Зотов Александр Андреевич: другие произведения.

Еще один фантастический мир(3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 4.58*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Самый обычный учебный день в Лендальском универсетете, птички поют, облачка бегут профессора заваливают студентов, студенты, в пику профессорам категорически отказываются учиться. Вообщем все как обычно. Правда для Шуса этот конкретный день был не совсем обычный. директор Сейленар сдержал свое слово и перевел Шуса аж на второй курс факультета практической магии. правда для этого Шусу пришлось изрядно попотеть, но как говориться приказ начальства это святое. Но столь спокойно начавшийся день для Шус закончился совсем не так же спокойно как и начинался. так получилось, что он оказался на борту космического, военного корабля на котором о магии не сном ни духом, а его самого живо записали в категорию зловредных шпионов.


23:32.19.06.2009.

Посвящается

всем поклонникам

научной и космической фантастики

и творцам последней.

  
   - Ну, и куда мы идем?
   - А расписание переписать не судьба, Шус? Ты спрашиваешь это после каждого урока.
   - А зачем мне его переписывать, если я могу спросить его у тебя?
   - Чтобы ты не спрашивал, идиот!!!
   - Но все же, Втри?
   - В малую аудиторию 15, в восточном корпусе, во всяком случае, так написано в расписании.
   - А какой у нас предмет?
   - Боги, за что мне такое наказание?!
   - Наверное, в прошлой жизни ты сделала что-то ужасное. Я читал, что есть какое-то переселение душ, или что-то вроде этого... а про какое наказание ты говоришь?
   - Про тебя, тупица!
   - Но я всего лишь...
   - Еще что-нибудь скажешь и... и... и... и ты поплатишься за все.
   - А прости, я забыл тебе вернуть долг, но не беспокойся, завтра...
   Шус успел вовремя уклониться от кулака Втри и уже приготовился к героической смерти, однако Втри просто ускорила шаг, оставив Шуса радоваться чуду жизни.
   А собственно, с какой это стати Шус идет вместе с Втри по коридору и достает ее, интересуясь, какой предмет следующий?
   Дело в том, что Сэйлэнар сдержал свое обещание и перевел Шуса аж на четыре ступени вверх, избавив его от общеобразовательных предметов. Более того, ему показалось, что Шусу будет легче акклиматизироваться в новой группе, если там будет кто-то знакомый и он отправил его именно в ту группу, в которой была Втри, хотя на факультете практического использования магии групп было четыре. Ради исполнения всего этого ему пришлось в очередной раз поругаться с директором технического корпуса и заместителем ректора, Чистеленсом. Сэйлэнар стоял на той позиции, что внутренние дела его корпуса - его личное дело, Чистеленс же утверждал, что он не потерпит того, чтобы в его университете у преподавателей, а тем более директора целого корпуса, были любимчики. Все закончилось тем, что Сэйлэнар опустился до того, что лично попросил у Эсиланса, ректора университета, исполнить его просьбу. Однако ректор, следуя доброму совету своего заместителя, поставил условие, что Шус должен сдать причитающиеся ему экзамены.
   Результатом этого заступничества для Шуса стало то, что в течение полусотни дней, сразу после отбытия на родину армии Келхарского халифата во главе со своим новым, точнее старым халифом, он занимался двадцать четыре часа в сутки. Да еще под пристальным контролем директора, который не мог допустить, чтобы тот, из-за кого он потратил столько сил, провалился. За это время он отчасти понял учителя, который так яростно отказывался от предлагаемых Сэйлэнаром деликатесов. Конечно экзотика - это хорошо, но, во-первых, не каждый день, а во-вторых, не в таких же количествах.
   Что же касается Фамбера, то он, с тех пор как исчез в кабинете Сэйлэнара, так и не появлялся. Последний же на невинные вопросы типа: "а куда вы дели моего учителя?" или "а вы случайно не знаете, куда пропал профессор Фамбер?" молчал как немой партизан под водой.
   На экзаменах присутствовал Сэйлэнар, который всеми силами старался помочь Шусу, но там же находился и Чистиленс, который делал все для того, чтобы завалить его. В результате энергия двух директоров погасила друг друга, и Шус сдавал экзамены почти в таких же условиях, в каких сдавал бы и без пребывания на них директоров, разве что атмосфера была значительно тяжелее и звуковых эффектов больше. Однако, несмотря на все трудности, Шус экзамены сдал.
   Вышеописанный диалог Шуса и Втри происходил в первый учебный день на второй ступени факультета практической магии, через пару дней после того, как Шус разделался, наконец, с экзаменами.
   - Ну и что ты встал? - поинтересовался высокий блондин с длинными, почти такими же длинными как у Втри волосами, во вполне классических для Лендала штанах и рубашке, но почему-то в плаще, ровесник Шуса.
   - А-а-а... ну... просто... - замешкался Шус, до сих пор радующийся тому, что Втри промахнулась.
   - Ты что, тот новенький, Шусандрикс, вроде бы?
   - Ага, а ты... - замялся Шус. На первом уроке Шус представился перед всей группой, а Втри назвала ему его новых одногруппников, однако он никого не запомнил.
   - Я Майклус, будем знакомы. Так может быть ты все же пойдешь, а то еще опоздаем.
   - Да, ты прав... - снова засомневался Шус.
   - Можешь называть меня Майк, так короче, и легче запомнить.
   - Хорошо, Майк, тогда я просто Шус, тем более при рождении меня назвали Шусандрикс - скотник.
   - Правда?! И где же дают такие... странные имена?!
   - Я с Фалкийских гор.
   - Странно, ты совсем не похож на горцев моей страны...
   - Твоей страны?
   - Да, я с Энгленских островов.
   - А там что ли, есть горцы?
   - Да есть. А Втри, она что, твоя знакомая, или ты к ней просто приставал?
   - Нет, мы давно знаем друг друга и довольно хорошо ладим.
   - Правда?! - недоверчиво покосился на Шуса Майклус, - знаешь, я бы так не сказал, по крайней мере то, что я видел...
   - Ты далеко не все видел...
   Пока они добирались до класса, Шус, в довольно сжатом варианте, рассказал, что с ним произошло с тех, как в Заднице Бога появился Фамбер.
  
   - Так все же, что у нас за предмет? - спросил Шус уже на подходе к дверям в малую аудиторию номер 15, в восточном корпусе.
   - Сам не знаю, единственное, что я знаю, так это то, что этот предмет у нас новый, а нового профессора зовут Каруна Унна.
   - Вроде бы я уже слышал это имя... но где?
   - Наверное, ты просто слышал о ней.
   - Да...
   Слово "малая" в названии фигурировало исключительно номинально, оно скорее говорило о том, что данное помещение представляет из себя обычный класс, такой как в миллиардах школ в многообразных вселенных, а не лекторский амфитеатр.
   Несмотря на то, что места было достаточно, свободными остались только два передних ряда парт и еще одна парта позади Втри, сидевшей с какой-то девушкой. Сюда они и сели, не желая оказываться лицом к лицу с новым преподавателем, ничего не зная о ней, начиная с ее характера и заканчивая возрастом и габаритами. Втри демонстративно проигнорировала Шуса, сделав недовольную гримасу, когда он прошел мимо нее и что-то пробормотав про себя.
   Прозвенел звонок, профессор опаздывала. Посидев спокойно пару минут, все-таки новый преподаватель, мало ли что можно от нее ожидать, студенты зашевелились и уже минут через пять все были заняты своими делами. Группа на задней парте увлеченно разглядывала что-то, лежащее на столе, что именно Шусу было не видно из-за их спин и голов, по соседству с ними играли в карты, парень на соседней от Шуса парте с явным интересом вчитывался в Лендальский вестник, а именно в сомнительную статью, которая утверждала будто Грумм Зох, Лен города, официальный глава Лендала, развратил собственную малолетнюю дочь.
   Несмотря на то, что Лендальскому вестнику приходилось практически постоянно платить штрафы за клевету, он все равно имел ощутимую прибыль, а закрыть его никак не удавалось, хотя это пытались сделать чуть ли не раз в год. Не считая самых скандальных журналистов, в своем штате Вестник имел самых лучших адвокатов города, которые практически жили в суде, защищая интересы своей газеты. К чести города, методы, которые бы использовались в том же халифате, в Лендале не было принято применять.
   Шус же углубился в чтение "20 лет под килем", которые до сих пор не дочитал. Подготовка к сдаче экзаменов отняла у него все время и все силы. И в тот момент, когда Перен-Ла-Фер сражался со своим самым заклятым врагом на последних страницах романа, в аудиторию вошла профессор. Хотя этого никто поначалу не понял. На нее обратили внимание только после того, как она совершила довольно неприятный поступок. Провела ногтями по доске, при этом магически заткнув свои уши. Впрочем, Шус этого почти не заметил, он только порадовался, что стало тише. Поднял глаза он только после того, как его пихнул в бок Майклус.
   Ее внешность даже отдаленно не напоминала внешность среднестатистического профессора. Отсутствие растительности на ее лице можно было списать на ее пол, но миленькая юбочка до колен и столь же милая белая блузочка, приятно округлые формы, да еще нетрадиционный и довольно экстравагантный розовый цвет волос, отметали всякие подозрения, что это и есть профессор. Максимум на что она могла рассчитывать в науке, по представлениям длиннобородых профессоров - это должность лаборантки. Но, несмотря на все предрассудки, свойственные почти всем вселенным, заселенным людьми, в число которых входила и Фальтяра, она была профессором.
   Посмотрев на нее довольно пристально и соотнеся некоторые свои воспоминания, Шус начал медленно сползать под стол, всеми силами стараясь исчезнуть из класса. Примерно тем же занималась и Втри, правда не столь энергично. Майклус удивленно уставился на Шуса.
   - Ты что?
   - Я вспомнил, где я слышал ее имя... - только и смог ответить Шус.
   - Вспомнил?
   - Да, именно. Не так давно она избила меня за то, что я случайно оказался в ее комнате, когда она принимала ванну.
   - У тебя что, хобби поучать синяки от красивых девушек?
   - Нет, скорее традиция получать синяки от всех окружающих.
   - Поня...
   Его прервало то, что Каруна еще раз провела ногтями по доске. После того как все затихли, она удовлетворенно улыбнулась и начала.
   - Меня зовут Каруна Унна. Мой предмет называется боевая магия. Большинству из вас она не понадобится, тем более, что даже для применения самого простого заклинания на территории Лендлала, даже в целях самообороны нужно специальное разрешение, как и на ношение оружия, а большинство из вас не выберутся из города. Однако, возможно кто-то из вас решит сделать карьеру профессионального убийцы, повелителя зла или борца с оными. И в этом случае мой предмет вам окажется крайне полезен. - Говорила она звонким, чистым голосом, который заставлял еще раз усомниться в том, что она профессор и уж тем более профессор боевой магии. - Теперь приступим к знакомству. Так, как тебя зовут? Да, да именно ты! И вылези из-под парты, или ты что-то потерял?
   Она обращалась к Шусу. Поняв, что деваться некуда, он принял нормальное сидячее положение, стараясь, однако оставаться за спиной Втри.
   - Может, все же встанешь?
   - Да, да, - зачастил загнанный в угол Шус, - мое имя Шус, просто Шус, а тогда это был не я, честно! Там был другой Шус, он только похож на меня, но это только кажется. На самом деле я совсем на него не похож и тем более я ничего не видел!
   - Остановись, пожалуйста, я не понимаю о чем ты, Шус?! Следующий, твой сосед.
   Радуясь, что все обошлось, и она не вспомнила или не захотел вспоминать его, Шус сел.
   - Меня зовут Майклус, - сказала последний и хотел уже сесть, но Каруна его остановила.
   - Но в журнале никаких Майклусов нет, хотя подожди, есть Сэр Жон Гариус Майклус Сентерский.
   - Это да, это мое имя, но, пожалуйста, не могли бы называть меня просто Майклус.
   - Даже если бы ты умолял называть тебя твоим полным именем, я бы все равно этого не стала делать. А ты что, какой-нибудь граф?
   - Нет, просто у меня довольно длинное имя, профессор.
   - Ну, что ж, понятно, следующий... давай ты, - сказал Каруна, указывая на Втри.
   - Втри, - просто ответила последняя.
   - А, вспомнила, я тебя знаю, вроде бы с тобой был тот болван, который сидит за тобой, я не ошибаюсь? - Шус снова попытался исчезнуть из класса, но у него ничего не получилось, как он ни старался.
   - Да, простите, я не знала...
   - Извинения давай отложим на потом, тем более, что тебе не за что извиняться. Следующий...
   Несмотря на грозное название предмета, оказалось, что и здесь нужно писать конспект, что же касается практических работ, то они были обещаны только после летних каникул, до которых оставалось всего лишь пять дней. В мире Фальтяры год ровно в два раза длиннее 365 дней, а следовательно и учебный год длиннее, но студенты Лендальсокого университета не отличались особым усердием и длинные каникулы устраивались два раза, во второй половине лета и во второй половине зимы.
   Что же касается Шуса, то он не находился в столь критическом положении, как можно было подумать, ведь его одногруппники должны были обогнать его по программе. Но дело в том, что первый год обучения на большинстве факультетов университета был посвящен в основном повторению того, что было пройдено, или должно было быть изучено самостоятельно на четырех общих ступенях лишь с вводом в некоторые специальные дисциплины. К тому же Фамбер периодически исполнял свои обязанности официального учителя и кое-чему обучил Шуса. Так что он по некоторым вопросам даже опережал своих новых соучеников.
  
   Весь урок, состоящий из вполне стандартных двух академических часов, был посвящен вдумчивому заполнению бумаги разнообразными определениями и основными понятиями. Впрочем, сильнейшая половина (в стереотипном представлении) группы не выполняла этой единственной своей обязанности. Ее члены просто смотрели на профессора, а некоторые откровенно разглядывали ее. Один из особенно наглых поплатился за излишний интерес к профессору. Неожиданно над его головой возник огромный и довольно нелепый судейский молоток красного цвета и упал на его голову. Если бы это был настоящий молоток размером полметра в поперечнике, простой шишкой он бы не отделался, но это была лишь иллюзия, которая, впрочем, произвела еще лучший эффект, поумерив пыл остальных. Что же касается профессора, то она при этом ни на секунду не прервалась и не пошевелила ни единым пальцем.
   После окончании уроков, Шус решил помириться с Втри и даже пригласил ее пообедать, однако она напомнила ему, что он до сих пор не вернул ей долг за прошлый раз, а сегодня он сказал, что у него нет денег. Положение попытался исправить Майклус, который пообещал заплатить за всех, на что Втри почти согласилась, но вспомнила, что хотела поговорить с профессором Каруной Унной. Напоследок она предупредила Майклуса, что Шус неисправимый тупица, вырос в навозной яме, а что самое главное, он по дюжине дней не отдает долги. Шус на это ответил, что Втри воровка и почти всю жизнь провела на базаре в варварской империи зла, которая недавно чуть не разрушила этот прекрасный город, и большую часть этого времени провела в состоянии рабыни. Втри парировала, назвав Шуса идиотом и заметив, что одной из причин, по версии Втри, главной и чуть ли не единственной, нападения халифата на Лендал было то, что "некоторые особо талантливые маги умудряются поджаривать халифов на их собственных тронах прямо во время аудиенции". Затем она пожелала им всего хорошего. На это Шус не успел ответить, поскольку Втри сразу же развернулась и ушла в строну профессорской кафедры.
   Впрочем, это не поколебало планов Шуса и он вместе с Майклусом отправился в "Горшочек ведьмы" один из трактиров на территории университета.
   "Горшочек" вполне оправдывал свое название. Его владельцы постарались создать в уютном подвальчике атмосферу сырой пещеры, развесив на потолке связки с травами и сушеными лягушачьими лапками, на горе всем поклонникам французской кухни, количество которых в университете, впрочем, стремилось к нулю. Шары с ДЖИНами были замаскированы под светящиеся грибы, а по стенам были развешаны свечки с подсвечниками из человеческих черепов, в открытом камине варилось, булькало и активно испарялось что-то зеленое и похожее на тину. Меню было соответствующее: оно пестрело разнообразными пугающими названиями с анатомическими подробностями.
   - А ты уверен, что это не слишком дорого? - это было первое, что спросил Шус, увидев содержание меню.
   И действительно, цены в "Горшочке ведьмы" довольно сильно били по кошельку среднестатистического студента. Горшочек был самым дорогим заведением на территории университета, с ценами, сравнимыми с ценами пусть самого захудалого, но все же ресторана с улицы Элинаса. Ориентирован он был скорее на туристов, имевших свободный доступ на территорию университета, а студентов, забредающих в "Горшочек", можно было смело заносить в красную книгу, как исчезающий вид.
   - Да, уверен, не беспокойся, моя семья достаточно состоятельна и регулярно высылает мне содержание. Советую взять внутренности лягушки, извлеченные ритуальным ножом при свете красного солнца в первый день года и мозги зомби, пропущенные через мясорубку, с укропом, - как ни в чем не бывало сказал Майклус. Он произнес этот рецепт, хранящийся в поварской книге каждой уважающий себя ведьмы, с самым непринужденным видом.
   - Ты уверен, что такое можно есть, Майк? - с опасением и неуверенностью спросил Шус.
   - Если тебя смущает название, то не беспокойся, к действительному составу оно не имеет отношения, это для создания атмосферы.
   К ним подошла официантка, она ничуть не напоминала классическую ведьму, хотя вполне возможно являлась ею на самом деле, ведь почти все сотрудники забегаловок в университете были его студентами. Она была одета в длинную, но совсем не бесформенную, а как раз наоборот, мантию и ведьминскую шляпу.
   - Вы уже определились?
   - Да, мне двойную печень летучей мыши, корешки лесных трав, тоже двойные, и настойку из волчьего лыка, а моему спутнику... - Майклус вопросительно посмотрел на Шуса, тот обречено кивнул, - а моему спутнику внутренности лягушки, извлеченные ритуальным ножом при свете красного солнца в первый день года, мозги зомби, пропущенные через мясорубку, с укропом и кровь вампира, убитого в середине года.
   - Значит, вам две печени, корешки, лыко, лягушку первого дня, мозги и кровь вампира, - скорее утвердительно, чем вопросительно быстро сказала официантка, записывая заказ в блокнот, - подождите, пожалуйста, несколько минут.
   Ждать пришлось дольше нескольких минут. В "Горшочке ведьмы", как и в каждом уважающем себя ресторане, еду не готовили впрок, а подходили к этому делу со всей тщательностью. Особо извращенные гурманы называют ощущения, испытываемые в этот период времени, сладостным предчувствием гастрономического чуда, однако чувства, испытываемые Шусом, можно было скорее назвать голодом и нетерпением, а еще неудобством от необходимости подавлять урчание в животе. При этом ему приходилась нюхать запахи с кухни и смотреть на соседние столики. Правда Майклус не дал ему полностью сосредоточиться на своих мучениях, и потребовал рассказать о том, откуда Шус знает профессора Каруну Унну. Последнему не оставалось иного выбора, как пересказать и этот эпизод своей биографии.
   - Да уж, эта хваленая система безопасности - просто нечто! - подытожил рассказ Шуса Майклус. - И почему бы они не могли ее отключить, от нее же одни проблемы. К тому же кому какая разница, куда ходят студенты в неучебное время, в конце концов, можно же просто сделать хорошие замки!
   - Ну, наверное, у них есть причина...
   - Причина? Да они просто не хотят этим заниматься, наверняка нельзя снять это идиотское заклятье со всех дверей сразу, а по отдельности им лень.
   - Послушай, Майк, я хотел тебя спросить, ты что, действительно какой-нибудь лорд? Насколько я знаю, на твоей родине такие длинные имена имеют только дворяне, к тому же спереди перед именем стоит "сэр".
   - О, вот и наш обед! - делая вид, что не расслышал слов Шуса, закричал Майклус, разглядев официантку с подносом, на котором что-то испускало пар.
   - Но все таки...
   - Советую начать с мозгов, пока они не остыли, а то после будут не такими вкусными, на самом деле это всего лишь мясной паштет, а вида ты не пугайся, к нему надо всего лишь привыкнуть.
   К виду действительно надо было привыкнуть. В глубокой тарелке обреталось что-то зеленоватого оттенка с огромным количеством извилин и, насколько Шус помнил с уроков анатомии, которые он, по большей части, проспал, это был никто иной, как человеческий мозг, слегка подернутый плесенью, по крайней мере, на вид.
   - Ты ешь, ешь, все не так страшно как кажется.
   Шус решил, что будет не очень красиво отказываться, даже не попробовав, но пробовать ему очень не хотелось. В конце концов он решил поверить в слова Майклуса о том, что это просто паштет и мужественно сжал вилку и воткнул ее в еду. Мозг заходил ходуном, как любая желеобразная масса. Он закрыл глаза, глубоко вдохнул, выдохнул и поднес вилку ко рту. Тут в его голову закралась мысль: "А что, собственно, я знаю об этом человеке? Я же познакомился с ним пару часов назад! И он, естественно, соврал, никакой это не паштет, самые натуральные тухлые мозги. Может он подослан, чтобы отравить меня! Но кем? Ведь я испортил жизнь уже стольким людям. Может, это Нуй-Ли-Фар? Но этого не может быть, он мертв. А вдруг..."
   Шус взял себя в руки, еще раз глубоко вдохнул и засунул вилку в рот.
   На вкус и по консистенции, мозги оказались совсем не тем, чего он ожидал. Они действительно скорее напоминали паштет, чем желе.
   - Ну как, понравилось?
   В ответ Шус лишь промычал.
   - Знаешь, у тебя было такое лицо, как будто я хочу тебя отравить, - при последних словах Шус покраснел, проклиная догадливость Майклуса. Или, может, он читает мысли...
   - Собственно, ради этого я пригласил тебя именно сюда, но не беспокойся, ты сдал экзамен лучше всех.
   - Всех?
   - Да, я сюда пригласил по очереди всех, кого смог, из нашей группы.
   - Понятно. Так я не первый?
   - Ну, очень немногие в нашем мире могут рассчитывать на эсклюзивность, даже те, кто уверенны, что обладают чем-то уникальным почти всегда разочаровываются. По правде...
   - А как они добиваются такого результата?
   - В смысле, вида мозгов? Насколько я знаю, паштет помещают в специальный пакет, сделанный из чего-то съедобного, после слегка колдонут, и вот результат.
   - Колдонут?
   - Да, а ты что, не знал? В университете есть даже факультет кухонной магии. Конечно, магия нужна далеко не для всех блюд, но иногда она очень к месту.
   - Послушай, - произнес Шус, после расправы над мозгами зомби, - я рассказал тебе о себе почти все, а о тебе почти ничего не знаю. К тому же мне интересно, как живут на Энгленских островах.
   - А что обо мне рассказывать? В отличие от твоей, моя жизнь не столь разнообразна.
   - Но все же.
   - Я родился в... в достаточно состоятельной семье, до двенадцати лет получал домашнее образование, после меня отправили в школу, а затем сюда. Что же касается островов, то моя родина - конституционная монархия, и если уж на то пошло, колониальная империя. Последние пятнадцать лет правит Королева Ангнэсса, а тридцать лет назад мы потеряли часть земель на Анделском континенте, во многом нам помогло Содружество Шерских Арилиев, получившее большую часть потерянных нами колоний. Наша страна имеет довольно напряженные отношения с Привонской республикой, поскольку в колониях наши интересы пересекаются, к тому же...
   Майклус привел полную политическую сводку о внутренней и внешней политике Энгленских островов, которая сделала бы ему честь на уроке политологии или истории, но ни в коей мере не удовлетворяла запросы Шуса. Закончил он свое выступление так:
   - Знаешь, Шус, а ведь то, что ты сейчас съел, было действительно лягушкой, правда не думаю, что ее внутренностями, но...
   - И что с того? По вкусу я бы сказал, что это скорее курица, но тебе виднее. А ты что надеялся, что я побегу в туалет избавляться от съеденного? Знаешь, после обедов у директора мне ничто не страшно, - с серьезным видом завил Шус.
   - Разве что мозги зомби? - невинно спросил Майклус.
   - Именно так.
  
   После того, как они доели и Майклус расплатился, несмотря на уговоры Шуса, он заплатил и за него, они распрощались и отправились в противоположные стороны.
   "И все-таки он довольно странный человек", - подумал про себя Шус. - "Вроде бы с виду такой открытый, а о себе ничего не рассказал, вместо этого провел мне урок новейшей истории пополам с экономической географией, да и денег у него похоже, как грязи. К тому же, кажется, в группе у него не так уж много друзей... Чем бы теперь заняться? Может, зайти к Втри, извиниться, хотя за что? Ах, я ведь должен ей отдать долг, хотя можно и завтра, но главное не забыть, а то она будет злиться..."
   За мыслями Шус не заметил, как добрался до своей двери. Из-под нее торчала какая-то записка. Шус поднял ее и прочел:
   "Шус, хватит предаваться обжорству. Немедленно отправляйся в мой кабинет.

Сэйлэнар".

   "Интересно, что нужно директору от меня, и откуда он знает, что я ел? Хотя, с другой стороны, что я мог еще делать. Но все-таки... Может, вернулся учитель?! Хотя тогда так и было бы написано... В любом случае, что бы это ни было, надо пойти", - решил Шус и, даже не заходя в свою комнату, пошел к лестнице.
   Оба солнца: и большое, и красное шли к закату. Обед в "Горшочке ведьмы" отнял на редкость много времени, да и уроки закончились не рано. Лифт в корпусе, в котором располагался кабинет директора Сэйлэнара, сломался. И это при том, что он был не на механическом, а на магическом ходу. Так что Шусу пришлось взбираться по длинной и довольно-таки крутой лестнице. Что же касается кабинета секретаря директора Сэйлэнара, которого последний уволил лет восемьдесят назад, то он ничуть не изменился, разве что зарос еще большим количеством пыли и паутины. Днем в кабинете секретаря царил полумрак, а вечером там было темно как в утробе бараномамонта. Нащупав дверь кабинета директора, Шус постучался, ответа не последовало. Шус повторил эту процедуру, достигнув тех же ничтожных результатов. Решив, что он предупредил о своем приходе, тем более что Сэйлэнар сам его пригласил, он приоткрыл дверь и прошмыгнул в круглый кабинет, как называли кабинет директора магического корпуса. Как ни странно, там никого не было.
   Насколько Шус успел изучить директора Сэйлэнара, тот крайне редко отлучался из кабинета, и уж точно не исчезал, если сам кого-то пригласил. Хотя что можно сказать о привычках человека, которого знаешь чуть больше года, притом что ему как минимум сто пятьдесят лет, и это только если допустить, что профессор Сэйлэнар родился в тот день, когда появился в университете, а вероятность этого была, конечно, крайне мала.
   Шус довольно тихо аукнул, потом погромче и еще погромче, однако ему никто не ответил, а директор не возник прямо в своем кресле. Помявшись на пороге, Шус прошел в кабинет. За огромным окном, которое занимало всю стенку, были видны башни университета в свете заходящих солнц.
   Шуса крайне озадачил этот факт, ведь он впервые смог лицезреть вид за окном. В присутствии хозяина за окном было видно все что угодно, но только не то, что за ним действительно было. А вид был потрясающим, Шус даже подошел к окну, чтобы полюбоваться на него. "Когда еще доведется. И почему директор все время засовывает туда невесть что, ведь это самый прекрасный вид, какой только можно представить". Полюбовавшись на закат несколько секунд, Шус подошел к столу профессора, который, также как вид из окна, видел впервые, по крайней мере так близко.
   Стол не отличался от миллиардов подобных ему столов, классический пример деревянного письменного стола, заваленного огромным количеством бумаг. Тут в голову Шуса забрела совершенно несвойственная ему хулиганская, можно даже сказать богохульная мысль.
   "А как, интересно, себя чувствуешь, сидя за этим столом?"
   Посомневавшись и поприслушавшись к всевозможным шорохам и шагам, Шус таки решился. Он аккуратно подвинул кресло и взгромоздился в него, не заняв и трети. Устроившись поудобнее, Шус изобразил серьезную физиономию и громогласно заявил:
   - Я профессор Сэйлэнар, директор магического корпуса Лендальского университета!!!
   При этих словах он сам перепугался и уже ожидал кары небесной, однако ничего не произошло. Тогда он решил совершить еще более богохульный поступок, он взгромоздил свои ноги на стол, при этом положив, сплетенные руки за голову и закрыл глаза. Видел бы его сейчас учитель... да уж он бы наверняка отвесил бы ему отличный подзатыльник, после чего прочел бы длинную и весьма нравоучительную лекцию, но Фамбер так и не появился.
   Шус так посидел еще какое-то время, даже успел задремать и тут дверь скрипнула. От неожиданности Шус подскочил и случайно оттолкнулся от стола, следствием чего стало бестолковое махание руками и падение на пол с ужасным шумом.
   Мгновенно вскочив, Шус закричал:
   - Простите, я не хотел, это не то, что вы подумали! Я просто проверял прочность кресла, а вовсе не... а где вы, директор?
   Только тут Шус понял, что обращается к пустоте, в кабинете до сих пор никого не было, однако скрип раздался опять, но он шел совсем не от двери, вернее от другой двери. Шус обернулся на звук, который шел почти от окна, точнее от его края.
   Шус явственно увидел около самого окна дверь, которой никогда раньше не замечал, хотя провел в этом кабинете довольно много времени. Шус с осторожностью подошел к ней.
   "Наверное, там директор Сэйлэнар, хотя как такое может быть? Если бы он был там, он бы давно услышал все, что я здесь вытворяю. А может, это какой-нибудь тайный проход? Хотя там же нет никаких комнат и должен быть просто воздух. И он не предохраняет от падения и последующего удара о мостовую".
   Шус собрался с духом и распахнул дверь. Память Шусу не изменяла, по идее за дверью действительно должно было находиться царство птиц и остальных летающих тварей, однако за дверью была чернота, не чернота ночи, до которой было еще довольно далеко, судя по панораме, открывавшейся за окном. Нет это была какая-то другая чернота, так сказать чернота с большой буквы. ЧЕРНОТА. Темнее пространства под веками.
   У Шуса промелькнула мысль, может быть это просто иллюзия, на самом деле там пресловутое царство птиц с пресловутой же силой тяжести, если ему не изменяла память "mg" или что-то в этом роде. Экзамен по естественным законам он сдавал одним из последних и еще что-то помнил. Однако эта мысль не возымела действия, что-то управляло Шусом, вернее какая-то частичка самого Шуса четко знала, чего она хочет и что там ее истинный дом. И именно это частичка заставила Шуса сделать этот шаг, ведущий в пустоту.
   Шус зажмурился, однако ожидаемого падения так и не последовало. Более того, он осознал, что не чувствует своего тела.
   - Я что, умер? Странно, до земли так далеко, по крайней мере, мне так показалось, пока я забирался наверх...
   Шус не знал, сказал ли он это вслух или про себя, но понял, что находится не в полете между небом и землей. Он открыл глаза, но от этого ничего не изменилось. Или они не были закрыты? Шус не чувствовал век...
   Вначале он подумал, что угодил в дверь такую же, как в покоях халифа. Но там все было так быстро, а сейчас оно длилось и длилось и это не было похоже на обычный перенос, не было фиолетовых огней, и вообще, там он чувствовал себя совсем по-другому. Шус пришел к выводу, что не знает, где он, хотя в то же время какая-то частица его это знала, точнее она, эта частица, знала, что Шуса вообще нигде нет и того места, где он находится, тоже нет ни в одном из миров. Но в то же время это несуществующее место было, хотя в нем ничего не было, даже пустоты, и уж тем более там не было Шуса. Здесь были только двери, бесконечное число дверей в куда-то. И еще эта частичка знала, что не нужно ничего делать, что двери и так открыты всегда и готовы засосать все, что сюда попадет, главное не сопротивляться, поскольку это все равно бессмысленно. И эта частичка Шуса взяла инициативу в свои руки, она заставила его бездействовать и представила дверям бороться за него. Что же касается Шуса, то он вообще ничего не знал, он даже не мог паниковать, поскольку страха здесь тоже не было. И в конце концов, сразу же или через миллионы лет, времени в несуществующем месте тоже нет, одна из дверей победила и забрала Шуса.
  
   * * *
   Шус почувствовал под собой что-то холодное и гладкое, его по-прежнему окружала темнота, но эта темнота качественно отличалась от темноты в ТОМ месте. Она была простой темнотой, создаваемой отсутствием света. Зато здесь были звуки. Что-то капало и издалека раздавался какой-то гул машины или рычание дракона.
   Шус попытался встать, несмотря на полную уверенность в том, что это не получится, но у него получилось.
   - И где это я? - поинтересовался Шус у темноты, окружавшей его. Темнота ответила эхом.
   Он попытался что-нибудь нащупать и это у него получилось. То, что он нащупал, оказалось чем-то гладким, немного закругленным, мокрым и холодным. Судя по ощущению, металл. Чтобы это проверить, Шус постучал по этому чему-то, ему ответил довольно глухой звон, раскатившийся куда-то в глубину. Постояв и поприслушавшись, Шус решил, что единственное, что он может сделать, это куда-нибудь идти, поскольку здесь ничего не было.
   Седлав несколько шагов, Шус споткнулся и растянулся на том, что решил считать полом. Потирая ушибленные места, Шус встал и тут его осенило: "В конце концов, я же ученик волшебника, а не какой-нибудь скотник и кое-что умею".
   Шус напряг память, пытаясь выцарапать из нее, что нужно сделать, чтобы был свет. Самое простое --- это разжечь огонь, тем более, что это первое, чему научился Шус, но это сопряжено с кучей рисков. Во-первых, вдруг здесь есть что-нибудь, что может загореться, во-вторых, Шус почувствовал очень неприятный запах, который прекрасно помнил еще с тех пор, когда он был Шусандриксом-скотником. Дым злых духов, как его называли в Фалкийских горах.
   Дело в том, что местные жители, в число которых входил и Шус, совсем не оригинально помещали обиталище злых духов в глубины гор, а из гор в тех местах струился природный газ, который жители Фалкийских гор окрестили дымом злых духов. И Шус прекрасно знал, что если почувствуешь этот запах, ни в коем случае нельзя разжигать огонь, поскольку дым злых духов горит. Это он знал не только из старых легенд. Шус был непосредственным свидетелем того, как один из его сводных братьев погиб именно таким образом, оставив после себя лишь не очень аппетитное жаркое, а из трубы злых духов в этом месте теперь извергается не дым, а пламя.
   Обладая столь полезным опытом, Шус воздержался от экспериментов с огнем и вспомнил то, чему научился совсем недавно и вполне самостоятельно, а именно "вызов Света", название, вполне отвечающее действительности. Шус сосредоточился, все-таки он не так уж хорошо научился это делать и у него получилось. В его ладони возникла светящаяся сфера белого света. Впрочем, это принесло не так уж много проку, она рассеивала темноту только на пару метров вокруг. Но этого было вполне достаточно, чтобы не спотыкаться на каждом шагу.
   Взору Шус предстали металлический пол и какие-то трубы, переплетающиеся в стальные джунгли и уходящие в глубину и в разные стороны от того, что можно было назвать проходом. Трубы только изредка пресекали его, оставляя возможно хоть и с трудом, но все же пролезть, чем Шус и занялся.
   После примерно получаса весьма утомительного продвижения вперед, сопровождаемого постоянным вставанием на четвереньки и, наоборот, перелезанием через трубы, Шус уперся в стенку, которая при ближайшем рассмотрении оказалась дверью. На ней красовалась таинственная надпись GLLB-11. Кроме надписи у двери было лишь колесо с ручками посредине, причем колесо никак не хотело крутиться. Не обнаружив ничего другого на двери, а Шус был уверен, что это дверь, это не могло быть ничем иным, иначе это конец, а он совсем не был готов умереть здесь, даже не поняв, куда он попал.
   В конце концов, Шусу удалось-таки заставить колесо чуть-чуть дернуться, однако после этого оно застряло.
   - Боги, неужели я так и умру?!! - закричал Шус, ответом ему было все то же злосчастное эхо.
   Шус сполз по двери на пол. И тут свободной рукой он нащупал что-то, что смог сдвинуть. При ближайшем рассмотрении это оказалось металлической палкой. Шус тупо уставился на нее и вдруг его осенила еще одна блестящая мысль. Они сегодня из Шуса в необычайном количестве, видел бы его сейчас учитель...
   Насколько он помнил, есть какое-то правило рычага и с помощью него можно, используя мало сил, открыть эту дверь!
   Шус с трудом поднял рычаг и засунул его между палками, прикреплявшими колесо к двери, для этого ему пришлось использовать обе руки, а следовательно делать это в совершенной темноте. Прокляв весь этот мир дюжину раз и больно прижав палец, Шус навалился всем весом на рычаг. Но дверь не поддалась. Тогда Шус поудобнее схватился за палку и повис на ней, наконец раздался долгожданный скрип, палка, поменяв свое положение с грохотом упала на пол, а Шус судорожно бросился откручивать колесо. Нельзя сказать, что это было просто, но Шус справился и с этим. Он открыл дверь.
   За ней, к его великому огорчению, не было зеленых лугов и чистого воздуха, там был еще один коридор. Правда он выгодно отличался от предыдущего, он был намного шире, в нем спокойно могло идти рядом два человека. И еще он был освещен. Свет шел, от каких-то полусфер, прикрепленных к потолку, напоминавших шары с ДЖИНами, но были тусклыми, и свет, шедший от них, дрожал. Но это было лучше, чем полная темнота и постоянное перелезание через трубы. После долгих раздумий Шус решил пойти вправо, ему показалось, что воздух, идущий оттуда, более чистый.
   Минут через пятнадцать ему показалось, что он слышит какие-то голоса, он остановился, прислушиваясь, голоса повторились.
   - Неужели...
   Шус бросился вперед со всех ног и чуть не сбил двух человек.
  
   Они были одеты в довольно статную одежду, будто бы штаны и рубашку сшили вместе, но все равно это были ЛЮДИ! Настоящие живые люди, у которых можно спросить, где он и они помогут ему или, по крайней мере, они выслушают его и пожалеют его.
   От переполнявших его чувств Шус бросился на шею ближайшего. Чему последний был совсем не рад. В конце концов, он отцепил от себя Шуса и обратился к нему с гневной речью:
   - What are you doing?!
   Шус не понял, что сказал этот человек, но ему было все равно. Конечно, с тех пор как он сюда попал, прошло не так много времени чтобы сойти с ума, но, во-первых, это время прошло совсем невесло, во-вторых, все окружающие его вещи были непохожи на все, что он видел до сих пор, а эти люди были первыми понятными объектами. Наверное, если бы он вдруг здесь встретил бараномамонта или деревянную тумбочку, он бы кинулся их обнимать с таким же, если не большим рвением, ведь в его голову стали закрадываться некоторые опасения, вернее он уже был уверен в своих опасениях, но не хотел признавать, что случилось то, что случилось.
   Наконец-то жертва Шуса, грязно ругаясь на неизвестном Шусу языке, избавилась от последнего.
   - Who are you, oh, damn?!
   - Простите, я не понимаю, что вы говорите, я...
   - What do you speak? I don't understand you!
   - Понимаете, я не отсюда. Я не знаю, как попал сюда...
   - I am... - начала жертва Шуса, но его перебил второй:
   - He is an Unions swine.
   - What? Spy!
   Первый вытащил из-за пазухи какой-то странный предмет черного цвета и направил его в сторону Шуса. В слабом свете, идущем сверху, Шус плохо разглядел этот предмет, но инстинктивно почувствовал исходящую от него угрозу. Шус отпрыгнул назад и вбок, что и спасло его. По туннелю разнеслось подряд три громовых раската, лицо Шуса обдало легким ветерком, а ухо слегка опалило, после чего за спиной что-то зазвенело.
   После этого у Шуса не оставалось сомнений в намереньях незнакомцев и он, опять же практически интуитивно, не раздумывая ни секунды ответил, агрессией на агрессию. В его руке мгновенно вспыхнул огненный шар и Шус бросил его в первого из нападавших. Тот закричал и выронил непонятное оружие. После чего Шус бросился бежать по проходу. За его спиной раздалось еще несколько выстрелов, Шус решил, что это именно выстрелы, поскольку что-то задело его ухо. Но решил он это уже задним числом, а тогда он думал только о том, как бы побыстрее убраться куда-нибудь подальше. Но куда бежать, не обратно же в то ужасное переплетение труб? Повернув, Шус врезался в колонну людей, бегущих в противоположном направлении. Они были одеты в такую же одежду, что и те двое, однако другого цвета. У своих в руках они держали предметы, отдаленно похожие на то оружие, но намного больше. Шус хотел тут же развернуться и бежать обратно, но запутался в своих ногах, количество которых вдруг превысило то количество, которым он мог управлять, и упал на спину, больно ударившись затылком об пол.
   Тут прибежал один из тех, кто в него стрелял и что-то прокричал. Тут же на Шуса нацелилось три предмета, большего не позволяли размеры прохода. Затем Шуса довольно грубо подняли и куда-то потащили. Шус не сопротивлялся. Из довольно обширного опыта общения с разнообразными агрессорами он усвоил много полезных привил, например, если тебя куда-то тащат и при этом угрожают оружием, лучше всего ничего не делать, а просто подчиниться и ждать более удобной ситуации для побега. Если же попробовать сбежать сразу, то в худшем случае убьют, а в лучшем поставят пару фингалов.
   Тащили его довольно долго и даже поднимали куда-то на лифте, который сильно проигрывал лифтам университета и даже лифтам дворца халифа. Этот лифт мало того, что дребезжал и скрипел, но к тому же состоял практически только из пола, а роль стенок выполняла металлическая сетка. В конце концов, путешествие Шуса закончилось в маленькой грязной комнатке с металлическим столом и двумя стульями из того же материала. Шуса посадили на один из стульев и надели наручники. В комнате с ним осталось два мордоворота. Шус больше ни с кем не говорил, все равно они его не понимают, к тому же попытка завести беседу привела к таким ужасным последствиям. Так прошло где-то около получаса, хотя Шусу это время показалось вечностью.
   Развитием пьесы под называнием "Жизнь Шусандрикса - ученика волшебника" послужило явление нового персонажа. В комнату вошел невысокий и крайне жилистый человек с резко опущенными уголками рта и резко прорезанными морщинами. На его носу красовались круглые очки без оправы, а одет он был, в отличие от всех остальных, в более-менее нормальную одежду: серые, выглаженные штаны и столь же серый сюртук с твердым воротником, не позволяющим хоть сколько-нибудь повернуть голову. Он сел напротив Шуса и резко направил свет настольной лампы ему в лицо.
   - Как вы проникли на корабль?! - спросил человек хотя и с сильным акцентом, но все же на нормальном человеческом языке.
   - На корабль? - не понял Шус. Он успел придумать несколько версий того, куда он попал, но никак не думал, что это какой-то корабль.
   - Не изображайте из себя идиота! Конечно на корабль.
   - Но я не знаю как я попал сюда. - Шус решил использовать тактику, которая, насколько он смог убедиться, в большинстве случаев помогает избежать львиной доли осложнений, конечно тогда, когда тебе действительно нечего скрывать, а именно говорить только правду. - Я... просто здесь очутился и все.
   - Предположим. На кого вы работаете, вы русский шпион?
   - Я никакой не шпион, я студент.
   - Студент?! И что студент забыл на боевом корабле сектора D- 2, на "Королеве Виктории"?
   - Я не хотел сюда попадать. А что это за королева?
   - Здесь я задаю вопросы! Откуда вы?
   - Я... - Тут Шус засомневался. Действительно, откуда же он? Нет, у него не отшибло память, просто он не смог сказать, что он из Лендала, учитывая, что они совершенно точно не знают, что такое Лендал. Но вдруг ответ пришел сам собой, хотя Шус сам еще не мог в это поверить:
   - Я из другого мира, из параллельной вселенной.
   - Значит, шпион, - заключил человек, - давай теперь посмотрим, что ты взял с собой.
   Человек неаккуратно раскрыл сумку Шуса, которая все еще была с ним. Из нее на стол посыпались тетрадки, пара учебников, письменные принадлежности и "20 лет под килем", которые Шус так и не успел дочитать. Осмотрев все это пренебрежительным взглядом, еще сильнее опустив уголки рта, человек заговорил:
   - Довольно странный набор для шпиона.
   - Я же говорю, я не шпион.
   - Ты же не хочешь испытать боль? - спросил человек придвинувшись к Шусу. - Конечно не хочешь. Тогда ответь мне, как ты проник на корабль, какое у тебя задание, и что за оружие ты использовал там, в проходе?
   - Я студент из другого мира, и не было у меня никакого оружия, к тому же он первый начал.
   - Значит, будешь молчать? Знаешь, ты самый жалкий шпион, что я видел за всю свою жизнь. Но, несмотря на это, ты не оставляешь мне выбора.
   - Я же вам говорю, я никакой не шпион и я не знаю, как попал сюда, и я не хотел попадать сюда!!
   - Знаешь, что, - человек перегнулся через стол и приблизился почти вплотную к Шусу, - ты заговоришь, я расколю тебя, русская свинья. Ты ответишь на все вопросы, а после, только тогда, когда ты будешь корчиться от боли, и умолять о смерти, я сжалюсь над тобой и отправлю тебя на небеса во славу короны.
   Человек поманил к себе одного из мордоворотов и показал на Шуса, после чего откинулся назад и потянулся. Шус же с ужасом смотрел на приближающегося амбала, чей вид не оставлял никаких сомнений в правдивости теории Дарвина, хотя этот орангутанг и брился. Он даже не пытался просить о пощаде, он уже успел хорошо познакомиться с бандитами, а это определенно были бандиты, чтобы понять, что просьбы и мольбы на них не действуют.
   Шус уже зажмурился и вдруг все неожиданно сотряслось, и амбал отлетел к стенке, помещение накренилось, и на несколько секунд зависло под углом почти девяносто градусов. И все, кроме Шуса, привязного к стулу, который в свою очередь был прикручен к полу, полетели к стенке. Когда пол опять стал полом, тишину разрезал пронзительный заунывный вой.
   Мучители Шуса не приходили в себя и похоже Шус больше никого не интересовал. Раздалось еще несколько ударов. Шус решил, что нужно немедленно выбираться, но как? Очередная светлая идея не спешила в его голову. Единственная идея была совсем не светлой, но за неимением лучшей, Шус решил попробовать. Он создал огненный шар и попытался таким образом нагреть до жидкого состояния цепь наручников, однако тут же обжегся. Что же делать?!
   Раздался скрежет металла, а через несколько минут выстрелы. Один из амбалов пришел в себя, немного покачиваясь он подошел к двери и почти сразу же упал, выстрелы раздались совсем близко, в дверном проеме показалась новая фигура, одетая во что-то вроде доспехов, обшитых тканью, в его руках было такое же оружие, как и у тех кто схватил Шуса. Тут позади Шуса раздалась очередь выстрелов, силуэт с глухим стоном сполз по косяку, но в дверном проеме появился такой же силуэт, который тут же стал стрелять, затем выстрелы затихли. Шус ничего уже не видел, он зажмурился и пригнулся как можно ниже. Он не открыл глаза даже тогда, когда к нему обратились:
   - Ты имперская крыса?!
   - Нет, - ответил Шус.
   Тогда кто-то довольно грубо порвал цепочку наручников и повел его куда-то. Он открыл глаза только тогда, когда звуки выстрелов затихли далеко позади.
   Несмотря на его надежды, Шуса вели по почти такому же коридору, как и раньше: тот же слабый свет из полусфер, тот же метал со всех сторон, та же спертость пространства.
   Человек, который его вел, был одет в уже виденную Шусом одежду: доспехи, зашитые в ткань. На голове он носил круглый, блестящий шлем, который обрамлял почти квадратное лицо. Человек был выше его больше чем на голову, а Шуса нельзя было назвать низкорослым, он держал в руках такое же оружие, что и у тех бандитов, говорящих на непонятном языке, а на плече красовалась металлическая нашивка с вполне читабельной надписью сверху: " Юрий Гагарин", ниже: "Космодесант великого Союза". Эти слова ничего не говорили Шусу, но переполнили целой гаммой чувств. С одной стороны он был безумно рад, что может их прочесть, следовательно, он сможет без проблем объясняться, с другой стороны сочетание букв "космодесант" да еще рядом с упоминанием о каком-то "великом Союзе" вселяли тоску и страх. Собравшись с духом, Шус решился заговорить:
   - А куда мы идем?
   - По инструкции номер сто пять все пленные должны быть препровождены к гражданину комиссару.
   - А это далеко?
   - Нет.
   - А где мы?
   - На борту тяжелого авианосца дальнего следования "Юрий Гагарин".
   - А кто такой этот Юрий?
   Человек смерил его взглядом, каким обычно смотрят на человека спрашивающего, а почему дождь идет сверху или почему птицы летают или... в общем, о чем-то, что входит в разряд само собой разумеющихся вещей, но ничего не сказал.
   Поняв, что собеседник из этого субъекта не ахти какой, Шус решил помолчать. Они зашли в точно такой же лифт как и на "Королеве Виктории", вроде так назвал тот уже умерший человек то место, где Шус находился раньше, и куда-то спустились. Тут Шус опять нарушил тишину:
   - А как... тебя, вас зовут?
   - Иван.
   Имя оказалось довольно странным и ни на что не похожим. Впрочем, чего еще можно было ожидать? Шус уже понял и даже почти принял, что он попал в какой-то иной мир, совсем не похожий на его, недружелюбный к чужакам, да и похоже к своим собственным обитателям. Тут в голову Шуса пришла еще одна идея. Уже в который раз Шус ловил себя на том, что идеи только тем и занимаются, что приходят в его несчастную голову.
   Правда - не всегда лучшая политика, даже если тебе нечего скрывать. В прошлый раз ему просто не поверили и игнорировали то, что он говорил, и от смерти его спасло только внезапное изменение обстоятельств. Правда Шус не очень хорошо понимал, что случилось, он даже не знал где он. А ведь ему наверняка снова будут задавать вопросы и он не сможет говорить правду, ему просто не поверят, а если поверят, наверное тогда будет еще хуже, вряд ли здесь есть специальный отдел помощи и трудоустройства для нелегальных путешественников из параллельных миров. Нужно будет ответить что-нибудь правдоподобное. И для этого нужно что-то узнать об этом мире.
   - Иван, а откуда ты, где ты родился? - спросил Шус.
   Иван помолчал пару минут и Шус уже отчаялся получить какой-нибудь ответ, но Иван все же ответил:
   - Я с Эргиси, что в квадрате B-3.
   - Правда? Я тоже оттуда, а из какого ты города?! - Шус изобразил на своем лице чрезвычайную радость и удивление оттого, что встретил земляка.
   Иван опять отвели только после минутной паузы.
   - Я родился не в городе, а в колхозе "Красная Звезда" под Новым Юнионбургом.
   Шус придумывал, что бы еще спросить, но не успел, они уже пришли. Они вошли в комнату, почти не отличающуюся от той, в которой его допрашивали, правда, в ней его уже ждали: за столом сидели три человека с мрачными лицами, одетые во что-то серое и явно военного происхождения, а за их спинами стояло двое вооруженных людей, одетых так же как Иван.
   Сидевший посредине лысеющий толстяк с маленькими узкими, злыми глазками, спросил у Ивана, кого тот привел. Иван ответил, что это пленный, которого он захватил на вражеском корабле, утверждающий, что он не имперская крыса, не вооруженный и не оказавший никакого сопротивления. После чего сидевший посредине приказал Ивану ждать за дверью окончания допроса.
   Этот диалог в очередной раз подпортил настроение Шуса, и так ушедшее глубоко под плинтус. Все говорило о том, что тяжелый авианосец дальнего следования "Юрий Гагарин" ничуть не лучше боевого корабля сектора D-2, "Королева Виктория".
   - Имя? - Обратилась к Шусу главный.
   - Мое имя...
   Об этом Шус не подумал, а ведь имя - это то, что обычно спрашивают в первую очередь. Своим настоящим именем назваться ему не хотелось. Во-первых, оно было совершенно не созвучно со всем, что Шус здесь видел и слышал, а во-вторых, что-то ему подсказывало, что имя - это такая вещь, которой не разбрасываются в чужом мире. Но тогда как назваться? Он же не слышал ни одного здешнего имени, хотя нет, слышал.
   - Меня зовут Юрий Гагарин! - выпалили Шус.
   Он рассудил, что вряд ли транспортное средство, если это конечно было оно, будут называть в честь какого-нибудь негодяя, хотя могло оказаться, что это имя кого-нибудь бога, или еще чего-нибудь в этом роде, а может это вовсе не имя. Однако ответ вполне удовлетворил тройку.
   - Откуда вы? - продолжал толстяк.
   Здесь Шус успел подготовиться.
   - С Эгриси, из Нового Юнионбурга, - без запинки отбарабанил Шус, тоном не позволяющим сомневаться, что он действительно родился в Новом Юнионбурге, хотя Шус не имел ни малейшего понятия, что это за Юнионбург и почему он новый.
   - Как вы оказались на борту имперского корабля?
   А вот об этом Шус не успел подумать, а учитывая, как он уже успел завраться, говорить правду было просто глупо, тем более, что в эту правду наверняка не поверят. Нужно что-то придумать. Они говорят о каких-то кораблях, а что делают на кораблях? Правильно, плавают, но, учитывая всю странность этих кораблей лучше сказать что-нибудь нейтральное.
   - Я... путешествовал на мирном корабле, - Шус решил, что наверное есть и невооруженные корабли, - но на наш корабль напали и я единственный, оставшийся в живых.
   - А почему вы путешествовали на гражданском корабле, вы где-то работаете или учитесь? - перехватил инициативу мужчина средних лет с маслянистыми глазками, отгороженными от мира круглыми очками без оправы, сидевший справа от лысеющего толстяка со злыми глазами- щелочками.
   - Нет.
   - Тогда почему вы путешествовали на гражданском судне, у вас есть какие-нибудь документы? - Несмотря на то, что он говорил почти ласково, он пугал Шуса еще больше, чем средний, в его интонациях сквозило что-то омерзительное и подлое.
   - Нет.
   - Вы наверное уехали, чтобы избежать призыва?
   - Э- э... да, вы правы, - решил согласиться Шус. Столь резкая перемена собеседника и столь отличный от первого стиль речи, сбили его с толку.
   - Стыдно, товарищ! - воскликнула женщина, сидевшая слева от толстяка.
   Смотря на ее лицо, можно было решить, что она ничего не ела и не пила как минимум последние несколько лет, и Шус с чистым сердцем принял бы ее за смерть, если бы не тонкий, но крайне длинный нос. Волосы были стянуты на затылке в пучок, открывая лоб и лопоухие уши.
   - Стыдно, ведь вас назвали в честь великого человека, того, кто в первый покинул пределы Земли, а вы не хотите защищать свою родину!
   - Как правильно сказала товарищ Калинина вам, товарищ, должно быть стыдно, но пусть это останется на вашей совести, однако вы можете искупить свою вину.
   Шус уже хотел спросить, как это сделать, но сам себя остановил, осознав, что ему ни капельки не хочется это узнать. Насколько он знал, обычно в таких случаях говорят, что во искупление ты можешь прыгнуть в священный вулкан или убить огнедышащего дракона. Но ответ на невысказанный вопрос не заставил себя ждать.
   - Мы можем разрешить вам вступить в ряды красного космодесанта. Однако, - трое переглянулись и по очереди кивнули. Насколько понял Шус, решая его судьбу. - Однако, - продолжила товарищ Калинина, - ваш проступок достаточно серьезен.
   - Вы уклонялись от призыва, попали в плен к врагу и имели с ним контакт, - перечислил обвинения толстяк с глазами-щелочками.
   - И как это ни печально, товарищ, вы должны понести наказание, - продолжил правый, - мы не можем отправить вас в элитные войска красного космодесанта... вас придется отравить в штрафной батальон, а до тех пока мы прибудем на базу, вы посидите в камере. Конечно, мы не считаем вас шпионом, товарищ, нет конечно, но вы же разговаривали с врагом, он разложил вашу личность и наводнил ваш мозг вредными мыслями. Так что пока посидите и подумаете о жизни и о долге, а вот когда вернемся на базу, вы сможете отдать долг своей родине.
   - Свободны, - подсказал Шусу средний.
  
  
   Двое космодесантников уже было двинулись помочь Шусу, но тот вовремя встал и направился к двери. Однако космодесантники продолжали идти за Шусом.
   - Они вас проводят, - пояснил правый, - ведь вы, товарищ, у нас в первый раз.
  
   К ним присоединился еще и Иван, которому дали соответствующие распоряжения. И Шус оказался под конвоем трех космодесантников: один шел спереди, а два других сзади.
   Приговор не понял настроение Шуса. Конечно, это лучше чем немедленное повешенье на корабельной мачте, но провести несколько дней, наверное довольно много дней, в какой-то камере, в которой условия наверное еще хуже чем в остальной части корабля, хотя еще более худших условий Шус не мог себе представить, а после отправиться в какой-то штрафной батальон... Шус предполагал делать все, что угодно, но только не это. Надо как-то сбежать отсюда, пока его еще не посадили в камеру, оттуда сбежать будет скорее всего намного сложнее, но как? Он не представлял, как отсюда выбраться, а если это действительно корабль, то до берега, наверное, очень и очень далеко. Но надо что-то делать! Нельзя оставлять все как есть.
   Тут слабый свет осветил надпись на двери "Спасательная шлюпка N 314". Спасательная шлюпка? Отлично, раз она спасательная, может она спасет и его, Шуса?
   Шус довольно слабо представлял, что такое шлюпка, ведь его единственными источниками сведений о море были скучные уроки по мироведению и картоведенью, "20 лет под килем" оставшиеся где-то на "Королеве Виктории", да рассказы Холдара, слышанные еще в то время, когда он путешествовал в Келхарский халифат из своей деревни, боги какое было счастливое время! Но его знания подсказывали ему, что шлюпка - эта такая штуковина, на которой спасаются с тонущего корабля, непременно прихватив с собой сундук с сокровищами и роковую красотку.
   Ни того, ни другого у Шуса не было, но он решил, что обойдется и без этих обременительных вещей и попытается спастись сам. Однако надо действовать, дверь осталась уже в нескольких метрах позади.
   Шус неожиданно упал на пол, больно ударившись затылком, однако на это он не обратил внимания, и изо всей силы оттолкнулся от ног космодесантников. Те не упали, но этого и не требовалось. Пол был достаточно скользкий и Шус откатился метра на два назад и с неожиданным для себя самого проворством перекатился, встав на одно колено.
   Космодесантники развернулись и уже направили на него свое ужасающее оружие, но Шус оказался проворнее, он толкнул их силовой волной, этому его научил Фамбер во время одного из их немногочисленных уроков. Все трое повалились на пол, причем волна, созданная Шусом, была настолько сильной, что одна из труб, идущих по стене, лопнула и из нее хлынул какой-то белый пар, а несколько полусфер, единственных источников света, разлетелось вдребезги, что было на руку Шусу. Он сломя голову кинулся обратно по проходу к двери "Спасательная шлюпка N 314".
   Она открывалась с помощью такого же колеса, что и в том помещении, в котором обнаружил себя Шус после того как оказался в этом мире. К счастью, колесо откручивалось намного легче, чем то, хотя возможно Шусу помог переизбыток адреналина в крови.
   Когда Шус уже открыл дверь, раздалась очередь выстрелов и что-то высекло несколько искр над головой Шуса. Он почти автоматически бросил огненный шар туда, откуда велась стрельба и тут же прыгнул за дверь и захлопнул ее. За дверью что-то глухо громыхнуло и она затряслась. Не разбираясь в чем дело, Шус на всякий случай несколько раз повернул колесо и бросился вперед по проходу.
   Он пробежал несколько метров, прыгнул в круглую дыру в стене. Что-то опять глухо громыхнуло. Дыра оказалось оснащена уже привычной круглой дверью с колесом, которое Шус закрутил до упора. Он обнаружил себя в небольшом помещении, в которое могло влезть не больше пяти человек. Оно было освещено тусклым мигающим красным светильником. Шус дико огляделся и над люком увидел большой рычаг, под которым было написано: "Шаг 1: для герметизации опустите рычаг до упора", что Шус и сделал. Справа от двери находился еще один столь же внушительный рычаг. Под ним была вторая надпись: "Шаг 2: для эвакуации опустите рычаг до упора". И этой инструкции Шус последовал. Что-то заскрежетало. Шус, согнувшись, так как разогнуться в этой крайне странной шлюпке было невозможно, сделал пару шагов, но резкий толчок отбросил Шуса назад и какая-то сила вжала его в дверь люка. У него потекла кровь из носа и все тело стало неимоверно тяжелым. К счастью, это продолжалось не очень долго, хотя уже напрочь сбитые внутренние часы Шуса говорили о бесконечных часах, проведенных под неимоверным гнетом веса собственного тела, но неожиданно переизбыток веса сменился полным отсутствием оного, но Шус этого уже не заметил. Он отключился. Сном это нельзя было назвать, ему ничего не снилось и он чувствовал себя совершенно не отдохнувшим, когда открыл глаза.
  
   * * *
   А случилось это через несколько часов. Шлюпку освещал не истерически красный, а спокойный желтый свет, открывавший взгляду маленькую комнатку. К удивлению Шуса у нее не было пола, хотя условно верх и низ здесь были, их можно было определить по расположению надписей. К еще большему его удивлению, пол и не требовался. Тело Шуса парило в воздухе. Повертев головой, Шус заметил маленькое круглое окошко, забранное толстым стеклом, и подплыл к нему, неловко отталкиваясь от стенок.
   Его взору предстало такое, чего он даже представить не мог. За окошком было звездное небо, по крайней мере это было единственное, с чем Шус мог сравнить от, что он увидел. Но это звездное небо сильно отличалось от звездного неба, виденного Шусом раньше. Звезды не моргали, а светили ровным непрерывным холодным светом, а цвет фона был абсолютно черным. О том, что расположение звезд ни на что не походило, можно и не говорить. Шус и не надеялся на то, что в другом мире он увидит знакомые созвездия. Небо поворачивалось достаточно быстро, что заставляло принять тот факт, что поворачивается все же не небо, а то, в чем находился Шус.
   Но все-таки, где он? Конечно, он в глубине души уже не сильно верил в то, что окажется посреди океана, но с другой стороны, после всех этих разговоров про корабли, где он еще должен был оказаться?
   Внутренний монолог Шуса прервало бурчание живота. А ел он уже довольно давно, собственно, в последний раз он осуществлял этот процесс в компании Майка в "Горшочке ведьмы".
   "Во имя всех богов, зачем я вошел в ТУ дверь?! Зачем я вообще пошел в кабинет директора?!!" - в очередной раз подумал Шус.
   Его опять перебило бурчание желудка, вспомнившего недавние, но к несчастью уже переваренные воспоминания. Шус решил отложить на потом вопросы своего местонахождения и заняться более насущными делами, а именно найти что-нибудь съедобное. Ведь должна же быть здесь какая-нибудь еда, просто обязана быть! Хотя все его источники сведений о спасательных шлюпках в один голос кричали, что в шлюпках нет никакой еды, а главные герои как правило либо в течение нескольких недель дрейфуют в море, после чего их прибивает к какому-нибудь необитаемому острову, где они живут в течении двадцати лет и непременно примерно в середине своего затворнического образа жизни встречают какого-нибудь аборигена и называют его дурацким именем. Либо, если в шлюпке несколько человек, они бросают жребий после чего, вне зависимости от результатов, путем демократического голосования съедают самого упитанного или, если он есть, младенца. Однако на необитаемые острова Шус не надеялся, а что касается каннибализма то, правда при довольно большом допущении, он сам попадал в разряд младенцев.
   В конце концов Шус заметил несколько дверок, которые не преминул открыть. Как ни странно поиски Шуса увенчались успехом. За одной из дверок он нашел коробочку со страной надписью: "Энергетический батончики. НЗ. Употреблять в пищу не рекомендуется, но в случае необходимости это может вас спасти".
   Не обращая внимания на надпись, Шус открыл коробочку. В ней рядами лежали коричневые брусочки. Шус взял один из батончиков и сразу же закрыл крышку. Он уже успел обнаружить, что в этом месте не только он, но и вообще все не имеет веса и начинает двигаться от малейшего прикосновения. Он открыл рот и со всего размаху захлопнул его, надеясь откусить сразу половину батончика. Однако у него ничего не получилось, чудо, что он не сломал зубы. Шус лизнул батончик. На вкус он напоминал масло для замков, смешанное с кошачьей шерстью, гнилой древесиной и карамельной крошкой, сваренных в поте бараномамонта. По крайней мере, так Шус оценил вкус этой смеси. Шус решил, что он просто по ошибке принял это за еду, но больше он ничего не обнаружил. Только трубку с надписью под ней: "Вода", да странное устройство, больше всего похожее на очень толстые трусы с идущими от них в утробу шлюпки трубками.
   - Боги, за что мне это?! - в очередной раз возопил Шус, но в этот раз в слух.
   Он попытался вспомнить какую-нибудь молитву, но единственной, что пришла ему на ум, оказалась молитва об излечении самки бараномамонта от воспаления вымени. Решив, что подобная молитва не слишком подходит для сложившийся ситуации, Шус решил лечь и подумать. Другое дело, что решить, это не значит сделать. Поборовшись несколько минут с невесомостью, Шус сдался и повис в воздухе, подложив руки под голову.
   Но о чем думать? "Как отсюда выбраться? Как остаться в живых? Как вернуться домой?"
   Шус совершенно не представлял, что нужно делать для решения хоть одной из этих задач, а воспоминания о доме, столь недавно покинутом, но столь далеком вызывали у него чувство жалости к себе.
   - А собственно почему не пожалеть себя? - спросил себя Шус. - Тоже ведь занятие.
   Но не успел он с головой уйти в это занятие, как в его несчастной голове возник еще один вопрос: "А как сходить в туалет?"
   Вначале Шус старался не обращать на этот вопрос внимания, но он вставал все острее и острее, все сильнее и сильнее, не позволяя себя игнорировать.
   - А действительно, как?
   Не меняя положения в пространстве, Шус стал раздумывать над этим вопросом. И у него стали появляться некоторые подозрения, которые он решил проверить. Слегка оттолкнувшись от пола, Шус подплыл к шкафчику с теми странными трусами. К счастью, на обратной стороне дверцы он нашел подробную инструкцию с картинками.
   Так прошло несколько дней или столетий, Шус потерял счет времени, за маленьким круглым окошком ничего не менялось. Несмотря на чувство голода, которое стало доставлять все большие неудобства, Шус так и не притронулся к той коробочке, решив, что лучше умрет, чем будет есть такую гадость. Ничего не менялось до тех пор, пока Шус в очередной раз не заснул.
  
