Шатилов Александр: другие произведения.

Палач для демона (главы 12-22, черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 12. Петр Подшивленко
  
  Темно коричневый окрас стен помещения Следственного Комитета всегда вызывали у Подшивленко психологический дискомфорт. Возможно, цветовая гамма задумывалась, как дополнительное давление на нарушителей закона и было призвано предвещать неотвратимость наказания, но Петр закон не нарушал, и потому ему всегда казалось, будто он здесь не желанный гость.
  Кабинет Дюкова представлял собой длинной узкое пространство, заключенное между двух стен. Поперек стол следователя поставить возможности не было, ибо в этом случае пролезть за него не смогла бы даже самая изможденная супер модель. Поэтому рабочее место капитана располагалось вдоль стены, вследствие чего традиционно висящий за спиной следователя портрет президента с тоской смотрит на буйство лета через распахнутое окно и явно не способствовал повышению работоспособности.
  Капитан что-то писал, склонившись над столом, но при виде Подшивленко оторвался от бумаг и радостно заулыбался:
  - Привет, майор! Что там у тебя новенького по маньяку-математику?
  - Почему математик?
  - У нас ребята так его прозвали. Кому еще в голову придет жертву арифметическими знаками разрисовывать, - рассмеялся Дюков.
  - Может и математик, но надеюсь не маньяк. Случай-то пока единственный. Жертву мы определили - Володя Рубахин, семнадцать лет. Паренек жил по соседству с парком. У них там во дворе гулянка случилась, вот он с девушкой и поругался. То ли на самом деле она другому на шею вешалась, то ли показалось, но парень психанул, схватил бутылку портвейна и умчался в парк. Больше его живым не видели.
  - Запах алкоголя был, а вот бутылки вроде при нем не нашли.
  - Не нашли. Скорее всего, выпил и в пруд выкинул.
  - Жаль. Может на ней убийца пальчики оставил.
  - Может и оставил, а толку? Водолазов вызывать? Так там этих бутылок к концу августа не счесть, да и какие пальчики после суток в московских прудах? Полное вымывание давно произошло.
  - Слушай, Петр, так может это второй "Отелло" соперника прирезал?
  - Проверяем, но не похож он на убийцу. Да и алиби у него: из компании не отлучался, а после сразу домой. Родители подтверждают.
  - Тоже мне алиби: друзья и родители, - ухмыльнулся следователь, - В обычном состоянии не похож, а если выпить и дряни курнуть? Да еще и девушка примешалась. Впрочем, я тебя не ради этого звал. Мог бы все и из протоколов допросов узнать. Прикройка дверь, ключ в скважине.
  - Зачем? - ничего хорошего от складывающейся ситуации Петр не ожидал.
  - Разговор есть. Не для чужих ушей, - ответил Дюков и достал из-под стола бутылку коньяка, лишь только майор повернул ключ, - Пить будешь?
  - Так двенадцати еще даже нет. Да и дел невпроворот.
  - Ну и что? Дела и подождать могут. Помнишь, мы с тобой хорошо так выпили, а потом в странный город попали? Так вот я несколько раз пытался снова туда попасть, а не получается. Напиваюсь до чертиков в глазах, а не попадаю.
  Петр тяжело вздохнул. Худшие опасения подтвердились. Дюков поднял тему, на которую майор разговаривать не имел никакого желания.
  Месяц назад глава ГУВД округа попросил подключиться к расследованию смерти сына Юрия Никифоровича Филиронова, серого кардинала в администрации округа. На первый взгляд ничего особенного в смерти молодого человека не было, если бы не одно но. При вскрытии в теле были обнаружены следы смертельных пулевых ранений, хотя ни входных отверстий, ни самих пуль обнаружить не удалось. Заинтересовавшись подобной странностью, Петр стал собирать информацию обо всех странных смертях в Москве за последнее время и к своему ужасу обнаружил их огромное количество. Объяснение происходящему он найти не мог, до тех пор, пока не выпил изрядную дозу алкоголя и не заснул, а заснув, оказался в "Хрустальном городе", как называл это место Александр Свиндич.
  Свиндич проходил свидетелем по тому самому делу о пропаже золотых монет, что принесло Петру славу специалиста таинственных случаев, но дать свидетельские показания не смог, так как бесследно исчез. И вот предстал перед глазами Подшивленко в кошмаре. Так он думал, пока не проверил слова Свиндича связи смертей в Москве и "Хрустальном городе", а проверив, поверил и в параллельные миры и в демона, захватившего власть в одном из них и накрепко привязав к Москве. Второй раз в "Хрустальный город" Петр попал уже вместе с Дюковым, которого взял с собой, чтобы убедиться в собственной нормальности. Информацию, о которой просил Свиндич они передали, но ноги из странного места унесли с трудом, а после ничего. Не Свиндича, ни "города", ни странных смертей. И хорошо! И не надо! Зачем рождать в себе мысли о собственной шизофрении.
  - Дюков, мы с тобой перебрали, вот и привиделось незнамо что.
  - Ага, обоим одновременно. Ты меня обмануть хочешь или себя? Пулевое ранение в плечо без пули, что я обнаружил, проснувшись в собственной кровати, вместе с нами перебрало? Прикинь, какие возможности. Какой порядок можно установить в Москве, устроив террор в иллюзорном мире. Любой гад, пусть даже коррумпируемый на самом высшем уровне, становится зависимым от нас. Мы там, в другой параллели, с ним что угодно сделать сможем, а здесь отзовется и никто нас за руку не поймает.
  - Я смотрю, подход у тебя практичный.
  - А я вообще человек практичный. Вот вы все портреты прошлого президента сдали, а я своего припрятал, - Дюков засунул руку в щель между массивным сейфом и стеной, - Прошлый станет будущим, глянь - а он уже у меня на стене. Все лохи, а мне повышение.
  - Пойду я капитан, - Подшивленко поднялся со стула, - А тебе советую пить меньше. Мозги - они не железные, такой нагрузки могут и не выдержать.
  - Дурак ты, майор. Я чего тебя позвал. С выпивкой не получилось, так я решил на всякий случай по месту жительства этого самого Свиндича твоего проведаться. И знаешь, оказалось он в Москве. Свиндич приходил в свою бывшую квартиру. Новые хозяева фото опознали.
  Петр опешил. По словам самого же Александра он был единственным реальным человеком в городе иллюзий и вернуться в Москву никак не мог.
  - Вот, - удовлетворенно спрятал обратно под стол так и не раскупоренную бутылку Дюков, - Иди, майор, подумай над моей информацией.
  
