Серый Александр: другие произведения.

Лишний персонаж. Арка lll "Горькая ртуть и Лунный свет"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 9.49*61  Ваша оценка:

Лишний Персонаж. Арка III "Горькая ртуть и Лунный свет"


     Троп – «Этого Не Ждал».
     Троп – «Сюжетный Девайс».
     Троп – «АнтиКульминационный Босс».
     Троп –  «Личное Дело с Драконом».
     Троп – ...
     Конец.


     Троп – «Этого Не Ждал».

     Ах, ничто так не укажет, насколько Дико Подготовлен Гроссмейстер, как старое доброе Нагромождение Гамбитов. Воистину, нет ничего, чего бы эти супергении двенадцатого уровня не предусмотрели в своих уравнениях и подготовках к случайностям от B до Z42t.
     А потом что-то, или кто-то, случается…
     Таким образом гениальный план разваливается на части, с бесстрастным «Этого я Не Ждал» как только уляжется пыль…

     Взято с tvtropes.org, «Didnt See That Coming».

     Вчера вечером над раскинувшимся в долине городом зависли тёмные тучи, и с того момента сухая жара сменилась душной сыростью. Хоть местные вполне привыкли к изменчивой, как политика на Ближнем Востоке, погоде, лёгкий дождь периодически ловил кого-то из неподготовленных прохожих врасплох, заставляя или искать убежища в кафе и барах или посетить ближайший магазинчик, где всегда продавались дешёвые одноразовые зонты как раз на такой случай.
     Мелкие капли легонько барабанили по прозрачному пластику. Кроули зашёл под козырёк над крыльцом коттеджа из красного кирпича и нажал кнопку звонка, затем сложил зонтик. Через некоторое время из домофона раздался приятный голосок:
     – Да?
     – Айви, это я.
     – Смит-сан! Я сейчас открою.
     В голосе девушки слышалась радость. Айви была единственной, кого неизменно радовали визиты советника. Мария его просто терпела, Эби вела себя как сердитая кошка. С Роуз они даже не говорили.
     Оставалось только догадываться, почему Айвори шла наперекор сестрам и хозяйке. Несмотря на происхождение горничных, все они были такими разными…
     Дверь отворилась, и белокурая девушка с улыбкой высунулась на улицу.
     – Здрасте! Ой, дождик… Не стойте на улице, Смит-сан, вы намокнете!
     – Да ничего, я же под навесом …
     Но горничная всё равно настойчиво потянула его за руку. Кроули послушно позволил затащить себя в дом.
     – Вот, прошу вас…
     Девушка чинно поставила перед ним чистые белые тапочки. Кроули невольно отметил, что девушки с болезненной методичностью чистят обувь, даже если её использовали всего раз. Всё-таки три служанки на почти пустой дом было явно многовато.
     – Мария дома? – поинтересовался Кроули.
     Айви ненавязчиво вынула зонтик у него из руки и поставила на подставку.
     – Нет… сестра отправилась в магазин.
     Айвори потянулась было за его сумкой, но Кроули хлопнул её по ладони, заставив испуганно ойкнуть.
     – Она вас совсем из дома не выпускает, – заметил Кроули. – Эби ведь здесь?
     – Да…
     Айви смущено спрятала глаза. Мария держала младшеньких в ежовых рукавицах. И они заметно скучали.
     – Я принесу вам что-нибудь попить, – энергично предложила горничная. – Прошу, подождите немного в гостиной, я…
     – Айви, я пришёл сюда по работе, ты же знаешь, – ровно ответил Кроули.
     – Но ведь… – расстроенно протянула девушка.
     – Лучше скажи, вы ведь живёте в левом крыле?
     Кроули двинулся к лестнице на второй этаж. Айви рассеяно подалась следом.
     – Верно… наши комнаты, и старшей сестры, и хозяйки находятся в…
     Они поднялись наверх. Кроули оглянулся.
     – Кстати, где катастрофа?
     – Прошу, не называйте так хозяйку, – с ноткой возмущения отозвалась Айви. – Она всегда так злится!
     – В том и смысл… Так она уже дома?
     Кроули постарался закончить в институте побыстрее, чтобы добраться сюда до возвращения рыжей сирены. Последняя, однако, не попалась ему на глаза в корпусах.
     – Эм, нет, это… Она, кажется…
     Айви подозрительно замялась. Кроули обернулся и с удивление обнаружил, что на её светлых щеках розовеет румянец.
     – Ооо?.. И что же?
     – Уммм… – Девушка смущённо потупилась. – Я думаю… Мне кажется…
     – Давай уже.
     – Да! То есть… Я думаю, она на свидании с Эмией-саном.
     Кроули удивлённо приподнял брови.
     – Хах?.. Это… интересная новость.
     Возможно, дети наконец-таки доросли до нормальных отношений. Уже впору открывать шампанское. Впрочем, Кроули сразу же скептически поджал губы – даже без особых наблюдений было видно, что с этой парочкой что-то не то. Каждый раз, когда они, казалось, наконец-то хоть немного повзрослеют, всё каким-то неведомым образом сводилось к очередному «смищному» хватательно-раздевательному недоразумению.
     Возможно, это было некое влияние графомана, молящего всех богов о вечном статус-кво. Но иногда казалось, что сама Вселенная ненавидела этих детей!
     – Ладно. Тогда даже лучше.
     Кроули повернулся в правое крыло и двинулся по коридору. Айви пошла следом.
     – Но, Смит-сан, что вы хотите…
     – Мне нужно осмотреть оставшиеся комнаты, – сообщил Кроули.
     – Но я не думаю…. – потерянно протянула девушка. – То есть, это, наверное…
     – Айви.
     Они остановились у последней двери в коридоре, и Кроули обернулся к горничной. Девушка послушно вытянулась по струнке под строгим взглядом.
     – Д… да?
     – Когда Мария вернется, скажешь мне, ладно?
     Он повернулся к двери, затем, спохватившись, обратно к девушке:
     – И приведи сестрёнку, ладно? У меня кое-что для вас есть.
     – Кое-что?.. – протянула девушка.
     – Точно. А теперь кыш! Ну же, прочь, прочь!
     Он махнул руками, делая недовольное лицо. Айви хихикнула, прикрыв рот ладошкой, и сверкнула хитрым взглядом.
     – Как прикажете… – кокетливо протянула она.
     Горничная отправилась вниз по лестнице. Кроули открыл дверь, но не спешил входить.
     Внизу едва слышно зашушукались. Эби незримо оберегала свою любимую сестрёнку от незваных советников.
     Всё-таки они невероятно отличались от гомункулов, которых посылали алхимики. Качество было неизмеримо выше.
     Кроули прикрыл за собой дверь, погрузив помещение в полутьму. Освещением была только тонкая полоска в задёрнутых плотных шторах. Смутно угадывались контуры мебели под стенами и массивный образ роскошной двуспальной кровати.
     Работать в темноте было невозможно. Бросив сумку на кровать, Кроули открыл шторы и оглянулся. Это, разумеется, была спальня. Судя по размерам кровати, спальня супружеской четы владельцев.
     Кабинет Скарлета располагался в комнате напротив. На этой стороне дома осталось ещё только одно помещение, но у Кроули было сильное предчувствие, что там будет просто пустая комната. Мария по какой-то причине жила в другом крыле, рядом с близняшками. Хоть причина, возможно, была простой – она спала напротив комнаты Роуз.
     Хозяйскую спальню Мария держала в чистоте, но было очевидно, что здесь никто не живёт. В шкафу было пусто, в тумбочках и ящиках прикроватных столиков тоже. Никаких личных вещей, никаких фотографий, ничего подобного. На стенах грустили накрытые тканью картины, декоративные вазы пылились на пустом комоде.
     Кроули обыскал всё. Абсолютно всё. Это было проще, чем в кабинете – здесь не было полок, с которых приходилось сдвигать книги.
     Разумеется, он даже простучал стены и пол, где мог дотянуться. Кто знает, что Скарлет мог предпринять – в кабинете, в дополнение к двойному дну в ящике, обнаружилась ещё пара тайников. Именно из них Кроули извлёк бумаги, которые вывели на камни. Копию истории болезни Хиро он нашёл на виду, в старой папке.
     Но было что-то ещё. Не могло не быть. Предчувствие мучало пришельца как головная боль.
     Скарлет был алхимиком. Алхимик существует в своих исследованиях, в его призвании.
     Но даже в кабинете Кроули так ничего и не нашёл, кроме пары книг на немецком и итальянском. И одного странного рукописного талмуда на латыни. Перевод и опознание ничего не дали – это были вполне известные книги. Некоторые Кроули уже видел, они были в списке, связанном с проектом Б3/5. Может, это были те же книги, которые Скарлет заказал пять лет назад.
     Теперь чужак собирался найти личные записи бывшего хозяина дома. Кроули отказывался верить, что Скарлет ничего после себя не оставил.
     Внизу хлопнула дверь. Советник поднялся с пола и начал отряхиваться. Всё же лазить в нежилом помещении было довольно грязным делом. Через минуту в дверь постучали.
     – Смит-сан? – протянула Айви. – Сестра вернулась. Вы просили…
     – И чего ты стоишь за дверью? – сердито прервала её Эби.
     Дверь распахнулась и в комнату вошла темноволосая горничная, мгновенно наполнив помещение волной недовольства.
     – Эби, не будь такой грубой… – неубедительно пожурила её сестра. – Смит-сан хотел что-то нам сказать, не вздумай…
     – Хмпф! – Эбони была страшно похожа на Роуз. – Я не собираюсь с ним важничать!
     – Маленькая нахалка, – констатировал Кроули. – Не будь ты такой милой, я бы тебе хвост накрутил.
     Всё больше укрепляя сходство с хозяйкой, Эби очаровательно залилась краской.
     – Ты не!.. Только попробуй, я тебя!..
     – Эбони! – оборвала Айви. – Немедленно прекрати, или я пожалуюсь сестре!
     Тёмненькая дёрнулась и, уязвлённая в лучших чувствах, поспешно развернулась к предательнице:
     – Айви! Как ты можешь! Он же просто…
     – Так. Обе ко мне, живо, – скомандовал Кроули.
     Эби сердито скрестила руки на груди, давая понять, что её не сдвинуть и трактором. Но Айви без труда утянула её за собой за руку, подведя поближе к нелюбимому гостю.
     Кроули взял свою сумку и вынул из переднего кармана бумажный пакет. Айви с интересом вытянула шею, заглядывая сестре через плечо.
     – Что там?
     – Небольшой подарок. Я знаю, что вам приходится за мной присматривать по приказу Марии, так что хоть кто-то должен вас отблагодарить за труды…
     Он разорвал упаковку и вытряхнул на ладонь блестящий ручеёк металла.
     – Ой, что это?.. Цепочка!
     Айви жадно подалась вперёд, пихая сердито заурчавшую сестру. Кроули скомкал упаковку и сунул в карман, потом поднял браслеты, держа по одному в каждой руке.
     – Сойка для Айви, и ворон для Эби, – сообщил он, протягивая подарки девушкам. – Цепочки из серебра, птички из платины. Будьте польщены.
     На секунду повисла мёртвая тишина. Кроули озадаченно приподнял брови.
     Горничные испуганно застыли с поражённо-растерянными лицами, протянув к украшениям руки, но так их и не коснувшись.
     – Это… это и правда нам? – пролепетала Айви дрожащим голосом.
     – Эм… конечно, – медленно ответил Кроули. – И вы даже можете их взять. Как я и сказал, эта тебе…
     Он протянул блестящую сойку к ладони Айвори.
     – А эта тебе.
     Ворон, покачиваясь, приблизился руке Эбони. Девушка будто очнулась и, сердито фыркнув, отдёрнула ладонь.
     – Мне не нужны твои побрякушки! Ты просто пытаешься…
     – Живо бери или я тебе его на ухо намотаю.
     Эби отчаянно покраснела.
     – Спасибо большое… – Её голос очаровательно дрогнул.
     – Спасибо… спасибо большое… – прошелестела Айвори, принимая цепочку.
     – Ну наконец-то… – ровно произнёс Кроули. – Я уж думал, мне придётся применить силу.
      – Не говорите ерунды, Смит-сан, – тихо сказала Айвори, растягивая украшения на ладошке. – Это так щедро с вашей стороны…
     – Но это…
     Эби озадаченно держала цепочку на весу. Железная птичка поблёскивала светлым глазом из розового хрусталя.
     – В смысле, по-моему, он… – протянула девушка.
     – Это браслет, Эби, – мягко заметила Айвори. – Смотри, вот так…
     Она расстегнула замок и надела свою цепочку на левую руку. Эби вновь залилась краской и повторила за сестрой.
     – Я… я и так знала…
     Кроули не выдержал и рассмеялся.
     – Ну вы такие миленькие. Котятки…
     Айви смущённо потупилась, Эби сердито фыркнула.
     – Ладно, хватит социальных игр. Мне нужно поговорить с Марией.
     Оставив девушек, Кроули подхватил сумку и двинулся к двери. Когда он взялся за ручку, из-за спины раздался дрожащий голосок:
     – Смит-сан!
     Кроули удивлённо повернулся. Бледные щёки Айвори нежно розовели от счастья.
     – Спасибо вам за этот подарок… – пролепетала она, сжимая браслет на запястье другой ладонью. – Они такие красивые…
     Кроули помолчал секунду, потом подошёл к девушке и, обняв её щёку ладонью, погладил большим пальцем. Айвори смущено выдохнула, Эби тут же подалась вперёд, сверкая сердитым взглядом.
     – Я попрошу Марию, чтобы она выпускала вас из дому хоть иногда, ладно?
     Ответом ему было два отчаянных румянца и смущённое пыхтение.
     Оставив девушек разбираться в их запутанных чувствах, Кроули направился вниз. По лестнице он сбежал, нарочно топоча как слон.
     – Мария! – требовательно возопил он в холле тоном плантатора-самодура. – Немедленно ко мне, негодная девчонка!
     Реакция не заставила себя ждать – в доме мгновенно повисла тяжёлая тишина. Кроули озадаченно посмотрел туда-сюда. Потом оглянулся через плечо.
     Разумеется, Мария стояла у него за спиной, словно беззвучно возникла из воздуха.
     – Есть хоть одна причина, по которой мне не следует спустить тебя со ступенек?
     Мария уже успела переодеться в форму – Кроули знал, что она не ходит на улицу, вырядившись как прислуга из прошлого века. Но в «гражданском» он видел её только раз. Ледяной голос мог посоперничать со «злым» голосом Куруми. С таким лицом можно было поклясться, что горничная его прирежет, что бы он не сказал.
     Советник сделал суровое лицо.
     – Немедленно подать мне зеркальную форель в шоколаде!
     – Идиот, – холодно произнесла Мария и, отвернувшись, прошла в гостиную. – Зачем ты входил в комнату хозяина? Там ничего нет.
     – А. Вижу, девочки тебе всё рассказали…
     Мария демонстративно присела за стол, Кроули невозмутимо устроился напротив.
     – Ты ведь знаешь, что я пытаюсь сделать, так ведь, дорогая моя? – заметил наглый гость. – Документы оказались полезными, но я…
     – Ты мог бы для начала сообщить мне, – прервала его хозяйка дома. – Не забывай, ты здесь только потому…
     – Я здесь только потому, что я оказался здесь! – зло сплюнул Кроули, отбрасывая добродушие. – Мне не хочется поднимать этот вопрос снова, но ты не в том положении, чтобы выбирать! Здесь мы сотрудничаем, а здесь нет, а здесь снова да, а тут снова нет!
     Мария выразительно приподняла брови скептически глядя на Кроули. Тот откинулся назад, подавляя постыдную вспышку гнева.
     – Прости, – ровно сказал он. – В последнее время слишком много… событий.
     – Ты всегда был таким, – парировала женщина. – Так что не стоит делать вид, будто что-то изменилось.
     – Именно поэтому я всегда на взводе, – сухо сообщил Кроули. – Ничего не меняется, как ни бейся…
     Над ними повисла густая тишина. Из коридора раздались шаги, и вошла Айвори с подносом в руках.
     – Я принесла чай, – радостно сообщила девушка, излучая гостеприимство. – Прошу, если вы не против…
     – Спасибо, Айви, – ровно ответила Мария.
     Кроули тяжело вздохнул. Всё-таки Мария была неправа. В последние дни всё стало куда более невыносимым. Возможно, дело было именно в нём.
     Возможно, он начал ломаться.
     – Айви… что это такое?
     В голосе Марии звучало напряжение. Советник понял, что она смотрит на правое запястье девушки. Айви смущённо покраснела и стыдливо прикрыла браслет рукой.
     – Это… – неуверенно пропыхтела она, – это… Смит-сан подарил нам…
     – «Нам»?
     – Да… Мне и Эбони… Он подарил нам браслеты.
     Мария прожгла Кроули непонятным взглядом. Смесь удивления, опаски и… смущения.
     – Это ведь… – подала голос Айви. – Нам ведь можно их носить? То есть, они совсем не мешают…
     – Это… – Мария замешкалась, потом спохватилась. – Ах, нет. То есть, да. Конечно, вы можете их оставить. Это… ваш подарок.
     – Правда? – Айвори неподдельно просияла. – Спасибо, сестра.
     Она со счастливой улыбкой поклонилась и вышла.
     – Что ты пытаешься с ними сделать? – холодно произнесла Мария – Эти украшения…
     – Что? – Кроули поджал губы. – Это просто подарок. Ты сама сказала.
     – С чего бы? Ты просто…
     – Я могу оказать знак внимания двум несчастным барышням, запертым в башне? Видимо, нет…
     – Они в полном порядке, так как есть, – раздражённо начала Мария,– и могут обойтись без этого…
     – Нет, и ты это знаешь, – отрезал Кроули.
     Мария ответила сердитым взглядом. Но потом неуверенно отвела глаза.
     – К тому же, – добавил советник, – моё жалование превосходит личные расходы. Уж лучше я куплю подарок девушке, чем буду просто изымать деньги из экономики… Кстати, о подарках.
     Он вытянул из кармана сумки ещё один пакетик.
     – Только не говори мне… – поражённо протянула Мария.
     – Ну раз ты не хочешь, – согласился Кроули, вытряхивая блестящий ручеёк на ладонь.
     Обойдя стол, он встал перед Марией и растянул цепочку на руках. Хозяйка заворожённо смотрела на поблескивающие в светлой оправе камни.
     – Топазы и серебро, – ровно произнёс Кроули. – Я подумал, что тебе это подойдет.
     Мария с заметным усилием воли отвела глаза.
     – Я не могу это взять…
     – Значит, вот что мы сделаем, – так же ровно произнёс советник. – Ты возьмёшь у меня эту цепочку. А потом можешь хоть в мусорку её выбросить. Но в руки ты её возьмёшь.
     Мария, широко распахнув серые глаза, посмотрела на Кроули в упор. Она казалась столь необычно растерянной. Пришелец просто ждал, пока хозяйка наберётся духу продолжать, неподвижно держа цепочку на весу.
      Вдруг Мария мягко улыбнулась и, приложив руку к груди, отвела глаза.
     – Это как знать… – прошептала она.
     Горничная встала, заставив Кроули отодвинуться. Тот приподнял брови. Медленно, словно преодолевая некую внутреннюю преграду, женщина развернулась и… приподняла рукой выбившие из причёски волосы, обнажая светлую шею. Гость издал неопределённое «Гммм…». В такой позе, и без того весьма привлекательная, Мария вдруг стала будто изящнее.
     – Ты… и вправду просто подаришь нам эти украшения? – тихо спросила она. – Даже если мы просто…
     – Хм?.. О чем ты?
     Кроули осторожно обвёл цепочку, положив её на грудь новой владелице.
     – Ты знаешь… – протянула Мария, касаясь камней кончиками пальцев. – Мы же просто… мы просто…
     До Кроули вдруг дошло, в чём проблема. Он со вздохом поморщился.
     – О Боже, я поверить не могу, – устало протянул пришелец, закрывая замок. – Мария, я не собираюсь обсуждать вопросы экзистенциальности. Это просто подарок. Для вас, всех. Я знаю, что я просто создаю людям проблемы. Но это не моя вина. Вини мою работу.
     Мария коротко рассмеялась, но промолчала. Кроули помедлил секунду. Затем легонько подул на изящную белую шейку.
     Дама очаровательно ойкнула.
     – Я тебе врежу, если ещё раз так сделаешь!
     – Ну, вот и вся интимная атмосфера… Кхак!
     Кроули схватился за ушибленный удивительно острым локотком живот и отпрянул. Мария раздражённо фыркнула.
     – Ты ведёшь себя неподобающе… – ровно произнесла она.
     Хозяйка дома Скарлетов обернулась. И впервые Кроули увидел, как Мария очаровательно краснеет от смущения, не хуже Айви, или даже Роуз. Она выглядела невероятно прелестной – в контраст с её обычным суровым обликом.
     Они присели обратно. Мария постепенно успокоилась, незаметно выровняв дыхание. Как бы не функционировало её тело, горничная сейчас явно испытывала удовольствие лёгкого возбуждения – серые глаза оживлённо блестели. Она машинально прикасалась к цепочке, осторожно поглаживая камни тонкими пальцами.
     – Как ты узнал? – спросила Мария, стрельнув в Кроули смущённым взглядом.
     – На счёт чего?
     – На счёт камней, разумеется, – сердито уточнила женщина. – Это топазы… они совсем как…
     Она смущённо запнулась и потеребила цепочку.
     – Мой любимый цвет – жёлтый, – призналась она. – Ты ведь уже знаешь?
     – Нет, – сообщил Кроули, сложив руки в замок. – Просто выбрал то, что тебе к лицу.
     Мария снова вспыхнула. Потом покачала головой.
     – Это всё слишком неуместно… – с ноткой досады произнесла она. – Я совсем не готова к подобным вещам.
     Она вдруг вскинула на Кроули твёрдый взгляд:
     – Поэтому я прошу тебя воздержаться от подобных жестов. Я… мы… не готовы к подобному.
     – Мария… – протянул гость.
     – Нет! Прошу… – В её глазах мелькнул намёк на мольбу. – Прошу, пообещай, что ты не станешь больше так делать. Это…
     Кроули тяжело раздражённо вздохнул.
     – Уххгг… Я обещаю, что больше не буду флиртовать с тобой или твоими очаровательно беспомощными сёстрами, которых так легко обвести вокруг пальца, как маленьких неопытных девочек, которыми вы и…
     Глядя в пол Мария хряснула по столу кулаком:
     – Хватит!
     Кроули не удержатся от усмешки.
     – Вы все, – он демонстративно обвёл вокруг себя пальцами, – все вы – и ты, и девочки, и Рози – вы все абсолютно беспомощны. – Затем холодно добавил: – И это проблема.
     Чужак убрал с лица улыбку. Мария понурилась.
     – Рози рассказала тебе, что произошло в Институте? Мы их недавно проинструктировали.
     Дети были в абсолютном шоке, когда узнали о Такахаши – или каким бы ни было его настоящее имя. Их это ударило даже сильнее, чем Кроули или полковника – дети и мысли не допускали, что враг может крыться среди своих. Даже крутой как горы Хейширо отчётливо занервничал.
     – Да… – протянула Мария. – Ещё одна причина пожалеть, что….
     – А ведь это может случиться где угодно и как угодно, – прервал её Кроули. – Любой может оказаться врагом. Знакомый в городе, друг…
     – Именно поэтому я стараюсь держать их дома, – прошипела Мария. – Я отвечаю за их безопасность и…
     – Это провальная тактика, дорогуша, – холодно ответил Кроули. – Ты… не сможешь защитить их от провала. От неудачных решений. – Он сложил руки на груди. – Можно только научить их. Вы ведь так уязвимы.
     Мария отчётливо скрипнула зубами. Пальцы судорожно сжались на новой цепочке.
     – Знаешь, я тоже хочу их защитить, – ровно произнёс Кроули. – Твоих девочек, и даже эту рыжую катастрофу. Я не желаю никому зла. Это одна из причин, зачем я пришёл сюда сегодня.
     Мария подняла на него напряжённый взгляд.
     – И что же ты хочешь сделать?
     – Я знаю, что есть что-то ещё, – сообщил советник. – Что-то, что Скарлет оставил после себя. Они… пытаются скрыть связь между ним и Хиро.
     – Эмия-сан?.. – удивилась горничная. – Но… Нет-нет, хозяин никогда не говорил ничего об этом мальчике! Я бы наверняка запомнила, это же… я бы запомнила…
     Мария растерянно отвела глаза. Кроули покачал головой.
     – Возможно, их цель сам Скарлет. Что ты мне скажешь, Мария? Я обыскал ещё не весь дом, так что всегда остаётся возможность тайника. У него была парочка в кабинете, так что…
     – Нет.
     Мария покачала головой. Кроули нахмурился. Последнее что ему было нужно, это очередная порция пререканий.
     – Я думаю… – протянула горничная. – Я думаю, я знаю, что ты ищешь.
     – Вот как… – удивился пришелец. – И что же это может быть?
     Мария помолчала. Затем поднялась и, не сводя с него взгляда, подошла ближе.
     – Я хочу… чтобы ты мне пообещал, – ровно произнесла она. – Пообещал, что не причинишь вреда моей хозяйке. Она всё, для чего я живу. И я не позволю… чтобы это прекратилось.
     Кроули помолчал.
     – А девочек мне повредить, значит…
     Мария его прервала, схватив за плечи обеими руками и сдавив до боли.
     – Обещай мне, – прошипела она глядя советнику в глаза.
     – Обещаю.
     Отпустив его женщина молча вышла из гостиной в холл и судя по шагам поднялась на второй этаж.
     – Чёрт-те что… – пробурчал Кроули, массируя повреждённые места.
     Единственным плюсом всего случившегося было то, что Марии действительно очень шла подвеска с топазами. Камни выгодно оттеняли её золотистые волосы.
     Когда она вернулась в комнату, Кроули приподнял брови. В руках горничной был какой-то предмет. Мария остановилась в паре футов, с лёгкой неловкостью держа на весу небольшую книгу.
     – Я нашла это… когда хозяин исчез, – пролепетала она чуть не плача. – Я знаю что не должна была… но не могла просто взять и… и всё это…
     Кроули поспешно поднялся и обнял её руки своими. Мария, всегда такая свирепая, всерьёз готова была разрыдаться. Что же вызвало такую сильную реакцию, оставалось только гадать.
     – Всё хорошо, – тихо произнес советник, заглядывая ей в лицо. – Ты не сделала ничего плохого… всё хорошо.
     – Прости, что я так… – прошептала Мария и судорожно сглотнула. – Я просто… это всё, что у меня осталось…
     Кроули позволил себе неслыханную фамильярность, и осторожно погладил расстроенную даму по щеке.
     – Ну же, не говори глупостей, – тихо произнёс он . – У тебя ведь… У тебя всегда будет Роуз. Так?
     Книжка громогласно хлопнулась на пол. Кроули с приливом паники понял, что Мария замерла, как будто её парализовало. Потом из серых глаз побежали крупные слёзы.
     – О Боже, – ровно сказал Кроули.
     Мария закрыла лицо ладонями и судорожно разрыдалась. Кроули поспешно обнял её и погладил по спине, тайно надеясь, что это всё ненадолго.
     – Шшш… Всё хорошо…
     Плечи Марии вздрагивали. Но внезапно сквозь рыдания отчётливо пробился странный звук, несколько отличный от всхлипываний. Он стал всё отчётливей, и Кроули понял, что это смех. Мария отняла руки от лица и, обняв Кроули, уткнулась ему в плечо, сдавленно хихикая вперемешку со шмыганьем.
     – Если у тебя истерика, то лучше сразу прилечь, – заметил Кроули, успокаивающе поглаживая расклеившуюся горничную.
     – Прос… ти… – выдавила Мария. – Я просто… я просто… Я такая дура, как я могла быть такой слепой…
     Мария схватилась за его рубашку и несколько раз судорожно вздохнула, выравнивая дыхание. Может социальные навыки у неё были не на высоте, но самообладания хозяйке хватало – она справилась с приливом чувств поразительно быстро.
     – Это так нелепо… – прошептала Мария. – Я так дорожила этим дурацким дневником, что я… Я совсем забыла, зачем я вообще появилась на этот свет…
     – Ну, это… – протянул Кроули. – Не думаю что тебя создали специально для того, чтобы ты была нянькой, так что…
     – Ах, заткнись…
     Мария легко хлопнула Кроули по груди. Затем отстранилась и начала вытирать глаза передником.
     – Прости за это… за эту сцену, – сдавленно произнесла она. – Понятия не имею, что на меня нашло…
     – Согласно Фрейду, подавленные детские эмоции… – рассеянно буркнул Кроули, нагибаясь.
     Книжка оказалась размером чуть больше ладони, но довольно толстой. В кожаном переплёте, её, казалось, слегка распирало. Некоторые страницы явно были вклеены, слегка выдаваясь из-под обложки.
     – Дневник, эй?.. – протянул Кроули.
     – Я так думаю, – осторожно произнесла Мария. – Там всё написано от руки и я не… никогда не видела это, до того, как нашла его в комнате.
     – Где?
     – В тумбочке…
     Кроули не удержался от смеха. Всё было так просто. Скарлет даже не потрудился спрятать эту штуку.
     – Я бы никогда не посмела взять что-то у хозяина, – жалобно произнесла горничная. – Но я просто…
     – Мария, хватит, – прервал Кроули. – Тебе не нужно оправдываться передо мной, уверен, тебе не нужно было бы оправдываться даже перед ним. Так, что тут у нас…
     Он раскрыл книгу. Затем саркастически завел глаза.
     – Ну разумеется…
     – Я не смогла там ничего разобрать… – смиренно сообщила Мария.
     На страницах громоздились ряды букв и цифр, как будто это был битый компьютерный файл.
     – Ну теперь я вижу, что Скарлет и вправду занимался алхимией, – констатировал Кроули. – Всё-таки я был прав…
     – Ты можешь это прочесть? – поразилась Мария.
     – О Боже, нет, – отмахнулся Кроули. – Но это код. А значит что…
     Мария вдруг дернула головой, как от громкого шума, а затем резко развернулась к окну. Кроули удивлённо нахмурился
     – Что-то не так?
      Не дожидаясь ответа, он машинально двинулся к своей сумке. Бросив книгу на стол, он взялся за ручку. Мария стремительно подошла к окну.
     – Кажется, я слышу…
     Она резко отпрянула назад, заставив Кроули нервно к ней обернуться.
     А затем в комнату влетела химера.
     Испуганный крик Марии заглушила какофония из треска звона и дикого рычания твари. Данный образец напоминал гигантского леопарда с волчьей мордой, рогами, и странной серо-зелёной окраской шкуры, похожей на камуфляж.
     Со сдавленным ругательством Кроули запустил руку в сумку, срывая крепления потайного кармана. Но прежде чем он успел сжать пистолет в ладони, химера безумно прыгнула, с грохотом врезавшись в стол. Мебель отправилась кувырком в воздух, Кроули растянулся на полу. Сумка хлопнулась об пол где-то за ним.
     Очистив путь, химера пригнулась, нацелившись на Кроули. Тот панически рванулся к сумке, толкнувшись от пола всеми конечностями.
     Возможно, он бы не успел добраться до оружия, но вдруг раздался звук мощного удара. Химеру отбросило в сторону, и она растянулась на полу.
     Мария взвилась в воздух футов на пять и приземлилась прямо на монстра. Длинный кинжал опустился дважды. Ослепшая химера дико взревела.
     Кроули вытянул пистолет и прицелился не вставая. Стрелять он, впрочем, не спешил. Мария соскочила с химеры, как раз когда та дико крутнулась на земле, пытаясь подмять обидчика. Приняв странную низкую стойку горничная вдруг будто выстрелила собой в противника, ударив химеру ногой. Несмотря на размер, монстра буквально впечатало в стену. Раздался предсмертный звон фарфоровой вазы с жёлтыми цветами.
     – Боже… – протянул Кроули.
     Красавицу-горничную явно создали не для того, чтобы она просто хорошо выглядела в переднике. Оказавшись возле растянувшегося на земле монстра, Мария замахнулась сжатой «копьём» ладонью и… пробила плоть химеры, всадив руку по локоть.
     – Что за?..
     Со стороны холла вдруг раздался треск, будто разбились доски. Кроули дернул головой и поспешно поднялся.
     Вокруг руки Марии сверкнула тусклая вспышка, химера хрипло рыкнула и обмякла. Кроули подскочил поближе, натягивая на руку перчатку с подавителем.
     – Что ты… Как ты это сделала? – сдерживая напряжение, спросил он.
     – Я… я не знаю, – протянула Мария, растерянно отступая от тела химеры. – Всё будто случилось само по себе…
     – Ясно… Кажется, у нас есть…
     Из холла вдруг раздались уверенные шаги. Кроули обернулся…
     И мгновенно прицелившись, выстрелил дважды.
     Пули, как и в прошлый раз, щёлкнули о проклятый сегментированный хлыст. Алхимик ухмыльнулся.
     – Нет новых трюков, я смотрю? – пренебрежительно обронил он на английском.
     – Ты будешь в шоке… – процедил Кроули и рявкнул: – Мария! Этого убить любой ценой!
     Судя по движению за спиной, Мария не стала мешкать ни секунды, повиновавшись беспрекословно. Как необычно это было для Кроули, когда его слушали с первого раза…
     – Не думаю, что вы потянете оплату, – самодовольно обронил алхимик.
     Хлыст изогнулся в воздухе перед дверью, но его хозяин шагнул куда-то в сторону.
     – Заканчивай с этим.
     Алхимик обронил непонятную фразу, уже скрывшись из виду. Кроули раздраженно скрипнул зубами – так хотелось пальнуть ему в башку сквозь стену, но из «глока» кирпич он не пробьёт…
     Хлыст, метнувшись в воздухе диковинной змеёй, пропал из прохода. Мария молча рванулась в холл… но, оказавшись в дверях, она вдруг шарахнулась назад, панически отмахнувшись от чего-то кинжалом. Раздался металлический скрежет.
     В проходе стоял их новый противник.
     – Ну вот и ещё одна… – протянул Кроули.
     Пред ними появилась молодая девушка. На ней была простая и неприметная одежда, белая рубашка и складчатая серая юбка до колена.
     Но вот её внешность была более вполне себе экзотической. Длинные, белые как снег волосы спускались ниже поясницы шикарным плащом. Пронзительные глаза сияли почти неестественной небесной голубизной. Возможно, их так подчёркивала невероятно светлая, почти болезненно бледная кожа.
     Красивое белое личико с изящными чертами застыло маской абсолютного отсутствия каких-либо эмоций. В руках девушка сжимала длинный белый клинок, прямой, с косым острым кончиком. Оружие явно было то самое.
     – Она ведь… – холодно протянула Мария.
     – Да, гарантированно.
     Перехватив кинжал, Мария встала в характерную стойку.
     – Не вздумай нападать в лоб, – предупредил Кроули. – Если это камень, то она тебя в порошок сотрёт
     Спохватившись, Кроули зашипел сквозь зубы и потянулся к карману. К счастью ему достаточно было нащупать кнопки телефона и нажать пару раз. Он предвидел, что такое может случиться и натренировался делать вызов вслепую. Раздался тихий писк.
     – Это мы увидим, – прошипела Мария.
     Девушка бесстрастно стояла перед ними с каменным лицом. Хоть, скорее, кукольным лицом. Она была пугающе идеально красивой, будто античная статуя.
     – Носители сражаются с химерами инстинктивно, – напомнил Кроули. – Так что в твоём случае…
     Повисла пауза.
     – Прости.
     Подкрепление будет только минут через десять.
     После боя в храме Кроули, в конце концов, сломался. Ему нужно было сделать хоть что-то, чтобы успокоить нервы по поводу внезапных атак, – которые стоило ожидать в любую минуту, если у таинственного Дэнфорта была хоть капля мозгов. Выбор пал на смартфон, и на следующий день у Кроули на экране красовалась красная иконка «кнопки паники». Одно нажатие поднимало в Институте грандиозную тревогу, а его телефон и так всегда был на карте слежения.
     Носителей оставили без кнопки. Кроули рассудил, что стоит ему выдать «тревогу» Хиро, как тут же во имя «Правила Комедии» начнётся сказка про мальчика, который кричал «Волк!». Кроме того, камни сработают как сюжетная броня, можно было даже не сомневаться.
     Со второго этажа раздался грохот и сдавленный крик. Мария дёрнулась
     – Девочки!..
     Беловолосая девчонка резко размахнулась, мгновенно атакуя отвлёкшегося противника. Кроули молча отклонился и пальнул в неё пару раз. Скосив взмах, девушка отклонилась от выстрелов, но всё равно подскочила к Марии. Та попыталась полоснуть противника кинжалом, но не попала, девчонка отвела удар мечом.
     Метнув на Кроули короткий взгляд, Мария рванулась в сторону. Неизвестная подалась вперёд, но, будто ощутив, что её голову прикрыла мушка «глока», рванулась в сторону, скрывшись от выстрела за стенкой в холле.
     Кроули рванулся в проход и едва разминулся с ударом ногой в грудь, его только слегка задело, дернув рубашку. Девушка была так близко, и Кроули бы её пристрелил без всякой жалости. Но уклоняясь, он отвёл руку слишком далеко.
     Когда он перехватил оружие, девчонка уже была на другом конце холла, насторожено указывая на него белым мечом.
     Они застыли друг напротив друга. Кроули держал её на прицеле, девушка сжимала меч обеими руками, чуть отведя острие в сторону. Стрелять с расстояния дальше чем «в упор» было, судя по её способностям, практически бесполезно. Но подходить близко – слишком опасно.
     Оставалось только тянуть время. Оно сейчас работало на защитников.
     – Не думал, что вы, ребята, тоже используете детей, – протянул советник.
     Девушка молчала, глядя на него без всякого выражения. Её пустое лицо дарило Кроули ощущение, что он уже примерно знает, с чем придётся иметь дело.
     – Не то чтобы я вас осуждал, – продолжил пришелец. – Но мы-то в отчаянии, а у вас какое оправдание?
     На секунду на кукольном личике будто появилось выражение. Всего на мгновенье её ресницы дрогнули.
     – Или ты считаешь, что это нормально? Тебе ведь…
     – Я не ребёнок.
     Сухой голос был бесстрастным и тихим, но приятно мягким. Она говорила на английском без труда, с лёгким необычным акцентом, очень мило приглушая согласные.
     – Выглядишь ты как ребёнок, – заметил Кроули. – Или ты как… – Он прикусил язык, резко сглотнув упоминание Терезы. – Ну, знаешь... Старше, чем выглядишь?
     Девушка продолжала безмолвно стоять напротив него без движения, угрожающе направив на противника меч. Кроули нахмурился.
     – Ну, ты собираешься нападать? – поинтересовался он из искреннего любопытства.
     Белоснежная гостья промолчала. Кроули медленно шагнул в сторону. Та передвинулась. Он шагнул вперёд. Та отошла. Просто ради интереса он шагнул назад. Девушка подалась вперёд. Кроули фыркнул.
     Над ними вновь раздался грохот и звук ударов. Советник сжал зубы. Оставалось только надеяться, что Мария и девочки справятся сами. Если бы он смог добраться до алхимика лично…
     – Тебе же приказали нас убить, не так ли?
     Девушка открыла рот, чтобы ответить, но замерла на секунду.
     – Я не знаю, – ровно сказала она.
     – Это ещё что за ответ? – удивлялся Кроули. – Ты хоть понимаешь, что происходит? Или… – он помедлил, – тебе ничего не сказали?
     – Ты мой враг.
     Она звучала совсем бесстрастно, как будто говорила о погоде. Это было даже забавно. В некоторой степени.
     – Вот оно как?.. Интересно ты хоть знаешь, что это такое…
     Странное поведение незнакомки наводило мысли что возможно – и «возможно», это «скорее всего», потому что до этого момента слишком многое укладывалось в архетипы – Кроули столкнулся с очередным «вкусом» местной «колы».
     Он вдруг понял, что волосы девчонки слегка слиплись. Пряди едва двигались, пока она прыгала вокруг, а теперь висели на её плечах неряшливыми белыми лентами.
     – Чего это ты такая мокрая? – поинтересовался советник.
     – На улице был дождь, – бесстрастно ответила девушка.
     – Ты никогда не слышала о зонтике?
     – Мне не нужен зонтик.
     Кроули приподнял брови. Затем слегка расслабился и опустил оружие. Не сильно.
     Девушка не шевельнулась ни на волос.
     – Ты замёрзнешь, если намокнешь, – сообщил он.
     – Я не замёрзну.
     – Ты точно уверена? Ты простудишься и заболеешь.
     Наконец она показала хоть каплю эмоций. На бледной мордашке возникло озадаченное выражение. Всего на секунду.
     – Я… не заболею, – сообщила она так же бесстрастно.
     Со второго этажа раздался грохот и короткий вскрик. Кроули сжал пистолет покрепче. Потом опустил его и выровнялся. Девушка отошла назад, всё ещё направляя на него клинок.
     – Ты не боишься, что у твоего приятеля будут проблемы? – произнёс Кроули.
     – Он не мой приятель.
     – А кто же он тебе?
     – Он…
     Девушка замешкалась. И вдруг, в заметно невольной реакции, отвела глаза в сторону, слегка опустив меч.
     – Он отдаёт мне приказы.
     – Так значит, он твой хозяин, – ровно произнёс Кроули.
     – Нет. – В тихом голосе появилась суровая нотка. – Он не мой хозяин.
     – А кто тогда?
     Девушка вновь взяла меч покрепче.
     – Я тебе не скажу. Ты враг. Не говори со мной.
     – Ну, раз ты меня не атакуешь, я могу только с тобой говорить, так ведь?
     Советнику удалось заметно озадачить необычного противника.
     – Ты должен нападать, – неуверенно сказала девушка.
     – Я не хочу, – отрезал Кроули.
     – Но ты… должен.
     Её голос прозвучал странным образом беспомощно. Кроули приподнял брови.
     – А почему ты не нападаешь?
     – Мне нельзя тебя убивать.
     – Хах?.. – поразился советник. – Что ещё за…
     Внезапно центр потолка взорвался, и в клубах пыли на пол приземлилось что-то увесистое.
     Кроули хватило секунды, чтобы опознать смутную фигуру.
     Он пальнул дважды, заставив беловолосую девчонку рвануться вперёд. Хлыст взвился у Кроули перед самым лицом, едва не врезавшись в него кривым краем. Пули щёлкнули по сегменту.
     Алхимик обронил что-то на итальянском. Хлыст разогнулся и хрястнул по полу там, где только что стоял советник. Тот послал пару пуль в девчонку, заставив сбиться с броска и уйти в сторону.
     Хлыст разогнулся, снова прицелившись в Кроули. Тот выбросил левую руку вперёд.
     – Новый трюк!.. – сплюнул он и ударил рукояткой пистолета по кнопке подавителя.
     Руку обожгло странным ощущением, словно кожу кольнули тысячи маленьких игл, парализуя пальцы на секунду.
     Хлыст с тихим хрустом взорвался в воздухе. Кроули вскинул пистолет, целясь алхимику в грудь. К чёрту хедшоты – тут нужно попасть наверняка!
     В последнюю секунду тот успел закрыться от пуль руками. Кроули с ужасом услышал, как заряды глухо ударили во что-то… рыхлое. Будто в мешок с песком.
     Он его не убил.
     – Ты за это заплатишь!..
     С рёвом алхимик раскинул руки. Кроули рванулся в сторону, но не успел – лезвия, едва разминувшись с его головой, прошли вскользь, врезаясь в левое плечо как пила. Краем глаза он заметил, что полоса металла, изогнувшись в воздухе, едва не задела белую девчонку по лицу.
     Боль на секунду ослепила. Безумным усилием воли Кроули успел схватиться за хлыст. Подавитель снова среагировал. И оружие исчезло.
     В падении Кроули направил пистолет в лицо алхимика, палец сдавил спусковую скобу…
     Резкий удар выбил «глок» из руки. Девчонка возникла совсем рядом, застыв после короткого взмаха мечом.
     Кроули невольно ощутил приступ липкой паники.
     Но делать было нечего.
     Алхимик подскочил к лежащему на земле Кроули. Сегментированный хлыст изогнулся, будто готовая к броску змея, нацелившись в голову ненавистного врага массивным острием.
     – Мразь! Наконец-то я тебя прикончу… – с удовлетворением прошипел безымянный «плохой парень».
     Он поднял руку. Кроули машинально отметил, что на ранах не было даже крови. Что-то с этим ублюдком было не так…
     Умирать от руки паршивого недоделанного злодея, в книге написанной идиотом – что может быть хуже? Только то, что он не может забрать никого с собой в могилу.
     – Нельзя!
     Девчонка подалась вперед, неуверенно выступая перед алхимиком. Тот, даже не глянув, двинул рукой, и хлыст изогнулся, хлестнув её плоскостью по лицу.
     – Убирайся, бесполезная дрянь! – рявкнул он. – Как ты смеешь мешаться?!
     Девушка приняла удар как каменная статуя, едва пошатнувшись. Кроули невольно издал едкий смех и растянулся на полу. Онемение в плече сменялось невыносимым пронзительным жжением.
     – Она тебе жизнь спасла, бесполезный ублюдок, – хрипло проскрипел чужак.
     Алхимик его проигнорировал.
     – Я же приказал тебе прикончить его, мелкая тварь! – прорычал он, взмахнув рукой.
     Железный сегмент снова хлестнул девушку по лицу, с ощутимой силой. Она приняла удар как и прежде.
     – Нам нельзя его убивать. – Боли девчонка будто не ощущала.
     – Кем ты себя возомнила?!
     Алхимик размахнулся, хлыст заметно напрягся в воздухе, готовясь выстрелить острием в смертоносном броске.
     – Так приказал господин, – ровно произнесла девушка. – Я должна исполнять приказы господина.
     Алхимик замер на секунду, затем опустил руку.
     – Проклятая мерзкая кукла… – процедил он.
     – Что за чёртова парочка фриков… – не выдержал Кроули, хоть в его же интересах было, чтоб о нём просто забыли.
     Оставалось надеяться, что он доживёт до похода подкрепления. Без сомнения солдаты должны были вломиться в любую секунду… вот-вот буквально…
     – Закрой пасть. – Алхимик выбросил руку в сторону назойливого советника. – За то, что ты сделал, я сдеру с тебя шкуру!
     – Да по тебе Лига зла плачет…
     Облако едкого дыма внезапно ударило из ладони алхимика. Кроули ощутил, как сознание ускользает, направляясь в области глубокой темноты.
     ***

     – Oh Lordy, trouble so hard… Oh Lordy, trouble so hard…
     В помещение было темно и сыро. От бетонных пола и трех стен несло несильным, но липким подвальным холодом. Четвёртую стену заменяли толстые ржавые прутья с врезанной в них массивной решётчатой дверью.
     Казалось, это был тюремный блок или что-то очень похожее. Но компании у Кроули не было. Насколько он мог увидеть, помещения на другой стороне коридора, такие же камеры, были пустыми.
     – Don't nobody know my troubles but God. Don't nobody know my troubles but God…
     Тусклый желтоватый свет лучился откуда-то из дальней части коридора. Рассмотреть толком пленнику не удавалось, угол не позволял.
     – Went down the hill, the other day. Soul got happy and stayed all day…
     Заунывное пение отдавалось легким эхом под высоким потолком. Узкий, но высотой футов в пятнадцать, коридор напоминал щель в каньоне. Кроули устроился возле решётки прямо на полу, прислонившись к ней неповреждённым боком и опираясь рукой на горизонтальный прут.
     Плечо горело как в огне. Пленник старался не двигать головой, это отдавалось аж в копчике. Он пришёл в себя уже некоторое время назад, может, пару часов. Обследование камеры и уцелевшего инвентаря дало следующее – он здесь надолго.
     Что лучше для поддержания морали, чем жизнерадостная песня?
     – Went down the hill, the other day… Soul got happy and stayed all day.
     Даже сквозь нескладное пение послышались шаги. Кто-то приближался к камере со стороны таинственного света. Человек подошёл поближе и встал напротив пленника.
     – My my, and who is that could even be? – протянул Кроули, не поворачивая голову.
     – Я всегда знал, что это кончится примерно так, – сообщил беглый лейтенант на идеальном английском.
     За всё время своего дикого приключения Кроули уже отвык от родной речи – да, с Марией и Тессой он общался на английском, но их акценты были экзотикой для ушей простого янки. Теперь, когда кто-то говорил с чистым произношением уроженца Восточного побережья, пришельца захватила волна ностальгии.
     – Уж не хотите ли вы сказать, что это был ваш план с самого начала?
     Кроули осторожно повернул голову и скосил глаза на агента. Необычно было видеть на нём дорогой костюм, раньше он носил под стать своему служебному положению. Теперь он носил одежду президентов и генеральных директоров, дизайнерский наряд хозяина мира. Этого человека окружала аура солидной представительности, уходя в лёгкий ореол элитарности. Даже его лицо изменилось, стало… жёстким. Уверенным. Сложно было поверить, что именно это лицо Кроули видел почти каждый день в институте.
     – Ты же не думаешь, что я начну обсуждать наши планы с тобой? – поинтересовался мужчина.
     – Ууу, неужели вы ощущаете опаску? – Отворачиваясь, советник сдержанно усмехнулся. – Я чувствую себя польщённым. Вы входите во внутренний круг? Или просто у них на посылках?
     – Вижу, Тереза испытывает к тебе лишнюю симпатию, – заметил «лейтенант». – Это выйдет ей боком.
     – Пока что страдаю от этого только я. – Кроули снова покосился на собеседника. – Но может, это всё и есть мой план?
     Мужчина коротко рассмеялся и посмотрел Кроули поверх головы. Там, в темноте сырого подземелья, виднелись разбросанные под стенкой кости.
     – У обычного человека есть предел, который ему не пересечь. Боюсь ты, наконец, нашёл свой, мистер Смит.
     – Прошу вас, мистер Смит – мой отец. Зовите меня просто Лаки.
     Повисла секунда молчания. Затем они одновременно рассмеялись.
     – Но серьёзно, какого хера я здесь делаю? – ровно произнёс парень. – Поздно делать вид, что вы не мультяшные злодеи, когда вы притащили меня сюда, вместо того, чтобы…
     – Не думал, что тебе так не терпится умереть, – прервал его алхимик. – Уверен, что мистер Дэнфорт исполнит твое пожелание… если, конечно, ничего не изменится.
     – Что ему нужно от меня? – мрачно поинтересовался Кроули. – Или вы думаете, что я секретно затаиваю один из камней?
     – Честно говоря, я и сам не совсем понимаю, зачем он оставил тебя в живых, – сообщил «лейтенант». – Но он здесь начальник, и мы полагаемся на его решения. Можешь не устраиваться поудобнее. Он вернётся через пару часов.
     Алхимик развернулся и двинулся обратно по коридору.
     – Передайте, чтоб не сильно спешил! – крикнул Кроули ему в спину.
     Судя по шагам, коридор тянулся футов на сто. Настоящие катакомбы. Ни скрипа, ни хлопка двери пленный так и не услышал.
     – Да… пусть не спешит… – протянул Кроули себе под нос.
     Наконец-то случилось то, чего застрявший в аниме так опасался. Он остался один на один с происходящим.
     Никаких сюжетных линий. Никаких предсказаний и прочих фокусов.
     Кроули закрыл глаза и положил голову на жёсткие прутья решётки. Он с самого начала так тяжело работал. Будет просто несправедливо, если ничего не окупится. Но сейчас оставалось только ждать.
     Прошло неопределённое количество времени. Измерить его не представлялось возможным. Рана болела. Пол был холодным. Даже петь не хотелось. Визит агента испортил пленнику всё настроение.
     Тихие шаги медленно приближались. По коридору шёл кто-то. Легче, чем «лейтенант» или нервный алхимик, кто-то со сбивающимся, неуверенным шагом.
     Шаги остановились рядом с Кроули. Он открыл глаза и, повернув голову, посмотрел на посетительницу.
     Девушка присела рядом на корточки. На ней была всё та же одежда, но она выглядела совсем иначе, чем в доме Скарлетов. На идеальном бледном личике, хранившем ранее неподвижность пластмассовой маски, сейчас легко читалась неуверенность. Она казалась бесконечно чем-то озадаченной.
     Кроули подпёр подбородок рукой, глядя на гостью.
     – И чем могу служить? – поинтересовался он на английском.
     Девушка ответила молчанием. Пауза затягивалась. Она неуверенно посмотрела на него, потом куда-то вглубь камеры, потом обратно на него. На бледной мордашке не осталось и следа он ударов хлыстом. У нормального человека расплылось бы лицо.
     – Ты не боишься? – ровно спросила она.
     – Конечно боюсь, – охотно заверил Кроули.
     – Нет. Ты не ведёшь себя так, будто боишься, – не согласилась белая.
     – Не думаю, что ты большой специалист в таких вопросах, – заметил Кроули. – Ты ведь не часто бываешь снаружи, так?
     – Да. – Девушка кивнула с детской непосредственностью. – Мне нечего делать снаружи.
     – Вот как… – протянул Кроули. – А ты вообще знаешь, что там происходит, снаружи?
     Девушка помотала головой.
     – Нет.
     – Я так и знал. Тебя… хоть чему-нибудь научили?
     – Я умею сражаться мечом.
     Кроули гулко рассмеялся, но сразу охнул и машинально схватился за плечо – резкая дрожь в теле отдалась острой болью.
     – Оох… Ну ты такая лапочка…
     – Тебе больно.
     Она утверждала. Это было просто очаровательно. То, как чужеродно звучало это создание.
     – Что меня выдало?
     – Ты вздрогнул и застонал от боли.
     – Да ты просто Шерлок Холмс.
     – Я не знаю, что это.
     – Да уж, я думаю…
     Кроули повернул голову, глядя на девушку сквозь тёмные прутья клетки. Та ответила прямым открытым взглядом с полным отсутствием мысли. Её бледный облик делал её похожей на призрака. Казалось, это мстительный дух, явившийся преследовать дерзкого чужака в этих катакомбах.
     Прознай кто, что здесь водятся такие смазливые призраки, задроты съедутся в Инакуру со всего мира.
     – Зачем ты пришла?
     – Я не знаю.
     Кроули тяжело вздохнул.
     – Ну вот мы и приехали, – констатировал он.
     Девушка удивлённо сморгнула.
     – Но мы никуда не движемся… – озадаченно произнесла она.
     Пришелец скептически скривил губы и осторожно приподнялся, чтобы сесть ровнее.
     – Тебя ведь ничему не научили? – спросил он. – Ничему такому… ну, знаешь. Чтобы ты вела себя нормально.
     Девушка посмотрела на него с искренним недоумением.
     – Нормально? Что значит «нормально»?
     – Ну конечно… Ты знаешь, что значит «нормально», дорогая. Как человек.
     – Я не человек.
     Призрачная гостья ответила мгновенно, и глазом не моргнув, даже не задумавшись. Можно было только догадываться, что за процессы имели место в её белой голове.
     – А что ты тогда такое?
     Девушка помедлила. Потом склонила голову, беспомощно пряча глаза. На данный момент это было самое яркое проявление эмоций с её стороны. То есть, инстинктивное проявление. Кроули уже готов был поверить, что она робот.
     – Я не знаю, – сдавленно произнесла девушка-призрак.
     Подняв голову, она посмотрела на Кроули почти умоляющим взглядом.
     – Ты знаешь, что я?
     Кроули побарабанил пальцами по прутьям. Какой отличный глубокий вопрос это был, «Что я?». Какой махровой философии можно было бы нагнать, будь это настоящее претенциозное аниме! Ведь, как известно, даже самые бессмысленные танцы вокруг пустого места писателю простят, если только он умудрится в конце незаметно свести всё к одному единственному удару протагониста.
     К сожалению, у пленника аниме настроения философствовать не было.
     – Полагаю, ты… гомункул.
     – Неправда. – Её голос звучал почти сердито. – Я не гомункул.
     – Откуда ты знаешь?
     – Господин так сказал, – сообщила девушка.
     – Откуда ты знаешь, что он не лжёт?
     – Он никогда не лжёт.
     Кроули невольно хохотнул, придержав раненое плечо.
     – Ну ты просто… А может, он ошибся?
     – Он никогда не ошибается.
     – Ага… Это он сам тебе сказал? – с иронией поинтересовался советник.
     – Нет. Он ничего такого не говорит. Мне говорят другие.
     – Ах, ну тогда, конечно, да… Ты всегда веришь тому, что тебе говорят?
     Белая гостья помолчала, потом опустила глаза и помотала головой.
     – Нет.
     – Ну хоть что-то… – протянул Кроули.
     Говорить с ней было более чем странно. Жутко даже. Ему никогда не приходилось общаться с сумасшедшими, но он был уверен, что теперь опыт у него есть.
     И самое страшное было то, что она гарантированно была одной из потенциальных наложниц для Хиро! Гарантированно. Гаремный типаж № 3/1-альфа, «искусственная девочка» – внешне глупая и наивная, лишённая эмоций, почти гарантированно неестественного происхождения, предана главному злодею или одному из.
     Инструмент сверху донизу и слева направо, как вне истории, так и внутри.
     Кроули тяжело вздохнул. Печальное зрелище. И вдобавок довольно жуткое.
     – Как тебя зовут?
     – Никак.
     Вновь она ответила без всякой задержки.
     – Ха? – Кроули нахмурился. – У тебя нет имени?
     – Нет.
     Не показывая лица, девушка покачала головой. Но Кроули всё равно отчётливо уловил нотки искренней грусти в её голосе. Даже… горечи. Она звучала довольно несчастно.
     – Почему?
     – Я не заслуживаю имени.
     – Чушь, – машинально отрезал пришелец. – Кто тебе это сказал? Плевать, что ты там себе думаешь, это всё грёбаная ложь!
     Кроули прервался. В конце концов, с какого перепугу её будет волновать чьё-то мнение. Девушка молчала, глядя в пол. Когда она подняла взгляд на пленника, её лицо снова было бесстрастным.
     – У тебя есть имя?
     – Конечно.
     Гостья умолкла, едва заметно сжав губы, будто в неуверенности. Советник приподнял бровь.
     – Ты его не спросишь?
     – Я не могу. Мне не нужно его знать.
     – Тебе не нужно знать чьё-то имя… – медленно протянул Кроули. – Это… тебе тоже кто-то сказал?
     Девушка молча кивнула головой и отвела глаза в сторону. Вновь сквозь белую маску прорвалась лишь капля эмоций.
     – Ты понимаешь, что это не нормально?
     – Нет, – крутнула она головой. – Я думаю, что это нормально. – Она помолчала. – Так было всегда.
     Кроули умолк, неотрывно глядя на девушку. То, как спокойно, совершенно бесстрастно она говорила о таких поразительно чуждых вещах, порождало в его разуме волну отторжения.
     Одно дело, когда писатель выставляет персонажа с определённой мулькой на потеху аудитории. Но совсем иначе, когда встречаешься с подобным… повреждением лицом к лицу.
     – Ты… хочешь, чтобы у тебя было имя? – осторожно спросил Кроули.
     Девушка метнула на него опасливый взгляд и снова отвела глаза. Тонкие пальцы, лежащие на коленях, медленно сжались и разжались, выдавая крайнее волнение хозяйки.
     – Мне не нужно имя.
     Кроули даже не стал уточнять, что ей это просто так сказали.
     – Знаешь, ты можешь взять себе имя, если хочешь. Сама.
     Ответом ему был на удивление испуганный взгляд.
     – Невозможно… я не могу взять себе имя сама… – пролепетал призрак с откровенной опаской.
     – Конечно возможно. Просто выбери себе любое имя и говори всем, чтобы тебя так называли, – заверил Кроули. – Раз это работает для реперов, сработает и для тебя. Ну же, просто…
     – Но я не знаю… – тревожно перебила его девушка, разволновавшись не на шутку. – Я не знаю, какое я могу взять имя…
     Кроули повернулся к решётке, поморщившись от боли, и взялся за плечо. Боль пульсировала всё сильнее, расходясь уже от поясницы до макушки, вся левая сторона тела.
     – Хочешь, я тебе придумаю? – предложил пришелец.
     Девушка раскрыла глаза и выпрямила спину, невольно сжимая кулачки.
     – Ты… дашь мне имя?..
     – Конечно. Я знаю кучу имён, – заверил Кроули. – Как насчёт…
     Он задумался на секунду, перебирая возможные варианты. Нужно было что-нибудь изящное, подходящее для молодой девушки…
     – Элли. Это хорошее имя. Хочешь называться Элли?
     – Хоаа…
     Снежноволосый гомункул отчётливо издала потрясённый выдох, сверкая широко раскрытыми небесными глазами. Затем резко поднялась и шарахнулась назад, будто из камеры на неё кинулась злая собака. Кроули опасливо нахмурился.
     Девушка, словно в глубоком шоке, замерла на месте.
     – Моё имя… – прошептала она. – Моё имя… Элли…
     – Если тебе не нравится, ты можешь…
     – Нет!
     Она подалась вперёд, в отчаянии поднимая сжатые кулаки.
     – Пожалуйста… Я хочу его оставить… Моё имя…
     – Боже… – протянул Кроули в ответ на это заявление. – Конечно, ты можешь его оставить. Теперь тебя зовут Элли.
     – Элли… – прошептала девушка.
     Имяобрётшая поднесла руки к лицу, будто в ужасе, но замерла на полпути. Внезапно во мраке сырого коридора расцвела искренняя улыбка неподдельного счастья. Кроули не смог удержаться от усмешки.
     – Ооо, ну у нас такая миленькая!.. Кхах!..
     В плече что-то стрельнуло, заставив раненого невольно дернуться всем телом, за чем его накрыл целый каскад потрясающих в плохом смысле впечатлений. Чужак судорожно сжал зубы, вцепившись в решётку здоровой рукой.
     – Тебе снова больно, – сообщила Элли.
     – Что меня выдало?..
     – То же что и прошлый раз, – охотно ответила она.
     – Знаешь, то, что тебя не проинструктировали по поводу сарказма, это самое большое преступление, – прошипел Кроули, выравнивая дыхание.
     Боль постепенно затихала, но даже глубоко дышать казалось опасным.
     – Почему ты… не восстановишься? – неуверенно спросила девушка.
     – Что за?.. Как, по-твоему, я это сдел… – Кроули осёкся и посмотрел на неё с сомнением. – Ты же знаешь, что простые люди не могут делать то же, что и ты, так ведь?
     Элли покачала головой глядя на него кристально чистыми глазами.
     – Я не знаю. Я никогда не встречала других людей кроме тех, кто работает с господином.
     – Ну, для справки, простые люди не могут просто регенерировать, как какой-нибудь инопланетный монстр, – буркнул советник. – Нам приходится использовать медикаменты.
     Элли сделала идеальную озадаченную мину.
     – Я не знаю, что это такое.
     – Лекарства, медицинские препараты, – протянул Кроули. – Да, ты, наверно, никогда не слышала…
     Элли постояла на месте секунду. Потом молча развернулась и побеждала по коридору. Кроули проводил её удивлённым взглядом.
     – Что за странное созданье… – протянул он. – Странное несчастное созданье…
     С тяжёлым вздохом он снова откинулся на решётку. Раненое плечо горело тысячей адских грилей – воспаление определённо начало набирать силу. Если бы Кроули был поопытней в делах смертельных ситуаций, то смог бы определить, сколько времени он здесь пробыл по ухудшению собственного состояния, и это был бы высший пилотаж…
     Элли вернулась через несколько минут, не больше пяти.
     Вновь опустившись перед решёткой на корточки, она обеими руками неловко протянула повернувшемуся на шаги пленнику небольшой предмет. Кроули озадаченно принял подарок.
     – Это бинт, – ровно произнёс он. – Ты принесла мне бинт. Боже…
     Он ощущал себя полным козлом, ведь от неё не стоило ожидать ничего иного, и девочка была положительно ни в чем не виновата… Но ему дико хотелось назвать её конченой дурой.
     – Это… лекарства, – неуверенно протянула Элли.
     – Нет. Это просто бинт. Ты понятия не имеешь, что со мной не так, правда?
     Девушка понурилась, совершенно отчётливо расстроившись.
     – Прости… – пролепетала она несчастным голосом. – У меня есть только это.
     Слышать эмоции в её тихом голосе было странно. Узник осторожно, чтобы не растревожить и без того паршивую рану, протянул руку сквозь прутья и потянулся к бледной мордашке. Девушка настороженно следила за его рукой, но, как и полагается готовому к приручению зверьку, даже не шелохнулась. Осторожно коснувшись белой щёчки, Кроули ласково её погладил.
     – Всё нормально, Элли, – утешающе произнёс он. – Ты не виновата. Ты просто не знаешь. Всё хорошо.
     Она не двинулась ни на волос, но голубые глаза на мгновенье широко распахнулись. Затем она понурилась.
     – Мне не приятно… Пожалуйста, прекрати, – прошелестела она едва слышно.
     Кроули послушно убрал руку за решётку.
     – Прости, я больше не буду, – пообещал он.
     Растянув бинт, пленный скосил глаза на свою рану. Потом посмотрел на бинт. Потом обратно на рану.
     – Да, это не вариант…
     Без специальной подготовки обработать подобное ранение было невозможно. К тому же, если он начнёт корячиться сейчас, то только сделает себе хуже. И как только все эти герои боевиков справлялись?.. Возможно, это было связано с тем, что все они были либо солдатами, либо копами. Кроули же мог похвастаться только правом на вторую поправку, парой вправленных лодыжек и тем, что видел, как ломал себе ногу кто-то другой.
     Но всё же можно было попытаться извлечь пользу и из бинтов. Пленник аниме распустил рулон и начал сматывать кольцо.
     – Что ты делаешь? – тут же спросила Элли, с интересом подаваясь вперёд.
     – Перевязь, – буркнул Кроули. – Держать руку постоянно на весу напрягает… Но знаешь, я был бы благодарен, если б ты принесла мне таблетки. Ну, знаешь, болеутоляющее или типа того… Понятия не имею, что нужно делать с такой раной, мне к врачу нужно, мать твою…
     – Я… не знаю, что такое болеутоляющее, – произнесла Элли с ноткой грусти. – Что это? Ты мне скажешь?
     – Это…
     Кроули осёкся. Последнее, что ему нужно, это чтобы она притащила Бог весть что.
     – Знаешь, не забивай себе голову. Со мной всё будет в порядке…
     – Ты лжёшь.
     Пришелец прервался и выразительно посмотрел на разговорившегося призрака. Та сидела рядом с решёткой на корточках, с непроницаемым лицом обхватив колени руками. Это выглядело неуловимо глупо.
     – Я. Никогда. Не лгу, – с расстановкой сообщил Кроули.
     Элли не ответила, продолжая таращиться на него как странная сова. Кроули связал концы перевязи, затем повесил её на шею и осторожно продел раненую руку. Так определённо было лучше, чем постоянно её придерживать.
     – Элли, ты знаешь, сколько я здесь уже пробыл?
     – Десять часов, – мгновенно ответила белая гостья, даже не задумавшись.
     – Вот как. Смотри-ка, ты знаешь время! Тебя научили?
     – Да. Мне нужно быть пунктуальной
     – Ты хоть знаешь что это такое?
     – Всегда выполнять всё в отведенное время.
     – Лучше б тебя научили вести себя менее странно… – буркнул Кроули.
     Новости были неутешительные. Десять часов это было слишком много. Впрочем…
     – Элли, а мы далеко от города?
     Девушка помедлила. Кроули приподнял брови.
     – Ты не хочешь отвечать?
     Элли помолчала.
     – Зачем ты спрашиваешь? Ты не спрашивал раньше.
     В её глазах появилось странное выражение. Огонёк подозрения.
     – Я спрашивал другое, – ровно ответил Кроули. – Я могу спрашивать кучу разных вещей, знаешь ли. Так уж всё устроено.
     Элли снова затихла на секунду, глядя в пол. Потом посмотрела на Кроули:
     – Мы не очень далеко от города. Город видно со склона недалеко от здания, в котором мы находимся.
     – Вот как… – Кроули помолчал. – Ты уверена, что тебе можно мне это говорить? Тебя не накажут?
     Элли понурилась и странно одиноким жестом сжалась, плотнее обнимая свои колени.
     – Я не знаю. Наверно, накажут.
     – Тогда, почему ты не отказалась?
     – Я не знаю…
     Перед Кроули сейчас находился маленький ребенок. Маленькая растерянная девочка, окружённая равнодушными людьми, которым на неё плевать.
     Кроули мог противостоять целому спектру женских чар. Но эти конкретные в списке не значились.
     – Элли… – тихо произнёс советник. – Ты… ты ведь должна всегда оставаться с ними, так ведь? С этими людьми.
     – Да.
     – Почему?
     – Я больше никому не нужна.
     Как ни странно, но именно эти довольно жуткие слова прозвучали совершенно спокойно. В голосе не было даже намёка на грусть или недовольство. Она просто… констатировала факт.
     – И это всё? – уточнил Кроули. – Только поэтому? Никакой другой причины?
     – Какие ещё могут быть причины? – искренне удивилась призрачная девушка.
     – Ну, может тебе нужно что-то, чтобы ты не… – Кроули замешкался, пытаясь подобрать понятные слова. – Что бы ты могла функционировать?.. Ну, знаешь, двигаться и тому подобное.
     – Нет… Чтобы функционировать мне нужно есть.
     – И что ты ешь?
     – Еду.
     Кроули сдержанно усмехнулся. Она была в равной степени по-детски очаровательной и жутковато чуждой.
     – И что же это за еда?
     – Это… – Элли помедлила. – Это выглядит как длинные и тонкие гибкие трубки. Они волнистые и твёрдые, их нужно заливать горячей водой, и потом они…
     – О Боже… – ошарашенно протянул Кроули. – Тебя кормят быстрой лапшой?! И всё?!
     – Да… – протянула Элли, сжимаясь под суровым взглядом.
     – Это просто ужас, – возмущённо констатировал Кроули. – Этих ублюдков нужно казнить за нарушение прав человека!
     – Я не человек.
     – Цыц!
     Кроули угрожающе ткнул в Элли пальцем. Та притихла, пугливо втянув голову в плечи.
     – Ты никогда не представляла себя… свободной? – поинтересовался советник. – Без этих людей, сама по себе.
     – Нет. – Девушка покачала головой. – Я не знаю, что такое быть самой.
     Она понурилась и обняла себя за колени покрепче.
     – Я не хочу об этом думать, – произнесла она ровно. – Мне страшно. Мне нельзя бояться. Но я боюсь. – Элли подняла взгляд на Кроули. – Ты знаешь, почему я боюсь?
     – Знаю, – ответил тот. – Но это длинная история. Не думаю, что у нас есть время, чтобы я тебе всё разжевал…
     Беловолосая девушка снова опустила голову, пряча лицо под пушистой челкой. Кроули помолчал.
     – Элли… знаешь, ты ведь можешь уйти отсюда, – тихо произнёс он. – Если захочешь. Ты можешь жить сама по себе.
     Девушка резко подняла на него глаза. На бледном лице появилось легкое недовольство. Распрямившись, она шагнула в сторону, став вполоборота.
     – Ты мой враг, – бесстрастно произнесла она. – Ты хочешь меня обмануть.
     Кроули резко выбросил руку, обвиняюще указывая на призрака пальцем.
     – Я тебе говорил, что я никогда не лгу, – недобро произнёс он.
     – Ты говоришь это, чтобы ты смог уйти отсюда без разрешения господина, – произнесла Элли. – Ты хочешь…
     – Я хочу, чтобы ты не пострадала, – перебил её Кроули. – Если ты останешься здесь, то… тебя, скорее всего, убьют. Твои хозяева прикажут тебе сражаться за них и свалят, пока ты будешь умирать.
     Элли помолчала, глядя на пленника пустыми глазами.
     И в этом месте она говорит, что для этого она и была создана.
     – Откуда ты знаешь? – ровно спросила девушка.
     – Я умею предсказывать будущее, – сообщил Кроули.
     Элли нахмурилась и повернулась к нему.
     – Господин говорил, что никто не может предсказывать будущее… – протянула она. – Ты мне лжёшь.
     – Ты не можешь этого доказать, – заявил пленник аниме. – Но знаешь, что ты можешь? Спасти себя. Уходи сейчас, и у тебя будет хоть маленький шанс, чтобы ты…
     Он запнулся. Сложно было сказать, что случиться с несчастной девочкой, абсолютно не приспособленной к существованию в реальном мире.
     С большим шансом она мгновенно встрянет в неприятности. А потом, возможно, её поймает Институт… или Тереза. Как Тереза отреагирует на бродячего гомункула? С пойманными химерами Тестаросса не церемонилась – а по её словам, среди «сканеров» были и человекоподобные. Гуманистические порывы Хиро, сразу купившегося тогда на внешний вид, явно были ей чужды.
     – Что?
     Кроули спохватился и посмотрел на девушку. Потом неопределённо помахал рукой:
     – Ну, шанс хоть на что-то, кроме существования бесполезной куклы.
     Элли коротко вздохнула, выдавая крайнее волнение. Советник быстро поднял взгляд, но девушка уже отвернулась.
     – Если я попрошу… ты не станешь меня больше так называть?
     В тихом шёпоте практически пропали сухие бесстрастные интонации. Взамен его наполняла сухая и острая горечь.
     – Эмм… – протянул Кроули. – Да. Конечно. Прости, я не хотел тебя обидеть, просто…
     – Я не кукла… – Беловолосая девушка звучала очень расстроено. – Я правда не просто кукла…
     – Конечно нет, – заверил Кроули. – Поэтому…
     Элли молча двинулась по коридору, стремительно покидая неблагодарного узника. Чужак тяжело вздохнул, когда её шаги затихли вдали.
     – Браво, чувак, – мрачно произнёс он. – Просто браво. Ещё одна победа над бездумным ребёнком. И над девчонкой опять. Я б тебе поаплодировал, но… ты говоришь сам с собой. Так что ты псих. Плохая примета, общаться с психами.
     Кроули развернулся и привалился к решётке спиной, раскинув ноги в стороны. Прямо перед ним красовались разбросанные под стенкой кости. Глаза давно привыкли к темноте, он смог различить характерную форму черепа.
     – Можно поговорить с этим приятелем, – сообщил пленник в воздух. – Что это, кажется, собака? Вроде, похоже на клыки…
     ***

