Шатилов Александр: другие произведения.

Палач для демона (главы 23-31, черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 23. Александр Свиндич
  
  Прелесть новостроек заключается в их нетронутой невинности, целомудрии цементной пыли, рассыпанной по площади комнат и тонким слоем легшей на окна, а также запаха клея и краски, который никак невозможно связать с конкретным человеком. Съемная квартира подобна невесте, у которой ты не первый. Грязь между плинтусом и стеной становится родной и близкой, но все равно ты знаешь, что это сделал кто-то до тебя, а тебе приходиться мириться с сомнительным удовольствием от ее созерцания. Вторая сомнительная прелесть съемных квартир - посуда, которую тебе предоставляют хозяева в совокупности с мебелью. Мало того, что постоянно мерещится, будто ты спишь на диване, где умер дедушка хозяйки, так в твоих руках еще может оказаться тарелка, из которой он ел перед смертью. Так размышлял Александр, слушая Сергея Безымянного. Сейчас ему очень хотелось, чтобы именно такая тарелка досталась старому знакомому. Больше всего на свете Свиндич не любил, когда его напрягают, а сейчас его явно пытались заставить делать то, что ему вовсе не хотелось. С тоской глядя через окно на чадящий вдалеке за Москва-рекой факел Капотненского нефтеперерабатывающего завода, Александр слушал все более и более распалявшегося Сергея:
  - Так может, ты объяснишь мне, почему они тебя ищут? Где ты им дорогу перешел?
  - Слушай, хватит кричать. Может, это лучше ты мне расскажешь, зачем я понадобился твоим бандюкам?
  - Они не мои.
  - Да? Еще скажи, будто они мои клиенты, а не твои.
  Мечущийся по комнате Сергей как-то сразу сник и присел на краешек дивана.
  - Успокоился? - ехидно поинтересовался Свиндич, - Теперь расскажи все, что о них знаешь.
  - Нечего рассказывать. Меньше знаешь - дольше живешь.
  - Ты вроде говорил, кого-то еще для них разыскивал. А можно узнать кого?
  - Пожалуйста, любуйся, - Безымянный вынул из кармана и протянул Александру сложенный вчетверо лист, - Только они все умерли.
  - Ты хочешь сказать, что нашел этих людей, и бандиты их убили? - насторожился Свиндич.
  - С ума сошел? Они все умерли еще до того, как мне их разыскать поручили.
  Александр развернул лист и невольно поежился - словно тени прошлого обступили его. На бумаге столбиком были напечатаны знакомые фамилии: Сергей Фирсанов, Лев Пачецкий... Люди убитые самим демоном или Барбари по его приказу в "Хрустальном городе" умерли и в своей реальной жизни. В конце списка значилось имя Лилии Сандовски. Президент корпорации "Альтернативная реальность" не погиб в мире иллюзий, но умер в Москве от рака легких. Видно "Хрустальный город" был тем волоском, что удерживал жизнь женщины. Город разрушился и волосок оборвался.
  - Как зовут человека, с которым ты встречался?
  - Жора.
  - Такой, с бычьей шеей, золотой цепью и стрижкой ежиком? - описал Свиндич помощника Барбари.
  - Да они все такие, - досадливо махнул рукой Сергей.
  - Ладно. Кажется, я знаю, кто меня ищет. Назначай на завтра встречу, только скажи честно, если бы я отказался, ты меня по-любому сдал?
  - Не знаю, - буркнул Безымянный.
  - Значит, сдал бы. Спасибо за правду.
  - Что ты несешь? Ну что ты несешь! - со злобой выкрикнул Сергей, вскакивая с места, - Думаешь, я за деньги друга продам? Хочешь встретиться - встреться. Отзвонюсь и в сторону уйду.
  - Тоже хороший вариант. Вы ребята между собой разбирайтесь, а я ни слухом, ни духом и не причем.
  - Вот не думал, что ты меня таким считаешь. Вроде много чего вместе пережили. В нашей стране всегда люди находились, которым дозволено больше, чем остальным, и сейчас есть. Да, я таких людей опасаюсь, а что в этом странного? Коррупция. Где бандиты, где кто не разберешься, а у меня, между прочим, жена и грудной ребенок. Мне о них думать надо.
  - Не кипятись. Извини, не прав. Если я не ошибаюсь и это мои старые знакомые, тебе действительно наверно лучше в стороне побыть, чтобы отстали, а я с ним сам попробую разобраться. Интересно, что им от меня теперь надо. Чай будешь?
  - А ничего крепче нет. Так на душе муторно.
  
  Глава 24. Петр Подшивленко
  
  Жаркие дни, радовавшие жителей города в преддверии осени, сменились резким похолоданием. Было не так уж и поздно по меркам летней поры, около одиннадцати вечера, но улицы словно вымерли. Непогода разогнала желающих прогуляться по домам. Зарядивший после полудня дождь так и не прекратился, то затихая ненадолго, то с новой силой бил в лицо жгучими струями. Стоило Петру вылезти из машины, как капли монотонно застучали по фуражке, а некоторые особо наглые из них попытались забраться за воротник кителя.
  - Ты чего при параде? - удивился Дюков, кутаясь в офицерскую плащ-накидку, приобретенную на собственные деньги специально для подобных случаев.
  - Плановое заседание в верхах, не успел переодеться.
  - Понятно. Иди, любуйся. Наш маньяк-математик во всей красе, а ты говорил: "единичный случай, единичный случай".
  Там, где трасса поднималась вверх, приближаясь к мосту через железнодорожное полотно, на месте автобусной остановки шла подготовка к укладке ставшей нынче модной тротуарной плитки. Асфальтовое покрытие сняли, и дождь превратил большой кусок пешеходной дорожки в месиво из земли и глины. Среди грязи в окружении деловито выполняющих свою работу членов дежурной оперативной группы и лежало тело убитого. В свете уличного фонаря на лбу жертвы был отчетливо виден нарисованный черным маркером знак бесконечности.
  - Юморишь? Тебя-то чего сюда принесло? Дело возбудил ну и сидел бы в кабинете, доклады собирал и допросы производил. А то примчался такой весь, словно по грибы собрался, - не разделил непонятной радости капитана Петр.
  - Угадал, Петя, угадал. За грибами и примчался. Хочешь, с тобой поделюсь? Поговори с ребятами, которые тело обнаружили, много интересного узнаешь.
  Оба члена наряда, обнаружившие труп сидели в УАЗИКе с выражением невыносимой тоски и муки на лицах. Перехватив сомнительный взгляд майора на узкое, оставшееся свободным место в машине патруля, Дюков смилостивился:
  - Иди в свою машину, не мокни. Сейчас приведу.
  Через несколько минут полицейские, рядовой, молодой парень, очевидно вступивший в ряды органов после армии и сержант в возрасте далеко за тридцать, втиснулись на заднее сиденье машины Подшивленко. Дюков уселся на сиденье рядом с шофером и откинул капюшон. Вода с накидки обильно закапала на обивку кресла. Петр хотел было возмутиться, но патрульные представились и брови майора взметнулись вверх:
  - Так вы к УВД смежного района приписаны. Сюда-то каким ветром занесло?
  - Виноваты, товарищ майор. Теща у меня, не дай бог. Кому угодно плешь проест, - невнятно забормотал сержант.
  - Сержант, не мямли. Ничего тебе не будет. Может даже благодарность объявят, - хохотнул Дюков, - Рассказывай четко и подробно.
  - Я и говорю - теща все нервы измотала. Телевизор у нее сломался, так она каждую минуту звонила: "Я из-за тебя дорогой зятек все сериалы пропущу". Требовала, чтобы я маленький со своей кухни немедленно привез, а ей легче сделать, чем объяснить, что я на работе. Смена заканчивалась, двенадцать часов отпахали, все тихо. Вот я и решил. Потом посидели, чайку для приличия попили...
  - Чайку? - Подшивленко явственно ощущал, как салон наполняется пивными парами, - Может пивка для рывка?
  - Товарищ майор, это я малому, напарнику, поставил пару банок вроде как за помощь, а сам я ни-ни. Я не пацан пиво пить. Я если уж и пью то мужицки - водки, - и быстренько добавил, - Только по праздникам, товарищ майор, и в меру. Собственно из-за пива все и случилось. Малой остановить попросил.
  - А что такого, товарищ майор, думал, чуть спущусь по насыпи, никто и не увидит. Я же быстренько, а тут этот из склона вываливается и лицом в грязь. Я к нему. Пока разобрался в чем дело, пока метнулся к краю - смотрю, внизу мужик убегает...
  - Вы видели нападавшего?
  - Не особо. Здесь фонари горят, а под насыпью темень. Фигура такая мешковатая. Хотел за ним, но он в машину и будь таков.
  - Машину рассмотрели? Номер?
  - Нет. Говорю же - темень. Судя по размерам - иномарка.
  - Товарищ майор, догонять бессмысленно было. Пока мы развернулись бы, пока с моста спустились и на дорогу внизу вырулили бы.
  - Я понимаю, сержант. Все?
  - Не совсем. Я когда к жертве подбежал, он еще жив был и шептал ерунду какую-то. Я поначалу внимания не придал: бред, он и есть бред, а вот товарищ капитан говорит, будто это важно.
  - Что вы слышали?
  - Отчетливо разобрал только одно слово: "демон".
  - Какие мысли? - поинтересовался Дюков, когда полицейских отпустили.
  - Кажется, догадываюсь, к чему ты клонишь.
  - А ты не согласен? Лично у меня слово "демон" четко ассоциируется только с одним человеком.
  - Свиндич?
  - Да. И, между прочим, все сходится. Убийства начались после его появления в городе, знак бесконечности для профессорского сынка символ хорошо знакомый, убийца явно не профессионал, раз жертвы не сразу умирают.
  - Мотив?
  - Зачем ему мотив? Вернее, мотив есть, конечно, но нам его не понять. Все связанное с "Хрустальным городом" находится за пределами обычного понимания.
  - И какие выводы?
  - Надо в розыск объявлять. Согласен?
  - Согласен, - немного подумав, ответил Подшивленко, - Поговорить со Свиндичем в любом случае не помешает.
  - Вот и славненько. Утром подготовлю постановление. Ну, я пошел?
  - Иди уже. И так всю обивку испортил.
  - Да ладно тебе. Демона найдем, договоримся, он тебе не только обивку, а целиком машину сменит, - довольно заявил Дюков, прежде чем хлопнуть дверью.
  - Тупые у тебя шутки, капитан, - прошептал ему вслед Петр. Он радости следователя не разделял. Интуиция подсказывала, что ничего хорошего от ближайшего будущего ждать не приходится.
  
