Гирин Александр Валерьевич: другие произведения.

Становление и развитие организационно-штатной структуры общевойскового соединения Российской Армии (18-20 веках)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В течение всей истории Российской Армии непрерывно совершенствовались средства вооруженной борьбы, организационно-штатная структура общевойсковых дивизий, которая бы наиболее полно могла обеспечить выполнение боевых задач (сокращенный вариант без таблиц, схем и приложений)

  СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ШТАТНОЙ СТРУКТУРЫ ОБЩЕВОЙСКОВОГО СОЕДИНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АРМИИ (XVIII-XX веках)
  
  
  ОПРЕДЕЛЕНИЯ
  
  В настоящей работе применены следующие термины с соответствующими определениями:
  Воинское формирование - существующее или вновь организованное (сформированное) подразделение (часть, соединение, объединение). Могут быть временные воинские формирования организованные (сформированные) на период выполнения определенных боевых (учебно-боевых, учебных и других) задач.
  Состав воинского формирования - неупорядоченная совокупность элементов (личного состава, вооружения и военной техники) объединенных или не объединенных в какие-то группы или подгруппы рассматриваемого формирования.
  Структура формирования - строение и внутренняя форма организации формирования, проявляющаяся в наличии устойчивых взаимосвязей между их элементами, а также закономерностей данных взаимосвязей.
  "Жесткая" структура формирования - структура формирования с раз и навсегда установленными взаимосвязями между его элементами.
  "Гибкая" структура формирования - структура формирования с отсутствием взаимосвязей между рядом ее элементов и необходимостью их установления на каждый конкретный случай боевого применения.
  "Комбинированная" структура формирования - структура формирования, в которой, в определенном соотношении присутствуют признаки "жесткой" и "гибкой" структуры.
  Организация войск (сил) - это структура воинских формирований, обеспечивающая их наивыгоднейший состав, наиболее целесообразное сочетание и соотношение родов войск (сил) и видов оружия, высокую боевую готовность и способность успешного ведения военных действий.
  Организационно-штатная структура общевойскового соединения Сухопутных войск - это строение и внутренняя форма его организации, обеспечивающая наивыгоднейший состав, наиболее целесообразное сочетание и соотношение родов войск, специальных войск, служб и видов оружия, высокую боевую готовность и способность успешного ведения общевойскового боя в любых условиях оперативно-тактической обстановки с требуемой эффективностью.
  Силы и средства - личный состав, вооружение и военная техника подразделений, частей, соединений и объединений, предназначенные для ведения и обеспечения боевых действий. При производстве расчетов (например, соотношение сил и средств), рассматривают силы (количество подразделений, частей и соединений) и средства (количество вооружения - танков, орудий и т.д.).
  Вооружение - комплекс различных видов оружия и средств, обеспечивающих его применение; составная часть военной техники. Включает: оружие (боеприпасы и средства доставки их к цели), устройства обнаружения, целеуказания, наведения, управления и другие технические средства, которыми оснащаются подразделения, части, соединения различных видов ВС.
  Система вооружения - совокупность образцов (комплексов) вооружения, предназначенных для выполнения определенных боевых задач. Система вооружения может состоять из образцов одного или нескольких видов вооружения (например, система артиллерийского вооружения).
  Подразделение - воинское формирование, имеющее, как правило, постоянную организацию и однородный состав.
  Воинская часть - организационно самостоятельная и административно-хозяйственная единица. К воинским частям относятся все полки, отдельные батальоны (дивизионы), не входящие в состав полков, а также отдельные роты не входящие в состав батальонов и полков.
  Соединение - воинское формирование, состоящее из нескольких частей или соединений меньшего состава, обычно различных родов войск (сил), специальных войск (служб), а также частей (подазделений) обеспечения и обслуживания.
  Потенциал (от лат. potentia - сила) - силы и средства, запасы, источники, возможности, которые имеются в наличии и могут быть использованы для достижения определенных целей, решения каких-либо задач.
  Боевой потенциал - совокупность материальных и духовных факторов, определяющих состояние и способность выполнения стоящих задач. Главные структурные элементы боевого потенциала соединения (части, подразделения),- оснащенность современным вооружением и военной техникой, уровень боевого мастерства военнослужащих и состояние их морального духа.
  Система - объективное единство элементов, взаимно связанных с помощью определенных связей, представляющее, в свою очередь, элемент системы более высокого порядка, тогда как ее элементы сами являются системами более низкого уровня.
  Структура - это определенная устойчивая взаимосвязь, взаиморасположение составных частей системы, характеризующая ее строение. Структура системы определяется как составом ее элементов, так и способом формирования или характером существующих между ними связей.
  Функционирование системы - это планомерный переход системы в новое состояние. В результате функционирования входные параметры системы превращаются в выходные. В процессе функционирования система, как правило, взаимодействует со средой, приспосабливаясь к ней и сама влияя на нее, т.е. происходит изменение поведения системы [10, 43].
  
  
  ВВЕДЕНИЕ
  
  Военное строительство - это система экономических, социально-политических, собственно военных и других мероприятий государства, осуществляемых в интересах укрепления его военной мощи. Общие цели, содержание и задачи военного строительства определяются военной политикой и доктриной государства, зависят от уровня развития производительных сил и производственных отношений, прогнозирования возможного характера войны, особенно начального ее периода.
  На протяжении ряда последних лет военное руководство страны обращает особое внимание на строительство Вооруженных Сил в целом и общевойсковых формирований Сухопутных войск, в частности. Об этом свидетельствуют проведенные за последнее время исследования в комплексных НИР), которые разрабатывались практически всеми Главными штабами видов Вооруженных Сил и родов войск, военно-учебными заведениями и научно-исследовательскими учреждениями Министерства обороны России непосредственно под руководством Генерального Штаба.
  В настоящее время проводятся исследования корпусных, дивизионных, бригадных и других структур по определению их наиболее целесообразного состава, удельному весу родов войск и специальных войск в общей иерархии ОШС, развитию системы "управление - разведка - поражение - защита", повышению автономности и мобильности общевойсковых формирований с приоритетным совершенствованием системы управления и повышения ее эффективности при подготовке и ведении общевойскового боя.
  Актуальность темы определяется несоответствием существующей организационно-штатной структуры общевойсковых соединений возлагаемым на них задачам и необходимостью определения путей ее совершенствования.
  Цель исследования - развить теоретические положения по повышению боевых возможностей общевойсковых соединений Сухопутных войск на основе совершенствования их организационно-штатной структуры.
  Задачи:
  1. Проанализировать факторы, влияющие на организацию войск, принципы создания организационно-штатной структуры, требования к организационно-штатной структуре общевойсковых соединений.
  2. Определить основные направления создания и развития организационно-штатной структуры общевойсковых соединений.
  3. Выявить тенденции и закономерности совершенствования организационно-штатной структуры общевойсковых соединений.
  Границы исследования: общевойсковые соединения Сухопутных войск России в XVIII - конце XX веков.
  
  
  1 ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ СОЕДИНЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АРМИИ
  
  Вооруженные силы, состоящие из войсковых формирований стратегического, оперативного и тактического назначения, приобретают определенную организационную структуру, обеспечивающую целесообразное и эффективное их использование. Под организационной структурой войсковых формирований в данном случае понимается соответствующее сочетание личного состава, вооружения и военной техники применительно к выполнению поставленных перед ними задач.
  Организационная структура, как и любая система, должна характеризоваться определенными показателями. К основным показателям рациональности организационной структуры относятся следующие: соответствие штатных сил и средств организационной формы тем задачам, которые могут ставиться перед войсковыми формированиями оперативного и тактического масштаба и условиям их выполнения; стабильность организационных структур, исключая необходимость частой, коренной перестройки при изменении степени укомплектованности, оснащения новым вооружением и военной техникой или переброской данного войскового формирования с одного стратегического направления на другое; унификация организационных структур войсковых формирований; экономичность их по расходу личного состава, вооружения и других материальных средств; простота предлагаемых структур, обеспечивающая наилучшие условия для управления [34].
  На организационную структуру войсковых формирований оказывают влияние ряд факторов. На современном этапе военной реформы из всего комплекса факторов, определяющих развитие организационной структуры, приоритет целесообразно отдать социально-политическим факторам. К данной группе факторов следует отнести следующие: общественный и государственный строй, экономическая структура государства, уровень политической сознательности, технической и общей грамотности народных масс, идущих на комплектование войсковых формирований. Этим определяется социально-политическая сущность вооруженных сил, их направленность, качество личного состава - его преданность, сознательность в выполнении боевых задач, способность идти на проявление героизма и умение полностью использовать боевые возможности вооружения.
  Положения военной доктрины определяют задачи и способы их выполнения Вооруженными Силами в целом, в том числе общевойсковыми соединениями - в частности. От этого будет зависеть организационная структура войсковых формирований тактического звена [6].
  Другим важнейшим факторов, определяющим структуру вооруженных сил в целом, а войсковых формирований в частности, является характер и способы ведения войны. Опасность развязывания крупномасштабной войны, локальных войн и вооруженных конфликтов в современных условиях предъявляют к организационной структуре следующие требования: способность выполнения боевых задач в различных видах войн; соответствие организационных форм уровню развития способов ведения боевых действий; единство и близость организации войсковых формирований мирного и военного времени; обеспечение необходимой автономности и самостоятельности при ведении боевых действий; четкость распределения задач и функций между элементами организационных форм (исключение параллелизма и дублирования) и в тоже время обеспечение взаимозаменяемости, то есть гибкость боевого применения; удобство управления; устойчивость, живучесть и мобильность организационных форм [25].
  В условиях резкого сокращения численности вооруженных сил и с учетом геостратегического положения и геополитических интересов России нельзя распылять силы и средства по азимуту, а целесообразно иметь маневренные группировки. При этом следует исходить из того, что общевойсковые (аэромобильные) соединения и части, воздушно-десантные и десантно-штурмовые части, легкие мотострелковые дивизии, дивизии морской пехоты, средства усиления, армейская и военно-транспортная авиация должны содержаться в постоянной готовности к переброске в короткие сроки в районы, где возможно возникновение кризисных ситуаций. Поэтому в этом случае организационная структура основной части должна быть гибкой и обеспечивать переброску, прежде всего, железнодорожным транспортом. Для переброски в более короткие сроки (воздушным транспортом) войсковых формирований типа соединение даже в период долгосрочного прогнозирования нам представляется маловероятным из-за отсутствия необходимого количества военно-транспортной авиации. К тому же боевой состав таких соединений и частей, ориентированный на переброску в районы конфликтных ситуаций железнодорожным транспортом, может значительно превосходить по боевым возможностям аэромобильные войсковые формирования, т. к. последние оснащаются только легким вооружением [15].
  Одним из решающих факторов, определяющих развитие организационной структуры войсковых формирований тактического звена, является внедрение в их состав новых средств вооружения и военной техники. Организационные формы войсковых формирований должны обеспечить эффективное использование всей системы вооружения и военной техники, ее составных частей и отдельных комплексов (образцов). Комплекс вооружения - первичный элемент вооружения и основная единица расчетов при планировании боевых действий. Он определяет первичную форму организации войск - экипаж (расчет), обеспечивает боевое использование комплекса в определенной тактической форме. Однородные боевые комплексы объединяются для выполнения тактических задач, что определяет организационную форму первичных подразделений. Объединение разнородных комплексов, выполняющих общую задачу, определяет организационные формы подразделения последующей ступени [38, 48, 49].
  Организационные формы должны обеспечить не только максимальную реализацию боевых возможностей вооружения и военной техники, но создать благоприятные условия их перевооружения. В настоящее время положение в области технического перевооружения войск будет усугубляться уменьшением ассигнований, выделяемых на закупку вооружения и военной техники, а также конверсией военного производства. Это отразится на сроках разработки новых образцов вооружения в сторону их увеличения.
  Комплексное применение данных средств в условиях начавшейся агрессии позволит предотвратить быстрое продвижение прорвавшихся мобильных группировок противника в оперативную глубину и тем самым создаст условия для мобилизационного развертывания войск. Для быстрого маневра войсками на угрожаемые направления повышенное внимание необходимо уделять созданию средств оперативной мобильности, особенно авиационных, а также авиатранспортабельного вооружения различного назначения.
  Существенное влияние на организационную структуру войсковых формирований оказывает удобство управления ими в ходе боевых действий. Организационная структура войсковых формирований должна обеспечить возможность вести управляемые боевые действия, то есть способность проводить бой (боевые действия), а не ограничиваться выполнением заранее разработанных планов. В ходе боевых действий организационная структура должна обеспечить высокую эффективность выполнения боевых задач, оперативность и маневренность частей и соединений.
  Организационные формы призваны обеспечить выполнение следующих важнейших задач управления: непосредственное управление образцами вооружения и военной техники; целераспределение, целеуказание и взаимодействие сил и средств (батальон - дивизия); раскрытие замысла противника, распределение усилий войск для решения оперативных задач (корпус - армия). Оптимальным вариантом можно считать одну командную инстанцию для выполнения задач управления одного класса. При увеличении количества элементов боевого порядка (состава группировки) увеличивается количество задач управления, что требует промежуточных инстанций и форм организации. С точки зрения управления, организационная структура войсковых формирований должна быть простой и типовой. При определении уровней управления прежде всего учитывается то обстоятельство, что одно лицо может эффективно управлять не более чем семью непосредственно подчиненными ему органами [37].
  На организационную структуру войсковых формирований оказывают влияние условия географического фактора. Организационные формы должны обеспечить эффективную эксплуатацию вооружения и военной техники и выполнение боевых задач в конкретных географических, климатических и пространственных условиях. Для этого в составе каждой оперативно-стратегической и оперативной группировке в зависимости от региона необходимо иметь специальные формирования, предназначенные для действий в определенных районах (равнинных, лесистых, северных, горных и т.п.). Эти формирования могут оснащаться специальным вооружением, экипировкой, проходить специальную подготовку.
  На организационную структуру войсковых формирований существенное влияние оказывает противник - количественный и качественный состав его сил и средств, организационные формы, способы боевого применения. От этого фактора в значительной мере зависит количество и состав оперативных объединений и соединений, их оснащение, соотношение организации мирного и военного времени и т.д. Необходимо создавать такую структуру своих войсковых формирований, которая обеспечивала бы, даже в условиях резкого отрыва противника в техническом оснащении, допустимое соотношение с ним в огневой мощи, оперативности, маневренности, живучести и устойчивости [12, 28, 31].
  Одним из решающих факторов, определяющих организационную структуру войсковых формирований, является экономика.
  Основное требование к организационной структуре войсковых формирований любого уровня - уменьшение расходов при сохранении необходимой боевой эффективности. Это достигается максимальной реализацией боевых возможностей вооружения и военной техники, созданием экономически обоснованной системы материально-технического обеспечения, содержания и ремонта вооружения и военной техники.
  На организационную структуру войсковых формирований существенное воздействие оказывает и такой фактор, как исторические традиции, национальные особенности и т.д. Эти факторы могут стать определяющими при определении организационной структуры войсковых формирований.
  На основе воздействия каждого вышеприведенного фактора и всех факторов можно определить тенденции развития организационной структуры войсковых формирований Вооруженных Сил РФ.
  Рассмотрим основные этапы становления и развития организационно-штатной структуры общевойсковых соединений Российской Армии.
  