     Сложно было сказать, сколько прошло времени. Никаких видимых изменений в окружающем пространстве не наблюдалось, и замерять было решительно нечем. От скуки Кроули начали изводить мысли о читанном ещё в средней школе отрывке из «Приключений Гекельберри Финна». Там негр Джим сидел в старом сарае, а мальчишки, вместо того, чтобы просто его вытащить, ударились играть в пленников из классической литературы, и теперь пленник подросткового аниме сходил с ума от невозможности вспомнить, чем же следовало выцарапывать герб на камне – заточенной ложкой или украденным гвоздём?
     Сидеть на полу было всё холоднее. Кроули начал опасаться, что вдобавок к располосованному плечу заработает ещё и воспаление лёгких или типа того.
     Звук почти знакомых шагов вывел его из полусонного состояния. Пришелец полуобернулся, глядя в коридор.
     К мрачному пристанищу собачьих костей подошла Элли.
     – Хм?.. – протянул парень. – Хочешь поболтать ещё немного? Я обещаю не говорить о…
     Его прервала резкая вспышка света, заставив нервно зажмуриться. Когда Кроули открыл глаза, Элли держала в руках белый меч. В темноте было видно, что её оружие тускло светится. Похожий эффект был и у мечей Скарлет и Эмии.
     – Боже, Элли… – протянул Кроули. – Только не говори, что тебе приказали меня убить.
     – Нет. – Её голос вернулся в прежнюю безэмоциональную норму. – Тебя убьёт господин.
     – Вот как… Дэнфорт уже здесь? – Кроули усмехнулся. – Ах, наконец-то аудиенция…
     – Господин ещё не вернулся, – как-то даже равнодушно ответила Элли.
     – Но как тогда?..
     – Я знаю, что он тебя убьёт, – ровно произнесла девушка. – Он убивал других. Он убьёт и тебя тоже.
     – Знаешь, я ценю твою заботу, – протянул Кроули. – Я и вправду ценю это. Ты милое создание, несмотря на тво… Неважно. Но я буду в порядке…
     – Ложь.
     Элли шагнула вперёд, размахнувшись клинком.
     Кроули шарахнулся в сторону в последний момент. Два взмаха с хрустом прошли через стальные прутья, сегменты с размеренным стуком попадали на пол. В заграждении образовалась приличная дыра.
     Секунду пленник ошарашенно созерцал свой многожеланный путь к свободе.
     – Это… определённо не то, что я ждал, – протянул Кроули. Потом осторожно произнёс: – Элли, милая… что ты, по-твоему, делаешь?
     – Я разрубила решетку, потому что у меня нет ключа, – бесстрастно произнесла девушка. – Ты должен выйти так.
     – Элли, я понятия не имею…
     – Пожалуйста, выходи быстрее, тебе нужно уйти отсюда раньше, чем вернётся господин и за тобой придут, – сухо прервала его бунтарка.
     – Но это… – Кроули запнулся и покачал головой. – Элли, ты не можешь не понимать, что тебе не поздоровится за это! Что ты творишь?!
     – Я хочу, что бы ты ушёл отсюда, – без всякого выражения ответила девушка. – Прошу, выходи из камеры и иди за мной. Я выведу тебя наружу.
     Кроули поднялся и, боязливо осмотрев блестящие стальные копья ровных срезов, осторожно вылез через дыру в решётке.
     – Я бы упёрся и сказал, что останусь тут, но тебя ведь накажут в любом случае. Элли, зачем ты меня вытаскиваешь? Ты же даже чихнуть не вправе без приказа.
     – Я не знаю, что такое чихнуть, – сообщил непослушный призрак. – Иди за мной.
     Девушка повернулась, чтобы уйти, но Кроули схватил её за плечо. Элли испуганно вздрогнула и пугливо шарахнулась в сторону.
     – Прости… – произнёс Кроули, отдёргивая руку. – Но, Элли, дорогая моя, ты же… – Он запнулся. – Зачем? Зачем ты это делаешь? Тебя же убьют за это…
     Без всякого сомнения, за этакую выходку дефектный гомункул отправится под пресс. Без вариантов. Девушка понурилась, растерянно опустив меч. Потом отвернулась.
     – Я не знаю. Мне всё равно.
     – Что ты?..
     Она резко обернулась, заставив советника осечься, и, схватив его за руку, без лишней нежности потянула за собой.
     – Нам нужно двигаться быстро. Я выведу тебя.
     – Но это…
     Кроули умолк, ограничившись лишь тяжким вздохом. Спорить с ней при такой крепости хвата было опасно. Не было в этом мире той женщины, что постеснялась бы таскать его за собой, как собачонку на привязи…
     Бледный болезненный свет испускала тусклая лампочка над проходом в конце коридора. Там, в чёрном прямоугольном зеве, угадывалась широкая лестница вверх. Они гарантированно находились в каком-то подвале.
     Дверь наверху оказалась не заперта, и отворилась совершенно бесшумно. Они вышли в какой-то коридор, погруженный в густой мрак. Освещением служил лишь меч Элли, но его едва хватало, чтобы выхватить стены вокруг.
      Девушка уверенно повела Кроули сквозь тьму, подняв оружие над головой как факел. Они сделали пару поворотов, один направо, два налево – советник параноидально считал, машинально запоминая дорогу на всякий случай. В конце концов, показалась двойная дверь, деревянная, с парой широких окон, стекло из которых, судя по звукам, хрустело у них под ногами.
     За ней открылся коридор пошире, чуть менее тёмный – здесь были окна. Кроули тут же попытался сообразить, что это за место, но за мутным стеклом – там, где оно имелось – виднелись только густые заросли местной флоры.
     Что бы это ни был за комплекс, он был заброшен.
     – Элли, ты хочешь вывести меня отсюда, так?
     – Да.
     – Вот как… Это место охраняется?
     – Да.
     – Химеры? Эти создания, которые…
     – Да, – перебила девушка. – Они патрулируют снаружи.
     – Вот как… Знаешь, без моего оружия я не смогу…
     – Я тебя проведу, – ровно ответил Элли. – Мы должны выйти быстро.
     – Элли, где ближайшая дорога, ведущая в город?
     Девушка задумчиво помедлила, хоть и не задержала шага.
     – Ты хочешь выйти туда?
     – Это… было бы желательно, – сообщил Кроули.
     – Хорошо.
     Элли резко развернулась и двинулась назад. Они прошли в один из пропущенных поворотов.
     Кроули всё пытался понять, что это за место, но было слишком темно. Здесь определённо имелось немало небольших квадратных помещений, похожих на брошенные, сменившие корпоративное уныние на ауру одиночества и упадка офисы. Но это максимум, что он мог сказать.
     В конце концов, Элли вывела его к пожарной лестнице, где без церемоний высадила заднюю дверь одним ударом стройной ножки. Когда они вышли на улицу Кроули с удовольствием втянул хоть и влажный, но всё-таки свежий лесной воздух.
     В густой тьме небосвода мерцала щедрая россыпь белых точек. Сквозь ветви деревьев то и дело пробивался яркий белый свет полной луны. Над неизвестным местом стояла ночь.
     – Иди за мной, – скомандовала Элли и потянула его за руку.
     Они так и держались за руки с того момента, как она его схватила.
     Здание, казалось, стояло прямо посреди леса. Под самыми стенами торчали высокие пушистые кусты, в зарослях высокой травы едва угадывались асфальтовые дрожки.
      Но Кроули, обжившись в местности, знал, что зелень здесь вытягивается за сезон. Всё вокруг выглядело так, будто прошли десятилетия, хоть бросить комплекс могли всего год-два назад. Даже покраска с железных конструкций, кажется, ещё не сошла.
      Периодически отмахиваясь мечом от веток, Элли быстро потащила спасённого за собой в самую гущу зарослей. Они вскоре оказались в низком лесу с отвратительно густым, лезущим за шиворот и цепляющимся за ноги подлеском, продираясь будто сквозь настоящие джунгли.
     Вдруг Элли резко притормозила и пошла с осторожностью.
     – Что такое? – насторожился Кроули.
     – Здесь обрыв, – сообщила девушка.
     Заросли действительно скоро расступились, и они встали на краю высокого, но довольно пологого лесного обрыва. Возможно, недавно здесь был оползень или типа того – зелени на склоне было немного, только темнела пара пушистых кустов и росла густая трава.
     Кроули осмотрелся. Место явно находилось где-то на покатых склонах долины, они стояли на одном из отрогов. Освободившись от оков древесных крон, идеально круглая луна висела над горизонтом, мощно сияя. Её свет был очень деловым, даже прохладным. Зато слева, чуть в стороне завлекательно сияли сквозь ночную тьму огни цивилизации, создавая в небе над городом едва заметный желтоватый купол.
     – О да, детка, я вижу Инакуру… – довольно протянул советник. – Нужно добраться до телефона…
     – Мне нужно возвращаться.
     С бесстрастными словами, Элли развернулась. Но Кроули схватил её за руку, заставив заметно вздрогнуть.
     – Ну уж нет! – сообщил советник. – Ты с ума сошла? Тебя прикончат!
     – Мне нужно вернуться, – ровно повторила девушка. – Отпусти мою руку.
     – Вырви её силой, – раздражённо сообщил Кроули, демонстративно сжимая ладонь. – Ты не должна возвращаться.
     Конечно, она гарантированно могла бы врываться без проблем. А потом воткнуть нахала головой в землю. Но Элли медлила.
     – Я должна, – упрямо произнесла она. – Иначе он найдет тебя.
     Кроули подавил волну паники. Разумеется, ничего в жизни не было легко.
     – «Он»… это тот хрен с хлыстом, так ведь? – произнёс он. – Чёрт, если бы я мог добраться до телефона поскорее…
     – Я должна его остановить, – ровно сказал Элли. – Отпусти, я должна идти.
     – Минутку, – понял вдруг Кроули. – Он, что… уже идёт?
     – Да.
     – Ох, млять! Так, нам нужно быстро…
     Он потянул Элли за собой. С обрыва виднелось расчищенное место неподалёку, скорее всего, горная дорога и – о Боже, если только им удастся добраться до заправки! Останется только дождаться подкрепления. Не то чтобы это сработало в прошлый раз… но хоть что-то!
     Элли упёрлась, не двигаясь с места. С тем же успехом можно было тянуть за подол Статую Свободы.
     – Я должна остаться и вернуться, – бесстрастно сообщила девчонка. – Я смогу его остановить.
     – Хочешь сражаться с ним? – уточнил Кроули. – Знаешь, он, конечно, мудак, но я не думаю, что кто-либо кроме Терезы сможет…
     – Я смогу его остановить, – прервала Элли. – Я его убью.
     Кроули замер на секунду.
     – Это… сильное заявление, – осторожно сказал он. – Ты готова убить своего хозяина?
     – Он… Демиан не мой хозяин, – с запинкой сообщила Элли. – У меня нет хозяина.
     – А Дэнфорт?
     – Он мой господин.
     – Да уж, большая разница… – буркнул Кроули. – Элли, ты что, решила пожертвовать собой? Даже если ты убьёшь этого типа, как его там, то ты же не думаешь, что тебя просто примут обратно?
     – Нет, – покачала головой девушка. – Мне всё равно.
     Кроули вдруг понял, что именно это она имела в виду, когда сказала «мне всё рано» там, в подвале.
     Она и вправду собиралась просто… сделать эту одну вещь. А потом – к чёрту всё.
     – Элли, я не могу позволить тебе просто выбросить свою жизнь на ветер, – ровно произнес Кроули. – Ты не пожертвуешь собой ради меня. Я тебе не позволю. Только не так.
     – Тогда мы оба умрём, – бесстрастно ответила бунтарка. – Я не позволю, чтобы это случилось. Я уже решила. Я начала.
     – Ты ведь понимаешь, что ты можешь просто пойти со мной, так?
     Кроули, борясь с болезненным онемением в плече, обнял её ладонь своими. Элли осторожно, но уверенно высвободилась.
     – Мне неприятно… – прошелестела она. – Не делай так. Ты обещал.
     – Ты портишь момент, – ровно заметил пришелец. – В любом случае, ты можешь уйти со мной. Мы предоставим тебе убежище.
     – Я не знаю, что это.
     – Что за?.. Но это же так… Короче, Элли! Пошли со мной и…
     – Я должна его задержать, – прервала упрямица. – Если я это не сделаю…
     – Ты можешь сделать это, когда я вызову подкрепление! – рявкнул Кроули, теряя терпение.
     Схватив девушку за руку, он потянул её на себя. И в этот раз она поддалась.
     – Идём!
     Он осторожно спрыгнул вниз. Земля под ногами была некомфортно – если вспомнить, что в горах часто случались оползни – рыхлой, но держалась. Руку Элли советнику пришлось выпустить, чтоб балансировать хоть одной конечностью, но девушка послушно шла следом.
     Под обрывом подлесок был пониже, даже, кажется, вычищен. Кроули осмотрелся и быстро двинулся в направлении замеченной сверху прогалины. Спутница молча следовала. Он вдруг понял, что едва слышит её шаги. Элли и вправду была как призрак.
     – Демиан близко… – вдруг тихо произнесла она.
     – Тогда двигайся быстрее, – напряжённо прошипел Кроули.
     Постоянные усилия начали сказываться на организме, рана болела всё сильнее. Возможно, он смог так бодро двигаться за Элли только на волне адреналина. Но теперь она пошла на спад.
     Наконец, они выскочили на пустое место. В воздухе раздавался легкий гул. Они стояли на расчищенном месте под линией электропередач, с обеих сторон темнели на фоне неба чёрные скелеты стальных опор.
     – Чёррт… – поцедил Кроули.
     Они слегка сбились. Эти опоры стояли немного левее предполагаемой дороги…
     Элли вдруг вышла перед ним и подняла меч.
     – Это он? – ровно спросил Кроули.
     – Нет… – протянула девушка. – Это… Кажется, я слышу людей…
     – Что? В такой глуши… что это, какие-то в походе?.. – Кроули спохватился. – Хоть если у них есть телефон, то…
     – Они крадутся сквозь лес, – прервала его Элли. – Они…
     – Ты, мерзкое отродье.
     Кроули резко рванулся вперёд, сшибая Элли с ног. Что-то полоснуло его по спине, резанув обжигающей болью.
     Он приземлился прямо на раненую руку – на мгновенье его парализовало от удара по воспалённой ране. От боли он даже крикнуть как следует не смог, только придушенно захрипел, будто подавился печеньем.
     Над головой раздался оглушительный лязг, потом ещё раз.
     Элли отбросила извивающийся в воздухе хлыст и встала в стойку, выступая перед алхимиком. Тот смерил её полным презрения и брезгливости взглядом.
     – Тварь, – сплюнул ожидаемый гость. – Я всегда говорил, что ты просто мусор, а теперь ты ещё и всё портишь. Ничтожество…
     Элли бесстрастно молчала, чуть склонив в сторону клинок. Кроули с трудом перевёл дыхание и приподнялся.
     – Прогуливаемся поздно ночью? – прошипел он. – Мистер Демиан?
     – Знаешь, ей запрещено называть моё имя, – почти равнодушно сообщил алхимик. – Но это дефектное отродье…
     Его прервал хриплый едкий смех. Волна презрения обречённых рвалась из Кроули бурным потоком.
     – Да кто ты, по-твоему, такой? Сраный студент из братства Лямбда или типа того? Знаешь, кто, я думаю, тут дефектный?..
     Хлыст резко разорвал воздух… только чтобы столкнуться с белым мечом. Алхимик сделал ломаное движение рукой, но Элли отскочила в сторону и земля взорвалась, не причинив ей вреда.
     Кроули с трудом поднялся.
     – Где они были? Эти люди… – выдавил он.
     – Они скрываются среди деревьев, – сообщила Элли, не отрывая взгляд от противника. – За нами…
     – Отлично.
     Кроули отвернулся и двинулся к линии деревьев.
     – Эй, нам нужна поддержка! – крикнул он, поднимая целую руку. – Немедленно!
     За его спиной хлыст снова хлестнул по Элли. Девушка отпрыгнула в сторону и рванулась к алхимику. Косой взмах белого клинка неожиданно увяз в исказившемся воздухе.
     Элли замешкалась на секунду, и вдруг её страшно рвануло в сторону, будто в неё сбоку врезался невидимый грузовик. Со сдавленным вскриком девушка ударилась об землю.
     – Ты думаешь, у тебя есть хоть малейший шанс, ничтожная подделка? – холодно спросил Демиан. – Я порву тебя на клочки…
     – Ты большой специалист в том чтобы оскорблять женщин, не так ли? – не оборачиваясь, заметил советник. – Посмотрим, как сработает твоя защита теперь…
     На другой стороне просеки среди деревьев шевельнулись во тьме едва заметные фигуры. Что-то тускло блеснуло.
     За спиной Кроули раздался звонкий лязг металла.
     Хлыст выгнулся в воздухе, защищая хозяина от приобретения лишних отверстий, несовместимых с жизнью. Щелкнуло ещё пару раз, и ещё. Одна пуля срикошетила прямо между ними. Алхимик раздражённо скрипнул зубами.
     – Что ж… – протянул он. – Тогда мне придётся пойти лорду Дэнфорту наперекор… Уверен, он не станет пенять мне за то, что я избавлюсь от этих игрушечных солдатиков прямо сейчас.
     Элли с легкой неловкостью – кажется, удар она приняла не слишком хорошо – поднялась, и встала в стойку, направив оружие на бывшего начальника. Кроули обернулся с кривой улыбкой на лице.
     – И что же ты… – Он запнулся и поморщился. – Оу… Ну конечно.
     Из леса на противоположной стороне возникли приземистые подвижные тени. Химеры подтягивался к их позиции.
     – Никуда не выходишь без своих питомцев? Очко играет…
     – Мне давно стоило закрыть твой поганый рот…
     Хлыст изогнулся… Элли пригнулась и…
     …внезапно застыла на месте, широко распахнув светлые глаза. Алхимик нервно дёрнулся и махнул рукой – хлыст выстрелил в противника!..
     В одно мгновенье между ними сгустился чёрный туман и из него выскочило огромное полупрозрачное лезвие, с оглушительным лязгом врезавшись в хлыст. Раздался протяжный скрежет, и оружие алхимика врезалось в землю, беспомощно свившись кольцом вокруг изогнутого черного клинка. Элли испуганно выдохнула. Кроули усмехнулся.
     – Как всегда впереди волны, Тесса… – протянул он.
     Не удостоив его ответом, темное облако принято очертания знакомой невысокой фигуры. Покров камня медленно таял, открывая взглядам её нормальную форму. Тереза сегодня снова одела тот длинный плащ.
     Оружие всё ещё скрипело чуть в стороне. Хлыст как никогда напоминал змею, в данный момент пугливо замершую под огромным полупрозрачным серпом. Тесса шагнула к алхимику и что-то сказала на итальянском. Кроули уловил только одно слово – «доминик». Имя. Это было странно.
     Алхимик невнятно рявкнул в ответ, и резко взмахнул рукой. Хлыст внезапно рассеялся и… над присутствующими резко сгустилось болезненное напряжение. Кроули невольно сморщился, переводя дыхание. Элли бессильно опустила меч, с таким лицом, будто вот-вот упадёт в обморок.
     Советник поспешно обернулся. Солдаты вышли из-под деревьев и цепочкой приближались к месту действия. Скорее всего, они не стреляли только из-за опасности задеть Кроули. Тот подвинулся ближе к Элли. Тесса, наверняка не позволит себя ранить, но вот девчонка…
     Среди деревьев друг вспыхнуло два продолговатых огня. Красноватый и белый.
     – Что?!.. – поражённо рявкнул алхимик.
     – О, вау, – едко протянул Кроули. – Они тоже умеют скрывать своё присутствие! Чудеса, да и только.
     Наконец-то тренировки носителей принесли хоть какой-то результат. Во главе с Мацумото, дети целый месяц безуспешно учились контролировать излучение камней. Кроули уже начал верить, что таланты Хиро и Роуз лежат исключительно в сфере этти-жанра.
     – Хочешь попробовать выиграть эту войну в одиночку, мальчик? – сухо протянула Тереза.
     «Мальчик» в ответ что-то прорычал на итальянском. Тесса фыркнула.
     – Звучит так, будто ты в отчаянии.
     – Ты поплатишься головой за это предательство, – глухо сообщил алхимик, отступая назад.
     Раздались выстрелы, вспышки засверкали со всех сторон. Рычание смешивалось с отрывистыми взвизгами и скулежом. Солдаты, наконец-то дорвавшись до настоящей работы, дисциплинированно отстреливали химер.
     Резкая вспышка света в стороне осветила окрестности не хуже молнии. Кроули понял, что это был Хиро. Клинок парнишки вдруг будто взорвался энергией.
     – Предательство? – презрительно ответила Тесса. – Отправляйся к своему хозяину и скажи, что в этот раз я закончу то, чего он так страстно желает! Вы все отправитесь в ад!
     По хлысту снова щёлкнули пули. Алхимик вскинул руку, и земля под его ногами внезапно взорвалась волной плотного… дыма, возможно. Трудно сказать, что это было.
     Но когда масса осела, его, разумеется, уже не было.
     Пространство осветила очередная белая вспышка. До них донёсся истошный вопль, лишь отдаленно напоминающий боевой клич.
     – Ну конечно… – буркнул Кроули. – У них всегда есть возможность свалить, не так ли?
     – Я была бы разочарована, если бы было иначе, – сообщила Тереза.
     Резко раскинув руки, она распахнула плащ – полы эффектно зависли в воздухе, будто застыв на ветру – и пригнулась. Оглянувшись всего на секунду, она посмотрела через плечо.
     Тёмные в сумраке ночи глаза явно задержались на беловолосой девушке рядом с Кроули.
     – Я рада, что ты в порядке, – тихо произнесла Тесса.
     – Эй, минутку, ты же не соб… – начал советник.
     – Я должна осмотреть их мастерскую, – отрезала Тереза. – Мы поговорим позже.
     Рванувшись с места, она обратилась в темный силуэт над травой. Мгновенно оказавшись на другой стороне прогалины, силуэт зловеще слился с тенями ночного леса.
     Выстрелы затихли. Уверенные твёрдые шаги за спиной Кроули заставили его обернуться.
     – Ну вы, ребята, не спешили, – с кривой усмешкой заметил парень.
     – Вам повезло, что мы вообще вас нашили, советник, – пророкотал голос из-под маски. – Этот ваш план был хорош, но чёрт возьми…
     – Видимо, не настолько хорош.
     С того момента, как Кроули организовал слежение за носителями, его не покидало ощущение, что он что-то упустил. Чего-то не хватало, какой-то детали, сделавшей бы хорошую идею отличной… И вдруг до него дошло: если носители потеряют телефоны, то вновь останутся без наблюдения!
     А значит, нужно было что-то такое, чего они лишатся навряд ли. Например, одежды.
     В строжайшей секретности – знали всего три человека – в Институт доставили партию чрезвычайно продвинутых маячков. И в столь же строжайшей секретности Кроули постепенно разместил их в одежде, обуви и сумках носителей, пока дети, послушно заголившись, развлекали Сакая в его машинах.
     Сообщать им, конечно же, никто не стал. Кусанаги даже не поднял тему! Он, наверно, тоже смотрел «Искусство войны».
     Разумеется, Кроули и сам таскал такие же. На случай, если противник заинтересуется скромным фрилансером, который всего лишь перекладывал бумажки целый день. Он стащил целую горсть, и зловредно напихал их во все швы, подкладки и подошвы.
     И как только пленник аниме очнулся в том подвале, его интересовала одна лишь вещь – где же чертово подкрепление?
     – Почему так долго, капитан? – Кроули узнал голос главы группы охранения. – Я провёл здесь, сколько, десять часов, как мне сказали? Откуда така…
     – Сигнал с передатчиков ненадёжный, – прервал тот. – Ямаучи-сан говорит, что он вас предупреждал и…
     Капитан вдруг отвлёкся, затем снял свой коммлинк.
     – Полковник хочет с вами поговорить.
     Вокруг собирались бойцы. Всполохи оружия Хиро и Скарлет всё ещё крутились где-то поодаль – дети наверняка гонялись за недобитыми зверушками. Кроули надел предложенный наушник.
     – Поверить не могу, что ты и вправду составил протоколы на случай своего похищения, Лаки-кун, – раздался голос полковника. – Ты меня поражаешь каждый раз…
     – Я просто дар Божий, вот и всё, – сообщил Кроули. – Их укрытие находится недалеко от этого места, я проведу…
     – Не мели чепухи, – отрезал Кусанаги. – Мне доложили, что ты ранен, поэтому…
     – Царапина! – возмутился Кроули.
     – У тебя всё ещё течет кровь, – вмешалась вдруг Элли.
     – Цыц!
     Внезапно в эфире раздался суровый женский голос.
     – Лаки-кун, я иду к твоей позиции, – сухо сообщила Мацумото. – Не вздумай от меня сбежать.
     – Что за?.. У вас есть право на врачебную практику?
     – Я тебе рот зашью… – прошипела она и прикрикнула: – Не вздумай двигаться! Полковник, прикажите ему!
     – Это приказ, Лаки-кун, – поддержал Кусанаги. – Дождись получения первой помощи.
     – Но их укрытие!..
     Кроули сам не знал, что важнее – брать европейских штукарей за задницу, пока не поздно, или выяснить, какого чёрта Терезе столь срочно понадобилось на их базе. В любом случае, «сидеть на месте» был не вариант!
     – Мы знаем, где ты был последние пару часов, вторая группа уже окружила их здание, – прервал полковник. – Отличная работа… советник. Теперь дело за нами.
     Кроули издал протяжный вздох.
     – Слушаюсь… – раздражённо протянул он.
     Сняв коммлинк, он отдал его капитану. Тот молча забрал коммуникатор и отошёл, раздавая команды своим бойцам.
      Солдаты, оставив рядом только пару патрулей, двинулись по направлению к заброшенному зданию. Огни оружия носителей полетали возле деревьев, потом скрылись, двинувшись туда же. Кроули рассеянно подумал, что Хейширо, возможно, тоже с ними, только его не видно. Эффект его оружия был довольно тусклым…
     – Ты шатаешься.
     Элли вдруг осторожно взяла советника под руку. Кроули удивлённо обернулся к своей спасительнице:
     – Разве? Я не зам… мечаю…
     Линия горизонта вдруг мягко накренилась, словно желая обратиться в линию вертикали. Это было так странно.
     Он даже не ощутил удара о землю.
     ***


     Троп – «Сюжетный Девайс».

     Сюжетный Девайс – это объект или персонаж в истории, чье предназначение исключительно продвигать сюжет, поддерживать его темп или решать сюжетные ситуации. Это может быть что-то, что все хотят заполучить, или прибор, который нужно уничтожить, или раздражающий подросток, которого нужно защищать любой ценой...
     Термин часто используется в пренебрежительном смысле на основании того, что лучшие истории построены вокруг персонажей, и таким образом, использовать предмет, чтобы всё случилось, выглядит признаком плохой литературы…

     Взято с tvtropes.org, «Plot Device».

     Сознание вернулось как-то резко, будто удар в мозг. Он вдруг ясно осознал, что лежит на чём-то с закрытыми глазами.
     Разлепить глаза оказалось не так легко. Всё тело будто онемело, включая веки. Преодолев специфическое недомогание, Кроули медленно осмотрел окружение. Это было больничное помещение, он лежал на кровати.
     Подвигав пальцами рук и ступнями, он убедился, что непоправимых повреждений удалось избежать. Плечо ныло очень противной зудящей болью. Спину будто облепляло нечто сухое и тянущее, как налипший на кожу целлофан.
     А ещё рядом с ним сидела Роуз.
     Будто в каком-то проклятом аниме, она сидела на стуле рядом с его кроватью и, держа в руках раскрытую книгу, прилежно читала!
     Согнав шок, Кроули тяжело вздохнул и пошевелился, пытаясь приподняться. Заметив движения, Рози озадаченно посмотрела на пострадавшего. Потом дёрнулась с несколько нервным:
     – Очнулся!
     – Угх… – протянул Кроули, невольно заводя глаза. – Что ты здесь делаешь? Иди займись чем-нибудь полезным…
     Роуз аж на месте подбросило.
     – Не… невероятно! Первое слово, и ты уже меня бесишь! – возмутилась она, взмахнув книжкой. – Как ты только так можешь, Смит!
     – Это не ответ…
     Кроули опёрся на локти и попытался приподняться. Плечо и спину мгновенно резануло острой болью.
     – Вааа!.. Что ты?..
      Роуз шлёпнула книгу на стул и, поспешно подскочив к пациенту, придержала его за плечи.
     – Тебе нельзя двигаться, идиот! Доктор сказал…
     – Где я?
     – В Центральной больнице. Тебя привезли…
     – Вы нашли их? – прервал её Кроули. – Вы нашил этих ублюдков? Сколько прошло времени? О Боже, это опять трёхдневное правило…
     – Заткнись!
     Кроули замолчал и, привстав на локте, скептически приподнял брови. Роуз отшатнулась и встала рядом, сжимая кулаки. На её лице было странное выражение, смесь возмущения и расстройства.
     – Как ты так можешь?.. – прошептала она. – Ты ведь чуть не погиб! Ты был весь в крови, когда тебя увозили! Я так…
     Она спохватилась и отчаянно покраснела. Кроули покачал головой и коротко вздохнул.
     – Только не надо тут устраивать сцену, – устало произнёс он.
     – Сцену?.. – прошипела Рози, сверкая глазами.
     Она подалась вперёд, поднимая сжатые кулаки.
     – Ты чёртов придурок!.. Ты ведь мог умереть! Как ты можешь быть таким самоуверенным, когда ты просто…
     – Знаешь что, ты заткнись, – устало прервал её Кроули. – Хватит вести себя как будто ты понимаешь, что происходит. У меня мороз по шкуре от одной мысли, что ты меня тут жалеешь.
     Роуз шатнулась назад, будто он её ударил.
     – Ты так хочешь, чтобы я тебя ненавидела?.. – поражённо прошептала она. – Как ты можешь так…
     – Между нами всё намного хуже, девочка моя, – холодно прервал её Кроули. – Чего я от вас хочу, это чтоб вы показывали результат. Так что прибереги свои беспокойства для тех, кто их желает.
     Роуз помолчала, потом с непроницаемым лицом отвернулась и, судорожно пихнув книгу в свою школьную сумку, подошла к двери.
     – Я понимаю…
     – Ни хрена ты не понимаешь, Рози.
     Девушка поспешно обернулась, услышав, как Кроули с трудом пытается подняться с кровати. Его, наверно, накачали чем-то, потому что основной проблемой была даже не боль, а то, что все конечности будто сделались резиновыми шлангами.
     – Ииидиот!.. – сбивчиво пискнула Скарлет. – Тебе нельзя!..
     Она подскочила поближе, но Кроули отогнал её резким взмахом руки. Затем поднялся на ноги.
     – Мне нужно узнать, что они нашли в укрытии…
     – Заткнись!
     В голосе Роуз послышалось беспомощное отчаяние. Кроули с раздражением заметил, что она опять в своём почти-готова-заплакать состоянии.
     – Прекрати так себя вести! – крикнула Рози. – Ты весь изранен! Тебе только вчера сделали операцию, ты едва стоишь на ногах…
     – Слушай, если…
     Она в сердцах взмахнула руками, сверкая безумным взглядом.
     – Заткнись!! – Она задохнулась от преизбытка эмоций и с трудом выдавила: – Я… если ты погибнешь, я… никогда тебя не прощу!..
     Кроули помолчал, смерив девушку взглядом. Роуз выглядела, как в прошлый раз. Как будто она готова сорваться.
     Но ему было всё равно. Он и так слишком долго здесь пробыл. Может даже дольше, чем мог себе позволить.
     Чуждое окружение лишало Кроули остатков его человечности.
     – Не простишь, эй? – холодно произнёс он. – Ты и вправду не понимаешь, что здесь происходит.
     Он медленно шагнул к Рози на едва гнущихся ногах. Та испуганно отшатнулась, но Кроули успел схватить её за руку, чуть повыше локтя.
     – Если ты так боишься, что кто-нибудь умрет, то это твоя проблема, – процедил пришелец, глядя ей в глаза. – Ты меня поняла? Я всего лишь пытаюсь закончить этот кризис, любыми доступными методами.
     Скарлет испуганно сжалась под его взглядом, но глаз не отвела. Хоть вполне очевидно хотела.
     – Если бы кто-то предложит мне сжечь этот сраный город чтобы… чтобы всё это закончилось – я так и сделаю.
     Голос Кроули звучал даже хуже, чем он ожидал, но в целом прекрасно выражал его состояние.
     – И если ты хочешь, чтобы такого не произошло, то повзрослей и сделай всё сама! – Он невольно сдавил Роуз руку, не считаясь, что ей наверняка больно. – Ты поняла?!..
     – Ты… ты сумасшедший… – в ужасе прошептала девушка. – Как ты можешь такое говорить!..
     – Я делаю тебе одолжение, – сухо обронил Кроули. – Раз уж твой крохотный разум не способен понять всё сам, я тебе разжую.
     Судорожно сглотнув, Роуз вырвалась из его захвата и шарахнулась назад.
     – Мне… мне не стоило приходить, – сбивчиво пробормотала она.
     – Это точно, – заверил советник. – Но раз уж ты здесь, ты поможешь мне выбраться отсюда. Я встал, пора выписываться.
     ***

     В Институте он оказался уже через час. Разумеется, ни доктора, ни полковник не желали видеть Кроули из больницы раньше чем через три – конечно же – дня, но в битве межу паршивым самочувствием и тревожной необходимость выяснить, что случилось после того как он отключился той ночью, победило второе.
     Особенно если учесть, что никто не мог сказать толком, что же случилось с Элли. Выяснить судьбу беглого гомункула требовалось первым делом.
     – Эмм… Ну так… – протянул Кроули. – Мне кто-нибудь объяснит, почему она выглядит как экспонат в музее?
     Элли сидела посреди пустой комнаты на стуле, совершенно неподвижно, ровно поставив ноги и аккуратно сложив руки на коленях. Никто даже не побеспокоился дать ей сменную одежду, она была в той же некогда белой, а теперь грязной блузке, и серой складчатой юбке. И Кроули был уверен на все сто, что она просидела вот так с того момента, как её привезли в институт. В белых волосах виднелись тёмные черточки какого-то мусора, то ли травинки, то ли палочки.
     – Я пытался с ней поговорить, но… – Кусанаги замешкался. – Кажется, она не доверяет никому из нас. Она сказала, что подождёт, пока ты поправишься, чтобы ты…
     – Ответил на её вопросы? – мрачно предположил Кроули.
     – Верно, – удивлённо согласился полковник. – Хочешь сказать, что она будет говорить только с тобой?
     Их разделяло толстое мутное стекло одностороннего зеркала. Белые стены окончательно придавали ситуации жуткий стерильный вид эксперимента над людьми. В ярком люминесцентном свете красивое личико взбунтовавшегося гомункула приобрело явный отпечаток чужеродности.
     Черты Элли были идеальны. Ни единого изъяна, ни горбинки на носике, ни слегка выдающихся скул, ни излишней припухлости губ. Ничего. Казалось, её лицо рисовал компьютер.
     Её красота висела на краю обрыва «жуткой долины».
     – Я не знаю, – ровно заметил Кроули. – Но вам стоило бы попытаться её разговорить.
     – Да, но…
     Полковник, не скрываясь, покосился на стоящего рядом Сакая. Ученый в ответ покосился на Кроули.
     – Что? Вы думаете, она может быть опасна? – с издёвкой поинтересовался советник.
     – Это создание… – начал профессор.
     – Её зовут Элли, – прервал Кроули.
     – Верно, она нам сказала, – вставил полковник.
     – В любом случае! – отрезал Сакай. – Это… она… одна из химер. Это стало…
     – Я буду рад получить ваш отчёт, – заметил Кроули, – но думаю, вы уже знаете, что она, скорее всего, гомункул. И в данном случае, это не просто тактический позывной. Даже если она и искусственного происхождения, она весьма совершенна, я вас уверяю.
     – Вот как… – протянул Кусанаги.
     – Я могу гарантировать что её природа сродни той к которой принадлежат химеры и гомункулы, которых мы встречали прежде, – сухо произнёс Сакай. – И именно поэтому я составил план экспериментов…
     – О да, – прервал его Кроули. – План экспериментов. Ну разумеется.
     – Лаки-кун, я считаю… – начал полковник, но Сакай его прервал:
     – Впервые с начала проекта у нас в руках появилось то, что мы можем использовать для противодействия нашим противникам! – горячо произнёс он, сверкая глазами. – Если мы изучим её состав и конструкцию, то мы будем лишь в шаге от возможности повторить подобный процесс! Источник энергии, питающий этих созданий наконец можно будет воспроизвести во множестве. Её сигнатура показывает, что…
     – …внутри неё находится камень, и поскольку она может оформлять его в оружие, то ваш план в том, чтобы воспроизвести форму ядра химеры и приступить к изучению возможности вооружения других людей, для чего вы и планируете подробно изучить структуру тела Элли.
     Сакай раздражённо фыркнул. Полковник усмехнулся.
     – Рад, что ты так быстро пришёл в форму, Лаки-кун, – сообщил он. – Сакай-сенсей подготовил несколько планов, которые выглядя очень многообещающе…
     – Вы планируете посадить её в банку и разглядывать под микроскопом, пока не выжмете из неё всё до капли, – ровным тоном прервал его Кроули.
     – Лаки-кун, – веско произнёс Кусанаги. – Я прекрасно понимаю, что ты имеешь в виду. Но ты сам говорил, что нам нужно получить тактическое преимущество как можно скорее.
     Кроули скрестил руки на груди, глядя на девушку в комнате. Зрелище было ещё то – она даже не шевелилась. Сидела там как манекен. Как кукла.
     Разумеется, полковник говорил о вооружении. Если они смогут наладить синтез камней и научиться сливать их с людьми, то они получат целую кучу отличных бойцов. У Дэнфорта не будет и шанса. Не в рамках существующей ситуации.
     И именно в такие моменты Кроули задумывался, что, возможно, ему и вправду стоило просто сидеть на попе ровно. Просто играть в анимешного персонажа: хватать девок за сиськи и просто смущённо краснеть; и просто молча смотреть, как Роуз выставляет себя дурой; и тосковать о простых школьных буднях; и просто глупо улыбаться…
     Но так же просто он не умел держать свой рот на замке. Воистину говорят «Сам себе худший враг».
     – Знаете, что? – ровно произнёс Кроули. – Отличная идея. Вы всё говорите совершенно правильно.
     Сакай отвернулся, планируя стремительно отбыть.
     – В таком случае, я…
     – Но прежде чем мы приступим к активным действиям, я расскажу вам одну историю.
     Учёный замер и, с раздражением на лице, повернулся обратно. Кусанаги, вопросительно приподняв брови, поинтересовался:
     – И что же это?
     – Я, разумеется, составлю отчёт позже, но я хотел бы сообщить, как я выбрался из их убежища, – ровно произнёс Кроули. – Видите ли, меня вывела она.
     Он ткнул пальцем в «манекен» за стеклом.
     – Верно, – кивнул Кусанаги. – Элли-сан сказала мне, что она освободила тебя.
     – Она сказала, почему?
     Кусанаги молча покачала головой.
     – Мне она тоже не сказала, – сообщил Кроули. – И я думаю, она не знает сама. Я попытаюсь спросить её позже, но … видите ли, я больше чем уверен, что с ней… плохо обращались.
     Он повернулся к собеседникам. Кусанаги внимательно слушал. Сакай, скрестив руки, нетерпеливо постукивал пальцами по локтю.
     – Вы наверно заметили, что она… немного странная. Странная маленькая девочка.
     – Это верно… – выдохнул полковник. – Её манера речи… я даже не знаю, что думать.
     – Очевидно, что она плохо адаптирована для человеческого общества, – вмешался Сакай. – Это было бы логично для предназначенного для боя инструмента.
     – Как мило, – ровно сообщил Кроули. – Уверен, её хозяева – бывшие хозяева – думали так же. – Он сделал паузу. – А потом она взяла и вытащила меня из клетки, и готовилась сражаться с одним из них насмерть. Просто потому, что ей так пришло в голову.
     – Ты хочешь сказать, что она нестабильна? – уточнил Сакай.
     – Я хочу сказать, что с ней обращались как с дерьмом, – с улыбкой сообщил Кроули. Затем сменил лицо на мрачное: – И если вы продолжите в том же духе, мы окажемся в положении алхимиков. Вы видите, к чему я веду? Сакай-сенсей?
     – Если ты считаешь, что мы… – начал учёный.
     Но полковник прервал его жестом, внимательно глядя на Кроули.
     – И что ты предлагаешь, Лаки-кун? – ровно спросил он.
     – Я предлагаю обращаться с ней так, чтобы она не чувствовала себя бесправной вещью, – выразительно ответил Кроули. – И прежде чем вы спросите, Сакай-сенсей, я уверен, она, к добру или худу, может чувствовать совсем как человек.
     Японский мистер Спок раздражённо фыркнул.
     – Мы не можем этого знать… – буркнул он.
     – Лаки-кун, мы не можем просто отказаться от возможности укрепить наши позиции, – ровно сообщил Кусанаги.
     – Разумеется. Боже упаси в Токио прознают, что у нас есть хоть малейший шанс насоздавать бойцов, махающий светящимися мечами… – буркнул Кроули. – Конгломераты возьмут нас штурмом.
     До недавнего времен советник лишь подозревал, но после небольшой обмолвки Ямаучи он знал наверняка – за успехами Института экспериментально энергии пристально следили из частного сектора экономики.
     – Это оставь на меня, – заверил Кусанаги. – Я прослежу, чтобы командование получило полную картину.
     – Полковник, вы же не собираетесь просто отказаться от такой возможности только потому, что… – Сакай сверкнул несколько издевательским взглядом на Кроули, – мы можем ранить чьи-то чувства?
     – Разумеется нет, – ответил Кусанаги. – Лаки-кун, я могу доверить тебе, чтобы ты убедил Элли-сан сотрудничать с нами в экспериментах?
     – Ну… Я, разумеется, с ней поговорю, – уклончиво ответил Кроули. – Но вы должны понимать, что она… всего лишь ребёнок. И я имею в виду не так как наши прежние, – он изобразил пальцами скобки, – «дети», лбы по шестнадцать лет. Я уверен, что она совсем молода. Чёрт, ей может быть всего пара месяцев, если она и вправду просто гомункул…
     Кусанаги скрестил руки на груди, и задумчиво посмотрела на Элли. Девушка продолжала всё так же неподвижно сидеть, с пустым лицом глядя в пол.
     – В таком случае, я ожидаю, что ты справишься как можно раньше, – сказал полковник, наконец. – Я отдаю эту девушку под твою ответственность, Лаки-кун.
     Кроули нервно дёрнулся и повернулся к полковнику.
     – Под мо… Минутку, я, конечно, понимаю, что!..
     Советник запнулся. Разумеется, если бы Кусанаги согласился на план Сакая, то Элли отправилась бы на попечение научного отдела. Но теперь требовалось назначить кого-то, кто будет присматривать за сомнительным перебежчиком. И Кроули сам загнал себя в угол, предложив план действий. А как гласила местная рабочая этика, раз сам предложил, сам и расхлёбывай.
     – Полковник, вы вновь просто отмахнётесь от нашего лучшего шанса на победу? – возмутился Сакай.
     – Имейте терпение, Сакай-сенсей, – ровно ответил Кусанаги.
     Сделав главе научной группы жест следовать, Кусанаги развернулся и двинулся к двери.
     – Лаки-кун, зайди в конце дня в мой кабинет, мы обсудим содержание Элли-сан, – обронил он через плечо. – Пока что, присмотри за ней лично.
     – Содерж… – Кроули ощутил неприятное предчувствие. – О Боже… Вы собираетесь поселить её со мной, не так ли? Чтобы я следил за ней круглые сутки…
     – Как я и сказал, мы обсудим это чуть позже, – отмахнулся Кусанаги. – Разумеется, если тебе понадобится новая квартира, где вы сможете свободно расположиться вдвоём, это не проблема.
     – Ugh…
     ***

     Как только Кроули приблизился к своему кабинету, дверь резко распахнулась, заставив его шарахнуться назад, едва не врезавшись спиной в следующую по пятам Элли.
     И кабинета вылетела Сонохара, растрёпанная как никогда.
     – Смит-сан!.. – пролепетала она дрожащим голосом, заламывая руки. – Вы вернулись!..
     – Только не плачь.
     – Но ведь!..
     Девушка издала нечленораздельный жалобный стон, не в силах выразить свои чувства словами. За её плечом возникла Сакамото и уверенно оттеснила малопрофессиональную коллегу назад.
     – Я рада, что вы вернулась в целости, Смит-сан, – сдержанно произнесла она. – Но я бы предпочла, чтобы вы остались в больнице и отдо…
     – Ты уволена, – холодно сообщил Кроули.
     Безмолвно обминув ассистенток, он прошёл в свой кабинет. Элли пошла следом, совершенно игнорируя косые взгляды секретарш.
     – Вы не можете меня уволить, – бесстрастно ответила Сакамото.
     Кроули упал на стул и поморщился. Раны болели, как ни крути. Особенно теперь, когда действие препаратов повыветрилось. Хоть он и рвался за отчётами о базе алхимиков, задерживаться дольше нужного явно не следовало.
     Элли встала в углу комнаты, возле двери, без единого звука. Как ни странно, но именно сейчас она больше всего походила на робота. Было даже хуже, чем при первой их встрече. Возможно, сказывался контраст: раньше они общались один на один – теперь Элли окружали нормальные люди.
     Очень эмоциональные нормальные люди.
     – Уааа… у него всё плечо забинтовано! – в полголоса провыла Сонохара, напряженно сплетая и расплетая пальцы. – А говорили, что раны не опасные!.. Уу…
     – Хватит стенать, – устало протянул Кроули. – Где отчёты за тот раз?.. Это?
     Он схватил верхнюю папку, по виду более новую. Сакамото кивнула и указала на пару других документов.
     – Мы подготовили обычный набор, – сообщила она. – Если понадобится, вы можете подписать готовые формы, и документы можно будет вынести за территорию под вашу ответственность.
     – Ты всё подготовила? – удивился Кроули. – Мои умницы…
     – Мы старались… – пискнула Сонохара.
     Кроули откинулся на спинку стула и посмотрел на своих ассистенток. Сонохара всегда выглядела бестолковой и забеганной, но сейчас даже неизменно строгая и аккуратная Сакамото выглядела уставшей и немного взъерошенной.
     Элли молча стояла в углу. Как манекен. В грязной одежде.
     – Девочки, хотите пройтись по магазинам? – поинтересовался советник.
     – Хах?.. – Сакамото неодобрительно приподняла бровь.
     – Как вы можете опять шутить, Смит-сан? – недовольно сказала Сонохара. – Мы так волновались, даже Миюки-тян места себе…
     Сакамото с непроницаемым лицом резко топнула каблуком у ноги подруги, заставив ту испуганно ойкнуть.
     – Мои верные воины бумажного фронта… – с лёгкой улыбкой протянул советник. – Боюсь, это новая работа. Элли.
     Он поманил девушку рукой. Так послушно подошла.
     – Да?
     Её голос, кажется, сделался даже бесстрастней, чем прежде. Она слегка оживилась, когда Кроули забрал её из… что бы это ни была за комната в пятом корпусе. Но всё же, стоило оставить её в покое, и она превращалась в натуральную статую.
     – Эти девушки будут тебя сопровождать некоторое время, – сообщил советник, указывая на ассистенток. – Ты должна их слушаться.
     – Ясно.
     Элли бесстрастно повернулась к замершим секретаршам и уставилась на них в ожидании указаний.
     – Но… Смит-сан, – испуганно пролепетала Сонохара. – Я не думаю, что мы можем…
     – Что вы хотите, чтобы мы сделали? – подозрительно поинтересовалась Сакамото.
     – Сводите её в магазин и купите ей пару комплектов одежды, – скомандовал Кроули. – Сами видите, она не в лучшей форме.
     – Верно… – протянула Сонохара. – Она вся такая грязная… – Она спохватилась и поспешно согнулась виноватом поклоне: – Прости, Элли-сан, я вовсе не хотела тебя обидеть! Я просто… Я… эм…
     Секретарша беспомощно сцепила руки, глядя в пол.
     – Почему ты извиняешься? – ровно поинтересовалась Элли. – Моя одежда грязная. Это правда.
     – Но ведь… – протянула Сонохара. – Это так грубо…
     – Но ведь это правда, – ровно повторила Элли.
     Сакамото вышла вперёд.
     – Я понимаю, – сообщила она. – Элли-сан, моё имя Сакамото Миюки. Рада знакомству.
     Он коротко поклонилась. Сонохара запоздало склонилась и выпалила:
     – Я Сонохара Ёмико! Рада знакомству!
     Элли, наконец, разобрало – она удивлённо склонила голову, став похожей на потрёпанного жизнью белого голубя.
     – Зачем вы кланяетесь?
     Элли неуверенно посмотрела на Кроули. Тот обратился к девушкам:
     – Объясните ей, – выразительно произнёс он. – Желательно по пути.
     Потянувшись в строну, советник машинально цапнул рукой воздух, там, где обычно была его сумка. Озадаченно посмотрев на пустое место, он вдруг вспомнил, что произошло недавно.
     – Oh yeah, i got mugged, – пробормотал парень. – Девочки, заплатите сами, я потом…
     – Нет нужды, Смит-сан, – ровно заметила Сакамото. – Я проведу траты через бухгалтерию. Элли-сан, прошу, следуйте за мной.
     Она поманила девушку жестом и вышла, Элли послушно пошла следом. Сонохара пристроилась сзади, неуверенно поглядывая на странную гостью.
     Кроули поджал губы. Элли исполняла его просьбы как приказы – без капли сомнения, неуверенности или опаски.
     В голове невольно мелькнуло: прикажи он ей прыгнуть с крыши, она послушается? Конечно, это было сомнительно. Элли явно показала, что она не просто бездумный робот. Но… где тогда в ней находится эта грань? Как узнать, что она сделает, а что нет?
     Кроули отложил папку и, закрыв глаза, облокотился на стол, сжав виски руками. Он остался с настоящей проблемой на руках. Разум Элли был минным полем, и оставалось только надеяться, что большая часть мин содержит веселенькие конфетти, а не сверхмощную взрывчатку.
     Единственным объяснением популярности таких персонажей могло быть только одно – желание фанатов помастурбировать. Ведь в идеальном мире такие бездумные искусственные девочки были бы принадлежностью историй об ужасах.
     В идеальном мире, где не существует термина «вайфу».
     И, разумеется, Кроули даже не успел взяться за первый документ, как его накрыло знакомое ощущение вызова.
     – О, смотрите-ка, – пробурчал он, вытаскивая листок. – Где ж ты был раньше, чёртов хрен…
     «Все эти сраные предъявы по поводу гарема и фансервиса и прочая пуританская херня, а теперь ты сам притащил себе в комнату девку! Да ещё и ту самую.»
     Кроули таращился на лист несколько секунд, прежде чем до него дошёл смысл содержимого. Лист под пальцами смялся, костяшки на руке побелели.
     – Что?..
      «Ты знаешь, что, чертов урод! Ты пропал на целую ночь, а потом завёлся посреди леса с девкой на прицепе! И тебе ещё хватает хамства, чтобы выдрачиваться на окружающих когда ты сам себя ведёшь как грёбанный задрот из гаремного»
     Со сдавленным рычанием Кроули смял лист, схватив его двумя руками. Он бы разодрал его на куски одним рывком, но вовремя остановился. Волна злобы накатила совершенно неожиданно. Видеть подобное в свой адрес именно сейчас – это бы сломило волю у самого Иисуса Христа.
     – Ты ёбанный кретин… – прошипел Кроули стараясь разнять дрожащие пальцы. – Ты, сука, хоть понимаешь, что ты несёшь вообще?..
     Он несколько раз тяжело вздохнул, успокаиваясь, и титаническим усилием воли бросил лист на стол. Дико хотело просто разорвать его в мелкую стружку и на этом закончить невероятно познавательную беседу. Но у Кроули всё же была пара вопросов к проклятому придурку, а вызвать листок по желанию удавалось не каждый раз.
     – Ладно… ладно, – выдохнул пленник.
     Он поднял лист и разгладил его на столе.
     «Хули ты там делаешь, заснул?»
     – Я надеюсь, ты, падла, мне не просто так мозги ебёшь, – ровно произнёс Кроули. – Потому что если тебе просто приспичило попиздеть о своих личных проблемах…
     «Пошёл ты! Ты притащил её! Эту девчонку из зала! С собой её притащил, да ещё и имя у неё есть! Это ведь твоя работа? У неё ведь не было имени так? Ты падла наверно»
     – Так это была твоя сраная идея? – прервал Кроули. – Что вообще с ней за дела, сраная ты бездарь? Я прекрасно знаю, что она такое. Она клон этой синей из «Евы»… чёрт, как её там…
     «Пошёл ты. И ты ещё тут будешь разглагольствовать о гаремофагах»
     – На вопрос отвечай, урод, или проваливай нахер, – рыкнул Кроули. – Что с ней такое?
     «Нахрена ты её сюда притащил вообще? И главное как, она должна была погибнуть в ритуале и тогда Хиро должен»
     – Э, минутку, – резко прервал Кроули. – Что значит «погибнуть»? На хрена её создали тогда? Ох блять, я ж не притащил с собой из их логова бомбу или типа того…
     Только сейчас до Кроули вдруг дошло, что если Дэнфорт и вправду настолько крут, как его подавала Тереза, то с него станется подстроить всё, что тогда случилось, с начала и до конца.
     Текст на листе сменился.
     «Что за херню ты опять лепишь? Короче она» – текст замер на секунду – «она типа жертва.»
     – Что?..
     «Короче после того предательства – которое ты мне падла сорвал своими сраными фортелями – Хиро и остальных должны были посадить в эти клетки типа как в подвале…»
     – Ага, звучит знакомо…
     «А потом типа главный такой внушительный старикан в плаще с капюшоном чтобы никто не видел его лицо должен был извлечь камни из них чтобы…»
     Текст замер на пару секунд. Кроули нахмурился
     «А хер его знает. Ритуал какой-то. Только вякни падла, я точно свалю! В общем перед этим Хиро должен был встретиться с этой девчонкой. Она вся белая с белыми волосами и бледная, не такая привлекательная как»
     – Ох, мать твою, я тебя прошу…
     «Пошёл ты! Короче она типа сосуд. И когда из Хиро начали извлекать камень он должен был типа как…»
     – О Боже, я понял, – простонал Кроули. – Я знаю, что это за нытьё. Это опять эта херня с Хиро насчёт его нестабильности. «Тёмная сила», так? Стрряшная темная сторона, которая должна типа уравновесить перекачанность ГГ, но обычно только добавляет ему крутизны и фапабельности в глаза таких как…
     «Да пошёл ты нахуй сука на себя посмотри притащил тёлку с первого же раза и теперь сидит выёбывается!»
     Текст казался аж больше чем обычно. Но может Кроули просто привиделось. Он презрительно фыркнул.
     – Ты, гондон, даже не знаешь, что у неё за проблемы, так ведь? – обронил он. – Ты, падла, даже не представляешь, что это такое, когда она на тебя смотрит этими… пустыми глазами! Глазами ёбанной жертвы ёбанного дяди-педофила! А такие как ты!.. Ты хоть… – Кроули помотал головой не находя слов. – Знаешь кадры, когда синяя из «Евы» таращится в центр экрана? Это должно вызывать у тебя дискомфорт. У меня вызывало! Но нет, мы здесь можем только дрочить!..
     Кроули покачал головой и, прикрыв глаза ладонью, выпустил воздух свозь сжатые зубы.
     – В смысле… она не совсем сумасшедшая, но, черт возьми, я не знаю даже…
     Он мельком посмотрел на лист, а там уже стоял новый текст.
     «А знаешь что я думаю? Я думаю ты просто оправдываешься. Ты такой же как и все и теперь когда ты сорвал с Хиро все сюжетные линии»
     – Во-первых, кончай называть своих девок «сюжетными линями»! – рявкнул Кроули. – А во-вторых – да пусть Хиро ими подавится! Ты что, всерьёз считаешь, что мне не наплевать на них на всех?! Да у меня вся эта херня уже в печёнках! Какого хуя я должен с ними возиться?! Я не твой сладкий мальчик, сраный простой школьник, мне есть чем заня!..
     Кроули запнулся, осенённый внезапной догадкой. Потом схватился за голову и застонал.
     – О Боже… – протянул он. – Я же мог просто сбросить её на Хиро, не так ли? Хотя…
     Если учесть, что это именно из-за него Элли предала хозяев и свалила, то, скорее всего, номер бы не прошёл. У неё наверняка «синдром утёнка».
     – Можно было б хотя бы попытаться…
     Текст на листке уже стоял новый.
     «Иди ты нахер гнида! Тебе легко пиздеть когда всё уже в камне высечено! Что я зделаю телепатически их переназначу?! Хиро не в состоянии ничего такого делать он и так получил по полной!»
     – Что за?.. – протянул Кроули. – Это что ещё за новости?
     Роуз на пути в институт что-то упоминала, когда отошла, наконец, от своей обиды. Хиро, кажется, пострадал в бою. Хоть, она сказала «перенапрягся». Моральный ущерб оказался настолько велик, что пацан даже отказался прийти в школу, лишив свою рыжую подругу покоя.
     «Я не знаю. Он будто… потерял сознание. Ненадолго. Но он ничего не помнит.»
     – Хах… – Кроули помедлил. – Ладно, хер с ним. Так ты говоришь, что Элли должна была стать жертвой? Что за херня, кому её там жертвуют?
     «Элли? Что за тупое имя?»
     – Уж лучше, чем ничего, – едко процедил Кроули. – Ты даже на такое не снизошёл, жадная дрянь.
     «Иди нахер. У неё было другое предназначение.»
     – Ах ты, посмотрите вы на этого гроссмей… – Кроули замер. – Эй, минутку. Ты… ты её ввел в текст только чтобы мотивировать Хиро? Через её смерь?! – Он ошарашенно вплеснул руками. – Ты, сука, грёбанный халтурщик!
     «Иди в пизду сволочь! Какого хера ты несёшь это абсолютно нормально чтобы»
     – Пошёл ты! Ты ввёл персонажа только чтобы его грохнуть через пять минут! Херня это! Да ещё и кого! – Кроули взялся в сердцах загибать пальцы: – Смазливая девка – раз, ворованный типаж – два, виснет на ГГ – три, ментально нестабильна и подвергается издевательствам, а значит мгновенно симпатична читателю – четыре-пять! И, эй, у меня уже закончилась одна рука! Пошёл ты! Она грёбанный инструмент! Метод давления на эмоции!
      Пленник аниме, лишившись остатков выдержки, разорвал-таки листок и, отрывисто скомкав, с размаху метнул в урну.
     – И всё это при том, – продолжал бушевать он, – что здесь она имеет точно такой же статус! Сраного инструмента! Всё это херня, полная херня!
     Вскочив на ноги, Кроули прошёлся туда-сюда по кабинету. Потом остановился и глубоко вздохнул, стараясь успокоиться.
     Если ещё не случился момент, в котором вся оригинальная история графомана полетела к черту, то он наступил теперь. Элли должна была умереть. Даже не Элли – её прошлая безымянная личность, жертва сюжетного поворота, катализатор для протагониста, и, без сомнения, источник ангста.
     Посмотрев на лежащие на столе папки, Кроули покачал головой. Затем тяжело поднялся и двинулся к двери.
     – I need coffee …
     ***