   Когда он пришел в себя, то почувствовал, что лежит на чем-то твердом, но очень удобном, а сверху на него давит что-то, что весит как минимум пару тонн. В другой ситуации он бы вскочил или по крайней мере сильно удивился, но за время, проведенное в шлюпке, он разучился испытывать какие-нибудь сильные чувства и испытывать хоть какое-то напряжение. Но, несмотря на то, что его веки казались ему очень тяжелыми, он все же решил приоткрыть их.
   Он увидел стройный силуэт.
   - Втри? - слабо спросил Шус.
   Но это была не Втри, а кто-то совершенно незнакомый.
   На него уставились большие и заинтересованные темные глаза, находившиеся на лице с небольшим, вздернутым немного вверх носиком, черными бровями, длинными ресницами и слегка приоткрытым ртом. Все это было обрамлено прямыми каштановыми волосами.
   - Наконец-то! Проснулся?
   - Да... - неуверенно ответил Шус.
   - Ну, вот и отлично! Знаешь, я хочу столько у тебя спросить, только ты пока что не вставай.
   - А почему?
   - Ты просто не сможешь.
   - Я прекрасно себя чувствую!
   Чтобы доказать это, Шус хотел сесть, но единственное на что у него хватило сил, это на то, чтобы немного пошевелить правовой рукой.
   - Вот видишь! Не знаю, сколько ты проболтался в этой жестянке и как остался жив, но явно очень долго.
   - А что случилось, как я здесь оказался?
   - Ну, вообще-то, это я должна была расспросить тебя, но это подождет, ты имеешь право узнать. Собственно, все очень просто. Я засекла сигнал SOS, прошла по пеленгу и нашла спасательную шлюпку, в которой оказался ты. Кстати, спасибо тебе. Совсем недалеко от твоей шлюпки дрейфовали обломки военного корабля, к счастью, с кучей целых деталей и даже целых систем. Так что же все-таки случилось? Вначале я решила, что наткнулась на место крушения корабля Союза, но когда оказалось, что обломки имперского производства, я изрядно удивилась.
   Она опять уставилась на Шуса вопросительным взором. Несмотря на, то, что половины из того, что она сказала, Шус не понял, он ни разу не перебил ее. Во-первых, потому что не имел никакой возможности, а во-вторых, ему было так приятно ее слушать. Первый нормальный человек в этом сумасшедшем мире.
   Но несмотря на то, что он питал к этой девушке исключительно теплые чувства, ведь из ее слов выходило, что если бы не она, он бы скорее всего был бы уже мертв, и он не мог поверить, что она может сделать ему что-то плохое, он решил все-таки не рассказывать правду о себе, а пересказать слегка подкорректированную историю жизни Юрия. Только на этот раз не Гагарина, а Калинина. Реакция на имя Юрий Гагарин показалась Шусу излишне нездоровой, все-таки у одних он великий, а у других злодей. У него была масса времени на продумывание этой истории.
   Оказалось, что Юрий Калинин родился на Эгриси в Новом Юнионбурге семнадцать лет назад. Его мать умерла, когда ему не было и десяти, оставив, впрочем, Юрию кучу братьев и сестер. Отец их пил, как ежик. Однако, несмотря на все это, ему удалось поступить в университет, благодаря помощи одного профессора. И все было бы прекрасно, если бы его не должны были призвать в космодесант. Пытаясь спастись от злобных прапорщиков и грязных сортиров, которые непременно обязаны мыть все новобранцы, во всяком случае так Шусу в свое время сказал Холдар, Юрий бросил университет и улетел на корабле.
   Что касается полетов на кораблях в космосе, эту часть рассказа Шус придумывал совершенно вслепую, основываясь лишь на своих умозаключениях, наблюдениях за звездным небом и нашумевшей истории трехлетней давности: один из астрономов Лендальсокого университета совершил первый космический полет с поверхности Фальтьяры, пытаясь долететь до плоского мира. К сожалению, опыт оказался неудачный. Он врезался в солнце через неделю после запуска.
   Но корабль захватили "имперские крысы" и бедного бывшего студента Юрия Калинина допрашивали и хотели пытать, но от пыток его спасло нападение на "Королеву Викторию" корабля "русских свиней", которые тоже допрашивали бедного бывшего студента Юрия Калинина. Однако бедный бывший студент Юрий имел по физкультуре только отличные оценки и он смог победить восьмерых тяжело вооруженных космодесантников, после чего залез в первую попавшуюся спасательную шлюпку и спасся с "Юрия Гагарина".
   Собеседница перебила Шуса всего пару раз, хотя она не питала излишних иллюзий насчет правдивости биографии Юрия Калинина. Особенно заставило ее сомневаться упоминание о пьющем ежике, не говоря уже о том, что столь пристальное внимание к персоне студента- двоечника как минимум странно. Да и не вселяло особой уверенности в правдивости рассказчика его заявление о том, что не особо мускулистый, невооруженный и с виду довольно-таки цивилизованный и мирный парнишка смог запросто расправиться с почти что десятком закаленных в боях космодесантников. Однако она не стала говорить Шусу о своих подозрениях.
   - Ну что ж, Юра, приятно познакомиться, меня зовут Жаннет, я... - вдруг прервав себя на полуслове, она зачем-то поднесла руку к уху, после чего снова заговорила, но обращаясь к явно не к Шусу, - угу, понятно... сейчас подойду!
   - Ты это кому? - поинтересовался Шус. Конечно, он знаком с этой девушкой не больше получаса, но сумасшедших, разговаривающих с галлюцинациями, он представлял себе немного иначе.
   - Не тебе, - ответила она. - Для твоего восстановления нужно еще часа четыре. Знаешь, наверное, будет лучше, если ты это время поспишь, чтобы не дергался.
   - Я бы рад, но я совсем не хочу спать, к тому же...
   - Ничего, это вполне поправимо.
   Она решительно встала со стула и направилась стене, нажала там на что-то, из-за рассеянного и слабого освещения Шус не увидел, на что именно. С легким жужжанием часть стены расступилась в стороны и выпустила Жаннет наружу.
   Почти сразу же после того как стена сомкнулась, она опять раскрылась и впустила мужчину с короткой стрижкой в штанах и футболке, обнажающей мускулистые руки, в которых был хоть и небольшой, но вполне угрожающий шприц. Шус, не питавший особой любви к уколам, которые с низменным упорством при каждом удобном случае делала ему доктор Карсыкса, весь сжался. Но мужчина не притронулся к нему. Вместо этого он воткнул иглу шприца в трубку, которая, как только теперь заметил Шус, шла к его руке и была прилеплена на сгибе, с обратной стороны от локтя, как раз в том месте, где, по предположению Шуса, и похоже не только его, проходила вена.
   Неожиданно на него нахлынула неодолимая усталость, и он сам не заметил, как заснул.
   Ему приснился первый сон за все пребывание в этом мире. Ему приснилась Задница бога, в которой почему-то обретались директор Сэйлэнар, профессор Фамбер, профессор Каруна Унна, комиссар Корсен и Мелирленс, и за всеми ними бегала доктор Карсыкса с двумя огромными шприцами. После действие переместилось в "Круглый стол" где халиф Хул-Дул-Гур-Бур-Фур V пытался доказать халифу Нуй-Ли-Фару I, что того на самом деле зовут Нуйли и что он уже умер и, следовательно, не должен шастать по снам живых людей. При этом оба уже изрядно выпили. В конце концов оба халифа упали под стол, дружески обнявшись. Перед самым пробуждением Шусу приснилось, что Втри трясет его за грудки и кричит, что он должен немедленно проснуться, что Шус с неудовольствием и сделал.
   Шус находился все в той же маленькой комнате все под тем же одеялом. Однако оно уже не казалось весом с ношу руфухиди и было вполне подъемным. Обнаружив, что он может шевелиться, Шус сел. Он обнаружил также, что на нем нет никакой одежды, но он желал двигаться и столь незначительный факт, как отсутствие нужных тряпочек его не смущал. Однако вначале ему надо был убедиться, что он может это делать.
   Начал он с того, что отлепил трубку, идущую к его руке. Это оказалось довольно болезненно, поскольку на конце трубки была иголка, воткнутая в руку. Затем он пару раз прошелся из угла в угол, размахивая руками. Оказалось, что ему и это по силам. Опробовав таким образом свои силы, он решил применить их на практике, однако рассудив, что разгуливать в столь обнаженном виде будет немного некультурно, приладил на себя одеяло. К счастью, оно оказалось довольно длинным и из него получилось что-то вроде одежды жителей халифата, правда укороченной до колен.
   Следующим шагом его плана было открывание прохода наружу. Конечно, можно было бы просто попробовать взорвать дверь, но Шус решил соблюдать исключительную деликатность, и ринулся воевать с незнакомой техникой. Оказалось, что все довольно просто. Единственное, что потребовалось, это нащупать не выделяющуюся из стены кнопку и нажать на нее, после чего дверь раскрылась. Придерживая доморощенную тогу, Шус шмыгнул за дверь.
   За дверью Шус обнаружил довольно узкий, но гораздо лучше освещенный, чем на "Королеве Виктории" и "Юрии Гагарине" коридор. И воздух здесь был чище, и проход шире и... Если бы Шуса спросили, он бы нашел еще бесконечное количество плюсов этого корабля по сравнению с ранее упомянутыми. Не пройдя и десяти метров, он наткнулся на куда-то спешащего человека, одетого в такую же странную одежду, что и люди с "Королевы Виктории". Шус поинтересовался у него: "А где Жаннет?". Человек ответил, что госпожа капитан на капитанском мостике. Этот ответ весьма озадачил Шуса и он даже не удосужился поинтересоваться, а где капитанский мостик. Человек же сразу смылся по своим делам. Шус решил продолжить свой путь. Но вскоре перед ним встала проблема выбора. Проход расходился в две стороны.
   Что делать? Ждать еще кого-нибудь? Но может быть на это уйдет уйма времени. Вдруг этот кто-нибудь пройдет здесь через пол дня. Шус решил предоставить выбор судьбе, но поскольку денег у него не было и кинуть монетку он не мог, то он придумал другое решение. Он закрыл глаза, повертелся на одном месте, после чего с закрытыми же глазами ринулся головой вперед. Судьба решила, что нужно проучить Шуса и последний вписался ровнехонько в стенку, разделявшую два расходящиеся почти параллельно друг другу коридора.
   Почесывая растущую как ядерный гриб шишку, Шус решил пойти влево, основываясь на том, что, как ему показалось, он ударился не совсем с середину, а немного левее нее, а это означало, что ему именно в эту сторону. Предчувствие Шуса не обмануло. Повернув еще несколько раз, он оказался у приоткрытой двери с уже привычной ручкой-колесом.
   Проскользнув в щелку между дверью и косяком, Шус оказался в достаточно просторном помещении, освещенном лишь огромными, но довольно тусклыми окнами на дальней стене. Или это не окна? Шус никогда раньше не видел ничего подобного. Все "окна" были одинакового размера, но на этом их сходство и заканчивалось. Они пестрели разнообразными графиками, бегущими строками, таблицами и цифрами. Под ними буквой "П" сидело в креслах человек пять-шесть. По всему их виду можно было сказать, что они углублены в работу. Посредине комнаты или скорее зала стояло на небольшом возвышении кресло на довольно-таки тонкой, но похоже, довольно крепкой ножке. Шус подошел к креслу, поскольку ему показалось, что в нем кто-то сидит.
   Он не ошибся, это была Жаннет.
   - А что это за место? - завел разговор Шус.
   - Какого черта! - начала Жаннет, но повернув голову, увидела Шуса и поумерила свой пыл. - А это ты. Чо ты здесь делаешь?
   - Я искал тебя, и как видишь, нашел - честно признался Шус.
   - По правде говоря, сейчас не самое лучшее время, но раз уж ты здесь, тебе выпала редкая возможность понаблюдать за работой на мостике во время посадки. А почему ты так одет?
   - Я не нашел своей одежды и использовал подручные материалы.
   - А ты сам дошел?
   - Да.
   - Странно, по идее ты должен был лишь начать ходить, да и то с помощью, а тут...
   - А собственно, что со мной случилось, почему я не мог ходить?
   - Да уж, Юра, не удивительно, что тебя выперли из университета, если ты не знаешь даже таких элементарных вещей...
   - Капитан, - вклинился в их разговор мужской голос.
   - Спасибо, я отвлеклась, - поблагодарила сказавшего Жаннет и уже повернулась к окнам, но ее опять отвлек Шус.
   - Но я не понял, почему я так неожиданно ослабел и...
   - Ты не мог бы заткнуться?
   - Да, конечно, мог бы, но...
   - Вот тогда и заткнись или катись отсюда!
   - Хорошо, только я хотел спросить...
   - Три тысячи чертей! Заткнешься ты или нет?!!!
   - Хорошо, уже заткнулся!
   Шус действительно уже собрался замолчать, но Жаннет этого не поняла и отвесила Шусу звонкий подзатыльник в лучших традициях профессора Фамбера.
   Шус присел на нижнюю ступеньку пьедестала капитана, хотя он до сиз пор не мог поверить в то, что Жаннет действительно капитан. Такое могло бы быть только во каком-нибудь задрипанном романе, но никак не в жизни, пусть даже и в другом мире, но зато в столь страшном. Может мне просто не повезло? Шус уже хотел спросить у нее, действительно ли она капитан, но вспомнив подзатыльник, и, что главнее, угрозу быть выгнанным, он решил помолчать.
   В это время работа по посадке корабля шла вовсю. Жаннет отдала несколько распоряжений, а в перерывах что-то печатала на плоской печатной машинке без листа, стоявшей на специальной крутящийся подставке, прикрепленной к ее креслу.
   - Капитан, нам разрешили заходить на посадку, - сообщил голос, принадлежащий одному из людей под "окнами".
   - Отлично, идите по пеленгу, отключите маршевые двигатели, оставьте только маневровые.
   - Есть.
   Через несколько минут корабль начало трясти и другой голос сообщил, что они входят в плотные слои атмосферы, на что Жаннет ответила:
   - Черт тебя разорви, я и так заметила!
   - Простите, госпожа капитан.
   Неожиданно Жаннет поднесла руку к уху и заговорила с пустотой:
   - Он не пропал, он здесь... так это здесь, я сама поразилась, но он дошел, без чей-либо помощи... нет, не голый!... А почему ты вколол так мало успокоительного?... Ах, значит не думал?! А сейчас заткнись, приходи сюда и забери его. Он мне здесь нужен как, лыжи в финской бане!... Не знаешь, что такое финская баня?! Это когда жалование урезают вдвое, Бил!
   Насколько Шус смог понять из ее реплик, речь шла о нем, видно кто-то обнаружил его отсутствие.
   - Юра, - обратилась она к Шусу, - ты хочешь прогуляться?
   - А где? - вскочил последний.
   - По пиратскому порту.
   - Ну, я совсем не против.
   - Тогда пойдешь со мной, я думала пойти одной, но лучше все-таки кого-нибудь взять. Я даю всем двое суток увольнительной, а тебе все равно нечего делать. К тому же у тебя нет никаких документов. И кто-то должен носить мои вещи и лучше это будешь ты, а не кто-нибудь из команды, хорошо?
   - Хорошо.
   - И еще найди что-нибудь надеть. Мне, конечно, все равно, но одеяло не самая лучшая одежда.
   - Но я не знаю где моя одежда...
   - Ты имеешь в виду то, что было на тебе? Наверное, в прачечной, во всяком случае, я отнесла ее туда.
   - А... - Шус покраснел. Ведь если она относила его одежду в прачечную, она ее и снимала, но тогда...
   - Не обольщайся, ее снял Бил, - то ли Жаннет каким-то образом, даже не глядя на Шуса, увидела прилившую к его щекам кровь, то ли просто догадалась, но в любом случае, после того, как Шус узнал, что его раздевала не хорошенька девушка, а мускулистый мужчина, он покраснел еще больше.
   - А оставить все как есть было нельзя?
   - Нет, во-первых, она жутко воняла, а во-вторых, это было нужно для твоего лечения. Я в этом не слишком сильна, но насколько я знаю, для активизации мышц кожа должна соприкасаться с электродами. К тому же...
   Деликатное покашливание прервало ее. Бил стоял за креслом уже некоторое время и был готов дождаться окончания беседы, но когда капитан влезла в его область и стала, с профессиональной точки зрения, нести неимоверную чушь, он не выдержал.
   - А, ты уже здесь. Забирай своего сбежавшего пациента, но не мучай его долго, он еще должен носить мои сумки. Только сделай все причитающиеся ему прививки. Тебе ведь, наверное, не делали, Юр. И покажи ему где прачечная.
   Она развернулась к "окнам", давая понять, что разговор закончен.
   Бил пошел к выходу и у Шуса не осталось не иного выбора, как последовать за ним.
   Почти сразу же после выхода с мостика, Шус нарушил молчание:
   - Скажи... Бил? А Жаннет действительно капитан и ваш начальник?
   - Да, а тебя что-то смущает?
   - Но разве это не странно? Она... - Шус пытался подобрать слово понейтральнее, тем более, что он не хотел обижать Жаннет или поднимать на корабле бунт, - ... она ведь девушка, к тому же насколько я могу судить, моя ровесница, а сколько я видел, все члены экипажа - взрослые мужчины. Вас не смущает, что вам отдает приказы...
   - Она нам хорошо платит. Какая разница, сколько ее лет и какого она пола. Или у тебя какие- то проблемы? - перебил Шуса Бил.
   - Нет, никаких проблем. Просто интересно... - после минутного молчания Шус продолжил расспросы, - а как так получилось, что у нее оказался корабль?
   - Я не знаю и это не мое дело, если интересно, сам и спрашивай.
   Они подошли к стене, Бил нажал на кнопку, не видную даже при ярком свете, стена раздвинулась. Они оказались уже в другой комнате, ярко освещенной и нашпигованной всякими непонятными штуковинами явно технического происхождения, как хлеб пекаря каменного века камушками. Единственным, хоть на что-то знакомое похожим предметом, был стол посредине комнаты, являющийся и центром концентрации непонятных штуковин. Шуса же усадили на кушетку, которую он сразу не заметил, стоявшую у самого входа.
   - А вот ты говоришь, платит...
   - Сними одеяло с правой руки.
   Бил стал намазывать оголенную руку чем-то холодным. Это заставило Шуса занервничать. Именно так поступала доктор Карсыкса каждый раз пред тем, как сотворить какую-нибудь пусть даже и полезную, но все равно гадость.
   - А откуда у нее деньги, в смысле, чем вы занимаетесь?
   - В основном контрабанда, иногда и вполне легальный бизнес...
   - АЙ! Больно.
   - Уже все.
   - Так она не шутила, когда предлагал прогуляться по пиратскому порту.
   - В какой-то степени нет. С точки зрения всех без исключения официальных властей, Центавра - пиратская планета - единственная планета, имеющая стопроцентно собственное правительство. Ты, наверное, не слышал о ней. О Центавре в колониях ни имперские, ни союзные власти не распространяются...
   - Вы же сказали, что все!
   - Я имел ввиду, что с тем уколом все.
   - Но ведь на этот раз уже совсем все?
   - Да, ты же, насколько я понимаю, из Союза.
   - Да, с Эгриси из нового Юнионбурга.
   - Тогда точно не слышал. Прямо из оплота власти Союза в колониях.
   - Во имя всех богов! Вы мне соврали, тот раз был не последним.
   - Обещаю, этот был последний.
   - Я вам не верю.
   И Шус абсолютно правильно делал. Профессионально его убалтывая, Бил вколол в Шуса еще четыре шприца. После того как уколы все же закончились, Бил объяснил Шусу, как пройти в прачечную, отказавшись его провожать, объяснив это тем, что у него есть "очень важные дела". Все еще в одеяле, Шус двинулся в указанном направлении, основываясь лишь на устной карте, рассказанной к тому же типом, который за несколько минут успел соврать шесть раз.
   Как ни странно, указания оказалась точными, и Шус действительно пришел в прачечную. Там он нашел вполне понятные и почти родные стиральные машины. К счастью, там сидел человек, а именно пожилая женщина с внешность доброй бабушки с домиком в деревне, и Шусу не пришлось перерывать все белье в поисках своей многострадальной одежды. Бабушка была предупреждена о его появлении.
   Оказалось, что его одежда только что постиралась и следовательно была еще влажной после отжима. Отжим, кстати, был не слишком качественным. Когда Шус скрутил свою рубашку, он выжал из нее еще несколько капель прямо на пол. После чего вприпрыжку, сжимая в одной руке рубашку, штаны, трусы и ботинки столь же нещадно постиранные, а другой удерживая одеяло, удирал от доброй бабушки, превратившийся в исчадие ада после такого кощунственного поступка.
   Одевался он прямо в проходе. Как раз тогда, когда он натягивал очень влажные штаны, раздался голос Жаннет. Он стал смущенно оборачиваться, но оказалось, что голос идет не от живого человека, а из стен, точенее из каких-то приборов наподобие ТВ шаров, как заключил Шус. Голос вещал:
   - Во-первых хочу сообщить, что посадка в порту "Атлантика" закончилась успешно, во-вторых, вы все можете отправляться в самые грязные притоны или к черту в пекло и не возвращаться на корабль в течение двух суток.
   Последние слова были почти заглушены глухим, радостным гулом, разнесшимся по всему кораблю.
   Шус, правда с довольно большими трудностями, добрался до капитанского мостика, но Жаннет там уже не было, там был только один единственный человек, который уже собирался уходить. От него Шус узнал, что капитан ушла в свою каюту, и даже узнал, где она находится. Человек так торопился, что не обратил внимания на то, что пока Шус стоял под ним образовалась лужа довольно внушительных размеров, которая натекла, в основном, из его ботинок.
   - Во имя всех богов, почему нельзя было нарисовать схемы коробя и не повесить их на стенах! - закричал Шус, в третий раз оказываясь на одной и той же развилке, с пятью расходящимися в разные стороны коридорами.
   - Потому что в случае проникновения на корабль врагов это облегчит их задачу, - ответил ему звонкий голос Жаннет.
   - Как ты меня нашла?!
   - Это было не очень сложно, здесь концентрируются мокрые следы, я просто дошла досюда по одному из твоих следов и осталась подождать. Этот узел практически нельзя миновать и если здесь заблудиться, то стопроцентно сюда вернешься, если конечно не забредешь в машинный отсек. Но я решила, что вряд ли ты туда доберешься. Кстати, а почему ты такой мокрый, тебя что, постирали?
   - Не меня, а мою одежду, кстати, с твоей легкой руки, а высушить не удосужились.
   - Ничего, скоро высохнешь. В порту "Атлантика" сейчас лето, к тому же он находится почти на экваторе. Ну, так пойдем?
   - Да, конечно.
   Жаннет пошла вперед, за ней Шус. Только теперь он смог разглядеть ее полностью, предыдущие две встречи происходили в мало освещенных помещениях. На ней была широкополая шляпа, легкая, плотно прилегающая к телу футболка и короткие шорты. На плече она несла сумку довольно внушительных размеров - около полуметра в длину. Шус поймал себя на том, что крайне пристально смотрит на Жаннет и быстро перевел взгляд на потолок, следствием чего стало то, что он налетел на стену. Коридор сделал здесь резкий поворот. За поворотом Шус обнаружил прямоугольник яркого света.
   - Ну, и что ты там встал, Юра? - окликнула Шуса Жаннет.
   - Я уже иду! - ответил он, почесывая очередную шишку, растущую на этот раз на лбу.
  
   Прямоугольник оказался выходом наружу, а именно на лестницу трапа, приставленную к кораблю. Шус зажмурился, ослепленный ярким светом. За то время, что мир вокруг него освещали лишь тусклые светильники, Шус успел отвыкнуть от дневного света. Спустившись по лестнице, они оказались на твердом, сером покрытии, похожем на камень и уходящим за горизонт.
   Корабль Жаннет снаружи выглядел намного хуже, чем внутри. Огромный, обгоревший и на вид - совершенно цельный кусок металла без окон и даже маленьких иллюминаторов, формой больше всего напоминающий огурец, совсем не похожий на величественные космолеты Голливудских фильмов. На довольно почтительном расстоянии от ее корабля стояли другие корабли, столь же обугленные, но гораздо более внушительных размеров, заставляющих признать, что ее корабль по сравнению с ними ничтожно мал.
   - Прости за глупый вопрос, но что мы будем делать на каменном поле?
   - Во-первых не на каменном поле, а на площадке космодрома, залитой бетоном, а во-вторых здесь мы ничего не будем делать, а поедем на поезде до города.
   - А как же твой корабль, он же открыт нараспашку?
   - Спасибо, я чуть не забыла. - С этими словами она быстро взбежала на по лестнице вверх, поколдовала около двери, после чего та закрылась. После того, как она спустилась, Шус спросил:
   - А как же те, кто внутри?
   - Там никого не осталось, кроме разве что старушки Анны Владимировны. Она почти никогда не сходит с корабля, ты, наверное, ее видел. Она либо в прачечной, либо на кухне, милая женщина.
   - Не то слово...
   - К тому же, после того как я приказал всем исчезнуть с корабля на двое суток, все и должны исчезнуть, а если кто-то этого не сделал - это их проблемы. Кстати, я же тебя взяла с собой для того, чтобы ты носил мои вещи, а ты почему-то этого до сих пор не делаешь, - с этими словами она повесила свою сумку на Шуса. Тот, от неожиданности навалившейся на него тяжести, охнул и нагнулся, так что сумка встала на землю.
  
  
   Жаннет уже успела уйти на приличное расстояние и Шус побежал догонять ее. Мокрые следы, оставляемые им, быстро испарялись, а от одежды шел пар. Воздух был горячий, сухой и слегка дрожал. Примерно через полчаса пешего хода они добрались до... куда именно они добрались, Шус так и не понял, просто Жаннет, идущая метрах в двадцати впереди, остановилась. Как показалось Шусу вначале, на совершенно ничем не примечательном участке площадки космодрома, залитой бетонном. Но при ближайшем рассмотрении этот участок несколько отличался от других, подобных ему: здесь в углублении находились металлические полосы, уходящие куда-то за горизонт. Шус не имел ни малейшего понятия, а для чего нужна эта штука, но спрашивать не стал. По всей видимости, каждый уважающий себя разумный обитатель этого мира должен был знать, что это такое, а легенду надо соблюдать.
   Впрочем, назначение полозьев довольно скоро прояснилось. В неопределенной дали, подрагивающей в восходящих потоках горячего воздуха, показалась какая-то точка. Точка быстро росла, становясь все более и более четкой, и при ближайшем рассмотрении оказалась больше похожей на гигантского металлического или покрытого броней червяка, по крайней мере это единственное сравнение, что пришло в голову Шуса. Судя по всему, червяк двигался по этим полозьям, как по тропинке. Хотя он и начал тормозить, к ним он приближался на довольно значительной, а по представлениям Шуса, неимоверной скорости. Все инстинкты Шуса в голос кричали, что нужно бежать куда-нибудь подальше, но глядя на невозмутимую Жаннет, он остался на месте и только тогда, когда голова червяка промчалась мимо них, Шус рефлекторно отшатнулся.
   - Ты уверен, что ты из города, а не из какой-нибудь деревушки в горах? Или в Новом Юнионбурге нет поездов? Вы, что там на велосипедах катаетесь? - удивленно спросила Жаннет, когда червяк остановился.
   - Нет... - замялся Шус. Упоминание о деревне в горах его смутило. И как только она догадалась? - Я часто ездил на таких шутках и раньше. Просто ветер задул очень сильно! Как, ты говоришь, они называются?
   - Ты чего-то не договариваешь, - заметила Жаннет, залезая в дверь, открывшуюся в теле червяка, - но это не мое дело. К тому же допрашивать тебя или убивать сейчас не лучшее время, кто тогда понесет мою сумку? Ну, и что ты стоишь? Залезай, в этом нет ничего страшного.
   - Я не боюсь, просто...
   Внутри оказалась вытянутая комната, в которой стояли довольно грязные кресла, обтянутые кожей, кое-где порванные. По проходу между креслами перекатывалось несколько бутылок, а в дальнем от них углу спал кто-то, густо обросший щетиной, и с полупустой бутылкой, готовой совершить короткий самоубийственный прыжок.
   Шус сел в кресло напротив Жаннет, та открыла одно из окон, находившихся на расстоянии примерно полметра друг от друга. Основываясь на своем опыте путешествия на руфухиди по направлению N 2 из Бахтир-Таль-Асы в Келхар-Тал-Эш-Налу, Шус сделал вывод, что это никакой не червяк, а какое-то транспортное средство, во всяком случае изнутри оно было похоже на палатку руфухиди только для недалеких поездок.
   - Юра, советую тебе пересесть.
   - Я тебе, что мешаю?
   - Нет, нисколько, просто...
   Она так и не успела договорить, транспортное средство резко дернулось, быстро набирая скорость. Шус, сидевший против хода движения и совершенно не ожидавший подобной подлости от силы инерции под действием этой силы полетел вперед, закончив свое падение соприкосновением носа с твердой коленкой Жаннет, положенной на вторую.
   - Ты в порядке? - поинтересовалась Жаннет у скатившегося на пол Шуса. - Юра, вставай. Между прочим, мне тоже довольно больно, из чего сделан твой нос?
   - Ты была права, - ответил ей Шус, не меняя своего положения в пространстве.
   - Может встанешь?
   - Нет, мне и здесь хорошо.
   - Знаешь, пол довольно грязный, а я потратила кучу сил в времени, чтобы отнести твою одежду в стирку.
   - Что, так много? - недоверчиво поинтересовался Шус.
   - Да много, особенно для капитана!
   - Прости, но мне здесь лучше, по крайней мере, я никуда отсюда не упаду. - Шус принял позу поудобнее, как вдруг услышал над своей головой вопль:
   - Три тысячи чертей! Встать, салага, или я выброшу тебя в шлюз! - эта реплика принадлежала Жаннет. Для подтверждения серьезности своих намерений они довольно ощутимо пнула Шуса в живот.
   - Больно, - только и ответил последний.
   - Ты что-то сказал, кусок мяса? А ну встать! Или ты свинья, что бы валяться в собственных..., - последние слово было заглушено тем, что человек, спавший в кресле, вскочил с места и закричал что-то неразборчивое, но явно ура-армейское.
   Шус же встал и сел в кресло сбоку от Жаннет.
   - Теперь понятно как ты заставляешь свою команду себя слушаться, - несчастным голосом произнес Шус.
   - Что, понравилось? - город поинтересовалась Жаннет.
   - Еще как, особенно тогда, когда ты меня пнула в живот.
   - Ну, прости. Зато это подействовало.
   - Кстати, а как называется твой корабль?
   - А почему это кстати?
   - Ну... понимаешь, когда ты накричала на меня, как на последнего болвана...
   - Которым ты и являешься.
   - Возможно. Так вот, я вспомнил, что ты капитан и подумал, что твой корабль должен как-то называться.
   - G-1324-LSK5.
   - Как, как?
   - По правде, он никак не называется, я еще думаю над этим.
   - А то что ты сказала?
   - В какой-то степени это действительно его название, а точнее серийный номер реактора. Команда зовет его Желсиком, но это неофициальное название, к тому же, мне оно не нравится.
   Пейзаж за окном был удручающе однообразным, поле космодрома занимало площадь больше пятидесяти квадратных километров. Поезд останавливался еще пару раз, подбирая кого-то, впрочем, они садились в другие вагоны. Вскоре пустыня космодрома сменились обыкновенной пустыней. Однообразие лишь изредка нарушалось довольно чахлыми пальмами вокруг столь же чахлых водоемов.
   Шус старался не смотреть в окно, его нервировала скорость, с которой они неслись. Жаннет же, наоборот, высунула голову наружу, восхищенно жмурясь от ветра.
  
   - Черт, черт, черт! Три тысячи чертей, будь все проклято! Почему ты ее не поймал?! - кричала Жаннет. Сразу, как они сошли с поезда, порыв ветра подхватил ее шляпу и унес куда-то в пески.
   - А при чем здесь я? Я не дул.
   - Я же не говорю, что ты виноват! Но почему ты не поймал?!
   - Прости.
   - То-то, дай сумку.
   Шус обрадовался и уже было понадеялся, что Жаннет сжалилась над ним и решила разделить его ношу поровну, но не тут-то было. После того, как она порылась в сумке и достала оттуда еще одну, точно такую же как и первая, шляпу, она повесила сумку обратно на Шуса.
   - Что ты там носишь, кирпичи, что ли? - возмутился Шус.
   - Может и кирпичи, какая тебе разница, что носить, - безапелляционно ответила Жаннет, надевая шляпу.
   Они стояли на довольно широкой, но не очень оживленной улице. Образовывали ее сравнительно невысокие трех-четырех этажные здания с выцветшей краской. Вдоль дороги торчали столь же чахлые, как а в пустыне пальмы. Вид неба портило огромное количество проволок, натянутых над улицей. Спрашивать, зачем они нужны, Шус не стал. Лишний раз показывать свою, с точки зрения Жаннет, глупость, ему не хотелось.
   Зато предназначение повозок без лошадей он понял сразу, ведь он в своем мире уже катался на такой штуковине, канувшей вовсе не в Лету, а в Раф-Гал-Дур-Хар. Насколько Шус помнил, та штуковина называлась Автомобиль. Правда здесь автомобили были не из чистого золота, но Шус с самого начала подозревал, что золотое покрытие совсем не обязательно.
   Несмотря на все надежды Шуса, Жаннет не стала утруждать себя наймом какого-нибудь транспортного средства, а пошла пешком. Ей-то хорошо, а ему приходится тащить тяжеленную сумку, к тому же это солнце... несмотря на то, что оно одно, но поджаривает как десять.
   - А... Жаннет, а куда мы все же идем? - поинтересовался Шус через несколько минут после того, как они сошли с поезда.
   - Вначале к Урнашу, потом... наверное, к Рамазану, затем...
   - Прости, а не могла бы ты повторить, куда мы идем вначале?
   - Я же говорю, к Урнашу! - выкрикнула Жаннет, но увидев полные непонимания глаза Шуса пояснила. - Он оптовик. Попытаюсь сплавить ему тот металлолом, который собрала около твоей шлюпки и еще кое-что, что он мне заказывал. А у Рамазана куплю кое-что для корабля.
   - А это далеко?
   - Нет, не очень.
   Оказалось, что "нет, не очень" для человека с двадцатикилограммовой сумкой, да еще по сорокоградусной жаре - это очень и очень далеко. Уже на последнем издыхании Шус поинтересовался, "а сколько еще идти?" на что получил ответ: "совсем близко". По мере их продвижения количество прохожих увеличивалось, а качество дороги улучшалось. Если вначале их пути это была грунтовка, кое-где занесенная песком, то затем она превратилась в заасфальтированную дорогу, хотя и с большим количеством пробоин и выбоин.
   - Во имя всех богов, какому идиоту пришла в голову мысль построить город в пустыне?! - возопил Шус, которого, ко всему прочему, стала одолевать еще и жажда.
   - Совсем не идиоту, а очень умному человеку, - возразила ему Жаннет. - По возможности все космодромы строят в пустынях или полупустынях, чтобы минимизировать ущерб в случае катастрофы космического корабля. А порт "Атлантика" живет лишь благодаря космодрому, а до ближайшего города, насколько я знаю, несколько сотен километров.
   - Это был риторический вопрос.
   - Кстати теперь мы, действительно, почти пришли!
   Они прошли под воротами, за которыми начинался базар. Бескрайний, насколько мог видеть глаз. В основном его образовывали пестрые крыши полотняных навесов, но кто-то разложил свои товары на земле, а изредка попадались невысокие, в один-два этажа, каменные здания. В целом базар был братом-близнецом базара в Бахтир-Таль-Асе. Единственное различие заключалось в том, что продавали на этом базаре. Если в базар Бахитр-Таль-Асы изобиловал старинными фигурками, магическими амулетами, чудодейственными мазями, готовыми излечить от всего и сразу, тончайшими тканями и золотыми украшениями, то прилавки базара в порте "Атлантика" ломились от изобилия транзисторов, материнских плат, термостойких полимерных тканей, деталей звездолетов и портативных компьютеров. Хотя золотые украшения, панацея в пилюлях и бутылочках и изделия трикотажной промышленности здесь также были в изобилии.
   При виде всего этого Шуса опять потянуло на ностальгические воспоминания. И что это со мной, подумал он про себя. Нет, конечно же он не собирался оставаться здесь, но тоскливыми мыслями делу не поможешь.
   Пока Шус размышлял, Жаннет решительно направилась к ступеням подвальчика у самого входа над которым красовалась выцветшая вывеска "Лавка Урнаша со старой Земли", и у Шуса не оставалось иного выбора кроме как отправиться за ней.
   В подвальчике царил полумрак и благословенная прохлада. Жаннет подошла к длинной стойке как в баре и несколько раз нажала на небольшую кнопку. Через пару минут из-за двери, прикрытой занавеской, появился довольно упитанный человек лет шестидесяти с загорелой кожей, синей, почти фиолетовой щетиной, в черной, расшитой бисером жилетке и белой рубашке. Он имел доброе выражение лица, а из под черных, сросшихся на переносице бровей стреляли маленькие хитрые глазки.
   За время ожидания Шус успел найти с виду довольно удобный металлический чурбачок и облегченно на него уселся, поставив тяжеленную сумку на пол.
   - О кого я вижу, слава Аллаху, Жаннет! Ты принесла то, что я просил?
   - Да.
   - Ну, давай, показывай.
   Жаннет подошла к сумке и достала оттуда стальное, гладко отполированное яйцо размером чуть меньше человеческой головы. С какими-то выграверованными то ли надписями, то ли рисунками.
   - Дай посмотреть, - хозяин протянул руку к яйцу, но Жаннет вместо того, чтобы отдать его, наоборот прижала яйцо к себе.
   - Вначале деньги.
   - Послушай, Жаннет здесь выходит некоторая проблема...
   - С деньгами?!
   - Ну просто понимаешь, мой покупатель, тот которому так оно нужно, у него проблемы и сейчас он может заплатить только половину от первоначальной цены, а остальное потом.
   - Тогда я забираю его! - Жаннет решительно направилась к сумке.
   - А- а- а, нет, нет, нет! Я заплачу часть из своих, но не все. Тебя устроит 300 000?
   - Нет, конечно! Я же тебе сказала.
   - Хорошо, хорошо! 302 000.
   На этот раз Жаннет ограничилась лишь красноречивым и непреклонным взглядом.
   - Понял! 350 000.
   Жаннет продолжала молчать.
   - Во имя Аллаха, у меня больше нет денег... 450 000, но Аллах мне свидетель, у меня правда больше нет денег.
   - Хорошо, - неожиданно согласилась Жаннет, - хоть я об этом и пожалею, Урнаш. Ведь эти 50 тысяч ты мне отдашь разве что накануне Армагеддона.
   - Ничего подобного, я их отдам тебе, как только у меня появятся свободные деньги.
   Урнаш протянул руки за яйцом, но Жаннет все еще не собиралась отдавать его:
   - Деньги.
   - Да, конечно, я переведу...
   - Наличные!
   - Хорошо, хорошо.
   Урнаш достал из под стойки стальной портфель и раскрыл его. Там стопками лежали какие- то странные, прямоугольные, одинаковые бумажки, которые, похоже, несчастные жители этого мира считали деньгами. "Может, у них дефицит бумаги и поэтому она так ценна", - подумал про себя Шус.
   - 450 000. Как и договаривались.
   Жаннет подняла несколько стопок бумажек, после чего вытащила одну из них и стала недоверчиво рассматривать. Наверное ей тоже кажется подозрительным, что ей подсовывают какие-то фантики, заключил Шус.
   Между тем Урнаш забеспокоился.
   - Жаннет, разве я тебя когда-нибудь обманывал?
   - Нет, это то меня и беспокоит. К тому же, вполне возможно, что ты сам не знаешь, что у тебя фальшивка. Урнаш, у тебя спички есть?
   - А тебе зачем, ты же не куришь?
   - Не твое дело.
   - Ты же не хочешь...
   - Просто дай!
   - Хорошо, хорошо.
   Получив коробок со спичками, точно такими же к каким привык Шус, Жаннет чиркнула одной из них и подожгла зажатую в руках бумажку. Урнаш отвернулся, чтобы не смотреть на это.
   - Убедилась?
   - Да убедилась, забирай свое яйцо, - с этими словами она бросила яйцо в руки Урнаша. Тот чуть не уронил столь ценный предмет, по крайней мере количество нулей поразило Шуса, и с явным облегчением поставил его на пол. - Кстати, а кому понадобилось такое старье?
   - Прости, но ты же знаешь, я не могу сказать.
   - Да, да, знаю. Просто интересно. Надеюсь имена поставщиков ты хранишь так же рьяно как и покупателей, а то получится как-то несправедливо.
   - Не беспокойся.
   - Да я и не беспокоюсь. Кстати, чуть не забыла. Не хочешь купить почти целый маршевый двигатель британского крейсера и совсем целую союзную спасательную шлюпку?
   - Ты же и так у меня все деньги забрала!
   - Скажи просто, что тебе этот металлолом не нужен, но я и не надеялась... а как ты смотришь на покупку студента - дезертира. Умете носить сумки и победил десяток космодесантников. Кстати, на кого ты учился, Юра?
   Поняв, что обращаются к нему, Шус встрепенулся.
   Но постойте, о чем это пошла речь? Жаннет его, что ли продать хочет?! Как последнего раба на грязном невольничьем рынке? А он думал, что она ему симпатизирует и спасла просто так. А она на самом деле его продать хочет!!!
   Пока Шус осознавал весь ужас своей ошибки в Жаннет, диалог продолжался.
   - Того, что ли?
   - Да, именно его.
   - Но ведь, насколько я знаю, ты не приветствуешь торговлю людьми.
   - Я передумала, тем более, что мне нужны деньги.
   - Его можно. Дам за него 50 000.
   - Ты оцениваешь его дешевле идиотской игрушки для богатого обалдуя? Я меньше 200 000 за него не возьму!
   - Во имя Аллаха, какие 200 000. Да он 30 000 не стоит, но по старой дружбе я готов за него дать 100 000.
   - 150 000!
   - 120 000.
   - 145 000!
   - 130 000.
   - 140 000!
   - Хорошо, 140 000 и больше за него тебе никто не даст.
   Нет, Шус решительно не понимал, что здесь происходит. Как это его и вдруг продавать? Конечно же он уже оказывался в подобной ситуации, но за последний год он привык ощущать себя полноправным гражданином, у него даже паспорт есть... там. И какая разница, что он в другом мире без каких-либо документов и под чужим именем. Это не дает никому никаких прав распоряжаться им как вещью. Шус уже раскрыл рот, чтобы высказаться по поводу рабовладения в общем и его в качестве лота в частности, но его опередили.
   - Знаешь, я передумала, - заявила Жаннет.
   - Как это передумала? - не понял Урнаш.
   - А так, очень просто, я к нему даже привязалась. Пошли Юра. - с этими словами Жаннет решительно направилась к выходу, схватив за шиворот Шуса, все еще не пришедшего в себя после того, как его вдруг чуть не продали и бесцеремонно вытащила его из "Лавки Урнаша со старой Земли", не забыв прихватить чемоданчик с деньгами и сумку.
  
   - И как это понимать?! - почти завизжал Шус, сразу же как они оказались снаружи.
   - Что именно? - непонимающе уставилась на него Жаннет.
   - Как это что?! Ты меня продать хотела!! И отпустит меня! Я сказал отпусти, я не желаю, чтобы меня трогали рабовладельцы. Я...
   - Да успокойся ты, я не собиралась тебя продавать, просто... - попыталась урезонить его Жаннет.
   - Нет, не успокоюсь и не подумаю! - заявил Шус вырвавшись из цепкой хватки последней.
   - Черт поддери, заткнись, я тебе говорю! - заорала хорошо поставленным командным голосом Жаннет, ее не особо богатые залежи терпения вместе с привычкой командовать не позволили Шусу устроить истерику. Затем Жаннет продолжила уже своим обычным звонким и веселым голосом - Вот так, отлично. Еще раз повторяю. Продавать тебя я не собиралась, просто решила пошутить ну и узнать тебе цену.
   - В смысле, какой я человек? - уже почти спокойно поинтересовался Шус.
   - Нет, из чистого интереса узнать сколько ты стоишь и теперь с чистым сердцем я могу называть тебя человеком за 140 тысяч двойных долларов!
   - А это много? - жалобным голосом поинтересовался Шус.
   - Достаточно.
   - Понятно... - убитым голосом ответил Шус.
   - Слушай, Юр, давай для примирения я тебя накормлю, ты же черт знает сколько времени не ел, - предложила Жаннет, - к тому же и я уже проголодалась.
   - Давай... - не стал спорить Шус.
   После чего Жаннет пошла куда-то в сердце рынка, а Шус поплелся сзади. Шутка Жаннет непонятно даже для него самого сильно выбила его из колеи. Наверное, дело было в том, что за эти несколько часов или дней, что он провел на корабле Жаннет (он ведь не знал, сколько он спал), Шус почувствовал себя почти дома, ну если не дома, то в спокойной и благодатной атмосфере, а рядом с Ней он чувствовал себя уверенно и защищено. Хотя психоаналитики профрейдовского толка наверняка истолковали бы это каким-нибудь другим, наверняка особо извращенным способом, ведь что еще от них можно ожидать.
   Несмотря на молчание обоих вокруг было совсем не тихо, скорее очень и очень громко:
   - Самая новая, лицензионная версия Doors 53.5 прямо со старой Земли! Всего за 120 двойных долларов - кричал торговец, у которого на прилавке лежали какие-то странные прямоугольные коробочки, в которых находились столь же странные блестящие диски с дырочками посредине, - поддержка виртуального монитора и искусственный интеллект третьего поколения!
   - ...болты, гайки, цепи, электроинструменты, все по доступной цене...
   - У вас или ваших родственников болит голова? Мучают приступы рвоты с кровью? Выпадают волосы? Значит, вы получили радиоактивное облучение... Но не беспокойтесь, теперь с новой мазью от Степана Орешкова для вас открываются новые горизонты. Даже если вы получили облучение третьей, четвертой и даже пятой степени - это не страшно. Мажьтесь всего лишь пять раз в день и вы будете здоровы и счастливы. Она готовится из натуральных трав...
   - Дэвушка, вы так красивы! Вы подобны цвэтку в этой сухой пустыне. Навэрно вам нужен тэрморадиохимоизоляционный скафандр, подчеркивающий ваши формы. А если нет, мы могли бы прос... мой нос! Что бы... старая... больная... разда... простите. Я хотел сказать, простите!
  
   Минут через пять молчания Шус нарушал тишину.
   - А что, у вас здесь есть рабство?
   - Официально нет, но для таких беспринципных торговцев как Урнаш все позволено. И не смотри на меня так, в любом случае здесь даже рабу жить намного свободнее, чем в Империи или Союзе.
   - А что это за "старая Земля"?
   - Нет, Юра я тебе все-таки поражаюсь! Можно подумать, что ты не учился в университете, а жил в глухом лесу и общался только с обезьянами! Еще поразительно, что ты говорить умеешь. Даже если ты из неблагополучной семьи и как бы ты плохо не учился, но должен же ты был хоть что-то слышать на уроках?!
   - В основном я на них спал.
   - Ну не знаю, даже если ты на них и спал, ты должен был хоть что-нибудь слышать. Даже я, нигде не учившаяся знаю намного больше тебя. Ладно, раз уж ты такой необразованный объясню: старая Земля - это прародина человечества, надеюсь ты знаешь, что такое человечество. Там находятся все метрополии: Великая островная Империя, Единый союз пролетариев и еще с десяток мелких государств. Несмотря на то, что в колониях, то есть здесь, между этими державами идет ожесточенная война, на старой Земле вечный мир.
   - А почему тогда все не уедут на эту старую Землю? - поинтересовался Шус, совершенно забыв о своей легенде.
   - Дело в том, что получить даже временную визу на Землю, родившемуся в колониях крайне сложно и дорого, а постоянную прописку практически невозможно. Да и к тому же, по- моему, здесь намного веселее. В любом случае, на ней все не поместятся, насколько я знаю сейчас там живет около семи миллиардов человек. И это при том, что всех преступников высылают с Земли. И всякими другими способами контролируют численность. В колониях же по разным расчетам от сорока до семидесяти миллиардов. Кстати, мы пришли!
   - Куда?
   - Как это, куда?! Есть!
   - А-а... а я и забыл...
   И действительно, перед ними на небольшой площади стояли столки под гигантскими зонтиками, закрывавшими их от солнца. Впрочем за столиками никого не было, что и не удивительно: ветер начинал усиливаться и на улицах то и дело стали возникать маленькие, не больше человеческого роста, песчаные смерчи, что заставило торговцев оперативно собирать свой, а иногда и чужой товар и уносить в подвалы и хранилища, изобиловавшие на территории рынка, и прятаться туда самим.
   Жаннет же обходя столики, решительно направилась к какому-то маленькому, метра два на три сарайчику, к тому же со скошенной с одной стороны крышей, уходящей в землю. Жаннет открыла дверь, находящуюся в лицевой части сарайчика. Оказалось, что за ней находится лестница, уходящая вниз, освещенная парой-тройкой тусклых лампочек. Жаннет стала спускаться по ней, и у Шуса уже в который раз за этот день не оставалось иного выбора, кроме как поплестись за ней. После того как Шус вошел, дверь с протяжным скрипом закрылась за его спиной, что не добавило ему оптимизма при взгляде на свое ближайшее будущее.
   Лестница оказалось невысокой, всего один пролет. За ней шло довольно обширное помещение вполне понятного назначения - самый банальный, такой же как в миллионах, если не миллиардах мирах трактир: столики, стоящие в соответствии с крайне сложной логикой и весьма авангардными представлениями о прямых линиях, барная стойка с барменом, вечно протирающим бокалы не слишком чистой тряпкой, а откуда-то доносился сладостный запах жарящегося мяса.
   Во имя всех богов, настоящего мяса! Сколько времени Шус ничего не ел?! Он даже запамятовал о том, что для жизни нужен такой процесс, а органы пищеварения, которыми забита добрая половина пространства внутри млекопитающего, именуемого Homo sapiens, чуть не забыли, как нужно работать, но оказалось, что все-таки не забыли. Как только нос Шуса учуял запах мяса, его слюнные железы стали активно выделять слюну, а желудок свело судорогой.
   - Ты в порядке? - поинтересовалась Жаннет.
   - Да, вроде бы... а что-то не так?
   - Да нет, Юр. Просто у тебя изо рта течет слюна, а в остальном все в полном порядке. Но не беспокойся, это не пена, а самая натуральная слюна, так что ты не заболел бешенством или еще какой-нибудь дрянью в этом роде!
   Осознав слова Жаннет, Шус обтер подбородок рукавом и покраснел, надеясь, что второго Жаннет не заметила из-за почти полного, особенно по сравнению с улицей, отсутствия света.
   Они сели за один из столиков. Шус привык садиться за столики у окна, но за отсутствием последних пришлось ограничиться стенкой. К ним почти сразу подошла довольно миленькая официантка с темной кожей, насколько это можно было рассмотреть в полутьме трактира и поинтересовалась:
   - Что желает Госпожа Капитан и ее спутник?
   Ничего себе, подумал про себя Шус. Видно Жаннет не просто рядовой капитан задрипанного суденышка, раз уж ее знают в лицо в подобных заведениях. Или у капитанов есть какой-нибудь особый отличительный знак типа головной повязки или нагрудного банта, хотя ничего такого Шус у Жаннет не заметил или... - от размышлений его отвлек если не прожигающий, то во всяком случае активно выпросительный взгляд Жаннет.
   - Ау! Ты еще здесь или отправился познавать Дао, не выражаемое словами? - озвучила свой вопросительный взор Жаннет.
   - А?! Что?! Какое дао?!!
   - С тобой все понятно. Ну так будешь что-нибудь брать или нет? Конечно, я понимаю, что капельницы крайне питательны, но ты же не притронутся к НЗ в своей шлюпке. Хотя, если бы ты к нему притронулся, я бы нашла там не спящего и весьма ослабевшего и с атрофированными мышцами человека, а вполне качественным и остывший до комнатной температуры труп.
   - Да, конечно буду! - подтвердил Шус, после чего обратился к официантке, безропотно выслушавшей этот диалог, хотя ее несколько раз подзывали, - скажите, а что у вас так здорово пахнет?
   - Вы наверно почувствовали тончайший запах настоящего Кавказского шашлыка по рецептам старой Земли? - скорее заявила, чем спросила официантка голосом рекламы.
   - В смысле, шашлык из кавказцев со старой Земли? - невинно поинтересовался Шус.
   - Нет, из ягодицы барашка, - слегка обиженным голосом ответила официантка, решившая видно, что над ней издеваются.
   - Давайте и побольше, все что у вас готово.
   - Хорошо, а что вам, госпожа капитан? - переключилась официантка на Жаннет.
   - Я ничего не буду, что-то расхотела есть.
   - А какой-нибудь гарнир к мясу? - официантка снова вопросительно уставилась на Шуса.
   - Говорю же несите все, что у вас есть и главное побольше и побыстрее!
   Видно Жаннет здесь действительно уважали или просто испугались голодного взгляда Шуса, но заказ приехал всего лишь минут через пять, не больше, хотя Шусу и это время показалось вечностью.
   Почему приехал? А потому что мужчина неопределенно возраста за тридцать с огромными, закрученными вверх, черными усами подкатил к их столику мангал на колесиках, на котором обреталось около двух дюжин шампуров с чем-то весьма и весьма аппетитным, а сбоку на решетке лежало что-то похожее на жареную картошку. Шус, увидев все это великолепие, был счастлив, однако оказалось, что мясо еще не готово и его привезли сюда, чтобы "госпожа капитан и ее спутник могли видеть, как готовится настоящий кавказский шашлык".
   Для Шуса это стало настоящим испытанием, а подобные действия он мог интерпретировать лишь как особо изощренную пытку. Жаннет же вовсе не обращала внимания на мангал, да и на Шуса тоже, позволив последнему в свое удовольствие мучиться от голода. Человек то и дело переворачивал настоящий Кавказский шашлык по рецептам со старой Земли, пару раз он пресек попытки Шуса схватить шашлык раньше времени. Этот процесс занял почти час, но в конце концов пытка закончилась. И Шусу удалось-таки урвать один из шампуров, после чего он накинулся на него с неистовством очень голодного человека, каким впрочем и являлся.
   В полном молчании Шус съел четыре шампура, даже не переведя дыхание. Жаннет с интересом на него смотрела. Собственно заметив этот пристальный взгляд Шус и остановился, едва начав пятый шампур и посмотрел на нее.
   - А я все думала, когда ты наешься?
   - А я еще не наелся, просто ты так пронзительно на меня смотришь... вот я и...
   - Не наелся? Какой ужас! Между прочим, мне еще за это платить! Наверно стоило тебя продать, хотя с другой стороны, кому нужен такой прожорливый раб.
   - Никому не нужен!
   - Вот и я так подумала. Знаешь, смотря как ты упорно пережевываешь подозрительные куски чего-то, что очень отдаленно похоже на барашка, я подумала, может мне тоже попробовать?
   - Можешь не сомневаться, это самый настоящий барашек. Мой отец, пока не спился, имел целое стадо баранов, голов девяносто, - только теперь Шус понял, что говорит что-то совсем не то, - но по инерции продолжал, - а еще двадцать...
   - Прости, Юра, я не совсем поняла. Твой отец в Новом Юнионбурге, столице Эгриси имел стадо баранов, из сколько ты говоришь голов?
   - А- а... девяносто.
   - А кого двадцать?
   - Бараномамонтов...
   - Так баранов или мамонтов?
   - Это нечто среднее, их скрестили...
   - Прости за нескромный вопрос, но ты знаешь, что мамонты вымерли черт знает сколько тысячелетий назад, еще на старой Земле? Да и к тому же как и, главное, зачем скрещивать реликтовое животное и обыкновенную овцу?
   - Если бы я знал...
   - Ладно, предположим, но еще один нескромный вопрос. Как вы держали гигантское стадо в центре мегаполиса?
   - В центре чего?
   - В центре огромного города.
   - А- а... хе- хе... ну понимаешь... дело в том, что мы жили не совсем в центре, можно даже сказать, что на самой окраине, к тому же...
   - Ладно, не мучайся, посочиняй объяснение до вечера, а я хочу есть. Дай вот тот аппетитный шампур.
   Шус облегченно выдохнул и дал Жаннет совсем другой шампур.
   Но постойте, она что подозревает, что он врет, если она говорит ему сочинять, значит она не верит не единому его слову? Но почему она тогда его не расспрашивает?! А может, это была просто шутка, но нельзя сказать, что это было на похоже на...
   - Проснись! - окликнула его Жаннет, - ты уверен, что никогда не принадлежал к какой-нибудь секте? А то такие задумчивые лица и взгляды, устремленные в гладкую стену, я видела только по телевизору у якобы уходящих в нирвану для воссоединения с Дао.
   - Что, какие секты, какое дао? Ты его поминаешь уже в который раз за сегодня, а я не представляю, что это такое.
   - Черт бы тебя побрал, да ты вообще ничего не представляешь!
   - Кстати, напомнила, а кто такие эти Черти, о которых ты постоянно говоришь? Что какие-нибудь могущественные демоны или боги, которым ты поклоняешься и хочешь наслать их гнев на неповинующихся?
   Жаннет прыснула, после чего засмеялась на весь зал, что вызвало неудовольствие у немногочисленных посетителей, которых, впрочем никто не спрашивал. Шус, хорошо понимавший, что смеются над ним, начал уже злиться на Жаннет. "Ну и что, если он не знает много чего, он же из другого мира", возмущался он про себя, совершенно забыв о своей легенде. Жаннет, все еще продолжая издавать хрюкающие звуки, отдаленно похожие на смех, заговорила:
   - Ну не надо корчить такую обиженную физиономию, просто ты говоришь как какой-нибудь экстрасенс или герой задрипанного фэнтэзийного ТВ сериала.
   - Но все же объясни, - постаравшись привести свои лицевые мышцы к вопросительному, а не обиженному виду, проговорил Шус.
   - Ладно, объясню, но ты в свою очередь должен объяснить, почему ты такой идиот, но можешь не сейчас, а как-нибудь потом. Итак...
   Жаннет, используя свои не слишком уж широкие познания, рассказала Шусу, что такое Дао и с чем это едят, а также, уже с гораздо большим профессионализмом, объяснила, в каких именно случаях и в каком количестве нужно использовать чертей, попутно рассказав кое-что о христианстве.
   Со слов Жаннет, по крайней мере насколько понял Шус, Дао было тем, что есть везде вокруг и внутри нас, что-то вроде воздуха. Еще были какие-то монахи-даосы, которые, по словам Жаннет, обладали довольно своеобразным чувством юмора. Например, они могли ударить ученика палкой по голове в надежде, что у того наступит просветление. Это для Шуса не было чем-то экзотичным и он решил, что видно учителя во всех мирах одинаковы. А может они устроили межвселенский заговор против учеников? К тому же у даосов были довольно интересные и вполне реалистичные с магической точки зрения, легенды. Например, про учителя, который однажды покинул свое тело для совершения путешествия, точно такой же фокус проделал Фамбер, когда они залетели в плен к бандитам, а нерадивый ученик, которому было отдано на сохранение тело, сжег его, посчитав учителя мертвым. Бедному учителю пришлось вселиться в тело какого-то горбатого старика. Правда почему-то все герои таких историй, которых Жаннет рассказала с десяток, по ее собственному признанию они ей в свое время очень понравились, становилась бессмертными.
   Что же касается черта, то оказалось, что это действительно демон, живет под землей и мучает души умерших. Насколько Шус понял, в глубокой древности, когда Создатель создал этот мир, у него возникли некоторые трения со своим самым главным приближенным. Поскольку Создатель сотворил мир за семь дней, Шус сделал вывод, что он был крайне могущественным магом. Так что Шуса не удивило, что предавший его сподвижник, которого звали Люцифер, не смог его убить. Люцифер со своими подчиненными сбежал в подземелья и стал делать разнообразные гадости Создателю. Из-за промозглого воздуха подземелий, плохой еды, недостатка солнца и, по собственному предположению Жаннет, развлечению с ядерным оружием, Люцифер и его приближенные мутировали в отвратительных уродов. И теперь Люцифера называли Дьяволом, а его приближенных чертями. Затем Создатель зачем- то послал своего сына в созданный им мир, где последнего убили, но это случилось много позже, хотя тоже в глубокой древности.
   За время этого повествования Шус успел прикончить еще четыре шампура, Жаннет же, которая больше говорила, чем ела, расправилась лишь с одним. После чего она расплатилась и они вышли наружу.
  
   Буря уже улеглась, а солнце, почти со спринтерской скоростью, решительно падало за горизонт. Веяло непонятно откуда взявшейся прохладой, столь быстро наступающей в пустыне. Базарная площадь была пуста, если не считать огромной машины с колесами выше человеческого роста, со столь же огромным ковшом спереди. Шус даже догадался, зачем служит эта машина, она сгребала в кучу песок, принесенный ураганом.
   - Мы сейчас... вроде бы к Ра-ма-за-ну?
   - Нет, мы пойдем спать. Незачем шляться по темным улицам, тем более, что это довольно опасно, к тому же с такой кучей денег.
   - Тогда вернемся на корабль?
   - Нет, конечно! Видеть его не могу, хоть пару дней отдохнуть, и то здорово. Конечно, я ни за что никому его не отдам, но даже от самых любимых вещей иногда надо отдыхать.
   - Тогда куда же мы?
   - В гостиницу, здесь не очень далеко.
   Как ни странно, на этот раз Жаннет сказала правду. Им пришлось дойти только до выхода с рынка. Хотя для Шуса, тащившего теперь еще и чемодан с деньгами и не слишком полегчавшую сумку, это расстояние не показалось маленьким, к тому же на полный живот... На доме, возвышающимся над окружающими его на целых шесть этажей, красовалось несколько выцветших табличек на разных языках, одна по другой. На третей сверху было написано на обыкновенном человеческом языке "гостиница "Атлантика"". Видно, основатели этого города имели не слишком обширную фантазию и все, что можно, называли одним и тем же словом.
   За стальной ржавой дверью была небольшая, плохо освещенная и не слишком чистая комната. Напротив входа Шус увидел толстую решетку, за которой находилось столь же толстое стекло. Все это располагалось на уровне чуть ниже груди. Жаннет решительно направилась к решетке и приблизившись к ней, заговорила на непонятном языке, к тому же Шус, стоявший на пороге, слышал через слово. Ей кто-то, что-то ответил немного дребезжащим и скрипящим голосом. Жаннет, судя по ее тону, возразила ему, но этот кто-то ответил ей то же, что и в первый раз. Жаннет послала к черту "все материнские платы этого долбаного компьютера". Голос сказал еще что-то, Жаннет еще раз выругалась. И сунула пару прямоугольных бумажек, которые несчастные местные жители считали деньгами, в какую- то щель. Из другой дырочки вылезла другая бумажка, в правой стенке открылась сливающаяся со стеной дверь.
   - Юр, пойдем!
   - Ага.
   - Будь прокляты эти роботы! Нет конечно, в принципе против них я ничего не имею, но какого черта здесь поставили этот металлолом? - возмущенно изрекла Жаннет, когда они шли по лестнице, начинавшейся сразу за дверью.
   - Наверное, им так удобнее, - решил поддержать беседу Шус.
   - Да, конечно, один раз купил и только изредка чини. Но ведь эта тупая машина не приемлет никаких компромиссов. Меня так и подмывает присоединиться к ломателям роботов.
   - Прости а кто такие эти роботы? - поинтересовался Шус.
   - Нам сюда! - перебила его Жаннет, поворачивая в коридор на следующем этаже, - ты что- то хотел спросить?
   - А, нет, нет, просто, - опомнился Шус, подумав, что опять, наверное, окажется, что это что- то элементарно понятное.
   Коридор освещали довольно тусклые, редкие лампы, между ламп с величавой неторопливость крутились вентиляторы, в обеих стенках на одинаковом расстоянии друг от друга тянулся ряд дверей, а пол был покрыт ковровой дорожкой, имевшей в своей юности пурпурный цвет, сейчас же оттенки грязно-розового.
   Они подошли к одной из дверей, Жаннет засунула полученную внизу бумажку в щель посредине двери. Ничего не произошло. Она повторила эту операцию еще несколько раз, добившись того же эффекта.
   - Три тысячи чертей! Мало того, что они поставили этот кусок металлолома, так еще и электронную систему на двери вместо старых добрых ключей, которая к тому же не работает! Куда катится этот мир?!
   - А куда он катится?
   - К черту в, в, в... даже не зная куда катится этот чертов мир, но явно куда-то не туда!
   - А в чем дело?
   - Как это, в чем дело?! Сам, что ли не видишь? Эта чертова дверь не открывается!
   - И что теперь делать? Может кого-нибудь позвать?
   - Еще чего, не собираюсь я никого звать! Кто я? Чертов турист-идиот?
   - Насколько я знаю, ты Жаннет, капитан пиратского корабля по кличке Желсик.
   - Это был риторический вопрос.
   - Прости. Ну так что мы будем делать?
   - Ты будешь стоять вот у этой стеночки и не мешать мне, что же касается меня, то я открою эту чертову дверь.
   - А как?
   - Заткнись и смотри, раз интересно!
   - Хорошо.
   Жаннет раскрыла сумку и покопавшись, достала оттуда сумочку. Что-то вроде черного коврика, состоящего из карманов с разнообразными отвертками, молоточками, проволочками и совершенно непонятными штучками. Она взяла металлическую пластину такого размера, как и бумажка, и засунула в то отверстие, в которое до этого засовывала бумажку, но эффект был тот же.
   - Черт, даже электронную отмычку не воспринимает. Ладно.
   Жаннет опять вернулась к коврику с карманами. На этот раз она рассматривала это великолепие довольно долго, секунд десять, после чего выбрала маленькие щипчики, прямоугольный и крайне увесистый брусок железа и что-то более всего похожее на перьевую ручку.
   - Подержи, - обратилась она к Шусу, суя ему железный брусок.
   У того не оставалось иного выбора, кроме как взять его. Жаннет подошла вплотную к стене около их двери и начала стучать по ней. В это время Шус облокотился о противоположную дверь, заложив руки за спину. Жаннет добилась какого-то положительного результата, это можно было понять по тому, что она перестала стучать по стене и перешла к следующей фазе. Она взяла ручку, навела ее острие на стену на высоте своей головы, держа в паре сантиметрах от нее, и нажала на ее заднюю часть. Из острия вырвался красный луч, а от стены пошел пар. Жаннет с одинаковой скоростью стала двигать ручку и там, где проходил красный луч, оставалась черная полоса. Обрисовав круг сантиметров десяти в радиусе, она выключила и убрала ручку.
   - Давай.
   - Что давать?
   - Магнит, естественно. У тебя больше ничего нет.
   - А, тот брусок.
   - Да!
   - Сейчас!
   Сделать это оказалось не так просто, как сказать. Дело в том, что двери здесь были железные, а Шус прислонился именно к двери. магнит же был на удивление мощный. Он словно приклеился с двери. Все, что смог Шус, это сдвинуть его на пару сантиметров. Посмотрев на мучения Шуса пару секунд Жаннет заметила:
   - Юра, ты идиот!
   - Мне это уже говорили.
   - И не удивительно, я зачем дала тебе магнит? Чтобы ты держал его в руках, а не прилип к двери. Ладно, придется действовать по-другому, хоть я и не хотела...
   Жаннет взяла молоточек и со всего размаху ударила им в центр обведенного круга. Тот раскололся после третьего удара.
   - Прости за очередной глупый вопрос...
   - А ты что наконец-то понял, что все твои вопросы глупые? Молодец, уже ощутимый прогресс! - пробормотала Жаннет, не отрываясь от своей работы.
   - Да, понял. Так вот. Как тебе может помочь магнит, если стена каменная, а магнит, если я ничего не путаю, притягивает только металлы, да и то не все.
   - Знаешь, этот вопрос самый умный из всех, что ты задавал. Дело в том, что здесь, на Центавре все стены делают на основе стальной решетки. Это делают... не знаю, зачем это делают, но так уж у них принято. Собственно, вот и все объяснение. Подержи!
   За дырой, проделанной Жаннет вилось, хитросплетение разноцветных проводов, назначение которых Шус не мог представить. Жаннет перехватила щипчиками один из проводов и решила перепоручить ответственную должность держателя этих самых щипчиков Шусу. Поручив ему это нехитрое дело, она перешла к самой двери и стала делать что-то с ней.
   Шус решил сделать по крайней мере это, не хотелось ему выглядеть в глазах Жаннет полным идиотом не способным выполнять простейшие действия, не считая поедания шашлыков и походов в туалет. Кстати, насчет туалета, но это подождет. Просто нужно подержать эти щипчики...
   - Когда я скажу, обрежешь провод, - дала Жаннет ЦУ Шусу.
   - Какой?
   - Тот, который пережат ножницами.
   - Хорошо.
   "Во имя всех богов, что за...", - подумал про себя Шус. Дело в том, что он решил, что нужно просто держать эти...ножницы, хотя на ножницы они были похоже очень и очень отдаленно, и опустил руку и очень и очень крепко и ответственно держал их в кармане. - "Какой же это был провод? Может этот или тот? Нет, скорее всего...", - спрашивать у Жаннет Шус не хотел, ведь он решил доказать, что его интеллект как минимум подавляет своими размерами, ну или по крайней мере чуточку побольше интеллекта таракана или сороконожки. А ведь это уже очень и очень много. Попробуй управляться сразу с двадцатью парами ног!
   - Режь!
   "Так, нужно решить: этот или тот? Хотя нет, наверное лучше... а может... точно", - в голову Шуса пришла потрясающая в своей гениальности идея: зачем мучиться, если можно перерезать сразу два.
   - Ну долго ты еще там? Мне, знаешь ли, не так уж просто неподвижно стаять, да еще в такой позе, - действительно позе Жаннет позавидовал бы иной индусский йог-отшельник: она прижимала к двери сразу в трех местах находящиеся почти на недосягаемых друг от друга расстояниях пластины. При этом в зубах держа проволоку, просунутую между косяком и дверью.
   - Сейчас, сейчас.
   - Да что там можно так долго делать, неужели не обрезать...
   Шус справился- таки с поставленной задачей, даже более того... свет в коридоре моргнул пару раз и погас, погрузив все в темноту, а гул вентиляторов затих.
   - Три тысячи чертей! Чтоб тебя... Юра ты полный придурок, твой интеллект меньше чем у таракана!
   - А я что-то не то сделал? - Сравнение с тараканом не польстило Шусу.
   - И ты еще спрашиваешь? Нет конечно, можно предположить, что ты сделал все правильно, а по совершенно независящим от тебя причинам, совершенно случайно отключилось электричество этак во все городе. Можешь верить в это сколько хочешь, но не думаю, что такое возможно!
   - Прости.
   - Ладно, хоть дверь открылась, пошли, пока не поняли, кто виноват в этом безобразии. - С этими словами Жаннет открыла дверь. Шус на ощупь нашел сумку и портфель и вошел в комнату. Жаннет по возможности прибрав следы на месте преступления зашла за ним.
   Если кто-то не понял, что произошло, поясню: дело в том, что Шус, обрезавший сразу два вместо одного провода умудрился замкнуть их. Материал самих ножниц был не электропроводящий, но благодаря несчастливой случайности концы двух проводов соприкоснулись, следствием чего стало короткое замыкание. Множество электронных систем, работающих от независимых источников энергии, по неведомой причине не сработали и это замыкание выбило главный трансформатор гостиницы.
   Комната освещалась тусклым фонарем, висевшем прямо напротив их окна, за окном была уже непроглядная тьма, ночь на экваторе наступает поразительно быстро и безоговорочно решительно, почти без переливов золотого, голубого и синего на западе. Справа от входа стоял шкаф, рядом с шкафом была дверь, по-видимому ведущая в ванную, слева -металлическая кровать, около нее тумбочка, а по бокам кровати - бра, посредине - ковер, сверху вентилятор... собственно эти и ограничивалась вся нехитрая обстановка комнаты. Шус замер на входе в некотором удивлении.
   - И что ты встал?
   - А та дверь ведет во вторую комнату?
   - А, ты об этом... я забыла тебе сказать, пришлось взять номер для супружеских пар. Двухместных не оказалось, а платить за два я не собираюсь. Ты ведь не против?
   - А... ну... - не нашел, что сказать Шус, - для супружеских пар?!
   - Да, - подтвердила Жаннет.
   - Но... - замялся Шус.
   - А что, в номере для супружеских пар могут спать только люди со штампом в паспорте? - резонно заметила Жаннет.
   Она запустила свою шляпу, уже третью, еще одну постигла та же учесть, что и первую, тарелочкой. Та приземлилась на спинку кровати. Владелица шляпы пошла к двери в ванную и исчезла за ней. Шус прислонился к двери, предварительно закрыв ее. Через несколько минут раздалось очередное "черт!" в различных своих вариация.
   - Горячий воды тоже нет! Из-за тебя мне даже не помыться! Хотя эта и моя вина. Лучше бы я все сделала сама. Кстати, а ты на кого учился?
   - А... - об этом Шус не подумал, он уж решил, что с расспросами покончено и уже начал забывать свою собственную вымышленную биографию.
   "Так, кто должен быть везде? Магами в этом мире не пахнет". - Все, что видел Шус, по крайней мере до сих пор, говорило именно об этом. Хотя он видел кучу вещей с чудесными свойствами, но все они работали вроде бы с помощью механизмов, а волшебников здесь нет. По крайней мере Шус их не встречал. А о здешних приборах Шус имел представления не намного больше неандертальца, стоящего перед гудящим трансформатором. Зато всегда есть прошлое и те, кто его изучает.
   - Я учился на историка.
   - Ты уверен? Что-то я не заметила, чтоб ты блистал знанием прошлого. Ну ладно, какая, собственно, разница. Раз уж ты вырубил свет, ничего другого не остается, кроме как лечь спать.
   Жаннет немедленно занялась реализацией этого плана. Шус, довольно быстро понявший, что она собралась делать, попытался выйти за дверь, но шаги, раздавшиеся за ней, остановили его и Шус ограничился тем, что повернулся лицом к двери и спиной к комнате. Поскольку одежды на Жаннет было крайне мало, ей понадобилось совсем немного времени.
   - Можешь повернуться, - заявила Жаннет и после секундного перерыва прибавила, - милый.
   - А- а... нет! Ты одета?! - Последнее слово вывело его из равновесия. Так его еще никто не называл, разве что мать, да и то крайне редко и в бессознательном возрасте. Сложно проявлять любовь ко всем детям, при том, что их больше дюжины. Слово, брошенное Жаннет, заставило его приобрести даже не красный, а почти фиолетовый цвет.
   - Говорю же, можешь повернуться.
   Шус повернулся с закрытыми глазами, осторожно приоткрыл один из них, ничего не увидел и открыл второй. Жаннет была под одеялом, а ее немногочисленная одежда - под и около кровати.
   - Знаешь, а у меня были такие грандиозные планы принять душ, включить телевизор, хотя по нему вечно показывают всякую дребедень, посмотреть эту дребедень, в общем пожить, как обычный обыватель, а ты все испортил. Эй, ты что делаешь? - в то время, пока Жаннет расписывала свои развалившиеся в пух и прах планы, Шус обошел кровать, взял свою подушку и улегся на пол.
   - Собираюсь спать, - ответил Шус.
   - На полу? - уточнила Жаннет, свесив голову с края кровати, чтобы удостовериться, что Шус лежит именно на нем.
   - Да, именно здесь.
   - Знаешь, это не очень удобно.
   - По-моему, вполне удобно.
   - Ну, как хочешь. Ты что, боишься упасть с кровати?
   - Нет, просто...
   - Что, просто?
   - То! Спокойной ночи.
   - Черт с тобой, спокойной ночи.
   Несмотря на заверения, лежать на твердом полу было кране неудобно, к тому же там было холодно. Шус бы с удовольствием взял с собой одеяло, но проблема заключалась в том, что одеяло было одно, собственно поэтому он и решил спать на полу. Пролежал он так около часа, меняя позу примерно через каждые две минуты и так и не достигнув нужного результата, то есть погружения в сон, он решил, что надо что-то делать. Ладно бы его мучила бессонница, он хотел спать, но ему это не удавалось. Видно, год спанья в удобной и мягкой кровати сильно размягчили его тело. Конечно, спанье в кровати периодически перемежалось пребыванием в отключке на, а иногда даже под партой, но это не считается. Шус принял решение. Сперва он прислушался. Дыхание Жаннет было ровным, из чего можно было сделать вывод, что она заснула.
   Шус осторожно приподнялся на уровень кровати. Жаннет свернуло все одеяло на себя, создав своеобразный кокон, освободив половину кровати. Шус осторожно положил свою подушку на край кровати. После чего сам забрался на этот край в одежде, даже не удосужившись снять ботинки, и почти мгновенно заснул.
  