  Глава 13. Анна
  
  Анна, "девочка, обитающая в Москве", как выразился Гарольд, рассказывая Свиндичу историю духов стихии, за время прошедшее после первой встрече с Аннет Зальцер выросла и превратилась в девушку. Впереди ее ждал десятый класс, сзади остались волшебные приключения, подруга - принцесса, которая собиралась замуж за сказочного принца и детская влюбленность в оруженосца лорда Зальцера, отца Аннет. Последнее легко развеялось как дым, когда друзья оказались в Трехмирье и тот, кто называл Аню не иначе, как "моя прекрасная дама" влюбился в другую.
  Анна почти не обиделась. Их связывала лишь детская игра во взрослых, а он вырос из возраста, когда еще можно жить игрой. Она и сама чувствует, как каждый день детство по капельке покидает ее. Реальная жизнь стремительно вытесняла за свои пределы сказку, и если раньше расставание с ней вызывало грусть, теперь осталось понимание: так и должно было быть. Сказка - привилегия детей, которую они теряют повзрослев.
  Один из последних летних дней приближался к своему завершению, и если в дневные часы солнце нещадно парило, то к вечеру стало явственно прохладней. Анна возвращалась из супермаркета, где накупила все необходимое для начала учебного года, включая новую юбочку, которая к школе не имела никого отношения, но показалась премиленькой. Родители умчались на юга отдыхать впервые в жизни без дочери, а как распоряжаться оставленными деньгами решать ей. Поглядывая на темные облака, затянувшие небо, прикидывала: успеет домой до того, как грянет ливень или нет. Дождь девушку не пугал. Не зря она постоянно твердила:
  - Я по гороскопу рыбка - вода моя стихия.
  Просто Анна загадала, если на нее упадет даже несколько капель, значит, в будущем все сложиться как надо: для начала родители за потраченные не на целевые нужды деньги ругать не будут, а потом институт, интересная работа и обязательно любовь. Такая, что и Ромео с Джульеттой не снились, не говоря уже о всяких оруженосцах.
  Первая тяжелая капля неожиданно стукнула Анну по голове и стекла на лоб, намочив челку, и в тоже время еще несколько предвестниц непогоды расплылись темными пятнами на сером асфальте. Девушка радостно рассмеялась. Пусть они там, в сказке все по десять раз переженятся и совсем забудут про нее. Все равно, впереди, во взрослой жизни ждало счастье, а Аннет - она навсегда останется в памяти самым лучшим воспоминанием о детстве.
  Тяжелый камень, неизвестно каким образом залезший в душу и мешающий дышать полной грудью все дни после возвращения из Трехмирья в один миг рассыпался на миллион песчинок, которые с каплями дождя унеслись в безвозвратную даль. Необыкновенная легкость наполнила тело. Анна вытянули в стороны руки, подставив ладони небесной влаге, и закружилась, закрыв глаза.
  "Меня же за сумасшедшую примут" - опомнилась она через секунду и остановилась. Прохожие опасливо обходили ее стороной, и только светловолосый коротко стриженый парень лет семнадцати стоял недалеко от девушки и во все глаза смотрел на нее.
  "Сейчас он прикроет ладонью глаза, через несколько секунд откроет снова, улыбнется мне и быстрым шагом пройдет мимо", - неожиданно пришло к Анне понимание того, что должно произойти. А когда все так и случилось, как она предсказывала, застыла на месте, удивляясь сама себе и не обращая внимания на усилившийся ливень.
  
  Глава 14. "Игорь"
  
  Игорь любил бродить по городу, вглядываясь в лица встречных. Добрые и не очень, улыбчивые и озабоченные, они были так не похожи друг на друга и в тоже время несли в себе некую общность. Игорь и сам чувствовал в себе неосознанное, ничем не обоснованное ощущение нити, связывающий его с людьми, хотя никто из его собратьев ничего подобного не ощущал. Возможно сыграло свою роль мертвое тело, обнаруженное им в первые минуты появления в текущей параллели. Желая как можно лучше выполнить волю Создателя он зарастил смертельные раны и примерил тело на себя, словно новую одежду. Похвалы хозяина псевдо Игорь добился, но появившиеся с тех пор новые эмоции пугали. Словно крохотный кусочек чужой личности теплился еле-еле в глубине его сознания.
  Поначалу во время прогулок Игорь пытался читать мысли аборигенов, но очень скоро сдался. Боль, радость, тоска, счастье, безысходность, а чаще всего жажда богатства и удовольствий. Они сыпались со всех сторон, давили, мешая думать и двигаться, высасывали магическую энергию, а иногда даже отдавались внутри его сущности острой болью и, в конце концов, заставили Игоря блокировать свою возможность внедряться в чужой мозг. В результате изучать поведение людей, не зная заранее их мыслей, показалось ему даже интересней.
   Вот девушка, идет и улыбается каждому встречному мужчине, но глаза полны злобой. Так что она хочет добиться на самом деле? Скорее всего, отомстить близкому человеку, не сознавая, что при этом она привнесет в мир еще больше боли, ведь от мести пострадают три человека: тот, кому мстят, тот с кем мстят, но больше всего страданий достанется ей самой. Совершенно неожиданно Игорь вдруг ощутил волну положительных эмоций, которая против его воли проникла внутрь сознания. Этого не должно было происходить. Чужие эмоции не могли самостоятельно пробить блок, но посторонние чувства захватывали, мешали мыслить, превращали в послушную чужому счастью марионетку. Игорь попытался определить его источник и много времени процесс не занял. Источником оказалась молоденькая девушка, высокая, плотного телосложения с темно каштановыми волосами.
  "Сейчас она расправит руки и закружится", - вынырнула мысль толи из подсознания девушки, толи самого Игоря. Когда так и случилось, Игорь закрыл ладонью глаза, желая убедиться, что он не читает мысли человека, что девочка каким-то образом вынуждает его чувствовать себя без всякой магии. Ощущения проникновения в чужой мозг не было, но каждое движение девушки Игорь ощущал, даже не видя. Открыв глаза, одно мгновение он залюбовался естественностью радости человека, а затем быстрым шагом прошел мимо девушки. Игорь понимал, он обязательно вернется сюда, чтобы разобраться в удивительных ощущениях, но сейчас надо было торопиться.
  
  Глава 15. Гена "Соленый"
  
