эти клишированные фразочки, что сейчас выдавал кошак, в данной ситуации звучали предельно нелепо.
     — Это типа объявления о вражде между вами, — объяснил Валет. — В принципе, ничего интересного, но многие придают подобным вещам особое значение. В каком-то смысле даже сакральное.
     — Даже так? В таком случае, извини, что перебил, если это для вас важно, то продолжай.
     — Да чтоб тебя! — Задохнулся от возмущения Чешир, однако выдохнул, немного успокоился и продолжил: — Короче, пусть это и не коллегиальное решение, но остальные, как только очнуться, наверняка его поддержат, а потому знай: отныне мы — твои враги!
     — А ты знаешь, что делают с врагами?! — Добавив в голос немного той самой жути, которой я не так давно запугивал санитара, поинтересовался я, заставив Злодея шумно сглотнуть и отступить на шаг. — Подумай об этом, все вместе подумайте.
     — В следующий раз, всё будет иначе! — Мотнув своей растрепавшейся гривой, упрямо заявил Чешир. — Берегись, Безликий, мы…
     — Не Безликий, а Мастер, — поправил его я.
     — Всё только начинается, Безликий Мастер! — Почти исправился Злодей, вызвав у меня удручённый вздох.
     — Пойдём, налью за счёт заведения, — поманил меня за собой бармен.
* * *
     — Похоже, Тригада получила то, за чем припёрлась, — хмыкнул Валет, поставив передо мной очередную кружку пива. — Подумать только, после всех их проделок, они наконец-то нарвались. Возможно, хоть теперь перестанут залупаться на всех подряд.
     — Ага, и возьмутся за ум в попытках сжить со свету одного конкретного человека, — с хлюпаньем вобрав в себя пива через соломинку, проворчал я, — меня.
     — Кажется, у тебя несколько превратное представление о соперничестве подобного рода, Безликий Мастер, — я закатил глаза, жаль за очками этого не было видно, — всё-таки, по большей части это происходит вполне культурно. Мой тебе совет, пришли им свои контакты, чтобы можно было заранее договориться о следующей встрече, и ты мог бы не опасался неожиданного нападения. — Услышав мой скептический хмык, Валет поспешно добавил: — обычная практика, многие так делают.
     — Я учту, — произнёс я. — Давай лучше сменим тему. Как ты и сказал, гады своё получили, ты по всей видимости — тоже, так что теперь моя очередь. Ты ведь не станешь отмазываться, утверждать, что вовсе не это имел ввиду и всё в таком духе?
     — После того, что я там увидел? Полагаю, это было бы очень неразумно с моей стороны.
     — Правильно полагаешь, — покивал я.
     — Так что я к твоим услугам, только прежде чем мы начнём, разреши задать один вопрос? — Выглядел бармен при этом донельзя заинтригованным.
     — Ну попробуй, — согласился я.
     — Я всегда считал, что выпускники Шаолиня обычно состоят в Ассоциации, но по тебе сразу видно, что ты Дикий. Как так получилось?
     — Превратности жизни, — буркнул я, присосавшись к пиву.
* * *
     — Ну как всё прошло? — Лениво поинтересовался Вирт, когда я устроился на соседнем сидении его старенькой отечественной легковушки. — Нашёл, что хотел?
     При этом на меня он даже не взглянул, уткнувшись в экран своего смартфона.
     — Нашёл, и даже больше. Как и то, без чего вполне мог бы обойтись.
     — В смысле? — Он наконец оторвался от своего гаджета, с любопытством уставившись на меня.
     — Кажется, у меня завелись Злодеи.
     — Что?! — Всполошился он. — Злодеи?! Только вышел в люди, и сходу умудрился их подцепить! Я же предупреждал никуда не влезать.
     — Ты будто Злодеев не знаешь — не ты к ним, так они к тебе.
     — Да уж, если бы существовал противозлодейский репеллент с противозлодейским ошейником, от них бы отбоя не было, — проворчал Вирт, заводя мотор. — С кем хоть столкнулся? Толковые? Подойдут нашим?
     — Разве что на вырост, — покачал головой я.

Глава 17

     — Я не буду это носить! — Категорично заявил Раздор, приподняв трико из Тэ-ткани, которое я ему подобрал, двумя пальцами и держа от себя на вытянутой руке, словно бы это была дохлая крыса. — Может в Ассоциации и есть любители потрясти причиндалами, но это не мой стиль!
     — Это поддоспешник, Стас, — терпеливо принялся объяснять я, — и надевают его, соответственно, под основной костюм. Я бы, конечно, подобрал тебе комбез, но очень сомневаюсь, что он влезет под щитки, так что трико — твой выбор! Вике, вот, тоже взял, но только женский вариант.
     — А что нам с Флёр? — Полюбопытствовал Михаил. — Тоже трико?
     — Лучше! Отрезы Тэ-ткани. Я созванивался с Настей, и она заверила меня, что сама пошьёт костюмы.
     — Так вот чего она со вчерашнего дня такая мечтательная ходит, — хмыкнул Стас, после чего развернулся к другу. — Я тебе даже почти завидую — только ты, она и измерительная лента. Я смотрел фильм, который начинался точно так же…
     — Держи подробности своей личной жизни при себе! — Огрызнулся Провидец, ярко сверкая покрасневшими ушами.
     — Миш, — окликнул я его, спасая от неловкого момента, — вот, возьми.
     Я передал ему упакованный в обёрточную бумагу и перевязанный самым обычным шнурком кулёк.
     — Брал с запасом, так что материала на пару костюмов хватит точно.
     — А что останется, пригодится для заплаток? — Поинтересовался Раздор.
     — Вообще-то прорехи на Тэ-ткани заращиваются сами.
     — Ну а если дыра окажется слишком большая? — Продолжил допытываться он. — Тоже срастётся?
     — Не уверен, — пожал плечами я, — но одно я знаю точно — тебе в таком случае будет уже всё равно.
     — Хорош малолеток пугать! — Донёсся из-за забитых полок голос Вирта. — Хотя, что с тебя взять, когда твои выходки могут до седины довести?
     Вопрос сей, судя по всему, был риторическим, а потому можно было бы и промолчать, однако…
     — Эй, кого это ты назвал малолеткой?!
     Однако мой колкий и без сомнения остроумный ответ оказался сбит возмущённым выкриком Раздора. Да, они с Виртом определённо друг друга нашли. Наверное, наш куллхацкер уже тысячу раз проклял собственный язык за то, что согласился предоставить Теневым Мистикам временное убежище в своём подвале. Он нам даже один из углов от всяческого хлама расчистил, строго-настрого запретив трогать хоть что-то из своей коллекции. Основная проблема заключалась в том, что между «экспонатами» и тем же хламом граница зачастую была столь зыбка и размыта, что только хозяин и мог с уверенностью — не знаю, правда, полной ли — определить, что есть что.
     Мужская часть Мистиков подтянулась к подвалу как раз, когда Вирт припарковал свою машину. На самом деле, мы должны были подъехать немного раньше, однако довольно долго простояли… нет, не в пробке, просто простояли. Я вовремя вынул ключ из замка зажигания, чтобы Вирт мог спокойно пробомбиться после новости о том, что я с агрил на себя Тригаду. Просто, чтобы обойтись без лишнего риска попасть в аварию, под воздействием момента невзначай ударив по газам, либо слишком резко выкрутив руль.
     Должен отметить, успокоился он с большим трудом и не скоро. В смысле, успокоился достаточно для того, чтобы нормально вести тачку. А так-то он до сих пор кипел негодованием, то и дело поминая мою… «шилозадовость», как он сам это обозначил. И в некоторой степени я был с ним согласен, ведь изначально не собирался особо высовываться. Так рано, во всяком случае. Однако же результат вполне окупал такое неудобство, как персональная банда подпольщиков-вредителей. Притом довольно серьёзных подпольщиков, стоит отдать им должное.
     Но всё равно оно того стоило! Как я и рассчитывал, Валет перезнакомил меня со многими интересными, а самое главное — полезными людьми. Один только Скупщик, местный аналог Сидоровича, чего стоил! Никаких вопросов, никаких документальных подтверждений, в офисе — подчёркнуто голые кирпичные стены без намёка на какую-нибудь замаскированную электронику. Всё как у людей, в общем.
     Стяпчий и Коновал так же показались мне серьёзными профессионалами, которые пусть и берут недёшево за свои услуги, но и болтать лишнего не станут. Во всяком случае, именно в таком ракурсе они и позиционируют свою деятельность. Так что понятие «серые сверхи», которое я впервые услышал от Вирта, наконец-то сложилось у меня в голове в некий целостный образ. Эти люди всеми возможными способами подчёркивали свою нейтральную позицию. Им было плевать кто именно их клиент. Ну, если он, конечно, не Урод какой. Они брали его деньги, оказывали соответствующие услуги и обязались хранить доверенную им информацию.
     Насколько я понял, гарантировал их молчание некий Профсоюз, в котором состояли практически все предприниматели Площади, будь они сверхи, либо обычные люди. Не знаю всех тонкостей, ибо также бывший его членом бармен Валет, оказался на этот счёт не особенно разговорчив, но он уверил меня в том, что болтать лишнего никто не станет, ибо это одно из основных правил, даже единичное нарушение которого может грозить излишне разговорчивому дельцу потерей своего места на Площади. И это только со стороны непосредственно Профсоюза, а ведь есть ещё недовольные клиенты, которые, в большинстве своём, не склонны к долгим раздумьям, когда дело касается их анонимности.
     В общем, вся эта повальная «серость» — в первую очередь защита для тех, кто рискует работать со сверхами. Ведь начни только симпатизировать одной стороне — сразу же навлечёшь на себя недовольство противоположной. Продай кому-нибудь чужой секрет, и остальные клиенты придут к совершенно закономерным выводам. Вот им и остаётся балансировать на грани, стараясь не упасть в пропасть самим, и не утащить за собой остальных, ибо все они друг с другом крепко повязаны.
     Однако же, несмотря на все риски, куш также не мал. Скажу больше — он вполне достаточен для того, чтобы желающие влезть в это дело и заиметь собственную конторку на Площади не переводились. Уж не знаю, существовали ли всякие подковёрные игры, да интриги за это «место под солнцем», однако я бы ничуть не удивился, если бы мне довелось о чём-то подобном услышать.
     В любом случае, Валет своё обещание выполнил, а потому, чтобы в полной мере наладить свой геройский быт в Столице оставались сущие мелочи — обменять что-нибудь из своих запасов на деньги, подобрать и арендовать себе убежище, докупить всё необходимое, и уже потом… наверняка в Москве ещё хватает «гиблых» мест с тёмной историей. Интересно, многие ли из них заняты? Ведь, где одни Уроды, там вполне могут быть и другие. И не факт, что они станут обращаться с непонятной аномалией более бережно, чем их коллеги из дурдома.
     Если так, то мне предстоит не просто собирать информацию непосредственно по Искажениям, но и что-то решать с Уродами, ибо к чему могут привести их бездумные действия, я уже видел. Да и неплохо было бы в следующий раз постараться не запороть сами аномалии, потому как одно только поведение Шоу в последнюю нашу встречу наглядно продемонстрировало всю пагубность самого простого пути. Не знаю уж, что может произойти, если приличное число «Мест Силы», как Искажения называют Уроды, исчезнет, но что-то мне не хочется это проверять — как бы вместе с ними не исчезло всё остальное.
     — Эй вы там, идите сюда! — Прервал мои размышления голос Вирта.
     Мы с парнями переглянулись и двинулись к его рабочему месту.
     — Могу тебя поздравить, Безликий Мастер, — начал он, как только мы подошли, — Трайфорс официально объявил тебя своим врагом на своём сайте. Глядите!
     Он вывел на один из экранов страничку с логотипом в виде стилизованного кельтского символа трикветра, под которым был размещён довольно объёмный текстовый пост.
     — Сегодня день нашего очередного триумфа, — начал зачитывать его Вирт, не скупясь, впрочем, на язвительные интонации, — ибо мы не только собрали триста тысяч подписчиков на нашем канале, но и обрели, наконец, нашего истинного врага! Этот Дикий Герой не только силён и могуч, но и в высшей степени коварен. Ослеплённый завистью, он прервал наш мирный отдых в Баре, бросив нам вызов! Мы не могли проигнорировать такую вопиющую дерзость и согласились на бой с этим явным новичком. То была воистину эпическая битва, запись которой мы, к сожалению, не можем предоставить из-за вероломства нашего противника (Сломал мою мобилку, тварюга! Прим. Мираж).
     — У них очень необычный… стиль повествования, — отметил я. — Как и представление о случившемся.
     — Я, вообще-то, ещё не закончил, — раздражённо проворчал через плечо Вирт, — слушайте дальше: Наш противник смог выстоять, выдержав атаки каждого из Трёх, тем самым вынудив нас признать его силу. А потому мы заявляем во всеуслышание, что с этого момента и пока смерть (Его, естественно! Прим. Чешира) не рассудит нас, мы с Безликим — Враги!
     — Тут стоит три восклицательных знака, — тыкнув в монитор пальцем, произнёс Стас, — так что нужно больше экспрессии!
     — Кхм… кхм… — прочистив горло, Вирт набрал в грудь побольше воздуха, и выдал: — ВРАГИ!!!
     — Другое дело, — убрав ладони от ушей, одобрил Раздор.
     — Так, не отвлекайте меня, ещё немного осталось, — довольный произведённым эффектом, он развернулся обратно к экрану и продолжил чтение: — если ты читаешь это, Безликий, то знай, что рано или поздно мы придём за тобой! Тебе не сбежать и не скрыться, мы настигнем тебя и всё, что тебе останется — это молить о пощаде! Мы станем твоим ночным кошмаром (Мираж), будем неутомимым охотником в погоне за жертвой (Чешир), и безжалостным карающим мечом (Лют)! Ты проклянёшь тот день, когда встал на нашем пути! Ну, как тебе?
     — Очень… — я попытался подобрать верное слово, — мощно задвинули. Внушает. Интересно, это их коллективное творчество, либо кто-то один постарался?
     — Тебя только это волнует? — Воскликнул Вирт. — Это обращение вообще-то можно расценивать как прямую угрозу, а такие люди попусту угрожать не станут! Непонятно, правда, почему Гады не записали видеообращение, обычно они это дело любят…
     — Вероятно после нашей встречи они немного не в форме, — предположил я. — В любом случае, это всё фарс и провокация, забей.
     — Нельзя! — Замотал головой Вирт. — Нужно отправить им ответочку!
     — Не впадай в детство, это будет смотреться, как «дурак — сам дурак!».
     — Но, если ты оставишь подобное без ответа, тебя сочтут трусом.
     — Думаешь меня волнует мнение каких-то незнакомых людей из интернета? — Хмыкнул я. — В любом случае, я не собираюсь скатываться до уровня детского сада вслед за этими охреневшими от собственных возможностей мажорчиками. Стоит один раз так заляпаться, потом тебя всю жизнь воспринимать будут соответственно — как очередного клоуна в костюме, который ради увеличения собственной популярности готов ввязаться в любой скандал. Слова не имеют значения, я предпочитаю, чтобы за меня говорили поступки.
     Впервые подобную мысль я услышал от Тёмки, который всегда был рад поделиться со мной мудростью своего наставника — Мордобойца. И конкретно этот принцип оказался мне очень близок, ведь я следовал ему и раньше, ещё будучи Ветроловом. И пусть в образе Мастера я стараюсь быть более общительным, это совершенно не противоречит уже один раз выбранной мной линии поведения. Да и, в целом, эдакая мрачноватая таинственность мне куда больше по душе, нежели крикливая пафосность.
     Вот взять тех же Кулаков. Да, пример не самый лучший, однако наиболее актуальный в здешних реалиях. Эти парни создали себе реально зловещую репутацию. Они не выступают с призывами, не дают интервью и не пытаются ловить хайп, либо ещё хоть как-то пиариться. Нет, они просто с особой жестокостью мочат отпетых подпольщиков, Уродов и прочих мразей. И никто в здравом уме не посмеет отнестись к подобным людям несерьёзно, как к каким-нибудь детишкам, нацепившим костюмы без конкретной цели, просто по приколу.
     В принципе, о Трайфорсе мне также мало что известно. Я понятия не имею, что ими движет, но это и не важно, потому как в конечном итоге они позиционируют себя именно как балаболы, которым просто нечем больше заняться. И если они решили сконцентрировать внимание на мне, вместо того, чтобы грабить со скуки банки, либо ещё как докучать мирным гражданам, чтож — да будет так, я согласен нести эту ношу. Впрочем, не гарантирую, что в конечном итоге никто из них не пострадает. Скорее даже наоборот — они у меня на собственных шкурах прочувствуют всю пагубность выбранного ими злодейского пути.
     — Вот именно! Незачем размениваться на слова, нужно просто начистить им рожи! — Неожиданно поддержал меня Стас, озвучив мои мысли. — Мне никогда этот Лют не нравился, хотел бы я его…
     — Во-первых, Трайфорс — это исключительно моя проблема, не ваша, — прервал я не на шутку разошедшегося подростка, глаза которого буквально светились от переполняющего его азарта, так что я решил сходу его осадить, а заодно внести ясность касательно сложившейся ситуации. — Во-вторых, вам пока попросту не хватит ни сил, ни опыта, чтобы противостоять даже кому-то одному. Тот же Лют мало того, что активно, пусть и не вполне продуктивно, использует свою силу в бою, но и владеет какими-то боевыми искусствами, причём на весьма приличном уровне.
     — Он использует сават, к слову, — добавил немного фактики Вирт.
     — Что? — Недоумённо спросил Михаил.
     — Это такое французское единоборство, — закатив глаза, уточнил куллхацкер. — У него даже имя идёт от французского слова lutteur, то есть — борец.
     Могу представить сколько по миру всяческих Борцов ходит, так что не удивительно, что в деле выбора имени приходится таким вот образом извращаться. Признаться, лично я полагал, что имя Люта трактуется куда более очевидно. А вот относительно савата — это уже интересно, нужно будет полазить по форумам, да почитать про его сильные и слабые стороны. Ну или, как вариант, созвониться с Артёмом. Годы личного ученичества у такого отмороженного кадра, как Мордобоец, просто не могли не сказаться на моём лучшем друге, в результате сделав его настоящим фанатом и в некоторой мере даже специалистом в области всевозможных боевых искусств. В хорошем смысле, без излишнего фанатизма.
     — В любом случае, на Трайфорс Мистикам пока лезть рано, — подытожил я.
     — И когда будет пора? — Мрачно поинтересовался Стас.
     — А ты уже в какую-нибудь секцию записался? — Вопросом на вопрос ответил я.
     — Я в поиске! — Потешно надулся он.
     — Не тяни с этим. Можешь считать возможность сойтись с трайфорсовцами дополнительным стимулом, — сказал я, надеясь, что проснувшийся бойцовский азарт заставит его, наконец, действовать, после чего перевёл взгляд на Провидца: — Миш, у тебя с этим что?
     — Записался на фехтование в районном Дворце Спорта, — не без самодовольства поглядывая на друга, ответил тот. — Занятия начинаются со следующей недели.
     — Шпага? — Уточнил я.
     — Да, — кивнул он.
     — Молодец, — похвалил его я. — Стас, не отставай, ты — главная атакующая единица вашей команды, и этому нужно соответствовать, а не просто бездумно лупить сверхсилами.
     — Ладно-ладно, понял я, — пробурчал он.
     Надеюсь, действительно понял, потому как со всей самоотдачей заниматься единоборствами из-под палки нельзя. Ну, если ты, конечно, не обучаешься у Мордобойца. Кстати, что-то больно часто я его сегодня вспоминаю, будто зловещая тень этого задиристого Героя нависла над всеми, кто о нём слышал, нашёптывая на ухо и призывая заняться бескомпромиссным мордобоем. Глупость, конечно, но… надеюсь хоть у Аньки день поспокойнее выдастся.
Отступление 5
     Прежде Победоградская Башня Ассоциации казалась ей предельно некомфортным местом — все эти просторные пустые помещения, футуристичное убранство, да огромные панорамные окна. И всеобщая стерильность. В каждой комнате этого строения ощущалась некая… чуждая простому советскому гражданину корпоративность. Как-то иначе описать собственные чувства по отношению к нему Яшма не могла.
     Однако же, всё познаётся в сравнении и на фоне столичной Крепости, Башня вполне могла считаться чуть ли не воплощением уюта. Московский офис МАС подавлял своими колоссальными размерами, представляя из себя усечённую пирамиду, прикрытую огромными бронированными пластинами. Собственные системы воздушной обороны, множество посадочных площадок для джетвингов, огромное количество всевозможных антенн и радаров.
     Эта бетонно-металлическая громада нависала над окружающим пейзажем, приковывая к себе взгляд, стоило ей только показаться из-за горизонта, так что нет ничего удивительного в том, что расположена она была на самой окраине города, непосредственно рядом с МКАДом, ибо исторический облик центра подобного надругательства просто бы не перенёс. Да уж, это архитектурное чудовище могло бы органично вписаться только в утыканные высотками города типа Конг-Конга, Токио или Нью-Йорка, да и то с трудом.
     Подобная гигантомания в МАС не являлась чем-то необычным, наоборот — Ассоциация всеми способами стремилась подчеркнусь свой особый международный статус. В результате — подобные офисы «радовали» взоры местных жителей по всему миру. Анна вполне допускала, что какое-то практическое назначение, помимо доходящего до абсурда позерства, подобные сооружения всё-таки имели, однако, как для обывателей, так и для простых Героев оно оставалось неведомым.
     Впрочем, многие из коллег уже настолько привыкли, что не обращали внимания на длинные коридоры, в некоторых из которых вполне могло бы поместиться трёхполосное шоссе, на то, что даже в уборной гуляет эхо, и что зал для брифингов больше смахивает на полноценный стадион. Они просто принимали это как данность, и лишь недавней провинциалке всё пока было в новинку. И пусть это доставляло некоторые неудобства, однако же по-настоящему Яшму беспокоило совсем иное.
     Ощущение товарищества, к которому она привыкла за годы работы в Победоградском отделе — здесь его не было. В столице балом правило соперничество, чему способствовала постоянная борьба за рейтинги. Дома подобное также имело место, но не в таком бескомпромиссном виде. Привыкать к подобным изменениям в окружении пришлось долго. Пока Яшма просто старалась добросовестно исполнять возложенные на неё обязанности, да присматривалась к окружающим её сверхам. Собственно, именно этим, помимо дежурств и регулярных тренировок она и занималась. Пыталась определить, с кем можно иметь дело, а кого лучше обходить стороной.
     В этом, как ни странно, ей сильно помогал назначенный администрацией напарник. Сколь бы себялюбив и самонадеян не был Адамантовый Витязь, все подводные течения в Крепости он знал превосходно и охотно делился с ней этой информацией. Разумеется, его рассказы следовало воспринимать с чётким пониманием того, что объективностью по отношению ко многим коллегам они не отличаются. Ави активно расхваливал себя и членов своей фракции — эдаких единомышленников, с которыми он, что называется, находился на одной волне. Всё-таки, как ни крути, а совсем уж без союзников Героям, не имеющим сложившейся команды, было бы туговато.
     Тем не менее, не всё шло гладко и остаться без откровенных недоброжелателей Яшме не удалось — её сходу невзлюбила одна не слишком приятная особа с геройским именем Светозара. Та самая Светозара, с которой Севу как-то раз довелось сражаться плечом к плечу, спасая отдыхающих на зимнем курорте людей от набежавших Извергов. Тогда она и сама видела её мельком, та совершенно не скрывалась и раздавала интервью направо-налево. В общем, ничего необычного для столичного Героя, здесь подобное в порядке вещей, хотя тогда такое поведение показалось ей несколько неуместным.
     И вот — эта самая Светозара совершенно не была рада «понаехавшей выскочке» с отличными рекомендациями и впечатляющим послужным списком, где значился далеко не один по-настоящему опасный Изверг. Ну и, конечно, схожая специализация — дальний бой и поддержка — не могла не сказаться. Светозара почему-то втемяшила себе в голову, что Яшма «вылезла из своей деревни» исключительно ради того, чтобы отодвинуть её в сторону.
     Начиналось всё вполне безобидно, с колких фразочек и неопределённых намёков. А вот потом пошли уже и обидные слова, и распускание разнообразных слухов, и попытки настроить против неё конкретных людей, как среди коллег, так и из руководства МАС. Большого вреда это не несло, однако бесило неимоверно. Анна подозревала, что именно это и было основной целью Светозары — разозлить и заставить сорваться.
     Она терпела, изредка огрызалась, но не позволяла втянуть себя в прямое столкновение. В конце концов, сейчас за ней никого не было, не считая Ави, который пару раз осаживал науськанных Светозарой хамов, а потому в плане влияния ей попросту нечего было противопоставить развёрнутой самоназначенной соперницей антияшмовой компании. Единственное, что играло за неё — собственная незапятнанная репутация, которую она старательно поддерживала и оберегала.
     Тем не менее, она понимала, что долго такое шаткое равновесие не продлится и придётся что-то решать. Возможно, что искать «защиту» на стороне, присоединившись к одной из фракций. Однако же, вся её суть протестовала против подобного исхода, ибо слишком уж очевидными казались манипуляции, подводящие её именно к этому выбору. Возможно ли, что за всем этим изначально стоял, к примеру, Ави? Сговорился со Светозарой, чётко обозначив «плохих» и «хороших», чтобы выбор нужной стороны оказался предельно очевиден. Заговор, как он есть, однако же Яшма совершенно бы не удивилась, если бы всё именно так и оказалось.
     Сева же своими проблемами она беспокоить не хотела. Хотя бы просто потому, что уже привыкла сама справляться со всеми трудностями и не горела желанием лишний раз выставлять себя архитипичной «девушкой в беде». Да и чем бы он мог реально помочь? Содействие Дикого Героя — совсем не то, чем стоит хвастаться в принципе, а уж в такой щекотливой ситуации и подавно. Впрочем, он вполне мог дать какой-нибудь дельный совет, либо просто оказать моральную поддержку, что тоже не мало. В любом случае, время задействовать «тяжёлую артиллерию» пока не пришло, и Анна всё же надеялась справиться своими силами.
     На самом деле, более всего её в данной ситуации бесило то, что вместо реальной геройской работы ей приходилось заниматься подобной ерундой. Патрули с Ави обычно не отличались разнообразием, и что-то требующее вмешательства Героев с Эмблемами происходило не часто. В основном они разнимали стычки между так называемыми Злодеями и… кем-то ещё. Подобный контингент был для Яшмы в новинку, и она пока не сформировала на его счёт какого-то определённого мнения.
     После всех непоняток в коллективе и скоротечных разборок со Злодеями, недавний вызов к месту переполоха, в который раз устроенного Севом, оказался для неё словно глоток свежего воздуха. И пусть обнаруженные в недрах подземного комплекса Изверги не шли ни в какое сравнение с тварями из Зоны, немного отвести на них душу она смогла. С того момента ничего особо серьёзного не случилось, и разнообразием последующие патрули не отличались. Вот и сейчас они летели на очередной вызов, который вряд ли порадует её чем-нибудь интересным.
     — Не, ну как так-то! — Воскликнул сидящий напротив и уткнувшийся в телефон Ави.
     — Что там? — Спросила она, заинтересовавшись скривившимся от досады лицом напарника, которое сейчас не было скрыто забралом шлема.
     — Трайфорс объявили Врага, — ответил тот.
     — И?
     Яшма слышала краем уха об этих Злодеях, и знала, что среди определённой части Героев Ассоциации они считались «топовыми», так как вражда с ними могла неплохо подстегнуть рейтинги. Ну, если хоть изредка побеждать их в сватках, что было не так-то просто сделать, так как эти ребята на удивление мастерски владели своими силами. Впрочем, сама Яшма ещё со времён краткого членства в Обществе зареклась недооценивать необученных должным образом сверхов, некоторые из которых самостоятельно достигали таких высот освоения сверхспособностей, до чего не каждый масовец при помощи опытного тренера и поддержке аналитического отдела дойдёт.
     — И это не я! — Воскликнул, меж тем, Ави. — Кто вообще такой этот Безликий?
     — Безликий? — Переспросила Анна, подобравшись.
     — Да, впервые о нём слышу, какой-то Дикий-новичок.
     — Там видео есть? Или фотка?
     — Вообще ничего, Гады пишут, что он уничтожил запись. Хотя, здесь говориться, что они с ним в Баре сцепились, возможно Валет что-то выложил… — пробормотал Ави, начав активно елозить забранным в перчатку пальцем по сенсорному экрану. — И-и… ничего. Он что, не вёл трансляцию?
     — Ты о чём вообще? — Попыталась вникнуть в рассуждения напарника Яшма.
     — У хозяина Бара на площади имеется специальная площадка для драк и когда кто-нибудь решает «размяться» это обычно снимают на камеру и транслируют на экраны в общем зале, чтобы повеселить народ. А особо эпичные драки ещё и в сеть заливают. А здесь — пусто, и это при том, что одной из сторон конфликта была Тригада! Непонятно…
     Яшма предпочла оставить это без комментариев. Если со Злодеями схлестнулся тот, о ком она подумала в первую очередь — а этот мог, как только при своей «удаче» он умудряется ходить в магазин, не боясь словить головой какой-нибудь упавший метеорит? — то вряд ли он не предусмотрел этот момент. В любом случае, она узнает всё из первых рук, как только вернётся домой, ну а пока…
     Джетвинг, на котором они летели вдруг заложил крутой вираж, заставив Анну вцепиться в скобу безопасности.
     — Эй, что за дела?! — Едва удержав свой мобильник в руке, возмущённо выкрикнул Ави в сторону кабины пилота.
     — Смена курса, — раздался из динамика бесстрастный ответ. — У вас новое задание, проверьте свои коммуникаторы.
     Взглянув на наручный коммуникатор, Яшма не могла не отметить мигающий огонёк, свидетельствующий о пришедшем сообщении. Лёгким касанием развернув голографический интерфейс, она пробежала глазами по высветившемуся тексту. Нападение на Героев, их направили в качестве подкрепления!
     Подняв глаза, она встретилась взглядом с Адамантовым Витязем. Сейчас он был непривычно собран и сосредоточен настолько, что называть его сокращённым именем не хотелось даже в мыслях.
     — Похоже, дело серьёзное, Яшма, наши редко запрашивают помощь. Готовься ко всему!
     Сказав это, он опустил на лицо забрало, выглядящее как металлический щиток со светящейся прорезью на уровне глаз, куда был встроен навороченный визор. Вообще-то костюм его не был особо технологичным, пусть и выглядел, словно боевой скафандр солдата из будущего. Он обеспечивал приличную защиту и при этом не мешал подвижности, а большего напарнику было и не надо. Разве что полный климат контроль с защитой от жара. И тот же визор. Ну и репульсоры, конечно, куда уж без них? Не булками же лишний раз шевелить?
     До нового места назначения добрались сравнительно быстро, и пяти минут пройти не успело, когда джетвинг начал заходить на посадку. Очень круто заходить, Анну аж в сидение вдавило.
     — Мы на месте! — Раздался голос пилота, как только болтанка прекратилась. — Готовьтесь!
     Подняв скобу и подхватив из специального магнитного держателя своё оружие, Яшма поднялась и развернулась к открывающейся аппарели. Ави был уже на ногах, готовый выпрыгнуть в любой момент.
     — Не суетимся, действуем, как на тренировках, — полуобернувшись, напомнил он.
     Язвить в данной ситуации показалось Анне неуместным, а потому она ограничилась коротким кивком.
     — Пошли! — Выкрикнул он, тут же рванув наружу.
     Яшма поспешила следом, взяв свой лук наизготовку. Это было настоящее произведение искусства, созданное умельцами, перешедшими под крыло МАС после Чистки и уничтожения Чёрного Рынка. Цельнометаллический, с плавными изгибами и незатейливыми, но изящными узорами по всей своей длине. Особенно выделялась серебристая тетива, достаточно прочная, чтобы запускать в полёт её кристальные стрелы.
     Они выгрузились прямо на проезжей части посреди самой обычной городской улочки где-то в спальных районах, посреди утопающих в зелени белых многоэтажек. Однако сейчас привычную сонную тишину этого места разрывали звуки ведущегося неподалёку сражения. Людей видно не было, походу все уже благоразумно разбежались.
     — Туда! — Моментально сориентировавшись, Витязь рванул на шум битвы.
     Полем боя противоборствующих сил оказался обычный дворик с детской площадкой, ныне практически полностью уничтоженной. Двум Героям Ассоциации, один из которых к моменту появления подмоги валялся в сторонке, не предпринимая попыток подняться, противостоял Урод. Натуральный мутировавший Урод! Его непропорциональная огромная фигура сходу привлекла внимание новоприбывших. Рост, превышающий два метра, выгнутая горбом спина, перекошенная, будто отражение в кривом зеркале, физиономия, и огромные, бугрящиеся мышцами руки, опускающиеся чуть ли не до колен. Одет Урод был в полуразорванную куртку цвета хаки и такие же штаны. Заметив пару новых действующих лиц, он лишь оскалился.
     — Что за мерзость?! — Воскликнул Ави, поравнявшись с оставшимся в строю Героем — порядком потрёпанным парнем в тёмно-синем трико и изорванной белой накидкой за плечами.
     — Очень опасная мерзость! — Хрипло ответил тот, не спуская с Урода взгляда. — Осторожнее с…
     Договорить он не успел, потому как мутант не стал дожидаться, пока противники согласуют свои действия, кинувшись в атаку. Подскочив к ним вплотную, он замахнулся правой ручищей, которая за считанные мгновения обросла устрашающего вида костяными наростами. Проверять, выдержит ли броня напарника прямое попадание эдакой булавы, Яшма не собиралась, сходу запустив в плечо Урода за доли секунды выросшую в руке кристальную стрелу.
     — Агх!.. — мутант отшатнулся назад, — вот сучка!
     Голос его оказался неразборчивым и грубым. Тем временем фигура Адамантового Витязя окуталась пурпурным пламенем. Он выбросил руку в сторону Урода, но тот показал чудеса сообразительности и прыти, увернувшись от огненного жгута, хлыстом прошедшегося по тому месту, где он только что стоял, оставив лишь тлеющий след на траве.
     — Трое на одного, значит? — Прорычал Урод. — Перевес не в вашу пользу!
     Он присел на одно колено и наклонился корпусом вперёд так, чтобы его горб оказался обращён в сторону Героев. Очередная стрела, вошедшая в него, не смогла сбить его атаку и мгновением спустя он разродился градом выстреливающихся из горба костяных игл. Яшма сделала именно то, что они отрабатывали во время совместных тренировок уже несколько недель к ряду — спряталась за спиной напарника, который уже не просто был объят своим пламенем — теперь вокруг него бушевал столб огня. И пусть от него практически не было жара, все иглы, что пришлись на него, он исправно спалил.
     Герой в синем также догадался укрыться от смертоносного шквала за огненной преградой, однако немного промедлил, из-за чего словил несколько игл в левые руку и ногу, засевших довольно глубоко. Яшма вовремя его придержала, чтобы он не выпал из-под защиты. Спустя несколько секунд костяной ливень прекратился, а Ави шумно выдохнул и потух. Было заметно, что он еле удерживается на ногах.
     «Похоже, подобных нагрузок ему давненько испытывать не приходилось», — отстранённо подумала Анна, помогая раненному Герою опуститься на землю.
     — Форвард, нет! — Вдруг выкрикнул он, глянув поверх её плеча. — Не дайте его схватить!
     Обернувшись, Яшма увидела, как Урод с изрядно уменьшившимся в объёмах горбом, заметно прихрамывая, приближается к лежащему на противоположной стороне двора бессознательному Герою. Не мешкая вскинув лук, она всадила в спину мутанта две стрелы, застрявших в горбу, что только добавило ему прыти. Анна прицелилась лучше, взяла упреждение, отпустила тетиву, и… третья стрела неожиданно отрикошетила от его черепа! Чтобы кость была достаточно толстой и прочной, чтобы защитить от попадания — такого ей встречать ещё не приходилось. Тем не менее, это не помешало ей продолжить обстрел, но уже с учётом новых данных. Следующий выстрел оказался более удачен — стрела уткнулась мутанту под колено, заставив его упасть и зайтись проклятиями.
     К этому моменту Адамантовый Витязь практически пришёл в себя и двинулся в сторону Урода. Тот, матерясь и прикрываясь от новых кристальных «подарков» своей ручищей, на которой он нарастил что-то типа костяного щита, выдрал мешающую ему стрелу, вскочил на ноги и припустил в другую сторону, проломившись сквозь ближайшие кусты и скрывшись из виду.
     — База, у нас сбежавший Урод, — глянув ему вслед, доложил Ави, включив свой коммуникатор.
     Анна же, держа наготове лук, пошла проверить второго пострадавшего. Тот оказался сильно избит и имел несколько ссадин и глубоких царапин, но исправно дышал и помирать, во всяком случае в ближайшее время, не собирался. Помимо побоев, ничем особым этот конкретный сверх не выделялся, но она сильно сомневалась, что у него какая-то мощная сверхспособность, иначе он не выбыл бы первым. Однако, тот Урод и впрямь намеревался его то ли добить, то ли похитить, если верить словам второго. Интересно, чем этот паренёк сумел ему насолить? Или дело здесь в чём-то другом?
     — Я вызвал джет, — подойдя к ней, произнёс Ави, — грузим раненных и сваливаем.
     — А что Урод?
     — Опасно его преследовать, вокруг слишком много жилых домов — нормально не развернуться. Я запросил дронов, возможно они сумеют взять след.
     — Ясно… — пробормотала Яшма, снимая с пояса аптечку — будет обидно если спасённые парни истекут кровью до возвращения в Крепость.
     Походу, это была одна из тех операций, о которых официальные источники предпочитают особо не распространяться. Какая организация любит сообщать о своих провалах? Наверняка Светозара не упустит очередную возможность указать «деревенской выскочке» её место, так что стоит заранее озаботиться как можно более подробным отчётом.
     Анна замерла с размотанным бинтом в руках, поймав себя на том, что сейчас её сильнее беспокоит, что скажут другие Герои, чем сбежавший опасный Урод. И поняла, что с этим пора что-то делать — похоже, пришло время обратиться за советом к Севу. Но, зная своего парня, она понимала, что только лишь этим он может не ограничиться…

