Comissarus: другие произведения.

Пламя Инквизиции

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот уже несколько лет в магическом мире идет война. Последователи Тёмного лорда наносят удар за ударом, Орден Феникса и Министерство Магии изо всех сил сдерживают натиск Упивающихся Смертью... В жернова беспощадного конфликта порой попадают и магглы, но... Кого они вообще должны волновать? Больше проды живёт тут ficbook.net/readfic/2918444

Пламя Инквизиции

Annotation

     Категория: джен, Рейтинг: PG-13, Размер: Макси, Саммари: Вот уже несколько лет в магическом мире идет война. Последователи Тёмного лорда наносят удар за ударом, Орден Феникса и Министерство Магии изо всех сил сдерживают натиск Упивающихся Смертью... В жернова беспощадного конфликта порой попадают и магглы, но... Кого они вообще должны волновать?


ComissarusПламя Инквизиции

Анотация

     Фандом: Гарри Поттер
     Пейринг: Новый Мужской Персонаж/Новый Женский Персонаж, Новый Мужской Персонаж/Флер Делакур, Гарри Поттер
     Рейтинг: PG-13
     Жанр: Action/Adventure/AU
     Размер: Макси
     Статус: В процессе
     События: Магл в главных ролях, Жизнь среди маглов, Фик о второстепенных героях
     Саммари: Вот уже несколько лет в магическом мире идет война. Последователи Тёмного лорда наносят удар за ударом, Орден Феникса и Министерство Магии изо всех сил сдерживают натиск Упивающихся Смертью... В жернова беспощадного конфликта порой попадают и магглы, но... Кого они вообще должны волновать?
     Комментарий автора: Всегда хотел доказать что и технологии смогут натворить дел, особенно в руках профессионалов. Надеюсь на вашу помощь и поддержку.
      P.S. Если не сложно, критикуйте, оставляйте отзывы и предлагайте собственные идеи, мне важно знать ваше мнение.
      + Немного ссылок
      http://cs625416.vk.me/v625416667/198fb/4IUr5sZ-b2k.jpg бронекостюм Организации 1981 года
      http://f0xz.org.ua/_nw/3/22364505.jpg Саймон Райли, "Призрак", боец Альфа-один
      http://f-picture.net/lfp/s48.radikal.ru/i121/1107/a4/122d0a36280f.jpg/htm бронекостюм "Палладин" обр. 1993 года
      http://f-picture.net/lfp/s45.radikal.ru/i107/1107/84/2829961463ad.jpg/htm бронекостюм "Тень" обр. 1994 года
      http://pikabu.ru/view/narisoval_chuvaka_3195229 Джон МакТавиш в бою
      http://favera.ru/img/2014/01/15/11698_1389809289.jpg Титан Инквизиции обр. 1994 года
     Благодарности: Моей бете за кропотливый и безвозмездный труд. Ну и моей буйной фантазии за хорошую идею.
     
     Страница произведения: http://www.fanfics.me/fic69899

Глава 1. Начало

     22 Июля 1979г. Лондон. Резиденция правительства
     
      Александра Оливер Норд, семьдесят первый премьер-министр Великобритании и единственная женщина-премьер в мире, обессиленно рухнула в кресло. В последнее время дела шли всё хуже, серия необъяснимых терактов, прокатившихся по всей стране, принесли ей неисчислимое множество проблем. К счастью, количество погибших было сравнительно невелико, разрушений тоже было немного, но вот сам их характер доводил экспертов-криминалистов, работавших в зоне "происшествий", до сумасшествия. Металлические конструкции, выглядевшие будто их размягчили до состояния желе, а потом уплотнили заново, деревья, расколотые как фигурки изо льда, и люди... Люди, иногда просто погибшие словно от ужаса, впрочем, примерно трети из погибших не повезло еще больше. Больше всего пугало отсутствие хоть какой-нибудь системы, жертвы умерщвлялись множеством полностью различных способов. Объединяло их только одно — все они были крайне болезненны и подходили скорее для пыток, нежели для убийства. В пригороде Йорка после заявления местного жителя в полицию были обнаружены останки восьми человек, сожженных струёй пламени с температурой, по косвенным признакам составлявшей около трех тысяч градусов по Кельвину. В Брайтоне, после абсолютно невозможного летом похолодания (по заявлениям очевидцев, оно было настолько резким, что дождь превращался в льдинки еще в падении), было найдено шестнадцать пострадавших, находящихся в состоянии комы, причем врачи в один голос твердят, что полностью одинаковые симптомы у столь разных людей — восемь мужчин и четыре женщины разных возрастов, два ребенка и, по видимому, влюбленная парочка подростков, — противоречат абсолютно всем законам медицины, логики и здравого смысла. Пригород Лондона — дом супругов Моллинс, немолодой семейной пары, полностью разрушен неизвестной силой, от несчастных жертв остались лишь останки тел, выглядящие, будто их кто-то пожевал. Но это было не самым страшным. Наибольший ужас внушал гигантский отпечаток ноги на заднем дворе, размером превышавший два ярда в длину. И самое главное — ни одного свидетеля. Даже те, кто смог выжить в момент происшествия, демонстрировали странную по своей избирательности амнезию, будто все события, произошедшие с ними и на их глазах, были тщательно стерты из памяти.
      Александра устало потерла виски. Её путь к вершинам власти был на удивление тернист, никто не собирался принимать женщину-политика всерьёз, но оказалось, что и на вершине ей не стало легче. Чем быстрее правительство разберётся с террористами, тем слабее пошатнется доверие избирателей. Чем больше избиратели будут ей доверять, тем дольше она усидит в кресле премьера. Премьер-министр вздохнула — впереди её ждало еще больше работы.
      * * *
      В то же время, Школа чародейства и волшебства Хогвартс
     
      Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, профессор трансфигурации, директор Школы чародейства и волшебства Хогвартс, кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Президент Международной конфедерации магов и просто гениальный интриган сидел в директорском кресле, кормил Фоукса кусочками печенья и отдыхал. Последний год выдался тяжелым, гораздо тяжелее, чем всё время противостояния Ордена и Упивающихся до него. Юный Том Реддл, видимо, совсем разочаровался в политическом противостоянии и со всем усердием принялся за развязывание террористической войны. Почти сразу же Орден понес колоссальные потери, многих из последователей Великого Светлого Мага убили прямо в своих постелях, вместе с семьями. Упивающиеся не пощадили даже прислугу и домашних животных. Аврорат уже не справлялся со своими обязанностями, первый заместитель Министра Магии Бартемиус Крауч-Старший закручивал болты всё туже, но никакого ощутимого превосходства это пока не дало. Более-менее боеспособным оставался лишь особый отдел аврората под командованием Аластора Грюма, однако, даже методы старого параноика не давали возможность хотя бы сравнять счёт...
      Дамблдор печально вздохнул, Фоукс нежно закурлыкал в ответ. Дамблдор улыбнулся:
      — Ну что, птенчик, думаешь, всё не так уж и плохо?
      Магическое создание в ответ потопталось на насесте и шумно встряхнуло крыльями, всем видом показывая, что конкретно для него всё хорошо, особенно пока у хозяина не закончилось печенье.
      Дамблдор покачал головой:
      — Нет, мой хороший, всё только начинается... Нам предстоит еще много работы, прежде чем мы сможем расслабиться. Хорошо, что Том пока озаботился магглами, это даст нам время подготовиться. Их, конечно, тоже жаль, но, думаю, они бы меня поняли, ведь их гибель послужит общему благу...
      Задумчиво крутя в пальцах кусочек печенья, за которым ревностно наблюдал его питомец, Дамблдор продолжил:
      — Да, с одной стороны то, что нам удалось отвлечь внимание юного мистера Тома на неволшебников можно назвать аморальным и даже бесчеловечным, но вот с другой... Каждый погибший маггл даёт нам время, которого всегда столь мало, каждая капля их крови экономит кровь тех, кто после победы будет отстраивать наше общество, наш дом... Пусть лучше Том тренирует своих волчат на магглах, чем на ком-либо из нас.
      Фоукс согласно закурлыкал, изучающе глядя на то появляющееся, то исчезающее в руках Дамблдора лакомство. Тот улыбнулся и протянул кусочек птице, жадно набросившейся на угощение:
      — Кушай, мой хороший, кушай.
      После того, как последние крошки печенья исчезли в клюве феникса, Дамблдор протянул ему кусочек бумаги с несколькими словами на нём:
      — Слетаешь для своего старика к Аластору, птенчик?
      Фоукс согласно курлыкнул, небрежно схватил записку клювом и исчез в огненной вспышке.
      Дамблдор устало протёр глаза, ослеплённые ярким пламенем и вернулся к рабочему столу, заваленному бумагами. Впереди его ждало ещё больше работы.
      * * *
      22 Июля 1979г. Пригород Лондона
     
      Лес никогда не спит. Ночью, на смену жителям дня приходят те, для кого предпочтительнее свет бледной луны да мягкое сияние звёзд, бесстрастно взирающих с небес. Утром жители тени уходят обратно в норы, прячась от беспощадного светила. Так происходило всегда, на протяжении многих веков. Лес никогда не спит.
      Однако в этот день лес был потревожен. Дикий крик метался между деревьями, страшный в своей безнадёжности. Извечный крик жертвы... Смешиваясь с ним, звучал торжественный вой, вой охотника, настигающего добычу. Вой этот одновременно издавался из нескольких глоток, сильно походя на волчий.
      Однако, гордые властители лесов, в стае способные загнать насмерть неутомимого лося и отнять добычу у взрослого медведя, ударом могучей лапы ломающего хребет оленю, сейчас в страхе бежали наравне с остальными животными. Не разумом, но звериным чутьём они отчётливо понимали, что не стоит становиться у этих созданий на пути. Те, кто уже загнал несчастную жертву, и сейчас пожирал человеческую плоть, не были природными волками. То были оборотни-создания, порождённые магией, с разумом человека и звериной жаждой крови, и не было пощады тем, кто попадался им на пути во время безумной гонки по ночному лесу. Лишь только дети, еще не способные говорить, могли рассчитывать на жизнь, но жизнь та для них была хуже смерти, потому что судьба у них была лишь одна — пройти невероятно болезненный ритуал и стать одними из тех, кто забрал их у родной семьи.
      * * *
      Сводка новостей от 25 Июля 1979г
     
      "Трагически закончились поиски молодой семьи Кэролайн, отправившейся в поход в ночь на 22 Июля. Как стало известно, лесникам удалось найти останки мистера и миссис Кэролайн и, судя по характеру ран, они подверглись нападению волчьей стаи. Судьба их сына по-прежнему остаётся неизвестной. Напомним, что это не первое нападение диких волков в этом районе, и общее количество жертв составляет уже девять убитых и трое без вести пропавших, причем, все пропавшие — дети возрастом до трёх лет. Правительство пообещало использовать вертолёты для поиска и уничтожения опасных животных, однако результатов нет до сих пор."
      * * *
      27 Июня 1979г. Лондон. Резиденция правительства
     
      Александра Норд изо всех сил пыталась успокоиться и не вести себя как маленький ребёнок, который увидел перед собой Того-Кто-Прячется-Под-Кроватью. Она Железная Леди. Она сохраняла невозмутимость даже во время крайне напряженных переговоров с советскими послами, хотя видит Бог, под конец беседы единственное, что ей хотелось это собственноручно пристрелить возомнивших о себе невесть что варваров, дерзнувших нагло требовать что-то от Империи, над которой никогда не заходит солнце! Она сдержалась тогда — она сдержится и сейчас. И никакие говорящие портреты не выведут её из себя.
      — Простите, так значит вашему, так называемому, министру магии необходим для перемещения сюда только камин?
      Человек в длинном серебристом парике и крайне похожий на самодовольную жабу раздраженно кивнул.
      — Я же уже объяснил вам, что в отличии от вас, нам не нужны воняющие дымом колесницы для передвижения. Для того, чтобы перемещаться, нам вполне хватает обычного камина. И советую проявить побольше учтивости, юная леди. По Статуту о Секретности использование на маггловских правителях любого вида магии недопустимо, но от ваших действий зависит то, будем ли мы защищать неволшебников или же предпочтём заняться своими проблемами.
      Стальная броня мисс Норд, всю жизнь укрывающая её истинные эмоции, на миг дала трещину:
      — Защищать?! Так эти теракты — ваших рук дело?
      Человек-жаба брезгливо скривился, всем видом показывая, что проблемы, по его мнению, дикарей, не способных даже на малейший "Люмос", его волнуют не больше, чем причины миграции полярных сов.
      — Побольше почтения, милочка, — процедил он с максимальным презрением, на которое был способен. — В отличии от вас, я веду свой род от самой Хельги Хаффлпафф, основательницы Школы Чародейства И Волшебства Хогвартс, и я не позволю какой-то безродной швали, даже не способной к магии, повышать на меня голос!
      Затянувшееся напряжённое молчание прервала вспышка странно зеленого пламени, на которую среагировал жаболицый:
      — Бартемиус Крауч-Старший, первый заместитель Министра Магии, с визитом к маггловскому министру.
      Из вспыхнувшего пламени, совершенно не опалившись, вышел мужчина примерно сорокалетнего возраста, одетый в чёрный котелок и такую же чёрную мантию, из-под которой проглядывала белая рубашка. Подождав, пока пламя окончательно уляжется, он шагнул вперед и покровительственно улыбнулся Александре.
      — Полагаю, я могу поздравить вас со вступлением в должность? Рад знакомству, мисс Норд, думаю, мы с вами сработаемся.
      Натолкнувшись на ледяной взгляд премьер-министра, порой выбивающий почву из-под ног и у зубров большой политики, первый заместитель несколько стушевался, однако руку всё же протянул. Помедлив на грани приличного, премьер-министр пожала её, проявив неженскую твёрдость. Еще раз внимательно оглядев Крауча она, с давно привычной холодностью, произнесла:
      — Я тоже весьма рада знакомству, мистер Крауч. Как я полагаю, сотрудники вашего министерства являлись и к моему предшественнику?
      Улыбка первого заместителя увяла ещё сильнее. С портрета послышалось раздражённое фырканье — жабоподобный любитель париков отношение премьер-министра к этому наглецу явно не одобрил.
      — Конечно, мы информируем каждого премьер-министра. Для продуктивного сотрудничества между нашими мирами это весьма важно, не так ли? Но как вы догадались об этом?
      Александра оба вопроса проигнорировала, благо, вопросы эти были достаточно бессмысленны. Разве что, слепой не смог бы догадаться, что картина висит в кабинете уже многие годы, а повесить её много лет назад с иной целью, кроме как средства связи между мирами, было глупо. В свою очередь, она поинтересовалась у этого хлыща:
      — Предположу, что со мной вы встретились с целью ввести меня в курс дела относительно отношений между магами и, как вы изволите выражаться, магглами, не так ли?
      Бартемиус Крауч неловко переступил с ноги на ногу. Что-то явно шло не по плану. Судя по его расспросам министерского секретаря, предшественники этой женщины вели себя с магами гораздо почтительнее. Неслыханное дело, ему даже не предложили сесть! Но ответить ему пришлось, поэтому он снова нацепил свою слащавую улыбочку и заговорил:
      — И снова блестящая проницательность! Вы снова правы. Поражен вашей проницательностью, быть может, тогда я приступлю к своим непосредственным обязанностям и познакомлю вас с миром магии? Обещаю вам, вы не разочаруетесь! Наш мир превосходит все ваши самые смелые ожидания, мы мановением руки способны выполнить любое желание...
      Большую часть речи мисс Норд проигнорировала. Лесть, комплименты и славословия в адрес себя любимых имели ценность столь малую, что не имели смысла даже быть услышанными. Немного заинтересовало лишь исполнение желаний, но, судя по тому, что эти, с позволения сказать, маги не могут даже не вмешивать в свои проблемы простых людей, развал Советского Союза и изъявление Америкой и Индией желания вступить под сень Британского протектората, откладывалось на неопределённый срок. Как всегда, все проблемы необходимо будет решить самой. Как всегда.
      — Помолчите, — Бартемиус замер на вдохе, неверяще глядя на магглу, осмелившуюся столь беспардонно его перебить. С портрета донёсся истошный кашель, готовый, судя по тональности, перейти в предсмертные хрипы. — Меня не интересуют сомнительные достоинства вашего мира. Меня интересует только то, как долго будут продолжаться террористические акты на территории государства, за которое Я нахожусь в ответе?
      Крауч мысленно застонал. Похоже, эта работа будет труднее, чем ему говорили в министерстве. Медленно набрав в грудь воздуха и столь же медленно выдохнув, он вновь встретился взглядом с ледяным взором старой кошелки и попытался медленно и спокойно объяснить этой простачке всю картину беспощадной войны, бушующей в волшебном мире.
      — Видите ли, магический мир сегодня находится в состоянии беспощадной войны со сторонниками, так называемого, Того-Кого-Нельзя-Назвать с одной стороны и Министерством Магии с другой. Наш враг терпит одно поражение за другим, мы тесним его по всем фронтам, поэтому он и срывает свою злобу на беззащитных магглах, мы понимаем, что это ужасно, но поймите и вы нас — авроры, силы нашего правопорядка, навроде этих, ваших... — Крауч защелкал пальцами, пытаясь вспомнить это слово, такое же глупое и бессмысленное, какими он считал и самих магглов.
      — Полицейских, — холодно заметила премьер-министр, скрестив руки на груди. От нее не укрылось демонстративное пренебрежение немагическими терминами.
      — Вот, вот, — обрадованно кивнул головой Бартемиус. — Наши полицайские не могут быть сразу везде, вы же понимаете...
      После ещё получаса в большинстве своём бессмысленных разговоров первый заместитель Министра Магии отбыл в еще одной вспышке зелёного пламени, а Александра утомлённо присела на рабочий стол. Обитатель портрета попытался что-то негодующе вякнуть, но натолкнулся на её ледяной взгляд и тут же сдулся, предпочтя демонстративно уйти за рамку. Значит, эти маги решили держать её за дуру и предоставить решать проблемы с десятками погибших в одном только Лондоне самой. Как же, силы правопорядка побеждают! Тщательно спланированные и не оставляющие ни одного свидетеля акты походят не на жесты отчаяния, а на натаскивание волчат на раненой добыче. Касательно волчат... Судя по тому, что удалось почерпнуть из маловразумительных дифирамб этого типа, магические создания в мире магов тоже есть, и таинственные исчезновения в лесах дело рук? Лап? Когтей? Оборотней, а огромный след, найденный на заднем дворе бедняг Моллинс, явно принадлежал великану. И судя по всему, эти создания явно не прочь подзакусить человечинкой. Александра зябко повела плечами, теперь, когда она одна, маска Железной Леди потихоньку сползала, и немолодая женщина ощутила всю тяжесть бремени, ей доставшегося. Её взгляд, бессмысленно блуждая, наткнулся на висящий на стене британский флаг, и застыл, не в силах двинуться дальше. Через тело премьер-министра будто прошел разряд невидимой энергии, плечи, бессильно поникшие, внезапно расправились, взгляд, мгновеньем назад тусклый и безжизненный, вновь наполнился ледяной синевой, спина её распрямилась, в уголках глаз показались яростные слезы. Встав с места своей недолгой слабости женщина, словно отлитая из стали, жестом привилегированных особ вздёрнула подбородок и произнесла:
      — Я, Александра Оливер Норд, семьдесят первый премьер-министр Великобритании. Я добилась этого места своим потом и своей кровью. Я единственная женщина в мире, занявшая столь высокое место не по праву рождения, но по праву силы, и я не запятнаю честь британского флага поражением! Если эти маги не хотят видеть в нас равных, я заставлю их это сделать, и только тогда я исполню свой долг перед Британией.
      Закончив свою речь премьер-министр внезапно хихикнула. При всей своей магии, эти странные люди, похоже, совсем не имеют представления о современном прогрессе. Как же иначе объяснить тот факт, что "великий волшебник" или, по крайней мере, желавший казаться таковым, Бартемиус Крауч-Старший не заметил черной коробочки самого обыкновенного диктофона, мирно лежащего на столе. Она снова улыбнулась и положила диктофон в ящик стола. Начало было положено.

Глава 2. Рабочие будни комитета

     27 Июня 1979г. Лондон. Офис Объединенного Разведывательного Комитета.
     
      Сэр Родерик Райт, вот уже два года занимающий пост главы комитета, сидел за столом и бездумно смотрел на чёрную коробочку диктофона, лежащую на столе. Весь его многолетний опыт оперативной работы кричал ему, что это бред, это невозможно, этого не может быть... Но диктофон существовал, был в рабочем состоянии и исправно выдавал запись голоса, который Сэр Родерик уже успел возненавидеть. Родерик взглянул на часы. Полночь. Странный визитёр явился в кабинет премьер-министра всего лишь два часа назад, но за это время он уже успел возненавидеть "волшебника". Знать, что все эти годы под его боком, на территории его страны, обитают люди, способные как в сказках метать огненные шары, превращать лягушек в принцесс и подчинять чужую волю лишь мановением руки было... Было страшно. Сэр Родерик Райт, человек, в молодости прошедший горнило самой страшной войны за историю человечества, а затем вставший на пути разраставшейся красной угрозы с востока, боялся, боялся как никогда в жизни. Если бы все те, кто столь виртуозно скрывался от ока его службы, были людьми, было бы не так плохо. В сущности, человек — крайне несложное создание, у него всегда есть рычажки, на которые можно нажать для того, чтобы получить необходимый результат. Жадность, гордыня, похоть — все эти грехи Родерик научился использовать на благо себя и Британии, и не так важно, что людям с той стороны завесы подвластны столь могущественные силы, внутри они мало, чем отличаются от "простецов". Вот только есть одно "но". На той стороне живут не только люди. Достоверно известно, что на стороне, так называемого, Лорда Волдеморта сражаются такие существа, как оборотни и великаны. А происшествие в Брайтоне? Могут ли шестнадцать человек, сейчас лежащие в больницах в состоянии овощей, быть жертвами какой-то непонятной твари? Местные агенты, выясняя, не может ли это быть испытанием какого-то нового оружия "красных", провели социологический опрос и выяснили, что вместе с резким падением температуры, невозможным в середине лета, люди, находящиеся рядом с местом происшествия, испытали серьёзную эмоциональную травму, было так же несколько попыток самоубийства, к счастью, безуспешных. По словам пострадавших из них "будто бы выпили все хорошие воспоминания, оставив лишь кошмары". Твари, питающиеся хорошими воспоминаниями... Родерика передёрнуло. Напусти таких на отряд элитных солдат и вместо мотивированных от шлема и до кончиков ботинок бойцов останется кучка перепуганных овец. Если не коматозников.
      Его размышления прервал телефонный звонок. "Скорее всего те ребята, которым я поручил следить за портретом", — устало подумал Родерик и взял трубку.
      — Сэр, как вы и приказали, нами была незаметно установлена камера, направленная на картину в кабинете премьер-министра. В голосе оперативника определённо прослушивалась нервная дрожь.
      — Короче, — устало произнёс Райт. Ему было не до пустой болтовни.
      Его собеседник судорожно вдохнул и безжизненным голосом произнёс:
      — За прошедшие сорок семь минут с момента начала слежки зафиксировано три отклонения изображения. В общей сложности, оно сдвинулось на тридцать пять миллиметров и дважды переменило позу.
      Родерик устало поник. Последняя надежда на то, что это был какой-то безумный розыгрыш со стороны премьер-министра улетучилась без следа.
      Оперативник нервно сглотнул и осторожно спросил:
      — Сэр, это ведь какое-то психотронное оружие долбанных комми, да? Я ведь не сумасшедший?
      Родерик Райт устало улыбнулся и ответил напряжённому собеседнику:
      — Нет, мистер Стоун. Боюсь всё куда хуже, чем сохранность вашего рассудка... Сегодня сошел с ума весь этот мир. Сворачивайте наблюдение и зайдите ко мне в кабинет. Безумие мира не отменяет важности нашей работы.
      — Слушаюсь, сэр! — Отчеканил приободрённый оперативник. С чем бы ни было связано столь пугающее поведение портрета, начальство явно знает, что надо делать, а его работа — исполнять и, по возможности, безукоризненно. К тому же, единственный способ сохранить рассудок, если мир вокруг катится в тартары, — просто делать свою работу.
      Оперативный работник первого класса Сэмюэль Стоун улыбнулся своим мыслям, положил трубку и начал разбирать наблюдательный комплекс.
      Его непосредственный начальник тем временем отодвинул телефон в сторону, взял диктофон в руки и вновь нажал на кнопку.
      Гудение пламени, шорох ткани, развевающейся от внезапного порыва. И голос. Голос того, кто по всем законам физики, логики, здравого смысла и поистине колоссального жизненного опыта сэра Родерика Райта попросту не мог, не должен был уметь разговаривать...
      — Бартемиус Крауч-Старший, первый заместитель Министра Магии с визитом к маггловскому министру...
      * * *
      Чуть позже. Лондон. Офис Объединенного Разведывательного Комитета. Аналитический Отдел. Запись беседы двух аналитиков.
      х
      — Итак, какие первичные выводы мы можем сделать по записи, Джастин?
      Тот, кого собеседник назвал Джастином, прошелся по комнате, остановился и, резко жестикулируя, начал говорить. Постороннему человеку подобные ужимки показались бы смешными и неуместными, но в святая святых Аналитического Отдела чужаков не было, а все сотрудники уже давно привыкли к эксцентричной манере доклада одного из лучших умов Британии.
      — Первое, что я хочу отметить, Патрик, так это то, что они явно не считают нас ровней.
      Его собеседник недоумённо нахмурился:
      — Не считают? Ты уверен в этом? Я, конечно, не осведомлен об их военном потенциале, но не думаю, что разделаться с миллионными армиями для них будет легко. Даже без учёта ОМП. Быть может, такое агрессивное поведение — инстинктивный страх перед сильнейшим?
      Джастин в ответ резко дёрнул рукой, чуть не смахнув горшочек с гортензией, мирно стоящий на столе.
      — Исключено. Вслушайся в эту фразу, — учёный отмотал диктофон и нажал на кнопку. Из чёрной коробки послышался надменный голос, уже доставший двух аналитиков:
      " — Я же уже объяснил вам, что в отличии от вас, нам не нужны воняющие дымом колесницы для передвижения".
      Остановив запись, Джастин внимательно посмотрел на собеседника.
      — Скажи-ка, друг мой, похож ли современный автотранспорт на колесницы, к тому же, воняющие дымом?
      В ответ Патрик покачал головой, но тут же постарался опровергнуть своего коллегу.
      — Может быть, именно так выглядели машины при жизни этого человека? Или в последний раз он видел их именно такими?
      Его коллега снова покусился на судьбу несчастного растения. Гортензии пока везло.
      — Невозможно. Ответь, когда Британия отправляет дипломата в какую-нибудь страну, представляющую важность для неё, он же получает необходимую информацию про местных? Ну там язык, традиции, на дочку вождя не гляди, священную корову не режь, на порог не плюй?
      Второй аналитик печально кивнул. Он уже всё понял.
      — Они демонстративно не считают нас за равных. Пока мы не дадим им по носу, будем на положении немытых дикарей с Борнео, оказавшихся на флагмане "Ройал Нэви".
      Джастин, во время монолога коллеги суматошно метавшийся из стороны, резко остановился и улыбнулся.
      — Именно. Второе, что я хочу сказать, — их общество сильно дифференцированно. И это — наш туз в рукаве.
      Патрик, умудрившись успеть за полётом мысли своего коллеги, согласно кивнул. Хотя он обычно выступал на положении скептика, постоянно одёргивая Джастина, когда тот порывался строить замки из песка, с этим он был согласен.
      — Как я понял, их общество делится на три касты, если не считать нас. По аналогии с нашим миром, все значимые посты у них занимают... Назовём их чистопородные маги. Местная аристократия.
      Краса и гордость аналитического отдела фыркнул от сдерживаемого смеха и продолжил речь коллеги:
      — Принимается. Ниже на социальной лестнице, места начальства среднего и низшего уровня, занимают или "бастарды" или неудачники из чистопородных семей, которым родственники заняли местечко по доброте душевной.
      Патрик обрадованно закончил:
      — А в самом низу, похоже, проживают выходцы из нашего мира. Как предсказуемо, — Джастин, к тому времени снова вернувшийся к столу, подтверждающе взмахнул руками. Решив не доводить до греха, Патрик эвакуировал гортензию на подоконник, подальше от импульсивного учёного.
      — И кто же из них, на твой взгляд, будет с нами сотрудничать?
      — Последние. Посуди сам, судя по настолько спесивому поведению, "чистопородники" явно довольны своим положением. Их можно подкупить, сделать агентами влияния, использовать в тёмную, но на прямое сотрудничество с нами они не пойдут. "Бастарды" тоже не перспективны. Вероятнее всего, они слишком заняты вопросом своей карьеры, и работать с людьми, действующими вне интересов своих хозяев, они не станут. Остаются лишь безродные. Имеющие достаточно претензий к столь негостеприимному для них миру и, одновременно, более всех приближенные к нам.
      — Звучит разумно, — согласно кивнул Патрик. — И я уже знаю, как мы можем их найти.
      В ответ на это Джастин вопросительно поднял брови.
      — Ты помнишь слова этого хмыря, когда премьер-министр обвинила магов в терактах?
      — Что-то в стиле "Я веду свой род от первого питекантропа на этой планете". Я не особо вник в этот поток воспалённого сознания.
      Патрик торжествующе улыбнулся. Далеко не так часто его вечный оппонент пропускал что-то стоящее.
      — Школа "Хогвартс", мой друг. То место, где юные мальчики и девочки постигают трудную науку превращения тыквы в карету, а заодно и обучаются основам махания волшебными палочками. И лично я не припомню, чтобы подобное заведение существовало официально.
      — Отлично. Похоже у нас есть план, — Джастин опять начал возбуждённо кружиться по кабинету. — Исходя из того, что владение магией — вещь опасная не только для окружающих, но и для самих детишек, они должны быть достаточно взрослыми для прохождения обучения. Но не слишком. Дети имеют гораздо большую обучаемость.
      — Тогда это должны быть дети в возрасте от десяти до тринадцати лет. Необходимо напрячь социальные службы, пусть отберут учеников, внезапно прекративших обучение в этом возрасте, желательно, чтобы на сегодня они были бы совершеннолетними. Нам нужен источник информации из первых рук. И нужен ещё вчера...
      Именно в тот момент, в глубине Аналитического Отдела Объединенного Разведывательного Комитета и зародилась служба, позднее оказавшая поистине огромнейшее влияние на судьбу этого мира. Служба, положившая конец холодной войне и объединившая нации на тернистой дороге к будущему.
      * * *
      30 Августа 1979г. Выдержка из документа с рейтингом доступа А++
     
      На сегодняшний момент (30.08.79) доступ к полной информации о контакте имеют 66 человек. Из них:
      Аналитический отдел — 16 человек
      Оперативный отдел — 1 человек (С.Стоун осуществлял наблюдение за объектом "Синема")
      Исследовательский отдел — 25 человек (создан специально для исследования возможностей потенциальной угрозы. Находится на стадии формирования)
      Правительственные органы — 3 человека (премьер-министр, министр обороны, главный секретарь ОРК)
      Эксперт-криминалисты — 3 человека (переведены в Аналитический отдел, под подписку о неразглашении тайны ОГВ)
      Отдел разведки — 18 человек
      Неполная информация (террористический акт с применением новых типов вооружения) — 921 человек. В основном — представители правопорядка, пострадавшие, их родственники и близкие люди, медперсонал.
      Достоверно выявлены 235 потенциальных магов. Во время опроса семей подозреваемых, не было предоставлено ни одного документального свидетельства обучения в закрытых школах-интернатах, достоверно известно (свидетельские показания), что дети приезжают к семьям лишь на период школьных каникул. Так же во время опроса имел место быть инцидент с одним из сотрудников органов ювенальной юстиции. Через 5 минут после прохода в дом Д. Доу вышел в необъяснимой уверенности в том, что с документами всё в полном порядке. Подозревается паранормальное влияние на разум. Пострадавший отправлен в психиатрическую больницу и находится под наблюдением.
      Перспективны для агентурной работы — 9 человек. У всех отсутствуют документы о среднем образовании, хотя по словам свидетелей (соседи, друзья, дальние родственники) домой они приезжали только на каникулы. Все живут на положении иждивенцев. Шестеро из них используют труд наёмных учителей для продолжения образования. Наибольшую перспективу для контакта имеет Джон Сноуден, проживающий с тяжело больной матерью на пороге бедности. Перебивается случайными заработками. Близок к суициду. Объект принят к разработке.
      * * *
      4 Сентября 1979г. Поздняя ночь. Лондон. Мост Воксхолл.
     
      Темза умеет хранить свои тайны. Она величаво несла свои воды задолго того, как суетливые букашки, гордо именующие себя людьми, обосновались на её берегах. Воды её видели многое, многое хранят они в себе. Вот, к примеру, сошлись в последней схватке два непримиримых врага — завоеватель-норманн и вольный англосакс, тела их уже давно истлели, броню и клинки пожрала беспощадная ржавчина, но до сих пор белеют в мутной воде их кости. Рядом, в нескольких метрах, нашел своё последнее пристанище Сэр Бошем, благородный рыцарь, любимец придворных дам и объект внимания менестрелей. Рыцарь наверняка сожалеет о том, как он погиб, не на поле брани, как и подобает, но от дурной лошади, которой вздумалось понести. Сияющие на солнце доспехи не дали ему выплыть, а вот подлому созданию удалось спастись. Впрочем, Сэр Бошем был бы рад знать, что её почти тут же забили на колбасу. В десяти метрах слева покоится Тобиас Старк, отважный пилот королевских ВВС. Во время отчаянных боёв над Лондоном, позднее вошедших в историю как Битва за Британию, героический летчик, смертельно раненный, с полностью расстрелянным боезапасом, решил прихватить с собой ненавистных фрицев и пошел на таран. Теперь Тобиас может спать спокойно, ведь пятеро членов экипажа вражеского бомбардировщика и две тонны бомбового груза лежат на дне совсем рядом с ним. Темза умеет хранить свои тайны. Совсем скоро их станет больше ещё на одну...
      Бутылка виски уже показала дно, а Джон всё ещё не чувствовал за собой решимости сделать шаг вперёд, в мутные воды Темзы. Скажи ему хоть кто-то восемь лет назад, что он совершит самоубийство, он рассмеялся бы нахалу в лицо. Но не сейчас. Работы не было, кому нынче нужен человек с пятью классами образования? Не было работы — не было и денег, а жить на скромную пенсию тяжело больной матери Джону было стыдно. Знакомый, работающий врачом в дешёвой больнице, сказал, что у женщины начальная форма туберкулёза. Он излечим, но для этого требовалось хорошее питание, дорогостоящие лекарства и тёплый, солнечный климат. А для всего этого нужны были деньги, которые Джон проедает. Мысль о самоубийстве пришла ему в голову недавно, но уже полностью захватила его рассудок. А ведь во всём виноваты эти волшебники... Чёртовы волшебники! Воспоминания, взбудораженные хмелем, полностью захватили разум молодого человека.
      Вот ему одиннадцать лет. Они вместе с мамой завтракают, она ругает его за драку в школе, он тайком скармливает кусочки хлеба собаке. Внезапно раздаётся стук в окно. Стучит большая, серо-коричневая сова, с привязанным к лапе конвертом, в котором оказалось письмо
      Дорогой мистер Сноуден,
      Мы рады вам сообщить, что вы приняты в Школу Магии и Колдовства Хогвартс. Посылаем вам перечень необходимых книг и принадлежностей.
      Семестр начинается 1 сентября. Сову с подтверждением высылать не позднее 31 июля.
      Искренне ваша,
      Минерва МакГонагалл,
      Заместитель директора.
      После недолгого обсуждения, Джон с матерью написали ответное письмо с просьбой прислать человека, который поможет Джону купить все необходимое для учёбы. Сова, подкрепившись предложенным кусочком вчерашнего пирога, милостиво протянула лапку и, дружественно щипнув мальчика за руку на прощание, улетела. На следующий день в дом семейства Сноуденов пришел человек, окончательно убедивший мать, что всё это не глупый розыгрыш. Располагающий к себе пожилой мужчина, с длинной бородой, слегка тронутой сединой, и чудными очками-половинками, в расшитой золотистыми звёздами мантии производил впечатление доброго волшебника, способного на всяческие чудеса. Впрочем, он и был волшебником. На робкую просьбу Джона показать что-нибудь "ну, вы понимаете, волшебное" он усмехнулся, взмахнул своей палочкой и раскрасил стены комнаты во все цвета радуги. Именно с этого момента, глядя на восхищенную мать, парень понял, что он просто мечтает научиться магии. Волшебник, назвавшийся директором Дамблдором, сопроводил его по Косому переулку, помог выбрать всё необходимое для школы и разрешил парню купить ужасно понравившегося ему котёнка в лавке магических питомцев. Зверёк был не простым, а магическим — книззлом. Они были гораздо умнее обычных котов, могли чувствовать эмоции хозяев, а шерсть использовалась во многих зельях. На робкий вопрос мальчика о деньгах, Дамблдор ответил, что, поскольку он малоимущий, все расходы оплачиваются специальным фондом. Впрочем, взамен Джон был обязан три года отработать в Министерстве Магии после окончания обучения. Или, если работать не хотелось, вернуть не такую уж и маленькую сумму Министерству. Затем, Дамблдор перенес мальчика и чемодан с купленными принадлежностями домой, вежливо отказался от чая и исчез с тихим хлопком, напоследок вручив Джону билет на Хогвартс-Экспресс, с написанным на нём номером платформы 9 и 3/4 и датой отправления: 1 сентября, 11 часов утра.
      Последующие дни тянулись неимоверно долго, но вскоре Джон уже прошел сквозь стену и оказался в новом, совсем непривычном для него мире... Вокруг было столько всего удивительного, что он уже не знал, чему поражаться. Чудный паровоз, ярко красного цвета, толпы странно одетых людей, крики множества различных зверей, сидящих в клетках или на руках своих хозяев. Впрочем, молодому коту, которого увлекающийся историей парень назвал Дарием, в честь древнего персидского правителя, всё это не понравилось. Он забился Джону за пазуху и негодующе шипел, изредка вздрагивая от наиболее громких криков.
      Путешествие на поезде прошло на удивление обыкновенно, разве что, в купе заглянул какой-то паренек в мантии, оглядел маггловскую одежду Джона, презрительно фыркнул и закрыл дверь. Сам Хогвартс поражал воображение, чего только стоило гигантское озеро, в глубине которого шевелился кто-то огромный, ужасно удивляли призраки, свободно летающие сквозь стены, поражал потолок Большого Зала, выглядящий точь-в-точь как небо над Хогвартсом... На церемонии распределения Говорящая Шляпа, ни на секунду не сомневаясь, отправила паренька в Рэйвенкло.
      Первые три года были для Джона раем. Новые знания, интересные предметы, но самым главным из всего этого было ощущение избранности, приятно было осознавать, что из миллионов подростков по всему миру именно он, Джон Сноуден, овладевает силой магии. Правда, немного мешали дети чистокровных волшебников, не упускавшие момента поддеть магглорождённых. К счастью, Рэйвенкло стоял выше этой вражды, ценя не чистоту крови, а знания и острый ум. Всё начало меняться в начале четвёртого курса, когда подняло голову движение самозванного лорда Волдеморта. Сначала по школе поползли слухи о том, что грязнокровки не могут владеть магией и используют её, крадя у окружающих чистокровных. Сразу же местные болтливые кумушки измыслили тысячу и один способ воровства, от сравнительно безобидных до откровенно ужасных, вроде приношения младенцев чистокровных в жертву тёмным духам. Зачем им так нужны эти младенцы и как можно найти столько новорождённых, да ещё и чистокровных, никого не волновало. Спустя некоторое время начались нападения на магглорождённых. К счастью, у Джона были друзья даже на Слизерине, поэтому нападали на него реже, чем на остальных. Но и ему пару раз пришлось убегать от разъяренных преследователей, желающих поглумиться над грязнокровкой. Еще хуже стало после того, как к директору заявился Волдеморт, потребовав место преподавателя по ЗОТИ. Отказ Дамблдора сильно разозлил его, и, по видимому, Реддл захотел отомстить директору, натравив своих последователей на столь любимых Дамблдором грязнокровок. Для бедняг начался сущий ад на земле. Через неделю после ухода Волдеморта в больничном крыле оказалось с десяток человек, еще парочка лежала в больнице святого Мунго. Джон тогда учился на седьмом курсе и доставалось ему не так сильно, как бедным младшекурсникам, но и он пару раз загремел на больничную койку. После очередного покушения его нервы не выдержали и он, оставив короткую записку директору, трансгрессировал из Хогсмита в Лондон. Придя домой, он обнаружил мать, страдающую от внезапно свалившей её болезни. На работу выходить она не могла, а пенсии не хватало. Первые дни Джон безуспешно пытался найти работу, но почти все работодатели давали ему от ворот поворот, как только узнавали об его пяти классах образования. Пару дней парень вкалывал на вокзале, но на третий день он не смог встать с постели, мышцы от непривычной нагрузки отказывались работать. Конечно, ему приходила в голову мысль использовать магию, слабенького Конфундуса вполне хватило бы на то, чтобы любой, даже самый въедливый работодатель, забыл про справку об образовании, но с другой стороны... Джон не сдавал ЖАБА, на его руках не было аттестата об окончании Хогвартса и поэтому он боялся авроров, способных отследить его магию. Выхода для него не было...
      Он уже собрался прыгнуть, набрал в грудь побольше воздуха, как вдруг чужая рука крепко ухватила его за шиворот.
      — Не думаю, что сегодня подходящая ночка для купания, мистер Сноуден.
      Джон обернулся и увидел, что его держит мужчина, внешность которого являла собой типичный кошмар контрразведчика. Он был абсолютно незапоминающимся. Самые обычные тёмные волосы, банально карие глаза, лицо типичного уроженца Британских островов. Такому типу можно было с успехом дать как тридцать, так и шестьдесят лет, хотя по голосу он был ближе скорее к первому, чем ко второму. Тем временем, незнакомец, абсолютно не напрягаясь, оттащил Джона от ограждения, по-прежнему держа его одной рукой. Вторая была в кармане пальто.
      — К... кто? Кто вы такой, ч... черт бы вас побрал? — Заплетающимся языком спросил Джон.
      Мужчина усмехнулся в ответ на пьяный лепет парня.
      — Я друг и хочу вам помочь. Посмотрите, во что вы превратились, вам самим-то не противно?
      Джону вдруг стало ужасно грустно. Алкоголь смешался с эмоциями и парень залился пьяными слезами, пытаясь рассказать такому доброму незнакомцу о своей несчастной жизни...
      Тот в ответ похлопал его по плечу и протянул ему таблетку в упаковке без надписей.
      — Ну, будет вам, будет... Вот возьмите, это вам поможет.
      Парень с подозрением воззрился на таблетку. Вспомнились истории про наркоманов, которым тоже сначала предлагали съесть всего лишь одну. Становиться таким не хотелось.
      Незнакомец осуждающе покачал головой, будто бы прочитав его мысли:
      — Зачем мне подсаживать вас на наркотики? Вы бедны как церковная мышь. Это поможет вам протрезветь.
      Мысленно махнув на всё рукой, парень внял доводам и проглотил таблетку, предложенную незнакомцем. Несколько секунд ничего не происходило, затем у молодого человека в животе будто бы взорвалась бомба. Джон судорожно метнулся к ограждению и начал обильно опорожнять содержимое желудка в тёмные воды Темзы. Спустя несколько минут, бледный, дрожжащий, покрытый испариной и абсолютно трезвый парень повернулся к незнакомцу. Тот опять улыбнулся и протянул ему бутыль воды, снова одной рукой.
      После того как Джон привёл себя в относительный порядок, он вновь задал своему непрошенному спасителю вопрос.
      — И всё же, кто вы такой и что вам от меня надо?
      — Для начала, позвольте представиться. Мистер Смит, — коротко кивнул мужчина. — И я представляю собой организацию, которая заинтересована в вас.
      В ответ на это Джон горько усмехнулся.
      — Какой ещё организации может понадобиться человек с пятью классами образования?
      Мистер Смит хитро прищурился, казалось, неумелая ложь парня его только забавляет.
      — Ну почему же вы скромничаете, мистер Сноуден? Нам достоверно известно, что вы закончили школу Чародейства и Волшебства "Хогвартс" в этом году. По правде говоря, исключительно этим вы нас и интересуете.
      Услышав такое заявление, юноша нервозно дёрнулся. Рука сама собой потянулась к палочке, но мистер Смит был явно быстрее его. Одно неуловимое движение — и в глаза Джону смотрит дуло пистолета, спрятанного ранее в кармане. Всё так же безмятежно улыбаясь, мистер Смит продолжил:
      — Насколько нам известно, маги не способны жить с вышибленными мозгами. Быть может, мы вернёмся к конструктивному диалогу?
      Не отрывая глаз от чёрной воронки дула пистолета Джон судорожно кивнул. Жить ему теперь хотелось. В особенности, на трезвую голову. Еще одним неуловимым взгляду движением Смит убрал пистолет и приглашающе кивнул парню.
      — Прогуляемся? Нам необходимо многое с вами обсудить.
      Джон последовал за незнакомцем. Кем бы он ни был, он знает о магии и он предлагает помощь. Терять такой шанс не хотелось. Немного подождав, Смит продолжил свою речь:
      — О существовании магии и магов правительству Британии стало известно лишь недавно, вернее, лишь недавно премьер-министр оказался не круглым идиотом и принял решение делать хоть что-то, а не смотреть в рот этому вашему Министерству. На сегодня мы имеем крайне мало данных о вашем мире, поэтому было решено налаживать контакты с наиболее социально близкими нам элементами. Вы оказались в их числе.
      — Полагаю, из-за моей матери, — горько усмехнулся Джон.
      — Не только, — Смит покачал головой.— Простите за откровенный вопрос, но если вы неделями мотаетесь по крайне сомнительным местам в поиске мало-мальски приличной работы и готовы гробить своё здоровье на погрузке вагонов, лишь бы заработать хоть что-то, то в вашем мире дела у вас идут ещё хуже?
      На этот вопрос парень неожиданно окрысился:
      — Перестаньте тыкать мне в лицо "моим" миром! Я не собираюсь иметь с этими ничего общего!
      Про себя агент Смит торжествующе усмехнулся. Похоже, объекта можно было брать "тёпленьким".
      — Увы, это не так. Как бы вы не отрицали, но с того момента, как вы поступили на обучение в школу Хогвартс, вы стали частью того мира. Или вы согласитесь добровольно выкинуть вашу палочку прямиком в Темзу?
      Джон рефлекторно сжал волшебную палочку в кармане. Расставаться с ней не хотелось. Конечно же, это не укрылось от взгляда мистера Смита.
      — Видите? Вы сами только что подтвердили эту связь, нравится вам это или нет.
      Парень угрюмо взглянул на собеседника:
      — И всё же, что вам надо?
      Смит остановился, посмотрел ему в глаза и внезапно спросил:
      — Вам известно о терактах?
      — Как-ких т-терактах? — От неожиданности заикнулся Джон.
      — За прошедшие три месяца зафиксировано тридцать девять террористических актов на территории Британии. Все они совершены неизвестными видами оружия или... Или неизвестными тварями. Убито около пятиста человек. Ранено вдвое больше. Всё это дело рук магов. Ваше Министерство отказывается от сотрудничества. Его сотрудники не желают работать совместно и демонстрируют по отношению к неволшебникам поведение, достойное ветеранов СС. Нам это надоело. Поэтому, пока нам нужна абсолютно вся информация о вашем обществе. Состав правительства, политические партии, внеправительственные группировки, численность, идеология, вооружение и военный потенциал, технологии и информация. Мы должны знать всё о тех, кто объявил нам войну. Итак, на чьей вы стороне, мистер Сноуден?
      От такого экспрессивного диалога юноша снова начал заикаться
      — Я, я даже не слышал об этом... Мне, мне ужасно жаль... Я должен вам помочь. В магических газетах ни слова не говорят о магглах! — Начав говорить, Джон всё больше и больше распалялся. — Большинство чистокровных относятся к магглорождённым как к скоту, над которым можно издеваться! Многие мои друзья сейчас лежат в больницах из-за этих ублюдков! Вы должны прекратить это!
      — Не "вы".
      — Что простите?
      — Не "вы". Теперь уже "мы". И мы это сделаем.
      Мистер Смит протянул парню руку и тот крепко пожал её.
      — Итак, добро пожаловать в Организацию. Осмелюсь предположить, что вам выделят место внештатного консультанта при Научном отделе. Вашей задачей будет передать нам все те знания, которыми вы обладаете. Быть может, вас несколько раз попросят купить что-либо из магических принадлежностей или учебников. Так же, если вы не возражаете, научники будут просто счастливы заполучить кусочек от вас и вашего питомца для исследований в области генетики. Взамен — достойная во всех смыслах оплата. Так же, в рамках жеста доброй воли, мы направим вашу мать в лучший медицинский центр Испании. Говорят, климат там наиболее полезен для больных.
      — Но откуда вы знаете про моего кота? Книззлы же всего лишь чуть больше, чем простые кошки.
      Досадливо поморщившись, мистер Смит ответил:
      — Ваш... Книззл, так? Так вот, этот ваш книззл оказался первым котом из моей практики, умудрившимся определить наружную слежку за домом...

Глава 3. Знакомство с магией

     1 сентября 1979г. Офис ОРК. Запись беседы с объектом "Прометей".
      — Первое, что я хочу сказать, мистер Сноуден, это то, что вас не допрашивают. К вам не будут применять пытки или психологическое давление. Мы просто зададим вам интересующие нас вопросы про магический мир. Не стоит нас бояться, вы пошли нам на встречу добровольно и мы это учтём.
      — Хорошо. Я верю вам. Как мне к вам обращаться, мистер?
      — Эдвард. Просто Эдвард. Хочу добавить, что нашу беседу сейчас слушают отдел Аналитиков и Научный отдел, так что иногда их представители тоже будут задавать вам вопросы. Надеюсь, вы не против?
      — Нет, разумеется нет. Я постараюсь ответить на все необходимые вопросы.
      — Отлично. Итак, каким же образом вы поступили в Школу Чародейства И Волшебства "Хогвартс"?
      — Мне прислали письмо от МакГонагалл с приглашением в школу.
      — МакГонагалл? Кто это?
      — А, прошу прощения. Минерва МакГонагалл — заместитель директора, преподаватель трансфигурации и декан факультета Гриффиндор. В её обязанности входит рассылать письма будущим ученикам.
      — А каким образом вам пришло письмо? Маги пользуются обычной почтой?
      — Нет, мы используем почтовых сов. Письмо из Хогвартса мне принесла сова.
      — Почтовые совы? Это как почтовые голуби, только совы?
      — Звучит глупо, но так оно и есть. У волшебников нет телефонов или чего-либо в этом роде.
      — Кхм. Ладно, продолжим. Вы сказали, что вам пришло письмо с факультета Гриффиндор. Сколько всего факультетов в школе?
      — Четыре, по количеству основателей. Слизерин, Хаффлпафф, Гриффиндор и Рэйвенкло. Я учился на последнем.
      — Распределение происходит случайным образом или от чего-либо зависит?
      — Зависит. На каждом факультете учатся студенты, имеющие качества, которыми был наделён основатель. На Гриффиндоре ценят храбрость и силу, на Хаффлпаффе — верность и дружбу, на Слизерине — хитрость и амбиции, а Рэйвенкло превыше всего ставит ум и жажду знаний.
      — Каковы отношения между факультетами?
      — В основном нейтральные. Не любят Слизерин, из-за того, что там больше всего чистокровных магов, кичащихся своим происхождением.
      — У вас были друзья с других факультетов?
      — Да, даже на Слизерине. Я общался с Регулусом Блэком, он был выходцем из чистокровной семьи, но к магглорождённым относился на удивление неплохо. Может, брал пример со своего старшего брата, Сириуса. Тот общество чистокровных презирал. Даже на Гриффиндор умудрился поступить, хотя все Блэки учились на Слизерине.
      — Любопытно. Распределение происходит при помощи магии, не так ли?
      — Да, при помощи Распределяющей Шляпы — артефакта, созданного основателями. Когда надеваешь её, она читает твой разум и определяет склонность к тому или иному факультету.
      — Интересная, должно быть, вещица... Секунду, у меня звонок от Научного отдела... Слушаю. Нет. Нет, расспросить его о возможностях магии вы сможете позже. Нет, не сейчас. Нет, это не так важно. И что? Вы не откроете ничего нового за эту пару часов. Так. Заткнулись или вас всех выведут. Дин, ещё раз назовешь меня напыщенным дегенератом — вылетишь из ОРК, я это гарантирую. Да, я всё слышал. Сейчас я положу трубку, и если вы опять будете срывать мне беседу, на премии можете не надеяться... Итак, продолжим, есть ли в Британии другие магические образовательные заведения?
      — Нет, Хогвартс — единственная школа магии. Я слышал, что раньше была ещё и Академия Боевой Магии, но все её преподаватели были убиты во время второй мировой войны.
      — Маги тоже воевали в те времена?
      — Да, они противостояли Геллерту Гриндевальду, бывшему Темному Лорду. Он был приверженцем нацизма и оказывал магические услуги Гитлеру.
      — Так значит Аненербе имело под собой реальное основание?
      — Да. Гриндевальд планировал захватить власть над миром, используя Гитлера как ширму.
      — Какие именно услуги он оказывал нацистам?
      — Мне это неизвестно.
      — Где сейчас находится Гриндевальд?
      — После того как в тысяча девятьсот сорок пятом он проиграл в схватке с Дамблдором, он добровольно заточил себя в своём собственном замке. С тех пор о нём ничего не слышно.
      — Дамблдор?
      — Директор Хогвартса, великий светлый маг. Глава Ордена Феникса — организации, противостоящей Упивающимся смертью. Он сражался как с Гриндевальдом, так и с Волдемортом.
      — Сколько же ему лет?
      — Девяноста восемь. Маги живут гораздо дольше.
      — Наверняка он представляет собой весьма значимую политическую фигуру, не так ли?
      — Да. Он не занимает других официальных должностей, но пользуется огромным авторитетом.
      — Расскажите подробнее про Волдеморта, каковы его цели?
      — Волдеморт планирует очищение магического мира от грязной крови. Так же, он не удовлетворён положением волшебников после принятия Статута о Секретности и жаждет захватить власть над маггловским и магическим мирами.
      — То есть нам противостоит очередной псих, жаждущий захватить власть над миром и одержимый идеей расового превосходства?
      — Похоже, что так, сэр.
      — Джон, я же говорил что можно обойтись без "сэров". Эдвард, просто Эдвард.
      — Хорошо, Эдвард. Что-нибудь ещё?
      — Да. Поговорим о Министерстве Магии. Что оно из себя представляет?
      — Министерство Магии было основано в тысяча семьсот седьмом году, с целью соблюдения Статута о Секретности — договора, заключённого между волшебниками и маггловскими правителями с целью скрыть существование магического мира. Сегодня оно выполняет ту же работу, что и маггловское министерство.
      — А как функционирует Статут о Секретности? Как можно скрывать столь необычные способности в течении столь долгого времени?
      — Большинство магов живут в таких местах, куда можно попасть только при помощи магии. Или используют чары рассеивания внимания, не дающие магглам их увидеть. К тому же, аврорат может отслеживать использование магии в маггловском мире, а за использование колдовства при магглах могут изгнать из волшебного мира, сломав волшебную палочку.
      — Но всё же, невозможно скрыть сам факт существования магии полностью, не так ли?
      — Да. Существует особая команда авроров, которая стирает память свидетелям.
      — Возможность изменять память есть только у этой команды?
      — Нет. Любой маг может изменить человеку память.
      — Чудесно. То есть жертвы, не помнящие как и отчего они пострадали, дело рук магов, которые вместо того чтобы помочь лишь скрывают факт своего существования?
      — Похоже что так. Мне жаль, Эдвард.
      — Не стоит, это не ваша вина. Итак, давайте поподробнее разберём состав Министерства Магии...
      * * *
      Двумя часами позднее. Офис ОРК. Научный отдел.
      Джон устало помассировал веки и налил себе ещё немного кофе из термоса. Беседа вышла весьма утомляющей, Эдвард вытянул из него почти всё, что он знал про политическую обстановку в магической Британии. К счастью, двадцать минут назад от него отстали, усадили за столик, вручили термос с кофе, пару бутербродов и дали время прийти в себя. Джон недовольно покосился в сторону Эдварда, просматривающего распечатки беседы. Тот, перехватив взгляд, радостно оскалился:
      — Привыкайте, консультант Сноуден, привыкайте. Пока что вы для нас единственный источник информации, так что мы с вас не слезем. Через пять минут за вами зайдут из Научного отдела, примените свои знания на практике.
      Джон недоумённо нахмурился.
      — На практике? Это невозможно, авроры же моментально узнают о том, что кто-то колдует в офисе Британской секретной службы.
      Эдвард снова улыбнулся и покачал головой.
      — А кто вам сказал, что мы будем в офисе? Вас отвезут на один из наших полигонов, недалеко от Лондона. Не думаю, что на колдовство в глухом лесу хоть кто-то отреагирует. Оборудование для исследований уже готово, осталось дождаться сопровождающего.
      Спустя пару минут дверь открылась, и в комнату зашел молодой парень, одетый в джинсы и яркую футболку. Увидев сидящего на диване Эдварда, визитёр судорожно дёрнулся и постарался как можно быстрее свалить за дверь, но не успел, остановившись от звука голоса Эдварда.
      — А, Дин, какие люди! Ну что стоишь как не родной, или общество напыщенного дегенерата тебе не по душе? Как отзываешься про старшего по званию, засранец?!
      В начале тихий, голос оскорблённого оперативника всё повышался и повышался, пока не перешел в командный рёв. Дин обречённо сглотнул и, глядя в потолок, произнёс.
      — Виноват, сэр. Больше не повторится, сэр. Готов понести заслуженное наказание, сэр.
      Эдвард внимательно посмотрел в лицо подчинённому и устало произнёс:
      — Всё равно ведь бухтеть будешь... Ладно, чёрт с тобой, ты ведь от научников?
      Парень , оживая на глазах, ответил:
      — Так точно, сэр. Назначен вашим куратором по Научному отделу, сэр, — тут его взгляд упал на сидящего за столиком Сноудена, успевшего за время начальственного разноса прикончить последний бутерброд, и научного работника затрясло от возбуждения. — Так это тот самый волшебник, сэр? А вы уже узнали, что он умеет, сэр? Вы знаете, зачем ему волшебная палочка, сэр?
      Эдвард закатил глаза, пережидая бурю энтузиазма. Как только поток вопросов утих, он медленно и чётко произнёс:
      — Нет, я не знаю, что он может. Нас интересовала только структура общества магов. Можете расспросить его сами, только не вынося ему мозг, как вы умеете. И давайте без сэров и военщины, нам с вами ещё работать и работать.
      Дин обрадованно улыбнулся и заговорил уже спокойнее:
      — Как скажете, Эдвард. Машина ждёт вас у въезда номер пять. Дорога займёт около часа, на сегодня целью будет продемонстрировать способности нашего подопечного и, по возможности, найти закономерности между магией и физическим миром.
      Джон, вставший тем временем из-за столика, подошел к Дину и протянул ему руку.
      — Джон Сноуден. Буду рад вам помочь.
      Ученый радостно ответил на рукопожатие и с энтузиазмом произнёс:
      — Я тоже очень рад работе с вами. Дин Скарлетт. Научный работник третьего ранга. Вы не будете против, если по дороге я задам вам несколько вопросов?
      Джон улыбнулся и покачал головой.
      — Я в полном вашем распоряжении. Постараюсь рассказать всё, что знаю.
      Дин обрадованно кивнул и резко развернулся к двери.
      — Пройдёмте, нас уже ждут.
      Пройдя несколько коридоров, в которых было на удивление безлюдно, группа спустилась на этаж ниже и подошла к контрольно-пропускному пункту, в котором скучал дежурный. Продемонстрировав ему выданный утром пропуск, Джон, вслед за провожатым, зашел в лифт, доставивший его на подземный уровень, в котором и располагался гараж. Оглядев несколько полностью одинаковых машин, юноша ненадолго замешкался, пропуская Дина вперёд. Тот, абсолютно не сомневаясь, подошел к одной из них и открыл дверь, приглашающе кивнув. После того как все расселись, Эдвард завёл мотор и автомобиль, проехав ещё одну будку с охраной, выехал на улицу в одном из окраинных кварталов Лондона.
      * * *
      30 минут спустя. Окрестности Лондона. Секретный полигон ОРК.
      Джон вышел из машины и с радостью вдохнул свежий лесной воздух. Лес пах мокрой листвой, чуть-чуть тянуло смолой и цветами. Следом за Сноуденом из машины вышли Дин и Эдвард, тоже обрадованные возможностью дышать не лондонским смогом. Старший оперативник оглянулся по сторонам, призывно махнул рукой и пошел по лесной тропинке, начинавшейся у обочины сельской дороги. Сноуден и Скарлетт поспешили за ним, причём последний продолжал засыпать Джона вопросами о магии. Парень устало вздохнул. Во время поездки младший научный сотрудник умудрился вымотать ему все нервы, задавая просто дичайшее количество вопросов и умудряясь записывать ответы в блокнот прямо во время поездки. Эдвард, предпочитал отмалчиваться, но и он пару раз поинтересовался о возможностях магии.
      К счастью, через пять минут учёный угомонился, предоставив Джону возможность послушать звуки леса и расслабиться. Где-то вдали безмятежно пели птицы, ветер тихо шумел в кронах деревьев. Пару раз дорогу перебегали белки, а на земле встречались отпечатки чьих-то копыт. Лес был абсолютно чист, ничем не выдавая человеческого присутствия. Спустя ещё несколько минут Джон поравнялся с Эдвардом, всё так же идущим по тропинке и поинтересовался:
      — А разве ваш секретный полигон не должны охранять?
      Оперативник недоумённо воззрился на парня.
      — Так его и охраняют. Мы как раз мимо второго периметра охраны проходим.
      Джон внимательно осмотрелся. Лес был всё так же безмятежен и пуст, невозможно было представить, что совсем рядом затаились невидимые охранники.
      Эдвард, глядя на безуспешные попытки Джона разглядеть хоть кого-нибудь, понимающе усмехнулся, поднял с земли достаточно крупную палку и, резко развернувшись, запустил её в крону вяза, мимо которого они недавно прошли. Палка ударилась обо что-то мягкое. Крона зашевелилась и негодующе вякнула.
      — Маскироваться лучше надо, солдат! Если тебя заметил я, тебя заметят и враги. Понабирали тут зелени, понимаешь, на охрану секретного объекта, а мне вам сопли вытирать. Если замечу на обратном пути — взысканием не отделаешься. Всё понял?
      Невидимый охранник виновато рявкнул:
      — Так точно, сэр! Всё понял, сэр! Будет исполнено, сэр!
      Эдвард погрозил кулаком невидимому собеседнику и пошел дальше. Через некоторое время безмятежность леса была нарушена забором с колючей проволокой, перегораживающим путь дальше. Тропинка выводила к искусно замаскированному КПП, из бойниц которого угрожающе смотрело дуло крупнокалиберного пулемёта. Продемонстрировав хмурым охранникам, подозрительно смотрящим на визитёров, пропуска и удостоверения сотрудников, группа прошла на территорию полигона, накрытого сверху огромным куполом маскировочной ткани, отчего он напоминал огромный ангар. Впечатление усиливали люди, оживленно снующие по полигону, и непонятная аппаратура, стоящая повсюду. Увидев интерес Джона к маскировочному куполу, Эдвард снисходительно пояснил:
      — Защита от наблюдения с высоты. С расстояния в несколько километров его уже нельзя отличить от леса.
      Как только группа появилась на полигоне, к ней выдвинулась оживлённо настроенная делегация, возглавляемая немолодым уже мужчиной, одетым в лабораторный халат, развевающимся у него за спиной. Эдвард приветственно кивнул и протянул ему руку, которую тот крепко пожал.
      — Мистер Левер, рад вас видеть. Сегодня мы, познакомим вас с основным профилем работы вашей группы.
      Учёный улыбнулся краешком губ и кивнул.
      — Мистер Аллан, крайне рад вашему прибытию. Вы, наконец, привезли к нам волшебника?
      Эдвард кивнул на Джона, стоявшего позади и с интересом осматривавшегося.
      — Как видите. Надеюсь, вы его не слишком загоняете? На сегодня он единственный, кто сотрудничает с нами.
      — Ни в коем случае. Постараемся не напрягать его лишний раз.
      Тем временем, Джон с интересом наблюдал за сотрудниками, сновавшими повсюду. Большинство из них были весьма молоды, не старше тридцати лет, встречались как мужчины, так и женщины. В преклонном возрасте находились лишь несколько учёных, занимавшихся тестированием оборудования и одетых в форму, похожую на одежды охраны, и командир, распекавший в стороне одного из подчинённых за недостаточно опрятный вид. Заглядевшись на исходящего праведным гневом командира, Джон не заметил как к нему подошли и вздрогнул от неожиданности, услышав незнакомый голос:
      — Джон Сноуден, если не ошибаюсь? — переведя взгляд на говорившего, парень увидел главу встречающей делегации, протягивающего ему руку. — Эндрю Левер, глава Научного отдела. Как вам наше скромное прибежище?
      Юноша улыбнулся и пожал руку учёному.
      — Оно просто поразительно. Рад знакомству с вами.
      — Взаимно, мистер Сноуден, взаимно. Пожалуй, не будем зря терять время. Пройдёмте на испытательную площадку, думаю, аппаратуру уже подготовили.
      Вместе с притихшей компанией учёных, группа направилась к просторной площадке, в углу которой стояли непонятные датчики. Большинство учёных, вместе с Эдвардом, уселись на сиденья, расположенные неподалёку, Дин подошел к камере, стоящей на штативе, а мистер Левер подвёл Джона к краю площадки и кивнул ему.
      — Как насчёт небольшой демонстрации ваших умений?
      Джон согласно кивнул, достал палочку и поинтересовался:
      — С чего мне начать?
      Левер ненадолго задумался и ответил:
      — Продемонстрируйте нам сначала самые простые ваши возможности, а потом пойдём по нарастающей. Дин, включи камеру, Алекс, на тебе аппаратура, постарайтесь засечь хоть что-то.
      Тот, кого назвали Алексом махнул рукой.
      — Всё готово. Если это и вправду можно засечь, то мы это сделаем.
      Джон вышел на середину площадки, взмахнул палочкой и произнёс:
      — Люмос!
      На кончике палочки вспыхнул неяркий в свете солнца огонёк. Сидящие на сидениях учёные возбуждённо загомонили, Эдвард поражённо хмыкнул, а мистер Левер заинтересованно оглядел Джона и его палочку и произнёс:
      — Алекс, каковы показания?
      Тот шокировано покачал головой, явно не веря своим глазам.
      — Это какой-то бред. Аппаратура не фиксирует вообще ничего, похоже этот свет не даёт даже теплового излучения. Вся излучаемая энергия переходит в световой спектр. Это плевок в лицо всей современной физике, иначе не назовешь.
      Левер перевёл взгляд на Дина, поражённо смотрящего в объектив.
      — Мистер Адамс, камера свет фиксирует?
      Тот оторвался от объектива и торопливо ответил:
      — Да, сэр, ясно и чётко.
      Учёный обрадованно потёр руки. Похоже, намечалась серьёзная работа. Переведя взгляд на довольного эффектом Джона он улыбнулся и произнёс:
      — Хорошая работа, мистер Сноуден. Чем порадуете нас дальше?
      В последующие полчаса Джон продемонстрировал почти весь школьный курс. Взмахом палочки он поднял в воздух специально предложенные железные бруски, с помощью "Репаро" восстановил порванный на кусочки лист бумаги, открыл механический замок, воспользовавшись Алохоморой, призвал те же бруски к себе, выпустил из палочки потоки воды, фонтаны искр и снопы огня, трансфигурировал деревяшку в кролика, а потом превратил зверька в изящный бокал... Всё это время явно шокированные учёные сидели молча, яростно строча в блокнотах. Наконец, первым очнулся от шока Левер.
      — Алекс, показания?
      Тот довольно улыбнулся и отрапортовал:
      — Во время наиболее энергозатратных действий зафиксированы резкие скачки электромагнитного поля, исходящие от объекта. Диапазон частот от пятидесяти до шестидесяти пяти мегагерц. Такие волны, при достаточной мощности сигнала, могут вносить помехи в работу техники. К счастью, военная техника экранирована от электромагнитного излучения изначально, а с научным оборудованием можно будет поработать.
      Глава делегации, кивком отблагодарив своего коллегу, обернулся к переводящему дух Джону.
      — Мистер Сноуден, вы готовы продолжить?
      Устало кивнув головой, парень попросил дать ему небольшую передышку. Спустя несколько минут, обсудив столь неординарное представление, учёные продолжили свою работу. На этот раз Джона попросили продемонстрировать что-либо из атакующего арсенала, для чего на площадке было установлено несколько манекенов. Спустя некоторое время и некоторое количество заклинаний, от манекенов остались лишь искорёженные фрагменты. Присутствующие на площадке военные, приглашённые на демонстрацию специально для этого, выглядели весьма нервозно, будучи явно шокированными возможностями одного мага. После того как останки манекенов унесли для дальнейшего исследования, на площадку вышел доброволец, согласившийся продемонстрировать нелетальные заклинания на себе. Джон внимательно посмотрел на него и спросил:
      — Вы готовы?
      — Давайте побыстрее закончим с этим, сэр.
      Маг кивнул и бросил своё первое заклинание:
      — Петрификус Тоталус!
      Доброволец, нелепо застыв, рухнул на маты. К нему тут же метнулась группа учёных с медицинским оборудованием. После того как все показания были сняты, лидер группы повернулся к зрителям и заявил:
      — Это поразительно! У подопытного полностью заблокированы все двигательные функции. По предварительным данным, это воздействие целенаправленно блокирует сигналы, идущие к мышцам. Самое главное— мышцы сердца не затронуты. Не представляю, как это возможно.
      — Мы можем продолжать?
      Медик встрепенулся:
      — Да, да, конечно. Мы уже сняли необходимые данные.
      Джон отменил заклинание и, дождавшись пока доброволец придёт в себя, применил следующее. После того как он перебрал все условно боевые заклинания, что он знал, Эдвард смилостивился и объявил конец эксперимента. Окончательно измотанный доброволец тут же повалился на маты, а учёные удалились на совещание. Подойдя к отдыхающему после представления парню, Эдвард поинтересовался:
      — Как вы себя чувствуете? Выглядите весьма уставшим.
      Парень согласно кивнул головой:
      — Это всего лишь магическое истощение. Через пару часов я буду в порядке.
      Эдуард заинтересованно поднял брови.
      — Истощение? Колдовство тоже может утомлять?
      — Да, у каждого волшебника существует своеобразный лимит заклинаний, которые он может выполнить безболезненно для себя. Если его серьёзно превысить, можно полностью лишиться магии. С другой стороны, если постоянно исчерпывать этот лимит, не доводя до серьёзных превышений, можно его значительно увеличить.
      — Интересная информация, мистер Сноуден, весьма интересная. Думаю, на сегодня практическая часть закончена. Еще несколько вопросов от научников и вы свободны.
      Джон обречённо застонал. Как он уже успел убедиться, в понимании учёных "несколько вопросов" могут растянуться и до позднего вечера.
      * * *
      8 сентября 1979 года. Выдержка из документа с рейтингом доступа "А+" (только для служебного пользования)
      Население магической Британии составляет, по предварительным расчётам, около 40 тысяч человек и разделено на 3 конкурирующие фракции:
      Орден Феникса
      Организация, созданная для противодействия Упивающимся смертью
      Глава: Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор
      Предполагаемая численность: Неизвестна
      Основные цели: Противостояние Упивающимся Смертью
      Местоположение: Не установлено
      Причастность к терактам: Не причастны
      Отношение к обычным людям: Условно положительное
      Рекомендации: Не предпринимать действий направленных во вред. Для дальнейших действий необходима информация.
      Упивающиеся смертью
      Неонацистская организация крайне правого толка
      Глава: Лорд Волдеморт/Тёмный лорд
      Предполагаемая численность: Неизвестна
      Основные цели: Установление полного контроля над магической и неволшебной Британией. Геноцид по отношению к т.н. грязнокровкам и простым людям.
      Местоположение: Не установлено
      Причастность к терактам: Организаторы и непосредственные исполнители.
      Отношение к обычным людям: Полное истребление.
      Рекомендации: Необходимо агентурное противодействие. Открытое противостояние невозможно без должного исследования паранормальных возможностей и методов противодействия.
      Министерство Магии
      Правительственный орган, созданный с целью соблюдения Статута о Секретности (в архивах ведётся поиск документального подтверждения)
      Глава: Гарольд Минчум
      Предполагаемая численность: Неизвестна
      Основные цели: Руководство магическим сообществом Великобритании, осуществление его внешней и внутренней политики (более подробная информация и структура см. в приложении №4)
      Местоположение: Лондон, Уайтхолл стрит, находится под зданием заброшенного магазина одежды (Уайтхолл стрит, дом 25). Агентурная группа, действуя под прикрытием дорожных рабочих смогла обнаружить огромные полости на расстоянии 10 метров под землёй.
      Причастность к терактам: Стирание памяти жертвам терактов, без оказания медицинской помощи.
      Отношение к обычным людям: Условно отрицательное. Отказ от сотрудничества.
      Рекомендации: Необходимо агентурное внедрение. Необходима информация.
      Активные боевые действия ведут не более 10% от всего населения страны. Лица, не желающие вступать в конфликт составляют около 25%. Относительно небоеспособное население 38%. Резерв 27%.
      * * *
      Выдержка из документа с рейтингом доступа "А" (информация, необходимая для агентурной работы)
      Противостояние с парапсихически одарённым противником (далее — "маг") крайне опасно. Парапсихические особенности дают ему возможность влиять на саму структуру бытия, а именно:
      А) Менять молекулярные свойства предметов (превращение одних предметов в другие, изменение материала объекта, способность менять температуру объекта от крайне низких (прим. 90 градусов по Кельвину) до крайне высоких (прим. 3000 градусов по Кельвину)), телекинетические воздействия;
      Б) Оказывать влияние на биологические объекты (парализация, потеря сознания, вызывание неконтролируемых биологических процессов, многократно ускоренных, мгновенная смерть);
      В) Прямое влияние на разум (внушение, дезориентация, гипноз, коррекция памяти, пагубное влияние на психику);
      Г) Способность к почти мгновенному перемещению (т.н. "трансгрессия" — перемещение на средние ( до 200 км) расстояния, создание "порталов" : использование паранормальных способностей для создания артефактов, позволяющих перемещения на сверхдальние расстояния).
      Основной недостаток мага — полное отсутствие знаний о современных технических возможностях. Так же известно, что основная сила мага заключается в своеобразном концентраторе парапсихической энергии (простор. волшебная палочка), выглядящем как указка, 20-30 см в длину. Без него маг лишается большинства своих способностей. При задержании, рекомендуется в первую очередь вести огонь по рукам, с целью затруднения возможности удерживать концентратор, высоко эффективными так же будут являться светошумовые гранаты.
      Техническое противодействие: При проведении ряда экспериментов, было доказано, что даже достаточно плотная ткань затрудняет применение парапсихических влияний средней силы (оглушающие и парализующие, легкие влияния из группы "Б" и "В"). Кевларовые пластины ослабляют воздействия ещё больше. Наибольшую сопротивляемость показали титановые пластины, отразившие полностью все энерговоздействия из категорий "Б", "В" и некоторые из категории "А". В связи с электромагнитной природой магического воздействия, разрабатываются генераторы излучающие э.м. волны, работающие в противофазе с магическими, что в теории должно приводить к вырождению магических воздействий.
      Для действий против магов рекомендуется бронекостюм полностью закрытого типа, с кевларовой защитой, усиленной титановыми пластинами. Обязательна термоустойчивость и защита от механических повреждений. Возможна комплектация полицейским щитом, выполненным из титановых сплавов.
      Вооружение: рекомендуется оружие, обладающее наибольшей кинетической энергией снаряда. Высоко эффективными будут крупнокалиберные пулемёты (M2HB) и снайперские винтовки (Accuracy International AE). Так же рекомендовано начать работы над штурмовыми винтовками крупного калибра.

Глава 4. Тьма сгущается

     29 апреля 1980 года. Албания. Точное местоположение неизвестно
      Над лесом бушевала буря. Порывы ветра беспощадно били по кронам деревьев, ломая стволы древних исполинов как тонкие хворостинки. Буря, словно зверь, живой и жаждущий крови, вырывала птичьи гнёзда из веток, с силой бросая их обитателей на землю. Лишь только стены древнего замка, укрытого от посторонних глаз, могли противостоять ей. Замок был стар. Стены его видели кровавые битвы, пышные балы и рыцарские турниры. Сегодня же, когда даже те, чьи предки веками жили в нём, забыли о его существовании, в его стенах таились только тьма и отчаяние.
      — Пощады! Пощады, мой Лорд! — дикий крик, вырвавшийся из немногочисленных окон замка, перекрывший на мгновение рёв бури, тут же сменился жутким хохотом.
      — Ты просишь пощады, глупец? Ты подвёл своего лорда, а значит должен умереть в мучениях!
      Сидевший во главе стола главной залы снова расхохотался, глядя на бьющуюся в агонии фигуру. Спустя несколько минут проклятье закончило свою работу и тело несчастного затихло, лишь изредка судорожно дёргаясь. Тот, кого назвали Лордом, брезгливо посмотрел на тело своего бывшего последователя.
      — Руквуд! Убери с глаз моих эту падаль! Нагайне как раз нужно подкрепиться.
      Одна из фигур, сидящих за столом, подобострастно преклонила голову, сверкнув белой маской на лице.
      — Да, мой Лорд. Уже исполняю.
      Подойдя к окончательно затихшему телу своего бывшего коллеги, Руквуд взмахнул палочкой, поднял труп в воздух и покинул залу вместе с ним.
      Дождавшись, пока подчинённый вернётся, Лорд начал говорить, внимательно оглядывая своих слуг, и горе было тому, чей взгляд выражал недостаточную преданность и жажду выполнить любой приказ.
      — Я собрал вас всех здесь не случайно. Наша война с прогнившим Министерством и шайкой старого маразматика идёт совсем не так, как я рассчитывал. И в этом только ваша вина!— почти все Упивающиеся Смертью испуганно сжались. Вызвать на себя гнев Тёмного Лорда значило повторить судьбу того неудачника, которого сейчас переваривает отвратительная рептилия. Лишь только одна из фигур демонстрировала удивительное бесстрашие, глядя своему повелителю прямо в лицо. Натолкнувшись на её взгляд, Лорд довольно улыбнулся.
      — Кроме тебя, Белла, конечно же, кроме тебя. Ты, как всегда, верна мне.
      Изможденная женщина, выглядящая гораздо старше своих лет, экстатически воскликнула:
      — Мой лорд! Позвольте мне запытать этих жалких трусов, недостойных служить вам! Прошу вас, я заставлю их умолять о пощаде!
      По ряду Упивающихся прошла нервная дрожь. Попасться в руки Беллатрикс Лестрейдж и не сойти с ума от пыток не удавалось еще никому. Тёмный лорд ласково улыбнулся своей последовательнице.
      — Не сейчас, моя дорогая, не сейчас. Быть может, отдам тебе провинившихся позже, сейчас же нам предстоит обсудить один важный вопрос.
      Его последователи облегчённо обмякли — встреча с сумасшедшей фанатичкой откладывалась на неопределённый срок. Лорд снова обвёл своих последователей взглядом и заговорил:
      — Война за законные права чистокровных истощает наши ресурсы. Британских магов уже не хватает для восполнения потерь, допущенных по вашей, и только вашей, некомпетентности. Наёмники с материка требуют слишком много денег, которые нужны нам на более важные операции. Поэтому я решил, что нам необходимо вовлечь в борьбу за наши права магов из других стран.
      Услышав такое предложение, Упивающиеся тревожно зашуршали между собой. Приглашать в Британию магов из других стран было... Неожиданно. Разумеется, Британия была и есть наиболее сильной в магическом плане страной, но маги с континента могли принести с собой новые заклинания и умения... И привлечь благосклонность Тёмного Лорда они тоже могли. А это значило что кус, который достанется им после победы будет гораздо меньше, чем они ожидали. Переговоры прервал дикий рявк Лорда, взбешённого проявленной непочтительностью.
      — МОЛЧАТЬ! Я УЖЕ ВСЁ РЕШИЛ! И ЕСЛИ ВЫ, ЖАЛКИЕ ТВАРИ, ЛИШИТЕСЬ СВОЕЙ ДОЛИ ЭТО БУДЕТ ТОЛЬКО ВАША ВИНА!— немного помолчав, Волдеморт уже спокойнее продолжил:
      — Для того, чтобы привлечь новых союзников, нам необходимо доказать им нашу мощь. Поэтому... Долохов!
      Упивающийся, сидящий по правую руку от Беллатрикс, нервно дёрнулся и подобострастно склонил голову
      — Слушаюсь, мой Лорд.
      — Подготовь групповой портал. Я выделю тебе три десятка дементоров, с ними ты отправишься на свою историческую родину. Я знаю, что первого мая у этих грязных магглов будет какое-то сборище в центре Москвы. Как следует повеселись там. Самое главное — в шествии будет принимать участие маггловский правитель России. Пусть дементоры выпьют ему душу.
      Долохов нервно поинтересовался:
      — Я благодарен вам, мой Лорд, за возможность отомстить, но как же моя собственная душа?
      Волдеморт недовольно поморщился.
      — Ах да, контролирующий амулет ты тоже получишь. Дементоры будут выполнять все твои приказы.
      — Благодарю вас, мой Лорд.
      Тем временем Тёмный лорд снова перевёл взгляд на Беллатрикс.
      — Белла! Ты отправишься в Америку, в город Нью-Йорк. Твоя цель — две маггловские башни. Ты не ошибешься, это самые крупные строения в городе. От меня ты получишь активатор чар Чёрного пламени. Твоя цель — поместить его у основания этих башен и окропить кровью какого-нибудь маггла. Используй Империо и как только кровь упадёт на активатор, там будет очень жарко.Возьмёшь с собой Блэка.
      Беллатрикс безумно оскалилась и подобострастно произнесла:
      — Мы исполним ваш приказ, мой Лорд. Любой ценой.
      Тёмный Лорд довольно улыбнулся своей последовательнице, а затем, повернувшись к молодому юноше, сидящему на самом конце стола и не скрывающему лицо под маской, Волдеморт обратился уже к нему:
      — Это будет твоим посвящением, Блэк. Справишься — получишь маску и метку. Не справишься — станешь закуской для Нагайны.
      Юноша судорожно закивал головой.
      — Я понял, мой Лорд! Я не подведу вас, мой Лорд! Вы будете мною гордиться, мой Лорд!
      Волдеморт довольно усмехнулся ему в ответ.
      — Рад твоему энтузиазму, Регулус... Белла! Проследи, чтобы он не стоял в стороне от дела. Теперь же, слуги мои, обсудим ситуацию с Министерством, — взгляд Тёмного Лорда, блуждавший по скрытым масками лицам своих подопечных, остановился на одном из них.
      — Амикус, какова ситуация у авроров? Скольких они потеряли за последний месяц?
      Низенький, толстый человек, потирая потеющие от страха руки, ненадолго задумался, вспоминая нужную информацию, и ответил слегка дрожащим голосом, стараясь не упустить ни одной детали.
      — Мой Лорд, за последний месяц уничтожено пятьдесят шесть авроров, двое из них состояли в особом отряде Аластора Грюма. Наши потери...
      — МОЛЧАТЬ, ЧЕРВЬ! РАЗВЕ Я СПРАШИВАЛ ТЕБЯ О ПОТЕРЯХ, ТЫ, ЖАЛКОЕ НИЧТОЖЕСТВО? КРУЦИО!! — Получив в лицо пыточное заклинание, толстяк рухнул с кресла и дико заорал от невыносимой боли. Сидящая рядом с ним сестра, дёрнулась было ему на помощь, но тут же примёрзла к стулу под кровожадным взглядом Беллатрикс. Вволю насладившись пытками, Волдеморт продолжил речь:
      — Надеюсь, вы все усвоили полученный урок... Яксли! Насколько глубоко наши шпионы проникли в Министерство?
      Немолодой, но всё ещё сохраняющий гордую аристократическую осанку мужчина, выпрямился и чётко отрапортовал:
      — Мой лорд, мне удалось получить приглашение на работу в Отдел Тайн, для усовершенствования заклятья Надзора. Через несколько дней мы будем знать о любом осмелившимся произнести ваше имя вслух.
      — Хорошо, Августус, очень хорошо.
      Руквуд польщённо улыбнулся. По именам Волдеморт называл лишь самых преданных своих сторонников, и теперь Августус состоял в этом круге. Долгие месяцы непрекращающихся интриг, подкупов и шантажа себя оправдали.
      Тёмный Лорд тем временем продолжил:
      — Что с пророчеством, Августус? Ты уже узнал, в каких семьях может родиться ребёнок "на исходе седьмого месяца"?
      — Да, мой лорд! Их всего двое: Поттеры и Лонгботтомы. У обоих в семье ожидается пополнение, дети родятся в конце июля. Их родители уже давно состоят в ордене жареной курицы и смеют в открытую противостоять вашей воле.
      — Интересно, интересно... Древнейшие и благороднейшие семейства. Ходят слухи даже, что Поттеры ведут свой род от Перевеллов, а у Лонгботтомов в жилах течёт кровь самого Годрика... И отпрыски столь респектабельных фамилий, входящих в "Священные двадцать восемь чистокровных семейств Британии", сражаются на стороне этого дряхлого магглолюбца, а юный Поттер даже осмелился запятнать чистоту своей крови, женившись на мерзкой грязнокровке, — заметив как дёрнулась одна из фигур, внимающих его голосу, Волдеморт с усмешкой произнёс:
      — Не трясись так, Снейп. Тёмный Лорд помнит, что именно ты разузнал о пророчестве, и он оставит в живых эту женщину. Хотя, на твоём месте, я бы скорее предпочёл лечь в постель с животным, чем с мерзкой магглой, — Упивающиеся, внимательно прислушиваясь к разговору, угодливо заржали, отчего Снейп, дернувшись как от пощечины, ещё сильнее сжался на стуле. Распалившаяся Беллатрикс, обрадованная тем, что к лорду вновь вернулось хорошее настроение выкрикнула:
      — Почему бы тебе не воспользоваться трансфигурацией, Северус? Я даже могу тебе в этом помочь. Кого же ты выберешь, козу или ослицу?— чем вызвала новый взрыв смеха. Даже у Волдеморта на губах зазмеилась усмешка...
      Именно с того момента Северус начал задумываться, правильную ли сторону он выбрал? Стоит ли сражаться на стороне людей, ненавидевших нечистокровных столь же сильно, сколько его отец ненавидел проявления его магии? Не являются ли идеи Лорда лишь зеркальным отражением ненависти Тобиаса Снейпа?
      Дождавшись, пока его слуги закончат хохотать и осыпать Снейпа насмешками, Волдеморт продолжил:
      — Какой позор для Британии... Как могут существовать на нашей земле люди, предавшие свою собственную кровь? Джеймс Поттер, женившийся на отвратном полуживотном. Фрэнк и Алиса Лонгботтомы, склонившиеся перед старым пожирателем лимонных долек. Мы должны очистить имена этих благородных семейств! Мы адским огнём выжжем с родовых гобеленов их фамилий имена потомков, запятнавших честь рода! Мы не допустим столь низкого падения чистокровных семейств Британии! Даже если нам придётся под корень вырезать их, мы сделаем это ради чистоты крови будущих поколений! Дух Мерлина смотрит на нас, так не допустим того, чтобы он в нас разочаровался!
      Всё больше и больше распаляясь, Волдеморт почти прокричал последнюю фразу, и ему вторил воодушевлённый крик Упивающихся:
      — Мы не допустим!!! Веди нас, Лорд!
      * * *
      30 апреля 1980 года. Выдержка из документа с рейтингом доступа "А+" (только для служебного пользования)
      За прошедшее время завербованы 19 человек, одарённых паранормальными способностями. Все — выпускники Хогвартса, магглорождённые, в возрасте от 17 до 20 лет.
      По словам Д. Сноудена, никто из них не обладает достаточно сильными паранормальными возможностями. Необходима вербовка одного из чистокровных магов для подтверждения.
      Дополнительно: установлен контакт с семьями, имеющими паранормально одарённого ребёнка. На сотрудничество пошли 4 семьи, благодаря чему появилась возможность установить местоположение Хогвартса, так же экспертами были сфотографированы школьные книги, имеющиеся на руках у учащихся, что позволило получить информацию об уровне обучения в школе и возможностях магов.
      Достоверно установлено местоположение всех крупных магических центров, таких как: школа Хогвартс, Министерство Магии, Косой переулок, расположение платформы 9 и 3/4 на вокзале Кинг-Кросс,Больница св. Мунго.
      Получена обрывочная информация про органы магической власти других стран.
      Франция
      Орган власти — Министерство магии;
      Центр магического обучения — шк. Шамбарттон;
      Силы правопорядка — Аврорат Французской Республики;
      США
      Орган власти — Губернаторство Нового Салема;
      Центр магического обучения — Университет Нового Салема;
      Силы правопорядка — н.д.
      Советский Союз
      Орган власти — Совет Волхвов;
      Центр магического обучения — Китеж-Град; шк. Дурмстранг (общая для Восточной европы);
      Силы правопорядка — Орден Дозорных.
      Закончено эскизное проектирование БПУ (Бронекостюм Паранормально Устойчивый) "Храмовник МкI".
      Начата работа над проектом винтовки калибра 12.7 (предварительное название L-101 "Исповедь").
      Завершено создание стационарного подавителя паранормальной активности. Экспериментально подтверждено снижение силы воздействий и рост их энэргозатратности на 15-25%. Ведутся работы над созданием портативного варианта на шасси грузового автомобиля и вертолётном шасси.
      Прорабатывается руководство по противодействию паранормально одарённым, совместно с завербованными магами.
      Начата работа над внедрением в Министерство Магии и Орден Феникса агентов Организации. В связи с отсутствием чистокровной агентуры, проработка внедрения к Упивающимся Смертью временно заморожена.
      На сегодняшний момент (30.04.80) доступ к полной информации о контакте имеют 625 человек. Из них:
      Аналитический отдел — 57 человек
      Оперативный отдел — 245 человек
      Исследовательский отдел — 132 человека
      Правительственные органы — 3 человека (премьер-министр, министр обороны, главный секретарь ОРК)
      Отдел разведки — 188 человек
      На территории Соединённого Королевства продолжаются террористические акты, совершенные при помощи паранормальных воздействий. С момента нового года убито — 345 человек. Ранено — 672.
      * * *
      1 мая 1980 года. Москва. Советский Союз
      — Мама, мама, а скоро дядя Брежнев будет говорить? — Пятилетний Алёша нетерпеливо подпрыгивал на плечах своего отца. Тот морщился, но стоически переносил выходки разбушевавшегося сына. Молодая семья стояла у самого ограждения, глядя прямо на трибуну, с которой вскоре будет вещать генеральный секретарь. Парад уже подходил к концу, празднично одетые участники, радостно улыбаясь зрителям, проносили последние плакаты. Ярко светило солнце, камни Красной Площади переливались на солнце всеми оттенками красного цвета. Разноцветная толпа зрителей и участников смотрелась сверху как огромный цветочный ковёр, сияющий счастливыми лицами.
      -Скоро Алёша, скоро. А после, мы пойдём и купим тебе мороженого, в честь праздника тебе можно.
      Мальчик снова подпрыгнул.
      — Ура! Мороженое! Мам, мам, а вы с папой больше не злитесь на меня? Я не хотел разбивать ту кружку, я случайно...
      Ольга ласково улыбнулась сыну:
      — Мы тебя уже простили, сынок. Ты не сердись на то, что мы на тебя тогда накричали, просто эта была любимая дедушкина кружка, он ей очень дорожил...
      Отец, всё это время молча слушавший разговор, шутливо добавил:
      — Вот если ты опять начнешь на мне прыгать, то я ,пожалуй, на тебя рассержусь...
      За шумом парада никто не услышал тихого хлопка прямо напротив трибуны.
      Алёша, возбуждённо вертящий головой по сторонам, внезапно заметил очень странного дядю. Одетый в целиком чёрную одежду, он производил отталкивающее впечатление на фоне яркой толпы, но странное дело, казалось, никто из присутствующих на параде вовсе его не замечал.Тем временем, незнакомец презрительно оглядел участников парада, перевёл взгляд на генерального секретаря, поднимающегося на трибуну, довольно ухмыльнулся и достал из кармана непонятную вещицу, похожую на небольшую железную пластину. Глядя на такое поведение, мальчик решил обратить внимание родителей на незнакомца.
      — Папа, мама, посмотрите, какой странный дядя впереди стоит!
      Отец и мать недоуменно уставились в указанную сторону, но никого не смогли разглядеть. Сергей добродушно усмехнулся сыну в ответ.
      — Опять всяких дядь выдумываешь, сказочник? Во второй раз мы на это не купимся.
      Алёша протестующе закричал:
      — Но вот же он! Почему вы его не видите?
      Долохов, с ненавистью оглядывая парад, предвкушающе усмехнулся. Сегодня, именно сегодня, свершится день его мести. Он воздаст проклятым красным сполна. За деда, которому пришлось бросить своё имение и бежать во Францию, спасаясь от революции, рвущей некогда великую державу на части. За отца, который навеки остался в белорусских лесах, убитый лесовиками дозорных, вместе с другими последователями Гриндевальда, рискнувшему очистить свою родину от красной чумы. За детство, проведённое в насмешках коренных французов над бедным эмигрантом. Сегодня красномордые ответят за всё.
      Убедившись, что маггловский вождь начал говорить, Долохов надел на себя контролирующий амулет и активировал групповой портал. Возникшие из ниоткуда дементоры, выглядящие как несвежие мертвецы, одетые в изодранные саваны, вопросительно уставились в лицо носителю амулета. Долохов торжествующе усмехнулся, рявкнул: ''Опустошить всех!'' и послал темномагическое заклятье в трибуну. Все, кто был на ней тут же обратились в кучи гниющей плоти, а сама трибуна развалилась на кусочки, моментально сгнив.
      Тем временем, дементоры, распространяя вокруг холод и страх, ринулись на толпу. Демонические твари хватали парализованных страхом людей и присасывались к их лицам в кошмарной пародии на поцелуи. Через несколько секунд, от несчастных, попавших в объятья чудовищ, оставались только телесные оболочки, бездумно глядящие в пустоту.
      — МАМА, ПАПА, проснитесь! Нам надо бежать! Заберите меня от них! — надрывался мальчик, пытаясь сдвинуть парализованных ужасом родителей, но бесполезно — жуткий страх сковал их мышцы, не давая сдвинуться с места, и выпивая силу воли и желание жить. Тем временем, дементор, отбросивший тело опустошённой жертвы, повертел своим капюшоном и безошибочно двинулся к месту продолжения чудовищного банкета. Мальчик, безуспешно пытающийся расшевелить родителей, в отчаянии оглядывался по сторонам. Увидев тварь, движущуюся к ним, он еще сильнее затормошил их, пока потусторонний холод не сковал его сердце. Мальчик залился слезами и отчаянно закричал:
      — Мама, мама, я не хотел разбивать кружку, я случайно! Мама, прости! Мама...
      Тёмная фигура надвинулась на него и, протянув покрытые отвратительными струпьями руки, удивительно ласковым жестом отняла Алёшины ладони от лица. Мальчик зачарованно уставился в тёмный провал, находящийся на месте лица чудовища, и всё закончилось. Навсегда...
      Долохов, удовлетворённо оглядывающий площадь, полную погибших и выпитых людей, довольно хмыкнул. Рядом с ним лежали останки патруля дозорных, дерзнувших помешать ему. Бросив ещё одно заклятье в последнее скопление ещё живых людей, отчего те мгновенно вспыхнули и тут же осыпались пеплом, мужчина взял в руки амулет и рявкнул:
      — Прекращайте жрать! Ко мне!
      Дождавшись, пока все дементоры соберутся вокруг него, он активировал портал и изчез вместе с тварями, на несколько секунд опередив боевую группу Дозорных.
      * * *
      1 мая 1980 года. Нью-Йорк. Соединённые Штаты Америки
      Молодая девушка, сидящая в кафе неподалёку от башен-близнецов, раздражённо поглядывала на часы. Было уже семнадцать минут двенадцатого, а её кузен всё еще шлялся неведомо где. Беллатрикс раздражённо поморщилась, если бы не прямой приказ Лорда, она бы ни на секунду не подпустила Регулуса к настоящей работе. Он был слишком юн и наивен. В нём не было той искры неприкрытой веры, что сверкала в душе у приближённых к лорду. Безмозглый мальчишка, из-за него ей приходилось торчать под оборотным зельем среди этих свиней, сносить их похотливые взгляды, бросаемые на её новое тело. Как же ей хотелось достать палочку и запытать наглецов до смерти... Но делать это было нельзя, местные авроры не должны были ничего заподозрить до того, как она активирует артефакт. Наконец в дверях показалась фигура Регулуса, тоже под оборотным зельем. Беллатрикс поднялась с места, подошла к племяннику, нервно оглядывающемуся по сторонам, и процедила:
      — Нашел подвал?
      Регулус, слегка вздрогнув от жутковатого тона двоюродной сестры, доложил:
      — Да. Под башнями находится место, где магглы оставляют свои автомобили. Оно достаточно большое для активации и народу там мало.
      Беллатрикс удовлетворённо кивнула. Похоже из парня может выйти прок.
      — Возьми меня под руку и идём к башням. У нас мало времени. И если ты опоздаешь в следующий раз — познакомишься с моим круциатусом.
      Блэк, нервно кивнув головой, предложил ей руку, и Упивающиеся, маскируясь под влюблённую парочку, двинулись к цели. По пути юноша с любопытством оглядывался по сторонам. В отличии от магических кварталов Лондона, окружённых низкими, почерневшими от старости домами, маггловский город производил впечатление огромного стального муравейника, в котором всё было упорядочено и имело своё, скрытое для него значение. Забыв о том, кто идёт рядом с ним, Регулус восторженно воскликнул:
      — Интересно, как они смогли построить такой город без магии? Не могу представить, сколько труда магглы вложили в него. Это же поразительно!
      Услышав такую речь, кузина зловеще оскалилась и прошипела ему в лицо:
      — Восхищаешься магглами, кузен? Этими скотами, ворующими нашу магию? Да как смел ты, член Благороднейшего и Древнейшего дома Блэк, произнести такое!? Ты тоже хочешь, чтобы твоё имя выжгли с семейного древа? Собираешься повторить судьбу Андромеды, щенок?
      Блэк испуганно помотал головой. Довольная эффектом Беллатрикс зловеще усмехнулась и добавила:
      — И запомни, Регулус, ещё раз осмелишься такое произнести — я лично выбью у тебя из головы всю дурь!
      Тем временем они уже подошли к спуску на автомобильную парковку, находившуюся прямо под основанием башен близнецов. Оглянувшись по сторонам, Белла потащила непутёвого братца к будке охранника, стоящей у вьезда.
      — Запомни, я его отвлекаю, ты — накладываешь империус.
      Регулус неуверенно кивнул головой. Познакомившись с чудесами маггловского города он всё больше начал задумываться, правильно ли он поступил, примкнув к Упивающимся. Слушая в детстве проповеди матери и старшей сестры о жутких магглах, крадущих магию у чистокровных семейств и жаждущих уничтожения всей магической аристократии, он проникался к ним ненавистью и отвращением, но увидев город, созданный их руками, он начал всё больше задумываться. Зачем магглам нужна магия, если и без неё они могут жить, причем гораздо лучше, чем маги? Сравнивая особняк своей семьи на Гриммо 12, стареющий и поддерживаемый в относительном порядке только стараниями Кикимера, с возвышающимися над ним небоскрёбами, ярко сияющими на солнце, Регулус на несколько секунд усомнился в правильности своего выбора. Но размышлять было уже поздно...
      Том Браун скучающе смотрел в стекляное окно будки. Он ненавидел свою работу. День за днём поднимать и опускать шлагбаум, пропуская машины на парковку и снова выпуская их, было просто невыносимо скучно. К счастью, через пару дней он уйдёт в отпуск, к жене и любимой дочке. Маленькой Алисе уже исполнилось пять лет, и она постоянно донимала родителей своим детским любопытством. Иногда Том шутя говорил, что чем больше она его расспрашивает, тем больше у неё становится вопросов.
      — Извините, что я вас беспокою, но не могли ли вы мне помочь? — в размышления охранника ворвался голос молодой девушки, подошедшей к будке, пока он отвлёкся. Повернувшись к ней, мужчина вежливо улыбнулся.
      — Конечно, юная леди, чем я могу быть вам полезен?
      Ответа он уже не слышал, испытывая ощущение полного и безграничного счастья. Из его головы улетучились все мысли, остался лишь голос девушки, которому хотелось безоговорочно повиноваться.
      — Возьми эту вещь,— девушка протянула ему пластину с выгравированными на ней рунами. — Выйди в центр стоянки и проведи по руке острым краем пластины. Сделай это так, чтобы кровь попала на руны. Выполнять.
      Том счастливо улыбнулся и вышел из своей будки. Ему нужно было выполнить приказ.
      Беллатрикс довольно хмыкнула, глядя ему в след. Всё прошло как по маслу, теперь осталось лишь любоваться на то, как страдают эти неполноценные. Подозвав младшего брата, она схватила его за руку и трансгрессировала на крышу небоскрёба, расположенного неподалёку от башен.
      — Смотри, Регулус, это только начало. Именно так закончат все магглы!
      Тем временем, кровь бывшего охранника стекала на руны артефакта, отчего те вспыхивали тьмой, будто засасывающей свет вокруг себя. Впитав в себя достаточное количество крови, тьма, таящаяся в рунах, вырвалась на свободу и объяла тело Тома. Спустя несколько секунд от его тела ничего не осталось, а тьма, учуяв новых жертв ринулась вверх, всё разрастаясь и разрастаясь. Вскоре она выплеснулась из шахты лифта на первом этаже башен и, мгновенно растворив тела людей, попавших в её объятья, ринулась наверх.
      Регулус, стоя на крыше, шокированно глядел на то, как огромные здания заполняются мраком, как люди, пытаясь спастись от черной лавины, выбрасываются из окон. Рядом торжествующе хохотала Беллатрикс, явно наслаждающаяся зрелищем. Оборотное зелье прекратило свое действие, и лицо женщины, изуродованное торжествующим оскалом, казалось еще отвратительнее обычного. Тем временем, тьма, выплеснувшаяся уже на крышу здания, где пытались укрыться несколько несчастных, прекратила бурление и обратила свой голод на конструкцию зданий, проедая их словно кислота. Не выдержав напряжения, изъеденные опоры сложились и небоскрёбы рухнули на землю, похоронив под собой тех, кому не удалось сбежать. Впавшая в экстаз ведьма радостно закричала:
      — Умирайте, умирайте, животные! Туда вам и дорога!
      Юноша шокированно уставился на Беллатрикс. И с этими чудовищами, убивающими невинных, он будет отстаивать права чистокровных? Нет. Он не собирался иметь с этими убийцами ничего общего. Блэк набрал в грудь как можно больше воздуха и трансгрессировал подальше от безумной сестры и сотен погибших, умерших отчасти по его вине.
      1 мая 1980 года. Дом Джона Сноудена. Лондон. Британия
      Джон поставил последний пакет с вещами и обрадованно усмехнулся. Кто бы мог подумать, что он будет работать на спецслужбы и неплохо зарабатывать при этом. В последние месяцы дела его шли в гору, на полученные за вербовку своих однокурсников премиальные, он заплатил первый взнос за новую квартиру, и сейчас готовился к переезду. Эдвард, любезно согласившийся помочь, стоял неподалёку и курил, вслушиваясь в недовольные вопли книззла из багажника.
      — Слушай, Джон, а он мне в машину случаем не нагадит?
      — Нет, он же не идиот. Знает, что если попытается, то сразу же получит, — юноша отрицательно помотал головой.
      Кот заорал ещё более пронзительно, явно недовольный тем, что его лишили последнего шанса выразить своё отношение к отвратительно воняющей повозке.
      Джон, тем временем, захлопнул багажник, отсекая кошачьи вопли и облегчённо выпрямился, как вдруг услышал за своей спиной хлопок от трансгрессии. Эдвард среагировал первым, направив пистолет на появившегося из ниоткуда ровесника Сноудена. Тем временем, юноша обернулся к неожиданному визитёру и удивлённо произнёс:
      — Регулус? Какого черта ты тут забыл?
      — Мне нужна твоя помощь, Джон, — тот, кого он назвал Регулусом, страдальчески поморщился. Трансгрессия на такое дальнее расстояние окончательно забрала все его силы. — Упивающиеся перешли все границы, они на моих глазах только что уничтожили тысячи людей. Я не хочу с ними оставаться!
      Эдвард тем временем решил, что пора брать инициативу на себя.
      — Где это произошло?
      Регулус поднял на него взгляд и потерянно произнёс:
      — Америка. Мы с Беллатрикс получили задание уничтожить Башни-Близнецы. Тёмный лорд дал ей артефакт... Я наложил на охранника занятие подчинения и он отнёс его под башни... А потом они все умерли! Все!! Я не хотел, чтобы они умирали! Там теперь одни развалины, все мертвы! — пощечина Эдварда прервала начинающуюся истерику.
      — Соберись! Ваш Лорд напал только там?
      Более-менее успокоившись, Регулус ответил:
      — Нет, Долохов трансгрессировал в Советский Союз с дементорами. Там был какой-то парад. Убили их правителя... — Тут его взгляд сфокусировался на Эдварде. — Погодите, а кто вы такой?
      — Тот, кто собирается прекратить всё это безумие. А что будешь делать ты?
      Парень, вмиг посерьёзнев, посмотрел ему в лицо.
      — Если вы говорите правду, то я, наследник Благороднейшего и Древнейшего рода Блэк, клянусь оказать вам любую помощь в борьбе с Упивающимися Смертью.
      Вспыхнувшая вокруг его тела магия подтвердила клятву. Эдвард усмехнулся.
      — Что ж, как говорила Алиса, всё чудесатее и чудесатее... Добро пожаловать в Организацию, парень. Добро пожаловать...

