Слесарчук Александр: другие произведения.

Упомянут в приказах Верховного...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ... Командный пункт училища располагалась севернее деревни Извоз. Пехотное училище заняло оборону на реке Луга. Начальник штаба, он же начальник учебного отдела, подполковник Лукин, склонился над картой района боевых действий. Он вспомнил родной Воронежский кадетский корпус, дорогое душе Елисаветградское кавалерийское училище. Юнкера, кадеты, "все равны, как на подбор...". На командный пункт вернулся начальник училища полковник Мухин. Их биографии чем-то были похожи. Одно только воспоминание о гражданской войне многого стоило. И вот новая война и в подчинении у них вчерашние мальчишки - курсанты пехотного училища...

  Добротная землянка-командный пункт училища располагалась севернее деревни Извоз. Инженерное оборудование пункта управления было проведено в строгом соответствии с наставлением. Майор Раввин, начальник инженерной службы училища, лично контролировал и проверял работу саперов. Хотя, какие это были саперы. Курсанты-пехотинцы. Пехотное училище было переведено на штат стрелкового полка военного времени и заняло оборону на реке Луга.
  Начальник штаба, он же начальник учебного отдела, подполковник Лукин, склонился над картой района боевых действий. В этом положении его и застал Иван Емельянович, курсант, первого года обучения. Лукин знал его, своего земляка, оказывается они родом из одного города, Обоянь.
   Лукин с трепетом относился к землякам. Пройдя империалистическую войну, он знал цену дружбе, цену землячеству. Всегда было легко учиться и служить, тем более воевать, когда рядом земляки.
   Он посмотрел на крепкого, стройного, широкоплечего курсанта и вспомнил себя. Вспомнился родной Воронежский кадетский корпус, дорогое душе Елисаветградское кавалерийское училище. Юнкера, кадеты, "все равны, как на подбор...". В его родном кадетском корпусе в разное время учились и стали видными учеными и прославленными изобретателями: заслуженный профессор Михайловской артиллерийской академии генерал-майор Тахтаров, директор Сестрорецкого оружейного завода, изобретатель 2-линейной винтовки генерал-майор Мосин, директор Военного трубочно-инструментального завода Гахович, изобретатель электрической лампочки Ладыгин.
   - Что, земляк, тебя привело? - улыбаясь спросил Александр Павлович.
   - Товарищ подполковник, про вас спрашивал нквдешник, - выдавил из себя курсант и опустил голову.
   На командный пункт вернулся начальник училища полковник Мухин. Их биографии чем-то были похожи. Хотя, Лукин и был старше Герасима Васильевича на шесть лет, отношения у них были и служебные, и товарищеские. Мухин закончил военную академию Фрунзе на год позже Александра Павловича. Проходя обучение на вечернем отделении академии, Лукину и Мухину часто приходилось встречаться в классах и коридорах академии. Одно только воспоминание о гражданской войне многого стоило.
   -Что случилось, товарищ курсант, - Мухин посмотрел на курсанта.
   - Вызвал земляка, узнать, пишут из дому, как там...- медленно произнося слова, ответил Лукин.
   -Идите, Иван Емельянович, - пряча улыбку, произнёс Мухин, обращаясь к курсанту.
   -Что, тучи сгущаются? -спросил Герасим Васильевич, - просил тебя, не говори лишнего. Это не то время, не кадетский корпус и не империалистическая. Комиссар не из того теста. Был преподавателем, потом батальонным комиссаром, теперь исполняет должность военного комиссара. Уровень! А ты, подполковник, герой империалистической войны, имеешь "Анну" четвёртой степени с надписью: "За храбрость". А морду, тому, кто на тебя собирает сведения, не набьёшь. Война! Вернули комиссаров. Кто за язык тебя тянул выступать пророком. Да, комиссаров убирали, вводили, опять убирали и опять вводили. У него в обязанностях по
  уставу,- Мухин третий раз осмотрел землянку командного пункта, нет ли ушей, - оградить полк от проникновения и появления в нем шпионов, диверсантов, вредителей и иных врагов народа, немедленно и решительно пресекать всякие действия, могущие нанести вред РККА. А твои слова трактуй как хочешь. Кто как преподнесёт. И хорошо, если спросят тебя. Сядет тройка, определят статью, не глядя... Даже я не читаю его донесения в политуправление.
   -Герасим Васильевич, уважаемый, ну смотри, год не прошёл, вернули комиссаров. Что не так сказал? - вставил Лукин.
   -Кто тебя просил говорить о силе и организованности немцев, - повысил голос Мухин, - с кем мне воевать? У тебя за плечами такая академия жизни, на десятерых хватит. Напомнить?
   И он залпом выпалил про поручика, про отряд особого назначения дивизии, и командование Латышским отрядом. Вспомнил борьбу с Красновым, Юденичем, Антоновым, Кавказский фронт.