  Глава 25. Александр Свиндич
  
  Традиции решили не нарушать и встречу Сергей, как обычно, назначил в метро. Жору Саша узнал моментально, хотя тот и изменился. Не внешне, скорее внутренне. В "Хрустальном городе" во взгляде громилы всегда просматривалась прямо таки детская растерянность, словно он и сам не понимал, что с ним происходит. Сейчас взгляд не выражал ничего и на людей Жора взирал как на пустое место.
  - Ты про него думал? - спросил Безымянный, который заставил Свиндича взять его с собой для подстраховки и даже придумал замысловатый план действия, на случай если Саша ошибался.
  - Ага. Спасибо Сережа. Деньги за меня не брать не передумал?
  Безымянный промолчал, но так взглянул на Свиндича, что и без слов все стало ясно.
  - Ну и зря. С дурного козла хоть шерсти клок. Тогда в сторонку отойди и на глаза ему не показывайся. Дальше я сам.
  Жора покрутил головой и, не обнаружив человека, назначившего встречу, с недовольной физиономией плюхнулся на мраморную скамью, вспугнув сидевшего на ней паренька с гвоздикой в руках.
  Саша смотрел на реальный прообраз тени из мира иллюзий и не мог заставить себя подойти к нему. Ему вдруг почудилось, что стоит лишь коснуться Жоры рукой, заговорить с ним и в душу вновь вернется непереносимая горечь разочарования. Та, что Свиндич почувствовал, когда его стремления и желания исказили, извратили до неузнаваемости, а затем попытались заставить поверить, будто именно такими они и являлись. Нет большей подлости, чем подарить человеку надежду на счастье, а затем ее отобрать. Словно показал ребенку долгожданную конфету, а затем съел ее у него на глазах и с удовольствием наслаждаешься детскими слезами.
  Попав в город, где сбываются мечты, ежедневно наблюдая за непрекращающейся погоней жителей за "есликабыкой", за чудесами, что происходили с ними, Саша и сам поверил в чудодейственную силу таинственного вещества и попытался вернуть любовь. Начало приключения было восхитительным. "Есликабыка" не только помогла встретить Настю, но еще и отправила их на курорт. Многие люди мечтают об отдыхе на юге, а значит, для них необходимо было создать и такую иллюзию.
  Море находилось прямо в городе, в районе промышленной зоны, за высоким бетонным забором желтого цвета. Стоило только очутиться за ним, как ты попадал в мир укутанных зеленью низеньких уютных домиков, узких улочек, по которым гуляли одетые чересчур по-летнему девушки и дующего с моря пахнущего влагой и солью ветерка.
  Два часа провалявшись на пляже и с непривычки обгорев, Саша лишь ступил за калитку домика, где они с Настей жили, как на его принявшую малиновый оттенок спину со всего размаха опустилась чья-то ладонь:
  - Здорово сосед, ну ты и обгорел.
  Так Свиндич и познакомился с Жорой. По иронии судьбы они сняли комнаты у одной и той же хозяйки. Что поделать, бандиты тоже любят отдыхать.
  А после, была вечерняя прогулка с Настей по набережной, жесткий, недожаренный, но необыкновенно вкусный шашлык, терпкое самодельное вино, руки, обвившие шею и жаркий шепот среди южной ночи: "Сашка, милый, я так соскучилась". Проснулся Саша с мыслью о чем-то необыкновенно прекрасном. Открыл глаза, взглянул на жену и в ужасе вскочил с кровати. Рядом с ним лежала обнаженная незнакомая девушка. Это стало первым шагом к пониманию того, что все в "Хрустальном городе" ложь. Нет исполнения желаний, есть лишь иллюзия и обман. Да и самой "есликабыки" не существовало, а была злая магия, с помощью которой демон забирал себе человеческие души.
  - Молодой человек, как мне до "Комсомольской" доехать? - громкий голос женщины с солидным баулом в руках вывел Сашу из задумчивости. Он объяснил, как добраться до площади трех вокзалов и тяжело вздохнув, перешел к действию. Напрямую, через вестибюль Свиндич не пошел, а пройдя по перрону, вынырнул из-за колонны так раз за спиной Жоры и со всего размаха стукнул его по плечу:
  - Здорово, сосед.
  - Че? - вскочил громила, но увидев Сашу, радостно заулыбался, - Какие люди без охраны. Приятная неожиданность. Выходит деньги информатору платить и не надо.
  - Информатору? Ты что, меня искал.
  - Искал. Мне-то без надобности, век бы тебя не видеть, а вот Барбари очень с тобой поговорить хочет. Раз все так удачно сложилось, и ты сам нашелся, сейчас к нему и поедем. Не возражаешь, сосед? - нагло ухмыльнулся Жора.
  - Поговорить о чем?
  - Он сам все расскажет, а мы люди маленькие. Приказали доставить - я доставляю. Двигай на выход, - бандит легонько подтолкнул Свиндича по направлению к эскалаторам.
  