  Гена Соленый, мужчина лет тридцати, имел субтильный вид и лицо, отличительной чертой которого являлось полное отсутствие каких-либо следов интеллекта. В действительности внешность была обманчива. Силенок он имел достаточно, да и дураком самого молодого в бригаде Хряка времен рыночного рэкета назвать было никак нельзя. Свою кличку Гена получил по причине преданной любви к текиле. Уже сам факт того, что мексиканский алкоголь производят из сердцевины голубой агавы, а не какой-нибудь брюквы, приводил его в неописуемый восторг, так к нему еще примешивалось восхищение героями фильмов Тарантино. Вот уж на кого Соленому хотелось быть похожим: пить текилу, крушить все без разбора, иметь красоток мулаток и чувствовать себя на голову выше остальных. Реальная жизнь оказалась гораздо прозаичней. Крушить особо не получалось, да и хозяин не разрешал, а место красоток заняли девчонки из обслуживающего персонал клуба Барбари. Собственно они и прозвали Гену "Соленым", вследствие его поведения в дни, когда тот позволял себе расслабиться. Согласно канонам мексиканских боевиков употреблять текилу следовало по следующей ритуальной схеме: лизнуть соль с колена прекрасной спутницы, залпом влить в себя напиток и закусить кусочком лайма, который держит в зубах подруга. В случае с Геной роль колена играла ладонь официантки, лайма - лимон, а подруги общепитовская тарелка с дольками лимона. Официантки на Соленого не обижались, поскольку все его хорошо знали, да и вел он себя прилично: чаевых не жалел, руки не распускал и целоваться не лез.
  В окружение Барбари Гена считался человеком хоть и преданным, но недалеким и потому, даже не смотря на расположение к нему правой руки босса Жоры Носорога выше "дежурного" дослужиться не смог. В самом клубе наркотики Барбари не продавал. Этим занимались "дежурные" в точках недалеко от заведения, а доставляли к ним клиентов "проводники" - низшая ступень в иерархии империи Стаса, которые кто за дозу, кто за мелкие подачки доставляла к ним клиентов. И тех и других Гена презирал. По его разумению принимать наркотики может только самое последнее отрепье и даже их вид вызывал у него отвращение, но работа есть работа. Опять же хороший способ почувствовать свою силу и значительность хоть перед кем-то.
  Дворик, в котором дежурил в свою смену "Соленый" в ожидание клиентов ничем не отличался от других московских двориков. Плотно припаркованные автомобили, несколько деревьев и детская площадка, скрытая ими. На ней разломанные качели, обозначенная деревянными бортиками песочница без песка и лесенка, на самый нижний прут которой были нанизаны кубики, с изображенными на каждой грани буквами. В них и хранился товар. Сидеть в машине вместе с вооруженными ребятами страховавшими его на случай непредвиденных обстоятельств было душно и Гена пристроился рядом с джипом на низенький железный бордюр.
  В арке, ведущей с улицы во двор, показался Денис. К этому "проводнику" "Соленый" относился чуть с меньшим презрением, чем к остальным, поскольку точно знал, что парень наркотики не пробовал и даже от халявной выпивки отказывался, а шестерил за возможность считаться в клубе своим и красоваться перед посетителями, особенно женского пола своей крутизной и значимостью. Возможно, если Денис так и не сорвется, из паренька может выйти толк, и он дослужиться до "дежурного".
  "Проводник" довольно фамильярно обнимал чуть ниже талии совсем молоденькую девчушку в коротенькой юбочке, которая едва прикрывала место, из которого растут ноги. В свете фонарей Гене хорошо был виден лихорадочный блеск глаз и блуждающая по лицу девчонки нервная улыбка.
  "Дрянь малолетняя, - резюмировал мысленно "Соленый", - Ну и что из этой соплячки может хорошего вырасти? Если вообще хоть что-то вырастет".
  Денис приблизился и, рисуясь перед клиенткой, подмигнул и довольно нагло поздоровался бодрым голосом:
  - Привет, Соленый!
  - Экстази? - равнодушно поинтересовался Гена, пропуская приветствие мимо ушей.
  - Нет. Светочка у нас большая девочка. Она до "марочки" дозрела, - оторвавшись от девчонки, Денис наклонился к уху "Соленого" и жарко зашептал, - Будь другом, я тебе бабло сам чуть позже принесу. Я ей такой лапши о себе навещал, а она ведется. Вроде у нас кое-что наклевывается.
  "Маркой" называли квадратик бумаги, пропитанный ЛСД - одним из самых сильнодействующих галлюциногенов и самых ядовитых химических веществ на земле.
  - Пусть большая девочка подождет немного. Пошли, - кивнул Гена.
  Кому другому Соленый отказал бы, но с Денисом можно и добрым дядей побыть, да и куда он денется с подводной лодки. Последствия известны, а парень в своем уме, чтобы о них не задумываться, но по поводу девчонки счел необходимым предупредить.
  - Зачем она тебе? Ведь знаешь, что после дозы будет: расширенные зрачки, потливость, дрожь пальцев, трясущуюся челюсть. Приятного мало. И еще неизвестно куда ее глюки заведут. Вдруг твой вид внушит ей чувство ужаса и страха. Нормальную найти не можешь за такие деньги?
  - Нормальная замуж хочет и денег таких на нее не хватит, а с проститутками скучно. Так хоть какая-то иллюзия любви.
  - Вот именно - иллюзия. Держи, герой любовник, - Соленый подцепил длинным ногтем мизинца грань красного кубика с белой буквой "М" и достал целлофановый пакетик с разноцветной бумажкой внутри, - До конца смены деньги чтобы были.
  - Будут. Ты же меня знаешь, Соленый.
  Собаки появились внезапно, словно вышли из кромешной тьмы, хотя летняя безоблачная ночь позволяла даже при потушенных фонарях неплохо разглядеть хотя бы очертания предметов, но чувство опасности не вызвали. Всего лишь две бродячие дворняжки, которых последнее время в Москве развелось немыслимо много. Даже когда с каждым шагом по направлению к людям животные стали увеличиваться в размере это не вызвало страх, скорее удивление. А чуть позже бояться уже стало поздно, потому, что в каждую клеточку тела проник всепоглощающий ужас, а внутри все оцепенело. Собаки встали на задние лапы, вытянулись вверх и ростом превысили людей на пару голов. Передние лапы приняли вид человеческих рук, грудная клетка с треском раздвинулась, а плечевые мышцы налились. Грязно серая шерсть отрастала прямо на глазах и свисала клочками, но в горящих красным огнем глазах появилась свойственная людям осмысленность. Соленый попытался непроизвольно выругаться, но обнаружил, что не помнит слов, а весь мозг забит бесконечно длинным воплем девушки. Одна из тварей одним прыжком оказалась рядом с Денисом и перекусила шею "проводника".
  "Почему крови нет?" - пробилась сквозь пустоту мысль в голове у Гены и в тот же миг длинные, острые как бритва когти вонзились в его тело. Вместе с болью возникло ощущение, будто кто-то по капле высасывает из тела жизнь, а пока она еще не покинула его окончательно, Соленый видел, как из машины выскочил охранник и открыл по оборотням стрельбу. Пули прошивали тварей насквозь, не причиняя никакого вреда, а вот как одна из них вонзила зубы в грудь стрелявшего, Гена уже не видел.
  У второго охранника, оставшегося за рулем джипа, из всех чувств остался лишь животный инстинкт сохранения жизни. Руководствуясь им, он рванул автомобиль с места, но пока тот набирал скорость, сумел схватить и впихнуть в салон через оставшуюся открытой дверь девчонку, которая так и не выпустила из рук пакетик с маркой.
  
  Глава 16. Станислав Храпунов (Барбари)
  
  - Я не понял, сэр, - поинтересовался вкрадчивым голосом, не предвещающим ничего хорошего подчиненным Стаса, - Вы хотите сказать, будто девчонка из клиенток уложила четверо твоих человек?
  "Носорог" всерьез перепугался. Слово "твоих" означало, что ответственность за произошедшее целиком возложена именно на него, а переход Барбари к излишне театральным манерам лорда был сродни стойки кобры перед броском.
  - Нет, босс, они как бы сами, - забормотал Жора, косясь на стены палаты и, таким образом пытаясь спастись от недоброго взгляда Стаса.
  - Как говорят у нас в Йоркшире: keen eyes are small gain in the head without brain, что означает: безмозглой голове и зоркие глаза ни к чему. Всегда считал что кличку "Носорог" вам, сэр, дали вовсе не за тупость, но видно ошибался.
  - Это не я, это терапевты сказали: умерли от разрыва сердца.
  - Ты что бубнишь? - Барбари сорвался на крик, и это немедленно отозвалось болью в груди. Он побледнел, откинулся на подушку и закашлялся. Испуг у Жоры сменился искренним состраданием. Не то, чтобы он перестал бояться Барбари, кому как не ему было знать, насколько жестоким может быть Стас, но остаться без хозяина Носорог боялся еще больше. Так обычный работяга опасается потерять престижную и высокооплачиваемую работу.
  - Босс, да я сам в расстроенных чувствах. Никак не соображу, что произошло, вот и путаюсь.
  - Не надо тебе соображать, я за тебя соображу. Просто расскажи подробно, по порядку, что произошло, - попросил тихим голосом Барбари. По мере рассказа картина происшествия стала проясняться.
  Жора, на плечи которого в отсутствие Стаса легло управление бизнесом, благо дело было отработано до последних мелочей и главной задачей стало ничего не испортить, сидел в кабинете босса, когда туда прибежал парень с фейс-контроля у входа в клуб и доложил об аварии. По его словам джип группы прикрытия "дежурного" как ненормальный вылетел из арки "точки" и очутился на встречной полосе. В результате столкновения автомобиль вынесло на тротуар и он на полном ходу врезался в дом. Захватив пару своих ребят, дежуривших в зале, Носорог бросился на улицу и вовремя. Джип вписался в стену со стороны водителя, и понять жив окровавленный шофер или нет было невозможно, а вот сидящая рядом девушка совсем не пострадала. Хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба, она не могла произнести ни слова. Ее трясло как во время приступа эпилепсии, вытарещенные глаза размером напоминали блюдца и самое ужасное - в кулаке была зажата "марка". "Наркоша" - решил Жора и хорошо, что ему удалось убрать девушку с места происшествия до приезда гаишников. Сам он тоже предпочел не светиться лишний раз, пусть в качестве свидетеля выступает прибежавший к нему охранник, а отправился с ребятами проверить "точку". Там его поджидал неприятный сюрприз. Соленый, "проводник" и еще один человек из группы прикрытия оказались мертвы.
  - Шары во-о, - широко развел большой и указательный пальцы рук Жора, - Не хуже, чем у девчонки, разве что не трясутся, как она.
  - Забавно было, если бы тряслись, - скептически заметил Барбари, - У вас, сэр, прямо "Ночь живых мертвецов" получилась бы.
  - Щутите, босс, а мне не до шуток было, - обиделся Носорог.
  Сначала он подумал, что на "точку" напали, но раскинув мозгами, пришел к выводу, что версия правдоподобной не выглядит. Старых солидных врагов Барбари прижали, новые еще не завелись, а с простыми грабителями и тем паче наркоманами его ребята легко справились бы. Да и не было никаких следов нападения. Ни ран, ни крови, только множество собачьих следов. Вот только парень из группы прикрытия сделал пару выстрелов непонятно по кому и зачем. "Так может он по собакам стрелял, благо пистолет с глушителем" - пришла в непривычную к глубоким размышлениям голову Носорога гениальная идея, которую он сразу отверг. После случая, когда один из охранников почесал нос дулом пистолета и отстрелил его кончик, а Стас пообещал самому Носорогу отстрелить кое-что другое, если обнаружит еще хоть одного идиота среди своих, таковых у Жоры не должно было остаться. Он очень строго стал относиться к отбору людей в группы прикрытия. Тяжелую мысленную работу Носорога прервал звук сирены. Видимо происходящее привлекло внимание жителей дома, и кто-то из них вызвал полицию. Пришлось быстро ретироваться, только и успели забрать пистолет и подобрать гильзы. Не обнаружив явных признаков "криминальной смерти" наряд заморачиваться вызовом следственно-оперативной группы и осмотром места происшествия не стал, а сразу вызвал скорую помощь. Ко времени ее прибытия в дворике собралась кучка любопытных, среди которых затерялись и люди Барбари. Пока трупы грузили в машины, Жора даже успел перемолвиться с врачом несколькими словами. Тот привередничать не стал, а получив сто долларовую бумажку, пояснил, что смерть, скорее всего, наступила от сердечного приступа.
  - Одновременно у троих? - выразил сомнение Носорог, - Они же на вид здоровые как быки.
  - Кто же его знает, чего у них там внутри. Вскрытие покажет, - врач равнодушно пожал плечами, но принятая денежная купюра предполагала выдачу более пространной информации, и он добавил, - Может, испугались чего, вот вам и разрыв сердца. При чрезмерно частом сердцебиении кровь из желудочков не успевает выходить и происходит сердечный приступ.
  - Результата вскрытия есть? - спросил Барбари, когда Жора закончил рассказ.
  - Да. Через родителей Соленого выяснил. Все подтвердилось.
  - Товар?
  - Весь на месте. Мы его изъяли и точку пока прикрыли.
  - Правильно. Шофер жив?
  - Жив, но говорить пока не может.
  - А девчонка? Где она кстати?
  - Что она может сказать, когда на галлюциногенах сидит? Утверждает, будто на них оборотни напали. Сама не местная. То ли учиться приехала, то ли работать. Ни жива, ни мертва. Слово с трудом вытянешь. Отвез на съемную квартиру и паренька с ней оставил. Типа мы ее от волколаков спасаем.
  - Тоже правильно, за девчонкой присмотри пока. Собачьи следы и оборотни? У самого гипотезы есть?
  - Откуда? Ни гипотенузы, ни катеты в голову не лезут, - рискнул пошутить Жора, определив по поведению Стаса, что гроза прошла стороной, - Странно как-то все. Словно в кино попал.
  - Ладно. Побудь в коридоре пока, а я подумаю, кто режиссер и какой фильм про нас снимает.
  