Глава 18

     Уж не знаю, на кого я больше был похож, засев в глубине парка недалеко от одного примечательного дерева: на пирата в поисках сокровищ, либо же на сапёра, обезвреживающего бомбу. По правде говоря, любое из этих сравнений подошло бы к ситуации идеально, потому как и «сокровище», и «бомба» — всё имелось в наличии.
     В роли клада выступала моя собственная заначка, которую я прикопал подальше от любопытных глаз, стоило нам только заселиться. Нет, честно, держать подобные вещи дома — просто верх кретинизма. Устроиться на работу в МИД, параллельно с этим безустанно геройствуя, и тупо погореть на контрабанде извергской требухи? Полагаю, многие назвали бы меня перестраховщиком… и они абсолютно правы, ибо в таком деле любая перестраховка лишней точно не будет!
     И та защита, которую я наворотил вокруг клада — лишь финальный штрих к прочим принятым мной мерам безопасности. Комплексное экранирование всего и вся, включая запахи. Энергоконструкты, настроенные на необнаружимость и неизвлекаемость. Имелся даже рунный контур, отвечающий за самоуничтожение. Чтобы просто найти это место мне пришлось ориентироваться по запомненным приметам, потому как я, в паранойе своей, даже защиту от Магического зрения присобачил, просто потому, что всё это нагромождение нереально светилось в Видении — будто лучом прожектора по глазам.
     Понятное дело, чтобы достать заначку из тайника, недостаточно запастись лопатой и начать копать. Нет, это был кропотливый и очень долгий процесс извлечения, требующий предельной сосредоточенности, ибо действовать мне приходилось чуть ли не на ощупь, отключая контуры один за другим с помощью воздействия на них собственной энергетической оболочки. Однако же я прекрасно помнил, что, как и в каком порядке следует делать, чтобы получить своё добро в целости, так что это был лишь вопрос времени.
     И времени этого у меня ушло бы куда меньше, если бы мои мысли то и дело не соскакивали на посторонние темы. Вчера вечером у нас с Анной состоялся, если можно так выразиться, серьёзный разговор. Обсуждали мы при этом не наши отношения, как это обычно бывает между влюблёнными парочками, а скорее делились новостями. Моя вражда с Тригадой не оказалась для неё новостью, однако подробности моих похождений по Площади ей было довольно интересно послушать, ведь сама она там ни разу пока не была.
     Но, конечно же, главной куллстори минувшего вечера по праву можно считать её рассказ о скоротечной стычке с Уродом. По её словам выходило, что мутант этот был реально опасен. В его искорёженное собственными сверхспособностями тело она всадила несколько кристальных стрел, что практически не убавило его прыти. Хотя, под силу Адамантового Витязя он подставляться не рискнул и предпочёл отступить. Одна только живучесть с возможностью видоизменять своё тело делали его крайне неудобным противником для многих сверхов. И кто знает, какие сюрпризы имелись у него помимо этого? А не быть их не могло — после мутации обычно арсенал значительно расширяется.
     Но самое главное, на мой взгляд, во всей этой истории вовсе не это. Анна особо обратила внимание на тот факт, что Урод пытался именно что похитить Героя. Как выяснилось уже после стычки, двух Героев-напарников намеренно заманили в довольно оживлённое место ложным вызовом. Тот, кого вывели из боя первым, не мог реализовать весь свой потенциал, опасаясь задеть кого-нибудь из гражданских, которые к тому времени ещё не успели разбежаться, а народу там хватало. Тем не менее, оставшийся Герой сумел отстоять напарника и продержаться до прихода подкрепления.
     История получалась в высшей степени странная. Либо с тем конкретным Героем захотели посчитаться, причём медленно и мучительно, либо намеревались что-то от него узнать или получить, а может вообще нечто иное. В конце концов, в этом городе долгие годы существовало место, где неизвестные Уроды проводили опыты над психически больными людьми. Так кто может дать гарантии, что нет места, где препарируют вполне себе здоровых сверхов?
     Я ведь помню слова Задворского о каком-то его коллеге, которого интересовали сверхспособности. Также, как и то, с каким презрением главврач относился к сверхам, называя их нелюдями. Конечно, что ещё можно ждать от конченного Урода? Однако же вопросы видовой принадлежности сверхов были закрыты ещё в семидесятых годах прошлого века, причём на законодательном уровне. Исходя из просмотренного и прочитанного, можно с уверенностью утверждать, что именно тогда напряжение между людьми и сверхами достигло точки кипения.
     Даже не смотря на общую угрозу в лице Извергов, вся эта история с возникновением у людей сверхсил просто не могла закончится гладко. Хотя бы потому, что такова людская природа — плодить конфликты на ровном месте. Так что в нашей истории имелись как люди, которые считали сверхов проклятой нелюдью, бесовскими отродьями и всем в таком вот духе, так и сверхи, что на полном серьёзе воспринимали себя мессиями, новым витком эволюции или, в самых клинических случаях, богами во плоти.
     Митинги, демонстрации, шествия «за» и «против» — всё это когда-то происходило. Политики реально рассматривали законопроекты, призванные кого-то там запретить, или наоборот — защитить. В некоторых случаях не обходилось и без беспорядков. Всеобщая истерия, если не паника. Впрочем, всё это оказалось наиболее выражено, в основном, в ряде западных стран. У нас в Союзе, к примеру, притирка людей и сверхов прошла куда более мягко. Всё-таки, в нашем многонациональном обществе в принципе не склонны к различным проявлениям расизма, а тогда, глядя на творящийся у соседей бедлам, государство неплохо постаралось, чтобы не допустить столь явного раскола среди граждан. Не всё прошло гладко, однако же до того «цирка с конями» мы, в конечном итоге, не опустились.
     Так что услышать подобные высказывания в наше время и в нашей стране было удивительно вдвойне. Будь ты хоть трижды Урод, а воспитание так просто из себя не изжить, если сильно не постараться. И одно только наличие подобного человека в рядах неведомой организации говорит за себя красноречивее любых слов. Подобное может означать лишь одно: вряд ли он сильно выделялся на фоне прочих кадров. Тех, кого точно также финансировали, позволяя ставить ужасающие с моральной точки зрения, и бредовые — с логической, опыты. И это я сейчас своего куратора с работы дословно цитирую.
     Помимо всего этого, озадачила меня Анька и прочими своими заботами. Как выяснилось, не всё так гладко в геройском королевстве, как это принято демонстрировать на публике. Жесточайшая конкуренция, при которой коллега никогда не упустит возможности тебя подсидеть, либо же выслужиться перед начальством. Признаться, опыта офисных разборок у меня не имелось, а потому дать какого-то внятного совета сходу я не смог.
     Однако я же заверил Анну, что поразмышляю над этой проблемой, отчего та как-то нервно передёрнула плечами. Интересно даже, о чём именно она в тот момент подумала? Пороть горячку и соваться со своими «дикими» порядками в геройский монастырь я точно не собирался. Сам, во всяком случае. Да и зачем, ведь у Яшмы имеется собственный цербер в лице её фанклуба, о котором она с немалым удивлением узнала от меня несколько недель назад. Так что нужно всего лишь тыкнуть в нужную сторону пальцем, да скомандовать «Фас!». Не сомневаюсь, что Вирт с коллегами нароют на эту Светозару немало интересной информации. С другой стороны, как бы лекарство не оказалось опаснее болезни. Если я всё же решусь задействовать именно этот ресурс, не стоит оставлять ситуацию на самотёк, придётся постоянно держать руку на пульсе.
     Подав энергетический импульс в последнюю рунную цепочку, я наконец-то выдохнул, утёр рукавом проступивший на лбу пот, и принялся ждать. Несколько секунд спустя земля разверзлась — хотя это излишне громкое описание процесса, результатом которого стала ямка глубиной от силы в полметра — и я смог забрать завёрнутый в кусок брезента пенал с хабаром.
     Развернув находку и открыв рунный замок, я принялся перебирать рассованные по баночкам и пластиковым пакетикам трофеи. В основном это были разнообразные зубы и когти, хотя имелись и куда более интересные вещицы, типа осколков рогов, выковырянных даже не хочу вспоминать из каких мест жемчужинок, перьев и чешуек. Вот как раз на пакетике с чешуйками я и решил остановиться. Они были собраны с Выползка, червеподобного Изверга жёлтого уровня опасности, живущего исключительно под землёй. Опасные твари. Да и встречаются редко, но не являются «эксклюзивом» Победоградской Закрытой Зоны, так что на конкретное место данный товар никак не укажет.
     Эти небольшие пластинки, размером примерно с человеческий ноготь, антрацитово-чёрные и ромбовидной формы, отлично удерживали в себе энергию и большую их часть я использовал при внедрении различных энергоконструктов и плетений в свой костюм. Дома, в Победограде, у меня имелся солидный запасец этого материала, но кое-что я прихватил с собой специально для продажи, благо, насколько я помню расценки Сидоровича, стоить они должны прилично.
     Сунув пакетик в карман, я с тоской посмотрел на лежащий у меня на коленях пенал — теперь предстояло повторить все действия в обратном порядке и заново упрятать его в тайник до лучших времён. Подавив тяжкий вздох, я принялся за работу.
* * *
     Обмен состоялся, хотя сам процесс изрядно меня измотал, в первую очередь — морально. Скупщик показал себя истинным профессионалом, а потому не спешил отстёгивать денежки, едва завидев редкий ингредиент. Нет, прежде чем назвать свою цену он минут десять, словно заправский ювелир, придирчиво рассматривал чешуйку Выползка через увеличительное стекло, подхватив её у меня с ладони пинцетом.
     Не знаю, искал ли он там какие-то дефекты, или ещё что, а может это было лишь представление для Героя-простачка, нужное, чтобы я мог в полной мере оценить уровень его квалификации и не смел сомневаться в его выводах. А ещё он наверняка хотел заставить меня понервничать, однако, когда твоё лицо скрыто, очень просто держать морду кирпичом. Впрочем, здесь мы были в равных условиях, ибо и сам Скупщик прятал свою личность за простой тканной маской белого цвета со стилизованным изображением весов на лбу.
     Походу это было что-то вроде знака отличия человека, состоящего в Профсоюзе, потому как и остальные полезные люди, с которыми свёл меня Валет, носили точно такие же промаркированные маски. Только Ткач, к примеру, имел изображение иглы с катушкой ниток, маска Коновала выделялась красным крестом, ну а на лбу Стряпчего разместилось писчее перо. Немного безвкусно, на мой взгляд, зато сразу понятно, кто есть кто. Вообще, это только мои подозрения, однако что-то подсказывает мне, что конкретные люди под этими масками время от времени меняются.
     Прекратив мурыжить меня ожиданием, Скупщик, наконец, вынес свой вердикт, что заставило меня на пару секунд провалиться в успокоительный транс, дабы не наговорить лишнего, пылая праведным возмущением. Занизить примерную стоимость одной чешуйки примерно в три раза — это надо либо иметь запредельную наглость и располагать хоть какой-то силой, чтобы она была как-то обоснована, либо же… не исключён вариант, что это что-то типа проверки.
     Всё же, несмотря на все рекомендации, они меня не знают, вот и решили прощупать, чтобы понять, с кем имеют дело. Вот выставлю себя лохом и позволю себя развести, как к лоху впоследствии ко мне относиться и станут. А поэтому…
     — Мне рекомендовали тебя, как серьёзного человека и специалиста в своём деле, — поудобнее устроившись на стуле для посетителей, чтобы не казаться излишне напряжённым, отметил я.
     — Так и есть, — кивнул Скупщик, наверняка улыбаясь под маской.
     — Видно Валет совсем не ценит вовремя протянутую ему руку помощи, раз смеет в ответ на оказанную услугу впаривать мне каких-то кидал. Ну ничего, — сказал я, вставая, и забрав свою чешуйку, — так или иначе, но он свою часть уговора выполнит.
     — Если такой умный, озвучь своё предложение, — предсказуемо пошёл на попятный делец.
     Ну а я что? Взял и озвучил. Даже цену завысил совсем чуть-чуть, всего на треть. Ну а дальше началось то, без чего я всё же надеялся сегодня обойтись — бескомпромиссный торг! Не судьба, как видно, не судьба… В итоге мы сошлись на стоимости, примерно соответствующей реальной, пусть это и далось мне ценой неимоверных усилий, ибо хорош я в подобных делах никогда не был. Тем не менее, благодаря упрямству и такому неоспоримому контраргументу, как извечное ответное «и чё?», мне удалось отстоять свою позицию.
     Ещё в первом своём мире я читал разнообразную фантастику о всяческих попаданцах — к которым вполне можно причислить и мирходцев вроде меня — авторы которой с каким-то нездоровым смаком описывали процесс торговли своего персонажа со всякими купцами, в конце которого они «расставались довольными друг другом». Так вот — я не был доволен вполне удачно прошедшей сделкой. Скорее раздражён, морально измотан и удручён тратой времени и сил. Только набитый купюрами рюкзак, висящий у меня за плечами, примирял меня с суровой действительностью.
     Сегодня я также намеревался заглянуть к Стряпчему, дабы проконсультироваться насчёт того, каким образом осуществляется приобретение подходящего под убежище места, однако… не стоит таскаться по столь сомнительным местам, где постоянно пасутся всяческие охочие до чужого добра Злодеи, с такой кучей денег. Сперва следует определить их в укромное место, и уже после этого… ладно, себе-то можно и не врать, придумывая притянутые за уши причины. Всё гораздо проще — второго раунда «переговоров» я попросту не выдержу, несмотря на все известные мне трансы и какую-никакую подготовку в МИДе. А Зоны, чтобы выпустить пар на безобидных Извергах, тут нет!
     Так что сначала стоит немного прийти в себя и хорошенько помедитировать, «проветрить мозги», так сказать. Это определённо лучше, чем фонтанировать раздражением и на пустом месте пытаться нарваться на драку с первыми встречными подпольщиками. Да уж, не часто кому-то удаётся привести меня в подобное состояние, однако этот барыга — просто нечто. Если бы у меня не было Магического зрения и я точно не знал, что он не задействовал во время нашего общения никаких сверхсил, то решил бы, что он владелец уникальной способности — выводить из себя даже самых уравновешенных людей.
* * *
     Высшие силы, если они существуют, что не было доказано даже в магическом мире, знают наверняка, что я не искал себе неприятностей. Сторонясь сверхов, что могли бы «поджечь фитиль», я обошёл Площадь по самому краю, никого не заинтересовав и ни с кем не сцепившись, и проулками двинулся к широкому проспекту, где вполне можно затеряться среди обычных людей, а потом сесть на автобус, благо и сегодня я выглядел вполне цивильно, скрыв лицо полумаской, да очками с капюшоном.
     Однако меня уже поджидали за пределами площади. Стоило только выйти непосредственно на проспект, как меня тут же обступили люди в чёрных костюмах, которых иначе как мордоворотами и не назовёшь. Конечно же, окружить меня, если бы я этого им не позволил, у них бы не вышло, однако… это ведь легальная возможность выпустить пар, и кто я такой, чтобы её игнорировать?
     Если это подпольщики — а на кого-то другого они попросту не тянут — то стоит им только попытаться напасть, я с удовольствием сделаю этот город немножечко чище. Без перегибов в стиле Кулаков, конечно, но миндальничать всё же не стану, на больничную койку отправлю с гарантией, чтобы у них было время подумать о превратностях судьбы и пожалеть о том, что позарились на лёгкие деньги.
     Ведь совершенно очевидно, что именно это им и нужно. Наверняка у них на Площади имеется свой человек, что наблюдает за выходом от Скупщика и передаёт наводку остальным членам банды. Но нападать на сверхов весьма опрометчиво, несмотря на численное превосходство, так что кто-то из них наверняка тоже имеет сверхсилы, а значит — не следует забывать об осторожности. А то не хочется мне прослыть «Героем, которого гопнули», уж слишком нелепо и жалко это звучит, от меня после такого даже мои Злодеи разбегутся.
     Вот из-за спин, стоящих прямо напротив меня бугаёв, вышел бритоголовый мужик с настолько фактурной физиономией, будто сбежал со съёмочной площадки какого-нибудь бандитского сериала. Тот самый случай, когда род деятельности буквально написан у человека на лице.
     — На крышах снайперы, Безликий, — без предисловий сразу же перешёл к угрозам он. — Не делай глупостей, и тогда никто не пострадает.
     Это… немного не вписывается в мою предельно стройную теорию банального гоп-стопа. Снайперы, да и меня они явно знают…
     — В смысле, никто из вас? — Уточнил я, подав к глазам больше энергии и в самом деле замечая несколько человеческих аур на близлежащих крышах.
     — В смысле — никто из простых прохожих, — усмехнулся лысый. — Ты ведь Герой, не так ли? Ты же не допустишь, чтобы пострадали ни в чём не повинные люди? Если попытаешься напасть, либо сбежать, мы тут всё их кровью зальём.
     — Блефуешь, — уверенно заявил я. — Нужно быть дебилом, чтобы творить подобное рядом с Площадью.
     — Или же профи своего дела. Глушители, быстрые тачки, пути отхода — мы обо всём позаботились, никто и понять ничего не успеет. Ну так что, желаешь проверить, насколько всё серьёзно?
     — Не очень, — пожал плечами я, — только к чему такие сложности?
     — С тобой хочет встретиться один человек, — сообщил лысый. — И мы здесь, чтобы пригласить тебя на эту встречу. Сейчас подъедет машина, мы спокойно туда сядем, после чего ты позволишь вколоть себе Блокиратор.
     — А что ещё я должен вам позволить? — Мрачно поинтересовался я.
     — Всего лишь самую малость — спокойно отвезти тебя к месту встречи. Я знаю, что вы, Герои, — он выговорил это слово, будто сплюнул, — привыкли считать себя хозяевами положения, однако сейчас от твоего благоразумия зависит не только твоя, но и множество чужих жизней. Если же и это для тебя ничего не значит, то тебе интересно будет узнать, что, если ты всё же умудришься сбежать, мы распространим самую полную информацию об этом инциденте. Герой не сумел обуздать свою гордыню, что повлекло за собой человеческие жертвы! Отличный заголовок для передовицы, не правда ли? Твоя геройская репутация будет уничтожена, после такого с тобой даже Анархисты дел иметь не станут. Ну так как? Ты засунешь свой геройский гонор поглубже себе в задницу и спокойно поедешь с нами, или же… в любом случае перестанешь быть Героем?
     Давненько мне никто ультиматумов не ставил, даже непривычно как-то. Если рассуждать логически, то снять снайперов у меня получится только с использованием Скачка, да и то — не уверен, что успею сделать это до того, как кого-нибудь подстрелят. С другой стороны, после такого-то приглашения мне в любом случае придётся искать гостеприимного хозяина, а тут — они сами меня к нему отвезут. Блокиратор мне не помеха, однако не хотелось бы, чтобы кто-то узнал, что он на меня не действует. Впрочем, это значит только то, что, если меня вынудят задействовать магию в полную силу… в общем, свидетелей в таком случае оставлять нельзя. Так что…
     — Ладно, — кивнул я, — обещаю быть хорошим мальчиком и не бить никого погремушкой. Где там ваша тачка?
* * *
     Мне не сковали руки, не надели мешок на голову и даже не отобрали деньги. Всё, чем они ограничились, это укол инъектором в плечо, да пара стволов, всю дорогу смотревшая мне прямо в грудь. Пистолетных, стоит отметить, даже не автоматных. Признаться, подобная недооценка противника сильно ухудшила моё мнение об этих парнях, на первый взгляд показавшихся мне довольно продуманными людьми. Ведь гипотетически, не имей я своих сил и окажись каким-нибудь мастером боевых искусств, разобраться с разместившимися на противоположном сидении просторного джипа подпольщиками не составило бы особого труда. Ну, если они сами не мастера, конечно. Я лично такими глупостями, как недооценка противников, заниматься не намерен.
     — Что, за город едем? — Удивлённо хмыкнул я, заметив в окне, что мы выехали на МКАД. — Долго ещё?
     — Сколько надо, — ответил лысый, сидящий на переднем сидении рядом с водителем.
     — А обратно подвезёте? Сомневаюсь, что там есть метро.
     — А ты уверен, что это поездка не в один конец? — Усмехнулся он. — Ваш извечный геройский оптимизм иногда так умиляет. Действительно, что плохого может случиться с человеком в попугайском костюме, что искренне считает себя борцом со злом?
     — Мне кажется или у тебя какие-то проблемы с Героями?
     — Это у Героев проблемы со мной. У одного — так уж точно, а потому заткнись, пока тебя не пристрелили и не выбросили где-нибудь на обочине. Уверен, о подобной бесславной кончине ты и не задумывался ни разу.
     — Значит, собственные комплексы и обиды для тебя важнее, чем выполнение несомненно важного и ответственного задания?
     — Это было последнее предупреждение. Знаешь, снайперы до сих пор там, дожидаются малейшей твоей ошибки.
     Очень в этом сомневаюсь. Держать вооружённых людей в непосредственной близости от Площади так долго — не самая лучшая идея, учитывая, что у многих сверхов просто феноменальная чуйка на неприятности и засекли бы их довольно быстро. Тем не менее, не стоит обострять конфликт, а то и впрямь придётся обезвреживать этих придурков прямо посреди движения, а стать причиной масштабного ДТП у меня особого желания нет.
     Да и посмотреть на ихнего босса очень уж интересно, как и узнать, зачем ему понадобился скромный Герой, что всего пару раз, да и то мельком, засветился в столичных новостях. И узнать, каким образом на меня вообще вышли. В общем, вопросов и непоняток, требующих объяснения, слишком много, чтобы позволять собственному нетерпению влиять на свои действия, так что не будем повторять ошибок этого излишне эмоционального подпольщика.
     Замолкнув, я вновь уставился в окно и с удивлением обнаружил, что когда-то мне уже приходилось видеть окружающий нас пейзаж. В этой реальности мне здесь бывать не доводилось, однако в первой жизни дорога до Жулебино была мне неплохо знакома и узнать её не составило труда, несмотря на запустение, вызывающее не самые приятные ассоциации с Зоной. Поближе рассмотреть окружение не было никакой возможности, ибо, не доезжая до перекрытых путей, машина быстро свернула на кружной маршрут и помимо явно заброшенных строений я успел заметить множество пустырей и высоченные бетонные стены, огораживающие территорию, внутри которой когда-то разверзлась Трещина, по периметру.
     Интересно, а Искажение там имеется? И если да, то на что оно больше похоже: на встреченное мной в центре Зоны, либо на то, что я видел уже здесь, в Москве? Впрочем, этот вопрос может подождать, сейчас мне в первую очередь нужно понять, что это за подпольщики и что им от меня понадобилось. Ну и навалять им, хорошенько, при необходимости. Безрадостные жулебинские пейзажи давно скрылись из виду, а тачка наконец-то начала сбавлять ход. Кажется, подъезжаем…
* * *
     Место, куда меня привезли, являлось натуральной свалкой машин. Обычных тачек здесь было не так уж и много, в отличие от самой разнообразной спецтехники. Признаться, большинство увиденных здесь агрегатов я по названиям даже не вспомню, но по характерной расцветке могу сказать, что она использовалась Спасателями. Да уж, финансирование у этой службы что надо, раз они с таким-то размахом свой автопарк обновляют. С другой стороны, это может говорить лишь о том, что и износ у техники приличный, всё это добро в гаражах не простаивает.
     Джип, в котором мы ехали, припарковался на относительно свободном пятачке, где уже стояли несколько подобных тачек, только нас, по всей видимости, и дожидающихся. По периметру были расставлены люди, вооружённые уже куда более серьёзно — автоматическим оружием. Кого-то выделяющегося достаточно, чтобы сойти за главного, я не увидел, наверное, он находился в одной из машин. Также среди нагромождения списанной техники я заприметил пару человеческих аур. Если бы не приглядывался специально, наверное, и не заметил бы их, однако произошедшее рядом с Площадью как бы намекало, что эти парни предпочитают действовать под прикрытием снайперов. Неприятно, но не смертельно. Для меня, во всяком случае.
     — Приехали, на выход! — Бросил мне лысый. — И без глупостей там, иначе… сам знаешь.
     Хмыкнув, я вылез из джипа через угодливо открытую одним из встречающих дверь. Тут же цепкие и напряжённые взгляды присутствующих оказались обращены на меня. Пусть они не тыкали в меня стволами, пусть многослойный Барьер с возможностью временно развоплотиться придавали мне уверенности, однако, мне всё же стало несколько неуютно от подобного внимания к собственной персоне. Видно это привычка бегать под Пологом сказывается, уж слишком часто за последние годы я ей пользовался, совсем отвык быть главной звездой на сцене. Не то, чтобы я и до этого часто удостаивался подобной чести…
     Дверь стоящей напротив машины отворилась и из неё вышел, видимо, главарь всего этого сборища. Смуглый щёголь в дорогущем бежевом костюме, прошёл чуть вперёд, впрочем, не подходя ко мне близко, и приветливо улыбнулся белозубой улыбкой.
     — И кто тут у нас? — Обманчиво радушным голосом произнёс он.
     — Тот самый Безликий, шеф, — ответил лысый, встав у меня за плечом.
     — Это точно он? — Придирчиво оглядев меня и явно не впечатлившись, уточнил главный. — Если верить слухам, он должен внушать страх и трепет.
     — Нашим информаторам можно верить. А что до внушения… чем бы это ни было, после Блокиратора он уже ничего никому внушить не сможет.
     — Чудненько! — Воскликнул главный, после чего, наконец, счёл должным обратиться ко мне. — Прошу извинить нас за столь… неординарные методы, в любой другой ситуации мы бы не были столь настойчивы, однако сейчас обстоятельства оказались выше нас. Тем не менее, надеюсь, мы сможем…
     — Ты кто такой, вообще? — Перебил разглагольствующего хлыща я.
     — О, как я мог забыть? Конечно же, культурные люди сначала представляются! Меня зовут Мануэль, Мануэль Варгас, человек, который решает чужие проблемы, — предсказуемо солгал тот, кого я ранее знал, как Эмиля Васкеса, человека, который, связавшись с Уродами, просрал все полимеры.
     Бывший далеко не рядовой член Картеля, потом бывший глава Картеля, которому я лично отхватил топором правую руку до локтя. И, наконец, предполагаемый покойник, как и прочие боссы Четвёрки, запершиеся в убежище под отелем Континенталь. На самом деле, я сильно удивлён, что мой старый знакомый умудрился выжить. Выходит, эта скользкая сволочь даже из-под «кары» вывернуться способна. Впрочем, и ему не удалось выйти из той переделки совсем уж без потерь.
     Киберпротез руки никуда не делся — пусть он и был надёжно скрыт рукавом и перчаткой, но в Магическом зрении я видел эту часть тела не более чем предметом, несущим следы ауры своего владельца, не более. Кроме этого его торс и ноги были обхвачены каким-то непонятным каркасом. Без Видения я бы и не заметил его, настолько он был компактен, что обычный костюм скрывал его полностью. В то же время, сама его аура, особенно в районе ног, заметно поблекла.
     Не могу с точной уверенностью сказать, верны ли мои выводы, однако это может свидетельствовать о том, что Васкес парализован ниже пояса и не может самостоятельно передвигаться, для чего использует какое-то подобие экзоскелета. Прилично его приложило, раз уж даже какой-нибудь сверх с целительским даром не сумел ему помочь. Ну, либо он просто не нашёл никого подходящего по силе или квалификации.
     В любом случае, сейчас он стоял передо мной, вполне бодрый и довольно лыбящийся. Ну ничего, как только я узнаю, что ему от меня понадобилось, ему вряд ли и дальше захочется улыбаться.
     — К чему это всё? Что вам от меня нужно? — Сразу перешёл к делу я.
     В наши предыдущие встречи, пусть их и можно пересчитать по пальцам одной руки, этот хмырь показал себя тем ещё треплом, постоянно что-то трындящим даже когда ситуация к этому совершенно не располагала. После недавнего весьма активного общения со Скупщиком, последнее, что мне сейчас хотелось, это слушать его витиеватые речи.
     — Хорошо, что ты спросил! Видишь ли, ты имел несчастье перейти дорогу очень серьёзным людям, которые не любят, когда кто-то вмешивается в их дела. Ты стал для них проблемой, и они попросили меня её уладить.
     Васкес… Васкес никогда не меняется. Однажды он уже связался с сомнительной компанией Уродов, и вот — повторил эту ошибку вновь. И пусть я понятия не имею, кто конкретно крышевал ту лабораторию… Стоп! Возможно хоть ему что-то о них известно?
     — Какие ещё серьёзные люди? — Спросил я, надеясь, что болтливость Васкеса сыграет с ним злую шутку и он решит открыть карты «без пяти минут покойнику».
     — Те, с кем лучше не связываться, ты уж мне поверь. А если связался, то ничего не поделаешь — придётся отдавать долги. За весь ущерб, который ты причинил своими геройствами, ты должен им очень много. И теперь тебе придётся поработать, чтобы покрыть все издержки.
     Не прокатило. Хотя, заявление о том, что Герой должен даже не Злодеям, а полноценным Уродам за порушенное предприятие, звучит в высшей степени абсурдно. О чём я тут же и сообщил, не скупясь на саркастичные интонации.
     — Поверь, здесь не над чем смеяться, — будто бы в подтверждение своих слов Васкес резко посерьёзнел. — Сам видишь, как легко оказалось на тебя выйти. Если бы ты не заинтересовал тех людей своими способностями, то скорее всего был бы уже мёртв. Сейчас же — у тебя есть шанс не просто пережить этот день, но и неплохо подняться в последствии. Нужно всего лишь…
     — Переметнуться в чужую стаю, — закончил я за него. — Самому стать Уродом.
     — Вообще-то, я хотел сказать: проявить благоразумие. Вытащить, наконец, голову из задницы и для начала хотя бы до конца дослушать, что я тебе предлагаю. Учти, альтернатива тебе не понравится.
     — Ну, ла-адно, — разрешающе взмахнув рукой, протянул я: — говори!
     Лицо Васкеса перекосило, однако он всё же выдал предельно кривую ухмылку и продолжил:
     — Тем людям не нужен Урод, ты им больше пригодишься именно как Герой. Такой Герой, который будет время от времени выполнять для них поручения. Не спрашивай какие, это не моё дело, и я не собираюсь в него лезть, однако же тебе, с твоими-то способностями, будет не сложно со всем справиться. Ну так что скажешь? Подумай хорошенько и постарайся абстрагироваться от таких понятий, как честь, достоинство, долг и прочая бесполезная чепуха. Они, конечно, хороши, чтобы оправдать все те безумства, что обычно творят Герои, но сейчас следует взглянуть на ситуацию с более трезвой точки зрения и решить для себя, чего ты на самом деле желаешь: жить обеспеченным человеком, либо же бесславно погибнуть? Как и подобает истинному Герою.
     — Не разочаруй меня, — донёсся сзади голос лысого, — ты ведь настоящий Герой, даже ради незнакомых людей рискнул своей жизнью. Так будь верен своим идеалам до конца, и я обещаю, что прикончу тебя так быстро, что ты даже почувствовать ничего не успеешь.
     У этого парня совершенно точно есть проблемы, причём даже не столько с Героями, сколько с собственной головой. Прямо маньяк какой-то. Наверное, очень опасно и обидно быть маньяком и осознавать, что первая же твоя жертва может оказаться последней, просто задействовав свою сверхспособность.
     — Если я соглашусь, каким образом «те люди» собираются меня контролировать? — Полюбопытствовал я. — Ведь при условии, что им нужен именно Герой, постоянно держать меня на Блокираторе смысла нет. Что мне помешает, только вернув свои силы, скрыться и сдать вас всех куда следует?
     — Хорошо, что ты начал мыслить конструктивно, — похвалил меня Васкес. — Однако же выход из этой ситуации предельно прост — согласившись, тебе придётся засветить своё личико, Безликий. После того, как они узнают твою личность, ты уже никуда от них не денешься. Если, конечно, не хочешь, чтобы пострадал кто-то из твоих близких.
     — Тогда какой смысл во всём этом разговоре? — Хмыкнул я. — Вы лишили меня сил, я никуда от вас не денусь. Что мешает вам самим стянуть с меня маску и обыскать на наличие документов? Разве не проще было бы на меня давить, уже имея на руках подобные аргументы?
     — Это не спортивно, — прозвучало сзади.
     — Как ни странно, но мой товарищ абсолютно прав, — согласился с лысым Васкес. — Всё и впрямь было бы проще, но лишь для тебя. Лично нас устраивает любой исход, мы так и так выполним своё задание. Однако смотреть как Герой предаёт собственные идеалы, пусть даже под угрозой расправы или раскрытия, на удивление забавно.
     — Зачем нам лишать себя такого развлечения? — Добавил лысый, после чего я услышал характерный звук взводимого курка. Вот позер-то! — А теперь говори, что для тебя важнее, собственная шкура или же свои принципы?
     Определённо, эти двое друг друга стоят. Вместо того, чтобы нормально сделать своё дело, решили развлечься за мой счёт. Чтож, если «эти люди» и впрямь настолько серьёзны, как утверждает Васкес, то даже они не должны обольщаться на его счёт.
     — Да, решай! — Поторопил меня он.
     — Вообще-то у меня ещё остались вопросы, — произнёс я, в последний момент решив повременить с решительными действиями.
     Удивительно, но только сейчас я заметил, что на границе Магического Зрения назойливо мельтешит кое-что очень знакомое, что может несколько осложнить моё дальнейшее общение с подпольщиками. Было бы неплохо ещё немного потянуть время и разобраться, что они здесь забыли и что собираются предпринять, и только потом…
     — Задашь их, как только согласишься и откроешь своё лицо, — Васкес усмехнулся и издевательски процедил: — Безликий.
     — Похоже, вы просто не оставляете мне выбора, — вздохнул я, потянувшись рукой к маске.
     Похоже, как это обычно со мной и бывает, придётся полагаться исключительно на импровизацию.