     Только перед самой дверью стало ясно, что что-то не в порядке. Кроули застыл с ключом в руке, так и не коснувшись замка.
     Сложно было сказать, что он заметил первым: отчётливое мелодичное напевание или аппетитный аромат, струящийся из-за закрытой двери. В любом случае, его квартира должна была стоять пустой!
     – Что-то случилось?
     Элли, причёсанная и переодетая в милое жёлтое летнее платьице, выбранное наверняка Сонохарой, стояла у Кроули прямо за спиной. Она следовала как привязная, не пытаясь зайти спереди или даже стать сбоку.
     – Кххх… Хотелось бы и мне знать, – протянул Кроули.
     Он толкнул дверь и вошёл в квартиру. Новенький вентилятор размеренно поворачивался возле стола, разгоняя в воздухе соблазнительный запах свежей и питательной домашней еды. Мелодичное мурлыканье прервалось.
     Тереза выглянула из кухни.
     – Welcome baaack! – радостно пропела она на английском.
     На ней было легкое тёмное платье с повязанным поверх кружевным белым передником. Волну серебристых волос она собрала в плотный узел на затылке, чтобы не мешали при готовке. На детском личике сияла очаровательная улыбка уверенной молодой хозяйки, ожидающей прихода гостей.
     Кроули ответил унылой гримасой.
     – Тебя не учили, что нельзя вламываться в чужие дома без спросу? – буркнул он, проходя мимо.
     – Вот неблагодарный хам, – беззлобно ответила Тесса.
     Незваная гостья вернулась к доске, усыпанной крошеной зеленью, ловко помешав на ходу содержимое небольшой кастрюли. Поцокав пару секунд ножом она оторвалась и поправила в сковородке шуршащие на раскалённом жиру поджаристые кусочки мяса. Её кухонная грация и поварская техника привели бы Нанако в восхищение.
     Кроули прошёл к столу и, бросив на него новую сумку, устало опустился в кресло. Элли молча встала рядом.
     – Ну ты что, серьёзно? – буркнул Кроули. – Элли, милая, присядь на кровать, не стой как столб.
     – Хорошо.
     Девушка послушно села на кровать и уставилась перед собой. К счастью, ментальный косплей Терминатора продлился не долго. Элли с бесстрастным лицом оглянулась вокруг. Потом посмотрела на Кроули, потом на Тессу. Потом в окно.
     В её случае это было аналогом детской гиперреактивности.
     – Если она тебя так смущает, то зачем ты её притащил с собой? – поинтересовалась Тереза, не отрываясь от плиты.
     – А ты как думаешь? – отрезал Кроули. – И вообще, какого черта ты здесь забыла? Совесть замучила?
     – С чего еще?
     – Ты украла у меня кусок мяса!
     – Ах, это… – протянула Тесса. – Ну, после того, что я сделала, ты бы всё равно его выкинул…
     – Тебе вообще нельзя было его трогать! Знаешь скока оно стоит в Японии?!
     – Хватит быть таким жадным, – возмутилась девушка, сверкнув через плечо возмущённым рубиновым глазом. – Скажи спасибо, что я решила приготовить тебе обед.
     – Тебя никто не просил, Тереза, – отрезал Кроули.
     Он откинулся в кресле и фыркнул.
     – Где ты была, когда ты была нужна… – протянул он.
     Тесса, полуобернувшись, смерила его куда менее игривым взглядом.
     – Я спасла тебя в прошлый раз, не так ли?
     – Ты так всегда…
     – Я смогла бы остановить его.
     Приподняв бровь, столетняя девочка перевела глаза на Элли. Та ответила открытым, хоть и несколько стеклянным взглядом.
     – Ты и вправду думаешь, что у тебя был шанс? – ровно произнесла Тереза.
     – Да.
     Элли ответила даже глазом не моргнув. Тесса не глядя выключила плиту и медленно двинулась к девушке, вытирая руки передником.
     – Так, я не желаю… – начал Кроули.
     Он попытался схватить Терезу под локоть, но та поразительно больно треснула его по протянутой ладони, даже не целясь. Приблизившись к Элли она, сложив руки за спиной, склонилась к бледному лицу.
     – Ты храбрая, – произнесла Тесса, наконец. – Ты понимаешь, что ты погибла бы?
     – Да. Я собиралась убить его, когда он убьёт меня, – ровно ответила Элли. – Но Лаки сказал, что не позволит этого сделать. А потом пришла ты.
     – «Лаки»? – искренне поразилась Тереза.
     Резко обернувшись, она окинула Кроули неверящим взглядом.
     – Ты не сказал ей своё имя? Как грубо…
     – Это… – протянул Кроули и, сжав губы, отвёл глаза. – Какое это имеет значение…
     – Как скажешь… – протянула Тестаросса поразительно задевающим разочарованным тоном.
     Внезапно запищала микроволновка, и Тереза поспешила на зов. Кроули наткнулся на взгляд Элли.
     – Это не твоё настоящее имя? – ровно спросила она. – Твоё имя не Лаки Смит?
     Когда пленник аниме забирал Элли из камеры, он сообразил, что даже не представился. Девчонка сбила его тогда в подвале, а после того события и вовсе закрутились.
     Он назвал ей псевдоним. Как всегда.
     А теперь Тесса всё испортила.
     – Нет… Нет, не настоящее, – ответил Кроули и коротко вздохнул: – Ты хочешь знать?
     Элли помедлила, потом кивнула.
     – Да.
     Он вздохнул.
     – Пол Кроули. И я запрещаю тебе его использовать, ясно? Не вздумай сболтнуть.
     – Это приказ? – бесстрастно поинтересовалась Элли.
     – Если нужно, то да. Ну же, будь хорошей девочкой и…
     – Боже, Пол, хватит вести себя как параноик, – пропела из кухни Тереза. – Расслабься хоть на секунду! Та-да!
     Сняв фартук, она притащила к столу забитый посудой прямоугольный поднос. В центре красовались фарфоровые кастрюльки с рисом, жареным мясом и овощной подливкой, а также зелёный салат. Их окружали три чаши, рядом с каждой лежали одноразовые палочки. Посуда, кажется, была из одного набора.
     На вид всё было тяжелым, но Тесса держала поднос как картонку.
     – Эй, что это ещё за чашки? – подозрительно поинтересовался Кроули, осматривая посуду. – У меня таких…
     – Конечно, нет, дуралей, – оборвала Тесса. – Я знала, что у тебя не будет нормального сервиза и купила новый. Миленький, правда? Совсем недорого и…
     – Ты купила набор посуды, чтобы приготовить обед один раз? – буркнул Кроули и покосился на вентилятор: – Ты здесь жить собираешься что ли?..
     – Вот идиот, – фыркнула Тесса. – Я купила его для тебя! Безхозяйственный балбес.
     – Эй, минутку…. – начал Кроули, но запнулся.
     Тереза, бесцеремонно пихнув в сторону папки на столе, пристроила поднос на край и начала умело раскладывать еду по чашам. Советник вдруг понял, что здесь явно хватит ровно на троих.
     – Ты опять за мной следила? – протянул он. – Точнее, за нами?
     Тесса сверкнула на него коротким взглядом, и подала чашу. Кроули молча её принял.
     – С чего ты взял такую глупость? – поинтересовалась она, втыкая ему палочки в рис.
     – Тесса, тебе нечем заняться? – устало спросил Кроули. – Особенно теперь, когда…
     – Заткнись и ешь, – прервала девчонка.
     Она подала вторую чашу Элли. Девушка молча приняла её, и умело взяла палочки в руку.
     – Тебя не учили благодарить, после того как кто-то что-то тебе даёт? – ровно произнесла Тереза.
     – Нет. – Элли просто покачала головой. – Что надо делать?
     – Вот как… – неопределённо протянула Тесса. – Я вижу… Просто скажи «спасибо».
     – Я поняла, – кивнула Элли. – Спасибо.
     Тесса повернулась к столу и начала набирать себе.
     – Она такая глупая, – с ноткой равнодушия заметила девчонка. – Зачем она тебе сдалась?
     Кроули раздражённо фыркнул.
     – Может хватит так себя вести, будто я украл её из магазина?– возмутился он. – Если тебе нечем заняться, может, соизволишь сообщить, что ты видела в здании больницы? Ты ведь добралась туда до взрыва, так?
     Убежище алхимиков в документах городской администрации значилось покинутым комплексом частной больницы. Сложно сказать, что за дела были с этой организацией, но они обанкротились пару лет назад и комплекс остался стоять без дела. Выкупать собственность никто не спешил.
     Согласно отчётам о штурме укрытия алхимиков, солдаты не успели войти вглубь здания. Как только они оказались во внешнем коридоре, первые заметили дым. Потом здание в единый миг охватило пламя.
     В данный момент люди Института во главе с Азумой и парой специалистов по поджогам разбирались на пепелище.
     Тесса устроилась рядом с Элли. Девушка коротко покосилась на нее, но продолжила размеренно есть. Палочками беловолосая беглянка управлялась с заметной сноровкой, уверенно подцепляя порции рассыпчатого риса.
     – Ты прав, – протянула Тереза, окинув Кроули внимательным взглядом. – Я сожалею о ваших людях. Сколько погибло?
     Кроули поджал губы.
     – Только двое, – ровно ответил он.
     Тесса сделала паузу, выжидающе глядя на советника. Кроули отвёл взгляд и глухо буркнул:
     – Ничего не поделать…
     Он всё ещё не был уверен, стоит ли ему посещать похороны. Капитан, скорее всего, не откажет в просьбе сопровождать его на церемонии, отдать дань уважения погибшим. Но Кроули был не уверен, что он в настроении. Институт собирался скрыть истинную причину, разумеется, и перспектива врать безутешным родственникам советника не прельщала.
     – Я так понимаю, что ты добралась до внутренних помещений? – спросил Кроули. – Ты видела, что там было?
     – Мастерская, разумеется, – ответила Тереза.
     Она пересела чуть боком, повернувшись к Элли, и медленно подалась вперёд. Девушка нервно замерла, искоса глядя на подозрительную лоли.
     – Тебя зовут Элли, так ведь? – проворковала Тесса. – Милое имя. Не ожидала от Тобиаса что-то подобное…
     – Господин не дал мне имя, – ровно ответила Элли. – Это сделал он.
     Она указала чашей на Кроули. Тесса бросила на парня кроткий взгляд.
     – Вот как… – протянула она выразительно. – Так это он твой настоящий хозяин?
     Девчонка вдруг расплылась в похабной ухмылке.
     – Отличная работа, дружок…
     – Да пошла…
     – Он не мой хозяин, – всё так же ровно перебила их Элли. – У меня нет хозяина.
     – Тот, кто даёт истинное имя гомункулу, становится его владельцем, – прохладно сообщила Тереза. – Ты принадлежишь ему.
     – Нет!
     – Нет.
     Кроули раздражено фыркнул. Элли спокойно поднесла палочки ко рту.
     – Вы такие миленькие… – проворковала Тесса. – Элли. Опиши центральный зал.
     От прохладного приказа беглянка замерла на секунду. Потом опустила палочки в чашу.
     – Я должна?
     В тихом голосе послышались грустные нотки. Тереза едва заметно нахмурилась. Кроули оставил чашу на столе и развернулся к девушкам.
     – Тебе необязательно это делать, если ты не хочешь, – ровно произнёс он, неотрывно глядя на Тестароссу. – Я могу расспросить тебя позже.
     – Вот видишь, он всё равно тебя спросит, – заметила Тереза. – Ну же, исполняй.
     – Тесса!..
     – Хорошо, – прервала его Элли. – Я скажу. Я помню, как выглядит зал. Это овальное помещение длинной в двадцать шагов и шириной в девять. Вход был в маленьком подвале, в правом крыле от входа в здание. В дальней части от входа в зал располагался стол. За ним господин и его коллеги обсуждали свои дела. Мне нельзя было их слушать, и я не слушала. На полу был нарисован странный узор. Это был двойной круг со сложными символами между линями окружностей и сложным узором в центре. На потолке тоже находился такой круг. Мне кажется, они были расположены друг над другом. Под стенкой справа стояли большие ящики из металла. Вдоль стенки с левой стороны стояли столы. Иногда на них лежали прозрачные кристаллы разной формы.
     Элли умолка. Кроули озадаченно пытался побороть оцепенение, навеянное безжизненным, почти механическим голосом беглого гомункула.
     Секунду вентилятор продолжал размеренно шуршать в тишине, затем Тесса с радостным смехом захлопала в ладоши.
     – Браво, моя прелесть! – пропела она. – Ты такая умничка когда дело касается простых приказов!
     – Тереза, прекрати, – глухо оборвал Кроули. – Ты ведёшь себя неприлично.
     – Правда?.. – протянул красноглазый провокатор, задумчиво трогая подбородок тонким пальчиком.
     – Да. Правда.
     Обращение с Элли как с бездушным механизмом сильно нервировало советника. Разумеется, Тереза мгновенно это просекла, и тут же взялась прощупывать, насколько далеко он позволит ей зайти.
     Это раздражало.
     – Ты такой зануда, – заявила Тесса. – Но я сказала правду, девочка помнит всё в деталях.
     – То есть, ты его видела?
     – Да, – кивнула Тесса. – Я добралась до зала, как раз когда руны на стенах разгорелись. Не ожидала от Дэнфорта такой унылой ловушки…
     – Минутку, ты что, попала под взрыв? – удивился Кроули. – Но как ты тогда… – Он осёкся. – Впрочем, думаю, мне не стоит удивляться…
     – Вот именно, – поддакнула Тесса. – Такая мелочь меня не убьёт.
     – Тебя не собиралась убивать, – бесстрастно вмешала Элли.
     – Вот как, – протянула Тереза. – А что же тогда? Неужели тебе хоть что-то сказали?
     – Нет. Я просто догадываюсь.
     – Она догадывается, – фыркнула девчонка. – Если ты сделана из того, что я думаю, то в голове у тебя могут быть опилки…
     – Так же как и у тебя, – прервал Кроули. – Тесса, ты видела…
     Он запнулся, пытаясь сообразить подходящие детали для вопроса.
     – Что же?.. – с интересом протянула девочка.
     – Ты видела что-то вроде… – Кроули запнулся. Потом вскинулся: – А ты ведь знаешь, не так ли? Ты только что сказала…
     Они помолчали секунду, испытующе глядя друг на друга.
     – Ладно, я просто была злюкой, – сдалась Тесса. – Я не думаю, что она сделана из того же мусора, что и другие химеры.
     Тереза поставила чашу на пол и влезла на кровать с ногами.
     – Ну только не это опять… – протянул Кроули.
      Встав на четвереньки, Тестаросса медленно подалась к Элли, неотрывно глядя ей в лицо. Девушка отклонилась в сторону, но Тесса приближалась, размеренно переступая руками и ногами с пластикой хищной кошки.
     – Она довольно неплохой экземпляр, – протянула Тереза неожиданно томным шёпотом.
     Подавшись вперёд, она прикоснулась к колену Элли, затем осторожно провела ладонью ей по бедру. Потом прикоснулась к скрытому тонкой тканью желтого платьица животу самыми кончиками пальцев.
     – Такая симпатичная девочка… – прошептала Тесса, глядя на Элли в упор. – Такая изящная… такая хрупкая…
     – Прошу, прекрати, – попросила Элли, отчаянно пряча глаза. – Мне неприятно, поэтому, пожалуйста…
     – Тебе противно, что я к тебе прикасаюсь? – прошептала Тереза, придвигаясь ещё ближе.
     Она практически прижималась к Элли, провокационно заглядывая ей в лицо. Та неловко жалась к краю кровати, судорожно сжимая чашу руками.
     – Ты её смущаешь, – ледяным тоном произнёс Кроули. – Хватит, Тереза.
     Когда ассистентки вернули Элли ему на руки, то сообщили, что она сильно нервничает, когда к ней прикасаются. Подробно опросив их обоих, а затем новую подопечную, Кроули быстро понял, в чём дело.
     Он заставил Элли описать ощущения – и под «неприятно» крылось, что ей не противно, но «как будто я не должна, и делаю что-то ненужное или неуместное». Иными словами, она попросту стеснялась.
     – Ты думаешь? – проворковала Тереза.
     Она вдруг завалилась на бок, растянувшись у Элли за спиной, и бесцеремонно обняла её за талию.
     – Пожалуйста, хватит меня трогать. – В голосе Элли появились жалобные нотки.
     Почему-то Кроули бы уверен, что Тессу это только распалит. И разумеется.
     – Я приказываю тебе прекратить жаловаться! – строго прикрикнула девчонка.
     – Но я не хочу прекращать, – упрямо ответила Элли.
     – Ооо, она не хочет прекращать жаловаться! – пропела Тереза, провокационно щупая девушку, как мясо на прилавке. – Может ты и прав, её стоит оставить себе как игрушку…
     – Тереза, ты видела материалы? – вмешался Кроули. – Если ты знаешь, что они производят химер из синтетики, то….
     – Разумеется я ничего не видела, – прервала девчонка. – Не будь идиотом, ты же не ожидал, что они просто завозят туда посылки курьерской службой?
     – Вообще-то расследование показало, что по подъездной дороге пару раз проходили грузовики.
     Тесса вскочила, мгновенно забыв про свою жертву. Элли нервно заёрзала на кровати, поспешно отодвигаясь подальше.
     – Вы нашли поставщика? – ровно поинтересовалась Тереза.
     – Разумеется нет, – фыркнул Кроули. – Не будь идиоткой, ты же не ожидала, что они будут ездить под настоящими номерами?
     – Вот паршивец, – фыркнула Тесса и, раскинув руки, рухнула на кровать. – Ааах, ты заразил меня своим оптимизмом…
     Ещё две недели назад, до того как Кроули обнаружил последний камень, Сакай положил перед полковником интересный отчёт. Исследования образцов материала, из которых состояли химеры, этих основ-солей, дало странный результат.
     Согласно отчёту Сакая, при наблюдении восстановления химер из ядра он пришёл к выводу, что часть основ состоит из синтетического полупроводника, что-то для точной электроники. Вещество было редким, но вполне доступным. В химерах, по его прикидкам, находилось совсем немного.
     Разумеется, первой идеей Сакая было начать эксперименты по синтезу «основ». Но это даже Кусанаги отмёл, как трату времени. В конце концов, даже при успехе – что маловероятно – ядро было куда важнее. Этот отчёт, однако, показал одну простую, но важную вещь.
     Алхимики где-то брали сырье для изготовления химер и простых гомункулов.
     Как пара охотничьих псов, Кроули и Азума рванулись по следу и подняли на уши архивный отдел, выяснять на счёт поставок полупроводника в Японию. Дело не выгорело – поставок было слишком много, сотни в одну только Инакуру, а уж если Дэнфорт заказывал его из соседнего региона, то они могли искать вечно. Детектив вернулся к поиску убежища, советник – к документам Скарлета.
     Но теперь, когда они нашли их базу, то у них появилась и зацепка. Машины на дорожной камере.
     – Но мы хотя бы знаем, что они местные… – протянул Кроули.
     Задумчиво он подтянул к себе сумку и выудил оттуда пару пластмассовых флаконов. Заслышав стук таблеток о стенки, Тереза поднялась на ноги.
     – Ты что делаешь? – ровно поинтересовалась она.
     – Принимаю лекарства, – буркнул Кроули. – Что, по-твоему?
     Он и глазом моргнуть не успел, как Тесса вдруг оказалась рядом. Флакон покинул его руку.
     – Ты что творишь?! Не мгннх!..
     Тесса ловко закрыла ему рот ладонь, и, подавшись вперёд, поставила колено на кресло между его ног. Кроули вцепился в руку, но хрупкая конечность как всегда держала мёртвой хваткой.
     – Ты собираешься принимать эту дрянь? – пренебрежительно поинтересовалась Тереза, читая этикетку. – Что за мусор!
     Она не глядя выбросила руку в сторону, и флакон приземлился точно в мусорку. Кроули, наконец, удалось сорвать агрессивный кляп.
     – Пошла ты! Какого черта!..
     – Я не позволю тебе травиться всякой дрянью, – холодно отрезала Тесса.
     – Это просто болеутоляющее!
     – Именно. Кретин.
     Схватив его за руки, Тереза рванула Кроули на себя и одним движением метнула на кровать, как мешок с картошкой. Тот, охнув от боли, едва успел приподняться, чтобы не врезаться головой в стенку. Элли удивлено посмотрела на него потом на неё.
     – Вы собираетесь драться?
     – Да!
     Кроули приподнялся, но Тереза толкнула его в грудь. От удара маленькой девочки Кроули чуть не задохнулся. Плечо взорвалось едкой жгучей болью.
     – Нет. Элли, дорогуша, ну-ка брысь с кровати. – Тереза поставила колено между ней и Кроули. – Помой посуду или ещё чего.
     Элли помедлила. Потом поднялась.
     – Хорошо. Я помою посуду.
     – Умница, – проворковала Тереза.
     Кроули встретился с ней глазами.
     – Надеюсь, что…
     – Заткнись, – прервала Тереза. – Ложись на живот, живо.
     – Какого черта ты…
     Он запнулся, когда перед ним возникло изогнутое чёрное лезвие.
     – Живо. – В нежном голоске похрустывал острый лёд.
     – Тебе придётся объясниться!.. – зло процедил Кроули, приподнимаясь на локтях.
     Это было уже слишком – Тестаросса слишком много себе позволяла! Здесь было дело принципа, и пленник аниме готов был стоять насмерть, если понадобится.
     Тереза посверлила его суровым взглядом, потом тяжело вздохнула и завела глаза.
     – Я помогу с твоими ранами, чёртов ты упрямец, – сообщила она. – А теперь снимай рубашку и позволь мне тебя осмотреть!
     Раздался звук текущей воды – Элли собрала посуду на поднос и теперь устроилась возле раковины. Кроули помедлил, потом расстегнула верхнюю пуговицу.
     – Ты могла просто сказать, знаешь ли…
     – О Боже, ты такой чертов зануда! Заткнись и раздевайся!
     Тереза раздражённо крутнула пальцем и коса стукнула Кроули древком по больному плечу, заставив зашипеть от боли. Он сбросил рубашку, обнажив тампоны на плече и спине, и лёг на живот.
     Тереза вскочила на кровать, устроившись над своим «пациентом». Коса растворилась, превратившись в дымок. Тесса с довольной улыбкой плюхнулась ему на поясницу. Затем легонько попрыгала.
     – А ты даже теперь довольно симпатичный… – проворковала она, скользя руками по его спине.
     – Я заказывал медицинскую помощь, а не сраную массажистку, – буркнул Кроули.
     – Хамло.
     Тереза осторожно сняла укреплённые пластырем тампоны. Кроули поморщился от болезненного ощущения. Потом ещё раз, когда Тесса слегка ощупала его раны.
     – Надо снять швы… – протянула она тихо. – Не бойся, будет совсем не больно…
     Чёрный туман сгустился над повреждёнными местами. Кроули ощутил, как боль действительно уходит, сменяясь прохладным ощущением.
     Внезапно раздался резкий стук небрежно брошенной в раковину посуды.
     – Что ты делаешь?
     Голос Элли всегда был ровным, но Кроули постепенно учился распознавать в нём слабые тени эмоций. Сейчас она звучала очень холодно.
     Тереза обернулась и смерила девушку заинтересованным взглядом.
     – Как интересно… – протянула она. – Возможно, это побочный эффект твоего состояния…
     – Ты используешь свой камень, – ровно сообщила Элли. – Что ты собираешься делать?
     – Вы ведь не собираетесь устроить бардак пока я в таком положении? – подал голос Кроули. – Это было бы грубо.
     – А ты помолчи.
     Тереза небрежно хлопнула его по спине. Потом игриво царапнула ноготками. Тот раздражённо двинулся, пихнув непрошенную наездницу.
     – Ты мне не ответила.
     Элли явно начала нервничать. Тереза тяжело вздохнула.
     – Всё в порядке, маленькая глупышка. Я просто закрою его раны.
     – Ты вводишь в его тело свою суперматерию.
     Кроули нервно дернулся.
     – Что за?!..
     – Лежать!
     Тесса без труда прижала его к кровати одной рукой. Потом метнула на Элли недобрый взгляд.
     – Раз тебе хватает ума следить за аурой, то хватит ума быть повнимательней, – процедила она. – А теперь прекрати мне мешать! Прочь!
     Секунду висела напряженная тишина. Затем Элли отвернулась и пошла обратно на кухню, обронив на ходу:
     – Я поняла.
      Тереза покачала головой и повернулась, положив руки «пациенту» на спину.
     – Она слишком хороша для своего же блага, – глухо пробормотала девчонка.
     – Может, тебе стоит быть с ней помягче? – хмуро посоветовал Кроули. – Ты ведёшь себя…
     – Тебе хватает наглости говорить такое? – прервала Тесса и снова его царапнула. С лёгкой угрозой. – После того как ты оттолкнул от себя всех вокруг? Я тебя накажу, если…
     – А никому и не разрешали лезть! – раздражённо фыркнул Кроули. – Кого там я оттолкнул?
     – Ну… Например, эту девочку-лисичку, – протянула Тереза. – У неё такая миленькая белая шёрстка…
     – Что за?.. – поразился Кроули. – Фука? Ты её видела, что ли? Где? Ты видела её в…
     Он замер, сомневаясь, стоит ли вообще упоминать о существовании Азахико. Тереза тихо рассмеялась и провела ногтями волнистую линию ему по спине. Кроули готов был поспорить, что она сейчас просто играется.
     – Она приходила к больнице, такая симпатичная белая лисичка, – сообщила Тереза с усмешкой, затем пригнулась пониже и прошептала: – Она наверняка пришла, потому что волновалась за тебя. Не думаю, что она часто превращается прямо в городе. Ты всерьёз её очаровал…
     – Чушь, – отрезал Кроули. – Она просто… просто бестолочь. Она же говорила, что не ладит с местным… кто бы там ни был.
     Тереза облокотилась на него, подперев подбородок кулаком, и капризно заявила:
     – Ты такой жестокий. Бедняжка наверняка так переживала! И ты совсем этого не ценишь.
     – Подай на меня в суд.
     – Может, мне и стоит…
     Тесса вновь пригнулась и почти улеглась на него сверху.
     – Знаешь, я ведь тоже пришла, потому что волновалась, – прошептала она. – Не нужно быть таким бессердечным…
     С лёгким выдохом она склонилась, обдавая его шею тёплым дыханием. Потом Кроули ощутил, как она осторожно прикасается к нему губами.
     Он резко двинул плечами, заставив Тессу отпрянуть.
     – Ты не думала, что мне может быть неприятно твое внимание? – холодно произнёс Кроули.
     – Вот как?
     Тесса с шумным вздохом откинулась назад, бесстыдно вжавшись в него упругими ягодицами.
     – Я так и знала. Может ты и прав, мы будем выглядеть странно…
     – Вот уж что меня не волнует… – буркнул чужак.
     – Неужто? – поинтересовалась Тереза и внезапно снова к нему прильнула. – И что же волнует?
     – Может то, что я не готов к отношениям с женщиной, которая в… – он запнулся, подсчитывая в уме, – семь… восемь раз старше меня?
     Раз разговор зашёл о возрасте, Кроули ожидал, что Тестаросса бесконечно оскорбится. Но та вдруг озадаченно замолкла.
     – Так… так вот в чём дело? – протянула девчонка. – Ну, знаешь ли… Меня прежде отвергали из-за моего текущего внешнего вида. Но не из-за возраста.
     – Что за?!.. – поразился Кроули. – Ты… Чёрт возьми, Тереза, с кем ты там связалась в Европе? Это же…
     – Уж по крайней мере они все были настоящими джентльменами, которые знают, как обращаться с дамой! – прервала Тереза железным тоном. – И они не вьют верёвки из беспомощных девушек, как ты! Бессердечный зверь. На спину, живо!
     Кроули раздражённо зашипел. Элли возилась у раковины с посудой, упрямо пытаясь расшифровать тайну клапана на бутылке с мылом. Наконец что-то щелкнуло, и в воздух взмыл блестящий мыльный шарик. Элли завороженно застыла.
     Образовалась пауза. Тереза озадаченно приподняла брови. Кроули устало вздохнул.
     – Ну, может, ты с меня слезешь? – поинтересовался он.
     – Что?.. – протянула Тереза. Потом ощутимо хлопнула его по голой спине: – А ну живо двигайся! Я не твоя служка, чтобы стоять рядом, пока ты изволишь повернуться!
     – Что за бред ты несёшь…
     Кроули всё же перевернулся на спину, позволив Терезе оседать себя сверху. Чёрт его знает, что варилось в её голове, но она, похоже, совершенно искренне даже не задумалась, что они выглядят более чем двусмысленно.
     Среброволосая девочка нависла над Кроули с плотоядной улыбкой.
     – Ты собираешься помочь с ранами, так? – мрачно поинтересовался он.
     – В итоге… – проворковала Тесса, сверкнув хищным взглядом.
     Она медленно провела по его груди. Медленно. Медленно…
     – Повреждения намного выше, знаешь ли.
     – Я вижу…
     Наконец Тереза добралась до раны. И Кроули ощутил знакомое прохладное онемение. Спина уже отошла. И боль действительно ушла, будто раны затянулась за пару секунд.
     Разумеется, необходимость Тессы в плотном контакте с раненым не имела никакого отношения к его исцелению. Более того, она наверняка могла сделать всё на расстоянии.
     Тереза смотрела ему прямо в глаза, медленно поглаживая рану мягкими пальцами. Боль растворялась в прохладном ощущении.
     Их лица были всё ближе… Он ощущал тёплое дыхание на своих губах.
     Тесса наклонилась, накрывая его рот жадным поцелуем. Кроули, с молниеносной реакцией чемпиона, успел поднять руку – тёплые губки Тессы плотно вжались ему в ладонь.
     – Что-то не так? – поинтересовался он, глядя в зло сощуренные красные глаза.
     Тесса издала недовольное урчание. Потом Кроули вдруг ощути влажное горячее прикосновение к ладони.
     Протяжно лизнув его руку, Тесса ощутимо прихватила зубами пальцы.
     – Какая мерзость, – ровно произнёс Кроули.
     – Ты мне свой долг сполна отплатишь, я Богом клянусь… – прошептала Тереза.
     Элли бесшумно возникла рядом с кроватью.
     – Если вы скажете мне уйти, я так и сделаю, – ровно произнесла она с едва заметной ноткой дискомфорта.
     Тесса покосилась на неё. Потом посмотрела на Кроули. Потом тяжело вздохнула и поднялась, сев ему на бёдра.
     – Нет, дорогая… в этом нет нужды. – Она скосила глаза на советника: – Ты ведь взбесишься, если я её отошлю?
     – Разумеется. Кто тогда будет спасать меня от насильника?
     Тереза мстительно впилась ногтями ему в грудь, заставив раздражённо махнуть руками. С невыносимо чарующим звонким смехом девчонка отпрянула.
     – Этого достаточно, – заявила она. – Ты должен быть в порядке.
     Скатившись с него одним движением, Тесса подала руку. Кроули поджал губы, но принял помощь и поднялся.
     Тереза была права, он почти не ощущал боли. Когда он покосился на плечо, то там была только красная полоса. Утром там красовался стянутый ниткой запёкшийся шрам.
     – Когда тебя изувечат ещё раз, немедленно приходи ко мне, – небрежно произнесла Тереза. – Я тебя подлатаю.
     – И как бы я без тебя обходился, – мрачно буркнул Кроули.
     Разумеется, он был благодарен, что Тесса избавила его от проблем. Раны болели и сильно отвлекали, и только полный кретин не согласился бы от них избавиться. Но, с другой стороны, Кроули не собирался полагаться на то, что Тереза каждый раз просто волшебно его исцелит.
     – Без меня ты бы стал бесполезным, – просто ответила Тесса.
     – Знаешь что, если бы…
     Он не успел закончить, когда Тереза снова закрыла его рот ладонь. Подавшись вперёд, она завалила его на кровать и нависла сверху.
     – Ты не вправе выходить из строя, мой милый, – прошептала она. – Ты слишком глубоко во всём этом увяз.
     Кроули раздражённо фыркнул. С зажатым ртом вышло не слишком убедительно.
     – Вы снова хотите лечь в постель? – поинтересовалась Элли.
     От её искренне непонимающего тона всё казалось ещё более нелепо. Тереза смерила её взглядом.
     – Хочешь присоединиться? – игриво спросила она. – Если ты попросишь…
     – Нет! – выпалила Элли и потупилась.
     Тесса ахнула, прикрыв рот рукой и с искренним удивлением воскликнула:
     – Она покраснела! Ох, это так мило!..
     Кроули оторвал её вторую руку от себя. Толкнув его обратно на кровать, Тереза со смехом поднялась и подошла к Элли. Девушка смущённо посторонилась, пряча глаза. Тереза игриво пригнулась, заглядывая ей в лицо.
     – Ты довольно редкий экземпляр, ты ведь знаешь это? – тихо спросила она.
     – Слушай, ты слишком… – начал Кроули.
     Элли его прервала, покачав головой и подняв взгляд на сероголовую мучительницу.
     – Нет. Я не знаю.
     – Теперь знаешь, – мягко произнесла Тереза.
     Она подалась вперёд и обняла руками лицо Элли. Та стояла смирно, хоть было видно, что она напряжена.
     – Слушайся своего хозяина, малышка, – тихо произнесла Тесса.
     – У меня нет хозяина, – ответила Элли почти недовольно.
     Тесса тяжело вздохнула и отстранилась.
     – Ах, ты такая дурочка… Пол. – Она сверкнула глазами на Кроули. – Проводи меня.
     Тот ошарашенно приподнял брови.
     – Что ещё за?..
     – Я сказала. Проводи меня.
     Железный тон не допускал даже намёка на споры. Кроули поднялся, накидывая рубашку на плечи. У двери он обернулся:
     – Элли, посиди дома.
     – Хорошо. Я никуда не пойду.
     Будто в доказательство намерений не двигаться ни на миллиметр, Элли села в кресло и чинно сложила руки на коленях, неотрывно глядя на уходящих. Когда Кроули и Тереза вышли на площадку и дверь захлопнулась, он тихо фыркнул:
     – Похить меня инопланетяне, она останется сидеть там вечно, не так ли?
     – Может и так, – протянула Тесса. – Может и нет.
     Они спутались на первый этаж, и пошли к калитке.
     – Ты уже опрашивал её? – поинтересовалась Тереза. – Что она сказала?
     – Ещё не опрашивал, руки не дошли.
     – Как насчёт твоих друзей в армии?
     – Они не рискнули.
     – Что за бред? – поразилась Тереза. – Не думала, что среди военных найдутся щепетильные люди. Особенно в этой ситуации. Как только её сразу не засунули в банку под микроскоп…
     Они вышли со двора и прогулочным шагом двинулись вверх по улице. Людей вокруг не было видно, солнечные лучи приобрели предзакатный золотистый оттенок.
     – Полагаю, тут виной я, – сообщил Кроули. – Элли сказала, что будет говорить только со мной, и полковник решил подождать.
     Он просто шёл рядом с Терезой. Разумеется, прогулка значения не имела, ей просто нужно было поговорить
     – Вот как… – протянула девочка неожиданно отстранённым тоном. – Ты её рыцарь на белом коне…
     – Тесса, слушай, мне надоело…
     – Ты ведь понятия не имеешь, что это за создание, – тихо проговорила Тесса, будто не заметив его слов. – Такая милая… такая красивая девочка…
     Голос Терезы, будто странно вибрировал. Кроули озадаченно умолк.
     – У неё совершенная форма, – продолжала Тереза тем же тоном. – Я ощущаю её потоки внутри. Она использует ядро без всякого усилия, учится инстинктивно. Но, конечно, это нормально для подделки… Но она так просто обрабатывает информацию, будто в неё вложена истинная…
     Тереза застыла на месте, глядя прямо перед собой невидящим взглядом. Кроули осторожно взял её за плечо.
     – Тесса, если ты что-то знаешь, то самое время сказать, – ровно произнёс он. – Прошу. Это ведь…
     Она прервала его, положив ладонь ему на руку. Потом подняла голову и улыбнулась.
     – Я иногда увлекаюсь, прости, – протянула Тереза. – Уже много лет прошло с тех пор, как я видела эксперименты Дэнфорта. Особенно… – она покосилась в сторону дома, – её.
     – Что?..
     Очевидно, что пришла пора «сюжетных откровений». Впрочем, Кроули был уверен, что об этих вещах гаремный аффтор ни черта не знает.
     – Её настоящее имя… Алиса. – Тереза совершенно невольным жестом скомкала своё платье на груди. – Алиса Мария Элизабет Дэнфорт.
     Кроули замер на мгновенье, переваривая услышанное. Потом потряс головой, вскинув руки:
     – Что?!
     Тереза этого будто не заметила, глядя в сторону.
     – Но, конечно, маленькая Алиса уже мертва… Она была мертва уже сто лет, когда я о ней узнала.
     – Мы сейчас говорим о… – Кроули помедлил. – О дочери Тобиаса Дэнфорта, не так ли?
     Тереза коротко вздохнула. Потом подняла голову и посмотрела на Кроули настораживающе серьёзным взглядом.
     – Именно.
     Она сделала жест следовать и пошла дальше. Они вновь медленно двинулись по улице.
     – Погоди, я сам скажу, – начал Кроули. – Дэнфорт был аристократом, и он был без памяти влюблён в свою жену. Но она погибла при родах, возможно первенца, и это была дочка, единственное его наследие. Но однажды снова случилось что-то трагическое, вроде эпидемии, и его дочь погибла тоже. После чего он потратил всё свое состояние на попытки вернуть её к жизни путём алхимии. Близко?
     Тереза сдержанно рассмеялась и покосилась на Кроули странным взглядом. Будто с насмешкой.
     – Какая милая история, – в её голосе появились нотки злости. – Но по сравнению с тем, что произошло на самом деле это просто детский лепет.
     – Ты, конечно, мне не скажешь…
     – Раз ты притащил это создание с собой, я думаю, стоит просветить тебя о её природе, – прохладно заметила Тереза.
     Кажется, Кроули, наконец, нашёл у игривой древней леди мягкое место. История с беловолосым гомункулом была будто всё ещё свежей в памяти Тессы.
     – Тобиас Дэнфорт получил свой камень ещё во времена короля Генриха… – начала она.
     – Которого? – невольно спросил Кроули.
     – Восьмого, разумеется! – неожиданно зло рыкнула спутница. – Идиот! Не перебивай!
     Неграмотный янки примирительно поднял руки, стесняясь признать, что понятия не имеет, чем же восьмой так сильно отличился от семи его предшественников.
     – С того момента «лорд Дэнфорт» всегда держался неподалёку от светской власти, – недовольно продолжила Тесса, выделив имя на редкость злым сарказмом. – Он однажды сказал, как я слышала, что именно из-за него Лондон стал центром мира. Чертов позер, можно подумать, что узурпация внутреннего круга, это достижение…
     Тестаросса раздражённо фыркнула с заметным презрением.
     – В любом случае. Он больше века держал нити знания, такого желанного, в своих руках. Стоит ли говорить, что этого человека мало что впечатляло или интересовало… – Тесса запнулась на секунду. – Боже, я… Я только сейчас поняла, что он единственный из всего круга, с кем я не спала хотя бы раз!
     Тереза внезапно разразилась громогласным хохотом, будто услышала лучшую в жизни – или даже жизнях – шутку. Кроули скептически свёл брови. Для него новость была ещё та.
     – Ах-хах-ха-ха!.. Ох, Боже, я просто… – Тереза с трудом перевела дыхание, утирая слёзы. – Ох, это так тупо… Сколько лет прошло, я умерла дважды, но… о Боже, я никогда даже не задумывалась об этом!
     – Знаешь, что я скажу? – ровно произнёс Кроули. – Я не стану с тобой спать, даже под угрозой смерти. Луше сдохнуть, чем…
     – Ой, да заткнись ты!
     Тереза хлопнула его по груди открытыми ладонями.
     – Проклятый пуританин! Спорю, что ты из Вермонта…
     – Из Пенсильвании, – холодно сообщил Кроули.
     – Из Пен… – Тереза мило рассмеялась. – О Боже всемилостивый, ты с Конгресса, не так ли? Как я сразу не догадалась, от тебя смердит независимостью…
     – Да будет тебе известно, что…
     – Хватит! – Тереза хлопнула его ещё раз, посильнее. – Я отвлеклась. Алиса была единственной дочерью первой и единственной жены Дэнфорта.
     Они вновь двинулись по улице. Миниатюрная легковушка прошла мимо по дороге, обдав странным запахом. Наверно, какой-то гибрид.
     – Я никогда не знала её имени, – продолжила Тереза. – И я уверена, что почти никто не знал. Не из круга. Даже Дэнфорт, Великий Магистр Дэнфорт, попался в эту ловушку. – Она вздохнула. – Он пытался разделить жизнь на работу и семью. Для таких как мы это плохой знак…
     – Личный опыт?
     – Ещё какой. Я лишь видела её портрет однажды, когда мы вломились в его фамильный замок. Красивая женщина. Такая… величественная. Но такая изящная.
     Тесса нахмурилась, растерянно глядя в сторону.
     – Она была идеальной. Будто… ангел.
     – Это сильное заявление, – заметил Кроули.
     – Именно. Может именно это наконец и сломило волю Тобиаса. Он был одержим формой, а такая женщина… Просто стала необоримой. Интересно, что с ней случилось?..
     – Вы, ребята круга, не слишком общались?
     – Если я начну описывать наши отношения в круге, это займёт целый день, и ты всё равно ничего не поймёшь, – бесстрастно сообщила Тереза. – Личная жизнь была лишним отвлечением для тех, кто пытался подчинить Вселенную. Ах, как это было глупо…
     Тереза остановилась и взяла Кроули под руку, заставляя встать рядом.
     – Когда я пришла в круг, Дэнфорт уже оставил все попытки восстановить её тело. Алисы. Фридрих единственный из нас кто видел ее, и он всеми силами старался помочь Магистру в его задаче. Он говорил о ней, как о совершенном создании. Будто она была воплощением всего, что чисто.
     Тереза подняла голову и посмотрела Кроули в глаза.
     – И ради того, чтобы вернуть Алису в этот мир, они начали убивать носителей камней.
     – Я… понимаю, – произнёс Кроули.
     – Я так не думаю, – заметила Тереза. – Но это не твоя вина. Ты умный мальчик и быстро сообразишь, что делать, когда он придёт и за тобой тоже.
     – Что за бред, ты же…
     – Я не знаю, что такое эта девочка, которая сидит в твоём доме. Я только слышала, что подобные вещи возможны, но… – Тесса запнулась и покачала головой. – Она… уникальна. Это не просто гомункул. Она… будто заготовка для живого существа. Для настоящего человека.
     Тереза скомкала тонкими пальцами его рубашку и, потянув на себя, одновременно подалась вперёд, сверкая полубезумными глазами:
     – Она заготовка для Алисы.
     Отпустив Кроули, девушка отстранилась, не сводя с него глаз.
     Чужак же смотрел поверх её головы невидящим взглядом, лихорадочно перебирая возможности.
     Разумеется, этой маленькой историей Тереза подразумевала простую вещь – раз Элли заготовка для Алисы, Дэнфорт, где бы он ни был и что бы ни замышлял, придёт за ней.
     Но Кроули знал, что это было не так. Ведь графоман, хоть и был поверхностным ублюдком и ни черта не знал по поводу внутренних деталей, всё ещё находил на задворках сознания инстинктивное, по виду, понимание событий
     И он сказал, что Элли должна была умереть. Что она жертва, как в переносном смысле, так и в прямом.
     А значит, чем бы она ни была, она не требовалась для архиплана Дэнфорта. Было что-то ещё. Всегда было.
     – Я… не имею понятия… – протянул Кроули, покачав головой. – Я просто…
     – Пол, – Тереза взяла его за руку, заглядывая в лицо. – Ты что-то знаешь. Так ведь?
     – Это…
     Кроули замешкался. Он всё ещё не собирался объяснять Терезе свою абсолютно безумную историю. Но отмахнуться от неё было попросту опасно. В конце концов, они сейчас функционируют на чистом доверии.
     – Я… У меня есть причины полагать, что Элли всё равно готовили к… Скажем так, как расходный материал.
     В ответ на эти извивы Тереза сомнительно сощурилась. Кроули поджал губы.
     – Вот как… – протянула девушка. – Я… кажется, понимаю.
     – Понимаешь? – уточнил Кроули. – Это отлично, потому что…
     – Нет-нет, я не об этом, – перебила Тереза. – Я понимаю, почему ты медлил. Это… странно.
     – Да, не то слово…
     Она замерли на месте, держась за руки. Наверняка со стороны это выглядело очень романтично. Но пара даже не осознавала, что происходит вокруг, оба погружённые в мысли о своих проблемах.
     – Ладно. – Тереза отстранилась. – Мне пора идти. Возвращайся, не заставляй своего питомца ждать.
     – Тесса, ты…
     Она прервала его, неуловимым движением скользнув ближе, и, поднявшись на цыпочки, прижалась к его губам на секунду.
     – Лисичка с ума сойдет от ревности… – шепнула роковая женщина с хитрой улыбкой. – Увидимся, мистер Кроули!
     Отскочив назад, Тесса по-детски помахала рукой и побежала вдоль дороги. В следующую секунду её фигурка просто растворилась в воздухе.
     – Могла хоть подождать, пока я попрошу тебя быть осторожней… – пробормотал Кроули.
     Если он потеряет Терезу, то у него точно будут проблемы.
     ***

     – Ты уходишь сейчас?
     – Да, Элли, я ухожу сейчас, – терпеливо ответил советник.
     Девушка, переодетая из вызывающе сексуальной – за что безголовой Сонохаре предстояло ответить перед боссом – ночнушки в футболку с замысловатым кандзи и тёмные шорты, сидела на кровати. Она сидела совершено неподвижно, поворачивая только голову. Казалось, будто наконец наступило долгожданное время робо-горничных и заводных подружек по доступной цене.
     – Так. Ты помнишь правила?
     – Я помню. Мне их повторить?
     – Нет, не мели чушь.
     Жить с Элли оказалось куда легче, чем Кроули опасался. Она была тихой, и послушной, и… без капли сомнения отправила его спать на пол, в чёртовом футоне, когда он решил разыграть узкую кровать по-честному. Они бросали монетку и Элли выиграла. Три раза подряд.
     Кроули подхватил сумку и двинулся к двери.
     – Можешь пойти погулять, если захочешь, но веди себя нормально. Ты поняла?
     – Я поняла. Я смогу.
     – Хорошо.
     Он взялся за дверную ручку, но вновь повернулся:
     – И не залазь на сомнительные сайты в интернете. Я тебя накажу.
     – Как мне определить сомнительные сайты? – Элли удивлённо сморгнула.
     – О, ты узнаешь, – заверил Кроули. – Как только подумаешь «мне не стоит здесь быть» – немедленно выключай.
      – Я поняла. Я не буду посещать сомнительные сайты.
     Кроули помедлил. Потом резко распахнул дверь и вышел.
     Конечно, оставлять подобное создание само по себе на целый день стало бы не чем иным, как началом «смищного» эпизода в аниме – да и не только в нём.
     Но. Элли и вправду казалась приятно смышлёной. Она напоминала искусственный интеллект, нужно было только дать ей правильные указания и уточнить паттерны поведения. Имелся шанс, что «смищного» удастся избежать.
     И это было хорошо, потому что Кроули нужно бы отправиться школу. Волшебное лечение Тессы избавило его от повреждений и он, нужно было признать, чувствовал себя великолепно.
     Это было как раз кстати. Ведь Хиро выполз из своей невесть откуда взявшейся депрессии. Не то чтобы Кроули планировал какие-то особенные социальные мероприятия с их участием, но понаблюдать за носителями в естественной среде обитания стоило.
     По дороге не произошло ничего примечательного. До самого конца. Почти до ворот.
     Но, разумеется, его продолжительное отсутствие не могло не вылиться в сцену.
     – Лаки-кун!!!
     Истошный визг застал Кроули врасплох, он аж подпрыгнул.
     Фука врезалась в него со спины, всем телом и, по ощущениям, в прыжке.
     – Лаки-кун! Лаки-кууун!!..
     – Уааагх!.. Фука! Чокнутая дурочка, ты меня искалечишь!..
     Девчонка сдавила Кроули в таких объятиях, что если бы не лечение Тессы у него бы запросто разошлись наложенные швы. Юная любовь так нежна…
     – Но я так волновалась! Я так боялась, что ты больше не вернёшься! Я так боялась! Я не могу, чтобы мы остались одни! Я не позволю…
     – Да отцепись ты от меня!
     Кроули отчаянно попытался отодрать вцепившуюся в него девчонку. Отпихивать её было бесполезно, принцесса шиноби держал его мертвой хваткой. Советник уже раздумывал применить выдавливание глаз.
     – Низачно! – взвыла Фука. – Я ни за что от тебя не отстану! Я не позволю, чтобы…
     – Аггх! Заткнись!
     – Но мгхфнх!..
     Кроули зажал ей рот рукой, подавив очередную порцию воплей. Фука мотнула головой, но безуспешно. Наконец она затихла, сверкая полубезумными голубыми глазами.
     – Отпусти меня, – ровно произнёс Кроули. – Немедленно.
     – Нхегафо! – возмутилась Фука, мотнув головой.
     – Ну тогда мы оба опозоримся на всю школу! – рыкнул он.
     – Мгефёхего!
     – Ах, тебе всё равно? Ну а мне нет! Отцепись или Богом клянусь, утихомиривать тебя придёт Куруми!
     Фука очнулась от приступа генки-гёрл бешенства. Объятия разжались, и Кроули раздражённо пихнул её в сторону, прежде чем отпустить. Отвернувшись, он сделал пару шагов к зданию, но девчонка тут же вцепилась в его руку.
     – Какой ты жестокий! – выпалила Цуруя. – Я и вправду так волновалась! И все волновались, я знаю! Я приходила в больницу, когда ты…
     – Ах да, на счёт этого, – буркнул Кроули. – Ты припёрлась в превращении? Вы обе спятили? Где Азахико, она же говорила, что…
     – Я не говорила, что я не могу войти в город, – возмутилась девушка. – Это просто эта драная кошка вечно лезет не в своё дело!
     Кроули покосился на Фуку и с неприятным ощущением заметил, что у неё вытянулись клыки.
     – Не вздумай распускать хвост! – шикнул он. – Люди вокруг.
     Из-за спектакля белобрысой на них таращилась чуть не половина школьников во дворе. При таком количестве глаз кто-то что-то точно заметит. Оставалось только надеяться, что это «что-то», как было принято в Японии, покладисто проглядят.
     – Прекрати, Лаки-кун, – простонала Фука. – Я не могу тебя оставить, я!..
     – Я в порядке, – процедил Кроули. – Был, пока ты не явилась…
     – Но я не могу позволить, чтобы ты снова пострадал! – провыла девчонка. – Ты меня так напугал! Почему ты ничего не сказал?! Тебя похитили!
     – Ты сама ответила на свой вопрос.
     – Но как ты мог…
     – Знаешь что, закрой свой рот. – Кроули начал злиться всерьёз. – Ты что думаешь, я подстроил собственное похищение? Ты свихнулась?
     – Нет, но… – Девушка поникла. – Прости, я…
     – Да отпусти ты меня!
     Кроули сбросил её руки со своей. Фука, окончательно, наконец-то, опомнившись, прекратила за него цепляться, и пошла рядом нормально.
     – Но я просто так испугалась… – протянула она несчастно.
     – Все испугались, – буркнул Кроули. – Ты думаешь, мне понравилось, что меня чуть не прикончили, а потом держали в подвале всю ночь? Прекрати так себя…
     – Но ведь!.. – воскликнула Фука. – Ты должен быть осторожнее! Не оставайся один, я ведь!..
     – Где ты раньше была, – неожиданно зло вырвалось у пришельца, – когда я сидел в том чёртовом подвале!
     Фука вдруг коротко ахнула странным расстроенным тоном и застыла на месте. Кроули остановился, смерив девушку подозрительным взглядом.
     – Жестокий…– жалобно протянула одержимая принцесса. – Такой жестокий… я ведь не нарочно… я же не могла знать…
     – Что ты там лепечешь? – с лёгкой опаской спросил советник. Голос Фуки был неподдельно несчастным.
     – Я же просто… – протянула девушка.
     Она подняла лицо. Кроули поспешно подошёл ближе, закрывая Фуку от окружающих взглядов. Не хватало только, чтобы она зарыдала перед всей школой.
     – Фука! – нервно прошипел он. – Что?!.. Успокойся, что ты…
     – Ноо ведь ты пра-ав… – простонала девушка и судорожно сглотнула. – Я ведь обещала тебя отыскать… даже среди…
     – Я не!.. Не неси чушь, я не это имел в виду… – Кроули осёкся и ровно добавил: – Просто скажи, в чём дело, и мы оставим этот вопрос.
     – Я не могла тебя найтии… – пролепетала Фука, – потому что я не знала… я была…
     Она жалобно всхлипнула. Кроули поспешно взял её под локоть.
     – Была?..
     – Я была на полях, – уже увереннее произнесла принцесса клана. – Я… обходила поля в долине. Я ушла вечером, а вернулась только за полночь… И только утром отец мне сказал, что случилось…
     – Вот оно что.
     Уж чего Кроули не ожидал услышать так это то, что одержимая жрица всерьёз начнёт исполнять свои обязанности хранителя долины. Это было… немного неловко. Разумеется, винить её за попытки делать свою работу было бы нелепо.
     – Послушай, это не… – начал Кроули, планируя замять неожиданный поворот.
     Но, разумеется, что-то где-то должно было всё испортить.
     Фука неожиданно вскинулась – ни следа слёз в голубых глазах. Выражение на миловидной мордашке заставило советника резко осечься.
     – Поэтому я, Лаки-кун!.. Я буду тебя охранять! – с придыханием заявила Цуруя, сверкнув во взгляде знакомой искоркой безумия. – Я больше не позволю, чтобы такое случилось!
     – Что?.. – протянул Кроули. – Слушай, раз тебе есть чем заняться, то…
     – Нет! – отчаянно прервала Фука, наседая на него. – Я буду рядом, я тебя никогда не остав!..
     – Звучит так, будто ты планируешь просто мешаться у меня под ногами! – раздражённо прервал Кроули.
     Та капля симпатии, что Фука заработала своим признанием, мгновенно выветрилась. Единственный раз она могла бы показать себя взрослым человеком, заслуживающего серьёзного отношения – но это, конечно же, была бы излишняя роскошь для проклятого чужака!
     – Заткнись! – Цуруя, прям как Роуз, взмахнула кулаками, возвращая всё на аниме своя. – Я тебе не позволю! Можешь меня ненавидеть…
     – Спасибо за разрешение, – прервал Кроули и, отвернувшись, двинулся к школе.
     Фука замешкалась на секунду, потом быстро пошла следом.
     – Я тебя не оставлю!
     – Ты в другом классе, ты в курсе? Только попробуй нарушить дисциплину, я тебя в порошок сотру, – холодно пригрозил советник.
     – Ты… ты с каких пор так серьёзно воспринимаешь школьный совет? – протянула Фука.
     Кроули смерил её презрительным взглядом.
     – Совет? Ты совсем тупая? – Он пригнулся к её лицу: – Я обещал администрации, что не буду привлекать лишнего внимания, я здесь под прикрытием, знаешь ли. И ты собираешься мне всё испортить?
     Фука замерла, потом виновато понурилась.
     – Прости, – прошептала она. – Я не подумала что это… что это…
     – Вот именно, ты не подумала, – ответил Кроули. – А когда ты думала? Мне всё равно, что там за гормональная буря, веди себя прилично. Для принцессы шиноби ты…
     – Заткнись. – Фука резко вскинула на строптивца поразительно злой взгляд. – Мне надоело сдерживаться!
     – Ну тогда это твои личные проблемы и меня они тем более не касаются!
     Кроули двинулся к дверям в корпус. Фука молча схватила его за руку чуть ниже локтя и недвусмысленно сдавила.
     – Ты никуда не пойдёшь, – ровно произнесла она. – Не сам. Я провожу тебя до кабинета.
     – Ну ты что, серьёзно?..
     – Не пытайся сбежать, – прохладно прервала Цуруя.
     Никакие уговоры после этого не действовали – Фука держала его за руку всё время, пока могла. Разумеется, все вокруг на них таращились, не особенно и скрывая. Кроули было, в общем-то, всё равно, но из-за этого возникнут слухи – а где слухи там лишнее внимание, а где лишнее внимание там люди замечают лишние вещи. Всегда замечают.
     Возле кабинета они, наконец, расстались.
     – Я приду в обеденный перерыв, – с ноткой угрозы пообещала лисья принцесса.
     Кроули ответил раздражённым шипением ей в спину. В кабинете его встретило несколько удивлённых взглядов. Он пропустил два дня, один во время и один после операции.
     Два дня так же пропустил Хиро. Сейчас он сидел на своё «месте протагониста» под окном, невидящим взглядом таращась в пустую парту.
     На перерыве, разумеется, Асано сразу завёл волынку в «ненавязчивых» попытках выяснить, с чего у них возникли прогулы. Кроули отмахнулся. Он поймал несколько взглядов со стороны Куруми, но подходить она не стала.
     А на обеднённом перерыве, как и обещала, пришла Фука. И с ней пришли Роуз и Нанако.
     – Оа, Ханамура, – поразился Асано. – Что-то тебя давно не было видно. Снова принесла…
     – Заткнись, нахлебник проклятый! – с потрясающим высокомерием осадила его Нанако. – Бессердечный монстр, больше не говори со мной!
     – Эй, что за…
     Полностью игнорируя школьного болтуна, девушка подошла к Хиро. Тот будто бы нехотя покосился в её сторону.
     – Нана-тян…
     – Хиро-тян…
     Они буквально излучали неловкость. Кроули нахмурился и посмотрел на Роуз. Та нервно мялась в дверях класса, не решаясь даже порога преступить. Фука встала рядом с Кроули.
     – Какого чёрта здесь происходит? – в полголоса спросил он в воздух.
     – Я понятия не имею, – с ноткой удивления ответила Цуруя. – Они вышли из класса одновременно. Я думаю…
     – Хиро-тян, я подумала, что тебе стоит сходить разок на обед с нашим клубом. – Нанако звучала почти естественно, Кроули едва уловил в спокойном приветливом голосе фальшь. – Знаешь, раз ты приболел вчера, я могу…
     – Прости, Нанако, – протянул Хиро убитым голосом. – Я бы хотел побыть один, так что я просто…
     – Ты просто собирался пройтись до торговых автоматов и купить что-нибудь попить, так ведь?
     Кроули выразительно посмотрел него. Потом демонстративно повернулся и посмотрел на Роуз. Та, испуганным кроликом застыв в дверях, глядела на Хиро несчастными глазами. Советник повернулся обратно:
     – И из перехода можно будет выйти во двор, посидеть в тени под деревьями.
     Кроули сверлил Хиро немигающим взглядом. Тот помедлил с отрешённым лицом, потом нехотя поднялся.
     – Д… Да… думаю, это хорошая идея. Прости, Нана-тян…
     – Ни…ничего…
     – Что за нах тут творится? – недовольно протянул Асано, сдвинув брови.
     – Только встрянь, я тобой пол вытру, – пригрозил Кроули.
     Он посмотрел на Фуку. Та ответила ему недобрым взглядом. Со вздохом Кроули поднялся.
     – Ладно, чёрт с тоб…
     Он вдруг осёкся. Хиро прошёл мимо Роуз, даже не взглянув на неё. Та посмотрела ему в след с прямо-таки оскорбительной беспомощностью. Потом посмотрела на Нанако. Потом на Кроули.
     Советник потрясённо развёл руками.
     – Ну мне тебя под зад пнуть? – недовольно поинтересовался он и раздражённо махнул в сторону коридора: – Иди!
     Рози вздрогнула, потом понурилась. Потом, наконец, побежала следом за суженым.
     – Idiot… – буркнул Кроули.
     – Ты такой жестокий… – протянула Фука.
     – А в тебя вселился демон лиси… А-аа!..
     Острые коготки угрожающе кольнули ему бок прямо сквозь рубашку.
     – Лаки-кун! – пропела Фука, прилипая к жертве. – Пошли с Нанако-тян в клуб? Девочки по тебе скучают! Да, президент?
     Она повернулась к Нанако с радостной улыбкой. Та удивлённо подняла на них взгляд, явно отвлёкшись от каких-то своих мыслей
     – Что?.. Ах, да. Конечно, давайте. – Нана слабо улыбнулась и тихо добавила: – Может… может, ты скажешь мне, что происходит, Лаки-кун?..
     – Это… сложный вопрос… – протянул Кроули.
     Он вдруг заметил, что Фука смотрит в сторону.
     – Что такое?
     – Нет-нет, ничего
     Белокурая принцесса просияла очаровательной улыбкой. Кроули ответил тем же.
     – Из-за Куруми. Она сбежала?
     – Не… нет, вовсе… – Лисья жрица сбилась и тихо фыркнула. – Черт, я тебя ненавижу…
     – А ведь я предупреждал, что…
     В этот раз он успел хлопнуть её по руке, прежде чем когти впились в кожу.
     ***