  * * *
  
  Если бы происшествие на "точке" произошло два месяца назад, перед покушением, Барбари счел слова об оборотнях бредом "наркоши" и попытался найти правдоподобное объяснение случившемуся. Пребывание в мире иллюзий все изменило, а что он, находясь в бессознательном состоянии на больничной койке, одновременно жил в "Хрустальном городе" Стас больше не сомневался.
  Неожиданная встреча в коридорах больницы с другими, в реальной жизни никогда ранее не пересекавшимися с ним, персонажами видений пробудила у Барбари любопытство, и однажды во время прогулки он попросил Жору подвести кресло каталку поближе к девушке, которая в отличие от него легко передвигалась по территории клиники самостоятельно. "Бессмертная" таковой не казалась. Бледное лицо с впалыми глазами, на дне которых жили грусть и растерянность.
  - Извините, мы с вами не встречались раньше? - приветливо улыбнулся Стас.
  - Нет, хотя ваше лицо мне кажется немного знакомым, - ответила девушка, но в ее взгляде промелькнуло нечто новое, то ли испуг, то ли удивление.
  "Помнишь ты меня и еще как помнишь. Просто сама себе признаться не хочешь", - с удовлетворением подумал Барбари.
  - Знаете, я три недели лежал без памяти, в бреду и вы мне постоянно мерещились, а сегодня увидел вас живьем и решил спросить. Ведь если мы с вами раньше не встречались, откуда в моем воображении появился ваш образ? Вдруг это судьба.
  
  Not from the stars do I my judgment pluck;
  And yet methinks I have astronomy,
  But not to tell of good or evil luck,
  Of plagues, of dearths, or seasons' quality;
  
  Я не по звездам о судьбе гадаю,
  И астрономия не скажет мне,
  Какие звезды в небе к урожаю,
  К чуме, пожару, голоду, войне...
  
  Но вижу я в твоих глазах предвестье,
  По неизменным звездам узнаю,
  Что правда с красотой пребудут вместе,
  Когда продлишь в потомках жизнь свою.
  
  - Шекспир? Никогда не слышала его в оригинале, а вот в переводах Маршака присутствует некая витиеватая прелесть. Правда, наизусть я их не знаю. Вы любите поэзию? - стихи сделали свое дело. Испуг растворился в заинтересованности.
  - Не особо. Скорее Англию. Фильмы, юмор, книги - в них есть скрытое очарование. Английский рок, словно музыкальное олицетворение британской погоды: вечный туман, грустный дождь и одновременно бесшабашная веселая беготня по лужам. А монархия? Разве это не олицетворение стабильности и покоя. Всегда говорил - править миром должны женщины.
  - Звучит романтично. А к России вы как относитесь? Не любите?
  - Почему? Раз я здесь, так куда деться? Рождение - лотерея. Мне мама рассказывала, что всегда на сдачу в магазинах брала лотерейный билет. За 30 копеек можно выиграть автомобиль, а можно рубль. Сколько не брала - больше рубля не выигрывала, но и то для нее была большая радость. Англия - джокер, но сказать, будто я проиграл, не могу. Рубль ведь я выиграл и рад. Так как насчет судьбы?
  - Вряд ли, - девушка улыбнулась, - Мой психолог говорит, что каждому непонятному событию можно найти обыденное объяснение. Снам и видением тоже. Скорее всего, вы меня видели случайно в больнице, находясь в беспамятстве, и моя внешность отпечаталась в подсознание.
  - В подсознание? Может быть. Тогда наверно во мне умер великий писатель фантаст. Представляете, в фантазиях мы с вами жили в удивительном городе, где сбывались любые мечты. Сейчас вспомню, как же там называлось штука, с помощью которой исполнялись желания. Если бы, если бы...
  - Есликабыка? - предположила Мила, переменившись в лице.
  - Действительно, но откуда вы знаете? Догадались? Или может быть, мы видели один и тот же сон, леди?
  - Что? - девушка смотрела на Стаса широко открытыми глазами, но казалось, не видела его, - Ах, да, конечно. Догадалась. Извините, мне пора.
  На этом разговор закончился, и в дальнейшем Мила избегала Барбари, но главное было ясно и так. Девушка бывала в "Хрустальном городе".
  Следующим допросу подвергся Жора, который в видениях Стаса всегда был рядом с ним. С Носорогом все оказалось проще. Тот сразу признался, что если ему случалось спать во время дежурства около раненого босса, снились удивительные, слишком похожие на реальность сны. Были в них и странный город, и "есликабыка" и не совсем привычные задания Барбари. Сам Стас их помнил, а вот то, что и исполнитель помнил о нескольких заказных убийствах, порученных Жоре по настоятельной просьбе Лилии Сандовски, генерального директора корпорации "Альтернативная реальность", говорило о многом. Еще более кричащими были результаты проверки, порученной Жоре. Все жертвы заказных убийств, совершенных в "Хрустальном городе" оказались мертвы и в реальности. Сердце, инсульт или что-то еще бытовое, но мертвы. Разглядывая их фотографии, еще живых и таких разных по возрасту и социальному положению, если судить по выражению лица и одежде Барбари убеждался: он никогда не знал их здесь, но давал приказ на уничтожение там. Слишком много совпадений. Если несколько человек в одно и то же время видят один и тот же сон, что это? Другое измерение реальности? Но если можно из Москвы попасть в другой мир, то почему нельзя проследовать в обратном направлении? И не является ли проявлением этого явления нападение оборотней на "точку"? Тогда можно связаться с выходцами из другого измерения и предложить взаимопомощь. Если это сработало один раз, там у них, почему не сработает второй здесь. Снова ощутить почти всевластие, что грело душу в мире иллюзий, было бы упоительно. Пусть на вторых ролях у бессмертных, ну и ладно. Необходимо было нащупать точки соприкосновения для последующего диалога, а таких было немного. Мила живучее быдло, а не бессмертный - это ясно. Вот ее брат действительно был не из мира сего, но Свиндич нашел способ его убрать. Свиндич - вот собственно интересная веревочка, а еще госпожа Сандовски.
  Стас нажал кнопку вызова медсестры, будучи уверенным что Жора, услышав звонок, явится раньше.
  - Терапевты нужны, Босс? - встревожено поинтересовался Носорог с порога палаты.
  - Зайди и слушай меня. Найдешь Свиндича и приведешь ко мне. Если конечно он существует. Если нет, значит, в церковь идти пора и в грехах каяться.
  