   -У нас нет более таких командиров. А сколько ты был связан с обучением и учился? Я-то, очно, а ты-вечернее отделение. Наслышан о тебе. Что ты вчера сказал об окружении? Да, при их скорости, машинах и танках, не исключено. Выскочат с Ивановского на Среднее село и Веймарн и, готово. Что здесь, училище? У нас четыре пушки, смех! Спасибо артиллерийское училище пришло. Левый фланг голый. У первого батальона двенадцать километров. Хорошо немцы не знают. Ну, не проскочат, прогрызут нас, медленно, но прогрызут. Знаю. Но язык не чешу, как ты.
   -Товарищ полковник, - Лукин перешёл на официальный тон, - об этом и разговор. Если нас рассекут, половина будет в районе деревень Муликово и Новино, вторая половина в районе Ганьково и Оровка.
   -Правильно ты говоришь, -сказал Мухин, - но, дорогой Александр Павлович, не говори об этом вслух, тем более при комиссаре. Не мне тебя учить. Твой земляк об этом тебе говорил?
   - НКВДешник интересовался, - выпрямился Лукин, -видимо отправил донесение ваш заместитель..
   -Сейчас Яков примет меры, вплоть до исключения из партии, - буркнул Мухин, -спрашиваю тебя, с кем воевать?
   -Я понимаю Завалишина, -сказал Лукин, -не он, другой шепнёт и на меня, и на него, а быть политработником в войсках под началом Мехлиса сейчас смертельно опасно. Помнишь, Эмиль Золя говорил, что если ты повсюду будешь искать предательство - то непременно его найдешь. Когда чего-нибудь сильно захочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось.
   -Если политработник во время боя находится в тылу, то он ничего, кроме пули, за это не заслуживает, это мнение Мехлиса, сам знаешь, - сказал Мухин.
   -А вот из донесения наверх, что за время боёв с утра 14 июля убито политсостава-батальонный комиссар П.М.Баранов, Старший политрук П.Е.Боев, секретарь парткомиссии училища, комиссар 3-го батальона; старший политрук Бибиксаров, комиссар 3-го батальона, политрук Кузьмин, помощник начальника политического отдела по комсомолу, политруки Кустов и Лукичев, секретари партийного бюро батальонов; лейтенанты Дмитриев и Воронин, секретари бюро ВЛКСМ батальонов, - добавил Лукин,-погибли политработники и комиссары, а сам то не очень рвётся на передний край. Бог простит, Герасим Васильевич.
   Лукин окунулся в работу начальника штаба. Сутки летели, их не заметить. Курсанты на пределе возможного сдерживали натиск значительно превосходящего противника. К концу июля противник выдохся.
   На командный пункт училища пришел начальник особого отдела НКВД училища и протянул Мухину бумагу. Начальник училища долго читал, потёр лоб, посмотрел на Лукина.
   -Товарищ подполковник, решением командования вы отстранены от должности начальника штаба училища, - сказал Герасим Васильевич и, отвёл глаза в сторону.
   -Кому сдать дела, товарищ полковник, - также официально и очень спокойно ответил Лукин.
   -Майору Хохлову, - коротко бросил Герасим Васильевич.
   Особист с усмешкой смотрел на обоих, но ничего в их действиях усмотреть не мог. Забрав бумагу у начальника училища, вышел из землянки.
   Мухин заметил торжество комиссара, но ничего не мог сделать. Комиссар не отвечал уровню Александра Павловича. Он не был до мозга кости военным, многие решения ему приходилось объяснять и долго обосновывать.
  Когда все разошлись, Мухин и Лукин остались вдвоём. Вышли на улицу. Отошли от землянки, закурили. Молчали.
   -Александр Павлович, -начал Мухин, - будь на командном пункте, помоги Хохлову, я тебя прошу. Сам видишь, не сегодня-завтра мышеловка захлопнется. Чувствую, немец перегруппируется и тогда мы в котле. Всё, что можно, я сделаю для тебя. Только не трогай комиссара.
   -Пока не арестуют, помогу, - прямо в глаза посмотрел Лукин.
   -Что у вас не сложилось с Яковом, - Герасим Васильевич по имени назвал Завалишина.
   -Понимаешь, Герасим Васильевич, он с первого дня знакомства видел во мне врага народа. Поручик, орден Анны, участник империалистической, а по его пониманию - защищал царя-батюшку. Царя долой, его защитники враги. Простая логика и человеческая зависть. А завистники страшные люди. Сами себе в этом не признаются. Тем более, неудачники по службе и по жизни. Если ты достиг чего-то, они рядом, ждут твоей ошибки, рады ей. Им не достичь твоего уровня. Ради достижения своей выгоды готовы на всё. Будут дышать в спину ядом. Позовут к себе, предложат что угодно взамен твоих успехов, как бы только примазаться. Не примешь предложение - берегись. И никто тебя не спросит про твою ошибку, поступок. Послушают завистника. И будут есть, грызть, не подавятся. Я не говорю про всех комиссаров. Но наш...
  