  
  2 СТАНОВЛЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ШТАТНОЙ СТРУКТУРЫ ОБЩЕВОЙСКОВОГО СОЕДИНЕНИЯ
  
  2.1 Становление организационно-штатной структуры общевойсковых соединений Русской Армии в XVIII-XX веках
  
  Дивизия (от лат. divisio - деление, разделение) - основное тактическое соединение различных видов вооруженных сил [11].
  При создании армии в 1699 году были сформированы три "генеральства" генералов Трубецкого, Вейде и Головина. В каждом "генеральстве" имелось девять полков. С началом Северной войны в 1700 году на основе "генеральств" впервые в Русской Армии были сформированы три дивизии. Командование дивизией осуществлял генерал-поручик, который имел помощника - в чине генерал-майора. Высшие тактические соединения - бригады (2-3 полка) и дивизии (2-4 бригады) составлялись лишь в военное время. В мирное время высшей административной единицей был полк [40].
  Управление войсками в мирное время сосредотачивалось в руках военной коллегии, учрежденной в 1719 году [22, c. 58].
  Во второй половине XVIII века в войсках появляются тактические соединения - дивизии и корпуса. В русской армии они эпизодически применялись и в первой половине XVIII века - в ходе военных действий, в частности во время Северной и Семилетней войн, вполне оправдав себя. В мирное время корпуса расформировывались, а дивизиям присваивались административно-хозяйственные функции (как военным округам). Вопрос о постоянных высших тактических соединениях разрабатывался и рассматривался на заседании воинской комиссии под председательством П.А. Румянцева в 1763 году, где и было принято соответствующее решение. В связи с этим к 1768 году полевую армию планировалось разделить на восемь дивизий и три охранных корпуса, для которых определялись постоянные районы расквартирования [2].
  В 1763 г. Россия разделена в военном отношении на восемь "дивизий": Лифляндскую, Эстляндскую, Финляндскую, Санкт-Петербургскую, Смоленскую, Московскую, Севскую и Украинскую. Главная масса войск стояла, таким образом, в северо-западной части страны. В 1775 году, после первого раздела Польши, прибавлена Белорусская дивизия, а из Московской выделены Казанская и Воронежская. В 1779 году при обозначившемся уже поступательном движении на Кубань и к Кавказу, учреждена на юго-восток еще Пограничная дивизия. "Дивизии" эти представляли собой чисто территориальные организмы, наивысшей строевой единицей мирного времени оставался по-прежнему полк [22, c. 120].
  В состав каждой дивизии входили все три рода войск - пехота, кавалерия и артиллерия. Численность пехоты и кавалерии точно не определялась - колебалась в пределах от 8 до 20 батальонов пехоты и от 10 до 50 эскадронов кавалерии [4].
  Важнейшим событием в области управления войсками явилось учреждение в 1762 году Генерального штаба и введение в 1766 году полковых и дивизионных штабов.
  Co вступлением на престол Павла I в 1796 году русская армия переживала очередное превращение. Новый император разделил страну на 12 территориальных инспекций: 1-я - Санкт-Петербургская, 2-я - Московская, 3-я - Лифляндская, 4-я - Смоленская, 5-я - Литовская, 6-я - Финляндская, 7-я - Украинская, 8-я - Днестровская, 9-я - Таврическая, 10-я Кавказская, 11-я - Оренбургская, 12-я - Сибирская. Во главе каждой инспекции стоял генеральный инспектор, в ведение которого входило наблюдение за правильностью строевой и боевой подготовки войск, за рациональностью их пополнения и пр. Самими войсками (как это было при дивизионной системе) генеральный инспектор не командовал. Управление ими оставалось централизованным и сосредоточивалось в руках Военной коллегии.
  Вступив на престол в 1801 году, Александр I в своем манифесте изъявил волю идти по стопам Екатерины Великой. На армии это, однако, не отразилось. Доктрина, уклад жизни, система обучения - все сохранилось в прежнем виде. Основным тактическим соединением по-прежнему остался полк. Немногое в этом смысле изменилось и в дальнейшем, в начале XIX века. Например, в русско-австро-французской войне (1805 г.) Россия выставила в качестве военной силы: армию М.И. Кутузова, состоявшую из шести отрядов; корпус генерала П.А. Толстого (который должен был действовать в Померании); дивизию генерала Р.К. Анрепа (на Ионических островах); Волынскую армию (корпус) генерала Ф.Ф. Буксгевдена и Северную армию генерала Л.Л. Беннигсена (в районе Гродно). В состав этих так называемых соединений входило самое различное число солдат - от 10 до 60 тыс. человек [10, c. 665].
  Несовершенство организационного строения собираемых на время похода или войны сил, проявившееся особенно ярко в Аустерлицком сражении (1805 г.), вызвало необходимость создания постоянных дивизий в 1806 году, а затем и корпусов. К 1809 году число постоянных пехотных дивизий было доведено до 26; сформировали, кроме того, 4 кавалерийские дивизии. В 1810 году, будучи военным министром, Барклай-де-Толли учредил постоянные пехотные корпуса. Каждый из 5 сформированных корпусов - 1, 2, 3, 4 и 6-й - имел в своем составе по 2 дивизии. К 1812 году число пехотных дивизий было доведено до 30, а кавалерийских - до 11. В действующую армию входили 8 пехотных и 5 кавалерийских корпусов.
  В целях обеспечения лучшего управления дивизией в бою полки объединяли в бригады. Вначале применялись бригады различного состава, но с 1811 года они стали формироваться только из двух полков.
  Накануне Отечественной войны пехотный корпус состоял из 2 дивизий. В дивизию входили 3 бригады, из них 2 мушкетерские и 1 егерская - все двух полкового состава. Кроме того, в корпус включались 2 артиллерийские бригады (по одной на каждую пехотную дивизию).
  В январе 1812 года было издано "Учреждение для управления большой действующей армией", в составлении его принимали участие М. Б. Барклай де Толли, П. М. Волконский и другие. При командующем (командире) состоял штаб, во главе штаба - начальник. Управление начальника штаба делилось на пять главных отделов, находившихся в ведении генерал-квартирмейстера, дежурного генерала, начальника инженеров, генерал-интенданта и начальника артиллерии. Деятельность генерал-квартирмейстера заключалась в ведении боевой деятельности войск, передвижении, назначении и т. д. В подчинении у генерал-квартирмейстера находилось такое ответственное лицо, как капитан над колонновожатыми. Аналогичную организацию имели корпусные и дивизионные штабы. Одним из существенных нововведений, имевшихся в нем, явилось подчинение штабов и администрации строевым начальникам [45, c. 101].
  По возвращении из заграничного похода русская армия состояла из 33 пехотных и 17 кавалерийских дивизий. Пехота: 1-2 гвардейские, 1-3 гренадерские, 1-28 пехотные дивизии. Конница: 1 гвардейская, 3 кирасирских, 4 драгунских, 4 уланских, 3 гусарских, 2 конноегерских дивизии. Пехотные дивизии были все в 6 полков, кроме гвардейских. Третьи бригады были егерские (в гренадерских дивизиях карабинерные). Кавалерийские дивизии были в 4 полка одинакового подразделения (драгунские, уланские и так далее). Высшим соединением были корпуса - Гвардейский, гренадерский, I-VII пехотные, отдельные Финляндский и Грузинский (в 1816 году наименованный Кавказским). В состав корпусов не входили войска на Оренбургской линии и в Сибири. Каждый корпус должен был состоять из 3 пехотных, 1 кавалерийской и 1 артиллерийской дивизии. Кавалерийские дивизии, не вошедшие в состав пехотных корпусов, были сведены по две в резервные кавалерийские корпуса (I-V) [23, c. 17-18].
  В 1833 году было произведено общее преобразование армии. Расформированы все 42 егерских и 5 карабинерных полков и этим упразднены 3 бригады пехотных дивизий. Упразднено также 26 пехотных полков и все 3 морские. Вместо 33 пехотных дивизий со 194 полками оставлено 30 со 110 полками (10 гвардейских, 16 гренадерских, 84 армейских пехотных), 21 дивизий - в 4 полка и отдельная Кавказская Гренадерская бригада. 3 дивизии (22-я, 23-я и 24-я) состояли из линейных батальонов. Сформирована 3-я гвардейская дивизия из 2 гвардейских (Варшавских) и 2 гренадерских (Кексгольмский и Санкт-Петербургский) полков. Взамен этих последних в Гренадерский корпус передана Литовская Гренадерская бригада. Пехотные дивизии были в 2 бригады. Они неизменно оставались затем в составе тех же полков до катастрофы 1917 года и гибели старой армии. Дивизии с 1-й по 18-ю составили по порядку номеров 6 пехотных корпусов 3-дивизионного состава. 19-я, 20-я и 21-я образовали Кавказский корпус. Окраинные дивизии - 22-я в Финляндии, 23-я на Оренбургской линии и 24-я в Сибири - в состав корпусов не вошли.
  Крупные соединения - полки и бригады - были сокращены на треть. Количество же батальонов, однако, не уменьшилось: батальоны расформированных полков были присоединены к оставшимся, что имело следствием приведение этих последних в 5- и 6- батальонный состав. Для сохранения имени и традиций упраздненных егерей повелено в гвардии четвертые полки дивизий содержать на егерском положении, а в армейских дивизиях полки вторых бригад именовать "егерскими" с сохранением, однако, их имен.
  В артиллерии роты наименованы батареями. Все - в 12 орудий. Каждой пехотной дивизии была придана артиллерийская бригада того же номера. Артиллерия составила 28 пеших бригад - 3 гвардейских, 4 гренадерских (с Кавказской), 21 полевую и 6 конных бригад. Артиллерийские дивизии - по одной на корпус - были сохранены. Гвардейские артиллерийские бригады были 3-батарейного состава (2 батарейных и 1 легкая батарея), Гренадерские и полевые - 4-батарейного (2 батарейные и 2 легкие), конные - в 2 батареи. В гвардейской пехотной дивизии на 16 батальонов приходилось 36 орудий в армейской - на 24 батальона 48 орудий, то есть 2 орудия на 1000 штыков, что было очень немного. Конно-артиллерийские бригады придавались обычно по одной на корпус. Гвардейская и 2-я конно-артиллерийская бригады были в двойном составе. 22-я, 23-я и 24-я пехотные дивизии артиллерийских бригад не имели.
  При преобразовании армии в 1833 году конница подверглась той же реформе, что и пехота. Из 75 регулярных полков оставлено 55. Эскадроны расформированных полков присоединены к оставшимся. Совершенно упразднены конноегеря. Из 4 уланских и 3 гусарских дивизий было образовано 7 легких кавалерийских дивизий по 2 уланских и 2 гусарских полка. Все легкие полки приведены в состав 8 действующих и 2 запасных эскадронов. Гвардейская конница составила 2 дивизии - Кирасирскую (бывшая 1-я) и Легкую. Кирасирские полки были в составе 6 действующих и 1 запасного эскадрона. Две драгунские дивизии составили второй резервный кавалерийский корпус, которому было дано особое устройство и назначение.
  Вся регулярная конница таким образом составила 13 дивизий и 1 отдельную Гвардейскую бригаду (Варшавская), сведенных в 4 корпуса (Гвардейский и I-III кавалерийские). Всего 10 гвардейских, 8 кирасирских, 9 драгунских, 14 уланских и 14 гусарских полков. Казачьи полки были приведены в состав 6 сотен (вместо 5, причем донские, именовавшиеся до тех пор по полковникам, получили номера).
  В общем, реформа 1833 года характеризуется усилением строевого состава пехотных и кавалерийских полков за счет сокращения их количества [23, С. 40-42].
  В 1856 году при каждом пехотном батальоне была сформирована стрелковая рота сверх четырех "линейных" рот. Упразднено старое разделение на "гренадерские" и "мушкетерские". Стрелковые роты имели свою отдельную нумерацию. При каждой дивизии, кроме того, был сформирован свой стрелковый батальон. Стрелковые батальоны дивизий и стрелковые роты батальонов имели нарезные винтовки. В 1856 году стрелков было уже 40 батальонов (вместо прежних 8), а в каждом пехотном полку было 3 стрелковые роты вместо прежней полуроты штуцерных. В 1860 году был введен новый строевой Устав, вводивший двухшереножный развернутый строй (названный "стрелковым"), вместо трехшереножного Устава 1797 года.
  В 1862 году в пехоте считалось 38 дивизий силой от 9 до 21 батальона. 1-3-я гвардейские и 1-3-я гренадерские по 8 пехотных и 1 стрелковому батальону. 1 - 18-я пехотные дивизии по 1 стрелковому, Кавказская гренадерская, 19- 21-я пехотные по 20 пехотных и 1 стрелковому, 22-я - из 9 стрелковых и 10 линейных батальонов, 23-я - из 11 линейных, 24-я - из 16 линейных батальонов. 1 - 7-я резервные дивизии были кадрового состава. Окончательно исчезли егеря, имена и традиции которых с 1833 года сохранялись в полках вторых бригад пехотных дивизий. Теперь эти полки были наименованы "пехотными", как и в первых бригадах.
  В кавалерии образовано 10 дивизий в 3 бригады по 2 полка одинакового подразделения и 4-эскадронного состава. В 1860 году кирасирские полки наименованы драгунскими, и кирасиры оставлены лишь в составе 1-й гвардейской кавалерийской дивизии. Когда в 1864 году полки получили нумерацию, бывшим кирасирским даны были четные драгунские номера [23, С. 178-179].
  В результате реформ, проведенных в 1862-1874 годах, была изменена структура вооруженных сил, системы управления, комплектования, подготовки войск и органы военного управления.