  Глава 26. Настя
  
  - Как виртуальное знакомство продвигается? - полюбопытствовала Зоя, остроносая женщина за тридцать с уставшим взглядом, забирая к себе на салфетку, заменявшую тарелку, кусочек песочного торта с розочкой из шоколадного крема.
  - Нормально. Вчера в театр ходили, - ответила Яна, низенькая круглолицая девушка. По случаю ее дня рождения медсестры отделения и собрались на чаепитие.
  - Хороший спектакль? Как называется? - заинтересовалась старшая сестра Валентина Андреевна. В обычные дни подчиненные ее побаивались, но в честь праздника можно было расслабиться.
  - Да я не помню уже. Мне понравилось.
  - Кто? Спектакль или парень? - рассмеялась Настя. Значительную часть десятиметровой сестринской комнаты занимали шкафы для одежды и халатов. Места возле небольшого столика с электрочайником всем не хватило, и девушка стояла возле окна, из которого был хорошо виден вход в корпус.
  - И то и другое, - не растерялась именинница.
  - А кавалеру твоему? - не унималась Валентина Андреевна.
  - Спектакль? - искренне удивилась Яна, - А зачем он ему? Он же не его смотреть приходил.
  - А другое, - хихикнула Зоя.
  - Думаю, понравилось.
  - Как догадалась? Давай, рассказывай, что у вас после театра было.
  - Ничего не было. Я замуж хочу, а не просто так. Мне двадцать пять скоро. Спасибо, уже нагулялась, только все без толку.
  - Дожили, прости господи, мужей уже через свой "тернет" ищут, - осудила именинницу пожилая пенсионерка, работающая в отделение санитаркой, и с шумом хлебнула из чашки чай.
  - Где же их еще искать, баба Маша? На работе - так врачи все женатые, а в метро если и лезут знакомиться, то с таким перегаром, что всякое желание пропадает.
  - Зачем тебе вообще муж нужен? Носки грязные по квартире собирать и от плиты вечерами не отходить? - вмешалась Зоя, - Нашла счастье.
  - Ты, Зой, тоже не права, - не согласилась баба Маша, - Женщине семья нужна, детки, а будет ей сорок лет, кто ее возьмет?
  - Меня молодую взяли и что? Отдала ему лучшие годы жизни, а благодарность где? Настрогал двоих детей и был таков, а кормить кому? Скотина! Встретила бы - своими руками задушила.
  - Так что же ты за скотину замуж выходила?
  - Любви хотелось.
  - Я так скажу: от хороших жен мужья не уходят, - веско заявила баба Маша, отставляя пустую чашку, - Вон сыну моему такая, прости господи, досталась, грех не уйти было.
  - За хороших мужей жены тоже руками и ногами держатся, - огрызнулась Зоя.
  - Девочки, перестаньте ругаться. Плохие мужья, плохие жены - и те и другие хороши, - охладила спорщиков Валентина Андреевна, - Мы с мужем двадцать лет живем: всякое бывало, но слова плохого про него не скажу. Нельзя относиться к мужчине, словно к предмету для использования в определенных целях и стараться женить на себе, чтобы он обеспечивал женщину и любил, как той нравится. Пусть остается, каким был во время первых свиданий, и относиться к нему надо соответственно всю жизнь. Как к чужому человеку что ли. С собственными планами, секретами, мыслями и правом на принятие самостоятельных решений. Уважать его надо. Отношения мужей к женам это тоже касается, кстати. Как только супруги начинают считать друга своей собственностью - на этом любовь и заканчивается.
  "Каждый из них по-своему прав, - Настя слушала болтовню подруг и задумчиво разглядывала не успевшие высохнуть после шедшего всю ночь ливня лужи, - Какой бы не был человек, но он стал частью твоей жизни и ею останется. Невозможно полностью отказаться от своего прошлого. Да и не могло быть всегда все плохо, наверняка что-то хорошее можно вспомнить. Например, как я Сашке первый раз в жизни суп сварила. Вот он удивился".
  Девушка улыбнулась воспоминаниям, а они вдруг вырвались из памяти и воплотились в облик Свиндича, шагающего по сырому асфальту к входу в корпус.
  "Зачем он здесь? - удивилась Настя, но словно что-то переключилось внутри. Она поняла и неожиданно для себя самой обрадовалась, - Это же он меня ищет".
  - Яна, извини, мне срочно уйти надо, - сорвалась с места девушка и выскочила из комнаты.
  
  Глава 27. Александр Свиндич
  
  Сколько раз в своей жизни Свиндичу не приходилось надевать бахилы, с удивительным постоянством они расползались на левой ноге. Саше было неловко за рваный синий целлофан, сползающий с ботинка, и еще он с детства стыдился осуждающих взглядов и замечаний чужих людей. Чувствовал себя при этом дураком, которого специально на посмешище выставляют. Ведь не специально же он бахилы порвал. Охранник перед лестницей, ведущей к палатам, дружелюбно кивнул Жоре, задержал взгляд на ногах Свиндича, но промолчал и Саша облегченно вздохнул.
  Когда Свиндич был маленьким, ему очень нравилось с мамой или бабушкой посещать детскую поликлинику при академии наук, куда его определили, как сына известного ученого. Кажущиеся огромными пальмами из джунглей фикусы в кадках, аквариум с золотыми рыбками, игрушки, которые можно было беспрепятственно трогать и добрые, веселые тети за каждой белой дверью кабинета. Даже болеть было не страшно, хотя и неприятно, зато впереди ждал настоящий праздник, а уколов и прививок мальчик не боялся.
  "В какой же момент больница перестала ассоциироваться у меня с игрой, а превратилась в воплощение боли? То ли, когда я первый раз попал к зубному врачу и мне лечили зуб без всякой заморозки. Или когда ставили швы после того, как меня толкнули во время перемены, и я разбил голову об угол квадратной колонны. А может быть неприязнь к больнице - естественное состояние людей, суррогат приближающейся старости и болезней. Даже воздух в больницах пахнет особенно. А может быть это и есть запах страха", - думал Саша, поднимаясь по ступеням и вдыхая неповторимую смесь хлорки, спирта, лекарств и еще чего-то липкого и неприятного.
  С очередной лестничной площадки Жора свернул в коридор и Свиндич последовал за ним. Слева палата номер десять, справа девять. Старушка с трясущимися руками, бредущая навстречу. В конце коридора появилась коляска с сидящим на ней Барбари, которую вез человек, как брат близнец похожий на Жору и в этот момент раздалось:
  - Саша?
  Свиндич обернулся и увидел Милу. Такой, как он видел ее последний раз, прежде чем они поехали к корпорации "Альтернативная реальность". Хрупкой, с ярко желтыми, словно лепестки подсолнуха, крашеными волосами и выглядывающими из-под короткого халатика беззащитными, острыми коленками.
  - Мила?
  - А я думала, ты мне привиделся во сне, - девушка бросилась к Саше и уткнулась лицом в грудь.
  От неожиданности Свиндич неосознанно обнял девушку за худенькие плечи и вдруг увидел Настю. Запыхавшаяся девушка выскочила из того же дверного пролета, откуда минуту назад вышел он и Жора.
  - Саша, ты зря приехал в больницу. Я не смогу тебе уделить..., - задыхаясь, выпалила Настя и только тогда заметила, что Свиндич не один. Не в ее привычках было останавливаться на полпути, и девушка закончила фразу, но уже очень тихо, - Я хотела сказать, что лучше нам встретиться после работы и поговорить. Извини. Помешала. Прощай.
  - Настя! - крикнул ей в спину Саша, от растерянности так и не выпустив из рук плечи Милы. Никакого эффекта его крик не возымел, и Настя скрылась за дверью.
  - Кто это? - настороженно спросила Мила, чуть отстранившись, чтобы видеть глаза Свиндича.
  - Жена, - и через паузу, - Бывшая.
  - Извини, - Мила повела плечами, освобождаясь от объятий, и сделала шаг назад.
  "Вот тебе новая народная примета: если в течение одной минуты две девушки перед тобой извинились, значит, в твоей жизни не происходит ничего хорошего и в ближайшей перспективе не предвидеться", - горько подумал Саша и в это время услышал за спиной голос Барбари:
  - Как трогательно. А я глупец читал вашей подруге Шекспира. Приношу свои извинения, мисс. Разве могут даже самые прекрасные пьесы сравниваться с теми драмами, что порой разыгрываются на наших глазах в реальной жизни. Какая экспрессия, какие перипетии судьбы. Разлуки и встречи, любовь и предательство. Даже моя невозмутимая и безчувственная к сентиментам душа, которая более подходит истинным британцам, обливается слезами при виде подобных сцен.
  - Перестаньте паясничать, - Свиндич резко повернулся к Стасу.
  - Напрасно вы не веретите в мою искренность, сэр. В действительности я готов даже несколько отложить очень важную для меня беседу с вами, скажем, минут на тридцать, чтобы дать вам возможность поболтать со старой знакомой. Ведь вы не сбежите?
  - Не вижу смысла. Всеравно найдете.
  - Люблю здравомыслящих людей. Жду вас у себя через полчаса.
  