* * *

   Проснулся Шус от того, что солнце имело нахальство навести свой луч на нос Шуса. Все бы ничего, но благодаря невероятному стечению обстоятельств, в число которых входили особенности атмосферы, время года и форма окна, солнечный луч сфокусировался на носу Шуса и после часов двух-трех мог бы даже прожечь его, но Шусу хватило и того, что его нос слегка нагрелся.
   Следующей неожиданностью была чья-то рука, пусть не обившая, но лежавшая на его шее. Что это за рука Шус понять не мог в течение нескольких, довольно долго тянущихся, секунд. Вспомнив кто он, где он находится и как здесь оказался, в общем смутно представив собственную биографию, Шус понял, чья это рука и, не думая, шарахнулся от нее, как от огнедышащей гадюки, со стекающим с клыков ядом. Благодаря своему несомненно благоразумному и обдуманному маневру, Шус с грохотом свалился с кровати.
   Из одеяла послышалось недовольное сопенье, перешедшее в чертыханье:
   - Черт бы всех пробрал, какой псих затеял ремонт спозаранку?! - вопросил заспанный голос Жаннет.
   - Прости, ремонт? - не понял Шус, уже успевший удалиться на довольно приличное расстояние.
   - Ну да, ремонт.
   - Нет, это не ремонт, это я упал с кровати.
   - Что и следовало от тебя ожидать, а ты кто? - все еще заспанным голосом и явно плохо соображая, что говорит, продолжила Жаннет.
   - А-а... Шус.
   - Кто?
   - В смысле, Юрий Калинин.
   - А, понятно, - уже более вразумительно произнесла голова Жаннет, высунувшаяся из-под одеяла. Осмотрев Шуса, голова заметила уже совсем бодро, - действительно, это ты, Юра. А что ты там говорил до этого? Какой-то Мус, Бус, или еще какая-то тарабарщина?
   - Нет, ничего! Я ничего не говорил. Просто зевнул, - в подтверждение своих слов Шус театрально зевнул.
   Жаннет в ответ ему тоже зевнула, но вполне натурально и потянулась, одеяло начало сползать, но Шус вовремя, или как раз не вовремя, это с какой стороны посмотреть, отвернулся к окну.
   За окном не было и не происходило ничего особенного. Внизу вперемежку спешили в разные стороны люди и автомобили. Если они и соблюдали какие-то правила движения, то их логика не была достижима простым смертным, а разрабатывал их не иначе как доктор физико-математических наук, специализирующийся на квантовой механике в семимерном пространстве.
   Жаннет, судя по звукам, полежала еще пару минут, встала и наступая босыми пятками на гладкий пол куда-то пошла. Любопытство - качество, свойственное Шусу, но только не в учебное время, перебороло тактичность или стыдливость, это опять же, с какой стороны посмотреть. Он немного отодвинулся от окна и посмотрел в зеркало, висевшее сбоку от него.
   Его любопытному взгляду предстала спина Жаннет, не обмеренная излишками одежды, то есть какой-либо одеждой, исчезнувшая за дверью в ванную. Через несколько мгновений раздался радостный крик.
   За два часа до того, как Шус проснулся, мастер-электрик, вызванный в два часа ночи, устранил неполадки, включив все, кроме двери в их номер, которую Шус умудрился спалить, несмотря на то, что ее надо было всего лишь открыть.
   Из ванной был слышен шум падающей воды. Шус же принялся оглядывать комнату. Оказалось, что обставлена она несколько богаче, чем показалось Шусу ночью. Кроме перечисленных кровати, тумбочки, двух бра и вентилятора, в комнате находились: вторая тумбочка, о которую Шус ударился головой при падении с кровати, настенное зеркало, через которое он же наблюдал промелькнувший силуэт Жаннет, и тумбочка с еще одним зеркалом, намного более худущего качества, черным и немного ребристым. Оно, собственно, и привлекло внимание Шуса. При ближайшем рассмотрении "зеркало" оказалось тем "окном", что в изобилии висели на капитанском мостике на корабле Жаннет, только значительно меньшее и в выключенном состоянии.
   Шус всерьез решил включить этот прибор, но как? Он сел на пол, скрестив ноги, перед "окном". Лучшего названия для почти идеально гладкой пластины из неизвестного материала он не придумал. Хотя может это и есть тот самый "Телевизор", который жаждала посмотреть вчера Жаннет, хоть "по нему показывают всякую дребедень", кажется она так сказала.
   Первая попытка Шуса не принесла успеха. Он вначале мысленно, потом вслух приказал прибору включиться. Удостоверившись, что методы, подходящие для шаров с ДЖИНами здесь не прокатят, он решил действовать по-другому. Но не успел придумать как. Его интеллектуальные упражнения нарушил крик из ванной:
   - Юр! Можешь дать шампунь!
   - А, что?
   - Шампунь дай, пожалуйста. Мне не дотянуться!
   - А-а, в смысле в ванной?
   - Черт тебя подери, а где еще?!
   - Хорошо, сейчас.
   Шус встал и на не совсем твердых ногах отправился в ванную. В ванной собственно самой ванны не было. Была только душевая кабина, что, по крайней мере в глазах Шуса, понижало ее рейтинг на удовлетворительный. За полупрозрачным материалом было видно белесое и почти бесформенное пятно, которое по всей видимости являлось Жаннет, впрочем Шус старался не смотреть даже на него. Кроме душа в ванной комнате находилась раковина, унитаз и зеркало над раковиной.
   Шампунь обнаружился не сразу. Он оказался на специальной подставке, прибитой к двери. Тот, кто планировал обстановку этого помещения, если конечно кто-то занимался этим неблагодарным делом, был воистину гением. Для того, чтобы догадаться поместить подставку для шампуней в противоположном углу от душа нужно обладать выдающимися способностями.
   В то время, пока Шус размышлял о размере мозга того, кто вешал эту подставку и о наличии у него столь немаловажно органа, из душа высунулась требовательная рука Жаннет.
   - Долго ты там еще? Неужели ты его не нашел?!
   - Нет, нашел.
   Шус, не поворачиваясь сунул руку с шампунем куда-то за спину. Насколько ему показалось, Жаннет взяла флакон, и Шус отпустил банку с многозначительной надписью: "ДЕГОТЬ. шампунь на основе натурального дегтя. После первого же применения ваши волосы приобретут натуральный черный цвет. Имеются противопоказание, проконсультируйтесь у специалиста"
   Но этого Жаннет делать не пришлось, покольку шампунь полетел на пол, закончив свою жизнь, разбившись об кафель и разбрызгав вокруг черную пену.
   - Три тысячи чертей, у тебя руки из какого места растут?!
   - Жаннет, а ты уверенна, что это действительно был шампунь, а например, не средство для чистки труб?
   - Да уверена. И не разговаривай, повернувшись спиной. Либо выйди, либо повернись.
   Шус предпочел первый вариант и как ошпаренный вылетел из ванной. Не то чтобы он был аскетом-отшельником, отрицающим любые межполовые отношения, уверенным, что женщина - это "греховный сосуд" и в душе желающим предать огню всех этих "бесовок-искусительниц", включая грудных младенцев и разваливающихся старух. Нет, просто он... не привык к подобным нравам и если уж на то пошло, намекам. К тому же Втри успела выдрессировать Шуса так, что он и пикнуть на эту тему не смел. К тому же его ждали интеллектуальные изыскания. Как заставить работать эту штуковину?
   Он сел перед "окном" в той же позе, что и до того, как его позвала Жаннет. После довольно долгих раздумий Шус решил обследовать прибор на предмет кнопок и рычагов.
   Сзади из "окна" выходили какие-то провода, которое Шус решил не трогать, посчитав, что управление должно производиться проще. Справа, на боковой стороне, обнаружилось несколько кнопок. Впрочем, последовательное нажатие на них, а также нажатие в разнообразных комбинациях не дали никакого эффекта. Шус опять сел перед "окном" скрестив ноги. Последний и наиболее радикальный способ, а именно забрасывание прибора огненными шарами, казался Шусу все более и более заманчивым, но он сдержался и решил повторить процедуру нажатия на кнопки еще раз.
   Собственно, за этим занятием его и застала Жаннет. Она появилась из ванной в махровом халате, а волосы скрывались под плохо скрученной чалмой, созданной из махрового же полотенца.
   - Что ты делаешь? - поинтересовалась она.
   - А-а, не мешай, я сейчас включу его, - ответил Шус решивший во что бы то не стало разобраться с этой штуковиной.
   - Что ты интересно собираешься включать, если телевизор выключен из розетки!
   - А-а... ну... из какой розетки?
   Жаннет, ничего не говоря подошла к телевизору и воткнула один из проводов, идущих из него, в маленькую коробочку. Телевизор издал тихий вздох, загорелся и показал весьма содержательную картину: россыпь точек разных оттенков серого. Жаннет нажала на одну из кнопок, с которыми воевал Шус. Телевизор радовал постоянством.
   - Черт, у них еще и телевизор не работает. Вот объясни мне, Юр, ты что, вылез из какой-то глухой деревни? - задала риторический вопрос Жаннет.
   - Нет.
   - Хотя... на кого, ты говорил, учился?
   - На... историка, - с небольшой задержкой, вспоминая собственную легенду, ответил Шус.
   - Ну, тогда это все объясняет!
   - Прости, что объясняет?
   - То, что ты такой дурак. Что с тебя взять... гуманитарий чистейший воды! - сказала, как припечатала Жаннет.
   - Гуму кто? - поинтересовался Шус обиженным голосом. Он не понял, что это за странное слово, но был почти уверен, что это какое-то особо изощренное ругательство и скорее всего весьма обидное.
   - Гу-ма-ни-та-рий. А кто, по-твоему?
   - Ну может, просто Шус, в смысле Юра.
   - Одно не противоречит другому. Ладно, собирайся, скоро пойдем, - с этими словами Жаннет направилась к своей сумке, так и стоящей на пороге. Шус же вернулся к окну, разглядывать весьма поучительное и занимательное действо, разворачивающееся там.
   Там действительно происходило нечто не совсем обычное. Хотя, учитывая то, что по более ранним наблюдениям Шус сделал вывод, что о правилах дорожного движения здесь и не слышали, поразительно, что это случилось только теперь.
   Один из автомобилей врезался в зад другого, грузового, везущего на прицепе ящики с поросятами. Возница грузовика вылез из своего автомобиля и уже хотел выволочь за шкирку поддавшего ему под зад, но тот уже и сам выбрался. Они начали выяснять отношения, отдельные слова долетали даже до слуха Шуса, но продолжалось это не очень долго. Во второй автомобиль врезался третий. Причем, опровергая все законы физики, каким-то образом умудрился использовать препятствие как трамплин и приземлился на крышу автомобиля, продавив ее. К счастью для поросят, дверь прицепа открылась несколько раньше и последние быстро разбегались по улице, создавая еще большую сумятицу.
   - Жаннет, - нарушил тишину Шус, - а кем ты меня назвала, гу-му-ни-та-рий, кажется?
   - Это довольно долго объяснять, легче показать.
   - А... а почему та штука не хотела включаться?
   - Вот! Именно вот он, пример!
   - Я что-то не то сказал?
   - Именно то. Для вас, гуманитариев, техника, как магия, а физические законы - сакральные знания. Ну так ты идешь или так и собираешься наслаждаться этим потрясающим видом?
   - А нет, я иду.
   Жаннет, уже вполне одетая, вышла из номера и демонстративно собиралась закрывать дверь, хотя это никоим образом не остановило бы Шуса, разве что она подперла бы дверь бревном. Вся электроника, заключенная в ее недра, была в столь же плачевном состоянии, что и вчера. Сумка и портфель стояли на пороге, дожидаясь своего носильщика. Шус скорбно вздохнул.
  
   Выйти из гостиницы оказалось довольно-таки сложно. Происшествие, наблюдаемое Шусом из окна, было в самом разгаре. Один из поросят с визгом, претендующим на рев хряка, которым поросенок вряд ли когда-нибудь станет, проскакал прямо перед Жаннет, выходящей из дверей. Та отпрянула, уткнувшись спиной в Шуса, которой устоял разве что чудом.
   Сразу после этого в кучу-малу автомобилей впилился новый клиент завода вторичной переработки. Совершив красивый переворот через левый бок, он приземлися на крышу и прокатился еще несколько метров на ней, прекратив свое передвижение, лишь врезавшись в стену дома. Двое первых водителей до сих пор ругались, активно размахивая руками, не обращая внимания на творящийся вокруг беспорядок. Водители автомобилей, застрявших в пробке благодаря аварии, недовольно гудели, а пара-тройка выбралась из своих автомобилей, чтобы выяснить, "а, что собственно произошло", а когда выяснят, то "помочь советом" приглянувшемуся спорщику. Один, особо граждански ответственный советчик прихватил с собой небольшой, но вполне внушительный металлический ломик. Но тут раздался гул сирен, оповестивший, насколько понял Шус, о приезде органов власти. Наряд полицейских в форме мышиного цвета направился в центр заварушки с весьма решительным видом, собравшись успокоить всех.
   Жаннет довольно быстро, вдоль стеночки, прокрадывалась в противоположную сторону от служителей правосудия. Не то, чтобы у нее были какие-то проблемы с местной властью, просто никому не улыбается провести ближайший, только что начавшийся день, в уютной камере с бетонными потолком, полом и четырьмя стенами в компании дюжины-другой товарищей по несчастью. Шус не отставал от нее ни на пядь.
   Только через квартал Жаннет перешла на обычный шаг.
   - Три тысячи чертей, придется обходить вокруг! - скорее разговаривая сама с собой чем с Шусом, ругнулась Жаннет, но Шус решил, что обращаются к нему и решили задать вопрос, находящийся в его собственной десятке популярнейших:
   - А куда мы идем?
   - К Рамазану. Я тебе вроде бы про него говорила, это на базаре.
   Базар показался Шусу еще более шумным, пестрым и огромным, чем вчера. Со слов Жаннет выходило, что вчера он видел уже закрывающийся рынок, к тому же не в базарный день, а вот сегодня как раз таки день базарный, и ближе к полудню базар порта "Атлантика" предстанет перед Шусом во всей красе. От такого обещания Шус ужаснулся, с трудом проглотил комок, вставший в горле и еще крепче схватился за сумку и портфель. Как-никак в последнем - целое состояние.
   Лавка Рамазана находилась на относительно тихой, боковой улочке на втором этаже.
   - Юр, ты постой здесь, а я пойду.
   - А как же...
   - Не беспокойся, портфель я могу и сама донести.
   - Но...
   - Я не надолго, на час, максимум на полтора.
   - Я...
   - Тебе сколько лет?
   - Семнадцать.
   - Какая, к черту разница, сколько тебе лет!
   - Но ты спросила...
   - Я имела ввиду, что ты не маленький и вполне можешь постоять один посерди тихой улочки. - Как раз в этот момент по тихой улочке промчался какой-то сумасшедший возница автомобиля, постоянно бибикая, заставляя всех прижиматься к стене. - Главное, ни с кем не разговаривай и никуда не отходи, а то тебя вполне могут завести в какой-нибудь укромный уголок и там тихо прирезать, так что никто и не заметит, или просто ограбить.
   - Хо-хорошо, - слегка дрожащим голосом согласился Шус, крайне успокоенный этими инструкциями.
   Жаннет уже начала подниматься по наружной лестнице, как вдруг обернулась и добавила:
   - И еще держи сумку покрепче. Конечно там уже не осталось ничего действительно ценного, но там запас шляп и мелкие деньги.
   - Конечно! Можешь идти, не волнуйся, со мной все будет в порядке.
   - Я и не подумаю волноваться, - почему-то слегка обиженным голосом ответила Жаннет и быстро взбежала по лестнице, скрывшись в проеме двери на уровне второго этажа.
   Шус присел на ступеньке лестницы, готовясь к долгому ожиданию.
   "Черт бы все побрал", - подумал про себя Шус, - "даже почитать нечего. И что она думает, я буду делать здесь битый час. Постойте. Черт?! Я что, уже успел заразиться этим словечком? Нет, надо срочно отсюда выбираться. Конечно, это не ад, и Жаннет очень милая... хороший человек, но здесь не мое место, а там, дома осталось всё и все. А может, рассказать правду Жаннет, может она откуда-нибудь знает, как мне помочь, хотя такого, конечно, не может быть. Но я уже так заврался, сказал столько глупостей, что она, похоже, уже не верит мне ни на грош. Хотя, с другой стороны, в правду она тем более не поверит..."
   Его отвлекло от раздумий прикосновение к плечу.
   - Тятенька, вы выглядите столь несчастно, - произнес шепелявящий детский голосок.
   - Что? - Шус опешил от первого слова, вначале он даже не понял, что говорят именно с ним. Что и не удивительно, он привык, что в лучшем случае с ним разговаривают на "ты", как с другом и равным, а в худшем, как со слугой или, как говорит Учитель "как положено общаться с нерадивыми учениками для воспитания из них настоящих людей" и попытки доказать, что он очень даже радивый никоим образом не помогали Шусу. Уж точно ему никто и никогда не говорил "тятенька" и "вы". Придя в себя, он ответил:
   - А, нет, я просто задумался.
   - Вы, наверное, думали о своей злой судьбе?
   К нему обращалась девочка лет семи, не больше. У нее были черные волосы, заплетенные в хвостик и темная, но не черная кожа. Одета она была в потертый джемпер из-под которого торчала растянутая футболка и находящееся в столь же плачевном состоянии платье, одетое поверх джемпера..
   - Да, примерно так. А что тебе надо, девочка?
   - А я как в воду гляшу, вишу все твои горести и злоклюшения. Все знаю.
   - Правда? - с наигранным удивлением поинтерисовался Шус.
   - Хошешь узнать, што штет тебе в грядущем? - вопросом на вопрос ответила девочка.
   - Давай, - согласился Шус.
   - Тятенька, а ты руку позолоти, - четко потребовала девочка.
   - А что, без позолочения никак? - еще больше изумился Шус.
   - Никак, - уверенно согласилась девочка.
   - А давай так, ты мне про будущее расскажешь, а я потом тебе ручку позолочу?
   - Нет, тятенька, не получится так. Ведь оно не мне нушно, а для установления связи с по-ту-сто-рон-ним миром. Чтоб мне моя мама сказала, что будет с тобой.
   - А ты, что сирота?
   - Круглая, - девочка выдавила хоть и немногочисленные, но весьма натуральные слезы об безвременно ушедших родителях, - а дома братья и сестрички с голода пухнут, а дядя и совсем помирать собрался.
   - Ну, хорошо, - согласился Шус.
   Он полез в недра сумки в поисках мелких денег, о которых говорила Жаннет.
   Конечно, он не верил в то, что какая-то маленькая девочка может предсказать будущее, притом, что и величайшие предсказатели его мира были способны лишь на выявления одной из вероятностей будущего. И в слова о голодающих родственниках тоже не поверил, он уже не дурак деревенский. Но ведь не от хорошей жизни она пошла на базар разговаривать малознакомыми "тятеньками", которые далеко не всегда такие добрые. И не его дело наставлять кого бы то ни было на путь истинный. К тому же... Во имя всех богов, где же эти деньги!
   Для того, чтобы лучше рассмотреть недра сумки, он снял ее с лямки, перекинутой через плечо и поставил себе на колени. Наконец-то найдя искомые бумажки, которые жители этого мира почему-то считают деньгами, он отсчитал девочке от довольно объемной стопки, перетянутой резинкой, три бумажки с циферками пятьдесят и протянул девочке, после чего положил деньги обратно в сумку. У девочки расширились глаза, Шус сделал вывод, что дал слишком мало и дал ей еще две бумажки, после чего поставил сумку вместе с деньгами на ступеньку рядом с собой.
   - Спасибо, тятенька, дай руку. - Шус протянул свою пятерню. Девочка развернула ее ладонью вверх и стала вдумчиво всматриваться в последнюю, водя по ней своим маленьким пальчиком, - а ждет тебя, тятенька, беда неминучая, неодолимая. Скоро тебя покраша постигнет великая... потому что, тятенька, дурак ты и лох дерефенский!
   С этими словами девочка мгновенно развернулась и бросилась в море толпы. Шус вскочил, и как раз в этот момент мальчишка, такой же чернявый и в таких же обносках, вытянул через перила его сумку и кинулся в противоположную от девочки строну. Шус уже хотел бросить в них огненный шар, но вовремя остановил себя. Во-первых, он старался не пользоваться магией в этом мире, а во-вторых, на улице была прорва народа, да и убивать или калечить детей он тоже не хотел. Поэтому он ограничился выкриком: "держи воров!", на который никто и не подумал отреагировать, пробежкой длинной метра в три и заковыристым проклятием. После чего, с совершенно несчастным видом, рухнул все на ту же ступеньку, думая, где бы достать веревку подлиннее и люстру покрепче.
  
  
  
   - Дурак, идиот, придурок чертов! - Жаннет колотила Шуса по голове откуда-то взятой газетой, свернутой в трубку. Она стояла на нижней ступеньке лестницы, Шус же на земле, так что их лица были на одном и том же уровне, вернее, были бы, если бы Шус не опустил голову вниз, стараясь не пресекаться взглядом с пламенным взором Жаннет, и не сжался, пытаясь врасти в землю, стараясь минимизировать урон, наносимой его голове страшным оружием. - Нет, подумать только, стоило отойти на пару минут и его уже ограбили.
   - Но это была маленькая девочка... - попытался оправдаться Шус.
   - Тем хуже! Тебя ограбила малявка?! - ничуть не смягчилась Жаннет.
   - Но там был еще и мальчик. Пока девочка меня отвлекала, он сумку и стащил.
   - Нечего сказать - злобная банда! И чем же тебя отвлекла маленькая девочка? Устроила тебе бесплатный сеанс стриптиза?!
   - Нет, - совершенно серьезно ответил Шус, - предложила мне предсказать будущее, за деньги.
   - Надеюсь, она предсказала долгую и мучительную смерть в недалеком будущем?
   - Нет. Просто понимаешь, она была такая бедная, вот я и подумал...
   - Ах, он еще и подумал, чтоб тебя!
   - Подумал, что неплохо дать ей немного денег.
   - Три тысячи чертей, зачем я нашла этого чертового дурака в этой чертовой шлюпке!
   - Я...
   - Заткнись!
   Жаннет отвесила ему последнюю затрещину и, гневно сжимая газету в одной руке и ручку портфеля в другой, двинулась почти бегом по переулку в противоположную сторону от рынка. Шус осознал, что сеанс избиения закончился и мрачно подумал, что и с нею не пронесло в смысле соблюдения традиции получать тумаки от всех знакомых. Жаннет, между тем, уже почти исчезла в толпе, и он кинулся за ней, пока она не пропала окончательно.
   Квартала через три Шус наконец-то решился поравняться с Жаннет, до этого он плелся в паре метров за ней и она даже не подозревала об этом. Вернее, надеялась, что этот "чертов придурок" остался там и она его больше не увидит. Однако, увидев "чертового придурка" сбоку от себя, она только гневно отвернулась, вздернув нос. Еще через два квартала Шус заговорил:
   - Э-э... Жаннет, прости, я не хотел, чтобы так получилось...
   - Еще чего. И не подумаю прощать, - после минутной паузы неохотно ответила Жаннет.
   - Но ты же говорила, что там ничего ценного.
   - Ничего ценного?! Полторы тысячи двойных долларов, еще четыре шляпы, набор взломщика за пять тысяч и ключи от моего корабля?! И это ты называешь не ценным?! - опять вспылила Жаннет.
   - Но ты же говорила...
   - Знаю, что я говорила, но я же не думала, что тебя на самом деле ограбят!
   - Жаннет, а как твои дела, ну то, зачем ты ходила? - решился спросить Шус после минутного перерыва.
   - Никак, точнее плохо, - помолчав ответила Жаннет, - этот чертов проходимец заявил: "Ну вы же должны понимать, госпожа капитан, мы же с вами деловые люди. Я никак не могу взять у вас эти деньги, откуда я знаю, что это не хорошая подделка. Конечно же я ни в чем вас не обвиняю, но вы можете и не знать, а в нашем деле нельзя полагаться на случай". Этому старому маразматику нужны, "стопроцентно проверенные деньги". Чтоб он с крыши упал в новый год.
   - С крыши? - уточнил Шус. Последняя фраза его озадачила, как впрочем и все остальные.
   - Да, с крыши! - сказала как отрезала Жаннет.
   - Жаннет, а может я понесу портфель, он тяжелый.
   - Сама справлюсь. Еще не хватало, чтобы ты раздал нищим 450 000 двойных долларов!
   Жаннет остановилась перед раскинувшимися в углу маленькой площади солнечными зонтиками. Над ними висела вывеска, прибитая к стене дома: "Снегоежка: мороженое на любой вкус". Она прошла между двух столбиков, должных означать единственный и неповторимый вход и направилась к окошку. Шус последовал ее примеру.
   - Юр, ты когда-нибудь пробовал мороженое?
   - Нет, - Шус в кои-то веки был кристально честным. Хотя он и знал, что такое мороженое, и оно даже пару раз фигурировало в меню разнообразных забегаловок, которые он посетил в Лендале, но продегустировать как-то не довелось.
   - Ужас какой, что же ты делал в своем Новом Юнионбурге, - несмотря на уже упомянутую искренность Шуса, она, как всегда, ни капельки ему не поверила. - Ладно, черт с тобой, ты какое будешь?
   - Полностью полагаюсь на твой выбор.
   - Заказывайте девушка, - потребовал голос с другой стороны оконца.
   - Да, сейчас... а-а... давайте два больших стаканчика с двумя шоколадными шариками, те, которые шоколадные с крошкой, одним ванильным, и двумя пломбирными и по одному апельсиновому, клубничному и абрикосовому.
   - Вам без разницы, как класть в стаканчики, или фруктовые в один, а остальные в другой?
   - Я же вам говорю, два одинаковых.
   - Но в один большой стаканчик лезет только четыре шарика.
   - Тогда кладите в четыре.
   Добыв вожделенное мороженое, Жаннет вместе с Шусом сели за столик в углу. Правда для этого ей пришлось изрядно попотеть. Во-первых, донести четыре довольно объемных стаканчика, больше похожих на маленькие ведрышки, за один раз не получилось, а во-вторых продавщица, увидев бумажку с циферкой тысяча потребовала что-нибудь помельче, а получив ответ, что мельче ничего нет, с руганью под нос выискала в качестве сдачи самые замусоленные и кое-где рваные бумажки и целую кучу монеток, судя по виду заставших еще эпоху каменного топора.
   Во время еды почти не говорили. Шус съел только один стаканчик. Дело не в том, что ему не понравилось мороженое, даже совсем наоборот, просто Жаннет за это время успела съесть три, заметив, что кто успел, тот и съел. После чего решила использовать боевую газету по своему прямому назначению. С трудом развернула мятые странички и углубилась в чтение. Шус же занялся рассматриванием прохожих. От этого, не слишком захватывающего занятия, его отвлек голос Жаннет:
   - Юр, знаешь, как избавиться от грибка пяток?
   - Прижечь пятки раскаленным железом? - предположил Шус.
   - Фу, какие средневековые методы! Нет, здесь предлагают обработку гелем на основе разбавленной серной кислоты.
   - А это намного лучше?
   - Они обещают, что это совершенно безболезненно и даже приятно.
   - Жаннет, а у тебя, что ли какие-то проблемы с грибком?
   - Нет... наверное. Просто способ показался мне довольно интересным... О-о! А это уже интересно! "Центральный музей Эгриси ограбили", кстати твоей родины. Здесь написано, что "злоумышленница проникла в музей прямо среди бела дня вместе с группой туристов, при этом она даже не купила билет. После чего, проходя по экспозиции достижений Народного Хозяйства увидела в одной из витрин" огромный брильянт весом 345 карат". Подумать только, эти идиоты выставили настоящий камень, а не копию. "Камень показался злоумышленнице симпатичным после чего..." Здесь идет какая-то чертовщина, явный бред больного воображения газетчиков желтой прессы. "Камень каким-то чудесным образом оказался в руках девушки, а его место заняла подделка, которая исчезла через десять минут. Злоумышленница смогла беспрепятственно дойти до выхода из музея, где ее..." Ага, здесь ее засекли таки на контроле. "Ее попытались задержать, но она бросилась бежать, при этом все охранники разом поскользнулись. К тому же загорелась люстра и выключилась система пожаротушения. Очевидцы утверждают, что виной этому явилась опять же она. Воровка швырнула..." ОГНЕННЫЙ ШАР?! Чем обкурился этот журналист? "В люстру. Милиция нового Юнионбурга предпринимает все мыслимые усилия, чтобы поймать злоумышленницу, но тщетно. О ней не найдено никаких сведений ни в каких базах данных". Кстати, она довольно симпатичная, эта злоумышленница. Здесь ее фотография с камеры видеонаблюдения, смотри.
   Жаннет протянула Шусу измятую газету. Тот, не проявлявший особого интереса к статье, мельком взглянул на рисунок, размещенной в газете. Со снимка смотрела молодая девушка, не больше двадцати, одетая в черные облегающие штаны и белую блузку, с черными, блестящими волосами чуть длиннее уровня плеч, зелеными глазами, носом с небольшой горбинкой, ямочками на щеках, уже не сильно, а только слегка загорелой кожей. По всем параметрам это была...
   -ВТРИ?!!! - возопил Шус, после чего протер глаза три раза и ущипнул себя пару раз.
  
   Но это невозможно, как она может быть здесь, в этом мире. Да еще за миллиарды километров на другой планете. Как она могла оказаться здесь?
   - Это невозможно...
   - Ты что, ее знаешь? Твоя школьная знакомая? - поинтересовалась Жаннет, весьма удивленная столь бурной реакцией.
   Но все сходится, это точно ее лицо. И вся эта, по выражению Жаннет, "чертовщина, бред больного воображения газетчиков желтой прессы" - самое натуральное описание магии. Магии его мира...
   -А, что? Нет! - Шус вначале даже не понял, кто к нему обращается. Он, с трудом оторвав взгляд от страницы газеты, ополоумевшим взором нашел лицо Жаннет и стал лихорадочно изобретать новую ложь. - В смысле да. Она... она моя сестра... двоюродная. Я думал, что она умерла. Нужно срочно лететь туда. Я должен удостовериться!
   - Постой, постой не так быстро. Насколько я поняла, эта сумасшедшая воровка, похитившая гигантский брильянт среди бела дня на глазах у сотен людей и под прицелом десятков камер, твоя счастливым образом воскресшая кузина?
   - Да.
   - И ты хочешь кинуться в оплот Союзных колоний, в лапы злобных прапорщиков, от которых ты так недавно сбежал, чтобы спасти ее и гигантский брильянт?
   - Да.
   - И ты надеешься совершить это сумасшествие на борту моего корабля?
   - Э...нет. Это... это тебя никоим образом не касается. Ты и так сделала для меня более чем достаточно, а я даже не удосужился поблагодарить тебя. Все, на что я оказался способен - это путаться у тебя под ногами и дать ограбить себя детям.
   - И как ты собираешься добраться до Эгриси, находящейся в чертовой сотне световых лет отсюда, без каких-либо документов, денег и с такой дурной головой?
   - Как-нибудь справлюсь. Если будет надо, буду грабить бедных старушек!
   - Ты?!
   - Да я!
   - Не верю.
   - Ну и не верь, но я уже сказал, что найду способ.
   - И ты хочешь, чтобы я, Капитан пиратского корабля G- 1324- LSK5 отказалась от брильянта в 345 карат?
   - Так ты хочешь мне помочь? - не поверил Шус.
   - Не тебе, а себе. Заполучить огроменный брильянт, клянусь моей чертовой честью капитана!
   - Но ведь это Втри украла брильянт, - заметил Шус.
   - А как же премиальные за спасение? По-моему, половина самое то.
   - А-а... - Шус не нашел, что ей возразить.
   После этих слов Жаннет решительно встала и направилась к выходу. Шус же оставался на месте, пытаясь придумать предлог для того, чтобы отказаться от помощи Жаннет, хотя без нее он действительно ни на что не будет способен. Увидев, что Жаннет уже на середине площади он вскочил и, опрокинув стол, кинулся за ней. Поравнявшись с ней, Шус задал вопрос номер один среди своих любимых:
   - И что мы будем делать?
   - Пойдем к Рамазану, - не сбавляя весьма быстрого темпа, ответила Жаннет.
   - Но он же тебя вроде бы выгнал?
   - Ничего, теперь не выгонит.
   - А что тебе от него надо?
   - Кое-какие запчасти для корабля, без которых можно обойтись в обычной ситуации, но которые жизненно необходимы в экстренной, в которую мы вполне можем попасть. Учитывая, что мы собираемся отправиться в логово зверя.
   - А что, действительно все ТАК плохо?
   - Нет не ТАК, если бы было ТАК, то я бы и не заикнулась о помощи тебе, но положение складывается действительно не слишком хорошее. Тем более, что ты должен знать о нем лучше меня. Эгриси стопроцентно союзно-пролетарская планета. И власть там, намного тверже, чем даже на старой Земле. И иностранные корабли, не говоря уже о пиратских, туда не допускаются. Точнее, не допускаются легально. Конечно, есть контрабанда, где ее на наше счастье нет, но лично я не решилась бы торговать с Эгриси. Уж слишком большой риск попасться патрульным кораблям, которые там обретаются в неимоверном количестве, не считая того, что приходиться давать совершенно запредельные взятки чиновникам на местах.
   - И как же тогда нам проникнуть на эту Эгриси?
   - Эту? Я вообще-то я хотела у тебя поинтересоваться, как ты выбрался со своей родной планеты?
   - Ну... - Шус погрузился в серьезные размышления. И почему он соврал Жаннет, и почему именно насчет этой идиотской Эгриси?! Почему именно туда занесло Втри? Почему она вообще здесь, точнее там?! Может, сказать правду? Ведь если он не ошибся и это Втри, а он не мог ошибиться, иначе это будет самой катастрофической ошибкой в его жизни. По правде говоря, еще одной самой катастрофической в ряде других столь же ужасных. Но правда все равно рано или поздно раскроется. Но лучше это будет поздно, чем рано. Да и поверит ли ему Жаннет...
   - Юр? - вывела его из раздумий Жаннет.
   - Да, я вспоминал... Понимаешь мне помог Учитель, в смысле профессор, который в свое время помог мне поступить. И... и меня вывезли на нелегальном корабле, а поскольку они не хотели, чтобы я о них знал, меня усыпили и завязали глаза и я о них ничего не знаю.
   - Черт бы тебя побрал, ничего-то ты не знаешь, а я-то надеялась. Ладно, у меня есть план.
   Шус не успел поинтересоваться, что же это за план. Они уже дошли до той злополучной лестницы. Если отсюда Жаннет просто шла быстрым шагом, то сюда она почти бежала и Шус с трудом за ней поспевал, так что добрались они раза в два быстрее. Жаннет не просила Шуса ждать на улице, и он решил, что может пойти за ней. Тем более, что в прошлый раз ожидание привело к столь плачевным результатам. Кто знает, может в следующий раз его оставят голым.
   Лавка Рамазана значительно выигрывала перед аналогичным заведением Урнаша. С первого, да и со второго взгляда ее никак нельзя было назвать лавкой. На полу лежал большой ковер с толстым и длинным ворсом, сплетающимся в хитроумный узор, вдоль стены стояли доспехи, а между ними висели картины. Под ними находился камин с несколькими горящими поленьями. У дальней стены стояли два вазы, на вид весьма древние, с голубой росписью. Между ними за столом из красного дерева сидел человек с глубокими морщинами на благообразном лице, окладистой, белой бородой и столь же белыми, редкими волосами на голове. Одет он был вполне соответственно: что-то вроде белого савана или хламиды, только нимба над головой не хватает. Шус даже подумал, что это какой-то местный волшебник, хотя он этого и не почувствовал, а ведь он уже научился это делать: чувствовать есть ли у человека какая-то магическая сила или нет. Хотя тот же Учитель мог запросто экранироваться, по крайней мере от Шуса. Человек сидел, уставившись в то, что Жаннет называла Телевизором и стучал на печатной машинке, такой же как и у Жаннет в капитанской рубке.
   - Госпожа капитан, я же вам сказал... - начал он, не прекращая своего занятия, но Госпожа капитан не дала ему договорить.
   Жаннет за считанные секунды пересекла комнату, попутно выхватив у одного из доспехов что-то, больше всего напоминающее гипертрофированный столовый нож, заточенный с двух сторон и, обогнув стол, приставила свое, вернее хозяйское оружие к горлу Рамазана. Шус и глазом не успел моргнуть.
   - И что вы собираетесь делать, госпожа капитан, неужели вы хотите отнять жизнь у и так доживающего свои последние дни старика?
   - Вы это говорите столько лет, сколько я вас знаю, - ответила Жаннет.
   - И все же, чего вы хотите. Неужели вы переквалифицировались в наемную убийцу? Насколько я понимаю, денег у вас в данный момент хватает. Или вы за последний час успели все проиграть? Или убедились, что эта фальшивка?
   - Нет, я...
   Жаннет прервало то, что в комнату ворвались трое весьма мускулистых мужчин с не дающим сомневаться в их намереньях стреляющем оружием, название которого Шус так до сих пор и не выяснил. Однако увидев, что Рамазан находится в столь опасном положении, они замерли на входе, создав в дверях некоторое столпотворение, ожидая приказов шефа. Тот повел рукой, видно объясняя, что все под контролем. Шус, совершенно не понимавший, что происходит отошел к двери и вжался в нее, пытаясь просочиться наружу.
   Он решительно не понимал, что происходит. Они же вроде бы шли договариваться о покупке. Причем о покупке весьма увесистой, учитывая размеры корабля, и уж точно не влезающей в сумку каких угодно размеров. Приставление же остро наточенного лезвия к горлу нельзя назвать доброй беседой между покупателем и продавцом.
   Между тем деловая беседа продолжалась:
   - Нет, - как ни в чем не бывало продолжала Жаннет, - я лишь хочу купить то, что я вам назвала на тех же условиях, что и предлагала.
   - А я уже ответил вам, госпожа капитан, что никогда ничего не покупаю за наличные. Разве что они только, что отпечатаны.
   - И вы ни капельки не дорожите своей жизнью? - поинтересовалась Жаннет.
   - Если вы меня убьете, у кого вы тогда будете покупать? - резонно ответил Рамазан. - К тому же, если уж вы собрались лишить меня жизни, не могли бы вы сделать это чем-нибудь другим?
   - А чем вас не утраивает этот кинжал?
   - Во-первых, госпожа капитан, это не кинжал, а меч, а во-вторых, он стоит дороже всего вашего корабля. Это меч одного из легионеров армии Цезаря. Надеюсь, госпожа капитан, вы знаете, кто это такой?
   - Вроде бы что-то смотрела по телеку.
   - Господи, куда катится этот мир! - Рамазан театрально закатил глаза к гипотетическому небу, увидев, впрочем, потолок.
   - К черту, - подсказала Жаннет. - Кстати, а что это за ночные горшки? - Она пренебрежительно кивнула на упомянутые сосуды.
   - Ночные горшки?! - почти вспылил Рамазан, не обращая никого внимания приставленный к его горлу очень дорогой столовый нож, принадлежавший легионеру какого-то Цезаря. - Эти, как вы выразились, ночные горшки стоят... нет, они бесценны!
   - Бесценны? То есть они ничего не стоят? - невинно переспросила Жаннет, уже держа одну из ваз в руках, а уникальный нож вогнав в ковер, - тогда вы не будете против, если я избавлю ваш кабинет от этого старого хлама?
   - Вы не можете! Капитан, это ночная ваза принадлежит временам династии Мин. За исключением этих двух во всей вселенной их осталось 12 штук!
   - А чем отличается ночной горшок от ночной вазы?
   - Тем... тем... тем, что ей тысячи лет!
   - Но ведь от этого ночной горшок не перестает быть ночным горшком?
   - Нет, перестает! - вконец разгневался Рамазан.
   - Ну, так как? Вы согласны принять мои деньги или мне все-таки разбить ее? - вернула разговор в первоначальное русло Жаннет.
   - Положите вазу на место и тогда мы сядем и все обсудим, - уже спокойно произнес Рамазан.
   - Нет, нет, нет. Вначале напишите на своей гербовой бумаге контракт о том, что вы обязуетесь доставить все оборудование в течении суток. Иначе...
   - Мерзкая, наглая девчонка! Оставь ва...
   Жаннет играючи перекидывала вазу из одной руки в другую. При словах "мерзкая девчонка" она сделала вид, что роняет ее, на что Рамазан отреагировал весьма бурно. Шус испугался, не случился бы у пожилого человека инфаркт или инсульт, а охранники уже бросились ловить вазу, однако Жаннет, не жалея сердца Рамазана, сама поймала ее уже над самым ковром. Рамазан тут же пришел в себя и полез в один из ящиков стола, бормоча себе под нос что-то о падении нравов, невоспитанности молодежи, неуважении ею старших и о том, что в ЕГО время было все по-другому.
   После того как он написал что-то на продукте целлюлозно-бумажного производства и поставил там свою подпись, Жаннет тоже расписалась, не отпуская ночную вазу из рук, и забрала бумажку себе, после чего они повторили ту же операцию с той лишь разницей, что Рамазан положил бумажку себе в стол.
   - Теперь отдай, отдайте ее, - попросил последний.
   Жаннет отбежала к входной двери и крикнув "ловите", запустила ночной горшок туда, откуда прибежала. Рамазан опять изобразил, что умирает, его телохранители, уже не стесненные угрозой жизни их нанимателю, кинулись спасать бесценную реликвию. Чем закончилось спасение горшка Шус так и не узнал, но звука разбившегося фарфора он не услышал. Хотя, возможно, он затонул в шуме падающих на пол тел.
  
   - А куда мы теперь? - поинтересовался Шус, когда они довольно быстрым шагом отошли на почтительное расстояние от лавки Рамазана.
   - Надо подумать... Подделывать документы, наверное, - поразмыслив, ответила Жаннет.
   - Поделывать документы, а зачем?
   - Ну как же, нам же нужны документы, чтобы въехать на Эгриси, а твои, мало того, что утеряны, нам все равно не годятся. Ты же у нас в розыске, хотя не думаю, что тебя так уж усиленно ищут. Во-первых, тебя считают погибшим, а во-вторых, они по большому счету плевали на одного сбежавшего призывника, если уж он умудрился смыться. Нет конечно, если ты вспомнишь о своем долге перед родиной и пойдешь в ближайший военкомат и заявишь, что горишь желанием служить родине тебя наверное возьмут, если конечно не примут за психа и не отправят в психушку. Возможно, при этом обнаружится, что ты бывший дезертир и тебя отправят в штрафбат. Если ты намериваешься именно так и поступить, то скажи прямо сейчас, психиатрические лечебницы на Центавре намного лучше чем в Союзе.
   - Нет, нет! - заверил Шус, - я ни в коем случае не буду делать то, что ты сказала.
   - Ну вот и отлично!
   - Кстати, - Шус только сейчас заметил, чемоданчик со ста сорока тысячами двойных долларов до сих пор в руках у Жаннет, -а почему ты не отдала ему деньги, ведь вы вроде бы подписали контракт?
   -А с какой стати я должна отдавать их ему раньше времени? Конечно мы, как ты заметил, подписали контракт, а для него контракт священнее всех заветов вместе взятых, но... Впрочем можно было и оставить, но ты ведь согласишься, что не очень удобно отсчитывать деньги, раскидываясь доисторическими ночными горшками?
   - Да уж. Кстати, а почему вы применили столь... нестандартный метод заключать сделки? И уж если на то пошло, почему такой богатый человек сидит в кабинете, доступном всем подряд, и почти не охраняется? За то время, пока добежала охрана, ты десять раз могла убить его и скрыться.
   - Ну, не десять раз и камера все бы сняла. Хотя ты прав, если бы его кто-нибудь хотел убить, это давным-давно бы сделали. Но он всех устраивает и находится под охраной сразу нескольких мафиозных группировок. Ну а насчет первого вопроса... Ну, во-первых, я же добилась нужного результата, а это главное, а во-вторых..., - замолчала на полуслове Жаннет.
   - Что, во-вторых? - переспросил Шус, хоть и не понявший пару особо заковыристых слов, но разобравшийся с основным смыслом.
   - Сама не знаю, - почти обиженным голосом ответила Жаннет, - мы пришли.
   Они оказались перед дверью двухэтажного домика. Около двери красовалось несколько табличек, на одной из них, в отличии от других, был вполне читабельный текст:
  

ДОКУМЕНТОПЕЧАТАНЬЕ

паспорта, водительские права, визы, свидетельства о рождении, смерти и т.д. и т.п.

и справки о болезни

100% КАЧЕСТВО ГАРАНИТИРОВАНО!!!

В случае непризнания действительности документа возвращение денег гарантировано,

а также компенсация за моральный ущерб.

ОООДокПоделПечат

Главдиректр Джон Имануил Иоган Савельев.

ПЕЧАТАЕМ ВСЕ, КРОМЕ ДЕНЕГ.

   Прочитав сию внушительную надпись Шус задался вопросом, который решил тут же озвучить:
   - А как власти допускают, чтобы подобное заведение не только существовало, но и вполне легально занималось своей деятельностью?
   - Ну наконец-то ты задал вопрос, который с головой выдает в тебе гражданина Союза! В отличие от места, куда мы собираемся отправиться, на рынке порта "Атлантика" можно купить и продать все, что угодно. При этом это все облагается налогами, которые, впрочем, с успехом можно обойти. А печатанье фальшивых документо,в по сравнению с некоторыми здешними операциями, просто детский лепет.
   - Но как же милиционеры, от которых мы удирали сегодня утром?
   - Черт бы тебя побрал, ты, что до сих пор не понял, где ты? Полиция занимается разруливанием аварий и взиманием взяток. И не от кого мы не удирали, просто я не хотела провести ближайший двадцать четыре часа в камере предварительного заключения.
   - А...
   - Все, пошли. В конце концов можно поговорить и с другой стороны двери.
   Шус не нашел, что возразить, и молча последовал за Жаннет, уже скрывшейся за дверью. За этой самой дверью, сделанной из нержавеющей стали, находился небольшой кабинет. Напротив входа за столом сидела миловидная девушка, занимающася тем же самым, что и Рамазан, когда они к нему зашли. Только, в отличие от последнего, она смотрела не в маленький телевизор, а на прямоугольное полупрозрачное призрачное пятно, зависшее в воздухе. Насколько Шус успел заметить, в этом мире все как будто порабощены этими приборами, шагу без них ступить не могут. Телевизор даже был в том трактире, в котором они вчера ели. Шус даже заподозрил, что они являются чем-то необходимым для жителей этого мира, тем, без чего ни не смогут прожить. Он уже несколько раз хотел спросить об этом у Жаннет, но тут же вспоминал, что он, по легенде, которую он ей рассказал, тоже житель этого мира, а следовательно, должен знать такие вещи.
   Кроме стола с девушкой, которая по всей видимости была секретаршей, в комнате был отрытый шкаф с полками, забитыми стопками бумаги и уже виденными Шусом на базаре круглыми дисками в прозрачных коробках, два кожаных диванчика у стены и имеющийся почти в каждой комнате в порту "Атлантика" вентилятор.
   Секретарша заметила посетителей и, не отвлекаясь от своего явно интересного и высоко интеллектуального занятия, попросила их присесть и немного подождать, что они и сделали. Через несколько минут она тихо прокляла этот "безмозглый ящик" и нажала на какую-то кнопку на своем столе после чего произнесла:
   - Мистер Джон, к вам посетители, - помолчав, она продолжила, видно отвечая на вопрос, насколько Шус понял, воспользовавшись каким-то прибором вроде того, что использовала Жаннет на своем корабле, - нет, я их не знаю... нет, не спрашивала, спросить?... Хорошо. Мистер Джон сейчас занят, но освободится через несколько минут. Пожалуйста, подождите, - теперь она обращалась уже к посетителям.
   - Конечно, - заверила ее Жаннет, - мы подождем.
   Несколько минут оказались довольно долгими. Скука усугублялась сгустившейся в комнате тишиной, нарушаемой лишь равномерным гулом вентилятора, редкими щелчками клавиш на "печатной машинке", да жужжанием огромной, не меньше половины мизинца, мухи. Шус не решался заговорить, не желая помешать работе секретарши. Жаннет же продумывала свой план, до си пор остававшийся загадкой для Шуса, наверное самого заинтересованного в нем человека во всем бесконечном многообразии вселенных. Через пару столетий ожидания, Шус уже был готов взвыть от тишины и жужжания этой проклятой мухи, он уже был готов поджарить ее взглядом и только-только хотел приступить к сей гринпис - противной операции как секретарша сказала: "можете входить", таким образом спася насекомое от немедленного испепеления. Уже входя в дверь, Шус глянул на полупрозрачный прямоугольник с лицевой стороны.
   Отсюда он не был прозрачным и Шус отчетливо увидел, что почти весь "призрачный телевизор", как он мысленно окрестил эту штуку, заполнен зеленым полем, на котором располагались карты, уложенные в колонки, в которых Шус с удивлением узнал один из самых распространенных пасьянсов своего мира, названный в честь одной из разновидностей глиста. Он искренне посочувствовал секретарше, сам Шус ни разу не смог справиться с ним.
  
   Комната за дверью за спиной секретарши была немного больше. В ней было два окна и комод. Посредине комнаты, на большом, закрывающим почти весь пол ковре, стоял стол, почти копия стола в предыдущей комнате. За ним сидел человек средних лет, с приятным, открытым хорошо выбритым лицом, в пиджаке и рубашке. По всей видимости это и был Мистер Джон Имануил Иоган Савельев. Перед ним стояла пустая чашка, опорожнением которой видно он и занимался все то время, пока Шус и Жаннет ждали чтобы он покончил со своими очень важными делами.
   - О-о! Госпожа капитан, почему вы не сказали, что это вы? - вставая из-за стола, вопросил Мистер Джон как только увидел Жаннет, - я бы сразу же отложил все дела и не заставил бы вас ждать!
   - В смысле, допили бы кофе после моего ухода? - невинно поинтересовалась Жаннет.
   - Да, - немного смущенно подтвердил Мистер Джон.
   - Ничего страшного, я никуда не тороплюсь.
   - Вот и отлично, садитесь, - Мистер Джон указал на кресло, стоящее перед его столом.
   Жаннет не сопротивляясь приняла предложение сесть. Шус же, оглядев комнату и не найдя нечего хоть отдаленно похожего на место для умащения человеческих ягодиц, нахально уселся на подлокотник кресла, в которое села Жаннет, против чего она, впрочем, не возражала.
   - И с чем вы ко мне пожаловали, Капитан Жаннетта де Жепардье?
   - Зачем так официально, Мистер Джон Имануил Иоган Савельев.
   - Просто, по-моему, так звучит более благозвучно. К тому же из уважения к вашим...
   - Родителям? Я их даже не знала.
   - Я хотел сказать предкам, хотя ваши родители...
   - В любом случае, это имя хорошо не для меня, а для того, кто умер лет триста назад. И какая разница, кем были мои давно сгнившие в своих уютных могилках чертовы предки?
   - А по-моему, для капитана пиратского корабля имя самое, что ни на есть подходящие.
   - Это только по-вашему. Может, перейдем к делу, - отрезала Жаннет всякую возможность продолжить сей, почти уже вогнавший Шуса в сон, милый обмен любезностями.
   -Да, конечно, так с чем вы ко мне пришли, госпожа капитан?
   - Мне нужно два паспорта Союза на меня и на него, - Жаннет указала на Шуса.
   - И куда же вы собираетесь отправиться?
   - А разве это важно?
   - А разве вы не знаете?
   - На Эгриси.
   - А не связано ли это с недавним похищением брильянта?
   - Вы читаете газеты? - изобразила изумление Жаннет.
   - Да, иногда почитываю, работы сейчас до неприличия мало.
   - Мне жаль, но спешу вас заверить, что наша поездка никоим образом не связана с этим несчастьем, постигшим этот прекрасный музей. - Жаннет врала с уверенностью танка и искренностью умственно неполноценного.
   - Ну что ж, раз так, не буду больше вас ни о чем расспрашивать, - мистер Джон полез в один из ящиков своего стола, - давайте перейдем к деловой части. Во-первых, как вас будут звать?
   - Что-нибудь на союзный манер. Впрочем, Юра может остаться при своем имени, хотя нет. Это плохая идея, как-никак его там ищут. Мистер Джон, у вас вроде бы был справочник имен.
   - Да, я как раз его достал.
   Мистер Джон положил перед Жаннет довольно увесистый фолиант, заполненный неимоверным количеством имен и фамилий во всем многообразии языков, порожденных этим миром. Жаннет углубилась в его изучение. Минут через десять, за которые она успела пролистать добрую дюжину страниц, а секретарша, оторвавшись от своего высоко интеллектуального занятия, принести посетителям и своему работодателю по чашке кофе, Жаннет обратилась к Шусу:
   - Юр, как тебе нравится имя Анатолий?
   - Угу, - нечленораздельно ответил последний, - конечно, учитель...
   - Что ты там бубнишь, ты что заснул?
   На это Шус ничего не ответил. Жаннет развернулась, чтобы посмотреть, что с ним произошло. Шус спал, оперевшись локтем в спинку кресла и щекой о ладонь, при этом он устремил открытые глаза на мистера Джона. Искусство спать, делая вид, что внимательнейшим образом слушаешь, было, пожалуй, единственным, которое Шус изучил в совершенстве за время своего пребывания в университете. Жаннет прицелилась и со всего размаху опустила фолиант на голову Шуса. Тот не столько от боли, сколько от потери равновесия свалился с подлокотника кресла, придя в сознание только на полу. Жаннет была вполне довольна достигнутым результатом и, не давая Шусу времени возмутиться, как ни в чем не бывало повторно задала свой вопрос. Мистер Джон, бывший свидетелем этой сцены, с аристократической невозмутимостью не обратил на нее никакого внимания, углубившись в изучение глубин интернета и глубин вкуса кофе с лимоном и сливками, не обращая ни малейшего внимания на тот факт, что сливки свернулись.
   - Ну так как? - спросила Жаннет.
   - Что как? - не понял Шус.
   - Как тебе имя?
   - Какое имя?
   - Ты что, еще не пришел в себя? Ну так я могу тебя еще раз разбудить, - невинно предложила Жаннет.
   - Нет, не надо, - спохватился Шус, на всяки случай отодвигаясь подальше, - имя? Имя отличное, только я не понял, зачем тебе мое мнение насчет него?
   - Три тысячи чертей, ты что на самом деле спал? Имя для того, чтобы сделать поддельные паспорта для Эгриси. Надеюсь, ты еще не забыл, куда мы собираемся. По твоей милости, между прочим.
   - Нет, не забыл.
   - Короче, тебя будут звать Космопионер Ковальков.
   - Как, как? - имя Шусу совсем не понравилось, к тому же оно было совсем не похоже на то, что он слышал сквозь сон.
   - Космопионер Ковальков! - повторила Жаннет.
   - Но, по-моему, это не очень похоже на имя... - попытался возразить Шус.
   - Здесь написано, что это имя стоит в сотне самых употребляемых. К тому же ты не согласился с предыдущим.
   - Но я...
   - В любом случае, по-моему, оно забавное и вполне для тебя подходит, так что хватит спорить, иначе найду еще что-нибудь, вот, например..., - Жаннет перелистнула несколько страниц, - например, МаркЛенСтал. Здесь написано, что имя появилось около двухсот лет назад и расшифровывается, как соединение имен трех...
   - Нет, нет меня вполне устраивает Космопионер, - остановил Шус Жаннет.
   Имя, расшифровывающиеся как какая-то троица Шусу не нравилось еще больше. Жаннет смилостивилась и дочитала пояснение про себя, в конце немного улыбнувшись.
   - А себе ты какое имя взяла?
   - Меня будут звать Анна Ковалькова.
   - А может, лучше..., - Шус перегнулся через плечо Жаннет и задержал взгляд на Электрификации, но Жаннет, проследив взгляд Шуса, решительно захлопнула книгу перед самым его носом, сказав таким образом свое решительное "нет".
   - Определились? - отвлекся от своего занятия мистер Джон.
   - Да, - кратко ответила Жаннет.
   - Значит, Космопионер Ковальков и Анна Ковалькова. Вас записать как супругов? - деловым тоном продолжал мистер Джон, быстро перебирая пальцами по клавишам клавиатуры.
   - Нет! - в один голос возразили Шус и Жаннет.
   - Как брата и сестру, - добавила Жаннет.
   - Вы уверены? Надеюсь, хоть не близняшек?
   - Сводных.
   - Ладно, как хотите. Ну что ж, осталось только сфотографироваться, а все остальное я сделаю. Если конечно нет никаких дополнительных пожеланий, -
   - Еще, - добавила Жаннет, - место рождения и прописки... планета Пушкиниада, а город Гоголеград.
   - Все?
   - Теперь да.
   - Тогда давайте пройдем в соседнюю комнату.
   Мистер Джон встал, снял пиджак и прошел к еще одной двери. Жаннет, явно знавшая куда они отправляются, двинулась за ним, не оставив Шусу выбора. Эта комнатка была совсем маленькой, у одной стены стоял треножник пригодный, по крайней мере по мнению Шуса, только как виселица для мышей. Напротив треножника стоял стул, за ним висела белая простыня. Собственно, на этом вся обстановка комнаты и заканчивалась.
   - Садитесь, - произнес мистер Джон.
   Увидев, что Жаннет не торопится исполнить его просьбу, Шус уселся на стул. Мистер же Джон подошел к треножнику и стал колдовать над коробочкой, находящейся на его верхушке. Жаннет встала в дверном проеме, подпирая косяк.
   - Повернитесь на сто восемьдесят градусов, - опять нарушил тишину мистер Джон.
   Шус повернулся лицом к источнику звука.
   - Теперь расслабьтесь, примите непринужденный вид... да нет, не кладите ногу на ногу, выпрямите спину, положите руки на колени...подбородок выше... ниже... выше.
   Мистер Джон, потерявший терпение, обогнул треножник, подошел к Шусу и стал выпрямлять и сгибать его, где он считал нужным.
   "Опять я виноват", - подумал Шус, - "нет, чтобы понятно сказать, как повернуться и насколько поднять подбородок, я, что ли..."
   - Теперь так и сиди! Не двигайся, - приказал Шусу мистер Джон, возвращаясь к треножнику.
   Шус постарался выполнить этот приказ, хотя это оказалось неожиданно трудно. Как назло у него зачесался нос, к тому же муха, та самая, что была в кабинете секретарши, стала летать по комнате. Впрочем, летала она недолго. Как только она, на свое горе, оказалась в поле зрения Шусу, последний сфокусировал на ней свой взгляд и муха упала на пол обгорелым угольком. К счастью, этого никто не заметил. Мистер Джон до сих пор боролся со своей коробочкой непонятного предназначения, Жаннет задумчиво глядела в потолок.
   Через пару минут мистер Джон справился таки с коробочкой и отгородившись ею от Шуса обратился к последнему:
   - Снимаю, не двигайся.
   Эта фраза Шусу не понравилась. Обычно это выражение он слышал, вернее прочитывал, из уст разнообразных килеров и снайперов, целящихся в своих жертв из гладкоствольного Жезла, удлиненной версии Жезла зеленого огня или снайперского арбалета, но с места не сдвинулся, только непроизвольно вытянул лицо, стараясь сосредоточиться на чешущемся носе.
   - Все, документы будут готовы завтра, - через вечность, ограниченную парой секунд, произнес мистер Джон, обращаясь уже к Жаннет, - вас ведь это устроит, госпожа капитан?
   - Да, конечно.
   После этих слов они распрощались и вышли из "ОООДокПоделПечат".
   В этот день они зашли еще в пару лавок, пообедали в том же подвальчике, что и вчера и отправились искать новое койка - место. Как-никак в прошлом они сломали дверь, неудобно туда возвращаться, вдруг они разберутся, кто виновен во вчерашнем инциденте. Единственным заслуживающим внимания событием дня было то, что последняя шляпа Жаннет была поглощена ненасытным сухим ветром порта "Атлантика". Еще у них произошел важный разговор. Жаннет наконец-то поведала Шусу план проникновения на Эгриси ради спасения его кузины и брильянта весом в 345 карат.
   Она решила отправиться в экспедицию только с Шусом. Сперва они полетят на планету, названную в честь великого поэта на ближайшем корабле, билеты на который она уже купила. Улетает он завтра ночью, точнее послезавтра, в 00.35. Там намного легче с таможней, в которой у нее есть свои люди. Оттуда под видом туристов по фальшивым документам - на Эгриси, где они будут действовать по ситуации. К тому же Шус, вернее Юрий Калинин оттуда и наверняка сможет, что-нибудь придумать в родном то городе.
   В это время команда корабля G-1324-LSK5 будет заниматься ремонтом последнего. К тому моменту, когда их капитан и Юрий Калинин прибудут в новый Ленград, они будут курсировать в недалеком космическом пространстве, готовые прийти на помощь "госпоже капитану".
   Шусу план не понравился, в особенности та часть, в которой он должен будет сориентироваться в "родном городе", но возражать он не стал, поскольку ничего лучше предложить не мог. Жаннет же была полна оптимизма и уверенности, что все получится и вместе они не то что горы, всю галактику одним дуновением в обратную сторону крутиться заставят.
   Новая гостиница не сильно отличалась от предыдущей, только обслуживалась все еще традиционным способом. Портье выдал им ключи от номера. Жаннет по-прежнему не желала тратиться на два отдельных номера, а на рахитические попытки Шуса возразить попросту не обратила внимания.
   На этот раз номер был на пятом этаже, но к счастью, в гостинице был лифт. Почему-то их в него не пустили без провожатого в форме красного цвета и красной же тюбетейке. Он же проводил их до номера, сам открыл дверь и занес их немногочисленные вещи в количестве одного чемоданчика, набитого прорвой денег. После чего застыл в дверном проеме и почему-то не торопился никуда уходить. Шус уже хотел намекнуть ему, что тот мешает закрыть дверь, но Жаннет подошла к чемоданчику, открыла его, повернув так, чтобы содержимое не было видно, и вытащила всю сдачу, полученную за мороженное. Она пыталась избавиться от нее и раньше, когда покупала билеты на корабль и когда безуспешно искала шляпу, но никто не захотел обременять себя этими ветхими кусками бумаги, в которые, судя по их виду, за их долгую жизнь кто-то даже сморкался. Коридорный принял бумажки и мелочь без особого удовольствия. Но когда, уже в коридоре, он сосчитал их сумму, стремящуюся к тысяче двойных долларов, то смирился с антикварностью денег. К тому же, такая истрепанность купюр говорила о том, что они не фальшивые, в отличие от недавно отпечатанных.
   - Жаннет, а ты уверенна, что это удобно? - поинтересовался Шус.
   - Что? - непонимающе посмотрела она на него, приподнимаясь на локтях в кровати, на которую она уже успела запрыгнуть.
   - Спать на одной кровати, - пояснил Шус.
   - По-моему, вполне удобно. Ты что, предлагаешь пойти и поменять номер?
   - По-моему, это не плохая идея...
   - А по-моему, плохая.
   - Но, Жаннет, ведь люди подумают...
   - Что подумают?
   - Ну, что я, что мы...
   - Ну и пусть думают..., - Жаннет встала с кровати и подошла к Шусу, - тем более, почему они должны оказаться не правы?
   - А-а... - Шус замолчал на полуслове, потому что Жаннет не дала ему ничего сказать.

* * *

   Проснулся он опять благодаря треклятому солнцу. Он бы с удовольствием выбросил его в окно, как некоторые особо нервные сони поступают с будильниками, пейджерами и мобильными телефонами. Жаннет не было. На подушке он нашел начирканную размашистым и неаккуратным почерком записку, содержание которой с трудом разобрал:
   "Юр, не беспокойся, я ушла за нашими паспортами и еще парой мелочей, которые могут нам пригодиться.
   P.S То, что было вчера - не сон".
   Насколько Шус понял, последняя совершенно непонятная закорючка была улыбающейся мордочкой, хотя скорее она была похожа на свиное рыло. Уж кем-кем, а художником Жаннет точно не быть. А вот предложение "то, что было вчера - не сон" он не очень понял. Что было вчера? Вчера было очень насыщенным и разнообразным. Единственное, что Шус не мог вспомнить, так это то, как он вера заснул и что было непосредственно до этого. Ему приснился какой-то очень приятный сон...черт подери, во имя всех богов, так это был не сон?!!!
   Шус сел на кровать во время трудоемкого процесса вспоминания вчерашнего вечера, сравнимого разве что с тем разом, когда в компании Мела, Еле и Холдара он отметил сдачу всех экзаменов в "Круглом столе". Тогда он проклинал всех родственников своих сотрапезников до десятого колена и конечно их самих и зарекся брать в рот что-нибудь крепче кефира.
   "Конечно, - размышлял про себя Шус, - я не собирался посвятить жизнь исключительно целомудренному изучению наук, но все случилось так неожиданно. Как мне теперь вести себя с Жаннет? И что теперь делать? Я же хочу вырваться из этого мира, пусть и не самого худшего из миров, но не моего. И как теперь ее бросить? Может...нет. И в любом случае, вначале нужно найти Втри и... и что потом? Я даже ни разу не думал, как сюда попал и как собираюсь отсюда выбраться. Просто старался выжить и плыл по течению, почти. Я просто прошел через ту дверь в кабинете директора и оказался на борту... вроде бы тот корабль назывался "Королева Виктория". Но где я здесь возьму дверь директора? Может, Втри здесь именно для того, чтобы спасти меня? Иначе как бы она оказалась в том же самом мире? Но зачем она украла этот брильянт? Может, чтобы сообщить мне, где она? Хотя нет, это полнейший бред. И почему отправилась она, а не директор или учитель? Ведь она такой же новичок в этом деле, как и я! Но, с другой стороны, как она могла оказаться именно здесь, именно в этой вселенной, если учитель говорил, что их бесконечное множество? В любом, случае я ничего не узнаю пока ее не увижу. В конце концов, вдвоем мы скорее что-нибудь придумаем, чем по отдельности".
   Устав от всех этих вопросов, на которые он не знал ответов, Шус принял решение заняться более насущными проблемами, умыться, например. Еще не помешало бы чего-нибудь поесть, но с этим пришлось повременить. К счастью, ванны в большинстве населенных людьми миров, стоящих на достаточно высокой ступени развития, не сильно отличаются друг от друга. После споласкивания своего тела некоторым количеством теплой воды, Шус со второй примерки одел белый махровый халат. Первый, слегка влажный, ему не подошел. Затем он вернулся в комнату. Там он обнаружил телевизор, с которым решил уж в этот раз разобраться.
   В этот раз он начал с того, что проверил, воткнут ли какой-нибудь провод, выходящий из телевизора, в специальную коробочку. Оказалось, что да. Убедившись в этом, Шус нажал на большую кнопку посредине нижней рамы телевизора, раздалось тихое шипение и экран засветился. Шус затаил дыхание в надежде увидеть чудо. Через пару довольно-таки длинных секунд на экране появилась картинка... Шус увидел разноцветные, широкие полосы типа забора, собранного из ранее использованных досок. Шус нажал на маленькую кнопку справа от большой, экран на секунду потемнел, после чего предъявил столь же радостную картину. Шус нажал еще несколько раз, но ничего не менялось. Только после дюжины нажатий он заметил надпись, бегущую справа налево внизу экрана "приносим свои извинения, на станции проводится профилактика. Еще раз приносим свои извинения. Профилактика закончится завтра, в 11.00.... Sorry..."
   Дальше шла надпись на непонятном языке, насколько Шус заключил, с тем же содержанием, после чего повторилась первая. Шус со злостью выключил эту проклятую доску и стал думать, чем бы еще заняться.
   У Шуса забурчал живот.
   - И все-таки нужно что-нибудь съесть, - произнес он вслух, но несмотря на то, что он был учеником волшебника, это что-нибудь не пожелало появиться. Впрочем, он не сильно расстроился, так как знал, что обычно такие чудеса если и случаются с малоопытными магами, то, как правило, блюда падают на голову и непременно в перевернутом виде.
   Шус обошел комнату задумчивым, неторопливым шагом, стараясь убить на это как можно больше времени, проверил входную дверь, та была закрыта.
   - Во имя всех темных богов, она что, заперла меня здесь? - вопросил у потолка Шус.
   Потолок ответил Шусу глухим ударом. Только что вселившиеся жильцы на верхнем этаже оказались в корне не согласны с планировкой мебели и вознамерились переставить ее. Шус счел это утвердительным ответом высших сил на его вопрос. Дернув дверь еще пару раз, Шус подошел к окну. Оттуда простирался великолепный вид на город, который, впрочем, не приковал его взгляд.
   Все закончилось тем, что Шус уселся читать газету. Как раз за этим занятием его и застал скрип двери.
   - Уже проснулся? - поинтересовалась Жаннет с порога.
   - Нет, сплю сидя, уставившись открытыми глазами в желтую прессу, - съязвил Шус, не поднимая головы.
   - Ну что ж, прекрасно. Тогда можешь не просыпаться, а в том же спящем состоянии одеться и живо выметаться из номера.
   - А мы что, куда-то торопимся? - все еще не отрывая взгляда от газеты, спросил Шус.
   - Да что ты такого интересного нашел в этой чертовой бумажке? - Жаннет не выдержала, подошла к Шусу и наклонила газету пальцем. Она была в новой шляпе. В остальном ничуть со вчерашнего дня не изменилась. Шус, старавшийся не обращать на нее внимания, встретившись с ней взглядом, потерял заготовленное самообладания и покраснел.
   - Здесь пишут, что разбился пассажирский лайнер, рейс "Новая Земля-Эллада". Погибло пять тысяч четыреста два человека.
   - Понятно. Ну так ты собираешься одеваться или мне дать тебе пинка? - ласковым голосом предложила Жаннет.
   - Собираюсь.
   - Ну так выполняй.
   - Угу...
   Жаннет говорила все более дружелюбным тоном, что все больше и больше пугало Шуса. И он почти кинулся выполнять приказ одеться, хотя это оказалось довольно сложной задачей, его одежда находилась в самых разнообразных местах. Например, башмаки почему-то были связаны шнурками и подвешены на лопасть вентилятора, равномерно крутящегося на потолке. Шус совершенно не мог вспомнить, а уж тем более объяснить, как ботинки оказались там.
   Кроме шляпы у Жаннет оказалась еще и новая сумка, не уступающая прежней ни размерами, ни весом, которую, естественно, пришлось нести Шусу. Как ему объяснила Жаннет, они направлялись обратно в порт. Она должна была раздать поручения команде.
   - Конечно, - сказала она Шусу, ты можешь остаться здесь, ведь нам все равно придется возвращаться, пассажирские корабли отправляются с другой площадки. Но в прошлый раз ты остался один на полчаса и тебя тут же обокрали, что же случится за пол дня?!
   Шус не стал ей возражать.
  