   Случилось то, о чем говорили начальник училища и начальник штаба, что знали давно, училище оказалось в окружении и к четырнадцатому августа искало место выхода из окружения.
   Разведчики установили, что в Монино находится штаб разведывательного батальона танковой дивизии немцев. Патрулирование дороги на участке Красный Луг- Монино не интенсивное. В этом районе и решили в ночь на пятнадцатое августа выходить из окружения.
   -Товарищ полковник, разрешите, - в дверях стоял начальник особого отдела НКВД, - считаю необходимым предупредить вас, что в связи с выходом училища из окружением, я вынужден арестовать подполковника Лукина. Это вызвано тем, что возможен его переход на сторону врага.
   -Я не могу вам это запретить, но сопровождать арестованного будете вы и ваши люди, - сказал Мухин.
   Лукин сидел в землянке, вырытой на окраине Муликово. В землянку вошёл начальник особого отдела НКВД при училище, с ним три солдата взвода особого отдела.
   - Подполковник Лукин, вы арестованы, прошу сдать оружие, - выложил особист.
  Александр Павлович медленно поднялся, вынул из кобуры пистолет и положил на стол.
  Потом были выход из окружения. Прощание с семьёй в училище. Переезд в Березники. И долгий год допросов и содержания под стражей.
  
   Александр Павлович смотрел в окно своего кабинета начальника курсов. Видимо Герасим Васильевич, как и обещал, что-то сделал для него на своем посту в Куйбышеве. Ведь туда эвакуировались правительственные учреждения и дипломатический корпус из Москвы. А он, военный комендант города. В любом случае, он, подполковник Лукин Александр Павлович, царский поручик, подполковник РККА, военным трибуналом Уральского округа 3 августа 1942 года был оправдан и в ноябре назначен начальником курсов командиров батальонов Свердловского филиала курсов "Выстрел".
   Он не знал, что за два месяца до оправдательного приговора, в госпитале умер от ран его земляк, курсант Иван Емельянович.
  
   Раздался телефонный звонок. Звонил начальник филиала курсов полковник Жучков.
   - Александр Павлович, зайдите ко мне, - прозвучало в трубке.
  Лукин, убрав бумаги, зашагал к лестнице, ведущей на третий этаж. Спросив разрешение, вошел в кабинет. Спиной к нему сидел командир. Лукин не мог понять, что знакомо в его фигуре.
   -Товарищ подполковник, - официально обратился Жучков, - вам знаком лейтенант Смольский Сергей Егорович?
   -Так точно, лейтенант Смольский Сергей Егорович воевал в составе Ленинградского пехотного Краснознаменного училища имени Кирова на Лужском рубеже, -также официально доложил Лукин.
   Было видно, как напрягся сидящий спиной к Лукину, командир.
   - Александр Павлович, твоё мнение, достоин он звания капитан? - с иронией спросил Жучков.
   -Без сомнения, - сказал Лукин.
   -Тогда встречайте друг друга, -засмеялся Жучков.
   Сидящий командир встал повернувшись. Они смотрели друг на друга, а в глазах - бои на Сабском плацдарме, Нарва, бой с десантом. Лукин и Смольский шагнули навстречу друг другу и крепко обнялись.
   Так Лукин узнал, что он "враг народа" в училище, что Мухин и Завалишин награждены орденами Красного Знамени за бои на Лужском рубеже, что Смольский преподаватель огневого дела филиала курсов "Выстрел". Вместе, находясь в Свердловском филиале "Выстрел", узнали о гибели генерал-майора Мухина Герасима Васильевича. В этой жизни они были многим ему обязаны.
   А вскоре, в конце января 1944 года, Сергей Егорович, на железнодорожном вокзале Свердловска провожал на фронт своего учителя, начальника и товарища по пехотному училищу имени Кирова. Больше судьба их не свела вместе.
   А фронтовые дороги понесли Александра Павловича по Белоруссии и Польше.
  