  Глава 17. Сергей Безымянный
  
  Сергей всегда назначал встречу с клиентами на станциях метро в центре города. Среди снующих туда-сюда пассажиров при необходимости было легко затеряться, а шум поездов и гомон толпы заглушал разговор. Конечно, в скоплении людей нелегко найти друг друга, зато можно ощущать себя в относительной безопасности. Слишком часто люди, поручения которых Безымянный выполнял, не внушали ему большого доверия, а кому это очень надо, тот сумеет встретиться в любом случае.
  Сергей начал свою деятельность после возвращения из Страны Фей, испытывая внутреннюю опустошенность. В сказочный мир полный романтики, что вошел в его жизнь со страниц любимых книг, что грезился ему в детских мечтах, Безымянного не пустили, а привычная обыденная реальность, куда пришлось вернуться, показалась невыносимо скучной. Словно поманили сладкой конфеткой, а угостили опостылевшей манной кашей с комочками и застрял Сергей между мирами, не нужный ни там, ни тут. За время экспедиции из института его отчислили, приличную работу найти он не сумел, поскольку хорошо умел только драться, да и не хотелось ему уже ни высшего образования, не престижной работы. Безымянному не хватало адреналина, а не то ни другое дать его не могли. Исстрадавшись от тоски и невыносимой скуки, Сергей решил стать частным детективом. Официально он числился ночным сторожем на автостоянке, а в свободное время брался за все подряд: следил за супругами, дабы уличить в измене, проверял по просьбе обеспокоенных родителей, чем занимается любимое чадо, разыскивал родственников и старых друзей. Постепенно Безымянный нажил себе определенный авторитет. У него появился устойчивый поток клиентов, среди которых стали попадаться известные в определенных кругах люди. Времени для тоски не осталось. Даже работу сторожа пришлось бросить. Тогда же Сергей и повстречался с Леной, своей будущей женой.
  Когда-то очень давно, чуть ли не в прошлой жизни, как казалось Безымянному, он встретил девушку с двумя длинными косичками темных волос и чуть раскосыми карими глазами. Сергей заглянул в них один раз и сразу понял, что если не сможет видеть эти глаза каждый день, то умрет. Девушку звали Настя, и он смотрел в ее глаза так часто, насколько мог. Идиллия завершилась, когда они спустились к набережной Москва-реки и присели на скамейку у кромки воды. Сергей хотел сделать предложение руки и сердца, но все никак не решался сказать, то ради чего позвал Настю в тот день гулять и нес несусветную чушь. Девушка слушала его и беззаботно смеялась. Неожиданно Сергей прервался на полуслове и произнес:
  - Настя, я люблю тебя. Выходи за меня замуж.
  Смех девушки оборвался. Настя молчала, потупив взгляд в землю. Это продолжалось не больше минуты, но Сергею казалось, что целую вечность.
  - Сереженька, прости, - наконец тихо сказала Настя, - Я не могу. Я люблю другого человека.
  Безымянный принял выбор любимой и постарался стать верным другом и Насти и Свиндичу. Душа надорвалась позже, когда Настя бросила Александра. Получалось, что Настя легко, без напряжения, бросила преданного ей до мозга костей Сергея ради мимолетной и недолговременной связи. Олицетворение любви оказалось вдруг в его сознании олицетворением эгоизма, и Безымянный стал относиться к женщинам с нескрываемым цинизмом и пренебрежением. Будучи красивым и обаятельным это оказалось просто. Лена стала исключением. Серая мышка, единственным достоинством которой была высокая грудь и очарование свежести, свойственное молоденьким девчонкам. Запинаясь и краснея, она рассказала Сергею, что пришла по рекомендации старшей сестры, которой Безымянный помог уличить в измене мужа, что позволило преодолеть семейный кризис. Затем, потупив взгляд, поведала суть проблемы - ее непосредственный начальник не дает ей прохода ни на работе, ни вне нее. В офисе распускает руки, вечерами названивает по телефону, а в последнее время у него в привычку вошло напиваться и в наглую заявляться к Лене домой, пугая соседей и старенькую мать. Озабоченного товарища Сергей поставил на место, а вот от его жертвы избавится не смог. Лена стала постоянно попадаться ему на пути, смотрела восторженными и преданными глазами и всегда с ним соглашалась. Сначала Безымянному девушку было просто жалко, потом общение с ней вошло в привычку и он решил: если сам он уже не сможет никого полюбить, почему бы не позволить любить себя. По крайней мере, можно быть уверенным, что никто больше на такое "сокровище" не позарится. Они поженились, а сейчас, после рождения ребенка Сергей не променял бы Лену ни на кого, даже на Настю.
  Прислонившись спиной к прохладному мрамору вестибюля, Безымянный в ожидании клиента от нечего делать, равнодушно разглядывал окружающих. В этот час станцию заполняли молодые люди. Красивые и не очень, веселые и сосредоточенные, кто-то в мини-юбках, а кто-то с банкой пива в руке - все они жили своей собственной неповторимой жизнью, и каждый думал, будто мир существует только ради него одного. Стоит исчезнуть ему и все окружающее тоже исчезнет. Отличный повод жить вечно и не думать о смерти.
  Жора появился неожиданно со стороны платформы противоположной ожидаемой. Черная футболка, заправленная в черные брюки, на ногах, несмотря на жару черные полуботинки и массивная золотая цепь на бычьей шее. Заметив Сергея, он напролом двинулся к нему, по дороге толкнув плечом зазевавшегося паренька с рюкзачком за спиной, который отлетел от Жоры как мячик от стенки.
  "Вот уж действительно Носорог", - подумал Безымянный.
  - Привет, терапевт Холмса, - клиент со всего размаха хлопнул Сергея по плечу.
  - Евгений, давайте без фамильярностей, - поморщился тот.
  - Обиделся? Тогда извини, я наоборот похвалить хотел. Он же вроде знаменитым сыщиком был. Я в кино видел.
  - Он был лишь другом сыщика, и звали его доктор Ватсон.
  - Полезный ты парень, Серега, но излишняя интеллигентность тебя погубит. Евгений, - передразнил Носорог, - Мне лично Жора больше нравится. Будь проще и народ к тебе потянется. Кстати, другое метро нельзя было найти? Надо обязательно в центре? Припарковаться негде в радиусе трех километров. Пришлось на две станции вперед на машине проехать.
  - Евгений, давно за тридцать, а вы все Жора. Не солидно. Текст явно не совпадает с вашей целевой аудиторией.
  - Вот только хамить не надо.
  - Так это не хамство. Так один мой знакомый писатель говорит.
  - Тогда ладно. Дюма-сына прощаю. Слушай сюда: надо человечка одного найти. Зовут Александр Свиндич. Оплата как всегда по факту. Найдешь - не обидим. Нет... Ну на нет и суда нет, как говорил один мой знакомый прокурор.
  Сердце у Сергея нехорошо екнуло.
  - А зачем он вам? - стараясь придать лицу максимально равнодушное выражение, поинтересовался он.
  - Много вопросов задаешь. Мы тебе достаточно платим, чтобы их не было. Любопытство не порок только для тех, кто нос в чужие дела совал, а теперь на дне речки отдыхает. Все. Связь как обычно.
  