     – Ну ты так и собираешься за мной таскаться по всему городу?
     – А что такого?
     Фука недовольно фыркнула, и не подумав хотя бы ослабить хватку. Кроули покачал головой.
     Разумеется, храмовая лисица мгновенно вцепилась в него, как только советник ступил за ворота, просто возникнув за спиной. И теперь шла рядом, взяв его правую руку в заложники.
     – Ну ты ведь понимаешь, что тебя не пропустят в Институт?
     – Если я попрошу, то…
     – Рот закрой. Мне не нужно, чтобы ты таскалась за мной ещё и там, – отрезал Кроули. – Это я попрошу. Чтобы тебя выкинули.
     – Тогда я буду ждать снаружи, – угрожающе пообещала Фука. – И не вздумай от меня прятаться! Я тебя где угодно найду!
     Возникло острое желание нажать на то, что один раз она уже «нашла». Но Кроули сдержался. Это было бы уже издевательством – не хуже того, какое бездумно обрушивала на него сама Фука. Он всё ещё лелеял надежду, что ему не придётся жертвовать остатками своих принципов.
     – Ты ведь понимаешь, что я уже всё устроил, чтобы себя обезопасить? – процедил советник. – Единственная причина, по которой меня нашли, это моя…
     – Но я не могу позволить, чтобы это повторилось! – взвыла девчонка. – Ты такой беспечный! Враг не даст тебе шанс, ты должен быть в безопасности постоянно! Я всегда буду рядом!
     От её слов начало веять фанатизмом.
     – И что ты собираешься караулить меня круглые сутки?
     – Разумеется! – горячо заверила Фука.
     – Что, даже дома?
     – Конечно!
     Кроули поджал губы. Разумеется, к тому всё и шло.
     – Ты ведь понимаешь, что ты создашь мне проблемы, да? – холодно произнёс Кроули.
     – Я могу сделать так, что ты меня даже не заметишь, – отрезала Фука и буркнула: – И вообще нормальный парень бы…
     – Скажи ещё хоть слово, я тебе глотку вырву без всяких когтей!
     Смерив его коротким взглядом, Цуруя фыркнула. Кроули раздражённо ткнул её локтем, но она отклонилась. Даже не ослабив захват.
     – И что за бред ты вообще несёшь? – процедил Кроули. – Ты же… играешь за другую команду.
     Фука вздрогнула. Потом заметно залилась густой краской.
     – Ну… ну и что такого? – с неубедительным вызовом пискнула она. – Я, может быть… может я…
     – Ага, – протянул Кроули. – А что скажет Куруми? Ты, проклятая прошмандовка…
     – Рот закрой, – буркнула Фука на удивление подавленно. – Я… Мы решили… немного…
     – Что за?.. – поразился Кроули. – У вас всё хорошо?
     Девушка притормозила, заставив его встать. Советник удивлённо приподнял её лицо за подбородок.
     – Всё… хорошо, – заверила Фука, с трудом сдерживаясь, чтоб не отвести взгляд. – Просто… я думаю, мы слишком поспешили.
     Она тяжело вздохнула и всё-таки спрятала глаза.
     – Я не хочу сдаваться.
     Обстановка внезапно лишилась атмосферы дешёвого фансервиса. У пары влюблённых принцесс отчётливо намечались проблемы.
     – Мне стоит сказать «я же тебе говорил»? – поинтересовался Кроули.
     – Я тебе нос откушу, – пригрозила лисица.
     Они пошли дальше. Фука выпустила его из захвата безумной подружки, и теперь Кроули просто держал её под локоть. Полдня спустя он, наконец, ощутил, что может терпеть её присутствие. Фука, позорно явив истинные свои чувства, лишилась ауры подростковой инфантильности – и будто в насмешку над порядком вещей в аниме, это её только красило. Будто золотой свет маяка, окружённый океанскими сумерками, мрачная решимость приятно оттеняла её яркую внешность.
     Сложно было сказать, в чем крылась истинная причина её дурацких концертов. Может, эта вселенная сама по себе превращала часть населения в заводных аниме-кукол. Может, стресс корёжил сознание не только у Кроули. А может, Фука просто была такой дурочкой по жизни.
     – В любом случае, я не могу позволить тебе остаться у себя, даже не мечтай, – заявил пришелец. – У меня… и так есть проблемы.
     – И что же это? – выразительно протянула Фука. – Может ли быть… что это другая девушка?
     Кроули покосился на спутницу.
     – Ну конечно вы знаете, – буркнул он. – Да. Элли отдали мне на попечение, так что…
     – Элли… – протянула Фука. – Это её имя? Такое странное… Она иностранка?
     – Ну ты серьёзно что ли? Она гомункул, дурочка.
     – Не обзывай меня, – жалобно проскулила девчонка, прекрасно зная, что жалости не заслуживает. – И какая разница, что она там такое, я сказала, что ты меня даже…
     – Не мели чушь! Ты понятия не имеешь, чего ты просишь.
     – Я смогу справиться, – упрямо заявила Фука. – Я могу всё что… унгх…
     Она сжалась под холодным взглядом Кроули. Когда советник медленно повернулся, Цуруя испуганно попятилась, аж отпустив его руку.
     – Вот как? – угрожающе протянул пленник аниме. – Ну давай посмотрим, на что ты годна, лисья шкура…
     Полчаса спустя они стояли в квартире агента Института экспериментальной энергии.
     Фука, которой Кроули, уделяя особое внимание психологическим деталям, нарисовал по пути подробную картину холодного, чужого этому миру существа, явившегося не иначе как из ледяной тьмы за границей вселенной, смотрела на Элли с неприкрытым ужасом.
     Искусственная девочка не подкачала – каменным изваянием встав посреди квартиры, она пронзила Фуку немигающим пустым взглядом пожирающего души робота, излучая волны чужеродности. Белое лицо застыло пустой маской.
     – Элли, эту девушку зовут Цуруя Фука, – вкрадчиво произнёс Кроули, обнимая гостью за плечи. – Она расскажет тебе, что такое дружба.
     – Гиих!!..
     Фука тут же вырвалась из его рук и отчаянно вцепилась советнику в рубашку.
     – Ты не можешь просто так меня с ней бросить! – шёпотом взмолилась девчонка чуть не плача. – Она выглядит как привидение, кошмар какой!..
     Кроули оторвал её руки и, с лёгкой издёвкой, просто бросил.
     – Ну, ты же сказала, что сможешь справиться с чем угодно, – мягко напомнил пленник аниме. – Вот и отлично. Элли, – он посмотрел на подопечную поверх головы Фуки, – я схожу в магазин, у нас кончились продукты. Ведите себя хорошо.
     Резким рывком Кроули развернул Фуку к её будущей подруге.
     – Я буду вести себя хорошо.
     Беглянка смотрела на наследницу клана превосходным мёртвым взглядом, лишённым всякого выражения. Глупая лисица испуганно застыла, как под пушечным прицелом.
     – Лаки-кун, ты не можешь… – несчастно пролепетала Фука.
     – Пока, девочки!
     Кроули издевательски помахал рукой и выскользнул за дверь.
     Цуруя Фука осталась лицом к лицу к бесстрастной Элли.
     – Ну, эм… это… – пролепетала она едва слышно.
     Искусственная девочка смотрела без всякого выражения, не давая гостье ни малейшей подсказки, что же делать. Фука подавила испуганный скулёж.
     – Почему ты стоишь так далеко? – ровно спросила Элли наконец. – Ты можешь подойти ближе. Ты можешь присесть.
     – Спа… спасибо… – пролепетала Фука.
     Они постояли неподвижно ещё пару секунд. Элли удивлённо сдвинула брови.
     – Ты не хочешь подходить? Почему?
     Фука сдалась и беспомощно приблизилась к ужасной новой знакомой.
     – Я совсем не это себе представляла… – жалобно проскулила она.
     ***

     Кроули, разумеется, решил пройтись к самому дальнему магазину. И не слишком спешить.
     У Фуки должно быть побольше времени, чтобы понять, с чем именно ему приходиться иметь дело. А то лисья принцесса явно находится под впечатлением, что Кроули просто завел себе подружку.
     Всё только вокруг этого и крутилось. Отношения. Конечно, не стоило ожидать, что подростки окажутся в состоянии вынуть головы из жопы гормонов, но Кроули не мог терпеть это бесконечно…
     Путь занял около часа. Пришелец неоднократно позволил себе маленький отдых с прохладительными напитками в тени – на улице же было довольно жарко! Этого должно было хватить для первого впечатления. Оставалось только надеяться, что Элли не замучает Фуку вопросами до смерти.
     Почти весь вчерашний вечер она донимала Кроули, бесконечно переспрашивая обо всём на свете. В конце концов, он понял, что с Элли что-то не так. Она была аномально любопытной. Кроули быстро сообразил, что на самом деле проще обучить подопечную искать ответы самой, чем возиться с ней лично.
     Дела в Институте советник отложил на завтра. В конце концов, он не успел даже просмотреть все отчеты. А для тренировки в тире было ещё рановато. Несмотря на восстановление, он всё же ощутимо устал, хоть в школе даже не было физкультуры.
     Работа, однако, как всегда нашла его сама. Перед калиткой его дома стояла Мария.
     Вместо формы горничной она одела сегодня лёгкое цветное платье, такие часто носили местные домохозяйки. Светлые волосы, однако, всё равно были стянуты в плотный узел на затылке перевязанный белой ленточкой.
     Хоть Кроули уже и видел её в простой одежде, это было лишь мельком. Её облик оставался довольно строгим, но она всё же выглядела более… свободной. На плече Мария держала широкую матерчатую сумку. Опять же, совсем как молодая жена, выскочившая в магазин.
      Женщина задумчиво смотрела на дом Кроули. Кажется, в сторону второго этажа его крыла. Услышав рядом шаги, она обернулась.
     – Надеюсь это не какое-то зловещее предзнаменование, – протянул советник. – Что ты здесь делаешь?
     – Я… – Горничная замешкалась, потом коротко вздохнула. – Прости, что я пришла без спросу.
     – Оставь формальности, Мария, – отмахнулся Кроули. – Мы же почти семья… Да не делай страшные глаза, шучу я.
     – Вижу, даже такое тебя ничему не научило… – пробормотала она.
     – Это ещё что значит?
     – Прости. Я просто рада, что ты не пострадал.
     В её голосе слышалась непривычная искренняя теплота. Кроули покивал.
     – Да, я тоже рад. Но меня больше волнуете вы. Как девочки, я надеюсь, они в порядке? Вы крепкие создания, но…
     – Всё хорошо, – заверила Мария. – Они не пострадали. Ну, не настолько, чтобы я не смогла всё исправить…
     Она помолчала, затем смущённо призналась:
     – Они очень волнуются о тебе. – Мария легко улыбнулась. – Мне даже пришлось прикрикнуть на Айви, чтобы она не увязалась следом.
     – Вот как… – протянул Кроули. – Я рад, что всё обошлось. Я и вправду не хотел, чтоб вы попали под перекрёстный огонь. Дом хоть уцелел?
     Хозяйка поджала губы и коротко фыркнула.
     – Этот ублюдок… он разнёс весь второй этаж, кабинет хозяина, спальни девочек… Мне пришлось отдать свою комнату Роуз.
     – И она согласилась? – удивился Кроули.
     – Конечно нет. – Мария сделала недовольную гримасу. – Глупая девчонка… Она спит с девочками на первом этаже, в старых комнатах.
     – Может, она просто хочет быть поближе… – протянул Кроули. – Кстати, где она? Она вернулась домой?
     – Нет… То есть, не знаю, когда я ушла её ещё не было. – Мария насторожилась. – Что-то не так? Я думала она в Институте!
     – Всё хорошо, – поспешно поднял руки Кроули. – Я просто подумал… В смысле, раз ты здесь, я сам подумал что что-то не так.
     – Нет-нет, всё в порядке… Ну, насколько это возможно. – Мария спохватилась и вынула из сумки какой-то свёрток. – Я пришла, чтобы отдать тебе вот это…
     Кроули принял свёрток из её рук. Прямоугольной формы и знакомого размера. Даже не разворачивая, он знал, что это.
     – Вот как… – задумчиво произнёс Кроули. – Я совсем забыл. В смысле, я не забыл, просто меня сегодня всё время отвлекали. Спасибо, Мария, я, скорее всего, зашёл бы за ним скоро.
     Отвернув край бумаги Кроули убедился, что это была небольшая книжка в кожаном переплёте. Журнал Скарлета.
     – Мария… что-то пропало из дома? – ровно спросил советник.
     Женщина понимающе кивнула, потом помотала головой.
     – Нет… Я не заметил ничего необычного. Вы так и не выяснили, что это было? Зачем они пришли?
     – Да, ну… – протянул Кроули. – Нет. У меня не было возможности спросить, знаешь ли…
     Он перехватил книжку в руке и выразительно посмотрел на Марию.
     – Но мне кажется, я знаю, зачем их послали. Где ты нашла журнал?
     – На полу, – озадаченно ответила Мария. – Его прикрыло оторванной шторой в гостиной…
     Кроули сдержанно рассмеялся. Если этот Демиан приходил за бумагами Скарлета, то он опоздал всего на пару минут.
     – Подумать только… – протянул парень. – Неужели этому ублюдку просто… не повезло?
     – Что насчёт неё?
     В голосе Марии мелькнули холодные нотки. Кроули поднял голову и понял, что горничная опять смотрит на дом. Она определённо смотрела на его квартиру.
     – Да… Я не думаю, что она мне что-то скажет. Впрочем, я, конечно, попытаюсь.
     – Зачем ты с ней связался, если она даже не желает помочь? – прохладно спросила Мария.
     – Это несправедливо, особенно с твоей стороны, – заметил Кроули. – Рози не говорила о ней? Девушка немного… необычная.
     – Это я поняла ещё тогда… – протянула Мария. – Я надеюсь, это не было ошибкой…
     Она шагнула к Кроули поближе, неловко сцепив руки у груди.
     – Прошу, будь осторожен, – искренне попросила Мария.
     Кроули кивнул.
     – Я обязательно буду.
     Он взялся за калитку, но вдруг остановился. Затем обернулся. Горничная ответила удивлённым взглядом.
     – Позаботься о своих сестрах, Мария, – ровно произнёс чужак. – Ты должна.
     Защитница семьи Скарлет замешкалась на секунду. Затем в серых глазах возникло понимание.
     – Конечно… Конечно. Я должна.
     Мария ушла, и Кроули поднялся к себе на второй этаж. Лёгкое движение на краю зрения заставило дёрнуть головой. Будто небольшая чёрная тень мелькнула на крыше другого крыла. Пришелец настороженно обвёл глазами окрестности, но ничего больше не заметил.
     Толкнув дверь, он вошёл в квартиру.
     – Девочки, я дома! – громко сообщил Кроули, прикрывая дверь за собой.
     – С возвращением, Лаки-куун!
     Голос Фуки звучал звонко и радостно. Советник уставился на девушек, не скрывая удивления.
     Элли сидела в кресле возле стола. Фука стояла перед ней. На коленях. Обхватив Элли за ноги и положив голову ей на колени.
     – И ты совсем не знаешь, что такое торт? – протянула Фука. – Уааа! Эти жестокие животные!.. – Она подалась вперёд, выпрямив спину. – Я обязательно тебя свожу в кафе, и мы всё попробуем вместе! Я тебе обещаю.
     – Спасибо, – ровно ответила Элли. – Я очень хочу попробовать разную еду. До того, как я ушла от господина, мне нельзя было покидать указанные помещения. Мне было так скучно.
     – Конечно! – горячо согласила Фука. – Ты такая несчастная! Мне тебя жалко, я обязательно всё исправлю, обязательно-обязательно.
     – Спасибо, Фука-тян. – Элли звучала поразительно равнодушно, нотки тепла в голосе едва угадывались.
     Она вдруг подняла руку и погладила Фуку по голове. Та радостно заурчала, как огромная кошка, и даже подалась вперед, чтобы её гладили сильнее.
     Кроули усилием воли сбросил оцепенение.
     – Что за нах?.. Фука! Какого чёрта здесь происходит?
     – Мы с Элли-тян теперь друзьяаа! – радостно пропела лисица.
     – Ты так и не сказала мне, что это такое, – ровно заметила Элли. – Ты не хочешь мне говорить? Если ты хочешь меня обмануть, я буду очень разочарована.
     Она убрала руку, Фука издала несчастный стон.
     – Вааа…. Не говори такого, Элли-тяаан!.. – проскулила она, падая на бледные коленки подбородком. – Я ни за что тебя не обману! Я бы никогда!..
     – Ну только в особых обстоятельствах, ага, – вмешался Кроули.
     Он прошёл на кухню и начал раскладывать покупки на столе. Пока что придётся ограничиться полуфабрикатами, позже можно будет сходить и за зеленью.
     – Да что ты можешь знать, бессердечный! – прошипела Фука, пронзая его диковатым взглядом искоса. – Я никогда не предам Элли-тян!
     С радостным смехом она потёрлась о колени девушки и влюблённо пропела:
     – Элли-тян такая хорошая!..
     Элли помолчала, потом подняла руку.
     – Ты хочешь, чтобы я тебя погладила?
     – Дааа!..
     С радостным урчанием Фука расплылась на коленях беглого гомункула. Кроули закончил с пакетами и подошёл поближе к внезапному гнезду нежности.
     – Так, хватит.
     Он бесцеремонно пихнул Фуку ногой, как надоедливую собаку, вызвав злобное фырчанье. Цуруя сверкнула злым взглядом через плечо и резко попыталась его лягнуть. Кроули отпрянул.
     – Я думал, она тебе не глянулась, – заметил чужак. – Что это на тебя нашло, Фука? Гормоны?
     – Заткнись! – рыкнула девушка. – Элли-тян вовсе не плохая! Не вздумай её обижать!
     – Что за бред…
     – Лаки меня не обижает, – ровно вмещала Элли. – Не говори такого. Ты не права.
     – Но ведь!.. – капризно протянула Фука. – Он такой злой! Он всегда меня обижает! Ты должна быть начеку…
     – Не говори ерунды, – прервала её Элли. – Ты должна вести себя хорошо или я буду злиться.
     – Уаа! Только не это!
     Фука снова прижалась к её коленям, виновато заглядывая Элли в глаза. Кроули поджал губы и, заведя глаза, пихнул рассевшуюся на дороге девчонку, проходя к кровати.
     – Так ты не рассказала ей о дружбе? – поинтересовался он, присаживаясь. – Ты совершенно бесполезна…
     – Она рассказала мне, – ровно ответила Элли. – Но я всё ещё хочу выяснить пару вопросов. Фука кажется немного бестолковой…
     – Вааа, Элли-тян меня ругает… – прохныкала Фука. – Ты такая страшная… но я тебя всё равно люблю!..
     – Полегче с эмоциями, – предупредил Кроули. – Не забывай, что у тебя уже есть подружка.
     Фука заполошено дёрнулась. Элли с удивлённым лицом посмотрела на Кроули, потом на новую знакомую.
     – Что такое «подружка»?
     – Ииих!.. Я не… Я не!..
     – Ха, смерть одним ударом.
     Фука взвилась в воздух и встала перед Кроули, бешено сверкая глазами.
     – Как ты можешь так со мной обращаться, когда Элли-тян сидит совсем рядом?! Бессердечный под… Уаайх!..
     Кроули схватил Фуку открытой ладонью за лицо и резко пихнул назад. С нечленораздельным воплем лисица опрокинулась и… упала на руки вставшей Элли.
     – Вы не должны драться, – ровно произнесла та. – Лаки, ты слишком агрессивен. Фука просто играет.
     – У меня уже нет никого терпения, – буркнул парень. – И кстати об этом, Фука, ты не хочешь свалить отсюда? У меня есть работа.
     Фука издала злобное шипение. Из-под волос выстрелили пушистые лисьи уши. Кроули нервно подался вперёд.
     – Ну ты совсем сбрендила?!..
     – Заткнись!
     Фука – а, может, Азахико – рассекла когтями воздух в миллиметре от его лица, естественным образом подавив любые претензии.
     – Я останусь столько, сколько понадобится! – непреклонно рыкнула лисица. – И ты не…
     Элли её прервала, обняв со спины за руки и мягко надавив, заставила их опустить. Фука растерянно обернулась, заглядывая девушке в лицо.
     – Элли-тян?.. – жалобно протянула она.
     – Прекрати. Ты ведёшь себя слишком агрессивно. – Элли посмотрела на Кроули. – Вы оба должны успокоиться.
     – Но Элли-тяаан!..
     Фука с жалобным скулежом снова бухнулась на колени и прижалась к бедру Элли щекой. Та погладила её по голове, с заметным интересом трогая треугольные ушки. Кроули шарахнулся в сторону от мощного взмаха пушистого рыжего хвоста.
     – Как будто мы подобрали бродячую псину… – буркнул он. – Фука, вали домой, тебе пора на тренировки!
     Цуруя ошарашенно распахнула глаза:
     – Откуда ты знае?.. – Поймав издевательский взгляд советника, она осеклась и сердито прижала уши. – Угх!.. Я сказала, что буду тебя охранять. Так что никуда я не пойду!
     – Но я могу сделать это вместо тебя, – ровно сообщила Элли.
     – Правда? – вскинулась Фука, заглядывая в лицо беглянке. – Но ты уверена? Это так опасно!
     – Я могу убить любого, кроме господина, – ровно ответила Элли, присев обратно в кресло. – Поэтому всё в порядке.
     Фука испуганно прижала уши к голове и глухо провыла:
     – Она ж так просто это сказала!.. Кошмар какой! – Потом куснула губу: – Такая миленькая…
     – Ну теперь-то ты, наконец, уйдёшь? – устало спросил Кроули. – Я серьёзно, у меня ещё…
     – Угггрх! Ладно!
     Фука встала и подхватила с пола свою школьную сумку. Полуобернувшись, она сверкнула злым взглядом на Кроули:
     – Если ты будешь её обижать, я тебя на куски порву!
     – Хвост подбери, когда на улицу пойдёшь, – равнодушно посоветовал пришелец.
     Лиса раздражённо фыркнула. Затем склонилась перед Элли и взяла её за руки.
     – Пока, Элли-тян! Увидимся завтра, ладно? Как я и обещала!
     Кроули подобрался.
     – Что за?.. Это что ещё за новости?
     Фука смерила его презрительным взглядом через плечо.
     – Я пообещала Элли-тян познакомить её с Нанако. Даже не вздумай…
     – Ты совсем свихнулась?!
     Кроули вскочил и рванулся к Фуке, угрожающе наседая. Та развернулась, чуть не упираясь в него грудью. Они свирепо схлестнулись взглядами, сойдясь нос к носу.
     – Ты хоть понимаешь, что ты мелешь?! Нанако понятия не имеет…
     – Идиот! Конечно, я знаю! Но я хочу, чтобы Элли-тян не было одиноко! Я не позволю, чтобы она сидела у тебя под замком!
     – Она не под замком, ты, полоумная лисица! – рявкнул Кроули.
     Фука распылалась в хитрой улыбке и протянула:
     – Вот и отлично. Так, значит, когда я приду, мы можем пойти все вместе погулять? Раз Элли вовсе не под замком…
     Кроули ткнул в паршивку пальцем:
     – Ничего у тебя не выйдет.
     Фука скрестила руки на груди:
     – Посмотрим.
     Элли озадачено крутила головой, по очереди глядя то на своего опекуна, то на новую подругу. Потом нахмурилась:
     – Разве это не грубо, говорить о ком-то, кто с тобой в одной комнате?
     ***

     – Я поверить не могу, что это происходит… – протянул Кроули.
     – Ухг… Да хватит уже ныть! – прикрикнула Фука. – Ты всем надоел! Правда, Нана-тян?
     Фука с радостным смехом повисла на руке подруги. Ханамура с улыбкой погладила белокурую протеже по голове.
     – Фука права, Лаки-кун, – протянула Нанако. – Я понятия не имею, чего ты такой ворчливый. Элли-тян, кажется, очень понравилось…
     Они машинально посмотрели в сторону. Там стройная девушка в лёгком светлом платье и с плотным хвостом белых волос стояла возле витрины, заворожённо глядя как за стеклом по трём линиям впечатляющей миниатюры бегают игрушечные поезда. Периодически один из них забавно гудел.
     Трёхэтажный комплекс состоял из двух полукруглых зданий, соединённых стеклянными переходами. Сейчас они находились в атриуме – центр зала украшал большой фонтан, увитый живой зеленью. Его мирное журчание скрывал гул субботней толпы – торговый центр в выходные оживлялся особенно. Посетители сновали повсюду нагруженные покупками или отдыхали в небольших ресторанчиках. Магазины устраивали распродажи, собирая массы спешащих урвать своё покупателей.
      Фука атаковала позиции противника ранним утром. Обходным манёвром она вызвонила Нанако ещё с вечера и в подробностях описала ей, как именно они будут развлекаться на выходных. Нарядившись в модные платья для прогулок по магазинам, полные энергии школьницы явились в дом советника, прервав его попытки объяснить Элли, почему именно ему некогда делать ей торт.
     То, что Кроули стал жертвой внезапного нападения без объявления претензий, оказалось для Нанако сюрпризом. Но отступать она посчитала слишком неловким, и присоединилась к хитрой однокласснице, взявшись уговаривать Лаки-куна прекратить дуться.
     Разумеется, ставка была на то, что Кроули не посмеет выгнать их с порога. И хоть отдавать победу проклятой лисице не хотелось, советник в принципе был не против, чтобы Элли немного потренировала свои социальные навыки.
     Фука была права – если Элли и стоило с кем-то познакомить, то это была Нанако. Заботливая и внимательная, она мгновенно привязалась к немного странной беловолосой девушке. Возможно, сработал материнский инстинкт, который у Наны был вполне очевидно переразвит.
     Поразмыслив, Кроули всё же не рискнул оставлять Элли без присмотра. Пришлось идти с ними.
     – Ну же, идёмте! – Фука подёргала Нанако за руку и метнула недовольный взгляд на Кроули. – В магазине будет очередь! Про него писали в журнале, значит…
     – Так, я сразу говорю, что я за вами с сумками таскаться не буду! – отрезал чужак. – Хотите заниматься шопингом – обойдётесь своими силами.
     – Хах?.. Проклятый лентяй! – возмутилась Фука. – Ты нас сопровождаешь, так что…
     – Осади. Я, кажется, тебя не просил устраивать всё это…
     – Но, Лаки-кун! – вмешалась вдруг Нанако. – Ты должен! Настоящий мужчина…
     – Настоящий мужчина давно бы вас всех избил и изнасиловал, и бросил валяться на плитках засранного сортира истекать густой, плохо анимированной спермой, – едко сообщил Кроули. – Ну, если верить популярным японским медиа…
     Девушки синхронно шарахнулась в стороны.
     – Какая мерзость… – поражённо пискнула Нанако. – Л-лаки-кун!..
     – Я так и знала! – взвыла Фука. – Из… Извращенец! Ру-тян была права!..
     – Это была плохая шутка.
     Ровный голос заставил всех троих нервно подпрыгнуть. Элли возникла рядом будто из воздуха.
     – Тебе тоже не стоит бывать на сомнительных сайтах, – сообщила она, глядя на Кроули в упор. – Ты пугаешь наших друзей.
     Фука мгновенно вцепилась в Элли, схватив её за руку и спрятавшись за спиной.
     – Точно! Скажи ему, чтобы прекратил…
     Кроули непреклонно фыркнул. Потом нахмурился, сообразив кое-что.
     – Эй, минутку… Откуда ты вообще знаешь, где берутся такие вещи? – Он смерил Элли подозрительным взглядом. – Ты… Ты была на порносайтах, так ведь? Я же говорил!..
     Элли молча отвернулась и потянула Фуку за собой.
     – Я хочу посмотреть, что на втором этаже…
     – Вааа!.. Конечно, Элли-тян!..
     – Эй, не уходи от ответа, ты, выбеленная!..
     Они провели пару часов шатаясь по центру. Только принципиальная позиция Кроули удерживала девушек от того, чтобы завалить его покупками выше головы. Но даже при этом Элли всё равно одели в пару нарядных летних платьев.
     Элли, хоть и не проявляла эмоций внешне, явно упивалась новыми впечатлениями. Возможно, её привлекало обилие стимуляции: цвета и звуки; резкий запах бытовой химии, от которого не спасала даже вентиляция, и летучий аромат дешёвого фастфуда, жареного на горелом масле; назойливо красочные рекламные плакаты и разрозненные голоса в толпе; фоновая музыка, шум оживлённого потребления и, конечно, постоянное чириканье Фуки.
     Из помещения аркады Элли пришлось вытаскивать чуть ли не за ухо. Вначале она просто таращилась в экраны, ослеплённая яркими спецэффектами. Но стоило на секунду отвести от неё взгляд, как девушка пропала и обнаружилась уже в процессе достижения нового рекорда на танцевальном автомате. Лого гласило «Vocaloid», но почему-то всё было выдержано в красноватых тонах, и у аниме-девочки с 02 на плече были короткие пурпурные волосы. Вокруг новой чемпионки быстро собралась специфическая толпа, ответившая недовольным ропотом, когда прыгающую на танцполе красотку поспешно утащили прочь.
     Подустав от активного отдыха, группа единогласно решила сделать перерыв. Они устроились в небольшом кафе на внешнем балконе второго этажа. Торговый комплекс Инакуры поражал своим размером. Весьма неплохо, для провинциального города. Впрочем, стоило Кроули так подумать, он сообразил, что Инакура, вообще-то, была центром всей префектуры. Не совсем Ноувэртаун на краю мира.
     Но не успели они сделать заказ, как Фука вдруг вскочила:
     – Уаах! «Ягодные духи»!
     Кроули удивлённо оглянулся и поражённо приподнял брови. Возле одной из витрин на другой стороне холла собралась небольшая толпа. Сквозь пару мимолётных просветов в стене тел он успел заметить знакомые цветные костюмы.
     – Кто-то косплеит ягодных ведьм? – протянул он. – Чёрт, они популярней, чем я думал…
     – Конечно, они популярны, тупица! – рявкнула Фука. – Нана-тян, Элли-тян, пошли, пошли!
     Схватив подруг за руки, лисица увлеченно потянула их из-за стола.
     – Я не знаю, Фука-тян, я так давно их не смотрела… – с сомнением произнесла Нанако, слегка порозовев.
     – Глупости, глупости! – прощебетала Фука. – Ведьмочки всегда принесут тебе радость, даже если ты не ребёнок!
     – Я не знаю, что такое «ягодные духи», – ровно заметила Элли.
     – Тогда я тебе всё-всё объясню! Идёмтеее!..
     Фука сверкнула на Кроули суровым взглядом.
     – А ты сиди тут! Тебе нельзя приближаться к ведьмочкам, иначе ты превратишься в пыль, такой ты злобный! Охраняй наши вещи!
     – Когда это всё закончится, я тебя запечатаю обратно в святилище, откуда ты вылезла, – искренне пообещал Кроули.
     Фука показала ему язык и потащила девушек за собой, как золотистый буксирный катер. Пришелец откинулся на спинку стула.
     Как только его спутницы скрылись из виду в толпе на другой стороне этажа, без всякого предупреждения на стул рядом с советником присел некто.
     – Я знал, что ты где-то рядом, – сообщил в воздух Кроули.
     Тереза радостно улыбнулась и, облокотившись на стол, подпёрла голову рукой.
     – И как же?
     – Я ощутил возмущение во внешних сферах, – загробным тоном сообщил чужак, прикрыв глаза. – Как тень от грозового облака ложится на холмы…
      Тереза хихикнула и подняла руку.
     – Ты увидел меня на остановке. Проститеее!
     Завидев клиента, к ним поспешила официантка.
     – Я увидел тебя на остановке, – кивнул Кроули. – Знаешь, будет проще, если бы ты просто мне звонила, Тереза.
     – Не люблю телефоны, меня вечно тревожат по пустякам, – отмахнулась девчонка. – Проще будет, если я тебя сама навещу.
     – И не говори…
     Тесса, без труда прикидываясь маленькой девочкой – одевшись сегодня в нечто в равной степени как детское, так и неприемлемое для девочек младше шестнадцати – защебетала с официанткой, делая заказ. Кроули оглянулся на толпу, куда отправились его спутницы. Девушек видно не было, со стороны мероприятия доносились обрывки звонкой песни. Наверняка оупенинг первого сезона или типа того.
     – Вааа, я не знала что здесь такие славные кафе. – Тесса улеглась на стол, и зажмурилась, как никогда напоминая довольную кошку. – Мне нужно чаще бывать в городе…
     – То есть, ты не занимаешься целыми днями тем, что шатаешься по городу без дела? – ровно произнёс Кроули. – Вот сюрприз…
     – Это может быть опасно, – в тон ему ответила Тесса. – Мы имеем хреновую привычку неожиданно натыкаться друг на друга в толпе.
     Без сомнения, она имела в виду других носителей.
     – Вот как… Значит ты не пробовала отыскать их намеренно?
     – Конечно, пробовала, – фыркнула девочка, усевшись ровно. – Но это не так легко, как кажется.
     – Мне не кажется, что это так легко, – заверил Кроули. – Так ты не спросишь, что мы нашли на пепелище?
     – Полагаю, огромную кучу ничего. – Тесса пожала плечами. – Уж заметать следы учишься первым делом. А для Тобиаса это… почти дело чести. Наверняка он всё ещё сходит с ума при мысли, что хоть крупица его драгоценного знания уплывёт на сторону. Из-за этого мы и раскололись в начале прошлого века…
     Тереза задумчиво умолкла, глядя в сторону. Кроули побарабанил по столу пальцами.
     – Я видел тот круг, о котором говорила Элли.
     – Это Круг воплощения, – ответила Тесса. – В нём химерам придают форму.
     – Что-то не тянет это на алхимию, – фыркнул Кроули. – Разве вы…
     – Это не алхимия, балбес, – сердито прервала Тереза. – Это Тайный ритуал! Аматоры…
     – Ну уж простите, – буркнул парень. – Но ты права, мы не нашли ничего необычного. Кажется, они жили в комнатах на первом этаже. Но огонь хорошо всё подчистил. Однако…
     – Вы кое-чего не нашли, так ведь?
     Кроули приподнял брови. Тесса игриво улыбнулась.
     Разумеется, она вела собственное расследование.
     Официантка принесла заказ и отошла. Тереза с радостным писком всадила ложку в огромное мороженое.
     – Эй, минутку… – протянул Кроули. – Это же…
     Десерт выглядел знакомо. Тесса удивлённо приподняла брови
     – Что-то не так? – поинтересовалась она невинно.
     Нотка провокации в звонком голосе едва угадывалась.
     – Неважно… – отмахнулся Кроули. – В руинах не обнаружилось ни единого ядра. Мы нашли небольшое количество синтетической основы, но… Сакай убежден, что ни одного ядра не было даже близко на момент возгорания.
     – Вы умеете засекать излучение, – констатировала Тереза. – Чёрт, это может привести к проблемам…
     – Поздно уже дергаться. Судя по тому, что сказала Элли…
     – Да, они всё забрали. – Тесса ткнула в него ложкой: – Не будь идиотом, Дэнфорт не оставит такую кучу чистой энергии просто валяться на полу!
     – Но тогда… что он задумал?
     Кроули посмотрел на Терезу. Та полностью его игнорировала, сосредоточившись на слоистом мороженом с цветным сиропом.
     – Тесса, ты всё ещё не знаешь, что он задумал?
     Девушка смерила его внимательным взглядом.
     – Почему бы тебе не сказать самому? – предложила она. – Ты ведь заметил, правда?
     – Да, – Кроули кивнул. – Атак не было уже почти месяц.
     Последней обычной атакой с туманом и химерами была та, на которую Кроули едва обратил внимание. Незадолго до похода детей в аквапарк и первого визита Терезы в его дом. Следующим же контактом было нападение на храм Когатани, когда алхимик Демиан пришёл за камнем.
     А значит, уже тогда всё будто… кончилось.
     – Ты хочешь сказать, что они готовы? – уточнил Кроули. – Им больше не нужны люди… но ты всё ещё…
     – Пол.
     Тереза осторожно прикоснулась к его руке.
     – Я не знаю, что пытается сделать Дэнфорт, – тихо произнесла она. – Я и вправду не знаю. Мы расстались много лет назад. Я могу лишь догадываться. Как и ты.
     – Но ты знаешь его лучше, чем кто-либо из живущих! – прошипел Кроули. – Тереза, ты!..
     Тесса прервала его, резко откинувшись назад.
     – Мы никогда не понимали друг друга, даже в лучшие времена. А теперь… – девочка вплеснула руками, – он может пытаться захватить мир, как по мне.
     – Ну конечно, – протянул Кроули. – Ладно. Будем считать, что так и есть. Но тогда, другой вопрос.
     – Ооо? – Девушка заинтересовано приподняла брови, захватывая ложкой мороженное.
     – Тесса, ты знаешь, что они пытались скрыть связь между Хиро и Скарлетом?
     – Питер?.. – удивлённо пробормотала Тереза. – Но… Ах да, конечно. Мальчик был под его опекой. Вот оно что…
     – Ты не знала?
     – Я… догадывалась. – Тереза со вздохом откинулась на спинку стула. – Ах, Питер… Ты пытался использовать детей для своих маленьких планов… Немного добра это тебе принесло в прошлый раз.
     – Я думаю, Дэнфорт отдал приказ агенту уничтожить связь между ними. Документы… оказались изменены.
     По лицу Терезы мелькнула тень. Она взяла в рот полную ложку, но Кроули готов был поспорить, что она не ощущает вкуса.
     – Вот оно что… – протянула девушка. – Значит, я не ошиблась… Этот мальчик…
     – Может, хватит говорить незаконченными предложениями? – раздражённо вмешался Кроули.
     Тесса подняла на него серьёзный взгляд. Потом шкодливо улыбнулась:
     – Ты всегда такой серьёзный… Ненавижу это, но это так привлекательно…
     – Тесса!
     – Ладно-ладно, не злись. – Девушка воткнула ложку в мороженое. – Оружие этого мальчика… не совсем обычное.
     Кроули невольно издал саркастический смешок и неопределённо взмахнул рукой.
     – Ну разве это не забавно… – протянул он.
     Особенное оружие у протагониста? Не может быть!
     – И что же такого забавного? – скептически поинтересовалась Тереза.
     – Это… долгая история. Так и чем же наш маленький герой такой особенный сегодня?
     Смерив Кроули неопределённым взглядом, Тереза снова взялась за ложку.
     – Хиро… хозяин Экскалибура.
     Резкий холопок заставил девчонку подпрыгнуть от неожиданности. Кроули так и замер на секунду, прижав ладонь к лицу.
     – Ну конечно, – ровно произнёс он. – И как я сам не догадался.
     Из всех возможных имён для прямых мечей европейского типа, разумеется это был Экскалибур! Подобрать что-то другое было бы слишком много работы и недостаточно клише.
     Несмотря на все свои сомнения, именно в такие моменты Кроули остро ощущал, что он всё ещё на самом деле запрет в мире дешёвого аниме. И ему не сбежать.
     – А у Хейширо, надо полагать, Мурамаса, раз это катана, – мрачно протянул чужак. – А, может быть, Масамуне, что было б не менее тупо, ведь…
     – Вообще-то, у него… – начала Тесса, но Кроули прервал её взмахом руки:
     – Нет, – раздражённо отрезал советник. – Заешь, что? Нет. Мне, честное слово, всё равно.
     – Не ожидала, что ты будешь таким равнодушным, – протянула Тереза. – Ты всегда такой настойчивый, когда дело касается правды…
     – Мне плевать, что там за названия у этих штуковин, – отрезал Кроули. – Как минимум, это не имеет никакого отношения к делу!
     Он устало откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Тесса с озадаченным лицом поскребла ложкой по стенкам бокала.
     – И почему это всегда должен быть именно сраный Экскалибур, – буркнул Кроули. – Почему не этот, второй… Калибур…
     Тёмная тень возникла в воздухе между ними. Кроули нервно замер, испугано приподняв подбородок. Что-то острое зловеще касалось его шеи.
     – Ты совсем сбрендил?! – бешено прошипела Тесса. Её вытянутая рука подрагивала. – Я тебе голову отрежу, если ещё раз так сделаешь!!
     – Кто ещё сбрендил?.. – выдавил Кроули. – Какого хера ты творишь, Тесса?!
     – «Какого»?!.. Ты знаешь, какого! Не называй имени мертвого меча!
     – Хах?..
     Кроули потрясённо сдвинул брови. Что бы не происходило, он понятия не имел что именно.
     – Тебе лучше объясниться, – сообщил он. Затем поднял руку, касаясь невидимого лезвия. – И убери эту штуку, у меня шея затек…
     Резкое движение заставило его умолкнуть на полуслове. Незримое лезвие отчётливо пронеслось в опасном миллиметре от его вен. Убрав оружие, Тесса села нормально и сверкнула злым взглядом.
     – Ну ты совсем кретин, если готов болтать такие вещи вслух, – процедила она. – Я просто в шоке! А ты казался таким смышлёным!
     – Знаешь, что? Я понятия не имею, что ты за бред ты несёшь! – рыкнул Кроули. – Лучше тебе объясниться или я посчитаю, что у тебя наконец поехала крыша на старости лет!
     Тереза зло вскинулась. Потом выражение её лица сменилось на озадаченное. Затем на откровенно удивлённое.
     – Ты… ты и вправду не знаешь, так ведь? – поражённо сказала она. – Боже… я была уверена, что ты добрался до хроник камней… Конечно, они довольно редкие, но…
     – Я понятия не имею, о чем ты, – холодно заметил Кроули. – Так что объяснись по порядку.
     – Вот как… – протянула Тесса. – Ты… Тебе и вправду всё равно. Боже. Ты понятия не имеешь об Экскалибуре и… его близнеце.
     – Ты имеешь в виду Кали… – Наткнувшись на бешеный взгляд Тессы, Кроули осёкся и поправился: – То есть… этот второй меч. Но ведь… – он неопределённо взмахнул рукой, – это же просто легенда. Я даже не уверен…
     – Раз ты не потрудился выяснить простейшие вещи о том, с чем ты имеешь дело, то я тебя просвещу, – сердито прервала Тереза.
     – Знаешь, я не думаю что «простейшие вещи» это…
     – Заткнись! – Тесса хлопнула по столу. – Итак. Камень внутри Хиро был наследием королевского двора саксов. Меч Света, режущий даже сталь, клинок снежной белизны стал регалией королевского трона. Разумеется, позже, – девочка неопределённо помахала рукой, – его изъяли заинтересованные лица, и заменили королевский меч обычной железкой. Особенности белой стали позже превратились в легенду.
     – Ага…
     – Цыц! Камень был куда древнее, чем королевство, разумеется. И именно в его истоках кроется… – Тереза помедлила, – тёмная тайна.
     Кроули с трудом удержался от фырканья. В текущем состоянии Тесса могла его и по шее приласкать.
     – У меча из белого света был… тёмный брат, – глухо произнесла девочка. – Тот, кто держит в руках свет, отбрасывает самую длинную тень и… когда дело касается философского камня, то можно быть уверенным только в одном – всегда случится что-то непредсказуемое.
     Тереза подавленно умолкла. Кроули помолчал секунду, потом осторожно уточнил:
     – Ну так… почему же нельзя произносить его имя? Что это, какой-то прилипчивый демон, или…
     – Нет-нет, – возможно предпочтя не заметить саркастичных ноток в голосе Кроули, Тереза просто отмахнулась. – Когда тень прорывается во внешний мир из-под оболочки оригинального камня, она цепляется за любую возможность остаться здесь, занять место своей противоположности. Подойдёт что угодно, даже… просто имя.
     – То есть… – медленно протянул Кроули. – Это не первый меч, который Артур вытащил из камня?
     – Ах, это… – Тереза помедлила, а потом пожала плечами. – Знаешь, я понятия не имею. С этими сказками всё так запутанно.
     – Сказками? – скептически переспросил Кроули. – И это говоришь ты… Но знаешь, я тут вдруг вспомнил, разве Калиб… – он осёкся под злым взглядом. – Ну, то есть… этот другой меч, это же просто другое название для Экскалибура, нет? Типа на французском, что ли…
     – На латыни, – буркнула Тереза. – Ты просто не хочешь заткнуться, так ведь? Пол, послушай, это…
     – Ладно-ладно, мы можем это не обсуждать, – отмахнулся Кроули. – Я… Не то чтобы меня это вообще касалось. – Он помедлил. – Но… о каком уровне опасности мы говорим? Хиро может… свихнуться? Самовозгореться? Проголосовать за республиканцев?
     – Это… сложно объяснить, – Тереза покачала головой. – Клинок появляется, когда носитель… переступает свой предел. Это… зрелище не для слабонервных.
     – Это ведь… не легенда о Конце Света или типа того? – скептически поинтересовался советник. – Может, мы его сразу… – Он сделал движение, будто что ударил, потом накрыл руками. – И в коробочку?
     Тереза покачала головой, прижав пальцы к виску. Кажется, иронию она даже не заметила.
     – Нет, это не обязательно. Это зависит от носителя, на самом деле… – Тесса помедлила. – У мальчика начались проблемы, так ведь?
     – Я всё ещё жду отчётов, – сообщил Кроули. – Но… да. Хиро ведёт себя странно в последнее время. И в бою той ночью он, похоже, потерял сознание на время, хоть все клянутся, что он был на ногах.
     Кроули откинулся на спинку и тяжело вздохнул.
     – А я-то надеялся, что это просто сексуальное напряжение между ним и Рози набирает критическую массу… – притянул он, делая рукой волну, но спохватился: – Минутку. Как это всё относится к планам Дэнфорта?
     – Кто знает? – Тереза пожала плечами. – Он всегда был непредсказуемым. Но если он призовёт второй клинок, я Богом клянусь…
     Конец фразы потонул в злобном шипении. Кроули заметил, как Тереза сжимает кулаки. Он хмыкнул и вытянул из кармана телефон.
     – Ты думаешь, Скарлет может нам что-то рассказать?
     – Ты ведь имеешь в виду не эту бедную девочку, так? – скептически поинтересовалась Тереза.
     Кроули поднялся и передвинул стул поближе к собеседнице. Тереза удивлённо посмотрела в протянутый к ней телефон, потом резко прижалась к Кроули сбоку.
     – Это же… – выдохнула она.
     – Я думаю, это дневник Скарлета. – Кроули пролистнул изображения страниц. – Уверен, в доме Скарлетов они искали именно это. К тому же…
     На очередном фото красовалась страница, практически полностью занятая двойным кругом. Между линиями красовались символы, в центре – замысловатый узор.
     – Я ещё не показывал это Элли, но я думаю, она узнает круг, – заметил советник. – Хотел бы я…
     – Это очень опасно… – не замечая его слов, прошептала Тереза. – Это так опасно… Питер, ты чертов кретин, как ты мог…
     – Я так понимаю… ты узнаёшь это.
     Тереза накрыла телефон ладонью и, закрыв глаза, покачала головой.
     – Ты хочешь, чтобы я прочитала это для тебя, так ведь? – глухо поинтересовалась она.
     – Я бы не стал просить, если…
     – Нет. Молчи.
     Тереза отстранилась. Кроули ощутил, как она сжимает его руку своими ладонями.
     Над ними повисла тишина. Насколько это было возможно в шумном торговом центре.
     – И как долго мне молчать?
     Девушка мягко усмехнулась.
     – Ладно. Я понимаю, ты всё равно найдешь способ…
     – Ну, я не думаю, что без ключа мы взломаем этот шифр в ближайшем будущем, – заметил Кроули. – Знаешь, я буду рад, если ты просто скажешь, что именно…
     – Я не желаю смотреть даже на то, что ты принёс, – отрывисто сказала Тереза. – Меня тошнит от всего этого… Боже, как же я хотела, чтобы всё это просто прекратилось.
     Столетняя девочка сокрушённо покачала головой. А потом бессильно привалилась к Кроули всем телом. Будто лишившись всей своей энергии в один момент. Тот озадаченно приобнял Тессу за плечи
     – Теперь мне точно нужно узнать, что же там такое…
     – Я дам тебе ключ, – ровно сообщила Тереза.
     Поднявшись, она невесть откуда выудила новенький блестящий смартфон.
     – Эй, – возмутился Кроули. – Вот паршивка! Ты же…
     – Скидывай фотки или я свалю! – пригрозила девчонка.
     – Тесса-тян?
     Удивлённый голос Нанако застал Кроули врасплох. Поспешно схватив телефоны, он быстро спрял руки под стол.
     – Тыыы?!..
     Фука метнулась золотистой молнией, подскочив к Терезе. Элли стояла чуть позади, все трое девушек держали в руках какие-то пестрые пакеты.
     Тесса встала на колени на стуле и, повернувшись к Фуке, облокотилась на спинку.
     – Я заметила, что вы гуляете где-то здесь и решила вас навестииить! – пропела она, как всегда без труда меняя язык, и обратилась к Нанако: – Нана-тян, ты не говорила, что ты знакома с Фукой-тян.
     – Да, Нанако! – возмутилась Фука. – Ты не говорила, что ты знаешь… эту.
     Она покосилась на Тессу. Та ответила совершенно милой, неуловимо зловещей улыбкой. Нанако удивлённо посмотрела на девушек.
     – Я понятия не имела… – протянула она. – Тесса-тян, ты опять гуляешь сама по себе? Это может быть опасно!
     – Она гуляет одна, потому что никто её не любит! – влезла Фука.
     – Уж лучше так, чем спать под кустами, будто бродячая лисица, – парировала Тесса.
     Они сошлись лицом к лицу. Тесса – с прелестной улыбкой юной вампирши, Фука – с миной хозяйки, застукавшей любимого кота за угоном палки колбасы.
     – Вы же не собираетесь ссориться?.. – протянула Нанако. – Ну же, девочки…
     Элли вышла вперед и взяла Фуку за плечо.
     – Она просто тебя провоцирует, Фука-тян, – ровно произнесла она. – Не поддавайся.
     Фука отклонилась и фыркнула.
     – Да знаю я, – протянула она, – мы просто играемся!
     – Вот как? – Тесса издала звонкий, но удивительно едкий смешок. – А выглядела так натурально… Пфах!
     Она нервно схватилась за нос. Фука с ехидной улыбкой пошевелила пальцами.
     – Я не хочу, чтобы вы дрались. – В голосе Элли послышалось необычайно явное недовольство. – Тереза, пожалуйста, прекрати. Вы слишком злитесь друг на друга.
     Потянув Фуку за собой, она устроилась напротив среброволосой девчонки. Фука присела рядом, Нанако села межу ними и Тессой.
     – Хооо?.. – протянула Тесса, развернувшись за стол. – Защищаешь свою подругу? Ты такая славная, Элли.
     – Ой, вы тоже знакомы? – удивилась Нанако.
     – Конечно, они знакомы, – сообщил Кроули, напряжённо пытаясь уговорить блютуз к сотрудничеству. – Мы просто одна большая шведская семья. Как ни печально.
     – Ах, Лаки-кун!.. – звонко воскликнула Тереза и, схватившись за щёки, очень натурально покраснела.
     – Нанако, откуда ты её знаешь? – поинтересовался Кроули.
     – Это… – протянула Нана. – Нас познакомил Хиро-тян. Я наткнулась на них в городе после школы … – Она озадаченно помолчала, потом повернулась к девочке: – Твоё настоящее имя Тереза? Очень красивое…
     Тестаросса тут же заключила Нанако в крепкие объятия.
     – Нана-тян такая добрая! Будь моей сестрёнкой!
     – Что ты, Тесса-тян, ты меня смущаешь, – пролепетала девушка, стыдливо покрываясь румянцем. – Но раз вы все знаете дуг друга…
     Она посмотрела на Кроули. Тот ответил вопросительным взглядом, всё еще не показывая рук.
     – Это всё из-за вашей работы, так ведь? – с нотками грусти произнесла Нанако.
     – Можно сказать и так.
     Кроули похлопал Тессу по колену телефоном. Она не глядя его забрала и сунула куда-то в платье. Фука, похоже, эту возню заметила.
     – Ты уже уходишь, Тесса-тян? – подозрительно поинтересовалась она. – Знаешь, тут такие славные магазинчики, мы можем пройтись…
     – Эй, – Кроули прервал её сердитым жестом. – Ничего не изменилось, ты мохнатая мозгоедка!
     Цуруя тут же вскочила на ноги.
     – Как ты меня назвал?! Лентяй и грубиян!
     – Вааа, они ссорятся! – пискнула Тереза.
     Выскользнув из-за стола, она подскочила к Нанако и с пугающе натуральной сноровкой настоящей младшей сестры клюнула её в щёку.
     – Прости, Нана-тян, мне пора бежать! Мы обязательно погуляем вместе, ладно?
     – Хо… хорошо, – озадаченно протянула Нанако.
     Едва отойдя от столика, Тереза, несмотря на более чем приметную внешность, мгновенно затерялась в толпе. Фука раздражённо чмыхнула носом и села обратно.
     – Хмф… я ей ни капли не верю… – буркнула она в полголоса.
     – Что это за пакеты вы притащили? – вмешался Кроули. – Я вас предупреждал, чтоб вы не нагребались как…
     – Лаки-кун! – возмутилась Нанако. – Это подарки! Элли-тян выиграла нам призы в викторине.
     – Элли… ты сделала что?
     – Ваа, Элли-тян просто прелесть, – прощебетала Фука, обхватывая девушку за шею обеими руками. – Я понятия не имела, что она такая умная!
     – Я прочла ответы в интернете и запомнила, – бесстрастно сообщила Элли. – Отвечать было весело.
     Фука вдруг смерила Кроули угрожающим взглядом и демонстративно водрузила пакеты на стол.
     – У нас тут куча всего, Лаки-куун, – вкрадчиво протянула она. – Давай-ка выясним, которая из «ягодных духов» твоя фаворитка!
     Пришелец взялся за лицо, и устало потёр бровь.
     – Fucking shoot me…
     ***

     Вернуться домой удалось уже затемно. Фука и Нанако, как заправские гламурные кисо протаскались по всем центру, не пропустив, кажется, ни единого места, которое хоть отдалённо напоминало торговую точку. В конце у Кроули отваливались ноги.
     Таскать покупки его всё равно заставили. Впрочем, все возражения изначально были просто контролем ущерба – можно было только догадываться, как бы они нагрузились без его злого шипения. У Фуки при шопинге явно отказывали тормоза, а Нана была слишком мягкой, чтобы её приструнить.
     В конце дам пришлось развозить домой на машине. Кроули, несмотря на смущённые возражения, вызвал такси. Нанако сидела всю дорогу, краснея спелым помидорчиком, пока её не высадили прямо возле дома и подвели к двери за руку, как принцессу. Другая принцесса всю дорогу сидела в обнимку с Элли, с той бесконечно довольной мордой, какая бывает лишь у диких зверей, обнаруживших, что вместо охоты достаточно просто сделать подкоп в логово двуногих.
     Кроули всерьёз беспокоился, чтобы не пришлось усаживать лисицу для серьёзного разговора. Не дай Боже, она вклепается в Элли, это будет катастрофа. Ветреная лиса явно содрала с принцессы шиноби десятилетия дисциплины одним взмахом рыжего хвоста.
     Элли выглядела как всегда бесстрастной. Но только когда они добрались домой неожиданно выяснилось, что она тоже измотана. Может, даже сильнее всех.
     – Кажется, ещё осталось с прошлого раза… – Кроули заглянул в холодильник. – Да, определённо, на ужин хватит. Ты уверена, что не будешь? Элли?..
     Ответом ему была лишь тишина. Кроули удивлённо разогнулся и посмотрел на подопечную.
     Элли, свернувшись клубочком, лежала на кровати и тихо сопела в кулак, очаровательно поджав стройные ноги в белых носочках. Парень подошёл поближе.
     – Уснула… – констатировал Кроули. – Ладно. Я посплю на полу. Опять. Что уж там…
     Помедлив секунду, он махнул рукой и оставил девчонку спать так. Хоть можно было заставить её переодеться: Фука настояла, чтобы Элли купили очаровательную кружевную ночную рубашку – куда целомудренней, чем прозрачная занавеска Сонохары! Но будить её не хотелось.
     Разогрев остатки завтрака в микроволновке, Кроули уселся за стол и открыл ноутбук. Пока девушки развлекались, удалось сделать пару звонков. В хранилище на серверах Института его ждали сканы последних отчётов.
     Как всегда, расследование крутилось вокруг, но не двигалось вперёд. Только Азума взял след фирмы доставки, которая подвозила материалы для химер. Этот мужик был настоящим японским грязным Гарри, и заработал себе суровый выговор от Кусанаги за давления на некоторых гражданских, с которыми командование – вовсе не по политическим причинам, честно-честно – изволило быть помягче. Кроули подумалось, что их с Азумой молчаливое взаимопонимание стояло именно на этом. Пренебрежение к любимому в Японии пустому авторитету.
     Один отчёт был от Мацумото. В строгом канцелярском тексте явно сквозило раздражение, что они не могут использовать новые прототипы защиты от тумана. Доктора сильно злило, что именно её сфера деятельности оказалась в стагнации.
     – Ах, Рёко-сан… – протянул Кроули. – Всегда такая горячая…
     Неожиданный скребущий звук отвлёк от документов. Кроули оглянулся, стараясь понять, откуда взялся шум.
     Звук повторился. Кроули понялся и подошёл к двери. Что-то снова заскреблось, определённо прямо за дверью.
     Стараясь двигаться бесшумно, Кроули выудил из сумки пистолет и подошёл к двери. Едва приоткрыв, он выглянул в щель. Звук пропал. Приоткрыв дверь пошире, Кроули отвел руку с оружием за спину. Незачем пугать людей, если это просто соседи.
     На площадке никого не было. Осторожно прикрыв дверь, он обернулся и… нервно дёрнулся.
     Возле кровати на коленях стояла хрупкая среброволосая девочка.
     – Тесса?! – прошипел Кроули. – Ты сбрендила? Что это за игры?..
     Та не ответила, безмолвно глядя на спящую Элли. Подняв руку, Тереза медленно провела над застывшим в спокойствии сна бледным личиком, не касаясь лишь едва.
     – Такая красивая… – пошептала она едва слышно. – Такая хрупкая…
     – Ты сюда пришла, чтобы разглядывать спящих девочек? – поинтересовался Кроули. – Какое извращение…
      Опустив пистолет на стол, он сел обратно.
     – Я принесла тебе ключ к коду Питера, – ровно сообщила Тереза, не поворачиваясь.
     Она двинула рукой, и что-то взлетело над её плечом. Кроули неловко поймал в воздухе продолговатый объект. Это была флэшка.
     – В этот раз он превзошёл себя, – произнесла Тереза. – Он всегда любил делать всё сложным способом. Но он всегда был талантливым…
     Она полуобернулась, не вставая с колен, и посмотрела на советника.
     – Я была в его доме, когда тебя похитили. – Тесса помедлила. – Я видела тех женщин.
     – Я надеюсь, у тебя нет с ними проблем? – ровно поинтересовался Кроули. – У них и так полно своих.
     – Не скажу, что я рада видеть что-то подобное, – на удивление сухо ответила ночная гостья. – Но должна признать, они и впрямь хороши. Сильные, умные, способные, верные. Питер всегда показывал свой талант именно в таких вещах…
      Тереза снова отвернулась и посмотрела на Элли, затем глухо прибавила:
     – Может, там где-то скрыт его секрет. Может, они и впрямь смогут, наконец, сыграть в Бога, как им всегда хотелось…
     Она вновь протянула руку к спящей девушке и медленно провела ладонью над её телом, будто поглаживая. Тонкие пальцы чуть двигались в воздухе, явно повторяя девичьи изгибы.
     – Ты не читала, что там написано? – уточнил Кроули. – Я думал…
     – Ты думал неправильно, – отрезала Тереза, убирая руку. – А может, и правильно. Посмотри на неё… такая… идеальная.
     – Тесса, хватит, – устало попросил советник. – Ты ведёшь себя неадекватно.
     – Разве?
     Женщина из прошлого полуобернулась и, опёршись на руку, посмотрела на чужака странным вызывающим взглядом.
     – Ты хоть знаешь, что она такое? – с неприятными нотками тихо произнесла Тереза. – Она ведь не человек. Просто мешок с реагентами и подделка под философский камень в середине. Но как она прекрасна! – Девушка рывком обернулась к Элли. – Будто настоящая! Всего лишь подделка…
     – Тереза, – ровно произнёс Кроули, – с нас хватит одного козла-циника. Оставь эту роль на меня.
     Тестаросса помолчала, потом медленно поднялась и шагнула к Кроули.
     – Но ты ведь понимаешь, что я права? – вкрадчиво произнесла она. – Эта… вещь всего лишь автоматон. Бездумный, неразумный, бездушный…
     Кроули вскинул палец и зло прошипел:
     – Единственная причина, по которой она ведете себя неполноценно, это то, что с ней неполноценно обращались! Если бы её…
     Тереза прервала тираду, неожиданно подавшись вперёд и обняв его руку ладонями.
     – Ты и вправду так думаешь? – как-то взволнованно прошептала она, заглядывая Кроули в лицо. – Ты думаешь, что она способна… быть чем-то большим?
     – Ты хочешь правду? – Пришелец помедлил. – Мне… всё равно. Меня учили, что мы все можем быть чем-то большим. И я долго не понимал, что это значит, но потом… жизнь изменилась. – Парень покачал головой. – Я верю, что она достаточно хороша. И только она может меня переубедить. Так что…
     Тереза вдруг взялась за его плечи и придвинулась ещё ближе. Кроули без удовольствия понял, что она планирует влезть ему на колени.
     – Тесса, я серьёзно…
     – Шшшш…
     Уверенность с которой Тесса обняла его бёдрами вызывала в Кроули необъяснимое тоскливое ощущение. К счастью, в отличие от остальных напористых дам в его жизни, Тереза каким-то образом умела нивелировать часть раздражения, прижавшись к нему со знакомой, тщательно выверенной – не слишком агрессивной, но подкупающе искренней – нежностью.
     – Мы пытались создавать их столетиями, – горячо прошептала Тесса на ухо пленнику. – Считается, что попытки дать жизнь рукотворному человеку случались задолго до времени шумеров. Древние легенды… забытые боги…
     Тереза прижалась Кроули к щеке, ласково поглаживала ему волосы, будто он был её любимой мягкой игрушкой. От неё приятно пахло знакомой морской свежестью.
     – Но всё тщетно. Мудрецы и пророки, учёные и короли… все потерпели неудачу. Ведь дело в том, что мы… не совершенны. Мы не Бог. Мы не можем понять, что же делает нас нами. Так как мы можем дать это им?..
     Отстранившись, Тереза обняла ладонями лицо хладнокровно ожидающего выводов Кроули и посмотрела ему в глаза.
     – Гомункулы всегда были просто куклами в руках людей, – вкрадчиво произнесла она. – Никому ещё не удавалось создать что-то такое, что будет жить без участия хозяина. Но теперь, когда они стали настолько совершенны…
     Она умолка. Кроули вдруг понял, что на её лице возникло беспомощное выражение. Тесса порывисто обняла его, зарываясь в волосы обеими руками. Чужак слегка склонил голову, и они трогательно прижались лбами.
     – Я никогда не смогу видеть её иначе, – пошептала Тереза отчётливыми с нотками грусти. – Прошло столько лет… Меняться поздно. Но ты…
     Она умолкла, тяжело дыша Кроули в лицо.
     – Будь с ней. И может тебе удастся превратить её в то, чего еще не удавалось никому…
     Тесса порывисто прижалась к нему, на секунду отбросив свою сдержанность, и тихо, но отчётливо шепнула:
      – Превратить её в живую душу.
     Напряжение висело над ними, как грозовые тучи порой висели над горами – несколько отдалённо, но весьма угрожающе. Кроули осторожно обнял Терезу в ответ, поглаживая её по спине.
     – Так что… Элли теперь вроде как моя дочь?
     – Вроде того, да.
     Тесса помедлила.
     – Если только ты не захочешь лечь с ней в постель. Это весьма…
     – Знаешь что, ну-ка живо слезла с меня!..
     ***


     Троп – «АнтиКульминационный Босс».