  Военный министр Д.А. Милютин полагал, что армии следует дать такую организацию, которая бы отвечала требованиям нового времени и соответствовала тактике стрелковых цепей. Новая система комплектования армии должна была решить комплексную проблему подготовки обученных резервов и развертывания при необходимости массовой армии. Вместе с перевооружением и совершенствованием форм и методов боевой подготовки войск это призвано было поднять боеспособность сухопутных сил, поставить их на один уровень с армиями передовых европейских государств.
  Основой нового устройства войск, по мнению Д.А. Милютина, следовало считать увеличение числа постоянных тактических единиц одновременно с уменьшением численности войск, не имевших прямого боевого предназначения, а также сокращение общего численного состава армии в мирное время наряду с созданием такого резерва и запаса, которые позволили бы развернуть большую армию в военное время [3].
  Отметив вред, причиненный войскам чрезвычайной централизацией их управления, Д.А. Милютин предложил упразднить все высшие строевые инстанции - управление и штаб 1-й армии и управления корпусов. В своем докладе царю он отмечал: "...прежнее устройство отличалось крайней централизацией, которая уничтожала всякую инициативу административных органов, стесняла их мелочной опекой высших властей... Такая же централизация со всеми ее вредными последствиями была развита и в строевых управлениях войск, где недостаток инициативы в частных начальниках, в особенности в военное время, проявлялся уже не раз и приводил к самым печальным результатам. Войска и в мирное время оставались соединенными в дивизии, корпуса и армии, и таким образом содержались все штабы - от дивизионных до главного штаба армии включительно. Хотя такой системе и приписывалась та выгода, что в случае приведения на военное положение армия имела уже готовые штабы, и войска выступали в поход под начальством знавших их и знакомых им начальников, однако эти выгоды не вполне осуществлялись. На практике весьма редко случалось, чтобы не только армии, но даже корпуса действовали на театре войны совокупно в нормальном своем составе мирного времени. Гораздо чаще, по разным стратегическим соображениям, на самом театре формировались отряды из войск разных корпусов, для которых учреждались отрядные штабы. Так, в войну 1853-1855 годов ни один корпус действовавшей армии не остался в полном своем составе. Вообще же опыт нескольких последних войн указал, что наши корпуса представляют слишком громоздкие тактические единицы для постоянного употребления на театре войны в целом их сосредоточении" [23, c. 180].
  В 1862 году приступили к постепенному расформированию Гвардейского, Гренадерского, 4 пехотных, Кавказского и 2 кавалерийских корпусов. Высшим соединением стала дивизия, а низшим - батальон (эскадрон).
  В пехоте одновременно с упразднением корпусов были упразднены и бригады. Командир дивизии, переименованный в "начальника дивизии", имел теперь одного помощника - "помощника начальника дивизии", в гвардейской пехоте называвшегося "состоящим при начальнике дивизии". Количество пехотных генералов было благодаря этой мере сокращено в три раза.
  В 1863 году было образовано 19 новых дивизий - с 22-й по 40-ю. Запасные батальоны пехотных полков составили резервные полки соответственных пехотных полков, уже осенью получили собственные наименования. В 22-й дивизии полки образованы из финляндских линейных батальонов. Прежние 23-я и 24-я дивизии (на Оренбургской линии и в Сибири) упразднены, и новые дивизии этого номера образованы в Санкт-Петербургском округе. Большинству из новообразованных полков (65 из 76) пожалованы "по наследству" георгиевские знамена, и всем даны знаки отличия и старшинство полков, из коих они были развернуты, либо упраздненных в 1833 году егерских. Гвардейские и гренадерские полки были тоже приведены в 3-батальонный состав, и сформированы крепостные войска: 8 полков крепостной пехоты. Крепостная артиллерия сведена в 5 батальонов и 19 отдельных рот. Все пехотные и кавалерийские полки получили нумерацию [23, С. 182].
  Милютинская децентрализация скоро стала сказываться отрицательным образом. Штабы округов, которым приходилось ведать зачастую 8 и 10 дивизиями пехоты и 2-4 - кавалерии, оказались перегруженными работой. Должность командира бригады тоже оказалась далеко не такой лишней, как то думали вначале, в 1873 году ее пришлось восстановить, а в 1874 году восстановлен Гвардейский корпус. В ноябре 1876 года при частичной мобилизации армии сформировано 7 корпусов (VII-XII) и Кавказский по 2 пехотных и 1 кавалерийской дивизии в каждом. Кавказский корпус - в двойном составе: 4 пехотных и 2 кавалерийские дивизии. Корпуса названы не "пехотными", как прежде, а "армейскими". В феврале 1877 года, накануне войны, образовано еще 9 (Гренадерские, I-VI, XIII и XIV). Во время войны было сформировано еще 18 резервных пехотных дивизий (4 - в 1877 году и 14 - в 1878 году - в предвидении войны с Австро-Венгрией) и 2 крепостные. 3,5 резервных дивизий прибыли весной 1878 года в Болгарию. Всего в эту войну было мобилизовано 39 300 офицеров, 13 800 чиновников и 1 626 000 нижних чинов.
  В 1878 году сформирован II Кавказский корпус, а в 1879 году образован XV армейский корпус, а все резервные дивизии упразднены. В том же 1879 году все пехотные полки приведены в 4-батальонный состав путем упразднения стрелковых рот. 1-я - 3-я стрелковые роты переименовывались в 13-ю - 15-ю роты, вновь формировалась 16-я, и все вместе образовывали 4-й батальон. В гвардии это было произведено уже в 1874 году.
  По росписи 1880 года из высших тактических соединений имелось 19 корпусов (в 2 и 3 дивизии), 48 пехотных и 20 кавалерийских дивизий. Пехота: 1-3 гвардейские, 1-3 и Кавказская гренадерские дивизии, 1-41 пехотные дивизии. Конница: 1-2 гвардейские, 1 -14 армейские кавалерийские дивизии, 1-я Донская, Кавказская драгунская и 1 - 2 Кавказские казачьи дивизии [23, c. 191-192].
  В 1868 году вышло "Положение о полевом управлении армиями, корпусами и отрядами в военное время". Согласно этому документу, в качестве высшей тактической единицы в пехоте и кавалерии рассматривалась дивизия. Это давало ряд преимуществ по сравнению с прежней системой. Во-первых, с началом войны имелась возможность формировать штабы армий, корпусов и отрядов из наиболее способных офицеров всей армии. С прекращением существования штабов армий и корпусов в мирное время значительно сократился военно-административный аппарат. Во-вторых, при мобилизации дивизии могли сводиться в корпуса или отряды, меньшие по силе и составу, чем корпус. В соответствии с положением в составе штаба дивизии создавались три отделения: строевое, по личному составу, хозяйственное.
  В 1876 году было утверждено новое "Положение о полевом управлении", в котором, в частности, был учтен опыт франко-прусской войны (1870-1871). Однако и в новом документе не удалось избежать некоторых ошибок. Так, наличие нескольких главнокомандующих, обладавших, согласно "Положению", одинаковыми правами, не могло не затруднить руководство военными действиями. Уязвимым местом оставалась организация тыла русской армии - по причине большой самостоятельности интендантских органов. Командиры корпусов и начальники дивизий оказались зависимыми от частных подрядчиков и не могли серьезно влиять на снабжение войск качественным продовольствием, обмундированием и фуражом.
  Исключительно остро стоял вопрос о поднятии престижа службы офицера Генерального штаба. Первым шагом в этом направлении явилось введение должности начальника штаба дивизии, в руках которого отныне сосредоточивалось все управление соединением. Затем, в 1865 году, вышло "Положение для Генерального штаба", дававшее право причисленным к нему офицерам занимать различные должности, а не только относящиеся по штату к Генеральному штабу. Разрешалось числиться по Генеральному штабу офицерам на должностях начальника дивизии и выше, на должности начальника окружного штаба, а также другим лицам, если они ранее служили в Генеральном штабе. По "Положению", устанавливалось правило: прежде чем получить назначение командиром полка, необходимо не менее года командовать отдельными частями - ротами и батальонами в пехоте, эскадронами и дивизионами в кавалерии. Все эти меры, с одной стороны, приближали офицеров Генерального штаба к войскам, а с другой - давали им более широкие возможности продвижения по службе. Повышались требования к уровню профессиональной подготовки офицеров Генерального штаба. Д.А. Милютину удалось добиться уравнения в чинах между гвардейскими и армейскими офицерами - при условии, что они причислены к Генеральному штабу [45, С. 162-163].
  В самом начале XX в. произошли изменения в структуре Главного штаба. В 1894 году его начальник Н.Н. Обручев (1830-1904) представил военному министру П.С. Ванновскому (1822-1904) разработанный во всех подробностях проект новой организации Главного штаба, так как события, связанные с франко-прусской (1870-1871) и русско-турецкой (1877-1878) войнами, "расширяя рабочую деятельность Главного штаба, не замедлили указать и на крайнюю ограниченность и неполноту его организации"20. Н.Н. Обручев предлагал превратить Главный штаб в орган, способный "выполнять работы и высшего стратегического порядка относительно распределения войск по театрам войны, образования армий, составления планов их сосредоточения и первоначальных действий, подготовки полевого управления в пограничных округах, организации сбора сведений о неприятеле и проч." [8]. Кроме того, Обручев считал важным поднять на новую ступень роль и значение начальника Главного штаба.
  Новый штат Главного штаба и "Положение", его касающееся были объявлены только в 1903 году. Согласно "Положению" как войсковое управление Генеральный штаб был представлен штабами и должностями офицеров Генерального штаба. В каждом армейском корпусе имелось четыре должности офицеров Генерального штаба - начальник штаба, старший адъютант и два офицера для поручений (лишь в кавалерийском корпусе было на одного офицера для поручений меньше); в каждой дивизии (пехотной, стрелковой, кавалерийской, казачьей) - по две должности офицеров Генерального штаба: начальник штаба и старший адъютант. В управлении каждой отдельной бригады (стрелковой, пехотной, кавалерийской, резервной, запасной, казачьей) предусматривалась одна должность офицера Генерального штаба (отсутствовала должность старшего адъютанта) [8].
  Русско-японская война (1904-1905) потребовала новых изменений в структуре армии. К концу войны с Японией при каждой дивизии - пехотной и конной - была сформирована пулеметная команда из 8 пулеметов Максима на колесном лафете. В 1907 году такую пулеметную команду получил каждый пехотный либо стрелковый полк. Дивизионные пулеметные команды оставлены только в коннице. Охотничьи команды наименованы командами разведчиков.
  Реформа 1910 года - упразднение резервных и крепостных войск - имела следствием усиление кадров полевых полков. К 1914 году в боевом составе Русской Армии состояло 70 дивизий, 18 стрелковых, 1 пластунская и 3 Заамурские пограничные бригады - всего 357 полков (13 гвардейских, 16 гренадерских, 208 армейских пехотных, 6 Заамурских пехотных, 44 Сибирских стрелковых - все в 4 батальона; 4 гвардейских стрелковых, 20 армейских стрелковых, 16 Финляндских, 8 Кавказских, 22 Туркестанских стрелковых - все в 2 батальона) и 6 пластунских батальонов. Пехотные дивизии: 1-3 гвардейские, 1-3 и Кавказская гренадерские, 1-52 пехотные, 1 - 11 Сибирские стрелковые; бригады: Гвардейская стрелковая, 1-5 армейские, 1-4 Финляндские, 1-2 Кавказские, 1-6 Туркменские, 1 пластунская, 1-3 Заамурские. Всего 1294 батальона (в 1898 году - 1138 батальонов, а в 1881 году - 1034 батальона) и качество ее повышено. Пропорция пулеметов у нас была та же, что и в европейских армиях: 2 на батальон, а в стрелковых полках двойная - 4 на батальон.
  Устройство кавалерийских полков осталось без изменений. В 1910 году упразднены учрежденные было при генерале Палицыне в 1906 году четыре кавалерийских корпуса. Меру эту следует признать неудачной: в Мировую войну конные корпуса пришлось импровизировать. Сформированы новые дивизии: 3-я Кавказская казачья, Закаспийская, Забайкальская и Уссурийская конная бригада 4-полкового состава. Перед войной наша конница насчитывала 129 полков: 10 регулярных гвардейских, 21 драгунский, 17 уланских, 18 гусарских, 3 гвардейских казачьих и 52 армейских казачьих, 2 туземных конных, 6 Заамурских конных, 2 туземных и 2 казачьих дивизиона и 16 отдельных казачьих сотен. Силы эти составили 24 конные дивизии, 8 отдельных бригад, 12 отдельных полков, 2 отдельных казачьих дивизиона и 16 отдельных казачьих сотен [24, С. 138-139].
  Сразу же после русско-японской войны приступили к разработке Устава полевой службы, который был принят в 1912 году. На 1914 год он являлся наиболее современным и лучшим в мире.
  Таким образом, "соединением" в XIX - начале XX века являлось воинское формирование, состоящее из нескольких частей или соединений меньшего состава, обычно - различных родов войск (сил), специальных войск (служб), а также частей (подразделений) обеспечения и обслуживания. Термин же "подразделение" служил общим наименованием воинских формирований, имевших, как правило, постоянную организацию и однородный состав. К подразделениям относили: батальон, дивизион, роту, батарею, взвод, отделение.
  