   В конце февраля 1944 подполковник Лукин назначен начальником штаба 73-й стрелковой Новозыбковской дивизии, которая в составе 48-й армии вела бои по расширению плацдарма на реке Сож, между реками Днепр и Березина (на гомельском направлении).
   С 10 мая Александр Павлович принял командование 17-й стрелковой дивизией, входившей в 53-й стрелковый корпус. 25 июня ее части перешли в наступление на Бобруйском направлении, форсировали реку Березина в районе Стасевка (15 км южнее г. Бобруйск) и к исходу 29 июня вышли в район Киселевичи (западнее Бобруйска). Приказом ВГК от 5.7.1944 за отличные боевые действия при освобождении Бобруйска дивизии было присвоено наименование "Бобруйская".
   Из наградного листа на командира 17-й стрелковой дивизии полковника Лукина Александра Павловича: "25 июня 1944 года дивизия под командованием тов. ЛУКИНА в результате правильного руководства и умело проведенного манёвра прорвала сильно укреплённую полосу противника на Бобруйском направлении; на участке Гряда, Гать (3,5 км. юго-восточнее Замен Рыня), развила успешное наступление в направлении Бобруйск, к исходу 28 июня 1944 года вышла на рубеж станции Телушка, Тажилобичи (10 км. юго-восточнее Бобруйск), создав, таким образом, совместно с другими соединениями, кольцо окружения немецкой группировки в районе Бобруйск.
  29 июня 1944 года, форсировав реку Березину и выйдя в район западнее Бобруйск, оказала содействие в окружении и разгроме Бобруйской группировки противника.
  За этот период дивизия нанесла значительное поражение 45 и 383 пехотным дивизиям противника. Частями дивизии захвачено большое количество стрелкового и артиллерийского вооружения, много другого военного имущества и пленных.
  За умело организованные и проведенные боевые действия тов. ЛУКИН достоин награждения орденом КРАСНОЕ ЗНАМЯ".
  
   За время войны, за успешное ведение боевых действий командир дивизии Лукин Александр Павлович был два раза персонально упомянут в благодарственных приказах Верховного Главнокомандующего.
  
   Первый: За овладение штурмом городом и крупной железнодорожной станцией Бобруйск - важным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны немцев, прикрывающим направления на Минск и Барановичи.
  
   Приказ Верховного Главнокомандующего гласил:
  
   "Генералу армии Рокоссовскому
  
  Войска 1-го Белорусского фронта, сломив сопротивление окруженной бобруйской группы немецких войск, сегодня, 29 июня штурмом овладели городом и крупной железнодорожной станцией Бобруйск - важным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны немцев, прикрывающим направления на Минск и Барановичи.
  В боях за овладение городом Бобруйск отличились войска ... полковника Лукина...
  В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за освобождение города Бобруйск, представить к присвоению наименования "Бобруйских" и к награждению орденами.
  Сегодня, 29 июня, в 23 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, овладевшим городом Бобруйск, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
  За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение Бобруйска.
  Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!
  Смерть немецким захватчикам!
  
  Верховный Главнокомандующий
  Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
  
  29 июня 1944 года ? 125"
  
   Развивая наступление, дивизия продолжала преследовать противника. К исходу 8 июля её части вышли к реке Шара, форсировали её и 10 июля освободили город Слоним. За эти бои Указом ВС СССР от 25 июля 1944 года дивизия была награждена орденом Красного Знамени.
  
   Второй: За форсирование реки Шара на протяженном участке и овладение городом Слоним - крупным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны немцев на реке Шара, а также городом Лунинец - важным железнодорожным узлом Полесья.
  
   Приказ Верховного Главнокомандующего гласил:
  
   "Маршалу Советского Союза Рокоссовскому
  
  Войска 1-го Белорусского фронта форсировали реку Шара на участке протяжением 60 километров и овладели городом Слоним - крупным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны немцев на реке Шара.
  