Глава 19

     Вот почему? Почему, когда надо выдать какую-нибудь крутую и пафосную фразу, обращённую к злодеям и призванную показать твоё над ними превосходство, на ум приходят либо очевидные, проверенные многими поколениями Героев банальности, либо же что-то до невозможности нелепое, круто звучащее лишь в твоём воображении? В том числе и поэтому, в образе Ветролова я предпочитал отмалчиваться, чтобы хотя бы сойти за умного.
     Старые привычки бывает трудно перебороть, и именно поэтому, вместо того, чтобы ляпнуть очередную шаблонную геройскую фразочку я, стянув с лица маску и одновременно с этим запитав руны маскировочного плетения, загадочно промолчал. И подпольщики, лицезревшие вместо лица лишь сгустившуюся тьму под моим капюшоном, поддержали меня в этом начинании, явно утратив дар речи. Лишнее подтверждение того, что Васкес набрал себе далеко не профи, какими они старались казаться, а тех, кто ему просто под руку подвернулся. Сам он, кстати, залип наравне со всеми, инстинктивно начав пятиться назад.
     — Эй, вы чего там? — Удивлённо спросил стоящий позади меня лысый. — Какого!..
     Он запнулся на полуслове, когда я развернулся к нему лицом. Вернее тем, что его скрывало. И стоит отдать этому конкретному подпольщику должное, сориентировался он быстрее прочих, надавив на спусковой крючок направленного мне теперь уже прямо в лоб пистолета. Однако и я не стоял на месте. План действий был уже вчерне придуман, осталось только попытаться его реализовать. Усилившись достаточно, чтобы раскидать группу вооружённых людей, но не настолько, чтобы это выбивалось за пределы хорошо тренированного человека, я молниеносным движением отвёл его руку от себя, благо стоял он практически вплотную, одновременно с этим смещаясь в сторону.
     Прозвучал хлопок выстрела, после чего пространство вокруг Васкеса, в чью сторону я и направил руку лысого, вспыхнуло на миг проявившимся контуром какого-то защитного поля, отбившего пулю в боковое стекло стоявшей неподалёку тачки. Похоже этот хитрый ублюдок в кои-то веке решил всерьёз озаботиться собственной безопасностью, и наверняка прилично потратился на крафтовую приблуду, способную генерировать подобное поле. Видно, ему надоело терять конечности, так что стоит ждать от него и других сюрпризов, упакован он явно по полной.
     Пока всеобщее замешательство не успело смениться агрессией, я завернул конечность лысого ему за спину, выхватив ствол, и закрылся им, словно щитом от бандитов, развернувшись таким образом, чтобы и снайпера не могли по мне попасть, не задев при этом заложника. Благо со спины меня прикрывал джип, на котором мы сюда прибыли.
     — Убейте его! — Выкрикнул опомнившийся Васкес. — Живо!
     Наконец-то получившие конкретный приказ бандиты тут же нацелили на меня… вернее, на нас свои автоматы.
     — Не надо! — Превозмогая боль в заломленной руке, протестующе забился в моей хватке лысый. — Не стреляйте!
     Судя по всему, какой-никакой авторитет в банде этот лысик имел, потому как вместо того, чтобы нашпиговать нас обоих свинцом, подпольщики начали неуверенно переглядываться между собой, не зная, какому приказу следовать. Чтож, это мне на руку, как раз даст возможность моим незваным союзникам — во всяком случае, я надеюсь, что они явились сюда не для того, чтобы рассчитаться за прошлую нашу встречу — вступить в игру.
     — Что, теперь ты уже не такой непрошибаемый героененавистник? — Обратился я к пытающемуся вырваться, но лишь причиняющему себе этим боль, бандиту. — Не готов расправиться со мной ценой своей жизни?
     — Иди на х…! — Прорычал тот, попытавшись боднуть меня по зубам своим бритым затылком, увернуться от которого не составило труда.
     — Ты был мне верным соратником, Шатун, — проникновенно произнёс Васкес, стягивая со своего протеза перчатку, — и теперь ты окажешь мне последнюю услугу. Твоя жертва не будет забыта!
     — Что?! — Вытаращился на него лысый. — Нет, не смей!
     Он ещё яростнее забился в моей хватке, когда его подельник направил на нас раскрытую киберпятерню с какой-то линзой посреди ладони. Если это то, что я думаю, он прокачал себя куда более основательно, чем я рассчитывал. В следующий миг из выставленной руки ударил яркий луч. Он прошёл сквозь стоящую за нами машину, оставив в ней расплавленную дырень размером, наверное, с человеческую голову, и устремился дальше, к завалам, уродуя списанную технику. Признаться, более шикарного подарка с его стороны трудно было ожидать.
     Уйти с пути луча в самый последний момент труда не составило. Заложника я с силой толкнул на ближайшего к нам подпольщика, предварительно приголубив его рукоятью собственного пистолета. Два тела повалились на землю, в то время как я перекатом ушёл в противоположную сторону, и тут же кинулся на подпольщиков, что сейчас пытались проморгаться.
     Налетев на первого, я сходу впечатал ему колено в живот, а когда тот согнулся, добавил локтем поперёк спины. Второго уронил подсмотренным у Тёмки лоукиком и… кажется, сломал ему ногу. Третий уже был готов к встрече, попытавшись отмахнуться от меня прикладом, однако я, сместившись в сторону, ухватился за его оружие, которое вывернул из его рук и обратил против бывшего владельца, хорошенько приложив того этим самым прикладом по зубам.
     Теперь я остался в одиночестве посреди вооружённых подпольщиков, превратившись в отличную мишень. Грохнул выстрел, и на месте, где я только что стоял, пуля выбила фонтанчик пыли и земли. Снайпер сработал, сволочь, хорошо хоть, что и я надолго на одном месте не задерживался, из-за чего выцелить меня оказалось крайне непросто. Однако же прочие бандиты были намного ближе, да и вооружены автоматами. Впрочем, как и я.
     До того, как они успели поддержать своего коллегу по опасному бизнесу в его намерении подстрелить одного не в меру «удачливого» на подобные переделки Героя, этот Герой — ведомый заветами аж самого Хана Соло — выстрелил первым. Длинная очередь прошлась над головами подпольщиков, заставляя кого пригибаться, а кого буквально падать на землю. Стрелять пришлось на ходу, бодро шевеля булками и стремясь укрыться за окружающими нас завалами техники. Послышались ответные выстрелы, хотя палили бандиты как попало, не утруждая себя прицеливанием.
     Щёлкнул затвор трофейного автомата, сигнализируя о том, что патроны закончились, и я без сожалений отбросил его в сторону, секунду спустя спрятавшись за огромным утюгообразным ковшом старой снегоуборочной машины, по которому тут же зазвенели пули. Я сделал несколько ответных выстрелов из отобранного у Шатуна пистолета, высунув ствол из своего укрытия, не особо стараясь в кого-то попасть, скорее просто чтобы немного осадить нападавших.
     Если эти бесполезные придурки, чьё присутствие лишь связывает мне руки, мешая разобраться с подпольщиками куда более эффективными и менее гуманными методами, всё же собираются вмешаться, то сейчас для этого лучший момент. Ну а если нет… нахрена тогда они вообще за мной увязались?! Конечно, наше знакомство мирным не назовёшь, однако же, мне казалось, что я им нужен живым и способным отвечать на вопросы. Не помогают, так хоть бы не мешали…
     Будто в ответ на мои мысли, раздался настолько ужасающий грохот, что под ногами даже земля затряслась. Раскидывая технику и ярко сияя своим узором, на свободное пространство, занятое подпольщиками, вырвалась примечательная барышня в трико песочной расцветки с леопардовой шкурой в качестве накидки. Маска её оказалась похожа на натянутый на голову чулок в тон костюму со вставленными тёмными линзами от солнцезащитных очков и развивающимся сзади хвостом тёмных волос. Подчёркивали сей образ тяжёлые ботинки с высокими голенищами и перчатки с металлическими набойками.
     Возможно по отдельности все детали подобного костюма могли бы смотреться нелепо, однако собранные вместе, да подчёркивающие спортивную фигуру девушки, выглядели они на удивление органично. Уж не знаю, есть ли у Светочей собственный стилист, либо же это у данной Героини отменный вкус, однако подобным нарядом наверняка обзавидовались бы и многие масовские фифы, наподобие какой-нибудь Светозары. Ну, либо это сама эстетика отлично сложенного женского тела застит мой взор.
     Признаюсь, в цивильном Зверяна — как обозначила её Метель после моего подробного рассказа о своих похождениях в гостях у Светочей — выглядела далеко не столь эффектно. Впрочем, надеюсь у неё и с эффективностью всё в порядке и её не придётся спасать от бандитских пуль.
     Вслед за моей «партнёршей по спаррингу» из проделанного ей пролома выбежал незнакомый Герой в чёрном кожаном плаще с металлическими заклёпками, образующими у него на спине узор в виде черепа, и отлично зарекомендовавшей себя мотозащитой под ним. Кисти его рук и голова были обвязаны бинтами, так что он больше походил не на Героя, а на сбежавшего из больницы недолеченного экстремала. В любом случае, его я раньше точно не видел, и никто мне о нём не рассказывал.
     Я знал, что где-то рядом прячется ещё и третий их товарищ — тот самый слепой «заклинатель зверья», чьего крылатого шпиона я и засёк Магическим зрением, что заставило меня пересмотреть изначальный план, по которому я намеревался вынести всех в одно рыло, затем допросить, что называется, с пристрастием самых информированных, а потом… потом как получится. Понятное дело, что на глазах Героев, пусть и Диких, излишне жестить не следует, так что пришлось от всего этого отказаться. Теперь посмотрим, на что способны столичные сверхи, когда против них их естественный враг.
     Вопреки моим опасениям, Светочи вполне себе представляли, как следует противостоять вооружённым людям. Зверяна оторвала от стоящего рядом фургона спасателей заднюю дверцу, использовав её в качестве щита, а «мумий» принялся забрасывать подпольщиков валяющимся повсюду ломом, подхватывая его вытянувшимися из рукавов на манер щупалец бинтами. И эта тактика даже начала приносить плоды — они стали потихоньку подбираться к первым рядам неистово отстреливающихся бандитов.
     Я выбежал из своего укрытия, и, петляя, помчался к нагромождениям техники на противоположной стороне пустыря, где засели снайперы. Нехорошо бы поучилось, если бы моих «спасителей» некультурно расстреляли в так неосмотрительно подставленные спины, так что я намеревался устранить угрозу до того, как они сблизятся с основными силами подпольщиков и окажутся в зоне поражения.
     — Эй, ты куда?! — Донёсся мне в спину возмущённый вопль Зверяны. — Мы вообще-то тебе на помощь пришли!
     — Тогда оставляю этих придурков на вас! — Выкрикнул я, не сбавляя хода.
     Вроде бы Героиня ещё что-то кричала мне в ответ, но напарник быстро призвал её к порядку и их наступление продолжилось. Ну а я уже скакал по почти целым кузовам и искорёженным остовам, ориентируясь на ауры засевших неподалёку подпольщиков со снайперками. Никогда не любил кемперастов, теперь-то эти ублюдки ответят за все унижения, которые я в своё время претерпел от их онлайн-коллег!
     Один из снайперов разместился на возвышении, забравшись на торчащую под углом стрелу поваленного строительного крана. Он заметил меня слишком поздно, чтобы пытаться сбежать, не рискуя свалиться при этом вниз, но достаточно, чтобы начать отстреливаться. Но попасть по подвижной мишени не так уж и просто — звон от попаданий звучал по разные от меня стороны. Причём довольно часто, кажется второй стрелок также присоединился к народной подпольной забаве «пристрели Героя, пока он до тебя не добрался».
     Риск для себя я посчитал минимальным, а потому не использовал ничего из своего арсенала. За исключением ограниченного Усиления и Барьера, разумеется. Даже если кто-то из них умудрится по мне попасть, они этого даже не поймут, решив, что снова промахнулись.
     Когда я добрался до цели, стрелок запаниковал, перекинул через плечо винтовку и попытался спуститься. Не вполне удачно, впрочем.
     — А-а-а! — Раздался его вопль, когда он пролетел мимо меня, только начавшего восхождение к вершине. — Бл…а-а-а!
     А вот сейчас он приземлился и, кажется, что-то себе сломал. Мне не осталось ничего, кроме как пожать плечами и обеспечить раненного анестезией, отправив его в глубокий нокаут. Один готов, следующий — на очереди! Коллега снайпера-неудачника оказался посообразительнее. Мало того, что он изначально засел в куда менее стрёмном месте — распластался на крыше какого-то старого ржавого кунга — так и драпать начал, стоило мне только припустить в его сторону. Причём он видел, насколько ловко я передвигаюсь по искорёженным обломкам, так что, скрывшись из виду, тут же залёг где-то среди всего этого хлама, надеясь от меня спрятаться, раз уж сбежать не выйдет точно.
     К несчастью для него, здесь не имелось серьёзных препятствий для моего Видения, и его ауру я довольно быстро разглядел под задним сидением в кабине спасательского варианта пожарного автомобиля.
     — Так, и где моя коровка? — Пробормотал я, отворяя дверцу и тут же уходя в сторону.
     — Бах-Бах! — Зачастили из проёма пистолетные выстрелы.
     — Ты не коровка, мужик, — дождавшись, пока у него закончатся патроны, я за воротник куртки вытащил забившегося вглубь кабины подпольщика наружу, — ты свинья!
     Пара ударов по лицу, и второй стрелок обезврежен. Хотя, возможно второй удар был лишним. На самом деле и без первого можно было вполне обойтись, и вместо того, чтобы помять ему морду, просто воздействовать на его Брешь Спокойствия, как я это сделал с первым, однако… я ведь как бы на Блокираторе, так что следует работать ручками. Что заказали, то и получайте! Впрочем… пройтись по Бреши тоже лишним не будет, одного раза с оставленным за спиной не проконтролированным Уродом мне вполне хватило, чтобы сделать соответствующие выводы.
     Пошарив рукой в кабине, я выудил оттуда снайперку, после чего решительно полез на стоящий неподалёку комбайноподобный агрегат непонятного предназначения. Его кабина располагалась достаточно высоко, чтобы с неё можно было разглядеть место столкновения подпольной и геройской группировок. Конечно, Светочи явно имеют опыт подобных сражений, однако и Васкес далеко не безобидный простачок, пусть и увешанный различными гаджетами. Нет, это матёрая и крайне опасная сволочь, так что следует прикрыть Диких. Пусть отношения меж нами как-то с самого начала не заладились, однако не стоит усугублять их пролитой кровью, ведь они реально решили за меня вписаться, хотя их мотивы, подозреваю, были при этом предельно прагматичными.
     В конце концов, за последнее время я и без того многовато врагов себе наплодил — Тригада, банда Васкеса, некие «серьёзные люди» — так что было бы не лишним озаботиться и союзниками. Ну либо оформить наши «отношения», как нейтральные, а то только удара в спину в самый неподходящий момент от условно своих мне не хватает. Заодно поинтересуюсь, что им нужно от Метели, она-то, вроде как, вообще не при делах.
     Взобравшись на кабину и усевшись по-турецки, я взглянул на пустырь, где мне забили стрелу, через оптический прицел. А они неплохо справляются! Стоило Светочам ворваться в ряды противников, как их стало не остановить. В столь плотном скоплении народа ни один подпольщик не начнёт палить, опасаясь задеть своих и… получить в ответ. Ну, если он конечно не полный имбецил. Пусть Васкесу не удалось найти себе столь чётких ребят, какими были боевики Картеля, однако и совсем уж с идиотами он связываться не стал бы. В конце концов, инстинкт самосохранения у него развит как надо — жаль, правда, что на мутки с Уродами он не распространяется — и получить пулю от своих же, причём даже не из злого умысла, ему вряд ли понравится.
     Так что, раз уж подпустили Героев так близко, незачем лишний раз испытывать судьбу, тем более, что это не Кулаки и до смертоубийства дело вряд ли дойдёт. Впрочем, за Зверяну, если она вновь впадёт в бешенство, не поручусь… Подпольщики таких подробностей не знали, а потому похватались за средства ближнего боя — складные дубинки, по кончикам которых пробегали электрические разряды. Опасные штуки, между прочим, могут и упакованного в Тэ-ткань Героя неплохо так достать.
     Вполне возможно, что они и меня, по их заблуждению беспомощного и не сопротивляющегося, собирались забить этими самыми дубинками. Шатун, конечно, обещал прикончить меня «быстро и безболезненно», однако… кто в здравом уме будет верить подпольщику? Особенно, когда ты ему не нравишься и он этого даже не скрывает. С такого маньяка сталось бы собственноручно учинить мне подобную экзекуцию. Так, где там его лысая башка? Кажется, в ней не хватает дырок!
     Но если без шуток, то у ввязавшихся в свалку Светочей всё было под контролем. Зверяна отмахивалась от наседавших на неё бандитов словно от мух всё той же оторванной дверцей, в то время как «мумий» вовсю использовал свои… бинтовые тентакли, оказавшиеся куда прочнее, чем можно было изначально предположить. Он их что, из Тэ-ткани нарезал? В любом случае, то что я видел более всего походило на какой-то ограниченный вариант телекинеза.
     Подобравшись к противникам вплотную, Герой уже не забрасывал их хламом. Нет, теперь он напрямую вязал их самих, оставляя после себя чуть придушенных и более не сопротивляющихся бандитов. Стоит признать, у него отменный контроль окружающего пространства, да и силы свои он соизмеряет с хирургической точностью. На его фоне Зверяна смотрится откровенно блекло. В плане раскрытия способностей, конечно, ибо во всём остальном… облегающее трико делает своё дело.
     Под их совместным натиском число подпольщиков стремительно сокращалось. Даже оклемавшийся и ничего не понимающий Шатун был тут же вновь оглушён, причём как бы не до сотрясения, неудачно попав Героине под горячую руку — от удара дверью летел он на диво хорошо, я даже залюбовался. Державшийся всё это время позади своих людей Васкес, вновь вытянул свою руку, явно намереваясь повторить залп. Походу, возможные потери среди собственных людей его не особо волновали.
     Да и в целом, несмотря на высокую мощь, оружие у него не слишком подходящее для подобных стычек. С таким большим временем перезарядки оно видится мне скорее в качестве средства последнего шанса, когда нет другого выхода, либо, если ты точно уверен, что выстрел попадёт в цель. В ином случае полезность его стремиться к нулю, ибо более-менее опытному бойцу ничего не стоит уклониться от одного луча, а второго уже можно не опасаться, он будет не скоро. Васкес изначально использовал свою «ручную пушку» слишком нерационально. Возможно захотел пофорсить перед своими людьми, а заодно и запугать их, а может слишком сильно меня испугался, решив действовать наверняка. И, учитывая наши прошлые встречи — пусть сам он об этом даже не догадывается — не могу сказать, что у него не было для этого причин.
     Впрочем, для Светочей луч плазмы может оказаться неприятным сюрпризом, но разве не для предотвращения чего-то подобного я сюда забрался? Прицелившись, мягко потянул за спусковой крючок. Звук выстрела ударил по ушам, приклад ощутимо лягнул в плечо, а ствол ушёл куда-то вверх. Да уж, стоит признать, что стрелок из меня тот ещё. Конечно, во время сборов на военной кафедре нас учили обращаться с оружием и даже периодически водили на стрельбище, однако же этого категорически мало, чтобы обрасти хоть какими-то практическими навыками. Тем не менее, расстояние до цели было не слишком большое, да и оптика мне в помощь, так что я вполне справился.
     И пусть пуля вновь была остановлена защитным полем, однако кинетическая энергия на этот раз оказалась слишком велика, чтобы исчезнуть в никуда. Васкеса чуть не сбило с ног, он пошатнулся и инстинктивно взмахнул руками, чтобы удержать равновесие, из-за чего заряд плазмы ушёл в небо, привлекая внимание Героев к более опасному противнику. Следует отдать бывшему картельщику должное, в ситуации он разобрался мгновенно, а потому сделал то, что ему оставалось — решил навострить лыжи и, петляя бешеным зайцем, бросился к ближайшей тачке.
     Тут на его пути встала Зверяна. Девушка предсказуемо разошлась, что отрицательно сказалось на её тактическом понимании ситуации. Замахнувшись на вроде бы очередного подпольщика, она слишком сильно открылась, чем Васкес и воспользовался, вытянув в её сторону киберруку с растопыренными пальцами, с которых сорвалась натуральная молния, ударив прямо в Героиню.
     Её дикий крик был слышен даже мне. Содрогаясь в конвульсиях, девушка осела на землю, а подпольщик, со зверским оскалом на роже, навис над ней. Да уж, его намерения буквально читаются у него на лице. Прежде чем он успел предпринять что-то очень нехорошее, я остудил его пыл очередным попаданием по защитному полю, благо распластавшаяся в пыли Героиня больше не закрывала мне обзор. Это действительно отрезвило Васкеса, и он заторопился дальше, ловко перепрыгнув через спешащего на выручку напарнице «мумия». Тот оказался к подобному не готов, даже не попытавшись перехватить врага в полёте своими «тентаклями». Я, впрочем, тоже несколько удивился его прыти.
     Видно, его экзоскелет позволяет ему не только передвигаться, но и совершать подобные кульбиты. Впрочем, глупо, даже самоубийственно, было ждать от подобного человека чего-то иного. Тем не менее, я попытался достать его из снайперки, однако, несмотря на отличное зрение и Усиленные рефлексы, я всё ещё оставался крайне посредственным стрелком, и попасть по столь шустрой мишени мне не удалось — я лишь выбивал фонтанчики земли за ним, заставляя его только активнее маневрировать.
     Вот он, наконец, подскочил к джипу, рывком открыл дверь водительского сидения и, пригибаясь, забрался внутрь. Первый выстрел сбил боковое зеркало, а второй чиркнул по кузову рядом с колесом, хотя я целил в покрышку. Успокоился, выдохнул, навёл перекрестье на шину, и… щёлчок затвора стал мне ответом. Чёрт, при обезвреженном стрелке оставался только один запасной магазин, и я только что его расстрелял.
     Джип, тем временем, взрычал мотором и резво стартанул, поднимая за собой клубы пыли. Пришедшая в себя Зверяна с яростным криком попыталась броситься обидчику наперерез, но её вовремя обездвижил напарник, опутав своими лентами. Да, ей реально нужно что-то делать с контролем гнева, а то ведь так она и сама когда-нибудь убьётся, даже помощь подпольщиков не понадобится.
     Встав в полный рост, я оглядел окрестности, попытавшись определить, где проложенная промеж завалов грунтовка подходит к дороге, после чего рванул Васкесу наперерез. Упускать ублюдка я был не намерен, уж слишком много дел он способен натворить, оставаясь на свободе. Скача по старым искорёженным тачкам, я помогал себе Поступью, однако старался делать это так, чтобы со стороны моё передвижение не смотрелось слишком уж неестественно — крылатые шпионы слепого бдили сверху.
     Тем не менее, я успел — подпольщик как раз выезжал со свалки, когда я подбежал к сетчатой ограде. Вскочив на неё, я прямо оттуда запрыгнул на крышу проезжавшего мимо джипа, ухватившись за рейлинги. И как только до этого дошло? Насколько проще было бы, действуй я в одиночку… Данный эпизод заставляет задуматься о целесообразности напарников, как таковых, не говоря уже о команде пока ещё не обученных школьников. Впрочем, я сам взвалил на себя эту ответственность, так что… не самое лучшее время я выбрал, чтобы размышлять о подобных вещах!
     Васкес не мог не почувствовать появление неучтённого пассажира, а потому начал тут же вилять из стороны в сторону, намереваясь меня сбросить. Но не для того я скакал горным бараном по нагромождениям искорёженного железа, чтобы, упав на дорогу, глотать пыль из-под его колёс! Крыша плоская и рифлёная, про боковые рейлинги я вообще молчу, так что удержаться на ней, несмотря на все ухищрения водителя, было не сложно. Я даже смог освободить одну руку и попытаться высадить боковое стекло, чтобы достать, наконец, до ублюдка.
     А вот это уже сделать оказалось не так просто, хотя после одного из ударов там точно что-то хрустнуло. Наверняка стекло пошло трещинами. А потом… я вовремя откатился в сторону, уловив Видением нездоровое шевеление в кабине. Там, где я только что лежал, крыша начала методично превращаться в решето от пистолетных выстрелов.
     — Эй ты! — Донёсся до меня чей-то приглушённый крик. — Давай сюда!
     Обернувшись, я стал свидетелем весьма сюрреалистичной картины: сзади нас догнала китайская тачка Зверяны, за рулём которой сидел… тот слепой сверх. А на сидении рядом с ним ехала его собака. Он махал мне рукой и жестами показывал прыгать к нему. Вот только этого мне не хватало… И чего ему смирно в сторонке не сиделось? Упорные ребята эти Светочи, если уж задались целью окончательно испортить мне день, то ничто их не остановит!
     Столь эффектное появление «подкрепления» отвлекло меня от наблюдения за Васкесом, который в очередной раз замыслил коварное — достать меня, в очередной раз шмальнув из своей в прямом смысле ручной плазменной установки. Я вовремя откатился назад, когда луч света вспорол металлическое покрытие по всей длине крыши. Подпольщик, видно, решил действовать наверняка. Впрочем, это ему не сильно помогло, я полностью сполз с крыши, удерживаясь за небольшой спойлер, а ногами встав на задний бампер. Рывок, и я снова сверху.
     — Твою…! — Выругался Васкес, заметив меня сквозь пробоину с оплавленными краями. — Сколько можно?! Когда ты, наконец, сдохнешь?!
     — Только после тебя! — Сообщил ему я, просунув руку в прореху и ухватив его за ворот пиджака.
     — Отпусти! — Заорал он, начав выкручивать руль из стороны в сторону.
     Машина заметалась по дороге, но этого было недостаточно, чтобы меня сбросить. Вообще, мне повезло хотя бы в том, что движение по встречке сейчас отсутствовало, иначе бы мы точно в кого-нибудь влетели. Видно это направление не пользуется особой популярностью. В любом случае, пора было заканчивать это родео, с чем был полностью согласен пытающийся удержаться у Васкеса на хвосте водила.
     — Чего ждёшь? — Пытался перекричать визг шин он. — Убирайся оттуда!
     Я, наконец, отпустил чуть не задушенного собственным галстуком подпольщика, после чего перепрыгнул на подъехавший с боку седан, который тут же начал сбавлять ход. Васкес же, наоборот, поддал газу, стремительно от нас удаляясь.
     — Ты совсем больной? Что это вообще было? — Воскликнул слепой, выйдя из тачки.
     — Попытка задержания опасного преступника, — флегматично отозвался я, скатившись с капота машины на такой твёрдый и такой устойчивый асфальт.
     Оказывается, сознательное ограничение себя в силах способно доставить просто море острых ощущений. Во всяком случае, колени мои после столь экстремальной поездки заметно подрагивали.
     — Неудачная, как видишь… — я осёкся, сообразив, кому это сказал, — в смысле…
     — Забей, — отмахнулся слепой. — Но это было реально тупо, вы могли перевернуться!
     — Кто же знал, что эти на вид крутые подпольщики такие паникёры? — Легкомысленно пожал плечами я.
     — С таким подходом, если бы ты попросил, тебя бы без вопросов приняли в Анархисты, — покачал головой он. — Ладно, залезай, нужно с остальными разобраться.
     Полагаю, все те рядовые бойцы, что ещё держались против сверхов до бегства своего босса, сейчас уже либо разбежались, либо были безжалостно раскиданы раздосадованными Героями. Впрочем, спорить я не стал, мне и самому хотелось прояснить со Светочами пару вопросов. Хотя бы для того, чтобы в последствии подобные нежданчики не повторялись.
     — Может я поведу? — На всякий случай предложил я.
     — Не бойся, я только в повороты с трудом вписываюсь, а тут дорога прямая, — усмехнулся слепой, садясь обратно на водительское сидение.
     Его пса, служащего ему глазами, я сгонять благоразумно не стал, разместившись сзади.
* * *
     Как я и предполагал, к моменту нашего возвращения все подпольщики оказались нейтрализованы и плотно опутаны бинтами, чуть ли не до состояния куколок. Либо у «мумия» в карманах бесконечные запасы перевязочного материала, либо его сила — это не совсем телекинез, как мне показалось ранее. Стоило нам только подъехать, как к тачке тут же подскочила Героиня и очень некультурно выволокла слепого из салона.
     — Шпик, засранец, разве я не предупреждала тебя не трогать мою машину?! — Тряся его за грудки, грозно вопросила она.
     — Гав! — Заступился за хозяина геройский пёс.
     — Ещё и псину свою рядом усадил!
     — Зверяна, угомонись! — Призвал её к порядку «мумий».
     — Да ладно тебе, нормально покатались, — сообщил я, вылезая. — Как не парадоксально это звучит, но, если бы все водители были незрячими, на дорогах стало бы меньше аварий.
     Вот уж точно, ибо ехали мы уж очень неторопливо. Особенно в конце, когда надо было петлять по грунтовке свалки, где слепой медленно и аккуратно объезжал встречающиеся на пути препятствия. Ну, заодно хоть поговорить успели. «Заклинатель» рассказал, как засёк меня на Площади, где они, собственно, и дежурили в надежде выйти на меня, либо на Мистиков. Ну, оно и не удивительно, там столько сверхов своими узорами сверкают, что я вполне мог и не заметить очередного голубя-шпиона.
     Заодно поинтересовался насчёт снайперов, и оказалось, что он засёк и их. Прежде чем сесть мне на хвост, Светочи предусмотрительно предупредили кого надо на Площади насчёт засевших рядом подозрительных личностей. Даже если этот ход подпольщиков был блефом, «статистам» от этого легче не станет.
     — Ты! — Отпустив товарища, Героиня моментально переключилась на меня. — Ты нас бросил! Мы пришли тебе на выручку, а ты просто свалил!
     — Во-первых, у меня всё было под контролем, могли бы и не стараться, — проворчал в ответ я, — а во-вторых, мне показалось, что вести бой на обстреливаемом снайперами пространстве — не самая лучшая идея.
     — Подтверждаю! — Высказался в мою поддержку слепой вуайерист, как бы странно это ни звучало. — Он обезвредил стрелков, а после из винтовки отгонял от тебя их главаря. Потом он погнался за ним и прокатился у него на крыше.
     — То есть, он сбежал, так? И это ты называешь «под контролем»? — Усмехнулась Зверяна. — Может, тогда, ты с ними вообще заодно?
     — Зверяна, хватит, — в который раз попытался угомонить её неизвестный сверх. — Мы здесь на для этого!
     — Разве? — Уперев руки в бока, поинтересовалась девушка.
     — Остынь, — веско произнёс он.
     Героиня фыркнула, отвернулась, но смолчала. Отлично, это ей больше идёт.
     — Я — Мумификатор, — представился «мумий».
     Очень оригинально. Впрочем, не мне, к кому прозвище Безликий так прилипло, что уже не отдерёшь, придираться к подобным вещам. Мумификатор, так Мумификатор — всех побеждённых подпольщиков, у которых разве что носы из под бинтов наружу торчат, он мумифицировал весьма качественно.
     — Возможно, наша подруга немного погорячилась, но… в некотором смысле она права. Всё-таки, как утверждает Шпик, ты добровольно с ними поехал и только на месте вы чего-то не поделили.
     — Этот момент мы уже прояснили, — вместо меня ответил сам Шпик. — Подполы шантажировали его снайперами, угрожая начать стрелять по обычным прохожим. Помнишь, те люди на крышах?
     — То есть, ты рисковал собой ради незнакомых тебе людей? — Несколько удивлённо, будто от меня ждали совсем иного, хмыкнул «мумий».
     — Как видите, риск был минимален, — пожал плечами я.
     — Но… почему в таком случае они тебя даже не связали? — Не смогла отмалчиваться долго Зверяна.
     — Им показалось, что чтобы меня сдержать, им хватит Блокиратора. Но не сверхсилами едиными… эй, ты чего?
     После моих слов о Блокираторе, физиономия Шпика вытянулась так, что это стало заметно даже за маской, а сам он ошалело таращился на меня глазами своего пса.
     — Только не говори, что ты так отжигал без сверхспособностей! — Воскликнул он. — Бегал за снайперами, прыгал по движущимся тачкам…
     — Я не зря называю себя Мастером. Пусть мне и придумали эту тупую завирусившуюся кличку…
     — Так ты шаолинец! — Выдохнул слепой. — Теперь всё понятно. Когда слушаю рассказы о вашей братии, всегда чувствую себя каким-то неполноценным.
     Думаю, не стоит его переубеждать в обратном, а то он какой-то слишком уж впечатлительный, ещё инфаркт словит.
     — Кстати, а как же… это? — Он описал ладонью круг вокруг своего лица.
     — Крафтовая маскировочная приблуда, — ответил чистую правду я.
     — Круто, где взял?
     — Где взял, там больше нет. — Отрезал я. — Теперь безликость — это только моя фишка!
     — Ладно, раз с этим разобрались, может расскажешь, что это были за люди, и что им от тебя понадобилось? — Попытался вернуть разговор в конструктивное русло Мумификатор.
     — Подпольщики, — пожал плечами я, — главный назвался Мануэлем Варгасом. Если верить его словам, то их наняли Уроды, чью лабораторию мы с коллегами недавно разгромили. Слышали об этом?
     — Та шумиха с дуркой, — кивнула Зверяна, — теперь понятно, чего вы там отирались.
     — Короче, Уроды захотели себе ручного Героя, который выполнял бы для них разные «поручения», и подрядили подпольщиков, чтобы те обеспечили мою лояльность путём деанонимизации. Настораживающий факт, не так ли?
     Мумификатор серьёзно кивнул. Надеюсь, они и впрямь отнесутся к подобной возможности со всей серьёзностью, ведь, чтобы предупредить геройское сообщество столицы, я и не стал ничего скрывать. Вряд ли я был первым, кого пытались прижать подобным образом. И вряд ли окажусь последним. Во всяком случае, пока эти конкретные Уроды не нейтрализованы.
     — Если ты говоришь правду, нашим стоит об этом знать, — добавил он.
     — Не только вашим — всем. А что до правды… может главарь и сумел уйти, однако же где-то здесь должен быть его помощник, лысый такой. Возможно он расскажет обо всей этой схеме поподробнее.
     — Мы это проверим, — согласился со мной «мумий». — Однако у нас есть к тебе и другие вопросы.
     — По возможности отвечу на них, если подкинете меня до города, — ответил я.
     Не стоит забывать, что всё это время, пока я бегал под пулями и отстреливался, скакал по завалам и катался на крыше бандитского автомобиля, у меня за плечами висел рюкзак, набитый кучей деньжищ. Не то, чтобы меня это сильно нервировало в процессе, однако же теперь мне хотелось поскорее их куда-нибудь заныкать, что называется — от греха.
     Ну и недурно было бы разобраться, наконец, с Васкесом. Желательно — в самое ближайшее время, пока он не подстроил мне очередную каверзу, всё-таки он — сволочь мстительная, и подозреваю, что проблем может доставить по более какой-нибудь Тригады. Да и расспросить его следовало, он вполне может вывести меня на своих хозяев, тех самых Уродов, что стоят за нецелевым использованием Искажений.
     Сегодня из-за вмешательства Светочей у меня не было возможности окончательно решить этот вопрос, однако мне всё же удалось, пока я болтался на крыше джипа, старательно имитируя намерение его придушить, подкинуть ему в карман пиджака чешуйку Выползка с вырезанной на ней руной-маячком, предельно запитав её перед этим магией.
     Несколько таких я ещё в Победограде заготовил, а пригодилось только сейчас. Затратно, конечно, использовать столь ценный ресурс таким вот образом, однако для «хорошего» человека ничего не жалко. Я чувствовал собственную магию в этом импровизированном следящем артефакте, и она вела меня обратно, в сторону Москвы.