  
  2.2 Становление организационно-штатной структуры общевойсковых соединений РККА
  
  В самом начале строительства Красной Армии первым вновь созданным соединением Сухопутных войск явился Первый корпус РККА, сформированный в Петроградском военном округе в январе 1918 года Корпус не имел строгой организационной структуры. Его основными боевыми единицами были пехотные батальоны, которые по формировании сразу же отправлялись на фронт. Первый корпус фактически выполнял функции органа комплектования и краткосрочного обучения красноармейских отрядов. Войска не обладали установленными едиными штатами красноармейцы не имели ни единообразной формы одежды, ни однотипного вооружения. Управляли войсками выборные командиры и коллегиальные органы.
  В период подготовки к введению всеобщей воинской обязанности - 31 марта 1918 года - Высший военный совет, председателем которого был Л.Д. Троцкий (1879-1940), издал приказ о введении новой системы военного управления. По плану, разработанному Высшим военным советом, в марте намечалось приступить к формированию 58 пехотных дивизий (из них 28 должны были дислоцироваться в приграничных округах и 30 - в тыловых военных округах) и 3 кавалерийских дивизий. Приказом наркома по военным и морским делам от 20 апреля 1918 года установлен первый штат пехотной дивизии, что вносило плановое начало в формирование Сухопутных войск, создавались условия для организационного оформления пехоты, артиллерии, кавалерии, технических и специальных войск.
  По штатам первой половины 1918 года, в состав пехотной дивизии входили: управление дивизии; 3 бригады по 3 пехотных полка в каждой (всего 9 полков трехбатальонного состава); кавалерийский полк (четырехэскадронного состава); авиационный отряд (группа); воздухоплавательный отряд; артиллерийская бригада (3 легких артиллерийских дивизиона, мортирный или горный артиллерийский дивизион, полевой тяжелый артиллерийский дивизион, 2 противовоздушные легкие батареи); артиллерийские парки (по числу дивизионов); батальон связи; инженерный батальон; медицинские, санитарные и ветеринарные учреждения; тыловые подразделения. По штату, пехотная дивизия должна была включать: личного состава - 35 985 человек (командного состава - 1902, красноармейцев и младшего командного состава - 34 083 человека); лошадей - свыше 11 тыс. голов; орудий - 68; пулеметов - 450; минометов - 36; винтовок - 14,5 тыс.; карабинов - 5,6 тыс.; автомобилей - 61; мотоциклов - 65; самокатов -168; повозок - свыше 3 тыс.
  В сражениях Гражданской войны Сухопутные войска РККА укреплялись организационно, приобретали боевой опыт, на основе которого совершенствовалась организационная структура, повышалась ударная и огневая мощь войск. По приказу РВС Республики от 11 октября 1918 года, все пехотные части и соединения стали называться стрелковыми. По штатам, утвержденным приказом РВС от 13 ноября 1918 года, в стрелковой дивизии предусматривалось иметь: 3 стрелковые бригады (по 3 стрелковых полка в каждой), 9 артиллерийских дивизионов (2 полевых тяжелых, 2 гаубичных, облегченный, противосамолетный и 3 легких: все дивизионы входили в состав стрелковых бригад), конную батарею, инженерный батальон, батальон связи, автомобильный броневой отряд, авиационный дивизион, воздухоотряд (аэростаты), 3 отдельных кавалерийских дивизиона и тыловые учреждения. Этим же приказом в дивизии вводились химическая служба и соответствующие должности и подразделения.
  Управление стрелковой дивизии составляли: начальник дивизии (начдив) и военный комиссар (военком), штаб, политический отдел, начальник артиллерии, дивизионный инженер, отдел снабжения, дивизионный санитарный врач и др. Всего в стрелковой дивизии должно было быть около 60 тыс. человек, в том числе 1657 человек командного состава и 56 668 человек рядового состава, 24 338 лошадей, 116 орудий, 382 пулемета, 54 миномета, 4 бронеавтомобиля. Кроме того, дивизия должна была иметь авиационный дивизион (18 самолетов) и воздухоплавательный отряд (аэростаты) [13].
  Однако ни в 1918 году, ни в последующие годы гражданской войны из-за нехватки боевой техники и вооружения не удалось укомплектовать по этому штату ни одной дивизии. Дивизия к тому же оказалась слишком громоздкой, не пригодной к маневренным действиям и имела недостаточный боевой состав, иными словами - очень мало активных штыков и сабель (21 процент).
  Переход к формированию Красной Армии на основе всеобщей воинской повинности (обязанности) позволил приступить к созданию кавалерийских соединений. Необходимость этого обусловливалась маневренным характером гражданской войны, а также широким применением противником крупных кавалерийских сил. Приказом наркомвоена от 3 августа 1918 года был введен в действие штат кавалерийской дивизии стратегической конницы: таковая состояла из 3 кавалерийских бригад (по 2 полка четырехэскадронного состава в каждой), конноартиллерийского дивизиона (четырехбатарейного состава), подразделений обеспечения и обслуживания. Всего в кавалерийской дивизии предусматривалось иметь 7653 человека, 8469 лошадей, 16 орудий, 24 пулемета. Приказом РВС от 26 декабря 1918 года штатная численность дивизии увеличилась до 8346 человек и 9226 лошадей [42]. В начале января 1919 года в штат кавалерийской дивизии (приказом РВС от 4 января 1919 года) был введен технический эскадрон, включавший подразделения связи и саперные подразделения.
  В течение 1921-1923 годов - в процессе проводимой почти непрерывно реорганизации стрелковых войск - постоянно изменялась организационно-штатная структура частей и соединений. Это вызывало трудности в управлении войсками, и особенно в их снабжении. Летом 1922 года были введены единые штаты для стрелковых дивизий мирного времени - двух типов: приграничная дивизия и внутренняя дивизия. По новым штатам, приграничная дивизия имела в своем составе 8705 человек, 20 орудий и 74 пулемета, а внутренняя дивизия - 6725 человек, 11 орудий и 76 пулеметов. Из стрелковой дивизии исключалось бригадное звено; все дивизии переводились на полковую организацию.
  В августе 1923 года, когда численность стрелковых войск в основном стабилизировалась, был разработан и утвержден единый штат стрелковой дивизии военного времени. Такая дивизия состояла из 3 стрелковых полков трехбатальонного состава, кавалерийского полка, 2 артиллерийских дивизионов, школы подготовки младшего командного состава и подразделений обеспечения. В ней предусматривалось иметь 15 300 человек, 6500 лошадей, 6508 винтовок, 74 станковых пулемета, 78 ружей-пулеметов, 24 орудия, 14 автомашин, 2100 повозок и двуколок.
  Несмотря на значительное сокращение личного состава, огневую мощь дивизии в основном удалось сохранить на прежнем уровне. По штату 1921 года, на стрелковый батальон в дивизии приходилось 10 станковых пулеметов и 2,4 орудия; по штату 1923 года - 8,2 пулемета и 2,6 орудия.
  С 1921 до конца 1923 года общее число стрелковых соединений сократилось со 124 до 49 [44, c. 127]. Новым явлением в организации пехоты стало введение корпусного звена. К октябрю 1923 года имелось 17 управлений стрелковых корпусов [36]. Корпус был высшим тактическим соединением, он объединял 2-3 стрелковые дивизии.
  К 1923 году кавалерийские дивизии содержались в составе 3 бригад по 2 полка в каждой (4 сабельных эскадрона и пулеметный эскадрон), конно-артиллерийского дивизиона, эскадрона связи, саперного эскадрона, школы подготовки младшего комсостава и дивизионного лазарета. В дивизии насчитывалось 5598 человек, 5340 лошадей, 120 орудий, 96 тяжелых и 96 легких пулеметов, а также 620 повозок. Количество кавалерийских соединений с 1920 по 1923 год увеличилось с 15 до 19 дивизий [36].
  С 1924 года высшим тактическим соединением стрелковых войск становится стрелковый корпус. В его состав входили: 3 стрелковые дивизии, 2 артиллерийских дивизиона, саперная рота и инженерный парк, батальон связи и подразделения тыла [39, С. 179-180].
  Основным тактическим соединением являлась стрелковая дивизия. Штатами, введенными осенью 1924 года, предусматривалось иметь два типа кадровых дивизий - военного и мирного времени и два типа территориальных дивизий - нормального и сокращенного состава. Стрелковая дивизия состояла из 3 стрелковых полков и артиллерийского полка, кавалерийского эскадрона и специальных подразделений боевого и материально-технического обеспечения. Для примера, дивизия военного времени, по штату, имела в своем составе 12 800 человек, 54 орудия, 270 пулеметов (из них 189 станковых), 243 гранатомета [44, c. 160]. Хотя численность дивизии - по сравнению со штатом 1923 года - и сократилась на 16 процентов, ее огневая мощь возросла. Так, если на стрелковый батальон дивизии в 1923 году приходилось 2 орудия и 8,2 станковых пулемета, то на соответствующий батальон 1924 года - 6 орудий и 30 станковых пулеметов. Численность кадровой дивизии мирного времени пограничного округа составляла 6516 человек, внутреннего округа - 4819 человек. Территориальная дивизия нормального состава имела численность 2150 человек, сокращенного состава - 1902 человека.
  В коннице в 1924 году высшим соединением являлся кавалерийский корпус. Он включал 2-3 кавалерийские дивизии, конно-артиллерийский (гаубичный) дивизион, эскадрон связи. По введенному осенью 1926 года штату, в дивизию входили 2 бригады (по 2 полка в каждой), конно-артиллерийский дивизион, пулеметный эскадрон, подразделения обеспечения и обслуживания. Кавалерийский полк состоял из 4 сабельных эскадронов и пулеметного эскадрона (с 16 пулеметами на тачанках) [44, c. 162].
  В период технической реконструкции армии (1928-1938 г.г.) как основная задача рассматривалось насыщение стрелковых частей и соединений артиллерией, танками, автоматическим оружием, средствами связи, инженерными средствами, то есть повышение их ударной и огневой мощи. Стрелковый корпус вместо 2 артиллерийских дивизионов получил 2 полка, вместо саперной роты - батальон, а также отдельный зенитный артиллерийский дивизион [39, c. 200]. В состав стрелковой дивизии был введен танковый батальон. Она стала иметь в 2 раза больше автоматического оружия и в 2,7 раза - артиллерийско-минометного вооружения. В то же время доля личного состава технических специальностей в стрелковой дивизии за этот же период возросла с 20,2 процента до 41,7 процента [9]. Стрелковая дивизия 1935 года имела 57 танков, 96 орудий, 180 станковых, более 350 ручных и 18 зенитных пулеметов [17].
  К июню 1941 года в составе Сухопутных войск имелись: 62 управления стрелковых корпусов и 198 стрелковых дивизий, в том числе 19 горнострелковых и 2 мотострелковые, а также 3 стрелковые бригады.
  Накануне войны стрелковый корпус являлся высшим тактическим соединением стрелковых войск. Он был в состоянии самостоятельно в полном объеме решать тактические задачи: в наступлении - на всю глубину прорывать тактическую зону обороны противника, в обороне - стойко удерживать обе полосы тактической зоны обороны. Организационно он состоял из трех стрелковых дивизий, двух корпусных артиллерийских полков, отдельного зенитного артиллерийского дивизиона, саперного батальона, батальона связи и частей тыла.
  Стрелковая дивизия по штату 1941 года должна была иметь 3 стрелковых и 2 артиллерийских полка, противотанковый и зенитный дивизионы, саперный батальон, батальон связи; в стрелковой дивизии числились: 14 483 человека, 210 орудий и минометов (без учета 50 мм минометов), 16 легких танков, 13 бронемашин, 558 пулеметов, 1204 пистолета-пулемета, 558 автомобилей, 3039 лошадей.
  Однако хотя в июне 1941 года уже формировалось 125 дивизий нового образца, к началу войны ни одну дивизию приграничных военных округов укомплектовать до полного штата не представлялось возможным. Так, на 1 июня 1941 года из 176 дивизий и 2 бригад, дислоцированных в 5 приграничных военных округах, 144 дивизии имели в своем численном составе 8 тыс. человек, 19 дивизий - от 600 до 5 тыс. человек, а 7 кавалерийских дивизий - в среднем по 6 тыс. человек. Во внутренних округах большинство дивизий содержалось по сокращенным штатам. Многие стрелковые дивизии в 1941 года вообще только еще формировались и начинали боевое слаживание [39, c. 235].
  Опыт операций второй мировой войны на Западе в 1939-1940 год показал, что роль кавалерии в бою снизилась. Поэтому ее численность постепенно сокращалась. К началу Великой Отечественной войны имелось 4 управления кавалерийских корпусов, 9 кавалерийских дивизий и 4 горно-кавалерийские дивизии [20, c. 422]. Дивизия состояла из 4 кавалерийских и танкового полков, конно-артиллерийского и зенитного дивизионов, подразделений обеспечения.
  Основным соединением автобронетанковых войск накануне войны стала танковая дивизия. Вследствие ошибок в оценках опыта боевого использования автобронетанковых войск в Испании танковые корпуса, которые заменили собой в 1938 году механизированные корпуса, в 1939 году были расформированы. Сыграл свою роль и отход в военной теории от идей глубокой наступательной операции. Однако опыт немецко-фашистской армии, успешно применившей крупные танковые объединения против французских войск, заставил советское политическое и военное руководство вновь вернуться к формированию механизированных корпусов. К концу 1940 года было создано 9 корпусов, а в феврале-марте 1941 года началось формирование еще 20 корпусов [20, c. 420].
  Механизированный корпус имел в своем составе 2 танковые дивизии и одну моторизованную дивизию, мотоциклетный полк, специальные части и подразделения. По штату военного времени, он включал 36080 человек, 1031 танк, 358 орудий и минометов, 268 бронемашин [35].
  Применение двух танковых корпусов в операциях Красной Армии на территории Западной Украины и Западной Белоруссии в 1939 году показало: для управления крупными подвижными соединениями (даже вдвое меньшего, чем штатный, состава) требуются опытные командиры и штабы. В Красной Армии таких командиров и штабов, которые бы имели опыт управления танковыми соединениями такого масштаба (каковыми являлись новые механизированные корпуса), не было. Положение усугублялось еще и тем, что переход в автобронетанковых войсках на дивизионный состав предрешил вопрос о расформировании укомплектованных и слаженных механизированных бригад: танки из бригад передавались в создаваемые танковые дивизии. Туда же направлялись и танки, изымаемые из стрелковых дивизий. Это резко понизило боеготовность автобронетанковых войск в целом и в значительной мере ослабило стрелковые соединения. До начала войны ни один из механизированных корпусов так и не был укомплектован боевой техникой в соответствии со штатом.
  Главной ударной силой механизированных корпусов были две танковые дивизии, входившие в их состав. Основным предназначением танковых дивизий был прорыв слабо укрепленной обороны противника, развитие наступления на большую глубину и действия в оперативной глубине - разгром резервов, нарушение управления и деморализация тыла, захват важных объектов. В оборонительных операциях танковые дивизии должны были наносить контрудары с целью уничтожения прорвавшегося противника. Эта задача перед войной считалась второстепенной и маловероятной. Поэтому в завязавшихся боях организовать и провести должным образом контрудары так и не удалось.
  Формирование танковых дивизий началось в соответствии и по штатам, утвержденным по Установлению СНК СССР от 6 июля 1940 года N 1193-464 ее.
  Дивизии полагалось: личного состава - 11343 человека, танков - 413 (из них тяжелых KB -105, средних Т-34 - 210, легких БТ-7 - 26, Т-26 - 18, химических - 54), броне автомобилей - 91, орудий и минометов (без 50 мм) - 58.
  В 1940 году было сформировано 18 танковых дивизий в составе механизированных корпусов и две отдельные (6-я - в Закавказском военном округе и 9-я - в Среднеазиатском).
  В марте 1941 года организация танкового полка танковой дивизии была изменена - количество тяжелых танков в нем уменьшилась с 52 до 31. Танковая рота средних танков имела 17 машин (во взводе - 5 танков), батальон - 52 танка. Батальон тяжелых танков насчитывал 31 танк (в роте - 10, во взводе - 3). Соответственно число танков в дивизии сократилось с 413 до 375. В механизированном корпусе вместо 1108 танков стало 1031.
  На вооружении дивизии состояло: 375 танков (тяжелых - 33, средних - 210, легких БТ-7 - 26, Т-26 - 22, химических - 54), 95 бронеавтомобилей (средние БА-10 и легкие БА-20), 12 122-мм гаубиц, 12 152-мм гаубиц, 4 76-мм полковых пушек, 12 37-мм автоматических зенитных пушек, 18 82-мм батальонных минометов, 27 50 мм ротных минометов, 1360 автомашин, 84 тракторов, 380 мотоциклов, 122 ручных пулеметов, 390 пистолетов-пулеметов, 1528 самозарядных винтовок.
  Штатный состав танковой дивизии РККА в 1941 году составлял 10942 человека, в том числе 1288 человек командно-начальствующего состава, 2381 человек младшего комсостава, 7323 рядовых.
  В состав каждого механизированного корпуса, наряду с двумя танковыми дивизиями, входила моторизованная дивизия. Они предназначались для закрепления успеха, достигнутого танковыми дивизиями, и решения других задач в глубине обороны противника. Моторизованные дивизии первых девяти мехкорпусов развертывались из стрелковых соединений с сохранением прежней нумерации. Для второй волны МК началось формирование новых дивизий - с нуля или на базе расформированных кавалерийских дивизий. Состав и организация моторизованной дивизии были утверждены постановлением Комитета Обороны от 22 мая 1940 года N 215 ее.
  По штату военного времени в моторизованной дивизии должно было быть: 11534 человека, 258 легких танков БТ и 17 плавающих T-37, 51 бронеавтомобиль,-12 152-мм гаубиц, 16 122-мм гаубиц, 16 76-мм пушек, 8 37-мм зенитных пушек, 12 82-мм минометов, 60 50 мм минометов,-1587 автомашин, 128 тракторов, 159 мотоциклов.
  Таким образом, к началу Великой Отечественной войны организационно-штатная структура общевойсковых соединений отвечала ее предназначению. Совершенствование ОШС общевойсковых соединений в предвоенный период проводилось с целью увеличения их огневой мощи, ударных возможностей при прорыве подготовленной обороны и возможностей по отражению наступления противника, повышения живучести, управляемости и оперативно-тактической самостоятельности. Это позволяло развивать теоретические и практические положения теории глубокой наступательной операции и боя.
  