  Одновременно на Пинском направлении войска фронта при поддержке Днепровской речной военной флотилии овладели городом Лунинец - важным железнодорожным узлом Полесья.
  В боях при форсировании реки Шара и за овладение городами Слоним и Лунинец отличились войска ... полковника Лукина...
  В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях при форсировании реки Шара и за овладение городами Слоним и Лунинец, представить к присвоению наименований "Слонимских", "Лунинецких" и к награждению орденами.
  Сегодня, 10 июля, в 23 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, форсировавшим реку Шара и овладевшим городами Слоним, Лунинец, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
  За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях при форсировании реки Шара и за освобождение городов Слоним и Лунинец.
  Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!
  Смерть немецким захватчикам!
  
  Верховный Главнокомандующий
  Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
  
  10 июля 1944 года номер 134"
  
   Приказы Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Сталина доводились до всего личного состава Красной Армии. О них знали, некоторые и помнили, особенно те, где говорилось о командирах, об освобождённых сёлах и городах.
  
   2 августа 17 стрелковая дивизия под командованием Лукина вышла к реке Нужец и вступила на территорию Польши. В течение нескольких дней её части вели бои в районе города Малкина Гурна, затем 23 августа освободили город Зарембы и к 5 сентября вышли к реке Нарев в районе города Пултуск. Форсировав реку, дивизия вела бои по удержанию и расширению плацдарма на ее западном берегу. 24 октября 1944 года полковник Лукин был тяжело ранен и до октября 1945 года находился в госпитале, затем состоял в распоряжении Военного совета ЛВО.
  Уже находясь в госпитале, случайно узнал, что Завалишин так и просидел в политотделе всю войну, но уже другого училища.
   После войны, в декабре 1945, он, полковник Лукин, старший преподаватель кафедры общей тактики Военной электротехнической академии связи Красной Армии им. Маршала Советского Союза С. М. Будённого, а с июня 1949 служил в той же должности в Военно-транспортной академии им. Л. М. Кагановича, с сентября 1949 по апрель 1953 руководителем тактики на Объединенных КУОС Таврического военного округа.
   Слушатели академии с интересом слушали молодцеватого полковника с задумчивыми глазами, с орденскими планками на груди. И никто не догадывался, что за плечами этого человека три войны: Первая мировая, Гражданская и самая страшная - Великая Отечественная.
   Глядя на орденские планки, они видели орден Ленина, три ордена Красного Знамени, медали "XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии", "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "30 лет Советской Армии и Флота", "В память 250-летия Ленинграда".
  Не было самой дорогой, первой награды поручика Лукина -ордена Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость".
   За все восемнадцать послевоенных лет Александр Павлович ни разу не был в училище на Садовой улице, дом 26 и, в Петродворце.
   Он знал, что его осуждают за "пораженческие" разговоры и знали, что попал в органы НКВД. А он не хотел видеть героев политработников, что были не лучше, а хуже его. Ему не в чем было оправдываться.
   Хорошо, что в те минуты сорок первого года, с ним рядом был начальник училища Герасим Васильевич Мухин. С ним он мог поделиться самым сокровенным. Они понимали друг друга, как хлебнувшие войны до службы в училище и понимавшие предательство сослуживца, как однополчане по жизни.
   У каждого военного в жизни наступает момент, когда он получает приказ Министра Обороны об увольнении из рядов Вооруженных Сил. 30 апреля 1953 года состоялся такой приказ и на полковника Лукина Александра Павловича.
   "В соответствии с "Положением о прохождении военной службы офицерским составом Советской Армии" УВОЛИТЬ ИЗ КАДРОВ СОВЕТСКОЙ АРМИИ С ПРАВОМ НОШЕНИЯ ВОЕННОЙ ФОРМЫ С ОСОБЫМИ ОТЛИЧИТЕЛЬНЫМИ ЗНАКАМИ НА ПОГОНАХ:
   В запас по статье 59 пункт " б " /по болезни/:
   Полковника ЛУКИНА Александра Павловича-руководителя тактики объединённых офицерских курсов усовершенствования офицерского состава Таврического военного округа.
   В кадрах Советской Армии прослужил календарных 35 лет.
   Министр обороны Н.А. Булганин" А ещё через десять лет в феврале 1963 года, на 69 году жизни, русского воина, участника трёх войн, защитника родной земли и освободителя Европы, одного из руководителей обороны Лужского рубежа у деревни Большой Сабск - полковника Лунина Александра Павловича, не стало.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"