   Жаннет шла очень быстро, так что Шус с трудом поспевал за ней. "Ей-то легко", - подумал про себя Шус, -"а мне тащить все это барахло. И что, во имя всех темных богов, она накупила?" На поезд они еле успели, дверь захлопнулась сразу за спиной Шуса. Помня опыт двухдневной давности, Шус сел рядом с ней, а не напротив. Та протянула ему кожаный прямоугольник с оттесненным рисунком: перекрещенные коса и отбойный молоток на фоне устремленной вверх ракеты. Шус с недоумением рассмотрел обложку, после чего обратился к Жаннет:
   - И что это?
   - Твой новый паспорт, взамен тому, который ты где-то посеял, - ответила, Жаннет, даже не удивившись вопросу.
   Шус, отлично знавший, что его паспорт гражданина Лендала спокойно лежит в тумбочке у кровати в его в комнате в университете, не сразу понял, с какой это стати он его потерял. Он уже хотел спросить, почему Жаннет так думает, но вовремя сообразил, что она имеет в виду тот паспорт, который якобы был у Юрия Калинина и давным-давно летает в космическом пространстве. Он с любопытством открыл книжицу. На второй страничке он обнаружил маленькую цветную картинку, с которой на него смотрело чье-то не слишком дружелюбное лицо, отдаленно напоминающее то, которое Шус периодически видел в зеркале.
   - Это что, я?! - возмутился Шус.
   - А кто же еще? - Жаннет недовольно отвернула голову от распахнутого окна.
   - Но я совсем не похож на этого... этого урода.
   Жаннет развернула к себе паспорт, как будто бы в первый раз его видела, посмотрела на Шуса, после чего на картинку в паспорте. Повторив эту операцию раз пять, она вынесла свой диагноз голосом врача, говорящего безутешным родственникам: "простите мы не смогли его спасти".
   - Знаешь Юр, по-моему, вполне похож.
   - Но у меня не такое вытянутое лицо и нет морщин на лбу! - кинулся возражать Шус. - И почему у него глаза в кучку? И в конце концов, почему цвет лица, как у несвежего покойника?!
   - Знаешь, по-моему так даже лучше...
   - В смысле, с такой рожей, как я здесь изображен, я лучше выгляжу?
   - Нет, то, что у тебя на фотографии такое идиотское выражение лица, хорошо сочетается с именем Космопионер, - после этих слов Жаннет опять высунулась из окна, говоря таким образом, что разговор закончен и "не пошел бы ты к черту, если ничего важного сказать не хочешь".
   Шус понял намек и принялся дальше изучать документ. Кроме того, что его зовут Ковальков Косомопионер Спратокович, он узнал следующее: его отца зовут Ковальков Спартак Дормидонтович, мать - Ковалькова Алла Карповна. Живет он на планете Пушкиниада в городе Гоголеград, район Лермонтовский, улица имени Островского, дом 123, квартира 13, семейное положение - не женат, пол, как ни странно, мужской, и, напоследок - к призыву не пригоден по состоянию здоровья.
   Удостоверившись, что остальные странички пусты, Шус в течение нескольких минут смотрел в окно, за которым, с фантастической скоростью, летел однообразный пейзаж пустыни, сливаясь на горизонте в желтую линию, плавно переходящую в голубую линию неба без облаков. Вид из окна почему-то навел Шуса на утренние размышления, точнее на их часть, а именно, как теперь обращаться с Жаннет. "Она никак не изменила своего поведения по отношению ко мне", - думал Шус, - "может, первый шаг должен сделать я? Хотя, какой, во имя всех богов, первый шаг после сотого?!". За такими размышлениями он провел весь остаток пути, несколько раз уже собравшись начать разговор, но так и не произнеся ни единого слова.
  
   Вышли они там же, где и в прошлый раз, по крайней мере, по уверениям Жаннет. Хотя Шус не видел никакой разницы, по сравнению с предыдущими остановками. Пустыня космодрома с позавчерашнего дня ни капельки не изменилась. Через те же пол часа похода под палящим солнцем, что и в прошлый раз, они добрались до цели.
   "Все-таки Жаннет права, надевая шляпу, может у нее есть запасные", - подумал про себя Шус во время марш-броска, но открывать сумку и проверять не осмелился. Во-первых, потому что так он окончательно от нее отстал бы, а во-вторых, все-таки это шляпы "госпожи капитана", а за покушение на них можно...в общем, лучше не стоит на них покушаться.
   - Три тысячи чертей! Будь, ты проклят, Юра! - закричала Жаннет, взбежав по лестнице, приставленной к кораблю.
   - В чем, дело? - не понял Шус, только-только дошедший до низа лестницы.
   - Дело в том, что один мой знакомый чертов идиот дал обокрасть себя трехлетней девчонке!
   - Ей было лет семь-восемь, - попытался оправдаться Шус.
   - Да хоть сто!
   - А почему ты про это сейчас вспомнила?
   - Потому что там, кроме всего прочего, были ключи от корабля.
   - И что теперь? - не на шутку испугался Шус.
   - Ничего, - ответила Жаннет, почти падая на верхнюю ступеньку трапа, после чего дала более развернутый ответ, впрочем ничего не объяснивший Шусу. - Ждать, пока соизволит прийти Александр Скворцов.
   - А это кто?
   - Мой заместитель, у него есть запасные ключи, а придет он в лучшем случае часа через три, как и вся остальная команда.
   - А разве внутри никого нет? Ты же говорила...
   - Есть, но откуда они узнают, что здесь кто-то есть? Корабль экранирован от обычных радо волн, а бежать к ближайшему передатчику и объяснять, в чем дело, еще дольше.
   - А может, постучать, - предложил Шус, садясь рядом с ней и свесив руки между колен.
   - Не говори ерунды!
   - А-а...
   - Пожалуйста, заткнись. В конце концов, это мой корабль и я прекрасно знаю, на что он способен и как в него можно попасть.
   - Да, ты права...
   - Черт бы тебя побрал, Юра, говорю же, заткнись!
   Шус понял намек и замолчал, не суясь с дальнейшими предложениями по взлому корабля. Жаннет же положила голову ему на плечо, закрыла глаза и почти сразу тихо и равномерно засопела. Шус, оказавшийся в подобной ситуации впервые, ведь еще ни разу никто не спал у него на плече, его многочисленные братья и сестры не в счет, спать на антресолях не очень-то удобно и в любом случае это совсем другое, не смел пошевелиться, чтобы не разбудить Жаннет.
   -Боги, и что мне делать? - за неимением лучшего собеседника, он обратился к безоблачным небесам.
   Небеса, как им и положено, не ответили. Жаннет недовольно чертыхнулась сквозь сон. Он посмотрел на нее. Она поудобнее пристроилась на его плече, вдобавок обхватив за шею, лишив таким образом всякой возможности двигаться. Конечно, это приятно, но не сказать, что удобно, точнее совсем неудобно. Шус еще раз оглядел линию горизонта, посмотрел на все подымающееся вверх солнце. И куда этот треклятый огненный шар все прет и прет? Затем подтянул одной свободной рукой сумку и, произведя довольно долгую ее ревизию, на самом дне обнаружил еще одну шляпу.
   Кроме нее там был еще один набор взломщика с огромным количеством непонятных приспособлений, две куртки на меху, - она, что издевается?! - подумал Шус. Столько же пар тонких, но явно теплых и плотных носок, и сапоги на меху, в том же количестве. Шус еле удержался от того, чтобы разбудить Жаннет и вежливо поинтересоваться, - "а зачем в пятидесятиградусную жару все ЭТО?! Ты в порядке, тебе не напекло голову?" - но удержался. Во-первых, он совершенно не хотел прерывать ее сон, ведь кто знает, когда она встала, а во-вторых, она ему, в случае незапланированной побудки не только докажет, что одежда для поездки на полюс (неважно какой, северный или южный, но и тот и другой на Фальтьяре имелись, если конечно верить урокам географии, большинство которых Шус с успехом прогулял) не только необходима под палящим солнцем космодрома, но и заставит одеть последнюю.
   От нечего делать Шус почти серьезно стал раздумывать, сможет ли он расплавить дверь. Но пришел к выводу, что не то что у него, даже у его учителя, если не сил, то упрямства не хватит, чтобы проделать дырку в корпусе корабля, выдерживающего проход через атмосферу на совершенно безумных скоростях. Намного легче телепортироваться. Фамбер, как и все выпускники факультета практического использования магии, умел делать это, но только на не очень большие расстояния, в пределах одного города, например, и мог переносить только себя. К слову, зачет, да еще с высшим балом, на экзамене был гарантирован за телепортацию на сто десять метров. К тому же, когда Жаннет проснется и обнаружит дырку вместо двери своего корабля, вряд ли она будет рада.
   Шус еще раз проинспектировал содержимое ее сумки и обнаружил книжку. Толстенный такой кирпич, которым можно запросто кого-нибудь убить. Не обязательно даже забираться на высоту второго этажа, достаточно просто встать на стремянку перед предполагаемой жертвой книгопечатанья.
   Он довольно долго рассматривал свою находку, он еще ни разу не видел, чтобы кто-нибудь в этом мире читал книгу. Правда, когда они сидели подвальчике, в котором кроме "Кавказского шашлыка по рецептам старой Земли из ягодицы барашка" подавали еще много чего "настоящего и кавказского", он заметил, что посетитель за соседним столиком читал с маленького телевизора, размером с ладонь, перелистывая странички нажатием на кнопку, но это не в счет. Это была бумажная книга! Еще одна вещь, так похожая на что-то из его мира.
   Шус заинтересованно прочитал надпись на обложке:

"Сэр Томас Меллори

роман-эпопея

Смерть Артура"

   Шус открыл книгу и углубился в чтение.

"Книга первая

ПОВЕСТЬ О КОРОЛЕ АРТУРЕ."

  
   "Случилось так во времена Утера Пендрагона, когда он был королем и
   властвовал..."
  
   За время ожидания он успел прочесть всю книгу первую и начал читать вторую, за которой, впрочем, шла книга третья, а судя по оглавлению, была и восьмая. В целом, произведение ему понравилось, хотя он никак не мог определиться, серьезная ли это летопись о давно канувших в глубины веков королях этого мира или юмористическое пародийное произведение. С одной стороны, ему раз десять приходилось пролистывать занудные описания битв великих и грозных, словно львы, рыцарей, сравнимые по занудству разве что с уроками истории. С другой стороны, между битвами рыцари и благородные девицы, другие люди, более низкого происхождения вообще практически в книге не упоминались, вели себя как клоуны из "большого Лендальского цирка магистра Сырелюн Коха", а прогрессирующего слабоумия у далеких потомков тех достославных рыцарей Шус не заметил. Единственный более-менее здравомыслящий человек был колдун Мерлин, хотя и он периодически вел себя по-идиотски. Чего только стоит одна его смерть!
   Прервало его занимательное чтение то, что команда Жаннет, точнее не вся, а человек десять пришла к своему короблю. Правда пришли они не так скоро, как надеялась Жаннет. Солнце уже перевалило через зенит и начало клониться к горизонту.
   Команда несколько замялась, обнаружив на трапе корабля капитана, спящую в объятиях подозрительного субъекта. Один из членов команды даже еще раз перечитал абракадабру из цифр и букв на его корпусе корабля. После секундной заминки один из них, вытолкнутый остальными вперед, поднялся на середину лестницы и в корректной форме, шепотом, чтобы не потревожить сон капитана поинтересовался, что здесь происходит. Шус, замявшись, не нашел ничего умнее, как сказать, что так надо. Его собеседник собрался уже вернуться к товарищам, но Шус вовремя придумал дельный вопрос и спросил, нет ли среди присутствующих Александра Скворцова или кого-нибудь другого, у кого есть ключ от корабля. Ему ответили, что нет и команда рассосалась вокруг трапа. Шус убрал книжку, решив, что читать в присутствии такого количества людей неприлично. После чего приступил к операции по пробуждению "госпожи капитана".
   Для начала он почесал ей нос, но она только недовольно заурчала. Следующим шагом он снял ее руки со своей шеи, однако это тоже не принесло успеха. Жаннет, так и не проснувшись переложила их себе под голову, то есть на плече Шуса. Команда делала вид, что вообще ничего не видит и все так и положено. Шус пробовал слегка подпрыгивать, трясти плечо, но Жаннет спала. Мучения Шуса продолжались еще примерно четверть часа, по истечении которых в полном одиночестве пришел старпом Александр Скворцов.
   Это был высокий человек лет сорока пяти, тонкий как скелет комок мышц, костей и сухожилий с почти полным отсутствием мяса, не говоря уже о жире. Шус почти сразу понял, кто это. При его появлении вся команда вскочила и чуть ли не вытянулась по стойке смирно. Остановило их только то, что они вспомнили, что они - вольные наемники на пиратском корабле, а не солдаты, которыми, впрочем, многие из команды в прошлом были. Шус, поддавшись общему рвению тоже хотел вскочить, но ему не дало это сделать тело Жаннет.
   Скворцов, в прошлом бывший капитаном военного корабля Союза, по неизвестным причинам дезертировал вместе с кораблем, после чего продал последний и почти сразу же завербовался в команду Жаннет. Он был человек весьма твердый и строгий, и на капитана, спящую на плече "соотечественника", посмотрел с немалым удивлением и неодобрением. Однако больше ничем не выразил свое отношение сложившийся ситуации и как ни в чем не бывало подошел к обмершему под его взглядом Шусу, склонился над ухом Жаннет и каменным голосом спросил:
   - Госпожа капитан, какие будут указания?
   Хотя сказал он это и негромко, во всяком случае перешептывания Шуса с Эммануэльем, так звали посланца команды, были намного громче, Жаннет проснулась как миленькая.
   - Какого... - начала она, но оглядевшись и более-менее разобравшись в ситуации, уже намного более спокойным, и несколько смущенным голосом продолжила, - откройте дверь, старпом.
   Последний, не задавая больше никаких вопросов, полез в карман и самым обычным, пусть даже и довольно сложной конфигурации ключом, открыл дверь. После чего отошел, давая возможность капитану пройти первой, что Жаннет и сделала, потащив за собой руку Шуса, за которой пришлось последовать и всем остальным составляющим последнего. Она почти бегом добралась до какой-то комнаты, всунула туда Шуса, сказала ему никуда не выходить до тех пор, пока она не придет и закрыла дверь, такую же как и в том месте, где Шус впервые очнулся на ее корабле.
   Шус оглядел комнату, вернее комнатку. В нее с трудом влезала кровать, небольшой письменный стол с таким же "телевизором", что и Рамазана, стенной шкаф с дверьми на рельсах и все. Шус пришел к выводу, что ничто не может помешать ему продолжить его интеллектуальные занятия. Не снимая ботинок, он разлегся на кровати, задрал ноги вверх и приступил к чтению.
  
   Так он провел массу времени, если верить такому точному прибору, как электронные часы, если бы Шус знал, что это такое, то больше четырех часов, по окончании которых он услышал, что в дверь кто-то поскребся. Он уже хотел ее открыть, но та и сама это сделала. На пороге стояла усталая, запыхавшаяся и почему-то весьма недовольная Жаннет.
   -А приве...
   -Какого черта ты валяешься на моей кровати да еще в ботинках?!
   -Я...
   -А ну быстро слазь! Мы и так уже почти опаздываем.
   -Куда? - поинтересовался Шус, благоразумно последовав просьбе Жаннет.
   -Три тысячи чертей! Как это куда? Ты случайно головой здесь головой о стенку не бился?
   -Нет, я читал..., - возразил Шус.
   -А по-моему ты все таки бился головой о стенку, - Жаннет придирчиво осмотрела стену около двери, - вот здесь и следы какие-то подозрительные есть.
   -Да говорю же я...
   -Ты можешь говорить и одновременно быстро передвигать ноги? - прервала его Жаннет.
   -Да.
   -Ну вот и займись этим. Пошли, мы действительно опаздываем.
   Шус хотел что-то сказать, но не успел, прогнувшись под тяжестью сумки, которую Жаннет на него повесила. Туда же он засунул книжку, которая не казалась Шусу такой тяжелой, пока он ее читал. Конечно язык тяжеловат, но это же не должно отражаться на ее весе в килограммах. Жаннет быстрым шагом вышла из комнаты, Шус поплелся за ней.
   В считанные минуты они добрались до выхода, и Жаннет хотела уже сбежать вниз по трапу, но ее окликнул голос:
   - Госпожа капитан, мне надо с вами поговорить.
   - А почему вы не могли сделать этого раньше?! - Жаннет остановилась, только добежав до конца лестницы и уже оттуда ответила своему старпому. Шус, идущий на почтительном расстоянии от Жаннет, не по какой-то особой причине, а просто потому, что последняя шла слишком быстро, а сумка была слишком тяжелая, остановился перед проемом входного люка.
   - Вы были заняты.
   - И что же вы хотите мне сказать?
   - Вы уверенны, что эта... - Скворцов замолчал, подыскивая слова, - эта авантюра, на которую вы отправляетесь, действительно необходима?
   - Да, уверена! - не задумываясь, ответила Жаннет.
   - Но вы можете погибнуть.
   - Я и так могу погибнуть почти постоянно, как и вы. как и любой человек в этой чертовой галактике.
   - Да, но опасность, которой вы себя подвергаете гораздо выше каждодневной.
   - Иногда приходится идти на риск.
   - Это из-за того молодого человека?
   - Нет.
   - Тогда из-за чего же?
   - Из-за... из-за брильянта, я же говорила на командном построении. Сейчас у нас с не так уж хорошо с деньгами, а команде, включая вас, нужно жалованье и... почему вы заставляете меня оправдываться?! Черт подери, в конце концов, кто здесь капитан - я или вы?!!
   - Вы, госпожа капитан, но все же...
   - Вот именно, капитан - я и решения принимаю тоже я. Если вы не согласны, старший помощник, товарищ Скворцов, можете взять расчет и катиться на все четыре стороны.
   - Конечно, госпожа капитан.
   - Свободны!
   Посоле этих слов Александр Скворцов развернулся на пятках и, не сказав больше ни слова, направился прочь в глубины корабля, чуть не сбив Шуса, уже собирающегося выйти наружу. Жаннет глубоко дышала, выравнивая дыхание. Он подошел к ней:
   - Жаннет, послушай, если из-за меня такие проблемы...
   - Юр, ты что, подслушивал?
   - Нет, просто слышал.
   - В любом случае, могу тебя успокоить, никаких проблем.
   - Но...
   - Я же тебе сказала, все нормально!
   - Просто я хотел...
   - Послушай, Юр, ты что решил меня сам отговорить или протянуть время, чтобы мы опоздали?
   - Нет.
   - Ну, вот и заткнись! И в любом случае у тебя ничего не получится. Даже если ты сейчас откажешься, я возьму эту суку и отправлюсь одна. В конце концов брильянт весом в 345 карат - это не шутка.
   - Я лечу.
   - Ну вот и отлично. Пошли.
  
   Солнце уже закатывалось за горизонт и подло било прямо в глаза Шусу. Уже почти выученный маршрут до поезда они прошли чуть ли не в два раза быстрее, чем раньше. Поезд тоже не заставил себя ждать. Во время поездки они не разговаривали. Вышли они намного раньше, чем в предыдущие разы. А именно на границе пустыни и поля космопорта.
   Там находилась станция, с которой поезда разъезжались в разные концы космопорта и города. Солнце уже окончательно и бесповоротно скрылось за горизонтом, а вокзал освещали огни на уличных столбах.
   Как только они сошли, Жаннет задумчиво огляделась и вдруг что-то увидев, схватила Шуса за рукав и кинулась в океан снующих туда-сюда людей.
   - И куда мы бежим?! - на ходу, перекрикивая царящий вокруг шум, спросил Шус.
   - Когда прибежим, узнаешь, - огрызнулась Жаннет.
   - А почему я не замечал всего этого в прошлые разы? - не унимался Шус.
   - Наверное потому, что глаза у тебя растут не там, где должны расти у нормальных людей! - уже начала злиться Жаннет.
   - А где они должны расти?
   - Слушай, Юр, может заткнешься?!
   - Понял, конечно!
   Сразу после этих слов они на полной скорости влетели в точно такой же поезд, что и раньше за исключением того факта, что в этот люди были запихнуты как селедки в банку. Им весьма не понравилось, что в их жестянку затолкали еще две селедки. Прямо за спиной Шуса с лязгом захлопнулась крышка жестянки, зажав солидный кусок его рубашки.
   - Уф, успели!
   - Теперь можно говорить?
   - Можно, если скажешь что-нибудь умное.
   - Тогда Жаннет, можно тебя попросить слезть с моей ноги.
   - А, конечно, прости.
   Жаннет искренне попыталась удовлетворить просьбу Шуса, но как только она начала двигаться, возмущенные селедки, то есть возмущенные пассажиры решительно пресекли это копошение в своих рядах, вжав Жаннет в Шуса и заставив ее встать и на вторую его ногу. Шуса посредством Жаннет, игравший в этом роль пассивной жертвы, вжали в дверь. Последняя жалобно затрещала, грозя вылететь за борт поезда, несшегося к этому моменту уже со скоростью... уже за полторы сотни километров и постоянно ее увеличивая.
   - Я вообще-то попросил...
   - А ты что, думаешь мне это приятно?
   Шус постарался поудобнее развернуть руку и положил ее на плечо Жаннет. Не то чтобы это было слишком удобно, но было приятно. Тут он заметил, что чья-то, по всей видимости мужская рука, легла на талию Жаннет. Вначале он решил, что кто-то просто пытается поудобнее развернуться, но рука и не думала исчезать. Жаннет же похоже не замечала этого, что и не удивительно, учитывая что было довольно мало участков поверхности тела, которых никто не касался, да и рука пока что не проявляла активности. Но освоившись, она начала медленно продвигаться вниз! Тут Шус решил, что такого допустить он не может и стал думать, что он может сделать.
   Сказать Жаннет? Нет, это никуда не годится, к тому же... нет ни в коем случае. Попытаться выкрутить ему пальцы? И это тоже не подходит, не настолько я сильный...
   Единственное, что оставалось в распоряжении Шуса, была магия.
   Он глубоко вдохнул, вспоминая что-нибудь подходящее из того, что он знал. Вначале он подумал над своим самым любимым заклинанием, огненным шаром. Их он создавал уже почти автоматически. Но поразмыслив, Шус решил, что во-первых, он запросто может обжечь Жаннет, а во-вторых, устроить пожар. И первое и второе представлялось крайне нежелательным. В конце концов он пришел к заключению, что лучшее, что он может сделать - это попытаться ударить злоумышленника электричеством. Конечно, это не шаровая молния Учителя, да и получилось это у него всего лишь однажды, да и то случайно, с халифом, но несмотря на это, он решил попробовать.
   Шус с трудом пропихнул свою руку, вторую, не ту, что лежала на плече у Жаннет, из цепких лап окружающих пассажиров и поднес к ТОЙ руке, которая уже успела добраться до бедра Жаннет. Шус поднес кончики своих пальцев к лицевой части ладони злоумышленника, закрыл глаза, сосредоточился, между его пальцами сверкнула искра, потом еще одна и еще. После чего все скопом перепрыгнули на враждебную руку. Некто глухо вскрикнул и руку поглотила толпа и из ее недр послышались какая-то не внятная фраза, похожая на: "черт бы побрал эту де... ...ву! Эта су... ... меня электрошокером ударила!" а по вагону начал медленно распространяться запах горелой кожи.
   Жаннет слегка вздрогнула:
   - Мне показалось... - произнесла она.
   - Что? - невинно спросил Шус, не убрав руку обратно.
   - Что меня ударило током.
   - Правда? Странно, я ничего не заметил.
   - А какого черта ты должен был заметить?
   - Просто... в любом случае, тебе, наверное, показалось.
   - Вот и не показалось! - Жаннет возмущенно топнула ногой прямо по пальцам Шуса. Тот сдавленно охнул, - Прости, я не хотела...
   - Ничего.
   Помолчав Шус собрался духом и решился поднять тот вопрос, который его все время тревожил, но у него не было возможности за весь этот день его начать, а сейчас она так близко. Да и время свободное вроде как есть.
   - Послушай, Жаннет, насчет вчерашнего...
   - Что насчет вчерашнего?
   - Ну, понимаешь я... то есть конечно я не хочу сказать... просто... нет конечно ты...
   - Послушай, Юр, тебе не кажется, что вагон, набитый чертовой прорвой народа не лучшее место для задушевных разговоров о межличностных отношениях?
   - Ну...
   - Если уж тебе так хочется устроить душещипательную сцену, давай устроим ее, например, после спасения твоей кузины, школьной знакомой или кто она там тебе, хорошо?!
   - А... - не нашел, что сказать Шус.
   Они помолчали еще немного.
   Жаннет опустила глаза вниз и увидела какую-то большую руку. На ней было пять черных кружочков от которых шел дымок. Эта непонятная рука сжимала нож и тянулась к сумке на плече Юры. Жаннет, в отличие от Шуса, долго не думала, она взяла эту руку своей, сжала ее так, что из нее вывалился нож, после чего согнула ее указательный палец вбок до почти перпендикулярного к естественному, положению.
   На этот раз рука исчезла намного быстрее, а из глубин толпы донеслось только поскуливание.
   Относительную тишину нарушила Жаннет.
   - Юр, я все хотела у тебя спросить. Ты не знаешь, что случилось с той мухой, вчера. В кабинете мистера Джона.
   Шус в течение нескольких долгих секунд пытался вспомнить, о чем это говорит Жаннет, а когда вспомнил, не задумываясь кинулся объяснять.
   - Да я ее, - Шус чуть не ляпнул, "да я ее просто испепелил взглядом", но вовремя, или не вовремя, остановился и неловко закончил, - она просто... в смысле, какая муха?
   - Постой, постой, что ты вначале сказал? Что ты ее...
   - Да нет, не я ее, а му-ха! Вспомнил. Да она почему-то упала на пол замертво. Кто ее, муху, знает.
   - Но ты на нее смотрел.
   - Правда? Я не заметил.
   - Зато я заметила! Может, скажешь правду.
   - Какую правду?
   - Всю! И о том, кто ты, и как ты сбежал с корабля Союза, и почему к твоей персоне проявляли такое особое внимание как солдаты Империи, так и солдаты Союза.
   - А-а... - только и смог проговорить Шус.
   До этого Жаннет без всяких вопросов проглатывала его не слишком стройную, с огромным количеством дырок и недомолвок, легенду.
   - Ну, я жду! - потребовала Жаннет, отстранившись от Шуса настолько, насколько это было возможно в толпе.
   - А почему ты вдруг стала задавать такие вопросы?
   - Потому что мы, похоже собрались лететь на планету, о которой ты знаешь меньше меня, хотя она вроде как твоя родина. Или, наоборот, ты слишком хорошо ее знаешь. Может ты шпион союза?!
   - Нет никакой я не шпион и...
   - Ну так ты ответишь?! - скорее потребовала чем спросила Жаннет.
   - Жаннет, - начал Шус старательно подбирая слова, - ты должна понять. Я тебе все объясню, но не сейчас и не здесь, а позже.
   - Чтобы ты придумал более вразумительную историю?
   - Нет. Просто тебе не кажется, что вагон, набитый чертовой прорвой народа не лучшее место для подобных разговоров?
   Жаннет уже хотела ему ответить, что, во-первых, одно дело разговоры, годящиеся для заполнения страниц кого-нибудь любовного романа или минут мыльной оперы, которые она терпеть не могла, а совсем другое - правдивый рассказ о себе, а во-вторых, плагиат чужих фраз - это просто свинство. Но пока она вбирала воздух в грудь, чтобы разразиться гневной тирадой на обе эти темы, двери вагона раскрылись, и их обоих внесло наружу людским потоком. И единственное о чем они могли думать следующие несколько минут, как не упасть, чтобы не быть раздавленными толпой.
   Шус стоял посреди огромного зала пассажирского космопорта "Атлантика11", его стены тонули вдали, внутри колыхалось людское море. Он поднялся на цыпочки, пытаясь найти взглядом Жаннет, волна людей раскидала их в разные стороны. Тут он почувствовал, что в спину ему что-то уперлось. Он обернулся, сзади стояла Жаннет.
   - Слава богам!
   - Нечего радоваться. Так ты собираешься отвечать, или надеялся, что я забыла?
   - Да, но не здесь же. Кстати, где мы?
   - Хватит заговаривать мне зубы! - Жаннет наступала на него, Шус отступал до тех пор, пока не уперся спиной в неудачно подвернувшийся столб-указатель. Как последним рубежом обороны он прикрылся сумкой. - Ну так как, будешь отвечать?
   - Я... - замялся Шус.
   - Ладно, раз решил молчать, тогда прощай! - Жаннет решительно развернулась и уже чуть не исчезла в толпе, как Шус ей крикнул:
   - Постой, я все расскажу!
   Жаннет, остановилась на полушаге, но не обернулась к Шусу.
   - Я все расскажу, - повторил последний, - прямо сейчас, я обещаю, только не уходи.
   Жаннет как бы нехотя повернулась к нему:
   - Итак, я слушаю.
   Шус глубоко вздохнул, закрыл глаза, собираясь с мыслями и после минутной паузы заговорил.
   - Жаннет почти все, что я говорил тебе было правдой...
   - Что, опять будешь лгать? Ели так, то не отнимай у меня время.
   - Я говоря правду, я сказал правду, когда говорил, что сбежал с корабля Союза пролетариев, победив, не знаю убив ли троих солдат...
   - Ты говорил, что восьмерых.
   - Я немного приврал, к тому же у меня в глазах двоилось.
   - Тогда уж четверилось.
   - Неважно. И сказал правду о том, что до этого был на корабле Великой островной империи. Единственное в чем я солгал, так это в том, как я оказался там.
   Шус опять замолчал, стараясь подобрать как можно более убедительные слова.
   - Ну и в чем же ты СОЛГАЛ? Я тебя очень внимательно слушаю.
   - Жаннет, ты наверное мне не поверишь, но клянусь тебе, это правда. Я пришелец из...
   - Чего?!!! Знаешь, ты не очень то похож на чертового щуплого большеглазого инопланетянина с серой кожей!
   - Не понимаю, о чем ты, и не перебивай. Я пришелец из другого мира, параллельной вселенной, альтернативной реальности или как вы это здесь называете, если вообще как-то называете. Я не знаю, как я попал сюда, просто я прошел через дверь в своем мире и оказался на корабле "королева Виктория". И еще меня зовут не Юрий Калинин, а Шусандрикс, точнее просто Шус.
   Шус глубоко выдохнул, готовый получить затрещину, после которой никогда больше не увидит Жаннет. Он даже закрыл глаза и сжался, но вместо вышеописанных репрессий он услышал какие-то странные булькающие звуки, исходившие, похоже, от Жаннет. Он открыл глаза. Жаннет громко смеялась, или рыдала, хотя первое вероятнее, но закрыв лицо руками.
   - Ты чего?
   - Ничего, - сквозь смех, или все-таки слезы ответила Жаннет, - это просто небольшая истерика. Только, пожалуйста, не говори, что ты из какой-нибудь магической школы.
   - Не из школы, - почему-то обиделся за свое учебное заведение Шус, - а из Лендальского университета. Между прочим, учусь на второй ступени факультета практической магии.
   - Ладно, - отсмеявшись, сказала Жаннет, - пока что поверю.
   - Так ты не уходишь?
   - Сама себе удивляюсь. Но по крайней мере, у меня две хорошие новости и всего одна плохая. Во-первых, ты не шпион, потому что даже самый больной на голову секретный агент не придумал бы такой глупости, к тому же, не думаю, что среди этих чертовых агентов много поклонников фэнтези. Во-вторых, за тобой не будут гоняться с выпученными глазами все товарищи члены призывных комиссий. А в-третьих, плохая. ты совершенно не представляешь географию Нового Юнионбурга и нам придется покупать путеводитель. Вот только у меня еще один вопрос. Откуда ты знаешь эту горе-воровку, только не говори, что она тоже из твоей чертовой альтернативной вселенной.
   - Прости, но придется, она действительно из моего мира, сам не знаю, как она здесь оказалась.
   - Ну это уж слишком!
   Шус хотел ответить, что в самый раз, но его прервала бесхитростная мелодия из трех нот, идущих на понижение, после которых раздался электронный голос:
   - НАЧИНАЕТСЯ РЕГИСТРАЦИЯ НА РЕЙС ЦЕНТАВРА- - ПУШКИНИАДА. ПРОСИМ ПАССАЖИРОВ ПРОЙТИ НА РЕГИСТРАЦИЮ. PLEASE...
   - Три тысячи чертей, я думала, что у нас времени в обрез, а регистрация только началась?! - вопросила Жаннет у потолка, теряющегося в неопределенной дали рассеянной иллюминации, - пошли, Юр или как там тебя.
   После этих слов Жаннет прошла мимо Шуса, тот последовал за ней. Он совершенно не понимал, как она ориентируется в этом скопище людей. Минут через пять они добрались конца какой-то очереди. Вернее цепочки очередей. Они были разрезаны причудливым лабиринтом из столбиков, соединенных веревочками, заставлявшими каждого человека петлять вправо-влево, направляясь к цели. Проход через "лабиринт" занял около получаса, по истечении которых они наконец-то добрались желанной цели - окошка, за которым сидела довольно миленькая девушка лет двадцати пяти в форменном синем пиджаке, белой блузке и форменном же синим бантом на голове.
   -Здравствуйте, пожалуйста, дайте ваши документы, - попросила она.
   Жаннет полезла в сумку, висевшую на плече Шуса, и после довольно долгих и изматывающих поисков, в течении которых перерыла всю сумку, достала и просунула в окошко две книжечки-паспорта с символикой Союза. Девушка приняла их, просмотрела и начала быстро бегать пальцами по клавишам плоской печатной машинки. "Нет, все-таки жители этого мира зависимы от этих машин и, похоже, не могут без них жить", - подумал про себя Шус.
   - Вы, госпожа Анна Владимировна Ковалькова и господин Косомопионер Спратокович Ковальков, летите по рейсу Центавра--Пушкиниада вторым классом?
   - Да, ответила Жаннет на все вопросы сразу.
   - Вот ваши билеты, - девушка с другой стороны окошка положила билеты вместе с паспортами, - желаем вам приятного полета, надеемся, что вы еще воспользуетесь нашими услугами.
   После этого Жаннет , а за ней и Шус, выбрались из лабиринта веревочек и быстрым шагом отправились куда-то, Шус даже не спрашивал, куда именно. После довольно продолжительной борьбы со встречными потоками людей они наконец-то выбрались из-под крыши, Шус даже не сразу заметил, когда это произошло, стены у здания космопорта отсутствовали, были только опорные колонны и крыша.
   За границей порта плотность людей резко уменьшилось. Прямо перед выходом околачивалось огромное количество автомобилей желтого цвета, возницы которых наперебой предлагали свои услуги провоза, но Жаннет не обращала на них никакого внимания, как и на жалостливый взгляд Шуса. Когда последний стал совсем уж невыносимым и был готов прожечь дырку в спине Жаннет, на которую он был устремлен, та, не оборачиваясь заявила, - "не собираюсь я платить за то, чтобы сэкономить время, тем более, не факт, что мы сэкономим лишние десять минут! Если так устал топать ногами, плати сам. Ах, у тебя же нет денег, ну прости!". Шус не нашел, что ей ответить.
   Примерно через... через некоторое количество времени, которому Шус уже потерял счет, Жаннет остановилась и достала билеты. Они стояли посреди бетонной пустыни, по которой где-то вдалеке сновали какие-то люди, а мимо то и дело проносились автомобили желтого цвета. Освещалась она благодаря светильникам, вмонтированным в землю, точнее в бетон, что заставляло то и дело жмуриться, несмотря на то, что освещение было не слишком ярким.
   - Так и где же эта десятая взлетно-посадочная полоса? - пробормотала Жаннет.
   - Ты что, у меня спрашиваешь?
   - А ты знаешь?
   - Нет, конечно!
   - Значит не у тебя, Юр, и пожалуйста, заткнись. Я пытаюсь разобраться, в какую нам идти сторону.
   - А ты не знаешь?! - поразился Шус.
   - А откуда мне знать? - огрызнулась Жаннет, - я не так уж часто пользуюсь услугами других звездолетов.
   - Во имя всех богов, тогда какого черта ты не захотела поехать на автомобиле?! Возницы наверняка знают, где что находиться!
   - Ничего они не знают и вообще...
   - Что вообще?!
   - Заткнись, ЮР!
   После этих слов Шус затих, а Жаннет стала вдумчиво всматриваться в бетон под их ногами. Поняв, что с высоты человеческого роста почти ничего не видно, она села на корточки. Так она потратила довольно много времени и успела преодолеть, не разгибаясь, метров десять, пока наконец-то Шус не потерял последние капли терпения и спросил:
   - Жаннет, может тебе помочь?
   - Нет!
   - А что ты делаешь?
   - Пытаюсь понять, куда нам.
   - Рассматривая голую землю?
   - Во-первых, не голую землю, а во-вторых, я уже нашла, что искала, - с этими словами Жаннет встала, прогнулась назад, разгибая затекшую от такого неудобного метода передвижения спину, еще раз посмотрела на билеты и неожиданно закричала: - три тысячи чертей, мы шли почти в противоположном направлении, а до отбытия осталось... всего час?!
   Жаннет бросилась бегом мимо Шуса, и когда тот уже думал, что Жаннет по какой-то причине решила бросить его и убежать на другой конец планеты, она схватила его за воротник рубашки, с силой дернула и почти поволочила его за собой. Так продолжалось несколько минут, пока Шус не вырвался у нее из рук:
   - Я и сам могу идти! - закричал он.
   - А нам нужно не идти, а бежать! Не болтай, не сбивай дыхание.
   - Но...
   - Я сказала ЗАТКНИСЬ! Если мы будем идти, мы опоздаем.
  
   Шус никогда не имел в списке своих увлечений утренею пробежку вокруг территории университета. Да и вообще не очень-то любил бег на длинные дистанции. А жизнь в основном предоставляла ему шансы испробовать себя в спринтерском беге. Например, побег из темницы дворца в Келхар-Тал-Эш-Нале. Но Жаннет то и дело подгоняла его, используя свои организаторские способности, то ли благоприобретенные на ее корабле, то ли врожденные. Самым лесным обращением в свой адрес, которое Шус выслушивал, когда отставал от Жаннет, было "никчемная, бесхребетная салага". При этом Жаннет умудрялась обходиться без матерщины и сохранять рамки цензурной лексики. Попутно она обещала, что должно открыться второе дыхание.
   Они остановились, только когда влетели по трапу в звездолет, сметя с пути хлипкий шлагбаум и остановившись, врезавшись в двухметрового во всех трех плоскостях дядьку в форме голубого цвета.
   - А-фу,а-фу, а-фу! Простите, это рейс Центавра--Пушкиниада? - задыхаясь, спросила Жаннет.
   - Да, и что?! - голосом, достойным оперного певца, спросил толстяк.
   - Во-вот наши билеты! - Жаннет сунула ему в нос две, уже порядком замызганных, так как она все время держала их в руках, бумажки. Толстяк с нескрываемым пренебрежением изучил их, после чего потребовал:
   - Документы!
   Жаннет проделала с паспортами то же, что и с билетами, толстяк обошелся с ними так же.
   - Вообще-то, вы опоздали на сорок секунд, и я собирался закрыть шлюз, но вам это прощается, а теперь катитесь на ваши места.
   - Просите, а с кем я разговариваю? - спросила Жаннет.
   - Я капитан этого корабля, Игорь Геннадьевич Иванов.
   - У вас что, недокомплектация персонала? - невинно спросил Шус?
   Капитан смерил Шуса презрительным взглядом, ничего не ответил, задрал подбородок и прошел мимо, почти вжав их обоих в стенки не такого уж узкого коридора, поправляя штаны, на которые ткани пошло не намного меньше, а может даже и больше, чем на паруса какого-нибудь древнего корабля.
   Поняв, что они больше некому не нужны, Жаннет и Шус отправились искать свои места. Пользуясь указателями, прикрепленными к стенам они отправились в отсек корабля, в котором находились каюты второго класса. В коридоре, который, если верить тому, что было написано на указателях, а эти надписи довольно часто несут совершенно неправедную информацию, находился на третьей палубе и должен был привести их прямиком во второй класс, их застал механический голос из громкоговорителей:
   - ДО ВЗЛЕТА ОСТАЛОСЬ ТРИДЦАТЬ СЕКУНД, ПОЖАЛУЙСТА, СЯДЬТЕ В РАЗГРУЗОЧНЫЕ КРЕСЛА И ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ. НАЧИНАЮ ОТСЧЕТ: ТРИДЦАТЬ, ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ, ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ...
   - Вот черт! - выругалась Жаннет.
   - В чем дело? - поинтересовался Шус.
   - Не успеем. Ладно, надо найти какое-нибудь место покомфортнее. - Жаннет тут же прибавила шагу и начала рассматривать стены коридора. В это время голос продолжал:
   -...ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ...
   - И все таки в чем же дело?! - не унимался Шус.
   - Дело в том, что при взлете, как и при посадке очень здорово трясет и резко меняется сила тяжести, из-за чего пассажиров мутит, а с непривычки можно избавиться от своего обеда. Ну где же...
   -...ДЕВЯТНАДЦАТЬ...
   - Вот здесь сойдет, если я ничего не перепутала, - с этими словами Жаннет уселась в угол, в небольшом тамбуре, которым заканчивался коридор, - что ты стоишь, чертов идиот, или хочешь украсить стены этого корабля своими мозгами, размазанными ровным слоем?
   Шус совершенно этого не хотел и поэтому уселся во второй угол вдоль той же стенки, что и Жаннет.
   -...ПЯТНАДЦАТЬ...
   - Не туда, дурень, хотя, кто его знает. Ладно оставайся.
   - Я не понимаю, почему на твоем корабле не трясло?
   - Не сравнивай мой распрекрасный корабль с этой чертовой консервной банкой! Этой развалюхе давно нужно было отправиться на металлолом.
   -...ДЕСЯТЬ...
   - И ты купила билеты на эту посудину, раз все так плохо?! - поразился Шус ее пренебрежением к собственной жизни, да и своей тоже.
   - Других туда, куда нам нужно, не летает.
   -...ДЕВЯТЬ...
   - А что с нами будет через девять секунд? - поинтересовался Шус.
   -...ВОСЕМЬ...
   - Ты испытаешь на себе силу трех-четырех G, другими словами твой вес увеличится в три-четыре раза.
   -...ПЯТЬ...
   - Все же даже это посудина посовершеннее первых ракет, еще на старой Земле. Я читала, что перегрузки в первых ракетах доходили до 20 G и выше.
   -...ЧЕТЫРЕ...
   - Постараюсь радоваться.
   - А теперь заткнись и вдохни побольше воздуха. Сейчас тебе будет не до этого. И схватись за что-нибудь.
   -...ТРИ...
   - Зачем?
   -...ДВА...
   - Просто сделай, что сказано и не задавай лишних вопросов!
   -...ОДИН...
   - Ну и? - подождав еще секунды три, спросил Шус так и не почувствовавший трехкратный вес своего тела.
   - Подожди, не сразу же, - выругала Жаннет Шуса за нетерпеливость.
   Сразу же после ее слов пол слегка дернулся и сразу же после стенки, пол и потолок пошли мелкой дрожью, а Шус почувствовал, что он, как минимум, подменил Атланта в его нелегком труде, пусть даже он и не знал, кто это такой. К тому же на него навалилась сумка, ставшая тяжелее, по ощущениям Шуса, не на четыре, а на тысячи своих весов.
   Этот ужас продолжался минут пять, которые вполне могли сойти за вечность. Впрочем, поскольку Шуса нельзя было назвать совсем уж новичком в подобном времяпрепровождении, его желудок не избавился от содержимого, даже кровь из носа не пошла, как это случилось в спасательной шлюпке N 314. Вдруг учетверенный вес исчез так же неожиданно, как и появился. Вернее вес вообще исчез и Шус, отпустивший трубу, за которую он хоть и взялся по примеру Жаннет, но за время перегрузок отпустил, взлетел над полом.
   - Идиот, я же сказала тебе за что-нибудь схватиться, - спокойным голосом констатировала Жаннет.
   -Зачем? - спросил Шус, летавший сантиметрах в двадцати над полом лицом вниз, - мне и так хо...
   Договорить он не смог, ни с того ни с сего его тело опять обрело вес и он как рыба об лед, когда ее добивает любитель зимней рыбалки, шмякнулся об металлический пол.
   - Ты хотел сказать хорошо? - спросила Жаннет, вставая на ноги и отряхиваясь.
   - Нет, я хотел сказать очень плохо и больно, - возразил Шус.
   - Радуйся, что система искусственной гравитации на этих кораблях тоже не высшего качества, так что ты не так уж сильно и ударился.
   - Тебе легко говорить, - огрызнулся Шус, отлепляя лицо от пола.
   - Ладно, пошли искать нашу каюту. Пока они не запустили гипердвигатель. До этого еще около получаса.
   После слов Жаннет голос из громкоговорителей сообщил:
   - КОРАБЛЬ УСПЕШНО ВЫШЕЛ НА НИЗКУЮ ОРБИТУ. ЗА БОРТОМ 0 ГРАДУСОВ ПО КЕЛЬВИНУ ИЛИ -273 ПО ЦЕЛЬСИЮ. УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ, МОЖЕТЕ ОТСТЕГНУТЬ РЕМНИ И ПОКИНУТЬ РАЗГРУЗОЧНЫЕ КРЕСЛА.
   - Вот и наша каюта! - обрадовано провозгласила Жаннет, рассматривая табличку, украшающую металлическую дверь, - если верить инструкции, нужно засунуть билеты в эти две прорези. Тогда система соединится с компьютером корабля и, в случае совпадения уникального кода, загорится зеленая лампочка и дверь откроется. Ненавижу эти компьютерные системы.
   - Надеюсь, нам не придется вскрывать и эту дверь.
   - Если ты не будешь мешаться под ногами, то нет.
   Проделав изложенную на обратной стороне билетов операцию и дождавшись того счастливого момента, когда загорится зеленая лампочка, по-видимому, связь с главным компьютером была крайне сложной, Жаннет открыла дверь.
   Каюта вмещала в себя две высокие конструкции, отдаленно напоминающие стулья, повторяющие контуры человеческого тела, стоящие у одной из стен, это были те самые антиперегрузочные кресла; две односпальные кровати, находящиеся одна над другой, видимо проектировщик кабин второго класса этого корабля очень беспокоился об экономии места; маленький столик у противоположной от антиперегрузочных кресел стенки с двумя стульями, намертво приваренными к полу, как и сам стол. Кроме того в углу находилась дверь, ведущая, по-видимому, в сан.узел. Свет шел прямо из потолка, вернее из полупрозрачных пластин, прикрывающих его источник.
   Шус облегченно шмякнул сумкой об пол и уселся за столик на довольно неудобный и жесткий, но все-таки стул, мгновенно расслабившись и растекшись по нему. Вообще, после почти бесконечной беготни и толкотни, затянувшихся почти на четыре часа, на такие вещи, как жесткость стульев перестаешь обращать внимание. Жаннет же, осмотрев все это великолепие, не торопилась заходить внутрь, что вызвало неподдельный, хотя и слегка усталый интерес Шуса, который он, впрочем не успел облечь в слова.
   - Ты остаешься? - поинтересовалась Жаннет.
   - А что, нам еще куда-то надо идти? - обречено уточнил Шус.
   - Да нет, если ты не хочешь есть...
   - Есть? - повторил Шус. Он хотя и вспоминал об этом несколько раз за этот день, но, к несчастью, это происходило в совершенно неподходящее время.
   Нельзя сказать, что с утра у него не было и маковой росинки во рту, в каюте Жаннет он нашел нечто полумумифицированное и полусъеденное. Шус искренне надеялся, что ела это нечто Жаннет. Вредоносных грызунов Шус на корабле не видел, но кто может поручиться, что этих вечных спутников человека там нет.
   - Ну, если ты не хочешь... - Жаннет уже начала закрывать дверь, но Шус опрометью кинулся в полураскрытый проем.
   - Можешь не сомневаться, хочу.
   - Да вижу я.
   - Послушай, Жаннет, а где ты надеешься этим заняться? - поинтересовался он у Жаннет, запирающей дверь непонятно откуда взявшимся ключом,.
   - В корабельном кафе, разумеется. Прости, я забыла, что у вас это называется общественная столовая, - ответила Жаннет, справившись со своим нелегким трудом и направляющиеся вдоль по коридору.
   - У кого это у нас? - почти обиженно с вызовом спросил Шус.
   - У товарищей граждан Единого союза пролетариев, естественно.
   - Я же тебе говорил, там в космопорте, что я...
   - Да, да помню, что ты пришелец из другого мира. Знаешь, пока ты не представишь мне весомые доказательства, я тебе не поверю!
   - Это какие такие весомые доказательства?
   - Да какие хочешь, главное, чтобы они были убедительные.
   Вдруг пол слегка тряхнуло, впрочем этого хватило для того, чтобы едва не повалить на пол Шуса. Жаннет лишь отступила назад, выдавая привычку бывалого космического волка. У Шуса засвербило в носу и зачесались кончики пальцев на ногах. Жаннет, не дожидаясь вопроса пояснила:
   - Наконец-то, врубили гипердвижок. Я думала, что будет хуже.
   - Жаннет, -произнес Шус после минутного перерыва, - а как ты собираешься найти в эту столовую?
   - Пользуясь планом, - поучительно ответила Жаннет, помахав перед носом Шуса свернутой несколько раз бумажкой, - стенд с ними стоял у самого входа, ты не заметил?.
   Так, пользуясь планом, после довольно длительного похода по коридорам, проходам, галереям и лифтам, они добрались до довольно обширного зала с потолком раза в два выше чем в остальных виденных ими помещениях, то есть метров пять-шесть. В зале ровными рядами, разграниченными столь же ровными проходами, стояли столы с приваренными к ним и к полу скамейками. В почти необозримой дали виднелся застекленный прилавок. Люди в зале катастрофически отсутствовали, видно у пассажиров еще не проснулся аппетит и собрался проспать вместе со своими владельцами до утра, а у команды корабля были более важные дела, чем столовая для пассажиров второго и третьего класса. Жаннет и Шус пересекли зал и подошли к прилавку, удручающему своей пустотой. С его противоположной стороны тоже никого не было.
   Жаннет решительно постучала по прилавку и закричала:
   - ЭЙ! Кто-нибудь здесь есть? ТО-ВА-РИ-ЩИ, пожалуйста, обслужите двух страждущих пассажиров этого корабля!
   - Ты что так орешь? - аж подпрыгнул Шус.
   - Не мешай. Если не орать и не требовать, то в этой чудесной стране, на территории которой мы находимся ничего не добиться, потому что... впрочем это слишком долго объяснять, к тому же ты должен знать это гораздо лучше меня.
   - Я же тебе говорю...
   - АУ!! ЛЮ-ЮДИИ! Откликнитесь!!!
   Шус, предоставив Жаннет возможность продемонстрировать свои познания в обычаях его мнимой родины от нечего делать принялся изучать меню, стоящее сверху прилавка.
   Первые блюда: суп "Добронравный", суп "Красная долина", суп "Белая смерть".
   Вторые блюда. Котлета "Аппетит Вождя". Отбивная говядина. Запеканка "Обед Гагарина". Гарниры: вермишель "Красные кущи".
   Холодные блюда: Салат "пролетарий" (с курицей). Салат "Космодесантник на посту" (финики, виноград и капуста жареная).
   Бутерброды: "Бутерброд двадцатого века", бутерброд "Радость", бутерброд "Смерть врагам галактического пролетариата".
   Напитки: Кофейный напиток (зерновой, с ароматом натурального кофе), Чай индийский, Компот "Золотой колхоз".
   Список нельзя было назвать длинным. По правде говоря это было самое короткое меню, которое Шус видел за всю свою жизнь. Не поверив, он даже перевернул его, но обратная сторона была девственно чиста. В это время Жаннет продолжала орать и требовать.
   - Здесь что, все вымерли?! Или...
   Откуда-то из-за двери, которая находилась почти сразу же за прилавком, донеслись устрашающие звуки, которые говорили как минимум о попадании в корабль шального метеорита, продырявившего его насквозь. А через пару минут появился и сам метеорит собственной персоной.
   Да, он, точнее она, мог запросто пробить корабль. Женщина, лет сорока пяти, габаритами по всем параметрам превосходящая небольшого бегемота, страшный сон дон Жуана, ужас столовой этого корабля. Она была одета в халат, размерами затмевающий даже штаны капитана и поварской колпак, а в руке сжимала вилку, с насаженой на нее котлетой:
   - Ну, что ты орешь?! - после этого вопроса она неповторимо цыкнула зубом так, что Шус невольно шагнул за спину Жаннет.
   Последняя же не дрогнула и ответила на вопрос:
   - Наконец-то, хоть кто-то появился. - При этих словах Шус подумал, что этого человека нельзя назвать "хоть кто-то", - А я уже решила, что здесь никого нет.
- Ну, я тута, - женщина опять цыкнула и у Шуса появилось назойливое желание сбежать отсюда, - и шо теперя?
   - Гражданочка, - самым милым голосом, на который она была способна, проворковала Жаннет, - вы не могли бы дать нам что-нибудь поесть.
   - И с какой это радости! Э?
   - Мы ничего не ели с самого утра и мы вас очень просим, уважаемая.
   - Да на хрен мне твои просьбы, девочка! - буфетчица опять цыкнула, - ночь сейчас, лучше спать иди!
   - Но здесь написано, - Жаннет ткнула пальцем в табличку, свешивающуюся с потолка, - что столовая работает двадцать четыре часа.
   -Да плевала я, что где написано, - женщина грозно перегнулась через прилавок так, что ее нос чуть ли не касался носа Жаннет при этом она особо грозно цыкнула. Шус сжался в совсем уж незаметный комочек за спиной Жаннет и затрясся крупной дрожью, Жаннет же не сдвинулась с места и на этот раз.
   - Вы, может, и плевали, но мой папа, не плюет на законные установления.
   - Да плевала я..., - замялась буфетчица, подавившись непробиваемостью, наглостью и непреклонностью Жаннет, - А кто твой папаня?
   - Обычный гражданин Союза, - работает начальником в министерстве защитников народа.
   - А!... - буфетчица уставилась в глаза Жаннет, с выражением лица, какое бывает у проглотившей ядерную саранчу жабой, та не отвела взгляда. Дуэль продолжалась не больше минуты, однако Шус почувствовал, как во всем зале сгустился воздух, а на стенах и потолке появился конденсат, и закончилась безоговорочной победой Жаннет. - Ну, в смысле, я погляжу, может там что-то и осталось.
   Буфетчица развернулась и отправилась в недра кухни, которая по-видимому находилась за дверью. После того, как она исчезла, оттуда донеслись скрежет, дребезжание и грохот. Можно было подумать, что буфетчица в качестве обещанной еды решила преподнести им часть конструкции корабля. Но, несмотря на опасения, вскоре она вышла с большим подносом, на котором стояли две тарелки с чем-то не слишком-то аппетитным, две же чашки, одна с чем-то черным, вторая с прозрачной, ядовито-желтой жидкостью и четырьмя бутербродами оригинальных форм и размеров.
   - Спасибо, товарищ... - поблагодарила Жаннет, намекая тоном на, то, что буфетчица должна продолжить, назвав свое имя.
   - Просто баба Дуся, в смысле Люся.
   - Хорошо, так и скажу своему папе.
   - Да, нет, не стоит мы люди маленькие, куды нам... - стала оправдываться баба Луся, но когда Жаннет уже развернулась, чтобы уйти, окликнула ее голосом, сочившимся подозрением - а простите, гражданочка. Можно спросить?
   - Конечно, спрашивайте.
   - А почему вы путешествуете вторым классом, если ваш отец столь...достойный гражданин?
   - Вы что же, хотите обвинить моего бедного отца в том, что он берет взятки?!
   - Нет, что вы...
   - Вы что же, хотите сказать, что в нашем справедливейшем государстве посеяны корни пагубного расслоения общества?! Вот скажите, какая у вас зарплата?
   - Двести двадцать стандартных единиц...
   - А у моего отца, как у служителя народа, двести сорок! И наверное, все-таки придется рассказать о вас моему отцу.
   - Простите, я не в коем случае не хотела вас обидеть! Еще раз простите...
   - Космопионер. Пойдем! - выкрикнула командным голом Жаннет, удаляясь от прилавка быстрыми шагами.
   Шус, сразу не понявший к кому она обращается, замешкался, после чего кинулся было за Жаннет, как вдруг вспомнил про поднос, вернулся, еще раз поблагодарил буфетчицу и пошел за Жаннет. Уже отходя, он услышал, как баба Люся проворчала себе под нос что-то, из чего Шус разобрал только "проклятые шпионы".
   - Слушай, Жаннет, - начал Шус, нагоняя последнюю, уже собирающуюся сесть за один из столиков, - может пойдем в свою каюту?
   - Нет уж, не хочу я разводить свинарник в месте, в котором собираюсь жить, пусть всего лишь два дня.
   - Ну тогда хоть сядем во-он туда, - Шус показал в дальний конец зала.
   - Ты что, боишься ее?
   - Ну...да боюсь, и что?
   - Свои страхи надо подавлять! К тому же она уже ушла. - Жаннет, чтобы поставить точку в этом споре села за стол и у Шуса больше не оставалось никакого другого выбора, кроме как сесть напротив.
   - Слушай, а кто, ты сказала, твой отец?
   - А, да никто. Сказала первое, что взбрело в голову.
   - Но похоже, это подействовало.
   - Ну, не совсем первое, что взбрело в голову. Босс главной шпионской и контр- шпионской организации Единого союза пролетариев - чертова сволочь, кем бы он ни был. И товарищи наши с тобой сограждане боятся его и его шпионов до колик. Кстати, а как его фамилия? Ты ведь должен знать. Ведь по одной из моих версий, ты шпион. Да ты, ешь, ешь. Я столько сил потратила, чтобы раздобыть это.
   Шус с недоверием внимательно пригляделся к добытому. По-видимому, ему досталась котлета "Аппетит Вождя", других в меню он не обнаружил и вермишель "Красные кущи". На черную жидкость, по виду больше всего похожую на смолу пополам с дегтем, он старался даже не смотреть.
   - А может, ты первая? - почти жалобно спросил Шус.
   - Нет, жуй! Вот тебе вилка и вперед.
   - Я, что мышь лабораторная какая-нибудь?
   - Почему мышь? Ты милый, пушистый кролик.
   Шус проглотил комок, вставший у него в горле и ткнул вилкой вермишель. Он поднял вилку вместе со всей вермишелью, повторявшей по форме дно тарелки. Шус, исхитрившись, откусил часть от этого пирога. По вкусу вермишель лишь немного уступала "НЗ" в спасательной шлюпке, но в отличие от него, ее можно было жевать, хотя для того чтобы проглотить прожеванное Шусу нужно было бы быть намного более голодным.
   - Ну как? - поинтересовалась Жаннет после того как Шус с трудом освободил рот от слипшейся клейкой субстанции. Он решил, что плеваться при Жаннет будет не очень красиво и поэтому стоически проглотил ее.
   - Отвратительно, гадость, хуже этого я еще ничего не ел! Ты уверена, что нам случайно не подсунули под видом еды пару тарелок клея?
   - Значит, не советуешь есть?
   - Даже врагу бы не пожелал.
   - Тогда продолжим дегустацию, - Жаннет решительно отставила свою тарелку с тем же наполнителем в сторону. Попробуй бутерброд.
   - Опять я?!
   - Прости, товарищ, но кроме тебя некому!
   - Скажи, а какой сейчас у вас век?
   - А зачем тебе это?
   - Просто интересно.
   - Начало двадцать второго.
   - Ну тогда эти бутерброды слеплены в начале двадцатого.
   - Не отлынивай, ешь!
   Шус обречено вздохнул и взялся за бутерброд.
   На вкус он оказался намного лучше, чем на вид. В отличие от клейкой вермишели он был вполне удобоваримыми. На счастье Шуса, Жаннет, узнав, что бутерброды съедобны, не заставила его экспериментировать еще с чем-нибудь. Покончив с ними за пару минут, Шус обнаружил, что действительно проголодался, а бутерброды только раздразнили чувство голода. Жаннет заставила Шуса отнести поднос обратно, объяснив, что не вежливо будет его так бросать. Шус попытался возразить, что раз уж Жаннет назвалась дочерью такой большой шишки, это будет несколько странно, но та возразила, что вежливость никогда не помешает, к тому же зачем еще нужны слуги? Шус не нашел, что ответить и чуть ли не задохнулся от возмущения. С каких это пор его записали в разряд слуг?! И приспокойненько отправился выполнять указания.
   После того как они вернулись в свою каюту, Жаннет заявила, что пора спать и улеглась на нижнюю полку, даже не спросив мнения Шуса, который всерьез опасался сверзиться со второго этажа. После того как они улеглись и Жаннет выключила свет, Шус, после того как немного повертелся, пытаясь заснуть, заговорил:
   - Жаннет! Жаннет, ты еще не спишь? - спросил Шус, свесившись с края кровати и уставившись в темноту.
   - Твоими стараниями - нет, - раздался снизу возмущенный голос, мало того, что ты похоже прыгаешь по кровати так еще и болтать решил!
   - Раз тебе неудобно снизу - можем поменяться, - огрызнулся Шус.
   - Чего тебе? - проигнорировала вполне деловое предложение Жаннет.
   - Я никак не могу понять...
   - В этом нет ничего удивительно!
   - Не перебивай, я никак не могу понять, как мы можем путешествовать на этом корабле. В смысле, ты же говорила, что ту планету на которой мы были... Центавра? Что ее не признает ни одно правительство, а насколько я понял, этот корабль вполне легален.
   - А, вот в чем дело. Понимаешь, дело в том, что несмотря на то, что, как ты правильно сказал, ни Единый союз пролетариев, ни Великая островная империя не признают Центавру, они ее не трогают, а используют как зону взаимопроникновения шпионов, тайных переговоров и торговли. Конечно, теоретически все это должно происходить на старой Земле, и наверное происходит, но в последние годы колонии, как союзные так и имперские постепенно становятся все более и более независимыми. К тому же... впрочем это не важно. В любом случае полулегальные рейсы осуществляются.
   - Как это полулегальные?
   - Это значит, что все о них знают, но если наш корабль потерпит крушение, об это не будут трезвонить по новостям. Хотя в Союзе и об крушениях внутренних космолетов и о прочих катастрофах не слишком-то распространяются.
   - Но постой, ведь так на территорию обоих государств могут запросто проникнуть вражеские шпионы.
   - Они и так могут проникнуть, даже при полной изоляции. К тому же, если говорить о Союзе то подобная "открытость" распространяется только на Пушкиниаду. Оттуда же улететь гораздо сложнее. Тем более попасть внутрь и выбраться наружу - это совершенно разные вещи.
   - А как же мы попадем из этой Пушкино... как же мы попадем оттуда туда, куда нам нужно?
   - У меня есть свой человек на таможне Пушкиниады, впрочем так о нем может сказать почти каждый заинтересованный. Все, что нужно - это солидная стопка двойных долларов и хорошая, а следовательно, запрещенная книжка.
   - В смысле та, что я читал про короля Артура, но я не заметил в ней ничего такого опасного...
   - Я что, похожа на цензора? Откуда мне знать, чем она им не понравилась, но при прошлой встрече он заказал мне именно ее.
   - Понятно...
   - Больше нет вопросов?
   - Ну, вроде бы пока что нет...
   - Тогда заткнись и дай мне заснуть, иначе я отправлю тебя доедать те чертовы макароны.
   Шус, с ужасом вспомнив вкус вермишели "Красные кущи", мгновенно замолчал, ведь Жаннет вполне могла выполнить свою угрозу, и напрягся, чтобы заснуть. Он закрыл глаза, впрочем от этого степень освещенности не изменилась, но несмотря на все усилия, он никак не мог заснуть. Ничего помогало. Он подкладывал под голову руку, по утверждению всех поговорок и сказок - самую мягкую подушку. Он считал бараномамонтов, прыгающих через обрыв. Проклятые парнокопытные то и дело падали в него или врезались в противоположную стенку, причем почему-то с такой скоростью, что размазывались по склону, довольно быстро забрызгав воображение Шуса кровью. Он вертелся и перепробовал все положения, какие только мог. В конце концов сдавшись, Шус бессильно уставился в темноту перед глазами и сам не заметил, как заснул.
   Следующие два дня полета были довольно скучны и однообразны, большую их часть Шус читал, почти закончив всю книгу. Впрочем, когда он дошел до описания того, как сэр Галахад отправился к черту на рога за какой-то старинной чашкой, Шус сдался.
   Жаннет же целыми днями где-то пропадала, где именно, не отвечала, да и по большему счету Шусу было все равно. Он был даже рад этой передышке. Конечно, ему не терпелось спаси Втри, но он был почти уверен, что это будет сопровождаться, как минимум, беспрестанной беготней. Ранним утром третьего дня неожиданный и резкий толчок чуть не выкинул Шуса из кровати.

* * *

   Во имя всех богов, что здесь творится? - сонно пожаловался Шус, отлипая от перегородки, отделяющей кровать от остальной части каюты.
   - Мы вышли из гиперпространства, - ответил бодрый голос Жаннет.
   - Ты уже встала? - обречено осведомился Шус.
   - Да, и тебе советую сделать то же самое.
   - А в чем дело?
   - Да в принципе, ни в чем. Просто где-то через полчаса корабль войдет в атмосферу. Если хочешь повторить удовольствие, получаемое при перегрузке - вперед.
   Шус в течение нескольких долгих секунд пытался понять, что имеет в виду Жаннет, а когда понял, почти кубарем скатился с вниз с кровати и как был - в трусах и майке уселся в одно из антиперегрузочных кресел.
   - И ты собираешься так просидеть следующие полчаса? - поинтересовалась полностью одетая и готовая к трудовым подвигам на благо себя, любимой Жаннет.
   - А... да.
   - Может, все-таки оденешься?
   - Ну, в принципе можно, а та штука точно не включится раньше времени?
   - Да, наверное, тем более, нас должны предупредить. В большинстве случаев так и делают.
   - В большинстве случаев?...
   - Ну конечно, бывают разные недоразумения. В конце концов, эта развалюха никуда не годна, но... В общем, если тебе нечего делать, лучше помоги мне собраться.
   - А собственно, что...
   Только тут Шус заметил, что перед Жаннет стоит совершенно пустая сумка, его личное чистилище, а все вещи, ее заполнявшие, поразительным образом умудрились расползтись по каюте: де пары теплых сапог перекочевали к стеночке около двери, куртки и свитера поделились между кроватями Шуса и Жаннет. На корабле по необъяснимой причине было довольно прохладно, причем пик холода достигался часам к пяти утра по корабельному времени. И это притом, что за боротом был абсолютный ноль, корабль был от него герметизирован и поднятие температуры на какие-нибудь пять градусов ничего бы не изменили. Шус даже просил Жаннет воспользоваться ее самозваной властью дочки "простого гражданина Союза", но та сказала, что не стоит ею слишком уж злоупотреблять. В конце концов, если это кого-нибудь действительно достанет, он может попристальней заняться выяснением ее родственных связей. Другое дело, что волновали они кого-либо очень и очень мало, пока она не привлекает к себе особого внимания.
   Книжка про короля Артура находилась под подушкой Шуса , а еще несколько непонятных устройств обретались на столе, с приваренными к полу ножками.
   Каким-то невероятным образом получилось так, что Жаннет только стояла над сумкой и отпускала командные реплики типа "принеси сюда и положи... да нет же, чертов идиот, не так!". Шус даже не заметил, как пролетело время. Совершенно неожиданно голос вещательной системы корабля сообщил о том, что корабль входит в атмосферу планеты и капитан просит пассажиров занять антиперегрузочные кресла.
   Кресла оказались не такими удобными, как показались с первого взгляда, следовательно они были совершенно, ну то есть ни капельки не удобны. Однако тех жутких ощущений, что при взлете, Шус не испытал. В отличие от прошлого раза громкоговорители оказались намного более разговорчивыми, или в прошлый раз Шус просто этого не заметил. Они считали своим долгом оповестить пассажиров, на какой высоте над уровнем планеты, с какой скоростью и при какой температуре движется корабль. Все эти сообщения ни капельки не улучшали духовное здоровье Шуса. Он был уверен, что температура, скорость и высота неимоверно, просто немыслимо высоки и ненормальны. Однако расспрашивать Жаннет по этому поводу возможности, да и желания, у Шуса не было. К счастью, продолжалось все это не очень долго, Шусу показалось, что даже меньше, чем в прошлый раз.
   - КОРАБЛЬ УСПЕШНО ПРИЗЕМЛИЛСЯ В КОСМОПОРТЕ ОНЕГИН-7. УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ, МОЖЕТЕ ПОКИНУТЬ КРЕСЛА. ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО МИНУТ ВЫ СМОЖЕТЕ СОЙТИ С КОРАБЛЯ, - заявила система оповещения.
   - Мы на земле? - спросил Шус.
   - Нет, естественно не на Земле.
   - Я имею в виду, мы не болтаемся непонятно где, а стоим на твердой почве какой-то там планеты?
   - Наверное.
   - Это просто здорово!
   - Правда? Лично я не заметила особых изменений.
   - Ты это о чем! Стоять на твердой, никуда не летящей почве - это ведь так здорово!
   - Может, все же поумеришь свою радость и наконец-то оденешься?
   - А-а...? Ну в смысле? А-а! Прости.
   - К тому же ты стоишь не на твердой, как ты выразился, земле, а на все той же палубе космического корабля, метрах... как минимум в сотне метров над поверхностью покрытия космопорта, который, в свою очередь, находится на довольно хрупкой и поразительно тонкой по отношению к общему радиусу планеты, поверхностной оболочке. И все это вертится вокруг... не помню уж какой звезды, которая в свою очередь находится в галактике Млечный путь, которая...
   - Может, хватит... - взмолился Шус.
   Выслушивать подобные лекции, когда ты одеваешь штаны, находясь на пресловутой палубе космического корабля, не самое приятное удовольствие, кто пробовал, тот поймет. Конечно периодически, когда профессор Фамбер вспоминал о своих обязанностях официального учителя Шуса, а могло это случиться когда и где угодно, он рассказывал нечто схожее, но одно дело Учитель, а совсем другое девушка из другого мира.
   Жаннет замолчала, хоть и немного насупилась, и Шус наконец-то умудрился просунуть вторую ногу в штанину, скача на одной ноге.
  