  
  3 РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ШТАТНОЙ СТРУКТУРЫ ОБЩЕВОЙСКОВОГО СОЕДИНЕНИЯ
  
  3.1 Развитие организационно-штатной структуры общевойсковых соединений в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов
  
  Для процесса совершенствования ОШС общевойсковых формирований Сухопутных войск в годы Великой Отечественной войны, характерны несколько этапов.
  Первый этап (с июля 1941 до начала 1942 года) - характеризуется переходом от крупных к более мелким (бригада, полка, батальон) формированиям, развертыванием большого количества новых формирований при меньшем количестве ВВТ по сравнению с аналогичными формированиями накануне войны. Это было обусловлено не совсем правильным прогнозом военно-политической и военно-стратегической обстановки, большими потерями личного состава и ВВТ, ущербом в экономике и инфраструктуре в начальный период войны, низким уровнем эффективности управления войсками в различных их звеньях.
  Второй этап (с апреля 1942 до конца 1942 года) - характеризуется переходом к формированию крупных танковых и механизированных соединений и созданием впервые в составе Сухопутных войск танковых армий. Данные изменения в ОШС основывались на переводе экономики страны на выпуск продукции необходимой фронту, потребности восстановления стратегических резервов и прогнозе военно-стратегической обстановки, приобретением большей частью командного состава необходимого боевого опыта применения имеющихся сил и средств и организации взаимодействия на всех уровнях.
  Третий период (с начала 1943 года до окончания войны) - характеризуется созданием новых по составу танковых объединений, совершенствованием ОШС существующих стрелковых, танковых и механизированных соединений и частей и появлением некоторых новых организационных форм (например, формирование в 1944 году отдельных гвардейских тяжелых танковых бригад, что было вызвано необходимостью сосредоточения тяжелых танков на направлении главного удара для прорыва во взаимодействии с пехотой и артиллерией сильно укрепленных оборонительных рубежей, обеспечения ввода в прорыв эшелона развития успеха армии или фронта, а также для борьбы с танковыми группировками противника в ходе операции) [46]. Данные изменения обусловлены потребностью изменения форм и способов боевых действий с одновременным обеспечением их возможностями экономики страны и наличием резервов.
  Высокоманевренный характер боевых действий начального периода войны, большие потери вооружения, боевой техники, запасов материальных средств на складах, личного состава и командных кадров, начавшееся формирование резервных частей и соединений привели к необходимости внесения существенных изменений в организацию стрелковых и других соединений. По директиве Ставки ВТК от 15 июля 1941 года корпусное звено управления расформировывалось. К концу 1941 года из имевшихся 62 корпусных управлений осталось лишь шесть.
  В последующем по мере роста выпуска военной продукции, увеличивающегося поступления в войска вооружения и боевой техники, накопления материальных резервов, подготовки командных кадров и возросшего уровня руководства войсками, корпусное звено управления было восстановлено. С лета 1942 года в состав корпуса включаются 2-3 дивизии или 3-5 бригад. К концу 1943 года в составе Сухопутных войск было 161 корпусное управление, в том числе 36 гвардейских.
  С целью придания большей самостоятельности стрелковому корпусу, совершенствование его организационной структуры шло по линии создания и увеличения корпусных частей. К концу 1943 года стрелковый корпус включал: три стрелковые дивизии, артиллерийский полк, батальон связи, инженерный батальон и тыл. С 1944 года, в первую очередь в состав гвардейских корпусов, стали включать артиллерийскую бригаду, полк реактивной артиллерии, самоходно-артиллерийский полк и зенитно-артиллерийский дивизион. Иногда корпус мог насчитывать четыре стрелковые дивизии.
  Стрелковая дивизия, являясь составной частью корпуса, была основным тактическим соединением. В апреле 1941 года она состояла из трех стрелковых полков, артиллерийского и гаубичного полков, дивизиона 45 мм противотанковых пушек, зенитного артиллерийского дивизиона, разведывательного, саперного, связи батальонов и частей тыла. Все по 14500 человек, 1762 пулемета и автомата, 144 орудия, 150 минометов, 16 легких танков, 13 бронемашин и 558 автомашин.
  В июле 1941 года отсутствие достаточных средств и необходимого времени на создание и подготовку дивизий штатной организации обусловили сокращение штатов. В стрелковой дивизии количество личного состава было уменьшено на 25 % артиллерии и минометов - на 52 %, автомашин - на 64 %, танков не стало вообще. Изъятые из дивизии гаубичный полк и противотанковый дивизион обращались на формирование артиллерии резерва ВГК. Проведенная реорганизация ослабила боевые возможности дивизии, но облегчила формирование новых соединений и позволила основным способом пополнения войск действуют армии сделать замену соединений, потерявших боеспособность новыми соединениями.
  Но потребности фронта росли быстрее, чем формировались дивизии. В этих условиях начинают формироваться стрелковые (морские, лыжные) бригады состоявшие, как правило, из 3-4 стрелковых батальонов, артиллерийского, минометного (120 мм) и противотанкового дивизионов, минометного (82 мм) батальонов. К концу 1942 года, несмотря на некоторое повышение живучести стрелковые бригады постепенно были переформированы в стрелковые дивизии.
  Для борьбы с танками противника с осени 1941 год начали формироваться общевойсковые истребительные бригады. Истребительная бригада включала: противотанковый артиллерийский полк (двенадцать 45 мм и шестнадцать 76 мм пушек), два противотанковых батальона (72 противотанковых ружья в каждом), минометный батальон (двенадцать 120 мм минометов) инженерно-минный батальон, отдельную роту автоматчиков. Последующее применение этих бригад показало, что стремление совместить разнородные силы и средства для борьбы с танками, было не совсем удачным. В конце 1942 года общевойсковые истребительные бригады были преобразованы в стрелковые дивизии.
  Возможности советской экономики позволили, а усиление обороны противника потребовали увеличения огневой мощи стрелковых дивизий. Оно достигалось за счет включения в штат дивизии с декабря 1941 года противотанкового дивизиона, увеличения количества минометов до 162 (на 84 штуки), увеличения количества противотанковых ружей до 89 (рота ПТР в стрелковом полку - 27 ружей) и автоматического оружия (рота автоматчиков - 100 человек в стрелковом полку).
  В 1942 году организация дивизии изменялась в сторону увеличения противотанковых средств и усиления дивизионной артиллерии. К концу года в составе артиллерийского полка появляется третий артиллерийский дивизион, в полки и батальоны вновь вернулись минометные батареи (120 мм) и роты (82 мм минометов), в штат стрелковых батальонов включались взводы 45 мм противотанковых пушек и взводы противотанковых ружей (9 штук). В последующие годы войны штат стрелковой дивизии постоянно совершенствуется. В нем сокращается личный состав подразделений обеспечения и увеличиваются огневые возможности дивизии.
  В ходе боев с захватчиками родилась советская гвардия. За стойкость в обороне, мужество и отвагу в наступлении 18 сентября 1941 года 100, 127, 153 и 161-я стрелковые дивизии были преобразованы в 1, 2, 3 и 4-ю гвардейские. К концу войны их стало 117. Эти дивизии имели большую численность личной состава, автоматического оружия и артиллерии, а с лета 1944 года - дивизион САУ. В операциях на завершающем этапе войны проверялся новый штат гвардейской стрелковой дивизии, который с июня 1945 года был объявлен действующим штатом для всех стрелковых дивизий. В состав стрелковой дивизии вместо артиллерийского полка включалась артиллерийская бригада трех полкового состава, дивизион СУ-76 - 16 штук.
  Организационные изменения стрелковых соединений, происходившие в годы войны, увеличили их огневые возможности за счет большего количества артиллерии, противотанковых средств и самоходных артиллерийских установок. Тем самым были созданы материальные предпосылки для постановки вопроса о прорыве тактической обороны противника силами стрелковых соединений первого эшелона армии. Однако маневренные, возможности стрелковых соединений были все еще низкими и уступали по подвижности танковых соединений.
  Основными факторами, обусловившими организационно-штатные изменения структуры бронетанковых и механизированных войск в первые месяцы войны, были: большие безвозвратные потери боевой техники и вооружения и невозможность их быстрого восполнения, развертывание для нужд фронта большого количества новых формирований, недостаток командного состава способного обеспечить управление крупными соединениями танков, маневренный характер боевых действий в условиях господства авиации противника, способы ведения боевых действий, вызванные стратегической обороной наших войск.
  Было принято решение о расформирования механизированных корпусов и переходе к созданию небольших, но маневренных формирований, способных обеспечить более тесное взаимодействие с общевойсковыми соединениями. Основными организационными формами в бронетанковых и механизированных войсках к осени 1941 года стали отдельные танковые бригады и отдельные танковые батальоны. Эти формирования использовались в основном для придания устойчивости обороны стрелковых соединений, проведения контратак и ведения маневренной обороны.
  В конце августа 1941 года был разработан штат танковой бригады. В ее состав входили танковый полк и подразделения обеспечения (всего 93 танка). В дальнейшем из-за нехватки техники и усложнения управления танковыми батальонами из-за промежуточного полкового звена управления количество танков в бригаде сократилось до 46. Два танковых и один мотострелковый батальоны управлялись непосредственно командиром бригады. Одновременно началось формирование отдельных танковых батальонов, состоявших из роты средних танков Т-34 и двух рот легких танков (по 10 танков Т-60). Всего в батальоне двадцать девять танков. Другой штат отдельного танкового батальона предусматривал наличие 36 танков (пять танков KB в роте тяжелых танков, семь танков Т-34 в роте средних танков, 20 танков Т-40 или Т-60 в двух ротах легких танков). Всего с 15 июля 1941 года по апрель 1942 года, были создано 234 танковые бригады и 75 отдельных танковых батальонов.
  Боевой опыт контрнаступления под Москвой показал, отсутствие крупных танковых соединений не дает возможности фронтовым и армейским объединениям достигать высоких темпов прорыва тактической обороны противника и стремительно развивать тактический успех в оперативный, вести непрерывное наступление на большую глубину. Промышленность страны к весне 1942 года создала объективные предпосылки для формирования крупных танковых соединений. Учитывая это, советское командование приняло в марте 1942 года решение о создании первых четырех танковых корпусов. Каждый из них имел в своем составе сначала две, а затем три танковые и мотострелковую бригады. Корпус насчитывал 5603 человека и 100 танков (двадцать KB, сорок Т-34, сорок Т-60), частей обеспечения корпус не имел.
  Опыт соевых действий танковых корпусов показал, что отсутствие в их составе артиллерии, разведывательных, инженерно-саперных подразделений и своего тыла снижает боевые возможности корпуса. Поэтому в июле 1942 года в штат корпуса был включен отдельный гвардейский минометный дивизион, развел тельный и мотоциклетный батальоны. Немного позже в штат корпуса ввели две подвижные ремонтные базы, роту подвоза горюче-смазочных материалов.
  В сентябре 1942 года было начато формирование механизированных корпусов. В их состав включалась моторизованная пехота, что существенно повышало эффективность применения, танков корпуса, так как пехота действовала совместно с танками обеспечивая их продвижение в сложных условиях, закрепляя каченные рубежи. В штат механизированного корпуса входили: три механизированные и танковая бригады, истребительно-противовотанковый полк, зенитно-артиллерийский полк, гвардейский минометный дивизион, бронеавтомобильный и ремонтно-восстановительный батальоны, инженерно-минная рота и рота подвоза ГСМ.
  В дальнейшем организационная структура танкового и механизированного корпусов совершенствовалась по пути увеличения количества и качества корпусных частей и подразделений и увеличения количества танков в бригадах, что повышало их боевые возможности.
  Для повышения темпов прорыва стрелковыми соединениями тактической зоны обороны противника, они усиливались отдельными танковыми бригадами, полками и батальонами. С октября 1942 года советское командование стало создавать отдельные тяжелые танковые полки прорыва, которые использовались как танки непосредственной поддержки пехоты. В полках по штату был 21 танк KB, с 1944 года танк ИС-2. Включение в 1944 году в состав полков роты автоматчиков, саперного, хозяйственного взвода и других подразделений повысило их боевую эффективность самостоятельность.
  Прорыв заблаговременно подготовленной обороны противника, опиравшейся на укрепленные районы и густую сеть населенных пунктов, а также появление у противника более совершенных противотанковых средств ближнего боя ("Панцерфауст", "Офенрор" с зимы 1944 года) потребовало сопровождения танков непосредственной поддержки пехоты в бою автоматчиками в качестве десанта. В 1944 году началось формирование отдельных танковых бригад. Организационно бригада состояла из трех тяжелых танковых полков прорыва по 21 танку ИС-2, моторизованного батальона автоматчиков, подразделений тыла и имела 65 танков ИС-2, три СУ-76, 19 бронетранспортеров, 3 бронемашины. Бригады действовали совместно со стрелковыми соединениями при прорыве подготовленной обороны противника на направлении главных ударов фронтов и армий. При формировании отдельных тяжелых танковых полков и бригад прорыва им присваивалось почетное наименование гвардейских.
  Необходимость преодолевать густую сеть минных полей противника при прорыве его тактической зоны обороны вызвало формирование с середины 1943 года частей и соединений специального назначения: инженерно-танковых полков и бригад. Каждый полк имел 22 танка Т-34 и 18 тралов со средствами транспортировки. Танки-тральщики создавали проходы в минных полях для танков непосредственной поддержки пехоты и стрелковых, подразделений.
  Опыт войны показал, что наши танковые соединения, наступавшие в оперативной глубине обороны противника, нуждаются в надежной огневой поддержке. Артиллерия на механической тяге отставала от танков и не всегда успевала во время поддержать их огнем. Кроме того, противник успешно применял штурмовые орудия и самоходные артиллерийские установки с 1941-1942 годов. В начале 1943 года были сформированы первые самоходно-артиллерийские полки, на вооружении которых поступили разнотипные боевые машины СУ-76, СУ-122, СУ-85 и СУ-152. Они подчинялись командующему артиллерией Советской армии. В них удачно сочетались броневая защита, маневренность танка и эффективность огневого поражения артиллерии. Применялись они в качестве артиллерии сопровождения пехоты и танков.
  С апреля 1943 года самоходная артиллерия была передана в подчинение командующего бронетанковыми и механизированными войсками. Основной организационной единицей являлся самоходно-артиллерийский полк. По новым штатам середины 1943 года было создано три типа полков: самоходно-артиллерийский полк СУ-76 (четыре батареи по пять СУ-76, всего 21 СУ-76), самоходно-артиллерийский полк СУ-122 (четыре батареи по четыре СУ-122, всего 16 СУ-122 и 1 Т-34), тяжелый самоходно-артиллерийский полк СУ-152 (всего 12 СУ-152 и 1 КВ).
  В начале 1944 года самоходно-артиллерийские полки были реорганизованы. Каждый тяжелый, средний и легкий самоходно-артиллерийский полк имел по 21 машине, роту автоматчиков, роту технического обеспечения. В 1944 года стали формироваться гвардейские тяжелые, средние и легкие самоходно-артиллерийские бригады. Каждая бригада имела по три СУ-76 и по 65 ИСУ-152, 100 или СУ-85 соответственно.
  Таким образом, военная промышленность страны и анализ боевого применения танков позволили военному руководству создать стройную организационную структуру бронетанковых и механизированных войск в годы войны. Главными тенденциями развития бронетанковых и механизированных войск были: непрерывное организационное массирование танковых частей и соединений, обеспечивающее эффективное использование их основного вооружения - танков; обеспечение автономности танковых и механизированных соединений на основе рационального сочетания в их составе различных родов войск; последовательное повышение ударной силы и огневой мощи танковых войск, их маневренности и подвижности, зашиты и надежности управления [1].
  Анализ опыта Великой Отечественной войны позволил выявить следующие тенденции развития ОШС общевойсковых соединений: приведение ее в соответствие с предназначением и решаемыми задачами; совершенствование ОШС соединений в направлении повышения огневой мощи, ударных возможностей, боевой самостоятельности, роли боевого, технического и тылового обеспечения; совершенствование ОШС с учетом рациональной доли боевых частей, частей и подразделений боевого, технического и тылового обеспечения. Эти тенденции характерны и для первого послевоенного периода строительства Вооруженных Сил.
  Проявилось влияние роста количества ВВТ в боевых подразделениях и частях на увеличение сил и средств технического и тылового обеспечения. Данная тенденция вызывала снижение эффективности управления, маневренности, а также противоречие в долях между боевыми частями, частями и подразделениями боевого тылового и технического обеспечения. Решение данного противоречия приводило к изменению ОШС, развитию и внедрению новых видов и образцов ВВТ, а также средств поражения на новых физических принципах (например, ядерное оружие).
  Основными закономерностями совершенствования ОШС и повышения боевых возможностей общевойсковых соединений в годы войны и первый послевоенный период их развития явились: несоответствие количества и качества сил и средств вооруженной борьбы одной стороны формам и способам ведения боевых действий другой стороны вызывали потребность изменения одного из этих факторов или всех одновременно; появление новых средств вооруженной борьбы вызывает развитие тактики ведения общевойскового боя и ОШС соединений.
  