Глава 20

     Развалившись на диване перед телевизором, я бездумно переключал каналы, отходя от очередного, богатого на различные события дня. Чисто физически я сегодня неплохо выложился, отчего мышцы приятно ныли, так что я даже в медитацию погружаться не стал. А ведь до сих пор не пренебрегал тренировками, регулярно устраивая пробежки и пару раз в неделю выбираясь в найденный неподалёку от дома спортзал. В общем, я старался держать себя в форме, благо относительно щадящий рабочий график позволял.
     И не зря, ведь иногда Геройская Доля подкидывала испытания, подобные сегодняшнему, где более важным может оказаться именно физическое развитие, нежели магическое. Да, я подпитывал себя Усилением, однако же, не будь я для этого достаточно натренирован, последствиями моих сегодняшних похождений могла стать не безобидная ноющая боль в мышцах с лёгкой усталостью, а полноценные травмы, от разрывов связок и вывихов, вплоть до очень неприятных переломов.
     Так что я не зря постоянно работаю над собой и приучаю к этому своих учеников. Те, кстати, уже перешли к совместным утренним пробежкам, где темп задавала наиболее физически развитая среди Мистиков Метель. И спуску она не давала ни пацанам, ни Флер, у которой это было самым слабым местом. Так что они постепенно втягиваются в тренировки, и я надеюсь, что к концу учебного года, при условии усердных занятий в выбранных ими секциях, они дотянут хотя-бы до уровня Аньки и Тёмки в самом начале их геройских карьер.
     А вообще, после сегодняшнего общения со Светочами, мне даже интересно стало — на что способны мастера Шаолиня, особенно без использования сверхсил. А то прямо какие-то персонажи боевиков получаются, разве что без оружия с бесконечным боезапасом. Не то, чтобы я хотел сцепиться с кем-нибудь из них на ровном месте, однако же посмотреть на них со стороны не отказался бы. Надо будет Вирта спросить, у него наверняка найдётся очередная «эпичнейшая» подборка видео с шаолиньцами.
     — Подвинься, — рядом устроилась Анька, положив голову мне на плечо.
     Сегодня у неё выдался выходной, и большую часть дня она посветила своим женским делам, посетив салон красоты, какой-то там массаж и всякое прочее, в таком духе. И пусть выглядела она после всех этих процедур сногсшибательно, было заметно, что умаялась не меньше моего.
     — Ну, как прошёл день? — Поинтересовалась она.
     — Напряжно, — приобняв её, ответил я.
     — Что-то случилось? — Анна извернулась так, чтобы видеть моё лицо.
     — Ничего серьёзного, — беззаботно улыбнувшись, покачал головой я. — Сначала разминировал собственную заначку, потом пошёл сдавать хабар.
     — Что, мало дали?
     — Да дали то нормально, только этот их Скупщик будто прожевал и выплюнул мой мозг, пока мы с ним торговались. Я даже по Сидоровичу с этими его вечными «Чё припёрся?» и «Вываливай, что притащил» заскучал.
     — Будущему дипломату не даются переговоры? — Поддела Анька.
     — С чего ты взяла? — Надулся я. — Хабар сдан, деньги получены. И даже этот торгаш не пострадал.
     — Ну так и не кисни! — Она легонько ткнула меня своим острым кулачком в бок. — Что ещё интересного было?
     — Драки, погони, перестрелки — всё как обычно, — усмехнулся я.
     — А если серьёзно?
     — У меня состоялась встреча со старыми знакомыми. После посещения Площади, меня выловили Светочи, и мы с ними культурно поговорили.
     — Надеюсь ты не завёл себе очередную пачку недоброжелателей, — нахмурившись, произнесла Анна. — Тригада — ещё куда ни шло, они сами давно на это нарывались, но Светочи… даже Ассоциация старается лишний раз не конфликтовать с местными ОГГ, даже если это какие-нибудь Анархисты. Их в городе по большей части любят и уважают, и неизвестно, какие связи они способны задействовать, чтобы скомпрометировать, или ещё как осложнить жизнь перешедшему им дорогу сверху.
     — Не беспокойся, всё в порядке, мы всего лишь уладили возникшее между нами недопонимание. Мне даже бить их для этого не пришлось! — Заверил её я. — Зато узнал, наконец, что им нужно от Вики.
     — Хотят переманить её к себе за место сестры? — Предположила Анна.
     — Может и хотят, мне об этом они вряд ли сказали бы, — пожал плечами я, — но вообще, им интересно, что стало с Вьюгой. Оказывается, она исчезла, не предупредив никого из своих, и те не знают даже жива ли она до сих пор.
     — Вот как, — задумчиво пробормотала она. — И что же ты?
     — Пообещал «разузнать». Судя по тому, как Вика описывала свою сестру… если она и преувеличила в чём-то, Вьюга в любом случае кажется мне расчётливым и прагматичным человеком, не склонным к подобным демаршам даже будучи придавленной жёсткой депрессией. Значит, у неё имелись причины поступить подобным образом.
     — А может ли быть, что она сделала это специально для того, чтобы Светочи, к примеру, вышли на её сестру и приставили к делу? — Поделилась догадкой Анна.
     — Слишком сложно, — покачал головой я, — хотя и не лишено смысла. В любом случае, пусть Вика сама решает, что именно мне им ответить. Возможно, стоит ей намекнуть, чтобы посоветовалась с сестрой.
     — Отличная идея! — Поддержала меня Анька. — Она ведь не забралась в какую-нибудь глушь, где даже интернет не ловит?
     — Да нет, всё с ним вроде нормально, только на прошлых выходных с родителями связывался.
     — А причём здесь твои родители? — Привстав, Анька недоумённо уставилась на меня.
     — Вот оно что, ты же ещё не знаешь! — Широко ухмыльнувшись, обличительно произнёс я.
     — Не знаю чего? — Она переползла с дивана мне на колени, вцепившись своими коготками в мою майку. — Колись давай, чего это такого я не знаю?
     — Ты ничего не знаешь! — Гнусно захихикал я, добавив про себя: «Джон Сноу!»
     — Ну, Севчииик! — Ручки моей любимой протянулись к моей шее. — Мне не нравится ничего не знать!
     — В таком случае, — я ухватил её за талию и, под счастливый визг, перекинул спиной на диван, нависнув над ней, — я поделюсь с тобой этим секретом! Если хорошо попросишь, разумеется.
     Анька приподнялась на локтях, закинула правую руку мне на шею и впилась в мои губы долгим поцелуем.
     — Достаточно хорошо? — Отстранившись полминуты спустя, выдохнула она.
     — На половинку секрета потянет, — прикинув, ответил я. — Могу отпустить тебе его в кредит.
     — Не общайся больше с этим Скупщиком, кажется он плохо на тебя влияет.
     — Я бы и рад, но хабар сам собой в валюту не переконвертируется. А что до секрета: помнишь, Токсик с Акумой в своё время частенько рассказывали об их напарнице, которая вынуждена была переехать куда-то по семейным обстоятельствам?
     — Что-то такое припоминаю, но… — Анна задумалась, но не прошло и пары секунд, как её глаза удивлённо распахнулись: — Да ладно?!
     — Ага, это и есть Вьюга, — подтвердил её догадку я.
     Вообще, стоило только узнать геройское имя сестры Вики, как мне тут же начало царапать мозг ощущение дежавю, будто я где-то его уже слышал. Даже при том, что у Мироходцев память намного лучше, чем у простых людей, незначительные факты точно также со временем затираются, скрываются под ворохом свежих и куда более ценных воспоминаний и впечатлений. Тем не менее, специальная медитация помогла мне вспомнить необходимое и сопоставить факты, из чего выходило, что это та самая Вьюга, что состояла в команде с Токсиком и Акумой и уехала из тогда ещё Мрачногорска за несколько месяцев до того, как я проявил себя в качестве Ветролова. Мир тесен, что ещё я могу сказать?
     — Ну что, идём? — Спросил я.
     — Куда? — Сделала вид, что не понимает о чём я говорю, Анька.
     — Расплачиваться по кредиту, — я встал и, не обращая внимания на протестующе занывшие с новой силой мышцы, подхватил её на руки, — пока проценты не набежали.
* * *
     Вчера я так и не рассказал Аньке о своих загородных похождениях и встрече с ещё более старым знакомым. Не потому, что хотел уберечь её от лишних волнений, просто передо мной встала дилемма, которую я так и не успел разрешить к её возвращению. Ведь если уж говорить о произошедшем, то придётся рассказать ей полную версию, включая и то, почему Блокиратор на меня не подействовал. В то, что я добровольно согласился ввести себе эту штуку и сдаться на милость подпольщикам, она попросту не поверит, ибо знает меня лучше, чем кто-либо иной в этом мире.
     В таком случае придётся «на пальцах» объяснять кто я на самом деле такой, чем сверх отличается от мага, и почему на первого Блокиратор действует, а на второго — нет. Ведь в первом случае сила завязана непосредственно на его узор сверхспособностей, который оплетает Астральное тело сверха и является, грубо говоря, неким подобием энергетического симбионта. А у магов же, независимо от их класса, источником сил является непосредственно Астральная оболочка, которая либо перегоняет для использования заклинаний в удобоваримый вид Астральную энергию, разлитую вокруг, либо же задействует энергию, запасённую непосредственно в ней, что и называется резервом.
     Блокиратор же каким-то образом временно обрезает связь между узором сверха и его Астральным телом, делает его полностью неактивным, так что для подобных мне он никоим образом не страшен. Хорошо хоть, что эта субстанция также имеет некие отголоски узора — что свидетельствует о том, что к созданию препарата приложил руки какой-то сверх — потому как в противном случае я бы точно не решился подставляться под иглу, ведь подпольщики вполне могли накачать меня снотворным, наркотой, либо же просто ядом.
     В общем, просвещать Анну относительно природы своих сил я не хотел категорически. Хотя бы потому, что подобное знание поставит под угрозу прежде всего её саму. Одно дело сверх, пусть и с очень необычной и разнообразной силой, и совсем другое — человек, на полном серьёзе утверждающий, что владеет какой-то магией-шмагией. А это — либо бред сумасшедшего, либо… что-то, требующее изучения. Людям свойственно пытаться понять то или иное явление, даже если они его при этом боятся. Даже не так — особенно, если боятся. Так что этому секрету лучше оставаться секретом, ведь, что знают двое…
     Впрочем, на фоне второй причины, заставляющей меня молчать, первую вполне можно считать лишь отговоркой для себя самого. Ведь в первую очередь моё молчание на данную тему было вызвано моим собственным страхом. Страхом того, как Анна может отнестись к самому факту моих постоянных перерождений, без оглашения которого невозможно объяснить, откуда я узнал о магии. Я тоже неплохо успел узнать её за последние годы, однако предсказать её реакцию на то, что это не первая и далеко не последняя моя жизнь, я не могу. Куда зайдут наши с ней отношения после таких-то откровений?
     Разумеется, необходимость таиться от самого родного человека неслабо так меня напрягала, но от этого не становилась менее… необходимой. Очень надеюсь, что мне удастся набраться мужества, чтобы поговорить с ней об этом хотя бы перед тем, как наши отношения приобретут во всех смыслах официальный статус. Женитьба — дело серьёзное, и подобные недосказанности будут терзать в первую очередь меня самого, когда я всё-таки решусь на этот ответственный шаг.
     В любом случае, сегодня не тот день, чтобы принимать подобные решения, а потому я постарался отвлечь Аньку — да и сам отвлечься — занявшись куда более приятными делами. В конце концов, было бы неплохо набраться перед завтрашним днём положительных впечатлений, ибо наверняка придётся снова рыскать по не самым приятным местам в поисках не самого приятного человека.
     По-хорошему, следовало бы разобраться с Васкесом незамедлительно, однако же в компании Светочей я и без того потратил слишком много времени. Впрочем, не скажу, что это не принесло мне совершенно никакой пользы. Во-первых, я наладил контакт с самой уважаемой и респектабельной ОГГ города, так что теперь можно хотя бы не опасаться, что их представители начнут атаковать меня, едва только завидев. Про более тесное сотрудничество мы не разговаривали, это был не их уровень компетенции. Да и мне не стоит сговариваться с кем-либо за спинами Мистиков. Нет, я, в принципе, могу, однако буду отвечать при этом лишь за себя.
     Кроме того, перед тем как вызвать милицию, чтобы те упаковали подпольщиков, включая «задержанных» мной снайперов, мы немного порасспрашивали Шатуна. Немного потому, что после всех сегодняшних передряг он был мягко говоря не в форме и, когда Мумификатор отыскал его среди куч одинаковых «куколок» и привёл в сознание, тот поначалу даже сообразить не мог, что от него вообще хотят. К счастью, моё маскировочное плетение, выкрученное на максимум, отлично прочищает мозги, а пленённый подпольщик в итоге оказался ничуть не храбрее того санитара, на котором я использовал данный трюк ранее.
     К сожалению, известно ему оказалось откровенно мало — с «серьёзными людьми» контактировал лишь Васкес, предоставляя этой банде непыльную работёнку. Он, кстати, не являлся их непосредственным главарём, но считался очень авторитетным человеком, у которого данные подпольщики были чем-то вроде более-менее постоянной подтанцовки. Понятно теперь, почему они колебались, когда Васкес приказал прикончить их фактического лидера. Да и на остальных ему было мягко говоря плевать.
     Зато он назвал два имени: один — Герой из Анархистов, а второй — какой-то заштатный Злодей. Этих сверхов, неведомо каким образом заинтересовавших «серьёзных людей», они ранее уже приводили к подчинению способом, который дал сбой на мне. Эта информация заставила Светочей напрячься, да и меня, честно говоря, ни капли не обрадовала.
     Кем бы эти неизвестные Уроды не являлись, однако же привычка прибирать к рукам всё, что плохо лежит, на пустом месте не появляется. Как и то, что на волне всеобщей истерии относительно прочих Уродов и Извергов, они позволяют себе проводить столь неоднозначные эксперименты. В прессе это всё особенно не освещалось, чтобы не разводить паники среди населения, однако же я знал, что все причастные к расследованию их деятельности, включая и коллег из моего отдела, как ужаленные бегают в попытках докопаться до истины.
     Так не станет ли Васкес отличной для них возможностью потянуть за ниточку, в надежде, что на её конце могут оказаться какие-нибудь убойные доказательства? Нужно лишь хорошенько его допросить и подбросить добытую информацию нужным людям. Нет, право слово, не самому же мне подобной ерундой заниматься? У меня и других важных дел хватает вместо того, чтобы пытаться самостоятельно раскрывать уродские заговоры. Это не значит, что я совсем уж собираюсь стоять в сторонке, пока взрослые дяди работают, однако же и в первые ряды лучше не лезть.
     Всё-таки я реально оцениваю собственные силы. И пусть далеко не каждый сверх или Изверг способен заставить меня выложиться на полную, однако и мне не с руки в одиночку бросать вызов некоей организации, которая вполне возможно располагает ресурсами и влиянием немеряных масштабов. Судя по тому, кого они подписали на дело, они считают меня не более чем песчинкой, забившейся в отлаженный механизм и каким-то неведомым образом нарушившей его работу. Так не стоит их в этом разубеждать. До поры.
     Вот когда я буду точно знать, с кем имею дело, увижу лица этих Уродов и услышу их имена — вот тогда-то и можно будет повысить ставки. Не сражаться с ордами многочисленных шестёрок, что они могут против меня выставить, но одним точным ударом отсечь этой Гидре все её головы. Вот для этого мне следствие и пригодится, благо пусть и весьма косвенно, но я к этому делу причастен.
* * *
     Васкес — параноик. Впрочем, при его образе жизни — это, наверное, единственный верный способ обойтись без лишних дырок в своём организме. И тем не менее, не смотря на весь тот ущерб, что принесли ему былые «подвиги», этот человек с завидным упорством снова и снова пускается во все тяжкие, вместо того, чтобы залечь на дно и осесть где-нибудь в глубинке, занимаясь каким-нибудь рэкетом или мелким бандитизмом и стараясь не попасть на глаза более-менее крупных игроков.
     Но — нет, это не про него! Ведь его амбиции можно сравнить, пожалуй, лишь с его умением подбирать себе «правильных» партнёров. Так что неудивительно, что он, подобно мне, поехал покорять столицу. Город больших возможностей, и ещё больших опасностей. Город с самым многочисленным отделением Ассоциации в этой части света, с самыми натасканными против Уродов и подобной им шушеры спецчастями милиции, и с Кулаками, которые для оборзевшего подпольщика могут оказаться страшнее всех прочих местных вместе взятых.
     Видимо Васкес наконец-то вспомнил об этом, ибо весь прошлый вечер и часть ночи он метался по всей Москве, практически нигде не оставаясь подолгу. Признаться, я было испугался, что это у меня артефакт засбоил, либо вообще был им найден и скормлен какой-нибудь бешеной вороне, однако же он точно сигнализировал о присутствии рядом именно того человека, на кого я его и повесил. Отличная функция, позволяющая мне понять, что преследуемый не водит меня за нос.
     Часа в два ночи подпольщик угомонился и перестал двигаться. Надеюсь он загонял себя достаточно, чтобы гарантированно отрубиться, ибо я намеревался нанести ему визит утром, очень ранним утром, до работы, благо с медитациями восстановить силы после насыщенного дня и… не менее насыщенного вечера, труда для меня не составляет.
     Встав в четыре часа и вывернувшись из крепкой Анькиной хватки, я недолго полюбовался спящей обнажённой девушкой, после чего, заботливо прикрыв её одеялом, поспешил в душ. Пять минут спустя я, свежий и полный сил, был готов к новым подвигам и свершениям. Даже полноценный геройский костюм натянул, чтобы пафоснее было по крышам в утренних сумерках скакать.
     Так как одна стандартная доза Блокиратора действует от силы часов восемь, никаких ограничений на применение магии у меня не было. Вообще-то его в принципе не было, однако же мало ли к кому под защиту решил податься мой «скользкий друг»? Впрочем, подозреваю что такую важную вещь, как собственная жизнь, он никому постороннему точно не доверит. В Москве он подольше моего, и наверняка успел обзавестись парой-тройкой схронов, ибо для закоренелого подпольщика на новом месте это самое первое дело. Учитывая все крафтерские гаджеты, в которые он был упакован, можно ожидать, что и убежище своё он так или иначе обезопасил. Подозреваю, это будет интересно.
* * *
     Я скакал меж крыш просыпающегося города и парил над его широкими улицами, бульварами и проспектами. Признаться, непривычно было видеть Москву такой… сонной и безлюдной. Первое время мне казалось, что столица никогда не спит, однако же эти утренние часы с лёгкостью опровергали данное мнение. Впрочем, подобные мне ранние пташки, уже куда-то спешащие пешком, либо на машинах, время от времени встречались мне на пути. Особенно на городских автострадах, где ещё не успели образоваться пробки, и самые предусмотрительные спокойно ехали по своим делам.
     Ну а я, в свою очередь, спокойно «летел» по своим. От моего дома до места, где схоронился подпольщик, путь оказался не близкий. С другой стороны, учитывая местные расстояния, всё могло быть гораздо печальнее, так что хоть не пришлось через полгорода добираться, и ведь даже на метро не подъедешь, оно только с полшестого, если я ничего не путаю, открывается.
     Васкес обустроил себе убежище на окраине, что было вполне предсказуемо. Подальше от любых более-менее важных объектов городской инфраструктуры, являющихся одними из излюбленных мишеней всяческих Уродов, вследствие чего усиленно охраняющимися. Не уверен, имелись ли поблизости какие-нибудь объекты сверхов, но сильно в этом сомневаюсь. Когда прижмёт, Васкес мог быть на удивление предусмотрителен, этого у него не отнять.
     Сигнал маячка шёл из приземистого, но раскинувшегося в длину строения с широкими запертыми воротами, рядом с которыми имелись пандусы для погрузки в фуры. С виду ничем особо не выделяющиеся склады, огороженные классическим бетонным забором с колючкой по верху. Рядом с одним из входов был припаркован непримечательный чёрный седан, каких полно на дорогах. Ну, иного и ожидать не стоило, джип с раскуроченным верхом остановили бы на первом же посту ДПС. Учитывая, что на подъездах к Москве их предостаточно, Васкес должен был сменить машину до въезда в город.
     Бездумно лезть на склад я поостерёгся, для начала решив хоть немного осмотреться и понять, какие сюрпризы мог приготовить подобный Васкесу человек для незваных гостей. Под Пологом расположившись на крыше соседнего здания, я напряг Видение. Так, ну и что тут у нас? Скрытые камеры, возможно со встроенным тепловизором, всё же столь близкое знакомство с Ветроловом могло заставить его перестраховаться и с этой стороны. Стоит включить руническую маскировку, когда я начну проникновение. Так же в асфальт перед входом вбиты какие-то датчики, распространяющие вокруг себя непонятные невидимые обычному глазу волны. С парадного входа лучше не заходить. Сзади же…
     Только я собрался перепрыгнуть на соседнее здание, чтобы разглядеть убежище подпольщика со всех сторон, как заметил нечто странное. Человеческая аура… она кралась вдоль забора к воротам. Просто аура, без человека. И даже без узора сверхспособностей. И что же это получается? Невидимка, маскирующийся скорее всего с помощью очередной крафтовой приблуды, иных более-менее правдоподобных версий у меня не было.
     Похоже, я не единственный, кто ходит в гости по утрам. Кажется, Васкес нажил себе куда больше врагов, чем мог себе позволить. И при этом лишился каких-никаких, но союзников, многие из которых наверняка нескоро ещё выйдут на свободу. Всё же столичная милиция к таким вот «подгонам» от Героев относилась без какого-либо пренебрежания. Своими глазами видел, как они проводили задержание их перебинтованных тушек с зачитыванием прав и прочим, необходимым по протоколу.
     В любом случае, после такой-то неудачи подпольщики рангом пониже станут относится к Васкесу и его «верным делам» уже с куда большей настороженностью. Впрочем, у того сейчас есть куда более насущные проблемы, чем кадровый вопрос. Невидимка подкрался к воротам и пролез под них. С такого расстояния мне трудно оценить размер зазора между створками и асфальтом, однако он не кажется мне слишком уж большим. По одной только ауре оценить габариты трудновато, но похоже этот человек довольно щуплый.
     Крадучись, вторженец двинулся дальше. Не знаю уж случайность ли это, либо он каким-то образом узнал про вбитые в асфальт датчики, однако он прошёл по самому краю генерируемых ими волн и, забравшись на пандус, приник к железной двери рядом с воротами для погрузки. Можно считать это моментом истины. Если я прав, и Васкес додумался оснастить скрытые камеры, перекрывающие все подступы, тепловизорами, то гостя ждёт тёплый приём. В противном же случае… я сильно разочаруюсь в том, кто пусть ценой потери руки, пусть лишь на короткое время, но всё же смог стать одним из боссов Четвёрки.
     Шагнув с крыши, я поймал поток и Поступью за считанные секунды добрался до склада, где возился с замком неведимка. Самое интересное я пропускать не собирался! Если рассуждать логически, его скорее всего послали сюда всё те же «серьёзные люди». Зачистить концы, так сказать. Во всяком случае, после смертей многих причастных к лечебнице, можно сделать вывод, что это очень в их стиле.
     Поэтому их разговор, если Васкес меня всё же не разочарует, может оказаться весьма интересен. При условии, что они будут настроены мило поболтать. В противном же случае… два источника информации, это намного лучше, чем один. Раздался едва различимый щелчок открывшегося замка, и дверь совсем немного приоткрылась, после чего аура протиснулась в темноту проёма.
     Я не стал медлить и, развоплотившись, миновал препятствие. Внутри оказалось темно — тусклого света, бившего из находившихся под потолком окошек, едва хватало, чтобы разглядеть частично заставленное разнообразными ящиками пространство склада. Невидимка прошёл чуть вперёд и сейчас внимательно осматривался. Я же, благодаря Магическому Зрению, видел чуть больше.
     Кроме абсолютно нежилого складского помещения, впрочем, весьма просторного, я различил всё те же камеры повсюду, подпольщика, сидящего в засаде за дальними стеллажами, плюс замаскированные створки в полу, видимо ведущие в реальное убежище. Неплохо он устроился, я посмотрю…
     Тут под потолком зажглись яркие лампы, освещая всё пространство склада, а из своего укрытия вышел Васкес собственной персоной. Вальяжная походка, властный взгляд… будто и не его всего несколько часов назад чуть не прикончил один Герой «под Блокиратором». Да, сейчас он вновь выглядел хозяином положения. И возможно у него были на то некоторые основания. Например, тяжёлый боевой экзоскелет, который он на себя нацепил.
     Внушительная штука — мощный каркас, пластины, прикрывающие жизненно важные части тела, прозрачный бронеколпак за которым видно его пусть и усталое, однако же преисполненное превосходством лицо. Ну, когда в правой робоклешне этого костюмчика стиснута внушительная пушка, а в левой — нечто похожее на огромный тесак с раскалившейся докрасна кромкой, можно и возгордится. Но не нужно, ибо иным сверхам все эти ухищрения, вполне сопоставимые с оснащением элитных армейских частей, могут оказаться на один зуб. Впрочем, всё зависит от того, кого именно он ждал.
     — Я тебя вижу! — Крикнул Васкес, направляя ствол на своего невидимого гостя. — Покажись, немедленно!
     Судя по ауре тот выпрямился, после чего воздух вокруг него заискрился в свете ламп множеством граней пространственных преломлений. Когда это закончилось, перед подпольщиком предстала фигура, в закрытом чёрном костюме с весьма характерной маской, закрывающей лицо. Прямо натуральный ниндзя!
     — Ты? — Васкес, кажется, был удивлён не меньше моего. — Зачем ты здесь?
     — Ты знаешь зачем, — коротко ответил ниндзя равнодушным и каким-то блеклым голосом.
     Признаться, я даже не смог идентифицировать, мужчине он принадлежит, или же женщине. Да и его невысокая щуплая фигура, закутанная в подобную одежду, также не могла дать мне зацепок относительно половой принадлежности данного индивида. А, впрочем, какая мне разница? В баню мне с ним не ходить. Неизвестный заозирался, будто кожей почувствовав мой пристальный взгляд, и я поспешил его отвести — не за чем настораживать его раньше времени.
     — Но… — уверенность Васкеса таяла на глазах, — но я с Ними связывался! Я всё объяснил! Клинок Тьмы, это какая-то ошибка! Не моя вина, что…
     — Более их не интересуют твои жалкие оправдания, — произнёс теперь уже точно он. Вряд ли какая женщина, даже самая экстравагантная, назовёт себя подобным образом. — Ты провалил очередное задание, самое элементарное, которое тебе только могли поручить.
     — Этот сверх оказался не так прост! — Воскликнул подпольщик, взмахнув роболапищами с зажатым в них оружием. — Даже под Блокиратором он не утратил своей боеспособности!
     — Это говорит лишь о твоей некомпетентности, — отрезал «ниндзя», сложив руки на груди, и, тем самым показывая, кто на самом деле здесь хозяин положения, несмотря на направленное на него внушительное дуло.
     На его месте я не был бы так беспечен, не с подобным противником, способным преподносить сюрпризы. Очень неприятные сюрпризы.
     — Но я ещё могу быть мм полезен! — Продолжил убеждать своего потенциального убийцу Васкес. — Я разыщу этого ублюдка, и тогда его уже ничто не спасёт! Он сполна расплатится за весь причинённый ущерб!
     — Более этот сверх не твоя забота, — ровно произнёс Клинок, оставаясь неподвижным.
     Я же, благодаря богатому опыту заруб как с Извергами, так и со сверхами, смог заметить, что он подобрался и готов в любую секунду броситься в бой. Впрочем, Васкес тоже не сплоховал, чуть ли не в упор открыв огонь на поражение. Тем не менее, посланный по его душу убийца сумел каким-то невероятным образом извернуться — и я ручаюсь, что не видел его узора! — уйдя с траектории выстрелов, и контратаковать.
     Вот теперь-то узор проявился — мигнул у его ладони и погас, оставив после себя самый обычный десантный нож. Совсем не то оружие, которого ждёшь от человека в подобном костюме. Впрочем, у каждого свои загоны, и он вполне мог посчитать, что его нынешний противник попросту недостоин чего-то большего, или типа того. Если так, то, решив «поиграться» со своей жертвой, на профессионала он точно не тянет. Это вполне может его подвести…
     Уже подвело! Даже несмотря на то, что на сверхблизкой дистанции ни пушка, ни тесак Васкесу не помогут, не стоило сбрасывать со счетов непосредственно экзоскелет, который в сочетании с частично кибернетизированным телом мог стать страшным оружием. И стал, собственно. Подпольщик перехватил своего несостоявшегося убийцу прямо в воздухе, швырнув его об бетонный пол. Впрочем, «ниндзя» умудрился как смягчить падение, так и увернуться от добивающего удара ногой, при этом вогнав нож в сочленение промеж пластин… где тот благополучно застрял, так и не добравшись до тела.
     Зато Васкес отскочил назад, ощерившись хищной улыбкой.
     — Кажется твоя слава преувеличена, Клинок! — Запальчиво выкрикнул он.
     Клинок, в свою очередь, не повёлся на столь примитивную провокацию. Ну, хоть что-то! Вместо этого его Узор мигнул вновь, но на этот раз в его руках оказался короткий меч без гарды с затемнённым лезвием. Возможно, тот самый клинок тьмы, в честь которого он себя и назвал? Ну, хоть так… Впрочем, Васкес не впечатлился и замахнулся своим тесаком, однако «ниндзя» ловко поднырнул под лезвием, зашёл ему за спину и, запрыгнув тому на спину, попытался повредить то ли сервоприводы, то ли элементы питания. И у него даже что-то начало получаться, потому как правое хватало заискрило и выронило пушку.
     Васкес зло выругался, высвободил киберпротез из креплений и прошёлся по противнику молниями из пальцев, которыми ранее неплохо так осадил Зверяну. Убийцу скинуло на пол, однако же он на удивление быстро очухался, стремительно подскочил к своей «жертве» и всадил ему клинок прямо в… подставленную на пути кибернетическую ладонь, задев при этом выдающую лучевые атаки призму. Тем не менее, подпольщик не сплоховал, дёрнул рукой с застрявшим в нём оружием на себя и попытался располовинить юркого недоброжелателя своим тесаком. Предсказуемо неудачно.
     Признаться, меня эти и «брачные танцы» ничем удивить не смогли, однако я и не думал прерывать их бой своим вмешательством. Сейчас гораздо полезнее будет собрать побольше информации, чтобы потом было, с чем работать. А разгорячённые сражением противники, как правило, бывают весьма разговорчивы.
     — Какого это, ощущать себя цепным пёсиком, которого лишь изредка спускают с поводка? — В очередной раз отмахнувшись от противника, попытался вывести его из себя Васкес.
     — Намного лучше, чем бесполезным неудачником! — Не остался в долгу тот.
     — Они попользуют тебя и выбросят, как только ты станешь для них бесполезен, либо же… слишком опасен! Когда осмелишься показать зубы! Им не нужен виртуоз в своём деле, хватит и простого ремесленника, лишь бы только тот справлялся с работой. Они не дадут тебе раскрыть все твои таланты!
     — И кто же даст? Ты что ли?
     — У меня ещё остались связи! — Васкес уже прилично запыхался, но продолжал говорить в ущерб своей дыхалке. — И должники. С подобной ресурсной базой такой шустрый малый как ты стал бы воистину наводящим ужас киллером! Тебе ведь даже целей серьёзных не поручают, не так ли? Лишь всякие «бесполезные неудачники» типа меня, да?
     — Заткнись! — Выкрикнул «ниндзя» которого начала подводить его невозмутимость и отстранённость.
     — А хотел бы ты выбирать цели сам? Ликвидация которых прославит твоё имя! Сделает его далеко не пустым звуком среди твоих коллег! Они не позволят тебе возвыситься! Лишь ты сам можешь помочь себе в этом! Сбросить оковы и самостоятельно идти по этому пути! В противном случае, ты так и останешься не более, чем безвестным цепным псом, глупо убившемся об очередного неудачника, перешедшего дорогу твоим хозяевам!
     На стороне убийцы были пластичность, скорость и отличные рефлексы, а Васкес полагался на хитрость и броню. Последняя уже не слишком спасала, но вот его слова… похоже они задевали его противника куда вернее неуклюжих взмахов огромным тесаком.
     — Я сказал: заткнись! — Выкрикнул убийца, бездумно бросившись на свою цель.
     Чего Васкес и добивался — из запястья его протеза выскочил узкий клинок, сантиметров двадцати в длину, на который незадачливый «ниндзя» нанизал себя сам. От тут же отскочил, держась за рану в груди. Секунду спустя его ноги подкосились, и он рухнул на колени, заливая бетонный пол своей кровью.
     — Он ещё и ядовитый, — сообщил Васкес, возясь с застёжками своего экзокостюма. — Просто на всякий случай. Держу пари, что ты не ожидал глупо убиться так скоро. Но это твоё право, о смерти редко кто задумывается — а зря! Если бы я каждый раз не размышлял, какие опасности могут грозить мне в тот или иной момент, то точно не дожил бы до этого дня.
     — Я тебя достану, — прохрипел убийца.
     — Разве что на том свете, — усмехнулся подпольщик, откинув, наконец, грудную пластину вверх и выбравшись из костюма.
     Пока Васкес разглагольствовал в лучших традициях «злодея за пять минут до победы», убийца собрал последние силы в кулак и задействовал сверхспособность — в его руках появился какой-то серебристый кругляш размером с грейпфрут, на котором он надавил на одну из боковых панелей, и…
     — Б*** — ёмко охарактеризовал жопу, в которую сам себя загнал, Васкес.
     «Мягко сказано!» — Мысленно согласился с ним я, скидывая Полог и устремляясь к подпольщику. — «Ещё никто не подрывал почти скраденных мной языков!»
     Подпольщик не успел даже пикнуть, как я оказался рядом и, подхватив его за шиворот, потащил к выходу. Я чувствовал, что времени практически нет, а потому предельно Усилился и просто вышвырнул Васкеса наружу, выбив его телом чуть приоткрытую ранее дверь, сам тут же переходя в нематериальность.
     Признаюсь, это было завораживающе — кружиться бестелесным духом в потоках ревущего пламени. И пусть этот момент длился всего пару мгновений, субъективно мне казалось, что прошло не менее нескольких минут. Я, как и многие коллеги, что постоянно ходят по краю, не испытываю каких-то острых ощущений, катаясь на аттракционах. Сейчас они кажутся мне слишком… обыденными. Однако это… ощущение будто на реально головокружительных и крутых американских горках прокатился! Впрочем, это не то, что я рискну повторить по собственной воле, ибо для того, чтобы «собраться» вновь, пришлось приложить определённые усилия.
     Я материализовался в реальности уже снаружи и мне открылась идиллическая картина охваченного пламенем склада. Огромный столб чёрного дыма поднимался к небу. Мда, скоро здесь станет очень тесно от пожарных, милиции и прочих служб — тут уж не до приватных бесед. Оглядевшись, я нашёл глазами валяющегося без движения Васкеса. Выглядел он не самым опрятным образом — весь какой-то ободранный и малость подкопчённый. Взрывной волной его снесло аж к ограде.
     Двинувшись в его сторону, через пару шагов остановился и подобрал с земли выпавшую из его кармана чешуйку. Эта импровизированная следилка отлично себя показала! Признаться, я и не рассчитывал на столь точный результат. Убрав её в один из подсумков, подошёл к Васкесу. Моих невеликих познаний в медицине хватило, чтобы понять, что жить подпольщик будет. Правда сильно сомневаюсь, что долго и счастливо — не с его образом жизни. Обыскав его, выудил из кармана брюк ключи от стоящей неподалёку и с виду вроде бы целой машины.
     Пройдясь Васкесу по Брешам, чтобы лучше отдыхалось, я затолкал его в багажник, после чего открыл ворота и сел за руль. Давненько мне не приходилось водить, но утренние улочки мне в помощь. Перед отбытием взглянул на объятое пламенем строение, подавив грустный вздох — похоже в этот раз придётся обойтись без хабара. Ну, зато узнал, сколь бескомпромиссны бывают подпольщики в желании прикончить друг друга.