Глава 5. Вызов

     2 Ноября 1981 года. Лондон. Резиденция правительства.
      — За эти пять лет погибло тридцать тысяч человек, Родерик. Тридцать тысяч! Множество раненых, повредившихся рассудком, лишившихся всего имущества по всему миру! Мы потратили на подготовку к войне с ними миллионы фунтов, заключили договор о сотрудничестве в сфере противодействия магии с Соединёнными Штатами и Советским Союзом! Вдумайся в эти слова, сейчас те, с кем мы готовились к беспощадной войне на истребление, полностью взяли на себя финансирование оперативного и научного отдела!
      — Симпатизируете красным?
      — Не пытайтесь подловить меня на слове! Я по-прежнему не считаю, что из социализма может выйти хоть что-то, но то, что Холодная война до этого момента уходила в прошлое, не могло не радовать. Меня совершенно не радует перспектива увидеть атомный гриб над Лондоном.
      — Полностью согласен. Новый советский генсек оказался удивительно сговорчивым в вопросах защиты от магических атак. Хотя, когда речь заходит о каких-либо уступках, он становится ещё той сволочью.
      — А что теперь? Возвращаться к реалиям Холодной войны и снова мечтать вцепиться друг другу в глотку? — премьер-министр раздражённо отшвырнула на стол свежий номер "Ежедневного Пророка", на первой странице которого ярко выделялся заголовок "Тёмный Лорд пал от рук младенца! Война закончена! Гарри Поттер — спаситель магической Британии!". Немного успокоившись, Александра поинтересовалась у главы ОРК:
      — Всё так и было? Непобедимый тёмный маг убился об годовалого ребёнка?
      — Известно нам не так много, как хотелось бы, но все агенты утверждают, что это именно так. Ходят слухи, что его мать защитила сына каким-то ритуалом, но... Никто точно не знает, что там произошло, — сэр Райт машинально потёр висок.
      — Мы уже не можем повернуть всё вспять. Слишком многое нам придётся предать забвению, — Александра мрачно покачала головой.Организация, которую её сотрудники наполовину в шутку, наполовину всерьёз называли Инквизицией, за последнее время серьёзно разрослась благодаря заключению договора "о сотрудничестве в сфере защиты от магических атак", подписанного правительствами США, СССР и Великобритании после майских терактов. Уже сегодня Британия принимала советские транспортные самолёты, везущие научное оборудование и военную технику, а первый конвой из Соединённых Штатов должен отправиться на следующей неделе. Научный и аналитический отдел который месяц стоял на ушах, держась исключительно на кофеине и неподдельном энтузиазме, принимая новичков из России и Америки. Лучшие военные инженеры трудились над проектом главного штаба, полностью автономного и способного выдержать как магическую, так и техническую атаку. Конечно, без эксцессов не обходилось, нельзя забыть десятилетия Холодной войны за один день, но большинство из сотрудников понимали, что перед лицом врага, обладающего столь страшными способностями, мелкие дрязги могут и подождать. И теперь тот, против кого всё это затевалось, оказался убит своим собственным заклятьем, срикошетившим от ребёнка. Всё напрасно...
      — По правде говоря, — продолжил тем временем Родерик, — я не уверен, что он полностью мёртв.
      — А можно быть мёртвым на чуть-чуть? — Иронично подняла бровь Александра.
      Сэр Райт недовольно поморщился в ответ на подколку. С подчинёнными всё гораздо проще. По крайней мере они не ехидствуют в ответ на каждую фразу.
      — По утверждениям мистера Блэка, Тёмный Лорд не раз упоминал при своих последователях, что, цитирую : "Я, прошедший дальше, чем кто бы то ни было по пути к бессмертию". Блэк уверен, что это не простое бахвальство, а относительное бессмертие для мага может дать только крестраж.
      — Крестраж? Очередная колдовская дрянь?
      — Да. Кратко говоря, маг заключает часть своей души в материальный объект при помощи тёмного ритуала. И после смерти он может вернуться обратно благодаря нему.
      Премьер-министр тихо выругалась. Родерик сделал вид что ничего не слышал.
      — Итак, радует, что мы не зря потратили столько ресурсов на Инквизицию. Известно, когда это может произойти?
      Райт покачал головой.
      — Точно не в ближайшие несколько лет. Возвращение из-за кромки — весьма длительный процесс, так что у нас есть время на подготовку. Министерству Магии тоже будет не до нас, поэтому, думаю, мы должны успеть.
      Александра пристально посмотрела Родерику в глаза.
      — Мы обязаны успеть. Иначе, погибнут миллионы. Этого нельзя допустить.
      * * *
      Там же, 30 минут спустя
      Человек, изображённый на портрете, всё ещё висящем в кабинете премьер-министра, ожил и выдал в пространство:
      — Бартемиус Крауч-Старший, первый заместитель Министра Магии, через десять минут прибудет с визитом к маггловскому министру.
      Не дождавшись какой-либо реакции, он внимательно осмотрел кабинет. Тот выглядел так, будто владелец давным-давно покинул его, впрочем, так оно и было. Стол, ранее заваленный бумагами исчез, вместе с британским флагом, до этого висящим на стене, а на полу и окнах скопился толстый слой пыли . Портрет невнятно выругался, эти магглы, похоже, совсем обнаглели, раз осмелились показать такое неуважение к визитёру. В его время они и голову поднять не смели, ну, за исключением инквизиторов, конечно.
      — Премьер-министр примет первого заместителя в своём кабинете. Сопровождение будет ожидать за дверью.
      Размышления портрета прервал голос, раздавшийся из небольшой коробочки, прикрученной возле камина. Портрет с любопытством уставился на говорящую коробку. Магия? Невозможно, коробка не походила на известные ему магические средства связи, да и изготовлена была из явно маггловского материала. Портрет задумчиво хмыкнул. Похоже, эти дикари тоже научились кое-каким трюкам.
      Пустующий камин озарился вспышкой зелёного пламени, и из него величаво вышел Бартемиус Крауч, впрочем, сразу же растянувшийся на пыльном полу, споткнувшись о кочергу, столь некстати оказавшуюся на его пути. Кое-как поднявшись, Бартемиус шокировано осмотрелся по сторонам, явно удивлённый не слишком радушным приёмом. В этот момент коробочка снова ожила:
      — Премьер-министр примет первого заместителя в своём кабинете. Сопровождение будет ожидать за дверью.
      Крауч недоуменно уставился на портрет, интересуясь, какого Мерлина тут всё же происходит, тот в ответ недоуменно пожал плечами. Приведя себя в порядок при помощи магии, Бартемиус решил последовать совету странной коробки и открыл дверь кабинета. За ней стоял мужчина, точнее говоря, Крауч думал, что это мужчина, весьма странно одетый. Проводник был облачён в полностью закрытый костюм тёмно-зелёного цвета. Лицо его закрывала маска, на которой выделялись два круглых диска, расположенных на месте рта. На груди выделялись пластины металла, спрятанные под плотным слоем ткани, к которому были приделаны множество заполненных кармашков. На поясе у проводника висел пистолет, по крайней мере мистер Крауч думал, что это был пистолет, хотя он был гораздо крупнее тех, что он видел у чокнутого Аластора, любившего коллекционировать подобные вещи. В свою очередь, сопровождающий тоже внимательно посмотрел на него. Бартемиус внутренне поёжился, судя по тяжёлому взгляду проводника он был полностью изучен, взвешен и признан... Лёгким. Тем временем ,мужчина поднял ко рту ещё одну коробочку, похожую на ту, что висела у камина и произнёс:
      — Визитёр прибыл.
      "Однако! Какой необычный способ связи", — озадаченно подумал Крауч. — "Гораздо удобнее каминов и патронусов. Неплохо бы и нам такой заполучить". Выслушав неразборчивый ответ, проводник засунул необычное средство связи в один из кармашков и кивнул первому заместителю.
      — Пройдёмте. Вас уже ждут.
      Краучу ничего не оставалось как пойти за ним следом. Пройдя по коридорам, полным снующего туда-сюда народа, они спустились по пышно украшенной лестнице и повернули в левое крыло здания. Спустя несколько минут проводник остановился перед внешне неприметной дверью и открыл её, приглашающе кивнув Краучу.
      Кабинет выглядел точно как старый, единственным отличием было отсутствие камина, портрета Улика Гампа, да на стену добавили ещё один флаг, висящий рядом с британским, на чёрном фоне которого был изображен белый меч, окружённый языками пламени. Видя, что премьер-министр даже не подняла головы в сторону визитёра, Бартемиус почувствовал возмущение, но сдержался, и с радостной улыбкой начал произносить заранее заготовленную речь:
      — Приветствую вас! Рад сообщить вам, что Лорд Волдеморт ныне был повержен, благодаря быстрым и решительным действиям Министерства Магии и аврората! Вам нечего больше опасаться, мы победили!
      Александра Норд наконец подняла на Крауча свой взгляд, и он ему совсем не понравился. Премьер-министр была явно чем-то сильно раздражена в его речи, и он никак не мог понять, что такого он сказал.
      — Значит благодаря быстрым и решительным действиям? Лжец! Ваш Волдеморт убился об годовалого младенца, в то время как вы сидели на заднице ровно и наблюдали как гибнут простые люди! Вы действительно считали, что такая неприкрытая ложь может сработать?
      Крауч временно потерял дар речи, услышав в свой адрес справедливые, в общем-то, обвинения. Действительно, Министерство предпочитало, чтобы с Волдемортом сражался Орден Феникса, а они, благодаря хорошо отлаженной машине пропаганды, получали все сливки от победы, не рискуя аврорами лишний раз. Исключением были лишь отряды отморозка Грюма, куда со временем стекались все противники политики Министерства, что впрочем устраивало обе стороны. Авроры получали возможность сражаться с ненавистным врагом, а Министерство лишалось оппозиции, ведь в сражениях люди гибнут гораздо чаще, чем с позиции наблюдателей... Вот только как об этом узнали магглы?
      Тем временем, Александра достала из ящика стола свёрнутую в трубку газету и швырнула её в лицо Бартемиусу.
      — Не пытайтесь нам лгать, заместитель. Мы тоже имеем глаза и уши.
      Развернув газету, Крауч пораженно уставился на свежий номер "Ежедневного Пророка", неведомо как оказавшийся у магглов. "Проклятье! Всё из-за старика, которому вздумалось сделать из мальчишки героя! Я же предупреждал, что информацию необходимо скрыть!". Бартемиус отвел взгляд от газеты и возмущённо заявил:
      — Да как вы смеете лезть в наши дела?! Это прямое нарушение Статута о Секретности, я сейчас же оповещу Министра! Рекомендую вам подумать над тем, что вы будете ему говорить!
      Александра насмешливо переспросила:
      — Нарушение Статута? А разве теракты это не нарушение?
      Взбешенный её насмешливым тоном, Крауч рявкнул в лицо этой обнаглевшей сушёной выдре:
      — Да кого вы волнуете, дикари! Все передохнете — нам же будет легче!
      Через несколько секунд до него дошло, что он только что сказал. "Проклятье, это же дипломатический скандал! Магглолюбцы в Визенгамоте мне плешь проедят! Ишь, как скалится, вешалка, уверен, что она меня спровоцировала."
      Александра тем временем продолжила:
      — Согласно двухстороннему договору от одна тысяча шестьсот шестьдесят девятого года, маги обязуются не вмешиваться в деятельность маггловского мира. В свою очередь, маггловские правители обязуются не распространять информацию о существовании волшебников. Поскольку договор был нарушен со стороны магов, правительствами пострадавших стран, а именно: Союза Советских Социалистических Республик, Соединённых Штатов Америки и Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии, было принято решение о частичном снятии Статута Секретности. Информация о магии не будет распространена среди населения, но правительства вышеподписавшихся стран оставляют за собой право адекватно реагировать на возникновение магических угроз мирному населению и государственности. Магические правительства СССР и США уже подписали договор о сотрудничестве в рамках противодействия магическим угрозам. Вам, конечно мы его не предлагаем, зная вашу нацистскую политику.
      Премьер-министр взяла со стола древний документ, в котором Крауч с ужасом узнал оригинал Статута о Секретности и демонстративно разорвала его на две части, которые сразу же вспыхнули пламенем, не обжёгшим ей руки. "Если огонь не опалил её, значит клятва нарушена с нашей стороны. О Мерлин, что я скажу Министру, он же меня вышвырнет к демонам! Необходимо срочно ему рассказать, быть может ему будет не до меня". Бартемиус представил кабинет Министра Магии, набрал в грудь побольше воздуха, готовясь ощутить как его сдавливает и крутит неведомая сила, сделал шаг вперёд... И ничего. Открыв глаза, он натолкнулся на насмешливый взгляд премьер-министра.
      — Ножками выбирайтесь, ножками. Нам не слишком нравится, что на территории резиденции правительства могут появляться и исчезать как им заблагорассудится такие люди, как вы. Потрудитесь трансгрессировать с улицы, в кабинете сейчас идёт небольшая перепланировка. И да, если вы захотите заявиться сюда в следующий раз, воспользуйтесь телефоном для записи. Я не желаю, чтобы мой кабинет выглядел как помесь стеклянной банки и проходного двора.
      Неразборчиво попрощавшись, Крауч вышел вслед за проводником. "Небольшая перепланировка". Он посмотрит, что эти дикари будут делать с заклятием неразрушимости и чарами вечного приклеивания. Идя по резиденции, Бартемиус вглядывался в окружающий эфир, пытаясь определить, что за антиаппартационные чары применили эти магглы, и кто посмел их наложить, но странное дело, в здании не чувствовалось ни следа магии, даже более того, потоки магии будто бы обходили здание, напоминая воды реки, обтекающие камень. Выйдя наконец за ворота резиденции, Крауч с облегчением почувствовал волны магии, пусть не такие сильные как, к примеру, в Косом переулке, но всё же... Найдя окно старого кабинета, он с интересом уставился на него, пытаясь понять, что же магглы собрались там делать, благо то, что оконную раму совсем недавно сняли, давало возможность всё разглядеть. В кабинете тем временем копошились два человеческих силуэта, то ли прикрепляющие что-то на стену, то ли наоборот, пытающиеся что-то отодрать. Крауч усмехнулся, картина была специально зачарована от чересчур впечатлительных маггловских правителей, и теперь они не могли ни испортить, ни отодрать её от стены. Даже закрасить её было нельзя, краска просто стекала с картины. Тем временем, парочка закончила свою работу и вышла из кабинета, разматывая за собой верёвку, похожую на те, что зачем-то висели на столбах вокруг. Крауч недоумённо нахмурился. ''И что же они собрались делать?'' Размышления его прервал необычно громкий голос, явно усиленный "Сонорусом" или чем-то вроде него.
      — ВНИМАНИЕ ВСЕМ! ПОДРЫВ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ! ЧЕТЫРЕ! ТРИ! ДВА! ОДИН! ЕСТЬ ПОДРЫВ!
      Одновременно с этим из кабинета раздался грохот, из оконной рамы вылетел столб пыли и кирпичных осколков. Как только пыль улеглась, из окна послышалась речь на английском, правда, с небольшим акцентом.
      — Смотри-ка, на картине даже ни царапинки! Хотя камин разнесли весь.
      — Я тебе говорил, что надо больше взрывчатки, а ты заладил: "Разнесём всё, разнесём...".
      — Ну так реально разнесли бы всё. И вообще, заткнись и помоги лучше с картиной.
      В перебранку вклинился голос Улика Гампа, не выдержавшего подобного отношения.
      — Поставь меня на место, дикарь! Я не собираюсь терпеть такую наглость от маггла! Вам всем не поздоровится. Куда вы меня тащите! Нет! Не выкидывайте мен...А-а-а-а!
      Из оконного проёма вылетел кусок стены, к которому был приклеен злополучный портрет первого Министра магии, и с жутким треском рухнул на газон под окном. Следом за ним, в окне показался незнакомец, одетый так же как и проводник Крауча. Уставившись окулярами маски в лицо волшебнику, он громко прокричал:
      — Эй, колдун! Да, да, я к тебе обращаюсь! Забирай своего плоского дружка и вали отсюда, вам тут не рады!
      Не выдержав такой наглости, Бартемиус отправил негодяю в лицо "Слагулус Эрукто". Теперь он посмотрит, как этот наглец будет блевать слизнями в свою собственную маску!
      Яркая вспышка заклинания метнулась к незнакомцу, но как только она пересекла ограждение резиденции, то сразу же начала терять в яркости,а когда же она наконец долетела до наглеца, даже не пытавшегося уклониться, она ослабла настолько, что её было почти невозможно разглядеть даже на фоне лондонского сумрака. Достигнув лица охранника, она бессильно потухла. В ответ на это незнакомец продемонстрировал Краучу неприличный жест, другой рукой направив на него свой пистолет, вместе с несколькими охранниками, стоящими у резиденции.
      — Я третий раз повторять не собираюсь, мистер! Забирай свой портрет и вали, иначе мы сами тебя вышвырнем!
      Шокированный столь внезапно подведшей его магией, Бартемиус не рискнул вступать в спор, отстранённо заметив, что на плече оскорбившего его была изображена та же эмблема, что и на новом флаге в кабинете премьер-министра. Несколько раз попытавшись безуспешно отлевитировать кусок стены, под непрекращающиеся насмешки охраны, он смирился и, подойдя к портрету вплотную, отклеил его при помощи "Фините", с радостью почувствовав, что на близкой дистанции магия его слушается, пусть и неохотно. Портрет, ощутивший себя в безопасности, забрюзжал, пытаясь подавить в себе чувство унижения:
      — Эти наглые магглы совсем распоясались! Статут о Секретности изначально был самой большой нашей ошибкой! Если бы не он, они бы были гораздо почтительнее! Я так этого не оставлю!
      Не вслушиваясь в оскорблённые вопли портрета, Крауч с облегчением трансгрессировал подальше от этих странных магглов. Необходимо было срочно доложить обо всём министру.
      * * *
      3 Ноября 1981 года. Школа чародейства и волшебства "Хогвартс".
      — Так значит мистера Крауча магглы попросту вышвырнули за дверь как нашкодившего щенка, Элфиас? Какое это должно быть унижение для нашего министерства...
      — Да, профессор Дамблдор, но это не самое важное. Крауч обмолвился, что маггловская премьер-министр нашла подлинник Статута о Секретности, и порвала его прямо на глазах Крауча, не опалившись. Впрочем, она заявила, что в массы информация о магии не уйдёт, но они оставляют за собой право реагировать на потери среди немагического населения. Похоже, что магглы не так уж и просты, раз начали вести свою игру. И ещё. Звучит бредово, но я собственными ушами слышал, как Бартемиус докладывал, что в резиденции маггловского правителя ему отказала магия! Он даже не смог проклясть охранника, оскорбившего его, из заклятья будто бы выпили все силы.
      — Даже так? Крайне интересно, друг мой, крайне... Похоже, мы серьёзно недооценили потенциал магглов, они больше не смиренные овечки, идущие на заклание. Впрочем, я этому только рад. Если бы я разглядел их потенциал до того, как началась война, наши потери могли бы быть гораздо меньше... Но это всё пустые слова. Моей вине нет оправдания.
      — Профессор...
      — Элфиас, мы дружим с тобой с первого курса! Ради Мерлина, прекрати вести себя как младшекурсник. Альбус, просто Альбус.
      — Ладно, Альбус, не нервничай. Хоть чайником называйся, только прекрати себя грызть. Если бы не ты, нас бы перебили поодиночке последователи Риддла!
      — Но если бы я мог...
      — Ты не Мерлин! — Пожилой волшебник вскочил со своего места и навис над директорским столом, заставив Фоукса нервно закричать. — Ты спас от гибели многих из нас, и если бы не ты, министерство не справилось бы в одиночку!
      Дамблдор успокаивающе поднял руки. Элфиас всю свою жизнь был достаточно тихим и неконфликтным человеком, но если задевали важные для него вещи, он был готов стоять до последнего, отстаивая свою правду.
      — Ладно, Элфиас, я не буду этого делать. Доволен?
      Его собеседник снова опустился в кресло, негодующе глянув на него из под бровей.
      — Теперь доволен. Скажи мне, ты ведь знаешь, что с Блэком не всё так ясно?
      Директор поднял брови.
      — Элфиас, не мог бы ты выражаться точнее? С этими Блэками всё не в порядке. Один смылся прямо из под носа Тома, и теперь прохлаждается неизвестно где, умудрившись обмануть Беллатрикс, другой — разнёс маггловское кафе, не говоря уже о том, что все уверены в том, что он предал Поттеров.
      — Все, но не вы.
      Дамблдор согласно кивнул.
      — Но не я. Джеймс, мир его праху, был достаточно умным парнем, а сделать доверенным Сириуса было очень очевидным ходом. Он бы не пошёл на это. К тому же, помнишь, что он кричал, когда его брали авроры? "Это всё Питер! Крысёныш виноват во всём."
      Элфиас поражённо уставился на директора.
      — А ведь всё сходится! Петтигрю был Хранителем и предал Поттеров, поэтому Сириус и отдал Хагриду свой мотоцикл, вместо того, чтобы напасть! Всё же он Блэк, и Хагрид не смог бы ему хоть что-то противопоставить. Вместо этого он устремляется в погоню за Питером, настигает его в маггловском Лондоне, там они разносят попавшееся под руку кафе, и в конце концов от Петтигрю остаётся лишь палец, а Сириуса вяжут авроры. Так почему бы его не вытащить?
      — Не всё так просто, друг мой, не всё так просто... — Дамблдор печально покачал головой. — Ты знаешь, как к нам относится Министерство Магии, несмотря на то, что именно мы сражались с Упивающимися больше всего. Нам попросту не поверят, обвинив во всех смертных грехах. Уверен, дойдёт до того, что нас обвинят в пособничестве Реддлу и самих запрячут за решётку.
      Элфиас неверяще уставился в лицо старому другу.
      — Но Альбус! Как же твоё влияние! Тебе же предлагали пост Министра, неужели тебя даже не послушают?
      Дамблдор покачал головой. Несмотря на блестящий ум Элфиаса, он отвратительно разбирался в политике. Впрочем, это даже к лучшему, чище будет.
      — Ты думаешь, Миллисента Багнолд так просто отдаст свой пост? Как только предложение сделать меня Министром Магии озвучили вслух, она связалась со мной и вытребовала у меня невмешательство в политику магической Британии. Взамен она закроет глаза на организацию "Неподконтрольной Министерству военизированной группировки", будто не эта самая группировка спасала шкуры министерским клеркам! В этом я бессилен. Единственное, что у меня получится — через Аластора выбить Сириусу камеру рядом с комнатами авроров, всё же там и дементоры не ходят, и перекинуться словом ему будет с кем, да и теплее там гораздо...

Глава 6. Задание для лучших

     4 Июня 1994 года. Где-то в горах Афганистана
      Десантный отсек необычного самолёта, формой похожего на сильно вытянутый к носу треугольник чёрного цвета, с огромной скоростью несущегося над Афганистаном, оглашали жуткие вопли, ошибочно принимаемые за пение. Это был старший оперативник Лисов, надсаживающий глотку, пытаясь перебороть чувство тошноты, вечно преследующее его во время полёта.
      — По синему морю к зелёной земле
      Плыву я на белом своём корабле,
      На белом своём корабле-е,
      На белом своём корабле-е...
      Меня не пугают ни волны, ни ветер,
      Плыву я к единственной маме на свете,
      Плыву я сквозь волны и ветер
      К единственной маме на све-е-ете!!
      К радости пилота, десантный отсек был отгорожен звуконепроницаемой переборкой, а вот товарищам Лисова повезло гораздо меньше. Первой не выдержала Александра Найтвинг, снайпер и штатный разведчик отряда.
      — Ваня! Ради бога, заткнись. Или я сама тебя прикончу!
      Иван повернул к ней лицо, позеленевшее от тряски и буркнул уже нормальным тоном:
      — Если я не буду петь, то сдохну сам! Хоть раз прояви снисхождение!
      Девушка возмущённо тряхнула светлыми волосами, заплетёнными в косу.
      — Почему только ты всегда так реагируешь на полёт? Я ни разу тошноты не чувствовала. Виктор, ты чувствовал?
      Ранее молчавший Виктор МакФерлeн, сапёр и спец по управляемому вооружению, усмехнулся и отрицательно помотал головой.
      — Ни разу! Может у него какая-нибудь болезнь? Или он так маскирует боязнь высоты?
      Лисов негодующе сморщился, болезнь у него, как же. Виктору лишь бы поиздеваться!
      — Катись ко всем чертям! Это наследственное, отец тоже летать не любил... Правда, приходилось, он в осназе воевал. Кхм, если никто не против, я продолжу.
      Скорей до земли я добраться хочу,
      Я здесь, я приехал, я ей закричу,
      Я маме своей закричу-у,
      Я маме своей закричу-у!!
      Александра страдальчески закатила глаза и надела шлем от бронекостюма. Конечно, в нём душно, плохо видно и пахнет потом, зато внешние звуки можно приглушить... Виктор в это время задумчиво посмотрел на Ивана, безрадостно орущего детскую песню, заинтересованно потёр подбородок и произнёс:
      — А если вот так... "Силенцио!"
      Волшебная палочка, прикреплённая к бронекостюму изнутри, пустила в Лисова бесцветный луч, заставив его замолчать. Тот в ответ негодующе уставился на Виктора, жестами показывая, что долго терпеть он не будет и не собирается. МакФерлен усмехнулся ему в ответ:
      — А что затих? Продолжай петь, тебе же не звук нужен, а отвлечься.
      Иван просветлел лицом и снова затянул свою песню совершенно беззвучно, к облегчению своих товарищей. Увидев это, Александра сняла шлем и поинтересовалась у Виктора:
      — Ты вообще в курсе, на кой чёрт нас выдернули из Афгана? Только на шайку духов вышли, как сразу начальство.
      — Чёрт знает... Уверен, что это очередное самоубийственное задание типа отстрела террористической группировки, охоты на невесть как удравшую в маггловский мир мантикору или что-то в этом роде.
      Парень раздражённо передёрнул плечами и продолжил речь:
      — Нет, я ,конечно, же рад, что именно мы всегда нарасхват, но хоть когда-то нам предоставят отпуск или, по крайней мере, дадут вволю порезвиться в здешних горах?
      Лисов, всё это время вслушивающийся в разговор, согласно закивал. Носиться по всему миру и вечно влипать во всякого рода неприятности ему тоже надоело. Александра раздражённо фыркнула:
      — Дадут нам порезвиться? Мечтай. С тех пор как мы, по глупости своей, подписали контракт с Инквизицией, она с нас не слезет, уж не надейся.
      В разговор вмешался Иван, которому надоело сидеть как беззвучному болванчику. Сняв заклинание невербальным "Фините", он заявил:
      — А вот я считаю, что мы это сделали не зря! Если бы не Инквизиция, сидели бы сейчас по авроратам, и в потолок плевали бы. А тут зарплаты огромные, куча новых мест, лучшие технологии, вспомните хотя бы как мы на Кубе отрывались!
      Команда ностальгически вздохнула. На Кубе понравилось всем. Иван всё свободное время тусовался вместе с советским контингентом станции раннего ракетного предупреждения, пару раз чуть не загремев в лапы местным особистам, к счастью, корочки "Глобального Агентства По Борьбе с Терроризмом" (официального названия Инквизиции) носить с собой он не забывал. Александра провалялась на местных пляжах, приобретя роскошный загар, а Виктор потратил почти все свои премиальные на закупку сувениров в необозримых количествах, объясняя это тем, что семья у него большая, а на родных денег никогда не жалко. Впрочем, о себе он тоже не забыл, и теперь всюду таскает на себе подвеску из чёрного коралла. Дискуссию прервал голос второго пилота, раздавшийся из громкоговорителя:
      — Дамы и господа, через пять минут мы прибываем на базу "Чарли-один", всем пристегнуть ремни и подготовиться к посадке. С вами были пилоты Инквизишен-эйрлайнс Алексей Стуков и Джон Рейнор. Инквизишен-эйрлайнс: Мы несём радость! А так же бомбы, напалм и управляемое ракетное вооружение! Спасибо, что выбрали именно нашу авиакомпанию.
      Через несколько минут самолёт неподвижно завис над посадочной площадкой, благодаря двигателям, провернувшимся в гондолах перпендикулярно земле, и с несильным толчком опустился на бетон. Лисов облегчённо вздохнул, забросил автомат на плечо и подал руку Александре. Виктор закинул на спину рюкзак с сапёрными принадлежностями и трижды щёлкнул пальцами. Беспилотный разведывательный дрон, похожий на помесь радиоуправляемого вертолётика и металлического насекомого, поднялся с полки на железных лапках, отключился от бортовой сети, с которой заряжался, и взмыл в воздух, зависнув над плечом у Виктора. Тем временем посадочная аппарель полностью открылась и команда вышла из чрева самолёта на бетонированную площадку, на которой и располагался комплекс зданий, называемый базой "Чарли-один". По сути, это был крупный транспортный узел, на который самолёты антитеррористической коалиции доставляли войска и оборудование. Афганская война, хоть и была теперь гораздо легче для СССР, благодаря новейшим технологиям, помощи США и Британии и тому, что финансировал талибов теперь только Китай, жаждущий политически ослабить Советский Союз. Отношения СССР и КНР серьёзно пострадали после заключения союзного договора с Британией и Соединёнными Штатами, и теперь стремительно развивающийся Китай изо всех сил старался откусить от бывшего союзника хоть какой-нибудь кусочек, впрочем, почти всегда безуспешно.
      Через пару минут к посадочной площадке подъехал армейский джип, куда и загрузилась команда. Как только все расселись, Виктор поинтересовался у водителя:
      — А ты в курсе, зачем вообще нас сюда вытянули?
      Тот в ответ покачал головой:
      — Неа, моё дело маленькое, мне никто ни о чём не сообщает. Но ходят слухи, что готовится что-то серьёзное. Пока ничего не предпринимают, но слышал, что прошла директива об экстренном сворачивании баз по сигналу.
      Иван выругался и недовольно произнёс, наткнувшись на осуждающий взгляд Александры:
      — А что? Если ситуация и впрямь полный... Конец, то я просто называю вещи своими именами!
      Водитель, не отрываясь от вождения спросил:
      — Думаете, всё на самом деле так плохо?
      Вместо Ивана ответил Виктор, закончивший тестировать программное обеспечение дрона.
      — Если выдёргивают нас, значит что-то и впрямь готовится. И меня это совсем не радует.
      Иван хотел вставить свои пять копеек, но тут джип остановился у крытого ангара, в котором обычно проходили портальные перемещения. Как только группа вошла в него, к ним подошёл один из техников и протянул небольшую пластиковую трубку, достаточно длинную, чтобы за неё можно было ухватиться.
      — Вы вовремя. Портал в Британию, центральный штаб, через тридцать секунд.
      Виктор снова щелкнул пальцами и дрон, ранее висящий над его плечом, приземлился ему на наплечник, вцепившись в него металлическими конечностями. Перехватив негодующий взгляд Александры, техник добавил:
      — Контейнеры с вашими личными вещами уже отправлены. Время переодеться у вас будет. Мягкой посадки.
      Как только он произнёс эти слова, Иван почувствовал, будто его подцепили чем-то за живот и резко дёрнули. Он успел только обречённо подумать: "Как я ненавижу эти грёбанные порталы!", прежде чем его выбросило на портальную площадку около центрального штаба. Иван со стоном поднялся с земли и отряхнулся. К его раздражению, товарищи умудрились не сверзится и теперь ехидно поглядывали на него. Положение спас боец из охраны штаба, встречающий визитёров.
      — Рад видеть вас здесь. Пройдёмте за мной, я проведу вас в комнаты. Сейчас два часа дня по Гринвичу, в шесть вечера вам назначено на совещание, где вас введут в курс дела. От себя могу лишь добавить, что ситуация начинает обостряться. Прямых признаков ещё нет, но политическая и финансовая активность бывших Упивающихся выросла на семьдесят два процента от номинала. Несколько убийств неволшебников при помощи Непростительных произошли в Литтл-Хэнглтоне. Это, конечно, не так уж и много значит, но...
      Переглянувшись, команда последовала за охранником. Похоже, им наконец-то придётся заниматься по основному профилю и это внушало некоторые опасения.
      * * *
      4 Июня 1994 года. 3 часа спустя. Лондон. Центральный штаб инквизиции.
      Виктор вышел из небольшого отсека модульной конструкции и с наслаждением потянулся. Что бы ни говорили, а условия в центральном штабе были гораздо лучше, чем, к примеру, на той же "Чарли-один". Пусть жилой модуль и небольшой, зато в нём есть вполне достойная кровать, шкаф для одежды, крошечный кухонный отсек с микроволновой печью и мини холодильником, и даже душевая кабинка! И всё это принадлежит ему одному. Сюда стоило приехать только ради этого. Бронекостюм занял полагающееся ему место в оружейной и теперь на Викторе был одет лёгкий комплект полевой формы, такой же как и у большинства сотрудников, снующих повсюду. Исключением была только кожаная нашлёпка на левом плече, на которой плотно обосновался "Дрозд". Миниатюрный дрон будто бы прилип к нашлёпке и теперь выглядел как сверкающая на солнце металлическая бляха. Он был любимым творением Виктора, его дипломной работой на должности специалиста по техническому вооружению. Созданный на стыке магии и технологии, дрон обладал псевдоразумом, мог самостоятельно вести разведку и передавать информацию с камер и GPS приёмника на тактический планшет отряда. К сожалению, проект был достаточно трудоёмким, чего только стоило кропотливое уменьшение огромного числа микросхем на чётко заданную величину, поэтому "Дрозд" существовал только в единственном экземпляре. Оторвавшись от размышлений, Виктор с интересом огляделся, знакомясь с окружением. Большинство помещений штаба располагались на глубине под землёй, поэтому снаружи он выглядел как помесь военного лагеря и перевалочной базы. Расположившись на территории бывшего испытательного полигона, штаб разросся ещё сильнее, и теперь от леса его отделяла вырубленная полоса земли, напичканная минами и изборождённая окопами и бетонными ДОТами, из амбразур которых торчали дула автоматических пушек и пулемётов. Скорее всего это была только первая линия обороны, но вглядываться в поисках последующих Виктору было лень. В самом центре лагеря, маскируясь под обыкновенную палатку, находился лифт, ведущий на нижние этажи базы. Именно там располагались основные службы Инквизиции, обширные склады, забитые всем, что вдруг может понадобиться, и лаборатории, в которых без устали трудились учёные из Научного отдела, и главный аналитический центр, определяющий политику организации. Дождавшись, пока Александра и Иван выйдут из своих модулей, он приветственно кивнул им. Девушка, обрадованная возможностью смыть пот, улыбалась, искоса поглядывая на Ивана, как всегда сопровождавшего её. Тот, впрочем, был не особо обрадован, гадая куда же на этот раз их загонит командование. Друзья направились к лифту, который вёл в святую святых Инквизиции. По слухам, на самых нижних этажах располагались секретные научные лаборатории, в которых местные безумные учёные творили денно и ночно, дорвавшись до невероятных возможностей магии. Впрочем, про нижние этажи ходило множество слухов, от портала в другие измерения до заточённой армии демонов, вкалывающих на Инквизицию за еду. Местные особисты только подогревали споры, распуская самые бредовые из слухов. К сожалению, узнать, что же там происходит, группе не удалось. Лифт остановился на минус втором этаже, где находились кабинеты кураторов групп и столовые, в которых питался персонал. Как только они вышли из клетки лифта, их сразу же проводили в кабинет начальства, проведя по отдающим стерильной белизной коридорам. Эдвард, постаревший лицом за эти беспокойные годы, но всё так же оптимистично настроенный, кивком поприветствовал своих подчинённых и приглашающе махнул на кресла, стоящие напротив его рабочего стола. Дождавшись, пока все рассядутся, он заговорил, внимательно оглядывая каждого из своих сотрудников.
      — Итак, друзья мои, думаю, вы все сейчас задаётесь вопросом "Какого чёрта нас выдернули из Афгана и приволокли сюда".
      — Гениально, Холмс. Откуда у вас такие познания в человеческой психологии?
      Ехидно буркнул Иван, тут же сдувшись под строгим взглядом начальника, показывающего, что шутить он не намерен.
      — Обойдёмся без клоунады. Положение серьёзное и нам нужны лучшие специалисты. Вы — одни из лучших.
      Александра польщённо улыбнулась. Редко, когда высокое начальство признаёт твои заслуги.
      — И что нам предстоит сделать? Ликвидации, диверсии, шпионаж, работа под прикрытием?
      Эдвард согласно кивнул.
      — Третье и четвёртое. Вам предстоит работать с магами, а выбрали вас благодаря высокому уровню психологической сопротивляемости. Один из вас талантливый легилимент, а у остальных высокое сопротивление внушаемости и чтению мыслей.
      Виктор недовольно заёрзал. Он не считал талант залезть в чьи-нибудь мозги достоинством. Скорее наоборот, с Александрой и Иваном он ужился лишь благодаря тому, что они были способны поддерживать постоянный блок, не давая ему случайно залезть им в голову. Пристыженно молчавший ранее Иван полюбопытствовал:
      — Можно подробнее про задание?
      Эдвард многообещающе улыбнулся. Судя по его улыбке, он приготовил подчинённым изрядную гадость.
      — Разумеется. Итак, ваша цель: Хогвартс.
      Виктор неверяще уставился на него. Впервые он жалел о том, что ЭМИ генераторы штаба блокируют его способности легилимента. Александра подавилась чаем, который налила себе в чашку из походного термоса, а Иван судорожно закашлялся, пытаясь скрыть нервный смех. Тем временем, Эдвард продолжил:
      — Разумеется, вы там будете не в нынешнем виде. Вам выдадут необходимый запас омолаживающего эликсира, принимать по глотку раз в сутки. Будете изображать студентов по обмену. И да, сразу же говорю, омолаживающий эликсир на продолжительность жизни не влияет от слова совсем. Просто смена внешности.
      Слегка успокоившись, Иван задумчиво произнёс:
      — Тогда ясно почему выбрали именно нас. Я — выпускник Китеж-Града, а Министерство Магии СССР разорвало контакты с Англией после чёрного мая, с Александрой то же самое, она из Нью-Салема. Виктор прошёл только домашнее обучение, его род разорвал контракт с Хогвартсом после того, как погибли братья его деда. Да и прикрыть нас они не откажутся.
      Его речь прервали аплодисменты Эдварда.
      — Браво! Браво. Вот что значит дедуктивное мышление. Не спорю, это одна из причин. Так что, вы согласны или мне обратится к "Альфа-три"?
      Всех без исключение оперативников перекосило от упоминания конкурентов. Уже несколько лет между оперативными группами шло негласное соревнование, и пока лидировали "Альфа-два", то есть они, но конкуренты уже вовсю наступали им на пятки. Это задание могло увеличить отрыв, а могло и сбросить их к "подножью Олимпа", в случае отказа. Переглянувшись, группа некоторое беззвучно советовалась друг с другом, и наконец Александра выразила общее мнение.
      — Мы в деле. В первую очередь — оборудование.
      Эдвард удовлетворённо кивнул и ответил:
      — Доставят в стандартном контейнере в Запретный Лес. Система маскировки и самоокапывания включена, контейнер оснащён подпространством, и может выполнять функции штаба и убежища на случай ЧП.
      — Возраст?
      — Ученики четвёртого курса. Четырнадцать — пятнадцать лет.
      — Контакты между собой?
      — Разумеется. То, что ученики, переведённые только на четвёртый курс будут активно общаться друг с другом ни у кого не вызовет подозрений.
      К опросу подключился Виктор.
      — Как с Министерством Магии? У нас будет прикрытие?
      — О, тут самое интересное. Поедете вы под настоящими именами, в школе два сильных легилимента, поэтому, чем меньше лжи, тем лучше. Министерство нынче возглавляет политик, который изо всех сил пытается восстановить международное магическое сотрудничество. Заслугу того, что Министерства СССР и США официально направили учеников в Англию, он приписывает себе и только себе, так что любой ваш отрицательный отзыв о качестве обучения будет бить исключительно по нему. Впрочем, злоупотреблять не советую.
      Иван вопросительно поднял бровь:
      — Официальное направление? С Министерствами всё улажено?
      — Да, так что будете выполнять двойную миссию. Их эта идея заинтересовала, а то, что вы достигли совершеннолетия устроило ещё больше, меньше шансов, что вы влезете в неприятности по своей воле. Так что будете слать отчёты и контактировать с послами.
      — И какова же наша основная цель?
      — Нынешний год будет интересен во всех смыслах. В Хогвартсе будет проходить Турнир Трёх Волшебников, куда прибудут делегации из Шамбарттона и Дурмстранга. Поэтому вокруг школы будут крутиться абсолютно все, не исключая и Упивающихся смертью. Думаю, вы в курсе, что Тёмный Лорд не убился об годовалого младенца, а временно залёг на дно, поэтому в любой момент ожидается его возвращение. И вашей задачей будет сбор информации и слежка. Приоритетные цели — директор Дамблдор, декан Слизерина Северус Снейп, бывший Упивающийся, и Мальчик-Который-Совершил-Акт-Насилия-Со-Смертельным-Исходом.Относительно Поттера — следите за ним, но не делайте никаких резких движений. Нам интересен не он, а те люди, что крутятся вокруг. Быть может, благодаря вам мы сможем выйти на бывших членов Ордена Феникса или бывших Упивающихся. Так же, советую обратить внимание на Аластора Грюма. По имеющейся у нас информации, он будет вашим новым преподавателем по ЗОТИ в этом году. Постарайтесь приглядеться к нему, такой человек лишним явно не будет. С директором и деканом аккуратнее, они одни из лучших легилиментов в стране, лучше тебя, Виктор.
      Эдвард внимательно посмотрел на парня, тот кивнул, показывая, что воспринял угрозу всерьёз.
      — Впрочем, судя по тому, что нам удалось узнать, этот парень, Поттер, тоже полон сюрпризов. По крайней мере, слежка за его домом показала, что он непрост. Теперь же обсудим детали...
      * * *
      1 сентября. 1994 года. Лондон, вокзал Кинг-кросс.
      Юная девушка, примерно пятнадцатилетнего возраста стояла в маггловской части вокзала и презрительно поглядывала на толпы магов, которые явно не утруждали себя хоть какой-нибудь маскировкой. Если бы не чары рассеивания внимания, магглы бы давно уже обнаружили эту помесь балагана с цирком на выезде. Многочисленные семейства, спешащие проводить своих отпрысков в школу, тащили на себе множество вещей, явно не предназначенных для магглов. Совы, напуганные шумом и нескончаемым гомоном вокзала, пронзительно верещали в клетках, ко многим чемоданам были прикреплены котлы, которые хозяева даже не потрудились замаскировать, повсюду виднелись вспышки от заклинаний, не говоря уже о том, что каждые несколько секунд очередное семейство таранили стену впереди себя, проваливаясь на недоступную магглам платформу 9 и 3/4. Александра страдальчески закатила глаза. В отличии от большинства волшебников, она была одета как типичная маггла, и только серёжка-оберёг от слабеньких сглазов выделяли её из толпы. Нашарив взглядом агента, маскирующегося под маггловского полицейского, она недоумённо посмотрела ему в глаза, задаваясь вопросом, как он может по нескольку раз в год терпеть такую клоунаду. Тот в ответ еле заметно улыбнулся ей и слегка пожал плечами, "как-то вот терплю". В следующий момент к ней подошел незнакомый парень, достаточно высокий брюнет с по-военному короткой стрижкой и карими глазами, тоже одетый как типичный маггловский подросток. В руке он держал небольшой саквояж, сделанный из кожи, на первый взгляд похожей на крокодилью. Впрочем, любой британский аристократ разглядел бы в этом невзрачном саквояже весьма дорогую вещицу, сделанную из кожи дракона.
      — Александра? Александра Найтвинг? Рад познакомится, Иван Лисов, студент из Союза.
      Девушка тепло улыбнулась своему другу. Она хорошо его знала, поэтому не могла не разглядеть, что подобная маскировка доставляла ему удовольствие.
      — О, я тоже ужасно рада знакомству, надеюсь, во время обучения мы сможем гораздо ближе узнать друг друга.
      — Всенепременно, леди, всенепременно. Посмотрите-ка, уверен, что это идёт ещё один студент по обмену, слышал его зовут Виктор.
      Александра кокетливо хихикнула в ответ:
      — Вы тщательно подготовились к поездке, не так ли?
      В ответ Иван невозмутимо произнёс:
      — Разумеется, информация ныне — весьма ценная вещь. Владея информацией — владеешь всем.
      Беседу прервал подошедший Виктор. Шрамы, ранее украшавшие правую сторону его лица теперь сошли и он выглядел как статный аристократический юноша, со светлыми волосами и ярко голубыми глазами, за что Иван не раз в шутку называл его белокурой бестией и истинным арийцем. В отличии от легко нагруженных товарищей он левитировал за собой тяжело нагруженный чемодан, что не прибавляло ему оптимизма. Хмуро поздоровавшись с товарищами, он с облегчением опустил чемодан на пол и недовольно заявил:
      — Как же меня достал этот сволочной груз! Какого Мерлина я его вообще тащу!?
      Александра посмотрела ему в глаза и мысленно произнесла: "Ты сам его собирал. А я же предупреждала, что брать с собой пять кило гексогена, комплект деталей для дрона и три АШ-12 с полным боезапасом совсем не обязательно!"
      Виктор раздражённо выпучил глаза: "Не обязательно!? Мы едем чёрт знает куда и не взять немножко боеприпасов с собой — преступление против долга и моей личной паранойи".
      Развернувшись к входу на платформу, девушка помотала головой, отчего её волосы разметались по плечам и тихо пробормотала под нос:
      — Мне страшно представить, что по-твоему множко.
      Услышав это, Виктор ехидно усмехнулся и мысленно ответил: "Увидишь, как только посылочку доставят".
      * * *
      Ехать было очень неудобно, учитывая, что пришлось втискиваться на заднее сиденье со своими чемоданами. Живоглот после фейерверка пришёл в себя далеко не сразу, и, когда они въезжали в Лондон, Гарри, Рон и Гермиона были изрядно поцарапаны. Друзья с большим облегчением высадились у Кингс-Кросс, несмотря на то, что дождь пошёл ещё сильнее и они вымокли, пока волокли чемоданы через привокзальную толчею.
      Теперь Гарри уже привык проходить на платформу 9 и 3/4. Это было просто — всего лишь пройти прямо сквозь сплошной на вид барьер, разделяющий девятую и десятую платформы. Единственная хитрость заключалась в том, чтобы проделать это незаметно, так, чтобы не привлечь внимания магглов. Сегодня они пошли группами — Гарри, Рон и Гермиона, особенно заметные благодаря Живоглоту и Сычику, отправились первыми — они небрежно облокотились на барьер, словно беззаботно болтая… и боком проскользнули сквозь него — перед ними сразу же возникла платформа 9 и 3/4.
      «Хогвартс-Экспресс» — блестящий красный паровоз — выпускал клубы пара, в которых фигуры на платформе виделись смутными тенями. Сыч расшумелся ещё громче, отвечая уханью множества сов через туман. Гарри с любопытством огляделся по сторонам. Повсюду встречались знакомые лица, промелькнул Невилл, которому что-то выговаривала пожилая, но не утратившая аристократического величия женщина. Неподалёку, в поезд загружались Дин Томас и Симус Финниган, увидев Гарри они помахали ему, и он ответил тем же. Чуть дальше мелькнула белобрысая голова Малфоя, который куда-то целеустремлённо направлялся. Гарри увидел, что он подошёл к троице незнакомых ему студентов, сколько он ни пытался их вспомнить, ему это не удавалось. Проследив за его взглядом, Билл пояснил ему:
      — Это ваши новые студенты. Двое из них прибыли из Советского Союза и Америки, а один впервые за сто лет пошел на обучение в Хогвартс, его семья тогда разорвала контракт из-за несчастного случая с детьми.
      В ответ на вопросительные взгляды трио Билл с улыбкой пояснил:
      — В Министерстве мне все уши прожужжали на тему международного сотрудничества. Будто мало мне... Впрочем, не буду портить сюрприз.
      Тем временем Малфой, добравшись до иностранных студентов, начал что-то им вещать и, судя по его виду, речь эта не отличалась от той, что он произносил перед самим Гарри на первом курсе. К удивлению и возмущению троицы, студенты не только не послали белобрысого урода куда подальше, но и вежливо поздоровались с ним, а девушка даже позволила ему поцеловать ей руку, отчего тот расцвёл как маков цвет. Общее отношение к такому якшанию со Слизеринцем высказал Рон:
      — Вот же гадость какая! Мало нам Малфоя, так ещё и эти приехали! Уверен, они ни чем не лучше его, а тот, что из России приехал, наверняка тёмный маг! Они там все в Дурмштранге тёмную магию изучают, мне отец рассказывал!
      Билл на такую отповедь только усмехнулся и посоветовал не спешить с выводами. Троица, решив, что тратить время на разглядывание новичков того не стоит, похватали чемоданы, тепло попрощались с семейством Уизли и пошли искать свободное купе, по пути обсуждая, что же имел в виду Чарли, говоря про «закрытую информацию, пока Министерство не сочтёт нужным обнародовать её».
      * * *
      Как только группа прошла стену, отделявшую маггловский мир от обычного, Виктор сразу же активировал миникамеру, встроенную ему в пуговицу пальто. Тем временем, Александра и Иван вовсю осматривались по сторонам, заинтересованные необычным для них местом. На платформе магов было ещё больше, и большинство из них не маскировались от магглов, благодаря чему они выглядели пусть и необычно, но уже не производили впечатление циркового балагана. Виктор, бросив несколько взглядов по сторонам уверенно подумал, транслируя свою мысль в головы товарищам: "Аккуратно смотрим на десять часов. Объект стоит рядом с рыжим семейством, если не ошибаюсь, семья Уизли. Ярые сторонники Ордена Феникса, поэтому конфликтовать не советую."
      Будто бы мельком глянув в ту сторону, Александра согласно кивнула, парень почти ни чем не отличался от фотографии, сделанной пару месяцев назад одним из сотрудников. Виктор же сосредоточил внимание на блондинистом юноше аристократического вида, целенаправленно двигающегося прямо к ним.
      "К нам приближается негласный лидер Слизерина, Драко Малфой. Вспыльчив, самолюбив, избалован. Сын своего отца, которого от местной "вышки" спасли только огромные взятки. Общаться с таким не стоит, но и обострять отношения тоже бессмысленно".
      Подойдя, Малфой принял невероятно напыщенный вид, чем вызвал улыбку у Александры, ошибочно приняв её на свой счёт, Драко загордился ещё больше. Юноша приветственно кивнул друзьям и важно произнёс:
      — Драко Малфой, наследник благородного дома Малфоев, к вашим услугам.
      Первым протянул руку Виктор, больше знакомый с нравами аристократии.
      — Виктор МакФерлен, отпрыск благородного дома МакФерлен, к вашим услугам.
      Затем подошла очередь Ивана. Несмотря на то, что его предки часто контактировали с магглами, в особенности во времена всевозможных военных конфликтов, род Лисовых в России был известен, пусть и не считался влиятельным.
      — Айвэн Лисофф, наследник клана Лисофф, к вашим услугам.
      Александра обворожительно улыбнулась и протянула руку для поцелуя.
      — Александра Найтвинг, дочь дома Найтвинг, к вашим услугам.
      После взаимных расшаркиваний, принятых в среде у аристократов, Малфой поинтересовался:
      — Господа и обворожительная дама, вы уже выбрали, честь какого факультета вы будете защищать в последующие три года?
      Переглянувшись с друзьями, Иван задумчиво произнёс:
      — Скорее всего это будет дом Годрика, насколько я знаю, там обучаются люди склонные к сражениям, а семьи у всех нас знатны именно военными подвигами.
      Расстроенный ответом Малфой ещё некоторое время пытался переубедить их в сторону Слизерина, но поняв, что его усилия бессмысленны, скомкано попрощался и отошёл, после чего команда загрузилась в «Хогвартс-Экспресс» и приступила к поиску незанятого купе. Найдя таковое, группа с комфортом разместилась на оббитых кожей сиденьях, под которые Виктор с облегчением засунул свой чемодан.
      Иван, рядом с которым удобно разместилась Александра, заинтересованно пролистывал "Ежедневный Пророк", впрочем ничего интересного он так и не обнаружил. Тем временем, из чемодана Виктора послышалось яростное шебуршание, от которого владелец переменился в лице. С обречённым видом достав чемодан, он предъявил друзьям, заинтересованно смотрящим на него, Дрозда, невесть как пробравшегося в чемодан и теперь с довольным видом шевелящего лапками.
      — Вы посмотрите на эту скотину! Я же его собственноручно в оружейке оставил!
      Дрон нагло пискнул, демонстрируя, что оружейная комната — последнее, чем его можно остановить.
      Виктор обречённо застонал и запихнул его обратно в чемодан, где тот и устроился между брикетом взрывчатки, магазинами от АШ-12 и запасными носками. Как только чемодан закрыли, в двери купе постучались. Троица недоуменно переглянулась, Александра будто бы случайно протянула руку к кобуре, в которой держала палочку. Дождавшись кивков от друзей, Иван произнёс:
      — Входите, открыто.
      В двери вошли те, кого не так давно обсуждали агенты. Впереди всех шла девушка с копной пышных и густых волос, выглядящих как воронье гнездо, сзади топтались два парня, один ярко рыжий и покрытый веснушками, другой — Гарри Поттер собственной персоной. Девушка тем временем сразу взяла быка за рога и протараторила:
      — Привет, меня зовут Гермиона Грейнджер, это Гарри Поттер и Рон Уизли. Мы будем учиться вместе с вами в школе "Хогвартс" , если вы попадёте на факультет Гриффиндор и у вас будут какие-либо вопросы, то обращайтесь ко мне, я с радостью помогу вам. А теперь до встречи, нам нужно идти.
      С этими словами, Грейнджер покинула купе, за ней двумя молчаливыми тенями последовали Уизли и Поттер, так и не произнеся ни слова. Глядя на шокированные лица друзей Иван произнёс:
      — Я не ошибусь, если мы все задаёмся вопросом, что это мать вашу было?
      Александра задумчиво почесала бровь.
      — Может, она хочет познакомиться, но стесняется? Никогда не понимала детей...
      — А может, ну к чёрту этот Гриффиндор, вдруг там все такие психи? — Полюбопытствовал шокированный Виктор, на что ему возразил Лисов.
      — Ага, с первых дней пойдём наперекор командованию. Адреналина в жизни мало? И вообще, предлагаю забить и слегка отдохнуть, думаю, мы сегодня ещё успеем задолбаться.
      С ним согласились, и на следующие несколько часов все занялись своими делами. Виктор тайком тестировал новый тактический планшет, судорожно дёргаясь, когда рядом кто-либо проходил, Иван читал Гумилёва, иногда выписывая что-то в блокнот, а Александра задремала, во сне прислонившись к нему, впрочем, он был этому только рад. Кроме продавщицы сладостей больше их никто не побеспокоил, и как только «Хогвартс-Экспресс» начал тормозить, они уже переоделись и теперь с интересом рассматривали платформу, заливаемую дождём.
      — Похоже погодка не слишком хорошая, — задумчиво произнёс Виктор и выудил из чемодана зонт, его примеру последовали остальные. Выйдя из поезда, под тугие струи дождя, они присоединились к толпе уже успевших вымокнуть студентов, тёмной змеёй тянущейся от платформы к каретам с запряжёнными в них созданиями, в которых Виктор сразу же опознал относительно безвредных фестралов. Как только они подошли к ним ближе, их перехватила сухонькая женщина, представившаяся заместителем директора Минервой МакГонагалл и кратко проинструктировала их о том, как будет проходить распределение. Внимательно её выслушав, команда с облегчением загрузилась в ближайшую незанятую карету, сразу же отправившуюся в сторону замка.

Глава 7. Дивный новый мир

      Выдержка из документа с рейтингом доступа "А+" от 30.08.1994
      В связи с ростом террористической активности в регионе введён в действие оранжевый уровень угрозы.
      Рекомендовано форсировать работы по проектам "Терминатор" и "Шёпот".
      Рекомендовано форсировать испытания прототипа проекта "Гаргантюа".
      Рекомендовано начать переброску войск из "зелёных" регионов.
      * * *
      Материал из БСЭ — Кибер, свободной энциклопедии. Страница: Титан.
      Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 13 июля 2013; проверки требуют 18 правок.
      "Титан" — боевая машина технопехоты Инквизиции. Автоматическая 30 миллиметровая пушка и пусковая установка для ракет малого радиуса действия, а также способность сражаться в ближнем бою, делают "Титан" серьёзной угрозой для одарённых, с которой приходится считаться. Мощное бронирование из одноименного металла и генераторы ЭМИ делают его серьёзным противником, благодаря чему он является идеальной машиной контроля поля боя. Может управляться как дистанционно, так и при помощи оператора. Впервые Титаны были использованы при Хогсмидском десанте 30 июня 1997 года, сразу же зарекомендовав себя как надёжные и неприхотливые боевые машины. Во время сражения из 6 Титанов был безвозвратно утерян один, повреждения средней тяжести получили 3.
      Интересный факт: демилитаризованные титаны, снятые с вооружения, участвовали в съёмках таких фильмов как "Трансформеры" (реж. М.Бэй) и экранизации книг С. Митчелла "Ледяные Пещеры", " Смерть или слава", " Последний бой Каина" в роли гаргантюа орков, имперских и еретических титанов.
      * * *
      Выдержка из документа с рейтингом доступа "А" . Досье оперативника первого класса
      Имя: Александра Найтвинг
      Пол: Жен.
      Место рождения: Нью-Салемский магический Госпиталь им. Святого Луки
      Дата рождения: 4 Сентября 1970г.
      Происхождение: Полукровное
      Родители: Оливер Найтвинг (чист.) Аманда Кейдж (маггл.)
      Начальное образование: Школа магии при Нью-Салемском университете.
      Среднее образование: Нью-Салемский Университет.
      Высшее образование: Академия полиции Нового Салема.
      После получения диплома сержанта полиции вызвалась добровольцем на обучение в оперативном отделе Инквизиции. Участвовала во множестве локальных конфликтов, как магической, так и технической природы.
      Специализация: Снайпер
      Награды: Звезда Отваги, премии "Лучший Стрелок" с 1990 по 1994.
      В рамках операции "Хаксли" от губернаторства Нового Салема было получено подлинное свидетельство о чистоте крови для облегчения контакта во время операции.
      * * *
      1 Сентября 1994 года. В небе над Хогвартсом. Борт транспортного самолёта Ил — 76.
      Что насупился «Ильюха»?
      Нынче вылет до зари
      Набивают снова брюхо,
      Груз швартуют технари.
      Носят ящики солдаты
      И заката акварель,
      Только нам не до заката,
      Рампа, тельфер, аппарель.
      Рампа здесь не значит сцена,
      Палуба не значит флот,
      Мы не взвинчиваем цену,
      Надписью «Аэрофлот».
      Мы летаем, где стреляют,
      Экипажу не в первой,
      И «Илью» не испугают,
      Грузовик наш боевой...
      Первый пилот тяжёлого военно-транспортного самолёта мелодично мурлыкал себе под нос любимую песню, вслушиваясь в мерный гул двигателей. Где-то внизу сияли огнями города Великобритании, где-то внизу оставались все мелочные людские стремления, где-то внизу вновь поднимала голову опаснейшая террористическая организация. На высоте в один километр над уровнем моря был только его самолёт и его экипаж, с которым на протяжении долгих лет совместных полётов он уже успел сродниться...
      На взлет…
      Уходит ввысь «Илья»-трудяга,
      Турбин грохочущий квартет,
      Поёт…
      Летит «Ильюша»-работяга, бродяга, наш транспортяга,
      Горбом по небу столько лет.
      Нам лететь туда, где жарко,
      С дозаправками маршрут.
      Полный борт гуманитарки,
      Там на месте разметут.
      Мы спасаем чьи-то души,
      Ближних видим лишь во сне.
      Не печалься, друг «Ильюша»,
      Лучше так, чем на войне.
      Это лучше, чем когда-то,
      Полным ящиков бортом
      Возвращали мы солдатов,
      В их последний, вечный дом.
      Улетали от печали
      Снова в небо с головой,
      Где-то вновь с надеждой ждали
      Грузовик наш боевой...
      — Тридцать секунд до точки сброса. Потом в набор до двух километров, могут засечь.
      Пение первого пилота прервал голос штурмана, извещающий о близости цели. Пилот согласно кивнул и слегка довернул штурвал, отчего многотонная машина немного накренилась на левый борт, корректируя маршрут. В это же время, десантная аппарель под хвостовым оперением самолёта начала медленно раздвигаться, давая беспощадным порывам ветра ворваться в грузовую кабину.
      — Двадцать секунд до точки сброса.
      Аппарель полностью раскрылась, и крупный контейнер, размером с микроавтобус, медленно поехал на направляющих в сторону аппарели.
      — Сброс.
      Многотонный контейнер вывалился из брюха огромного самолёта, отчего тот слегка подскочил в воздухе. Как только расстояние до земли достигло отметки в семьсот пятьдесят метров, от верхней точки корпуса отделился корректирующий парашют, благодаря которому контейнер занял необходимую ориентацию в пространстве и чуть-чуть снизил скорость своего падения. Спустя еще двести пятьдесят метров раскрылись основные парашюты, затормозившие падение контейнера ещё больше, но всё же недостаточно для безопасной посадки. Многотонный предмет стремительно приближался к земле, пока в нескольких метрах от поверхности из продолговатых реактивных сопел, прикреплённых по бокам от него, не вырвались струи пламени, затормозившие его падение, и он плавно опустился на землю. Через некоторое время после того, как тормозные двигатели прекратили свою работу, из недр его донеслось басовитое гудение, отчего реальность вокруг начала странным образом искривляться. Через несколько мгновений всё стихло, а на месте посадки осталась лишь опалённая пламенем земля и несколько не видимых постороннему глазу датчиков. Сброс был успешно произведён.
     
      * * *
      1 Сентября 1994 года. Хогвартс.
      Рискованно кренясь под резкими порывами ветра, кареты миновали ворота со статуями крылатых вепрей по бокам и заскрипели по длинной дороге к вершине холма. В окно Гарри видел всё ближе и ближе надвигающийся замок, множество его освещённых окон расплывались и мерцали за плотной завесой дождя. Когда карета остановилась перед громадными парадными дверями резного дуба наверху каменной лестницы, небо перечеркнула вспышка молнии. Те, кто оказались впереди, уже торопились забежать в замок. Гарри, Рон, Гермиона и Невилл спрыгнули на землю и тоже помчались по ступеням, переведя дух лишь под сводами освещённого факелами холла с его величественной мраморной лестницей.
      — Вот это да! — Рон потряс мокрой головой — вода лила с него в три ручья. — Если это продлится, того и гляди, озеро выйдет из берегов. Я вымок. А, чёрт!
      Тяжёлый, красный, полный воды шар упал с потолка прямо на голову Рону и лопнул. Промокший и бессвязно ругающийся Рон шарахнулся в сторону, толкнув в бок Гарри, и тут как раз упала вторая водяная бомба — едва не зацепив Гермиону, она взорвалась у ног Гарри, подняв волну холодной воды и промочив его до носков. Все, кто стоял вокруг, с криками принялись расталкивать друг друга, стремясь убраться из-под обстрела. Гарри поднял голову и увидел парившего футах в двадцати над ними полтергейста Пивза — маленького человечка в шляпе колокольчиком и оранжевом галстуке-бабочке. Его широкая злобная физиономия была искажена от напряжения — он снова прицеливался.
      — ПИВЗ! — загремел сердитый голос. — Пивз, ну-ка спускайся сюда немедленно!
      Профессор МакГонагалл, заместитель директора и декан гриффиндорского факультета, стремительно вошла в холл с улицы, за ней следовала троица новичков, настороженно осматривающихся по сторонам. В свою очередь, ученики различных факультетов с любопытством поглядывали на новеньких, гадая на каком факультете они окажутся. Затянувшуюся паузу прервал Пивз, решивший обратить своё внимание на подростков.
      — Бей чужаков! Я покажу вам, что значит полтергейсты!
      Захохотав как сумасшедший, Пивз швырнул последний шар с водой в светловолосую девушку, решив, что она самая лёгкая цель, но как только шар подлетел ближе, юноша славянской внешности, стоящий по правую руку от неё, шагнул вперёд, принимая удар на себя. Врезавшись в преграду, шар взорвался, обрызгав молодого человека с ног до головы, отчего тот раздражённо прошипел что-то на русском, после чего с беспокойством оглядел спутницу, на которую, к его облегчению, не упало ни капли. Вновь повернувшись, он холодно поинтересовался у профессора:
      — Могу ли я принять меры по самообороне, или это обычное приветствие для новоприбывших?
      МакГонагалл с яростью оглядела кривляющегося духа, обрадованного возможностью унизить гостей.
      — Я приношу свои извинения за этот инциндент, но вряд ли это возможно, юноша. Полтергейсты почти полностью неуязвимы к магии, не говоря уже о материальных предметах.
      Парень криво усмехнулся и достал из внутреннего кармана мантии похожую на амулет вещицу, в которой магглорождённые тотчас признали христианский крест на цепочке. Студенты возбуждённо загомонили, пытаясь понять, что же он собирается делать. Тем временем, набрав в грудь побольше воздуха, юноша заговорил, глядя прямо на кривляющегося духа, с любопытством смотрящего на бесплатное представление:
      — Crux sancta sit mihi lux
      Non draco sit mihi dux
      Vade retro satana
      Nunquam suade mihi vana
      Sunt mala quae libas
      Ipse venena bibas.
      С каждым произнесённым словом от вопящего в страхе полтергейста в разные стороны потянулись клубы белесой субстанции, похожей на туман, а сам Пивз начал уменьшаться в объёме и становиться всё прозрачнее. Как только маг закончил говорить, привидение вновь обрело прежний вид, но от его былой самоуверенности не осталось и следа. Пивз трясся от страха, испытываемого впервые за много лет, от страха перед окончательной гибелью.
      Положив крест на прежнее место, юноша презрительно процедил сквозь зубы:
      — Сунешься ко мне ещё раз — доведу дело до конца. Уяснил, кусок некроплазмы?
      Пивз поспешно закивал головой и поспешил удрать от страшного человека. Игнорировав лестничный проём, он стартовал прямо через потолок, и остановился только на верхушке Астрономической башни. "Лучше буду шутить с малолетками. Я не для того становился полтергейстом, чтобы развеяться от этой пакости. Интересно, откуда же он узнал об экзорцизме..."
      Тем временем, в холле разливалась мёртвая тишина. Ученики, от второкурсников до выпускников удивлённо пялились на новичка, умудрившегося шокировать всех с первых минут пребывания в школе. Один из семикурсников, стоящий около профессора, шокировано произнёс:
      — Экзорцист! Как это может быть? Последние христиане покинули магов несколько столетий назад!
      — Согласно "Истории Хогвартса", после заключения договора с дементорами от шестого января тысяча семьсот пятьдесят девятого года в магическом обществе произошёл раскол, из-за которого исповедывающие христианство маги покинули магический мир Британии. Часть из них ушла к магглам, некоторые же предпочли эмигрировать в другие страны. — Увидев, что на ней скрестились удивлённые взгляды присутствующих, Гермиона слегка покраснела и возмущенно произнесла, недовольно оглядывая слушателей:
      — Что!? Это написано в "Истории Хогвартса", и я не виновата в том, что вы её не читали!
      Её слова послужили разрядкой для остальных. Толпа студентов загудела, обмениваясь впечатлениями о произошедшем. МакГонагалл, очнувшись от удивления, недовольно закрутила головой и крикнула, перекрывая шум толпы:
      — Тишина! В Большой зал, побыстрее!
      Полностью успокоить студентов ей не удалось, но гомон стал заметно тише, и толпа начала медленно протискиваться в Большой Зал. Дождавшись, пока большинство любопытствующих покинет холл, профессор повернулась к новым студентам и, внимательно оглядев их, строго произнесла:
      — Мистер Лисофф, потрудитесь объяснить, что именно сейчас произошло!
      Решив, что заповедь Петра Первого про отношения начальника с подчинённым сейчас как нельзя кстати, Иван вытянулся и чётко отрапортовал:
      — Это был экзорцизм, мэм. Родовой навык, мэм. В наш род вошёл один из эмигрантов с британских островов, мэм.
      Взгляд профессора смягчился и она уже спокойнее произнесла:
      — Нет нужды так тянуться мистер Лисофф, мы не в аврорате. Надеюсь, в следующий раз вы не будете использовать столь крайние меры. Несмотря на своё недопустимое поведение, Пивз — часть защиты Хогвартса, и поэтому его гибель была бы крайне нежелательной.
      Обрадовавшись, что наказание, по-видимому, откладывается на неопределённый срок, Иван возразил:
      — Это не привело бы к окончательной гибели. По крайней мере, не для полтергейста.
      МакГонагалл слегка изогнула бровь, демонстрируя свой интерес. Несмотря на преклонный возраст, она обожала узнавать новую информацию, особенно про неизвестные в Британии школы магии.
      — Не для полтергейста?
      — Да. Чем темнее существо, тем сильнее по нему бьёт. Наиболее эффективно против инферналов, тёмных тварей и... Дементоров.
      Заметив, каким тоном юноша произнёс последнее слово, профессор заинтересовано произнесла:
      — Вижу, вы ненавидите дементоров.
      Иван с отвращением скривился.
      — Как их вообще можно любить? Особенно, после чёрного мая. Когда-нибудь эти твари вцепятся Министерству в глотку, помяните моё слово!
      — Чёрный май? Что это? — Недоумевающе спросила МакГонагалл и сразу же натолкнулась на возмущённые взгляды девушки и её защитника.
      — В мае восьмидесятого года Волдеморт нанёс удар по Советскому Союзу и Америке. В Соединённых Штатах он уничтожил здания Всемирного Торгового Центра вместе с теми, кто там находился, в Союзе — призвал орду дементоров на первомайский парад. Сотни человек превратились в пускающие слюни овощи, в том числе и маггловский правитель Союза. С тех пор дементоров у нас искренне ненавидят.
      МакГонагалл поражённо вскинулась, краем сознания отметив, что стоящий рядом с ними третий студент не продемонстрировал ни капли удивления.
      — Это чудовищно! Прошу простить моё незнание, я ни разу не слышала об этом.
      Александра вступила в разговор, мягко улыбнувшись профессору.
      — Ничего страшного, профессор МакГонагал, вы же не знали об этом. Мы не держим на вас зла.
      МакГонагалл благодарно улыбнулась и произнесла:
      — Я рада этому. Думаю, распределение первокурсников подходит к концу, пройдёмте за мной.
      * * *
      Распределение продолжалось. Мальчики и девочки, с большим или меньшим страхом на лицах, один за другим подходили к трёхногой табуретке; очередь сокращалась медленно, и пока что профессор Флитвик добрался до буквы «О».
      — Ох, да скорее же, — вздыхал Рон, массируя себе живот.
      — Ну, Рон, распределение гораздо важнее еды, — попробовал поспорить Почти Безголовый Ник.
      — Конечно, если ты уже умер, — огрызнулся Рон.
      — Я очень надеюсь, что пополнение Гриффиндора этого года проявит себя достойно, — заметил Почти Безголовый Ник, аплодируя, когда Натали Макдональд присоединилась к гриффиндорскому столу. — Мы же не хотим прервать нашу победную серию?
      Гриффиндор побеждал в межфакультетском соревновании уже третий год подряд.
      — Причард, Грэхэм!
      — Слизерин!
      — Свирк, Орла!
      — Рейвенкло!
      Как только очередь дошла до «Уитби, Кевин!» («Хаффлпаф!»), двери Большого Зала открылись, и в них вошла профессор МакГонагалл, ведя за собой троицу студентов.
      Директор Дамблдор встал и прокашлялся, отчего зал моментально затих.
      — Дорогие друзья! Спешу вас обрадовать, что с этого года вместе с вами будут учиться новые студенты, приехавшие из других стран! По договору, который заключили Министерства Магии Советского Союза и Америки, к нам на обучение поступают по одному студенту из каждой страны! Вместе с ними прибыл ученик, семья которого впервые за сто лет отправила своего сына в Хогвартс! Так встретим же их с истинно британским гостеприимством!
      Ученики возбуждённо переглядывались друг с другом, каждому хотелось, чтобы столь экзотические гости сели именно за их стол. Гарри с любопытством огляделся по сторонам. Гермиона нетерпеливо подпрыгивала на стуле, горя желанием реабилитироваться за свой недавний провал. Гарри практически видел, как в её голове роятся сотни вопросов, которые она собиралась им задать. Рон же наоборот, нахмуренно глядел на троицу.
      — Ты чего, Рон? — Удивился Гарри.
      В ответ он повёл плечами и недовольно буркнул:
      — Не нравятся они мне. Вот Пивза шуганули, кучу лет он летал и шутил надо всеми, а эти пришли и разом его запугали. Вот что им стоило терпеть как все, так нет, надо же было повыделываться! А они что, тебе понравились?
      В ответ Гарри неуверенно покачал головой. Конечно, незнакомцы держались излишне самоуверенно, но он слишком мало знал о них. По сути, он и не заговорил с ними ни разу, и судить по ним он ещё не был готов.
      Тем временем, профессор Флитвик произнёс первое имя:
      — Лисофф, Айвэн!
      Иван направился к табуретке, слегка морщась от пристального внимания студентов, и, подойдя к ней, он с сомнением оглядел трёхногое изделие и решил, что наденет шляпу стоя. "Отлично. Волшебная шляпа... Что дальше, пасхальные кролики?", сразу же в ответ донеслись мысли Виктора: "А ещё она читает реп. Мы его пропустили, пока разбирались с твоими талантами". От удивления, Иван чуть не выронил шляпу из рук. К счастью, никто этого не заметил. "Шляпа, читающая рэп!? Прости, Эминем, но ты уже не такой крутой".
      Надев шляпу на голову, некоторое время он ничего не ощущал, но через пару секунд в голове его раздался новый голос:
      — Так, так, так. И кто же это у нас? Аврор, солдат, убийца... И что же он забыл здесь?
      Иван постарался скрыть свою неуверенность. Это была самая тонкая часть плана — если шляпа откажется от сотрудничества, операция будет полностью провалена.
      — Мы здесь ради безопасности студентов. В этом году Упивающиеся становятся всё активнее, командование подозревает, что Тёмный Лорд собирается вернуться.
      Шляпа завозилась на голове у юноши, то ли устраиваясь поудобнее, то ли пытаясь определить, правда это или ложь.
      — Хмм, хмм. Ну что же, ты говоришь правду. Не всю, но правду. Пожалуй, я помогу вам... ГРИФФИНДОР!
      Иван с облегчением вздохнул и снял шляпу с головы, аккуратно поместив на место. Пройдя к столу гриффиндора, он приветственно пожал руки своим сокурсникам и вежливо кивнул Почти Безголовому Нику, настороженно поглядывающего в его сторону. Вскоре, к нему присоединились и его друзья, которых шляпа отправила следом за ним.
      Поднялся профессор Дамблдор. Он улыбнулся всем студентам, приветственно раскинув руки.
      — Скажу вам только одно, — произнёс он, и его звучный голос эхом прокатился по всему залу. — Да начнётся пир!
      Как только он произнёс это, пустые ранее тарелки наполнились всевозможными кушаньями, отчего страдающие от голода студенты, издав радостный крик, с энтузиазмом принялись за еду. Иван положил себе в тарелку немного куриного филе, добавил картофельное пюре и порцию тушёных овощей на гарнир, после чего он взял со стола кувшин со странным соком, отдалённо напоминающим персиковый и налил его в стаканы себе и Александре, отчего та вновь признательно ему улыбнулась. Виктор же, тем временем, отдавал предпочтение пирогу с рыбной начинкой, периодически одним глазом кося на сидящих рядом с ним Уизли и Поттера, ведущих себя, мягко говоря, не слишком прилично. Ребята умудрились наложить себе в тарелки почти всё, что находилось в непосредственной близости, и теперь горы еды, возвышающиеся на тарелках, опасно кренились в стороны, угрожая рухнуть на стол. Мало того, они ещё умудрялись говорить друг с другом и хогвартским привидением одновременно, отчего крошки пищи из их ртов летели во все стороны. К счастью, не так далеко, чтобы доставать до тарелок однокурсников.
      "Не, это с ума сойти можно! Вы только поглядите на эту ересь! Хотя нет, не глядите, аппетит испортится", — раздражённо подумал Виктор.
      Лисов усмехнулся и с признательностью глянул на своего соседа, пухловатого парня, принимавшего пищу по всем правилам этикета. Тот, заметив взгляд, незаметно пожал плечами и с сожалением покосился на продолжающих эстетическую пытку ребят. Похоже, ему было стыдно за то, что его однокурсники продемонстрировали столь низкий уровень культуры перед гостями. Иван ободряюще кивнул ему в ответ, принимая молчаливые извинения.
      "Витя, не будь таким снобом. Ребята устали, проголодались, с каждым бывает. Я ведь не напоминаю тебе, как ты себя вёл после выпускного экзамена".
      В ответ на это Виктор внутренне перекосился, оставаясь внешне абсолютно невозмутимым.
      "Что!? Клевета! После выпускного я не жрал как свин!"
      "Разумеется. Ты отрубился лицом в тарелку, как раз на середине торжественной речи".
      "Кое кто вообще до столовой не дошел. Слабак!"
      "Я слабак!? От дронофила слышу!"
      Молчаливую перебранку прервал стакан тыквенного сока, опрокинутый на Виктора Гермионой Грейнджер.
      "Ха! Провидение на моей стороне, неуда-а-чник!"
      Выслушав сбивчивые извинения девушки, Виктор кивнул, резким взмахом палочки очистил испачканную мантию и приготовился поставить на место нахально скалящегося Ивана, но планы его прервал директор.
      — Итак, — заговорил, улыбаясь Дамблдор. — Теперь, когда мы все наелись и напились («Хм!» — с сомнением произнес Виктор, раздражённо косясь на парочку Поттер-Уизли), я должен ещё раз попросить вашего внимания, чтобы сделать несколько объявлений. Мистер Филч, наш завхоз, просил меня поставить вас в известность, что список предметов, запрещённых в стенах замка, в этом году расширен и теперь включает в себя Визжащие игрушки йо-йо, Клыкастые фрисби и Безостановочно-расшибальные бумеранги. Полный список состоит из четырёхсот тридцати семи пунктов, и с ним можно ознакомиться в кабинете мистера Филча, если, конечно, кто-то пожелает.
      «Клыкастые фрисби!?Безостановочно-расшибальные бумеранги!? Господь, да они тут все клятые наркоманы!» — пронеслось в голове у Ивана.
      Едва заметно усмехнувшись в усы, Дамблдор продолжил:
      — Как и всегда, мне хотелось бы напомнить, что Запретный лес является для студентов запретной территорией, равно как и деревня Хогсмид — её не разрешается посещать тем, кто младше третьего курса. Также для меня является неприятной обязанностью сообщить вам, что межфакультетского чемпионата по квиддичу в этом году не будет.
      Среагировав на эти слова, ученики недовольно загудели, похоже, этот спорт был для них весьма важен.
      "Квиддич? А что это вообще?" — Полюбопытствовала Александра.
      "Магический вид спорта. Помесь бейсбола, баскетбола и футбола, только на мётлах. Не слишком много мы и пропустили" — Ответил ей Иван
      Виктор, решив, что перебранку можно и отложить, возразил:
      "Ну не скажи, он весьма популярен в странах Европы. Да и у вас в Союзе тоже довольно сильные команды ест".
      "Не спорю. Просто когда мне исполнилось восемнадцать, дед уговорил своего знакомого покатать меня на двадцать пятом МиГе и с тех пор я к мётлам отношусь... Слегка с насмешкой, можно сказать".
      "Это ты ещё на Локхид Си Эр семьдесят один не летал, вот там да, адовая скорость..."
      "Мальчики, заткнитесь, я слушаю!"
      — Это связано с событиями, которые должны начаться в октябре и продолжиться весь учебный год — они потребуют от преподавателей всего их времени и энергии, но уверен, что вам это доставит истинное наслаждение. С большим удовольствием объявляю, что в этом году в Хогвартсе…
      Но как раз в этот момент грянул оглушительный громовой раскат и двери Большого зала с грохотом распахнулись.
      На пороге стоял человек, опирающийся на длинный посох и закутанный в чёрный дорожный плащ. Все головы в зале повернулись к незнакомцу — неожиданно освещённый вспышкой молнии, он откинул капюшон, тряхнул гривой тёмных с проседью волос и пошёл к преподавательскому столу.
      "Епрст, эффектно, ничего не скажешь! Грюм, если не ошибаюсь. Виктор, ты помнишь досье?"
      "Возраст — сорок восемь лет, чистокровный, мракоборец, параноик. Один глаз заменён магическим протезом, левая нога тоже. Характер скверный, не женат. Перспективен к сотрудничеству, но это уже не наша работа".
      "Благодарю. Деда напоминает просто до ужаса. Прям родным домом повеяло..."
      — Позвольте представить вам вашего нового преподавателя защиты от тёмных искусств, — жизнерадостно объявил Дамблдор в наступившей тишине. — Профессор Грюм.
      По обычаю, новых преподавателей приветствовали аплодисментами, но в этот раз никто из профессоров или студентов не захлопал, если не считать самого Дамблдора и Хагрида, и троицы новичков, отчего соседи начали на них недоумённо коситься.
      Дамблдор вновь прокашлялся.
      — Как я и говорил, — он улыбнулся множеству студенческих лиц, все взоры которых были обращены к Грозному Глазу Грюму, — в ближайшие месяцы мы будем иметь честь принимать у себя чрезвычайно волнующее мероприятие, какого ещё не было в этом веке. С громадным удовольствием сообщаю вам, что в этом году в Хогвартсе состоится Турнир Трёх Волшебников.
      Александра просяще покосилась на Виктора. Он вздохнул и покорно начал вспоминать всё, что он читал о турнире.
      "Турнир Трёх Волшебников, он же Тремудрый Турнир. Дата первого — неизвестна, предположительно, тринадцатый век. Соревнуются ученики трёх школ: Хогвартса, Дурмстранга и Шамбарттона. Три испытания, три чемпиона, один победитель. В тысяча шестьсот шестьдесят седьмом году, после гибели всех участников, турнир временно прикрыли. Приз — тысяча галлеонов, по нынешнему курсу это четыре тысячи девятьсот семьдесят фунтов стерлингов".
      Иван вопросительно изогнул бровь
      "Четыре тысячи? Маловато будет за участие в смертельно опасном состязании, не думаешь?"
      Александра незаметно покачала головой
      "Это для магглов. У магов это весьма приличная сумма".
      "И всё же, рисковать задницей, простите мой французский, за не такую уж и большую сумму?"
      МакФерлен насмешливо хмыкнул:
      "Вообще-то мы рискуем и за меньшую сумму".
      "Вот не путай божий дар с яичницей! Мы стоим на страже человечества, а тут ненулевая возможность помереть за сомнительное звание чемпиона и мешочек с золотом!"
      "Как я понял, участвовать ты не собираешься".
      "Будто делать мне нефиг".
      Дождавшись, пока Дамблдор завершит свою речь ученики встали из-за стола и лениво потянулись в сторону спален факультетов. Группа пристроилась позади всех гриффиндорцев, стараясь, по возможности, избегать навязчивых расспросов однокурсников, что им успешно удалось. Дождавшись, пока основная масса учеников разбредётся по спальням, Александра остановилась перед Иваном и на секунду обняв его, приложилась губами к его щеке. Пока он, стоя в прострации, пытался осознать что только что произошло, она, хихикнув, шепнула ему:
      — Это за то, что было сегодня.
      И стремительно поднялась в комнату девушек.
      — Друзья! В этот чёрный день наш тайный орден "Без Баб" понёс тяжелейшие, со дня основания, потери. Сегодня от нас ушёл один из основателей — Иван Лисов, почётный кавалер ордена Холостяка и просто хороший парень. Пусть земля ему будет пухом...
      Скорбно прогнусил Виктор, тут же захохотав от вида возмущённого лица Ивана.
      — Витя, скотина такая, прибью!
      Давясь хохотом, Виктор, под смешки оставшихся в гостиной студентов, метнулся вверх по лестнице, подальше от вознамерившегося крайне жестоко отомстить Ивана. Когда тот ворвался в комнату, Виктор уже скрылся под балдахином одной из кроватей, ехидно похихикивая изнутри. Махнув на него рукой, Иван нашел свой чемодан, лежащий на следующей от Виктора кровати, разобрал вещи, перепрятав не слишком подходящие образу иностранного студента предметы в тайный отдел чемодана, и, переодевшись в пижаму, завалился спать, не забыв отхлебнуть из фляги с зельем. Впереди был трудный день.