  * * *
  
  - Вот такая история, - вздохнул Свиндич, завершая рассказ о приборе, созданным отцом, путешествии между параллелями и "Хрустальном городе", - Не верится?
  Они с Милой сидели в больничном скверике и все время, пока Саша говорил, Мила молчала и смотрела на часовню.
  - Верится. Я где-то читала, что когда человек спит или в коме его сознание и летает по свету. Еще кино на эту тему есть. Красивое, про любовь. Мне нравилось. Только в нем героиня пришла в себя и ничего не помнила, а я помню все, до последней мелочи. Так удивлялась. Теперь-то все понятно.
  - Ты грустная. Из-за Руслана расстроилась? - в душе Свиндич злился на девушку, сидящую рядом с ним. Так хотелось, чтобы на ее месте сидела Настя и также внимательно слушала его рассказ, но и оттолкнуть Милу он не мог. Слишком тесно переплел, спутал в узелки их судьбы город иллюзий. Да и не было ни в чем ее вины. Просто всегда, когда сам в чем-то виноват, легче найти причину в окружающих, чем в самом себе.
  - А разве можно не страдать, если погибает брат? Нет. Просто стало немного спокойней. Я сильно переживала: неужели мой Руслан был таким, каким я его видела в последний раз? Теперь знаю - это был не он. Брат погиб задолго до этого и остался самым близким мне человеком, - и добавила, - Теперь ты вместо него, а папа меня совсем не понимает. Или не хочет понимать.
  Перед глазами Саши вдруг явственно встала картина гибели "Хрустального города" и стройная фигурка, на глазах превращающаяся в вихрь бурой пыли. Жалость болью наполнила сердце. "Ну и гад же ты, Свиндич", - подумал Саша и произнес, - Ты извини. Я там, в городе обманул тебя...
  - Ерунда. Это же все было словно не по правде, в мире иллюзий. На самом деле ведь ты не предашь меня?
  - Нет, - ответил Свиндич, твердо веря в этот момент, что и на самом деле никогда не сможет сделать этой девушки ничего плохого.
  - Саша, знаешь, я слушала тебя и думала: раз есть на свете черное зло, должно быть в противовес ей и светлое пресветлое добро.
  Свиндич невольно улыбнулся.
  - Я смешная?
  - Нет. Просто вспомнил, как ты меня кормила пельменями с салом по бабушкиному рецепту. Иллюзия иллюзией, но есть мне пришлось реально.
  - Ты же говорил, будто тебе понравилось. Ты врал! Обманщик! А я так собой гордилась, - Мила рассмеялась и шутливо стукнула кулачком по плечу Свиндича, но вдруг посерьезнела, - Зачем тебе встречаться с этими людьми? Я их помню, ты их помнишь. Мы оба знаем - они плохие. Были такими в "Хрустальном городе", такими остались и здесь. Это почти как в сказке Андерсена: город разбился, но его осколки разлетелись по миру, и творят свои черные дела. Я их боюсь.
  - Не надо. Все будет хорошо.
  
  * * *
  
  К удивлению Свиндича палата Барбари не выглядела слишком шикарной и мало чем отличалась от других на этаже, если только просторней. В одну такую Саша заглянул, проходя по коридору и увидел четыре кровати, на которых кто сидя, кто лежа устроились старушки, а у Стаса на такой же площади располагалась лишь одна койка. Не было ни телевизора, ни другой радиоаппаратуры, да и мебель не отличалась особыми изысками: пара стульев и обычная больничная тумбочка.
  - Не ожидал. В прошлые встречи вы мне не показались настолько скромным, - удивился Свиндич.
  - Здесь лечат, а не развлекают. Лечат хорошо и потому приходиться мириться с местными правилами. Не будем отвлекаться на глупые замечания, сэр. Давайте сразу перейдем к сути вопроса.
  Сам рассказ Барбари ничем Александра не удивил. Великое множество параллельных миров и его путешествие по ним само собой подразумевало возможность проникновения в мир людей таких существ, что и представить сложно. Удивил сам рассказчик. Сомнений не было, он искренне верил в наличие вурдалаков, демонов и магии и относился к ним со всей серьезностью, оценивая их возможное влияние на развитие собственного бизнеса. Большинство людей на его месте и собственным глазам не поверили бы, не то, что рассказам сомнительных свидетелей и подобное неординарное мышление вызывало у Свиндича некое подобие уважения.
  - Очень интересно, но причем здесь я?
  - Как? - Барбари придал лицу удивленное выражение, - Понимаю, мои мелкие проблемы неинтересны главному специалисту по всевозможной нечисти, мешающей человечеству, но еще старик Бернард Шоу поговаривал: "Больше всего люди интересуются тем, что их совершенно не касается". Неужели любопытство не гложет и не тянет разобраться в такой таинственной истории?
  Любопытство не глодало, оно прямо-таки вгрызалось в мозг, но Свиндич понимал: стоит сделать один шаг, и потом не вырвешься, завязнешь в цепких лапах бандитов. Так, как случилось с Сергеем. Сказать, будто Саша, встречаясь с Барбари, пытался помочь Безымянному, было бы не совсем правильно. Скорее ему хотелось увидеть каковы же в реальности выходцы из "Хрустального города" и желание это было продиктовано эйфорией от пребывания в мире иллюзий, не успевшей еще полностью исчезнуть. При виде злых маленьких глаз Стаса эйфория быстро улетучивалась, но Саша все еще надеялся выпутаться из истории без особых последствий.
  - Боюсь, я ничем не смогу помочь.
  - Кто если вы? Джентльмены так не поступают. Ведь у вас, сэр, неоплаченный долг передо мной.
  - Хотелось бы знать, откуда он взялся?
  - Из "Хрустального города". Вы обещали мне власть над ним, а на деле разрушили.
  - Вам плохо в Москве?
  - Не плохо. Но, видите ли, сэр, вы меня грубо выкинули из мечты.
  - Это была иллюзия мечты, а не мечта. Вы бы оставались в реальности без памяти и, в конце концов, умерли.
  - Реальность, иллюзия - слова, слова. Я вот к иллюзиям отношусь хорошо. Видимо сказывается влияние контингента, с которым работать приходиться. Им иллюзии очень дорого обходятся к моей большой радости, - хохотнул Барбари, - Вы же не спросили меня, хочу я очнуться или остаться в забытье. Там я был почти счастлив, боли не чувствовал, а очнулся и мне стало очень больно. Получается, вы причинили мне боль. Я подобного не прощаю.
  - Позвольте, я останусь при своем мнении.
  - Все! Хватит! - Стас стукнул кулаком по подлокотнику кресла, что заставило Жору, вальяжно развалившегося на стуле, немедленно вскочить с места и сунуть руку за пазуху, - Не хочешь по-хорошему, будешь по-плохому. Ты мне нужен, и мне плевать на твое мнение. Думаешь, для чего я дал тебе полчаса? Чтобы понял, кого потерять можешь из-за упрямства. Впрочем, оказывается, у меня выбор есть. Чья жизнь тебе дороже: жены или любовницы? С кого начать?
  - Мила мне не любовница, - машинально пробормотал ошарашенный Свиндич.
  - Сей факт меня весьма радует, - Стас снова вернулся к привычной роли, - В консервативной Англии с большим уважением относятся к институту брака, да и отец у Людмилы Филироновой весьма уважаемый человек. Думается, мы с вами, сэр, договорились.
  "Все, я доигрался, идиот "бессмертный", - выругал себя Александр, кивая головой.
  