Глава 21

     Пусть летняя жара успела уйти, однако же погода стояла вполне себе тёплая, да и частыми дождями сентябрь пока не «радовал». Благодаря этому я счёл возможным провести очередную совместную с Теневыми Мистиками тренировку на свежем воздухе, забравшись поглубже в один из московских лесопарков, благо они были достаточно велики, чтобы вероятность наткнуться на каких-нибудь собаководов-любителей, либо же забредшие в самую глушь в поисках укромного местечка парочки, была минимальной.
     Я долго лазал тут, чтобы выбрать оптимальное место, и нашёл приличный участок, где свободное пространство с довольно далеко стоящими друг от друга деревьями соседствовало со всякими буераками. В итоге я подобрал территорию, на которой, с тактической точки зрения, можно было нормально развернуться. Причём не столько мне, сколько моим подопечным, которым было бы неплохо привить умение использовать особенности местности в свою пользу, где бы они ни оказались.
     Так как это — чуть ли не основа основ для геройских команд, помимо умения работать друг с другом в принципе, я не считал, что подобное для ребят преждевременно. Наоборот — на данный каркас они в будущем будут наращивать полученные ими в дальнейшем умения и возможности. Разрабатывать собственные тактики и комбинации, учиться продумывать стратегию предстоящего боя, правильно выбирать приоритеты и распределять цели.
     И вот — они выстроились передо мной. Раздор с Метелью, с первого взгляда на них, показались мне несколько скованными. Ну, оно и неудивительно, если они в первый раз натянули под свои костюмы, подогнанные мной, обновки. Трико из Тэ-ткани явно были им не привычны и стесняли движения. Ну, ничего, полагаю к концу нашей сегодняшней тренировки они их даже замечать перестанут.
     С другой же стороны, Провидец с Флер были пока в своих старых костюмах, ибо пошив нового — дело явно не быстрое, особенно когда трудится не целая артель портных, а одна лишь девочка, увлекающаяся вышиванием. Ну ничего — у неё к этому настоящий талант, уверен, она сделает, как минимум, не хуже, чем подмастерья Ткача с Площади, нужно только набраться терпения.
     — Мы опять сегодня будем пытаться тебя достать? — Без особого энтузиазма в голосе спросил Раздор. — Какой смысл? Мы же только начали тренироваться?
     — Вот и посмотрим, чего вы сумели достичь за прошедший месяц, — хмыкнул я. — К тому же, на этот раз мы немного изменим условия. Вы будете геройской командой, которой необходимо выследить и ликвидировать опасного… пусть будет Изверга, в роли которого выступлю я, на незнакомой территории. Так что вам предстоит действовать группой, как тогда, в лечебнице. Раздор и ты, Метель — атакующая сила. Флер — прикрытие, ну и Провидец — общее руководство и мониторинг окружающего пространства. Как я уже успел убедиться, твои способности вполне позволяют тебе оценивать обстановку и заранее реагировать на возможную опасность.
     — Да, — кивнул Михаил, — только зачем ты всё это снова повторяешь? Ты же уже говорил нам об этом, и не раз.
     — Просто придерживаюсь старого доброго метода, когда при постоянном повторении, что-то всё-таки откладывается в памяти молодёжи у которой, как правило, на уме постоянно всякие посторонние вещи, — ухмыльнувшись, ответил я.
     — Эй! — Предсказуемо возмутилась Метель. — Вообще-то ты и сам не сильно старше нас!
     — Но когда я был в вашем возрасте, меня обучали схожим образом, и это принесло свои плоды, — отметил я.
     Причём говорил я не только об обучении в Магической Академии, но и о своих походах с Токсиком и Акумой, которые не упускали случая по несколько раз напоминать мне необходимые правила безопасности. Не то, чтобы я сходу ими не проникся, но они настроили меня на серьёзный лад и приучили в первую очередь к тому, что к Зоне не следует относиться легкомысленно. Да и мой нынешний куратор в МИДе не пренебрегал этим методом, время от времени проговаривая те основополагающие в нашей работе вещи, которые необходимо постоянно учитывать. Правда он это делал куда более тонко, так что ощущения, будто меня принимают за дурачка, который не в состоянии воспринять что-то с первого раза, у меня не возникало.
     — Впрочем, если вам не хочется в очередной раз выслушивать мои наставления, посмотрим, отложилось ли у вас в памяти хоть что-то, — сообщил Мистикам я. — Я уже вполне подробно описывал вам тактику действий малых геройских групп, надеюсь вы хорошенько её запомнили и, самое главное, осмыслили, потому как сегодня она вам пригодится.
     — Э-э!.. — Глубокомысленно выдал Раздор.
     — Итак, — не обратив на несколько растерявшихся учеников никакого внимания, продолжил я, — правила сегодняшней тренировки просты: я — прячусь и убегаю, однако постоянно огрызаюсь и стараюсь вас разобщить и «перебить» по одиночке, а вы, в свою очередь, должны меня загнать и «уничтожить», потеряв как можно меньше членов группы. Вопросы есть? Вопросов нет! Даю вам десять минут на подготовку, после чего охота начнётся. И лишь от вас будет зависеть, кому из нас достанется роль охотника!
     Сказав это, я сделал сальто назад, скрывшись за растущими за моей спиной кустами, оставив Мистиков одних недоумённо хлопать глазами. Чтобы дать подопечным возможность хоть как-то уравновесить шансы, я решил пользоваться во время тренировки лишь Видением, Поступью, Усилением, да Барьером. Последнее — просто на всякий случай, чтобы глупо не пострадать, попав под атаку, к примеру, Раздора.
     В принципе, одно Магическое Зрение в условиях ограниченной видимости давало мне нехилое преимущество, позволяя почувствовать себя эдаким Хищником, охотящимся на таких брутальных, но таких беззащитных коммандос. Однако же, у гипотетического Изверга также зачастую куда лучше с восприятием, чем у людей, и не важно на зрение, слух, либо же запах он ориентируется. Так что пусть ребята привыкают к тому, что, как правило, противник знает о них больше, чем они о нём.
     Отдалившись от команды метров на сто, и оставляя за собой приметные следы, я засел на дереве в ожидании их дальнейших действий, и коротая время за воспоминаниями о недавних событиях, давших мне много новой информации для размышлений. В голову упорно лезли события позавчерашнего дня, когда я ранним утром стал свидетелем схватки двух подпольщиков, затем немного покружился бестелесным в пламени взрыва — моё самое яркое впечатление за последнее время! — а потом, наконец, пленил одного из самых одиозных бандитов бывшего Мрачногорска.
* * *
     Скрывшись с места взрыва на его машине, я скатался до соседнего района, где, чуть не заблудившись в бесконечном переплетении дворов и улочек, и припарковался на каком-то глухом пустыре, стиснутым промеж бетонными оградами, да густыми кустами. Для вдумчивого и обстоятельного разговора времени у меня уже не оставалось, нужно было спешить на работу, так что я рискнул отложить его до вечера.
     Я рассудил, что сам по себе Васкес никуда за несколько часов не денется. Пройдясь по Брешам, я его не только гарантированно отключил на весьма продолжительный срок, но ещё и обездвижил. И очень сомневаюсь, что его совершенно неприметная тачка, подобных которой в округе и без того полно, за полдня успеет привлечь к себе внимание. Конечно, была вероятность, что его, подобно тому неудачливому киллеру-коротышке в прикиде ниндзя, могут отыскать другие недоброжелатели, однако… я был готов пойти на такой риск. И, на всякий случай, даже вновь оставил при своём пленнике заново запитанную следилку.
     Признаться, ещё никогда мой сравнительно короткий рабочий день не тянулся так медленно. Мне даже пришлось вогнать себя в транс, чтобы мои нервозность с нетерпением не сильно бросались коллегам в глаза, уж они-то подобные вещи подмечают на раз. Так что я в тот день наверняка показался им сонным и возможно даже слегка заторможенным, но лучше уж так, чем привлекать чужое внимание выглядя человеком, будто сидящим на иголках. Впрочем, возможно я всё-таки немного перестарался, потому как…
     — Севастьян, я всё понимаю, дело молодое, но ты с этим всё же не перебарщивай, ладно, — таким вот нехитрым образом подколол меня во время обеденного перерыва один из старших коллег.
     — А вы не завидуйте! — Под смешки присутствующих, улыбнулся и я.
     В конце концов, коллектив у нас преимущественно мужской, а потому и всякие дружеские шутки, да темы для разговоров — под стать. Понятное дело, что таких зубров, как мой куратор, либо же начальник отдела, за подобным не застать, однако остальным ничего не мешало во время перекуров общаться друг с другом за футбол, рыбалку, автомобили и, конечно же, женщин.
     Рабочий день закончился, и я, переодевшись, помчался обратно, вновь ориентируясь на местоположение маячка. К счастью, никаких неожиданностей не произошло. Языка не украли у меня неведомые Злодеи, никто не эвакуировал машину на ближайшую штрафстоянку, даже вездесущие мальчишки никаких неприличных слов нигде не накарябали. В общем, местечко вполне укромное я подобрал, и везти Васкеса куда-то ещё посчитал излишним.
     Впрочем, перед тем как подойти к тачке, я добрых полчаса наблюдал за окрестностями с приличного расстояния, стараясь выявить засаду, либо хотя-бы просто наблюдателя. В итоге это оказалось простой перестраховкой — здесь даже прохожие не появлялись — но лучше уж потратить время, чем потом оказаться в весьма щекотливой ситуации.
     Открыл багажник, извлёк оттуда ко всем прочим мерам предосторожности связанного клейкой лентой подпольщика — бреши Брешами, но тот же Васкес, к примеру, настолько был уверен в эффективности Блокиратора, что даже не приказал меня обездвижить — и переместил его на заднее сидение машины, устроившись по соседству. Пара тычков Астральным клинком, и тот подскочил на месте, ударившись макушкой об потолок, дико вращая глазами и извиваясь в путах.
     Если бы я не заклеил ему рот, он, вероятно, ещё бы и вопил, как ошпаренный. Мда, экстренное приведение в чувства посредством воздействия на Астральную оболочку вызывает не самые приятные ощущения. А уж после всех тех передряг, через которые он прошёл за последние пару дней — так и вовсе.
     — Привет-привет, — когда он более-менее угомонился, я помахал ему его же собственной рукой.
     Было бы глупо оставлять при нём такую опасную штуку, забитую хрен пойми чем. Есть у меня ощущение, что видел я далеко не все сюрпризы, что в ней спрятаны. Причём, мне её даже рубить не пришлось, она вполне себе нормально отделялась, стоило только разобраться с креплениями, рассчитанными под использование левой рукой.
     Ну и конечно, помимо этого, я снял с него всё, что показалось мне хоть немного подозрительным. То есть, оставил его практически в одних штанах, да майке, через которую выделялся каркас экзоскелета, помогающего ему передвигаться. На самом деле, я бы и его снял, однако же без хирургического вмешательства это не представлялось возможным — насколько я сумел разглядеть Магическим зрением, в области спины эта штука была болтами прикручена к позвоночнику.
     — Знаешь… Мануэль, — проникновенно произнёс я, добавив немного ультразвука, отчего Васкес непроизвольно вжался в спинку сидения, — мне кажется, мы с тобой неправильно начали наше знакомство. Ты попытался подчинить, а потом и убить меня, чем я был немного удручён. Однако теперь я остыл, и уже почти на тебя не сержусь. Как ты смотришь на то, чтобы начать всё сначала?
     Васкес на удивление быстро сориентировался в ситуации и взял себя в руки. Чтож, меньшего от него я и не ждал, в конце концов ему доводилось бывать в передрягах похлеще этой. Опасливо покосившись на тьму под моим капюшоном, он что-то промычал. Я тут же резким рывком сорвал клейкую ленту, что закрывала ему рот, отчего тот скривился и коротко выругался.
     — Слушай, дружище, я совсем не против с тобой замириться, — затараторил он после этого, — однако у меня нет того, что тебе нужно!
     — Чего именно, Мануэль? — полюбопытствовал я.
     — Информации по моим заказчикам, конечно! Для чего бы ещё тебе пытаться меня разговорить? — Усмехнулся он. — Но такие люди… неужели ты думаешь, что они общаются с обычными наёмными работниками типа меня лично? Нет, мне сложно даже представить сколько звеньев цепочки из посредников меж нами было. Мне даже неизвестно, как они сами себя называют! Про что-то большее я вообще молчу! Точно мне известно только одно — не стоит переходить этим людям дорогу.
     — Они подослали к тебе убийцу, но даже после этого ты продолжаешь хранить их секреты. Похоже, ты и впрямь их боишься. Но ведь они тебя так и так уже списали. Тебе всё равно придётся бежать. Что ты теряешь?
     — Ты даже не представляешь, сколько всего может потерять человек перед тем, как его лишат жизни.
     — Ну почему же? У тебя остались целые конечности. Кожный покров, глаза, ногти, зубы. Внутренние органы, наконец. Что заставляет тебя думать, что я не готов лишить тебя всего этого, чтобы получить ответы?
     — Всё очень просто, — ухмылка вновь наползла на лицо Васкеса, — ты — Герой. Я знаю таких как ты, встречался с вами не раз. Вы способны лишь сотрясать воздух. Угрозы, попытки взять на испуг, возможно, побои… однако замарать руки настоящими пытками? На это даже далеко не каждый подпольщик способен. Я признаю, что ты вполне можешь запугать меня до мокрых штанов, но не думай, что это развяжет мне язык.
     — А ты разве не слышал про Кулаков? Кажется, они в подобном чистоплюйстве замечены не были.
     — А ты что, один из них что ли? Очень в этом сомневаюсь.
     — Правильно делаешь, они бы меня к себе не взяли, как слишком отмороженного.
     — Это всё слова, Безликий. Я уже убедился, что ты придерживаешься образа «типа крутого парня», однако на одной крутости далеко не уедешь. Ты не сможешь… кхха…
     — Никто тебя за язык не тянул, — покачал головой я, схватив его левой рукой за горло и придавив к спинке, а правой вновь воздействовав на Брешь Слабости, дабы он не слишком вырывался, потому как иных способов нормально зафиксировать его в столь тесном пространстве у меня нет.
     — Последний шанс, Мануэль, — произнёс я, — поверь, последствия допроса тебе могут не понравиться.
     Единственное, чего я от него дождался, так это кривой ухмылки. Да уж, видимо Васкес и впрямь слишком многое пережил в своей жизни, и его просто так, надавив на психику, не расколоть. Но он мог хотя бы попытаться сыграть по моим правилам, и по его ответам — неважно насколько они были бы правдивы — я мог многое узнать. Тем не менее, он оказался на удивление стоек в этом вопросе, так что придётся использовать не слишком приятные, в первую очередь для меня самого, методы. Нет, никакого физического воздействия, намного проще и эффективнее будет воспользоваться магией и надавить на его Брешь Истины. А что? Здесь относительно спокойно, мои школьнички под руку не лезут, можно спокойно работать.
     Я давно не занимался ничем подобным, ещё с военных будней магического мира, однако тот факт, что у Васкеса не может быть защиты разума, вселял в меня уверенность, что я смогу узнать интересующие меня вещи до того, как его мозги вытекут у него из ушей. Ну… фигурально выражаясь. А если бы и нет — вряд ли это меня бы остановило. Может я и Герой, но я ещё не совсем опустился в своей «любви к ближнему своему», чтобы жалеть ублюдка, из-за властолюбия которого в том числе, чуть было не стало моего родного города. Да и без того народу погибло изрядное количество. В общем, нечего тут рефлексировать, погнали!
     Брешь Истины — тоненькая щёлочка в Астральном теле человека, и её расположение на теле физическом соответствует месту за левым ухом. Воздействие на него требует буквально ювелирного подхода, а потому я, сформировав на кончике указательного пальца миниатюрный Астральный клинок — хотя в свете предстоящей мне «операции» уместнее было бы назвать это Астральным скальпелем — осторожно дотронулся до Бреши.
     Сейчас мне требовалась максимальная концентрация, потому как малейшая ошибка может серьёзно повредить разум моего пленника, и ответов от него я не получу. Поэтому я ввёл себя в транс, после чего начал бесстрастно задавать вопросы. Краем сознания я отметил, как в ужасе расширились глаза Васкеса, когда он понял, что не может солгать на прямо поставленный вопрос. Да что там, воздействие ему даже молчать и юлить в своих ответах не позволяет!
     Кто такие эти серьёзные люди? Как держите связь? Что ты про них знаешь? Каким образом они на тебя вышли? К чему, по твоему мнению, они ещё могут быть причастны? Я задавал эти вопросы под разными формулировками, и ещё много других, дабы выяснить, что на самом деле известно Васкесу. Как ни странно, но он и впрямь мало что знал об этой организации. Но это не мешало ему… аккуратно наводить справки. В конце концов, надёжный компроматец на работодателя — вещь в хозяйстве крайне полезная. Проблема в том, что ничего особо интересного ему найти не удалось.
     Он вычислил несколько контактов, связанных с ними, включая приконченного им же наёмного убийцу. По косвенным признакам понял, что у них имеются свои люди во многих структурах, естественно без подробностей, и имел твёрдое убеждение, завязанное прежде всего на интуицию, что то, что ему показали — лишь вершина айсберга.
     Конкретики оказалось до обидного мало. Про лабораторию в лечебнице он узнал, как и все прочие, из новостей и не мог добавить по этому поводу ничего нового. Единственное, что показалось мне заслуживающим внимания — факт того, что «серьёзные люди» задействовали не менее серьёзные ресурсы для поиска и поимки одного конкретного человека. Нет, не меня, а некоего Гофмана. Васкесу удалось установить, что это кто-то типа ренегата, который каким-то образом кинул свою организацию, и теперь «серьёзные люди» имеют к нему претензии. Подпольщик посчитал, что если ему удастся его поймать, то он может рассчитывать на приличную награду.
     Примет самого Гофмана ему, впрочем, выведать не получилось, однако он выяснил, что у него в шестёрках числятся несколько Уродов, один из которых обладает примечательной способностью манипулировать собственными костями и мышечной массой. Ничего не напоминает? Мне вот сразу вспомнился ублюдок, с которым не так давно столкнулась Анька при попытке похитить сверха. Выходит, он действовал по приказу этого самого Гофмана? Вывод напрашивается сам собой, однако данных по-прежнему категорически мало, чтобы можно было с уверенностью что-то утверждать.
     Прежде чем закончить допрос, поинтересовался у Васкеса относительно его собственных схронов, которых просто не могло не быть. И вот тут уже что-то пошло не так. Вернее — всё пошло не так. Васкес захрипел, стараясь сдержать рвущуюся наружу информацию, будто речь шла не о тайниках с материальными ценностями, а о чём-то куда более важном. Это меня заинтересовало, и я усилил нажим.
     После этого, несмотря на все принятые мной меры, вроде бы обездвиженное тело подпольщика выгнулось дугой, а сам он засучил ногами по полу кабины. Это оказалось для меня неожиданным настолько, что концентрация сбилась и я машинально оборвал воздействие на Брешь Истины. Грубо оборвал, что оказалось для Васкеса фатальным. Он обмяк на сидении, устремив в потолок остекленевший взгляд. Магическим зрением я видел, как его аура затухает, но всё же зачем-то проверил его пульс. Результат был предсказуем.
     Я непонимающе оглядел его уже мёртвое тело, и лишь несколько секунд спустя до меня дошло — его экзоскелет! С помощью этой штуки ему удалось перебороть временный паралич, вызванный воздействием на Брешь Слабости. Он видно очень сильно не хотел делиться неправедно нажитым добром, если именно этот вопрос заставил его настолько сильно сопротивляться. Жадность фраера сгубила — так, кажется, говориться? Вот уж точно — выражение, идеально характеризующее данную ситуацию. Однако же в тайнике Васкеса могли храниться не только лишь деньги, но и что-то куда боле ценное и интересное. Впрочем, теперь уже я этого не узнаю. Уж чего-чего, а мертвецов я поднимать точно не умею.
     Вообще, для меня это очень досадная промашка, объяснить которую я могу лишь собственной неопытностью в данном деле. И торопливостью, ведь я хотел выведать как можно больше и как можно скорее. И вот — результат. Васкес, в конце концов, был травмирован взрывом. Кто знает, насколько сильно досталось его голове? Мне было достаточно того факта, что он более-менее осознаёт происходящее. И относительная лёгкость процесса допроса по началу добавила мне уверенности. Я поспешил, вот только смеяться мне что-то не хочется.
     Впрочем, я был более расстроен собственной непредусмотрительностью, нежели самим фактом случившегося. И тем, что смерть этого человека стала результатом моей оплошности, а не осознанного выбора. Признаться, в процессе допроса я ещё не принял окончательного решения относительно того, как мне поступить с ним в дальнейшем. Если бы по его окончании он таки превратился в пускающий слюни овощ, я, скорее всего, незатейливо свернул бы ему шею. Но если бы он отделался чуть менее серьёзными последствиями… не оказался бы живым он для меня более полезен?
     Ведь его ищут бывшие работодатели и это отличная возможность заставить их дёргаться, проявить себя ещё сильнее. Может хоть так Васкес помог бы следствию, раз уж у него не нашлось чего-то, что можно подвязать к делу. В конце концов, я знал, что в составе следственной группы имелись люди, неустанно мониторящие сводки новостей, и вряд ли мимо них прошла бы информация о задержании подпольщика, на протяжении пяти последних лет считавшегося мёртвым. Установить его истинную личность совсем несложно — он не то, что пластическую операцию себе не сделал, даже бороду для маскировки отрастить поленился!
     В общем, если в группе и впрямь подобрались толковые ребята, как отзывался о них куратор, они, как минимум, могли обратить на это внимание. Как максимум же… мне даже и представить сложно, что способны вытянуть на свет профессионалы своего дела. Теперь, впрочем, это всё не имело смысла. Очередной мёртвый подпольщик — таким никого не удивишь. Хотя… даже в этом случае стоит попытаться обратить ситуацию себе на пользу. Как говориться, было бы тело, а дело найдётся. Так пускай компетентные органы им и займутся, глядишь — нароют-таки чего интересного.
     Дальнейшее было делом техники. Обратно упаковать Васкеса в его лохмотья и снарягу, не забыв поставить киберруку на место, усадить его на водительское сидение, зафиксировав ремнём безопасности, а затем, дождавшись темноты и добавив картине последние штришки, под Пологом выкатить машину во дворы. Со стороны должно казаться, будто водителю стало плохо, и он из последних сил свернул с дороги и запарковался, как получилось.
     Далее я контролировал происходящее, наблюдая за развивающимися событиями со стороны. Сначала «бессознательного» человека в машине обнаружили возвращающиеся с работы местные жители, потом подъехала скорая помощь, а за ними уже и милиция подтянулась. В общем, его тело увезли на скорой и уже следующим утром во время завтрака мы с Анькой смотрели занимательный репортаж, повествующий о том, как накануне был найден мёртвым подпольщик, которого до этого уже лет пять как считали погибшим.
     Причиной гибели было названо кровоизлияние в мозг, и проводились связи со вчерашним взрывом на складе, где тот, собственно и пострадал. Ну и до кучи репортёры прошлись по событиям в тогда ещё Мрачногорске, чтобы зрители могли понять, что это за человек и какую роль он в них сыграл. Признаться, о Васкесе отзывались скорее, как об очередном Уроде, нежели подпольщике, что было, в общем-то, вполне ожидаемо. Чтож, вот волна и пошла, теперь осталось внимательно смотреть в оба, чтобы не пропустить то, что всплывёт на поверхность.
* * *
     По происшествии выделенного им времени Мистики, сбившись в тесную кучку, наконец начали движение, что и вывело меня из раздумий обо всём случившемся за последнее время. Не стоит отвлекаться, наоборот — необходимо быть максимально сконцентрированным. Пусть опыта и выучки моим подопечным пока не хватает, но зато геройской дури — хоть отбавляй! Что делает их в некоторой степени непредсказуемыми. Вот так недооценишь, попадёшься под шальной приём, да уронишь свой преподавательский авторитет. А после этого тебя и воспринимать будут уже иначе. Так что не следует создавать прецедентов.
     Мистики начали обходить обозначенную местность по спирали, не выходя за её границы, которые я отметил повязанными на ветки, да кусты белыми ленточками. Среди них кто-то явно раньше занимался спортивным ориентированием, потому как двигались они вполне уверенно, хоть и не торопливо, внимательно оглядывая окружающее пространство в поисках опасности, как и подобает действовать в заданных условиях. Кажется, они всё-таки запомнили кое-что из того, что я им говорил. Правда вот намеренно оставленных мной следов никто не заметил…
     Чтобы нагнать на них саспенса, я принялся кружить неподалёку, хрустеть ветками и шуметь листвой. Реагировали они на этот раздражающий фактор вполне естественно — всякий раз невольно вздрагивая оборачивались в сторону, откуда был слышен шум. Впрочем, очень скоро они перестали проявлять к этому интерес, а зря, потому как тогда-то я и решил нанести пробный удар, выскочив на них из ближайших кустов.
     Расчёт мой оказался верен — ребята подобного не ожидали и растерялись. Лишь Метель на автомате послала в мою сторону довольно мощную морозильную атаку с широким радиусом поражения. Увернуться от чего-то подобного с близкого расстояния крайне сложно, однако не без помощи Усиления, но я всё же справился. Лишь кончик плаща покрылся инеем.
     Тем не менее, остальные уже сообразили, что к чему, и у меня на пути выросла туманная преграда, поверх которой тут же прошлась широкой дугой ударная волна Раздора. Да, чем-то более узконаправленным меня фиг выцелишь, так что Михаил правильно рассудил, что бить следует по площадям. Пришлось уклоняться в прыжке и отступать. Чтож, первый раунд остался за ними — у них получилось никого не потерять. Посмотрим, как хорошо им это удастся в последствии.
     После первого нападения их передвижение ещё сильнее замедлилось, а всё потому, что они шли под прикрытием завесы Флер. Идея, может, и не самая плохая, однако же не без минусов, причём весьма серьёзных, важнейший из которых — состояние сверха прикрытия. В конце концов силы Флер не бесконечны, и она может устать в самый неподходящий момент. Походу, они прямо нарываются на соответствующий урок, а раз так — они его получат. Пусть собственными глазами увидят, что случается, когда неправильно распределяешь доступные ресурсы.
     Так что я начал постоянно нападать на них исподтишка, имитируя намерение пробраться внутрь их построения, и отступая до того, как они вдарят ответной атакой. Это лишь укрепляло их в решении поддерживать защиту постоянно, заставляя Флер терять драгоценные силы даже когда в этом не было нужды. В конце концов Мистики окончательно забили на мои поиски, ибо я и так всегда находил их первым, подыскав более-менее просторный участок леса и заняв круговую оборону за завесой.
     Ну а я что? Я поддерживал их заблуждение в том, что они приняли правильный выбор, постоянно нападая с разных сторон и каждый раз уходя от ответных атак. Впрочем, я делал это таким образом, чтобы со стороны казалось, будто с каждым разом это даётся мне всё тяжелее. Что подстегнуло их азарт и заставило Раздора с Метелью больше стараться и, соответственно, сильнее выкладываться. Вскоре окрестности были буквально изрыты и припорошены инеем.
     В подобном темпе они не выдержали и десяти минут. Сперава рассеялась завеса, по ту сторону которой Провидец помогал уставшей подруге устоять на ногах. Оставшиеся члены команды также выглядели весьма измотанными. Ну вот и всё — теперь их можно брать тёпленькими. Хотя… Вместо того, чтобы сходу переть напролом, я ловко и бесшумно вскарабкался на стоящее недалеко за их спинами дерево, прошёлся по толстой ветке и… спрыгнул прямо в центр их построения. Почувствовавшие неладное Раздор с Метелью разом исполнили по мощному площадному приёму, метя в стороны, откуда я мог бы напасть, ещё сильнее уродуя окружающий ландшафт.
     Мда, признаться я мог бы и попасться, ибо всё пространство вокруг них оказалось либо перепахано, либо проморожено. Слишком уж они демонстративно изображали усталость, в надежде меня выманить. Видно Провидец понял, к чему всё идёт и решил поставить всё на последнюю атаку. Лишь в самый последний момент он понял, что опасность грозит им сверху, но направить друзей уже не успел — я приземлился рядом и подсечкой уронил его на землю вместе с Флёр. Затем настал черёд и сверхов атаки поваляться в пыли.
     — Ну что, кто-нибудь скажет, в чём была ваша основная ошибка? — Поинтересовался я, подождав, пока они встанут и отряхнутся.
     — Нам не следовало сразу уходить в оборону, — хмуро ответила Метель.
     — В точку! — Кивнул я. — Это мало того, что значительно уменьшает вашу мобильность, но и излишне утомляет. Впрочем, всё как всегда зависит от ситуации.
     — И мы опять быстро слились, — проворчал Раздор.
     — Ну, не так уж и быстро, мы тут больше получаса резвились. В любом случае, вы получили бесценный опыт. И получите ещё больше, как только мы рассмотрим ваши действия поподробнее.
     Ещё около часа мы, разместившись на толстом поваленном — не нами! — стволе, разбирали прошедшую тренировку. В деталях, так сказать. В целом же, я был вполне доволен прогрессом ребят, о чём и не преминул им сообщить. Конечно наставления наставлениями, но иногда и похвалить требуется, дабы ученики знали, что прогрессируют, а не топчутся на одном месте.
     — Сев, можно с тобой поговорить? — Сняв маску, и подставив раскрасневшееся лицо прохладному ветерку, Провидец подошёл ко мне, когда мы закончили с разбором полётов и решили, что пора бы уже расходиться по домам.
     Выглядел он при этом так, словно его что-то беспокоило.
     — Конечно, — кивнул я. — Что у тебя?
     Он немного помялся, оглянулся назад — остальные Мистики, разбредясь по кустам приводили себя в цивильный вид — и убедившись, что нас никто не слышит, чуть понизив голос произнёс:
     — Мне кажется, что-то происходит.
     — Постоянно что-то да происходит, нельзя ли поконкретнее? — Уточнил я.
     — Это «что-то» точно каким-то образом касается нас. Всех нас, как команды. Но у нас с ребятами всё как обычно, ничего интересного, так может, — Провидец неловко переступил с ноги на ногу, — это как-то связано с тобой? Скажи, в последнее время ничего странного с тобой не происходило?
     — Я бы соврал, если бы сказал, что нет, — хмыкнул я. — Без дел не сижу, постоянно во что-то влипаю, кажется это снова становится для меня нормой. Однако, я не представляю, как бы это могло отразиться на вас.
     — Ты уверен? — Он испытующе взглянул на меня.
     Ниточка, тонкая настолько, что рискует порваться при любом неосторожном движении, протянулась от их лишившихся способностей близких до человека по имени Гофман. Не он ли, тот упомянутый главврачём коллега, которого интересовали способности сверхов? По чьему приказу некий Урод пытался захватить Героя Ассоциации? И кого при этом разыскивают «серьёзные люди»? Нет никаких прямых доказательств причастности этого человека к потере способностей Эквилибристом и Вьюгой. Всё это вилами по воде писано. И тем не менее…
     — Нет, я ни в чём не уверен, — покачал головой я.
     — Расскажешь? — Тут же заинтересовался Провидец.
     — Когда придёт время — обязательно.
     — И когда же?..
     — Это зависит от вас, — прервал я его. — На данный момент ваша основная задача — учиться и тренироваться. Лишние в данный момент и ничем при этом не подтверждённые домыслы вас будут только отвлекать и раззадоривать. Подстрекать к лишним телодвижениям. А это — последнее, что нам сейчас нужно, учитывая… — я собрался с мыслями и, выдохнув, продолжил: — в общем, наш рейд в лечебницу не остался не замеченным некими… серьёзными людьми, стоящими за той лабораторией. Пока что их внимание прежде всего направлено на меня, и было бы неплохо, чтобы так всё и оставалось. Сейчас я знаю слишком мало, чтобы можно было в полной мере оценить риски для всех нас. Поэтому, давай постараемся обойтись без неожиданных выходок, надрывов и всего в этом духе.
     — Кажется, я тебя понял, — подумав и придя к каким-то выводам, серьёзно кивнул Михаил. — Занимаемся дальше, по программе.
     — Именно! — Вроде бы, он и впрямь понял меня правильно. — И ещё кое-что, Миш. Я не буду просить тебя никому ничего не говорить и зря баламутить народ, ты парень ответственный, к тому же — лидер команды, сам сообразишь, что к чему, и как лучше поступить. Однако, если что-то ещё почувствуешь или увидишь — как можно скорее дай мне знать! Даже если это будет какое-нибудь смутное чувство тревоги, или типа того. Договорились?
     Да уж, инсайды непосредственно из инфополя этого мира мне бы не помешали, жаль «сигнал» Провидца не вполне стабилен, да и работает, насколько я понял, как-то через раз. Но кое-что всё равно намного лучше, чем вообще ничего, и своевременное предупреждение иной раз может многое изменить.
     — Договорились, — проникнувшись всей серьёзностью дела, ответил он мне.
     Надеюсь, это не пригодиться, и я буду способен самостоятельно просчитать, откуда в следующий раз прилетит, но… сейчас даже столь ненадёжная подстраховка лишней не будет.