Глава 8. Инфильтрация

     Материал из БСЭ — Кибер, свободной энциклопедии. Страница: LTV T-23 Crusader
      Ling-Temco-Vought T-23 Crusader — стандартный транспортный самолёт групп быстрого реагирования Инквизиции. Был разработан в 1991 году в качестве замены морально устаревших транспортных вертолётам Белл UH-1 «Ирокез» и МИ-8 сил коалиции. Разработка велась совместно с КБ им. С. В. Ильюшина и магической фирмой Старсуипер и Ко, специализирующейся на производстве волшебных мётел. Благодаря оригинальным конструкторским решениям, мощным двигателям и использовании левитационных рун самолёт получил возможность осуществлять вертикальную взлёт и посадку, а так же развивать максимальную скорость в 1,3 М. Места в десантном отсеке хватает на 5 человек в полной экипировке и одного Титана в сложенном состоянии. Вооружение T-23 состоит из спаренных авиационных пушек ГШ-23, закреплённых в носовой и кормовой подвижной установке и пяти точках подвески для ракетно-бомбового вооружения. Предусмотрена возможность парашютного десанта.
      * * *
      Выдержка из документа с рейтингом доступа "А" . Досье оперативника первого класса
     
      Имя: Иван Лисов
      Пол: Муж.
      Место рождения: Клинический родильный дом № 27. Москва
      Дата рождения: 14 Ноября 1969г.
      Происхождение: Чистокровное
      Родители: Игорь Лисов (чист.) Виктория Котельникова (чист.)
      Начальное образование: домашнее
      Среднее образование: Китеж-Град
      Высшее образование: Академия Дозорных
      После завершения обучения на дозорного вызвался добровольцем в программу сотрудничества. За годы обучения проявил высокие лидерские качества. Обладает тактическим чутьём, способен к нестандартным ходам. Активный участник Афганского блица. Потомственный военный.
      Специализация: Штурмовой пехотинец
      Награды: Звезда Отваги, Орден Красного Знамени.
      Родовые таланты наиболее полезны при борьбе с квазиживыми формами.
      * * *
      Лондон. Научный отдел. Отрывок из стенограммы заседания от 2 июня 1984 года.
      — Теперь подробнее о «Теории магического поля». Мы считаем, что способность к «магии», то есть к прямому воздействию на материю проявляется в результате редкой клеточной мутации мозга, из-за которой не срабатывают некоторые механизмы защиты от изменений. Как результат, мутирует значительная часть долей мозга отвечающих за когнитивные способности, и нейронная сеть этих отделов мозга выстраивается в определенном порядке. К сожалению, сам процесс взаимодействия с «магическим полем» ещё не может быть описан, нет ещё у науки такого инструмента, к сожалению, современные микроскопы не дают нужного увеличения.
      Для упорядовачивания выплесков М-энергии магами используются, так называемые, «волшебные палочки». Так, слайд пожалуйста. Основой объекта служит корпус, различной длины и толщины. Материалом может служить дерево разных пород. К сожалению, установить зависимость между породой дерева и возможностями палочки мы пока не имеем возможности.
      Наполнителем для объекта служат части магических созданий, таких как единороги (смех в зале), фениксы, фестралы, драконы и так далее, как правило, это частицы кожи, волосы или части внутренних органов. Известно, что материал наполнителя сказывается на возможностях «волшебной палочки», к примеру, согласно "Теории магии" за авторством Адальберта Уоффлинга: "Чешуя саламандры подходит храбрым и мужественным людям, никогда не идущим на компромисс со своей совестью, легко противостоят искушениям. Обычно такие люди делают не то что легко, а то что правильно и справедливо, они скромны и целомудренны, не имеют склонности к темной магии."
      * * *
      2 сентября 1994 года. Хогвартс
      Проснувшись, Виктор некоторое время не понимал где он находится и какого чёрта над ним висит балдахин кроваво-красного цвета вместо давно знакомого серого тента армейской палатки или, на худой конец, белой изнанки спального мешка. Соберя свои воспоминания в кучку, он вспомнил, что сейчас он выполняет задание в школе чародейства и волшебства "Хогвартс", балдахин красного цвета потому что он, как и планировалось, попал на факультет Гриффиндор, а так как часы на его руке показывали без двух минут семь, настало время подъёма. Откинув одеяло в сторону, он отдёрнул плотную ткань, встал и приветственно кивнул Ивану, хмуро одевающемуся на утреннюю пробежку. Остальные четверокурсники ещё спали, видимо, подъём для них наступал за несколько минут до завтрака. Быстро одевшись и заправив постель, Виктор присоединился к другу, направлявшемуся в сторону гостиной, где их уже ждала Александра. Обменявшись короткими приветствиями, команда выскользнула из факультетской башни и вышла во двор замка.
      Вернувшись с пробежки, Виктор бодро направился в душевую, предварительно взмахом палочки высушв и очиств промокшую от пота футболку и мельком глянув на всё еще спящих однокурсников.
      "Дети, что с них взять. В их возрасте ты вёл себя точно так же, это вот Лисову с родственничками не слишком повезло. Хотя, как сказать, обучение ему давалось гораздо легче чем мне."
      Закончив с гигиеническими процедурами, парень вышел в гостиную и устроился в кресле, раскрыв перед собой учебник по зельеварению, захваченый из спальни.
      Постепенно, гостинная начала наполняться народом, сначала потянулись первокурсники, робко косящиеся по сторонам, стараясь получить как можно больше сведений о новом месте. Спустя некоторое время за ними потянулись остальные. Большинство студентов вяло смотрели в одну точку, безуспешнео пытаясь проснуться окончательно, лишь несколько человек выглядели немного пободрее. Из спальни девушек выскользнула Александра, жизнерадостно улыбаясь всем вокруг, спустился по лестнице Иван, успевший по дороге завязать беседу с кем то из однокурсников. Не успели друзья перемолвиться и словом, как к ним буквально прорвалась та самая девушка, которая вчера вломилась в их купе и безжалостно атаковала их новым потоком информации:
      — Рада вас здесь видеть, как вы уже знаете, меня зовут Гермиона Грейнджер и я рада приветствовать вас на нашем факультете. Сейчас я кратко расскажу вам об общих правилах нашей школы и уставе Хогвартса, а так же...
      Виктор переглянулся с пребывающим в прострации Иваном. Посмотрел на Александру, пытающуюся скрыть страдальческую гримассу и понял, что ему, как человеку, ежедневно работающему с большими объёмами информации придётся вызвать огонь на себя. Он набрал в грудь воздуха, и, посмотрев Гермионе прямо в глаза, незаметно сбил ей концентрацию, отчего та замешкалась, пытаясь поймать ускользнувшую мысль. Воспользовавшись паузой, Виктор торопливо произнёс:
      — Спасибо тебе за заботу, но мы уже изучили устав Хогвартса и правила поведения.
      При этих словах девушка ощутимо расстроилась, похоже поучать других ей было только в радость. Не желая понапрасну портить отношения с однокурсниками и одновременно узнать побольше полезной информации, Виктор попросил:
      — Если тебе не сложно, расскажи о наших учителях. Экзамены при переводе мы сдали, но ведь от преподавателя зависит очень многое, не хотелось бы попасть в неудобное положение.
      Гермиона обрадованно закивала и вывалила на головы товарищей новый вал информации.
      — Трансфигурацию у нас ведёт профессор МакГонагалл, декан нашего факультета. Она встретила вас вчера. Немного строгая, но всегда защищает нас и честь нашего факультета. Любит задавать большие домашние задания и очень тщательно их проверяет, так что я надеюсь что вы будете выполнять их, иначе пострадает честь Гриффиндора! — С этими словами девушка строго посмотрела на МакФерлена, отчего тот сразу же шутилво поднял руки:
      — Так точно, мэм! Будет исполнено, мэм! В лучшей степени, мэм!
      Гермиона хихикнула и продолжила:
      — Зельеварение у нас ведёт профессор Северус Снейп. Очень неприятный человек, он постоянно придирается к Гриффиндору, а своим Слизеринцам вечно делает поблажки. Обожает издеваться над студентами и назначать отработки, с вами, я надеюсь, он будет помягче, но постарайтесь его не злить, иначе мы точно недосчитаемся баллов. Тоже обожает задавать непомерные домашние задания, особенно если испортить зелье на уроке.
      Друзья понятливо кивнули, вряд ли сокурсники отнесутся к ним дружелюбно если по их вине факультет лишится баллов. Более того, обращать на себя внимание опытного легилимента в их положении было крайне чревато.
      — Профессор Филиус Флитвик преподаёт у нас чары. Он полугоблин, поэтому рост у него небольшой, но в своём предмете он разбирается очень хорошо. Говорят даже что он был семикратным чемпионом по дуэлям на волшебных палочках...
      Речь девушки прервал рыжеволосый парень, внезапно появившийся из за её спины. Виктор припомнил, что вчера он тоже был в их купе вместе с Поттером. Тот к слову тоже тусовался неподалёку, вслушиваясь в разговор.
      — Гермиона! Что ты тут делаешь!? Мы тебя везде обыскались, а ты тут болтовнёй занимаешься!
      Гермиона, увлечённо просвещающая новичков вскинулась от неожиданности и, развернувшись к рыжеволосому, ответила ему гневной отповедью:
      — МЫ тебя обыскались!? Гарри всё время был рядом — она кивнула на раздражённо повёдшего плечами Поттера, явно не обрадованного тем что к нему привлекли излишнее внимание — Я, в отличии от тебя занята полезным делом, рассказываю новеньким о наших преподавателях!
      Рон стушевался, смущённый экспрессией девушки и недовольно пробурчал под нос:
      — Опять наверно их в библиотеку зазывала, заучка.
      На его несчастье, Гермиона оказалась обладалтельницей острого слуха и прекрасно расслышала его слова.
      — РОНАЛЬД БИЛЛИУС УИЗЛИ! Если ты не желаешь занять свою голову хоть чем то кроме еды, то это вовсе не повод...
      Поняв, что, судя по шустро разбегающимся в стороны студентасм, подобные скандалы тут не редкость, Иван принял решение вмешаться в разгорающуюся ссору и, встав с кресла, протянул руку набирающему в грудь воздух для ответа Рону.
      — Позволь представиться, Иван Лисов, можно просто Айвен. Мы с тобой будем учиться на одном курсе, я прав?
      Рон, сбитый с толку неожиданным приветствием, растерял весь свой запал и пожал протянутую руку.
      — Меня зовут Рон Уизли, можно просто Рон. Да, мы будем однокурсниками.
      Виктор и Александра последовали примеру Ивана, и после взаимных приветствий компания студентов направилась к Главному Залу. По пути Гермиона продолжала рассказывать о преподавателях, Рон и Гарри временами тоже вставляли свои комментарии, из которых друзья узнали что лесничий Хагрид "Очень хороший человек, даром что полувеликан", а преподавательница предсказаний Трелони "Чокнутая старая стрекоза, предсказывающая всем мучительную смерть".
      Когда они расселись за столами в Большом Зале, список преподавателей подошёл к концу и для золотой троицы настала очередь проявить своё любопытство. Первой не выдержала Гермиона и спросила у Ивана и Александры:
      — А правда что у вас нет Статута о секретности?
      Гарри, до этого аккуратно, в отличии от вчерашнего пира, накладывающий себе на тарелку еду удивлённо посмотрел на подругу:
      — Как это нет Статута? Он же принят по всему миру, Гермиона, ты ничего не путаешь?
      Александра невесело хмыкнула в ответ:
      — Нет, она права. После тысяча девятьсот восемьдесят четвёртого года Статут о секретности был частично снят на территориях Советского Союза и Соединённых Штатов. Простые люди о магии не знают, но маггловские правительства очень плотно сотрудничают с нами. Даже создали совместную службу для борьбы с магическими террористами по всему миру.
      В беседу вклинился Рон, до этого мужественно расправлявшийся с огромным куском пирога.
      — Терраристы? Это что ещё за звери?
      — Террористы, через "О". Преступники, решившие что если у них есть возможности, то они могут перекраивать мир по своему желанию, не считаясь с мнением остальных. Вот Волдеморт, убивал нечистокровных, воевал с Министерством, пытался захватить власть... Типичный террорист — Категорично припечатал Иван.
      Как только он упомянул Волдеморта, ученики, прислушивающиеся к беседе нервно дёрнулись, девушка, явно индийских кровей, сидящая неподалёку недовольно скривилась и произнесла:
      — Не по имени! Нельзя называть его по имени! Если уж вам хочется о нём поговорить, используйте "Тот Кого Нельзя Назвать"
      — Почему это нельзя? Заклятие Надзора уже давно на его имя не реагирует, да и сам он явно не в лучшем состоянии...
      Индианка с укором посмотрела на Ивана
      — Всё равно, это просто неприлично, упоминать его имя.
      — Неприлично так неприлично. Учтём. — Безразлично произнёс Виктор.
      Внезапно, в разговор вклинился новый голос, от которого золотое трио одновременно брезгливо скривилось:
      — Маги? Сотрудничают с этими полуживотными? Да вы должно быть совсем рехнулись.
      Малфой, незаметно подошедший во время разговора брезгливо кривился, чуствовалось, что его отношение к иностранцам резко упало на пару пунктов.
      В ответ Иван насмешливо поднял бровь:
      — Британский нацизм во всей красе, не так ли? Боюсь, нам не о чём с вами разговаривать, уважаемый.
      Юноша, раздражённо хмыкнул в ответ и гордо удалился в сторону Слизеринского стола. Виктор заинтересованно спросил у Гарри:
      — Похоже Малфой не очень любит Гриффиндор. Интересно, с чего бы это?
      — Не знаю точно, когда мы впервые встретились, он уже презирал остальные факультеты, может быть, именно благодаря ему я не поступил на Слизерин. — немного рассеяно ответил Гарри, явно задумавшись над вопросом.
      Виктор в ответ презрительно хмыкнул.
      — Судя по тому, как он себя ведёт, подозреваю что он и в детстве был порядочным засранцем. Никогда не понимал любителей позорить нашу честь своим поведением.
      — Нашу честь?
      — Я ведь тоже из аристократов, точнее — Виктор кивнул на Александру и Ивана, болтающих с однокурсниками — мы все аристократы. Впрочем, про своё происхождение я расскажу по дороге, травология начнётся через несколько минут.
      Покончив с завтраком, гриффиндорцы направились на первые в этом учебном году пары.
      * * *
      Принятый пакет данных от 2 Сентября 1994 года.
      Технократ — Основе.
      Пересылаю полученную от учеников Хогвартса информацию о преподавателях. Так же, прикрепляю видеосъёмку магических растений, проходимых на практике по Гербологии (Название — Бубонтюбер, особенность — крайне токсичный сок, выделяемый растением в качестве самозащиты. При попадании внутрь — смертелен, при контакте с кожей вызывает тяжёлые химические ожоги.).
      Прилагается съёмка т.н. Соплохвостов. Самки этих животных обладают присосками, питаются кровью. Самцы имеют ядовитое жало на хвосте, хищники. Оба пола способны использовать природное реактивное сопло для ускорения. Как и бубонтюберы, эндемичны для Британских островов. Посылку приняли, маскировка работает в штатном режиме. Внедрение происходит успешно.
      Основа — Технократу
      Хорошая работа. Продолжайте в том же духе. Думаю, не стоит напоминать о том, как важно для всех нас успешное выполнение этого задания.
      * * *
      18 Сентября 1994 года. Советский Союз. Космодром Байконур
      Ракета стремительно поднималась в небо, оставляя позади шлейф ослепительно яркого пламени. Грохот от работающих реактивныйх двигателей простирался на многие километры, заставляя мелких степных зверушек в панике бежать в укрытия. Пробив своим корпусом облачную дымку, ракета — носитель "Протон — М" устремилась дальше, покидая пределы земной атмосферы, постепенно теряя свои ступени. Достигнув заданной точки, оставшаяся часть ракеты, ничтожно малая по сравнению с отделившимися ступенями, разделилась на фрагменты, освобождая скрытый внутри аппарат. Спустя некоторое время, когда остатки оболочки отдалились достаточно далеко от спутника, из его корпуса выдвинулись пластины солнечных панелей, обеспечивающие космический аппарат энергией. Сориентировавшись в пространстве, спутник направил на Землю объектив сверхмощной камеры, одновременно активировав устройства связи.
      За многие километры от неподвижно висящего в пустоте спутника, на территории тщательно охраняемой военной базы человек, сидящий за экраном компьютера удовлетворённо кивнул, взял со стола телефонную трубку, набрал только ему одному известный номер и произнёс:
      — Система "Legacy-15" вышла на заданную орбиту. Осуществляется восьмидесятипроцентное покрытие территории Британии. Фиксируются отчетливые вспышки М — энергии. Сигнал устойчивый. Мои поздравления научному отделу.
      Трубка ответила ему женским голосом:
      — Зевс — один, вас поняли. Осуществляйте локализацию мест положения наиболее сильных сигналов.
      30 Октября 1994 года. Хогвартс
      Александра расслабленно привалилась к стене Хогвартса, потрескавшейся от старости, древних битв и нынешних проделок близнецов Уизли. Минувшие два месяца были удивительно бедны на хоть сколько-нибудь стоящие события. Нет, разумеется новые преподаватели, новые однокурсники и старые, успевшие уже хорошо забыться предметы вносили некоторое разнообразие, но в сравнении с жизнью оперативника Инквизиции всё было... Слишком пресно всё было. Разумеется, и в Хогвартсе была некоторая доля риска, но согласитесь, попасться после отбоя местному завхозу, вредному старикану Филчу или снова и снова выслушивать очередную уничижительную речь профессора Снейпа, когда кто-нибудь из твоего курса опять допустил ошибку в рецепте зелья, ни в какое сравнение не идёт даже с самыми тихими операциями. Каждый из команды боролся со скукой по-разному, Виктор, по всей видимости, решил взять шефство над золотым трио, и теперь по мере сил помогал им в учёбе, благо у него особых проблем с зельеварением и трансфигурацией не возникало, в отличии, от Ивана, которому досталась роль студента-раздолбая, чем тот без зазрения совести и пользовался. Разнообразия в эту ситацию добавляли гневные громовещатели, получаемые им, от якобы обеспокоенных родителей. Патриарх семьи, полковник ГРУ в отставке и, по совместительству, один из лучших руководителей Дозора, Илья Лисов веселился во всю, с готовностью выполняя просьбу руководства. Для студентов Хогвартса это выливалось в красочные спектакли, начинающиеся каждый раз, когда почтовая сова доставляла очередной красного цвета конверт. Поток ругательств, выплёскивающихся на голову якобы "нерадивого" внука был на удивление цветист и разнообразен но, к счастью, цензурен. Каждый раз парень клялся и божился что вот-вот бросит страдать ерундой и приложит все силы к учёбе, но что-то всегда его останавливало. На почве общего раздолбайства он даже сошёлся с близнецами Уизли, по крайней мере, Александра была уверена, что взорванные унитазы в слизеринской гостинной не обошлись без небольшой доли самопальной взрывчатки, благо аммонал в качестве тепличного удобрения использовался наряду с драконьим навозом...
      Впрочем, сегодня в размеренную жизнь школы придёт кое-что новое. Именно в этот день прибывали делегации из Шамбартона и Дурмстранга, поэтому на лужайке перед замком уже выстраивались ряды студентов, находящихся под чутким руководством преподавателей. Деканы, чувствуя небывалую ответственность за своих студентов волками рыскали между стройными рядами учеников. Вот МакГонагалл распекает Падму Патл за, по мнению декана, неподходящую заколку, в нескольких метрах позади Снейп придирчиво оглядывает ряд своих подопечных, силясь найти малейший недостаток, рядом малыш Флитвик накладывает согревающие чары на начавших мёрзнуть первокурсников.
      Её размышления прервал знакомый голос:
      — Дело сделано, как насчёт присоединиться к остальным?
      Незаметно подошедший сзади Виктор приветственно кивнул ей и поправил свою сумку, полегчавшую на пару килограмм. Последний час он с Иваном провёл за установкой миниатюрных камер, должных запечатлеть появление гостей.
      Александра кивнула, подала руку Ивану и команда, беззаботно болтая подошла к однокурсникам. МакГонагалл, придирчиво осмотрев их, не нашла явного повода для придирки и, смягчившись, одобрительно кивнула.
      **
      Они рыскали глазами по темнеющим газонам, но не отметили там никакого движения. Вокруг было тихо, спокойно и совершенно обычно. Гарри потихоньку начал замерзать. — Скорее бы уж они приехали! — думал он. — Может, они готовят какое-нибудь сенсационное прибытие? — Он вспомнил слова мистера Уизли на Кубке мира по квиддитчу: — Как всегда! Все рисуются друг перед другом, когда собираются вместе…
      Но тут Дамблдор, который стоял в последнем ряду вместе с остальными преподавателями, заговорил:
      — Ага! Если я не ошибаюсь, приближается делегация Шамбартона!
      — Где? — хором вскричало несколько учеников, вглядывающихся в темноту.
      — Вон! — закричал шестикурсник, указывая рукой на небо над лесом.
      Что-то огромное, гораздо большее по размеру, чем метла, даже больше, чем сотня мётел неслось по тёмно-синему небу по направлению к замку. Чем ближе к ним оно придвигалось, тем яснее становилось, что оно было просто огромным.
      — Дракон! — взвизгнула одна из первогодок, потеряв голову.
      — Вот глупости! Это — летающая лошадь! — перебил её Деннис Криви.
      Догадка Денниса была ближе к истине. Когда гигантская, чёрная тень пролетела над Запретным лесом, слегка задевая верхушки деревьев, и попала в полосу света, льющегося из окон замка, они увидели, что навстречу им плывёт огромный светло-голубой экипаж, размером с большой дом, запряженный лошадьми. Крылатые лошади, все — отборные паломино, каждая размером со слона, тащили карету по воздуху.
      Ученики, стоящие в первых трёх рядах отшатнулись назад от несущейся навстречу к ним кареты, которая, на огромной скорости начала спускаться вниз. С могучим ударом, который заставил Невилла отскочить назад прямо на ногу пятикурсницы из Слизерина, копыта коней, размером с обеденные тарелки, ударились о землю. Сама же карета, подскакивая на широких колёсах, приземлилась секундой позже. Золотистые лошади вертели огромными головами и закатывали большие, горящие огнём, красные глаза.
      * * *
      Доклад авиационного корпуса антитеррористической коалиции
      Сегодня, в 15.00 по Гринвичу над Ла-Маншем радиолокационным дозором был зафиксирован крупный летающий объект в небе. На перехват объекта выдвинулось патрульное звено под командованием Дж. Дэвидсона, состоящее из трёх самолётов палубных истребителей AV-8B Harrier II. После того как истребители вышли в точку контакта, визуально было установлено, что объект представляет собой огромную (около 10 метров в высоту) карету, запряжённую животными, похожими на многократно увеличенных лошадей, имеющих крылья (предположительно — пегасы). Следуя полученному приказу, звено обозначило своё присутствие, совершив эволюции в непосредственной близости от иллюминаторов кареты, после чего экипаж кареты предпринял безуспешную попытку оторваться от сопровождения. Спустя некоторое время экипаж, видимо осознав тщётность своих попыток, вернул карету на прежний курс.
      Через два часа объект совершил посадку в зоне, обозначенной как "Школа Чародейства И Волшебства Хогвартс", после чего звено Дэвидсона повторно обозначило своё присутствие, совершив на глазах пассажиров кареты и встречающей делегации несколько манёвров, одновременно зафиксировав происходящее на камеру.Все пилоты звена — участвуют в антитеррористической коалиции,персонал РЛС был уведомлён о дирижабле, поэтому утечек информации не произошло.
      * * *
      Александра с интересом наблюдала за медленно открывающейся дверью кареты гостей. Разумеется, досье на Олимпию Максим, (уроженка Лотаргинии, семидесяти шести лет от роду, рост — два метра, двадцать три сантиметра, цвет глаз — карий) уже давно лежало в застенках аналитического отдела, но увидеть её вживую было гораздо интереснее чем вчитываться в сухие строчки текста. Наконец, дверь полностью открылась и из неё выпрыгнул мальчишка в светло — голубых одеждах, повозился с чем то на полу коляски и вытащил оттуда лестницу золотого цвета, поспешно отскочил в сторону, согнувшись в поклоне. Из коляски появилась чёрная до блеска туфля, явно не человеческих размеров, вслед за туфлей последовала и хозяйка, женщина крайне высокого роста, одетая в чёрный атлас. Удивительно, но не смотря на свой рост, сравнимый разве что с ростом Хагрида, впечатление циркового уродца она не производила. Напротив, женщина была удивительно гармонично сложена, черты лица её были тонки и пропорциональны, походка — легка и вместе с тем величава. Оглядев толпу учеников, зачарованно пялящихся на неё, она подошла к Дамблдору уже открывающему рот для приветствия. Внезапно, мёртвую тишину, нарушаемую лишь всхрапами чудесных пегасов, разорвал неестественный пульсирующий грохот, накатывающийся на лужайку. Через долю секунды показался и источник этого грохота, в небе над поляной, совсем близко к земле, пронеслась на огромной скорости троица маггловских истребителей. По характерным топливным бакам, висящим под крыльями, можно было понять, что это британские палубные истребители, базирующиеся неподалёку от Лондона. Тем временем, стальные птицы, пройдя над головами учеников резко ушли вверх,отчего вода в озере встала столбами, под действием сжатого воздуха. Достигнув верхней точки траектории, два самолёта ушли в стороны, намереваясь облететь Хогвартс, а третий, погасив скорость, неподвижно завис над озером, изредка покачиваясь из стороны в сторону под действием ветра. Поводив своим носом, будто высматривая что — то среди учеников, завороженно глядящих на него, истребитель покачал невольным зрителям крыльями, словно приветствуя их и резко ускорившись, рванул вверх, присоединившись к своим товарищам, вновь взбаламутив воду в несчастном озере.
      Первой тишину разорвала мадам Максим, обратившись к директору:
      -Мсье я приносить извинения. Эти ужасные магглы на своих les battant досаждали нам всю дорогу,и мы никак не могли от них оторваться!
      — Ничего страшного, Мадам Максим, я рад приветствовать вас на территории Хогвартса. — Дамблдору, несмотря на его высокий рост, почти не пришлось согнуться, чтобы приложиться к её руке.
      Глядя на эту картину, Иван с трудом сдерживался, дабы самым банальным образом не заржать, поставив под угрозу всю церемонию встречи гостей. Похоже, в штабе решили, что церемониться с внаглую прущими через пролив гостями с континента не стоит, и вылили нежданным визитёрам ушат помоев на голову, явно попортив французам настроение ещё в небе. Впрочем, ничего особенно опасного они не предприняли, просто обозначив своё присутствие. Тем временем, мадам Максим закончила расшаркиваться с Дамблдором и повела своих подопечных, ёжащихся от осенней прохлады в замок.
      Заметив как Виктор провожает взглядом одну из фигурок, идущих вслед за мадам Максим, Иван несильно пихнул его локтем в бок.
      — Ну и как там твой орден холостяков? Ещё не решил сложить свои полномочия?
      — Да иди ты к чёрту, за своей девушкой лучше следи, чем на чужих пялиться. — Лениво отмахнулся Виктор, за что получил локтем в бок уже от Александры, стоящей чуть сзади.
      — Парни, цыц! Внимание на озеро!
      Мирная гладь воды, успевшая успокоится после устроенного пилотами представления снова пошла волнами. Воды озера начали закручиваться в водовороте, сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее, пока из образовавшейся воронки не показались мачты парусного корабля, поблёскивающие в лунном свете. Он каким-то невероятным образом напоминал призрак, как будто этот корабль когда-то затонул и долгое время пролежал на дне, пока не был поднят назад на поверхность. Тусклые, туманные огни, льющиеся из его иллюминаторов, напоминали глаза мертвеца. Наконец, с громким всплеском, корабль целиком поднялся на поверхность и поплыл к берегу, покачиваясь на мощных волнах. Через мгновение все услышали всплеск якоря, опускаемого в воду и грохот спускаемого трапа.
      По трапу корабля начали спускаться фигуры экипажа, одетые в тяжёлые даже на вид шубы, отчего все они издали походили на толпу толстячков. Наконец на свет вышла первая из них, высокий, под стать Дамблдору, худощавый и седоволосый человек, одетый в серебристые меха.
      — Дамблдор! — сердечно вскричал он, шагая вверх по склону. — Как поживаешь, дорогой ты мой, как дела?
      — Цветут и пахнут, спасибо, профессор Каркаров, — ответил Дамблдор.
      Пока директора обменивались приветствиями, Виктор заинтересованно разглядывал корабль, на котором прибыла делегация из Дурмстранга. Его мучил вопрос, является ли сам корабль артефактом, способным исчезать в одной точке мира и появляться в другой, или же артефакт установлен где-то внутри него. Если верен второй вариант, такой артефакт весьма пригодился бы Инквизиции, возможность перебрасывать корабль в любое место, где есть вода стоила очень многого. Наконец, разговор директоров подошёл к концу, и ученики обеих школ поспешили в Хогвартс, причём хозяева гудели как рассерженный улей, обсуждая какого-то Крама, прибывшего с делегацией.
      — А что это за Крам такой? — Поинтересовался Виктор у Ивана, невозмутимо шагавшего впереди, после чего на нём скрестились удивлённые взгляды учеников, услышавших его слова.
      — Крам? Местная знаменитость, ловец Болгарии. Ничего интересного. — Ответил Иван, получив свою долю неприязненных взглядов.
      — Знаменитость, значит. Ну пусть будет знаменитость. — Задумчиво произнёс Виктор.

Глава 9. Выйти из тени

     6 Ноября 1994 года. Лондон. Офис Объединенного Разведывательного Комитета.
      — Они называют себя пастырями.
      — Пастыри? — заинтересованно переспросил человек, сидящий за столом. — Самооценка у них явно слегка завышена.
      Его собеседник усмехнулся и покачал головой:
      — Более чем. Детишки семейств, достаточно богатых, чтобы обеспечить им безбедную жизнь, но недостаточно знатных, чтоб хоть когда-то войти в высший свет, решили, что могут найти свой "особенный", — мужчина прочертил пальцами кавычки в воздухе, — путь.
      Сэр Родерик, бессменный глава ОРК, слегка приподнял бровь:
      — И в чём же заключается этот "путь"?
      Регулус Блэк, лучший оперативник Инквизиции и, по совместительству, один из нескольких информаторов магглов в магическом мире, расслаблено откинулся в мягком кресле и покрутил кистью в воздухе, подбирая слова.
      — Ребятишки считают, что под их, несомненно талантливым руководством, магглам будет гораздо лучше жить, нежели чем "прозябая в варварстве, беззаконии и дикости", — последние слова он явно зачитывал по памяти.
      Родерик страдальчески закатил глаза.
      — И разумеется, они ни черта не знают об обычном мире, поскольку любящие родители не допускают обожаемых деточек до маггловской возни. И теперь детишки решили пойти наперекор своим драгоценным родственничкам и встали на тернистый путь причинения добра и справедливости в особо тяжких размерах.
      Блэк с довольной улыбкой кивал в ответ на каждое слово директора комитета.
      — Именно. Информаторы докладывают, что планы у них явно наполеоновские. Сначала они собираются применить подчиняющее заклинание на Королеве, затем, под предлогом саммита, и откуда они только услышали это слово, собрать всех правителей более-менее влиятельных стран в одном месте и взять под контроль уже их. И всё, весь мир в руках банды гениальных революционеров, причём заметьте, абсолютно мирным путём.
      — Шайка кретинов. Поправка, шайка богатеньких кретинов, страдающих непомерно завышенным чувством собственной важности.
      Регулус недоумённо поинтересовался у Райта, перекошенного от возмущёния:
      — Но зачем тогда было необходимо искать по ним информацию, они же совершенно безвредны. Я не вижу смысла.
      Глава ОРК, к тому времени успевший успокоиться, с безмятежной улыбкой поделился своим планом.
      — Это как суслик.
      Блэк шокировано уставился на Райта, гадая, не поехал ли тот крышей на почве напряжённой работы. Тот, тем временем, решил развить мысль.
      — Вот ты не видишь план. И аналитики его тоже не видят. А он есть.
      Регулус осторожно спросил:
      — А что это за план?
      — Настало время нам заявить о себе, — Райт, до этого безмятежно улыбавшийся, преобразился. Губы его сжались, а лицо будто бы окаменело. — Мы набрали достаточно сил и ресурсов для прямого противостояния с Реддлом и его прихлебателями. Даже больше, нас не страшит даже война с их Министерством. Многочисленные операции по всему миру только подтверждают это. Сборище идеалистов, не вышедших ещё из пубертатного периода, — идеальная цель для акции устрашения. Разумеется, убивать мы их не будем, не за что пока, но вот напугать, да так, чтобы все их идейки о всеобщем благе вспоминались им только в кошмарах, мы можем. И сделаем.
      Блэк, завороженно кивая головой, очнулся и понимающе ухмыльнулся.
      — Тогда вам наверняка пригодится информация о том, где у них пройдёт первое торжественное собрание.
      — И ты молчал? Решил оставить на десерт? — заливисто расхохотался Райт.
      — Разумеется. Торжественный бал, посвященный рождению общества пастырей, пройдёт на корабле "Фея Моргана" ровно через неделю. Сам корабль, как мне удалось выяснить, развалина времён бурской войны. Держится на плаву только за счёт магии, которой в него вбухали просто в огромнейших количествах. Но у аристократов считается за первоклассный круизный лайнер, поскольку купить что-то более представительное им не даёт гордость и нежелание хоть как-то оглядеться вокруг. Маршрут известен.
      — Отлично. Итак, настало время выйти из тени...
      * * *
      10 Ноября 1994 года. Лондон. Главный штаб. Казармы Оперативного Отдела.
      — Оперативной группе Альфа-один срочно прибыть в кабинет номер двести пятьдесят три для инструктажа! Повторяю: Оперативной группе Альфа-один срочно прибыть в кабинет номер двести пятьдесят три для инструктажа!
      Механический голос разносился над модульными отсеками, расположившимися почти в центре закрытого периметра базы, отдельно дублируясь динамиками внутри модулей. Конечно, с оборонительной точки зрения было неразумно располагать жилые модули на поверхности, но пока официальной войны ни с кем объявлено не было, а о расположении штаба никто посторонний даже не догадывался. Поэтому, будущая стальная опора сил Инквизиции наслаждалась свежим воздухом и солнечным светом.
      Джон МакТавиш, оперативник группы "Альфа-один", раздражённо отставил в сторону детали штурмового автомата и резко поднялся со стула. Похоже предстояло очередное задание. Наскоро одевшись, он вышел из жилого модуля и сразу же перешёл на легкий бег. Опаздывать на инструктаж не рекомендовалось. Конечно, опоздай он на пять минут, никаких санкций бы не последовало, но репутация как раз и складывалась из таких вот незначительных мелочей. Неукоснительное исполнение приказов, железная дисциплина и применение здравой импровизации позволили сводному отряду военных специалистов со всего мира на равных конкурировать с одарёнными, пусть и способными на различные паранормальные вещички, но не отличающимися должным опытом ни в мирной жизни, ни на войне. Впрочем, со временем этот недостаток выправится, и преимущество над магглами уже не будет столь явным, что не могло не радовать. Джон не испытывал к магам особой зависти. Если ты способен на большее — пользуйся этим. Если ты не можешь — ты мертвец. Простая логика войны.
      Спустившись на минус второй этаж и пройдя по стерильно белым коридорам, вечно забитыми снующими туда-сюда людьми, МакТавиш открыл дверь с номером двести пятьдесят три и с неудовольствием отметил, что он пришёл последним. Его коллеги уже заняли свои места за длинным столом. Над одним из концов стола висел проектор, сейчас показывающий карту Британии, с множеством постоянно мелькающих разноцветных меток на ней.
      Лидер группы, капитан Алекс Прайс, приветливо кивнул ему головой и приглашающе хлопнул по стулу рядом с собой. Джон не стал кочевряжиться и, наскоро поздоровавшись с штатным снайпером Саймоном Райли (позывной "Гоуст") и техноспецом Юрием Симоновым (позывной "Юра"), уселся за стол.
      Эдвард, дождавшись, пока взаимные приветствия закончатся, откашлялся и начал говорить, одновременно с этим переключая слайды на проекторе небольшим пультом.
      — Итак, коллеги, вас собрали здесь с целью наведения переполоха на одном замечательном кораблике, — щелчок клавишей и на проекторе отображается старый паровой корабль, видавший лучшие времена. Несмотря на его явную техническую отсталость, за ним явно бережно ухаживали, отчего он производил впечатление старичка в белоснежном фраке. — Перед вами корабль "Фея Моргана", выполняющий роль круизного лайнера для богатеньких магов. Впрочем они нас пока не интересуют. Интерес для нас представляют те, кто соберутся на этом судне через три дня. Вопросы?
      — Круизный лайнер? Да он древний как говно мамонта, где гарантии, что он не затонет от малейшего волнения вместе с пассажирами? — Острый на язык Райли не мог упустить возможности позубоскалить.
      — Это всё ма-а-гия! Поверь в чудо, и оно в тебя поверит то-о-оже! — придурковатым тоном протянул Эдвард, вызвав смех оперативников. Дождавшись, пока смешки окончательно затихнут, он продолжил:
      — Наша цель — общество пастырей, — на следующем слайде появилась эмблема, на которой были изображены скрещённые пастуший посох и кнут на фоне земного шара. — Кратко говоря, деточки богатеньких родителей решили поиграть в тайных властителей мира. Это удачно совпало с нашими планами по появлению на всеобщее обозрение. Поэтому, ваша цель — показательно вломиться, выбить с ноги дверь, навести переполох, прострелить парочке особо упёртых коленные чашечки и предупредить о том, что "Инквизиция бдит!".
      Прайс заинтересованно покрутил ус.
      — С чего будет происходить высадка?
      — Стандартно, вас доставят на LTV прямо к борту.
      — Снаряжение?
      — Новейшее. Экзокостюмы "Палладин" и "Тень". Стрелковка: АШ-двенадцать, крупнокалиберные пистолеты, дымовые и светошумовые гранаты, пара РПО "Шмель". На сладкое, Гоуст, получишь советскую ВС-восемь, как раз для корабля.
      Райли обрадованно хмыкнул, носиться по коридорам со стандартным барретом, весящим под четырнадцать кило, было не слишком весело, тогда как новейшая советская винтовка весила всего лишь чуть больше шести. Тем временем Прайс продолжал забрасывать куратора оперативных групп вопросами.
      — Эвакуация с судна?
      — Крестоносец будет курсировать неподалёку, кроме того, операция будет происходить совместно с флотскими, которые перехватят сам корабль и обеспечат вам покрытие ЭМИ импульсами. Так что, в случае чего, сможете просто перейти с борта на борт.
      — Какие корабли будут участвовать?
      Эдвард страдальчески закатил глаза.
      — Начальство решило давить понтами, поэтому к точке встречи пригонят «Айову», русские намереваются притащить проект "Орлан", насколько я помню, это будет «Куйбышев». Британия ограничится пафосным облётом береговой авиацией вокруг корабля.
      Прайс одобрительно хмыкнул:
      — Похоже будет очень весело.
      — Не то слово, друг мой. Не то слово... — задумчиво протянул Эдвард.
      * * *
      13 Ноября 1994 года. 52.506536 с.ш. 1.936768 в.д. Судно "Фея Моргана"
      Старый корабль упрямо шёл наперекор бушующему морю, вспенивая воду своими винтами. Несмотря на свой древний вид, судно было в отличном состоянии, о чём говорили свежеокрашенные борта и начищенные до блеска металлические детали. Словом, его вполне можно было принять за обыкновенный туристический корабль, предлагающий своим клиентам отправиться в путешествие по морю "как в старину". Однако, внимание, прикованное к нему, было слишком велико для простого туристического корабля. Высоко в небе, на расстоянии полутора километров парил беспилотный летательный аппарат, держа палубу судна в объективе сверхмощной камеры. За дымкой горизонта, в нескольких километрах вдали, рвали гладь воды массивными форштевнями огромные рукотворные чудовища — линейный корабль «Айова» и тяжёлый атомный ракетный крейсер «Куйбышев». Ещё дальше, примерно за тридцать километров от корабля, величественно парил в воздухе самолёт ДРЛО «Boeing E-3 Sentry», сопровождаемый звеном британских палубных истребителей.
      Пассажиры корабля, тем временем, пребывали в блаженном неведении, даже не подозревая о тех силах, что обратили внимание на скромное судёнышко, проводя своё время в любовании на солнце, медленно погружающимся в пучину моря, и разговорах, преимущественно о грядущем новом мире, и их месте в нём.
      Вот молодой Ашер Гольдштейн, чей младший брат ещё учится в Хогвартсе, вдохновлённо вещает празднично одетой толпе слушателей:
      — Друзья мои! Сегодня и именно сегодня родится новый мир! Мир, в котором не будет места несправедливости и варварству! Именно сегодня мы поведём магглов за собой, к свету, из тьмы невежества и дикости!
      Слушатели воодушевлённо зааплодировали его словам, каждого из них приятно грели мысли о принадлежности к тем, кто поведёт несчастных дикарей. Мнения же самих дикарей никто не спрашивал, да, впрочем, кому оно могло бы быть интересным. Спустя несколько минут над палубой корабля разнёсся звук гонга — начинался торжественный бал. Дамы и кавалеры сразу же направились во внутренние помещения корабля, стремясь продемонстрировать своим партнёрам и окружающим свои умения в танцах. Вот в широко распахнутых дверях исчезла последняя пара, и на палубе остались только немногочисленные члены экипажа, старательно наводящие порядок, а через несколько минут исчезли и они.
      Оператор, корректирующий полёт беспилотника оторвался от экрана, на который транслировалось изображение с камеры и произнёс, обращаясь к своему начальнику, сидящему за два кресла от него.
      — Сэр, на палубе человек не наблюдаю. Судя по сигналу тепловизора, все пассажиры судна находятся в главной зале корабля.
      — Отлично, — ответил ему мужчина с майорскими погонами. Поднеся ко рту чёрную коробочку рации он произнес в неё:
      — Смотрящий — Страннику, палуба свободна. Повторяю, палуба свободна.
      — Вас поняли, Смотрящий, выдвигаемся, — сквозь помехи ответил ему голос из трубки.
      * * *
      Спустя час. 52.506541 с.ш. 1.936790 в.д. Борт транспорта LTV T-23 Crusader
      Сидя на скамейке, тянущейся вдоль корпуса самолёта, Джон тщательно проверял снаряжение. Любая неисправность брони или оружия могла поставить под угрозу срыва всю операцию, поэтому ему следовало быть предельно осторожным. Рядом тем же самым занимался Юрий, а капитан Прайс внимательно перечитывал инструкции к заданию. Райли, мающийся от безделья, баюкал в руках новую снайперскую винтовку, изредка отпуская одному только ему смешные шуточки.
      — Хэй, кэп! Ты свою любимую шляпу наденешь под шлем или на него? А как же твоя сигара? Разве под забралом курить удобно?
      Прайс в ответ недовольно отмахивался от шутника, хмуря брови над тактическим планшетом. Спустя ещё пару минут он поднял взгляд на своих подчинённых и произнёс:
      — Итак, план таков: нас высадят на палубе корабля, судя по показаниям приборов волнение на море усилилось, поэтому можем не беспокоиться на счёт не вовремя выползших пассажиров. После того как высадимся... Соуп! — Джон вытянулся в кресле под суровым взглядом командира. — Возьмёшь с собой Юру и аккуратно двигаешь к дверям танцевальной залы, любых свидетелей — вырубать. Повторяю, любых, даже если это милая маленькая девочка или беззащитный щеночек. С магами надо рассчитывать на любую пакость. — Бойцы дисциплинировано кивнули в ответ. — Рад, что вы поняли. По сигналу, рвёте двери и входите в залу.
      Ещё раз внимательно оглядев МакТавиша и Симонова, Прайс переключился на Райли.
      — Гоуст, зубоскал ты наш, сегодня пойдёшь со мной. Наша цель — рулевой и капитан корабля. Необходимо вырубить обоих и направить судно в сторону наших кораблей. После этого, забираемся на крышу бальной залы и, опять же, по сигналу вламываемся через витражи. Всё понял?
      — Так точно, понял, — коротко бросил Райли, с которого слетела вся показная несерьёзность.
      Внезапно, как всегда это бывает, по пассажирскому отсеку разнёсся заунывный вой сирены, сигнализирующий о пятиминутной готовности. Прайс оглядел подчинённых и произнёс:
      — Поехали, парни, — одновременно с этим он нажал на сенсорный экран, расположенный на левой руке, отчего шлем, до этого сложенный в положении воротника, стремительно раскрылся вокруг его лица. На несколько секунд, пока встроенные динамики не начали свою работу, на уши капитана давила ватная тишина, сменившаяся всё тем же заунывным воем сирены. На экране, расположенном напротив лица, активировалось изображение с камеры, поверх него возникли иконки показывающее общее состояние бронекостюма, боезапас основного оружия. Над его подчинёнными, так же активировавшими шлемы, возникли маячки с подписями, благодаря чему Прайс мог отслеживать их статус и местоположение.
      В динамике раздался голос пилота:
      — Стуков на связи, зависли прямо над палубой. Удачи, парни!
      Довольно хмыкнув, капитан поднялся со скамейки и подошёл к медленно раскрывающейся аппарели, вслушиваясь в доклады бойцов.
      — Соуп на связи, все системы в норме, боезапас полный.
      — Юра на связи, все системы в норме, боезапас полный.
      — Гоуст на связи, все системы в норме, боезапас полный.
      Аппарель окончательно открылась, три серо-стальных фигуры и одна черная канули во мрак, исполосованный струями дождя.
      Мягко приземлившись на палубу, Райли набрал простую команду на сенсорном экране, и тьма, ранее царившая на палубе сменилась бледным зелёным свечением. Остальные члены команды, так же активировавшие встроенные приборы ночного видения внимательно всматривались в окружающее пространство. К счастью, ни одного идиота, решившего насладиться пронизывающим ветром и непрекращающимся дождём не находилось. Впрочем, несмотря на непогоду, палуба корабля почти не качалась, вероятно сдерживаемая магией. В динамике раздался голос Прайса:
      — Гоуст, идешь по верху.
      — Вас понял, — отрапортовал Райли и вытянул руку вперёд, целясь в возвышавшуюся над ними дымовую трубу. Встроенная в левую руку кошка, повинуясь нажатию неприметной клавиши на ладони, выстрелила магнитным снарядом, за которым, разматываясь в полёте, ринулся прочный трос. Ударившись о трубу, мощный магнит намертво с ней сцепился, спустя мгновение тихо загудел ворот, стремящийся вновь свернуть трос в плотный клуб, отчего Райли с силой рвануло вперёд и вверх. Боевой экзоскелет "Тень" специально создавался для скрытного проникновения, поэтому рывок, способный вырвать руку из плечевого сустава обычному человеку руку, был скомпенсирован специальным сервоприводом, и через несколько секунд Гоуст уже прижимался к мокрому металлу паровой трубы. Юра и Соуп, тем временем, осторожно направились к двери, ведущей внутрь корабля. Аккуратно открыв её и никого не обнаружив, бойцы медленно направились по коридору, минуя золочёные статуи и горшки с экзотическими растениями. Через несколько секунд динамики экзоскелетов уловили невнятный разговор:
      — Как уже ... эти мажорчики! Сил уже не хватает ...ть. — вещал один голос, ему чуть громче отвечал другой:
      — Да ладно тебе, Сноу, вечно ты ноешь. Нам эти мажорчики платят так, что любой бюрократишка из министерства от зависти на дерьмо изойдёт.
      — И всё же ... достали, — недовольно пробурчал Сноу.
      Переключившись на тепловизор, Соуп различил два силуэта, прислонившихся к стене коридора, совсем рядом с непонятной композицией из статуй. Продемонстрировав Юре два пальца, Соуп потянулся к шокеру, висящему на поясе, его движение зеркально повторил Юрий. Джон внимательно посмотрел в объективы маски напарника, слабо светящиеся в полумраке и, демонстративно загнув один палец, нацелился в стоящего слева матроса. Спустя несколько секунд он загнул второй и нажал на спуск, одновременно с напарником. Шокеры слабо хлопнули и миниатюрные гарпуны, вырвавшиеся из дул, преодолели расстояние в десять метров и вонзились в неудачливых матросов. Не успели те почувствовать боль, как заряд электричества, пройдя по проводам, тянущимся от шокеров к гарпунам надёжно вырубил их.
      Аккуратно укладывая тела за композицией из статуй, Джон попутно обшаривал их в поисках палочек. Найдя искомое, он связал жертв тросом и, сунув палочки в специальный контейнер, предназначенный как раз для таких целей, кивнул Юрию. Тот, всё это время настороженно вглядывавшийся в полумрак, осторожно направился дальше. Пройдя ещё пару метров и спустившись по винтовой лестнице, они оказались в ещё более широком коридоре, ведущем к дверям главной залы. Из-за них доносилась музыка и топот ног танцующих. Соуп, внимательно оценив обстановку, кивнул на небольшой закуток, предназначенный, по всей видимости, для технического персонала и произнёс в рацию:
      — Ждём тут.
      Юрий молча кивнул и направился вслед за ним в закуток.
      * * *
      — Прайс, гражданский на одиннадцать часов впереди. Дистанция восемь метров.
      Гоуст, одной рукой держащийся за кошку, внимательно смотрел в бинокль, отслеживая движение Прайса. Пока всё шло по плану, двух встретившихся им матросов удалось незаметно оглушить, и теперь они валялись под тентом спасательных шлюпок, связанные и с кляпами во рту. Теперь на очереди был третий матрос, в данный момент занятый наблюдением за бушующим морем.
      — Понял тебя, Гоуст, — Прайс неслышно продвигался по палубе, не сводя глаз с матроса, так неудачно решившего встать на пути к капитанскому мостику. К счастью для капитана, матрос не сводил взгляда с моря, изредка поводя волшебной палочкой и шепча себе под нос непонятные слова. Воспользовавшись этим, Прайс зашёл ему за спину и неслышно замахнулся дубинкой-шокером. Матрос, в последний момент что-то почувствовавший, резко повернулся к угрозе, смазывая удар, но от удара электрошоком это его не спасло. Наскоро связав на редкость шустрого колдуна, Прайс заткнул ему рот кляпом и, подняв с палубы упавшую палочку, сунул её в контейнер. Гоуст, тем временем, решил сменить место дислокации.
      Выстрелив кошкой в крышу капитанского мостика и пронёсшись в воздухе смазанной тенью, он неслышно приземлился на крышу. Взбежав по мокрой от дождя лестнице, Прайс оказался перед дверью, ведущей внутрь. За стеклом было видно, как капитан корабля — пожилой, но всё ещё крепкий мужчина, одетый в форму британского флота прошлого века, неслышно поучал юнца, стоящего за штурвалом.
      Прайс поудобнее перехватил шокер и произнёс:
      — По моему сигналу.
      — Вас понял, по сигналу, — отозвался сверху Райли.
      — Три, — Алекс напрягся и медленно потянулся к ручке двери. Гоуст выстрелил кошкой в край крыши и развернулся к нему спиной.
      — Два, — рука капитана легла на дверную ручку, Райли выбрал необходимую длину троса и согнулся в ногах, нависнув над краем крыши.
      — Пошёл! — Снайпер оттолкнулся ногами от края и прыгнул в бездну. Пролетев ровно метр, он в облаке стеклянных осколков ворвался на капитанский мостик. Капитан, неожиданно шустро для своего возраста, развернулся к неожиданной угрозе и замахнулся на вторженца кортиком, невесть как оказавшимся у него в руке. С кошачьей грацией увернувшись от богатырского, но не слишком профессионального удара, Райли перехватил руку с клинком, заставив капитана скривиться от боли, после чего нанёс сокрушительный удар ему в челюсть. Глаза пожилого мужчины закатились и он тряпкой осел на пол. Вскоре к нему присоединился и рулевой, которого из-за спины слегка придушил Прайс, пользуясь внезапным появлением снайпера. Удостоверившись, что оба мага не представляют угрозы, бойцы сноровисто освободили их от тяжести волшебных палочек и тщательно связав, устроили их у стеночки, в дальнем от разбитого окна углу. Сверившись с компасом, Прайс аккуратно повернул рулевое колесо на необходимую величину и заблокировал его в этом положении. Райли, тем временем, запер входную дверь, оставив ключ, найденный у капитана, внутри, исключая возможность открыть дверь. Кивнув друг другу, бойцы выпрыгнули из разбитого окна, приземлившись прямо на крышу бальной залы, удачно расположившейся около мостика. Бесшумно направившись к светящемуся овалу витража, напарники остановились в паре метров от него. Прайс, подозрительно оглядевшись, связался со второй группой. Убедившись, что у них всё в порядке, он установил соединение с самолётом ДРЛО.
      — Смотрящий, десантная группа на месте. Повторяю, группа на месте.
      — Вас поняли, Прайс. Ваше судно войдёт в зону успешного подавления М-энергии через тридцать минут. Соблюдайте осторожность, подавители — это не панацея. Повторяю, мобильные подавители способны лишь осложнить использование М-энергии, но не убрать её совсем. Как поняли?
      — Понял вас хорошо, Смотрящий. Есть соблюдать осторожность.
      * * *
      13 Ноября 1994 года. 52.506535 с.ш. 1.936767 в.д. Борт ТАРКР «Куйбышев»
      — Начать активацию системы подавления! Общий доклад!
      — Аппаратная часть в норме!
      — Системы управления функционируют в штатном режиме!
      — Готовы к передаче мощности от реактора!
      — Загрузка конденсаторов десять процентов... Двадцать... Тридцать... Пятьдесят... Семьдесят пять... Сто! Конденсаторы полностью загружены!
      — Система активна!
      Контейнер, расположенный на палубе крейсера осветился холодным электрическим светом, освещая толстые кабели, тянущиеся к нему из недр корабля. В воздухе отчетливо запахло озоном, а на металлических сетях радаров зажглись огни святого Эльма. Мерное гудение, раздающееся из контейнера, говорило о том, что всё работает нормально. Капитан корабля, наблюдающий за процессом из смотровой рубки, довольно улыбнулся и поднёс к губам рацию:
      — Подавитель функционирует. Можно начинать.
      * * *
      13 Ноября 1994 года. 52.506534 с.ш. 1.936766 в.д. Судно "Фея Моргана"
      Оливия Буллстроуд кружилась в танце, внимательно глядя в лицо своему партнёру. Всё в этот день казалось ей сказочным и чудесным, сначала — красочное посвящение в пастыри, на котором вступающий приносил торжественную клятву вести магглов за собой, не обращать внимание на их неполноценность и быть верным идеалам пастырей. После посвящения открылся торжественный бал, под музыку великих композиторов пары танцующих сходились и расходились в танце, кружась по сверкающему паркету. Вокруг них сновали наколдованные феечки, осыпая танцоров сияющими блёсками, сияющими так же ярко как сотни свечей, кружащихся над потолком. В отличии от своей сестры, Оливия избавилась от детской фигуры и теперь её стройность и милое личико притягивало кавалеров как магнит. Оливия счастливо прижалась щекой к груди Оливера О'Коннора, юноши, к которому она уже несколько месяцев питала нежные чувства. Оливия и Оливер, даже наши имена звучат как одно! Это знак, знак того, что мы будем вместе! — восторженно думала девушка.
      Внезапно, она ощутила очень странное чувство, отдалённо оно походило на то, когда рядом находится дементор, вытягивающий из окружающих светлые мысли. Девушка отстранилась от своего кавалера, тоже почувствовавшего неладное, и недоумённо нахмурилась. Хорошие воспоминания были на месте, но что-то всё равно уходило из неё. Девушка ахнула от ужаса. Её магия слабеет, вот отчего это странное чувство! Её догадку подтвердили музыкальные инструменты, ранее самостоятельно игравшие музыку. Теперь же они двигались с трудом, как сонные мухи, отчего прекрасная мелодия превратилась в какофонию, магические свечи тоже изрядно потеряли в светимости, и теперь уже не кружились в своеобразном танце, а вяло висели под потолком, будто бы раздумывая, не спуститься ли им ниже. Рядом с туфелькой Оливии бессильно шлёпнулась наколдованная феечка. Магическое создание слабее всего перенесло резкое падение магического фона и теперь бессильно лежало на полу, не в силах встать.
      Ашер Гольдштейн, основатель общества, оторвался от своей партнёрши и, выйдя на помост, с которого час назад произносил зажигательную речь, громко прокричал, обращаясь к напуганной толпе:
      — Друзья! Соблюдайте спокойствие, прошу вас! Возможно это всего лишь...
      — БАБАХ!!!
      Речь Гольдштейна прервал взрыв, раздавшийся от двери, ведущей в коридор. Окутавшись дымом, она зашаталась, будто бы раздумывая, и, приняв окончательное решение, с ужасным грохотом завалилась в коридор, из которого показались пока неразличимые в дыму силуэты.
      Одновременно с этим, витраж, на котором под одним только им слышимую музыку танцевали празднично разодетые пары, взорвался тысячами осколков. К счастью, танцующие пары не находились в центре залы, иначе жертв было бы не избежать.
      Из дыры, оставшейся на месте витража, слитным рывком рухнули на пол две непонятные фигуры. Как только дым и пыль от осколков окончательно рассеялась, Оливия в ужасе завизжала, а спустя несколько мгновений к ней присоединились и другие девушки. И было отчего, вторженцы одним своим видом приводили в ужас. Их было четверо, три массивные фигуры, серо-стального цвета, покрытые странного вида бронёй, полностью закрывающей её обладателей. На поясе и за спинами их были прикреплены предметы непонятного назначения, грудь незнакомцев была полностью скрыта множеством кармашков, из которых выглядывали странные вещички. В руках незнакомцы держали непонятные металлические предметы, похожие на несколько трубок, скреплённых друг с другом. На миг Оливии подумалось, что это могут быть музыкальные инструменты, но она тут же отмела от себя глупую мысль, уж что-что, а на музыкантов вторженцы никак не походили. Но самым пугающим были лица чужаков, полностью скрытые металлом, на которых выделялись только светящиеся красным светом глаза. Четвёртая фигура была несколько тоньше всех остальных, за спиной её висел слегка другой "инструмент"
      (Оливия пока решила называть эти вещи так). На лицевой пластине был искусно выгравирован человеческий череп, повторяющий очертаниями маску, отчего казалось, что мёртвенный красный свет исходит прямо из глазниц. Цвет фигуры сперва был чёрным, почти полностью сливаясь с чернотой витражного проёма, но спустя несколько секунд он начал меняться, подстраиваясь под цвет паркета. Неизвестный держал в руках два предмета, так же как у своих соратников? Сородичей? Направленных в стороны наиболее крупных скоплений танцующих.
      Спустя несколько секунд мёртвой тишины, одна из серых фигур вышла вперёд, одновременно нажав на что-то на левой руке. Под поражённые вздохи толпы, ранее казавшаяся монолитной личина разошлась на две части и сложилась в некое подобие воротника, скрывающего шею.
      Под маской оказалось вполне обычное, человеческое лицо. Мужчина, примерно сорокалетнего возраста, хмуро осмотрел толпу молодых людей, испуганно сбившуюся перед ним, презрительно скривился в роскошные усы, спускающиеся до подбородка и внезапно рявкнул, ещё больше испугав толпу.
      — МОЛЧАТЬ! — испуганные шепотки моментально стихли. Внимательно осмотрев молодёжь карими глазами, он поудобнее перехватил свой инструмент и проговорил, одновременно с этим направляя инструмент в лицо ближайшему танцору:
      — Вы задержаны боевой группой Инквизиции по обвинению в террористической деятельности и покушению на суверенитет маггловских государств! Согласно поправке к Статуту о Секретности от тысяча девятьсот восемьдесят первого года, мы имеем право самостоятельно бороться с магическими угрозами, поэтому, вы объявляетесь военнопленными! Сложите ваши палочки и никто не пострадает!

Глава 10. Неожиданности

     13 Ноября 1994 года. Хогвартс.
      В Хогвартсе царила ночь. Тихой тенью она проникала во все щели замка, пока не заполнила его полностью, как вода заполняет всё, что погружено в неё. Спали домовые эльфы, чутким, неглубоким сном, всегда готовые мгновенно проснуться и приняться за работу. Спали многочисленные портреты, висящие на стенах. В башне Рэйвенкло спала и Полумна Лавгуд, странная девушка, вечная мишень для издевательств у недалёких однокурсников и преданный друг для тех, кто мог пробиться сквозь внешнюю полоумность. Девушке снился сон. Разумеется, простые сны снятся всем, и упоминание о них обычно сводится к пустым разговорам, но это был не один из тех снов. Полумне снился Хогвартс. Не тот Хогвартс, который она знала — древний, величественный замок, полный радостных голосов, вечно спешащих преподавателей и дружелюбных привидений. Это был другой Хогвартс. Обезображенный, очернённый, искаженный самым страшным явлением, которое только может произойти. Замок был изуродован войной. Вот Хогсмид, ранее всегда полный студентов, радующихся недолговечным выходным. Теперь же от несчастной деревеньки остались лишь горящие руины, из которых раздавались крики, полные горя и отчаяния. Запретный лес, по которому раньше любила бродить Полумна, теперь таил внутри себя плотоядную тьму, изредка похрустывающую хитином. Лишь только деревни кентавров устояли перед злом, но и они теперь больше напоминали крепости, покрытые насыпями и ощетинившиеся вбитыми в землю кольями.
      Девушка в страхе устремилась во двор замка, то ли идя, то ли летя над покрытой обгорелыми проплешинами землёй. Достигнув внутреннего двора, она задохнулась от радости — её друзья всё ещё были живы. Но в каком же состоянии они находились! Вот в потоке людей, спешащих по своим делам, мелькнуло измождённое лицо профессора МакГонагалл, неподалёку накладывал заклинания на стены замка профессор Флитвик, сгорбленный под грузом усталости волшебник ещё сильнее стал походить на гоблина, мертвенная бледность и синяки под глазами только подчёркивали сходство. В углу, отгороженном занавесками, судя по виду, содранными с кроватей гриффиндорской спальни, безутешно рыдает мадам Помфри — в очередной раз на её руках гибнет ученик, которого она не смогла спасти. Целебные зелья давно закончились, а теплицы с нужными растениями разрушены. Рядом с ней, на больничной койке, сидит Северус Снейп. Бывший зельевар и двойной агент сделал свой окончательный выбор и теперь расплачивается за него. Метка, принятая много лет назад, медленно убивает его изнутри. Уже сейчас плечо бывшего упивающегося сильно опухло и причиняет своему хозяину ужасные страдания. Снейп знает, что ещё пара дней и он сойдёт с ума от нарастающей боли, и уже принял окончательное решение. Завтра он пойдёт в самоубийственную атаку на прислужников Лорда и, может быть, прихватит парочку бывших коллег с собой...
      Луна тихо поднималась по лестнице ведущей на стену замка, везде натыкаясь на страшные в своей повседневности картины войны. На ступенях впереди сидит Колин Криви, бывший беззаботный паренёк, всюду носящийся со своим волшебным фотоаппаратом, теперь будто бы лишился того огонька, что мелькал у него внутри. Парень болезненно морщится, пока девушка, в которой Полумна со страхом узнала саму себя, перебинтовывает его искалеченную руку. Колин храбрится и подшучивает над девушкой, та улыбается сквозь слёзы. Оба знают, что он уже никогда не сможет пользоваться своей рукой, но оба делают вид, что рука заживёт, делают друг для друга.
      Луна внимательно смотрит в лицо своей старшей копии. Глаза, ранее мечтательно смотрящие вдаль, теперь залиты пеленой слёз, лицо покрыто пылью и царапинами, на левой ноге остался след от ужасного ожога.
      Луна всхлипывает от страха и идёт дальше. Поднявшись на стену, она видит неразлучное Золотое Трио, и на их лицах война тоже оставила свой беспощадный след. Рон Уизли осторожно приобнимает Гермиону, прячущую своё лицо у него в груди. Гарри внимательно смотрит в сторону Запретного Леса, между деревьями которого клубятся потоки тьмы.
      — Скольких мы потеряли сегодня? — Нарушает тишину голос Гермионы. Девушка отстранилась от Рона и с тревогой всматривается в лицо Поттеру.
      — Пятеро мертвы. Криви лишился руки, — голос его сух и безжизненнен, все свои слезы он уже выплакал над телом Джинни. Гарри и оставшиеся члены Орден Феникса были слишком далеко, когда Упивающиеся внезапно атаковали Нору. Никто кроме Рона не выжил. Гарри прибыл на место одним из первых, но всё, что он застал — пылающие развалины некогда гостеприимного дома и надпись на единственной уцелевшей стене. Надпись, выполненную кровью. Пылающие буквы до сих пор вставали у него перед глазами. "Они так тебя звали. Где же ты был, Избранный?".
      Услышав слова, звучащие как приговор, Гермиона вновь безутешно заплакала. Рон, спрятавший свою девушку в объятьях, печально посмотрел в лицо Гарри и убито произнёс:
      — Мы не выстоим.
      Поттер потерянно кивнул, соглашаясь. Свой первый удар Упивающиеся смертью нанесли внезапно. Сначала пало Министерство Магии, авроры, находившиеся в казармах, стали жертвами предательства. Запертые в здании, накрытом антиаппартационым барьером, они никак не могли спастись от орды дементоров, ведомых вернувшимся из Азкабана Долоховым. Все чиновники, неспособные к сопротивлению, оказались под "Империусом", став верными слугами Тёмного Лорда. Следующим стал Дамблдор. Великий волшебник, приглашённый якобы на внеочередное заседание Визенгамота оказался в западне, отчаянно сражаясь, он смог предсмертным ударом уничтожить Волдеморта, но что бессмертному существу гибель телесной оболочки? Спустя месяц Тёмный Лорд возродился вновь, и Упивающиеся обрушили свою мощь на Орден Феникса. Теперь же, спустя всего пару месяцев, остатки Сопротивления заперты в Хогвартсе, немногие, успевшие прорвать блокаду прячутся по укрытиям, надеясь смешаться с магглами и убраться подальше от тьмы, распростёршей свои крылья над Британией. Один лишь только старый Аластор Грюм, вместе с бывшими курсантами Академии Аврората партизанит по лесам, иногда нанося чувствительные удары приспешникам Волдеморта, но одними лишь партизанскими действиями войну не выиграть.
      — Я повторяю наше предложение, — тени, внезапно сгустившиеся на стене расступились, и перед взором Полумны предстал мужчина, напоминающий Сириуса Блэка, плакаты с которым до сих пор развешены по всей Косой аллее. Одет он был в некое подобие доспехов, антрацитово чёрные пластины брони плотно примыкали друг к другу, не оставляя ни малейшего зазора. На его плечи опускался плащ, слабо колеблющийся от порывов ветра, шея была закрыта подобием воротника, состоящего из тех же бронепластин, а за спиной его висел необычной формы клинок, лезвие которого выглядело как застывший язык пламени. Гарри не поверил своим глазам, чужак, неведомо каким способом посмел заявиться к нему, держа за плечами наследие Сириуса! Единственного родственника, по настоящему любившего Гарри, человека, пожертвовавшего своей жизнью для того, чтобы он смог спастись!
      — Это не твоё, вор! Этот меч принадлежит Сириусу! — озлобленно выкрикнул парень и, забыв о волшебной палочке, с голыми руками бросился на незнакомца. Внезапно на пути Поттера вновь сгустились тени, обретшие материальность, они плотными жгутами скрутили отчаянно трепыхающегося юношу, замешкавшихся от удивления Рона и Гермиону постигла та же участь. Беззащитные, не способные даже достать волшебные палочки, они с ненавистью смотрели на невозмутимого незнакомца. Тот, в свою очередь, презрительно оглядел получившуюся композицию и процедил, надменно растягивая слова:
      — Мальчиш-шка. Этот клинок принадлежит мне по праву, как наследнику Древнейшего и Благороднейшего рода Блэк!
      Гарри шокированно уставился в лицо незнакомцу. Так вот почему он так похож на крёстного!
      — Ты лжешь! На гобелене Блэков нет никого кроме Сириуса, — выкрикнула отчаянно извивающаяся Гермиона. В ответ на это, визитёр согласно кивнул:
      — Разумеется. После того, как в далёком восемьдесят первом году я вернулся в дом, дрожжащий от шока, после того как Тёмный Лорд заставил меня принять участие в убийстве сотен людей, повинных лишь в том, что они магглы, и заявил, что не желаю иметь с этими мясниками ничего общего, моя дражайшая мамаша, — это слово он выплюнул точь-в-точь как Сириус, — изволила наорать на меня и прогнать из дому. Разумеется, моё имя было выжжено с семейного древа, как, впрочем, и имя моего братца. Доступ к семейным финансам мне, как я тут же выяснил, тоже закрыли. После этого, мне пришла в голову чудесная идея попросить помощи у старого друга, жившего в маггловском мире. И я не прогадал, — Блэк мечтательно оскалился, вспоминая былые денёчки. — О да, я не прогадал. Магглы дали мне всё: новую цель, новое имя и новые силы, — Блэк машинально провёл рукой по броне костюма. — Конечно, мамаша вскоре опомнилась, наследничков же больше не осталось, а моего отца она уже свела в могилу. Засылала меня совиной почтой, молила вернуться, обещала, что всё простит! — Блэк постепенно распаляясь, почти прокричал последние слова.
      — Простит! Я не нуждаюсь в прощении той, что считает нормой убивать невинных! В тот день я поклялся очистить имя рода Блэк, и магия рода не оставила меня! — Полог теней вокруг него забурлил, реагируя на эмоции.
      — Я знаю, кто вы! Вы — Регулус Блэк! — шокированно выдохнула Гермиона, внимательно слушавшая его всё это время. Парни подавленно молчали, сверля глазами разошедшегося Блэка. Отвлёкшись от воспевания торжественной оды самому себе, Регулус слегка вздрогнул и согласно кивнул.
      — У вас острый ум, мисс. А вот я похоже заработал комплекс злодея.
      В ответ на недоумённые взгляды Блэк пояснил:
      — Постоянно тянет толкнуть речь перед связанными людьми. Впрочем, Коваленко утверждал, что это у нас профессиональное. Но я отвлёкся от темы. Теперь же вы примете нашу помощь?
      — Нашу помощь? — недоумённо переспросил Гарри.
      — Ах да, вы же не знаете. Как только Волдеморт возродился, Инквизиция связалась с Министром Магии, директором Дамблдором и Аластором Грюмом, и предложила им свою помощь в борьбе. И, конечно, получила отказ. Министерство вообще не признавало того, что Волдеморт вернулся, Дамблдор толкнул речь о том, что, якобы, магглы не должны вмешиваться в судьбы магического мира, а Грюм и вовсе заявил, что разберётся и без сопливых. Ну что же, мы не стали вмешиваться и вот к чему это привело.
      — Инквизиция? Кто вы? — раздался голос ранее молчавшего Рона.
      — Организация, состоящая из магглов и магов, примкнувших к ним. Мы ставим своей целью защиту мира от любых угроз, магических или технических.
      В ответ на это Рон устало опустил голову.
      — Вы всё равно ничего не сможете сделать. Всё уже кончено. Он уничтожит нас, а потом займётся магглами.
      Блэк ехидно оскалился:
      — Неужели вам всё ещё не нужна помощь?
      Гарри, оставивший попытки вырваться из холодных объятий тени, озлобленно выдохнул:
      — Нужна, чёрт тебя подери! Нам нужна помощь! Но вы всё равно ничего не сделаете, магглы никогда не смогут защититься от Волдеморта, а союзных вам магов слишком мало для войны, иначе мы бы о них знали!
      — Ха. Послушай моего совета, парень. Никогда не говори "никогда", — с этими словами Регулус сорвал с пояса металлическую трубку и направил её в небо, одновременно нажав на рычажок, прикреплённый к ней. Из отверстия трубки вылетела яркая искра зелёного цвета. Поднявшись над Хогвартсом, она зависла в воздухе, медленно спускаясь вниз. До ушей присутствующих на стене донеслось насмешливое улюлюканье Упивающихся, перекрываемое хохотом Тёмного Лорда, усиленным "Сонрусом".
      — ЖАЛКИЕ ГЛУПЦЫ! ВАМ НЕКУДА БЕЖАТЬ! НЕКУДА ПРЯТАТЬСЯ! НИКТО НЕ ПРИДЁТ ВАМ НА ПОМОЩЬ! ОТДАЙТЕ МНЕ ВАШЕГО ИЗБРАННОГО И Я ПОЩАЖУ ВАШИ ЖАЛКИЕ ЖИЗНИ! — нечеловеческий голос разнёсся над замком, вызывая дрожь у услышавших его. Луна испуганно задрожала. Конечно, она понимала, что это всё сон, но видеть своих друзей, истощённых войной, слышать голос вернувшегося из небытия Тёмного Лорда было слишком страшно для четырнадцатилетней девушки. Золотое Трио, уже освобождённое от опутавших их теней, тем временем тревожно глядели во тьму. Волдеморт перед очередным нападением не упускал возможности поглумиться над несчастными жертвами и теперь они мучились догадками, ожидая новой атаки. В отличии от них, Регулус с кровожадной ухмылкой глядел в сторону Запретного Леса. Попытавшись проследить за его взглядом, Луна ничего не разглядела, но Блэку темнота не была препятствием.
      — Ага, вот где ты шляешься, — произнёс Регулус, направляя в сторону леса предмет, похожий на маггловский карандаш. Из кончика "карандаша" вырвался красный луч, заплясавший на тенях, целеустремлённо двигающихся к замку. Другую руку он поднёс к виску, на котором был закреплён чёрный провод, спускающийся к подбородку, на конце его, прямо напротив губ находилось небольшое утолщение, в которое Блэк проговорил:
      — "Карло", "Скайфайр", как слышно?
      В ответ, его костюм заговорил на два голоса, исходящих из района подбородка.
      — "Карло" на позиции. Жжём по приказу, камрад! — весело произнёс мужчина.
      — Группа "Скайфайр" вышла на рубеж атаки. Координаты цели получены. Запрашиваю подтверждение на атаку, — холодно ответил женский голос.
      Блэк оскалился и выкрикнул:
      — Открыть огонь!!!
      — Ну что, камрад, вам в фарш или с хрустящей корочкой?
      — Подтверждаю атаку. Группа "Скайфайр" приступает к поражению целей.
      Несколько секунд ничего не происходило, но вдруг Гермиона ахнула от изумления и указала в сторону озера. Небо над ним рассекали десятки огненных комет, стремительно несущихся к Хогвартсу. Одновременно этим небеса озарились многочисленными вспышками, обрисовывающими силуэты массивных самолётов, круживших над лесом. Ранее непотревоженная, тьма в лесу взорвалась огненной бурей, разрывающей всё, что находилось в ней. В тот же момент до ушей зрителей донёсся рваный грохот с небес, вскоре сменившийся на яростный свист пролетающих комет. Падая в самый центр тьмы, они вспухали огромными огненными шарами, превращая всё вокруг в пылающий ад.
      Особо яркая вспышка ударила по глазам Полумны и девушка с криком подорвалась с постели. Просидев некоторое время на кровати, бессмысленно глядя в пустоту, она вздрогнула, словно очнувшись, и направилась к рабочему столу, заваленному свитками с домашними заданиями. Девушка рылась в ящиках, выискивая чистый лист пергамента и перо, вспоминая мельчайшие детали своего сна, а в ушах её всё ещё звучали слова Регулуса Блэка, сказанные им на фоне бушующего пламени, пожирающего Запретный Лес.
      — Если бы вы, маги, попробовали хоть раз переступить свою гордыню и оглядеться по сторонам, эта война давно бы уже окончилась.
      Найдя, наконец, пергамент и перо, она на секунду задумалась, а затем вывела на листе первые строчки.
      "Дорогой отец. Сегодня, мне приснился очень странный сон..."
      * * *
      13 Ноября 1994 года. Хогвартс
      Главный Зал гудел от возбуждённых голосов. Именно сегодня Кубок сделает свой выбор, именно сегодня он выберет чемпионов, отстаивающих честь своих школ. Делегации Шамбарттона и Дурмстранга, студенты от первого до седьмого курса, преподаватели и работники Министерства — внимание всех было приковано к покрытому затейливой резьбой деревянному кубку, гордо возвышающемуся посреди зала на пьедестале.
      Дамблдор вынул волшебную палочку и широко ей взмахнул; тотчас все свечи в зале, кроме тех, что горели в тыквах, погасли. Зал погрузился в полутьму. Кубок огня засиял ярче, искрящиеся синеватые языки пламени ослепительно били по глазам, но взгляды всех всё равно прикованы к Кубку, кое-кто поглядывает на часы…
      — Осталась одна секунда, — сказал Ли Джордан. Пламя вдруг налилось красным, взметнулся столп искр, и из Кубка выскочил обгоревший кусок пергамента. Зал замер.
      Дамблдор, протянув руку, подхватил пергамент, освещённый огнём, опять синевато-белым, и громким, отчётливым голосом прочитал:
      — «Чемпион Дурмстранга — Виктор Крам».
      Зал содрогнулся от грохота аплодисментов и восторженных криков.
      — Ожидаемо. У парня высокий потенциал, — сухо прошелестел голос Виктора в головах его друзей.
      Виктор Крам поднялся с места и, ссутулив плечи, вразвалку двинулся к Дамблдору, повернул направо и, миновав профессорский стол, исчез в соседней комнате.
      — Браво, Виктор! Браво! — перекричал аплодисменты Каркаров, так, что его услышал весь зал. — Я знал, в тебе есть дерзание!
      Постепенно шум в зале стих, внимание всех опять приковано к Кубку. Пламя вновь покраснело, и Кубок выстрелил ещё одним куском пергамента.
      — «Чемпион Шармбаттона — Флёр Делакур!» — возвестил Дамблдор.
      — Интересный выбор. С одной стороны — кого попало в Хогвартс не потащат, с другой, технически, она не совсем человек... — Виктор рассеяно вглядывался в лицо чемпионки. — Хотя, наблюдение за её методами может и пригодиться...
      — Лучше скажи, что ты на неё запал, — шепнул ему на ухо Иван, перегнувшись через Александру.
      — Это не смешно. Не в двадцатый раз — надулся Виктор, отодвигаясь подальше от сокомандника.
      Девушка, так похожая на вейлу, легко поднялась со стула, откинула назад волну белокурых волос и летящей походкой прошла между столов Гриффиндора и Пуффендуя, задержав на пару секунд взгляд на лице Виктора. Он в ответ одобрительно улыбнулся, отчего вейла ещё сильнее вскинула голову и уверенно направилась к преподавательскому столу.
      Александра с интересом отметила, что победе Делакур шамбарттонцы похоже совсем не рады. Несколько девушек прятали лицо в ладонях, а две и вовсе плакали навзрыд.
      Флёр Делакур удалилась в соседнюю комнату, зал опять утих. Но напряжение, казалось осязаемое на ощупь, усилилось. Осталось только узнать чемпиона Хогвартса!
      Всё опять повторилось. Огонь покраснел, посыпались искры. Из Кубка вылетел третий кусок пергамента. Дамблдор поймал его и прочитал:
      — «Чемпион Хогвартса — Седрик Диггори».
      — Парень не промах. Есть мозги, есть сила, есть харизма. Реальные шансы на победу. Хороший выбор.
      Дамблдор стоял и ждал; вот наконец зал угомонился, и он, довольно улыбаясь, начал вступительную речь:
      — Превосходно! Мы теперь знаем имена чемпионов. Я уверен, что могу положиться на всех вас, включая учеников Шармбаттона и Дурмстранга. Ваш долг — оказать всемерную поддержку друзьям, которым выпало защищать честь ваших школ. Поддерживая своих чемпионов, вы внесёте поистине неоценимый вклад…
      Дамблдор внезапно остановился, и все сразу поняли почему.
      Кубок огня вдруг покраснел. Посыпались искры. В воздух взметнулось пламя и выбросило ещё один пергамент.
      Дамблдор, не раздумывая, протянул руку и схватил его. Поднёс к огню и воззрился на имя. Повисла длинная пауза. Дамблдор смотрел на пергамент, весь зал смотрел на него. Наконец, он кашлянул и прочитал:
      — «Гарри Поттер».
      Зал мгновенно затих, и в мёртвой тишине, полной изумлённых взглядов раздался лишь один голос, полный недоумения и возмущения.
      — Итак. Какая сука опять подставила парня!?
      В ответ по залу прокатился негодующий голос декана Гриффиндора.
      — Мистер Лисофф! Четыре часа отработок с Филчем! Как вы посмели опорочить честь нашей школы перед гостями!
      — Я посмел!? — взвился с места Иван. — Может я и приехал из другой страны, но про злоключения "Мальчика — Который — Пока — Не — Сдох — Только — Чудом" я наслушался достаточно! На первом курсе в вашей школе объявляется черный маг, гоняющийся за философским камнем и останавливает его не аврор, как и должно быть, а один единственный первокурсник, при помощи друзей. На втором курсе в школе объявляется василиск. ГРЁБАННЫЙ МАТЬ ЕГО ВАСИЛИСК! И снова он дохнет от руки Поттера! На третьем — парня чуть не сожрала орда дементоров, не говоря уже о сбежавшем из якобы "неприступного" Азкабана Блэке, одержимого идеей убить сына своих бывших друзей! И вы думаете, что четверокурсник попадает на турнир, в котором можно погибнуть на "раз-два" абсолютно случайно!?
      К концу прочувствованной речи равнодушных в зале не осталось. Директора школ с континента подозрительно вглядывались в стены большого зала, явно прикидывая, не стоит ли им свалить, пока их деточки не попали в опасность. Спустя несколько секунд лица директоров болезненно скривились — почти одновременно они вспомнили о магическом контракте. Минерва МакГонагалл судорожно пыталась выдавить из себя хоть одно слово, но от возмущения забывала о необходимости выдыхать во время разговора. Людо Бегмен сначала посинел. Затем покраснел. Затем позеленел. Затем посмотрел на делегации и снова посинел. Грюм заинтересованно глядел в лицо наглому четверокурснику, согласно кивая его словам. У парня определённо был потенциал, уже одна его реакция на применение Непростительных стоила многого, а сопротивляемость "Империусу" и вовсе была поразительной. Он даже пожалел, что будет преподавать в Хогвартсе всего один год, уж очень был перспективен паренёк. Пару тройку лет спустя из него бы вышел отличный Упивающийся. Инициативный, исполнительный и умеющий думать.
      Дамблдор же повёл себя страннее всех — пожилой волшебник почти сполз под стол от еле сдерживаемого смеха. Его веселье разделял так же и Флитвик, ехидно ухмыляющийся в тарелку, Снейп же был мрачен, впрочем как и обычно. Несколько опешивший от такой реакции на свои слова Иван осторожно поинтересовался:
      — Упс. Это что была секретная информация? Я подписок о секретности не давал, если кому интересно.
      — Мистер Лисофф! Двадцать, нет, сорок часов отработок! И минус пятьдесят баллов с Гриффиндора! И убирайтесь из зала, с глаз моих долой! — МакГонагалл наконец обрела дар речи, и гневно воззрилась на своего подопечного.
      Под многократно усилившийся шёпот студентов, обсуждающих такое внезапное, но весьма похожее на правду заявление, Иван, гордо подняв голову, вышел из зала, напоследок бросив фразу на непонятном большинству присутствующих языке, вызвав повальный гогот дурмстранговских студентов:
      — Правду не скроешь! Её всё равно узнают! Слава анархии!
      * * *
      Принятый пакет данных от 14 Ноября 1994 года.
      Тень — Основе. Срочно!
      Только что, на церемонии выбора чемпионов, четвёртым чемпионом выбран Гарри Поттер! По имеющейся информации, это возможно при наложении на Кубок мощного заклинания помех, вследствие чего имеются подозрения на рост активности Упивающихся в регионе. Агент Клирик, с целью недопущения возникновения конфликта публично заявил, что, цитирую: "Какая censoured подставила парня?", благодаря чему возможное психологическое давление на четвёртого участника удалось серьёзно ослабить. Клирик схлопотал 40 часов отработок. Принято решение по мере возможности вести разъяснительную работу среди студентов, чем меньше проблем будет у Поттера, тем больше шанс на его выживание. Так же принято решение о шефстве над ним. Остальные чемпионы: Хогвартс — Диггори С. (досье в донесении от 18 Сент.), Дурмстранг — Крам В. , Шамбарттон — Делакур Ф. (Технократ налаживает устойчивые отношения.)
      Основа — Тени
      Отлично. Информация принята к сведению. Командование одобряет ваше решение. Информируем, что при росте напряжённости в регионе до уровня "Красный — 3" (возвращение Реддла) ваша группа будет срочно отозвана. Технократу: Семейство Делакур обладает серьёзным политическим влиянием в французском Министерстве магии, поэтому можете продолжать. Рекомендуем соблюдать осторожность и избегать "плотного контакта". Персонально от Эдварда: Виктор, решишь устроить новый забег по бабам — вылетишь с волчьим билетом.
      Из общей рассылки:
      Началась активная фаза операции "Из тени". Подтверждён захват заложников группой "Альфа — 2". Пострадавших среди оперативного состава нет.
      Завершены тестовые испытания проекта "Гаргантюа". Всем техноспецам ранга "альфа" и "бета" рекомендовано начать прохождение тренировочных курсов. Поставки в войска начнутся с июня.
      Успешно проведено испытание боевого блока ЭМИ. Ракета тактического комплекса "Искандер" успешно поразила цели на полигоне "Зона 21". Отмечается уничтожение действующих энэргоконструктов и кратковременное (около 10 минут) ослабление паранормально одарённых. Из визуальных эффектов: После активации над полигоном в течении получаса наблюдалось северное сияние. Боевой блок рекомендовано принять на вооружение. Ведутся работы над созданием маломощной версии на основе ручной гранаты.
      "Альфа — 3" приступила к охране государственных служащих высокого ранга.
      * * *
      13 Ноября 1994 года. 52.506534 с.ш. 1.936766 в.д. Судно "Фея Моргана"
      После слов непонятного человека (да и человека ли?) в зале установилась оглушительная тишина. Волшебники шокировано смотрели на тех, кого клялись направлять к лучшей жизни и не находили слов, судорожно пытаясь убелить себя в том, что это страшный сон и прямо сейчас они проснутся. К их ужасу, страшные фигуры и не думали исчезать, а ветер, задувающий из разбитого витража ещё больше убеждал их в реальности происходящего.
      — Сдать палочки! Живо! — рявкнул мужчина, всё так же направляя свой инструмент на сбившихся в испуганную толпу людей. Не дождавшись хоть какой — либо реакции, он кивнул фигуре, стоящей немного позади и произнёс:
      — Соуп. Продемонстрируй.
      Пока Оливия гадала, при чём тут вообще мыло, фигура направила свой инструмент в сторону банкетного стола, заставленного различными блюдами и нажала на небольшой рычаг, расположенный в нижней части. Раздался жуткий грохот, из противоположного конца инструмента, направленного на стол, вырвался сноп пламени. Поверхность стола будто взорвалась, тщательно, в соответствии с этикетом, разложенные на ней блюда превратились в крошево из еды, щепок и осколков фарфора. Ножки стола подогнулись и он с громким треском рухнул на пол, развалившись на несколько частей.
      — Следующими будете вы. Повторяю в последний раз, сдать оружие!
      Судорожно всхлипнув, Оливия, вышла вперёд на подгибающихся от страха ногах и протянула свою палочку, дрожа от страха. Маггл, внимательно смотря ей в лицо, резким движением вырвал палочку у неё из руки и осторожно поместил в контейнер, висящий на поясе. После этого её грубо схватил за руку второй маггл и резко толкнул в угол, отчего она, не удержавшись на каблуках, рухнула на пол.
      От её болезненного вскрика Оливер, до тех пор старавшийся держаться к ней поближе, вышел из толпы и гордо заявил, вскинув палочку в лицо негодяю.
      — Как вы посмели, сударь, оскорбить невинную девушку! Я вызываю вас на дуэль, и не признаю отказа, вы, бесчестный...
      Впрочем, договорить он не успел. Раздался тихий хлопок и Оливер громко, пронзительно закричал от страшной боли, в ужасе глядя на искалеченную руку. Запястье его было полностью перебито и сейчас бессильно повисшие пальцы были залиты кровью. Палочка же, так и не защитившая своего владельца, валялась на полу. Взгляды присутствующих в зале скрестились на четвёртой фигуре, той самой, что могла изменять цвет. Из оскалившегося черепа, выгравированного на лицевой пластине раздался беззаботный голос:
      — Упс. Пальчик соскользнул.
      — Гоуст, ты всегда такой долбанутый? — глава вторженцев недовольно покосился на своего подчинённого.
      — Неа, только по четвергам.
      — Стоп, сегодня же воскресенье, — недоумённо произнёс Соуп.
      — Именно! — Гоуст подтверждающе взмахнул руками со всё ещё зажатыми в них инструментами, отчего толпа магов сжалась ещё больше — Воскресенье! Все любят воскресенье! Какой чудный день для прогулки!
      — Кретин, — мрачно буркнул главарь и наклонился над воющим от боли Оливером. — Сдавайте палочки моему коллеге.
      Оливер, в ужасе глядя на закованного в доспехи монстра, попытался отползти назад, но тот рявкнул на него, принуждая сидеть тихо. Мужчина, протянув руку к сумке на поясе, достал из неё бинт и колбочку с бесцветным зельем, запакованную в прозрачную ткань. Юноша, поняв, что пытать его не собираются, робко протянул изкалеченную руку незнакомцу, на что тот одобрительно кивнул. Освободив колбочку из шуршащей упаковки он аккуратно вонзил иглу, закреплённую на конце в предплечье Оливера, пояснив свои действия:
      — Это обезбаливающее. Пару часов боли чувствовать не будешь, а позже тобой займутся в лазарете.
      Аккуратно отложив в сторону опустевшую колбу, мужчина ловко перевязал кровоточащую руку, остановив кровь. Закончив с перевязкой, он одобрительно хлопнул по плечу Оливера, стоически терпящего процедуру и протянул ему руку. Кое-как встав, юноша осторожно спросил у незнакомца.
      — Сэр, а что же с нами будет?
      — Что с вами будет? — переспросил мужчина и, пройдя несколько метров, встал перед безоружными магами и громко откашлялся, привлекая всеобщее внимание.
      — Итак, вы все обвиняетесь в покушении на государственные устои стран участниц антитеррористической коалиции, а именно: Соединённых Штатов Америки, Союза Советских Социалистических Республик и Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии. С другой стороны, учитывая то, что ваша затея в любом случае была обречена на провал...
      — На провал!? Да мы почти... — раздавшийся из толпы голос был грубо прерван предыдущим оратором:
      — Почти что? Почти решили поиграть в революционеров и, разумеется, полностью забили на такое понятие как конспирация? Или вы думаете, что эти милые кораблики тут просто так плавают?
      — Эээм, какие кораблики? — уже не так бодро вопросил всё тот же голос.
      — А вы в окошко, в окошко посмотрите.
      Толпа посмотрела и панически зашебуршала. В окне отчётливо виднелись силуэты огромных кораблей, разрезающих поверхность воды рядом с их судёнышком. Огромные, серо-стального цвета, орудийные стволы и многочисленные орудийные башни не оставляли никаких сомнений — корабли были военными. Высоко в небе раздался звук, который поначалу все приняли за отголосок уходящей бури, но грохот, в отличии от грома, всё длился и длился, пока в окне не показались стремительные силуэты необычных крылатых машин. Пронесясь над поверхностью воды, они вызвали небольшую бурю, вода, взбаломученная плотными потоками воздуха, вставала столбом. Пролетев над кораблями, две железные птицы разошлись вверх и в стороны, ещё больше шокировав зрителей.
      — Так вот, возвращаясь к вашей судьбе. Учитывая невозможность исполнения вашего замысла и первый случай нарушения Статута о Секретности в Британии за последние десять лет, было вынесено решение на первый раз ограничиться предупреждением. В следующие разы наша реакция будет гораздо более жёсткой. Предупреждая ваши вопросы, простреленная рука — не жестокость, а необходимость. Может вы сами и не осознаёте, но ваши палочки не только забавные игрушки, но и одни из совершеннейших инструментов для убийства. Поэтому, реакция на направленное в лицо оружие иной быть не может. Теперь же, рекомендую разойтись по каютам, в ближайшее время сюда будут направлены медицинские и спасательные службы для оказания первой помощи пострадавшим.
      * * *
      16 Ноября 1994 года. Газета "Ежедневный Пророк"
      Магглы. Чудовища или стражи закона?
      Два дня назад, на прогулочное судно "Фея Моргана", в момент торжественного бала было совершено нападение. Магглы, неизвестным редакции способом, в количестве четырёх человек, проникли на судно и осуществили его захват. Любые попытки сопротивления карались с беспощадной жестокостью, к примеру Оливеру О'Коннору, представителю уважаемого семейства Британии, за попытку вступиться за честь девушки, нанесли ранение огнестрельным (пояснение по вооружению магглов на стр.5) оружием. После захвата судна, собравшимся было предъявлено обвинение в нарушении Статута о Секретности, и предложено сдать волшебные палочки. Шокированные произошедшим, жертвы нападения не стали оказывать сопротивление и подчинились требованиям. Безоружных жертвам предложили вернуться в каюты, где они и находились всё время, пока корабль возвращался обратно в порт. К чести магглов, стоит отметить, что пассажирам корабля была оказана медицинская помощь, по словам нашего источника из больницы св. Мунго, лечение было хоть и примитивным, но абсолютно правильным с медицинской точки зрения, при условии отсутствия специальных зелий и невозможности магического лечения. Спустя день, судно причалило в порт, где пострадавших уже встречали представители Миниистерства магии и взволнованные родственники. Представителями магглов было заявлено, что: "Нарушившие Статут о Секретности, в соответствии с поправкой от 2 Ноября 1981 года, попадают под юрисдикцию маггловского правительства, в связи с чем, со стороны маглов был создан контролирующий орган, в просторечии именуемый Инквизицией." Очаровательнейшая Рита Скитер, пройдя сквозь кордон авроров, смогла взять интервью у одного из представителей этой организации. (На фото улыбающаяся Рита Скитер позирует на фоне закованой в антрацитово-чёрную броню фигуры, на заднем плане виднеется коридор из маггловских военных с одной стороны и авроров с другой, по которому идут пассажиры корабля.)
      — Позвольте представиться, меня зовут Рита Скитер и я репортёр "Ежедневного Пророка" — крупнейшей газеты в магической Британии. Вы не откажетесь от интервью?
      — Я имею право ответить лишь на некоторые вопросы. Секретность нашей организации крайне высока.
      — Мне хватит и этого. Итак, начнём. Скажите, как вас зовут?
      — Это секретная информация. Могу назвать лишь свой позывной.
      — Позывной?
      — Кличка, прозвище. Используется для соблюдения секретности.
      — Разумно, мистер. Тогда каков же ваш позывной?
      — Прайс.
      — Итак, мистер Прайс. Не могли бы вы рассказать нам о том, почему вы атаковали абсолютно невинных пассажиров?
      — Невинных? Из достоверных источников нам было известно, что на этом корабле происходило первое собрание пастырей, организации, ставящей перед собой цель захватить власть в маггловских странах при помощи второго Непростительного заклинания. Предупреждая вопросы, источник мы раскрывать не можем.
      — Накладывать на людей "Империус"? Какой кошмар! Но как вы можете доказать это?
      — У нас есть записи речей лидеров движения пастырей. Кроме того, нами были захвачены документы, в том числе планы организации, кодекс и список участников. Все документы уже переданы аврорам.
      — Кстати об аврорах, почему вы не доверили разгром этого движения силам магического правопорядка?
      — Мы не доверяем аврорам. Во время первой магической войны они ничего не делали для защиты магглов от бесчинств Упивающихся смертью. Наоборот, они лишь затирали за ними следы, подчищая пострадавшим память. Порой крайне топорно.
      — Но ведь жертвам неназываемого гораздо лучше не помнить то, что с ними произошло?
      — Скажите это тем, кто до сих пор не узнаёт своих ближайших родственников. А таких примерно каждый пятый. К сожалению, вынужден прервать интервью, процесс передачи пассажиров закончен.
      — Спасибо за ответы, я могу гарантировать, что вы появитесь в следующем номере. Мы вышлем вам его с совой.
      — Боюсь вынужден отказаться, сова просто не сможет меня найти.
      После этих слов магглы скрылись в винтокрылых повозках и вскоре улетели, оставив нас задаваться вопросами: О чём молчит Министерство? Где были авроры, под носом которых столь вопиюще нарушается Статут о Секретности? Чем грозит нам эта таинственная организация?