     Кульминационный Босс – это босс в важнейшем моменте истории. АнтиКульминационный Босс – это когда убийство босса требует усилий не больше, чем ушло, чтобы разобраться с Элитными Муками…
     Если этот босс оказывается не кульминационным, потому что он не настоящий босс, это Босс Первого Диска…

     Взято с tvtropes.org, «AntiClimax Boss».

     – Да вы верно шутите, – холодно протянул Кроули, глядя на секретаря студсовета.
     Они стояли посреди коридора – секретарь, миниатюрная милая девочка второгодка, и один из старост от третьего года поймали советника после уроков, стоило ему покинуть класс. Проходящие мимо ученики делали вид, что ничего не происходит – уж тем более ничего такого, на что стоит коситься, вывихивая себе глаза. Хиро с опущенной в неопределённой, но неуловимо подростковой тоске головой вышел из других дверей и побрёл к лестнице.
      Секретарь, нервно потеребила одной рукой край бантика, пряча глаза от недоброго взгляда «новенького», и пролепетала:
     – Но ведь… Поскольку президента нет, то решение должен принять её заместитель. А это ты Смит-сан, так что…
     – Что?! – рявкнул Кроули.
     Он шагнул вперёд, раздражённо вскинув руку. Девушка испуганно присела, глядя на него как затравленный кролик.
     – Чушь собачья! – возмутился «заместитель». – Первый раз об этом слышу!
     Вперёд выступил парень, протягивая ему лист:
     – Вот здесь, – спокойно сказал он. – Твоё имя напротив…
     – Гррхг!.. – Кроули раздражённо вырвал документ из руки старосты. – Куруми, ты чертова засранка…
     Его имя действительно значилось в списках состава студсовета, на должности заместителя президента. Проклятая принцесса записала его без спроса, ни разу даже не обмолвившись об этом!
     Парень усмехнулся и склонился над ухом секретаря:
     – Вот видишь, а ты не хотела брать…
     – Спасибо…
     – Тиха! – Чужак прервал их взмахом руки, потом пихнул листок парню в грудь:– Так, мне всё рано, что там за очередные бесполезные дрязги, но…
     – Но это важно! – горячо воскликнула девушка, подаваясь вперёд. – Это насчёт школьного фестиваля и мы…
     – И вы можете пойти доставать старост третьего года! – Кроули сверкнул глазами на парня: – Вот как он.
     – Но ты заместитель, Смит-сан, – флегматично пожал плечами тот. – Без твоего участия мы просто не сможем отчитаться перед завучем.
     Пришелец выпустил воздух сквозь стиснутые зубы. Потом сжал губы.
     – Ладно. Отлично. – Он сделал неопределённый жест ладонью, потом угрожающе вскинул палец: – Но я сказал это Куруми, и я скажу это вам – вы все ещё пожалеете об этом!
     – Так… – девушка несмело посмотрела ему в лицо, – так ты согласен провести собрание?..
     «Заместитель» раздражённо фыркнул и развернулся в сторону клубного корпуса.
     – За мной, – коротко обронил он через плечо.
     Куруми отсутствовала уже третий день. Это становилось странно. Вдобавок, Кроули понял, что уже двое суток к ряду не ощущает едкого раздражения – это Фука внезапно перестала донимать его каждой секундой своего присутствия. Она посещала школу, но прекратила виснуть на нём, как трепливый репейник. Её недавнее пылкое стремление круглыми сутками хранить такого нужного ей кавалера ожидаемо повыветрилось.
     Кроули не обратил бы на всё это особого внимания, если бы не тот факт, что без Куруми и её стальной хватки школьный совет благополучно развалился. И теперь разгребать ситуацию предстояло ему.
     С грохотом отбросив дверь в комнату совета, Кроули молча вошёл в помещение. Двадцать пар глаз напряжённо следили, как зам президента прошёл к столу и сел во главе собрания.
     Документы уже лежали на столе, в полной готовности. Взяв пачку в руки, Кроули начал быстро просматривать один за другим. Ученики в полном молчании озадачено переглянулись. Секретарь и староста присели на свои места.
     Посмотрев бумаги, заместитель поднял взгляд на собравшихся.
     – Итак, – холодно произнёс он. – Вижу, вы так ни черта и не решили. Кучка лодырей…
     Один из парней вскочил с оскорблённым лицом:
     – Смит-сан, начинать таким образом наше!..
     Кроули выбросил руку, обвинительно указывая на него пальцем, и сухо произнёс:
     – Отлично, ты будешь добровольцем. Оправляйся и отыщи мне Цурую Фуку. Будет сопротивляться – разрешаю применить силу.
     Парень опешил.
     – Но это… как это…
     – Живо! Или ты можешь только пререкаться с вышестоящими?
     – Но это… – неуверенно протянул возмущённый. Потом понурился: – Слушаюсь.
     Парень пошёл к двери, Кроули окинул взглядом остальных.
     – Вот и отлично. Теперь на счёт ваших идей, как испортить фестиваль…
     – Смит-сан!
      Одна из девчонок второгодок порывисто вскочила, напугав сидящую рядом секретаря.
     – Если вы собираетесь нас просто оскорблять, то!..
     – Второй Б, отлично… – Кроули демонстративно вытянул из пачки лист с их номером. – Ваша идея была организовать мейд-кафе.
     Он посверлили запнувшуюся старосту неопределённым взглядом, потом изобразил похабную улыбку. Девушка растерянно кивнула, медленно опускаясь обратно:
     – Да…
     – Как славно. – Заместитель сцепил пальцы на столе. – Уверен, ты будешь смотреться потрясающе в коротенькой кружевной юбочке. Как маленький ангелочек.
     Девушка залилась краской. Кроули сделал характерный жест возле груди:
     – Вот только придётся положить кой-чего, чтобы платье не обвисло.
     Несколько человек хрюкнули в ладонь. Староста яростно вскочила:
     – Я не стану терпеть твои мерзкие!..
     – Что мерзко, так это факт, что ваши платья должны перешивать члены швейного клуба! – рявкнул Кроули. – Согласно вашей рекомендации!
     Резко скомкав лист, он бросил его в старосту. Та испуганно прикрылась руками. Собрание зашумело.
     – Тихо! – громыхнул зам. И сурово продолжил: – Вы все прекрасно знаете, что на клубах лежит отдельная ответственность! Или ты забыла, что швейный работает над конкурсом нарядов для собственных участников? Простые вещи!
     Старосты притихли, резко растеряв своё праведное возмущение. Потому что большая часть их идей была ловко построена вокруг того, что делать их работу будет кто-то другой. Поставленные лицом к лицу с обличением их лени, представители классов всегда быстро терялись, не умея выкрутиться из-под прямых обвинений.
     – Итак. – Кроули с холодным выражением снова сцепил пальцы. – Тема сегодняшнего собрания будет такая – классы Старшей школы Инакуры учатся подтирать свои задницы сами! Приступим…
     Когда посыльный вернулся к совету, собрание уже разбредалось прочь. Кроули бы уверен, что оставил после себя неизгладимое и, если повезло, травмирующее впечатление. Эти бездари, оказывается, заслуживали каждую каплю той стервозности, что обрушивала на них президент Киридзё.
     Отмахнувшись от посыльного, Кроули жестом подозвал к себе Фуку. Та подошла, изо всех сил изображая на лице удивление.
     – Ты хотел меня видеть, Лаки-кун? – Она шкодливо улыбнулась: – Ваа, уже злоупотребляешь властью?.. Ты такой напористый парень!..
     – Ну, знаешь, – протянул Кроули, собирая документы в пачку. – Те, кто сражается с монстрами…
     Он небрежно сунул пачку в стол и поднялся. Фука удивлённо хлопнула ресницами, когда советник шагнул к ней в упор.
     – Где она? – ровно спросил Кроули.
     Фука открыла рот. Всего на мгновенье она запнулась. Типичный фальстарт.
     – Начнёшь играть в дурочку – на шубу пущу, – пообещал пришелец.
     Цуруя тяжело вздохнула и отвела глаза.
     – Я не знаю… – глухо протянула она. – Она просила меня не вмешиваться.
     – Что случилось? Вы поссорились?
     – Нет! – горячо заверила Фука. – Мы правда не ссорились! Просто… – принцесса демонов потупилась. – Она просто вдруг попросила дать ей время. Это было…
     Фука посмотрела Кроули в глаза. Он вдруг понял, что девчонка отчаянно краснеет. Внезапно она обхватила советника руками, заключая в неловкие объятия.
     – Это было утром… – сбивчиво пролепетала она. – Мы приняли душ вместе и переоделись… потом она вдруг поцеловала меня в губы и сказала, чтобы я не приходила к ней пару дней… и потом я… а она…
     Голос Фуки сошёл на несчастное и совершенно неразборчивое бормотанье. Кроули устало вздохнул и погладил девушку по спине.
     – Я всё это должен выслушивать только потому, что тебе не с кем больше обсудить все пикантные детали, так ведь? – пробурчал он. – Ладно… Но, Фука, когда это…
     – Уже слишком долго!
     Цуруя отстранилась и заглянула Кроули в глаза. На лисьей мордашке лежало выражение неподдельной тревоги.
     – Я пойду к ней. Я отыщу её и…
     – Погоди, – прервал советник. – Что значит «отыщу»? Она пропала?
     – Ну, это… – Фука помедлила. – Я не ощущаю её. Её запах… я могу почуять её в ветре, но теперь… она будто пропала.
     – То есть… – Кроули помедлил в раздумьях. – Ты её искала?
     – Нет… – Цуруя качнула головой. – Я обещала, что не стану навязываться. Но она!..
     Лисья жрица испустила такой несчастный стон, что Кроули невольно положил ей руку на голову и погладил.
     – Ну ладно тебе, не кисни, – утешающе сказал он. – Может она… – парень запнулся. – Кстати, она говорила тебе о семейных делах? Кажется, её отец живёт где-то…
     – Он живёт в усадьбе за городом, – прервала Фука. В голубых глазах сверкнула искра: – Ты думаешь, она просто переехала в большой дом? Хооо, я такая дурочка! Как я не догадалась?..
     С радостным смехом она резко стиснула Кроули в таких объятиях, что тот охнул.
     – Мне нужно было сразу идти к тебе, Лаки-кун, ты мой спаситель! – радостно прощебетала она, прижимаясь лицом к его груди.
     – Хорошо-хорошо, только отпусти меня, чёртова ты лисица… – прохрипел Кроули.
     На пути из школы он успел десять раз пожалеть, что вообще связался с Фукой. Информации это особо не принесло, но вот чтобы отделаться от неё он уже подумывал о вызове подкрепления!
     В институт Кроули успел как раз, чтобы получить кое-какие материалы по поводу расследования. К сожалению, Кусанаги отправился в Токио, но Кроули и так планировал обратиться к Азуме напрямую. А после этого его девочки должны были закончить перевод части дневника Скарлета.
     К сожалению, красивого киношного решения для перевода не нашлось – текст дневника не поддавался сканированию, а значит, «загнать в компьютер» его не удастся. Работать над кропотливой расшифровкой символов требовалось вручную. У Кроули на это банально не было времени, и он передал черновую работу своим помощницам.
     На волне паранойи советник выдал им страницы вразброс, стараясь максимально усложнить для них понимание, над чем же они работают. Последнее, что ему было нужно, это чтобы Сакай пронюхал о секретах своего «наставника» и ударился в алхимию сам. Это как минимум отвлечёт его от текущих проектов.
     Профессора и так отлично бесило, что Кроули тянет резину с решением по поводу экспериментов над Элли, выдавая только муторные пространные отчёты о её психическом состоянии, в которых профессор успешно залипал до конца дня. Секрет эффективности отчётов был прост – Кроули составлял их на коленке, верстая текст из обрывков высокоформальных бумаг, а через «высокий штиль» японского даже гений не прорвётся без потерь.
     Возможно, советник не вышел бы сухим из воды, но ему удалось ловко отложить все судьбоносные решения до возвращения полковника. Это даст время на пару дополнительных «отчётов».
     По поводу участия Элли в экспериментах Кроули с ней так и не поговорил. А в свете сообщений Терезы, он вообще перестал считать это хорошей идеей.
     Изучение поделки Дэнфорта с неизвестным назначением скорее создаст новые проблемы, чем решит старые. Будь в штате настоящий алхимик, с подходящим опытом, можно было бы попытаться что-то понять. Но у них был только профессор Сакай Цунэо – мужчина средних лет, холост, одержим мечтами о сияющих магических кристаллах чистой энергии. Из таких как он, наверно, и состоял «внешний круг» – те, кто отчаянно желал прикоснуться, но так никогда…
     Неожиданная мысль настигла Кроули, когда он нагнулся, чтоб вытянуть банку «Эплу’минто’джусо» из автомата. Мысль ударила чёрной молнией, громыхнув чистым ужасом.
     Ведь завербовать Сакая не составило бы никакого труда! И Дэнфорт это знал, знал на все сто! С агентом-то прямо в командной структуре противника.
     В этом и была сила Тобиаса Дэнфорта – уровень манипуляции, о котором Кроули не мог и мечтать. Манипуляция тем, о чём никто ещё не знает.
     Это было уже не «присчитывание на десять ходов вперёд» – дело было в организации победы задолго до того, как состязание вообще началось!
     К счастью, в лояльности Сакая не приходилось сомневаться – после бегства «Такахаши», всех сотрудников проверили, и не раз. Можно было лишь догадываться, сколько феерических катастроф случилось бы, не вскрой Кроули малюсенькую правку на единственной бумажке…
     В этом и был настоящий поворот сюжета. Настоящее чудо, настоящий «Бог из машины» – не Тереза, не разбитый камень «для любого», не демоническая лиса Азахико, и не стряшный-стряшный «мёртвый меч»!
     Это была старая бумажка с одним единственным именем. И она изменила всё.

     [Расшифровка #6 закончена]
     ***

     Кроули добрался до дома ещё засветло. И тут его ждал сюрприз.
     – Элли, я вернулся, – сообщил он, приоткрывая дверь.
      В ответ прозвучала лишь тишина.
     – Элли?
     Кроули прошёл в центр комнаты-квартиры, встревоженно осматриваясь. Не то чтобы здесь было где спрятаться. А сиди Элли в уборной, она бы подала голос – это они уже проходили.
     Но девушки не было.
     – Что за чёрт?.. – панически выдохнул Кроули.
     Он поспешно оббежал глазами помещение в поисках малейших зацепок по поводу исчезновения подопечной!
     Зацепки обнаружились немедля. На столе лежал одинокий листок. Пара строчек на английском были выведены красивым ровным почерком.
     – «Я пойду гулять. Я буду осторожна. Будь осторожен, я не хочу, чтобы ты умер. Элли», – медленно прочитал Кроули.
     Он с облегчением вздохнул и бросил листок обратно.
     После посещения торгового центра Элли повадилась ходить гулять по округе. Ей хотелось посмотреть на таинственный «внешний мир» самой, без сопровождающих. Поначалу Кроули, естественно, нервничал. Но после пары опросов стало ясно, что его подопечной просто иногда хочется побыть наедине с собой. Элли пыталась разобраться со своим местом в этом мире.
     Раньше, однако, она никогда не уходила надолго, не дальше парка в паре пролётов от дома. Поразительно, что она догадалась оставить записку.
     – Вот маленькая паразитка, хоть бы предупредила утром. Напугала до…
     Недовольство Кроули прервала звонкая трель. Вынув телефон, он с удивлением увидел на экране «Вакамия Кенджи». Это был новый ассистент Кусанаги, лейтенант, присланный из Токио на прошлой неделе.
     Кроули было даже немного жаль парня – из-за выходки агента алхимиков на «новичка» проецировали – молча, как здесь было принято – массу негатива.
     – Слушаю, лейтенант, – ответил Кроули.
     – Лаки-кун, у нас новое нападение! – со сдержанным напряжением донеслось из трубки.
     Кроули резко вскинулся. После такого перерыва эти новости не предвещали ничего хорошего, как минимум!
     – Машина уже в дороге?
     – Да, будет через пару минут.
     – Выхожу.
     Кроули выскочил из квартиры едва не забыв щёлкнуть замком.
     Элли, разумеется, получила собственный ключ, что обрадовало её, кажется, больше, чем все новые впечатления вместе взятые. Возможно, её пленил немыслимый досель контроль над собственной жизнью – она могла уходить и приходить… когда сама пожелает! Свобода.
     Чёрный седан подкатил даже раньше, чем обещали. Пошло чуть больше минуты, советник не успел сделать и пары проходов перед оградой. Водитель притормозил всего на несколько секунд – ровно настолько, чтобы Кроули успел нырнуть на заднее сиденье.
     – Далеко до зоны? – ровно спросил он.
     – Минуть семь, советник, – отрапортовал водитель.
     – Семь?..
     Кроули покрутил в голове карту города.
     – Где находится зона? Неужели в пригороде?
     – Кажется, это район с фабричными складами.
     – Что за?.. – нахмурившись, протянул Кроули. – Это не сходится с их почерком! Что-то тут не так. Эй, у нас есть связь со штабом?
     – Простите, но у меня есть только карта в навигаторе.
     – Ладно… ладно, отлично…
     Набрав номер техника, Кроули вызвал его.
     – Смит-сан? Что-то с…
     – Ямаучи-сан, ты ведь можешь организовать мне связь с оперативными каналами, не так ли? – непосредственно произнёс Кроули.
     – Ну, это же!.. – с лёгкой паникой протянул парень. – Я не уверен, что у меня есть доступ к подобному…
     – Ну вот и начинай, мой телефон должен получить связь с операцией. Ну же, я знаю, что у нас там всё идёт через облако Института.
     – Да но, советник, это!..
     – А пока ты работаешь, я получу разрешение у лейтенанта.
     При отсутствии полковника Кусанаги, во главе операции стоял Вакамия, как его заместитель. Получить добро не составило труда – лейтенант и сам подозревал, что дело не чисто.
     По почте пришла наспех собранная прога. Кроули даже не предоставлял, как именно выкручивался влюблённый в клубничную ведьмочку компьютерный чародей, чтобы собрать все каналы с группы наблюдения в один пакет. Интерфейс был весьма деревянным, но выбирать не приходилось.
     Первым делом Кроули осмотрел карту. Носители уже вошли в зону, с противоположной стороны им на встречу двигалась группа бойцов в прототипах защиты от усыпления. Судя по активности на канале, Мацумото, дождавшаяся наконец дела, активно опрашивала подопытных.
     Поступило изображение с дронов. Прога отражала только их номера, Кроули понадобилось пара минут, чтобы разобраться в расположении юнитов.
     Возникла активность на канале штаба. Советник быстро подключился.
     – …видим неопознанный объект! – Докладывал один из бойцов в защите.
     – Приближайтесь с осторожностью, – скомандовал лейтенант.
     Кроули поспешно начал перебирать номера дронов.
     – Чёрт, где же их сопровождение… – буркнул он и, не отрываясь от экрана, обратился к водителю: – Эй, приятель, далеко ещё?
     – Две-три минуты, советник.
     – Ладно…
     Наконец он обнаружил нужную группу летяг. Изображение на экране развернулось.
     Как раз чтобы показать плохие новости.
     Дрон висел в дюжине футов над группой солдат. Они находились в каком-то помещении, судя по периодически попадавшим кадр стеллажам, внутри одного из складов. Солдаты окружили продолговатый грузовой контейнер, из железа, размером с большой холодильник.
     И как только Кроули получил изображение, крышка контейнера отлетела в сторону, будто её отбросило взрывом. Едва не задев бойца, кусок металла отправился куда-то в сторону.
     Солдаты мгновенно подались назад, вскинув оружие.
     – What’ta heck?.. – поражённо протянул пришелец.
     Из ящика поднялся здоровенный гуманоид. Было явно видно, что это не человек – они будто наткнулись на заначку корпорации Амбрелла. Неизвестный встал в полный рост. И застыл на секунду в такой позе, будто забыл, что он здесь делает.
     На первый взгляд казалось, что это… статуя. Было в анатомии неизвестного что-то от античных скульптур, а кожа выглядела неестественно гладкой и неподвижной. Металл, возможно, или полированный камень – черно-белое изображение скрывало часть деталей.
     Картинка внезапно дёрнулась и поплыла, как на канувших в века видеомагнитофонах. Кроули удивлённо нахмурился. Изображение выровнялось, но осталось слегка искажённым. Хоть и так стало понятно, что об неизвестного ударились пули.
     – Да, полагаю, это противник… – протянул советник.
     С удивлением он понял, что тело объекта покрывали странные линии и узоры. Линии тянулись, будто метки на готовых для разделки тушах. На спине и груди они пересекались, создавая странные геометрические фигуры.
     Отметины вдруг словно окутались каким-то размытым ореолом и резко посветлели.
     – Они… светятся, – задумчиво протянул Кроули.
     Изображение опять потекло, сделавшись положительно неприемлемым. Парень подозрительно цыкнул зубом.
     – Долго ещё до зоны?
     – Минуты две, советник!
     – Хорошо…
     Выбрав другой дрон, Кроули понял, что его изображение тоже искажено.
     – The hell?..
     Ещё пара попыток показала, что все дроны неисправны. Движимый догадкой, Кроули выбрал дроны другой группы. Эти работали нормально. Свернув прогу, Кроули вызвал номер лейтенанта.
     – Лаки-кун? Что ты…
     – Что случилось с дронами наблюдения? – напряжённо произнёс Кроули. – Внутри здания явно какие-то…
     – Верно, у нас тоже проблемы, – перебил лейтенант. – И кроме того…
     Он вдруг отвлёкся на чьё-то обращение. Кроули разобрал отрывистый обмен фразами.
     – Лаки-кун, мы потеряли связь с носителями! – тревожно произнёс Вакамия. – Они явно нас не слышат. Эта штука, похоже, новый вид…
     – Вы отвели солдат или они ещё в бою?
     – Я приказал отступить. Я считаю, что у носителей больше шансов против…
     – Как связь с бойцами, она нарушена?
     – Нет… – протянул лейтенант. – Постой, ты же не…
     – Отведите дроны на безопасное расстояние. Постарайтесь вести контроль с дистанции.
      – Верно. С твоего позволения…
     Лейтенант отключился, Кроули снова вызвал прогу и нашёл нужный блок дронов. В этот раз изображение было куда чётче. Судя по перспективе, дроны парили где-то под самым потолком, неуверенно покачиваясь над стеллажами.
     В центе помещения разворачивалась драма. Бойцов на виду не было, наверняка они покинули здание.
     Зато с противником один на один – ну, один на троих, если точнее – сошлись носители. Детали на таком расстоянии были смазанными, но Роуз узнавалась без труда, а Хиро и Хейширо легко различались по оружию.
     Последний стоял рядом с противником, будто бы врубив клинок ему в корпус. Статую это явно не впечатлило – игнорируя урон, если тот вообще был, он просто попытался врезать парню по голове. Хейширо отскочил.
     – Странно… – протянул Кроули.
     На испытаниях детишки резали и бетон, и калёную сталь как мокрую бумагу: пришла пора виабу всея мира возрадоваться – наконец-то мечи были объективно сильнее танков!
     Впрочем, это когда они могли правильно сконцентрироваться. По физическим характеристикам оружие носителей больше всего напоминало… пластиковые макеты. Даже катана Хейширо была фактически тупой как десертная ложка. После пары экспериментов выяснилось, что принципы разрушения тканей химер и привычной материи фундаментально различны. «Основы» оружие из камня испаряло в неизвестном направлении, тогда как сталь Роуз рассекла только после дюжины попыток. На срезе после всех мечей остался заметный оплавленный след.
     Ничего из этого не помогало, однако, против загадочной «статуи». Следующим в противника врезался Хиро, прилетев в очень тупо выглядящем со стороны прыжке. Его будто протащило пару метров по воздуху в нелепой позе, затем он чуть не протаранил статую корпусом, едва успев выставить перед собой светящийся меч.
     Противник отправился в полет, врезавшись в стеллаж. Хиро едва устоял на ногах, неловко взмахнув руками.
     – Our hero everybody… – пробурчал Кроули.
     Разумеется, любые сложности просто вылетели у детей из головы, стоило прижать их настоящим стрессом.
     «Впечатляющий» удар не принёс никого результата – «железный человек» сразу поднялся. Искажение вдруг стало сильнее. Кроули быстро перебрал всех дронов в здании – и у всех были проблемы.
     Когда изображение пришло в норму, советник поражённо понял, что дети просто крутятся вокруг «статуи», осыпая его атаками. Противник реагировал на их потуги со всем вниманием человека, отгоняющего комаров летним вечером.
     – О, просто блеск, – процедил Кроули. – Да, давайте, кидайтесь на него как бешеные павианы на слона, это точно сработает!
     Даже отсюда было болезненно очевидно, что оружие на этом красавчике не оставило ни царапины. И Кроули готов был поспорить, что это вовсе не поразительное совпадение…
     Внезапно статуя резким «шутки-кончились» движением захватил клинок Хиро. Тот испуганно дернулся, как маленький ребенок, у которого зажало курточку в двери автобуса.
     – Да брось его… – протянул Кроули устало. – Ты же его вызы…
     Неожиданно Роуз взвилась футов на десять в воздух и обрушила на противника «сокрушительный удар».
     Дроны не передавали звук, но Кроули кожей ощущал истошный вопль, эхо которого сейчас драматически металось под сводами склада.
     – Рози… – страдальчески протянул чужак.
     На это был больно смотреть. Из всех возможных целей Роуз выбрала руку, что было, не так уж плохо – тонкое место. И статуя действительно отпустила клинок Хиро.
     Но Скарлет тут же получила ногой в корпус – противник провёл идеальный удар, не хуже молодого Чака Норриса. Кроули готов был поспорить, что статуя отпустил клинок, только чтобы освободить руку для баланса.
     Изображение внезапно поглотила волна помех.
     – Дьявол! Глушат они нас, что ли?.. Эй, приятель, когда?..
     – Уже на месте советник! Прямая дорога!
     – Отлично! С какой стороны мы приближаемся?
     – Ну, это… – протянул водитель. – С… юга! С южной стороны зоны.
     – Отлично.
     Свернув наполненное помехами окно, Кроули вызвал лейтенанта.
     – Мне нужно снаряжение типа Б, – скомандовал он, как только прервался гудок. – Я буду с южной стороны, где грузовик снабжения?
     – Совсем рядом, – мгновенно ответил лейтенант. – Я… отдам приказ. – На секунду в трубке раздались приглушённые фразы. – Но, Лаки-кун, ты разве думаешь, что…
     – Я уверен. Ладно, нет, не уверен, но…
     Машина со скрипом притормозила, и Кроули едва ли не на ходу выскочил из салона. Они находились в переулке образованном высокими глухими стенами каких-то складских зданий. Линия оцепления и патрули осталась позади. Рядом стояли фургоны Института, вокруг крутились солдаты.
     Необычно светлый в свете дня туман колыхался в двадцати футах угрожающей стеной.
     – Но я думаю, что оружие носителей будет бесполезно. Вы же видели, они едва ли поцарапали эту шутку!
     – Но категория Б, это просто…
     – У нас ведь есть бронебойные? Я уверен, что его просто нужно разобрать на куски. В конце концов, если мы физически…
     – Я понял. Лаки-кун, возьми коммуникатор.
     – Что?..
     Кроули обернулся. Рядом стоял солдат с гарнитурой в руке.
     – Спасибо… – Кроули надел коммлинк. – Лейтенант?
     – Да. Комплект будет у тебя через минуту. Мы выделили сопровождающего. Тебе стоит спешить, мне кажется, что…
     Лейтенант умолк.
     – Что такое? – насторожился Кроули.
     – Я думаю, нам нужно эвакуировать носителей, – ровно произнёс Вакамия. – Не похоже, что они готовы отступить, но судя по всему, у них проблемы. А мы окончательно потеряли с ними связь…
     – Советник!
     Кроули обернулся, к нему приближался солдат. Лицо парня казалось смутно знакомым.
     – Ты ведь… Сатоши-кун, так?
     – Так точно, советник.
     Молодой боец тащил в руках продолговатый контейнер.
     – Какие подарки? – поинтересовался Кроули.
     – Как вы просили советник, самое острое, – усмехнулся Сатоши.
     – Отлично.
     Кроули сделал знак следовать и побежал к машине.
     – Лейтенант! Передайте на карту моему водителю путь к складу. Судя по карте, мы…
     – Я как раз собирался предложить то же, – ответил лейтенант. – На ногах будет довольно долго. Карта уже у него.
     Водитель вылез из машины и облокотился на крышу, но встрепенулся когда завидел новых пассажиров. Кроули молча махнул ему рукой. Все влетели в машину как тренированный экипаж: Сатоши лихо втянул контейнер уже на ходу, водитель одной рукой ловко нацепил на голову гибкую сетку защитного покрытия.
     – Эй, советник, – протянул Сатоши, – там и вправду новый противник? Я слышал, что…
     Они врезались в серую стену тумана, солнечный день вокруг мгновенно потускнел.
     – Увидишь всё сам, парень, – прервал Кроули. – Так, ты умеешь работать вторым номером? Заряжающим.
     – Так точно, советник.
     – Хорошо. Я тренировался только пару раз, но думаю, мы справимся…
     Пара опасных поворотов в сетчато-жестяном лабиринте заборов складской территории – и они оказались возле большого плоского здания, типичного безликого склада. Единственной приметой был яркий голубой цвет железных стен.
     Водитель лихо притормозил, повернув машину боком. Кроули и Сатоши поспешно вывалились наружу, вытягивая тяжёлый контейнер.
     – Вот там!
     Сатоши ткнул рукой, указывая на внушительную дыру в воротах склада.
     – Да вижу я… Доставай!
     Боец грохнул контейнер об асфальт и отстегнул крышку. Кроули рванулся вперед, чтобы найти позицию. Едва нырнув в прохладную, с привкусом металла полутьму склада, советник затормозил.
     В глубине помещения, среди остатков стеллажей и контейнеров мерцали оранжевые вспышки. Кроули даже отсюда слышал напряжённые вскрики Роуз. Прямо перед ним, футах в десяти стояли Хейширо и Хиро.
     – Эй, в сторону, живо!.. В сто!..
     Советник осёкся. Дети и ухом не повели – Эмия наконец-то являл миру свои долгожданные «тёмные силы». Меч Хиро держал перед собой, широко расставив ноги в неуловимо неловкой позе, и слегка согнувшись вперёд – это была его «стойка», как он их себе представлял. Носителя окружала мерцающая аура. Которая постепенно гасла, превращаясь в какой-то болезненный дымок. Обычно чисто белый клинок постепенно менял цвет на матово-серый.
     – What the?.. – выдохнул Кроули.
     Очевидно, что с того момента как Кроули перестал следить за боем дела детей стали только хуже! Сюрприз…
     За его спиной раздались шаги, и советник отмахнулся от спецэффектов. Упав на колено, он полуобернулся к спешащему Сатоши. Тот со сноровкой вложил на плечо Кроули реактивный гранатомёт.
     Пленник аниме прицелился в смутный силуэт посреди склада.
     – Прочь с линии огня, тупицы!!
     Его рёв заставил, наконец, носителей удивлённо обернуться. Хейширо шарахнулся в сторону. Хиро растерянно полуобернулся, медленно фокусируясь на советнике.
     – Лаки-кун?..
     – Пшёл вон, живо! Роуз!! Убирайся оттуда, или я Богом клянусь!..
     К счастью, долго уговаривать их не пришлось. Рыжая, замешкавшись лишь на секунду, поспешно отскочила подальше.
     Поймав в красное перекрестье массивную фигуру противника, Кроули нажал на спуск.
     Всего на мгновенье он заметил, что тело статуи покрывают светящиеся линии. Затем неизвестного гуманоида закрыло облако взрыва.
     Оглушительный грохот ударил по ушам, заставив всех пригнуться. Отдача казалась Кроули даже сильнее, чем на тренировке, дёрнуло его прилично. Не залатай Тереза его раны, он бы точно не отделался только лёгким дискомфортом…
     – И это твоя идея? – с возмущённым презрением воскликнул Хейширо. – Ты просто…
     – Сатоши, перезарядка!
     Кроули кинул трубу бойцу и быстро двинулся к противнику. За его спиной Сатоши деловито всадил в гранатомёт новую ракету. К советнику подскочила Роуз:
     – Смит, ты!..
     – Он повреждён? – спросил Кроули не глядя. – Ты была рядом, ты заметила, какие повреждение?
     – Я не… я не думаю, что он мертв, – сбивчиво сказала девушка. – Наше оружие …
     – Плевать на вас и ваши палки! – рявкнул Кроули. – Ты видела его после попадания?! Если он!..
     В пыли, там, где должна была лежать «статуя», почудилось движение.
     – Сатоши!
     Гранатомёт возник рядом, Кроули схватил оружие и закину его на плечо, чуть ли не привычным движением. Хреновина была чертовски тяжелой, но было в этой тяжести что-то ободряющее.
     В перекрестье появился смазанный, чуть неровный силуэт. Медленно противник шагнул вперёд…
     – Oh yeah baby.
     Вторая ракета отправилась ему в грудь, чуть левее.
     Одной руки статуя уже лишился – следовало отобрать и вторую. Попадание кумулятивным снарядом разворотило гуманоиду всю правду часть тела, оставив вместо плеча рваные пластины. Похоже, он всё-таки состоял из металла.
     Взрыв снова грохнул по ушам и по нервам. Кроули протянул гранатомёт в сторону. Сатоши тут же принял его и начал перезарядку.
     – Последняя, советник, – удивительно спокойно сообщил боец.
     – Тогда нам нужно ещё, – сказал Кроули. – Штаб, посылайте ещё людей, нам нужно…
     – Не сотрясай воздух, нас не слышат, – раздражённо сообщил Хейширо.
     – А ведь верно… – ровно произнёс Кроули. – Ладно. В таком случае, просто отступим в зону, где связь есть. Без конечностей противник будет куда менее опасен и…
     – Я не собираюсь убегать.
     Голос Хиро звучал как-то загробно. Кроули повернулся к нему, смерив недобрым взглядом.
     Парень стоял с таким лицом, будто готовился зарезать котёнка. Меч в его руке был абсолютно матовым, почти чёрным.
     Осмотрев детей, Кроули скомандовал:
     – Вы, все трое, выметайтесь отсюда!
     – Но ведь!.. – нервно начала Роуз.
     Чужак прервал девчонку взмахом руки.
     – Никаких пререканий! – Кроули обвёл их злым взглядом. – Вы кучка умственно отсталых недоносков! Вы что же, не поняли, что эта штука неуязвима для ваших проклятых игрушек?! Идиоты!
     Хейширо надменно скривился.
     – Откуда тебе знать, что…
     – Закрой пасть! – проорал Кроули, теряя терпение. – Сатоши!
     Солдат молча подал гранатомёт. Кроули схватил оружие и резко развернулся, едва не заехав Хейширо по голове краем тубуса.
     – Всем убрать оружие! – зло скомандовал он.
     – Но ведь!.. – пискнула Роуз.
     – Я сказал убрать! Особенно ты, Хиро! Немедленно отзови свою хреновину.
     – Но я могу… – глухо начал парень.
     Кроули прервал его холодным взглядом через плечо.
     – Немедленно.
     С напряжённым лицом Роуз заставила меч испариться. Хейширо выглядел так, будто его заставляют чистить сортир языком, но послушался. Эмия остался стоять, сжимая меч в руке.
     – Хиро?.. – тихо произнесла Роуз.
     Парень посмотрел на неё, потом на меч в руке. На его лице возникло удивлённое выражение.
     – Но что… что это…
     – Ты не можешь его контролировать? – ровно спросил Кроули.
     – Нет, я не… – потерянно протянул Хиро.
     Он закрыл глаза и судорожно вздохнул. Меч внезапно засветился, очень тускло, потом исчез в белой дымке, как и прежде.
     – У тебя проблемы, – констатировал Кроули. – Просто блеск. После боя возле укрытия ты так и не оправился! И ты молчал? Придурок.
     – Я… я могу сражаться! – воскликнул парень несчастным голосом.
     – Хиро!..
     Роуз подалась вперёд, будто хотела его обнять. Кроули покачал головой.
     – Я ожидаю подробного отчета от всех троих.
     – Я не собираюсь слушаться приказов от кого-то… – завёл песню лансер.
     Кроули подался к парню в упор, глядя ему прямо в глаза.
     – Будешь выделываться, и я вырву эту сраную дрянь из твоего тела! – прошипел чужак. – Отправишься обратно к простым смертным, папенькин сынок!
     – Ты не можешь этого сделать, ты ничтожество! – с едва заметной опаской прорычал Хейширо.
     Кроули с усмешкой подался назад.
     – А мочь – это не моя работа, – просто ответил он. И веско добавил: – Моя работа – заставлять других.
     Резко развернувшись, Кроули прицелился в лежащие на полу останки.
     – Всё ещё светится, – ровно сообщил он.
     Ракета врезалась в центр корпуса. Взрыв снова заставил всех дёрнуться.
     – Сатоши, тащи шмотки к машине.
     Приняв трубу гранатомёта, солдат отправился к дыре в воротах.
     – …аки-кун! – В наушнике раздался голос лейтенанта. – Мы получаем сигнал!
     – Отлично, – ответил Кроули. – Думаю, это значит, что всё чисто. Но проведите проверку как обычно, вооружите солдат взрывчаткой.
     – Так это сработало? Поразительно…
     – Да…
     По связи на секунду послышались глухие отрывистые приказы, но канал быстро закрыли. Кроули подошёл поближе к остаткам, отмахиваясь от летающей в воздухе пыли.
     – По-моему, эта штука железная, – сообщил он. – Сакай-сенсей будет рад новым игрушкам. Тут, правда, осталось не много…
     Осмотрев остов повнимательней, Кроули отметил, что «статуя» состоит из сегментов и больше похожа на экзотические доспехи в форме обнажённого тела. Он присел на корточки и заглянул внутрь.
     – Кажется, внутри этого нет ядра, – сообщил Кроули. – Вот новая загадка…
     – Думаю, лучше оставить это на проверку научному отделу, – заметил Вакамия.
     – Эй, я ничего не трогаю…
     – Да я не об этом… В любом случае, кажется туман начал рассеиваться. Думаю, мы закончили.
     – Вот оно как…
     Кроули обернулся. И понял что дети всё ещё здесь – безмолвно таращатся, как он осматривает уничтоженного противника.
     – Вы ещё тут? Кыш, миссия окончена.
     – Но нам ещё нужно проверить… – начала Роуз.
     Кроули прервал её раздражённым взмахом руки.
     – Где твоё рвение, когда нужно принимать правильные решения, Рози? – ядовито произнёс он. – Шуруйте к выходу. Вам нужно на осмотр к Мацумото, вас будто собаки по полу тягали…
     Его машина всё ещё ждала снаружи. Кроули заставил носителей залезь в транспорт, и они укатили к краю зоны. К складу уже приближались несколько фургонов с подкреплением.
     Оставив Сатоши разбираться с инвентарём, Кроули устало присел в стороне на парковочное ограждение стоянки склада.
     Туман медленно рассеивался, буквально на глазах. Минут через пять от него не останется и следа. Из притормозивших у здания машин высадилась дюжина бойцов. Дисциплинированно разбившись на пары, они начали разбирать тяжёлые тубусы гранатомётов.
     Мощная волна знакомого ощущения вызова накрыла разум застрявшего в аниме.
     – О Боже, – протянул Кроули. – И что же это может быть?..
     «Я поверить не могу что ты просто развалил его простой базукой! Ты сука как яд против любого веселья. Как я тебя ненавижу.»
     – Ну, значит, в твоей жизни есть хоть капля эмоциональной взаимности, ты, чёртов кусок дерьма, – равнодушно отозвался Кроули. – Я так понимаю, что эта штукуёвина была в деле?
     «Это должен быть последний босс! Ты урод даже не»
     – Вау! – прервал Кроули, невольно расплываясь в кривой ухмылке. – Вот эта хрень? Последний босс? Я даже не стану шутить по поводу того, что ты говоришь «последний босс», как будто это какая-то грёбанная аркада, но… чёорт, чувак. Просто какой-то железный качок – это твоё видение босса? Жалкое зрелище, и ты зовёшь себя отаку…
     «Иди нахуй! У меня всё было схвачено! Эта штука голем она неуязвимая для простых атак»
     – Для простых как раз очень даже уязвима, – ехидно перебил Кроули. – Видал, как его кумулятивным разорвало? Аки тряпку!
     «Заткнись нахер! Когда эта хрень тут появилась я чуть концы не отдал! Они бы его никогда не завалили, они ещё не готовы»
     – И вряд ли будут…
     «И это всё должно было быть намного позже после»
     Текст вдруг замер.
     – После чего? – уточнил Кроули
     «Не знаю. Я не знаю! Я не помню из-за тебя тф урод! Всё это должно было быть в конце, в самом конце когда они выносят этого неуязвимого здорового чувака, который дерётся в рукопашную. Но я теперь»
     Текст снова прервался.
     – Но ты теперь просто не помнишь, – закончил Кроули. – Да забей. Как будто от тебя был толк раньше.
     «Пошёл ты!»
     – Уже давно там, – равнодушно отозвался Кроули. – Ну ладно… Напрягись-ка и скажи эта хрень, этот голем, это игрушка Дэнфорта?
     «Кого?»
     – Да вы, верно, шутите… Главы алхимиков, тупица! Тобиас Дэнфорт.
     «Что за тупое имя»
     – Ирония в том, – едко процедил Кроули, – что подумай ты о нём сам, ты б за него насмерть стоял, не так ли?
     «Херня. Я бы низачто такое не выбрал дерьмо! Но короче. Да. Наверное. Кажется, это был последний бой с какой-то большой шишкой, и он выставил голема против них.»
     С тяжёлым вздохом Кроули посмотрел на лист. Потом скомкал его и отправил через плечо.
     Если он сейчас и вправду как муху ухлопал последнего босса, то это значило, что что-то очень не в порядке. Ещё более не в порядке, чем обычно. Этот бой не тянул на судьбоносный – ни размах не тот, ни местность не вдохновляющая.
     Но если Дэнфорт просто отправил своё вондер ваффе на убой посреди какого-то склада, то…
     Что-то было очень не так. Раньше графоман хотя бы подтверждал кое-какие вещи. Теперь Кроули готов был подозревать его в дезинформации.
     – Ладно… – протянул он. – Посмотрим.
     Даже если магистр алхимии Дэнфорт пытается перехватить инициативу, у советника уже была по этому поводу парочка идей.
     ***

     – О мой Бог, так это действительно был голем? – протянул Кроули поражённо. – Уму непостижимо…
     – Хммм?..
     Тесса смерила его подозрительным взглядом и перевернулась на живот.
     Тестаросса, похоже, собиралась жить вместе с ними. Потому что когда Кроули проснулся сегодня утром, прелестная лоли лежала с ним в обнимку, положив голову ему на плечо, и тихо сопела. Миленькая, как котёнок – который повадился спать на подушке хозяина, нагло суя ему под нос свой хвост.
     А ведь Кроули ещё сквозь сон показалось, что стало как-то душновато!
     – Я-то думала ты будешь хоть немного удивлён, – ровно протянула Тереза. – Раз ты даже не знал, что такие создания не могут функционировать с камнем внутри.
     – Да-да, я понял, – отмахнулся Кроули. – Это штуки фактически антифилосовскокаменное оружие. Неуязвимы для магии… – он усмехнулся, – уязвимы для ракет. Думаю, мы в норме…
     – Не спеши радоваться, – оборвала Тесса. – Этот явно был не предназначен для серьёзных столкновений. Если тебе удалось разорвать его на куски парой удачных попаданий, это лишь значит, что других гарантированно защитят Тайными ритуалами.
     Советник удивлённо развернулся к лежащей на кровати Терезе.
     На незваной гостье было лёгкое платье из, судя по уровню прозрачности, шёлковой паутинки. И больше ничего. Вообще. И Тесса желала, чтобы он это видел. В деталях.
     Но Кроули был рад уже тому, что она не шатается по квартире голиком.
     – Ты же говорила, что големы отрицают магию, – заметил советник.
     – Они отрицают внешнее воздействие, – уточнила девчонка. – Но правильно созданный голем должен воплощать в себе волю создателя защищать свои интересы. Это может дать весьма неприятный эффект.
     – Но… – Кроули помедлил. – Что они там защищали посреди склада? Мы проверили всё, что можно, это просто строительная компания…
     Тереза выжидающе смотрела на него, уткнувшись подбородком в подушку и помахивая в воздухе голыми ногами, будто замечтавшаяся о мальчиках школьница.
     – Разве что… – протянул советник задумчиво. – Это была просто мина. Чтобы детишки на неё напоролись…
     – Големы никогда не нападают сами, – добавила Тесса вкрадчиво. – Они созданы для защиты.
     – Не вздумай говорить, что это мы виноваты, раз наши люди открыли огонь первыми, – процедил Кроули. – Я тебе голову отверну…
     Тереза звонко рассмеялась и перевернулась на спину, изгибаясь всем телом и скользя по простыне ногами. Под воздушной тканью платья возник соблазнительный рельеф аккуратной маленькой груди.
     – Глупости. Он бы всё равно напал. Я уверена, его приготовили атаковать любого носителя камня в виду. Так что…
     Кроули фыркнул.
     – Тогда это точно была ловушка. Если так пойдет и дальше, то Хиро окажется бесполезен…
      – Ты так зол с этим мальчиком, – проворковала Тереза.
     Кроули ответил раздражённым «Прррфф…» и едко обронил:
     – Уж ты бы молчала.
     Тереза хитро улыбнулась, даже не пытаясь ничего отрицать. Она никогда не говорила это прямо, но было вполне очевидно, что для неё носители не более чем набор данных с ножками. Оставалось только догадываться, каким было бы её отношение, если бы в этом аниме так никогда и не возникли понаехавшие.
     – Но я серьёзно, – продолжил Кроули. – Когда я пришёл на место, с Хиро явно творилось что-то недоброе. Его меч… Жаль что мы не получили никаких изображений, но он точно выглядел ина… че…
      Кроули запнулся. От его слов Тереза едва заметно спала с лица, будто увидела за спиной советника призрак давно покойной бабули.
     – Что ты?.. – глухо произнесла она.
     Порывисто поднявшись, Тесса уставилась на Кроули диковатым взглядом.
     – Ты его видел?! Видел второй!.. – Она потрясённо запнулась и отвела глаза. – Но это невозможно, я бы обязательно ощутила что-то подобное! Никогда не забуду ту ауру…
     – Эй, погоди-ка, – прервал советник, – ты хочешь сказать, что он вызвал… ну, второй меч? Но разве это не означает что… – он помедлил. – Ну, ты знаешь, конец игры?
     – Да… – протянула Тереза. – Но… Послушай, опиши подробно – как выглядело оружие Хиро?
     – Ну… – Кроули задумался. – Не проси нарисовать, я даже не стану пытаться… но меч выглядел, кажется, идентично?.. Но его… окружало странное… искажение.
     – Оуррргх!
     С усталым, слегка раздражённым вздохом Тереза с размаху плюхнулась на кровать, подбросив ноги вверх.
     – Что за бред… – досадливо выдохнула она. – У тебя хорошая интуиция, дорогой, это действительно было… искажение. Проклятая штуковина перекручивает даже эффект суперматерии. Это включает визуальные и пространственные аномалии.
     – Звучит куда страшнее, чем выглядело, – сообщил Кроули.
     – Да. Нет. – Тереза фыркнула. – Ты ещё и малой доли не видел. Но… Неужели мальчик может его контролировать?..
     – Э, минутку. Разве всё дело не в том, что носитель…
     – Да-да, – раздражённо прервала Тесса. – Но раз я не ощущаю присутствия, значит он... – она издала неопределённое мычание, – рассосался.
     – Напомни мне, почему вы ребята вымерли? – едко произнёс Кроули. – Рассосался. Это клинический термин?
     Без всяких видимых причин, мирно лежащая на кровати подушка внезапно выстрелила Кроули в голову, он едва успел закрыться.
     – Ты должен поговорить с Хиро, – заявила Тесса, поднявшись на локтях. – Если он потеряет контроль, то…
     – Я уже пытался, – прервал Кроули. – Это… почти бесполезно. Он сам понятия не имеет, что происходит. Бубнит про «как будто он чужой». Вообще, он какой-то вялый, основное сопротивление было от Роуз. Как меня задолбало её бездумное упорство… Эту б энергию да в нужное русло.
     – Она просто волнуется за своего парня, – заметила Тереза с игривой улыбкой. – Ты бы это понял, если бы у тебя было сердце.
     – А Рози бы это поняла, если бы у неё были мозги, – холодно отрезал Кроули. – Они остались единственные, кто не знает. Тесса, у тебя совсем нет идей?
     – Моя единственная идея, это прекратить тыкать в него палкой, – сообщила девчонка. – Даже если Хиро какая-то аномалия, то всё равно…
     – Ну, я думаю, у нас нет особого выбора, – прервал советник. – Хиро и так ни разу не надёжный. Все вокруг него утверждают, что смерть родителей его подкосила, и если он не оправился за…
     Кроули вдруг умолк, задумчиво уставившись в угол комнаты.
     – А может это… – протянул он. – Из-за… того происшествия. Хиро пережил клиническую смерть, знаешь ли. Может это как-то повлияло на его…
     Советник резко осекся, заметив, что Тереза смотрит на него с лёгким раздражением.
     – Что?
     – У тебя и вправду хорошая интуиция, – буркнула она. – Слишком хорошая для твоего же блага, милый!
     – Что за?.. – поразился Кроули. – Ты… Ты знала в чём дело? Тесса, это же!..
     – Заткнись! – В звонком голоске прорезались холодные приказные нотки. – Ты слишком умный, и однажды я не смогу оказаться рядом, чтобы спасти твою дурную задницу. Даже если Питер смог подобрать такого носителя, какого не разорвёт, когда мёртвый меч возникнет у него в руках, это не значит, что ты можешь на это полагаться!
     – У нас может не быть выбора, Тесса, – мрачно повторил Кроули. – Как и у этого пацана.
     В конце концов, Хиро протагонист – хоть назначенный графоманом, хоть избранный гипотетическими богами аниме, – а значит, извержение тёмных энергий из всех щелей было практически неизбежно, как ни крути. Кроули подумывал нажать на чёртового графомана по поводу возможных событий. Хоть он всё больше сомневался, что эти разговоры окупают хотя бы потраченное на них дыхание.
     Конечно, посвящать Тессу в эти проблемы было бы попросту нелепо.
     – Пол…
     Подозрительно мягкий голос Терезы мигом вывел Кроули из задумчивости. Он покосился на девчонку с лёгкой насторожённостью.
     Тесса смотрела на него рассеянным, слегка усталым взглядом. Рубиновые глаза будто потускнели на секунду.
     – Скажи… – медленно протянула девушка. – Ты уже думал о том, что будет…
     Она запнулась. А потом отвела глаза:
     – Нет, ничего…
     – Воу, – выразительно произнёс Кроули. – Слушай, когда ты говоришь это вот так, то…
     Его прервал резкий щелчок замка. Входная дверь отворилась под уверенной рукой.
     – Я вернулась, – ровно сообщила Элли, переступая порог.
     Ни тени странной меланхолии, что была секунду назад, Тереза энергично вскочила на кровати и радостно пропела на английском:
     – Добро пожаловать домой, Элли-тян!
     – Тебе не обязательно меня так называть, – не меняя тона заметила девушка, проходя в кухню.
     – Именно, – с апломбом заявил Кроули. – В моём доме мы не говорим на дикарском наречии.
     – Хооо? Чертов расист и самодур, – радостно протянула Тереза, сверкнув хитрым взглядом. – Где ваша хвалёная толерантность?
     – Осталась на другом конце Тихого океана, – буркнул чужак.
     Элли оставила пухнущие от продуктов фирменные пакеты из супермаркета на столе, затем подошла к Кроули, держа что-то в руках.
     – Пол, ты поставишь мне карточку?
     Она подала ему телефон, кротко взяв упаковку обеими руками, и заглядывая Кроули в лицо как голодный зверёк. Тот с лёгким удивлением отвернулся к столу:
     – Конечно. Я только достану…
     Недавно Элли попросила себе телефон. Хоть советник с трудом понимал, зачем он ей сдался, он не стал возражать и купил новый пакет связи. Он собирался взять и телефон тоже, но подопечная вдруг отказалась и заявила, что хочет купить сама.
     Утром, когда улеглись страсти после обнаружения Терезы, Элли отправилась в магазин, заверив, что заодно сходит за продуктами. Теперь еда кончалась на порядок быстрее, раз в доме внезапно оказалось втрое больше жильцов.
     Приняв у Элли телефон, Кроули разодрал упаковку. Затем покрутил аппарат в руках с неподдельным удивлением.
     – Элли… – озадаченно протянул он, – милая, зачем тебе эта хреновина?
     Девушка умудрилась купить самый понтовый смартфон последней модели – казалось, он вот-вот заговорит голосом человека, озвучивающего трейлеры, а потом трансформируется в маленький «Энтерпрайз» и улетит в космос.
     – Это… телефон, – осторожно произнесла она. – Я ведь не ошиблась? Я думаю, я не ошиблась.
     – Нет, да, это… Всё верно, но Боже, зачем тебе именно этот? Ты что, выбрала самый дорогой?
     – Нет, – честно покрутила головой Элли. – Но я думала… ты сказал, что я могу купить, какой захочу. Я хотела такой.
     – Эй, ты же не жалеешь денег? – вмешалась Тереза. – Ты обещал ей подарок!
     – Ты вообще рот закрой, социальная ошибка! – рявкнул Кроули, осматривая супер-гаджет. – Боже, ну и расфуфыренная же дрянь… камера, вайфай, блютуз, две карты, мегапиксели…
     Элли неловко замялась на месте, нервно сцепив руки. В последнее время она стала выражать свои эмоции куда ярче. С одной стороны, это выглядело довольно мило, но с другой – Элли теперь казалась неловкой и скованной.
     – Мне… мне нельзя его оставить? – виновато спросила она. – Но я думала, что я могу…
     – Нет-нет, – прервал Кроули. – Ладно. Всё нормально… не станем же мы его относить обратно.
     Он открыл панель и начал прилаживать карточку.
     – Я просто не могу понять, зачем тебе понадобился именно такой девайс? Тебе же сложнее будет его освоить, тут половина функционала даже самому интернет-активному миллениалу не нужна…
     – Я выбрала такой, как у тебя, – сообщила Элли. – Я думала, что так будет лучше.
     – Как у меня?.. – озадаченно повторил Кроули.
     Он бы в жизни не заметил, но кажется, его модель была похожей.
     – Аввв!.. – умилилась Тереза из кухни. – Она хочет быть как ты! Тааак мило!..
     – Хватит копаться в наших продуктах!
     Кроули даже не заметил, когда Тесса вдруг испарилась с кровати. Просочившись на кухню, она активно рылась в кульках, будто что-то искала.
     – Элли, дорогая, ты не купила ничего попить? – непосредственно поинтересовалась девчонка.
     – Нет. – Беглянка покачала головой. – Вы ничего не говорили.
     – У нас ещё есть пара бутылок, – Кроули махнул рукой на холодильник. – Элли, вот…
     Девушка приняла телефон в руки. И тут же его включила. Кроули покачал головой, подумав, что если она превратится в придаток к своему мобильнику, это будет настоящая катастрофа. И ведь Элли жутко любила сидеть в интернете, мигом освоив тонкости цифровых технологий – то есть, «Гугл».
     Хоть она всё ещё не готова была говорить о своём возрасте, Элли была отрезана от внешнего мира, сколько себя помнила. Её разум гложил информационный голод.
     – Я боюсь, что в холодильнике больше ничего не осталось… – подала голос Тереза подозрительно небрежным тоном.
     Кроули озадаченно нахмурился.
     – Ты даже не посмотрела, что за…
     Он запнулся, когда на лице Терезы мелькнуло странное выражение.
     – Тесса… – недобро протянул Кроули, поднимаясь. – Что ты сделала?
     Стоило ему пройти на кухню, правда мигом вскрылась – три цветных литровых бутылки из-под газировки покоились в мусорном ведре.
     – Тесса!
     – Что? Было так жааарко…
     – Но это же не повод просто выхлебать всё! Ты проклятый паразит…
     Вместо того чтоб устыдиться, Тестаросса с возмущённым пыхтеньем упёрлась в хозяина дома руками, пихая его к двери.
     – Просто сходи купи нам ещё! Ну же!..
     – Что за?.. С чего это я должен идти? – возмутился пришелец.
     – Я только что вернулась, – бесстрастно сообщила Элли, усевшись в освободившееся кресло. – Я хочу отдохнуть.
     – Вот видишь? – довольно схватилась за идею Тереза. – Не вздумай заставлять бедную девочку на тебя работать, рабовладелец! Ну же, брысь наружу и купи нам попить! Живо, живо!..
     Тесса практически силой выгнала Кроули на улицу и бесцеремонно захлопнула за ним дверь. Он едва успел схватить со стола свою сумку.
     – Вот засранка….
     Впрочем, злиться слишком сильно пришелец не планировал. Магазинчик, куда они ходили за всякой мелочью, находился совсем недалеко, и небольшая прогулка придётся кстати.
     Ведь Кроули мог использовать небольшую передышку от массивного присутствия Терезы для одного личного дела.
     На полпути к магазину улицы разрезал узкий, заросший пушистой зеленью мелкий канал. Дорожка пробегала между домов и пересекала его по основательному бетонному мосту. У моста Кроули притормозил и отошёл чуть в сторону, подальше от случайных прохожих
     Сунув руку в задний карман джинсов, пришелец вытянул листок в голубую полоску. Который, конечно же, там был.
     – Эй, хрен, – сдержанно произнёс он. – У нас есть проблема.
     Текст побежал по листу почти сразу.
     «Конечно есть проблема. Это ты грёбаная проблема! Кого хера тебе нужно?»
     – Мне нужно, чтобы ты пошевелил своим крохотным мозгом и ответил, почему у Хиро два меча. Раз это твоя идея, то…
     Его прервала строка на листе.
     «С чего ты взял, что у него два меча! У него всегда был только один. И в прошлый раз»
     – В прошлый раз Хиро, судя по моим данным, вызвал какую-то левую приблуду, – сообщил Кроули. – Напрягись и вспомни, ты ведь собирался использовать…
     Он умолк. Тесса чётко дала понять, что имя второго меча табу настолько, что его даже нельзя называть вслух.
     Покачав головой, Кроули отмахнулся. В конце концов, это выглядело как простое суеверие.
     – Ты собирался использовать Калибурн для Хиро, так ведь? В смысле, ты ведь знаешь, что его блестящая резалка, это…
     «Экскалибур. Блять, я только сейчас это понял. У их оружия есть имена, точно! Какого хера я никогда об этом не думал!»
     Кроули невольно завёл глаза – он в последнее время делал это столько раз, что был реальный шанс так и остаться. Возможно, о туповатом пейсателе стоило забыть раз и навсегда.
     – Вот ведь новости… Да, тупица, твой собственный текст, и так далее по…
     Строка заставила его прерваться.
     «Пошёл ты! Я понял это опять твоя сраная херня! Из-за тебя они никогда не узнают имена своих мечей! Это Тесса, она должна была им сказать! Она знает, заставь её»
     – Заставить Терезу Тестароссу? – едко произнёс Кроули. – Ты её заставь. Своими поразительными слогом и пунктуацией. Слушай, Хиро, похоже, вызвал эту хреновину сам того не понимая. И, разумеется, это тот унылый троп, так что…
     «Пошёл нахер! Я понятия не имею, что за бред ты несёшь! Я сам не знаю что за дела с мечом Хиро, как по мне это ты что-то втихаря»
     – Это Калибурн, тупица, – процедил Кроули. – И не делай вид, что ты не собирался дать Хиро…
     «Я даже не знаю что это такое кретин! Ты просто выдумал эту поебень а теперь мне мозги ебёшь!»
     – Что за?.. – поразился Кроули. – Ты… ты реально не знаешь про Калибурн? В смысле…
     «Да я первый раз слышу! Это ты сам себе придумал так что»
     – Рот закрой! – Кроули помедлил. – Так. Вали к компу и погугли. Погугли «Калибурн» – через «си», тупица! – и посмотри, что найдёшь.
     «Я и так за компом.»
     Текст пропал на некоторое время. Кроули трепливо ждал. Стоять на солнце просто так было довольно жарко. К сожалению, укрытия нигде не было. Улица была довольно голой – вся зелень в канале хитро росла на крутых влажных склонах, куда не стоило соваться без желания немедленно съехать в приветливо журчащую в канале воду.
     Наконец на листе появилась новая строка.
     «Я блять поверить не могу. Эта херня настоящая.»
     – Ну ты всерьёз думал, что я тут шутки юморю? – буркнул Кроули. – Долбоёб… Ну, теперь, когда мы выяснили…
     «Но это всё полная херня! В Википедии написано что это просто одно и тоже название для Эксклибура. Что за бред?»
     – Ну, видимо здесь, в стране влажных фантазий, где любой задрот имеет трёх кавайных моэ, это не просто разные названия, – процедил Кроули. – Ну же, тупица, пошевели мозгами! Хиро твой долбанный протагонист, конечно у него будет…
     «Пошёл ты нахер! Как ты можешь это знать?! Откуда ты можешь это знать раньше меня! Я даже не думал что я собирался делать два меча прежде чем ты это сказал! Откуда ты это всё знаешь?!»
     – Убери истеричные знаки, – буркнул Кроули. – Я понятия не имею, что у тебя за проблема, но…
     Пленник аниме вдруг умолк, когда до него дошёл странный оборот.
     – Эй, минутку… что значит «собирался делать»? Ты собирался дать Хиро два меча изначально? Не просто изобразить, как он превращается драматично в тёмного лорда или типа того, как там вы, Отаконы, любите…
     Текст растворился. Лист помолчал пару секунд.
     «Я собирался. У Хиро должно было быть два меча в том бою против голема. Я не знаю что именно там должно было произойти – потому что ты мне все испортил гадёныш! – но Хиро должен был двумя мечами»
     Текст замер, будто на полуслове. Кроули скептически нахмурился.
     – «Должен был двумя мечами»… – протянул он. – Что? Дай угадаю – «пронзить ими небеса». Прям как в том одном аниме про роботов…
     «Закрой свою сраную пасть урод! Ты и так убиваешь всё что можно вокруг себя какого хера ты делаешь вид что ты тут самый лучший?! Бегаешь везде со своим вонючим пистолетиком»
     – Эй полегче, – едко прервал Кроули. – Это служебное оружие. Я же, в конце концов… член студсовета. Твоими, без сомнения, стараниями.
     «Иди нахуй!»
     – Давно там, – привычно ответил пленник. – Эй, кстати, ты не знаешь что за дела с Куруми? Её нет уже дней пять, как сквозь землю провалилась. Фука с ума сойдёт без своей подружки…
     Текст на листе резко пропал. Затем сменился одним словом.
     «Что?»
     – Что «что»? – не понял Кроули. – Куруми, тупица, староста из…
     «Что ты сказал про Фуку»
     – Что она…
     Пленник аниме запнулся, осенённый догадкой. Потом хмыкнул.
     – Ах, вот оно что. Я понял. Ты что, до сих пор не в курсе? Наверно, раз Хиро не в курсе, так ведь? А на всё остальное тебе и насрать… Но да, Цуруя Фука… – Кроули сделал драматическую паузу, – гомосексуальна.
     Ответ возник в единый миг, будто его пульнули в лист из рогатки.
     «НЕТ!»
     – Вау, всё капсом…
     «Какого хера ты творишь урод?! Она не лесбиянка это полный бред херня»
     – Эй, сбавь обороты, чмо, – прервал Кроули. – Фука самая натуральная лесбиянка, любит других девушек, всё как по учебнику. Собсно, не вижу, с чего такая реак…
     «Закрой пасть! Этого не может быть! Она была в гареме, она запала на Хиро как по твоему это может быть?! Что ты сделал с ней что она»
     – Воа-воа, принцесса, полегче с обвинениями. – Кроули не смог удержаться от смешка. – Это просто нелепо… Ты что, всерьёз обвиняешь меня в изменении чьей-то ориентации?! Хе-ха! Ты ж должен понимать, что это слишком тупо даже для тебя…
     «Но это единственное объяснение! Если бы тебя там небыло она была бы нормальной!»
     – Эй-эй, приятель, это уже попахивает гомофобией, – с издёвкой предупредил Кроули. – И меня умиляет, что твое определение нормальности для Фуки, это место в гареме Хиро. Что за урод…
     «Ты падла ещё выделываешься?! Это ты все сделал, я знаю! Как по-твоему она могла быть влюблена в Хиро если»
     – «Влюблена» это сильное заявление для того, кто только что прямо признал, что она была просто частью гарема! – жёстко отрезал Кроули. – И вообще, хватит грузить меня своими фантазиями. Насколько я знаю, Фука всегда, ещё чуть не с детсада, была влюблена в Куруми. Да-да, тупица, в другую девушку из…
     Кроули резко замер на полуслове, поражённый внезапной истиной. Будто хаотично рассыпанные части паззла неожиданно едва заметно сдвинулись, рисуя новую, неожиданную картину.
     – Они были вместе… – прошептал чужак, уставившись перед собой невидящим взглядом. – Они были в гареме Хиро. Вместе.
     Стряхнув оцепенение, он поднял лист.
     «Какого хера ты там делаешь? Сначала»
     – Закройся. Ты. Какие отношения были между Фукой и Куруми? – сухо потребовал Кроули. – В твоём сраном гареме. Пошевели мозгами и…
     «Какая тебе разница? Ты»
     – Я. Сказал. Отвечай.
     Конечно, с точки зрения логики угрожать графоману было бесполезно. Что застрявший в другом мире Кроули ему сделает? Но тот всё же разродился ответом.
     «Ну они типа были соперницами. Они знали друг друга с детства и они из богатых семей но они типа разные и поэтому они постоянно пытаются отбить Хиро друг у друга, типа ревнуют и всё»
     Не дочитав до конца, Кроули медленно опустил листок. От понимания, что было уготовано этим девушкам, пленник аниме ощутил, как в животе свивается тугой комок тошноты.
     – Вот оно что… – протянул он с нотками отвращения. – Я понимаю. Я всё понимаю… Боже, это всё даже хуже, чем я…
     Пришелец умолк и с тяжёлым вздохом покачал головой.
     – Эй, ублюдок, – ровно произнёс Кроули в воздух, – ты ведь понятия не имеешь, почему они соперничали из-за Хиро, так?
     Он подождал немного и только потом посмотрел на лист.
     «Да какая разница? Хватит задавать тупые вопросы и делать вид будто ты тут весь из себя чертовски умный!»
     – Значит, нет. – Кроули опустил листок и снова поднял взгляд перед собой. – Ну конечно нет.
     Чужак медленно скомкал лист в руке.
     – Вот что я тебе скажу, – процедил он. – Меня от тебя тошнит. Вполне буквально, физически тошнит. И меня тошнит от всего, что ты делаешь. Ты мелкий. Мерзкий. Бесполезный. Жалкий. Бесталанный. Ублюдок.
     Комок бумаги отправился в воздух. Там его подхватил легкий порыв ветра, и смятый лист, чуть зацепляясь за густую траву, покатился по крутому берегу вниз. Там он, наконец, упал в воду и поплыл вниз по течению. Кроули этого не видел – он давно вышел на мост.
     В разговоре с графоманом он вдруг осознал простую и совершенно неважную для его дела, но очень неприятную вещь.
     Единственная причина, по которой Фука могла оказаться в гареме Хиро, это… чтобы быть рядом с Куруми.
     Хиро стал бы старостой от парней – после выходки Асано, без сомнения. И, полный нежного восхищения, он бы сломал ледяной щит вокруг Куруми, как его ломает глупый щенок с большими наивными глазами. И одинокая несчастная Куруми потянулась бы к нему, инстинктивно, как цветы тянутся к свету. А потом явилась бы Фука, слившись с жёлтым камнем. И, сходя с ума от ревности, она стала бы крутиться рядом с ними, трусливо притворяясь, что её интересует Хиро. А Куруми, не в силах переступить свои проклятые страх и стыд, превратила бы Хиро в новый щит, создавая дистанцию с бывшей подругой. Но Фука не отступила бы. Ей бы не хватило духу отказаться от единственной возможной близости с любимой женщиной.
     Пусть даже таким образом они никогда не смогли бы быть вместе, запертые в вечной бессмысленной борьбе за парня, который ни одной из них был и даром не нужен.
     – Maybe it's for the better that I'm stuck here… – глухо пробормотал Кроули. – Just maybe.
     ***