   На пороге с ними раскланялся капитан, по совместительству привратник. Наверное слух о высокопоставленности "отца" Жаннет быстро распространился по кораблю и капитан предпочел не рисковать, проверяя, действительно ли она дочка сотрудника министерства защитников народа. После обмена с ним парой дежурных фраз Жаннет, а за ней и Шус с сумкой сошли с корабля. Прямо перед трапом, мешая остальным пассажирам и нарушая все правила техники безопасности стоял автомобиль черного цвета с плавно перетекающими одна в другую гранями, висевший сантиметрах в двадцати над землей. На последний факт Шус старательно не обращал внимания, успокаивая себя тем, что летающие повозки - это еще не самое страшное, что он здесь видел.
   - О! Это за нами, - нахально заявила Жаннет.
   - С чего это ты решила? Здесь куча людей и наверняка найдется кто-нибудь поважнее нас.
   - Во-первых, я еще до отлета послала весточку своему другу, тому чиновнику, о котором я говорила, а во-вторых, я знаю водителя.
   - В смысле, возницу?
   - И откуда ты берешь такие старомодные слова?
   - Я же тебе говорил... - начал Шус, как вдруг сам себя перебил совершенно новой фразой. - Послушай, может не будем стоять на самом проходе? Тебе не кажется, что это несколько невежливо?
   - Правда? - Жаннет посмотрела назад и увидела, что действительно, из-за спины постоянно оборачивающегося капитана то и дело выглядывают возмущенные лица пассажиров, а количество возмущенных криков растет в геометрической прогрессии. - Да, ты прав, так его и затоптать могут.
   После этих слов Жаннет слетела с лестницы, притормозив только перед автомобилем. После чего постучала по крыше автомобиля над сиденьем возницы.
   - Здравствуйте, товарищ Черный, ведь я не ошиблась! - жизнерадостным голосом приветствовала возницу Жаннет.
   Тот был одет в черный пиджак поверх белой рубашки, имел лицо, относящееся к типу срубленных природой топором, и стрижку - ежик. Похоже он был в плохом настроении после бурной вечеринки с большим количеством горячительных напитков. Он повернулся к Жаннет всем корпусом, видно какой-то болт, отвечающий за поворот головы у него сломался, и ответил:
   - Здравствуйте, госпожа капитан. Безмерно рад, что вы прилетели, - при этих словах ни малейший мускул не дрогнул на его лице, чтобы продемонстрировать его неописуемую радость по поводу созерцания Жаннет.
   - Что значит, "госпожа капитан"? Разве мы не делали поддельные паспорта для того, чтобы нас никто не узнал? - дернул Жаннет за рукав Шус, однако она, игнорируя его, ответила вознице:
   - Я тоже рада видеть тебя, Игорь. Можно садиться?
   - Конечно, госпожа капитан.
   После этих слов Жаннет открыла дверцу автомобиля и села в него. Шус, как всегда, поплелся за ней. А какой у него еще был выбор?
   Внутри автомобиль был обит какой-то кожей, а зеркальные снаружи стекла внутрь пропускали приглушенный солнечный свет. Шус даже не заметил, как они поехали, понял это только тогда, когда выглянул в окно и сразу же отвернулся, зрелище столь быстро меняющегося пейзажа все еще его нервировало.
   - Послушай, Жаннет, - произнес Шус через несколько довольно долгих минут поездки, - а кто такой этот твой хороший друг, который может присылать автомобили прямо к кораблю? Ведь, насколько я понимаю, этого делать нельзя. Ведь если бы было можно, автомобили здесь бы так и сновали.
   - Начальник всепланетного отделения министерства защитников народа. Не помню, как дословно звучит его должность.
   - Чего? Босс этой страшной организации? А может, ты на самом деле его дочь?!
   - Нет, конечно же! И я же тебе говорю, он начальник всепланетного отдела и подчиняется начальству на Эгриси, которое, в свою очередь, подчиняется кому-то на старой Земле.
   - И ты собираешься ехать к человеку, который занимается отловом разнообразных врагов народа и шпионов?
   За время их путешествия Жаннет взяла на себя труд провести для Шуса пару общеобразовательных лекций, посвященных Единому союзу пролетариев, и Шус достаточно наслушался о нем, чтобы примерно представить, что эта за защитники. Насколько он понял, что-то вроде Особого тайного отряда халифа Нуй-Ли-Фара I, только имеющего огромную власть на протяжении долгих лет. Хотя, напугав его сначала, Жаннет стала уверять, что все не так страшно. Действительно строгий контроль существует только на Эгриси, что же касается остальных планет Союза, то там дела обстоят намного лучше. Но Шуса это не особо успокоило, ведь целью их путешествия была именно Эгриси.
   - Ну да, я же сказала, что он мой друг.
   - А что касается его, - Шус мотнул головой в сторону Игоря, - он, например, не может донести на нас, чтобы выслужиться?
   - Игорь?! Да нет, за него не беспокойся, он надежен, как вся союзная военная техника!
   Метафора Жаннет для Шуса была слишком сложной и он не получил ни малейшего представления о его надежности. Судя по тем словам, которыми Жаннет удостаивала тот корабль, на котором они летели, так этот Игорь мог разболтать любую тайну первому встречному. Судя же по его лицу, можно было все-таки надеяться на сохранение тайны. Казалось, он вообще крайне редко задействовал мышцы, которые должны отвечать за произнесение членораздельных звуков.
   Сам же Игорь во время этого разговора никак на него не реагировал, даже бровью не повел.
  
   Автомобиль остановился во дворике, отгороженном от остального мира с одной стороны довольно высокой и весьма внушительной стеной, поверху которой была пропущена колючая проволока, а с трех других - домами, облицованными гранитом и создающими весьма гнетущее впечатление. Поначалу Шус даже решил, что их привезли с космодрома сразу в тюрьму, но быстро сообразил, что преступников обычно не возят на автомобилях, по крайней мере столь шикарных. К тому же Жаннет не показывала никаких признаков беспокойства, что еще раз доказывало, что беспокоиться не о чем.
   Пока Шус размышлял, он на автопилоте, настроенном на спину Жаннет, успел зайти в одну из дверей здания, подняться по какой-то лестнице и пройти по нескольким довольно-таки запутанным коридорам.
   Остановилась Жаннет перед дверью, к которой была прибита табличка "кабинет N 106. Глава Министерства Защитников Народа Единого Союза Пролетариев Пушкиниадского Отделения (ГМЗНЕСППО)".
   Шус остановился в паре шагов от Жаннет, ожидая, что же она будет делать. Однако Жаннет просто стояла. Когда уже Шус хотел спросить, в чем же дело, Игорь довольно невежливо оттеснил его к стенке, при этом он очень аккуратно обошел Жаннет, сам прижавшись к стенке. Шус уже было хотел заметить ему, что нехорошо так отталкивать людей, но, вглядевшись в недружелюбно ощетинившийся ежик на его затылке, передумал.
   В это время Игорь тихонько постучал в дверь, после чего просунул в нее свою голову. Голова провела за дверью несколько секунд, произнеся пару фраз, слова в которых не превышали пары слогов, после чего вернулась ко всему остальному телу перед дверью и обратилась к Жаннет:
   - Госпожа капитан, вы можете войти.
   Жаннет уже направилась к двери, но на самом пороге обернулась к Шусу:
   - Юр, побудешь здесь, хорошо? И постарайся, чтобы тебя хоть здесь не ограбили.
   - А что и здесь могут? - всерьез испугался Шус, покосившись на не вызывающую никакого доверия морду Игоря.
   - Да нет, это я так просто. Хотя, лучше я все-таки возьму сумку, все равно ее содержимое мне понадобиться. - С этими словами Жаннет стащила с плеча Шуса тяжеленную представительницу сумочного производства. - Да, кстати, - уже перешагнув порог, заметила Жаннет, - чтобы не было уж совсем скучно, пока ждешь, можешь поболтать с Игорем. Сказав это, Жаннет исчезла за дверью.
   "Черт", - подумал про себя Шус, облокачиваясь о стену, - "здесь даже никаких скамеек нет.
   Интересно, а как там Втри, ведь уже прошло четыре дня с тех пор, как Жаннет прочла ту статью. Газеты ведь вряд ли рассказывает о том, что произошло в тот же день, тем более о том, что произошло в другом государстве в боги знают какой чертовой тысяче километров. Так что прошло, как минимум, пол дюжины дней, а то и больше, с тех пор, как Втри украла этот брильянт. Если это она. Хотя это она, никого другого просто быть не может!"
   Шус для того, чтобы увериться, достал из кармана штанов уже порядком замызганный лист газеты со статьей, еще раз перечитал и уставился на изображение Жаннет. Поразительно, как оно до сих пор не истлело под его вдумчивыми взглядом, которым он изучал его по сотне раз на дню. Затем в голову Шуса забрели новые мысли, навеянные неодолимой скукой и угнетающей тяжестью коридора. "Интересно, а о чем говорит Жаннет с этим главой ГМЗНЕСППО?" Мысль задержалась в его голове не очень надолго и почти сразу же переместилась в ноги, потащившие все, что к ним перекреплялось, к двери.
   Но не успел Шус даже наклониться перед дверью, чтобы заглянуть в замочную скважину, перед ним, как будто бы из под земли, вырос Игорь, который вроде как куда-то ушел.
   Конечно, если бы это произошло в его родном мире, Шус удивился бы, но не более. Впрочем в этом мире у него не оставалось никакого иного выбора, кроме как сделать то же самое.
   - А-а... ну, просто, что-то спина заболела, решил размять, - стал оправдываться Шус, - я вовсе не хотел подсматривать, больно мне это надо! Зачем? Просто...
   Пыл Шуса прогорел, не получая никакого топлива в виде хоть какой-нибудь реакции водителя. Тот только поднял одну из бровей и уставился на Шуса.
   - Послушай, Игорь, - произнес Шус, после минутного перерыва, - а как ты относишься к своей работе? Как ты можешь работать в организации, которая занимается запугиванием и устрашением людей? Или тебе нравится запугивать и устрашать?
   Изгиб брови Игоря, уже почти разгладившейся за время перерыва, увеличился вдвое против прежнего.
   - Нет, я конечно понимаю, - продолжал Шус, - ты служишь своей стране и все такое, но разве ты не мог бы служить ей каким-нибудь другим способом? Например, из тебя бы вышел отличный...
   Шус задумался, кем бы мог стать Игорь с его внешностью и профессиональными навыками, кроме работника секретной службы.
   - Из тебя бы вышел превосходный преступник. Ты бы мог добиться больших успехов в этом бизнесе.
   Бровь преодолела уже как минимум половину лба и перевалила за угол в девяносто градусов, а глаз, находящийся под этой бровью, начал краснеть и слегка дрожать.
   - Вот скажи, какую ты получаешь сейчас зарплату? Неважно, не думаю, что слишком высокую. А если бы ты занялся организованной преступностью, ты бы мог заработать миллионы. Что, ты... в смысле, вы так на меня смотрите? Я вас обидел? Я не хотел, правда! Эй постойте!!
  
   Шуса спасло то, что как раз в этот момент из-за двери вышла Жаннет вместе с невысоким, уже лысеющим, упитанным человеком в черном костюме и с толстой книжкой в руках. Им предстала довольно занятная картина.
   Шус был вжат Игорем в стенку, о которую до этого облокачивался. При этом его ноги безвольно дергались, пытаясь достать пол, а рот панически глотал кислород. К счастью для Шуса, Игорь приподнял его не за горло, а упершись рукой в его грудь. Конечно, пара поломанных ребер - это плохо, на пара поломанных позвонков гораздо хуже. В доверешение картины в руке Игоря был зажат пистолет. Шус наконец-то выяснил, как называются эти штуки. Дуло пистолета замерло в паре сантиметров от лба Шуса.
   - Я...я-х-х. Я, - пытался выговорить Шус.
   - Игорь, - перебил его бесплодные попытки мягкий голос, - пожалуйста, поставь этого человека на пол и убери пистолет, если он конечно не террорист-смертник, ведь он не террорист?
   - Нет, - выдавил сквозь зубы Игорь.
   - Тогда сделай, то, что я сказал.
   - Но он!... , - Игорь замолчал, переводя дух, стараясь подобрать подходящие слова, а занимался он этим не слишком часто, так что ему пришлось трудно, - он занимался подрывной деятельностью. Распространял злокозненную пропаганду.
   - А что именно...
   - Простите, он со мной. он из моей команды, - вклинилась в разговор Жаннет. Шус, хотя и чувствовал себя не лучше выброшенного на берег кита, все-таки смог удивиться тому, что его уже завербовали в команду пиратского корабля, даже не спросив разрешения, - не думаю, что он сказал что-нибудь действительно злокозненное. Ведь так, Юр?
   - Ух-ху-у, - сдавленно промычал Шус.
   - Вот видишь, госпожа капитан говорит, что он из ее команды, - опять заговорил мужчина, стоявший рядом с Жаннет, - а значит, он не враг. Поставь пожалуйста Юрия на место и убери пистолет, товарищ.
   - К-конечно, простите. Я не знал, - сквозь зубы выдавил из себя Игорь, отпуская, Шуса, тут же сползшего по стенке, и медленно убирая пистолет обратно в кобуру где-то под пиджаком. - Простите за беспокойство.
   Последние три слова были обращены к Шусу и были произнесены с особенным гневом, впрочем Шусу, превратившемуся к этому времени почти в труп, было уже все равно.
   - Еще раз спасибо за книгу, - произнес спаситель Шуса, - я вам очень благодарен. В следующий раз вы не могли бы достать... впрочем, выберите что-нибудь на ваш вкус. Конечно, же не из того, что можно найти в ближайшем книжном магазине.
   - Конечно.
   - Но не буду вас задерживать. Ведь до отлета осталось не так уж много времени. Игорь отвезет вас.
   Шус, сквозь полузабытье слушавший этот разговор, в ужасе подумал, что если этот, непонятно почему так вспыливший Игорь, опять будет возницей, да еще и прямо сейчас, он может запросто нарочно врезаться в какой-нибудь фонарный столб, чтобы отомстить Шусу за... за что-то.
   - Простите, но мне придется отказаться. Не хочется привлекать к себе лишнее внимание, а подъехать к трапу на машине ГМЗНЕСППО - не лучший способ конспирации. Кому это лучше знать, кроме вас?
   - Ну, как хотите. И последнее. Мне интересно. Не связана ли ваша, столь неожиданная поездка, с ограблением того музея?
   - Пусть это останется моим секретом, вы ведь не против?
   - Конечно же нет. Я вообще сторонник всяческих личных секретов.
   - Странно слышать такое от вас.
   - Я же тоже человек, и мне не чуждо ничто человеческое.
   Шус, уже начавший приходить в себя, от этого слащаво-приторного обмена любезностями опять стал впадать в полузабытье, но диалог вдруг закончился. Человек с книжкой уже исчез за дверью, а Игорь быстрым шагом удалялся по коридору, решив, очевидно, что лучший способ не нарушить приказ начальства не убивать этого подлого типа - это оказаться как можно дальше от него.
   - Ну и что ты расселся? - поинтересовалась Жаннет у Шуса.
   - Просто меня пару минут назад чуть не придушили, - честно ответил Шус.
   - Всего лишь? - переспросила Жаннет, как будто бы не видевшая этого самого процесса удушения, - в любом случае, сейчас тебя никто не душит, так что пошли.
   После этих слов Жаннет демонстративно сунула Шусу сумку, развернулась и направилась назад по коридору уверенным шагом человека, четко знающего, куда он идет. У Шуса, у которого такой уверенности и в помине не было, не оставалось иного выбора, кроме как встать, взять сумку, не ставшую похоже ни на грамм легче, и поплестись за ней, несмотря на тупую боль в груди. Проанализировав свои ощущения, Шус пришел к выводу, что его ребра все же целы, но до конца он не был в этом уверен.
   - А куда мы теперь? - спросил Шус, нагнав Жаннет.
   - В космопорт.
   - А мы разве не оттуда только что приехали?
   - Оттуда, но к сожалению, мне не удастся устроить тебе обзорную экскурсию по главным достопримечательностям Гоголеграда, прости.
   - Да я особо и не... - начал было Шус, но Жаннет просто переводила дыхание и вовсе не собиралась замолкать.
   - Вместо этого мы отправимся на обзорную экскурсию по Юнионбургу.
   - Зачем?! Знаешь, конечно мне очень интересно посмотреть на город, в котором я якобы родился, но тебе не кажется, что экскурсия - это слишком?
   При словах "обзорная экскурсия" в голове Шуса мгновенно всплыли рассуждения его Учителя о туристах, как особом виде млекопитающих, отличающихся от человека маленьким объемом головного мозга и черезмерной беспечностью, а также стада этих самых существ, то и дело слоняющихся по территории университета. Словом, он совершенно не хотел становиться одним из них. Даже в другом мире.
   - А тебя что-то не устраивает? Нам помогли устроиться на туристический корабль, летящий на Эгриси. Между прочим, это чуть ли не единственный способ туда попасть. Конечно, если хочешь, можешь попробовать высадиться на ней самостоятельно, но не на моем корабле. Он мне дорог. Да и нехорошо посылать людей на верную смерть.
   - Но разве ты не приказала своей команде лететь к Эгриси?
   - Я приказала находиться неподалеку от нее для совсем уж критической ситуации, но не более того.
  
   За время их разговора Шус и Жаннет уже успели выбраться за пределы крепости и Жаннет замерла около дороги, вытянув руку и сжав кулак в знаке, который давал жизнь гладиатору в одной древней, давно исчезнувшей империи старой Земли, если Шус ничего не путал. Шус не успел спросить, что это значит, как перед Жаннет остановился автомобиль, раскрашенный в желтый цвет. Жаннет что-то обсудила с водителем, после чего открыла дверцу и села внутрь. Шус последовал за ней. Во время поездки они молчали.
   Внутри автомобиля витал какой-то едва различимый, но крайне неприятный запах, благодаря которому Шус смог испытать новые, незнакомые, насыщенные впечатления и получить полезный опыт. Поездка на автомобиле по забитой его собратьями дороге, с постоянными перекрестками и остановками на них, можно использовать как разновидность пытки. К конце концов автомобиль встал намертво, зажатый другими со всех четырех сторон.
   Точнее он не встал намертво, он двигался примерно со скоростью улитки, а это довольно быстро. Понаблюдайте как-нибудь за этими беспозвоночными. В одной стране, в этом столь парадоксальном, но бедным на чудеса мире, проводят даже гонки улиток на деньги.
   Жаннет, понявшая, что ситуация безнадежна, сунула вознице несколько бумажек, которые эти наивные люди считали деньгами, и вышла из автомобиля, несмотря на недовольное ворчание возницы.
   Шус было обрадовался, выбираясь из этого пыточного устройства, но снаружи было ненамного лучше. Нападению подверглись сразу все пять чувств: воздух над дорогой дрожал, создавая миниатюрные миражи и при вдохе обжигал легкие и гортань. Вокруг витал запах "дыма злых духов" такой же, как в том помещении, в котором оказался Шус, кода попал в этот мир. Барабанные перепонки истошно вибрировали под ударами сирен и гудков. Глаза резал все тот же дым злых духов, а кожу обжигало любое прикосновение к какой-либо поверхности.
   Пока Шус пытался оправиться переизбытка ощущений, которое показалось ему сравнимым с теми, что испытывают грешники в местном аду, пусть он представлял его еще более смутно чем средневековые схоласты, основываясь лишь на весьма вольном пересказе Жаннет, та уже успела выбраться из этого пекла на пешеходную часть.
   - Быстрей! - прикрикнула она на Шуса, остановившись на краю тротуара и состроив нетерпеливую мину.
   Через пару минут Шус присоединился к ней.
   - Что ты так долго? - недовольно спросила Жаннет, сразу же двинувшись в путь.
   - Ничего себе долго, между прочим мне пришлось несколько раз перебираться через эти штуковины, а они ведь еще и горячие!
   - Мог бы просто забраться на крышу.
   - Ага, как же, попробовал бы я забраться... А это что такое? - Шус показал пальцем на какую-то гору, закрывавшую горизонт в том направлении, в котором они шли.
   - А ты только что его заметил?
   - Кого?
   - Памятник.
   - Кому? Да еще такой огромный...
   - Ну, двое из них писатели, умерли черт знает когда, еще на старой Земле. А третий - вообще литературный персонаж, герой романа одного из этих двух писателей, все время забываю, которого.
   - А почему...
   - Почему сюда поставили эту дуру? И ты у меня это спрашиваешь? По-моему, ее вообще никуда не стоило ставить, а сразу после того как ее сделали - отправить на переплавку. Думаю, что те, кто ее ставил, решили сделать это потому, что именами этих троих названы планета, город и космопорт. Наверное, они решили, что это аллегорично.
   - Послушай, Жаннет, - начал Шус после минутной паузы, - ты ведь говорила, что обычно космопорты делают далеко от города, а здесь он подходит к космопрту почти вплотную.
   - Дело в том, что Пушкиниада была заселена одной из первых, а Гоголеград стал первым городом Пушкиниады. Тогда он назвался по-другому, да и было в нем только нынешнее здание Министерства Защитников Народа Единого Союза Пролетариев. Но город, как и космопорт росли и в конце концов стало так, как сейчас. Насколько я знаю, его хотят перенести, но у властей все никак руки не доходят. Думаю, до тех пор, пока на их головы не свалится какой-нибудь корабль, они свои головы этой проблемой не загрузят.
   - Понятно, - произнес почти ничего не понявший Шус.
  
   При ближайшем рассмотрении, примерно за полкилометра до подножия, Шус смог разглядеть трех мужчин, положивших руки друг другу на плечи. Одеты все трое были в какие-то бесформенные плащи, а на головах у них красовались огромные бочки с балконами. Лица их тоже не слишком отличались. Все трое имели по носу, паре глаз, рту и роскошной поросли на щеках, хотя некоторые различия Шус уловить смог. У правого губы были размером чуть ли не с пол лица, у левого, в дополнение к бакенбардам, была еще и маленькая бородка, а средний не имел ни первого ни второго.
  
  
   - Боги, и сколько нам еще иди?! - обратился к небу Шус, когда тень от скульптурной группы уже накрыла их.
   - Сам что ли не видишь? - Жаннет решила ответить Шусу вместо неба, которое, впрочем, не балует своих просителей ответами, так что она могла не волноваться, что заглушит его ответ.
   - Это был риторический вопрос.
   - Ну, я бы так не сказала. Риторический вопрос - это, например, "почему галактики вращаются" или "почему люди смертны", а что касается "сколько нам идти?" - тут совсем другое. Это можно легко понять благодаря наблюдениям, опыту и часам.
   - Ну да, задачи типа "Коляска ехала из пункта А в пункт Б со скоростью двадцать километров в час и проехала сорок километров. Сколько она ехала?" Я никогда их не любил, а на уроках элементарного счисления безрезультатно боролся с зевотой и треклятыми цифрами, - признался Шус.
   - Это в твоей магической школе? - рассеяно уточнила Жаннет.
   - Ни в какой не магической школе, а в Лендальском университете.
   - А зачем тебе математика, тебе ведь, небось, заклинания всякие учить надо.
   - Да, я тоже так считаю, но почему-то к моему мнению никто прислушиваться не хочет.
   - И все-таки я была права, когда назвала тебя гуманитарием.
   - Может хоть объяснишь, кем именно ты меня обзываешь? - почти обиженно попросил Шус. А кому понравится, когда тебя называют то ли каким-то животным, то ли особым, по-видимому умственно неполноценным подвидом человека?
   - Загляни как-нибудь на досуге в словарь.
   - Где я его здесь возьму?!
   - Естественно, не здесь, но как найдешь, сразу же посмотри.
  
   Так, беззлобно переругиваясь, они обогнули подножие памятника, внутри которого и находилось здание косомпорта. Внутрь Шус зашел без особого желания. Его нервировала мысль о том, что над ним находится гигантская гора металла, вес которой, по самым скромным оценкам Шуса составлял сотни тысяч, если не миллионы тонн.
   Поинтересовавшись, а сколько она, то есть скульптурная композиция весит, Шус получил весьма успокаивающий ответ.
   - Не так уж много, как может показаться, - сказала Жаннет, - в высоту она достигает, если я ничего не путаю, где-то 150 метров, а весит около 10 тысяч тон. Да вон там, около входа на стене табличка, там все и написано.
   Если верить табличке, то Жаннет слегка округлила: в высоту памятник, все-таки это был памятник, хотя как можно воздвигать памятник литературному персонажу, Шус не понимал, достигал не 150, а 148 метров, а весил всего лишь 8506 тонн, что, впрочем, не сильно успокоило Шуса. Ну не мог он уловить разницы между дестью тысячами и восемью, падающими на голову.
   Внутри оказалось не так уж много людей, как предполагал Шус, основываясь на опыте, полученном в порте "Атлантика".
   - И куда же нам теперь? - спросил у он Жаннет, - ты вроде как говорила, что мы отправимся в составе туристической группы?
   - Именно так...
   - Ну и где же...
   - Я думаю, нам сюда!
   Жаннет указала пальцем на довольно яркую группу человек в сорок. Они были обвешаны разнообразной техникой, о предназначении которой Шус не имел никого представления, были одеты в яркую, совершенно нефункциональную одежду, некоторые почему-то в зимнюю, и обладали лицами деревенских лохов, только и ждущих местного лохотрона. Определенно, это могли быть лишь туристы, во всяком случае Шус так считал, и Жаннет похоже тоже. Она быстрым шагом направилась к группе, а Шус за ней.
   В центре стада туристов стоял их вожак. Им была довольно упитанная, невысокая женщина, о возрасте которой в некоторых культурах считается неприличным говорить, то есть между тридцатью и семидесятью. Она была одета в грязно-зеленый пиджак, узкую юбку того же цвета и колготки, а в руках держала маленький красный флажок с союзной символикой.
   Жаннет подошла к ней, что-то спросила, после чего вернулась к замершему в нескольких шагах Шусу.
   - Ну и?
   - Что "ну и"?
   - Что она тебе сказала?
   - Сказала, что это действительно туристическая группа на Эгриси, а поскольку мы - последние ее члены, то сейчас мы отправляемся.
   В подтверждение слов Жаннет, экскурсовод подняла над головой флажок и закричала на весь зал:
   - Рада приветствовать вас всех в этом путешествии. Сейчас мы пойдем на корабль. Чтобы никто не потерялся, прошу вас следить за этим флажком.
   После этих слов она быстрым шагом направилась к выходу из зала. Несмотря на то, что Шус совершенно не представлял, как можно потеряться в почти абсолютно пустом зале, все же он послушно сосредоточил все свое внимание на флажке. От этого высоко интеллектуального занятия его отвлек толчок в бок:
   - Юр, или как там тебя на самом деле зовут, - прошептал голос Жаннет.
   - Что?
   - Потише. Совсем забыла тебе сказать. Неважно как тебя зовут на самом деле, но теперь мы должны обращаться друг к другу так, как написано в наших документах.
   - А-а... Жаннет, тебе не кажется, что для подобных разговоров лучше было бы выбрать более... укромное место.
   - Глупости, шумная толпа - самое лучшее место, какое только можно найти, к тому же экскурсоводиха так и трещит. Ты помнишь, как меня зовут?
   - Конечно же помню, Жаннет. Тебя зовут Жаннет.
   - Ты надо мной издеваешься или все это время только притворялся не полным кретином?
   - Прости, тебя зовут... я помню, что ты моя сестра, троюродная, вроде бы, а зовут тебя... Алина?
   - Анна Владимировна Ковалькова, идиот! А свое имя хоть помнишь?
   Шус начал натужно думать, на его лбу собралась складка, долженствующая означать, что его мозг занят упорной мыслительной деятельностью, но единственное, чего он добился - это тупая боль в правом виске, смутные воспоминания, что имя ему страшно не понравилось и жалостливый взгляд Жаннет, готовой опустить его интеллект до уровня инфузории туфельки.
   - Тебя зовут Космопионер Спартакович Ковальков. Запонил?
   - Угу.
   - Что ты так головой качаешь?! Как тебя зовут?
   - Кос-мо-пи-о-нер...
   - А полностью?
   Так, оглашая весь космопорт своими именами, они добрались до линии контроля на выходе. Спасли от подозрений их только беспечность отдыхающих и еще более громкие раскаты голоса экскурсовода.
   - Жаннет, в смысле, а-а... во имя всех богов... Анна, а откуда у тебя билеты? Мы ведь не были не в каких кассах или еще чем-то подобном? - поинтересовался Шус, когда они застряли около пропускного пункта.
   - Что? А, билеты? Я их еще в кабинете получила.
   - Я думал, что тот человек - шеф здешней разведывательной службы, а не кассир.
   - Ю..., в смысле, Шу, в смысле Космопионер, в каком веке ты живешь? Хотя, прости, я забыла, что ты из отсталого, допотопного мира, если ты не повернутый на фэнтези чудик.
   - И вовсе не отсталого, - Шус почему-то обиделся за свою родную Фальтьяру, - но все же, как?
   - Понимаешь, в век космических путешествий и развитых компьютерных технологий люди изобрели массу полезных...
   - Ваши билеты, - перебил Жаннет мужской голос.
   - Да, конечно.
   Жаннет, порывшись в сумке, висевшей на плече Шуса, сунула мужчине билеты и паспорта. Тот, со скучающим видом проглядел их и вернул владелице, обогатив двумя криво поставленными штампами. После чего попросил поставить сумку на невысокую полку с движущейся поверхностью, а Шуса и Жаннет - пройти под косяком без двери и стены.
   Когда Шус проходил под этой странной аркой, та запищала, и он уже забеспокоился, что что-то сломал, ведь у других такого не было, но на это никто не обратил внимания. Поэтому Шус решил поскорее и как можно тише смыться куда-нибудь подальше, пока поломка не обнаружилась. Но далеко он убежать не успел, Жаннет повесила на него сумку, проехавшую по полке метра три и преодолев четыре маленькие арки.
   Каким-то образом получилось так, что они были последними из всей группы и экскурсовод уже успела ускакать с флажком метров на двадцать вперед, а вся группа тащилась за ней вдрызг пьяной змеей.
  
   - И на этом мы полетим?! - с ужасом поинтересовалась непонятно у кого Жаннет примерно через полчаса пешей прогулки, уставившись на почти миниатюрный, по сравнению с виденными Шусом раньше, корабль.
   В длину, насколько Шус мог судить, он был примерно как четыре руфухиди, в остальном же почти ничем не отличался от всех остальных кораблей, которые видел Шус: такой же огурцеподобной формы, такой же обгорелый и с точно таким же трапом.
   - А тебе что-то не нравится? По-моему вполне нормальный корабль. Разве что немного меньше твоего... - решил озвучить свои наблюдения в словесную форму, Шус.
   - ДА, НЕ НРА-ВИТ-СЯ, черт меня побери! Ты посмотри на его двигатели, они же развалятся от одного прикосновения!
   Шус бы с радостью посмотрел на эти разваливающиеся двигатели, если бы знал, куда смотреть, а спросить он не мог, Жаннет слова вставить в разговор не давала.
   -А главное, что меня не устраивает - это его размер, да, именно он! Это вообще не корабль, а спасательная шлюпка какая-то. Нас что, заставят сидеть на трубах в машинном отсеке? Там же кроме машинного отсека ничего и не влезет!! К тому же...
   - Жаннет, мы полетим?
   -...это. Что?
   - Я спрашиваю, мы полетим или как? А то все остальные уже зашли, а экскурсовод стоит наверху трапа и машет нам рукой, вот, посмотри.
   - Чтоб я села в такую развалюху? Да пошли.
   Пока Шус, думал над речью для реабилитации "такой развалюхи", Жаннет уже успела взлететь по трапу до самого входного люка.
   "И когда она только успела", - подумал про себя Шус, подымаясь наверх, по довольно длинному и крутому трапу.
  
   Когда Жаннет говорила о том, что им придется сидеть в машинном отделении, она оказалась не так уж далека от истины. Преодолев коротенький коридорчик, они оказались в довольно большей, но все-таки не дотягивающей до звания зала, комнате. В ней рядами стояли разгрузочные кресла, разделенные узкими проходами через каждые три штуки.
   - Черт, неужели все настолько плохо?! - вопросила у потолка Жаннет.
   - Почему, -ответил Шус, - ты говорила, что нам придется сидеть на полу, а здесь вполне нормальные кресла.
   - Нормальные? Посмотрю, что ты будешь говорить через день.
   - Согласен, посмотрим. Вполне возможно, что это путешествие я запишу в свой список самых ужасных воспоминаний, но давай отложим это до завтра, а сейчас просто не будем стоять на проходе, он и так не слишком широкий. Где наши места?
   Их места находились в самом дальнем конце салона в углу. Справа от места Жаннет уже сидела женщина лет шестидесяти. К несчастью, она оказалась глухой на одно ухо, правда Шус так и не понял, на какое именно, поскольку Жаннет в течение нескольких минут кричала поочередно в каждое из них, пытаясь донести не такую уж сложную мысль: "не могли бы вы, пожалуйста, встать, товарищ. А то проход слишком узкий, а отдавливать вам ноги мне почему-то не хочется".
   В конце концов Жаннет добилась успеха, причем это случилось тогда, когда система оповещения объявила, что звездолет готовится к взлету, хотя при этом Жаннет сама с трудом слышала свой голос.
   Еще через несколько минут мрачные предсказания Жаннет наконец-то реализовалась. Шус, который считал, что получил некоторый опыт полетов, отметил, что взлет на этом корабле оказался не намного лучше прошлого взлета, и это при том, что тогда взлет застал их вжавшимися в стенку, а здесь они сидели в креслах.
   Следующие часов двадцать в памяти Шуса слиплись в один занудный кошмар.
   Во-первых, сидеть в разгрузочных креслах даже в течение часа оказалось крайне неудобно. Во-вторых, в салоне было очень душно. В отравленном кислородной недостаточностью мозгу Шуса даже проскользнула паникерская мысль: "А не задохнемся ли мы все здесь?" Однако он гнал ее как можно дальше. В-третьих, их кормили. На вкус еда показалась Шусу ничем не лучше, хотя скорее хуже того злополучного НЗ в спасательной шлюпке. Ну а в-четвертых, их соседка оказалась невероятно болтливой, что в комплекте с избирательной глухотой делало ее просто монстром . Правда от этого больше страдала Жаннет. За время полета она успела раз пять прослушать всю родословную Маргариты Ильиничны, начиная с революции еще на строй Земле, цель поездки Маргариты и ее очень ценное и сугубо объективное мнение о всех вопросах, волнующих человечество в двадцать втором веке.

* * *

   Как они сели, Шус даже не заметил. Нет, посадка была не лучше взлета, просто он провалился в забытье еще до этого прекрасного события. Разбудил его тычок в бок.
   - Просыпайся!
   - А...
   - Черт, тебя подери! Просыпайся, тебе говорят!
   - Что? Где я?! Кто... - Шус с трудом разлепил глаза. Весь обзор заслоняло счастливое лицо Жаннет.
   "Во имя всех богов, как она может радоваться здесь хоть чему-то, тем более в такую рань", - подумал Шус про себя, но высказываться на эту тему не стал.
   - Мы прилетели и, несмотря на мои опасения, сели без каких-либо происшествий.
   - А ты что, всерьез опасалась, что что-то случится? - еще сонно спросил Шус.
   - Если бы я всерьез опасалась этого, я бы не полетела, но такая опасность была, хотя бы потому, что на капитанском мостике сидела не я.
   Жаннет встала, доставая сумку с полки над креслами и Шус получил возможность лицезреть что-то еще, кроме ее лица.
   Почти все места были уже пусты. Всем не терпелось выбраться из затхлой "консервной банки", как Жаннет называла этот корабль, следствием чего стала толкучка в дверях и коридоре.
   - Ю... в смысле, Космопинер, переодевайся! - приказала Жаннет Шусу, сняв сумку.
   - Переодеваться? Зачем, во что?
   - В ту одежду, которую я запасливо купила еще на Эгриси.
   - Ты имеешь в виду те теплые куртки и зимние сапоги?
   - Да, именно их.
   - Но зачем?
   - Похоже, сон дурно влияет на твои умственные способности, - философски заметила Жаннет. - Скажи, зачем нужны теплые вещи?
   - Э...Чтобы носить их, когда холодно?
   - Правильно! Молодец! А если я говорю, что нужно их надеть, что это значит?
   - Это значит, что там, куда мы пойдем, холодно?
   - Именно так. Знаешь, я просто поражена твоей догадливостью. Так ты будешь одеваться или нет? Если не хочешь, дело твое. Все равно вещи нести тебе, в сумке или на себе, как тебе больше нравится, - произнесла Жаннет, натягивая на ногу сапог с меховыми внутренностями.
   Шус, посмотрев на ее решительный вид, подумал, что все-таки лучше последовать ее примеру. Однако подумать - не одно и то же, что сделать. Проблемы начались с того момента, как он попытался встать. За двадцать часов, проведенных в сидячем состоянии, его тело не просто закостенело, произошел процесс диффузии с разгрузочным креслом.
   В конце концов Шус разлепил себя и кресло. Для этого, как ни странно, даже не потребовалось вырывать кусок мяса со своей... да почти со всех частей тела.
   Как-никак, разгрузочные кресла действительно идеально повторяли форму человеческого тела, а уникальный материал изменялся в соответствии с формами каждого отдельного человека. Ведь все разгрузочные кресла в Едином Союзе Пролетариев производили военные предприятия, а с чем никак нельзя было поспорить, так это с качеством военной продукции Союза. Наконец Шус оделся и, вслед за так и рвущейся в бой Жаннет, пошел к выходу. Очередь уже успела куда-то исчезнуть.
  
   Снаружи, несмотря на неизвестно откуда взявшуюся уверенность Шуса, в том, что сейчас утро, солнце уже клонилось к закату, если конечно на этой планете солнце не подымается с запада, то есть, если планета крутится вокруг своего солнца не в том направлении, к которому привык Шус. Небо было чистейшим, а воздух прозрачным. Линия горизонта переходила в такую же, как и на Центавре, и на Пушкиниде каменную пустыню. Небольшая толпа пассажиров, называемая страшными словами "Туристическая группа", в которую Шус попал, совершенно не понимал как это случилось, сгрудилась внизу трапа вокруг своего поводыря с красным флажком.
   Что касается меховой одежды, Шус престал жалеть о ней уже через несколько секунд, когда ледяной ветер обдал его холодом, пробирающим до селезенок, печенок и всей остальной требухи.
   Жаннет уже успела сбежать вниз, а Шус только-только приготовился спрашивать: "И что дальше?" Пока он спускался, руководитель туристической группы начала перекличку. Когда очередь дошла до него, Шус замешкался на несколько секунд, но довольно быстро сориентировался и подтвердил, что Ковальков Космопионер здесь. После переклички обнаружилось, что никто не потерялся, что было бы странно, учитывая, что вставать разрешалось только в туалет. Конечно была мизерная возможность, что зловредные враги Союза кого-нибудь похитят через сан. узел, но вероятность этого была крайне мала.
   - Э-э... Анна, а куда мы идем? - спросил Шус минут через пять пешего хода по морозной пустыне космодрома вместе с остальной группой.
   - Какого черта? Откуда я знаю, Космо... пионер. Если интересно, спроси у экскурсовода или, для разнообразия, подумай своей головой.
   - Да я все время думаю! По-твоему просто выживать в чужой вселенной?
   - По-моему ты совсем не думаешь, болван! Что ты так орешь?
   На самом деле Шус не так уж сильно орал, во всяком случае перекричать экскурсовода было невозможно. И о чем можно рассказывать, шагая по космопорту, о химическом составе бетона, который пошел на ее покрытие? Впрочем, даже если бы Шус начел сыпать магическими терминами и непонятными географическими названиями, на него просто посмотрели бы как на повернутого на какой-нибудь книжке или фильме. Вот если бы он начал сыпать огненными шарами, тогда на него бы посмотрели по-другому.
   - Слушай, Юр, в смысле.... Ну, ты понял, - обратилась к нему Жаннет еще через несколько минут.
   - Что?
   - Я подумала, что твое имя совершенно не выговариваемое. Тебе нужно придумать какую-нибудь кличку.
   "Еще чего не хватало", - подумал про себя Шус, а вслух сказал:
   - А кто это имя выбрал, ты не забыла?
   - Сам виноват. Ну так что?
   - Я что ли должен сам придумывать себе кличку?
   - А кто же еще?
   - Мое имя меня вполне устраивает.
   -Ну, как хочешь... - Жаннет задумалась на пару минут, Шус даже решил, что Жаннет решила распрощаться с этой идей, но он горько ошибался, - как тебе Гипв.
   - Это что, какое-то особо извращенное ругательство?
   - Нет, это сокращение от Гость Из Параллельной Вселенной.
   - Ты это прямо сейчас придумала?
   - Ну да.
   - Не пойдет, я не буду откликаться на это. Звучит, как кличка пса какого-то.
   - Не нравится, сам придумывай, - Жаннет выпятила нижнюю губу и нахмурила брови, всеми силами пытаясь показать, что ее смертельно оскорбили.
   - Может, Космо, по-моему вполне логично сокращать имя, да и к тому же... - Шуса перебил смех Жаннет, который на пару секунд даже смог немного заглушить голос экскурсовода и заставил обернуться назад добрую половину группы.
   - Ты чего?
   - Ничего, - Жаннет прервала себя еще одним раскатом смеха, - Просто... раскат повторился, - просто так звали героя одного сериала и актер, который его играл, был ужасно на тебя похож, а я все пыталась вспомнить, кого ты мне напоминаешь!
   - Можешь помедленнее и человеческим языком? - взмолился Шус, но Жаннет пропустила это мимо ушей.
   - Этот сериал крутили по одному из центральных каналов, когда я еще была маленькой. Не понимаю, как я могла такое смотреть? Его звали Космо - космический ммальчик, а каждая серия начиналась с того, что голос за кадром убийственно серьезным голосом говорил: "Космический мальчик спасет мир!!!". Ты точно не он? Хотя этого не может быть. Этот сериал был древним еще до моего рождения, так что тебе тогда должно было бы быть не меньше шестидесяти.
   - Жаннет, в смысле Анна, я совершенно ничего не понимаю! О чем ты говоришь?
- Неважно. В любом случае, это плохо звучит. Уж лучше Пион.
   "Разве Пион звучит лучше?" - вопросил Шус небеса, однако озвучивать свой вопрос не решился, мало ли что она еще придумает. Он ее знает.
   Поскольку Шус больше ничего не сказал, а молчание, как известно - знак согласия, похоже теперь Шуса будут именовать Пион, что его совсем не радовало. Какого черта он должен называться в честь какого-то там цветка? Тем более, что вроде бы в какой-то далекой стране в его мире так называли крестьян и всякий сброд. Конечно, он тоже родился крестьянином и вовсе не пропитался презрением к классу, из которого вышел, но все-таки... Какого черта?
  
   Неожиданно для Шуса пред ними выросла огромная стена из стекла и бетона. Не то чтобы она выпрыгнула из-под земли, но Шус не уловил того момента, когда она было точкой на горизонте, а затем стала расти. Он соизволил ее заметить только после того, как стена закрыла ему весь обзор.
   За стеной, как Шус и заподозрил, обнаружив стену, оказалось еще одно здание космопорта. Внутри обнаружился очередной огромный зал, в центре которого сворачивался кольцами гигантский червяк очереди. Ее нос упирался в такие же как и Пушкиниаде ворота.
   - И все же, зачем нужны эти штуковины? - спросил скорее у себя, чем у кого-то Шус.
   - Какие штуковины? - Жаннет решила, что ее долг узнать, о чем говорит Шус.
   - Ну те... те косяки без дверей и стен.
   - А-а, вот что ты имеешь ввиду, Пион. Эти, как ты выразился, косяки - одно из самых зловредных изобретений человека!
   - Неужели эти штуки сделаны для того, чтобы заражать всех, кто через них пройдет какой-нибудь особо гадкой хворью? Или они превращают всех, кто через них пройдет, в послушных зомби?
   - Юр, в смысле Пион, где ты таких глупостей набрался? Нет, все гораздо хуже. Это сканеры, просвечивающие человека и проверяющие, не везет ли он что-нибудь незаконное.
   - А какие вещи считаются незаконными? Надеюсь, у нас нет ничего...
   - Да почти все! Оружие, сырокопченая колбаса, соленые грибы, наркотики, книжки, спиртное... Словом, легче сказать, что можно.
   - Ну так у нас нет ничего такого?
   - Не беспокойся. Я уже была на Эгриси... Однажды.
   - Значит, не все так плохо, как ты говорила?
   - Ну, в тот раз мне пришлось со всех ног удирать отсюда. Даже не знаю, благодаря какому богу я спасалась. Во всяком случае поблагодарила всех, кого вспомнила.
   - Это обнадеживает. Надеюсь, твои боги помогут нам и в этот раз.
   Но боги пока что не помогали. Когда часа через два подошла их очередь, возникли некоторые проблемы. Нет, Жаннет не задержали как особо опасного вооруженного космического пирата, а Шуса не замели в ближайший военкомат. Просто у Жаннет отобрали ее набор взломщика. А произошло это так:
   - И что же вы так пикаете, гражданин? - спросил у Шуса явно утомленный бесчисленным потоком пассажиров человек в армейской форме цвета хаки и надписью на фуражке "Таможня Единого Союза Пролетариев планеты Эгриси".
   - Я пикаю? Я совсем не пикаю, - поняв, что обращаются к нему, произнес Шус.
   - Не пререкаться! Открывайте вашу сумку.
   Шус, решивший, что кинуть пару дюжин огненных шаров после чего попытаться скрыться - не самый рациональный вариант, покорился. Таможенник вытряхнул все содержимое сумки, после чего стал водить над ним ладонью. У Шуса даже промелькнула мысль, что он колдует. Но он уже пришел к выводу, что огненные шары, телепортация предметов и создание иллюзий считаются здесь чем-то невозможным, значит дело в другом. Когда таможенник поднял ладонь, Шус заметил, что в ней зажат какой-то круглый предмет. В тот же момент предмет запикал.
   - Так, что это у нас? - таможенник развернул черный сверток с набором всяких непонятных устройств.
   - А-а... начала Жаннет, решившая, что Шус не разберется с такой сложной задачей, как разговор с силовыми структурами. - Это мой рабочий инструмент. Я мастер компьютерной техники.
   - Разве не входите в туристическую группу?
   - Вхожу, но мало ли, что может произойти.
   - Простите, гражданочка, но придется это у вас изъять.
   - Что?! Как это изъять? По какому праву?
   - По таможенному закону. Первое. Незаконный ввоз электроники иностранных производителей. Второе. Незаконный ввоз редких металлов. Третье. Провоз незаконного груза без надлежащих документов. Мне продолжить?
   - А что, бывают документы для незаконного провоза груза? - саркастически поинтересовалась Жаннет.
   - Помолчите, гражданочка, и радуйтесь тому, что мы ограничились всего лишь изъятием незаконного груза.
   - Радоваться? Еще чего! Я буду жаловаться!!!
   - Если вы не прекратите, мне придется инкриминировать вам еще и сопротивление государственным служащим при исполнении. Следующий.
   Жаннет ничего не ответила по той простой причине, что она задохнулась от гнева. Шус потащил ее к выходу. Он решил, что лучше будет, чтобы Жаннет оказалось как можно дальше отсюда, когда нормализует дыхание. Это произошло, когда они вышли из здания космопорта на еще одну забетонированную площадку. Правда здесь вместо космических кораблей стояли странные машины, являющиеся промежуточным звеном эволюции между поездом и автомобилем. Во всяком случае именно так решил Шус.
   - Три тысячи чертей! Какого черта эти чертовы козлы отобрали мои инструменты?! Какое они имеют право?!
   - Они же сказали...
   - Да знаю, что они сказали, или ты с ними заодно?! Это каким же образом пара отмычек может повредить безопасности этой чертовой планеты?
   - Не кричи так громко, Жаннет! Тьфу! В смысле, Анна, они ведь услышат.
   - Плевать, пусть слушают!!!
   - Но ты мешаешь экскурсоводу, она что-то говорит, а ты так кричишь.
   - Плевать!
   - Анна...
   - Товарищ, не могли бы вы замолчать, вы мне мешаете, - обратилась к Жаннет экскурсовод.
   - А...простите.

***

  
  
   Следующим этапом их путешествия была довольно продолжительная тряска в том гибриде автомобиля и поезда, который, если верить Жаннет, назывался автобусом, после чего их группу выгрузили на темной улице перед огромным зданием. Где-то на уровне верхнего этажа, который терялся в дымке разнообразных газов, висела светящиеся надпись "Гостиница Вселенная", из чего Шус сделал вывод, что здесь они будут спать.
   Они зашли в гостиницу. Почти сразу им раздали ключи и отправили по номерам. У Шуса с Жаннет номер был один, что, впрочем, его уже не удивило.
   "Во имя всех богов и, что же мне делать? Ведь после той ночи..." - подумал про себя Шус, пока Жаннет возилась с дверью. Однако все разночтения по этому вопросу отпали, когда Жаннет открыла дверь в их номер.
   Он был не намного больше их каюты в которой они летели до Пушкиниады. Всю его обстановку составляли две кровати, ширина которых с трудом позволяла поместиться одному, куда там двоим, две тумбочки, стоявшие между кроватями с двумя же настольными лампочками, выключающимися посредством дерганья за давным-давно оборванные веревочки. Еще была аляповатая люстра из стекляшек, вешалка около двери и куцый кусок ковра, лежавший между окном и ближайшей к нему кроватью.
   - И что будем делать? - залившись краской, поинтересовался Шус.
   - Лично я буду спать, чем займешься ты, меня не волнует, главное, чтоб тихо. Сегодня у нас был трудный день, а то, что ты проспал большую его часть, совсем не делает его простым, только усугубляет твою вину.
   - Усугубляет? А ты меня в чем-то обвиняешь? Ай! Что ты делаешь?!!!
   - Я же тебе сказала, собираюсь ложиться спать, - Жаннет замерла, уже собравшись снять свою футболку. Шубу она одела прямо поверх нее.
   - Но... ты... собираешься здесь раздеваться?
   - А ты предлагаешь выйти на главную площадь Юнинонбурга и устроить бесплатный стриптиз для всех любопытствующих? Прости, но не получится, во-первых, сейчас очень холодно, а во-вторых, скорее всего меня задержат за нарушение общественного порядка, а это совсем не то, что нам требуется.
   - Нет, нет, что ты! Я совсем не это имел ввиду. Просто не могла бы ты меня в следующий раз предупредить.
   - Предупредить? Я подумала, что было бы довольно странно если бы ты меня стеснялся теперь, - удивленно произнесла Жаннет продолжая раздеваться.
   - Нет, я вовсе, не... - продолжал Шус, повернувшись к Жаннет затылком, - вовсе не стесняюсь, просто... я...
   - Ты так и собираешься стоять, упершись лбом в дверь? Конечно очень мило охранять мой сон от разнообразных бандитов и правительственных агентов, но не думаю, что они на нас нападут, тем более, что они запросто могут напасть на нас и через окно.
   Шус нерешительно повернул голову. Его взгляду предстала аккуратно разложенная на тумбочке одежда Жаннет и сама Жаннет, почти целиком скрытая под одеялом. Впрочем, через него угадывались весьма соблазнительные формы.
   Увидев эту картину, Шус быстро отвернулся и столь же быстро разделся, оставшись в одних трусах.
   - Юр, не мог бы ты выключить свет?
   - А...
   - Там выключатель около двери. Только не говори, что не знаешь, что такое выключатель.
   Шус знал, что такое выключатель.
   Когда оказываешься в ситуации, подобной его, ты либо быстро разбираешься в подобных элементарных вещах, либо тебе грозит немедленное вымирание. Шус прожил в это мире уже довольно долго и до сих пор не вымер, что доказывало его способность к приспособлению.
   Полежав в кровати минут пять, Шус пришел к выводу, что тьма имеет один и тот же цвет, в какую бы сторону ты ни смотрел. Поняв этот немаловажный факт, Шусу принялся размышлять дальше, и в голову ему пришла еще одна мысль, которой он решил поделиться с Жаннет.
   - Ты еще не спишь?
   - Уже нет, - недовольно пробурчала Жаннет.
   - Прости, не буду тебе мешать.
   - Уже помешал. Чего тебе? Только не говори, что разбудил меня для того, чтобы извиниться, иначе я самолично отправлю тебя прямо сейчас к в преисподнюю на самый дальний конец этой чертовой вселенной.
   - Жаннет, а как мы будем искать Втри?
   - Это ты у меня спрашиваешь?! Я думала, что уж с этим ты как-нибудь разберешься. В конце концов, она же твое кузина. К тому же... черт, все время забываю, что ты здесь впервые и о Юнионбурге знаешь даже меньше меня.
   - То есть, ты не знаешь как мы будем ее искать?
   - Да, не знаю. Юр, или как там тебя на самом деле. Может применишь какое-нибудь колдовство или что ты там изучал.
   - Я не умею. Я же говорил, что только учусь.
   - Никакого от тебя проку...
   Жаннет замолчала на несколько минут, Шус даже решил, что она заснула, руководствуясь поговоркой "утро вечера мудрее" и уже начал сам засыпать. Как вдруг Жаннет просто-таки вылетела из кровати, бросилась к своей одежде и начала одеваться.
   - В чем дело? - уже сонным голосом спросил Шус.
   - Одевайся, и побыстрее. Нам нужно кое-куда пойти!
   - А это не может подождать до утра?
   - Нет, черт меня подери!
   - А я тебе обязательно нужен?
   - Хватит косить под идиота! Если бы не был нужен, на кой черт я бы тебе говорила одеться?
   Сломленный железобетонной логикой Жаннет, Шус с неохотой протянул руку к тумбочке, пытаясь нашарить штаны, которые вроде бы туда положил. Как ни странно штаны оказались на месте.
   Несмотря на сопротивление уставшего организма, он оделся за какие-нибудь пять минут. Но Жаннет оказалась намного быстрее и все время подгоняла Шуса.
   - А куда мы идем? - спросил запыхавшийся Шус, нагнав Жаннет только на первом этаже.
   - Прямо сейчас - к кому-нибудь в этой чертовой гостинице, у кого есть компьютер с выходом в Интернет.
   - Прости, я не совсем тебя понял. Что и с выходом куда?
   - Ага, наверное, нам сюда!
   Жаннет решительно распахнула дверь с угрожающей надписью "Отделение милиции"
   - Ты куда...
   За дверью находилась небольшая комнатка, в которой сидело два весьма недружелюбных человека в одинаковой форме, играющих в карты и пускающих облака дыма, циркулирующего под потолком. На краю стола стояла штуковина с телевизором и полоской печатной машинкой, каких Шус уже много видел в этом мире. Мужчины глянули на Жаннет архинедружелюбными взглядами.
   - Мне нужен компьютер!
   От такой наглости у обоих распахнулись рты. У одного даже сигарета вывалилась изо рта и начала создавать еще одно черное пятно на столе.
   - Чего? - наконец-то выговорил один, тот, чья сигарета осталась при нем.
   - Я же говорю, мне нужен компьютер.
   Шус, решил, что сейчас как минимум полетят громы и молнии, а что вероятнее, пистолетные пули и поэтому благоразумно исчез из дверного проема и сжался в комочек, вжавшись в стену. Но почему-то этого не случилось.
   - Зачем?
   - Не ваше дело. Просто он мне нужен.
   - Пошла вон! Какого ... ты врываешься сюда и смеешь чего-то требовать, маленькая козявка! - Да кто ты такая!!!
   Шус был полностью солидарен с этим человеком. Действительно, по какому праву Жаннет сюда ворвалась? Кто она такая, не считая того, что она - капитан пиратского корабля, и должна поэтому подвергнуться немедленному аресту.
   - Имя Сергея Скворцова вам что-нибудь говорит?
   - Главы Пушкиниадского МЗНЕСППО?
   - Правильно.
   - И что с того?
   - А вот что! - Жаннет протянула все еще пребывающему в помраченном стоянии милиционеру бумажку с какими-то буквами и штампами.
   - Оказывать всяческое содействие и помощь товарищу Анне Ковальковой, предъявившей этот документ. Глава Министерства Защитников Народа Единого Союза Пролетариев Пушкиниадского Отделения (ГМЗНЕЧППО) Сергей Скворцов, - прочел милиционер вслух.
   - Понятно?!
   - А... а вы Анна Ковалькова?
   - Конечно, идиот!
   - А, ну... понимаете это не положено, - уже менее уверенным тоном начал милиционер, но под строгим взглядом Жаннет совсем скис, - конечно, если это нужно, товарищ.
   Жаннет, даже не дождавшись, пока милиционер закончит, решительно подошла к той штуке, которая оказывается называется компьютер, нажала на какую-то кнопку и уселась в кресло. Шус так и не услышавший предполагаемых выстрелов, проскользнул в комнату и как можно быстрее пробрался за спинку кресла Жаннет.
   Та нетерпеливо уставилась в телевизор, на котором появлялись какие-то слова на черном фоне, которые Шус хоть и мог прочесть, но общего смысла понять не мог. Наконец изображение в телевизоре окрасилось в нежно-голубой цвет, затем посередине экрана появился герб Единого Союза Пролетариев, а по правой стороне - какие-то маленькие картинки, с надписями под ними. Жаннет стала двигать маленькую коробочку, которая лежала на столе, по телевизору забегала маленькая стрелка. Насколько Шус понял, перемещая тот прибор в своей руке, Жаннет как-то управляет стрелкой. Она несколько раз наводила стрелку на картинки, из-за чего изображение в телевизоре менялось. Шус искренне пытался понять логику этих перемещений, но как он ни старался, у него не ничего не получилось. Как, впрочем, и у двух милиционеров, которые, как и Шус, сгрудились за спиной Жаннет. Наконец один из них не выдержал и спросил:
   - Вы, что-нибудь ищете, товар... миси... мис?
   - Какая у вас здесь самая большая газета?
   - Чего? - в один голос спросили все трое мужчин, находящихся в комнате.
   - Я спрашиваю, какая у вас здесь самая большая газета!
   - А... "Пролетарий", наверное, - после довольно долгого размышления ответил один из милиционеров.
   Получив ответ, Жаннет застучала по клавишам плоской печатной машинки. После чего опять схватилась за коробочку, управляющую стрелкой, на несколько минут уставилась в экран после чего произнесла.
   - Понятненько, проспект Ивана Иванова, 3. Юр, запомнил?
   - А, что?
   - Пошли!
   - Куда?
   Но Жаннет уже взлетела из кресла с твердым намерением исчезнуть из этой комнаты, прихватив с собой Шуса. Она схватила его за рукав рубашки и с чудовищной силой потащила за собой, оставив защитников правопорядка недоуменно чесать макушки.
   Остановилась Жаннет, только вылетев на улицу.
   - Жаннет, ты куда собралась? - отдышавшись, спросил Шус.
   - Разве ты не слышал? В редакцию "Пролетария"!
   - Зачем тебе в какую-то идиотскую газету или что это там еще?!
   - А ты подумай. Хоть иногда надо напрягать мозги.
   - Да с какой это стати я должен их напрягать?! К тому же это подождет. Как ты собираешься добраться неизвестно куда в совершенно незнакомом городе?!!
   - Ты же стоял у меня над душой у сопел в ухо, пока я лазала по Интернету? Ты что, стоял с закрытыми глазами?
   - Прости, но я абсолютно не понял, что ты там делаешь.
   Жаннет глубоко вздохнула и посмотрела на Шуса взглядом, говорящим: "ну как можно быть таким чертовым ничего не понимающим идиотом". После чего, впрочем, все-таки решила объяснить:
   - Я вызвала такси.
   - Чего?
   - Ну, такие автомобили желтого цвета с черными ромбиками, на которых ездят за деньги.
   - А эти...
   Шус решил не спрашивать, как именно она его вызвала. Во-первых, он подозревал, что скорее всего Жаннет не ответит на этот вопрос, либо рассыплется яростной тирадой, переполненной непонятными словами. Во-вторых, он сам построил пару теорий на этот счет.
   "Во имя всех богов, как же здесь холодно", - подумал про себя Шус. Он решил оглядеться. Впрочем, смотреть было особенно не на что. Фонари хоть и были, но стояли чуть ли не в полукилометре друг от друга. Под одним из них они и стояли. За спиной, на фоне почти черного неба выделялся еще более темный силуэт башни гостинцы. Лишь изредка яркими бельмами светились окна. Спереди простиралась неопределенная тьма, из которой теоретически должен был приехать автомобиль желтого цвета. Под ногами скрипел снег, по крайней мере, Шус надеялся, что это снег, а например, не крылья жуков или кости мелких животных. Но это было маловероятно, учитывая, что сверху падал именно снег. "Черт, будь проклята эта Жаннет", - начало зреть негодование в мозгу Шуса, -"конечно, здорово, что она купила теплые сапоги и куртки, но почему она забыла о шапках?! Да я бы сейчас даже от платка, пусть даже носового и использованного не отказался бы!". Шус попытался спрятать голову в воротник куртки, так же, как воробьи прячут голову в теплые перья, но у него, в отличие от воробьев, шея была подлиннее и менее гибкая.
  
   Тут слух Шуса привлек какой-то глухой удар. Он повернулся на источник звука. Над сугробом под фонарным столбом кружило облачко снежной пыли. Когда пыль улеглась, Шус с ужасом осознал, что причиной шума оказался хладный труп вороны, ну, или кого-то очень на нее похожего.
   "По-видимому бедная птица околела прямо в полете!" - заключил Шус. - "Интересно, а что понесло это глупое животное в небо в такой мороз?"
   Это происшествие оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения Шуса. Уж очень не хотелось ему разделить печальную судьбу пернатой.
   - Жаннет, а почему бы нам не подождать твоего такси внутри, а не снаружи?
   - А ты что, замерз?
   - Да я просто околел. Этот мороз скоро доберется до моего спинного мозга!
   - Раньше бы сказал, что терпел-то?
   - А ты не замерзла?!!
   - Да я как-то не заметила.
   - Да ты человек вообще?
   Жаннет уже собралась ответить этому наглецу, как вдруг их обоих привлек хруст ломающихся снежинок.
   - А вот наверное и такси! - радостно провозгласила Жаннет.
   - Надеюсь.
   Впрочем, надежды Шуса отогреться оказались напрасными. В такси было не намного теплее, чем снаружи, разве что сквозняк был поменьше и снег на голову не падал. К тому же Шуса мучило любопытство и он хотел тут же его удовлетворить, но Жаннет остановила его на полуслове. Конечно, он понимал, что вознице автомобиля совсем не обязательно знать об их планах, но ехать не только в холоде, но еще и в тишине было совсем тяжко.
  