Глава 22

Отступление 6
     — Долго нам ещё тут ждать, — не скрывая скуки в голосе, спросил человек в брезентовом дождевике, который отлично скрывал особенности его телосложения, пялясь в окно машины, но не находя там ничего, что заслуживало бы внимания. — Слышь, Ипкас, когда там уже?
     Его собеседником и вынужденным напарником являлся довольно молодой человек, разместившийся на месте водителя. Черноволосый, в строгом костюме и прямоугольных очках с изящной тонкой оправой. Он, в отличие от своего показательно изнывающего от скуки соседа, внимательно наблюдал за тем, что происходит за окном машины.
     Одного лишь беглого взгляда на эту парочку было достаточно, чтобы понять, что они являют полную противоположность друг другу. И даже не стараются скрыть ту неприязнь, что они друг у друга вызывают. Это было видно во всём, от кидаемых взглядов, до выражений их лиц и интонаций, с которыми они обсуждали, казалось бы, совершенно обыденные вопросы.
     — Не называй меня так, — процедил «франт», презрительно скривившись своим породистым лицом, что вызвало у напарника лишь ядовитую ухмылку.
     — С чего бы? Разве у сверхов не принято брать себе дурацкие клички? А если у кого её нет, то ему обязательно помогут! В общем, круто я тебе придумал, да? Можешь не благодарить!
     Названный Ипкасом бросил на напарника злобный взгляд поверх очков. Если бы не общее дело, объединившее двух таких разных людей, можно было бы предположить, что он с удовольствием прикопал бы его где-нибудь в подмосковном лесочке. Впрочем, он нисколько не сомневался, что его чувства полностью взаимны. Это — единственное общее между ними!
     — Много ума, чтобы сократить моё имя с фамилией до одного слова, не надо, — отозвался человек, которого звали Ипполитом Касицким. — Но что насчёт тебя, Павел? Не забывай, что ты тоже сверх. И как тебя тогда лучше называть? Возможно, Квазимодо? Или, вот, неплохой пример из древних англо-саксонских эпосов — Грендель.
     — Скажи ещё — Крендель, — фыркнул напарник.
     — Заметь — не я это предложил.
     — Никак у нашего ручного интеллигентика, наконец, чувство юмора прорезалось? Но тебе следует стараться лучше, Ипкас.
     — А кто тут вообще шутит, Крендель? — Его вечно серьёзное лицо исказило подобие улыбки, смотрящейся на нём откровенно чужеродно, и в некотором смысле даже жутковато.
     — Ну так долго ещё ждать? — Поёжившись, Павел поспешил вернуться к вопросу, с которого и началась их очередная пикировка.
     В острословии сравниться со своим напарником он не мог, и знал, что если они продолжат, то в итоге всё сведётся к извечному «сам дурак!» в ответ на колкие замечания собеседника. Но хуже всего были его снисходительные взгляды, как бы говорящие «чего ещё от этого убогого ждать?», которые бесили куда сильнее любых слов. И ведь не вмажешь же! Мало того, что Ипкас, каким бы дохляком не казался, ответить мог вполне серьёзно, да так, что костей после этого не соберёшь. Ко всему прочему, ещё и шеф назначил главным именно его и очень сильно надеялся, что задание будет выполнено в лучшем виде. А шефа лучше не злить.
     — Ты бы вместо того, чтобы ныть и жаловаться, нормально следил за дорогой, — ответил ему Касицкий. — Один раз ты уже провалился, сейчас — последняя попытка и другой уже не будет. Нас и без того ищут, нам не нужна ещё и Ассоциация на хвосте. Если мы облажаемся, шефу придётся серьёзно пересмотреть ближайшие планы.
     — Да знаю я! — Не будучи морально готовым к тому, что его снова начнёт отчитывать этот занудный сопляк, Павел поспешил прервать его на полуслове.
     — Раз знаешь, то не занимайся ерундой и продолжай наблюдение! — Отрезал Ипкас, как он уже совершенно точно решил называть этого надменного очкарика, просто чтобы его позлить.
     И, вполне возможно, что это прозвище подхватят другие, после чего оно так и прилипнет к своему владельцу. Отличная месть за столь явное пренебрежение и постоянные победы в словесных баталиях! Впрочем, Павел не учёл, что это работает в обе стороны, и при подобном исходе у него есть немалый шанс и самому превратиться в Кренделя, если не в кого похуже, в конце концов на отсутствие воображения Касицкий никогда не жаловался.
     — Взгляни, он? — Спустя примерно полчаса, проведённых в унылом молчании, спросил Ипкас, привлекая его внимание к неторопливо бредущему по тротуару пешеходу.
     — Вроде бы он, — лениво пожал плечами Павел, окинув взглядом предполагаемую цель.
     — Так «вроде», или «он»? — Раздражённо продолжил допытываться Касицкий. — Давай, напряги свою единственную извилину, у нас нет права на ошибку!
     — Да откуда ж я знаю?! — Вспылил человек в дождевике. — Он же тогда в маске был! Как, по-твоему, я должен его узнать?
     — По осанке, походке, движениям, наконец, — решил проявить терпение Ипкас. — Разве не ты столько хвастался своим военным прошлым? Ну, давай, покажи, чему вас там обучили?
     Павел выругался, правда — про себя. Иногда он и впрямь любил прихвастнуть своими мытарствами в доблестных рядах Советской Армии, и потрясти немногочисленными наградами, ни одна из которых, впрочем, не была выдана за мужество, доблесть, отвагу и прочие связанные с военным делом добродетели. И вот теперь подобная привычка уже в который раз сыграла с ним злую шутку.
     — Пойдём, поближе глянем, — предложил он.
     — Чтобы окончательно спугнуть? — Хмыкнул Ипкас. — Отсюда смотри.
     Было уже темновато, да и привлёкший их внимание парень носил кепку, тень от которой частично прикрыла его лицо, так что разглядеть его не представлялось возможным. Тем не менее, потенциальный Крендель честно попытался. В конце концов, это действительно был его прокол — он переоценил себя и свои силы и недооценил Героев Ассоциации. Ранее он сам ни с кем подобным не сталкивался, однако был завсегдатаем форумов, участники которых были о Героях, в том числе и с Эмблемами, весьма невысокого мнения. Так что его вполне можно считать жертвой навязанного диванными аналитиками стереотипа. Во всяком случае, свою неудачу он объяснял именно так.
     К тому же, всё испортило так не вовремя прибывшее подкрепление, возможность появления которого он, в принципе, не учитывал. Опять же — по вине форумных пустозвонов, утверждавших, что среди Героев Ассоциации и в помине нет того единства, о котором постоянно трубят по телеку. Дескать, они за рейтинги друг дружку удавить готовы, а уж чтобы вызвать подмогу — это вообще нонсенс.
     Однако же, совсем провальной его миссию назвать было нельзя, ибо на его костях осталась кровь нужного шефу сверха, и он вовремя додумался её сохранить. Дальнейшее оказалось делом техники. К которому его, впрочем, и на пушечный выстрел не подпустили. Как Ипкас коротко рассказал во время брифинга, им удалось выделить образец ДНК, сравнить его с какими-то медицинскими базами данных — в подробности относительно доступа к подобным вещам он не вникал, однако звучало это очень круто и солидно — выведать настоящее имя скрывающегося за геройской маской сверха, а потом, через соцсети пробить и всё остальное.
     — Нет, точно не скажу, — покачал головой он, надеясь, что в движениях прохожего будут проскальзывать последствия недавних побоев. — Я его, конечно, неплохо отделал, но времени прошло прилично, да и свои наверняка подлечили.
     — С этого ракурса и при таком освещении совпадение с найденными в сети фотографиями — семьдесят девять процентов, — поправив свои, как оказалось, совсем не простые очки, сообщил Касицкий. — Это он, надо брать!
     — Если ты сразу так мог, то чего тогда до меня докопался? — Возмутился неудачливый похититель сверхов.
     — Нужно же мне было выяснить, насколько ты бесполезен? Вердикт однозначен и неутешителен: полезнее тебя любая подопытная крыса из лаборатории. Она хотя бы исправно исполняет свои функции.
     — Очень смешно, — процедил сквозь зубы Павел.
     — Учитывая, что я до сих пор не шучу, рад что хоть кому-то из нас весело, — монотонно произнёс Ипкас, после чего открыл дверь и выбрался из машины. — Идёшь?
     Проворчав что-то неразборчивое, человек в дождевике присоединился к своему временному — во всяком случае, он на это надеялся — напарнику. Ему уже довелось отчитываться перед шефом за провал первого доверенного ему серьёзного задания, и повторять этот печальный опыт он не имел совершенно никакого желания. Сейчас ему больше всего хотелось покрепче обнять этого заносчивого засранца, выпустив наружу кости, и перетерев это тщедушное ничтожество в фарш. К сожалению, с этим придётся немного подождать, ведь порученное им дело — прежде всего.
     В конце концов ему было страшно отнюдь не само наказание, которое мог бы придумать шеф, но осознание того, что он разочаровал этого человека. Того, кто дал ему не просто возможность полноценно жить дальше, но и предоставил цель дальнейшего существования. Того, кто когда-нибудь обязательно войдёт в историю, и не важно, превозносить ли его при этом будут, либо же обвинять во всех смертных грехах.
     «Если все люди, как обычные пули и различаются всего лишь калибром, то шеф по сравнению с остальными — настоящий зенитный снаряд!» — Как-то в самом начале их знакомства отметил он ту незримую мощь, что исходила от этого человека и выделяла его среди безликой серой массы. В общем, подвести его снова он бы не хотел хотя бы ради себя самого. Он настроил себя на достижение цели настолько, что сверхспособности откликнулись на его эмоции и стали преобразовывать… и ещё сильнее деформировать его тело. Он стал выше, а за плечами начал расти горб, становясь заметным даже под столь просторным одеянием.
     — Ты тут что, драться собрался? — Обернувшись, мрачно поинтересовался у него Ипкас. — Не забыл, что мы должны сработать по-тихому? Сдуйся обратно!
     — Сейчас, — он попытался сконцентрироваться, — погоди, я быстро.
     — Было бы неплохо, а то цель скоро доберётся до своего подъезда.
     — Тогда не бубни под руку, только сбиваешь! — Рявкнул тот чуть громче, чем следовало, после чего закрыл глаза и лицо его исказилось гримасой, более подходящей для сидения на толчке.
     — Ну, наконец-то, — покачал головой Касицкий, когда формы напарника стали чуть более неприметны. — Идём!
     Несмотря на незапланированную задержку, им всё же удалось нагнать Героя по пути к дому, когда тот уже углубился во дворы. Ипкас, как наиболее из них двоих презентабельно выглядящий, окликнул его с самым стандартным вопросом, который только может задать на улице незнакомый человек: «Как пройти до метро?». Напарник же, пока сверх был отвлечён объяснениями, зашёл ему за спину и взял ничего не подозревающего Героя в удушающий захват. Тот даже сообразить ничего не успел, когда вежливый и учтивый парень, стоящий напротив, достал из кармана пиджака пластиковый шприц, всадив его в зафиксированную напавшим сзади шею.
     — Спрячься за той трансформаторной будкой, пока тут никто не прошёл, — приказал Касицкий, когда тело Героя обмякло, и он повис на руках напарника, — сейчас подгоню машину.
     Не прошло и пяти минут, как они уже спокойно отъезжали от места преступления. Пленник крепко спал на заднем сидении под воздействием мощного, рассчитанного на сверхов, транквилизатора. Руководитель операции спокойно крутил баранку, а вот здоровяка несколько потряхивало.
     — Я думал, это окажется сложнее, — произнёс он, чтобы хоть что-то сказать, ибо молчание сейчас нервировало его сильнее, чем занудный тон Ипкаса.
     — Всё потому, что у нас был план, — тут же пришёл ответ, — а не тупая затея в стиле «притвориться застрявшим на дереве котёнком, чтобы потом напасть сверху».
     — Вот! Ты опять! Хохмишь же! Или снова попытаешься отвертеться?
     — Тебе показалось, — невозмутимо откликнулся водитель. — А если говорить серьёзно, то нам повезло застать его без костюма. В гражданской одежде, когда ты становишься обычной частью этого мира, а не паришь над ним на заоблачных высотах своего раздутого эго, при непредвиденной ситуации мгновенно вернуться в образ, тут же откинув «овечью шкуру» в сторону, способен далеко не каждый сверх. Психологический фактор. Вот с более опытным Героем нам точно пришлось бы повозиться. Возможно, ещё Дикие в подобном аспекте могут оказаться существенно опаснее просто за счёт того, что они намного сильнее подвержены паранойе и мало кому доверяют даже в мирной жизни. Здесь же… я ожидал проблем скорее с твоей стороны.
     — А вот это было обидно! — возмутился Павел. — Я бы и сам справился!
     — Да, как в прошлый раз.
     — Мне помешали! Ты хоть знаешь, с каким трудом я выковыривал из себя дурацкие стрелы той бешеной сучки? А потом они начали рассыпаться у меня в руках, я мог бы лишь немного подождать, вместо того, чтобы возиться со всей этой хернёй!
     — И тогда нам пришлось бы тратить своё время и силы, чтобы вымыть из твоего организма мельчайшие частицы, созданные способностями постороннего сверха. Не думал, что когда-нибудь это скажу, но в тот раз — возможно единственный в жизни — ты поступил абсолютно правильно.
     — Иди в жопу! — Огрызнулся здоровяк, снова не сумев достойно ответить на очередной выпад в свою сторону.
     До своего нынешнего логова они добирались долго, не менее полутора часов. И нет, ни в каких пробках они по пути не с стояли, просто чёртов Ипкас, в своей извечной тяге к перфекционизму, намотал пару лишних кругов, чтобы совершенно точно не привести за собой хвоста. Павел, в принципе, разделял подобную осторожность, однако ценой ей было лишнее время, проведённое наедине с этим вечно умничающим поганцем. Но всё рано или поздно заканчивается, завершилась и эта миссия. Причём — завершилась успешно!
     Местом, куда они в итоге приехали, была старая, давно уже не использующаяся по прямому назначению теплоэнергостанция, расположенная на самой окраине города. Власти столицы уже который год собирались её демонтировать, но, как это обычно бывает, руки у них до этого пока не дошли. Мрачный, заметно обветшалый комплекс строений с тянущимися к небу трубами, из которых уже очень давно не валил дым, нравился Павлу куда больше их последнего места обитания, откуда им пришлось спешно эвакуироваться. Во всяком случае, здесь было намного более просторно.
     И ещё это убежище отвечало требованиям шефа, так как было выстроено на Месте Силы. Слабеньком, не чета предыдущему, которое пошло вразнос из-за их экспериментов, но всё лучше, чем ничего. Исследования должны продолжаться! Возможно, Павел был невеликого ума человеком, однако он отлично осознавал, что они заняты правым делом, которое необходимо развивать несмотря ни на что!
     Когда с противным скрипом створка покрытых ржавчиной ворот отъехала в сторону, Ипкас направил машину внутрь, по разбитой, проросшей травой асфальтовой дороге, по обе стороны которой тянулись потрёпанные временем корпуса ТЭС, мрачно глядящие на визитёров тёмными провалами окон. Они подъехали к гаражу, рассчитанному на несколько грузовиков, где их машина и остановилась. Выбравшись из кабины, Павел пошёл открывать ведущие в гараж ворота. Припарковав средство передвижения, как подобает — не дело оставлять его на улице! — напарники подхватили пленника, и направились прямиком в убежище.
     Понятное дело, сами корпуса для подобного никак не годились, однако же под ТЭС имелись подземные уровни, которые шеф и приспособил для своих целей. Там вполне хватило места и под лаборатории, и под всю вывезенную технику. Сейчас шла окончательная отладка зала для взаимодействия непосредственно с Местом Силы, который шеф называл ритуальным. Вопреки ожиданиям, оборудования там требовалось не так много, как можно было ожидать, а самый центр занимал огромный каменный стол с вырезанными на нём непонятными письменами, который шеф обозначил Алтарём. Это было его самое ценное сокровище, всем им пришлось прилично повозиться, чтобы доставить его сюда.
     Павлу самому однажды пришлось возлечь на этот Алтарь. Он ожидал куда более научного подхода в решении своей проблемы, в то время как вокруг творилось форменное мракобесие. Тем не менее, он получил то, чего так жаждал последние годы — возможность вести полноценную жизнь. И не только. Шеф изменил его, сделал чем-то гораздо большим, чем он был до этого.
     Но не только лишь из чувства благодарности Павел последовал за этим великим человеком. Нет, его слова, его идеи захватили разум бывшего военного. После того, как его предала собственная Родина, после того, как от него отвернулись все боевые товарищи, он был разбит и сломлен. Не видел дальнейшего пути. А с полученными во время военных действий травмами он бы даже в подполье уйти не смог. И вот — совершенно посторонние люди не просто дали ему новый шанс, возможность начать жизнь с чистого листа, но и то, ради чего вообще стоит жить. Смысл… Да, за это он станет бороться, и горе тем, кто встанет на пути шефа в его крестовом походе против человеческой глупости, жадности и недальновидности!
     — Объект доставлен, отдыхает в камере, — коротко доложил Касицкий, когда они спустились в просторное помещение, оборудованное в виде конференц-зала.
     — Отлично, рад это слышать! — Удовлетворённо кивнул сидящий во главе длинного стола шеф.
     Он был высоким сухопарым человеком со спадающей до плеч гривой тёмных волос в которых уже начали проявляться седые пряди, что лишь добавляло ему солидности. Узкое лицо со впалыми щеками, аккуратная испанская бородка и яркие, будто подсвечиваемые неукротимым пламенем, глаза. Неотъемлемой частью его образа была широкополая фетровая шляпа, которую он не снимал даже в помещении, да старомодный плащ с оборками.
     На самом деле, более всего шеф в своём излюбленном костюме, да с неизменным кожаным саквояжем под рукой, в котором хранил самое необходимое, напоминал эдакого странствующего мистификатора восемнадцатого-девятнадцатого веков. Ему бы вполне подошёл псевдоним типа Калиостро, или что-то вроде того, однако он предпочитал исключительно собственное имя. Гофман. Иван Карлович Гофман. Именно так и никак иначе он должен войти в историю, а не под какими-то глупыми псевдонимами, прозвищами и кличками.
     — Но оставим пока нашего нового друга отдыхать и набираться сил, вскоре они ему понадобятся, — Гофман улыбнулся столь зловеще, что даже вечно спокойный Ипкас нервно передёрнул плечами. — А пока, я хотел бы поделиться новостями. Остальные уже в курсе, а вы, возможно, ещё не всё знаете. Присаживайтесь!
     Касицкий занял место по левую руку от шефа, в то время как Павел скромно пристроился в сторонке, закутавшись в свой дождевик. В присутствии шефа он заметно робел и не проявлял своей вечной задиристости.
     — Начать, наверное, стоит с плохого, — вздохнул Гофман, — вероятно вам уже известно, ведь эта новость второй день не сходит с экранов, но бедняга Эмиль был найден мёртвым в своей машине.
     Павел скорбно склонил голову и его прикрытое капюшоном лицо ощерилось злорадной ухмылкой. Этот идейный подпольщик не нравился ему куда сильнее того же Ипкаса — слишком ненадёжен, слишком беспринципен. Был лишь вопрос времени, когда он решил бы предать их.
     — Значит, они всё-таки до него добрались, — деловито произнёс Касицкий также не выглядевший особо расстроенным. — Он мог выдать нас перед смертью?
     — Исключено, я подстраховался на этот счёт, — отрицательно мотнул головой Гофман. — Однако обстоятельства его смерти кажутся мне несколько странными. Нападение на место, где он скрывался, произошло ранним утром, в то время как тело его нашли только поздним вечером того дня. Озвученная причина смерти также вызывает у меня вопросы.
     — Мне этим заняться? — Приосанившись, тут же спросил Ипкас.
     — Будь так добр, — кивнул шеф. — Мои бывшие партнёры, сколь бы они не любили простые и надёжные методы, иногда вполне способны мыслить оригинально и преподносить весьма неприятные сюрпризы, так что действуй осторожно. Как бы это не оказалось ловушкой, рассчитанной специально на нас.
     — Я приму к сведению, — кивнул Касицкий.
     — А хорошие новости будут? — Не удержался от вопроса Павел.
     Впрочем, для него и прошлая новость вполне могла сойти за хорошую.
     — Не уверен, что это можно обозначить именно так, но кое-что у меня имеется, — добродушно улыбнувшись, произнёс Гофман положив на стол перед собой сцепленные в замок руки. — Вы помните того мальчика, что шнырял вокруг нашего предыдущего убежища?
     — Который оказался сверхом с фуфловыми способностями? — Фыркнул Павел.
     — Не бывает фуфловых способностей, — поправил его шеф, — есть лишь люди, не способные раскрыть весь их потенциал. Так вот, во время допроса под сывороткой, он сказал кое-что интересное, чему я тогда, к стыду своему, не придал должного значения.
     Гофман сделал драматичную паузу.
     — Что именно? — Подыграл начальству Ипкас.
     По мнению Павла, он был тем ещё подхалимом. И зачем только шеф держит подле себя это ничтожество?
     — На вопрос о том, какие способности ему ещё известны, он что-то очень невнятно пробормотал про предсказание будущего. Тогда меня это не заинтересовало, казалось будто он говорит всё, что приходит ему в голову, однако сейчас… — он раскрыл лежащий перед ним ноутбук, — я с большим трудом достал, наконец, запись того, что на самом деле произошло в лаборатории моего бездарного коллеги. Возможно, это стоило мне последних союзников среди Них, но я не считаю, что цена была слишком велика. Вы ведь помните тот переполох летом вокруг лечебницы?
     — Забудешь тут, — проворчал Павел, — две недели взаперти просидели, не отсвечивали.
     — И не зря, поверь мне. В общем, смотрите сами. Обратите особое внимание на паренька в зеркальной маске.
     Он развернул ноутбук экраном от себя, где уже шло видео, причём весьма паршивого качества. Павел презрительно скривился — вроде бы серьёзные люди, а экономят на сущих мелочах. Разве так сложно было установить камеры с разрешением повыше? Вот теперь сиди, высматривай на чёрно-белой картинке какую-то там зеркальную маску.
     Впрочем, то, что разворачивалось на видео, не позволило ему заскучать. Команда Героев сначала прорвалась через заслон вооружённых охранников, а затем перебила натравленных на них Извергов, а также сверха с довольно мощными способностями. Во всяком случае, сам Павел с таким пересечься не хотел бы. И ещё больше он не хотел натолкнуться когда-нибудь на Героя, который без особого труда его разделал. Если хорошенько поднапрячься, он мог придать своим костям прочность металла, однако он не был уверен, что против кого-то, вроде человека без лица на этом видео, поможет даже это.
     — Ну, как вам? — Спросил Гофман, когда ролик закончился.
     — Если придётся идти на того мужика в балахоне, нам нужен нормальный отряд. В одиночку, или даже вдвоём с таким не совладать, — изложил своё экспертное заключение Павел.
     — Да, его способности весьма интересны, но лишь тем, что каким-то образом уживаются внутри одного единственного сверха. При случае, я был бы не против его… изучить, — кивнул шеф. — Однако же, сейчас меня интересует другое.
     — Герой в зеркальной маске, — словно ученик на уроке ответил Ипкас. По мнению Павла, ему сейчас только поднятой руки не хватало. — Он и впрямь будто предсказывает действия врага и координирует атаки своих товарищей, добиваясь максимальной эффективности. Значит, это то самое? Сверх, способный прозревать будущее?
     — Очень похоже на то, — согласился с ним Гофман. — Не знаю, насколько далеко вперёд позволяет ему заглядывать эта сверхспособность, но даже если совсем немного, это не значит, что её невозможно улучшить. В любом случае, эта сила отлично подойдёт для Проекта.
     — Полагаете, на него можно будет выйти через нашего бывшего «гостя»? — Перешёл к конструктиву Касицкий.
     — Не знаю, мальчик был напуган и мог говорить обо всём, включая слухи, которые до него доходили. Жаль, я опросил его только для галочки, меня тогда интересовали несколько иные вещи. Тем не менее, этот след всё же стоит проверить, хотя бы на всякий случай.
     — Я понял, — кивнул тот. — Однако они явно Герои, а потому, рано или поздно, они окажутся на виду. Вот тогда-то я и доставлю вам его, в качестве… ещё одного гостя.
     — Я на тебя рассчитываю, Ипполит, но не забывай, что он — далеко не одиночка. Найдя его, ты рискуешь наткнуться на это, — Гофман прощёлкал запись и, найдя нужное место, поставил её на паузу.
     С экрана на них смотрела сама Пустота — Герой стоял над побеждённым сверхом, устремив свой взор прямо в сторону скрытой камеры — так похожая на ту, что иногда проявляется в Местах Силы. Учитывая произошедшее, это не могло быть простым совпадением. По искривлённой спине Павла при более детальном осмотре этого сверха пробежал табун мурашек, заставив его шумно выдохнуть.
     — Тебе следует быть очень осторожным и внимательным, Ипполит, — серьёзно произнёс шеф. — Пусть Задворский был лишь жалкой посредственностью, выбравшей тупиковое направление, но всем нам прекрасно известно, кто именно стоял у него за спиной. И Безликому, как его называют на Площади, это не помешало с ним расправиться. Поэтому пока только поиск и сбор информации, ты хорош в этом, как никто. А когда настанет черёд активных действий… чтож, ваш тандем с Пашей отлично себя зарекомендовал!
     От этих слов они чуть ли не синхронно поморщились, однако никто не сказал и слова против. В конце концов, если шеф так считает, значит так оно и есть, не правда ли?
* * *
     — Я сказал — нет! — Категорическим отказом ответил Вирт на моё «щедрое» предложение.
     — А если подумать? — На всякий случай уточнил я.
     — Ну, нет! Что ты?! Я не собираюсь подставляться сам, подставлять своего отца и всё наше семейное дело!
     — Я тебя прекрасно понимаю, и знаю, что слишком о многом прошу, однако это лишь временное решение, пока я не узнаю, кому можно доверять, а кому — не стоит.
     — Если эти люди и впрямь настолько серьёзны, как ты мне их описал, то как же ты собираешься что-то там узнавать?
     — Способы есть, — мрачно отозвался я, — не самые быстрые и не самые надёжные, но при должной сноровке и старании можно многое узнать.
     — Знаешь как-то это всё у тебя слишком, — он изобразил перед собой руками волны, — расплывчато получается. Ты подбиваешь меня на сомнительное дело и отговариваешься лишь какими-то туманными и ничего не проясняющими фразочками. Ты уж извини, Безликий, но так дела не делаются!
     На моё как бы новое имя он сделал особый акцент, потому как знал всю его подоплёку. Мне, в принципе, нравилось это имя, оно мне подходило куда лучше, чем какой-то там Мастер, которых, при этом, ещё целая куча по всему миру бегает. Единственное, мне не нравилось то, что не я его себе придумал. Получается как-то по-детски, согласен, но из-за какого-то внутреннего протеста я продолжал поправлять тех, кто называл меня по-новому. Правда, чем дальше — тем реже, и, зачастую, про себя. В общем-то, я с этим уже практически смирился, благо получилось вполне звучно и, в некотором смысле, даже устрашающе.
     А что насчёт претензий Вирта, то они абсолютно справедливы. Я и не ожидал, что он согласиться, однако попробовать был обязан. Просил я у него не много не мало, оформить на его имя какой-нибудь небольшой складик, где мы смогли бы с Мистиками какое-то время тренироваться. В конце концов, Васкес был матёрым подпольщиком и хоть чему-то у него вполне можно поучиться. А склад — неплохое решение.
     Можно подобрать весьма просторное помещение где-нибудь на отшибе, с подсобкой внутри которой можно обустроить раздевалку и комнату отдыха. Само пространство склада вполне можно видоизменять по выбору, дабы обеспечить для тренировок разные условия. К тому же, там попросту нечего ломать. Единственное что меня смущало — стажёру МИДа подобная собственность непонятного предназначения как бы ни к чему, а значит вызовет закономерные подозрения, чего мне стоит любыми способами избегать.
     С другой же стороны — Вирт всё-таки связан с семейным бизнесом и вряд ли у кого-то вызовет вопросы необходимость найти дополнительные свободные площади. Может у него уже подвал забит так, что нормально не развернуться, не опасаясь нечаянно опрокинуть очередной «экспонат». И это даже недалеко от истины!
     Единственная проблема в данном случае — если нам очень сильно не повезёт и нас там кто-нибудь запалит. Причём, если запалят правоохранительные органы — это будет не самым худшим вариантом, всегда можно договориться при условии, что мы не пойдём по пути Кулаков. Вот только у меня за последнее время образовалась куча куда более очевидных противников, среди которых мои «официальные враги» из Трайфорса — наиболее безобидные ребята, пусть и довольно сильные.
     Был, конечно, вариант обратиться за услугами к Стряпчему, однако после откровений Васкеса о том, что у серьёзных людей всё кругом схвачено, эта идея уже перестала казаться мне удачной. Конечно, Профсоюз Профсоюзом, а вот стукнет кто-нибудь из причастных, и нас с Мистиками застанут на собственной базе фигурально выражаясь со спущенными штанами. В конце концов, один раз на выходе с Площади меня уже подловили.
     — Ладно, сдаюсь, ты прав, — подняв ладони в знак капитуляции, заверил Вирта я. — Это и впрямь не решение, а лишь временная мера.
     — По-моему, ты слишком уж параноишь, — пожал плечами он. — Практически все проворачивают свои дела через Площадь, для того она и нужна.
     — Вот в этом-то и дело! Подобный объект в черте города, обслуживающий и наших, и ваших — в любом другом месте его давно бы давно назвали подпольным и, в лучшем случае, попытались прикрыть. Следовательно, если Площадь функционирует, значит она кому-то нужна. Я практически полностью уверен, что её курируют если не на государственном, то уж на уровне спецслужб — точно.
     А это значит, что информация о снятой через Площадь недвижимости наверняка оседает где-нибудь в архивах Нулевого Отдела КГБ, где и дожидается своего часа. Один раз я уже попался им на крючок, и попытка вырваться стоила мне образа Ветролова. Повторять подобный опыт как-то не особо тянет. Очередная причина быть осторожным.
     — Знаешь, я истинный ценитель всевозможных теорий заговора, но даже мне кажется, что ты немного перегибаешь палку, — хмыкнул Вирт. — Ведь если всё так, то почему тогда ещё не переловили всех Злодеев?
     — Да кому они нужны? — отмахнулся я. — Пока они не доставляют проблем мирным гражданам, от них сплошная польза. Ну сам посуди, Герои и Злодеи самозабвенно чешут друг об друга кулаки, показывая свою удаль и не направляя её куда-нибудь вовне, например, на разрушение городского имущества. Да и народ своими противостояниями развлекают. Взять хотя бы ту же Тригаду с этими их видосами.
     — Как-то слишком всё просто получается, — нахмурился Вирт. — Мне эти нескончаемые стычки всегда казались чем-то более… проблемным.
     — Но Москва-то стоит, — усмехнулся я. — Поверь, мне доводилось прежде видеть по-настоящему жёсткие зарубы между сверхами, разрушения после которых Спасатели не один день разгребали. Да ты и сам знаешь, в твоём архиве наверняка найдётся несколько боёв против Уродов. Вот там как раз ни одна из сторон не сдерживается. Уродам плевать, а если Герои начнут осторожничать, то их просто-напросто раскатают.
     — Как в Детройте девяносто седьмого, когда масовцы схлестнулись с Уродами и разрушили пару кварталов, — понятливо кивнул Вирт. — Да, со Злодеями всё же поспокойнее будет. Если развивать тему, то можно предположить, что их всех давно уже вычислили и прижали к ногтю.
     — Не факт, что вычислили, но, если кто из них хотя бы попытается перейти на кривую уродскую дорожку, я практически не сомневаюсь, что призовут к порядку их очень быстро.
     — Эммм… — протянул Вирт, — ты ведь не собираешь делать ничего подобного? В смысле, вся эта секретность…
     — Нет, конечно! С чего такие выводы? Я просто ценю свою анонимность и не собираюсь добровольно с ней расставаться только потому, что «через Площадь проще» и «все так делают».
     — Не ищешь лёгких путей, значит? — Усмехнулся куллхацкер. — Как тогда регить недвигу будешь?
     — Сложным способом, — буркнул я.
     Всё-таки в Москве всё просто лишь на первый взгляд, а стоит копнуть поглубже и многое предстаёт в куда более неоднозначном свете. Так что придётся запастись терпением, вспомнить всё, что нам преподавали по юриспруденции, да и подучить сверх программы, похоже, кое-что придётся. Это окажется не быстро, очень напряжно, но зато в итоге я хотя бы буду спокойно спать, не опасаясь, что какие-нибудь гипотетические не чистые на руку дельцы с Площади сдадут меня «серьёзунам», либо прочим интересующимся.
     — Это как? — Заинтересовался Вирт.
     — Сложно, — пожал плечами я, — это ведь сложный способ. В любом случае, я к тебе вообще по другому вопросу пришёл. Нарыл что-нибудь по «гиблым местам»?
     — Пока не очень много, но кое-что есть, — кивнул Вирт, начиная колдовать над своими клавиатурами.
     На экранах тут же стали открываться окошки, где с текстом, а где с фотографиями. Да уж, куда не кинь, а всё всегда сводится к работе с бумагами. И, раз уж я принципиально решил не связываться со Стряпчим, скоро её значительно прибавиться, будто на работе мне этого мало. Подумать только — Герой, работающий с документацией во имя справедливости! Но я хотя бы точно знаю, что оно того стоит…
* * *
     Анька вернулась домой как раз, когда я заканчивал готовить ужин, и имела при этом настолько обеспокоенный и удручённый вид, что я, как был — в фартуке, тут же метнулся к ней, дабы задействовать проверенный ещё во время многочисленных сессий способ, не раз помогавший немного расслабиться после тяжёлых учебных будней — обнимашкотерапию!
     — Диктуй адрес, — сказал я, обхватив сзади ещё даже не успевшую скинуть своё лёгкое пальтишко девушку.
     — Чей? — Ошалело спросила она.
     — Ави, наверное, — первым делом предположил я. — Или опять Светозара постаралась? Если так, то пора задействовать тяжёлую артиллерию!
     — Спасибо, но эти двое тут не причём, — погладив меня по щеке, улыбнулась она.
     — Ладно, тогда кто? Учти, я готов незамедлительно отбыть по любому адресу!
     — Если бы я знала, то сама бы с удовольствием туда скаталась, — вздохнула Анна.
     — Так что случилось? — Недоумённо спросил я, помогая ей снять верхнюю одежду.
     — Вообще-то это внутреннее дело Ассоциации и нам запрещено об этом распространяться, — невесело сказала она, попутно снимая туфли и облачаясь в домашние тапочки, — но в этом случае, я всё же предпочту тебя предупредить.
     Она встала напротив и серьёзно посмотрела мне в глаза.
     — Форвард пропал, — выдохнула она и, прежде чем я задал закономерный в данной ситуации вопрос, пояснила: — это тот самый Герой, за которым охотился Урод, помнишь я тебе рассказывала? Вчера вечером он закончил дежурство, но так и не дошёл до дома. По персональному коммуникатору отследить его также не удалось. А ведь он был без своего костюма! Сейчас никто не знает, что точно произошло, многие в растерянности. Честно говоря, мне тоже немного не по себе, всё-таки Эмблема — это, прежде всего, официальный статус, гарантирующий анонимность, а тут…
     — Гофман… — задумчиво пробормотал я, приобняв любимую — обнимашкотерапия далека от завершения!
     Этот человек… или сверх… в общем, кем бы он ни был, но сейчас он явно пустился во все тяжкие, раз уж нарывается на конфликт с Ассоциацией. Возможно, настроив против себя «серьёзных людей» он считает, что ему больше нечего терять, однако же МАС — далеко не та организация, с которой следует шутить подобным образом. Мало того, что она обладает нехилыми ресурсами, так ещё и Герои, в случае реальной опасности защищаемому ими городу и его населению, а также при непосредственной угрозе им самим, наверняка отставят свои личные конфликты в сторону. Кем бы он ни был, чем бы не занимался и чего бы не добивался, он просто не мог не учесть данный фактор. А это значит…
     — Что? — Удивлённо моргнула Анька. — Какой ещё Гофман?
     — Да слышал тут один слух на днях на Площади. Хотя он больше напомнил мне байку. Будто кто-то упорно ищет по всей Москве некоего Гофмана. Я и запомнил-то это лишь потому, что его шестёркой назывался Урод, напоминающий того, кого ты утыкала стрелами. Пойдём, за ужином по подробнее расскажу.
     Кажется, снова что-то начинается…