  Глава 28. Юлька
  
  - И главное, на кого променял, - возмущалась Юля.
  - Бэби, бэби, бэби н-о-о-у, - Оля тоненько пищала, подпевая новому кумиру молоденьких девушек Джастину Биберу, чьими фотографиями, натасканными из интернета, была оклеена половина стены напротив, и никого, кроме мечты всей жизни не слышала. Несмотря на свои крупные габариты, она пьянела гораздо быстрей, чем щупленькая подруга.
  Девчонки сидели на застилающем пол стареньком ковре, когда-то бывшем гордостью бабушки, и пили красное сухое вино из пластиковых стаканчиков. В свою комнату вход взрослым без разрешения Оля строго запретила еще в школьные годы, поэтому особо опасаться их гнева было нечего. Бутылку, изъятую из домашнего бара, пронесла в сумочке Юля, что оказалось несложно. Родители подруги считала ее девушкой из приличной семьи, поскольку мама девушки работала в Бюро Технической Инвентаризации недвижимости, а все, что связано с жилплощадью традиционно причислялось в стране к очень полезным связям, и дружба девочек поощрялась. Впрочем, Юльку родители действительно держали в ежовых рукавицах, и распускаться не позволяли, но обида на Игоря в купе с подростковой повышенной чувствительностью с одной стороны и свойственная этому возрасту черствостью с другой снесли многие барьеры. Сейчас девушке было горько, досадно и очень хотелось делать всевозможные гадости.
  - Ты меня не слушаешь? - обиделась Юлька, - Выключи музыку.
  - С дуба рухнула? - это-то Оля услышала и немедленно среагировала, - Это же мой Джастик, пусечка. Он просто офигенный пацан. Говорят, зарегистрировался в русскоязычной сети, потому что ему приснилась девушка мечты и будто бы она украинка или россиянка. Вдруг это я, а у меня английский никакой. Дура была, в школе не учила. Теперь не смогу с ним в Лос Анделесе или как его там жить? Может еще не поздно начать по новой учить? Как думаешь?
  Юле не нравился Бибер. Выглядел он чересчур слащаво, а голос, как казалось девушке, более подходил для женщины, чем для мужчины, но ведь это не повод ссориться с подругой. Поэтому Юля не стала спорить, а наклонилась к Олиному уху и прокричала:
  - И главное, на кого променял.
  - Игорь что ли? Не кричи на меня, истеричка, - Оля потянулась к столу и сбавила с помощью горячих клавиш звук компьютера, - На кого?
  "На толстушку крашенную", - хотела пожаловаться Юля, но вовремя спохватилась, с сомнением посмотрела на упитанную фигуру подруги и ярко рыжие волосы, передумала и ткнула пальцем в сторону висящей на стене мишени от дартса, на которую была наклеена фотография Селены Гомес.
  - Вот типа этой. Только волосы не черные, а каштановые, - потом не выдержала и все же злорадно добавила, - Наверно крашенные.
  Селену, восемнадцатилетнюю актрису и певицу, встречающуюся с Бибером, если верить сплетням "желтых" новостей, как и Анну, принятую Юлей за новую девушку Игоря, толстыми назвать было никак нельзя, скорее плотно скроенными, но слова подруги нашли отклик в душе Оли.
  - На эту корову голливудскую! - при полном отсутствии самокритики воскликнула она, - Ненавижу! Джастика моего клеит. Все они такие. Кинься в нее, легче станет.
  Девушка подняла с ковра и протянула подруге дротик. Юля бросила, промахнулась и от расстройства чуть не разревелась.
  - Ты чего?
  - Я тут одна страдаю, а Игорь... Чуть ли не наконец света поперся, чтобы с ней встретиться.
  - А ты следила?
  - Следила.
  - Ну и наплюй на него. Забудь. Тебе надо развеяться. Давай в клуб завалимся. Найдем та-а-а-ких мальчишек, что твой Игорь повесится на дверях женского туалета.
  - Почему женского?
  - В назидание дуракам, кто счастье свое не ценит.
  - А на дверях мужского не в назидание?
  - Неа. Кто там на него внимание обратит? Все мужики одинаковые, - веско определила Ольга, - Кроме Джастика, конечно. Ну что?
  "Почему бы и нет, - решила Юля, - Раз жизнь все равно пропала, так чего бояться". Так хотелось, чтобы у нее был ЕЕ мальчик, любовь. Но получилось так, что пришлось задуматься: а любовь ли это была. Может показалось, всего лишь иллюзия. Еще на уме крутился вопрос: а бывает ли вообще любовь? Секс точно есть. О нем на каждом углу трубят, а о любви мало.
  - Едем. Только у меня денег нет.
  - Ничего. У мазер пару тысяч попрошу, - мама Оли торговала на продуктовом рынке, но старалась дочери ни в чем не отказывать, - На коктейль хватит, а вход для девушек бесплатный.
  