  
  3.2 Развитие организационно-штатной структуры общевойсковых соединений в первый послевоенный период (1945-1954 годы)
  
  Первый период послевоенного развития ОШС общевойсковых соединений (1945-1954 годы) характеризуется их моторизацией, насыщением артиллерийскими системами и противотанковыми средствами, танками и БТР. Это привело к росту оперативно-тактической самостоятельности, повышению подвижности и живучести соединений, увеличению их боевых возможностей. В этот период доля личного состава соединений (например, в танковой дивизии) по их боевому предназначению перераспределилась в сторону увеличения в подразделениях всестороннего обеспечения (боевого обеспечения - 33 %, технического и тылового обеспечения - 22 %) и уменьшения в боевых частях (45 % от общего количества личного состава).
  Основным тактическим общевойсковым соединением танковых войск все послевоенные годы была танковая дивизия. Формирование их началось сразу после окончания боевых действий в Европе из танковых корпусов и бригад на основании приказа Народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина N 0013 от 10 июня 1945 года.
  Состав танковой дивизии включал: три танковых полка, тяжелый танкосамоходный полк, мотострелковый полк, минометный полк, зенитно-артиллерийский полк, гаубичный дивизион, гвардейский минометный дивизион реактивных установок М-13, мотоциклетный батальон, отдельный саперный батальон, отдельный батальон связи, автотранспортный батальон, авиазвено связи, медико-санитарный батальон, подвижная танкоремонтная база, подвижная авторемонтная база, полевой автохлебозавод.
  Штатная численность личного состава составляла: генералов - 1, офицеров - 1224, сержантов - 2156, солдат - 5368. Всего в дивизии насчитывалось 8749 человек. На вооружении танковой дивизии имелось: 314 средних танков, 24 самоходно-артиллерийские установки, 110 бронетранспортеров, 4 ЗСУ-37, 4 57-мм пушки, 4 76-мм пушки, 4 85-мм пушки, 37 122-мм гаубиц, 4 120-мм миномета, 8 реактивных установок М-31-12 и 1 М-13, зенитное вооружение - 6 пулеметов ДШК, 6 ЗПУ-2, 3 ЗПУ-4, 2 25-мм, 29 37 мм, 6 85-мм зенитных орудий, 1224 автомобиля, 167 радиостанций.
  В последующие годы изменялось количество, организация, вооружение танковых дивизий, но не менялось главное предназначение - быть главной ударной силой сухопутных войск. Поэтому все реорганизации преследовали одну цель - повысить боевые возможности танковых войск.
  В 1946-1948 годах часть танковых дивизий была сокращена до кадровых полков, но уже к концу 1948 года все они были развернуты в полнокровные дивизии.
  Директивой МО СССР от 25 мая 1953 года танковые дивизии были переведены на новые штаты: мотострелковые полки переформированы в механизированные; в состав дивизий вошли гаубичные артиллерийские полки, отдельные батареи управления начальника артиллерии, отдельные взводы химической защиты, отдельные учебные танковые батальоны и автотракторные ремонтные мастерские; были расформированы гаубичные артдивизионы и минометные полки. В 1955 году мотоциклетные батальоны были переформированы в разведывательные батальоны.
  Механизированные дивизии, появившиеся в Советской Армии в 1945 году по приказу НКО СССР N 0013 от 10.06.1945 года, предназначались для поддержки действий танковых соединений, а также усиления мобильности и ударной мощи стрелковых корпусов и общевойсковых армий.
  Структура механизированных дивизий за десять с небольшим лет их существования претерпела ряд изменений.
  Состав механизированной дивизии включал: три механизированных полка, танковый полк, тяжелый танкосамоходный полк, артиллерийский полк, минометный полк, зенитно-артиллерийский полк, гвардейский минометный дивизион реактивных установок М-13, саперный батальон, батальон связи, автомобильный батальон, медико-санитарный батальон.
  Численность личного состава механизированной дивизии составляла по штату 9676 человек: генералов - 1, офицеров -1312, сержантов - 2131, солдат - 6232. На ее вооружении имелось: 245 танков, 24 самоходные артиллерийские установки, 195 бронетранспортеров, 8 зенитно-самоходных установок ЗСУ-37, 13 57-мм, 10 76-мм, 13 85-мм пушек, 37 122-мм гаубиц, 2 безоткатных орудия, 13 120-мм и 13 160-мм минометов, 6 крупнокалиберных пулеметов ДШК, 4 зенитно-пулеметных установки ЗПУ-1, 3 ЗПУ-2, 4 ЗПУ-4, 8 25-мм, 25 37-мм и 9 85-мм зенитных орудий, 1238 автомобилей, 201 радиостанцию.
  В рамках сокращения Вооруженных Сил некоторые механизированные дивизия к 1 декабря 1946 года сокращены до отдельных кадровых механизированных полков. Но к 30.10.1949 года, вновь развернуты в дивизии. В состав механизированной дивизии дополнительно вошли подвижные ремонтные базы, учебные танковые батальоны.
  В мае 1953 года в состав дивизии вошли отдельный взвод химической защиты, батарея управления командующего артиллерией дивизии, минометный полк переформирован в гаубичный артиллерийский полк, мотоциклетный батальон переименован в разведывательный.
  В 1955 году механизированная дивизия имела на вооружении 251 танк, из них: четыре средних Т-34, 188 средних Т-54, 20 тяжелых ИС-2, 23 тяжелых ИС-3, 16 плавающих ПТ-76, 20 самоходных артиллерийских установок ИСУ-122 и 195 бронетранспортеров [16].
  Проведенные исследования показывают, что совершенствование ОШС общевойсковых соединений в первый послевоенный период проводилось с целью увеличения их огневой мощи, ударных возможностей при прорыве подготовленной обороны и возможностей по отражению наступления противника, повышения живучести, управляемости и оперативно-тактической самостоятельности. Это позволяло развивать теоретические и практические аспекты подготовки и ведения общевойскового боя.
  
  
  3.3 Развитие организационно-штатной структуры общевойсковых соединений в период 1954-1985 годов
  