Глава 23

     День начался откровенно паршиво — с настойчивого звонка в дверь. Что я могу сказать, кроме того, что утренние гости — это не к добру? Недоброй памяти подпольщик Васкес не даст соврать! Признаться, первым делом мне подумалось, что моя тётка взялась за старое. Когда мы только въехали в эту квартиру, она то и дело беспардонно появлялась в самые неподходящие моменты, будто вынюхивая… признаться, даже затрудняюсь сообразить, для чего именно она тут постоянно шарилась. Может, искала следы распутства нынешней молодёжи в нашем с Анькой лице?
     В любом случае, смена замков охладила её пыл, а последующая встреча и задушевный разговор с дядей и вовсе отбил у неё желание к нам соваться. Как она нас и уверяла, дядя действительно был занятым человеком, всё-таки чиновник районного масштаба, причём на весьма ответственной должности, связанной с ЖКХ, однако не настолько же, чтобы напрочь проигнорировать переезд в Москву единственного племянника!
     Как выяснилось, он об этом вообще ничего не знал, за что спасибо следует сказать тётке, которая очень тщательно фильтровала информацию, поступающую из Победограда, сама отвечая на все телефонные звонки и забирая с почты письма. Да и с электронной почтой какая-то странность присутствовала, возможно она и тут что-то подшаманила. Короче, свой бизнес по сдаче нашей квартиры она старалась сберечь, как могла.
     В общем, дядя сильно удивился, когда я нагрянул к нему в гости с Анькой под ручку одним выходным днём. Уж не знаю, какие бури после этого бушевали между ним и его женой, однако же больше она нас не беспокоила. Также дядя помог нам с ремонтом, потому как состояние квартиры после череды непонятных жильцов его неприятно удивило. Нет, лично он, конечно, у нас валиком не махал и новые обои не клеил, зато подогнал бригаду надёжных и умелых ребят, которые за несколько дней привели нашу берлогу во вполне приличное состояние, так что теперь нам даже гостей принимать не стыдно. Мда, дядя с полезными связями довольно быстро нивелировал весь тот ущерб нашей недвижимости, что нанесла его излишне предприимчивая жена.
     И вот, когда мы с Анькой спокойно завтракали под выпуск утренних новостей — здесь они по остросюжетности вполне могли посоперничать с иными сериалами соответствующей направленности — нас и отвлёк звонок в дверь. Демонстративно покряхтывая, я выбрался из-за стола и, шаркая тапочками, словно старый дед, под смешки Аньки поплёлся в прихожую.
     — Кого там опять принесло?.. — Ворчал я, на ходу дожёвывая бутерброд с сыром.
     На самом деле, выбор был не так чтобы очень уж велик. Либо родня, либо кто из моих подопечных зачем-то решил нагрянуть, либо же это по работе. Пока я был всего лишь стажёром и считал, что мне это не грозит, однако старших товарищей нередко выдёргивали из дому во внеурочное время по каким-то срочным делам, присылая за ними машину с водителем. Впрочем, не исключено, что мне сейчас будут что-нибудь впаривать. Например, мешок картошки. От него, кстати, я бы не отказался, у нас как раз запасы этого стратегического продукта подходят к концу.
     Реальность оказалась ко мне более жестокой, это и впрямь был человек с работы. Правда не с моей, а с Анькиной — на лестничной площадке за дверью нетерпеливо переминался с ноги на ногу отвратительно бодрый для этого времени суток Ави. Или как там его по жизни зовут? Макс, вроде бы…
     Открыл дверь и с мрачным удовлетворением уставился на его вмиг перекосившуюся физиономию. Он типа что, рассчитывал не застать меня дома? В таком случае ему стоило прийти на полчаса позже. Внезапно меня поразила неприятная догадка: вдруг он сюда уже не первый раз так захаживает? Всё-таки Анька обычно уходит после меня…
     Так, не следует сходу рубить с плеча и строить из себя Отелло. В конце концов, если не доверять любимой девушке, кому тогда в принципе можно доверять? Так что я тут же сделал морду попроще, попытавшись превратить выползшую кривую ухмылку во что-то хотя бы отдалённо напоминающее вежливую улыбку и посторонился, пропуская визитёра внутрь.
     — Макс, кажется? Чем обязаны?
     — Анечка дома? — Не слишком уверенно перешагнув порог квартиры, спросил он.
     — Сев, ну кто там? — Донеслось с кухни.
     — Это к тебе, — крикнул я в ответ.
     — В смысле?
     Ави протолкнулся мимо меня и, не разуваясь, пошёл на голос напарницы. Очень невежливо с его стороны. Я бы даже сказал, что почти по-хамски. Но, к сожалению, на повод спустить его с лестницы пока не тянет.
     — Слава богу, ты в порядке! — Воскликнул он, буквально врываясь на кухню.
     — Макс! — Раздался после этого Анькин возмущённый голос. — Ты что здесь забыл?!
     Войдя следом, я стал свидетелем того, как моя девушка, выскочив из-за стола и гневно потрясая недоеденным бутербродом, меряет нашего незваного гостя ну очень недобрым взглядом.
     — Ну… — немного неуверенно начал он, — после всего произошедшего, я…
     — Ты, что?
     — Я сильно беспокоился! Мало ли кто ещё может попасть под удар? Так что я решил проверить, всё ли с тобой в порядке, вот! А заодно и подвезти тебя на работу, а то мало ли что?
     — Какие-то неприятности? — Светским тоном поинтересовался я. — По новостям вроде бы ничего особенного не показывали.
     — Ты рассказала ему про себя? — Смерив меня каким-то странным взглядом, спросил Ави.
     — Не тупи, Макс, — проворчала Анька, — Сев узнал о моих способностях ещё до того, как я зарегистрировалась. И, кстати, когда это произошло, он первым делом предложил пройти регистрацию.
     — Ага, — кивнул я, вернувшись к столу залпом допив свой кофе, — так что, у вас там опять что-то приключилось?
     — Это не твоё дело! — Заявил Ави. — У нас всё под контролем и обычным гражданам нечего опасаться.
     При этом он голосом выделил слово «обычный».
     — А не обычным, значит, есть? — Тут же ухватился за эту оговорку, очевидно призванную меня уязвить, я.
     — Я уже сказал — не лезь не в своё дело! — Набычился он.
     — Сбавь-ка обороты, Макс, — холодно процедила Анна. — Врываешься в чужой дом, хамишь…
     — Натоптал тут ещё, — добавил я.
     — Я, конечно, ценю твою заботу и всё такое, но не кажется ли тебе, что ты перегибаешь?
     — В таком деле не может быть перегибов! — Уверенно заявил Ави. — Ты же сама видела, на что был способен тот… — он осёкся, кинув на меня быстрый взгляд, — я хочу сказать, что при нашем образе жизни у нас были, есть и будут множество опасных и коварных врагов. И чтобы с нами не случилось чего-то… непоправимого, нам следует держаться друг друга!
     Даже знать не хочу, за какие конкретно места он хочет там подержаться, но лично я бы с большим удовольствием подержал его за шею. Вопросительно взглянул на Аньку, она с сожалением покачала головой. Ну ничего, ещё будет и на моей улице праздник…
     — Даже когда вы без костюмов? — Хмыкнул я.
     — Особенно, когда мы без костюмов!
     — Наверное, произошло что-то крайне нетипичное, чтобы сверхи Ассоциации боялись чего-то, когда они не прикрыты своими Эмблемами.
     Ави вопросительно взглянул на Анну, на что та лишь пожала плечами. В конце концов, не признаваться же нам, что мы тут рабочими данными делимся? Так что я как бы ничего не знаю, и мне остаётся лишь строить догадки разной степени реалистичности.
     — Это секретная информация, — уведомил меня он. — И, чтобы ты знал, никто из нас ничего не боится! Просто… не стоит рисковать лишний раз.
     — Ну да, ну да, — понимающе покивал я, — спасение утопающих — дело рук самих утопающих.
     — И у меня с этим всё в порядке, — добавила Анна. — Макс, я благодарна тебе за заботу, однако я не настолько беззащитна в обычной жизни, как это может показаться.
     — Я не говорю, что ты беззащитна, просто…
     — И я сама вполне могу о себе позаботиться, — не дала ему себя прервать она.
     — Поверь, это не то, о чём ты подумала, — заверил её Ави.
     — То есть, хочешь сказать, что на самом деле защита нужна тебе? — Усмехнулся я. — Боишься ездить на работу в одиночку?
     — Не влезай в разговоры, которые тебя не касаются! — Огрызнулся он.
     — Извини, но мы на моей кухне, и здесь любой разговор меня касается. А потому заканчивай страдать фигнёй и проваливай, пока я лично не убедился, что ты пересчитал собой каждую ступеньку отсюда и до самого первого этажа.
     — Думаешь, сможешь со мной справиться? — Ави развернулся ко мне, засветив на указательном пальце небольшой язычок фиолетового пламени, от которого разве что прикурить можно.
     — Думаю, примени ты против гражданского сверхсилу, и ничего хорошего тебя точно не ждёт. В остальном же… обычно сверхи твоего типа не очень сильны в рукопашной, так что шансы у меня не плохие.
     — Так, нечего тут по утрам шансами мериться, — вклинилась между нами Анька. — С тобой, Макс, мы позже поговорим. Раз уж ты приехал, то подожди меня в машине, минут через десять-двадцать спущусь.
     Когда он удалился, начала потихоньку готовиться к выходу и Анька, предварительно не торопясь доев завтрак. Когда она уже собиралась выходить, я подскочил к ней с небольшой, обитой чёрным бархатом коробочкой, внутри которой лежал её подарок на День Рождения — самодельный браслет на который я убил кучу времени и сил, закончив его только на днях.
     Это было не простое украшение, но мощный защитный артефакт, созданный из отлично зарекомендовавших себя материалов вроде тех же чешуек Выползка, жемчужинок Ухвата, которые ещё лучше удерживали магическую энергию и были встроены в общую систему в качестве батареек, а также обычного янтаря. Последний был использован в качестве экранирующего элемента, на который я нанёс руны сокрытия. С этим данный артефакт, как и мой костюм, не засечёт ни один сканер.
     — Какая прелесть! — Воскликнула Анька, только его увидев. — Спасибо, Сев!
     — Рад что тебе понравилось, — выдохнул я после страстного благодарственного поцелуя. — Но имей ввиду, что это не просто украшение, а крафтовый защитный артефакт. К тому же он сделан из… не вполне разрешённых материалов, так что не свети им особо, хорошо?
     — Жаль, такой красивый, и гравировка очень изящная, — покачала головой она, приняв рунную вязь за декоративные элементы. — Как он работает?
     — По большому счёту — самостоятельно, в пассивном режиме, а подробности я тебе вечером расскажу. Ты его, главное, не снимай.
     — Договорились! — Кивнула она, нацепив браслет на запястье и прикрыв его рукавом.
     Через пару минут после того как она вышла, я увидел через окно, как от нашего подъезда отъезжает красный кроссовер. Понятное дело, что Ави попросту решил воспользоваться ситуацией, однако не сомневаюсь, что его в этом ждёт полный и безоговорочный облом. С другой стороны — этот поступок как нельзя лучше иллюстрировал ту царящую в Крепости растерянность, о которой вчера говорила Анька. Просто потому, что теперь подобная «забота» не кажется совсем уж неуместной.
     Впрочем, я тоже не мог не позаботиться о любимой девушке, не став дожидаться её праздника, чтобы сделать сюрприз. В конце концов, перестраховка лишней точно не будет, особенно учитывая, что среди звеньев браслета есть точно такая же следилка, как и та, что вывела меня на Васкеса. Случись кому-нибудь похитить Яшму — долго он после этого не проживёт, ибо я явлюсь за своей девушкой, куда бы её не спрятали. Однако теперь, похоже, придётся искать новый подарок…
* * *
     Прошло уже довольно много времени с тех пор, как схлопнулось последнее Искажение с которым я контактировал. К другим я с тех пор даже не приближался, потому как на меня свалилась куча иных забот. Конечно, жизнь столичного сверха оказалась несколько более интересна и разнообразна, чем я предполагал только сюда переехав, и постоянные стычки с коллегами, подпольщиками и Уродами — отличное тому доказательство, однако не стоит отодвигать исследование аномалий на задний план и дальше.
     В конце концов, они и сами по себе несут для окружающих немалую опасность, а уж будучи использованными плохими людьми для не менее плохих целей — так и вовсе! Так что пора мне прекратить игнорировать данную проблему, сама собой она явно не рассосётся. Вирт нарыл для меня несколько адресов, однако же ни один из них не имел столь долгую и зловещую историю, как Искажение, внутри которого была выстроена психиатрическая лечебница.
     Тем не менее, начать я решил вовсе не с них. Мне уже давно следовало бы проверить одно конкретное место, да всё не до того раньше было. Место, с которого всё началось. Не для меня, но для Теневых Мистиков. То самое, где нарвался Эквилибрист. Провидец рассказывал, что само здание обрушилось, а Искажение исчезло. Однако я всё равно хотел осмотреть всё собственными глазами. Не без помощи Магического Зрения, естественно.
     Как обычно после работы я облачился в свой костюм и Поступью выдвинулся по адресу. И предсказуемо не обнаружил ничего, кроме огороженного хлипкой решётчатой оградой пустыря. То, что осталось от строения давно успели расчистить, и лишь торчащие из успевшей зарасти сорняками земли детали фундамента говорили о том, что раньше здесь вообще что-то было. Насколько я понял, стоявшее здесь здание было простой панельной пятиэтажкой, каких в Столице тысячи. Заброшенной уже несколько лет.
     И этот обычный жилой дом имел не слишком приятную историю, ибо раньше здесь проживали не самые… благополучные слои населения. Бытовые конфликты, пьяные драки, систематические дебоши жильцов были постоянной головной болью как соседей, так и участковых. Около десяти лет назад здесь имела место некрасивая история, когда в очередной раз прибывший для охлаждения буйных голов наряд милиции попал под обстрел из окон второго этажа. Завязалась перестрелка, было вызвано подкрепление. В конце концов, когда этот инцидент разрешился — весьма кроваво, стоит заметить — этот притон решено было расселить. Видимо по уютным камерам в СИЗО, а потом уже непосредственно по зонам.
     И в этой вот заброшке решил поискать для своих друзей убежище друг Провидца. Я слышал о нём много хорошего, как от самих Мистиков, так и от Вирта, однако же один только этот поступок показывает, насколько пацан не дружил с головой. Пусть здание заброшено, однако это совсем не значит, что в внутри ему никто не повстречается. Алкашня, наркоманы и прочие… маргинальные элементы. Там мог быть кто угодно! И, соответственно, сделать с таким вот бесстрашным гостем тоже могли что угодно. Что, собственно, и произошло.
     Впрочем, возможно я чересчур критичен, всё-таки сам образ жизни в Москве позволяет горожанам ощущать себя в безопасности. Это всего лишь мои наблюдения, однако же в том же Победограде, во времена Четвёрки, да и сейчас, если честно, пусть и в куда меньшей степени, существовали места, где без особой надобности лучше лишний раз не появляться. А если уж возникла необходимость — так хотя бы соблюдай осторожность!
     В Москве даже нападения Извергов столь редки, что о них и упоминать не стоит, подпольщикам и Злодеям на обычных горожан либо плевать, либо они боятся возмездия в лице Кулаков и особо не высовываются. Единственная реальная угроза — Уроды, но это угроза привычная, каждый москвич в меру бдителен и осторожен, чтобы вовремя забить тревогу, или хотя бы не попасть под раздачу. В остальном же — для тех, кто не соприкасается со сверх-тусовкой, здесь относительно безопасно.
     Так, возможно, Эквилибрист просто не успел внутренне перестроится? Одного наличия сверхсил иногда бывает мало, чтобы перестать считать себя обычным обывателем. Может быть он так и не смог почувствовать себя Героем, со всеми вытекающими? И рядом не оказалось никого, кто сумел бы вовремя выбить из него всю дурь и сказать, что вот так делать нельзя. Ведь не в последнюю очередь ради этого я и согласился взяться за обучение Мистиков. Из них лишь одна Метель, благодаря сестре, имела какое-никакое представление о том, что такое Геройская Доля.
     Перемахнув через оградку, я, скрытый Пологом, принялся обходить пустырь внимательно осматривая его своим Магическим зрением. В витающих вокруг энергиях не было ничего необычного, всё как и везде — ни намёка на Искажение. Я медленно двигался по спирали, от ограды к центру пустыря, в надежде найти хоть что-то. И это принесло свои плоды — в одном месте я наткнулся на странный ток энергий.
     Более всего это было похоже на воронку, закручивающуюся куда-то вниз, под землю. Причём насколько глубоко они уходили я сказать не мог просто потому, что не видел через толстый слой почвы. Что-то внизу притягивало к себе эти нейтральные энергии. Первым делом мне сразу же вспомнилась лаборатория под лечебницей и пришло на ум, что и здесь могло быть нечто подобное. Ну либо просто кто-то закопал поглубже какой-нибудь крафтовый артефакт непонятного предназначения.
     В этом случае можно было лишь отыскать лопату и начать рыть, возможно не на один десяток метров вглубь. Чем я заниматься, естественно, не собирался. Однако же если моя догадка относительно очередной лаборатории верна… значит здесь где-то должен иметься спуск вниз. Причём даже не один, без той же вентиляции не обойтись никак. И даже если их завалило при разрушении дома и схлопывании Искажения, их следы пропасть не могут и в самом худшем случае хотя бы подтвердят мою догадку.
     В общем, я в очередной раз принялся за обход пустыря, только теперь моё внимание было направлено исключительно под ноги. И старания мои не пропали даром, ибо за полчаса нарезания кругов мне всё же удалось отыскать полость под небольшой кучей земли, смести которую при помощи Усиления, пусть и ценой изгвазданного костюма, труда не составило. Под насыпью оказалась бетонная плита, которую я, поднапрягшись, сдвинул в сторону и открыл уходящую вниз лифтовую шахту.
     Вопрос проверять или не проверять даже не стоял. Вытащив из висящего на поясе подсумка небольшой светодиодный фонарик, я спрыгнул внутрь. Возможно со стороны это может показаться глупостью, подобной той, что допустил в своё время Эквилибрист, однако же я в полной мере осознавал, на что иду. Прямо как в тот раз, когда сунулся в центр Зоны и нехило огрёб, мда…
* * *
     Аккуратно спустившись при помощи Поступи, я оказался на прилично искорёженной крыше лифта, на которой валялись оборванные тросы. Похоже после эвакуации их — я подсветил себе фонариком, пытаясь получше разглядеть концы — да, их будто бы подорвали, обрушив лифт вниз. А глубина, меж тем, оказалась вполне приличная, метров двадцать, не меньше. От удара кабина лифта деформировалась так, что откинуть находящийся на крыше люк было невозможно.
     Пришлось поработать материализованным Астральным клинком, чтобы прорубить себе дальнейший путь. Сначала непосредственно внутрь кабины, а потом уже и через створки. Лифт значительно просел и уровень пола в очередном секретном подземном комплексе оказался мне по пояс. Да уж, любят эти Уроды зарываться вглубь. С другой стороны, под толщей земли никто не услышит мучительных криков их жертв.
     Упершись руками в пол, подтянулся и оказался в тёмном коридоре с укреплёнными металлом стенами. Выхваченные лучом фонаря из тьмы скудные детали интерьера сильно напомнили мне о прошлой подземной базе. Я ожидал этого. Там у них в достатке водились Изверги, так что не стоит расслабляться — здесь также возможны подобные сюрпризы, если не что похуже. Усилив восприятие насколько это вообще возможно, я двинулся вглубь комплекса.
     Коридор протянулся не далеко и закончился массивной железной дверью, створки которой надёжно перекрывали проход. Такое же препятствие вставало на нашем пути и во время предыдущих подземных похождений, но тогда с ним успешно справился Раздор, снеся его своей силой. Сейчас же… мне вновь пришлось заняться художественной резьбой по металлу. Чувствую, ещё немного и мне можно будет разряд давать. Вот только не уверен, за слесарное дело, или за медвежатничество.
     В любом случае, теперь я не был ограничен в силах пошедшим в разнос Искажением, и мог самостоятельно преодолевать любые преграды. Пусть и медленно, но верно. Спустя несколько минут, вырезанная секция упала внутрь, породив тем самым гулкое эхо. Протиснувшись в сделанный мной небольшой проём, я завертел головой в поисках опасности, но ни одной посторонней ауры не заметил. Меж тем, помещение очень походило на то, в котором нас встретил сверх-охранник с выводком ручных Извергов — такое же просторное и защищённое.
     Луч фонаря осветил следы когтей на полу и стенах, а также какие-то бурые пятна. В их природе сомневаться не приходилось. Пройдя вперёд, обнаружил первое мёртвое тело. Вернее, его малую часть — изрядно погрызенную руку с рукавом от лабораторного халата. Кровавый след тянулся куда-то вглубь комплекса, через открытый дверной проём на противоположной стороне помещения. Похоже, здесь было не менее «весело», чем в прошлой лаборатории. Во всяком случае, декорация для фильма ужасов получилась более чем правдоподобная. Теперь главное не нарваться на скриммер в виде выскочившего из-за угла монстра. С другой стороны, если бы тут остался кто-то по-настоящему опасный, уровня, эдак, оранжевого, он бы уже давно выбрался наружу и навёл в городе шороху.
     Пройдя через этот своеобразный холл, двинулся дальше, в рабочие помещения. Ну что я могу сказать? Оборудование отсюда эвакуировали со всей возможной самоотдачей, что было заметно по характерным следам на полу. А что не смогли — с не меньшим энтузиазмом уничтожили. Как, например, серверную, где будто бы из плазменного ружья шмаляли, потому как тянущаяся до самого потолка техника оказалась полностью раскурочена и оплавлена, словно гигантские свечи.
     Ну и тела учёных, если этих вивисекторов в принципе так можно назвать, также имелись в наличии. В смысле то, что от них осталось — окровавленные части и подранные тряпки. Остальное было утащено куда-то дальше. Пройдя череду помещений непонятного предназначения, впрочем, идентифицировать среди них нечто, напоминающее операционные и лаборатории, труда не составило, я вышел в зал, заставленный рядами клеток. Причём клеток довольно приличного размера, в которых вполне спокойно мог бы поместиться человек, с мощными толстыми прутьями. Все они были открыты.
     А ещё здесь смердело смертью, да так, что я даже закашлялся, только шагнув внутрь. Напитав соответствующие руны под капюшоном, включил фильтр запахов и двинулся дальше. Следовало разобраться, что тут так воняет. Источник запаха долго искать не пришлось, у дальней стены была свалена целая куча гниющих, полуобглоданных останков. Причём не только лишь человеческих. Но и не извергских…
     Покорёженные и непропорциональные, отвратительные и отталкивающие, даже когда они были живы, тела мутантов. Тех, кого исказили собственные сверхспособности. Настоящих Уродов. Тут что, исследовали именно это? Механизмы эволюции и мутации? Об этом говорил Задворский? Неужели его коллеге удалось найти способ подстегнуть эти процессы за счёт Искажения… В таком случае, если Вьюгу с Эквилибристом подвергли подобной процедуре, им повезло всего лишь лишиться своих сил — что могло быть одним из вариантов неудачного исхода — а не превратиться во что-то, подобное тому, что я вижу перед собой. Впрочем, Эквилибристу для выхода из душевного равновесия хватило и этого…
     Покачав головой, я достал из одного из подсумков компактную и ударопрочную камеру. В конце концов, это всё — улики против серьёзных людей, а значит следует их, как минимум, запечатлеть, чтобы в случае чего иметь хоть какие-то доказательства на руках. А ведь подобная наводка вполне может прилично продвинуть следствие. С другой стороны, очень странно, что тут всё не зачистили, ведь времени у них было — хоть отбавляй. Но в любом случае…
     Стоило мне включить камеру, и направить её на кучу трупов, как та зашевелилась, и из неё на меня выскочил долгожданный мной скриммер. Как и подобает любому уважающему себя скриммеру, произошёл он предельно неожиданно, да так, что ему удалось застать меня врасплох. Тварь прыгнула мне прямо на грудь и повалила меня на спину. Фонарик откатился в одну сторону, камера — в другую.
     В своё оправдание могу сказать лишь только то, что странная, совершенно нечеловеческая аура этой штуки была едва различима даже сейчас, когда она насела на меня, колотя своими лапами и снимая один слой Барьера за другим. Пока же она пряталась под трупами я даже ничего подозрительного не заметил, потому и продолжил строить из себя туриста, решив поснимать. Тем не менее, замешательство моё долго не продлилось, применив Усиление, я оттолкнул эту жуть в сторону.
     С визгом тварь шлёпнулась на пол, но тут же подскочила и развернулась в мою сторону, при этом припав корпусом к полу и издав яростное шипение. Теперь, в неверном свете продолжавшего светить где-то рядом фонаря, я наконец-то смог разглядеть, кто именно на меня напал. Это было нечто очень тощее, даже рёбра просвечивали сквозь лохмотья, что были на него надеты, с серой, будто покрытой пеплом кожей, туго обтягивающей скелет. Непропорционально тонкие и длинные конечности с изогнутыми когтями. Лысая голова с парой грязных, не успевших до конца выпасть прядей. Оскаленная пасть чуть ли не от уха до уха, с полным набором даже с виду предельно острых зубов. Небольшие глубоко посаженные глаза твари бликовали словно кошачьи.
     В общем, видок у этого мутанта был такой, будто он и впрямь из ужастика сбежал. В этом конкретном случае мутация зашла очень далеко, настолько сильно преобразив сверха, что от полноценного Изверга его теперь и не отличить.
     — Ты меня понимаешь? — Я не надеялся на положительный ответ, однако не мог не попытаться установить контакт. — Успокойся, иначе я вынужден буду защищаться.
     В подтверждение своих слов я материализовал Астральный клинок и выставил его перед собой — дружеские объятия существа мне ни фига не понравились и теперь я был намерен с корнем пресечь повторение подобной близости.
     Мутант ощерился и чуть попятился, но не сбежал. Вместо этого, как заправский хищник, он начал обходить меня по кругу. Кажется, диалога не у нас не выйдет. Вероятно, подобное преображение пагубно сказалось на его соображалке, выведя на первый план какие-то звериные инстинкты. Да и то, как-то коряво, ибо подобная тактика могла бы сработать, если бы их было хотя бы двое, однако — на всякий случай я ещё раз огляделся, мало ли здесь ещё один такой сюрпризец имеется? — в данной ситуации это не имело смысла. Я просто поворачивался вслед за ним, держа между нами сияющий зелёным клинок. Двигался при этом мутант довольно плавно, будто перетекая из одного положения в другое. Полагаю, его вполне можно сравнить с Извергом желтого уровня опасности.
     Видимо, когда он понял, что подобным образом ничего не добьётся, издал мерзкий то ли визг, то ли скрип и прыгнул. Только вот не на меня, а на потолок, уцепившись за него когтищами. И уже оттуда попытался меня достать своей резко удлинившейся лапой, будто выстрелив ей перед собой. И у него даже вполне могло что-то получиться, если бы я не был готов к чему-то подобному.
     А так — как только его конечность окутал узор сверхспособностей, я просто шагнул в сторону, пропуская вытянувшуюся метра на три лапу мимо, взмахнув своим клинком. Конечность упала на пол и тут же ужалась до прежних размеров, а мутант зашёлся в новом визге и совершив длинный прыжок, чтобы приземлиться от меня как можно дальше, припустил в ту сторону, откуда я пришёл. Тут же послал ему вдогонку электропульсар, однако в самый последний момент мутант шарахнулся в сторону, после чего принялся вилять меж клеток. Похоже, что-то в его башке всё же осталось.
     Подхватив фонарь, я рванул за этой пронырливой паскудой, которая может натворить немало бед, если я её отсюда выпущу. Так что я мчался за ним, используя Поступь и непрерывно обстреливая Пульсарами самой разной направленности. Однако в деле спасения своей шкуры мутант оказался на удивление шустрым и сообразительным, постоянно мечась из стороны в сторону и стараясь не мелькать на более-менее открытом пространстве, скача от одного укрытия к другому. И скорость при таком вот извилистом передвижении ему удалось набрать вполне себе приличную.
     Я подловил его практически у самой «финишной черты», в том просторном зале куда не так давно проделал вход. Но для кого вход, а для кого — выход. Увидев проделанную брешь, мутант забыл об осторожности и стремглав бросился к нему напрямик. Его очередной вопль, когда прямо под ним разорвался огненный Пульсар, был наполнен скорее разочарованием, чем болью. Ну, во всяком случае, мне так показалось.
     Силы я не жалел, так что жахнул Пульсаром по мощности своей ничем не уступающим Огненному Шару классическому, так сказать — одному из основных символов не то что стихийников соответствующей направленности, но и магии в целом. Во всяком случае, для аборигенов из других миров, которые о подобном только из фентезийных произведений знают. Так что мутант был не только чутка поджарен и подброшен взрывной волной на пару метров вверх, но его ещё и осколками бетонного пола прилично посекло.
     Тем не менее, шлёпнувшись на пузо, мутант не остановился. Замедлился до черепашьей скорости, это да, но не остановился — продолжил упрямо ползти к проёму на трёх оставшихся конечностях, изрядно пострадавших от фактически прямого попадания Пульсара. Применив Скачок, я оказался между ним и выходом. Урод уставился сквозь меня на неровную дыру за моей спиной с такой тоской и обречённостью во взгляде, что я невольно отступил назад.
     — Домой, — едва разобрал я его слова. Уж слишком сильно он мутировал, чтобы можно было говорить о какой-то более-менее внятной речи, даже если бы он сохранил человеческий разум в полном объёме. — Хочу домой…
     Я обернулся, подсветив массивные створки дверей. С этой стороны они были практически полностью испещрены следами когтей. Пробираясь сюда, я даже не обратил на это внимание. Мутант издал настолько тоскливый вой, что я зябко передёрнул плечами, после чего замер без сил. Это дало мне возможность рассмотреть его получше. Рванина на нём когда-то являлась чем-то типа женской кофточки, украшенной на груди стразами, часть которых сохранилась и поблёскивала в свете фонаря. А на одном из наполовину вросших в голову ушей я заметил простенькую серёжку.
     Похоже, это женщина. Воображение тут же предоставило мне безрадостную картину того, как всё могло происходить. Как её похитили, как превратили в… это. И как оставили здесь, наедине с остальными жертвами экспериментов. Её сил хватило, чтобы выжить в сваре слабо себя контролирующих мутантов, зачем-то выпущенных из клеток, но оказалось недостаточно, чтобы выбраться на свободу. К счастью для всех, кто живёт рядом.
     Признаться, мне даже стало стыдно. Не за то, что я пытался убить это несчастное, наверняка мутировавшее совсем не по своей воле создание, вовсе нет. В конце концов, мне предстоит завершить начатое, иного выхода из этой ситуации быть не может — Астральное тело полностью перестроилось и соответствует человеческому лишь отчасти, что может свидетельствовать о необратимости изменений. Я стыдился того азарта, который меня охватил во время сражения и преследования.
     В конце концов, все куски головоломки были известны с самого начала, и лишь сейчас я соизволил собрать их воедино и найти правильный ответ. С другой стороны — действуй я менее решительно, и это могло плохо закончиться, примеров подобного соплежуйства я видел предостаточно, ещё когда был Исследователем и изучал древние руины, где малейшая заминка может стоить тебе жизни. Так что я следовал давно вбитому в голову шаблону, что сохранился даже две смерти спустя, о чём ничуть не жалею. Что, впрочем, не мешает мне чувствовать себя в подобной ситуации откровенно паршиво. Но я это переживу, а вот она…
     — Извини, возможно в следующей жизни у тебя всё сложится получше, — тихо произнёс я, материализуя Астральный клинок.
* * *
     Вернувшись к куче трупов, подобрал и внимательно осмотрел камеру — вроде не пострадала. Настроение продолжать осмотр этого места предсказуемо улетучилось, однако, что бы я был за Исследователь, если бы подобное могло меня остановить? К тому же, как мне показалось, оставалось ещё совсем немного. Очередной коридор, ещё несколько помещений с уничтоженным оборудованием и снова запертые двери.
     Моя изначальная цель находилась за ними. Видимо, там и происходили все эти… манипуляции с Искажением, ведь я чувствовал, что те, замеченные мной наверху завихрения энергий, сходятся именно здесь. Но если само Искажение уже схлопнулось, что может вызывать подобный эффект? Возможно ли, что за этими дверьми заперт очередной эксперимент? Вряд ли, они не кажутся мне настолько надёжными, как предыдущие. Да и не особо они герметичны. Ничем не отличаются от дверей в обычные кабинеты. На самом деле, я вполне способен преодолеть их без необходимости прорезать себе путь, использовав нематериальность.
     Собственно, так я и поступил, попросту развоплотившись и шагнув вперёд. И вот, не в силах шевельнуться я замер на пороге круглого зала с куполообразным потолком, один в один похожего на тот, где в своё время мы застали Задворского, потрясённо осматриваясь. Здесь не было ни приборов, ни кресел, ни полусферы, генерирующей разрыв в Пустоту. Зато были символы. Тысячи незнакомых мне символов, нарисованных на потолке, на стенах, на полу, и будто стекающихся к центру зала — единственному чистому от непонятных закорючек месту. Месту, где, судя по характерным следам, тянущимся к выходу, было установлено что-то тяжёлое, что отсюда забрали.
     Сами же символы не были лишь элементом декора, они имели вполне практическое значение. Без центрального элемента системы я не решусь сказать, какое именно, но даже сейчас некоторые из них работали в пассивном режиме, светясь в Магическом зрении от наполняемой их энергии. Они её запасали, тянули из окружающего пространства, что и породило ту воронку, пусть лишь вплотную, но всё же заметную даже на поверхности. А потом они передавали её на соседние символы, а те — дальше.
     Я будто бы очутился под сияющим куполом звёздного неба и мысли мои лихорадочно скакали в голове. Пусть ни один из этих знаков не был мне знаком, но определённую систему я во всём этом всё же увидел, ведь и сам пользуюсь чем-то подобным, создавая свои артефакты с помощью как отдельных рун, так и рунных цепочек. Принцип построения был совершенно иным, я мог попытаться понять что-то по отдельности, но, чтобы разобраться во всём, нужно совершенно точно знать значение этих символов и особенности их взаимодействия между собой. Возможно ещё какие-то нюансы, характерные для данной школы. Но совершенно точно мне ясно одно — чтобы создать нечто подобное, нужны фундаментальные знания. И что-то мне подсказывает, что эти знания пришли не из этого мира.
     Пройдя вперёд, я достал камеру и встал в самом центре, принявшись планомерно водить по стенам объективом и лучом фонаря. Да уж, при таком освещении картинка получится откровенно слабая, а в режиме ночного видения сами эти закорючки практически неразличимы. Остаётся надеяться на свою память, а запись станет всего лишь подспорьем, когда я попытаюсь с этим разобраться.
     К сожалению, записать всё до конца у меня не вышло, изменение ранее вполне себе размеренного движения энергий, которые заметно ускорились, стало для меня тревожным сигналом. Похоже, система как-то отреагировала на моё присутствие, и… вся накопленная энергия вдруг куда-то ушла.
     Догадавшись, чем всё может закончиться, я что есть силы рванул на выход. Опираясь на свой исследовательский опыт, могу с уверенностью утверждать, что в любой непонятной ситуации своевременное бегство — универсальное решение. Так что я Поступью и Скачками пронёсся по тёмным коридорам, миновал помещение с клетками, череду кабинетов и холл с упокоенным мной мутантом, иногда переходя в нематериальную форму, чтобы сократить себе путь через какое-нибудь не слишком серьёзное препятствие. Ещё один, последний коридор и вот уже подъём наверх из которого я вылетел словно ракета из пусковой шахты, Поступью забравшись повыше, зависнув на одном из энергопотоков и пристально вглядываясь вниз.
     Ничего не происходило. Это было нормально, всё-таки не стоило ждать от того, кто там заправлял уровня паранойи древних магов, в совокупности с их нестерпимым желанием насолить кому-нибудь даже после своей смерти. Но, как я ранее отметил, старые привычки так легко из себя не изжить, пусть это и выглядит чрезмерной осторожностью с моей стороны.
     Я успел выдохнуть и даже думал вернуться, чтобы закончить съёмку, когда земля вдруг содрогнулась, потом будто бы вспухла и осела, образовав приличный котлован, а из приоткрытой мной шахты лифта в воздух забил высокий столб пламени, который, впрочем, быстро иссяк. Сопровождал всё происходящее оглушительный грохот и гул из-за которых включилась моя защита от акустических атак и начали завывать сигналки припаркованных поблизости машин.
     Походу, я всё же потревожил какие-то охранные контуры, причём для этого хватило одной лишь ауры без активного применения сил, а значит они были настроены на любого, кто вошёл бы туда. Возможно, потому комплекс и не зачистили — знали, что возможны подобные сюрпризы. Мда, весьма интригующе, но вместе с тем как-то зловеще всё складывается. И наличие незнакомых рун тревожит меня куда сильнее всего остального…