  * * *
  
  Юля посещала клуб первый раз в жизни и пока стояла в очереди очень волновалась. Девушку терзали сомнения: может не стоит туда идти, может лучше домой, а то ругаться будут, но ведь нельзя так просто взять и уйти. Стыдно, да и что подумает про нее Ольга. Ту сомнения не мучили. Подруга равнодушно жевала жвачку и мурлыкала под нос что-то из своего Бибера. "А вдруг она расскажет кому-нибудь, какая я трусиха, - думала Юля, косясь на Олю, - Тогда все подумают, будто я еще маленькая и станут смеяться, а больше других Игорь". Неоновая реклама над входом неумолимо приближалась. Оставалась последняя надежда, что "фейс-контроль" их не пропустит, но она не оправдалась. При виде маленькой фигурки в коротенькой голубой юбочке и жилете без рукавов охранник, хотя и довольно равнодушно, но поинтересовался:
  - Паспорт есть?
  - Есть. Мы с ней ровесницы, - ответила за подругу Оля.
  Охранник оглядел девушку с ног до головы и видимо внешний вид Оли произвел на него должное впечатление, потому что он отодвинулся в сторону и кивнул:
  - Проходите.
  Рубикон был перейден, назад дороги больше не было и это сразу привнесло в душу Юли успокоение. В голове шумело от выпитого вина, кругом сияли, мигали и кружились разноцветные огни, гремела музыка, и все это наполняло радостью и создавало атмосферу ожидания чудес. Обстановка в клубе показалась девушке необычной и восхитительной. Стены, разрисованные едва проглядывающими сквозь пелену дождя фасадами домов старого Лондона, потолок из зонтиков, древние уличные фонари, нависающие над столиками, клетчатые диваны вдоль стойки бара и такие же легкие воздушные шарфики на шее барменов и официантов. На этих диванах подружки и расположились с коктейлем в руках. Юля опасалась пить еще алкоголь, но ощущение праздника было так велико, подруга так бесшабашна, что настроение вседозволенности передалось и девушке. "Бум-бум-бумс, бум-бум-бумс", - била по ушам музыка и в унисон ей трепетал каждый нерв. Где-то там далеко за стенами клуба остался Игорь и обида, нанесенная им, а здесь по телу разливалось тепло, вселяя надежду на лучшее будущее, которое не заставило себя ждать, явившись в облике двух молодых людей.
  - Привет, девчонки, - парень был чем-то похож на Игоря, но выглядел старше, более накаченным и носил длинные волосы, стянутые на затылки в куцый хвостик, - Хочу вас познакомить с моим другом. Зовут Паша и ему вы очень понравились.
  Второй парень, низенький и черноволосый, виновато улыбнулся, не отрывая взгляда от Юли и такое откровенное проявление интереса девушки понравилось. Ром, разбавленный лаймом, кружил голову, внутри все трепетало в унисон басам, от высоких аккордов мурашки бегали по коже, и все это делало Пашу в глазах Юли милым и симпатичным.
  - У нас свой бизнес, - вещал первый парень, как бы ненароком положив ладонь на плечо Ольги и прижимая ее к себе, - Мы жвачку на складе берем и по киоскам развозим.
  Его слова почему-то показались Юле необыкновенно смешными. Она громко рассмеялась и схватила Пашу за руку:
  - Пошли танцевать.
  Покрывающее танцпол бронестекло с подсветкой, выполненное под булыжную мостовую до отказа забила молодежь, но Юля, не раздумывая, вторглась внутрь толпы. Танцевать она любила, но стеснялась: была не слишком уверена в собственной пластике, казалось себе угловатой и неуклюжей. Сейчас все внутренние барьеры исчезли. Девушка чувствовала себя свободно и совершенно раскованно. Она прыгала в бешеном ритме, смешно дрыгая ногами и размахивая руками, насколько позволяла теснота. Иногда ее тела касались руки танцующего рядом Паши и тогда словно молния взрывалась в возбужденном сознании девушки. Время растворилось в бесконечном "бум-бум-бумс" и сколько времени Юля провела на танцполе она не понимала. Девушка тяжело дышала, ей было жарко и душно.
  - Больше не могу, - Юля упала на плечо парня.
  - Хочешь экстази?
  - Это же наркотики! - испугалась девушка.
  - Ерунда, простой энергетик. А если даже и так, что с одного раза будет. Зато знаешь как круто. Такой драйв. Можно пять часов с танцпола не уходить.
  - А ты пробовал?
  - Конечно. И как видишь, ничего страшного со мной не произошло, - убеждал Паша, прикидывая в голове, какую выгоду вместе с приятелем получит, если приведет на "точку" двух новых дурочек. Юля ему очень нравилась, но своя рубашка ближе к телу.
  - Точно с одного раза ничего не будет? - продолжала сомневаться девушка, хотя внутренне была уже готова согласиться. Ей очень хотелось стать крутой, ощутить этот самый "драйв" и испытать неизведанное.
  - Все будет хорошо, не бойся, - Паша уверенно потащил новую знакомую из толпы.
  Когда они вернулись к дивану, обладатель хвостика пытался поцеловать пьяненькую Ольгу, а та успешно уворачивалась и хихикала. Паша наклонился к приятелю и что-то прошептал ему на ухо.
  - Девчонки, а деньги есть? - оставив попытки поцеловать девушку спросил тот, - Ничего такого только не подумайте. Вы классные и я бы вас угостил, только вот в развитие недавно вложился. Бизнес. Понимаете?
  - Понимаю, - вновь хихикнула Ольга, - Есть.
  - Тогда пошли.
  
  Глава 29. Александр Свиндич
  
  С предложенным Барбари планом: восстановить "точку", чтобы Александр мог подежурить там и своими глазами увидеть оборотней, скрепя сердцем пришлось согласиться, хотя Свиндич и пытался сопротивляться.
  - Я не буду помогать торговать наркотиками, - наотрез отказался он.
  - И не надо, - спокойно ответил Стас, - Ваша задача, сэр, бороться с врагами человечества, созданиями, так сказать, тьмы, а остальное вас не касается. Даже слово "наркотики" забудьте. Навсегда его из своей умной головы выкиньте и детский сад прекратите. Буду - не буду. Можно подумать у вас выбор есть.
  Выбора у Свиндича действительно не было.
  - Жора подберет вам людей.
  - А вот этого не надо. У меня есть люди.
  - Почему мои не подходят?
  - А какой от них прок. Разве они часто сталкивались в своей жизни со сверхъестественными явлениями? Весь опыт в этой области ограничивается у них просмотром ужастиков...
  - Нет, сосед, у пацанов другие вкусы, - ухмыльнулась "правая рука" Стаса.
  - Тогда совсем нет опыта, а в результате несколько трупов вы уже имеете. Ваши люди скорее буду мешать, чем помогать, а мои встречались с такими сущностями, что парой оборотней их не удивишь.
  - Логично. Вы специалист - вам виднее, только товар я вам доверить не могу. Найдешь кого-нибудь на "точку", так, чтобы в случае чего особо жалко не было, но и не особо тупого, - распорядился Барбари.
  - Слушаюсь, босс.
  Большую часть оставшегося до вечера времени Саша пришлось проводить все с тем же Жорой, которого Барбари выделил ему и в качестве консультанта и в качестве надсмоторщика. Необходимо было встретиться с выжившими свидетелями происшествия, и начали они с девушки. Та до сих пор выглядела испуганной, нервно озиралась по сторонам и вздрагивала при каждом громком звуке. На вопрос Свиндича о происшествии ответила:
  - Не помню.
  - Но ведь вас что-то испугало. Что вы видели?
  - Собак видела. Большие такие, бездомные, а больше ничего не помню. Пожалуйста, отпустите меня. Я домой уеду в Саратов. Не могу больше в Москве находиться.
  "Она ничего не расскажет. Боится в психушке оказаться даже больше, чем людей Барбари", - решил Александр и напоследок поинтересовался:
  - Вы наркоманка?
  - Нет! Нет! - девушка вся напряглась - Пару раз "травку" курила ради интереса и все.
  - Но при вас нашли ЛСД.
  - Мне говорили. Обещали без полиции обойтись, если расскажу, как все было, но я не помню. Я дура была. Не знаю, что в голову ударило, зачем согласилась? Денис уговорил. Я никогда больше. Слышите никогда. Честное слово. Отпустите меня к маме, мне страшно.
  - Отпустите? - поинтересовался Свиндич, когда они покинули квартиру.
  - Не вопрос, если она тебе больше не нужна. Стас просил тебя сильно не расстраивать. Скажу ребятам, завтра до поезда проводят.
  Шофер группы охраны лежал в обычной палате травматологического отделения ближайшей к месту аварии больнице. Пока он находился в тяжелом состоянии, поговорить с ним не разрешали, но наудачу именно в этот день его состояние улучшилось и Жору со Свиндичем пропустили. При виде командира глаза охранника радостно распахнулись, ярко выделяясь на фоне напоминавшего после ушибов баклажан лице.
  - Вы меня отмажете? - прошептал он опухшими губами.
  - Отчего? - удивился Жора, - Жертв нет, так что нормально все будет. Денег заплатим и все.
  - Выходит, мальчик жив?
  - Какой мальчик? - насторожился Свиндич. Про мальчика он ничего от Барбари не слышал и вопросительно взглянул на Жору. Тот лишь удивленно пожал плечами.
  - Светленький такой, долговязый. У меня в голове все словно на две фотки разбилось. Первая, как псина лохматая с человека ростом Денису шею перекусывает, а вторая: я на машине с девчонкой в арку въезжаю, а там этот парень на пути и я его прямо под колеса.
  - Совсем у пацана крыша поехала. Если бы он мальчишку сбил, тот пластом лежал бы. Не мог я его не заметить, да и голова у Дениса на месте была. Кстати и ни одной капли крови, ни во дворе, ни в арке. Ума не приложу, куда его теперь такого пристроить? - сокрушался Жора по дороге к машине.
  Свиндич не был уверен в истинности его выводов, но промолчал.
  