     – Знаете, Азума-сан, когда вы позвонили мне тогда, я тааак обрадовался, – протянул Кроули. – Когда это было, вы говорите?
     Сидящий рядом бывший детектив раздражённо поморщился, но промолчал. Техники не обратили внимания – от сарказма советника их предохраняли плотные наушники.
     В фургоне наблюдения было как всегда тесновато.
     – Верно, – согласился Кроули сам с собой, – два дня назад. Прошёл уже пятьдесят один час с того момента, как мы выяснили имя.
     – Лаки-кун, – вмешался лейтенант Вакамия поворачиваясь от своего экрана, – ты ведь должен понимать, что человека такого уровня…
     – Он враг нации, – холодно ответил Кроули. – Насколько я знаю, таких…
     – Это ещё надо доказать, дурной ты сопляк, – не выдержал Азума. – Мы не можем просто вломиться туда!
     – У нас есть разрешение, чтобы нанести по городу ракетный удар, но нет разрешения, чтобы применить силу по отношению к коррумпированному политику, – презрительно протянул Кроули. – Да что не так с этой страной?!
     – Обращение с высшими эшелонами власти очень щепетильное дело, Лаки-кун. Это уважаемые люди, – заметил лейтенант.
     – У него химеры вокруг дома лежат!
     – Но он всё ещё член Палаты советников, – парировал Азума.
     Может, с его стороны это было лишь чуточку лицемерно, но такая логика была для Кроули непостижима. Да, разумеется, политики всегда были выше закона – но должны же быть хоть какие-то противовесы! Где чёртово разделение властей, когда оно нужно?
     – Может, пригласим сюда журналистов? – едко поинтересовался советник. – Раз сначала нам нужно уничтожить его репутацию.
     – Это было бы довольно неплохо… – буркнул Азума.
     – Хватит! – скомандовал Вакамия. – Полковник на связи.
     Поморщившись, Кроули надел наушники.
     Они уже давно – пятьдесят один час назад – выяснили, кто поставлял алхимикам материалы и кому принадлежал склад, где хранился голем. Ниточки тянулись сквозь счета и фирмы, нанизывая их как бусы. Замком служил владелец этих «бус». Кроули приготовился к броску и…
     …внезапно вмешалась мощная японская машина Бюрократии. Ведь виновник был так важен для благополучия префектуры! Большой предприниматель и политик, филантроп и покровитель сирот и школ, а также спекулянт и рэкетир – но шшш! – о последнем говорить слишком грубо!
     Под «большим человеком» лежала чуть не треть городского имущества и половина политиков. А значит, вокруг него даже сверхсекретный военный отдел должен был танцевать вприсядку, пока не придёт приказ свыше.
     – …предпринимать без сигнала от внешней группы.
     Кроули расслышал только обрывок приказа. Справедливости ради, Кусанаги тоже отчётливо не нравилось такое положение дел. Своей прямой задачей он считал защиту города от несанкционированных человеческих потерь, и наверняка готов был лично уложить виновного мордой в пол.
     Но им связали руки. Начальство боялось пустить круги по воде.
     К счастью, химеры вокруг поместья, обнаруженные модифицированными дронами, помогли командованию начать шевелиться. Кроули, сосредоточившись на деталях операции, не слишком вникал, что там происходило в подковёрной борьбе, но его одолевало ощущение, что тормозить их перестали по одной причине – зависть.
     Другие местные шишки попросту спустили военных на собрата как бойцовских псов. Ведь у него были волшебные монстры, а у них – нет.
     – Есть движение во дворе!
     Кроули мгновенно переключился на изображение с указанного дрона. Летун покачивался на ветру за периметром, осторожно заглядывая через забор.
     Поместье состояло из массивного двухэтажного особняка в европейском стиле и обширной территории двора. Здание буквально лоснилось, увешанное массой архитектурных излишеств, вроде фигурной кладки стен, и лепнины вокруг арочных окон, и декоративных колонн по краям фасада. Самым странным было то, что все эти свистелки и перделки сочетались весьма органично, хоть в таком стиле обычно требовали себе хоромы ошалевшие от быстрых денег порномагнаты и рэперы, создавая определение безвкусицы.
     Архитектура внешне казалась старинной, но Кроули знал, что зданию не больше пяти лет. Хозяин предпочитал жить с шиком. Двор украшали пышные аккуратные клумбы и оформленная в замысловатые фигуры живая изгородь. К дому вел широкий проход из брусчатки, от него разбегались аккуратные гравийные дорожки, разрезая сад на геометрически правильные узоры. От ценимой в традиционных японских садах тщательно выверенной натуральности пейзажа не было и следа.
     К массивным двойным дверям главного входа поднималась широкая каменная лестница без перил. Молодая девушка в знакомой школьной форме стояла у первой ступеньки.
     Кроули ровно вздохнул и сообщил:
     – Они знают, что мы здесь.
     – Но химеры не двигаются, так что… – протянул лейтенант.
     – Я понятия не имею, что происходит, – прервал советник, – но будьте начеку, ага? Я пойду пообщаюсь с дамой.
     – Лаки-кун, – раздался голос Кусанаги. – Я понимаю, что для тебя это личное дело, но…
     – Я пойду один, – перебил Кроули. – Кто знает, что она может выкинуть, если в дом вломятся солдаты.
     – Но это… – начал Вакамия.
     – Ты уверен? – прервал зама полковник. – Возможно, она не станет с тобой говорить.
     – О, я её заставлю, – заверил Кроули. – И ещё… Вы ведь помните мой план?
     – Конечно. Я прослежу, чтобы не было проблем.
     – Хорошо. Но вы всё равно подведите бойцов поближе. Я всего лишь парламентер, а не человек-армия.
     – Разумеется, Лаки-кун.
     В тоне Кусанаги не было даже намёка на иронию. Кроули поднялся с места и взялся за ручку двери.
     – Ну, я пошёл…
     Выскочив на улицу, чужак глубоко вздохнул, прочищая лёгкие. В фургоне всегда было душновато, и свежий воздух пришёлся кстати. В долине опять пошли дожди, небо часто скрывали мрачные тучи. Летняя жара внезапно сменилась довольно прохладным ветром. Кроули даже пришлось одеть пиджак.
     Чёрный фургон Института стоял в паре сотен футов от ворот поместья, на подъездной дороге. Совсем не выделялись, да. Вытянув телефон на ходу, Кроули нажал пару кнопок, отправляя сообщение.
     Через минуту он толкнул ворота поместья. Те оказались не заперты.
     Как они и подозревал, их приглашали.
     Советник прошёл по аккуратной дорожке из брусчатки, бегло осматривая окружение. За домом стояла пара хозяйственных зданий, но со стороны парадного входа не было даже намёка, что на территории находится что-то кроме роскошного особняка. Дизайн ловко срывал все детали, что могли принизить впечатление небрежной роскоши. Добравшись до крыльца Кроули остановился.
     Девушка стояла перед ступеньками, как последний защитник осаждённого замка перед воротами цитадели.
     – Доброго дня, президент, – непосредственно произнёс Кроули. – Знаешь, ты же меня поставила в неудобное положение в школе, мне приходится отдуваться за двоих!
     Куруми сверкнула совершено очаровательным мрачным взглядом исподлобья.
     – Прошу, оставь светские разговоры, Лаки-кун, – глухо потянула девушка, сжимая у груди одну ладонь другой. – Нам пришла пора решить все раз и навсегда…
     – Какие серьёзные речи, – протянул Кроули и фыркнул. – Ты знаешь, это было бы куда эмоциональней для меня, если бы ты потрудилась выразить свои чувства хоть раз. Но нет, ты у нас маленькая упрямица…
     «Принцесса» сверкнула недобрым взглядом. Кроули качнул пистолетом в руке.
     – Не нужно на меня так смотреть, – прохладно произнёс советник. – Ты сама виновата, что у тебя бардак в семье. Ты хоть раз со мной говорила? Нет. Ты говорила с Фукой? Не...
     – Её это не касается! – отчаянно воскликнула Куруми.
     Дорогое имя её расшевелило – изящная красавица взмахнула рукой, отбрасывая тёмный покров распущенных волос, и в серебристой вспышке возник длинный и тонкий, хрупкий клинок, будто сотканный из волнистых стеклянных нитей. Красиво блестевшее лезвие напоминало классическую катану, но, кажется, без изгиба.
     – Ookay, – протянул Кроули. – It's getting really serious really fast…
     Куруми перехватила меч и стала в нижнюю стойку.
     – Я и не знал, что ты занималась кендо, – ровно произнёс Кроули, припоминая, как с удивлением обнаружил счета за её обучение в одном известном додзё. Потом вкрадчиво добавил: – Это тоже отец настоял?
     – Я Киридзё Куруми, – глухо произнесла девушка. – Моё будущее, это будущее моей семьи. Я не позволю тебе забрать его.
     – Всё что нам нужно, это перетереть с твоим папашей, девочка моя, – ровно сказал Кроули. – Я понятия не имею, что он задумал, но…
     – Отец отдал мне приказ защищать наш дом от любого вторжения, – всё так же глухо прервала Куруми. – Сделай хоть шаг вперёд и я…
     – Зарубишь меня как бродячего пса? – скептически поинтересовался Кроули.
     Краем глаза он заметил шевеление в траве.
     Куруми была обречена.
     – Ты всегда был таким беспечным, Лаки-кун, – прошептала принцесса, приподнимая меч. – Я… Я так тебе завидовала…
     Кроули прервал её раскатистым едким смехом. Куруми сжала оружие покрепче глядя на своего «заместителя» с лёгкой опаской.
     – Ну теперь это уже оскорбительно, Куруми-тян, – протянул Кроули. – Твой папаша по уши во всем этом дерьме, ты даже получила этот чёртов камень, и тебе хватает наглости заявлять, что это я беспечен? Маленькая соплячка…
     Куруми подалась вперёд, сверкая безумием в изумрудных глазах.
     – Ты понятия не имеешь, что для меня значит моя семья! – крикнула она. – Я никогда не предам отца, я обязана!.. А ты! Ты всегда был рядом, но ты никогда не понимал! Я… Я так…
     – Я прекрасно понимаю, – заверил Кроули. – Я понимаю, что ты маленькая девочка, закрытая в большой тёмной комнате, где бестелесный голос вбивает тебе в разум искаженное представление о реальности. Не беспокойся, ты не одна такая. Я б даже сказал, вас слишком много…
     Отшатнувшись, Куруми перехватила меч покрепче.
     – Я тебя не пропущу… – глухо протянула она.
     – И, тем не менее, я всё равно иду внутрь, – сообщил Кроули.
     Он сделал шаг… и Куруми сорвалась с места.
     Размахнувшись блестящим клинком, она в миг оказалась рядом. Кроули машинально вскинул пистолет, в защитной позе.
     Но внезапно, со странным звуком, напоминающим шум ветра в ветвях, между ними возникла огромная и мягкая белая волна. С испуганным криком Куруми отправилась на землю. Клинок с чудным хрустальным звоном упал на брусчатку.
     Между советником и принцессой возникла огромная белая лиса с красивыми красными метками вокруг глаз.
     – Что это?.. – выдохнула Куруми.
     Быстро оправившись, девчонка с удивлённой сноровкой вскочила ноги. Клинок испарился в воздухе и тут же возник в её руке. Юная Киридзё снова встала в стойку, испуганно глядя на неожиданного во всех смыслах противника.
     Лисица припала на передние лапы и слегка заскулила. Ветер будто принёс с гор жалобный голос:
     – Неужели ты меня уже забыла, Куро-тян?..
     Куруми резко втянула воздух сквозь зубы, парализованная шоком.
     – Этот гол!.. Фука?!
     Она подалась вперёд, растерянно опуская оружие. Лисица поднялась и радостно взмахнула хвостом.
     – Я так боялась, что ты меня бросила, Куруми… – протянула она несчастно. – Я так хотела тебя увидеть! Прошу, пошли со мной, и мы сможем…
     – Нет!
     Опомнившись, Куруми перехватила клинок, угрожающе направив его на белую лису.
     – Ты… ты не Фука! Это какой-то трюк! Это… – Она ошарашенно оглянулась. И вздрогнула: – Где он?!..
     Кроули уже успел взобраться на пару ступеней. Оглянувшись на Куруми, он попятился спиной к двери.
     – Ну я просто подумал, что вам девочкам нужно немного времени, чтобы… – он сделал выразительную паузу, покрутив в воздухе стволом, – разобраться.
     – Я тебя не пропущу!
     Куруми рванулась к подлому штукарю, но демоническая – а может и божественная – лиса её перехватила. Принцесса едва увернулась от свирепого взмаха когтями и попыталась контратаковать широким выпадом, но её сбил удар хвоста сбоку. Очевидно, что Фука могла контролировать его как пятую конечность. Недаром он такой длинный…
     Куруми дернулась, чтобы встать, но над ней нависла впечатляющая полная зубов пасть.
     – Ты снова хочешь меня бросить, Куро-тян? – голос Фуки звенел от безумной смеси угрозы, обиды, нежности и обожания. – Я тебе не позволю! Ты только моя!
     С рычанием Фука рванулась к шее подруги. Куруми поражённо замерла на мгновенье. Но вместо безжалостной расправы Фука бесстыдно с оттягом лизнула её в шею, запустив язык аж под ворот рубашки.
     Ахнув от неожиданности, Куруми очень характерным движением стыдливо сдвинула колени, изогнувшись на земле. Затем, взяв себя в руки, собрала правую ладонь в горсть. Лежащий на земле меч исчез, а в руке Куруми появилось яркое сияние – она приложила лисицу в грудь странным световым взрывом.
     Фука тонко взвизгнула и отлетела футов на десять, и растянулась на земле, смяв пёструю клумбу из мелких цветочков. Кроули невольно подался вперёд.
     – Эй, вы бы поосторожнее… – протянул он.
     Куруми снова развернулась к нарушителю. Но ей пришлось быстро отскочить в сторону, когда на место, где она только что стояла, приземлилась массивная туша.
     – Не отворачивайся от меня, Куро-тян! – жалобно попросила Фука.
     В контраст её тону, из очень некрасиво ощеренной лисьей пасти раздался угрожающий рык.
     – Фука… – несчастно протянула Куруми.
     Клинок опустился немного. Затем она вскинулась, перехватив оружие крепче, и с угрозой посмотрела на подругу.
     – Я… Я не стану отступать, Фука-тян, – глухо произнесла она глядя на лисицу в упор. – Ты мой враг и ты умрёшь от моей руки.
     – Я согласна, – радостно ответила Фука, одобрительно взмахнув хвостом. – Я так люблю тебя, Куруми! Только тебя…
     – Я тоже люблю тебя, моя Фука…
     Лиса издала радостный скулёж. Затем рванулась в атаку, с неприкрытым намереньем растереть возлюбленную по камням дорожки. Куруми отпрыгнула в сторону и рубанула воздух, посылая в противника силовую волну.
     Кроули покачал головой и отвернулся.
     – They both fuking crazy.
      Теперь, когда высокородные дамы интересовались исключительно друг другом, путь к «боссу» был свободен. Оставив удары, и вскрики, и странные шелесты, а потом взрывы, за спиной, Кроули взбежал по ступенькам к парадному входу и потянул тяжёлую дверь.
     За ней оказался в центральный холл здания. С обеих сторон имелись двери в боковые помещения, широкая лестница покрытая красным ковром вела на второй этаж.
     Внутри дом оказался таким же расфуфыренным, как и наружи. Картины в резных рамах и пёстрые вазы на тумбочках украшали каждый угол, под потолком висели замысловатые гирлянды из стекла, притворяясь люстрами. А вот зелень хозяин явно не жаловал. Стены покрывали тёмные деревянные панели, натёртый воском паркет сиял. Воздух казался немного спёртым.
      Стоило Кроули прикрыть за собой дверь, как он расслышал приглушенный звук выстрела откуда-то снаружи. Звук повторился, затем раздалась очередь.
     – Штаб, у вас всё в прядке? – спросил он в воздух.
     – У нас проблемы, Лаки-кун, – сразу отозвался полковник в коммлинке. – Химеры начали движение! И у них есть подкрепление…
     – Что за нах?.. – выдохнул Кроули. – Как мы… Ладно. Я связал Куруми, она… Они заняты. Вы, наверно, в курсе. Двигайтесь осторожно, чтобы не…
     – Я боюсь, это не возможно, – прервал полковник. – Химер слишком много, люди возле входа связаны боем, я не могу позволить им бросить позиции! Тебе нужно возвращаться…
     Конец фразы Кроули не услышал – внимание привлекло неожиданное движение на краю зрения. Он поднял взгляд, чтобы различить человеческую фигуру и…
     Дуло штурмовой винтовки.
     Очередь прошила воздух в миллиметре от его головы, Кроули едва успел метнуть себя вбок, чуть не порвав мышцы ног. Выбросив руку, он пальнул пару раз в сторону противника. Пули ударились в стену, стрелок на втором этаже успел убраться за угол.
     Поскальзываясь на натёртом паркете, Кроули рванулся к ближайшей двери. Та начала приоткрываться и советник с рёвом врезался в неё корпусом, сбивая за ней стоявшего на пол.
     Раздался звук тяжёлого падения и громкая ругань на незнакомом языке. Распахнув дверь, Кроули прицелился почти не раздумывая.
     Перед ним на полу лежал смуглый мужчина в тёмном деловом костюме. Возможно латинос.
     Выстрел прошил мужчине череп. Тело обмякло на полу. Кроули перескочил через труп, едва не вступив в ремень винтовки с незнакомым профилем, и рванулся к ближайшему укрытию. Как раз вовремя – дверь в стене слева открылась, и оттуда показалось оружие.
     Пальнув пару раз в сторону противника, Кроули, пинком отбросив резной стул, с натужным выдохом перевернул массивный обеденный стол и нырнул за укрытие.
     «Укрытие» тут же пробило несколько пуль. Кроули с холодком в груди понял, что Джон Макклейн из него будет никакущий. Пальнув пару раз поверх стола, советник вскочил, в надежде, что противник ушёл за дверь.
     Повезло – он оказался прав. Но винтовка тут же появилась снова. Стрелок просто выставил её в проход, не показываясь сам. Кроули быстро выстрелил дважды, надеясь хотя бы сбить прицел. Это сработало, раздалось сдавленное восклицание, и противник спрятался за угол полностью.
     Отбросив пиджак, Кроули сорвал с пояса небольшой цилиндр.
     – O-key, here!..
     Небольшая поставка от одного из партнёров Института давно ждала своего часа. Подозрительно мощные для своего скромного размера, они были предназначены, кажется, для скрытого ношения.
     Гранаты. Кроули так и не выяснил где и зачем, или даже кто разработал эти штуки, но они были очень кстати как раз для такого случая. Вырвав чеку, советник отправил цилиндр в проход и нырнул за стол, пригнувшись пониже.
     – Штаб, мне реально нужна помощь! – рыкнул он. – Тут какие-то уроды с автоматами и я…
     Бахнуло так, что у Кроули зазвенело в голове. Он мельком выглянул из укрытия. Из-за двери выглядывала нога в темной штанине, в проходе клубилась пыль.
     – …я сомневаюсь, что у меня хватит патронов, – резко закончил Кроули.
     – Я повторяю, уходи оттуда! – донеслось из наушника. – И-сенсоры засекли аномалию в доме! Это может быть один из алхимиков!
     «И-сенсоры» были новой разработкой Сакая. Хоть учёный и не желал ничего иного, кроме как воссоздать философские камни, он, кажется, смирился с тем, что ему этого не позволят. Последней его находкой стало излучение, которое оказалось возможно засечь с помощью модификации обычных радио-сканеров. Теперь дроны могли ловить химер на расстоянии. И не только химер.
     Поднявшись, Кроули оглянулся. Снаружи всё ещё раздавались выстрелы, порой долетали удары, наверняка со двора.
     Окно казалось хорошим выходом. Кроули и вправду не собирался изображать из себя протагониста шутера от первого лица – если ты не умеешь просто пересидеть выстрел в голову за бетонной стеной или излечиться, глотнув медпакет одним махом, то ты недостаточно хорош. И Кроули уж точно не был. Кроме того, у него осталось всего две гранаты и одна обойма – пустую первую он выщелкнул на пол и перезарядился.
     Но не успел он высадить стекло, как его привлёк тихий звук. Он развернулся и выстрелил не глядя, практически наугад. Мужик с винтовкой нырнул за дверь в холл с раздражённой руганью.
     – You're gonna pay for this, kid!
     – Don't you get paid enough? – огрызнулся Кроули.
     Новость была неожиданной. Он не ожидал, что стрелки будут интернациональной бандой. Хоть на японцев они не походили – этот был белый, тот, что лежал в дверях, был латинос. Других рассмотреть не удалось.
     Держа проходы под прицелом, Кроули мельком оглянулся на окно. Нужно было убираться отсюда – если эти ребята реальные наёмники, он жив исключительно благодаря своей дьявольской удаче!
     Неожиданно из холла раздались выстрелы. Затем испуганный вскрик и удары. Резкий режущий звук.
     – What the fuck?.. – ошарашенно протянул Кроули.
     Со стороны двери в холл донеслись тихие ровные шаги. Идущий даже не пытался красться. У самой двери шаги затихли – неизвестный остановился на пороге. Кроули напряжённо целился в проход, раздумывая, не сигануть ли в окно спиной вперёд. Ломать шею не хотелось, но…
     – Лаки. Это я.
     Кроули поражённо замер. Это голос он легко узнал.
     – Элли?!
     Девушка спокойно вошла в комнату. На ней была незнакомая одежда: простая тёмная футболка, короткие чёрные шорты и детские на вид белые кеды. Волосы она стянула в тугой хвост.
     Кроули поспешно содрал с уха коммлинк и сунул в задний карман.
     – Я пришла тебя защищать, – ровно заявила его подопечная.
     – Но… – Кроули поражённо всплеснул руками. – Как ты вообще здесь оказалась? Откуда ты знаешь, что я здесь? О Боже, если это проделки Терезы, я её…
     – Тереза сказала, что я должна защищать тебя, – как ни в чём не бывало ответила Элли. – Она осталась дома. Я нашла тебя сама.
     Кроули подошёл к девушке. На её лицо вернулось прежнее бесстрастное выражение. Взгляд казался почти стеклянным.
     – Ты не должна её слушаться, Элли! – с нажимом произнёс советник. – Здесь может быть опасно, это военная операция.
     – Я знаю, – Элли кивнула. – Я прокралась незаметно.
     – Но каким образом, ты же… – Кроули запнулся. – Минутку. Тереза не учила тебя новым трюкам, случайно?
     – Учила, – согласно кивнула Элли. – Я просила её научить меня обращаться с камнем. Чтобы я могла сама о себе позаботиться.
     – Вот оно что… – протянул Кроули.
     Было возможно, что Тереза просто пошла навстречу наивному пожеланию глупого гомункула. Но Кроули опасался, что она могла подучить Элли не просто так. И главное, чему она могла её научить? Пусть хозяйка чёрной косы и старалась отстраниться от прежней жизни, она всё ещё владела своим камнем в совершенстве. А значит, рвать с прошлым Тесса планировала не так капитально, как хотелось бы думать…
     Элли прервала мрачные размышления чужака, неожиданно развернувшись лицом к стене.
     – Здесь есть ещё люди с оружием, – ровно сообщила она. – Я их убью.
     – Эй, это стрелки или…
     Девушка молча приподняла руку. Белый меч внезапно превратился в сребристую дымку и… ударил в стену, прошивая её насквозь, как снаряд. С той стороны раздался сдавленный крик боли.
     – Элли! – рыкнул Кроули. – Ты уверена, что это один из…
     – Я уверена, – безапелляционно заявила девушка. – Это один из охранников этого дома. Я бы не стала атаковать солдат из Института. Я знаю, что они мне не враги.
     – Смотри не напугай их своими фокусами, – буркнул советник.
     Он надел коммлинк обратно. Тут же раздался голос Кусанаги:
     – Лаки-кун! Если ты меня слыши…
     – Слышу вас, полковник. Я… у меня возникли неполадки, – поспешно отмахнулся Кроули. – Полковник, меня… будет сопровождать Элли. Оцеп…
     – Что?! Как она туда попала? Лаки-кун, что ты делаешь?
     – Я ничего не делаю, просто пытаюсь добраться до сенатора, – ровно сообщил Кроули. – Элли… вызвалась оказать мне поддержку. Наши люди справляются?
     – Мы преследуем химер по лесу, – сообщил полковник. – Кажется, они рассыпались, когда большая часть была уничтожена…
     – Не снимайте оцепление, – с нажимом сказал советник. – Вдруг это просто отвлекающий манёвр?
     – Мы держим территорию под полным контролем, – заверил Кусанаги. – Наши люди пройдут, как только… – он помедлил, – как только двор станет безопасен. Возможно, стоит проделать проход в задней стене…
     – Воа, всё настолько плохо? – удивился Кроули. – Девочки разошлись… В любом случае, я двигаюсь внутрь здания.
     – Лаки-кун! Аномалия всё ещё в здании, на первом этаже правого крыла, – напряжённо произнёс полковник
     Кроули озадаченно свел брови. Потом посмотрел на Элли.
     – Эммм… Я думаю, всё будет нормально, – заверил он. – Элли, пошли.
     Он сделал жест идти вперёд, подопечная послушно встала перед ним и вышла в холл первой.
     Стоило ей показаться из двери, мгновенно раздались выстрелы. Пули щёлкнули по возникшему перед Элли белёсому полю, неуловимо схожему с чёрной дымкой камня Терезы. На втором этаже и в дверях на противоположном конце помещения расположились стрелки. Кроули стал сбоку от прохода, раздумывая, стоит ли рисковать и выглянуть, или просто отсидеться за спиной неуязвимой боевой машины, как умному человеку.
     – Лаки, оставайся в укрытии, – прохладно произнесла Элли, утверждая его выбор.
     Не оглядываясь, девушка рванулась к противнику. Обратившись на секунду в размытое пятно, она оказалась возле двери на другом конце зала и с размаху всадила меч прямо сквозь стену. Ответом был явно предсмертный крик.
     Грохнула очередь, но Элли уже исчезла из виду. Было что-то странное в её движениях. Она как будто в самом деле становилась невидимой на секунду. Показавшись в центре зала, она, изящно крутнувшись, метнула клинок. С криком боли второй стрелок упал через бортик. Белая полоса в его груди исчезла ещё до удара об пол.
     – Элли, не убивай всех! – поспешно крикнул Кроули.
     Даже если эти ребята просто наёмники, они смогут частично пролить свет на ситуацию. Может быть смогут…
     Последний стрелок, кажется, попытался удрать. Элли рванулась в комнату, сразу же раздался грохот тяжёлого падения. Кроули поспешил следом за девчонкой, нервно оглядываясь кругом, оружие наготове. Раздался хлопок. Советник, распознав выстрел из дробовика, притормозил и осторожно заглянул в комнату.
     Кажется, это была библиотека. Один из стрелков лежал, придавленный массивным шкафом. Ещё одного Элли безжалостно душила за горло одной рукой, поставив на колени. Черный автоматический дробовик валялся рядом.
     Кроули неспешно приблизился. Элли отпустила противника, когда тот перестал хрипеть. Стрелок упал на землю мешком картошки.
     – Это… довольно эффективно, – протянул Кроули. – Тебя всему этому научили?
     – Нет. Я разобралась сама.
     Белый меч испарился из её руки и Элли развернулась. Кроули нервно вздрогнул – на плече его подопечной красовалось влажное месиво из окровавленной ткани.
     – Эй, ты ранена!..
     – Не страшно.
     – Не мели ерунды, ты же…
     Он подошёл поближе, но Элли отстранилась.
     – Я в порядке. – В голосе прозвучали недовольные нотки. – Я восстановила повреждения.
     – Вот как… – протянул Кроули. – Верно. Ты же… Минутку, но если ты гомункул, то почему у тебя кровь? Вы же…
     Пришелец осекся, заметив, как Элли резко опустила глаза.
     – Прости. Я не хотел… – Кроули замялся – ловко подбирать слова в стрессовой ситуации прерогатива героев кино.
     – Что? – Девушка подняла голову и посмотрела на советника кристально ясным взглядом.
     – Я не хотел говорить так грубо, – выкрутился чужак. – Я… вовсе не считаю, что с тобой что-то не так.
     Элли кивнула и отвернулась.
     – Я не такая, как те создания, – со странной ноткой непреклонности ответила она. – Я… лучше. Но я могу себя восстановить. Это не страшно, мне совсем не больно.
     – Это… хорошо.
     За эти дни Элли стала довольно близка к человеку. Она училась вести себя по человечески. Она училась убирать и готовить, училась управляться с хозяйством, училась общаться с окружающими, училась приводить Кроули в бешенство, относясь равнодушно к выходкам Терезы, и даже их поощряя…
     Элли перестала казаться чужеродной. Но теперь, когда вновь показалась её нечеловеческая природа, это ощущение вернулось.
     – Есть другие люди, – сказала Элли, глядя в верхний правый угол комнаты. – Они двигаются.
     – Ты… ты ведь видишь их сквозь стены? – уточнил Кроули.
     – Да.
     – Жульничество… – буркнул парень. – Куда они двигаются? Они… – Советник помедлил. – А знаешь, что? Кончай их всех. К чёрту пленных…
     В конце концов, никто из этих ребят гарантированно ни черта не знал, во что они ввязались – иначе они бы врезали по пяткам, как только беловолосая девчонка с мечом показались в здании.
     – Хорошо. – Элли и глазом не моргнула. – Они двигаются прочь от нас. Они… бегут, я думаю.
     – Вот как… – протянул Кроули. – Штаб! У нас могут быть беглецы, передайте людям, чтобы их перехватили! Противники вооружены автоматическим оружием и будут стрелять на поражение! Соблюдайте осторожность.
     – Принято, Лаки-кун. – Ему ответил лейтенант. – Мы их перехватим. Скоро наши люди войдут в дом, ждите.
     – Хорошо. Ладно…
     Кроули поколебался секунду. Потом снял коммлинк.
     – Элли. Кто-то остался в доме?
     – Да. – Она посмотрела советнику в лицо. – Один человек. Он наверху.
     – Веди меня.
     Вскоре они стояли перед широкой резной дверью на втором этаже. Кроули готов был поспорить на своё освобождение, что это кабинет хозяина.
     Он медленно приоткрыл дверь, осторожно заглядывая внутрь.
     В каком-нибудь городишке помельче такое помещение можно было смело отдавать под церковь. Стены украшали массивные портреты неправдоподобно представительных мужчин с азиатской внешностью, четыре, по две с каждой стороны. Пол застилал толстый тёмно-алый ковер. В дальней части располагались шкаф-гардероб и книжный шкаф, забитый томами. Прямо напротив двери стоял массивный письменный стол. За ним, у высокого стрельчатого окна стоял мужчина, спиной ко входу. Он не обернулся.
     Кроули медленно двинулся к столу, придерживая пистолет сзади. Элли шла за ним по пятам, неслышно ступая по мягкому ковру, не вызывая меча.
     Они приблизились, и стало видно, что на столе царит идеальный порядок. Письменные приборы, бумаги и печати – все стояло идеально ровно.
     Посреди стола находился открытый ноутбук. Кроули бесцеремонно его развернул. На экране был какой-то почтовый клиент.
     – Я знаю, что вы желаете добиться невозможного.
     Гулкий голос мужчины будто пытался сбежать из кабинета, словно ему было тесно в таком мелком помещении.
     – Ваше мнение принято к сведению, Киридзё-сан, – ровно заметил Кроули, выбирая единственный пункт – странное письмо без темы и имени.
     Мужчина обернулся. Ему было всего сорок пять, что Кроули знал точно, но выглядел Киридзё Тору куда старше. Он был высоким и широкоплечим, особенно для японца. Тёмные волосы осветлила седина, но он всё ещё казался крепким как скала. В карих глазах пылал несколько безумный огонёк.
     Куруми была ни капли на него не похожа.
     – Этот город обречен, – веско произнёс Киридзё. – Я всего лишь сохранил то, что принадлежит мне по праву.
     Он вскинул руку и сжал кулак.
     – Эта сила… – Он замер, глядя поверх голов нарушителей. – Она больше чем вы можете себе представить! Я видел как законы мира и человека рушатся на моих глазах.
     Кроули метнул на свидетеля разрушений закона быстрый взгляд, затем вернулся к экрану ноутбука.
     – Разумеется, вам не понять, – сухо констатировал мужчина. – Вы просто слепо пытаетесь сохранить ваш детский взгляд на мир. Что ж. Если так велит судьба, я сдамся.
     Они встретились глазами на мгновенье. Кроули вскинул пистолет.
     Раздался выстрел и Киридзё Тору опрокинулся на пол с дыркой во лбу.
     – Слишком поздно… – процедил чужак.
     – Зачем ты его убил? – немедленно поинтересовалась Элли совершенно ровным голосом.
     – Посмотри на эти строки. – Кроули посторонился, чтобы она видела ноутбук. – Что ты скажешь, Элли? Это похоже на твоего господина?
     – «Мы отдаём эту силу в ваши руки, как знак доверия. Используйте её, как пожелаете», – прочитала Элли. – Да. Это похоже на… – она запнулась, – на него. Наверно, это его письмо.
     – Точно.
     Кроули тяжело вздохнул и сунул пистолет в кобуру на спине.
     – Но почему ты его убил? – снова спросила девушка. – Он сказал, что сдаётся.
     – Я убил его…
     Кроули помедлил. Потом бросил взгляд на тело мужчины и закончил:
     – …потому, что мы и так потеряли много времени.
     Он развернулся и пошёл к выходу.
     – Потому что Киридзё Тору просто одна большая уловка.
     ***

     Солдаты вошли в дом под командой лейтенанта. Кроули коротко отчитался о находках, не вдаваясь в лишние подробности.
     – Но… ты убил его? – поразился Вакамия. – Но, Лаки-кун, это же!..
     – Он оказался чрезвычайно опасен, у меня не было выбора, – бесстрастно ответил Кроули. – А теперь, с вашего позволения, я должен пойти проверить кое-что.
     Оставив военных разбираться с ситуацией, он спустился по крыльцу. Элли, как и обещала, испарилась в неизвестном направлении. Она должна была ждать его дома.
     Двор перед домом понёс впечатляющий урон – от строгих узоров не осталось и следа. Казалось, что тут была бомбардировка. И не какая-то, а бомбардировка Дрездена. Кое-где дымились обугленные остатки кустов.
     В центральной воронке лежала пара молоденьких девушек. Они трогательно обнимались, соблазнительно сияя нежными белыми телами, украшенные изящными вензелями нежно-золотистых и иссиня-чёрных волос. Кроули подошёл поближе. Фука свирепо посмотрела на него через плечо подружки.
     С каменным лицом советник направил на них телефон. Щелкнула камера.
     – Есть хоть какое-то внятное объяснение, почему вы обе абсолютно голые?
     Кроули присел на краю воронки. Фука недовольно фыркнула.
     – Тебе-то что? – оскорблённо процедила она. – Ты все равно нами не интересуешься! Проклятый грубиян…
     – Фука-тян, не нужно так… – тихо протянула Куруми. – Лаки-кун хотел как лучше…
     Пара солдат, пробегая мимо, покосились на зрелище с неподдельным удивлением. Кроули рассеянно помахал им рукой, чтобы не пялились.
     – Да, ну… – Советник поднялся. – Уверен, ты скоро передумаешь, Куруми-тян…
     Фука издала недовольное урчание и сжала подругу покрепче. Но Куруми отстранилась и приподнялась, опираясь на руку.
     – Лаки-кун…
     Полуобернувшись, она искоса посмотрела на Кроули сквозь тонкую вуаль своих чёрных волос. Локоны красиво опали, обнажая белое плечо.
     – Ты… убил его, правда? Ты убил моего отца.
     Кроули неопределённо хмыкнул и поднялся. Она будто уже знала ответ. Возможно, это была не просто родственная интуиция. В конце концов, она носила в себе камень, – судя по всему, схожий с камнем Элли.
     – Да. Я его убил.
     Куруми отвернулась и опустила голову. Фука мгновенно сжала её в объятиях и свирепо сверкнула глазами на Кроули.
     – Скажи ей! – крикнула она. – Скажи, что сделал это для неё! Скажи!
     – Для неё? – Кроули помедлил. Потом усмехнулся: – Конечно для неё. Мне надоело, что она прогуливает школу! С советом приходится возиться самому, и я принял целую кучу непопулярных решений…
     Фука взвилась в воздух как пружина.
     – Кааак ты можешь так говорить?!! – оскорблённо взвыла она, сжимая кулаки. – Как ты можешь быть!!..
     Распущенные золотистые волосы целомудренно прикрыли её грудь, но Кроули пришлось демонстративно закрыть ладонью вид на светлый треугольник пониже пояса.
     – Воа, Цуруя-сама, приличия…
     – Заткнииись!!
     Их прервал сбивчивый смех. Куруми звучала немного отчаянно, но с заметными нотками облегчения.
     – Конечно… – протянула девушка. – Я понимаю… Я так много пропустила.
     Она опёрлась о землю и неловко попыталась подняться. Кроули ещё демонстративней прикрыл рукой глаза.
     – Вааа!.. Куро-тян, тебе нельзя вставать! – всполошилась Фука. – Ты совсем голая!
     – Кто бы говорил…
     – Заткнись, проклятый Лаки! Куро-тяааан…
     Куруми всё же поднялась, стыдливо прикрываясь ладонями.
     – Лаки-кун… может, ты одолжишь мне свой пиджак? – кротко попросила она глядя в землю.
     – Угх… Ладно.
     Кроули скинул пиджак и дал Куруми знак развернуться, затем, под аккомпанемент недовольного пыхтения Фуки, помог ей одеться. Длины пол хватило как раз, чтобы прикрыть все самое нужное. Куруми обернулась, отчаянно пламенея щеками и дыша подозрительно глубоко.
     – А мне? – ревниво поинтересовалась Цуруя.
     – А ты мехом обрасти, – отрезал Кроули. – Бродячая трупоедка! Где вообще ваша одежда?
     – Сгорела, – просто отозвалась Куруми. – Идём, Фука-тян, я дам тебе своё платье…
     Из-под светлых волос выскочили треугольники мохнатых ушей.
     – Одежа Куро-тян?!.. Урраа!..
     Припав к земле, Фука смазалась на секунду и обратилась в белую лису. Куда меньше чем прежде, хоть и больше нормальной лисицы.
     – Я найду твою комнату! – сообщила она.
     Взяв с места хорошую скорость, лиса мохнатым снарядом рванулась в дом.
     – Фука, что ты!.. – Куруми подалась вперёд. – Вот дурочка…
     – Её пристрелят с перепугу и этим всё кончится, – констатировал Кроули. – Блеск.
     Он не заметил, как Куруми оказалась рядом. Но неожиданно девушка обняла его со спины и крепко сжала, уткнувшись носом в шею.
     – Лаки-кун… – прошептал она едва слышно. – Я… Я прощаю тебя. Я прощаю тебя…
     Кроули осторожно погладил её руки у себя на груди.
     – Хорошо.
     Куруми отстранилась и, так и не посмотрев ему в лицо, побежала к дому.
     Кроули повернулся к воротам. Губы будто самовольно изогнулись в кривой ухмылке.
     – Она думает, я пошутил про школу… – буркнул чужак. – Фестиваль на носу, я Богом клянусь, если она не выйдет…
     Стоило застрявшему в аниме пройти ворота, его накрыло ощущение вызова. Поморщившись, Кроули быстро пересёк широкую подъездную дорогу, и устало уселся в траву на обочине, подальше от патрулей и машин Института.
     Поместье Киридзё стояло в отдалении от города, на одном из отрогов. Местность вокруг покрывал довольно густой лес, но именно отсюда, с вершины склона, открывался неплохой вид на лежащую в долине Инакуру.
     «Ты его грохнул, так ведь? Ты просто взял и пристрелил его на месте как собаку, так ведь?»
     – Хах?..
     Надпись на листке сменилась.
     «Я себе поклялся что больше не стану с тобой говорить но ты просто обязан был пойти и упороть что-то тупорылое.»
     – О, вы тока посмотрите, – поражённо протянул Кроули. – И что же такого ужасного я сделал теперь? Или этот мужик тоже был часть гарема для Хиро? Во будет номер…
     «Иди нахусука! Ты убил его! Это должен быть последний босс! Тот самый кто отправит голема сражаться с ними! А теперь он мёртв!»
     Текст замер. Кроули с искренним непониманием потёр затылок.
     – Но ведь… Дэнфорт же последний босс, – заметил Кроули. – Или ты опять это забыл? Это он всё заварил и его мне нужно поймать, чтобы…
     Пленник аниме растерянно умолк. Затем с усталым вздохом покачал головой:
     – Если всё это не закончится, я точно себе пулю в голову пущу. У меня есть пистолет.
     «И Куруми! Какого хера у неё есть оружие! Я знаю, что она дралась с этой» – текст замер – «с этой сраной хреновиной, которая кажется Фука. Боже как я тебя ненавижу»
     – Взаимно, – буркнул Кроули. – Знаешь, что я ненавижу? Что ты бесполезный хер.
     «А хули я сделаю?!! Это был конец арки! Фестиваль ведь скоро так? Это должен быть конец для них всех! Ну то есть для книги.»
     – «Книга» это сильно сказано для…
     Внезапно раздалась звонкая трель. Кроули вытянул телефон, откладывая лист в сторону:
     – Звиняюсь, у меня звонок…
     Он посмотрел на экран и удивлённо вздрогнул.
     Там снова виднелась каша из символов.
     – Третий… – выдохнул Кроули и нажал принять: – Слушаю!
     – Эй, парень!
     Голос звучал вполне чётко, хоть чуть глухо, будто издалека. Кроули ощутил, как сердце забилось быстрее.
     – Ты ведь нас нормально принимаешь, так? – спросил неизвестный. – Слушай, я…
     – Вы собираетесь мне помочь или нет? – рявкнул Кроули. – Вы хоть представляете, что…
     – Эй, спокойно! – прервал голос. – Я, кстати, очень даже представляю, ты хорошо справляешься. Слушай, у меня мало времени, буду краток! Я не знаю, что ты делаешь, но ты должен продолжать в том же духе! Ты понял? Продолжай…
     – Да я понятия не имею, что я делаю! – взвыл Кроули. – Я тут сегодня чуть не сдох, так что!..
     На линии вдруг раздалось короткое шипение помех, потом какой-то грохот, будто телефон уронили.
     – Ох млять, она здесь!.. – едва слышно выпалил неизвестный, потом голос стал четче: – Слушай, парень, ты должен справиться! Держись! Действуй!
     – Но что?!..
     Звонок прервался без предупреждения, в трубке резко воцарилась гробовая тишина. Кроули разочарованно посмотрел на телефон. Тот, как и всегда, отключился.
     – Может, сказать этому уроду? – протянул он.
     Он постарался нашарить листок рядом с собой. Но не смог. Пришелец осмотрелся вокруг, но бумажка в полосочку просто испарилась без следа.
     С обречённым выдохом Кроули закрыл лицо руками и упал на траву.
     – My life sucks
     ***


     Троп – «Личное Дело с Драконом».
     Во многих историях у Главного Злодея и Героя очень прямые и непосредственные отношения. Главный плохиш лично ответственен за все злоключения героя…
     Иногда такую динамику меняют, и Архи-Враг героя и его самый ненавистный противник это не Главный Злодей, но вместо этого, его главный силовик. Такое в особенности вероятно в работах, где Главный Злодей или Небоевой Злодей, или проводитвремя как Оркус на Своём Троне…

     Взято с tvtropes.org, «Its Personal With The Dragon».

     – …и я прекрасно понимаю, что сегодня последний день фестиваля. Вам всем хочется просто свалить на задний двор и посидеть с подружками. Тем, конечно, у кого такие есть.
     В ответ на колкость несколько парней ответили ухмылками, но большая часть скорчила недовольные мины.
     Ученики выстроились возле входа в клубное здание в две нестройные шеренги. Хоть большинство воспитанников Старшей школы Инакуры сегодня пришли в «гражданском», эти всё еще носили школьную форму, с бело-голубыми повязками на правой руке.
     Кроули развернулся и прошёлся в другую сторону.
     – Но сегодня последний день, а это значит, что сегодня будет последний шанс произвести впечатление на наших гостей! – с нажимом произнёс он командирским голосом. – Все самые большие проекты расписаны на сегодня, и мне сообщили, что множество гостей посещавших нас в первые дни вернулись сюда сегодня только чтобы увидеть наш прогресс! Поэтому если вы не хотите стать посмешищем, то придётся собраться с силами и постараться как следует. Вам всё понятно?
     Бригада помощников ответила довольно стройным «Да!». Кроули похлопал ближайшего по плечу.
     – Молодцы. Так, у всех есть расписание их позиций?
     Во втором ряду поднялась рука.
     – Кажется, мне выдали старую распечатку, – неуверенно протянул парень. – Я думаю, это вчерашняя…
     – Дай сюда.
     Получив листок в руки, Кроули пробежался по нему глазами. Потом смерил парня взглядом и сухо поинтересовался:
     – Ты посеял своё расписание, так ведь? Нет! Не желаю слушать отмазки! Ладно, неважно. Кто здесь на школьном здании?
     Поднялись руки.
     – Хорошо, кто на спортзале?
     Опустились те руки, поднялись другие. Кроули быстро пересчитал учеников.
     – Ладно. Ты, – он ткнул в провинившегося, – отправляйся в спортзал, действуй по инструкций товарищей.
     – Хо… рошо…
     – Вот и отлично. Все свободны. На перерыве отчитаетесь мне или президенту, она будет в клубном здании, мы проверим вашу смену. А теперь прошу всех за работу.
     Кроули коротко поклонился. Помощники машинально склонились в ответ, затем поспешили разойтись, направляясь по местам приписки.
     Шум культурного фестиваля Старшей школы Инакуры набирал силу. Сегодня посетителей собралось даже больше, чем в предыдущие два дня. Территорию гости стали заполнять, как только нарядные приглашающие открыли ворота, и фестиваль официально вступил в завещающую фазу. На площадке парадного входа безостановочно раздавались зазывания ларьков с закусками. Улыбчивые девушки и парни в новой, с иголочки форме раздавали брошюры и радостно информировали гостей о предстоящих мероприятиях.
     Кроули деловито повернулся к центральному входу… и со вздохом остановился, заметив, что к нему приближается Куруми в сопровождении ассистентов: старосты-третьегодки и секретаря. Обе девушки выглядели слегка нервно, Куруми как всегда была невозмутимей наплывающего на шаланду айсберга.
     – Я вижу, ты закончил с первой сменой, – заметила она, приблизившись. – Я проверю их через пару часов.
     – Скоро представление поп-группы, – хмуро сообщил Кроули. – Проконтролируй, чтобы у них всё прошло гладко. Они гвоздь ранней программы.
     – Разумеется. Я хотела сообщить, что у нас проблемы с пиротехникой. Оказывается, они не могут выступать каждые два часа, их хватит только на три приёма.
     Кроули цыкнул зубом.
     – Вот зараза. – Он помедлил. – Так, ладно. У них есть пять человек помощников, таким образом…
     – Я всё уже устроила, – прервала Куруми с необычными для неё нотками удовлетворения и протянула руку в сторону. – Сайя-сан!
     Третьегодка поспешно подала президенту листок, Куруми вручила распечатку Кроули. Тот пробежался глазами и кивнул.
     – Отлично. Ты сама проследишь?
     – Конечно. Я просто предупреждаю тебя, чтобы ты не начал бардак, когда заметишь сбой в расписании.
      «Принцесса» слегка улыбнулась, сверкнув кокетливой икоркой в глазах. Кроули ответил кислой миной.
     – Ну, это не тебе придётся отвечать, если вся эта мешанина, в которую мы себя втравили, сорвётся, – буркнул он.
     – Не мели чушь, разумеется мы будем нести всю ответственность вместе, – высокомерно сообщила Куруми. – Девочки, за мной!
     Президентский кортеж отбыл в направлении клубного здания. К Кроули тут же подскочил кто-то со стороны:
     – Заместитель, я…
     – Не зови меня так, – разворачиваясь, отрезал Кроули. – Что там?
     Перед ним стоял один из участников школьного оркестра, их приписали к группе, ответственной за организацию второго кафе, в клубном здании.
     – Мы не можем найти продукты для… – нервно начал парень.
     – На третьем этаже в основном здании, – прервал Кроули, даже не уточняя. – Вы не получили сообщение? Мы переместили сухие продукты на общий склад.
     – Но тогда нам нужно…
     – Три человека приписано к складу, с тобой четыре, справитесь за один заход, – отрезал Кроули. – Это всё?
     – Д… да!
     Парень рванулся в сторону школьного здания. «Зам» посмотрел на часы и двинулся к входу. Нужно было проверить посты приглашающих и узнать, у кого кончаются листовки.
     За стеклом перехода пара девочек-помощников с коробками в руках проводили мрачного организатора долгими взглядами.
     – Они управляют фестивалем как военной компанией, – пискнула одна. – Кошмар какой!
     Её подруга согласно покивала, и они быстро двинулись по своим делам. Низкая светловолосая фигура скользнула мимо них за стеклом перехода…
     Обход показал, что всё идёт по графику. Гости размеренно текли на территорию через центральные ворота и рассасывались по предложенным мероприятиям.
     Многие сразу уходили вправо от торговой площадки, к спортивным полям. Состязания между командами будут идти целый день, с короткими перерывами. Местные почему-то обожали болеть за совершенно неизвестных им людей, трибуны возле поля не пустели с самого открытия.
     Значительная толпа собралась вокруг небольшой импровизированной сцены чуть левее от двора. Здесь зрители жаждали увидеть трио симпатичных девушек с гитарами. Музыка их, кажется, не особо интересовала.
     Большие цветные знаки хлебными крошками вели к классному и клубному зданиям – один путь украшали картинки милых девушек-горничных, другой – изображения музыкальных инструментов и нот. В каждом корпусе располагалось кафе: «Викторианская роза» обещала очаровательных и исполнительных служанок, «Классика» умиротворяющую атмосферу и классическую музыку.
     Ещё в старшей школе Инакуры можно было посмотреть выставку физических экспериментов, послушать лекции о будущем компьютерных технологий с наглядной трёхмерной анимацией, и посетить постановку классической японской легенды. «Только сегодня и только у нас!» Все события были удобно расположены во времени, чтобы гости могли посетить как можно больше. И всё за символическую цену.
     – Лаки-кун!
     Укрепив энтузиазм приглашающих и расширив им улыбки, Кроули двигался на задний двор, когда его окликнул мужской голос. Он обернулся и заметил, что к нему приближается классрук.
     – Кавамура-сенсей. – Кроули нахмурился. – У вас проблема с декорациями? Тогда нужно сразу…
     – Нет-нет. – Мужчина замахал рукой и усмехнулся. – Ты и вправду относишься ко всему так серьёзно! Культурный фестиваль, это время, чтобы развлечься и для учеников тоже, знаешь ли.
     – Ага, – буркнул Кроули. – Ну, я, поверите ли, не ожидал, что всё наберёт такие обороты, так что я немного напряжён. Честно говоря, я вообще жалею, что тогда рот раскрыл.
     – Не говори так, Лаки-кун, – протянул учитель. – На моей памяти мы впервые делаем что-то подобное.
     Он заговорщицки оглянулся по сторонам и склонился к Кроули.
     – Скажу по секрету, попечители всем этим весьма заинтригованы, – сообщил он выразительно.
     – Вот оно что… – протянул чужак.
     – Как ты вообще додумался до такой организации? Должен признать, в нашей школе никогда ещё не отказывались от того, чтобы снять ответственность с классов!
     Кроули неопределённо покрутил рукой в воздухе.
     – Ну, это… Из двенадцати классов, в семи больше восьмидесяти процентов учеников состоят в каком-то клубе. Из оставшихся, в клубе состоят больше шестидесяти процентов. Честно говоря, я не знал, что у нас все так активны.
     – Клубная активность важна для вашего будущего, Лаки-кун, – заметил Кавамура.
     – И для личного дела особенно, – буркнул Кроули. – Но в любом случае, часть клубов предложила довольно феерические номера для демонстрации. Когда я пообщался со старостами, стало понятно, что они предпочитают чтобы участники клубов всё делали и для классов тоже. – Он недовольно поджал губы. – Ну, я и сказал сгоряча, что, может, тогда мы откажемся от классов и просто поддержим клубы, собрав оставшихся учеников в бригаду обслуги больших номеров. Я понятия не имел, что у завуча тоже есть какие-то странные идеи, и это дошло до директора, а потом ещё вернулась Куруми, и теперь всё просто… вышло из-под контроля.
     Учитель рассмеялся и похлопал «новенького» по плечу.
     – Не мели чепухи, – заметил он. – Вы с Киридзё-сан держите все под контролем как нельзя лучше! Я даже представить не мог, что именно мои ученики однажды станут центром всего фестиваля!
     – Н-да, ну… – Кроули коротко фыркнул. – Кстати, на счёт ваших учеников. Труппа готова к выступлению? Зрители начнут собираться за полчаса до…
     – Конечно-конечно! – заверил Кавамура. – Мои ребята выступят в лучшем виде. – Он хмыкнул. – Некоторым слава, похоже, слегка ударила в голову…
     Учитель Кавамура бы довольно сдержанным спокойным человеком. Даже немного скучным, если подумать. Он математику преподавал, чёрт возьми. Кроули понятия не имел, что из всех возможных клубов он курирует именно театральный! Причём воспитанники его буквально обожали.
     На фестивале их участием была постановка классической японкой легенды, переработанная для современного времени. Кроули знал только, что там как-то замешан какой-то исторический принц и лиса-демон. Когда он в шутку предложил отправить на роль Фуку, та вдруг взбеленилась и злобно шипела на него целый день…
     Ни одного представления пришелец так и не застал, хоть они дали уже четыре, по два в день. Он в основном занимался их логистикой.
     Сенсей отправился в здание, проверять готовность к выступлению. Со стороны открытой сцены, наконец, раздалась музыка, к которой быстро подключились радостные вопли зрителей и едва слышный сквозь них женский вокал. Девушки из группы быстро набирали себе фанбазу.
     Кроули развернулся на углу, чтобы обойти корпус и…
     – Лаки-тяаан!
     – Воагх!
     Будто ужаленный в спину звонким воплем, Кроули испуганно подпрыгнул и шарахнулся в сторону. Тереза издала очаровательно-зловещий смешок и куснула тонкую губку.
     – Попался… – пропела она.
     – Чтоб ты сдохла, проклятая карга… – прошипел советник.
     На некоторое время Тереза оставила свой облик готик-лоли, одевая простые летние платья без излишеств – исключая моменты с прозрачными занавесками только для избранных глаз. Сегодня, однако, Тестаросса вновь вырядилась в нечто нежного персикового оттенка, увитое кофейными ленточками и почти полностью покрытое оборками и кружевами, больше похожее на воздушное кремовое пирожное, чем на одежду, и что уместнее смотрелось бы на вычурной фарфоровой куколке, чем на настоящем человеке.
     Даже среди пестрой толпы фестиваля она выделялась. Оттого было ещё унизительнее, что Кроули ни разу её не заметил.
     – Какого черта ты здесь делаешь? – буркнул он. – Вали мешать кому-нибудь другому, у меня и так дел навалом!
     – Какой-ты неприветливый, Лаки-тян, – протянула Тереза с раздражающей ноющей ноткой. – Я ведь пришла посмотреть, как ты веселишься на фестивале!
     Кроули раскатисто фыркнул.
     – Похоже, что я веселюсь?
     – Тереза шутит, она знает, что ты очень занят.
     Кроули снова заполошено дёрнулся и резко обернулся. Элли озадаченно склонила голову в ответ на злой взгляд.
     – Что-то не так?
     – И ты тоже здесь? – Кроули покачал головой. – Тереза тебя как игрушку тягает…
     – Я пришла сама, – с нотками раздражения ответила Элли. – Фука-тян позвонила мне и сказала…
     – Ага, так вот зачем тебе телефон – чтобы развлекать глупых лисиц, – процедил Кроули.
     Тесса врезалась в него сзади, заключая в стальные объятия.
     – Братик, развлеки меня! – капризно потребовала паршивка. – Здесь так шумно и страшно, я потеряааюсь!..
     Кроули медленно разжал её руки. Потом демонстративно их отбросил.
     – Для вашего удобства на территории находятся информаторы, – сухим вежливым тоном сообщил он в воздух. – Подойдите к любому, и они укажут вам дорогу к желаемому мероприятию.
     – Ты и вправду тут с ума сходишь от стресса, – радостно сообщила Тереза. – Ты свихнёшься!
     – Твоими стараниями!
     – Но школа выглядит весело, – заявила Элли.
     – Это тебе так кажется, потому что тебе не нужно туда ходить, – процедил Кроули.
     – Но я видела в одном аниме, что…
     Кроули резким броском подскочил к ней в упор и впился в плечи, склоняясь к самому лицу:
     – Никогда не верь тому, что видишь в аниме! Ты слышишь?! Никогда!
     После секундного замешательства Элли медленно взяла руки безумца и осторожно отняла от себя. Потом отодвинулась назад.
     – Я поняла. Я думаю, нам лучше подождать, пока у тебя будет перерыв…
     Кроули фыркнул.
     – У правления нет перерывов, – глухо процедил он.– Идите, развлекитесь сами, у меня дела.
     – Я хочу навестить Нану-тян, – сообщила Элли. – Я знаю, что она работает в кафе «Викторианская роза».
     Она развернулась – белый хвост изящно вильнул пушистым кончиком – и двинулась к входу в классный корпус.
     – Эй, постарайся её не отвлекать, – повысил голос Кроули. – У них там большая текучка и...
     – Я поняла, – ровно ответила Элли, не оборачиваясь.
     Перед началом погружения в рутину фестиваля Кроули, наконец, разобрался с вопросом об изучении Элли. Аргументы Сакая сложно было принизить: Кроули сам неоднократно заявлял, что им необходимо эффективное оружие – спорить с самим собой было бы смехотворно.
     И именно поэтому он просто сменил правила.
     В разговоре с Кусанаги с глазу на глаз советник очертил ему один факт – если они хотят чтобы Элли сотрудничала, они должны её завербовать, как и всех остальных. А чтобы завербовать её как всех остальных, она должна быть как все остальные.
     Полковник даже не стал уточнять, что именно Кроули планирует с ней делать. Просто приказал сообщить, как только девушка будет готова.
     Белые волосы быстро скрылись из виду в постоянно текущей толпе гостей. Пришелец покосился в сторону, ощутив на себе внимательный взгляд Терезы.
     – Тебе и вправду стоит немного расслабиться, – мягко произнесла она, отбросив детский тон. – Я вижу, что ты устал после того раза. А теперь этот фестиваль…
     – Если я всё брошу, то это только привлечет лишнее внимание, – буркнул Кроули. – Да, я знаю, сам виноват…
     – Ты так и не сказал, что ты будешь делать дальше.
     Кроули смерил Терезу взглядом.
     Смерть Киридзё Тору не принесла никаких подвижек.
     Никаких видимых, по крайней мере. Кусанаги имел с советником весьма неприятный разговор – несмотря на то, что сенатора отдали на съедение… его всё ещё не стоило убивать. И как оказалось, его всерьёз готовились запечатать в камеру на веки, но не лишать жизни. Разумеется, причина была одна – не положено. Слишком большой человек. Где ваше уважение?
     Выслушав объяснения военного, Кроули лишь убедился, что поступил правильно, просто убрав фигуру с доски одним выстрелом. Киридзё был миной, которую для них тщательно подготовил Тобиас Дэнфорт. Смоляной ямой, зыбучими песками, горящими кольцами, бассейном с цветными резиновыми шариками, броском комического пирога в лицо. Весёлой игрой, которой расследование охотно увлечётся на многие дни, если не месяцы. Кроули готов был спорить на правую руку, что патриарха Киридзё ловко подготовили до упаду закармливать Институт россказнями о божественных чудесах алхимии.
     И хоть со стороны Дэнфорта такой манёвр выглядел излишеством – ведь они всё равно понятия не имели где он, или что планирует делать, – Кроули нутром чуял, что магистр просто из тех людей, которые не оставляют на авось.
     – Ты всё ещё ничего не обнаружила? – поинтересовался советник.
     Тереза со сдерживаемым разочарованием покачала головой.
     – Я стараюсь. Даже эта девочка-лисичка помогает изо всех сил. Она иногда может быть такой милой…
     Прижав палец к подбородку, девочка с глазами как рубины метнула на пришельца острый взгляд.
     – У нас мало времени, Пол.
     Кроули поджал губы и отвернулся.
     – Я знаю. Иди, развлекись на фестивале, купи что-нибудь. Школе нужно отбить деньги за организацию…
     ***