Глава 24

     Сказать, что после всего увиденного я подсел на измену, значит ничего не сказать. Сама возможность того, что в этом мире вполне может существовать ещё один мироходец — ну, не считая нас с Шоу, разумеется — не сулила мне ничего хорошего. Да и никому в принципе, учитывая, что этот самый мироходец спутался с очень сомнительной компанией и его знания применяются для очень тёмных дел.
     Первым моим порывом было куда-то срочно бечь и что-то делать. Узнать, кто? Узнать, зачем? Вызвать на разговор Шоу и обсудить этот момент с ней. Рыскать по ночным московским улочкам в поисках своего злобного коллеги, крадущегося во тьме в поисках очередной невинной жертвы, дабы превратить её в чудовище, не уступающее Извергам ни в своём уродстве, ни в кровожадности.
     И я, собственно, побежал. Домой, правда, чтобы уйти в медитацию и в спокойной обстановке, да с холодной головой осмыслить произошедшее. Очень своевременно, я считаю, потому как никаких дел на почве разыгравшейся паранойи я натворить не успел. А хорошенько припомнив и обдумав детали понял, что не так всё однозначно, как кажется на первый взгляд. В конце концов, три мироходца за раз в одном мире — это реально перебор. Конечно, за всё мироздание не скажу, либо это сам мир так и притягивает к себе всевозможные неприятности, однако всё это и впрямь выглядит крайне сомнительно.
     Вполне возможно, неизвестный мироходец и впрямь имел место быть, но только когда-то очень давно, и просто оставил после себя… некое наследие. Которое попало не в те руки и используется не в тех целях. В магическом мире такое было сплошь и рядом. В конце концов, его история насчитывает много тысяч лет и в ней нехило так потоптались «гости из-за грани», где — существенно продвинув магическую науку, а где — породив не самые приятные её ответвления, за которые даже в таком магически просвещённом обществе, как моё родное королевство, вполне могли укоротить на голову.
     Вполне возможно, что и здесь было нечто подобное. Взять к примеру разгул инквизиции в средние века. По сравнению с моим родным миром он показался мне куда более… осмысленным. Имею ввиду, что у нас его основными жертвами можно считать красивых девок, названных ведьмами. Это, так сказать, уже эдакий стереотипичный образ. Здесь же на костёр попадали и седобородые старцы-колдуны, и учёные мужи-чернокнижники, и авантюристы-алхимики, и проповедники-сатанисты. То есть — реально сомнительные личности. Но откуда-то все эти деятели должны были взяться? Не знания ли оставленные мироходцами их породили?
     Раньше я как-то не придавал этому значения, а как задумался — оно и вылезло, стоило только выйти в интернет. Впрочем, ничего похожего на те символы, что я заснял, найти не удалось. Но и я в этом деле не особо какой специалист. Зато знаю того, кто мог бы помочь мне в непростом деле установления истины.
* * *
     - ***ть! — Выругался Вирт, поднимаясь с пола и потирая ушибленный локоть.
     Я же, тем временем, поставил обратно на колёсики кресло, вместе с которым он навернулся. Признаться, я даже и не ожидал, что заснятый мной скриммер заставит его так шарахнуться от экрана монитора. Хотя… это ведь самое начало видео. Стоило мне направить объектив камеры на гору трупов, как оттуда тут же выскочила эдакая образина. К такому повороту куллхацкер оказался не готов.
     Что я могу сказать? Мокьюментари классическое, как оно есть — интернет полнится подобными роликами, разве что на них в качестве страшилок выступают самые разные Изверги. Тот же Тёмка в начале своей геройской карьеры пытался выехать на чём-то подобном, результатом чего стал тот самый эпичный ролик, где я «засадил». Здесь подобного накала не было, в конце концов, я совсем не для того камеру брал.
     — Что это за тварь? — Устроившись на своём месте, Вирт отмотал видео назад и поставил на паузу как раз в том моменте, где нечто тёмное и смазанное, бликуя глазищами и раззявив зубастую пасть, кидается прямо на зрителя.
     — Когда-то она была обычным сверхом, — печально вздохнул я.
     — Хочешь сказать, — Вирт крутанулся на кресле и уставился на меня поверх очков скептическим взглядом, — что это — то самое, да? Кому-то из… этих всё же удалось скрестить человека и Изверга?
     Он знал, что я собираюсь проверить место, где с Эквилибристом произошло нечто, лишившее его способностей. Правда он считал, что это пустая трата времени и я ничего не смогу там найти. Сам факт наличия у меня этой записи стал для него немалым сюрпризом. В любом случае, я принёс её сюда совсем не для того, чтобы приколоться, либо просто доказать собственную правоту.
     — Нет. То, что ты видишь, — я кивнул на экран, — результат мутации.
     — Ты так думаешь? — С сомнением протянул Вирт. — По-моему, эта штука слишком стрёмная даже для Урода. Нет, всякое бывает и с этим не угадаешь, однако мутация в первую очередь выпячивает на передний план сильные стороны сверха, существенно расширяя его способности и размывая границы его возможностей. Вот, взгляни.
     Он поднялся, отошёл к одной из полок, занятых его коллекцией, и вернулся с внушительной тридцатисантиметровой статуэткой на подставке. Изображала она накачанного здоровяка в чёрном кожаном плаще, делающем его фигуру ещё более шкафообразной, и лицом с отсутствующей кожей, которую заменяли огрубевшие мышечные волокна. У него не было волос, носа, щёк и губ, отчего его морда походила на череп. Глаза же прикрывали тёмные очки. При этом от самой позы, в которой стояла статуэтка веяло какой-то чуть ли не осязаемой властностью. Да, мне уже приходилось видеть этого конкретного Урода. На самом деле, личность известная и в некотором смысле даже выдающаяся.
     — Деспот, — констатировал я.
     — Он самый, — кивнул Вирт. — Отличный пример Урода классического, чьи раскачанные сверхсилы позволяли ему в одиночку сражаться против нескольких высокоуровневых сверхов разом.
     Я более-менее знал историю и помнил, что Деспот не слабо так пошумел в Нью-Йорке конца восьмидесятых. Конечно, он действовал не совсем один, у него имелось множество миньонов-выходцев из уличных банд, но то были всего лишь обычные люди. Впрочем, вооружённые и даже неплохо обученные. Тем не менее, на какое-то время ему всё же удалось погрузить один из крупнейших городов мира в хаос и анархию. Превратить его в настоящую зону боевых действий с тремя сторонами конфликта: МАС и американская армия, сам Деспот и его свора, а также заглянувшие на огонёк Изверги.
     До сих пор ведутся споры и строятся теории относительно того, что, если бы не столь «удачное» появление Извергов, оттянувших на себя основные силы Ассоциации, у него ничего настолько масштабного точно бы не поучилось. Однако многие склонны считать, что это не было простым совпадением. Что он либо предвидел, либо каким-то образом сам спровоцировал это вторжение. В любом случае, с ситуацией справились. Не без потерь, ценой огромных разрушений, но справились. И именно тогда зажглась звезда Чака, в те времена ещё совсем зелёного сверха, которому ещё только предстояло стать Героем десятого ранга.
     До сих пор не известно многое, что происходило в те дни. Что-то засекречено, хотя многие полагают, что это только для вида, потому как даже Ассоциация не знает всего. К примеру, что стало с самим Деспотом. Его с тех пор не видел никто, однако и о его смерти объявлено не было, а сам он так и не вычеркнут из реестра опаснейших Уродов мира.
     — Несмотря на внешнее уродство, он считался одним из самых мощных сверхов своего времени! А это… — Вирт бросил мимолётный взгляд на экран со стоп-кадром. — Скажи, много проблем оно тебе доставило?
     — Не больше, чем Изверг жёлтого уровня, — пожал плечами я. — Он практически не использовал сверхсил, более полагаясь на обретённую физическую мощь, что странно. Полагаю, это — результат насильственной мутации. Не удачный, как видишь — способности будто задвинуты на задний план. Ладно, смотри дальше.
     Вирт сдвинул Деспота в сторону — полагаю, ему просто хотелось скорее похвастать очередным приобретением, чем наглядно проиллюстрировать свои слова — уселся, откинувшись на спинку кресла, и продолжил воспроизведение записи. Мёртвые тела как «учёных», так и прочих жертв экспериментов произвели на него настолько сильное впечатление, что он был вынужден метнуться в уборную.
     — А вот это — самое интересное, — произнёс я, когда пошли кадры исписанного символами помещения, — именно там всё и происходило.
     — Всё измалёвано, только свечей, да алтаря не хватает, а так — один в один логово каких-то культистов. — Отметил он. — Слушай, а ты надо мной, случаем, не прикалываешься? Вроде страшная уродская организация, а тут — такое!
     — Поверь, я в не меньшем замешательстве. Не уверен насчёт свечей, но что-то типа алтаря там точно было. Вот здесь, — на записи как раз можно было различить пустое место в центре комнаты. — Видишь, именно сюда сходятся все эти знаки. Понятия не имею, как всё это может функционировать, но оно реально работает и каким-то образом воздействует на сверхов.
     — И что, думаешь Ромчика тоже, — Вирт невольно сглотнул, — пытались также изменить?
     — Просто так способностей не лишаются, — неопределённо ответил я.
     — Значит, у них что-то пошло не по плану? Он ведь не преобразился. Да и сестрюня нашей Снежинки — тоже.
     — Возможно у них и впрямь что-то сбойнуло, причём дважды, — кивнул я. — А может у этой штуки есть и другие функции. Они могли тестировать на них не эволюцию способностей, а, к примеру, их купирование.
     — Кастрация сверховости! — Скривился куллхацкер.
     Впрочем, это всего лишь предположение, для подтверждения — ну, либо опровержения — которого неплохо было бы взглянуть на Астральное тело пострадавшего. Эквилибрист по понятным причинам для этих целей не подходит, но оставалась ещё Вьюга. Правда она на данный момент находится в Победограде, а у меня сейчас совсем нет времени, чтобы навестить родню. И это в первую очередь касается моей стажировки, ибо отпуска мне пока не положено. Ну ничего, время терпит, потерплю и я.
     — Или же, что-то в принципе иное, — мрачно добавил Вирт.
     — Или так, — согласился я. — В любом случае, что бы там ни было, ключ ко всему — в этих символах.
     — Ну не знаю, — с сомнением протянул Вирт, — они могли разрисовать там всё этими закарючками просто для антуража.
     — Во всём этом есть система, посмотри внимательнее и убедишься в этом сам, — покачал головой я. — Приблизь-ка здесь. Смотри, этот знак, похожий на перечёркнутую двойную «эль», вокруг него целый блок из определённых символов. С одной стороны — три разнонаправленные звёздочки, а с другой — вот эти как будто лесенки.
     — И что это может означать? — От Вирта буквально веяло скептицизмом, за что, впрочем, я не мог его осуждать.
     — Понятия не имею, просто хочу сказать, что это не рандомный набор знаков, там везде чёткая компоновка. И я думаю, что это важно.
     — Надеюсь, ты не станешь просить меня расшифровать всю эту хрень? — Проворчал он. — Потому как… скажу прямо — мне и помимо этого найдётся, чем заняться.
     — Не беспокойся, я не собираюсь обременять тебя ничем подобным. Просто хочу узнать побольше о самих знаках. Вдруг что-то похожее всплывёт на просторах сети?
     — И только? Ну, с этим я справлюсь, — кивнул Вирт, — только результата не гарантирую. Быстрого, во всяком случае. Или такого, который бы тебя удовлетворил. Вдруг ты ошибаешься, и это, к примеру, придуманная письменность из какого-нибудь комикса, которую реально нарисовали просто по приколу?
     — Первоисточник также может поведать о многом, — ответил я, — каким бы он ни был. Так что, возьмёшься?
     — Конечно! — С готовностью кивнул Вирт. — Как только мы обсудим вопрос оплаты!
     Раньше он не поднимал таких тем и помогал нам, можно сказать, на голом энтузиазме. Меня подобное бескорыстие несколько напрягало, однако я списывал его на дружеские отношения с Михаилом и Романом. Да и мы с ним довольно быстро нашли общий язык и никогда меж собой не говорили о том, кто, что и кому должен. Вирт казался мне человеком, который рад находиться в компании Героев, даже таких мало кому известных, как я или Мистики, и быть непосредственно причастным к геройским делам. Да что там — он до сих пор кажется мне таковым. А значит, что в качестве оплаты он попросит скорее всего не деньги, либо прочие материальные ценности. Признаться, мне даже страшно представить, что он может придумать!..
     — И чего же ты хочешь? — Осторожно поинтересовался я.
     — Ничего особенного — всего лишь вести официальный сайт Безликого, — расплылся в улыбке он.
     — Что, прости? — мне показалось, что я ослышался.
     — Сначала твои с ребятнёй похождения в психушке, — начал перечислять Вирт, — потом вражда с Трайфорсом, а из недавнего — совместный со Светочами рейд против подпольщиков! В твоём активе уже есть подвиги и я не сомневаюсь, что скоро их будет ещё больше! Тебе необходим собственный сайт, где мы станем размещать актуальную информацию о твоих похождениях.
     Вот как чувствовал, что мне это не понравится…
     — Не думаю, что это хорошая идея, — постарался как-то помягче отмазаться от столь сомнительного предложения я.
     — И ты совершенно прав! — Неожиданно согласился со мной Вирт. — Потому что идея не просто хорошая — она отличная! — Эх, рано я обрадовался… — Ты пойми, нам нужно оседлать эту волну самим, причём именно сейчас, когда ты уже на слуху, но ничем особо выдающимся всеобщее внимание пока не привлёк. Иначе же на твоей популярности решат нажиться какие-нибудь совершенно левые чуваки. Откроют страничку от твоего имени, станут репостить новости с твоим участием, возможно даже писать от твоего лица комментарии. И это для нормального Героя совершенно недопустимо!
     — Неприятно, конечно, — покачал головой я, — только вот каким образом можно будет на мне нажиться? Пожертвования от моего имени собирать?
     — Только если захотят подмочить тебе репутацию. А вообще, всё намного проще — реклама! Чем Герой популярнее, тем больше народа следят за его приключениями. Ну и, соответственно, на просмотры и посещаемость таких сайтов обращают внимание рекламодатели. Самым популярным поступают предложения, от которых, как правило, никто не отказывается. В конце концов, надо же на что-то чинить и обновлять экипировку и всё в этом духе.
     — И каким же образом они расплачиваются? — Поинтересовался я. Просто так, без далеко идущих корыстных интересов. — Вряд ли официально, если Герой не зарегистрирован.
     — Ну да, фигурально выражаясь, с помощью цифровых конвертов, — подтвердил моё предположение Вирт. — Но дело здесь не столько в деньгах, сколько, опять же, в репутации. Материалы из первых рук, твои, пусть даже короткие, отзывы о случившемся, возможно фото и видеоматериалы, раз уж у тебя камера есть. Ты вспомни в каком свете преподнесла причину зародившейся между вами вражды Тригада! Будь у тебя уже тогда свой сайт, ты мог бы выложить там собственную версию событий.
     — И всё равно, это кажется мне лишним, — упрямо продолжил сопротивляться я, хотя некоторые доводы Вирта заставили меня задуматься.
     — Да ладно тебе, мы ведь живём в век информации, и от правильного позиционирования в сети напрямую зависит то, как к тебе будут относиться в реале. Особенно, когда ты станешь широко известен. Ведь твоих виртуальных двойников может оказаться не один и даже не два, и простые пользователи и возможные фанаты не будут знать, кому именно верить. А если ты попытаешься вписаться, когда их уже целая куча наберётся, тебя просто-напросто сочтут очередным самозванцем. Оно тебе надо?
     — Совершенно точно — нет, — мотнул головой я.
     — Значит, решили? — Задал прямой вопрос он.
     — Решили, — будто бросаясь в омут с головой, выдохнул я, сдаваясь. — Что от меня требуется?
     — О, сущие мелочи, делать то, что у тебя получается лучше всего — творить всякую геройскую дичь, — расплылся в довольной улыбке Вирт, — желательно подкреплённую материалами. Обо всём остальном я и сам позабочусь.
     — Только давай договоримся, что я читаю все посты перед выкладкой.
     — Без проблем, ты мог бы и сам их писать. Ну или хотя бы дополнять.
     — Посмотрим, как пойдёт, — ничего заранее не обещая, ответил я.
* * *
     Хоть я этого и не планировал, однако пришлось задержаться в подвале для обсуждения моего будущего сайта, которое перешло сначала в спор, а потом и в откровенный срач. Менее всего я хотел, чтобы моя страничка напоминала те, что наиболее популярны как в советском сегменте, так и в мире, в принципе. Спасение виделось мне в неброском дизайне и выдаче лишь необходимого минимума информации. О хоть сколько-нибудь тесном общении с посетителями я и думать не собирался, ибо меньше всего мне хотелось превратиться в какую-нибудь медиа-знаменитость.
     Вирт же напирал на то, чтобы всё было «как у людей». В конце концов, для многих Героев, как зарегистрированных, так и Диких, собственный сайт — как своеобразная витрина. И она позволяет не только потешить чувство собс