Глава 11. Первое испытание

     15 Ноября 1994 года. Хогвартс. Крыша замка.
      Активация системы...
      Время/дата: 15.11.94 09.14.53
      Статус: активный
      Заряд батареи: 16%
      Переход в спящий режим
      Активация системы...
      Время/дата: 15.11.94 14.29.31
      Статус: активный
      Заряд батареи: 49%
      Переход в спящий режим
      Активация системы...
      Время/дата: 15.11.94 18.38.22
      Статус: активный
      Заряд батареи: 93%
      Диагностика систем:
      — Программное обеспечение стабильно
      — Аппаратное обеспечение функционирует в нормальном режиме
      Идёт тестирование моторных функций... Тестирование завершено. Критических ошибок не найдено.
      Поиск логических ошибок и уязвимостей... Поиск завершён. Обнаружено 23 некорректные логические цепочки.
      Идёт коррекция... Процесс коррекции завершён. Неисправности устранены.
      Идёт установка соединения со спутником.
      Запрос...
      Загрузка пакета данных...
      Загружено 23%
      Загружено 56%
      Загружено 77%
      Принят пакет данных.
      Расшифровка... Расшифровка завершена.
      Запрос оператору...
      Запрос подтверждён. Приступить к выполнению.
      Активация винтомоторной группы.
      Прокладка маршрута...
      Маршрут проложен.
      С крыши замка, освещённого лучами закатного солнца, соскользнул миниатюрный, размером с мужской кулак, механизм, в котором магглорождённые студенты без труда опознали бы радиоуправляемый вертолёт. Только очень странный — с двумя винтами, расположенными на шарнирных поверхностях, соединённых с корпусом, напоминающим тельце насекомого. Сходство подчёркивали металлические лапки, поджатые к "брюшку" механизма и голова, оснащённая выпирающими объективами камер. Ненадолго зависнув в воздухе, аппарат целеустремлённо направился в сторону хижины Хагрида, старательно избегая взглядов студентов, вышедших отдохнуть на улицу после занятий. К его счастью, разглядеть мелькнувшую на фоне облаков чёрную точку никто не смог, а те, кто всё же заметили его, посчитали за пролетающую по своим делам пичужку. Пройдя над хижиной, дрон вцепился своими лапками в ближайшее дерево и затих, сливаясь камуфляжной окраской с корой дерева.
      Время/дата: 15.11.94 18.40.02
      Статус: активный
      Заряд батареи: 89%
      Идёт акустическое сканирование местности...
      Зафиксировано 47 звуковых сигнатур
      Поиск соответствий по базе данных
      Найдены соответствия для 40 сигнатур
      4 сигнатуры признаны несущественными для анализа
      Анализ сигнатур... Анализ завершён
      Звуки, воспроизводимые объектом, имеют сходство с рёвом массивного животного
      Определение расстояния...
      Объект расположен в 435 метрах, 38.237 градуса от азимута
      Запрос оператору...
      Запрос подтверждён.
      Активация винтомоторной группы.
      Прокладка маршрута...
      Маршрут проложен.
      Резко оттолкнувшись от дерева, дрон завис в воздухе и деловито устремился к точке, лавируя между деревьями. Спустя несколько минут он приземлился на ветке развесистого дуба, под которым начинались просторные загоны, в которых бесновались звери, словно вышедшие из фантастических книг. Драконы! Здоровенные твари, покрытые прочнейшей чешуей, яростно рычали, стараясь вырваться из прочных цепей, намертво обмотанных вокруг лап. Монстры в бешенстве разевали метровые пасти, способные перекусить легковой автомобиль бритвенно острыми зубами, выдыхали клубы дыма, оставляющего уродливые проплешины на земле, били по железным оградам массивными хвостами, от которых прочные стальные чушки то и дело вспыхивали сиянием магических щитов, едва выдерживающих натиск зверей...
      Словом, подобное зрелище могло бы привести в неописуемый ужас обычного человека, да и многие волшебники после такого предпочли бы без оглядки драпать, спасаясь от алчущих чужой крови чудовищ. Впрочем, драконов окружали лишь умудрённые опытом драконологи, повидавшие за долгие годы своей работы и не таких тварей, да неприметный чиновник из Министерства, душа которого настолько пропиталась чернилами и бесконечной канцелярщиной, что суеверный ужас у него могли вызвать лишь только две вещи: неправильно заполненный формуляр А-13, да угроза увольнения без права на пенсию. Все три тысячи семьсот сорок пять процессов, проходящих в кремниевом мозгу дрона, тем более были слишком загружены для имитации выброса норадреналина в телах органиков.
      Активация режима видеосъемки
      Ёмкость носителя — 2048 Мб
      Качество видеозаписи — 720р
      Оставшееся время — 43м.30с
     
      Камера дрона тщательно обвела поляну, остановилась на лицах магов, и вернулась к неиствующим драконам.
      Запрос оператору...
      Неиндетифицированным объектам присвоено обозначение "Нахрен они притащили сюда грёбанных драконов"
      Коррекция...
      Обозначение изменено на "дракон"
      Тем временем чиновник подслеповато вгляделся в свиток, нашарил взглядом ближайшего драконолога и утвердительно прошелестел:
      — Итак, в списке указаны Шведский тупорылый дракон, Валлийский зелёный дракон, Китайский огненный шар и Венгерский хвосторог, полагаю, это они?
      Одетый в кожаные доспехи драконолог утвердительно кивнул, тревожно поглядывая на беснующихся подопечных:
      — Все здесь. Поправьте если я ошибаюсь, но неужели детям придётся сражаться с ними на испытании? Эти драконы даже сильных волшебников могут сожрать...
      — Не сражаться, — прервал его чиновник. — Я не могу раскрыть вам подробности, сами понимаете — секретность, но прямое столкновение чемпионам не грозит. Они будут должны просто пройти мимо них. А теперь, если вы не против, распишитесь в акте приёма, в двух экземплярах.
      Достав из висящей на боку сумки два внушительных свитка, чинуша сунул их под нос обречённо застонавшему драконологу.
      Время/дата: 15.11.94 18.53.11
      Статус: активный
      Заряд батареи: 65%
      Окончание видеосъёмки
      Занято — 34% носителя
      Новая задача: возвращение к оператору.
      Активация винтомоторной группы.
      Прокладка маршрута...
      Маршрут проложен.
      * * *
      16 Ноября 1994 года. Хогвартс. Большой зал.
      Над столами факультетов разносились привычные звуки — гомон студентов, стук приборов, чей-то смех. Преподаватели и гости школы, сидя за отдельным столом, тихо переговаривались, деканы факультетов внимательно следили за своими, да и не только своими учениками. И если не в меру разбушевавшийся гриффиндорец попадал под грозный взгляд профессора Снейпа, простым замечанием он не отделывался. С провинившегося факультета летели штрафные баллы, а нарушитель беспощадно выдворялся из Большого зала, "дабы поведением своим не позорил честь учебного заведения". К счастью, подобное случалось нечасто.
      Внезапно, в гул полного зала вплёлся новый звук — в открытые окна, шелестя крыльями, влетели десятки сов, сразу же устремившись к хозяевам. Сразу после того, как совы доставили свои посылки, гомон начал постепенно затихать, пока зал не погрузился в полную тишину. Учителя, ученики и министерские работники в шоке смотрели на передовицу газеты, с которой им улыбалась Рита Скитер, чуть ли не обнимаясь с закованным в антрацитого-чёрную броню солдатом. Над всем этим безобразием гордо располагался заголовок:
      Магглы. Чудовища или стражи закона?
      Иван, отставив в сторону чашку с кофе просмотрел по диагонали статью и довольно хмыкнул:
      — Похоже, инквизиторы объявились и в Британии. Давно пора, — чем привлёк к себе внимание почти всего гриффиндорского стола.
      — Ты что-то знаешь про этих магглов? — Лаванда Браун, почуяв, словно акула кровь, запах сенсации вцепилась в него взглядом.
      — О них весь мир знает. Ну, похоже, кроме Британии, — Иван рассеянно покрутил в руках газету, гадая, ограничиться ему парой фраз или колоться по полной. Подняв взгляд на Браун, подобравшуюся, словно кошка при виде мыши, он с сожалением вздохнул и выбрал второй вариант.
      — А кто они? Чем занимаются? Опасны ли? А они правда магглы? — нескончаемый поток вопросов, полившихся от девушки и прислушивавшихся к разговору однокурсников, казалось был неостановим.
      — Так, стоп! Стоп! Я сейчас расскажу всё, что о них знаю, а потом отвечу на вопросы, если они возникнут, — Иван прокашлялся и набрал в грудь воздуха, готовясь к рассказу.
      — Итак, инквизиция, они же "Силы Быстрого Реагирования Антитеррористической Коалиции", сокращённо — СБР-АтК. После того, как Вол... Ладно, ладно, не надо так смотреть! Итак, после того как Тот-Кого-Нельзя-Называть решил привлечь к своему делу магов из других стран и не придумал ничего лучше массовых убийств магглов, дабы показать свою силу, маггловские же правительства решили, что произошедшее, несомненно, нарушает Статут о Секретности. И создали специальные войска, способные противостоять магам.
      — Противостоять магам? Чушь! Этим... — Эрни МакМиллан, подошедший послушать внимающих Ивану гриффиндорцев, пренебрежительно кивнул на колдографию — ... просто повезло. Настоящему магу ничего не стоит спеленать маггловских военных как нашкодивших щенят!
      Задетый за живое, агент под прикрытием недовольно покосился на возмутителя спокойствия и насмешливо произнёс:
      — И каким образом, по твоему это можно сделать?
      Эрни раздражённо закатил глаза, досадуя на то, что он должен обсуждать подобную ерунду.
      — Вот будто тебе не известны нужные заклинания! "Петрификус Тоталус", "Ступефай", "Инкарцеро", вот к примеру.
      — На простом солдате, не знающем, чем ему грозит волшебная палочка, может и сработает. А вот против подготовленного бойца это не сработает.
      — И что же он сделает? — подключился к обсуждению Рон, прислушивающийся к беседе.
      — Зависит от задачи. Если перед ним будет враг, то ему вышибет мозги ещё на первом слоге заклинания, если убивать не требуется — постарается лишить оружия, вот, к примеру, — Иван с выражением прочёл отрывок из статьи, — "к примеру, Оливеру О'Коннору, представителю уважаемого семейства Британии, за попытку вступиться за честь девушки, нанесли ранение огнестрельным оружием". Насколько я знаю — перебили выстрелом запястье.
      — И откуда же вам это известно, молодой человек? — Снейп, незаметно подкравшийся к столу, грозно возвышался над студентами.
      — У меня там дед работает, сэр, — Иван поднял на грозного преподавателя невинный взгляд.
      — Дед значит... Ну, ну. На первый раз я прощу вам это сборище, но на будущее — потрудитесь в следующий раз не упоминать о "вышибленных мозгах" за обеденным столом.
      — Конечно, сэр. Обязательно, — жуткий преподаватель, ещё раз смерив студента грозным взглядом, резко развернулся и ушёл к преподавательскому столу, обдав гриффиндорцев потоком ветра от развевающейся, словно крылья ворона, мантии.
      * * *
      16 Ноября 1994 года. США. Полигон "Зона 51"
      — Подготовили нам что-то новенькое? — сэр Родерик торопливо шёл за инженером-конструктором, ответственным за разработки новой техники. Конечно, непосредственного участия в проектировании Майкл Кеннет, а именно так звали пятидесятилетнего мужчину, весьма бодро, для своих лет, поднимавшегося по лестнице, ведущей в наблюдательный пункт, не принимал, но курирование проектов и вся отчётность была на нём.
      — О да, новейшие разработки! Несколько! Вам понравится, уверяю! — казалось, что Майкл неторопливо подпрыгивал, торопясь как можно быстрее показать свои новинки. Впрочем, зная несколько эксцентричный характер инженера, Родерик не мог утверждать, что это ему только кажется.
      — Проекты "Гаргантюа" и "Колесница"?
      — Да! Именно они! И ещё по мелочи! — Кеннет открыл дверь наблюдательного пункта, окна которого выходили на просторную площадку, покрытую разнообразными рытвинами и воронками, оставшимися после прошлых испытаний. Таинственная для обывателей "Зона 51", на самом деле, представляла собой огромный полигон для отработки новых видов различных вооружений, в том числе и запрещённых различными конвенциями... (но тсс, если вы разболтаете — за вами выедут компетентные товарищи).
      — Итак, все в сборе, — Родерик кивком поприветствовал военных аналитиков, кучкующихся у экранов, выводящих изображения с камер, пожал руку советскому координатору Николаю Лебедеву, прибывшему вместе с изделием 32, оно же проект "Колесница", и сел в кресло.
      — Начать испытания! — отдал приказ Кеннет, продублировав его по рации. — Проект "Гаргантюа".
      Двери ангара растворились и из них вышло нечто. Лебедев поражённо выматерился, Райт, с истинно британским хладнокровием хмыкнул, а аналитики судорожно зашебуршали, бешено строча в блокноты.
      Больше всего, вышедшее из дверей механическое чудовище походило на огромного, в четыре высотой, человекоподобного робота. Корпус держался на двух массивных ногах, вызывающих ассоциации с лапами тираннозавра. Головы у робота не было, но всю верхнюю часть корпуса закрывало прозрачное бронестекло, под которым располагался, по всей видимости, пилот. Из плеч исполина выходили, на первый взгляд, вполне человекоподобные манипуляторы, оканчивающиеся подвесными точками. К одной была прикреплена массивная двухствольная пушка, примерно пятидесяти-шестидесяти миллиметровая, на второй точке был подвешен раструб, напоминающий огнемётный. На верхней части корпуса гордо возвышалась пулемётная установка, вращающаяся на все триста шестьдесят градусов.
      Пилот, заключенный внутри бронекорпуса, пошевелился и в наблюдательном пункте ожил доселе тёмный экран, показывающий теперь внутренности кабины. Перед глазами зрителей предстал удобный ложемент, перед которым располагалась приборная панель. Клавиш, на удивление, было не много, хотя управление человекоподобным роботом должно быть гораздо тяжелее чем, к примеру, автомобилем. Пилот, поясняюще поднял руки, почти полностью опутанные проводами. Копируя его движения, робот, загудев сервомоторами, так же протянул свои манипуляторы, повторяя жест.
      -Итак, позвольте представить вам проект "Гаргантюа", он же титан. Основываясь на том, что нашим войскам придётся вести боевые действия в местах, подход к которым будет существенно затруднён из-за полного отсутствия традиционной транспортной сети, нашими инженерами было принято решение полностью отказаться от традиционной колёсно — гусеничной системы и перейти на прямоходящие. Разумеется, дороговизна подобного проекта весьма существенна, но подумайте сами, какова будет польза от танка, пусть и многократно более дешёвого, если он застрянет по дороге? К тому же титаны проектировались с учётом транспортировки при помощи Т — двадцать три, что позволяет перебрасывать их с огромной скоростью. — Майкл ненадолго прервался, набирая в грудь воздух. Высокая комиссия, тем временем, шокировано разглядывала творение сумеречного инженерного гения.
      — Как вы видите, при помощи системы, отслеживающей положение тела пилота, нам удалось существенно упростить процедуру управления титаном. К тому же, предусмотрено управление титаном в беспилотном режиме, когда оператор располагается на удалении от боевой машины и управляет ей при помощи камер и системы фиксации движения. Броня титана состоит из новейшей разработки в металлургии — биполимерного вольфрама, создание которого стало возможно благодаря магическому усилению гравитации при плавке. Подобный материал достигает значения в шесть целых и пять десятых по шкале Мооса, тем самым превосходя даже обеднённый уран. Оператор прикрыт прозрачным фонарём из поликристаллического композита, представляющим собой синтетический сапфир с прослойками, предотвращающими образование трещин и температурную деформацию. В целом, титан способен без особых повреждений выдерживать огонь орудий калибра тридцать — сорок миллиметров. Сопротивление магическим эффектам точно установить невозможно, но усилиям мистера Блэка он сопротивлялся в течении двадцати минут.
      — Всё это, конечно, интересно, но не могли бы вы поподробнее рассказать нам про его вооружение? — полковник Лебедев нетерпеливо стучал пальцами по поверхности стола. — И без лишних подробностей, если не сложно. Нам известно о новых разработках в этих областях.
      — Как скажете, — Кеннет наклонился к диктофону и проговорил:
      — Поднять мишени номер три, пять и с шестой по двадцатую.
      С земли полигона поднялись ростовые фигуры, изображающие людей. Приглядевшись к экрану с их изображением, Райт насмешливо фыркнул, какой-то юморист пририсовал ранее безликим листам плотного картона, маски упивающихся смертью. Чуть дальше остановились несколько устаревших бронетранспортёров, времен Вьетнамской войны, из которых спешно вылезли водители, торопясь убраться в безопасное место. Через несколько минут после того как полигон был очищен от людей, на столбе, установленном напротив линии огня, зажёгся красный свет. Увидев это, титан сорвался с места, торопливо перебирая опорами.
      — Максимальная скорость — шестьдесят километров по прямой, двадцать пять по пересечённой местности — Прокомментировал произошедшее Кеннет.
      Достигнув огневого рубежа, механоид неподвижно замер, дожидаясь разрешения на открытие огня.
      — Итак, сначала проверим в действии главное орудие. Пушка А — двести двадцать М, использовалась ранее на кораблях Советского союза. Тут установлена спарка. Общий боезапас — пятьсот выстрелов, скорострельность — четыреста выстрелов в минуту, снаряды бронебойные и осколочно-фугасные. И-и-и, открыть огонь!
      Спустя несколько секунд красный свет на столбе сменился зелёным и манипулятор с пушкой жестко зафиксировался с корпусом, гася отдачу. Стволы орудия раскрутились и внезапно плюнули огнём, а спустя мгновение полигон с мишенями заволокло поднятой взрывами землёй. Через некоторое время титан прекратил огонь. Поднятая пыль рассеялась, и зрителям предстали измочаленные в клочья куски картона, ранее бывшие фигурами. Чуть вдалеке дымно чадили бронетранспортёры, напоминающие дуршлаг.
      Лебедев довольно хмыкнул. Райт задумчиво тёр подбородок, прикидывая боевую мощь подобного монстра.
      — Но это ещё не всё! Демонстрация орудия поддержки! — Кеннет с восторгом наблюдал за своим подопечным.
      — Принято, демонстрация орудия поддержки, — произнёс пилот и снял с упора пушку. Распрямившись, титан опустил ствол орудия и вытянул вперёд манипулятор с раструбом. Спустя секунду с раструба сорвался плотный поток белого тумана. Задев краем землю, туман покрыл её плотным ковром изморози, а когда основной его поток дошёл до ближайшего бронетранспортёра, расположенного в двадцати метрах, машина, протестующе заскрипев металлом, развалилась на куски. Металл, под действием сверхнизких температур лопался по швам, замёрзший бензин разрывал топливопроводы, стёкла пошли трещинами и одновременно лопнули, задорно сверкнув осколками на солнце.
      — Перед вами результат работы криоорудия — новейшей разработки в области экспериментальной физики. Нам удалось существенно доработать смесь на основе жидкого азота, благодаря чему дальность эффективного поражения составила около тридцати метров. Предупреждая ваши вопросы на счёт огнемётных систем, поясняю: как нам известно, маги активно пользуются всевозможными огненными заклинаниями, а вот про магию, вызывающую резкое снижение температуры мы не слышали. Так что, противодействовать им будет сложнее. Впрочем, конструкция тут модульная и замена на огнемётную систему возможна даже в полевых условиях... А теперь, гвоздь программы, ближний бой!
      Услышав приказ, титан сорвался с места и направился к более — менее целому бронетранспортёру. Достигнув его, он резко остановился и задрал вверх манипулятор с криоорудием. Из небольшого выступа над раструбом выдвинулся сверкающий на солнце диск пилы, сразу же завращавшийся. Выждав пару секунд, механоид обрушил на несчастную технику удар кулака, отчего броня, выдерживающая обстрел из крупнокалиберного пулемёта, с противным визгом подалась под напором бешено вращающегося лезвия. Вскрыв бронетранспортёр как консервную банку, титан остановился и вновь замер в неподвижности.
      Высокая комиссия, тем временем, взирала на происходящее безобразие с открытыми ртами. Первым молчание нарушил Лебедев, влюблённо глядя на стоящий над раздолбанной грудой металла титан он, прерывающимся голосом, произнёс:
      — А с собой завернёте?
      Его фраза прервала ступор комиссии, аналитики немедленно загомонили, возбуждённо тыкая в неподвижно стоящего исполина и на экраны камер, а Райт подозрительно уставился на Кеннета.
      — Скажите, а создатель этого, он, случаем, вархаммером не увлекается?
      — Бразинский то? — Майкл задумчиво потёр подбородок. — Да, знаете, весьма увлекается... У него весь стол фигурками заставлен, мы, впрочем, не препятствуем, как инженер он истинный гений...
      — Отлично. Просто замечательно. Как только создадите космодесантников — позвоните мне, окей?
      — Космодесант! Генетически улучшенные бойцы, закованные в высокотехнологические доспехи! Доспехи есть, осталось связаться с генетиками! Это будет грандиозно! — Ушедший в свои мысли Кеннет зашарил руками в поисках блокнота, не найдя его, совершил дерзкое ограбление стоящего рядом аналитика и унёсся куда-то в сторону лабораторий. Бедняга аналитик лишь возмущённо вякнул ему вслед, потерянным взглядом провожая свои записи.
      Райт громко сглотнул и прошептал сидящему рядом Лебедеву, рассеянно глядящему вслед убежавшему инженеру.
      — А если, если, они и вправду это сделают? Что же нам тогда делать?
      — Что нам тогда делать? Верно служить Императору, вот что делать!
      После этого, испытания новейшего бронетранспортёра прошли на удивление тихо и обыденно...
      * * *
      16 ноября. Хогвартс. Коридоры замка.
      Гарри, пошатываясь, вышел из кабинета ЗОТИ. Аластор Грюм в очередной раз учил студентов сопротивляться "Империусу". Конечно, он осознавал, что с его образом жизни подобное знание было крайне важно, но это знание никак не отменяло того факта, что спустя десять минут после заклятия, ноги Гарри всё ещё конвульсивно подёргивались, норовя пуститься в пляс. Впрочем, он по праву мог собой гордиться. Из всей группы, за исключением Виктора и Айвена, он справился с заклятьем первым. Грюм, довольный учеником, даже отпустил его с занятия, не забыв, впрочем, нагрузить его домашним заданием.
      — Гарри! Подожди меня! — вслед за ним из кабинета вышла Александра Найтвинг, непроизвольно подпрыгивая на каждом шаге. Дойдя до него, она остановилась, судорожно вцепившись в ближайшую стену и облегчённо выдохнула, прекратив прыжки.
      — Гарри, на первом туре будут драконы! — после этих слов он поражённо уставился ей в лицо.
      — Ты уверена? — приглушённо спросил Гарри.
      — Совершенно уверена, — сказала девушка, — Виктор их видел.
      — Но как ты об этом узнала? Нам не полагается…
      — Неважно, Флёр, Крам и Седрик уже узнали: мы позаботились об этом.
      Гарри подозрительно посмотрел на девушку, страшная новость не укладывалась в его голове.
      — Почему ты рассказываешь это мне? — спросил он.
      — Видишь ли, — девушка быстро оглянулась по сторонам, ища любителей подслушать. — Я и Виктор согласны с Айвеном, то, что ты стал четвёртым участником турнира — часть чьего-то плана. Поэтому, мы собираемся тебе помочь.
      — Но это нечестно! — Возмущённо заявил Гарри. — Почему вы хотите помочь только мне?
      — Ты наиболее неподготовленный участник и именно тебя старались прикончить все кому не лень на протяжении трёх лет. Забавное совпадение, не так ли?
      — Думаю, думаю ты права, — Поттер кивнул, соглашаясь. В борьбе с драконом ему пригодится любая помощь. Несмотря на то, что он стал участником этого турнира не по своей воле, он хотел доказать всем, что он не просто "пти гарсон", как выразилась эта высокомерная француженка, он хотел показать всем, что тоже может победить.
      — Отлично. Подходи в двести двадцатый кабинет через час. Можешь взять с собой друзей, лишние головы нам не помешают, — Александра отлепилась от стены и направилась в сторону кабинета травологии, всё ещё пошатываясь от последствий заклятья. Гарри некоторое время смотрел ей вслед, а затем решительно кивнул, соглашаясь с собой. Если уж он попал на этот турнир, то он должен будет достойно его завершить.
      Спустя два часа. Кабинет 220
      — Итак, дамы и господа, на повестке дня у нас драконы. Ну знаете, огромные, огнедышащие твари, с дурным характером, острой пастью и любовью к хорошо прожаренному мясу, в том числе и человеческому. — Виктор прошёлся вокруг стола, на котором было расстелен изображённый на картине дракон. Зверь ярился и выдыхал пламя, пытаясь достать окруживших стол подростков. — Благодаря своевременной помощи Гермионы, — благодарный кивок зардевшейся от смущения девушке, — мы обеспечены целым кладезем полезной информации, благодаря чему мы даже набросали примерные уязвимости этих животных. Итак, вот наш план...
      * * *
      23 ноября. Лондон. Офис ОРК. Отдел аналитиков.
      — Куда ставить виски?! — жизнерадостно орал Патрик, размахивая пакетом с бутылками.
      — Положь пока рядом с колой, потом смешаем, — Джастин стоял рядом с микроволновкой, вслушиваясь в треск кукурузы. Рядом с ним уже высилась целая гора готового попкорна, которую ещё один сотрудник тщательно расфасовывал по картонным ведёркам. Остальные двадцать человек шустро расставляли кресла, готовили закуски, настраивали мониторы и тестировали изображение с камер, предусмотрительно расставленных Виктором по всему стадиону. К счастью, волшебники явно не интересовались шарообразными навершениями на перилах, ограждающих площадку с драконами, принимая их за предмет декора.
      — Ставки! Делаем ставки!— дождавшись, пока приготовления к просмотру увлекательного шоу завершатся, Джастин, играя роль конферансье, достал блокнот и начал обход сотрудников аналитического отдела.
      — Двадцать баксов на вейлу!
      — Двадцать на шамбарттонского кандидата от Михайлова! Принято!
      — Пятьдесят на угрюмчика!
      — Пятьдесят на кандидата из Дурмстранга от мисс Лавальер! Принято!
      — Пятнадцать на Диггори!
      — Пятнадцать на Седрика Диггори от Коннора! Принято!
      — Сто на Поттера!
      — Ай, рискуешь Пат, ай рискуешь!
      — Пошла картинка от коптера! — тёмный экран ожил и на нём высветилось изображение с камеры квадрокоптера, сброшенного с самолёта разведчика, с утра выписывающего круги над стадионом. В объективе камеры показался стадион, полный народу. Спустившись на высоту в пятьдесят метров, квадрокоптер завис в воздухе, внимательно снимая происходящее. Зафиксировав чемпионов, заходящих в палатку, камера переместилась на Уэльского зелёного дракона. Аналитики восхищённо засвистели, глядя на выдыхающую струи пламени тварь.
      — Хэй, Джас, а наши биологи ещё не разобрались в том, как они пламя выдыхают?
      — Не-а, — Джастин отрицательно покачал головой — Магия, мать её перемать. Такое чувство, будто ей плевать на логику...
      — Развлекаемся значит?! — возникшую идиллию прервал голос сэра Родерика, появившегося в дверном проёме.
      — Дверь! Я забыл запереть эту грёбанную дверь! — потеряно прошептал Патрик.
      Родерик обошёл сжавшихся в кучку аналитиков, пристально вгляделся в лицо Джастину, судорожно прячущему за спиной пакет с контрабандным вискарём, и, обвиняюще наставив на подчинённых палец, грозно произнёс:
      — А что меня не позвали, сволочи?
      Аналитики облегчённо выдохнули. Родерик Райт сразу же был торжественно усажен в центральное кресло, после чего ему вручили ведёрко попкорна и стакан с колой, смешанной с извлечённым у Джастина виски. Райт довольно вытянулся в кресле и поинтересовался у Джастина:
      — А ставки ещё принимаете?
      — Конечно! — Джастин подобострастно согнулся, материализовав в руках заветный блокнот.
      — Тогда двести на Поттера.
      — Двести долларов на Гарри Поттера, от сэра Родерика Райта. Принято!
      Тем временем, вокруг неподвижно замершего в воздухе квадрокоптера замелькали вспышки заклятий. Сориентировавшись в воздухе, оператор обнаружил толпу министерских чиновников, сидящих на отдельной трибуне. Именно они пытались сбить противную маггловскую поделку, нагло висящую в воздухе. Сэр Родерик нехорошо сощурился и, встав с кресла, подошёл к оператору, дёргающему джойстик, уклоняясь от лучей заклятий.
      — Скажи-ка, а тут хоть что-то для обороны есть?
      Оператор, отогнав на недостижимую для магии высоту, повернулся к Райту и согласно кивнул.
      — Мы подвесили к нему несколько шашек со слезоточивым газом, на всякий случай. Думаете, это он?
      — Думаю. Ну-ка дай-ка сюда джойстик, я им счас устрою... Да успокойся, под мою ответственность, — Услышав заветные слова оператор отцепился от пульта управления и передал его впавшему в блажь начальству. Райт нехорошо сощурился и, совершив в воздухе несколько манёвров, привыкая к управлению, резко бросил квадрокоптер в пикирование.
      — Я вам сейчас устрою Дрезден и Нагасаки! Ловите, паразиты! — выйдя в нижнюю точку траектории, коптер, увернувшись от вспышек заклятий, сбросил шашки прямо в толпу чинуш. Спустя десяток секунд всю трибуну заволокло дымкой, из которой во все стороны устремились чихающие и кашляющие чиновники.
      — Ха! Мастерство не пропьешь! — гордый собой Райт вручил шокированному оператору джойстик и вернулся в своё кресло, где сразу же захрустел попкорном, вознаграждая себя за труды.
      Спустя несколько минут, директора совместными усилиями разогнали слезоточивый газ и вернули на места разбежавшихся чиновников. Дамблдор, улыбаясь в бороду, погрозил пальцем квадрокоптеру, оператор, в ответ на это, покачал крыльями. Довольный контактом, директор уселся в кресло и взмахом палочки объявил о начале состязаний.
      — Итак, из палатки чемпионов выходит мисс Делакур! Что же она предпримет? — Джастин взял на себя роль комментатора. Аналитики во главе с Родериком заинтересованно хрустели попкорном, прихлёбывая колу с виски.
      — Вы только посмотрите! Она просто идёт к дракону! А он спит! Вы посмотрите на это! Она подходит прямо к кладке!
      Камера, прикреплённая к перилам, дала максимальное увеличение, благодаря чему можно было спокойно разглядеть напряжённое лицо девушки.
      — Опасный момент! И-и-и чёрт меня дери! Он всхрапнул! Эта тварь подожгла её! У неё юбка горит! А, всё потушила. Оп, мужики, ножки зацените!
      Мужики согласно загудели, вызвав заслуженное раздражение присутствующих дам, что закономерно вылилось в несколько затрещин.
      Райт задумчиво потёр голову и уставился на мисс Лавальер. Она, осознав что натворила, смущённо пискнула и отгородилась от взгляда начальства попкорном. Ситуацию спас Джастин, продолживший комментарии.
      — Итак, Делакур успешно справилась с заданием! Дракона тоже уводят. Валлийского зелёного заменяют на Китайский Огненный Шар! Посмотрим, что может эта "мэйд ин Чайна" против болгарского чемпиона! А вот и Крам! Вы только посмотрите, он бесстрашно идёт к дракону, может, тоже собирается очаровать? По мне так мордой слегка не вышел, впрочем, кто знает вкусы этих тварей? Господи! Вот это номер! Этот хренов джедай просто ослепил его! Какой мощный столб света, уверен бедному китайцу сейчас несладко!
      Дракон, судорожно пытаясь уйти от ярчайшего света, заметался, давя собственные яйца, и забился в угол арены, дав Краму без проблем забрать яйцо. После того как чемпион покинул арену, пострадавшим
      животным занялись драконологи.
      — И Китайский Огненный Шар выбывает из игры! На очереди Шведский Тупорылый!
      Дождавшись, пока драконов поменяют, главный драконолог махнул рукой и из палатки вышел третий участник.
      — Что же предпримет мистер Диггори? Ха! А он хитрец! Вы посмотрите на это! — Юноша, спрятавшись от дракона за камнями превратил один из них в собаку и пустил на дракона. Пёс с громким лаем побежал в сторону от Седрика, а за ним метнулся и дракон, решивший закусить наглым зверьком. Седрик, не тратя время зря, метнулся к кладке и бережно достал золотое яйцо. Поудобнее перехватив трофей, он устремился к выходу. Тем временем, дракон, настигнув пса, сомкнул на животном свои ужасные челюсти, и чуть не подавился камнем, в который превратилась сочная псина. Обиженно взревев, монстр безошибочно рванулся к надувшему его магу и, видя, что тот уже в нескольких шагах от выхода, выдохнул вслед Седрику мощную струю пламени. Обожжённый чемпион рухнул на руки медикам, дежурящим прямо у входа, а драконологи устремились к бушующему на арене дракону.
      — Кошмар! Парень таки смог забрать яйцо, но вот выздоровеет ли он после таких ран? Впрочем, о чём это я, это же маги, через час скакать будет... Итак! Три чемпиона забрали свой приз, остался четвёртый и Венгерская Хвосторога. О-о-о, вы только посмотрите на эту тварь! Да она в два раза больше, чем бедный китаец!
      Дракон, недовольно взрыкивая на бушующую толпу, склонился над яйцами, всем своим видом показывая, что просто так он их не отдаст. Навстречу ему шла хрупкая фигурка мальчика. Остановившись, Гарри поднял палочку в воздух и неподвижно замер.
      — Что же он собирается делать? А! Вы посмотрите на квадр! — нечто на высокой скорости мелькнуло перед объективом камеры квадрокоптера, отчего тот зашатался от порыва ветра. Тем временем, неизвестный объект уже подлетел к Гарри.
      — Метла! Это метла! Эффективна для полёта и не менее эффективна для получения травм в тазовой области! Но посмотрите на него! — Гарри тем временем кружил над драконом, тот скалил пасть, пытаясь достать назойливую мошку, но в конце концов не выдержал и рванулся в сторону наглеца. Впрочем, как оказалось, Гарри только того и ждал.
      — Внимание на Поттера! Он читает заклинание, неужели решил последовать примеру Крама? Да! — Из палочки Гарри вырвался плотный поток тумана, обернувшийся вокруг головы Венгерской Хвостороги. Потерявшийся в пространстве дракон с грохотом врезался в защитное поле, отчего оно пошло искрами, а с трибуны напротив него посыпались перепуганные маги. Пронесясь над поверженным зверем, сползающем по стеночке, Гарри подхватил золотое яйцо, и, подняв его над головой, сделал круг по стадиону, после чего скрылся в палатке чемпионов.
      — Эпично! Парень сделал этого монстра как ящерицу! — болельщики взорвались криками, кто-то на радостях опрокинул на пол попкорн, кто-то, тоже на радостях, стакан с виски, но уже в себя. Патрик, поставив опустевший стакан на стол, отбил пять Родерику, подсчитывая в уме выигрыш.
      — Судьи дают свои оценки! Мисс Делакур — тридцать шесть баллов! Мистер Диггори — двадцать восемь! Мистер Крам — сорок! И мистер Поттер — сорок три балла! Не расстраиваемся, камрады, у нас ещё два испытания впереди, успеете денежки отбить!
      Райт и Патрик хитро переглянулись между собой и подгребли выигранные деньги поближе. Первый тур завершился.

Глава 12. В глубинах лабораторий

     Рекомендации по проекту "Гаргантюа"
      — Повысить комфорт кабины пилота, в т.ч. необходима установка систем климат — контроля.
      — Увеличить номенклатуру вооружения за счёт малокалиберных скорострельных пушек, ПТУРС советского и американского производства.
      — В связи с наличием у противника крупных антропоморфных существ рекомендуется доработать конструкцию манипуляторов с целью обеспечения возможности захвата объектов.
      — Улучшить бронирование основных узлов и соединений.
      — В связи с высокой защищённостью рекомендуется переместить в корпус средства тактической связи
      — Внести изменения в конструкцию, с целью установки системы экстренного катапультирования.
      — Начать разработку бронекостюма, предусматривающего синхронизацию с системой фиксации движений.
      Материал из БСЭ — Кибер, свободной энциклопедии. Страница: Чистильщики
      После того как СБР-АтК столкнулись с противодействием нечеловеческих сил противника (таких как дементоры, инферналы, вампиры, арахниды и пр.), командованием было принято решение о разработке асимметричного ответа. Именно таким ответом стали подразделения чистильщиков. Стрессоустойчивые бойцы, чаще всего — участники всевозможных локальных конфликтов, стали настоящим бичом для всевозможных М-энергетических существ. Закованные в тяжёлую броню и вооруженные оружием преимущественно ближнего боя, таким как разнообразные огнемётные системы, автоматические дробовики и крупнокалиберные штурмовые винтовки, чистильщики пользуются тактикой выжженной земли, беспощадно давя любые очаги сопротивления.
      Чистильщики участвовали в таких операциях как Хогвартский десант (30.11.97), Вспышка (02.03.96), Крестовый поход (08.12.94)
      Символика чистильщиков, теперь популярная у различных хэви-металл групп, — пылающий человеческий череп. После денонсификации Статута о Секретности, действия чистильщиков были показаны в таких фильмах как:
      Пылающий Легион (2003)
      Мы Несём Очищение (2010)
      Сквозь Бурю (2021)
      Живьём Не Брать! (2023)
      Действиям чистильщиков так же посвящена композиция группы BlackWatch — Kill It With Fire.
      * * *
      Сводка новостей от 30 Ноября 1994 года
      Продолжаются поиски жителей Литтл Хэммингтона, таинственно исчезнувших в ночь на двадцать восьмое ноября. Напомним, пропажу жителей обнаружил молочник, приехавший в деревню в восемь часов утра. Поиски при помощи служебных собак ничего не дали. По словам представителей власти, к работе подключены специальные подразделения.
      * * *
      30 Ноября 1994 года. Лондон. Офис ОРК.
      — Новые данные?
      — Так точно, сэр! Пришла картинка со спутника.
      Координатор бета-групп Николай Лебедев уставился на спутниковый снимок местности, покрытый разноцветными линиями и недоумённо нахмурился:
      — Не могли бы вы...
      — О, конечно, сэр, — аналитик хлопнул себя по лбу и, достав из кармана халата карандаш, принялся за объяснения:
      — Перед нами, как вы уже поняли, снимок местности вокруг деревни и, собственно, сам Литтл Хэммингтон. Съёмка осуществлялась при помощи системы "Legacy-15", что позволяет нам отследить возмущения М-энергии на местности. Белые линии, — аналитик обвёл карандашом зоны, в которых белый преобладал, — показывают почти полное отсутствие М-энергии, оттенки синего, — карандаш отметил несколько домов в деревне, — указывают на совершение, так сказать, неосознанного колдовства. К примеру, это может быть деревенская знахарка, бесконечно слабая в сравнении с классическими магами, но ещё способная на оперирование энергетическим полем. Или, к примеру, особо верующий человек, в предках которого затесались сквибы... Вариантов множество, но все они не представляют для нас интереса. И наконец красный цвет, — карандаш уткнулся в зону, плотно укрытую красными полосами. — Красный свидетельствует о значительном усилении электромагнитных колебаний в зоне. Конечно, работа современных электростанций или радаров может слегка искажать картинку, но нам точно известно, что ничего подобного в этой точке нет.
      — Да тут похоже совсем ничего нет, — Лебедев нахмурил брови, глядя на кусок холма, плотно заштрихованный красным. — Я точно помню, что даже магические объекты спокойно отражаются на спутниковых снимках. Аппаратуре глаза не отвести, знаете ли.
      — Всё верно, не отвести, — аналитик спрятал карандаш и степенно кивнул, — вот только я подозреваю, что отводом глаз тут не обошлось.
      — И ваше мнение?
      — Всё это, — палец учёного обвиняюще уткнулся в красное пятно на карте, — инкапсулированное пространство.
      Лебедев вопросительно приподнял бровь:
      — Любопытно. Нечто вроде четвёртого измерения, доступ в которое предоставляется только избранным?
      — Рад, что вы меня понимаете, — аналитик недовольно сморщился, досадуя на столь наглое попрание законов физики. — И самое плохое то, что мы не имеем никакого понятия о том, что поджидает нас внутри. Это может быть всё, что угодно: от родового поместья местной аристократии до заповедника редких животных. Известно одно — пропавшие жители находятся там.
      Координатор изучающе посмотрел на аналитика:
      — Не думал, что вы сторонник бритвы Оккама. Наиболее логичный вариант не всегда бывает верным.
      — Не в этом случае, — его собеседник отрицательно мотнул головой, — следы, обнаруженные полицией, вели в сторону этой зоны.
      — Тогда мы должны действовать.
      — Но как? Мы не имеем не малейшего...
      — Вот что, любезный, — Лебедев невежливо перебил аналитика, снова заведшего свою шарманку. — Не думаю, что подобные зоны могут появляться как грибы после дождя. Уверен, что ей уже много лет. А из этого следует...
      — Местный фольклор! — аналитик ответил Лебедеву той же монетой. — Упоминания о хоть сколько-нибудь заметных чудесах точно должны быть в местных байках! Необходимо срочно отправить туда группу фольклористов, пусть поспрашивают местных.
      — Отлично. Жду вашего доклада.
      — В ближайшее время, — аналитик торопливо вышел из кабинета, напоследок хлопнув дверью так, что секретарша, охраняющая вход в кабинет координатора подпрыгнула на стуле и уставилась в спину учёного негодующим взглядом. Тот впрочем, так ничего и не заметив, устремился к выходу.
      * * *
      Там же. Спустя пять часов.
      — Две новости! — Лебедев, просматривающий очередной отчёт о недавно принятом на вооружение титане, вздрогнул и поднял глаза от распечаток. Перед ним стоял всё тот же аналитик, держащий в руках новую пачку бумаг, и сверлил координатора требовательным взглядом.
      — Что вы узнали? — осторожно спросил он.
      — Мы знаем, кто похитил местных жителей.
      — И?
      — Это вампиры.
      — Б**!
      — Аналогично.
      — А можно конкретнее?
      — Извольте. После того как группа опросила соседние с Литтл Хэмпширом деревеньки выяснилось, что у них есть одна очень интересная легенда. Якобы рядом с ними проживает в своём замке некий Чёрный Граф. Каждый год выходит он из своего замка, увидеть который можно лишь на закате в день летнего солнцестояния, и отправляется бродить по дорогам. Встречным бедолагам он предлагает выбор: отправиться за ним следом в Чёрный Замок и верно служить ему или отказаться и пойти своей дорогой. Вот только те, кто отказался, домой не возвращались. Их трупы находили обескровленными в канавах, а на шее у них всегда были следы от клыков. Такая вот милая байка...
      — Мда... — координатор машинально потёр лоб, — похоже, в этот раз Граф решил пополнить количество своих подданных более радикальным способом. Или ему просто захотелось жрать. Что вообще известно про вампиров?
      — Не так много, — аналитик выложил на рабочий стол несколько листов, на большей части которых были распечатки древних талмудов, явно скопированные у магов. — В Америке и Союзе вампиризм не слишком распространён, упыри всё же больше похожи на неупокоенных мертвецов, в частности, они после обращения не способны к осмысленной деятельности. В США же деятельность кровососов ограничивается лишь гастрольными визитами, в результате которых полиция Нового Салема каждый раз стоит на ушах. Впрочем, вот информация, которую мы смогли найти...
      — Итак, — визитёр громко прокашлялся, секретарша, ранее печатавшая что-то с огромной скоростью, прекратила свою работу и прислушалась, Николай достал лист бумаги и ручку для заметок. — Вампиры — относительно бессмертные существа, убить их можно, но они не стареют. В различных произведениях европейского фольклора упоминаются вампиры, возраст которых составляет более тысячи лет. Сверхъестественные существа, обладают физической силой, которая во много раз превосходит силу человека, не говоря уже о сверхъестественных способностях. Вампирам приписываются возможности обращаться в различных животных, чаще всего в летучих мышей, чёрных собак и кошек. Для поддержания нормального существования вампирам нужна кровь, причём обязательно человеческая. По преданиям, стать вампиром можно, если вампир, выберет человека как, если так можно выразиться, партнёра. Из чего можно утверждать, что полноценными мертвецами они не являются, любовь, что бы не говорили романтики, является прежде всего выбросом в кровь гормонов. У мертвецов, как известно, никакой гормональной активности быть не может. Для окончательного превращения вампир должен являться своей избраннице или избраннику три ночи подряд и каждую ночь давать жертве свою кровь. После этого новообращённый окончательно перестаёт быть человеком и, на пару со своим дружком, выжирает всех присутствующих в доме родственников. Такие вот пирожки с котятами, если можно так выразиться. Достоверно неизвестно о том, кто же был первым кровососом, большинство историков склоняется к Владу Цепешу, который печально известен под именем граф Дракула. Сведения, полученные в магическом мире частично подтверждают данные. Кроме того, известно, что кровососы состояли в армии Волдеморта. Отмечены пять случаев нападения, общее количество жертв составило пятьдесят человек. И десять без вести пропавших, все — молодые юноши и девушки.
      По способам убийства: вампиры боятся серебра. Смертельно боятся. Конечно, если бы маги хоть как-то разбирались в нормальной биологии, мы могли бы точнее установить причины подобной фобии, но, по предварительным данным, попадание в кровь серебра вызывает у них неконтролируемую аллергическую реакцию и, вследствие этого, гибель от анафилактического шока. Касательно чеснока — у тварей просто чувствительное обоняние. Так что, он практически бесполезен, даже если полностью им обмазаться, вампир просто заткнёт нос перед тем как убить. Ну и, разумеется, огонь. Старый добрый способ искоренения ереси и бесовщины.
      — Всё равно мало информации... Если мы сунемся сейчас, нас могут положить и мы уже никому не поможем, — Лебедев негодующе нахмурился, — нам нужен живой объект.
      — Шансы есть. Разместить камеры наблюдения по ближайшим населённым пунктам... Скорее всего пары достанутся не всем кровососам, по данным переписи в деревне большинство — пожилого возраста... Скорее всего "молодёжь", если можно так выразиться, решит попытать счастье в ближайших деревеньках.... Надо действовать быстро.
      — Благодарю за службу. Мы этим займемся.
      — Разрешите идти?
      — Свободны.
      Аналитик, собрав бумаги, покинул кабинет, а Лебедев обратился к секретарше:
      — Леночка, будь добра, соедини с отделом разведки. И да, в следующий раз, постарайся так не палиться.
      Секретарша смущенно покраснела и спешно отвернулась к телефону.
      * * *
      2 Декабря 1994 года. Деревня Смолл Уиннинг
      — Разинский, а на кой чёрт нам устанавливать эти грёбанные камеры на столбах электропередач?
      — Партия сказала надо...
      — Комсомол послал всех нахрен. Сказал бы сразу, что не знаешь.
      — Не наше дело это, знать. Наше дело с аппаратурой возиться.
      — Ну да... Но хочется же.
      — Хочется ему, мать перемать... А потом с контрой общаться на тему не переметнулся ли ты к клятым террористам.
      — Тю, да что я у них забыл?
      — Вот им это и говори, мне не надо.
      — Скучный ты, Разинский.
      — Какой есть, знаешь ли.
      * * *
      6 Декабря 1994 года. Деревня Смолл Уиннинг
      Ночь... Маленькая деревня погрузилась в сон. Потоки тумана ползли по просторной деревенской улице, скрадывая таяющуюся в них тень. Нечто или некто уверенно шагал по улице и от звука его шагов скулили в конурах собаки и шипели немногочисленные кошки, сверкая глазами во тьме. Неизвестный, игнорируя напуганных животных, целеустремлённо шёл к дому деревенского священника, в котором проживала первая красавица на деревне — Белла Суон, недавно переехавшая к своему отцу из Лондона. Как на зло, священник в доме отсутствовал, уехав на конференцию, и теперь дочь его находилась в страшной опасности. Казалось, никто кроме зверей не замечал таинственного гостя, но незаметные для невнимательного взгляда стеклянные набалдашники, прикреплённые к фонарям, тщательно фиксировали его перемещения.
      * * *
      В то же время. Небольшой фургон на обочине трассы.
      — База, база я шестой! Птичка в гнезде!
      — Вас не поняли, повторите.
      — Ну, эээ, рыбка в сетях...
      — Всё еще не понятно.
      — Эмм, суслик в норке?
      — Что!? Группа шесть, вы там обдолбались что ли?
      — Вампир! Мы засекли грёбанного вампира!
      — А сразу сказать нельзя было?
      — Ну так... Это... Мы же...
      — Парни... Хватит смотреть дешёвые боевики. Высылайте координаты и сворачивайтесь.
      * * *
      Деревня Смолл Уиннинг
      — Я вампир, Белла!
      — Я решила, что мне все равно!
      — Все равно? — Вопрос прозвучал так, что она невольно подняла голову. Неужели ей удалось пробить его нерушимое спокойствие?
      — Да, — слабым голосом ответила Белла, — мне все равно.
      — Тебя не волнует, что я монстр? Что я не человек?
      — Не волнует, — твердо ответила она.
      Эдвард не ответил, внимательно следя за её лицом. Бледное лицо снова стало непроницаемым.
      — По большому счету, я все уже для себя решила. Я хочу лишь кое-что узнать.
      — Что именно ты хочешь знать? — покорно осведомился Эдвард.
      — Сколько тебе лет?
      — Семнадцать, — тут же ответил он.
      — И давно тебе семнадцать?
      — Довольно давно, — он усмехнулся.
      — Ясно.
      — Не смейся… но разве ты можешь выходить в дневное время?
      Он все-таки засмеялся.
      — Ерунда!
      — Солнце не мешает? В гробу не спишь?
      — Чушь! Я вообще не сплю.
      — Вообще не спишь? — ошеломленно переспросила Белла.
      — Никогда! — прошептал Эдвард, задумчиво глядя на неё. Попав в плен золотых глаз, она начисто забыла, о чем думала.
      — И... Зная всё это... Ты не отвернёшься от меня?
      Белла тихо засмеялась, влюблённо глядя на Эдварда.
      — Я никогда не отвернусь от тебя... Что бы между нами не встало... Что бы мне не пришлось пройти...
      Эдвард покачал головой, как бы невзначай подойдя поближе. Внезапно Белла подумала о том, что она одета лишь в довольно прозрачную ночнушку и залилась краской. Заметив это, он усмехнулся.
      — Ты смертна... И наша любовь состарится и умрёт вместе с тобой... Я... Я не смогу быть рядом с тобой, зная это...
      Белла со страхом глядела ему в лицо, осознавая ужасную истину. Внезапно лицо её озарилось доселе неведомой ей решимостью:
      — Раз я не могу быть с тобой человеком... Я... Я хочу быть такой как ты!
      Эдвард приподнял брови.
      — Ты действительно хочешь этого?
      — Да. Я не могу жить без тебя...
      Влюбённые ещё немного сблизились. Белла тонула в золотых глазах Эдварда. Сделав последний шаг, она неуверенно потянулась к нему губами. Он наклонился к ней и...
      Дверь внезапно озарилась вспышкой пламени и разлетелась в клочья, одновременно с этим оконное стекло весело брызнуло осколками, уступая под напором стремительной тени. Из двери, тем временем, раздался дикий рявк:
      — МОРДЫ В ПОЛ, СКА! РАБОТАЕТ ОСНАЗ!!!
      Эдвард молниеносно отбросил Беллу в сторону и угрожающе оскалился, готовясь защищать свою любовь. Быстрый взгляд в сторону окна — на битом стекле стоит закованный в тёмную броню воин, отдалённо напоминающий рыцаря в доспехах. Из дверного проёма тем временем вышел очень странный человек. Мужчина, примерно тридцатилетнего возраста, был одет в чёрные брюки и водолазку, по плечам его спускался плащ, так же чёрного цвета. Поправив широкополую шляпу он резко дёрнул пустой рукой и в ней материализовался короткий жезл, сразу же мерно загудевший. Переступив обломки, он поднял полный презрения взгляд на Эдварда и мрачно процедил сквозь зубы:
      — Моё имя инквизитор-капитан Роберт Кросс. Сразись или умри, тварь.
      Белла со ужасом смотрела на страшных гостей. Столь резкий переход от первого поцелуя до нападения ошеломил её, отчего она могла лишь в шоке разевать рот, даже не пытаясь встать с кровати, на которую её отбросил рывок возлюбленного.
      Эдвард яростно зашипел, лицо его менялось, лишаясь привычных человеческих черт. Ногти на его пальцах удлинились, превращаясь в жуткого вида когти, клыки вылезли на пол лица, тоже вытянувшегося в страшную харю. Лишь глаза остались теми же, только сузился зрачок, становясь вертикальным. Монстр, ранее выглядевший как человек, рассмеялся в лицо Кроссу, заставив того скривиться от отвращения.
      — Жалкий человечиш-шко. Я покончу с тобой, а потом выколупаю твоего дружка из доспехов и опустошу его как консерву!
      Роберт усмехнулся и приглашающе поманил Эдварда рукой. Кровосос не стал ждать и бросился на противника, скорость его была так высока, что он будто бы размазался в воздухе, превращаясь в невидимую глазу тень. Такой же тенью рванулся ему навстречу Кросс. Серия обменов ударами, настолько быстрыми, что взгляд Беллы смог уловить лишь неразборчивое мельтешение, сухой треск электрического разряда, звериный рык, полный боли и ненависти, и противники отскакивают друг от друга. Кросс утирает кровь с разодранной до кости щеки и ухмыляется, его противник придерживает отнявшуюся левую руку. Бросив короткий взгляд на Беллу, вампир, решившись, бросился к окну, в попытке сбежать от страшного противника. Ранее неподвижный, закованный в броню солдат, перехватывает замедлившегося кровососа и когти вампира, шея которого зажата стальной хваткой, скребут по броне, оставляя глубокие царапины. Поняв, что угодил в ловушку, Эдвард рванулся, вырываясь из захвата, и напоролся на хлёсткий удар электрошокера в подбородок. Глаза его закатились и он, мелко затрясшись, рухнул на пол.
      — Минус один. И обязательно было так рисковать?
      Отсвечивающий зелёным визор укоряюще уставился на капитана, перематывающего разодранную щёку бинтом.
      — О да, — Кросс довольно оскалился. — Обязательно. Я поймал его на живца. Кровосос просто не мог проигнорировать вызов от простого "корма", а вот с бронированным по самое не балуйся противником были бы варианты. А так он точно не сбежал.
      — И всё равно, — одоспешенный спешно связывал оглушённого противника прочным стальным тросом. — Вампиров у нас много, а рукопашник вашего уровня...
      — Рукопашник моего уровня должен непрерывно совершенствоваться, иначе можно потерять все навыки, — закончив перевязку, Кросс подошёл к поверженному противнику и вгляделся в кляп, впихиваемый в рот вампиру.
      — Погодь, погодь. Что-то мне этот кляп напоминает...
      — Ну да... — одоспешенный безразлично пожал плечами, — ты же знаешь наших снабженцев, пока их сверху не пнут они и не пошевелятся. А у вампиров зубы не менее опасное оружие, чем, к примеру, нож. Вот и пришлось на собственные деньги кляпами закупиться...
      — Постой, кляпы, они же...
      — Да. В том самом магазине.
      Кросс с долей сочувствия покосился на тушку Эдварда.
      — Это... Унизительно. Весьма унизительно.
      — A la guerre comme а la guerre.
      — Аналогично. Потащили?
      — Потащили.
      Бойцы одновременно подхватили перемотанную тушку и направились к выходу. Белла, очнувшись от ступора, крикнула им вслед.
      — Подождите! А что будет со мной?
      — С тобой? — бронированный ненадолго задумался. — Ну, к моему огромнейшему сожалению, статьи за сотрудничество с тёмными тварями ещё не предусмотрено в британском законодательстве, иначе работать бы тебе киркой на урановых шахтах... А так, батюшке твоему мы точно всё сообщим, да в подробностях, как дочка его перед бесовским отродьем стелилась, а уж что с тобой делать — исключительно его право.
      Закончив речь, боец поволок Эдварда дальше. Вывалив его на крыльцо, он кивнул двоим коллегам, сторожившим вход в дом, и они, споро подхватив пленника, забросили его в чрево стоящёго неподалёку бронетранспортёра. Кросс запрыгнул в люк следом, а за ним потянулись и остальные. Машина взревела движком и рванула вперёд, походя снеся секцию ворот и подняв после себя кучу пыли. Ещё долго Белла стояла на крыльце, шокировано глядя вслед людям, похитившим её возлюбленного.
      * * *
      7 Декабря 1994 года. Центральный штаб. Минус третий уровень. Лабораторный комплекс.
      Эдвард открыл глаза. Последнее, что он запомнил перед тем, как тьма беспамятства полностью поглотила его, — ощущение прочных верёвок, вонзающихся в кожу. Теперь же скованности не ощущалось. На миг он даже подумал, что братья и сёстры смогли отбить его у чужаков, но яркий, искусственный свет, резанувший сквозь веки, разрушил его надежды. Неловко перевалившись на бок, он, помогая себе затёкшими руками, встал на четвереньки. Подождав, пока глаза притерпятся к свету, он аккуратно открыл их и уткнулся взглядом в белый пол, явно искусственного происхождения. Осторожно поднявшись на ноги, он осмотрелся и яростно завопил. Его поймали в ловушку. Вокруг не слишком большого пятачка пола высились стеклянные стены, сквозь которых виднелись силуэты людей, с любопытством глядящих на него. Вокруг них стояло множество различных приборов, некоторые были направлены на его клетку, около других крутились люди, проводя какие-то замеры. Осознав, что крик делу не поможет, вампир бросился на стекло, пытаясь разбить кажущуюся непрочной преграду и добраться до мучителей, но все его удары, способные насквозь пробить обычного человека, не оставили на стекле и царапины. Тем временем, бронированные шторки на стекле начали смыкаться, отрезая пленника от внешнего мира. Одновременно с этим свет ламп начал усиливаться ослепляя и лишая сил. Створки замкнулись и Эдвард, скуля от рези в глазах забился в угол, в безуспешной попытке укрыться от беспощадного света.
      * * *
      10 Декабря 1994 года. Центральный штаб. Минус третий уровень. Лабораторный комплекс.
      — Доктор Валлен, рад приветствовать, — Родерик Райт стремительной походкой вошёл в лабораторию, закреплённую за ксенобиологами. Десять минут назад к нему поступил вызов от доктора Сабины Валлен с просьбой как можно быстрее прибыть в лабораторию.
      — Сэр Родерик, благодарю, что откликнулись на мою просьбу. Мы открыли нечто поистине невероятное! — русоволосая женщина средних лет отошла от стола с электронным микроскопом и протянула Райту руку, которую тот с удовольствием пожал. Доктор, закончив с приветствием, бесцеремонно поволокла бессменного главу ОРК, почётного кавалера Ордена Подвязки, личного знакомца Королевы и прочая, и прочая. Он, впрочем, не возражал, послушно позволив увлечь себя в дебри лаборатории ксенобиологии. Они прошли мимо нескольких электронных микроскопов, миновали схему внутреннего строения дракона, одиноко висящую на стенде, обогнули парочку самозабвенно ругающихся друг с другом учёных и, наконец, остановились перед изолятором — укреплённой капсулой, в которой находились пойманные живьём агрессивные магические существа. Сейчас на огороженной бронестеклом площадке сидел вампир. Внешне не отличающийся от простого человека, кровосос уже успел попортить немало крови исследователям, ломая хрупкое лабораторное оборудование, которое доставлялось в капсулу при помощи манипуляторов. Впрочем, после того как по ним пустили ток, вампир несколько угомонился и теперь лишь бессильно огрызался на проходящих мимо купола ксенобиологов.
      — Посмотрите на него и скажите, что вы видите? — Валлен указала на угрюмого пленника рукой, одновременно вглядываясь в лицо Родерику.
      — Вампир. Пойман не так давно. Разумен. Опасен. Ответственен за исчезновения мирных жителей в деревне Литтл Хэмпшир, — не задумываясь отчеканил тот в ответ. Услышав это, Валлен отрицательно помотала головой, чуть растрепав волосы.
      — Не только. Наш гость — ценнейший подарок, который только можно предложить современной медицине.
      — И чем же он может вам помочь? — Родерик иронически вскинул бровь. На его взгляд, отдавать тварь на опыты, ограничившись лишь кратким допросом было неразумно, но вмешиваться в работу профессионалов он, даже обладая всеми полномочиями, не решался.
      Валлен, нисколько не обидевшись на неприкрытую иронию, вновь увлекла Райта за собой, к стоящему неподалёку компьютеру. Несколько кликов мышкой и на мониторе отображается схема внутреннего строения пленника.
      — Для начала, дабы вам было проще понять меня, объясню возможности вампиров с биологической точки зрения. Наиболее интересна для нас пищеварительная система — кровь в ней распадается чуть ли не на атомарном уровне, как в реакторах холодного синтеза, что дает просто бешеное количество энергии. Непонятно, почему так же не происходит с другой материей, попавшей в желудок этого вампира, но растворяется там только кровь. Энергия идет на питание мышц, большая часть которых теперь представляет розовые мышечные волокна, с довольно интересным генетическим отклонением. Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что подобное строение мышц даёт им возможности, многократно превосходящие человеческие. Сила, скорость, ловкость, быстрота реакции — во всём этом вампиры превосходят среднестатистического человека в несколько раз. Известно, что вампиры не стареют, и теперь нам ясно, почему. Процесс деления клетки уже хорошо изучен. Информация о структуре новой клетки берется из цепочки ДНК, содержащейся в ядре материнской клетки. Для предотвращения сбоев и ошибок копирования природа сделала такие цепочки симметричными, и копирование шло "с двух концов", этакое дублирование системы, но при каждом делении с обоих концов цепочки "откусывалось по сегменту", ничего страшного в этом нет, просто природный ограничитель организма, вы ведь слышали, что клетка может делиться ограниченное число раз? Вот как раз из-за этого "откусывания". По концам цепочки идет "пустая ДНК" — ее потеря не дает сбоев в работе организма, а вот когда она заканчивается — начинаются проблемы, ошибки и сбои в организме, люди называют это "старость". Так вот, у вампиров просто нет подобного "откусывания"! Поэтому, теоретически, жить вампир будет до тех пор, пока не произойдёт его насильственная смерть. Так же, мы разобрались в том, что можно назвать его "боевой формой". В клетках вампира находится дополнительная цепочка ДНК, что само по себе является крупнейшим прорывом в области современной биологии, и при возникновении стрессовой ситуации...
      — Одну секунду, — Райт перебил не на шутку разошедшуюся учёную. — Всё это я мог бы и в отчёте прочитать. Зачем вам надо было обязательно срывать меня с места и волочь сюда?
      Валлен, отвлёкшаяся от живописания своего трофея, вздрогнула от неожиданности и виновато опустила глаза.
      — Приношу извинения, я действительно заговорилась. Причина для вашего вызова есть, и она действительно очень серьёзна. Посмотрите сюда.
      На мониторе высветилось изображение отдельной клетки, внутри которой сгрудилось несколько чёрных точек.
      — Сейчас вы видите кровяную клетку вампира. По форме она почти ничем не отличается от человеческой, но вот свойства её существенно изменились. Если раньше она использовалась для доставки кислорода во внутренние органы, то теперь это лишь вместилище для неизвестного современной науке вируса. Отчасти это и объясняет тот факт, что вампиры не нуждаются в дыхании.
      Родерик поднял глаза от экрана и с удивлением посмотрел на мисс Валлен.
      — То есть вы утверждаете...
      — Да. Вампиризм имеет вирусную природу. Я бы назвала это "идеальным вирусом", в отличии от своих примитивных сородичей он не убивает своего носителя, а улучшает его природу, повышая шансы на собственное распространение. Попав в кровь он начинает производить полную перестройку организма на клеточном уровне, отчего носитель на некоторое время впадает в кому. Просыпается он уже не человеком.
      — Это, конечно, весьма познавательно, но... — Райт замолк под требовательным взглядом доктора. Удостоверившись, что перебивать её больше не будут, Валлен продолжила:
      — Нам удалось выделить вирус из крови носителя и стабилизировать культуру. Удивительно, но он крайне толерантен к изменениям на генетическом уровне, словно это его изначальное свойство... Впрочем, эти подробности можно опустить. Самое главное — его воздействия отличаются изрядной вариативностью и, в теории, модифицированный вирус возможно привить добровольцу техническими методами.
      У Родерика пересохло в горле от волнения, неверяще глядя в глаза Валлен он, срывающимся голосом, произнёс:
      — Это же... Это же возможность для создания...
      — Да, сэр. В ближайшем будущем мы сможем подготовить суперсолдат, чья сила и реакция будет в разы превосходить человеческую, не говоря уже об обострении органов чувств. По сути, мы создадим вампиров, не боящихся солнца и серебра, без жажды крови. Но и без магических способностей. На стабилизированный вирус М-Энергия действует совершенно непредсказуемо, к моему сожалению.
      — Сроки?
      — Десять — шестнадцать месяцев до первых прототипов. В зависимости от финансирования.
      — Стоимость?
      — На исследование — в пределах пары десятков миллионов долларов. Цена подготовки бойцов тоже велика. Но результат того стоит.
      Стряхнув с себя потрясение, Родерик твёрдо произнёс:
      — Мы даём вам карт-бланш на ваши исследования. Самое главное — не подведите. Цена провала крайне высока.
      — Не подведём, — Валлен гордо вздёрнула подбородок, сверкнув очками в холодном свете люминесцентных ламп.
      * * *
      11 Декабря 1994 года. Центральный штаб. Минус второй уровень. Центр инструктажа.
      — Бойцы! Сегодня перед нами стоит важная задача — уничтожить гнездо магических тварей и спасти заложников. Вас всех готовили для подобного, и я надеюсь, что вы не подведёте коалицию и человечество в целом. Противостоять вам будут вампиры. Да, да, в магическом мире эти твари есть не только на страницах ужастиков. Итак, вот то, что вам надо про них знать. Каждый вампир превосходит обычного человека во всём. Они сильнее, быстрее, ловчее, видят дальше и лучше чуют, чем каждый из вас. В рукопашной схватке они спокойно порвут любого, кто не будет защищён бронёй, поэтому в ближний бой не лезть! Все из них обладают магическими способностями, и если самым слабым из них хватит силы только лишь на то, чтобы отвести вам глаза да попытаться запугать, то их патриарх может устроить вам кровавую баню, даже не почесавшись при этом. Поэтому, вам в помощь выделяется титан и три новых бронетранспортёра. Не суйтесь вперёд них, кровососы — не современная пехота, РПГ у них не будет.
      Что касается слабостей. Боятся, как ни странно, серебра и огня. Жгите их огнемётами, забрасывайте гранатами и, ещё раз повторяю, не доводите до рукопашной! Командование расщедрилось на новые боеприпасы — пули с серебряным напылением, да ещё и экспансивные. Мы с кровососами никаких конвенций не подписывали, так что, стреляйте смело. Атаку начнём в три часа ночи, после того как по предполагаемому месту их логова ударят ракетами с изделием "Сияние", меня уверили, что после этого замок проявится. После этого окружаем его с возможных направлений отхода и выманиваем тварей на открытое пространство. После зачищаем внутренний двор и надземные этажи. В крайнюю очередь лезем в катакомбы, соблюдая максимальную осторожность. Самое главное: любой свободный человек в замке по умолчанию считается вампиром. Даже маленькие дети и немощные старушки. Поэтому сначала спеленать, а потом уже расспрашивать. Инструктаж закончен. По машинам, товарищи!

Глава 13. Особенности нанесения демократии

     11 Декабря. Инженерный отдел.
      — Слушай, я тут подумал...
      — Ась?
      — Вот у магов же есть всякие притягивающие заклятия, так что им мешает захватить, к примеру, оружие у бойца?
      — Вопрос хороший, но слегка дилетантский. Во-первых, что мешает тому же бойцу выхватить пистолет? Морально-этические нормы? Это у магов одна палочка и усё, можно кулаками махать, а хорошо обученный солдат должен найти ровную площадку без камней и палок, потерять автомат, пистолет, ремень, каску, штык, нож, после чего найти еще одного такого же распиздяя и вступить с ним в рукопашный бой. А второе — мы уже это предусмотрели. Всё оружие соединено с костюмом прочными стальными тросиками. Предусмотрены системы быстрого отстёгивания, если они будут мешать. Так что хрен им, а не притягивающие чары. Кстати, гранаты прицеплены за кольцо.
      — А оно случайно не отстегнётся?
      — Да вряд ли, там усилие в тридцать кило нужно. Это только в фильмах чеку зубами вырывают, в реале же скорее зубы вырвешь, чем чеку.
      — Ну это хорошо, наверное...
      — Разумеется, хорошо. Ты думал, мы тут на наивных идиотов похожи?
      — Да нет, конечно, не думал... Кстати, хочешь хохму?
      — Ну давай, вещай.
      — У Петровича крыша поехала.
      — Говорил же, уработается мужик. Куда только отдел кадров смотрит... А что с ним?
      — Полный ахтунг. Нашёл где-то белую хламиду с капюшоном, примотал гаечный ключ к швабре, а затем начал бегать по ангару и орать, что он тут единственный проводник воли всемогущей Омниссии. Потом попытался прорваться к титану, но его успели перехватить. В процессе перехвата ушатал своей шваброй одного охранника, а остальных обозвал мерзкими еретиками. Сейчас лежит в обнимку с ней в медицинском блоке и бормочет какую-то чушь. Я даже записал.
      — Эк его приложило, однако. Вот такого я точно не ожидал. А что за чушь-то?
      — Сейчас, где-то в кармане листок был... А, вот:
      "Духи Машины,
      В неисповедимой милости и мудрости вашей
      Даруйте оружию прочность.
      Дабы мне послужило оно,
      Дабы я вам послужил.
      С верой и вечным почтением."
      — Бедный Петрович...
      * * *
      Личный дневник Почётного Кавалера Ордена Подвязки, Героя Советского Союза, Кавалера Золотой Медали Конгресса США, Сэра Родерика Сэмюэля Райта.
      Опубликован в 2004 году.
      Издательство "Москва"
      Перевод осуществлялся Марией Спивак
      Издано в 2005 году
      Годы не проходят бесследно. Я смело могу утверждать, что задержался в этом мире. Я прошел огонь Второй мировой, я противостоял агентуре красных, я интриговал, заверял в дружбе и сразу же после этого бил в спину. На руках моих кровь невинных людей и кровь врагов моей Британии. Единственное, что меня держит на этой земле — долг перед Королевством и Королевой. Сегодня, когда мы узнали о том, что на протяжении всей истории человечества рядом с нами таятся существа, мощью равные богам, необходимы усилия всех, кто сможет встать на пути этой силы. И я один из них. Конечно, можно просто опустить руки, сказать, что раз магам даны такие силы, то глупо становиться у них на пути. Не лучше ли покориться, признать, что простые люди не смогут ничего сделать, признать, что "магглы" лишь пыль под ногами достойных? Да чёрта с два, отвечу я вам! Пусть они могут призывать громы и молнии, пусть они могут ломать чужую волю и сотворять всё из ничего. Пусть они тешутся своим могуществом и до поры до времени относятся к простым людям как к забавным зверушкам. Это нам только на руку. Придёт время и мы заявим о себе.
      Наша сила не в вычурных словах заклинаний, не в ядовитом тумане зелий, не в загадочном шёпоте древних свитков. Мы сильны своим разумом, пред которым падут любые преграды, мы сильны своей волей, которая остаётся с нами даже в годину чудовищных испытаний. Мы сильны своим талантом, что открывает путь воле и разуму в мир материальный, рождая изделия из стали и металла, что верно служат нам. Мы сильны своим единством. Пусть каждый из нас слаб по отдельности, пусть он лишь винтик от огромной государственной машины, но вся она и состоит из отдельных винтиков, и в её силах сокрушить то, что встанет на нашем пути.
      Я ненавижу магов. Вместе, мы смогли бы добиться поистине невероятных результатов. Уже сейчас, учитывая то, что открыто сотрудничающих с нами чародеев можно пересчитать по пальцам, мы добились впечатляющих результатов. Вместе мы смогли бы оставить в прошлом рак, ВИЧ, голод и болезни. Вместе мы смогли бы разорвать оковы гравитации, достигнуть далеких планет, вместе мы смогли бы сотворить нечто совершенно новое. Вместо этого они забились по норам, где упиваются своим могуществом. Они топчутся на месте, отринув жажду нового в пользу лени и бездействию. Провидением магам дана сила изменить мир, а вместо этого они лишь удовлетворяют свои мелочные потребности. Отвратительно.
      Я всё чаще осознаю, что привычный мир стоит на пороге пропасти и лишь от нас зависит, сможем ли мы раскрыть крылья и познать счастье полёта или разобьемся об острые скалы. Надеюсь, что смогу дожить до этого момента. Смерть, в юности маячившая расплывчатым пятном на горизонте, теперь подобралась совсем близко. Она следит за мной из-за угла, прячется в моей тени, ехидно скалится пустым черепом в зеркале, когда я поворачиваюсь к нему спиной. Ночью, когда я сплю, она становится сильнее. Неслышной походкой она крадётся к кровати, тянет иссушённую кисть к моей руке, слышит упрямое биение моего старого сердца. Это пугает её и она отступает в тень, до следующего раза. Она знает, что пока я вижу перед собой цель, моё сердце не перестанет биться, но продолжает надеяться.
      Я не знаю, что ждёт меня на той стороне. Уж точно не Рай. Знаю лишь одно — человек жив, пока жива память о нём. Если меня запомнят, всё это будет не напрасно. Если мои действия принесут хоть какую-нибудь пользу Соединённому Королевству, всё это будет не напрасно.
      * * *
      12 Декабря. Деревня Литтл Хэммингтон. Временный лагерь чистильщиков.
      Чем удобен режим контртеррористической операции? Под его прикрытием можно творить, что угодно. Скормить обывателям сказочку о злобных ирландцах, решивших вновь отстоять свои права на самоопределение, и никто в здравом уме в опасную зону не сунется. Ну а немногочисленных идиотов всегда отловят пикеты полиции. Небо над деревней тоже закрыли, вдруг злобные террористы ещё и ПЗРК где-то нарыли? Ирландские повстанцы они такие, от них всего ожидать можно. Опасные, в общем, люди.
      На главной площади пустующей деревеньки вольготно расположился семиметровый стальной великан, вокруг которого суетились техники. Чуть неподалёку выстроились в ряд три бронетранспортёра с заглушенными двигателями. На крыльце самого большого дома смолил последнюю сигарету постовой, охраняя вход в импровизированный полевой штаб. Оттуда доносилась азартная ругань на трёх языках сразу — командиры изволили составлять план атаки.
      — Наиболее верной тут будет следующая тактика. Необходимо распылить наши силы, дабы никто из террористов не ушел. Технику же лучше оставить в качестве мобильного резерва... — вещал голос с характерным немецким акцентом. Ему возражал другой, наоборот, идеально правильный.
      — Вы с ума сошли, герр Браун! Против обычных террористов эта тактика безусловно сработала бы, но вот только нам противостоят твари, способные разорвать человека на куски за пару секунд!
      — Зер гут! Не буду спорить. Но знайте, если они удерут...
      — Куда им удирать? От авиации в таком лесу не спрячешься. Особенно зимой. Ночь датчику движения тоже не помеха.
      — И всё же существует опасность...
      — Опасность чего? Ну сбежит парочка, куда же они без гнезда денутся? Оставим несколько групп с собаками, они по лесам их и отловят.
      — Отлично, — немец коротко кивнул, всем видом демонстрируя недовольство, — но не говорите, что я вас не предупреждал.
      — Рад, что вы согласились. Значит общий план таков: перекрываем основные направления для отхода тремя группами, каждая из которых будет усилена бронетранспортёром. На направление основного отхода направим титан. Сразу после активации "Сияния" бьём из ПТУРС по окнам здания. Темобарические боеголовки их точно проймут. После этого врубаем прожекторы и отстреливаем бегущие цели. Вопросы?
      — Никак нет!
      — Отлично. Выдвигаемся через три часа десять минут.
      * * *
      12 Декабря. В небе над Британией
      — Координаты цели?
      — Заданы!
      — Рассчётное время подлёта?
      — Сто секунд до сброса!
      — Начинаю выход на боевой курс.
      Многотонный бомбардировщик медленно, словно нехотя, завалился на крыло, доворачивая на цель. Спустя несколько секунд открылись створки бомболюка и из чрева бомбардировщика вывалилась длинная, стального цвета, сигара. После того как она отлетела от своего носителя на достаточное расстояние, активировался реактивный двигатель, бросивший её вперёд к заданной цели. За несколько секунд перегнав бомбардировщик, ракета устремилась за линию горизонта, оставляя за собой дымный след от переработанного топлива. В это же время первый пилот самолёта B-52 Stratofortress нажал клавишу на шлемофоне и произнёс:
      — У вас пятьдесят секунд, парни. Не облажайтесь.
      * * *
      12 Декабря. Позиция неподалёку от замка
      — Вас понял, воздух. Готовы к драке.
      Сэмюэль Леклерк переключился на общий канал и прокашлялся, привлекая внимание расположившихся на позиции бойцов.
      — Итак, господа! Через тридцать секунд подойдёт подарочек, поэтому не расслабляться! Огнемётчики! Занять передовые позиции!
      Отделение устремилось к наскоро установленным заграждениям из колючей проволоки, спешно проверяя своё оборудование.
      — Штурмовики! Прикрываете огнемётчиков, вступать в бой только если они приблизятся на дистанцию огня!
      Вслед за огнемётчиками устремились солдаты, вооружённые автоматическими дробовиками, готовясь сойтись с врагом в ближнем бою.
      — Автоматчики! Занимаем вторую линию обороны, стрелять поверх голов! Подготовить АГСы, пулемёт и ПТУРС к бою!
      Вместе с остальными автоматчиками, Леклерк присел за заграждением, состоящим из набросанных мешков с песком. Вторая линия обороны располагалась на возвышенности, что позволяло прекрасно простреливать поле впереди, где-то на краю которого, судя по показаням со спутника, и прятался замок. Неподалёку от него суетились операторы противотанковых комплексов, наводя их в сторону предполагаемого противника, гранатомётчик расположился на левом фланге и правил прицел автоматического гранатомёта, готовясь засеять поле боя десятками смертельных разрывов.
      — Навести прожектора и занять позиции! Бронетранспортёру, прикрыть левый фланг! Титан — правый! Всем, затемнить фильтры, сейчас полыхнёт!
      Взревев двигателем, бронетранспортёр перекрыл подход к позиции с левой стороны и направил пушку в сторону цели. Сотрясая землю поступью, титан прикрыл своей бронированной тушей правый фланг. Пушка на его манипуляторе ожила и с утробным гудением раскрутилась, готовясь исторгнуть из себя сотни снарядов.
      Леклерк выкрутил датчик светофильтра на максимум, отчего мир вокруг него померк, оставляя ярко гореть лишь карту в углу шлема, на которой перемигивались значки его отряда, да таймер, отсчитывающий время до подлёта ракеты. Рядом с ним поспешно затормозил прожекторист и тоже занял место за баррикадой.
      Цифры на таймере медленно сменяли друг друга. Десять секунд... Семь... Пять... Две... Ноль!
      Серебристая молния пронеслась над головами занявших укрытие чистильщиков и тут же разродилась ярчайшей вспышкой. Вслед за ней пришёл грохот запоздалого звука, не угнавшегося за стремительным полётом ракеты.
      Тем временем, яркое свечение постепенно угасло, явив зрителям древний замок, возникающий словно из пустоты. На несколько секунд все замерли, наблюдая за открывшимся зрелищем. Вот показались башни древнего замка, гордо возвышающиеся над полем. Следом за ними показался донжон, стены его были покрыты лозами винограда, а окна горели ярким светом. Последними показались стены, они были чересчур малы для того, что бы хоть как-то защитить от врага, и являли собой чисто декоративную функцию, служа лишь дополнением к роскошным резным воротам, закрытым на такой же декоративный засов. Дополнительную ауру очарования придавало и северное сияние, полыхающее прямо над башнями. Первым от разглядывания чудесного явления очнулся Сэмюэль.
      — Не спать, бойцы! ПТУРСы, открыть огонь!
      Гулкий хлопок, и к окнам замка тянутся рукотворные кометы, операторы тщательно выцеливают лазерными лучами оконные витражи, и ракеты, чутко реагируя на малейшее смещение луча, повторяют его траекторию, стремясь полностью совпасть с направлением лазера. Вот первая из ракет влетает в брызнувший осколками витраж, следом за ней входит вторая. Они разрываются прямо посреди зала, высвобождая на волю горючую смесь газов, готовую сдетонировать от малейшей искры. Несколько мгновений ничего не происходит, но затем активируются детонаторы, разлетевшиеся вместе с газом, и в роскошной зале, полной пирующих людей, рождается огненный ад. Температура горения такова, что вместе с огнесмесью за считанные секунды сгорает и воздух. Прежде роскошное оформление вспыхивает и разлетается в клочья от мощи ударной волны. Спустя мгновение, воздух полностью выгорает, и по дезориентированным вампирам молотом бьёт резкий скачок давления, оставляя после себя многочисленные внутренние травмы.
      Леклерк с удовлетворением наблюдает как из оконных проёмов высвобождается огненная лавина, остатки стёкол вышибает ударной волной, но жар столь силён, что на землю падают докрасна раскалённые капли.
      — Не расслабляться! Следите за замком!
      На пару минут всё замерло в хрупком равновесии, выжившие после удара вампиры пытаются отыскать своих врагов, столь дерзко нарушивших их пир, операторы противотанковых установок спешно перезаряжаются, готовясь вновь устроить огненный ад. Но вот один из выживших замечает какую-то неправильность на холме рядом с ним. Пригляделся и призывающе завопил, указывая удлинившимся пальцем, больше напоминающим коготь. Его крик подхватили и другие, устремляясь в сторону врага.
      — Чужаки! Здесь чужаки!
      Услышав вой, больше напоминающий скрежет ножа по стеклу, Леклерк поморщился и произнёс в общий канал группы:
      — Внимание! Готовьте осветительные гранаты и прожектора ! Джентльмены, товарищи и господа, человечество рассчитывает на вас!
      — Так точно, сэр! — раздался ответ по общей связи.
      Вот первые тени сыплются со стен замка, они настолько торопятся что даже не утруждаются открыть ворота, попросту перескакивая двухметровые стены. С нечеловеческой скоростью они устремляются в сторону холма, движения их размываются в воздухе. Казалось, ничто не может остановить грозных хищников, убийц, вышедших на тропу войны.
      Леклерк внимательно смотрит на надвигающихся врагов. Вот они уже преодолели половину поля, вот первые из них уже пронеслись мимо одному только ему ведомых ориентиров. Как только основная масса теней показалась на помеченном расстоянии, он набрал в грудь воздуха и рявкнул, одновременно наводя ствол автомата на противника:
      — Вторая линия! Открыть огонь!
      Вспыхнули яркими солнцами прожекторы, отчего тени заметались, теряя темп и разгон. Загрохотали дружной стаей автоматы, послышался мерный перестук автоматического гранатомёта, и в первых рядах противника упали сначала осветительные гранаты, залившие округу мертвенным химическим светом, а затем и боевые, нашпиговывающие воздух смертельными осколками. Зарокотал пулемёт, посылая в ярко освещённые фигуры крупнокалиберные пули, кинетической энергии которых было достаточно, чтобы, попав в ладонь, оторвать руку по плечо. Заревела автоматическая пушка, превращая места попаданий в густую смесь огня, земли и крови неудачников, попавших под снаряды. С гулким хлопком устремились к врагу ракеты ручных пехотных огнемётов, высвобождая в точке попадания жадную огненную бурю, пожирающую всё вокруг и калечащую окружающих перепадом давления, температурой и ударной волной. Но для вампиров всего этого было недостаточно. Они упрямо неслись вперёд, неслись, ловя пули штурмовых винтовок, энергии которой хватало на то, чтобы прошивать насквозь даже некоторые устаревшие бронемашины, неслись, обожженные и оглушённые огнём и ударной волной, неслись, даже после того, как крупнокалиберный пулёмёт выгрызал в их телах огромные дыры, а разрывы гранат нашпиговывали их сотнями кусочков металла. Лишь только попадания из пушек могли гарантированно остановить их, но пушек было всего лишь две, а кровососов около девяноста.
      Спустя несколько секунд первый из вампиров рухнул всего лишь в десяти метрах от позиций первой линии обороны, серебро, попавшее в кровь вместе с пулей сделало свою работу, и прогрессирующий анафилактический шок окончательно добил израненного вампира. Но по его следам уже неслись другие, яростно сверкая алыми от жажды крови глазами.
      — Огнемёты!!!
      Леклерк выкрикнул приказ, одновременно меняя пустой магазин в сторону:
      — Штурмовики, готовность!
      Подошедших слишком близко вампиров встретили тугие струи огня, летящие из раструбов огнемётов прямо в них. От огнесмеси не помогало ничто, она не реагировала на попытки оттереть себя от тела, наоборот, она липла и к рукам неудачников, отчего прежде жутковатого вида когти превращались в обгоревшие, беспомощные культи. Катание по земле так же не давало результата, лишь размазывая жидкий огонь по пострадавшему.
      Армия кровососов смешалась, отшатываясь от пылающей смерти, и разделилась на три части. Одни из них, видно самые смелые, в огромном прыжке метнулись над струями огня, норовя достать огнемётчиков, другие, спасаясь от меткого огня обороняющихся, растеклись по флангам, намереваясь зайти сбоку.
      — Вторая линия на правый фланг! — отреагировал на изменение обстановки Леклерк.
      Прыгунов ждало разочарование — огнемётчики, готовые к такой тактике, метнулись в стороны, не прекращая поливать струями ревущего пламени подошедших слишком близко вампиров, а навстречу распластавшимся в воздухе кровососам устремились облака картечи, скосив нескольких прямо в воздухе. Оказавшись внутри строя, вампиры устремились в атаку, стремясь разорвать противником острыми как бритва когтями, но закованные в тяжёлую броню штурмовики были гораздо более трудной целью, чем сбившиеся в плотную группу огнемётчики, огрызающиеся во все стороны струями огня. Несколько кровососов рванулись напрямую, за что и поплатились. Большинство из них рухнули, испятнанные попаданиями картечи, паре удалось добиться хоть какого-то результата — выглядевшая совсем юной девушка, прекрасное личико которой портили длинные клыки, тянущиеся изо рта к подбородку, обрушила удар когтистой лапы на замешкавшегося бойца. Тот успел подставить под удар дробовик, разлетевшийся на три части. Сила удара была такова, что остатки оружия вырвало у бойца из рук, сам он повалился на землю, а когти прочертили на броне четыре глубокие царапины, из которых виднелся второй слой защиты, "поддоспешник", амортизирующий удары по броне. Девушка победно зашипела и ринулась к шлему, пытаясь содрать его и добраться до тёплой крови жертвы, но бронированный кулак, ударивший ей в лицо, ломая хрупкие клыки, помешал ей сделать это в первые же секунды, а пистолетная пуля ударившая в лоб следом прервала её существование.
      Другому вампиру удалось повиснуть на своём противнике, вонзив когти в броню, отчего по ней тонкими струйками стекала кровь. Он, словно кот на дереве, висел на солдате, пытаясь вонзить свои когти ещё глубже. Залп картечи снёс ему голову, но боец, слабеющей рукой колошмативший врага, так же бессильно осел на землю, надеясь на аппаратутру первой помощи, призванной остановить кровотечение и сохранить жизнь солдата.
      Оставшиеся вели себя более разумно, пытаясь зайти к врагам с тыла. Нескольким это удалось, и на землю рухнуло несколько штурмовиков, но остальные, скоординировав свои действия с огнемётчиками, дали отпор, и, в конце концов, окончательно рассеяли противников.
      Правофланговая группа натолкнулась на сосредоточенный огонь стрелков, гранатомётчиков и тяжёлого пулемёта. Пушка бронетранспортёра и залпы перезарядившихся ПТУРСов довершили дело, и несколько выживших, петляя словно зайцы, устремились прочь. Впрочем, направлялись они как раз на позиции второго и третьего отряда, так что о них можно было не беспокоиться.
      Больше всего не повезло правой группе. Вылетевший на открытое пространство авангард вампиров превратился в кровавые клочья, попав под очередь автопушки. Изчерпав боекомплект, она с лязгом рухнула на землю, отсоединившись от креплений, а сам титан, на удивление стремительно для семиметровой громадины, устремился вперёд на врага. Преждевременно обрадовавшиеся твари радостно заорали, посчитав, что враг лишился своего оружия, и устремились навстречу. На расстоянии в тридцать метров до столкновения титан вытянул вперёд левый манипулятор. С раструба под ним сорвался плотный поток белого тумана, а в воздухе раздался громкий хруст. Трава, попавшая под этот туман, за мгновения покрылась льдом, то же ждало и оставшихся вампиров. Не снижая скорости, механоид промчался сквозь застывшие в движении ледяные фигуры, разламывая их на множество осколков. Краем глаза увидев стремительную тень, пилот резко вскинул опутанную датчиками руку и сжал пальцы, одновременно с ним его действия повторил и титан, захватив манипулятором последнего уцелевшего. Манипулятор поднёс пленника ближе к бронестеклу, из-за которого на испуганного вампира холодно посмотрела опутанная проводами фигура, сидящая в ложементе. Сияющие зелёным визоры уставились на добычу, затем пилот хмыкнул и резко сжал кулак. Тушка хрустнула и была отброшена в сторону, словно надоевшая ребёнку игрушка. Многотонный монстр развернулся и мерно затопал в сторону своего подразделения. Стрельба уже утихла и теперь слышались лишь одиночные выстрелы — добивали раненных врагов.
      Сэмюэль сбросил забрало шлема и с наслаждением вдохнул свежий воздух, пахнущий кровью, порохом и напалмом. Бой был закончен, хотя и не без потерь. От когтей кровососов в той или иной степени пострадало десять человек из шестидесяти, а семеро и вовсе были мертвы. Сейчас над раненными суетились санитары, а погибших аккуратно освобождали от брони и укладывали в чёрные полиэтиленовые мешки.
      — Как неприятно.
      Раздавшийся по поляне голос заставил всех похватать оружие и направить в сторону нарушителя. Им оказался пятидесятилетний джентльмен, выглядящий так, словно он оказался тут прямо из эпохи викторианской Англии. Тот же, абсолютно не стесняясь направленных в его сторону стволов, продолжил:
      — С вашей стороны было крайне грубо прервать мой торжественный ужин столь варварским способом. Да ещё и слуг моих вы все перебили! Право, за подобные действия я требую от вас компенсации.
      Леклерк нажал курок, норовя изрешетить наглеца, но пули бессильно взрыли дёрн в метре от его ног. Раздавшийся грохот и туча пыли, взметнувшаяся по сторонам от визитёра, заставили Леклерка похолодеть от ужаса, тяжёлое оружие уже было сложено в бронетранспортёр, экипаж которого отирался рядом, титан так же пустовал, а вампир, разумеется,не даст занять пустующую технику.
      Он снова вдавил курок, надеясь перебороть магию, но подсознание упорно твердило ему, что он целится в никуда, а зачем стрелять в пустоту? Правильно, незачем. Гораздо лучше выстрелить в другую пустоту, только на метр правее. Леклерк заскрипел зубами, а джентльмен усмехнулся и внезапно рассеялся плотным туманом.
      Повисев пару секунд в воздухе, он резко устремился в сторону ближайшего бойца, судорожно пытающегося направить непослушные руки в сторону врага, плотно опутав тело несчастного. Просочившись внутрь брони сквозь открытое забрало шлема, туман резко покраснел, из него раздался слабеющий крик и тут же стих, а тело жертвы рухнуло на землю.
      Туман вылетел из забрала, являя зрителям полностью обескровленную мумию. Уплотнившись, он вновь стал пятидесятилетним джентльменом. Он довольно улыбнулся и произнёс, алчным взглядом смотря на оставшихся солдат.
      — Вот это я и понимаю под компенсацией. Ну а теперь же, подойдите ближе!
      Леклерк с ужасом ощутил как ноги его, послушные чужой воле делают шаг вперёд, ещё один...
      Вампир открывает рот, готовясь вновь произнести что-то как вдруг...
      Нажатие на курок и пуля, вращаясь, в облаке газов вылетает из дула винтовки, опережая звук выстрела. За доли секунды она преодолевает почти километровое расстояние и встречается с головой древнего кровососа. Кинетическая энергия выстрела такова, что голова вампира разлетается на куски, тело, постояв ещё с секунду, падает, а вместе с ним падают на мягкую траву бойцы, ноги которых уже не держат от нервного напряжения.
      — Ребят, кажется я обоссался, — выдаёт один из них срывающимся голосом. Ему отвечает другой.
      — Ты так говоришь, как будто сделал что-то необычное.
      Перенервничавших солдат, побывавших на краю гибели, пробивает на ржач, Леклерк, вяло подхихикивая, произносит, задрав голову в небеса:
      — Господи, спасибо тебе за то, что ты сделал злодеев такими тупыми и болтливыми.
      Отжав тангенту, он произносит в шлемофон:
      — Отличная работа, Призрак.
      — Нет проблем, шеф, — доносится до него ответ. Он сдирает надоевший шлем и ложится на мягкую траву. Скоро надо будет поднимать бойцов и идти осматривать замок, скоро его вновь поглотит мешанина отсчётов, докладов и распоряжений, но пока он просто полежит и посмотрит в небо, хотя бы пару минут.
      * * *
      Лондон. Центральный штаб Организации.
      На совещании присутствуют:
      Сэр Родерик Райт, глава Объединённого Разведывательного Комитета
      Николай Александрович, координатор со стороны Союза Советских Социалистических Республик
      Энтони Старк, глава корпорации "Старк Индастриз", подконтрольной правительству США.
      — Итак, подведу краткий итог, — Лебедев отодвинул от себя бумаги с отчётами и с наслаждением потянулся — наши войска могут противостоять рядовому составу вампиров, но всё ещё уязвимы к ментальным атакам. Феномен "кровавого тумана" так же стоит исследовать поподробнее. С магами, я думаю, ситуация будет ещё хуже, в отличии от вампиров они обладают дистанционным вооружением, да ещё крайне варитативным. Мистер Старк?
      Энтони оторвал взгяд от кипы бумаг и с сожалением произнёс:
      — К моему глубочайшему сожалению наши учёные в данном случае абсолютно беспомощны. Они не имеют ни малейшего понятия, как вообще возможно из антропоморфного состояния переходить в форму тумана, не говоря уже о том, как этим туманом управлять. Что происходит с сознанием при подобном переходе для нас так же тайна за семью печатями. К тому же, изучение магии на трупе без головы так же весьма неудобно, вот если бы вам удалось найти живой экземпляр...
      — Живой? Да вы в своём уме? — Сэр Райт раздражённо передёрнул плечами. — Всего одна такая тварь управляла как марионетками отрядом в несколько десятков человек!
      — Моё дело предложить, — безразлично пожал плечами Старк.
      Назревающий спор прервал Лебедев:
      — Товарищи, давайте обойдёмся без конфликтов. Меня больше всего беспокоит вопрос защищённости. Традиционная компоновка бункеров не уделяет ни малейшей защиты вентиляционным ходам, а с учётом того, что наши оппоненты могут изменять свою форму... Это может обернуться большими проблемами в будущем.
      — Ваши предложения? — поднял холёную бровь Райт.
      — Увеличить количество датчиков и газоанализаторов? — внёс свою идею Старк.
      Лебедев почесал висок и произнёс:
      — Нужна более совершенная система фильтрации. Существующая достаточна для защиты от газов, радиоактивной пыли, но вот магические субстанции... Я бы не был столь уверен. К тому же необходимо увеличить количество подавляющих генераторов. Конечно, полностью это проблему не решит, но любое ослабление противника нам поможет.
      Собеседники столь увлеклись дискуссией, что не заметили как из вентиляционного отверстия протянулись клубы сизого тумана. Прячась в тенях, они сгущались в самом дальнем углу, постепенно обретая форму мужчины, тридцати пяти лет на вид. Он был кареглаз, чёрноволос, с лицом типичного уроженца британских островов. Одет он был по моде пятидесятых годов, а в руках держал длинную
      тросточку. Он немного посмотрел на спорщиков и осторожно прокашлялся, привлекая внимание.
      — Джентльмены, я, конечно, приношу свои извинения за столь бесцеремонное вторжение...
      — Излучатели ультрафиолета замаскированны под лампы освещения. Они активируются при нажатии вот этой кнопки, — Райт помахал пультом в руке. — Так же они включатся при прекращении сердцебиения любого из нас, по приказу оператора в другой комнате и ещё в нескольких случаях. Если это не поможет, у Николая Александровича с собой, абсолютно случайно, завалялось пара килограммов ТГА(*), которые так же могут рвануть в любой момент, — Лебедев при этих словах приветливо помахал зажатым в руке детонатором. — Итак, вы что-то хотели?
      Ощутимо сбледнувший вампир с опаской покосился на лампы, затем на пульт, затем на зажатый в руке детонатор и осторожно подошёл к столу, держа руки на виду.
      — Господа, я бы хотел принести извинения от совета Кланов за действия нашего общего знакомого — Тёмного Графа. Совет так же заверяет, что не имеет никакого отношения к действиям вышеупомянутого Графа.
      Скороговоркой выпалив свою речь, вампир остановился на некотором отдалении от стола и внимательным взглядом уставился на несколько опешившего Райта.
      — Вы бы не могли отвести глаза, — чуть напряжённо поинтересовался Лебедев. — Не поймите неправильно, но способности вашего вида к контролю разумных мы уже оценили.
      Вампир смутился и перевёл глаза на стол. Родерик тем временем справился с собой и поинтересовался у нежданного визитёра:
      — Как я понял, ваш совет кланов это своеобразный орган власти? — дождавшись подтверждающего кивка, он продолжил: — Уверен, подобные нападения случались и раньше, но парламентёра, а вы ведь именно парламентёр, Совет прислал только сейчас. Не подскажете ли, в чём причина этого?
      Гость вздохнул и задал встречный вопрос:
      — А что вообще вам известно про отношение к нашему виду?
      Старк, как наиболее информированный, на миг задумался и ответил:
      — Ненавидят и боятся. Уж не знаю по какой причине, по крайней мере, в доступных источниках это не указано, вампиры являются чуть ли не естественным врагом чародеев и уничтожаются при первой встрече.
      — Всё именно так, — кивнул головой вампир, — на нас охотятся уже множество веков. Именно поэтому большинство из нас объединились в кланы, под предводительством наиболее мудрейших и древнейших. Мы ушли из магического мира, ушли из маггловского и селимся в закрытых поселениях.
      — А как же ваше пристрастие к крови? — Поинтересовался Лебедев, не выпуская из затёкшей руки детонатор.
      — Как и древние люди тысячи лет назад, мы пришли к выводу, что гораздо выгоднее взять под своё покровительство захудалую деревеньку, страдающую от голода и болезней, чем охотиться по дорогам на случайных путников.
      — Вампиры — скотоводы, — усмехнулся Райт, — и ваши... "Подзащитные" не имеют ничего против?
      — Мы помогаем им магией взамен на малую толику крови в неделю с человека, — пожал плечами вампир. —
      Наоборот, они нас чуть ли не боготворят, что устраивает обе стороны.
      — А ваш Граф? С чего это ему взбрело в голову уводить деревни простых людей?
      Вампир поморщился при упоминании Графа, было явно видно, что эта тема не доставляла ему ни малейшего удовольствия.
      — Граф... Этот граф всегда отличался некоторой... Неуёмностью в аппетитах и полнейшим отсутствием здравого ума. Наплодил себе Младших, после чего оказалось, что есть ему совершенно нечего. Вот и решил вспомнить старые добрые времена и выйти на большую дорогу. Честно говоря, я даже рад, что его убрали, уж слишком он мешал.
      Старк пристально взглянул на визитёра и поинтересовался:
      — Уважаемый, не могли бы ли вы сказать прямо, что же ВАМ, — он выделил местоимение, подразумевая не отдельного вампира,а все кланы, — понадобилось от НАС?
      Вампир, забывшись поднял взгляд, в котором теплилась надежда, но опомнившись, снова уткнулся в пол.
      — В последнее время вы показали, что являетесь силой, с которой маги могут считаться. Я невольно подслушал ваш разговор и, от лица всех вампиров, предлагаю вам союз в обмен на равные права вампиров и обычных людей.
      Райт, в лице не изменившись, внутренне чувствовал себя победителем в лотерее. Конечно, вампир мог лгать, но что-то подсказывало ему, что вампиров действительно загнали в угол, и они будут рады принять любую помощь, лишь бы выбраться из изоляции. К тому же существовала вероятность того, что в будущем Волдеморт вновь поставит их к себе на службу, и давать ему такой шанс ему абсолютно не хотелось.
      Судя по замершим лицам его коллег, они так же просчитывали возможные выгоды от такого сотрудничества, и глядя на хищно раздувающиеся ноздри Лебедева и блеск в глазах у Старка, Родерик уверенно мог утверждать, что они пришли абсолютно к тем же выводам, что и он. Решив не упускать возможности, Райт приветливо улыбнулся опешившему от такой резкой смены обстановки вампиру и приветливо произнёс:
      — Так что же вы стоите, мистер...
      — Вестник, — отрекомендовался вампир и аккуратно присел на ближайший стул, — в нашей среде принято открывать истинные имена только близким людям.
      — Что же, разумная предосторожность. Как я понимаю, вас прислали только ради заключения союза и подробности мы будем обсуждать уже с более опытными господами, ведь так? — поинтересовался Райт, выкладывая пульт от ультрафиолетовых ламп на стол. За ним последовал и детонатор Лебедева. Конечно, опасность при этом практически отсутствовала, ведь активировать лампы и взрывчатку можно было десятком других способов, но психологически этот жест был весьма действеннен.
      — Разумеется, — Вестник согласно кивнул головой и осторожно облокотился на стол. — По правде говоря, мы вообще не рассчитывали на ваше согласие.
      — Ну это вы зря, — покачал головой Лебедев, — такой повод грех было бы упустить.
      — Простите, повод? Боюсь, я вас не слишком понимаю, — недоуменно произнёс вампир.
      — Видите ли, думаю вам уже известно, что всё идёт к тому, что Тёмный Лорд вновь возродится и, разумеется, примется за старое, что приведёт к конфликту мира магического, в случае его победы, а вероятность этого весьма велика, Волдеморт решит попробовать свои силы и на нас. Дабы исключить это весьма неприятное событие, мы собираемся нанести ему ответный удар, не дожидаясь того, пока он не наберёт достаточно сил для того, чтобы начать полномасштабное вторжение.
      — Это, конечно, разумно, но я всё ещё не могу взять в толк, при чём тут повод?
      — А вот тут-то мы и подходим к самому интересному, — заметил Райт, — видите ли, уважаемый Вестник, в современном мире никто не начинает войну просто так, не предоставив убедительных доказательств виновности другой стороны. Конечно, можно воспользоваться старыми, проверенными методами, ведь эти магические, так сказать, "аристократы", — это слово Райт презрительно выплюнул, — смеют называть себя таковыми, не подчиняясь британской короне!
      — Они абсолютно не уважают принципы демократии и свободной торговли! — возмущённо добавил Старк.
      — Эти аристократы смеют ущемлять права пролетариата! — с гневом произнёс Лебедев.
      — Но эти поводы уже несколько приелись нашим гражданам, даже теракты, совершённые в восьмидесятых годах, уже не будут поводом. Заявят нам, спустя десять лет, что это хитрое правительство всё подстроило и угрохало кучу народу, дабы вторгнуться к беззащитным магам! Как же, будто делать нам нечего, своих граждан убивать.Немного успокоившись, Райт продолжил:
      — Именно поэтому, ущемление, конечно же, абсолютно несчастных, безвредных и даже в чём-то милых вампиров коварными, подлыми, злостными магами абсолютно подходит как повод для вторжения. Да и, честно говоря, мы бы в любом случае к ним вторглись. То, что у них есть такие возможности, и они совершенно не желают делиться ими, — оскорбление для любого уважающего себя человека!
      Удивлённый вестник с трудом удержался на стуле:
      — Господа! Позвольте, господа! Где же это вы видели несчастных и безвредных вампиров! Нас же все ненавидят!
      — Это ненадолго, поверьте, — улыбнулся Райт и поднял трубку телефона:
      — Сабиночка? Будь добра, вызови мистера Кемпбелла. И ещё, принеси нам четыре чашечки кофе и бокал...
      Райт прикрыл динамик рукой и поинтересовался у Вестника:
      — Вы какую кровь предпочитаете?
      — Вторая группа, резус отрицательный. — пробормотал ошалевший вампир.
      — Бокал второй группы крови, резус отрицательный. Что за глупые вопросы, сбегай в медцентр, он как раз по пути к мистеру Кемпбеллу. И побыстрее, у нас важный гость!
      Спустя несколько минут в комнату совещаний вкатился бодренький толстячок, отрекомендовавшийся мистером Джошуа Кемпбеллом, за которым последовала секретарша, держащая на подносе три чашки кофе и бокал с чем-то красным. Проворно разложив чашки перед собеседниками она, на несколько секунд замешкавшись, с сомнением протянула бокал с кровью незнакомому гостю. Тот вежливо кивнул, осторожно принял бокал, и завороженно уставился на него, явно сомневаясь в реальности происходящего. Дождавшись пока секретарша покинет комнату, Родерик поинтересовался у Кемпбелла:
      — Джошуа, как там дела с проектом "Красные тоже люди"?
      Оторвавшись от чашки с кофе, толстячок расплылся в обаятельнейшей улыбке и затараторил, не забывая попутно отхлёбывать из чашки, отчего его речь постоянно прерывалась паузами.
      — О! Всё даже лучше, чем мы ожидали! Новый советско-американский фильм... "Любовь за железным занавесом"... Побил все рекорды просмотров! Нам даже не пришлось подкупать критиков!
      — А что за фильм? — с интересом поинтересовался Лебедев.
      — О... Очень замечательный фильм. Встреча на Эльбе... Он — командир советского танка, она — американская радистка. Меж ними вспыхивает... Вспыхивает чувство любви, — кофе подошло к концу и Кемпбелл с сожалением отставил в сторону кружку. — Но рост напряжённости между странами не даёт влюблённым быть вместе! Они сговариваются и переезжают в Германию, где могут встречаться друг с другом! Казалось, они нашли друг друга, но! Берлинская стена вновь разъединяет влюблённых! Лишь изредка они могут видеться друг с другом! Неудачи всё ещё преследуют их, его обвиняют в государственной измене, её лишают работы и выгоняют на улицу... Спустя множество лет Берлинская стена рушится, и в облаках пыли он видит её фигуру! Постаревший, измождённый тяжёлой работой, он встречает её! А рядом с ней стоит его сын! Счастливая семья воссоединяется. Экран темнеет! Титры. Конец.
      Райт, довольно кивавший в такт речи Кемпбелла довольно произнёс:
      — Вы тот человек, который нам нужен! — бросив быстрый взгляд в сторону завороженно смотрящего в бокал Вестника, он поощряюще улыбнулся и сказал:
      — Да пейте же, какой резон нам вас травить.
      Вестник очнулся и осторожно приложился к бокалу с кровью. Сначала медленно, но потом всё увереннее, он опустошил бокал и довольно облизнул губы. Кемпбелл, заинтересованно смотревший на него всё это время, встрепенулся и заявил:
      — Мы будем работать с вампирами?
      — Именно, — подтвердил Райт.
      Кемпбелл на несколько минут замер и окинул Вестника пронизывающим взглядом. Наконец, придя к каким-то собственным выводам, он заявил:
      — Тут необходимо комплексное воздействие... Во-первых! Слово вампир непоправимо устарело! — несчастный Вестник сразу же почувствовал себя чересчур древним даже для вампира, — новое обозначение должно как нельзя подробнее отражать всю суть вашего вида... К примеру, — взгляд толстячка натолкнулся на пустующий бокал с кровью. — Да! Гемоглобинозависимые! Это современно! Стильно! Лаконично!
      — Но позвольте! Зачем это... — протестующий писк вампира оказался сметён под градом аргументов Кемпбелла:
      — Нам необходимо подменить понятия, и ввод нового слова тут как нельзя кстати, — снисходительно
      пояснил толстяк. — Слово "вампир" у многих ассоциируется со страшным чудовищем, пьющим кровь невинных жертв, но это же абсолютно не так!
      — Но вообще-то это близко к правде...
      — Да не волнует! — отрезал Кемпбелл. — Мы тут пиаром занимаемся, а не документалистикой. К тому же слово "гемоглобинозависимый" отлично укладывается в современные тенденции к толерантности! Второе! Необходимо влиять на массовое сознание! Предлагаю снять серию фильмов, с главным героем — вампиром. Лучше всего будет взять сюжет из происшествия в Литтл Уиннинге. Только чуток подкорректировать! Название тоже должно быть каким-нибудь мрачновато-романтичным...
      — Вечер? — предложил Старк.
      — Слишком приземлённо.
      — Затмение? — включился в обсуждение Лебедев.
      — Слишком много мистики.
      — Сумерки? — робко спросил Вестник.
      Кемпбелл подскочил на стуле:
      — Вот! Именно! Сумерки! Видите, вы уже начинаете понимать! Ещё надо ввести серию книг, благо по ним у меня на примете есть человечек. Майер, тётка подходящая. Фильмами я, так и быть, займусь сам!
      — Кстати по Литтл Уиннингу, вы что, действительно рассказали гражданскому о том, что его дочь встречалась с вампиром? — Холодно поинтересовался Райт.
      — Да что вы, разумеется, нет. Подали это так, что его доча связалась с сатанистами и притащила их к себе домой, пока папочка в отъезде был. А потом их накрыли бравые полисмены! Фотографии сектантов тоже предоставили, благо в Лондонском отделении их много, а о такой замечательной программе как адоб фотошоп всё равно мало кто знает. Заодно и раздолбанный дом на них списали, ведь что с сатанистов взять, они и не такое могут! Я могу идти?
      — Конечно, мистер Кемпбелл, — кивнул успокоенный Родерик, — не смеем вас больше задерживать.
      — Отлично, — Джошуа резко снялся со стула и направился к выходу, одновременно вызывая кого-то по телефону.
      — Алло! Кэмерон! Бросай своих смурфов-переростков! У нас государственный заказ!
      * * *
      * Тол-Гексоген-Алюминий, взрывчатка на 50% эффективнее чем тротил