  * * *
  
  Как не крути, было приятно снова собраться втроем и ощущать адреналин, наполняющий кровь в предвкушении схватки. Пусть и не понятно с кем, но так еще волнительнее. Друзья сидели за деревянным столом, вдалеке от детской площадке, возле которой болтался человек Барбари, зато отсюда был виден не только он, но и хорошо просматривался проход под аркой. В фильмах о московской жизни середины двадцатого века за такими столами собирались жильцы близлежащих столов, чтобы поиграть в домино, но сейчас его поверхность с облупившейся краской украшала только оставленная кем-то пустая бутылка пива, а вокруг ножек валялись скомканные пластиковые стаканчики и окурки сигарет.
  После шумевшего все прошлые сутки ливня, днем распогодилось, но поздним вечером вновь заморосил мелкий дождь, хотя он был даже на руку: плащ, надетый Сергеем с целью скрыть висящие на боку ножны, выглядел естественно и не привлекал внимания. В юности Безымянный увлекался ролевыми битвами по мотивам произведений Толкиена, был хорошим фехтовальщиком, а в ножнах покоилась его гордость - меч, не один раз приходившей на помощь членам экспедиции в Страну Фей.
  - Серебряные пули нужны, да где же их взять, - в очередной раз сокрушался Борис. В ближнем бою от него толку было мало, но толстяк отлично стрелял и имел пистолет "Макарова", доставшийся в наследство от отца, старого офицера, но главное достоинство Бориса заключалось в удивительной вере в Сергея. С детских лет он привык беспрекословно выполнять все, о чем просил друг, не задумываясь, зачем и почему и это особенно пригодилось во время путешествия в параллельный мир.
  - И это говорит современный писатель-фантаст, - посмеивался над приятелем Сергей, - Наф-Наф, ты мыслишь банальными идеями прошлых веков. Где прогрессивные взгляды? Известно ведь, что длительное воздействие низких частот разрушает кирпич и цемент, так представь, какая тема. Люди бороться с волколаками с помощью современной танцевальной музыки, от которой оборотни впадают в депрессию и стремятся к самоуничтожению...
  - Но одного из них спасает девушка-вампир с помощью классической музыки и соответственно влюбляется, - улыбнулся Свиндич, - Девушки стоя рыдают, уборщицы не успевают вытирать стекающую с экрана кровь, а Борька просыпается "новой суперзвездой".
  - Не получится, - возразил начинающий писатель, - Мне как-то ближе классические каноны. Не верю я в вурдалаков с человеческим лицом.
   В арке показались два парня и две девушки: одна высокая и толстая, вторая миниатюрная и напоминала издали совсем ребенка. Безымянный недовольно выругался. В течение вечера на "точке" периодически появлялись люди, шептались с "дежурным", получали товар, и каждое новое их появление все больше раздражало друзей.
  - Вот бы на ком я с удовольствием перед оборотнями потренировался, - кивнул Безымянный в сторону наркоторговца.
  - Успокойся. Мы не можем его сейчас трогать. Давай сначала разберемся, что здесь происходит, а там посмотрим. Ты ведь и раньше Барбари помогал и ничего.
  - Помогал, но одно дело некий гипотетический бандит, которого в глаза не видел, другое, когда все на твоих глазах происходит, а ты ничего сделать не можешь. Стыдно.
  И в этот момент на их глазах прямо из воздуха стали вырисовываться силуэты собак. На этот раз их было четверо. Гладкошерстные, с висячими ушами и длинным хвостом, они в доли секунды обрели плоть и стали расти. В тоже время Александр почувствовал головную боль и прилив безразличия и апатии. Встав на задние лапы, твари двинулись к людям: двое к молодым людям, двое к Свиндичу и его друзьям. Словно во сне Саша смотрел, как собака повалила "дежурного" на землю. Казалось, Свиндич четко видел брызнувший фонтан крови, но раздались выстрелы и их звук помог скинуть наваждение. Крови не было, хотя человек Барбари неподвижно лежал на земле, а свалившая его тварь вместе с другой пытались добраться до ребят, но не могли. Делая шаг вперед, собаки словно натыкались на невидимую стену. Тем временем Борис вел огонь по приближающимся к месту засады тварям, не причиняя не малейшего вреда.
  - Стреляй по парню! - крикнул другу Сергей, выхватывая меч и устремляясь наперерез собакам.
  Там, куда указал Безымянный, у выхода из арки стоял, прислонившись к углу дома, долговязый парень, в джинсах, модно разорванных на коленках. Не сомневаясь ни на мгновение, Борис выстрелил. Парень дернулся, и на его лице промелькнуло удивление.
  "Попал", - обрадовался Свиндич.
  Снова раздался выстрел, но на этот пуля, не долетая до парня, непонятно от чего срикошетила, оставив в воздухе зеленую вспышку, а за силуэтами тварей, которые метались перед бешено размахивающим мечом Сергеем, неожиданно появился человек. Над его головой двигались в странном танце две змеи и вдруг все исчезли: и парень, и человек, и собаки. Только четыре клочка тумана еще весели некоторое время на месте, где долю секунды назад стояли оборотни, но вскоре были развеяны дуновением ветра.
  
  Глава 30. "Игорь"
  
  "Легче всего из них вытекает страх, - сказал Создатель о жителях параллели, а каждое его слово истина, - Не так важны чувства, которые мы заставляем испытывать людей, важен конечный результат. Они лишь глина, из которой Великий Скульптор лепит свои непревзойденные произведения". Создателю требовалось много духов стихии, следовательно, необходимо много страха. Как его получить подсказали сами люди, искусственно пугая себя собственными сказками. Достаточно только, чтобы с помощью магии они обрели реальность даже большую, чем сама действительность.
  Место для осуществления намеченного подсказал тоже страх. В первый день своего пребывания в незнакомом мире, познавая его, Раб нашел в сознание случайно встреченного человека часть города, вызывающую у того одновременно крайнюю степень ужаса и неистребимую жажду бывать там. Хозяин торопился, очень торопился, и это определило выбор. Первый визит оказался удачным, энергии нервного поля оказался даже переизбыток, Создателя от нее мутило. Вторая попытка Игорю сразу не понравилось. Стоило лишь перенестись и просканировать пространство, как сразу проявилось наличие людей, не испугавшихся чудовищ. Вернее они испугались, но не источали эмоций в необходимом Создателю количестве, а умудрились их скрывать. И еще одно обстоятельство встревожило: присутствие хорошо знакомой девочки. Вот из нее волны страха исходили подобно цунами, а вместе с ними Юльку покидали и жизненные силы. Еще немного и ее сердце могло не выдержать. По сути, судьба девушки не должна была волновать Раба, но что-то дрогнуло внутри него. Воспоминания человека, в теле которого находился дух стихии, ожили, с неожиданной силой захватили сознание Раба и заставили проявить жалость. Отменить приказ, отданный Создателем, он был не в силах и поэтому просто создал преграду вокруг сгрудившихся в кучу молодых людей. Теперь ему приходилось скрывать мороком аппарат для перемещения между параллелей, Создателя, над головой которого в экстазе метались щупальца и сдерживать своих более слабых по уровню магической энергии собратьев и на это уходили все его силы. Непонятные ощущения вдруг пронзили сущность духа стихии. Он знал боль, но только душевную. Она возникала вместе со стыдом и раскаяньем, когда Раб вызывал недовольство Хозяина. Но физиологическая боль, боль, передаваемая нервными окончаниями и сигнализирующая о разрушения тела, ему была незнакома. Духи стихии в этом смысле были неуязвимы, а погибнуть могли, только лишившись энергии магии, концентрированного нервного поля из которого были созданы. Бросив взгляд на место, откуда пришли новые ощущения, дух стихии увидел пятно крови, расплывающееся по рубашке, хотел исправить нарушения ткани, но вспомнил, что не имеет возможности.
  "Ерунда, потом восстановлю", - подумал Игорь, но заметил еще одну металлическую конструкцию, предназначенную для разрушения плоти и мчавшуюся к нему. Все произошло моментально и необъяснимо с точки зрения Раба. Он снял морок с Создателя, чтобы предохранить свою человеческую оболочку, и лишь когда опасность миновала, понял постыдность своего поведения. Не мешкая, он вернул себе магические способности, оставив морок только на аппарате, и переместился в него вместе с Хозяином и собратьями.
  