  Глава 18. Анна
  
  "Сосиски - прекрасный колбасный продукт, и люди и кошки в нем прелесть найдут. Но как они меня достали!" - крутилось в голове у Ани, когда она направлялась в магазин за очередной порцией опостылевшего продукта. За последнее время рацион девушки не баловал разнообразием и состоял всего из трех блюд: сосиски с кетчупом, сосиски с майонезом и сосиски с горчицей. Причин для подобной диеты было две, но обе очень важные. Первое - лень. Готовить, когда никто не висит над душой и не заставляет глупо. Есть множество более интересных занятий, стоит только компьютер включить. Вторая заключалась в двух блузках, которые в совокупности с юбочкой съели большую часть оставленных родителями денег.
  Появление перед глазами парня, мысли которого Анна прочитала, или, по крайней мере, так казалось, недавно, когда попала под дождь, девушку не удивило. Почему-то ей так и виделось продолжение их пока еще не начавшегося знакомства.
  - Привет. Меня Игорь зовут, - улыбнулся парень.
  - Привет. Анна, - ответила девушка. Вот сколько родители не предупреждали об осторожности, да и сама она многое понимала, но вдруг доверие к парню перевесило все. Странные чувства он вызывал в душе девушки. Словно родного брата встретила.
  - Можно я с тобой немного пройдусь?
  - Можно. У тебя есть ровно тридцать девять минут.
  - Такая точность?
  - А я проверяла. От дома до магазина и обратно так и получается.
  - Ты любишь математику?
  - Сложный вопрос, - рассмеялась Аня, - Скорее изучаю на практике тезис "от любви до ненависти и наоборот". Когда получается решение - люблю, когда нет - ненавижу. Но вот что точно на духу не перевариваю, так это географию.
  - Почему? Ведь интересно: новые страны, моря и горы.
  - Когда могло быть интересно, нам учитель плохой попался. Вместо того чтобы рассказывать давал задание на урок, типа контурные карты разрисовать, а нарисовал - делай чего хочешь. А теперь учитель хороший, но такая тоска. Демографическое положение стран. Б-р-р-р.
  Они продолжали идти рядом по узкой дорожке мимо ровно подстриженной травы, по которой, не стесняясь, вышагивали хозяева четвероногих питомцев, сопровождая домашних любимцев, но разговор оборвался, и наступила тягостная тишина. Ее прервал воробышек, сидевший на ветке дерева, нависшей над дорожкой. Наклонив голову, он внимательно посмотрел на Анну и начал чирикать, а через мгновения к удивлению девушки его свист начал складываться в слова.
  
  Я умею летать.
  Не орел в облаках,
  Но над городом крыльев хватает взлетать.
  
  Манит птиц высота,
  Где царит синева
  А меня вот к земле прижимает тоска
  
  Грустно быть воробьем,
  Коль поэтом рожден,
  Коль влюблен и мечтаешь быть с милой вдвоем
  
  Да - она человек,
  Но прекраснее нет,
  Даже россыпи крошек не конкурент
  
  Пусть косятся коты,
  Мне они не страшны
  Тридцать девять минут нам с тобой по пути.
  
  - Милая песенка. Может быть, его взять ко мне жить?
  - Не стоит. Птица должна летать, а не сидеть в клетке. Да и не чувствует он ничего подобного. Это я его заставил. Знаю - ты музыку любишь и решил развеселить.
  - Откуда знаешь? Я тебе об этом не рассказывала. Ты что, в мою голову залез?
  - Нет. Просто знаю, а откуда и сам не пойму.
  Девушка неопределенно хмыкнула и вновь замолчала. Асфальтовая дорожка, диагональю рассекающая газон, вывела ребят в соседний двор, и в открывшемся их взорам просвете между домами показалось двухэтажное здание супермаркета.
  - Хотя я умею мысли людей читать, - добавил Игорь. Он искал Анну в надежде понять сущность нитей, связывающих его с девушкой, но при встрече неожиданно обнаружил в себе желание привлечь ее внимание, заинтересовать. И самое удивительное - наличие чисто человеческой эмоции не вызывало ощущение стыда и отвращения.
  "Ой-ей-ей - какие мы великие, - усмехнувшись про себя, подумала Анна, - Знал бы он, с какими настоящими магами мне приходилось встречаться, а все-таки интересно кто он такой. Читает мысли, говорящая птичка, что это? Телепатия? А ведь утверждал, будто не лез в мою голову и главное, я точно знаю, что так и было".
  - Ты экстрасенс? - спросила она.
  - Кое-какие сверхъестественные способности у меня есть, - ответил Игорь. Он чувствовал, что не смог произвести на девушку нужного ему впечатления и несбывшиеся надежды наполнили сознание неуправляемым разочарованием. Человеческие эмоции не только все больше заполняли его сущность, но и выходили из-под контроля. - Хочешь, я устрою тебе веселое представление?
  - Давай, - согласилась девушка.
  Двери магазина автоматически раздвинулись, они вошли внутрь и в тот же миг щупленький охранник, стоящий около входа в торговый зал, на черной форме которого гордо значилось "Витязь", пропел могучим басом:
  - Что наша жизнь - еда.
  Дородная кассирша продолжила в ритме фокстрота:
  
  Соки и конфеты,
  Рыбу и котлеты
  Тоннами несут мимо меня.
  Деньги и монеты,
  Выбиваю чеки -
  Дела никому нет, как устала я.
  
  Музыка, которая, казалось, звучала прямо из стен и заполняла собой все пространство магазина, создавая полную иллюзию присутствия в концертном зале, начала изменяться. Замедлился темп, постепенно стихла духовая секция и ей на смену пришли нежные аккорды пианино. Стоящая у кассы худенькая женщина среднего возраста с пучком салата в руках прошептала:
  
  Женщина за кассой с завидной судьбой
  Как бы мне хотелось поменяться с тобой
  
  Но когда к клавишным присоединилась ритм-секция, состоящая из ударных и бас-гитары, покупательница запела в полный голос. Мелодия напомнила Анне какой-то известный хит, вот только какой именно и кто его исполнял, девушка не вспомнила.
  
  Сковородка котлет на плите и кастрюля борща,
  Сын оболтус вернется домой неизвестно когда,
  На диване муж смотрит футбол, а под стулом носки -
  Женское счастье и нет больше в сердце тоски.
  
  Ну а я с одиночеством ночи делю
  И на сайтах знакомств до рассвета торчу
  Все лелею мечту половинку найти
  Ради цели диетой себя извожу
  
  Йогурт на завтрак, морковка в обед.
  Милый взгляни - тоньше талии нет
  Что ж мой сон нарушаешь не ты, а комар
  Да средь ночи желудок сжимает кошмар
  
  А в нем...
  
  В этот момент, заглушая женщину и пританцовывая между стеллажей, дружно, в один голос грянули все присутствующие в торговом зале:
  - Батон колбасы, килограмм ветчины, куриный рулет, пересоленный шпик и еще винегрет.
  - А причем здесь винегрет? Его в кошмаре вовсе нет, - возмущенно пропела женщина с салатом.
  - Батон колбасы, килограмм ветчины, куриный рулет, пересоленный шпик и уберите винегрет, - исправился хор.
  Из общей массы покупателей шустро выдвинулась старушка с суровым лицом и пропела на манер частушек:
  - Пенсия нынче не ух ты, ни ах ты - разворовали страну олигархи, - а завершила свою выступление мелодией из известного мультфильма.
  
  Ах, если бы сбылась моя мечта
  И вновь была два двадцать колбаса...
  