Глава 14. Hangover

     Материал из БСЭ — Кибер, свободной энциклопедии. Страница: СT-NET
      Counter-Terrorist Battle Network (СT-NET) — один из наиболее эффективных инструментов управления боевыми единицами. Сеть СT-NET объединяет все рода войск, подчинённые СБР-АтК в единое целое, позволяя обмениваться информацией в режиме реального времени. Любые вычислительные системы, имеющие доступ к спутниковому соединению могут принимать и отправлять пакеты данных, что позволяет обеспечивать эффективное управление войсками, исключая, к тому же, вероятность перехвата данных противником. Известно, что в период активного противодействия Упивающимся смертью (1995-1997) случаи гибели высшего командного состава и представителей гражданской власти практически отсутствовали благодаря внедрению системы. Она позволяла управлять войсками, находясь на расстоянии в сотни километров от поля боя. Зачастую, на территории Британии находились лишь исполнители и младший командный состав, в то время как представители высшего командного звена были рассредоточены на всей территории земного шара.
      В период с 27 июня 1995 года до 5 января 1997 года, Генеральный Секретарь Коммунистической партии Советского Союза Олег Бережной находился на борту тяжёлого авианесущего крейсера проекта 1143.5 "Тбилиси", а королевская семья скрывалась в бункере NORAD внутри горы Шайенн. Про местоположение президента Соединённых Штатов Америки достоверной информации не было, однако, на сегодняшний день известно, что он находился на территории Северной Америки. Представители гражданской власти и наиболее талантливые командиры коалиции составляли в то время Теневой Совет — структуру, обеспечивающую управление действиями антитеррористической коалиции.
      * * *
      Номер газеты "Невероятно Но Факт" от 14 декабря 1994 года
      ВАМПИРЫ СУЩЕСТВУЮТ!
      Все вы слышали о трагическом случае, произошедшем с деревней Литтл Хэммингтон неделю назад. По официальной версии, жители деревни были зверски убиты террористами из Ирландской Республиканской Армии. Как стало известно нашему корреспонденту, всё это — ложь, выдуманная правительством, дабы скрыть поистине ужасающие факты! На самом деле гибель жителей — дело рук вампиров! Источник, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что видел ужасных кровососов собственными глазами. По его словам, правительство совершило сделку с этими богомерзкими чудовищами и деревня Литтл Хэммингтон лишь начало кровавой тирании, в которую выльется этот ужасающий союз. Теперь ни один честный гражданин не может спать спокойно, зная, что в любой момент его могут выпить досуха за одно лишь неосторожно брошенное слово!
      В следующем номере:
      Моя жена — рептилоид. Отличаем человека от пришельца при помощи паяльника и англо-китайского словаря.
      Омниссия уже здесь? Как исполнять молитвы духам машины на примере тостера.
      Вечный двигатель своими руками. Совершаем научный прорыв при помощи галлюциногенов и синей изоленты.
      * * *
      15 декабря 1994 года. Лондон. Центральный штаб инквизиции.
      Координатор Лебедев, заложив руки за спину, наблюдал за тем, как докрасна раскалённый диск солнца медленно тонул в дебрях леса. Последние солнечные лучи лениво ползли по бетонированным стенам, вспыхивали на остеклении наблюдательного пункта, готовясь окончательно скрыться прочь. Несмотря на это, центральный штаб жил своей жизнью, не обращая внимания на близящуюся ночь. Суетливо носились по ангарам техники, проводя тестовый запуск недавно установленной оборонительной системы. Неприметные холмики, прикрытые кустами, за несколько секунд превращались в укреплённые огневые точки, готовые залить свинцом всё вокруг по приказу оператора, укрытого за несколькими слоями стали и бетона. На тренировочном полигоне проходили полосу препятствий бойцы, тихо гудели ЭМИ-генераторы, рассредоточенные по всему периметру. Сканировали окружающее пространство камеры, тихо шелестел лес, напичканный таким количеством мин и взрывчатки, что хватило бы на небольшую войну.
      — Вы думаете это было правильным решением?
      Лебедев чуть вздрогнул и обернулся. Сэр Родерик, незаметно подошедший к своему коллеге, мрачно смотрел на ангары с техникой, словно пытаясь найти в них ответ.
      — Касательно вампиров?
      — Именно. Не могли ли мы ошибиться? Такие заигрывания с существами, питающимися человеческой кровью, могут выйти нам боком.
      Лебедев в ответ отрицательно покачал головой.
      — Нам сегодня нельзя быть разборчивыми в средствах. Не сейчас. Грядущий конфликт — не избиение бедуинов в горах Афганистана. Нам противостоит враг, пошедший по кардинально иному пути развития. На его сторону встанут тысячи волшебников, способных, без подготовки, на равных противостоять бойцам спецподразделений. Не говоря уже о различных магических тварях. С нами же сотрудничает около нескольких сотен магов, да и то, в открытом конфликте примут участие лишь пара десятков. Остальные — выгодные бизнес партнёры, и только. Привлекая вампиров на свою сторону, мы одновременно исключаем возможность их союза с Волдемортом и получаем полностью подконтрольных союзников.
      — Держи друзей близко, а врагов... — Задумчиво протянул Райт, щурясь на закат.
      — Именно. Если союз будет удачен, нападения на людей полностью прекратятся. Теперь нам не придётся искать виновных, они сами принесут преступника на блюдечке, опасаясь нарушить заключённые договорённости.
      — Ну что же... Надеюсь, мы не ошиблись.
      * * *
      Общая информационная рассылка от 20 декабря 1994 года
      — Переговоры с правительством Японии завершились успешно — страна присоединяется к проекту под эгидой специального института "NERV". Институт в инициативном порядке приступил к созданию сверхтяжёлых экзоскелетов типа "Grey Knight". В данный момент проект находится в стадии проработки деталей. Ориентировочный срок завершения: 1.5 — 2 года при текущем уровне производственных мощностей.
      — Завершена интеграция в основные службы проекта гемоглобинозависимых бойцов. Большинство из них приставлены к отрядам класса "Бета", по единице на взвод. Благодаря интенсивным тренировкам, удалось нивелировать общую техническую отсталость курсантов до приемлемого уровня.
      — Сотрудник отдела пропаганды и агитации Ли Чень представлен к государственной награде за успешную дезинформацию гражданского населения в целях соблюдения Статута.
      — Завершены манёвры "Щит и Молот", проводящиеся в Средиземном море в рамках договора о сотрудничестве. Уровень подготовки экипажей был признан удовлетворительным.
      — Этажи основного штаба находящиеся ниже минус первого уровня закрыты на плановую модернизацию. Расположение переехавших служб вы можете узнать в справочном центре.
      * * *
      23 декабря 1994 года. Лондон. Главный штаб. Казармы Оперативного Отдела.
      — Господа... Господа... Минуточку внимания... Да заткнитесь вы уже, чёрт бы вас побрал! Заткнулись? Отлично, — Эдвард, сверкнув очками, недовольно обозрел отделение чистильщиков, поднявшее гомон на весь зал для заседаний. Удостоверившись, что ему удалось завладеть вниманием публики, он откашлялся и продолжил свою речь.
      — Итак, я, конечно, понимаю ваш здравый энтузиазм, — он кивнул на изображение с проектора, откуда хмуро глядел на зрителей самый настоящий неандерталец. По крайней мере, именно так большинство из присутствующих в зале, за исключением разве что научного отдела, представляло себе неандертальца. Узкий, изборожденный морщинами лоб, чёрные глазки, недобро блестящие из-под нахмуренных бровей, выпяченная вперёд нижняя челюсть. Одет этот дикарь был в некое подобие набедренной повязки, выглядящей так, будто заморачиваться с свежеванием добычи ему было лень, и он предпочёл обернуть вокруг себя шкуру прямо вместе с её бывшим владельцем. В общем и целом, выглядел "неандерталец" диковато и не слишком дружелюбно. Ещё большую недружелюбность придавал тот факт, что вместо дубинки, примитивного копья или, на худой конец, камня, в руке у него была самая настоящая ель, грубо вырванная с корнем. — Как вы уже догадались, сегодня у нас на сцене самый что ни на есть настоящий великан. Изображение было получено с беспилотного дрона ещё пару лет назад. По правде говоря, великаны нас интересовали гораздо меньше, чем к примеру, дементоры или вампиры, — вежливо кивнув приветственно оскалившемуся с передних рядов представителю Совета Кланов, Эдвард продолжил:
      — Но на сей раз, дело обстоит несколько иначе. К нам обратились представители Отдела регулирования магических популяций и контроля над ними с просьбой о помощи.
      — Разве мы сотрудничаем с Министерством? — недоумённо выкрикнул представитель чистильщиков. Чуть дальше зашебуршал аналитический отдел, так же заинтересованный в ответе.
      — Хороший вопрос, мистер Леклерк. На самом деле, официальные наши отношения с Министерством можно охарактеризовать как взаимное игнорирование, изредка переходящее в вялотекущий срач, уж простите за грубость. Но это официально. Министерство, в сравнении с настоящим правительством Британского Королевства, полномочия которого нагло узурпируются этими, с позволения сказать, чародеями... Кхм, простите, увлёкся. Итак, Министерство Магии, по сути своей, крайне неоднородно. Разумеется, в почти любом нормальном органе власти присутствуют свои течения, равно как и оппозиция, но в мире магов всё это принимает совсем уж гротескные формы. Приверженцы чистоты крови, так называемые магглолюбцы, представители нейтральной аристократии, Аврорат, около десяти различных отделов и все они тянут одеяло на себя. Результатом этого часто служит то, что правая рука министерства не имеет ни малейшего представления о том, что делает левая, не говоря уже о голове, которая глядит только туда, куда повёрнута шея. Вот и результат: пока представители Министра магии предпочитают скандалить или вовсе закрывать глаза на наше существование, Отдел регулирования магических популяций вышел на Аврорат, с которым мы более-менее сотрудничаем в вопросах, связанных со Статутом о Секретности, и предложил выход на Отдел Тайн, взамен на небольшую помощь в борьбе с антисоциальными элементами. Конечно многого ждать не стоит, но начало будет положено. Теперь мисс Валлен расскажет о предполагаемом противнике чуть подробнее.
      Эдвард передал микрофон представительнице научного отдела и, покинув трибуну, сел на своё место, тут же принявшись что-то шёпотом обсуждать с представителем Совета Кланов и советским координатором.
      Валлен вышла к трибуне и внимательно оглядела собравшихся перед ней. Дождавшись, пока шепотки окончательно утихнут, она щёлкнула клавишей пульта, сменив фотографию великана на его условное изображение, находящееся напротив размерной шкалы. Рядом с ним, в порядке убывания стояли титан, силуэт танка "Абрамс"и человеческая фигура.
      — Великаны, они же " Homo Gigas". Предположительно, существовали на земле ещё во времена ледникового периода. По некоторым гипотезам — представители одного из видов древних людей, попавших под выброс аномальной энергии, благодаря чему они и приобрели такой огромный, — лазерная указка заплясала на линии с отметкой 20 Ft, — рост. Предпочитают селиться парами, в труднодоступных местах, большинство из них не агрессивны по отношению к людям, если не спровоцировать их первыми. Обладают возможностью скрещивания с людьми, что само по себе выходит за рамки логики и здравого смысла, однако это не столь важно. К сожалению, не все из них миролюбивы. На Британском острове существует несколько организованных групп великанов, объединённых в родо-племенные общины. По неизвестной причине, подобные сообщества отличаются крайней агрессивностью к чужакам, но вместе с тем, их вожди, как и все они, наивны и легко внушаемы. Этим великаны напоминают некоторые из племён Полинезии. Разум отдельной особи не превышает показателей пятилетнего ребёнка, поэтому при возможном общении с ними следует соблюдать крайнюю осторожность и быть готовыми к непредсказуемым действиям. Теперь ближе к теме. Наша цель — община в Северной Ирландии. По данным разведки, численность противника от десяти до пятнадцати взрослых особей. Все — самцы. Самки и детёныши проживают в отдельной общине. В отличии от нашей цели, агрессию не проявляют.
      — Простите, мисс, всё это, конечно, крайне познавательно, но мы-то парни простые, нас больше самые банальные вопросы интересуют...
      — Ах да, — Валлен с небольшим разочарованием прервалась, понимая, что её снова унесло немного не туда. — Как нам стало известно из исторических хроник, великаны мало уязвимы к паранормальным воздействиям, их эпидермис обладает большей прочностью, чем, к примеру, человеческая кожа сопоставимой толщины, не говоря уже о костях. Поэтому, стандартные штурмовые винтовки и автоматические дробовики должного эффекта не произведут. Наиболее эффективными в данной ситуации будут портативные противотанковые комплексы, с тандемно-кумулятивными боеприпасами. По приблизительным оценкам экспертов их мощности хватит на то, чтобы пробить даже прочнейшие кости черепа. Так же ограниченную эффективность продемонстрируют роторные пушки титанов, криоорудия и дисковые пилы, в случае ближнего боя. Рекомендации: вести обстрел издалека, постоянно меняя позиции и не приближаясь к противнику на дистанции ближе, чем в сорок-пятьдесят метров. Активно использовать дымовые гранаты и средства оптической маскировки, вести огонь с нескольких направлений. По возможности, цельтесь в глаза. Уязвимые позиции на теле великанов полностью совпадают с таковыми у людей, так что просто берите поправку на размеры и стреляйте точнее. На этом вводный инструктаж считаю законченным. Благодарю всех за внимание.
      — Итак, — дождавшись, пока доктор Валлен покинет сцену, Эдвард вновь завладел вниманием собравшихся — Более подробный инструктаж состоится седьмого января, в шесть часов вечера. Теперь же предлагаю обсудить политическую обстановку на данный момент. Ограниченные успехи при взаимодействии с различными политическими группами министерства не могут не радовать, но, в обозримом будущем наиболее желателен, выход на, так называемый, Орден Феникса...
      Чистильщики, поняв, что больше ничего интересного не предвидится, расслабились, и сначала тихо, но с каждой минутой всё громче, зашебуршали, обмениваясь мнениями о предстоящей операции и перешучиваясь.
      — Короче, такая тема. Привал. Сидит ветеран космодесанта, а вокруг него скауты устроились. Делать нечего, так они ему и говорят: "Дядька Декстерий, покажи еретиков! Ну покажи, ну чего тебе стоит!".
      — Кхм.
      — Тот такой им отвечает: "Ладно, засранцы, так и быть, но чтоб в последний раз, усекли?". Затем достаёт из рюкзака два шлема, рогатые, все нечестивыми символами покрытые и начинает, как в кукольном театре.
      — Кхм, кхм!
      — Левый череп так тонко: "Слышь, Альфарий, а тут лоялисты водятся?" Правый так басом, ему в ответ: "Ну ты даешь, Альфарий… Какие тут, нафиг, лоялисты?"
      — Так! Чистильщики! Вышли, на хрен, из зала!
      * * *
      Личный дневник Почётного Кавалера Ордена Подвязки, Героя Советского Союза, Кавалера Золотой Медали Конгресса США, Сэра Родерика Сэмюэля Райта.
      Поскольку советский контингент представлял собой в войсках СБР относительное меньшинство (около тридцати процентов от общего количества), советом координаторов было принято решение о выборе рождества в качестве основного зимнего праздника. Стоит, однако же, заметить, что праздновалось оно с истинно русским размахом.
      * * *
      26 декабря 1994 года. Неизвестно где.
      Сон старшего инженера Смита был грубо прерван металлическим грохотом, с которым груда неопознанного металла навернулась на пол. Кое-как приняв сидячее положение, он с трудом разлепил слипающиеся глаза и обозрел представшую пред ним картину. Взгляду его открылось внутреннее помещение ангара, украшенное рождественскими гирляндами и разноцветными шарами, свисающими, казалось бы, повсюду. Переведя взгляд чуть правее, он наконец определился с объектом, издавшим столь чудовищный грохот. Им оказался боевой бронекостюм, на вид, "Палладин MkV". Отличавшихся от своих многочисленных собратьев лишь странной, красно-синей окраской и накладной бородой, приклеенной к забралу. Сейчас костюм, а вернее, его владелец, неуклюже пытался подняться с пола, что было не так-то просто сделать. Даже стоя на четвереньках, бедняга мотался из стороны в сторону, словно находясь на палубе корабля, попавшего в шторм. Поняв, что это надолго, Смит решил, наконец, разобраться где он и что, собственно, он делает в этом месте. Скользнув взглядом по горам инструментов, запасных деталей и прочих свойственных каждому ангару предметов, он наткнулся на одиноко стоящего в центре ангара титана. Мода на странный окрас тоже не обошла его стороной — ранее раскрашенный в серо-стальные цвета городского камуфляжа, механизм ярко сверкал теперь вызывающим красным окрасом. По всей протяжённости бронекорпуса тянулись надписи на различных языках мира. Приглядевшись, Смит смог прочесть те, что были сделаны на английском:
      "Ненависть. Гнев. Искупление."
      "Оригинально. Кто-то явно перебарщивает с вархаммером" — пришла ему в голову мысль. Кое-как поднявшись с бетонного пола он схватился за так удобно расположенную стремянку и, разминая затёкшие ото сна конечности, перевёл взгляд к потолку.
      Спустя несколько секунд всё пространство ангара пронзил истошный вопль, в котором причудливо смешивалось недоумение, испуг и полное непонимание происходящего. От этого вопля, начавший было приподниматься "Палладин" покачнулся и, потеряв равновесие, позорно хлопнулся на задницу, одновременно хватая с пола первый попавшийся предмет, направив его в сторону угрозы. Наконец, страшный крик утих, закончившись одновременно с остатками воздуха в лёгких у старшего инженера, и теперь он только хватал воздух мелкими глотками, словно рыба, выброшенная на берег.
      Прямо над потолком, следуя за медленно вращающимися лопастями вентилятора, парил человеческий череп, недобро сияя красным светом из глазниц.
      Размышления Смита о том, что за чертовщина тут вообще происходит, были прерваны басовитым жужжанием, напоминающим звук работающей бензопилы. Спустя пару секунд, жужжание прекратилось, и неизвестный инструмент звонко упал на пол, сопровождаемый сдавленным матом. С трудом отведя взгляд от черепа, Смит обернулся к паладину. Тот, впрочем, не обратил на старшего инженера ровным счётом никакого внимания, уставившись слабо светящимся визором на валяющийся на полу предмет. Больше всего он походил на клинок метровой длины, но вместо обычной режущей кромки находились зубцы, похожие на те, что используются на бензопилах. Тем временем, забрало бронекостюма разошлось, являя, к великому облегчению Смита, вполне человеческое лицо.
      — Я тут кнопку на ручке нажал, а оно как зажужжит! — на секунду, лицо горе-меченосца исказилось мыслительной деятельностью, и затем он продолжил, недовольно глядя на инженера — На кой чёрт так орать-то было, я только встать пытался...
      Проследив за пальцем Смита, указывающим на всё так же крутящийся вместе с вентилятором череп, паладин вздрогнул, рефлекторно нашарив рукой отброшенный цепной меч и произнёс:
      — Окей, вопрос снят. Подняться не поможешь? Я тут похоже стоя заснул...
      Старший инженер с сомнением уставился на бронированную тушу, но всё же подставил своё плечо, сморщившись от боли, когда его руку сдавила стальная хватка бронекостюма. Помогая себе мечом, поверженный в борьбе с алкоголем рыцарь приподнялся, почти тут же обняв ближайшую бетонную опору, поддерживающую крышу ангара. Тем временем, Смит, меньше пострадавший в эпохальном сражении, завершившимся полным разгромом борцов с градусом, решил осмотреть место своего пробуждения. Опасливо поглядывая на всё так же безразличный ко всему происходящему череп, он приблизился к своему прибежищу и с удивлением обнаружил на полу стандартный чемоданчик средств удалённого контроля, обычно используемый для управления всякими беспилотными аппаратами. Привычно активировав систему, он обнаружил подключенное устройство. Включив камеры, он с некоторой оторопью уставился на лопасть вентилятора, кружащую под потолком. Переведя взгляд на череп и пошевелив управляющим джойстиком, он обнаружил, что жуткое порождение сил тьмы и хаоса в точности выполняет его команды, и с облегчением перевёл дыхание. По всей видимости, жутковатый череп представлял собой лишь беспилотный аппарат, пусть и порождённый излишне буйной фантазией. Ещё немного поработав с черепом, он добился того, чтобы беспилотник следовал за оператором на дистанции в пару метров. Дождавшись, пока череп послушно подлетит на заданную дистанцию, он повернулся к чуток оклемавшемуся солдату и произнёс:
      — Всё под контролем, это беспилотник.
      — Отлично, — оперативник осторожно отлепился от столба и направился к инженеру, всё ещё слегка пошатываясь. — Послушай, ты ведь тоже хочешь знать, что за ерунда тут происходит?
      Смит осмотрел раскрашенного титана, неподвижно висящий в воздухе череп, перемигивающийся огоньками из глазниц, перевёл взгляд на цепной меч, который оперативник всё так же удерживал в руке, и пришёл ко вполне логичному выводу:
      — Определённо, да!
      — Сэмюэль Леклерк, оперативный отдел, "Чистильщик".
      — Айзек Смит, старший инженер, — отрекомендовался в свою очередь Смит.
      — Итак, — Леклерк оторвал накладную бороду, приклеенную к забралу и осторожно нажал на клавишу, утопленную в рукоятке цепного меча. Зубцы с уже знакомым звуком раскрутились, слившись в единую кромку. Нашарив взглядом ближайшую удобную мишень, которой оказалась пустующая деревянная полка, он резко, без замаха, рубанул по ней мечом. Результат превзошел все ожидания — дерево весело брызнуло щепками, пропустив бешено вращающиеся лезвия почти без сопротивления. Кусок полки рухнул на пол в окружении щепок и деревянных опилок. Поражённо хмыкнув, Сэмюэль отключил меч и пристроил его себе на пояс, а затем повернулся к Айзеку, заинтересованно глядящему на представление.
      — Итак, мне кажется, что всё это, — он обвёл рукой череп, раскрашенного титана и разнесённую в щепки полку, — всё это смахивает на что-то вроде театрального реквизита.
      В ответ на это, в мозгу Смита всколыхнулось размытое воспоминание вчерашнего дня, в котором фигурировала фигура, раскрашенная в красно — синие цвета.
      — Я вспомнил! Точно такую же раскраску, — Айзек указал на бронекостюм, — я видел на торжественном рождественском концерте!
      — Хм... Хмм... А он у нас был?
      — Кто? — инженер удивлённо воззрился на своего собеседника.
      — Ну, — Леклерк смущённо потер бронированной перчаткой "затылок" шлема. — Концерт-то был вообще?
      — Я думаю, что да... А давай проверим, — внезапная идея забрезжила в мозгу Смита. — Может в актовом зале ещё хоть кто-то остался.
      — Кто-то, кто помнит, что вообще вчера происходило, — педантично уточнил оперативник.
      — Здравая мысль.
      Преисполнившись намерениями докопаться до истины, парочка устремилась к выходу. Открыв дверь, отважные герои подверглись нападению беспощадного мороза. Леклерку с его костюмом холод был не страшен, но вот лёгкая униформа инженерного отдела не смогла защитить Смита от минусовых температур. К счастью для последнего, актовый зал располагался всего лишь в нескольких десятков метров от ангара, поэтому долго терпеть укусы ледяного ветра ему не пришлось. Ворвавшись в незапертую дверь, собратья по несчастью увидели заставленное столами с едой пространство, по которому волнами прибоя раскатывался богатырский храп присутствующих тут сотрудников коалиции. Потерпев поражение в нелёгкой битве с алкоголем, они валялись кто где — под столами, на столах, на сцене, у сцены... Нашарив взглядом спящего, больше всего напоминающего конферансье, Смит указал на него Леклерку, шёпотом произнеся:
      — Попробуй осторожно расспросить его.
      — А ты?
      Проигнорировав возмущённый взгляд оперативника, инженер невозмутимо ответил:
      — А я раздобуду пожрать.
      — Принято, — повеселевший Леклерк направился к спящему "предположительно конферансье", осторожно огибая отдыхающих тут и там любителей возлияний. Тем временем Смит нацелился на почти полную миску салата, которую нежно обнимал координатор Лебедев. Понимая, чем ему грозит пробуждение начальства такого ранга, Айзек потел, нервничал, но муки голода были сильнее и поэтому он продолжал аккуратно вытягивать салатницу из рук координатора. Наконец ему это удалось, и он, прихватив с собой пару чистых вилок направился к Леклерку, успешно добудившемуся до конферансье. Забытый всеми череп преданно следовал за ним. Оставшийся в одиночестве координатор недовольно забормотал, ухватил хлебницу в качестве замены, и уснул ещё крепче.
      Раскрыв мутные ото сна глаза, конферансье раздражённо глазел на нежданных визитёров, посмевших прервать его сон.
      — Что надо?
      Не собираясь тянуть кота за хвост, Леклерк указал на свой раскрашенный бронекостюм и вопросил:
      — Откуда это вообще?
      — Откуда, откуда... Совсем всё забыл что ли?
      Оперативник смущённо потупил глаза в ответ. Конферансье вздохнул и принялся просвещать:
      — Это священные доспехи ордена сантамаринов.
      — Сантамаринов? — недоумённо вопросил прожевавший порцию салата Смит.
      — Сантамаринов! Этот орден был основан тысячелетия назад, по преданиям сам Император покровительствовал ему. Магистр ордена, Клаусиус Вездесущий, хранит великий артефакт под названием Книга Судеб, в которой записываются поступки каждого из живущих. Тем, кто всё себя хорошо в этом году, Клаусиус дарит новые болтеры и лазганы, те же, кто вёл себя плохо, на следующий день идут в атаку первыми.
      — Так я был актёром?
      — Актёром, актёром, — хмуро подтвердил конферансье. — Еще вопросы?
      — Что это? И вот это? — Смит поочерёдно ткнул вилкой на парящий в воздухе череп и на цепной меч, висящий на поясе у Леклерка.
      — Без понятия. А теперь дайте поспать! — с этими словами конферансье принял прежнее положение на спинке стула и закрыл глаза, всем видом показывая, что больше разглагольствовать не намерен.
      — Ну, хоть что-то узнали, — Сэмюэль был настроен оптимистично. — Есть ещё идеи.
      — Идеи есть, — Айзек передал ему салатницу и осторожно взял в руки череп. — Судя по тому, что он летает без винтов, на нём установлены антигравитационные пластины, которые мы заказывали у американских магов. А такие, насколько я помню, есть только в научном отделе.
      — Так значит, к научникам?
      — К научникам!
      И, прихватив с собой салатницу, парочка детективов двинулась в метель, сопровождаемая верным черепом.
      До здания, в котором располагался научный отдел, идти было довольно далеко, поэтому Айзек весь изругался, сетуя то на дурацкую погоду, то на не менее дурацкие праздники, после которых ему приходится выяснять, а что, собственно, произошло. Наконец, зайдя в прихожую и, продемонстрировав свои пропуска клюющему носом охраннику, они беспрепятственно прошли в лабораторный комплекс.
      В отличии от сонного актового зала, в лабораториях бушевала буря, имя которой было Сабина Валлен. Будто бы вездесущая, докторша металась по всему комплексу, заражая своей жаждой деятельности всех встречных. Конкретно сейчас, она стояла напротив макета человеческого скелета, у которого отсутствовал череп и устраивала разнос своим подчинённым.
      — Кто! Кто-о-о! Какой лауреат премии Дарвина, не обладающий ни граммом серого вещества покусился на такое?! Да как ему вообще в голову взбрело обворовать научный отдел! Что вообще происходит в жалких остатках мозга у этого идиота, раз он стырил антигравитационные руны и пластиковый череп? Что он делать-то с этим будет? И как вы, дегенераты, умудрились это допустить?
      Путём несложных логических рассуждений, Смит осознал, что собственно, всё украденное у учёных висит сейчас над его головой и аккуратно прокашлялся.
      — Кхм, кхм. Мэм. Разрешите обратиться!
      Валлен оторвалась от разноса подчинённых и перенесла своё внимание на визитёров. Увидев череп, ехидно скалящийся с высоты в пару метров, она ахнула и набрала в грудь воздуха, готовясь обрушить поток благородного негодования на головы провинившихся. К счастью, Сэмюэль успел первым:
      — Это не мы, мэм!
      — А кто?!
      — Мы это выясняем, мэм!
      — Отлично, — Валлен подхватила со стоящей рядом вешалки зимнюю куртку с эмблемой научного отдела, конфисковала у ошеломлённого Леклерка салатницу вместе с вилкой. — Я с вами! Идеи есть?
      — Так точно, мэм, — бодро отрапортовал Айзек. — Наш неизвестный умудрился совместить антигравитационные пластины и систему управления БПЛА в относительно небольшом пространстве так, что всё это прекрасно работает. Я подозреваю...
      — Инженерный отдел! — Саманта направилась к выходу, успевая раздавать указания сотрудникам и, одновременно с этим, уничтожать запасы салата. — За мной!
      Переглянувшись, инженер и оперативник растворились в метели следом за ней.
      Спустя несколько минут, наполненных снегом и холодом, трио вошло в просторные помещения инженерного отдела, наполненные запахами раскалённого металла и всевозможными скрипами, жужжаниями и прочими звуками, сопровождающими каждый заводской цех во время работы. Не растерявшись от этого многообразия звуков и ощущений, Валлен целеустремлённо направилась в сторону ближайшего кофейного аппарата. В ответ на недоумевающий взгляд оперативника, Айзек пояснил:
      — Где кофе, там и доктор Шень, проверено.
      Достигнув цели, Валлен пошла в атаку на невысокого седеющего мужчину в очках, японского или китайского происхождения.
      — Рэймонд, какого чёрта! Почему твои подопечные нагло обворовывают мой отдел?
      — Твой отдел? — Доктор Шень поправил очки и с недоумением воззрился на Саманту, отчего та даже несколько смутилась. — Мисс Валлен, я не имею ни малейшего представления, о чём вообще идёт речь. Не могли бы вы выразиться поточнее?
      Переглянувшись, троица поняла, что лучше всего будет рассказать историю с самого начала. Заинтересованно внимающему Шеню продемонстрировали летающий череп, в красках описали перекрашенного титана, дали подержать цепной меч, чему он особенно обрадовался, и живописали всю историю своих похождений. Немного подумав, Шень с сожалением вернул прикольно жужжащий меч владельцу и констатировал:
      — Из всех инженеров, что я знаю, на такое способен только магос Петровичус. Гениальный инженер, скажу без преувеличения, но вот только слегка двинутый... Впрочем, это профессиональное.
      — Петровичус? Это вообще что за имя? — Удивлённо воззрился на инженера Леклерк.
      — Петровичус! Я должен был догадаться! — воскликнул Смит — За мной!
      Оставив Шеня в одиночестве, компания устремилась за Айзеком, целеустремлённо петлявшим между конвейерами. Перебросившись с несколькими инженерами парой вопросов, он двинулся в сторону коридоров, ведущих внутрь здания. Пройдя несколько дверей, он остановился у одной из них, украшенной символом черепа, окружённого шестернёй. Одна сторона его была чёрной, а другая белой. В целом же, непонятный символ выглядел весьма внушающе. Осторожно постучавшись в дверь, Смит произнёс:
      — Магос, вы тут?
      Выслушав неразборчивый ответ, он раскрыл дверь и приглашающе кивнул Леклерку и Саманте. Зайдя следом за Смитом в полумрак комнаты, оперативник заинтересованно огляделся. Всё пространство помещения было забито различными деталями непонятного происхождения, в воздухе витал запах ладана и машинного масла. В самом дальнем углу, у ящика с проводкой, копошилась тёмная фигура.
      — Магос, — осторожно произнёс Айзек. — Мы тут к вам...
      Его прервала ослепительная вспышка, от которой зарябило в глазах. Проморгавшись, Смит с ужасом узрел, что тёмная фигура, к которой он обращался развернулась к нему. Слабо светящиеся зелёным глаза, жутковатого вида посох в руке, по которому проскакивали мощные заряды электричества и странная, дёрганная походка — всё это нагоняло почти потустороннюю жуть. Фигура протянула руку в их сторону и жутко прохрипела.
      — В-в-т-т-т ж-же г-г-г-грен-н-н-а-й-аа п-п-про-в-в-вдка!
      Всё это, да ещё и на фоне вырубившегося освещения, конкретно перемкнуло в мозгу Смита и он испуганно заорал:
      — Это же К'Тан! К'Тан!!! Некроны возвращаются! Мы все погибнем! Бегите! Бегите, пока можете!
      Леклерк и доктор Валлен ничего толком не поняли, но, на всякий случай присоединились к паническим воплям.
      — Так! Заткнулись все, во имя Омниссии!!!
      В руках фигуры вспыхнул фонарик и осветил вполне человеческую фигуру, закутанную в балахон, на котором был изображён тот же символ, что и на двери. Лицо фигуры закрывала маска, по всей видимости, выдранная из какого-то из устаревших бронекостюмов, судя по опалинам, её покрывавшим, использовалась она исключительно для сварки. Петровичус, а это был именно он, аккуратно стянул с лица маску и скептически оглядел визитёров:
      — Ну и зачем было так орать?
      Айзек виновато потупился и спросил:
      — Петрович, я понимаю, что маска тебе нужна для сварки, хламида наверняка прорезиненная, но вот посох-то тебе нафига? — Он обвиняюще указал на посох, окончание которого походило на причудливую смесь различных инструментов, среди которых ясно угадывался только гаечный ключ. Венчало всё это безобразие украшение в виде всё той же шестерни.
      — Ага, — Петрович продемонстрировал чадящую едким дымом оконечность посоха. — Если бы я туда со стандартным тестером полез, меня бы и бригада реанимации не откачала. И какой коз-зёл эту проводку монтировал, я ума не приложу. Так вы с чем?
      Леклерк продемонстрировал парящий над ними череп и цепной меч.
      — Хе, так вы значит ничего не помните? — Поинтересовался Петрович — Ну, слушайте.
      Несколькими часами ранее:
      Пьяная компания вламывается в ангар с титаном, Петрович, радостно хихикая, потирает руки, готовясь разнообразить скучный серый окрас механоида новым, ярким цветом. Леклерк делает выпады новой игрушкой, восхищённо вслушиваясь в басовитое гудение лезвия. Смит, вцепившись в пульт управления, заставляет сервочереп выписывать круги над потолком, возбуждённо следя за ним взглядом.
      Спустя пару часов:
      Петрович, отойдя на некоторое расстояние, благодушно взирает на плоды своего труда. Титан, покрашенный в кричащий, яркий цвет и покрытый имитацией священных писем, ощутимо прибавил в пафосе и превозмогании, отчего самопровозглашённый техножрец очень собой гордился. Оторвавшись от созерцания плодов своего труда, оборачивается к собутыльникам:
      — Ладно парни, я пожалуй пойду... Парни?
      Сокрушенно обозрев спящих, он покачал головой и направился к выходу напевая развесёлую мелодию:
      — Я с подружкою своею пил под вишнями компот,
      Лишь на миг я отвернулся — на неё упал дроппод.
      За секунду и в лепешку, и везде стекает кровь,
      Как ты мог, космодесантник, раздавить мою любовь?!
      Настоящее время:
      — То есть ты за неполную ночь смог с нуля создать работающий прототип цепного меча, пробраться в лаборатории, упереть антигравитационные руны и пластиковый череп, а затем на коленке смастерить беспилотник? Так, я их даже назад требовать не буду.
      — Ха, — Довольно осклабился Петрович. — Талант не пропьешь!
      — А слушай, почему ты вообще Петрович, а не по имени? — Поинтересовался Леклерк.
      — Ну, всю мою жизнь меня так звали, привык уже. И что в моём имени-фамилии такого, чтобы на отчество менять? Да к тому же магос Петровичус, это звучит стильно!

Глава 15. Герои и чудовища

     9 января 1995 года. В небе над Британией.
      — Скр-р-р-р... Ск-р-р-р...
      В мерную пульсацию реактивных двигателей вплетался новый, скрежещущий, отвратительно-пронзительный звук. Раздаваясь по всему десантному отсеку самолёта, он приводил невольных его слушателей в состояние, близкое к унынию. Наконец, один из пассажиров не выдержал.
      — Морринт! Ради всего святого, сколько уже можно совершать насильственные действия над своим ножом! Мы тут все скоро крышей поедем!
      Вышеозначенный боец, с выражением почти детской обиды, уставился на раздражённого Леклерка, сидящего на сидении напротив и, оторвавшись от точильного бруска, недовольно прогудел:
      — Согласно пункту пять, статье двенадцать устава войск коалиции, оружие нуждается в постоянном уходе даже в пределах зоны боевых действий, в которой мы, без сомнения, и находимся.
      — Именно! — Леклерк потряс штурмовой винтовкой, зажатой в руках. — Оружие! Если ты не запамятовал, мы сейчас летим разбираться с хреновинами, размером с многоэтажный дом. Размером с дом, Карл! Им твой ножик даже в качестве занозы маловат будет! Если уж тебе так неймётся, можешь осмотреть гранатомёт, пока мы ещё не прибыли. Дай уже людям поспать.
      — И всё-таки... — недовольно прогудел Карл.
      — Всё-таки это приказ! — рявкнул обозлённый командир. — Возьми пример с Андерсона, его как загрузили на самолёт, так до сих пор ни звука от него не было слышно.
      Все невольные слушатели начальственного разноса, кроме Призрака, к тому времени сладко дрыхнувшего в обнимку со своей винтовкой, обернулись к массивной громаде титана, плотно прикреплённого к обшивке десантного отсека прочными тросами. Упомянутый в разговоре Андерсон, запертый в не отличающейся особым уютом управляющей кабине механоида, тем временем, занимался тем, что тщательно выписывал некие надписи на прозрачном бронеколпаке кабины. Аккуратно выдыхая на бронестекло, он запечатлевал на конденсирующейся влаге несколько букв, после чего след от дыхания высыхал, и ему приходилось начинать всё сначала. Делал Андерсон это всё с таким серьёзным видом что, казалось, будто он участвует в конкурсе каллиграфии. Приглядевшись пристальнее, Леклерк прочитал на запотевшем композите первые буквы распространённого ругательства, написанные таким образом, чтобы их могли прочитать находящиеся снаружи. Заметив спустя некоторое время, что к нему обращено столь пристальное внимание, пилот титана радостно улыбнулся и помахал ладошкой своим зрителем, ничуть не смущённый тем, что его застигли за столь неподобающим занятием.
      — Детский сад, ё-моё, — закатив глаза, пробурчал командир отряда.
      — Десантный отсек, пять минут до выброски, — прозвучал голос пилота из репродуктора.
      — Так, собрались! — Леклерк опустил забрало шлема, давая ясно понять, что время для шуточек уже прошло. — Смиттерс, Морринт, гранатомёты наготове, разведка доложила, что в зоне высадки никого не будет, но вот что-то нихрена я им не верю.
      — Есть, сэр!
      — Так точно, сэр!
      — Андерсон, — командир обернулся к пилоту титана. — Статус?
      — Все системы функционируют в штатном режиме, сэр! Инициализирована процедура активации первичных систем. Стопроцентная боеготовность будет достигнута через три минуты, двадцать секунд.
      — Отлично, — вновь пройдясь взглядом по своим подчинённым, Леклерк негодующе нахмурился.
      — Арчибальд, твою растак! Маску на хавальник! Или ты решил обзавестись загаром?
      Одетый в лёгкий бронекомбинезон, обшитый лишь кевларовыми пластинами, молодой, на вид, парень смутился и поспешно натянул на лицо необычную защитную маску, отдалённо напоминающую человеческий череп. В правой её глазнице располагались целых три окуляра, используемые для увеличения поступающего через них изображения, что позволяло избавиться от необходимости таскать с собой бинокль. Левый же окуляр светился тусклым зелёным светом, почти неразличимым в свете ламп.
      — Полагаю, что нет... Сэр, — невыразительным голосом ответил обладатель маски.
      — Тогда постарайся, чтобы в следующий раз... Погоди, это что, звезда хаоса?
      Левую глазницу маски-черепа украшал круг, из центра которого расходились восемь разнонаправленных стрел.
      — Да, сэр... — голос был всё так же безэмоционален. — Мне крайне нравится концепция "Больше крови богу крови".
      В ответ на это Леклерк недоумёно поднял бровь.
      — Стоп, сто-о-п, какой тогда тебе смысл проливать кровь, если вся она достанется Кровавому богу?
      Даже сквозь неподвижную маску Сэмюэль ощутил, что на него посмотрели, как на идиота.
      — Кровавого бога нет... Пока что. Поэтому я временно оставляю её себе. На хранение.
      — А о том, как ты её будешь возвращать ты, конечно, ещё не думал.
      — Конечно. Его же нет.
      Смиттерс, оторвавшись от гранатомёта, который он аккуратно пристраивал себе на спинное крепление, стараясь при этом не пережать лямки парашютной системы, громко вздохнул.
      — У меня такое чувство, что вся наша организация скоро крышей поедет на почве вархаммера.
      — Пф, это ещё что, — Морринт громко хрустнул шеей, разминая затёкшие конечности. — Не далее как вчера, иду я мимо ангара номер пятнадцать и слышу нечто вроде "Ита тачила далжна ехать быстрее, панимаете, бойз?"... Хотя, я не слишком уверен. Это мог быть просто русский акцент.
      — Господа, тридцать секунд до выброски! — вновь раздался голос пилота.
      — Ну что, ребятки, понеслась! — перед лицами бойцов сомкнулись стенки шлемов, чтобы через мгновение осветиться изображениями с внешних камер. Аппарель самолёта медленно поползла вперёд, открывая вид на стремительно несущуюся землю, отделённую километровой высотой.
      — Первый, второй, пошли!
      Сэмюэль Леклерк и Арчибальд Дейл, бывший ветеран Иностранного Легиона и шестидесятилетний вампир, ныне же являющимися сотрудниками самой влиятельной международной организации, одновременно разбежались и прыгнули вниз. Спустя несколько секунд над ними хлопнули парашюты, три — над массивным бронекостюмом Леклерка, один — над лёгким одеянием разведчика-диверсанта у Дейла. Следом за ними из чрева самолёта выметнулась вторая группа — Морринт и Смиттерс. Ещё через миг из десантного отсека вышла тяжёлая платформа, на которой был плотно закреплён титан. Сопровождаемая хлопками многочисленных парашютов, она величественно устремилась вниз, совершенно не обращая внимания на резкие порывы ветра, характерные для горной местности.
      В нескольких метрах от земли ожили реактивные ускорители, прикреплённые по краям платформы и многотонное сооружение плавно опустилось на каменистую землю.
      Дождавшись, пока стропы парашюта, тихо щёлкнув на прощание, отцепятся от бронекостюма, Сэмюэль внимательно осмотрел окружающее пространство. Их выбросили в паре километров от места расположения общины и теперь он пытался сориентироваться на окружающей местности, определяя местонахождение цели. Нашарив взглядом приметный горный пик, он мысленно отсчитал от него тридцать градусов в правую сторону. Сверившись с картой, Леклерк окончательно убедился в правильности маршрута и направился в сторону цели. В паре сотен метров впереди открытое пространство предгорья сменялось лесом, надёжно прикрывавшим их цель.
      — Веду наблюдение за противником, — коммуникатор ожил, заговорив голосом пилота. — Наблюдаю шесть особей в базовом лагере, ещё три находятся на удалении в два километра к северо-востоку, вероятно, охотничий отряд.
      — Благодарю, — коротко бросил Леклерк, сморщившись от громкого треска, с которым многотонная стальная туша механоида прорывалась сквозь подлесок. На его счастье, гиганты не имели ни малейшего понятия о дозорно — постовой службе, иначе, его отряд был бы обнаружен почти сразу после того, как они вступили бы под сень деревьев.
      — В центре лагеря обнаружен загон, в котором находится несколько человек. Согласно последним данным, два дня назад в этой местности пропала группа альпинистов из шести человек. Предполагалось, что они попали под сход лавины.
      — Отлично, — Сэмюэль болезненно скривился под шлемом. — Сафари медленно, но верно превращается в спасательную операцию. Наши приоритеты?
      — Спасти гражданских, — немного помолчав пилот уточнил: — Если это не поставит под угрозу выполнение операции. Поддержка с воздуха в непосредственной близости от лагеря будет представлять угрозу для заложников. Возможно только стрелково — пушечное вооружение.
      — Вас понял.
      Группа солдат уверенно приближалась к лагерю общины, настороженно глядя по сторонам. Пока признаков того, что враг обнаружил их присутствие не было, но чудовища могли услышать треск деревьев и натужное гудение сервомоторов в любой момент.
      — Лес заканчивается. Скоро подойдём к точке. Готовьтесь, — ушедший на разведку Арчибальд вернулся и кратко доложил обстановку: — К границе лесополосы подтягивается одна особь, остальные пока что не обращают на нас внимание.
      — Хоть что-то, — Леклерк остановился и включил шлемофон.
      — План таков, господа! Андерсон, оставайся на месте и продолжай шуметь, это их на некоторое время отвлечёт. Остальные — заходим слева и атакуем нашего любопытного друга из тяжёлого вооружения. После того как противник будет ликвидирован, дожидаемся титана и, при его поддержке, атакуем противника в лоб, выманивая его с территории лагеря, что даст нам возможность получить поддержку с воздуха. Всё поняли? Тогда выдвигаемся!
      * * *
      Треск, доносящийся из леса всё громче и громче затих, а потом раздался снова, но уже не меняясь в тональности. Озадаченный Громыгг склонил голову, прислушиваясь, но звук по-прежнему доносился только из одной точки. Недовольно захрюкав, гигант пришёл к выводу, что добыча, — а вещь достаточно большая, чтобы издавать такие громкие звуки, но достаточно маленькая для того, чтобы не показываться над вершинами деревьев, могла быть только добычей, — стоит на месте. Лезть в дебри леса ему не хотелось. Каждый раз, когда он делал это, злые деревья больно хватали его за ноги, не давая идти так размашисто и привольно, как он привык ходить в предгорьях. Приходилось продираться сквозь растительность маленькими шажками, временами даже выдирая некоторые непокорные деревья вместе с корнями. Конечно же, умная добыча, услышав оглушительный треск, убегала куда подальше, спасая свою шкуру от голодного чудовища. Лес великан не любил. К его счастью, горы вполне обеспечивали его пропитанием. Несчётное множество различных животных, магических и самых обычных, нашли свой конец в его желудке. Пару раз в его ручищи попадались даже единороги, и оба этих раза он вспоминал с ностальгией — мясо рогатых лошадей было на диво вкусно. Было совсем хорошо, если бы они ещё не кололись своим болючим рогом, раны от которого заживали на удивление долго.
      В не таком уж и большом, по сравнению с почти что десятиметровым телом, мозгу великана боролись две противоречивые идеи. Первая предлагала забыть про неудобства охоты в лесу и броситься за добычей, пока она ещё не сбежала. Вторая уговаривала не обращать внимания на скрывающееся в лесу существо и попробовать пробраться к загону, где томились пойманные вчера человеки. Мудрый вождь Гархык решил оставить их про запас, на случай, если следующая охота будет неудачной. Ждать прихода охотников было ещё долго, а голод начинал давать о себе знать уже сейчас.
      Великан, занятый непростой смысловой коллизией, не замечал медленно приближающихся к нему людей, скрытых пологом леса. Неслышная команда, и в сторону монстра устремились две огненные стрелы, за считанные мгновения преодолевшие стометровое расстояние. Они вонзились прямо в скулу монстра, оставляя после себя уродливые подпалины на коже. Заряд гранатомёта, натолкнувшись на плотную кость великана, активируется. Взрывчатка, скрытая в корпусе снаряда, сдетонировала, сжав находящуюся внутри металлическую болванку до такой степени, что прочный металл повёл себя подобно жидкости, формируя направленную струю, с лёгкостью пробивающую плотные кости, и пронзающую мозг чудовища. Издав удивлённый рёв, великан с жутким грохотом обрушился на землю, не успев даже заметить тех, кто его атаковал.
      — Осталось восемь. Андерсон, живее! — Леклерк пристально смотрел на удивлённых сородичей павшего великана, спешащих к месту его гибели. Титан, уже не заботящийся о хотя бы минимальной скрытности перемещения, с ужасающим треском прорвался сквозь лес, в то время как остальные члены команды, за исключением Дейла, открыли огонь по приближающимся созданиям. Навстречу яростно размахивающими дубинами, сделанными из вырванных деревьев и просто многотонными кусками скал, великанам устремились огненные росчерки реактивных гранат, оставляя за собой дымовой след, явно указывающий на положение отряда. Передний великан замахнулся зажатым в руке булыжником, готовясь обрушить тонны камня на позицию отряда, но гранаты успели раньше. Одна из них попала ему в плечо, заставив выронить кусок скалы и яростно завыть от сильной боли, а спустя секунду, другая вонзилась ему в переносицу, оставляя за собой обожжённую рану. Поверженный монстр рухнул вниз, прямо под ноги своих сородичей. Те на несколько секунд замешкались, пытаясь обойти павшего с обеих сторон, а наиболее сообразительный гигант, на голове которого красовался своеобразный шлем, некогда бывший черепом какого-то огромного создания, напоминающего гигантского крокодила, побежал прямо по павшему, вырываясь вперёд.
      Леклерк отборно выругался, пытаясь трясущимися от избытка адреналина руками перезарядить гранатомёт, с ужасом осознав краем сознания, что он ни как не успеет, как вдруг под ноги шлемоносцу метнулась чёрная тень. Подпрыгнув на несколько метров вверх, она уцепилась за набедренную повязку чудовища, увернувшись от огромной лапищи, норовящей прихлопнуть её словно надоедливое насекомое, и метнулась вверх, чудом удерживаясь на монстре, яростно дергающемуся на бегу в попытках сбросить с себя неожиданную помеху. Вновь уклонившись от неуклюжего замаха, тень резко бросила себя прямо на грудь великану и, коротко размахнувшись, бросила что-то ему прямо под подбородок. Не дожидаясь пока её схватит разозлённый монстр, тень изящным пируэтом соскользнула с грузного тела и приземлилась на землю в некотором отдалении от него. Секунду ничего не происходило, а затем под подбородком великана раздался мощный взрыв, разорвавший тонкую кожу горла, обрушивая на землю настоящий поток ярко-алой крови. Утробно взревев напоследок, многотонная туша обрушилась в считанных метрах от ног Леклерка. Тот, впрочем, не заметил этого, пытаясь совместить прицел гранатомёта с головой следующего чудовища. По его ушам ударил пульсирующий грохот и, наконец попавший в прицел великан, покрылся частой сетью разрывов от попаданий автоматической пушки. Ослеплённый, обезумевший от боли монстр отклонился от курса и с жутким треском рухнул в дебри леса, сотрясаясь от предсмертных судорог.
      — Кавалерия прибыла, сэр! — отрапортовал Андерсон, отцепляя бесполезную в ближнем бою автопушку. — Сейчас им будет больно!
      Двое оставшихся великанов неслись вперёд, стремительно, для таких массивных туш, сокращая расстояние между своими противниками. Щёлкнув напоследок креплениями, упала на землю автопушка, с тихим гудением раскрутилось лезвие резака, готовясь врезаться в податливую плоть противников. Пехотинцы дали последний залп из гранатомётов, в следующую же секунду бросаясь в стороны из-под ног чудовищ. Не добежав нескольких десятков метров до своих врагов, великан замахнулся зажатым в руке камнем, собираясь метнуть его в наиболее крупную цель, достающую ему до пояса.
      — Не дайте ему метнуть! — Надрывая голосовые связки, крикнул в шлемофон Леклерк.
      Яркий росчерк гранатомётного заряда ослепил великана, висок обожгла сильная боль, отчего брошенный камень упал в паре метров от отскочившего в сторону титана. Многотонная глыба, врезавшись в плотную, каменистую поверхность, породила сотни осколков, нещадно полосующих не успевших отбежать на безопасное расстояние пехотинцев. Леклерк почувствовал сильнейший удар в правую ногу — с хрустом сломалась кость, перебитая ударом камня. Стекло шлема не иначе как чудом, но выдержало попадания многочисленных осколков, но всё поле зрения занимали теперь огромные трещины, расползшиеся по всей поверхности бронестекла. Неловко дёрнувшись, он упал на спину, пытаясь отползти в сторону от готовящихся сойтись в беспощадной схватке монстров. Рядом с ним встали на ноги остальные члены его команды — маскировочное покрытие их костюмов было содрано потоком острых каменных осколков, отдельные бронепластины покорёжены так, что из-под них виден второй слой бронекостюма, амортизирующий удары.
      Струя из охлаждённого азота устремилась великану в лицо, заставляя его инстинктивно отшатнуться от угрозы, а размытый круг дисковой пилы метнулся навстречу уже к другому монстру. Увернувшись от богатырского замаха дубиной, титан резко рубанул по правой кисти великана, диск пилы вгрызся в неподатливую плоть, высвобождая литры ярко-алой крови, фонтаном брызнувшей во все стороны. Многотонная дубина выпала из внезапно ослабевшей руки, монстр удивлённо хрюкнул, с ненавистью глядя на мелкого, но такого подвижного противника. Не давая ему придти в себя, пилот обрушил на него град ударов, нанося их с такой быстротой, что серо-зелёный камуфляж его машины полностью скрылся под кроваво-красными разводами. Взревев, великан прикрыл исполосованными руками лицо и, низко пригнув голову, бросился на врага, стремясь раздавить, растоптать его своей чудовищной массой. Среагировав в последний момент, пилот изящным пируэтом увел свою машину из-под ног врага, пригнулся, пропуская над собой огромные ручищи и, на пределе дальности манипулятора, ударил сияющим диском пилы прямо под коленный сустав. Покалеченная нога не выдержала веса многотонного тела и великан рухнул лицом вниз, открывая своему противнику спину, чем тот не преминул воспользоваться. Титан метнулся вперёд, прямо по спине поверженного врага, ещё сильнее вдавливая его в землю, одновременно с этим занося манипулятор до последнего удара. Раскрученный до предельной мощности диск пилы ударил прямо под основание черепа врага, врезавшись в позвоночный столб, разорвав толстые канаты артерий, выпустившие на волю алый фонтан крови. Огромное тело несколько раз дёрнулось, пытаясь спастись от леденящих объятий смерти, а затем затихло, смирившись с неизбежным. Вырвав руку из шеи врага, титан распрямился, чтобы мгновением спустя очутиться в объятьях последнего чудовища, успевшего оправиться после попадания струи жидкого азота в лицо. Полуослеплённый, обмороженный, но всё еще боеспособный великан ещё сильнее сдавил свою добычу, намереваясь окончательно расправиться с врагом. Металл протестующе заскрипел и пошёл вмятинами под действием неумолимой силы, по прочнейшему бронестеклу расползлись трещины, мониторы кабины брызнули разноцветными искрами и мелким крошевом стеклянных осколков. Затылком ощутив, как истекают последние секунды до того, как корпус механоида окончательно уступит первобытной силе чудовищного создания, пилот спешно набрал комбинацию символов на ближайшем к нему экране, ещё сохранившем свою работоспособность.
      — Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! — Все мысли и эмоции ушли в сторону, оставив после себя лишь неистовое желание спасти свою жизнь.
      Подтверждение команды, рывок рычага и внутренний взрыв швырнул кресло с пилотом вверх, сопровождая стремительный полёт катапультного кресла фейерверком из крошева осколков бронестекла, выбитого предусмотрительной автоматикой. Пороховой ускоритель опалил морду великана, всё ещё сжимающего свою добычу, вознося кресло с пристёгнутым к нему пилотом всё выше и выше, а секунду спустя сдетонировали топливные элементы, оставшегося внизу титана. Монстр отшатнулся от облака взрыва, стряхивая с себя пылающие обломки своей недавней добычи, и напоролся на выпущенные из гранатомётов ракеты. Пьяно пошатнувшись, он коротко рыкнул и упал на землю, лишь чудом не раздавив приземлившееся на выпущенных парашютах кресло.
      Побитые, израненные солдаты стягивались к пилоту. Сдернувший искорёженный шлем Смиттерс выглядел как изрядно побитая жизнью панда — под его глазами расплылись синяки, свидетельствующие о сильном сотрясении мозга; опираясь на плечо Морринта, скакал на одной ноге Леклерк, морщась от боли в зафиксированной шиной ноге, пробивающуюся даже сквозь действие боевых стимуляторов. Спрыгнул с великанской туши вампир, весь покрытый кровью поверженного врага. Оглядев своих побитых подчинённых, а затем переведя взгляд на поверженных врагов, Леклерк окончательно выбил из шлема покрытое многочисленными трещинами бронестекло, освободив обзор и удовлетворённо хмыкнул:
      — Отлично поработали, джентльмены. Выношу благодарность всему личному составу.
      — Наша работа ещё не закончена, — рука вампира устремилась вдаль, где у кромки леса виднелись вдали три грузно переваливающиеся фигуры, спешащие к своему лагерю. — Охотничья партия возвращается.
      Прикинув расстояние до цели, Леклерк задумчиво прищурился, проводя в уме какие-то расчёты. Сделав вывод, он кивнул стоящему рядом Арчибальду и всё ещё поддерживающему его Морринту.
      — Дейл, Морринт, зафиксируйте меня. Держите крепко, я не должен двигаться.
      Дождавшись, пока его подчинённые выполнят приказ, он вытянул правую руку вперёд, в направлении далёких фигур, и, дождавшись активации лазерного целеуказателя, вмонтированного в запястье, произнес в тангенту шлемофона.
      — Запрашиваю ракетно-бомбовый удар по подсвеченным целям. Повторяю, запрашиваю ракетно-бомбовый удар по подсвеченным целям.
      — Вас понял, захожу на цель, — донесся ему ответ сквозь треск статики от повреждённого оборудования. С небес начали рушиться огненные стрелы, превращая местность внизу в раскалённый ад, от которого не спасёт даже великанская живучесть, а по ушам били отзвуки далёкого взрыва. После того как бушующий огонь успокоился, оставив после себя на земле три обугленные груды плоти, Морринт изрек, задумчиво глядя вдаль.
      — Знаете, господа, а ведь я великанским пленникам не завидую, — и в ответ на недоумевающие взгляды пояснил: — Подписки о неразглашении они давать точно заколебутся.
      * * *
      Принятый пакет данных от 24 февраля 1995 года.
      Тень — Основе.
      Завершено второе испытание. Помощь не потребовалась, объектом были использованы жабросли (см. отчет от 12.11.94). Участники турнира не пострадали, узники (Г. Грейнджер, Г. Делакур, Р. Уизли, Ч. Чанг) освобождены в отведённые сроки, результаты: Поттер — 45, Диггори — 47, Крам — 40, Делакур — 25 (выведена с дистанции)
      Данные видеосъемки отсутствуют ввиду специфики второго испытания (на дне озера).
      Основа — Тени.
      Информация принята к сведению. Рекомендация: не проявлять активности до третьего испытания. Вероятность террористического акта в финале турнира расценивается как крайне высокая. Рассчитываем на вас.
      * * *
      25 Июня 1995 года. В небе над Хогвартсом.
      Беспилотный аппарат парил над зеленью лабиринта, беспристрастно вглядываясь объективом крошечной камеры в происходящее внизу действо. Полученное изображение уходило на ретранслятор скрытого в запретном лесу контейнера, затем подхватывалось величаво нарезающим круги в вечернем небе самолётом, а затем уже отправлялось непосредственно в штаб, позволяя уютно устроившимся в креслах наблюдателям спокойно оценивать картину происходящего.
      — Ведь ни черта же почти не видно, — один из аналитиков, близоруко щуря глаза, вглядывался в изображение, пытаясь рассмотреть детали. — Почему мы используем тактический дрон вместо нормального БПЛА?
      — После прошлой вакханалии маги усилили защитные барьеры, — невозмутимо пожал плечами Патрик, устроившийся в кресле рядом с входом. Райт, расслабленно потягивающий из стакана виски, поинтересовался:
      — Неужели всё так плохо?
      — На мозги эта дрянь начинает влиять на дистанции в шесть километров, дальше пяти не смог продвинуться никто. Сигнал с камеры накрывается на трёх, мы потеряли уже три беспилотника. Пришлось извращаться с двумя ретрансляторами и это нам ещё повезло. На внутренние объекты поле не действует, к счастью. Кто-нибудь будет делать ставки?
      — Не-а, — Джастин лениво отмахнулся от своего напарника. — Не стоит сейчас расслабляться, господа, ой, не стоит, — немного помолчав, он добавил: — Смотрите, кажется началось.
      Разговоры в зале затихли, и вскоре все сосредоточили своё внимание на трудноразличимых фигурках, по очереди входящих в заросли лабиринта. Фигурки разбрелись по зарослям, изредка сталкиваясь с ловушками и магическими созданиями. Каждое подобное столкновение внимательно рассматривалось наблюдателями.
      — Соплохвосты, — Патрик указал на существ, с виду похожих на раздобревших до неприличия слизняков. Сейчас они грамотно зажали в угол Диггори, отрезая ему пути к отступлению вспышками яркого пламени. Тот едва успел вырваться из сжимающегося кольца чудовищ, заработав себе несколько ожогов.
      — Боггарт, — указал на фигуру в чёрном саване Джастин. — Воплощает самые сильные страхи своей жертвы, но, в целом, безобиден.
      Подтверждая его слова, фигура лопнула от заклинания Поттера, растаяв сизым дымом.
      — Сфинкс, — указал на льва с головой человека Патрик. — Крайне мало достоверной информации... Что за чёрт? Почему они нападают друг на друга?
      Фигура Крама внезапно атаковала со спины Делакур — коротко вскрикнув, девушка без сознания упала на землю. Крам деловито устремился в сторону Диггори, отстающего от Поттера на считанные метры и два поворота лабиринта. Седрик успел увернуться от первого заклятья, принял на наколдованный щит следующее, и завяз с Крамом в магической дуэли. Спустя пару минут и несколько десятков заклинаний, болгарин подловил своего оппонента на неловком движении и оглушил его. Связав свою жертву, Крам, вместо того, чтобы продолжить охоту за последним участником турнира, поднял палочку, выбрасывая в небо фонтан красных искр и уселся на землю рядом со своей жертвой.
      — Тревожный сигнал "Альфа-2", — отрывисто произнёс Райт, не отрывая взгляда от экрана. — Он устранял конкурентов Поттеру, — поспешно сорвавшийся с места аналитик уже стучал по клавиатуре компьютера, отправляя сообщение.
      Тем временем, последний оставшийся на ногах участник миновал сфинкса, после непродолжительного диалога уступившего ему дорогу, и столкнулся нос к носу с огромным акромантулом. Не растерявшись, он ударил в глаза монстра Коньюктивитусом, отчего тот отшатнулся и устремился прочь, прячась от ярчайшего света. Устранив последнее препятствие, Поттер направился к кубку, внимательно осматривая местность на предмет ловушек. Не найдя ничего опасного, он, после непродолжительной паузы, схватился за кубок и исчез во вспышке синего цвета.
      — Внимание на трибуны, — выкрикнул Райт. Потянулись томительные секунды, но пьедестал победителя турнира всё так же оставался пустым. Прервав томительное ожидание, Родерик хмуро обвёл взглядом окружающих его людей и произнёс:
      — Поздравляю, господа и дамы. Похоже, началось... Дежурное отделение! — Стремительно сорвав трубку телефона со стола, Райт отдал приказ: — Начать предварительное развёртывание по протоколу "Шесть — Двадцать три"! Подготовить пути эвакуации командного состава! Начать свёртывание операций ниже "С — ранга"! И молите бога о том, чтобы это оказалась ложная тревога.
      * * *
      Двумя часами позднее. "Школа Чародейства И Волшебства Хогвартс"
      Не глядя по сторонам, Гарри потеряно шёл по коридорам замка. Произошедшее сильно вымотало его физически и морально — возрождение Волдеморта, предатель Петтигрю, лже-Грюм, на протяжении девяти месяцев находившийся в школе, полной детей. Сейчас преподаватели допрашивали того при помощи Сыворотки правды, а самого Гарри отправили в больничное крыло.
      "Надо написать Сириусу", — мелькнула мысль в его голове. — "Он должен узнать об этом первым".
      Занятый своими размышлениями подросток не обращал ни малейшего внимания на бесплотную фигуру, неслышно скользившую позади него, пока не стало слишком поздно.
      — Конфундус! Легилименс! Обливейт!
      Отступив обратно в тень, одновременно обновляя дезиллюминационные чары, оперативник немного постоял, упорядочивая чужие воспоминания, а затем крепко выругался и устремился к ближайшему выходу из замка. Поттер, некоторое время простояв, уставившись взглядом в пустоту, моргнул и отправился дальше в сторону больничного крыла.
      Выйдя на свежий воздух, Виктор швырнул свою сумку на пол, не желая тратить ни секунды лишнего времени на поиски, и схватился за замаскированную под расчёску рацию. Нажав в нужной последовательности несколько участков на корпусе, он отрывисто произнёс в замаскированный динамик:
      — RED ALERT*. Повторяю, Ромео — Эхо — Дельта — Альфа — Лима — Эхо — Ромео — Тета!
      — Вас поняли, — шепнул динамик ему в ответ.
      * * *
      Вслушивающийся в доклады Райт резко выпрямился и развернулся к тревожно глядящим на него оперативникам, полностью забившим центр стратегического планирования, и произнёс:
      — Господа и дамы... Война началась!
      * Red Alert — красный уровень тревоги.