  Период организационного строительства Вооруженных Сил СССР с 1954 по 1985 год, характеризуется "...революцией в военном деле, обусловленной появлением и бурным развитием ядерного оружия и непрерывной борьбой между СССР и США, Варшавским Договором и блоком НАТО за достижение и сохранение военно-стратегического паритета" [7]. С учетом всех факторов и условий, влияющих на развитие Вооруженных Сил, в военно-исторической науке он подразделяется на три этапа: 1954-1961 годы - строительство Вооруженных Сил в условиях революции в военном деле; 1962-1971 годы - развитие Вооруженных Сил по достижению стратегического паритета; 1972-1985 годы - совершенствование Вооруженных Сил в условиях стратегического паритета.
  Появление и быстрое развитие новых средств вооруженной борьбы (например, ядерное оружие) на первом этапе (1954-1961 годы) предъявили новые требования к формам и способам применения различных сил и средств, их боевому составу и боевым порядкам в общевойсковом бою [33]. Это потребовало искать новые подходы к созданию и совершенствованию ОШС общевойсковых соединений.
  Проводимые исследования [47] показали, что ОШС общевойсковых соединений для успешного ведения боевых действий должна обеспечивать защиту войск, эффективное использование результатов ядерных ударов и ведение активных боевых действий с высокими темпами, обеспечивающими упреждение противника. При ведении наступления, используя промежутки и бреши в боевых порядках противника, образовавшиеся в результате нанесения ядерных ударов (удара), одной из основных задач ставилось недопустить организованного его отхода и занятия обороны на новом рубеже, а при ведении обороны - своевременно осуществлять маневр силами и средствами для закрытия брешей, образовавшихся в результате ядерных ударов противника, прикрытию флангов.
  Наиболее защищенными от поражающих факторов ядерного оружия и наиболее приспособленными к ведению боевых действий в условиях применения ядерного оружия являются танковые формирования. Исходя из этого, в новой ОШС общевойсковых соединений были приняты технические и организационные меры по существенному повышению роли и удельного веса танковых формирований с одновременным повышением боевых возможностей и уровня защищенности механизированных и стрелковых. В основу проводимых мероприятий по совершенствованию ОШС были положены требования "...всемерного повышения удельного веса боевого ядра соединений, частей и подразделений, повышения их маневренности, боевой самостоятельности и управляемости, сокращения автотранспорта в войсках..." [30].
  Характерным для данного периода было резкое увеличение количества танков и БТР без существенного изменения самой структуры соединений. Например, количество танков и САУ в танковой (мд) дивизии было увеличено до 481 (349), БТР до 375 (540).
  Из проводимых мероприятий по совершенствованию ОШС и повышению боевых возможностей общевойсковых формирований следует выделить основные из них: увеличение количества танков в танковых взводах (с 3 до 5) и ротах с 10 до 16 единиц при сохранении в составе тб двух тр; в составе тп механизированный батальон автоматчиков преобразован в мотострелковый батальон, введены разведывательная и саперная роты. Количество танков в танковом полку было увеличено с 65 до 113 единиц, БТР с 5 до 40 единиц. Защищенность броней личного состава полка возросла с 26 до 55,6 %, удельный вес в нем тб возрос с 77,8 до 85,3 %, а мотострелковых подразделений сократился с 17,1 до 4,7 %; в механизированном полку танковой и механизированной дивизии зенитно-пулеметная рота преобразована в дивизион, веден саперный взвод; из состава танковой дивизии исключен минометный полк, а вместо гаубично-артиллерийского дивизиона введен артиллерийский полк; в механизированной дивизии вместо гаубично-артиллерийского введено два артиллерийских полка, мотоциклетный батальон преобразован в отдельный разведывательный батальон (орб) и исключен минометный полк.
  В связи с началом массового производства новых тяжелых танков (Т-10), было начато развертывание тяжелых танковых дивизий (около 7 тысяч человек личного состава, 293 тяжелых танка и САУ, 54 зенитных орудия, 138 БТР). Соединений аналогичной ударной силы и подвижности на тот период не было ни в одной армии мира.
  Однако учения с применением атомного оружия на территории Южно-Уральского военного округа и исследования, проводимые в этот период [41] показали, что ОШС танковой и механизированной дивизии была громоздка, недостаточно маневренна, а существующая на тот период ОШС стрелковых соединений не обеспечивала массированного применения танков для прорыва тактической зоны обороны противника и обладала низкой защищенностью от поражающих факторов ядерного оружия. Предусмотренные мероприятия по рассредоточению войск по фронту и в глубину боевых и походных порядков позволяли исключить возможность одновременного поражения одним ядерным зарядом двух и более подразделений. Общевойсковой бой в условиях применения ядерного оружия стал характеризоваться более резким и быстрым изменением обстановки, напряженной борьбой за захват и удержание инициативы, скоротечностью, снижением степени боеспособности всех элементов боевых порядков за короткий промежуток времени [32]. Для достижения успеха в таком бою требовалось решить ряд задач для повышения возможностей соединений стремительно наращивать усилия из глубины, самостоятельно вести боевые действия на широком фронте при свободе маневра и наличии открытых флангов у обеих сторон. Это вызвало совершенствование ОШС соединений Сухопутных войск в направлении увеличения удельного веса танков и других бронированных машин как наиболее защищенных от поражающих факторов ядерного оружия и других средств поражения.
  Одним из важных требований к ОШС соединений явилось их возможность самостоятельно вести борьбу с ядерными и другими средствами поражения противника на всю глубину боевой задачи с расчетом уничтожения этих средств раньше, чем они будут применены. Это, в свою очередь, потребовало совершенствовать структуру частей и подразделений боевого обеспечения.
  При высокой подвижности войск и большой динамичности боевых действий значительно усложнялось управление войсками в условиях резко меняющейся обстановки. Исследования того периода [18] показали, что "...применение в операциях ядерного оружия и высокоманевренные действия войск, использующих результаты ядерных ударов, значительно повышают роль и значение централизованного управления" [19]. Это вызвало необходимость совершенствования системы управления общевойсковых соединений.
  Весной 1957 года все механизированные дивизии были переформированы в танковые и мотострелковые дивизии.
  В результате проведенных мероприятий было создано качественно новое общевойсковое соединение - мотострелковая дивизия. Она насчитывала в своем составе 187 средних и 19 плавающих танков и была "...способной успешно решать задачи по прорыву обороны противника, развивать успех и вести маневренные действия в глубине" [29]. Необходимость иметь стрелковые и механизированные соединения утратила свое значение. Была установлена однотипность структуры танковых, тяжелых танковых и мотострелковых полков по их составу независимо от организационной принадлежности. Доля личного состава боевых частей (например, в танковой дивизии) снизилась с 45 % до 31 %. При этом доля личного состава органов управления и частей боевого обеспечения увеличена до 43 %, а технического обеспечения и тыла - до 26 %. Общее количества личного состава управления дивизии было снижено на 10 %.
  Структура танковой дивизии с четырьмя танковыми полками оказалась слишком громоздкой для ведения боевых действий в условиях применения ядерного оружия. Поэтому в 1957 году танковые дивизии были переведены на новую организацию и штаты: механизированные полки вновь переформированы в мотострелковые; тяжелые танко-самоходные полки переформированы в тяжелые танковые полки; сформированы отдельные роты истребителей танков; были расформированы один танковый полк, гвардейский минометный дивизион и полевой хлебозавод.
  В 1958 году в связи с сокращением Вооруженных Сил мотострелковые полки части дивизий были сокращены до отдельного мотострелкового батальона, а артиллерийские и зенитно-артиллерийские полки - до дивизиона.
  В 1960 году расформированы учебные танковые батальоны и автошколы (поскольку началось развертывание учебных танковых дивизий).
  В 50-60-е годы основу противовоздушной обороны дивизии составляли силы и средства зенитно-артиллерийского полка - 24 автоматических 57-мм орудия С-60 с радиолокационным наведением. В танковых полках имелись ЗСУ-57-2, крупнокалиберные пулеметы. Однако к началу 60-х годов эти зенитные средства, в связи с бурным развитием авиации и авиационных средств поражения, уже не обеспечивали надежного прикрытия танковых частей [16].
  Из основных мероприятий совершенствования ОШС общевойсковых соединений этого периода следует выделить: сокращение количества танков в танковых ротах с 16 до 10 единиц; увеличение количества рот в батальонах с 2 до 3; в танковых полках вместо мотострелкового батальона вводится рота, а вместо саперной и разведывательной рот - взвода; из танковой дивизии исключен один танковый полк, но введен отдельный батальон истребителей танков (31 ИСУ-152 или СУ-122), количество орудий в артиллерийском полку увеличено до 54 единиц; в состав мотострелковой дивизии включен тп, а в мсп - тб (31 танк). С 1961 года в состав дивизии введен отб (51 танк) как резерв командира дивизии.
  Совершенствование ОШС общевойсковых соединений, проводившееся в 1962-1971 годы, было вызвано поступлением на вооружение соединений Сухопутных войск ракетно-ядерного оружия и новых образцов ВВТ (например, танки Т-55, Т-62, ПТРК "Малютка"). Это повлекло за собой изменение боевых задач общевойсковых формирований в бою. Так, оценивая возможный характер решаемых задач общевойсковыми соединениями Сухопутных войск, выделялись две наиболее характерные из них: "...первая, главная - стремительное использование результатов ударов ракетных войск, срыв мобилизации, захват ключевых районов и рубежей и нанесение поражения противнику до восстановления им боеспособности. Вторая - завершение полного разгрома тех сил противника, которые уцелеют от ядерных ударов и стремительное продвижение в глубину территории противника..." [29]. Основными требованиями к ОШС общевойсковых соединений явились: повышение управляемости, удельного веса боевой частей и подразделений в их ОШС; повышение маневренности и боевой самостоятельности соединений при ведении боевых действий в крупномасштабной войне с применением ракетно-ядерного оружия.
  Ракетно-ядерное оружие стало рассматриваться как основное средство поражения противника. Предусматривалось, что общевойсковой бой с его применением будет характеризоваться большей (по сравнению с предыдущим периодом) динамичностью и скоротечностью, отсутствием явно выраженной границы между линией боевого соприкосновения (линией фронта) и тыла.
  С учетом этих требований в 1962 году общевойсковые соединения получили "собственное" средство применения ядерного оружия - отдельный ракетный дивизион. С 1961 года в штате дивизий появились отдельные ракетные дивизионы (до 1968 года - 2 ПУ, а с 1968 года - 4 ПУ тактических ракет), оснащенные ракетным комплексом "Луна", значительно усилившие огневую мощь соединений. В распоряжении командира танковой дивизии впервые появилось ядерное оружие тактического назначения. Введение в состав дивизии ракетного дивизиона значительно повысило возможности дивизии по поражению вторых эшелонов (резервов) противника в их зоне боевого воздействия.
  Ракетный дивизион тактических ракет "Луна" мсд (тд) дивизии мог поражать объекты противника на удалении более 30, а дивизион тактических ракет "Луна-М" - до 65 км. Главной их задачей стало нанесение ядерных ударов по средствам ядерного нападения противника и группировкам его войск, уничтожение которых создают возможность для увеличения темпов наступления мотострелковых и танковых частей первого эшелона. При типовом выделении дивизии в наступлении 8-12 ракет с ядерными зарядами, ее ракетный дивизион был способен поразить до 10 объектов типа батальон-дивизион (2-3 адн, 2-3 мпб, 1-2 тб и 1 КП дивизии), а в ходе развития наступления - еще 2-3 объекта типа батальон-дивизион. При этом, например, норма потребности в обычных боеприпасах артиллерии дивизии для подавления мпб в районе обороны составляла около 8,5-11 тысяч снарядов, а для подавления мотопехотной бригады - до 40 тысяч снарядов. Введение ракетного дивизиона в штат танковой (мотострелковой) дивизии позволило сократить общее количество артиллерии в тд на 40 %, в мсд на 34 %, минометов - в тд на 30 %, в мсд на 45 %, противотанковой артиллерии - в тд на 77 %, в мсд на 45 % и при этом повысить их боевые возможности на 10-15 %.
  В 1961 году зенитно-артиллерийский дивизион выводится из подчинения командующего артиллерией и становится самостоятельной единицей. Руководство противовоздушной обороной дивизии стал осуществлять самостоятельно начальник противовоздушной обороны.
  В 1962 году дивизии были переведены на новые штаты: мотострелковые батальоны и артиллерийские дивизионы развернуты в полки; в состав соединений включены реактивные батареи, ремонтно-восстановительные батальоны, отдельные роты химической защиты. Были введены новые штаты танковых и мотострелковых полков. На базе артиллерийской, бронетанковой и автомобильной ремонтных мастерских были сформированы отдельные ремонтно-восстановительные батальоны танковых дивизий.
  В 1965 году в дивизии имелось - 314 средних танков, 19 плавающих танков ПТ-76, 24 122-мм гаубицы Д-30, 15 120-мм минометов, 6 реактивных установок БМ-21 реактивной системы залпового огня "Град", 12 зенитно-самоходных установок ЗСУ-23-4 "Шилка", 24 57-мм зенитных орудия, 114 колесных и 19 гусеничных бронетранспортеров.
  С конца 60-х годов на вооружение мотострелковых полков стали поступать боевые машины пехоты БМП-1, повысившие мобильность и ударную силу мотострелковых подразделений. Оснащение танковых дивизий бронетранспортерами и боевыми машинами пехоты также позволило повысить средние маршевые скорости и величину суточного перехода соединения [16].
  Основными мероприятиями совершенствования структуры соединений того периода явились: общее снижение количества личного состава в ОШС соединений; техническое перевооружение за счет поступления на вооружение новых образцов ВВТ и незначительного снижение ее общего количества. Проводимые мероприятия позволили укрыть за броней танков и БТР около 45 % личного состава, что существенно повысило защищенность соединения от поражающих факторов ядерного оружия.
  Следовательно, в результате проведенных мероприятий основным средством поражения противника в бою явилось ракетно-ядерное оружие. Наметилась устойчивая тенденция увеличения доли личного состава боевых частей и ее снижение в органах управления, частях и подразделениях всестороннего обеспечения, повышения боевых возможностей соединений за счет технического перевооружения и совершенствования ВВТ и увеличения доли боевых частей в их структуре. Проявилось снижение уровня некоторых качественных характеристик функционирования общевойсковых соединений в бою (например, автономность действий и восстановление боеспособности).
  Развитие средств вооруженной борьбы, существенная корректировка теории ведения общевойскового боя [14, 26] (допускающей возможность ведения общевойскового боя (операции) как с применением, так и без применения ядерного оружия), потребовали изменения подходов к совершенствованию ОШС общевойсковых формирований. При этом следует выделить характерную тенденцию: если до середины 70-х годов изменения в ОШС соединений в рамках общих изменений в организации войск (сил) оказывали определяющее влияние на развитие теории ведения общевойскового боя, то с начала 80-х годов, изменения во взглядах на характер общевойскового боя, роль, место, формы и способы применения соединений Сухопутных войск становятся все более определяющими по отношению к их структуре и составу [50]. Данная тенденция обусловливает характер и направление развития ОШС и изменение боевых возможностей соединений в этот период. Это обосновывается тем, что количественное накопление ракетно-ядерного оружия и качественное развитие обычных средств поражения, в том числе приближение по результативности применения ВТО к ядерному оружию, вызвало в последние годы изменение взглядов на ведение общевойскового боя.
  Следовательно, без определенного "скачка" в развитии средств поражения по их эффективности, основным положением, вызывающим развитие ОШС общевойсковых соединений являются формы и способы их применения в бою.
  В 1972 году в состав дивизий вошли отдельные реактивные дивизионы и батальоны химической защиты.
  В начале 70-х годов на вооружении Советской Армии появились самоходные артиллерийские орудия нового поколения. Артиллерийские дивизионы мотострелковых полков получали 122-мм самоходные гаубицы 2С1 "Гвоздика", артиллерийские полки танковых дивизий - 152-мм самоходные гаубицы 2СЗ "Акация". Артиллерийские бригады и дивизии, обеспечивавшие действия танковых сил, перевооружались самоходными пушками 2С5 "Гиацинт", 240-мм самоходными минометами 2С4 "Тюльпан" и 203-мм самоходными гаубицами 2С7 "Пион". После оснащения артиллерийских полков 152-мм самоходными гаубицами они переименовывались в самоходно-артиллерийские - в первую очередь они поступали в танковые дивизии групп советских войск в Европе.
  Как объект противовоздушной обороны танковая дивизия представляла собой совокупность малоразмерных высокомобильных (танки, боевые машины пехоты, бронетранспортеры), площадных (пункты управления, узлы связи, позиции артиллерии) и линейных (колонны частей и подразделений на марше) целей. Наличие большого числа объектов воздушного нападения в составе дивизии требовало надежного их прикрытия от ударов с воздуха. Опыт второй мировой войны показал, что танковые войска несли большие потери от авиации.
  С появлением зенитно-ракетных комплексов началось качественное совершенствование ПВО - зенитно-артиллерийские полки после перевооружения на ЗРК переименовывались в зенитно-ракетные (зрп). Основой ПВО танковых дивизий стали зенитно-ракетные комплексы 9К25 "Куб", серийно выпускавшиеся в Свердловске (пусковые установки), Долгопрудном (ракеты), Ульяновске (станции наведения). Всего в 1967-1983 году было произведено более 500 ЗРК.
  Организационно зенитно-ракетный полк "Куб" состоял из командного пункта, батареи управления, технической батареи, пяти зенитно-ракетных батарей (в каждой - одна станция наведения 1С91, четыре пусковые установки 2П25 и ТЗМ 2Т7). В составе танковых и мотострелковых полков появились зенитные ракетно-артиллерийские дивизионы - четыре ЗСУ "Шилка", а также боевые машины 9А34 и 9А35 зенитно-ракетного комплекса 9К35 "Стрела-10". Численность личного состава зрп в военное время должна была составлять 484 человека. В 80-е годы на вооружении сил ПВО стали появляться более совершенные зенитно-ракетные комплексы 9К331 "Тор", зенитные ракетно-артиллерийские комплексы 9К22 "Тунгуска".
  Отдельный разведывательный батальон танковой дивизии имел в своем составе разведывательно-десантную роту, роту радио- и радиотехнической разведки, танковую и роту бронированных разведывательно-дозорных машин.
  Постоянное возрастание роли подразделений связи и управления в современном бою требовало совершенствования организационной структуры отдельного батальона связи дивизии.
  Успех в будущих боях, по мнению советских военных авторитетов, во многом зависел от умения войск преодолевать водные преграды, которыми изобилует территория Европы, а также от степени эффективности инженерного обеспечения. По оценке специалистов, в ходе наступательных действий на Центрально-Европейском театре военных действий дивизия могла встретить водные преграды шириной до 30 метров через каждые 12 км, до 100 м - через 45 км и свыше 100 м - через 120-140 км.
  Их преодоление потребовало бы тщательного планирования, хорошей организации и управления. Одним из важнейших условий достижения успеха должно было стать наличие достаточного количества инженерных сил и средств. Поэтому структура инженерно-саперного батальона (до 1968 года - саперный) претерпевала постоянные изменения. В 1972 году в нем вводится взвод разведки и уничтожения ядерных фугасов (после того как их приняли на вооружение американцы).
  В 80-е годы инженерно-саперный батальон танковой дивизии состоял из управления, инженерно-саперной, инженерно-дорожной, переправочно-десантной и понтонной рот, инженерно-позиционного и взвода связи, подразделений обеспечения. Штат мирного (военного) времени: офицеров - 31(36), прапорщиков - 22 (21), сержантов - 46 (52), солдат - 150 (286).
  На вооружении - четыре бронетранспортера, два дорожных индукционных миноискателя ДИМ, три гусеничных минных заградителя ГМЗ, три устройства разминирования УР-67, УР-77, половина понтонно-мостового парка ПМП, четыре гусеничных самоходных парома ГСП, семь плавающих транспортеров ПТС, ПТС-2, К-61, две инженерные машины разграждения, пять путепрокладчиков БАТ, две траншейные машины ТМК, БТМ, БТМ-2, две котлованные машины МДК-2, МДК-3, два экскаватора, два тяжелых механизированных моста ТММ, 95 автомобилей [16].
  В середине 70-х годов в состав дивизии была включена армейская авиация (вначале 8, а затем 18 вертолетов различного назначения), увеличено в 2 раза количество ПУ тактических ракет в отдельном ракетном дивизионе. Боевые возможности дивизии в наступлении по нанесению огневого поражения обороняющимся танкам противника составили: тд - до 80, мсд - до 70 единиц, а в обороне - до 700 и 600-650 единиц соответственно. Это обеспечивало успешное выполнение боевых задач формированиями дивизии в общевойсковом бою без применения ядерного оружия. Боевой потенциал танковых и мотострелковых соединений стал отличаться незначительно, а их боевые возможности позволяли отразить наступление до 11-12 танковых и 12-13 мотопехотных батальонов противника, а в наступлении разгромить до 1,5-2 танковых и 2-2,5 мотопехотных батальона.
  Введение в штат дивизии в 1977 году отдельного вертолетного отряда (Ми-8ВзПУ - 2, Ми-2 - 2, Ми-2кр - 2, Ми-2рх - 2) было вызвано необходимостью существенного повышения устойчивости и непрерывности управления, увеличения возможностей по оперативности и непрерывности ведения разведки. Наличие в дивизии отдельной вертолетной эскадрилии с 1981 года существенно повышало ее возможности своевременно использовать и закреплять результаты огневых ударов за счет маневра по воздуху. Транспортно-боевыми (6 Ми-8тв) и боевыми (6 Ми-24) вертолетами за один рейс могло быть десантировано до усиленной мср на глубину 20-30 км. При этом время на осуществление маневра составляло до одного часа.
  На вооружении танковой дивизии в середине 80-х годов имелось: 326 танков, 228 боевых машин пехоты, 19 БРМ-1, 29 бронированных разведывательно-дозорных машин БРДМ-2, 48 15 2-мм самоходных гаубиц 2СЗ "Акация", 96 122-мм самоходных гаубиц 2С1 "Гвоздика", 24 пусковые установки БМ-21 реактивной системы залпового огня "Град", 4 пусковых установки тактических ракет "Точка", 9 боевых машин 9П148 противотанкового ракетного комплекса "Конкурс", 20 пусковых установок 2П25 зенитно-ракетного комплекса "Куб", 16 боевых машин 9А34 и 9А35 зенитно-ракетного комплекса "Стрела-10", 16 зенитно-самоходных установок ЗСУ-23-4 "Шилка".
  К 1989 году в состав танковой дивизии входили: три танковых полка, мотострелковый полк, артиллерийский полк, зенитно-ракетный полк, отдельный ракетный дивизион, отдельный реактивный дивизион, разведывательный батальон, отдельный инженерно-саперный батальон, отдельный батальон связи, отдельный ремонтно-восстановительный батальон.
  Анализ проводимых мероприятий по совершенствованию ОШС соединений и изменению их боевых возможностей в 1954-1985 годах показывает последовательный характер вносимых изменений, которые осуществлялись в ходе их качественного технического перевооружения, вызванного совершенствованием и развитием средств поражения.
  Однако стремление повысить боевые возможности общевойсковых соединений за счет количественного увеличения ВВТ ожидаемых результатов не принесло. С увеличением боевых возможностей возросла "громоздкость" и снизилась управляемость и подвижность соединений. Это явилось основным противоречием, потребовавшим изменения подходов к созданию и совершенствованию их ОШС в последующем.
  Изменение способов ведения боя с появлением ядерного, а затем ракетно-ядерного оружия, привело к существенному повышению роли танков и потребовало изменения подходов к боевому применению механизированных и стрелковых соединений. Эти положения вызвали необходимость создания мотострелковых и качественное совершенствование танковых соединений.
  Основными тенденциями развития и совершенствования ОШС общевойсковых соединений Сухопутных войск на первом (1954-1961 годы) и втором (1962-1971 годы) этапах второго периода строительства ВС СССР являются: повышение ударных и маневренных возможностей с изменением ОШС и выделение функций защиты и управления в направлении самостоятельности; развитие ОШС соединений с учетом рациональной доли боевых частей, частей и подразделений боевого, технического и тылового обеспечения.
  Основными закономерностями в развитии ОШС и повышении боевых возможностей соединений в этот период являются: появление новых средств вооруженной борьбы вызывает развитие тактики ведения общевойскового боя (операции) и ОШС соединений; рост количества ВВТ в боевых подразделениях и частях обусловливает рост их боевых возможностей и одновременно вызывает рост сил и средств технического и тылового обеспечения, снижает эффективность управления, маневренность, требует изменения доли между боевыми частями, частями и подразделениями боевого, тылового и технического обеспечения; несоответствие количества и качества сил и средств вооруженной борьбы одной стороны формам и способам ведения боевых действий другой стороны вызывали потребность изменения одного фактора или всех одновременно; без определенного "скачка" в развитии средств поражения по их эффективности основным положением, вызывающим развитие ОШС соединений, являются формы и способы их применения.
  Основными требованиями к ОШС общевойсковых соединений необходимо считать: всемерное повышение удельного веса боевого ядра соединений, частей и подразделений, их маневренности, боевой самостоятельности и управляемости, сокращение автотранспорта в войсках; в подразделениях, частях и соединениях необходимо иметь рациональное количество разнотипных ВВТ; соответствие сил и средств технического и тылового обеспечения силам и средствам боевых частей и частей и подразделений боевого обеспечения.
  На третьем этапе (1972-1985 годы) организационного строительства ВС СССР направлением дальнейшего совершенствования ОШС становится повышение самостоятельности общевойсковых соединений при ведении боя с применением как ядерного, так и обычного оружия в различных условиях оперативно-тактической обстановки. Характерными особенностями этого этапа являются неуклонное возрастание технической оснащенности и повышение роли бронетанковой техники и вооружения на его базе, как наиболее защищенных от поражающих факторов ядерного и высокоточного оружия.
  В ходе исследования были выявлены следующие основные тенденции этого процесса: повышение ударных и маневренных возможностей с изменением ОШС и выделением функций разведки, поражения, защиты и управления в направлении самостоятельности; зависимость развития ОШС формирований от качества и количества ВВТ; развитие функции морально-психологического обеспечения боевых действий.
  Основными закономерностям развития ОШС на этом этапе являются: появление новых средств вооруженной борьбы вызывает развитие тактики ведения общевойскового боя и ОШС соединений; развитие форм и способов боевых действий влечет за собой изменение ОШС общевойсковых соединений.
  Основными требованиями к ОШС соединений на данном этапе их развития были высокая управляемость при возможности менять боевой состав и структуру адекватно требованиям боя [27].
  