  Неизвестно, как события развивались дальше, если бы их не прервал звонкий подзатыльник, отвешенный Игорю.
  - Прекрати! - потребовала Анна и потянула парня из магазина. Представление резко оборвалось и пока ошарашенные покупатели и сотрудники магазина с удивлением и подозрением косились друг на друга, не понимая, что за наваждение на них нашло, ребята выскочили на улицу.
  - Почему? Ведь ты желала, чтобы мир наполнился музыкой. Я это явственно ощущал, - Игорь был скорее удивлен поступком девушки, чем возмущен ее неуважительным отношением к существу более высокого порядка. В нем жила необоснованная, но сильная вера, будто данному представителю человеческой расы позволено больше, чем остальным.
  - Ты ничего не понял. Музыка должна была звучать в душе.
  - Душа? Ты имеешь в виду внутренний уровень нервного поля? У людей в супермаркете он был довольно низким. Я просто покопался у них памяти и соединил их эмоции с обнаруженными там мелодиями.
  - Просто покопался? Да ты манипулировал живыми людьми, словно они бездушные куклы. Кто ты такой? От тебя магией несет за километр. И не вздумай врать, я сразу пойму.
  - Я дух стихии и не владею искусством сознательного искажения собственных мыслей.
  - Дух стихии? - Анну слова Игоря наоборот, скорее возмутили, чем удивили, - Тогда ты странный и неправильный дух стихии. У меня есть друг. Очень хороший друг, которого зовут Гарольд. Вот он настоящий дух стихии. Более доброго и умного существа я в жизни не встречала. Ни Гарольд, да и никто из его собратьев не позволил бы себе так обращаться с людьми. Духи стихии живут с ними как одна семья. Они помогают людям с помощью магии, но и сами многому учатся от нас. Например, любви. Ну, все, пока.
  Рассерженная девушка шла быстрым шагом и сама не заметила, как очутилась перед своим домом.
  - Но ведь тридцать девять минут еще не прошли, - попытался возмутиться Игорь.
  - Ты сам все испортил, - отрезала Анна и скрылась за дверью подъезда. Только оказавшись на кухне, она вспомнила, что так ничего и не купила. Идти в магазин повторно было лень и неудобно - как показаться на глаза героям колбасной оперы. На всякий случай девушка открыла холодильник, но он был по-прежнему абсолютно пуст. Тяжело вздохнув, Анна поставила на плиту греться чайник и потянулась к верхней полке шкафчика, где хранился неприкосновенный запас - пакет черствого овсяного печенья.
  
  Глава 19. "Игорь"
  
  Металлическая дверь, покрашенная в неприятный серый цвет, захлопнулась перед лицом Игоря. Проникнуть сквозь нее не составило бы труда для духа стихии, но вряд ли за ней он получил бы ответы на возникшие после беседы с девушкой ответы и Игорь перенесся туда, где их надеялся найти. Никто и не заметил, как человек вдруг исчез, словно растворился в воздухе. Лишь дворник в оранжевой безрукавке, выходец из одной из республик Средней Азии, при виде таявшего на глазах силуэта человека недовольно поцокал языком и пробормотал:
  - Ай, шайтан - Москва.
  Как Игорь и предполагал, Создатель находился в помещение аппарата для перемещения между параллелей. Сайд Кадема сидел на узком сиденье в торце "саркофага" спиной к механизму, положив голову в специальное углубление. Два щупальца-локатора были вставлены в предназначенные для них отверстия, ведущие внутрь устройства, а на лице этернела застыло обычное при сбросе "улова" эмоций выражение ужасной боли и непереносимого наслаждения, приводившее Игоря в состояние благоговейного трепета. Десять из двенадцати красных квадратиков шкалы индикатора "саркофага" окрасились зеленым, что говорило о близости рождения еще одного духа стихии. Трое уже родившихся братьев Игоря парили в воздухе поблизости от издающего однообразно дребезжащий звук механизма в естественном для духов стихии обличье: высокая, словно сделанная из очень плотного тумана фигура, вытянутое лицо и белые волосы.
  "Саркофаг", агрегат, в котором этернелы выращивали из концентрата нервного поля для себя слуг, являлся одним из трех главных сокровищ каждого представителя вечной расы. Вторым был аппарат для полетов между мирами, третьим - атлас параллелей. Он представлял собой золотую пластину испещренную символами древнего, почти забытого наречия этернелов. Каждая надпись соответствовала одному из миров и, прочитав ее вслух можно было набором звуков вызвать в воображении духов стихии заложенную на этапе формирования их сущности подробную картину параллели, что позволяло слугам переносить своих создателей в нужное место. Никто из этернелов уже не помнил, на основе чего работают необходимые им устройства и каков принцип их действия. Прожитые тысячелетия совершенно вытеснили из памяти воспоминания о том, кто, когда и где впервые построил механизмы, но эта информация никого особо и не заботила. Этернелы не были расой созидателей, они являлись потребителями. Сайду его сокровища достались от отца. Дети у этернелов, хоть и редко, но рождались. Считалось, что ребенок последняя надежда разочаровавшегося и уставшего от жизни представителя сверх расы оттянуть смерть на несколько десятков лет, вот только для рождения ребенка необходимы были два разнополых представителя бессмертной расы, а найти вторую половину оказывалось делом не простым. Отцу повезло, он встретил такую же разочаровавшуюся в жизни, как и он, женщину - этернела. Рождения сына помогло родителям продержаться лишнею сотню лет, а когда они умерли, драгоценные агрегаты достались Сайду. Ничего из этого Игорь о своем Создателе не знал. Он застыл, смиренно ожидая, когда его повелитель обратит на него внимание. Наконец, напоминающий дребезг шум работающего "саркофага" стих, передача накопленной этернелом энергии завершилась. Его щупальца выскользнули из устройства и плетьми недвижно висели за спиной. Лишь только Кадема поднялся, Игорь обратился к нему:
  - Хозяин, позволь задать мне несколько вопросов.
  - Вопросы? У тебя ко мне? - усмехнулся этернел, - Это человеческая оболочка, в которой ты живешь, так на тебя влияет? Ты забыл, кто я?
  - Ты мой Создатель.
  - Ты помнишь, кто ты?
  - Я твой Раб, Создатель.
  Диалог успокоил Сайда. Заданные им вопросы являлись частью ритуала, определяющего суть взаимоотношений этернела и духа стихии. Полученные ответы подтверждали преданность раба.
  - Согласись, необходима веская причина, чтобы Раб задавал вопросы Создателю. Что обеспокоило тебя?
  - Люди.
  - Люди? Вот уж кто меньше всего может вызвать у нас тревогу. Они всего лишь милые овечки, возомнившие себя повелителями мира.
  - Среди них есть одна девушка... Словно незримые нити связывают меня с ней. Я ощущаю ее чувства и мысли, не применяя магию, и не понимаю, каким образом. Создатель знает кто она?
  Кадема обескуражено развел руки. Случившемуся было только одно объяснение.
  "Я становлюсь самым невезучим этернелом, и скоро обо мне будут сочинять анекдоты, - иронизируя по поводу себя, подумал Сайда, - Надо же было попасть именно в ту параллель, откуда мои невольные спасители попали в Трехмирье".
  Ложь не была в почете у представителей сверх расы и причиной являлась вовсе не их высокая мораль, а вскормленное за тысячелетия жизни высокомерие. Глупо притворяться перед муравьем, которого ты можешь раздавить в любой момент или комаром, которого легко прихлопнешь ладошкой.
  - Все очень просто. Я создал тебя почти целиком из ее эмоций. Вот откуда ваша незримая связь.
  - Я заглядываю в себя и не нахожу правильного решения. Как мне следует относиться к ней, Создатель?
  - Также как к остальным людям - никак. Произошедшее с тобой случайность. Твои братья, созданные из чувств множества людей никогда не испытают ничего подобного, но мир, откуда мы прибыли оказался ловушкой. Его жители не обладали нужным мне уровнем нервной энергии, и только появление нескольких выходцев из других параллелей помогло тебе появиться на свет. Получается, одна из них отсюда.
  - Она рассказывала мне о духах стихии, живущих вместе с людьми и ставших им друзьями.
  Жаркая волна гнева захлестнула мозг этернела, спутала мысли, заставила задохнуться, но через секунду сменилась восторгом самолюбования. Это было прекрасно: вновь ощущать внутри себя сильные эмоции. Значит апатия, усталость и безразличие, ведущие к смерти отступили и впереди новые тысячи лет, наполненные жаждой жизни.
  - Как бы ты назвал собратьев, предавших и тайно покинувших своего Создателя, обрекая того на гибель, Раб?
  - Недостойными.
  - Так и поступили духи стихии, про которых тебе рассказывала девушка. Они бросили меня, того, кто подарил им жизнь. Какое из известных тебе человеческих эмоций наиболее точно определяет отношение к предателям?
  - Презрение.
  - А люди называют презренных своими друзьями. На друзей недостойного тоже попадает грязь его проступков, а ты спрашиваешь: "Как мне следует относиться к ней".
  Игорь виновато опустил голову.
  - Я ответил на твои вопросы, Раб.
  - Да, Создатель.
  - Тогда приготовься. Мне необходимо прогуляться в город. Ты будешь сопровождать меня и заглянешь в мысли одного маленького человечка.
  