Глава 16. Родственные узы

     25 Июня 1995 года. Лондон. Букингемский дворец.
      Елизавета Вторая, Королева Великобритании и Северной Ирландии, глава Содружества Наций, Верховная главнокомандующая Британскими Вооружёнными Силами и просто волевая женщина, повидавшая множество самых разных событий на своём веку, стояла на ступеньках Букингемского дворца и с тоской взирала на монументальные стены древней резиденции королевской семьи Великобритании. Тяжело вздохнув, она повернулась спиной к месту, которое несколько лет назад называла своим домом и величественно
      проследовала к бронированному лимузину, ожидающему свою единственную пассажирку. Остановившись в шаге от хромированной двери серебристого цвета, она обернулась к следующему вместе с немногочисленными телохранителями человеку и произнесла:
      — Вы действительно считаете, что это единственный выход, друг мой?
      — Боюсь что да, мэм, — Родерик с тоской оглядел беломраморный памятник королевы Виктории, возвышающийся над процессией. — Мне жаль, но колдуны могут нанести вред человеку, завладев малейшей частичкой тела своей жертвы. Выпавшего волоса или капли крови вполне достаточно, чтобы если и не убить, то нанести непоправимый вред здоровью. Я даже не говорю про определение местонахождения. Вы — символ всей Великобритании, и мы попросту не имеем права так рисковать. Я гарантирую, дворец будет восстановлен.
      — Но это будет уже не тот дворец, — приняв предложенную ей руку, Королева осторожно опустилась на сидение автомобиля. — Что будете делать вы?
      В ответ Райт пожал плечами.
      — Меня тоже ждёт эвакуация. Маршрут и пункт назначения будет известен только за несколько минут перед выходом. А после... То же что и всегда, полагаю.
      — Что же, — Королева внимательно поглядела на главу Объединённого Разведывательного Кабинета. — Да поможет вам бог.
      — Да поможет он всем нам, — Райт коротко склонил голову, прощаясь. Дверь лимузина закрылась и он, басовито загудев мотором, устремился прочь с территории дворца. Проводив машину взглядом, Райт, некоторое время простояв, достал рацию и коротко произнёс:
      — Подрыв разрешаю!
      Спустя несколько секунд из жилых комнат дворца выплеснулись языки яростного пламени, жадно пожирающего внутреннюю обстановку. Не делая различий между живым и мёртвым, огонь обращал в пепел всё: мебель и роскошные гобелены, шторы и ковры, деревянные стены и богато украшенные лестницы, не оставляя после себя ничего, что хоть как-то могло быть связано с королевской семьёй.
      — По крайней мере из этого можно будет извлечь пользу, — Райт убрал рацию и поспешил к собственному автомобилю, вслушиваясь во всё нарастающие завывания пожарных машин. — Надеюсь лишь, что это будет не зря.
      27 Июня 1995 года. Хогвартс — Экспресс
      — Итак... Вы ведь расстались?
      — Господи, ты боже мой, Александра! Возродился Тёмный Лорд, в штабе круглосуточно стоят на ушах, проводится полномасштабная эвакуация командного состава, отдел Стратегического Планирования бьётся в истерике, пытаясь разработать как можно больше вариантов действий, а тебе любопытна лишь моя личная жизнь?
      — Не увиливай от ответа, Виктор, — ухоженный ноготок покачался из стороны в сторону прямо перед носом у расположившегося на сидении оперативника — Да или нет?
      — Да, — он раздражённо закатил глаза. — Как ты вообще представляешь отношения между мной и Флёр после того, как нашу группу отозвали? Или мне следовало сказать ей что-то вроде: "Дорогая, всё это время я обманывал весь Хогвартс и тебя в частности. На самом деле мне двадцать пять лет, я оперативник секретной маггловской организации, и убить человека мне как цветочек понюхать. Как насчёт сходить в Хогсмид на этих выходных?"
      Девушка смешно наморщила нос и улыбнулась.
      — Но признайся, ты ведь этому совсем не рад, не так ли?
      — Не рад? — Виктор возмущённо фыркнул. — Да надо быть круглым идиотом, чтобы упустить такую девушку, как она. Не рад! Да я, черт меня подери, в бешенстве! И ведь винить-то некого! Если бы не наша организация, я бы её вообще не встретил. С другой же стороны, мы не расстались, если бы не прошёл приказ на эвакуацию. Проклятье, — распалённый своими мыслями, Виктор долбанул кулаком по жалобно заскрипевшему столику. На его счастье, заглушающие чары не дали громкому звуку привлечь внимание продавщицы сладостей, уж точно не одобрившей порчу бы казённого имущества.
      — Репаро! — коротким взмахом палочки, Иван восстановил покорёженный предмет и задумчиво произнёс: — Ну почему же никто? Подумай сам, отчего нас вообще выдернули из Хогвартса?
      — Волдеморт.
      — Именно, — Лисов назидательно воздел палец вверх. — Волдеморт возродился, тем самым вызвав весь этот переполох.
      Виктор недобро усмехнулся, машинально положив руку на кобуру с палочкой.
      — Отлично. Теперь у меня появилась ещё и личная причина прибить эту тварь окончательно.
      * * *
      Несколькими часами позднее, вокзал Кингс-Кросс.
      Рефлекторно набрав в лёгкие воздух, Гарри наклонил голову и шагнул прямо на каменную стену. Как обычно, на несколько мгновений он почувствовал себя так, словно плывёт под водой. Секунду спустя это чувство прошло, и он очутился на маггловской стороне вокзала Кингс-Кросс. Отойдя в сторону, чтобы не мешать другим ученикам, он оглядел пространство вокзала и удивлённо хмыкнул. В просторном здании ощутимо прибавилось людей в военной форме. Одетые в униформу чёрного цвета солдаты занимали места у входов на вокзал, несколько человек, с оружием наперевес, патрулировали пространство между платформами. Немного понаблюдав за ними, он решил, что всё это лишь совпадение. И в самом деле, откуда магглам было знать о возродившемся Волдеморте? К тому же, если маггловские власти хоть немного похожи на министра Фаджа, то заявление о "якобы" возродившемся тёмном волшебнике они уж всяко проигнорируют. Гарри зябко повёл плечами, вспоминая финал третьего тура. Если бы не тот перевес в баллах, который он набрал на первом туре, чемпионом турнира вполне мог оказаться кто-нибудь другой. Страшно представить, что бы случилось, окажись перед Волдемортом тот же Седрик или Крам или Флёр Делакур. Он сам смог спастись лишь благодаря счастливой случайности — родству его волшебной палочки с той, что была в руках у возродившегося Тёмного Лорда. У других чемпионов не было даже этого крошечного преимущества. Дойдя до выхода из вокзала, он миновал маггловских военных, безучастно смотревших линзами масок прямо перед собой. Скользнув по ним взглядом, он отметил, что на предплечьях солдат, вместо государственного флага Британии, который он привык видеть в боевиках, так любимых его кузеном, красуется совсем другая эмблема. На двухцветном рисунке был изображён белый меч, окружённый такого же цвета языками пламени, ярко выделяющимися на полностью чёрном фоне. Ниже и выше изображения шли надписи на двух языках. Верхняя была на английском, буквы нижней же, хотя отдалённо и напоминали его родной язык, были абсолютно ему не понятны. "Black Watch RRF — AtC"* — вот что было написано на английском языке. Решив не привлекать к себе лишнего внимания, Гарри поспешно опустил взгляд и направился к машине дяди Вернона, стоявшей на привокзальной парковке. Мимо него, обдав потоком ветра, пронеслись трое человек, в которых он с удивлением узнал недавно переведённых студентов. Обрушившись с лестницы, сопровождаемые грохотом трёх чемоданов, они резко затормозили у въезда на парковку. Виктор нервно поглядывал на часы, Александра, приветливо улыбнувшись Гарри, махнула ему рукой. Он уже хотел было подойти к ним и спросить, зачем они вышли на маггловскую сторону вокзала, хотя могли бы добраться до своих домов гораздо более быстрым волшебным транспортом, но нетерпеливый гудок, раздавшийся от машины дяди Вернона, намекнул ему, что надо бы поторопиться, иначе его снова оставят без обеда.
      Дёрнувшийся от резкого звука Иван, выронил пластину какого-то артефакта, вернее, Гарри думал, что это артефакт, на пол. Предмет упал на асфальт, от удара его поверхность осветилась и на ней проявилось изображение карты мира, испещрённой неизвестными значками. Быстро подобрав свою вещь, студент обернулся, высматривая источник звука и яростно заорал:
      — Да в задницу ты себе побибикай, кретин!!!
      Вернон, услышавший, благодаря открытому окну, столь нелестный отзыв о себе, покраснел от ярости. Затем посинел. Секундой позже по его лицу разлилась мертвенная бледность, сменившаяся, впрочем, насыщенной краснотой вновь. Продемонстрировав всем желающим свои недюжинные способности в области имитации брачных ритуалов хамелеонов, мужчина яростно хлопнул дверью и с грацией разъярённого гиппопотама устремился к наглым подросткам, просто жаждущим всыпать им ремня.
      — Что ты сказал, мальчишка?!
      Поморщившись от обильного потока слюней, вылетающих из-под роскошных усов, вызвавших бы приступ зависти у любого уважающего себя моржа, Виктор скучающе заявил:
      — Дядя, захлопнись и иди на фиг. Вот не до тебя сейчас, честно.
      Услышав эти слова, Вернон будто бы открыл в себе новые горизонты для своего гнева. Посинев лицом так, что встретивший его в тёмном переулке бедняга, принял бы за воскресшего мертвеца, алчущего плоти живых, Вернон протянул руку и ухватился за ворот рубашки парня и обрушил на него целый водопад слюней, изливавшихся из его рта вместе со словами.
      — Да ты знаешь кто я та...
      Договорить ему не дал ствол пистолета, плотно прижимающийся к лбу оскорблённого Дурсля.
      — Дядь, — Виктор яростно щурясь, платком стирал с себя продукт эмоциональности Вернона, в то время как Александра, мило улыбаясь, держала в руке миниатюрный пистолет, вытащенный из сумочки. — Я для тупых повторяю. Пошёл. На. Хрен. Живо!
      Моментально побледнев, Вернон выдавил из себя угодливую улыбочку и продемонстрировал скрытые возможности к трансгрессии, мигом оказавшись за своей машиной. Решив, что занял достаточно надёжное укрытие, Вернон мстительно заверещал, пытаясь привлечь стоящих на выходе солдат.
      — Охрана!!! У этих детей оружие! Они хотят меня убить!
      Привлечённый истошными воплями, солдат покинул свой пост и направился к месту разгоревшегося скандала, за которым с удовольствием наблюдали все, кто оказался поблизости от вокзала. Почувствовав поддержку представителя закона, Вернон осмелился высунуться из-за обширного багажника и обвиняюще ткнул пальцем в обидчиков.
      — Вот эти люди угрожали мне оружием, офицер! Они наверняка опасные террористы, задержите их! Немедленно, пока они не попытались напасть!
      Линзы шлема подозрительно уставились на трио. Поудобнее перехватив автомат, солдат устремился к подозреваемым. Примерно на середине пути шаг его начал замедляться, отчего Вернон, семенящий за представителем закона, даже вырвался вперёд. Не дойдя и пары шагов до троицы, солдат внезапно сдёрнул с себя шлем, открыв загорелое, обветренное лицо и, улыбаясь, спросил:
      — Альфовцы, что ли?
      — Браво, Холмс, — Виктор изобразил аплодисменты. — Вы догадались об этом даже не подойдя вплотную. Как вам это удалось?
      — Пфф, — мужчина саркастично фыркнул, закатив глаза. — Ваш сарказм как всегда неподражаем, Виктор. Может, вы сделаете мне одолжение и прекратите запугивать гражданских?
      — Может, этот индивид сделает одолжение нам, наконец, захлопнувшись и свалив в свою халупу? — Иван недовольно сверлил взглядом циферблат. — Эти сволочи почти опоздали.
      — Справедливо, — солдат степенно кивнул и обернулся к Вернону. — Мужик, ты слышал. Заткнись и вали, пока тебе статью не пришили.
      Бедный Дурсль, разочарованный в своих лучших чувствах, застыл столбом, открывая и закрывая рот, всё еще пытаясь произвести впечатление на окружающих при помощи талантов хамелеона. По площади раздавались смешки прохожих, с уважением и долей опаски глядящих на любезничающих с дозоровцем подростков. К несчастью Вернона, злоключения его на этот день ещё не окончились. Бешеное завывание мотора, уже некоторое раздающееся где-то вдалеке, набрало мощность, и в конце улицы появился чёрный армейский "Хаммер". Мотаясь из стороны в сторону, каким-то чудом избегая столкновения с многочисленными гражданскими машинами, отчего те взрывались какофонией негодующих гудков, "Хаммер", проехавшись по ухоженному привокзальному газону, оставляя на том уродливые, чёрные следы от автомобильных шин, попутно разнеся клумбу с цветами и мусорную корзину, резко затормозил прямо перед носом Вернона, отчего тот хлопнулся прямо на пыльный асфальт. Дуло крупнокалиберного пулемёта, которое чуть ли не сжимал в объятьях бледный до синевы солдат, высовывающийся из открытого люка, угрожающе качнулось прямо перед носом несчастного Дурсля, приведя его в состояние, близкое к истерике. Ещё больший страх в нем вызвало одеяние пулемётчика. Вместо обычной военной формы, которую Вернон привык видеть в телерепортажах о бравых британских воинах, на солдате красовалась шинель, вызывающая одним своим видом ассоциации с беспощадной Красной Армией, в которой, как говаривал его отец — достопочтенный Джонатан Дурсль, — могли расстрелять даже за развязанные шнурки. Венчала всё это безобразие фуражка, в центре которой вызывающе красовалась красная звезда.
      Впрочем, пулемётчика реакция Вернона совершенно не беспокоила, он, в данный момент, судорожно пытался расцепить сведённые судорогой на рукоятях пулемёта руки и отдать полагающееся воинское приветствие. Наконец отцепившись, он отдал честь наглым подросткам, попутно приведя в состояние шока как Вернона, загипнотизированно глядящего на дуло пулемёта, так и всеми забытого Гарри Поттера, хватающегося за ручку чемодана и клетку с Буклей, будто утопающий за соломинку.
      Хлопнула водительская дверь, и на землю соскочил ещё один солдат. Форма, в противоположность всем принятым нормам, висела на нём так, будто бы была велика ему как минимум на пару размеров, из многочисленных карманов торчало множество различных вещей: от магазина к винтовке, дуло которой торчало у него из-за плеча, до пакетиков пищевых рационов. Отдавая честь, он сделал это так, словно пытался скопировать жест пулемётчика, отчего жест этот получился одновременно смешным и нелепым.
      — Сэр. Сэр. Мэм. Рад вас видеть. Загружайтесь.
      — Привет, Юрген — приветливо улыбнулась ему Александра. — Твоё водительское мастерство как всегда неподражаемо.
      Водитель покраснел, реагируя на неожиданный комплимент.
      — Спасибо, мэм.
      — Хэй! — Забросив чемодан внутрь, Иван произнёс: — Твой напарник всё ещё игнорирует стандартную форму?
      Наконец овладевший даром речи пулемётчик обозлённо рявкнул:
      — Прекращайте говорить про меня так, будто меня тут нет! Чёрта с два я свою шинель поменяю на ваши понтовые нарядики, у меня в ней дед воевал, между прочим!
      — Ну раз дед... — Иван запрыгнул в салон, захлопывая бронированную дверь. Машина взревела двигателем, словно раненный зверь. Пулемётчик обречённо застонал, предчувствуя новый раунд безумной гонки. Завизжав шинами, машина резко сорвалась с места, обдав Дурсля облаком дыма от покрышек. Вновь оставив после себя чёрные раны на многострадальном покрытии газона, скрылась в транспортном потоке. Мусор из перевёрнутой урны, поднятый вверх воздушным потоком, медленно опускался вниз, крутясь в струях ветра. Дурсль, проследив безучастным взглядом вслед вездеходу встряхнулся, обозлённо зашевелил усами и грубо схватил племянника за руку, потащив к машине.
      — Шевелись, ты, маленький гадёныш!
      * * *
      4 Августа 1995 года. Литтл Уиннинг.
      Если бы жители города Литтл Уиннинг, расположенного неподалёку от Лондона, имели бы привычку в поздний час выглядывать в окна, их взору предстало бы изрядно любопытное зрелище. Едущий на полной скорости квадроцикл резко оттормозился так, что пассажир, что есть мочи держащийся за скобы под сидением, едва не вылетел из седла. Впрочем, его это не смутило. Даже не дождавшись окончательной остановки своего транспорта, он соскочил с сидения, выставив наизготовку дуло штурмовой винтовки. Водитель квадроцикла, взревев мотором своей машины, развернулся спиной к напарнику, схватившись за пулемёт, закреплённый в подвижной турели над рулём транспорта. Взгляды их напряжённо метались по полутёмной улице, отмечая и внезапно погасшие фонари, и белесый налёт изморози, покрывающий асфальт, и внезапно высохшие деревья, посаженные вдоль улицы. Наконец, водитель, заметив что-то интересное, ткнул своего напарника в плечо и передал ему бинокль, показав пальцем нужное направление. Взглянув туда, солдат глухо выругался — в линзах бинокля отчётливо виднелись две фигуры, одна из которых буквально висела над другой, изредка делая попытки пошевелить ногами самостоятельно. Спустя несколько секунд к ним устремилась третья — сгорбленная и сухая, торопливо семеня за первыми двумя.
      — Дер-р-рьмо! Мы опоздали!
      Водитель, тем временем, потянулся к приборной панели квадроцикла, выхватывая коробочку рации из гнезда.
      — База, это Сапсан Два — Шесть, мы опоздали, жертв среди гражданских нет, повторяю, жертв нет.
      Выслушав неразборчивый ответ, в котором, из понятных слов отчётливо угадывалась только ругань, водитель уныло повесил рацию обратно в гнездо и произнёс, обращаясь к напарнику:
      — Ну вот что за хрень, Митчелл, что за хрень? Как мы можем успеть хоть куда-то, если ближайший опорный пункт находится в десяти, мать его, километрах от города? Вот как мы это сделаем?
      — Напиши докладную, — напарник невозмутимо пожал плечами, пристраивая винтовку на крепление, расположенное под сиденьем квадроцикла. Закончив с этим, он открыл забрало шлема и с наслаждением вдохнул чистый, холодный воздух.
      — Поправочка, докладную мы пишем в любом случае. Но ты прав, упомянуть этот факт надо, пусть уж лучше у Отдела Логистики голова болит, а не у нас. Закончил?
      — Агась, — его напарник сел на сиденье и ухватился за ручки креплений.
      — Тогда поехали!
      Победно взревев двигателем, квадроцикл устремился вперёд по улице, оставляя позади себя Гарри Поттера, бредущего в обнимку со своим несчастным кузеном и полубезумной кошатницей Арабеллой Фигг, навстречу новой взбучке.
      * * *
      7 Августа 1995 года. Лондон. Вездеход HMMWV M-1097A2
      Из заднего окна стоящего в автомобильной пробке вездехода, окрашенного в чёрный цвет, внезапно высунулась чьё-то лицо. Недовольно обозрев открывшийся перед ним затор, оно презрительно скривилось, подмигнуло девушке в машине напротив, скорчило смешную рожу маленькому ребёнку, сидящему в детском кресле в другой машине, и уж собралось было изречь что-то несомненно важное, как вдруг из того же окна высунулась рука, ухватила чересчур любопытное лицо за бандану с черепом, закрывающую подбородок, и резко дёрнула назад в салон, попутно приложив его затылком о край крыши автомобиля. Ничуть не обидевшись на такое обращение, Саймон Райли, а это был он собственной персоной, немного поморгал, уставившись в пространство, а затем задумчиво изрёк:
      — Народ, а как вы думаете, если покрасить машину в красный, она поедет быстрее?
      Печально вздохнув, сидевший на том же сидении Юрий ответил, попутно гадая, не приложил ли он своего товарища чересчур сильно.
      — Нет, придурок, не будет. А знаешь, почему?
      — И почему же? Неужели ты не веришь в чудо? — Саймон тревожно заглянул собеседнику в глаза, словно сомневаясь в его адекватности.
      — Мы в пробке, кретин!!!
      Поражённый этой сентенцией, Райли ненадолго умолк, опечаленный столкновением с жестокой реальностью. Пользуясь этим, Юрий пихнул в бок задремавшего было Регулуса Блека.
      — Эй, Рег, нам ещё долго?
      Чёрный колдун, вот уже больше десяти лет работающий на маггловские структуры, открыл глаза, моргнул, поудобнее облокотился на бронированную дверь автомобиля и недовольно буркнул.
      — Сейчас повернём налево, потом, спустя пару сотен метров, направо. И вообще, отвали, не то заколдую.
      — А-а-а-а! — Капитан Прайс, сидящий за рулём чуда американской военной промышленности, в отчаянии приложился головой об руль автомобиля, отчего раздался протяжный сигнал клаксона. Автомобили вокруг, сначала притихшие от громкого рёва бронеавтомобиля, разразились протестующими гудками в ответ. — Как же меня задрали эти пробки! Соуп!
      — Есть сэр, — сидящий на переднем сидении МакТавиш преданно уставился на своего командира.
      — Включай мигалку!
      — Есть включить мигалку!
      Торжественно завыв сиреной, установленной на крыше, вездеход, выделяющийся в толпе автомобилей как случайно забрёдший в стадо коров слон, вырвался из общего ряда и погнал по встречке, сопровождаемый негодующими сигналами автомобилистов.
      Спустя пару минут Райли взбрела в голову очередная нелепая мысль, которой он, как человек щедрый и порядочный, не преминул поделиться с окружающими.
      — А почему вообще мы взяли этот унылый вездеход? Я хочу танк! Танк не унылый!
      — Райли, золотце, — Юрий, добровольно взявший на себя роль няньки придуривающего снайпера, мягко обратился к нему, словно к душевнобольному. — Ну сам подумай, зачем тебе танк?
      Саймон, окончательно взяв на себя роль впавшего в детство, капризно заявил:
      — На джипе нельзя превозмогать! А на танке можно! И вообще, верните мне мой восемьдесят шестой! Я хочу как в Афганистане, чтобы позади всё горело, впереди всё разбегалось, а я такой, красивый на танке еду и бахаю! Еду и бахаю!
      — Так, господа и Райли, все заткнулись! — В последний раз сверившись с картой, Прайс выехал на небольшую площадь, прямо посередине которой стоял массивный грузовик такого же чёрного, как и автомобиль команды, цвета. На его прицепе было изображено стилизованное изображение двуглавого орла, а чуть снизу шли латинские буквы "Aquila CORP". Водитель грузовика, заметив подъезжающий к площади "Хамви", выпрыгнул из кабины и приветственно махнул рукой. Подождав, пока джип припаркуется у тротуара, он подошёл к водительскому окну и, кивнув на ходу, произнёс:
      — Привет, парни, что-то вы сегодня долго.
      — Пробки, мать их, — Прайс недовольно поморщился, захлопывая за собой дверь. — Мы укладываемся в срок?
      Водитель грузовика сверился с часами и ответил:
      — Тютелька в тютельку. Если прямо сейчас начнём разгрузку, то успеем даже раньше.
      — Отлично, — Прайс обошел бронеавтомобиль, хлопнув по плечу Регулуса Блека. — Так где же стоит твой особнячок?
      Не дождавшись ответа, Прайс обогнул мага и заглянул тому в лицо. В данный момент Регулус Блек явно был недоступен для любых абонентов. Левый глаз его конвульсивно подёргивался, кулаки сжимались с такой силой, что костяшки пальцев даже не побелели, а посинели, зубы сжались настолько крепко, что, казалось, ещё немного и они сломаются с жутким хрустом. Взгляд же его был устремлён в одну точку.
      Проследив за направлением взгляда, Прайс натолкнулся на два дома, тесно прижавшихся друг к другу. На одном из них было написано "Площадь Гриммо №11" на другом — "Площадь Гриммо №13". Вспомнив, что дом Регулуса, как он сам неоднократно заявлял, находится под номером двенадцать, капитан недоумённо нахмурил брови. Его команда, высыпавшая, тем временем, из машины, заинтересованно наблюдала за представлением, водитель грузовика крутился неподалёку, недовольно поглядывая на часы.
      — Какая... — Полузадушенным голосом изрёк Регулус, сжимая и разжимая кулаки. — Какая с-сука увела мой дом под Фиделиус?
      — Фиде... Что прости?
      — Фиделиус, или Заклятье Доверия, — чуть успокоившись произнёс Регулус. — Это ритуал, при котором какое-либо место, чаще всего дом, закрывают магией от проникновения. Дать туда доступ может только назначенный хранителем или посвящённый в тайну, для этого он должен письменно или устно сообщить адрес запечатанного места. По другому проникнуть туда, конечно, можно, но это потребует столько времени и сил, что гораздо лучше будет найти хранителя и выпытать у него адрес.
      — Удобная, однако, вещь, — задумчиво произнёс Прайс, теребя кончик роскошного уса. — Вот только этот хранитель — звено явно ненадёжное. Да и вообще, я бы полностью такому ритуалу доверять не стал. Фиделиус, конечно, Фиделиусом, но пара долговременных огневых точек ещё никому никогда не вредили.
      — Агась, — подтвердил подошедший Райли — Читал, что Поттеры так и накрылись, их собственный хранитель сдал. Твой, кстати, брательник, Реги.
      — Сколько можно повторять, не смей меня так называть, — Регулус страдальчески закатил глаза. — А с моим, как ты выразился, "брательником", не слишком всё чисто, я тебя уверяю.
      — А конкретнее?
      — Конкретнее... — Регулус задумчиво потёр лоб — Видишь ли, Сириуса я знал хорошо, всё же брат мой родной. И всё произошедшее с ним после гибели Поттеров несколько не сходится с его характером. Я тебя уверяю, если бы он и в самом деле предал, то уж точно бы не опустил лапки перед аврорами. Скорее — их бы разметало кровавой пылью по всей улице, при попытке оказать задержание. А тут, он привлекает внимание к себе абсолютно излишним террактом, а затем в слезах и соплях сдаётся подоспевшим аврорам. Уж что-то тут не чисто, я вас уверяю... Впрочем я отвлёкся.
      — Спасибо за экскурс в историю, однако... Впрочем, возвращаясь к нашему вопросу, как мы попадём внутрь?
      — Тут есть несколько вариантов... Для начала, можно долбануть "Сиянием" в тактическом варианте, но тогда у половины города электроника вылетит, что не вариант. Зато Фиделиус снесёт с гарантией... Потом, я как наследник Древнейшего и Благороднейшего рода Блек, могу заставить свой фамильный особняк проявиться, правда, в процессе я могу и откинуться. Тут от силы Фиделиуса всё зависит опять же. И в третьих, самый простой вариант...
      Достав палочку, Регулус забормотал слова заклинаний, обходя площадь по кругу. Закончив с этим делом, он пояснил недоумённо взирающим на него бойцам.
      — Магглоотталкивающие. Вектор заклинания направлен извне, так что вас не заденет, зато никто снаружи даже не сунется.
      — Неплохо, неплохо... — Прайс скользнул взглядом по зашторенным окнам домов. — Так что там с третьим вариантом?
      — А вот что. Не стрелять! — набрав в лёгкие побольше воздуха Регулус рявкнул — Кричер! Сюда, немедленно!
      Раздался хлопок и перед взором замерших от удивления оперативников явилось жутковатого вида существо. Отдалённо оно напоминало гоблинов из фантастических книг: такого же низкого роста, с длиннющими ушами, свисающими с головы словно лопухи, вытянутым бугристым носом, и полностью серого цвета неведомый монстр производил явно отталкивающее впечатление. Одет же он был в неопределённого цвета и принадлежности дерюгу, настолько грязную, что её изначальный окрас и предназначение оставалось неразрешимой загадкой. Оглядев красноватыми глазками всех присутствующих, уделив особое внимание Регулусу, предположительный гоблин рухнул на грязный асфальт и страдальчески забормотал:
      — Плохой хозяин Регулус ещё хуже плохого хозяина Сириуса! Плохой хозяин Сириус спутался с грязнокровками, а хозяин Регулус и вовсе одет в маггловскую, — это слово гоблин выплюнул с презрением, будто гурман несвежую еду. — В маггловскую одежду и общается с магглами! О, зачем плохой хозяин Регулус вернулся после стольких лет! О, зачем он разбивает сердце бедному, старому Кричеру, который знает его с тех пор, как он был маленьким младенцем! Что бы сказала несчастная матушка этого мерзкого, мерзкого, отвратительного хозяина!
      Грубая рука в перчатке прервала причитания несчастного гоблина, казалось, с головой ушедшего в те золотые времена, когда солнце было светлее, трава зеленее, а его хозяева пытали в своё удовольствие каждого встреченного на улице маггла. Продемонстрировав висящего, словно внезапно обгадившегося щенка, Кричера своим коллегам, Регулус произнёс:
      — Господа и Райли, позвольте представить вам моего домового эльфа, Кричера. Он, правда, слегка поехал на нацизме, впал в старческий маразм и вообще, выглядит как ночной кошмар пластического хирурга, но всё же может нам пригодиться.
      — Эльфа!? Это вот, это вот чмо и эльф? Ну, Толкиен, ну, сука! Как он мог так вообще поступить?
      Проигнорировав крик души от Юрия, увлекавшегося, на досуге, различной фантастикой, Регулус наклонился поближе к уху домовика, игнорируя вонь от давно немытого тела и задушевно произнёс:
      — А теперь, мой дорогой дружок, ты заткнёшься и будешь исполнять то, что я скажу, и забудешь абсолютно все претензии к уважаемым мною магглам, иначе... Ты слышал, что рабство вообще-то отменили во всём цивилизованном мире? — Заплаканный домовик, уставившийся на Регулуса словно кролик на удава, только и смог, что отрицательно помотать головой.
      — Ах не знаешь, — улыбка тёмного мага окончательно стала напоминать оскал голодной акулы. — Тогда для тебя станет новостью то, что каждый работодатель в маггловском мире просто обязан платить всем своим работникам, кормить их и даже... Ты только подумай, дружочек! Предоставлять им униформу! Униформа, мой туповатый эльф, это то же самое, что и одежда. Ты вот хочешь, чтобы я тебе заплатил? Ах нет? Тогда, может, мне стоит тебя накормить? Тоже нет? Может быть, тебе надо предоставить одежду? Ты хочешь одежду Кричер? Хочешь?
      Несчастный эльф, во время монолога Блека мотавший головой всё сильнее, наконец не выдержал и заверещал, обильно заливаясь слезами.
      — Не надо одежды, добрый хозяин Блек! Пожалуйста, только не одежда! Кричер будет очень хорошим эльфом, Кричер будет любить грязнокровок и даже магглов, только не надо одежду! Умоляю, хозяин, пощадите старого Кричера!
      Рука разжалась и эльф хлопнулся на землю, всё так же обливаясь слезами. Встретив откровенно шокированные взгляды своих коллег по организации, Блек пояснил, кивнув на Кричера:
      — Домовые эльфы не могут жить без магов-хозяев. Слишком сильно они зависят от магии, если их не будет подпитывать маг, заключивший с ними контракт, — окочурятся через пару лет. А дать им одежду означает расторгнуть контракт.
      — И что же дальше? — Прайс снова покрутил многострадальный ус, словно бы проверяя его на прочность.
      — Всё просто, — Регулус снова наклонился над Кричером, закончившим безутешно рыдать и теперь стреляющим взглядами из-под грязных лапок, которыми он прикрыл лицо.
      — Скажи мне, Кричер, кто закрыл мой дом Фиделиусом?
      Обрадованный тем, что может услужить хозяину, эльф торопливо забормотал:
      — Хозяин Сириус сбежал из Азкабана и пришёл сюда, теперь в доме вашей достопочтенной матушки собирается мерзкий, мерзкий Орден Феникса, повсюду шастают противные рыжие дети, толстая злая женщина не даёт бедному старику Кричеру работать на кухне, подлый Наземникус Флетчер крадёт кухонную утварь. А недавно в дом приехал сам Гарри Поттер, победитель злого Темного Лорда! Они ходят по дому Благороднейшего и Древейшего рода Блек, они смеют ступать там, где...
      Поначалу чёткая речь домовика снова скатилась до неразборчивого бормотания, сквозь который пробивались лишь отдельные слова вроде "Предатели Крови", "Поганые воры", "Матушка", "Нехороший хозяин"... Регулус, разогнувшись, взирал на своих товарищей с выражением абсолютного шока, те же, копируя выражение его лица, смотрели на него. Первым прервал спонтанный фестиваль кривых зеркал Юрий, произнёсший почти севшим голосом:
      — Ну ни х** себе компания...
      — Аналогично, — вторил ему МакТавиш, сжимая свою винтовку так, будто хотел её раздавить.
      — Что делать будем, джентльмены? — Прайс рванул себе ус так, что выдрал с корнем несколько волосков, едва не заорав при этом от боли.
      — Вот чёрта с два я позволю всяким там противным детям и прочему ворью шляться по моему дому! — Рявкнул Блек, доставая из ножен на бедре устрашающего вида кинжал, одновременно с этим разворачиваясь к Кричеру — Как попасть в дом, говори, живо!
      Вырванный из мира грёз домовик испуганно заверещал.
      — Дамблдор, главарь мерзкого Ордена Феникса, оставляет записки для тех, кто хочет попасть внутрь, хозяин! Я могу принести одну вам, хозяин, глупая аврорша Тонкс забыла избавиться от такой! Записка всё ещё лежит у нее в кармане мантии!
      — Неси. — Милостиво разрешил Регулус, после чего домовик с хлопком растворился в воздухе, чтобы спустя пару секунд вернуться, сжимая в лапках потрёпаную бумажку. Приняв её из рук домовика и аккуратно расправив, Регулус продемонстрировал сгрудившимся подле него оперативникам написанный на ней адрес.
      Штаб-квартира Ордена Феникса находится по адресу: Лондон, площадь Гриммо, 12.
      Сразу после того, как все прочли адрес, пространство между соседними домами будто взбухло, расширяясь, и между вполне обыкновенными маггловскими коттеджами появился дом, пришедший словно бы прямиком из девятнадцатого века. Истёртые каменные ступени вели к двери, покрытой уже обсыпающейся чёрной краской, дом хмуро глядел на улицу немногочисленными окнами, резко контрастируя с освещёнными маггловскими комнатами.
      Пока остальные, открыв рты, глядели на внезапное представление, Регулус, сунув ненужную уже записку в карман, резанул себе ножом по запястью и скороговоркой пробормотал несколько фраз на латыни. Капли крови, устремившиеся было к земле, зависли в воздухе, а затем, резко прибавив в количестве, свились в кроваво-красный хлыст, начинающийся из располосованного запястья. Очнувшись от зрелища, выхватил из открытого окна вездехода винтовку МакТавиш, достал из-за спины автоматический дробовик внушительного калибра Юрий, одновременно потянулись к поясам Райли и Прайс, где у одного занимали в кобуре места крупнокалиберные пистолеты, а у другого — скорострельные УЗИ. Водитель грузовика выудил из кабины невесть откуда попавший к нему автомат Калашникова, с внушительным штыком, примкнутым к нему.
      — Первыми не стрелять, — предупредил Регулус и направился прямо к двери дома, доставая по дороге свой лично зачарованный пистолет, слабо светящийся от наложенной на него вязи рун.
      Дождавшись, пока по краям двери займут свои места Юрий и Джон, а Прайс, Райли и водитель укроются за перилами крыльца, Регулус пожалел на мгновение, что вся броня и тяжёлое оружие осталось в грузовике и резко ударил тяжёлым ботинком в дверь. На его счастье, чары дома не стали препятствовать наследнику семейства, а хлипкий замок, держащийся вот уже пятьдесят лет на одних "Репаро", выдержать удар явно не смог. Выстрелив щепками, дверь рухнула внутрь, а вслед за ней, выставив магический щит, влетел Регулус, пронзительно заорав при этом.
      — Лежать, суки!!! Работает спецназ!!!
      Девицу с фиолетовыми волосами, стоящую, на своё несчастье, прямо перед дверью, снесло ударом, отчего она, в обнимку с дверью, рухнула на стойки для одежды, погребя себя под ворохом разнообразных одеяний.
      — Вспышка!!!
      Прямо над головой Регулуса пронеслась светошумовая граната, одновременно с этим щит вспыхнул, принимая на себя несколько заклинаний. Краем сознания Регулус отметил, что в окружении вполне безопасных "Ступефаев" и "Инкарцеро" летело и достаточно серьёзное проклятье паралича, в отличии от "Ступефаев", банально корежившее позвоночник жертвы так, что пошевелиться она уже не могла. Предусмотрительно закрыв глаза, он даже сквозь веки увидел яркую вспышку. Среди противников таких предусмотрительных явно не нашлось, и теперь старик с металлическим протезом вместо ноги, рыжий мужчина неопределённого возраста и совсем ещё молодой парень, в котором Блек с удивлением признал Гарри Поттера, безуспешно пытались проморгаться. Переглянувшись, оперативники устремились к дезориентированным жертвам; Блек, съездив парню по затылку рукояткой пистолета, отчего тот совсем поплыл, грубо подхватил его за шиворот. Кровавый хлыст, послушный воле хозяина, обвился у Поттера вокруг шеи. Прайс, резким пинком выбив из руки старика палочку, которую он, бешено вращая левым глазом, уже было наставил на Регулуса. Благодаря этому, огненный поток, вырвавшийся из неё лишь бессильно опалил стену, а Прайс, тем временем, ударил старика в челюсть, отчего тот упал на пол. Не давая ему опомниться, нога в тяжёлом армейском ботинке наступила ему на горло, а дуло револьвера уставилось в лицо, гипнотизируя воронкой ствола. МакТавиш и Райли одновременно подхватили своих жертв, причём довольный снайпер, вытаскивая девушку из-под рухнувшей одежды, умудрился попутно ещё и облапать её. Подхватив оглушённых противников, они одновременно шагнули вперёд, закрывая телами пленников Прайса. Спустя секунду из живой баррикады высунулись стволы автоматического дробовика и автомата Калашникова, нацелившись на творящийся на кухне бедлам. Там же всё прибывал и прибывал народ. Толстая женщина, упомянутая Кричером, пронзительно кричала, протягивая руки то к Поттеру, то к рыжеволосому мужчине, такие же рыжие дети в количестве четырёх штук — два близнеца постарше, выглядящий чуть менее взрослым парень и совсем уж молоденькая девчонка — испуганно взирали на нежданных визитёров, в этом им вторила девушка с каштановыми волосами, а чуть дальше спускался по лестнице серебряноволосый старец, грозно глядящий на противников. Моментально оценив обстановку и отметив старика как наиболее опасного противника, Райли принял решение перейти к наиболее удающейся ему тактике. Запугиванию. Бешено завращав глазами так, что, казалось, они вот-вот выскочат из орбит и весело запрыгают по полу, он, поудобнее перехватил очнувшуюся к тому времени девушку, с силой уткнул дуло пистолета ей в висок, и, надсаживая глотку, заорал:
      — А ну живо назад и палочки опустили, суки!!! Иначе я украшу стены её мозгами и скажу, что это постмодерн!!!
      В ответ на это женщина заорала ещё сильнее, дети, паникуя, уставились на старца, тот же в нерешительности остановился, опуская палочку и открыл рот.
      — Грязнокровки!!! Магглы!!! Подлые твари, убирайтесь из моего дома!!!
      Бархатные портьеры, скрывающие стену коридора разошлись, являя взору окружающих портрет старухи, заходившейся жуткими воплями. Юрий, ведомый инстинктами стрелять во всё угрожающее, всадил в портрет очередь из автоматического дробовика. К его огорчению, портрет украсился грубыми подпалинами от попаданий, но остался цел, а вот часть противоположной стены взорвалась горящими щепками. Впрочем, ведьма на портрете всё же изволила умолкнуть, явно шокированная подобным обращением. Один снаряд, невесть как потративший энергию выстрела, ткнулся в пыльный ковёр прямо перед лестницей, исходя вонючим дымом и пуская белые искры во все стороны. Несколько секунд взгляды всех присутствующих скрестились на нём. Словно бы смутившись такому вниманию, снаряд прожёг ковёр, деревянный пол под ним и белой, пылающей каплей свалился куда-то в подвал.
      — Фосфорный? — заинтересованно спросил Райли, прерывая затянувшееся молчание.
      — Горячее, чем все красотки мира... Ёпт, — глубокомысленно ответил Симонов, задумчиво покачивая стволом дробовика из стороны в сторону.
      — Кто вы такие и зачем пришли... — Грозно произнёс очнувшийся от шока старец, явно слегка играя на публику. К его глубокому сожалению, закончить свою речь ему не удалось.
      — Регулус!? Какого Мерлина тут происходит? — Высокий, длинноволосый мужчина, выглядящий как исхудавший, потрёпанный жизнью и более старый вариант Регулуса, стоял на лестничном пролёте, обозревая развернувшийся перед ним акт трагикомедии.
      — Ну здравствуй, — слегка оскалившись произнёс Регулус, ослабляя хватку хлыста на шее Поттера. — Братец...
     
      * Чёрный Дозор Силы Быстрого Реагирования Антитеррористической Коалиции

Глава 17. Давайте знакомиться

     7 Августа 1995 года. Лондон. Площадь Гримо 12
      Потеряв дар речи от изумления, Сириус лишь молча взирал на незваных гостей, одним из которых был его родной брат, Регулус, пропавший без вести четырнадцать с лишним лет назад. И вот теперь он явился к нему в дом вместе с компанией незнакомцев и держит в заложниках его крестника. Казалось, Регулус был ни чуть не взволнован тем, что держит за горло героя, избавившего мир от Волдеморта много лет назад, и единственного, кто может сделать это вновь. Внешний облик новоявленного родственника так же приводил Сириуса в смущение. Зная, что его брат всё же жив, он мог ожидать всякого: чёрную мантию и маску-череп Упивающегося Смертью, потрёпанные одежды беглеца, может быть, он бы не слишком удивился аврорской форме или фирменному капюшону Невыразимца, но вот увидеть явно маггловскую военную форму, раскрашенную в размытые пятна всех оттенков серого цвета, берет, сверкающий кокардой с изображением меча, окружённого языками пламени, и зеркальные солнцезащитные очки, лихо сдвинутые на лоб, он точно не ожидал. Окружающие его люди так же производили впечатление лихой банды маггловских головорезов.
      Чуть слева от Регулуса, упирал Нимфандре Тонкс дуло пистолета (как помнил Сириус с курсов авроров, небольшое одноручное оружие у магглов называется именно так) в висок парень, выглядящий чуть младше Регулуса. Коротко подстриженные волосы русого цвета стояли задорным ёжиком, платок с изображёнными на нём черепами полностью закрывал подбородок, а с шеи свисало ожерелье из черепов мелких зверушек и птиц, издающих задорный перестук при каждом движении. Глаза его, словно бы не могли удержаться на одном месте, постоянно перескакивая на всякий объект, хоть чем-то привлёкший его внимание. Вот они посмотрели на до сих пор заходящуюся в крике Молли, перескочили на задумчиво глядящего на вторженцев директора, затем обратили внимание на сбившихся в кучку детей, наставивших на незваных гостей палочки. Правее Регулуса держал в захвате бессознательного Артура другой маггл, одетый, в противоположность остальным, в видавшую виды рубашку бежевого цвета. Из-под серо-зелёного платка, полностью закрывающего шею, свисали солнцезащитные очки, зацепленные дужкой за ворот рубашки. К уху тянулась толстая черная нить, ведущая к небольшой коробочке непонятного предназначения. Шрам, шедший от виска к правому глазу, оканчивался всего в нескольких миллиметрах от глазницы. Стрижка его была такой же короткой как и у первого, за исключением макушки, откуда тянулась ко лбу полоса из торчащих вверх волос. Из-за их спин, закрывающих весь коридор, выглядывала ещё пара лиц, наставивших своё оружие на членов Ордена Феникса, но полностью разглядеть их было нельзя. Спустя несколько секунд взаимного разглядывания заявил о себе Гарри, окончательно пришедший в себя после удара по голове.
      — Кто вы такие и что вам нужно!?
      — Парень, — любитель черепов отвлёкся от обозревания своих оппонентов и, склонившись к Поттеру, доверительно произнёс: — Поверь моему опыту, для того, кто находится на мушке, ты слишком много болтаешь!
      — Инкарцеро! — Решив воспользоваться тем, что один из магглов отвлёкся, Рон послал заклинание в Регулуса. Впрочем, Блэк и бровью не повёл, а заклинание бессильно увязло в магическом щите. Одновременно с этим, окончательно очнувшаяся Тонкс, попыталась высвободиться, вцепившись зубами в удерживающую её руку, одновременно ударяя ногой Райли по ботинку. К сожалению девушки, её попытка кончилась неудачей — в плотной ткани перчатки, закрывающей руку до кончиков пальцев, зубы просто завязли, а от удара по ботинку, плотностью сравнявшегося с бетонным блоком, лишь заболела пятка. Встряхнув Нимфадору так, что зубы, отцепившиеся от руки, громко клацнули, Райли неодобрительно покачал головой.
      — Ну что за цирк, девушка? Глаза, горло, пах — вот наиболее уязвимые места у любого мужчины. Ну на кой чёрт вам по берцу бить понадобилось, он, между прочим, казённый!
      Удостоверившись, что зубы находятся в полном порядке, Тонкс несколько раз дёрнулась, пытаясь вырваться из железной хватки, пока ствол пистолета, постучавший её по виску не предупредил о возможных последствиях её действий.
      — В следующий раз так и поступлю! — Злобно огрызнулась она, прекратив вырываться, одновременно поменяв цвет волос с фиолетового на оранжевый.
      — И правильно... — Райли одобрительно хмыкнул, затем хмыкнул уже удивлённо, оценив моментальную смену имиджа.
      — А зелёный, в крапинку сможешь? — Наивно поинтересовался он у девушки.
      — Сначала отпусти меня, дебил!
      — Увы, не могу. — Снайпер опечалено покачал головой. — Не люблю я, конечно, брать заложников, но пока тут всё не решится...
      — Ой, вы посмотрите на этого сказочника, — высунувшийся из-за плеча Юрий, насмешливо сузил глаза. — Заложников брать он не любит, оказывается. Не ты ли, друг мой любезный, пару месяцев назад шмалял в потолок в нашем баре с воплями: "Несите ещё мохито, иначе перестреляю всех нахрен"?
      Райли отчётливо покраснел.
      — Это был перфоманс!
      — Да? — Не отставал от него Юрий. — А то, что тебя штрафанули за это на пару тысяч зелёных, ты как расцениваешь?
      — Я художник! — С надрывом поведал снайпер всем собравшимся. — А художника может обидеть каждый!
      — Ты чёртов кретин! — Донёсся из-за его спины голос Прайса. — Может, хватит уже нести всякую хренотень? Что о нас подумают люди, ты вообще думаешь?
      — То, что мы чёртово сборище психов, с которыми лучше не спорить. — На удивление спокойным голосом ответил Райли.
      — А... — Прайс немного помолчал. — Тогда продолжай.
      — Мерлин тебя побери, Регулус! Немедленно отпусти моего крестника! — Сириус отмер, справившись с удивлением.
      — Как только наше маленькое недоразумение будет решено, так сразу и отпущу, — в противоположность брату, Регулус говорил спокойным, даже несколько скучающим тоном, отчего Сириус ещё больше распалился.
      — Ты невесть где торчал все эти годы, а теперь вламываешься в мой дом и угрожаешь Гарри!? Да как ты смеешь так поступать!?
      — О, — Регулус закатил глаза. — Касательно невесть где. Это крайне долгая и интересная история, которой я поделюсь чуть позже. И, предупреждая твой следующий вопрос, нет, мы не собираемся никого убивать. И да, всё это лишь грёбанная случайность.
      — ГРЯЗНЫЙ, ПОДЛЫЙ, МЕРЗКИЙ ПРЕДАТЕЛЬ ВСЕГО НАШЕГО РОДА!!! КАК ТЫ ВООБЩЕ ПОСМЕЛ ЯВИТЬСЯ В МОЙ ДОМ, ТЫ, ПРОКЛЯТЫЙ МАГГЛОЛЮБЕЦ, И ПРИВЕСТИ СЮДА ЭТИХ ПОЛУЖИВОТНЫХ!!! УБЛЮДОК, БУДЬ ПРОКЛЯТ ТОТ ДЕНЬ, КОГДА ТЫ РОДИЛСЯ! ПОГАНЕЦ, ТЫ ЕЩЁ ХУЖЕ СИРИУСА, И ЭТО ПОСЛЕ ТОГО, КАК Я ПОТРАТИЛА НА ТЕБЯ ЛУЧШИЕ ГОДЫ...
      Портрет Вальбурги Блэк, явно оскорблённый тем, что о нём все забыли, решил напомнить о себе самым банальным способом — жутко заорав на весь дом. Старуха в чёрном чепце дико вращая глазами надрывалась в вопле, от которого звенело в ушах и наливалась тупой болью голова. Казалось, что ещё немного, и она просто взорвётся от злости, но, к сожалению всех присутствующих, этого не происходило, а ведьма, не нуждающаяся в воздухе, всё орала и орала, не делая ни малейшей передышки. Не сговариваясь, Регулус и Сириус одновременно заорали в ответ, сделав это чуть ли не синхронно.
      — Захлопни свою пасть, ты, грёбанное ископаемое!!! Именно из-за твоих бредней о чистое крови я вступил в шайку сраных неонацистов! Именно из-за тебя, мымра, я пять с лишним лет скрывался от них чёрт знает где, старая ты калоша!
      — Закрой рот, старая карга. ЗАКРОЙ РОТ! Именно из-за твоих бредней моя сестра убила десятки ни в чём не повинных людей, свела с ума Френка и Алису и сейчас гниёт в Азкабане, ты дрянная старуха!
      Старуха на портрете, подавившись своими словами, затряслась от гнева, открыла рот, но сказать ничего не успела — одновременный жест палочек братьев Блэк с грохотом захлопнул портьеры. Переглянувшись с братом, Регулус спросил:
      — Непреложный обет?
      — Так будет лучше всего, — ответил Сириус, проходя сквозь шокированно взирающих на происходящее детей. Обернувшись к Дамблдору, настороженно взирающему на визитёров из-под кустистых бровей, он спросил.
      — Скрепите договор, профессор?
      — Буду рад помочь вам, Сириус.
      Регулус отпустил Поттера, слегка подтолкнув его вперёд. Демонстративно спрятал пистолет в кобуру. Кровавый хлыст, лишённый подпитки, впитался обратно ему в запястье, оставив после себя белый, едва заметный шрам. Шагнув навстречу своему брату, он крепко ухватил его за руку, подняв свою палочку на уровень груди синхронно с Сириусом. Подоспевший Дамблдор, кивнул бросившемуся было к Сириусу Гарри в сторону его друзей, отчего тот, вздрогнув, устремился к ним, попав в заботливые руки миссис Уизли, почти сразу же запричитавшей над ним. Кое-как высвободившись из её объятий, он развернулся в сторону гостей и нацелил на них свою палочку, готовый вмешаться, если что-то пойдёт не так.
      — Обещаешь ли ты, Регулус Арктурус Блэк, не вредить никому из присутствующим здесь, их родственникам, близким и соратникам, ни словом, ни делом, ни помыслом, пока все перечисленные не несут угрозы ни жизни твоей, ни имуществу, ни соратникам твоим?
      — Обещаю, — золотистая нить вырвалась из палочки Дамблдора, обвивая руки братьев.
      — Обещаешь ли ты, Регулус Арктурус Блэк, удерживать своих спутников от вреда присутствующим здесь, их родственникам, близким и соратникам словом, делом или помыслом, пока все перечисленные не несут угрозы ни жизням их и ни имуществу их?
      — Обещаю, — к золотистой нити добавилась красная.
      — Обещаешь ли ты, Регулус Арктурус Блэк, не сообщать никому о делах Ордена Феникса ни устно, ни письменно, ни жестом, ни намёком, и удержать от того же своих спутников кроме как по прямому разрешению на то членов Ордена Феникса?
      — Обещаю, — узор из нитей вспыхнул, впитываясь в кожу волшебников, и братья расцепили свои руки.
      Спрятав палочку в кобуру, Регулус кивнул бойцам, всё так же готовым стрелять в любую секунду.
      — Господа, отбой тревоги. Отпускаем заложников.
      Переглянувшись, оперативники синхронно спрятали оружие. Райли с лёгким сожалением отпустил девушку из захвата, та, видно вспомнив его урок, развернулась и ударила ногой ему прямо в пах. К её огромному сожалению, оперативник не повёл даже бровью, а сама она от неожданности свалилась на пол, едва не взвыв от боли в пальце ноги.
      — Да как...
      Гордо подбоченясь, Райли ответил:
      — Всё потому, что у меня титановые...
      — Бронепластины у этого придурка титановые! Райли, твою мать, отставить пошлить при детях! — Сняв ботинок с шеи старика, Прайс протянул ему руку, которую тот, после некоторого сомнения принял.
      — Есть отставить пошлить при детях! — прекратив паясничать, Райли протянул руку девушке, та впрочем, предложенную помощь проигнорировала и поднялась с пола сама, гордо фыркнув при этом.
      МакТавиш, шагнув вперёд, аккуратно передал бессознательное тело в руки женщины, прекратившей обрушивать потоки оскорблений на головы вошедшим, и теперь хлопотавшую над мужем, периодически бросая гневные взгляды в сторону вторженцев.
      — Итак, Регулус, не согласишься ли ты поведать нам свою историю и историю своих спутников? — Спросил окончательно успокоившийся Дамблдор, сверкнув очками в свете солнца, пробивающегося из маленького окошка под потолком.
      — Разумеется, — Регулус пропустил мимо себя хромающего старика, в котором он с удивлением узнал главу особого отдела Аврората Аластора Грюма. — Дождавшись, пока члены Ордена Феникса приведут в сознание постаревшего, но всё ещё узнаваемого Артура Уизли, учившегося в Хогвартсе тремя курсами старше, и шёпотом объяснят ему ситуацию, Регулус громко прокашлялся и начал свой рассказ.
      — Итак, после того, как в далёком тысяча девятьсот восьмидесятом году моя драгоценная сестричка с моей, к несчастью, помощью, уничтожила тысячи ни в чём не повинных людей, обрушив американские башни-близнецы, я со всей отчетливостью понял — с такими людьми мне не по пути, — лицо младшего Блэка омрачилось от воспоминаний. — Иллюзии о защитниках прав чистокровных, в которых я пребывал благодаря моей дражайшей матушке, развеялись, и я вдруг осознал, что никому, в общем-то, кроме Упивающихся смертью я толком и не нужен. Авроры, вздумай я обратиться к ним за помощью, с радостью запихали бы меня в обьятья дементорам, попутно растрезвонив по всем газетам о том, что пойман ещё один Упивающийся смертью. Моя семья, — он с ненавистью посмотрел в сторону закрытого портьерами портрета. — Выпихнула меня на улицу, не лишив наследства лишь потому, что я оставался единственным наследником по мужской линии, с наказом не возвращаться, пока не заслужу прощение чёртова Волдеморта! — Заметив, как вздрогнули присутствующие маги, он слегка поморщился, одобрительно кивнув Поттеру, даже не среагировавшему на это имя.
      — Ты всегда мог найти помощь и поддержку в рядах Ордена Феникса, Регулус, — Дамблдор с сочувствием посмотрела на Блэка.
      — Не мог, — категорически отмёл предложение Регулус. — Я не собираюсь отказываться от части своей магии потому что она, видите ли, чёрная. А без этого дорога в Орден для меня была бы закрыта. Впрочем, — игнорируя недовольные взгляды членов Ордена, он продолжил. — Мы отвлеклись. Когда я перебирал варианты своего спасения, мне пришла в голову одна чудная мысль. Вспоминая маггловский Нью-Йорк я подумал: "Магглов, наверное, в десятки, а то и сотни больше, чем нас, волшебников. Почему бы мне не скрыться у них?". Обдумав эту идею, я решил навестить своего единственного магглорождённого знакомого, ушедшего из Хогвартса на седьмом курсе.
      — Джон Сноуден, — кивнул Сириус. — Знал я этого парня, помнится, я ещё пытался его найти до того, как Тот-Кого-Нельзя-Назвать пришёл в Годрикову Лощину. — Сириус помрачнел от воспоминаний о погибших друзьях.
      — Джон сейчас работает на моих друзей и вполне доволен жизнью, — ответил на невысказанный вопрос Регулус. — Итак, трансгрессировав к его дому, я обнаружил, что Джон сотрудничает с маггловской организацией, целью которой было противодействие Упивающимся Смертью и защита простых людей от произвола волшебников.
      — То есть всё это время ты, свято веривший в идеалы чистокровности и в превосходство волшебников над простыми людьми, провёл у магглов? — Недоверчиво переспросил Сириус.
      — В целом, верно, — согласно кивнул его блудный брат. — Конечно, первые несколько месяцев, меня помотало по всему свету, когда маггловские спецслужбы запутывали мой след от всех желающих со мной пообщаться... Признаюсь честно, они несколько переборщили с паранойей, на мой взгляд.
      — Несколько переборщили, — насмешливо фыркнул МакТавиш. — Пятьдесят стран, сто тридцать единиц техники, двадцать четыре ложные биографии, пятьсот шестьдесят три задействованных сотрудника, шесть ложных мест захоронения, в четырёх из которых валяются тушки добровольцев под Оборотным зельем, и всё это ты называешь словом несколько?
      — Ты-то откуда всё это знаешь?
      — Да как вы можете говорить так об убитых людях? Как вы могли вообще их убить только для того, чтобы запутать след?
      Регулус и девушка с каштановыми волосами спросили одновременно, отчего МакТавиш впал в некоторое замешательство, но потом всё же ответил.
      — Да всё равно им вышка светила, на кой чёрт вообще со всякой падалью, вроде убийц и педофилов, цацкаться? А так, хоть человечеству послужат, в первый и единственный раз. Касательно твоего вопроса, Рег, нам эту операцию приводили в пример как грандиозный попил бюджета. Финансисты всех стран отрывались как могли.
      — А знал ведь я, что дело тут нечисто... — Регулус задумчиво потёр подбородок. — Ну, впрочем, вот и всё. Последние десять лет я работал на эту организацию, а сейчас, в связи с тем, что наш общий знакомый возродился, мы усиливаем военное присутствие в городе, поэтому и заявились, собственно, в этот дом.
      — Вы на самом деле верите в то, что Волдеморт, — не обращая внимания на передёрнувшуюся от упоминания имени тёмного волшебника миссис Уизли, Гарри продолжил:
      — Что он вернулся?
      — Как уже и говорил Регулус, — капитан Прайс, засунув револьверы в кобуру, снова подкрутил длинный ус. — Наша организация отличается запредельным уровнем паранойи. Да и политика страусов никогда ни к чему хорошему не приводила.
      Порывисто шагнув к Регулусу, Сириус сдавил его в объятьях.
      — Поверить не могу, что ты вернулся, Реги!
      — Я тоже рад тебя видеть, Сири, — крепко сдавил его Регулус в ответ. — Хоть ты и просидел в Азкабане десять лет, как полный придурок.
      Братскую идиллию прервал недовольный голос всеми забытого водителя грузовика, успевшего к тому времени подогнать свой транспорт почти вплотную к двери особняка.
      — Это всё, конечно, дофига мило, но у меня тут вообще-то план горит! Мы разгружаться будем, или как?
      Отпустив брата, Регулус вздохнул, страдальчески закатил глаза и поинтересовался:
      — Гостевые комнаты на третьем этаже слева свободны?
      — Думаю да... — Сириус задумчиво потёр бровь. — Вроде бы я очистил их от всякой дряни.
      — Отлично, — хлопнув брата по плечу, Регулус развернулся к дверям дома, где уже образовалась очередь из оперативников. Слева от двери стоял Юрий, держа в руке планшетку, Прайс же тем временем переговаривался с Грюмом, на удивление быстро найдя с ним общий язык, краем глаза контролируя своих подчинённых. Два ветерана боевых действий, найдя друг в друге понимающих собеседников, одновременно сетовали на тупость подчинённых, ворюг — снабженцев и общую несправедливость жизни.
      — Да как ты можешь пускать их в дом, Сириус?! — Амоленция Уизли, оторвавшись от окончательно пришедшего в себя мужа и оттеснив любопытствующих детей в сторонку, набросилась на хозяина дома. — Разве ты не видишь, что они опасны! Эти безумные магглы чуть не убили Артура! А твой брат вообще использует чёрную магию, будто бы так и надо! Пусть они убираются, немедленно! И вызови авроров, не стой столбом, пусть подчистят память этим магглам!
      Дамблдор, отойдя в сторону, с любопытством наблюдал за разгорающимся скандалом. Тонкс же не спускала глаз с вторженцев, баюкая в руках палочку.
      — Молли, — Сириус мягко обратился к женщине, стараясь не морщиться от пронзительных криков. — Этот дом — фамильный особняк Блэков, а значит принадлежит и моему брату тоже. Я не могу выгнать его из дома, не применяя силы. А если воспользоваться палочками, может пострадать и кто-то из нас. Ты же не хочешь этого?
      — Но... Но он же тёмный маг! Убийца! Как ты можешь так спокойно с ним общаться?
      Левитирующий массивный контейнер длиной в человеческий рост, Регулус холодно бросил через плечо:
      — Для справки. На моих руках нет ни одной капли крови членов Ордена, авроров или просто невинных магов.
      — Скажи ещё, что щадил их! — Бросила миссис Уизли ему в ответ.
      — Нет, — Регулус безразлично пожал плечами. — Я сбежал до того, как меня послали в бой.
      — Молли, — добродушно сверкнув очками, Дамблдор принял решение загасить назревающий скандал, пока он окончательно не вышел из-под контроля. — Прошу тебя, дай им шанс показать себя. Быть может, они помогут нам в борьбе с Тем-Кого-Нельзя-Назвать.
      Грозно сверкнув глазами, миссис Уизли нехотя произнесла:
      — Раз вы так думаете, директор...
      Дети, тем временем отошедшие дальше к кухне, шёпотом обсуждали происходящее.
      — Да как Дамблдор может так говорить! — Джинни обвиняюще ткнула пальцем в сторону таскающих различные непонятные предметы вверх по лестнице солдат. — Они же чуть не убили папу!
      — Несмотря на это...
      — У них есть стиль, брат Джордж.
      — Согласен, брат Фред, стиль определённо есть.
      — Да как вы можете! — Разозлённая Джинни замахнулась на старших братьев, отчего те поспешили ретироваться подальше, не переставая обсуждать гостей.
      — Я точно их где-то видела... — Гермиона задумчиво хмурила брови. Рон, стоящий чуть позади, разрывался от противоречивых мыслей. С одной стороны, он был согласен с Джинни, с другой же, глядя на одежду и поведение незнакомцев, он вынужден был согласиться с братьями: стиль у них определённо был.
      Гарри же задумчиво потирал шею, морщась от воспоминаний о ледяном хлысте, держащем его за горло.
      — Винтовка "Баррет М82" две штуки... Есть, — Юрий галочкой отметил позицию в списке, пропуская мимо Райли, тащившего две массивные винтовки.
      — Пули экспансивные винтовочные, калибра ноль пятьдесят, три тысячи штук... Есть, — с некоторым сомнением он проводил взглядом здоровенный ящик, который нёс МакТавиш.
      — Напалм огнемётный, улучшенный, две ёмкости на тридцать литров... Хм... Есть.
      — Газовые гранаты с действующим веществом VX, десять штук... Что? У нас тут акция "Плюнь в лицо Гааге" или как? Кому вообще взбрело в голову запихать эту дрянь в гранаты!?
      — Акт отказа подпишете? — Водитель, оторвавшийся от ящика с упомянутыми гранатами хмуро взглянул на Юрия. Тот в ответ протестующе замахал руками.
      — Да чёрта с два. Как говорится, партия сказала надо...
      — Так значит, вы из маггловских солдат? — Подошедший к неспешно беседующему с Грюмом Прайсу, задал вопрос Дамблдор.
      — Разумеется. Все мы — высококвалифицированные специалисты, а наша цель — защита мирного населения от Упивающихся Смертью. — С достоинством ответил капитан, стараясь не обращать внимание на то, что МакТавиш и Райли перевернули на крыльце ящик с осколочными гранатами, и теперь самозабвенно орут друг на друга. Регулус, задолбавшись выслушивать взаимные обвинения в ереси и предательстве, приложил обоих невербальным "Силенцио". Впрочем, парочку это не смутило — они дружно продемонстрировали ему средние пальцы и перешли на язык жестов.
      — Я вспомнила! — Громкий выкрик Гермионы привлёк внимание всех присутствующих. — Это же о вас писали в "Ежедневном Пророке"!
      — Действительно о нас, — Прайс поправил разгрузку и вежливо кивнул в ответ.
      — Так вы самые настоящие магглы? — Артур, вырвавшийся из цепких рук жены горел энтузиазмом, с восторгом глядя на разнообразные предметы, извлекаемые из чрева грузовика.
      — Чистокровные магглы, если можно так сказать, — подтвердил Юрий.
      — Нельзя, — не согласился с ним Прайс. — Мы не можем отследить тысячи поколений твоих предков на предмет одарённости, — тон его голоса стал ещё более зловещим. — Может быть, среди них где-то и затесался волшебник, и теперь его гены дремлют глубоко внутри тебя, ожидая...
      — Вот черта с два! — Категорично отверг предположение Юрий. — Мне, как последователю благословенного Омниссии...
      — Уиии! — Их неспешную беседу прервал радостный голос Райли, с которого Регулус, по доброте душевной, снял заклятье. — Мой квадроцикл! Мне привезли квадроцикл!
      Раздалось басовитое урчание мотора, и с установленного на грузовике пандуса съехал придурковато лыбящийся снайпер, оседлав верхом причудливо разукрашенный агрегат, напоминавший мотоцикл о четырёх колёсах. Присутствующие при этом маги смело могли утверждать, что он раскрашен даже причудливее, чем мантии профессора Дамблдора, что встречалось весьма редко даже в волшебном мире. Вызывающе жёлтый квадроцикл с боков был окаймлён красной полосой, грубо и неровно намалёванной поверх основной окраски. Спереди, прямо над фарами, в несколько рядов были нарисованы белые и чёрные квадраты, чередующиеся между собой. Венчал всё это безобразие расположенный сбоку от приборной панели щиток, из центра которого торчал ствол орудия, напоминающего по виду те, что были извлечены из грузовика несколькими минутами ранее. По всей же поверхности этого щитка тянулись грубо намалёванные белой краской буквы, складывающиеся в непонятное для большинства из присутствующих слово.
      "DAKKA-DAKKA-DAKKA"
      Регулус страдальчески вздохнул и закатил глаза.
      — Это будет ужасно долгий день...
      * * *
      Лондон. Площадь Гримо 12. Двумя часами позднее.
      Говорят, у великого царя Соломона было кольцо, на одной стороне которого было написано: "Это пройдёт", а на другой — "И это пройдёт". На счастье Регулуса, капитана Прайса, Юрия и окончательно задолбавшегося таскать тяжелённое оборудование МакТавиша, прошло и их масштабное, феерическое и отдающее толикой глубинного маразма переселение в дом по адресу площадь Гриммо 12. В процессе этого действа Райли и МакТавиш умудрились пять раз переругаться, три раза схлопотать карающие затрещины от капитана и два — не менее карающие заклинания от Регулуса Блэка. Юрий три раза запутался в бесконечно тянущихся проводах, один раз чуть не навернулся с крыши дома, устанавливая антенну спутниковой связи, предварительно счастливо избежав знакомства с Клювокрылом, разозлённым грохотом, громкими голосами и творящимся внизу бардаком. На его счастье, Сириус и таскающийся следом за оперативником Артур, под прожигающими взглядами его жены, засыпавший несчастного инженера кучей подчас абсолютно идиотских вопросов, смогли уберечь тушку оперативника, а возможно и самого Клювокрыла от скорой и кровавой расправы. Расчувствовавшийся Юрий, на радостях, даже пообещал себе купить приставучему магу энциклопедию.
      Регулус, кучу времени убивший на то, чтобы загнать мешающиеся всем провода под окончательно рассохшийся плинтус, что даже при помощи магии было совсем не просто, судорожно пытался организовать весь этот бедлам, одновременно с этим следя за проникнувшимися идеями коммунизма близнецами, норовящими стырить и поделить всё, что плохо лежит. В этом им помогал и Артур, жадно глядящий на абсолютно всё, что подходило под определение маггловского. Прайс, пользуясь прерогативами командира группы, всё это время налаживал контакты с членами Ордена Феникса, воспринявшими, в большинстве своём, весь этот бедлам как бесплатное представление. Правда, пару раз и ему приходилось отвлекаться, дабы приструнить окончательно впавшего в полное раздолбайство Райли.
      Наконец, прямо перед тем, как Регулус почувствовал, что ещё немного, и он принесёт обильные жертвы богу крови и трону черепов, бездонное чрево грузовика опустело, водитель, помахав всем ручкой на прощанье, запрыгнул в кабину, и грузовик, яростно взревев мотором, устремился прочь.
      Благодаря действиям капитана Прайса, члены Ордена уже не глядели на внезапных гостей как на орду оборванцев с большой дороги, но, впрочем, и налаживать контакты с ними не спешили. Миссис Уизли, так и не простившая покушения на членов её семьи, к которой она причисляла и Гарри, смотрела на магглов и Регулуса волком, и лишь укоризненный взгляд Дамблдора не давал ей высказать всё то, что она думает о вторженцах. Тонкс, дважды профессионально оконфузившаяся перед своим непосредственным начальником, вела себя как большая, разозлённая на всё и вся, кошка и разве что не отращивала когти вместо пальцев рук, грозно шипя на всех оперативников, оказавшихся поблизости. Впрочем, продолжалось это ровно до того момента, пока Райли, демонстрируя свою шизофреническую харизму, не назвал её хорошей кисой, одновременно с этим всучив ей в руки банку шпрот. После этого она надолго замолкла, гипнотизируя взглядом изображённую на упаковке рыбину. Та же равнодушно взирала на девушку в ответ, демонстрируя глубокие познания в области постижения дзен.
      Подростки, изредка отвлекаясь на особо яркие вспышки бедлама, сгрудились вокруг Гарри и Гермионы, выпытывая всё, что они знают о маггловских солдатах. К своему разочарованию, Гермиона, предпочитавшая телевизору и развлекательной литературе учебники и энциклопедии, знала о маггловских военных куда меньше, чем Гарри, который, в те счастливые моменты пока Дурслей не было дома, плотно оккупировал богатые запасы кассет с боевиками у своего кузена. И в самом деле, что могли сказать чистокровным магам сухие строчки из энциклопедии навроде:
      "7,62-мм автомат Калашникова — автомат, принятый на вооружение в СССР в 1949 году; индекс ГРАУ — 56-А-212. Был сконструирован в 1947 году Михаилом Тимофеевичем Калашниковым."
      Тогда как красочные рассказы Поттера, наполненные словами "Бах!" "Вжжих!" и "Бу-у-м!!!" производили определённое впечатление даже на умудрённых (по их мнению) возрастом близнецов Уизли, отвлёкшихся по такому поводу даже от поползновений в сторону аппаратуры.
      Вскоре, бедлам, грохот и хаос сместились в сторону гостевых комнат на третьем этаже. За ним последовали и магглы, следом устремился Грюм, желая воочию увидеть оружие своих маггловских коллег, величественно прошествовал Дамблдор, а следом за ним, пользуясь тем, что миссис Уизли удерживает мистера Уизли от поползновения в сторону третьего этажа, просочились и подростки, жаждущие своими глазами увидеть подтверждение красочным рассказам.
      Всеми же забытый Кикимер остался причитать в прихожей, изливая свою душу закрытому портрету Вальбурги Блэк, кипящей от еле сдерживаемого бешенства.
      После того, как Гарри Поттер и компания поднялись наверх, их взору предстала удивительная картина. Капитан Прайс, с видом заправского экскурсовода, демонстрировал Грюму различные предметы, предназначенные для убиения ближнего своего. В отличие от остальных вещей, сваленных, за неимением времени, в одну большую кучу, всё оружие и броня, выглядящая словно прибывшая прямиком из фантастических боевиков, располагались на заблаговременно установленных стеллажах. Вокруг них и вертелся мракоборец, довольно хмыкая в такт речи капитана. На противоположной от входа стене роскошные, тёмно-зелёные полотнища, скрывающие во всех гостевых комнатах стены, были безжалостно содраны. На их же месте устанавливали новое полотно, на котором был изображён суровый образ мужчины, одетого в украшенную золотом броню. В руке его был пылающий клинок, указывающий на всякого, кто входил в комнату. Несмотря на то, что изображение было недвижимо, взгляд его, твёрдый и суровый, ощущался почти физически.
      — Нет, Соуп, ты ничего не понимаешь! Он должен смотреть на каждого, кто входит сюда как на последнее гов... — Взгляд Райли, опасно балансирующего на раскладной лестнице, наткнулся на любопытные лица подростков. — Кхм... Как на последнего еретика, я имею в виду.
      — Ну не знаю... Может, стоит немного подтянуть правый конец вверх?
      Райли метнул испепеляющий взгляд на МакТавиша, расправляющего складки полотнища внизу.
      — Я б сказал, какой конец тебе стоит подтянуть...
      — Ещё раз вякнешь что-то в этом духе — толкну лестницу.
      — Ах ты зас...
      — Джентльмены, — разгорающийся спор прервал голос профессора Дамблдора, заинтересованно изучающего представление. — Мне кажется, что стоит переместить его левее и выше, если вы позволите старику вмешаться...
      — Конечно, сэр.
      — Разумеется, сэр.
      Взмахнув палочкой, профессор произвёл необходимые перестановки, благодаря чему взгляд незнакомца стал ещё пронзительнее. Гарри передёрнуло, Рон и Гермиона отвели взгляды, а Джинни спряталась за спины братьев.
      — К слову, джентльмены, а где же мистер Блэк?
      — Мистер Блэк... — Райли печально вздохнул и указал в сторону двери в смежную комнату. — Подвергается головомойке от начальства. Всё же, по правде сказать, решение о штурме занятого не враждебными волшебниками дома несколько... Не в его компетенции.
      — Ну что же, — Дамблдор сдержанно улыбнулся. — Будем надеяться, что этот досадный инцидент не повлияет на наши отношения.
      — Конечно, сэр.
      * * *
      То же время. Смежная комната.
     
      В бытность свою Упивающимся Смерти, Регулус Блэк повидал множество ужасных вещей. Да что уж говорить, он сам послужил одной из причин возникновения события, по праву считавшимся одним из наиболее страшных терактов за всю историю человечества. Годы работы на спецслужбы, изучения древних фолиантов, содержащих мрачные секреты магии крови, многочисленные спецоперации, в которых он принимал участие — всё это закалило его рассудок. Но, к его сожалению, существовала на этом свете одна вещь, которую он так и не научился не бояться. И имя ей — взбешённое начальство. Монитор компьютера, бывшего единственным источником света в комнате, целиком и полностью занимала скрытая в тенях фигура, выделяющаяся из окружающей её темноты лишь благодаря отсветам далёких ламп.
      — Мистер Блэк. Давайте же подведём итоги вашей самодеятельности, — тихий и спокойный голос пробирал до дрожи, отчего Регулус судорожно набрал в грудь воздуха, в жалких попытках обрести спокойствие.
      — Получив информацию о том, что ваш дом занят организацией, известной нам как Орден Феникса, вы, вместо того, чтобы немедленно свернуть операцию, воспылали праведным гневом и решили наказать супостатов, посмевших приватизировать ваше жилище. Я... Правильно вас понял?
      — Да, — кивнул Регулус, не отводя взгляда от снимающей его миникамеры.
      — Боюсь, я вас не услышал, мистер Блэк.
      — Да, сэр! — Отчеканил колдун, преданно глядя в объектив.
      — Отлично. Итогом вашей самодеятельности стало то, что вы угрожали убить ключевую фигуру будущей войны, едва не спровоцировали на конфликт наиболее, за исключением Волдеморта, влиятельного и могущественного волшебника, способного, к тому же, настроить против нас всё население магического мира Британии, и всё это ради вашего дома? Я ничего не пропустил?
      — Никак нет, сэр!
      — Никак нет что? — Уточнила фигура, всё так же не меняя своей позы.
      — Не пропустили, сэр!
      — Тогда я, к своему глубокому сожалению, прихожу к выводам, что мы чересчур поспешили с назначением вас на должность полевого командира, мистер Блэк. Быть может, вам стоит вернуться на базу номер шестнадцать дробь четыре?
      Подавившись воздухом, Регулус отчаянно взмолился.
      — Только не туда! Прошу сэр, дайте мне ещё один шанс! Не отправляйте меня в грёбанную Северную Корею! Только не снова!
      — Что же, — фигура помолчала. — Благодарите бога за то, что ваш... Экзерсис увенчался успехом. Сотрудник из дипломатического корпуса прибудет в конце недели. Вы же... Пока остаётесь на испытательном сроке. Не подведите нас.
      — Не подведу, сэр!
      Изображение пошло помехами и отключилось, Блэк же, пошатываясь, поднялся со стула и направился в сторону двери. Распахнув её настежь, он, продемонстрировав всем присутствующим свой изможденный вид, уставился на отирающегося рядом Райли и щёлкнул пальцами. Не говоря ни слова, оперативник снял с пояса фляжку и протянул её Блэку. Тот сделал из неё несколько глотков, благодарно кивнул и сполз на пол по ближайшей стенке.
      Подошедший Дамблдор сдержано улыбнулся, смотря на всё ещё передёргивающегося от неприятных воспоминаний Блэка.
      — Похоже, ваше начальство не отличается всепрощением.
      — Вы даже не представляете, насколько, профессор, — ответил Регулус, потеряно взирая сквозь время и пространство и зачем-то повторил: — Даже не представляете, насколько...

Глава 18. Эти магглы не так плохи

     8 августа 1995 года. Лондон. Главный штаб. Казармы Оперативного Отдела.
      Гомон сотен голосов свободно гулял по всему не такому уж и маленькому залу, свободно заполняя всё доступное пространство, отчего попытки выделить из него хоть что-то членораздельное заранее были обречены на провал. Оперативники, инженеры, учёные, командный состав — все пытались донести до окружающих свою, единственно верную точку зрения. Жалкие попытки призвать собрание к порядку, предпринимаемые с трибуны, лишь добавляли ещё больше хаоса в словесную бурю, не давая ни малейшей надежды на её скорое окончание естественным путём. Координатор Лебедев угрюмо оглядел возбуждённо заламывающих руки учёных, сбившихся в компактную, громко галдящую группу инженеров, среди которых то и дело проглядывали мантии красного цвета, кучкующихся в отдалении оперативников, уже забывших, что происходит вокруг, и теперь увлечённо травящих анекдоты, вздохнул и нажал на курок.
      — БАХ!!!
      Словно бы по мановению волшебной палочки (Тут Лебедев остро пожалел о том, что все немногочисленные маги, сотрудничающие с организацией, на собрание явиться не смогли), все присутствующие моментально замолкли, преданно глядя на координатора. Петрович, или как он называл сам себя, Петровичус, флегматично смахнул просыпавшуюся бетонную крошку с плеч стоящего перед ним послушника и печально произнёс:
      — Ещё на пару сантиметров левее и мы бы задолбались силовой кабель менять.
      Зверский взгляд Лебедева, устремлённый на него с трибуны, он с олимпийским спокойствием проигнорировал. Координатор вздохнул. После нервного срыва, случившегося около полугода назад, один из лучших инженеров организации малость свихнулся. Нет, он не бросался на людей, адекватно реагировал на обстановку, мог спокойно общаться с другими людьми, но вот то, что он начал ассоциировать себя с одним из персонажей из вселенной вечной войны, слегка... нервировало. За время, прошедшее с момента срыва, он обзавёлся стильным красным плащом с балахоном, внушительного вида посохом с шестернёй в навершении, а так же превратил свой личный миницех в некое подобие храма Бога-Машины, впрочем, сделав это без падения эффективности. Но честолюбивому инженеру и этого было мало. Чуть меньше месяца назад Петровичус устремился в крестовый поход, неся свет благочестия заблудшим душам. Выглядело это, как активная пропаганда культа Бога-Машины, преимущественно в Инженерном Отделе. И надо сказать, что его харизматичность и истинная вера в проповедуемые постулаты дала результат. Все чаще мелькали в цехах кроваво-красные мантии с изображённым на них черепом в шестернях, всё чаще стал слышен монотонный напев молитв во время ремонта или конструирования различной техники. Разумеется, глупо было бы утверждать, что на это никто не обратил внимания. Нет, феномен этот был тщательно рассмотрен, взвешен и признан разрешённым. У каждой страны были свои причины сделать это. Америка, как самая свободная и демократичная страна, не вмешивалась в жизнь своих граждан, пока они трудятся на благо демократии. Британию вполне устраивало то, что новообращённые послушники, пышущие энтузиазмом, частенько работали сверхурочно, не требуя за это абсолютно никакой зарплаты. Дольше всех сопротивлялся Советский Союз, поскольку, согласно государственной идеологии, с религиозными заблуждениями следовало бороться без всякой пощады. Считалось, что бога быть не может, так как научным путём его существование доказать было нельзя, но вот что было делать с религией, объектом поклонения которой были не некие абстрактные сущности, а вполне реальные механизмы и сама наука в целом, никто не знал. После долгих дискуссий кураторы пришли к выводу: "Чем бы дитя не тешилось, лишь бы план перевыполняло" и дали добро самозваному проповеднику. Впрочем, на самотёк такое дело никто пускать не стал, и после ожесточённых дебатов с пропагандистами стран-участниц проекта Петровичус согласился сместить акцент своих проповедей со слепого поклонения Богу-Машине на стремление к познанию и самосовершенствованию. После этого церковь Омниссии получила своё официальное призвание как религиозная организация и активно набирала новых членов, становясь, со временем, всё более влиятельной.
      Выждав несколько секунд, Лебедев, побуравив зловещим взглядом всех присутствующих, откашлялся и начал свою речь:
      — Дамы. Господа. Товарищи. Это внеплановое собрание посвящено событию, случившемуся день назад. Для тех, кто не понимает о чём речь, проясняю. Вчера, во время планового увеличения военного присутствия в крупных городах Британии, группа "Альфа Один", с приданым к ней в усиление Регулусом Блэком, столкнулось с организацией, называющей себя Орденом Феникса.
      Дождавшись, пока шепотки, разбежавшиеся по залу словно волны от упавшего в воду камня, затихнут, Лебедев продолжил:
      — Вместо того, чтобы отступить и доложить о произошедшем в вышестоящие инстанции, наш не в меру ретивый сотрудник предпринял попытку штурма своего собственного особняка, который, как оказалось, и был занят членами упомянутого Ордена. К нашему счастью, взаимных жертв удалось избежать, и оперативники группы смогли войти в контакт с представителями Ордена. Свою роль сыграло и то, что членом этого Ордена являлся кровный брат Регулуса — Сириус Блэк.
      Шепотки стали громче. Координатор поморщился и демонстративно потянулся рукой к кобуре. Шепотки затихли.
      — Да, да. Тот самый Сириус Блэк, объявленный в международный розыск как террорист, подорвавший газовые баллоны на многолюдной улице. По поступившей от мистера Блэка информации, упомянутый Сириус Блэк невиновен, а вся ответственность лежит на человеке по имени Питер Петтигрю, состоявшем во всем известной террористической группировке Упивающиеся Смертью. Судя по предоставленной информации, он жив и является активным пособником Волдеморта. Отличительная черта — способность превращаться в крысу. К слову, напоминание персоналу: по всему периметру базы установлены ультразвуковые излучатели, действующие на мелких вредителей, вроде крыс, мышей и прочих грызунов. Если на территории базы вами будет замечена крыса, соблюдайте предельную осторожность и немедленно вызывайте дежурный отряд — обыкновенных грызунов ультразвук отпугивает с большой эффективностью. То же самое касается и других животных: дикие звери и птицы на территории базы должны расцениваться только как потенциальные анимаги. Надеюсь, вы примете эту информацию к сведению.
      Сурово оглядев сотрудников, давая всем и каждому убедиться в серьёзности своих слов, Лебедев продолжил речь.
      — Впрочем, я отвлёкся. Итак. Контакт с Орденом Феникса был запланирован нами существенно позже, по самым оптимистичным меркам на конец этого года, поскольку именно тогда проекты "Совершенство" и "Grey Knight" начнут активно поступать в войска. Но, к сожалению, течение времени изменить нельзя, и мы вынуждены работать с тем, что имеем. Отдел Аналитиков, обрисуйте нам цели контакта.
      Из группы сотрудников Аналитического отдела, плотно оккупировавшей стоящий в углу автомат с напитками, выдвинулся один из сотрудников и, миновав оперативников и инженеров, вышел на трибуну, заняв уступленную Лебедевым кафедру. Откашлявшись, он нервным жестом поправил микрофон и начал речь.
      — Итак, господа и дамы. Согласно выбранной стратегии, наши планы не предусматривают долговременного сотрудничества ни с одной из магических организаций. Да, да, вы не ослышались. Никто из представителей магического мира не является истинно лояльным к обычным людям. Поясняю: разумеется, маги относятся к нам по-разному, но, к нашему сожалению, даже наиболее, как выражаются они сами, магглолюбивые их представители, рассматривают обычных людей как неразумных младенцев. Если говорить точнее, отношение к простым людям в магическом мире Британии разнится от опасных вредителей, которых необходимо уничтожить для благоденствия всех магов, до забавных зверушек, которых, для всеобщего блага, необходимо заточить в клетки зоопарка, дабы потом приводить детишек в выходные дни посмотреть на забавных магглов.
      На этот раз гул голосов стал гораздо громче, почти сравнявшись с тем, что царил до начала речи. Возмущённый Петровичус, развернувшись лицом к своим послушникам, вдохновлённо вещал, размахивая посохом в такт своим словам. До трибуны, к сожалению, долетали только обрывки его прочуствованной речи, но фразы "Как они смеют", "Слуги Омниссии не потерпят", "Принести свет Истинной веры" явно свидетельствовали о крайней степени возмущения почтенного магоса. На этот раз Лебедеву даже пришлось извлечь из кобуры пистолет и демонстративно прицелиться в потолок, дабы угомонить почтенное собрание.
      — Благодарю вас, сэр. Хочу сказать, что, несмотря на этот факт, Орден Феникса...
      — Жареной Курицы! — Выкрикнул из зала представитель оперативного отдела.
      — Благодарю, но я обойдусь официальным наименованием. Несмотря на этот факт, вышеупомянутый Орден является наиболее предпочтительным для работы, поскольку обладает достаточно влиятельными лицами в своём составе. К примеру, в Ордене состоят два преподавателя школы Хогвартс, бывший глава особого отдела Аврората — наиболее близкого аналога спецподразделений в нашем мире — Аластор Грюм, представитель теневых структур магического мира Наземникус Флетчер. К слову, главой Ордена является директор школы Хогвартс Альбус Дамблдор. Наиболее выгодной стратегией поведения в данном временном отрезке будет сотрудничество, вкупе с пассивной пропагандой преимуществ нашей организации над Орденом Феникса. Известно, что в отличие от Упивающихся Смертью, члены Ордена Феникса не применяют, в большинстве своём, летальных энергоконструктов, из-за чего несут большие потери, чем приспешники Волдеморта. Мы не думаем, что этот факт устраивает абсолютно всех в Ордене, и эффективность нашей тактики, направленной на первоочерёдное устранение возникшей угрозы любыми доступными средствами, может произвести впечатление на некоторых членов Ордена. К тому же, из недавнего доклада известно, что Аластор Грюм проявляет, в отличие от большинства магов, недюжий интерес к современным средствам вооружения, что делает его наиболее вероятным кандидатом для вербовки. Навыки боевика с многолетним стажем представляют, как вы понимаете, определённый интерес для всех нас. Следует так же отметить, что вместе с членами Ордена, в здании проживают несколько студентов, среди которых сам Гарри Поттер, неоднократно выживавший в столкновениях с Волдемортом. Неизвестно, следствие это его аномальной удачливости либо особых навыков, но совершенно ясно одно — он перспективен для будущего сотрудничества. Подведя итог, можно утверждать, что нашей целью в данной ситуации является постепенная ассимиляция Ордена Феникса, с мягким отстранением наиболее одиозных членов этого Ордена от рычагов влияния на, собственно, сам Орден. Как известно, на голом авторитете далеко не уехать, поэтому отведение командных и финансовых систем Ордена на себя, с высокой вероятностью отрежет все способы контроля его членов. Доклад закончил.
      — Благодарю вас. — Снова занял своё место на трибунах Лебедев. — Теперь же обсудим проекты "Совершенство" и "Grey Knight". Мисс Валлен, будьте добры, обрисуйте нам готовность проекта.
      Вышедшая на трибуну представительница Научного отдела мягко улыбнулась всем присутствующим и начала свой доклад.
      — На данный момент срок жизни, — она сделала незначительную паузу и продолжила: — Добровольцев составляет в среднем пять недель, из чего следует вывод, что решение о постепенном увеличении дозы сыворотки было верным. В большинстве своём, гибель добровольцев следует из-за паралича сердечной мышцы, происходящего из-за чересчур быстрых изменений в её структуре. Нами была разработана методика введения малых доз сыворотки прямо в мышечный слой, позволяющая минимизировать возможные риски, но для определения оптимальной её дозы необходимо ещё, как минимум, восемь добровольцев для экспериментов D-класса.
      — Какого класса, простите? — Лебедев вопросительно поднял бровь.
      — D, в просторечии "deadly", — не моргнув глазом прояснила миловидная учёная.
      — Благодарю вас. — Координатор, справившись с удивлением ответил: — Необходимые вам добровольцы в ближайшее время будут доставлены из исправительных учреждений строгого режима. Теперь, проект "Grey Knight". Магос?
      Петровичус степенно прошествовал к трибуне, сопровождая каждый свой шаг мерным постукиванием посоха. Поднявшись, он громко откашлялся, привлекая внимание собравшихся и начал доклад.
      — Согласно поступившей в мой отдел информации, первые образцы тяжелых экзоскелетов проекта будут доставлены, — он закашлялся вновь. Послушники, хорошо знающие своего учителя, удивлённо переглянулись между собой, поскольку магос кашлял так, будто бы пытался справиться с душащим его хохотом. Наконец отойдя от своего приступа, Петровичус продолжил речь.
      — Будут доставлены завтра, в шестнадцать часов на испытательный полигон номер шесть, в двух модификациях. Более бронированный комплекс "Бастион" вооружён преимущественно оружием ближнего боя, используя в качестве защиты ростовой щит из наиболее стойких к повреждениям сплавов. Его предназначение — прорыв укреплённых позиций и действия в городской местности, где титан окажется бесполезен из-за своих размеров. Более лёгкий "Рейдер" обладает встроенными трёхствольными пулемётами "GECAL 50" в качестве основного вооружения и предназначен для огневой поддержки наступающих соединений. К сожалению, в данный момент изображения прототипов недоступны в виду технических неполадок. Доклад закончил.
      * * *
      12 Августа 1995 года. Лондон. Площадь Гриммо 12
      Несмотря на все противоречия, то и дело возникающие между членами Ордена Феникса и, как выразилась миссис Уизли в порыве раздражения, "Этой разбойной кодлой", контакт между членами столь непохожих группировок был налажен настолько, насколько вообще могут почтенные члены магического семейства, их дети, преподаватели самой лучшей (и единственной) в Британии школы Чародейства и Волшебства и прочие весьма достойные (кроме пройдохи Наземникуса и упивающегося-на-пол-ставки Снейпа) во всех отношениях лица могут общаться с подобными людьми. На закономерный вопрос: "Какими подобными?" — миссис Уизли подробно разъясняла, почему компания магглов и тёмного мага — совсем не то общество, в котором она желает видеть детей и, в особенности, Гарри Поттера. К её справедливому негодованию, близнецы, восприняв её категорический запрет как вызов, принялись активно общаться с членами отряда. Те же, в свою очередь, помня о переданном через связной терминал приказе, проявляли к юным весельчакам и шутникам сдержанное дружелюбие. Особенно близнецы импонировали раздолбаю Райли, нашедшего в парочке родственные души. Пока что, на счастье всех присутствующих, никаких катастроф ещё не произошло, но зная неугомонную натуру снайпера, МакТавиш и Симонов заранее готовились отражать атаки дебильных шуточек и приколов. Дети помладше, во главе с уже упомянутым Поттером, часами просиживали перед терминалом, к которому Юрий, готовясь к долгим дням дежурства, заблаговременно подключил видеомагнитофон. Теперь же подрастающее поколение, не делая различий на возраст, открыв рты следило за похождениями бравых американских солдат, разворачивавшихся на экране. Гермиона Грейнджер, встав на сторону миссис Уизли, пыталась увести заблудших овец от экрана, аргументируя это действо подготовкой к новому учебному году. К её сожалению, не избалованные маггловской культурой младшие Уизли, не говоря уже о Гарри, который впервые в своей жизни мог смотреть кино не оглядываясь каждые пять секунд на окно, в ожидании приезда Дурслей, на провокации не поддавались, держась до последнего.
      Другие же члены Ордена реагировали на вторженцев совершенно по-разному. Сириус, донельзя обрадованный обретением блудного брата, простил гостям даже грубое вторжение в его дом. Артура, не смотря на все усилия Молли, как магнитом тянуло в вотчину отрядного инженера, тот же, памятуя приказы, держался вежливо, с олимпийским спокойствием отвечая даже на самые идиотские вопросы. После того, как Юрий смог исполнить его самое заветное желание, объяснив при помощи пары рисунков и уравнения Бернулли, почему маггловские самолёты летают и не падают, Артур даже начал серьёзно подумывать об переходе под знамёна Бога-Машины. Впрочем, Юрий посоветовал ему не торопиться с этим решением, а лучше сосредоточить усилия на немагическом образовании. Спустя пару дней, Артур, задумчиво хмуря брови, корпел над учебниками по физике для младших классов.
      Прибывший в тот же день Северус Снейп, хмуро оглядел обрисовывающего картину Дамблдора, не менее хмуро оглядел присутствующих тут же магглов, осторожно кивнул Регулусу и ответил, что готов работать даже с ордой гоблинов-дикарей, лишь бы они встали между ним и заклятьями Тёмного Лорда. Эта позиция вызвала активное неодобрение у членов Ордена и наоборот, была одобрена капитаном Прайсом, позже заметившим, что "парень имеет голову на плечах и использует её не только, чтобы туда есть".
      Люпин и Минерва Макгонагалл отреагировали неоднозначно. С одной стороны, ни с Ремусом, ни со строгой деканшей Гриффиндора Регулус, как мальчик послушный и тихий, проблем не имел. С другой стороны, то, что он являлся членом Упивающихся Смертью и сбежал от них к магглам, никакого доверия ему не придавало. Впрочем, отпраздновать возвращение блудного брата вместе с Сириусом, Люпин не отказался, а Минерва МакГонагалл, как преподаватель с внушительным стажем, иногда принимала участие в приведении к миру и спокойствию разбушевавшуюся компанию "близнецы и Райли". Её острые взгляды, как позже заявлял пойманный на горяченьком Саймон, отбивали желание нарываться не хуже, чем карающие затрещины капитана.
      Больше всех не повезло Наземникусу Флетчеру. Представитель благородной воровской профессии, разумеется, просто не мог обойти своим вниманием столь разношёрстную компанию, вне всякого сомнения имеющую кучу совершенно лишних вещей, от которых он, как человек благородный и любящий помогать другим, просто обязан был их избавить. К тому же, как он слышал, в маггловском мире есть какой-то фен-шуй, по которому обилие излишних вещей могло плохо сказаться на здоровье их несчастных владельцев. Вооружившись знаниями мудрёной маггловской науки, Наземникус отправился выручать погрязших в мирских вещах магглов из беды. К его сожалению, надлежащей оценки его трудов он не получил.
      Всё началось с первого же ужина. После того, как рассерженная нежданным вторжением Молли Уизли заявила, что кормить пять новых ртов она не собирается, капитан Прайс хмыкнул и заметил, что ни один уважающий себя военный, находясь на боевой операции, есть местную пищу ни за какие блага не станет, поскольку подсыпать туда яд — дело пяти минут, не говоря уже о менее опасных шуточках типа подмешанного в бутылку воды слабительного. Дождавшись, пока разозлённая нежданной отповедью Амоленция приберёт остатки ужина и, очистив тарелки в несколько взмахов палочек, не закинет её на самые верхние шкафы, в надежде заставить наглецов унижаться, прося выделить нужную посуду, капитан споро выложил на стол пять пакетов с пайками и призвал всех своих подопечных за стол. Чудо-пакеты содержали в себе кучу различных мелких мешочков, баночек с нарисованной на них едой, кулёк сладостей, а так же столовые приборы и чайные пакетики. Спустя пять минут по дому начали расползаться аппетитные запахи, а оперативники уже начали уплетать чудным образом разогретые блюда. Тогда то и решил проявить свою героическую натуру Наземникус. Дождавшись, пока Регулус и магглы займутся едой, он наложил на себя лёгкие, незаметные для большинства магов чары отвлечения внимания, и тихонечко протянул руку к украшенному красной звездой портсигару, выложенному одним из магглов на стол. К его огромному сожалению, Юрий из-за чар, разумеется, не способный заметить тянущуюся к его собственности руку, заметил ползущую по столу тень в виде человеческой руки. Сориентировавшись по лампе, он аккуратно отодвинул от себя пластиковую тарелку с едой и коротким движением вогнал вилку прямо в то место, где, по его мнению, и находилась рука. Наземникус оглушительно заорал. Металлическая вилка пробила его ладонь с тыльной стороны, пригвоздив прямо к столешнице. Чары рассеялись и несчастный воришка предстал пред суровыми взглядами магглов. Сириус Блэк, пришедний на шум, оглушительно захохотал, а сам Юрий, аккуратно промокнув губы салфеткой, зачитал всё ещё орущему от боли Наземникусу, как с такими асоциальными элементами, как он, поступают в Советском Союзе. Донеся до Флетчера все прелести холодной зимы, общих бараков на сто человек с двухместными койками и все опастности лесоповала, включающие случайные ампутации от топоров и пил, диких животных, суровых конвоиров, не менее суровых сибирских морозов и падения на голову деревье он резко выдернул вилку из руки вора, аккуратно обтёр её салфеткой и невозмутимо продолжил есть. Скулящий от боли Флетчер поспешил торопливо уползти, пока ему не досталось ещё больше.
      В последующие несколько дней мошенник узнал множество различных вещей. На его несчастье, все они содержали в себе общую черту — болезненность. К примеру, он опытным путём обнаружил, что тонких, едва заметных металлических нитей, протянутых вдоль всего ценного имущества в комнатах магглов лучше не касаться, иначе можно получить болезненный удар током. Так же он узнал, что паренёк с фамилией Райли замечательно метает ножи на слух, капитан Прайс вполне может пойти на соревнование, если уж и не в роли метателя молота, то в качестве метателя самого Наземникуса, а ирландец МакТавиш очень любит маскарады. По крайней мере, после неудачной попытки залезть к нему в карман, Наземникус стал напоминать, как сказал сам МакТавиш, "изрядно перебравшую панду". Два шикарнейших бланша, расползшихся под глазами лишь придавали картине окончательное сходство. К Регулусу же соваться вор не стал. Жить хотелось. И жить целым и, по возможности, здоровым. Из всех этих злоключений Наземникус вынес два фингала, трещину в ребре, несколько порезов от ножей, слегка дёрганную походку — последствие удара током, сквозную дыру в руке и твёрдое желание не пересекаться с этими страшными людьми.
      Наиболее лоялен к магглам оказался мракоборец Аластор Грюм. Его постыдное для многих магов хобби — коллекционирование маггловских пистолетов — в компании самих магглов было встречено с одобрением. Мракоборцу даже удалось выменять старый немецкий пистолет, парочку которых его отец, Девон Грюм, привёз с континента как трофей после войны с Гриндевальдом, на нож из далёкого Советского Союза, с чудным названием "НРС-2". К его удивлению, маггловские затейники встроили в рукоятку ножа хитрый механизм, позволяющий сделать выстрел пулей прямо из ножа. Стороны совершили обмен, к взаимному удовольствию друг друга, и с тех пор Грюм начал частенько пропадать у маггловских военных, делясь рассказами о своей обширной практике, слушая военные байки магглов, изредка отхлёбывая из фляжки и мечтательно вздыхая. Эх, была бы у него хоть одна завалящая танковая рота тринадцать лет назад, уж тогда бы он показал Волдемортовским прихлебателям, где раки зимуют!
      Нимфадоре Тонкс пришлось необычнее всего. Несмотря на то, что её отец был магглорождённым, сама она относилась к магглам с некоторым... снисхождением. Разумеется, она была уверена в том, что среди магглов встречаются различные интересные личности, она сама слушала маггловских исполнителей, предпочитала подчёркнуто маггловский, на злобу чистокровным снобам, стиль одежды и вполне могла сойти за представительницу маггловской субкультуры, если бы, конечно, не использовала на людях способности метаморфа. Но мысль о том, что простецы могут хоть как-то сравняться с волшебниками её смешила. Несчастные, лишённые того, что для неё привычно как глоток воздуха, вынужденные выдумывать и создавать многочисленные технические ухищрения для тех проблем, с которыми всякий, даже самый слабосильный маг, способен справиться лишь мановением палочки и парой слов на латыни, вызывали у неё жалость пополам с смутным страхом, вызывая чувство, подобное тому, что ощущает простой человек глядя на инвалида, всякий раз, когда она сталкивалась с их беспомощностью. От этого поражение от маггла — маггла! — который походя оглушил её, а затем с насмешкой проигнорировал все попытки освободиться, воспринималось вдвойне болезненно. А затем ещё и эта обидная шуточка с консервированной рыбой. К слову, содержимое банки "Рижские Шпроты" оказалось весьма вкусным, хотя и отдавало горечью поражения. Затем, спустя день, произошло ещё одно событие. Всё это время она подчёркнуто сторонилась незваных гостей, встав на одну сторону с миссис Уизли, Гермионой и покалеченным Флетчером, и не особо обращала внимание на то, что они делают. Да и вели себя магглы не слишком шумно, разве что её противник постоянно ошивался вместе с близнецами, вынашивая проекты умопомрачительных розыгрышей. Рано утром, беспардонно нарушая её безмятежный сон, раздался стук в дверь. Когда же она разлепила глаза и поинтересовалось, кто стучит и какого чёрта ему надо в такую рань, ей ответил хриплый голос Грюма, приказывающий ей немедленно перестать бездельничать и явиться в подвал особняка через пять минут. Поминая бывшего аврора незлым тихим словом, она наскоро привела себя в порядок, оделась и направила свои стопы к вышеупомянутому подвалу, мысленно костеря Грюма на чём свет стоит. Спустившись вниз от гостевых спален, Нимфадора подошла к подвалу, откуда, к её удивлению, доносились нечленораздельные звуки, напоминающие разнообразные хеканья, уханья и прочие тому подобные атрибуты стаи горилл на выгуле, изредка перемежаемые руганью. Войдя в просторное помещение, очищенное от разнообразного хлама (точнее, его компактно спихнули в один из углов), она узрела весьма любопытную картину. По краям импровизированного ринга, огороженного невесть как оказавшимися в подвале тонкими тросами неясного происхождения, стояли Аластор Грюм, Регулус и Сириус Блэки, а вездесущие близнецы, явно пришедшие на звук, притаились в углу зала, с интересом глядя на разворачивающееся пред ними представление. А посмотреть было на что. В центре ринга стоял капитан Прайс, одетый лишь в тренировочные шорты и футболку, за огораживающими тросами разминались его подчинённые. Заметив вошедшую Тонкс, мракоборец взмахнул рукой, подзывая её к себе.
      — Что тут вообще происходит? — Полюбопытствовала девушка, подойдя к бывшему мракоборцу.
      — Мистер Прайс любезно согласился продемонстрировать нам, каких стандартов придерживаются магглы в подготовке своих солдат. Думаю, тебе будет интересно.
      Девушка скептически наморщила нос, поменяла цвет волос с фиолетового на болотно-зелёный и скорчила гримасу, напоминающую лицо больного синдромом Дауна, что, по её мнению, символизировало смертную скуку. Со стороны магглов тихо хихикнули.
      — Итак... Симонов, пошёл!
      Одним слитным движением перепрыгнув ограждающие тросы, на ринг вышел любитель техники, за которым таскался мистер Уизли. Впрочем, сейчас Артур поостерёгся бы этого делать — холодный взгляд, непрерывно оценивающий обстановку, напряжённая фигура, готовая в любой момент взорваться вихрем ударов — всё свидетельствовало о крайнем напряжении физических и духовных сил. Симонов плавно шагнул к своему командиру, а дальше для Тонкс всё слилось в жуткую пародию на танец, где каждое па грозило окончиться поражением, а малейшая ошибка в неслышимой мелодии битвы вела к скорой смерти. Спустя несколько томительных секунд, напряжение достигло апогея и, наконец, завершилось: на короткий миг дрогнувшая рука Юрия, дала капитану шанс на победу — молниеносно проведённый бросок, хруст сломанной кости и боец падает на каменный пол, едва слышно бормоча ругательства сквозь зубы на незнакомом языке. Сразу же его отлевитировали в сторону, а над ним согнулся Регулус, проговаривая незнакомые заклинания в такт взмахам плетущей невидимый узор палочки. Грюм неодобрительно покосился в его сторону, буркнул себе под нос про магию крови, но развивать тему не стал, тем более что на ринг выходил следующий боец. Ирландец МакТвиш, в отличии от Юрия, в ближний бой предусмотрительно не лез, пытаясь достать капитана резкими ударами ног. К его недовольству, все они натыкались на жёсткие блоки, а иногда и вовсе приходились в пустоту — Прайс умело уклонялся, изредка контратакуя. Когда МакТавиш окончательно уверовал в то, что полностью завладел инициативой, капитан не стал блокировать удар ногой, а сместившись в сторону, попросту перехватил её. Зная, к чему может привести такой захват, МакТавиш предусмотрительно заорал, прыгая на одной ноге:
      — Стоп! Стоп! Выхожу из боя.
      На его счастье, выламывающего суставы броска не последовало, ногу отпустили, и он захромал с ринга.
      — Райли!
      Тот маггл, что так раздражал Тонкс, выскочил вперёд, но сразу же атаковать не стал, а закружился вокруг противника, постоянно рассеивая его внимание различными выпадами, совершаемыми без всякой системы. Наконец, одна из таких ужимок окончилась несильным, на первый взгляд, шлепком по бедру Прайса, но вот только он сам выругался, моментально охромев, а на его ноге тут же расплылся сине-чёрный синяк в форме ладони. Следущая же попытка отвлечь внимание Прайса ложным движением окончилась провалом, капитанский кулак врезался снайперу в челюсть, разбив в костяное крошево несколько зубов. Превозмогая боль, Райли совершил неожиданный поступок — плюнул осколками зубов Прайсу в лицо, отчего тот замешкался и пропустил удар ногой в живот. Прайс рухнул на пол, пытаясь вздохнуть, а Райли, держась за разбитый рот и страдальчески морщась, поспешил к Регулусу. Спустя несколько минут, за которые Регулус исцелил хворых и увечных, Прайс собрал перед собой своих подчинённых и устроил краткий разнос.
      — Симонов, следи за левой рукой, она у тебя развита неравномерно с правой. Соуп, не клацай клювом, пока враг не помер окончательно. Райли, умничка, но понтов можно и поменьше, — развернувшись к присутствующим магам, капитан поинтересовался:
      — Ваши впечатления?
      — Весьма положительные. — Задумчиво покивал Грюм. — Думаю, мы сделали ошибку, полагаясь только на палочки. В конце концов, на моей практике нередки бывали случаи, когда маги сцеплялись в рукопашной драке, но вот никаких методов боя в таких ситуациях у нас нет. Нам есть чему поучиться. — При этих словах Тонкс тихо фыркнула. На её несчастье, Грюм обладал тонким слухом, отточеным десятилетиями засад и различных схваток. А ещё он очень не любил насмешек над ним. — Аврор Тонкс! Потрудитесь объяснить, что вас развеселило?!
      — Д-да, сэр! Так точно, сэр! — Тонкс неловко отдала честь и запинаясь, под недобрым взглядом своего начальника, принялась объяснять.
      — Я просто не понимаю, зачем нам это надо, сэр. Ну, то есть, если я потеряю палочку в бою, то уж точно не успею добежать до врага, меня тут же обездвижат или... или хуже. Да и как драться против волшебника с палочкой, сэр, он же всяко успеет быстрее заклинание произнести.
      — А давайте проверим? — Райли, наконец отрастивший новые зубы взамен прежних, сверкнул голливудской улыбкой и продолжил: — Предлагаю пари! Дуэль на шесть и по хлопку! Я без оружия, леди с палочкой!
      Наткнувшись на недоумевающие взгляды, Райли пояснил:
      — Участники становятся друг к другу спинами и делают три шага вперёд. Затем секундант хлопает в ладоши и дуэль начинается.
      — А неплохая идея! — Одобрил Грюм.
      — Опять понты кидает,— пожаловался МакТавиш Юрию.
      — Пусть попробуют, — промолвил Прайс.
      — Ничего с твоей племянницей не случится, — успокоил Регулус брата.
      — Она и твоя тоже, — ответил Сириус.
      — Отлично. Мне чур левую половину.
      — Замётано.
      — Пять кнатов на Саймона, — отреагировали всеми забытые близнецы.
      — Мне половину! — Райли очень трепетно относился к финансам.
      — Двадцать процентов!
      — Сорок!
      — Двадцать пять!
      — Тридцать!
      — Сделка.
      Взгляды всех присутствующих скрестились на Тонкс.
      — Вы что, за меня уже всё решили? — Девушка для порядка возмутилась, но всё же полезла на ринг, уж очень ей хотелось проучить наглеца. Встав к нему спиной, она синхронно со своим противником сделала первый шаг. Затем второй. Затем третий. Взяла палочку наизготовку. Хлопок, и она разворачивается на месте, готовая поразить наглеца невербальным заклятьем, вот только что-то больно бьёт её по правой руке, выбивая палочку, затем запястье попадает в жёсткий захват, уводящий руку под немыслимым углом к телу, отчего Тонкс утыкается носом в собственные колени, едва не закричав от выворачивающей сустав боли. Палочка, сделав несколько оборотов в воздухе, падаёт в подставленную ладонь снайпера. Секунду продержав девушку в прежнем, унизительно-беспомощном положении, снайпер наконец отпускает её руку и склоняется перед зрителем в поклоне. Слышатся медленные, демонстративные хлопки от его товарищей. Прекратив паясничать, он протянул девушке волшебную палочку, та осторожно взяла её, с неудовольствием отметив расплывающиеся по белой коже синяки, и произнесла одно слово.
      — Как?
      — Легко. Ты — правша, — Райли ткнул в неё пальцем, будто обвиняя в чём-то постыдном. — Из этого следует, что разворачиваться ты будешь через правое плечо. Голые инстинкты. Предсказуемо. Следовательно, для меня наиболее простым решением будет уйти влево, как можно быстрее сократить дистанцию, выбить вытянутую палочку и всё — дальше никаких сложностей нет.
      — Значит, моя главная проблема в том, что я правша? — В ответ на это Райли фыркнул, будто бы услышав анекдот.
      — Разумеется, нет. Твоя главная проблема в голове, и только там.
      — Поясни, — Тонкс недоуменно нахмурилась, меняя цвет волос с болотно-зелёного на тёмно-синий, попутно поймав взгляд снайпера, в котором на несколько секунд скользнуло что-то похожее на благоговение. Впрочем, возможно, ей это и показалось, ведь следующая его фраза была по-прежнему суха и малоэмоциональна.
      — Ответь на вопрос, что убивает человека в бою?
      — Заклинание, — уверенно ответила Тонкс. Увидев, как Райли отрицательно покачал головой, она вспомнила, кто стоит перед ней и предположила:
      — Пули?
      — Нет.
      — Снаряды?
      — Мимо.
      — Магия?
      — Не-а.
      — Оружие?
      — Чуть ближе.
      — Я не знаю.
      Райли печально вздохнул и произнёс.
      — Вот в этом-то вся и проблема. Запомни на всю свою жизнь, человека в бою может убить только другой человек. Магия, пули, мечи, стрелы, атомные бомбы — всё это лишь продолжение человеческой воли. Орудия убийства, но не сами убийцы. Посмотри, как ты держишь палочку, пусть неосознанно, но ты ставишь её между собой и врагом, будто надеясь, что она всё сделает за тебя, хотя этого никогда не произойдёт. Не надейся на своё оружие, ибо оно может подвести. Сама стань оружием и тогда ты не окажешься беспомощной только из-за того, что у тебя отобрали палочку. Обрати свою волю в одно желание победить, любым способом, любой ценой и получишь преимущество перед равным противником. Воспользуйся этим преимуществом и вырви победу. Любой ценой.
      Нимфадора помолчала, задумчиво вертя в руке волшебную палочку и сказала:
      — Думаю, я ошибалась. Мне есть чему у вас научиться.
      — Радуйся, что ты поняла это до того, как тебя убьют, — весело хмыкнул Райли.
      * * *
      Рано утром, двенадцатого августа Гарри Поттер проснулся, оделся в свежевыстиранные джинсы и футболку, тихо, чтобы не разбудить спящего Рона, вышел из комнаты и спустился вниз, мимо голов Кикимеровых предков. К его удивлению, на кухне собралось, несмотря на ранний час, достаточно много народу. Присутствовали мистер и миссис Уизли, Сириус, Люпин, Тонкс и Райли, занявшего крайний от неодобрительно поглядывающей на него миссис Уизли, угол. Сириус и Тонкс, достав палочки, колдовали над столом, не обращая на негодующие взгляды хозяйки кухни абсолютно никакого внимания. Ремус, мистер Уизли и Райли тихо подхихикивали; последний, к тому же, держал в руках невесть как попавший к нему выпуск "Ежедневного Пророка". Приглядевшись, Гарри не смог сдержать улыбки — Саймон раздобыл коробку мармеладных мишек, а Сириус, как почётный мародёр, и Тонкс, как племянница почётного мародёра, обойти это событие никак не смогли. И теперь орда оживлённых магией красных мишек под предводительством Сириуса Блэка атаковала мармеладный замок зелёных, под предводительством Тонкс. Защитники маленького королевства отважно сбивали лезущих на стены красных мармеладными пиками, зрители подхихикивали, глядя на представление и потихоньку подъедали убитых и раненных. Мисс Уизли ворчала, называла всё это ребячеством, но иногда отворачивалась, пытаясь сдержать непрошеную улыбку. Заметив Гарри, она встала со стула, оправив халат, и устремилась к плите.
      — Привет, Гарри, — титаническим усилием сдержав зевок, Тонкс продолжила: — Как спалось?
      — Неплохо, — ответил Гарри.
      — А я вот даже не ложилась, — сообщила она ему, не сдержавшись и громко зевнув. — Иди сюда, садись.
      Она выдвинула ему стул, едва не повалив при этом соседний. Райли, не отрываясь от чтения газеты, подцепил стул краем ботинка, не дав ему упасть.
      — Чёрт возьми, и как это у тебя получается?
      Красные окончательно прорвали оборону, и теперь массивный мишка в колпаке палача точил мармеладный топор, бросая нехорошие взгляды на зелёных короля и королеву, стоящих в окружении врагов.
      — Получается что? — Райли дочитал статью и теперь донимал несчастного Фаджа, отвешивая щелбаны его изображению всякий раз, когда работник министерства высовывался из рамки колдографии. Бедный министр грозил кулаками, открывал и закрывал рот, но сделать ничего не мог. Приглядевшись, Гарри прочитал название статьи и поморщился.
      «Мальчик-который-лжёт»
      Кривлялись буквы на заголовке, дразня и оскорбляя.
      — Не ронять всё подряд, — прояснила Тонкс, смущённо глядя на скатерть.
      — Годы практики, сволочи-инструкторы и парочка ситуаций, когда от точности движений зависит моя жизнь. Чудный рецепт для саморазвития. — Пояснил оперативник, приглядываясь к мармеладкам.
      Сгребя со стола мармеладную чету вместе с их палачом, он короткими щелчками пальцев отправил их себе в рот, подкинув перед этим высоко в воздух. Сделав пару жевательных движений, он нахмурился и сказал:
      — Ну надо же, во рту они тоже шевелятся. Странное ощущение. Хотя, не первый раз то, что я ем, двигается. Грёбанный Вьетнам. Грёбанные насекомые. Прошу прощения, отвлёкся. О, привет парень.
      Райли дружелюбно помахал рукой Гарри; тот, присев на стул и приняв от миссис Уизли прожаренный тост, ответил:
      — Доброе утро, сэр.
      — Ай, — Райли досадливо сморщился. — Да какой из меня сэр. Просто Райли. Я, кстати, спросить хотел, это вообще по вашему законно?
      — Законно что? — Вклинилась Тонкс. Сириус, переговаривающийся с мистером Уизли и Люпином в отдалении довольно хмыкнул, подмигнув племяннице. Райли изобразил аплодисменты и продемонстрировал заголовок газеты.
      — Травить людей посредством СМИ. Ну, Средств Массовой Информации. Газеты, радио и всё такое, теперь понятно?
      — Это официальная позиция Министерства Магии, — объяснила ему Тонкс. Он закатил глаза.
      — Ох божечки, ну и что с того? Вот если про меня, к примеру, напишут подобное в обычной газете, я спокойно могу явиться в суд, обвинить газету в клевете и стрясти с неё столько денег, что мои внуки в них купаться будут. А у вас так что ли нельзя?
      Пять недоумевающих взглядов стали ему ответом. Он горько вздохнул и с громким стуком ударился головой о стол.
      — И вы ещё нас, нас называете дикарями! Ну хотя бы в оппозиционной властям газете можно свою точку зрения написать?
      — Опопзиционную? Я не очень-то понимаю, о чём вы говорите, — мистер Уизли нахмурил брови, вспоминая значения мудрёного слова. Может быть, оно относится к физике?
      — Ну, которая не согласна с политикой властей и пишет то, что сама считает нужным. Грубо говоря, конечно.
      — Разве что "Придира", но не думаю, что Гарри сможет туда написать, — сказал Люпин. — Её читателей больше интересуют всемирные заговоры и морщерогие кизляки, которых никто, никогда, нигде не видел.
      Райли мерно забился головой об стол.
      — Юра, я был не прав. Советский Союз не такое дно! Есть вещи гораздо, гораздо хуже, чем он!
      * * *
      Спустя пару часов, Райли, проводив Поттера до выхода и пожелав ему вернуться со щитом или на щите, поднялся наверх, где его ждали остальные члены отряда. Поймав брошенную банку пива, он рухнул на диван рядом с МакТавишем и Регулусом, Прайс, как командир, удостоился отдельного кресла, а Юрий копошился с проектором. Наконец, спустя пару минут ругательств, появилось изображение, но работало оно кое-как, постоянно идя помехами. Юрий хлопнул себя по лбу, скороговоркой произнёс несколько фраз на латыни, растопырил пальцы в знак, напоминающий шестерню, и долбанул ногой по проектору, отчего тот плюнул парочкой искр. Рябь прошла и появился звук. Сначала проигралась заставка с изображением земного шара, на фоне которого появились буквы CT-News. Затем донёсся бодрый голос показавшегося на экране ведущего, говорившего на английском языке, внизу же пошли русские субтитры, дублирующие речь.
      — Всем привет, и с вами вновь бессменный бедущий нашего канала, а по совместительству и диджей радио "Новости Коалиции" Три-Дог-Найт! Почему догов именно три я, по правде, и сам не знаю, а впрочем и пофиг! Новости с пометкой срочно! Прямо сейчас вас ждёт трансляция с закрытого полигона номер шесть где вашему искушённому взгляду, мои маленькие милитаристичные друзья, будут представлены новейшие боевые экзоскелеты типа "Grey Knight"! Только не переключайтесь! Ах да, это единственный доступный вам канал, вы и не сможете. Через несколько секунд наш штатный корреспондент Маргарет, ита-а-ак! Есть сигнал! Маргарет, какие новости?
      На экране в студии появилось изображение миловидной девушки, держащей микрофон. Её даже можно было бы принять за профессиональную журналистку, если бы не первая её фраза.
      — Новость первая! Меня отрывают от работы, одевают в костюм и ставят перед экраном, хотя я ни какая не журналистка, а всего лишь чёртов техник! Могли бы закрыть глаза на секретность и протащить в проект хоть одну нормальную журналистку, так нет же! Впрочем, новость вторая.
      Широким жестом девушка указала себе за спину, где на просторной площадке аэродрома высились два закрытых контейнера, вокруг которых, на предварительно установленных трибунах, занимали места члены Организации.
      — Перед вами сцена, с которой в ближайшие секунды сойдут новейшие боевые экзоскелеты типа "Grey Knight" в двух модификациях: "Рейдер" и "Бастион". Осталось совсем чуть-чуть, — камера наехала на контейнеры. Спустя пару секунд стены контейнеров мягко сложились в сторону, являя зрителям своё содержимое. Пыль рассеялась и на площадку опустилась тишина, прерванная спустя несколько томительных секунд отчаянным воплем.
      — Петрович!!! Ну с-сука!!! Твоих рук дело!?
      Упомянутый Петрович стартанул со своего места и устремился прочь, оглашая аэродром счастливым хохотом. Следом за ним устремился главный дизайнер проекта, избавляясь по пути от балласта в виде планшеток с различными бумагами. Им вдогонку устремился координатор Лебедев, размахивая табельным оружием и приказывая остановиться, матерясь через каждое слово.
      — Отступаем! — Дизайнер поравнялся с Петровичусом и бросил короткий взгляд на преследователя.
      — Сыны Омниссии никогда не отступают! — Петровичус, несмотря на почтенный возраст, всё больше увеличивал дистанцию между собой и погоней, ловко помогая себе посохом.
      — Тогда наступаем в обратном направлении!
      — Отлично! В атаку, во имя Бога-Машины!
      Пробежав ещё сто метров, Петровичус развернулся, проорал через плечо:
      — В дизайн заложены конструктивные элементы! Переделать не выйдет!!! — И зловеще захохотал.
      — Стоп, ты сейчас серьёзно?
      — Нет... Ф-фух, нет конечно. Это всё картон и пенопласт, настоящие экземпляры скоро подвезут. — Ответил Петровичус.
      Дизайнер недовольно произнёс:
      — Учти, это последний раз когда я участвую в твоих идиотских шуточках.
      — Ой, да ты всегда так говоришь. — Хмыкнул в ответ инженер и ускорился.
      Лебедев в последний раз прокричал вслед убегающей парочке:
      — Вернитесь, суки, и дайте мне вас убить!!!
      А затем остановился и беспомощно посмотрел на два экзоскелета. Справа стоял выполненный в натуральную величину терминаторский доспех, прибывший прямиком из вселенной вечной войны. Слева высился боевой Бронекостюм Тау XV8 Crisis. Боевые экзоскелеты повторяли свои прототипы буквально во всём, вплоть до гравюр со святыми ликами на щите терминатора и характерных символов Тау на корпусе более лёгкого экзоскелета. Куратор остро ощутил свою несчастность, плюнул под ноги и уныло пошёл назад, к трибуне.
      — Сраный цирк, — сказал Прайс.
      — Клоуны-дегенераты, — произнёс Юрий.
      — Угрёбищные представления, — добавил Райли.
      — Фокусы просто капец, — отметил МакТавиш.
      — Только в следующем выпуске! — Резюмировал всеми забытый ведущий и отключился.