  Глава 31. Александр Свиндич
  
  "Если вдруг вы столкнетесь с существом удивительной красоты, но двумя змеевидными отростками над головой, бегите в страхе прочь". Слова духа стихии Гарольда звучали в голове Свиндича, когда он обращался к друзьям:
  - Уходите. Сейчас сюда люди Барбари примчаться, не хочу, чтобы они вас видели. Сергей, огромная просьба: мне кровь из носу завтра как можно раньше нужна информация об Анне Шиловой. Она учится то ли в девятом, то ли в десятом классе.
  - Йес, капитан, - отсалютовал взбудораженный схваткой Безымянный и потащил медлительного Бориса к выходу из дворика.
  Александр подошел к наркоторговцу и пощупал пульс. Как и предполагал Свиндич, тот был мертв.
  - Чегой-то? - поинтересовался тот из ребят, что был повыше.
  - Умер.
  - Че? Ноги, Паша. Ща такое начнется, - вместе со своим малорослым приятелем парень устремился к арке, оставив выглядевших растерянными девчонок.
  - Девушки, помните чего-нибудь? - спросил у них Саша.
  - Неа, - ответила толстушка, - Собаки вроде были, а потом темень какая-то.
  - Только сердце прихватило, - добавила ее подруга, - Дура ты, Олька. По коктейльчику, по коктейльчику. Поехали домой.
  - Два часа ночи. Деньги на такси есть? - Свиндичу девчонок было жалко.
  - Есть, - ответила Ольга.
  Проводив подруг, Александр отправился в клуб докладывать Жоре.
  - Реально оборотни? - в глазах правой руки Барбари стояло не то, что недоверие, скорее обида ребенка, которого всю жизнь обманывали, не рассказывая самую интересную сказку, - Обалдеть! Сосед, а ты не балуешься дрянью всякой?
  Взгляд Свиндича ответил на вопрос без слов.
  - Понял. Что делать думаешь?
  - Есть кое-какие мыслишки.
  - Давай, сосед мысли. Помощь нужна?
  - Пока нет.
  Домой Свиндич вернулся совсем разбитым, ноги подкашивались, глаза слипались. Пошвыряв одежду, Александр завалился в кровать, но сон не шел. Промучившись в подвешенном состояние до пяти утра, Свиндич решил из него выйти, выпил кофе и моментально заснул. Разбудил его звонок сотового телефона.
  - Записывай адрес, - услышал он голос Сергея.
  
  * * *
  
  Свиндич вдавил кнопку звонка и через минуту услышал за дверью детский голос:
  - Кто там?
  - Анна? Вам привет от Гарольда.
  Волшебное слово возымело свое действие, и сезам стал открываться. Перед Александром появилась вполне созревшая девушка, и только голос выдавал возраст.
  - Вы кто? На духа стихии не похожи.
  - Человек. Гарольд спас мне жизнь. Мне необходимо поговорить с вами.
  - Гарольд может, - улыбнулась девушка, - Проходите. Чай будете?
  Они сидели на кухне и прихлебывали из чашек слабенький чай, настоянный на неоднократно используемых пакетиках. Вкусно это или нет, Александру было безразлично. Он во все глаза смотрел на девочку, путешествующую, как и он, по параллельным мирам. Что уж там говорить, иногда Свиндичу казалось, будто он не живет, что это такой длинный сон или еще хуже - превращенные мозгом в бесконечность последние секунды жизни. И вот теперь перед ним самое, ни на есть подтверждение того, что с ним все его путешествия были наяву. Саша помнил Анну еще по Стране Фей, правда тогда ее приняли за служанку принцессы Аннет Зальцер, да и повзрослела девочка с тех пор значительно. А еще признаться в знакомстве Свиндичу было неловко. Не слишком правильно они тогда себя вели. Хорошо Анна в Стране Фей не видела его в лицо.
  - ...Диана растет. Очаровательный ребенок, - рассказывал Александр.
  - Да уж. Собственно из-за нее мы в Трехмирье оказались. Странная параллель. Три в одном. Сама все части не видела, но мне рассказывали. Будущее, прошлое и чужое. Новый мир, почти как наш, но чуть более развитый технически. Старый мир, похож на наше средневековье, а Центральный - место пребывания Владетеля или Навеки Вечного. Так там называли существо, прибывшее неизвестно откуда и живущее вечно. Его почитали наподобие бога. Повсюду были его символы, особенно на посвященных ему храмах, знаки вечности. Знаете, такая горизонтальная восьмерка.
  Анна поискала глазами, увидела маленький блокнот, очевидно предназначенный для записи кулинарных секретов, вырвала листок и нарисовала знак бесконечности.
  - Вот такой...
  Свиндич машинально взял со стола бумажку и сунул в задний карман джинс.
  - ...Представляете, Владетеля возвеличивали, а он со скуки развлекался, как мог. Закрыл проходы между частями Трехмирья и направил по разным путям развития. Ему было любопытно, к чему это приведет.
  - Он настолько могуществен?
  - Вам об этом лучше поговорить с Сашей Егоровым, мы когда-то учились вместе, дружили. Он тоже попал в Трехмирье, долгое время провел в Центральном мире и восхищался, как там все устроено да и самим Навеки Вечным. Вот он многое мог бы рассказать о Владетеле. Только вот после возвращения в Москву Саша каким-то нелюдимым стал, но я попробую его разговорить.
  - Было бы здорово с ним встретиться. Гарольд предупреждал об опасности, исходящим от существа со змеевидными отростками. Он Владетеля имел в виду?
  - Да уж, картина не для слабонервных. Как вспомню эти щупальца - мороз по коже. Гарольду от Навеки Вечного конечно досталось. Мы нашли его во дворце Владетеля в виде недвижной статуи.
  - Получается, духам стихии с Владетелем не справиться?
  - Не знаю точно. Гарольд старался этой темы не касаться...
  "Так вот какое чудовище занесло в наш мир", - пришел к нерадостному выводу Александр, хотя еще и не понял до конца всю степень опасности.
  Свиндич и девушка еще некоторое время разговаривали, проникаясь взаимной симпатией и расстались друзьями. Пока Александр шел к остановке, его посетила мысль: девушка пьет жидкий чай и ничего больше не предложила. Торт станет отличной благодарностью за рассказ. Вкусно и приравнивается к букету цветов, то есть ни к чему не обязывает. Сменив направление движения, Свиндич направился к ближайшему магазину.
  Руководствуясь воспоминаниями детства, Александр выбрал нечто максимально шоколадное и вышел на улицу.
  - Документы предъявите, - полицейский вырос перед глазами, олицетворяя статую правосудия, но с лицом правонарушителя со стажем.
  - Зачем? - растерялся Свиндич, - Я ничего не сделал.
  - Гражданин, я сам разберусь кто, что сделал. Документы предъявите! - повысил голос полицейский. Александр полез за паспортом, стараясь не наклонять драгоценную коробочку со сладостью, но неожиданно получил сзади удар дубинкой по почкам от незаметно подошедшего сзади второго полицейского и упал на колени.
  - Вали, сволоча, - закричал первый блюститель порядка, при этом стараясь не приближаться к Свиндичу близко. Новый удар дубинкой пришелся по затылку и последним, что помнил Александр, стал ботинок полицейского нещадно давивший шоколадное чудо.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"