     Пару часов спустя после полудня толпа на территории школы слегка рассосалась. Не потому, что посетители схлынули с фестиваля, но потому что, как и рассчитывали организаторы, значительная часть гостей разошлась по корпусам, в поисках обещанных представлений.
     Плата за вход поначалу вызвала у учеников протесты – обычно номера и выступления были свободными для посещения, чтобы как можно больше людей их увидели. Но цены даже пришлось поднять, чтобы контролировать толпу рвущихся на номера гостей. Накупив в киосках и лотках хлеба, народ жаждал зрелищ.
     За школой в тени деревьев расположились группы учеников, урвавших свободную минутку на отдых. Некоторые просто прятались от солнца и гама фестиваля, который звучал здесь заметно глуше. Но другие пришли сюда, чтобы устроить небольшое свидание.
     Парочка сидела на мягком клетчатом покрывале. Роуз, красная как срез благородного тунца, в сотый раз тревожно покосилась на Хиро. Парень, такой же красный, аккуратно взял из блестящей лакированной коробки для бенто последний кусок золотистого омлета.
      – Ну… Ну как тебе?.. – сбивчиво спросила Рози. – Не слишком солёный? Скажи если плохо, я не стану кричать… обещаю.
     Хиро отчаянно замахал руками:
     – Вовсе нет, всё отлично! Это просто…
     Скарлет живо насторожилась.
     – Что такое? – Она сурово свела брови, мгновенно забыв все свои обещания. – Ну же, говори, не вздумай мне врать!
     – Рис… немного суховат, – протянул Хиро.
     Роуз вспыхнула и потупилась. Потом выхватила у него из рук коробку и поспешно накрыла крышкой.
     – Вот как… – протянула она расстроено. – Я так надеялась, что в этот раз всё получилось…
     – Но всё хорошо, – истово заверил Эмия. – Я просто… Наверно, просто пить хочу вот и всё.
     Рози мгновенно взвилась с места.
     – Я схожу куплю нам что-нибудь!
     Она развернулась к зданию школы и…
     – Виих!
     Скакнув назад, Роуз едва не наступила Хиро на ногу. Коробка прыгнула на складках покрывала как живая и раскрылась.
     Кроули скрестил руки на груди.
     – Ку-ку. Котятки мои, – протянул он недобрым голосом.
     – Тыыы… – испуганно протянула Рози. Затем залилась краской и возмущённо вскинула кулаки: – Не подкрадывайся ко мне как какой-то маньяк!
     – Ты слишком мнительная, Скарлет, – сухо сообщил Кроули. – Какого черта вы здесь делаете?
     – Ну, мы… – протянул Хиро.
     Роуз отчаянно запламенела щеками, но неподатливо вскинулась:
     – Не твоё дело! Пошёл прочь, мы хотим…
     – Вы хотите отправиться на ворота, где вам самое место, котятки мои! – рыкнул Кроули. – Живо собрали манатки и на позицию!
     – Но… у нас перерыв! – возмутилась Рози.
     Кроули указал на неё пальцем, едва не ткнув в нос.
     – Ваш перерыв кончился пять минут назад! Ребята на воротах работают за вас в счёт их свободного времени.
     – Вооаа!..
     Хиро вскочил на ноги и заметался, собирая вещи.
     – Он прав, Рози-сан, мы опаздываем! Прости, Лаки-кун, мы будем, как только…
     – У вас пять минут.
     Кроули подошёл к Роуз и молча поправил ей новый пушистый бантик. Та испуганно застыла на месте, зная, что попытки вырваться сделают только хуже.
     – И улыбайтесь, – сухо произнёс Кроули. – Гости любят, когда дети улыбаются.
     Оставив парочку оболтусов, Кроули продолжил обход. Проверки оказались необходимы – даже за такой короткий период, как два часа, ученики успевали напортачить довольно много. Помощники носились по школе пожарной бригадой, собирая, таская, вызывая и провожая.
     Возле перехода Кроули поймал за руку одного из помощников.
     – Где президент? Я не видел её в клубном здании.
     – Э… ну, это… – протянул парень. – А! Кажется, она делала планировку на закрытие.
     – Значит, в помещении совета. Хорошо. Продолжайте работать.
     Парень убежал по своим делам, Кроули направился в здание. По коридорам постоянно двигались люди. Но только до лестницы на второй этаж и обратно – куча ярких плакатов с указаниями ненавязчиво вела к «Классике» и к классу кендо. Нужно было признать, что заставить Хейширо проводить регулярные спарринги с клубом кендо была отличная идея. Благодаря смазливой морде этот неудачник буквально притягивал к себе женское внимание – на его спаррингах сидели целые толпы девчонок со всей округи, страстно желающие заплатить за место в классе.
     Даже если Кроули и не был новичком в деле управления, всё-таки организация такого массивного мероприятия в сравнение с его одним залом «Товаров для дома» и тремя подчинёнными не шла. Да и «подчинённые», это сильно сказано – хоть Кроули считался главным номинально, когда дело касалось работы, все они были на равных фактически.
     Теперь, когда Кроули встал во главе целого аппарата людей, которые предпочли бы попинать балду, он знал, почему в числе менеджеров среднего звена столько козлов. Воистину от Киридзё-старшего стоило избавиться только для того чтобы Куруми могла вернуться в школу и помогать Кроули разгребать его же дурацкую затею…
     Возле комнаты школьного совета было довольно тихо – она находилась в дальней части корпуса. Только приглушённая музыка доносилась с этажа выше и невнятный шум фестиваля с улицы.
     Кроули взялся за выемку в дери.
     – Honey, i'm ho-ome! – радостно заявил он, с силой отпихивая панель
     Вид представшей ему сцены был подобен молнии, с чистого неба бьющей в одинокое дерево, и заставил чужака застыть на месте с открытым ртом.
     – Oh my God!!
     Девушки покосились на гостя, даже не подумав отстраниться.
     Комната совета сейчас напоминала склад. Им приходилось пропускать через себя кучу информации, поэтому все столы были завалены бумагами. Свободное место на полу быстро покрыли обрезки картона и фанеры – плакаты и указатели мастерили здесь. В воздухе всё ещё стоял отчётливый запах краски.
     И посреди всего этого бардака прямо напротив двери в тесных объятиях сплелись две девушки.
     Фука коротко взглянула на Кроули, едва ли на миг оторвавшись от губ подружки. Куруми с закрытыми глазами отчётливо издала нежный стон и прижалась к любовнице плотнее, бесстыдно запустив ей руки под пушистую юбку.
     Секунду Кроули безмолвно созерцал, как девчонки жадно целуются в засос. Затем схватил стоящую на стопке у двери коробку с обрезками доски.
     – Идиотки!!
     Коробка отправилась влюблённым голубкам в область голов. Фука сверкнула глазами, в воздухе мелькнул рыжий росчерк, и снаряд хлопнулся об стену в стороне.
     – Какого хера вы делаете?! Кто угодно может войти!!
     Кроули поспешно захлопнул дверь. Фука изящно вильнула хвостом.
     Люди лишились хвостов много тысяч лет назад, и вид столь неуместной, но живой и подвижной части тела вызывал непроизвольное отторжение. Но в тоже время каким-то образом Фука выглядела совершенно естественно – это и было самым странным.
     – Я же говорила, что могу различить твои шаги из тысячи других, – томно протянула двуногая лисица. – Я знала…
     – Заткнись! – рыкнул Кроули.
     Он шагнул поближе, вскинув руку и обвиняюще подняв палец.
     – Я пришёл чтобы узнать, как продвигается работа, а вы… – Советник раздражённо всплеснул руками. – Сосётесь на рабочем месте!! Какого хера, Куруми?!
     Президент слушала гневные тирады с пустым выражением на лице, положив голову подруге на плечо. Её руки всё ещё скрывались под подолом чужой юбки.
     – Я только что закончила обход клубного здания, – ровно ответила она. – У них все в порядке. – На лице Куруми возникла блаженная улыбка. – Фука-тян мне помогла с этим…
     – Я вижу, – процедил Кроули. – Чёрт возьми, я не ожидал, что…
     – Ты всегда такой серьёзный, – перебила Куруми подозрительно мягким голосом. – Знаешь, я обожаю серьёзных парней. Ты мне всегда так нравился…
     Не спуская глаз с Кроули, она отстранилась – подружка послушно её отпустила, позволив развернуться. Пришелец с сомнением нахмурился.
     – Фука, взять! – резко скомандовала президент.
     Советник рванулся назад, но ему было не потягаться с волшебными лисицами. Принцесса демонов мгновенно оказалась у него за спиной, обхватив за грудь в недвусмысленно крепких объятиях.
     – Знаешь, Нанако призналась, что отдала тебе свой первый поцелуй, – прошептала она Кроули на ухо, обжигая шею горячим дыханием. – Я тааак завидую…
     – Я тоже…
     Куруми подалась к нему в упор.
     – Я буду кричать, – ровно заметил Кроули.
     – Тогда мы закроем тебе рот, – сладко протянула Фука. – Я вовсе не против побыть твоим кляпом…
     – Я никогда не целовалась с парнем… – будто в забытьё протянула Куруми, обнимая его лицо руками.
     В нормальной ситуации Кроули разметал бы их по сторонам и свалил. Последнее, что ему хотелось испытать в жизни, это БДСМ с привкусом школьной столовой.
     Но опустись он до прямого насилия, ситуация могла выйти из-под контроля окончательно. Обе девчонки были сверхъестественными мутантами – сильные, быстрые, и кто знает, что за замыкание может произойти в этих прекрасных головках.
     Куруми накрыла его губы мягким, но жадным поцелуем. От неё приятно повеяло сладким свежим запахом. Не духи, – возможно, шампунь или что- то ещё.
     Разумеется, целовалась она превосходно. Надо полагать, они с Фукой времени даром не теряли.
     Кроули терпел ровно столько, чтобы она слегка расслабилась. Потом пихнул её назад, заставив оторваться. Куруми жарко дыхнула ему в губы и прижалась лбом.
     – Я завидовала, что тебя целовали все, кроме меня, – пробормотала она. – Прости, Лаки-кун…
     – Не принимается, – прохладно ответил Кроули. – А теперь, раз ты сделала своё грязное дело, то…
     Куруми с довольным смешком куснула его верхнюю губу, заставив прерваться.
     – Ну чего ты вечно такой злобный? – протянула Фука.
     От этой дурацкой наивности Кроули хотелось выть. Но он уже смирился, что все окружающие его женщины были абсолютно лишены даже тени сознательности и чувства такта. За исключением его домовладелицы, пожалуй.
     – Я не встречаюсь ни с одной из вас, – холодно отрезал застрявший в аниме. – А я очень старомоден. Теперь будь любезна меня отпустить.
     Кроули дернулся, вырываясь из захвата. Лисья принцесса выпустила его с отчётливым недовольством, позволив шагнуть в сторону.
     – Неужели я так плохо целуюсь? – провокационно проворковала Куруми, изящно прикасаясь к своим губам тонкими пальчиками.
     – Не знаю, я не заметил, – отрезал Кроули. – Помню только отвратительное ощущение, как в моё тело проникает что-то чужеродное – это ощущение будет преследовать меня в кошмарах. Вы, две дурочки, ведь понимаете, что вы развлекаетесь не за закрытыми дверями?
     – Урргх! Чёртов зануда! Я услышу любого ещё с лестницы, так что заткнись!
     Фука сердито хлопнула его по плечам и скользнула мимо, чтобы припасть к Куруми. Та погладила подругу по голове и обратилась к Кроули:
     – Так ты закончил обход второй смены?
     Девчонка с такой лёгкостью перешла на деловой тон, что чужак не смог сдержать возмущённого хмыканья.
     – Ну да, давай поговорим о делах, что ли? – буркнул он. – Да. Были небольшие проблемы с фанами наших новорожденных айдолов и приглашающими на входе, но я разобрался.
     – Тогда тебе тем более нужно немного отдохнуть, Лаки-кун, – сообщила Куруми. – Ну же, присядь.
     Она заботливо выдвинула стул и, шагнув ближе, потянулась к Кроули. Тот демонстративно убрал руку.
     – Я думаю, мне стоит просто…
     Фука бесцеремонно пихнула его вперёд и, прежде чем он успел увернуться, Куруми со смехом дернула Кроули за рубашку, заставив рухнуть на стул. Под аккомпанемент его злого шипения девушки пристроились рядом, подвинув стулья и себе.
     – Ну же! Не будь таким сердитым… – прощебетала Фука, сноровисто цапнув его под локоть.
     – Ты так старался в эти два дня. – Куруми повторила за подругой. – Позволь нам за тобой поухаживать. Ты ведь пропустил обед, так? Не вздумай отрицать, я знаю, что ты не сможешь присесть, пока не закончишь проверку всех точек…
     – Я прикупил кое-что в палатках, – буркнул Кроули. – Не буду же я с голоду подыхать просто так…
     – Но это всё глупости! – возмутилась Фука. – Нужно нормально поесть! Мы можем сходить в «Классику», нас…
     – У них полно посетителей, – отрезал Кроули. – Мы только создадим проблемы своим присутствием, а кому потом их разруливать? Совету! Они свои тарелки с трудом моют…
     Куруми захихикала и провокационно прижалась к нему грудью.
     – Ты всегда такой заботливый, Лаки-кун, – протянула она. Потом отстранилась: – Давайте посидим вместе. Может, сходим купим что-нибудь попить…
     – Я сбегаю!
     Фука вскочила с места и выскользнула из помещения. Кроули невольно отметил, что она двигается с нечеловеческой грацией. Порой в ней резко ощущалось что-то чужеродное…
     – Даже не спросила, что мы будем, – буркнул он.
     – Она прекрасно знает наши вкусы, – протянула Куруми и медленно скользнула руками по его плечам, обнимая за шею. – Ты ведь это понимаешь, Лаки-кун?..
     С тихим смехом девушка устроилась у него на плече. Кроули завёл глаза и покачал головой. В глубине души он давно уже знал, что никогда не сможет поладить ни с одной из этих роскошных и – якобы! – влюблённых в него красавиц.
     Они все были просто слишком, мать их, агрессивны! А лучший способ воспитать ненависть к чему-то – навязать это «что-то» силой. И секс вовсе не был исключением, как бы не хотелось определённой части населения в это верить.
     К счастью, куда сдержанней своей белобрысой любовницы, Куруми притихла, поймав парня в объятия. В комнате воцарилась тишина, подчёркнутая гомоном фестиваля, мягко пульсирующим вокруг школы. Будто некое огромное, живое существо обняло здание невидимым, но странно ощутимым телом.
     – Лаки-кун…
     Куруми почти шептала, едва двинув губами.
     – Что такое?
     – Прошу, ответь мне… Даже если ты не хочешь мне это говорить, я прошу, ответь…
     – Звучит очень серьёзно.
     – Лаки-кун… Ты ведь презираешь меня?
     Кроули издал протяжный заморенный стон и покачал головой.
     – Это на счёт твоего отца.
     Куруми поднялась и с тревогой посмотрела ему в глаза.
     – Вовсе нет, я…
     – Да. – Кроули выразительно кивнул. – Это может быть только на счёт него. Знаешь, почему я это знаю? Секрет простой – это единственное, что случилось между нами за всё время.
     Куруми отстранилась и, пряча глаза, невольно поднесла руку к груди.
     – Это звучит так жестоко… – прошептала она. – Я просто хотела знать, что ты чувствуешь, Лаки-кун…
     – Почему бы тебе не спросить то, что тебя действительно волнует? – ровно заметил Кроули.
     Куруми посмотрела на него. Потом отвела глаза.
     – И что же это? – тихо произнесла она.
     – Хочешь, чтобы я прочитал твои мысли? – Пришелец с иронией приподнял бровь. – Ладно. Я убил твоего отца, пристрелил без всяких колебаний. Но вопрос не в том ненавижу, ли я тебя. Вопрос в том… ненавидишь ли ты сама себя. Ты ненавидишь себя, Куруми?
     Над ними повисла напряжённая тишина. Зеленоглазая принцесса порывисто сжала блузку на груди.
     – Я бы убила тебя тогда, – глухо произнесла она. – По его приказу, я бы убила того, кто мне так важен. По его приказу я лгала любимому человеку. По его приказу я с ней рассталась…
     Девушка расстроенно умолкла. Кроули погладил её по плечу.
     – И, тем не менее, ты не ощущаешь ни капли досады, не так ли? – ровно сказал советник.
     Куруми метнула на него короткий взгляд исподлобья.
     – Да.
     – И проблема в том, что ты не можешь смириться с этим ощущением? – добавил Кроули.
     Куруми в ответ покачал головой.
     – Нет… я просто... – Она посмотрела на советника с отчаянием: – Я не понимаю, как я могла повиноваться каждому его приказу, но теперь я…
     Она понурилась, снова сжимая рубашку на груди.
     – Я не ощущаю ничего.
     Кроули опять погладил её по плечам.
     – Я бы прочитал тебе целую лекцию по поводу того, что тебе промыли мозги, и что ты была просто глуупым ребёнком, – устало протянул Кроули. – Но… это будет просто сотрясение воздуха. Тебе нужно смириться, Куруми. Со временем ты успокоишься.
     – Ты говоришь такие вещи… Но я верила в то, что делала, Лаки-кун, – протянула Куруми.
     – Я знаю, – кивнул Кроули. – Ты закончила оформление документов? Я слышал, что твои родственнички кинулись делить наследство всерьёз…
     Похороны должны были состояться через пару дней. Все в школе восхищались стойкостью Куруми перед лицом такой трагедии. Её отца, как выяснилось, убили при попытке ограбления некие бандиты-иностранцы. Что за дикари. Принцесса, сохранив своё величие несмотря ни на что, стала кумиром многих учеников – идеальная девочка-аристократка, даже во времена горя.
     Но настоящие проблемы идеальной девочки только начинались.
     – Они считают, что компания принадлежит им, – глухо процедила Куруми с нотками презрения, – раз они связаны с нами кровью. Я положу этому конец…
     Кроули помолчал, затем ровно заметил:
     – Знаешь, этот фонд на твоё имя использовался в целой куче сомнительных сделок. Отец просто использовал тебя и здесь тоже.
     Куруми вновь сжала руку, комкая ткань на груди.
     – Это уже не важно, – ровно произнесла она. – Я устроила оформление. Сумма на моё содержание уже находится на счетах. А когда я окончу университет, то мне отойдут права на остальное имущество.
     – Наша принцесса готовится стать королевой, – протянул Кроули.
     – Я всего лишь забираю то, что принадлежит мне по праву. – В голосе девушки послышались вызывающие ностальгию ледяные нотки. – Компания останется в моих руках, я не позволю просто разорвать её на клочки.
     – Знаешь, ты звучишь прям как он, – заметил Кроули. – Но в этом я тебя не виню.
     Он взял её за подбородок и мягко повернул к себе.
     – Просто не делай тех же ошибок, – веско произнёс советник. – Твой отец связался с неправильными людьми.
     – Но, может, уже поздно, Лаки-кун? – тихо произнесла принцесса. – Я… ведь во мне один из малых камней. Я не желаю его отдавать, и это…
     – Это не проблема, – прервал Кроули, убирая руку. – Проблема в том, что Дэнфорт превратил твоего отца в марионетку, лишь показав ему пару фокусов. Он опасен.
     Куруми взяла Кроули за руку и заглянула в глаза.
     – Поэтому ты его убил? – ровно спросила она.
     Поразительно, как отстранённо она об этом говорила. Может, этот разговор помог ей успокоиться. Кроули на секунду поджал губы.
     – Да. У меня нет желания развлекать Дэнфорта, идя у него на поводу. – Он покачал головой. – Это была просто ловушка. Мы и так потеряли кучу времени, играясь с расследованием корпорации твоего папаши и…
     – Я понимаю, – прервала Куруми. – Я тебя не подведу, Лаки-кун.
     – Куруми! – Кроули поморщился. – Не говори так, будто ты просто сменила одного хозяина на другого.
     Девушка вдруг поднялась и, встав коленями на стул, нависла над Кроули, бесстыдно, для своего строгого имиджа, положив ладони ему на бедро.
     – Может, я хочу, чтобы у меня всегда был хозяин?.. – томно прошептала Куруми.
     Бархатный голос молодой принцессы обвивался вокруг её избранника мягким покровом, нежно лаская слух…
     Кроули накрыл бледную мордашку ладонью и непреклонно отодвинул.
     – Ну тогда я вообще не хочу иметь с тобой дел, – заявил он. – Я привык жить среди людей, осенённых даром свободы.
     – Вот как…
     Кроули ощутил под рукой горячее дыхание и поспешно её отдёрнул. Куруми игриво облизнула губы.
     – Это потому, что ты американец, да?
     – Это потому, что вы не… – Кроули осёкся. Затем недобро нахмурился: – Вы… ведь нажали на Нанако, так? Как вы можете, она же ваша!..
     – Конечно, дуралей! – возмущённо перебила Куруми, а потом вдруг потупилась. – Но она… Я думаю… – Принцесса собралась с духом и вскинула почти твёрдый взгляд: – Я думаю, она тоже хочет, чтобы ты стал с нами поближе…
     – Чушь собачья, – отрезал Кроули. – Нанако не дурочка, в отличие от…
     Он запнулся, затем смерил Куруми подозрительным взглядом.
     – Минуутку… «С нами»? Вы что же, ей признались, принцессы мои?
     Куруми жарко вспыхнула, но в её глазах засияла неподдельная уверенность в своей правоте.
     – Да! Нанако-тян такая хорошая, она всегда всё так прекрасно понимает…
     Кроули завёл глаза и резко крикнул:
     – Фука! Живо сюда!
     За дверью раздался короткий стук. Потом она приоткрылась и в комнату заглянула испуганная лисица, держа в руках три жестяные банки.
     – Я… Да я только подошла… – сдавленно пискнула она.
     – Врушка! – прикрикнула Куруми.– Фука-тян! Зачем ты подслушивала?
     – Я вовсе не…
     – Вздумаешь врать – будешь спать на диване.
     Фука мгновенно оказалась рядом с ними, рухнув перед возлюбленной на колени как пред алтарём, судорожно прижимая напитки к груди.
     – О нееет!.. Куро-тян, как ты мооожеееш!..
     Куруми с непроницаемым лицом забрала у неё банку.
     – Откуда ты узнал, что она там?
     – Ближайший автомат в конце перехода, отсюда идти две минуты, бежать в два раза быстрее. Даже если каждая банка застряла и там была очередь, она бы вернулась минут через пять.
     Кроули пожал плечами, Фука издала недовольное урчание и зловеще прижала уши к голове. Парень в ответ топнул каблуком рядом с её хвостом.
     Куруми вдруг посмотрела на часы, затем резко вскрыла банку.
     – Ладно, Лаки-кун прав, нам нельзя просто лентяйничать, – заявила она. – Фука, пойдёшь со мной. Я посмотрю как дела в первом корпусе. Лаки-кун, можешь отдохнуть немного в комнате совета. Я приказала нас не тревожить просто так.
     – Оо? Так вот в чём разгадка… – буркнул Кроули.
     Фука вскочила на ноги и двинулась за подружкой. Кроули схватил банку в её руке. Девчонка из вредности вцепилась покрепче, и несколько секунд они с раздражённым шипением её перетягивали. Куруми хихикнула и вдруг лизнула любовницу в щёку, заставив потерять концентрацию. Уже на пороге Фука показала Кроули язык и с хлопком задвинула дверь.
     – Women, – мрачно буркнул Кроули.
     Откинувшись на стуле, чужак вскрыл банку и отпил. Фука и вправду знала, что взять – яблочный напиток с мятой, один из уникальных местных вкусов. Наверняка здесь его тоже выдала Нана.
     Посидев спокойно всего минутку, пленник аниме вздохнул и поднялся:
     – Пора за работу…
     Свою сумку Кроули последние три дня просто бросал в комнате совета, как и многие из бригады помощников – они начинали с короткого брифинга и расходились по делам. Сейчас сумка тоже стояла в углу, задвинутая вещами других членов совета.
     Он всегда слегка сомневался, стоит ли оставлять свои вещи без присмотра. Но секретность сама по себе была мощным оружием, и вряд ли кто-то догадывался, что «заместитель» таскает с собой настоящий пистолет.
     Устроившись за боковым столом, Кроули бросил сумку рядом и вытащил пачку распечаток. Пронумерованные от руки листы покрывал текст с периодическими вкраплениями странных схем и диаграмм, явно вставленных отдельной картинкой.
     Транскрипция дневника Скарлета.
     Его девочки закончили перевод довольно быстро, хоть и не уставали жаловаться, что переводить бессвязный набор страниц жуть как неудобно. Кроули строго на них цыкнул и, отобрав распечатку, приказал уничтожить все следы.
     Он предпринял все возможные меры, чтобы это оказалась единственная копия.
     За последние дни он занимался в основном только дневником. И чтение было не самым легким. Записи Скарлета были довольно бессвязными, очень отрывистыми, будто комментарии к чему-то, чего не было в книге, а диаграммы и схемы оставались без слова сопровождения.
     Дат Скарлет тоже не предоставил, он будто записывал все подряд как придется и когда вздумается. Может, так оно и было. Кроули всё же смог определить хронологию примерно. Судя по контексту упоминаний жены и дочери, между первой и последней страницей прошло лет десять.
     Периодически встречались объёмные куски, связанные общей темой. Скарлет, будто курильщик, то возвращался к своей работе, то снова её бросал, только чтобы опять вернуться. Эти разрывы явно указывали на значительные отрезки времени. Пара записей касалась Марии, ещё пара – заготовок «для оживления двоих». Без сомнения то, что стало в итоге Эбони и Айвори.
     Скарлет никогда не прекращал работать над своей одержимостью. И это было создание жизни. Он часто ссылался на неизвестные рукописи, следа которых Кроули не мог отыскать, даже копнув как следует. На страницах дневника химические формулы из биологии граничили с описаниями Тайных ритуалов и функций, которые, кажется, были связаны с использованием камней в качестве источника энергии для принудительной эволюции органических соединений?.. Затем без перехода начинались странные рассуждения о религиях древнего Египта и их связях с мифами славян и монголов.
     Это выглядело как записки безумца: сотканные в равной степени из знакомых Кроули фактов и идей и бессвязных фантазий и наваждений, записи создавали ощущение будто знаменитую, легко узнаваемую «Мону Лизу» пропустили через дробилку вместе с содержимым мусорного бака соседа.
     Читать это было странно как минимум. Каждый раз Кроули казалось, что он вот-вот выяснит что-то важное, и каждый раз он просто бессмысленно кружил над парой фраз, пока они не теряли всякое значение.
     Скарлет также часто ссылался на слова своих коллег по кругу. В особенности на работы «лорда Дэнфорта». Они были единомышленниками. Кажется. Так считал Скарлет. И, тем не менее, он постоянно спорил сам с собой об их методах, которые ни разу не потрудился упомянуть.
     Пролистав распечатки в очередной раз, Кроули рассеянно закрыл их. Потом перевернул и открыл последнюю страницу.
     – «Я снова пытался просто не делать этого, но моя сила воли отказала», – глухо прочёл он. – «Я вёл записи столько лет и просто измениться уже слишком поздно».
     Кроули помолчал и коротко вздохнул.
     – Все они одинаковые, не так ли? «Но теперь всё, наконец, подходит к концу. Теперь я понимаю, почему Тереза так изменилась после её первой смерти. Я не смог отказаться от своей работы по собственной воле, но теперь жизнь заставит меня силой. Я не сожалею об этом. Единственное о чем я сожалею, это то, что я так и не придумал, как показать моей дочери, что я, наконец, нашёл то, что так долго искал. Роуз и есть моя Алиса».
     Кроули помолчал, сидя над листами. Потом закрыл страницу и откинулся на спинку стула.
     – Вот видишь, Рози, если бы ты была хорошей девочкой, я бы с тобой поговорил, – протянул он в полголоса. – А теперь я просто не желаю ничего знать…
     Хоть конкретной информации из дневника извлечь не удалось, Кроули ощущал, что там определённо имеется некий общий мотив. Скарлет был одержим созданием жизни, и явно питал не досужий интерес к мифам о сотворении мира. Была, однако, странная деталь, которая не увязывалась с его языческими пристрастиями…
     Неожиданно кое-что отвлекло Кроули от размышлений. В комнате, кажется, заметно потемнело...
     – Уже вечер, что ли?.. – рассеянно протянул пришелец. – Так, надо пойти проверить...
     Он рассеянно оглянулся на окно. И испуганно замер.
     За стеклом на глазах сгущался плотный серый туман.
     – Oh God…
     Схватив сумку, Кроули на ходу накинул ремень через плечо и, едва не выбив рывком дверь из пазов, выскочил в коридор. За стеклом школьных окон всё уже тонуло в густом блеклом покрове. Вынув телефон, Кроули не глядя дважды нажал на экран – на красную иконку тревоги и зелёную галочку подтверждения.
     Началась чрезвычайная ситуация.
     На ходу натягивая перчатку-подавитель, Кроули двинулся к выходу. И быстро наткнулся на первых спящих. Люди разлеглись, где их настиг эффект – растянувшись на полу, подложив руки под голову, лежали, привалившись к стене. Одна девушка с повязкой помощника мирно сопела, в обнимку с толстым рулоном бумаги.
     Оббегая лежащих в коридорах людей, посетителей и учеников, Кроули поспешно выскочил на улицу. Оглянувшись, он понял, что попытки что-то разглядеть плодов не принесут. Туман набрал силу, видимость упала до дюжины футов как всегда, дневной свет помогал не сильно.
     Советник застыл на секунду в лёгкой растерянности, лихорадочно соображая, где могут находиться другие носители и что они будут делать в такой ситуации. Стоило ожидать, что Хиро как минимум потеряет голову от неожиданности…
     – Лаки-кун!
     Кроули обернулся на голос. Куруми вырвалась из полутьмы здания на такой скорости, что они столкнулись с нервным «ох!».
     – Что происходит?! Все вокруг просто улеглись на землю, и просто, кажется!.. – зачастила девушка.
     – Это нападение, Куруми, – прервал Кроули. – Ты ведь знаешь, что происходит, так?
     – Конечно нет! – возмутилась принцесса. – Я бы ни за что не предала!..
     – Да я о тумане, балда, – прикрикну Кроули. – Ты ведь знакома с происшествиями?
     Куруми слегка порозовела.
     – Прости… – протянула она. – Да, я понимаю. Отец говорил мне, что происходит в городе, просто не говорил, что именно они делают…
     – В области с таким количеством людей? Ничего хорошего, – протянул советник.
     Его телефон неожиданно запиликал, играя характерную мелодию. Он ругнулся про себя – не сообразил такое простое решение!
     – Лаки-кун! – Хиро бы крайне встревожен. – Ты ведь в школе?! Что проис…
     – Я не знаю! – отрезал Кроули. – Вы! Роуз рядом? Хейширо?
     – Роуз здесь, мы…
     – Живо начинайте отслеживать химер, я вызвал подкрепление!
     – Но это… – Хиро запнулся на секунду. – Да. Я понял, мы все сделаем!
     – Отлично.
     Сбросив звонок Кроули оглянулся:
     – Нам нужно найти Фуку и …
     – Фука-тян пошла искать Элли-сан и ту сероволосую девочку, – вмешалась Куруми. – Кажется, её имя Тереза.
     Кроули удивлённо приподнял брови.
     – Ты её знаешь?.. Минутку, вы знаете, что они в школе? Я их не видел с утра, может, они уже…
     – Фука-тян найдет их по запаху, – заметила Куруми. – Идём, нам стоит встретиться с остальными!
     Она деловито схватила Кроули за руку и потянула за собой. Они побежали сквозь туман, слегка дезориентированные, но стены зданий вели их надёжно.
     Для Кроули было немного необычно, что в кои-то веки решать и вести приходится не ему. Разнообразие пришлось к месту.
     Они завернули за угол и вышли в передний двор. Вокруг лежали кучи людей – возле палаток с закусками чуть ли не друг на друге – застигнутые в момент беззаботных увеселений.
     – Ну и как мы это будет отрицать?.. – устало протянул советник. – Куруми, ты умеешь ощущать другие камни на расстоянии?
     – Нет… Прости, Лаки-кун, я думаю, это не в моих силах. – Куруми помедлила. – Я… приняла этот камень всего неделю назад. Думаю, что это слишком рано…
     – Ты неплохо владеешь оружием, – заметил Кроули.
     – Это… другое. – Куруми потупилась. – Я тренировалась управлять оружием, но ничего другого. Но если ты настаиваешь, я попробую…
     – Никто собирался тебя заставлять, глупая девчонка… – буркнул он. – Идём, мы…
     – Лаки.
     С испуганными вскриками Кроули и Куруми шарахнулись в стороны. Элли сделала удивлённое лицо.
     – Ну ты смерти моей хочешь?! – рыкнул пленник аниме. – Подкрадывайся к тем, кого собираешься убить!
     – Я не подкрадывалась…
     – Но мы тебя даже не заметили! – возмутилась Куруми.
     – Тогда будьте начеку, – ровно ответила Элли.
     – Вот нахалка…
     Кроули покачал головой. Элли стала неизмеримо оживлённей и человечней в последнее время, это да. Но она росла довольно наглой маленькой соплячкой.
     – Тереза сказала мне вас найти, – сообщил белый призрак. – Другие собрались возле дальнего поля и…
     – Вы выяснили насчет противников? – перебил Кроули. – Если здесь будут химеры, то…
     – Химеры уже рядом, – ровно заметила Элли. – Они двигаются вокруг школы.
     Кроули издал раздражённый стон.
     – Я голову даю, что это из-за гражданских… – протянул он. – А они будут только через минут двадцать…
     – Тереза говорит, что сможет снять заклинание, – сказала Элли.
     – Она сбрендила?! – Кроули всплеснул руками. – Здесь полно людей!
     – Я тоже так сказала. Она ответила, что поэтому нам стоит избавиться от химер как можно быстрее, и она проведёт ритуал потом.
     – Ну да…
     Их прервал резкий грохот, приглушённый расстоянием. Будто нечто большое врезалось в нечто твёрдое на весьма высокой скорости.
     – What the fuck was that? – ровно произнёс Кроули.
     Звук, похоже, донёсся откуда-то справа, со стороны бейсбольного поля – которое и было самым дальним. Элли резко развернулась.
     – За мной! – В её голосе прорезались необычные командирские нотки.
     Девушка рванулась в туман, Кроули и Куруми последовали за ней.
     Проскочив мимо трибун – людей было поменьше, чем утром, но тела на семейках определённо лежали – они рванулись через поле.
     – Лаки-кун!
     В стороне из серой мглы вынырнуло три фигуры: Хиро, Роуз и Хейширо. Все притормозили.
     – Вы нашли противника? – поинтересовался Кроули.
     – Нет… – Рози покачала головой. – Я понятия не имею, что происходит, это…
     – Они прячутся от вас, – вмешалась Элли. – Вам нужно пытаться сильнее.
     Роуз бросила на белого гомункула удивлённый взгляд, Хейширо презрительно фыркнул.
     – Хочешь сказать, что ты лучше нас можешь ощущать другие камни? – процедил он.
     Элли смерила его на редкость выразительным, полным неприязни взглядом.
     – Я умею ощущать камни лучше всех, кроме Терезы, – ровно произнесла она.
     – Кстати, где…
     – Он пришёл один.
     Отстранённый голос Терезы раздался откуда-то сбоку. Все нервно обернулись – только чтобы увидеть, как черная коса врезается в землю рядом с хрупкой фигуркой в светлом персиковом платье. Тереза с непроницаемым лицом рванула руку в воздух.
     Из тумана раздался глухой удар и…
     Прямо перед ними без всякого предупреждения, будто соткавшись из висящего в воздухе тумана, откуда-то с небес рухнул белый грузовой фургон. Он бахнулся о землю – с грохотом и лязгом квадратная кабина смялась, как игрушка из тонкой жести.
     Все, кроме Терезы и Элли, шарахнулись в стороны от неожиданности. Рози и Куруми испуганно вскрикнули, Кроули сдавленно ругнулся.
     Элли обвела всех несколько удивлённым взглядом.
     – Он проломил стену этой машиной, – сообщила она тем тоном, каким сообщают о планах на обед.
     – И не говори… – прошипел Кроули.
     – В ней для вас подарочек!!
     Резкий крик раздался откуда-то сверху. Кроули с тошнотворным ощущением узнал голос и нервно отпрыгнул назад. Но это было не обязательно – да и бесполезно.
     Демиан упал из тумана над ними, врезавшись в землю как метеор. Из-под него взмыло облако пыли… и взорвалось белыми вспышками.
     Рой тонких белых осколков ударил во все стороны. Кроули инстинктивно выбросил левую руку, активируя подавитель, и его засыпало белой пылью. Остальные обошлись оружием – все носители машинально закрылись, вызвав клинки. Элли и Куруми отбили атаку несколькими быстрыми взмахами. Тесса даже не шелохнулась – все осколки как будто прошли мимо.
     Алхимик резко распрямился и указал на Кроули.
     – Тебя я прикончу первым, – пообещал он.
     В ответ пришелец молча послал навскидку пару пуль. Расчет был, что чёртов урод закроется своим хлыстом, а Тереза снесет ему голову.
     К сожалению, всё вышло иначе – из тела Демиана внезапно ударили кристальные отростки, выстрелив прямо из кожи, и с хрустом приняли в себя обе пули. Черное лезвие с неприятным скрипом врезалось в полупрозрачный клинок, растущий из его руки.
     – Ты оставил свое оружие? – ровно спросила Тесса.
     – Тебя это не должно волновать… – процедил алхимик. Кристаллы с пулями упали на землю, он мощным движением отбросил косу в сторону: – Матушка!
     Кроули замер на секунду. Затем издал короткий вздох.
     – Давно без дррямы…
     – «Матушка»!.. – впечатлённо ахнула Роуз. – Тесса-тян! Что он?..
     Её голос потонул в скрежете. Алхимик выбросил руку, ударив Терезу вытянувшимся кристальным клинком. Та отбила его коротким взмахом лезвия и, раскрутив косу в воздухе, отправила противнику в голову. Демиан отскочил.
     Резкая размытая тень подскочила к противнику со спины. Хейширо, заведя руку с мечом к уху, согнулся, будто собрался поцеловать землю, потом резко распрямился. Черная волна разорвала воздух, оставив на земле узкую глубокую борозду, будто там полоснули гигантским ножом.
     Но алхимика уже не было. Противник испарился, а земля под ногами Хейширо внезапно взорвалась странной крупной пылью. С криком боли лансер взмыл в воздух.
     – Хейширо-сан!! – истово воскликнул Хиро.
     Он рванулся к парню, приземлившемуся в десятке футов
     – Для вас я припас другие развлечения, – радостно крикнул Демиан, проявившись из тумана. – Надеюсь, вы помните, что наши маленькие питомцы делают с бесхозной пищей!
     Все дети одновременно вздрогнули и нервно оглянулись. Даже лежащий на земле лансер дёрнулся.
     – Химеры!.. – выдохнул Хиро. – Но… их так много!
     – Их всегда было столько, – ровно заметила Элли, – просто вы…
     Огненный всполох разорвал туман, в следующее мгновенье в алхимика врезался пылающий голубоватым пламенем снаряд. Удар был такой силы, что он аж пригнулся, но всё равно успел уклониться от удара Терезы.
     Из тумана выскочила гигантская бела лисица. Фука обратилась в свою боевую форму – белый мех на голове и лапах украшали резкие красные метки, роскошный длинный хвост вился вокруг хозяйки огромным самоходным шарфом.
     – Я разорву тебя на куски!! – Рычащий женский голос и рычание зверя сливались в довольно жутком унисоне.
     Алхимик ответил резким взмахом руки, и его окружил лес прозрачных шипов, взорвав землю. Тереза взмыла в воздух, но внезапно испарилась темной дымкой, которую прошила белая линия. Демиан опустил руку.
     – Я уничтожу вас всех, – пообещал он радостно. – По одному, растопчу как насекомых!
     – Очень мило, – буркнул Кроули. – Эй, Хиро, Роуз! Вы начали ощущать химер? Отлично, живо избавьтесь от них!
     Тереза врезалась в шипы, мощным взмахом разбивая их в облако осколков. Демиан испарился в воздухе, выскользнув из-под косых ударов черной косы.
     – Ясно!
     Роуз вскочила и оглянулась на Хиро. Тот неуверенно посмотрел на неё, потом на Хейширо. Лансер с напряжением поднялся.
     – Ты хочешь продолжать, парень? – поинтересовался у него Кроули.
     – Заткнись!.. – прохрипел тот. – Я рассеку его, как кусок мяса…
     – Знаешь, вы с ним похожи. Хиро! Хватит столбом стоять!
     Тереза рванулась в туман, за ней последовали Элли и Фука. Из серой мглы раздались рычание, потом удар. Сверкнула вспышка, осветив пару размытых теней. Затем резкий хруст и снова удар.
     Хиро посмотрел на Рози. Но потом провернулся к Кроули.
     – Я… останусь здесь, – твёрдо заявил он. – Я помогу остановить этого человека!
     – Его имя Демиан.
     – Нет.
     Тереза возникла возле них, буквально из воздуха. Рядом, поразительно грациозно для своего размера, выскользнула из тумана Фука.
     – Его имя Доминик, – ровно, почти бесстрастно произнесла Тесса. – Что за бесполезный мальчишка…
     – Так вот оно что… – протянул Кроули, взяв её странный тон на заметку. – Так, ладно. Разбирайтесь здесь, а мы постараемся снизить потери! Куруми, за мной!
     Он сделал жест следовать. Девушка рассеянно посмотрела на него, потом на белую лису.
     – Иди, Куруми-тян, я справлюсь! – заверила Фука.
     Без лишних слов принцесса рванулась следом за Кроули. Он дал знак забрать чуть в сторону. Скорее всего, химеры всё ещё только пересекали ограду. Желательно было перехватить их до того как они пройдут вглубь территории.
     Догадка оправдалась – вскоре в тумане возникли силуэты знакомых монстров. Кроули выстрелил дважды по два. В ответ раздался рёв, одна волкоподобная химера рухнула на землю и заскребла лапами. Со стороны появился второй силуэт. Куруми перехватила противника, рассекая воздух крест-накрест. Коротко ударил неприятный зудящий визг, и химера без всякой видимой причины внезапно просто распалась на неровные куски.
     – Отличная работа, – одобрил Кроули. – Знаешь, Хиро до сих пор толком не может применять энергетические удары.
     – Мне кажется, он немного не такой, как все остальные… – протянула Куруми.
     – Ты и понятия не имеешь, насколько.
     Кроули прикончил лежащую на земле химеру подавителем. Сила прибора теперь была такой, что он, наверно, мог бить прямо через плоть – попавшие под эффект «основы» превращались в мелкий порошок.
     В стороне хлопнул удар, и сверкнула оранжевая вспышка.
     – Скарлет-сан! – воскликнула Куруми. – Мы должны…
     – Она справится, – отмахнулся Кроули. – Идём. Нужно посмотреть там, где она не прошла…
     Пара крупных силуэтов перемахнула через забор в стороне. Но вместо того, чтобы покладисто атаковать агрессивно настроенных двуногих, химеры вдруг рванулись вглубь территории.
     – Куруми, бери ту! – Кроули махнул рукой. – Я возьму другую!
     – Но это…
     – Давай!
     Они разделились – принцесса скрылась в тумане, а Кроули рванулся за другой химерой. Пустив пару пуль, он услышал подтверждающий попадание рёв. Но тварь упрямо скакнула в сторону, скрывшись в тумане. Кроули перешёл на шаг и осторожно пошёл вперёд.
     Внезапно тихий шорох раздался у него за спиной.
     Рванувшись в сторону, Кроули, в очень рисковом для равновесия манёвре, развернулся, одновременно вскидывая пистолет для стрельбы. Он успел пальнуть дважды, но обе пули вошли в кристальные шипы на теле алхимика.
     – As I said…
     Кроули прервал его рывком вперёд. Волна ударила из подавителя, заставив Доминика – раз уж это его имя – шатнуться с перекошенным лицом. Кроули прицелился в упор.
     Грохнул выстрел. Но пуля рассекла только волну белого песка.
     – Damn bastard, – зло сплюнул Кроули.
     Движение за спиной заставило его вновь поспешно обернуться. Но теперь было поздно.
     Резкий удар в грудь отправил Кроули на землю, задыхаться от спазма. Алхимик подошёл поближе.
     – Я тебя прикончу первым, – закончил он на английском.
     Доминик размахнулся. И тут же отскочил назад, пропуская мимо тёмный росчерк.
     – Ты хочешь умереть или нет? – холодно поинтересовалась Тереза.
     – Я подумывал, чтобы прикончить всех вас… – прошипел алхимик.
     Со смехом он вскинул руки. Кроули резко дёрнулся вперёд.
     – Тереза!..
     Но было поздно. Белесый песок взмыл в воздух, окружив её белым коконом. Лицо Терезы исказилось.
     – Эта дрянь меня не удержит… – процедила она.
     – Может и так, но тебя достаточно просто задержать, – холодно ответил Доминик. – Я прикончу тебя последней, матушка. Дам тебе то, что ты заслужи…
     Выстрел срикошетил от прозрачного щитка на его лбу. Доминик бросил на Кроули бешеный взгляд.
     – Что? – сухо произнёс пленник аниме. – Я ненавижу мелодрамы.
     Он перекатился как раз вовремя, чтобы избежать удара прозрачным клинком в голову. Белёсая пелена постепенно поглотила Терезу, превратившись в маленькую пыльную бурю.
     Кроули встал перед противником готовясь контратаковать.
     – Ты знаешь, твои друзья сейчас, наверно, умирают, – сообщил Доминик, небрежно отряхивая рубашку. – В том фургоне, как я сказал, есть небольшой подарок.
     – Изъясняться тошнотворными метафорами – это у тебя семейное или профессиональное? – едко ответил чужак.
     Кристальные наросты медленно стали исчезать с тела алхимика.
     – Скажи-ка… – протянул Кроули. – Ты часом не знаешь, что Дэнфорт собирается делать дальше?
     – О, это будет весьма приятная неожиданность, – заверил Доминик. – Этот город ждёт уникальная судьба. Судьба…
     – Стать колыбелью.
     Кроули скрипнул зубами. Затем одарил удивлённого противника кривой улыбкой.
     Невольно проговорившийся алхимик раздражённо качнул головой и вскинул руку:
     – Пора тебе умереть.
     Земля под ногами Кроули шевельнулась, и он рванулся, едва не разрывая себе связки. Шипы всё же задели его ногу, но лишь чуть резанули по коже без особого вреда.
     Оказавшись на земле Кроули прицелился. Но рядом никого не было. Он поспешно поднялся и…
     Резкий скрип за спиной заставил его подскочить от неожиданности. Он развернулся, чтобы увидеть как Доминик и Элли скрестили оружие в дюйме от его головы. Белый, ровный меч и странный изломанный клинок, будто кристальный лист.
     Лицо Доминика перекашивала злоба. Элли выглядела болезненно отрешенной.
     – Ты ничтожное отродье!.. – прошипел алхимик.
     Кристальный клинок с мелким скрежетом ушёл вниз. Элли резко шагнула вперёд – едва заметный взмах чуть не оставил на лице алхимика отметину.
     – Закрой рот, – холодно произнесла она. – Ты просто подделка.
     – Хах?..
     Кроули озадаченно свёл брови. Элли казалась ещё более бесчувственной, чем в тот раз, когда он увидел её впервые. Но в то же время, она отчётливо кипела от злости.
     – Ты… смеешь идти против меня? – процедил Доминик. – Я всегда знал, что ты просто дефектный мусор! Ты была ошибкой!
     Элли вдруг испарилась на месте белёсой дымкой, пропуская сквозь себя пару косых клинков, в миг возникших в воздухе и клацнувших как ножницы. Доминик с трудом увернулся от прямого выпада в голову.
     – Ты не сможешь меня убить, – холодно заявила Элли. – Я лучше тебя!
     – Заткнись!!
     С безумным первобытным воплем алхимик обрушился на девушку. Этот чудик всегда был заметно нервным, но видеть, как он на глазах теряет облик людской было даже странно.
     Раздалась какофония из тонкого скрежета, глухого звона и неприятного хруста. Они просто обменивались ударами, но с такой скоростью, что Кроули едва замечал, как они меняют стойки. Это казалось физически, в прямом смысле физически невозможно – инерция таких движений должна попросту порвать человеку связки!
     Но опять же, это были не люди… Ни один из них.
     Неожиданно они снова со скрежетом схлестнулись, скрестив оружие в силовой борьбе. И Элли снова, после секундной задержки, начала пригибать кристальный клинок, на её лице не было и намёка на эмоции. Но Кроули ощутил подвох – что-то было не так.
     На земле под их ногами лежал белый песок…
     – Элли, в стор!..
     – Закрой рот, ничтожество!!
     Кроули едва успел рвануть с места, разминувшись со странной тенью, направленной ему в голову. Неподалёку раздался удар. Кажется, снаряд пробил ограждение школы.
     Пришелец растянулся на земле. И его едва не оглушил пронзительный скрежет.
     Элли едва успела сдержать удар. Кроули лишился бы головы запросто.
     – Ты просто трус, – выдохнула Элли, показывая первый намёк на явную злость. – Я тебя уничтожу, как и собиралась тогда.
     – Ничтожный мусор возомнил себя хозяином?! – экзальтированно взвыл Доминик. – Знай своё место!!
     У Кроули поплыло перед глазами. Он поспешно заработал всеми конечностями, неизящно стараясь убраться подальше от этих двоих.
     Но его всё равно задело. Со временем советник привык к ощущению чужеродности, когда кто-то использовал свой камень. Когда рядом были только дети, он его даже не замечал. С Терезой всё было куда отчётливей.
     Но сейчас оно ударило с невероятной силой, выворачивая разум наизнанку. Кроули с трудом поднялся на ноги и обернулся. И испуганно замер.
     Она стояла прямо за ним. А из её спины торчали окровавленные кристальные лезвия. Одно прямо сквозь пушистый хвост белых волос.
     – Элли… – выдохнул пленник аниме. – Только не говори, что ты просто умрёшь…
     – Конечно нет, – в её голосе не было ни капли эмоций. – Это не серьёзные повреждения.
     Доминик рванулся в атаку, и они снова сошлись в рукопашной. Кроули поспешно отскочил в сторону, убираясь подальше от зоны поражения. В какой-то момент Элли пропустила удар – массивные лезвия в теле явно ей мешали, – и противник врезал ей в корпус, явно добавив в удар волшебной алхимической магии. Элли отлетела футов на десять.
     – Всё, нам нужно подкрепление… – прошипел советник, вытягивая телефон. – К чёрту гражданских…
     Внезапно Элли будто подбросило в воздух неведомой силой, и она белой волной рванулась мимо Доминика, заставив укрыться за щитом из похожих на листья лезвий. Кроули шарахнулся в сторону, но девушка просто встала перед ним и холодно произнесла:
     – Я хочу убить его сама. – Она развернулась лицом к алхимику. – Поэтому прошу, просто выйми из меня эти лезвия.
     – Элли, это опасно! Он не желает подыхать, ты же видишь!
     – Он может тебя убить. Поэтому мы…
     Кроули прервал её, взяв за плечо.
     – Элли, – тихо произнёс он. – Ты не должна рисковать собой. Что ты делаешь?
     Девушка слегка повернулась к нему, показав светлый профиль на фоне густого серого тумана. Её лицо было совершенно спокойным.
     – Я хочу, чтобы всё закончилось.
     Эти слова заставили Кроули замереть на секунду. Ведь именно это он мог легко понять.
     Внезапно кристальные лезвия одним резким движением, с невыносимо жутким влажным хрустом, рванулись из тела Элли на свободу и, рассеивая за собой алые капли, подлетели обратно к своему хозяину. С захлёбывающимся хрипом девушка рухнула на колени, судорожно сжав в руке свой белый меч.
     – Просто кусок мяса…
     Шипение Доминика было невнятным сквозь глухой хруст входящих в его руки лезвий. Щит из кристальных листьев медленно, и явно намеренно, рассыпался.
     Кроули напряжённо поднял пистолет. Всё обещало кончиться очень неудачно…
     Девушка упала на четвереньки, отпустив меч и едва успев подставить руки. Кровь размеренно текла на пыльную землю тонкой струйкой.
     Элли медленно поднесла к ране правую ладонь и… вдруг резко её сжала, зарываясь пальцами в собственную плоть. У Кроули потемнело в глазах.
     – Что ты?.. – испуганно выдохнул Доминик, отшатываясь назад.
     Волна искажения ударила из тела беловолосой девушки, сметая вокруг пыль и осколки кристаллов в невидимом урагане. Даже туман подался во все стороны, заметно теряя плотность.
     Весь мусор завис в воздухе на мгновенье. Осколки и веточки, камешки и пыль – всё слегка двигалось, будто невесть как попало в невесомость. Затем всё с шелестом осыпалось землю. За ним упала Элли.
     – Подделка… – панически прошептал странный подручный Дэнфорта. – Ты подделка… ты не посмеешь… Ты подделка! Ты не посмеешь!!..
     И вдруг тело Элли засветилось. Бледная кожа лучилась, будто наполненный жидким светом мрамор, волосы сияли как гибкие неоновые лучи. Ослепительный свет сдерживала лишь её одежда. Белый меч испарился в воздухе.
     Доминик резко взмахнул руками, снова поднимая из-под земли кристальный щит из переплетённых листьев-клинков. Но не успел.
     Густой поток странной серебристой материи, блестящей и текучей, густой как жидкий металл, резко ударил по щиту перед его лицом, разбивая белёсый кристалл в дребезги. Как живой, поток одним стремительным движением обвился вокруг шеи алхимика.
     Элли, не поднимаясь, выбросила свободную руку – блестящая материя тянулась к её пальцам. Будто подёрнувшись странной дымкой, материя вдруг обратилась в сухо хрустящую полупрозрачную цепь. Элли с напряжением приподнялась, натягивая её одной рукой. Доминик с хрипом тянул цепь на себя.
     Медленно поднявшись, Элли выпрямилась. Затем сияние вокруг неё вдруг угасло. Воздух словно замер.
     Цепь резко размылась и… пропала. Пальцы алхимика посыпались на землю, а его голову окутала белёсая дымка. Рот Доминика раскрылся в беззвучном крике. Дымка неожиданно обратилась в идеальный серебряный шар. Поверхность шара дрогнула как вода.
     Раздался влажный хруст и шар медленно испарился. Сдержанно поморщившись, Кроули закрыл обезглавленное тело рукой.
     – Вау… Это то, без чего я бы мог прожить остаток своей жизни, – сдавленно протянул пришелец.
     Кристальный щит треснул, раздался глухой удар тела о землю. Элли стояла, всё ещё протянув руку к своему сражённому противнику. Затем она резко отвела её в сторону – в ладони возник прежний белый меч.
     – Это тот момент, когда ты падаешь на землю без сил? – поинтересовался Кроули, подходя ближе.
     Меч испарился. Элли обернулась, вытирая лицо от пыли тыльной стороной ладони.
     – Я в порядке, – ровно произнесла она. – Мне просто… нужна новая одежда.
     Кроули невольно рассмеялся и погладил её по голове:
     – Ну ты уже настоящая девушка…
     В стороне раздались шаги, заставив их оглянуться. Тереза стояла над изуродованным телом.
     Повисла пауза. Кроули неуверенно свёл брови и протянул:
     – Ты, эмм… хочешь поговорить об этом?
     – Нет.
     Голос Терезы был на удивление равнодушный. Можно было только догадываться, что она чувствовала на самом деле. Впрочем, она же собиралась всё закончить. Наверняка, и это тоже.
     Туман начал рассеиваться. Кроули удивлённо оглянулся – плотность покрова падала на глазах. Тесса протянула руку, и тело за секунду распалось в пыль. В знакомую пыль.
     – Столько лет, – пробормотала она. – Столько лет, и ничего не изменилось…
     – Это… то, что я думаю? – протянул Кроули.
     Песок был очень-очень похож на «основы» химер. И гомункулов.
     – Он просто подделка, – неожиданно вмешалась Элли.
     Тереза через плечо бросила на девушку мрачный взгляд.
     – Ты так думаешь? – протянула она. – Тебе придётся немало поработать, если ты хочешь поддержать своё заявление, дорогая.
     – Я готова! – заявила Элли со странным вызовом в голосе.
     Туман уже почти рассеялся. Кроули снова оглянулся. Кажется, люди ещё спали – судя по предыдущим случаям, это продлится минут двадцать. Военные, скорее всего, вот-вот подъедут к центральному входу… Такое нападение обеспечит им массу работы, без сомнения.
     Неожиданно мысли Кроули прервали. Тереза вдруг схватилась за голову, будто от приступа невыносимой мигрени.
     – Не может быть… – хрипло прошептала она. – Этот… этот ублюдок… Этот ублюдок!!!
     – Тесса? Что там такое?.. – поразился Кроули
     Он поспешно приблизился к столь резко разволновавшейся без видимых причин девушке и приобнял за плечи. Тереза подняла на него взгляд – смесь растерянности и беспомощности плескалась в красных глазах.
     – Он нас провёл… – пугающе жалобно простонала Тесса. – Он что-то сделал! Этот ублюдок, Дэнфорт, что-то сделал!
     Кроули озадаченно свел брови. Потом тяжело вздохнул.
     – Ну разумеется… Ладно. Для начала, почему бы тебе не присесть…
     ***