   Поездка заняла минут десять, не больше. Таксист несся по улицам на максимальной скорости, пренебрегая светофорами.
   - Жаннет теперь можно спросить? - поинтересовался Шус, когда она расплатилась с возницей и тот укатил в неизвестном направлении.
   - Ну, спрашивай.
   - Во-первых почему ты оставила тот документ в милиции? Конечно, может ты и забыла, хотя...
   - Ничего я не забывала. Я специально его оставила.
   - Да, я так и подумал. Но вопрос в другом. Разве эта бумага не опасна для... ну, в общем, для того чиновника, у которого мы были на предыдущей планете? Ведь даже если нас не поймают, но мы что-нибудь натворим, это может серьезно повредить ему.
   - Ну, во-первых я, и надеюсь, ты, не собираюсь ничего натворить. К тому же, тот документ - фальшивка.
   - Что?!
   - То, что слышал. Мы написали его, точнее штук десять таких же, вместе с товарищем Скворцовым и вместе же специально допустили несколько грубых ошибок, которые впрочем, дилетант не заметит.
   - Но ведь все равно в этих фальшивках фигурирует его имя.
   - Ну и что. Имя его ни для кого не составляет секрета. Точнее, оно из ряда тех секретов, которые все, кому надо, знают. Так что подделать документы с его именем не составляет особого труда. К тому же, он достаточно крупный чиновник для того, чтобы не беспокоиться, что его сделают козлом отпущения и в то же время не достаточно крупный, чтобы попасть под горячую руку какой-нибудь действительно большой шишки. К тому же, как я уже сказала, мы не собираемся устраивать ничего такого, что появится в газетах или заставит почесаться секретные службы. Это все, что ты хотел спросить?
   - Не совсем.
   - Ну, выкладывай.
   - Насколько я понимаю, ты решила, что самим лучшим способом что-то сообщить человеку, с которым не можешь связаться - это размесить послание в газете, в надежде, что этот человек прочтет послание.
   - Молодец. Иногда, когда ты подумаешь и когда дело касается каких-нибудь абстрактных вещей, ты не такой уж чертов идиот, каким кажешься.
   - А-а... - Шус замолчал на полуслове, не зная, то ли злиться на очередное оскорбление, то ли благодарить за комплимент, - я только одного не понимаю. Во-первых, где гарантия, что Втри поймет послание, во-вторых, как сделать так, чтобы его поняла только она, а в-третьих, где гарантия, что она его вообще увидит.
   - Ты сказал, что не понимаешь чего-то одного, а задал целых три вопроса.
   - Прости.
   - Ничего. Итак. Что касается первого и второго - здесь я полагаюсь на тебя. Придумай
   что-нибудь. Ну а третье. Здесь мы можем надеяться только на удачу. Впрочем, постараемся увеличить шансы на успех, как только сможем. Теперь ты спросил все, что хотел?
   - А-а... ну... нет, не стоит.
   - Чего не стоит?
   - Жаннет, скажи, зачем ты все это делаешь? Зачем ты помогаешь мне?!
   - Мы же с тобой договорились. Все разговоры на душещипательные темы - после того, как все закончится.
   - Но...
   - Мне повторить?!
   - Я просто...
   - Заткнись!!! - Жаннет в течении нескольких минут восстанавливала дыхание, после чего продолжила почти спокойным, пусть и слегка обиженным голосом. - Ты был прав, когда сказал, что не стоит. Лучше бы так и молчал, чертов идиот. Ну так ты так и собираешься здесь стоять?
   - Нет. Пошли.
   Проспект Ивана Иванова почти ничем не отличался от той улицы, на которой они ждали такси. Такой же заметенный снегом, такой же холодный и пустынный. Разве что фонарей малость побольше. Отыскать редакцию газеты тоже не составило труда. Ее окна были единственными, которые светились в это позднее время суток.
   Дверь была открыта. Сразу за ней их ждал холл - просторный, хорошо освещенный, абсолютно лишенный живых организмов, больших, чем блохи, с большой мраморной лестницей посредине. Над лестницей висела красная растяжка с метровыми белыми буквами: "Мы пишем лишь правду, во благо народа!".
   "Да уж, довольно плохое качество для газетчиков", - промелькнуло в голове Шуса.
   Жаннет решительно, широкими шагами направилась к лестнице.
   - Ты здесь уже была? - спросил Шус.
   - Нет, а почему ты так решил?
   - Ты так уверенно идешь...
   - А что, можно идти еще куда-то? Здесь никого нет, а та маленькая дверь вряд ли предназначена для посетителей.
   Шус не нашел, что возразить и перевел разговор на другую тему:
   - Да уж. Неплохое здание отхватила себе эта газета.
   - Ну, в этом нет ничего удивительного. Эта газета самая большая, а судя по тому плакату - стопроцентно государственная и идеологически правильная. Логично, что им дали не разваливающуюся хибару.
   - Конечно, но все же...
   Шус не успел закончить. Пока Шус и Жаннет производили звуковые волны, они успели добраться до второго этажа, на котором почти нос к носу столкнулись с молодым и, судя по его измученному виду, очень много работающим парнем в пиджаке и при галстуке, сбившимся набок. Жаннет взяла переговоры на себя. С налету заявив, что ей нужно поговорить с самым главным и не дав и слово вставить бедному молодому человеку, она потребовала, чтобы тот отвел их к этому самому главному. У парня просто не осталось выбора. Кабинет самого главного находился на третьем этаже. Кабинет секретаря или секретарши, Шус не успел разглядеть, Жаннет пролетела, таща за собой последнего и с разогну чуть ли не высадила дверь.
   Самый главный сидел в кожаном, крутящемся кресле, одетый точно так же, как и встреченный ими на лестнице сотрудник этого заведения, и со страдальческим выражением лица разглядывал телевизор, тот что прилагается к компьютеру, вроде бы Жаннет именно так назвала эту штуку. На вид ему было лет шестьдесят, однако складки на лбу старили его лет на двадцать, так что Шус решил, что начальнику этого заведения не больше сорока пяти.
   - Что вам... - начал он, оторвавшись от созерцания телевизора.
   "Все-таки в это мире люди, похоже, жить не могут без этих штуковин", - подумал Шус.
   Жаннет не дала хозяину кабинета договорить.
   - Мне нужно, чтобы вы внесли некоторые изменения в завтрашний выпуск вашей газеты, - прямо с порога заявила Жаннет.
   - Какие изменения?
   - Это детали. Так вы сделаете это?
   - Да... постойте. Да кто вы вообще такая и с какой это стати я должен вносить какие-то изменения... - вспомнила, кто здесь начальник, жертва незаконного вторжения.
   - Вы хотите знать, кто я такая? - повторила Жаннет, перегнувшись через стол, почти касаясь кончиком своего носа кончика носа потерпевшего.
   - Д-да, - уже намного менее уверенно ответил он, вжимаясь в спинку кресла, пытаясь отодвинуться от Жаннет как можно дальше.
   - Я Анна Владимировна Ковалькова! - тоном, предполагавшим, что это должно все объяснить, ответила Жаннет.
   - Кто?
   - Вот!
   Жаннет сунула в нос местному начальнику фальшивый документ, вытащенный откуда-то из глубин куртки. Начальник пробежался по нему взглядом, после чего прочел еще пару раз медленнее и, не найдя никакого подвоха, перевел взгляд на Жаннет.
   - А что же вам нужно?
   - Мне нужно чтобы вы разместили в вашей газете... Ю... Пион, ты уже придумал, что писать?
   - Э-э нет, - не сразу откликнулся Шус. Все-таки у него в последнее время стало слишком много имен и он не успевал привыкнуть реагировать на них.
   - Ну так думай. Итак. Я хочу, чтобы вы разместили кое-что на первой полосе завтрашнего выпуска газеты
   - На первой полосе?! Но это невозможно. Выпуск уже утвержден. Между прочим, вами же. К тому же через пол часа, максимум через час, он должен быть уже в печати!
   - Вы уверены, что это невозможно? Напомните, как вас зовут?
   - Я.. я не говорил своего имени.
   - Не беспокойтесь, для нас нет ничего сложного в том, чтобы его узнать.
   - Но... но это невозможно.
   - Вы уверены? - Жаннет совершенно непонятно откуда достала пачку прямоугольных листочков из почти не рвущейся бумаги только не зеленого цвета, как двойные доллары на -Центавре, а нежно-розового. Это и были стандартные денежные единицы Единого Союза Пролетариев.
   "Видно проблемы с каким-то определенным сортом бумаги затронули всю эту вселенную", - подумал Шус.
   - Но это правда, невозможно... - совершенно убитым голосом произнесло должностное лицо, искушаемое взяткой.
   - Что ж. Очень жаль. Раз вы так несговорчивы, мне придется отступить, - Жаннет решительно развернулась на сто восемьдесят градусов и направилась к двери, - пошли, Пион.
   Шус и не думал уходить. Во-первых, он стоял у самой двери, а Жаннет еще до нее не добралась, а во-вторых, он был уверен, что так просто она не сдастся.
   В душе или мозгу подкупаемого в этот момент происходила ожесточенная борьба. Складки на его лбу поднялись как Фалкийские горы, а взгляд метался между пачкой денег, как бы невзначай оставленной Жаннет, ее спиной и краем картины, висевшей на противоположной от него стене. Когда Жаннет собралась переступить порог, он сдался.
   - Хорошо. я внесу изменения, которые вы просите. Только ответьте мне на один вопрос. Это законно?
   - Конечно, - бессовестно соврала Жаннет, почти в то же мгновение опять оказавшись около стола. Вы приняли правильное решение, - с этими словами она положила на стол еще одну пачку денег.
   - Так что же вы хотите, чтобы я поместил на первой странице завтрашнего, точнее уже сегодняшнего номера?
   "Какой доверчивый человек, мне его жаль", - подумал Шус, - "как вообще можно поверить, что то, за что тебе предлагают гору денег - законно. Хотя это и не удивительно, учитывая, как Жаннет за него взялась. Но, наверное, зря я ему сочувствую. Либо он последний болван, раз поверил, что все в порядке, либо жаден и не может устоять перед двумя худенькими, ну не такими уж худенькими, да и количество нулей..."
   От размышлений Шуса отвлек командный окрик Жаннет:
   - Ну как, уже придумал, что писать?
   - А, еще нет.
   - Ну так думай быстрее, кретин. Хоть раз задействуй свои чертовы мозги.
   - Вообще-то я их использовал совсем недавно, на улице помнишь?
   - Так они у тебя включаются раз в сутки?!
   - Ну насколько я помню, они работают все время. Ведь именно они регулируют работу всего организма, разве не так?
   - По тебе этого не скажешь...
   Жаннет даже не глядя со всей дури стукнула пепельницей, или чем-то очень похожим на нее по руке подкупленного. Он пытался незаметно засунуть одну из пачек себе в карман.
   - Вы уже открыли файл с завтрашним выпуском? Ведь, насколько я понимаю, он у вас на компьютере? - спросила Жаннет, игнорирую жалобное поскуливание своей жертвы.
   Шус наконец-то отлепился от дверного косяка, решив, что действительно надо подумать над посланием к Втри, а для этого ему нужно было сменить обстановку. К тому же у него затекли ноги. Он обогнул стол и встал за спиной у главного газетчика.
   В телевизоре он увидел изображение листа стандартного газетного вида. Сверху большими буквами было написано название газеты, под ним тот же слоган, что и над лестницей, а дальше шла статья, повествующая о сборе урожая батата. "И это зимой?" - возник вопрос в голове Шуса.
   - А что такое батат? - решил удовлетворить свое любопытство Шус.
   - Сладкий картофель, - объяснила Жаннет.
   - Сладкий? Какой ужас.
   - Ты не картофелем восхищайся, а думай, что писать.
   - Да, конечно...
   "Думай, думай, думай!!! Черт, и что же написать так, чтобы Втри поняла, ну или хотя бы заинтересовалась?" - пока Шус произносил этот внутренний монолог, его легкие, гортань, язык и все прочие причиндалы, связанные с производством звуков, издавали нечто среднее между криком самца руфухиди в брачный период и гулом перегревшегося компьютера.
   - Ну и?! - требовательно спросила Жаннет секунд через пятнадцать.
   - Сейчас. Еще одну секунду...
   - Секунда прошла.
   - Но я...
   - Ю... в смысле Пион!
   - Сейчас, сейчас! - Шус глубоко вздохнул будто бы готовился к затяжному прыжку с парашютом и выдал: - Втри, это Шус. Да, да именно я - Шус с Фальтьяры! Твой одногруппник. Ты должна прийти на... А перед вашим музеем есть какая-нибудь площадь?
   - В смысле, перед каким музеем? - не понял газетчик, - а музеем. Да есть. Она так и называется - Музейная площадь.
   - Ладно. Ты должна прийти на площадь перед музеем. Именно тем музеем. Это вопрос жизни и смерти. Итак завтра в... в полдень перед входом в музей. Ну как?! - самодовольно спросил Шус.
   - Ужасно! - единогласно резюмировали оба присутствующих в кабинете.
   - Юр, ты не мог бы придумать, что-нибудь... более литературное? К тому же нельзя настолько прямым текстом.
   - Почему? Так она точно все поймет. А никто посторонний - ничего. И если не нравится - придумывай сама.
   - Ладно, - сдалась Жаннет, - пишите, господин начальник.
   - Что? Я не буду такое писать! - заупрямился газетчик, - да после такого бреда меня уволят. Сразу же!
   - Ну, есть вещи и похуже увольнения, - Жаннет почему-то принялась рассматривать ногти и продолжила очень милым и спокойным голосом, - Вы слышали о планете-тюрьме?
   Газетчик ничего не ответил, только проглотил комок, образовавшийся в горле, а на его лбу выступил пот. Судя по всему, он о ней слышал.
   - Хорошо, - убитым голосом наконец-то согласился он.
   Газетчик стал передвигать стрелку в телевизоре с помощью коробочки, которую двигал по столу. Он подвел стрелку под самый заголовок и начал очень медленно, одним пальцем печать на плоской печатной машинке.
   Слова через три Жаннет, стоявшая уже рядом с Шусом, не выдержала:
   - Почему вы так медленно печатаете?!
   - Вы же сами ударили меня по руке.
   - Нечего было тянуть ее, куда не следует.
   - Но ведь...- под пристальным взглядом Жаннет он совсем сник, - к тому же, это не моя работа.
   - Чертов бюрократ... быстро вылезайте из кресла!
   Газетчик не посмел возразить. Жаннет, согнавшая его с его же законного места, попросила Шуса повторить послание еще раз, печатая с той скоростью, с которой он говорил, после чего подсветила все, что напечатала и увеличила раза в четыре. Так что пара предложений заняла пол страницы. После чего еще раз припугнула газетчика, обещав, что если он изменит хоть один знак, то будет вспомнить ее, как демона.
  
   - Вернемся в гостиницу? - спросил Шус, когда они вышли на улицу.
   - Нет, что-то мне не хочется туда возвращаться.
   -Ты шутишь?! На улице градусов сто ниже нуля а ты не хочешь вернуться туда?
   - При минус ста градусах любой человек практически мгновенно умрет.
   - Не знаю, кто там умрет, но мои уши утверждают, что окружающий их воздух холоднее их, как минимум, на сто градусов.
   - Но ведь ты не труп. Температура человеческого тела примерно 36,6 градусов, но можно округлить до сорока. Так что получается, что твои уши считают, что на улице сейчас всего лишь 60 градусов ниже нуля.
   - А это что-то меняет?
   - И очень многое, черт подери!
   - Ладно. Ну и куда же ты хочешь направиться, если не в гостиницу? Или ты решила, что две ледяные скульптура украсят этот чудесный город?
   - Конечно же нет. Я предлагаю переночевать на станции метро. Там всегда тепло. К тому же, насколько я знаю, здесь метро открыто круглосуточно, а поезда не ездят ночью часа два или три.
   - Даже не хочу спрашивать, что такое метро, но почему ты не хочешь возвращаться в гостинцу?!
   - Это вызовет многие трудности. Во-первых, нас начнут спрашивать, где мы были. Во-вторых, мне совсем не хочется сталкиваться с теми охранниками. Тем более, я совершенно не в восторге от нашего экскурсовода. О, вот мы и добрались!
   Во время этого диалога они куда-то брели по занесенной снегом улице. Куда именно, Шус совершенно не представлял, и ему казалось, что сама Жаннет - тоже. Но каким-то образом они вышли на площадь, в центре которой находилось широкое приземистое круглое здание. Над его крышей висела, если Шуса не обманывало зрение, именно весела в воздухе и даже немного покачивалась вверх-вниз большая буква "М". Что бы это могло значить, Шус не мог даже представить.
  
   Ночь они провели так, как предложила Жаннет. Они спали, сидя на каменной скамейке в каком-то красивом подземном зале, до которого пришлось добираться по очень длинной лестнице. Жаннет уверяла, что лестница должна двигаться, но почему-то она этого не делала. Подземелье было теплое и его хорошо освещали, но это был его единственный плюс. Точнее у него была масса плюсов. Просто оно не было приспособлено для того, чтобы в нем кто-то спал. Несмотря на это, в нем тем же самым занимались еще человека три-четыре. По всем параметрам Шус пришел к выводу, что это были нищие. За многочисленными дверями, встроенными в стены, то и дело что-то проносилось со страшным грохотом. Периодически все двери по одной из стен разом открывались из некоторых кто-то выходил. Ко всем бедам Жаннет устроилась на плече у Шуса, что заставляло его думать совсем не о сне.
   Несмотря на все эти сложности, он заснул. Все-таки усталость, накопившаяся за этот длинный день взяла свое, хотя метро оказалось еще хуже для спанья, чем разгрузочное кресло в космолете.
  
   В прошлый раз ему ничего не приснилось. Сейчас ему приснилось что-то весьма неприятное с дыбами, большими раскаленными клещами и твердыми стульями. Интересно, что бы по этому поводу сказал профессор Фрейд, если учесть, что такой сон он увидел практически в объятиях красивой девушки.
  
   Проснулся Шус от какого-то страшного звука, похожего на рык дракона. Когда он разлепил глаза, то перед ни предстала очередная машина, которую толкал перед собой какой-то старикашка.
   Вначале Шус решил, что это особо извращенный ручной плуг, но почти сразу, и это на не проснувшуюся голову, сообразил, что пол каменный и вспахать его можно разве что метеоритом. Да и кому придет в голову бердовая мысль сажать что-либо в подземелье. Хотя в этом мире всем и все время приходят в голову бредовые мысли. Эх, как ужасно жить в мире, в котором абсолютно никто не умеет пользоваться магией. Приходиться полагаться на технику, а она все время отказывается работать. Хотя вещи, сделанные с использованьем колдовства, тоже... Но какого черта!
   От размышлений о бренности этого, да и всех остальных миров, Шуса отвлекло недовольное ворчание, донесшееся откуда-то справа. Шум от этой машины, ко всему прочему оставлявшей за собой мокрый след, разбудил Жаннет. Или это из-за того, что Шус подвигал плечом, на котором она спала? Шус не был уверен.
   "В любом случае, почему она должна спать когда я бодрствую?! Ну или, по крайней мере, пусть пользуется другой подушкой", - подумал про себя Шус и легонько ущипнул Жаннет за щеку.
   Реакция последовала тут же. Почти в тот же момент щека Шуса испытала намного менее ласковое прикосновение. Нет, Жаннет не стала бить его. Она для этого еще недостаточно проснулась. Просто ее каштановая головка нервно отпрянула прямо ему по зубам. К счастью, все зубы остались на месте.
   - Ай! Ой! - в один голос закричали оба.
   - Какого черта! Почему здесь какая-то железяка! - разразилась гневной тирадой Жаннет.
   - Прости, это были мои зубы! - кинулся извиняться Шус.
   - И что ты здесь своими зубами расшвыриваешься... Твои зубы? Я тебя не ушибла?!
   - Нет, что ты! - заверил Шус, держась за щеку, - Я сам виноват. Не надо было мне тебя щипать.
   - Чего не надо было делать?!
   - Может, заткнетесь и не будете мешать спать! Мало того, что мое место заняли, так еще и спать не дают! - заявила охрипшим голосом чья-то спина в грязной куртке. Спина лежала на газетах справа от скамейки, уткнувшись лицом в стену.
   - Ай, простите! - в один голос извинились и Шус, и Жаннет, после чего быстро ретировались со скамейки, отойдя от нее метров на двадцать.
   - Черт и почему сейчас только... шесть часов? - спросила неизвестно у кого Жаннет, - какого черта этот чертов пылесос, или что это еще за хреновина, стал здесь трещать?!
   - Я, конечно, здесь никогда не был, но думаю, что так положено. В смысле, это зачем-то нужно.
   - Я тебя, что ли, спрашивала?!
   - Нет, конечно же... Просто, если бы мы переночевали в гостинце, мы бы до сих пор еще сладко спали.
   - Нам нельзя было возвращаться в гостиницу и я тебе уже говорила, почему, а если ты не считаешь это вескими причинами, то ты просто идиот. - С этими словами из Жаннет вырвался глубокий и продолжительный зевок, что дало Шусу вставить слово, даже несколько слов:
   - Спасибо, я это знаю, мне это практически все говорят.
   - А тебе говорили, что в некоторых случая нужно просто ПРОМОЛЧАТЬ?!
   - Да.
   - Ну вот и... замолчи. Три тысячи чертей! И что мы будем делать еще шесть часов?
   - Может вначале доберемся до места встречи? Ты хоть знаешь, в какую нам строну? Где находится этот музей?
   - Наверное самым простым способом будет доехать на метро.
   - А что, это метро ездит только в одно место или туда, куда ты захочешь? И вообще, что такое это метро?
   - Подземная железная дорога, - автоматически ответила Жаннет, все ее внимание было занято разглядыванием какой-то большой полупрозрачной схемы, только что появившейся в центре зала. Она висела над полом и всегда была обращена к тебе, с какой бы стороны ты на нее ни смотрел.
   - А что такое подземная железная дорога?
   - Помнишь поезд, на котором мы ездили в порту "Атлантика"?
   - Конечно.
   - Ну так метро - это точно такой же поезд, только под землей. - Сказав это, Жаннет решительно развернулась на девяносто градусов, словно бы приняла какое-то решение, и направилась к одной из самостоятельно распахивающихся дверей.
   Найти музей оказалось не сложно. Станция метро так и называлась - "Музейная". Здесь похоже не утруждали себя излишним название - изобретательством. На то, чтобы доехать до станции, подняться под самодвижущейся лестнице, и встать посредине площади, они убили где-то около часа. В этот раз лестница действительно двигалась вполне самостоятельно, что несказанно порадовало Шуса. Во-первых, здесь пришлось бы взбираться наверх, а не спускаться вниз, а во-вторых, этот подземный зал, похоже, был еще глубже предыдущего, хотя вполне возможно, что Шусу так показалось из-за того, что лестница двигалась не очень быстро.
   - И что же мы будем делать еще... пять часов? - с кислой миной на лице спросила Жаннет, посмотрев на большие часы, показывающие цифры без циферблата, вмонтированные в середину стены музея.
   - Ну, можно сходить в этот музей. Так сказать, посмотреть на место преступления, -
   предложил Шус.
   -Во-первых, у меня нет никакого желания глазеть на чертовы достижения народного или еще какого там хозяйства Союза. Уверена, что большинство из них до ужаса занудные и до противности патриотические. А во-вторых, все приличные музеи, о которых я слышала, открываются не раньше девяти, как и все приличные заведения.
   - Я все-таки проверю.
   - Ну иди, если не лень.
   - Вот и пойду! Заодно и согреюсь.
   А идти было довольно далеко. Сказать, что музейная площадь была маленькой, было бы просто неучтиво по отношению к ее истинным размерам. В диаметре он была чуть больше километра, а поскольку она было круглой, и они стояли в центре, ему пришлось пройти ровно половину этого расстояния. Если ему не изменяли знания, полученные во время здорового сна на уроках и судорожного запоминания во время столь недавней и в то же время уже столь далекой подготовки к экзамену - подарку директора.
   Почти вся площадь была пешеходной и только по краю ее огибала проезжая часть. Шус от нечего делать посочувствовал тем возницам, которым приходится объезжать вокруг эту кучу пустого пространства, борясь с желанием сократить путь по прямой. Что же касается музея, то он не сильно уступал по размерам площади. В высоту Шус насчитал девять этажей, в ширину он огибал где-то около четверти радиуса площади, а в длину... Шус совершенно не представлял его габаритов в этом направлении, поскольку обходить музей ему не хотелось. Под гигантскими цифрами над входом находилась каменная надпись: "Воздвигнуто во имя правды и прославления великого содружества братских планет".
   Прочтя столь пафосную надпись, Шус потерял всякий интерес к музею, но поскольку он прошел уже больше половины пути, то возвращаться было как-то глупо, и он добрался до самого входа в это чудовище.
   Как и предвещала Жаннет, музей был закрыт, вот только открывался он не в девять, а в двенадцать. Боги, и почему всегда так?!
   - Ну что? - поинтересовалась Жаннет у Шуса, когда он вернулся из своего похода.
   - Музей открывается в двенадцать.
   - Понятно. И что мы будем делать? До двенадцати.
   - Не знаю... Кстати, а где та книжка? Ну, про какого-то древнего короля.
   - Артура, что ли?
   - Ну да. я ее искал в сумке, но почему-то не нашел.
   - Я ее отдала.
   -Отдала? Зачем? Кому?
   - ГМЗНЕЧППО.
   - Чего, чего? Жаннет, можно тебя попросить? Пожалуйста, ругайся на нормальном человеческом языке. Как ты вообще это выговорила?
   - Ты что, забыл? Видно, этой ночью тебе выдуло все мозги. ГМЗНЕЧППО - это Сергей Скворцов, Глава Министерства Защ...
   - Ладно, ладно, вспомнил. Ты вроде бы что-то говорила насчет того, что должна отдать ему эту книжку. Ну значит, будем просто ждать. Слушай, может пойдем к музею. Там около входа есть скамейки, они даже под крышей, а то уже снег начинает идти. К тому же, этот ветер...
   - Да ты прав.
   - Слушай, - где-то на середине их пути начал Шус, - а тебе не кажется странным, что мы побывали в стольких разных местах, а время везде одинаковое. Я, конечно, не очень хорошо в этом разбираюсь, но ведь насколько я понял, мы были на разных планетах. Они имели разные размеры и находились на разном расстоянии от своих солнц и...
   - А с чего ты решил, что время везде одинаковое?
   - Ну, просто,... к тому же здесь...
   - Здесь действительно в сутках двадцать четыре часа, как и на Старой Земле, но это, скорее, дань идиотским принципам и непонятым идеалам. На самом деле на твоей родной планете в сутках двадцать четыре с половиной часа. Из-за этого каждые два месяца добавляют еще один день. А на Центавре, наоборот, двадцать три часа. И двадцать с небольшим - тоже совсем не обязательно. Есть куча планет с гораздо более длинным или, наоборот, коротким днем. Бортовые сутки на моем корабле - ровно двадцать часов. И зачем нужно было приделывать эти четыре часа? Эти древние народы Старой Земли были совсем на голову ушибленные. Так ты этого всего не замечал?
   - Нет, - пораженно ответил Шус.
   Пока Жаннет распиналась насчет глупости вавилонских звездочетов и человеческой глупости вообще, они успел добраться до входа в музей. То место, о котором говорил Шус,
представляло из себя нечто вроде очень широкого прямоугольного портала, глубиной метров пять, так что получалась почти пещера. Посредине находилась дверь, а вдоль стен, как неотъемлемая часть всей конструкции, тянулись скамьи. Пока они шли, ветер дул им в лицо, что конечно же не радовало, зато здесь, под прикрытием дома, его почти не было. Они сели в углу, там где меньше всего дуло.
   - Черт, и почему ты сказал написать, чтобы она пришла в полдень, а не в девять, хотя бы? - обличающим голосом спросила Жаннет.
   - Этих проблем не было бы, если бы тебе не пришла идея спать, как нищие, непонятно где. У нас же есть своя теплая комната с теплыми постелями! В своей я собирался спать, как минимум, до десяти, - не менее обличающим голосом ответил Шус.
   - Три тысячи чертей! Хватит уже вспоминать об этом. У меня были на это свои основания, о которых я тебе уже не раз говорила и... и вообще, в конце концов, кто здесь капитан - я или ты?
   - Вы, госпожа капитан!
   - Ах ты так! - Жаннет вскочила с своего места и грозно возвысилась над Шусом, устремив свой пламенный взгляд прямо ему в глаза. - Да я... зачем я вообще отправилась с тобой, если ты...
   - Действительно, зачем? Я тебя об этом не просил, - не отводя взгляд, ответил Шус.
   - А... раз так... я... я сейчас развернусь и уйду! Понятно?!
   - Хорошо, иди! - бросил Шус. Когда эти слова достигли мозга Жаннет, она на несколько секунд замерла, словно ветер неожиданно превратил ее в ледяную статую, только выражение ее глаз в течение этих нескольких секунд неуловимо изменилось. После чего она быстро развернулась и направилась в белую неопределенность. В течение всех этих секунд Шус так же недвижимо сидел и смотрел на нее. Когда она развернулась, чтобы уйти, он продолжил:
   - В конце концов, ты здесь только ради этого идиотского камня. Кстати, нет никакой гарантии, что Втри придет, и вообще, что это она.
   Жаннет замерла на самом краю портала.
   - Ты... идиот! Чертов придурок. - Жаннет развернулась к Шусу и бросилась ему на грудь, - придурок ты чертов... неужели ты думал... что я... идиот!
   - А, Жаннет, ты... я, в смысле, пожалуйста, хватит... я не хотел тебя обидеть... я просто...
   Шус неловко положил руки на дрожащие плечи Жаннет. Он совершенно не представлял, что делать. В конце концов, это бы первый случай, когда на его груди кто-нибудь плакал. Или
   нет, был один случай. Сразу после снятия осады Холдар устроил вечернику в "Круглом столе", который стал его любимой забегаловкой. Несмотря на то, что Шус не так уж и много выпил, он весьма плохо запомнил события той ночи. Он даже четко не мог сказать, кто был в их компании, а кого не было. Наверное это из-за того, что в ту ночь даже от воздуха в Лендале можно было запросто захмелеть. Но он абсолютно четко запомнил, то что уже под конец Холдар плакал на его плече. Но скорее всего он просто перепутал плечо Шуса с грудью какой-нибудь официантки. Здесь было совсем другое. В этот раз красивая девушка, с которой у него были весьма близкие отношения, плакала на его груди и похоже как раз из-за него. Он погладил намокшую от снега голову Жаннет. Та подняла, до этого упертое в его куртку, лицо. По нему текла какая-то жидкость. Нельзя было со стопроцентной уверенностью сказать, слезы это или растаявший снег. Шус всем сердцем надеялся, что снег.
   - Какой же ты чертов идиот, - повторила Жаннет, но до того как они успели сделать или сказать еще хоть что-нибудь откуда-то сбоку донесся знакомый голос.

* * *

   - Абсолютно с этим согласна! Этот факт, к сожалению, подтвержден и не подлежит сомнению. Вот только что значит чертов? Это какое-нибудь особо веселое ругательство?
   - А... Втри?!!! - закричал Шус, лихорадочно вращая глазами и пытаясь найти источник этого голоса.
   - А кого ты думал увидеть после такого торжественного послания?
   Жаннет, только теперь понявшая, что здесь кто-то есть, мгновенно вскочила на ноги, приняв стойку хищницы, ищущей жертву. Ее взгляд остановился на силуэте у противоположного края портала. Силуэт был одет в черную куртку, почти такие же как у них теплые ботинки и черную же шапку. Из-под шапки до плеч спускались черные волосы, обрамлявшие лицо с зелеными глазами, небольшими ямочками на щеках и носом с горбинкой. Насколько Жаннет помнила ту девушку с фотографии, то это была та, кого они искали. Взгляд Шуса был устремлен туда же.
   - Ты здесь давно? -спросил Шус.
   - Достаточно. И как вам не стыдно делить мой брильянт, даже не спросив меня?
   Услышав это Шус и Жаннет как-то невольно отпрянули друг от друга.
   - Как ты здесь оказалась?
   - Ну, вообще-то, это я должна тебя спросить! В конце концов, если ты распространяешь во всяких паршивых газетках такие вредные послания, ты должен знать, что я здесь есть.
   - Почему вредные?
   - Ну если ты пишешь такие провокационные статейки, ты должен понимать, что за мной охотятся здешние защитники закона и здешняя организованная преступность. Впрочем, я никогда не видела разницы между ними. А вот откуда ты здесь взялся. Неужели замучила совесть и ты решил покаяться за свои идиотские писульки?
   - Какие писульки? - Шус спросил об этом уже без особого интереса, поскольку доза душевных переживаний на ближайший месяц была исчерпана за какие-нибудь пять минут.
   - Как это какие! - напустилась на него Втри. - А кто по-твоему написал мне вот это?!
   Втри сунула в нос Шуса какую-то свернутую бесчисленное количество раз бумажку со следующим содержанием:
   "Втри, профессор Сэйлэнар попросил меня передать тебе, чтобы ты пришла в его кабинет. К сожалению, у меня нет времени, я, как видишь, подсунул записку под твою дверь. Итак, передаю. Ты должна прийти в кабине профессора Сэйлэнара.

Шус."

   - Не писал я этого!
   - Но почерк ведь твой!
   - Мой, но тебе не кажется, что здесь есть несколько нестыковок?
   - Каких, например.
   - Как, например, я проник бы к твоей двери? Я в жизни не пойду в твое общежитие. Мне хватило и одной встречи с миссис Полинасес. Ведь ее так зовут?
   - Ну, наверное.
   - К тому же я сам получил записку от директора. И, вообще, кто просил тебя проходить через ту дверь?
   - Откуда ты знаешь?!
   - Да потому, что я сам попал сюда именно так!
   - Постойте...
   - Как это, точно так же?
   - Послушайте...
   - И причем здесь какая-то записка от директора...
   - Черт подери! Заткнитесь, пожалуйста! Конечно, воссоединение родственников - это очень здорово, я все понимаю. Но не могли бы вы что-нибудь мне объяснить, хоть вкратце? - вклинилась в разговор Жаннет, стоявшая все это время где-то в сторонке, пытаясь понять, о чем собственно речь. - Какие директора и вообще, какого черта!
   - Родственников?! - в один голос воскликнули Шус и Втри.
   - Ну да. Юр, ты же говорил, что она твоя кузина?
   - Я - его кузина? Что за глупости ты наговорил этой несчастной девушке? Я родственница этого... этого его?!
   - Ничего не понимаю. Ты же говорил, что она твою кузина, Юр?
   Обе девушки начали сверлить Шуса взглядами, что было вдвойне страшно. Даже каждую из них по отдельности он с трудом выдерживал, но обе сразу...
   - А. Ну, понимаешь, Жаннет... Я правда такое говорил?
   - Правда, правда!
   - А вспомнил. Тогда ведь я еще не раскрыл правды о себе, а потом как-то забыл, да и неудобно было как-то говорить тебе, что я и насчет этого соврал. Иначе бы ты решила, что я неисправимый врун.
   - Ты и есть чертов неисправимый врун. Можешь в этом не сомневаться.
   - Может все-таки поговорим о более насущных вещах. В конце концов, какая разница сестра мне Втри или нет.
   - Очень даже большая разница! - в один голос заявили обе девушки.
   - Ладно, Втри не моя родственница, но все остальное, что я тебе говорил - правда. Втри подтвердит.
   - В смысле, что ты из параллельной вселенной и учишься там в какой-то магической школе?
   - Ага, именно это. Втри, ведь подтвердишь?
   - Как ни странно примерно так дело и обстоит. И на свое горе я - его одноклассница, - подтвердила Втри. - А теперь ты мне все-таки объяснишь, как ты оказался здесь.
   - В смысле, около музея?
   - Во имя всех богов, хватит корчить из себя законченного болвана. Нет, конечно же. Как ты вообще оказался в этом мире или как это называется.
   - А может, вначале ты?
   - Я первая спросила!
   - Ладно, - Шус глубоко вдохнул, выдохнул, приводя свои голосовые связки в порядок.
   Обе девушки уселись на скамейку приготовившись слушать. Жаннет проявляла к рассказу Шуса не меньше, если не больше любопытства, чем Втри. Ведь она обладала уже несколькими вариантами произошедших с Шусом злоключений и ей не терпелось пополнить свою коллекцию.
   - Все началось с того, что я обнаружил записку под своей дверью. Это произошло...
   Следующие полчаса Шус, как можно более красочно, пренебрегая иногда ради искусства достоверностью, поведал двум девушкам свою историю, опустив при этом некоторые неважные по сути дела моменты. И несмотря на то, что воспоминания Жаннет об событиях последних дней утверждали несколько другое, она заслушалась и почти не обращала внимания на эти небольшие искажения фактов. Что же касается Втри, то грызли ее сомнения насчет достоверности истории Шуса. И самым главным ее аргументом являлось:
   - Шус ты не мог вести себя настолько рассудительно! - заявила она когда Шус закончил, - К тому же эта девчонка - моя ровесница. Может, старше на год-другой, но не более. Она никак не может быть капитаном пиратского корабля. Кончено, это совсем другой мир, но насколько я смогла понять, люди здесь абсолютно такие же, и я уверена, что те, кто идет в наемники, здесь тоже не сильно отличаются от...
   - Какого черта! Как это я - не капитан! - перебила Жаннет, отстранившись от нее.
   За время рассказа Шуса они как-то незаметно прижались друг к другу. Скорее всего это было связано с тем, что какая-то подпрограммка в их мозгу включилась и сообщила их мышцам, что в целях сохранения тепла лучше прижиматься к чему-нибудь более теплому, чем камень, а более сложные, поведенческие программы временно отключились, отдав львиную долю оперативной памяти их мозгов на задачу восприятия и запоминания информации. Результатом всех этих сложных биохимических операций было то, что Жаннет и Втри составляли очень умилительную картину, претендовавшую на появления в каком-нибудь глянцевом журнале. Хотя большое количество одежды не оставляло шансов для публикации в "Play boy", но любой уважающий себя журнал мод взял бы эту картинку с удовольствием.
   - Прости, но я действительно так считаю. Ты совсем не похожа на капитана пиратского корабля, пусть даже и комического! - ответила на гневную тираду Втри.
   - А ты что, многих видела?
   - Не многих. Зато я про них читала.
   - Может я действительно не похожа на капитана корабля, но я именно он... она!
   - Девочки, не ссорьтесь, - попытался успокоить их Шус.
   - А ты вообще заткнись! - хором поставили его на место.
   - Хорошо, - примерно через полминуты заговорил Шус, видя, что обе вроде бы молчат, а атмосфера вокруг накаляется. - Втри, а ты не могла бы рассказать, как оказалась здесь.
   - Ладно, - с кислым видом ответила последняя, - собственно, все довольно просто. Как ты уже понял, я прошла через эту идиотскую дверь в кабинете директора и оказалась в этом здании, - Втри постучала по стене музея. И...
   - И сразу же стащила этот камень? Зачем?! - поразился Шус.
   - Ну, он был такой красивый. К тому же, это было совсем просто. Я тогда даже не поняла, что уже не на Фальтьяре.
   - Но тебе не кажется, что это немного странно, - не успокаивался Шус. Ты оказалась неизвестно где и сразу же укала драгоценный камень. Это ведь неестественно!
   - По правде говоря, когда я волнуюсь, руки так и чешутся. С трудом сдерживаю себя на контрольных и опросах, - стала оправдываться Втри.
   - Но это ведь неестественно!
   - Почему, по-моему вполне естественно, - заметила Жаннет.
   - И ты туда же, - себе под нос простонал Шус.
   - Что ты там бормочешь? - спросила Втри. - Впрочем, неважно. А после того, как произошло то, о чем вы, похоже, прочитали в газете, я скрывалась от здешних сил правопорядка. До тех пор, пока не увидела сегодня утром в газете твое послание и не понеслась сюда, как последняя дура.
   - Так что, ты все это время успешно избегала милиции, которая охотилась за тобой? В совершенно незнакомом городе, без друзей и денег? Не говоря уже о том, что, насколько я поняла, у вас там глубокое средневековье. Ну в том месте, откуда вы сюда явились.
   - Да, именно так! - гордо задрала нос Втри.
   - СДАВАЙТЕСЬ, ВЫ ОКРУЖЕНЫ! - раскатилось по всей площади.
   - Что? Кто это? - переспросил Шус.
   - ВЫ ОКРУЖЕНЫ СИЛАМИ ЮНИНОГРАДСКОГО ПРАВОПОРЯДКА И СПЕЦНАЗА, ПЛОЩАДЬ ОЦЕПЛЕНА, - словно бы отвечая на вопрос Шуса, повторил кто-то, - ВАМ НЕКУДА БЕЖАТЬ!
   У читателя может возникнуть вопрос, а откуда силы Юниноградского правопорядка узнали, что здесь есть кто-то, кого надо задерживать и вообще есть хоть кто-то?
   Дело в том, что ночной охранник музея где-то с час назад решил выйти на улицу покурить. И представьте, какого было его удивление, когда он обнаружил прямо за дверями ту самую девушку, которая ограбила музей. Без сомнения, это была она. В день ограбления у него была дневная смена и она пронеслась в паре метров от него. Первым делом он засунул голову обратно за дверь. Он был бывшим космодесантником и за время службы заработал легкую парною, которая заставляла его искать врагов везде, где только можно и всегда быть начеку. После этого он принял единственное верное решение. Нет, он не схватил свой служебный парализующий пистолет, бросившись крушить врагов направо и налево. Он позвонил по служебному телефону куда надо и в течение пятнадцати минут доказывал, что это действительно она, что он ручается и уверен в этом. В конце концов где-то наверху ему поверили и отправили довольно большой отряд на ловлю преступницы.
  
   Тот же самый вопрос мучил и троих преступников, но времени на его решение и даже формулировку у них не было. Был еще один, гораздо более важный вопрос.
   - И что нам теперь делать?! - озвучил его Шус.
   - Бежать, естественно, - огрызнулась Жаннет.
   - Во имя всех темных богов, почему вы не могли назначить другое место встречи?! - закричала Втри.
   - Потому что я не был уверен, что ты знаешь какое-нибудь место в этом городе, и на все сто был уверен, что сам его не знаю!
   - Могли бы хоть сразу уйти, как встретились! - огрызнулась Втри.
   - Черт бы все побрал, может потом решим, кто виноват, а сейчас решим, что делать?! - прервала их пикировку Жаннет.
   - Можно попробовать просто убежать. В такой метели нас запросто не заметят.
   - НЕ ПЫТАЙТЕСЬ БЕЖАТЬ. МЫ ОБЛАДАЕМ ОБОРУДОВАНИЕМ, КОТОРОЕ НЕ ПОЗВОЛИТ ВАМ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПОГОДОЙ И МЫ БУДЕМ СТРЕЛЯТЬ В ЛЮБОГО, КТО ПОПЫТАЕТСЯ УБЕЖАТЬ, - ответил на вопрос Шуса громкоговоритель, - ВЫХОДИТЕ С ПОДНЯТЫМИ РУКАМИ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ СЕКУНД, ИНАЧЕ... - продолжение его речи потонуло в свите ветра.
   - Можно попробовать через музей. Я его довольно хорошо изучила, пока бродила по нему в поисках...
   - Камня потяжелее? - невинно поинтересовался Шус.
   - Нет, выхода, болван. Хотя камень не помешал бы, чтобы тебя им заткнуть. Госпожа капитанша, может сдадим его милиции, а сами уйдем?
   - Ты что, Втри, Жаннет никогда так не поступит.
   - Ну почему, при других обстоятельствах... хотя, в любом случае, сейчас не те обстоятельства.
   - Жаннет, - только и смог произнести потрясенный Шус. И это она пару часов назад рыдала у него на груди? Ох уж эти женщины! Боги, как не справедлив этот мир!
   - Наверное ты права, - тем временем проговорила Втри. Тогда надо попробовать прорваться через музей.
   - Да. Ты права. Сейчас я попробую открыть дверь, - Жаннет полезла за шпилькой в карман куртки.
   - Не стоит, - остановила ее Втри, - не обижайся, но я справлюсь быстрее.
   Втри встала напротив двери, почти вровень с внешней стеной.
   - Ты же не собираешься... - начал Шус.
   - Именно, собираюсь.
   - Но ведь...
   - Вот только не говори, что нас заметят. И заткись, пожалуйста. Помолчи, одним словом. И отойди. Мало ли что.
   Втри опять устремила свой взор к двери, но не успела ничего сделать. Дверь вылетела не внутрь, как хотела Втри, наружу. Втри, уже начавшая сосредотачиваться на поставленной задаче, не успела отреагировать, но Жаннет оказалась расторопней и прыгнула на Втри. Дверь пролетела всего в нескольких сантиметрах от ее спины и приземлилась на капоте милицейского автомобиля.
   Не успели преступники одуматься и сдаться, как из дверного проема один за другим посыпались люди в белых защитных костюмах, с автоматами и с совсем недобрыми намереньями. Дело в том, что офицер, которого назначили главным за те десять минут, что были отпущены на организацию операции, придумал просто-таки гениальный, поражающий своей новизной, тактический ход. В то время, пока он заговаривает зубы злоумышленникам, силы спецназа пробираются в тыл ничего не подозревающего врага, отсекая путь к бегству, и неожиданно нападают на него. И первая часть плана великолепно сработала.
   На это раз первой отреагировала Втри. Еще до того, как она поняла, что происходит, просто на всякий случай, она отправила силовую волну в дверной проем. Первый спецназовец отлетел куда-то назад с переломом ребер, а можете и еще чего-то.
   Следующий получил удар огненным шаром Шуса, но это не остановило его, несмотря на то, что половина лицевой поверхности бронежилета сгорела. Но он еще не успел ничего сделать, как Жаннет познакомила его лицо со своим сапогом, при этом каким-то образом умудрившись выхватить пистолет из кобуры у него на поясе, и тут же открыла огонь. Еще двое в течение нескольких секунд разделили участь своих товарищей, и больше никто не лез. Спецназовцы поняли, что одним махом эту рыбку не выловишь. А Шус, Втри и Жаннет подкрепляли их уверенность в этом, то и дело посылая в дверной проем огненные шары и раскаленные пули соответственно.
  
  
   - Ну, и что мы тут стоим?! - закричала Втри, прижимаясь, как и все, к стенке.
   - Не знаю, мы ведь вроде бы решили сбежать через музей, - ответил Шус.
   - А тебе не приходила в голову мысль, что этот план стоит отменить.
   - И каков же план "б"? - поинтересовалась Жаннет.
   - Бежим вперед! - просветила их Втри, перекрывая грохот выстрелов, ведь спецназовцы отплачивали Шусу и Жаннет той же монетой, то есть палили по ним всем, чем могли.
   - В смысле, на площадь? - не унимался Шус.
   - Конечно же!
   - Постойте, - остановила Втри Жаннет, уже готовую сорваться с места.
   - Что еще?
   - На тот случай, если мы разделимся, встречаемся по адресу улица Просвещения, дом 140, в подвале. Там я переночевала сегодня. Конечно, есть шанс, что это место нашли, но это маловероятно.
   - Хорошо, я запомнила. Бежим!!! - Жаннет первая сорвалась с места и устремилась в метель, а сразу же за ней - Шус и Втри.
   Шус услышал, что сзади раздались несколько выстрелов и что-то горячее обожгло его щеку, но что это было, у него не было времени разбираться и он почти сразу же забыл об этом. Нужно было бежать, бежать только вперед.
   Вдруг он со всего размаху налетел на что-то. При ближайшем рассмотрении это оказалась боковая стенка автомобиля, в котором сидел весьма недружелюбно настроенный человек. Этот человек направил в его сторону пистолет. Шус пришел к выводу, что это вряд ли гостинец ко дню рожденья и отпрыгнул назад, одновременно посылая силовую волну в автомобиль. Шус и сам не ожидал такого результата: автомобиль подбросило вверх и он, переворачиваясь в воздухе, улетел куда-то в метель.
   Что же касается Шуса, то он приземлился на что-то более мягкое, чем другой автомобиль, но недостаточно мягкое для сугроба. Шус надеялся, что это мог быть снеговик, которого слепили защитники порядка, сидя в засаде. Но как бы Шусу этого не хотелось, это оказался не снеговик. Чьи-то руку схватили Шуса за горло и начали душить.
   "Во имя всех богов, что это вообще за свинство", - промелькнуло в голове Шуса, - "нет, чтобы спросить, свой или чужой, как принято в цивилизованных обществах, а здесь сразу душить... в глазах темнеет или белеет..."
   Вдруг стальная хватка ослабла и что-то с глухим ударом шмякнулось о землю, хотя скорее это разыгравшееся воображение Шуса дорисовало этот звук. Сквозь шум ветра не то что глухой удар, панический крик не услышишь. Кстати, а что это за крик?
   - Что ты застыл, как столб! - прорвалось сквозь ветер.
   - Я?
   - Да, чертов идиот! - Жаннет, а это была именно она, схватила Шуса за руку и куда-то потащила.
   - Куда мы?
   - Хватит задавать идиотские вопросы, лучше беги!
   Через пару минут, проведенных именно так, как предложила Жаннет, они остановились перед неопределенным силуэтом. Пока они бежали, снегопад, а заодно и ветер, усилились еще больше и Шус с уже с трудом видел свою собственную руку, зажатую, как в клещах, в ладони Жаннет. Что уж говорить о самой Жаннет и разнообразных транспортных средствах, находящихся на расстоянии больше вытянутой руки.
   Жаннет дернула за ручку двери автомобиля, но та не подалась. Удостоверившись в этом, Жаннет немного отодвинулась от двери и несколько раз выстрелила в нее у самого края. Это помогло. Оказавшись в... ну не таком уж теплом, но почти непродуваемом салоне автомобиля, тело Шуса заликовало, но его самого грызли сомнения.
   - И зачем мы сюда залезли? Конечно, здесь теплее, но разве мы не пытаемся убежать боги знает от кого? - спросил Шус, сидевший справа от места возницы.
   - В машине будет быстрее, тебе так не кажется? -ответила вопросом на вопрос Жаннет, сидевшая на месте возницы.
   - А ты что, умеешь управлять этой штуковиной?
   - Ты думаешь, что я не смогу справиться с какой-то наземной развалюхой, при том, что я капитан пиратского корабля? - огрызнулась Жаннет, скручивая какие-то проводки, которые извлекла из-под щитка под штурвалом. Насколько Шус помнил, так называются колеса управления на кораблях, а почему автомобили должны быть исключением?
   - Но, насколько я понимаю, ты только сидела в своем кресле и всем раздавала приказы, разве не так?
   - И ты туда же?! - воскликнула Жаннет, с всей силы вжимая какой-то рычаг, следствием чего стало то, что автомобиль поехал назад. - Не веришь мне, как и твоя подружка.
   - Никакая Втри мне не подружка, - сам не зная почему, смутился Шус, - просто знакомая. Очень близкий друг.
   - Так знакомая или друг?
   - Друг! И кстати, насчет Втри, мы что ее здесь бросим?
   - А что ты предлагаешь, может знаешь, как ее найти в этом снежном буране? Примени какую-нибудь свою магическую штуку.
   - Я не умею такое делать.
   - Ну тогда заткнись. Искренне надеюсь, что она сбежала и что мы как-нибудь встретимся, но если мы будем сейчас бегать и кричать "АУ!" нас в конце концов поймают, а ей это точно не поможет.
   Шус хотел еще что-то добавить, но в этот самый момент автомобиль резко затормозил и сразу же поехал вперед, но куда именно, понять было совершенно невозможно. Снежная буря до сих пор продолжалась.
   - Жаннет, - осторожно начал Шус через несколько минут, - а ты знаешь, куда мы едем?
   - Нет, естественно, - совершенно спокойно ответила она.
   - В смысле, ты не знаешь по какой улице мы едем? - с робкой надеждой в голосе спросил Шус.
   -Я не уверена, что мы вообще едем по какой-нибудь улице, хотя мы должно быть уже не на площади, учитывая нашу скорость и то, что мы до сих пор ни во что не врезались, - разрушила лучшие чаяния Шуса Жаннет.
   - Но это же самоубийство, безумие!
   - А ты можешь предложить, что-нибудь лучше?
   - А...
   - Только не предлагай остановиться и подождать.
   - Но мы можем так кого-нибудь убить, кого-нибудь совершенно постороннего.
   - Если кто-то в такую погоду вышел на улицу, то он сумасшедший и рано или поздно отсеется естественным отбором.
   Вдруг Жаннет резко крутанула штурвал вправо, колеса автомобиля жалобно запищали, стираясь об асфальт, но так и не успели остановить автомобиль полностью и он, пусть и не на полной скорости, стукнулся о стену дома.
   - Как ты поняла, что нужно завернуть, - оправившись от шока, поинтересовался Шус.
   - Сама не знаю, просто подумала, а почему бы не повернуть, - не менее пораженно ответила Жаннет, снова терзая тот же самый рычаг.
   - Ты что, собираешься ехать дальше?!!!
   - Да, пока нам везло и ты до сих пор не предложил никакой стоящей замены этому. К тому же снегопад уменьшился.
   И действительно, ветер почти совсем улегся, а снег просто шел, давая возможность хоть что-то видеть на расстоянии метра четыре. Шус никоим образом не хотел отвлекать Жаннет, он боялся даже дышать, лишь бы не отвлечь ее, поэтому еще где-то с полчаса они ехали в молчании. За это время в коврике, сделанном из неизвестного Шусу материала, под его ногами успела скопиться солидная лужа из растаявшего снега. Они еще пару раз завернули, не сопровождая этот процесс ударами о стены домов, пока Жаннет в конце концов не нарушила молчания:
   - Нам надо сменить машину.
   - Зачем?
   - Три тысячи чертей, ты что не смотрел ни одного завалящего боевика?! Хотя, да. Все время забываю, что и правда не смотрел. Ладно, объясню. Нам нужно ее сменить для того, чтобы милиции было труднее нас найти, а учитывая, что это их машина, мы просто обязаны это сделать как можно быстрее.
   - А откуда ты узнала, что это автомобиль милиции?
   - Во-первых, у них в бардачке три полные обоймы для пистолетов, которыми пользуется местная милиция, - насколько Шус понял бардачок - это ящик напротив его места, который Жаннет опорожнила, при этом каким-то образом умудряясь не терять управления, - а во-вторых, здесь это написано.
   И действительно, там, куда показывала Жаннет, т.е. на лобовом стекле красовалась надпись: "Милиция первого района Юнинграда". Хотя надпись была перевернута и приходилась пробиваться взглядом сквозь снег, Шус был почти уверен в том, что там написано именно это.
   - Пожалуй, эта подойдет, - тем временем сама с собой рассуждала Жаннет.
   Она остановила автомобиль и выбралась наружу.
   - Хватит прохлаждаться, вылезай побыстрее, - попросила она Шуса.
   - Прохлаждаться? Если где-то мне и будет холодно, так это снаружи.
   - Черт бы тебя побрал, не изображай из себя идиота, Юр. Просто выходи!
   - Понял уже, - обречено подчинился он самоуправству Жаннет. -А, собственно, зачем мы...
   Шус замолк на полуслове, видя, что Жанне игнорирует его слова. Она направилась к темному силуэту, смахивающему на другой автомобиль на другой стороне улицы. Шус поспешил за ней. Жаннет постучалась в боковое стекло, там где должно было быть место возницы. Шус вначале решил, что она примеривается, как бы его разбить поудобнее, но стекло начало плавно опускаться во внутренности дверцы.
   - Вам что-то нужно? - спросил голос из машины.
   - Да, вы не могли бы одолжить мне свое транспортное средство? - лучезарно улыбнувшись, попросила Жаннет.
   - Что? - не понял голос.
   Шус уже собрался задать тот же вопрос. И действительно, с какой это стати кто-то должен отдавать даром свой автомобиль, да и вообще хоть что-то совершенно незнакомой, пусть и весьма привлекательной девушке?
   Но не успел Шус озвучить свой вопрос, как Жаннет направила в оконный проем дуло пистолета и повторила свою просьбу, улыбнувшись еще более лучезарно. Если бы можно было каким-нибудь образом перевести дружелюбность и открытость ее улыбки в киловатты, их бы хватило для обогрева, освещения и прочих бытовых нужд Юнионграда в течение пары лет. Голос из машины, как попугай, повторил свою реплику. Разве что слегка увеличил степень вопросительности в ней. И вправду, довольно сложно понять, что тебя грабят посреди бела дня, когда тебе так искренне улыбаются. Жаннет жизнерадостно попросила владельца автомобиля выйти на улицу. Тот, видно для того, чтобы окончательно вникнуть в ситуацию произнес:
   - Вы хотите, чтобы я вышел, поскольку хотите угнать мою машину, гражданочка? При этом угрожаете мне огнестрельным оружием и намекаете, что если я не подчинюсь, вы пустите его в ход. Я все правильно понял?
   Жаннет в ответ ему жизнерадостно кивнула головой.
   - Что ж, я так и сделаю. Только прошу вас, пожалуйста, на надо разбивать мой автомобиль. Я довольно долго работал, чтобы получить его. Это хорошая машина. Пусть она послужит вам так, как служила мне, - с этими словами жертва грабежа выбралась наружу.
   Это был молодой мужчина, не больше двадцати пяти лет. Он носил квадратные очки без оправы и имел утонченные черты лица. Одет он был в костюм и ботинки на тонкой подошве. Когда он встал рядом с Жаннет, то возвысился над ней почти на две головы. Не дожидаясь пока Жаннет попросит его об этом, он отошел на почтительное расстояние от нее и встал на тротуаре. По крайней мере достаточно близко к стене дома, чтобы можно было решить, что там уже начался тротуар. Из-за снега было невозможно понять точно, где заканчивается проезжая часть.
   - Юр, черт, Космо. Хотя какая, к черту, разница, как тебя зовут. Что ты застыл там и рассматриваешь... а собственно, на что ты смотришь? Неважно! Живо залезай внутрь и поехали!
   Жаннет уже успела оккупировать захваченный автомобиль и с нетерпением высунулась из окна, ожидая Шуса.
   - Наконец-то, - недовольно вздохнула Жаннет, - что ты там застрял. Вдруг он бы не оказался таким сговорчивым и попытался что-нибудь выкинуть.
   - Просто...
   Жаннет резко развернула автомобиль. Шус в последний раз бросил взгляд на их жертву. Тот помахал им на прощанье и развернулся, собираясь добираться туда, куда он хотел ехать, на своих двоих.
   Он чувствовал к этому человеку искреннее сострадание. Какого черта они ограбили этого человека? Хотя Шус принимал в этом минимальное участие, он все равно соучастник. Если бы тот, кого ограбили, оказал сопротивления, или автомобиль стоял без присмотра, Шус не чувствовал бы таких угрызений совести, но такое безропотное подчинение больше всего коробило его. У него даже промелькнула шальная мысль вырубить Жаннет, повернуть назад, извиниться перед этим человеком и вернуть украденное, приплатив сверху за причиненный моральный ущерб. Единственное, что его останавливало ,было то, что Шус не представлял, как управлять этой штукой.
   - Ух ты! Здорово. Здесь даже спутниковая карта есть, - нарушила самобичевания Шуса Жаннет.
   - Жаннет, это неправильно - высказался Шус.
   - А я ломала голову как мы будем искать тот адрес, что дала... Втри. Ее ведь Втри зовут?
   - Мы должны вернуться.
   - Так, проверим... улица Просвещения, дом 140, - Жаннет быстро колдовала над маленьким телевизором, находившимся между Шусом и ею.
   - Мы поступили неправильно, - продолжал на одной и той же ноте Шус.
   - Что ты имеешь виду? - искренне не поняла Жаннет, наконец-то обратившая внимание на то, что Шус хоть и отвечает на ее реплики, но говорит о чем-то совершенно другом.
   - Мы плохо поступили с тем человеком.
   - В смысле, с владельцем этой машины?
   - Да.
   - Не говори ерунды. Ты же видел, все прошло очень культурно. К тому же он, скорее всего получит автомобиль обратно. Я же не собираюсь разбивать его. Проедем еще пару-тройку кварталов и опять сменим машину.
   - Но он выглядел таким подавленным...
   - Правда? Я не заметила.
   - Постой, ты сказала сменим. Ты что хочешь сделать это опять?!
   - Конечно, черт тебя побери! Я же тебе уже объяснила. Мы должны сбить милицию с нашего следа. И не думай ничего возражать. Уж в чем в чем, а в этом я разбираюсь.
   - Насколько я понял, ты капитан космического корабля. Ты сидишь в своем командирском кресле и отдаешь разнообразные приказы.
   - Я же уже говорила тебе!... Поверь, моя жизнь была наполнена разнообразными ситуациями, в которых мне приходилось заниматься не только сидением в кресле. Как ты до сих пор этого не понял! И какого черта ты вообще решил, что я сутки напролет именно так и провожу? Ты видел-то меня в нем всего один раз!
   - Просто... а что, разве я не прав?
   - О черт, заткнись, Юр. Не отвлекай меня. Или ты хочешь, чтобы мы врезались в фонарный столб? А ведь тот человек, о котором ты так заботишься, просил не разбивать его машину.
   Они сменили автомобиль еще три или четыре раза, Шус запутался. За это время снегопад закончился.
   Кроме сумки, Жаннет нагрузила на него еще и ту штуковину, что так обрадовала ее во втором автомобиле. Насколько Шус понял - это был какой-то хитроумный прибор, показывающий твое местонахождение на карте города. Он даже разобрался, как управляться с этой штукой. В конце концов, в автомобилях ему совершенно нечего было делать, а разнообразные хитроумные штуки и ультра-новые изобретения он всегда любил. Конечно он не был уверен, что это действительно ультра-новое изобретение, но под определение "хитроумные штуки" этот минителевизор подходил.
   Судя по часам, находившимся в правом верхнем углу штуковины, уже перевалило за три, когда Жаннет безапелляционно заявила, что дальше они должны идти пешком. И решительно вытащила Шуса из очередного автомобиля.
   - А мы разве ехали куда-то? - недовольно спросил Шус, когда дверца безвозвратно захлопнулась. Жаннет оставляла ключи внутри. - Если меня не подвело мое чувство ориентации в пространстве и этот телевизор действительно работает, мы бессмысленно кружили по городу, делая петли и невообразимые загогулины?
   - Да, ты прав. Все это время мы кружили по городу, но как я уже неоднократно говорила, совсем не бессмысленно...
   - Да, да. Ты таким образом пыталась замести следы, как заяц, за которым гонится... гонится кто-нибудь злой и кровожадный.
   - А что такое заяц? - недоуменно спросила Жаннет.
   - Ты что не знаешь, что такое заяц?
   - Впервые слышу это слово.
   - А... - Шус был совершенно сбит с толку.
   Зачастую оказываешься в тупике, пытаясь дать определение чему-то настолько обыденному, тут что хоть вешайся. Например, дать определение точки способен только вечно находящийся на грани вымирания старательный ученик. Хотя, казалось бы, чего проще. Вот если понадобится объяснить, что-нибудь связанное с ядерной физикой, вопросами ДОБРА и ЗЛА или проблемами жителей стан третьего мира, тут почти каждый найдет, что сказать. Впрочем Шусу достался на самый сложный случай. Заяц - это достаточно сложная штука, чтобы ему можно было дать простое определение.
   - М-м... заяц - это такое мохнатое животное. Он примерно вот такого вот размера, - Шус развел руки настолько, насколько он представлял габариты среднестатистического зайца, - он ест зимой... в основном кору. Еще на зиму он меняет шкуру и у него вот та-акие вот уши.
   При последних словах Шус развел руки раза в два шире от прошлого раза.
   - Да уж, странное место твой мир... - подытожила рассказ Шуса Жаннет, после чего они довольно долго шли молча.
   - Во имя всех богов, как есть то хочется... - нарушил тишину Шус.
   - Не стоит нам светиться в общественных местах. К тому же, мы почти пришли.
   - Куда пришли?
   - В то место, которое Втри назначила местом встречи на случай, если мы разделимся.
   Они прошли еще немного, как вдруг желудок Жаннет высказал резкое несогласие с политикой своей хозяйки.
   - Хотя... наверное ты прав, - послушалась своего внутреннего голоса Жаннет. Вот, кстати, и столовая какая-то... Жаль, что твоя псевдородина лишена кафе и прочих радостей капиталистического общества.
   - Ты о чем?
   - Забудь. Пошли есть. Надеюсь, что хуже, чем в столовой корабля, на котором мы летели до Пушкиниады, уже не будет.
   - Да уж.
   Эта столовая не сильно отличалась от своего сородича из космоса. Можно было бы сказать, что они вышли из под руки одного и того же мастера, хотя виной данному унылому отсутствию разнообразия была унификация и стандартизация. Ассортимент блюд был несколько больше, да и названия другие, хотя это мало что меняло. В довершение образа данного заведения нужно сказать, что на стене, отгороженной от посетителей прилавком, висел плакат столь же красного цвета, что и на лестнице резиденции газеты следующего содержания:
   "Мы работам во имя науки и прогресса!".
   Это сообщение чуть не всполошило Шуса, и он уже был готов сбежать, но потребности организма, почуявшего запах хоть чего-то, смахивающего на еду, оказались сильнее.
   "Во имя всех богов, какого прогресса и науки?" - раздумывал Шус, стоя в очереди, которая каким-то неведомым чудом образовалась, как только они вошли, - "Они здесь опыты на посетителях делают? Дают новые виды опасных химических соединений, а потом смотрят, что получится? Я не согласен на это!!!"
   Но пока Шус приходил к мысли, что ради сохранения традиционного количества конечностей надо немедленно хватать Жаннет и бежать из этого страшного места, их очередь уже подошла и Жаннет заплатила за то, что каким-то неведомым образом оказалось на их подносах.
   - Слушай Юр или... тебя ведь вроде бы Шус на самом деле зовут? - начала Жаннет, когда они расправились с первым голодом, сидя за самым дальним от прилавка столиком у окна.
   - Да, именно так меня и зовут, но ведь мы же вроде как решили обращаться друг к другу по поддельным именам?
   - Да на кой черт они теперь нужны. К тому же у тебя катастрофически много имен. С этим надо что-то делать.
   - И большую часть из них ты мне и придумала.
   - Короче, я буду называть тебя Юра. Я уже привыкла, - демонстративно проигнорировав последнюю реплику Шуса, продолжила Жаннет, - впрочем, я не об этом хотела тебя спросить.
   - А о чем же?
   - Не перебивай, идиот. Так вот.
   Жаннет набрала в легкие воздуха, словно бы собиралась сказать что-то, к чему надо долго готовиться. Шус на всякий случая зажмурился и приготовился заткнуть уши. Нервных потрясения на этот длинный и не в меру утомительный день с него было достаточно.
   - Так вот. То что ты и... Втри делали на площади. Это было магией?
   - А-а... - Шус совершенно не ожидал такого вопроса. - В смысле огненные шары, силовые толчки и тому подобное?
   - Да.
   - Да, это была магия.
   - И ты и она действительно из другого мира, параллельной вселенной, десятого измерения или как там это называется? И вас там реально пользуются магией?
   - Ну да.
   - А ты уверен, что ты не представитель другой гуманоидной расы, не экстрасенс, не путешественник во времени, не андроид, сбежавший из военной лаборатории или не джедай с огромным количеством медихлорианов? У тебя на поясе не болтается световой меч?
   - Прости, что?
   - Так ты уверен, что ты не кто-нибудь из вышеперечисленных?
   - Да. Наверное, если бы я был кем-нибудь из них я бы знал, как я называюсь.
   - Но это невозможно! - воскликнула Жанне на ползала.
   - А то, что ты говорила раньше, возможно?
   - Нет, но... Но ты гораздо более невозможен.
   - Так ты все это время мне не верила? Даже тогда, когда мы говорили в космопорте, в порту "Атлатика" и еще раз, и...
   - Прости, но да, не верила. Даже когда вы стали метать те штуковины. Как ты их назвал? Огненные шары? Вполне прагматичное название.
   - А сейчас... веришь?
   - Ой, вот только не надо говорить таким трагичным голосом. Захочется драмы, посмотрю лучше, что-нибудь сопливое по ТВ, когда вернусь. И я еще не решила, верить тебе или нет. Факты вопят благим матом, что надо верить, но мой здравый смысл утверждает, что это полная чушь. Бред обкурившегося хиппи.
   - А кто такой хиппи?
   - Ну... это такие люди с правильными идеалами, которым, впрочем, в реальности следовать нереально и обкуренной головой. К сожалению, всякое хорошее начинание заканчивается одним и тем же. Впрочем, это тоже забудь. Сейчас на это нет времени. Пойдем. Нам нужно торопиться!
   Жаннет решительно встала.
   - Но куда?!
   - Как это, куда? На встречу с твоей подругой, конечно.
   - Но я еще не доел! - взмолился Шус.
   - Сам виноват. К тому же, уже все остыло, да и осталось не так уж и много. Пошли.
   Чтобы не оставить Шусу никаких шансов на сопротивление, она схватила его за рукав рубашки и с силой вырвала из-за стола, будто бы он был зловредным сорняком, выросшим посреди сада роз.
   До дома 140 по улице Просвещения они добрались довольно скоро. Да и вход в подвал найти оказалось нетрудно. Заперта ли была дверь и насколько хорошо она была заперта, Шус сказать не мог. Жаннет справилась с ней за какие-нибудь пол минуты, а может даже быстрее. Причем использовала для этого кусок проволоки, добытый на месте. Что же касается самого подвала, то он превзошел все самые смелые ожидания Жаннет и Шуса.
   Перед ними предстала вполне стандартная квартира, пусть не очень большая, но в любом случае не переплетение труб, с которых капает конденсат вперемешку с содержимым труб.
   - А разве так и должны выглядеть подвалы у вас? - спросил Шус, когда оправился от потрясения.
   - Вообще-то нет.
   - А где Втри?
   - Кто ее знает, но похоже не здесь. Может она прячется где-нибудь на случай проникновения посторонних.
   - Втри, ты здесь? - крикнул Шус.
   На его крик никто не откликнулся.
   - Что ж, видно она еще не добралась сюда. Нужно осмотреть квартиру. Может, она оставила нам какое-нибудь послание. Да и вообще...
   Осматривать пришлось действительно немного. Первая комната, в которую они вошли, была довольно большой, по грубой оценке Шуса - метров сорок квадратных, и она совмещала в себе прихожую, гостиную и кухню. Кроме нее была еще маленькая спальня и туалет с ванной. Как и почти во всех помещениях в этой вселенной, в этом был большой телевизор. Он стоял в спальне. Компьютер же, насколько Шус запомнил, именно так Жаннет называла штуковины, состоящие из плоской печатной машинки, телевизора и еще каких-то деталей, стоял на маленьком столике в углу большой комнаты.
   В конце концов осмотр новой территории и ее обнюхивание закончились тем, что Шус нашел на кухонном столе записку, написанную почерком Втри:
   "Шус, если ты это читаешь, это значит, что ты действительно здесь есть, мы с тобой встретились и я тебе сказала об этом адресе, но по какой-то причине ты пришел сюда один. Если это из-за того, что меня схватили эти вонючие милицейские, ты должен немедленно нестись сломя голову меня спасать. Если нет..." - дальше несколько строк было перечеркнуто и было невозможно понять, что Втри здесь написала, - "... этот подвал-квартира."
   - Что ты читаешь? - Жаннет встала на цыпочки, чтобы присоединиться к чтению.
   "Где ее хозяева, я не знаю, но судя по количеству пыли, что была здесь, когда я пришла, их нет довольно долго. На этом, пожалуй, все. Ах, да! Чуть не забыла. Камень лежит под кроватью. Конечно, если сюда залезут воры, они сразу же бросятся смотреть, что это за камень. Но вряд ли сюда кто-нибудь залезет.

Втри"

   - Ну, ничего нового она нам не сообщила, - подытожила Жаннет, закончившая чтения почти одновременно с Шусом.
   - Как это, ничего не сообщила? Камень здесь. Интересно, она его просто так сунула под кровать?
   - Кончено же нет. Он в сумке.
   - Постой. Ты уже успела его найти? До того, как прочла письмо?!
   - Было бы что искать! - Жаннет гордо выпятила грудь.
   - И что будем делать?
   - Ждать, пока она придет.
   - А что, если...
   - Если ее схватят или уже схватили? Ну тогда об этом, наверное, скажут. Кстати, включи телевизор.
   Следующие часов шесть прошли весьма прозаичным образом. Телевизор не работал. Точнее, какие кнопки они ни нажимали, на экране было написано: "Профилактика до 06:30. Просим извинения за неудобства".
   В итоге Жаннет сидела, уткнувшись носом в компьютер. Что именно она пыталась найти, Шус так и не понял, хотя простоял за ее спиной довольно долго. Еще Шус долго стоял у книжного шкафа в спальне и пытался найти хоть что-нибудь, что можно почитать. В итоге он пришел к выводу, что у владельцев квартиры просто отвратительный вкус. В конце концов он остановился на учебнике новейшей истории. Если бы кто-нибудь ему сказал, он что будет читать учебник от нечего делать, он бы этого кого-то как минимум назвал бы сумасшедшим. Но с другой стороны, читать учебник из другого мира почти так же интересно, как читать выдуманную историю, хотя язык изложения был несколько суховат. Но несмотря на то, что Шусу стало безумно интересно, когда же изобрели гипер-двигатель и когда и с кем воевал Единый союз пролетариев, сон свалил его после первых пяти страниц вступления.