Глава 19. Вознесение

     13 Августа 1995 года. Лондон. Площадь Гриммо 12
      На следующий день, после того как Гарри успешно выиграл слушание по делу о незаконном применении магии, прибыл сотрудник дипломатического корпуса. Почти сразу же, представившийся мистером Смитом агент, обладающий неприметной внешностью — будто бы смазанными чертами лица и совершенно типичным костюмом, — заперлись на кухне вместе с Дамблдором, братьями Блэк, Северусом Снейпом, Аластором Грюмом и прочими совершеннолетними членами ордена Феникса. Детей, разумеется, туда не пустили, а, дабы пресечь малейшие попытки подслушать разговор, поставили перед дверями Прайса в качестве охраны. Капитан преданно поел глазами начальство в лице Смита, встал перед дверью и с тех пор стоял перед ней навытяжку, потихоньку зверея. Зная нрав своего командира, остальные члены группы приняли решение спасаться самим и спасать детей, уведя их как можно дальше от источника соблазна. Впрочем, они быстро нашли чем себя занять. Среди представленных развлечений было: метание дымовых шашек в комнату с докси, игры "Потыкай зловещий тёмный артефакт палкой" и "Сделай зловещему тёмному артефакту БАХ". После особо громкого "БАХ" явился Регулус Блэк, осмотрел композицию из чуть ли не подпрыгивающих от возбуждения близнецов, только что припрятавших подальше внушительную кучку полудохлых докси, Райли, держащего в руках телескопический шест, в который мёртвой хваткой вцепилась челюстями серебряная табакерка, скептически хмыкнул и нижайше попросил компанию не устраивать бедлам в его доме. Компания приняла информацию к сведению и потихоньку расползлась по углам. Близнецы устремились в свои комнаты, собираясь сотворить с тушками несчастных докси нечто, вне всякого сомнения, ужасное и бесчеловечное, Гарри и Рон отправились в комнату Гермионы и Джинни — младшая Уизли так и не простила магглам нападение на отца, а Гермиона... Гермиона находила маггловских военных людьми несерьёзными, их забавы — глупыми и бессмысленными, а то, что они представляли собой один из лучших отрядов всего маггловского мира, вообще не укладывалось у неё в голове. Упомянутые же магглы завалились в отведённые им комнаты, намереваясь произвести полную инвентаризацию и текущий полевой ремонт всего оборудования. Спустя три часа скрупулезных подсчётов боезапаса, тщательной чистки оружия и перерывания выданных накладных, явились Блэк, Смит и Прайс, причём последний горел справедливой жаждой мести за бездарно потраченное время. Впрочем, увидев результаты тщательной трудовой деятельности, пыл свой он приумерил.
      — Итак, господа, — начал Смит, предварительно прокашлявшись. — В рамках предварительного договора между Орденом Феникса с одной стороны и Центром Тактических Операций АТК с другой стороны, достигнуты следующие договоренности. Во-первых: стороны обязуются не вмешиваться в операции, проводимые противоположной стороной, если во время этой операции не возникнет угроза гражданским лицам или сотрудникам сторон. Во-вторых: стороны обязуются оказывать друг другу поставки оборудования за соответствующее материальное вознаграждение. Подробный список выше обозначенного оборудования указан в подпункте шесть — сорок три. В-третьих: взамен на оказание услуг военного и научного плана в области паранормальной энергетики, наша сторона обязуется обеспечивать охрану ключевых персон Ордена, проживающих в магическом мире, а так же их родственников. Остальные пункты договора ещё прорабатываются. Благодарю за внимание.
      — Значит, мы всё ещё остаёмся здесь? — Поинтересовался МакТавиш.
      — Да, — подтвердил Смит. — До поступления соответствующего приказа вы остаётесь в этом доме и обеспечиваете безопасность близлежащего района города. И ещё: оперативнику Райли предписывается явиться в точку сбора номер четырнадцать дробь два второго сентября к трём часам дня.
      — Это то, о чём я думаю сэр? — Спросил Райли.
      — Не знаю, о чём вы там думаете, но это напрямую связано с проектом "Вознесение". Ещё вопросы?
      — Никак нет, сэр!
      — Отлично. Теперь позвольте откланяться, дела не ждут.
      * * *
      — Райт? Хитрый британский лис. Годами работал с диссидентами и антисоветскими элементами, планируя контрреволюционный переворот. С улыбкой встречал всевозможных борцов против кровавого режима, засыпал их обещаниями о незыблемости идеалов демократии... А как только припёрло, он абсолютно с такой же улыбкой сдал их всех. Наивные. Они до конца не могли поверить в то, что их обманула Британия. Как же, каждый мнил себя этаким мессией, бескомпромиссным борцом против загнивающей советской власти. На самом же деле оказалось, что все они пешки, всего лишь разменные монеты в политической игре. Стоит, однако же, заметить, что если бы не этот ход, сотрудничать с нашими недавними противниками мы бы не стали. Мгновенно поменять приоритеты, променяв возможность ликвидировать угрозу, давно известную и просчитанную, на союзников в борьбе с угрозой неизвестной — типично британская тактика. Недооценивать таких как он — ошибка, подставлять спину — ошибка последняя.
      Лебедев Н.С. Автобиография "Невидимый фронт". Ограниченный тираж. Строго для внутреннего пользования.
      * * *
      18 Августа 1995 года. Центральный штаб. Минус третий уровень. Лабораторный комплекс.
      За время, прошедшее с тех пор как мистер Родерик Райт в последний раз посещал лабораторию, в ней произошло несколько значительных изменений. Неподалёку от пустующего изолятора расположились закрытые стеклянными стенами хирургические столы, на одном из них лежало накрытое специальной простынёй тело, вокруг которого толпилось несколько хирургов. С потолка свисала видеокамера, тщательно фиксирующая происходящее. По всей видимости, шёл процесс вскрытия какого-нибудь неудачливого магического создания, попавшего в цепкие руки учёных. Рядом висели подробные анатомические плакаты, на которых был изображен пищеварительный аппарат вампира, внутреннее строение мантикоры, единственный экземпляр которой удалось заполучить несколько лет назад, когда чудовище, сбежав из магического заповедника, устроило кровавую охоту в маггловской деревеньке неподалёку. Тварь с трудом удалось утихомирить сосредоточенным огнём из автоматического оружия, а в самой деревне пришлось инсценировать пожар — выживших более чем из пятидесяти человек не оказалось. Чуть дальше стояли лабораторные столы, перемещённые ближе к операционной, а рядом с ними располагался злополучный скелет, так и не заполучивший свою голову назад.
      — Мяу.
      Райт перевёл взгляд вниз. На полу, требовательно уставившись на разведчика, сидел светло-серый кот. Точнее, не совсем кот. Полукниззл осторожно потыкал лапкой в штанину стоящего перед ним человека и ещё раз мяукнул.
      — Мя-я-я-у.
      Затем он встал, ушёл немного вперёд, остановился и поглядел на Райта жёлтыми глазами.
      — Полагаю, ты хочешь чтобы я последовал за тобой? — хладнокровно поинтересовался глава ОРК. В самом деле, когда тебе приходится вести дипломатические переговоры с вампиром, отправлять солдат защищать мирное население от дементоров и разрабатывать планы по захвату всего магического мира, разумные коты уже не удивляют.
      — Мур, — ответил кот и устремился вперёд, лавируя между ног сотрудников. Райту делать это, к счастью, не пришлось — завидя высокое начальство, научный персонал сам предусмотрительно убирался с дороги. Свои мелкие грешки были у каждого второго и подставляться под ноги тому, кто с лёгкостью может вышибить тебя с тёплого местечка без пособия, не слишком хотелось. Спустя пару минут ходьбы, перед Райтом предстала Сабина Валлен, активно распекающая столпившихся перед ней младших научных сотрудников.
      — Нет, нет и нет! Даже не думайте производить вскрытие без защитного оборудования. Мы не имеем ни малейшего понятия о том, что может быть внутри этого существа. Там может быть всё что угодно, вы слышите меня? Всё что угодно, от неизвестных нам бактерий до смертельно токсичных соединений в крови. То, что этот вид уже давно находится в симбиозе с магами, не значит абсолютно ничего! Более того, вероятны угрозы магического характера, а вылечить подобное заболевание в данный момент очень маловероятно, вы понимаете? Не смейте даже подходить к хирургическому отделению без соответствующей защиты. Свободны!
      — Мяу, — снова заявил о себе кот. Валлен обернулась.
      — А, Дарий, это ты. Привёл мистера Райта? Какой милый котик, просто умница. Сходи к хирургам, может, от них тебе что-нибудь достанется. Ну иди, пушистик, иди, тёте надо работать.
      Закончив сюсюкаться с довольным котом, Валлен развернулась к Родерику и произнесла уже предельно серьёзным тоном.
      — Мистер Райт.
      — Доктор Валлен, — в тон ей ответил Родерик. — Как продвигается научная деятельность? Вижу, скоро вам предстоит ещё одно вскрытие?
      — Да, сэр. Нам предоставили в распоряжение тело домового эльфа. Очень интересный образец, судя по данным ДНК анализа, сходство с человеком ещё меньше чем, скажем, у мартышек. Практически, можно утверждать, что мы открыли новую разумную расу, вступившую в симбиотические отношения с магами. Впрочем, это подождёт. Как вы уже заметили, наш изолятор пустует, — доктор поправила очки и взяла со стола планшетку с распечатанными на ней результатами эксперимента. — В ходе исследования вирусной природы вампиризма было проведено несколько дополнительных экспериментов. Мы... Пытались создать лекарство от вируса иммунодефицита человека на основе вируса вампиризма. Точнее говоря, модифицировать его, превратить в своеобразный вирус-охотник, способный отслеживать и уничтожать ВИЧ в крови человека.
      — Судя по вашему тону, успеха вы так и не достигли.
      — Не совсем. После модификации, вирус повёл себя несколько не так, как было запланировано. ВИЧ он по-прежнему игнорирует, но вот его реакция на начальные образцы... Грубо говоря, он действует так же, как и вирус иммунодефицита, захватывая изначальные образцы вируса и перерабатывая их в себе подобных. Наш образец погиб во время эксперимента по введению модифицированной культуры в кровь. По всей видимости, модифицированный образец не способен выполнять функции по поддержанию жизнедеятельности организма, а, поскольку, вся жизнедеятельность вампира основана на его действии, влияние модифицированного вируса можно сравнить с раком, имеющим вирусную природу. По предварительным оценкам, имеет крайний уровень летальности для заражённых изначальной формой. Для человека безвреден в любых количествах, даже при накоплении достаточной массы для начала перестройки организма. Он просто не может её начать, поскольку структура, ответственная за это, была удалена. Полагаю, нам стоит прекратить эксперимент и уничтожить образцы?
      — Нет. Полагаю, не стоит... Определённо не стоит, я бы сказал, — задумчиво произнёс Райт. — Как я понял, заражение происходит лишь при попадании модифицированного вируса в кровеносную систему?
      — Именно так, — обескуражено подтвердила Валлен.
      — Есть ли возможность придать ему свойства передаваться воздушно-капельным путём?
      — Теоретически это возможно... Но зачем же нам это? Вампиры же наши союзники? Какой нам смысл разрабатывать средство для убийства тех, кто сражается на нашей стороне?
      В ответ Райт сухо улыбнулся.
      — Мисс Валлен. Как только они исчерпают свою полезность... У Британии нет постоянных союзников. Есть только постоянные интересы. Думаю, другие страны — участницы проекта — поддержат меня в этом вопросе.
      * * *
      29 Августа 1995 года. Лондон. Площадь Гриммо 12
      Ранним утром тихий сон обитателей дома по площади Гриммо 12 был грубейшим образом прерван. Сначала тишину разорвал испуганный вопль, за которым последовал жуткий грохот, а затем, несколькими секундами спустя, на весь третий этаж древнего особняка разнеслись затейливые ругательства, в которых английский мешался с русским, изредка дополняясь китайским. Данное событие никак не могло оставить равнодушными ни членов Ордена Феникса, ни отряд "Альфа", поэтому почти все жители дома, путаясь в одежде, спешно хватая волшебные палочки и пистолеты, устремились к источнику шума. Через пару минут суматошного бега все заинтересованные лица добрались до комнаты, откуда до сих пор раздавалась отборная ругань. Как выяснилось через несколько секунд, источником всего переполоха оказался Юрий, стоящий посреди гостиной. В руках его исходил дымком дробовик, резко контрастирующий на фоне футболки и лёгких шорт, а напротив него стоял письменный стол, в самом центре которого, прямо над ящиком, где, по предположениям Молли Уизли, жил боггарт, ощетинилась щепками дымящаяся дыра. На всё ещё слегка подёргивающемся от пережитого напряжения оперативнике скрестились недоумённые взгляды всех присутствующих. Сделав глубокий вдох, он пояснил:
      — Ид-ду я значит в ванную. Открыл дверь, значит.... А тут, прямо передо мной, Семушин, сержант мой первый, с-сука такая, стоит и лыбится... Он же ещё три года назад пулю словил! Ну я, значит, и того...
      — Вы попытались убить собственного сержанта? — Недоверчиво поинтересовался Грюм.
      — Знали бы вы, что он за тварь! Был... Пока не погиб трагически от дружеского огня. В спину. Насчитали шестнадцать пулевых ранений. Стреляли с шести разных позиций.
      — Симонов, я что-то о тебе не знаю?
      — Он был очень плохим человеком, шеф. Поверьте. Очень плохим.
      — Ну что же, — заключил Грюм, тщательно осмотрев стол. — Похоже, от боггарта мы, так или иначе, избавились.
      — Вы что, ходите с дробовиком даже в ванную?
      — Параноики живут дольше, парень, — ответил Гарри оперативник, вешая оружие за спину. — Особенно, с учётом моей профессии.
      * * *
      Несколькими часами позднее.
      Гарри Поттер стоял, заложив руки за спину, напротив богато разукрашенного гобелена с вышитым золотой нитью девизом "ЧИСТОТА КРОВИ НАВЕК" и размышлял. До того, как Сириус показал ему гобелен, он даже и не подозревал о том, что в магическом мире у него есть родственники, пусть и, как говорила тётя Петуния, седьмая вода на киселе. Впрочем, если тот факт, что Сириус является не только его крёстным, но и дальним родственником со стороны отца, безусловно радовал, то родство с такими персонажами, как известная преступница Беллатриса Лестрейндж, Нарциссой Малфой и её надменным сынком, радости не прибавляло. Взгляд Гарри скользил от невообразимо далёких предков, основавших род Блэк ещё в далёком средневековье, до относительно недавних портретов, с изображёнными на них членами Благороднейшего и Древнейшего рода. Он остановился на двух выжженных дырах, расположенных рядом друг с другом. Сириус Блэк. 1959 — . Регулус Блэк 1961 — .
      Кто-то позади него раздражённо фыркнул. Гарри вздрогнул и развернулся к источнику звука, одновременно вытаскивая из кармана палочку.
      — Извини, что напугал. Любуешься?
      — Да сэр, — осторожно подтвердил Гарри, не спеша убирать палочку обратно. Регулус Блэк, впрочем, не обратил на это внимания, так же изучая гобелен. Через несколько минут молчания Гарри решил задать мучающий его вопрос.
      — Скажите, сэр, все эти люди... — Он указал на изображения Беллатрисы и Малфоев. — Действительно мои родственники?
      — Добро пожаловать в мир священных двадцати восьми семей Британии, — невесело фыркнул Блэк. — Близкородственные браки, поголовное родство всех со всеми и призрак медленного вырождения идут в комплекте. Мило, не правда ли?
      — Вы, наверно, хорошо их знаете.
      Регулус сморщился, будто бы ему свело скулы.
      — О да... Сумасшедшую стерву, к тому же безбашенную как штурмовое орудие, я знаю очень хорошо. Не скажу уж про Нарциссу и Андромеду, но вот на Беллочке природа явно отыгралась. В детстве любила отрывать лапки насекомым и смотреть как они дёргаются. Спустя несколько лет она перешла на людей.
      Гарри непонимающе нахмурился. Конечно, он видел изображение невысокой женщины с чёрными волосами и тяжелым взглядом в газете, вышедшей после побега Сириуса из Азкабана, но одно дело читать постановления Визенгамота, а совсем другое — общаться с тем, кто рос вместе с ней на протяжении многих лет.
      — Она действительно настолько...
      — Двинутая на насилии маньячка, совмещающая острый разум и собачью преданность Волдеморту? Определённо, да. Впрочем, я в те годы и сам был не без греха.
      — Вы были Упивающимся Смертью? — уточнил Гарри. Вопреки ожиданиям, Регулус ничем не продемонстрировал то, что эта фраза его хоть как-то задела, а вместо этого всего лишь пожал плечами.
      — Во все времена молодёжи было проще всего загадить мозги. Пара красивых лозунгов, громкие, трескучие фразы о величии, славе и куче поверженных противников, чуть лести и всё. Свежая единица пушечного мяса с радостью сложит голову за чужие идеалы, по глупости своей полагая, что сражается за правое дело. Волдеморт очень опытный психолог. Впрочем, как и все политики. Я и сейчас не могу толком понять, что из его действий было проявлениями истинных чувств, а что — тонкой игрой на публику. К счастью, я осознал это до своей смерти... В отличие, от сотен других юных борцов за чистокровность.
      — И вы сбежали.
      — И я сбежал. Не оправдав надежд своих родственников и тех, кого я называл своими друзьями. Полагаешь, у меня был другой выбор?
      — Да, сэр, — убеждённо ответил Гарри. — Я уверен, что профессор Дамблдор не оставил бы вас в беде.
      — Не спорю. Но вот цена такой помощи, на мой взгляд, чересчур велика?
      — Цена? Профессор Дамблдор не...
      — Вспомни, что я сказал Дамблдору при первой встрече.
      — Тёмная магия, — обвиняющим тоном сказал Гарри. — Вы не собираетесь отказываться от неё. Профессор Грюм... — Он на мгновение запнулся. — То есть, Барти Крауч-младший говорил, что использование тёмной магии разрушает разум и душу волшебника!
      — Не спорю. Непростительные заклятия и чёрная магия действительно постепенно сводят с ума. Использование подобной магии как наркотик, настолько просто и удобно, что хочется возвращаться к ней снова и снова, незаметно для самого себя теряя собственную личность, превращаясь в сумасшедшего, жаждущего пыток и насилия... При условии слабой воли, конечно.
      — Вы считаете, что у вас сильная воля?
      — Нет. Просто я стараюсь к ней не прибегать. Другое дело, магия, объявленная тёмной.
      — Объявленная? Кем?
      — Министерством нашим родимым, кем же ещё. Ладно, к примеру, чёрная магия, ладно, демонология, некромантия и иже с ними, они запрещены везде. И это логично, всё же сорвавшийся с привязи демон или армия мертвецов могут натворить дел. Но вот та же магия крови, к примеру, широко используется в магической медицине Советского Союза, американские маги практикуют шаманизм и ритуальную магию инков, с жертвоприношениями животных... И только у нас предпочитают запретить всё, что опаснее "Ступефая"! Это, в конце концов, идиотизм! Ранения, лечение которых в больнице Святого Мунго займёт
      как минимум несколько дней, в Союзе лечат за считанные часы, просто подстёгивая ресурсы организма в нужном направлении! Для того, чтобы призвать дождь в Британии, необходимо сварить сложное, многокомпонентное зелье, состоящее из трёх фаз. В Америке для этого достаточно произнести несколько фраз и прирезать чёртову козу ритуальным ножом! — Регулус прерывисто вздохнул. — Фух, кажется, я несколько увлёкся. Знал бы ты, как меня всё это достало.
      — И именно из-за этого вы сотрудничаете с магглами?
      — Да. Они совершенно не признают авторитетов и постоянно переделывают мир по своему. К тому же, у меня перед ними должок, — ответил Регулус и, развернувшись на месте, вышел из комнаты, оставив Гарри обдумывать его слова.
      * * *
      2 Сентября 1995 года. Центральный штаб. Минус третий уровень. Лабораторный комплекс.
      — Судя по проведённым тестам, на данный момент вы находитесь на пике своего физического развития, мистер Райли. Поздравляю.
      — Эй, док, вы сейчас говорите это с таким видом, будто бы собираетесь тайно отчекрыжить от меня почку и продать её на чёрном рынке, — раздетый до пояса Саймон сидел на стерильной кушетке белого цвета и настороженно смотрел на доктора Валлен, просматривающую результаты недавно проведённых тестов на компьютере. Сразу после того, как он прибыл в центральный штаб из пункта сбора, его несколько раз прогнали по самым различным медицинским приборам, взяли анализы откуда можно и откуда нельзя, включая пробу спинномозговой жидкости, от которой жутко саднило место укола. Сейчас же он находился в небольшой, сияющей ослепительной белизной комнате, откуда и начнётся его становление на пусть супер солдата. Или мертвеца. Тут уж как повезёт...
      — Должна сказать, я удивлена вашим решением, — уважительно произнесла Валлен, отвернувшись от монитора, полного различных диаграмм, таблиц и графиков, понятных только посвященным. — Не каждый может добровольно пойти под нож, рискуя собственным здоровьем и жизнью.
      — Всегда мечтал стать суперменом, док, — Райли пожал плечами. — Правда, судя по тем распечаткам, круче чем Капитан Америка мне не стать, но всё же... Да и к тому же, вы сами говорили, что технология уже отработана на нескольких подопытных и сбоев быть не должно.
      — Это экспериментальная медицина, мистер Райли. Всё может пойти не так в любой момент. И то, что те несколько человек всё ещё живы и не показывают ни малейших признаков патологий, не значит ровным счётом ничего, — доктор прерывисто вздохнула и спрятала лицо в ладонях. — Поймите, вы просто можете не проснуться после наркоза. Или проснуться инвалидом. Вы действительно уверены в том, что готовы? Ещё не поздно...
      — Нет! — Жестко ответил Райли. — Не надо меня отговаривать, док. Моей стране необходимы солдаты, способные на равных сражаться со всякой дрянью того мира — оборотнями, колдунами и прочими мерзостными тварями. И если со мной ничего не выйдет — получится с тем, кто будет после меня. Одна жизнь за жизнь тех сотен, кого смогут спасти усовершенствованные бойцы — цена приемлемая. И я готов её заплатить.
      — Вы действительно настолько патриотичны?
      — Патриот... — Райли задумчиво потёр кончик носа. — Нет, не совсем. То есть да, я патриот своей страны, но дело-то не в этом. Или не совсем в том... Короче. Знаете, когда я был молод, глуп и ещё учился в школе, я был уверен, что когда-нибудь сделаю что-нибудь. Что-нибудь великое, я имею в виду. К примеру, изобрету вечный двигатель, стану президентом или, на худой конец, миллиардером, спасу мир... Ну, всё в этом духе. Да и кто об этом не мечтает, в таком-то возрасте, — Валлен с улыбкой кивнула, вспоминая что-то своё. — Так вот. Буйная энергия юности вообще сила страшная, почище танкового снаряда будет, да только надо ещё эту энергию в одной точке сконцентрировать. А с этим проблемы. Сначала, как закончишь школу — университет, там пьянки-гулянки, девушки да прочие развлечения. Не говоря уже об учёбе. Живешь ты, такой весь из себя студент, а мечта потихоньку вдаль уходит. Затем, находишь ту, единственную, потом свадьба, поиск семейного гнёздышка, ипотека, кредиты, дети... Какая уж тут мечта. Да и деньги добывать надо, вот и меняешь работу интересную, активную, на уютненькое местечко в офисе, да с зарплатой хорошей. Сидишь такой за столиком и жирком заплываешь. Даже не телом, а душой. Вялой она становится, не горит уже, как в юности, а так, тлеет. Вот и уходит мечта, и цель, за которую в юности жизнь готов был отдать, уже не интересной становится. Какой там мир, какие там миллиарды, семью бы прокормить, одеть, обуть... Вот только не та это цель. Слишком уж приземлённая, слишком легко достигается. Спустя годы дети уже разлетелись, деньги тоже есть, а что дальше делать уже непонятно. Та мечта ушла, а всё ради чего ты жилы рвал, старался, копейку берёг, уже завершено. Жизнь к концу подходит, а делать дальше нечего. Так обычно и бывает.
      Доктор Валлен, давно уже отвернувшись от монитора, сидела на стуле, скрестив руки, и с интересом слушала философствования оперативника. И, к своему удивлению, не находила в его речи несостыковок. Нет, конечно, она не относилась к той части научного персонала, для которой Оперативный Отдел был лишь бандой головорезов, не способных даже доставить относительно неповреждённый пальбой и взрывами образец, но такие выкладки для неё были в новинку.
      — Хотите сказать, что с вами всё по-другому?
      — Не только со мной, док, — Райли наставительно поднял палец. — Со всеми нами! Сами посудите, мы спасаем мир от, мать их, злобных колдунов, способных на такое, что для человека непосвященного будет бредом, пополам с худшим кошмаром! Не знаю как вы, но я, чёрт побери, горжусь своей работой! У меня есть цель и ого-го какая цель! Спасти мир! Буквально! Спасти от колдунов, которым ничего не стоит угробить всех нас, попросту засрав мозги кому-нибудь из правительства, и устроить Третью Мировую! Мне даже не надо думать, КАК его спасти! Достаточно лишь стрелять в тех, кого руководство назначит плохими парнями, и защищать тех, кого назначат хорошими! И всё! Я стреляю — мир спасается. Просто как два пальца. Мне есть ради чего жить и ради чего умереть... Вот только немного беспокоит вопрос, что нам делать после того, как Волдеморт и его кодла получит по заслугам.
      — Что же... Вы меня приятно удивили, — Сабина Валлен встала со стула и повернулась к двери. — Пройдёмте в операционную, нас уже ждут.
      Идя по длинным, стерильно белым коридорам Научного Отдела, по которым в неживом свете ламп сновали сотрудники, Валлен задумчиво молчала. Молчал и Райли, накинувший на плечи лабораторный халат. Миновав несколько дверей, они вошли в операционную, полную разнообразных компьютеров. Посреди операционной сверкало кафелем пространство, в центре которого высился операционный стол, с нависшим над ним непонятным приспособлением, выглядящим как пластиковый блок, окутанный проводами, из него на отдалении друг от друга торчали метровые шипы инъекторов. Как только Райли, повинуясь команде учёного, лёг на операционный стол, его тут же зафиксировали ремнями и надели на голову дыхательную маску со снотворным. Повинуясь команде оператора, блок развернулся, нависнув над телом оперативника, а на теле вспыхнули лазерные точки, указывающие на места введения сыворотки. Кончиками пальцев Райли дотянулся до халата доктора Валлен, проверявший крепления ремней и просипел через маску.
      — Док... Скажите, док, вы же не продадите мои органы на чёрном рынке?
      Валлен в ответ мило улыбнулась.
      — Не беспокойтесь, мистер Райли, мы сделаем это только в том случае, если вам они уже не понадобятся.
      Саймон захихикал, вдыхая поступивший в маску усыпляющий газ. Потом наступила темнота.

Глава 20. О пользе СМИ

     20 Октября 1995 года. Окрестности деревни Хогсмид
      Именно в этот день выпал первый снег. Не оправдав надежд тех, кто представлял его как невесомое белое покрывало, словно облаком укрывающее замирающую на долгое зимнее время землю, он мерзкой ледяной крошкой валился с небес, вперемешку с каплями моросящего дождя. Спрятавшись под мантией-невидимкой, Гарри, Рон и Гермиона удалялись от ученической толпы, заполонившей деревню Хогсмид. Отойдя достаточно далеко для того, чтобы их не увидел случайный прохожий, Гарри с облегчением скинул мантию-невидимку с плеч друзей и подставил лицо под моросящий дождь. Что бы ни говорили, а во взрослении были и свои минусы — теперь мантия уже не могла укрыть их троих с той же лёгкостью, как и пять лет назад. Теперь им приходилось тесно прижиматься друг к другу, отчего идти становилось всё сложнее, а свежего воздуха под мантией начинало ощутимо не хватать. Скатав мантию в плотный комок и спрятав получившийся невидимый свёрток в сумку, Гарри на ходу обернулся к друзьям:
      — Как вы думаете, Сириус действительно может помочь нам с Амбридж?
      Произнеся имя ненавистного преподавателя, Гарри неосознанно прикоснулся к левой руке, на которой были словно резчиком на куске дерева написаны слова: "Я не должен лгать". Несмотря на настойку из растопырника, руку всё ещё иногда дёргало острой болью, напоминая о мучительных часах, проведённых в кабинете ЗОТИ.
      — Я не знаю, Гарри, — покачала головой Гермиона. — Сириус, конечно, взрослый волшебник, но он всё же беглый заключённый. Чем он сможет тебе помочь?
      За Сириуса вступился Рон, осторожно ступающий по каменистой тропке.
      — Да ладно тебе, Гермиона! Сириус сказал, что поможет — значит, поможет! Стал бы он нам врать!
      — Посмотрим. — С сомнением в голосе ответила Гермиона.
      Спустя несколько минут крупный пёс угольного цвета вылетел из-за поворота и радостно запрыгал вокруг них. Поприветствовав своего крестника и его друзей, Сириус потрусил по незаметному проходу вверх, выше в горы, время от времени оглядываясь и призывно гавкая. Пёс привёл их на небольшое плато, невидимое, если смотреть снизу, от которого начинался вход в небольшую пещеру. Пёс в последний раз подпрыгнул и превратился в человека.
      — Гарри! Крестник! Чертовски рад тебя видеть! — Сириус от души хлопнул крестника по плечу, а затем так же тепло поприветствовал Рона и Гермиону. От входа в пещеру шагнул силуэт, до этого сливавшийся с каменной стеной. Он отдалённо походил на рыцаря, закованного в доспехи, вот только доспехи эти выглядели крайне футуристично. Металл, не имеющий видимых стыков, был испятнан серо-песчаным камуфляжем, а на месте забрала светили мертвенным зелёным светом три окуляра. С тихим щелчком шлем разошелся надвое, убираясь в воротник костюма.
      — Мистер Поттер. Мистер Уизли. Мисс Грейнджер. Рад вас видеть. — Юрий склонил голову в кивке. Первой молчание нарушила Гермиона.
      — Что вы тут делаете? Магглы же не могут видеть Хогвартс!
      — Мистер Блэк любезно согласился доставить меня сюда.
      — В свою очередь, мистер Симонов согласился по мере сил оказать нам помощь. — В тон продолжил Сириус.
      — Но как тебя отпустил Дамблдор? Ты же знаешь, что тебе опасно выходить из дома на Гриммо 12!
      Сириус напрягся, пряча замешательство за беззаботной улыбкой.
      — А, профессор Дамблдор... Видишь ли, Гермиона, тут такое дело, что мы, как это сказать... Забыли его предупредить.
      — Вы ЗАБЫЛИ?! — В ужасе переспросила Гермиона. — Да как можно быть настолько безответственным, Сириус! В твои-то годы! О чём ты только думал!
      Предчувствуя надвигающийся скандал, Юрий, закрыв шлем, предусмотрительно отступил на край плато. Его примеру последовали Гарри и Рон, не желая встревать в спор между лучшей подругой и крёстным Гарри. Некоторое время они молчали, слушая обличающую речь Гермионы и вялые оправдания Сириуса. Оперативник смотрел в сторону Хогвартса, будто бы мог увидеть древний замок вместо огороженных руин, и первым нарушил затянувшееся молчание.
      — Странное ощущение. Вот этим, — он постучал пальцем по светящемуся окуляру. — Замок я вижу. А как сниму шлем — только старые руины.
      — Вы можете видеть Хогвартс? Но вы же маггл!
      — Не сам замок, — оперативник покачал головой. — Только тепловое излучение от окон. Тут, — он указал на гриффиндорскую башню. — Тут, и в той зоне, — отметил окна Большого зала и башню Рейвенкло.
      — Магглы умеют видеть тепло? — Недоверчиво произнёс Рон.
      — Магглы много чего умеют. Так что у вас происходит?
      Гарри, Рон и, прекратившая к тому времени распекать Сириуса, Гермиона наперебой начали рассказывать мужчинам о произволе Амбридж. С каждым фактом самоуправства министерской работницы, Сириус разражался всё новыми ругательствами, впрочем, ограничиваясь более-менее цензурными, а Юрий смурнел на глазах. Как только Гарри упомянул о своём наказании за спор с преподавательницей, Сириус выругался так витиевато, что Рон уважительно присвистнул, а Гермиона покраснела. Юрий же попросил Гарри продемонстрировать шрам. Внимательно осмотрев белые линии, складывающиеся в надпись "Я не должен лгать", он мрачно буркнул:
      — Сочувствую, парень. Шрам на всю жизнь останется.
      — Одним больше, — безразлично пожал плечами Гарри.
      — Так держать, парень! — Одобрил его слова Юрий. — Теперь вот что я вам скажу. Ваше, — произнёс он с сарказмом. — Министерство, обеспокоившись за свои задницы, уж простите мой французский, решило поставить вас, мистер Поттер, лично и сам Хогвартс в целом под плотный контроль, дабы ни вы, ни директор, ни кто-нибудь из преподавателей не развращали невинные умы студентов неположенными мыслями. И в качестве предупредительного выстрела в голову выслали к вам самый страшный тип сотрудника — тупого, но исполнительного.
      — А разве умные, но исполнительные сотрудники, не опаснее? — Спросила Гермиона.
      — Нет, мисс Грейнджер, не опаснее. Видите ли, умный, но неисполнительный сотрудник, скорее всего, на первой же отработке опоил бы мистера Поттера этим вашим зельем Правды.
      — Сывороткой.
      — Ну сывороткой, — Юрий пожал плечами. — Не суть важно. А узнав бы правду, свалил бы в срочном порядке куда-нибудь на Багамы. Умный и исполнительный сделал бы так же, но перед этим с треском вылетев из министерства в попытке доказать правду. Глупый и неисполнительный, скорее всего, забил бы на всё, не придавая вашим демаршам особого значения, а вот последний вариант... Она не поверит вам до тех пор, пока Волдеморт не встанет у неё перед носом, а до тех пор всеми силами будет пытаться заставить вас замолчать.
      — И что же ему тогда делать? — Спросил Сириус. Юрий вздохнул.
      — Как я понимаю, мистер Поттер, молчать вы не будете.
      — Я не могу, сэр. — Просто ответил Гарри. — Чем больше людей поверит в то, что Волдеморт вернулся, тем меньше погибнет тогда, когда он нападёт вновь.
      — Далеко пойдёте, юноша! — Одобрительно кивнул Юрий. — Что же, думаю, вы согласитесь с тем, что встать посреди Хогвартса и заявить о том, что Волдеморт вернулся, вам не дадут. А если это и получится, вас сразу же заклюёт "Ежедневный Пророк", в очередной раз выставив жаждущим внимания лжецом.
      — И что вы хотите сделать? — Спросил Рон, хмуря брови.
      Юрий поднял указательный палец вверх.
      — Оппозиция и независимые СМИ!
      — Что? — Одновременно спросили Рон и Сириус. Гарри нахмурил брови. Гермиона спросила:
      — Вы собираетесь создать собственную газету в магическом мире?
      — Мы собираемся её создать! — Гордо ответил Симонов, а затем прояснил позицию для остальных. — Видите ли, в нашем мире газеты, телевидение и прочие тому подобные вещи уже несколько десятков лет не являются источником абсолютно правдивой и политически нейтральной информации. Государственные СМИ вещают с позиции, выгодной правительству, подтасовывая факты так, чтобы выставить государство в выгодном для него свете. В странах, где есть, так называемые, "свободные СМИ", действует принцип: "Кто за девушку платит, тот её и танцует". В магической Британии же сложилась ситуация, при которой основным рупором пропаганды является "Пророк", а вот свободные СМИ представляют собой всякие развлекательные журналы. А теперь представьте, что будет если в руки читателям попадёт газета, в которой будут освещаться те проблемы, о которых умалчивает "Пророк", будет содержаться обоснованная критика действий правительства, будут подниматься актуальные для общества темы и вопросы.
      — Её тут же запретят. — Недоумённо произнёс Гарри. К его удивлению, Юрий такому аргументу даже обрадовался.
      — Именно! Ваше Министерство ни разу не сталкивалось с такой проблемой. Я родом из Советского Союза, и поверьте мне, нет ничего глупее, чем запретить что-либо подобное. Его будут хранить как величайшую ценность, передавать друг другу из-под полы, распространять везде, где это только возможно!
      — Но кто будет всем этим заниматься? — Спросил Рон.
      — Вы сами. — Огорошил его ответом Юрий.
      — Но как же... Никто из нас ни разу в жизни не занимался ничем подобным! — Гермиона непонимающе хмурила брови.
      — Нет, нет и нет! Мы можем помочь вам оборудованием через наш контакт в Америке, можем предоставить персонал для типографии и советников, но окончательный выбор материала и распространение будет за вами.
      — Почему?
      — Мы дадим вам лодку и весло. А уж если вы на самом деле хотите победить, грести учитесь сами.
      — В чём же тогда ваша выгода?
      — Мы не супер-герои, чтобы спасать сразу и всех. Пусть маги Британии учатся сражаться со злом сами, а не ждут помощи директора Дамблдора, Избранного или авроров. К тому же, — Юрий хитро улыбнулся. — Если кто-нибудь из вас станет Министром Магии, вы же не станете снова скрываться от тех, кто когда-то помог вам загнать Волдеморта в гроб?
      — Не думаю, сэр, — улыбнулся Гарри ему в ответ. — А как мы назовём нашу газету?
      — Я бы посоветовал что-нибудь пафосное и одновременно аполитичное. И ещё, думаю, вам бы пригодился кто-нибудь с талантами репортёра, но знакомый с волшебным миром.
      При этих словах Гермиона хихикнула.
      — Как насчёт "Голос Справедливости"? И я, кажется, знаю, какая особа может помочь нам в этом деле.
      Сириус хлопнул в ладоши.
      — Отлично! Думаю, старина Флетчер с радостью раскидает газеты по Хогсмиду всего за пару бутылок огневиски. И кстати, куда пропали Регулус и два ваших друга?
      Юрий тонко улыбнулся.
      — Регулус укатил в командировку, а если я отвечу на последний вопрос... Мне, к сожалению, придётся убить вас всех.
      Все предпочли вежливо посмеяться, гадая про себя, было ли это только шуткой.
      * * *
      25 Октября 1995 года. Лондон. 22.54 по местному времени.
      Рита Скитер стояла перед маггловским ночным клубом, недовольно глядя на часы. До одиннадцати вечера оставались считанные минуты, толпа перед входом в клуб уже успела целиком пройти в помещение, а она всё стояла и ждала эту чересчур умную девчонку, Грейнджер, назначившую ей такое странное место встречи. Внутри Скитер уже кипела от гнева, проклиная про себя юную стервочку, заимевшую компромат на самую скандальную журналистку магической Британии.
      Из дальнего переулка вышел неприметный мужчина в пальто, и направился мимо неё к дверям ночного клуба. Что-то кольнуло её в бедро, а затем мир внезапно закружился, ноги перестали её держать и она точно бы упала на пол, если бы её не подхватил тот самый мужчина.
      Стоящий у двери охранник скучающим взглядом проводил бредущую по улице парочку. Невысокого роста мужичок в потёртом пальто нёс на себе выглядящую лет на сорок блондинку, одетую ярко и совершенно безвкусно. Она висела на мужчине, изредка пьяно хихикая, пока тот тащил её и крокодиловую сумку, принадлежащую ей же.
      — Надралась в хламину, моя благоверная. — Печально поведал мужичок. Охранник расхохотался.
      — Эк тебя, мужик, угораздило, на таком чучеле жениться!
      — Никогда не повторяй моих ошибок, парень, — назидательно поднял палец вверх мужичок, держа остальными сумочку. — Не женись по пьяни!
      Охранник расхохотался вновь и помог дотащить слабо вырывающуюся женщину до припаркованного автомобиля, выглядящего так же затрапезно, как и мужичок. Кое-как запихав распевающую песни женщину на заднее сиденье, охранник пожелал мужику удачи и, всё ещё посмеиваясь, вернулся на пост. Автомобиль плюнул тучкой выхлопных газов, вяло закашлял мотором и покатился прочь. Перекатившись через заднее сидение, из багажника вылез напарник водителя и вколол Скитер снотворное, отчего она моментально отключилась. Пристегнув её к сиденью ремнём безопасности, он кивнул своему напарнику. Тот протянул руку к магнитоле и, пощёлкав переключателями, произнёс:
      — Говорит Фуллхаус Три. Захват подтверждаю. Возвращаемся.
      — Вас поняли, Фуллхаус Три. Ждём. — Донеслось из динамика в ответ.
      * * *
      Тремя часами позднее. Офис ОРК
      Сознание медленно возвращалось, то вспыхивая, то угасая вновь, словно следуя за тенями от лопастей вентилятора, вращающегося прямо над её головой. Яркий свет не давал ей открыть глаза, а когда она попыталась закрыть их руками, то обнаружила, что совершенно не может пошевелить ими. Попытки встать со стула так же не увенчались успехом. Наконец, сознание прояснилось настолько, что она смогла понять, что она, связанная, сидит за столом в центре абсолютно пустой комнаты, под ярким светом ламп искусственного освещения. Громкий голос разнёсся словно бы из всех углов, заставив её вздрогнуть.
      — Прежде чем вы решите трансгрессировать, мисс Скитер, обратите внимание на ваш новый аксессуар.
      На этих словах она ощутила некий дискомфорт в области шеи, словно бы она надела слишком широкое колье. Впрочем, в её ситуации это мог быть только ошейник, что и подтвердил голос.
      — Ваш ошейник снабжен взрывчаткой, и если вы попытаетесь покинуть пределы этой комнаты, он взорвётся. Если вы попытаетесь его снять, он взорвётся. Если ваше сердце прекратит биться, он взорвётся. Надеюсь, этот аргумент поможет нам вести диалог.
      Скитер хрипло рассмеялась.
      — И что же от меня понадобилось родному МИ-6?
      Дверь напротив неё открылась, и в комнату вошел мужчина, одетый в деловой костюм белого цвета.
      — Впервые встречаю мага, знающего про МИ-6.
      — Впервые встречаю маггла, знающего о магах, — парировала Скитер. — Я журналист, я должна знать всё и обо всём. К тому же, маггловские кутюрье знают толк в моде.
      Решив, что достаточно смутила своего оппонента, Скитер продолжила:
      — Может, теперь вы развяжете мне руки и дадите бедной, старой женщине закурить?
      Мужчина хмыкнул и, обойдя её, расстегнул наручники. Рита с наслаждением размяла затёкшие руки, а сотрудник разведки, тем временем, выложил на стол пачку сигарет, зажигалку и уселся напротив Скитер. Она схватила сигарету, несколько раз впустую щёлкнула зажигалкой и с наслаждением затянулась, выдохнув дым в сторону. Глупо было злить людей, во власти которых она оказалось. К тому же, не раз выручавшее её чутьё журналиста подсказывало, что если она будет хорошей девочкой, то сможет изрядно поправить своё финансовое положение, подпорченное увольнением из ''Пророка''.
      — Думаю, вы собираетесь мне что-то предложить, — произнесла она.
      — Правильно думаете, — кивнул её собеседник. — Мы собираемся предложить вам работу по специальности.
      Журналистка хмыкнула:
      — И что же потребуется от меня? Смешать кого-нибудь с грязью или приписать лавры мученика?
      — Делать то же, что и на вашей старой работе. Только малость с другой стороны.
      — Зарплата? — Резко спросила Скитер, почуяв прибыль.
      — Думаю, будет справедливо, если она будет эквивалентна вашей старой...
      — В два раза больше! — Бескомпромиссно произнесла Скитер.
      — Как будет угодно. Галлеоны, или любая маггловская валюта. На ваш выбор. — Мужчина пожал плечами и Рита выругалась про себя — судя по тому, что её наниматель даже не стал торговаться, можно было затребовать гораздо больше. Пересилив досаду, она очаровательно улыбнулась.
      — Уверена, мы с вами поладим. Вот только... — Она щёлкнула накрашенным ногтем по металлу ошейника.
      Оперативник сухо улыбнулся в ответ на этот жест.
      — Как вы относитесь к Непреложному Обету, мисс Скитер?
      Она покачала головой.
      — Магглы же не могут...
      — Можем мы. — Раздался голос от двери. Рита обернулась и увидела двух человек входящих в комнату. Скользнув взглядом по первому из них, она пристально уставилась на второго, в лице которого, постаревшем, загоревшем и испятнанном шрамом, узнавались знакомые черты.
      — Мистер Блэк! — Радостно вскричала журналистка. — Вы даже не представляете как я рада вас видеть!
      — Не могу сказать того же, мисс Скитер. — Мрачно ответил Регулус.
      * * *
      14 Ноября 1995 года. Деревня Хогсмид
      После многочисленных споров, правок и консультаций со специалистами, первый экземпляр пока ещё листовки "Голос Справедливости", наконец вышел в печать. А на следующий день, Наземникус Флетчер, привлечённый возможностью заработать пару бутылочек огневиски за совершенно плёвое дело, уже разложил ящики с листовками около самых любимых студентами мест Хогсмида. Ярко-синие ящики с белой надписью "Голос Справедливости" стояли напротив входа в паб "Три Метлы" и магазина "Сладкое королевство", в трактире "Кабанья Голова", с полного разрешения Абефорта, листовки свободно лежали на столах, где каждый мог прочесть их за кружечкой пива.
      Спустя несколько минут после того, как разномастная толпа студентов достигла Хогсмида, листовки были расхватаны почти моментально — не избалованные разнообразием прессы юные волшебники с интересом читали текст. В далёком Лондоне же ответственные сотрудники довольно потирали руки — первая информационная бомба под фундамент Министерства Магии была успешно заложена.
      ГОЛОС СПРАВЕДЛИВОСТИ
      Первая независимая газета Британии
      Читайте в номере:
      Произвол министерского сотрудника в Хогвартсе — учащиеся подвергаются систематическим пыткам!
      Что скрывает Министерство — независимый анализ публикаций "Ежедневного Пророка"
      Преподавательский произвол
      Как уже известно нашим читателям, с первого сентября нынешнего года Министерство Магии, обеспокоенное падением качества образования, назначило на пост преподавателя ЗОТИ своего доверенного сотрудника. Многоуважаемая Долорес Амбридж известна как ведьма, полностью лояльная политике Министерства Магии, что, несомненно, и послужило поводом для её назначения. Но правильно ли поступило наше правительство, решившее взять якобы происходящий в Хогвартсе, по словам Министра, "беспорядок", под свой контроль?
      Как стало известно нашим корреспондентам, качество преподавания Защиты От Тёмных Искусств за прошедшее время опустилось до рекордно низкого уровня! На всех занятиях мисс Амбридж демонстрирует свою вопиющую некомпетентность — за всё время, прошедшее с её назначения, не проводилось ни одного практического занятия! Как можно преподавать такую ответственную дисциплину как ЗОТИ, от знания которой, между прочем, зависит жизнь и здоровье каждого уважающего себя волшебника! На все возражения, возникающие у учеников, Долорес Амбридж рекомендует вызывать авроров, не предпринимая ни малейших попыток защитить себя! Конечно, после войны прошло уже много лет, но ведь нельзя не согласиться с тем, что в современном мире волшебнику грозит множество различных опасностей! Даже банальный маггловский пьяница сможет травмировать не умеющего защитить себя волшебника до того, как на место происшествия прибудут авроры, не говоря уже о всевозможных магических существах, таящихся в различных уголках Британии! До каких же пор будет продолжаться этот произвол?
      Впрочем, отсутствие всяких способностей к преподаванию далеко не самый страшный грех Долорес Амбридж. По всей видимости, министерская сотрудница не считает зазорным использовать своё положение для жестокого подавления инакомыслия, возникающего в стенах нашей драгоценной школы. Вопиющим примером зверств над учениками является расправа над учащимся пятого курса, знаменитым Гарри Поттером. Пожалуй, всем вам известно его скандальное заявление о возвращении Того-Кого-Нельзя-Назвать и чересчур бурную реакцию на это в Министерстве.
      Гарри Поттер, шестнадцать лет назад победивший ужаснейшего тёмного колдуна современности, до сих пор подвергается жесточайшей, ничем не оправданной травле ''Ежедневного Пророка'', с началом же учебного года Министерство решило перейти на новый уровень — в ответ на высказанное возмущение о качестве преподавания, ему были назначены отработки — под прикрытием которых он подвергался пыткам, невиданным в наше просвещённое время. Так называемая "профессор" Амбридж вынуждала его писать строчки. Казалось бы, звучит абсолютно невинно, но вот то, что строчки эти ученик был вынужден писать пером, использующим вместо чернил его собственную кровь, оставляя несводимые шрамы на руках после продолжительного использования, не может не ужасать. (Колдография руки пострадавшего приложена на обороте)
      По слухам, подобный артефакт, сделавший честь любому Упивающемуся Смертью, был изобретён сотрудницей Министерства собственноручно. Мы не будем сейчас размышлять, правду ли говорит мистер Поттер или, как утверждает ''Пророк'', лжёт, но задумайтесь об одном: чем грозит вам и вашим близким преподаватель, не гнушающийся применять самые натуральные пытки? Что же скрывает Министерство, если на любое инакомыслие отвечает с такой нечеловеческой жестокостью? К чему же приведёт столь вопиющая манера преподавания?
      На следующий день, после того как листовки разошлись по рукам, ученики Хогвартса смогли насладиться великолепным зрелищем — каждая третья почтовая сова, доставляющая утреннюю почту, несла послание Долорес Амбридж. Завтрак для преподавателей был практически сорван — пронзительные крики громовещателей не смолкали ни на секунду, осыпая покрасневшую, под цвет кофточки, Амбридж потоками разнообразных оскорблений. Простые волшебники были довольно инертными — всё, что не касалось их напрямую, они предпочитали игнорировать, но вот качественные колдографии выступающих на коже букв "Я не должен лгать", привели в негодование почти всех. Кого же не напугает перспектива того, что их драгоценного сыночка или умницу дочку на всю жизнь изуродует преподаватель? К счастью Долорес, непрерывный поток словесных помоев схлынул, оставив после себя тихо тлеющие клочки бумаги, обсыпавшие горе-преподавательницу подобно свежевыпавшему снегу. Или, если судить по цвету, свежевыпавшему вулканическому пеплу. Несколько секунд она так и просидела, не в силах выдавить ни слова от переполнявшего её гнева, исходя дымком от тлеющей бумаги, постепенно оставляющей на розовой мантии чёрные подпалины, в утренней чашке кофе куски бумаги напоминали айсберги в Тихом океане, гордо дрейфующие по просторам кружки. Рука, с намертво зажатой вилкой, выводила неровную дробь по столу. Ученики в молчании замерли, стараясь запечатлеть картину униженной преподавательницы в памяти. Наконец, Дамблдор, скрывая ехидность за мнимым беспокойством, мягко поинтересовался:
      — Коллега, с вами всё в порядке?
      Амбридж очнулась от ступора и медленно перевела взгляд на Дамблдора. Спустя несколько секунд до неё дошёл смысл вопроса, спустя ещё несколько — дар речи, наконец, вернулся к ней.
      — Да что вы вообще себе позволяете! — Её голос, никогда не отличавшийся мелодичностью, приобрёл новые, вибрирующие нотки, напоминая магглорождённым ученикам беспощадную соседскую дрель, чьё визжание врывается в уши тихим воскресным утром. Подхватив со стола листовку "Голоса", присланную с одним из писем, она ткнула её в лицо Дамблдору, тот же, хотя и успел ознакомиться с подобной прошлым вечером, внимательно её просмотрел, особо изучив колдографию, и неодобрительно покачал головой.
      — Вы уж простите старика, но ваши методы, — он пожевал губами, подыскивая нужное слово. — Методы преподавания вызывают у меня не самые положительные чувства. Неужели вам мало обычных отработок?
      Амбридж вырвала лист из рук Дамблдора и, резко встав с кресла, вызвав миниатюрную бумажную лавину, обратилась к ученикам.
      — Дорогие мои ученики нашей славной школы! Вчера, людьми, несомненно настроенными против нашего Министерства, непрестанно заботящегося о всеобщем благополучии, были распространены ложные материалы, содержащие без всякого сомнения неверную информацию, предназначенную для того, чтобы обмануть вас, сбить с единственно верного курса...
      Напыщенную речь министерской сотрудницы, наполненную восхваляющими эпитетами в адрес всевидящего, всезнающего и всепомогающего Министерства, прервал ученический гомон. Относительно тихий в начале, раздающийся от Гриффиндорского стола, он, со временем, распространился всё дальше и дальше, перекидываясь на столы соседних факультетов, а затем и на учительский стол. Поражённо ахнула профессор МакГанагалл, схватилась за сердце Помона Спраут, профессор Флитвик и профессор Снейп одновременно развернулись к Амбридж, беря её на прицел разгневанных взглядов, словно крупнокалиберные пушки линкоров. Конечно, Снейп не слишком любил выкормыша Джеймса, вернее сказать, не переносил на дух, но чтоб какая-то министерская швабра смела покуситься на его статус самого жуткого преподавателя? Да он скорее самолично избавится от её трупа, благо, ему известна парочка ядов, растворяющих тело жертвы целиком.
      Почуяв, что происходит что-то не то, Амбридж вынырнула из хитросплетений своей собственной речи и обратила своё внимание на гриффиндорцев.
      Окружённый множеством направленных на него взглядов, Гарри Поттер стоял, спокойно глядя на стол преподавателей. Левый рукав его мантии был задран, открывая белые шрамы, складывающиеся в всем уже знакомые слова.
      — Что вы делаете, мистер Поттер! Триста баллов с Гриффиндора! Немедленно покиньте зал, вы, мерзкий подлый мальчишка!
      В ответ Гарри Поттер победно улыбнулся, наслаждаясь бессильной истерикой преподавателя.
      — Разве вы не видите, профессор? Я не лгу.
      — Вон отсюда! Вон! Во-о-он! Я запрещаю эту мерзость!!! — Скомканная листовка немедленно отправилась в сторону Гриффиндорского стола. — Каждый, кто прочтёт её, будет немедленно исключён! Теми, кто принесёт её в школу, займутся авроры!
      — Я выражаю протест против неправомерного снятия баллов! — Заступилась за своего подопечного МакГонагалл. Амбридж перевела свой взгляд на неё.
      — Вы пристрастны, профессор!
      — Я пристрастна? Я?! Да как вы вообще посмели применять к ученикам пытки! К ученикам МОЕГО факультета?
      — Моя уважаемая коллега, конечно, чересчур резка в своей речи, но всё же я не могу не согласиться с тем, что ваши, — Флитвик в замешательстве пожевал губами, подбирая наименее резкое выражение, — э-м-м, ваши отработки несколько выходят за грани этики и морали. Я бы порекомендовал вам воздержаться от столь радикальных мер.
      — Наша... Коллега, — Снейп, вклинившийся в дискуссию с грацией атомного ледохода, выплюнул это слово с неимоверным презрением. — По всей видимости, решила устроить в Хогвартсе филиал Азкабана. Я предлагаю сегодня же оповестить Попечительский Совет о подобных действиях и выразить протест в адрес Министерства. Могут пострадать и другие ученики!
      — Я сильно разочарована вашей компетентностью, мистер Снейп, — перешла в наступление Амбридж. — Министерство долгие годы закрывало глаза на ваш неблагонадёжный статус. Не заставляйте нас думать, что это было напрасно.
      — Вы. Пытаетесь. Меня. Шантажировать? — Взбешённый до крайности зельевар, казалось, готов был убить наглую министерскую крысу прямо на месте.
      — Ну что же вы, коллеги! Прошу вас, давайте не будем устраивать скандал! Не стоит, право же, подумайте о преподавательском авторитете. — Вещал Дамблдор с высоты директорского кресла, обозревая назревающий скандал с видом опытного полководца. Впрочем, скорее всего, он играл на публику, поскольку никаких попыток остановить низведение и курощение Амбридж директор не делал, но с интересом наблюдал за тем, как и без того низкий рейтинг преподавательницы ЗОТИ стремительно пробивал дно, уносясь в неведомые дали, тогда как уважение учеников к МакГонагалл, Флитвику и даже Снейпу возносилось всё выше и выше.
      Гарри гордо развернулся и последовал к выходу, упиваясь чувством победы, оставляя за спиной набирающий обороты скандал. Конечно же, на следующий день вышел указ о запрете газеты "Голос Справедливости" на всей территории Хогвартса, но его победа была неоспорима. Список тем для следующих выпусков уже был подготовлен и дожидался своего часа в ящике стола, в одном неприметном лондонском доме, Наземникус Флетчер выразил горячее желание продолжить работу на столь выгодных условиях, так что, вероятность того, что хоть кто-нибудь из сотрудников новой газеты попадётся, была крайне низкой. Личная же его репутация, подмоченная потоками грязи из ''Пророка'', снова воспрянула вверх — теперь его считали мучеником, пострадавшим за убеждения. Конечно же, он бы с радостью поменял всё это на обычную жизнь, но всё же репутация борца за убеждения была гораздо выгоднее, чем личина местного сумасшедшего, которую на него усердно пыталось нацепить Министерство.
      К тому же, у такого общественного мнения были и свои плюсы — даже профессор Снейп, к несказанному удивлению всех присутствующих, наградил Гарри одним баллом за более-менее верно сваренное зелье. Конечно, на следующий день, Снейп снял с него несколько баллов за другое зелье, по правде говоря, снял заслуженно — из-за несоблюдения рецептуры оно приобрело свойства бетона, но вот сам факт того, что Ужасу Подземелий не чуждо чувство справедливости, привёл всех в удивление. Амбридж же, после внезапной отлучки в Министерство Магии, злобствовала и исходила желчью, но все отработки теперь проходили только под присмотром декана.
      Осень незаметно переходила в зиму, зима в весну, Гарри же, занятый множеством различных дел от организации Отряда Дамблдора и распространения "Голоса Справедливости" до обычных подростковых проблем, вроде влюблённостей, общения с однокурсниками и домашними заданиями, совершенно не замечал ход времени. Суеты прибавили ещё и сны с участием Волдеморта, к счастью, происшествие с мистером Уизли окончилось благополучно — специалисты из больницы святого Мунго не даром ели свой хлеб.
      Потихоньку приближались экзамены.