  Глава 20. Сайд Кадема
  
  Такого Сайд Кадема не испытывал за всю свою жизнь, а длилась она ни много ни мало почти три тысячи лет. Желание вновь изведать волны удивительных ощущений, исходящих от случайно встреченного детеныша грызло этернела изнутри, не оставляя в покое. Даже удовольствие от впитывания эмоций больше не удовлетворяло его как прежде. В попытке добиться нужного эффекта он пил человеческий страх и не мог остановиться до тех пор, пока не высасывал из человека всю энергию нервного поля, но утолить свою жажду не мог. В этом без сомнения что-то было способное придать новый мощный стимул для жизни. Может быть, даже поднять его на новый уровень развития. Возвыситься над остальными вечными - заманчивая цель. Вот только надо побороть постыдное для этернела и свойственное низшим расам подобие животного влечения, а для этого необходимо понять его причину. И Кадема решил попытаться разобраться в происходящем с помощью духа стихии.
  
  Глава 21. Ира
  
  
  Последнее время Ира заметила за собой, что чужие дети стали ее раздражать. Кричащая, безумно носящаяся по детской площадке, машущая лопатками и разбрасывающая песок куча малышни пугала ее. Любой из них мог толкнуть, задеть или уронить еще неуклюжего, лишь недавно научившегося ходить ее драгоценного Мишеньку. В душе Ира понимала, что ребенку необходимо общение со сверстниками, но ничего с собой поделать не могла. Вся неисчерпанная любовь к Юре Митрохину вылилась в какие-то демонические материнские чувства к их сыну, и она упорно уводила ребенка подальше от детских площадок в аллеи небольшого кусочка зелени среди асфальта и громад новостроек, расположившегося на берегу напоминающего формой запятую прудика. Правда и здесь молодая мама чувствовала себя спокойно лишь когда мальчик сидел в прогулочной коляске, а стоило Мише из нее вылезти как Ира откладывала в сторону книгу и с тревогой следила за сыном.
  Бросив вперед маленький разноцветный мячик, мальчик побежал за ним, по-утиному переваливаясь с ноги ногу. Шаг, другой, неокрепшие ножки заплелись, и ребенок был уже готов упасть, но его успел подхватить мужчина, одетый в спортивную куртку с надвинутым на голову капюшоном. Ира мгновенно сорвалась со скамьи.
  - Спасибо вам, - поблагодарила она, забирая мальчика к себе на руки.
  - Не за что, - ответил мужчина, черты лица которого показались девушке знакомыми.
  - Дядя, - удовлетворенно заметил Миша.
  - Да, дядя, - засюсюкала Ира, - Дядя хороший. Если бы не дядя, Миша бах и бо-бо.
  - Бо-бо, - повторил мальчик, и его личико сморщилось в преддверии рева.
  - Нет, Мишенька, не бо-бо. Дядя помог Мише, и не было бо-бо.
  - Дядя, - лицо ребенка засияло улыбкой, и мужчина рассмеялся.
  - Ой, спасибо вам еще раз и извините нас, пожалуйста, - вроде разговор был закончен, но незнакомец не торопился уходить.
  - Мне лицо ваше кажется знакомым. Вы в кино не снимались, - Ира попробовала разрядить возникшую неловкость.
  - Нет.
  - Странно. У вас лицо такое фотогеничное.
  - Обычное лицо. Просто я здесь часто гуляю в последнее время и вам примелькался. Кстати, знакомьтесь, мой племянник, - мужчина кивнул в сторону стоящего рядом долговязого белобрысого паренька, поначалу незамеченного Ирой.
  - Так мы соседи. А в каком доме вы живете.
  - Не совсем. Мы не москвичи, погостить приехали. Мы из этого, как его, - замешкался незнакомец.
  - Мухосранска, - подсказал парень. Все это время он глаз не сводил с Миши, а теперь переключил свое внимание на Иру.
  Девушку возмутило и то, как молодой человек пялился на нее и его слова.
  - Я выросла из возраста подросткового юмора вашего племянника, поэтому мы пойдем.
  Взяв сына за руку, Ира постаралась максимально быстро уйти от незнакомцев, но мальчик вырвал ладошку из руки матери и радостно смеясь, побежал вперед.
  - Миша, стой. Бах будет. Дай мне руку, - бросилась за ребенком мать, моментально забыв о случайной встрече.
  
  Глава 22. "Игорь"
  
  Пока Создатель вел беседу с женщиной Игорь медленно, стараясь не потерять ни одного нюанса, погружался в мозг ребенка. Светлый верхний слой. Улыбка мамы, ее добрые прикосновения, бутылочка с соской. "Луняка и Соняка" - луна и солнце. "Собака, сиди смирно, не прыгай" - мысль, нашедшая языковое выражение во фразе: "Гав-гав". Чуть дальше - и словно озноб охватил тело Игоря. Будто бы он оказался в давно заброшенной холодной комнате. Запах плесени и пыль, упорно забивающая ноздри. Хаос картинок, каждая из которых, тем не менее, поражала своей глубиной. Оружие и смерть. Великая любовь и не менее великое предательство. Власть, несущая никчемность целым народам и народы, превращающие в никчемность власть. Этот мальчик собрал в своем подсознании опыт ста с лишним лет развития человеческой цивилизации, но помимо этого он нес в себе нечто страшное и непредсказуемое - победу над временем. Мальчика увели, но у Игоря осталось ощущение, будто остатки паутины, сплетенной за век по углам заброшенного подсознания ребенка, остались на одежде и от этого духа стихии невольно, чисто по-человечески, передернуло.
  - Слово, произнесенное тобой, оказалось сложным и для меня и для человека, - выразил недовольство Кадема, когда он и Игорь скрылись из зоны видимости Иры.
  - Хозяин, это слово я выловил в памяти женщины и оно, в ее понятии, обозначало самое далекое и глухое место страны.
  - Но оно испугало ее. Похоже, люди используют в речи слова, суть которых не могут уяснить ни они, ни даже мы, этернелы. Что удалось тебе выяснить?
  - Внутри ребенка живет его вторая сущность, и ее возраст намного превышает средний возраст жизни человеческой особи. Дитя не сознает ее и не использует. Более того, ребенок постепенно уничтожает свое второе я. Каждое новое воспоминание из реальной жизни заменяет собой в памяти скрытые от зарождающейся личности знания.
  - Как второе я маленького человечка могло существовать так долго?
  - Виной его мать. Она хранит воспоминания о своем путешествии во времени.
  - Даже я не могу побороть время, как же смогли это осуществить низшие существа?
  - Я не успел узнать, Создатель. Она ушла.
  - Сколько времени понадобиться ребенку, чтобы уничтожить свое второе я.
  - Не более года. Он все забудет и будет счастлив.
  - Я не буду счастлив! Мне нужно его вторая сущность, а не он сам.
  - Создатель сам признался, что не может побороть время. Нельзя спорить с естественным природным развитием.
  - Чушь. Значит, развитие надо заморозить. Мне нужно именно подсознание ребенка, а не его личность.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"