* * *

   Приснилось Шусу нечто сумбурное и плохо запоминающееся. Все, что он запомнил - это то, что он шел. Куда и зачем, он не помнил или даже не знал. Он даже не мог сказать, что окружало его. Вполне возможно, что вокруг вообще ничего не было. Вдруг в его плечо вцепились чьи-то когти. Шус с ужасом повернул голову и увидел морду собаки с горящими красными глазами, острыми ушами и хищно раззявленной пастью. Уши пробивались сквозь каштановые волосы и, насколько Шус смог разглядеть, морда была приделана к молодому женскому телу.
   - Хватит дрыхнуть! - прорычало чудовище демоническим голосом.
   - А, нет, не надо, - стал умолять Шус, что было вполне естественно для человека, увидевшего перед собой этакое чудище, пусть даже и во сне.
   - Что это там не надо, черт тебя побери! - продолжало чудовище.
   - Нет, я не хочу туда! Я тебе не отдамся!!!
   - Что за чушь ты там бормочешь? Ты часом не заболел? - голосом, преобразившимся в голос Жаннет, продолжало чудовище.
   Это еще больше испугало Шуса. Когда раззявленная плотоядная пасть тебе угрожает страшным басом - это, конечно, плохо, но, по крайней мере, логично, а вот когда эта же самая пасть начинает беспокоиться о твоем здоровье приятным женским голосом... вот тогда дела действительно плохи. Тогда уже можно идти к людям в белых халатах и смело заявить: "док, помогите мне, я сошел с ума."
   - Нет, ты просто притворяешься, - разочарованно продолжил монстр голосом Жаннет, - Па-адьем! ЧП, нас атакуют чертовы ублюдки! А ну, взял...
   - Что, где? - практически лишенным вопросительных интонаций голосом, пробормотал Шус.
   Он разлепили глаза. Оказалось, что за плечо его схватила не когтистая лапа, а стальная хватка Жаннет, что, впрочем не сильно отличалось от первого. Она нависла над ним, как Психея над спящим Амуром и что есть силы трясла за плечо. На счастье Шуса, в руках она не сжимала никаких древних осветительных приборов иначе бы он, в отличие от серийного маньяка Эллады, получил бы не легкий ожег от одной капли, а ожег третий степени ста процентов поверхности кожи.
   - Наконец-то проснулся, - недовольно произнесла Жаннет, смачно зевнув.
   - В чем дело, какие воры?
   - Ни о каких ворах я и не говорила. И... Впрочем, без разницы. Просто нужно было, чтобы ты проснулся, а ты никак не просыпался.
   Шус бросил страдальческий взгляд в сторону классических круглых настенных часов, висевший в большой комнате. Он спал на кровати в спальной, но дверь была открыта, и часы были хорошо видны. Часы бессердечно показывали восемь часов. Восемь часов?! Шус бросил взгляд на Жаннет. Та выглядела слегка помятой и растрепанной, а на правой щеке красовался, впрочем уже почти стершийся, отпечаток полоской печатной машинки.
   "Надо будет все-таки спросить, как она называется", - промелькнуло в голове у Шуса.
   Жаннет опять зевнула. Это действие заставило Шуса заподозрить в предках Жаннет змею или еще какую-нибудь рептилию, с подвижной нижней челюстью.
   - А сейчас уже утро? - спросил Шус.
   - Да, - ответила Жаннет. Только теперь Шус заметил, что ее голос был на порядок менее дружелюбным, чем обычно, а в каждой интонации проскальзывало: "Господи, можешь устроить конец света?!". Ее лицо выглядело помятым и имело несколько неестественный цвет, а под глазами гнездились огромные круги.
   - Что это с тобой? - озвучил свои наблюдения Шус.
   - Все в порядке.
   - Просто ты...
   - Я же говорю ВСЕ В ПО-РЯД-КЕ!
   - А ты спала? - наконец-то догадался Шус.
   - Да, пару часов, вроде бы, - Жаннет умолкла, после почему-то смутилась, но через несколько секунд все же продолжила почему-то оправдывающимся тоном, - просто мне нужно было кое-что найти. Кое-что важное для дела. А сделать это отсюда, с Эгриси не так уж и просто. Здесь так экранируют интернет. Не то чтобы выхода в галактические сети не было. Просто сделать это довольно сложно. После зашла на один форум... Проверила почту, а там висела куча непрочитанных писем. Пока со всем разгребалась... Последним оказалось объявление о золотой неделе в моей он-лановой RPG-шке. А последнее время все времени не было. Да и вообще его у капитана мало. Залезла. Прокачалась на три левела... ну я играю... иногда. Отвлечься помогает... И когда я расправлялась с боссом в подземелье, я вроде бы заснула... И вообще, почему это я перед тобой оправдываюсь!
   - Прости. Я не хотел... А можешь объяснить, что ты только что сказала. Я только понял, что ты сидела всю ночь перед этой штуковиной. Компьютером, вроде бы. И заснула перед ним.
   Жаннет окинула его непонимающим взглядом и уже готова была сказать все, что думает о человеке, который в начале двадцать второго веке не знает, что такое онлайновая RPG, левел, интернет и компьютер, но вовремя вспомнила, что Шус из совершенно другого мира с другими законами. Осознав это, Жаннет просто ответила, - да, примерно так все и было.
   - Понятно, - порадовался Шус собственной дедукции и способности увидеть смысл в огромном количестве иностранных и технических слов. - А собственно зачем ты проснулась и разбудила меня?
   - Твою подругу поймали.
   - Втри? Но как? Когда? Откуда ты об этом узнала?
   - Долго объяснять и уж тем более пересказывать. Просто посмотри. Наверняка сейчас идут какие-нибудь утренние новости. - С этими словами Жаннет подошла к телевизору и нажала на кнопку.
   Телевизор издал тихий, едва различимый писк, поменял оттенок, загоревшись каким-то внутренним светом. Постепенно на его поверхности стали проявляться тени, превратившиеся через пару секунд в четкую картинку. Шус наконец-то увидел телевизор в работе, но в данный момент это заботило его меньшего всего, несмотря на то, что последние дни он при первой удобной возможности пытался это сделать, но его преследовала фатальная неудача.
   Из утробы телевизора донесся голос, а поверхность показала человека в костюме, сжимающего в руках что-то вроде маленькой булавы или гипертрофированно большого пестика. Он стоял посреди поля с довольно жиденькими карликовыми деревцами, поддерживаемыми жердочками. С ветвей деревьев свисали гигантские стручки гороха или бобов. Стручки были не меньше полуметра. Голос говорил:
   - Здесь, в центральной области, в колхозе опытных разработок "Юная пионерка" начат сбор ГМ горошка, чей урожай превысил ожидания наших ученых в десятки раз. С территории сто квадратных гектаров планируется собрать до миллиона центнеров этого нового овоща. Что и неудивительно, учитывая размеры каждой горошины. Я стою рядом с председателем колхоза, ветераном красного космодесанта, старшиной, прошедшем через пекла космических сражений и орденоносца многих государственных наград, Василием Андреевичем Суррогатским.
   Изображение в телевизоре отдалилось от человека в костюме. Справа от него стоял еще один человек лет сорока с чертами лица, будто выточенного эволюцией в те далекие времена, когда самым совершенным инструментом для ваяния из камня был другой камень, которым стукали о будущее произведение искусства. Он был одет в клетчатую рубашку с короткими рукавами. Вся левая рука от локтя и ниже почему-то отливала металлом и была значительно тоньше нормальной человеческой руки, а на месте расположения сгибов были шарики.
   - Скажите, Василий Андреевич, как вы, человек пришедший на столь высоконаучное предприятие всего несколько месяцев назад, смогли добиться таких результатов?
   - Это было несложно. Я просто, просто, просто... - ветеран несколько раз дернул головой. После чего ударил себя по шее и продолжил, - перенес опыт со своей бывшей работы.
   - Очень интересно. А вы не могли бы ответить на один вопрос. Правдивы ли те сообщения, в которых говорится от том, что ГМГ приводит к раннему старению, раку и выпадению волос?
   - Это все вранье! Слухи распускаемые проклятыми империалистами и их шпионами, шпионами, шпионами, шпионами...
   Неожиданно картинка сменилась. Теперь на экране появилась женщина в пиджаке, сидевшая за столом. За ней был виден зал за стеклом, по которому ходили люди. По какой-то причине все: и стол, и стены и даже стекла были красного цвета. Шус предположил, что это из-за чрезвычайной дешевизны красных красителей. Женщина в течение пары секунд сидела с неподвижным лицом, после чего как будто бы внезапно отошла от наркоза и начала говорить:
   - Простите, из-за технических неполадок пришлось прервать трансляцию из колхоза "Юная пионерка". Мне сообщают..., - на лице женщины не дрогнул ни единый мускул, но Шусу почему-то показалось, что сообщение ей не понравилось, - ...мне сообщают, что проблемы будут устранены через несколько минут. В ближайшие дни вы сможете ознакомиться с записью этого репортажа. А теперь к другим новостям.
   - Вчера, как мы уже сообщали, была задержана опасная преступница, ограбившая музей нашей столицы. Напомним. Она проникла в музей и, выбив витрину одного из стендов, похитила брильянт в 314 карат. После чего, воспользовавшись огнестрельным оружием, ранила нескольких охранников и скрылась в неизвестном направлении. Она не является гражданкой ЕСП и по имеющийся у нас информации принадлежит к шпионской или ренегатской подпольной организации. Нам сообщают, что у нее были сообщники, скрывающиеся где-то в Юнинограде до сих пор. Они будут без сомнения вскоре пойманы. Что же касается похищенного камня-то, то по всей видимости, она его уничтожила, исполняя какой-то языческий обряд. Медицинская экспертиза установила, что девушка больна паранойей и будет отправлена в лечебницу "Черные кущи", находящуюся в лесу в Юнонградской области. 150 километров по северному шоссе и еще 50 на восток вглубь леса.
   - Но все было не так! - Шус вскочил на ноги, не в силах сдержать своего возмущения.
   - Что ты так нервничаешь? - поинтересовалась Жаннет у Шуса.
   - Но почему они все наврали? - уже более спокойным голосом продолжил Шус, - ведь все было не так. И Втри нам рассказывала и в той газете не так было написано.
   - Ну, возможно им дали уже подкорректированную информацию, хотя скорее они так привыкли перевирать новости, что если даже их поросят с самых верхов, они вряд ли смогут дать абсолютно правдивую новость. К тому же, тебе не кажется, что то, чем стреляла Втри в охранников музея, не так уж важно в сложившейся ситуации? Намного важнее, что нам с этим теперь делать.
   - А-а... да ты права...
   - Даже не начинай опять молоть всю эту ерунду на счет того, что это твое личное дело и что камень уже у меня, хорошо?
   - Конечно.
   - Еще раз повторяю, что нам делать?
   - Разумеется ехать в эту лечебницу и спасать ее!
   - А тебе не кажется подозрительным, что воровку без каких-либо психологических отклонений, не считая того, что у нее чешутся руки, но за это как раз сажают, а не лечат, отправляют в психушку?
   - Ну-у... вообще-то нет. Откуда я знаю, как у вас здесь положено.
   - Поверь, у нас так не положено. К тому же, даже если допустить, что в этом нет ничего странного, как ты думаешь, всегда ли в новостях сообщают, куда и в каком направлении отвозят пойманного преступника, с точностью чуть ли не до градусов.
   - Да откуда... Ты хочешь сказать, что это ловушка?
   - Да.
   - Но раз так, почему же они сделали эту ловушку столь простой, что ее заметил бы даже пятилетний ребенок?
   - Ну, во-первых, ты же не заметил, а рвался в бой с неизвестным врагом с доблестью, достойной чертового самоубийцы, съевшего пачку снотворного пополам с газировкой, - невинно напомнила Жаннет, - а во-вторых, мы ведь не бросим ее.
   - Но ты ведь сказала... Да, ты права. Но все-таки. Что же мы будем делать?
   - У меня уже есть одна идейка.... Пошли.
   - Что, уже? Но я ведь даже не поел.
   -Я на всякий случай сгребла в твою сумку все, что было из не скоропортящихся и хорошо упакованных продуктов. С голоду не помрешь. Сейчас же нам нужна машина. Мне нужно связаться кораблем.
   - В смысле, твоим космическим кораблем, висящем в космосе в боги знают в какой дали от нас?
   - Да, именно с ним. И не так уж они далеко. Я приказала Скворцову держаться в полупарсеке от границы этой звездной системы.
   - А зачем нам для этого автомобиль?
   - Так нас будет труднее засечь, хотя и вероятность этого не очень велика. Сигнал отправляется специальным кодом, который без специального приемника воспринимается просто как помехи. Нет времени объяснять, пошли!
   Не говоря больше ни слова, Жаннет схватила Шуса за рукав и поволокла к выходу.
   - Постой, дай хоть одеться! - взмолился он.
   - А что ты делал все то время, пока я говорила?!
   - Тебя слушал.
   - Чертов кретин!
   Шус оделся с максимальной, на какую был способен, скоростью. Несмотря на то, что он управился в армейские две минуты, на лице Жаннет была нарисована маска нетерпения и недовольства, как будто бы она провела в ожидании долгие и мучительные века. Увидев, что Шус готов, она опять схватила его за край рукава, правда на этот раз куртки и выволокла наружу. Внутри остались включенными свет в туалете, телевизор и компьютер. Дверь Жаннет все-таки закрыла, на это у нее ушла пара секунд. Перед внутренним взором Шуса предстали лица хозяев подвала, когда они вернутся в свою картину и обнаружат разгром, признаки взлома и непомерные счета за электричество. Совсем как в одной горской сказке из тех, что Шус слышал в детстве. В мозгу Шуса видно что-то переклинило и там стали проноситься обрывки этого потрясающего произведения фольклора.
   Как-то раз одни непослушный бараномамонтенок убежал из стада, и пастушек отправился его искать. Бараномамонтенок привел пастушка к гигантскому многокомнатному и двухэтажному гнезду Фалкийского орла. (Разновидности пернатых с восьмиметровым размахом крыльев). В различных вариациях сказки размер гнезда варьировался от десяти до сорока метров в диаметре. Мальчик залез в элитную недвижимость и переломал все антикварные экземпляры миниатюрных копий ложек, кроваток стульев и унитазов. По всей видимости, орел был их коллекционером, ну или надеялся когда-нибудь в будущем завести домашнюю мышь или бурундука. И как раз в тот самый роковой момент, когда мальчик расправлялся с миниатюрным книжным стеллажом, вырывая из пропорционально уменьшенных книжек старицы, прилетела злая птица. Дальнейшее развитие сюжета довольно легко себе представить. Мальчик сбежал, прихватив с собой великое сокровище, которое непонятно каким образом оказалось в гнезде у орла, и жил долго и счастливо. Что же касается судьбы бараномамонтенка, то о нем больше не упоминалось. По-видимому, орел с горя сожрал его.
   - Что ты там застрял? Спросила Жаннет у замечтавшегося Шуса, - Нам нужно еще найти подходящую машину.
   - Ты же не собираешься...
   - Именно это я и собираюсь делать! - безапелляционно заявила Жаннет.
   "Во имя всех богов, как в ней умещается столько энергии?!" - подумал Шус, - "конечно, она капитан, и это многое объясняет, но откуда такая целеустремленность и..."
   - А можно помедленне-е-е! - прокричал Шус, но Жаннет даже не обратила на него внимания.
   "Почему это она так торопится", - продолжал рассуждать Шус, - "ведь в конце концов Втри - моя подруга, соотечественница... почти. В любом случае какие-то несколько сотен километров, или тысяч... Черт, сколько же там их было? В общем, неважно. Они ведь не играют никакой роли в другом измерении. А Жаннет и видела-то Втри сего лишь однажды. И что это еще за "идейка" для корой нужно разговаривать с ее кораблем, сидя в автомобиле?"
   - Три тысячи чертей, и что ты застыл как ледяной столб? Неужели успел замерзнуть? Садись!
   - Что? - за то время, пока Шус пребывал в глубинах внутреннего диалога, Жаннет каким-то образом сумела дотащить его до первого попавшегося автомобиля и нахально взломала его. И это при том, что он стоял прямо посреди улицы по которой ходило довольно много людей.
   - Ты что, идиотка! Нас же...
   Жаннет со всей силы врезала Шусу носком сапога под коленную чашечку и, игнорируя слабые поскуливания Шуса, объяснила зачем сотворила сей человеколюбивый поступок.
   - Сам ты идиот! Если ты будешь так орать, нас действительно заметят, чертов придурок. А так все выглядит так, как будто я просто открываю замок ключами и его от холода заело. Что с тобой случилось этой ночью? Ходишь как в бреду. Ты случайно головой не ударялся? - спросила Жаннет, уже залезая в машину.
   - Нет. Разве что ты меня ночью чем-нибудь ударила, - все еще обиженно пробурчал Шус. Конечно одежда смягчила удар, да и била Втри не со всей своей силы, но все равно это больно.
   - Это невозможно, - голосом профессора, утомленного беспробудной тупостью студентов, проговорила Жаннет, щелкая какие-то кнопки и рычажки, - как я уже сказала, я всю ночь просидела за компьютером, а любой нормальный человек понимает, что отвлечься от него ради того, чтобы ударить какого-то пришельца из иного мира крайне сложно, а ради такого как ты, и вовсе невозможно.
   Жаннет развернула автомобиль, вывела его на проезжую часть и влилась в общий поток.
   - Ты намекаешь на то, что я плохой пришелец из иного мира?
   - Можешь поверить, ты самый лучший из всех, кого я знаю... хотя наверное, твоя подруга больше достойна быть лучшей.
   Учитывая, что Жаннет знала только двух путешественников между мирами, Шус осознал, какого она о нем невысоко мнения, как о пришельце из иной вселенной. Может это из-за того, что он слишком долго с ней общается и она считает его простым человеком и не видит в нем ничего загадочного?
   - А-а... Жаннет..., - начал Шус.
   - Юр, ты не мог бы ненадолго заткнуться. Я понимаю, что твоих умственных способностей не хватит на то, чтобы управлять машиной, а останавливаться нам не состоит, но пожалуйста, помолчи и не отвлекай меня. Я связываюсь с кораблем.
   У Жаннет в руках очутился прибор, похожий на штуковину, с помощью которой можно управлять телевизором на расстоянии. Хоть Шус ни разу и не использовал их, Жаннет ему про такой говорила. Во время полета на Эгриси Шус набрался храбрости и добился того, что Жаннет примерно за полчаса ответила ему на некоторые интересующие его вопросы о здешних обычаях и приборах. На этой штуковине было не так уж много кнопок. Жаннет вдумчиво нажимала на них, при этом каким-то чудом умудряясь управлять автомобилем, никуда не врезаясь.
   - Черт, что они там делают? Почему они заставляют капитана ждать как... Да, черт побери, это я... Нет, я не попалась в плен к врагу. И это не синтезатор голоса... На какие, к черту, вопросы?... Я? Я не могла придумать такую глупость. Даже если меня захватили и я отвечу на вопросы... Ты издеваешься?! Живо зови старпома... Какого? Да кто ты вообще такой? Такого придурка я бы никогда не взяла в свою команду. И почему на связи сидит какой-то матрос, а не... Вернусь уволю! Черт бы тебя побрал!!! Во имя всех твоих чертовых богов, почему только стоит мне исчезнуть на несколько дней, и все приходит в полный беспорядок? И это при том, что Скворцова... Страпом? Да это я... нет я не собираюсь возвращаться и мне не нужна срочная эвакуация. Все под контролем. Мне нужно, чтобы вы отправили аппарат 001 ко мне, со всем сопутствующим оборудованием.... Как это сделать? Загрузите его в гиперракету. Ведь они должны еще остаться... Да, я понимаю, что это опасно и ее могут засечь. Именно поэтому вы должны вывести ее из гиперпространства как можно ближе к поверхности планеты... Вы утверждаете, что когда вы служили в армии Союза, вы проводили подобные испытания и это привело к взрыву, выжегшему пол планеты?... Но ведь у нас не союзное оружие прошлого века, а все самое новое, что только можно найти... Да, черт подери!... Это приказ. Чтоб вас...
   Пока Жаннет вела переговоры, Шус разглядывал однообразный пейзаж за окном. Там были видны только первые этажи домов, столбы ночного освящения, другие машины и люди, одетые в похожую одежду. И все это было покрыто ледяным чехлом. Вдруг Шус заметил, что какой-то человек в форме машет полосатой светящийся палочкой и свистит в свисток.
   По всей видимости, все эти действия он производил с целью привлечь внимание Жаннет. Та же не обращала на него никакого внимания. Шус пришел к заключению, что будет не очень хорошо, если они промчаться мимо этого человека, учитывая, то что он, судя по его одежде, военный или милиционер. Он тихо позвал:
   - Э-э... Жаннет, не хочу тебя отвлекать...
   Жаннет ничего не ответила. Она продолжала разговор:
   -...да, я все понимаю... В конце концов, кто капитан, я или вы?... Вы не собираетесь этого делать?! Тогда я вас уволю...
   Шус увидевший, что вежливый подход не принес никаких результатов, перешел к более решительным действиям. Вначале он помахал рукой перед лицом Жаннет, указывая на приближающегося человека с палкой, но Жаннет просто недовольно отодвинула его руку. Тогда Шус набрал в легкие побольше воздуха и заорал что есть мочи:
   - Жаннет!!! Хватит болтать! И не игнорируй тех, кто к тебе обращается здесь и сейчас! - после этих слов Шус выхватил устройство для разговоров на дальние расстояния из рук Жаннет и зажмурился, ожидая немедленного наказания. Прошла пара секунд, в течение которых ничего не происходило, а в автомобиле было так тихо, что можно было услышать, как из того устройства, что Шус зажал в руке, доносится голос Скворцова, пытающегося понять, что собственно случилось. Шус, так и не дождавшись никакой реакции со стороны Жаннет, осторожно приоткрыл правый глаз. Но в тоненькую щелочку между век ничего не было видно. И ему пришлось открыть второй глаз.
   Жаннет устремила на него взгляд широко распахнутых глаз. В каждом из них пылало по гигантскому вопросительному знаку на фоне сожаления о внезапно утраченном рассудке и непонимания, а почему этот рассудок утратился и куда он делся.
   - Ты чего? - почти по слогам спросила Жаннет.
   Шус, не говоря ни слова, показал пальцем за спину Жаннет. Она покорно повернула голову, повинуясь указующему персту Шуса. В боковое окно настойчиво стучал тот самый человек в форме с той самой светящейся полосатой палкой. На вид ему было не больше двадцати пяти.
   Дело в том, что Жаннет остановила автомобиль в тот момент, когда Шус выхватил у нее из рук телефон. Она рефлекторно вдавила педаль тормоза, остановив автомобиль как раз напротив человека в форме. Он, в свою очередь обошел автомобиль, чтобы пообщаться непосредственно с нарушительницей.
   Жаннет нажала на какую-то кнопку и окно стало опускаться внутрь двери. При этом вопросительные знаки в ее глазах увеличились раза в три, покинув переделы глазных яблок, несмотря на то, что они были раскрыты, казалось бы на невозможную ширину, и расползлись по всему ее лицу.
   - Что вам от меня нужно? - спросила она у человека в форме.
   - Вы нарушили статью номер 113 пункт 1 часть б ДК ЕСП. А именно пользование коммуникационными устройствами во время вождения транспортного средства, - отчеканил человек в форме.
   - А вы кто? - продолжала тупить Жаннет.
   - Сержант дорожно-транспортной службы Юнионбурга, товарищ Правдин. Почему вы разговаривали по телефону, когда вели машину?
   - А-а... - Жаннет все еще продолжала туго соображать. Видно поступок Шус произвел на нее весьма странное, но похоже неизгладимое впечатление. Она встряхнула головой и продолжила уже своим обычным голосом, а большой знак вопроса, успевший за это время так вырасти, что превратился в один большой, стерся с ее лица, - просите. Мне... мне позвонили. Моя мать. В смысле отец.
   - Дайте мне, пожалуйста, телефон. Ведь ваш брат еще его не выключил?
   - Какой брат? Ах да, Пиончик. Да, это мой горячо любимый двоюродный брат. Ты ведь не отключил своего дядю?
   Шус, который теперь занял законное место, на время отобранное Жаннет, ничего не понимающего бестолкового главного героя, протянул Жаннет тот аппарат, который вырвал у нее из рук. Насколько он понял, все говорили именно о нем. Та же передала его сержанту Правдину. Тот аккуратно взял его и поднес к уху.
   - Товарищ, ведь вы отец той девушки, с которой я только что говорил?
   - ...А-а? - раздалось из телефона.
   - Простите, я забыл представиться. Я - сержант дорожно-транспортной службы Юнионбурга, товарищ Правдин, - отрекомендовался он, даже не подозревая, что разговаривает с государственным преступником, дезертировавшим из армии и примкнувшим к космическим разбойникам.
   - ...
   - Идиот, - шепотом произнесла Жаннет, ударяя Шуса своим кулачком в коленку, - черт, из чего у тебя кости!
   - Из... из костей наверное, - тоже шепотом ответил, Шус потирая коленку, - а собственно, что я сделал?
   - Какого черта ты громкую связь врубил? - возмутилась тупостью Шуса Жаннет, дуя на ушибленные пальцы.
   - Ничего я не врубал!
   - А это что по-твоему?
   - Дело в том, - выждав достаточно долго, что бы удостовериться, что Скворцов не собирается отвечать, продолжил милиционер, - что ваша дочь вела машину в тот момент, когда ответила на ваш звонок. Вы знали об этом?
   - Да... я в курсе, - каменным голосом ответил старпом, совершенно не понимающий, с какой собственно стати его новый собеседник считает, что он - отец Жаннет, и вообще, какого черта там происходит.
   - Тогда вы должны отдавать себе отчет в том, что чуть не убили собственную дочь.
   - Убил?
   - Да, вам в это сложно поверить, но семь процентов всех ДТП происходит из-за того, что водители отвлекаются на посторонние электронные устройства. Вам может показаться, что это не так уж и много, но ведь даже один лишний процент может лишить ее жизни! Вы понимаете это?
   - Да, простите, сержант.
   - Вы больше не будете так поступать?
   - Не буду, простите.
   - Это хорошо. До свидания.
   Сержант Правдин обратился к Жаннет.
   - Вы обещаете больше не подвергать свою и чужие жизни опасности?
   - Да, обещаю.
   - Держите, - он потянул телефон Жаннет, но та почему-то не торопилась забирать его.
   - Вы не будете брать денег?
   - Нет, конечно же.
   - И даже не будете выписывать нам штраф?
   - Ну, зачем. Вы ведь по сути ничего не сделали. Если выпишу вам штраф - вы только разозлитесь и больше ничего, а так вы больше не будете нарушать правил. Ведь их придумали ради вашей же безопасности. Хорошо?
   - А-а..., - Шусу показалось, что Жаннет делает над собой какое-то усилие, она молчала в течении пары-тройки долгих секунд после чего все же выдавила из себя, - да, конечно.
   - Вот и отлично. Можете ехать.
  
   - Мне жаль его, - неожиданно произнесла Жаннет через несколько минут после того, как они поехали.
   - Жаль? Почему?
   - Не понимаю, как могло случиться, чтобы такой хороший человек попал в милицию. Впервые сталкиваюсь с полицейским, вкладывающим в свою работу всю душу.
   - Тогда у вас здесь какие-то неправильные милиционеры. В своем мире я дружу с одним. Он капитан. Насколько я успел его изучить, он - хороший человек.
   - У тебя просто неправильная милиция, в этом твоем мире.
   - Это здесь она неправильная!
   - А я сказала...
   - Жаннет, прости, что перебиваю тебя, но насколько я понимаю, Александр Скворцов, ведь того человека, с которым ты разговаривала, именно так зовут? Он до сих пор нас слышит?
   - А, что? Три тысячи чертей, почему ты мне не напомнил! - Жаннет схватила телефон, - вы еще здесь?
   - Да, я здесь, госпожа капитан, - ответил старпом, - а что это было?
   - Черт, эта проклятая громкая связь... - Жаннет нажала на какую-то кнопку на лицевой поверхности телефона под маленьким телевизором, вмонтированным в него, после чего продолжила, - ничего особенного, просто нас задержал постовой. Все нормально. С нас даже штраф не взяли. Так вы уже отдали команду подготавливать запуск аппарата 001?... Почему еще нет?!... Ну так прикажите, чтоб вас!... Куда? Я не знаю точных координат. Сто пятьдесят километров по северному шоссе от Юнионбурга и оттуда тридцать на восток ... Тогда отправляйте на 149 километр и пол километра на восток... Откуда я знаю, какие там координаты, поищите! Сколько вам понадобится времени на подготовку?...
   Это слишком долго! Максимум шесть часов! Все, конец связи! - Жаннет решительно отдернула телефон от уха, нажала на какую-то кнопку и засунула куда-то под куртку. После чего Жаннет глубоко и смачно зевнула.
   - И все-таки, почему тебе жаль того милиционера?
   - А... что?
   - Ничего... Ты уверена, что ты в порядке?
   - А со мной разве что-то не так?
   - Ну как тебе сказать! Просто я подумал, что двух часов для сна мало.
   - А, ты об этом? Не беспокойся. Я могу вообще не спать трое суток, - сказав это, Жаннет с трудом подавила зевок.
   - Ну, раз ты так говоришь...
  
   Они надолго замолчали. Жаннет всеми силами боролась со сном, подкрадывающимся из-за угла, как наемный убийца, а Шус пытался разрешить для себя один заинтересовавший его вопрос: почему Жаннет не проявляла никаких признаков усталости с того момента, как они узнали, куда отправили Втри и до маленького происшествия с милиционером. И если уж она так хорошо умеет брать себя в руки, почему она вдруг начала зевать? Сколько Шус не бился, он так и не нашел ответа на этот вопрос. Отчалившись понять природу этого феномена, Шус перешел к следующему вопросу, ответ на который можно была получить, просто спросив у Жаннет:
   - Слушай, а ты знаешь, куда ты едешь? Не куда мы едем в принципе, а куда едем в данный момент?
   - Нет, - без всяких раздумий ответила Жаннет.
   - То есть как это "нет"? - не поверил Шус.
   - Очень просто. Все это время я просто кружила по городу на всякий случай. Кстати, спасибо, что напомнил. Посмотри в сумке.
   - Что? - поинтересовался Шус, потянувшись на заднее сиденье за сумкой.
   - СК... спутниковую карту. Ну такой маленький компьютер с сенсорным экраном.
   - Ты имеешь ввиду ту штуковину, которой ты так обрадовалась вчера в автомобиле первого человека, которого мы ограбили?
   - Именно.
   - А откуда... нет, ты все же права вот она, он. Ты сказала, что это тоже компьютер?
   - Да. найди северное или какое там нам нужно, шоссе. Ты ведь вроде бы научился им пользоваться вчера?
   - Да, в общих чертах.
   - Ну вот и сделай это.
   После этих слов Жаннет в очередной раз зевнула. Похоже, у нее не было даже сил подавлять зевоту. Что же касается Шуса, то он приступил к поиску этого самого "северного шоссе". Справившись с этой весьма сложной задачей, он совершил нечто еще более невероятное, отметил кратчайший маршрут от их теперешнего местоположения до начала этого самого северного шоссе. Оказалось, что оно находится в противоположной, относительно направления их движения, стороне, что Шус и сообщил Жаннет.
   - И что же ты раньше не сказал? - возмутилась она, разворачивая автомобиль и пренебрегая всеми правилами дорожного движения, что понял даже Шус, которого нельзя было назвать большим экспертом в этих правилах.
  
   Следующий час Шус занимался тем, что говорил Жаннет, куда надо завернуть, а куда не надо. Та же, в свою очередь, все время ругалась, потому что Шус постоянно путался с направлением и их местонахождением. Но благодаря объеденным усилиям, они все же добрались до своей цели, если Шус ничего не перепутал и они ехали именно туда, куда было надо.
   Для проверки такой возможности Жаннет даже остановилась у тротуара, вышла из автомобиля и спросила у нескольких прохожих, действительно ли это северное шоссе? Люди отвечали "да" и показывали на название улицы, висевшее как раз напротив того места, где они остановились. Поняв, что вероятность ошибки крайне мала, Жаннет вернулась в автомобиль и влилась в поток других автомобилей.
   Минут через двадцать размеренной поездки без поворотов и остановок Жаннет начала все чаше и чаще клевать носом. Шус, заметивший это, забеспокоился о своем непосредственном и весьма скором будущем.
   - Дорога ведь не будет бесконечно длиться без поворотов, - промелькнуло у него в голове, - и вообще, будет, наверное, не очень хорошо, если она заснет.
   - Послушай, Жаннет, ты уверена, что с тобой действительно все в полном порядке?
   - Что ты имеешь ввиду? - встрепенулась она.
   - Ты точно не заснешь?
   - Что, все действительно так плохо? - обиженно спросила она.
   - Угу, - многозначительно подтвердил Шус.
   - Наверное, все-таки не стоило так долго играть... в такое-то время.
   Они помолчали несколько минут.
   - Слушай, расскажи о себе, - внезапно встрепенулась Жаннет.
   - Чего? - не понял Шус.
   - Все! Я же о тебе в совсем ничего не знаю.
   - Я о тебе тоже не так уж много знаю. Почему бы тебе...
   - Во-первых, я первая попросила, а во-вторых я веду машину и мне не стоит так сильно отвлекаться. Так что как-нибудь в другой раз.
   - Ну хорошо. Только скажи, что именно тебя интересует? Ведь вряд ли тебе интересно узнать, сколько именно у меня родственников и как зовут мою троюродную тетку?
   - Ты прав, от таких рассказов я засну раза в три быстрее. Расскажи о своем мире все, что знаешь. Какой он, ну и что с тобой случилось. Ведь вряд ли путешествие в иные вселенные является нормой даже для волшебников.
   - В этом ты права. Насколько я знаю, это могут делать, корме меня и Втри, только директор Сэйлэнар и Учитель. А учитывая, что я и Втри сделали это совершенно случайно и не знаем, как вернуться, то по сути - только двое последних. Наверное есть и еще... Боги, с чего же начать?
   - Начни хотя бы с этого твоего директора.
   - Сэйлэнара что ли? Ну, насколько я знаю, ему, как минимум, сто пятьдесят лет...
  
   - Мы уже должны подъезжать, - заметила Жаннет часа через полтора после того как они выехали из города, - Юр, можешь посмотреть, где мы сейчас находимся?
   - Да, конечно. Шус полез за спутниковой картой. Оказалось, что судя по ней, они находятся на 148 километре от города.
   - Как вовремя я тебя спросила, еще бы чуть-чуть и пришлось бы возвращаться. Пожалуй, здесь и остановимся.
   Жаннет начала снижать скорость и сворачивать к обочине. Вокруг дороги стоял лес, покрытый толстым слоем снега.
   - Жаннет, а почему мы останавливаемся? Ведь здесь вроде бы не наблюдается никакой сворачивающей на восток от шоссе дороги. Ведь я ничего не перепутал? Там сказали...
   - А как ты это себе представляешь? Мы подъезжаем по главной дороге к воротам и говорим охране, что мы хотим забрать ту самую преступницу, о которой говорили в новостях?
   - По правде говоря я думал, что примерно так мы и поступим. Ведь ты и раньше совершала кучу, казалось бы невозможных и наглых поступков, которые тем не менее оправдали себя и все получалось.
   - Здесь совсем другое. Не думаю, что поддельный документ здесь поможет. Я думаю, что здесь скрывается нечто большее, чем просто какая-то лечебница.
   - Но тогда я совершенно ничего не понимаю. Как мы тогда туда доберемся? Ведь не на этом же...
   - Заткнись и подержись за что-нибудь, - перебила его Жаннет.
   - Что?
   Жаннет ничего не ответила ему. Она вдруг вжала педаль газа уже почти остановившегося автомобиля, заворачивая руль вправо. Шус осознал, что она собирается делать, когда было уже поздно. Они покатились вниз с насыпи, и снег заполнил все обозримое пространство. Ехали они недолго. Все, на что оказался способен автомобиль, это скатиться с дороги в канаву, где и увяз в глубоченном снегу.
   - Ты что, свихнулась?! - закричал Шус, когда понял, что именно сделала Жаннет.
   - Нет, я в полном порядке, - ответила она на возмущенную тираду Шуса, заглушая двигатель.
   - Но тогда зачем...
   - Во-первых он нам больше не понадобится, а во-вторых не хотелось бы, чтобы на него обратили внимание.
   - И как ты собираешься добраться до этой лечебницы?! Насколько я помню, они сказали, что туда пути тридцать километров, и это по лесу, да еще и зимой без лыж и...
   - А кто сказал, что нам придется идти пешком?
   - Но...
   - Помнишь мой разговор с кораблем?
   - Вроде бы... ты хочешь сказать, что тот... та штуковина, насчет которой ты с кем-то спорила, поможет нам добраться?
   - Именно.
   - А...
   - А сейчас мы должны подождать... у нас часа три свободны. Можешь продолжить свой рассказ. Как ты говоришь, ты познакомился с Втри? - с этими словами Жаннет пристроилась на плече у Шуса и закрыла глаза.
   - Но... - начал Шус, но понял, что возражать бессмысленно и глупо, так что проще продолжить в очередной раз рассказывать свою биографию. В его голове промелькнула мысль, что как-то часто он этим занимается...
   Хотя часто ли? Последний раз он ее рассказывал Майку... а сколько с тех пор времени-то прошло? Шус попытался подсчитать, но каждый раз получались разные числа. В основном из-за того, что он так и не понял, сколько же дней болтался в спасательной шлюпке. Да и произошло столько всего...
   - Юр, я жду, - вернула его к реальности Жаннет.
   - Да, да...- вздохнул Шус.
   Минут через пятнадцать, когда Шус добрался до памятного момента своего ограбления и избиения, он заметил, что дыхание Жаннет стало более ровным и тихим. Она заснула. Поняв это, Шус решил, что рассказывать дальше смысла нет, все равно вряд ли она что-нибудь услышит, а если и услышит, вряд ли будет довольна этим. Но через пару секунд он обнаружил, что просто сидеть и смотреть на падающий снаружи снег совсем невесело.
   Конечно, рассматривание песчинок и снежинок, созерцание горящего огня, льющейся воды и расслабленного лица Жаннет ведет к философским мыслям у глубокомысленным сентенциям, но интересы Шуса обретались в намного более приземленной плоскости.
   Насколько он помнил, Жаннет сложила в сумку какую-то еду и его инстинкты клеймили его самыми страшными ругательными словами, а в их потоке можно было различить настойчивые приказы что-нибудь съесть. Монахи практически всех религий призывают в таких случаях обратиться к созерцанию снежинок и огня или к молитве к высшим силам, что, впрочем практически одно и то же, но Шус ни на одну секунду своей жизни не причислял себя к этой категории и устремил свои загребущие руки во внутренности сумки.
   Внутри он обнаружил огромный брильянт, занявший чуть ли не половину места и значительно увеличивший вес, несколько банок с консервами, бутылку с напитком ядовито-зеленого цвета, три шоколадки и пакет из неизвестного Шусу материала, трещащему при любом прикосновении.
   Консервы Шус даже не пытался открывать. Конечно он мог попробовать кое-что из того, чему научился. В голове у него прокрутилось штук пять разных путей решения проблемы. Но главная проблема заключалась в том, что ни один из них не гарантировал, что содержимое банки не размажется тонким слоям по всему, что было внутри автомобиля, а один даже гарантировал то, что они будут усеяны не только консервированной рыбой, мясом или что там было внутри, а еще и маленькими, но крайне острыми стальными иголками, летящими со скоростью межпланетного космолета в гиперпрыжке.
   Следующими по списку были шоколадки и бутылка с чем-то ядовито зеленым. Последнюю он тоже отложил в сторону. Открыть-то ее было просто, но цвет содержимого ассоциировался у Шуса только с одной субстанцией, которую он не считал пригодной для питья. Что же касается шоколадок, то одну он съел, а вторую оставил для Жаннет. Оставался только пакет.
   Там оказались сухарики. Довольно вкусные, но на редкость соленые, что заставило Шуса, съев половину (со второй он поступил так же, как с шоколадом) все-таки глотнуть яду зеленого цвета. На вкус он был слишком сладким, но все-таки терпимым. Что же касается его ядовитых свойств, то Шус не упал сразу же замертво, дрыгая ногами, с текущей изо рта пеной, но еще оставалась возможность, что его действие проявляется не сразу. После еды, которая, впрочем, только раздразнила его аппетит, его неудержимо потянуло в сон. Он успел только подумать, что это подозрительно, учитывая, что он вроде бы выспался.
  
   В то время пока Шус и Жаннет спокойно спали в автомобиле на откосе дороги, Втри думала о жизни в принципе и своей в частности. Она пыталась понять, как же могло такое случиться, что она попалась. Кроме того, ей было интересно, убежал ли Шус с той девушкой. Ведь они были ее единственным шансом выбраться отсюда. Единственное, что она знала, это то, что она не видела их с тех пор, как они расстались у входа в музей.
   Находилась она в маленькой, где-то около пяти-шести квадратных метров, неуютной камере с низким потолком. Состояла она из четырех каменных стен и одной железной двери. Внутри была жесткая кровать с грязным матрацем, а свет шел от зарешеченной местной лампочки.
   Попала она в это унылое помещение весьма прозаичным образом.
   Поймали ее почти сразу же после того, как она бросилась бежать. Если там была пара-тройка агрессоров, она бы отправила их в далекий полет даже не задумываясь. Если бы там оказалось человек восемь, она бы сопротивлялась и, учитывая условия, скорее всего выиграла, но она налетела как минимум на дюжину человек с направленными на нее дулами автоматов. Она конечно же не собиралась сдаваться решила просто убежать, но бросившись назад, она оказалась ровно в таком же положении, а отступление вбок дало совсем уж отвратительный результат. Там была стена.
   Поняв, что сбежать все же не удастся, а победить и при этом не умереть героическим образом не получиться, она приготовилась заговаривать зубы своим противникам, но не успела даже поднять руки, как в ее шею воткнулось что-то острое. Она попыталась потрогать пораненное место, но неожиданно поняла, что ее рука почему-то стала очень тяжелой. В ее угасающем сознании промелькнула мысль, что все вышло крайне глупо. Удара о припорошенный снегом тротуар она уже не почувствовала.
   Очнулась она уже в этой камере без верхней одежды и обуви, которые совсем не помешали бы здесь. Последствием снотворного, Втри после долгих размышлений пришла к выводу, что это было именно снотворное, стали головная боль, ломка во всем теле и почти не двигающаяся шея. К тому же место, куда воткнулась игла, страшно чесалось, но Втри всеми силами боролась с желанием почесаться, понимая, что будет только хуже.
   - Нет, это все-таки невозможно, - проговорила вслух Втри, после чего продолжила уже про себя, - откуда они узнают где я, не будут же кричать на всех площадях, что такую-то посадили туда-то. Я даже не знаю, на поверхности ли я или нет, что уж говорить о местонахождении. И даже если бы я знала, что бы это дало... Во имя всех богов, как голова болит и есть хочется, к тому же здесь холодно...
   - ЭЙ! - закричала она, вскочив с кровати, - кто-нибудь, может хоть скажете бедной девушке, что с ней собираются делать, а если не скажете, то накормите бы хотя бы, или вы решили проверить, сколько я продержусь без еды и воды?!
   Ответа на ее грозную тираду не последовало. Втри свалилась обратно на кровать, обречено склонив голову. Она подумала о том, что вполне возможно, ее никто не слышит.
   Эта мысль потянула за собой следующую. С самого того момента, как она проснулась, ей казалось, что за ней кто-то следит. Втри сосредоточилась на своих ощущениях, пытаясь понять, мерещится ли ей это ли нет. Так, устремив невидящий взгляд в пол под своими ногами, она просидела минуты четыре. Неожиданно она встрепенулась и резко подняла взгляд, устремив его в дальний и самый темный угол.
   Для стороннего наблюдателя угол ничем не отличался от своих собратьев, был уныл и ровен. Втри, как и любой сторонний наблюдатель, не видела в этом углу ничего подозрительного, но что-то подсказывало ей, что там что-то есть.
   Ее гнев даже не успел облечься хоть в какую-то форму. Просто мини камера, находящаяся как раз в том углу за бронированным, односторонним и выкрашенным специальной краской под бетон, сгорела. На лице незнакомца, находящегося где-то и наблюдающего за Втри последние часа три, с тех самых пор, как она смогла проснуться, промелькнула едва заметная улыбка. Одна за другой сгорели еще четыре камеры. Улыбка на его лице растянулась настолько, что ее можно было заметить без электронного микроскопа. Втри, так и не избавившиеся от неприятного чувства, откинулась на кровать, тяжело дыша.
  
   Сон был тяжелым и скорее изматывающим, чем придающим сил. К тому же оборвался он до невозможности безобразным образом. Сквозь его пелену прорвался какой-то то ли звон, то ли резкая мелодия. Шус, не открывая глаз протянул руку к источнику звука. Он нащупал что-то, лежащее перед стеклом. Это что-то вызвало в Шусе смутные ассоциации. Он нажал на кнопку и до него донесся голос.
   - Госпожа капитан?
   - А?
   - Мы подготовили... кто это?!
   - А вы кто?
   - Я... черт, так значит...
   - Постойте, вы вроде бы из команды Жаннет, ее главный помощник или еще что-то в этом роде?
   - Да. Так вы ее спутник?
   - Да.
   - Можете дать мне госпожу капитана?
   - В каком смысле дать?
   - Дайте мне поговорить с ней.
   - А, понятно сейчас.
   Шус наконец-то разлепил глаза. Несмотря на то, что он узнал о существовании такой вещи, как телефон несколько часов назад и к тому же только проснулся, все-таки разобрался в чем дело. Жаннет спала все так же, положив голову на его плечо.
   "И как только она умудрилась не проснуться от этого звука?" - подумал Шус.
   У Шуса не было сил размышлять над этой проблемой и он просто потряс ее за плечо. Та зафырчала во сне, как рассерженная кошка. По инерции Шус дернулся, чем и закончил свое черное дело.
   - В чем дело? - сонно пробормотала она.
   - Прости, не хотел тебя будить, но здесь твой главный помощник, или как там это называется?
   - Скворцов, что ли?
   - Да, именно он.
   - Что же ты раньше меня не разбудил?! - возмутилась уже совершенно проснувшимся голосом Жаннет и схватила телефон, - Да?... Отлично, можете запускать, хотя. Постойте... через сколько вы сможете запустить?... Подождите минут двадцать и еще можете сказать координаты, - она взяла СК, лежавшую рядом с телефоном, - так какие?... Отлично. Юр собирайся.
   - Куда?
   -Как это "куда"? К месту прибытия аппарата 001. В лес.
   - Пешком? Да ты хоть представляешь...
   - А у нас есть выбор? К тому же в лесу снег должен быть не таким глубоким, - говоря это, Жаннет застегнула куртку и открыла дверь.
   Для этого пришлось затратить довольно много энергии, но она справилась. К счастью, снег был не выше середины колес. После чего вылезла наружу. Шус обречено вздохнул и последовал за ней.
   Все оказалось не так плохо, как он предполагал. Практически непроходимы были только первые метра три канавы, за ней же почти сразу начинались какие-то вечнозеленые деревья и под ними снег был где-то по щиколотку. К тому же Шус шел по следам Жаннет.
   Но, несмотря на все это, единственное на что хватало у Шуса сил была ходьба. Он даже потерял счет времени, а об окружающей его действительности имел весьма смутное представление. Нужно идти по тропе, за Жаннет. Вон за тем силуэтом метрах в четырех впереди. Вокруг все бело и холодно. Еще есть деревья. Их надо обходить. - вот этим простеньким алгоритмом на уровне бейсика и объяснялись все действия Шуса во время этого похода.
   Что же касается Жаннет, то она вела намного более активную трудовою деятельность. Кроме того, что она прокладывала дорогу, она еще все время проверяла направление, а где-то на середине их пути связалась со своим кораблем и приказала произвести запуск.
  
   - Все, мы пришли, - неожиданно произнесла Жаннет.
   - Куда? - не понял Шус, отключая бейсиковый алгоритм мышления.
   На всякий случая он осмотрел окрестности, желая убедиться, что не пропусти очередного мамонта, но никаких шерстистых животных, как впрочем и неведомых аппаратов, он не обнаружил.
   - Ракета должна упасть где-то здесь, - неопределенно ответила Жаннет.
   - В каком смысле "упасть"?!
   - Лучше ложись.
   - Зачем?
   - Так меньше шанс того, что тебя чем-нибудь заденет при ее приземлении.
   - А... - сообразив, что сказала Жаннет, Шус упал в снег, прикрыв голову руками.
   - Ну, все не так ужасно, - успокоила Шуса Жаннет, ложась рядом с ним, - к тому же, если что-то пойдет не так, это вряд ли тебя спасет.
   - А как все должно пойти?
   - Ракета с аппаратом 001 должна выйти из гиперпространства в километре над поверхностью планеты над этим местом и упасть вниз, точнее в ста метрах дальше. Разброс пятьдесят метров. Сама ракета имеет длину двадцать пять метров. Так что нас не должно задеть. Отвечая на вопрос, который ты непременно задашь, скажу что будет если что-то пойдет не так. Гипердвигатель предыдущего поколения в работающем состоянии взрывался при оказании на него достаточного давления. Как показывают многочисленные опыты, давления атмосферы пригодных для жизни планет для этого было вполне достаточно. Но двигатели нового поколения имеют гораздо больший запас прочности, ведь кроме давления атмосферы любое попадание в двигатель при входе в гиперпространство раньше вело к неизбежному взрыву. Но, как я уже сказала, нам незачем беспокоиться, хотя насколько мне известно, подобных опытов с двигателями нового типа не производилось.
   - То есть ты хочешь сказать, что вполне возможно, что твоя ракета может взорваться на высоте километра над нами и нас засыплет раскаленным и острыми обломками? - в ужасе уточнил Шус.
   - Нет, если взрыв все-таки случится, мы даже этого не заметим, как и никто в радиусе сотни километров.
   - Ты хочешь сказать, что этот взрыв мгновенно убьет всех вокруг на сто километров во все стороны?
   - Да, - беззаботно ответила Жаннет.
   Шус ничего не ответил, ужаснувшись безответственности и беззаботности Жаннет. Одно дело, когда подвергаешь опасности себя или людей, которые делают с тобой одно дело. Но совсем другое, кода это начинает касаться совершенно посторонних и ни в чем не повинных людей... Но не успел Шус полностью осознать эту мысль, как откуда-то сверху донесся страшный удар. Шус почувствовал, как его вжало в снег. Сердце Шуса замерло, а пальцы на ногах похолодели, хотя, вполне возможно из-за того, что снег, попавший в сапоги и уже растаявший, опять начал замерзать. "Вот он, конец, окончательный и бесповоротный", -промелькнуло в его голове.
   -Ура, все получилось! - наперекор мыслям Шуса, закричала Жаннет.
   - Взрыва не будет? - не поверил Шус.
   - Конечно же нет, идиот! А сейчас действительно лучше пригнуться.
   Сверху донесся гул, становясь все громче и громче. Когда он стал практически невыносим, Шус услышал глухой удар, а земля сотряслась как при землетрясении. Сразу за этим звуковое сопровождение сменилось на звук ломающихся и врываемых с корнем деревьев. В конце концов шум прекратился, и Шус осторожно поднял голову.
   Вид местности кардинально изменился. Нет, деревья все же продолжали стоять, а снег падать, но как раз перед Шусом находился тот самый мамонт, которого он не обнаружил в первый раз по той простой причине, что тогда его просто не было. Метрах в дести перед ними лежала какая-то штуковина, отливающая тусклым стальным блеском. За ней тянулась длиннющая просека, а перед ней вырос бугор земли перемешенной с обломками деревьев.
   - Ну что я говорила, все получилось в лучшем виде, - самодовольным тоном, как будто бы это была ее заслуга, хотя, по правде говоря, во многом это была действительно ее заслуга, сказала Жаннет, встав и отряхнувшись.
   - Но ты говорила, что твоя ракета упадет максимум в пятидесяти метрах от нас. Да она же чуть не убила нас!
   - Но ведь не убила. Хватит разлеживаться, пойдем.
   - Может ты для начала скажешь, что же это за аппарат 001? - спросил Шус, все таки поднявшись.
   - Раньше бы спрашивал, а теперь незачем. Лучше один раз посмотреть, чем сто раз услышать!
   - А откуда ты знаешь эту поговорку?
   - В смысле "откуда"?
   - Ну, просто это поговорка из моего мира.
   - Еще чего не хватало. Насколько я знаю, эта поговорка появилась чуть ли не в допотопные времена, и никакие чертовы путешественники между мирами не замешаны в ее существовании. Пошли, что ты стоишь?!
   Жаннет пошла к своей ракете. Шус поплелся за ней, раздумывая над тем, что для словесных оборотов, устоявшихся выражений и сюжетов для сказок похоже не существует не только времени и расстояния, но и границ между мирами.
   Жаннет обошла ракету со всех сторон, внимательно ее рассматривая и несколько раз чертыхнувшись, наконец остановившись около ее задней части. По крайней мере Шус решил считать носом ту часть, которую он увидел первой. Отсюда открывался прекрасный вид на разрушения, причиненные ракетой. Полоса взрытой земли в ширину была где-то метров шесть, а в длину пятьдесят-шестьдесят.
   "Все правильно", - подумал про себя Шус, - "ракета соприкоснулась с землей там, где и говорила Жаннет, только оттуда под действием уж не знаю каких сил прокатилась досюда. Еще чуть-чуть...", - к горлу Шуса подкатил комок, когда он подумал, что от него бы осталось, если бы чертова штуковина докатилась до них. И как глупо было бы умереть от собственного же... от какой-то штуковины, которая нужна Жаннет. Притом, что шансов умереть за последние дни у него было более чем достаточно, почти все были, как минимум, не такие идиотские.
   От размышлений Шуса отвлекло боковое зрение, которое показало ему довольно странную картину: Жаннет прыгала под ракетой, безуспешно пытаясь достать до нее. Дело в том, что хвостовая часть, если конечно это была она, была приподнята над землей метра на три, а рост Жаннет даже близко не дотягивал до этой отметки.
   - Э-э, а что ты делаешь?
   - Не видишь, что ли?! - огрызнулась Жаннет, не прекращая своей странной физкультуры.
   - Решила согреться? - предположил Шус.
   - Конечно же нет, идиот! Лучше бы помощь предложил, чем молоть весь этот бред.
   - Так тебе помочь? - невинно поинтересовался Шус, приблизившись к Жаннет.
   - Хры... фу-у. Конечно, пожалуйста, - сквозь зубы процедила Жаннет.
   - И что я должен делать?
   Жаннет смерила его придирчивым взглядом.
   - А кроме бросания огненных шаров, ты что-нибудь умеешь?
   - Да, и много чего...
   - Я имею в виду твои антинаучные способности.
   - В смысле магию? Почему же она антинаучна? В моем мире это вполне...
   - Короче, ты летать умеешь?
   - Чего?
   - Ну летать, левитировать или как там у вас это называется, - для наглядности Жаннет даже помахала руками.
   - Нет.
   - Ты что, издеваешься? Да во всех фэнтези маги умеют летать!
   - Да, я не умею, - с вызовом ответил Шус, - и насколько я знаю, левитировать самого себя невозможно, зато я умею левитировать все вещи. Если тебе надо, я могу тебя слевитировать.
   - Нет, лучше не надо! - мгновенно отказалась Жаннет, не готовая доверить свою жизнь этому непонятному субъекту. Нет, доверить ему жизнь она была готова, но подвергаться опасности быть случайно запущенной в стратосферу магом-недоучкой совсем не хотела, - толку от тебя... ладно придется пойти более простым путем.
   Минут через пять хождений, приседай и непонимания она добилась своей цели. Шус и Жаннет составили весьма неустойчивую конструкцию. Шус стоял под ракетой, а Жаннет, упираясь ногами в его сомкнутые замком руки, пыталась дотянуться до обшивки ракеты.
   - Еще чуть-чуть...
   - Еще раз напомни: зачем мы это делаем? - спросил Шус, - приподнимая Жаннет еще выше.
   - Для того, чтобы открыть ракету. В целях безопасности добраться до ее содержимого можно, только введя пин код в один из десяти кодовых электронных замков. В том случае, если код будет введен неправильно три раза подряд или будет засечен автоподбор, ракета взорвется со всем содержимым. И так получилось, что это самый доступный кодовый замок из всех.
   - Я мало что понял, но во имя всех богов, почему нельзя сделать больше этих чертовых замков?
   - По правде говоря, я первый раз пользуюсь этой системой. И вообще, заткнись! Когда ты говоришь, ты качаешься. Выше!
   Шус с трудом поднял руки на уровень груди, а Жаннет поставила одну ногу на его плечо.
   - Та-ак... наконец-то...
   - Что, дотянулась?
   - Да, а теперь заткнись и не мешай, а то собьешь меня и мы взорвемся.
   - Только не говори, что ты забыла свой пик или как там его. Этот код.
   - Конечно же нет! Просто если кое-кто будет все время говорить всякую чертову ерунду мене под руку, я могу сбиться.
   - Но...
   Видно у Жаннет закончилось терпение и она просто долбанула Шуса по голове.
   - Эй, это нечетно! - возмутился Шус.
   - Говорю же тебе: заткнись!
   - Эх...
   Следующие минут пять Жаннет что-то шептала себе под нос и тыкала пальцами в обшивку корабля, точнее в маленькую клавиатуру, находящеюся за откидывающимся щитком. Правда Шус этого не видел. Ему представала весьма захватывающая картина ног Жаннет. Если бы какой-то сумасшедший грибник или охотник за елочками набрел бы на них в тот момент, у него могли возникнуть любые предположения об их занятии, которые объединяло бы только одно. Все они на 99,99 процентов были бы далеки от истины. Наконец Жаннет облегченно вздохнула и начала спускаться, но тут как назло откуда-то раздался мужской голос без каких ибо интонаций и с легким дребезжанием, произнесший:
   - Код принят. Первая линия защита снята. Переход ко второй: идентификация личности. Подтвердите свою личность.
   Шус инстинктивно дернулся, покачнулся и они с Жаннет повалились в борозду, оставленную ракетой. Теперь у гипотетического охотника за бесплатными елочками список предположений сузился бы в несколько сот раз, хотя все равно остался бы так же далек от реальности.
   - Юр, ты не мог бы встать.... - задавлено попросила Жаннет.
   - А, да, конечно.
   - Подтвердите свою личность, - повторил голос.
   Ч-ерт... э...как же там, а Жаннетта де Жепардье, капитан корабля зарегистрированного как G-1324-LSK5.
   Личность идентифицирована. Вторая линия защиты снята. Здравствуйте, госпожа капитан. Какие будут указания?
   - Открыть транспортную ракету и подготовиться к работе.
   - Отойдите на безопасное расстояние. Безопасное расстояние десять метров. Через шестьдесят секунд начинаю операцию распаковки.
   - Юр, пошли.
   Они вернулись к тому месту где лежали, ожидая приземления ракеты. Жаннет, увидев полные непонимания глаза Шуса, решила ему все объяснить доходчиво и понятно насколько это возможно.
   - Это был компьютер БР. Его соединили с компьютером ракеты для... в общем, так надо.
   - В смысле, тот голос? Но я думал, что компьютер - это такой ящик с телевизором...
   Компьютер - это любое электронное вычислительное устройство. И выглядеть он может как угодно, - разъяснила Жаннет.
   - Ладно. Допустим. Так значит ты разговаривала с компьютером Б...?
   - БР - боевого робота.
   - Если ты думаешь, что это мне что-то объяснило...
   - Господи, какой же ты... непонятливый. Я о твоей магии кучу всего знаю. Конечно, не все из того, что я знаю относиться к тебе, но это только из-за того, что ты неправильный и к тому же недоучившийся волшебник, а ты абсолютно ничего не знаешь о технике. У вас там, что научной фантастки нет?
   - Наверное нет, иначе бы я знал, что это такое.
   - У вас там вообще книги какие-нибудь есть?
   - Да, и много.
   - Ладно... так вот...
   - Перехожу к распаковке, - перебил Жаннет тот самый мистический компьютер БР.
   После этих слов из разных частей ракеты пошел газ белого цвета, который почти сразу же растворялся в воздухе и исчезал. Этот процесс сопровождался довольно громким шипением. Секунд через пять выход газа прекратился и от ракеты начал исходить какой-то звук, показавшийся Шусу настолько подозрительным, что он предусмотрительно отступил на пару шагов назад, прикрывшись Жаннет. Последняя же стояла, как ни в чем не бывало и не думая ни о чем беспокоиться, и чего-то бояться. Тем временем средняя часть ракеты деформировалась, осев внутрь. Затем обшивка ракеты разлетелась во все стороны. К счастью, отлетела она не очень далеко, в радиусе метров пяти от ракеты, так что их не задело. Внутри ракеты находилось что-то, что Шус не успел хорошо разглядеть, поскольку это что-то сразу же начало двигаться. И остановилось, уже покинув пределы ракеты, точнее того, что от нее осталось.
   Это что-то по-видимому и был тот самый Боевой Робот. Он был больше всего похож... по правде говоря, Шус затруднялся сказать на что он был похож. Больше всего он был похож на человека, вернее великана, вставшего на одно колено. Только сделан он был из металла.
   - Распаковка завершена, - произнес голос, - готов к пилотированию или автономной работе.
  
  
   - А-а... и?
   - Это и есть мой БР, - самодовольно заявила Жаннет, - красивый, правда?
   - А... ну... Во имя всех богов, откуда я знаю, красивый он или нет?! Да я впервые вижу такую штуку!
   - Эх... - вздохнула Жаннет, - ладно, нечего с тобой делать. Придется объяснить, раз уж ты такой необразованный пришелец из параллельной вселенной. А вообще это безобразие! Хотя бы узнал, куда ты собираешься отправиться и выучил бы основные понятия.
   - Будто бы я очень хотел сюда попадать. Я даже не очень хорошо представляю, как именно попал сюда.
   - Ладно, ладно. Так вот. Перед тобой СЧБР, что расшифровывается как Сухопутный Человекообразный Боевой Робот. Эта боевая машина на сегодняшний день является представителем наиболее прогрессивного и сильного оружия для операций на поверхности планеты. Насколько я помню, первые разработки появились в Империи лет пятьдесят назад, но в последние годы Союзные БР выбились в лидеры, что и не удивительно. Если что и умеют делать качественно и хорошо в Союзе, так это оружие. Так что мой "Лансэлот" сделан в Союзе и даже возможно частично на Эгриси. Управляется БР с помощью пилота, хотя последние модели, как например "Лансэлот" могут выполнять простые задания в автономном режиме. Все понял?
   - Ну, в общих чертах, - ответил Шус понявший из объяснения Жаннет только союзы и название Боевого Робота, - Лансэлот... где-то я это уже слышал.
   - Ты ведь читал "Короля Артура", книжку, которую я отдала Скворцову?
   - Да.
   - Ну вот оттуда и помнишь.
   - А ты...
   - Пока что хватит. Не надо больше вопросов.. У нас времени нет. Пошли.
   - Как это нет времени? - уточнил Шус у спины Жаннет.
   - Ракету могли запросто засечь и вполне возможно, что уже сейчас сюда приближается... в общем кто-нибудь, настроенный весьма недружелюбно, - ответила Жаннет не замедлив шаг, - черт, чуть не забыла, - она обернулась к Шусу и что-то ему бросила. Тот едва успел поймать.
   Это был небольшой пакетик из прозрачного материала с черной фиговиной внутри, форму которой можно было бы описать только пятиэтажным интегральным уравнением.
   - Это для того, чтобы разговаривать со мной, когда я буду внутри "Лансэлота" и вообще вне досягаемости обычной речи. Вставляешь в ухо так, чтобы он держался.
   - А эта штуковина была у тебя с самого начала?
   - Да.
   - А почему ты раньше не...
   - А разве они были раньше нужны?
   Шус попытался воспроизвести у себя в мозгу события последних нескольких дней и вспомнить, нужно ли было им что-то подобное. Воспоминания утверждали, что нет. Шус хотел спросить еще что-то, но с удивлением обнаружил, что Жаннет уже нет на этой грешной земле. Она каким-то совершенно непонятным для Шуса образом уже забралась на колено "Лансэлота" и по всей видимости собиралась продолжить свое героическое восхождение. Почему героическое? А попробовали бы вы взобраться на Боевого Робота, высота которого даже в согнутом стоянии была метров пять.
   Пока Шус восхищался физической подготовкой Жаннет, та уже успел взобраться на плечо гиганту и Шус решил, что она полезет дальше, на голову, но вместо этого Жаннет начала спускаться по слегка наклоненной спине и исчезла в люке, который находился примерно между лопаток великана. По крайней мере, если бы там были лопатки.
   Через несколько секунд человекообразный боевой робот встал и направился к остаткам ракеты. Шус решил, что безопаснее будет отойти куда-нибудь подальше, что и осуществил со всей поспешностью, на какую был способен.
   В это время БР сорвал своими стальными, или из чего там делают этих боевых роботов, руками часть обшивки, находящуюся непосредственно рядом с вкопавшимся в землю носом ракеты. Оттуда он извлек что-то очень похожее на автомат гипертрофированно больших размеров, как раз впору роботу, пару-тройку шаров размером чуть больше среднестатистической головы хомо сапиенса и столовый нож, годившийся для разделки мамонта или даже руфухиди.
   Шус тем временем лег не снег, и уставился в небо.
   Перьевые облака, столь размытые, что о их существовании можно было скорее догадаться, чем увидеть, куда-то летели на высоте километров десяти, кроны неизвестных Шусу вечнозеленых деревьев раскачивались на ветру, а холод постепенно проникал сквозь куртку. Когда Шус уже начал подумывать над тем, что если он так и будет лежать, он останется здесь навсегда, в его ухе или мозгу, определить это было довольно сложно, раздался голос Жаннет:
   - И что ты разлегся? Пошли, - с этими словами, на которые Шус практически не обратил внимания, над его головой несколько раз пронеслась гигантская ладонь, которую не заметить было гораздо сложнее.
   - Во имя всех богов, что ты вытворяешь?! - со смешенным возмущением, страхом и обидой, вскочил Шус.
   - Привожу тебя в чувство. Полезай, - рука робота опустилась перед Шусом. Тот уставился на предполагаемую голову БРа, надеясь, что Жаннет, сидящая внутри и как-то управляющая этой штуковиной, смотрит ему в лицо, неважно как именно она делает это.
  -- Ты предлагаешь мне залезть вот сюда? - озвучил свой вопрос Шус.
   - Ты предлагаешь мне залезть вот сюда? - озвучил свой вопрос Шус.
   - Именно так, и побыстрее, черт тебя подери!
   - А-а..., - возражения Шуса так и застряли у него в горле. В конце концов, не в первый раз он доверяет Жаннет свою жизнь, а эта штуковина выглядит такой внушительной и надежной. Вряд ли она так возьмет и упадет, хотя...
   Шус тяжело вздохнул и полез на руку, что оказалось довольно сложно. Пальцы робота были скользкие, в высоту чуть ниже его колена. К тому же опять начал падать снег. Наконец Шус справился с этой трудной задачей, оказавшись на ладони робота. Жаннет, видно, устала ждать и БР, подчиняясь ее командам, согнул руку в локте так, что ладонь оказалась как раз напротив его плеча. Сделала он это так быстро, что Шус даже не успел испугаться, а ведь стоило бы, ведь он практически в мгновение ока оказался на высоте третьего этажа в доме с потолками под три метра.
   - Перелезай на плечо, - скомандовал голос внутри головы Шуса. Или все-таки внутри уха?
   - Чего? Ты хочешь... - Шус с ужасом посмотрел на щель между плечом робота и его рукой, достаточную, чтобы в нее без труда провалилась его нога, а при желании и весь Шус вместе с курткой и всем, что на нем было.
   - Быстрее, или ты хочешь идти позади меня?
   - А можно? - обрадовался Шус.
   - Ты умеешь ходить со скоростью пятьдесят километров в час?
   - А, ну раз так...
   - Хотя нет, учитывая, что нам нужно двигаться в наибольшей скрытности, да еще здесь деревья... пожалуй тридцати вполне хватит, - откровенно издевалась Жаннет.
   - Ладно, только пожалуйста стой на месте, - с этими словами, Шус, стараясь не смотреть вниз, что было довольно сложно, учитывая, что ему надо было смотреть, куда ставить ногу, перелез с руки робота на его плечо.
   - И что теперь? Ты хочешь, чтобы я спустился к тебе?
   - Нет, конечно. Кабина БР рассчитана только на одного, ты сюда при всем моем желании не влезешь. Вспомни детство, как тебя папа на плече катал.
   - Мой папа не отличался особо пылкими родительскими чувствами.
   - Ну тогда узнай новые ощущения. Устраивайся там поудобнее и пошли.
   Выполнить приказ Жаннет было не так уж просто, а если точнее, то просто невозможно. Единственное, на что оказался способен Шус, так это найти более-менее шершавый выступ, за который можно было держаться. Боевой Робот сделал первый шаг. Сердце Шуса, как впрочем и желудок вметете с печенью и всеми остальными внутренними органами, провалились куда-то в нижнюю часть ног. Шус чувствовал себя примерно так же, как лилипут на плече у Гулливера. По крайней мере у Шуса родилась бы именно такая ассоциация со своим положением, если бы он читал эту историю. К тому же на высоте ветер был гораздо сильнее, а по лицу периодически били кончики веток.
   - Юр, - через некоторое время Жаннет нарушила почти полную тишину, - несмотря на скорость и громоздкость робота, тот двигался на удивление бесшумно, - ты думаешь, что если ты сидишь на плече у БР, ты освобожден от того, чтобы развлекать меня своей биографией? Пока ты не расскажешь свою историю, я тебя никуда не отпущу.
   - А куда меня надо отпускать?
   - А ты разве... Короче, начинай.
   - Эх, - вздохнул Шус, - не так то уж просто собраться с мыслями на плече у этой дуры... но если ты настаиваешь...
  
   Добрались они довольно быстро, хотя Шус сперва этого не понял. Просто прямо посреди леса Жаннет сказала Шусу, что они пришли, и он должен слезать.
   - А в чем дело? - поинтересовался Шус, после того как они проделали операцию по его спусканию.
   - Мы уже почти пришли и сенсоры Лансэлота засекли датчики движения и камеры. Не то чтобы это было непроходимой преградой, но это говорит о том, что это далеко не просто психушка.
   - Ты думаешь, я что-нибудь понял?
   - Короче, если мы будем двигаться дальше нас могут заметить, а сражаться с тобой на плече я не могу. Точнее сражаться-то я могу, вот только сомневаюсь, что ты жив после этого останешься. К тому же надо включить невидимость, это должно помочь по крайней мере в течение какого-то времени, а поле неведомости смертельно для живых организмов внутри него. Со мной ничего не произойдет, я же внутри самого робота, а вот ты бы поджарился.
   При этих словах прямо на глазах Шуса Боевой Робот вначале сверкнул, а потом исчез. Правда понять, где он, можно было довольно просто. Снег огибал его контуры.
   - Ну как, меня не видно?
   - Ну, юридически, да...
   - Черт, снег.... Ладно, хоть от неоптических датчиков защитит. Ты постой здесь, а я проведу разведку.
   - Хорошо, - согласился Шус, будто бы у него был выбор.
   - И еще. Не разговаривай со мной, пожалуйста, пока что и отключи свой наушник. Так повышается возможность того, что нас засекут. Конечно, в крайнем случае можешь включать, но только в самом крайнем случае. Кстати, пара-тройка патрульных противника не считается крайним случаем. С твоими способностями ты раскидаешь их в два счета. Все понял?
   - Да, конечно. А как...
   - Просто нажми в середину наушника, не вынимая его из уха.
   - Понятно, можешь идти.
   - Спасибо, что разрешил, - саркастически ответила Жаннет, но Шус этого уже не слышал, он последовал указаниям Жаннет. Аномалия в снегопаде постояла в течение еще нескольких секунд, после чего Шус услышал тихий скрип механизмов, и на снегу стали появляться один за другим овальные следы ног робота.
  