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  
  В заключении необходимо отметить, что в течение всей истории Российской Армии непрерывно совершенствовались средства вооруженной борьбы, организационно-штатная структура общевойсковых дивизий, которая бы наиболее полно могла обеспечить выполнение боевых задач.
  Заслуживает особого внимания опыт развития ОШС общевойсковых формирований в предвоенные годы (создание и расформирование макроструктур) и Великой Отечественной войны (увеличение возможностей общевойсковых формирований по огневому поражению, автономности действий, повышение эффективности управления, изыскание новых способов применения сил и средств). Ошибки в выборе того или иного направления в развитии ОШС и повышении боевых возможностей войск, недостаточный учет реальных условий функционирования тех или иных подсистем формирований неизбежно приводили к серьезным затруднениям в достижении целей общевойскового боя. Примерами таких затруднений могут служить незавершенная попытка формирования механизированных корпусов накануне Великой Отечественной войны. С ее началом появились такие факторы, влияющие на снижение их боевых возможностей как сложность управления, резкое сокращение танкового парка вследствие больших потерь в начальном периоде войны, сокращение производства танков в условиях эвакуации заводов и уничтожении противником промышленных объектов на Европейской части СССР, несоответствие уровня подготовки оперативно-тактического, оперативного и стратегического звена управления войсками характеру начального периода войны, нарушение материально-технического обеспечения войск, расформирование корпусного звена и переход к дивизионной, бригадной и батальонной структуре войск. Известна также попытка создания танковых и механизированных дивизий до полутысячи танков и САУ, а затем возвращение к прежнему их составу - около 300 единиц боевых машин основного типа. Аналогичные переходы от одной структуры к другой имелись и при формировании стрелковых дивизий и корпусов.
  В послевоенные годы изменение боевых возможностей общевойсковых соединений в ходе развития и совершенствование их ОШС проводилось в соответствии с характером военных приготовлений и направлений развития армий ведущих стран мира. Основополагающим фактором был политический - глобальное противостояние двух сверхдержав СССР и США, Организации Варшавского Договора и НАТО и возможность развязывания всеобщей ядерной войны. На основе этих положений формировались требования к боевой готовности и боевым возможностям соединений Сухопутных войск, определялись их роль и место в общей иерархии строительства Вооруженных Сил СССР.
  Начало качественно новому периоду развития ОШС общевойсковых формирований положило принятие решения о переходе к обучению войск действиям в условиях применения ядерного оружия, а массовое поступление с середины 50-х годов новых образцов вооружения и военной техники выдвинуло задачу совершенствования ОШС общевойсковых формирований в разряд наиболее острых и актуальных. Это положение подтверждается руководящими документами того периода. Так, в приказе МО СССР на 1955 учебный год была определена как одна из наиболее актуальных "задача улучшения организации войск и приведение ее в соответствие с современной боевой техникой, способами и условиями ведения боевых действий".
  Исследование направлений развития ОШС общевойсковых формирований в разные периоды строительства Вооруженных Сил показало, что одним из непременных условий эффективности военной теории, результативности военно-научных исследований и их внедрение в практику войск является дальнейшее развитие теоретических основ совершенствования ОШС и повышение боевых возможностей соединений.
  Оснащение общевойсковых соединений Сухопутных войск новыми средствами вооруженной борьбы, совершенствование ОШС и изменение их боевых возможностей влияет на поиск новых способов их боевого применения. Изменение одного из факторов в системе боевой деятельности противоборствующих сторон требует вносить необходимые уточнения даже в устоявшиеся и проверенные на практике закономерности и взгляды. При этом возникает необходимость оценки боевых возможностей той или иной структуры войск при изменении количественных и качественных показателей ВВТ, форм и способов боевого применения общевойсковых формирований, а также принятие обоснованных решений в области совершенствования структуры войск или внедрения в нее новых ВВТ. В этом процессе постоянно присутствует противоречие между объемом и характером решаемых задач составными элементами ОШС, необходимостью их взаимодействия между собой для выполнения единой боевой задачи. Это обусловливается растущим количеством и разнообразием ВВТ и предметов их снабжения, обострением фактора времени и усложнением "выживания" формирований в современном общевойсковом бою. Кроме того, причина изменения в структуре войск и в том, что не всегда удавалось объективно взвесить значимость каждого из определяющих факторов и составных элементов, их влияние на возможность реализации свойств, закладываемых в ту или иную структуру и выполнение боевых задач общевойсковыми соединениями.
  Изменяющиеся условия военно-политической обстановки, новые взгляды на характер возможной войны требуют совершенствования ОШС общевойсковых соединений Сухопутных войск и повышению их боевых возможностей.
  
  
  СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  
  1. Бабич Ю.П., Байер А.Г. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск в годы Великой Отечественной войны. Материалы к практическому занятию - М: ВАФ, 1990. 110 с.
  2. Баинов А. Курс русского военного искусства. - СПб.: 1909. Вып. 5. С. 25.
  3. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке: Военно-экономический потенциал России. - М.: Воениздат, 1973. С. 39-40.
  4. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII в. - М.: Воениздат, 1973. С. 329.
  5. Бронетанковые войска и их применение в современных операциях. / Под ред. Полубоярова П.П. - М.: Изд. ВА БТВ, 1956, - 636 с.
  6. Военная доктрина Российской Федерации // "Красная звезда", 2000, 12 мая.
  7. Военное искусство и танки: Историко-теоретическое исследование опыта строительства и боевого применения танковых войск и перспектив их развития / ВА БТВ; Крупченко И.Е., Брилев О.И., Литвинов А.В., Чернышов М.М. и др. - М., 1995. - 314 с.
  8. Военно-исторический журнал. 1971. N 12. С. 77-79.
  9. Военно-технический прогресс и Вооруженные Силы СССР: Анализ развитие вооружения, организации и способов действий. М.: Воениздат, 1982. С. 102.
  10. Военный энциклопедический словарь. - М.: МО СССР, Институт военной истории, 1984. - 864 с.
  11. Военный энциклопедический словарь: В 2 т. - М.: научное издательство "БРЭ", 2001. Т. 1. С. 511.
  12. Волковский Н.Л. Силы специальных операций. История, применение, вооружение, оснащение. - Санкт-Петербургода: Полигон - АСТ, 1996, 368 с.
  13. Гражданская война и военная интервенции в СССР: Энциклопедия. М.: Воениздат, 1987. С. 576.
  14. Гудзь П.Д. Проблемы и пути развития тактики танковых войск. Дис. док. воен. наук. - М.: ВА БТВ, 1965. - 483 с.
  15. Действия общевойсковых соединений и частей в вооруженном конфликте. Военно-теоретический труд. - М.: ОВА ВС РФ, 2001, 359 с., 16 вкл.
  16. Дроговоз И.Г. Танковый меч страны советов / Под ред. А.Е. Тараса. - М.: АСТ, Мн.: Харверст, 2001. 480 с.
  17. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления: В 3 т. Изд. 12-е. М.: "Новости", 1995. С. 213.
  18. Захаров М.В. Исследование некотрых вопросов развития оперативного искусства и организации Сухопутных войск. Часть I (1945-1954 годы).- М., Военное издательство, 1966. - 116 с.
  19. Захаров М.В. Исследование некотрых вопросов развития оперативного искусства и организации Сухопутных войск. Часть II (1954-1966 годы). - М., Военное издательство, 1968. - 127с.
  20. История второй мировой войны. 1939-1945 гг. : В 12 т. М.: Воениздат 1974. Т. 3. - 504 с.
  21. К вопросу об организации войск в современных условиях (обзор материалов). - Сб. ст. "Военная мысль", 1956, N3 (26). - С. 78-89.
  22. Керсновский А.А. История русской армии. Т. 1. От Нарвы до Парижа 1700-1814 гг. - М.: "Голос", 1992. - 304 с.
  23. Керсновский А.А. История русской армии. Т. 2. От взятия Парижа до покорения Средней Азии 1814-1881 гг. - М.: "Голос", 1992. - 336 с.
  24. Керсновский А.А. История русской армии. Т. 3. 1881-1915 гг. - М.: "Голос", 1992. - 352 с.
  25. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. // "Красная Звезда", - 1997, - 27 декабря.
  26. Курков А.П. Боевые действия танковых войск с применением только обычных средств поражения. - М.: Изд. ВА БТВ, 1965. - 129 с.
  27. Литвинов А.В. Развитие организационных форм танковых войск Советской Армии после Великой Отечественной войны (1946-1985 гг.): Дис. канд. воен. наук. - М.: ВА БТВ, 1985. - 199 с.
  28. Малая война. Организация и тактика боевых действий малых подразделений. Хрестоматия / Сост. А.Е. Тарас. - Мн.: "Харверст", 2000, 512 с.
  29. Малиновский Р.Я. Некотрые мысли о развитии танковых войск Советской Армии. Спец. сб. ст. "Военная мысль", 1962, вып. первый, с. 3-26.
  30. Материалы военно-научной конференции Вооруженных Сил СССР 14-20 мая 1957 года - Сб. ст. "Военная мысль", 1957, N4. - 168 с.
  31. Миллер Д. Коммандос: Формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений. - Мн.: "Харверст", 1998, 512 с.
  32. Наставление по особенностям боевых действий в условиях применения атомного оружия (батальон -корпус). - М.: Воениздат, 1954. - 96 с.
  33. Описание войскового учения с применением атомного оружия, проведенного Министром Обороны на территории Южно-Уральского военного округа в сентябре 1951 года - М.: Изд. ГОУ ГШ ВС СССР, 1955. - 264 с., 4 вкл.
  34. Организационная структура соединений и частей Сухопутных войск. Учебно-методический материал. - М.: ВАФ, 1998, 22 с.
  35. Отечественные военные реформы XVI-XX веков. М., 1995. С. 147.
  36. Отчет Народного комиссариата по поенным и морским делам за 1922/1923 года М.: 1925. С. 21-22.
  37. Подготовка и ведение боя общевойсковыми соединениями в вооруженных конфликтах. Под редакцией Золотова Л.С. Учебное пособие. - М.: ОВА ВС РФ, 2000, 268 с.
  38. Полная энциклопедия танков мира. 1915-2000 годы Справочное издание. / Сост. Г.Л. Холявский. - Мн.: "Харверст", 1999, 576 с.
  39. Пятьдесят лет Вооруженных Сил СССР. М.: Воениздат, 1968.
  40. Российский военный сборник. - М.: 1994. Вып. III. С. 42.
  41. Ротмистров П.А. Развитие организационных форм бронетанковых и механизированных войск и способов применения их в армейских и фронтовых наступательных операциях. Дисс. доктора воен. наук. - М.: ВА ГШ, 1955. - 485 с.
  42. Сборник приказов Революционного военного совета Республики за 1918 год. М.: 1920. С. 566-600.
  43. Словарь военных терминов. - М.: Воениздат, 1989. - 356 с.
  44. Советские Вооруженные Силы: История строительства. М.: Воениздат, 1978.
  45. Сухопутные войска России. История создания, становления и развития. - М.: ВИ, 2001. - 544 с.
  46. Сычев А.П. Боевое применение танковых (механизированных) корпусов в армейских наступательных операциях Великой Отечественной войны: Дис. канд. воен. наук. - М.: ВА БТВ, 1982. 198 с.
  47. Упман К.И. Некотрые вопросы боевого применения и организационного развития бронетанковых и механизированных войск. - М.: Воениздат, 1953. - 120 с.
  48. Холявский Г.Л. Энциклопедия бронетехники. Гусеничные боевые машины. 1919-2000 годы (САУ, ЗСУ, БТР, БМП, БРМ, самоходные ЗРК, ПТРК). Справочное издание. - Мн.: "Харверст", 2001, 656 с.
  49. Широкорад А.Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. Справочное издание. - Мн.: "Харверст", 2000, 1156 с.
  50. Шишкин Н.К. Эволюция тактики общевойскового боя (опыт и современность). - М., Издательство МО РФ, 1998. - 191 с.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"