     Троп – …


     – Тесса это уже не смешно! Живо отдавай!
     Кроули попытался выдрать бутылку из рук как всегда незваной гостьи. Но тонкие девичьи пальчики оказались на удивление эффективны в удержании литровой бутыли коньяка.
     – Пшёл пррочь! – невнятно провыла Тереза, прижимая бутылку к груди, как своё последнее сокровище. – Дай мне спокойно напиться с горя!
     – Ты сидишь на моей кровати! – рявкнул Кроули, окончательно теряя терпение. – Из-за тебя уже вся квартира бухлом провоняла! Раз мы Японии, вали заливать глаза в специально отведённое место!
     Он навалился на девчонку, пытаясь выдрать бутылку силой. Но та, невнятно завывая, закрыла её всем телом, и свернулась в комок. Кроули ослабил хватку всего на секунду, чтоб перевести дыхание, и тут же болезненно получил коленом в бок. Отпихнув обидчика, Тереза забилась в угол и с бульканьем приложилась к горлышку.
     – Чтоб тебя… – прошипел пленник аниме. – Тесса! Хватит устраивать концерт! К чему всё это?
     Так и не удосужившись внятно объяснить, что же такого она ощутила, Тереза исчезла за минуту до прибытия военных, просто испарившись, как только от неё отвели взгляд. Утром следующего дня она без предупреждения ввалилась в квартиру к советнику в компании пузатой бутылки, растрёпанная, одетая во что-то вроде ночнушки и явно поддатая. Кроули пытался разобраться с ней уже пару часов, без особого результата.
     Элли, обнаружив в себе чудный осколок человечности под названием «малодушие», трусливо улизнула из дома, бросив на Кроули возню с расстроенной дамой. В качестве оправдания ей послужила встреча с подругами.
     Начались летние каникулы. Школьники Инакуры вздохнули с облегчением и, сменив форменные пиджаки и юбки на гражданские футболки и платья… приготовились к посещению дополнительных занятий. Японская система образования не собиралась ослаблять хватку на воспитанниках из-за таких мелочей как положенные по закону выходные.
      Некоторые, однако, умели избежать такой судьбы, тяжело работая весь семестр. Нанако, Фуку и Куруми, абсолютных отличниц, великодушно освободили от летних занятий и сегодня они звали Элли погулять с ними в городе. Девушки хотели праздновать. Наверняка они притащат с собой и остальных детей тоже…
     Происшествие, хоть его и удалось замять, скормив охотно зачавкавшим СМИ историю об утечке чего-то там, всё равно заронило в души свидетелей предчувствие недоброго. Все были напуганы, хоть и по-разному. Носители и Фука знали, что случилось что-то плохое. Нана тонко ощущала, что её друзья напряжены. Возможно, им и вправду стоило отвлечься…
     Тереза обняла бутылку как плюшевого медведя и мрачно пробурчала:
     – Если бы я знала, что произошло, я бы тут не сидела. Ты разве не понимаешь?!..
     Она снова приложилась к горлышку. Кроули сделал бросок, но не успел – Тесса спрятала выпивку в отчаянных объятьях, сжимаясь в неприступный клубок.
     – Мне плевать, что ты там ощутила, Тереза, это не повод вести себя так!
     Девчонка презрительно хмыкнула, заметно старясь не смотреть Кроули в глаза.
     – А что ещё мне остаётся делать? – буркнула Тесса. – Я же обещала всё сделать сама. Я обещала найти их, как только Дэнфорт попытается провернуть что-то подобное, а теперь!.. – Она издала разражённый стон. – Теперь он превратил это все в ложь, как ты не понимаешь?!
     С ноющим звуком она пару раз стукнулась головой о стенку. Кроули устало выдохнул и присел на кровать. Секунду над ними висела нелёгкая тишина. Потом советник медленно потянулся к Терезе и, без сопротивления с её стороны, мягко взял за подбородок.
     – Мой отец когда-то выпивал, знаешь ли, – ровно сказал Кроули. – И я прекрасно помню, как выглядит настоящий алкаш. Ты просто бесишься. Прекрати.
     Тесса окинула советника пустым взглядом. Потом непреклонно вырвалась из его пальцев и отвернулась, опирая бутылку об колено.
     – И что, по-твоему, я должна делать? – глухо произнесла она. – Он нас обыграл. Так легко, как парочку провинциальных лопухов.
     Тереза расстроено умолкла. Кроули взял её за плечо и развернул на спину. В этот раз она не сопротивлялась, просто отвернулась, не желая поймать его взгляд. Тесса сейчас выглядела непривычно виноватой, не похожа сама на себя.
     – Весь город может сгореть в любую минуту, а мы ничего не сможем поделать, – произнесла она без капли невнятности. – Я упустила момент.
     – Ты вправду думаешь, что это всё был просто отвлекающий манёвр? – уточнил Кроули.
     – Аура всего города изменилась, – ровно ответила Тереза. – Я ощутила это слишком поздно. Если бы я не сидела в той проклятой ловушке, то я…
     Она скрипнула зубами и умолкла. Кроули промолчал. Потом утешающее погладил её по ладони.
     – Ты можешь сказать, что произошло? – ровно попросил он.
     Тесса фыркнула и раздражённо качнула головой:
     – Конечно, нет. Если бы у этого эффекта были особенности, я бы давно его отследила. У всего есть форма, есть цель…
     Она умолкла, затем тяжело перевернулась на бок. Кроули подозревал, что она не в состоянии опьянеть даже от двух литров чистого спирта. Но всё же Тереза казалась неподдельно разбитой.
     – Это что-то бесформенное, – пробормотала она. – Что-то… первобытное. Как волна, накатывающая на берег. Будто тьма в глубине дремучего леса… в глубинах океана…
     – Ещё немного, и ты вызовешь великого Ктулху, – недовольно заметил Кроули.
     Тесса скосила на него глаза:
     – Чего это?
     – Ты серьезно, что ли? Вот уж не ожидал от тебя.
     Кроули выудил телефон и начал набирать запрос в поисковике.
     – В любом случае, ты хочешь сказать, что Дэнфорт провел какой-то ритуал? – Результат поиска его поразил. – Что за?.. Нет Лавкрафта!..
     – Я понятия не имею, что он сделал, этот старый демон, – пробурчала Тесса. Потом покосилась на Кроули: – Может, ты знаешь? Ты прочитал дневник Скарлета?
     – Я думал, что ты не хочешь знать, что там.
     – Не хочу, – бесстрастно согласилась Тереза. – Но раз ты сидишь за ним последние несколько дней, то я подозреваю, что ты нашёл что-то интересное.
     – Как сказать… – протянул Кроули.
     Тереза одним слитным движением перевернулась на спину и уложила ноги ему на колени. Бутылка стукнула дном об пол. Судя по звуку, совсем пустая.
     – Записи Скарлета практически не читаемы. Это словесный аналог бардака в комнате тинэйджера…
     – Звучит похоже на Питера, – ответила Тесса. – Он всегда оформлял свои записи только для своего удобства.
     Кроули задумчиво молчал. Тесса согнула одну ногу и упёрлась ему в колено, слегка поглаживая его ступнёй. Пленник аниме в ответ рассеянно погладил её вторую ногу.
     Светлая кожа была упругой и тёплой, шелковистой на ощупь. Аккуратно подпиленные ноготки на ухоженных ровных пальчиках блестели перламутром.
     – Тереза… – Кроули запнулся на секунду. – Дэнфорт религиозный человек?
     – Что ты подразумеваешь под этим?
     – Он верит в какие-то высшие силы?
     – Конечно, – ровно ответила она. – Все верят. Разве ты нет?
     – Нет.
     Тесса замерла, напрягшись под его руками на мгновение. Потом осторожно приподняла вторую ногу и нежно коснулась щеки советника большим пальцем.
     – Ты такой самодовольный… – прошептала она, рисуя линию к его подбородку.
     Кроули обнял Терезу под коленями и опустил её ноги на пол. Девушка изящно выгнулась поперек кровати, чтобы не свалиться. Пришелец поднялся и пересел в кресло за столом.
     – Это не ответ, – ровно произнёс он.
     – Я сказала, как есть, – ответила Тесса. – Мы все верим. Даже ты.
     Кроули хмыкнул и раскрыл ноутбук. Тереза приподнялась, усевшись в невероятно девчачью позу, поджав коленки и опираясь руками перед собой. Затем слегка подалась вперёд и требовательно протянула:
     – Поол...
     – Чего тебе? – бесстрастно отозвался советник.
     – Ты хочешь… – Тесса запнулась на секунду. – Ты ведь не собираешься оставаться в…
     В прелестном голосе звучали незнакомые просительные нотки. Это настораживало. Кроули развернулся в кресле, чтобы посмотреть Терезе в лицо… но было уже поздно. Резко выпрямив спину, девушка повернула голову к двери, безошибочно делая носительский аналог «охотничьей стойки».
     – Дьявол, я совсем распустилась…
     В раздражённом голосе не осталось и капли прежнего очаровательного, но странного тона. В следующую секунду раздался звонок в дверь.
     – Что ещё?.. – удивлённо протянул Кроули.
     Элли открыла бы дверь ключом, из Института позвонили бы заранее. Кроули поднялся.
     За дверью стоял Эмия Хиро.
     – Здравствуй, Лаки-кун, – нервно произнёс парень. – Прости, что я вот та… Оа, она здесь!…
     Он вдруг осёкся и нервно уставился за спину Кроули. Тот обернулся. Тесса стояла рядом, привалившись к стенке, с бутылкой в руке и с усталым лицом человека, которого всё достало. Видеть юную девочку в таком виде было как минимум странно.
     Но куда страннее было то, как очаровательно Тесса ухитрялась выглядеть.
     – Входи, не стой под дверью.
     Кроули сделал жест. Последнее что ему хотелось, это чтобы весь дом увидел Тессу в таком состоянии. Хиро несмело переступил порог.
     – Прошу прощения, – нервно произнёс он.
     Скинув обувь, парень неуверенно осмотрелся.
     – Входи так, у меня нет запасных шлепанцев, – отмахнулся Кроули. – Ну, чего тебе нужно?
     – Ну, я хотел… – протянул парень, переминаясь в шаге от выемки в прихожей. – Я думал попросить тебя найти Терезу-сан, но раз она здесь, то…
     – Я скучаю по времени, когда ты звал меня «Тесса-тян», братик, – с ноткой разочарования протянула Тереза. – Это было так весело, прикидываться маленькой девочкой.
     – Эм, нуу… – Хиро замялся.
     – Говори уже, братик. – В голосе Тестароссы послышалась необычная колкость.
     – Хорошо! – Эмия вдруг согнулся в поклоне: – Прошу, Тереза-сан, потренируйте меня!
     – Хах?..
     Тесса смерила парня удивлённым взглядом. Кроули завёл глаза.
     – О Боже, Хиро, ну только не это опять, – протянул он устало. – Вы же разбили голема. Молодцы. Сколько можно дрочить себе – и мне – мозги?
     Как Доминик и говорил незадолго до бесславной гибели он припас носителям «подарочек». В фургоне, которым он пробил ограду школы, находился ещё один голем.
     В отличие от предыдущего, исполненного под человеческое тело, этот был просто железным каркасом гуманоидной формы, и отдалённо напоминал пластинчатые латы. Кроули лично видел только его останки. Сложно было сказать, что именно сделали дети – сами они ответить затруднялись, как и всегда, – но от голема остались только помятые куски. Всё что удалось выяснить это то, что Хиро опять видел в своих руках тёмный серый меч.
     Хейширо отправился в больницу на время, залечивать массивные гематомы и пару рассечений. Надо полагать, это было унизительно – в аниме главные герои страдали исключительно от «перенапряжения» при выкрикивании названий суперударов и спешалов. В гламурных гаремниках даже из финального боя все выходили таким чистенькими…
     Но, несмотря на успех, который даже въедливый Кроули не стал бы оспаривать, Хиро безостановочно ныл, что он должен «стать сильнее». Это раздражало неимоверно.
     – Я ведь говорила тебе, что твоё оружие может быть опасным, – прохладно ответила протагонисту Тесса. – Ты понимаешь, что тебе вообще нельзя его вызывать? Ты просто…
     – Но я должен! – провыл парень, не разгибаясь. – Я должен понять, как использовать его правильно, Тереза-сан! Я должен стать!..
     – Скажи это ещё раз, и я тебя пристрелю, – резко вмешался Кроули. – Хиро, чему, по-твоему, ты собираешься учиться?
     – Ну, я… – замялся парень. Потом склонился ещё ниже. – Я сделаю всё, что нужно, просто, пожалуйста, обучите меня, Тереза-сан! Я обязательно должен стать лучше!
     – Добро пожалось в Японию, – буркнул Кроули. – Они думают, что если упираться достаточно долго, то можно воплотить в реальность любую чушь. Tessa, get the guy busy, would you?
     – What the?.. – Тесса обернулась и буркнула на английском: – Что ты придумал? Ты же знаешь, что!..
     – Но если мы его просто отбреем, он может сам что-то упороть, – заметил советник. – Так он хотя бы будет под присмотром. Заодно попробуешь выснить, что с ним не так. Он ведь вызвал второй меч снова. И, кажется, всё в порядке.
     – Ты понятия не имеешь, о чем просишь, – возмущённо буркнула девушка.
     Хиро всё ещё стоял согнувшись. Тереза помолчала секунду, потом устало вздохнула.
     – Я могу кое-что устроить, братик, – холодно сообщила она на японском. – Но тебе придётся слушать меня беспрекословно. Ты понял?
     – Правда? – Хиро поднялся с просиявшим лицом. – Ты меня потренируешь?
     – Нет, это была ложь.
     Тесса демонстративно отвернулась. Протагонист буквально сдулся на глазах.
     – Как же так…
     Голос Хиро хрустел от пепла сгоревших вмиг надежд. Кроули поражённо завёл глаза.
     – Боже, ну вы что, серьёзно?
     Тереза хмыкнула и прошла мимо носителя.
     – Идём, нам нужно найти местечко получше, – сообщила она в воздух, обувая свои мягкие туфли. Всё ещё с бутылкой в руке.
     – А… хорошо!
     Хиро послушно пристроился следом. Кроули скептически приподнял бровь.
     – Так и пойдёшь поддатой?
     Тесса окинула его взглядом через плечо, выразительным взглядом. Затем подкинула бутылку в воздух. На секунду тара исчезла из виду, окутанная возникшем из ниоткуда тёмным облаком. Потом на пол посыпались крупные стеклянные шары.
     – Хиро, за мной.
     – Слушаюсь!
     Дверь захлопнулась. Кроули покачал головой и буркнул вполголоса:
     – Я только что отправил их на очередной штамп, не так ли?
     Скорее всего, Хиро ждут типичные «тренировки из ада» – Тереза сегодня точно не в настроении играть в няшку и церемониться с пацаном не станет. Интересно, даст ли это хоть какой-то результат. В любом аниме никакие тренировки не стоили ни гроша – всё решала исключительно победа автора над здравым смыслом, неубедительно замаскированная под «Силу дружбы».
     Что поделать так было устроено у местных – тяжёлый честный труд они, конечно, уважали, но они преклонялись перед врождённым талантом. А значит, протагонист всегда будет избранный, идеально талантливый с рождения, просто не способный расцвести как следует без своего гарема…
     Мощная волна вызова заставила Кроули поморщиться. Он вытянул листок из кармана джинсов.
     – Что тебе, чёртов урод? – буркнул Кроули, присаживаясь за стол. – Я думал, мы с тобой закончили, раз я, видите ли, убил всех твоих главных плохишей…
     «Это правда что из-за тебя ублюдка алхимика убила эта Элли?»
     – Нет, – едко ответил Кроули. – Она убила его, потому что он грёбанное животное. И какое это вообще…
     «Какого хера ты это устроил мразь?! Тебе мало просто всё порушить одним своим присутствием ты ещё воруешь всё подряд как сраный мерисью?!»
     – Во-первых, я оскорблён до глубины души, – ровно ответил Кроули. – Мерисью, я? Но у меня даже нет гарема, а попробуй он образоваться, я вырву Фуке сердце и принесу в жертву на алтаре её же храма. Во-вторых, что за упоротый бред ты несёшь? Объяснись, хватит изображать дислексию.
     «Ты убил его! Убил алхимика!»
     – Полагаю, имя от тебя ускользнуло… И его убила Элли. – Кроули делано спохватился: – Вот чёрт, ты меня провёл!
     «Его должен был убить Кен! Кого хера его убила твоя вонючая шлюшка?!»
     – Ты просто няшка, ты в курсе? – протянул советник, брезгливо роняя листок на стол. – Стоит кому-то отойти от вайфу-зоны, как ты начинаешь относиться к ним, как к говну. И с какой стати ты взял, что я вообще могу на неё повлиять. Она передо мной не отчитывается, я не… – Кроули помедлил, – не для этого её вытащил из той сраной дыры.
     «Так вот оно что… так ты специально всё подстроил. Ты все время гонишь на меня волны дерма а сам как ёбанный самодовольный сациопат просто манипулируешь всеми вокруг чтобы они делали за тебя твою работу! Меня от тебя тошнит ты чертова мразь!»
     – Всегда приятно, когда тебя ценят, – холодно произнёс Кроули. – А что, по-твоему, я должен делать? Играть в просто японского школьника?
     «Да что ты можешь сделать урод?! Ты просто бесполезный кусок дерьма который даже не может ни с кем сражаться на равных! Ты просто рушишь всё вокруг себя как грёбанный вирус!»
     – Ну… да. – Кроули скрестил руки на груди. – А что ты ждал? Разумеется, я просто вирус. Я болезнь, смертельная опухоль, и я убью твоё недоаниме, будь у меня малейший шанс. Я здесь лишний. А теперь, с твоего позволения, я должен готовиться к финальной битве.
     Размашистым движением Кроули смахнул листок на пол, затем открыл свой ноутбук. Осталась ещё пара дел, которые предстояло закончить.
     Пустой лист синеватой бумаги в линейку полежал на полу пару секунд. А потом вдруг исчез вмиг. Будто стёрся из существования.
     ***

     Хиро продолжал приходить каждое утро. Летние каникулы позволяли ему проводить с Терезой почти целый день. Кроули не слишком интересовался, чем именно они занимались, положившись на опыт столетнего алхимика. Других детей он видел только в Институте, всего пару раз.
     Хейширо поправился. Кроули опасался, что лансер потребует от Элли сатисфакции, и та хладнокровно его прирежет, как поросенка. Но парень просто с безразличным видом продолжал посещать эксперименты и спарринги вместе с другими носителями.
     Куруми и Фука ходили по институту вдвоём, часто трогательно держась за руки. Рози обычно была с ними, отчаянно смущаясь в компании подруг, но заметно скучая по своему избраннику.
     Элли уходила из дома рано утром. Говорила что «гуляет по городу и говорит с разными людьми». Красивая мордашка, похоже, легко растапливала сердца недоверчивых местных аборигенов. Девушка неуловимо изменилась в последние дни. Стала неподдельно спокойной, не равнодушной как раньше, а уверенной. Кроули один раз видел, как Элли смотрит какой-то видео-блог о путешествиях с необычным блеском в глазах.
     Но, несмотря на внешнюю беззаботность, всех участников кризиса сковывало неуловимое напряжение. Никто об этом не говорил, но все знали, что Тереза что-то ощущает. Все ждали следующего хода.
     Кроули тоже ждал. Он ждал, когда же всё, наконец, кончится.
     Для него итог стал практически очевиден. И он чувствовал себя на удивление спокойно. Даже лучше, чем спокойно. Казалось, чем больше нервничали окружающие, тем больше спокойствия доставалось ему.
     А спустя шестьдесят часов с того утра, Инакуру окутал густой туман.

     [Расшифровка #7 закончена]
     ***

     Туман сгустился почти незаметно.
     Кроули сидел в квартире один. Тесса отправилась дрессировать Хиро. Элли сбежала к подругам.
     Всё-таки она осталась немного странной. Она явно обожала гулять с девушками, но всё ещё отзывалась об этом с равнодушием выгульщика собак. Может, она просто уродилась флегматиком.
     Солнце скрылось за отдалённой грядой на западе, оставляя город во власти густых сумерек. Кроули даже не сразу сообразил, что свет из окна не просто по вечернему угас. Он стал мрачным. Будто сквозь туман.
     Увидев густую мглу за окном, чужак на мгновенье ощутил прилив волнения. Но это быстро прошло.
     Наконец-то приближался конец.
     Вскоре Кроули стоял на дороге перед своим домом. Ставший привычным за последние несколько дней пейзаж стёрся в мутной пелене тумана. Машина Института должна была подъехать в любой момент.
     По словам полковника Кусанаги, в этот раз под атаку попал весь город – военный держался собранно, но голос выдавал его напряжение. Институт тоже не избежал эффекта, но Рози и Хейширо оказались на территории и сразу сообразили надеть на сотрудников приборы защиты.
     Военные быстро восстановили наблюдение, и выяснилось, что объекты замечены по всему городу. Химеры просто бегали по улицам, без какой-либо явной цели. Кусанаги планировал начать перехват как можно скорее, зачищая район за районом.
     Кроули просто ему поддакивал. У советника были другие цели – и предоставленная Институтом машина ему поможет их достичь.
     Оставив сумку в комнате, пришлец распихал оружие по креплениям на поясе. Он планировал идти налегке, но совершенно пренебрегать безопасностью было бы нелепо.
      Вокруг стояла мертвая тишина, как и раньше. Хоть видимость в этот раз была чуть лучше обычного – целых тридцать футов, вместо обычных десяти-пятнадцати – ранний вечер оказался даже хуже, чем поздняя ночь – на улицах не включили ни одного фонаря.
      И неожиданно всё вокруг вдруг залило мёртвым белёсым светом, будто сверкнула вспышка неоновой молнии. Кроули резко обернулся, чтобы увидеть, как невидимое за серой завесой небо рассекает ослепительный белый луч.
      Туман скрывал всё вокруг, лишая луч любого оформления. Он висел в полной пустоте, белая линия в бесцветной бездне. Кроули не выдержал и пары секунд – при взгляде на свет в голове возникала странная пустота, а зрение мутнело.
     Интенсивность резко снизилась, но насколько же безумной была яркость, если луч было видно даже сквозь неестественный туман.
     – Где же это… – пробормотал чужак.
     Ориентирование на местности не было у Кроули сильной стороной, но после всех тех часов в кабинете карта Инакуры въелась в него, наверно, до конца жизни. Покрутив её в голове, советник сообразил, что источник луча где-то к востоку от центра.
     – Ну конечно… – протянул он в полголоса. – Наверняка это оно… Наверняка.
     Ему необходимо было добраться к источнику. И он уже не сомневался, что точно знает место.
      В мёртвой тишине окутанных мрачным покровом улиц раздался рокот двигателя. Их тумана подкатил черный седан Института. Когда Кроули садился в машину, луч уже гас.
     – Ваш коммлинк на заднем сиденье, советник, – заметил водитель.
     – Я вижу…
     Кроули надел гарнитуру.
     – Полковник, это я. Вы засекли место появления того света?
     – Нет. – Кусанаги окончательно избавился от напряжения в голосе. Контроль над ситуацией был лишь вопросом времени. – Но Тереза Тестаросса повела носителей к месту. Я выдал им транспорт. Лаки-кун, я планирую…
     – Мне очень жаль вас перебивать, полковник, но мне нужно отправиться на место самому. У меня есть план.
     – Ты уже знаешь, где это? – удивился Кусанаги. – Тогда я свяжусь с оставшимися и побеспокоюсь, чтобы они соединились с носителями. К сожалению, я не обещаю вам поддержку наших людей. Боевые группы…
     – Полковник, я прекрасно всё понимаю, – прервал Кроули. – Делайте то, что считаете нужным.
     Кроули снял устройство.
     – Вы и вправду знаете, где именно была эта вспышка? – поинтересовался водитель. – Мы выходим на шоссе, оттуда…
     – Я понял. – Кроули помедлил. – Кажется, это рядом с парком… Точно. Нам нужно к парку Акиноуми.
     – Ясно, советник.
     Машина понеслась по окутанной туманом дороге. Сумрачные образы почти невидимых зданий проносились мимо с такой быстротой, будто никакого тумана не было вовсе. Повсюду лежали уснувшие люди – на тротуарах, на переходах и, разумеется, в своих машинах. Водитель огибал все преграды, почти не снижая скорость. Казалось, они просто не могут не переехать какого-то бедолагу, упавшего на «зебре», но Кроули ни разу и не ощутил подозрительного толчка под колёсами. Людей в Институте тренировали превосходно.
     Несколько раз раздавалась трель почты. От Элли, от Куруми, от Терезы. То, что две последние вообще знают его номер, Кроули даже не удивило. Быстро набрав сообщение: «скоро буду, собирайтесь вместе», чужак нажал «отправить всем».
     – Советник, я получил местоположение первой группы, – отрапортовал водитель. – Я смогу…
     – Ты знаешь здесь небольшой холм возле парка? – прервал Кроули. – Мне нужно добраться к подножью с… южной стороны. Да, проход где-то там…
     – Но разве… мы не будем встречаться с остальными? – удивился водитель.
     – Я уже отправил им сообщение, – заверил Кроули. – Так ты знаешь, о чем я говорю? Иначе просто…
     – Да, я знаю, – кивнул водитель, не глядя на пассажира. – Мы уже близко.
     После очередного поворота за окном справа мелькнули полускрытые туманом деревья. Это был парк Акиноуми. Когда тонущие в тумане деревья исчезли, машина начала взбираться на заметный склон. Вскоре они вышли на более ровный участок. Здесь потянулся решётчатый забор из вертикальных прутьев, за которым угадывался довольно крутой подъём.
     Это было нужное место.
     – Тормози приятель. Приехали.
     Водитель послушно остановил машину у тротуара. Кроули не мешкая покинул салон.
     – Подождите, я буду вас сопровождать, советник!
     Водитель собрался открыть дверь, но пришелец хлопнул по крыше и резко произнёс:
     – Нет нужды. Возвращайся в расположение ваших сил, помоги своим.
     – Но вы же…
     – Я буду в порядке.
     – Но в городе опасно! – настаивал водитель. – Без поддержки вы можете погибнуть.
     – Не беспокойся, – отмахнулся Кроули. – Я могу о себе позаботиться.
     Давая понять, что разговор окончен, он отвернулся и быстро зашагал вдоль ограды. Местность была знакомой – он осматривал эту улицу пару раз, на панорамном осмотре в старом добром Гугле. Он бы подъехал сюда лично, но он опасался торопить события…
     Футах в ста вверх по улице нашёлся вход на территорию – давно не крашеные решётчатые ворота. Створки были прикрыты, но не заперты. Потёртый навесной замок валялся в паре футов за решёткой, рядом с обрывком тронутой ржавчиной цепи.
     – Интересно…
     Кроули двинулся по старому асфальту дорожки и быстро обнаружил лестницу. Узкие каменные ступеньки с железными перилами поднимались по довольно крутому склону на вершину холма. Выбравшись наверх Кроули притормозил.
     Из тумана проступили очертания большого вытянутого здания.
     – Вот она… – пробормотал пленник аниме. – Церковь Святого Пришествия…
     Христианское святилище прямо посреди города в центре Японии. Поразительно, но не невозможно. После войны японцы стали куда терпимее к религиям чужеземцев.
     Церковь возвели здесь в пятидесятых, но у неё уже была довольно странная история. Основателем стал протестантский священник, перекрестившийся в католичество. Причины его прихода в Японию оставались неизвестными точно, но в его окружении считали, что он пытался возродить миссионерство. Церковь Святого Пришествия служила центром для христиан в регионе много лет.
     Но в один прекрасный день в начале девяностых преемник пастора, едва возглавив приход, заявил, что у него было видение. Видение Святого духа. И когда он обратился к прихожанам с проповедью на воскресной службе, у ангела на алтаре пошла кровь. Из крыльев.
     Подавив панику, люди разошлись. А пару дней спустя из Ватикана прибыла инспекция для проверки божественного явления.
     Три дня спустя церковь закрыла свои двери. Никаких посещений, никаких служб.
     С тех пор здание стояло заброшенным. Сложно было сказать, что с ней планирует делать правительство. Сносить её было запрещено каким-то актом, продать тоже нельзя. А вновь открыть церковь для прихожан епископат отказывался – выдавая целый ворох причин, но ни одной понятной. Церковь стала… двусмысленно неприкасаемой.
     А ещё, всего через месяц после закрытия, в Инакуру приехал человек по имени Питер Скарлет, опытный хирург из Киото, потомок иммигранта из Австрии. Он купил здесь большой дом. Полгода спустя он женился на местной девушке. Три года спустя у него родилась дочь. Её назвали Роуз.
     Одно единственное упоминание выдало это место. Не в дневнике, но в одном из писем к Цуруи Исэ. «Недалеко от той церкви», писал Скарлет. Когда же Кроули уловил странные веяния в записях алхимика, точки соединились, и он немедленно начал поиск церквей в Инакуре. Хоть у него и не было доказательств, он ощущал, что место будет где-то здесь.
     Когда Кроули приблизился, продолговатое здание с острым шпилем колокольни неохотно показалось из густого покрова, будто таящийся призрак огромного существа. Стены из тёмного кирпича украшали полуколонны фигурной кладки – сейчас напоминавшие рёбра исхудавшего зверя. Или остов лишённого обшивки корабля.
     Как и ожидалось, советник был прав. Двери стояли распахнутые настежь, перед ними лежал веер деревянных обломков. Видимые окна зияли пустыми рамами, лишёнными стекла и переплёта. Траву под стенами усеивали тусклые осколки – стёкла разбились совсем недавно.
     Это определённо было то самое место. Советник готов был поспорить, что полчаса назад здесь всё утопало в ослепительном белом свете.
     Он осторожно прошёл к двери, вынимая пистолет из-за пояса. Заглянув внутрь, пришелец замер на мгновенье и присвистнул.
     – Вот это да… – протянул он поражённо.
     Внутри будто что-то рвануло. Не прямо в центре, а ближе к алтарю, судя по положению деревянных обломков, которые ещё совсем недавно были лавками для прихожан.
     Стена справа пострадала куда сильнее. В данный момент в ней зияла впечатляющая дыра, такого размера, что там мог, не зацепив края, проехать самосвал.
     Кроули медленно сделал несколько шагов, внимательно оглядывая помещение. Ничего явно указывающего на сатанинские ритуалы на первый взгляд здесь не было.
     Но в воздухе будто висело ощущение… чужеродности. То самое чувство, какое всегда вызывала активация камней. Оно душило, невидимым покрывалом обвиваясь вокруг всех пяти чувств.
     Советник покрутил головой, осматривая разрушенное помещение. Затем резко повернулся к пролому в стене. Снаружи, размытый в бесцветной пелене, виднелся силуэт.
     Когда Кроули подошёл поближе. Стало видно, что это человек, сидящий в кресле с высокой спинкой. Это был мужчина. Коротко стриженые волосы казались седыми, но в тумане тяжело было сказать точно.
     Неизвестный сидел совершено неподвижно. Кроули приблизился и из серого покрова ему явился конец мира – они находились на самом краю обрыва, обведённого ограждением из толстых стальных труб. В ограждении тоже зияла прореха, будто что-то массивное сорвалось отсюда в полёт.
     – Прошу вас, мистер Смит, нет нужды стоять у меня за спиной.
     Глубокий голос звучал совершенно спокойно. Совсем как будто они беседовали о погоде. Мужчина говорил на английском, с любопытным, кажется британским акцентом.
     Он сделал небрежный жест ладонью. Обломок дерева, спокойно лежащий справа от кресла, дернулся и с похрустыванием приподнялся в воздухе, слегка подрагивая. Обломок тёк, искажался и менялся, и через пару секунд новое кресло стояло рядом.
     – Будем же цивилизованными людьми, – предложил человек.
     – Здесь я шучу, что цивилизованные люди не взрывают церкви в дьявольских ритуалах.
     Кроули присел рядом, положив руки на подлокотники, и расслаблено удерживая пистолет. Мужчина сдержанно рассмеялся.
     – О, я вижу, вы обладаете чувством юмора.
     – Не вашими стараниями, мистер Дэнфорт.
     На вид ему было около пятидесяти. Открытое лицо с высокими скулами и широким подбородком, выгодно смягчённым густой аккуратной бородой цвета «соль-с-перцем». На нём был дорогой на вид и стильный, хоть немного старомодный костюм-тройка из тёмной ткани.
     Он никак не отреагировал на своё имя. Внимание магистра было приковано к чему-то невидимому внизу.
     – Уже скоро, – ровно произнёс он. – Рад, что вы присоединились ко мне, мистер Смит. Я не рассчитывал, что у меня будет компания в этот исторический момент.
     Кроули скептически приподнял брови.
     – Боюсь вас разочаровать, но я ничего не вижу, – протянул он. – Не все мы искажены влиянием волшебных игрушек.
     – Какое поразительное невежество, – бесстрастно произнёс Дэнфорт. – Даже после всего, что вы видели… Но неважно. Уверяю, мы сможем узреть самое важное без труда.
     Прежде чем Кроули успел усомниться, туман перед обрывом подался вперед, будто увлекаемый потоком ветра. Ветра, однако, Кроули не ощутил.
     Туман рассеялся не полностью, но частично. Перед жаждущими взглядами зрителей открылись внизу широкое озеро, деревья и парковые дорожки между ними. На берегу стояла группа людей.
     А в центре озера медленно двигалось сияние, плыло над водой, как призрачный огонёк. Бледное, будто немного серебристое.
     И мёртвое. Поддельное. Туман расходился от света волнами, будто стараясь сбежать.
     – Она искажает заклинание, – понял Кроули. – Боже, что за чудовище…
     – Она прекрасна, не так ли? – зачарованно произнёс Дэнфорт. – После стольких лет я даже не надеялся, что увижу нечто подобное собственными глазами…
     Кроули покачал головой и оперся на подлокотник, ткнув себя стволом пистолета в висок.
     – Но как вы этого добились? – протянул он. – Неужели все эти химеры, нападения на город, поиск камней – всё это просто… одна большая шутка?
     – О, нет-нет-нет. – Дэнфорт покачал головой, не отрывая взгляда от происходящего внизу. – Разумеется, я планировал собрать их все. Всё было бы просто и предсказуемо, как по учебнику. Но… благодаря вашей нелепой выходке я сделал неожиданное открытие.
     – О, неужели? – кисло произнёс Кроули.
     – Именно так. Я пришёл к выводу, что мы можем завершить Ритуал воплощения даже без полного круга семи. Всё прошло превосходно, благодаря Доминику. – Дэнфорт сделал паузу и, слегка пригнув голову, добавил: – Теперь она может взять их сама.
     Размытые фигурки на берегу двинулись. Странно блеклый, хоть и такой яркий, свет внезапно замер на мгновенье. А потом по изящной дуге отправился к людям.
     Свет окутал одного из группы. Затем до сидящих на утёсе донёсся резкий крик, и на берегу засверкали вспышки.
     – Ну так… – протянул Кроули. – Как ваши ощущения, мистер Дэнфорт? Чувствуете прилив всемогущества? Или, может, приступ всеведения? Вселенная открыла вам свои тайны?
     Впервые Дэнфорт опустил маску невозмутимого спокойствия и досадливо поморщился.
     – Прошу вас, этот сарказм не делает вам чести, мистер Смит, – произнёс он с нотками раздражения. – Вы выставляете себя редким невеждой.
     – А что, по-вашему, я должен сказать? – прохладно заметил Кроули. – Вы… добились того, чего хотели так долго. Вы стали Богом. Мои поздравления. Я бы дал вам звёздочку, но у меня кончились.
     – Какой узкий взгляд на вещи… – пробормотал алхимик.
     – Вы определяете свою сущность своими достижениями, мистер Дэнфорт, – с нажимом произнёс Кроули. – Это суть вашего ремесла. Алхимик существует в своих экспериментах. И вот теперь вы достигли венца творения. Вы создали её. Вашу Алису.
     Пришелец помедлил секунду, рассеянно глядя вниз, на росчерки света и тьмы, алого и белого. Потом спросил:
     – Почему вы не назвали её Анжела? Ведь это именно то, что она есть, не так ли? Ангел.
     Повторяющийся мотив в дневнике Скарлета – он появился там предположительно после смерти его жены. Эксперименты алхимиков по созданию гомункулов были не более чем началом, первыми детскими шагами того, что вскоре превратилось в одержимость. Над чем люди теряли всякий контроль. Скарлет заразился этим от своего наставника, лорда Тобиаса Дэнфорта.
     Желание создать идеальное существо.
     Скарлет никогда не говорил об этом прямо, будто опасался выложить всё на бумаге даже своим странным кодом. Но Кроули в какой-то момент понял, что это было за существо.
     Ангел. Ведь тот, кто создаст ангела, будет… Богом.
     Именно к этому стремились алхимики внутреннего круга на протяжении многих столетий. Взять абсолютную власть над Мирозданием.
     Вспышки на берегу усилились. Алиса металась между ними, будто играя. До зрителей доносились приглушённые крики и звуки тяжёлых ударов. После всполохов оружия в воздухе оставалось странное марево. Материальный мир искажался.
     – Но… что теперь? – произнёс Кроули. – Вы создали её, и что теперь? Что вы собираетесь с ней делать?
     – С ней? – Дэнфорт слегка усмехнулся. – Правильный вопрос – что она станет делать с нами. Вы просто не осознаёте, что же произошло сегодня. Когда Алиса получит оставшиеся камни, то… человечество, наконец, вступит в новое будущее.
     Кроули не удержался от едкого смеха.
     – «Новое будущее»?.. Боже, я ждал чего угодно, но только не это, – протянул он. – Прогрессистская чушь. Вы меня поражаете.
     – Вы думаете, что я не прав, мистер Смит, – уверенно заметил магистр. – Это нормально, вы не один в этом мнении. Но я вас уверяю, мой путь не итог какой-то бессмысленной прихоти. Я работал над этим много лет. Больше, чем вы можете представить.
     – Поверьте, я примерно предоставляю, как выглядит ваша история, лорд Дэнфорт, – заявил Кроули. – Но скажите лучше, что заставило вас так сильно рисковать? Скарлет не верил, что возможно создать что-то подобное даже с полным набором, а тем более…
     – Скажите мне, мистер Смит, – перебил Дэнфорт, – неужели вы не ощутили побуждения, когда держали в руке камень в тот день?
     – Побуждения? – не понял пришелец.
     – Камни… в конце концов, не более чем инструмент, – ровно произнёс алхимик. – Но человечество достигло своего величия, лишь используя инструменты. Такова наша природа. Сколь страшным было то напряжение воли, что позволило вам разрушить этот драгоценный инструмент?
     – Ах, вот оно что… – протянул Кроули.
     На мгновенье память вернула ему те ощущения, когда он взял в руки философский камень. Его аура, его… чуждость, клубящаяся, как чёрная точка в темноте Вселенной. Кусочек самой Тайны.
     Пол усмехнулся.
      – Не колебался ни капли. Я зол, и я в отчаянии, и я презираю всё, что здесь происходит.
     Впервые Дэнфорт оторвался от созерцания своего творения и покосился на чужака. Тот наоборот, даже не отвел глаз.
     На берегу сверкнула вспышка белого света, неуловимо отличная от света Алисы. Более… живая, возможно.
     – Поразительно, – ровно произнёс алхимик, возвращаясь к зрелищу. – Я понимаю…
     – Не думаю, – коротко ответил Кроули.
     – Вы так уверены?
     – Если б вы понимали, то мы бы говорили именно об этом, – сообщил пришелец.
     – Вот как… – Дэнфорт помедлил. – Теперь понятно, откуда столь отчаянное сопротивление. А ведь с вашими способностями вы бы стали прекрасным союзником, мистер Смит.
     – Вот как? – ровно произнёс Кроули, скосив глаза на алхимика. – Боюсь, для этого я слишком много знаю. Что с вашими текущими друзьями? Отданы на съедение вашим амбициям?
     – Это Тереза нарисовала такую картину? – Дэнфорт пренебрежительно сжал губы. – Девочка всегда была слишком эмоциональной. Не говорите глупостей, они оба просто оставили меня, когда работа завершилась. В конце концов, здесь для них может быть опасно. Вашими стараниями, мистер Смит.
     Вспышки на берегу поутихли. Потом резко возобновились. Свет Алисы изменился, стал более ярким.
     – «Оба». Я предполагаю, что в ваше окружение также входила весьма привлекательная дама средних лет? – поинтересовался Кроули. – Темные волосы, карие глаза, аккуратный носик античной богини…
     Дэнфорт сдержано усмехнулся.
     – Милли уверяла, что её прикрытие было идеально, – сообщил он. – Но стоило ей увидеть вас всего раз, и она тут же стала нервничать по любому поводу. Это редкий талант, так впечатлять женщин…
     – Возможно, просто дамы в наше время слишком уж впечатлительные, – буркнул Кроули. Затем криво усмехнулся: – Возможно, потому что их мужчины слишком влюблены в свою работу. Что её спугнуло?
     – Ваши действия, разумеется, – отмахнулся Дэнфорт. – Она перфекционистка. Всерьёз планировала убить вас однажды ночью, в отместку за разрушение её идеальных планов.
     Резкая вспышка прервала светскую беседу. На берегу внезапно сгустилось напряжение. Сам воздух будто натянулся до треска, словно готов был порваться в любое мгновение.
     – Уже близко… – протянул Дэнфорт. Потом ровно добавил: – Знаете, Питер умер здесь. На этом самом месте.
     – Так он и вправду мертв, – констатировал Кроули. – До самого конца я сомневался… Он отдал камень своей дочери без видимой причины. Вы в курсе?
     – О, разумеется, – заверил алхимик. – Он даже пришёл сюда, на эту площадку. Он знал, я полагаю… Они часто прогуливалась в том парке внизу, когда дочь была маленькой. Эта девочка стала его погибелью.
     – Вот как… – протянул Кроули. – Может быть. Так почему же вы сейчас не превращаетесь в хрустящую пыль?
     Дэнфорт чуть повернул голову, глянув на чужака. Кроули заметил, что маска спокойствия поддалась ещё немного.
     – Вы использовали два камня, – произнёс Кроули, подняв руку. – Свой. И Доминика. – Он показал два пальца.
     – Поразительная интуиция для того, кто столь упорно отторгает эти знания, – протянул Дэнфорт. – Но раз уж вы спросили… Это временно.
     – Вот как… – понял Кроули. – Вы… ставите всё, не так ли? Что если вашу Алису разнесут на куски? Как простого гомункула, они разобьют…
     – Вы должны понимать насколько нелепо звучат ваши слова, – прервал Дэнфорт с поразительной уверенностью. – Кто, по-вашему, её остановит? Те, кто используют её же силу? Или, возможно, этот мальчик с мёртвым мечом в руках?
     – Я бы поостерегся на счёт него… – мрачно буркнул Кроули. – Кто знает, что может выкинуть обычный японский школьник.
     Алиса замерла над самой кромкой воды. Перед ней встало три фигуры. Ещё две стояли рядом. Две лежали неподвижно.
     – Она возьмёт то, что принадлежит ей по праву, – ровно произнёс Дэнфорт. – И затем… Да. Затем мы отправимся в новый мир. Человечество ждёт новая эпоха.
     Кроули промолчал.
     Сейчас там, внизу, решалось, сможет ли он вернуться. Или останется здесь навсегда. Возможно, мертвым.
     Хиро, могучий протагонист чужой истории, сейчас решал всё. Там, внизу, одним ударом. Как всегда всё решали могучие протагонисты – острие чужих надежд, сосуд для чужих желаний.
     Для Кроули, однако, всё решилось уже давно.
     Его судьба решалась каждый день, на протяжении двух месяцев – двух долгих месяцев, что он провёл в этом проклятом мире, окружённый порой запутавшимися, порой просто глупыми, но всегда несчастливыми людьми.
     Он не возлагал надежд. Он не искал исполнителя желаний. Он делал то, что делали люди испокон веков – своими собственными руками менял вокруг себя мир.
     Теперь Кроули осталось узнать лишь одно – достаточно ли своего яда он в него влил.
     Центральная фигура рванулась вперёд и врезалась в сияющую фигурку Алисы. До обрыва долетел напряжённый крик.
     – Вы знаете, Скарлет назвал Рози своей Алисой однажды, – заметил Кроули.
     – Вот как… – тихо произнёс Дэнфорт. – Что ж. Я рад, что он обрёл покой хотя бы для себя.
     Хиро изо всех сил старался прорваться через окружающее Алису сияние. Издали было даже видно, как вокруг них искажается пространство – всё дрожало, как марево в жаркий день, и шло волнами. Роуз и Хейширо слитным движением опустили свои клинки на бесцветный меч Хиро.
     И Алиса поддалась.
     Сверкнула вспышка, от которой у Кроули болезненно заныло в голове. Ему показалось на секунду, что весь мир на самом деле вывернулся наизнанку – такой силы было искажение при столкновении аномалий.
     Когда дезориентация прошла, то… Алисы на берегу больше не было.
     Мёртвое лунное сияние новорожденного ангела угасло.
     – Что ж, мистер Дэнфорт, – спокойно произнёс пришелец. – Я боюсь, вы проиграли. Ваш ангел… покинул этот мир.
     Алхимик сидел каменной статуей. Потом расслабленно опустился на спинку и закрыл глаза.
     – Мне нужно было убить тебя в самом начале, – ровно произнёс он.
     – О, не вините себя, – искренне ответил Кроули, направляя пистолет в сторону. – Вы не знали.
     В тишине громыхнул выстрел. Тело Тобиаса Дэнфорта осело в кресле, голова упала на плечо.
     – Никто не знал.
     Кроули поднялся и сделал пару шагов к краю обрыва, удерживая пистолет в обвисшей руке.
     Туман, как и прежде, начал медленно таять, отдавая округу во власть мрака естественных сумерек. Область, ослабленная присутствием Алисы, очистилась всего за пару секунд. Дети крутились на берегу вокруг пострадавших товарищей.
     С высоты все они казались такими… маленькими. Незначительными.
     – Всё… – тихо протянул Кроули. – Всё закончилось.
     Он опустил голову и медленно отвернулся.
     – Пожалуйста, пусть всё просто закончится…
     С кресла стекала струйка светлого песка. Даже не взглянув, чужак шагнул мимо. Туман всё таял, открывая взгляду изуродованную Церковь Святого Пришествия. Показалась улица у подножья холма. Ограда, дорога, здания на другой стороне…
     Неожиданно Кроули ощутил движение за спиной. Может, едва слышный шорох. Может, дуновение странного ветра.
     Он застыл на месте. Затем поднял голову и медленно обернулся.
     На фоне всё ещё светлого на западе неба стояла Алиса.
     Она выглядела как молодая девочка, лет десяти, возможно. Лицо напоминало изящную маску. Белое обнажённое тело было не по-детски красивым, и казалось гладким, словно это был превосходный пластик, или чистейший полированный мрамор. Полупрозрачные, будто хрустальные нити, и роскошно пышные длинные волосы медленно вились вокруг неё, напоминая потоки ожившей воды.
     Окутывающее её раньше безжизненное сияние исчезло. И только светлые голубые глаза с пронзительными чёрными точками зрачков чуть светились. Красиво и тепло.
     – Чего тебе? – глухо буркнул Кроули. – Пришла меня наказать?
     Алиса не ответила. Лишь слегка склонила голову на бок.
     – Я знаю, что ты такое.
     Она даже не открыла рот – её ломкий дрожащий голос, будто пропущенный через странный синтезатор, просто прозвенел у Кроули в голове. Тот посмотрел на бледную гостью без всякого выражения.
     – И что? Ты можешь мне помочь? – произнёс он.
     Слегка опустив лицо, девушка качнула головой.
     – Нет.
     Кроули тихо фыркнул.
     – Да… Я так и думал.
     Он отвернулся и сделал шаг. Лёгкий поток воздуха неожиданно ударил ему в спину. Кроули резко обернулся.
     – Не теряй надежду.
     Тихий шёпот мазнул его по лицу, как тёплый летний ветер. Но рядом никого не было. Кроули покачал головой.
     – Тебе легко говорить, Алиса, – пробормотал он. – Ты уже мертва.


      «Герой Другой Истории».

     У них тоже случаются приключения, просто тебе не удаётся их увидеть.

     Взято с tvtropes.org, «Hero Of Another Story (Laconic)».

     ***


     Конец.

     Ночной город жил.
     Не осталось той неестественной сонливости, что сразила всех людей в Инакуре, казалось, всего лишь на пару секунд. Граждане поднимались с полов, тротуаров и земляных дорожек и удивлённо оглядывались.
     Посетители магазинов и заведений тревожно выспрашивали причины своего странного состояния у заметно нервных служащих. По линиям снова пошли поезда – диспетчеры сообщали, что столкновений нет. Водители пугливо осматривались вокруг, стараясь понять, не пострадал ли кто и стоит ли пытаться сбежать или всё-таки честно пойти и сдаться первому встречному служителю закона.
     Служители закона тоже были весьма насторожены – слишком много странных вещей происходило в их когда-то вполне тихом городе.
     Но вот испуг и опаска выветрились, и город вновь двинулся по своему бесконечному пути в жизни. Куда-то таинственным образом пропало полчаса. Но ведь это были такие мелочи в сравнении с целой кучей времени, что осталась у Инакуры.
     Граждане спешили по своим делам. Посетители покинули магазины и заведения, а служащие остались на своих постах. Водители вздохнули с облегчением и покатили дальше по вновь зашумевшим дорогам.
     Полиция была занята исполнением особых распоряжений, выданных Советом безопасности.
     Странная история окончилась.
     Молодой человек медленно шёл по обочине дороги. Едва заметный уклон тянулся уже пару миль, медленно взбираясь к одному из отрогов. Там дорога соединялась с шоссе, вливаясь в оживлённую транспортную жилу. Машины гудели, обдавая парня потоками воздуха и иногда странным запахом выхлопных газов, происходящих явно не при сгорании бензина.
     И хоть он этого не понимал, даже столь странная деталь как отсутствие знакомого выхлопа у машин усугубляла тяжесть на разуме Кроули.
     Всё вокруг казалось таким чужим. Хоть он и жил здесь почти два месяца, и давно перестал обращать внимание на своё окружение, все эти маленькие дома вдоль дороги и тусклый свет жёлтых фонарей, все эти машины незнакомых марок и эти торговые автоматы вокруг, и вывески незнакомой рекламы – всё вокруг было чужим!
     Он не думал об этом. Он просто бессмысленно шёл вперед, куда несли ноги. Он ждал. И надеялся. Очень надеялся.
     Пришла пора этой истории – его истории, но всё равно чужой истории – наконец окончится. И поэтому он шёл вперёд.
     Героев исполнивших свой долг перед человечеством – принёсших огонь, сразивших дракона, вернувших ветер, и свершив иные, более и менее впечатляющие подвиги – ждала награда. Одних уносили на золотых колесницах и грозовых тучах на Олимп, к их божественным покровителям, родственникам или любовникам – иногда всё сразу. Другие гордо проходили по радужному мосту к огромному пиршественному залу, где никогда не иссякают хмельной мёд, жареные быки и сугубо дружеский мордобой. Чуть позже героев на белых крыльях поднимали в небеса сонмы ангелов, чтобы поставить перед троном «Человека наверху».
     Герои новых времён просто улетали на родную планету.
     Но ничего этого не происходило с Полом Кроули. Он шел, и мимо тянулись лишь чужие дома, и проносились чужие машины. Медленно он оставлял за спиной чужие деревья с незнакомой резной листвой и чужие опутанные проводами столбы. Светились во тьме чужие торговые автоматы и стеклянные витрины чужих магазинов, где висели плакаты на чужом языке.
     Он шёл, а история всё не кончалась.
     Телефон зудел не переставая. Пол убрал пистолет обратно за пояс на спине и машинально накрыл его рубашкой. Затем не глядя вынул телефон и просто бросил его в траву на обочине.
     Мысль, что он шлялся целый час по городу с пистолетом в руке, или что этот телефон набит секретной информацией, скользнула вдоль его разума, оставив впечатлений не больше чем, капля морской воды, скользнувшая вдоль борта круизного лайнера на полном ходу.
     В конце концов, Кроули, наконец, остановился. Идти дальше было некуда. То есть вполне буквально, некуда – он выбрался за город. Все постройки давно исчезли, и он просто плёлся по обочине, вытянувшейся вдоль обрыва дороги. Уклон здесь становился чуть круче, и водители поддавали газу, набирая скорость перед подъёмом. Грузовики начинали реветь чуть дальше, легковушки ускорялись поближе.
     Слева небольшой холм, начавшийся где-то милю назад, уже вырос до покрытого густой зеленью обрыва. Кусты усиленно лезли на дорогу, и махали ветками пролетавшим мимо машинам, но их не пускало железное ограждение. Справа ограждение было куда прочнее. Ведь за ним неловкого водителя ждал полёт футов в сто и жёсткое приземление в плотные заросли низкорослых горных деревьев.
     Кроули обвёл пустым взглядом горизонт. С поворота открывался вид на город. У подножья возвышенности начинались тусклые огоньки пригорода. Огней становись всё больше, они были всё гуще и ярче и, наконец, в нескольких милях начинался городской центр, где стояли монолиты офисных высоток с редкими точками светлых окон.
     – Почему я всё ещё здесь? – глухо произнёс Кроули глядя на красочный ночной пейзаж.
     Он даже не заметил, как прошёл несколько миль. Без единой мысли в голове. Неожиданно на него накатила усталость.
     Он неловко перебрался через ограждение и встал на самом краю обрыва. Глаза привыкли к полутьме, и внизу отчётливо виднелась пушистая масса густых зарослей. Обрыв казался слишком пологим. Наверное, его укрепили бетонным каркасом, как раз на повороте. Это делало дорогу надёжнее…
     С усталым вздохом Кроули опустился на траву. За спиной шумели машины. Звук возникал в пустоте справа, затем нарастал и нарастал, и наконец, что-то тяжёлое проносилось прямо у него за спиной, и гул начинал удаляться, уходя влево.
     Самое страшное было то, что у Пола кончились идеи. Он сделал то, что собирался – привёл историю к концу. Автор кризиса был устранён. Его замысел потерпел в итоге поражение.
     Больше… не осталось ничего. Это был конец.
     Но Кроули полностью отдавал себе отчет, что он всё ещё здесь, и никакие силы не спешат изъять его из этого мира, предположительно точно так же, как его сюда отправили.
     Всё это время он старался не думать именно об этой маленькой детали – если вполне очевидно это были не проделку туповатого писателя из интернета, то что же произошло? Ни один из них не знал ответа. А значит, что это всё было…
     Это просто было.
     И как повторить этот невероятно чудесный эффект перемещения в другой мир – за которые многие продали бы любое количество душ сколько угодно раз – оставалось тайной.
     История закончилась. И Кроули был здесь. И судя по всему, ситуация не собиралась меняться в ближайшее время.
     Всё, ради чего он так надрывался, мучал свой разум и своё тело как никогда прежде – всё оказалось напрасным. И это было самой невыносимой пыткой, какую только можно было обрушить на человеческое существо. Пытка безысходностью. Черный яд лишения надежды.
     Будь Кроули в лучшей форме, он бы, наверно, даже заплакал. К черту социальные стандарты и гендерные стереотипы – иногда просто хочется выть, заливаясь слезами и соплями, отчаянно вцепившись себе в волосы. Но стресс выжег из него даже такую мелочь. Отчаяние сжимало его горло стальной цепью, но эмоции иссякли. Странно даже.
     Всё что Пол хотел – это просто вернуться назад. Он два месяца силой воли удерживал себя от мыслей об этом. О том, что отношения с родителями наконец-то наладились, после их почти годовой ссоры. Что работа отлично обеспечивала оплату колледжа, и что он был на волоске от того, чтобы окончательно определиться со специальностью…
     Но всё это теперь было бесполезно. Теперь все его мечты и стремления просто глухо постукивали в уме, как пластмассовые шарики внутри футбольного мяча, медленно плывущего по волнам бесконечно пустого океана.
     Второе что он хотел – это выбраться отсюда. Конечно, было бы предвзятостью просто заклеймить весь мир как какой-то ущербный или недостойный. Жизнь как жизнь, люди как люди – от некоторых деталей можно было легко отстраниться, оставив множество всерьёз ущербных индивидов вариться в собственном соку.
     Если бы только он не был здесь заперт. Обвязан сетью чужих интересов и проблем. Застрявший в этом проклятом городе, в проклятом мире!
     Для Кроули весь мир – чужой мир, не зная о котором он бы счастливо прожил всю жизнь – стал символом самого ненавистного в жизни. Отсутствия выбора.
     Он никогда не хотел в Японию! Он не хотел обратно в чёртову школу! И он уж точно не хотел выбирать себе подружку из полудюжины потяганных архетипов японского представления о женщинах!
     С судорожным вздохом Пол Кроули согнулся, хватаясь рукой за голову – давно забытый машинальный жест отчаяния.
     Но если подумать… то выбор есть всегда. Всегда есть способ поставить на своём решении окончательную точку.
     Глядя перед собой невидящим взглядом Кроули выровнялся. Потом потянулся за спину – и сжал рукоятку пистолета.
     Всё, что тебе нужно, это взять в руки оружие, и сделать свой выбор.
     Возможно, это была просто шутка каких-то высших сил. Может, это было наказание богов аниме за то, что Кроули насмехался над их сферой инфантильных подростковых желаний. Может, это было благословение, направленное на кого-то, кто навсегда остался в состоянии ума десятиклассника, и Кроули просто влез между счастливцем и его судьбой.
     В любом случае, его история должна была окончиться здесь.
     Холодный металл ствола прижался к виску. Пол Кроули закрыл глаза, ощущая настоящее спокойствие. Впервые с того момента как очнулся в том тумане. В чужом городе. В чужом мире. В чужой истории.
     Палец удобно обнял спусковую скобу. Предохранитель легко щелкнул, указывая, что лишь лёгкое нажатие отделяет его от спокойствия вечной темноты.
     Кроули вздохнул, приподнимая пистолет ровнее. В бесконечном шуме трафика за его спиной возникла нежданная пауза, гул машин затих. Вокруг плыла ужасная песня цикад. Во тьме долины сиял живыми огнями город Инакура.
     Спуск медленно пошёл назад.
     Рядом с Кроули раздался раздражающий зуд виброзвонка.
     Пленник аниме посидел немного, чуть сжимая спуск. Затем с раздражением шумно выдохнул и хлопнул пистолетом о колено:
     – Can’t fuckin kill myself in peace!
     Он посмотрел вниз, откуда шёл звук. Рядом с Кроули лежал… его телефон. Тот самый, что остался валяться в кустах, примерно в миле вниз по дороге.
     – Didn’t I throw it?..
     Взяв телефон в руку Кроули понял, что внезапная телепортация здесь не единственная странность. Аппарат был выключен. По крайней мере, экран оставался совершенно мёртвым. Но корпус вибрировал. Оказавшись в руке телефон будто замер на секунду. Потом заурчал снова.
     По дороге снова часто пошли машины. Наверно задержка с перекрёстка где-то внизу. Скептически нахмурив брови, Кроули нажал кнопку подтверждения – гул прервался. Он неуверенно поднял телефон к уху:
     – Yes?
     – I have some jolly good news for you! – донёсся из динамика полный энтузиазма голос со странным, явно не британским акцентом.
     – How sickeningly british, – совершенно машинально буркнул Пол.
     Потребовалась секунда, прежде чем он понял, что узнаёт голос в трубке. Это был тот неизвестный чувак, который звонил ему иногда, с неубедительными обещаниями вытащить.
     – Полагаю ты в порядке, старик, раз есть настроение ворчать, эй? – заявил неизвестный.
     Сейчас его голос звучал вообще без помех. Даже больше – казалось, что он просто стоит рядом, в звуке не было ни капли аппаратного искажения!
     – О чём ты? Я только что планировал прострелить себе голову, чтобы всё это наконец закончилось, – едко сообщил Кроули.
     – Вот как? Звучит немного сомнительно, по-моему… – протянул собеседник.
     – Пошёл ты! – буркнул Пол, отвлечённо оглядываясь на проходящий мимо грузовик. – Я реально застрелюсь, вот увидишь!
     Разумеется, это была чистой воды ложь.
     Лишить себя столь долго оберегаемой жизни значило признать поражение. А Кроули был всё ещё далёк от того, чтобы признать поражение.
     Убийство Дэнфорта его подвело. Он так надеялся на результат! А самым большим событием стал дурацкий разговор с Алисой. Впрочем, звучало так, будто этот бумажный ангел что-то знает…
     Даже в приступе депрессии Кроули не стал бы делать что-то смехотворное, вроде суицида, но всё же пришла пора сбавить обороты и откинуться в кресле жизни. Функционировать в режиме перегрузки постоянно было бы невозможно даже для него. Возможно, стоило с кем-то поговорить о своих проблемах. Например, с Терезой.
     Наверное, пришла пора сдаться на максимально выгодных условиях. Без сомнения он сможет выторговать себе покровительство. Ведь, если он хочет когда-либо отыскать Алису, ему наверняка придётся «лечь в постель» с алхимиком – так пусть хоть это будет яркая красотка…
     Разумеется, он и мысли не допускал, что две маленькие фигурки на том берегу вправду были мертвы. И Тереза, и Элли сохранили свои тела – значит, камни не повреждены, а раз камни уцелели, то хозяйки уцелели вместе с ними. И вообще, Тестаросса же не может умереть навсегда…
     – Да конечно, конечно, кто б сомневался! – Неизвестный отчётливо усмехнулся. – Умеешь правильно стрелять? Нужно направить прямо в…
     – Я в курсе, спасибо, – сухо ответил Кроули. – Не знал, что горячая линия для самоубийц теперь звонит тебе сама. Что ещё вы предлагаете?
     – Как насчёт способа выбраться оттуда? – охотно сообщил неизвестный. – Звучит неплохо?
     Пол замер на секунду. Потом поднялся на ноги.
     – Я очень, очень надеюсь, что это не шутка, приятель, – глухо протянул он.
     – Эй, я может и козёл, но не до такой степени, парень, – серьёзно ответил собеседник. – Прямо перед тобой. Ты видишь?
     Кроули озадаченно посмотрел вперёд, и… внезапно он увидел.
     Тяжело было сказать, что именно он увидел. В паре футов от края обрыва в воздухе висела… аномалия. Ничего другого этой штуке не подошло бы. Воздух будто колебался внутри небольшой продолговатой области в человеческий рост. Это «нечто» было овальной формы, края мерцали, явно отражая свет фар проходящих за спиной Кроули машин. За аномалией всё плыло, как отражение в мыльном пузыре.
     – Яаа… думаю, я вижу, да, – протянул Пол.
     – Как оно выглядит?
     – Как… – Кроули помедлил, – как будто ему здесь не место.
     – Отлично. Входи в эту штуку, и мы тебя вытащим на раз-два! – энергично заявил неизвестный
     – Серьёзно?
     – Абсолютно! Положись на меня парень, ты будешь дома ещё к завтраку!
     Повисла тишина, безнадёжно изуродованная вечным и мерзким воем цикад и гулом машин. Аномалия мерцала, преломляя свет фар как диковинная стеклянная фигура.
     – Это всё ведь не просто какая-то сраная галлюцинация, так? Я ведь всё это не представил у себя в голове, как чёртов шизофреник?
     – По-твоему, это похоже какую-то галлюцинацию?
     – Нет
     – Ну вот тебе и ответ
     Кроули помолчал секунду. А потом ровно произнёс:
     – Это ваша вина. Это из-за вас я здесь застрял? Кто-то где-то облажался, и теперь…
     С другой стороны раздался нервный смешок.
     – Ну это… Слушай, я уже говорил, мне жаль, что так получилось, но… Просто это…
     Неизвестный замялся.
     – Дерьмо случается? – устало помог ему Кроули.
     – Да…
     В одном этом слове Пол вдруг ощутил неподдельную искренность своего собеседника – тупую, тяжёлую усталость, не уступающую его собственной.
     – Слушай, мне не хочется тебя подгонять, – продолжил неизвестный, – но у нас не так много времени… так что…
     – Я понял.
     Аномалия загадочно мерцала. В самом центре находилась странная… точка. Такая чёрная, что её было видно даже на фоне темного ночного пейзажа.
     – Эта хрень в воздухе висит, над обрывом, – сообщил Кроули. – Я так понимаю, техника безопасности у вас…
     – Вот оно что, – протянул неизвестный. – Чёрт, эта новая схема грёбанный мусор… Пошёл ты, Бад! – Последнее явно относилось к кому-то другому. – Ты тоже в дерьме, как и я! Она ведь нас обоих!.. Ладно… ладно. Слушай, парень, ты можешь допрыгнуть? Тебе нужно просто коснуться поверхности, дальше всё само по себе!
     – Ясно.
     Кроули встал на самом краю обрыва и посмотрел прямо на странную аномалию.
     Сложно было поверить, что это происходит. Он только-только решил, что ему не выкарабкаться, что он застрял здесь, возможно, до конца жизни.
     Но теперь… пришла пора идти домой.
     – Эй, парень, – голос раздавался будто вокруг него, – у нас тут как бы сроки… То есть, не стоит паниковать, но… – Неизвестный запнулся, и вдруг спросил: – Ты же не планируешь остаться? В смысле… я так понял, что ты предпочтёшь вернуться в родное… – Он странно оборвал себя и явно поправился: – В родной мир.
     Кроули поднял руку и задумчиво посмотрел на телефон.
     – Разве я могу?..
     Именно с этим телефоном он начал свой долгий путь. Эту модель купила ему Кира. Где она теперь?.. Это телефон стал связью Кроули с этими проклятыми событиями. С него он читал первые отчёты о нападениях на город. С него делал мрачные деловые звонки…
     – Ты… можешь, – осторожно произнёс неизвестный. – Это не проблема. Просто мы думали…
     Первой фотографией в телефоне была фотография несчастной Киры. Проверяя камеру, Кроули щёлкнул её без предупреждения. Теперь большую часть занимали фотки Хиро и Рози. Котятки так забавно пугались, когда он угрожал распечатать фотки и развесить по школе. Там всё ещё была самая первая, когда он поймал их на обеде…
     Там было фото Нанако. Она отобрала телефон у Кроули и, захватив в кадр всех четверых – себя, Кроули, Куруми и бенто, – сделала селфи, которое потом шутливо запретила стирать. Другое селфи сделала Фука, стянув и подложив телефон так ловко, что Кроули обнаружил изображение только на следующий день. Она сияла неуловимо фальшивой улыбкой модели, но рыжие ушки ей шли невероятно…
     – Эй, парень…
     В отдельной папке хранились картинки ягодных ведьмочек, концепции фигурок. Их советнику стыдливо скидывал Ямаучи. В телефоне всё ещё хранились фото страниц из дневника Скарлета и фотка усталых мордашек его верных помощниц. Там всё ещё было фото человека, долго жившего под именем Такахаши Юма и скан документов таинственной красотки-медсестры.
     Там был список номеров. Мария так мило сопротивлялась, отказываясь давать ему свой. По одному номеру так и не пришлось звонить – номеру любовницы Хейширо Кена, красивой и верной, и которой пацан явно не заслуживал.
     Тереза свой номер пообещала только после первой ночи.
     Кроули вдруг подумал, что Элли ни разу не просила научить её правильно пользоваться телефоном. Наверное, Элли теперь умела делать всё сама.
     – Так… что ты решил?
     Голос неизвестного больше не звучал из телефона. Теперь он просто висел вокруг, будто Кроули окружали невидимые динамики. Телефон оставался совершенно мёртв.
     Кроули поднял взгляд на Инакуру. Город сиял огнями, как и прежде, накрытый куполом ночного неба. Сияние Инакуры гасило в небе звезды.
     А ведь если подумать, то он наверно спас весь этот город. Наверняка, что бы здесь не произошло, Инакуру постигла бы участь весьма печальная. В конце концов, все эти аниме никогда не считались с побочным ущербом, в них всегда горели города и погибали тысячи и миллионы. Была в японцах эта странная, болезненная тяга к самоуничтожению.
     Кроули усмехнулся и подбросил телефон в ладони, как простой булыжник.
     – А что, по-твоему, я решил?
     Пол мощно размахнулся и с утробным выдохом бросил ненавистный прибор, как никогда не бросал мяч даже в самых напряжённых играх, желая отправить его прямо в центр города, если сможет!
     Секретные данные и тяжёлые судьбы, глубокие тайны и несчастные люди, страшные секреты и нежеланные воспоминания – все кувырнулись, сверкнув в случайном луче фар блестящей гранью чёрного пластика, и сгинули в густой тьме.
     – Я сваливаю! И лучше бы твоя проклятая хреновина сработала, иначе я Богом клянусь, я приду и за тобой тоже!
     Может Кроули и ощутил бы лёгкий укол совести – за то, что бросает Элли. Но Элли стала совсем взрослой девочкой, и без сомнения найдёт себе новых друзей, лучше и вернее него.
     Отскочив на пару шагов назад, Пол разбежался и прыгнул, раскинув руки и корпусом врезаясь в мерцающую аномалию – словно собрался схватить её!
     Он ощутил падение всего на секунду, затем в глазах Кроули потемнело, будто всё вокруг стёрлось из существования в единый миг. Но он не ощутил и капли страха. Он ощущал подъём.
     Пол Кроули возвращался домой.





     Извлечение нарушения целостности Отражения «база-020.2» по стандартной классификации завершена.
     Тип нарушения: сущность.
     Имя/название: Пол Кроули.
     Положение в Анклаве: «идущий» (присвоено заочно).
     Статус: в запасе.


Оценка: 9.49*61  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Неземная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Риа "Я не твоя игрушка, демон!" (Приключенческое фэнтези) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"