   Когда робот исчез, во всяком случае Шусу решил, что Жанне ушла уже достаточно далеко, он расправился с некоторыми физиологическими проблемами, после чего прислонился к стволу одного из ближайших деревьев и уставился на снег. Все равно делать было нечего. Сильно заумные и философские внутренние монологи, связанные с проблемами бытия и смысла жизни, Шус решительно гнал из своей головы, а более приземленные мысли типа: "а как выбраться отсюда?" или "а как именно я собираюсь спасать Втри?" хоть и витали, но дальше стояния не оформившегося вопроса не заходили. Жаннет вернулась минут через двадцать или что-то около того, хотя Шус это заметил, только когда вполне видимая рука БРа заслонила ему обзор.
   - Ау! Знаешь, если бы я была врагом, я бы могла тебя убить или захватить в плен уже раз сто, - раскатился по лесу голос Жаннет.
   - Что?! А это ты, Жаннет, а я подумал... Во имя всех богов, какого черта. В кои-то веки мне удалось почти войти в транс, а ведь это в некоторых магических дисциплинах крайне важно, а ты все испортила!
   - Юр.
   - Что?
   - Может включишь наушник? А то не хотелось бы оповещать всех вокруг о нашем присутствии, хотя, если нас еще не заметили, то это лишь благодаря чуду.
   -Так мне включать или нет?
   - Конечно же да, идиот чертов! - несмотря на то, что голова робота была всего лишь куском металла и не имела никакого отношения к лицу Жаннет, Шусу показалось, что на ней естественно отобразилось раздражение, а то и гнев. Да и вообще, фигура склонившегося над ним робота выглядела весьма пугающей. Так что Шус решил исполнить просьбу Жаннет и включить наушник.
   - Так намного лучше, - раздалось в ухе Шуса. - Итак, я обошла вокруг территории больницы. На первый взгляд все выглядит вполне безобидно и похоже на психушку. Четыре корпуса в пять этажей огорожены стеной высотой метра в три. Внутри дорожки, пара сарайчиков, даже небольшой садик. Но несмотря на кажущееся соответствие названию и заявленному предназначению есть несколько "Но". Во-первых, вокруг куча жучков и видеокамер всевозможных диапазонов. Вряд ли так охраняют сумасшедших. Для них хватило бы и обычных камер и забора под напряжением. Во-вторых, на вышках, торчащих из-за стены, стоят люди в военной форме и с оружием. А в-третьих, сарайчики выглядят как-то подозрительно. И стоят они в ряд и вообще, странно, что они слеплены непонятно из чего.
   - Прости, все что я понял, так это то, что нам крайне не повезло и все хуже некуда.
   - Ну, по большему счету, все именно так и есть.
   - Так что тогда пошли?
   - Нет, идти напролом не годится, нам лучше подождать темноты, к счастью, день сейчас короткий и до захода солнца осталась пара часов, если не меньше.
   - Но ты ведь сама сказала, что нас уже заметили.
   - Ну, во-первых, это не факт, а во-вторых, скорее всего они дадут нам возможность сделать первый шаг. В конце концов, это ведь ловушка, - несмотря на то, что Шус не видел Жаннет, он был уверен, что при последних словах она ухмыльнулась.
   - Ты так спокойно об этом говоришь. Это меня пугает.
   - Ну, пугайся, если тебе так хочется, но это не освобождает тебя от обязанности рассказать до конца мне свою историю. Время у нас есть, а обсуждать тактику с тобой все равно бессмысленно.
   - А на чем я остановился? - после некоторой задержки спросил Шус.
  
   - Профессор, сенсоры засекли Боевой Робот и человека, - раздалось из динамиков одного из мониторов, только что сменившего картинку с надписи "нет сигнала" на изображение довольно упитанного военного лет сорока в форме офицера.
   - Значит они все-таки пришли, - настолько тихо, что его мог услышать только он сам, произнес человек, который скрывался за спинкой высокого крутящегося кресла.
   - Что прикажете с ними делать? - продолжал военный из монитора.
   - Ничего. Подготовьтесь к обороне, но их не трогайте. Дайте им сделать первый шаг.
   - Но ведь это...
   - Если вы на них нападете, это может их спугнуть. Скажите, Кириенко, а откуда у них БР?
   - Не могу знать, но судя по тому, что на нем установлены щиты невидимости - это одна из последних моделей.
   - Свободны.
   - Есть! - экран погас, после чего на нем опять появилась все та же надпись, повествующая об отсутствии сигнала.
   - Однако..., - пробормотал незнакомец... по его губам опять пробежала улыбка.
   Он повернулся вместе с креслом к другому экрану и нажал кнопку на его корпусе. Лампочка рядом с кнопкой моргнула и через пару секунд на экране появилась картинка с единственной не сгоревшей, резервной камеры видеонаблюдения, установленной в камере ценной пленницы. На тот момент, когда она сожгла все остальные камеры, эта была выключена и поэтому избежала печальной участи. С тех пор пленница не проявляла никакой активности. По всей видимости она заснула.
   Незнакомец посмотрел на нее в течение пары минут, после чего выключил камеру. Он что-то быстро набрал на клавиатуре своими тонкими, вытянутыми пальцами с аккуратно подстриженными ногтями, после чего на экране появилась девушка лет двадцати-двадцати пяти, сидевшая в таком же крутящемся кресле. На ней были очки-полумесяцы и строгий деловой костюм, выбивавшийся из расстегнутого белого медицинского халата. Похоже она каким-то образом узнала о том, что за ней следят и устремила свой взгляд куда-то чуть ниже камеры.
   -Профессор, вам что-то нужно?
   -Да, Анна, думаю нам стоит приступить к исследованию образца 593. Отведите ее в лабораторию и подготовьте к изучению. И перед тем как отвести, вколите ей Сыворотку. Мне интересно, сколько времени ей понадобится, чтобы справиться с ее действием. К тому же так можно будет ее отвести в лабораторию и подготовить без лишних проблем. Я приду через полчаса или где-то около того.
   - Будет сделано, профессор, - ответила Анна, после чего экран отключился.
   Покончив со всеми срочными делами, незнакомец вернулся к тому, чем занимался раньше. На одном из многочисленных экранов он переключился к поставленной на паузу шахматной партии с компьютером.
  
   Втри разбудила резкая боль в правом плече, как будто бы ее укусил гигантский комар. Как она заснула, она не помнила и вообще плохо понимала, что с ней происходит и где она находится. Она с трудом разлепила глаза. Над ней склонилось двое мужчин в белых халатах под которыми бугрились хорошо накачанные мышцы. Первая мысль, которая посетила Втри была примерно такой: "Я в какой-то тюрьме. Ко мне лезут эти ... рожи... Во имя всех темных богов, да я это или не я? Чтоб я позволила этим...!"
   Втри уже приготовилась воздать извращенцам по заслугам. Те же, вместо того, чтобы сделать то, что должны делать все уважающие себя стражники, пришедшие в камеру к красивой молодой заключенной, то есть воспользоваться своим служебным положением, просто заговорили с ней. Один из них произнес спокойным и вежливым голосом:
   - Вы можете встать?
   - Д-да, - почему-то заплетающимся языком произнесла Втри. Она попыталась встать, но ноги ее не слушались. - Где я? К-кто вы?
   - Не беспокойтесь, с вами произошел несчастный случай, но сейчас вы в безопасности, - ответил один из людей.
   - А зачем мне вставать? - с подозрением спросила Втри, которая не помнила ни о каком несчастном случае.
   - Это для вашего же блага. Вы помните, кто вы?
   Втри, собрала морщинки на лбу, пытаясь вспомнить этот немаловажный факт. Но, несмотря на все усилия, так ничего и не отрыла в своем затуманенном мозгу. Точнее она помнила, что она определенно кто-то и у нее есть воспоминания и своя жизнь, но что это за жизнь, она вспомнить никак не могла.
   - Нет, - с трудом произнесла она.
   - Это побочный эффект вашей травмы, - объяснил человек в халате, - вы должны пойти с нами.
   Втри с трудом встала, опершись на руку одного из мужчин. Она находилась в какой-то камере. Как она попала сюда, она вспомнить не могла, как впрочем и все остальное, но что-то подсказывало ей, что это совсем не похоже на госпиталь или больницу. В дверном проеме застыл силуэт какой-то девушки. Она, как и все, была одета в халат, а на ее носу красовались очки-полумесяцы. Почему-то Втри показалось, что она - главная и если кто-то что-то и знает, так это она. Втри попыталась подойти к ней, но без поддержки тех двоих мужчин она не смогла сдвинуться ни на шаг. К счастью, они разделяли ее желание выйти из этой комнаты. За порогом они посадили ее в кресло на колесиках и повезли куда-то. Девушка шла справа, немного впереди кресла Втри, и та обратилась к ней:
   - Скажите, что со мной случилось, что это за место и кто я?
   - Скоро ты все вспомнишь. Мы отвезем тебя туда, где тебе помогут вспомнить, - ответила девушка.
   - А откуда вся эта слабость в теле? Почему я... я не могу даже ходить... нормально?
   - Ты долго лежала без сознания.
   - Но... - Втри недоговорила забыв, что именно хотела сказать.
   Сквозь пелену, застилавшую ее глаза, она увидела коридор, освещенный довольно ярко. Стены были белого цвета, а также и пол, и потолок, что еще больше дезориентировало. У нее закружилась голова и в себя, если то состояние, в котором она находилась, можно назвать "в себе", она пришла только тогда, когда они остановились в какой-то комнате.
   Пол и нижняя часть стен здесь были выложены кафелем, а начиная с уровня около 2 метров стенка была крашеная. Посредине комнаты стоял какой-то... какой-то большой прибор, что-то среднее между кроватью, поставленной на спинку, и шкафом. К нему подходили всевозможные провода и торчали трубки. Кроме прибора в комнате находилась пара металлических столиков на колесиках, покрытых белой тканью, в углу стол с компьютером, и пара стульев и еще одна дверь, кроме той, в которую они вошли.
   - Ты можешь подняться? - спросила девушка у Втри.
   Втри с трудом сфокусировала зрение на ней. Почему-то все кружилось и вертелось вокруг Втри. Она ответила слабым голосом:
   - Д-да... я попроб-бую.
   Втри оперлась на подлокотники кресла, но несмотря на все ее попытки, все, на что она оказалась способна, это немного приподняться, после чего ее силы иссякли и она мешком упала обратно в кресло.
   - Что же это со мной, - промелькнуло в голове у Втри, - что со мной случилось?
   - Ничего страшного. Все так и должно быть, но тебе придется раздеться.
   - Раздеться?
   - Не беспокойся, я тебе помогу. Это нужно для осмотра. Для того, чтобы ты выздоровела. Хорошо?
   - А-а..., - Втри кинула взгляд на одного из мужчин.
   - Они тебя беспокоят? - спросила девушка, после чего обратилась к мужчинам, - подождите за дверью.
   После этих слов те двое направились к двери, выйдя из поля обзора Втри.
   - Теперь все нормально? - продолжила девушка.
   - Да, если... если так надо...
   Девушка подошла к Втри и стала расстегивать пуговицы на ее блузке.
   - А я вас знаю? - слабым голосом спросила Втри, - я должна вас знать? Знала ли я вас до того... до того, как это со мной случилось?
   - Я тебя поняла, - ответила девушка и продолжила после небольшого перерыва, - да, ты знала меня. Мы учились вместе.
   - Правда? Так значит... прости, я не помню твоего имени.
   - Меня зовут Анна, Анна Павловски. А теперь встань.
   - Анна? - произнесла Втри, после чего с помощью девушки встала на холодный кафель.
   Она попыталась воскресить хоть какие-нибудь воспоминания, но все было тщетно. Ничто не напоминало ей ни о какой Анне. К тому же, ей почему-то казалось, что она младше Анны, хотя внешность и бывает обманчивой. К тому же она не помнила, как выглядит и даже не знала, сколько ей самой лет.
   В то время как Втри раздумывала, пытаясь вспомнить то, чего никогда не было, Анна избавила ее от всей одежды, при минимальной помощи покачивающейся Втри. Анне пару раз даже пришлось поддержать ее, уже готовую упасть. Анна пришла к выводу, что вколола слишком много и это может вызвать некоторые трудности.
   - Пожалуйста, ляг вот сюда, - попросила Анна у Втри, указав на тот странный прибор.
   Втри подчинилась. Она сделала пару шагов по направлению к кровати. Все-таки это была кровать, раз на нее надо ложиться. В самый последний момент, когда она уже зашла на невысокую ступеньку, являющуюся как бы спинкой кровати, в ее затуманенном сознании возникла еще одна ассоциация, связанная с этим прибором. Он наполнил ей не странную кровать, а дыбу. Втри и не видела ни одной в натуре, но достаточно хорошо представляла, как они выглядит. Здесь не было ничего похожего на деревянную доску с вбитыми в нее гвоздями и колеса с веревкой, которую прикручивают к рукам и ногам, но от этого предмета веяла такая же аура, что и от дыб.
   Но осознала Втри это уже слишком поздно. Она уже вошла в этот прибор, а Анна продевала ее запястья между какими-то ремешками.
   - Что ты делаешь? - спросила Втри.
   - Это для твоей безопасности, - ответила Анна, затягивая ремешок на ее запястье и переходя ко второй руке.
   - Безопасности?
   - Да.
   - Я... я не помню тебя... и не надо говорить, что это из-за какой-то там травмы. Это неправда... Все, что ты мне говорила, было ложью!
   Втри попыталась вырваться и ударить эту лгунью чем-нибудь тяжелым, но она была уже привязана, к тому же у нее было слишком мало сил. Анна удержала ее одной рукой, закрепляя ремень на груди Втри. Втри не вспомнила своего прошлого, она даже не вспомнила кто она, но она была уверенна, что никогда не училась ни с какой Анной и что она не получала никакой травмы. Она сделала еще одни молниеносный рывок, который, впрочем, принес ничуть не больше пользы, но в тот же момент свет в комнате заморгал.
   - Сюда, живей! Она выходит из под контроля! - прокричала Анна.
   В ту же секунду в комнату ворвались те двое мужчин. Они схватили вырывающуюся Втри за руки и ноги, не обращая никакого внимания на ее наготу. В это время Анна проколола иглой шприца жестяную крышку баночки с прозрачной жидкостью. Набрав почти половину шприца, она вколола его в шею Втри, почти в то же место, в которое вошел усыпляющий дротик. Почти сразу же Втри обвисла на ремнях, дав передышку своим захватчикам.
  
   - Скажи, ты очень хочешь туда вернуться? - перебил рассказ Шуса голос Жаннет, раздавшийся в его ухе.
   - Куда? - не понял Шус.
   - Обратно в свой мир. Туда, откуда ты пришел.
   - Да... да, наверное, - несколько растерянным голосом ответил Шус, - конечно же этот мир не так плох, как мне показалось в самом начале, но... но там мое место.
   - Наверное хорошее место этот твой мир. Судя по твоим рассказам, ты неплохо там проводишь время.
   - Ну, ведь то, что я тебе рассказал, лишь наиболее...
   - Не перебивай. Знаешь, хотелось бы посмотреть на него.
   - А-а...
   - Ладно, нам уже пора. Давай вернемся к настоящему и обсудим наши действия.
   Этот диалог происходил часа через два после того, как Жаннет попросила Шуса продолжить его рассказ. За это время Шус успел выложить почти все, что с ним успело случиться до того момента, как он прошел через роковую дверь в кабинете директора. Уже успела наступить ночь, и над линией горизонта встало аж три маленькие луны, освещая планету своим призрачным светом и создавая тройные тени. Шус не очень хорошо представлял, что такое естественные спутники, поскольку Фальтьяре хватало и двух солнц, крутящихся, заодно со всей остальной вселенной, вокруг нее.
   - Итак, - продолжила Жаннет, - прежде всего нам нужно пробраться внутрь на максимальной скорости. Наверное будет лучше, если ты опять заберешься на БР, а слезешь уже внутри. После чего ты отправляешься искать... Ее ведь Втри зовут? Я же в это время отвлекаю внимание всех, кого можно и устраняю все боеспособные силы противника. Вполне возможно, что у него тоже есть Боевые Роботы, но черт меня подери, если я так просто проиграю им, - изложила Жаннет свой гениальный в своей краткости и простоте план.
   - А как... - только и успел вставить Шус
   - Конечно обидно, что придется пожертвовать режимом невидимости во время проникновения, но это лучше чем, если ты будешь плетись сзади с черепашьей скоростью. Залезай.
   Рука робота, стоявшего все это время на одном колене, опустилась перед Шусом. Тот, уже с большей, по сравнению с первым разом, сноровкой, залез на нее. Возражать или спорить с Жаннет Шус даже не собирался, полностью полагаясь на ее предполагаемый опыт и знания. И даже если опыт Жаннет был меньше опыта трехдневного детеныша антилопу гну, опыт Шуса в сфере ведения боевых действий с использованием огнестрельного оружия, Боевых Роботов и других ультрасовременных орудий умерщвления был не больше опыта сперматозоида. А судя по хватке Жаннет, ее опыт был несколько больше опыта пресловутого трехдневного детеныша антилопы гну.
   Шус уже приготовился опять оказаться на плече у БР, но голос в его ухе произнес:
   - Схватись за что-нибудь. Сейчас будет удобнее, если ты останешься в руке, так будет легче тебя поставить на землю.
   - Хорошо, - подчинился Шус, схватившись за безымянный палец робота.
   БР поднялся и направился в ночную тьму. В этот раз они двигались намного быстрее и намного менее равномерно, чем в первый раз, но к счастью для Шуса, робот свел пальцы над ним, заключив его в горсть, что не дало бы ему выпасть даже если бы он ослабил свою хватку.
   БР пронесся через лес, ловко огибая деревья и вылетел на небольшое поле перед стенами лечебницы. Мчащийся силуэт БР четко выделялся на снегу, но, несмотря на это, заметить его было довольно сложно из-за его скорости. За пару секунд они преодолели поле, и робот с разгона перепрыгнул через стену лечебницы, даже не задев ее, как-будто бы это был какой-то бордюрчик, сделанный только для красоты. Почти сразу же после того, как нога Боевого Робота ступила на землю, за стеной раздался сигнал сирены, а прожектора, расположенные на вышках, обратились в его сторону.
   - Юр, - раздалось в ухе Шуса, беги, - что есть мочи. Подальше от меня. А то я могу тебя случайно раздавить.
   Одновременно с этой фразой рука робота быстро опустилась на землю и раскрылась, давая Шусу возможность выбраться. Тот, еще не оправившийся от бега и прыжка, точнее от приземления, все же не заставил повторять два раза, сполз с металлической ладони робота и бросился к ближайшему зданию. Не успел он отбежать и на десяток метров, как за его спиной раздался взрыв, толкнувший Шуса в спину с такой силой, что его повалило на землю. Он посмотрел назад. Там поднималось облако взрыва, как раз на том месте, где пару секунд назад стоял БР Жаннет. Но сам робот был уже совсем в другом месте. Он бежал вдоль внешней стены, выстрелив в одну из вышек. Последняя в тот же момент разлетелась обломками во все стороны. Жаннет же уже избрала для себя другую цель. Она бросила что-то в один из сарайчиков, про которые она говорила Шусу. Почти сразу же этот сарайчик расцвел огненным цветком, озарив окрестности. Шус уже хотел воспользоваться наушником и спросить у Жаннет, зачем она это сделала, как вдруг соседний сарайчик вздыбился изнутри и из него поднялся великан: еще один боевой робот. Жаннет открыла по нему огонь. Она бежала почему-то как раз на Шуса. Только что появившийся великан несколько раз дернулся, получив попадания, но почти сразу же отскочил в сторону и открыл ответный огнь. БР Жаннет был уже на расстоянии нескольких своих шагов от Шуса, как внезапно остановился.
  
  
   - Чертов идиот! - раздалось в ухе Шуса, - что ты здесь делаешь? Живо отсюда и ищи свою подружку, или кто там она тебе!
   Услышав эти слова, Шус очнулся от оцепенения и сломя голову бросился к ближайшему корпусу.
   Шус даже не стал проверять, закрыта ближайшая дверь или нет. С разбегу он вынес ее силовой волной и ворвался в здание. Он оказался темном узком коридоре. Он на несколько секунда затормозил, раздумывая, куда идти. Его размышления прервал шум стучавших по полу башмаков. Шус уже хотел броситься в противоположную сторону от источника звука, но не успел. Отряд человек в десять выбежал, одетый, насколько подсказывали Шусу память и призрачное освещение, примерно так же, как солдаты на борту "Юрия Гагарина". Вроде бы они называли себя космодесантниками? Шус уже приготовился защищаться или бежать, он не был уверен, что именно ему надо делать, но пока он раздумывал, отряд уже промчался мимо него, даже не обратив на него внимания. Когда Шус понял, что отряд куда-то умчался, он бросился в ту, сторону откуда они прибежали. Коридор привел к лестнице, спускающейся вниз.
   "Во имя всех богов, какого черта!" - подумал Шус, - "они что, из подвала прибежали?!"
   Додумывал эту мысль Шус, уже сбегая по лестнице. Лестница оказалась довольно длинной, как минимум в три этажа. Пролеты хоть и были, но Шус не утруждал себя тем, чтобы не только считать, но даже обращать на них внимания. Наконец лестница закончилась. Она привела к распахнутой двери, ведущей в еще один, на этот раз хорошо освещенный коридор. Сразу за дверью на стене была табличка с многозначительной надписью:
   "План эвакуации с первого подземного этажа".
   - Какого... - только и смог произнести Шус.
   Судя по плану, первый этаж был просто огромен. Как минимум, он находился под всей территорией лечебницы, а то и был больше ее. Но еще больше испугало Шуса то, что раз есть первый этаж, наверняка есть и, как минимум, второй.
   "Во имя вех богов, да как я ее буду здесь искать?! Даже если она здесь, как я узнаю, где она ведь здесь... вот черт... черт?" - Шус уже в который раз поймал себя о том, что это въедливое словечко все прочнее и прочнее входит в его лексикон, - "точно! Мне надо найти кого-нибудь и расспросить, а еще лучше заставить его отвести меня к Втри. И зачем я отпустил тех солдат... Нужно было их... Хотя, наверное, они сами ничего не знают... Эх".
   После пары минут размышлений Шус пришел к великолепному решению проблемы. Он решил ходить по первому подземному этажу с планом в руках и искать какого-нибудь человека, а когда он найдет этого человека, Шус предполагал схватить его и потребовать, чтобы он отвел его к Втри. Решив, что все по-настоящему гениальные решения просты, Шус перешел к реализации своего плана и сразу же столкнулся с проблемой. Карта намертво крепилась к стене. Потянув, поковыряв и поколдовав над ней, Шус пришел к выводу, что единственным способом взять карту с собой, будет захватить и приличный кусок стены, к чему его бицепсы, трицепсы и все остальные мышцы были совершенно не готовы.
   "Ладно", - подумал Шус - "даже самые гениальные планы в процессе их реализации пересматриваются".
   После этой мысли Шус перешел ко второму пункту плана: бесцельному брожению по коридорам. С этим у него проблем не возникло. Вскоре он набрел на еще одну лестницу вниз. Он подумал, а почему бы не спуститься еще на один этаж.
   Подумав так, он спустился.
   Второй подземный этаж ничем не отличался от первого. Такой же пустой и безлюдный.
   "Странно, а почему людей здесь вообще нет? Неужели все попрятались подальше от меня? Хотя нет, это вред ли. Откуда бы они узнали о моем приходе. Интересно, а как там Жаннет поживает...". Шус нажал на наушник в своем ухе. Через пару секунд в него ворвался голос Жаннет:
   - Что-то сл...чилос...? Т...бя схват...ли, ты наше... ее?! - почему то голос Жаннет сопровождался каким-то шипением, периодически перекрывавшим ее слова. Не говоря уже о шуме и грохоте.
   - Нет, ничего такого, - ответил Шус, - просто... хотя нет... Знаешь, я подумал над твоими словами, насчет того, что ты хотела бы посмотреть на мой мир... Ведь мы можем отправиться туда вместе.
   - Что? Ты воо...е про что?... Да ты ч... с дуба рух...ул, какое в...звращение... или ты уходишь?
   - Нет, правда, ничего такого. Просто стало интересно, как ты там.
   - Стало интерес...о?! Ты че...тов идиот! Я здесь зн...ешь ли сражаю...ь, а твоим идиотс...ие шуточки... Я же говорил... только в экстр...нных случаях, приду...ок. Отбой!
   - Я просто...во имя всех богов, наверное это действительно было плохой идеей.
   Неизвестно сколько бы так ходил Шус. Если бы ему сильно повезло, у него даже был шанс стать местным приведением. Все, что для этого было нужно - это походить так еще дней пять и перед смертью найти что-нибудь вроде цепей. Но судьба распорядилась по-другому.
   За первым же углом Шус увидел спину какого-то человека в белом халате и со светлыми волосами почти до плеч. Шус решил, что этот человек как нельзя лучше подходит для того, чтобы поймать его и допросить, но пока он раздумывал, как приступить к делу, человек удалялся все дальше и дальше и уже скрылся за следующим поворотом. Потеряв его, Шус со всех ног бросился по коридору туда, куда ушел человек, но когда он добежал до того коридора, куда завернула его будущая жертва, ему опять достался лишь мимолетный взгляд на ее заворачивающую спину. Где-то на периферии сознания Шуса истошно вопила одна мыслишка, утверждавшая, что это наверняка ловушка, а сзади он услышал какие-то подозрительные звуки, похожие на шаги. Но эту мысль Шус отмел, как лишнюю и неважную и перешел на бег. Он добрался до следующего поворота и...
   Он увидел два автомата, упершихся ему в лицо. Держали автоматы космодесантники, ну или кто-то очень сильно на них похожий. Шус отреагировал мгновенно. Не успели они даже сказать "стоять, стрелять будем" или еще что-нибудь в этом роде, как Шус толкнул их силовой волной. Вначале их отбросило к потолку, а затем, под действием силы тяготения они рухнули на пол. Тут же Шус развернулся и послал за спину несколько огненных шаров, вспомнив о той самой мыслишке. Она его не обманула. Там было еще трое космо-десант-ников, но попал он только в одного и добился только того, что подпалил его доспехи, обшитые тканью, что заставило его упасть на пол в попытках затушить огонь. Остальные двое прижались к стенам, прячась за выступами и трубами и открыли огнь, что затаврило Шуса последовать их примеру.
   "Во имя всех богов", - промелькнуло в голове Шуса, - "куда же делся..."
   Прервал мысль Шуса щелчок, раздавшийся над его ухом в условиях непонятно откуда взявшейся тишины, и что-то холодное уперлось в его затылок.
   - Не оборачивайся. И подними руки, - произнес кто-то приятным мужским голосом за его спиной, - даже твои способности не обгонят пулю, выпущенную в упор, а вышибать тебе мозги, по-моему, не целесообразно. Я собираюсь их использовать намного более рационально.
   - А-а..., -только и смог протянуть Шус.
   Пока этот кто-то говорил, космодесантники успели затушить своего товарища и все втроем они подошли к Шусу спереди, направив на него свое оружие. Так что возможности сбежать, и уж тем более, остаться живим при этом процессе у Шуса не осталось.
   - Если ты хочешь узнать, где твоя подружка, то она здесь. Я даже отведу тебя к ней.
   "О ком он говорит? О Втри или о Жаннет? Хотя последняя всего несколько минут назад была наверху и сражалась. Ее не могли так быстро схватить и куда-то там отвести. Значит они не ошиблись и Втри действительно здесь?! Но наверное лучше не показывать им своих истинных намерений."
   - Я не понимаю. О чем вы говорите?
   - Ну как это не понимаешь, или ты о ней уже успел забыть? Я говорю о той девчонке, экстрасенсе, мы с ней хорошо повесились.
   - Что вы с ней сделали?! - при этих словах Шус дернулся и почти развернулся, но его остановил нервный рывок настороженных космодесантников.
   - Ничего... пока что. Пошли, сам все увидишь. Кстати, не надейся, что твой бравый пилот спасет тебя. Ее БР скоро разнесут на мелкие кусочки, а ее саму убьют. Ведь она не представляет никакой научной ценности. Просто обычный человек. Пошли.
   - Куда? - спросил Шус.
   - Вперед по коридору, и не пробуй устроить какой-нибудь фокус. Понял?
   - Хорошо.
  
   Втри с трудом разлепила глаза. У нее страшно болела голова и резало в запястьях и голенях, а весь окружающий мир был размыт и то и дело темнел, но зато она отлично помнила, кто она и как сюда попала. Вернее, как попала именно сюда, в это помещение, она понимала очень и очень смутно, но никаких ложных воспоминаний или потерь памяти на нее не накатывало. Она немного подняла голову. это заметила та девушка, она вроде бы назвалась Анна Паловски или что-то в этом роде.
   - Ты уже очнулась? Быстро, как и предполагал профессор. У тебя повышенная сопротивляемость ядам и снотворным?
   - Ядам?
   Анна не успел ответить. Дверь скрипнула, Втри повернула голову в сторону звука. В дверях кто-то стоял, его толкнули в спину, почти что закинув в комнату. Лицо было очень знакомым, но из-за головной боли Втри никак не могла вспомнить, кто это.
   - Втри?! - воскликнул Шус.
   - Шус, - Втри наконец-то поняла, кто это, - так значит ты пришел за мной? Но почему...
   Почему-то сразу же после того как Шус принес имя Втри, он отвернулся в сторону, вернее начал вертеть головой, не зная куда именно упереть свой взгляд, а его лицо залилось краской.
   - Втри, понимаешь... тут такое дело... ну в общем ты, в некотором смысле... не совсем одета.
   - В смысле, не совсем одета? - Втри с трудом понимала, о чем говорит Шус, но даже несмотря на головную боль она испытала интерес к его словам, - ты что, хочешь сказать, что я голая?
   - Ну, в общем да, хотя это не совсем верно, у тебя...
   - Какая милая беседа, мне так не хочется вас прерывать, но время не ждет, - произнес голос из-за спины Шуса, - тобой я займусь попозже, сейчас я позанимаюсь твоей подружкой. Обладатель голоса вышел из-за спины Шуса.
   - И не думай дергаться. Солдаты за твоей спиной не дадут тебе шанса.
   Только теперь Шус увидел человека, который заманил его в ловушку. На вид ему было не больше двадцати пяти. Он обладал тонким носом и миндалевидными глазами, а на губах его застыла легкая, почти неуловимая улыбка, которую впрочем можно было разглядеть только если знаешь, что ищешь, и обладая невероятной удачей.
   - Шус, кто это? Я думала...
   - Ну, понимаешь, Втри, так получилось... В общем, сейчас я не совсем спасаю тебя... точнее я пришел именно за этим, но так получилось...
   - Так получилось, что его самого надо спасать. Кстати, спасибо тебе, ты оказалась отличной приманкой. Он бросился за тобой со всех ног, стоило только объявить в СМИ, где ты. Скажи, у вас какие-то романтические отношения? - последнее предложение этот человек произнес, подойдя к Втри почти вплотную. Та гневно посмотрела на него.
   - Не пытайся прожечь во мне дырку или замкнуть, как камеры, у тебя на это сейчас не хватит сил, но не беспокойся. Ты еще сможешь применить свои способности. У меня на вас двоих большие планы, - улыбка на его губах стала чуть более заметной, - Анна, давайте начнем, а этот пусть просто посидит на стуле, но не усыпляете, пусть смотрит.
   - Конечно, профессор.
   Девушка, которую называли Анной, дала профессору перчатки из не известного ни Шусу, ни Втри прозрачного белого матерела и натянула на свои руки такие же.
   "Подумать только", -промелькнуло в голове Шуса, - "этого человека называют профессором, да он же просто палач и грязный садист!"
   Тем временем один из космодесантников довольно грубо подтолкнул Шуса к стулу и заставил сесть на него. Все это время Шус ощущал на своем затылке пристальный взгляд второго космодесантника, и был уверен, что его оружие направлено туда же. После того как Шус оказался в сидячем положении, первый космодесантник занял позицию рядом со своим товарищем.
   Анна сняла покрывало с одного из столиков. Профессор, все это время смотревший в лицо Втри, не глядя взял с него какой-то весьма замысловатый прибор размером примерно с пистолет, о предназначении которого можно было только догадываться, а догадки эти могли быть лишь самые ужасающие и негуманные.
   - Приступим? - спросил он у Втри.
   Та в ответ плюнула ему в лицо. Причем не как-то посредственно, а очень смачно и качественно.
   - Не трудись, я проверял. Твоя слюна не токсична, - тем же самым, ничуть не исказившимся голосом, ответил профессор. После этого он поднес прибор к голове Втри и нажал на кнопку. Ее лицо исказила гримаса страшной боли, а все тело напряглось в конвульсии.
   Шус, понимавший что абсолютно ничего не может с этим поделать, отвел глаза. Его взгляд совершенно случайно задержался на двери, но не на той, в которую они вошли, а на противоположной стенке. И вдруг эта дверь ни с того ни с сего распахнулась и из нее вышел... Фамбер?!!
   Шус не поверил своим глазам, он несколько раз моргнул, пытаясь понять, не галлюцинация ли это. Ущипнуть себя он не мог, ему велели держать руки над головой, а когда в тебя нацелено смертельно опасное оружие, не очень-то хочется спорить с приказами тех, кто держит это оружие. Но, несмотря на все усилия Шуса, морок не рассеялся, но кроме Шуса никто больше не замечал Фамбера, все остальные были слишком заняты. Профессор и Анна смотрели на мучимую ими же Втри, а трое космодесантников разглядывали спину Шуса. Фамбер осмотрел комнату и оценив ситуацию, вопросительно уставился на Шуса, то же ничего не ответил учителю. Не из-за того, что он не хотел, просто все скопившиеся чувства и слова застряли у него в горле комом, который он не мог проглотить. В конце концов Фамбер потерял терпение и спросил и Шуса:
   - Шус, это твои друзья и ты таким интересным образом развлекаешься с ними или нет?
   - Нет! - выдохнул Шус.
   Теперь все заметили Фамбера, но было уже поздно. Автоматы космодесантников заискрили, хотя в них и не было никакой электроники, как и их шлемы, в которых электроники было полно. Солдаты, получившие разряд от собственных же приборов повалились на пол. Анна, стоявшая справа от Втри, отлетела к противоположной стенке вместе с парой стульев и столом, впечаталась в нее, сползла вниз и больше не подымалась. Профессор же успел уклониться от огненного шара, направленного ему в грудь, что не убило бы его, но оставило бы высокохудожественный ожег. Он схватил Шуса и приставил к его виску пистолет.
   - Забавно, вы летите ко мне, как мухи на мед. Как мне повезло. Скажи, сколько вас еще...
   Договорить он не смог, его настигла молния. Не шаровая, а обычная. Он обмяк и сполз на пол, на его лице застыло выражение Архимеда, воскликнувшего "Эврика".
   - Учитель... - только и смог произнести Шус.
   Фамбер подошел к Шусу и отвесил ему звонкий и весьма болезненный подзатыльник, но Шус был так рад появлению учителя, что даже не стал возмущаться и спрашивать: "За что, Учитель?!" или еще что-нибудь в этом роде.
   - Шус, ты полный идиот и кретин! Как ты только оказался в таком положении и почему, во имя всех богов, ты все время бегал от меня?!
   - Бегал от вас?
   - Да, я скачу в этот мир уже третий раз! Но каждый раз там, где я оказывался, тебя уже было!
   - А может. вы просто не туда попадали. Ведь этот мир большой, а...
   - Хватит препираться со мной, даже не зная, о чем речь! Ты мой единственный ориентир в этом мире и поэтому, каждый раз при прохождении двери между мирами, я ориентировался именно на тебя, как на точку в пространстве-времени, что не позволяло мне попасть не только в какой-нибудь другой мир, но и в какое-нибудь другое место или время этого мира кроме тех, в которых ты был. Но куда бы я ни прибывал, тебя уже не было. Почему ты не мог просто сидеть на месте?
   - Это было бы совсем непросто.
   - Так постарался бы! И вообще, во имя всех темных богов, зачем ты вечно суешь свой нос, куда тебя не просят!
   - Далеко не всегда... и вообще, что вы имеете в виду?
   - Зачем ты прошел через дверь в кабинете учителя?!
   - Учителя?
   - Директора Сэйлэнара.
   - А, ну... да откуда я знал! Тем более, Втри тоже...
   - С ней я разберусь потом. Когда... когда она будет в более здоровом состоянии и более... одета. Что вы вообще здесь вытворяли? Кто эти люди?
   - Это довольно долго объяснять...
   - Ладно, не важно. Помоги мне снять Втри, заверни ее в ту простыню и пошли.
   - Пошли? То есть как, прямо сейчас?! Но разве для этого не нужно...
   - Для путешествий между мирами подходит любая дверь или то, что условно можно назвать дверью. Так же для этого можно использовать любое транспортное средство. То есть то, что было создано как транспортное средство, и что ты сам считаешь транспортом. И не важно, насколько оно необычно. Второй способ более сложен и требует больших энергозатрат, но зато позволяет провести в другой мир почти со стопроцентной гарантией успеха существ, не обладающих способностями к истиной магии или вообще какими-либо способностями к магии, что в данном случае не важно. Но даже и при использовании дверей можно провести одного или двух неспособных. Также для этого используют и некоторые другие символы: озера, реки, пропасти, жерла вулканов, амулеты и механизмы. Однако они менее надежны, а спектр их ограничен. Но некоторые из них позволяют путешествовать неодаренным. Все понял?
   - А-а... да, вроде.
   - Для тебя будет лучше, если так. Через пару дней, когда я спрошу у тебя основную концепцию путешествий между мирами, только попробуй мне не ответить.
   - Так что вы хотите сказать, что мы вернемся прямо из этой комнаты и прямо сейчас?
   - Да, именно это я и пытаюсь тебе сказать. Ты уверен, что ты понял мои объяснения?
   - Да... да, я понял вас, учитель... Простите, мне надо кое-что сделать. Подождите меня, я скоро! - сказав это, Шус сорвался с места и бросился за дверь, проигнорировав повелительно-удивленный окрик Фамбера. Его голова была занята одной мыслью: "Жаннет, как ты там? Ты с тобой все в порядке, ты жива? Во имя всех богов, будь живой!"
  
   - Какого черта я так влипла! - промелькнуло в голове у Жаннет, сидевшей в тесной кабине БР.
   Последние минут двадцать пять она занималась тем, что с бешеной скоростью переводила глаза от одного экрана к другому, жала на многочисленные кнопки, поворачивала и вжимала рычаги управления, заставляя боевого робота уклоняться, стрелять, бежать и прыгать. За это время она успела разобраться шестью БР противники и энным числом пехотинцев, которых даже не считала. Однако боеприпасы были уже на исходе, а тревожно-красных мешающих кнопок и предупреждений на экранах становилось все больше. Самым большим повреждением была потеря левого запястья, отстреленного ракетой, выпущенной из базуки. А врагов же оставалось, если верить союзной электронике, еще пять Боевых Роботов, пусть и уступающих по техническим характеристикам ее Лансэлоту, зато почти целых.
   И с чего это вдруг я согласилась на такую авантюру и даже не подстраховалась? Неужели это любовь? Хотя, нет, что за глупости... Хотя все признаки болезни налицо и чисто теоретически, это ведь может со мной случиться? Че-ерт, что за мысли не к месту!
   - Внимание, враг N-2 приближается с тыла на высокой скорости, - произнес безжизненный электронный голос.
   - Вижу я!
   БР Жаннет развернулся. Она вжала спусковой крючок орудия, которое Шусу, как и вообще всем больше всего напоминало очень большой автомат, но ничего не произошло.
   - Магазин исчерпан.
   - Черт!
   Тогда робот со всей своей титанической силой кинул автомат во врага, что, впрочем, не принесло ему особого вреда. Затем выхватил продольный механический высокоскоростной резак и вонзил в торс вражеского робота. Тот заискрил, покачнулся и упал. Жаннет уже была готова выдернуть резак и выполнить маневр уклонения, как вдруг спину Лансэлота сотрясли три прямых попадания.
   Скрежет трескающегося металла слился с криком Шуса, застывшего в тех самых дверях, в которые он вбежал.
   Ланэлот все-таки отпрыгнул в сторону, но не так быстро, как надо было бы. В него еще несколько раз попали. Он попытался сделать еще шаг, но что-то в нем взорвалось, он заскрипел и рухнул лицевой частью вниз.
   - Черт! - прокричала Жаннет. - Меня подбили...
   Только теперь она заметила Шуса в дверях. Одна из камер все еще работала и Жаннет приблизила изображение. Шус ей что-то кричал.
   - Идиот, - подумала Жаннет, - что ты здесь стоишь! Но что же ему надо?
   Она включила рацию и кабину сотряс крик Шуса:
- Жаннет, ты, ты жива?! С тобой все в порядке?
   "Что за дурацкий вопрос, задаваемый во всех этих Имперских фильмах: "Are you all right?". Причем задают его, как правило, истекающим кровью друзьям и любимым главных героев", - подумала Жаннет, - "любимым, черт опять..."
   - Пока что жива, - произнесла вслух Жаннет, но это ненадолго, у меня уже нет шансов. Я не успею выбраться. Беги идиот, или ты тоже хочешь погибнуть?! А как твоя Втри?
   - Не говори глупости, все будет хорошо. Я помогу тебе! - сказав это, Шус бросился к раскуроченному роботу, не обращая никакого внимания на неторопливо приближающихся к нему уцелевших врагов.
   "Что он делает?"
   - Юр, прекрати, ты ведешь себя как идиот! Ты..." - Жаннет не договорила. Она закрыла глаза и выключила рацию. "Однако странно, почему я до сих пор жива? Наверное они..."
  
   Шус не понял, что происходит. Впрочем, этого не понял никто.
   Вдруг раздался оглушительный удар, поваливший Шуса на землю, и почти в то же мгновение один из роботов исчез в красной вспышке, спустившейся с небес, через мгновение озарив полуразрушенную липовую лечебницу красным цветком взрыва. То же почти сразу же случилось и с оставшимися вражескими роботами. Все это время Шус так и лежал на земле, закрыв голову руками. Уж что он понял, так это то, что в случае применения поблизости гипермощных заклинаний (если их применяешь не ты, а до гипермощных заклинаний Шус еще не дорос), равно как и неведомой и внушительной техники, самым разумным будет либо бежать куда-нибудь подальше, либо, если уже поздно, попытаться слиться с ландшафтом.
  
   - Капитан, с вами все в порядке? - раздался знакомый голос в кабине в Лансэлота.
   Жаннет осторожно открыла глаза. Красные лампочки до сих пор продолжали мигать, но тактический экран не показывал ни одно противника в зоне досягаемости датчиков.
   - Капитан? - повторил все тот же знакомый голос, который без сомнения принадлежал ее старпому, Александру Николаевичу Скворцову.
   - А зачем вы связываетесь со мной? Вы...
   - Простите меня за то, что я нарушил вас приказ и прибыл сюда. Всю ответственность за этот поступок я беру на себя.
   - В смысле, прибыли сюда? Вы...
   - Сейчас корабль находится на высоте трех километров над поверхностью планеты и готов немедленно спуститься на необходимую высоту для захвата Лансэлота подъемными тросами. Какие будут приказания?
   - Я же вам сказала! А, не важно. Это после. Разрешаю приступи...
   Жаннет прервал пусть и почти не слышный через многослойную броню, но весьма настойчивый стук в люк.
   - Кто это еще там... а, наверное это он.
   Жаннет включила частоту Шуса.
   - Юр, со мной все в порядке. Ты хочешь люк открыть? Но это не нужно. На корабле меня вытащат. Наверняка люк зажало...
   - Жаннет, ты жива! С тобой все в порядке, ты... Шус оборвался на полуслове, после чего раздалось упорное пыхтение, свидетельствовавшее о том, что Шус вообще не слушал Жаннет и принялся открывать люк сам. И о чудо - люк поддался. Уже более уверенно Шус начал крутить колесо и через пару минут поднял тяжеленную крышку люка. Жаннет уже успела выбраться из кресла, что было не так-то уж просто, учитывая, что оно было развернуто на девяносто градусов от своего первоначального положения. Поднявшись после совершенно негероического падения, ознаменовавшие конец выкарабкивания из кресла, Жаннет уставилась на Шуса.
   - Ну, и зачем ты это сделал, я же тебе говорила.
   - Мне надо кое-что тебе сказать.
   - Для чего же...
   - Сказать кое-что лично.
   - А-а...
   - Понимаешь...
   - Постой, может вначале поможешь мне выбраться?
   - Но ты же...
   - Просто дай руку!
   - Конечно.
   Шус протянул руку в зияющий проем кабины, Жаннет схватилась за нее и, чуть не утянув Шуса вниз, все-таки выбралась наружу.
   - Ну и что ты там хотел мне сказать? - в лоб спросила Жаннет, как только оказалась вровень с Шусом. Ну почти вровень. По крайней мере их ноги стояли на одной и той же поверхности.
   - А-а... Жаннет, я ухожу.
   - В смысле, уходишь? - не поняла Жаннет
   - Ухожу в свой мир.
   - А как же твоя подружка...
   - Я нашел ее. Она внутри, без сознания.
   - Значит уходишь... - почему-то Жаннет почувствовала, что у нее что-то защемило внутри, где-то в области живота. Она опустила глаза и продолжила уже совсем другим голосом, - А почему теперь? Ты что мог вернуться и раньше?
   - Нет, не мог. Просто так получилось. За мной пришел мой учитель. По правде говоря, он спас нас с Втри и теперь говорит, что мы должны немедленно возвращаться.
   - Твой учитель? Его вроде бы Фамбер зовут?
   - Да... Тебя что-то беспокоит?
   - Нет. Просто... просто все так неожиданно.
   - Для меня тоже...
   Атмосфера вокруг них сгустилась настолько, была уже способна раздавить какого-нибудь муравья, а между прочим их поверхностная оболочка очень прочная.
   - Жаннет! - собрался с духом Шус, - послушай, ты же говорила, что хотела бы взглянуть на мой мир. Ведь ты так говорила?
   - Да... вроде бы. Ты хочешь сказать...
   - Ты бы хотела увидеть мой мир?!
   - Мир магии, королевств, паладинов, чудовищ и приключений?
   - Ну, не то чтобы там было так много чудовищ... я всего с одним встречался. И то это был маг-недоучка и... А кто такие паладины?
   - Что? Какой же ты все-таки чертов идиот... - себе под нос произнесла Жаннет.
   - Что?
   - Ладно неважно.
   - Ну так что? Ты хотела бы этого?
   Жаннет устремила свой взгляд куда-то в область ног, на которые опять начал падать снег. Шус же смотрел на ее макушку, поскольку лицо от него было скрыто.
   - Да, я хотела бы этого, - ответила Жаннет и Шус уже был готов закричать от радости, но Жаннет продолжила, - но прости, мое место здесь. Это ведь мой мир, а ты только гость в нем. В конце концов я знала, что рано или поздно это случится. Еще до того, как поверила в твою бредовую правду о тебе. Даже тогда... - Жаннет посмотрела на Шуса. Тот увидел ее улыбающееся лицо, однако из ее глаз текло что-то мокрое. Конечно существовала вероятность, что это просто растаявший снег. - В конце концов такова природа человеческих судеб. Наши жизненные пути всегда сходятся лишь на время, но рано или поздно им суждено расходиться.
   - Так значит ты не пойдешь...
   - Прости... Конечно же, если бы моя жизнь здесь была уныла и безысходна или я была бы просто офисным работником, я бы без сомнения согласилась, но моя жизнь полна опасностей и приключений, а в твоем мире мне это вряд ли светит. Ведь там нет космических кораблей.
   Жаннет немного приподнялась на цепочках, все-таки она, наверное стояла ниже Шуса, и поцеловала его.
   - Тогда, - произнес Шус, спустя несколько секунду, довольно много секунд, - возьми вот это, - с этими словами он положил в ее ладонь и зажал в ней что-то с гладкими плоскостями, разделенными острыми гранями.
   Жаннет подняла руку и посмотрела на брильянт.
   - Это же...
   - Пусть он будет напоминать тебе об мне, ну или покроет твои расходы, хорошо?
   - Хорошо, - эхом ответила Жаннет.
   - Прощай, - сказав это, Шус развернулся и довольно ловко скатившись со спины Сухопутного Человекообразного Боевого Робота устремился обратно к двери в подземелья. Вскоре его силуэт был скрыт все усиливавшимся снегом.
   Жаннет в течение нескольких долгих секунд стояла, устремив взгляд куда-то в даль. Вдруг она нервно затрясла головой, как пес, только что вылезший из самой грязной канавы и отряхивающийся на новую куртку своего хозяина.
  
  
   - Че-ерт, что это с мной, в самом деле?! Ну и что, что он ушел. В конце концов он должен был уйти рано или поздно, а любовь... Может, она и есть, но она, как и все, проходит. Не хочу становиться влюбленной дурочкой! С этим надо бороться в зародыше, да, да именно вот такими вот мерами! А почему я не пошла с ним... Я бы об этом пожалела. И пожалела бы гораздо больше, чем жалею сейчас, оставшись здесь. К тому же, я отлично заработала на этом деле. Хватит не только что на ремонт Лансэлота, но еще и останется. И... наверное я знаю как назвать свой корабль...
   - Госпожа капитан, - вежливо раздалось откуда-то снизу, а если точнее, из громкоговорителя в кабине БРа. Сказал это голос старпома, - мы готовы к подъему Лансэлота на борт корабля.
   Только теперь Жаннет осознала, что говорила вслух.
   - Что?! Вы все слышали?!
   - Вы имеете в виду ваш монолог и разговор с тем молодым человеком?
   - Только не говорите, что вы все слышали! - Жаннет села на корточки и опустила голову в кабину, что бы лучше слышать старпома.
   - Простите, но не могу. И... - удивительное дело, Александр Николаевич Скворцов запнулся, - понимаете, так получилось... в связи с вашим приказом во время переговоров с вами вне корабля во время выполнения операций, в том случае, если вы не отдали специального приказа, все разговоры с вами передаются по громкой связи корабля.
   -Так значит все на корабле слышали...
   - Скорее всего, да.
   - Во имя всех богов, мне надо было согласиться пойти с ним...
  
   - Я здесь, учитель, - произнес запыхавшийся Шус.
   - Куда ты убежал, Шус?
   - Я...
   - Небось прощался со совей подружкой.
   - Что? Жаннет никакая не... Как вы догадались? - все лицо Шуса покраснело как первосортный, генетически модифицированный помидор.
   - Как ты горишь ее зовут? Жаннет? Ладно, ладно, не пытайся меня убить взглядом. Я никому ничего не скажу. Бери Втри и пошли.
   Оказалось, что Фамбер уже успел снять Втри с этого ужасающего аппарата и прикрыл простынкой. Сейчас она лежала прямо на полу, представляя из себя весьма лакомый кусочек для какого-нибудь маньяка или извращенца.
   Шус не знал с какой стороны к ней подойти. И так неприлично получалось, и так нехорошо. Увидев мучения Шуса, Фамбер первый поднял Втри под локоть, ловко удерживая при этом простыню. Поняв, что избежать контакта не получится, Шус взял Втри за другую руку и закинул себе за плечо.
   - Черт, и почему все должно было так случиться, -пробормотал Шус.
   - Пошли, - тем временем думал о деле Фамбер.
   - Куда?
   - Прямо в дверь. Лучше закрой глаза, а то сбивать меня будешь.
   - Но разве...
   - Все потом объясню.
   Шус подчинился и последовал за учителем с закрытыми глазами, поддерживая Втри. В какой-то момент ему показалось, что перед его внутренним зрением возник прямоугольник тьмы, который становился все ближе и ближе. В конце концов прямоугольник стал перед ним вплотную. Все что оставалось, это сделать один единственный шаг. И Шус его сделал.
  
   Он опять оказался в ТОМ САМОМ МЕСТЕ.
   Веки стали как будто бы прозрачными или вовсе исчезли. В месте, которого нет, нельзя быть уверенным ни в чем. Там, как и в прошлый раз, не было ничего, кроме раскрытых дверей. Хотя нет. Шус понял, что здесь есть еще что-то. Это что-то было похоже на большой, святящийся шар, точнее не шар, а два шара. Один был нестерпимо белого цвета, другой же был бледно-красного цвета и то и дела моргал. Впрочем, его почти невозможно было разглядеть. Его затмевал белый. Шус опять почувствовал, как что-то тянет его в одну из дверей, но не так, как в прошлый раз. Его не тащила за собой одна из дверей. Какая-то сила направляла его именно в определенную дверь.

* * *

   Шус почувствовал, что сквозь его веки пробивается свет, а света в том месте определенно не было. Он открыл глаза. и увидел знакомый, запыленный и забросанный бумагами кабинет. Слева стояли стол и кресло. Понять сидит ли в нем кто-нибудь, было невозможно. Обзор загораживала спинка.
   - Наконец-то вы вернулись, - раздалось из-за списки, после чего кресло отдвинулось от стола из него кто-то встал. Когда он вышел из-за стола стало видно, что это никто иной, как директор Сэйлэнар.
   - Это вы? - спросил Шус.
   - А кого ты еще ожидал увидеть в моем кабинете? Может присядете?
   - А-а... хорошо, - начал Шус, но его оборвал возмущенный голос сбоку.
   - Нет не сядем! Во имя всех темных богов, что вы устроили, учитель?! - закричал Фамбер.
   - И что же я устроил?
   - Вы, да как вы могли, вы подвергли опасности моих учеников, да еще и в мое отсутствие!
   Фамбер начал активно жестикулировать и наступать на кресло, за которым стоял Сэйлэнар, что, естественно, заставило его отпустить Втри. Шус неожиданно ощутил на себе весь ее вес, а не надо забывать, что от взоров окружающих ее защищала только криво прикрученная простынка. Эти факты привели Шуса в почти безвыходное положение. С одной стороны, он никак не мог отпустить находящуюся в беспамятстве Втри, потому что она просто упала бы на пол и ударилась. Но с другой стороны Шус не знал, как держать Втри, чтобы не дать возможности ни одному, пусть даже самому пронырливому адвокату обвинить его в сексуальных домогательствах и посягательствах на ее девственность, что было практически невозможно, учитывая одежду Втри. Хотя если бы кто-нибудь зашел бы сейчас в кабинет директора магического корпуса, он бы скорее истолковал бы это как групповое изнасилование...
   Пока Шус мучился угрызениями совести, всплесками стыда и волнами правил хорошего тона, усвоенных с детва, которые, впрочем, были довольно просты, Фамбер продолжал совою возмущенную тираду:
   - Когда вы мне сказали, что случилось, я не стал тратить времени и сразу же бросился спасать Шуса и Втри, но теперь я скажу вам все. Ваши действия, учитель, в лучшем случае можно истолковать как преступную халатность, ведь вы оставили активизированной дверь в коридор между мирами! Хотя я могу предположить, что это точно не было неосторожностью! Вы ведь все специально подострили! Вы... - У Фамбера не хватило дыхания продолжать.
   За время своего монолога он успел обойти стол вокруг, перегнуться через него и загнать директора и своего учителя в самую глубина кресла.
   - Фамбер, успокойся. Давай сядем и все спокойно обсудим. - Сэйлэнар указал на диванчик, появившийся за спиной Фамбера. Это был типичный представитель мебели для дома из тех, что продают в дорогих магазинах, давая им при этом всякие неудобоваримые названия, вместо того, чтобы называть диван диваном. - Шус, к тебе это, кстати, тоже относится. Садитесь.
   Фамбер, так и не вернувший себе дара речи, сел на диван, Шус, таща за собой Втри, тоже. Однако, как всегда, диван оказался слишком узким и Шус с трудом втиснулся после того, как посадил Втри, что заставило его покраснеть еще больше.
   - Ты многого не понимаешь. Я ничего не подстраивал, просто предоставил возможность. И не надо повторять, что это было опасно. Вся наша жизнь полна опасностей, и держась за полу твоей мантии, Шус не оказывается в меньшей опасности. Более того, она скорее даже повышается, учитывая всю разрушительность и неуправляемость твоей магии.
   - Моя магия неуправляема?!
   - Не спорь, Фамбер, у тебя всегда были проблемы с контролем. Сейчас, может, все и не настолько ужасно как раньше, но в любом случае, боевые заклинания, из тех что посложнее, тебе даются с трудом. Но это не по теме. О чем это я... Ах, да. Так вот, ведь кроме твоего присутствия и передряг, в которые вы попадали, на него в любую секунду может, например , упасть маленький метеорит, или ударить молния. Да, по большому счету, в любой момент может случиться конец света.
   Шус, все это время холодел все большее и больше, представляя все страсти, что пророчил ему директор.
   - Ты должен понять, Фамбер, он должен учиться. И далеко не только под твоим присмотром. Как ты думаешь, ты стал бы тем, кем ты стал, если бы я все время опекал тебя?
   - Нет. Вы... вы правы, учитель, - подавив очередное возражение, ответил Фамбер.
   - И что же ты так быстро со мной соглашаешься? Твоему возрасту присуща импульсивность. Ты должен отстаивать свою точку зрения. Даже я не всегда бываю прав.
   -Так что, мне нужно продолжить спорить с вами?
   - Фамбер...
   Пока Шус слушал их перепалку, его мозг закипал все больше и больше, что было неуди-вительно. Несмотря на несколько примеров, ему было довольно сложно смириться с разрушением мифа о непогрешимости учителя. И если эту мысль он хоть как-то мог принять, то смотреть, как один пожилой волшебник говорит другому, тоже уже далеко не юноше, что тот импульсивный и это присуще его возрасту, было довольно странно. "Хотя, с точки зрения директора, и я и учитель почти одинаково юны", - подумал Шус. Внезапно взгляд Сэйлэнара, отличавшийся в определенные моменты особенной тяжестью, выхватил Шуса из мира размышлений.
   - Шус, - произнес директор, посмотрев на Шуса этак секунды две, - у тебя, наверное, скопилось много вопросов. Если хочешь, задавай.
   - Да, конечно... спасибо вам, профессор... во первых. Как я оказался нам где оказался. Что это за дверь. Профессор Фамбер объяснял мне но я не совсем понял. он сказал, что для перехода из мира в мир можно использовать практически все, что угодно, но в то же время он говорил, что все дело в этой двери.
   -Ты прав. Действительно, для путешествий между мирами можно использовать все, что угодно. Конечно, есть некоторый набор символов, но это не более, чем набор символов. Все дело в самом человеке. Правда, я встречался с парой приборов, но они неполноценны и способны перемещать только между несколькими мирами и фактически минуют коридор между мирами. Что же касается этой двери, то это самая обычная дверь, можешь проверить.
   Шус не поленился, встал, прошел мимо окна, за которым на этот раз был какой-то миленький лужок с полевыми травами, и открыл ТУ САМУЯ ДВЕРЬ, через которую несколько минут назад прошел. За дверью открывался прекрасный вид на башни университета, а за ними и на весь город. Шус посмотрел вниз, там оказалась зияющая даль пропасть с брусчатой мостовой на дне. Поняв, насколько она далеко, Шус покачнулся и отшатнулся от дери.
   - А теперь, - произнес Сэйлэнар, - прикрой дверь, закрой глаза и снова открой дверь.
   Шус зажмурился и сделал, как сказал директор. После чего он осторожно открыл глаза и увидел тот же луг, что и за окном. Поняв это, несколько раз переведя взгляд с окна на дверной проем Шус, с вскриком захлопнул дверь, после чего отпрыгнул от нее, словно бы боялся, что его туда засосет.
   - Не беспокойся, Шус. Без твоего собственного желания, по крайней мере, пока ты в здравом рассудке и твердой памяти и не спишь, ты не угодишь в другой мир. И не надо из моих слов делать вывод, что тебе больше не надо спать.
   - Понятно, директор... А почему я попал именно туда, куда я попал?
   - Да откуда я знаю. В коридоре между мирами все зависит от твоих желаний, в том числе и подсознательных, ну и везения, разумеется.
   -А зачем вы позвали меня, директор? Вы хотели...
   - Я хотел тебе сказать кое-что. Помнишь ТВ шары?
   - Это такие стеклянные шары, с помощью которых можно видеть кого-нибудь на расстоянии?
   - Да, именно они. Помнишь, ты предложил показывать с помощью них театральные представления?
   - Нет. А я такое говорил?
   - Можешь мне поверить. Ну так вот, я передал эту идею ее изобретателям. И она им понравилась. У них уже были некоторые разработки по передаче с одного ТВ шара на несколько других, но они не могли придумать, для чего это можно применить, а ты подсказал им идею. Они хотели с тобой встретиться и обсудить твою долю.
   - Долю?
   - Да, они думают, что это можно пустить в продажу. Вроде бы они даже смогли заинтересовать какого-то купца, хотя я не уверен.
   - И зачем же я им нужен?
   - Они хотели бы, чтобы ты более точно обрисовал свою идею. Они хотели бы с тобой сотрудничать, что, естественно не останется неоплаченным.
   - Оплаченным? - произнес чей-то голос и этот голос принадлежал не Фамберу, а поскольку Шус так и не вернулся на диван, этот голос не мог принадлежать никому другому, кроме Втри.
   Втри слабо пошевелилась и открыла глаза. Еще слегка мутным взором она осмотрела помещение. Ее взгляд задержался на директоре и ее лицо просветлело.
   - А-а... директор, это вы? Так мы вернулись?!
   Она подалась вперед, что заставило простыню, которая пусть и неплотно, но зарывала все, что нужно, начать сползать.
   Лица всех троих представителей мужского пола начали наливаться краской, а на лицах появилось одно и тоже, пусть и невольное выражение.
   - Что это вы на меня так смотрите? - Втри непонимающе обвела всех троих взглядом, куда вы...
   Только теперь она заметила, куда они уставились, посмотрела туда же, что оказалось как раз вовремя. В последнюю секунду она подхватила простынку.
   - Это что здесь происходит? Да как вы посмели! Да я вас...
   - Успокойся, Втри, - спокойно ответил ей Сэйлэнар, - не знаю в чем дело, но Фамбер и Шус так принесли тебя из другого мира. Тебе незачем беспокоиться, я уверен.
   - Ах вы уверены! Видела я КАК вы уверены! Вы сказали, Шус? - Втри устремила свой полыхающий справедливым гневом взор в строну Шуса, а в ее руке, не в той, которой она придерживала свою единственную одежду, как бы случайно заполыхал огненный шар, Шус?!
   - Я? я не причем, я вообще в другом месте был, - начал оправдываться Шус, совершая тактический маневр и отходя к креслу директора, но Втри, даже не дождавшись, пока Шус закончит бросила свой огненный шар, - тебя учитель снял и замотал в эту тряпку. Меня там не было, клянусь! - продолжил Шус уже из-за спинки кресла Сэйлэнара.
   - Профессор? - Втри мгновенно переключилась на новую цель, забыв о Шусе. Она развернула голову к Фамберу. Тот до сих пор сидел на том же диване, о чем тут же пожалел.
   - Втри, это не то, о чем ты подумала, - затараторил Фамбер, вжимаясь в спинку дивана и пытаясь просочиться сквозь него, я не хотел. Просто, понимаешь, было такое положение...
   - Чего вы не хотели, профессор?! - Втри встала и надвинулась на Фамбера как богиня Немезида, без разбору косившая жителей Эллады.
   - Я я...просто была такая ситуация, так получилась...
   - Вы! - в Фабера полетел огненный шар, но он в последний момент крайне неловко перевернулся через спинку и огненный шар подпалил только края его мантии и выжег приличную дыру в представителе мебели для дома.
  
  
   В это время Сэйлэнар, перелезший за свое же кресло, обратился к Шусу.
   - Шус, послушай. Пока они тут разбираются, тебе стоило бы сходить кое-куда.
   - А как же учитель? Может, Втри того?
   - Не надо ее "того". Все равно ничего не получится. Девушка в гневе - это страшное дело. Ну так пойдешь или хочешь остаться здесь?
   - Куда?
   - На кладбище университета. Знаешь, где это?
   - Да, проходил мимо пару раз. А зачем?
   - Сам узнаешь. И еще, сними эту куртку. Как ты до сих пор не сварился? Лето же в самом разгаре.
   - Как это, в самом разгаре?
   - Ты все поймешь, иди.
   - Хорошо, директор.
   От куртки Шус решил избавиться прямо здесь. Действительно, как он до сих пор в ней сидел? После чего, где по-пластунски, где короткими пробежками, чудом спасшись от нескольких шаров и выбросов чистой энергии, выбрался из кабинета директора, ставшего неожиданно полем боя или точнее полем избиения невинных агнцев в лице отдельно взятого профессора практического управления стихиями. Успокоился он только после того, как покинул кабинет уволенного почти сто лет назад секретаря.
  
   Университет был почти пуст, что и не удивительно, учитывая, что по расчетам Шуса уже должны были начаться каникулы, а туристы видно прохлаждались в питейных и едальных заведениях. На улице была просто адская жара, и не одного облачка на небе. Для Шуса терпеть ее было раза в два сложнее, чем обычно, учитывая, что каких-нибудь полчаса назад он находился неизвестно в какой вселенной, на планете, местонахождение которой Шус представлял тоже весьма смутно, в самый разгар тамошней зимы.
   Кладбище находилось в небольшом парке университета, в котором любили гулять влюбленные парочки. Несмотря на то, что в Лендале хоронили самым обычным способом, то есть запихивали усопшего в горб и клали этот гроб в ямку два на полтора, в университете придерживались более гигиенично способа, то есть здесь в обычае была кремация, что позволяло не занимать много места. Урны с прахом просто ставили в стену. Однако для того, чтобы удостоиться этой чести, нужно было стать либо профессором университета и умереть только после того, как прослужил во благо науки несколько десятилетий, либо открыть протон, изобрети вечный двигатель или еще что-нибудь в этом роде, либо оказаться студентом, умершим в стенах университета, у которого нет никаких родственников, знакомых и уж, не дай боги, фамильных склепов. Да и при этом должно было быть соблюдено несколько условий. Во-первых, студент не должен был быть отчислен на момент смерти. Во-вторых, он должен был быть круглым сиротой, и в-третьих, умереть не из-за собственной неосторожности и халатности при проведении кого-нибудь опыта, например не вылить ведро серной кислоты в жбан воды.
   При соблюдении всех этих условий несчастного хоронили в на самом нижнем уровне стены, почти на уровне земли.
   "Но все таки, зачем директор меня туда послал?" - раздумывал про себя Шус, уже добравшись парка, - "Если бы, например, умер Эсиланс, ректор университета, вряд ли бы Сэйлэнар сидел в своем кабинете, а если бы умер Чистелен, вряд ли Сэйлэнар посылал бы меня. В конце концов, зачем? Может, там случайно восстали из мертвых древние и весьма могучие маги, но как бы они восстали, если от их тел осталась только кучка пепла. Даже никаких костей. И в конце концов, если они все же восстали, как делу может помочь он, Шус, ведь он не такой великий герой. И он только что вернулся боги знают откуда, а его сразу же посылают спасать мир? Это же не честно, дайте герою хоть чуть-чуть отдохнуть!"
   Пока Шус размышлял, зачем он идет туда, куда он идет, он уже дошел туда, куда он шел. Около стены из гранита выстой чуть больше человеческого роста, с прикрепленными с лицевой стороны табличками с именами, собралась небольшая толпа. По правде сказать, ее и толпой был сложно назвать. Так, человек десять-пятнадцать и почему-то почти все знакомые лица. Там были Еле, Майклус, однокурсник Шуса, с которым тот успел познакомиться в последний день, еще пяток человек с второй ступени факультета практического использования магии и пара парней с второго второй общей ступени, с которыми Шус успел сдружиться, пока в течение года изучал общеобразовательные предметы, штук шесть девушек, которых Шус если и видел, то не помнил, где. Что-то говорило ему, что они подруги Втри, но он не был в этом уверен. Стояли они все, обернувшись к мужчине средних лет. Он был в черной сутане с вышивкой из золотых ниток. На ней присутствовали два голубя, взявшие друг друга за крылья, череп на фоне луча, пробивающегося сквозь облако, а посередине - младенец, протягивающий одну руку вверх, а другой прикрывающий то, что в таком юном возрасте прикрывать совсем не обязательно. Этот человек в сутане был чиновник ритуальных служб. Поскольку Лендал - интернациональный город, в котором перемешена масса людей и религий, законные ритуалы типа женитьбы и похорон проводили там не священники какой-либо религии, а чиновники, подписывавшие все необходимые бумаги и проводившие все необходимые обряды: например, они говорили последнее слово об усопшем.
   -... он прожил короткую жизнь, но его жизнь протекала в служении нашему городу, - говорил чиновник, - он помог одолеть...
   Шус подошел к Майку, который был ближе всех и вежливо, не желая нарушить таинство церемонии, спросил:
   - Скажи, а что здесь происходит?
   - Сам не видишь? Хороним двух моих однокурсников. Втри, ее, хоть я и проучился с ней целый год, я знал довольно поверхностно, а второго зовут Шус. Похоже, он был хорошим парнем, я познакомился я с ним в день его исчезновения, - не оборачиваясь, ответил Майклус. - Тела так и не нашли, но было решено, что они умерли. Ведь они были только первыми, ну ты сам знаешь, ведь об этом везде пишут. По правде...
   Тут Майк наконец-то повернул голову, поправляя съехавший локон волос. Не задумываясь, он глянул на Шуса и отвернулся, и только через полсекунды его будто бы током ударило. На этот раз он медленно повернулся к Шусу всем корпусом и тупо заявил:
   - Ты же вроде бы умер...
   Шус уже успел оправиться от ступора, вызванного заявлением, что он и Втри умерли. В отличие от Майка у него было время и он уже успел подготовить ответ:
   - Ну да, Майк, я действительно умер, но ты не вернул мне один долг и теперь я буду мучить тебя, пока не сведу в могилу, - скорчив перекошенную, впрочем совсем не страшную мину, и выдав хрипловатый голос старого алкоголика, ответил Шус.
   - Ну да, вернулся? - недоверчиво переспросил Майк, - на зомби ты не очень-то похож. Слишком хорошо пахнешь, да и цвет лица живее некуда, а на призраков я в замке своих родителей насмотрелся столько, что я стал экспертом в этом вопросе и уж точно отличу живого человека от астральной постжизненной сущности. Так, ты что, жив?
   - Да, черт тебя побери, а с какой радости вы вообще решили, что я и Втри умерли? Стоило пропасть на какую-нибудь дюжину дней и все тебя уже трупом считают. А ведь Втри исчезла и того позже.
   - Нечего себе на дюжину дней. Ты пропал на все летние каникулы! От них остался какой-нибудь десяток дней.
   - Постой, все лето?!
   - Где ты вообще был?
   - Это довольно долго рассказывать... Но все равно, в чем дело?
   - Я сам не очень хорошо понимаю. Я вернулся с родины вчера, но о "Лендальском убийце" даже во "Временах" написали. А ведь во "Временах" абы что не пишут.
   - Что еще за "Лендальский убийца", что вообще происходит с этим миром?!!!
   Только теперь Шус заметил, что на них все смотрят и, естественно, в особенности на него, что и не удивительно, ведь не каждый день тот, кого хоронят, сам приходит на свои же похороны. По крайней мере не в мире Фальтьяры.

1:30.29.11.2009

  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.58*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"