Глава 21. Блицкриг

     20 Июня 1996 года. Центральный Штаб. Минус второй уровень. Кабинет 42.
      — Подведя итог, можно заметить, что боевые возможности нашей организации по сравнению с прошлым годом выросли приблизительно на тринадцать целых и шесть десятых процента. Особенно же я хочу отметить возросшую техническую оснащённость войск и постепенное накопление контактов и, что особенно важно, политического влияния в, так называемом, магическом мире Великобритании. В условиях отсутствия внятного противодействия нам удалось создать эффективный рычаг влияния на общественное мнение, косвенно никак не связанный с нашим миром... Однако, предварительный анализ действий наших противников показывает, что пониженная активность террористических групп не что иное, как затишье перед бурей. Аналитики прогнозируют крупный террористический акт, с равной вероятностью направленный как против магического, так и против нормального мира, в связи с чем рекомендовано...
      — Я обязательно ознакомлюсь с вашими выкладками, Эдвард. Сейчас же меня больше интересует результат проекта шесть-шестнадцать.
      — Ах да... — Эдвард поправил очки и зашелестел бумагами в поисках нужных документов. — Итак, проект шесть-шестнадцать, он же проект "Вознесение"... Первым полноценным участником эксперимента стал Саймон Райли, группа "Альфа — Два", доброволец. Несмотря на противодействие со стороны непосредственного начальства, настоял на собственном участии. Процесс модификации был начат второго сентября прошлого года, окончился успешно. Период ремиссии длился до пятнадцатого марта, после чего пациент приступил к выполнению медицинских тестов и упражнений, направленных на изучение постмодификационного потенциала. Через месяц после проведения операции к участию в эксперименте было допущено ещё три человека. Их досье находятся в этой папке. — Эдвард протянул упомянутую папку Райту, тот же отложил её в ящик стола.
      — Меня всё же интересует практическая направленность эксперимента. — В ответ на это Эдвард коротко улыбнулся.
      — Могу вас поздравить, сэр. Мы достигли всех запланированных целей. Силовые и скоростные параметры у испытуемых значительно возросли, так же зафиксировано укрепление связок, мышечных, костных тканей и эпидермиса на биологическом уровне. Конечно, пули лбом ловить они не смогут, но использовать свои возможности без риска вывихнуть себе сустав резким движением — очень даже. Стоит так же упомянуть, что, судя по данным тестирования, их возможности в целом превышают порог человеческой реакции, отчего действовать в полную силу испытуемые не могут. С целью купирования этого недостатка был разработан комплект полевых стимуляторов, позволяющих существенно увеличить скорость реакции на краткий период времени. К сожалению, эти комплекты экспериментальны, и поэтому обладают рядом неприятных эффектов. Во-первых: они смертельны для обычных людей, принятие даже трети дозы вызывает разрыв сердца спустя несколько часов после использования. Во-вторых: использование их на постоянной основе невозможно из-за скачкообразного повышения норадреналина в крови, что вызывает приступы агрессии, делая приём стимулятора опасным для окружающих в не боевой обстановке. Впрочем, адекватно воспринимать приказы в боевой обстановке они всё ещё способны. В третьих: из-за несовершенства метода имплантации первого поколения испытуемых, кровеносные сосуды в области зрачка оказались подвержены разрыву, особенно после воздействия стимулятора. В результате приема сосуды разрываются, вызывая изменение цвета глаза и незначительное кровотечение. К слову, именно из-за этой особенности солдаты проекта уже успели получить прозвище "плакальщики". Впрочем, эта "детская" болезнь досталась нам от биологических прототипов, и достаточно легко устраняется...
      Неторопливую речь докладчика прервала трель телефонного звонка. Райт жестом остановил Эдварда и взял телефонную трубку.
      — Слушаю... Каким образом? Достоверность... Полагаете, это ловушка? Доступные группы в области. Задержать и обеспечить безопасность. Свяжитесь с Невыразимцами и развёртывайте ударный отряд, нам необходим доступ в министерство. Пожелайте парням удачи от моего имени. Буду на связи.
      — Что же... — Родерик Райт аккуратно положил трубку телефона на место и невесело усмехнулся. -Похоже, нам предстоит оценить действия ваших подопечных на практике.
      Эдвард просто и незатейливо выругался.
      * * *
      20 Июня 1996 года. Лондон. Неподалёку от входа в Министерство Магии
      Ревя форсированным мотором, противно завывая сиреной и распугивая редких прохожих, по улицам Лондона нёсся бронеавтомобиль "хамви". Стёкла его были тонированы, не позволяя разглядеть творящееся внутри, где царили хаос, бардак и разорение.
      — Мать вашу, мать вашу мать вашу, ма-а-ать! Ну за что мне всё это?
      — Спокойнее, Райли. — Прайс передёрнул затвор винтовки и хладнокровно уставился на паникующего солдата. — Досадные случайности иногда... Просто случаются.
      — Досадные? — Юрий поднял голову от тактического планшета, на котором отображался кратчайший маршрут к точке прибытия. — Эта шайка придурковатых подростков направилась штурмовать Министерство Магии... Стоп, а почему они вообще туда направились?
      — Мистер Снейп сообщил, что у юного мистера Поттера было, якобы, видение о том, что его драгоценного крёстного похитил Волдеморт. Ну, разумеется, взыграла юношеская кровь и понеслось...
      — Почему тогда его никто не остановил? — Райли закончил придуриваться и проверял, как ходит в ножнах мачете, припасённое специально для ближнего боя.
      — Нас, как ты знаешь, сдёрнули на ложный вызов, — Прайс досадливо поморщился. Ложные вызовы были не таким уж и редким явлением, но обычно на них отзывались патрули гэбээровцев — рядовых солдат Групп Быстрого Реагирования. Но на этот раз не повезло и группе Альфа — вместо предполагаемой лёжки оборотней, с которыми толком никто из простых людей пока так и не встречался, они наткнулись на подпольные собачьи бои. Впрочем, их участники могли бы поспорить с тем, кому не повезло больше — разозлённые неудачей бойцы предпочли устроить акт превентивного мордобития, прежде чем вызывать силы полиции. Хотя, собачки были рады. Прайс кашлянул и продолжил:
      — Сириус Блэк, который обязан был находиться в доме, усвистал в нашу печатную мастерскую, видимо, решив проконтролировать ход работ лично. Юрий, напоминание: не забудь вынести ему мозг.
      — Так точно, сэр. Не забуду, сэр.
      — И в итоге получаем, что из всех присутствующих в доме по адресу Гриммо 12, был только Северус Снейп, антипатия к которому у мистера Поттера достигает просто титанических масштабов.
      — Ага. И парень просто взял и ломанулся в гости к Волдеморту? Он не думает, что это ловушка? — Спросил МакТавиш, не отрываясь от вождения.
      — Первое правило параноика, лейтенант: это НАВЕРНЯКА ловушка. — Ответил Прайс. — Именно поэтому к Министерству в срочном порядке стягиваются все доступные силы. В том числе и бригада "Страйкер" с новейшими экзоскелетами. Неплохой момент, чтобы показать себя и одновременно с этим спасти мальчишку.
      — Касательно "Страйкера", они там что серьёзно...
      — Да нет... — Сказал МакТавиш. — Петрович не настолько впал в кретинизм. По крайней мере, пока. Там были просто пластиковые макеты, настоящие экзоскелеты подвезли через пять минут.
      — И ему ничего за это не было?
      — Он очень ценный специалист. — Со вздохом пояснил МакТавиш. — Настолько ценный, что периодические впадания в маразм ему прощаются. Кроме того, он обычно творит всякую дичь на свои средства и исправно выплачивает штрафы. Так что его пока терпят.
      — А что, кстати, все с мальчишкой возятся-то? — Сменил тему Райли. — Ну навернулся об него этот их Волдеморт, ну и чёрт бы с ним?
      — Не всё так просто. — Ответил Прайс. — Члены Ордена Феникса упоминали некое пророчество, связанное с Поттером. Оно, кстати, и находится в Министерстве Магии и, вполне возможно, что вся эта заварушка началась из-за него.
      — У них ещё и пророчества есть? — Спросил Райли.
      — Тебя что-то удивляет?
      — Да нет, — пожал плечами Саймон. — Просто в последний раз мне одна цыганка напророчила судьбу страшную, да беду неминучую. Я в ответ предсказал, что дам ей в торец.
      — И как?
      — Успешно.
      — Рад за тебя. Так! — Прайс хлопнул в ладоши, привлекая внимание всех, находящихся в салоне автомобиля. Мы подъезжаем к точке высадки. Ориентировочное время прибытия...
      — Три минуты, десять секунд. — Доложил Юрий.
      — Отлично. Командованию удалось связаться с Невыразимцами, и те согласились провести нас внутрь. Кроме них сотрудников Министерства в здании нет, поскольку до начала рабочего дня ещё четыре часа. У точки сбора нас ожидает один из Невыразимцев и наш сотрудник.
      — Стоп, стоп, а когда он успел? Мы и то чудом поблизости от Министерства оказались, если бы не вызов...
      — Он живёт неподалёку. — Пояснил Прайс.
      — Живёт неподалёку? — Оживился Юрий. — Стоп, а это не...
      — Да. Это Комиссар.
      — Да ла-а-дно! Этот неадекват будет работать с нами?
      — Неадекват? Почему я не знаю неадеквата? — Встрепенулся Райли.
      — О... — Юрий закатил глаза. — Это особенный неадекват. Исчезающий вид, можно сказать. Впрочем, увидите сами.
      — Ладно, господа, все заткнулись. Инструктаж я уже провёл ранее, поэтому просто напоминаю. Первоочередная цель — вытащить мальчишку и его компанию из той задницы, в которую они сами себя загнали. Цель вторая — завладеть упомянутым пророчеством. Цель третья — произвести наибольшее впечатление на магов. Все операции, проведённые до этого были разогревом, избиением малолеток, мы рисовались перед заведомо слабейшими противниками. Исключая, конечно, Чистильщиков, но об их деятельности никому не известно. Теперь же настала пора столкнуться с наиболее подготовленными магами. Упивающиеся смертью — наиболее фанатичная, высокоорганизованная и опасная террористическая группировка магического мира. Они умеют убивать и знают, как это делается. Поэтому — не ослаблять бдительность. Человечество надеется на вас. Это всё.
      Взвизгнув шинами, бронеавтомобиль остановился на заброшенной улице, грязные, обшарпанные дома скалились выбитыми окнами, повсюду валялся неубранный мусор и мокрыми, слипшимися кучами лежали прошлогодние листья. Завод, персонал которого и проживал на этой улице, закрылся пятнадцать лет назад, сотрудники, в один миг оказавшиеся безработными, разъехались кто-куда, а улица медленно пришла в запустение. Этим, вероятно, и воспользовались маги, создав неподалёку вход в своё Министерство. Похоже, сотрудников Министерства совсем не волновало запустение, царящее вокруг. А может быть, это было им на руку, выгодно подчёркивая контраст между бедной, полуразрушенной маггловской улицей и роскошно отделанным атриумом Министерства Магии.
      У обшарпанной телефонной будки, ожидая бронеавтомобиль, стоял человек, явно презирающий общественные стандарты. Говоря проще — выглядел он как заблудившийся косплеер или исторический реконструктор. Фуражка со звездой и комиссарская кожанка создавали поразительный контраст с одетыми в высокотехнологичные бронекостюмы солдатами, начищенные до блеска берцы и пистолет в кобуре приводили в замешательство, а свисающий с перевязи меч, выглядящий как гибрид палаша и бензопилы, и вовсе вызывал трепет. Строевым шагом подойдя к группе, странный человек произнёс:
      — По воле партии Советского Союза, я прибыл к вам на помощь.
      — Эм... Кхм... Отлично, боец! — Ответил изрядно сбитый с толку Прайс. — Но на кой чёрт ты так вырядился? У нас тут что, сходка реконструкторов или серьёзная операция?
      Комиссар в ответ горделиво вздёрнул подбородок:
      — Сегодня мой клинок будет вершить суд над неправедными. В гордыне своей они отвергли самое передовое учение Ленина-Сталина и за это они понесут тяжелую кару. Ибо сказано: учение Маркса всесильно, потому что оно верно. И я, как один из тех, кому были даны силы, поистине сверхчеловеческие, огнём и мечом внушу эти слова в сердца неправедных!
      — Он один из плакальщиков, сэр. — Юрий протянул руку Комиссару и тот пожал её, коротко кивнув головой.
      — А на нас он часом не набросится? — Шёпотом поинтересовался Прайс у Юрия, пока новичка вводили в курс обстановки. — Мы же тоже, вроде как, капиталисты?
      — Не должен, сэр, — ответил тот, настороженно поглядывая на телефонную будку. — Он не сумасшедший. По крайней мере, не больше, чем Райли. Просто косит под идиота.
      — Отлично, — вздохнул Прайс. — Теперь у меня в команде два неадеквата, способные пробить кулаком стену. Что дальше?
      — Будет мордобой. — Задумчиво произнёс Райли. — К слову...
      Тихий хлопок прервал его, и, одновременно с этим, на пустынной до того улице появилась закутанная в тёмно-серый плащ фигура. Голову её прикрывал глубоко натянутый капюшон, под которым клубилось облако мрака, не позволяя разглядеть черты лица. Туман, царящий под капюшоном, встретился с зелёными отсветами визора и вяло колыхнулся, становясь ещё непрозрачнее. Не замечая направленного на него оружия, неизвестный коротко кивнул и произнёс голосом, похожим на скрип наждачной бумаги.
      — Вижу, вы уже собрались. Я Невыразимец и я проведу вас внутрь. Готовы ли вы?
      Прайс оглядел своих подчинённых, в последний раз проверяющих своё обмундирование. Гранаты различных типов, штурмовые винтовки и пистолеты, различные подсумки тщательно проверялись и затягивались. Спустя минуту ожидания, Прайс развернулся к невыразимцу.
      — Да, мы готовы.
      Не говоря ни слова, Невыразимец направился к телефонной будке и, открыв дверь, сделал приглашающий жест. Не смотря на то, что будка никак не могла вместить пятерых взрослых мужчин и одну неизвестную личность, влезли все, и место для манёвра ещё оставалось. Невыразимец набрал номер, и пол начал медленно опускаться вниз, под аккомпанемент женского голоса.
      — Невыразимец вместе с сопровождением.
      Спустя минуту двери кабинки открылись, выпуская необычных посетителей в атриум. Прайс, оглядев богато украшенную обстановку неопределённо хмыкнул, задержав взгляд на фонтане. Статуи кентавра, эльфа-домовика и гоблина подобострастно глядели сверху вниз на волшебников. Рядом с ним Комиссар пробормотал что-то о проклятых капиталистах.
      Коротким жестом позвав за собой, Невыразимец направился к лифтам и указал на ближайший.
      — Юные волшебники направились сюда. Нужный вам этаж — Отдел Тайн. Двери сами найдут дорогу. Здесь же я покину вас.
      — Эй, постой, погоди! Разве сражаться с Волдемортом не в твоих же интересах? — Спросил его Юрий. В ответ Невыразимец покачал головой.
      — Мы Невыразимцы. Мы выше склок магов и их мелочной борьбы за власть. Мы храним тайны, что никогда не должны быть разгаданы. Мы оберегаем артефакты, способные принести в этот мир хаос. Мы Невыразимцы и мы не вмешиваемся.
      Сказав это, фигура в капюшоне развернулась и направилась прочь, минуя фонтан с золотыми статуями, пока не скрылась из виду в одном из многочисленных коридоров.
      — Что же, — Прайс взял винтовку наизготовку и направился к лифту. — К бою, господа!
      * * *
      И тут, прямо за их спинами раздался голос. Кто-то сказал спокойно, чуть растягивая слова:
      — Очень хорошо, Поттер. А теперь повернись, медленно и без глупостей, и отдай его мне.
      Гарри резко развернулся, с тревогой всматриваясь в темные силуэты, возникшие из темноты позади него. В отсветах магических светильников матово поблескивали маски. Фигур было на удивление много, больше, чем на кладбище год назад. По всей видимости, к Волдеморту присоединились не только бывшие азкабанские узники, но и новички, жаждущие славы и силы. Фигуры обступали его друзей, отрезая все пути к отступлению, те, кто был перед ним, стояли молча с мрачным торжеством во взгляде, те же, кто стоял по краям, отрезая ближайшие пути отхода, перешёптывались, указывая пальцами на группу подростков.
      — Пророчество, Поттер. — Напомнил о себе Люциус Малфой. — Отдай его нам, и никто не пострадает.
      — Сначала Сириус, — крикнул в ответ Гарри. — Верните его!
      — Сириус! — фигура рядом с Малфоем безумно засмеялась. — Пора бы тебе, малютка Гарри, научиться видеть разницу между сном и явью! Хотя я бы не отказалась свидеться с моим дражайшим кузеном!
      Волна паники захлестнула Гарри. Если они правы, то он сам завёл своих друзей на верную смерть.
      — Вы лжёте мне! Сириус тут, я знаю! — Произнёс он, одновременно с этим пытаясь незаметно направить палочку на Упивающихся Смертью. К его огорчению, маневр не остался незамеченным.
      — Глядите, наша деточка готова сопротивляться! Как это мило! Что дальше, чары щекотки? Или, о ужас, Экспеллиармус? — Беллатрикс зашлась в безумном смехе.
      — Ты не знаешь Поттера, — пояснил Люциус. — Он всегда был склонен к неуместному героизму. Но на этот раз... Акцио Проро...
      — Протего! — Гарри вовремя среагировал, удержав рванувшийся было к Малфою шарик.
      Тот раздосадованно поморщился.
      — Ну что же, Поттер, раз не хочешь по-хорошему...
      Упивающиеся Смертью обрадованно зашевелились. Если старые и опытные ещё находили удовольствие в том, чтобы понаблюдать за загнанной в угол жертвой, то молодёжи хотелось иного. Хотелось крови.
      — Приготовьтесь. — Шёпотом сказал Гарри друзьям. — Рон, Невилл, прикрывайте нас щитами. Джинни, Гермиона, Полумна, атакуйте ближайших, я отвлеку остальных.
      — Слыхали? Нет, вы слыхали? Он ещё даёт указания другим детям, словно собирается драться с нами! — Беллатрикс, сняв маску, из-под которой показалось худое, измождённое от голода и компании дементоров лицо, снова оскалилась в безумной ухмылке. — Ну что же, детки, сейчас тётя Белла покажет вам, что значит...
      Внезапно светильник, висящий над потолком взорвался, разбрызгивая вокруг осколки стекла. Его примеру последовали и другие, погружая комнату в беспросветную тьму. Вспыхнули лучи света, выходящие из палочек упивающихся, подручные Волдеморта настороженно осматривались, уделяя всё внимание попавшим в ловушку подросткам.
      — Неплохой ход, Поттер! — Произнёс Малфой, снисходительно улыбнувшись. — Но ты же не думаешь, что сможешь сбежать от нас?
      — Это не я! — Ответил ему Гарри, с надеждой глядя во тьму, скрывающую проход в коридор. Если его догадки были верны...
      — А кто же ещё, крошка Потти?! Не стоит отпираться! — Вмешалась Беллатрикс, держа палочку наготове. Неожиданно для всех, в обширном зале раздался новый голос, заставив лучи палочек судорожно заметаться в поисках говорившего.
      — Дамы и господа! Колдуны и волшебники! Придурки и клоуны! Мы смиренно просим минуточку вашего внимания!
      Лучи палочек высветили фигуру говорившего. Им оказался молодой парень, ловко балансирующий на стойке с пророчествами. Его костюм, обтягивающий и, одновременно с этим скрывающий фигуру множеством лямок и кармашков, вмещающих неизвестное содержимое, контрастировал с мантиями волшебников, во всей его фигуре был скрытый вызов, вызов, который никто не мог проигнорировать. Лучи разнообразных заклятий устремились к нему, но он, предвидев это, ушёл от них изящным, за гранью человеческих возможностей, пируэтом. Одновременно с этим что-то свистнуло в воздухе — стоящий чуть позади Малфоя и Беллактикс Упивающийся захрипел, протягивая руки к рукоятке ножа, торчащей из его глазницы, и рухнул наземь, пятная белый мрамор пола лужей крови, почти чёрной в свете палочек.
      В другом углу зала, стоящий позади Гарри и его команды Упивающийся, похабно скалящийся в лица девушек, ощутил на своём плече чью-то руку и услышал тихое, басовитое гудение. Затем, мигом спустя пришла боль, родившаяся в районе позвоночника, отчаянная и пожирающая все мысли и чувства. Он выгнулся, в бесполезной попытке стараясь избежать её, и попытался закричать, но лишь закашлялся кровью. Фонтан этой же крови исторгся из его живота вместе с бешено вращающейся цепью клинка. Комиссар, удерживая тихо воющего от боли Упивающегося, хладнокровно поднял руку с пистолетом, всадив две пули в лицо напарнику своей жертвы, и крикнул:
      — Сегодня вы все приглашены на наше шоу! Радуйтесь же выпавшей вам чести!
      Резким ударом он отправил умирающего колдуна навстречу зелёным вспышкам заклятий, летящих в его сторону, и стремительным рывком ушёл за стеллажи, в спасительную темноту. Упивающийся, получивший пулю в голову, постоял ещё секунду и рухнул вперёд, словно подрубленное дерево.
      — Палочки наизготовку! Шлите заклятья на любое движение! Не паниковать, гиппогрифий навоз! — Выкрикнула Беллатрикс, посылая заклятье куда-то в темноту. Упивающиеся Смертью спешно шарили лучами света вокруг себя, ошеломлённые и напуганные кровавой расправой.
      — Верно! Не паникуйте! — На отошедшего слишком далеко волшебника набросилась расплывчатая от скорости тень, располосовав его ударами рук, на которых словно бы выросли отливающие металлом когти. Расчеркав стены своей кровью, жертва отлетела в сторону, а нападавший, сверкнув чем-то, что напоминало металлические перчатки, отступил из поля зрения.
      — Ибо вы все обречены! И никто не уйдёт живым!
      Нелепо выглядящий маггл, одетый в некое подобие непонятной принадлежности униформы, стремительно атаковал Долохова. Опытный Упивающийся, ушёл от стремительного взмаха клинка, заработав себе на память длинную, равную царапину на переносице, и атаковал в ответ заклятьем. Незнакомец же, ничуть не смущённый своей неудачей, рваным прыжком сменил траекторию, уходя от атаки, и с размаху ударил в грудь одного из новичков, на свою беду не успевшего сориентироваться в обстановке. Раздался неприятный хруст, и убитый мешком осел на землю — сломанные рёбра проткнули внутренние органы.
      Маги, в начале представляющие неорганизованную толпу, собирались в защитную формацию, повинуясь приказам Малфоя-старшего и Беллатрикс, всё меньше атак попадали по своим целям, всё больше метательных ножей и пуль вязло в магических щитах или отклонялось в сторону. В наступившей суматохе никто не замечал непроглядных клубов дыма, возникших в коридоре между членами Отряда Дамблдора и Упивающимися смертью, пока не стало слишком поздно. Вылетевшая из тьмы кошка вонзилась в верхнюю полку стеллажа, ближайшего к Упивающимся. Резкий рывок, и он рушится на головы магам, пророчества с грохотом разбиваются, порождая иллюзии, ещё больше скрывающие происходящее. Одновременно с этим в сторону Упивающихся летят два цилиндра, взрывающиеся над их головами с жутким, вытрясывающим сознание грохотом и ярчайшей вспышкой. Спустя несколько минут, когда ослеплённые и оглушённые маги пришли в себя, Беллатрикс зарычала от бешеной ярости — Поттер и его дружки исчезли, вместе с нападавшими скрывшись в клубах белого дыма.
      * * *
      Как только клубы непроглядного дыма скрыли их от глаз Упивающихся Смертью, Гарри рванул назад, к выходу из зала пророчеств, увлекая за собой товарищей. Стеллажи, дым и темнота не давали им увидеть, что происходит вокруг, но, судя по крикам, раздающимся повсюду, у Упивающихся явно были серьёзные проблемы. Внезапно луч света из палочки, скачущий по полу, высветил чьё-то тело.
      — О, господи! — Гермиона остановилась и прижала ладони к щекам. — Он... Он же мёртв!
      Жуткого вида рваная рана на спине Упивающегося не давала ни малейшего повода усомниться в том, что её обладатель уже отправился в мир иной. Гарри выругался про себя — ему ни в коем случае не следовало допускать промедлений — рано или поздно Упивающиеся Смертью придут в себя и осознают, что добыча сбежала. Он сжал в руке матовый шарик пророчества и толкнул подругу вперёд.
      — Не смотрите на него! Живее, живее! Если остановимся, на его месте будем мы!
      Всхлипнула позади Луна, судорожно вздохнул Рон, Невилл, сохраняя удивительное хладнокровие, схватил стоящих рядом Джинни и Полумну за рукава мантий и силой потащил их прочь от ужасного зрелища. Позади всё на пару секунд умолкло, а затем что-то взорвалось со страшной силой, высветив весь зал стробоскопической вспышкой, оставляя мечущееся между стенами эхо. Сзади мелькнула размытая тень, взлетела на стеллаж и приземлилась перед Гарри.
      — Вы заставили нас изрядно поволноваться, мистер Поттер. Впрочем, предлагаю обсудить это чуть позже.
      — Спокойно! — Гарри опустил руку на палочку Невилла, не давая ему атаковать. — Это свои!
      — Свои?! — Поражённо вскинулся Невилл. — Ты видел, что они сделали?! Это убийцы!
      — Парень, — незнакомец склонил голову набок в притворном жесте удивления. — Мы на войне, если ты не заметил. Тут убивают. Впрочем, забыл представиться — Саймон Райли, к вашим услугам. Так мы идём или подождём ваших... Друзей?
      — Идём! Невилл, Рон, следите за тылом. Все разговоры потом! — Выполняя приказы товарища, ученики спешно двинулись вперёд про коридору, время от времени оглядываясь назад.
      — Надо же, мистер Поттер, у вас на удивление неплохо получается командовать. Не думали о карьере военного?
      — Я хотел стать аврором. — Ответил Гарри, настороженно оглядываясь по сторонам. — Вы же пришли не один?
      — О, разумеется, я пришёл не один. — Райли легкомысленно взмахнул руками. — Как можно не позвать товарищей на такое чудное представление? А вот, впрочем, и они.
      В длинном коридоре, отделяющем зал пророчеств от комнаты с дверями, освещение ещё было, поэтому закованные в матово-чёрную броню фигуры не стали ни для кого неожиданностью, впрочем, они всё равно производили впечатление скрытой силы, вызывая подспудное опасение. Чёрные маски, закрывающие лица, светили бездушными зелёными огоньками, угловатое, непривычное оружие и неизвестного предназначения инструменты царапали взгляд, и в то же время сложно было отвернуться от них из-за болезненного любопытства. Даже Невиллу и Полумне, людям бесконечно далёким от маггловского мира, было понятно, что люди, стоящие перед ними, как минимум не уступали Упивающимся Смертью в беспощадности и умении выполнить приказ, не смотря ни на что. Одна из фигур, отличавшаяся от других белым треугольником, нарисованном на предплечье, развернулась к прибывшим, пока две другие спешно размещали небольшие контейнеры чёрного цвета на полу и стенах. Несколько подобных контейнеров, размещённых на некотором расстоянии друг от друга, в таких местах, на которые сложно было сразу же обратить внимание, они уже замечали по дороге, пристально всматриваясь в темноту, со страхом ожидая засады Упивающихся.
      — Дамы и господа, рад, что вы целы. — Обратилась к ним фигура с треугольником на предплечье. — Хотя я бы не советовал повторять такой номер ещё раз. Мы можем и не успеть.
      — Да кто вы такие!? — Невилл поднял свою палочку, настороженно осматриваясь по сторонам. — И что тут происходит!
      — Магглы. Спасаем ваши задницы из огня, вот что тут происходит! Вы будете двигаться или нет, чёрт вас дери!?
      Выбитый из равновесия резкой отповедью, Невилл позволил увести себя прочь, незнакомцы расступились, пропуская подростков дальше, к дверям. Как только они отошли, послышался топот торопливых шагов, и из-за угла выбежал Комиссар. Не обращая внимания на кровь, капающую с его кожанки, он радостно улыбнулся и доложил:
      — Они оклемаются секунд через тридцать, капитан! Мне задержать их тут?
      — Отрицательно. — Прайс развернулся спиной к выходу и направился прочь, бросив через плечо: — Защитная формация три. Юрий, мины!
      — Вас понял. — Специалист набрал на планшете короткую комбинацию и, повинуясь неслышимому сигналу, установленные в коридоре мины выбросили невидимые "усики" лазерных лучей, избороздивших пространство. Бросив короткий взгляд на коридор, солдат поспешил прочь, следом за своими товарищами.
      * * *
      — Бытрее! Мальсибер, Долохов, возьмите ещё двоих и двигайтесь в обход, нам надо их отрезать! Нотт, Рудольфус, Джагсон, двигайтесь в хранилище хроноворотов. Беллатрисса, Руквуд, зелень [1], десять человек со мной в проход! Остальные, двигайтесь к лифтам! Они не должны сбежать!
      Раздав указания, Люциус Малфой устремился к проходу, кипя от еле сдерживаемого гнева. Простенькая, словно отнять конфету у ребёнка, операция вылилась в кровавую баню, которую, по меньшей мере десятеро из без малого семидесяти человек, не пережили. Небольшим утешением служило то, что погибли только новички, но вот то, что их противники и мальчишка с друзьями сбежали невредимыми, было плохо. Противники... За всю свою карьеру Упивающегося Смертью Люциус ещё не встречал подобной тактики. Почти все волшебники, в той или иной манере, избегали пользоваться смертельными заклятиями — не так много их было, чтобы без разбору разить направо и налево. Это негласное правило, конечно, нарушалось, но ещё ни разу он не сталкивался с таким пренебрежением человеческими жизнями. Упивающихся Смертью забивали словно диких зверей на потеху толпе, наиболее быстро, болезненно и кроваво. Впрочем, он не мог не согласиться с тем, что такая тактика была в чём-то эффективна — его подчинённые были явно напуганы и ошеломлены. Сделав вид, будто запнулся о разрушенный стеллаж, он пропустил вперёд одного из новичков, ещё не заслужившего того, чтобы Люциус помнил его фамилию. Если он был прав...
      Резкий хлопок и крик, раздавшийся из коридора, подтвердил его догадку — в коридоре была установлена ловушка.
      — Белла, остановись! — Он ухватил женщину за плечо, не давая ей броситься в погоню. — Ты слышала крик.
      — Грифон тебя дери, Люци! — Лицо Беллатрикс капризно сморщилось. — Ты всегда был таким трусишкой?
      — Ты предпочитаешь зря погибнуть? — Люциус указал на пострадавшего, которого манящими чарами выносили из коридора. Весь правый бок его был разворочен неведомой силой, отчего раненый быстро терял кровь. Взглянув на раны, Люциус покачал головой.
      — Ему уже никто не поможет. Добейте его и двигайтесь за мной, нам надо перехватить их!
      Два товарища, вытащившие раненого переглянулись, затем один из них аккуратно опустил свою ношу на пол, в последний раз взглянул в глаза, слепо смотрящие в пространство от боли и кровопотери, поднял палочку и произнёс:
      — Авада Кедавра!
      * * *
      Они торопливо бежали вперёд, минуя комнаты с разнообразным содержимым. Миновали мозги, плавающие в аквариуме, затем прошли через своеобразный планетарий, в котором медленно курсировали планеты Солнечной системы, а затем вышли в комнату, большую часть которой занимал шкаф с разнообразными часами. Помимо того, откуда они пришли, в эту комнату вели ещё два входа. Спустя секунду, из одного из них в их сторону полетели заклятья. Капитан непечатно выругался, жестом заставляя подростков отойти за дверь, и всадил в открытую дверь гранату из подствольника, а затем, сразу за ней, — светошумовую. Крики и ругань, раздавшиеся после хлопка подствольной гранаты, заглушил грохот светошумовой, гарантированно выведя противника из строя.
      — Вперёд! Вперёд! Вперёд! — Закричал он, подгоняя Поттера и его друзей — им было необходимо вырваться из тесных коридоров Отдела Тайн на открытое пространство, где преимущество магов в разнообразности чар сходило на нет из-за невозможности посылать их на дальние дистанции с необходимой точностью. Миновав дверь, откуда раздавался вой оглушённого Упивающегося, солдаты, взяв детей в коробочку, устремились дальше. Комиссар, двигавшийся позади, воровато оглянулся и протянул руку к шкафу с часами, пряча пару из них в специальный контейнер.
      — Экспроприация экспроприированного, ничего личного! — Буркнул он себе под нос и поспешил за остальными.
      Выйдя в открытый зал, формой напоминающий чашу, в центре которой стояла занавешенная тканью арка, а по краям шли строгими рядами скамьи, отчего зал этот напоминал древнеримский амфитеатр, Прайс облегчённо выдохнул и отдал распоряжения.
      — Юра, Соуп, занимаем позиции по центру напротив дверей, — на их счастье, двери, ведущие в зал, находились друг напротив друга, что давало возможность обстреливать их с одной позиции. — Райли, Красный — держите фланги, будьте готовы к прорыву в тыл к наступающим! — Ненадолго умолкнув, капитан повернулся к Гарри.
      — Мистер Поттер, полагаю, что сидеть тихо и незаметно вас и вашу компанию не заставишь?
      — Нет, сэр! — Вскинулся Гарри. Его друзья так же отреагировали отрицательно.
      — Ладно, — Прайс вздохнул. Если дети хотят сражаться, лучше не препятствовать в этом — ему ещё не хватало пустоголового геройства. — Займите позиции позади меня и прикрывайте центральную группу от заклятий. Вести огонь по готовности, всё ясно? К укрытиям!
      — Вести огонь? — Переспросил Невилл, пока они прятались за рядами скамеек. Впереди них маггловские солдаты тоже готовились к бою, прицепляя своё оружие на спинки скамей при помощи специальных креплений, раскладывая рядом с собой разнообразные приспособления. Один из них отложил в сторону своё оружие и достал из-за спину тубус, примерно в один фут длинной, направив его на дверь. — Он хочет, чтобы мы их поджигали?
      — Нет. — Ответил Гарри, поправляя сбившиеся очки. — Просто пошлите в них как можно больше заклятий. И... Пока есть время... Простите меня за то, что я втянул вас в это.
      — Мы же друзья. — Пожала плечами Луна.
      — Я рада тебе помочь. — Смущенно пробормотала Джинни, потупив взгляд.
      — Да ладно тебе, Гарри, это будет отличное приключение! — Заявил Рон, в предбоевом мандраже, забыв о недавних страхах.
      — Ты много раз спасал наши жизни. — Сказала Гермиона. — Это меньшее, что я могу для тебя сделать.
      Невилл улыбнулся:
      — По крайней мере, бабушка теперь точно будет мной гордиться.
      Гарри хотел было поблагодарить своих друзей, но его прервал крик одного из солдат.
      — Контакт!
      Выбежавший из центрального хода Упивающийся остановился, пытаясь определить источник звука, и тут же рухнул наземь, пятная кровью пол. Держащий тубус солдат, направил его на двери, из которых выбежал противник, и нажал на спуск. Дымная трасса прочертила помещение и воткнулась в двери, разродившись ярким пламенем взрыва. Завыли, закричали на несколько голосов несчастные, оказавшиеся под ударом. Юрий отбросил уже бесполезный тубус одноразового гранатомёта на пол и поудобнее перехватил автоматический дробовик. Несколько секунд всё было тихо, а затем из обоих дверей одновременно вырвались фигуры в капюшонах, поливающие яркими вспышками заклятий. Им навстречу устремились трассеры пуль и несколько гранат, вызвавших в их рядах смятение. Несколько заклинаний, нацеленных на группу Альфа, безвредно разбились о выставленные подростками щиты.
      — Так держать! — Выкрикнул Прайс. — Фланги, контратака!
      Размазанные тени набросились на Упивающихся из-за колонн, отчего их атаки, всё более и более организованные, снова превратились в беспорядочную мешанину заклятий. Тени вгрызлись в ряды противников, мешая им прицелиться, не выходя на открытое пространство, и убивали, убивали, убивали. Оружием, ударами ног, рук, локтей, головокружительными прыжками уходя от лучей заклятий. Только лишь струи огня, извивающиеся словно живые, огибая своих будто змеи, смогли отбросить нападавших. Плакальщики отступили в укрытия, Райли с руганью хлопал по боку, пытаясь потушить горящую разгрузку, Комиссар же тихо рычал от бешенства — правая половина его лица стремительно наливалась краснотой, а от бровей и большей части волос оставались только неприглядные ошмётки. Фуражка, каким-то чудом удержавшаяся у него на голове, исходила едким дымком.
      Восстановившие порядок Упивающиеся Смертью медленно продвигались вперёд. Некоторым из них не везло — пули и осколки собирали богатую жатву, но основной костяк из опытных, видавших виды Упивающихся Смертью упрямо наступали, защищая друг друга магическими щитами и метко посылая заклятья в сторону своих врагов. Щиты Гарри и его друзей уже не справлялись с нагрузкой, то и дело пропуская вражеские заклятья. Невнятно выругался Юрий, пропуская над собой зелёную вспышку смертельного заклятья, ударившее в сантиметре от головы оглушающее заставило Соупа несколько секунд вести огонь вслепую, а затем, луч бомбарды, посланный рукой Беллатриссы, ударил рядом с головой Симонова, обсыпав его острыми мраморными осколками.
      — Деррьмо! Юра, ты как? — Прайс обернулся к подчинённому, продолжая поливать врагов свинцом.
      — Я... Я в порядке, — солдат оглушённо покачал головой, подняв руку к забралу, по краю которого прошла сеточка трещин. — Всего лишь контузия. Сейчас... — Он неловким движением поднял дробовик и открыл неточный огонь, отсекая подбирающихся ближе и ближе Упивающихся.
      — Штаб, я Альфа — Два, нас тут зажали! Повторяю, нас зажали! Необходимы подкрепления!
      Вместо оператора ему ответил незнакомый мужской голос:
      — Альфа — Два, здесь "Страйкер", приближаемся к вам. Готовьтесь к небольшому буму.
      — Что?! — Спустя несколько секунд, дальняя от позиции группы "Альфа" стена исчезла в облаке огня и пыли, бетонные осколки срезали несколько ближних колдунов. Затем, спустя несколько мгновений, из пыли вылетели три массивные фигуры, напоминающие рыцарские доспехи, опутанные жгутами сервоусилителей, на спине у которых размещались массивные ранцы с генераторами, питающими экзоскелеты. Две из этих фигур несли массивные даже на вид пулемёты — бельгийские FN BRG, калибра 15.5 миллиметров, другая же — сжимала мощный ростовой щит, о который сразу же разбилось несколько заклятий, не причинив абсолютно никакого вреда щитоносцу. Секундой спустя, по всему залу раздались прерывистые хлопки — прибыл Орден Феникса. Бойцы в экзоскелетах открыли подавляющий огонь, пули, предназначенные для уничтожения лёгкой бронетехники, дырявили одиночные щиты как бумагу, в клочья разрывая мягкие, податливые человеческие тела, с другой стороны в Упивающихся Смертью устремился поток разнообразных заклятий, пущенных бойцами Ордена.
      Увернувшись от оглушающего заклятия и послав куда-то в сторону Непростительное, Люциус, вздрогнув от того, что стоящего рядом с ним Упивающегося разорвало на две части от попадания чудовищного оружия этих... рыцарей, громко закричал:
      — Отступаем! В атриум, живо!
      Неподалёку от него, Беллатрикс сцепилась в схватке со смутно знакомым волшебником. Безумно хохоча на два голоса, они разбрасывались разнообразными заклятьями, образуя вокруг себя мёртвую зону, в которую никто не рисковал сунуться.
      — Ах, кузина! Как я рад, что встретил вас вновь! Чудная погодка, не правда ли?
      — Малыш Регги! А ты похорошел, с тех пор как трусливо сбежал от нашего Господина! И как тебе жилось на воле, жалкий предатель?
      — Ох, кузина, не могу сказать того же. Вы сегодня уродливы, как никогда! В своих странствиях, к слову, я встретил много новых друзей. Позвольте же, я познакомлю их с вами, они как раз были бы не прочь исследовать ваш богатый внутренний мир!
      Сражение было прерванно облаком Перуанского порошка мгновенной тьмы, под прикрытием которого Упивающиеся Смертью смогли отступить наверх, к атриуму. Не сговариваясь, магглы и маги из Ордена Феникса устремились за ними, предварительно расчеркав облако тьмы трассерами пуль и лучами заклятий, на случай, если противники устроили засаду. К их счастью, Упивающиеся Смертью не догадались, а, может, просто и не успели испортить остальные лифты, поэтому они устремились в них. Чары расширения пространства позволили преследователям уместиться в два лифта, Гарри и его друзей затёрли за спины членов Ордена, готовых защищать их даже ценой собственной жизни, солдаты сгруппировались за широкой спиной тяжелого экзоскелета, закрывающего щитом весь проём лифта. С еле слышным звоном двери лифта открылись навстречу потоку разнообразных заклятий. Большинство из них приняли на щиты маги, Люпин и Сириус, одновременно взмахнув палочками, выбили двери лифта навстречу непростительным заклятьям. У маггловских солдат так же не возникло особых проблем — три сантиметра биполимерного вольфрама с честью выдержали поток смертельной магии, хотя и покрылись сантиметровой глубины кратерами. Райли и Комиссар переглянулись и одновременно всадили себе в шею инъекторы со стимуляторами, чувствуя, как замедляется окружающий мир вокруг, как заволакивает зрение багровая пелена, как просыпается внутри них неукротимая ярость и жажда схватки. Две смазанные, стремительные тени устремились к противникам, ловко лавируя между лучами смертельных заклятий, над их головами прошивали воздух пули и заклятья...
      — Довольно! — Прозрачный купол магического щита встал на их пути, бесполезно погасли заклятья, пули с противным визгом отрикошетили от поверхности, выбивая из пола осколки. Фигура, держащая над головой волшебную палочку, материализовалась посреди атриума и, постояв немного, сбросила свой капюшон.
      — Я Лорд Волдеморт! Как смеете ВЫ вставать у меня на пути?!
      Он со скрытой усмешкой наблюдал, как опускаются руки у членов Ордена Феникса, как суетливо, словно муравьи, прячутся по укрытиям незнакомые ему солдаты, как Гарри Поттер с криком боли падает на землю, хватаясь за голову, в бессмысленной попытке борьбы. Его облик, подлинное творение искусства, призванный внушать благоговение в подчинённых и страх во врагов, в очередной раз делал своё дело, подтачивая решимость жертв, наполняя их сердца тёмным ужасом...
      — Не, пацаны, вы как хотите, я в бордель с вами больше ни ногой! — Голос, раздавшийся от незнакомцев, прервал его созерцательное настроение. Ему вскоре вторили и два других.
      — Народ, а шо это вообще? Сифилис или проказа?
      — Ну, ёпта, мужик, сходил бы полечился!
      — ВЫ! — Гнев его полыхнул, будто пук сухой травы. — Да как вы посмели! Авада...
      Он поднял палочку, готовясь наказать наглецов, но в то же мгновение на купол обрушился шквал огня. Дымные следы реактивных гранат потянулись от фигуры со щитом, с грохотом разбиваясь о выставленный барьер облаками взрывов, пулемётные очереди вгрызлись в прозрачные стенки, защищающие его слуг от ударов врага, две мутные тени заметались по краям, выискивая слабые места, ударяя по невидимой преграде с нечеловеческой силой. Появились трещины, сначала небольшие, почти невидные глазу, затем всё большие и большие. Эти удары ещё не могли остановить тёмного лорда, но затем он ощутил такой толчок, от которого чуть не упал на колени — сияющий золотом кентавр, соскочивший с фонтана, атаковал защитные чары своим копьём.
      — Здравствуй, Том. — Послышался голос, который он ненавидел, пожалуй, больше всего, может быть, за исключением мальчишки.
      Глянув на появившегося из ниоткуда Дамблдора, будто затравленный зверь, Волдеморт выкрикнул:
      — Уходим!
      И исчез. Оставшиеся без поддержки чары лопнули со стеклянным звоном, несколько Упивающихся, недостаточно расторопные, чтобы последовать за своим господином, рухнули, поражённые пулями или заклятьями, пара из них исчезла в облаке крови — постарались тяжёлые пулемёты; еще одного сбил наземь Райли, предварительно оторвав ему руку, держащую волшебную палочку. Шокированный колдун, неловко перехватывая обрубок руки, вслепую пополз назад, не в силах оторвать взгляд от лица напавшего, из ярко алых глаз которого, будто слёзы, падали на пол капельки крови.
      Стук от упавшей палочки эхом раскатился в тишине атриума. Райли перёвёл взгляд со своей жертвы на группку только что трансгрессировавших в зал волшебников и приветливо улыбнулся.
      — Ну и ну! Вот так встреча, господин Министр!
      * * *
      [1]Зелень — новички (слэнг.)

Глава 22. Захват

     20 Июня 1996 года. Лондон. Неподалёку от входа в Министерство Магии
      По пустующим улочкам утреннего Лондона с рёвом неслась колонна тяжёлых грузовиков. Огромные восьмиколёсные тягачи, предназначенные ранее для транспортировки межконтинентальных баллистических ракет, теперь несли на себе сложные комплексы аппаратуры, скрытые под брезентом. Завывая форсированными двигателями, грузовики неслись, словно стадо носорогов по саванне, стремясь добраться до цели. Спустя несколько минут гонки, головной тягач колонны остановился около неприметной телефонной будки, хлопнули открытые двери, выпуская пассажиров, тут же принявшихся сбрасывать брезент, освобождая конструкции, выглядящие как хаотичное переплетение антенн, в основании которых виднелись различные провода. Следом за тягачами подъехали обычные армейские грузовики, из которых посыпался десант, рассредотачиваясь по улице и беря на прицел штурмовых винтовок всё, что вызывало хоть малейшее подозрение. С тихим гудением антенные установки ожили, волны статического электричества распространялись по улице, заставляя волосы вставать дыбом.
      — Системы функционируют! Сапёры!
      К старой телефонной будке, одиноко стоящей посреди тротуара, тут же бросилось несколько человек, устанавливая заряды взрывчатки. Минута, и лифтовая клетка, замаскированная под будку, окутывается пылью и с грохотом рушится вниз, открывая чрево шахты, ведущее глубоко под землю. Внизу виднеется светлое, обширное помещение, от рухнувшего лифта отбегают люди, к счастью, не пострадавшие от падения. Тут же в шахту сбрасываются тросы, одним концом прикреплённые к тротуару, а по ним спускается первая группа солдат, с оружием на изготовку. У тросов стоит вторая группа, а в воздухе уже слышен стрёкот вертолётов, доставляющих подкрепление.
      * * *
      20 Июня 1996 года. Лондон. Атриум Министерства Магии
      — Ну и ну! Вот так встреча, господин Министр!
      Корнелиус Фадж, уважаемый владелец выдающегося во всех смыслах брюшка — следствия любви вкусно и обильно поесть, — жидкой, частично седой поросли на голове — атрибута почтенной зрелости, — щегольского цилиндра, выглаженного фрака и затейливо украшенной тросточки, стоял посреди разгромленного Атриума, с недоверием разглядывая происходящее, словно бы надеясь что всё, что происходит перед ним, не более чем кошмарный сон, вызванный чересчур обильной вечерней трапезой. К его глубочайшему сожалению, ни члены Ордена Феникса — мутной, подозрительнейшей организацией, под крылом этой старой, хитрой лисы Дамблдора, — ни незнакомые, но ещё более подозрительные солдаты, один из которых сейчас стоял в нескольких метрах перед ним, капая на пыльный, выщербленный от разнообразных заклинаний пол, кровью, сочащейся из глаз. Ох Мерлин, какое же отвратительнейшее зрелище.
      Может быть Дамблдор — этот старых, подлый, хитрый, коварный, подлый... Постойте, кажется он уже начал повторяться? Так вот, может быть это Дамблдор коварно ударил его проклятьем в спину, заставив увидеть Неназываемого, который только что трусливо сбежал, оставив трупы своих прислужников. Заставив его представить, что все эти жуткие солдафоны, стоящие плечом к плечу с шайкой имени Феникса, существуют на самом деле и только что именно они выбили из Министерства Магии Упивающихся Смертью. Они, а не доблестные авроры и служащие Министерства. Как бы Фадж был бы рад узнать, что это именно так, поскольку если бы дело происходило в реальности, а не кошмарном сне, его карьере пришёл бы конец скоропостижный и весьма печальный для уважаемого министра.
      — Всем, займитесь раненными! — Его размышление прервали команды одного из солдат, по видимости, командира. — Райли, ты, жертва внематочной беременности, живо перестал щёлкать хлебалом и приставать к людям! Живо за работу!
      — Сэр, есть сэр! — Урод дисциплинированно отвернулся от министерских телохранителей, готовых в любой момент начать бросаться заклинаниями, и поспешил к однорукому волшебнику, посеревшему от кровопотери. Подойдя к своей добыче, он вырубил её точным ударом и начал накладывать жгут, останавливая кровотечение.
      — Корнелиус, Корнелиус. А я ведь вас предупреждал, и неоднократно. Как прискорбно, что вы смогли осознать то, что Волдеморт вернулся, только увидев его своими глазами.
      — Дамблдор! Потрудитесь немедленно объяснить, что тут происходит! Авроры уже подняты по тревоге... — Фадж с ходу набросился на несомненного виновника разгрома, имевшего наглость поучать его даже тут, посреди разгромленного Атриума, в окружении трупов и кричащих от боли волшебников.
      — Что тут происходит? — переспросил Дамблдор, в удивлении покачав головой. — Помилуй, Корнелиус, разве ты сам не видишь, что происходит? Волдеморт вернулся и атаковал Министерство Магии. И если бы не Орден Фениксов и магглы, которых все мы столь самонадеянно не брали в расчёт, вас бы встречали не оригинальным приветствием, а непростительными заклинаниями.
      — Всё это вздор! Волдеморт давно уже...
      — При всём уважении, сэр! — Перебил министра один из его телохранителей. — Но я готов поклясться своей жизнью, что всё, что мы сейчас видим, не инсценировка. Директор и мистер Поттер были правы, и Волдеморт только что был здесь.
      — Я... — Фадж медленно выдохнул и печально произнёс: — Боюсь, вы правы. Министерство и я, как полномочный его представитель, ошиблись. Но раз Волдеморт на самом деле жив, то наш доблестный Аврорат позаботится о том, чтобы это было ненадолго! Теперь же я бы попросил вас и этих магглов покинуть здание Министерства. Нам предстоит ещё много работы, и в ваших же интересах не препятствовать нам!
      — Вот же хитрожопое создание, — мрачно буркнул Грюм, сверля министра взглядом. Старый аврор, закончив колдовать над поверженным противником, поднялся, отчётливо щелкнув магическим протезом, заменявшим ногу. — Вы только посмотрите, вертится как кошка на раскалённых кирпичах.
      — Политики! — Скрестив руки на груди, презрительно буркнул Прайс. — Хитрые, расчётливые ублюдки. Чёрт возьми, я думал, что если уж у вас есть единороги и драконы, то и честные политики найдутся.
      — Хе! — Развеселился Грюм. — Слишком многого просишь!
      — Не думаю, что твоя просьба осуществима, Корнелиус, — Дамблдор не повёл и бровью, с невозмутимостью проигнорировав слова министра. — Необходимо тщательно проверить здание Министерства на предмет укрывшихся Упивающихся, разумеется, оказать помощь раненным и проследить за безопасностью прибывающих сотрудников. Думаю, всем было бы лучше, если бы авроры оказали бы помощь в этом.
      — Думаете? Вы думаете? — Фадж задохнулся от возмущения.
      — Да, представьте себе. — Глаза директора Школы Чародейства И Волшебства Хогвартс весело заблестели. — Думать — очень полезное занятие, господин министр, я бы рекомендовал вам заниматься этим почаще.
      — Да как вы смели! Авроры!
      — Достаточно, Фадж! — На сцене появилось новое действующее лицо. Женщина — пожилая, но всё ещё сохраняющая идеальную осанку, голубоглазая, с коротко остриженными волосами, — трансгрессировала в разгромленный Атриум в окружении группы авроров, более многочисленной, чем охрана министра. По всей видимости, это и было подкрепление, которого и ждал Фадж. — Вы, как министр, продемонстрировали свою полную некомпетентность ещё во время Турнира Трёх Волшебников, позволив беглому преступнику, известному как Барти Крауч-Младший, превратить Кубок Огня в ловушку! Теперь же вы пытаетесь выпроводить людей, только что спасших вам жизнь, в попытке присвоить себе их славу!
      — Это мятеж, Амелия? — Фадж подобрался, готовясь отдать приказ.
      — Это Вотум Недоверия, Корнелиус! — Отбрила мадам Боунс. — Как глава Отдела Магического Правопорядка выдвигаю вам обвинение в злоупотреблении полномочиями Министра Магии! В мою поддержку выступают главы Отделов Магических Происшествий И Катастроф, Тайн и Международного Магического Сотрудничества!
      Спустя несколько секунд после её слов, оживлённый Дамблдором кентавр, переступавший копытами рядом с членами Ордена, вдруг замер, а затем покрылся трещинами и медленно начал рассыпаться. Струйки воды, стекающие в фонтан становились всё тоньше и тоньше, пока не прекратили течь совсем, а огромные магические светильники, освещающие Атриум, стали понемногу темнеть, погружая зал в полумрак.
      — Это что ещё за ерунда? — Потрясенно произнёс министр.
      — Код А — три! — Обратилась мадам Боунс к маггловским солдатам.
      Вот уже около полугода её отдел негласно сотрудничал с магглами, пользуясь тем, что Статут Секретности был частично снят несколько лет назад. Сначала предложение сотрудничать с обычными людьми вызвало у неё лишь удивление — что могут сделать люди там, где пасуют даже маги? Но успешные уничтожения великанов, решивших, что любой человек, забрёдший в их горы, ни что иное как бесплатная добавка к рациону, задобренные вампиры, не рискующие больше нападать ни на магглов, ни на волшебников, говорили лишь об эффективности и плодотворности сотрудничества. А месяц назад ей, равно как и директору Дамблдору, была предложена крайне интересная сделка. После ознакомления с возможностями магглов, мадам Боунс уже не сомневалась, что обнаружение магического мира было лишь делом времени, и, к счастью всех остальных магов, информация о их существовании не ушла дальше маггловских правительств. Иначе же, повторилась бы история трёхсотлетней давности, когда горели костры Инквизиции, а толпы озлобленных, напуганных людей норовили линчевать каждого, кто хоть в чем-то вызывает подозрения. Конечно, чаще всего на кострах оказывались простые магглы, которых подложно объявили колдунами завистливые соседи или чересчур ретивые церковники, но какая разница, что на каждых десятерых убитых приходился всего лишь один маг, если счёт убитых шёл на четырёхзначные числа?
      Магглы предложили ей возглавить Министерство, в случае, если Фадж продемонстрирует свою несостоятельность. Предложили возглавить британских магов в тот переломный момент, когда обрушится старый уклад, при котором маги, словно крысы в норах, прятались в своём мирке, медленно варясь в собственном соку, вместо того, чтобы занимать места почётных членов мирового сообщества, пользующихся повсеместным уважением. Конечно, это было делом не нескольких дней, а пары десятков лет, но мадам Боунс получила твёрдые гарантии того, что даже когда общественность узнает о магах, структура Министерства Магии останется существовать, поскольку, кто же разберётся в магических делах кроме самих магов?
      Кроме этого, ещё одной причиной того, что она согласилась на такое мероприятие, было то, что Фадж, пользуясь своим положением, позволял себе непозволительно вольную трактовку обязанностей министра, без всякого угрызения совести принимая "подарки" от "восхищённых избирателей", взамен пользуясь своими должностными полномочиями на благо этим избирателям. Попросту говоря, министр не гнушался взяточничеством, проталкивая нужные влиятельным и богатым персонам законы, а иногда и прикрывая их незаконные делишки. О, в каком же бешенстве она была, когда Фадж, пользуясь своим влиянием, остановил судебный процесс над парочкой зарвавшихся отпрысков чистокровных семейств, решивших после обильных возлияний "позабавиться" с магглорождённой девушкой, на свою беду, встретившейся им на дороге. Она только-только прижала поганцев к ногтю, готовясь уже вызвать дементоров, чтобы отправить обнаглевших сопляков в Азкабан, как министр, в сопровождении делегации чистокровных господ, не имеющих абсолютно никакого права присутствовать на суде, сунул ей под нос древний, невесть как оказавшийся у него в руках, свиток, гласивший что: "Если же чистокровный маг решит обратить своё благосклонное внимание на рождённую средь простецов, то должен после этого компенсировать ей неудобства в сумме, равной оплате работы девиц, для услаждения мужей трудящихся". На старой, истёршейся от времени бумаге, контрастом сверкала ярко-красная министерская печать, свидетельствующая о том, что закон принят к исполнению, поверх её головы! Конечно, после этого министр рассыпался в извинениях, сетовал на давление со стороны, попутно предупредив о том, что если Боунс дорого своё место, она должна сидеть и молчать, иначе, он припомнит и её грешки, которые она совершила в те времена, когда была моложе и горячее, предпочитая закрывать глаза на излишне вольное использование аврорами Непростительных при допросах. Деньги, которые Фадж якобы случайно оставил, уходя, она перевела на счёт пострадавшей, оплатив ей лечение. Девушка после этого, не выдержав плохо замаскированных намёков и оскорблений, покинула Министерство, уехав на континент, а мадам Боунс молча скрипела зубами, ожидая того дня, когда она сможет отплатить. И вот этот день настал. Главы других отделов, частично добровольно, частично после соответствующих обещаний — ничего серьёзного: тем увеличить финансирование, этим повысить оплату, — согласились в том, что Фадж, более не является устраивающих всех кандидатурой, а группировка чистокровных семейств, в которую входили и те, кто в прошлый раз умело откупился от тюремных кандалов, пользуясь влиянием и деньгами, непозволительно опасна для общего порядка. Конечно, нашлись и противники переворота, но их быстро блокировали авроры, воодушевлённые возможностью ткнуть зарвавшихся аристократов, считавших защитников правопорядка средним звеном между мальчиками на побегушках и досадной преградой, в грязь лицом.
      — Так точно, мэм! — Маггловские солдаты рассредоточились по залу, беря на прицел телохранителей министра. С грохотом обрушилась шахта лифта, ведущего наверх, оттуда упали тросы, по которым стремительно спускались маггловские подкрепления, так же беря на прицел министра и сопровождающих.
      — Дамблдор! Вы видите? Вопиющее нарушение Статута! Сделайте же что-нибудь! — Фадж в замешательстве обратился к бывшему противнику, сбитый с толку, чувствуя, как горит под ногами земля.
      — Отчего же, Министр? Как вы видите, я делаю это ваше что-нибудь. Стою и смотрю, разве этого недостаточно? — Дамблдор открыто наслаждался зрелищем падения политического противника.
      — Пройдёмте, господин министр. — Обратился к Фаджу его телохранитель. — Настало время признать, что ваше время ушло.
      Министр хотел было что-то сказать, но затем опустил голову и пошёл к своему кабинету, сопровождаемый телохранителями и отрядом из большинства авроров.
      Мадам Боунс обернулась к Дамблдору и Ордену Феникса. Многие члены Ордена смотрели настороженно, Поттера и его друзей загнали куда-то в центр группы, палочки, так и не убранные в карманы, были готовы выстрелить заклинаниями... Если бы этому не мешала работа подавляющих установок, на пределе дальности добивающих до Атриума.
      — Спокойно, друзья. — Обратился к ним Дамблдор. — Всё идёт как и планировалось.
      — Вы планировали захватить власть в Министерстве Магии? — Переспросил Сириус.
      — Нет, — Дамблдор покачал головой. — Власть слишком тяжкое бремя для такого старика, как я. Главной целью Ордена было смещение министра, не видящего дальше собственного носа. Если бы этого не произошло, он бы продолжил уверять всех, что Министрество Магии держит всё под контролем, и это обернулось бы, в конце концов, потоками пролитой крови и множеством убитых.
      — А теперь авроры наконец смогут сражаться с этой падалью в масках на равных! — зловеще оскалился Грюм.
      — Кроме того, — добавила мадам Боунс. — Стоит сказать, что наш мир находится сейчас не только на переломе между тысячелетиями, но и перед окончательным сломом старого порядка, в котором мир маггловский и мир магический были разобщены, тормозя друг друга вместо того, чтобы объединить усилия.
      — Вы собираетесь отказаться от Статута? — С недоверием спросил Люпин.
      — Не сразу. — Маггл, одетый не в военную форму, в отличии от остальных, а в тщательно отглаженный костюм-тройку, спустился по тросу и, переступив ногами в лакированных туфлях, обломки лифта, коротко отрекомендовался присутствующим:
      — Эдуард Смит. Полномочный представитель Коалиции. — Откашлявшись, он продолжил: — Интеграция магического и маггловского сообществ будет долгим и кропотливым процессом, занимающим не одно десятилетие. Но даже после этого, магический мир будет иметь весьма широкую автономию в тех областях, где он не пересекается с маггловским законодательством. Разумеется, над этим мы будем работать после того, как террористическая группировка, известная под названием Упивающиеся Смертью, будет полностью уничтожена, а её члены будут преданы суду.
      — Вы могли бы сказать об этом нам всем, директор. — Недовольно произнёс Сириус.
      — Увы, мой друг, чем меньше людей знало об этом, тем меньше шанс того, что об этом узнают простые маги. Факт отмены Статута может вызвать обширные волнения и, в конце концов, подтолкнуть многих к Волдеморту.
      — Но магглы же знали!
      — На самом деле нет, — маггл, закованный в титанические доспехи, опутанные различными тросами и проводами, снял шлем, открывая испещрённое шрамами лицо. — Код А — три подразумевает защиту произнёсшего эту фразу.
      — Но об этом могут узнать Упивающиеся и устроить ловушку!
      — Могут, если используют Оборотное зелье. — Согласился солдат. — Я запросил подтверждение по рации.
      — Господа! — Хлопнула в ладоши мадам Боунс, привлекая всеобщее внимание. — Я предлагаю заняться первоочерёдными делами, оставив выяснение подробностей на потом.
      — Поддерживаю. — Согласился с ней Эдуард Смит. — Предлагаю заняться поиском оставшихся в здании Упивающихся и сортировкой убитых и раненных. Медики уже на подходе.
      — Авроры займутся этим. — Согласилась Боунс
      — Есть ещё одно дело, которое необходимо обсудить нам всем. — Добавил Дамблдор. — Гарри, пророчество у тебя?
      — Да, сэр. — Ответил Гарри, продемонстрировав зажатый в руке шар молочно белого цвета, словно бы с клубящимся туманом внутри.
      — Отлично. — Дамблдор повернулся ко всем остальным. — Предлагаю прослушать его немедленно, мне известно его содержимое, однако же, эта информация может быть полезной вам.
      — Согласна. Пройдёмте в мой кабинет, мистер Смит, директор, мистер Поттер.
      — Постойте! Гарри мой крёстник! Я обязан быть с ним!
      — Мистер Блэк. — Мадам Боунс смерила Сириуса взглядом. — Я была свидетельницей того, как вы отправились за решётку как виновный в убийстве четы Поттеров и пособничестве Неназываемому.
      — Я готов принять Сыворотку Правды в доказательство своей непричастности! Согласен, я виновен в том, что Джеймс и Лили мертвы, виновен в том, что не разглядел в ближайшем друге и соратнике предателя!
      — Что же... — Амелия Боунс ненадолго замолчала. — Если за вас ручается Дамблдор, то вы можете пройти с нами. Разбирательство отложим на потом, но молите всех богов, в которых верите, чтобы ваши слова оказались правдой.
      — Я брат Сириуса и как его родственник... — Речь Регулуса прервал звук затрещины.
      — Ты в первую очередь солдат непобедимой британской армии! А значит заткнулся, и принялся за уборку жмуров! — Прайс командирской затрещиной вселил в подчинённого любовь к труду и дисциплине.
      Комиссар и Райли, переглянувшись, уселись прямо на пол, опираясь спиной на ограждение фонтана. На злобный оскал Прайса, Райли продемонстрировал часы и сообщил:
      — Откат от стимов через минуту, сэр!
      — Ленивые ублюдки. — Буркнул их командир, тем не менее, отстав от них.
      — Эх-х-х, ща на стимуляторы наложится, так вштырит... — Комиссар достал фляжку из внутреннего кармана, щедро приложившись к ней.
      — Алкота. — Обвиняюще бросил Соуп, волокущий за ногу убитого Упивающегося.
      — Ничуть! — возмутился тот, протестующе взмахнув рукой, с зажатой в ней фляжкой. — Я пью только в дни, начинающиеся на "С". Среда там, суббота... Сегодня тоже пью.
      — Послушай, — Райли выхватил у него фляжку и приложился к ней. — А что ты всё время комиссаром называешься, нормальное имя же у тебя есть?
      — Р-разумеется, есть! — ничуть не заметив пропажи, буркнул его собеседник. — Самшитов Михаил я.
      — Как, как? Some Shit? То есть твоё имя звучит как "Некоторое Дерьмо Михаил"?
      — Вот поэтому я и называюсь Комиссаром, — злобно буркнул он и, закрыв глаза, захрапел, уронив голову на грудь.
      — Ну спи, спи, мой дерьмистый друг, — хихикнул Райли и отрубился вслед за ним.
      * * *
      «Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда... рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца... и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой... тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца...»
      — Весьма любопытно. — Прервал затянувшуюся тишину голос Эдуарда. — Могу ли я узнать, являются ли эти пророчества некоторой необратимой истиной, либо их исполнения можно каким-либо избежать?
      — Волдеморт мог избежать конкретно этого пророчества, если бы не явился шестнадцать лет назад в Годрикову Впадину, отметив Гарри как равного. — Пояснил сидящий в кресле Дамблдор, оглаживая свою пышную бороду. Перед ним всё ещё исходил белым паром шарик с пророчеством, теперь полностью прозрачный. Воспоминание, содержащееся в нём, развеялось, и теперь он был просто стеклянной игрушкой, годной разве что как ёлочное украшение.
      — И я должен убить Волдеморта в бою, — потеряно сказал Гарри, сидящий по левую руку от директора. — Но как я это сделаю? Я и подойти близко к нему не могу!
      — Я бы не сказал, что именно в поединке. — Задумчиво сказал сидящий напротив Эдуард. — Пророчество допускает весьма широкую трактовку. Сила, о которой Волдеморт не знает. Это с равной вероятностью может быть и незнакомое ему заклинание, и самая банальная бомба, пуля или снаряд, и какая-нибудь абстрактная вещь, вроде дружбы, веры, силы духа или чего-нибудь в этом роде. И в этом случае, у нас появится возможность выбирать, что именно будет упомянутой силой. Далее, один погибнет от руки другого. Вполне возможно, что вам, мистер Поттер, останется только добить Волдеморта, обездвиженного или смертельно раненного, а не вступать в красочный бой, в котором вас, скажем прямо, спасёт только чудо.
      — Меня бы это вполне устроило. — Совершенно честно сказал Гарри, вспоминая то, как одно лишь присутствие Волдеморта чуть не свело его с ума болью в шраме.
      — Значит, наиболее логичным выходом будет заманить Неназываемого в ловушку, где его и добьет мистер Поттер. — Добавила мадам Боунс. Сириус, сидящий за столом между ней и Гарри, согласно кивнул, отнюдь не горя желанием рисковать жизнью крёстника, пусть даже ради победы над Волдемортом.
      — Увы, не всё так просто. Если Волдеморт смог выжить один раз, то где гарантия, что он не будет возвращаться снова и снова? — Дамблдор покачал головой.
      — Согласен. — Эдуард кивнул. — По одной из наших теорий, Волдеморт озаботился своим бессмертием, воспользовавшись, так называемыми, крестажами.
      Мадам Боунс потрясённо ахнула, Сириус выдохнул воздух сквозь сжатые зубы, а Дамблдор печально склонил голову.
      — Крестражи? Что это такое? — Спросил Гарри.
      — Творение самой темнейшей магии, — с отвращением сказал Сириус.
      — Магический артефакт, способный вернуть его создателя из-за грани. В основе его создания лежит убийство человека, причём, насколько известно нам, процесс умерщвления растягивается на несколько дней, на протяжении которых жертва должна испытывать непрерывную агонию.
      — Именно так. — Подтвердил Дамблдор слова Эдуарда. — Я тоже подозревал то, что Том окунулся в глубины наичернейшей магии, но достоверных доказательств у меня не было.
      — У нас тоже. Только свидетельства мистера Блэка — младшего о том, что Волдеморт не раз заявлял, что прошёл по пути к бессмертию дальше кого бы то ни было.
      — Дневник Реддла! — Громко произнёс Гарри. — Так вот чем он был!
      — В свете вышесказанного, это именно так. — Согласился с ним Дамблдор.
      — Насколько я могу понять, вы уже уничтожили один из крестажей?
      — Один из? Вы думаете, что их может быть больше? — С недоверием переспросил Сириус. — Да никто в здравом уме... — Осознав, какую глупость он сказал, Сириус замолчал.
      — Именно, Сириус. Том Реддл давно уже не находится в здравом уме, погружаясь в пучину безумия всё сильнее. Это не делает его слабее, наоборот, чем непредсказуемее он становится, тем труднее предугадать его следующие шаги.
      — Но если он создал несколько крестражей... То как нам их найти? — Спросил Гарри. — Он же может превратить в крестраж обычный камень и закинуть его куда-нибудь в озеро, где никто, никогда его не найдёт.
      — Это логичная и разумная мысль, — согласился с ним Эдуард. — Вот только Волдеморт не логичен, в принятом понимании. Он безумец, одержимый манией величия.
      — Много лет назад, именно я забрал юного Тома из приюта, и уже тогда он показывал излишнюю жажду власти. Дети в приюте боялись Тома, а он пользовался этим страхом и своими способностями к магии, чтобы запугать их ещё больше, заставив подчиняться. Стал бы тот, кто позже начал называться Тёмным Лордом Волдемортом, доверять своё бессмертие, частичку собственной чёрной души обычному камню?
      — А это значит, что для того, чтобы определить, где находятся крестажи Волдеморта, и что они из себя представляют, нам будет необходимо тщательно изучить его биографию. Думаю, я смогу подключить административные службы Визенгамота, пусть поднимут архивы. — Сказала мадам Боунс, задумчиво хмурясь.
      — Я предоставлю свои воспоминания и воспоминания тех, кто, помимо меня, обучал юного Реддла. — Кивнул Дамблдор.
      — С нашей стороны, мы поработаем над тем, чтобы отследить любую деятельность Тома Реддла в маггловском мире. Конечно, в те годы бушевала вторая мировая война, но я уверен, что приютские записи и документы могли остаться в архивах. Кроме того, мы подключим квалифицированных психологов для того, чтобы составить наиболее подробную психологическую картину Тёмного Лорда, определить его сильные и слабые стороны. И, в заключение, хочу сказать вот что. Мы с вами, господа и дамы, встали на хрупкую дорожку, и только от нас зависит, смогут ли наши миры существовать друг с другом, компенсируя свои слабые стороны и увеличивая сильные, либо они окажутся отброшены во времена инквизиции, когда сотнями и тысячами гибли как обычные люди, так и волшебники, пав жертвой суеверий и примитивного страха перед неведомым. Мир изменяется. Так давайте же проследим за тем, чтобы эти изменения обернулись благом для всех нас!

Глава 23. Рейд

     27 Июня 1996 года. Лондон. Центральный штаб. Кабинет 310.
      — Дамы и господа, минуточку внимания. Заседание, посвящённое ликвидации террористической группировки под названием Упивающиеся смертью, объявляется открытым? — Эдвард откашлялся и внимательно осмотрел зал. Пред ним открывалась картина несколько сюрреалистичная — на удобных креслах перед трибуной сидели представители двух абсолютно разных миров. Левый ближний ряд занимали члены Ордена Феникса, с интересом осматривающие просторный, освещённый лампами дневного света зал. Рядом с ними занимали места представители Министерства Магии — заслуженные авроры, заместитель премьер-министра — мадам Боунс была слишком занята, вычищая Авгиевы конюшни, в которые под мудрым руководством Фаджа превратилось Министерство. Борьба шла с переменным успехом — слишком уж укоренились кумовство, взяточничество и круговая порука. Конечно, можно было бы воспользоваться самым простым вариантом — уволить всех виновных, но кто бы в таком случае стал работать?
      Справа располагались члены отдела аналитиков, активно обсуждая что-то своё. Судя по улыбкам, то и дело возникающим на их лицах, у аналитиков было чем порадовать собравшихся в этом зале, и это внушало некоторую надежду — перспектива противостоять врагу, способному возвращаться из-за грани снова и снова, не то чтобы пугала... Скорее, она несла с собой множество сопутствующих проблем, вроде постоянных финансовых потерь на поддержание боеготовности, физиологическую и моральную усталость персонала, потери материальной базы — техника, состоящая почти что из одних прототипов и малосерийных экземпляров, норовила сломаться чуть ли не каждую минуту, добавляя нездорового разнообразия в жизнь инженерного персонала. Туда же можно было отнести неизбежные потери гражданских и военных, опасность теракта или покушения на первых лиц государств — участников коалиции, вероятность того, что правда о магах и волшебстве просочится сквозь хватку государственной цензуры и выплеснувшись, подобно перевёрнутой бочке с дерьмом, породит новую волну всеобщей истерии с обязательным линчеванием любого, кто хоть как-то относится к волшебникам. Или, в подавляющем большинстве случаев, с линчеванием обычных людей, которым не посчастливилось хоть чем-то не угодить окружающим. В средние века подобная практика была распространена крайне широко — человеку куда проще было поверить в то, что его скот сгубила злобная ведьма-соседка, а не его собственная криворукость. Поэтому, чем быстрее погибнет окончательной смертью Том Реддл, известный так же как Лорд Волдеморт, тем будет лучше абсолютно всем.
      — Благодарю за внимание, — Эдвард коротко склонил голову. — Слово предоставляется отделу аналитиков.
      — Спасибо, — на возвышение поднялся один из членов отдела. — Господа и дамы, пока рано говорить о каких-либо окончательных результатах, но данные, полученные нами из различных источников, позволяют нам определить примерное... — переждав вспышку шепотков в зале, аналитик продолжил: — Повторяю, только примерное расположение, в лучшем случае двух, так называемых крестражей. Данные неточны, поскольку мы не можем определить ни разновидность магии, использующейся как при создании крестражей, так и для их укрытия и возможной защиты, но географические координаты мест, в которых расположены предполагаемые объекты совпадают с источниками довольно интенсивного паразитного излучения. Так же, отряд разведчиков, отправленный в зону ближайшего объекта, начал испытывать необъяснимую тягу повернуть назад. На расстоянии девятиста шестидесяти метров эта тяга стала настолько непреодолимой, что экипаж автомобиля начал испытывать серьёзные проблемы с психикой. В начале оперативники отмечали чувство общей подавленности и стремление повернуть назад, спустя несколько секунд было зарегистрировано повышение пульса, свидетельствующее о панической вспышке, ещё через несколько минут давление на психику достигло околокритического уровня. Отмечались такие симптомы, как ложные видения о своих близких, подвергшихся опасности, навязчивые идеи и голоса, убеждающие повернуть назад. В настоящее время оперативники проходят курс психологической реабилитации. Было принято решение о немедленной эвакуации разведчиков и отправке в аномальные зоны подразделений сапёров с дистанционно управляемыми роботами, — аналитик откашлялся, сделал глоток воды из одноразового стакана, стоящего рядом с микрофоном и продолжил: — Поскольку техника, использованная нами при защите Министерства, подверглась существенным эксплуатационным нагрузкам, мы пока что не можем использовать подавляющие генераторы, так что отправка полноценной экспедиции к аномальным зонам возможна только на следующие сутки, когда неисправности генераторов будут окончательно устранены. Для того же, чтобы установить места предполагаемых крестражей, мы прибегли к комплексному анализу ситуации. Во-первых, нам удалось определить название приюта, в котором жил ребёнок, носивший имя Том Реддл. Судя по архивным данным, это был приют Вула, начавший свою работу в одна тысяча девятьсот пятнадцатом году и расформированный пятью десятилетиями позднее — в шестидесятых годах. Судя по уцелевшим архивным данным, Том Реддл постоянно находился в приюте до одиннадцати лет, а затем, на протяжении ещё шести, появлялся в нём на два месяца, из чего можно сделать вывод, что остальное время он проводил в "Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс". Эта информация дала нам возможность шагнуть вперёд — на основании психологического портрета Реддла, мы пришли к выводу, что существует примерно сорокапроцентная вероятность того, что один из его крестражей как-то связан с приютом — как, своего рода, отсылка к его власти над своими товарищами. Мы проделали существенную работу и нам удалось выйти на одну из ровесниц Реддла, жившую в те годы в этом же приюте. Были некоторые проблемы с тем, чтобы помочь свидетельнице вспомнить произошедшее в те годы — прошло около шестидесяти лет. Для получение чёткой картинки воспоминания был успешно применён экспериментальный мемагент. По показаниям свидетельницы, каждый год персонал приюта отвозил детей к морю на однодневную оздоровительную прогулку. После одной из таких прогулок, произошедшей в тысяча девятьсот тридцать седьмом году, как персонал, так и подопечные приюта, отметили существенные изменения в психике Эми Бенсон и Денниса Бишопа, по свидетельству опрашиваемой, после того, как они исследовали некую пещеру вместе с юным Томом, в их поведении возникли существенные изменения — дети начали отказываться от еды, посреди ночи просыпались с криками от кошмаров и испытывали внезапные вспышки паники при упоминании пещер или при встрече с Реддлом. Произошедшее удалось замять и никакого расследования не произошло. По архивным данным, Эми Бенсон погибла в сорок третьем году, предположительно от бомбардировок Лондона германской авиацией. Судьба второго пострадавшего так же обрывается. С течением времени негативное состояние Дениса Бишопа всё ухудшалось, усугубляясь проблемами с алкоголем и пристрастием к наркотикам. В конце концов, мистер Бишоп покончил с собой, повесившись на брючном ремне в шестьдесят седьмом году, оставив после себя невнятную предсмертную записку, в которой упоминалось о неком господине змей и шипении, якобы повсюду сопровождавшем его. Другая сторона записки была исписана фразой "Он придёт за мной", повторяющейся около сорока семи раз. Во-вторых, — аналитик кашлянул ещё раз. — Благодаря данным, предоставленным нам профессором Дамблдором, мы склоняемся к выводу, что ещё одним местом захоронения крестража служит дом родственников мистера Реддла по, так сказать, магической линии, известных как семейство Гонт. Судя по опросам свидетелей, Гонты производили впечатление людей неуравновешенных, относящихся к окружающим с ненавистью и презрением, что даёт нам возможность утверждать, что они являлись приверженцами, так называемой, Теории о Чистоте Крови, ярым адептом которой и является Том Реддл. Так же, не так давно, была зарегистрирована гибель Фрэнка Брайса — по свидетельствам, от пожара, возникшего в доме, некогда принадлежавшем семье Реддлов. Которые, к слову, были убиты непонятным образом в сорок третьем году. Так же, следы схватки на деревенском кладбище указывают, что именно в том месте произошла схватка мистера Поттера с возрождённым Реддлом. Этот факт, а так же то, что постройка, являвшаяся местом жительства Гонтов, окружена защитой, по мощности сходной с той, что зарегистрирована в пещере, даёт нам весьма высокие шансы на то, что она скрывает наши объекты. Произведена процедура выселения жителей деревни под предлогом вспышки эпидемии среди скота, для чего в корма животных были подмешаны возбудители несмертельных заболеваний. Производятся стандартные процедуры оцепления зоны и создания защитного периметра от атак как снаружи, так и изнутри. Персонал находится в состоянии повышенной боеготовности и ожидает подхода тяжёлой техники и подразделений сапёров. Предварительный доклад закончен, с подробностями проведения разведки можно ознакомиться в папке шесть-дробь-сорок-два. Благодарю за внимание.
      — Слово предоставляется Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору, главе добровольческой организации самообороны Орден Феникса, директору школы Хогвартс и Верховному чародею Визенгамота.
      Оправив мантию, директор школы Чародейства и Волшебства поднялся из мягкого кресла и прошествовал к трибуне. Поднявшись на возвышение, он с любопытством постучал по микрофону, склонил голову, слушая как усиленный динамиками звук разнёсся по помещению, и, довольно усмехнувшись в бороду, заговорил, приняв решение воспользоваться маггловским аналогом "Соноруса", демонстрируя уважение к своим союзникам.
      — В первую очередь, я хотел бы поблагодарить как Министерство Магии, так и правительство Великобритании, за предоставление Ордену Феникса прав легальной добровольческой организации и выразить надежду на то, что наше сотрудничество будет долгим, плодотворным и поистине сокрушительным для всех приспешников Волдеморта, — выждав, пока стихнут аплодисменты, вызванные его заявлением, Дамблдор медленно наклонил голову, выражая благодарность за поддержку и продолжил: — Я не могу не отметить успех наших коллег из маггловского отдела аналитиков, но считаю необходимым добавить, что и магические методы позволяют добиться вполне достойных результатов. В ближайшее время, членам нашей коалиции будет предоставлена возможность просмотреть воспоминания, которые я получил за годы работы против Упивающихся смертью. Эти воспоминания принадлежат сотруднику Группы обеспечения магического правопорядка Бобу Огдену, мне самому и профессору Горацию Слизнорту, занимавшему должность преподавателя зельеварения в то время, когда в школе обучался Том Реддл. При помощи специального артефакта у магов есть возможность просматривать их с положения зрителя, словно в маггловском кинотеатре, эта возможность доступна и людям, не обладающим способностями к магии, поэтому проблем с просмотром воспоминаний возникнуть не должно. Если же говорить вкратце, то эти воспоминания подтверждают прослушанные нами только что выкладки и дают некую информацию о самих крестражах, в частности, я могу утверждать, что предметами, хранящими в себе частичку души Волдеморта, являются, так называемые, Реликвии Основателей — четыре могущественных артефакта, принадлежащих основателям школы Хогвартс... Да! — Громко произнёс Дамблдор, перекрывая шум, поднявшийся в зале среди магов, возмущённых до глубины души подобным кощунством. — Как вам известно, меч Годрика Гриффиндора находится в данный момент на территории Хогвартса, и я могу поручиться, что он чист от любых тёмных чар, но следы остальных предметов исчезают во тьме прошедших лет и вполне вероятно, что именно их Волдеморт использовал для того, чтобы обмануть смерть. Благодарю за внимание.
      После того, как Дамблдор сошел с трибуны, зал ещё некоторое время возбуждённо гудел. Магглы обсуждали возможности просмотра воспоминаний, аналитики предлагали различные применения этой технологии и тут же отвергали их по различным причинам. Маги же громко возмущались тем, что реликвии, ценность которых, как с точки зрения истории, так и с практической стороны, была, поистине, невозможной. Чаша Хельги Пуффендуй, многократно усиливающая действие любого зелья, налитого в неё. Диадема Кандиды Когтевран, повышающая ум надевшего её. Медальон Салазара Слизерина, таинственная реликвия, содержащая, может быть, в себе один из секретов самого таинственного из основателей. И все эти богатства, за обладание которыми почти каждый из присутствующих без промедления отдал бы собственную ногу или руку — в крайнем случае их можно заменить колдовскими протезами, — принадлежат психопату, виновному в смертях сотен волшебников. И более того, негодяй осмелился варварски изуродовать ценнейшие артефакты, обратить артефакты с тысячелетним наследием в якоря для собственной, трусливой душонки, запятнать произведения магического искусства и плоды труда гениальных умов, чернейшей магией. Немыслимое коварство! Ужасающая дикость! Вопиющая мерзость!
      Дождавшись, пока страсти несколько поутихнут, Эдвард снова взял слово:
      — Господа и дамы, прошу внимания. Как вы безусловно понимаете, для общего блага необходимо будет в ближайшие сутки проникнуть на территории зон и вывести или, при невозможности это сделать, изолировать крестражи, для того, чтобы подвергнуть их тщательному изучению и определению возможности уничтожения самого крестража без нанесения вреда предмету, содержащему его. Для этого я предлагаю использовать смешанные группы войск. Группа, направляющаяся к точке "А", — Эдвард обозначил участок побережья, выделенный на карте, развёрнутой позади него, красным цветом. Группа "А" будет состоять преимущественно из немагических специалистов, с эскортом из оперативников высокого ранга, членов аврората и Ордена Феникса. К точке "В" же будет отправлен усиленный воинский контингент, а для уничтожения или обезвреживания преград, возведённых Реддлом, мы предлагаем использовать специалистов из волшебного мира. Подобный подход позволит нам чередовать подходы как технические, так и магические, определить преимущества и недостатки каждого из методов, что позволит нам в будущем применять комбинированный метод для уничтожения подобных ловушек и отработать командное взаимодействие в условиях сравнительно низкой опасности. При условии, конечно, что представители Министерства Магии и Ордена Феникса не имеют каких-либо возражений.
      Возражений не последовало ни с одной, ни с другой стороны — как Дамблдор, так и заместитель Министра Магии нашли предложенную идею вполне выгодной присутствующим сторонам.
      Эдвард коротко кивнул.
      — Отлично. Теперь же считаю необходимым поднять тему возможной эвакуации магглорождённых учеников школы Хогвартс и защите их от нападения членов террористической группировки, известных под названием Упивающиеся Смертью. В частности, непосредственной опасности подвергаются мистер Поттер и мисс Грейнджер, как активные участники недавней операции и единственные, кто проживает в маггловском мире. Стоит так же отметить существенную вероятность терактов, особой опасности подвергаются удалённые деревни и небольшие города, лишённые прикрытия как со стороны Коалиции, так и со стороны магической Британии...
      * * *
      27 Июня 1996 года. К востоку от Лондона. Колонна военной техники.
     
      — Три километра до границы аномальной зоны. Активация генератора подавления через три минуты пятьдесят секунд. Повторяю, активация генератора подавления через три минуты пятьдесят секунд. Сохраняйте повышенную боеготовность. Любой человек, замеченный в аномальной зоне, расценивается как потенциальный противник. В зоне проведения операции гражданские отсутствуют.
      — Я вот давно спросить хотел, — откашлявшись, аврор Барнс наклонился к маггловскому солдату, сидевшему напротив в десантном отсеке бронетранспортёра. — Эти ваши генераторы, они как вообще действуют? В смысле, нам они навредить не могут?
      — Нет! — громко произнёс солдат, перекрывая рёв двигателя. — Я, конечно, всех подробностей не знаю, да и никто в колонне их не знает, я думаю. Но на инструктаже нам вот что объясняли. Вы знаете, что такое линза? ну, в смысле, обыкновенная стеклянная линза?
      — Разумеется, я знаю, что такое линза. И что такое микроскоп я знаю, представьте себе!
      — Без обид, — солдат успокаивающе выставил вперёд руки. — Ваш мир та ещё загадка. Маги могут не знать элементарных вещей, но при этом манипулируют окружающим пространством так, что нам и не снилось. Это сбивает с толку. Ну так вот, возвращаясь к теме. Возьмём систему Солнце — линза — поверхность. Солнечный свет, попадая в линзу преломляется и концентрируется в точку на поверхности, которая, в свою очередь, нагревается гораздо сильнее, чем если бы Солнце светило на неё просто так. В нашем случае, магия — это Солнце, некая энергия, разлитая по всему миру. Маги — линзы, различного качества, кто-то сильнее, кто-то слабее, а поверхность — окружающий нас мир. Генераторы помех не оказывают влияния ни на линзу, ни на поверхность. Они, можно сказать, накрывают пространство над линзой плёнкой, и чем мощнее генератор, тем, соответственно, непрозрачней эта плёнка. А поскольку, как я уже и говорил, все маги обладают различным уровнем сил, действительно могучему магу эта плёнка помешает гораздо слабее, чем кому-нибудь не столь одарённому. В нашем же случае, генераторы на технике смогут лишь развеять магглоотталкивающие чары, а на то, чтобы подтянуть что-то более мощное, у нас не хватит ресурсов.
      — Ясно! — кивнул аврор и замолчал.
      — Входим в аномальную зону. Активация генераторов. Пять минут тридцать секунд до точки назначения. Оружие наизготовку.
      Магглы, на взгляд аврора Барнса, были весьма странными людьми. Впрочем, он справедливо считал, что, если смотреть глазами самих магглов, маги и сами были настолько же странными. Всё зависело исключительно от точки зрения. Маги и магглы были жителями двух миров, в чём-то превосходя, а в чём то и уступая друг другу. Стоило, однако же, отметить, что в деле военном магглы своих коллег существенно превосходили. Было ли это следствием того, что обычных людей было в разы, а то и на порядки больше, чем магов, и, соответственно, воевали они куда чаще и с гораздо большими потерями, или это было связано с особенностями технического пути развития, Барнс не знал. В одном он был уверен точно — пусть маггловская бронированная машина была медленнее, чем, к примеру, метла и уж точно ни в какое сравнение не шла с трансгрессией или порталами, но уж с точки зрения безопасности она отрывалась глубоко вперёд. Легко поставить засаду на точке выхода портала, ещё легче отследить трансгрессию на собственной территории. Атаковать летящих на мётлах магов было сложнее, но в этом случае, висящие неподвижно в воздухе атакующие обладали огромным преимуществом над обороняющимися — попробуй-ка попади заклятьем в кого-нибудь, когда, образно говоря, одной рукой держишь метлу, другой посылаешь заклятья, один глаз держишь на противнике, а другой — на своём курсе. Недаром воздушные схватки слыли самыми сложными на курсе авроров. Сколько новичков на них завалились — не пересчитать. В этом плане, сидеть на вполне удобном сидении, будучи отделённым от противников десятком-другим миллиметров стали, зная, что, рискни кто-нибудь напасть, его сразу же обнаружит хитрая маггловская машинерия за несколько минут до того, как он сможет приблизится, а затем злосчастного противника нашпигуют свинцом, огнём и сталью, даже не выходя из-под укрытия брони, — удобно и безопасно, что уж тут сказать. Конечно, и на такую технику можно найти управу, глупо было бы с этим спорить, но по сравнению со всеми остальными магическими видами транспорта... Безопасней, чем мётлы, определённо.
      — Стоп, колонна! Выгружаемся, ребятки! — раздался голос водителя из динамика.
      Десантная дверь на корме раскрылась, впуская в отсек звуки бушующего моря, запах соли и резкие порывы ветра. Барнс, прижимая рукой шляпу, выбрался из отсека вторым, сразу за солдатом, что сидел напротив. Они стояли на покрытой камнями площадке, оканчивающейся с одной стороны обрывом, под которым бушевало море, бросаясь на скалы.
      — Рассредоточиться и доложить обстановку!
      Маггловские солдаты спешно разбегались по окрестностям, занимая природные укрытия, распределяя сектора между собой, высматривая возможных противников.
      — Сектор три, чисто!
      — Два, чисто!
      — Один, чисто!
      — Четыре, чисто!
      Барнс подошёл к своим коллегам, собравшимся у массивного колеса транспортёра генераторной установки. Установленный на нём металлический контейнер громко гудел, а если подойти ближе, можно было почувствовать, как встают дыбом волосы на голове.
      Магов в колонне было не так уж и много — всего лишь пять человек. Остальные были заняты работой с хижиной Мраксов, чары на которой были весьма сложными даже для такого умелого волшебника как Дамблдор. Слишком уж мало было в Британии волшебников, разбирающихся в столь чёрной магии, как та, что использовал Волдеморт для того, чтобы установить защиту. Магглы было заикнулись о том, чтобы пригласить специалистов из-за рубежа, но тут воспротивилось уже Министерство Магии — слыханное ли дело, расписываться в собственном бессилии перед иностранцами. Нет уж, Волдеморт пока что действует на территории Британии, а значит, именно британские маги должны остановить злодея. Ну, конечно, не только маги, но ведь совершенно ясно, что без помощи магов Министерства магглы окажутся по уши в проблемах. А совместная работа всем выгодна — и потери меньше, и сил больше, да и, в конце концов, сколько уже можно прятаться от всего остального мира, словно мыши в норках? Магглы вон, уже в космос летают! Да что там в космос, на Луну высадились! Он сам фотографии видел! На Марс и Венеру свои исследовательские механизмы шлют. А что маги? Нет, двенадцать способов применения драконьей крови это хорошо, бесспорно. Недавние открытия в зельеварении, то же Ликантропное зелье, это замечательно. Но вот сравните зелье или там драконью кровь и полёт на тысячи и тысячи километров сквозь межпланетную пустоту! И это магглы сделали! Магглы! Где ж гордость у волшебников? Мановением палочки могут воду в вино превратить, словно тот маггловский святой, имя которого Барнс уж подзабыл. Переместиться на сотни миль одним усилием воли могут! И что? На что тратятся такие силы? Такие возможности? На то, чтобы друзей по выходным навещать? Лишний раз на продукты не тратиться? Эх, какое, право, позорище. Но ничего. Вот загонят они вместе Волдеморта, так маги, наконец, за ум возьмутся. На мгновение он представил себя в массивном скафандре, таком же, как тот, что носили астронавты, стоящим на серой, пустынной земле с британским флагом в руках, а над ним далеко-далеко сине-зелёный шар родной планеты. Первый в мире маг-астронавт Александр Барнс успешно завершил трансгрессию на сверхдальнее расстояние! Мир рукоплещет отважному герою! Ха! Он не смог сдержать самодовольной улыбки. Это пусть чистокровные сидят в своих замках, сопли на кулак мотают и учат своих отпрысков как рыбную вилку от десертной отличать! Если... Да какой там если! Когда они победят, мир будет принадлежать им! Полукровкам и магглорождённым, не самодовольным снобам, сидящим по пыльным комнатам, рассуждая о чистоте крови! Но для этого надо закончить с Волдемортом, и он уж в этом постарается!
      — Что, Барнс, снова весь в мечтах? — подошедший со спины Грюм хлопнул его по плечу. — Так и голову потерять недолго. В буквальном смысле.
      — Э... Да, сэр! То есть, нет, сэр! Не потеряю, сэр!
      — Ликвидаторы! — Грюм насмешливо фыркнул. — Вечно вы в облаках витаете. Давай уже, скоро начинать надо будет.
      Барнс огляделся вокруг. И вправду, магглы уже рассредоточились, занимая позиции вокруг площадки. Пара солдат стояла в начале едва заметной тропки, ведущей куда-то вниз, к бьющим в скалы волнам. Вероятно, сейчас был прилив, и через некоторое время она станет более безопасной, но сейчас спускаться по ней на своих двоих было форменным самоубийством — мокрые, скользкие камни и волны, норовящие схватить и утащить с собой, на дно морское, не оставляли ни малейшего шанса.
      Грюм и два аврора из его особого отряда отправились к магглам, установившим импровизированный штаб, при помощи согнанных в импровизированную коробочку бронетранспортёров и палатки с плотной тканью, защищающей от порыва ветра. Барнс, переглянувшись с своим коллегой — ликвидатором заклятий, — так же задумчиво молчащим всё это время, устремился за аврорами. В палатке было сухо и более-менее тепло. Маггловские специалисты сгрудились вокруг прибора под названием компьютер, изредка произнося непонятные фразы вроде "Сигнал установлен", "Наблюдаю незначительные помехи", "Запуск пошёл". Грюм, обернувшись к ним, призывающе махнул рукой и поднёс палец к губам. Кивнув в ответ, Барнс подошёл к монитору и посмотрел на изображение. Экран показывал маггловского солдата, стоящего рядом с обрывом. Изображение выглядело так, будто бы он держит прибор, передающий картинку на экран, на вытянутой руке. Впрочем, присмотревшись, Барнс понял, что так оно и есть — по краям можно было увидеть дискообразные крылья маленького летательного аппарата. В середине каждого из крыльев располагался пропеллер, а сами кольца, повинуясь движениям маггла, держащего в руках пластиковый переключатель, поворачивались во все стороны, следуя на наклоном переключателя в палатке. Барнс догадался, что таким образом маггл проверяет, всё ли в его летуне работает исправно. Удобно, ничего не скажешь. В самом деле, запустить сначала этот крошечный аппаратик, осмотреть всё в пещере под ними на предмет пакостных ловушек, благо, чары на немагические механизмы реагируют уж очень редко, а потом уже и отправлять живого человека. Конечно, многого с такого аппарата не разглядишь, тут специализированные чары нужны, но Барнсу подобный аппарат бы всяко пригодился. Закончив проверку, разведчик взлетел с руки солдата и, отлетев за обрыв, начал спускаться вниз, к пещере, дёргаясь от порывов ветра. Спустившись на достаточное расстояние, механизм полетел вперёд, в темноту пещеры. Внизу показались ступеньки, грубые, выбитые в камне они вели внутрь. Разведчик вылетел в центр пещеры и замер — впереди была только стена. Маггл осторожно направил его к противоположной от входа стене. Помехи, ранее лишь изредка проходящие по экрану, стали интенсивнее, почти полностью скрыв изображение. Разведчик резко дёрнулся назад, отлетая от опасной стены.
      — Ну что же, — сказал Грюм. — Похоже, настала наша очередь посмотреть, что там такое.
      — Похоже что так, — согласился с ним маггловский командир. — Думаю, не стоит напоминать вам об осторожности.
      — Не стоит, — согласился Грюм. — Барнс, Грейсон, со мной в пещеру. Фредерик, остаешься тут, караулишь Кальверта и помогаешь магглам. Приказы капитана выполнять как мои собственные. Как понял?
      — Кристально ясно, сэр!
      — Отлично, — Грюм развернулся и вышел из палатки. Подойдя к бронетраспортёру, в котором ехал он сам, Грюм залез в десантный отсек и достал оттуда три метлы. Две он кинул Барнсу и Грейсону, а свою взял на манер посоха. — Ещё не забыл как летать-то, Барнс?
      — Не забыл, — недовольно ответил Барнс. Старая история — авроры боевики считали ликвидаторов заклятий заучками и неженками, пока последние не докажут обратное. Среди ликвидаторов же бывало мнение, что голова боевикам нужна только для того, чтобы запихивать туда еду.
      — Тогда двинулись, — Грюм подошёл к обрыву и взлетел. Следом за ним, с секундным опозданием, взлетели Барнс и Грейсон. Пройдя путём разведчика, маги аккуратно приземлились в центре пещёры. Всё это время Барнс двигался впереди, смотря по сторонам при помощи специальных, зачарованных очков.
      — Чисто! — объявил он, после нескольких минут осмотра. — Это своего рода прихожая, а основная часть находится за той стеной, — он указал пальцем на ту часть пещеры, где разведчик магглов чуть не потерял управление. — Сейчас посмотрю, что там с ней.
      Он остановился перед стеной, раскладывая перед собой различные пузырьки с зельями, пучки засохших трав, камни с вырезанными на них рунами. Достал бронзовый механизм, состоящий будто бы из одних шестерёнок, другой, выглядящий как часы, вместо циферблата у которых клубился белый туман, обернулся к аврорам и сказал:
      — Пятнадцать минут и я скажу вам всё об этой двери.
      Грюм довольно кивнул. Спустя пять минут ко входу в пещеру свалился конец троса, по которому спустился один из маггловских солдат. Грюм обернулся и призывно махнул рукой. Маггл подошёл к ним и аврор указал ему на работающего Барнса, жестами объяснив, что нужно подождать ещё десять минут.
      Спустя некоторое время Барнс, закончив бормотать непонятный речитатив, поджёг одну из трав и, всмотревшись в растёкшийся причудливой фигурой дым, удовлетворённо кивнул.
      — Вот что я могу сказать. Дверь зачарована на кровь — если смочить её достаточным количеством крови, она откроется. Но я не даю гарантию того, что это безопасно — разбрасываться своей кровью это, знаете, рисковая штука. Рано или поздно сюда может заявится владелец защиты и воспользоваться ей, чтобы проклясть того, кто открыл дверь. Сигнальных чар я не обнаружил, правда, так что, это случится не скоро, но случится обязательно. Я бы посоветовал дважды подумать, перед тем, как её открыть.
      — Значит, мы либо открываем дверь, подвергая опасности жизнь одного из нас, либо уходим ни с чем? — спросил аврор Грейсон.
      — На самом деле, есть ещё один вариант, — сказал маггловский солдат. После того, как на нём скрестились недоумённые взгляды магов, он пояснил: — После того, как вы спустились, наши инженеры провели сканирование скалы под нами. Не вдаваясь в подробности, на самом слабом участке под нами всего полтора метра не самого прочного камня и огромная полость внизу. Буровая установка у нас есть, так что...
      — Да, — согласился Барнс. — Никто в здравом уме не будет зачаровывать всю пещеру — слишком накладно, долго и тяжёло. Уж потолок-то точно! Так что давайте скорее подниматься, как у вас говорят, время — деньги!
      Спустя час, надрывно визжащий бур дёрнулся, пробив потолок пещеры, и потянулся вверх. Осколки камня и комья земли упали вниз, в непрозрачные воды озера, занимавшего почти всё пространство пещеры. От той стены, в которой и располагался зачарованный проход, шла цепь, ведущая в центр, к маленькому островку, посередине которого стоял постамент с чашей. Её содержимое — какое-то зелье — светилось мертвенно-зелёным светом. Несколько световых шашек упали на островок, освещая окружающее пространство. Сразу же послышались отчаянные ругательства магглов — в красноватом свете шашек стали видны покойники. Сотни их покоились на дне озера, их мертвенно бледные тела были видны тут и там, показываясь из тёмной воды.
      — Бл*дь, боже ж ты мой! Покойники! — злобно произнёс маггловский командир, наблюдая за тем, как в просверленный разлом опускают платформу, предназначенную для того, чтобы спустить солдат вниз, на остров. — Так вот куда девались те без вести пропавшие!
      — Боюсь, они пребывают в состоянии более худшем, чем просто покойников, — сказал Барнс, всматриваясь в воду озера. — Не касаться воды! Не использовать магию! Ни в коем случае не подходите к ним близко!
      — Чёрт, только не говорите мне, что это живые мертвецы, — буркнул капитан, хрустнув костяшками.
      — Инферналы не живые в привычном понимании, — ответил Барнс. — Но да, грубо говоря, это оживлённые магией мертвецы, послушные воле своего создателя. Они боятся света и огня, но не обращают внимания на смертельные для обычного человека травмы. Похоже, их активация завязана на воде озера. Или на магию. Хорошо, что вы её не используете.
      — Так! — рявкнул позади него Грюм. — Огненные заклятия все помнят? Отлично! Отсекайте этих тварей от вас, не давайте подобраться близко!
      Капитан произнёс несколько слов в рацию, бронетранспортёры на площадке развернули свои орудия на место пробоя, маггловские солдаты покинули свои позиции и начали стягиваться к ним.
      — Стреляйте на подавление. Патроны не экономить, цель считается выбывшей только в случае, если она не движется и развалена на несколько кусков!
      Оставив командира магглов, Барнс вместе с Грюмом встали на платформу, спускаясь вниз. С ними ехали пара магглов, одетых в некое подобие бочкообразных лат, полностью скрывающих фигуры, не оставляющих ни одного открытого места. Их лица были скрыты толстыми стёклами, словно у тех же астронавтов, да и в целом, такие костюмы очень походили на скафандры. "Наверное, для защиты от внешней среды", — предположил Барнс. У них в отделе тоже были подобные одеяния, использующиеся для работы с очень уж заковыристыми заклятиями. Правда, выдавали их редко и под обязательную роспись — защитные костюмы стоили дорого и быстро изнашивались. Барнс и Грюм спрыгнули на землю сразу после того, как платформа опустилась. Магглы, неуклюже переваливаясь в своей броне, поспешили за ними. Они медленно продвигались к центру, каждые несколько секунд останавливаясь, ожидая, пока Барнс не разведает путь впереди. Наконец, они подобрались к кубку с зельем, светящимся в темноте зелёным светом. Около него Барнс задержался надолго. Осветительные шашки за это время уже погасли, поэтому пришлось использовать новые.
      — Ну что я могу сказать, — произнёс Барнс, сняв артефактные очки, массируя слезящиеся глаза. — Я не имею ни малейшего понятия, что за дерьмо в этом кубке, но пить его я не посоветую и злейшему врагу. Но что-то на дне кубка есть. И это что-то возможно крестраж.
      — И что ты предлагаешь? Вылить? — Спросил Грюм.
      Вместо ответа Барнс молча перевернул кубок. Жидкость в нём пошла волнами, но осталась на дне, будто бы земное притяжение для неё изменилось на сто восемьдесят градусов.
      — Я предлагаю, — сказал он, — взять кубок и срочно сматываться от этого озера. Насколько я могу судить, защита сработает, если кубок пересечёт границу острова, так что время у нас есть. А уже потом, как только мы отсюда сбежим, можно исследовать это зелье сколько душе угодно.
      — Здравая идея, — согласился Грюм. — Возвращаемся.
      Магглы, проверив крепления платформы, зашли на неё. Один протянул руку Барнсу, держащему кубок. Грюм был последним, достав палочку, он внимательно смотрел по сторонам.
      Дёрнувшись платформа поехала вверх.
      — Приготовиться! Они скоро очнутся! — Барнс крикнул, достав свою палочку.
      Воды озера забурлили, ожившие мертвецы поднимались на ноги, жутко воя, сверкая слепыми бельмами глаз и оскаленными зубами. Безошибочно учуяв воров, они метнулись к стенам, карабкаясь на них с устрашающей скоростью.
      — Быстрее! — выкрикнул Грюм, отгоняя особо ретивых инферналов струями огня из палочки. — Не дайте им добраться до тросов.
      Что-то щёлкнуло и платформа ускорилась.
      — Живые покойники! Живые, мать их, покойники! Если я выберусь из этого дерьма, затребую повышения. Мне слишком мало платят для такого дерьма! — выкрикнул один из магглов, с ужасом наблюдая за подбирающимися всё ближе мертвецами. Платформа вышла на открытое пространство, и Барнс спрыгнул с неё, со всех ног побежав в самую гущу маггловских солдат, прижимая к груди кубок. Оказавшись посреди них, он затормозил, сунул кубок в наплечный мешок и направил палочку на дыру. Платформа оказалась сорвана с креплений за считанные секунды и орда инфери хлынула наружу, мерзко завывая и скаля слишком крупные и острые для обычного человека зубы. Магглы, сопровождавшие их, не успели сбежать и оказались погребены под горой мертвечины.
      — Огонь! Огонь! — загрохотали автоматы и пушки на бронетраспортёрах, струи огня из палочек устремились в самый центр толпы мертвецов, заставляя их, словно бы в панике, уклоняться от огня. Пули рвали инферналов на части, снаряды автоматических пушек прошивали их насквозь, по нескольку штук за раз, но повреждения, способные убить на месте даже самого выносливого человека, лишь только замедляли их. По команде, в толпу мертвецов полетели зажигательные гранаты, капли белого фосфора, пылающие с температурой в тысячу градусов по Цельсию, быстро прожигали слабую человеческую плоть, струи огня и горящая химическая смесь отсекала мертвецов от добычи, сгоняя их в уязвимые для пуль и снарядов толпы. Спустя несколько минут последний корчащийся труп дёрнулся только для того, чтобы затихнуть навсегда.
      Внезапно, груда тел мертвецов зашевелилась, стволы винтовок моментально нацелились на неё, готовясь нашпиговать цель свинцом. Спихнув окончательно упокоенный труп со спины, сапёр, припадая на одну ногу поднялся, придерживая за плечо своего коллегу. По бронестеклу расползались трещины, некоторые секции брони были выдраны, вися некрасивыми лохмотьями, на левом плече его костюм исходил едким дымком горящего фосфора, но он, вне всякого сомнения, был жив.
      — В два раза... Минимум! — прохрипел сапёр, пытаясь удержаться на ногах.
      — Окажите медицинскую помощь, живо! — отдал распоряжения капитан. — Связь, передайте, что задача выполнена. Мы тут закончили, потерь нет. И... Скажите, чтобы через полчаса выслали бомбардировщик, пусть выжжет эту дрянь дотла! живо! — отдал распоряжения капитан. — Связь, передайте, что задача выполнена. Мы тут закончили, потерь нет. И... Скажите, чтобы через полчаса выслали бомбардировщик, пусть выжжет эту дрянь дотла!

ЭТО ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ
Продолжение ищите на сайте

     
     Страница произведения: http://www.fanfics.me/fic69899
     
     Напишите комментарий о прочитанном - порадуйте автора!
     
     А если произведение очень понравилось, напишите к нему рекомендацию.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"